Ашкинази Леонид Александрович
Измерю все, пройду повсюду

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Ашкинази Леонид Александрович (leonid2047@gmail.com)
  • Обновлено: 07/11/2011. 37k. Статистика.
  • Статья: Естеств.науки
  •  Ваша оценка:


       Измерю все, пройду повсюду
      

    Конница, того гляди, мелькнёт. Спроси: а сколько вас?
    Чайки налетят - не оплошай. Сочти, сочти число.
    Станут обращаться во слонов. И тех сочти.
    Их легче лёгкого считать. Они летают не ахти.

    Михаил Щербаков

      
      
       Что общего между физикой, техникой, социологией и психологией? Это - метрология: потому что и физика, и техника, и социология, и психология занимаются измерениями. Ни в одной из этих областей измерения не главное, но зато везде они есть, и без них не обойтись. Почему автор считает, что стоит посмотреть на эти области единым "метрологическим" взглядом? В каждой области есть своя специфика, но есть и нечто общее. Люди, занимающиеся приложениями метрологии в каких-то частных областях, могут обходиться без знания и понимания этих общих основ. И ничего страшного -- до поры до времени. Потому что расширение области применения, развитие объектов и методик приводит к ситуациям, в которых понимание основ может оказаться необходимым. Кроме того, в разных областях приложения метрологии разные стороны метрологии более важны. Поэтому параллельное рассмотрение метрологических аспектов разных областей может оказаться интересным и полезным.
       Относительная роль измерений в социологии и психологии, как это ни кажется странным инженеру и физику, больше, чем в их собственных владениях. Потому что социология и психология относительно меньше строят теорий (этим пробавляется физик) и не создают вещей (чем зарабатывает на хлеб с маслом своим насущным инженер). Роль измерений в различных сферах деятельности иллюстрируется таблицей (kGl -- тысячи Google-links, то есть ссылок в поисковой системе Google -- новые единицы, которые автор предлагает ввести).
      
       Область
       Ссылки на название области, kGl
       Ссылки на "измерения в (название области)", kGl
       Отношение, %
       Социология
       6 000
       68
       1,1
       Психология
       22 000
       124
       0,56
       Техника
       85 000
       150
       0,18
       Физика
       14 000
       12
       0,09
       Медицина
       31 000
       6,3
       0,02
       Биология
       7800
       1,3
       0,017
       Химия
       15 000
       0,8
       0,005
       Геология
       3 400
       0,1
       0,003
       Литература
       39 000
       0,06
       0,0002
       География
       14 000
       0,001
       0,000007
      
       Разумеется, социология -- это наука об обществе, и она не сводится к метрологии, то есть к изучению общества посредством измерений. Более того, собственно измерительная часть на Западе вообще-то сегодня и не считается социологией, к коей относят человеческое взаимодействие в обществе, процессы, структуры, смыслы... В России эта дифференциация немного задержалась, и массовое сознание сегодня считает социологией красивенькие диаграммки, которые иногда без понимания, а иногда с пониманием и искажениями публикуют газеты. Не сводится к измерениям и психология. Но автор в данном случае счел возможным посмотреть на социологию и психологию именно с этой, метрологической стороны и приглашает к этому вас. Извинением служит формула Экзюпери "Любить -- это не смотреть друг на друга, а смотреть в одном направлении" -- и то, что понимание человеческого взаимодействия и прочего, названного выше, требует цифр. Но как физик за неоднородностью реликтового излучения видит первые секунды Вселенной, так же и социологи и психологи за цифрами опросов и наблюдений должны видеть человеческое общество и человека, то есть нас с вами.
       Обычно в книгах к метрологии относят измерение не всего на свете, а физических и химических характеристик, поэтому отнесение к метрологии глубины прорехи в знаниях студента или злобности преподавателя является не вполне традиционным. Однако некоторые метрологи не возражают против такого расширительного толкования. Важнее другое: то, что у измерения столь разных, хоть и связанных вещей, как размер бриллианта и любовь подруги, есть общие черты, а самое важное то, что требования к измерениям, очевидные в одной сфере, могут быть применены и в другой. Например, мы прекрасно понимаем, что измерения веса, сделанные вчера и сегодня, а также в одной лаборатории и в другой, должны совпасть. И было бы неплохо, если бы результаты измерения любви тоже были стабильны и однозначны. А если они изменяются, то хорошо бы понимать -- это реальный тренд или прогрессирующая погрешность измерительного прибора, то есть нас самих.
       В физике и технике по мере развития области, постановки новых либо продвижения старых задач, вопросы измерений (точности, диапазона, необычных условий) возникают всегда. С другой стороны, увеличение точности измерений само по себе достаточно часто приводит к новым результатам (хрестоматийный пример -- открытие аргона). Хотя тут надо быть осторожным: увеличение количества данных иногда (особенно при не вполне корректных обработке или предварительном отборе) позволяет обнаружить "закономерности" и там, где их нет. "Влияние Луны на истечение слюны", как говорят врачи. Или на поведение хроматографа.
      
       Когда измерение становится проблемой
      
       Во-первых, когда предполагается измерять какую-то новую величину. Тут есть тонкость: что значит "новая величина"? Существует то, что можно измерить, а величина, которую мы раньше не измеряли, -- существовала ли она и в каком смысле? В физике и технике величина может быть определена формулой, функцией. Пусть, например, мы давно измеряем ток и напряжение, но ни разу не измеряли мощность. В какой-то момент мы вводим это понятие и научаемся ее вычислять для разных зависимостей тока и напряжения от времени. Но можно поставить задачу -- сделать прибор, измеряющий мощность.
       В социологии ситуация иная: величины задаются не формулами, а согласованным способом диагностирования, анкетами, либо неким социолого-филологическим консенсусом, то есть близким пониманием самих исследователей. Степень такого консенсуса может быть разной (от полного единогласия до полного непонимания, то есть наличия двух противоречащих одно другому пониманий). В этом случае возникает проблема согласования пониманий. Но и при наличии полного взаимопонимания (или если исследователь один и ни с кем ничего согласовывать не собирается) остается задача превращения интуитивного понимания исследователя в "индикаторы" -- то есть числовые данные, которые мы согласились считать ответами на те проблемы, которые интересовали социолога или его заказчика.
       Во-вторых, измерение становится проблемой, когда предполагается измерять известную величину вне освоенной области измерений, необычно маленькую или необычно большую. В социологии измерение малых величин, то есть малых относительных количеств людей, каким-то определенным образом отвечающих на определенный вопрос, решается увеличением выборки.
       В-третьих, когда предполагается измерять известную величину внутри освоенного диапазона, но с более высокой, чем обычно, точностью. В социологии увеличение точности также решается увеличением выборки -- при условии, что мы верим в репрезентативность выборки и в то, что наши вопросы правильно построены. То есть диагностируют именно то, что мы интуитивно понимаем под объектом нашего исследования.
       В-четвертых, когда предполагаются измерения в необычных условиях, причем "необычные условия" можно понимать аж шестью разными способами.
       Первый вид необычных условий - измерения при необычных значениях других параметров того же объекта или сигнала. Например, обычное значение мощности и с обычной точностью, но на необычной частоте. В социологии большинство опросов проводится среди людей старше 18 лет. Понятно, что великое множество вопросов не может быть задано детям - не потому, что они глупые, а потому, что они не вовлечены во взрослую жизнь. Скажем, вопрос об общей удовлетворенности жизнью задать можно и дошкольнику -- но как? Как его задать, чтобы результат можно было сопоставить с результатами для взрослых? Далее -- а как задать этот вопрос младенцу?
       Второй вид необычных условий -- измерения за малое время (с высокой скоростью) или с высокой частотой повторения. Это очень распространенная в технике ситуация: к примеру, при полете "шаттла" производилось 50 000 измерений в секунду. Может подобное встретиться и в социологии, и в психологии.
       Третий вид необычных условий -- когда надо произвести одновременно много измерений. Например, снять температурное поле, то есть значения температур объекта во многих точках. В социологии и психологии анкетирование и тестирование во многих случаях тоже можно проводить сразу с группой.
       Четвертый вид необычных условий -- измерения с особо малым влиянием на объект. И не просто, как во всей метрологии, точности ради, а в системе, скажем, промышленного шпионажа или если объект уникален -- в виде "неразрушающих методов". В социологии незначительность влияния на объект -- одна из важнейших задач, стоящая куда острее, нежели в технике и физике. В анкете много вопросов, а каждый заданный человеку вопрос -- это влияние на него. Но важно влияние не только на данного респондента и сейчас, но и на то, как он будет отвечать на другие вопросы через месяц. А еще и влияние на общество публикации результатов социологических измерений. В психологии эта задача стоит еще острее: "чувствительные" вопросы задаются чаще, чем в социологии, и отношения напряженнее, когда спрашивающий в белом халате.
       Пятый вид необычных условий -- особые внешние условия. В физике и технике -- высокая или низкая температура, значительный уровень радиации, высокое давление или вакуум, агрессивная среда. В социологии примерами могут служить изучение мнений бомжей и олигархов или скорости распространения в социуме технологических ноу-хау наркоманов.
       Шестой, патологический, но встречающийся вид необычных условий -- не те приборы. В каких ситуациях можно амперметром измерять напряжение? А наоборот? Обычно так все же не делают, но всякое может случиться. А бывает и метрология вообще без приборов. Например, известны способы определения на слух химсостава: чистая кристаллическая сера, если зажать кусок в кулак, потрескивает из-за неравномерного расширения при нагреве; пруток олова, в отличие от свинцово-оловянного припоя, при изгибании похрустывает. Социология и психология и здесь не стоят особняком -- некоторые параметры общества и человека видны и без "приборов", без опросов и анкет.
      
       Откуда берутся новые величины
      
       "В начале было слово", то есть интуитивное представление. На восьмой день пришли к вратам парадиза метрологи, открыли дверь ногой и заявили, что им нужно превратить это интуитивное в вещи, которые можно измерять. Первыми на этот призыв откликнулись, как известно, физики. Они придумали время, координату, скорость, ускорение, массу, силу и многое другое. Процесс шел долго и мучительно, понятия импульса и энергии возникли позже, понятия электрона и протона еще позже, а понятия темной материи и энергии возникают на наших глазах. С метрологией этот процесс связан слабо: новые приборы для измерения новых величин разрабатываются в физике далеко не всегда и, как правило, после того, как новая величина осознана.
       В технике процесс превращения интуитивных представлений в измеряемые величины начался тоже давно и тоже идет по сей день. Как и в физике, он сопровождает возникновение новых областей применения и новых задач. Например, мы на интуитивном уровне понимаем, что такое гладкий и шероховатый (но что мы имеем в виду, когда шепчем "пушистенькая моя"?), для формализации этого понятия существуют несколько параметров, но вполне можно предположить, что для какой-то новой задачи потребуется введение нового. С метрологией процесс связан сильнее, чем в физике: инженеры любят коробочки, которые сами что-то измеряют и вовремя мигают светодиодиками.
       В социологии процесс выработки понятий идет все время, но единой системы пока что нет. Если разные исследователи изучают один и тот же процесс и измеряют то, что интуитивно кажется им одним и тем же, то измеряют они это разными инструментами и в лучшем случае потом пытаются сопоставить полученные результаты. Возможно, в будущем какие-то социологические параметры и инструменты будут стандартизованы. Пример уже практически стандартного показателя -- "индекс человеческого развития ООН". Он составляется из продолжительности жизни, уровня образования и уровня жизни (ВВП на душу населения).
       Например, размышление об анкете может начинаться с общего вопроса, типа "хорошо ли живут люди", и понемногу сужаться до "сколько весил кусок запеченной рыбки с картошечкой, которой я насладился такого-то числа такого-то месяца такого-то года". Проходя через выяснение вклада, каковой, по мнению респондентов, вносят материальные факторы в качество жизни, еда в материальную сторону жизни, обед в еду, второе блюдо в обед и, наконец, сами понимаете, кем именно приготовлено блюдо. Каждое такое представление общего через частное должно происходить посредством синтеза в мозгу социолога модели явления и, желательно, модели отражения явления в сознании людей. При этом в анкете могут присутствовать вопросы разных уровней -- и предельно конкретные, сгенерированные на нижних уровнях, и довольно общие, формулирующиеся на верхних уровнях, причем общие и формулируются более "общо", в этаком интуитивном плане.
       К самой технологии социологи предъявляют несколько требований, например нужно, чтобы сами результаты были устойчивы, то есть не изменялись более чем на сколько-то при таких-то изменениях технологии (например, при замене экспертов) или при повторении измерений. Правда, во втором случае мы сталкиваемся с новой проблемой. Любая анкета влияет на респондента, и применять ее во второй раз может быть некорректно. А если мы применяем ее для другой выборки, то возникает проблема: а не изменилось ли реальное состояние объекта?
       При составлении анкеты и проведении опроса важно обеспечить малое влияние измерения на объект. То есть то, как мы формулируем вопросы и располагаем их в анкете, как мы формулируем варианты ответов и как располагаем их в вопросе, какими глазами смотрит интервьюер -- все это не должно изменить внутреннее состояние респондента. Сложные вопросы должны быть в середине анкеты, вопросы должны группироваться в смысловые блоки и разделяться текстом, "переключающим" внимание, вопросы могут строиться уточняющей цепочкой. При составлении анкеты надо почаще спрашивать себя: не содержится ли в самой формулировке вопроса что-то, что влияет на мнение респондента? И надо предусмотреть выбор "затрудняюсь ответить": если его нет, возрастает уровень шума. Кроме того, надо понимать, что в письменной анкете один и тот же ответ будет выбираться чаще, если он стоит первым, а если интервьюер задает вопрос устно -- то если этот ответ будет назван последним. Сам вопрос не должен быть длинным и не должен содержать в себе текст лишь одного из вариантов ответа (пусть содержит или все, или ни одного).
       В психологии доизмерительная стадия -- стадия определения: какие параметры описывают ситуацию (то есть человека), как эти параметры собираются в систему, какие существуют системы (или она одна), как эти системы связаны. Этот процесс шел одновременно с разработкой опросников и тестов -- можно сказать, что новые величины создавались вместе с приборами для их измерения. Проблема влияния исследователя на объект в психологии еще сложнее, чем в социологии. Психологи спокойно пишут, что важное личное качество психодиагноста -- умение расположить к себе клиента. Если я напишу, что я не должен влиять на вольтметр, то коллеги-метрологи вызовут... "психологов".
      
       Что такое индекс
      
       В физике объединение параметров в комплексный параметр используется редко, да и в технике, если речь идет об индивидуальном изделии, параметры фигурируют чаще всего по отдельности. Кажется, два основных исключения -- это объем и мощность. Реже бывает, что параметры трактуются в комплексе, например: годен -- не годен. У изделия может быть много параметров, и границы пригодности чаще всего устанавливаются по каждому отдельно (вес от... до... толщина не более... частота... плюс-минус...), но иногда, особенно на стадии разработки, условия могут ставиться и хитрее. Расход топлива такой-то при режиме движения таком-то и иной -- при ином режиме. Или: попробуйте уложиться в такую-то мощность и такой-то вес, но если сэкономите на мощности, то можно немного перебрать с весом -- сделаем трансформатор в блоке питания полегче.
       В быту, а также в технике, если речь идет о применении, о комплектации, о создании чего-то из многих изделий, ситуация иная: оценивая пригодность того или иного изделия для эксплуатации, целесообразность его покупки или дарения, мы почти всегда оцениваем сразу много параметров. "Зум у него, конечно, великолепный, и стабилизация изображения, и в руки взять приятно, дороговат, правда, и вес на грани того, что хотелось бы, впрочем, в этом классе ничего дешевле-то и нет... ладно, беру".
       Приведем несколько примеров индексов из сферы социологии и психологии. Например, аналитический центр Левады использует следующие индексы:
       -- "одобрение политика" -- разность положительных и отрицательных оценок,
       -- "отношение к экономическим реформам" - отношение суммы ответов "жить можно" и "терпеть можно" к ответу "терпеть нельзя",
       -- "оценка экономического положения страны" -- отношение суммы ответов "хорошее" и "среднее" к сумме ответов "плохое" и "очень плохое",
       Индексами можно считать многие интуитивные бытовые понятия, поскольку они тоже состоят из более элементарных, более простых, иногда даже поддающихся измерению величин. Например, интеллект -- что это и из чего он состоит? Люди хотят знать, насколько они умнее окружающих, а еще сильнее хотят узнать, насколько окружающие глупее их. Кроме халтуры, которой завалены прилавки и Интернет, существует большая и серьезная литература по вопросу. Прежде всего бытовое понятие умный/глупый не покрывает явления, ибо даже на бытовом уровне видно, что на разных наборах задач ум проявляется по-разному. Так что одна область исследований -- существуют ли типы ума, что это за типы, как их измерить в лаборатории и как они проявляются в реальной ситуации, то есть при решении не тестов, а реальных задач. Но даже общеизвестных и классических теорий интеллекта имеется несколько.
       Вот другой пример: часто как социологами, так и не-социологами задается вопрос: "Нужна ли России демократия?" В такой постановке вопрос имеет единственный ответ -- указание на его нелепость постановки. Что такое "нужно" -- даже для конкретного человека определить трудно, кроме разве что простейших физиологических потребностей. Хотя сами люди довольно часто считают, что они знают лучше других людей, что этим другим нужно. Родители знают, что нужно ребенку, члены семьи знают, что нужно другому члену семьи, начальник знает, что нужно подчиненному. Но даже если игнорировать эту катастрофическую неясность, то можно определить, "что нужно людям", опросив и усреднив, а вот "что нужно России" -- ну, тут даже социология бессильна.
       Вдобавок некоторые, узнав, что 57% россиян говорят, что демократия им нужна, радостно заявляют, что все путем... в смысле прямым путем к демократии -- то есть к тому, что они, вопрошатели, под этим понимают. Не удосуживаясь поинтересоваться, что под демократией понимают респонденты. А понимают они под ней в первую очередь экономическое процветание (39%), свободу слова, печати и вероисповедания (38%), а также порядок и стабильность (37%), то есть нечто особое, не такое, как на Западе, более того, предпочитают советскую систему -- западной (38% против 18%) и предпочитают сильного лидера даже этой российской "демократии" (51% против 30%). Это данные Левада-центра, 2009 год. Знают ли эти цифры уважаемые западные демократы -- радетели за "российскую демократию"?
      
       На ком измерять
      
       В технике этот вопрос возникает прежде всего при контроле. Станок, поточная линия, вообще то или иное производство выпускает какие-то изделия. Бывают производства со 100%-ным контролем, а бывают с выборочным: у каждого десятого, сотого или какого-то иного изделия контролируется некий параметр. Выбор частоты контроля определяется просто: прогнозом скорости дрейфа данного параметра, вызванного дрейфом параметров технологического процесса. Ну и, как всегда, стоимостью контроля и "стоимостью" пропуска какого-то количества бракованных изделий. Выборочный контроль -- это, скорее, контроль не изготовителя, а получателя. Выбор из партии изделий производится случайным образом, если нет подозрений, что бракованные располагаются детерминированно. Видели небось, как хорошая хозяйка покупает на рынке фрукты, если они уже уложены в корзиночки. Она контролирует нижние слои (для этого есть причины и кроме умысла продавца).
       В плане классической метрологии это может быть сопоставлено с выбором объектов или моментов для измерения. Например, мне надо проконтролировать партию в восемь тысяч приборов, сложенных штабелем. Так не надо брать для контроля из последнего верхнего слоя, что было бы проще всего, а надо, увы, брать из всех слоев. И тому есть даже несколько причин. Далее, сколько брать образцов для анализа? А как отбирать пробы воды для анализа загрязнений в пруду? Или вот -- нам надо измерить напряжение в сети. А в какой момент надо измерять? Днем или вечером? Или ночью? Или в момент финала чемпионата мира по хоккею? А давление воды в водопроводе -- в ходе игры или немедленно по ее завершении? В метрологии эти вопросы не являются вопросами первого плана -- их обычно относят в разделы, посвященные контролю продукции. Для социологии эти вопросы фундаментальны. В психологии проблемы составления выборки возникают при разработке тестовых методик.
      
       Приборы и методы
      
       Для обычного потребителя метрологических данных метрология -- это приборы. Причем в основной части метрологии вопрос о приборе не возникает -- напряжение измеряют вольтметром. Вопрос о приборе возникает по мере удаления от основной и погружения в проблемную зону метрологии, то есть в измерение нового, в новых условиях. Разработка новых приборов -- это соответствующая область техники, в которой пересекаются собственно метрология и та область, которая заведует начинкой прибора. Разработка приборов для измерений в проблемной зоне, особенно в интересах физики и особенно в физике элементарных частиц и космологии, потребляет большие трудовые и материальные ресурсы и подчас сама по себе -- новейшую физику и технологию. При этом создаются уникальные приборы и установки. Приобщиться к этому фантастическому миру легко: спросите Google "ускорители" и "детекторы". Или, скажем, в режиме "картинки" спросите "радиотелескопы".
       В социологии ситуация иная. Стандартных приборов у социологов нет, и, похоже, мысль о стандартизации "приборов" мало кому приходит в голову. Причем независимо от того, какими приборами мы пользуемся -- анкетой, отчетом о наблюдениях или экспериментом. Связано это с несколькими факторами. Во-первых, анкету трудно перевести на другой язык (потому, что какие-то объекты есть в одной жизни и их нет в другой, а значит, их может не быть и в языке). Во-вторых, даже если все объекты на данном участке смыслового поля и есть, то сами термины могут быть расположены иначе. Кроме того, самое страшное - одни и те же объекты имеют разный смысл, разное значение в разных обществах и для разных людей.
       Даже отчет о наблюдениях, хотя содержит информацию о материальных явлениях, формулируется посредством языка; это же относится к эксперименту. Поэтому часть "языковых" проблем распространяется и на эти методы. Наконец, кто мог бы быть заинтересованным в разработке стандартов социологических измерений? Социологи сами по себе являются носителями какой-то культуры и языка и справедливо считают себя наиболее компетентными именно в своей культуре и способными выражать мысли именно на своем языке. И если на весьма сложные и дорогие межстрановые исследования могут соблазниться и социологи, то сопоставлением стран часто занимаются международные организации, примеров необъективности которых было уже достаточно.
       Впрочем, если прибор устроен просто и понятно, то исказить результаты сложнее. Например, довольно надежным считается просто устроенный "индекс развития человеческого потенциала". Он составляется из средней продолжительности жизни, уровня образования и уровня жизни (ВВП на душу населения). Примерно понятно, почему взяты эти показатели, но сложнее понять, как выбраны их веса. Видимо, "от фонаря" или, как говорят мои студенты, "рандомно". Возможно, что иногда веса выбираются равными просто для того, чтобы избежать споров о конкретной цифре. В принципе, веса могли бы подбираться оптимальными под конкретную задачу (скажем, прогнозирование дальнейшего изменения какого-то определенного параметра общества). При наличии банка данных за соответствующий период это несложная задача, но почему-то этим никто не занялся.
       Анкеты, наблюдения и эксперименты в социологии -- на самом деле не чисто социологические, а в значительной мере психологические инструменты: они применяются к отдельным людям и лишь потом, после обработки, проектируются на общество. Более социологическими в собственном смысле слова являются экспертные опросы, когда специалистам задаются вопросы об обществе в целом. Социологическим инструментом являются фокус-группы, мозговые штурмы и прочие методы, охватывающие хотя бы малую группу, но сразу. Причем способом, который подключает, хотя бы в миниатюре, механизмы, реально работающие в обществе (например, давление авторитета). Истинно социологическими можно было бы считать являются методы, применимые ко всему обществу сразу, методы, интегрирующие мнения отдельных людей. Это вывод на рынок и сбыт нового продукта и услуги, политические выборы, распространение слухов и анекдотов.
       В психодиагностике стандартные приборы фактически есть -- это основные тесты. Более того, выработка соответствующей системы параметров шла одновременно и вместе с разработкой приборов, то есть тестов.
      
       Сопоставление результатов, эталоны, обработка данных
      
       Что касается сопоставления разных исследований, то для физики и техники это постоянная и рутинная процедура. В психологии это в принципе возможно -- повторно обследовать человека по той же методике. Но реально это затруднено именно влиянием первого исследования на объект, которое сделает сопоставление проблематичным. В социологии нет стандартного инструмента и сопоставление невозможно. В областях, где сопоставление различных исследований не общепринято (а без этого данную "науку" вообще-то и нельзя считать наукой), для такого сопоставления используется специальный термин "метаанализ". Причем наиболее популярен он в... медицине. Из 490 упоминаний метаанализа в Сети (Google, март 2010) к социологии относятся 5, к социопсихологии -- 2, к психологии -- 3, к медицине -- 480.
       Принципиально важный вопрос для метрологии -- эталоны. Смысл понятен: это то, с чем сравнивается тот прибор, которым мы в итоге измеряем. В некоторых случаях сравнение идет не прямо, а через цепочку промежуточных эталонов, но в целом метрология переходит сейчас на квантовые эталоны, которые реализуются непосредственно "на месте". И ездить в Париж, чтобы с трепетом припасть к платино-иридиевой палке, уже не нужно. А вот эталон килограмма -- пока та самая гиря под двойным кварцевым колпаком...
       В социологии понятия "эталонного общества" нет, да и откуда ему взяться, если каждый считает, что он все знает лучше всех. Конечно, есть некоторое интуитивное понятие о том, что такое нормальная жизнь, да и оно, наверное, заметно различается у американца, китайца и россиянина. В психологии эталона -- в материальной форме -- тоже нет. Хотя для каждого теста и каждого параметра известно и среднее значение, и нормальный разброс, и для каждого конкретного набора результатов можно сказать, лежат они в пределах нормы, а если нет -- то далеко ли они от этой нормы отстоят.
       Итак, небольшое сопоставление
      
      
      
       Эталоны
       Приборы
       Обработка данных
       Построение индексов
       Сопоставление разных исследований
       Проблема выбора объекта
       Физика
       Есть
       Есть
       Бывает простая, бывает сложная
       Очень редко
       Всегда
       Редко
       Техника
       Есть
       Есть
       Относительно простая
       Редко
       Часто
       Иногда важна
       Социология
       Нет
       Чаще анкеты
       Чаще простая, но бывает и сложная
       Редко, но развивается
       Редко
       Важна и сложна
       Психология
       Нет, но есть норма
       Тесты
       Чаще простая, но бывает и сложная
       Редко
       Редко
       Нет
      
      
       Разница в состоянии на сегодняшний день разных областей может быть вызвана различием скоростей продвижения в них, которая, в свою очередь, зависит от сложности проблемы и мощности познавательного аппарата. Многие скажут, что объект психологии (психика человека) сложнее объекта физики (падающего ему на ногу кирпича). Но физика далеко не исчерпывается кирпичами, просто объекты психологии у нас всех перед глазами -- это мы сами. А чтобы понять, что является объектом физики, во многих случаях уже нужно неплохо ее знать. Поэтому сопоставление разных наук по сложности их объектов сегодня вряд ли возможно.
       Прогноз развития разных областей науки сделать трудно. Автору, естественно, кажется, что метрологическая сторона социологии и психологии будет со временем медленно эволюционировать в сторону естественных наук, физики и техники. Однако вряд ли сегодня согласятся с этой идеей все социологи и тем более психологи.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Ашкинази Леонид Александрович (leonid2047@gmail.com)
  • Обновлено: 07/11/2011. 37k. Статистика.
  • Статья: Естеств.науки
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.