Ашкинази Леонид Александрович
Эмиграция как диагноз

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Ашкинази Леонид Александрович (leonid2047@gmail.com)
  • Обновлено: 16/07/2013. 11k. Статистика.
  • Статья: Обществ.науки
  •  Ваша оценка:


       Эмиграция как диагноз
      

    На листе сидели три лягушки. Одна решила

    прыгнуть в воду. Сколько осталось? -

    Три. Решить - не значит прыгнуть.

      
       - Вы никогда не думали... свалить за бугор? Как-то все беспросветно...
       - Да нет, что вы, у нас на лабораторию три гранта, скоро ночевать в институте будем, да и студенты к нам рвутся...
       Третий собеседник показывает CV, приэттеченное к письму.
       А четвертый - авиабилет...
       Кто из них ты?
       Исследование и анализ реальной ситуации сделали сотрудники "Левада-Центра". Результаты опубликованы в журнале "Вестник общественного мнения" (2011, N 4), большая и обстоятельная статья Л.Д.Гудкова, Б.В.Дубина и Н.А.Зоркой называется неторопливо и вальяжно: "Отъезд из России как социальный диагноз и жизненная перспектива: причины, намерения, действия". В ней данные более чем за 20 лет. За эпоху...
       Итак: "С весны -- начала лета 2011 года в заявлениях многих лиц, постоянно присутствующих на российской политической сцене и соответственно на страницах печати и экранах телевизоров, снова возникла и стала все чаще повторяться тема эмиграции россиян. Как правило, эти разговоры ведутся в тональности чрезвычайной, если не панической озабоченности "утечкой умов", которая угрожает государственным планам модернизации страны, ослабляет национальную безопасность и прочее. Реже речь заходит о неблагоприятном бизнес-климате, сложившемся в годы путинского правления, которое одни считают "укреплением вертикали", другие -- "ментовским государством", третьи говорят о коррумпированном полицейском авторитаризме. Некоторые издания подают читателю данные последних опросов общественного мнения о желаниях граждан уехать из страны как вещь совершенно неожиданную или рассматривают их как симптом надвигающейся деградации либо краха, подстерегающего страну. Чаще всего упор при этом делается на отток из страны ученых и инженеров, молодых и талантливых россиян, оказавшихся в хронически бедственном положении из-за проводимой правительством политики сокращения финансирования на науку, культуру, образование и т. п. Всплеск внимания политического истеблишмента и общественности к теме эмиграции не случаен, рост интереса к проблеме совпадает с периодами политического и/или экономического кризиса".
       Авторы стали выяснять, на чем основаны разговоры в чрезвычайной тональности, "все уедут" -- сколько это в процентах. Здесь важны не только цифры, даже честные и правдивые, а то, что за ним и стоит, -- ситуация в обществе. Социология -- это градусник, и надо ясно понимать, что он измеряет: "В социологических опросах мы имели и имеем дело не с собственно актуальным поведением, а с мнениями, намерениями. Реальная готовность эмигрировать всегда ниже, чем готовность декларативная, высказываемая в опросах".
       Что же измеряет этот градусник, от чего зависят доли участников разговора, с которого мы начали? "Мотивы эмиграции, ее направленность, этнический, демографический, профессиональный состав уезжающих более точно характеризуют процессы, происходящие в данном социуме, чем множество официальных статистических показателей. Совокупность этих явлений отражает моральный климат и степень открытости общества, особенности его внутренних напряжений, наличие гражданских свобод, возможности профессиональной и образовательной мобильности, насыщенность трудового рынка, типы социальной стратификации и их соотношение с тем, что может быть завоевано потенциальным мигрантом в других странах".
       В разных странах миграция может быть связана с различными процессами и данные по ней будут говорить о разном -- такой уж это градусник. Установка на миграцию и эмиграцию в России -- не столько выражение нормальных для современных обществ причин (получение образования, трудовая и деловая активность, личные обстоятельствами), но является показателем массовых оценок социально-политического устройства и места (или отсутствия достойного места) человека в этом устройстве. Авторы пишут: "Подчеркивать это, казалось бы, очевидное обстоятельство, необходимо, поскольку данные опросов отождествляются многими журналистами и политиками именно со статистикой. Произвольно вырванные цифры выдаются за реальность, к тому же удостоверенную наукой. Именно в таких условиях, перед думскими и президентскими выборами 2011-2012 годов, кремлевскими политтехнологами в качестве одной из карт и разыгрывается "угроза эмиграции" наиболее квалифицированной и обеспеченной части общества, на которую, понятно, прежде всего рассчитывается модернизационная риторика власти".
       Вопреки сенсационным публикациям данных о динамике эмиграционных намерений, тщательное сравнение результатов исследований общественного мнения, проводившихся коллективом Левада-Центра с конца 1980-х, показывает, что катастрофического роста этих настроений нет. По последнему всероссийскому репрезентативному опросу (май, 2011), суммарная доля желающих эмигрировать составила 22% -- именно столько ответило на вопрос о желании уехать "определенно да" и "скорее да". Доля людей, выражавших намерение покинуть страну, остается в основном стабильной на протяжении всех 90-х и 2000-х годов. Подъем был в 1991 году, в 1993-м, следующий пик приходится на 1999 год. Они совпадают с периодами кризиса власти или процедурами ее передачи, прослеживается и роль экономического фактора. Однако и данные по годам, когда наблюдались пики, и более поздние замеры показывают: подавляющее большинство тех, кто заявил о намерении уехать в другую страну, ничего реального для отъезда не предпринимали. Самой распространенной, но ни к чему не обязывающей деятельностью был сбор информации и изучение языка. Переговорами о месте работы, переезде, месте учебы заняты 5-7% желающих уехать. Подали документы на выезд в конце 2000-х около 2% выразивших намерение уехать, то есть 0,5% от всех опрошенных -- столько же, сколько в 90-е.
       Кстати, а почему не едут те, кто хотел бы? Чаще всего называют отсутствие средств (51%), незнание языка (28%), надежды на улучшение жизни в России (27%), опасения не найти работу (24%).
       По данным 2011 года, определенно хотели бы уехать 7% опрошенных, скорее да -- 15%, скорее нет -- 25%, определенно нет -- 48%, затруднились с ответом 5%. Доля людей, которые утверждают, что приняли твердое решение, выросла, а тех, кто никогда об этом не думал, -- упала. Если в 1992 году оформлявших документы и твердо решивших уехать было меньше 0,5%, в 2009-м их стало около 1%, а в 2011-м -- 3%. Социологические опросы имеют статистическую погрешность, однако с большой осторожностью все же можно, как представляется, говорить о нарастании эмиграционных настроений. Это реакция больших совокупностей людей и общественных групп на происходящее в стране, на негативную оценку своего положения и перспектив. Это состояние общества носит затяжной, хронический характер.
       Эмиграция идет на протяжении более 20 лет постоянно. При этом уезжают прежде всего наиболее мобильные, образованные и амбициозные. В обществе постоянно сохраняется питательная среда для реализации таких настроений, воспроизводится социальный тип их носителей. Это указывает на глубокие проблемы социума, на то, что российское общество не модернизируется, для многих активных и квалифицированных решением их проблем представляется отъезд. И последствия этого для страны серьезны, вне зависимости от того, реализуются ли планы потенциальных мигрантов, или годами хранятся в сознании и памяти желавших, но не решившихся уехать. Для большинства эмиграция не состоится или, что особенно важно для старших поколений, уже не состоялась, но мысль об этом как о нереализованной мечте или возможности влияет на самоощущение новых и новых поколений. И такая "русская мечта" далека по культурным и социальным функциям от, скажем, "американской мечты". Важно и то, что чем менее образован и культурен слой людей, склонных к таким мечтаниям, чем менее он самостоятелен, чем более молод и внушаем, тем чувствительнее он к восприятию защитных и компенсаторных идеологем, мифов о "великой державе", "особом пути" или "миссии". Которые могут обернуться на бытовом уровне равнодушием к другим, агрессией, завистью, ксенофобией, одичанием.
       Почему возникает желание уехать? Вот какие факторы в 2008 и 2011 годах указали граждане (вторая цифра - 2011 год). Желание обеспечить детям лучшее и надежное будущее (86%-93%), лучшие условия жизни, обустроенность быта за рубежом (83%-92%), желание жить в правовом государстве (79%-86%), отсутствие защиты от произвола властей и чиновников(69%-76%), возможность самореализации (69%-80%), условия ведения бизнеса (63%-61%), преступность (54%-54%), российская политическая система (47%-52%). Обратите внимание - политические соображения занимают последние позиции. На первое место молодые люди ставят две вещи: а) высокое качество жизни, ради которого следует много и упорно, изобретательно работать, и б) условия ее обеспечения - уверенность в будущем, сознание, что никто не сможет по собственному произволу лишить достигнутого. Ведущими факторами являются те, которые связаны с перспективами - проблемами полноценной собственной реализации, возможностями развивать свое дело, будущим детей. Значимость именно трех данных факторов за последние годы особенно выросла. Причем в наибольшей степени эти факторы значимы, опять-таки, для наиболее ресурсообеспеченных и высокостатусных групп - наиболее образованных (с послевузовским образованием), владельцев собственного бизнеса, руководителей высшего звена.
       "Расхожая схема для объяснения миграции -- "утечка мозгов" (бедность ученых, нищенское положение ИТР, отсутствие оборудования, бюрократизация науки, отсутствие условий для творчества и т. п.) -- в данном случае не работает. Мы имеем дело с фазой непрерывного процесса миграции, точнее сказать -- даже нескольких различных типов миграции (трудовой, образовательной и др.). Эти процессы в своем большинстве нормальны для современного мира. Стабильная доля людей, так или иначе думающих об эмиграции, сохраняется в России на протяжении ряда лет. В мае 2011 года заявили о желании уехать из страны 22% опрошенных. Доля принявших, по их словам, "твердое решение", "собирающих документы" и "готовящихся к отъезду", составляет менее 3% опрошенных, около 1/10 от числа тех, кто заявил о желании уехать. Среди наиболее квалифицированной и обеспеченной молодежи столицы и крупнейших городов доля желающих уехать на постоянное место жительства составляет 31%, но те, кто решил твердо и уже готовится к отъезду, тоже составляют около 1/10 данного слоя. Доля людей, которые утверждают, что приняли твердое решение, за последнее время выросла, а число тех, кто никогда об этом не думал, упало. За подобными настроениями стоит неудовлетворенность положением дел в России, безальтернативной властью и неопределенностью перспектив, стоящих перед страной, незащищенностью и бесправием граждан, желанием обеспечить нормальную жизнь не только себе, но и детям. Среди продвинутых, успешных, наиболее образованных и обеспеченных групп россиян нарастает стремление к отъезду, но решающую роль при этом играют не столько политические разногласия с тандемом, сколько тревоги, связанные с ясным пониманием тупика, в котором оказалась страна. Эта проблема -- гораздо более общего толка, нежели разногласия с действующей властью. Она заключается в цивилизационной несовместимости уже почти европейского (по крайней мере, в данном слое, в отдельных его фракциях) человека и все еще крепостного российского социума".
       И неча на зеркало пенять, коли... то есть если мы все -- не власть, а мы все -- выбрали этот путь.

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Ашкинази Леонид Александрович (leonid2047@gmail.com)
  • Обновлено: 16/07/2013. 11k. Статистика.
  • Статья: Обществ.науки
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.