Ашкинази Леонид Александрович
Попытка футурологии

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 21, последний от 19/09/2019.
  • © Copyright Ашкинази Леонид Александрович (leonid2047@gmail.com)
  • Размещен: 03/04/2015, изменен: 21/11/2019. 139k. Статистика.
  • Статья: Обществ.науки
  • Иллюстрации/приложения: 2 шт.
  • Скачать FB2
  •  Ваша оценка:


       Попытка футурологии
      
      

    Предсказывать вообще трудно, а будущее -- тем более.

    Нильс Бор

      
      
       Нет ничего опустошительнее мысли, что меня не будет -- и это лежит в глубине любого из тех, в ком есть хоть миллиметр глубины. Дождевой червь извивается под сапогом, червь, доползший до трона, посылает на смерть людей -- чтобы увериться в своем существовании, разумные существа делают любовь и детей -- чтобы продлиться. Архитекторы и строители строят, физики рассуждают о первых секундах Вселенной и грядущих миллиардах лет, преподаватели все это преподают.
      
       У меня -- физика и преподавателя -- страх смерти кристаллизовался еще и в желание знать. Желание хоть в каком-то смысле узнать, что будет.
      
       Что значит -- узнать? Узнать надежно, узнать доказательно возможно только в рамках формальной системы -- в математике. И то, если мы делаем вид, что не знаем про метаматематику, основания математики и прочие страсти, которые, задумчиво шевеля метровыми жвалами, ощупывают взглядом наш затылок. В физике, химии и прочих естественных науках критерием истины считается подтверждение практикой (в частности -- экспериментом) либо, как в космологии, соблюдение определенных правил рассуждений и связей с имеющимися результатами всех наук. Умные люди при этом делают второй вид -- что не знают рассуждений Станислава Лема о реальности "реальности" (за полвека до всяческих "матриц") и верят, что внешний мир -- не многодорожечный магнитофон и не суперкомпьютер.
      
       Но степени подтверждения и соблюдения -- вещи не вполне формальные; фактически же речь идет о том, чтобы убедить сначала себя, а потом -- сообщество профессионалов. Именно они, не просто кивая головами, а используя в своей работе твои результаты, осуществляют процедуру признания. Поэтому число ссылок -- но, в отличие от всех известных индексов и методик, не во всей работе, а только в "результатах" и "обсуждении" -- действительно важная характеристика научной работы. Профессиональное сообщество -- понятие само по себе тоже неформальное, но на фоне вышесказанного нас это уже не пугает.
      
       Тут Первочитатель спросил меня: а что делать, если этих сообществ более одного?
       Да, анализ сети ссылок вполне может показать, что существуют, например, две слабо пересекающиеся сети -- в одной признается закон сохранения энергии, в другой обсуждают новый малогабаритный вечный двигатель на торсионном поле. Учитель дзен молча потряс бы канистрой, и ученики закивали бы: бензин булькает, а торсионное поле -- нет. Но есть и внутринаучный признак: частота ссылок в "результатах" и "обсуждении", как было сказано выше. Она как раз и говорит о жизни области, о ее развитии. Создатели вечного двигателя начинают каждый с самого начала.
      
       А более одного нормального сообщества -- признак близкой смены парадигмы, и по динамике ссылок можно предсказать, что будет. На тему "что будет" вот вам...
      
      
       Милая история из Сети
      
       Программист А. зашел в местную забегаловку под названием Joe's Place. Был понедельник, около двенадцати ночи, и ему почему-то не хватило пары бутылок пива, оставшихся в его холодильнике от выходных. Беременная барменша доброжелательно посмотрела на него и сказала:
       -- Последняя на сегодня, дорогуша.
       -- Что? -- не понял А.
       -- Без трех минут двенадцать, -- объяснила она. -- Распоряжение городского совета. После двенадцати не наливать.
       -- А, -- сказал программист А. -- Ну все равно. Последняя так последняя.
       -- Что это будет? -- спросила барменша.
       -- Что будет? -- удивился А., не разобравшись, к чему относился вопрос. -- Да кто ж его знает, что будет! Строго говоря, мы даже не всегда знаем, что было. Иногда сидишь и думаешь -- а было ли это на самом деле? Иногда наоборот, ты уверен, что что-то было, а этого не было. Для прошлого у нас, по крайней мере, есть память, но даже и с ним мы не можем толком разобраться, что же говорить о будущем, против которого мы совсем безоружны? Нет, определенно, никто не знает, что будет...
       Барменша удивленно смотрела на А. широко открытыми глазами. Часы пробили полночь. В этот вечер А. остался без пива.
      
       Источник: Александр Петрович "Записки программиста А." Вообще это стоит прочесть -- спросите Google'а или Bing'а, как.
      
       В математике и естественных науках критерий достоверности -- стабилизировавшееся мнение, свое и сообщества. На это нужно время, а значит, придется подождать. А тем временем можно будет ввести понятие "степени достоверности", разработать критерий... "ведьмы мы или не ведьмы? МетролОги или нет?" И не ящик с лампочками говорит: "Да, соответствует", и даже не коробочка светодиодиками подмигивает, а человек, хоть это и звучит унизительно. Критерий указан -- степень использования результатов в работе, это вещь вполне измеримая, и процедуру можно стандартизовать. Именно учет "реального использования" отличает предлагаемую процедуру от измерения существующих индексов цитирования и делает ее менее автоматической, то есть требующей большего понимания существа дела, научной квалификации. Что, конечно, огорчит околонаучный офисный планктон, жонглеров рейтингами, клубящихся, как мухи, вокруг аттрактора "5/100".
      
       Из предыдущего важно следующее: степень доказанности всего того, что было написано и будет прочитано далее, определяется всего лишь мнением -- моим и Первочитателя, то есть Чрезвычайного и Полномочного посла Великого All'а при моем дворе. На дворе трава, а на траве дрова, историческая электроника, радиотехника, книги, тексты, студенты и школьники читают, шарят по Интернету, греются на солнышке и ждут меня. Начнем с чего-нибудь простого, близкого и понятного.
      
      
       Прогнозы для естественных наук
      
       Прогнозы можно классифицировать по объектам и по методам. Они могут быть сделаны методами разных наук. Законы физики прекрасно предсказывают, в некоторых случаях -- с фантастической точностью. Правда, в физике же существует и принципиально непрогнозируемое, и не надо всуе поминать Гейзенберга и динамический хаос. Это просто ситуации, когда с ростом требований к глубине прогноза, то есть временной перспективе, требования к точности задания начальных условий растут настолько быстро (экспоненциально), что никакой точности -- хоть электрон на ломтики режь -- не хватит для предсказания ситуации через совсем небольшое время.
      
       За это утверждение схватились гуманитарии, решившие, будто физики доказали, что будущее предсказать нельзя. Однако непредсказуемость доказывается только для определенных некоторыми уравнениями ситуаций и для определенных значений параметров, входящих в эти уравнения. А в гуманитарной области таких уравнений нет. Кроме того, даже в ситуации хаоса некоторые параметры определяются. Движение конкретной молекулы воды при турбулентном течении предсказать нельзя, а сколько воды пройдет по трубе -- можно.
      
       При попытке найти прогнозы развития отдельных наук нас ждет неудача. Из списка "математика, физика, химия, история, геология, биология, география, социология, демография, астрономия, космология, политология, литературоведение, антропология" при запросе типа "прогноз развития (название науки)" нашлось следующее. Для математики -- одна философская и методологическая работа: А.Г.Барабашев, "Будущее математики. Методологические аспекты прогнозирования" (М.: Изд-во МГУ, 1991). На "закономерности развития физики" не найдено чего-либо конкретного. Химики оказались чуть прогностичнее -- В.И.Кузнецов, "Диалектика развития химии" (М.: Наука, 1973) и А.Л.Бучаченко, "Химия на рубеже веков: свершения и прогнозы" // Успехи химии, 1999. Т. 68. N 2. С. 99. Однако собственно прогнозов в этих публикациях мало, в основном речь идет о свершениях. По части биологии нашелся единственный текст -- но зато Станислава Лема, "Прогноз развития биологии до 2040 года", опубликованный, в частности журналом "Химия и жизнь", 2004. N 1. Прогноз очень смелый, очень интересный и очень общий. Чуть лучше обстоит дело с прогнозом в астрономии -- В.Г.Сурдин "Достижения и перспективы американской астрономии", http://crydee.sai.msu.ru/Universe_and_us/1num/v1pap8.htm
       причем потому, что прогресс этой науки базируется на вводе в строй крупных инструментов, а это вещь прогнозируемая. Прогресс физики элементарных частиц тоже базируется на "крупных инструментах" -- больших ускорителях, но сами проекты еще крупнее, в стадии реализации проектов меньше и, возможно, поэтому прогноз сделать труднее. Другая причина -- астрономия и космология потребляет больше разной физики, нежели физика элементарных частиц, и поэтому там меньше вероятность "чуда". Похоже, что эти два фактора -- связи с другими науками и связи с техникой -- оказались важны для прогнозирования.
      
       Биология, как указала мне Е.А.Клещенко, дает потрясающий пример отсутствия верного прогноза в области, связанной и с техникой, и с другими науками, -- секвенирование. По-видимому, связь с техникой нужна не какая попало и не с какой попало, а лишь если известно и какая техника нужна, и какая в принципе возможна. Для астрономии это выполняется, для физики элементарных частиц -- частично.
      
       При попытке найти какой-либо прогноз развития метрологии нашлись все же две статьи, содержащие конкретные предсказания: И.Ф.Шишкин, "Современные проблемы и перспективы развития метрологии" http://asconf.com/rus/archive_view/556 и Н.П.Моисеева, "Какой будет метрология через десять лет?" http://temperatures.ru/articles/metrologia_cherez_10_let
       Причина понятна: большое количество связей метрологии с другими областями, прежде всего -- с физикой, а также некоторая консервативность ее. Второе -- следствие первого: если для продвижения в какой-то области (например, метрологии) нужно несколько отдельных сдвигов в других (например, в физике и технике), то на каждом этапе скорость развития этой самой области не может быть больше, чем в самой медленной области из связанных. Однако на больших временных интервалах развитие всех областей будет коррелированным, и так же будет развиваться и метрология.
      
       В Сети нет исследований, на которые можно выйти по запросам "прогноз развития наук", "прогноз развития естественных наук", "прогноз развития гуманитарных наук", а также по аналогичным -- с заменой "развития" на "эволюцию". Люди не хотят думать и писать о таких мелочах, как отдельные науки, им подавай науку в целом. Но это уникальный объект, и не вполне понятно, может ли он вообще быть объектом научного исследования -- Л.А.Ашкинази, "Изучение малочисленного -- наука и/или религия?",
       http://www.pereplet.ru/text/ashkenazi12feb04.html
       Так что, если вы собираетесь изучать что-либо научными методами, лучше придерживаться классического научного метода: исследуя будущее объекта, рассматривать эволюцию многих объектов того же класса, а при рассмотрении опираться на закономерности, ранее установленные для объектов этого класса или процессов в них. Недостаток всех прогнозов развития наук -- нет установления связей между последними, нет установления связи науки и техники, нет установления закономерностей развития. Хотя некоторые авторы и декларируют учет причинно-следственных связей, но способ такого учета не ясен.
      
       Можно еще попробовать посмотреть глобально: "прогноз развития науки" -- 250/0,4 kGl, "закономерности развития науки" -- 470/0,4 kGl (слева от слэша -- тысяч ссылок в Гугле, справа -- оригинальных ссылок). Нашлось около восьмисот независимых ссылок, но ничего конкретного ни по одной из них нет. Либо вместо науки авторы разговаривают о технике, употребляя слово "наука" для красоты, либо прогноз состоит в фантазиях о том, чем будут заниматься больше и чем меньше, либо авторы под видом прогноза пытаются дать -- непонятно кому -- рекомендации.
      
       Тут Первочитатель заметил, что ссылки на другие источники внутри текста являются некой проблемой. Читатель немедленно кликнет и, если книга интересная, то ли никогда не вернется к книге автора, то ли вернется через несколько дней, уже забыв, о чем изначально шел разговор. А то и подумает: "А, потом посмотрю", продолжит чтение и забудет, что именно он хотел посмотреть и где теперь эти линки искать в большом тексте. И это проблема всех гипертекстов.
       Да, это проблема, но не гипертекста, а читателя, его "дисциплины чтения". Ссылки были и до Интернета, и закладки в электронный текст делать проще, чем в бумажный.
      
       Пояснение. Количество ссылок в Гугле дает лишь ориентировочное представление об интенсивности разговоров на данную тему -- количество ссылок изменяется в несколько раз в зависимости от того, когда и в каком регионе задан запрос. Причина этого мне неизвестна, хотя сам эффект обсуждается в интересной книге
       Эли Паризер "За стеной фильтров. Что Интернет скрывает от вас"
       http://autor-com.narod.ru/za_stenoj_filtrov.pdf
       Количество "оригинальных ссылок" показательнее -- оно говорит об интенсивности более серьезного обсуждения.
      
      
       Прогнозы методами естественных наук
      
       Неудача поисков предсказуема -- даже такой широко мыслящий и образованный человек, как Станислав Лем, хоть и написал, что в будущем возникнут иные способы добычи информации из природы, но высказался столь общо, что ни к какой конкретной науке его слова отнести нельзя, да и о возможных будущих научных результатах ничего не сказал
       Станислав Лем "Сумма технологии"
       http://lib.ru/LEM/summa/summcont.htm
       http://flibusta.net/b/156872
      
       Попробуем подойти с другого боку, посмотреть прогнозы по методам. Спросим "научный прогноз" и так далее: технический, инженерный, социологический, демографический, математический, физический, химический, исторический, геологический, политологический, имея в виду, что у каждой науки есть свой объект, имен у объектов много больше, чем наук, перебрать объекты трудно, а науки -- легче.
      
       У кого с прогнозами хорошо, так это у демографов -- на запрос "демографический прогноз" выпадает 21/0,8 kGl ссылок. Серьезных работ полно и результаты конкретные. Потому что демографические процессы в принципе длительны, характерное время -- поколение, около двадцати лет. На желание плодиться на больших интервалах времени влияет традиция, экономическое положение и вера в будущее для детей, и все это быстро не изменяется. Кроме того, демографические процессы наблюдают давно и примерно одними методами, накоплено много -- и что важно, сопоставимых -- данных. А вот со связями сложнее -- как на демографические процессы влияют цена на ипотеку и кульбиты с материнским капиталом, известно плохо.
      
       На слова "социологический прогноз" получаем 23/0,38 kGl -- до обидного мало. Почти поголовно, то есть поссылочно, прогноз тех или иных выборов. Увы, для большинства тех, кто готов оплачивать социологические исследования, нет ничего более важного. На словосочетания "физический прогноз" и "химический прогноз" ничего разумного не находится.
      
       Под "геологическим прогнозом" (13/0,52 kGl) понимают ответ на вопрос, где в Земле таится под землей та или иная руда, вода, нефть и т. д., или что будет (выброс метана и т. д.), если мы станем рыть туда-то. Геологическим прогнозом могла бы быть фраза "через 30 (или 300) миллионов лет тут будет месторождение того-то", но такого не нашлось. Хотя геологи в принципе могли бы и так прогнозировать, поскольку, как они пишут, "геологический прогноз основывается прежде всего на представлениях об истории формирования месторождений полезных ископаемых и последующих их изменениях под влиянием эпигенетических процессов". Так что могли бы и предсказать -- риск быть пойманным на ошибке не слишком велик.
      
       Под инженерным прогнозом (0,5/0,1kGl) понимается нечто строительное и геологическое, но это в основном не собственно прогноз, а расчет -- что будет, если действовать так-то и так-то (проложить газопровод, построить дамбу и т.п.). Есть и прогнозы -- когда обрушится то-то и то-то, если ничего не делать. Полезная штука, хотя это как раз тот прогноз, который делается, чтобы его опровергли.
      
       Выражение "научный прогноз" 120/0,6kGl используется в основном вместо слов "верьте мне, люди", либо при попытках доказать, что прогноз невозможен. Некоторые авторы утверждают нечто странное, но психологически понятное -- что прогнозы вообще не нужны, а надо просто привлечь внимание человечества к проблеме. Правда, тут таится реальная проблема -- влияние прогноза на развитие событий; есть даже термин -- "самоисполняющееся пророчество". Но обычно все проще -- автор под видом прогноза пытается подсказать кому-то, кто, по его мнению, что-то может сделать, что именно надо делать. Точнее, пытается уверить себя в том, что он кому-то подсказывает.
      
       В естественных науках результат эксперимента не зависит от нашего предположения об его результате. Ток в сопротивлении 1 кОм, вызванный приложением напряжения 10 В, не станет пытаться уклониться от значения 10 мА, чтобы посмотреть, каким именно дыбом встанут остатки волос у экспериментатора. Но во многих случаях это не так, результат зависит от экспериментатора, и одна из задач нормальной науки -- обнаружение и подавление таких влияний. Решается эта задача в биологии, на этот путь понемногу встает медицина. В социологии и психологии такое влияние во многих случаях неизбежно, хотя в социологии оно почти всегда мало. Но публикацию прогнозов выборов за день перед выборами все же ограничивают. И кстати, в России это можно не делать -- мы видим, что важно не как голосуют, а как считают.
      
       Однако вернемся к Интернету. Термин "технический прогноз" (10/0,06 kGl) оккупирован игроками на Forex'е. Термин "математический прогноз" (17/0,4 kGl) используется в основном для придания респектабельности, как и термин "научный прогноз". Примерно, как в 70-е годы прошлого века в СССР гордо писали в публикациях: "Расчеты выполнены с применением ЭВМ". Интересно, когда придумали логарифмическую линейку и арифмометр "Феликс", тоже первое время так писали?
      
      
       Крепеж, метизы, арматура
      
       По части "прогноз развития техники" имеем тихий ужас 330/0,06 kGl -- то есть интересно всем, копипастят все, но оригинальных текстов почти нет. Над прогнозами конкретных достижений можно только посмеяться: они или тривиальны (линейны) или это чистое фэнтези -- даже не НФ. Ну, еще много общих слов -- но они и есть общие слова. Некоторые понимают, что прогноз возможен только на основе знания законов изменения, и пытаются эти законы формулировать. Обзор таких попыток сделан здесь:
       Владимир Петров "История разработки законов развития технических систем".
       http://www.trizminsk.org/e/23111.htm
       Однако формулировки, к которым пришли те, кто делал эти попытки, слишком общи, и сделать из них практические выводы пока невозможно.
      
       Если нужен прогноз, локальный по пространству (определенный вид техники и определенный параметр) и времени (немного лет), то опытный инженер, почесав репу и посопев, скажет, что за пять лет мы точность раза в полтора подымем. Он-то знает -- в два; но не хочет, чтобы потом от него требовали -- два и немедленно! -- он и так это сделает, не стойте над душой. Однако при попытке найти прогнозы развития целых областей техники, например, электротехники, электроники и компьютеров ничего обоснованного не обнаруживается. Кроме, естественно, закона Мура (который никто не объяснил и ни с чем не связал) и ежегодных разговоров, что он вот-вот нарушится.
      
       Любая объемистая работа по прогнозированию техники содержат длинный перечень ошибочных прогнозов. Авторы с упоением перечисляют их, а потом принимаются давать свои. Не поясняя, чем их метод лучше, и не объясняя, почему предшественники не достигли успеха. Отдельные соображения иногда высказываются -- например, что предсказатели не учитывали связей разных наук, связей разных областей техники, связи науки и техники. Но почему -- и главное, как именно -- это влияло? Можно добавить: не учитывается наличие или отсутствие потребности в том или ином продвижении. Каждый специалист вещает, как пифия -- исходя из того, что именно его область будет нужна и именно она будет человечеством целенаправленно развиваться.
      
       А интересно было бы попробовать коллективное распределенное моделирование эволюции техники. Пусть имеется несколько человек, каждый из которых хорошо знает историю своего раздела техники -- то есть, что и когда было сделано, и на что опиралось, то есть какие материалы, технологии и комплектующие были нужны для каждого нового результата. Игра идет с временным рычагом 365 в реальном времени, то есть за день система проигрывает год эволюции. Раз в день каждый сообщает, что его область сделала в этом году и что ей для этого было нужно от других, то есть он смотрит, все ли для этого есть, и при необходимости корректирует историю своей области или других. Если мы начнем с какой-то прошедшей даты, то в ходе действа получим информацию о возможных и невозможных путях развития, а потом, незаметно перевалив через невидимый барьер сегодняшнего дня, урча, вгрыземся в будущее, как горнопроходческий комбайн:
      
      
       0x01 graphic
      
      
      
       Потом можно будет попробовать заняться альтернативной историей техники. Посмотреть, как разыгрывалась бы история, если что-то исключить или сдвинуть на более позднее время или же что-то добавить или сдвинуть имеющееся на более раннее время. Возможные выводы: в каких областях и какого типа результаты существеннее всего влияют на развитие техники в целом. Например, что сильнее влияет -- разработка технологий, или метрики, или материалов, или методов расчета, или вообще наличие инвестиций, или подготовка кадров, или что-то еще. Может быть, одни области сильнее отзываются на продвижение в материаловедении, а какие-то -- на технологию и так далее.
      
      
       Два поползновения
      
       "Психологически ключевая" проблема технического прогноза в том, что действительно революционные изменения (типа двигателя внутреннего сгорания или радио) предугадать не удается. Хотя попробовать это сделать в некоторой мере и слегка сжульничав, можно. А именно, конкретное техническое решение мы не найдем (а если я его найду, то вы увидите, как пятки сверкают -- это кто-то бежит в патентное бюро), но найдем принципиальное ограничение. Вот два примера.
      
       Первый пример.
       В мозге 1011 нейронов, если мы хотим указать все связи -- кто с кем связан и нет, -- то это матрица из нулей и единиц 1011 на 1011. Но матрица сильно разреженная, единиц в строке не более 104, итого не менее 1015 битов. Каждый акт считывания рассеивает в объекте энергию не менее kT, это 0,03 эВ при 36,6 оС, итого считывание выделит в мозгу 50 Дж, и, если сделать это адиабатически, нагреет его на 20 оС, то есть убьет. Поэтому считать состояние схемы мозга мгновенно, адиабатически, нельзя, но можно за какое-то время. А именно, чтобы вывести 50 Дж кровью, не допустив нагрева более, чем на 0,1 оС, нужно около 10 сек. Учитывая, как жестко мы делали оценку, это время точно не меньше, но свободно может оказаться на порядок или два больше (например, потому, что нужно выводить еще информацию о состоянии синаптического контакта). Поэтому долговременную память в принципе считать можно, а мысли и кратковременную память -- нет.
      
       Второй пример. С каждым годом улучшается разрешающая способность анализа состояния мозга, то есть возможность исследователя сказать, каково состояние тех или иных нейронов в данный момент. Установлено, какие зоны в мозге ответственны за мгновенное распознавание пола и этноса по лицу человека, за способность понять другого человека, "стать на его место", за процесс подражания, за способность к обучению, за возникновение "Я-концепции" -- представления о себе -- "Химия и жизнь". 2013. N 11. С. 36, за восприятие социального статуса окружающих -- "Химия и жизнь". 2014. N 7. С. 36, начато изучение того, как влияет на мозг чтение художественной литературы -- "Знание-сила". 2014. N 6. С.129. Опять же, не очень важно, что именно, потому что видно -- список и так уже разнообразен, а завтра найдут еще десяток зон или структур, за что-то определенное ответственных. Предположим, что разрешающая способность методов доведена до предела и мы можем всегда определить, какие нейроны работают в данный момент. Как это может быть использовано?
      
       Предположим также, что мы договорились, как изменять активность нейронов, зон, систем нейронов, сетей и т. д. Теперь посмотрим на то, с чем мы хотели связывать эти зоны. Это черты характера, особенности поведения, общие и специальные способности и т.д. -- но как их измерить? В языке существуют, например, сотни слов для черт характера, и раз люди употребляют разные слова, то, значит, вкладывают в них разный смысл. На сайте
       http://klub-drug.ru/kachestva-cheloveka/cherty-haraktera-cheloveka-spisok.html
       приведен список из 500 слов, обозначающих черты характера, и даже если не все эти слова психолог признает имеющими отношение именно к характеру, количество впечатляет. Однако ни черты характера, ни особенности поведения, ни способности не являются объективной реальностью до тех пор, пока мы как-то не научились их измерять и не договорились о методике. Например, тревожность -- вполне интуитивно понятное свойство человека -- становится объектом науки, когда мы согласимся, что это значение по шкале такой-то теста такого-то. При этом возникает куча проблем, но мы хотя бы сделали шаг в правильном направлении.
      
       Пусть мы договорились о методе измерения активности зон и об объективных способах побуждения людей к проявлению их свойств -- тестами, задачами, проблемами, помещением в ситуации. Сегодня мы идентифицируем в мозгу около ста зон, и это уступает -- как мне кажется, на порядок -- списку черт, особенностей, способностей и свойств человека. То есть на неформальном уровне мы "понимаем" человека лучше, чем обнаруживаем отражение всего этого в мозге. Но, во-первых, это понимание неформальное -- признанных методов меньше. Во-вторых, скоро разрешающая способность методов поднимется на порядок, а это на три порядка увеличит число потенциально обнаружимых зон. То есть мы сможем идентифицировать не 100, а 100 000 зон! Мы ведь живем в трехмерном -- вы не забыли? -- мире.
      
       Стало быть, нам надо в срочном порядке разрабатывать методы объективной фиксации свойств и способностей. И когда у нас будет, например, 1 000 объективных стимулов (сюда войдет ласковый шепот в ушко, грохот лавины, ролик стартующей ракеты, объятия, запах свежего лимона, картинки Фоменко и Вальехо, вкус тирамису и многое другое), то мы установим, какая хотя бы из 1 000 зон в мозгу им соответствует и будем знать о двуногом без перьев все? Отнюдь нет, не все так просто. Что значит все, что конкретно мы узнаем? Ну, мы узнаем чувствительность данного человека к данному стимулу и легко отберем Джеймсов Бондов и Усатых Нянь -- на самом деле это уже была бы довольно подробная характеристика. При 1 000 стимулов и 10 значениях чувствительности -- это 10 000 типов личности. А если каждый стимул возбуждает не одну зону, а десять -- с разными эффективностями? Тогда это уже 100 000. Как говорили в студенческие времена -- "морда не треснет?".
      
       Но на пути разработки любых более детальных, чем нынешние, наборов стимулов, лежит, как дерево семи футов в диаметре, рухнувшее поперек горного серпантина, возражение -- откуда вы знаете, что означает тот или иной стимул для того или иного человека? Ты испугаешься 3D кина с лавиной, а альпинист и африканец не испугаются -- но по разным причинам! А один и тот же запах может для разных людей означать очень разные вещи. Не будем про запах духов, но вот пример -- запах пота и кожаных снарядов в спортзале и через тридцать лет вызывает у меня учащение пульса.
      
       Итак, попробуем ответить -- ни много ни мало -- как узнать, "что означает". То есть что означает для данного человека тот или иной данный стимул. Есть три уровня "означания", и на каждом -- набор чисел, спектр. Первый, мгновенный уровень -- реакция зон в мозгу: какие зоны возбуждаются и с какой силой. Вторая -- связь зон через квазиэлектрический сигнал, через концентрацию ионов ("квази" -- чтобы не путалось с проводами, медью, витой парой и т. д.). Третья -- это связь зон через все остальные, медленнее диффундирующие вещества, например, через насыщение тканей кислородом, доставленным в одну зону, но диффундирующим в соседние, или, может быть, еще медленнее -- через расширение сосудов.
      
       А теперь кода -- две гипотезы.
       Гипотеза N 1: индивидуальность человека -- это (1) чувствительность зон к стимулам и (2) расположение зон в мозгу, влекущее связь зон и, следовательно, восприятие стимулов.
       Гипотеза N 2: чтобы понять, что ощущает другой человек, надо подобрать такую комбинацию стимулов, которая возбуждает с учетом связи зон (1) те же зоны, (2) в той же степени и (3) с той же скоростью.
       И ведь это можно будет сделать -- технически! -- на основе всего лишь соответствующего прогресса в методах измерения активности нейронов.
      
      
       "Если речь идет непонятно, о чем, значит -- она идет о деньгах"
      
       Это -- прелестная американская поговорка. А теперь прекратим гипотезы и вернемся к прогнозам. На "экономический прогноз" Интернет отвечает: 560/0,38 kGl, причем это всегда на самом деле прогноз состояния экономики. И чаще всего треп типа -- профессор X сказал, профессор Y сказал, эксперт Z сказал, любимый жанр многих изданий, читатель радостно похрумкивает. Причем речь идет о прогнозе на один год, а если больше, то все сводится к фразе "все зависит от цен на нефть". Ну, или излагается вместо прогноза несколько вариантов, которые излагатель называет оптимистичным, пессимистичным и реалистичным или как-то иначе. Ага, приходим мы на вокзал и видим на табло: в оптимистичном варианте уедем, но неизвестно, когда, в пессимистичном -- известно когда, но не уедем. В оптимистичном варианте инфляция 5 %, в пессимистичном -- 10 %, идем в магазин -- реалистические 20 %.
      
       Экономистам в смысле прогнозирования не повезло -- от них хотят цифр. Не "человек высадится на Марсе", а кросс-курс будет (впишите число). Но всякому понятно, что это невозможно, а когда пытаются прогнозировать экономику на 50 лет вперед, да еще с пятью значащими цифрами
       http://felbert.livejournal.com/1709143.html
       у неправдоподобно вежливого читателя это вызывает смешок.
      
       Экономика тесно связана с техникой, и для прогноза экономики это в принципе было бы хорошо, если был бы успешен прогноз техники. Хуже то, что экономика тесно связана с политикой -- а это для прогноза плохо, потому что в политике, как принято считать, слаба предсказуемость, многое зависит от "вожжи, попавшей под хвост". На самом деле, роль случайности велика только в краткосрочной перспективе. В долгосрочной перспективе (масштаб -- поколение, 20 лет) влияние политиков нивелируется ресурсами и демографией, да и чисто психологически футурологу становится легче -- никто не требует от него назвать кросс-курс на пятницу, 1 января 2100-го года.
      
       Тут Первочитатель напомнил про создание Государства Израиль -- явно политическое действо, сильно повлиявшее на этот мир. Да, но роль этой страны и ситуаций, с ней связанных, из-за деятельности СМИ кажется намного большей, чем в реальности. Далее, политика делается не на пустом месте, она придает политическую форму социальной психологии. Создание Государства Израиль было лишь политической реализацией социально-психологической реальности, которая складывалась веками. Если гениальный политик сумеет завтра создать Курдистан -- это будет лишь реализацией. Конечно, от политики зависит, произойдет это сейчас или через 10 лет. Германский реваншизм конца первой трети XX и российский реваншизм начала XXI века -- не творения Гитлера и Путина (соответственно), а реализация чаяний масс. Конечно, политик способен на многое, и даже можно примерно сказать, что именно -- раздуть конфликт он часто может, аккуратно его разрядить -- иногда. Но политик не может создать конфликт на пустом месте.
      
       Заметим, что на мировую экономику через ближневосточный конфликт и цены на нефть создание "Мединат Исраэль" не повлияло -- если даже столь важная задача, как уничтожение евреев, не смогла сплотить мусульман, то в их отсутствие они резали бы друг еще рьянее -- с вытекающими для барреля последствиями.
      
       Итак, похоже, что более или менее обоснованных и общепринятых методов в этой области нет. В такой ситуации имеет смысл обратиться к экспертам, поскольку принято считать, что внутри людей могут гнездиться некое знание, умения, опыт, интуиция -- но еще не воплощенные в признанные методы и инструменты.
      
      
       Ложка дегтя в бочке экспертов
      
       Слово "эксперт" нынче почти так же модно, как инновации, нанотехнологии, форсайт, мерчандайзер и т. д.. В подавляющем большинстве случаев за ним не стоит ничего нового. Только естественные попытки слегка попилить, а отпиленное -- покатать, поскольку трение качения обычно меньше трения скольжения. Это единственное, что многие запомнили из школьной физики, но, как оказалось, самое важное для жизни в России на рубеже веков.
      
       Для создания прогноза используют мнения экспертов, методы отличаются количеством экспертов, способом их подбора, приемами постановки перед ними задачи и методикой обработки их мнений. Сразу заметим, что массовость и привлечение "экспертов" из разных областей становится в некоторых случаях идеологией, то есть частью движения человечества по направлению от квалификации и профессионализма к всеобщей помойке. Отбор экспертов, если он и производится, часто делается по формальным (статус) или неформальным (рука моет и руку тоже) признакам, не имеющим отношения к специфическому навыку.
      
       Беспомощность экспертов, причем профессиональных, выясняется всякий раз, когда их просят не произнести что-то многозначительное в микрофон и на камеру, а сказать нечто конкретно и потом проверяют, сбылось ли. В книге Даниэля Канемана "Думай медленно... решай быстро"
       http://flibusta.is/b/547673
       рассмотрено множество подобных случаев и разобраны психологические причины явления. То есть объяснено, почему эксперты, даже работающие в соответствующей предметной области, предсказывают явления ненамного лучше, чем кубик с точечками на гранях.
      
       Звучит это странно, и я удивился, когда узнал, что "Индекс потребительских настроений", который вычисляют социологи по данным опроса простых людей, предсказывает развитие экономики лучше, чем экономисты-профессионалы. После чтения книги Канемана понял, и почему это может быть так, и даже почему люди все равно прилипают к экранам, внимая очередному умелому трепачу, под которым бежит полосочка с перечнем десятка "академий".
      
       Однако это не означает, что нельзя попытаться найти методику работы с экспертами, улучшающую прогнозы. Прежде всего -- спрашивать экспертов напрямую и усреднять их ответы бесполезно: они могут, например, руководствоваться двумя разными моделями, из которых одна верна, а другая нет. Нужен какой-то разумный метод обработки мнений. Например, один, давно и успешно применяемый, -- это комбинация некой общей для всех экспертов базовой модели и собственно экспертных надстроек. Этот метод подразделяется на несколько более частных.
      
       Самый простой, классический, исторический, хорошо работающий пример -- судмедэксперты. Они отвечают на стандартные, хорошо сформулированные вопросы (сколько часов назад убили, острым или тупым предметом саданули по голове и т.д.), но главное -- о прошедших событиях. Хотя вопрос может ставиться и в жанре альтернативной истории -- мог ли клиент после шести ранений, из которых три смертельных, еще полчаса крушить противников -- до конца серии?
      
       Второй пример, тоже на грани истории и альтернативки, прошу не смеяться, ЕГЭ. Проверяющий ведь должен определить не только, что знал и умел школьник, но и было ли это у него в мозгах или в кармане? Причем, не задав ласковым голосом один-два дополнительных вопроса, как любой нормальный препод в нормальной ситуации, а разглядывая труп, виноват, ксерокопию работы. Автор занимался этой глупостью ежегодно с 2009 по 2017 год и всякий раз завидовал судмедэкспертам.
      
       В продолжение этой печальной темы заметим, что заокеанско-заморские единые экзамены -- американские тесты SAT и израильский "психометрический вступительный экзамен" в принципе предназначены совсем для другого, о чем часто забывают (как, впрочем, и о том, что они не единые). Их назначение -- проверить способность к обучению в вузе. Частью -- но лишь частью! -- этой способности и являются знания. Применять ЕГЭ для приема в вуз -- принципиальная ошибка, ибо ЕГЭ предназначен только для проверки знаний. А вот ГИА способность к дальнейшему обучению отчасти проверяет, им бы и проверять 11-классников...
      
       Тут Первочитатель заметил, что израильский "психотест" успешно сдают люди с крепкими нервами, умением думать быстро, натасканностью и аккуратностью -- умением не путать клеточки. Для летчика сочетание нервов и быстроты очень важно, но не надо требовать этого от всех. Человек, думающий медленно и, возможно, интересно и оригинально, получит низкую оценку. Хотя из него мог бы получиться прекрасный специалист в областях, скорости не требующих.
      
       Ответ -- да, но это не тест для приема на работу, ни в летчики, ни в диванные философы, это экзамен для приема в вуз. "Думающий медленно" и "путающий клеточки" не сможет учиться со всеми, его надо учить как-то отдельно, например, дистанционно. Впрочем, российское высшее образование идет нынче навстречу медленно путающим клеточки. И сидят они в аудиториях -- в расслабленных позах, лениво обмениваются СМСками, серфят по Интернету, иногда замечают, что лектор что-то бубнит...
      
       Однако судмедэксперты и ЕГЭксперты не прогнозируют, нас же интересует прогноз. Для работы с экспертами в качестве базовой модели могут быть применены признаваемые всеми участниками законы природы, скажем, ограниченность ресурсов. Об этом было рассказано в статье Л.А.Ашкинази, М.Л.Гайнер "Симбиоз с инструментом, или Как извлечь знания из человека" "Химия и жизнь". -- 2004. -- N 11,
       http://n-t.ru/tp/ts/si.htm
       Сюда относятся классические военные "штабные игры", человеко-машинное моделирование и т.п. Смысл прост -- создать условия, когда принудительно соблюдаются физические ограничения. В штабных играх участник управляет ограниченным количеством танков, он не может, как малые дети и некоторые политики, дорисовать их на бумаге. При человеко-машинном моделировании за соблюдением законов следит программа. Наследниками этой линии в культуре могут считаться игры-симуляторы, несть им числа. Мир, заложенный в компьютерную игру, существенно сложнее мира классического человеко-машинного моделирования, то есть такая программа уже аккумулирует много человеческого опыта. С одной стороны, это замечательно, поскольку позволяет рассматривать более сложные ситуации при той же нагрузке на игроков. Но это и плохо -- поскольку, в отличие от простого ограничения ресурсов, в этом "заложенном опыте" могут быть некорректности, вызванные как ограниченной компетенцией создателей, так и техническими ограничениями.
      
       Другой метод -- постановка экспертов в какие-то рамки, ограничение их определенными схемами, сценами развития, уже в рамках которых им предлагается работать дальше: "метод сценирования". Можно навязывать экспертам какие-то классификации факторов, например, деление на основные, которые можно предсказать надежно, и дополнительные, случайные, непредсказуемые. Возможен прогноз по методу "если-то", напоминающий метод сценирования и рассуждения об альтернативных путях развития науки и техники Л.Ашкинази "Что бывает альтернативным -- кроме истории?" "Химия и жизнь". -- 2004. -- N 2
       http://lit.lib.ru/a/ashkinazi_l_a/text_0390.shtml
       и "Что бывает альтернативным?" "Химия и жизнь". -- 2011. -- N 2.
       http://lit.lib.ru/a/ashkinazi_l_a/text_0200.shtml
       Например, можно спросить эксперта, что изменилось бы в развитии науки и техники, если бы транзистор изобрели на 10 лет позже или раньше. Можно спросить, что изменится, если такой-то материал или прибор создадут завтра. Причем прогноз такого типа может иметь вполне экономический смысл, особенно если спрашивать не про одно событие, а про комбинации -- тут ответ может оказаться неожиданным и показать нам, во что нужно инвестировать.
      
       Наверное, можно придумать и что-то еще. Но суть в том, что это способы использования человеческого опыта -- и индивидуального опыта эксперта, и уже накопленный человечеством коллективного опыта. Причем любые методы могут применяться совместно -- и поэтапно, и параллельно. Может использоваться и взаимодействие экспертов между собой, в том числе ограниченное какими-то рамками (например, запретом на критику).
      
       Другой возможный подход применим и к экспертам, и вообще к любым методам, дающим разные результаты. Мы можем собрать статистику -- в каких условиях какая модель предсказывает лучше -- и комбинировать результаты работы. Например, так действуют некоторые метеорологи http://method.meteorf.ru/ansambl/pojasnenijaansambl.html
       однако подобного исследования с экспертами не проводилось. Во-первых, это дорого, а во-вторых, никому не нужно. Раз прогнозы экспертов никто всерьез не использует, то и на разработку методики денег не тратят. Фантазируйте себе на здоровье, члены полусотни российских академий несуществующих наук. Что касается прогнозов, то успешные акулы большого бизнеса сами себе эксперты, а политики уж тем более "сами с усами", даже если они, в отличие от Гитлера и Сталина, бреют под носом.
      
       Еще один вариант использования экспертов: устроить свободное обсуждение, то, что раньше называлось простенько и воинственно -- мозговым штурмом, -- а нынче это театрализованное действие с гордым лейблом "форсайт". Эта развлекуха доставляет массу удовольствия организаторам и большинству участников. Ценность ее как метода прогнозирования сомнительна, ибо выработка общего мнения происходит при сильном влиянии психологических особенностей экспертов, которые не имеют отношения к их квалификации. Заметим, что в социологии нечто подобное, но действующее по правилам, не раскрученное, не распиаренное и т. п. существует более полувека -- "метод фокус-групп". Но нет там игры, нет веселья, нет детского и радостного, нет пиара, лейбла и промоутера с вот таким мерчандайзером.
      
       Наконец, можно применить многостадийность, чередуя при рассмотрении одной задачи разные приемы работы с одной или разными группами экспертов. Например, можно результаты работы одних экспертов или группы их предъявить как исходный материал другим экспертам или группе, стимулируя обсуждение, но избегая членовредительства. Разумеется, такая методика имеет свои переменные параметры и может быть оптимизирована. В этом случае особенно важны психологические особенности конкретных экспертов -- не все годятся на роль "адвоката дьявола".
      
       В целом и в итоге -- по крайней мере, на сегодняшний день и по меркам естественных наук, -- прок от экспертов, за исключением некоторых традиционных и хорошо очерченных областей (например, демографии) не слишком велик.
      
       Если кому интересно -- полный, компактный и критический обзор методов работы с экспертами дан http://www.aup.ru/books/m151/3_4.htm
       а еще стоит ознакомиться с весьма интересным источником
       http://epizodsspace.no-ip.org/bibl/kosmonavtika-21veka/01.html
       где проведено сравнение предсказаний двух групп экспертов и предложена технология "утрясания" прогнозов.
      
       Одно из очевидных объяснений этой печальной ситуации -- у нас нет разработанных, хорошо изученных способов работы с мнениями экспертов; даже если мы полагаем, что у них в головах есть необходимые знания, мы не можем их извлечь. Но -- слышу я ваш возмущенный голос -- мы же забыли про науку! Что такое наука, как не способ получения знаний, используя знания, имеющиеся в головах тех, кто науку делает? И если в науку не вмешиваются политики, если они не клеймят буржуазные лженауки кибернетику и генетику, не учат химиков марксистско-ленинской химии, не сажают в кабинеты директоров институтов своих шестерок и не открывают кафедр теологии в ядерных университетах, то она в общем и целом справляется. Исследует элементарные частицы и звезды, создает бомбы и лекарства.
      
       Но когда мы собираем веселенькую тусу с кофем, брейком, мастером и классом, мы не просто пилим понемногу -- это ерунда на фоне глупостей политиков, не раз уже обрушивших рынок и наказавших каждого россиянина на тысячи долларов. Это шоу троечников, которые думают, что, отказавшись от накопленного человечеством опыта и, собравшись в большую и веселую толпу, они что-то сделают. Но сбежавшись даже со всех концов деревни, можно построить хоть и быстро, но только сарай. Для серьезного строительства нужны профессиональные архитекторы и строители, нужны рабочие, деньги, время и катерпиллеры.
      
       Некоторые говорят, что прогноз в науке и технике вообще невозможен, ибо предсказать открытие -- то же самое, что сделать его. Утверждение сильное, но излишне категоричное. В некоторых случаях возможно нечто вроде метапрогноза: известно, что продвижение в такой-то области в таком-то направлении стоило последние десять лет столько-то. Наверное, и дальше... -- это примитивный, так называемый "инерционный" прогноз, но даже в этом случае мы пользуемся опытом. Далее, возможно следующее рассуждение (вспомним про прогнозы продвижения в астрономии) -- когда мы введем в действие такой-то инструмент, то увидим то-то и то-то и вот что сможем открыть. Дело в том, что в физике не всякое открытие так уж неожиданно, как высокотемпературная сверхпроводимость -- многие результаты отчасти предвидимы. Профессиональный биолог или химик в некоторых случаях сможет сказать, сколько будет стоить (в долларах и в человеко-месяцах) тот или иной результат.
      
       Вполне возможно, что сегодняшнее состояние прогнозирования преходяще, и через одно-два поколения общее развитие науки приведет к серьезному прогрессу в этой области. Но может быть, однако, что прогресс в этой области вообще невозможен. Хотя мне кажется, что наиболее реален третий путь, нормальный для науки -- будет понято, что именно можно предсказать, а что -- нельзя.
      
       Когда нас учили лазить по скалам, инструктора говорили, что искусство хорошего лазания базируется не на бицепсах толщиной в четырехглавую мышцу бедра, а в умении использовать каждую зацепку три раза -- подтянуться на пальчиках, поставить ладошку и отжаться, поставить ножку и выпрямить ее. То есть использовать накопленный человечеством опыт; оптимально его использовать. А теперь поговорим о более широком круге футурологических проблем.
      
      
       Вселенная, Солнце, биосфера
      
       Физика знает кое-что о Вселенной, и, хотя нет единой теории будущего Вселенной в целом, разнообразие теорий существенно меньше разнообразия теорий будущего хотя бы человечества. Что касается отдельных звезд и планетных систем, например, того солнца, которое Солнце, то физика вполне определенна -- пожалуйте бриться, то есть брить биосферу: красный гигант через пять миллиардов лет. Это влечет определенные последствия для человечества, недопустимо жарко станет впятеро раньше, и можно, конечно, пофантазировать насчет улета -- конкретно, человечества к звездам. Но тут и вступает в действие сформулированное раньше ограничение "убедить себя" -- мне не удается убедить себя, что человечество столько просуществует, да еще в виде, интересующемся перелетами и способном этим делом результативно заняться.
      
       Между масштабом эволюции звезд и эволюции человека как вида лежит эволюция планеты, например, Земли и биосферы. Что касается эволюции нашей планетки, то речь идет о миллионах лет -- см. статью "Временная шкала далёкого будущего" в Википедии. С точки зрения физика, та часть указанной статьи, в которой говорится именно об эволюции Земли как планеты, вполне достоверна.
      
       Тут Первочитатель заметил, что метеорологи не научились точно предсказывать погоду, сейсмологи -- землетрясения, а вулканологи -- извержения.
       Да, но все это -- с точки зрения планеты -- мелкомасштабные явления. Жизни как таковой они не угрожают, и на биологию не повлияют -- маловероятно, что конкретный вулкан прицелится в ту конкретную особь, гибель которой изменит эволюцию.
      
       Что касается биосферы, то я не биолог и не знаю, насколько все верно в книге Дугал Диксон "После человека: зоология будущего",
       www.sivatherium.narod.ru/library/Dixon/main_ru.htm
       но картинки там замечательные. А уж полет фантазии... а уж в других его книгах... какая же была у автора крутая трава... "Нам нужно лететь! А ну от винта! Все от винта!"
      
       Предсказание в биологии может быть невозможным из-за "эффекта бабочки", когда выживание или гибель конкретной особи грозит изменять дальнейшую эволюцию. Вот пример, который привела мне Е.А.Клещенко. "Приходит эпидемия болезни, которая убивает в раннем возрасте или делает бесплодными всех представителей вида, кроме носителей генного полиморфизма, который был нейтральным или слабо вредным и, как следствие, мало распространенным. Через несколько поколений все выжившие представители вида будут потомками носителей этого полиморфизма и сами носителями. Если бы тех особей не было, вид вымер бы или выжил за счет чего-то другого (допустим, другой мутацией сдвинул бы размножение на более ранние сроки), но все равно стал бы иным". Да и Е.В.Кунин в замечательной книге "Логика случая. О природе и происхождении биологической эволюции" утверждает, что роль случайностей, по крайней мере, когда-то была велика.
      
       Можно спросить -- а почему именно после, почему бы человеку не эволюционировать и эти миллионы и этот миллиард? Мне кажется, что человечество просуществует на порядки меньше, чем биосфера, а конкретные государства, как бы они ни пыжились, еще на порядки меньше. Лично мне интереснее всего человечество, но вам может быть интереснее Россия -- с нее и начнем.
      
      
       Россия -- состояние: откуда взялось
      
       Многие пишут трезвые и весьма неприятные вещи о России, многие работают и делают свое полезное и необходимое дело, многие делают это дело хорошо (как ни трудно делать что-то хорошо, если кругом делают плохо), а некоторые даже пытаются понять, почему кругом "плохо". Кто-то винит коммунистов, кто-то -- бездарных российских царей, кто-то природные условия, есть и множество других вариантов. На каждое соображение есть веское возражение, на него -- контрвозражение, на гайку -- винт, на него -- гайка и ее верный шплинт. Из всего этого кипения страстей, однако, не вырастает модель. Потому что 95 % спорящих, начиная с третьей реплики, хотят одного -- выцарапать оппоненту глаза и перегрызть горло, 5 % -- с пятой, а оставшихся 0,8 % хватило бы для создания теории, но они считают, что причина должна быть одна. Последние 0,04 % смело допускают, что факторов может быть несколько, но исходная-то причина точно должна быть одна. Так вот, это не так, и не просто "не так", а онтологически не так.
      
       Тут Первочитатель удивился странным цифрам.
       Да, вот что бывает, когда не читают регулярно школьный учебник физики. Там есть про точность измерений.
      
       Образование ментальности народа или, скажем так, населения страны -- дело веков или тысячелетий. Единственное, что есть изначально, -- природные условия: Гольфстрим плевал на трепыхания где-то на суше, да и пассаты вряд ли заморачиваются деятельностью красных и коричневых, а также зеленых, розовых, голубых и прочих цветных шутов. Правда, один раз людишки подошли близко к краю, да математики -- американские и российские в унисон (только то и спасло) -- вовремя сказали, что вот тут вы, политики, ребяты-акробаты, всех и закопаете. Политики схватились за голову и притормозили с боеголовками. Если интересно -- спросите Google'а или Bing'а "ядерная зима".
      
       Но даже и с природными условиями не все очевидно -- их нельзя изменить, но можно же было не селиться где попало. Посмотрел Аыуыхх из-под мозолистой от провертывания дыры в камне длани на сиротливую бескрайнюю тундру и сказал: "Хаверим, это ж пц во плоти, вертаем оглобли, почапали в Междуречье". А кто-то брался за топорище и строил избу. Возможно, на каком-то этапе играет роль личность.
      
       Вот, скажем, через десять тысяч лет: кто на троне --
       (1) человек, ясно понимающий, что завтра все рухнет, и желающий спасти, но не понимающий, что и как можно спасти,
       (2) миролюбивый властитель c некоторой склонностью к алкоголю, видящий, что опереться-то и не на кого, или
       (3) жадное и завистливое существо с комплексом неполноценности и группой поддержки, которая сожрала бы его, если бы сумела договориться.
       Наверное, в любом случае важно, умный он манипулятор и интриган или не очень, понимает "душу народа" или не очень и так далее. Но сказать, что именно важнее, нельзя -- важно и то, и это, и еще много что, а главное -- как это все связано.
      
       Так что нет у нас связной теории образования ментальности -- и не потому, что социологи глупые, а потому, что это сложный процесс, его компоненты переплетены, нельзя выделить главное. Признак -- ожесточенные дискуссии вокруг предопределенности ментальности климатом: есть доводы "за" и доводы "против", а вот связной картины нет. Можно лишь пробовать указывать какие-то факторы.
      
       Понятно, как действует искусственный отбор предприимчивых на этапе возникновения страны. При этом, например, отбор предприимчивых производила и Россия (освоение Сибири), но давление центра продолжалось. Отколись Сибирь, как Америка от Великобритании, да с западносибирской нефтью -- многое сложилось бы иначе. Вот растают льды Антарктиды, начнут люди ее заселять, и возникнет НоваяАмерика или НовыйИзраиль с новым, гордым, готовым к труду и обороне населением -- c верным кольтом у бедра и мотыгой в руках. "Согласно закону Антарктиды, кольт 45-го калибра бьет четырех тузов".
      
       Что до влияния бедности и богатства ресурсов -- то оно зависит от этапа развития: при уже сформированной ментальности влияние будет слабо. Россияне не выросли на нефтяных полях, поэтому они в среднем были трудолюбивы -- до 17-го года; а потом начался отрицательный отбор, и что получилось -- в конце века стало ясно. И ясно до сих пор, и еще долго будет ясно. Вековой отрицательный отбор даром не проходит.
      
      
       Россия -- состояние: чем измерить
      
       Писать об отдельных мерзостях можно до бесконечности: о воровстве и лживости кумиров, о комплексах униженных рабов, которые политики умело превращают в безумные претензии и -- опять -- в самоубийственную агрессию, о мафиозности власти и униженности закона, о зачистке общества и прессы от несогласных. Приводятся тексты и таблицы с перечнями первых мест в мире по всякой чернухе (убийства, самоубийства, алкоголь, курение и прочая наркомания и т. д.) и последних по всякому хорошему (законность, безопасность, условия для бизнеса, свобода печати и т. д.). С другой стороны, полно людей, которые работают и хорошо делают свое полезное и необходимое дело, -- они точно есть, я с ними постоянно, непрерывно и регулярно "по долгу службы" общаюсь.
      
       У общества есть интегральный ресурс. Это интеллект, физическая сила, хороший генофонд, жизни людей, информация, недвижимость, наука, "энтузиазм миллионов", запуганность соседей, запасы оливкового масла, месторождения алмазов и гуано, агентурная сеть во вражеском тылу и вообще все. Далее действует закон сохранения -- то, что есть, плюс сделанное теми, кто работает, и минус безвозвратные потери (стерхи, которые радостно взлетают, и ракеты, которые печально не взлетают) -- это и есть то, что будет завтра с утра.
      
       Определить состояние ресурса российского народа до начала прошлого века трудно. Одни авторы пишут, что это была нормальная страна и российские купцы держали лавки в лондонском Сити, другие -- что уже тогда все было плохо, что реки крови, пролитые когда-то двумя безумными тиранами, не прошли бесследно ("страна рабов, страна господ, и вы, мундиры голубые, и ты, им преданный народ"). Эти варианты могли, впрочем, и сочетаться. Прошлый век понятнее -- мечта о мировом господстве, ускоренная урбанизация, психология осажденной крепости, истребление или изгнание инакомыслящих и просто мыслящих, лагеря, тюрьмы, "перемешивание" народов, разрушение традиций... кто еще позволил бы проделать с собой все это? -- похоже, что поэт был прав: безумные тираны предыдущих веков поработали не зря. Стокгольмский синдром на уровне общества -- чтобы не было тотальной фрустрации, давайте полюбим тирана! Обезьяна живет в каждом из нас, а кто не сумел взять в руки гранату -- утешится тем, что возлюбит унылого гамадрила с черездваразанатретий взлетающей ракетой.
      
       Тут Первочитатель указал мне -- насчет "кто еще бы позволил" -- на Германию, Китай, Монголию, страны Африки...
       Да, но Германия, как мне кажется, не вполне корректный пример -- немецкие национал-социалисты истребляли в основном не свой народ, а чужие. Вот Китай, Кампучия и Монголия -- это да, это реки крови уже своего народа... Но Монголия -- это, кстати, российское влияние. Может быть, Россия действительно не Евразия, а Азиопа?
      
       Сегодня с ресурсом общества дела плохи, а то, что есть, власть тратит на наркотик -- агрессию. И люди ведут себя ровно так, как и положено вести себя наркоманам. Надувают рейтинг, а потом идут и платят рублем -- в магазинах и сберкассах -- за свои комплексы. За манию величия, за психологию осажденной крепости, за ненависть ко всем, кто живет лучше или хотя бы цивилизованнее. Россиян посадили на иглу, сегодня им там хорошо -- а так и должно быть, любой нарколог подтвердит. Весьма популярная сегодняшняя российская власть воплощает народные чаяния, но она в этом процессе -- просто неодушевленный инструмент. Власть -- это шприц, а спереди у нее, как и положено по Фрейду, останкинская игла -- и введена она россиянину в мозги.
      
       И это -- я не шучу! -- это наша власть; в той мере, в которой мы вообще "мы". Наша в том смысле, что у них, отгородившихся от народа бронированными машинами, стенами дворцов и миллиардами на зарубежных счетах и счетах "друзей", те же комплексы, что у нас, "простых советских человеков". Использование наркотика для управления народом -- не сегодняшнее изобретение. Психология осажденной крепости ("мы самые хорошие, но нам все желают плохого") плюс водочка -- этим коктейльчиком ты, россиянин, травишься больше века. Одно время рецепт был сложнее -- там еще плавала красная вишенка "мы всем хотим хорошего и построим рай на земле", нынче рецепт упростился. Мы уже не хотим мыть сапоги в Индийском океане -- хотя бы убогие портянки в Черном море.
      
       Красная вишенка... я не шучу и не издеваюсь! Я очень хорошо знаю, какая это мечта -- дать женщине (как мне однажды показалось) ее счастье. Вот и им показалось -- дать счастье всем, через мировую революцию, всему миру. Ведь они верили в это! И претерпели много больше, чем я, и заслужили лучшую смерть -- смерть не разочарованными. Впрочем, большинству это не досталось -- их ставили к стенке или вели в расстрельный подвал свои.
      
       Для оценки общего состояния общества нужны какие-то параметры. Набор эффективных параметров должен зависеть от поставленной задачи. В одних условиях и для решения одних задач эффективными оказываются большая территория, низкая цена человеческой жизни и терпение людей, в других -- природные ресурсы, накопленные знания и технологии, трудолюбие. Для всех ресурсов единое мерило -- деньги. Они дают доступ к ресурсам, в том числе нематериальным -- телевизор управляет энтузиазмом, причем в стране наркоманов -- очень эффективно. Цены на ресурсы отражают ситуацию с задачами: то, что нужно для решения текущих задач, стоит дороже. Общественное сознание и большой бизнес автоматически интегрируют, решая за социолога задачу определения веса параметров.
      
       Деньги -- это интегральный параметр, который говорит и о состоянии экономики, и о возможностях эволюции. Потому что люди, имеющие деньги, то есть имеющие возможность привлекать ресурсы, вкладывают их либо в одно дело, либо в другое, обозначая этим свой прогноз возможных доходов. Ввоз/вывоз капитала и уровень инвестиций -- интегральные параметры состояния общества. Как дела с этим в России? -- цифры известны, залезьте в Сеть и ужаснитесь. "Бегство денег" -- самый точный и простой признак того, что люди не верят в нормальное развитие.
      
       Россиянину пытаются внушить, что "вывоз капитала" -- это и нехорошо, и аморально, и почти незаконно. Оказывается, когда ты идешь в магазин и что-то покупаешь, ты "вывозишь капитал" из магазина напротив -- потому что не вкладываешь в него! Короче: человек может делать со своими деньгами что хочет. Это задача магазина -- чтобы деньги понесли именно туда. Если народ терпит такую власть, которая не создает инвестиционной привлекательности хотя бы в той мере, в которой может, то значит, народ не понимает, какой должна быть власть, чтобы ему, народу, было хорошо жить.
      
      
       Россия -- состояние: каково оно
      
       Начнем с нефти -- просто потому, что об этом все пишут. В малогабаритный вечный двигатель физики не верят, так что или нефть-газ-уголь, или солнышко, или атом. Термояд -- если и да, то нескоро, ветер и волны -- романтично, но вторично -- опять же солнце, водородная энергетика -- это дистрибуция и потребление, а не первичные источники. Добыча нефти сейчас не растет и расти не будет, понемногу пойдет замещение ее другими первичными источниками, но все это будет происходить небыстро
       www.echo.msk.ru/blog/ura/1226251-echo/
       Новые технологии добычи нефти, новые источники газа, солнечные батареи -- да, конечно, и Запад наконец-то понял, что надо избавляться от зависимости (пусть скажут спасибо жертвам агрессии), все это будет, но не завтра -- новые источники требуют вложений. Вот три интересные обзора с разных сторон:
       http://art-of-arts.livejournal.com/199819.html
       http://lleo.me/dnevnik/2013/07/31_gas.html
       http://argumentua.com/stati/neprognoz-kak-nauchno-tekhnicheskii-progress-pokhoronit-putinskuyu-rossiyu
      
       Выживание режимов в тех странах, которые сейчас живут за счет вывоза нефти и газа, зависит, однако, не от добычи нефти, а от произведения добычи на цену. А что касается цен, то вступает в действие идеология -- те, кто в душе жаждет падения режимов, превращающих страну в занимающуюся терроризмом бензоколонку, предрекают падение цен и нечто вроде печальной картинки
       www.facebook.com/photo.php?fbid=229712830478983&set=a.107042812745986.9938.100003208032044&type=1
       Те, кто придерживается противоположных взглядов, прогнозируют рост цен, благоденствие владельцев нефтяного и газового кранов и радостную поддержку получающего от них подачки народа. Они игнорируют -- как и должно недоучкам -- прогресс науки и техники и постепенное, но неизбежное, уменьшение потребности.
      
       Цены на нефть в краткосрочной перспективе сильно колеблются, поскольку носят спекулятивный характер: "В настоящее время на лондонской и нью-йоркской биржах, вместе взятых, ежедневно торгуют объемами нефти, десятикратно превышающими суточные объемы физической нефти, реально добываемой и потребляемой во всем мире".
       https://nashagazeta.ch/news/14533
       Но в долгосрочной перспективе берут верх материальные факторы -- стоимость добычи и потребность. Провала цен на энергию не будет -- владельцу нового источника невыгодно продавать энергию существенно дешевле сложившихся цен. Потому, что он хочет кушать, и потому, что он должен возвращать те кредиты, за счет которых создавал эти источники. Значит, и сильного провала цен на нефть не будет, хотя потребность именно в российской нефти будет падать. Хотя Россия издавна влияла на цену на нефть посредством поддержания войны на Ближнем Востоке
       http://vitki.org
       но сейчас это влияние ослабло.
      
       Вообще влияния нефти на "цивилизацию в целом" не стоит преувеличивать. Хорошо этот вопрос разобран в тексте "Без нефти", автор -- Марко Поло, он же Сергей Эйгенсон. Текст есть в Интернете, например http://samlib.ru/p/polo_m/beznefti.shtml
      
       Так что за счет вывоза нефти и газа РФ сможет существовать долго. Но развиваться уже не сможет, потому что система катастрофически неэффективна и будет оставаться такой. Эффективной система становится только в процессе развития и построения капитализма, когда люди учатся работать эффективно, а необучаемые -- посредством конкуренции -- устраняются с рынка. И попутно строится новая мораль -- но на все это нужны десятилетия. Однако таким обществом трудно "править", и власть не даст его строить, а без него мы имеем то, что имеем. Низка производительность труда, а еще ниже эффективность производства -- интегрально, по всей цепи, с учетом взяток, откатов, распилов, рейдерских захватов, ежечасно меняющегося законодательства, вранья, перебегания к конкурентам, нарушения всех и всяческих договоренностей и так далее.
      
       Причем мы не очень замечаем важную вещь -- влияние морали на эффективность производства. Любой бизнесмен, любой организатор дела вынужден учитывать, что могут "кинуть" -- причем все. Любая договоренность может быть нарушена, почти любой человек может обмануть. От этого есть и прямые потери, но есть и косвенные, их не видно, но не больше ли они? -- от необходимости брать в голову все это при ведении бизнеса, избегать сделок, опирающихся на честность, сотрудничество, доверие. И власть подает нам с экрана блестящий пример, говоря позавчера одно, вчера -- другое, сегодня -- третье, а какую лапшу нам преподнесут завтра? Да и работник работает иначе, когда знает, что любую договоренность могут нарушить, зарплату могут задержать или вообще.
      
       Многие авторы отмечают, что уровень межличностного доверия очень важен для успешности бизнеса, но что его трудно корректно измерить, например
       http://ecsocman.hse.ru/data/062/633/1219/Rukavishnikov_4.pdf
       По данным межстрановых исследований, в России он -- для всего населения -- или средний (как в развитых странах) http://www.civisbook.ru/files/File/Latov.pdf
       или ниже
       http://magazines.russ.ru/nlo/2012/117/g25.html
       www.isras.ru/socis_2014_02.html?&printmode
       (статья Сасаки М.), причем мнение автора зависит от интерпретации имеющихся результатов. А интерпретация, как вы понимаете, зависит... вот-вот, именно от мнения. При этом лишь немногие авторы отмечают, что респондент может на словах придерживаться одной позиции, а на практике другой
       http://corp.fom.ru/uploads/socreal/post-97.pdf
       и лишь немногие (даже среди тех, кто пытается связать уровень доверия с экономикой) авторы обращают внимание на то, что большая часть доверия сосредоточена в семье
       www.hse.ru/data/2011/02/10/1208676078/Cor_trust_RF_Rim.doc
       а бизнес ведется в основном с чужими и -- на коротких временных интервалах -- с экономически заинтересованными в обмане людьми. Причем не всем населением, а вполне определенной группой, и, опять же, не со всем населением, а с группами, причем разными (начальники, партнеры, коллеги, подчиненные).
      
       Увы, социологических данных недостаточно для аргументированного суждения. В такой ситуации напрашивается идея проведения экспертного опроса -- то есть опроса людей, реально занимающихся бизнесом, о степени влияния на бизнес (в том числе их бизнес) возможности доверять разным группам людей.
      
       Не о морали лепечем, ни в коем случае -- лишь о неэффективности деятельности в этих условиях. Ленин написал: "В конечном итоге побеждает тот общественный и политический строй, который предложит более высокую производительность труда". Жизнь показала, что при прочих равных условиях производительность труда тем больше, чем больше достается человеку. Поэтому капитализм побеждает и социализм, и авторитаризм -- первый отнимает у работника, чтобы кормить бездельника, второй -- чтобы строить мир во всем мире или дворцы себе и "своим".
      
       И никакие действительно работающие одиночки или наноколлективы, никакие фанатики добросовестности -- а они есть, что в медицине, что в педагогике, что где угодно -- не спасут систему в целом. Если экипаж лежит с последствиями морской болезни и двигатель заглох, бесполезны и умелый рулевой, и знающий штурман. А тому, кто волею судеб сумел напялить капитанскую кепку, остается двигать желваками и давать интервью. И лучше -- если через телевизор.
      
       Трезвомыслящие социологи тоже так думают
       https://www.levada.ru/2014/03/13/statya-lva-gudkova-chelovek-v-nemoralnom-prostranstve-k-sotsiologii-morali-v-posttotalitarnom-obshhestve/
       или
       www.colta.ru/articles/society/4319
       но их статьи лучше на ночь не читать.
      
      
       Россия -- прогноз
      
       Впереди несколько десятилетий стабильного гниения -- сначала при этой власти, потом при следующих представителях той же корпорации. Возможно, что после оставления поста "по независящим от персонажа обстоятельствам" наследнички вцепятся друг другу в глотки прямо над неостывшим трупиком. Но могут проявить благоразумие и аккуратно поделить власть так, чтобы остаться при своих. Посадят в кресло кого-то вроде Черненко (кто помнит?), опыт имеется... да и в Сети есть сайты, выбор приличный, и обойдется недорого, не более 100 $/час, и сделает все, что попросит клиент. Одних возбуждает черное и блестящее. Других -- в том числе некоторых политиков -- возможность прилюдно опустить. Гармония, аднака...
      
       А демография будет тем временем неукоснительно делать свое дело. За эти 20-30 лет треть населения европейской части России станет представителями Кавказа и Средней Азии, а в Москве они будут преобладать абсолютно. Россия ввозом гаст(неочень)арбайтеров расплачивается за то, что офисный планктон сидит в офисах, а не метет мостовые. А неоченьарбайтеры -- они молодые и лучше плодятся, чем стареющие русские. Европа, заметим, устроила то же самое, и рвет себе волосы на всех местах -- а Политкорректность уже примеривается, как сесть на крышку гроба с ее Культурой.
      
       Тут впору порассуждать о распаде России -- написано на эту тему много, мне показались содержательными две написанные с разных позиций, а потому более интересные работы
       http://yun.complife.ru/miscell/desint.htm
       http://coollib.com/b/266086
       Если распад произойдет, то не из-за этнического разнообразия -- пока бюджет кормит Кавказ (одних бандитов, чтобы следили за другими бандитами), отделяться им смысла нет, есть смысл осваивать столицу, обустраиваться поближе к денежным потокам. А вот Сибирь с Дальним Востоком вместе или по отдельности могут под шумок отползти.
      
       Правда, у россиян мысль о том, что "размер имеет значение", проходит кровавой нитью и через историю, и через истерию -- и по сей день на форумах любят повизжать, что и Аляска тоже почти наша. Пока что центр методично изымает из окраин деньги, возвращая некоторую часть обратно -- для покупки лояльности элит. Но со временем денег будет становиться меньше, аппетиты элит -- больше, и тогда амбиции местных элит и экономические интересы сибиряков и дальневосточников могут взять верх.
      
       Но стратегически итог будет един -- города с рекреационными огородами вокруг, полупустое остальное пространство, месторождения энергоносителей и, может быть, еще чего-то (никель, алюминий), и при них опять же дачно-огородные зоны, слабая центральная власть и три супер-региона -- Европа, Сибирь, Дальний Восток. Могли бы спокойно жить своей жизнью -- по крайней мере, пока нефть рулит, -- Татарстан и Башкортостан. Но нефть, в отличие от алмазов, не вечна, и потом -- чтобы ее продавать, нужны или порты и терминалы, или нефтепроводы, но на нефтепроводах есть кран, а кран крутит тот, на чьей земле нефтепровод.
      
       Заодно решится вопрос: Россия -- это Евразия или Азиопа? Если говорить о ментальности, а не о географии, то будет:
       (1) полуЕвропа -- окавказенно-осреднеазиазенная Москва с брезгливо косящимися на нее сверху Петербургом и Архангельском,
       (2) полуЕвропа Урал + Западная Сибирь, почти Европа по ментальности, но ласково окитаенная снизу, и
       (3) Восточная Сибирь + Дальний Восток, причем их положение на шкале Европа-Азия будет определяться степенью и формой взаимодействия с Китаем и Японией.
      
       Причем если Чечня поставила российскую власть в известную позу -- дотационную -- угрозой терактов, то Китай и Япония при необходимости просто заплатят (по-русски -- отстегнут) "центру", чтобы не мешали; бонус для законодателей -- секс-шоп-тур в Китай. А насчет дотаций регионам -- трезвый анализ вот http://lenta.ru/articles/2012/12/14/enough/
      
       Первочитатель указал на существенную разницу между двумя Сибирями. Западная, -- сказал он, -- это как раз русская Америка, туда приезжали после отмены крепостного права работать на земле самые отважные и трудолюбивые, она плотнее населена. Восточная -- народ там другой, там каторги всегда были, и ссылали на те каторги не только политических, но и за особо тяжкие преступления, край это более суровый и менее населенный, но туда китаец идет охотно.
      
       Все эти -- не ужасы, а болота -- увидим уже не мы, а наши дети. Наверное, лучше, если они это увидят с другого берега. По крайней мере, те, кто надувает щеки и несет патриотическую пургу с экрана зомбоящика, со мной согласны, и детишек увозят
       http://maxpark.com/community/129/content/2689673
       www.besttoday.ru/read/6604.html
       http://p-senko.livejournal.com/13914.html
       или просто спросите Google'а или Bing'а -- "где живут дети российских политиков". Кстати, значит, что-то человеческое у этих, которых мы избрали, еще осталось! Странно и даже "где-то" приятно.
      
       А чтобы немного отойти от этого ужаса... окунуться в другой, но тоже нефтяной мир, откроем прозорливца Пелевина...
      
      
       Священная книга оборотня
      
       - Потому что пятый раз уже этот пласт разводим, -- сказал Михалыч. -- По второму разу у меня всегда получается. И по третьему почти всегда. Но по пятому... Как-то непонятно уже, о чем тут выть.
      
       - Мужики, надо придумывать, -- озабоченно сказал военный. -- По отрасли почти все скважины на четвертом цикле. Если на пятый не выйдем, атлантисты из нас за два года бантустан сделают. Александр, есть идеи?
       /.../
       Пестрая корова! Слышишь, пестрая корова? Я знаю, надо совсем потерять стыд, чтобы снова просить у тебя нефти. Я и не прошу. Мы не заслужили. Я знаю, что ты про нас думаешь. Мол, сколько ни дашь, все равно Хаврошечке не перепадет ни капли, а все сожрут эти кукисы-юкисы, юксы-пуксы и прочая саранча, за которой не видно белого света. Ты права, пестрая корова, так оно и будет. Только знаешь что... Мне ведь известно, кто ты такая. Ты -- это все, кто жил здесь до нас. Родители, деды, прадеды, и раньше, раньше... Ты -- душа всех тех, кто умер с верой в счастье, которое наступит в будущем. И вот оно пришло. Будущее, в котором люди живут не ради чего-то, а ради самих себя. И знаешь, каково нам глотать пахнущее нефтью сашими и делать вид, что мы не замечаем, как тают под ногами последние льдины? Притворяться, что в этот пункт назначения тысячу лет шел народ, кончающийся нами? Получается, на самом деле жила только ты, пестрая корова. У тебя было ради кого жить, а у нас нет... У тебя были мы, а у нас нет никого, кроме самих себя. Но сейчас тебе так же плохо, как и нам, потому что ты больше не можешь прорасти для своей Хаврошечки яблоней. Ты можешь только дать позорным волкам нефти, чтобы кукис-юкис-юкси-пукс отстегнул своему лоеру, лоер откинул шефу охраны, шеф охраны откатил парикмахеру, парикмахер повару, повар шоферу, а шофер нанял твою Хаврошечку на час за полтораста баксов... И когда твоя Хаврошечка отоспится после анального секса и отгонит всем своим мусорам и бандитам, вот тогда, может быть, у нее хватит на яблоко, которым ты так хотела для нее стать, пестрая корова...
      
       Мне показалось, что корова смотрит на меня своими пустыми глазницами. А потом я
       увидела в свой бинокль, как на краю этой глазницы появилась и набухла слеза. Она пробежала по черепу и сорвалась в снег, а следом появилась вторая, потом третья...
      
      
       Апокалипсисты
      
       В футурологии есть направление, которому надо -- даже если оно вызывает у некоторых смешок -- уделить внимание. Потому что у некоторых оно смешка не вызывает, но главное -- потому, что приверженность пишущего и мыслящего человека тому или иному направлению связана с его психологией, а не только с наличием мозгов. Умный и содержательно пишущий человек может по психологическим причинам ехать в неправильном направлении, но по ходу дела высказывать интересное. У Циолковского, который считал кольца Сатурна живыми, были и другие идеи.
      
       Апокалиптические проблемы можно несколько условно поделить на две группы. Первая -- "умеренно реальные" проблемы, которые уже есть и (по крайней мере, кому-то так кажется) нарастают. Это означает высокую степень их реальности, хотя и не означает их важности. С другой стороны, раз они уже есть, то есть как-то проявляются, то их можно изучать и на основе полученных данных строить какие-то модели. Поэтому именно для этих проблем в литературе существует и серьезное рассмотрение. Вот три примера "умеренно реальных" апокалиптических проблем.
      
       Первый пример -- нефть и вообще энергетика. Серьезные работы есть, но полно и апокалиптических. Характерные признаки последних: (1) массированное употребление выражений "может быть", "может оказаться", "некоторые ученые", "нельзя исключить", "вполне реально" и тому подобных, (2) когда дело касается физики, химии и техники, автор пишет глупости, зачастую -- совершенно феерические. Вот почти наугад три примера из лишь одной области -- водород под давлением нельзя хранить в металлических баллонах, потому что он разъедает металлы; "водородная экономика" не сможет обогреть десятки миллионов жилых и производственных зданий; жидкий водород необходимо доставлять в баках, где он находится под невероятно высоким давлением. Хотя проблемы энергетики -- это вполне реальные проблемы, но последним днем Помпеи пока не пахнет.
      
       Второй пример "умеренно реальной апокалиптики" -- болезни. Многие авторы пишут про вирусы и бактерии, про их мгновенные и смертоносные мутации, про то, что людишки общаются кто со спидоносными шимпанзе Африки, кто с чумными сусликами бывших советских среднеазиатских, а потом путешествуют по земному шару. А тут еще и Эбола подоспела. Однако кажется, что естественных болезней человечеству можно не опасаться -- естественная среда существует очень давно, и вряд ли она изобретет нечто такое, чего не попробовала за десятки тысяч лет. А возможности науки, в том числе биологии и медицины, увеличиваются быстро, поэтому опасность убывает. Правда, мобильность людишек создает проблему -- население одного континента плохо сопротивляется болезням другого, да и медицина не всегда разбирается в чужих Эболах. Но высокая мобильность возникла не вчера, она уже есть и дальше расти вряд ли будет, так что это разовая, уже осознанная и решаемая проблема.
      
       Третий пример "умеренно реальной", но, впрочем, еще менее реальной проблемы -- глобальное (термин сходу гипнотизирует, да?) потепление. Некоторые пишут о нем как о достоверном, а для поднятия достоверности объясняют читателям, как глупы те, кто не пугается криков о потеплении. Другие источники приводят вовсе не выглядящие глупыми аргументы против. В целом, возникает впечатление, что, как говорил мой папа, "дело ясное, что дело темное". Вообще-то это ситуация нормальная -- на любой вопрос наука сначала не может ответить, а потом отвечает. По дороге иногда -- а иногда и не один раз -- отвечая неверно.
      
       Именно тут надо отметить важный момент -- когда надо быть особенно осторожным с наукой? Когда в дело вмешиваются политика и бизнес. "Если речь идет непонятно о чем, -- значит, она идет о деньгах". А в вопросе так называемого "глобального потепления" речь идет ого-го о каких деньгах! Не следует понимать сказанное так, что товарищи и господа ученые просто искажают данные или иными способами врут. То есть не исключено и такое, но массовый механизм гораздо проще. Для делания науки даже самым безумным ученым, готовым ходить в лохмотьях и питаться солнечным светом, нужны деньги. Их выделяет в диком обществе государство, в цивилизованном -- бизнес и фонды. Наука делается в цивилизованных странах, вот и получается, что половина (минимаксная оценка) науки делается теми, кто на момент выделения денег ближе к тем результатам, которые в перспективе принесут выгоду бизнесу. Поэтому, как это ни противно, но, услышав слово "глобальный", надо насторожиться и при оценке надежности результатов учитывать, какие именно результаты могут в перспективе принести прок большому бизнесу и как это влияет на "научные" результаты. Можно заглянуть в статью "глобальное потепление" в Луркоморье, там эта сторона вопроса как раз хорошо освещена
       http://lurkmore.to
      
       Вторая группа апокалиптических проблем -- это проблемы, которые нельзя считать "уже проявившимися", и на их счет можно строить любые (в меру фантазии) гипотезы. Тут нам повезло -- есть книга, которая суммирует все мнения и высказывания в этой области, приводит их в систему и анализирует не только отдельные риски, но и их взаимодействие. И даже анализирует причины недостаточно серьезного, по мнению автора, отношения людей и властей к апокалиптическим видениям. Это энциклопедия области
       А.В.Турчин "Структура глобальной катастрофы"
       http://www.proza.ru/2007/08/10-217
      
       Изучив ее, мы понимаем, почему апокалиптика представляет собой отдельную, идеологически очерченную, область -- она, как и вся научная фантастика, рассматривает ситуации, которые в принципе возможны, и не претендует на предсказание того, что реализуется. При этом авторы многих гипотез игнорируют физику и экономику. Вот два примера.
      
       "США и Россия по-прежнему имеют огромные запасы ядерных вооружений. Но приведёт ли полноценная ядерная война к реальному истреблению человечества? (а) Для того, чтобы это стало риском существованию, достаточно, чтобы мы не были уверены, что этого не случится. (б) Климатические эффекты широкомасштабной ядерной войны малоизвестны (есть вероятность ядерной зимы). (в) Будущие гонки вооружений между другими странами не могут быть исключены, и это может привести к возникновению ещё больших арсеналов, чем те, что были на вершине Холодной войны".
      
       Здесь (а) -- просто бред (мы мало в чем можем быть уверены, так что же, все остальное -- угрозы?), (б) -- незнание истории вопроса и нежелание разобраться, (в) непонимание экономики и техники. Причем бредовая идея (а) тут же и применяется.
      
       "Мы живём в симуляции, и она выключается. Может быть доказано, что гипотезе, что мы живём в компьютерной симуляции, следует приписать значительную вероятность".
       Как говорится, смотрите за руками -- в одной фразе "доказано", "гипотеза" и "значительную вероятность"! Апофигей наукообразия.
      
       Хорошо хоть, что автор не пугает читателя метеоритами -- вероятность столкновения и последствия худо-бедно, но можно оценить, и вероятность катастрофических событий так мала, что страшно не делается.
      
       Поэтому данная энциклопедия вполне может служить пособием по сюжетам для писателей-фантастов. С другой стороны, и ссылки на соответствующие произведения книгу бы украсили (они там есть, но только на Станислава Лема). Раз уж и авторы, претендующие на серьезность, ссылаются на публикации в средствах массовой информации... Заметим, что многие авторы называют в качестве срока для самых разных апокалипсисов 10-20 лет. И что этот период иногда уже минул, не суть важно, но интересно, почему именно такая временная протяженность? Моя гипотеза: меньше -- страшно, а больше -- обидно, не увидим. А на этой цифре -- баланс, как в идеализированной экономике.
      
       Отдельно заметим, что многие сведения, на которые опираются апокалипсисты, получены некорректно -- то ли по неаккуратности, то ли по, извините, проплаченности. Тем более, что добросовестную ошибку бывает трудно отличить от жульничества. Насчет ошибочных и "ошибочных" данных и выводов можно порекомендовать весьма интересную (хотя и содержащую некоторые ошибки) книгу Джулиан Саймон "Неисчерпаемый ресурс"
       https://lib.rus.ec/b/485824
      
       А еще на тему апокалипсиса есть милые картинки
       http://pirojok.net/interesting/8969-.html
       есть и симпатичное кино "Жизнь после людей"
       http://www.youtube.com/watch?v=zvkqeXhDn24&list=PLsqzx4XauN4wawpQWCoFX_pW0xphH7hJl
       но на него нет времени -- ни у меня, ни, скорее всего, у вас. Там же есть и подобное, но поплоше -- "Земля. Жизнь без людей", "Жизнь без людей на Земле" и так далее.
      
       И еще на тема апокалипсиса Елена Клещенко подарила мне цитату:
       "Говорю студентам-гуманитариям:
       - Проверил вашу контрольную... (мой глубокий вздох)
       - Ужас?!
       - Ну как сказать. По шкале фильмов ужасов - "Лепрекон-1"...
       - Почему?
       - Очень редко страшновато, а большей частью хочется ржать.
       Аркадий Курамшин".
      
      
       Футурология -- немного критики
      
       Ссылкой на книгу "Фантастика и футурология" Станислава Лема избавим себя от необходимости критики предшественников. После тех помоев, которые вылил на футурологов пан Станислав, нам здесь просто нечего делать. Причину неудач футурологов Лем видит в отсутствии системы в их размышлениях, в отсутствии понимания законов, которым должно подчиняться движение общества. Но что такое законы? Это существенная часть науки, результат ее функционирования. Физика перерабатывает молнию в уравнения Максвелла, биология -- корову в цикл Кребса, а в кого перерабатывает футурология общества и цивилизации? А ни в кого.
      
       Футурологи пока не пытаются сформулировать эти законы: есть только "живое созерцание", но нет даже обобщения -- следующего шага. Можно было бы поступить так -- проанализировать, что именно неправильно предсказывали футурологи, на основе этого анализа понять природу, причины, систему ошибок и попытаться построить теорию без них. Но этот подход идет вразрез со всей научной традицией, ибо смешивает науку и метанауку (науковедение). Поэтому по данному пути, кажется, не пытался пройти никто.
      
       Заметим прежде всего, что какие-то законы развития обществ нам известны, и оратели футурологической нивы ими -- хотя и без рефлексии -- пользуются. Как бы они вообще могли что-либо (здесь не важно, верно или не верно) предсказать, если бы не пользовались законами, связями типа "если -- то"? Если синий лазер -- то новая технология CD, удобства пользователям, доход фирмам и возможности для культуры, если генномодифицированная пшеница -- то на сколько-то больше урожай и страшилки в прессе, если тиран, то цензура, если тиран и дурак в окружении дураков -- то отнятие денег у стариков, если тиран и негодяй в окружении негодяев -- то стрельба из огнеметов по школе с детьми ради того, чтобы красиво поджарить террористов. Какие-то закономерности есть, но вот предсказать с их помощью будущее -- на интересный интервал времени и правильно -- не удается. Возможности для культуры -- но какой? Больше урожай -- но на сколько-то миллионов смертей меньше в Индии, или на сколько-то роскошных дворцов больше у царька -- виноват, президента -- в Африке? Если тиран и все прочее -- то болото на два поколения или навсегда? Молчит футурология, не дает ответа -- прав был Гоголь, сжег футурологический том.
      
       Предположим, однако, что мы сумели понять, вывести из многовекового опыта эти локальные "если -- то" законы. Что дальше? Открыл, значит, придворный архитектор Аменхотепа такого-то принцип строительства небоскребов, а жрецы ему р-раз -- и чашу с импортной цикутой: не святотатствуй, пащенок! Почему с помощью локальных законов не удастся предсказывать будущее? По двум причинам. Первая -- очевидная: сложность системы. Действия жрецов зависели от многих причин. От покровительственного отношения фараона к любимцу, члену Президиума Союза Архитекторов Объединенного Верхнего и Нижнего Египта. От дочери архитектора (ах, какие си... то есть перси... то есть ланиты) которая... кхе-кхе... с главным жрецом. От простого и незамысловатого отката -- храм бережно крышевал мастера уровня и отвеса. И еще Анубис знает от чего. Чтобы предсказать ход событий, надо либо знать все на каком-то уровне (плюс иметь модель взаимодействия: как они взвешивают покровительство, дочь и откат?), либо перейти на следующий уровень. Уровень законов, которые сами по себе, по природе, а не по нашим вычислениям, аккумулируют нижележащие, как уравнения Стефана -- Больцмана -- отдельные кванты, а Менделеева -- Клайперона -- поведение всех тридцати тысяч миллиардов молекул в каждом твоем, радость моя, глубоком вдохе. Итак, вывод: если нет возможности узнать законы данного этажа и схему их взаимодействия, то иди вверх. В надежде, что этажом выше найдется что-то, автоматически обобщающее. Как деньги в экономике.
      
       В качестве причины непредсказуемости некоторые люди, закатив для внушительности глаза, произносят слово "нелинейность". Это слово -- такое же заклинание, как "водородная энергетика". На малом интервале любая непрерывная функция аппроксимируется с любой точностью линейной, на большом -- нет. И что с того? Аппроксимация ничего не доказывает и не дает ничего возможности предсказать, если не возникло понимание механизма. Серьезное ограничение предсказуемости -- неустойчивость. Которая означает невозможность предсказания времени выхода системы из некоторого положения и направления этого выхода. Но, во-первых, мы не знаем, устойчива или нет на самом деле та или иная социальная ситуация -- это вам не физика с ее уже сформулированными признаками и экспериментальной проверкой. А во-вторых, и при наличии неустойчивости кое-что предсказать вполне можно, если есть законы, связывающие ситуацию "до" и ситуацию "после" некого процесса. Даже если именно ход процесса непредсказуем.
      
       Для анализа подобных ситуаций возникла целая новая область в физике, со своими поразительными результатами. Что-то делать с такими ситуациями физики научились. Но не предсказывать движение конкретного карандаша, поставленного на острие, и конкретной молекулы. Две вещи, впрочем, совершенно очевидны -- даже на школьном уровне. В процессе движения после потери устойчивости выполняются все динамические законы, описывающие ситуацию -- например, конкретные столкновения молекул или изменение скорости карандаша при перемещении в поле гравитации. Но эти законы не связывают конечное и начальное состояние, они действуют в данный момент и не обязаны во всех случаях допускать интегрирование по времени. А вот законы сохранения действуют, связывая начальное состояние и конечное. Разумеется, они не дают полной информации: например, они могут отчасти предсказать скорость карандаша -- но модуль, а не направление.
      
       Сложность прогнозирования влечет в качестве психологически понятной защитной реакции:
       - декларирование невозможности прогнозирования,
       - замена прогноза перечнем вариантов,
       - ограничение прогнозирования вероятностями, то есть утверждениями, что то-то случится с такой-то "вероятностью",
       - использование научных слов либо неправильно (вероятность), либо просто для придания научности (бифуркация, хаос, аттрактор)
       - поиски простых закономерностей (гиперболы, экспоненты, периодические функции) и лихие экстраполяции,
       - перенос сложности в сферу интерпретации, то есть изложение так туманно, что его можно интерпретировать как угодно (метод Нострадамуса/Ванги),
       - смешивание прогноза и рекомендации по действиям, вплоть до утверждения, что иначе и быть не может, что предсказание -- это вообще язык газетчиков, а мы-де ученые, изучаем варианты.
      
       Футурология еще не достигла уровня представления об объективности своего объекта, более того, она пытается обосновать отсутствие таковой (разговоры о неминуемых самоисполнении и самонеисполнении). При этом некоторые "компоненты" футурологии такого представления почти достигли (естественные науки) либо частично достигли (экономика, демография).
      
       Одно замечание и оно же -- камешек в огород. Кажется, что при попытке прогнозирования люди либо недооценивают возможность изменений, либо переоценивают их. Это утверждение -- тавтология, а вот что не тавтология: недооцениваются возможности изменения, если речь идет о коротких временных интервалах (месяцы), и переоцениваются, если речь идет о больших (десятилетия).
      
      
       Футурология человечества
      
       Футурологические работы естественно классифицировать по глубине прогноза. И даже можно разделить на группы по двум естественно коррелирующим признакам -- глубина прогноза и доминирующие при рассмотрении факторы. Первая группа -- это прогноз на первые десятилетия, доминирующий фактор -- политика и природные ресурсы (нефть, вода). Вторая группа -- это середина века, тут самостоятельная роль политики меньше (авторы понимают, что на таких интервалах политика подчиняется ресурсным ограничениям -- с учетом прогресса техники, вложением в которую денег политика частично сглаживает ресурсные проблемы). Наконец, более далекий прогноз -- ближе к концу века и далее. Тут доминирующим фактором становятся ресурсы и демография. Заметим, что выражение "доминирующий фактор" не имеет, естественно, точного смысла, оно, скорее, отражает степень внимания, которую авторы уделяют тому или иному фактору. Но эта степень -- особенно если поведение серьезных авторов когерентно -- не случайна.
      
       Хорошая модель должна учитывать все четыре фактора -- политику, науку с техникой, ресурсы и демографию. Если что-то из этого не учитывать, то либо получается какой-то частный случай, либо прогноз становится списком вариантов по тому фактору, который мы не учли. Причем науку и технику можно учесть -- и некоторые авторы на это явно указывают, -- как сглаживатель ресурсных ограничений.
      
       Разницу во влиянии политики легко увидеть, сравнив две публикации одного автора, А.В.Акимова: "Цивилизации XXI века: конфликты и контакты" и "Население мира: 2300 год" -- "Химия и жизнь", 2012, N 10 и N 6). Прогноз на 300 лет в основном учитывает демографию и ресурсы, политика прямо не упоминается, а косвенно -- только через некие крайние варианты, которые приводятся, так сказать, "для полноты рассмотрения". Прогноз на 100 лет, хотя и опирается на те же факторы, но рассматривает человечество как систему восьми цивилизаций и упоминает сознательное управление с целью избегания конфликтов -- а это и есть политика. К сожалению, в основном надгосударственная, в существование и тем паче рациональность коей верится плохо. "История учит, что люди и народы все без исключения брались за ум не раньше, чем испробовав все другие альтернативы" -- это сказал Абба Эбан, представитель Израиля в ООН (1949-1959).
      
       Тут Первочитатель заметил, что есть, по крайней мере, одно исключение -- Швейцария.
       Да, они давно и добровольно сумели организовать разумную политическую систему. В семье народов не без уродов. Пардон.
      
       Если не рассматривать слишком разумные и идеалистические варианты, но включить в рассмотрение то, что видят в будущем В.Л.Иноземцев "Расколотая цивилизация"
       http://lib.ru/POLITOLOG/inozemcew.txt
       и Джордж Фридман "Следующие 100 лет: Прогноз событий XXI века" http://www.indemco.org/files/world_in_the_next_100year.pdf
       то экстремально упрощенно картина будущего по Акимову-Фридману-Иноземцеву будет выглядеть так
       (1) увеличение населения Земли примерно в два раза за век и последующее плавное снижение за три века до сегодняшнего уровня (Акимов),
       (2) на ближайший век -- доминирование Америки при одновременном росте регионального влияния Китая (Фридман),
       (3) доминирование стран, создающих интеллектуальный продукт (Иноземцев).
      
       При этом позиция Иноземцева выглядит сфокусированной на уровне стран, но мне кажется, что во многих странах (прежде всего -- в Китае и Индии) усилится разделение на классы -- интеллектуальный и, скажем так, базовый, что сгладит межстрановое соперничество. Впрочем, разделение на классы что в Китае, что в Индии всегда было очень и очень. И если брать из Фридмана основное и не придираться к деталям, то позиции этих авторов не противоречат одна другой, а скорее дополняют друг друга.
      
       Любовь, как многие из нас знают, слепа. Но мало кто догадывается о влиянии ненависти на зрение. Многие читатели этого текста -- люди, ненавидящие Америку. Им я рекомендую внимательно прочесть пред- и послесловие к книге Фридмана, и вот почему. Эти пред и после писали люди, которым тоже было больно читать книгу, но они были, как говорят врачи, "с сохранным интеллектом". И в их текстах прямо видно -- где брал верх интеллект, а где он не брал -- прям идет слоями, как америкосский вредный гамбургер, завезенный в Расеюшку... ну, ты понял, мужик? Так что сохраняйте, пусть он иногда и у вас берет.
       Заметим, что советские технари высшего разряда, которые сделали то, что летает над Землей и чем мы гордимся
       http://epizodsspace.no-ip.org/bibl/kosmonavtika-21veka/01.html
       и у которых рациональное мышление берет в целом верх над политизированностью, прогнозируя развитие космонавтики, приходят к выводам, близким к выводам Фридмана.
      
       Но даже эти три автора не пытаются формулировать законы футурологии. Между тем, это -- по крайней мере, до сих пор -- всегда было этапом создания естественной науки. Попробуем?
      
      
       Типы законов
      
       Динамические законы связывают причину и следствие. Например, если масса такая-то и сила сякая-то, то ускорение будет вот таким. Или закон Ома -- ток равен напряжению, на что-то там деленному. Про каждый такой закон тоже можно спросить, с чем связан, через что действует и как применяется для решения задач. Вполне возможно, что и для общества удастся найти подобные законы. Например, после революции следует реставрация, откат, точнее -- колебания: закон Гутера. Механизм здесь понятен -- массовая психология. Тот, кто что-то ухватил, затаился, а обиженный громко кричит. И находится политик, который говорит -- голосуй за меня, я тебя защищу, отниму неправедно полученное, верну тебе. Врет, конечно, но законы психологии срабатывают, и -- реставрация, откат. Если этот закон понят, то ясно, как его использовать: затевая революцию, надо позаботиться, чтобы ее результаты закрепить -- или законодательно, или международными обязательствами, или -- самое надежное -- в школьных программах. В России последнего не сделали (а на остальное всегда плевали) и вот -- заметная часть нового поколения считает Сталина эффективным менеджером, залившим страну кровью и сделавшим из сохи бомбу ценой нескольких десятков миллионов жизней и всех их нерожденных детей. На самом же деле еще большей ценой -- ценой морали общества. И кстати, не из сохи, но это уж мелочь.
      
       Кстати, о школе. "Законом Гутера" я назвал это утверждение потому, что мне его сформулировал Р.С.Гутер, математик, который преподавал в нашей 7-ой школе математику. Я стал преподавателем -- и это стало половиной моей жизни -- благодаря ему.
      
       Резюме -- для предсказания движения общества надо использовать либо достаточно общие динамические законы, либо законы сохранения. При этом знание законов сохранения и пользование ими не отменяет ни динамических законов (что очевидно), ни интереса к ним. Физику всегда любопытно -- и как именно действует закон сохранения энергии, какие динамические законы связаны с ним, и на какое фундаментальное свойство мира он опирается. Не факт, что мы всегда сможем все это понять, но физик скажет, что закон сохранения энергии опирается на однородность времени, а импульса -- на однородность пространства. И задумается о возможной аналогии.
      
       О синичной/журавлиной психологии, в смысле склонности не думать/думать о завтрашнем дне я когда-то писал в книге "Экономическая и социальная жизнь глазами физика" (параграф "Большая роль двух птиц"), и поэтому мне интересно -- не является ли пренебрежение законами сохранения и попытка сведения всего к законам динамики следствием преобладания синичной психологии? Оно, в свою очередь, очевидно невыгодно с точки зрения эволюции. Кстати, а не является ли синичность реакцией людей на быстрое изменение жизни, формой футуршока? Итак, какие законы сохранения можно усмотреть в функционировании общества (один динамический рассмотрим потом)?
      
      
       Закон N 1: сохранение разрыва между возможностями и потребностями
      
       Если говорить о максимально достигнутых обществом возможностях и потребностях, то на больших интервалах, если сгладить колебания, возможны три ситуации: возможности могут расти быстрее потребностей, ровно с той же скоростью и медленнее. Устойчива только первая ситуация: совпадение (второй случай) тем менее реально, чем более длинные интервалы времени мы рассматриваем, а третья ситуация влечет непрерывную фрустрацию членов этого несчастного общества. В отдельных странах третья ситуация может иметь место, но если люди узнают, что где-то живут лучше, то общество либо найдет в себе силы измениться так, чтобы и самому начать жить лучше, либо погибнет. Поэтому пропаганда в СССР и внушала, что в Америке живут хуже, а если кто-то существует и лучше, то бездуховно.
      
       Ситуация с опережением роста возможностей по сравнению с потребностями выглядит странно -- кажется, что потребности человека безграничны и они изначально и всегда должны быть больше хоть и возрастающих, но очевидно ограниченных возможностей. Но это не так -- потребности общества создаются его возможностями. Инженеры создают, торговцы предлагают, а люди смотрят и думают -- хотят они эту штучку или нет. Именно поэтому потребности отстают от возможностей, и этот разрыв будет всегда. На этом разрыве существует культура: свободные возможности влекут игру, культуру, гуманитарное творчество и т. д., а, следовательно, культура будет всегда.
      
       Какой механизм стоит за этим законом? Очень простой -- наличие разброса параметров, наличие распределения людей по изобретательности. Более изобретательные и изобретают новые плееры -- сегодня плеер, который в зависимости от настроения хозяина сам формирует программу прослушивания, а завтра -- который сам лезет в Сеть и находит там то, что, по его просвещенному мнению, полезно для нормализации давления и пульса у хозяина. А менее изобретательные выбирают посредством "видимой руки рынка" те плееры, которые им нужны, и тем самым обеспечивают их производство.
      
       Эффективность труда в обществе со временем растет, поскольку идет накопление обществом интеллектуального и производственного багажа. Поскольку скорость усвоения обществом нового и отставание роста потребностей от роста возможностей определяется психологией, то обществу требуется все меньше создателей новых плееров. Деление общества на создателей и потребителей плееров неизбежно, и доля создателей будет со временем падать. Но потребитель плееров -- это производитель чего-то другого, например, музыки. Биологи бы сказали, что доля потенциальных изобретателей в обществе не меняется -- она тоже определяется психологией человека. Но степень проявления этой изобретательности зависит от потребности общества в новом, то есть от того, сколько нового способно усвоить общество.
      
       При наличии же в обществе противостояния о развитии красотки Изобретательности заботятся трое: ее старшая сестра, ведьма с подмоченной репутацией Исследование природы, менеджер Экономическое соревнование и кумир быдла, тупой и мужественный Военный конфликт. Так что в ближайший век потребность в изобретателях будет.
      
      
       Закон N 2: необходимость адаптабельности для сохранения общества
      
       Общество живет во взаимодействии с окружающим миром, в том числе -- с окружающими обществами. Даже если мы имели бы точную модель окружающего мира и могли бы предсказать как его собственные действия, так и его реакции на все наши действия, то все равно -- определить оптимальные действия общества в данный момент было бы невозможно. Во-первых, из-за неустойчивости многих ситуаций, в которые общество вполне может попасть. Во-вторых, из-за неточностей собственного прицеливания. Поэтому необходимо иметь, во-первых, органы восприятия окружающего мира, а во-вторых, органы восприятия своего собственного состояния. Общество, которое не имеет таких органов, через какое-то время гибнет или проходит полосу таких потрясений, что непонятно -- это еще потрясения или уже гибель. При этом важно не только иметь эти органы, но и понимать, что надо реагировать, и делать это. Скажем, в советские времена социология вообще крайне не поощрялась, исследования проводились редко, под неусыпным партийным контролем, и результаты их не использовались -- понятно, почему.
      
       В новой России ситуация изменилась, но не сразу -- за первые несколько лет власти обратились с каким-то вопросом к социологам ноль раз (Т.И.Заславская). Когда коммерсанты уже вовсю занимались маркетинговыми опросами, продвигая в народ сникерс, тампакс и памперс, социологию заметили газеты -- и стали публиковать какие-то цифры, но всегда некорректно. То есть не для того, чтобы дать читателю возможность что-то понять, но, чтобы удовлетворить его поверхностное любопытство. Потом какое-то время социологи жили голодно, как и все нормальные люди, но занимались любимым делом, а потом власть опять начала пытаться их строить -- точнее, тех из них, кто публиковал то, что власти не нравилось. И построили почти всех.
      
       Власть предпочитала заниматься манипуляцией, но это -- антиадаптационное действие, ибо мы заменяем контакт с природой на контакт со своим бредом. Государства, которые существенно ослабляют адаптационные возможности -- свои или общества -- путем уничтожения свободной прессы, затруднением волеизъявления, использованием манипуляции и т. п., должны погибать. Совершенно просто, как дважды два, в соответствии с Дарвином -- ибо оказываются неприспособленными. Причем в советском новоязе слово "социодарвинизм" было инвективой -- при форменном преклонении перед Дарвином. То есть отрыв общества от природы, внеприродность, рукотворность общества декларировались. Результат этого эксперимента известен и проделан он на -- соберись с духом, подойди к зеркалу -- на тебе, советский народ. Закон сохранения адаптирующихся структур продемонстрирован вполне убедительно -- нами самими.
      
      
       Закон N 3: необходимость сохранения социального капитала для сохранения общества
      
       Начнем издалека -- пусть некую вещь я могу сделать сам, а могу взять готовую. Как поступить? В научной фантастике неоднократно высказывалась идея: ознакомление с достижениями высокоразвитой цивилизации тормозит развитие, потому что исчезает стимул. Идея представляется разумной -- если мне могут ответить на любой вопрос, то зачем иметь свою науку? Если я могу импортировать новейшие телевизоры, то зачем мне производить свои, которые хуже? Зачем развивать всю соответствующую технику -- да и науку тоже?
      
       Если страна ввозит все, что устроено сложнее шпингалета, то в обществе не возникает культура отношения к труду, к вещи, к работнику, в итоге -- к человеку. Человек, который не делает что-то материальное и сложное сам, не уважает того, кто это делает. Поэтому я бы поставил у руля страны -- хоть на какое-то время -- тех, кто что-то умеет делать. Так что в известном изречении Ленина про кухарку есть маленькое и неожиданное рациональное зерно. Ибо котлету тоже надо уметь сделать. А то получается, как говорили про политиков и вообще многих начальников мои слесаря: "Язык убрал, рот закрыл -- рабочее место чистое". Так выражались слесари хороших разрядов, мастера-умельцы, в механичке НИИ, в котором я проработал до фига лет, и которые много интересного мне, юному и трепетному, поведали о жизни, как она, бля, есть. А еще наблюдал я как-то полный зал специалистов по методике школьного обучения, которые живого школьника и студента видели последний раз уж не знаю, сколько десятилетий назад, -- если видели вообще. Как же упоенно эти деятели с лоснящимися щечками обсуждали проблемы образования... Как же они вызверились и окрысились, когда я не без умысла гордо произнес "мои школьники"... Почуяли что-то чужое, запах реальной жизни.
      
       Развитие науки и техники в СССР стимулировалось в основном ВПК, военно-промышленным комплексом, который потреблял такую долю совокупного труда, что ни одному льву не снилось, но побуждал развивать науку и технику, то есть мозги. И советская наука, и победы школьников на олимпиадах (эта и российская, а вообще всемирная показуха) -- все это в значительной мере генеральская отрыжка, следствие немереных сил, которые тратились на войну. А, следовательно, результат изоляционизма, "железного занавеса".
      
       Однако стоила ли военная игра свеч, с которыми мы жили вместо нормальных лампочек? Многие считают, что да, как поет Алькор, "но без этих технологий мы б не вышли из пещер". Нет, вышли бы, хотя не так быстро, но и не заплатив жизнями и здоровьем миллионов, "Маяк"-ом, гептилом, лейкемией, испорченным генофондом. Застоем и разложением, неумением работать, наркоманией, алкоголизмом и падением продолжительности жизни -- не за форсированную ли индустриализацию платим мы? Не общекультурный ли это дефолт, расплата за сверхнапряжение и сверхжертвы российского народа? За изоляцию от более цивилизованного мира и за мечту о светлом завтра? За нежелание сначала подумать, а лишь потом ставить эксперимент на людЯх? В конечном итоге -- за глупость и аморальность?
      
       Нахождение оптимальной степени открытости, соревновательности, противостояния -- принципиально сложная задача, и дело далеко не только в балансе интересов тех, кто импортирует автомобили, и тех, кто их производит. В любом случае при усилении изоляционизма "нынешнее поколение советских людей" станет жить беднее по чисто экономическим причинам, а завтра усилится отставание от цивилизованного мира. Хотя отдельные группы выиграют -- например, отечественные производители плохой продукции. Государство -- механизм, создаваемый обществом для решения, в частности, двух задач: уравновешивания интересов частей общества и обеспечения разумности действий общества как целого; в идеале оно это делает, а в реальности сами знаете. То есть, например, ради определения оптимальной степени заботы о завтрашнем дне -- иногда отчасти в ущерб сегодняшнему. Причем эти задачи пересекаются, ибо степень заботы о завтрашнем дне у импортера и производителя разная, и у 20- и 60-летнего -- разная, то есть интересы сегодняшнего и завтрашнего дня в обществе представляют разные группы.
      
       Но вот что очевидно, так это то, что действует очередной закон сохранения -- уровень жизни через 100 лет зависит и от того, сколько интеллектуальных и физических сил люди тратят сегодня, и от того, с какой скоростью они потребляют накопления общества -- материальные, культурные, моральные. Сегодняшний откат России в деревенско-сырьевое вчера -- это возврат в ее вчера, теперь уже -- неестественное вчера. Из которого СССР вырвался сверхнапряжением и сверхжертвами, нарушив естественный ход событий. Теперь мы, согласно законам сохранения, платим за это.
      
       Это можно назвать законом сохранения социального действия -- общество должно производить больше, чем потреблять. Причем не только сталь и цемент, а науку, технику, культуру, традиции, мораль, совесть, приятие новаций, стремление к ним, желание иметь детей и готовность иметь их, любовь и потребность в любви... Я не знаю, как это суммировать -- то есть как измерить и с какими весами суммировать, -- но мы видим и знаем, что бывает, если общество делает с собой руками государства то, что сделало с собой российское в XX веке. Когда оно сжирает себя изнутри.
      
      
       Три закона сохранения, а еще?
      
       Скорее всего, есть и другие законы сохранения. Возможно, что эти -- частный случай каких-то других. Выше было сказано, что знание законов сохранения и пользование ими не отменяет ни динамических законов, ни интереса к ним. Физику всегда любопытно -- и как именно действует закон сохранения энергии, какие динамические законы связаны с ним, и на какое фундаментальное свойство мира он опирается.
      
       Законы сохранения не могут быть выведены из динамических; в школьных учебниках иногда такое делается, но это лишь иллюстрация. Физические законы сохранения подсмотрены в Природе, социальные -- там же, и выведены они из факта длительного существования общества. В физике наши наблюдения всегда расположены на ограниченном интервале и имеют ограниченную точность -- это ограничивает точность законов. Такова же ситуация и с обществом. Просматривается аналогия с антропным принципом: значения фундаментальных констант таковы, потому что при иных значениях невозможно существование звезд, планет и человека. Или, как иногда говорят физики, не брезгующие афористичностью, мы наблюдаем такой мир, потому что иной было бы некому наблюдать. Законы общества таковы, что при других не было бы общества.
      
       Но мысль ортодоксального физика обращается за подпоркой к динамическим законам и к фундаментальным свойствам мира. Динамические законы жизни общества, как мне кажется, это психологические законы экономического поведения. И ближе всех к их пониманию сегодня те, кто изучает экономическое поведение людей, -- им приходится перебрасывать мостик от психологии конкретных Джона и Ивана, пришедших в шоп и универсам, к потокам товара и капитала. Самой постановкой своей задачи они вынуждены изучать проблему количественными методами, "доводить до цифры".
      
       Сложнее обстоит дело с фундаментальными свойствами социального мира -- аналогами симметрии, однородности, изотропности и т. д. Не исключено, что на этом пути мы откроем нечто принципиально новое, но, может быть, эту функцию выполняет постоянство психологии человека. По крайней мере, один динамический закон именно на основе психики предложить можно -- закон инерции.
      
       Выше упоминался "закон Гутера" -- откат и колебания после изменений. Если в обществе изменилось что-то серьезное, те, кто выиграл, сидят тихо и копят денежки, проигравшие громко плачут, а политики встают в их главе (причем сами-то они выиграли) и рулят проигравшим компенсацию. По возможности такую, чтобы и свой выигрыш не пострадал, и пострадавшие утешились. Именно это и произошло на наших глазах, причем была кинута психологическая кость. Хватило почти на двадцать лет, но потом количество психологически удовлетворенных стало убывать ввиду естественных причин. Что касается нового поколения, то заметная доля его была воспитана пострадавшими и школой, и советская лапша вполне пришлась впору их ушам. Но не какая-то часть думает своей головой и это понемногу ухудшает рейтинг. Процесс замедлен и закручиванием гаек, и эмиграцией. Все это в сумме проявляется в виде инерции.
      
       В глубине ее лежит именно психология. Люди считают нормальным мир, в котором выросли, если родители и школа не бубнили им, что все плохо, раньше и вода была мокрее, а гарантированная миска с баландой -- это вообще предел мечтаний. Это ограничивает скорость изменений, если не было резкого ухудшения положения - из-за конкретной ошибки или не резкой -- из-за низкой эффективности хозяйства при таком режиме.
      
      
       Попробуем применить эти законы
      
       Закон сохранения разрыва между возможностями и потребностями
       Если верить тому, что написано выше, этот закон действует так -- потребности создаются возможностями, их, по сути дела, создает производитель, выводя на рынок нечто новое. Поэтому возможности в масштабах человечества обгоняют, разрыв сохраняется. На уровне стран это не так -- люди видят, что происходит за забором, и тоже хотят. Последствия -- см. пример СССР.
      
       Закон необходимости адаптабельности для сохранения общества
       Если орган не тренируется, он атрофируется, поэтому нужна постановка соответствующих задач перед обществом. Так что нужны культурные различия, нужны экономические и природные проблемы, но за этим дело не станет. Даже если человечество сумеет как-то
       (1) локализовать внутриисламские разборки и
       (2) поддерживать терпимый уровень терроризма,
       то экономического и культурного соперничества и взаимодействия Америка-Китай уж на век-то хватит точно, а скорее всего -- на больший интервал. И это вполне корреспондирует с картиной эволюции по Акимову-Фридману-Иноземцеву.
      
       Закон необходимости сохранения социального капитала
       С этим сложнее всего, ибо мы не знаем, как это измерять! Хочется в качестве первого приближения принять ИЧР -- индекс человеческого развития ООН. Но полное безобразие, сотворенное "большевиками" с народами России в XX веке, вряд ли сильно уменьшило ИЧР, определенный стандартным способом. Количество грамотных и студентов росло, продолжительность жизни до 1964 года тоже росла (падение началось именно тогда, а не в Перестройку), а ВНП при милитаризованной экономике хоть и непонятно как считать, но из бараков благодаря Хрущеву люди перебрались в квартиры, и многие -- в отдельные. А чем все это кончилось? Поэтому, как мне кажется, для сравнения на больших временных интервалах, а тем более для сравнения разных социальных систем и разных культур, и уж тем более для прогноза нужно что-то другое.
      
       Однако мне кажется, что Европа и Дальний Восток получили в XX веке некоторую прививку от безумцев -- от Гитлера, Сталина, Мао Цзэдуна и Пол Пота. На Ближнем Востоке соответствующих событий вовремя не произошло, вот сейчас там и идет "задержанная модернизация" в виде массовой резни. Одна надежда на ограничение беспредела вот этим
      
      
       0x01 graphic
      
      
       А Китай, который считал, считает и будет считать себя "срединной империей", не будет пытаться завоевывать весь мир военным путем -- в отличие от тех религиозных течений, которые ставят эту цель и, будучи не в силах ее достичь, начинают гадить окружающим.
      
       Кроме того, рассуждения о "стремительном росте" китайской экономики не учитывают следующее. Возможность применить ВНП на мировой арене определяется отношениями между обществом и государством. Авторитарный, а еще лучше -- тоталитарный режим действительно способен применять большую часть ВНП консолидированно, одномоментно, целенаправленно -- нам ли это не знать! Но в таком обществе -- нам ли и это не знать -- люди со временем перестают работать эффективно. Производительность труда в СССР уступала американской в разы -- и это при всех приписках, при всем вранье. А как только мы отошли от полного тоталитаризма, людишки захотели жить хорошо. Китайцы, если и забитее россиян, то сейчас уже не намного, а дальше -- аппетит приходит во время еды.
      
       Теперь цифры: по ВНП Китай и Россия занимают 2 и 8 место в мире (1/3 и 1/10 от США), но по ВНП/ППС на рыло (то есть ВНП по паритету покупательной способности) на рыло -- 44 и 84 (1/2 и 1/4 от США). А без "ВНП/ППС на рыло" внутри страны невозможно реализовать "ВНП" снаружи.
      
       Два примечания для политизированных. Первое -- по ВНП/ППС на рыло США сами занимает 10-е место в мире, в 2,5 раза уступая Катару (1-е место). И второе -- вычислять, как часто делается, ВВП/ППС не "на рыло", а в целом (по которому Россия на 6 месте) -- патриотично, но, увы, бессмысленно: внешняя политика ППСа в упор не видит, паритет покупательной способности важен только для внутреннего употребления, а внутреннее положение -- это ВВП/ППС на рыло. Твое и мое.
      
      
       Погружение во флуд
      
       Как будет жить это общество? Если следовать модели Иноземцева, то какая-то часть общества будет заниматься творческой работой, а остальные? Ведь как одно из следствий творческой работы потребность в прочей будет убывать. Чем займут свое время те 95 % населения, которые не будут творить, креативить? На этот вопрос есть ответ, и вы можете увидеть его на улицах города Москвы. Наверное, его можно увидеть и на улицах других городов, а также не на улицах. Они будут
      
       (1) культурить,
       то есть культурно проводить время, а именно воспринимать контент, созданный креативящими -- визуальный, акустический, обонятельный, вкусовой, осязательный, инерционный. Не исключено, что со временем возникнут и другие виды контента, например, воздействие время- и пространственнозависимым температурным полем на поверхность тела или электрическим полем/током на мозг. Внимание, вопрос: не станет ли после этого мозг воском? -- вот и узнаем. А инерционный контент -- это детские качели, американские/русские горки и множество других аттракционов (см. в Интернете), предназначенных для неинвазивного поднятия уровня адреналина в крови.
      
       Так называемый цивилизованный мир плавно ползет в сторону всеобщей развлекухи, вот первая попавшаяся на глаза иллюстрация
       http://nnm.me/blogs/Ghost-13/i-snova-neobychnoe/#cut
       Да, пока есть претендующая на что-то Россия и реализующий свои претензии мусульманский мир, эта "культура" не сожрет человечество. А потом?
      
       (2) играть,
       То есть все то же, но с интерактивом, причем доля интерактива может меняться в широких пределах, а может и устанавливаться адаптивно -- приспосабливаясь к данному конкретному пользователю; попутно игра с интерактивом будет отсасывать у человека его креативность, которую в силу других его качеств (низкой работоспособности, отсутствия знаний, низкого интеллекта) общество профессионалов не может использовать.
      
       (3) грумить,
       то есть выискивать блох в шерсти. Ой, это у наших волосатых предков груминг, то есть перебирание шерсти в поисках блох и их выкусывание (реальное или имитируемое) -- способ установления психологических связей и социальной структуры, снятия напряжения и делания друг другу приятно. Мы, их потомки, грумим посредством смсок и телефонных звонков, и тут прогресс сказал свое важнейшее, но еще не оцененное по достоинству слово -- сотовая связь сделала груминг перманентным. Теперь царь природы может быть радостной мартышкой в туалете и на лекции, в кровати и за едой, и вообще везде и всегда. Единственное, что осталось неохваченным, -- сон, но ум человеческий не знает преград, и вскорости мы начнем смотреть сны друг друга. Но только в общих чертах -- из-за kT-ограничения (см. выше).
      
       Современные технологии позволяют не только дотянуть эти три соски до каждого, но и создают продукты с любыми сочетаниями этих трех в одном, в том числе и регулируемыми интерактивно. Врачи вот хвалятся, что скоро создадут индивидуальные лекарства, -- но информационный бизнес обогнал медицину, создав наркотик не просто индивидуальный, а приспосабливающийся к потребителю!
      
       И тут возникает один вопрос, сформулируем его обостренно, как электромагнитный импульс в нелинейной среде: будет ли это замечательное человечество человечеством? Апокалипсисты в качестве одного из вариантов апокалипсиса называют "утрату интереса к жизни" и, более того, полагают, что это "может стать причиной затухания космических цивилизаций". Прежде всего, заметим, что нарисованная картина не является утратой интереса в масштабе общества. Творческой жизнью во все эпохи жила малая часть, и то, что в прошлом веке эта часть стала, как нам кажется, на какое-то время большей, вполне может быть локальным отклонением, чем-то вроде "демографического перехода"
      
      
       0x01 graphic
      
      
       Далее, само творчество может быть направлено на разное. Прием гравитационных волн и "Пионер-10" -- это вершина человеческого творчества в одном понимании, в другом это стихи Мандельштама и Бродского, в третьем -- Шостакович и Шнитке, в четвертом -- Тора и Станислав Лем. Это все может встретиться в одном понимании, а может и не встретиться.
      
       Если же говорить о некоем общем понимании, то оно формируется человечеством в зависимости от того, в какой области оно -- то есть его творящие -- реально в соответствующее время творят. Ничего странного или нового в этом нет. Крестьянин древности знал, что пророк и мудрец его времени -- пророк и мудрец, но к идее разработки метода полета на Луну отнесся бы скептически.
      
       Когда -- и если -- творчество станет направлено в основном на
       (1) новейший интеллектуальный чесатель пяток с время- и пространственнозависимым чесательным полем, а также
       (2) новейшую интерактивную видео-аудио-тактильно-обонятельную игруху,
       то человечество и станет через некоторое время считать это вершиной.
      
       А что жаждущий взгляд Человека не будет обращен на огромную низко висящую над горизонтом Царицу Ночи и след ботинка в ее пыли, то кто может сказать, что это объективно плохо? Субъективно -- да, согласен, для меня; а для тебя, мой школьник и мой студент, может, уже и не очень. А через век или три? Другое дело, что "окно" для контактов с другими цивилизациями может и закрыться. Просто потому, что людям станет интересно что-то другое, например, биология и медицина, направленные на себя, любимого. И этот процесс, как мне кажется, уже идет. А если этот процесс обычен для цивилизаций, то это частично решает проблему silentio universum -- молчания Вселенной.
      
       Хотя -- утешься, ребенок -- может оказаться, что понятие творчества расщепится на несколько, и кроме (1) и (2), названных выше, будет иметь маленькое место и
       (3) -- именно то, что достойной целью назвал бы я, а может быть, и ты, мой ученик.
      
       Вопрос, "будет ли это человечество человечеством" -- распространенная, но недобросовестная попытка объективации, попытка придать объективный смысл своим субъективным эмоциям. Мне такое человечество может не нравиться -- но это субъективно, то есть имеет значение только для меня и для близкого друга/подруги. Все наши суждения связаны с нами, с нашим временем. И попытки судить другую этику, мораль, способ жить, требуют специального обоснования, то есть, если говорить честно, выделения некого вневременного, абсолютного мерила. Иногда апокалипсисты эту сложность вроде бы признают. Но сущность сложности -- связанность критериев с временем -- не осознается. А читателю предлагают пропагандистскую хитрость в последней фразе.
      
       "Риски, связанные с размыванием границ между человеческим и нечеловеческим. Мощные процессы генетической модификации людей, протезирования частей тела, в том числе элементов мозга, соединения мозга с компьютером, переноса сознания в компьютер и т. д. создадут новый тип рисков для людей, понять которые пока довольно сложно. В какой мере мы можем считать человеком существо, которому добавлено несколько генов, а несколько убрано? Готовы ли мы признать статус человека за любым разумным существом, возникшим на Земле, даже если оно не имеет ничего общего с человеком, себя человеком не считает и настроено к людям враждебно?"
      
       Вполне возможно, что именно сформированность сознания временем, историей, и ставит ограничение на наши познавательные возможности в этой области. Змей обманул наивную Еву -- люди не стали как боги, не познали, что есть абсолютное зло и добро, то есть универсальных критериев. Конструктор Вселенной оказался хитрее -- сделав жизнь человека конечной, он связал его мораль, этику и критерии, привязал их к его времени. А жаль.
      
      
       А теперь -- дискотека
      
       В заключение -- симпатичная футурологическая байка.
       http://www.sem40.ru/index.php?newsid=242874
      
       В середине 90-х одному еврею, стоявшему во главе крупной рекламно-издательской компании, пришла в голову оригинальная идея: "А что, если газета "Нью-Йорк таймс", которая считается самой известной и влиятельной в мире, каждую пятницу будет публиковать время зажигания субботних свечей?"
      
       Конечно, кто-то должен был это оплачивать, но зато какой прилив гордости и подъем еврейского самосознания произойдет с помощью этого еженедельного объявления о святой для еврейского народа Субботе! Автор начинания нашел богатого и щедрого еврея, который заразился этой идеей и согласился платить почти две тысячи долларов в неделю.
      
       И в течение пяти лет каждую пятницу все подписчики видели следующее объявление: "Еврейские женщины! Зажигание субботних свечей в пятницу -- в такое-то время". Случилось так, что благотворитель был вынужден сократить финансирование ряда проектов, и в июне 1999 года публикация объявления была прекращена. С тех пор оно не печаталось -- за исключением еще только одного раза.
      
       1 января 2000 года "Нью-Йорк таймс" выпустила праздничный номер, посвященный "миллениуму", и вышла с тремя титульными страницами. На первой рассказывалось о том, что публиковалось в "Нью-Йорк таймс" сто лет назад -- 1 января 1900 года. На второй помещался современный новогодний материал, а на третьей приводились прогнозы на будущее -- о чем напишет газета 1 января 2100 года. На этой странице можно было найти заголовки: "Добро пожаловать в 51-й штат -- Кубу!", "Имеют ли роботы право голосовать?" и так далее, а также -- объявление, сообщающее о времени зажигания субботних свечей 1 января 2100 года.
      
       Его никто не заказывал, и никто за него не заплатил. "Нью-Йорк таймс" сделала это по собственному усмотрению. Редактора газеты -- католика ирландского происхождения -- спросили, зачем он поместил столь незначительное объявление. Он сказал: "Мы не знаем, что произойдет в 2100 году. Невозможно предсказать будущее. И только в одном мы можем быть полностью уверены -- в 2100 году еврейские женщины будут зажигать субботние свечи".
      
       Поскольку 1 января 2100 года будет пятница.
      

  • Комментарии: 21, последний от 19/09/2019.
  • © Copyright Ашкинази Леонид Александрович (leonid2047@gmail.com)
  • Обновлено: 21/11/2019. 139k. Статистика.
  • Статья: Обществ.науки
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.