Баранов Юрий Александрович
Позывные дальних глубин

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 3, последний от 08/05/2013.
  • © Copyright Баранов Юрий Александрович
  • Обновлено: 17/02/2009. 1003k. Статистика.
  • Роман: Проза
  • Оценка: 7.46*4  Ваша оценка:


      
      
      
      
      
      
      
       Юрий Баранов
      
      
      
      
       ПОЗЫВНЫЕ ДАЛЬНИХ ГЛУБИН
       Роман
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
       НА КРУГИ СВОЯ
      
       Вновь Севера принимали Егора Непрядова как блудного сына, возвращавшегося домой после долгих странствий. Те же припорошенные снегом лысые сопки, толпившиеся по базальтовым берегам фьорда. И та же неласковая стылая вода, слегка парившая белёсым туманом. Все тот же знакомый трудяга-буксир, которому износу нет, с брызгами и тряской вез его по ухабистому фарватеру в Майва-губу, как и восемь лет назад, когда он прибывал сюда на старпомовскую должность. Теперь же дано предписание принять подлодку в качестве её нового командира. В сущности, дело не новое - ведь это был второй корабль, которым после окончания командирских классов ему доверяли командовать. И всё же волнений было куда больше, чем первый раз.
       Он ждал и боялся свидания со своим прошлым, которое слишком о многом здесь ему напоминало, - о всём том, чему к добру или к худу суждено было свершиться в его судьбе. И вот опять Север - батюшка супился бровями густых туч, дышал промозглой сыростью осенней непогодицы и ждал от вернувшегося морехода исповеди за те прожитые им годы, что в трудах подводных прошли на Тихом океане. Предстояло сызнова понравиться Северам, сойтись характером и привычками со здешней глубиной, дабы не стала она чужой и враждебной, отторгающей от себя живую моряцкую душу.
       На палубе неприкаянно и зябко. Валил снег с дождем. Промозглый ветер с собачьей злобой трепал полы новенькой Егоровой шинели, прихватывая за коленки. Но Егор упрямо не шёл в кубрик, будто студёной мукой исполняя взятый на себя обет долготерпения. Спрятавшись за рубкой, где не так сильно задувало,
       он до рези в глазах всматривался в знакомые очертания гранитных скал, как в лица старых друзей. Сколько им прежде здесь хожено - перехожено, а все же за сердце брало, - ведь было и у него золотое времечко, которое теперь вряд ли вернёшь...
       Перебирая в памяти прожитое и пережитое, он сознавался, что только на Северах был всё-таки по-настоящему счастлив. С тех пор в его отношениях с Катей мало что изменилось. Каждый из них жил теперь вполне самостоятельно и независимо друг от друга, и тем не менее, хотя бы по документам, оба всё ещё числились мужем и женой. Егор смирился с таким положением. Ибо не только не мог, но и не хотел забывать Катю. Да и Степка оставался между ними, как говаривал до сих пор здравствовавший Егоров дед, "сам третей". Как его поделишь?.. К тому же развод, полагал Егор, едва ли прибавил бы лавров к "дубам" на козырьке его собственной фуражки. Ведь командирскую репутацию просеивали в политотделах и кадрах через такое мелкое сито, что иной раз тошно становилось от такой стерильной чистоты. Так и жил Егор, с головой уходя в службу и не помышляя о радостях иных, кроме корабельных, ограниченных пределами прочного корпуса. Возможно, что кто-то мог бы это посчитать слабостью Егорова характера, оттого что тот не в силах распорядиться собственной судьбой и окончательно порвать с женщиной, которая ушла от него. Да уж, верно, сказывался извечный Непрядовский удел - эта непредвзятая наследственная блажь - только раз любить и всю жизнь об этом назначении помнить.
       Правда, Егор утешался тем, что служба шла у него своим путём и не хуже, чем у других, особенно если учесть, что накануне возвращения на Севера он приколол к погонам звёзды капитана
       второго ранга.
       Сбавив ход, буксир начал резко уваливать на левый борт. Ближние скалы как бы нехотя расступились, и обозначили проход в Майва-губу. По мере того, как сокращалось расстояние до пирса, сквозь туманную дымку всё яснее прорисовывались очертания береговой базы. Егор вглядывался и не узнавал её. У подножья сопки вырос многоэтажный корпус казармы, напоминавший собой выбросившийся на берег лайнер, ярко светивший квадратами окон. Появились и другие постройки, заметно раздвинувшие пределы обжитой прибрежной зоны. Сам же посёлок, карабкавшийся вверх по склону сопки, также раздался и походил теперь на маленький городок с изломанными линиями улиц.
       Вот и сестрицы-лодки, по-семейному тесно прижавшиеся бортами друг к другу у причала. На легкой волне они шало поводили статными боками, будто невесты на выданьи. А громада плавбазы, как сударыня-матушка, сердито выговаривала им простуженным голосом тифона и по-домашнему жарко дышала отработанным паром корабельных грелок, исходившим из большой трубы. У её неколебимого борта приживалками суетились прожорливые чайки, угодливо вереща про Егора "едет, едет..."
       О прибытии нового командира лодки, надо полагать, было заранее известно. Во всяком случае, на берегу столпилось несколько офицеров, выжидательно поглядывавших в сторону приближавшегося судёнышка. Не без удовольствия Егор заметил среди них и знакомые лица - тех самых своих друзей-товарищей, с кем прежде доводилось ходить в моря. Широко и радостно улыбался штурман Савелий Тынов, всё так же уныло сутулился долговязый доктор Целиков. Но больше всего, конечно же, Егор обрадовался Вадиму Колбеневу, выделявшемуся среди прочих своей монументально оформившейся фигурой. Неизменная шотландская борода и покрупневший нос по-прежнему делали его похожим на бывалого шкипера времен парусных чайных клиперов.
       Впрочем, от столь пристального внимания Непрядову становилось немного не по себе. Хотелось бы, как прежде, прибыть в базу незамеченным. И все начать, как в былые лейтенантские годы, с чистого листа, - с горделиво радостным волнением и без тени сомнения в свою счастливую звезду. И пускай бы она оставалась всё такой же недосягаемой и высокой - лишь бы не переставала светить. А идти к ней можно всю жизнь, никогда в том не раскаиваясь и не желая для себя другого пути, иной участи.
       Но что мешало ему под бременем прожитых лет утвердиться в прежней честолюбивой ипостаси? Уж не очерствение ли собственной души, чего он так всегда боялся? Егор даже матернулся, негодуя на собственную запоздалую инфантильность. Ведь ничего нельзя было переделать, либо сызнова начать. Можно лишь продолжать уже начатое, стараясь не слишком оступаться на избранном пути.
       Шумно взбаламутив напоследок винтами тяжелую маслянистую воду, буксир мягко ткнулся навешенными на его борту автомобильными шинами в бетонную стенку причала. Вахтенные подали трап. Егор хотел было взять пару своих увесистых чемоданов, но их тут же услужливо подхватили подоспевшие матросы. Вероятно, и это было заранее предусмотрено. Ведь как-никак он возвращался на свою прежнюю лодку, где его помнили и
       уважали.
       Сойдя на берег, Непрядов с вежливой улыбкой направился к сослуживцам. Теперешнее положение обязывало его быть в меру сдержанным и блюсти полагавшуюся по рангу дистанцию. Офицеры поочередно представлялись ему, вскидывая руку к козырьку фуражки. И вскоре Егор знал уже весь основной командный состав своего подводного корабля. Тынов, как оказалось, выбился в старпомы, минёр Имедашвили стал помощником. И оба они по званию догнали доктора Целикова, который застрял на капитанской должности начальника корабельной медслужбы.
       Последним невозмутимо, по казенному скупо отрекомендовался Колбенев, назвавшись заместителем начальника политотдела. И только просветлевшие серые глаза его говорили, как он несказанно рад этой встрече.
       - Значит, теперь опять вместе? - сказал Вадим, доверительно и крепко прижимая к себе Егоров локоть. Немного поотстав от всех, дружки неторопливо шагали вдвоем по утрамбованной щебенке к трехэтажному зданию штаба, располагавшегося по соседству с казармой.
       - Куда ж я от вас обоих денусь? - так же доверительно, немного расслабившись, отвечал Егор. - Кузьмич-то где, в морях что ли?
       Вадим на это недовольно поморщился, будто вопрос был ему настолько неприятен, что вызывал зубную боль.
       - Моря, надо полагать, надолго теперь ему заказаны, - изрёк с раздражением.
       - Что так? - насторожился Егор.
       - Шерше ля фам, как говорят в Париже, а с недавних пор и в
       Майва-губе.
       - Неужели опять с Региной нелады?
       - А Регины, кстати, давно и след простыл. Забрала детей, да и махнула опять к своей родне в Ригу. Кончилось её терпение. Ну, а этот прохвост, в перекись его водорода мать,.. - Вадим запнулся, не подбирая выражений более острых, чем позволял себе. Но чувствовалось, что всё в нём кипело от негодования на старого дружка.
       - Так в чём дело? - настаивал Егор.
       Вздохнув, Вадим помолчал. Он будто нарочно испытывал Егорово терпение, не торопясь добраться до истины.
       - Вот отчего так получается? - начал издалека. - Ну, скажем, лезет человек на крутую гору, карабкается из последних сил, чтобы тем самым как бы утвердиться в поставленной цели. А когда ему до вершины остаётся самая малость, он вдруг останавливается и начинает сползать вниз, будто разуверившись во всём том, чего сам же так упорно добивался. Ты спросишь, в чём причина такого странного алогизма?..
       - Нет, не спрошу, - оборвал Егор не совсем вежливо дружка. - Об алогизмах, профессор, давай как-нибудь другой раз. Ты мне дымзавесу не ставь. Что тут стряслось? Докладывай.
       Колбенев как-то сразу смяк, даже егоров локоть выпустил.
       - Да понимаешь, - как бы повинился за Обрезкова, - лодку, балбес, на камни посадил.
       - О, Го-осподи! - по-дедовски протяжно выдохнул Егор. - Этого ещё не хватало.
       - Бог здесь не при чём, скорее бес попутал, - уточнил Вадим,
       усмехаясь при этом себе на уме. - А ведь уже решался вопрос, чтобы
       назначить его командиром лодки.
       - И как же теперь?
       - Списали, естественно, на берег. Заведует, как неполноценный, торпедными мастерскими.
       - Давно случилось? - продолжал допытываться Егор.
       - Пожалуй, месяца полтора будет, как штаны в своей конторе протирает, - и с горечью добавил. - Если б только это...
       Но что там ещё с бедолагой Кузьмой приключилось, Непрядову выяснить не удалось. Они входили уже в просторный вестибюль штаба, и пора было сосредоточиться, чтобы в лучшем виде предстать перед комбригом. Впрочем, он Егору давно был знаком. После ушедшего в запас Казаревича бригадой теперь командовал Анатолий Петрович Струмкин. Тот самый оригинал-бородач и большой аккуратист, который на Балтике был в своё время флагманским штурманом бригады "малюток". Кроме того, Струмкин доводился Непрядову, в своём роде, крёстным отцом, поскольку и его поручительство в своё время что-то значило при назначении Егора на должность помощника командира лодки. И сознание этого уже само по себе ободряло и успокаивало. Пожалуй, после Дубко Струмкин был вторым человеком, которому Егор многим обязан.
       Колбенев пригласил Непрядова в свой кабинет, чтобы там раздеться. Они поднялись на второй этаж, и Егор с облегчением стянул с плеч потяжелевшую от впитавшейся влаги шинель. Наскоро причесался, одернул китель. И Вадим благословляющим толчком в спину отправил его представляться Струмкину.
       Предупредительно постучав, Егор перешагнул порог комбриговского кабинета. Струмкин сидел в кресле за широким письменным столом, весь левый край которого был заставлен телефонами. Он негромко, но внятно разговаривал по одному из них, жестикулируя при этом карандашом, который будто папиросу держал двумя пальцами свободной руки.
       Анатолий Петрович только что вернулся с моря и потому выглядел заметно подуставшим, даже свитер не успел ещё снять. Аристократически бледные щёки его, обрамленные элегантной чернявой бородкой, были не выбриты. В покрасневших от вынужденной подводной бессонницы глазах всё та же знакомая с прежних лет доброжелательная строгость и глубокий ум истинного флотского интеллигента. Именно таким знавал всегда Егор своего нынешнего комбрига.
       Непрядов для порядка слегка вытянулся, отдавая дань уважения. Но Анатолий Петрович приветливо кивнул ему, не переставая с кем-то разговаривать и взглядом попросил без церемоний присаживаться у стола.
       Неслышно вошёл вестовой и поставил на стол жостовский поднос, на котором красовался старинный фарфоровый чайный прибор. Матрос так же тихо удалился.
       "А Петрович-то по-прежнему любит всё самое оригинальное и шикарное, - успел подумать Непрядов, глядя на комбриговский антиквариат. - Как ни трудна жизнь подводная, а вот умеет как-то скрашивать её своими причудами..."
       - Искренне рад снова видеть вас, Егор Степанович, - сказал с неизменной улыбкой Струмкин, кладя телефонную трубку на
       рычаги. - Наслышан о ваших успехах на ТОФе. И вдвойне доволен,
       что никогда не ошибался в вас, как в потенциальном командире
       лодки. Всё так и получилось.
       - С вашей лёгкой руки, товарищ капитан первого ранга, -
       подыграл начальству Непрядов.
       Комбриг на это лишь небрежно махнул рукой, как бы говоря,
       "отчего же не помочь, если того заслуживал..." и предложил за
       компанию "погреться чайком". Непрядов не отказался, так как и сам
       порядком продрог на холодном и сыром ветру, пока морем
       добирался до бригады. Но помнил Егор, как по его адресу в
       разговоре с Дубко Струмкин однажды заметил, что "на флоте как и
       в большом искусстве должно поступать: таланты всячески
       поддерживать наплаву, поскольку бездари и так не потонут..."
       Разговор сразу же пошёл о делах служебных. Комбриг вкратце
       обрисовал обстановку, в которой их лодкам приходилось
       действовать. Сказал то главное, о чём надлежало постоянно
       помнить. Потом уже принялся рассказывать о самой бригаде: какие
       задачи перед ней на сегодняшний день стоят, чего удалось достичь,
       а над чем ещё предстоит серьёзно поработать.
       Непрядов уже знал, что бригада у командования находилась на
       хорошем счету. Об этом при встрече в штабе флота по-свойски
       сообщил Эдуард Чижевский. После окончания академии тот служил
       заместителем начальника отдела боевой подготовки.
       - С экипажем у вас никаких затруднений, весьма надеюсь, не
       предвидится, - говорил Струмкин, помешивая чай такой же, как и
       сервиз, антикварной серебряной ложечкой. - Лодка ваша ходовая,
       под вымпелом, недавно отдоковалась. Да и командиры боевых
       частей не новички, народ в морях просоленный. Многих вы и сами
       не хуже моего знаете.
       Непрядов утвердительно кивнул, осторожно пригубив
       обжигающую чашечку крепко заваренного чаю.
       - Не сомневаюсь, что боеготовность лодки с вашим приходом
       лишь повысится, - комбриг многозначительно глянул на Непрядова,
       давая понять, какие большие надежды возлагает на него. - Все силы
       бросьте на то, чтобы в ближайшее время подтвердить звание
       отличного корабля. Это важно для всей бригады. Другим экипажам
       это сделать будет гораздо труднее, нежели вашему.
       Уловив грустную интонацию комбрига, Егор заметил:
       - А я, признаться, подумал, что здесь нет таких проблем, от
       которых шибко должна болеть голова. Поскольку в штабе флота всё
       же бригаду хвалят. Или толковые моряки в ней перевелись?
       - Честно говоря, - признался Струмкин, - мне только с вами, Егор
       Степанович, повезло. В том смысле, что прислали опытного
       командира, которого не надо натаскивать, будто слепого котёнка.
       И Струмкин с горечью поведал, что его бригаду сразу же после
       удачных призовых стрельб буквально растащили, забрав самых
       лучших специалистов на новостроящиеся корабли. Во главе
       нескольких экипажей оказались офицеры, которые впервые взошли
       на командирский мостик, не обладая достаточным опытом. И
       самому Струмкину, и офицерам его штаба приходилось прямо-таки
       пропадать в морях днями и ночами, подстраховывая молодых
       командиров. Комбриг не без причин опасался, что, как бы не
       натворили чего его лихие "подводные капитаны" по неопытности.
       Тут же для примера припомнил печальный случай с капитан-лейтенантом Обрезковым, посадившим лодку на камни при входе в
       Губу.
       При этом напоминании Егорово сердце невольно ёкнуло. И он мысленно вообразил, что мог испытывать Кузьма, когда жутко заскрежетало днище лодки, сходу вползавшей на прибрежные граниты.
       - Хотя, дело здесь довольно туманное, - заметил комбриг, очертя в воздухе двумя пальцами замысловатую петлю. - И не мешало бы как следует в этом разобраться.
       - Так вы, надо полагать, не совсем уверены в выводах комиссии? - встрепенулся Егор в тайной надежде хоть как-то помочь другу.
       - Что вам сказать? - неопределённо отвечал Анатолий Петрович, вздыхая. - Дававшие заключение спецы - они тоже ведь люди, которые могли что-то недоглядеть, а что-то не принять к сведению. Как мне кажется, не на все вопросы получены достаточно исчерпывающие ответы. Да и сам Обрезков, полагаю, что-то недоговаривает. А жаль. Я до недавнего времени считал его наиболее подготовленным, среди прочих, на командирскую должность, - и раздосадованно отставил недопитую чашку. - Но сейчас не об этом. Где устроились?
       Непрядов пожал плечами.
       - Понятно, - догадался Струмкин и принялся звонить начальнику береговой базы, предварительно пообещав выделить из резерва отдельную квартиру.
       Однако свободного жилья не оказалось и пришлось лишь
       Довольствоваться тем, что в ближайшее время, по заверению
       Струмкина, этот вопрос будет решён. Впрочем, самого Егора
       Жилищная проблема не очень волновала. На первое время можно
       было расположиться в командирской комнате, по соседству с
       матросскими кубриками. К тому же и Колбенев хотел бы приютить
       бездомного дружка в своей холостяцкой квартире, - лишь бы тот сам пожелал. Но Егор уже наперёд знал, что с личным комфортом у него пока ничего не получится. Для начала волей-неволей сутками
       придётся торчать на лодке, чтобы освоиться там. Такая уж
       командирская доля, от которой никуда не деться. И даже посчитал за благо, хотя и горькое, что не обременён заботами о семье. А самому, прикидывал он, можно и в казарме до лучших времён как-нибудь перебиться.
       Выйдя от комбрига, Непрядов тотчас поспешил на пирс. Не терпелось поскорее встретиться со своей лодкой. И снова почувствовал, что слегка волнуется. Он ощущал себя раскаявшимся любовником, который возвращался к некогда брошенной им женщине. А некоторое смятение было в душе оттого, что не знал, простит ли ему возлюбленная его невольную отлучку. Ведь лодки, как и верные подруги, бывают ревнивыми...
       Рабочий день в бригаде закончился. Причальная стенка опустела.
       Лишь часовой, в канадке с капюшоном и с автоматом на ремне,
       медленными галсами вышагивал по бетонным плитам. Завидев
       офицера, он остановился, слегка распрямляясь и прижимая локтем
       автомат.
       Непрядов откозырял и представился.
       - Оперативный только что звонил о вас, товарищ капитан второго ранга, - отвечал часовой, с любопытством взирая на нового командира лодки. - Разрешите вызвать дежурного по лодке?
       - Не стоит, он ждёт меня в центральном, - сказал Непрядов,
       ступая на трап. - Ему уже сообщили обо мне.
       Даже не взглянув на бортовой номер, Непрядов каким-то ясновидящим чутьем угадал свой корабль среди нескольких других, точно таких же, стоявших у стенки. Его лодка была ошвартована третьим бортом. Непрядов с непонятной робостью миновал перекинутые между корпусами сходни, точно какая-то доска вдруг могла проломиться под ним, и почувствовал под ногами твердь корабельной палубы. Сразу явилось облегчение, как если б корпусная сталь взяла, да и оттянула на себя будоражившие душу Егора неведомые "токи наводки".
       Взобравшись на ходовой мостик, Непрядов окончательно успокоился. Из шахты рубочного люка вновь дохнул знакомый дурман отсечного воздуха. В ноздри шибануло запахом испарявшегося электролита и свежей краски. Держась за поручни, Непрядов перебрал подошвами ботинок звонкие клавиши перекладин трапа. В центральном привычный полумрак и тишина, соответствующие береговой стоянке. Всё возвращалось "на круги своя", как сказал бы по такому случаю Егоров дед. С первого же мгновенья командир почувствовал, что он опять дома. Как любящая женщина, не помнящая обид, лодка приняла его и вновь обласкала благодатью своего тепла. Всё здесь было знакомым, родным, близким. Проходя по отсекам, Непрядов касался рукой приборов, трогал штурвал, гладил колпак гирокомпаса. Каким-то очарованием памяти исходило от всего, на чём задерживался его взгляд.
       Он по-прежнему одухотворял свою лодку, видя в ней живое существо, способное понимать его и добром отвечать на добро.
       Неожиданно раздался хлёсткий щелчок пакетника, и весь центральный отсек озарился светом. Перед Непрядовым, будто вырвавшийся из трюма джин, вырос крепко слаженный, плечистый офицер в комбинезоне.
       - Командир бе-че пять, капитан-лейтенант Теренин, - представился он, лихо вскидывая руку к заломленной на ухо пилотке.
       - Давайте знакомиться, - отвечал Непрядов, протягивая механику руку и стараясь выглядеть не слишком уж начальственно неприступным.
       - Как теперь говорится, с бала на корабль? - уловив настроение нового командира, позволил себе заметить капитан-лейтенант.
       - Да вроде того, - согласился Непрядов и пояснил. - А вернее, с одной палубы - на другую.
       - Слух прошёл, что вы здесь уже служили?
       - Точно так, - бесстрастно подтвердил Егор, направляясь к лазу.
       Менее чем за час Непрядов облазал все отсеки и выгородки. Механик неотступно следовал за ним, давая необходимые пояснения и стараясь, по мере возможности, понравиться новому начальству. Поначалу это удавалось. Во всяком случае, Егор нашёл состояние лодки не хуже того, каким оно запомнилось по восьмилетней давности.
       Подвижный, с раскованными манерами, Теренин казался человеком уверенным, знающим себе цену. К тому же был неплохим хозяином. В шкиперской у него оказался такой набор всевозможных запчастей, которого с лихвой хватило бы на две лодки. И Непрядов, разумеется, не мог не похвалить Теренина за такую расторопность.
       - На том стоим, товарищ командир, - бойко отвечал механик, трогая мизинцем на смуглом лице воронёные крылья тонких усиков. - У хорошего "мотыля", как на флоте говорят, лишняя гайка карман не тянет.
       Для начала Непрядов не склонен был придираться к мелочам, которых "свежим взглядом", конечно же, не мог не заметить. Он лишь удивленно постучал пальцем по плафону, в котором лампочка перегорела, но почему-то вовремя не была заменена. И что за беда, если во втором отсеке на паёлах валялась кем-то забытая, не то оброненная отвёртка. Егор её подняли, как бы на память, вручил механику. Тот понимающе кивнул, пряча злополучную отвёртку в карман.
       Однако заглядывая в офицерские "шкафы", Егор к своему удивлению обнаружил, что некоторые электрогрелки оказались без защитных кожухов. Того и жди какой-нибудь неприятности от короткого замыкания. И механик, надо полагать, должен был это заметить. Смолчать уже Непрядов не мог.
       На полученное замечание Теренин отреагировал тем, что с какой-то игривой сердитостью погрозил кулаком подвернувшемуся под руку дежурному электрику старшине второй статьи Фокину.
       - Запомните, трюмный гений, - склонясь к уху старшины,
       интимно прошептал механик. - Если через полчаса вы не отыщете искомые кожуха, я вас голой задницей лично посажу на эти самые докрасна раскалённые грелки. Обещаю: удовольствие получите полное, но плакать не дам.
       - Да това-арищ капитан-лейтенант, - без тени смущения или неловкости басом пропел по-моряцки сутуловатый, плечистый верзила Фокин. Снисходительная улыбка на его пухлых губах говорила: "Ну, вы же меня знаете, хоть из под земли достану, что надо..."
       Непрядов вздохнул и лишь укоризненно покачал головой. Первое приятное впечатление о симпатичном механике было слегка подпорчено. Хотя, как поразмыслил, в меру доверительные, искренние отношения с подчинёнными всё же есть благо. Поскольку на глубине, в подводной жизни, с юморком, да с подначкой подчас успешнее и легче делаются самые серьёзные дела.
       Несколько дней ушло на приёмку необъятного корабельного хозяйства. Егор с головой ушёл в привычную для себя работу и уж ничто постороннее его не интересовало. Днём он торчал на лодке, вникая в особенности организации её службы, знакомился с людьми. Часто наведывался в штаб, где приходилось бегать по кабинетам. Он разбирался то со штатным расписанием, которое следовало уточнить, то с графиком береговых тренировок, которые требовалось уплотнить, то с ходовыми журналами, которые надлежало проверить. А вечером допоздна засиживался в своей командирской каюте, обложившись всевозможной документацией, отчётами и приказами своего предшественника, убывшего к новому месту службы.
       Со дня на день на лодке ждали инспекторской проверки. От её
       результатов во многом зависело, останется ли корабль отличным. Впрочем, особых причин для беспокойства у Егора не было. Экипаж-то достался ему крепко сбитый, сплаванный. И все же что-то тяготило душу, смущало привычный душевный настрой. Ощущалась странная усталость во всем том, что они в спешном порядке делали, наводя на корабле показной марафет. Егор мог еще как-то понять, почему электрики вовремя не успели заменить перегоревшую лампочку. Но закрашивать второпях краской неотшкрябанную ржавчину - это было уже слишком. Непрядов вызвал к себе в каюту старпома и высказал всё, что думал по этому поводу.
       - Но ведь не успеваем же, товарищ командир, - почти взмолился Тынов, поправляя пилотку на крупной, с поседевшими висками голове. - Вы же знаете, недавно с морей пришли. А тут - нате вам, проверка!
       - Кого же мы собираемся обманывать, Савелий Иванович? - спокойно вразумлял Непрядов. - Проверяющих?.. Скорее, самих себя.
       - Будьте спокойны, Егор Степанович, - пробовал заверить старпом. - Как только проверку спихнём, заставлю боцмана собственным языком корпус до блеска вылизать. Подобная ситуация уже была. И ничего, вполне нормально выкрутились тот раз.
       - Нет, нельзя бесконечно жить в долг, - жестко сказал Непрядов. - Распорядитесь, чтобы корпус немедленно стали приводить в Божеский вид, как это полагается.
       - Даже если не управимся?
       - Раньше об этом надо было побеспокоиться, а не пороть горячку. Ясно?
       - Так точно, - нехотя согласился Тынов, однако добавил. - Что там корпус! Суриком размалюем как-нибудь и авось прорвёмся, если не взорвемся... Не засекли бы, что у нас циркуляционная помпа - того...
       - Что значит - того? - не понял Непрядов.
       - Да электромотор чего-то искрит, чтоб его,.. - по привычке едва не выругался Саввушка. - Самим отремонтировать не удалось. А "гаврики" с морзавода обещают быть только через неделю.
       - Вот это да-а, - Непрядов оторопело уставился на старпома. - Получается, до тех пор лодка не сможет выйти в море. Так прикажете понимать?
       На это старпом лишь развел руками, страдальчески глядя на командира.
       - Так, какого ж хрена вы до сих пор молчали! - вырвалось у Непрядова.
       - Я думал, механик вам обо всём доложил. Это ведь его хозяйство.
       - Ну, п-подводнички, - только и смог с трудом от злости выговорить Егор. - Вам бы не в моря ходить, а на подводах в задницу кобылам глядеть...
       Отпустив вконец подавленного старпома, Непрядов долго ещё не мог прийти в себя. Теперь понимал, что дела на лодке не так блестящи, как многим казалось. Как мир стара была отлаженная на флоте система: ведь главное, это не перечить начальству, вовремя ответить "есть", а потом всё сделать наоборот, сообразуясь с целесообразностью. Успокоившись и хорошенько поразмыслив, Непрядов все же принял решение, которое посчитал единственно возможным.
       На другой день, сразу после подъёма флага, Егор явился в штаб и без колебаний сказал, что в создавшейся обстановке не считает возможным подтверждать звание отличного корабля. Это было как гром средь бела дня. Разумеется, его пытались переубедить, но Егор твёрдо стоял на своём, решив идти к успеху трудным и единственно верным путём. Он понимал, что прежнего, столь доброжелательного отношения к нему со стороны начальства больше не будет. Так оно и случилось. Даже комбриг, вроде бы понимавший Егоровы доводы, не мог не высказать своего неудовольствия таким странным поступком. Ведь полагалось, так или иначе, плыть вместе со всеми по течению в заранее намеченном русле. Но командира, получалось, занесло куда-то в сторону. Словом, Непрядова не понимали, опасаясь его какой-нибудь новой неординарной выходки. Впрочем, она не заставила себя ждать.
       2
       Выход лодки в море всегда вызывал в душе у Егора прилив
       благодатной энергии и тихой радости. С годами этого чувства не убавилось, просто оно сделалось более осмысленным и глубоким,
       поскольку его командирская доля весомо соизмерялась с судьбой всего экипажа. Он должен был заново поверить в каждого из своих моряков, равно как и они так же могли бы не сомневаться в его командирской мудрости. И только море имело право судить, насколько он прав, или всё же ошибался, оценивая собственные возможности.
       Призовые торпедные стрельбы, впрочем, не казались чем-то необычным. Егору приходилось брать призы и раньше, когда он
       командирствовал на ТОФе, да и теперь его корабельный боевой расчёт достаточно хорошо был отработан и в море, и в кабинете торпедной стрельбы. Правда, некоторые сомнения вызвал всё-таки штурман старший лейтенант Скиба, так как из-за простуды недомогал. Но командир не мог недооценивать самоотверженности своего навигатора, отказавшегося от замены, чтобы всё же пойти в море, а не отлёживаться дома. Понимал, что работы будет ему невпроворот, и никто другой, кроме его самого, лучше эту работу на лодке не сделает.
       Настали навигационные сумерки, когда береговые маяки и светящиеся знаки на фарватерах перестали выключать. Размытое солнце как бы с превеликим трудом силилось подняться над горизонтом и тотчас снова проваливалось под натиском надвигавшейся полярной ночи. Чтобы ориентироваться в такой обстановке, штурману поневоле приходилось уподобляться всевидящей полярной сове - на это уходили долгие месяцы, а то и годы упорной тренировки. Скиба это хорошо знал, а потому не хотел подводить экипаж.
       От пирса лодка отвалила в один из таких серых просветов короткого дня, взяв на борт прибывшего из штаба флота проверяющего. Им оказался Эдуард Чижевский. Не сказать, чтобы Егор этому обрадовался, хотя и не слишком-то огорчился. Своё командирское дело он знал не хуже других, а что касается былых личных отношений, так ведь и сам Чижевский ещё при первой их встрече худа не поминал. Как полагал Егор, годы всё-таки брали
       своё: Эдуард не только приобрёл залысины на своей горделиво посаженной голове, но и здравую житейскую рассудительность. На правах старого однокашника он старался держаться с Егором
       дружелюбно и даже слегка покровительственно. Ведь в сущности,
       давно исчезли пружины, подталкивавшие обоих ко взаимному противостоянию. Эдуард был женат вторым браком и производил впечатление человека, вполне довольного своей судьбой. К тому же, они сравнялись в званиях, а по служебной лестнице Чижевский оказался даже на ступеньку выше. Егор воспринимал это как само собой разумеющееся, поскольку никогда и никому не завидовал. Чаще завидовали ему, как более удачливому в командирских делах.
       Есть нечто магически прекрасное в том, как подводная лодка, оживая всей мощью энергетических установок, начинает своё движение. Маневрируя под электромоторами, она медленно, будто наощупь выбирается из гавани. Всё ещё осторожно движется узким фарватером фиорда, но за боновыми заграждениями, как бы осмелев, даёт волю дизелям. Винты разом взрывают тугую остекленевшую воду, и возникает пенный след, бесконечной дорогой отторгая корабль от берега. Так было всегда и так будет, пока лодки не перестанут ходить в моря. В призрачном мерцании отличительных огней лодка убыстряет ход. Сильнее грохочут дизеля, корпус начинает содрогаться от встречных волн, и ветер нещадно хлещет солёными брызгами поверх ограждения рубки. И так вот бывает сутками кряду: кропит океан верхнюю вахту холодным благословением, оставляя на губах людей соленый привкус неведомых глубин.
       Егор по привычке отдавал не слишком громкие, но достаточно внятные команды. Самой интонацией голоса он старался создать на мостике спокойный, уравновешенный настрой, которому, как полагал, должна сопутствовать удача. И пускай экипаж, вздремнувший на прежних лаврах, не станет пока называться
       отличным. Что из того? Не слишком-то много радости от тех почестей, которые не по заслугам. Егор не хотел жить взаймы, да и другим этого не советовал. Куда важнее было бы в честном поединке с надводными кораблями взять верх и тем самым подтвердить высокий потенциал ещё не растраченных возможностей его экипажа. Нужна была победа - одна на всех, чтобы ни в ком не сомневаться.
       А без сомнений всё же не обошлось. Всего за несколько часов до выхода в море из отпуска прибыл замполит Лев Ипполитович Собенин. И тотчас поспешил на лодку, поскольку за полтора месяца своего отсутствия, как уверял, истосковался по своим людям и по привычной комиссарской работе. Познакомившись, Егор переговорил с ним накоротке, ввёл в курс корабельных дел. И нужно было видеть, как искренне огорчился замполит, когда узнал, что экипаж, по инициативе командира, перестал быть отличным.
       - Как же вы так можете, Егор Степанович? - обескураженно вопрошал он, разводя руками и вздергивая худые плечи под мешковатым, свободно болтавшемся кителем. - И это в год столетия Ильича! Когда каждый из нас, как коммунист, максимум должен показать, на что способен.
       - В том-то и беда, Лев Ипполитович, - отвечал на это Егор. - Мы всё время чего-то показываем, вместо того, чтобы делом доказывать. И потом, я что-то не припомню, где в работах Ильича говорилось бы в пользу необходимости "втирать очки". Если по правде, то дела у нас обстоят не так блестяще, как это принято было считать.
       - Позволю себе напомнить, товарищ командир, что наша лодка в бригаде далеко не самая худшая. Нам верили, на нас
       надеялись, а мы, получается, всех подвели.
       - И тем не менее, со мной всё же вынуждены были согласиться.
       - Жаль, что не было меня. Я бы на такое никогда не согласился...
       - А я бы вас переубедил, - с примиряющей улыбкой сказал Непрядов, не желая с самого начала обострять с замполитом отношения. Хотя не мог не почувствовать, что его-то переубедить было бы как раз труднее всего. Собенин не казался человеком покладистым.
       Было известно, что Лев Ипполитович не относился к числу кадровых офицеров. Три года назад его призвали на флот с должности инструктора обкома партии, присвоив звание капитана третьего ранга. Узколицый, с заострённым орлиным носом и
       тонкими губами, он производил впечатление человека расчётливого
       и цепкого. Невозможно было понять, чего больше отражалось в его бледно-серых выпуклых глазах: природного холодка или же благоприобретённой твёрдости? Видимо, хватало и того, и другого.
       На мостике Егор оставался почти целую вахту. Не в том дело, что никому не доверял. Просто здесь легче дышалось и свободнее думалось о том, как осуществить поиск "вражьего" конвоя. Никому в экипаже не было известно, сколько в ордере кораблей, с каких курсовых углов они могут появиться и каков порядок их маневрирования. Назывался лишь примерный район размером в
       Добрую сотню квадратных миль, где следовало искать этот самый конвой.
       Разумеется, кое о чём хотел было намекнуть Чижевский, закрывая глаза на штабную этику. Только Непрядов от этого вежливо уклонился, поскольку жить в долг не хотел. Эдуард лишь
       скривил губы, выражая должную степень своего снисходительного недоумения. Казалось, он потерял всякий интерес к тому, что Непрядов собирался предпринять. Его же "звёздный час" как проверяющего был впереди. Ничего другого не придумав, Чижевский сослался на головную боль и завалился спать в командирской каюте, предоставленной в его распоряжение. Егор и в мыслях не держал, чтобы действовать с чьей-то подачи. По-прежнему не сомневался в том, что в море следует работать "без дураков", полагаясь лишь на собственную интуицию, везение и опыт. Он не забывал, старый как мир, библейский дедов совет: "Никогда людям не лги, да не будешь сам ими обманут..." То была выстраданная им самим непременная истина. Ведь в замкнутом пространстве прочного корпуса ни от кого не скроешься, никому не солжёшь, чтобы этого не было бы видно. Его командирская совесть насквозь просвечивалась рентгеном матросских глаз и в них же он видел своё собственное отражение.
       Из рубочного люка глухо прогудел хрипловатый, простуженный голос штурмана Скибы:
       - Товарищ командир, через тридцать минут будем в точке погружения.
       - Добро, - ответил Непрядов и сразу же распорядился готовить ходовой мостик к встрече с глубиной.
       Прогромыхав отсыревшими яловыми сапогами по перекладинам трапа, Егор спустился в центральный отсек. После пронизывающего плоть и душу леденящего ветра здесь казалось не менее тепло и сухо, чем летом в Крыму. Во всяком случае, от таких сравнений подводная душа всегда согревалась и плоть млела, - кто ж этого на Северах не знал или не испытывал на себе.
       Хлопнула над головой о комингс крышка верхнего рубочного люка, со свистом проколотой автомобильной камеры испустили дух клапана вентиляции, и отяжелевшая забортным балластом лодка провалилась на заданную глубину. Пошёл отсчёт замкнутого в пространстве отсечного времени.
       Собираясь оценить обстановку, Непрядов подошел к штурманскому столику. Скиба тотчас вдавился в шпацию, уступая место у карты. Выглядел он в конец простуженным и вялым. На его впалых, усыпанных рябинками щеках, отороченных до самого подбородка курчавыми рыжими бакенбардами, играл воспалённый румянец. Судя по всему, штурман температурил.
       - Да вы не беспокойтесь, товарищ командир, - поспешил он заверить, перехватив на себе настороженный взгляд начальства. - Лёгкое недомогание на почве нестойкого берегового насморка. В море всё пройдет.
       - К доктору обращались? - поинтересовался Непрядов.
       - Ним в коем случае! - почти с испугом воскликнул Скиба. - В начале похода это же - дурная примета. И потом, у меня есть одно верное средство, бабкин заговор от простуды.
       Храбрясь, штурман приложил согнутую совком ладонь ко рту и начал зловеще бормотать:
       "Холоба-болоба, уходи моя хвороба,
       В зачарованы леса, в заколдованы места
       Лешему там попадися,
       Да сквозь землю провалися..."
       - Серьезный аргумент, - Непрядов усмехнулся. - И что, действует?
       - А-а как же! - хитрил Скиба. - При том в самый раз будет, если на ночь принять ещё пару таблеток аспирина, а в тёплые шерстяные носки, перед тем как надеть их, сыпануть по полпачки сухой горчицы. Поверьте уж, что всю лихоманку как рукой к утру снимет.
       - Тоже мне, великий знахарь нашёлся, - проворчал подошедший доктор Целиков. - Пеницелин его, знаете ли, не устраивает.
       - Таков мой организм, извольте мне простить,.. - с вежливым поклоном продекламировал штурман.
       - Дождёшься у меня, пушкинист несчастный, - пригрозил доктор. - Вот как всажу вот тебе в задний филей лошадиную дозу антибиотика, так сразу узнаешь, как надо от твоего "нестойкого берегового насморка" лечиться.
       Для порядка немного повздорив, доктор всё же разрешил штурману попробовать на ночь аспирин с горчицей. Оба сошлись на том, что хуже не будет.
       Егор и сам знал, что это был испытанный метод выгонять в море всякую простуду. "Пускай будет так, - рассудил он про себя. - Раз у штурмана с юмором всё в порядке, значит, не пропадёт" - и взмахом руки повелел Скибе отправляться в каюту. Пока что можно было обойтись и без него. А со штурманскими обязанностями вполне справлялся помощник Имедашвили. Лодка шла на глубине постоянным курсом и заданной скоростью. До утра не предвиделось ничего такого, что могло бы нарушить это устоявшееся движение субмарины в пространстве и во времени.
       Вестовой доложил, что в кают-компании стол накрыт к вечернему чаю. Что бы там ни случилось - расколись пополам небо или высохни океан - истинный подводник никогда не изменит привычке приложиться после вахты к горячей кружечке крепкого напитка. Чай и взбодрит, и согреет, и развяжет языки, чтобы, как водится, посудачить о житии отсечном - какие ж еще новости могут быть под водой?
       Тому, кто не служил в подплаве, трудно себе представить, что такое настоящий подводный чай "по-флотски". Впрочем, рецепт его не Бог-весть какой: всего лишь круто заваренный и до приторности сладкий. И, тем не менее, он настолько неповторим, насколько подлинно самоварный, с угольками и дымком, отличается от вскипячённого на газовой плите. Истинно подводный чай имеет цвет прокопчённого кирпича, а также привкус ржавчины от цистерны питьевой воды. Он до последней молекулы пропитан самим отсечным воздухом, настоянном на неистребимых запахах корабельного железа, сурика и тавота. И всё это сдобрено дыханием морской просоленной влаги. В подплаве пьют этот напиток "богов и мореходов" и с клюквенным экстрактом, и со сгущёным молоком, а то и с лимончиком - кому что нравится. Но это всегда подводный и фирменный - всем чаям чай.
       Отоспавшись, Чижевский появился в кают-компании по обыкновению элегантный и подтянутый. С начальственно-вежливой улыбкой на выбритом лице, благоухая одеколоном, он сел рядом с Егором.
       - Ты знаешь, милорд? - по старинке запросто признался он, намазывая на галету сливочное масло. - Мне под водой снятся
       исключительно вещие сны. И заметь: на берегу иной раз донимает бессонница, ну а здесь - никогда. Просто проваливаешься в цветные и безмятежные тартарары.
       - Что ж, в море каждый раз возвращаешься в молодость, - рассудил Егор, - а на берегу, наверно, продолжаешь стареть.
       - Но-но! - запротестовал Эдуард. - Ты жене только об этом не говори, а то в момент "дублёра" тебе найдёт. Или же вообще,.. сбежит, как от меня моя первая благоверная, - и он таинственно подмигнул, мол, знаешь, о ком идёт речь.
       - Благодарю за совет, но раньше надо было предупреждать, - с кривой ухмылкой напомнил Егор.
       Чижевский хлопнул себя ладонью по лбу, будто и впрямь запамятовал, что с Непрядовым произошло.
       - Ах, да! Нас ведь обоих на вороных прокатили...
       - Зато теперь у тебя нет причин жаловаться на судьбу.
       - Ты знаешь, старик? - Эдуард понизил голос до интимного полушёпота. - А ты ведь прав. Теперь у меня вполне нормальная жена, ну а дочка,.. - он зажмурился от избытка отцовских чувств, -
       это просто чудо. Только теперь узнал, что ничего нет слаще, чем поцелуй родного маленького человечка. А как малышенька моя радуется, когда домой со службы прихожу!
       - Я понимаю тебя... Дети это ведь наша совесть, пропущенная через фильтры собственных неудач и ошибок. Пожалуй, именно в этом суть их чистоты.
       - И заметь, - Чижевский вскинул руку с двумя отогнутыми пальцами, словно клятвенно заверяя, - бездетные семьи всегда ущербны и потому непрочны, ломки и холодны как первый осенний
       лёд.
       На это Егор лишь вздохнул, пряча горькую усмешку. Снова
       немым укором встал перед ним "сам третей", его собственный сынишка, перед которым нечем было оправдаться за несостоявшуюся семью. Ни в чём не хотелось упрекать Катю. Но он-то не мог не
       знать, на что шёл, связывая с ней свою судьбу-неудачницу.
       - А что Лерочка? - спросил Егор как бы невзначай. - Виделись вы потом?
       Эдик помолчал, прежде чем ответить. Очевидно, вопрос не слишком-то был ему приятен.
       - Потом, как говорится, суп с котом... Да и какой смысл в том, чтобы встречаться и ворошить прошлое. И того достаточно, что
       расстались мы вполне мирно, по взаимному согласию, - помешав ложечкой в стакане, заметил. - Слышал, сошлась там у себя в Риге с каким-то глубоким старичком-профессором, божьим одуванчиком от медицины, - и подмигнул, презрительно улыбаясь. - Как в том анекдоте, увлекается платонической любовью после прогулок на свежем воздухе...
       По всему чувствовалось, что старая рана всё же не зарубцевалась в его настрадавшейся душе, и потому он с таким пренебрежением, явно привирая, говорил о своей прежней жене. Егор невольно пожалел, что спросил об этом. Чижевский как-то сразу помрачнел и замкнулся, утратив интерес к дальнейшей откровенности. Они помолчали, допивая уже остывший чай.
       Глянув на часы, Непрядов с трудом подавил зевоту.
       Чижевский отставил стакан и предложил:
       - Разреши-ка мне, командир, по старой памяти дублёром
       постоять ночную вахту, тем более что я хорошо выспался. А то от штабной работы, боюсь, геморрой наживёшь,.. - и лукаво подмигнул, припоминая присказку:
       "Как от буя и до буя, штурман мечется, лютуя,
       И от буя до буя, он не видит ни..."
       - Добро, - согласился Егор, снисходительной улыбкой оценивая штабной юмор своего приятеля. - Лютуй себе на здоровье - дублёром Колбенева. Он сейчас правит бал в центральном. Я же, с твоего позволения, пару-тройку часиков приспну, - и предупредил. - Будите, в случае чего.
       - Естественно, - Чижевский горделиво тряхнул головой, поднимаясь из-за стола.
       Мельком глянув на себя в зеркало, привинченное к переборке, он поправил пилотку, одёрнул китель и лишь после этого шагнул к лазу, ведущему в центральный отсек. Вновь Эдуард был по-старпомовски решителен, властен и неколебим, хотя бы на короткое время отдаваясь своей несостоявшейся мечте, когда-то манившей его на командирский мостик.
       Что ж, и это Егор мог понять, про себя ничуть не насмехаясь и не осуждая своего старого соперника. Ведь несбывшаяся мечта тем и хороша, что её вожделенным теплом в мыслях можно согреваться
       сколь угодно долго. Тогда как исполнившееся желание порой настолько приедается, что не трогает ни ума, ни сердца.
       Непрядов крепко устал и хотел спать. Но сразу же завалиться в койку, тем не менее, не спешил. На сон грядущий он по устоявшейся привычке непременно обходил все отсеки. Без этого всё равно
       спокойно не смог бы уснуть, прежде не убедившись, что
       на корабле полный порядок.
       Стараясь не слишком греметь задрайками дверей и кремальерами лазов, Егор пошёл по отсекам. Все свободные от вахты моряки уже засыпали. Подводная тишина казалась особенно таинственной и гулкой. Даже малейший звук, будто в глубокой сталактитовой пещере, мгновенно разносился по всем закуткам и корабельным "шхерам".
       Движение ощущалось забортными шорохами и еле уловимыми всхлипами водяных потоков, струившихся по наружному лёгкому корпусу. Электромоторы неслышно работали на винт. И лодка огромной рыбой перемещалась в немой бездне подводного пространства, пошевеливая плавниками рулей.
       Это нескончаемое движение в океанской бездне Егор воспринимал всей своей человечьей сутью. В сознании происходило какое-то невероятно сложное взаимопроникновение собственного биологического естества и одухотворённой корабельной плоти. Даже лодочные системы и кабели становились как бы логическим продолжением командирских кровяных сосудов и жил. Это было нечто схожее с тем фантастическим перевоплощением, какое обыкновенный человек, вероятно, должен был бы испытывать, превращаясь в сказочного богатыря, или в жуткого монстра. Он не стыдился эксцентричных мыслей, потому что не разучился мечтать. Лодка стократ множила его разум и силы. Очень хотелось, чтобы в экипаже разделяли бы хоть сотую долю его убеждённости и чувств. Тогда, думалось, они все вместе действительно были бы под водой удачливы и неуязвимы, будто находясь под покровительством самого "дядьки Черномора"...
       Вахта, как и положено, шла своим путём. Люди бодрствовали на боевых постах. Через равные промежутки времени в центральный поступали доклады о состоянии корабельных систем и механизмов. Да и Чижевский, судя по всему, не забыл своё прежнее старпомовское ремесло. Хватка у него по-прежнему оставалась железной.
       Во втором отсеке Непрядов заглянул в каюту, где отлёживался больной штурман. Вспомнилось, что это был тот самый закуток, именуемый на флотском сленге "шкафом", который некогда занимал и он сам, еще в пору старпомовской службы. Скупое убранство этого подводного жилья почти не изменилось с тех пор, как Егор оставил его, уезжая на командирские классы. Разве что на переборке теперь вместо графика дежурств висел в той же самой деревянной рамке портрет Пушкина.
       В закутке было душновато. Включённая электрогрелка исходила жаром и запахом окалины. Скиба полулежал на кожаном диване, укрывшись до пояса одеялом. В руках у него была книга в потрепанной обложке, которую он читал с явным удовольствием.
       - Значит, так мы болеем? - участливо сказал Егор, переступая через комингс.
       - А мы здесь, знаете ли, вдвоем с Александр Сергеичем...
       - Что это у вас? - Непрядов кивнул на книгу.
       Скиба повернул её обложкой, давая прочитать название. Это был "Временник пушкинской комиссии".
       - Почти весь комплект довоенного выпуска удалось по случаю достать, - похвастал штурман. - Редкая удача.
       - Всерьез увлекаетесь? - полюбопытствовал Егор, уже
       догадываясь, почему доктор называл Скибу "пушкинистом".
       Рябоватое лицо штурмана вновь озарилось умиротворённым, восторженным светом.
       - Водится за мной такой грех,.. - и сразу же почему-то насторожился, согнав с лица блаженную улыбку. - А что, не одобряете?
       - Отчего ж, - успокоил его командир. - Да и какой же русский не любит Александра Сергеевича?
       - Вот и я говорю, - опять воспрянул духом Скиба, как бы продолжая упрямо гнуть свою линию. - Какое это превеликое счастье, что у нас есть Пушкин. В море он воспринимается совсем не так, как на берегу. Становится понятнее, роднее, ближе... Только под водой можно испытать то состояние, когда дремлющий разум пробуждается стихами. Но так бывает, когда остаёшься наедине с самим собой и... вдвоем с Александр Сергеичем. Ведь некоторые его стихи имеют чудесное свойство регенерировать в отсеке скудный запас кислорода собственной мысли. Живительная тайна этого солнечного гения как бы приоткрывается исключительно для тебя. Ты входишь в неё, будто в заветную дверцу, и коридором познания идёшь, как к себе домой.
       Штурман в сильном возбуждении сел на койке, поджав под себя ноги.
       - А знаете? - воздел он к подволоку указательный палец. - Гоголь все-таки был прав, когда утверждал, что это тот русский человек, который явится потом, через двести лет... Мне, например, он явился гораздо раньше. Да он и вообще от нас никуда не уходил. Он же адмирал наших душ, а мы с детства все - его матросы.
       - Можно подумать, что у вас не штурманский, а гуманитарный диплом, - не без умысла зацепил Непрядов штурмана. Его витиеватая речь не могла не вызвать снисходительной командирской улыбки.
       - Ну вот, и вы о том же, - с обидой проговорил Скиба. - Я же толкую, что есть Пушкин для меня как для подводника до мозга костей, - и тут же уточнил. - По крайней мере, таковым хотел бы себя зреть и осязать.
       - Да что вы, Андрей Борисович! Это ведь и не в обиду и не в укор, - попытался успокоить его Егор. - Каждый из нас волен избрать в жизни своего советчика и кумира. Чей же ваш-то хуже других?
       - Вот именно! Я ж не мешаю, скажем, Льву Ипполитовичу каждый день советоваться с Ильичом,.. - намекнул он, поводя глазами в сторону соседней каюты, которую занимал замполит.
       - Это вещи разнополярные, - напомнил Егор. - Полагаю, с каждым из наших кумиров можно и нужно советоваться, но по своим, отдельно взятым вопросам.
       - Вот если б все так понимали...
       - Ну, что ж, - обнадёжил Непрядов. - Разберёмся как-нибудь. Не хлебом же единым жив подводник... - и пожелал, вскинув руку со сжатым кулаком. - А вы поправляйтесь. Вы нужны экипажу, Анатолий Борисович.
       Непрядов задвинул дверь, с жалобным визгом прокатившуюся на роликах, и отправился в первый отсек, самый большой и плотно населённый, где моряки по обыкновению спят "в обнимку" с промасленными торпедами. Про себя успел заметить, что отношения у замполита с некоторыми офицерами далеко не сахарные. Тот, видимо, силился подмять под себя даже самых упрямых и несговорчивых, вроде Скибы. Пока трудно было, ни в чём как
       следует не разобравшись, принимать чью-либо сторону. Но уже становилось ясно, что Собенин всё же не подарочек, с ним не так-то просто найти общий язык.
       Когда Егор, надавив на задрайку, открыл крышку лаза, в полутёмной пещере носового отсека раздался дружный взрыв хохота. И сразу же последовал требовательный окрик:
       - Да тише вы, жеребцы! А то зараз всех по койкам раскидаю.
       Нетрудно было догадаться, что этот властный голос принадлежал старшему лейтенанту Дымарёву. Исходил он из самой гущи моряков, столпившихся в носовой части лодки у торпедных аппаратов, где тускло светили два гермоплафона.
       Появление командира никто не заметил, и Непрядов, осторожно ступая по гулким паёлам, пошёл вдоль навесных коек, протянувшихся в два яруса вдоль бортов. В отсеке было довольно прохладно. Моряки, кутаясь в одеяла, меховые куртки и ватники, самозабвенно слушали старлея, восседавшего на деревянном ящике из-под консервов. По всему чувствовалось, авторитет его был в "честной компании" непререкаем, - и не столько по-командирски, - сколько в силу какой-то дворовой круговой поруки, когда отчаянные ребята благоговеют перед своим первым заводилой и вожаком.
       Оставаясь в тени, Егор хорошо видел его простецки притворное, насмешливое лицо с маленькими живыми глазками. В засаленном ватнике и в ушанке с задиристо оттопыренным ухом он больше походил на шебутного дворника, чем на командира минно-торпедной боевой части.
       - От, хрен моржовый, опять перебил! - и минёр кому-то погрозил налитым, крупным кулаком. - Так, на чём это я?..
       - Приходите опять к своей тётке, - с готовностью подсказали ему.
       - Ну да, так ведь оно и было, - припоминал Дымарёв, растягивая слова с характерным одесским шармом. - Прихожу, значит, к тетушке Василисе, а она белугой ревет. Я ей - в чём дело, теть Васёна? А она ревака задаёт ещё хлеще и повестку мне из милиции суёт. Нич-чё не понимаю... Ну, кое-как успокоил её. Стал допытываться, что же это такое с ней стряслось на этот раз, отчего она безутешным рёвом своим не то что соседям, а всему кварталу душу на части рвёт. Твердит тетка одно: "Невиноватая я - они же, козлы духмяные, сами ко мне причепились..." - минёр со свистом продул пустой мундштук, который утехи ради всё время держал в зубах. Для чего-то как папиросу помял его в крепких узловатых пальцах и снова прикусил крупными желтоватыми зубами, среди которых поблескивала золотая фикса. - Ну, смекаю, опять по пьянке чего-нибудь отчебучила. Тетушка, как я уже говорил, не дура была выпить. За это ей вся наша родня постоянно мозги прочищала. Да куда там! Баба заводная, хохмачка. Мужики на ней, можно сказать, зубы ломают... Потому как покупаются на ее обманчивой внешности. Бабе уже за пятьдесят перевалило, а фигурка у неё прям как у десятиклассницы - ёлочка, да и только. Но вот стоит ей, скажем, всей своей фотокарточкой к тебе повернуться, так со страху тут же помочишься себе в штаны. Лицо сморщенное, во рту два зуба. Ведьма, да и только! Хотя могу поклясться, что у нас на всей Молдаванке и даже Пересыпи человека добрее не сыскать. - Дымарёв опять выдал затяжную паузу, занимаясь мундштуком и доводя напряженное любопытство всех окружавших его до полного нетерпения.
       - Ну?.. Ну и?.. - тотчас заторопили его.
       Минёр придал своему грубоватому лицу выражение удовлетворенности, после чего продолжил:
       - Расколол всё ж тетку свою, и она мне во всём содеянном как на духу или как перед опером в милиции призналась. А было так... Возвращалась она как-то раз домой, как водится, в лёгком подпитии. Кстати, происходило это около полуночи, летом, когда духота у нас в Одессе такая - ну, хоть топор вешай, - и тут же пояснил. - К примеру, как в отсеке под утро, когда вас перед этим гороховым супом покормят...
       С небрежностью истинного одессита, насладившись очередной порцией хохота и при этом не дрогнув на лице ни единым мускулом, Дымарёв снова заговорил:
       - А жила тёть Васёна неподалеку от кладбища. Через него и в светлое-то время небезопасно ходить, а уж тем более ночью. Разная там блатная босота промышляла: того и гляди на "гоп стоп" нарвёшься. Но тетке - море по колено. Тот раз возвращалась она позднёхонько из гостей. Трамваем. Как обычно, сошла на последней остановке рядом с кладбищем. А дом её - по другую сторону от него. Ей бы, авоське старой, как всем нормальным людям вкруговую до дома "лаптями шлёпать". Она же покандюхала напрямки, потому как перед этим приняла на душу пару стаканов портвейна и ничего на свете уже не боялась. Опять же в запасе у тётки Васёны всегда оставалась эта самая страшная сила - её "фотография". Идёт себе, значит, по пустой аллее ни шатко - ни валко. А со стороны поглядеть, так прямо русалочка в белом платьице плывёт. Фигурка-то у неё - будь здоров какая! Откуда ни возьмись, подваливают два
       здоровенных бича. Оба совсем не старые и не слишком подвыпивши - в самый раз, когда на баб тянет. Начинают причаливать. "Девушка, а девушка, - говорит один. - В гости не пригласишь?" Тётка кивает, а сама, естественно, молчит, как рыба об лёд... Тогда второй спрашивает: "Может и подружка у тебя найдётся?" Тётка опять кивает, а сама всё время "фотокарточку" свою в сторону воротит, как бы приберегая этот свой "главный калибр" для решающего залпа. "Стеснительная, - говорит первый. - Я таких люблю" А второй: "Да наверно целка ещё. Разве не видишь? Такую "приласкать", так мороки больше, чем удовольствия..." Первый вразумляет корешка: "Да ладно, и эта на безрыбье сойдёт". И бочком эдак начинает тётку к кустам припирать. "Странная она какая-то, - продолжает сомневаться второй. - Совсем ведь шмакодявка ещё, а в такую поздноту не боится одна по кладбищу шлындать..." А дальше, это ж надо было в Одессе родиться, чтобы такое отчудить... "Когда жива была, тогда и боялась, - не моргнув глазом, как бы между прочим, замечает тётка. - Теперь-то чего уж? - и берёт очень даже нежненько обоих под локоточки. - Так идёмте ж ко мне, сладенькие. Моя могилка совсем рядом: от часовни - сразу же поворотя направо..." Мужикам от таких слов чё-та сразу не по себе стало. А тут ещё луна взошла. Глянули, наконец, на тётушкину физиономию и остолбенели: не то ведьма, не то и впрямь покойница перед ними... Но тётушку совсем уже в раж понесло. "Что же вы, дяденьки? - вроде как обижается и бичей этих к часовне тянет. - Вон и подружка моя из гробика встаёт. Свеженькая ещё, только утречком похоронили,.. - минёр опять выдержал паузу, сладко почмокав мундштуком. - Надо было видеть, как драпанули бичи. И надо же, один в потёмках споткнулся и череп себе о какую-то плиту раскроил. Другой налетел на него и... ногу сломал".
       Отсек содрогнулся.
       - Тётка видит, что мужичкам от её заморочки совсем худо, - всё так же невозмутимо излагал свою байку Дымарёв. - Добежала до ближайшей телефонной будки и вызвала скорую помощь. Потом, сердобольная душа, этим ханурикам передачки в больницу носила. Они же, твари неблагодарные, в суд на неё подали, как только выписались, якобы, за причинённое увечье.
       - Ну и как, судили её? - не утерпев, спросил кто-то из матросов.
       - Как полагается, - подтвердил минер. - Закон есть закон. Только такого весёлого суда в Одессе отродясь не видели. Судья, говорят, под конец не мог уже вопросы задавать - все за живот держался. А оба заседателя - те едва со стульев не падали... Однако, приговорили её, бедолагу, к десяти стукам отсидки, как за мелкое хулиганство. С тех пор тётушка моя, вплоть до скончания дней своих, в популярности могла потягаться, разве что, с самим Дюком Ришелье. Не хочу врать, но на её доме, где жила, собирались даже мемориальную доску повесить.
       Согнав с лица невольную улыбку, Непрядов вышел из своего укрытия. Моряки поутихли, расступаясь.
       - Я думаю, вывод всем ясен, - сказал Егор, как бы подытоживая. - Не приставайте по ночам на кладбище к незнакомым девушкам, это неприлично.
       Продолжая весело сопереживать, моряки начали расходиться по своим койкам. А минёр ждал, что ему скажет командир.
       Егор лишь погрозил пальцем, как бы намекая, что в принципе он
       не против таких "посиделок", да только проводить их надо не в столь поздний час. Всё поняв, старлей клятвенно приложил руку к сердцу, обещая тем самым больше не нарушать корабельный распорядок.
       Минёр всё же пришёлся Егору по душе: с таким в море не соскучишься. Да и специалист он, судя по всему, был вполне толковый. Лишний раз командир убедился, что с экипажем ему всё-таки повезло. Поэтому в свою каюту он вернулся в отличном расположении духа. Не раздеваясь, лёг поверх одеяла, укрывшись меховым кожаным регланом. В каюте было довольно прохладно. Электрогрелка кое-как согревала ноги, а голову студило. Но не привыкать: сон постепенно брал своё. Мысли сплетались, наплывая одна на другую, возникали какие-то путаные видения.
       ...Наконец, отчетливо проступил конвой. Но не силуэтами отдельных кораблей, следующих в ордере заданным курсом, а в образе каких-то водяных чёрных змей. Непрядов пробовал их ловить руками, они же, извиваясь и злобно шипя, ускользали от него... Потом возникла тётушка минёра, чем-то похожая на мегеру, и стала жаловаться, что начинает лысеть, а потому Егор должен ей наловит на парик этих самых змей. Егор наклонялся, шаря руками в воде, только змеи скользили всё мимо, да мимо. Тётка грозила пальцем и ехидно хихикала: "Смотри, командир, не наловишь - женишься на мне..."
       Вздрогнув, Непрядов проснулся. Ощущение неизъяснимого страха не проходило. Начала донимать дрожь. Сообразил, что реглан сполз на пол. "Приснится же такая вот чепуха, - подумал Егор, вновь накрываясь. - А дед бы сейчас враз растолковал, к чему змеи, а к чему - покойница..." Припомнилось, дед как-то уверял, что крещеному все сны "в руку", а просто так, без умысла Провидения, во сне и пустячок не привидится. С невыносимой тоской вновь подумалось о родном доме, о жаркой печке, долго державшей тепло даже в самые лютые крещенские морозы. Хорошо бы опять прилечь на старый кожаный диван и до бесконечности слушать в тепле и неге, как потрескивают в печке сухие поленья, как верещит себе миляга-сверчок и как монотонно бормочет перед иконостасом дед, выпрашивая у небес для своего внука лёгкого пути, да спокойной воды, будто и впрямь в океане такое возможно.
       Но что бы там ни было, Непрядов всем этим жил и дышал, этим и согревался в холода полярной ночи.
       3
       Лодка наткнулась на конвой в самый неподходящий момент, когда по трансляции объявили всегда и всем желанное "команде обедать" и когда бачковые уже разливали по мискам пряно дымящийся консервированный борщ. Зычный ревун, покрякав со злой издёвкой, надолго оставил всех натощак.
       - Вот так и наживаем себе язву желудка, - для порядка бубнил Целиков, помогая вестовым убрать со стола посуду, чтобы затем здесь же развернуть под ярким софитом свою операционную. Но его никто не слушал. Моряки, прожёвывая на ходу сухой хлеб, ошалело проскакивали по узкому коридору из первого отсека в центральный, торопясь быть по местам на боевых постах. И только штурман Скиба, торопливо одевавшийся рядом, позволил себе напомнить известный эпиграф Пушкина: "Где стол был яств, там гроб стоит..." На что суеверный доктор тут же отреагировал: "Тьфу на вас, Андрей Борисович, так вот и накаркаете беду. Если уж вам так
       хочется, чтобы здесь гроб стоял, то и ложитесь вот сюда сами, - для большей убедительности он пошлёпал рукой по столу. - Я вам отрежу чего-нибудь "на бис", как в том анекдоте... Может, и выживете ещё, точно не обещаю.
       Оба приумолкли, заметив появившегося в дверях своей каюты Непрядова.
       - Здоров, прямо как бык, - поспешил штурман упредить вопрос командира. - И температура в норме. Правда, док?
       Не успел Целиков и рта раскрыть, как Скиба уже исчез в соседнем отсеке.
       "Лихой у меня народец, с такими не пропадёшь", - заметил про себя Егор, ныряя в отверстие лаза вслед за штурманом.
       Лодка легла на курс сближения и начала осторожно подкрадываться к конвою, стараясь ничем себя не выдать. Она зловещим призраком скользила в глубине, будто смертоносная барракуда, готовая напасть из засады на свою жертву.
       А роль этой жертвы исполняла плавбаза, шедшая в
       сопровождении двух противолодочных кораблей и тральщика переменными курсами, предвидя угрозу из глубины. План атаки уже созрел в егоровой голове. Глядя на планшет, он чётко представлял себе, как надо действовать, чтобы занять самую подходящую точку для залпа. Очень кстати поблизости оказалось ледяное поле, вдоль кромки которого можно незаметно сблизиться с "противником". И глупо было бы этим не воспользоваться, полагал Непрядов. Противолодочники непрерывно "обстреливали" водную толщу ультразвуковыми посылками гидролокаторов, но субмарина оставалась для них пока что невидимой - ледяное поле
       экранировало, не давая на их рекордерах чёткой картины глубин.
       Стрелять предстояло двумя практическими торпедами. Готовясь к выбросу сжатым воздухом за борт, они жадно вбирали в курсовые приборы необходимые поправки. Там, на острие практических боеголовок, нацеленных пронзать океан, были теперь сконцентрированы командирская мысль и воля. И всё это стократ множилось усилиями экипажа, напряженно работавшего на боевых постах. Акустики щедро давали пеленга, штурман тотчас помечал их на планшете, а торпедный электрик - вводил в автомат торпедной стрельбы, который с бухгалтерским беспристрастием отщёлкивал исходные данные для поражения главной цели. И не было сомнений, что рулевой с точностью до градуса удержится на боевом курсе, а боцман - до сантиметра на заданной глубине. Не подведут и электрики, выдавая заданную скорость. Но будь на то командирская воля, передаваемая по телеграфу из центрального в шестой отсек, и можно будет прибавить ходу, чтобы их "барракуда" без промаха вцепилась бы зубами своих торпед в тело обречённой жертвы.
       Непрядов, как и всегда в азарте атак, был предельно сосредоточен и твёрд. Его властный голос звучал в отсеке непререкаемым приговором команд, возникавших мгновенной реакцией на поступавшие с боевых постов доклады. Егор напрягался до полного предела как целеустремленный фанатик, для которого весь смысл его существования сводился теперь к последнему выкрику "пли".
       Чижевский вместе с замполитом держались тем временем около рубки акустика. Оба как бы с опаской сторонились одержимого атакой командира. Решительный и сильный, он в эти минуты всех подчинял своей воле, внушая повиновение и невольный страх. Собенин, подгадав
       момент, попытался было ради любопытства заглянуть в планшет, который вёл старпом, и при этом как-то неловко наткнулся на Непрядова. Тот лишь метнул гневный взгляд, словно пригвоздив на месте, мол, не путайся под ногами. И замполит сконфуженно попятился на прежнее место. Льву Ипполитовичу именно сейчас досмерти хотелось какого-то активного действа, как при старом командире, который советовался с ним вплоть до мелочей, порой даже излишне навязчиво и нудно. Да только взошедший на мостик новый командир всецело владел ситуацией и в советах, по всему чувствовалось, не нуждался. Оттого-то Лев Ипполитович страдал и маялся, не находя себе места и хоть какого-то дела в столь ответственные минуты боя. А конкретным делом для него могло бы стать его комиссарское слово, какой-никакой совет по ходу атаки. Но только что путного мог он дать в этом запредельном для него подводном действе, если на флоте пребывал, как говорят, без году неделя.
       Не секрет, что на плавбазе вместе с комбригом находился и начальник политотдела. Им-то с высоты своего мостика видней, полагал Собенин, как развивается атака, все недочёты и промахи видны как на собственной ладони. Если же что-то произойдёт не так, замполиту за всё придётся отвечать наравне с командиром, а по партийной линии и того больше. Тогда уж никто не поинтересуется, сколько ты служишь, но наверняка спросят: "Куда глядел?.."
       Вот лодка довернула рулями на боевой курс. Напряжение в центральном, казалось, достигло взрывоопасного потенциала. И в тот самый момент, когда с языка у Непрядова должна была сорваться команда "пли", послышался голос акустика Монахова:
       - Товарищ командир, в секторе стрельбы наблюдаю посторонние
       шумы винтов.
       - Что за ерунда! - насторожился Непрядов. - Откуда взялись?..
       - Время, товарищ командир, время! - почти простонал старпом. - Курсовой уходит на корму.
       - Да стреляйте! Стреляйте, Егор Степанович! - не стерпел замполит, решительно тряхнув перед собой сухим кулачком. - Второго такого случая может и не быть.
       Только Непрядов принял другое решение. Обречённо махнув рукой, дал отбой атаке. "Не повезло..." - подумал он, вытирая носовым платком со лба пот.
       В отсеке настала гнетущая тишина, которая бывает разве что в минуту молчания, когда чтят память о погибших. На командира поглядывали кто с недоумением, кто с досадой.
       Всплыли под перископ. Потанцевав в обнимку с трубой, Непрядов поймал линзами силуэт рыболовного сейнера, пересекавшего возможные трассы торпед между лодкой и конвоем.
       "Что б ты протух вместе со своей дохлой селёдкой!" - только и мог всердцах пожелать Егор капитану того самого судёнышка, нивесть как затесавшегося в полигон. Однако тут же смекнул, что не всё ещё потеряно. И вновь дал команду: "Боевая тревога! Торпедная атака!"
       На этот раз цель удалось подловить на острых курсовых углах, почти на пределе возможного. К тому же в самый последний момент стало ясно, что лодку обнаружили. Противолодочные корабли, покинув места в ордере, устремились к подводной цели. Тральщик тем временем начал маневрировать, стараясь заслонить собой плавбазу. Но было уже поздно. Торпеды стремительно прочеркнули трассы в направлении корабля-мишени. И, как обнадежил Монахов, по крайней мере одна из них всё же прошла под днищем: пеленга совпадали.
       Надводные корабли около двух часов гоняли лодку. Сигнальные гранаты, имитировавшие взрывы глубинных бомб, хлопали то далеко, то совсем близко. Маневрируя глубиной, скоростями и курсами, лодка старалась уйти в отрыв. И, наконец, это ей удалось. Сначала над рубкой стали появляться отдельные небольшие льдины, потом они пошли едва не сплошняком, стесняя манёвр и погашая скорость у преследователей. Лодка же получила полное преимущество, прикрывшись ледяным полем. И поскольку командир её дело свое знал, дальше уже не составляло особого труда благополучно запутать следы и выбраться из зоны активного поиска.
       Разбор учений решено было проводить на внешнем рейде. Вернувшиеся с моря корабли становились у берега на якоря и бочки. Близился конец дневных сумерек. Серый лоскут неба ещё полоскался в отверстии рубочного люка, когда Непрядов начал выбираться на ходовой мостик. В полумиле просматривался силуэт плавбазы. Вскоре оттуда замигал желтоватый огонёк семафора: "Командиру прибыть на доклад к комбригу".
       Шлёпая вёслами, к борту субмарины подошла шлюпка.
       - Не могли катер послать, - недовольно проворчал замполит, усаживаясь на банке рядом с Егором. Собенин заметно нервничал, загодя не ожидая от начальства ничего хорошего.
       - Шлюпкой оморячивают, Лев Ипполитович, - успокоил его Непрядов, уже сидевший на корме около старшины команды гребцов. - А вообще же радуйтесь, что нас не заставляют на доклад к флагману добираться вплавь,.. - и пояснил. - Как иногда приказывал своим офицерам одноглазый Гораций Нельсон.
       - Ну, положим, это он приказывал молодым лейтенантам и мичманам, - заметил Собенин, зябко поеживаясь. - А мне уж, извините, слегка за сорок.
       Непрядов молчал, обдумывая самые убедительные и веские слова в защиту своей атаки. Трудно было предвидеть, как её расценит начальство. И всё же он не сомневался в том, что принял единственно верное решение, отказавшись от первоначального варианта действий с его, в общем-то, непредсказуемыми последствиями.
       4
       Просторный салон плавбазы, где обычно проходили совещания, был хорошо знаком Егору ещё по тем временам, когда бригадой командовал Христофор Петрович Дубко. По стенам всё та же великолепная ореховая отделка, искрящийся хрусталь плафонов и золоченые рамы зеркал. Шаги скрадывал огромный ковёр. А кожаные кресла, расставленные вдоль длинного совещательного стола, всё так же тепло и мягко охватывали бока и спину, ввергая в предательскую дрёму.
       Непрядов сидел по правую руку от Струмкина, в одном ряду с командирами других лодок, которые по пути следования конвоя так же в разное время выходили в атаку. А напротив них разместились противолодочники. Лица у всех сосредоточены, серьёзны. И только в глазах командира тральщика, упитанного и весёлого капитан-лейтенанта Стокова угадывалась двусмысленная усмешка, которую можно было истолковать как вопрос Непрядову: "А не вмазались ли твои торпеды в мой борт, прежде чем они попали, как ты думаешь, в плавбазу?.." На что Непрядов с такой же немой усмешкой отвечал: "Не радуйся, Стоков. Даже в этом случае тебя сейчас теоретически должна была бы кушать какая-нибудь голодная рыбка..."
       Пока на доске укрепляли ватманский лист с изображением на нём только что закончившихся морских баталий, вестовые подали крепко
       заваренный чай с лимоном.
       - Ну, что ж, приступим, - сказал Струмкин, поднимаясь со своего места. - Разумеется, оценка действий каждого экипажа будет предварительной. Однако общая картина действий достаточно ясна, чтобы квалифицировать оперативность и грамотность решений, принимавшихся командирами кораблей, - и обратился к Непрядову.- Начнём с вас, Егор Степанович, как с наиболее опытного.
       Комбриг сделал несколько маленьких глотков чая. Вернув обжигающий стакан на блюдечко, легонько тронул тыльной стороной ладони бородку, как бы охорашивая её.
       - Если в целом, - сказал, кося взглядом в сторону Непрядова, - то атаку с некоторой натяжкой можно считать удовлетворительной. Цель поражена одной торпедой. Другая прошла метрах в десяти по корме и едва не "зацепила" тральщик.
       Упитанное, розовое лицо Стокова разочарованно вытянулось, поскольку он жаждал получить в свой борт обе торпеды, спасая тем самым плавбазу. Да, видать, не судьба.
       - Однако решительно не понимаю, - говорил комбриг. - Чего вы так испугались, выходя в атаку в первом случае? Ведь осадка сейнера была ничтожно малой. А позиция для залпа - лучше и желать нельзя. К тому же и оторваться смогли бы без проблем: надводные акустики вас тогда и в упор не слышали. Понимаю, что произошла нелепейшая случайность, ограничившая свободу действий. Но всё же надо было рисковать.
       Комбриг выглядел раздосадованным. Да и как его не понять, когда до заветного приза оставалось "рукой подать". А получалось, экипаж на этом выходе едва оправдал сожжённое топливо и съеденный доппаёк.
       Однако Егор уверенно отвёл от себя все обвинения. И формально, и по
       существу считал себя правым, не боясь даже показаться излишне осторожным, если даже не перестраховщиком. Худо ли - бедно ли, только цель удалось поразить, а победителей, как известно, не судят. Другой вопрос, что оценка по тактическому исполнению оказалась невелика.
       Но вот заговорил Чижевский, немного вальяжно и с улыбочкой, давая тем самым понять, что его слово имеет особый вес как представителя вышестоящего командования.
       - Я бы квалифицировал действия командира следующим образом, - он поочередно обвел долгим взглядом всех присутствующих. - Да, первая атака, дававшая полное право на высокую оценку, действительно сорвалась. Результат второй можно расценить как простое везение, поскольку торпеда попала по самому срезу кормы, как бы зацепив плавбазу. Но кто виноват? - спросил, гневно повышая голос и тут же ответил. - Да пьяный рыбак, нарушивший элементарные правила судоходства. - Чижевский вытянул руку, словно пронзая Непрядова указательным пальцем. - А командир всё же оказался мудрее... Догадываюсь, чего ему стоило подавить в себе готовую было сорваться с языка команду "Пли!" Ну что ж, есть атаки более удачные. И право же обидно, что приз теперь будет принадлежать другой бригаде. Но я решительно верю в Непрядова, в его потенциал командирского мастерства и везения, - и подтвердил, как бы наперёд отвергая возможные возражения. - Да-да, именно везения. Я не оговорился. Потому что Божьей милостью командир подводный без этого немыслим. И пусть, как говорится, неудачник плачет... А у Непрядова самые лучшие его атаки ещё впереди.
       Комбриг при этих словах отходчиво улыбнулся.
       - Не хочу, Эдуард Владимирович, чтобы у вас обо всём этом сложилось превратное впечатление. Мы и не помышляем осуждать или порочить Непрядова, - и он попросил взглядом поддержки у сидевшего рядом начальника политотдела капитана первого ранга Широбокова. Тот, мгновенье поразмыслив, как бы с усилием кивнул.
       - Вот, видите? - ободрённо продолжал Струмкин. - Никто и не ставит под сомнение командирский талант Непрядова. Он есть и никуда от него не денется. Но право же, мы от Егора Степановича вправе ожидать большего.
       Слушая комбрига, Егор машинально чертил в своей записной книжке силуэты парусных кораблей. В минуты наивысшего напряжения это давало ему успокоение и разрядку. Странные чувства бродили в нём от весьма неожиданной и непростой поддержки однокашника. Думалось, уж лучше молчал бы, чем так вот, напрямую выказывать своё покровительство. И так бы никто не схарчил. От такого поворота событий Егор испытывал не столько удовлетворение, сколько досаду и неловкость, потому что не привык жить в долг. И всё же где-то подсознательно шевелились мысль: "А что если "Милорд" от чистого сердца подставил своё плечо, как однокашнику и старому товарищу, который слегка покачнулся? Ведь вместе как-никак пуд соли съели... А что было плохого меж нами, того давно уж нет. И всё прошлое теперь обоим одинаково должно быть дорого. Не швырять же камнем в того, кто протягивает тебе кусок хлеба..."
       На обратный путь Непрядову и его замполиту, вместо шлюпки, дали небольшой катерок. Собенин так обрадовался, словно исполнилось его самое заветное желание. Но Егору было всё равно, на чём возвращаться на свою лодку. Таким мелочам он не придавал особого значения.
       Душевно простившись с Чижевским, остававшимся на плавбазе, Егор проворно сбежал по шторм-трапу на поджидавший его катерок. Следом, неловко ступая по поперечным деревянным балясинам, спустился замполит. Борт плавбазы был довольно высоким, и Лев Ипполитович с
       непривычки весьма осторожничал, опасаясь свалиться в воду. Егор со снисходительной усмешкой поддерживал его, помогая утвердиться на кормовой банке.
       Собенин принял Егорову опеку с раздражением, смущаясь своей штатской неловкости и чувствуя неколебимо крепкую руку командира. Он пробовал закурить, но ветер гасил спички, и потому Лев Ипполитович ещё больше нервничал и раздражался. Наконец, Непрядову надоели его муки. Он отобрал коробок и, сложив ладони "пещеркой", защитил слабо трепыхавшийся, живой язычок пламени. Глубоко и жадно затянувшись дымом сигареты, Собенин немного успокоился и подобрел. Кивнув из вежливости, замполит на некоторое время прикрыл веки, показывая тем самым, насколько он устал.
       Как на зло, мотор долго не заводился: обиженно чихал и фыркал на моториста, пытавшегося его наладить. И Егор терпеливо ждал, поглядывая на маячившие неподалёку отличительные огни стоявшей на якоре лодки. Ветер понемногу стихал. Океан упруго ходил под днищем, всплескивая по бортам. Было свежо и зябко. Накидывая капюшон альпака на шапку, Непрядов глянул в небо. Оно было чистым и потому отчётливо высвечивало холодным, искрящимся хрусталём звёздной россыпи.
       И припомнилась другая ночь, более тёплая и ласковая. И другой океан, намного спокойный и по-кошачьи изнеженный. А вместо угрюмой и громоздкой плавбазы виднелись тогда стройные очертания белоснежного парусника. Его мачты раскачивались и вычерчивали на небосклоне какие-то каббалистические знаки, вызывая чудо. И оно являлось, рождённое августовским звездопадом... Тогда всё ещё только начиналось, всё было впервые, всё было впереди. С какой-то немыслимо
       приятной ностальгической теплотой подумалось, что эти ощущения прошлого никуда не сгинули за давностью лет. Они лишь до поры притаились в тайных закутках Егоровой души, чтобы однажды, вот как сейчас, напомнить о себе и чуточку согреть.
       Непрядов не устоял перед искушением. Сдернув перчатку, он перегнулся через борт и окунул руку в студёную воду. Ладонь сначала ожгло, а потом запястье будто сковало браслетом ледяных наручников.
       Ответного рукопожатия океана, как в далёкую пору юности, не получилось...
       - Гляжу на вас и не могу не удивляться, - подал голос Собенин.
       - Чему же именно? - отозвался Егор, вытирая закоченевшую мокрую пятерню о полу альпака.
       - Хотя бы тому, как вы умеете замыкаться в собственных мыслях, а потом, как-то вдруг, поступать вопреки здравому смыслу и логике...
       - Да и у вас, Лев Ипполитович, душа не на распашку, и в прагматизме вам не откажешь. Однако не могу не напомнить, что на парадоксах весь флот Российский как хлеб на дрожжах замешан. Думаю, оттого он и непобедим: большие дела и громкие победы порой вопреки, а не благодаря здравому смыслу творятся. Я мог бы вам привести немало примеров из истории флота, на которые, по существу, вам бы нечем было возразить.
       - А почему вы думаете, что я должен вам непременно на каждом шагу возражать? В данном случае мне трудно было бы с вами спорить Я ведь не кадровый. Однако в истории чётко делаю различие "до" и "после" революционного периода. Это даёт мне основание делать правильные, классовые выводы в ходе развития исторических процессов.
       - Что значит "до" и "после"? - не поверил Егор. - Одно от другого не
       отделимо. Мы ведь не иваны, не помнящие родства... Тоже ведь кое-что за душой имеем. Лично мне матрос Пётр Кошка так же дорог, как и матрос Анатолий Железняков. Это всё наша история, хотим мы того или нет.
       - Будем считать, что вы немного приоткрылись, хотя и с некоторой передержкой во взглядах, - смилостивился Собенин. - Теперь я лучше буду вас понимать, - и предложил, трогая Егора за плечо. - А хотите знать, что я думаю о вас, Егор Степанович?
       - Валяйте, Лев Ипполитович, - согласился Непрядов, заранее готовый к такому повороту их разговора.
       - И без обиды?
       - Не знаю такого слова. Это удел слабых.
       - Извольте. Так вот, если возвращаться к анализу нашей атаки... Я бы не стал вас отечески утешать, как капераз Струмкин, или дружески выгораживать, как кавторанга Чижевский. Я бы вас осудил, - и покосился на Непрядова, ожидая его немедленной реакции.
       Непрядов даже не шевельнулся, продолжая сидеть, облокотившись о привальный брус.
       - Осудил бы именно в силу того, - продолжал Собенин, - что вы не просто по командирски обыкновенно грамотны, вы по командирски талантливы. Вам под силу добыть успех на пределе возможного, а это не каждому дано. Однако вы не понимаете существа момента. Настораживает алогизм, непредсказуемость вашего поведения. Да любой командир на вашем-то месте не задумываясь дал бы торпедный залп! Ведь мы же учим экипаж действовать на учениях как в бою: самоотверженно и с полной самоотдачей. А получается, что атакуем с оглядкой.
       - А без оглядки никак нельзя, на то и существует на лодке перископ, - бросил Егор, не поворачивая головы и не изменив вальяжной позы. - Благодарю за комплимент в мой адрес, но безрассудство и талант вещи на флоте несовместимые. Предпочитаю всё же здравый расчёт. В данном случае мой риск не был бы оправдан.
       - Да не в том дело! А вы подумали, что все мы теперь оказались в самом незавидном, дурацком положении? Экипаж не выполнил тех обязательств, которые брал в юбилейный-то год. Вот о чём никак нельзя забывать.
       - Я думал о рыбаках... Кто же знал, что ещё могло взбрести в голову их не то полоумному, не то пьяному капитану? В данном случае даже малейший риск следовало исключить. Я это и сделал. А потому сегодня могу спать спокойно.
       - Рад за вас. Зато у меня опять будет бессонница.
       Поведя в сторону рукой, Собенин демонстративно отвернулся, как бы давая понять, что оставляет за собой последнее слово. Именно эта его привычка раздражала Егора, заставляя быть настороженным и скупым на откровенность. Не нравились нарочито прямолинейная манера суждений замполита, вероятно, ещё с гражданки привыкшего являть собой истину в последней инстанции, и это стремление держаться подчеркнуто независимо, с легкой брезгливостью на лице. Даже походка его представлялась какой-то особенной. Лев Ипполитович будто и не шёл, а с преувеличенным достоинством нёс по отсекам свое тело. Злые матросские языки тотчас подметили эту особенность и за глаза окрестили Собенина "монументом". Высокий, прямой, тощий, в мешковато сидевшем на нём кителе, Лев Ипполитович и впрямь чем-то походил на небрежно изваянный памятник самому себе.
       Взревел мотор. Описав циркуляцию, катерок нацелился форштевнем на тускло светившиеся огни субмарины. И по мере того, как они приближались, привычные дела и заботы опять начинали тесниться в егоровой голове. Он думал о том, что, вернувшись в базу, надо непременно успеть до следующего выхода отремонтировать забарахливший репитер гирокомпаса, обязательно покрасить в береговых кубриках обшарпанные деревянные полы и, наконец, отправить в краткосрочный отпуск гидроакустика Медведева: "Заслужил ведь, глухарь ушастый...". А впрочем, не грех и о себе подумать. Пора было из каюты перебираться в отдельную квартиру, которую начальник береговой базы всё-таки выделил Егору.
       5
       Зиму на Северах всегда ждут с неотвратимостью злого рока. К ней готовятся, в меру необходимости, загодя. Она же, будто капризная и злая фея, любит являться без предупреждения и совсем некстати, вызывая к себе повышенное внимание и озабоченный интерес. Так было и на этот раз, когда лодка вернулась в базу. Глубокий скандинавский циклон, взбаламутивший небеса и море штормовыми ветрами, обрушился на стылую землю несметной ратью мятущегося снега. На берегу сплошная мгла, и вода парила по всей акватории бухты, словно в кипящем котле.
       Для большей надёжности швартовку Непрядов взял на себя. Возвышаясь над обвесом рубки, он с усилием выдавливал через раструб команды. Взбесившийся ветер заглушал их. Большого труда стоило прижаться к пирсу, не помяв обшивки лёгкого корпуса. А сделать это под напором расходившейся волны оказалось не так-то просто. Всё перемешалось, спуталось, схлестнулось в неистовой толчее стеснённого пространства бухты. Электромоторы выли, изнемогая болью перегрузки. В свете прожектора по палубе ошалело метались люди в оранжевых спасательных жилетах, растаскивая стальные троса. Ветер валил с ног, слепил глаза, леденил холодом душу. И без передышки крыл матом боцман, распоряжавшийся на баке.
       Наконец, лодка притерлась бортом к тугим плетеным кранцам, унялась и успокоилась, как могла. Лишь швартовы продолжали стонать, напрягаясь в извечном подвиге великомучеников.
       Приведя механизмы в исходное положение, команда сошла на берег. Егор видел, как намаялись и устали его ребята за этот недолгий поход. Но всё же на лицах заметно было, столь знакомое и ему самому, удовлетворение всем тем, что они в море сообща исполнили. Теперь нет больше изнурительной качки, под ногами вновь ощущалась надежная твердь земли. Сама душа в успокоении расслаблялась и пела. Все уже предвкушали жаркую парилку в бане, ужин с обещанными жареными пончиками и свежие простыни, на которых приятно растянуться, отходя посоле отбоя ко сну. Да много ли нужно матросу, вернувшемуся с морей? В том и состоит прелесть моряцкой службы, что позволяет она даже в ничтожной малости, хоть на мгновенье, находить полнейшее удовлетворение своей судьбой. Было бы дело сделано, да не поскупился бы на похвалу сам командир, если уж, на худой конец, не придира-боцман.
       На другой день ветер стал понемногу стихать, снегопад прекратился. Дела и заботы дали Непрядову передышку, и он решил наведаться в своё береговое жилище.
       Квартира на третьем этаже блочной пятиэтажки оказалась довольно запущенной и грязной, поскольку её держали прозапас и в ней давно никто не жил. Почти весь остаток дня Егор потратил на то, чтобы привести комнаты в порядок. Как в курсантскую бытность, облачился в синюю робу, закатал до колен штанины и принялся мыть, скрести, чистить, пока всё вокруг не заблистало чистотой. От прежних хозяев оставалась кое-какая убогая казённая мебель, но и её по егоровой неприхотливости вполне хватило для скромного и поневоле холостяцкого бытия. Излишний комфорт, с культом дорогих и ненужных вещей, он по-прежнему не любил. С убеждённостью отшельника "подводной обители" он и на берегу полагался лишь на самое необходимое, что всегда должно быть к месту и под рукой.
       Если бы он, как прежде, ждал к себе Катю, то мог бы расстараться, обставив квартиру более подходящей мебелью - по распределению в военторге ему предлагали вполне приличный чешский гарнитур. Но ради чего стоило создавать уют, если всё равно нет огня в его семейном очаге? И Егор без сожаления отказался от того гарнитура, поскольку он старпому Тынову был нужнее.
       Переделав неотложные дела, Непрядов долго сидел за пустым
       столом. Он отрешённо глядел на голое окно, в котором стояла густая чернота полярной ночи. Настало какое-то изнеможённое отупение, когда не хотелось даже пальцем шевельнуть. Он и сам не заметил, как в душу змеёй подколодной вкралась тоска. Она растеклась по всему телу, расслабляя мускулы и волю, парализуя разум. И уже ни о чём не хотелось думать и ничего не хотелось делать. Вот когда бы хоть раз в жизни напиться так, чтобы самого себя не помнить. Будь Кузьма на его месте, он бы по простоте душевной так бы и поступил, махнув на всё рукой. Но Егор и такой бесшабашной малости позволить себе не смел. Даже на берегу, в домашней обстановке, субмарина продолжала входить в его кровь и мозг сильной дозой отрезвляющей инъекции. Она всё время исподволь держала его в напряжении, не давая и шагу ступить без помыслов о ней. И всё-таки, тоска сильнее была его командирского подсознания, ограниченного рамками служебной необходимости. Лукавым искусителем она нашёптывала, что он обыкновенный смертный человек, не без собственных грехов и слабостей. Который раз, прорываясь через паутину отупения и мрака неведомых расстояний, обращался он мысленно то к жене, вновь затерявшейся со своей цирковой труппой неведомо в каких краях и весях, то к сынишке, росшему целиком под бабкиной опекой, без родительской заботы и ласки. Егор не считал себя слабым человеком. Но здесь он был бессилен что-либо изменить. Судьба распоряжалась им по собственному усмотрению, не оставляя даже просвета на своём неясном, сумрачном горизонте.
       Как Егор ни старался, опять ничего так и не придумал. Голова лишь разболелась. Чтобы хоть как-то прийти в себя и упорядочить мысли, решил немного проветриться.
       Надев шинель, он спустился по лестнице и вышел на улицу. Свежий, с морозцем, воздух тотчас взбодрил, развеивая гнетущее состояние и облегчая душу. Под ногами чуть пожмыхивала пушистая снежная крупчатка. Сквозь поредевшие тучи лезвием прорезалась ущербная луна, заискрились голубые звёзды и даль окрест раздвинулась, обнажая смутные очертания дальних сопок.
       В наступившем безветрии посёлок ожил, повеселел. У соседних домов с криком и со смехом резвилась ребятня. Поблизости из
       репродуктора доносилась музыка. А в отдалении, со стороны пирсов, слышалось громыхание и вой лебедки. Там, надо полагать, шла неурочная погрузка торпед в чрево одной из лодок, собиравшейся экстренно выйти в море.
       Непрядов бесцельно побрел вдоль улицы, распахивая яловыми сапогами ещё не тронутую целину снега. Дышалось легко и свободно, полной грудью. А музыка, спокойная и умиротворённая, текла за ним следом. Как догадался, передавали что-то из "Времён года" Чайковского. Потом он все же определил, что это - меланхолический "Ноябрь", тот самый, который, по его разумению, никуда не звал, не торопил и ни к чему не обязывал. "Как это кстати", - с облегчением подумалось. И оттого, видимо, глухая тоска исподволь сменилась просветлённой и тихой грустью. Так случалось почувствовать себя разве что в детстве, когда начинала проходить мимолётная и пустячная обида, о которой уже вскоре можно будет позабыть. В эти мгновенья совсем не хотелось думать о службе: пускай идёт своим путём, как ей положено. Да и куда ж она от него денется? Егор невольно размышлял о самом себе, вновь пытался разобраться в том, как оказался он в незавидном положении едва ли не отставного супруга и совсем никудышного отца. Его считали волевым, толковым командиром. Даже если он в чём-то по малости оступался, ему заведомо была обещана индульгенция - в силу накопленного им опыта и знаний, с которыми все считались. Но знал бы кто, насколько беззащитным и слабым порой считал себя Егор, как только дело касалось его личной жизни. Здесь все его вольные или невольные просчёты и промахи будто стократ множились, не оставляя малейшей надежды на снисхождение. А зацепиться можно было разве что за собственную выдержку и долготерпение, доставшиеся по наследству от дедовых страданий.
       О старике своём Егор тоже много думал. Письма от него в последнее время особенно не радовали. Дед писал, что дела у них в Укромовке шли все хуже и хуже. Молодежь всё чаще норовит в город податься, а старикам одним на земле-кормилице не сдюжить. Жаловался, что скотина на подворьях стала переводиться, да и на ферме скоро её некому будет доить. А новый председатель, пришедший вместо прежнего, "в Бозе почившего на Иванов день", помышляет лишь о собственной корысти, да греховных утехах. Всё идет якобы к тому, что и храм вот-вот прикроют. Но кое-как удаётся пока спасать приход за счёт научного авторитета, с которым пока считались в районе и даже в области. Больно сжималось Егорово сердце, когда он обо всём этом думал, бессильный что-либо изменить, предпринять, или хотя бы на время приостановить, - в надежде, что пойдут же и у них дела в Укромовке когда-нибудь по-людски, а не через пень-колоду. И не мог он не согласиться с дедом, когда тот утверждал в своих пространных посланиях, что нельзя же только на Бога надеяться, что земля рожать перестанет, коль скоро к ней рук не прилагать. Печаловался дед, что люди о деле своем извечно крестьянском забывать стали. "Эвон, в старые-то времена, - вспоминал дед. - Россия-матушка Европу хлебушком-то кормила. А теперь срам один - сами с протянутой рукой, будто калики немощные..."
       Впрочем, Егор и сам чувствовал: скверно идут дела не только в их родной Укромовке - она лишь капля в чаше российской благодати, которой отчего-то всё меньше и меньше становилось. Но им-то, на кораблях и в казармах, всегда было хлеба и масла вдоволь. Однако ни у кого ещё кусок поперек горла не стал от мысли, какой ценой этот хлеб достаётся, хотя бы в той же Укромовке. Подумалось, что и его личная
       неустроенность исходит от тех же самых, ныне усыхающих корней, которыми сотни лет живо родное село. Вот занедужили они, а плохо стало ему самому, как и многим другим людям, зелеными листочками покрывавшими некогда густую Укромовскую крону. Прав был дед: на Руси подлинное благополучие обрести возможно лишь всем миром, как и большую беду преодолеть, которая обрушивается одна на всех...
       Больше часа кружил Егор по посёлку. И сам не заметил, как ноги привели его к почерневшему от дождей и стужи деревянному домику, где он вместе с Катей какое-то недолгое время был всё же счастлив. Крепко сколоченный типовой финский особнячок мало изменился с тех пор, как Егор съехал отсюда. На покатой крыше всё так же дремали округлые каменюги, - будто калачиком свернувшиеся кошки, гревшиеся у печной трубы. "Это чтоб кровлю ветром не сорвало", - припомнилось.
       Егор немного постоял у знакомого оконца, изливавшего неяркий тёплый свет. Там, за пёстрыми занавесками, шла своя жизнь. Слышался воркующий, ласковый женский голос, а в ответ - веселёнький детский смех.
       "Живут же люди, и дай Бог им счастья", - мелькнуло в голове, и затаённая тоска вновь шевельнулась, напоминая о себе. Но негоже было слишком долго торчать под чужими окнами каким-то завистливым и роковым пришельцем. Да и скрип снега под ногами оказался довольно громким. Через приоткрытую форточку, надо полагать, он был хорошо слышен. Вот занавеска отдёрнулась и чьё-то молодое женское лицо прижалось к стеклу. Егор отпрянул к стене, хоронясь в тени. Даже дышать перестал в невольном смущении от того, что его обнаружат. Наконец, занавеска снова задёрнулась. И Непрядов, устыдившись своего нелепого положения, поспешил уйти прочь. Уж, верно, от чужого счастья так же мало тепла и света, как от севшей батарейки.
       Сокрушённо качнув головой, он даже подивился своему невольному безрассудству, с каким подглядывал за чужой, неведомой ему жизнью. "Кто она? - Подумалось о той женщине в окне. - Лейтенантская или мичманская жена, поджидающая с морей своего мужа-скитальца?.. А не все ли равно! - и от души пожелал, в тайне надеясь на силу своего прорицания. - Пускай малыш твой будет здоров и весел, а муж - бесконечно влюблён и предан тебе. И сама никогда, ни при каких обстоятельствах, да не покинешь его..." То было подсознательное излияние дедова наказа: "Пожелай от сердца другому то, что самому себе хочешь. Тогда и душу свою от греховных помыслов сбережёшь".
       Обогнув дом, Непрядов начал спускаться с откоса. Мороз принялся всерьёз донимать, всё сильнее пощипывая за уши и прихватывая ноги. Снова захотелось поскорее к теплу. И Егор повернул в сторону своей пятиэтажки, ярко светившей окнами в противоположном конце улицы. И здесь увидал Кузьму. Тот бодро шагал немного впереди, под руку с какой-то высокой и полноватой дамой в пушистой меховой шапке и с таким же роскошным большим воротником. Им было весело, они чему-то смеялись, похоже, увлечённые друг другом.
       Первым желанием Егора было свернуть куда-нибудь в сторону, или хотя бы немного поотстать. Совсем не хотелось попадаться дружку на глаза и ставить его тем самым в неловкое положение. Не составило труда догадаться, что это была та самая женщина, которая вскружила Кузьме голову. Это о ней так нелестно говорил Вадим, как о первопричине всех бед их непутёвого друга. Звали ее Ириной Марковной. Она работала в посёлке завмагом. Егор и сам немного знал эту особу, хотя и не был с ней близко знаком. Какой представлялась? Да так себе... Не сказать, чтобы слишком красива. Но было в ней нечто такое, что всегда нравится мужчинам: свободна и весела, отнюдь не глупа и довольно разворотлива. Такая военторговская фея и разведённая мичманская жена отыщется едва ли не в каждом заполярном гарнизоне. Как полагал Егор, всяких поклонников у неё и без Кузьмы хватает. И на что тот рассчитывал - трудно понять. Да и со своей Региной, насколько было известно, Кузьма окончательно расставаться совсем не спешил.
       Но уклоняться оказалось уже поздно. Заслышав за спиной скрип снега под чьими-то ногами, Кузьма обернулся, и враз широкая улыбка расплылась по его лицу.
       - Ба, Егор Степа-аныч! - вальяжно протянул он, разводя руками. - А я гляжу, кто это нам пятки, того и гляди, оттопчет?
       - В придачу могу еще и уши оттоптать, - хмурясь, не слишком любезно посулил Егор. Приближаясь, он подчеркнуто старался не глядеть на разрумянившееся, надменное лицо завмага.
       - Не выйдет, я абсолютно трезвый, - отвечал Кузьма, со смехом обнимая Егора и совсем будто не замечая его подчёркнутой нелюбезности. Затем так же весело и запросто представил Егора своей спутнице:
       - Вот, рекомендую, Ирина Марковна... Мой лучший друг, настоящий моряк и вообще - замечательный парень, каких в нашей сволочной жизни редко сыскать.
       Не успел Непрядов и рта раскрыть, чтобы одёрнуть расходившегося дружка, как Ирина Марковна, как бы себе на уме, добавила лести:
       - Ну, кто же такого видного мужчину не знает в нашей гарнизонной деревне? - заговорила она низким, грудным голосом и с томной поволокой в карих, подведённых тушью глазах. - Всех наших боевых
       капитанов по пальцам можно перечесть.
       - Капитанов, как вы изволили сказать, у нас всегда хватает, и даже с избытком, - подхватил Непрядов наигранным тоном. - А вот вы у нас, очаровательная Ирина Марковна, в качестве командира военторга уникальны.
       - Ах, благодарю, - произнесла она с деланой страстью. - Наконец-то вы с высоты железного капитанского мостика снизошли вниманием до скромной работницы деревянного прилавка.
       Кузьма захохотал, запросто ткнув дружка кулаком в плечо и тем самым как бы намекая: "Какова все же стервочка?.."
       - Да что же мы тут мёрзнем, отцы-командиры, - нашлась Ирина Марковна, - а не заглянуть ли вам к одной одинокой девушке, тем более что мы находимся совсем рядом? - Она показала рукой на ближайший финский домик и добавила. - Кстати, подходящий повод есть...
       Непрядов было заколебался, поскольку подобным образом давно уже ни к кому в гости не хаживал, но получив от Кузьмы ободряющий тычок в спину, решил снова рискнуть. Подумалось, не всё же ему бояться "тележного скрипа", спасаясь от любопытных глаз и оберегая репутацию от чьих- то сплетен. Куда важнее было "прощупать" Кузьму и его весёлую спутницу.
       Вскоре они оказались в довольно просторной комнате, с избытком обихоженной военторговским дефицитом. На полу и на стенах дорогие ковры. Сервант ломился от хрусталя и фарфора. А импортная мебель была так роскошна, что могла бы вполне украсить интерьер любой адмиральской квартиры.
       Кузьма, уловив егорово удивление, со значением подмигнул: "Во, умеют жить люди! Не то что мы с тобой, голытьба подводная..."
       Непрядов ответил ухмылочкой: "Вот именно! Ничего себе, эта "бедная" девушка..."
       На столе появилась бутылка грузинского коньяку, нарезанная ломтиками баночная ветчина, ароматный паштет из гусиной печени и даже консервированные маслины. Егор забыл уже, когда их пробовал в последний раз.
       - У меня это всё на скорую руку, - поскромничала хозяйка, приглашая к столу. - Извините, ваши благородия, если что не так...
       Непрядов деликатно смолчал, а Кузьма в знак одобрения поднял большой палец.
       - Так, по какому же, собственно, поводу честь имеем? - Напомнил Егор.
       - А вот по такому, - Кузьма подмигнул. - Надеюсь, призовую стрельбу не плохо свалил?
       - Ну, более-менее.
       - А вот мы с Ириной Марковной только что мурманскую ревизию спихнули, на все пять балов, - и он интимно поцеловал её крепкую, схваченную золотым браслетом и кольцами руку.
       - Кто это мы? - возмутилась она, с легким жеманством отстраняясь от Обрезкова. - Ты-то здесь причём?
       - Вот те раз! - обиженно возмутился Кузьма. - А кто же всё это время переживал за тебя и за пуговицу, так сказать, на удачу держался? И вообще,.. мёрз как цуцик под окнами магазина.
       - Как вы мне преданы! О, дорогой Кузьма Петрович! - отвечала она, закатывая к потолку глаза, но потом всё же посочувствовала. - Совсем, наверно, замерз, бедняжка в тельняшке.
       Кивнув, Кузьма поёжился, показывая тем самым, как ему было
       холодно.
       - Но ты зря старался, мог бы и не мёрзнуть, - она самоуверенно повела густыми бровями. - Разве ты не знаешь, что у меня всегда и во всём полный ажур: комар носа не подточит?
       - Знал, верил, гордился! - скороговоркой выпалил Кузьма.
       - Тогда выпьем, господа офицеры, - призвала Ирина Марковна, чокаясь с мужчинами до краев наполненной рюмкой коньяка, и первой опростала её.
       Кузьма при этом лукаво подморгнул: "Вот это женщина, с такой не пропадёшь..."
       "И все же что между ними общего? - пытался понять Егор, тайком поглядывая то на дружка, с аппетитом закусывавшего ветчиной, то на Ирину Марковну, которая с пресыщенным видом, будто леденец, гоняла во рту кончиком языка маслину. - На любовь это не похоже. И какая же, в сущности, это интрижка, если оба они обращаются друг к другу с подковыркой, да по имени-отчеству?"
       - Так что, Егор Степанович? - предложила хозяйка, стрельнув глазами. - Выпьем-ка теперь за ваш приз.
       - За это скучно пить, - уклонился Непрядов, поскольку главкомовская награда на этот раз не светила ему. - Давайте лучше за вас, дорогая Ирина Марковна.
       - А за меня ещё скучнее, - она скривила рубиново напомаженные сочные губы. - Как говорил один мой знакомый грузин: "Пью за счастье женщины, а счастье женщины - это мужчина".
       - Тогда, значит, это за всех нас, - решил Кузьма, вновь наполняя рюмки. - За исполнение наших самых заветных желаний!
       - Ну, что Кузьма Петрович после второй всегда желает, это я
       примерно знаю... Чтобы хлобыстнуть по третьей, - и она вперилась лукавым взглядом в Егора. - А вы?.. Что вам не хватает для полного счастья?
       - Да как и вам, Ирина Марковна...
       - Догадываюсь. Вы же всё время один, да один, - её вкрадчивый голос разливался хмельной благодатью, как бы смешиваясь с дыханием коньяка и дорогих духов. - Вот поэтому вам не слишком-то весело. Или я не права?
       - Женщина всегда права, как покупатель. Но у меня просто нет времени скучать. Впрочем, как и веселиться.
       - Ну конечно же, вы весь в работе, вы на людях. И вам не до женщин. Наверно, фанатично мечтаете и готовитесь уже в академию.
       - А причём здесь академия? - удивился Егор.
       - А при том, что и женщина,.. - загадочно отвечала она.
       Егор недоуменно покривил уголками губ, не находя в обоих понятиях какой-либо связи.
       - Да что там! - Кузьма разудало тряхнул чубатой головой, как бы не желая отвлекаться по пустякам, и принялся снова наполнять рюмки.
       Ирина Марковна украдкой зевнула, похлопав кончиками розовых пальцев по губам. Этот странный разговор, видимо, наскучил ей.
       Непрядов глянул на часы и начал подниматься из-за стола. Вздохнув, за ним последовал и Кузьма, бросив напоследок печальный взгляд на недопитую бутылку коньяка. Они прошли в тёмную прихожую, где на вешалке висели их шинели. Ирина Марковна, набросив на плечи пуховый платок, собралась проводить их с крыльца.
       - Простите меня, Бога ради, - сказала она и ласково тронула рукой Егорово плечо. - Я сегодня и вправду зверски устала. Но обещайте, что
       придёте, хотя бы в субботу. Я буду вам рада. И всё будет как-нибудь иначе, не впопыхах, что ли...
       - Даже не знаю, как получится, - замялся Егор. - Со дня на день снова ждём выход.
       - Не огорчайтесь, Ирина Марковна, - успокоил Кузьма нарочито громко, будто напоказ, чмокая ей руку. - Я-то уж точно у вас буду. А могу и вне очереди, так сказать, хотя бы завтра, Мне-то в море не выходить. Вы только дайте "добро".
       Она сокрушенно вздохнула и, высвободив руку, легонько шлепнула его ладонью по шапке, мол, что с такого балбеса взять...
       Егор успокоился. Он сообразил, что Кузьма отнюдь не был безоглядно влюблен в эту военторговскую "фею", как это отчего-то казалось Вадиму. В их отношениях угадывалось нечто дружеское, ни к чему не обязывающее влечение. Во всяком случае, влюбленные так бы запросто себя не вели.
       Как только вышли на улицу, Непрядов раздосадованно сказал дружку:
       - И на кой хрен, позволь всё же спросить, сдалась тебе эта бывшая "бедная девушка"? Решительно не понимаю. Ну, что тебе до неё, а ей - до тебя?
       - Да понимаешь, Егорыч, - признался Кузьма. - Мне у нее просто хорошо бывать, без всякой там задней мысли. Баба она простая, радушная. Вот и всё! Понимай это как знаешь.
       - Я понял бы тебя, будь ты холостым. Но как же Регина, дети?!..
       Кузьма нахмурился и с раздражением сказал:
       - Да что она, понимаешь, взъелась-то? Ведь ничего ж такого меж нами не было и нет. Ну, заглянул к Ирке разок-другой. Так ведь командир
       приглашал компанию им составить. Не мог же я отказаться, невежливо как-то.
       - Какой это ещё командир?
       - Да мой прежний, Валерка Муранов.
       - А, тот что в академию подался, - уразумел Егор и при этом подумал: "Ай, да Ирина Марковна! Теперь понимаю, зачем далась ей эта академия... Кузьма тут, кажется, и вправду не при чём".
       Лично Непрядов не знал командира лодки, с которым служил Кузьма. Однако со слов других был достаточно наслышан о Муранове. Личность эта, судя по всему, в бригаде была заметная. За ним сохранялась репутация довольно деятельного и перспективного офицера, хотя и бесшабашного, что, впрочем, не слишком ему вредило, поскольку он всё же холостяковал и по натуре считался человеком общительным, весёлым. Такие, как он, женщинам нравились. И не такой уж большой секрет, что Ирина Марковна имела на Муранова вполне определённые виды. А иначе какой резон в том, чтобы разводиться со своим прежним мужем - мичманом, который души в ней не чаял.
       Вообще-то, Егор небольшой был охотник до разного рода пересудов, которые гуляли по поселку. Во всей этой истории его заботила лишь судьба Кузьмы, вплетавшаяся каким-то странным образом в отношения между Мурановым и Ириной Марковной. Чувствовалось, что дружок темнил и что-то недоговаривал.
       Они подошли к дому Кузьмы. Тот предложил зайти к нему, чтобы "для лакировки" выпить по глотку "Кровавой Мэри" - смешанного с томатным соком спирта. Но Егор на это лишь показал кулак. Ходить по утрам на службу с больной головой было не в его правилах.
       - В общем, так, - решительно сказал, - С твоими левыми "заходонами" как-нибудь потом разберёмся. А вот как со службой быть?
       - Не понял, - насторожился Кузьма. - Служу ведь пока.
       - Да разве это служба? Мы её, помнится, только на лодках для себя искали.
       - Рад бы в моря как в рай, да комбриг за грехи не пускает, - со вздохом признался Кузьма.
       - Что-то с этим надо делать, - настаивал Егор.
       - Да что я могу, если меня поуши задвинули в дерьмо?
       - Ну, раз ты не можешь, так я кое-что могу, - и Непрядов распорядился сухим, властным тоном. - Завтра после ужина быть в кабинете торпедной стрельбы. Придётся тебе мозги там освежить, пока они совсем от безделья не прокисли. Прошу не опаздывать и... будь здоров!
       Кузьма собрался выслушать хоть какие-то соображения на свой счёт, но Егор повернулся и зашагал под уклон улицы к своей пятиэтажке, не оборачиваясь и не сомневаясь в том, что собирался предпринять.
       6
       По-разному возвращается к людям их далёкое прошлое. Одни с ностальгией вспоминают о счастливых годах, когда избыток сил и полноту чувств некуда было девать. Другие с грустью перебирают памятные камешки несбывшихся надежд, упущенных возможностей и разочарований, пеняя при этом на кого-то, если не на самих себя. А иные вообще предпочли бы не ворошить былое, поскольку в нём много такого, что кровоточит в памяти незаживающей раной - независимо от того, сколько бы ни прошло лет.
       Егор полагал, что в его судьбе от прошлого всего скопилось поровну,
       как благоприобретений, так и потерь, и потому он не считал себя закомплексованным. И всё-таки однажды произошло нечто такое, что нарушило это устоявшееся равновесие.
       Случилось так, что кому-то из старших офицеров бригады необходимо было в срочном порядке отправиться в Севастополь, чтобы по разнарядке главкомата принять в тамошнем учебном отряде новое пополнение для экипажей лодок. Кандидатуру Непрядова для этих целей посчитали в штабе самой подходящей, поскольку его субмарина вставала на двухнедельный планово-предупредительный ремонт. Да Егор и сам против такой командировки, разумеется, ничего не имел против. Подумалось, в кои-то годы снова придётся побывать в городе своего раннего детства, о котором он всегда вспоминал с тёплой грустью.
       Непрядову поручалось просмотреть личные дела и подобрать нужных специалистов, которым предстояло заменить уходивших в запас моряков. В помощь, как полагается, выделили мичмана и двух старшин. Они должны были сопровождать молодых подводников на Севера, к месту их новой службы.
       Два дня прошли в неизбежной канцелярской суматохе, когда нужно было на всех четверых выписывать аттестаты и проездные документы, доставать билеты на прямой авиарейс, чтобы следовать без пересадки. Но самому Егору не так уж и много выпало хлопот, поскольку его помощник, мичман Капуста, оказался довольно разворотливым и хватким парнем. Он всё сделал и всё устроил как нельзя лучше. Даже авиабилеты, столь дефицитные на Северах в начале июля, умудрился-таки раздобыть через знакомую аэрофлотовскую кассиршу без излишней мороки и нервотрёпки.
       И всё же Непрядов с облегчением вздохнул, когда винтокрылый рейсовый лайнер с натугой разбежался по взлетной полосе мурманского аэродрома, подпрыгнул и рванулся в небо. С этой самой минуты для Непрядова начался отсчёт времени в прошлое, куда память возвращала его вихрем встрепенувшихся чувств и переживаний. Да разве можно забыть, чей он сын и кому всем и вся обязан хотя бы за то, что сейчас вот летит, дышит, мыслит себя, что жизнь его, вопреки всем превратностям и бедам, все же продолжается?
       Нетрудно быть циником, воспринимая своё существование без связи с прошлым, как нечто мгновенное, имеющее лишь реальную лотерейную цену сегодняшнего дня. И не ведать бы того, что ущербность памяти является непременным следствием потравы не только разума, но и совести. Человек может не знать своего первородства, не помнить ближайших предков во втором или в третьем колене, но не в его силах нарушить связь времён, в которой он существует помимо собственной воли. У каждого есть родные могилы, порой разбросанные неведомо в каких краях и весях. Ждущие сыновнего покаяния, благодарной памяти - они-то и есть нетленные ориентиры бессмертия души человеческой, обозначившие весь род людской. А сам-то, Непрядов, разве не от мира сего? Неверно было всё же, как понимал Егор, чудесное "веление" судьбы, позволившее ему сверить собственный жизненный курс по расположению дорогих могил, сокрытых в черноморских глубинах.
       В салоне, тем временем, шла обычная полётная жизнь. Нудно гудели моторы, навевая скуку и убаюкивая пассажиров. Оба старшины "кимарили", свободно развалившись в откинутых креслах. Черноусый красавчик мичман Капуста заигрывал с миловидной бортпроводницей, которая частенько порхала мимо его кресла.
       Егор лишь делал вид, что дремал. Сам же с усилием старался припомнить то немногое, что отложилось у него в памяти со времён детства. Ощущение было таким, будто он возвращался на побывку в город своего детства, где на пороге родного дома его давно уже заждались родители. Будто и не погибли они тогда, в июне сорок второго, а все эти годы были живы и здоровы. Лишь по чистой случайности не довелось им встретиться. Но вот уж теперь ничто этой встрече не помешает.
       Вспомнил Егор, как он сильно переживал и огорчался, когда волей начальства не суждено ему было после Нахимовского училища попасть в Севастополь, чтобы курсантом продолжить там свою учёбу. Да мало ли в его жизни потом было всяких несостыковок, неувязок и несовпадений желаемого с возможным. Многие печали промелькнули и развеялись, как туманная дымка над морем. Но именно тот день, когда его оставили учиться в Риге, долго вызывал сожаление и досаду, поскольку тогда всё же крепко не повезло. Теперь же, спустя годы, хотелось как-то наверстать упущенное своим нежданным - негаданным возвращением.
       По мере того, как лайнер скользил крыльями по километрам выверенного от Мурманска до Севастополя пути, волнение и радость от воображаемой встречи переполняли всё Егорово естество. Отчего-то наивно думалось, а ведь могло в жизни получиться как-то иначе, не будь распроклятой войны. Мог бы отец остаться в живых, да и матушка могла бы не погибнуть, не случись совпадения роковых обстоятельств, сделавших Егора сиротой.
       Совсем размечтавшись, Егор стал воображать, как сложилась бы судьба его родителей после войны, останься они живы. Отец, по всей вероятности, уже вышел бы с военной службы в отставку, но мог ещё
       работать в порту капитаном какого-нибудь буксира или рейдового катера. Матушка, разумеется, хлопотала бы по хозяйству, смиряясь со своей извечной долей ждать с моря мужа, а теперь вот и сына, возвращавшегося к ней нежданно-негаданно, хотя бы вот как сейчас...
       Непрядов опомнился, вновь возвращаясь к действительности, когда лайнер чиркнул по бетонной полосе тугой резиной колёс. Стюардесса торжественно возвестила окончание рейса, передав пассажирам наилучшие пожелания от экипажа и напоследок одарила многообещающей улыбкой неотразимого Капусту. "Надо полагать, уже договорились где-нибудь встретиться", - с усмешкой бывалого и занятого человека мельком подумал Непрядов.
       Вот хлопком пробки шампанского откупорилась бортовая дверь, и тёплый, настоянный на ароматах крымского лета воздух тугой волной ударил в душноватую ёмкость салона. После устоявшегося и порядком надоевшего заполярного ненастья Юга представлялись какой-то неправдоподобной благодатью, мимолётной шуткой природы над суровыми североморцами. В эту пору не было ещё изнурительного зноя и выжженной солнцем земли. Трава за бетонной полосой пока не пожухла, а пирамидальные тополя представлялись такими изумрудно-яркими и значительными, будто их специально покрасили из пульверизатора к приезду Непрядова. Его начал опьянять приятный, тихий восторг от всего, на чём останавливался взгляд. Мысли путались, и улыбка то и дело просилась на губы. Это было ощущение состоявшегося свидания с собственным детством, которое, оказывается, никуда напрочь не уходило, а всё это время жило в нем самом, поджидая подходящего случая воочию проявиться. Оно лишь до поры пряталось где-то в закутках Егоровой души, чтобы в подходящий момент, вот как сейчас, заявить о себе в полную силу своих извечных привилегий. Вероятно, на всей планете нужен был именно этот кусочек земли, чтобы хоть на мгновенье ощутить себя по-детски счастливым и беспечным. Тотчас пришла непонятная легкомысленная веселость: хотелось острить и подмигивать загорелым крымчанкам, как это позволял себе мимоходом не унывающий Капуста.
       До Севастополя, как оказалось, можно было добраться троллейбусом, который каждые полчаса отходил от здания Симферопольского аэропорта. Ждать на остановке пришлось совсем недолго, и вскоре все четверо заняли места в салоне.
       Егор сидел у окна, вглядываясь в однообразно каменистую голую степь, тянувшуюся до самого Бахчисарая. Временами глазом даже не за что было зацепиться - настолько безжизненной и дикой представлялась ему здешняя природа. Зато уже потом, ближе к морю, почти сплошняком потянулись сады, виноградники. Стоявшие особняком дома и небольшие поселки стали ближе лепиться к шоссе, выставляя себя напоказ.
       Неугомонный Остап Капуста, сидевший рядом с Егором, всю дорогу без умолку говорил и говорил, выказывая свою осведомлённость завзятого старожила, поскольку родом был из этих мест.
       - Крым без Массандры - это не Крым, - убеждал он Егора. - Здесь бывают порой такие необъяснимые чудеса, какие и в сказке-то не происходят. Потому как всё это кажется полным абсурдом. Но это факт!
       - Будто уж,.. - с ухмылкой не поверил Егор, отрываясь на мгновенье от окна.
       - А как же тогда объяснить, что здешние винные погреба при
       своём отступлении не смогли взорвать ни наши, ни немцы? - напомнил мичман. - Рука ни у одного сапёра не поднялась, чтобы выполнить дурацкий приказ своего начальства. Представляете, многокилометровые тоннели, уставленные бочками с вином. Да ещё с каким! Уж если солдат дорвался на фронте до спиртного - это уже не солдат. Это, прежде всего, мужик - будь то русский или немец. Прежде чем взорвать подвал, и те и другие вусмерть хлестали вино прямо из касок. И до того напивались, что хоть наши, хоть их - все "тёпленькими" прямиком в плен попадали, потому как спали мертвецким сном.
       - Враньё это всё, - вновь не поверил Егор мичманской байке.
       - А хоть бы и так, - совсем не обиделся Капуста. - Зато фартово получилось. Ведь главное, все винные подвалы уцелели.
       "Что ж, - подумалось Егору, - быть может и вправду мир спасёт не только красота, но и доброе вино как дар Божий. Вероятно, есть какой-то высший подсознательный смысл в том, что солдат на войне может однажды отложить в сторону оружие и до краев наполнить свою стальную каску благодатным вином. Но если это было именно так и легенда не врёт, то почему бы солдату не подумать: "Ведь однова, братцы, живём. Пей, пока пьётся! А там хоть трибунал, хоть пуля от своего же русского старшины или от немецкого фельдфебеля..."
       Капуста сыпал названиями таких вин, о которых Егор и понятия не имел. И о каждом из них мичман говорил основательно и подробно, со знанием потомственного винодела и "не дурака" выпить.
       - Ой, молодой человек, ну что ты в этом понимаешь! - вдруг обернувшись, оборвала Капусту сидевшая впереди широкоскулая пожилая женщина. - Какой там "Крымский камень", какой "Леди Чарльстон"! - воскликнула она, с восточной страстью всплеснув
       руками. - Послушай, что я скажу...
       Капуста от неожиданности онемел, удивленно вскинув чёрные брови. "Надо же! Встряла в разговор, ведьма худая" - говорило брезгливое выражение его румяного лица.
       Егор догадывался, что их соседка, по всей вероятности, была крымской татаркой, решившей из какой-нибудь казахстанской ссыльной глубинки наведаться в родные места. Припомнилось, что от самой Москвы они летели вместе. Татарка подсела к ним в Домодедово, когда самолет заправляли керосином.
       - А слышал ли ты, добрый юноша, про благороднейший напиток "Сарбуз"? А что ты знаешь про "Тамкуй"? И разве целовали твои розовые уста чашу с "Ай бары"?
       - Я бы не прочь всё это выпить, - нашелся Капуста, подмигивая Непрядову - Так наливай, мадмуазель!
       - Налила бы, - морщинистое лицо татарки болезненно передёрнулось. - Но где тот нектар богов теперь? Виноградники вырубили, дома порушили, источники высушили... На развалинах аулов гуляет злой ветер, и собаки воют на наших родных пепелищах. А за что? Ну, кому и что такого крымчаки сделали, чтобы сейчас вот ехать к себе домой как в гости?
       Капуста смутился, не зная, что и сказать на обращенные прямо к нему слова.
       Неожиданно выручил сидевший рядом с татаркой усатый старик в цветной тюбетейке.
       - Ты вот что, лукавая "дочь мурзы", - вразумительно сказал он, поводя перед её носом свернутой в трубку газетой, - Агитацию свою тут не разводи и морячка своими вредными словами спонталыку не сбивай. Он тут совсем не при чём. Лучше меня спроси, а я тебе отвечу.
       - Вай, ну скажи тогда, храбрый "сын полка", - язвительно согласилась татарка, явно собираясь повздорить.
       - И скажу, - храбрился старик, пропуская обращённую к нему поддёвку мимо ушей. - Мичман ещё молодой человек. Он может и не знать, за что всех вас Иосиф Виссарионович отсюда разом турнул. Я-то здесь всю войну партизанил и уж точно знаю, что вы тут натворили. Да ведь аула такого не было, где б ваши мужики добровольно и скопом не шли к немцам в полицаи.
       - Э, человек, зачем так нехорошо говоришь! - татарка взмахнула рукой, будто отгораживаясь от недобрых речей. - Разве мало было таких в русских или украинских сёлах, кто как конфетку лизал немецкие сапоги? Плохие люди везде есть. Даже у греков и у болгар, которые здесь вместе с нами всегда жили. А почему их никто не трогал? Все беды ваш "батька усатый" лишь на крымчаков обрушил.
       - Да не прикидывайся ты сиротой! - голос у старика негодующе крепчал. - Будь ты мужиком, я бы с тобой иначе поговорил. А с бабы что возьмёшь? Баба - она и есть баба.
       - Не баба, женщина я! - оскорблённо выкрикнула татарка и обвела взглядом салон, стараясь хоть в ком-то найти поддержку.
       Пассажиры с улыбкой переглядывались, но никто не желал вмешиваться в завязавшуюся перепалку. Похоже, всё это воспринимали как дорожное развлечение.
       Старик обратился к Егору, надеясь на понимание.
       - Она вот о греках, - сказал, кивнув на татарку. - Ну, лады. Был у нас в отряде Мишка Будулаки. Лихой разведчик, свойский мужик - из греков, значит. Помню, отрывались мы как-то от карателей, двое суток почти без передышки пёхали по горам. Жарища, пыль, во флягах ни капли. А тут аул на пути. Смекаем, всем туда заходить опасно - мало ли что?
       А Будулаки обвешался флягами и один пошёл. Ну, ждём. Час проходит, два проходит. Жажда всех так донимает, что терпеть уже нет никакой возможности. А Будулаки всё нет и нет. Не выдержали, сами пошли. Смотрим, а наш Мишка на сосне висит у самой крайней сакли... Глаза выколоты, всё тело ножами исполосовано, а на шее, как бы с намёком, связка продырявленных фляжек нацеплена. Так мы им, гадам, за это... Сам понимаешь.
       - Понимаю, понимаю, - встряла татарка. - Партизаны тоже ведь не ангелочками были. И у крымчаков есть к ним свой счёт. Но я ведь об этом тебе не напоминаю. Ты лучше сам подумай, как нам всем дальше под одним солнцем жить. Ведь никуда мы друг от друга не денемся. Кому лучше стало, что крымчаков отсюда выгнали? Ты посмотри в окно: кругом голо и пусто, как после чумы. А когда- то здесь были цветущие сады и богатые виноградники, кукуруза росла выше головы всадника. Как хочешь понимай, но край этот трудом коренных крымчан богател. Всем нам тогда хватало этой земли, как одного воздуха и солнца.
       - Вот-вот, - напирал суровый старик. - Сейчас ты Божья овца, но дай тебе палец - скелет из кожи вытряхнешь. А случись что опять, лихая пора какая, крымчаки твои вот им, - старый партизан кивнул на моряков, - опять в спину стрелять станут.
       - Зачем недоброму чувству волю даёшь? Спроси лучше, старый человек, своё сердце, и оно тебе подскажет, что все люди давно устали от пролитой на крымских камнях крови.
       - Я об этом давно себя спросил и ответил самому себе раз и навсегда. Ни прощать, ни забывать что-либо перед памятью своих погибших на войне товарищей я никогда не стану. - Он ткнул свернутой газетой в
       сторону Непрядова. - Пускай вот они, молодые, решают, как быть дальше. Но упаси Бог, если память у них будет короче нашей. Тогда снова придёт беда.
       Троллейбус затормозил на очередной остановке. Старик сунул газету в карман холщового пиджака, подхватил плетёную корзинку с овощами и начал продвигаться к выходу. Вслед за стариком подалась и бойкая пожилая татарка. Вероятно, дороги их на этом не расходились. И прежде чем троллейбус снова тронулся с места, было видно, как старик с татаркой продолжили свой спор. Тем не менее, оба всё же рядышком пошагали в одну сторону. Глядя им вслед, Егор наивно подумал: "А ведь помирятся ещё..." Во всяком случае, ему так хотелось бы. Он и прежде кое-что слышал о гонимых татарах. Но никогда не задумывался всерьёз, кто же во всём случившемся прав, а кто виноват. Да мало ли в жизни огромного и многонационального государства было такого, что вполне укладывалось в сложившихся стереотипах общего сознания, даже если эти стереотипы были перевернуты с ног на голову. Егор полагал, что необходимо время, чтобы во всём этом спокойно разобраться, и все бушевавшие страсти привести к общему знаменателю истории земли российской. Разумеется, в чём-то права была татарка, натерпевшаяся лиха на чужбине. Но и старый партизан, искренний в своем гневе, не менее был прав. Уходя, старик многозначительно подмигнул Непрядову, мол, сам покумекай, командир, если голова на плечах есть - тебе Родину теперь защищать, а я своё отвоевал... Егор сожалел, что ему так и не удалось до конца дослушать разговор двух так не похожих друг на друга людей. Однако успокоительной показалась мысль, что даже самые кровоточащие и мучительные раны вечными в памяти не бывают. Время всё излечит и расставит по своим местам.
       7
       В Севастополь прибыли под вечер. День был воскресным и особых забот пока не предвиделось. Мичмана Непрядов отпустил до понедельника домой, старшин разместил в казарме учебного отряда, сам же устроился в гостинице, располагавшейся в центре города.
       Приняв в номере душ и переодевшись в специально прихваченный с собой белый китель, Егор отправился гулять по городским площадям и улицам. А ведь сколько лет он мечтал об этой минуте! И вот она пришла, взбудоражив Егорово воображение и память. Непрядов не спеша брёл, куда глаза глядят и нарадоваться не мог великолепию прекрасного южного города, где проходило его младенчество, когда он только-только начинал познавать и запоминать раскрывавшийся перед ним мир. Теперь он видел этот город уже глазами взрослого человека, которому нестерпимо хотелось хоть на мгновенье вернуться в своё прошлое. Егор узнавал город именно таким, каким тот виделся ему в мечтах и на фотографиях: нисходящая к морю панорама белокаменных кварталов, подёрнутые сиреневой дымкой дальние холмы, и над всем этим удивительно чистое и тёплое небо, под которым особенно уютно было его остуженной полярной душе.
       Своим расположением и контурами город во многом напоминал гигантский линейный корабль, вставший на вечном приколе между сушей и морем. Террасы на холмах палубами спускались к воде и белоснежные дома на них казались корабельными надстройками. Даже крутые спуски лестниц представлялись прямым продолжением корабельных трапов. Было в здешнем пейзаже и что-то неуловимо родственное от суровой Майва-губы. Вероятно, такое ощущение возникало от присутствия в гаванях боевых кораблей и мелькавших
       повсюду среди гражданского населения военных моряков.
       Ноги сами собой несли его к тому месту, которое наиболее отчетливо врезалось в память. Миновав тенистый "Примбуль" с его экзотическим аквариумом, Непрядов оказался на широченной площади Нахимова. За ней виднелась белая колоннада Графской пристани и мраморный столб, взметнувшийся поблизости от берега из воды. Прежде всё это представлялось более величественным и значимым, в ореоле славных дел великих предков, а теперь же казалось вполне обычным и доступным. Но за далью прошедших и прожитых лет яснее виделось простое истечение его собственной судьбы, начинавшейся на этом самом месте.
       Не устояв перед искушением, Непрядов решился пересечь площадь перед пристанью именно в том направлении, как это было в далёком знойном июне сорок второго года. Помнится, мать вела его за ручку. Поблизости оглушительно били в небо зенитки, и тревожно, с надрывом гудел стоявший на рейде большой пароход, поторапливая спешивших к нему беженцев. Неподалёку разорвалась бомба. Послышались истошные вопли, стоны. Бросив узел с вещами, мать подхватила Егорку на руки и побежала к белым колоннам арки, где столпилось множество людей.
       Было страшно и, кажется, он заплакал. Потом увидал отца, пробиравшегося сквозь толпу к ним навстречу. И Егорка, как мог, потянулся к нему, вырываясь из маминых рук. Отец подхватил его. Вместе с ним, таким большим и сильным, уже ничего не было страшно. Запомнилась его небритая колючая щека, к которой Егорка прижимался, пока они втроём спускались по лестнице к причальной стенке. Там
       и попрощались. Егорку с мамой катер увёз на транспорт, а отец поспешил на свой "малый охотник", который был пришвартован где-то неподалёку. Тогда он еще не знал, что видел отца в последний раз, да и с мамой оставалось быть совсем не долго...
       Егор опомнился от пронзительного милицейского свистка. Взяв под козырёк, постовой вежливо попенял старшему по званию за нарушение пешеходных правил, но штрафовать на рубль великодушно не стал. Видимо, в немного растерянном и отрешённом капитане второго ранга он всё же узнал приезжего. Непрядов искренне извинился перед постовым, обезоружив его простодушной улыбкой, и тот разрешил ему снова продолжить дорогу в детство...
       8
       Следующий день выдался на редкость многообещающим и удачливым. Он таил в себе столько волнующих неожиданностей, что Егор не в силах был собраться с мыслями и всё это разом переварить, продолжая оставаться в какой-то волнующей и сладостной прострации. Перед ним яснее обозначились следы давно ушедшего детства. Как никогда вплотную приблизился он к тому, чтобы приоткрыть неведомые страницы прошлого, ещё недавно считавшиеся безвозвратно утраченными.
       А всё началось с того, что в учебном отряде, куда Непрядов с точностью до минуты явился к началу рабочего дня, его неожиданно попросили в качестве представителя от флотов присутствовать на выпускных экзаменах. Его мнение о степени подготовленности "выпускников " имело особый вес. Да и кто же лучше командира лодки может знать, с каким багажом знаний и навыков нужны будут ему в море молодые корабельные специалисты?
       Непрядов поочередно ходил из одного класса в другой и с интересом наблюдал за тем, как первогодки отвечали преподавателям по экзаменационным билетам. Одинаково стриженые под "нулёвку", в мешковато сидевшей ещё форме первого срока, все они невольно нивелировались на одно лицо. Только Непрядов знал: лишь на корабле, в обособленном подводном экипаже, в каждом из них начнёт проявляться подлинная моряцкая индивидуальность. А пока же они заявляли о себе как могли: кто побойчее и понапористей, кто поскромнее и потише - в меру добытых знаний и небольших пока навыков общения с корабельными приборами и механизмами. Разумеется, у кого-то служба на лодке сходу пойдёт как надо, а с кем-то предстоит порядком повозиться, доводя до приемлемой корабельной кондиции уже на боевых постах. Так всегда было, есть и будет на флотах Российских, где экипаж надолго заменяет моряку родной дом и семью.
       Первая неожиданная встреча состоялась в офицерской столовой, куда Егор зашёл во время обеденного перерыва. Переступив порог небольшой залы, он огляделся, отыскивая свободное место. В помещении чувствовалась духота, хотя все окна были нараспашку. Две официантки в белоснежных фартучках ловко вальсировали с подносами между столиками, одаривая знакомых офицеров дежурными улыбками патентованных красавиц и ставя перед ними тарелки со щами.
       Кто-то бесцеремонно потянул Егора за рукав и скомандовал:
       - Воспитанник Непрядов, стой! Смирно!
       Егор обернулся, удивленный тем, что ему столь неожиданно напомнили о его бывшем нахимовском звании. И тотчас узнал своего старого приятеля по училищу Александра Шелаботина.
       Пообедали вместе. Курчавый, малорослый Шурка выглядел всё
       таким же неунывающим и бойким, каким запомнился с давних мальчишеских лет. Егору он едва дотягивал до плеча, в строю всегда ходил в последней шеренге, в то время как Егор - неизменно в первой и на правом фланге.
       Оказалось, что Шелаботина так же пригласили на экзамены в качестве представителей с флотов, но только от надводников. Он командовал новейшим аварийно-спасательным судном и был в том же звании, что и Егор. Приятель имел вид уверенного в себе, вполне преуспевающего человека. Элегантно сидевшая на нём форма прибавляла командирской солидности и авторитета, хотя в глазах - прежний, хорошо знакомый и хитроватый прищур шального весельчака и проныры.
       Сидя за столом, оба ударились в приятные воспоминания прежних лет, прожитых в Риге под одной крышей, в большом кирпичном доме, примыкавшем к Пороховой башне. И всё-таки Егор не утерпел, чтобы не задать щекотливый, как ему казалось, вопрос:
       - А почему, Шурок, с подлодок ушёл?
       - Да понимаешь, как всё получилось, - сказал он, отодвигая тарелку и вытирая губы кончиком салфетки. - Когда нашу лодку порезали на "патефонные иголки", меня на какое-то время вывели за штат. В кадрах сказали, что это не надолго, а на самом деле больше трёх месяцев без дела прокантовали: ни тебе нормального места, ни тебе приличных денег. Скучно жить стало. Жена, понимаешь, едва не сбежала от меня. И вдруг однажды в кадрах предлагают мне - заметь, временно - пойти командиром "бе-че раз" на аварийно-спасательный корабль. А мне уж настолько береговая жизнь обрыдла, хоть вешайся, хоть топись. Я ведь на лодке неплохим командиром группы рулевых был. Хвалили даже. И вот хоть убей - не понимал, за какие такие грехи в проклятущий резерв попал. Словом, дал я кадрам "добро" и опять стал в моря ходить, как нормальный человек. И знаешь, как-то вдруг плавно на подъём пошла у меня служба на "спасателе". Уже через пару месяцев в старпомы двинули, а через год - на командирские классы послали. При этом, представь себе, академия реально замаячила. Благо у начальства мода такая пошла - продвигать в "аварийку" подводников, - и как бы между прочим, с небрежением заметил. - Потом в кадрах через полгода всё же пошевелились и предложили снова на лодку вернуться в прежней должности. Но я им - фигу. Да какой же дурак со старпомов опять пойдет в "группен фюреры"?
       - Вольному воля, - отвечал на это Егор, понимая состояние приятеля, хотя сам ни за что на свете не расстался бы по доброй воле с подплавом.
       - Да что мне теперь? - доказывал Шелаботин, уловив в голосе дружка скрытое неодобрение. - Всё путем: квартиру получил, благоверная в городе по своей специальности педагогом работает, дочка в музыкальную школу ходит. Часто ли нам, бродягам, такое выпадает? - и ткнул пальцем в сторону Егора. - Я уж не говорю о том, что надо же, не дай Бог, и вас кому-то из глубины, в случае чего, вытаскивать. Мы вроде как "неотложка" на тот случай, если вдруг какой-нибудь лодке в море здорово "поплохеет". Ждём сигнала от вас в режиме постоянного "товсь".
       - Что ж, так всё время и ждёте? - полюбопытствовал Егор с ощущением потенциального пациента, которому все же не хотелось бы когда-нибудь подавать сигнал "SOS.
       - Ну, не всегда же до посинения, сам понимаешь, - уточнил Шурка. -У нас в дивизионе есть обычное оперативное дежурство. А в основном же больше занимаемся судоподъёмом - гоним план по металлолому.
       - А клады флибустьеров не ищете на дне? - подначил Егор.
       - Что ты думаешь! - подхватил Шурик. - В прошлом году нащупали у Балаклавы останки затонувшей римской триеры. Золота на месте её трюмов, правда, не нашлось. Зато водолазы подняли десятка полтора бронзовых статуэток и кувшинов. Археологи нам за это едва руки не целовали.
       - Надо полагать, и с прошлой войны всякого добра на дне хватает? - предположил Егор.
       - Это уж точно, - согласился Шурка. - Нашли мы здесь неподалеку военный транспорт. Оказалось, в трюмах вполне целёхонькое законсервированное оборудование какого-то завода.
       Поскольку Шурка был человеком пунктуальным, он полез в карман за блокнотом, желая подтвердить свои слова фактами.
       - А, вот! - удовлетворенно произнес он, отыскав нужную страничку. - Транспорт "Ветлуга", водоизмещение пять тысяч тонн. Шёл из Севастополя в Батуми, имея на борту груз оборонного значения, а также 57 раненых военнослужащих и 128 гражданских лиц, эвакуированных из города. Потоплен 20 июня 1942 года, в 12.30, в результате налёта авиации противника. Его координаты...
       При этих словах Егор встрепенулся.
       - Как ты сказал? - переспросил с волнением и дрожью в голосе. - Транспорт назывался именно "Ветлуга", ты не напутал?
       Шурка с недоумением глянул на товарища и протянул блокнот, мол,
       сам убедись, что там написано.
       - Никакой ошибки быть не может. Перед подъёмом судна мы всегда запрашиваем на него данные в архиве и получаем их, если таковые имеются. И в большинстве случаев точно знаем, с чем имеем дело.
       Егор перечитывал Шелаботинские записки и всё больше убеждался, что ошибки не было.
       - Это что, имеет для тебя какое-то значение? - спросил Шурка, забирая свой блокнот.
       - Еще какое! - отвечал Егор. - Я же тогда сам был вместе с матушкой на этой самой "Ветлуге".
       - Ты скажи! - удивился, в свою очередь, и сам Шурка. - Выходит, ты видел, как эта посудина тонула?
       - Чего там... Да я сам тонул.
       - Ну, это понятно, - сказал Шелаботин и вдруг сходу предложил. - Слушай, а почему бы тебе в моря с нами не прогуляться? Назавтра назначен подъём этой самой "Ветлуги". Может, чего дельного подскажешь, как очевидец. Бывает, когда в нашем "эпроновском" деле иная мелочь может оказаться на вес золота. Ведь как ни говори, а водолазы работают на дне почти вслепую, по наводке.
       - А "малый охотник" вы там не обнаружили? - с затаённой надеждой спросил Егор. - Он там на дне где-то неподалеку от транспорта должен находиться.
       - Охотник?.. - призадумался Шурка.
       - Да-да, их еще "мошками" называли.
       - Нет, что-то не припомню. Водолазы говорили, что останки двух сбитых "юнкерсов" там поблизости валяются. И больше, вроде, ничего
       такого значащего.
       Егор сник. А ведь так хотелось бы знать точное место, где погиб отец. "Видать, не судьба", - подумал он с разочарованием.
       - В море я, конечно, пойду, - уже не так охотно согласился Егор. - Но какой, к хрену, из меня советчик! Мне ж тогда было всего четыре года от роду. Мало что помню.
       - Кончай табанить, нахимовец, - подбодрил дружок. - Хоть что-то вспомнишь, и за это спасибо скажем тебе, - и уже более откровенно признался. - А если честно, то просто хочется побыть с тобой, житуху-бытуху нашу рижскую вспомнить.
       Договорились, что вечером Егор должен прибыть на спасатель "Аракс", которым командовал Шелаботин. А до этого предстояло уладить все дела в учебном отряде. Решение выйти в море было окончательным.
       Весь остаток дня Непрядов провёл за чтением личных дел матросов, которых ему рекомендовали для пополнения экипажей бригады. К вечеру отобрал пятнадцать человек, показавшихся наиболее подходящими. Оставалось лишь для формальности побеседовать с каждым из них, но сделать это решил после возвращения с моря. С тем и отбыл из расположения учебного отряда, поручив мичману Капусте подготовить для матросов проездные документы и получить на них полагавшиеся аттестаты.
       Шурка поджидал Егора у КПП, сидя за рулём зелёного цвета служебного Уазика. Он лихо рванул с места, едва Непрядов захлопнул за собой дверцу. Промелькнули городские кварталы, и машина понеслась по гладкому шоссе в сторону Камышовой бухты.
       Шелаботин пояснил, что сперва надо заехать к одному старичку-
       ветерану, который в свое время служил старшиной команды водолазов и участвовал в первой попытке поднять со дна "Ветлугу". Тогда сделать этого не удалось, поскольку работы затягивались из-за нехватки подходящей судоподъёмной техники. К тому же, помешали некстати нагрянувшие осенние шторма. Теперь же, с возобновлением работ по подъёму транспорта, советы бывалого водолаза, полагал Шелаботин, могли пригодиться как нельзя кстати.
       По словам Шурки, звали того водолаза Николаем Ивановичем, а жил он в собственном доме, совсем рядом с Камышовой бухтой. Словом, было как раз по пути.
       Новенький Уазик с открытым верхом птицей летел по ровному асфальту, оставляя лениво изнеженное, жеманившееся на вечернем солнце море с правого борта. Дневная духота постепенно спадала, и донельзя раскаленная каменистая земля начала остывать, отдавая теплом корабельной электрогрелки. Местами вдоль дороги возникали рослые пирамидальные тополя, отчего-то казавшиеся ушедшими в самоволку матросами в запылённых робах. При виде офицеров, они как бы стыдливо разбегались, не желая попадаться на глаза начальству.
       Егору почудилось, что он здесь когда-то бывал. Именно эта слегка извилистая дорога и стройные, высокие деревья по её обочинам будили не столько память, сколько воображение. Тёплый встречный ветер бил в лицо, выжимая слёзы. Дорога будто сама бешено втягивалась под колеса, и ошалело шарахались в сторону тополя...
       "Нет, все-таки это уже когда-то было,.." - решительно поверил Егор настойчивым позывам собственного сердца. Вероятно, именно этой дорогой Егор уже ездил, и не раз. Но вот только откуда и куда - никак не
       мог припомнить. Это было из другой, из какой-то неправдоподобной и придуманной жизни, куда уже не имело смысла стремиться.
       По ходу машины в отдалении показались панельные пятиэтажки, правее которых, вплоть до берегового уреза, тянулись одноэтажные застройки. Туда и устремился Уазик, свернув с асфальта на утрамбованный гравий просёлка. Вскоре дорога перешла в узкую улочку. Делая крутые зигзаги, она будто с превеликим трудом пробивалась меж сплошных, сложенных из каменного плитняка заборов. А за ними, в глубине тенистых зеленых двориков, прятались невысокие, с приплюснутыми крышами, побеленные саманные домики. По проезжей части спокойно выгуливались куры, утки. У перевёрнутой кверху днищем лодки лениво почёсывалась мохнатая собака. Было слышно, как что-то по-свойски доверительно хрипел с патефонной пластинки здешний любимец одессит Утёсов. Откуда-то из-за заборов веяло дымком и копчёной рыбой. Это был совершенно другой Севастополь, более простецкий и по-своему уютный. Егору подумалось, что и здесь он бывал, всё это видел, слышал, чувствовал - только очень давно. И потому никак не мог вспомнить ничего конкретного, что могло бы подтвердить эту догадку. Но запахи! Этот ни с чем не сравнимый аромат на жару продымлённых черноморских бычков. Такое ни с чем другим не спутаешь... Днём раньше, на базаре, он их уже всласть отведал под кружечку холодного пивка.
       Медленно проехав по улице, дабы не замять колесами нахальную домашнюю живность, Шурка затормозил у крайнего дома, за которым начинался крутой спуск к морю. Офицеры выбрались из кабины. Открыв по-поросячьи взвизгнувшую дверь калитки, они прошли во внутренний дворик. Хозяин дома, дебёлый, ссутулившийся старик в тельняшке и в засученных до колен штанах, окучивал в огороде картошку. Завидев гостей, он сделал вид, что не спешит их заметить. Какое-то время ещё ковырялся в земле, что-то недовольно бормоча себе в роскошные седые усы и украдкой кося взглядом в сторону пришельцев. Потом, как бы насладившись их уважительным долготерпением, всё же прислони тяпку к забору и с выражением лёгкой досады на задубевшем, дочерна загоревшем морщинистом лице, заковылял навстречу офицерам, припадая на левую ногу.
       - Вот, старый пень, - скривив губы, тихонько процедил сквозь зубы Шурик. - Пока трезвый, вечно себе цену набивает, - и уже громко, с наигранной весёлостью спросил. - Чего такой смурый, Николай Иванович?
       - А не чё! - буркнул старик, поочередно протягивая офицерам крепкую, заскорузлую ладонь. - Оттого и смурной, что давно холостой. Я своё уже отвеселился, пока хрен в огороде рос... Теперь вот на грядке мокну, да на печке сохну.
       - Брось, Николай Иваныч, не прибедняйся, ты ещё хоть кому фору дашь, - подмигнул Шурик с лукавым энтузиазмом. - Да мы тебе и бабку подыщем, эдак годков под сорок...
       - А на кой ляд она мне, разве что по спинке гладить? - хмыкнул старик. - Возьми-ка её уж лучше себе, ты побойчее, а мне взамен - чекушку поставь.
       Офицеры понимающе улыбнулись.
       - Не беспокойся, - заверил Шурик, приподнимая увесистую сумку, которая всё это время оттягивала ему руку. - Принимай флотский доппаёк.
       - А чё там? - прикинулся отставной водолаз равнодушным, будто содержимое этой самой сумки не слишком-то его интересует.
       - Так себе... Консервы, галеты, крупа.
       - А пизарок? - с недоверчивым видом снова напомнил старик.
       - Обижаешь, Николай Иваныч, - заверил Шурик. - Раз обещал, то будет и пузырёк.
       - Тогда заходи, - смилостивился хозяин, простирая руку к распахнутой двери своего дома. - Я сей момент огурчиков солёненьких соображу, капустки, - и заковылял к погребу, дверца которого проглядывала из-за бурьяна и лопухов в дальнем конце двора.
       - Вот так, - пояснил Шурик. - Ставь ему магарыч - и точка. А иначе разговора не получится.
       Егор снисходительно улыбнулся, глядя в сторону торопливо удалявшегося старика, который резво пританцовывал на хромой ноге. Обещанный "пизарок" явно придавал ему прыти.
       Простеньким, но по-флотски опрятным было жильё отставного водолаза. На столе чистая старенькая скатёрка, железная койка аккуратно заправлена байковым одеялом. Оба низеньких оконца зашторены выцветшими занавесками. Могло даже показаться, что в доме есть хозяйка, которая поддерживает раз и навсегда заведённый здесь порядок. Такое ощущение ещё больше возникало от висевшей на стене большой фотографии, вставленной в застеклённую рамку. С неё соколом глядел сам Николай Иванович - тогда ещё молодой, в белоснежном кителе, в мичманских погонах и... весь в орденах. А рядом, как можно догадаться, бывшая хозяйка этого дома - такая же молодая, цветущая женщина. С лёгкой горделивой улыбкой, навеянной осознанием собственного достоинства и прелести, она будто вопрошала: "Ну, кто посмеет сравниться со мной?.."
       Не трудно догадаться, что хозяйки давно уже не было в этих стенах.
       Но дух её витал здесь, напоминая о прежнем семейном благополучии и покое.
       - Аккуратный дедок, основательный, хоть и выпить не дурак, - высказал Егор своё суждение, задерживаясь взглядом на фотографии.
       - Уж не без того, - согласился Шурик. - А вообще, с гонором: на телеге его и за версту не объедешь, - и уточнил. - Когда-то считался лучшим водолазом на флоте. Можно сказать, ходячая история нашего ЭПРОНа.
       Появился Николай Иванович, держа в одной руке миску с малосольными огурцами, а в другой - блюдо с копчёными бычками. При этом похвастал, что "с утречка рыбки самолично наловил".
       Егор с удовольствием подумал, что давнишнее чутьё и на этот раз его не подвело: бычки были отменными - крупные, с капельками жира на золотисто коричневой кожице.
       Старик принялся деловито доставать из шкафчика гранёные стопарики, тарелки, вилки. Всё это он с какой-то скрупулезной тщательностью, будто на семейном торжестве, любовно разложил и расставил, придирчиво оглядел ещё раз, и только после этого призывно глянул на офицеров.
       Однако Шурик, вероятно наученный горьким опытом, решительно сдвинул всю посуду на край стола и раскатал по нему жёсткий лист ватманской бумаги, который так же отыскался в его объёмистой сумке.
       - Сперва займёмся делом, - сказал он твердым командирским тоном, не терпящим возражений, - а уж потом расслабимся. Давай-ка, мичман, ещё раз уточним местоположение транспорта на грунте и где лучше, на твой взгляд, крепить понтоны.
       И старик от такого лестного напоминания мгновенно преобразился,
       будто вновь почувствовал на своих плечах приятную тяжесть мичманских погон. И куда только подевался его показной гонор. Он по-флотски чётко, со всей серьёзностью отрезал "есть", распрямляясь перед старшими в звании, как приучен был это делать за всю свою многолетнюю корабельную службу.
       А Шелаботин, неколебимый в своем командирском величии и долге, кивнул старику на стул, дозволяя садиться рядом. Егор же при этом еле сдерживал улыбку, полагая возникшую ситуацию более наигранной, чем естественной и подходящей к данному случаю. Но потом догадался, что Николай Иванович, безусловно подчиняясь Шелаботину как командиру, невольно обнаруживал свое привычное состояние - готовность служить флоту до "деревянного бушлата", до последнего "оборота винта" своего старого сердца.
       "Бог мой! - подумал Егор. - А ведь таким дедком вполне сейчас мог бы стать мой батя,.. не прими лишь его тогда, в сорок втором, черноморская вода. И Непрядову уже иначе, со странным чувством сострадания, нежности и, вместе с тем, горделивого обожания взглянул на помолодевшего, воспрянувшего духом старика.
       Николай Иванович достал очки, натянул кривые дужки на свои оттопыренные уши и с готовностью глянул на офицеров.
       Втроем они склонились над чертежом, где был чётко прорисован рельеф дна с изображением лежащего на грунте транспорта "Ветлуга".
       - Посудина завалилась на правый борт, - говорил старик, тыча корявым пальцем в чертёж. - В этом и вся загвоздка. Так вот запросто её тросами не зацепишь, тут помозговать надо.
       - А сколько вы тогда подвели понтонов? - вопрошал Шелаботин, будто экзаменуя старика.
       - По восьми с каждого борта.
       - А надо было сколько?
       Старик задумался, поглаживая широкой пятёрней смуглую лысину. Потом отвесил ладонь, как бы пробуя на ней подъёмную силу понтона и ответил:
       - Да ведь,.. дополнительных надо было бы сверху навесить на тросах еще пары две, а то и три.
       - Ну и чего же вы?..
       - Так ведь не было тогда лишку, - оправдывался старый водолаз. - Все, какие есть, понтоны задействовали.
       Шелаботин кивнул, принимая к сведению оправдания старика и сказал:
       - А вообще ты прав, Николай Иванович, именно на четыре понтона надо было увеличить подъёмную силу. Наши инженеры примерно так и посчитали, - и с этими словами протянул деду карандаш. - Обозначь-ка мичман, как вы тогда предполагали крепить дополнительные троса.
       Старик засопел, морща лоб и с трудом припоминая, как они в далекие сороковые годы пытались "оторвать" транспорт от грунта и, придав ему соответствующую положительную плавучесть, поднять на поверхность моря.
       Егор мало вслушивался в разговор, который его, в сущности, не очень-то касался. Он с напряжением вглядывался в лист ватмана, где были помечены все находившиеся на дне вокруг транспорта посторонние объекты. Егор видел отметки крестиком, принадлежавшие останкам двух самолетов - вероятно тех самых, которые бомбили транспорт, а затем были сбиты корабельными комендорами. Обозначено было местоположение затонувших шлюпок и даже автомобиля, не понятно как оказавшегося на морском дне. Но только не было метки, относящейся к "малому охотнику", которым командовал отец. А ведь его корабль, можно предположить, должен был бы находиться на дне где-то неподалёку от транспорта. И Егор на всякий случай спросил об этом ещё раз, выбрав подходящий момент, когда разговор по существу дела начал подходить к концу.
       - Нет, - решительно ответил Шурик. - Я же тебе говорил: мои водолазы всё там прочесали кабельтовых на десять вокруг. Никакого "охотника" они там не обнаружили. Это уж точно. Значит, он затонул где-то дальше.
       Однако Николай Иванович на это возразил.
       - Плохо прочесали, - сказал он, тыча карандашом рядом с транспортом. - А вот в эту расщелину вы заглядывали?
       - Да ведь как-то ни к чему было туда соваться, - ответил Шурик и уточнил. - Это довольно глубокий тектонический разлом, к тому же извилистый и не очень широкий. И потом, близость его никоим образом на судоподъём не влияет.
       - Вот то-то и оно, - укоризненно изрёк Николай Иванович. - Я вот не поленился для пущей верности туда заглянуть. Там и обнаружил эту самую "мошку", как тогда называли "малые охотники" за подлодками, - потом уточнил как бы между прочим. - Да я ж и бортовой номер помню: "МО-207".
       Подмигнув Егору, Шелаботин спросил старика:
       - Может, и фамилию командира той самой "мошки" знаешь?
       - Да как не знать, если он моим соседом был - это ж Непрядов Степан, - и для большей убедительности показал отогнутым большим пальцем куда-то за спину. - Вон там, значит, на соседнем дворе, они
       и проживали. Дом-то их, правда, не сохранился, одна труха от него осталась.
       - А кто это - они? О ком ты говоришь? - продолжал Шурик допытываться, крепко сжав под столом Егорову коленку и давая тем самым знак, чтобы пока не вмешивался.
       - Да Непрядовы! Кто ж ещё? - раздражался Николай Иванович на удивительную, как ему казалось, непонятливость Шелаботина. - Сам Степан, жена его Оксана, да пацан их,.. - старик напрягся, стараясь припомнить. - Не то Борькой звали его, не то Жоркой.
       - А может, Егоркой? - подсказал Шурик.
       - Может и Егоркой, согласился старик. - Да что уж теперь гадать, все они погибли.
       При этих словах Шелаботин вопрошающе глянул на Егора, не отпуская его коленки. Тот сидел в большом напряжении, с окаменелым лицом, не произнося ни слова.
       Почувствовав непонятное замешательство, старик забеспокоился.
       - А чё? Разве я не так чё сказал?
       - Всё так, Николай Иванович, - успокоил его Шелаботин и кивнул на Егора. - Не узнаёшь, кто это?..
       - Старик в недоумении глянул на Непрядова и пожал плечами, явно не понимая, что от него хотят.
       - Да вот же он, перед тобой - тот самый соседский пацан - Егор Степанович, собственной персоной, - и слегка пожурил. - Как видишь, жив и здоров. А ты хоронить его...
       - Не может бы-ыть,.. - удивлённо протянул Николай Иванович, медленно поднимаясь из-за стола и поправляя очки.
       Егор тоже встал, сильно волнуясь и не зная, что сказать.
       - Живой, значит? - спросил старик, желая как бы удостовериться.
       - Живой, - подтвердил Непрядов.
       Взяв Егора за плечи, Старик принялся поворачивать его к свету, стараясь получше разглядеть.
       - Так и есть, вылитый Степан, - признал, наконец, и тотчас поинтересовался. - А меня-то хоть помнишь?
       Егор сморщил лоб, напрягая память и, ничего так и не припомнив, с сожалением покрутил головой.
       - Да где уж там, - согласился Николай Иванович, - ты ж тогда совсем крохой был, только ходить научился.
       Старик вздохнул, качая головой. Потом изобразил на лице деловую озабоченность и снова принялся расставлять на столе посуду.
       Но Егору уже не терпелось посмотреть на то место, где когда-то находился их дом. Пообещав, что через пару минут вернётся, он поспешил за дверь.
       Соседний двор, на который указал Николай Иванович, выглядел заброшенным и диким. На месте дома виднелась поросшая сорной травой груда кирпичей, да несколько полусгнивших стропил. Вот это и было то самое место, где проходило его, Егора Непрядова, раннее детство, где он делал первые шаги и произносил первые слова. Оглядываясь вокруг, Егор пытался представить, как всё здесь было тогда, более тридцати лет назад, когда этот участок был обжитым и ухоженным. Комок подкатывал к горлу. Хотелось припасть к этой земле, поросшей порыжелой, пыльной травой, прижаться к ней всем телом и блаженно замереть, с нетерпением ожидая, что скажет ему эта благословенная земля, навеки хранящая следы его отца и матери.
       Без сомнения, он всё это уже видел и осязал. Эту иссушённую
       солнцем порыжелую траву, карамельно-терпкий запах чабреца и горьковатый дух полыни, настойчивое пение цикад. Вот меж камней скользнула длиннохвостая ящерка. Уж не за такой ли когда-то гнался озорной маленький Егорка, ковыляя на слабеньких ещё ножках?..
       Непрядов будто заново открывал для себя давно позабытый мир, в котором ему было хорошо и радостно. Память в какие-то мгновенья возвращала в такое, о чём прежде, казалось, и вспомнить за давностью лет было невозможно. Вот остатки столбиков от скамейки - той самой, о которую он однажды больно ушибся и долго ревел, успокаиваемый мамой. А рядом, под навесом, должна была находиться печка, на которой мать варила и жарила. При этом она всегда что-то напевала. В памяти отложилось лишь очарование материнского голоса и ещё - нежная ласка её рук.
       И конечно же, на этой самой скамейке сиживал отец, когда усталый приходил со службы, а он, Егорка, вероятно лез ему на колени... Правда, Егор ловил себя на том, что в своих воспоминаниях больше домысливал, чем помнил на самом деле.
       Долго стоял Непрядов у того места, где находился дом. Он видел всё то же море, которое простиралось за окнами - то спокойное и тихо плещущее, то штормовое и грозное, с ревущими волнами. Это было родное море его детства. В этот вечерний час оно раскинулось перед Егором во всю свою необъятную ширь. Уже ощущался надвигавшийся сумрак. Из-под нависшей тучи калеными стрелами вонзались в воду солнечные лучи и вся морская гладь под ними плавилась тусклой медью. Где-то невдалеке с глухим придыхом стучал мотор припозднившегося рыбацкого баркаса. Мористее виднелся стройный силуэт военного корабля, смещавшегося к линии горизонта.
       - А помнишь, - услыхал Егор у себя за спиной голос Николая Ивановича, - у вас тут всегда столик стоял?
       - Здесь? - Егор указал на торчавшие из земли остатки столбиков.
       Николай Иванович утвердительно кивнул.
       - Иногда любили мы со Степаном здесь вечерком посидеть. Под копчёную рыбку, вот как сейчас, - со знанием дела напомнил водолаз, - хорошо у нас водочка-белоголовочка шла. Опять же огурчики, помидорчики, редисточка с лучком - всё свеженькое, прямо со своей грядки, - старик блаженно зажмурился. - Потом спеть всегда хотелось. И хозяюшки наши подпевали нам. Весело было.
       - А что пели-то? - с интересом полюбопытствовал Егор.
       - Что пели? Да всякое, - старик повёл в стороны руками, как бы подчеркивая широту и удаль своей моряцкой души. - Хотя бы вот "Раскинулось море широко", а Степан ещё про калинушку любил...
       Николай Иванович помолчал, грустно улыбаясь своим воспоминаниям, а потом, будто спохватившись, решительно сказал:
       - Ступай-ка в хату, Егорша. И не страдай попусту. Все эти камни не оживишь, да и былого не воротишь. Бурьяны с собой тоже не унесёшь. Погоревал - и будет.
       - Не оживишь и не унесёшь, это точно, - со вздохом согласился Егор. - Но разве теперь всё это забудешь?
       - Вот и помни, вот и не забывай, - наказал старик. - А теперь, давай-ка помянем по-нашему, по-русски, родителей твоих, да уж заодно и мою жёнку Марию Ивановну - царствие им небесное, значит.
       Снова все сидели за столом в дедовой хатёнке. За окном стемнело. Ровный свет от абажура падал на скатерть, вытесняя сумрак за магически очерченный круг. "Наверное, так же вот бывало вечерами и у нас в доме" - подумал Егор. Вероятно, родители укладывали его в эту пору спать, а сами ещё долго сумерничали за чаем. Но что говорили они меж собой, о чём тогда думали? Дорого бы Егор дал, чтобы хоть намёком узнать об этом... Казалось, все ими сказанные слова, возвращаясь из глубины лет, витают где-то здесь, совсем рядом. И надо лишь приложить немного воображения, чтобы услышать их...
       По первой выпили, как полагается, стоя и не чокаясь - за родных и близких, чьи тени блуждали здесь, неизменно оживая в памяти дорогими образами вечности.
       И снова Егору представилось, как вместо Николая Ивановича сейчас мог бы сидеть за столом его отец - такой же вот старый, сутулый и кряжистый. Да и мать хлопотала бы где-то рядом на кухоньке, ставя самовар.
       Николай Иванович быстро захмелел. Язык у него начал заплетаться, глаза посоловели. И Егор, пока ещё была возможность, попытался выведать у старика, в каком состоянии находился "малый охотник" на тот момент, когда его впервые обнаружили, и не могло ли потом произойти чего-нибудь такого, что делало его дальнейший поиск бессмысленным?
       - А что ему сдеется? - пробурчал на это старик. - Каким он был тогда, таким, стало быть, остаётся и теперь.
       - Это как? - не понял Егор.
       - А вот так, - старик уставился на него остекленевшим, мутным взглядом, качая перед собой скрюченным пальцем. - Там ведь, в этом самом распадке, скопился сер-равор-род. Понял, да?
       Егор с готовностью кивнул, мол, как не понять?
       - Вот, - продолжал старик поучать. - А что это значит?
       Непрядов пожал плечами, прося вразумить.
       - Это консервы! П-понял?
       И только теперь до Егора дошло, что сероводород, за миллионы лет толстым слоем скопившийся на морском дне, по природе своей является превосходным естественным консервантом, в котором не ржавеет метал и даже не разлагаются микроорганизмы. Выходит, отцовский "охотник", если с тех пор с ним ничего не произошло, мог сохраниться в таком же виде, в каком он лёг на грунт более тридцати лет назад.
       - А не пробовали его раньше-то поднять? - спросил Егор.
       - Резону нет, - отрезал Николай Иванович. - Весь ют разворотило ему бомбой. Даже на металлолом не годится. Вот "Ветлуга" - это другое дело, и лежит она совсем неглубоко.
       Пригнувшись, старик поманил Егора к себе. Тот приблизился, приподнявшись со стула.
       - А твоего батю я видел, - старик таинственно зажмурился. - Он там совсем целёхонький.
       - Да где - там? - спросил Егор, чувствуя пробежавший по спине холодок.
       - В рубке. Она бронированная и потому после взрыва уцелела. Вот и Степан там, значит...
       - Но это мог быть и не он, - усомнился Егор. - И потом, как мог командир оказаться в рубке, если все его видели, что он шёл ко дну, пристегнувшись ремнями к пулемету и продолжая стрелять?
       - И ты веришь? Брехня это всё, - решительно возразил Николай Иванович и с уверенностью ткнул пальцем Егору в грудь. - Командир находился в бою там, где ему положено быть - в рубке, за штурвалом, - и скривил губы, досадуя на бестолковость Егора. - Да чё я, твоего отца не знаю? Степка был - во и во, - для наглядности старик руками отмерял рост и размах плеч своего бывшего соседа. - Такого ни с кем не
       спутаешь - на весь дивизион был в одном экземп-пляре.
       В возбуждении старик вылил из бутылки себе в стопарь остатки водки и разом выпил, не морщась и не закусывая.
       Вскоре Николай Иванович совсем размяк, и дальнейший разговор с ним потерял всякий смысл. Егор подхватил его под мышки и поволок на кровать. Старик мотал головой, что-то невнятно бубнил. Потом вдруг мутный взгляд его на мгновенье прояснился, и старик, с трудом ворочавший языком, достаточно внятно выговорил:
       - Не ходи туда.
       - Куда?
       - Сам з-знаш. Нечего тебе там делать, - зачем-то предупредил Николай Иванович. - Слышь, не трогай, не тревожь его, плохая это примета, - и снова отключился, потеряв над собой контроль.
       Непрядова от таких слов как-то неприятно, ознобко передёрнуло, оттого что старик неведомо каким чутьём угадал его тайное желание. Он хотел предостеречь, чтобы не касались того, что находилось за пределами дозволенного. Однако Егор уже ничего не мог с собой поделать. Он должен был видеть своего отца...
       9
       Что-то есть великое, роковое и ужасающее, когда много лет пролежавшее на дне морском судно поднимается на поверхность. Само действо отчасти напоминает магический ритуал эксгумации мёртвого тела. Извлекаемое из тайников запредельного мира, оно неотвратимо и медленно обнажается в ужасающем обличье подводной смерти.
       А в сущности, была обычная, изнуряющая и долгая работа по судоподъёму, к которой в отдельном дивизионе аварийно-спасательной службы давно привыкли. Больше трех месяцев в квадрате, где затонула
       "Ветлуга", находилась целая армада водолазных мотоботов, буксиров, вспомогательных судов и самоходных барж, которые вели подготовку к подъёму транспорта. Наиболее трудная часть всей работы падала на водолазов. Сильными струями гидромониторов они "вымывали" под днищем узкие тоннели, через которые затем протаскивали прочные стальные троса. К ним такелажники крепили мощные понтоны. И судно, таким образом, оказывалось надежно схваченным по всему периметру бортов своеобразными поплавками. Требовалось из этих поплавков-понтонов вытеснить сжатым воздухом забортную воду, и тогда судно, приобретая положительную плавучесть, начинало всплывать.
       Именно эту, наиболее ответственную и завершающую часть работы должен был сделать "Аракс", которым командовал однокашник и приятель Непрядова. Шелаботин привёл свой корабль в расчётную точку судоподъёма ранним утром, когда над морем только ещё затепливался золотисто-сиреневый рассвет. Погода будто даровалась на заказ - полный штиль. Даже лёгкий бриз не в силах был поколебать обвисшие на гафеле флаги расцвечивания, обозначавшие предупредительный сигнал всем посторонним плавсредствам "Веду водолазные работы".
       По мере готовности, с борта корабля начали подводить к понтонам продувочные шланги. Наконец, заработали дизель-компрессоры, и сжатый воздух, нагнетаемый по шлангам в нутро понтонов, начал постепенно вытеснять из них забортный балласт.
       Спозаранок Егор был уже на ногах, покинув предоставленную ему каюту, в которой ночевал. Расположившись на ходовом мостике, он глядел, как бурлила и клокотала вода в том месте, где должна была показаться всплывавшая "Ветлуга". Правда, Шурик предупредил, что произойдет это не скоро. Потребуется несколько часов, прежде чем
       понтоны, получив достаточный запас положительной плавучести, смогут оторвать транспорт от засосавшего его грунта. Но Егор был уже одержим действом, которое целиком захватывало его. Чтобы унять волнение, он даже попросил у Шурика закурить, чего ранее никогда не позволял себе. Шурик понимающе похлопал его по спине.
       - Что, заново переживаешь? - участливо спросил.
       - Так себе, - уклончиво отвечал Егор и тут же напомнил. - Ну, так как же, решил?
       - Опять ты за своё, - сказал Шурик с раздражением. - Ну, посуди сам. зачем тебе соваться на эту "мошку", если это совсем небезопасно? Опытный водолаз, и тот не всякий на это пойдет.
       - Я ж тебе говорил, что у меня есть допуск, - настаивал Егор. - Или не веришь?
       - Да верю, верю, - Шурик мучительно поморщился, будто у него "прострелило" зуб. - А сколько часов тебе на поверхность потом подниматься, да в барокамере как на губе сиднем сидеть - это ты знаешь?
       - Не имеет значения. Это уже другой вопрос.
       - Ох, Егор, подведешь ты меня под трибунал.
       - Ты вроде не был трусоватым.
       - Обижаешь, командир.
       - Ну, извини - сорвалось.
       Они помолчали, не желая далее препираться в подобном тоне. Егор всё больше мрачнел, теряя надежду настоять на своём. Наконец, Шурик примирительно сказал:
       - Я понимаю тебя. И то, что отец все-таки... Давай сделаем так, - предложил он. - Ляжем в дрейф на месте гибели "охотника", а дальше -
       всё как полагается: построение личного состава по большому сбору, троекратный салют и... бескозырка на воде. Ну как, принято?
       Непрядов не сразу ответил. Было известно, что Шелаботин загодя "подсуетился" на этот счёт. Он ещё днём раньше переговорил со своим комдивом и тот, уяснив суть дела, дал разрешение на поиск. К приходу "Аракса" водолазам удалось уже нащупать "малый охотник" в той самой точке, на которую указывал на карте Николай Иванович. Местоположение "мошки", как сообщили по рации, было обозначено двумя буйками, привязанными на пеньковых линях в носу и по корме затонувшего корабля. И Непрядов ещё на подходе принялся искать их. Он с напряженным волнением обшаривал биноклем горизонт до тех пор, пока не обнаружил на воде пару оранжевых поплавков. Они приплясывали на лёгкой волне в какой-нибудь полумиле от того места, где скучились корабли и различные плавсредства аварийно-спасательного дивизиона.
       Шурик снова спросил дружка, что тот думает насчёт отдания воинских почестей. Непрядов по сути дела не возражал, но этого ему явно было мало. Егор твердо стоял на своём. В какой-то момент он готов был вдрызг разругаться с Шуриком, если не получит от него "добро" на погружение. Но помощь неожиданно, и как нельзя кстати, пришла от замполита капитан-лейтенанта Штеменко. Он появился на мостике в тот самый момент, когда Егор начинал разговаривать со своим дружком уже на повышенных тонах. Узнав, ради чего так горячился и нервничал их заполярный гость, Штеменко проникся к нему чувством расположения и даже некоторой симпатии. В Камышовой бухте, где в своё время базировался дивизион "малых охотников" за подводными лодками, всё ещё помнили легенду о подвиге "неистового мичмана", который будто
       бы продолжал стрелять по врагу из пулемета, когда его корабль шёл ко дну. Более того: какое-то время пулеметные очереди вырывались уже из-под воды... Впрочем, трудно сказать, сколько здесь было правды, а сколько вымысла. "Вот разве что нежданно-негаданно объявившийся сын героя прольёт свет на эту загадочную историю", - полагал замполит. А докопаться до истины он и сам был бы непрочь, поскольку на политзанятиях любил перед матросами блеснуть собственными познаниями в истории флота Российского. И уж вне всякого сомнения, что такая инициатива не могла быть не оценена по достоинству со стороны командования флота и, тем более, политуправления.
       Выбрав подходящий момент, Штеменко ввязался в разговор между однокашниками и совсем ненавязчиво, как бы самотёком, принял сторону Егора. Шелаботин ещё какое-то время упрямился, но потом всё же "дал себя уговорить".
       - Хрен с вами, даю "добро", - сказал, наконец, и тут же строго предупредил. - Завтра начинаем работы в шесть ноль-ноль. Постарайся, Егор Степанович, хорошенько выспаться и отдохнуть. Наш доктор должен тебя, на всякий случай, осмотреть и засвидетельствовать, - и добавил с непреклонной твердостью. - Только так.
       Егор облегчённо вздохнул и с благодарностью глянул на замполита. На полноватом, гладком лице Штеменко также светилась довольная улыбка.
       - Не знаю, как и благодарить вас, Пётр Петрович, - растроганно сказал Непрядов, проникаясь к этому хорошо упитанному, плечистому крепышу чувством искреннего уважения и даже нежности.
       - Не стоит, Егор Степанович, - сдержанно отвечал замполит. - Дело у нас общее. Но я, в свою очередь, тоже попросил бы вас кое о чём.
       - Я весь внимание, - с готовностью отвечал Егор.
       - Не взяли бы на себя труд встретиться с личным составом? - предложил замполит. - Расскажите морякам, что вам известно о подвиге вашего отца, об экипаже его корабля. Это будет весьма интересно и необычно.
       - Но я сейчас, право, в таком закрученном состоянии, - засомневался Егор.
       - Никто вас и не просит это делать именно сейчас, - пояснил Пётр Петрович. - Как говорится, всему быть по мере вашей готовности и вашего желания.
       - Даже не знаю, как это получится, - вслух размышлял Непрядов. - Дело настолько личное... Да и будет ли кому интересно это знать?
       - Не сомневайтесь, Егор Степанович - ещё как будет! И потом, это ведь не только моя идея: матросы упорно просят. Вашу личную тайну уже ни от кого не скроешь. Вы только загляните в кубрик, и у вас разом отпадут всякие сомнения.
       - Ну, раз просят, куда ж деваться, - сдался Егор, вполне понимая, что встречи с личным составом ему теперь не избежать. Матросы тоже имели право знать, ради чего они третий месяц "горбатились" на судоподъёме. Ведь не только лишь для выполнения плана по металлолому. Каждому из них, помимо всего прочего, хотелось прикоснуться к живой истории, к той трагедии, которая разыгралась в этих местах в годы минувшей войны. Да и судьба самого Егора, как сына командира погибшего корабля, конечно же всех интриговала.
       Начали сгущаться тёплые, по южному душноватые сумерки, когда из воды высунулся скособоченный топовый фонарь медленно всплывавшей "Ветлуги". Морская гладь в том месте продолжала кипеть и пузыриться, вознося к поверхности мутные клубы придонного ила. Ещё через полчаса стал обнажаться высокий полубак с небольшой пушкой, потом показались корабельные надстройки.
       Окончательно "Ветлуга" всплыла поздно вечером. Схваченная по бортам понтонами, она покоилась на воде ржавой, облепленной ракушками громадой искорёженного металла. На поваленных мачтах, на леерах и шлюпбалках густыми космами свисали зеленовато-бурые водоросли. Могло показаться, что это матросские робы, которые команда когда-то вывесила на просушку, да так и забыла их снять с тех самых пор. В свете прожекторов транспорт напоминал разлагавшуюся тушу непонятно откуда взявшегося доисторического ихтиозавра. Тайной глубины и дыханием смерти веяло от пустых глазниц иллюминаторов и дверных проёмов, из которых продолжала сочиться гнойная придонная жижа.
       После припозднившегося вечернего чая Егор снова поднялся на палубу. Работы на этот день были завершены, и только вахта несла привычную службу по якорному расписанию. С жилой палубы, где размещались матросские кубрики, какое-то время доносились голоса, бренчание гитары и пиликанье гармошки. Но и эти звуки постепенно стихли, растворившись в недрах корабля. На баке пробили склянки, лениво перекликнулись вахтенные. Сморенная духотой и усталостью команда отходила ко сну.
       Облокотившись о фальшборт, Непрядов в глубоком раздумье глядел на транспорт, который в сгустившемся сумраке всё больше походил на ихтиозавра. Облитое лунным светом чудище дремало, или только притворялось спящим. Даже неправдоподобно яркие, крупные южные звёзды недоверчиво подмигивали, будто наперёд зная, что этому
       чудищу нельзя доверять, что оно вот-вот встрепенётся, с неистовой силой рванёт троса и... вновь уйдет в черноморскую глубину.
       Было тихо, настолько тихо, что Егор улавливал собственное дыхание и стук сердца, взволнованного нахлынувшими воспоминаниями. Память вновь возвращала его к тому роковому часу, когда "Ветлуга" уже горела, но всё ещё держалась наплаву. Что отпечаталось тогда наиболее отчетливо в его детском сознании? Не грохот взрывов, не смрадная гарь и даже не отчаянные крики погибавших людей, а оцепенение и страх, когда мать вместе с ним прыгала с высокого борта в воду... Это ощущение чего-то холодного, мерзкого и удушливого, что с головой заглатывает, втягивает в себя, в свою жутко леденящую утробу.
       Вспомнилось, что очнулся, пришёл в себя он уже в шлюпке. Долго откашливался, перхал просоленной горечью, застрявшей у него где-то в горлышке. Не хватало даже сил плакать. И нигде не было перед глазами мамы. Позже узнал, что по всей вероятности она была ранена, но плыла вместе с ним из последних сил, пока не наткнулась на весло оказавшейся поблизости шлюпки. Уже теряя сознание, повинуясь лишь материнскому инстинкту сохранения своего малыша, она в последнем движении всё же смогла вытолкнуть его из воды, чтобы затем навсегда кануть в морской глубине. Теперь же, по прошествии стольких лет, Егор совсем не помнил лица своей матери - вот разве что руки, прижимавшие его все время к своему телу... Он до сих пор ощущал на себе их спасительное прикосновение.
       Вновь пробили склянки. И Егор, отстраняясь от тяготивших его мыслей, решительно скомандовал себе: "А теперь - спать, командир! Полный отбой и - никаких гвоздей". С тем и сошёл на нижнюю палубу.
       Однако Егору долго не спалось. Донимала духота. Не спасали даже
       настежь распахнутая дверь каюты и отдраенные иллюминаторы, через которые не происходило ни единого дуновения воздуха. Егор лежал на жёстком кожаном диване, где ему постелил вестовой и мучительно ворочался с боку на бок. Он терзался мыслями о завтрашнем дне. Из памяти никак не шли прочь, казавшиеся теперь зловещими, слова старика: "Не смей, не трогай его..." Но ведь Егор и не собирался ничего трогать там, на запредельной для человеческого разумения глубине вечного небытия. Лишь бы видеть собственными глазами то самое, что удалось узреть Николаю Ивановичу: и не праздного любопытства ради, а лишь из необходимости сыновнего долга поклониться глубинной могиле своего отца.
       Собравшись с мыслями, Непрядов нашел в себе силы отринуть от себя мистический страх Николая Ивановича перед потревоженными таинствами глубин. Егор знал, что бывалые водолазы, особенно в старости, всегда бывают особенно суеверны и предубедительны. Но он-то, Егор Непрядов, в здравом уме и в ясной памяти, чтобы не поддаваться минутной слабости или сомнению в том, что он должен был непременно сделать.
       10
       Чуть свет Егор был уже на ногах. Побрился, принял холодный душ, позавтракал - делал всё как обычно, приводя себя в нормальное рабочее состояние. Он ощущал в себе достаточно силы и уверенности, чтобы напрочь отмести вчерашние сомнения в необходимости того, что предстояло исполнить. Черноморская глубина неудержимо влекла его, и он не противился её зову.
       Весь личный распорядок у Непрядова с самого утра был расписан едва не по секундам. Для начала ему, как полагается, назначили
       медосмотр. В корабельном лазарете доктор прослушал его лёгкие, сердце, измерил давление и посчитал пульс. Никаких противопоказаний не нашлось. Опытный морской эскулап даже на глаз мог убедиться в отменном здравии своего пациента: мускулистый торс, ровное дыхание, уверенность и сила в каждом движении.
       "Колокола громкого боя", тем временем, сыграли аврал, и "Аракс", снявшись с якоря, подошёл вплотную к оранжевым буям, обозначавшим последнее пристанище затонувшего "морского охотника". На юте началась привычная суетня, сопутствующая началу водолазных работ. Доктор дотошно проверял барокамеру, мотористы прокачивали водолазную помпу, боцманская команда отваливала за борт отвесный трап.
       Егор с помощью двух матросов облачился в водолазное снаряжение, будто рыцарь в доспехи перед началом смертельного поединка. Прорезиненный костюм свободно облегал тело, на груди и на спине - для остойчивости под водой - пришкертованы увесистые грузы, ноги обуты в бахилы на свинцовой подошве, а голова увенчана медным шлемом с круглыми иллюминаторами для обзора.
       - Помни уговор, - напутствовал Непрядова Шелаботин. - Будь всё время на "товсь", не расслабляйся. Обо всём докладывай по телефону - сам буду на связи. Усёк?
       Егор кивнул.
       - Чуть что не так - давай сигнал и немедленно прерывай спуск.
       Егор снова кивнул, ободряюще подмигивая приятелю. Похоже, тот волновался куда больше самого Непрядова, поскольку брал на себя всю ответственность. Случись что, с него и впрямь "семь шкур" спустят. И Егор не мог не оценить этой жертвенности своего друга.
       Погружаться предстояло в специальной водолазной беседке, представлявшей собой деревянную доску с грузом, подвешенной на тросах. Непрядов поудобнее сел в неё, для верности подергал крепкие стальные стропы и дал знак рукой, после чего корабельная стрела прямо с палубы плавно вынесла его за борт. Загудел электромотор лебёдки, и Непрядов начал медленно приводняться, восседая на доске. Какое-то время его держали навесу, в полупритопленном состоянии, давая возможность оглядеться и обвыкнуться. Шлем высовывался из воды, тогда как сама водолазная рубаха, вплотную обжимая тело, находилась в погружённом состоянии. В шлемные оконца было видно, как стоявший у борта Шелаботин взял в руки микрофон, и сразу же в наушниках послышался его какой-то неестественно скрипучий, искажённый пространством голос:
       - Как чувствуешь себя, Ихтиандр?
       - Держу хвост морковкой, - в тон ему, весело отвечал Непрядов.
       - Тогда - пошёл помалу! - дал команду Шелаботин и сделал резкую отмашку рукой.
       Беседка дрогнула, и тотчас дневной свет в иллюминаторах померк, захлопнувшись зеленоватой мутью воды. Давление начало ещё плотнее обжимать прорезиненную даместиковую ткань костюма, выдавливая из него последние остатки воздуха.
       Глубина неотвратимо и медленно заглатывала Егора в свою ненасытную утробу. Зеленоватая муть за стеклами иллюминаторов начала сгущаться, и вскоре наступил сплошной непроглядный мрак не проходящей глубинной ночи.
       Егор затруднился бы сказать, как долго продолжался его спуск. Да это теперь было и не столь важно. Разум воспринимал лишь свободное
       падение в невесомости и безвременьи. Казалось, будто он переплывает библейскую реку Харон, о которой рассказывал дед, отделяющую жизнь от смерти. С глубиной он и прежде был знаком накоротке, почти по-свойски, но никогда ранее не ощущал на себе её сверхъестественную, потустороннюю субстанцию, её адскую силу умерщвления живой человеческой плоти. Эта сила непрерывно несла его в бездну небытия, лишая малейшей возможности что-либо предвидеть и уж тем более чего-либо избежать или сделать как-то иначе. То была сама судьба, которой следовало со всей покорностью повиноваться.
       В наушниках всё время слышался ободряющий голос Шелаботина. Егор отвечал ему вполне осмысленно и твёрдо, хотя сам уже чувствовал, что не властен над собой. С минуты на минуту предстояла встреча, которую он так долго ждал, которую представлял до малейших подробностей и которой так боялся.
       Вот совсем близко в иллюминаторах промелькнула кромка скального выступа, обозначавшая, вероятно, границу обычного придонного грунта. Но дальше, как он догадался, начиналась та самая впадина, которую в свое время обнаружил и обследовал Николай Иванович.
       Настал момент, когда пора было включать фонарь, висевший у Егора сбоку на пеньковом лине. Сноп света прорезал толщу воды, выхватывая фосфорические всплески каких-то маленьких рыбёшек и водорослей.
       Долго, бесконечно долго длилось падение в пасть расщелины, сопровождаемое звоном в ушах и немыслимо отдалёнными звуками жизни, доносившимися из наушников. Давление уже со всей беспощадностью сковало каждый мускул, ледяной холод пробирал даже сквозь толстый, верблюжьей шерсти свитер и две тельняшки, пододетые "для тепла" по совету Шурика.
       Непрядов скорее угадал приближение палубы "малого охотника", чем разглядел её в сдавленном свете фонаря. Вот под ногами почувствовалась какая-то придонная твердь, и Егор сообразил, что он достиг свой цели. С ювелирной точностью его опустили по направляющему тросу прямо на ют затонувшего корабля.
       Некоторое время Егор оставался без движения, находясь на том самом месте, где его бахилы впечатались в палубу. Он старался прийти в себя и отдышаться, то и дело надавливая затылком на стравливающий клапан, который выбрасывал из полости шлема уже отработанный, избыточный воздух, взамен которого с поверхности по шлангу нагнеталась свежая кислородная смесь. Немного успокоившись и задышав ровнее, Егор начал различать вкруг себя различные предметы. Направленный луч света выхватывал из глубинного мрака погнутые леерные стойки, выбитые глазницы иллюминаторов на капоте машинного отделения, кормовую пушку со сбитым стволом.
       Николай Иванович оказался прав. Скопившийся во впадине сероводород, похоже, и вправду оказался неплохим консервантом. Гниль не тронула деревянный настил палубы, стального металла надстроек не коснулась ржавчина и даже медные обода иллюминаторов не успели ещё полностью окислиться и потерять свою первозданную желтизну. Казалось, разыгравшаяся здесь трагедия произошла совсем недавно, и души погибших людей не успели отойти в мир иной, незримо присутствуя где-то рядом. Наверняка могло статься, что тела некоторых погибших моряков всё ещё сохранялись в недрах корабля, до сих пор не тронутые тленом. Николай Иванович тоже об этом говорил. Но Егора
       притягивала к себе бронированная боевая рубка. Она располагалась метрах в пятнадцати от него и добираться туда предстояло вдоль правого борта, стараясь не угодить в зиявшую брешь, образовавшуюся на месте сорванного капота машинного отделения.
       Егор, как ему наказали, привязал беседку к одной из леерных стоек и доложил на поверхность, что приступает к осмотру корабля. С усилием переставляя пудовые бахилы и наклоняясь вперёд, он начал по черепашьи медленно перемещаться в сторону бака. Будто целая вечность прошла, прежде чем его рука коснулась шершавой плоскости броневого листа, которыми была обшита рубка. Непрядов обошёл её с разных сторон, долго не решаясь заглядывать через смотровую щель внутрь помещения. Самому же проникнуть туда вообще не представлялось возможным. Двери с обоих бортов оказались напрочь заклиненными и кроме, как с помощью автогена, вскрыть их было невозможно. Об этом Николай Иванович тоже предупреждал. С волнение и страхом Егор оттягивал тот момент, ради которого он, собственно, и появился здесь. Егор почти в оцепенении стоял у самой щели, замкнувшись в своих мыслях и боясь поднять глаза. Кровь сильно стучала в висках, глаза застила мутная пелена, дыхание становилось прерывистым, жадным, точно ему не хватало воздуха, по-прежнему вполне достаточно нагнетавшегося сверху.
       В какой-то миг, неведомо отчего, яснее ясного перед глазами обозначилось спокойное, доброе лицо деда с удивительно чистым, иконописным взглядом самого Непряда... И взгляд этот был укоризненно вопрошающим, мол, "чего ждёшь, неслух этакий, раз уж всё равно оказался на краю бездны?.. Ведь промедление - гибель!"
       И уже без страха и сомнения, с ощущением естественности всего
       происходящего, Егор направил внутрь боевой рубки яркий луч света, исходившего от фонаря. Тьма в толще застоявшейся воды заколебалась, отпрянула, и Егор будто в тумане увидал всё, что находилось в небольшом замкнутом пространстве бронированного склепа. В глаза почему-то сперва бросились смутные очертания задней стенки с панелями приборов, с переходными коробками электросистемы, с нишами для флагов расцвечивания. И только уже потом, едва не на расстоянии вытянутой руки, обозначился силуэт рослого, плечистого человека в фуражке и кителе. Этот человек пребывал в каком-то неестественно наклонённом, взвешенном состоянии, будто застряв в узком проходе между штурвалом и тумбой магнитного компаса.
       Скорее чувством, чем рассудком Егор осознал, что это и есть его отец - вернее всё то, что оставалось от его плоти за далью минувших лет. Как ни старался, Егор так и не смог разглядеть его лица, поскольку крупная голова его была опущена на грудь. Но потом сообразил, что этого и не следовало делать. Такое в здравом уме и при ясной памяти выдержать было бы невозможно.
       Вероятно, своим вторжением Егор нарушил неподвижность глубины, какие-то незначительные токи воды проникли через смотровую щель, и фигура отца колыхнулась, как бы реагируя на появление сына. Егор от неожиданности вздрогнул. Почудилось, отец вот-вот поднимет голову и глянет на него... Смертельный ужас сковал Непрядова по рукам и ногам. Он ждал, что в эту самую минуту с ним произойдет что-то невероятное: то ли разверзнется под ногами бездна, то ли в сероводородной субстанции мгновенно растворятся его душа и тело. И он готов был ко всему, что суждено. Только ничего необычного не случилось: глубина ко всему безучастна, и крепок вечный сон отца. "Нервы,.. всего лишь нервы", - успокаивал себя Непрядов, глядя на тёмный силуэт дорогого ему человека.
       "Здравствуй, папа, - только и смог про себя вымолвить Егор. - Вот мы и свиделись..."
       Отец ничего не ответил. Он будто слушал, и душа его неприкаянная, витавшая где-то рядом, обретала вечный покой. По крайней мере, Егору так казалось.
       А в головных телефонах уже настойчиво твердили, что время их свидания истекло и что пора возвращаться из мира иного на свет Божий. Непрядов последний раз пристально поглядел на отца, стараясь навсегда запомнить его облик, и двинулся на корму, где его дожидалась привязанная к леерам беседка.
       Восхождение на поверхность длилось несколько утомительно долгих часов. Егора выдерживали положенное время на разных глубинах, чтобы избежать кессонной болезни или баротравмы легких. Он покорно сидел в беседке и не переставая видел перед собой, будто на экране, отдалявшийся от него корабль, с пробитой палубой и уцелевшей боевой рубкой на нём, и своего отца, навечно остававшегося там на вахте. Егор думал, что теперь очень многое должно измениться в его мыслях, в характере, в поступках, да и в самой судьбе, в которую накрепко впечатались события этого дня. И всё это не может не быть благоприятным, поскольку жить, чувствовать и мыслить он будет уже иначе, нежели это было прежде, до встречи с отцом. Состояние было таким, будто он наконец-то получил родительское благословение, без которого ему до того было тяжко существовать.
       "А случись теперь что не так, батя поможет, подскажет, как быть..." - вдруг озарила Егора неестественно простая, веселящая мысль. И тотчас на сердце отлегло. Егор снова был уверен в себе, спокоен и твёрд, каким все его привыкли видеть. Укрепляла надежда, что в нём продолжалась отцовская жизнь. И предстояло прожить её таким образом, чтобы отцу, останься он в живых, никогда не было бы за своего сына неловко или стыдно перед людьми - именно так, как исстари повелось на Руси. А в общем, надо было жить службой и оставаться на флоте, как водится, до "деревянного бушлата", до "последнего оборота винта", помня и чтя отца своего.
       Шли минуты и часы, приумножая вечность. Беседка со своим седоком очень медленно и с большими остановками перемещалась в немой бездне. Покой и тишина были вокруг незыблемы. Подумалось, а ведь может статься, что где-то неподалеку мать его так же вот покоится на глубине, как и отец. Может, бессмертные души их всё же находят здесь друг друга. И так будет всегда, пока помнить и печалиться о них не перестанут сын, внук, правнук... и весь в любви и согласии сотворённый Непрядовский род их, которому не будет конца.
       Подъем из глубины закончился. После барокамеры и горячего душа Непрядову велено было как следует выспаться. Да он и сам знал, что нет средства лучше после всех перегрузок и волнений окончательно успокоиться и прийти в себя. Спустившись в каюту, он забылся тотчас, как только голова коснулась подушки.
       Проснулся от того, что кто-то настойчиво тряс его за плечо.
       - Егор Степанович, подъём! - дошёл до него настойчивый голос замполита Штеменко.
       Непрядов с усилием оторвал голову от подушки, с тупым
       непониманием тяготясь, отчего ему не дают доспать.
       - Отдохнули? - участливо поинтересовался, Пётр Петрович, как бы сглаживая свою бесцеремонность по отношению к гостю.
       Егор недовольно хмыкнул, растирая лицо ладонями.
       - Личный состав уже строится на верхней палубе, - сказал Штеменко. - Надо будет, как полагается, отдать воинские почести экипажу "охотника". Ну а после, как договорились, добро пожаловать в кубрик, на беседу с моряками.
       Вздохнув, Егор кивнул и начал одеваться.
       - Ничего-ничего, всё получится у вас как надо и даже более того, - скороговоркой подбадривал замполит, будто Егору впервой было выступать перед личным составом. На широком лице капитан-лейтенанта расплылась умиротворённая улыбка. Но потом по нему скользнула тень озабоченности и даже некоторой досады.
       - Эх, если б только можно было поднять со дна этот "охотник", - сказа Петр Петрович, стукнув крупным правым кулаком в левую ладонь.
       - Быть может, как-то и можно это сделать, только вот - совсем не нужно, - убежденно отвечал Егор.
       - И это вы говорите? - каким-то обескураженно зловещим шёпотом вдруг вопросил замполит, - Вы!?
       Егор удивленно вскинул брови, не видя причины беспокоиться на этот счёт.
       - Но там же ваш отец! - с непонятной настойчивостью напирал Штеменко.
       - Не понимаю, что вас так удивляет, - спокойно отвечал Егор.
       Штеменко возбужденно развёл руками и воздел к подволоку глаза, негодуя на кощунственное, как ему казалось, равнодушие Егора.
       - Суворов же ещё сказал, что война не закончена, пока в земле не погребён последний солдат.
       - То же солда-ат, - попытался вразумить его Непрядов, - а мой отец - моряк.
       - Да русский ли вы человек! - почти взорвался Штеменко. - Ваш отец, прежде всего, воин. И этим всё сказано. Я бы на вашем-то месте до главкома, а то и до самого министра обороны дошёл, чтобы достать останки отца и похоронить их в родной земле.
       - Никак нет, - упорствовал Егор, начиная злиться. - У моряка бывает своя могила, которая под водой. Там ему и погребенным быть по нашим флотским традициям, как многие тысячам других моряков. Затонувший боевой корабль испокон веку считается общей братской могилой для всего экипажа, - и выложил последний довод. - Смею заметить: Чёрное море не менее нам родное, как и та земля, которую оно омывает.
       - Удивляюсь вам, - продолжал недоумевать Штеменко. - Если б только я знал, хотя бы приблизительно, где сгинул на войне мой батя, я бы хоть горсть земли с того места привёз на погост в нашем селе, где похоронена моя матушка. Ей бы легче стало...
       От этих слов Егору стало не по себе. Перед ним стоял уже не прежний толстоватый добряк, а человек непримиримый и гневный, почти с нескрываемой неприязнью глядевший на него, Егора Непрядова.
       "Странный замполит, - подумалось Егору. - Так искренне печётся об усопших... Ему бы попом быть".
       - Вот видите, Пётр Петрович, - попытался вразумить Егор. - Вы же не только об отце своем подумали... И вы по-своему правы. Но дело всё в том, что моя родная мать погибла тоже где-то здесь, совсем недалеко от этого самого места. Это вы можете понять? Впрочем, и я
       мог бы тогда вместе с ней запросто утонуть, а не стоять сейчас здесь вот, перед вами, - и Егор для большей убедительности ткнул пальцем себе под ноги, как бы заверяя, что он всё-таки жив.
       Белёсые брови замполита поползли кверху, подчеркивая крайнюю степень удивления.
       - Постойте-постойте, а как же?.. - скорее по инерции хотел он было возразить, но договорить ему не дал появившийся в дверях вестовой. Приложив руку к обмятому синему "чепчику", тот доложил, что старпом просит обоих офицеров подняться на палубу. Начиная кое о чём догадываться, замполит отходчиво улыбнулся и в знак примирения тронул Егора за плечо. Про себя он, видимо, уже решил, что им ещё предстоит о многом поговорить, чтобы не осталось недомолвок. Непрядов в ответ кивнул, мол, всё в порядке.
       Построение личного состава по "большому сбору" проходило под вечер. На море сохранялся полный штиль. Ветерок лишь чуть пошевеливал вознесённый на гафеле флаг. В напряжённой тишине было слышно, как скрипуче переговариваются за бортом чайки, да где-то в недрах корабля нудно гудит вспомогательный движок.
       Строй моряков, облачённых в белоснежную форму первого срока, замер на юте в ожидании начала ритуальной церемонии. Офицеры так же были в полном параде, при кортиках. Не доставало лишь командира, который должен был появиться перед личным составом точно в назначенное время.
       Непрядов занял место в общем строю, стараясь ничем не выделяться среди других. Но он всё же не мог не ощущать на себе взгляды,
       исподволь обращённые на него. Ведь не секрет же, что именно ему, в этом печальном ритуале отдания почестей отводилась роль едва ли не главного действующего лица. Пожалуй, впервые в жизни Егор оказался в таком положении, будто его донага раздели и со всех сторон просвечивают множеством глаз. Он предельно сосредоточился, напрягся, стараясь ни чем не выдавать охватившего его волнения.
       Вспомнилось, как в курсантские годы они, друзья-однокашники, так же вот отдавали воинские почести незабвенному мичману Мищенко, скончавшемуся на паруснике во время их дальнего похода в Атлантику. Была такая же вот напряжённая тишина, и море казалось таким же присмиревшим и скорбным. Но мог ли он тогда предположить, что настанет день и час, когда военные моряки склонят головы перед памятью о его отце. Теперь отцовская глубинная могила навсегда перестанет быть безымянной. На штурманской карте она обретёт точные координаты по широте и долготе места. Возможно, в силу именно этого обстоятельства Егор не ощущал глубокой и безысходной скорби, но была какая-то светлая и тихая грусть о самом дорогом человеке, который покоился на глубине в бронированном склепе боевой рубки. Всем своим существом Непрядов чувствовал окончательное завершение какого-то очень важного, определяющего этапа своей жизни. Он видел лежавший на палубе еловый венок, туго спеленатый красной лентой, - конечно же, замполит загодя и об этом позаботился. Именно этот венок и должен был на веки - вечные утвердить точные координаты лежавшего на дне отцовского корабля.
       Появился командир, и тотчас пронеслась команда "Равняйсь... Смирно!". При полной тишине запел на печальной ноте корабельный горн, и флаг на гафеле начал приспускаться. В это мгновенье Егор
       услышал, как призывно произнесли его фамилию. Его приглашали подойти к борту.
       Оставив строй, Непрядов направился к Шелаботину, стоявшему рядом с лежавшим на палубе венком.
       Как только замполит закончил короткую, прочувствованную речь, полагавшуюся в таких случаях, Шелаботин сказал:
       - Ну, взяли, Егор Степанович...
       Вдвоем они подняли сплетённое из еловых веток окружье, дохнувшее терпким запахом лесной хвои и принялись медленно опускать его на пеньковых шкертах за борт, выдерживая горизонтальное равновесие. Это неторопливо размеренное ритуальное действо продолжалось до тех пор, пока венок не коснулся воды. Побросав концы, оба командира тотчас взяли под козырёк. И в этот момент оглушительно грохнул из автоматов одиночными выстрелами почётный караул. Троекратный салют прокатился до самого горизонта, пугая чаек и отзываясь эхом где-то далеко в море.
       Егор снял с головы свою новенькую, с высокой тульей командирскую фуражку и бросил её поближе к венку, чуть слышно прошептав при этом:
       "Прими, батя... Это от меня и от твоего внука".
       Экипаж этому не удивился, не воспринял иначе, как того заслуживала память сына о своем отце. А потом случилось нечто такое, что никак не предусматривалось обычным порядком всего происходившего. Шелаботин, из чувства солидарности с другом, также бросил вниз свою фуражку. А следом, как по команде, полетели за борт матросские бескозырки. Они белоснежными лилиями расцвели на воде вокруг мерно колыхавшегося венка.
       Егор до боли прикусил губу, но уже ничего не мог с собой поделать: слеза ползла по его щеке, выдавая минутную слабость. Но и это можно было понять, поскольку железными оставались корабли, а их обитатели - людьми живыми.
       Егор подумал, что вот только перед корабельным баталером за свой невольный, всех взбаламутивший порыв не помешало бы извиниться. Поскольку вновь обеспечить экипаж головными уборами, надо полагать, тому будет не просто. "А впрочем, - рассудил он, - дело ведь это - наживное..."
       11
       По возвращении с Югов на Севера, Егор снова с головой окунулся в привычные корабельные дела. За время его отсутствия в экипаже всегда скапливалось немало таких вопросов, которые ему как командиру предстояло срочно решать. Он любил свой далеко не новый корабль именно таким, каким он был: с достаточной пока еще надежностью прочного корпуса и с возникающими порой неполадками в приборах и механизмах, которые лишь прибавляли команде хлопот. По действующим нормативам лодка находилась уже не в зените своего эксплуатационного существования. Это нечто крепкого и здорового мужика, которому перевалило за пятьдесят: силенки еще хоть отбавляй, но уже случается, когда то ли под лопаткой некстати кольнёт, то ли старый, давно сросшийся перелом в кости к непогоде заноет. Однако по глубинам пройдет этот корабль, как боевой конь своим путём, не испортив борозды и ездока не сбросив. Словом, хорошенько ухаживай за ним, и он тебя никогда не подведёт. Егор очень хорошо усвоил эту истину, представляя себя в роли всадника и пахаря. И потому его подводный корабль всегда находился в полной готовности к выходу в
       море.
       Правда, к моменту возвращения Егора, лодка его всё ещё находилась в ремонте, избавляясь от накопившихся недугов, различных неполадок и неисправностей. Но уже стало известно, что предстоит ей в скором времени отвалить от пирса и уйти курсом в океан, в длительное автономное плавание.
       Непрядов обрадовался этому известию, поскольку на берегу ничего его больше не удерживало, и душа постоянно рвалась в моря. Впрочем, для полного удовлетворения всегда не хватало какой-нибудь малости... Как ни старался, ему так и не удалось перетянуть Кузьму Обрезкова на свою лодку. Надо полагать, начальство продолжало держать его в опале.
       Тем не менее, Непрядов добился-таки, чтобы дружок снова начал ходить на тренировки в кабинет торпедной стрельбы. Поначалу Кузьма не слишком-то охотно работал с составе КБР, но потом все же вошёл во вкус, весьма быстро навёрстывая упущенные в этом деле навыки. К егорову удовлетворению, тот одинаково грамотно действовал и за помощника, и за штурмана, и за минёра. Снова проявлялась в нём добрая моряцкая закваска, и это ещё больше убеждало Егора в том, что на берегу его дружку не место. Как бы судьба-злодейка ни била, ни трепала его, в душе Кузьма всегда оставался подводником "Божьей милостью" и по призванию.
       Не сказать, что в штабе с пониманием отнеслись к Егоровой затее. Пожалуй, её просто не замечали, тем более что за Кузьмой сохранялась репутация "неудачника". Кто ж послужив своё на флоте не знает, как
       прилипчиво это клеймо, как трудно избавиться от него, даже если ты ни в чём не виноват, если пристало оно к тебе по случайному недоразумению, по злому стечению обстоятельств?
       А в сущности, так оно было и на самом деле. Вскоре Егор лично смог в этом убедиться. Как-то вечером возвращался он с лодки домой. Погода стояла скверная. Низкие тучи, медленно скручиваясь, выжимали на слякотную землю мелкую холодную морось. Егор мечтал напиться горячего чаю, да завалиться спать.
       По пути Непрядов решил заглянуть в военторговский магазинчик, намереваясь что-нибудь прихватить к своему столу. Хотелось каких-нибудь сухариков.
       Под "торговую точку" была отведена переделанная квартира на первом этаже одной из пятиэтажек. Время было довольно позднее, и поэтому Ирина Марковна собиралась закрывать свое заведение. Осанистая, с гордо посаженой головой, увенчанной пышным париком, она будто царила, возвышаясь над прилавком.
       - Всё, всё, всё! - скороговоркой бросила она двум вошедшим следом за Егором женщинам. - Магазин закрыт. Последним обслуживаю кавторанга, - и милостиво улыбнулась Егору.
       Для порядка немного повозмущавшись, женщины вышли, оставив Непрядова наедине с продавщицей.
       "Кремень-баба, - подумалось Егору с неприязнью. - Такая вот зубами схватит, пожует-пожует, да и выплюнет, не поморщившись при этом..."
       - Я к вашим услугам, Егор Степанович, - сказала она слегка приглушённым грудным голосом, явно выказывая офицеру своё "монаршее" расположение.
       Непрядов попросил завесить полкило ванильных сухарей.
       - Что-то не видно и не слышно вашего Кузьмы Петровича, - как бы мимоходом, насмешливо заметила она, вскрывая непочатую коробку с сухарями. - Уж не простудился ли, бедняжка?
       Непрядов, не торопясь, достал портмоне, извлёк из него десятку.
       - Да нет, - отвечал, кладя купюру на прилавок. - Жив-здоров и делом занят.
       - Догадываюсь, - сказала Ирина Марковна с таинственным видом гадалки, не то ясновидящей. - Дела-то у него не очень хорошо идут.
       Непрядов на это лишь неопределенно скривил губы, не желая вдаваться в подробности.
       - Ты не слишком торопишься, командир? - спросила вдруг бесцеремонно и, вместе с тем, интригующе.
       - Да как сказать?.. - не сразу нашелся Егор. - А что?
       - Разговор есть насчёт Кузьмы Петровича. Давно хотела сказать, да вот как-то всё,.. - она пощелкала пальцами, не находя нужных слов. - Кажется, вы с Обрезковым большие друзья?
       Непрядов подтвердил, кивая.
       - Ну, тогда тем более, - и она указала на дверь за прилавком, приглашая пройти в подсобку и намекая, что там будет удобнее поговорить наедине.
       Непрядов не возражал, заинтригованный тем, что ему собирались поведать по поводу Кузьмы. Вообще-то, Егор и сам не раз хотел поговорить начистоту с этой женщиной, чтобы она оставила в покое влюбчивого Кузьму, не отравляла бы ему семейную жизнь и не портила бы карьеру. Но случай подходящий так и не представился, а потом вообще расхотелось говорить на эту тему, тем более что Кузьме не очень-то нравилось, когда начинали копаться в его "нижнем белье".
       Непрядов прошёл в соседнюю комнату. Добрая половина её была едва не до потолка завалена мешками, заставлена коробками и ящиками. И только лишь в одном углу имелось свободное место, где рядом с громоздким шкафом притулился небольшой канцелярский столик. Там и предложено было Егору садиться поудобнее и чувствовать себя "как дома". Поддавшись уговорам, он даже позволил себе снять намокшую от дождя шинель, чтобы чувствовать себя посвободнее.
       - Давай, командир, хватим по коньячку! - с бесшабашной весёлостью предложила Ирина Марковна. - День был трудный, устала как собака. Да и ты, гляжу вот, порядком промок.
       - А стоит ли? Как-то неудобно всякий раз, что ли,.. - замялся Егор.
       - Какие глупости! - искренне удивилась она. - Соглашайся, а не то заставлю пойти со мной в ресторан.
       Непрядов на это едва не до слёз расхохотался.
       - Да брось, командир, - увещевала она. - Мне ж от тебя ничего не надо, просто посиди рядом со мной. А выпить я и одна могу, раз уж ты такой правильный.
       - Наливайте, - скомандовал Егор, уязвлённый своей непорочностью в её глазах.
       - Вот это другой разговор, - оживилась Ирина Марковна, небрежно плеснув коньяк по двум стаканам. - И не надо со мной темнить. Я же от Кузьмы достаточно наслышана, что ты за человек. Да и без того знаю. Будь ты другим, мы бы сейчас за одним столом не сидели, уверяю тебя.
       Непрядов смолчал, не желая углубляться в разговор о себе самом. Они выпили, закусив лимонными дольками, сдобренными сахарным песком. Коньячный жар приятной волной прошёлся по озябшему телу, и стало враз хорошо. Егору отчего-то показалось, что перед ним была уже
       не та женщина, - немного циничная, нарочито развязная и надменная, - какой она прежде представлялась, а совсем другая, какой он ещё не знал. Эта женщина, вероятно, от накопившейся тоски, начала рассказывать о себе... Жила - не тужила одна девчонка в небольшом сибирском городке, училась в техникуме, бегала с подружками на танцы. Но вот однажды приехал к ним на побывку бравый мичман, положил свой карий глаз на эту девчонку, вскружил ей сладкими речами голову и, на зависть подругам, увёз с собой на Севера.
       - Но вышло так, что большой любви меж нами как-то не по лучилось, - призналась Ирина Марковна с нахлынувшим на неё откровением. - Мичман был намного старше меня, из разведённых. Мы просто сошлись и жили вместе, сколько смогли. А вскоре ко мне пришла та самая, настоящая любовь. Но тот, другой, как потом выяснилось, он меня не любил.
       Ирина Марковна снова разлила по стаканам коньяк, умоляя взглядом выпить вместе с ней.
       Потом она принялась рассказывать такое, отчего Егор пришёл в полное смятение. Прояснилось многое, о чём прежде он лишь догадывался. Выходило, что Кузьма отнюдь не волочился за Ириной Марковной, в чём раньше мало кто сомневался. Были они, скорее, товарищами по несчастью, которым в жизни крепко не повезло.
       Так случилось, что с этой женщиной Кузьму познакомил его прежний командир лодки Валерий Семёнович Муранов. Егор лично его не знал, но достаточно был наслышан о нём, как об офицере довольно толковом и перспективном - недаром же его направили учиться в военно-морскую академию. Правда, был момент, когда вся его карьера едва не повисла на волоске, когда лодка, которой он командовал, села на мель неподалёку от базы, якобы по вине зазевавшегося старпома. Но для командира это ЧП обошлось без последствий. Как и полагается, Обрезкова за допущенную халатность и разгильдяйство примерно наказали, списав на берег, а Муранова, после небольшой взбучки, всё же отпустили в Ленинград учиться. Ничто уже не мешало Валерию Семеновичу получить через три года заветный академический диплом и с его помощью шагнуть на более высокую командирскую должность.
       Пожалуй, в их небольшом городке не было большим секретом, что холостяковавший капитан третьего ранга Муранов напропалую крутил с военторговской продавщицей. Начальство глядело на это сквозь пальцы, благо "флирт" Муранова с замужней женщиной целиком покрывался его несомненными служебными успехами. Дело зашло у них так далеко, что Муранов обещал на Ирине Марковне жениться, и та, не устояв перед чарами своего нового избранника, без сожаления бросила своего мичмана. К тому же, как нельзя кстати, муженька её перевели в другой гарнизон, и она попросту отказалась последовать за ним, окончательно осознав, что никогда не любила и не полюбит его. Мичман оказался человеком прагматичным и тоже решил из всего случившегося не делать никакой драмы. Супруги расстались, что называется, подобру-поздорову.
       Ирина Марковна уже готовилась отправиться вслед за Мурановым в Ленинград, как вдруг получила от него письмо, разом оборвавшее все её мечты и надежды. Валерий Семёнович прямо-таки с боцманской прямотой сообщил, что не намерен с Ириной связывать свою судьбу, поскольку у него совершенно иные планы. Потом выяснилось, что в Ленинграде у него была другая женщина, которую он любил ещё с курсантских лет и которая только теперь, спустя годы, ответила ему
       взаимностью.
       Непрядов мог лишь догадываться, как уязвлена и взбешена была эта темпераментная и гордая женщина, целиком отдававшаяся своему чувству.
       Сначала я хотела поехать в Питер, - говорила, скривив тонкие напомаженные губы в недоброй, мстительной улыбке. - Ну, думаю, устрою ему такой "бенц", что вовек не забудет, а сучке его глаза выцарапаю. Потом успокоилась и решила никуда не ездить.
       - А чего это вдруг? - полюбопытствовал Егор. - Если это любовь, то за неё надо драться. Это я по себе знаю.
       - Кузьма отговорил.
       - Вот как? - Непрядов ухмыльнулся, оставаясь себе на уме.
       - Нет-нет, - торопливо ответила она, перехватив его язвительный взгляд. - Это совсем не то, о чём ты подумал. Он совсем не тот, кем был для меня Муранов. Кузьма просто хороший, простецкий человек, а в сущности - такой же несчастный, как и я сама. Мы оба очень хорошо понимаем друг друга, так как источник несчастья у нас один. Только вот я жалею Кузьму, а он меня - нет.
       - Это каким же образом, позвольте узнать? - снова удивился Егор.
       - Очень простым. Он сказал, что мне в моём несчастье не на кого пенять, поскольку сама во всём виновата. Муранов поступил со мной точно так же, как я - со своим мужем, - прикусив лимонную дольку, Ирина Марковна поморщилась. - Сперва за такие слова едва не заехала Кузьме по морде, но потом сообразила, что он прав. Вот и получается, что за всё в жизни надо платить, особенно за плохое. Получилось так, будто свершился надо мной какой-то высокий и справедливый суд... А ведь я прежде никогда не верила в Бога...
       - Что ж, прозрение - дело хорошее, - согласился Егор, - только не очень-то понимаю, какая роль в вашем "треугольнике" отводится Кузьме.
       - Я же сказала, что просто жалею его. Порядочный он, добрый, но какой-то бесшабашный. И в людях совсем не разбирается - последнюю тельняшку готов снять с себя и отдать тому, кто дружком ему прикинется.
       - Точно, Кузьма - он такой, - согласился Егор, и это определение было ему приятно, будто так сказали о нём самом.
       - Вот-вот, - подхватила Ирина Марковна, - а Муранов - подлец. Этой Кузькиной простотой он и воспользовался: ведь не только меня, но и старпома своего в грязь втоптал.
       - Даже так? - тотчас насторожился Егор, отставляя недопитый стакан.
       - Именно так, - сказала она, тряхнув прядями волос. - Я хорошо помню тот проклятый день, когда лодку Муранова еле стянули буксирами с мели, - возбуждённо говорила Ирина Марковна, и глаза её, подведенные тушью, становились всё более злыми. - Они только что получили "трёпку" от комбрига и оба завалились ко мне, чтобы расслабиться. Вот за этим самым столом пили водку, и Муранов уговаривал своего старпома, чтобы тот не волновался и ни о чём не беспокоился, что поможет ему выбраться из того "дерьма", в которое они вляпались. И тогда я поняла, что дело это обстоит совсем не так, как его другие представляли. Оказалось, что Кузьма ни в чём не виноват. Ведь это Муранов посадил лодку на мель, а подставил своего старпома. Он чуть не на коленях умолял Кузьму молчать о том, что произошло на самом деле. Всё твердил, что иначе вся его командирская карьера "к едрене Фене кверху тормашками полетит", и никакой академии тогда
       ему не видать, как собственных ушей. И Кузьма, дурачок набитый, согласился не закладывать своего командира. Вот теперь и расплачивается за свою глупость.
       - Это ж меняет дело! - Егор вскочил со своего места и возбуждённо принялся расхаживать по подсобке. Потом снова присел к столику, взял в ладони пухлую руку женщины и спросил, умоляюще глядя ей в глаза:
       - Прошу вас, можете всё это подтвердить ещё одному человеку?
       - Кому ещё? - недовольно спросила Ирина Марковна, высвобождая руку.
       - Да не беспокойтесь, это наш хороший друг, и от него многое зависит. Но он должен обо всём очень подробно и точно знать. Вы этим самым здорово помогли бы Кузьме.
       - Вы это о ком, о Колбеневе что ли? - догадалась она.
       Непрядов с надеждой кивнул.
       - Ему можно, - согласилась женщина, смягчившись - А то ведь получается, что и я перед Кузьмой, этим дурашкой, тоже виновата. Мне бы раньше эту историю рассказать, если уж дружок ваш такой чистоплюй. Слово, видите ли, подлецу Муранову дал! А тот начхал на его порядочность.
       - Добро, - сказал Егор и поднял стакан с недопитым коньяком. - Давайте на посошок, за хороших людей!
       - За Кузьму, - уточнила Ирина Марковна. - Что б у него всё обошлось.
       12
       В тот же вечер Непрядов поспешил наведаться к Вадиму Колбеневу. Тот после службы только что вернулся домой, принял душ и, облачившись в просторный полосатый халат, готовил себе на кухне холостяцкий ужин.
       Ввалившись к нему на квартиру, Егор прямо с порога, ещё не успев снять шинель и отдышаться, принялся подробно рассказывать всё, что довелось услышать от Ирины Марковны. Но дружок нисколько этому не удивился. Пошевеливая ножом жарившуюся на сковородке картошку с луком, он скептически хмыкал и покачивал головой.
       - Тоже мне, Америку в Жмеринке открыл! - высказался, наконец. - У нас в политотделе давно об этом догадывались.
       - Что, значит, догадывались?
       - А то! - назидательно пояснил Вадим. - Если не хотят что-либо знать, то всегда не трудно сделать вид, что это никого не касается.
       - Других, но не нас! - решительно не согласился Егор. - Или ты решил, что Кузькина судьба тебя тоже не касается?
       - Как ты можешь, Егор! - Обрезков с раздражением громыхнул сковородкой, стаскивая её с плиты. - Если уж на то пошло, то вам, милейший кавторанга, не мешало бы знать, что ваш покорный слуга, - Вадим при этом слегка поклонился, - именно по этой причине имел честь испортить отношения с начальником политодела. Трудно ладить с людьми, когда тебя слушают, но не слышат. Широбоков непробиваем, когда дело касается "целесообразности момента", как он любит выражаться. А целесообразность у него в том, если отбросить всякую оправдательную шелуху, чтобы не признаваться в собственном промахе. Ведь это никто иной, как сам Широбоков, подписал на Муранова самую лестную характеристику, когда тот рвался в академию. Выходит, здорово промахнулся наш любимый начпо, не доглядел.
       - Извини, ведь ты же всё-таки его заместитель. Неужели слово твоё ничего не может значить?
       - Сможет, - пояснил Вадим. - Как только сам стану начальником политотдела.
       - Уж постарайся, будь им поскорее, - съехидничал Егор. - А то проку от ваших,.. как от козла молока.
       - Ты эти шуточки брось, - предупредил Вадим, строго воздев нож. - В политотделе тоже у нас люди разные, и всех под одну гребёнку не чеши. Но в одном ты прав: появился свежий факт и за него следует уцепиться. Надо же Кузьму как-то спасать, пока он совсем "вразнос" не пошёл.
       Непрядов хорошо понимал своего дружка. С его-то характером нелегко было тащить воз политотдельской нагрузки, продираясь сквозь заросли всяких препон и условностей. А случай с Кузьмой Обрезковым был одним из тех принципиальных, по которым Колбенев не находил общего языка со своим начальником капитаном первого ранга Широбоковым. Из каких-то своих соображений тот явно благоволил Муранову, продолжая считать его офицером перспективным, с большим потенциалом руководящего таланта и морской выучки. Разумеется, можно было бы провести повторное расследование случившегося ЧП и тем самым докопаться до истины. Однако Широбоков счёл нужным всё же опереться на прежнюю объяснительную записку Обрезкова, в которой тот лично на себя брал всю вину.
       Непрядов понимал, что едва ли и ему тоже удастся переубедить Широбокова в том, что он глубоко заблуждается в отношении своего "протеже", набиравшегося теперь в Ленинграде академической мудрости. Не таким был Гаврила Фомич, чтобы поверить не командиру лодки, которым он гордился как своим учеником и воспитанником, а какой-то военторговской продавщице, разведённой мичманской жене, к
       тому же оскорблённой тем, что её бросили.
       Единственная надежда была теперь на комбрига. Анатолий Петрович Струмкин, как и сам Непрядов, вернулся в бригаду после долгого перерыва и никоим образом не был связан с прежним разбирательством в отношении Муранова и Обрезкова. Этим, главным образом, занимался прежний комбриг, давно ушедший в запас. Можно было бы попытаться объяснить Струмкину истинную суть и подоплёку происшедшего уже в свете новых обстоятельств, открывшихся после раскаянного признания Ирины Марковны. Но вся загвоздка была в том, захочет ли комбриг пойти наперекор начальнику политотдела и не согласиться с его мнением на этот счёт. Велик был риск и самому Непрядову впасть в немилость. Но теперь он меньше всего о себе думал. Сама судьба давала реальный шанс хоть как-то оправдать Кузьму, и стоило драться за своего дружка, чего бы это ни стоило. К тому же и на помощь Вадима, в чём Егор не сомневался, всегда можно было рассчитывать. "Дед сказал бы: не пожалей живота за други своя...", - подбадривал себя Непрядов и тем самым ещё больше укреплялся в мысли всеми силами помочь Кузьме.
       13
       Подготовка к автономному плаванию шла на лодке полным ходом. Внешне это походило на суматошную муравьиную возню, когда необходимо было впрок пополнить запасы на зиму для всего муравейника, каким представлялась стоявшая под погрузкой лодка. Торпедисты через погрузочный люк осторожно заталкивали в чрево первого отсека густо смазанные тавотом торпеды, мотористы впрок, "под завязку", накачивали соляркой топливные цистерны, боцманская команда резвой рысью таскала по сходням и трапам всевозможный харч, доверху наполняя им расположенную в трюме провизионку. Можно было представить, как тяжело распирался подводный корабль рёбрами шпангоутов, насыщаясь всевозможными ящиками, мешками, коробками, банками.
       Даже бывалому командиру перед автономкой, как непутёвому курсанту пред экзаменами, вечно не хватало на подготовку одного дня. В оставшееся время нужно было еще сходить на мерную линию и определиться с поправками к показаниям лага, а потом, как водится, провести предпоходное контрольное погружение. Непрядову надо было еще лично проследить, чтобы перед самым отходом в море команда помылась бы в бане, устроила бы "постирушки" своим нехитрым флотским пожиткам и чтобы интенданты не забыли бы всем на автономку выдать бельё разового пользования. Поход всё-таки предстоял дальний. Масса и других неотложных дел сваливалась на плечи Непрядова, от которых, разве что, впору на части разорваться. Он же во всей этой предпоходной суете оставался верен себе, поспешая не торопясь, дабы ничего не упустить, всё предусмотреть и предугадать.
       Задание на этот раз предстояло выполнить не совсем обычное. К тому же, в обстановке скрытности действий и строгой секретности. Комбриг по этому поводу долго беседовал с Непрядовым с глазу на глаз. Ни в самом экипаже, ни в бригаде и уж тем более в поселке - никто не должен был знать, куда и с какой целью лодка Непрядова уходила в море. Неопределенным был и срок её возвращения. Задача поначалу ставилась лишь в общих чертах: прибыть к установленному сроку в заданный квадрат, расположенный в Западном полушарии и занять позицию ожидания. Действовать же предстояло согласно полученному предписанию. А содержалось оно в запечатанном сургучом конверте. Вскрыть его Непрядов должен был в урочный час, но не ранее, чем
       лодка окажется далеко в море. Можно было лишь предполагать и догадываться, какой приказ содержался под пятью сургучными печатями.
       Подготовка к выходу в море уже заканчивалась, когда судьба преподнесла новый сюрприз. С переломом ноги в госпиталь увезли старпома Тынова. Споткнулся тот, как водится, сам того не ожидая - всякой каменистой крутизны между пирсом и посёлком хоть отбавляй. Непрядову доложили о случившемся, когда корабельный боевой расчёт направлялся в кабинет торпедной стрельбы, где комбриг вместе с начпо должны были окончательно убедиться в степени готовности к "бою-походу" корабельных "мозговиков". В бригаде так было заведено: перед выходом в автономку непременно проводилась на тренажёре контрольная торпедная атака.
       "Что ж, нет худа без добра..." - решил про себя Егор и приказал прибывшему по его срочному вызову Кузьме Обрезкову занять в составе КБР место старшего помощника.
       Кабинет торпедной стрельбы, где размещался тренажёрный
       комплекс, напоминал собой нечто среднее между школьным классом и зрительным залом небольшого кинотеатра. В центре просторного помещения располагались в несколько рядов столы и стулья, откуда можно было наблюдать и делать необходимые записи о том, что происходило на широком, ярко освещённом экране. По нему перемещались силуэты подводной лодки и противолодочных кораблей, изображая различные перипетии "морского боя". Сами силуэты приводились в действие лучами проекционных аппаратов из корабельных рубок, фанерные макеты которых находились напротив экрана, в противоположном конце зала. На этом тренажёре можно было смоделировать множество различных типовых ситуаций, с которыми экипаж мог бы столкнуться в действительном подводном плавании. И можно было только гадать, какую головоломку на этот раз им подбросит комбриг, любивший до предела усложнять предлагаемую для решения задачу.
       В кабинете стоял привычный полумрак, напоминая собой обстановку в центральном посту перед началом торпедной атаки. Непрядов специально просил мичмана, заведовавшего кабинетом, убрать лишнее освещение, чтобы приблизить ситуацию к реальной. Но был в этом и другой, скрытый резон, на что именно сейчас Егор особенно надеялся...
       Весь корабельный боевой расчёт находился уже на своих местах, в одной из рубок. И только Непрядов, в ожидании начальства, медленно расхаживал по проходу между столами. Он давно уже отучился переживать и волноваться на подобного рода проверках, поскольку хорошо знал свою лодку и надеялся на свой экипаж. "Что ж, хитёр Антон Петрович, - думал он о комбриге, - так ведь и мы не лыком шиты". Предвкушение азарта боевой схватки даже веселило и радовало, поскольку Егору всегда были по душе умелые "противники", у которых всегда стоило чему-либо поучиться.
       Но время шло. В рубке моряки от безделия начинали томиться и нервничать, а начальство всё ещё не появлялось. И здесь Непрядов отчетливо услышал из-за тонкой рубочной переборки голос старшего лейтенанта Скибы:
       "Долго ль мне бродить по свету,
       То в кибитке, то пешком,.."
       Это были давно знакомые пушкинские строчки. Штурман читал их тихим, умиротворённым голосом, как бы сглаживая общее напряжение. Но его вдруг оборвал со своего места в зале замполит Собенин.
       - Старший лейтенант Скиба, вы опять за своё? - спросил он с явным раздражением. - Займитесь-ка лучше делом и не отвлекайте товарищей. Антон Петрович и Гаврила Фомич будут с минуты на минуту.
       При этом Собенин выразительно посмотрел на своего командира, ожидая поддержки. Но Непрядов сделал вид, что не замечает раздражённости замполита. Его немного покоробило, что Лев Ипполитович изъяснялся как-то совсем уж не по-военному, вместо того чтобы чётко сказать: "Товарищи офицеры, прибывают комбриг и начальник политотдела. Прошу внимания". Замполит же упорно продолжал соблюдать какой-то раз и навсегда им усвоенный обкомовский этикет, который во флотской среде, по меньшей мере, казался странным.
       "А впрочем, что со штатских взять!" - снисходительно подумал Егор.
       Громыхнула входная дверь, в коридоре послышались шаги. Комбриг Струмкин появился в сопровождении целой свиты штабных офицеров.
       - А что так темно? - для порядка поинтересовался Анатолий Петрович, выслушав доклад Непрядова и пожав ему руку.
       - Рабочий настрой, товарищ капитан первого ранга. Учимся экономить ёмкость аккумуляторных батарей.
       - Вас понял, - согласился комбриг. - Что ж, тогда не будем терять время.
       За переборкой рубки послышалось сдержанное движение. Там приготовились получить первую вводную.
       Дверь ещё раз громыхнула, и в кабинет вошёл начпо Широбоков. Большой, грузный, со сверлящим взглядом и плотно сжатыми тонкими губами, он вызывал в душе у Егора какое-то неприязненное ощущение, как если бы его беспрестанно просвечивали рентгеновскими лучами на
       предмет идеологической пригодности. Будто бы сам Гаврила Фомич всё знал и всё видел, только никому и ничего до поры до времени не говорил. Его семипудовый взгляд не всякий мог выдержать, но Егор спокойно брал на себя и этот вес.
       Не говоря ни слова, Широбоков сунул Непрядову для дежурного рукопожатия свою крупную ладонь и сел за стол, подальше от других офицеров, словно намеревался самолично из дальнего конца помещения вершить собственный праведный суд.
       - Ставлю задачу, - отрывисто произнес Струмкин и мгновенно, с легкостью виртуоза-пианиста, поиграл тонкими пальцами по кнопкам и тумблерам пульта управления. На освещенном экране возникли обозначения противолодочных кораблей, расположившихся строем фронта. Очередной щелчок, и поодаль от поисково-ударной группы "противника" обозначился силуэт подводной лодки.
       - Необходимо в этой ситуации прорвать противолодочную оборону, - уточнил комбриг.
       "Ну и чудеса! - удивлённо подумал Егор, глядя на экран. - Да мне же всю обстановку поднесли как на ладони, хотя видеть это не положено по условиям игры. Теперь и делать-то почти нечего..."
       Непрядов ещё раз бросил пристальный взгляд на макет боевой рубки. Как и положено, окна на ней снаружи плотно задёрнуты занавесками. Боевой расчёт должен был работать вслепую, сообразуясь лишь с показаниями приборов. Но командир-то, получалось, загодя знал расположение противолодочных кораблей, которое акустик только ещё должен был определить. Егор собственными глазами видел то место, где лучше всего прорываться.
       - Разрешите приступать? - бодро спросил разрешения Непрядов,
       намереваясь тотчас присоединиться к своим морякам.
       Но Струмкин охладил его порыв.
       - Не рассчитывайте на подставку, Егор Степанович, - с усмешкой сказал комбриг, привычно трогая пальцами свою аккуратную бородку. - Задачу эту решать не вам. - И дал вводную, пригубив микрофон. -В рубке! Командир выбыл из строя. Старпом - ваши действия.
       Что угодно мог предположить Егор, только не такое развитие событий. Не мог же комбриг не знать, что Тынова ещё утром отправили в госпиталь. Выходит, вполне логично предполагал, что теперь за старпома должен был бы действовать его помощник, капитан-лейтенант Имедашвили. Однако фактически роль старпома, занявшего командирское место, на этот раз исполнял Обрезков, о чём комбриг не знал. Непрядов же на этот счёт решил смолчать, резонно полагая, чему быть - тому не миновать,.. и тем более что план его, кажется, начинал срабатывать. Пока же ничего другого не оставалось, как сесть за стол в качестве стороннего наблюдателя.
       Однако прежнего спокойствия и неколебимой уверенности в себе Непрядов уже не ощущал. Как-то поведет себя Кузьма, сумеет ли правильно оценить обстановку и принять единственно верное решение, чтобы вырваться из цепких клещей противолодочного ордера?
       В кабинете появился Колбенев. Взглядом поискав Непрядова, подошёл к нему и сел рядом. Дружок был явно чем-то доволен, улыбка не сходила с его лица.
       - Кузьма здесь? - спросил Вадим шёпотом.
       Вместо ответа Егор устрашающе оскалил зубы и приложил палец к губам, явно опасаясь, как бы Вадим ненароком всё не испортил.
       - Кузьме телеграмма пришла, - не унимался Колбенев. - Регина с
       детьми завтра приезжает.
       - Да ну? - не вытерпел уже сам Егор, забыв о своей конспирации. - Наш "подручный" ведь вчера ещё плакался, какой он одинокий и всеми забытый. И что благоверная простить не может его интрижки с Ириной Марковной.
       - Как видишь, смогла, - скромно пояснил Вадим, тем не менее намекнув и на свои заслуги. - Поговорили по телефону и убедили в обратном. И капля камень точит, а сердце женское - оно ведь не булыжник всё ж.
       - Ну, ты гений! - отдал ему должное Егор, но потом, спохватившись, снова приложил палец к губам.
       Время шло, силуэты противоборствующих кораблей медленно сближались. Обстановка на экране становилась всё более сложной. В какой-то момент показалось, что Обрезков выбрал далеко не лучший вариант прорыва завесы - с помощью торпедного залпа по одному из противолодочных кораблей. Только в этом случае пришлось бы неминуемо обозначить место своего нахождения, и тогда оторваться от преследования было бы гораздо труднее.
       - Да что же этот лопух делает? - тихонько возмутился Колбенев. - Есть же ещё возможность проскользнуть без атаки.
       - Есть, - согласился Егор. - Но штурман, похоже, дистанцию до крайней цели неверно определил. И Кузьма клюнул на это! Право, лопух!
       - Стоп! Берём это паскудное слово назад, - вдруг сказал Вадим, кивая на экран, мол, гляди, что придумал "подручный"...
       И в самом деле, силуэт лодки на экране начал циркулировать, ложась на курс ближе к берегу. Видимо, Кузьма понял свою оплошность и теперь стремился её исправить. Случай давал ему возможность вырваться из крепких "объятий" противолодочников незамеченным. А это у подводников всегда дорогого стоит.
       Корабли сближались, напряжение росло. И произошло, наконец, то самое, чего с нетерпением все ждали от командира КБР. Выпустив имитатор шумов лодки, сбивавший противолодочных акустиков с толку, Обрезков сумел-таки проскочить вдоль береговой черты и оказаться в тылу поисково-ударной группы.
       Вспыхнул свет. Штабные офицеры даже зааплодировали - настолько им понравились грамотные действия командира КБР.
       - Вот вам и готовый старпом, Егор Степанович, - комбриг, весьма довольный, встал со своего места у пульта. - За командира ваш помощник действовал вполне толково, решительно. Противолодочники ждали его на глубине, а он по мелководью просунулся. К тому же, очень даже вовремя и кстати применил имитатор, - и не сомневаясь, уверенно заключил. - У меня, командир, против этой кандидатуры возражений нет. А у вас?
       - Я тем более не возражаю, - охотно согласился Егор.
       - Тогда, давайте сюда вашего новоиспечённого старпома.
       - Капитан третьего ранга Обрезков! - громко выкрикнул Непрядов. - К комбригу.
       Кузьма не заставил себя долго ждать, представ перед начальством с видом победителя.
       - Не понял, - произнес донельзя удивленный комбриг. - Но почему же не Имедашвили?..
       Непрядов объяснил, что предпочитает иметь своим старпомом более опытного офицера.
       - У меня возражений нет, товарищ капитан первого ранга, - упрямо
       повторил Непрядов, стараясь подловить Струмкина на его же слове.
       Комбриг и начальник политотдела переглянулись. Широбоков хранил молчание, еще плотнее сжимая тонкие губы.
       - Добро. Мы подумаем и примем на этот счёт окончательное решение, - сказал Струмкин, прерывая слегка затянувшуюся паузу. - Благодарю весь личный состав КБР за успешное маневрирование. Все свободны.
       Но всё оказалось не так просто, как предполагал Непрядов. Уже на следующий день в старпомы ему предложили офицера с другой лодки, которого Егор почти что совсем не знал. Они виделись мельком и трудно было представить, что это за человек. Поэтому Непрядов напрочь отмёл кандидатуру "варяга" и твёрдо стоял на своём. Порой казалось даже, что отношения с начальством у него совсем испорчены и что менять уже из-за крайней неуступчивости вынуждены будут его самого. Только в глубине души всё же теплилась надежда, что комбриг с пониманием относился к доводам в пользу Обрезкова, и нужна самая малость, чтобы принять положительное решение.
       Против кандидатуры Обрезкова решительно был настроен замполит Собенин. Он постоянно твердил, что необходимо сколотить по всем статьям надёжный и проверенный экипаж. А для этого надо, по крайней мере, иметь на борту старпома с незапятнанной репутацией, каковой, по мнению замполита, Обрезков не обладал. Кроме того, не помешало бы, по мнению Льва Ипполитовича, иметь на борту более целеустремлённого и собранного штурмана, вместо романтически настроенного "пушкиниста" Скибы. Их присутствия рядом с собой замполит просто не выносил, так и норовя при случае к чему-нибудь придраться.
       Однако у Непрядова было свое представление о штурмане Скибе и уж тем более - о Кузьме Обрезкове. Замполит очень скоро догадался, что командира ему не переубедить.
       И вот однажды Непрядову сказали, чтобы он немедленно прибыл к начальнику политотдела. Гаврила Фомич только что вернулся с моря - ходил проверяющим на одной из лодок, и даже не успел ещё переодеться. В толстом водолазном свитере и в кирзовых сапогах с отворотами он походил больше на лесоруба или речного сплавщика, чем на политработника бригадного масштаба. Перехватив удивленный взгляд Непрядова, тотчас поспешил уточнить.
       - Вас, вижу, слегка коробит эта пехотная кирза, капитан второго ранга?
       Егор в ответ лишь скривил губы, мол, мне-то какое до этого дело.
       - Напрасно, - продолжал Широбоков, будто ему возражали. - По мне, так ничего более удобного нет, - в доказательство он даже потопал своими сухопутными сапогами. - Ногам как в лаптях и легко, и удобно. Я, знаете ли, в морской пехоте всю войну отвоевал в кирзачах.
       - Кому что нравится, - уклончиво отвечал Егор. - Лично я все же предпочитаю наши флотские, яловые.
       - А в них в атаку трудно ходить, они тяжелее, - парировал начпо, - и особенно, когда намокнут, - затем резко переменил тему разговора. - Так вы продолжаете настаивать на кандидатуре Обрезкова?
       - Не только настаиваю, но и считаю целесообразным.
       - Понимаете ли, какую в связи с этим берёте на себя ответственность, товарищ командир? - и Широбоков своим семипудовым взглядом ледяных глаз впился в Непрядова.
       Егор стойко выдержал Широбоковское "глубинное давление" и спокойно ответил со всей сухостью, на которую только был способен:
       - Согласно уставу корабельной службы, командир целиком и
       полностью отвечает за вверенный ему экипаж, равно как и за каждого его члена в отдельности. В данном случае, я не делаю особых различий между людьми - верю или всем, или никому.
       - Но как можно верить человеку, посадившему лодку на мель?!
       - Вы знаете, товарищ капитан первого ранга, что это совсем не так. В посадке корабля на мель виноват совсем другой человек. Наконец, есть свидетельские показания, и ваш заместитель это может подтвердить.
       При таких словах начпо болезненно поморщился.
       - Какова ни была бы степень его вины, он, тем не менее, продолжает оставаться причастным к случившемуся ЧП. Но за ним водятся и другие "грешки", - и Широбоков вопрошающе поднял белёсую бровь. - Как объяснить тот факт, что от него ушла жена?
       - Да если мы начнём считать, от кого в нашей бригаде "ушла жена", пальцы загибать устанем, - не сдержался Непрядов. - Разве не так? А в случае с Обрезковым это было всего лишь простое недоразумение. Кстати, получена телеграмма, что Регина Яновна вместе с детьми возвращается домой. Обрезков уже поехал их встречать. Это вам подтвердит и капитан второго ранга Колбенев.
       Непрядов нутром чувствовал, как неприятно было начпо слышать в доказательство чего-либо часто повторяемую фамилию его заместителя. Можно было не сомневаться, что разъяснения по этому вопросу особой радости Гавриле Фомичу не доставят.
       - Не понимаю вашего упрямства, - говорил Широбоков, продолжая будто асфальтовым катком наезжать на несговорчивого командира. - Вам предлагают вполне подготовленного, прекрасно зарекомендовавшего себя старпома. Вы же безо всяких оснований
       даёте отказ.
       - Основания есть и весьма веские, - напомнил Егор. - Задание имею особой важности, выполнить его должен в обстановке строгой секретности. И мне совсем небезразлично, с кем идти в море. Обрезкова с курсантских лет знаю, верю ему как самому себе, а "кота в мешке", пускай даже с самыми лучшими рекомендациями, мне не надо. Я за него поручиться не могу.
       - Вы что же, не доверяете командованию?! - грозно рыкнул начпо.
       - Доверяю, - спокойно отвечал Егор. - В данном случае очень хотелось бы, чтобы и мне доверяли, моему опыту и моей интуиции. Только в этом случае моё присутствие на корабле можно считать оправданным.
       - Да вы не кипятитесь, капитан второго ранга, - чуть смягчился начпо. - Вам вполне верят, а иначе вместо вас в море пошёл бы другой командир. Неужели это не понятно?
       Уловив некоторую паузу, Непрядов попытался взять инициативу в разговоре на себя.
       - Если уж на то пошло, то меня больше беспокоит не кандидатура старпома, а мой замполит.
       - Вот те раз! - слегка опешил Широбоков. - Вы отдаете отчёт собственным словам? Да Собенин это же человек высокой партийной пробы, бесконечно преданный нашим идеалам.
       - Не в том дело. Смею полагать, что партии и народу все мы преданы не меньше.
       - Тогда в чём суть вашего недовольства? Извольте объяснить.
       - Да что тут объяснять? - Егор криво ухмыльнулся. - Будто вы и сами не знаете, что это за моряк. Чуть в море качнёт, Льва Ипполитовича и
       домкратом с койки не поднять. Какая уж тут политработа с личным составом? Ему бы в каюте полежать, да в "кандейку" поблевать...
       - Это уж слишком! - повысил голос начпо. - Человек недавно с гражданки призван, понемногу привыкает к нашей службе. Вам бы помочь ему, а не ёрничать.
       - Помочь, говорите? А помощи-то как раз от него ждут: и по делу, и по душе... Задание имею слишком ответственное, чтобы позволить себе держать на лодке лишний балласт.
       - Я запрещаю вам в таком тоне говорить о политработнике, - громоподобный голос Широбокова стал угрожающим. - Остаётся сожалеть, что вы недооцениваете его роль на корабле.
       - Отнюдь, товарищ капитан первого ранга, - не сдавался Егор. - Именно эту роль я хотел бы видеть на своем корабле более полноценной. Вы мне назовите хоть один экипаж в бригаде, где бы замполит не сдал положенные зачёты и наравне с другими офицерами не стоял бы ходовую вахту. Вот на чём у каждого из них держится авторитет в экипаже. И это не помеха их прямой партийной работе, а скорее - наоборот.
       На это Широбокову нечем было возразить. Непрядов явно намекал на последнюю директиву главкома в которой требовалось усилить ответственность за своевременную сдачу зачетов всеми офицерами плавсостава. И догадавшись, что упрямого командира голыми руками не возьмёшь, Гаврила Фомич на мгновенье умолк, укрощая свой гнев.
       - Так что же вы предлагаете, командир?
       - В этом случае вы должны предлагать...
       - А у меня другого замполита нет для вас. Понимаете, нет!
       - Я и не прошу другого: был бы, как говорится, человек хороший, а
       моряка мы и сами как-нибудь из него сделаем.
       - Вот это уже другой разговор, - отступчиво буркнул начпо. - Будем считать, что вы мне просто в жилетку поплакались, а я успокоил вас.
       - Не совсем так, товарищ капитан первого ранга. Рыдать и плакать не собираюсь, поскольку не имею такой привычки. Прошу лишь об одном: помогите укрепить экипаж по моему личному усмотрению. Собенин ли, Обрезков ли, или ещё кто другой - мне с этими людьми в море быть.
       - Опя-ять вы за своё, - с досадой протянул Широбоков. - Дался он вам... Свет клином что ли сошелся на этом Обрезкове?
       Непрядов ждал. Однако начпо не спешил с ответом. Он снова забарабанил пальцами по столу, глядя куда-то в окно, за которым тускло светило незаходящее вечернее солнце. Егор чувствовал себя неловко, поскольку Широбоков так и не предложил ему сесть. Заложив руки за спину, Непрядов покачивался на носках и делал вид, что интересуется книгами, корешки которых проглядывали через стекло огромного шкафа.
       Наконец, Широбоков снова перевёл многопудье своего взгляда на топтавшегося перед ним командира и с растяжкой, нехотя произнес:
       - Так и быть, пускай будет по-вашему. Я свои возражения снимаю. Хотя и не вижу в этом никакой целесообразности. Обрезков, так Обрезков.
       Сердце Непрядова радостно ёкнуло, и пришлось приложить все силы, чтобы не выдать своей радости ни единым мускулом лица.
       - Только имейте в виду, - предупредил начпо. - В случае чего, вы несёте за это личную ответственность. Я же остаюсь при своём мнении. Будем считать, в данный момент все мы обречены исходить из принципа вынужденной целесообразности. Не этому ли учит нас Ильич?..
       Непрядов сделал выражение лица, означавшее "очень даже может быть...".
       - Вот видите, - укоризненно произнес Гаврила Фомич, - какой я, в сущности, покладистый и мягкий человек, как легко меня уговорить. А вы все наверное думаете,.. - так и не договорив, Широбоков махнул рукой, позволяя командиру удалиться.
       Пряча улыбку, Егор поспешил выйти из кабинета. Теперь уже можно было не сомневаться, что офицерская честь и репутация друга были спасены. Непрядову хотелось петь.
       14
       В море лодка выходила незаметно и буднично, как бы всего на пару деньков для отработки в полигоне очередной учебной задачи. Не было ни провожающих, ни оркестра. Последние указания от начальства Непрядов получил накануне, и теперь, кроме двух швартовых концов, ничего не связывало его лодку, да и весь экипаж, с берегом.
       Стрелка часов показывала около трёх часов ночи. Ровно через пять минут, точно по расчётному времени, Непрядов должен был подать команду убрать сходню и отдать концы. Электромоторы чуть слышно работали на холостом ходу. Верхняя вахта в напряжённом ожидании застыла на своих местах.
       Пожалуй, больше всего нетерпения выказывал Кузьма Обрезков, пребывавший на мостике в своей прежней старпомовской должности. Его шальные цыганские глаза так и сияли торжеством, смоляной черноты вихрастый чуб задиристо вился из-под пилотки. Конечно же, ему нестерпимо хотелось моря, ветра и той самой настоящей подводницкой работы, по которой он давно истосковался.
       Непрядов, возвышаясь над ограждением рубки, так же маялся
       истечением последних минут береговой жизни. Земля всё ещё притягивала к себе лодку силой стальных тросов, но мысли Егора блуждали где-то далеко в море. Каким-то манером встретит оно: тряхнет ли семибальным штормом, исхлещет ли проливным дождём и заворожит густым туманом, или же наоборот - возблаговолит ясным горизонтом и тихой водой. Пока же погода выдалась не самой худшей. Устоялся штиль, хотя было не по-летнему зябко. На небо, во всю заполярную ширь, наброшена рваная шинель серой облачности. Незаходящее солнце тускло мерцало из-под неё у самого горизонта, напоминая собой большой медный пятак, вывалившийся из дырявого кармана подгулявшего шкипера. Дальние сопки прятались в белёсом тумане, а ближние - чуть золотились лысыми макушками, косившими в ложбины густой тенью. Редкие чайки, пролетая над темной водой, лениво взмахивали крыльями. Они, как и люди, казались смурыми и не выспавшимися.
       Причальная стенка в столь ранний час была пустынна. Посёлок спал. Лишь вахтенные в чёрных бушлатах маячили у корабельных трапов, томимые ожиданием смены.
       Непрядов снова глянул на часы: "Пора!" С жёстких губ его уже готова была сорваться команда. Но в это самое мгновенье он увидал в дальнем конце пирса грузно бежавшего по направлению к лодке человека. Издали тот махал рукой и что-то кричал. Вглядевшись, Непрядов узнал Колбенева.
       "Уж не случилось ли что?.." - невольно подумал Егор, поскольку давно не видал своего дружка столь торопливым и чем-то взбудораженным.
       Лишь у самого трапа Вадим перешёл на шаг, еле переводя дыхание и
       спотыкаясь. Одет он был явно по-походному: в сапогах, в канадке и с чемоданчиком в руке.
       Колбенев взобрался на мостик, тяжело отдуваясь, крякая, но с выражением на лице крайней удовлетворённости.
       - Вы что это, Вадим Иваныч, - с ехидцей поинтересовался Егор, глядя на вконец запыхавшегося дружка. - Не могли разве нам с берега ручкой помахать?
       - Добро дали... вместе с вами... в море, - еле выдавил из себя, жадно глотая ртом воздух. - Широбоков мне... только что позвонил. Еле успел. Уф-ф,.. - и он сокрушённо потряс головой.
       - А он что, заранее не мог тебе об этом сказать? - удивился Непрядов. - Еще чуть-чуть и ты бы точно опоздал.
       Обрезков на это лишь криво ухмыльнулся, как бы намекая: "А он, быть может, этого как раз и хотел..."
       - Вот здорово! - возликовал Кузьма. - Значит, опять все вместе?
       - Старпом, отходим, - напомнил Непрядов.
       - Есть, товарищ командир, - мгновенно среагировал Обрезков, принимая официальный вид и громко выкрикнул в раструб мегафона, высовываясь за обвес рубки:
       - На юте, отдать кормовой!
       Непрядов тотчас скомандовал ход, и винты взбуравили у пирса застоявшуюся, стылую воду. Хлёстко шлепнул по корпусу последний сброшенный с берега швартовый конец, и корабль начал медленно отваливать кормой от пирса. Сманеврировав посреди бухты, лодка нацелилась форштевнем на узкий проход между скалами, за которыми брал начало вечно студёный океан.
       Егор был бесконечно рад тому, что Колбенев идёт вместе с ними в
       автономку. Желал того вечно хмурый начпо, или же нет, но он преподнес "упрямому командиру" хороший подарок, о котором тот и не помышлял. Появление Колбенева на корабле, конечно же, выглядело не иначе, как стремлением подкрепить в экипаже партийно-политическую работу. Вероятно, и сам Широбоков не слишком-то надеялся, что малоопытный в морских делах Собенин в полной мере справится со своими корабельными обязанностями. И это ещё раз убеждало Егора в том, что он всё же был прав, когда очертя голову, что называется, лез начальству на рога. Никогда ранее он не выходил в море со столь засекреченным заданием, точно не зная, что ждёт его впереди. И всё же никогда прежде он не был столь уверен в себе и в своих людях, как в этот раз, - в том, что все они непременно выполнят поставленную им задачу, смысл которой до поры был сокрыт в конверте, хранившемся в сейфе командирской каюты. А всё оттого, что три дружка-товарища снова сошлись вместе, готовые в трудную минуту подставить друг другу плечо. Явилось даже ощущение прежней курсантской бесшабашности, когда не было таких проблем и неприятностей, которые нельзя было бы вместе одолеть. Позади Родина, впереди океан. А если цель ясна, то - полный вперед! И с песней...
       15
       В расчётной точке, у самой кромки нейтральных вод, лодка пошла на глубину. Верхний рубочный люк отрезал серый лоскут заполярного неба, и в отсеке потекли бесконечно долгие, как близнецы-братья похожие друг на друга, будни автономного плавания.
       Какое-то время береговые заботы, помыслы и волнения неотступно следовали за Егором даже на глубине. Вечно казалось, что при подготовке к походу не предусмотрел что-то важное, вовремя о чём-то
       не договорился и чего-то не сделал. Вся жизнь экипажа теперь как бы заново начиналась с чистого листа, и командир обязан был твёрдой рукой бытописать её по законам корабельного устава, сообразуясь со своим долгом и честью. Такие понятия Егор не считал излишне высокопарными, преувеличенными, истёртыми до дыр. Об этом, быть может, не следовало высказываться вслух, но хранить в душе надлежало всегда. Как никто другой, Егор знал, что экипаж на провизорски чутких весах доверия, с точностью до миллиграмма, будет теперь изо дня в день взвешивать каждый его поступок, помысел и даже вздох. И потому он должен был в глазах многих людей стать непорочным и стойким, по-монашески самоотверженным и готовым пойти хоть на плаху "за други своя". Ведь командирское бремя подчас ничуть не легче пудовых вериг страдальца-великомученика, увлекающего за собой паству единоверцев. Именно эта непреклонная вера в конечную цель похода подвигала людей к тому, чтобы им всем вместе добиться своего на пределе возможного, и пускай даже не благодаря, а вопреки здравому смыслу...
       Егор не мог знать, какие испытания в этом походе могут выпасть на долю его экипажа. Море сурово, обстановка сложна и непредсказуема. На Индокитайском полуострове всё ещё полыхала вьетнамская война, и конца ей не было видно. Дни и ночи Непрядов вёл своё "потаенное судно", сторонясь оживленных морских путей и стараясь избегать непредвиденных встреч с кораблями и самолетами "вероятного противника". А они всё чаще попадались на пути, по мере того, как лодка приближалась к заданному району. Порой так и подмывало открыть сейф и заглянуть в тот самый вожделенный пакет за пятью сургучными печатями, в котором заключался весь тайный смысл их нелёгкого похода. Но делать этого раньше положенного срока,
       разумеется, Непрядов не имел права. Он знал что их задание имело вес не только большой военной, но и государственной важности. По всей вероятности, оно было сопряжено и с немалым риском. Ещё перед отходом в штабе дали понять, что обстановка для них может в какой-то момент максимально приблизиться к боевой. И тогда уж придётся действовать по обстоятельствам, полагаясь, разве что, на его величество случай, да на самого Господа Бога.
       Корабельные вахты тянулись в походе нескончаемой чередой. Непрядов давно уже потерял им счёт. Его же собственная командирская вахта была бессрочной. Она лишь на короткое время прерывалась для сна и отдыха. Егор любил свою нелегкую работу, хорошо знал её, и потому она всегда доставляла удовольствие. В короткие минуты ночных всплытий Непрядов вместе со штурманами ловил секстаном далекие звёзды, чтобы по обсервации уточнить место корабля на карте. Он заглядывал в рубку к "глухарям" и вместе с ними по долгу вслушивался в далекие и близкие шумы моря. Не хуже любого "мотыля" Егор мог управляться с дизелями, а уж минно-торпедной наукой владел наравне со штурманской. Тем самым Непрядов как бы одновременно проживал несколько жизней своих подчинённых, которые изо дня в день делали свою привычную корабельную работу. Командиру до всего было дело, всякая деталь или мелочь корабельного быта мгновенно откладывалась у него в голове, чтобы затем в нужный момент трансформироваться в необходимое распоряжение или соответствующий приказ.
       Внешне Егор выглядел спокойным, ни на кого из своих подчиненных
       даже голоса ни разу не повысил, если и бывало за что. Когда он проходил по отсекам - плечистый, рослый, всегда подтянутый и бодрый - то невольно встряхивал подуставших ребят одним лишь своим видом. В экипаже его не только уважали, но некоторые пробовали даже ему подражать - в манере быть уверенным и сильным. Егор это чувствовал по устремленным на него взглядам и всегда дорожил этой матросской привязанностью к нему. Он верил в свой экипаж и потому смел надеяться, что моряки отвечают ему тем же самым, целиком доверяясь.
       В море никогда не знаешь, как начнут складываться события уже в следующую минуту. Непрядов готов был к испытаниям, и они, как водится, не заставили себя ждать...
       В тот день на поверхности гулял шторм. Подлодка шла на глубине, спасая людей от изнурительной качки. Непрядов находился в центральном посту, когда его вдруг срочно вызвали в радиорубку. Как раз в это время лодка подвсплыла для сеанса радиосвязи. Егор ткнул пальцем в стоявшего на вахте Имедашвили, мол, остаёшься за меня, и отправился во второй отсек.
       - В чём дело? - спросил Егор, заглядывая из коридора в открытое дверное окошко рубки. Вахтенный радист старшина первой статьи Дорохин ответил ему не сразу. Он лишь ещё теснее прижал руками к ушам "головные телефоны", взглядом прося командира немного подождать.
       В ответ Егор кивнул, собираясь набраться терпения. В полумраке помещения рубки светившиеся шкалы приборов достаточно отчётливо позволяли разглядеть лицо старшины - слегка надменное, с правильными чертами опереточного героя. В команде Володя Дорохин пользовался репутацией завзятого женского сердцееда. Во всяком
       случае, на танцах в гарнизонном матросском клубе ему не было равных. Не зря же злая отсечная молва утверждала, что их радист, при желании, мог бы "перепортить" половину всех местных поварих и медсестричек. Они, якобы, так и млели от одного только взгляда неотразимого старшины.
       На этот раз симпатичное лицо Володи Дорохина было искажено какой-то уродливой, страдальческой гримасой.
       - Да что там стряслось? - уже не на шутку обеспокоился и сам Непрядов.
       - Наша атомная подводная лодка в Бискайском заливе тонет! - вдруг выпалил старшина. - Дают "СОС", а их, похоже, никто не слышит.
       "Или делают вид, что не слышат,.." - сообразил Егор и тут же осведомился. - Координаты есть?
       - Так точно, - отвечал Дорохин, протягивая командиру телеграфный бланк, на обратной стороне которого были записаны цифры широты и долготы места погибавшего атомохода.
       Пока Егор соображал, что в данной ситуации он мог бы предпринять, радист продолжал прослушивать эфир, узнавая новые подробности. Выходило, что атомоход лежал в дрейфе, и команда боролась с пожаром, который бушевал сразу в нескольких отсеках. Положение экипажа, как догадался Егор, было критическим.
       Координаты показывали, что потребуется не менее суток, прежде чем Непрядовская лодка придёт на выручку погибавшим морякам. Все, что мог Непрядов сделать, это немедленно всплыть в надводное положение и всей мощью дизелей устремиться в район бедствия. Правда, в этом случае он не мог не нарушить указание соблюдать скрытность своего плавания море. Но ведь и случай был необычным
       Вернувшись в центральный отсек, Непрядов дал команду "продуть балласт". Стрелка глубиномера с тридцатиметровой отметки поползла к уровню перископной глубины. И по мере того, как лодка поднималась к поверхности, её начинало трясти и валять с борта на борт. С тугим хлопком отдраился верхний рубочный люк, и в центральный вместе с солеными брызгами ворвалось свежее дыхание океана. Накинув плащ, Егор вместе с вахтенным офицером и сигнальщиком выбрался на верхний мостик.
       Океан во все края раздался перед глазами нескончаемым шевелением огромных волн. "Пожалуй, зашкаливает баллов на семь", - определил Егор. Шальные порывы ветра едва не сдувал с мостика. Приходилось изо всех сил напрягаться, чтобы устоять на ногах. Чихнув и кашлянув, заработали дизеля. Раскачиваясь бортами, лодка описала положенную циркуляцию и легла на новый расчётный курс. Теперь волны накатывались уже навстречу. Тяжёлые, непредсказуемо зловещие, они будто из милости держали корабль наплаву, продолжая дубасить его боксёрски точными, выверенными ударами. С превеликим трудом лодка вползала на очередную гигантскую хребтину волны, на мгновенье застывала там в каком-то неестественно взвешенном состоянии и тотчас по отвесному склону обрушивалась в бездну. И тогда у людей захватывало дух и леденило кровь. На самом дне впадины страшно было, задрав голову, глядеть, как огромная вздыбленная гора медленно наваливалась на субмарину, грозя поглотить её в своей ненасытной утробе. Казались немыслимыми законы бытия и природы, по которым лодка всё же двигалась к намеченной цели.
       На мостик поднялся Вадим Колбенев. Тучный, в широком прорезиненном плаще с капюшоном, он неколебимым каменным изваянием утвердился по левому борту на месте вахтенного офицера.
       И Егору сразу как-то спокойней и даже чуточку уютнее стало рядом со своим дружком.
       - Как думаешь, Егорыч?! - прокричал он едва не в самое ухо Непрядову. - Успеем дойти?
       На это Егор лишь выразительно развел руками и прокричал в ответ:
       - Сделаем, что можем! Но сам понимаешь, почти двадцать часов хода при такой-то вот крутой волне...
       - Должны успеть, командир, - подбодрил Колбенев. - Как я понял, ведь никто ж кроме нас к ним на выручку пока не торопится.
       Егор попытался представить, как нелегко сейчас приходится экипажу атомохода, в отсеках которого бушевало всепожирающее пламя. Он не знал ещё, как и чем сможет помочь погибающим людям, но главное теперь было - как можно скорее добраться до них. Только на месте можно сообразить, что конкретно потребуется предпринять во спасение корабля и его экипажа.
       Будто вспомнив что-то важное, Колбенев шлепнул себя ладонью по лбу и прильнул к мегафону переговорного устройства:
       - Центральный! - крикнул он как бы с досадой на самого себя.
       - Есть, центральный, - отозвался снизу механик Теренин, стоявший на нижней вахте.
       - Юрий Иваныч, пошли кого-нибудь в каюту за Собениным. Напомни-ка ему, что мы условились нести вахту вдвоём.
       - Есть, товарищ капитан второго ранга, - заверил Теренин. - Сейчас поднимем.
       - Ну-ну, пусть попробуют, - недоверчиво ухмыльнулся Егор. -"Титаник" со дна легче будет поднять...
       - Вот зря ты так, - с укоризной сказал Вадим, приблизив губы к
       уху Непрядова, чтоб лучше слышно было. - Надо же твоего замполита как-то оморячивать. Хоть через силу, но вахту всё же пускай стоит.
       Снова щёлкнула переговорка.
       - Товарищ замначпо, - с раздражением сказал Теренин. - Прошу прощения, но поднять с койки Собенина невозможно.
       - Как это невозможно?! - возмутился Колбенев.
       - Да и какой смысл? - высказал своё соображение Теренин. - Вряд ли Лев Ипполитович сейчас что-либо соображает. Вы бы сами поглядели, в каком он виде. Это же труп.
       - Механик, я дважды приказывать не привык. Да и вам, по отношению к подчиненным, делать этого не советую. В общем, поднять его, одеть, умыть и доставить ко мне на мостик.
       - Позабыл добавить, что его надо ещё сводить в гальюн пописать, - подсказал Егор.
       Колбенев лишь сердито зыркнул на дружка, не принимая его сарказма.
       Через какое-то время Собенина, облаченного по-походному, с помощью двух матросов выволокли на мостик. Замполит и впрямь находился в таком состоянии, когда бессмысленно было от него что-либо требовать. На его вытянутом, смертельно бледном лице будто отражались страдания всего человечества.
       Но Колбенев был неутомим. С беспощадностью инквизитора он усадил своего коллегу на банку, а для пущей надёжности крепко привязал его концом линя к бортовой скобе, чтоб за борт не вывалился.
       Не прошло и пары минут, как Собенина стошнило. Отплевываясь, он
       осоловело мотал головой и, казалось, совсем уже не соображал, что вокруг происходит.
       - Да отпусти ты душу его на покой, - не выдержал Непрядов, глядя на муки своего замполита. - Ведь помрёт ещё.
       - Что ж, - согласился Вадим, - если помирать, так на боевом посту, - и пояснил. - Похороним с музыкой.
       - Ну, ты и сади-ист, Вадим Иваныч, - проникновенно произнёс Непрядов.
       - Я реалист, - уточнил Колбенев. - Тем более что меня в своё время точно таким же "кандибобером" оморячивали.
       - Сравнил тоже! Тебе сколько тогда было, неполных двадцать три? А ему, - Егор кивнул на замполита, - все сорок.
       - Делу возраст не помеха, - упорствовал Колбенев. - Хочешь служить, так изволь дело делать как полагается. А пассажиры на лодке по штату не положены.
       Колбенев добился-таки своего. Собенин полностью отстоял ходовую вахту и к концу её даже стал подавать кое-какие признаки жизни. Во всяком случае, в центральный отсек он уже спустился по трапу вполне самостоятельно, хотя и сорвался с последних перекладин, с шумом и грохотом свалившись на палубу. Колбенев его поднял, отряхнул и, придерживая за плечи, повёл в каюту.
       - Полчасика, Лев Ипполитович, можете отдохнуть и, так сказать, сосредоточиться с мыслями, - напутствовал Колбенев коллегу в качестве начальствующего лица. - Потом прошу вас на плановую беседу о происках американского империализма в Юго-Восточной Азии. Весь свободный от вахты личный состав будет с нетерпением ждать вашего слова в первом отсеке. Вы уж не подведите.
       Но Собенин посмотрел на Колбенева так, будто видел перед собой идиота: какая там ещё беседа, какие империалисты со всеми их потрохами и происками, когда небо падает на воду, а лодка при килевой качке едва не встаёт "на попа". Однако встретившись с несокрушимым взглядом замначпо, замполит лишь обреченно выдохнул:
       - Есть, товарищ кавторанга. Беседу проведу.
       16
       Глубокой ночью лодка проделала уже добрую половину пути, спеша на выручку к своим подводным собратьям, когда радист передал Непрядову очередной радиоперехват. Из него следовало, что случилось самое худшее из того, что можно было предположить. Атомарина с частью личного состава пошла на дно. Оставшихся в живых членов экипажа взял на борт подоспевший к месту катастрофы советский танкер. По трансляции Егор немедленно сообщил эту печальную новость всему личному составу и объявил в память о погибших подводниках минуту молчания.
       - Вот нам истинная тема для беседы, - вслух подумал Колбенев. - О долге, о чести, о мужестве и стойкости до последнего вздоха.
       - ... И о всех превратностях судьбы нашей моряцкой, - с грустью добавил Егор.
       Теперь уже не имело смысла спешить на помощь, надеясь кого-то спасти. Вновь лодка описала циркуляцию и легла на прежний курс. Вскоре волны опять сомкнулись над её рубкой, и в отсеки пришла долгожданная тишина. Шторм продолжал бушевать и яриться где-то высоко над головами людей, только никто уже не испытывал на себе гнетущую одурь качки, ощущение тошноты и размягчённости каждой клетки собственного тела. Только подводнику дано в такие минуты
       испытать, сколь упоительной и вожделенной бывает глубина. Её тишина и покой чудотворным образом излечивали душу и тело исстрадавшихся подводных мореходов. В такие минуты вкуснее становился сготовленный коком наваристый борщ, слаще сон после вахты на жёсткой матросской койке и приятнее воспоминания о самом дорогом и близком, что хранилось в каждой флотской душе. То была обычная флотская жизнь со всеми её бедами и радостями, с разочарованиями и надеждами, с просчётами и предвидениями одной на всех подводной судьбы.
       Спустя сутки подлодка вышла из зоны глубокого циклона, охватившего центральную Атлантику. А ещё через несколько суток настала такая нестерпимая жара, что в отсеках начали раздеваться до трусов. Всем стало ясно, что лодка оказалась в тропических широтах.
       Долго ещё не иссякали в матросских кубриках разговоры и толки по поводу гибели атомохода. Непрядов видел, с какой болью и горечью воспринимали эту трагедию его ребята. Кому ж не понятно было, что на дно пошли их "корешки", их сверстники, такие же в сущности недавние пацаны, призванные на флот со всех концов страны? И каждый живой невольно ставил себя на место погибшего, задаваясь вопросом, почему же так произошло, как могло случиться, что новейшая атомная подлодка, гордость отечественной науки и кораблестроения, вдруг погибает на виду у всех и, оказывается, нечем было ей помочь? Сколько-нибудь определённого ответа ни у кого не было. По существу дела ничего не мог сказать и Непрядов. О случившемся он знал не больше других, а добытая Дорохиным на перехвате информация была слишком скудной и расплывчатой. Когда же лодка подвсплывала на сеанс радиосвязи, радистам разрешалось работать лишь на приём
       радиограмм, в то время как передатчик, в целях скрытности, использовать строжайше запрещалось. Указания от начальства следовали чисто служебного характера и ни слова не было о том, что же произошло в Бискайском заливе.
       Не думал Егор, что его благой порыв во спасение погибавших будет воспринят замполитом столь неоднозначно. Как только шторм поутих, Собенин явился к командиру, чтобы высказать свои соображения по поводу некоторых накопившихся у него мыслей. Непрядов находился в своей каюте вместе с механиком. Сидя за письменным столом, они обсуждали возможность замены на ходу одного из гидроприводов горизонтальных рулей. Работа была сложной, требовалась большая сноровка. И Собенин, усевшись в кресло, терпеливо ждал, когда командир освободится и уделит ему время.
       Наконец, Непрядов с последними наставлениями отпустил Теренина и повернулся к замполиту.
       - Я весь внимание, Лев Ипполитович, - сказал Егор, пряча в стол папку с документами.
       Собенин выдержал паузу, чтобы придать своему появлению больше значимости. Морская болезнь, похоже, отпускала его неохотно. С покрасневшими глазами и с ещё больше заострившимся орлиным носом на бледно-восковом лице, он напоминал собой крепко грипповавшего человека.
       - С вами всё в порядке? - на всякий случай поинтересовался Егор.
       - Можете не беспокоиться, - заверил его Собенин. - Чувствую себя вполне нормально. А вы?
       - Спасибо, тоже ничего, - недоумённо отвечал Егор.
       - И вас ничто не беспокоит?
       - А отчего я должен беспокоиться? Разве к тому есть какие-то особые причины?
       - Думаю, что есть, Егор Степанович, - с глубоким вздохом отвечал замполит. - Я вот не понимаю, как можно было, вопреки чёткому предписанию, отклоняться от заданного курса и демаскировать себя всплытием в надводное положение. Разве у нас было на это разрешение?
       - Что ж, формально вы действительно правы, не было у меня такого разрешения, - согласился Егор. - Но ведь погибали наши товарищи, наши братья, советские моряки... И не просто моряки, а подводники!
       - А вы не нервничайте, товарищ командир, - Собенин поколыхал перед Непрядовым ладонями, как бы успокаивая. - Мне хотелось бы уяснить, какие последствия, в данном случае, могут всех нас ожидать. Не исключено же, что лодку засекли радарами. А это значит, что незамеченными в расчётную точку нам прийти уже не удастся.
       - Товарищ капитан третьего ранга, - еле сдерживаясь, начал вразумлять своего замполита Егор. - Вы на флоте человек новый, поэтому слишком многое вам здесь не понятно. На все случаи жизни правил не бывает. Запомните раз и навсегда: в море чужой беды не бывает - она здесь на всех одна. Настоящий кадровый моряк, и уж тем более подводник, никогда бы себе не простил, что не протянул руку своему погибающему товарищу. Это же первейшая морская заповедь.
       - Вы правы, но только отчасти, - Лев Ипполитович развел руками. - В самом деле, почему не поспешить на сигнал "СОС", если поход наш был бы обычным, не сопряжённым с требованием соблюдения строгой скрытности передвижения? - крючковатым пальцем Собенин ткнул в
       сторону командирского сейфа. - Там лежит документ, истинный смысл которого пока что нам не ведом. Поэтому сам собой напрашивается вопрос: а что если, желая спасти десятки людей, в действительности мы можем в глобальном масштабе не уберечь их тысячи, а то и сотни тысяч?.. Вот этой самой своей необдуманностью. Вы же знаете, Непрядов, какая сейчас сложная в мире обстановка. Так можем ли мы, имеем ли право так рисковать?
       "Вот как, - с удивлением и настороженностью заметил про себя Егор, - уже и товарищем не называет..."
       - Обстановка в мире, Собенин, - Егор сделал соответствующий нажим на замполитовской фамилии, - я знаю не хуже вас. Ведомо мне и то, что в данный момент ситуация не предвещает какого-либо кризисного развития, подобного Карибскому. А поэтому смею заверить вас, что никакой такой чрезвычайной опасности ни для советского народа, ни для человечества в целом, не вижу. Если же быть совсем откровенным, то командиру положено знать кое-чего побольше, чем его замполиту или даже старпому. На то он и командир. Вы с этим согласны?
       - Именно с этим трудно не согласиться. Но опыт моей партийной работы подсказывает, что вы, Егор Степанович, всё же недооцениваете остроту момента.
       "Так-так, - подумал Егор, - уже политика в ход пошла".
       Эта замполитовская навязчивость всё больше раздражала Егора. Похоже было, что Собенин пытался играть на корабле какую-то явно завышенную, им самим придуманную роль, не свойственную его положению. И Егору ничего не оставалось, как поставить его на место.
       - Послушайте, Лев Ипполитович, - сказал Непрядов, напрягая всю свою выдержку. - Если бы, как вы говорите, я чего-то там недопонимал
       или недооценивал, то, по всей вероятности, командование поменяло бы нас в корабельном штатном расписании местами. Пока же имею честь быть вашим начальником. А поскольку единоначалие в армии и на флоте никто ещё не отменял, поэтому прошу вас мое решение считать свершившимся фактом. Дальнейшему обсуждению оно не подлежит.
       При этих словах Собенин нервно скривил тонкие губы в недоброй усмешке, худые плечи его под широким кителем как-то зябко передёрнулись.
       - Хотите, и я буду с вами до конца откровенным? - вдруг предложил он.
       - Валяйте, - с пренебрежением согласился Егор.
       - Иногда я искренне сожалею, что институт комиссаров у нас больше не существует в том виде, в каком он был в годы гражданской войны. Многих ошибок тогда удавалось избежать именно потому, что в боевом приказе рядом с командирской непременно должна была стоять и подпись комиссара. Честно скажу: в данном случае я бы свою подпись рядом с вашей ни за что не поставил бы.
       - Да этого, к счастью, от вас и не требуется. Вы опять забываете, что у нас на флоте давно уже существует единоначалие. Вы хотя бы понимаете, что это такое? Вы же, наконец, пребываете не у себя в сельском райкоме, а на борту боевого подводного корабля. Это, между прочим, большая разница, а то и целых две - как говорят на одесском привозе.
       - Я понимаю ваш упрёк. Разумеется, я не кадровый офицер, и это даёт вам право говорить, что я недостаточно компетентен в узко специальных вопросах службы. Но ведь в политорганах тоже о чём-то думали, когда назначали меня на лодку. Выходит, мне тоже доверяли. Или как?
       - Возможно, - согласился Егор и сразу резанул. - Вопрос в том, насколько вы оправдываете это доверие. Во-первых, вы до сих пор не сдали положенные зачёты по устройству лодки, вследствие чего можете стоять вахту лишь в качестве дублёра. Но даже этого выполнять в полной мере вы не в состоянии. Возьмите, к примеру, хотя бы ваше недостаточное самообладание во время недавней качки...
       Непрядов хотел было напомнить Льву Ипполитовичу, что он во время своей последней политинформации настолько расслабился, что не утерпел и, на виду у всех, "блеванул" прямо под стол. Однако решил своего боевого комиссара окончательно не добивать.
       - Это уже другой разговор, - буркнул Собенин.
       - Вот именно, и довольно серьезный... Кстати, замначпо на эту тему беседовал с вами?
       - Да беседовал, беседовал, - с досадой ответил Собенин. - И не только об этом.
       - А ему вы что, тоже не доверяете?
       - Что, значит, не доверяю?
       - А то самое...Колбенев полностью согласен был с принятым мною решением.
       - Это его дело, он за это отвечает. Свою точку зрения по такому случаю я достаточно ясно ему изложил. Одно могу лишь сказать: пока чувствую небольшую красную книжицу вот здесь, у самого сердца, - для большей убедительности Собенин постучал себя скрюченным пальцем в нагрудный карман кителя, - я не потеряю партийной бдительности.
       - Что ж, эта самая книжица, как вы говорите, есть и у меня, и у многих других на корабле. Кичиться этим здесь не принято. По делам оценивается человек, а не только по его партийной принадлежности.
       - Как говорится, история нас рассудит, - изрёк Собенин, глядя куда-то мимо Егора, точно перед его взором открывались такие беспредельно светлые дали, о которых командиру было невдомёк. В это мгновенье Собенин будто возвышался над самим собой.
       "И впрямь как монумент нерукотворный", - невольно подумал Егор, припомнив прозвище, которое моряки дали своему замполиту. И Непрядов с подчеркнутой жёсткостью сказал:
       - Прежде всего, море нас рассудит, а потом - начальство, когда в базу вернёмся. Что же касается истории, то будем поскромнее и оставим её
       своим потомкам. Они уж точно во всем разберутся. Недаром же говорят: большое видится на расстоянии...
       - И вот я хотел бы ещё с чем крепко поспорить, - сказал Собенин, продолжая блуждать взглядом где-то далеко.
       - Послушайте, Лев Ипполитович, - не совсем любезно оборвал его Непрядов. - Всё, что считал нужным, я вам сказал. Больше к этому добавить нечего. У меня очень мало времени, чтобы вступать с вами в какую-то бы ни было дискуссию. Мы же не на берегу, а в море. Говорить здесь принято кратко, точно, по существу дела. И ничего более.
       На скулах замполита шевельнулись тугие желваки. Он поднялся с кресла.
       - Разрешите быть свободным, товарищ командир?
       Непрядов кивнул, явно не желая продолжать бесполезный разговор. Было и без того ясно, что общего языка ему со своим замполитом теперь не найти. Что-то отталкивающе неприличное было в том, что Собенин пытался навязать своему командиру. Вроде бы ратовал тот за истину, а в подоплёке всех его слов таилась какая-то неискренность.
       В состоявшейся перепалке Егор отнюдь не чувствовал себя победителем. Противно было, что в никчёмном споре он не удержался и его "понесло" как взбесившегося мерина в скачках на ипподроме. Не следовало мелочиться в упрёках, пускай даже справедливых. На то он и командир, чтобы оставаться превыше собственных амбиций. Само собой разумелось, что неприятностей на берегу ему теперь не избежать. Но виноватым он считал себя лишь в том, что дал команду изменить курс лодки ещё до того, как послал на берег РДО, прося у командования "добро" поспешить на выручку погибавшим морякам. Позже такое разрешение всё же поступило. Но в суматохе Непрядов как-то забыл сообщить Собенину о полученной с берега телеграмме. Потом вообще посчитал делать это необязательным, лишь намекнув, что "море их рассудит, а потом - начальство...". Теперь можно было лишь гадать, что этот "монумент" наплетёт в политотделе, как только лодка возвратится из похода.
       17
       В подводных корабельных буднях, какими бы они утомительными ни казались, у Непрядова всегда была приятная отдушина задушевного общения со своими друзьями. Не часто выпадали минуты, когда они втроем собирались в командирской каюте, чтобы как когда-то в юности поговорить по душам или просто побыть вместе. Кажется, всё давно уже знали друг о друге, но каждый раз на этих подводных "посиделках" открывалось нечто такое, о чём и предположить было нельзя. Вероятно, в этом и заключался их взаимный интерес и неизбывное тяготение друг к другу. За стаканом крепкого флотского чая, перед которым иногда принималось и по глотку разведённого "шила", о чём только не судачили дружки. И никто друг друга не одёргивал, не обвинял в нелогичности и не осуждал за всё высказанное. Кузьму, окончательно оправившегося от долгого берегового сидения, вновь тянуло поговорить о женщинах. Егор довольствовался интересами корабля, рассуждая о своих отсечных заботах и печалях. Но Вадим всё чаще тяготел к высоким сферам большой политики, касавшихся судьбы флота. В минуты откровения Колбенев становился прямо-таки стратегом. Он запросто низвергал "нахрапистую некомпетентность" аж самого первого секретаря, который преувеличивал значение ракет и явно не понимал важности развития корабельной артиллерии. Вадим готов был молиться на бывшего главкома Кузнецова только лишь за то, что он, как никто другой, четко видел, какой в действительности флот необходим стране и защищал эту идею до скончания своих дней.
       - Вот истинный пример государственного ума и простой
       человеческой порядочности, - говорил Вадим. - А Кузнецова, как и Жукова, теперь даже не поминают. Разве это справедливо?
       - Мы-то всегда помним о них, - поправил Егор. - Значит, наверняка помнят и другие. Истинная история флота, наконец, делается не в штабах и кабинетах, а на палубах кораблей. Она кровью была написана в ходовых журналах, подтверждая тем самым правоту взглядов Николая Герасимовича. Нам всё же пришлось потом, уже после Хрущёва, заниматься и корабельной артиллерией, и даже авианосцы строить, которые Никита Сергеевич с порога отметал.
       - Видишь ли, насколько мне известно, программа строительства флота утверждается вот уже десять лет кряду, - понизал голос Колбенев, будто опасаясь посторонних ушей. - Но и сегодня я бы не сказал, что всё там ясно.
       - Слава Богу, что подлодкам пока отдается предпочтение, - вмешался Кузьма. Худо ли, бедно ли, но их продолжают клепать на судоверфях. Значит, лично мы без работы не останемся. А знаете, корешки вы мои, о чем я мечтаю? - черные глаза Кузьмы озорно блеснули. - Вот так бы вместе нам когда-нибудь выйти в дальний поход на самом современном, на самом скоростном и непотопляемом атомоходе. И чтобы прорваться на нём в подводный космос, аж до глубины самой Тускароры.
       Егор и Вадим с улыбкой переглянулись, поскольку каждый из них хорошо знал, что ничего в мире не может быть вечного или непотопляемого, поскольку всё сущее - относительно. Только кто ж осудит Кузьму за его наивную мечту? Никому из них уже не хотелось говорить о погибшем атомоходе. Просто по-человечески верилось, что для них в будущем найдётся своя подлодка, у которой сложится более счастливая судьба. Ведь корабли, как и люди, рождаются и умирают, полностью или не до конца пройдя свой жизненный путь. В этом их сходство и великая тайна, заложенная от природы, если не от Провидения. И в этом предначертании судеб человека и корабля ничего нельзя изменить или переделать, но можно лишь постараться предвидеть, чтобы не бояться никакого лиха и верить в своё подводное предназначение.
       По мере того, как лодка шла намеченным курсом, все более жарко и душно становилось в отсеках. Приближение экватора давало себя знать. В дневные часы верхние слои океана нагревались настолько, что представляли собой едва не кипяток - во всяком случае, так казалось. Команда раздевалась до трусов, но и это не спасало. Вахта стояла на боевых постах, изнемогая от жары и обливаясь потом, всё время хотелось пить. Движения и мысли становились какими-то размягченно вялыми, расслабленными, и ничего так не хотелось, как в тяжкой полудрёме хоть пару минут поваляться в койке.
       18
       Лодка прибыла в намеченный квадрат. Зависнув на глубине, она заняла позицию ожидания. Как и следовало из полученного ранее указания, Непрядов достал из сейфа заветный пакет. Уединившись в своей каюте, он сломал сургучные печати и стал внимательно вчитываться в строчки предписания дальнейших действий. Из него следовало, что лодка находилась в непосредственной близости от строго засекреченного полигона, где в определённый день должны были приводняться боеголовки американских баллистических ракет, запускаемые за сотни миль от этого места. Необходимо было
       запеленговать точки приводнения боеголовок и нанести их на карту, засекая при этом время с точностью до секунды. Давались также рекомендации, как следовало поступать в случае обнаружения подлодки "противоположной стороной", когда вероятный противник мог стать реальным.
       Собрав офицеров, командир изложил суть поставленной задачи. Непрядова выслушали молча, сосредоточенно, будто получая приказ перед боем. И можно было лишь предполагать, какие ощущения при этом испытывал каждый, кто в эту минуту находился в командирской каюте. Колбенев выглядел, как всегда, невозмутимо-сосредоточенным, спокойным и собранным, а на бесшабашном цыганском лице Обрезкова отражалась радость азарта и жажда предстоящей схватки с коварным "супостатом". Собенин же являл собой само олицетворение неколебимой твёрдости и безусловной значимости собственной миссии во всём происходящем. Своя, не менее сложная гамма ощущений, конечно же, охватывала и минёра, и штурмана, и механика, и доктора. Все они были незаменимыми элементами единого организма лодки, без которых немыслимо её существование. Но каждый узнал из приказа лишь то, что ему положено было знать. Не имел права командир сказать, как он должен был бы поступать в случае провала их секретной миссии... Хотелось всё же верить, что самого худшего не произойдёт, а командирское везение и на этот раз Непрядова не оставит.
       Около двух суток лодка пролежала на жидком грунте в режиме полной тишины в отсеках. Погода, как нельзя кстати, благоприятствовала подводникам. Прошедший недавно циклон взбаламутил в океане огромные пласты воды, и гидрология сильно мешала появившимся кораблям оцепления обнаружить лодку. По тому, как интенсивно и напористо глубина простреливалась ультразвуковыми посылками гидролокаторов, Непрядов не сомневался, что там, наверху, отнюдь не исключали возможности появления в квадрате чужой субмарины. Несколько раз над застывшей на глубине лодкой проходили противолодочные фрегаты, буравя винтами воду. Однако, судя по всему, экраны их локаторов оставались совершенно чистыми, не показывая ничего подозрительного и поэтому тревоги там не поднимали.
       А в самой подлодке будто все вымерло. Непрядов распорядился выключить все приборы и механизмы, чтобы ни единым звуком не выдать свою субмарину. Строжайше запрещалось ходить из отсека в отсек. Переговариваться разрешалось по необходимости, да и то шёпотом.
       Наконец, беспорядочное перемещение кораблей на больших пространствах закончилось. По засечкам работающих гидролокаторов можно было понять, что корабли начали выстраиваться в чёткую линию оцепления, охватывая со всех сторон вполне определенный район, а лодка, таким образом, оказывалась едва ли не в самом его центре. Более выгодной позиции для себя Непрядову даже представить было трудно.
       Собственная гидроакустическая станция лодки работала в режиме "шумопеленга", когда старшина Медведев лишь прослушивал толщу воды. Он тоже не проявлял особого беспокойства. Врывавшиеся в его наушники из глубины звуки позволяли судить о том, что его "коллеги" на надводных кораблях, в основном, прослушивали океан с внешней стороны оцепления. Видимо, командиры фрегатов именно оттуда ждали появления "нежелательных" гостей.
       Содержащиеся в пакете сведения называли только приблизительное время, когда баллистические ракеты должны были стартовать. И, судя по всему, такое время настало. Чутье подсказывало Непрядову, что пора
       всплывать под перископ. Расчёт его был ещё и на то, что наблюдение на кораблях в это время в большей степени станут вести за водной поверхностью, нежели за глубиной. К тому же патрульные самолёты, барражировавшие прежде на небольшой высоте, вообще в целях безопасности покинули квадрат. Само же падение боеголовок предполагалось засекать по всплескам на воде.
       Откачав воду из уравнительной цистерны, лодка оторвалась от грунта. Стрелка глубиномера начала медленно разворачиваться, пока, наконец, не застыла на отметке перископной глубины. Подняв перископ, Непрядов прильнул глазом к окуляру и начал осматривать океанскую ширь. Подкрашенная цветом линз, вода казалась нежно-сиреневой. Она слегка рябила, искрилась солнечными бликами. Совсем неподалеку, в каких-нибудь полутора милях к зюйд-весту виднелась гряда коралловых островов, поросших густой тропической растительностью. И мелькнула шалая мысль: "Эх, искупиться бы, а потом залечь на полчасика под пальмами на песочке!" Но где уж там, не до развлечений... Силуэты кораблей оцепления маячили так же неподалеку, и от них исходила вполне реальная, зловещая угроза.
       Примерно через час после того, как Непрядов приступил к наблюдению, ему удалось-таки засечь приводнение первой болванки. Вскоре на океанской глади обозначился очередной всплеск воды. Но в падении третьей боеголовки можно было нисколько уже не сомневаться. Лодку неожиданно так встряхнуло, словно она со всего хода напоролась на рыбацкую сеть.
       "Вот это номер!" - с удивлением и тревогой подумал Егор. - Хорошо еще, что эта "дура" в лодку не саданула, а то бы со святыми упокой..." На этом всплески прекратились. И Непрядов, немного выждав на всякий
       случай, дал команду снова ложиться на грунт. Полагал, что лучше всего именно там притаиться, пока охранение полностью не снимут. А потом уже можно было бы спокойно возвращаться в базу, поскольку задание считалось выполненным.
       Однако ни Егор, ни кто-либо другой из его команды, не мог и предположить, что их ждёт уже через несколько минут после того, как стрелка глубиномера снова начала поворачиваться под тяжестью растущего забортного давления. Даже невооруженным ухом можно было уловить нараставший гул винтов приближавшихся надводных кораблей. И шли они прямым курсом, никуда не сворачивая.
       Егор догадался, что лодка, могло статься, демаскировала себя в тот момент, когда рядом с ней в воду со страшной силой врезалась в воду практическая боеголовка. От встряски, надо полагать, на какое-то мгновенье из воды могла высунуться верхняя часть боевой рубки. Разумеется, этого было вполне достаточно, чтобы на фрегатах её тотчас засекли.
       Подтвердилось худшее из всех ожиданий. Первая глубинная бомба рванула совсем близко. В центральном испуганно замигал свет, послышался грохот чего-то падающего, зазвенело разбитое стекло.
       "Ну, теперь только держись,.." - успел подумать Егор и приказал дать электромоторами малый ход. Продолжая погружаться, лодка начала циркуляцию.
       Глубинные бомбы с короткими промежутками рвались одна за другой, и Егору казалось, что в черепную коробку ему все глубже и глубже вколачивают како-то большой и ржавый гвоздь. Лодку встряхивало и швыряло из стороны в сторону. Свет в плафонах постоянно дрожал и мерк, отчего в глазах рябило. Вероятно, так бывает, когда надвигается
       обморочное состояние.
       Егор ощущал мучительную головную боль, будто и впрямь в темечко ему методично, с оттягом, вгоняли молотком острое железо. Чуть морщась, он заставлял себя командовать прежним уверенным голосом, давая тем самым понять, что по-прежнему владеет ситуацией. Со стороны могло показаться, что бомбежка всего лишь слегка досаждает командиру. Он же ничуть не сомневался, что не допустит и малейшего промаха, сумеет сделать всё как надо и даже лучше того...
       Никто не мог сказать, как долго продолжалось преследование лодки: час, два или целую вечность. Бортовой хронометр был разбит, а про собственные наручные часы все будто дружно позабыли. Казалось, само время, выйдя из-под контроля, потеряло всякий смысл. Реальным было лишь состояние ужаса и невесомости, которое исподволь обволакивало сознание людей. Никому не хотелось верить, что с очередным близким разрывом бомбы прочный корпус лодки, наконец, устанет сопротивляться, не выдержит, и забортная вода, всепоглощающая и смертоносная, ворвётся в центральный, в самое сердце корабля. Находившиеся в отсеке люди не могли этого не сознавать. В тусклом мерцании плафонов Непрядов видел их лица, до предела напряжённые, бледные и, тем не менее, полные решимости держаться до конца. И это их состояние невольно передавалось самому Непрядову, жаждавшему лишь одного - действовать.
       В отсеках по-прежнему стояла жаркая тошнотворная духота. От нехватки кислорода всё труднее становилось дышать. А Егор ничего так не хотел, как одного хорошего глотка ледяной воды. На мгновенье в его сознании навязчивой идеей вновь промелькнул тот самый родничок, из которого он когда-то жадно и вдоволь, до ломоты в скулах, пил
       студёную воду. Но где тот лесной родничок, бивший из глубин родной земли близ Укромовки, и где теперь он сам, заплутавший под водой мореход и отшельник?
       Усилием воли Непрядов отогнал от себя сладкий дурман воспоминаний и вновь целиком сосредоточился на том, что его окружало, что было суровой и гибельной для всего экипажа действительностью.
       Близкие разрывы продолжали встряхивать лодку, будто выбивая из неё живую душу. Но эта душа жила и отчаянно сопротивлялась в каждом, кто находился в отсеках. В этом неколебимом единении людей теперь была едва ли не единственная опора, чтобы выстоять, не дать себя победить и уничтожить. Настал момент, когда собственные рёбра будто срослись со стальными шпангоутами корабля. Наверно, оттого и сталь прочного корпуса делалась ещё прочнее, продолжая выдерживать чудовищные удары взрывной силы глубинных бомб.
       Тяжело дыша, обливаясь липким потом, матросы точно приросли к боевым постам. Механик Теренин, двумя руками держась за раструб переговорной трубы, что есть мочи орал в него, отдавая электрикам команды держать нужные обороты винта. Штурман Скиба, сидя в своём закутке, вычерчивал сложную глиссаду перемещений лодки. При этом он умудрялся даже откладывать спички, ведя таким образом счёт разорвавшимся бомбам. Боцман Гуртов всем своим мускулистым телом буквально висел на манипуляторах горизонтальных рулей, которые отчего-то плохо слушались, и неведомо какими усилиями лодка всё же выдерживала заданную глубину.
       Во всей этой кутерьме командир сохранял видимое спокойствие. Широко расставляя на шаткой палубе ноги, он ходил от одного матроса
       к другому и каждому на ухо говорил нечто ободряющее и сокровенное, хлопая при этом ладонью по плечу - подбодрял, как только мог. Но больше всего Непрядов удивлялся Обрезкову. Его глаза горели какой-то необузданной, злой яростью. Кузьма дублировал команды, подаваемые Егором, с ещё большей решимостью и силой в голосе, прочно впечатывая их в сознание каждого моряка. По всему видно, Обрезков жаждал боя, настоящей мужской драки не на жизнь, а на смерть. Он этого не мог и не хотел скрывать. Только замполит Собенин немым изваянием сидел в углу на ящике с запчастями и не подавал никаких признаков жизни. На его измождённом, непроницаемом лице ничего не отражалось, кроме вселенской пустоты и полнейшей отрешённости. В отсеке Лев Ипполитович пребывал как бы сам по себе, с никому не ведомой миссией очевидца всего происходящего.
       Непрядов повернулся было к замполиту, собираясь хоть как-то расшевелить его, но вдруг за бортом рвануло так оглушительно и мощно, что лодка взметнулась на дыбы. В наставшей тотчас кромешной тьме всё вокруг повалилось и посыпалось. И сам Егор почувствовал, как неведомая сила понесла его вместе со всеми куда-то вниз, в небытие, в бездну... Кто-то отчаянно кричал, кто-то матерился, кто-то стонал... Непрядов с ужасом осознал, что в этом обвальном хаосе он уже ничего не мог предпринять. И само собой подсознательной морзянкой застучало в угасавшем сознании: "Помилуй и спаси,.. помилуй и спаси..." Егор просил об этом кого-то в последней инстанции, на кого была ещё последняя надежда. Как долго так продолжалось, он не знал. Когда же опомнился, вновь приобрел способность осязать и мыслить, то мгновенно догадался, что лодка медленно разворачивалась, вновь приходя в своё естественное горизонтальное положение.
       Отчаянным усилием воли Непрядов поставил себя на ноги и заставил двигаться по всё еще наклонной палубе в сторону шахты перископов - там было его командирское место, которое он не должен оставлять ни при каких критических обстоятельствах. Но каждый шаг давался с трудом. Болела и саднила ушибленная спина, в голове шумело будто после крепкого похмелья.
       В отсеке слабо и нехотя, как бы с превеликим одолжением, вновь тусклым светом затеплился плафон аварийного освещения, обозначив слепые глазницы разбитых приборов, сорванные и провисающие с подволока трубопроводы и кабели, перекошенные лица людей, выходивших из оцепенения.
       - Товарищ командир, лодка не слушается носовых рулей, - сказал боцман, поворачиваясь к Егору. - Где-то заклинило.
       И сразу же в переговорке послышался взволнованный голос минёра Дымарёва:
       - В первом пробоина - по левому борту!
       - Дымарёв, где именно? - потребовал Непрядов уточнить.
       После некоторой задержки тот ответил:
       - Между восьмым и десятым шпангоутами, товарищ командир. - Приступаем к заделке.
       - Быстрее, быстрее, Василий Харитонович! - поторопил Непрядов. - Докладывайте обстановку через каждые пять минут.
       - Товарищ командир, Егор Степанович! - настойчиво позвал его механик Теренин. - Начинаем терять глубину.
       Егор и сам чувствовал, с какими неимоверными усилиями его лодка, всегда такая послушная, почти "ручная", как он любил её называть за покладистый нрав, удерживалась на глубине. Уже нельзя было ручаться,
       как она поведет себя в каждое следующее мгновение, переставая повиноваться повреждённым рулям. Егор почти физически ощущал, как от частых разрывов больно было почти что живому телу его лодки. И, вероятно, именно в этом была причина его собственной головной боли, которую приходилось всё время превозмогать. Даже сильно ушибленная спина не так досаждала. Но болела душа, и это было тяжелее любой другой, физической боли. Все Егоровы мысли теперь неотвязно крутились вокруг одного: сумеет ли Дымарёв со своими ребятами заделать пробоину? От этого зависело, сможет ли лодка оставаться наплаву. Собственным нутром Непрядов ощущал, как тяжело в эти минуты приходилось людям, которые там, в первом отсеке, отчаянно боролись за спасение корабля. Хотелось, вопреки всем предписаниям и нормам, наперекор даже объективной целесообразности, оставить командирский пост и поспешить к своим людям на подмогу. Уж он-то на себе испытал, что значит собственной грудью сшибаться с забортной водой, препятствуя её проникновению внутрь прочного корпуса. В тысячу раз ему было бы спокойнее там, по пояс или по горло в солёной воде, но зато при конкретном деле, от которого зависело теперь жить или умереть всему экипажу. Мнилось, что без него могут сделать что-то не так, как надо, где-то непременно промедлят вместо того, чтобы ещё крепче напрячься, или же наоборот - в спешке сотворят такое, чего никак нельзя допустить.
       Но что он мог, по рукам и ногам повязанный благоразумием командирских самозапретов? Оставалось лишь упорно ждать, чтобы своим нетерпением не навредить тем людям, которые и без него прекрасно знали, что и как надо делать во спасение себя и других.
       А бомбили жестоко, без передышки. И необузданная злость,
       всколыхнувшись тугой волной, начала захватывать Егора. Он вдруг люто возненавидел тех, кто методично и слепо швырял и швырял глубинные бомбы. Думалось, а с чего бы это, по какому праву кто-то пытается отобрать у них самое дорогое - их жизни, которые никому другому не принадлежат, да и принадлежать не могут. Они же не какие-нибудь бессловесные подводные твари, но живые, мыслящие люди. Так где та крайность, которую по недомыслию или подлому умыслу не видят там, наверху?
       Стиснув зубы, Егор в беспредельной ненависти воздел глаза к подволоку, словно за толщей воды, через сталь прочного корпуса мог видеть тех, к кому обращался. "Хвати! Хватит уже, мать вашу бродвейскую и бруклинскую!" - в бешенстве всё кричало в нём.
       Будто образумившись, вняв Егоровой угрозе, или просто израсходовав весь имевшийся боекомплект "глубинной смерти", фрегаты отвязались от лодки, дав ей возможность беспрепятственно уходить.
       Напрочь заделать пробоину и более мелкие свищи никак не удавалось. Лодка медленно тяжелела от просачивавшейся забортной воды. Становилось ясно, что в таком истерзанном состоянии их подводный корабль долго не продержится. Выход был один: лечь на дно, откачать забортную воду, покрепче залатав корпус, и попытаться каким-либо способом освободить заклинившие рули. Но дело в том, где найти теперь подходящие глубины и более-менее ровное дно.
       Егор взял аварийный фонарь и принялся подсвечивать им, стараясь получше разглядеть штурманскую карту. Всё говорило о том, что с его лодкой пытались хитрить. Надводные корабли своим замысловатым маневрированием будто подталкивали к единственно возможному решению. Охватывая лодку огромной дугой, они постепенно теснили её в
       сторону коралловых островов, вероятно надеясь, что она сядет на прибрежные рифы. Но был и ещё один вариант. Войти в небольшую лагуну одного из островов, окружённую коралловой грядой, и там лечь на дно, благо глубины позволяли это сделать. Поскольку в самой лагуне маневренность кораблей будет сильно затруднена, то едва ли они снова начнут сбрасывать глубинные бомбы. Для повреждённой лодки это был уже шанс.
       "Пока там наверху очухаются, да разберутся что к чему, - предположил Егор, - можно будет выпустить водолазов и что-то подремонтировать".
       Непрядов накоротке поделился с офицерами своими соображениями.
       - Позволь, но мы же сами себя загоняем в ловушку, - сказал на это Колбенев.
       - А не лучше ли долбануть торпедой по ближайшему фрегату и попытаться всё же пробиться, пока мы на ходу? - предложил Обрезков.
       - Нет, - решительно отмел его порыв командир. - Во-первых, это уже начало боевых действий с нашей стороны, а никто нам на это права не давал. И потом, без устранения поломок нам всё равно далеко не уйти. Нас потопят, поскольку о всплытии даже речи не может быть.
       - Один хрен, если помирать, так с музыкой, - горячился Кузьма.
       - Ну, ты вот что, цыганская твоя душа, - урезонил Обрезкова Колбенев. - Погоди пока тельняшку на груди рвать. Командир дело говорит. А что, если уничтожать нас вовсе не собираются? Ведь главное для них, так полагаю, это взять нас живьём, как вещественное доказательство,.. - и с хитрой миной, прищурившись, подмигнул. - Не подыграть ли им, в самом деле?
       - Это как? - насторожился Кузьма.
       - Сделаем вид, что нам полная хана, - пояснил Вадим, - а сами тем временем попытаемся отремонтироваться.
       - А что если не получится? - сомневался Кузьма.
       - Если не получится, - сказал Непрядов, поочередно обведя взглядом офицеров, - тогда иного выхода нет. Мы взорвём лодку. Одно могу лишь обещать: позора и бесчестья нам не будет.
       - Тогда действуй, командир, - согласился Колбенев сразу за всех присутствовавших. - Мы с тобой до конца.
       И Непрядов дал Скибе команду рассчитать курс на вхождение в лагуну.
       Манёвр удался. Пройдя под перископом через узкую горловину пролива, лодка оказалась в центре довольно обширного водоёма, по берегам которого буйствовала тропическая растительность. Был уже вечер. Южные сумерки довольно быстро сгущались над морем. К тому же начала подниматься волна, предвещая близившийся шторм. Фрегаты отчего-то не рискнули последовать за лодкой. Три корабля легли в дрейф при выходе из горловины. Остальная армада поисково-ударной группы разместилась чуть мористее.
       Какое-то время Непрядов ждал, что противолодочные корабли всё же войдут в лагуну - хотя бы для того, чтобы укрыться от шторма. Но этого не произошло. Под прикрытием острова корабли просто заняли подходящее место, где их менее всего трепало волной и ветром. Командир догадался, что до утра его лодку, по всей вероятности, оставят в покое. На фрегатах полагали, что ей теперь некуда деваться и потому предпочли сторожить при выходе из лагуны. В перископ отлично просматривались все три корабля. Они сияли гакабортными огнями, будто ёлки в рождественскую ночь, с их мостиков гладь лагуны
       непрерывно шарили фосфорически ослепительные лучи прожекторов. Там не сомневались, что всё было под их контролем.
       Но время шло, и Непрядов решил действовать. Прежде всего, нашли подходящую глубину и легли на грунт. Облачившись в легководолазный костюм, первым за борт через носовой торпедный аппарат вышел сам механик. Моряки слышали, как Теренин бродил вдоль бортов, осматривая и ощупывая повреждённый от недавней бомбёжки корпус. Он что-то простукивал, потом зачем-то начал скрести по металлу. С дотошностью доктора Юрий Иванович пытался поставить точный диагноз раненой субмарине, чтобы затем уже назначить ей необходимое лечение. А в носовом отсеке, тем временем, аварийная команда более основательно заделывала пробоину и откачивала из трюма воду. Моряки без лишних напоминаний поторапливались, как только могли.
       Наконец, механик снова втиснулся в торпедный аппарат и вскоре предстал перед Непрядовым. Стянув с головы резиновую шлем-маску, Юрий Иванович вытер мокрое лицо поданным ему полотенцем и лишь затем доложил:
       - Работы часа на три, товарищ командир. Перо левого руля сам кое-как подправил, двигаться будет. Но вот с правым рулём возни хватит.
       - Надо ускорить, - сказал Егор. - Три часа, это всё же много. Их могут нам не дать.
       - Тогда поднажмём, - пообещал механик. - Но сами понимаете, мы же не в доке...
       Непрядов повернулся к стоявшему рядом штурману:
       - Вы прикинули по таблицам, когда здесь начинается рассвет?
       - Через два часа и сорок три минуты, - без запинки ответил Скиба,
       глянув на часы.
       - Теперь ясно, Юрий Иванович? - вопросил командир.
       Теренин кивнул.
       - Даю два, только два часа, - строго сказал командир, - и ни минуты больше.
       - Хоть умри, Юрик, но сделай всё секунда в секунду, если не раньше, - напутствовал Теренина старпом, показав при этом для большей убедительности свой крепкий волосатый кулак. - Понял, да?
       Теренин снова кивнул, криво ухмыльнувшись, мол, не пугай, сам понимаю.
       Тем временем, матросы уже подбирали инструмент, необходимый для работы. На этот раз Теренин пошёл за борт с боцманом Гуртовым. По натуре мрачный, грубоватый и замкнутый, Константин Миронович обладал прямо-таки бычьей силой, и в этом качестве при аварийной ситуации был незаменим - любую самую неподатливую гайку в момент скрутит.
       В оставшиеся до рассвета часы на лодке никто не спал. Моряки настороженно прислушивались к тому, как скрежетало и постукивало по корпусу за бортом. Водолазы трудились без передышки. Вся надежда была теперь только на них: успеют до рассвета руль исправить - есть надежда на спасение, а если нет... Об этом никому и думать не хотелось.
       Никогда ещё в жизни время не представлялось Непрядову таким изуверски мучительным и тягучим. Оно изматывало душу и сверлило мозг ожиданием близившейся развязки. Именно в этом временном промежутке хотелось как-то забыться, вообще ни о чём не думать. Но мысли его продолжали сами собой напрягаться, выискивая в лабиринте событий единственно возможный выход. Когда собственная голова,
       казалось, готова была на части разломиться и ничего уже не соображала, Егор, и сам не зная для чего, попросил штурмана:
       - Андрей Борисович, почитайте вслух что-нибудь...
       - Стихи что ли? - удивился Скиба, сидевший в своём штурманском закутке.
       Непрядов подтвердил, расслабленно усаживаясь на разножку около шахты перископов.
       Штурман оторвался от планшета, на котором что-то вычерчивал, помедлил немного, собираясь с мыслями, и начал:
       "Люблю тебя, Петра творенье.
       Люблю твой строгий, стройный вид
       Невы державное теченье
       И строгий вид твоих гранит..."
       Закрыв глаза и привалившись спиной к переборке, штурман декламировал вдохновенно и долго, постепенно очаровывая пушкинской музой всех, кто в эти минуты находился в отсеке. Моряки слушали его кто рассеянно, а кто жадно, с просветлением в глазах. Даже замполит снова пришёл в себя, потревоженно зашевелился на своём рундуке. Только на этот раз он и слова не промолвил, чтобы одёрнуть Скибу. Ведь штурман был в центре общего внимания. Теперь все были им зачарованы, нимало удивлены тем, что кроме окружавшей всех воды и металла, оказывается, на свете есть ещё и стихи. Да какие стихи!
       Бледно восковое, отороченное курчавыми бакенбардами лицо корабельного навигатора казалось в эти мгновенья настолько одухотворённым, что напоминало всем с детства знакомый пушкинский профиль. При тусклом боковом свете плафона это ощущение ещё больше усиливалось, и тогда всем начинало казаться, что сам великий
       поэт присутствовал на борту. И с каждой его озвученной строчкой в удушливой отсечной атмосфере будто прибывало спасительного кислорода.
       Скиба кончил читать. А в отсеке всё ещё
       продолжалась тишина, наполненная стихами... Лишь за бортом по-прежнему инородно скребло и погромыхивало, возвращая всех к суровой действительности подводного бытия.
       - Спасибо, - чуть слышно вымолвил Непрядов.
       А штурман на это так же тихо сказал:
       - Есть одно соображение, товарищ командир.
       - Давайте, - устало сказал Егор, как бы из вежливости, не переставая размышлять о своём. Его занимало, каким способом теперь придётся идти на прорыв. Но именно об этом, как оказалось, думал не только он один.
       - Я вот кое-что прикинул, - и с этими словами Скиба протянул Непрядову наспех изображенное им на клочке ватмана рельефное расположение кораллового острова.
       Егор сначала глянул на чертёжный набросок без особого интереса, как бы на всякий случай.
       - А штука в том, что наш островок своей сушей охватывает внутренний водоём не сплошняком, - интригующе произнёс штурман. - По крайней мере, в одном месте есть один незаметный узенький проход. Я это ещё с вечера в перископ разглядел. Вот здесь, - Скиба ткнул карандашом в помеченный им разрыв береговой черты.
       - И что из этого? - усомнился Непрядов. - Проход просматривается, но там же, под водой, коралловая перемычка. Она и на карте пунктиром обозначена.
       - Вот и хорошо, что обозначена, - не сдавался штурман. - Я полистал лоцию здешних мест и вычитал, что во время прилива вода здесь поднимается до двух метров. К тому же ещё штормом волну нагоняет...
       - Стоп, стоп! - оживился Егор, выхватывая из рук Скибы клочок ватмана. - А что если...
       - Ну да! - с настойчивым блеском в глазах напирал штурман, уже не сомневаясь, что командир правильно его понял. - Ведь главное, что нас там совершенно не ждут. Как только прилив достигнет своего пика, мы всплывём, разгонимся что есть мочи под дизелями и - одним махом! - он резанул ребром ладони по изображению коралловой перемычки, обозначая движение корабля.
       - Однако попахивает авантюрой, Андрей Борисович, - всё же усомнился Непрядов. - Не так все просто, как вам кажется. Одним-то махом лишь в ад попадём, если в раю не примут...
       - Но ведь это же реальный шанс, товарищ командир.
       Непрядов задумался, продолжая рассматривать прочерченную схему возможного прорыва. Потом решил.
       - Вот что, старший лейтенант: распорядитесь-ка приготовить мне акваланг. Попытаюсь лично осмотреть эту самую перемычку. А потом и решим, как нам дальше быть.
       - Есть, - сдержанно отрезал Скиба и отправился выполнять командирское распоряжение.
       Механик с боцманом сделали, казалось бы, невозможное. Напрягаясь изо всех сил, они всего за полтора часа сумели исправить повреждённое перо руля, и лодка теперь опять могла свободно маневрировать по глубине. Смертельно усталые, но довольные, Теренин и Гуртов долго сидели прямо на паёлах в первом отсеке, постепенно приходя в себя.
       Оба взбодрились, когда доктор обоим, в целях профилактики, отмерил в мензурке точно по пятьдесят граммов спирта. Водолазы, не торопясь, со знанием дела, поочерёдно сглотнули его из докторской склянки, запивая из трёхлитрового медного чайника омерзительно тёплой питьевой водой. При этом механик ошалело потряс головой, после чего с трудом выдавил из себя:
       - Теперь понятно, почему на Северах спирт "шилом" зовут, ибо протыкает насквозь и... даже глубже.
       Боцман кивнул, приняв это к сведению. На флоте он служил вдвое больше механика и потому это самое "шило" давно уже научился "принимать на грудь", не морщась и без лишних рассуждений.
       Повреждённую лодку кое-как залатали, подправили, и она снова была на ходу. Теперь всё зависело от командира: как решит, так и будет. А экипажу оставалось лишь выполнить его приказ. Сам Егор не торопился принять окончательное решение. В его голове прокручивались разные варианты дальнейших действий. Тем не менее, заброшенная Скибой в его душу идея продолжала жить и крепнуть уже обособленно. В другое время и в иной обстановке бросок через коралловый барьер мог бы показаться едва не самоубийством, но положение было столь тупиковым и безвыходным, что иного выбора не оставалось.
       Еще до того, как начало светать, Егор облачился в плотно облегавший тело прорезиненный костюм, навесил на спину акваланг и полез в трубу торпедного аппарата. Глухо захлопнулась задняя крышка, и в замкнутый объём узкого и длинного цилиндра со зловещим шумом ворвалась забортная вода. Даже в ночное, предутреннее время, она была как в чайнике - такой же тёплой и еще более омерзительной. "А в Северном-то ледовитом водица родненькая так освежает, что зуб на зуб
       не попадёшь", - невольно сравнил Егор, мечтая о прохладе. Как только давление внутри трубы уравновесилось с забортным и отворилась передняя крышка, Егор начал выбираться наружу. Над рубкой было не более десяти метров воды. За бортом всё ещё стоял непроглядный ночной мрак и царила полная тишина. Работая ластами, Непрядов начал осторожно всплывать.
       Ощущение было не из приятных. Трудно вообразить, что ожидало его там, наверху, в чужой и враждебной зоне, где в случае чего к нему никто уже не смог бы прийти на помощь. Не следовало исключать заранее подстроенной засады, где ничего не стоило нарваться на пулю или нож. А на тот случай, если бы его попытались взять живым, при себе была лимонка... Егор ничуть не сомневался, что в данной ситуации он имеет право рисковать только собой.
       Высунув голову из воды, Непрядов огляделся. Берег был совсем рядом, в каких-нибудь трёхстах метрах от затаившейся на дне лодки. А поодаль, где-то у выхода из лагуны, всё так же неподвижно маячили силуэты трёх сторожевых кораблей. Ничего подозрительного Непрядов не заметил. Похоже, на фрегатах не слишком-то беспокоились, вполне убеждённые, что "заблудшая" субмарина и так от них никуда не денется.
       Первым делом Егор взял ориентиры. Между тёмными береговыми зарослями, проступавшими на фоне светлевшего небосклона, заметна была небольшая полоска открытой воды - той самой, которую Скиба разглядел в перископ. К ней и устремился Непрядов, снова заработав руками и ластами. Однако на всякий случай опять ушёл на глубину, чтобы по пути ничем себя не выдать. Прожектора с фрегатов по-прежнему продолжали шарить по поверхности лагуны.
       Непрядов плыл, пронзая перед собой толщу воды лучом фонаря. Перед ним будто в чудесной сказке возникали неправдоподобно огромные, слегка колыхавшиеся водоросли. Стайки удивительно разноцветных и ярких рыбёшек ошалело шарахались в разные стороны, как только Егор вплотную приближался к ним. Это был какой-то неведомо прекрасный мир, который мог бы пригрезиться разве что во сне. Он всё больше и больше увлекал и завораживал своей первородной гармонией красоты и глубинного таинства. Казалось, этому не будет конца. Непрядов даже огорчился, когда подводные заросли иссякли и сплошняком пошёл мелкий ракушечник, заметно бравший на подъём. И вдруг снова, как по волшебству, перед зачарованным пловцом открылась череда каких-то фантастических древних замков, причудливых гротов, ветвящихся райских кущ. И это всё переливалось от ярко красного и нежно розового до изумрудно голубого и жемчужно белого цветов и оттенков.
       "Вот она, эта самая коралловая перемычка", - догадался Непрядов. Он снова всплыл, на этот раз у самого берега, где под утренним бризом вздыхали высокие, слегка наклонённые от постоянных ветров пальмы. Видимо, прилив уже начался. Прибойные волны напористо перехлёстывали через перемычку, поднимая в лагуне уровень воды. По ширине эта перемычка выглядела вполне подходящей для прохода лодки. Но неясно было, хватит ли под килем воды хотя бы впритык, поскольку на безопасные "семь футов под килем" рассчитывать не приходилось. Хорошо ещё, что толщина самой перемычки оказалась небольшой, и сразу же за ней почти отвесно начиналась большая глубина.
       Пока Непрядов прикидывал, в каком именно месте лодка могла бы
       пройти с наименьшим риском, над морем начало светать. Резче обозначились береговые очертания. Стало даже видно, как в куще деревьев и кустов перелетают с ветки на ветку какие-то неведомые тропические птицы. Всё там было полно жизни, удивительно ярких красок и какого-то нескончаемо летнего веселья. Диковинными казались прибрежные сочные травы и крупные цветы, которых он прежде никогда не видел. И всё это было в каких-нибудь пяти метрах от него, стоило лишь выйти из воды и протянуть руку, чтобы дотронуться до этой красоты. При этом великолепии уже как в дурном сне представлялось то отчаянное положение, в котором находился Егор вместе со своим экипажем. А ведь так хотелось любить этот мир, думать о вечности природы, о бескорыстной доброте людей и бессмертии собственной души.
       Вдруг совсем неподалеку, где-то за скрывавшимся в зарослях поворотом береговой черты, птицы с рассерженным криком взмыли ввысь. Что-то их явно встревожило. Непрядов понял, что ему самое время отсюда убираться. Не исключено, что с фрегатов могли выслать разведку, которая обследовала берег. Попадаться кому бы то ни было на глаза, разумеется, не было никакого резона.
       Прежде чем снова окунуться с головой в воду, Непрядов мельком заметил, как она хрустально чиста и прозрачна. Лежавшую на малой глубине лодку не стоило труда обнаружить невооружённым глазом. К тому же, инородным явлением выглядело большое масляное пятно, которое расплывалось посреди лагуны. К своему ужасу Егор догадался, что из повреждённой топливной цистерны продолжает вытекать солярка.
       Непрядов подплывал к лодке с правого борта. Стало настолько светло, что фонарь совсем не требовался. Теперь он только мешал грести руками. Оставалось лишь обогнуть форштевень, чтобы вобраться в ту самую открытую трубу, из которой он полчаса назад выбрался. Но случилось нечто непредвиденное, чего Егор никак не ожидал. Только подплыл к острию форштевня, как едва не нос к носу столкнулся с огромной акульей мордой. Он так близко увидал нацеленный на него остекленевший голодный взгляд и приоткрытую забастую пасть, что на какое-то мгновенье замер в леденящем страхе. Потом всё же отпрянул, дав хищнице дорогу. Весьма крупное, совершенное от природы акулье тело величаво скользнуло мимо Непрядова. На расстоянии вытянутой руки Егор отчетливо разглядел всю её, от носа и до хвоста: со щелями жабр, с чередой роговых наростов и лезвиями плавников. Эта гигантская рыбина словно не удостаивала человека своим вниманием, выказывая к нему полное презрение. Видно знала, что добыча теперь никуда от неё не денется. Но в этом был шанс, чтобы не дать ей такого удовольствия. Прежде чем акула развернулась, готовясь к атаке, Непрядов снова рванулся на другой борт, огибая форштевень. Не помня себя, каким-то немыслимым штопором, он сходу вкрутился в трубу торпедного аппарата. В том, что акула на него все же напала, сомневаться уже не приходилось. Левое бедро зажгло так сильно, будто к нему приложили раскалённое железо.
       Непрядов и сам не помнил, как он оказался в отсеке, среди людей. Сидя на паёлах, он долго и жадно глотал ртом воздух, словно никак не мог им впрок надышаться. А с лица всё это время не сходила какая-то рассеянная, глупая улыбка. Егору стыдно было признаться, что его только что едва не схарчила гигантская акула. Но все и так догадались, что с командиром за бортом произошло что-то неладное. Прочная прорезиненная ткань на его ноге была будто бритвой располосована.
       К счастью, рана оказалась не глубокой. Целиков, как полагается,
       обработал её, а для пущей верности вогнал Егору шприцем несколько кубиков противостолбнячной сыворотки, как от укуса бешеной собаки. Только теперь до Непрядова со всей очевидностью дошло, что в отсек он мог и не вернуться. Но испугался при этом даже не за себя. Страшно было подумать, что его экипаж остался бы без командира в самый неподходящий, критический момент. А это уже в его понимании было чем-то вроде предательства. Однако судьба и на этот раз благоволила командиру подводных мореходов. Подумалось, ведь не для того же она оставила его в живых, чтобы затем дать погибнуть вместе с экипажем. "Если командир удачлив, то экипаж его никак не может быть невезучим", - попытался убедить себя Егор.
       Снова офицеры собрались по вызову в центральном отсеке. Окончательно пришедший в себя Непрядов опять был предельно собран и твёрд. Скупыми фразами он доложил обстановку и предложил всем желающим вкратце высказать свои соображения насчёт дальнейших действий. Все без исключения стояли за то, чтобы принять рискованный, но зато более подходящий план командира. Ведь ясно же было, что идти на прорыв завесы означало бы едва не верную гибель подлодки. На это решиться Непрядов мог лишь в крайнем случае, когда уж не оставалось бы ничего другого. И офицеры с такими доводами согласились.
       Только замполит по-прежнему был нем. Он хранил глубокомысленное молчание, как бы не желая противоречить большинству. По глазам своего "комиссара" Непрядов видел, что тот был всё же с чем-то не согласен. Однако разбираться с этим у Егора не было ни времени, ни желания, поскольку всю ответственность он и без того брал на себя.
       - Командир, а что если для верности шарахнуть по этой самой перемычке торпедой? - неожиданно предложил Обрезков.
       - Всё бы тебе громыхнуть, - проворчал Колбенев. - Всех американцев распугаешь. А то ещё в штаны наложат...
       - А что? - подхватил Теренин. - По-моему старпом дело говорит. Во время Великой Отечественной так вот в боно-сетевых заграждениях торпедные катера для себя проходы проделывали.
       - То во время войны, - назидательно сказал замначпо. - Мы же просто обязаны исключить любой её рецидив, даже ценой собственной жизни, - при этом Колбенев поглядел на Непрядова, как бы засомневавшись. - А впрочем, впрочем... Как думаешь, Егор Степанович?
       Вместо ответа Непрядов повернулся к Дымарёву и без колебаний произнес:
       - Приготовить четвертый аппарат к залпу, заглубление - два метра.
       Исполняйте!
       Дождавшись полного прилива, лодка осторожно всплыла под перископ. Тем временем достаточно рассвело, и вся гладь лагуны видна была как на ладони. Фрегаты начали медленно маневрировать, вероятно, готовясь войти во внутреннюю акваторию острова.
       В центральном отсчёт времени пошел по секундам. Поводя рукоятками перископа, Егор прицеливался в самую середину перемычки. Промах исключался, поскольку дистанция была ничтожно мала. Не отрываясь бровями от тубуса, командир поднял руку и подал торпедистам предварительную команду:
       - Аппараты, товсь!
       Все замерли в ожидании залпа. "Ну, родная, теперь выручай", - подумал Егор о готовой вырваться на волю торпеде, будто это была
       лихая застоявшаяся кобылица, и что есть мочи выдохнул:
       - Пли!
       Лодку встряхнуло. Егор видел, как ровный пенистый след выброшенной торпеды в мгновенье достиг цели. Огромный фонтан взыгравшей на солнце воды и чёрной тротиловой гари взметнулся к небу. И слабыми былинками прогнула взрывная волна стройные пальмы.
       Ещё не успели осесть поднятые взрывом водяные брызги, как лодка, до предела продув балласт, всплыла посреди лагуны. Взревели дизеля, и она полным ходом понеслась к перемычке. Пулей взлетев на ходовой мостик, Непрядов видел, как растерянно засемафорили прожектора на фрегатах. Вероятно, там пока не совсем сообразили, что собиралась предпринять эта "сумасшедшая" субмарина.
       Берег стремительно приближался с колыханием пальмовых ветвей, с ошалелым метанием потревоженных птиц. Непрядов находился под обвесом рубки рядом с рулевым. Достаточна ли была глубина проделанной взрывом бреши, он не знал. И поэтому следовало ожидать удара если не форштевнем, то днищем. Стоявшему на руле мичману Гуртову Егор посоветовал "насмерть" держаться на ногах, сам же крепко вцепился руками в бортовой поручень. Он понимал, что далее уже бессмысленно давать какие-либо команды боцману. Гуртов и без того отчётливо видел перед собой цель, направляя форштевень лодки в самую середину небольшого прохода между берегами.
       И вот лодка, высоко задрав нос, скрежеща по коралловой основе всем своим днищем, с разгону вползла на хребет перемычки. Форштевень её медленно пошел книзу, а потом, будто передумав, опять начал задираться в ослепительно голубое, подрумяненное солнцем небо. Лодка походила на какие-то безумные качели.
       - А-а, твою,.. через дышло,.. - сложно выругался боцман, всей грудью наваливаясь на штурвал, как бы подвигая вперёд заупрямившуюся было субмарину.
       - В душе у Егора всё оборвалось. "Неужели это конец? - подумалось. - Ведь не пройдет и нескольких минут, как фрегаты обложат со всех сторон". И тотчас озарило непонятно каким чудом... Перегнувшись через комингс верхнего рубочного люка, Егор крикнул в центральный:
       - Слушай мою команду! Вся подвахта - бегом в первый отсек!
       Непрядов слышал, как через какие-то секунды заскрипели кремальеры отдраиваемых люков, а потом загромыхали ботинки бегущих людей. Некоторое время лодка оставалась в уравновешенном состоянии, но потом, из-за сместившегося с помощью людей центра тяжести, начала медленно, как бы через силу, снова наклоняться носом к воде. Вот корпус опять натужно заскрипел, и произошло как раз то, на что и рассчитывал Егор. Лодка поползла по перемычке, окунаясь форштевнем в спасительную воду.
       В самый последний момент Непрядов шарахнулся к рубочному люку. Егор влетел в него вместе с брызгами нахлынувшей волны, едва не сев при этом на плечи боцману. Командир всем телом повис на штурвальчике кремальерного затвора, наглухо задраивая верхний рубочный люк.
       На сердце у Непрядова отлегло. Промокший, всё ещё возбуждённый, он спустился на нижнюю палубу с ощущением нечаянного избавления от, казалось бы, неминуемой беды.
       Лодка дала ход электромоторами и начала перемещаться в сторону больших глубин. Измученные, ещё недавно тревожные лица моряков немного просветлели. А старпом зло и громко захохотал, воздев глаза к подволоку. При этом правую руку со сжатым кулаком он вытянул вперед и выразительно шлепнул её на сгибе ладонью левой руки, адресуя этот некорректный жест фрегатам.
       - Взяли, да?! Вот вам, с-суки, с привеском...
       Егор прощал другу его нелепую выходку. В эти минуты она была даже к месту, поскольку вызвала у людей понимающие улыбки.
       По тому, как беспорядочно и совсем не в том направлении заметались фрегаты, ни у кого сомнений не оставалось, что лодку они потеряли. Как нельзя кстати поблизости оказался слой температурного скачка, которым грех было не воспользоваться. Поднырнув под него, лодка стала неуязвимой.
       Менее чем через час лодка вышла на большие глубины, и посылки гидролокаторов надводных кораблей вообще перестали прослушиваться.
       - Горизонт чист! - даже как-то лениво, подавляя навязчивую зевоту, доложил старшина Медведев.
       И отчего-то яснее ясного в отсечном полумраке высветилось перед Егором печальное и доброе лицо деда. Будто он всё знал и наперёд предвидел, что произойдет с его внуком. А может, молитвами своими выпросил у Бога спасение всему экипажу заблудшей субмарины.
       "Ох, уж этот вечно сонный Медведев!" - с легким неудовольствием подумал Егор, и сам еле подавляя передавшуюся ему зевоту. Теперь он был уже спокоен за свой корабль. Всё самое страшное осталось позади.
       - Штурман, - сказал Непрядов как бы между прочим, как нечто несущественное и само собой разумеющееся. - Рассчитать обратный курс в базу.
       - Есть, товарищ командир, - так же немного рассеянно, не выказывая никаких эмоций, отозвался Скиба. - В базу, так в базу. - Он словно
       насытился приятным ощущением избавления от гибели и оно уже слегка надоело ему.
       - Будьте так добры, - с вальяжной усмешкой подтвердил командир своё распоряжение.
       Непрядов сегодня прощал своим подчиненным эту невольную расслабленность. В конце-то концов, они всё же победили, а победителей не судят, если они таковыми останутся и впредь. А уж он-то, командир лодки, постарается сделать именно так, а не иначе, потому что верил в счастливую звезду своего корабля.
       19
       Необычной силы тропический циклон появился внезапно. Голубизна небес начала меркнуть, будто её разбавили густой оранжевой тушью, которая постепенно темнела. Ветер крепчал, раскачивая огромную массу ещё недавно спокойной воды. И вот уже через какие-нибудь полчаса из самых океанских глубин зловещими демонами вздыбились гигантские волны. Небо окончательно померкло. И тогда в сплошном рёве, грохоте и свисте океан стал являть собой преддверие ада. Ушедшая на глубину лодка надёжно прикрылась им, уже не опасаясь погони.
       Только причин для особого успокоения и радости всё же не было. Недавняя бомбёжка даром не прошла. Повреждения некоторых приборов оказались настолько серьёзными, что исправить их своими силами не представлялось никакой возможности. Передатчик в радиорубке бездействовал, сорванный с фундамента гирокомпас так же не работал. К тому же солярки в топливных цистернах не оставалось даже на одну подзарядку аккумуляторных батарей. А это означало, что лодка через день-два потеряет возможность двигаться. Будто разбитая параличом старуха, она станет немой и беспомощной - вынужденно
       ляжет в дрейф, как на больничную постель, болтаясь по воле волн. А в случае опасности даже погрузиться не сможет, поскольку оставшегося в баллонах сжатого воздуха для всплытия уже не хватит. Впрочем, компрессор тоже не работал.
       Тайфун бушевал несколько дней кряду. Вволю накуражившись, он всё же начал понемногу слабеть, отодвигая врата ада от измученной лодки. Сначала стих ураганный ветер, а потом мала помалу улеглась и одуряющая мёртвая зыбь. Будто выдохнувшийся до основания, океан заштилел. Слегка рябившая, сверкавшая на солнце бликами водная пустыня простиралась вокруг дрейфовавшей лодки на тысячи миль. Даже птиц нигде не было видно. А это означало, что берег слишком далеко.
       Снова Егор собрал в кают-компании, как он выражался, собственный небольшой "совет в Филях". Офицеры думали и рядили, как теперь быть, но перспективы прорисовывались самые безрадостные. Оставшийся ресурс хода решено было оставить в качестве НЗ на самый крайний, непредвиденный случай, который в океане мог возникнуть в любую минуту.
       - Что же мы, так вот и будем теперь изображать здесь фекалию в проруби, - горячился старпом. - Надо же хоть веслами грести, да плыть.
       - Это каким же образом? - усомнился Непрядов.
       - Да старым, дедовским, - храбрился Обрезков. - две надувные лодки у нас есть, вот и попробуем как-нибудь буксировать субмарину. Ведь главное, это с места её сдвинуть, а там сама пойдет.
       - Животик надорвёшь, - высказался Колбенев. - И штанишки лопнут.
       - Беда в том, что мы оказались в самой глухой и безлюдной части океана, - сказал Непрядов. - Корабли здесь не ходят и самолеты не
       летают. Получается, нас никто не увидит и не услышит. До ближайшей более-менее оживлённой морской трассы, где могут оказаться и наши суда, миль эдак двести. И каким-то образом надо попытаться всё же выйти в этот район.
       - Остаётся надежда, что нас будут искать, - подал голос замполит Собенин.
       - Может быть, но шансов на это немного, - сказал командир. - Ведь мы оказались совсем не в том районе, где у нас должна быть встреча с танкером для дозаправки соляркой. Теперь уже очевидно, что в расчётное время в точку "рандеву" мы никак не выйдем.
       - Но капитан танкера обязан об этом доложить командованию, - настаивал замполит.
       - Разумеется, доложит, - подтвердил Егор и тут же заметил. - Да вот только где нас искать, если координаты неизвестны?
       - Тогда надо послать обе надувные лодки в направление тех самых оживлённых морских трасс, - настаивал Собенин. - Это же хоть какой-то выход.
       - Да бросьте вы, - раздраженно отмахнулся Непрядов от такого предложения, как от заведомой глупости. - Прошу не забывать, Лев Ипполитович, что миссия не перестаёт быть секретной. Даже если одну из наших резиновых лодок обнаружат, то ещё неизвестно, к кому попадут наши моряки. И потом, послав таким способом людей в открытый океан, мы с весьма большой вероятностью обрекаем их на верную гибель. Как командир я не имею права так рисковать матросами.
       - Тогда я готов пойти один, - упрямился Собенин.
       - Куда?.. - с еле скрываемой насмешкой спросил Егор. - Это же вам не в городском пруду на лодочке покататься.
       - У вас есть более разумное предложение? - желчно поинтересовался замполит, задетый за живое.
       - Думаю, что есть, - отвечал Егор, не глядя на своего заместителя и обращаясь уже ко всем присутствующим. - В годы войны был такой случай, когда наша лодка на Балтике оказалась точно в такой же ситуации. Как вы думаете, какой выход нашли моряки?
       - Ба! - Обрезков радостно шлёпнул себя ладонью по лбу. - Так ведь и было. Они же тогда из чего не попадя сшили парус и укрепили его на выдвинутом перископе. Ну, чем не мачта?
       - Именно так, - подтвердил Егор. - Ты правильно сказал: ведь главное - это лодку с мёртвой точки сдвинуть. Бери это дело на себя, старпом, и приступай немедленно.
       Всю следующую ночь на лодке никто не смыкал глаз. Вся команда кроила из отдельных лоскутов прямой парус. В дело пошли все имевшиеся на борту парусиновые чехлы. Их аккуратно распарывали и вновь сшивали крепкой дратвой, которая нашлась в загашнике у запасливого боцмана. Кузьма похож был на заправского закройщика из гарнизонного ателье спецпошива. С болтавшимся на шее портняжным метром он придирчиво осматривал и ощупывал швы, пробовал на разрыв едва не каждый стежок. От такой живой работёнки матросы повеселели. Все надеялись, что лодка снова оживёт.
       К утру парус был готов. Не слишком большой, но достаточно прочный, он вполне мог обеспечить полтора-два узла хода при благоприятном ветре. Сверху и снизу к полотнищу прикрепили достаточно длинные древки от багров и в таком виде подвесили к выдвинутому до упора зенитному перископу.
       Обрезков с умилением и восторгом взирал на своё творение, будто
       ничего лучше в своей жизни отродясь не делал и едва ли уже что-либо подобное совершит потом. Радовались и моряки, помогавшие старпому.
       Даже погода, казалось, специально благоприятствовала в этот ранний час, чтобы лодка продолжила свой путь. Над океаном всходило солнце. Легкими порывами задувал свежий бриз. Лоскутный парус сначала слегка потрепыхался, будто пробуя свою мускулистую силу, и лишь после этого стал наполняться ветром, напрягая выгнутую колесом парусиновую грудь.
       - Давай, родная! Давай! - нетерпеливо поторапливал старпом всё ещё остававшуюся без движения лодку, подтягивая закреплённые на леерах концы растяжек нижней части полотнища. С их помощью можно было поворачивать парус под определенным углом к ветру и таким образом управлять движением корабля.
       Тем не менее, как ни напрягался парус, лодка оставалась без движения. Время шло, и вмести с ним таяла надежда, что из всей этой затеи получится что-либо путное. Вероятно, недостаточной была площадь паруса и слишком велика махина лодки, чтобы её сдвинуть с места.
       - Ничего из этой дурной затеи не выйдет, - ворчливо, себе под нос, выговаривал Собенин, находившийся под обвесом рубки рядом с рулевым.
       Непрядов его реплику пропустил мимо ушей. Ясно было, что замполит не оставлял надежды переубедить командира и всё же отправить надувные лодки в океан. Только Непрядов на этот счёт по-прежнему ничего и слышать не хотел, что порядком бесило самолюбивого замполита.
       Вздохнув, командир глянул на часы. Близилось время завтрака.
       Непрядов хотел было спуститься с надстройки под обвес, как вахтенный сигнальщик вдруг радостно заорал:
       - Пошли! Пошли! - и забыв, что находится на вахте, принялся отбивать ботинками чечётку. Короб обвеса загудел под его ногами торжествующей музыкой турецкого барабана.
       Непрядов глянул на корму и сразу же за ней увидал слегка обозначившийся на воде след кильватерной струи. Лодка всё-таки начала движение, давая людям надежду когда-нибудь снова вернуться в базу. Это было как нельзя кстати, поскольку механик часом раньше доложил, что батареи почти сели, и ёмкости их едва хватает на освещение. Электромоторы теперь бездействовали, как и дизеля, поскольку солярка иссякла ещё раньше. Только судьба снова благоволила командиру и его команде. Можно было не только двигаться, но и хоть как-то управлять кораблем, тем самым сокращая срок их затянувшегося автономного плавания.
       Усталый, вконец измотанный, экипаж начал обретать второе дыхание. Проходя по отсекам, Непрядов видел, как оживлены и радостны лица его моряков. Они всё же победили, сдюжив и вытерпев такое, что не каждому по плечу И это ощущение собственной стойкости придавало подводному люду новые силы.
       Вахта на боевых постах пошла по обычному походному расписанию. И всё время не прекращались ремонтные работы. Непрядов торопился как можно скорее привести лодку в боеготовное состояние, насколько это в их бедственном положении вообще возможно было сделать. Егор всегда помнил, что с океаном шутки плохи и поэтому готовил своих людей к новым, неведомым пока испытаниям.
       Ещё одной маленькой победой стало, когда радист главстаршина Метелин кое-как всё же наладил радиоприёмник. Теперь, по крайней
       мере, появилась возможность настроиться на определённую волну и попытаться поискать адресованные лодке телеграммы. Непрядов и сам иногда, втиснувшись в тесный закуток радиорубки, часами прослушивал вместе с Метелиным эфир. Нестерпимо хотелось услышать хоть одно родное слово. Только ничего, кроме шума, свиста и треска помех, невозможно было услышать. Порой в наушниках прорывались какие-то обрывки фраз на чужих языках, слышалась музыка. Но это всё было скоротечным, хаотическим и не имело никакого отношения к их лодке. Фиксированная частота упорно молчала: Непрядовскую лодку не вызывали ни морзянкой, ни голосом, будто её уже не существовало.
       "Чепуха какая-то получается, - невесело размышлял Егор. - Ведь не может такого быть, чтобы нас каким-либо образом не пытались искать. Наверняка же ищут, да только не там, где надо". Примерно так рассуждал каждый моряк в экипаже, и потому особенно важно было Егору получить хоть какое-то подтверждение на этот счёт. Надо полагать, уже задействованы находящиеся в океане подводные лодки, надводные корабли и морская авиация дальнего действия. Не исключено, что не сегодня, так завтра их всё-таки обнаружат. С этой мыслью Егор каждый Божий день просыпался и ложился спать. Однако проходил день за днём, неделя за неделей, а эфир упорно молчал. Вот уже и месяц миновал, как лодка еле двигалась под парусом по воле ветра и волн. Горизонт был чист. По-прежнему на десятки миль окрест не было видно ни корабля, ни самолета, ни заблудшей птицы. Правда, случалось, когда рядом с бортом начинали резвиться дельфины. Однажды еле разминулись даже с огромным китом, вероятно, принявшим лодку за своего странно неподвижного, больного сородича и потому попытавшимся сблизиться.
       А тропические ночи в это благодатное летнее время были просто чудными. Притихший океан лениво дремал под неоновым светом полноликой луны. Казалось, что из опрокинутой крынки с неба пролилось молоко, дотянувшееся дрожащим шлейфом до самого борта лодки. Парной воздух так нежен и чист, словно дыхание спящего ребёнка. Яркие, неправдоподобно крупные звезды разбросаны были по небосклону чьей-то щедрой рукой, словно ордена в награду всему экипажу.
       Непрядову не хотелось спускаться в свою душную каюту. Он бодрствовал вместе с вахтой, сидя на ограждении рубки в расстегнутой рубашке и с непокрытой головой. На ходовом мостике так тихо, что слышно было, как журчит у ватерлинии вода, как в центральном негромко переговариваются матросы нижней вахты.
       На мостик поднялся Колбенев. Посмотрел на море, посопел своим крупным носом, вдыхая воздух, а потом с мечтательной грустью сказал:
       - Помнишь, Егорыч, вот точно так же мы когда-то ночью шли под парусами на барке?
       - Еще бы не помнить! - отозвался Егор.
       - А ту байку про "летучего голландца"? - продолжал допытываться Вадим. - Ну, того самого, который спасал погибавший бриг со взбунтовавшимся экипажем?
       - Было такое, - с грустной улыбкой припомнил Егор. - Про это всё мичман Мищенко адмиралу Беспалову травил, а мы подслушивали...
       - Эх, братки, где мои восемнадцать лет?! - подал голос Кузьма, куривший где-то в темной глубине ограждения рубки. - Мне бы хоть на денёк поменять свои "майорские" звезды на курсантские якоря. Схватил бы на радостях еще одну двойку по математике, сбегал бы в самоволку
       к незабвенной своей библиотекарше...
       - А хоть бы и так, - неожиданно согласился Вадим. - Егор, к примеру, ещё раз набил бы морду циркачам и за это снова, с удовольствием, посидел бы на губе. Ну, а я,.. - он хотел сказать о чём-то своём, сокровенном, но вместо этого лишь махнул рукой и вздохнул.
       - Как расточительно счастливы мы были, - подхватил Егор. - Только теперь вот, спустя столько прожитых лет, всё это понять можно.
       - Получается, мы вроде бы в жилетку друг другу повсхлипывали, - сказал Вадим, тяжело ворочаясь на своём месте. - Рано, рано ещё играть нам отбой.
       - Не о том же речь, - возразил Обрезков, выбираясь из своего закутка и подсаживаясь поближе к дружкам. - Пускай всплакнули, а всё ж как-то приятно.
       - Твоя правда, Кузьмич, - согласился Егор. - Иному и всплакнуть-то не о чем. Это наша жизнь, и она продолжается со всеми нашими якорями, звёздочками и легендами. Этого у нас не отнять. Это наше.
       И дружки согласно покивали головами, потому что в сущности думали об одном и том же - найти силы в своем вчерашнем, чтобы не бояться и выдюжить в своём завтрашнем.
       Столь упорное молчание фиксированной частоты прояснилось самым неожиданным образом. Однажды эфир стал проходим настолько, что Метелину удалось без помех принять передачу какой-то зарубежной радиостанции, вещавшей на русском языке. Из неё следовало, что в результате аварии потерпела катастрофу и затонула неопознанная подводная лодка, скрытно следившая за запусками американских баллистических ракет. Прочитав радиоперехват, Непрядов понял, что речь шла именно о его подлодке. Насколько знал, никакой другой
       субмарины в том районе, где приводнялись боеголовки, не находилось.
       Только не знал командир: огорчаться или радоваться такому известию. Числиться мертвыми, а быть живыми - примета хорошая. Говорят, на самом деле до ста лет, а то и с привеском проживёшь. Но вот как теперь дать знать, что ты всё-таки живой, а не погибший? Не поторопились ли тебя, как боевую единицу, вычеркнуть из списков состава кораблей бригады?
       В одном лишь Егор был теперь твёрдо убежден: что бы ни случилось, он должен упорно искать встречи с каким-либо советским кораблём или судном. "Должна же хоть какая-то посудина находиться в море, пускай даже за тысячу миль от нас", - размышлял Егор. Вопрос лишь в том, как отыскать "своих" в этом безмерном пространстве сплошной воды.
       Глядя на карту, Егор видел, что точки обсервации, определяющие местоположение корабля по солнцу и звёздам, все ближе и ближе подтягиваются к оживлённым океанским трассам. Однажды на горизонте уже появлялся на короткое время силуэт какого-то судна. И можно уже было надеяться, что денька эдак через два-три суда в океане станут попадаться гораздо чаще. А это увеличивало шансы каким-нибудь образом передать по судовой рации в центр связи, что экипаж Непрядова всё-таки жив-здоров и ждёт скорейшей помощи.
       Но кто же знал, что вожделенное спасение, казавшееся таким близким, снова развеется как мираж над морем? Небо вдруг стало зашториваться тяжёлыми тучами, задул ураганной силы ветер, и вскоре океан опять вздыбился. Он вновь стал пережёвывать лодку челюстями своих гигантских волн, надеясь однажды хрустнуть уже не столь прочным корпусом, как скорлупой грецкого ореха. На борту не было уже достаточного запаса сжатого воздуха, как и заряда батарей, чтобы переждать этот дикий шторм под водой. Всё, что можно было предпринять, это наглухо задраить верхний рубочный люк и надеяться на достаточный запас остойчивости и плавучести, которые не позволят лодке, перевернувшись кверху днищем, сыграть "оверкиль".
       С кораблём творилось что-то невероятное: кренометр то и дело зашкаливало, а пузырёк дифферентометра так ошалело гулял по изгибу стеклянной трубки, будто норовил выскочить наружу. И хотя все движимое на борту лодки было закреплено, уложено и завязано по-походному, что-то постоянно срывалось со своих мест, летело по отсекам, громыхало и таранилось в борта и переборки. Люди выбились из сил, находясь на боевых постах по тревоге. Тускло горевшие в отсеках аварийные плафоны постоянно гасли, вновь зажигались с большим трудом и на короткое время. Остаточного потенциала аккумуляторных батарей едва хватало на скудное освещение чрева лодки. Ощущение было таким, будто пьяный сельский киномеханик всё время прокручивает один и тот же нелепый ролик, когда мутное изображение на экране дрожит и колышется в какой-то дикой пляске. Сырой воздух был пропитан удушливыми запахами ржавчины, машинного масла и хлорки от разлагавшегося электролита. И это ещё больше усиливало не проходящее ощущение тошноты и одури. Уже немыслимым казалось, что за тысячи морских миль всё же есть обыкновенная суша, где всегда отыщется самый заветный уголок тишины и покоя. Там родной дом, знакомые лица, что приходят во снах. Лишь на мгновенье мелькнут они в измученном сознании чудесным видением, и снова перед глазами окажется нескончаемая явь дурного кино корабельной жизни.
       А шторм не стихал. Он походил уже на зловещий океанский апокалипсис. Проваливалась, уходила из-под ног палуба, и вместе с ней будто обрывались собственные внутренности, а потом всё вдруг неудержимо неслось ввысь, и тогда в жуткой невесомости душа норовила отделиться от тела. Взбесившийся океан был самим воплощением нечистой силы, вырвавшейся из адской бездны потустороннего мира. В таких случаях где-то на берегу принято считать, что разбушевавшейся стихии люди противопоставляют в море свою волю и выдержку. Но в сложившейся обстановке этого явно было мало. Требовалось нечеловеческое напряжение, чтобы избавиться от навязчивой мысли, что лодка и её экипаж в этой вселенской толчее воды и неба давно всеми забыты, что существуют уже как бы сами по себе. Они по сути своей превратились в некое роковое подобие призрачного "летучего голландца", встреча с которым служит в море предвестником верной гибели.
       Когда Непрядов оставался в своей каюте наедине с собственными мыслями, то вспоминал о жене и сыне. В них он теперь видел высший смысл своего существования. Страшно было представить, что будет с ними, если вдруг не станет в живых его самого. Егор гнал от себя эти страшные мысли, они же настойчиво лезли в голову, и порой ни о чём другом уже невозможно было думать. Когда же становилось совсем невмоготу, Егор взывал к деду, и тот неизменно являлся ему с удивительно кротким, ясновидящим взглядом самого Непряда, точь-в-точь как на фреске в их Укромовском приходском храме. В эти мгновенья к Егору приходило какое-то благодатное, ещё до конца не осмысленное им откровение земного бытия, отпущенного ему кем-то свыше. И уже не было страха перед нарушением порядка вещей.
       Просто нужно было воспринимать всё происходящее в том виде, как оно представлялось ему, - всегда нежданное и негаданное, но единственно необходимое и возможное в этом мире. Егор начинал верить, что в жизни им управлял чей-то высший разум, на который можно было во всём положиться, как на самого себя. Этот разум подсказывал, что надо больше думать не о самом себе, а о людях, за которых он отвечал. Что же касается лично самого Егора Непрядова, то уж, верно, время его ещё не иссякло, а, значит, не произойдет ничего такого, чему не суждено произойти. Жива лодка - жив командир, и весь его экипаж бессмертен.
       Чтобы как-то занять людей, отвлечь их от невесёлых мыслей, Непрядов то и дело отдавал команды, в которых даже не было особой необходимости. Ведь и без напоминания всё внимание обращалось на то, как израненная лодка сопротивлялась забортной воде, по-прежнему стремившейся ворваться внутрь отсеков. Матросы постоянно подтягивали гайки на струбцинах, прижимавших всевозможные затычки к мелким свищам, подбивали кувалдами клинья под деревянные брусья, которые давили на щиты, закупоривавшие более крупные пробоины в корпусе лодки. И пока люди работали изо всех сил, выполняя поступавшие команды, лодка жила и жили сами люди, целиком полагавшиеся в эти минуты на разум и волю своего удачливого командира.
       Но кто же знал, какие сомнения и муки терзали самого Егора, сидевшего на своем привычном месте у шахты перископа? Всё ещё саднило бедро, рана на котором плохо заживала. Но куда больше болела душа от сознания их полнейшей неопределенности впереди. Ведь случись какая-нибудь новая беда, то никто уж им не поможет в столь "аховой" обстановке. Непрядов ясно осознавал то, во что никто не хотел
       верить. По глазам своих моряков Егор видел, что они во всём полагались на него. Вероятно, он казался им живым талисманом, от которого только и могло исходить их спасение. А ведь он, Егор Непрядов, такой же как и все, обыкновенный человек, совсем не пытавшийся казаться ни провидцем и ни героем, которому "горе не беда и море по колено". Он оставался таким, как всегда. И в этом своём постоянстве, как мог, утверждал весь экипаж.
       Океан встряхивал, швырял, скручивал и ломал жутко скрипевшую по всем своим стальным сочленениям лодку. Но она продолжала каким-то чудом сопротивляться готовому поглотить её небытию. Командир держался, неотлучно находясь на своём боевом посту, и ему стойко следовал весь экипаж.
       Лишь на седьмые сутки шторм понемногу начал стихать. Ветрами небо вычистило до ослепительной голубизны. Вода отдышалась и вновь заштилела. Она виновато-нежными всплесками ластилась у борта лодки, будто нашкодившая кошка выпрашивала у хозяина прощения. Яркое солнце опять нещадно палило и жарило. Каждый, кто находился на мостике, чувствовал себя как карась на сковородке - враз подпрыгнешь, едва неосторожно дотронешься рукой до раскалённого металла надстройки.
       Моряки выкарабкивались поочерёдно на мостик, усаживались в тени под ограждением рубки. Кто покуривал, кто просто дремал, отдыхая душой и телом. Тошнотворная морская болезнь понемногу отпускала их.
       Воспользовавшись случаем, Колбенев решил определить место корабля по солнцу. Штурманская наука сидела в нём прочно, и он не упускал случая доказать это лишний раз не столько другим, сколько самому себе. С секстаном и расчётными таблицами он по-прежнему
       управлялся мастерски, легко и как бы играючи.
       На этот раз Вадим не торопился, доставляя себе удовольствие самим процессом навигаторских расчётов. Наконец, точка обсервации была определена и нанесена на карту. Когда же Егор глянул на неё, то не поверил собственным глазам. По всем данным выходило, что за несколько суток лодку вновь отбросило за много миль в самый глухой и безжизненный район океана. Вероятно, корабль попал в какое-то мощное океанское течение, которое все время уносило его в противоположном от прежнего курса направлении - туда, где меньше всего хотелось бы оказаться измаявшимся мореходам.
       Снова экипажу пришлось взяться за иголки с нитками. В самом начале шторма парус не успели вовремя убрать, и его снесло за борт внезапным порывом ветра. Теперь приходилось делать, из чего не попадя, новое полотнище. В ход пошли суконные одеяла, холщовые наматрасники.
       - Эдак дело дойдет и до носовых платков, - сокрушался Колбенев. - Во что сморкаться тогда прикажете?
       - А ты, Вадимыч, пожертвуй на это дело собственные клёша, - посоветовал неунывающий Обрезков. - Они у тебя в бёдрах самые широченные, таких ни у кого больше нет. Парусность обеспечат как у стопушечного фрегата.
       - Это невозможно, - со вздохом сказал Егор. - Без штанов у Вадимыча всякий авторитет в команде пропадёт.
       - Да ну, и его "партейные" усы не помогут? - делано изумился Кузьма.
       - А усы без штанов только всё усугубят, потому как они у него жидковатые, - отвлечённо рассуждал Егор.
       - Да и не усы это вовсе, - окончательно добивал дружка Обрезков. -
       Так себе, разве что пучок куриных перьев под носом.
       - А-а. Значит, ожили? Закукарекали? - с язвительной улыбкой Колбенев зыркнул на дружков. - Вы бы лучше за тем вот парусом следили, - и он показал пальцем куда-то в океан, где теперь, по его мнению, должно было находиться унесённое ветром парусиновое полотнище. - Если такой бедлам произойдет ещё раз, то на очередной парус пущу не только ваши портки, но даже исподники. Посмотрим тогда, какой у самих будет авторитет, с голой-то задницей.
       - Ну, ты и безобразник, - отреагировал Егор.
       - Сади-ист, - уточнил Кузьма.
       Подначка всё же подействовала умиротворяюще. Всем троим стало даже как-то немного легче. Вновь они на мгновенье почувствовали себя в том уже полузабытом далеке своей юности, когда всё им было нипочём и горе - не беда.
       Но что бы там ни было, стараниями боцманской команды парус вновь соорудили, приладили на зенитном перископе, и лодка снова дала черепаший ход, устремляясь заданным курсом домой.
       А жара в отсеках изматывала и угнетала людей похлеще шторма. Вскоре к этой напасти прибавилось и ощущение голода. Запас продовольствия настолько иссяк, что пришлось перейти на крайне экономный, скудный рацион питания. Отсечный люд заметно приуныл. Было от чего сделаться раздражительным и мрачным. Исподволь в иную матросскую душу начало закрадываться ощущение безысходности и пустоты.
       Механик пробовал рыбалить, воспользовавшись имевшимся у него запасом крючков и лесок, но рыбацкая удача явно отворачивалась от него. Рыба даже не клевала, будто совсем перевелась. Тем не менее,
       Теренин снова и снова выходил спозаранок на ют и с обоих бортов забрасывал свои нехитрые снасти. Разумеется, где-то под днищем лодки рыба всё же ходила, но ей, похоже, не было никакого дела до тощих желудков изголодавшихся людей.
       Однажды случилось так, что экипаж целые сутки ничего не ел, поскольку весь имевшийся на борту провиант окончательно иссяк. Доктор Целиков ходил уже по отсекам и наставлял моряков, как им следует вести себя в условиях длительной голодовки, чтобы сберечь остаток сил. Матросы рассеянно и грустно слушали его, готовясь к ещё более худшим испытаниям, выпадавшим на душу каждого из них. Да и чем, собственно, доктор мог теперь помочь, если и сам-то он еле держался на ногах. И без того худой и нескладный, доктор всё больше походил на обтянутый кожей скелет, на котором мешком болтался китель с погонами капитана медицинской службы.
       Но чудо всё же сотворилось как-то само по себе. Сначала корабельный эскулап в неведомо каком закутке трюма отыскал нивесть как завалявшийся там мешок пшеничной муки. Правда, нечего было и мечтать, чтобы выпечь из него более-менее пригодный для еды хлеб. Свалявшаяся, подмоченная водой мука превратилась в какую-то рыжую замазку с привкусом солярки. Тем не менее, кок исхитрился сготовить из неё нечто вроде супа с клёцкими. Вернее, это была горьковато-солёная на вкус вода, в которой плавали кусочки вязкого теста, прилипавшего к зубам. Но это было хоть какое-то подобие еды, создававшее иллюзию утоляемого голода.
       Потом вдруг сказочно повезло механику. Только за один вечер он выловил на свои блёсны три здоровенных тунца. Едва не весь экипаж сбежался в четвёртый отсек, чтобы поглазеть, как Митя Расходов,
       корабельный кок, готовил из добытого улова не просто уху, а прямо-таки "пищу богов". Невысокого роста, щупловатый, он казался тем не менее настоящим гигантом, который ловко орудовал ножом, разделывая свежую рыбу. А запахи! Какие божественные запахи вскоре поплыли по всему отсеку, как только в кипевшей воде стали вариться мясистые тунцовые куски. К счастью, отыскалось немного чёрного перца и даже лаврового листа, что придавало вареву пряный аромат. Маленькое, усеянное веснушками лицо Мити в общем-то было невзрачным, но в тот момент, когда он поддевал черпаком свою ушицу и при этом блаженно улыбался, то во всём экипаже не было человека, прекраснее его. Даже Митины веснушки, казалось, источали неподдельную доброту и ласку. Такое лицо бывает разве что у родной бабушки, когда она собирается кормить своих прибежавших с улицы проголодавшихся внучат.
       Обедал Непрядов не в кают-компании, а в первом отсеке, вместе с торпедистами, трюмными и боцманами, чтобы своим присутствием выказать им свою признательность и расположение. За общим столом самолично верховодил каплей Дымарёв. Момент был необычный, и поэтому команда в знак уважения просила минёра быть почётным бачковым. Орудуя чумичкой, он ловко поддевал в бачке наваристую уху и с нарочитой небрежностью пресыщенного гурмана раскидывал её по сдвинутым вместе алюминиевым мискам. Внешне матросы старались казаться предельно сдержанными по отношению к еде. Даже к рутинному ритуалу обеденной раскладки относились как бы с некоторым презрением, присущим истинным мореманам.
       Ели сосредоточенно, молча - впервые за много дней досыта. И никто не внимал призывам Целикова слишком не насыщаться, дабы потом не разболелись животы. Из голодовки, по его словам, надо было выходить
       постепенно и "с умом".
       - Эх, к такой-то закуси сейчас бы спиртяшки грамм по сто, - выдал своё желание Дымарёв, цепляя локтем сидевшего рядом с ним доктора и лукаво подмигивая. - Как вы полагаете, милый Александр Сергеевич? А не завалялось ли у вас где-нибудь в заначке полкило "шила"? Сознайтесь.
       - Может, и завалялось, мой ласковый Василий Харитонович, - туманно предположил Целиков, покосившись на разговорчивого минёра. - Вам-то что?
       - Да и ничего. Но могу же я поинтересоваться?
       - Поинтересоваться, конечно, можете. И не более того.
       - Ну, а если "менее", - вывернулся минёр. - Пускай и не по сто, а по пятьдесят с "прицепом", - предлагал он варианты, кривя при этом рот и озорно высвечивая золотой фиксой.
       Но доктор упирался и осторожничал.
       - Вот, уже и пиво изволь ему к спирту! Потом, глядишь, Эдиту Пьеху или Софи Лорен подавай вам на "десерт"?
       Отсек дрогнул от хохота.
       Только минёр и бровью не повёл.
       - А почему бы и нет? - Рассуждал он. - Ведь ничто человеческое нам не чуждо, тык скыть...
       - Извините, их тут негде взять. Потому как они по штату не положены.
       - Ваше упущение, доктор. Не позаботились, не предусмотрели...
       - Потерпите. Вот в базу вернёмся, я вам сразу трёх "маленьких лебедей" из Большого театра выпишу, а в придачу - женский хор имени Пятницкого, - посулил Целиков.
       - Это уж, извиняюсь, сексуальное излишество. Один я... столько не выдержу, если коллектив бе-че не поможет.
       - Вечно вы сачкуете, Виктор Харитонович, - укоризненно произнёс доктор. - Чуть что, так сразу и в кусты. Тоже мне, Казанова из-под Крыжопля! А у самого сто лет как на "пол шестого"...
       Все находившиеся в отсеке уже корчились, выпадая из-за стола. Смеялся и командир, сокрушённо качая головой. Он изумлялся тому, откуда у всех брались ещё силы так самозабвенно хохотать. Эти измождённые, вконец истощавшие люди веселились как дети. И тогда стало особенно понятно, что нет такой силы, которая сокрушила бы его экипаж. "Эти ребята никогда не погибнут, - подумал командир. - Они бессмертны".
       Только Собенин, по долгу службы тоже присутствовавший за столом, не разделял общего веселья. Он сердито хмурил густые брови, однако высказываться по этому оводу не торопился. Незлобивая, явно нарочитая перепалка двух офицеров в присутствии подчинённых казалась Льву Ипполитовичу неуместной. Тем не менее, это было небольшое торжество по случаю их общей удачи, и офицеры по-свойски веселились с матросами. Как никто другой Непрядов знал истинную цену таким вот безобидным отсечным подначкам. Нарочно их не придумаешь. Они всегда получаются как бы сами собой, экспромтом и одним канатом накрепко вяжут моряцкую дружбу, сплачивают экипаж.
       Весь остаток дня Егор пребывал в отменном настроении. Всё у него получалось и ладилось, за что бы ни брался. Подкрепившись, чем Бог послал, моряки уже веселее несли вахту. Лодка вполне сносно слушалась руля и давала под самодельным парусом до трёх узлов хода. Медленно и верно она шла к намеченной цели, и в этом было их общее, одно на всех спасение.
       Однажды к Непрядову заглянул Дэви Имедашвили. В руках у него была толстая амбарная книга. Егор сразу её узнал. Когда-то, ещё в бытность свою старпомом, он старательно записывал в этот фолиант всё то, что касалось устройства корабля и особенностей в его управлении. Вообще, такие записи для себя делал каждый офицер, стремившийся на лодке до мелочей, до винтиков познать своё дело. Потом, как водится, надобность в такой книге отпадала, поскольку её владелец начинал сознавать себя достаточно подготовленным специалистом.
       - Откуда она у вас? - полюбопытствовал Непрядов.
       - Перешла как бы по наследству, - напомнил помощник. - Вы же сами кому-то подарили эти записи, а теперь вот они у меня.
       Вспомнил Егор. В свое время, в спешке уезжая на командирские классы, он действительно отдал свою книгу кому-то из молодых штурманов. Потом об этом и думать забыл.
       - Но дело, собственно, не в самой книге, - продолжал Дэви, - а вот... Завалялся между страницами прекрасный женский образ, - и с этими словами он выложил на стол перед Непрядовым старую Катину фотокарточку, которую Егор считал давно и безвозвратно утерянной.
       - Как она туда попала? - обрадовано удивился Егор, подвигая к себе фотографию слегка задрожавшими пальцами. - Не мог же я оставить её в этой книге!
       - Так точно, никак не могли, - подыграл помощник. - Фото за спинкой дивана в вашей каюте нашли. Так думаю, во время приборки туда по неосторожности смахнули. Потом все же нашли, сунули в эту вот книгу.
       - Чего же раньше-то мне её не дали?
       - А как? Вы же тогда в Питер на классы уехали. Потом все позабыли
       про эту фотографию, да и про книгу. Сегодня наткнулся на неё в своём рундуке и начал, так себе, листать, - Дэви показал ладонью, как он это небрежно делал. - И вижу - вах! Какая красавица! Сразу догадался, что это ваша женщина.
       - Не просто женщина, а жена, - поправил Егор, глядя на вновь ожившие перед ним черты дорогого лица. Вместе с тем он чувствовал, как с ним начинает твориться что-то неладное: у него дрожали не только пальцы, но и губы непонятно почему становились какими-то непослушными, жёсткими, будто их скрепляли суровыми нитками.
       - Спасибо, капитан-лейтенант, - выдавил он с трудом и жестом руки отпустил помощника.
       Оставшись наедине с самим собой, Непрядов уже совсем не понимал, что с ним творится. Казалось, с фотографии как ни в чём ни бывало сошла грациозная, совсем ещё юная гимнастка в цирковом трико. Она была здесь, рядом. Егор опять видел её большие глаза, прямой носик и маленькие пухлые губки - родные и милые черты, которые он в суете корабельных будет уже начал забывать.
       Крупная непрошеная слеза ползла по небритой щеке командира. Он её не стыдился и не смахивал. Это было всего лишь эпизодом, частичкой его личной жизни, о чём он имел право вспомнить, чтобы уже в следующее мгновенье не принадлежать самому себе.
       А по календарю исходила на нет осень и близилась зима. Океан по-прежнему простирался на сотни миль вокруг безликим и безжизненным пространством. Казалось, конца и края не будет слишком уж затянувшемуся автономному плаванию, да ещё в аварийной ситуации, когда не работали корабельные механизмы и приборы. Вот и единственный куль муки иссяк. Питаться приходилось одной лишь
       рыбой, которую всё же удавалось иногда ловить.
       Сам Непрядов и все офицеры постоянно лазали по отсекам, разговаривали, как могли поддерживали погрустневших, осунувшихся моряков. Но и отцы-командиры были не из железа. Силы у людей постепенно таяли, некоторые уже с трудом несли вахту и всё больше отлёживались на койках.
       Доктор Целиков особенно нервничал, потому как в экипаже появились признаки дистрофии. Даже чувство голода исподволь у некоторых стало пропадать. Александр Сергеевич пичкал моряков какими-то таблетками, убеждая, что это может помочь. Корабельный эскулап понимал, что он становится скорее утешителем, чем исцелителем.
       В какой-то мере команду спасало, что пока не было недостатка в пресной воде. Как-то по курсу попался небольшой необитаемый островок, и там по счастью отыскался родник. Вода оказалась вполне пригодной для питья, и ею "под завязку" загрузили целую цистерну. Да только одной лишь водой, как известно, сыт не будешь. Всем по-прежнему хотелось хотя бы сухую корку хлеба пожевать.
       20
       Вечерело. С высоких небес на океан полилась густая синь, краплёная россыпью далеких звёзд. В тишине временами хлобыстало полотнище паруса, вознесённого над рубкой, да еле слышно журчала вода, струившаяся вдоль ватерлинии. Это немного успокаивало Непрядова. Корабль всё-таки не прекращал своего движения. Проверив верхнюю вахту, Егор спустился на нижнюю палубу. В центральном поговорил немного с механиком о делах житейских и побрел к себе в каюту, намереваясь вздремнуть.
       В командирском жилье стоял полумрак. Тускло светил над входной дверью аварийный плафон, создавая иллюзию присутствия в каком-то мире нереальных, фантастических видений. Но это был всё же привычный мир его подводного обитания, где душа на короткое время находила покой и отдохновение.
       Раздевшись, Егор лёг под одеяло и стал ждать пришествие спасительного сна, когда можно будет хоть на короткое время избавиться от не проходящего желания чего-нибудь поесть. Сопротивляясь навязчивым мыслям о еде, он пробовал думать о чём угодно, только не о том, каким вкусным может быть обыкновенный ржаной сухарь. Однако это было выше его сил и "окаянный" сухарь всё время присутствовал перед глазами - тот самый, который он, забавы ради, однажды немного погрыз, а потом, почти целехоньким, швырнул за борт на съедение алчущим бакланам. И век бы о том не вспомнил, а вот теперь - надо же...
       Скрипнув, дверь отодвинулась, вобравшись на роликах в полую переборку, и в тесном проёме обозначилась грузная фигура Колбенева.
       - Ты не спишь, Егорыч? - последовал вопрос.
       - Сплю, - недовольно буркнул Егор.
       - Ну, спи, спи, - позволил Вадим, тем не менее бесцеремонно усаживаясь на командирскую койку и всей мощью своего обширного зада придавливая дружку ноги.
       - Хрен моржовый, - простонал Егор. - У меня ж нога не зажила.
       - Ну, извини, - посочувствовал Вадим. - Я и забыл, мсьё, что вами рыбка закусить хотела.
       - Вот именно, - сердито проворчал Егор. - Хотел бы я видеть тебя на моём-то месте. Ты бы уж точно в трубу торпедного аппарата не влез и в
       "корме" своей необъятной враз бы пробоину получил.
       - Политработников акулы не кушают, - назидательно сказал Вадим. - Это не их пища.
       - А что, брезгуют? Иль боятся, что могут как от грибочков травануться?
       - Запомни! Мы - это стальная или гранитная твердь, а потому капиталистическим акулам не по зубам.
       - Что ж, на тебе, может, акула и впрямь бы поломала зубы, или, на худой конец, поперхнулась, - согласился Непрядов. - А вот подсунь ей твоего Собенина - она бы точно отравилась.
       Колбенев польщёно хохотнул.
       - А вот тебя, Егорыч, эта людоедка не только с удовольствием, но и поделом бы сожрала. Зря поторопился удрать от неё.
       - Ты так думаешь?
       - Похоже, Собенин так думает.
       - А почему? Чем это я ему так напакостил?
       - Был у меня тут разговор с твоим комиссаром. Оказывается, у него масса всяких претензий к тебе.
       - Тоже мне, Америку под Жмеринкой открыл. - Егор лениво зевнул. - А впрочем, это его личное дело.
       - Не скажи... Собенин всегда остаётся себе на уме и отнюдь не так глуп, как может показаться. Тут дело в другом.
       - Это в чём же? - Непрядов возбуждённо заворочался, приподнимаясь на локтях.
       Колбенев помолчал, как бы подхлёстывая Егорово нетерпение.
       - Скажи, только откровенно, - заговорил, наконец, Вадим. - Вот ты, будучи в лагуне, сознательно подготовил тогда лодку к взрыву? Ведь
       так?
       - Допустим, так, - подтвердил Непрядов, с подозрением косясь на дружка.
       - И ты в самом деле мог бы её взорвать?
       - А почему ты сомневаешься? При определенных обстоятельствах я бы это непременно сделал.
       - Я и не сомневаюсь, - горестно сказал Вадим. - Так что уж лучше было бы, если акула тот раз тебя сожрала бы со всеми потрохами.
       - Даже так?
       - Именно так! А о людях ты подумал?.. Пойми меня правильно, ведь я не говорю о самом себе, или о Кузьме. Мы оба в любом случае остались бы вместе с тобой до конца и по чувству долга и по нашей личной привязанности к тебе. Такова уж наша доля. Но ради чего, скажи на милость, надо тащить за собой на тот свет весь экипаж? Кому нужно это самоубийство по долгу службы, да ещё в мирные дни! А ведь всех их на берегу ждут матери, жёны, дети...
       - Как же ты плохо меня знаешь, Вадим. У меня и в мыслях не было совершать групповое самоубийство. А ты бы спросил прежде Дымарёва, который минировал корабль и посему получил все необходимые указания.
       - Ну и что?
       - А то самое... Если б нам не удалось перемахнуть через коралловый барьер и лодка застряла бы на нём, то экипаж первым делом должен был бы покинуть борт и перебраться на остров. В данном случае я считал бы себя вправе рисковать лишь собственной жизнью. И ничьей другой. Понимаешь, ничьей!..
       Оба вновь помолчали, как бы остывая и боясь друг другу наговорить
       лишнего.
       - И потом, вспомни: Руднев тоже ведь приказал потопить "Варяг" уже после того, как отдал команду всем покинуть борт, - защищался Непрядов. - А кто его за это осудил?
       - Эх, Егорыч, - отступчиво сказал Вадим, обнимая и притягивая Непрядова к себе. - Верю, что так бы оно и было на самом деле. Но это всё сам я от тебя должен был бы услышать. А то засекретился, понимаешь...
       - Что ж об этом было бестолку болтать раньше времени?
       - Мне бы с Кузьмой мог сказать, - укорил Колбенев. - Мы бы тебя не оставили. В этом тоже можешь не сомневаться.
       - Я и не сомневаюсь, - Егор отходчиво хмыкнул. - Но мне вашей жертвы тоже не надо. А то пришлось бы в самый критический момент обоих с мостика гнать пинками под зад.
       - Ладно уж, не геройствуй, - Колбенев подпихнул дружка локтем. - И слава Богу, что ничего такого не случилось, - и выдал проникновенно. - А всё ж ты молодчина, экипаж всем тебе обязан. И люди это понимают, верь мне.
       - А ты вот не поверил...
       - Ну, хватит. Пойми и ты меня. Я ж тебе не Собенин все-таки, который любой факт перевернёт, как ему выгодно. Я ведь пекусь прежде о людях, а не о собственной выгоде.
       - Да разумеем, - сказал Егор, потирая онемевшую ногу - Тоже, чай, не кнехт вместо головы на плечах имеем.
       Снова помолчали, явно довольные тем, что не было теперь меж ними никакой размолвки.
       - Нога-то что, все еще ноет? - спросил Вадим участливо.
       - В пределах терпимого, - заверил Егор, продолжая потирать бедро. - И не более того.
       - А вот у меня, знаешь ли, душа в последнее время болит, - признался Вадим. - И мысли в голове какие-то странные, будто не мои.
       - О чём ты?
       - Все вот думаю, какого лешего послали нас в эдакую "тьму таракань"?
       Непрядов удивлённо вскинул брови, будто услыхал сущую нелепицу.
       - Странно, что ты не понимаешь, зачем именно, - сказал Егор жёстко. - Цель похода известна тебе отнюдь не хуже, чем мне самому.
       - Да я ведь совсем не о том. Задача в её априори понятна, но вот какова сверхзадача, довлеющая над всем остальным - это для меня загадка. Неужели столь велика стоящая перед нами цель, чтобы она эквивалентна была жизни целого экипажа? Ведь никому не нужна от нас такая жертва. В мирное время просто невероятно трудно в это было бы поверить.
       Непрядов раскрыл было рот, собираясь возразить, но Колбенев вскинул ладонь, прося не мешать.
       - Я понимаю, - продолжал со всем жаром Вадим. - Если была бы, скажем, страна в опасности, то надлежало бы защищать её, не жалея живота своего. Так ведь ничего же такого похожего нет. Люди спокойно летают в космос, варят сталь, растят хлеб, рожают детей. А вот у нас идёт какая-то непонятная игра, ставками которой по-прежнему являются человеческие жизни. Ведь чего-то стоят они! А что же получается? Есть мы - хорошо, а нет нас - ну и хрен с нами. Как могли, свой долг мы исполнили. А потом вдруг окажется, что это никому не нужно было, что эти самые координаты приводняющихся ракет - всем до лампочки.
       - Не так всё просто, - вклинился Егор, прерывая разговорившегося дружка. - Мы не знаем пока всей истины. А что, если завтра война?
       - Трудно сказать насчёт завтра. Вот вчера мы её точно уж на собственной шкуре испытали. Даже в борту дырок нам понаделали, чтоб не сомневались, - и вдруг откровенно спросил. - А скажи, командир, была ли у тебя мысль рвануть напоследок тельняшку на груди? Словом, помирать, так с музыкой: выйти в атаку и скомандовать "пли" из носовых аппаратов... Не одним же нам, в конце-то концов, погибать?
       - Знаешь, а ведь была, - честно признался Егор. - И ты не представляешь даже, каких мук стоило мне избавиться от этого желания. Было что-то такое, что выше моих сил.
       - Вот видишь, а другой на твоем-то месте мог бы и не стерпеть. А что тогда?
       - Да что ты привязался? Приказ есть приказ. И потом, я верю в разум и ничуть не сомневаюсь в целесообразности того, что мы делаем. Другой вопрос, в какой ситуации мы оказались.
       - Тогда почему? Всё в этом мире порой на волоске висит. Мы, вот здесь, - Вадим указал пальцем себе под ноги, - чуть острее чувствуем и понимаем, чем все остальные, которые остаются на берегу. Потому что в сущности своей служим запалом к тому самому термоядерному боезапасу, которым трижды можно уничтожить на земле всё живое. А ведь, не дай Бог, грохнет однажды... Ой, как грохнет, если нервы у какого-нибудь придурка откажут.
       - Брось, накаркаешь ещё. Мы с тобой ведь не лишились рассудка. Почему же другие не останутся в здравом уме?
       - Блажен, кто верует, - Вадим грустно вздохнул. - Я ж не могу избавиться от мысли, что кто-то совершил крупный прокол, послав нас
       одних в столь отдалённый чужой полигон и не продумав до конца всех последствий. Страшно представить, что о нас позабыли, бросив на произвол судьбы. И вот мы сейчас расплачиваемся собственными головами за чью-то ошибку.
       - Позволь, а разве меньшую ошибку совершают те, кто посылают свои "Огайо" к нашему Кильдину? В таком случае наше пребывание в их полигоне становится вполне оправданным. У нас говорят: клин клином вышибали. Суть вопроса в том, кто первый начал такое безумие творить, надеясь на свою безнаказанность.
       - Теперь это уже не имеет значения. Для меня куда важнее, кто теперь первым наберётся ума и здравого смысла прекратить это безумие.
       - Поживём - увидим, - назидательно изрёк Егор. - Тогда во всём разберёмся. Вот вернемся в базу, и многое станет ясно. Пока же выбор у нашего экипажа так же невелик, как и у всего человечества: либо жить сообща, либо умереть всем вместе... В этом суть вопроса в наш термоядерный век.
       Непрядов бесцеремонно ткнул дружка в бок, мол, проваливай, пора спать. Тот нехотя поднялся, вздохнул и вышел, плотно затворив за собой дверь.
       Но Егор долго не мог заснуть, осмысливая выплеснувшееся на него откровение дружка. Самому себе он не мог не признаться, что Вадим всё-таки был прав, по крайней мере, в одном: слишком уж быстро все о них позабыли, будто его лодки вместе с экипажем и впрямь никогда не существовало. Но свежо ещё в памяти было, как забеспокоились все, когда в Бискайском заливе тонул подводный атомоход, в отсеках которого, в сущности, находились такие же ребята, как и сейчас вот на его собственной лодке. Но что изменилось? Почему они, вольно или невольно, стали всеми отверженными? Егор искал и не находил ответа на мучивший его вопрос. Вот когда он впервые ощутил, сколь непомерно тяжела его командирская ноша - тот непосильный крест, который тем не менее предстояло тащить на своих плечах.
       Непрядова разбудили ранним утром, когда над морем едва занимался бледный рассвет. Дымарёв, стоявший на вахте, просил его срочно подняться на мостик. Когда Егор выбрался из верхнего рубочного люка и первым делом глянул за борт, то не поверил собственным глазам. В полутора кабельтовых от лодки лежало в дрейфе небольшое судно под болгарским флагом.
       Ошарашенный от радости, Дымарёв всё ещё держал в руке выгоревший фальшфейер, огнем и дымом которого он привлекал к себе внимание, подавая сигнал "СОС". И только лишь с появлением командира, как бы опомнившись, минёр швырнул отработанную трубку за борт.
       Дальше всё складывалось как нельзя лучше. С "братушками" договорились без проблем. Оказывается, всего несколькими часами ранее с этим болгарским сухогрузом на близком расстоянии разошёлся курсом советский боевой корабль. Капитан и командир обменялись даже приветственными семафорами. Для болгарского радиста не составило большого труда связаться тем самым кораблём и передать координаты лодки с просьбой о немедленной помощи.
       Узнав, что у русских братушек давно кончился провиант, и они питались лишь тем, что Нептун подаст, капитан тотчас распорядился передать подводникам хлеба, консервов и несколько бутылок сухого красного вина. Непрядов же, в знак благодарности и моряцкой дружбы, подарил капитану свой кортик. Сухогруз вскоре лёг на прежний курс, а
       лодка опять осталась в одиночестве, ожидая поспешавший к ней на выручку корабль. От хороших вестей морская братва в отсеках начала оживать. Теперь уже никто не сомневался, что спасение близко. Но куда больше ликования вызывали пленительные запахи, которые снова потянулись из четвёртого отсека. Митя Расходов опять готовил обед, не экономя, по полной раскладке.
       Где-то под вечер на горизонте появилось тёмное пятнышко. По мере приближения оно все больше увеличивалось, пока, наконец, не обрело стройные очертания большого вспомогательного корабля. Но ещё прежде, чем тот приблизился, над субмариной появился противолодочный гидросамолёт класса "Нептун". На светло сером толстом фюзеляже отчетливо выделялась синяя звезда и эмблема с оскаленной собачьей мордой. До предела снизившись и натужно гудя моторами, "Нептун" медленно прошёлся сперва по левому борту, потом, после разворота, по правому. Вероятно, пилот всё же перехватил посланную с борта сухогруза радиограмму, которая передавалась военному кораблю открытым текстом. Неспроста же этот самый "Нептун" барражировал в столь отдалённом районе. Похоже, он целенаправленно искал ту самую лодку, которая так неожиданно и нахально ушла от своих преследователей.
       Когда неповоротливый, грузный "Нептун" проходил на предельно низкой высоте очередной раз вдоль борта, Обрезков неожиданно вскочил на ограждение рубки во весь рост и весьма нелюбезно показал пилоту отогнуты средний палец - надо полагать, для любого американца жест вполне понятный...
       В ответ "Нептун" лишь покачал крыльями, будто покрутив пальцем у виска.
       "Лошадиного тебе... в твою задницу!" - выкрикнул Кузьма злорадно и весело, как если бы пилот мог расслышать его обидные слова.
       - Кузьма-а, - со снисходительной укоризной в голосе протянул Колбенев. - Опять забыл: ты же не подручный при домне, а морской офицер, старший помощник командира корабля. Будь всё же толерантным по отношению к пилоту. Не сыпь ему соль на рану, пока он на тебя сверху не пописал. Я так полагаю, этому несчастному лопуху и без того начальство крупный фитиль куда надо вставит, за то что нас проморгал. И потом, нецензурно выражаться на международном уровне - это же не по этикету.
       - Пуская не по этикету, но зато справедливо и от души! - ещё больше распалялся неугомонный Кузьма. - Знай наших, задница лошадиная! Кляча водовозная!
       - Егор Степанович, - продолжал ехидно удивляться Вадим. - Вы случайно не знаете, откуда это у Кузьмы Петровича какие-то конские замашки вдруг появились?
       - Опять зажеребился, - компетентно расценил Егор, кивая на Кузьму. - Щец кисленьких похлебал и опять захотелось в табун, к юным кобылицам. А старые клячи, надо полагать, его не устраивают.
       - Это что, опять в женское общежитие при рыбозаводе, где его однажды уже застукали? - припомнил вредный Вадим.
       - Ну, вроде того, - подтвердил Егор. - Только хотеть - это ещё не значит мочь...
       - Как это, как это?! - встрепенулся Кузьма, задетый за живое.
       - А так, - принялся за Егора растолковывать Вадим. - Дело это, сам понимаешь, не только интимное, но и ответственное: чуть что не так,
       сраму на всё общежитие не оберешься. Там ведь надо о-го-го как! А ты? Ну, что ты теперь можешь?
       - Это я-то не смогу?! - возмутился Кузьма.
       - Ты, ты, Кузьмич, - согласно закивали головами Егор с Вадимом, делая вид, что крайне обеспокоены за дружка.
       - Ты бы, Кузьмич, уж поберёг себя, поэкономил бы, так сказать, а то ведь исхудал и ослаб, - увещевал Егор.
       - А ну, как и впрямь слабину дашь? - сеял сомнения Вадим. - Не сотворишь в женском общежитии никакого, понимаешь, "бесчинства", а нам потом краснеть за тебя.
       Такого издевательства Обрезков уже вынести не смог.
       - Да вы бы на себя в зеркало поглядели, чукчи! - на небритом лице его изобразилось удивление. - У одного только кожа, да кости, как у Рамсеса в гробнице, а у другого что и осталось, так одни лишь "партейные" усы, да и те совсем оплешивели. От вас и самих-то сейчас никакого проку нет к бабе подпускать. Ведь ничего же не останется, как только прижиться к ней, заплакать и тут же, на грудях, крепко уснуть.
       - Ну и нахал! - только и мог сказать на это Вадим, грозя дружку пальцем. - Да за такие гадкие слова и кастрировать тебя мало.
       На этом трёп и подначки пришлось прекратить. С подходившего корабля на лодку дали прожектором семафор.
       - Товарищ командир, - доложил сигнальщик, не отрывая глаз от бинокля. - Сообщают, что это аварийно-спасательный корабль Черноморского флота "Аракс". Следует из Гаваны в Севастополь.
       Такой редкой удачи Непрядов и представить себе не мог. На душе у него сразу отлегло. Он уже не сомневался, что все их неприятности и беды теперь уж точно остались позади. Экипаж выстоял, и лодка
       спасена.
       Не прошло и четверти часа, как оба корабля уже дрейфовали вместе, сцепившись бортами при помощи швартовых концов. Капитан третьего ранга Шелаботин, спустившись по перекинутому трапу на борт лодки, поначалу даже не узнал никого из своих однокашников по училищу. Перед ним стояли одинаково исхудалые, давно небритые люди, и можно было лишь предположить, сколько лиха выпало на их долю за долгие месяцы затянувшегося автономного плавания.
       Шелаботин деловито и сухо представился, вскину руку к щегольской синей шапочке с козырьком и кокардой.
       Когда Непрядов, еле сдерживая улыбку, назвал себя, и поочередно представил Обрезкова с Колбеневым, командир "Аракса" всё ещё никого не узнавал. Он с недоумением и подозрительностью глядел то на одного, то на другого. И уж, верно, мелькнула мысль, а не провокация ли это? Да и что общего могло быть между этими одичавшими оборванцами и его дружками-однокашниками? Разве не помнил он их, всегда подтянутых и неотразимо элегантных, блиставших золотом курсантских якорей на танцах и званых вечерах? И только внутренний голос начал подсказывать: как же ты ошибаешься, командир... И не по внешности, а скорее по весёлым глазам и голосу он всё же признал их.
       Друзья крепко обнялись. Когда эмоции улеглись, поговорили о неотложных делах. Условились, что вечерком найдут время, чтобы накоротке отметить встречу. Потом Непрядов вместе с Шелаботиным уединились на "Араксе" в командирской каюте, и Егор поведал, что приключилось с его лодкой и экипажем.
       - Ты знаешь, а я ведь своими ушами слышал, - сказал Шурик. - Американцы по радио трепались, что, якобы, какая-то неопознанная
       лодка потерпела аварию и затонула на больших глубинах.
       - А наши что?
       - Отрицали, что это могла быть наша лодка. Ведь американцы не представили никаких доказательств, несмотря на все поиски. А трепаться все умеют.
       - Что ж, были основания полагать, что лодка погибла. Только мы, как видишь, всё-таки живы.
       - Именно! - воскликнул Шелаботин, ткнув пальцем в Егора. - Они думали, что потопили вас, а преподнесли это как аварию на борту, из-за чего лодка будто бы погибла. А теперь получается, что "красно - полосатые" маху дали, на всю Атлантику опозорились.
       Находившаяся на "Араксе" бригада ремонтников тщательно обследовала все повреждения, которые получила субмарина. Пришли к выводу, что прочный корпус покрепче можно залатать ещё в море, собственными силами. Возможность была вновь оживить и некоторые наиболее важные приборы, бездействовавшие из-за поломок. А поскольку дизеля оставались в исправном состоянии, то после дозаправки топливом лодка могла бы идти самостоятельно.
       Но прежде решено было взять лодку на буксир и все ремонтные работы проводить на ходу, благо держался штиль, и метеосводки на ближайшие дни ухудшения погоды не предвещали.
       21
       В базу лодка прибывала, когда на Севера надвигалась долгая полярная ночь. Вновь зажглись, вплоть до будущей весны, маяки и опознавательные знаки, а на краю неба заполыхали неоново-розовые сполохи Северного сияния. Всё чаще по курсу попадались пока ещё нестойкие ледяные поля, которые лодка осторожно распихивала своими
       наспех залатанными бортами. Шли своим ходом, на полных оборотах винта, как дорогую реликвию сохраняя в надстройке самодельный парус, сшитый из одеял, чехлов и распоротых по швам матросских роб.
       У пирса лодка ошвартовалась так же незаметно и буднично, как и уходила на свое особое задание. Не было ни встречающих, ни оркестра, полагавшегося в столь торжественных случаях. Похоже, что специально об их прибытии никого даже не поставили в известность. Вероятно, имелись какие-то причины, чтобы не привлекать к возвращавшейся лодке излишнее внимание. Непрядов так и понял. Только спустя какое-то время, когда их возвращение перестало быть тайной, к ошвартовавшейся уже субмарине стали сбегаться люди. Неведомо каким образом слух прошёл по поселку, и вот уже стало видно, как оттуда птицами полетели по косогору на берег офицерские и мичманские жёны. В слезах радости начались объятия, поцелуи. Лишь командир одиноко стоял в сторонке и радовался чужому счастью.
       В какое-то мгновенье Егору опять померещилось, что Катя непременно должна быть где-то здесь, в этой радостно шумящей, говорливой толпе. Она из-за чьей-то спины пристально наблюдает за ним, подыскивая лишь удобный момент, чтобы объявиться и подойти к нему. Но, как ни старался, жены своей он так и не заметил. Потому что её здесь просто не было, да и не могло быть. Пропасть расстояния между ними меньше не становилась.
       Вздохнув, Егор начал пробираться сквозь ликующую толпу. Он направился в штаб, чтобы лично доложить о возвращении лодки с моря. Шёл не торопясь, тяжелой походкой уставшего человека, но с лёгким сердцем от ощущения исполненного долга. Только всю дорогу, вплоть до дверей штаба, Катин взгляд неотступно преследовал его, волновал.
       Не поборов искушения, Егор даже оглянулся и - вновь никого.
       Комбриг Струмкин встретил Непрядова доброжелательно, хотя как-то немного натянуто и сдержанно. Он внимательно выслушал подробный доклад о всех злоключениях и переделках, в каких лодке пришлось побывать и попросил всё это подробно изложить в рапорте.
       - Не буду скрывать, Степан Егорович, - сказал комбриг. - Мы почти уверены были, что ваша лодка погибла. Но вы поймите, какая непростая ситуация складывалась вокруг вас, - и Струмкин принялся излагать оперативную обстановку.
       Выбрав подходящий момент, Непрядов всё-таки напрямую задал мучивший его вопрос: что произошло, почему лодку не искали, отчего даже официальной встречи её не было устроено?
       Прежде чем ответить, Струмкин какое-то мгновение пристально и, вместе с тем, с явным сочувствием глянул на Непрядова, будто вынужден был по долгу службы сказать именно то, что лично ему, по человечески, говорить совсем не хотелось.
       - Не всё так просто, Егор Степанович, - заговорил приглушённо, будто опасаясь, что их могут подслушать. - Строго между нами: некоторые головы в штабе флота недовольны тем, что в ходе выполнения своей задачи вы наделали слишком много шума, полностью демаскировали себя. Такое могут и не простить. И потом, ведь минули все сроки, которые позволяли бы надеяться, что лодка цела и экипаж её жив. Об этом же свидетельствовали и полученные разведданные. Все говорило за то, что вы погибли.
       - А получилось, мы непредвиденно живы? - оскорблённо не утерпел Непрядов.
       - Поймите правильно, командир, - терпеливо объяснял комбриг, будто мимо ушей пропустив упрек Егора. - Все доходившие о вас слухи выглядели настолько неправдоподобно и нелепо, что невольно смахивали на какую-то ловко подстроенную провокацию, в которую нас будто бы пытались втянуть. Именно так это всё расценивали некоторые штабные головы.
       - Но мы-то реально существовали, действовали!
       - Спокойнее, спокойнее, Егор Степанович, - строго предупредил комбриг. - Лично я ничуть не сомневаюсь в вашей правдивости, стойкости, в преданности нашему общему делу и, наконец, в обыкновенной человеческой порядочности. И я это готов кому угодно доказать. Да вот только не всё от меня самого зависит. Вам придётся ответить на некоторые вопросы, и задавать их буду не я. Вы понимаете меня, командир?..
       Непрядов угрюмо кивнул, не предвидя для себя ничего хорошего. По его разумению, теперь предстояло ходить по начальству и всем доказывать, что ты не верблюд...
       Выйдя из штаба, Непрядов яростно тряхнул головой, отгоняя от себя прочь дурные мысли, роем роившиеся в его голове. Что бы там ни было, но он задание выполнил, как сумел привел свой корабль в базу и при этом живым - здоровым сохранил весь свой экипаж. Чего-нибудь это да стоило, вопреки всем хитросплетениям и тонкостям штабной политики. Ему нечего было скрывать от начальства и было что сказать в свое оправдание, отчего в складывавшейся обстановке он вынужден был поступать именно так, а не иначе. Ведь не секрет, что на берегу всегда находится много умников, которые берутся судить тех грешных, у кого в море что-то случается. Вот и выходит: если не грешить, так и в море не ходить. Только ведь служба моряцкая порой рука об руку с бедой ходит, вынуждая совершать в море такое, что немыслимо было бы сделать на берегу. А потом вдруг оказывается, что иначе и быть не могло, поскольку у моря свои законы, свой вековечный кураж, который с берега никому не понять.
       В этот вечер экипажу лодки не устроили полагавшийся в таких случаях торжественный ужин. В матросской столовой не было ни торжественных речей, ни жареных пончиков, на которые любившая поесть матросская братва так рассчитывала, желая поправить свои отощавшие желудки. Чтобы окончательно не испортить своим ребятам вечер, Непрядов отужинал вместе со всем экипажем. Подняв кружку с компотом, поздравил своих моряков с окончанием похода, а после дружного троекратного "ура" всем просто пожелал хорошего аппетита. Матросы догадывались, что происходит нечто неладное, и потому не обижались на своего командира.
       Непрядов с теплотой и любовью глядел на своих подчинённых, сидевших за столом по обе руки от него. Ещё недавно они выглядели какими-то изголодавшимися оборванцами, похожими на потерпевших кораблекрушение пиратов. Теперь же это были исполненные собственного достоинства и гордости воины подплава, облачённые в отутюженную форму первого срока, в свежих голубых воротничках и в надраенных до блеска ботинках. Их юные лица всё так же неестественно бледны, со следами ещё не прошедшей усталости. Но сколько было огня в их глазах, нескрываемого восторга и чувства преданности своему командиру. Егор всегда понимал, что он значил для каждого из этих ребят. Они свято верили ему даже на краю бездны, и он всё-таки совершил нечто мыслимое и немыслимое, чтобы оправдать их надежды и укрепить их веру.
       Егор ничуть не сомневался, что все они как один снова пошли бы за ним, исполненные убеждённости и доверия, если бы вдруг дали приказ опять далеко и надолго уйти в океан. Измождённые, измученные предыдущим походом, они всё же нашли бы в себе новые силы и отвагу, чтобы снова выстоять и победить. И в этом был, пожалуй, ни кем ещё не разгаданный секрет двужильной стойкости русского матроса, готового исполнить свой долг за гранью немыслимого предела.
       На другой день Непрядову сообщили, что по настоянию Широбокова его временно, до выяснения всех обстоятельств похода, отстранили от командования лодкой и вывели в резерв. Егор воспринял эту весть как гром средь бела дня. Он готов был предположить всё, что угодно, только не отстранение от должности. Первым желание было ворваться в кабинет начпо и высказать ему прямо в глаза всё, что он думает о его столь "мудром" решении. Но этого ему не позволил сделать Колбенев. Он перехватил взбешённого Егора буквально на пороге Широбоковского "предбанника" и силой уволок в свой кабинет, подальше от той роковой черты, когда потерявший самообладание дружок уж точно ничего не смог бы доказать в оправдание своих поступков, а лишь навредил бы самому себе. С превеликим трудом Колбенев втолковал Егору, что в его шатком положении не оставалось ничего другого, как ждать и надеяться на благоразумие вышестоящего московского начальства. Ведь могло статься, что от комбрига, который всегда был на стороне Егора, уже мало что зависело. "А дров наломать по горячности или недомыслию, - убеждал Колбенев, - никогда не поздно, дело это нехитрое". Поостыв, Непрядов согласился с доводами Вадима и побрёл домой. Решил плюнуть на все затевавшиеся вокруг него дрязги и хотя бы как следует отоспаться.
       Безрадостным было возвращение Непрядова на берег. В свою
       "холостяцкую" квартиру не хотелось даже заглядывать - настолько всё там представлялось опостылевшим, давно приевшимся и убогим. Никто его там не ждал, да и в бригаде, так получалось, он никому не стал нужен. Но поскольку больше податься было некуда, то поневоле пришлось идти домой.
       Егор открыл ключом входную дверь, пнул её ногой. В лицо дохнуло застоявшимся, спёртым воздухом запустения. В прихожей скинул с плеч тяжёлую меховую кожанку, переобулся в тапочки. Кругом всё покрылось пылью, плесенью, но уже не было ни сил, ни желания прибраться. Раньше, по доброте душевной, за квартирой присматривала Регина, да только она по каким-то своим делам давно была в отъезде. Поэтому Егор немного чувствовал себя беспризорником. Решил, что устроит здесь надлежащий аврал как-нибудь потом, когда появится до всего этого охота.
       Непрядов повернулся, чтобы закрыть дверь, которая оставалась распахнутой, и здесь его взгляд остановился на почтовом ящике. В нём что-то было. Оживившись, он извлёк оттуда несколько писем, показавшихся бесценным даром судьбы. Тотчас присел к столу, смахнув с него на пол старые газеты. Одно за другим он стал жадно читать эти письма. Дед всё так же витийствовал мыслью и печалился за своего внука, по-прежнему звал его к себе "хоть на денёк, хоть на минутку". Аккуратным ученическим почерком писал Стёпка. И тот же вопрос, от которого щемило сердце: "Папа, когда же ты приедешь?" Только от Кати, как и раньше, не было ни строчки. И чем больше Егор думал о ней, тем сильнее лезли в голову всякие "чёрные мысли". Жена как бы всё время отдалялась от него, а он уже не знал, как этому воспротивиться. Да и нужно ли было искать какое-то сближение, если в нём, похоже, совсем не нуждались?.. Вероятно, у неё складывалась своя, иная жизнь, в которой Егору уже не было места. Собственно, кому он теперь нужен, этот исстрадавшийся мореход-неудачник, потерпевший сокрушительное кораблекрушение в собственной судьбе. Ведь это в море ему чаще везло, а на берегу он оказывался в положении выброшенной на берег рыбы, которая начинала задыхаться. Удача будто отступалась от него, как только он покидал борт лодки.
       Но Катя! Как он думал о ней в море, как тосковал, порой не находя себе места. Он ничего не мог поделать с постоянным влечением к ней, которое всегда было выше его сил. А теперь вот оставалось единственное, что согревало душу, так это приветливые, тоскующие о нём слова от деда и от сына. Ради них стоило всё-таки и жить, и драться до конца за свою офицерскую честь, оказавшуюся по подозрением по чьей-то недоброй воле.
       Дни, проведенные в резерве, казались более пустыми и бесполезными, чем пребывание на гарнизонной гауптвахте, где Егору однажды приходилось посидеть в бытность свою курсантом. Безысходность и скука буквально выматывали душу. О Непрядове будто все позабыли, точно его в бригаде вообще никогда не существовало. Он мог сутками не ходить на службу, и это никого не трогало. Приезд группы дознавателей из штаба флота по какой-то причине откладывался со дня на день, и этому, казалось, не будет видно конца.
       Сперва Егора удручало, что некоторые его сослуживцы с состраданием и жалостью глядят на него при встрече, словно он был неизлечимо болен. А находились и такие, кто вообще перестал с ним здороваться. Впрочем, Непрядов к такому отношению настолько привык, что перестал реагировать на вскользь брошенные на него взгляды. Его уши притерпелись к тем пересудам и слухам, которые постоянно доходили до него. Одни предполагали, что Непрядова, в конечном счёте, понизят в звании и отправят служить в
       какую-нибудь "дыру". Другие не исключали, что его могут выгнать на гражданку. А иные вообще предрекали, что Непрядова ждёт "суд офицерской чести", если не трибунал, хотя и непонятно, за что именно. Но, как известно, была бы необходимость, а какой-нибудь повод и сам найдётся.
       Эти слухи начали раздражать Непрядова. Чувство горечи и обиды от них только усиливалось. Нередко угнетающая хандра сменялась прямо-таки бешеной яростью, и тогда особенно хотелось насмерть драться, отстаивая свою правоту. Только дознаватели всё никак не ехали, а потому некому и нечего было доказывать.
       "В конце то концов, ведь и на гражданке люди как-то устраиваются, живут себе потихоньку, а некоторые и вообще припеваючи, - утешал себя Егор. - Перебрался бы к деду в Укромовку, взял бы к себе Стёпку. И зажили бы мы все втроём душа в душу и не разлей вода. Помогал бы деду за пчёлами ухаживать, а Стёпке - задачки по арифметике решать. А там, глядишь, и с Катей отношения наладятся..."
       Но плохо пришлось не только Непрядову. Стало известно, что Колбенев из-за опального командира вконец испортил свои отношения с начальником политотдела. На военном совете, где решалась Егорова судьба, Вадим был едва не единственным, кто пытался воспрепятствовать отстранению Непрядова от должности. Но верный дружок был всё же не всесилен: его доводы в пользу Непрядова посчитали недостаточно убедительными. К тому же и самому Колбеневу было "поставлено на вид" за потерю партийной бдительности. Начальник политотдела, сориентировавшись с обстановкой, был особенно неколебим и твёрд.
       На принятии столь пагубного для Егора решения во многом повлиял
       рапорт Собенина, который тот не замедлил подать по прибытии лодки в базу на имя капитана перового ранга Широбокова. В нём замполит обвинил своего командира в целом ряде непродуманных шагов, которые, по его мнению, могли повлечь за собой "тяжёлые и непоправимые последствия". По разумению Собенина, командир не имел права откликаться на "СОС" погибавшего атомохода и уж, тем более, спешить к нему на помощь, полностью демаскируя себя. Не прав был командир, оказывается, и в том случае, когда "явно умышленно" позволил загнать в лагуну свой корабль, вместо того, чтобы прорываться в открытый океан. А уж что стоило прямое попустительство командира, когда он позволил двум офицерам ёрничать и потешаться друг над другом в присутствии матросов! "Такого разгильдяйства, - утверждал замполит, - прощать никак было нельзя".
       Но в этой тягостной для Егора обстановке как-то совершенно неожиданно повел себя старинный Егоров недруг Чижевский. Он пару раз наведывался в бригаду и поддерживал Егора, как только мог. Однокашник просил его не верить никаким слухам и сплетням. Эдик уверял, что положение не так уж безнадёжно и что он лично сделает всё возможное, чтобы устранить возникшие недоразумения. Егор видел, чувствовал, что бывший соперник его и недоброжелатель на этот раз ничуть не притворялся и не лукавил. Вероятно, он и в самом деле пытался как-то помочь, хотя и был не всесилен. Похоже, с годами Чижевский становился просто добрее и мудрее, а потому иначе смотрел на свои прежние заблуждения. Теперь Эдуард от души сострадал своему бывшему однокашнику, и тот был ему за это не менее искренне благодарен.
       Но больше всего сочувствия и поддержки Непрядов находил, конечно же, у своих старых и верных дружков. И Кузьма, и Вадим - оба они постоянно опекали Егора, вполне серьезно опасаясь, как бы того от отчаяния и злости снова не понесло бы "вразнос". Тот раз, когда Непрядов пытался ворваться в кабинет начальника политотдела, чтобы поговорить с ним на чистоту, Гаврила Фомич лишь делал вид, что не обратил внимания на произошедший в коридоре шум. Быть может, ему до поры всё же не хотелось предельно обострять свои отношения с Непрядовым. Вероятно, имелся какой-то резон, чтобы окончательно не добивать "оступившегося" командира, это всегда успеется. Чутьём искушённого штабного политикана Гаврила Фомич очень тонко улавливал недовольство, либо благоволение, исходившее из высших сфер флотского руководства. А в случае с Непрядовым было нечто такое, что до конца не было определённым.
       По вечерам Колбенев с Обрезковым теперь частенько захаживали домой к своему дружку, чтобы хоть как-то поддержать его и взбодрить. Вадим даже не ворчал на Кузьму, когда тот прихватывал с собой "пузырёк" спирта, или бутылку водки. Все трое они ведь были людьми русскими и потому не искали повода, чтобы "опрокинуть по стопашке". Хотя это и не добавляло им ни веселья, ни радости, но всё же их тесный кружок делался ещё милее, более сердечными становились их беседы. В эти минуты душевной разрядки они как никогда нужны были друг другу, и потому каждое произнесённое за столом слово имело особый смысл.
       Друзья старались, как умели, отвлечь Непрядова от невесёлых размышлений. А мысли и впрямь бродили в его голове беспросветно мрачными. В одну из таких вечерних посиделок, когда они "приняли на грудь" по стакану разведённого "шила", у Непрядова вырвалось то самое, что он все эти последние тягостные дни мучительно таил в себе.
       - Как было бы всё проще, если бы мы с моря не вернулись, - сказал он в отрешенной задумчивости, скорее самому себе, чем кому-то ещё
       - Ты это брось! - мгновенно отреагировал Вадим. - Не смей нашу победу превращать в поражение. Все мы верим тебе. И потом, разве не понимаешь? Как командир ты не заслуживаешь такого паскудного к тебе отношения. Ты достоин большего!
       - Да я ж это предположительно, к слову, так сказать, - пробовал оправдываться Егор. - Но кто и чего там достоин - не нам судить. Ведь не за славой, а за честью в моря ходим.
       - Вот это уже другой разговор, - смягчился Вадим.
       - Эх, житуха наша дурацкая, - изрёк по-своему философствующий Кузьма, вновь разливая по стаканам спирт. - Беда-то вовсе в другом. Ведь как у нас получается? В море ты герой, а на берегу - хрен с тобой... Только разве наши братцы-матросики этого не видят, не чувствуют? Им-то что мы, отцы-командиры, говорить будем? И Кузьма указал пальцем на Непрядова, тем самым как бы втолковывая непонятливому Вадиму. - Вот он прав! Очень даже могло случиться так, что в память о нас остались бы одни похоронки. Теперь вот получается, что командира нашего вроде как бы одного вместо нас хоронят, а мы вот, весь экипаж, вроде бы и ни при чём.
       - Как это ни при чём! - повысил голос Вадим. - Я что же, молчал по-твоему на военном совете? Кстати, недоумение по этому поводу открыто высказали и некоторые командиры лодок.
       - Вот именно, что некоторые, - напирал Кузьма. - А вот если бы все были не согласны...
       - В таки случаях редко бывает, чтобы все за одно, - сказал Вадим. - Но всё же, всё же...
       Чокнувшись, друзья сглотнули из своих чарок спирт, запивая его водой и отчаянно морщась.
       - Кстати, комбриг тоже колебался, прежде чем принять окончательное решение, - продолжал Вадим, расстёгивая китель и выпячивая свой могучий, обтянутый безразмерной тельняшкой живот. - Но Широбоков зачитал рапорт Собенина, и всё это дело обернулось во зло Егору.
       - Вот же, "кирза пехотная", - не удержался Обрезков от прозвища, которое в бригаде давно прилипло к начпо. - Но комбриг наш - он ведь мужик умный. Неужели Струмкин сам-то ни в чём не разобрался? - разгоряченный Кузьма вскочил, дернул на себя форточку, впуская в комнату струю свежего воздуха вместе с брызгами затянувшегося дождя.
       Вадим отпил из стакана воды, смягчая сухость во рту, после чего назидательно сказал:
       - Знает. Не может не знать, в чём тут загвоздка. Но Струмкин тоже человек и понимает, что своей комбриговской плетью начповского обуха не перешибёшь. Потом, ему ведь тоже хочется стать адмиралом, как им стал его предшественник Христофор Петрович Дубко. А что-то "недопонимать", или того хуже - ругаться с политорганами, значит на самом себе крест поставить. Подозреваю, что Собенин просто не во время и не к месту вылез со своей "инициативой", чтобы взгреть Егора. Только ничего уж теперь не поделаешь - эти замполитовские головешки, которые он подбросил, долго будут вонять и чадить, пока сами по себе не испепелятся. У нас ведь всё так, а не иначе получается.
       - Да я слышать уже про этого паскудного "попа" не хочу! - продолжал злиться Кузьма. - От него и пользы-то на лодке, как от дерьма в фановой системе. Никак вот не возьму в толк, почему все пакости Собенина принимают за чистую правду, ни в чём при этом не усомнившись?
       - Да потому, что его полуправда выглядит более убедительно, чем наша правда, - невозмутимо пояснил Вадим, хрупая солёным огурцом. - И потом, это кому-то нужно. Всё у нас не так: говорим, как того хотят от нас, думаем, как в голову взбредёт, а делаем, как сами того не желая.
       - А ведь ничего особенного у нас в бригаде не происходит, - вмешался Егор. - Это всего лишь зеркальное отражение того, что творится во всей стране. Что-то поломалось в её механизме - вот в чём штука.
       - Это теперь называется "логика двойных стандартов", - с усмешкой пояснил Вадим. - Это когда "кесарям" очень удобно, а "пахарям" ни фига не понятно.
       - А всё вы, политработнички-проводнички, мать вашу,.. - сердился Кузьма, косясь взглядом на Колбенева. - Вся скверна в бригаде от таких вот, как Собенин.
       - Не обобщай, - урезонивал его Вадим. - Этим ты и меня к нему приравниваешь. Никогда не делай выводы по частному недоразумению. А то, что в нашем отчем королевстве бардак, это и морскому ежу понятно. Но мы-то дело своё знаем, и от нас зависит, как всё в этом королевстве сложится в дальнейшем.
       - Одно ясно, всем нам опять нужен "капитальный ремонт", поскольку моторесурс уже на исходе, - убеждённо сказал Непрядов, катая в ладонях пустой стакан.
       Ему на это никто не возразил. Но за столом всем стало как-то особенно тягостно, будто на поминках. Каждый в понятие неизбежного ремонта вкладывал свой смысл, о котором пока не хотелось говорить.
       - Совсем уже глухая осень, - промолвил Вадим, обращаясь долгим взглядом в сторону окна, за которым не переставая моросил дождь. - Махнуть бы сейчас к тёплому морю, забыться бы хоть на недельку от всего этого...
       - А у меня дома еще полкило "шила" есть, - вспомнил Кузьма. - Так я сбегаю? А то и впрямь: "Что-то стало холодать, не пора ли нам поддать?"
       - Кузьма! - грозно предупредил Вадим. - Я те сбегаю! Опять увлекаешься?
       - Ни Боже мой! - Обрезков, будто отталкиваясь, выставил ладони вперёд. - Это мы теперь могём только со своей братией, под закусь и с песнопением, - набрав в лёгкие побольше воздуха, он затянул. - Ой, ты, море, мо-оре, нет конца и кра-ая...
       Но его никто не поддержал. Обрезков оборвал песню на полуслове и с извиняющейся улыбкой развел руками, мол, я хотел как лучше.
       С лестничной клетки позвонили, потом нетерпеливо застучали в дверь.
       - Кому там ещё приспичело? - проворчал Вадим.
       - Полагаю, пора с вещами на выход, - мрачно предположил Егор, направляясь в прихожую и на ходу застёгивая китель. - Конвой прибыл.
       - Типун вам на язык, товарищ командир, - посулил Кузьма. - Такими вещами не шутят.
       В дверь ввалился старший лейтенант Скиба, дежуривший в этот день по бригаде. От бега он еле переводил дух. Шинель на нём, с повязкой "рцы" на рукаве, была мокрой, ботинки в грязи.
       - Вот,.. оперативный... просил передать,.. - с трудом выдавливал из себя штурман, протягивая пакет.
       - Ну, что за спешка такая, Андрей Борисович, - пожурил своего
       штурмана Егор. - Японцы что ли снова напали на Пирл-Харбор? А может, у нас в гальюне на лодке обнаружилось привидение - тень самого адмирала Ямамоты?..
       - Японцы пока дома, и американцы ещё живы... А призрак Ямамоты, думаю, так и не добежал до нашего гальюна. По дороге, надо полагать, не утерпел...
       - В правильном направлении мыслите, штурман, - поощрил Непрядов, надрывая пакет.
       Это была телеграмма, пришедшая из Главного штаба флота. Скупыми фразами делового документа в ней сообщалось, что за образцовое выполнение специального задания командования к правительственным наградам представлен весь экипаж лодки. При этом сам командир награждался орденом Боевого Красного Знамени.
       Отпустив штурмана, Непрядов вернулся к друзьям и положил бланк телеграммы на стол. От этого сообщения он не испытал ни радости, ни удовлетворения - настолько у него в душе всё перегорело и обуглилось. В полной мере до него ещё не доходило, что вместе с этой телеграммой всем его неприятностям и мукам пришёл конец. Всего несколько строк, напечатанных на официальном бланке, резко меняли нынешнее незавидное положение командира и вновь делали его жизнь осмысленной и необходимой на флоте.
       Дружки нетерпеливо и бегло также прочитали полученную телеграмму.
       - То-то я смекаю, грудь у меня утречком, с правого боку, чего-то со
       сна чесалась, - припомнил Кузьма. - А выходит, что это к ордену.
       - В баню почаще ходи, - невозмутимо посоветовал на это Вадим, - тогда и чесаться перестанешь.
       Однако в душе, надо полагать, он тоже примерял награду к своему кителю.
       - Что ж, Кузьмич, - невозмутимо сказал Егор. - Не ты ли хвастал, что у тебя где-то в заначке "прокисает полкило шила"? Я так думаю, что сегодня у нас всё же есть повод спеть нашу любимую "Ой, ты море..."
       Кузьму при этих словах как ветром сдуло. Колбенев тоже не возражал. Он лишь снова и снова перечитывал текст штабного послания, пытаясь постичь в нём какой-то сакральный смысл, который сразу не открывался, но непременно должен был бы там присутствовать.
       А за окном будто и не было непогоды. В тесную командирскую квартирку ворвалась внеплановая весна победы. И три друга от души праздновали её до утра.
       22
       Весть о награждении Непрядовского экипажа переполошила всю бригаду. Одни восприняли это известие как должное, другие с недоумением, а иные с чувством легкой зависти, мол, везёт же некоторым... Если комбриг Струмкин искренне порадовался за Непрядова, испытывая всё же перед ним в глубине души чувство собственной вины и неловкости за случившееся "недопонимание", то начальник политотдела Широбоков отнюдь не спешил поздравить вчера ещё опального командира. Только деваться было некуда. Он это сделал едва ли не самым последним среди начальствующего состава бригады, да и то как бы нехотя, по долгу службы. Но замполит Собенин был просто уязвлён проявленным, таким образом, непониманием его принципиальной точки зрения, изложенной в рапорте. Выходило, что все его доводы по отношению к неправомерным действиям командира лодки разом перечёркивались. Льва Ипполитовича не радовала даже собственная награда, которую он получил в числе других членов экипажа. Как человек разумный, он понял, что дальнейшее его пребывание на лодке становится двусмысленным, и потому он подал рапорт о переводе в другую воинскую часть. Льву Ипполитовичу в этом не было отказано, и вскоре он перешёл на должность инструктора политотдела соседней бригады.
       После вынужденного месячного перерыва Непрядов вернулся на лодку как ни в чём ни бывало, будто никогда и не оставлял её по злой прихоти судьбы. Но в экипаже его возвращение вызвало настоящее ликование. Подводный корабль в это время готовили к переходу в док, где надлежало произвести ему основательный ремонт. Глубинные бомбы все же изрядно повредили прочный корпус, и теперь требовалось его надёжно укрепить, чтобы снова можно было бы погружаться на большие глубины.
       Егор чувствовал, что в его изменчивой жизни снова началась долгожданная полоса сплошных удач. За что бы ни брался, всё у него получалось наилучшим образом. Подписал механику заявку на расходные материалы и запчасти - все их получили сполна и без проволочки. Попросил начальника бербазы сделать в квартире ремонт - предложили переселиться в новое, более благоустроенное жильё. А в штабе намекнули даже, что его фамилия будет одной из первых стоять в списке поступающих в военно-морскую академию. И совсем уж
       подарком судьбы стало известие о том, что доковаться лодке предстояло в Ленинграде, на одном судостроительных заводов. Об этом Егор даже и не мечтал. Получалось, что теперь снова, по крайней мере до будущей весны, а то и до лета, он будет находиться в городе, куда не мог не стремиться всем сердцем. Там была Катя, там был Стёпка. И до родной Укромовки от города на Неве, как ему казалось, почти рукой подать.
       А вскоре случилось нечто такое, что не только обрадовало, но и до крайности удивило Егора. Произошло это под вечер, когда Непрядов сидел на плавбазе в своей командирской каюте и подписывал ремонтные ведомости, стопкой лежавшие у него на столе. Занятие это было весьма утомительным и долгим, поскольку вникать приходилось во все мелочи предстоящих заводских работ.
       Неожиданно дверь отворилась, и в каюту без стука, по-свойски вошёл капитан второго ранга Чижевский. Выглядел он как всегда неотразимо: шинель отличного пошива, фуражка тоже сделана на заказ, с высокой тульей. Подбородок подпирал шикарный белоснежный шарф, завязанный на шее каким-то артистически изысканным узлом - как у знаменитого оперного певца, боящегося простудить горло.
       - Ты не слишком занят, командир? - спросил он вместо приветствия прямо с порога, небрежно стягивая с руки кожаную перчатку.
       В ответ Егор лишь развел руками, как бы с видом Сальери говоря, "ну, когда мне, Моцарт, не до тебя..." Он хотел было подняться с кресла навстречу однокашнику, но тот предупредил:
       - Нет. Лучше сиди на месте, а то упадёшь...
       - С чего бы это вдруг? - удивленно спросил Егор, пожимая протянутую ему руку.
       - Сейчас узнаешь, - бесстрастно промолвил Чижевский и, будто
       спохватившись, добавил. - Ах, да! Разреши, прежде всего, поздравить тебя с орденом.
       Не торопись на сухую... Вот сейчас вместе поужинаем, там и поздравишь, - предложил Егор.
       - Непременно, милорд! Только в другой раз. Я буквально вырвался с дежурства и должен сразу же возвращаться. Катер ждёт.
       - Да что за спешка!
       - А иначе нельзя. Подарочек я вам, Егор Степанович, торопился доставить в целости и сохранности. С тем, чтобы передать из рук в руки. Так надёжнее.
       Повернувшись к двери, Чижевский громким голосом кому-то приказал:
       - Эй, служивый! Давай-ка сюда этого беглеца.
       За дверью послышалась какая-то непонятная возня, сопение, точно кого-то тянули силой.
       - Чего уж там скромничать? - подбодрил Чижевский того, кто находился в коридоре. - Извольте входить, юный "Мцири".
       Но вот дверь, наконец, отворилась. В сопровождении милицейского старшины появился мальчишка лет десяти, одетый в зимнее пальтецо и в большой шапке-ушанке с командирским "крабом".
       - Стёпка?! - только и мог вымолвить опешивший Егор, узнав своего сына. От изумления и радости он и впрямь готов был вывалиться из кресла. Но уже в следующее мгновенье, с трудом подавив в себе нахлынувшую волну отцовских чувств, Егор строго спросил:
       - Почему ты здесь? Как попал сюда?
       Стёпка молчал, исподлобья посматривая на сердитого отца настороженным взглядом.
       - О, это целая история! - поспешил пояснить Чижевский. - Сегодня утром в штаб к нам неожиданно позвонили из милиции и поинтересовались, не служит ли у нас некто по фамилии Непрядов. Выяснилось, что на вокзале был задержан сбежавший из дома этот вот юноша, - Чижевский поклонился в сторону Стёпки, - который отправился в дальний вояж зайцем, чтобы разыскать своего папу. Хорошо ещё, что финал этой одиссеи выпал на моё дежурство, и я сразу догадался, кто этот храбрый зайчишка.
       - Степан, так почему ты здесь? - снова повторил Егор свой вопрос, пытаясь придать голосу надлежащую строгость.
       Но Стёпка уже чуть не плакал, глядя себе под ноги.
       - Не ругай его, - наклонив голову, доверительно шепнул Чижевский на ухо Егору. - Полагаю, здорово соскучился по тебе, вот и сбежал из дома.
       - Ладно, разберёмся, - отступчиво сказал Егор. Взяв у старшины сопроводительный лист, он расписался в получении своего беглеца.
       - И слава Богу, что так всё хорошо обошлось, - говорил пожилой усатый милиционер, пряча расписку за отворотом шинели. - А то ведь мог бы и не сыскать вас, товарищ капитан второго ранга. Сколько таких вот шустриков по поездам, да по вокзалам шастает! А в дороге случается всякое, тут и до беды недолго. Бывает, такая вот несмышлёная пацанва к ворам, да проходимцам всяким прибивается, а то и того хуже - под колёса попадают. И такое случается, - откозыряв напоследок, старшина посетовал. - Ловим их, ловим, а они всё бегут куда-то, бегут... Раньше такого не было. Порядка и строгости больше было.
       Ещё раз извинившись, что не может и минуты лишней повременить, Чижевский заторопился на поджидавший его штабной катер.
       Милиционер последовал за ним.
       Оставшись наедине с сыном, Непрядов позволил себе скупо улыбнуться. А Степка, только этого и ждавший, кинулся к отцу и повис у него на шее. Щеки у мальчика были уже мокрые от слёз.
       - Степа-ан Егорыч, - укоризненно говорил Непрядов, гладя сынишку по голове. - Будь мужчиной! Моряки же мы с тобой, или нет?
       И уже в следующее мгновенье Степка улыбался. В его глазах светилось столько искренней детской радости, что Егор и сам едва не прослезился. Они не виделись больше года, и Егор заметил, как подрос за это время его сынишка. Он был все такой же лобастенький и крепенький как гриб-боровичок, вдруг объявившийся после тёплого дождя. Все такие же у него небесно голубые, удивительной чистоты глаза, будто в подарок от самого Непряда Московитина, глядевшего на мир Божий из глубины веков. Стёпка ещё этого не знал и даже не догадывался о том, сколько силы и таинства было заложено в глубине его детского взгляда. Но Егор это понимал, чувствовал. Будто неземное озарение возникало всякий раз от мимолетного соприкосновения детского горя и радости. Открывалась какая-то ранее сокрытая бездна человеческого естества, в которую было страшно заглянуть. И это удивляло, трогало Егора до глубины души, заставляя слегка робеть перед собственным сыном. Бывало, он даже боялся заглядывать в степкины распахнутые глазищи, словно не готов ещё был к восприятию этой извечной непрядовской тайны бытия. Но в минуты крайнего смущения не оставалось ничего другого, как утешать себя простой и понятной истиной: какой же отец, от безмерной любви, не боготворит собственного сына - то лучшее, что он сотворил на этой земле для продолжения рода людского?
       Стёпка и представить себе не мог, каким огромным содержанием и смыслом наполнил он своим появлением жизнь отца - этого исстрадавшегося, огрубевшего в дальних плаваниях морехода. Это был нежданный подарок судьбы, которому нет цены.
       Какое безмерное удовлетворение души испытывал Егор от всего, что теперь касалось их обоих. Он не стал досаждать сыну излишними упрёками и расспросами. И так все было ясно. Видимо, наступил тот самый переломный момент, когда Егор стал просто необходим своему сыну. И никто из родных и самых близких уже не мог его Стёпке заменить. Сын взрослел, и отец должен был теперь с ним о многом поговорить по-взрослому.
       Первым делом Непрядов накормил своего порядком проголодавшегося сынишку, потом как следует, с мочалкой, помыл его в ванной и уложил спать на своей кровати. Стёпка так намаялся, что мгновенно уснул.
       Теперь все мысли и заботы Непрядова были только о сыне. Пока тот крепко спал, Егор постирал его рубашку, чулочки, трусики, почистил вымазанные в грязи ботиночки. Достав из шкафа тельняшку, стал соображать, как бы её подогнать под мальчишечий размер. Кстати, вспомнил, что сын давно просил у него настоящий флотский "тельник", и вот теперь настал самый подходящий момент, чтобы выполнить своё обещание. Все эти хлопоты Егору были приятны, и на душе теплело только от одной мысли, что сын рядом, что в семье их все же двое мужиков, две родные и близкие друг другу души.
       Непрядов решил: пускай Стёпка поживет у него денька три-четыре, а потом всё же надо как-то выпроводить его обратно в Ленинград. Представить было страшно, какой переполох, видимо, творился сейчас у них дома. Шутка ли! Ведь Катя и Светлана Игоревна души в этом сорванце не чаяли, а он вдруг исчез непонятно куда. Правда, Чижевский обещал тотчас позвонить в Ленинград по оперативной связи и успокоить Егоровых домашних, поскольку сам Егор такой возможности не имел. И тем не менее было немного не по себе, тяготило ощущение, что во всём случившемся есть доля и его вины. А со Стёпки-негодника что возьмёшь? Преспокойно спит себе на отцовской койке и забот не знает. Ему тоже хорошо с отцом. И отругали его за побег не слишком уж очень, и домой обещали отправить не сразу, а дать чуточку погостить. Что же касается пропущенных в школе уроков - так ведь он круглый отличник и всегда успеет наверстать пропущенное в своем четвёртом "бе" классе.
       Следующий день был выходным. И Егор, как давно обещал, решил показать сынишке свою лодку. Они отправились на неё, позавтракав на плавбазе в кают-компании. Утро выдалось морозным, тихим. В наступивших полярных сумерках можно еще было различать очертания дальних сопок. Но в посёлке и на причальных стенках уже не гасли огни фонарей.
       Хорошо выспавшийся, отдохнувший Стёпка бодро шагал рядом с отцом, исполненный мальчишеской гордости и обожания. Он как зачарованный глядел на открывавшийся перед ним таинственный мир Северов, о котором прежде знал лишь со слов отца. Всё было необычным и всё впервые, как изначальная страничка букваря, которую он когда-то с любопытством открывал. По глянцевой поверхности бухты двигался тёмный силуэт какого-то большого корабля. Его бортовые огни отражались в стылой воде светящимися полосками. В тишине на сто километров и миль кругом было слышно, как с глухим придыхом стучат его мощные дизеля. А над гранитными скалами, у самого горизонта, занималось какое-то дрожащее свечение неба, будто там работали с электросваркой. Но оказывается, это и есть то самое Северное сияние, о котором им недавно учительница рассказывала на уроке географии.
       Стёпка старался идти в ногу с отцом, подлаживаясь под его широкий шаг. Нравилось смотреть, как им первыми отдавали честь матросы и даже офицеры, которые были младше в звании. Стёпке тоже хотелось кому-нибудь лихо откозырять в ответ. Но в больших отцовских рукавицах на меху делать это было бы крайне неудобно, да к тому же он не успел ещё пришить к плечам имевшиеся у него матросские погоны с буквами "СФ". Зато на груди всё время ощущалась теплота подаренной отцом тельняшки. Вот бы расстегнуть воротник и выставить её "клинышком" всем на показ - настоящую флотскую, в сине-белую полоску. Ребята в классе теперь от зависти умрут, когда он явится в ней в школу.
       Почти не дыша, млея от радости и страха, Степка долго спускался по называемой трапом лестнице в самую глубь отцовской подводной лодки. Потом серьезно и внимательно выслушал, как дежурный старшина отдал своему командиру положенный рапорт, четко доложив, сколько в торпедных аппаратах находится торпед, какой на борту имеется запас дизельного топлива и пресной воды. Стёпка это всё не только слушал, но и запоминал, поскольку для себя считал очень важным.
       Впрочем, появление мальчика на лодке не было неожиданным. По неизменному "матросскому телеграфу" в экипаже почти все знали, каким образом сынишка их командира оказался на Северах. Матросы глядели на него с любопытством и удивлением. Надо же! Малыш ещё, а не испугался в одиночку отправиться в такую даль. И ведь разыскал же своего отца! Именно поэтому матросы дружно зауважали Стёпку.
       Непрядов вёл сынишку из отсека в отсек и подробно рассказывал о своем корабле, стараясь быть предельно понятным. Он как бы глядел на всё их окружавшее любопытными Стёпкиными глазами и вместе с ним заново открывал для себя загадочное и сложное естество подводного корабля, которое знал до мелочей, до винтиков. Теперь же лодка раскрывалась как чудесная сказка, в которой нет ничего невозможного. "Хочешь, малыш, потрогать торпеды? Так вот они, перед тобой. Кстати, под водой они мчатся со скоростью самого быстрого пассажирского поезда. А вот и перископ - недремлющее корабельное око. Загляни в него и увидишь огромный мир из-под воды, далекие звёзды над океаном... Но если включить гидролокатор, это вездесущее и чуткое корабельное ухо, то непременно услышишь, о чём разговаривают между собой умные дельфины..."
       - Они же не могут говорить, - малыш хитровато прищуривался. - Разве что в какой-нибудь мультяшке.
       - Еще как могут! - убеждал отец. - Правда не человеческим языком, а своим собственным. Но понять их можно, если очень захотеть и постараться. Они все разумные и добрые. Хотя, твой разум выше и добрее, малыш, потому что ты - человек.
       И Стёпка соглашался с отцом, принимая это как интересную игру, в которой надо было отгадывать загадки.
       Потом они сидели в командирской каюте и не спеша пили крепкий чай, сдобренный витаминным клюквенным экстрактом. Стёпка продолжал делать для себя открытия. На столе, под плексигласом, он заметил несколько фотографий. На них узнал не только мать и прадеда, но и самого себя. Правда, собственная фотокарточка Стёпке всё же не понравилась, поскольку изображен он был на ней совсем ещё маленьким и голеньким, каким-то пупсиком с глупой улыбкой на круглой мордашке. И совсем непонятно было, почему эта фотокарточка так особенно нужна была отцу? Впрочем, Стёпка прощал ему эту явную безвкусицу, так как давно считал себя взрослым и уже совсем не походившим на неприлично голого толстячка с фотокарточки.
       - А не сходить ли нам, Степан Егорович, в одно чудесное местечко, откуда наше Укромово Селище как на ладони видно? - предложил Егор сыну, вспомнив о своём заветном камне, бывало сиживая на котором он так любил смотреть окрест и мечтать.
       - Правда? - удивился Степка. - Но ведь Укромовка так далеко!
       - И тем не менее,.. - настаивал Егор. - Есть один маленький секрет. Я открою тебе его тебе,.. - он махнул рукой в пространство. - И ты всё сам поймёшь.
       Одевшись, они поднялись на палубу и сошли на берег. Непрядов повел сына к своей заветной, самой высокой сопке, которая просматривалась в дымке короткого осеннего дня. Нужно было там, на её вершине, побывать ещё засветло, чтобы разглядеть окрестные дали.
       На восхождение ушло добрых полчаса. Чуть заметная, припорошенная первым снегом тропка сама вывела их к знакомому валуну, венчавшему вершину сопки.
       - Вот, сынок, - сказал Егор, указывая на большой обомшелый камень. - Это и есть то самое место, о котором я тебе говорил.
       Бережно подняв сынишку, Егор поставил его на валун, чтобы лучше было видно, и повел рукой в южном направлении.
       - А теперь гляди, Степан. Внимательно гляди...
       Степка последовал совету отца. Но как ни старался, он ничего не мог разглядеть, кроме таких же унылых, припорошенных снегом сопок. Небо серое, и горизонт прятался во мгле. Стёпка недоумевал: причём здесь их село? Да и где оно? Ведь он хорошо знал Укромовку, потому как на каникулах постоянно гостил у своего прадеда. Но здесь, на дальнем Севере, ничего похожего не было, да и быть не могло.
       Непрядов угадывал недоумение сына и страдальчески морщился. Хотелось как-нибудь растолковать сынишке всё то, что сам он представлял и чувствовал, когда за далью следовала другая даль, огибая земную сферу и тем самым - открывалась вся их необъятная Родина.
       - Ты видишь вон ту самую дальнюю сопку? - настойчиво спрашивал Егор, указывая в сторону горизонта.
       - Ну, вижу, - говорил Степка. - И что?
       - А там дальше, за сопкой?.. - продолжал допытываться Егор.
       Степка вглядывался и так и эдак, только ничего не видел, кроме сгущавшейся уже осенней мглы.
       - Давай вместе представим себе, что за той сопкой - еще одна сопка, хотя сейчас и не видно её. Может быть такое?
       - Может, - допускал Степка.
       - А за той сопкой будет ещё одна и ещё,.. пока не появится что?..
       - А что?
       - Ты же учишь географию, соображай!
       - Тундра! - догадался мальчишка.
       - Именно, - подтвердил отец. - С оленями и с медведями, с белыми куропатками и прочей живностью. Как полагается.
       - Вот здорово! Поглядеть бы.
       - А ты закрой глаза, - предложил Егор. - И попробуй всё это увидеть, как если б это было на самом деле. Ну, представь себе...
       Стёпка закрыл глаза и стоял так на валуне минуту или две, чувствуя
       крепкие руки отца, которые всё это время бережно его поддерживали.
       - А теперь видишь? - с нетерпением вопрошал отец, будто затеянная им игра воображений приобретала какой-то особый магический смысл, от которого зависела их общая судьба.
       - Вижу, вижу, - вдруг с улыбкой произнёс Стёпка, принимая правила этой забавной игры.
       - А нашу Укромовку?
       - Погоди чуть-чуть, - ещё крепче зажмурившись, напрягался мальчишка. - Вот, теперь вижу.
       - Ну, а деда нашего?
       - Да, и его тоже... Он рукой машет нам.
       Непрядов весело расхохотался, подхватывая сынишку на руки. Таким счастливым он давно уже себя не чувствовал. Теперь оба они глядели на этот мир нетленным взглядом самого Непряда Московитина, который когда-то дал начало всему их Непрядовскому роду. Это была их родная земля, их бессмертная Родина, которой им свыше завещано было служить вечно.
       23
       Непрядов совсем было уверовал, что в его судьбе началась полоса сплошных удач, которой суждено продлиться так долго, как он сам того пожелает. Он уже стал к этому привыкать, как вдруг свалилось новое испытание, потрясшее его с необычайной беспощадностью и жестокой силой.
       Чижевский выполнил свое обещание. Он действительно позвонил в Ленинград Егоровой тёще, как только представилась такая возможность. Однако Светланы Игоревны дома не оказалось. Трубку взял её муж и Катин отчим Виктор Макарович. Он-то и сообщил, что у них в доме
       стряслась большая беда. Во время одной из репетиций Катя, работавшая под куполом на большой высоте, сорвалась с трапеции и упала. При этом повредила себе позвоночник. Её состояние было крайне тяжёлым, и Светлана Игоревна, по словам Виктора Макаровича, теперь почти безотлучно находилась в травматологической клинике, где лежала её дочь. Это и передал слово в слово Чижевский своему однокашнику.
       Непрядов тотчас бросился в кабинет комбрига. Тот внимательно выслушал Егора, вник в положение его дел и дал "добро" на поездку в Ленинград.
       Не сразу Непрядов решился сказать Стёпке, что случилось с его матерью. Егор помрачнел, стал неразговорчивым, и это сыну не нравилось. Думал, что у отца какие-то неприятности по службе, о которых посторонним не положено знать. Стёпка был всё же достаточно воспитанным и никогда не лез с расспросами к старшим, если они сами того не желали. Жалея отца, мальчишка тоже погрустнел и притих.
       Они молчали всю дорогу, пока реактивный лайнер нёс их на своих крыльях с Северов к городу на Неве. Мысли, одна ужаснее другой, всё время роились в голове Егора. Невольно думалось, что в случившемся конечно же порядком виноват Стёпка, так легкомысленно сбежавший из дома. Катя, вероятно, разволновалась, перенервничала из-за этого сорванца и уже не могла не утратить привычной собранности и остроты реакции. А кроме того, ей ведь уже не семнадцать лет, когда всё нипочем. Отчего-то вдруг вспомнилась её давняя девичья мечта. Тогда она призналась ему: "Ведь так хочется иногда отстегнуть лонжу и почувствовать себя под куполом в свободном полёте. Быть свободной как птица..." Егор грустно улыбнулся: "Вот и долеталась, птица ты моя небесная..." И оттого даже чувство неприязни, какого-то отторжения к Стёпке мимолетно шевельнулось в Егоровой душе. Но уже в следующее мгновенье он этого устыдился, подумав резонно: " Пацан ведь ещё. Ну, что с него возьмешь?.."
       Но больше всего Егор конечно же винил самого себя. Полагал, надо бы не Чижевского просить, а лично самому добиться, чтобы позвонить в Ленинград, пускай даже по строго служебной оперативной связи. Ведь могли же для него хотя бы раз в штабе сделать исключение. Возможно, и удалось бы как-то опередить "роковую мечту", вовремя успокоить Катю, что сынишка их нашёлся, что он жив и здоров. Может, и не случилось бы тогда никакой беды.
       Только перед самым заходом на посадку Егор все же нашёл в себе достаточно силы и рассказал сыну, какая у них в доме приключилась беда. Решил, что всё равно этого не утаишь.
       Степка очень перепугался за мать. Сказал, что хочет поскорее увидеть её и попросить прощения. Он ведь не глупый был, всё понимал и оттого переживал не меньше своего отца.
       Самолёт приземлился в Пулковском аэропорту точно по расписанию. Отец с сыном сели в такси и поехали домой, на Адмиралтейскую набережную. Через час они уже входили в знакомый подъезд, направляясь к старинному, медлительному как галапагосская черепаха лифту. Стёпка бойко шагал впереди отца, но у самой двери их квартиры отчего-то вдруг оробел, начал прятаться за отца.
       - Ты это что, Степан Егорыч? - удивился Непрядов.
       - Ключи потерял, - с тягостным вздохом повинился сын.
       - Понятно, - сказал Егор. - Теперь боишься, что от бабки влетит? - и нажал на кнопку звонка.
       Стало слышно, как в прихожей зашаркали шлёпанцами, щёлкнул выключатель.
       Егор подтолкнул упиравшегося сынишку вперёд.
       Светлана Игоревна встретила их печальным, строгим взглядом. Всегда горделивая, осанистая, эффектная, - теперь она выглядела постаревшей и подурневшей. В её глазах уже не ощущалось прежней твёрдости и властной силы. Это была подавленная несчастьем женщина, сильно переживавшая за свою больную дочь.
       - Что же ты наделал, дурашка? - спросила она оробевшего внука совсем не строго, а скорее с обидой и болью, со слезами в голосе. - Ну, скажи, Бога ради, чем тебе дома было плохо? Что я, наконец, дура старая, сделала не так?
       Стёпка молчал, опустив голову и страдальчески теребя дарёные отцовы рукавицы. Его по-матерински большие, испуганные как у совёнка глаза понемногу набухали влагой. Бабка порывисто притянула внука к себе, и так они стояли какое-то время без движения на пороге квартиры, как бы позабыв про вздыхавшего рядом Непрядова.
       - Да ты проходи, раздевайся, Егор. И не обращай на нас внимания, - сказала, наконец, бабка, не выпуская из своих цепких рук внука, словно он мог вырваться и снова куда-то от неё убежать.
       - Что с Катей? - спросил Егор, как только Светлана Игоревна утешилась вновь обретённым внуком.
       И тёща, глотая опять появившиеся слёзы, принялась рассказывать про беду своей дочери. Диагноз был неутешительным и даже зловещим. В результате падения с большой высоты у неё оказался поврежденным позвоночник. А это значило, что она могла на всю жизнь оказаться прикованной к постели. В лучшем случае могла бы передвигаться в
       инвалидной коляске или на костылях.
       Непрядов тотчас хотел было отправиться к жене, но Светлана Игоревна убедила потерпеть до завтра, поскольку был уже достаточно поздний час, и в клинику Егора всё равно бы не пустили. Поэтому условились навестить Катю утром.
       Всю ночь Егор не смыкал глаз. Тёща постелила ему на софе в Катиной комнате, но он так и не прилёг. Ходил из угла в угол опустошённый и мрачный, терзаемый мучительно тяжкими мыслями о жене.
       В дверь к нему посреди ночи по-свойски постучал Виктор Макарович. Был он в просторном полосатом халате, в тапочках на босу ногу, а в руках - бутылка коньяку и две рюмки.
       - Не возражаешь, Егор? - спросил. - А то мне тоже что-то не спится.
       Егор не возражал. Они выпили по паре рюмок, закусили ломтиками лимона, только разговор не клеился. Мысли Егора блуждали где-то совсем далеко, и он почти не вникал в смысл того, что ему говорил Катин отчим. Вздохнув, Виктор Макарович сочувственно потрепал Егора по плечу и отправился досыпать остаток ночи.
       На журнальном столике, за которым они сидели, осталась недопитая бутылка коньяку. Но Егор к ней больше не притронулся. Не тот случай, душа не принимала, к тому же пить в одиночку он не умел.
       Снова Егор начал мерить комнату шагами, коротая ночь. Так случалось делать ещё в курсантскую пору, когда он в это время заступал дневальным или в караул. Порой блуждающий взгляд его останавливался на каких-нибудь Катиных вещах, и тогда сердце начинало особенно невыносимо и тоскливо ныть. Ведь любая мелочь напоминала здесь о ней. На трюмо перед зеркалом он видел губную
       помаду, крем, духи, которых постоянно касалась Катина рука. Он открывал шкаф, а оттуда выглядывали ее блузки, платья, совсем ещё недавно облачавшие её изящную фигурку. Даже подушка, небрежно брошенная на софу, хранила неповторимый аромат её дыхания, которым бредил он в дальних морях.
       Распахнув высокую застеклённую дверь, Егор вышел на балкон. Мгновенно его обдало сырым, промозглым ветром. Казалось, будто ночная Нева разверзлась у самых его ног. Она медленно, змеино пошевеливалась в свечении редких огней, напоминая какое-то гигантское чудище, зажатое в облицовочном граните берегов. Чернели взметнувшиеся ввысь крылья разведённого моста. Под ним медленно проходил буксир, толкавший впереди себя тупым форштевнем длинную баржу. А на небе ни луны, ни звёздочки - сплошной и непроглядный мрак, сродни тому, который обволакивал истомившуюся егорову душу Егора.
       Даже порядком окоченев, он не двинулся со своего места. Как бы умышленно истязая себя, он искупал какой-то неведомый грех. Полагал, если Кате сейчас плохо, то почему же ему самому должно быть хоть в самой малости лучше? Не покидала мысль, что Катино состояние гораздо хуже того, о котором он сперва имел представление с чужих слов. Его ужасала предстоящая встреча с женой. Он жаждал и боялся её первого взгляда, как окончательного приговора собственной судьбе. Этот взгляд мгновенно всё бы ему сказал...
       Привалясь к перилам, Егор оставался на балконе до тех пор, пока над Невой не забрезжил слабый рассвет. И это было первым напоминанием того, что он, увидав Катю, получит собственный приговор...
       24
       Не так уж много в жизни Егора выпадало встреч с собственной женой, проведённых вместе дней и ночей. Казалось, он все их мог по пальцам пересчитать - так они были ему памятны и дороги. Даже минуты размолвок и взаимных обид, случавшихся в пору недолгих свиданий, представлялись теперь естественным течением их супружеской жизни - того состояния бесконечных разлук, на которые они обрекали себя. Но эта встреча, на которую Непрядов теперь шёл, была не похожа на все другие, ранее состоявшиеся. Она страшила своей неопределенностью и новым вызовом судьбы, к которому Егор ещё не был готов.
       Катя находилась в клинике своей матери. Егор вместе со Светланой Игоревной приехал туда к началу рабочего дня, когда медперсонал облачался в вестибюле в белые халаты, расходясь по кабинетам, палатам и процедурным.
       Нельзя было не заметить, что появление главврача вызвало легкий переполох. Старушка-гардеробщица тотчас спрятала под прилавок своё вязание, молоденькие медсестрички, прихорашивавшиеся перед зеркалом, мгновенно упорхнули. Перестали взаимно улыбаться и посерьёзнели двое солидных на вид коллег Светланы Игоревны, непринужденно болтавшие о чём-то у дверей её кабинета. Судя по всему, тёща правила в своей хирургической вотчине не менее твёрдой рукой, чем у себя дома.
       Непрядову не сразу разрешили войти в палату, где лежала Катя. Сперва ему было велено подождать в приёмной, пока не закончится утренний обход.
       Сидя на обтянутом белым чехлом диване, Егор слышал, как в тишине коридоров шуршала подошвами многочисленная свита, сопровождавшая Светлану Игоревну. Временами отчетливо слышался её властный, царственно непререкаемый голос. Она кого-то распекала, не то давала указания. "И все же лихой вышел бы из неё боцман, будь она мужиком", - невольно шевельнулась в голове у Непрядова какая-то желчная мысль. Он знал, что тёща, утверждавшая беспрекословное повиновение своей персоне, слегка пасовала лишь перед собственным зятем, видя в нём натуру не менее волевую, чем она сама. Теперь же Светлана Игоревна будто брала реванш, нарочно испытывая Егорово терпение. Она же знала, как сердце Егора на части разрывалось от нетерпения поскорее увидать Катю. Но его не пускали к ней, заставляя бестолку сидеть на диване и чего-то ждать. Это состояние вынужденной зависимости раздражало и злило Егора. Его так и подмывало послать "куда подальше" все условности и попытаться самому разыскать палату, где лежала его жена.
       Наконец, тёща появилась в приёмной. Величавым жестом она повелела Непрядову встать. Придерживая полы халата, наброшенного на китель, Егор последовал за Светланой Игоревной. Они миновали бесконечно тянувшийся длинный коридор, поднялись на второй этаж и пошли по каким-то немыслимым закоулкам, галереям и переходам. У одной из многочисленных дверей тёща остановилась. Строго глянув, предупредила:
       - Для начала быть здесь не более десяти минут и ни секунды больше. Катя совсем плоха. Как скажу - сразу вон. Тебе понятно?
       Непрядов угрюмо кивнул.
       Толкнув дверь, Светлана Игоревна позволила Егору войти в палату. При этом дала понять, что оставляет их наедине.
       Непрядов помедлил, как бы призывая в помощь всё свое мужество. Он шагнул через порог с таким ощущением, будто в этой просторной, затенённой шторами комнате его ждала виселица, не то гильотина.
       Он увидал Катю. Она лежала посреди помещения на высокой койке, похожей скорее на какой-то хитроумный станок. Неподвижное тело её было забрано в жёсткий корсет. Руки выпростаны поверх одеяла. С трудом узнавал Непрядов черты дорогого ему лица - таким изменившимся, донельзя измождённым и осунувшимся представлялось оно. Трудно было вообразить, что стало с её прекрасной, исполненной самого совершенства фигурой, которой он прежде никогда не переставал восхищаться. Это была уже совсем другая женщина, казавшаяся ко всему безразличной, отрешённой от всего на свете и пребывавшая в тяжёлом забытьи.
       Непрядов осторожно приблизился. С чувством сострадания и боли он глядел на жену, стараясь пересилить мёртвой хваткой стиснувшую его горло спазму. Катя не двигалась, будто и вовсе не дышала.
       Егор тихо позвал её по имени. Она не ответила, оставаясь недвижной. Тогда он заговорил сам, чтобы только не молчать. Начал рассказывать, как Стёпка, "негодник этакий", оказался на Северах, о чём они при встрече разговаривали, что поделывали, пока вчера вечером не возвратились домой.
       Наконец, она открыла глаза - такие же на удивление ясные, полные небесной голубизны, как и в пору их первой встречи. Пожалуй, то было единственное, что оставалось от неё прежней. Истолковав это знаком привета, Егор наклонился и поцеловал жену в щёку. Терпеливо ждал, что она скажет, но так и не дождался. Катя находилась в непонятном и пугающем состоянии полного оцепенения. Она будто пребывала в неземном измерении, совсем не реагируя на зовущие, ищущие ответа егоровы слова.
       Отчаяние и страх за жену охватили Егора. Он в растерянности
       оглянулся, как бы прося поддержки у вошедшей в комнату тёщи. Но та решительно указала Егору на дверь, давая тем самым понять, что время свидания истекло. И Непрядову ничего не оставалось, как подчиниться. До последнего мгновенья ожидая ответа, он ещё раз глянул на жену. Катя молчала. Тогда Егор напоследок поцеловал её и вышел в коридор.
       Тёща какое-то время оставалась вместе с Катюшей. Было слышно, как Светлана Игоревна что-то говорили дочери, так же не получая ответа. Потом и сама появилась. По её озабоченному, расстроенному лицу Егор мог прочитать, что надеяться пока им особенно не на что.
       Светлана Игоревна привела зятя в свой кабинет и там, за чашкой чая, уже не таясь и не мудрствуя, откровенно поведала всё как есть. По её словам, Катя в результате травмы пребывала в состоянии тетраплегии, когда ей невозможно было шевельнуть ни рукой, ни ногой. Сколько будет такое продолжаться, она сказать не бралась. Примерно через месяц должен был состояться консилиум, после которого станет ясно, как будет протекать Катюшина болезнь. Тёща не скрывала, что слишком велика вероятность того, что Катя на всю жизнь может остаться калекой. При этих словах Светлана Игоревна пристально поглядела на зятя, осторожно оценивая, какое это произведёт на него впечатление. Потом вдруг сказала:
       - Теперь особенно трудно придется тебе, Егор. Подумай и реши, готов ли ты к этому?
       - К чему - этому? - напрягся Непрядов.
       - Да все к тому, что увидел и услышал,.. - продолжала вкрадчиво допытываться Светлана Игоревна.
       Непрядов еле смолчал, но при этом так выразительно глянул на тёщу, что она предпочла больше не испытывать терпение зятя.
       - Ты пей чай, пей, - поспешила напомнить, - не то остынет.
       - Плохо же вы знаете меня, Светлана Игоревна, - сказал Егор неприязненно и сурово, сквозь зубы пропуская слова.
       - Впрочем, извини, конечно, если что не так сказала...
       Непрядов не ответил, твёрдо зная, что готов был до конца нести свой крест, уготованный судьбой. Какие бы испытания опять не выпали, он всегда будет рядом со своей женой. Однако больно укололо, что Светлана Игоревна сомневалась в нем. "Баба - она и есть баба, хоть и доктор наук, - нелестно подумал он о своей тёще. - Ну, ничего! Если ещё раз позволит себе такие штучки, уж как следует врежу - всё выскажу, чтоб стыдно карге старой было..." Не слишком нравилось, что Светлана Игоревна излишне профессионально, по-деловому веля себя рядом с дочерью. Возможно, ни одного ласкового слова не сказала ей. "Ну, точно боцман в юбке! - снова подумалось Егору. - Выходит, первое впечатление о её придавленности горем было неверным, обманчивым. Это же не мать, а робот какой-то, которому всё равно, кого скальпелем кромсать: подопытную лягушку или собственную дочь..." И чувство жалости к жене вновь смешалось с ощущением обиды на тёщу.
       Казалось, что Светлана Игоревна даже в мелочах продолжает всем навязывать свою волю. Как только волна отчаянья в душе Егора немного улеглась, его непременным желанием стало пойти в цирк и самому разобраться во всём случившемся. Постоянно мучил вопрос, как же могло случиться такое, что на репетиции не сработала система страховок? Правда, он знал постоянное стремление жены работать без лонжей, чтобы испытать радость "свободного полета" под куполом цирка. Но всё же хотелось лично выяснить, как это произошло, что жена сорвалась с трапеции. Наконец, почему силу её падения не ослабил
       полагавшийся находиться внизу батут?
       Однако тёща, узнав об этом намерении Егора, повела себя как-то странно. С излишним раздражением и недовольством она сказала, что совсем нет необходимости соваться в дела, в которых он всё равно ничего не смыслит. Тем более что родной Катин отец, Тимофей Фёдорович, примчался из Москвы тотчас, как только стало известно о случившемся с его дочерью несчастьем. Светлана Игоревна утверждала, что её бывший муж, как вполне компетентный специалист, конечно же во всём лучше разберётся и не стоит ему в этом мешать. Поскольку сам Тимофей Фёдорович бывал в Ленинграде лишь короткими наездами, Непрядову непреклонной тёщей велено было дожидаться его очередного прибытия. Светлана Игоревна дала понять, что Егоровы "дилетантские потуги" ни к чему хорошему не приведут, а только усложнят и запутают уже начавшееся расследование происшедшего. Услышав это, Егор едва ни вскипел прямо в тёщином кабинете, но всё же с большим усилием заставил себя сдержаться. Подумалось, будет ещё время поставить её на место, чтобы ежеминутно не указывала, как вести себя и что делать.
       Только во все последующие дни Егору так и не представился случай поругаться с тёщей. Вечером, когда они вернулись из клиники домой, перед Егором вновь была уже не волевая властительница своей хирургической вотчины с железными нервами "боцмана в юбке", а обыкновенная пожилая женщина, смертельно уставшая после работы и притихшая, обременённая массой домашних забот. Она готовила ужин на всю семью, стирала в ванной бельё, потом прибиралась в комнатах, а уже заполночь долго шелестела в своём кабинете страницами каких-то научных журналов.
       Непрядов так и не отважился помешать ей своим нелицеприятным
       разговором, к которому был готов как к торпедной атаке. Перед сном он опять проветрился на балконе, поглядел на ночную Неву. Затем прошёл в кухню, чтобы напиться воды. А когда возвращался в свою комнату, то услышал, как за дверью своего кабинета тихо, по-бабьи безутешно, выла Светлана Игоревна. Непрядов понял её и простил.
       На этот раз Егор надолго задержался в Ленинграде. Лишь на пару дней наведался в Москву, где ему вручили орден. Причем, не "Красного Знамени", как намечалось, а не поскупились даже на "Ленина". Вместе с тем дали понять, что до звания "Героя" чуть-чуть не дотянул: вот если бы с политотдельскими он не испортил отношений. Правда, утешили тем, чтобы готовился прикрепить к погонам ещё по одной звёздочке. Соответствующий приказ находился на подписи у министра. В Главном штабе ему сообщили также, что на Севера он может пока не торопиться. Лодка его уже вышла из базы и вскоре своим ходом прибудет в Ленинград, где её поставят в док для производства капитального ремонта.
       Свиделся Непрядов и с первым своим командиром и наставником Христофором Петровичем Дубко. Тот пребывал уже в звании вице-адмирала и занимал в Главном штабе довольно высокий пост. Разговор их состоялся в адмиральском кабинете уже после рабочего дня. За рюмкой коньяка как раз представился случай обмыть Непрядовский орден. Христофор Петрович был искренне рад Егору. Он дотошно расспросил своего бывшего "штурманца" о его теперешних командирских делах. Впрочем, как оказалось, о всех злоключениях и удачах Егора адмирал был хорошо осведомлён и принимал во всём этом, в силу своего положения, весьма деятельное участие. Именно благодаря усилиям Христофора Петровича в столь запутанную,
       обросшую всякими небылицами историю с непрядовской лодкой была внесена полная ясность. Свих учеников и друзей адмирал в обиду не давал и, по мере возможности, всегда умел за них постоять.
       - Задал ты всем нам работёнку, братец-штурман, - как встарь, с юморком говорил Христофор Петрович своим по-прежнему мощным, рыкающим басом. - Ведь тебя уже кое-кто чуть ли не за "врага народа" посчитал, а ты, оказывается, герой.
       - Какой там герой, товарищ командир, - назвал он Дубко также запросто, по старой памяти. - Ведь еле ноги унесли.
       - Не скромничай, - Христофор Петрович хитровато прищурился. - Я-то знаю, как у вас там всё произошло...
       - Была работа, и мы её делали, как могли.
       - А известно ли тебе, что после этой вашей "работы" едва не всех командиров тех самых фрегатов, которые за вами гонялись, понизили в звании и в должности?
       - Да ну?! - удивился Непрядов. - За что же их так-то?
       - А за враньё своему начальству. - Дубко ухмыльнулся. - Твои "визави" дружно доложили, что уничтожили твою лодку, якобы, как неопознанную и вторгшуюся с враждебными намерениями в чужие территориальные воды. Получили за это похвалу и награды. А потом выяснилось - блеф это всё! Твоя лодка как ни в чём ни бывало своим ходом возвращается в базу. Тем самым влепил ты им "пощёчину", и будь здоров какую!
       Порывшись в сейфе, Христофор Петрович извлёк оттуда папку с грифом "Сов. секретно" и доверительно протянул её Егору со словами:
       - Сам полюбуйся, что они пишут о тебе. Это дорогого стоит.
       Непрядов бегло пролистал несколько страничек докладной записки,
       где были собраны разведданные, касавшиеся его лодки. Он даже представить себе не мог, какое продолжение получит его "контакт" с противолодочными кораблями. Егор своими глазами видел копию документа в переводе с английского, где подтверждался факт потопления "неопознанной" подводной лодки. А потом следовало опровержение, признававшее, что "утопленники" благополучно всплыли, а затем "растворились" в океане, так и не позволив обнаружить себя в дальнейшем ни противолодочной авиации, ни надводным кораблям. Далее следовал абзац, специально подчёркнутый красным карандашом: "Такой хорошо подготовленный, стойкий экипаж может являть собой законную гордость подводного флота любой страны. А изобретательность и личное мастерство командира заслуживают отдельной оценки". В довершение всего прилагалась фотография, на которой была изображена Непрядовская лодка, "перемахивавшая" через коралловые рифы. По всей вероятности, этот момент запечатлел какой-то командос, находившийся рядом с перемычкой в кустах.
       - А мы и не подозревали, что нас фотографируют, - удивлённо сказал Непрядов. - Да ещё едва не в упор.
       - Допускаю, что в сложившейся ситуации вам не до того было.
       - Это уж точно, - согласился Егор, припоминая, как это всё происходило. - Нервы у всех на пределе. Думали, как бы ноги поскорее унести.
       - Повезло ещё, что вовремя догадались вы поднырнуть под слой температурного скачка. А фрегаты потом по наводке вертолёта дружно пробомбили косяк селёдки, который все они приняли за лодку.
       - И всё же не пойму, почему они так уверены были, что потопили нас?
       - Да по всем признакам так и получалось. На месте бомбежки были
       обнаружены два пробковых жилета и ещё кое-какой мелкий хлам. Вот и посчитали, что всё это всплыло в результате потопления лодки. К тому же акустиков совсем с толку сбил какой-то давно затонувший корабль. На ваше счастье он оказался как раз в том самом месте, где был и косяк селёдки. Получилось фоновое наложение. Сам знаешь, скопление рыбы шумит ведь не хуже иной субмарины. А когда рыбий косяк разметали, локаторы четко определили нахождение на дне массы металла - того самого затонувшего корабля. Ну, чем не уничтоженная лодка? А два жилета со штатными номерами - это уже неопровержимый факт.
       - Надо же! А мой боцман сокрушался, куда эти два жилета подевались. Выходит, из-за обычного разгильдяйства их просто смыло за борт и течением отнесло в море.
       Только про себя Егор подумал: "Везет же дуракам! Не было бы счастья, да несчастье помогло..."
       - Что ж, вся служба флотская состоит из парадоксов, - как бы подловил Егора на его сокровенной мысли Дубко. - Оттого и победить нас нельзя. Кстати, все фазы твоего маневрирования, равно как и безграмотные действия командиров противолодочных фрегатов, теперь во всех деталях изучаются кадетами военно-морской академии в Аннаполисе. Так-то вот, знай наших! - и с этими словами Христофор Петрович поднял наполненную коньяком рюмку. - За твой высокий орден, штурман.
       Они выпили до дна, как и положено, по-флотски чётко вскинув локти.
       Егору нравилось, что в личном обращении Дубко по привычке называл его "штурманом", вкладывая в это слово некий уважительный смысл особо почитаемого на флоте звания, которое истинному моряку даётся пожизненно. В свою очередь, и Егор называл Христофора
       Петровича не иначе, как "командиром", признавая в нём своего учителя. Тем самым оба они оставались в ином, прежнем измерении прожитых совместной службой лет.
       - Будь моя воля, - говорил Дубко, назидательно помахивая ломтиком лимона, перед тем, как им закусить, - я бы тебе не задумываясь дал все же звезду Героя, - многозначительно вскинув бровь, он добавил. - Больше скажу: ты непременно получил бы на грудь "звездочку", не поругайся со своим замполитом. У нас это очень даже не приветствуют...
       - Так уж получилось, - сказал Егор и поморщился, явно не желая продолжать эту болезненную тему.
       - Понимаю, - согласился Христофор Петрович. - Но здесь я тебе не судья.
       - А вообще-то, не за славой - за честью в моря ходим,.. - напомнил Егор. - Вы же сами всех нас этому учили.
       - Молодец, усвоил, - похвалил адмирал. - Но вот только забыл ещё одну заповедь: со своим замполитом ругаться - всё равно что против ветра... Ну, сам понимаешь. Он всегда будет сухим, а вот ты окажешься, так сказать, влажным.
       - Служу, как умею, товарищ адмирал. По другому не получается.
       - Ну и служи себе, командир. За то и уважаю тебя.
       Когда они стали прощаться, Дубко многозначительно намекнул, чтобы Егор вслед за повышением в звании готовился и к новому назначению. Хотя и не стал уточнять, что он конкретно имел под этим ввиду. Любопытствовать, естественно, было бы неуместно, и Егор лишь принял слова Христофора Петровича к сведению. Ясно было лишь то, что теперь перед ним раскрывались новые, далеко не худшие перспективы по службе.
       25
       Ко дню возвращения Непрядова в Ленинград его лодка, отбуксированная с Северов, ошвартовалась уже у стенки морского ремонтного завода. Егор особенно обрадовался, когда узнал, что на переходе ею единолично командовал Кузьма Обрезков. А это означало, что дружок теперь окончательно реабилитирован в глазах начальства и никто ему, надо полагать, уже не будет ставить в упрёк прежние "прегрешения".
       Непрядов быстро освоился на берегу. Он зажил более спокойной и размеренной жизнью добропорядочного семьянина. Весь день проводил на корабле, готовя его к постановке в док. А вечером, приняв душ и сменив комбинезон на обычный костюм, выходил через проходную морзавода, за которой его поджидал Стёпка. Вдвоем они садились на трамвай и ехали в клинику. Светлана Игоревна, как обычно, позволяла им побыть с Катей не более пятнадцати минут, после чего обоих бесцеремонно выпроваживала за дверь.
       Катя по-прежнему пребывала в состоянии глубокой депрессии, ни на что не обращая внимания, никого не узнавая и совсем не разговаривая. Говорил, как всегда, сам Егор. Он обстоятельно докладывал жене, как продвигаются у них на лодке ремонтные работы, будто её могло это хоть в какой-то мере интересовать, потом переходил на домашние дела, затем расхваливал Стёпкины школьные успехи, особенно по математике. А Катя всё молчала, отрешённо глядя в какую-то выбранную на потолке точку. Когда Егор умолкал, в надежде хоть слово услышать в ответ, её состояние также ничуть не менялось. И порой смертная тоска охватывала Непрядова от мысли, что его жена такой останется навсегда: никогда больше не заговорит и даже не пошевелится.
       Но больнее всего было смотреть, как переживал Стёпка. Рядом с
       отцом он старался изо всех силёнок быть мужественным, но всё же слезинки порой наворачивались ему на глаза. Он по-детски жалостливо глядел на мать. И тоже с нетерпением всё время ждал, когда она хоть слово обронит. Стёпка уже не раз повинился перед ней за свой побег из дома, но прощения от неё так и не получил. Сынишка мучился от осознанной им вины, но даже Егор ничем не мог помочь, как бы ни старался успокоить и приласкать своего мальчишку.
       Обещанный Светланой Игоревной консилиум нескольких "светил от хирургии" состоялся с запозданием на две недели. В тот день Егор был словно сам не свой. Все дела валились у него из рук, и ни о чем другом, кроме окончательного приговора этих "светил" его жене, он не мог думать. Еле дождался конца рабочего дня и сразу же поспешил в клинику, поймав у заводской проходной подвернувшееся такси. Он буквально вломился в тёщин кабинет, когда оттуда начали выходить какие-то незнакомые солидные люди, с недоумением сторонившиеся нетерпеливого верзилы в припорошенной снегом шинели. Светлана Игоревна строгим взглядом остановила его бурный порыв и с выражением, не повышая голоса, отчитала за появление перед ней в верхней одежде и без халата. А Егор при этом глядел на неё так, будто тёща несла ему какую-то несусветную чушь, вместо того, чтобы говорить по существу, о самом главном, что их обоих одинаково тревожило и волновало. Но Светлана Игоревна, как бы натешившись своей властью, предупредила нетерпеливый вопрос зятя и сказала:
       - Успокойся, надежда есть. Во всяком случае, назначена ещё одна операция, а там поглядим. Катюша ещё молода, у неё крепкий организм, здоровое сердце. Думаю, на этот раз всё получится.
       - Это "они" так сказали? - Непрядов кивнул в сторону двери, за
       которой скрылись "светила".
       - Это я тебе говорю, - вскинув тонкую бровь, вразумила теща. - Разве этого недостаточно?
       - Но она хоть бы заговорит? - допытывался Егор.
       - Если надо, то запоет и запляшет. Главный нерв не повреждён - вот это самое важное.
       Егор широко, радостно улыбнулся. Ему захотелось сграбастать суровую тёщу и подбросить к потолку. Как бы угадав его необузданное намерение, она поспешно произнесла:
       - Ну, ладно, ладно! Рано ещё слишком-то радоваться, - и повелела. - А теперь отправляйся домой. У меня масса дел, и голова кругом идёт. Ужинайте как-нибудь без меня. Можете отварить сосиски, или пожарить мороженую рыбу - всё в холодильнике.
       - Есть! - весело принял команду Егор, приложив руку к козырьку фуражки. На радостях ему хотелось даже немного подурачиться перед тёщей.
       Из клиники Егор вышел с ощущением новых надежд и ожиданий. Ноги с необыкновенной лёгкостью, как бы сами собой, несли его по улице. А в город совсем уже пришла зима. Валом валил мокрый снег. Со стороны Финского залива несло сырым, промозглым ветром. Непрядов шагал размашисто и быстро, будто сама удача вновь несла его на своих широких крыльях. Все мысли были только о Кате. Верилось, что вместе они будут ещё счастливы, и всё у них получится.
       Однако Непрядов не забыл своё довольно неприятное объяснение с тёщей, когда она решительно воспротивилась тому, чтобы он пошёл в цирк и лично разобрался бы в истинных причинах случившегося с Катей несчастья. Более того, взяла даже слово с него, что он ничего не будет в этом деле самостоятельно предпринимать, прежде не посоветовавшись с ней. Она продолжала настаивать, что надо непременно дождаться Тимофея Фёдоровича, который один якобы только и мог понять и оценить суть случившегося. Но Катин отец на этот раз почему-то никак не мог вырваться из своей Первопрестольной в город на Неве, поскольку находились какие-то неотложные дела. Тем не менее, он едва не каждый вечер названивал по телефону, чтобы справиться о здоровье дочери. Когда же Непрядов, теряя всякое терпение, пытался с тестем поговорить о случившемся по-мужски открыто, тот неизменно уклонялся от прямого объяснения и тоже настойчиво советовал ничего не предпринимать самостоятельно, а дождаться всё же его приезда.
       Непрядов не мог не чувствовать, что во всём том, что произошло с его женой, есть какая-то недосказанность, а может быть и тайна, которую от него пытаются скрыть. И это состояние неопределённости постоянно угнетало и мучило Егора. Когда же тёща поняла, что егорову терпению приходит конец, она вдруг потребовала, чтобы он вместе со Стёпкой отправился бы на время зимних каникул в Укромовку.
       - Мальчику нужен воздух, - резонно заявила Светлана Игоревна, узнав о том, что зятю полагается отпуск. - Да и тебе, лихой подводник, отдышаться от твоей отсечной углекислоты не помешает, - и в довершение решительно предупредила. - К Катюше я вас обоих всё равно в ближайшие дни пускать не стану. Её предстоит серьезно готовить к операции - разные обследования, анализы. А ваше присутствие при этом совсем необязательно. Словом, езжайте к деду. Он и так вас давно заждался.
       Возразить на это было нечем. И опять ничего не оставалось, как
       подчиниться властолюбивой тёще. Отец с сыном принялись собираться в дорогу.
       26
       Возвращение в Укромовку всегда было для Егора праздником. Не так уж часто выпадало ему, обременённому нескончаемым грузом командирских забот и житейской текучки, вновь оказаться в родных местах. Только здесь, под крышей старого дома, обретал он вожделенный покой, чтобы затем, впрок надышавшись Укромовским воздухом, снова уйти в бесконечные глубины дальних широт. На этот раз они были вдвоем с сыном, и это придавало особый смысл и очарование его теперешнему возвращению домой. Ведь это была и Стёпкина Родина, где их постоянно ждут, где им всегда рады.
       Со станции, как обычно, добрались до села на попутке. Из кабины колхозного грузовичка выбрались у знакомой развилки дорог, чтобы затем, обогнув перелесок, кратчайшим путём выйти к околице.
       По свежему снегу отцу и сыну шагалось легко и весело. Крепкий морозец бодрил, чуть пощипывая за уши, прихватывая нос и щёки. А им было хорошо вдвоём. Непрядов чувствовал, с какой горделивой влюблённостью поглядывал на него сынишка, стараясь подладиться к широким отцовским шагам. Егор был в корабельной кожаной куртке на меху, на голове командирская каракулевая шапка с коккардой. Он знал, что Степке особенно нравилось, когда отец его выглядел именно так вот, по-моряцки лихо, будто только что сошёл с корабля на берег и не успел ещё переодеться в шинель. Он и сам уже слегка "мореманил", не расставаясь с дарёной тельняшкой и подражая изо всех сил отцу.
       Припомнив, Непрядов рассказывал Стёпке, как он первый раз добирался сюда в кромешную темень и пургу, как едва не заблудился в
       лесной чащобе, да спасибо деду, который догадался ударить в колокол.
       - А где, пап? Где ты шёл? - спрашивал Стёпка, теребя отца за рукав куртки.
       - Да вот же, совсем рядом, - отвечал Егор, показывая на ближний лес, который они огибали вдоль опушки.
       - А если бы волки? - допытывался Стёпка.
       - Я бы дрался с ними до победного, - храбрился отец.
       - Но у тебя же тогда не было командирского кортика и пистолета не было.
       - Зато был кожаный флотский ремень с увесистой пряжкой, а это - тоже оружие.
       - Это я знаю.
       - Как это - знаю? Откуда?
       Да видел. У нас на набережной один матрос с двумя хулиганами дрался, которые к нему приставали. Здорово он им своим ремешком надавал! - для большей убедительности Степка потрогал собственный флотский ремень, которым было подпоясано его пальтишко. Конечно, он тоже готов был бы пустить его в дело, но вот только никаких хулиганов поблизости не оказалось, а все волки куда-то попрятались...
       - А ты, брат, у меня глазастый, - ухмыльнулся отец. - Только запомни: любое оружие надо пускать в ход лишь за правое дело. А иначе, какие ж мы защитники отечества своего?
       - Я понимаю, пап, - Стёпка согласно кивнул.
       - Сам-то в школе дерёшься?
       - Не очень.
       - Это хорошо. Выходит, с товарищами ладишь?
       - Это они со мной ладят.
       - Вот как! - удивился отец. - Почему так уверен?
       - Потому что я сильный.
       - А вот хвастать - это плохо.
       - Я и не хвастаю, пап, - обиделся Стёпка. - Я правду говорю. Ребята и в самом деле дружат со мной, потому что за слабаков заступаюсь. И задачки помогаю решать, - ну, тем, кто не тумкает.
       - Вот это уже другое дело, - похвалил отец. - О настоящей мужской дружбе, о хороших товарищах мы как-нибудь с тобой обязательно поговорим.
       Непрядов с нежностью поглядывал на сына, про себя думая, как о многом им ещё предстоит побеседовать. Он ощущал свою отцовскую ответственность за этого маленького человечка, старавшегося казаться взрослым. Но кто же знает, сколько времени ему отпущено на берегу, чтобы успеть сказать хотя бы о самом главном, как-то убедить в том, во что сам верит. Но для этого, вероятно, потребуются годы, тогда как разлуки у них будут куда продолжительней, чем такие вот короткие свидания. Егор это чувствовал и потому так ценил каждую минуту, проведенную вместе со Стёпкой.
       Лес отступил. Отец с сыном поднялись на крутой взлобок, и в глаза плеснуло благодатью распахнувшихся перед ними заснеженных полей. Во всю их необъятную ширь белым бело. Застывшими волнами горбатились сугробы, по хребтинам которых мело позёмкой. Укромово Селище будто покоилось в мягкой ладони укрытой от ветров ложбины. Крыши под заячьими шапками снегов, тонкими струйками возносились от печных труб к серому небу дымки. Всё та же пронзительная тишина, когда за сто вёрст кругом слышно, как звякает цепь у колодца, скрипит чья-то калитка, или вскрикнет петух.
       Непрядов остановился. Сняв шапку, он слушал чарующую Укромовскую тишину и наслаждался ею. Дышалось легко и пьяняще, как если б он по глоточку отпивал из хрустального фужера замороженное шампанское, которое никак не кончалось. Не всем ли этим грезил и бредил Егор в дальних морях, чтобы не очерстветь душой, чтобы не забыть лики, голоса и запахи земли своих предков?
       Он видел перед собой голубоглавую дедову церковку, веками утверждавшуюся на горушке. А под нею всё тот же пруд, теперь замёрзший, и старые заиндевевшие ивы вокруг него. Протоптанная узкая дорожка, спускавшаяся в ложбинку, снова брала на подъём и выводила к крыльцу дедова дома. Непрядов размашисто шагал, преодолевая пространство. А Стёпка уже мчался со всех ног впереди него, спотыкаясь и падая в снегу. Оба они видели, как на крыльце показался сгорбленный, опиравшийся на посох старик в чёрной рясе и с непокрытой седой головой. Прикладывая ладонь к глазам, он силился разглядеть спешивших к нему гостей.
       Стёпка первым повис на шее у своего прадеда. Затем подошёл и Егор. Они все трое обнялись и какое-то время стояли молча, боясь даже шевельнуться, чтобы не спугнуть охватившую их благодать встречи.
       Господи! За что так радуешь мя грешного? - произнёс наконец, старик, всё ещё не выпуская из своих объятий внука и правнука. Слезящимися более от счастья, чем от старости глазами он глядел на них и не мог наглядеться - так они были бесценно дороги ему.
       - Вот и опять свиделись, вот и слава Богу, - говорил старик, пропуская дорогих гостей в сени и ковыляя за ними следом. - Блажен в благодати Тобой ниспосланной, Отец и Спаситель наш. Азм есть недостойный раб у ног Твоих. Слава Те, Господи!
       А в горнице их встречал отец Илларион - всё такой же несгибаемо-прямой, с рокочущим степенным басом. Только седины прибавилось в его аккуратной чёрной бороде, да лысина обозначилась в некогда густых и крепких волосах.
       - Прибыли в ваше распоряжение, товарищ гвардии капитан, - весело рапортовал Егор бывшему фронтовому медику. - Рад видеть вас в полнм здравии, Елисей Петрович.
       - Здравствуй Егор Степанович! Здравствуй, дорогой мой. Рад и я видеть тебя таким, каков есть. Буди всегда здрав и счастлив.
       Дед увёл своего правнука в боковую комнату, чтобы подробно расспросить, как тот поживает, как учится, а заодно и пожурить за недавний побег из дома. Егор же вместе с Елисеем Петровичем принялись в кухне накрывать на стол.
       - Ждали мы вас, ещё со вчерашнего дня готовились, - сказал дедов напарник, подхватывая пыхтевший у печи самовар и водружая его на столе.
       - Это как же так? - усомнился Егор. - Я ведь специально телеграмму не давал, чтобы не беспокоить.
       - А вот мы знали, - настаивал, тем не менее, Елисей Петрович. - Иль не знаешь, что дед-то у тебя ясновидящий? Он ведь и не такое предсказать может. Зрение слабеет у него, а разум просветляется. Господь дарует ему такие таинства бытия, которые нам, грешным, неведомы.
       Егор не удивился этому, но принял на веру. Пообтрепавшись собственной судьбой в морях, он многому теперь перестал удивляться. Если дед знал нечто такое, о чём не догадывался сам Егор - значит, так оно и есть.
       - Завтра у дедушки день рождения, - напомнил монах.
       - Да ну? - встрепенулся Егор.
       - Ну да, - подтвердил старик. - Ведь Фролу Гавриловичу исполняется сто один год. У вас в Укромовке так заведено: завтра это событие отметим в узком кругу домочадцев, а уж послезавтра - гулянка со всей близкой и дальней роднёй. Называется это "из-за стола - за стол",когда меньше двух дней не гуляют.
       Непрядов шлёпнул себя ладонью по лбу и обескураженно опустился на стул. В толчее свалившихся на него бед и неприятностей он совсем забыл о том незаурядном дне, который обязан был помнить. Егор готов был от стыда под пол провалиться. Ведь и со столетием он поздравил своего деда с большим опозданием. Но тогда всё же в море находился, что как-то оправдывало его забывчивую невнимательность. Теперь же в душе костерил себя за дырявую память "на чём свет стоит".
       Но тактичный отец Илларион сделал вид, что не замечает Егорова смущения. Он перевёл разговор на сугубо житейскую тему, сетуя на плохую погоду, на мучивший его застарелый радикулит и даже на печную трубу, которую давно пора от сажи вычистить, дабы не дымила.
       Егор успокоился лишь после того, как перед ужином пошёл и покаялся перед дедом за свою "дырявую память". Старик восседал в горнице на широкой лавке и читал за столом какую-то толстенную старинную книгу в потемневшем кожаном переплёте. Он молча выслушал внука, потом таинственно улыбнулся в свою роскошную седую бороду и похлопал сухой ладонью по лавке, приглашая внука садиться рядом. Тот повиновался, всё еще переживая за свою оплошность
       - Не терзай себя, Егорушка, - сказал дед ласковым, хотя и не таким уже крепким, как прежде, голосом. Иль, думаешь, не понимаю? Ой, лихо тебе, голубок! Сердцем чую, когда тебе особенно тяжко приходится в твоих морях-окиянах. Денно и нощно молюсь за тебя. Прошу у Господа нашего ниспослать успокоение и радость твоей мятущейся душе, да тихой воды тебе поболе в странствиях дальних.
       - Эх, дед! - вырвалось у Егора. - Какое уж там успокоение? Ведь знаешь, какая беда с Катей стряслась. Веришь ли, до сих пор места себе не нахожу. Правда, врачи что-то там обещают... Но я им то верю, то не верю.
       - Понимаю тебя, страдалец ты мой возлюбленный, - и с этими словами он притянул голову Егора к своей мягкой, пахнущей сладковатым ладаном бороде. И Егор прижался к деду с ощущением нивесть откуда взявшейся нежности и ласки. Стало легко и согревающе приятно, хотелось плакать.
       - А за Катюшеньку не печалуйся, - успокаивал дед, - поправится голубка твоя, расправит ещё крылышки белые.
       - Ты так думаешь, дед?
       - Не только думаю, но и знаю, - говорил тот, не отпуская от себя головы внука. - Покинет её недуг лютый. Но только...
       - Что - только? - насторожился Егор.
       Старик смущенно улыбнулся.
       - Ан, ничего, Егорушка, - тихо проговорил он. - Положимся во всём на Всевышнего, на Вседержителя и Заступника нашего от всех бед и напастей. Верь, и Он услышит тя...
       Но что-то недоговаривал дед в своем пророчестве, и это смущало Егора. Однако допытываться до полной ясности считал неприличным для себя и потому решил поверить деду на слово, загодя зная, что от своей судьбы все равно никуда не денешься. Только на душе всё же полегчало от дедова утешения. И снова хотелось надеяться, что он будет опять счастлив вместе с Катей.
       Этой ночью сон долго не шёл к Егору. Снова уединился он в дедовой
       библиотеке и в свое удовольствие копался на полках, листая одну за другой старые книги. Как и всегда, таинственно теплился под образами крохотный язычок синей лампадки, заунывно пел сверчок и через распахнутую дверь сладко дышало ванилью пирогов, которые напёк в печке отец Илларион.
       Дед возлежал вместе со Стёпкой на печи. На сон грядущий старик убаюкивал правнука своими бесконечными сказками, да чудесами святых угодников. Стёпке, конечно же, нравилось внимать певуче-спокойному, негромкому голосу прадеда. Многое в его словах было загадкой, диковинкой, хитроватой закавыкой. Но потом вдруг на всё находился простой и ясный ответ: богатырь побеждал злое чудище и женился на прекрасной царевне, святой угодник преодолевал искушение и прогонял беса. И восходил Христос на голгофу, чтобы "смертию смерть поправ", спасти весь род людской...
       "Пускай сам до всего додумается и все поймет", - полагал Егор, думая о сыне. Ему не хотелось настаивать на том, во что Стёпка должен верить, а во что нет. Достаточно было и того, что бабка, Светлана Игоревна, была убеждённой неверующей и старалась втолковать внуку совершенно противоположное тому, что говорил прадед. Стёпка рос далеко не глупым человечком и вполне возможно, что именно ему предстояло стать когда-нибудь третейским судьёй между бабкой и прадедом. Сам же Егор не думал, что такое право есть у него. Поскольку его поколение настолько запуталось в своем мировоззрении, что вспоминало про Бога лишь в смертельной опасности, когда уже не на что бывало надеяться. А потом про Него все дружно забывали, коль скоро беда проходила стороной. На что уж беспощаден и страшен бывал океан в гневе своём, но, может статься, что и он управляется какой-то неведомой силой, если "далеко не всякую душу может принять в пучине своей..." Эта мысль показалась настолько очевидной, что привела Егора в полное смятение. Подумалось, скажи такое Широбокову, так враз прикажет партбилет выложить на стол. "Но ему-то что, душе кабинетной? Кому в море не бывать, тому и в бездне его не погибать. На берегу всегда проще, потому как только там у матросов нет вопросов..."
       Чтобы перед сном проветриться, Егор вышел на крыльцо. Глотнув морозного воздуха, зябко подёрнул плечами. Звёздное небо рассыпалось из края в край над заснеженной землёй. Полноликая луна играла светом и тенью, обнажая стены древнего храма, высокую звонницу и оголённые деревья ближнего погоста. А там, вдали, за уснувшим селом, несметной ратью чернели бесконечные леса. Тишина казалась такой глухой и неколебимой, какая бывает лишь на предельной океанской глубине. И Непрядов отчего-то вдруг опять, определенно и просто, почувствовал своё кровное родство со всем этим мирозданием земли, неба и снегов. Подумалось, если он родился и живет на этом свете, то значит это ещё кому-то нужно, кроме его самого. Он пришёл в этот мир, чтобы сполна прожить своё время и до упора преодолеть предназначенное ему пространство. Непрядов ощущал в себе прилив какой-то необычайно радостной силы, снизошедшей на него то ли с небес, то ли всколыхнувшейся от земли родной.
       Спрыгнув с крыльца, Непрядов пригоршней зачерпнул пушистый снег и до приятной, жаркой истомы растёр им лицо. Стало хорошо и спокойно - за то, что с ним теперь есть, что было и чему только ещё суждено случиться. Егор стоял на своей земле, дышал родным воздухом и сама вечность даровала ему эту бессмертную благодать.
       27
       В родном доме Егор всегда просыпался, будто заново родившимся. Он вскакивал босыми ногами на пол со своего дивана, как только колокола начинали звонить к заутрене. Наскоро брился, обтирался снегом. Потом выпивал кружку парного молока, закусывая его ломтём душистого ржаного хлеба. Как-то само собой являлся заряд бодрости и силы на весь день. И в этом тоже была великая непостижимая тайна Укромовского бытия - в собственном самовозрождении с каждым прожитым днём. Так было и на этот раз.
       Пока старики правили в храме службу, все хлопоты по домашнему хозяйству Егор брал на себя. По старой привычке ему не составляло особого труда прибраться в комнатах, наколоть дров, истопить печь и сбегать к колодцу за свежей водой. А день выдался чудесный. Над головой разливалось море солнечного света, под ногами искрился и жмыхал упругий снег. И всё ладно, все было к месту и под рукой.
       Только их новый дворовый пёс Тришка долго не хотел признавать в Егоре своего молодого хозяина. Свирепо рычал и подозрительно косился, когда тот слишком близко проходил мимо его конуры. Становилось ясно, что отношения с ним будут не простыми. Пёс оказался мрачноватым и вредным - не то что их прежний кобель Шустрый, весельчак и умница, кончивший свою доблестную сторожевую жизнь в смертельной схватке с тремя волками..
       Непрядову не хотелось будить сына. Рассудил, пускай подольше поспит, поскольку с дороги тот всё же устал. И потом, кто ж не знал, что для ребят каникулы - дело святое? Сколько их ждать приходится! Но Стёпка и сам вскоре проснулся. Он выбежал во двор и стал помогать отцу, коловшему дрова. Вдвоем работа у них пошла веселее.
       К приходу стариков от заутрени стол был накрыт, самовар поставлен.
       - Вот так бы всегда и всем нам быть вместе, - выдал заветное желание дед, с кряхтением усаживаясь на лавке. Егор подал ему стакан чаю, сдобренного топлёным молоком, как любил старик и про себя подумал: "А ведь очень даже могло получиться именно так, как он того хочет..." Кто знает, какие последствия по результатам расследования могли бы обрушиться на голову командира, не ввяжись в это дело адмирал Дубко. Ведь уже помышлял Непрядов о том, как быть, если его всё же лишат командирства и "выметут" с флота. "А там была бы одна дорога, к деду под крылышко и... пропади оно всё пропадом", - думал Егор, снова в сердцах ожесточаясь от незаслуженной обиды. Но судьба распорядилась иначе, и вновь ниспослала ему службу подводную как дар небес и благоволение прозревшего начальства.
       - А слаще был бы чаёк, если б его подавала мне хозяюшка наша ясноглазая, - сказал дед, принимая от внука очередной стакан.
       Егор на это ничего не ответил, но лишь вздохнул.
       - Да ты не печалься, внучок, - говорил старик, опять утешая. - Не бесконечны испытания и муки наши. Наградой за долготерпение радость грядёт. Ты верь только, и всё хорошее сбудется, о чём Господа молим. А чайку, Бог даст, мы ещё вместе с Катенькой попьём, - и с хитринкой прищурился. - Ай, воды в колодезе тогда не хватит, аль самовары медны прохудятся, иль добры молодцы перестанут потеть после двунадесятой кружки?..
       И снова Егор почувствовал, как на сердце полегчало. Он улыбнулся дедовой прибаутке. Видимо, всё же знал старик слово заветное, что лечило душу человеческую.
       Повеселевший Егор встал из-за стола. Зимний день короток, и надо
       ещё было наведаться в село, чтобы навестить Катюшину родню, и заодно всех пригласить на дедушкин день рождения.
       Первым делом Егор заглянул к Тимоше. Катин двоюродный брат был уже не прежним заводным, вихрастым пареньком, каким с прежних лет запомнился, а вполне солидным человеком, заведовавшим в колхозе всей агрономической службой. Познакомился и с его молодой женой Марией Николаевной - женщиной решительной, с весёлым нравом и такой же хлебосольной, как и её муж. Тимоша особенно гордился, что супруга его - казацких кровей, родом из кубанской станицы. О приезде Егора они уже знали и ждали его в гости. Поэтому готовили своё застолье "с казацким размахом". Но прежде, как сообщил Тимоша, им обоим предстояло "смыть накопившиеся грехи".
       День был субботний, и Тимоша, как водится, заранее организовал баньку - ту самую, что на дедовой пасеке, где они когда-то впервые вместе парились. Она всё так же хороша и необычайно приятна. Была адова жара, берёзовые веники, да хлебный квас, щедро сдобренный забористым хреном. Непрядов благодушествовал. Как часто мечтал он об этой самой баньке в лютую зимнюю стужу, когда на ходовом мостике холодрыга такая, что сама душа леденеет. Тогда лишь мечта согревала, да неистребимая надежда, что когда-нибудь эта Укромовская благодать снова повторится.
       Представить только, какая радость, когда выскакиваешь наружу с пылу с жару, разомлевший донельзя и, "в чём мать родила", с головой ныряешь в сугроб. Вот когда шибанёт тебя, аж до спинного мозга, вот когда почувствуешь, как каждый твой занемевший было мускул вновь наливается энергией жизни. Ты снова молод, здоров и бессмертен. А потом глотнёшь ледяного кваску, растянешься в передней на лавке и на какое-то время провалишься неизвестно куда в сладкой истоме полной невесомости. Это всё твоё, это для тебя... И ты в этой бездне мирозданья - осмысленная частичка вечности, без которой не могут существовать
       никакие миры и галактики. Душа будто возносится, летит в какие-то тартарары... А потом вдруг осознаёшь, что ты уже на "седьмом небе" и глядишь на себя откуда-то со стороны, постепенно преодолевая обратный путь к самому себе. "Хорошо,.. - думаешь ты, блаженно млея. - Сам царь Додон так не парился". А рука опять сама собой тянется к кружке с квасом. Потом вдруг понимаешь, что не может быть Укромовского тепла и света без заполярной темени и стужи. Это всё неразрывно и свято. Поскольку в этом единении - сама суть земли родной, которую постигаешь временем собственной жизни.
       Домой Непрядов возвращался уже под вечер, когда начинало темнеть. Снега покрылись густой синевой, морозец начал пощипывать пуще прежнего, прихватывая ледяными зубами за уши. Перед глазами вырастал холм с возвышавшимся на нём храме, а сбоку от него проступала крыша родного дома. Белой струйкой исходил из печной трубы дымок. Вот и три оконца обозначились, теплившиеся неярким светом. Сердито взбрехнул Тришка, предупреждая домашних о приближении "чужака". Почему-то невзлюбил Егора пёс, да что поделаешь - ведь у собак свои привязанности к людям.
       На крыльце Непрядов обмахнул голиком с валенок снег и вошёл в сени. На душе приятно было только от одной мысли, что тебя ждут, что ты всегда здесь кому-то нужен: родные души, милые его сердцу лица. Ради всего этого стоило жить, ходить в моря и погружаться в беспредельные глубины, рискуя однажды не всплыть. Лишь бы здешняя тишина и покой никогда бы не кончались...
       - Загостевался, Егорушка, - слегка попенял ему отец Илларион, как только Непрядов появился в горнице. - Ночь уж скоро на дворе, а мы на отшибе живём. Волноваться начали.
       - С чего бы это? - удивился Егор. - До села же рукой подать.
       - Да "серые" опять пошаливать начали. Голодно им нынешней зимой в лесу, вот они по ночам и подбираются к самой околице. Мы уж и за Тришку боимся, ночью в сенцы его пускаем. В такое-то время за село в одиночку не ходят.
       - Что ж, волк - зверюга серьезная, - согласился Егор. - Отбиться от него, надо полагать, не проще будет, чем от акулы.
       - А приходилось? - поинтересовался монах.
       - Было дело, - уклончиво ответил Егор, почувствовав, как от одного только напоминания вновь заныл уже зарубцевавшийся шрам на бедре. - В море всякое случается.
       - О, Господи! - отец Илларион суеверно перекрестился и настоятельно сказал. - Как-нибудь непременно расскажешь.
       - Да многое о чём поговорить с тобой, отче, надо бы - согласился Непрядов, разделяя желание Елисея Петровича.
       Широкий стол был накрыт в горнице по-праздничному. На белоснежной скатерти выставлены тарелки с огурцами, да с грибочками своего посола, блюдо с отварной дымящейся картошечкой, да с тушёной баранинкой. А посреди красовался штофчик с дедовой наливочкой.
       Сам Фрол Гаврилович восседал во главе стола под образами в расшитой, перехваченной шёлковым пояском белой рубахе. Дремучая борода аккуратно расчёсана, а непослушная грива седых волос обрамляла его чело наподобие нимба, каким увенчаны на иконах лики святых старцев. В день своего рождения дед был умиротворённо спокоен, прекрасен и прост. Запавшие глаза всё так же умны и ласковы. Чувствовалось, как в любви своей к ближним он всем доволен. По правую руку от него сидели внук с правнуком, а по левую - сподвижник
       и товарищ всех дел его во храме Божьем.
       Перед первой заздравной чаркой, как полагается, отец Илларион прочитал "Отче наш". Молитву выслушали стоя. А потом все по очереди чокнулись лафитниками с Фролом Гавриловичем.
       Согласно переглянувшись, Егор с Елисеем Петровичем разом опростали свои рюмки. Отпил немного из гранёной стопки и Фрол Гаврилович. Подражая старшим, Стёпка также выпил налитый ему квас, при этом по-прадедовски разудало крякнув и махнув рукой, чем здорово всех рассмешил.
       - Па-а, - Степка потянул отца за рукав и шепнул по секрету. - Ты не забыл?
       Закусывая огурчиком, Егор подмигнул сыну. Потом сдернул с запястья браслет с командирскими часами и сказал:
       - Дедусь, мы тут со Степаном Егоровичем посоветовались и решили на день твоего рождения подарить тебе вот эти часы. У нас на флоте о них говорят: "не промокаемые и не скрипящие, в огне не горящие и время говорящие", - и с этими словами протянул деду подарок.
       Фрол Гаврилович повертел роскошный браслет перед носом, рассматривая подслеповатыми глазами и попытался вернуть его внуку.
       - Хороши морские "ходики", да на что они мне? - сказал он. - Я ведь стрелок-то не разгляжу теперь. А тебе, Егорушка, они нужнее.
       Но Егор протестующе закрутил головой.
       - Это на память, - пояснил он. - От нас обоих.
       Стёпка сразу поддержал отца:
       - Бери, бери же, дедусь. Это для того, что б ты ещё сто лет жил и глядел на эти часики.
       С таким пожеланием согласились все присутствовавшие за столом, и
       Фролу Гавриловичу ничего не оставалось, как принять подарок.
       - Тогда пускай всегда будут при мне, - сказал он, - как крест наперсный и как память о чадах моих возлюбленных.
       Глаза старика от умиления повлажнели, губы чуть дрогнули. Он был растроган не столько подарком, сколько выниманием к себе.
       Лишь отец Илларион отчего-то нахмурился, будто не считал уместным такой подарок старому человеку в день его рождения. Его умные глаза как бы говорили: "Знал бы ты, как скоро твой подарок может снова к тебе возвратиться..." Но Егор на это никак не отреагировал, да и Елисей Петрович, похоже, об этом вскоре сам забыл.
       За общим столом было весело и удивительно просто, легко. Потрескивали горевшие свечи, за печкой привычно верещал сверчок и текла задушевная беседа обо всём, что на ум взбредёт. А потом, как водится, душа запросила песни. И дед затянул свою любимую:
       "Запрягай-ка, тятька, лошадь,
       Серую, косматую.
       Я поеду на деревню,
       Девушку сосватаю..."
       Пел он выразительно и негромко, как бы следуя течению своей памяти. Это был неторопливый, раздумчивый рассказ о какой-то другой, давнишней жизни, в которой дед оставался молодым, полным жизненных сил и самых светлых надежд. Кого он вспоминал: Евфросиньюшку ли свою ненаглядную, отца ли с матерью, то ли сына с невесткой?.. А внук с правнуком рядом были, - как живое напоминание ему о всех родных и близких, которых не было вместе с ними за этим столом.
       А Степка меж тем совсем осоловел, начал клевать носом. И дед увёл
       его, чтобы вместе лечь спать на печи. Но Егор с Елисеем Петровичем долго еще чаёвничали за самоваром.
       - Так о чём же ты пытать меня хотел, Егор свет Степанович? - напомнил отец Илларион, как только за столом они остались вдвоем.
       Егор выдержал паузу, собираясь с мыслями, отпил несколько глотков чаю, после чего сказал:
       - Не знаю даже, с чего начать. Дело такое, что...
       - Говори, как на душе лежит, а слова сами собой придут, - посоветовал Елисей Петрович, покрывая Егорову руку своей широкой тёплой ладонью. -Душа человеческая уж так устроена: если она чем-то встревожена, от чего-то болит, то всенепременно излиться ей надобно, прежде чем она вновь успокоится в прежнем состоянии, да в ладах с самой собой.
       - Тогда скажи, отче, - Егор с напряжением посмотрел Елисею Петровичу в глаза. - Допустимо ли сыну взглянуть на отца своего, находящемся в запредельном, так сказать, мире?..
       - Мудрёно говоришь, что-то и не пойму сей сути.
       И тогда Егор подробно рассказал, что он испытал и перечувствовал, когда опускался на глубину, где в боевой рубке затонувшего корабля покоился его отец.
       Елисей Петрович слушал Непрядова и понимающе кивал головой.
       - А ты знаешь? - вдруг сказал он. - Вот всё то, о чем ты мне сейчас говоришь, почти в точности передал твой дед. Такое впечатление, что он ещё раньше твоего побывал там и всё зрел собственными глазами.
       - Но этого не может быть!
       - Конечно. И тем не менее... Я сам был удивлён, когда он описал положение отца твоего на морском дне: "Темен лик его, а руки на колесе возложенными покоятся. Наклоняся он стоит, и тако вечно пребывати ему в бездне морской..."
       - Он так сказал?! - потрясённо переспросил Егор, представив то положение, в котором он видел своего отца. Лицо у него действительно настолько было тёмным, что невозможно было разобрать его черты. Руками он и впрямь как бы охватывал штурвальное колесо, наваливаясь на него грудью...
       - Воистину так, - подтвердил Елисей Петрович. - А впрочем, этому не стоит удивляться. - Я же говорил, что дед твой ясновидящий. Мне иногда становится даже не по себе, когда я слушаю его пророчества - так много ужасающей правды в них.
       - Уж не знаю, чему верить, а чему нет, - растерянно признался Егор. - Какая-то мистика.
       - Понимай, как знаешь. Одно лишь могу сказать: не следовало всё же ради праздного любопытства нарушать вечный покой отца своего. Теперь душа его потревожена, она пребывает в смятении. А это нехорошо. Молись Господу нашему, если сможешь. В Нем наше спасение.
       - То же самое говорил мне один старый водолаз, который знал отца. Будто дух его будет теперь как бы искать встречи со мной, притягивать к себе...
       - Не следовало тебе видеть его, - вновь повторил монах.
       - Да это сильнее меня было! И не мог я не пойти к нему.
       - Тогда это судьба, - Елисей Петрович развел руками. - Молебен по душе отца твоего отслужить надобно - вот мой совет.
       - Я не верю в привидения и призраки, - отмахнулся Егор и снова наполнил лафитники. - Хватит нам попусту чаи гонять, лучше
       давай-ка выпьем за светлую память о моем бате. Жизнь его была честная и гибель героическая. А иного я бы и себе не пожелал. Если придёт и мой черёд, то хотел бы умереть, как он.
       - Свят, свят! - Елисей Петрович испуганно осенил Егора крестным знамением. - Никогда так больше не говори, сын любезный. Накличешь ещё беду на себя. Какой уж ты ни есть безбожник, а с этим никогда не шути. Сия тайна велика есть, и силы в действо приходят огромные, страшные. Не касайся того, в чём сам не смыслишь. Я сам на войне в бездну заглядывал не единожды и знаю, что это такое. Уж поверь, человече, на слово мне.
       - Я от отца своего никогда не отрекусь. Он для меня свят и чист во всех его заблуждениях, если таковые были. Иное дело - его сложные взаимоотношения с дедом. Но я ведь не жил в то время и поэтому им обоим не судья.
       - Знаю, о чём ты говоришь... Но это твое право: думать так, а не иначе. И Бог вам всем в этом судья!
       Егор с отцом Илларионом снова выпили по одной.
       - А ты мудрее становишься с годами, рассудительнее, - изрёк монах. - Это меня истинно радует.
       - Вы так думаете?
       - Я так наверное знаю. И этому есть своё подтверждение. Ибо всё тленно в человеке, только нетленна душа его, а значит - совесть, которая проявляется с годами особенно остро. Ищет она себе покаянья и не находит - вот и мается человек в поисках истины, подчас и сам не ведая того, что в этом вечном поиске и есть его спасение. Ибо всё в мире приумножается временем.
       - Это вы никак не можете мне простить, когда я вас обвинил в
       предательстве прежней профессии, в измене клятве Гиппократа?
       - Я и думать про то перестал. А к тому говорю, что ты молод был тогда, задирист. Теперь вижу, что потрепала тебя жизнь, многому образумила, и потому на многое теперь глядишь иначе, нежели чем прежде.
       - Что ж тут удивительного? У нас на флоте говорят: даже кнехт поумнеет, когда о швартовые концы пооботрётся.
       - А это значит, что ты хоть на шаг, но ближе к Богу стал...
       - Извини, отче. Но шибко верующим себя до сих пор не считаю. Хотя...
       - Что - хотя? Уж договаривай.
       - Просто в море бывает такое иной раз, что поневоле молиться начинаешь. И не за себя, а чтоб людей, моряков своих уберечь, которые в твое командирское всесилие как в Христово спасение верят. Все мы там...верим, когда уже больше не на что бывает надеяться. А потом забываем про молитвы свои и даже стыдимся их, как собственной слабости.
       - Понимаю. И ничуть этому не удивляюсь. Всё поколение наше такое: замешано на вере и безверии, как тесто на испорченных дрожжах. В радости Господь вроде бы никому не нужен, его лишь в беде, да в горести вспоминают. Ведь русский человек сам по себе никогда не знает, как глубоко в нём сидит пресвятая православная вера его предков. И проявляется она самым необычным образом, потому как востребована бывает из самых сокровенных глубин собственной души. Мы же окормляемся ею вместе с материнским молоком. Вот и понятно становится, почему Русь нашу святой зовут.
       Трапезу кончили далеко заполночь. Начали прибирать со стола.
       - Лучше было бы все же тело отца твоего предать земле, - вдруг произнёс Елисей Петрович, следуя ходу своих мыслей. - Всё же зря ты этому воспротивился.
       - Иначе я поступить никак не мог, Елисей Петрович.
       - Отчего же так?
       - Вы вот всё говорите про встревоженную блуждающую душу отца... Предположим, что так оно и есть. Но ведь душа моей матушки мается где-то совсем рядом с его затонувшим кораблем. А теперь посудите сами: могу ли я их разлучить? Есть ли у меня на это моральное право? Ведь они своими жизнями, по большому счёту, за мою жизнь заплатили.
       Отец Илларион задумался. Но так и не нашёлся, что определенно на этот счёт сказать, лишь снова уклончиво промолвил: "Бог вам судья". Видимо, однозначного ответа и у него не нашлось.
       Оба уже еле сдерживали зевоту. Но прежде чем отправиться спать, Елисей Петрович, как бы между прочим, заметил Егору:
       - Зря дедушке часы-то подарил. Не тот случай... Лучше бы чего попроще нашёл.
       Егор на это лишь снисходительно развел руками, мол, чего мелочиться.
       28
       Быстро летели отпускные дни. Встав на лыжи, Егор со Стёпкой бродили по окрестным полям, да перелескам. Вдвоем им было легко, весело и интересно. Вспомнилось, что так же вот когда-то он бегал на лыжах, догоняя быстроногую Катю. И сладкой истомой исходило сердце, полнилось бесконечной любовью к маленькому человечку, который, сопя и отдуваясь, неуклюже поспевал по лыжне следом за ним.
       Водил Егор сынишку и по той самой заветной тропе, где он впервые
       увидал юную лыжницу, промелькнувшую перед ним, как в чудном сне, чтобы затем уже наяву прийти в его жизни и навсегда остаться в ней, сделавшись частичкой его самого.
       В эти дни Егор особенно сдружился, сблизился со Стёпкой. Отцу никогда не лень было во всех подробностях рассказывать сыну про моря, да штормы, про дальние походы, в которых ему довелось побывать. И как-то само собой получилось, что сын первым завёл разговор, которого Егор втайне давно ждал. Стёпка твердо сказал, что непременно будет поступать в Нахимовское училище, чтобы так же, как его отец и дед, стать военным моряком. Непрядов был этому очень рад. Сам он никогда не навязывал сыну такого решения, хотя в душе чувствовал, что так оно и будет.
       Поскольку дело намечалось нешуточное, они решили об этом посекретничать. Подыскав два пенька, сели на них друг против друга, стряхнув снег, и всё подробно обсудили.
       Непрядов был просто удивлён, с какой серьезностью сын объяснял ему, почему он решил стать именно моряком, а не кем-то ещё. Его не смущало, что впереди оставалось ещё несколько лет учёбы в обычной средней школе. Но разве это преграда, если заветная мальчишеская цель уже определена, и другой дороги нет и быть не может! Правда, приходилось учитывать, что едва ли их строгая бабка одобрит такой выбор внука. Но отец с сыном решили: пускай принятое решение пока останется их тайной.
       Сидя на пеньках, Егор со Стёпкой не спеша, в охотку попивали из термоса крепко заваренный, подслащённый чаёк, заедая его хлебом. Крошки бросали любопытным снегирям, порхавшим поблизости. Оба Непрядова, большой и маленький, говорили о море, о службе моряцкой, как два человека, безусловно знающих в этом деле толк, не боящихся
       штормов и ураганов, а также прочих опасностей, включая хищных акул, зубастых пираний и ядовитых барракуд. По взаимному согласию решено было в их "тайну" посвятить лишь деда. Не сомневались, что он всё поймёт как надо и даст свое "добро".
       После ужина Стёпка выбрал подходящий момент и по большому "секрету" принялся шептать старику на ухо, поглядывая при этом на отца, который еле сдерживал улыбку.
       Фрол Гаврилович внимательно слушал правнука, поглаживая его при этом по голове, с явным обожанием и старческой умилённостью в глазах.
       - Ин, ладно, - согласил он, выслушав признание, - Ин, поплавай по морям, по окиянам, как того хочешь. А там, как Бог даст,.. - и поцеловал Стёпку в лоб, неспешно покрестив. Могло показаться, что при этом он как бы не насовсем, а лишь временно отпускал от себя внука в дальние странствия.
       Непрядов хотел об этом своём предчувствии спросить деда, но потом подумал, что ему так могло просто показаться. Ведь Фрол Гаврилович совсем даже не пытался возражать против Стёпкиного желания стать моряком, а это главное. "То-то будет шума, как только бабка, Светлана Игоревна, об этом самом узнает", - подумал Егор, предвидя её неминуемое разочарование и гнев.
       Вскоре погода опять начала портиться. Задул крепкий ветер, нагоняя с норд-веста, со стороны суровой Скандинавии, полчища клубящихся туч. Снега пришли в движение, и разгулялась буран. Такой непроглядной завирухи Егор давно здесь не помнил. Сразу же за дверью, в каких-нибудь десяти шагах, уже ничего не было видно. Когда он вышел на двор, чтобы принести из сарая охапку дров, ветер буквально с ног сшибал. Седые космы кинжально колючего снега остервенело крутились и корчились в какой-то чудовищной силы, немыслимой пляске. Будто вся нечисть вырвалась из преисподней, чтобы вволю побесноваться и покуражиться. А стекла в окнах так содрогались, будто вот-вот готовые лопнуть, под стрехой громыхала оторвавшаяся доска и люто завывало в печной трубе, будто там навсегда поселился злой демон.
       Ближе к полудню Стёпка заметно погрустнел и сник. Во время обеда он еле притронулся к наваристым, вкусным щам, а от второго блюда, тушёного мяса с картошкой, напрочь отказался. Только квас пил жадно и много, да отчего-то морщился.
       - Не захворал бы, - встревожено говорил Елисей Петрович, ощупывая ладонью Стёпкин лобик. - Без меры нагулялись вчера, набегались - вот вам и результат.
       - А может, просто устал? - допытывался Егор у сына. - Полежать не хочешь?
       Тот молча и упрямо продолжал сидеть за столом, листая старый журнал с картинками. Валяться на печи ему не хотелось.
       "В такую погоду просто заняться нечем, - подумал Егор о Стёпке. - Вот и загрустил мой наследник..."
       - Надо бы печи в храме протопить, - предположительно сказал дед. - Боюсь, как бы стены не выстудило.
       - Да уж надо, - согласился отец Илларион.
       Кряхтя и потирая поясницу, он пошёл в кухню и взял топор.
       - А я на что! - напомнил о себе Егор.
       Он решительно надел полушубок, шапку и потребовал отдать ему топор.
       - Ну, коли так, - согласился Елисей Петрович. - Подмогни, уж если в охотку.
       Егор вышел в сенцы. Надавив плечом на наружную дверь, еле приотворил её. На крыльце намело огромный сугроб и пришлось валенками раскидывать его, чтобы освободить проход. А снег валил и валил. Сухой и колючий, он застил глаза и словно наждаком шкрябал по щекам и подбородку.
       Сойдя с крыльца, Непрядов сразу же по колено увяз в снегу. Больших усилий стоило ему преодолеть расстояние до храма, измеряемое какой-нибудь полусотней шагов. Отчего-то подумалось: "И так вот всю жизнь теперь идти к нему..."
       Знакомо скрипнув, тяжёлая кованая дверь подалась под рукой Егора и пропустила его в сумрак помещения, дохнувшего слабым теплом, крутым настоем плесени, ладана и стеариновых свечей. Всё таинственно, величаво и нетленно. Не зная даже как и зачем, Непрядов машинально перекрестился - так, на всякий случай и как бы для порядка. Но стало легко.
       Он принялся растапливать изразцовые печи, пристроенные в углах. Под топором сухие берёзовые поленья податливо и звонко пластались на щепу. Спички нашлись в загнетке. И вскоре огонь весело заплясал во всех четырёх топках, согревая старые стены.
       Только после этого Егор позволил себе немного передохнуть. Он сбросил полушубок оставшись в одном свитере, вытер платком вспотевший лоб. Тотчас поймал себя на мысли, что никогда прежде истопничья работа не доставляла ему такого удовлетворения. Отчего так происходит с ним, он не знал. Только всё время чувствовал на себе негасимый взгляд самого Непряда. Когда Егор открывал дверцу
       ближней топки, отсветы пламени начинали бойко играть по стенной росписи, и потому лик святого пращура особенно казался живым и говорящим. Непрядов зачарованно глядел на него и не мог оторваться, стараясь всей силой своего воображения понять, о чём шептали ему губы предка.
       Сколько раз бывало, когда в море случалась беда и сама жизнь висела на волоске, то он, Егор Непрядов, взывал к этому исходившему из глубины веков взгляду, и беда отступала. Уж не сам ли Непряд помогал, храня свой род и не давая ему иссякнуть?..
       - Вот и я говорю: прекрасен божественный образ Спасителя - такой глубины и силы выразительности мне ещё не приходилось встречать, - услыхал Егор негромкий, басовитый голос отца Иллариона. Монах стоял у него за спиной с охапкой дров. Непрядов поспешил принять из его рук поленья, чтобы старик не слишком надрывался.
       - Вы правы, Елисей Петрович, - согласился Непрядов. - Это загадка, которую никто не может разгадать.
       - А знаете, отчего так происходит?
       Егор пожал плечами, снова взглянув на изображение фрески.
       - Есть такое понятие, именуемое "законом обратной перспективы", - продолжал монах. - Это когда стояние перед иконой вызывает эффект противоположный тому, какой ты видишь перед собой. Когда икона предстает не столько рукотворным предметом, сколько "окном в мир иной"... И получается так, что не она сейчас вот находится перед тобой, а ты сам стоишь перед ней как перед лицом вечности...
       - Кто знает, какая эта вечность? Она лишь в нашем восторженном воображении. Знаю только, что реальность представляется куда как более мрачной.
       - Не скажи, человече, - говорил отец Илларион, потирая озябшие на морозе руки. - Ибо сказано: день Господень велик и светел. О чём бы ни мечтал человек, в сущности, это ведь осуществимо - даже воскресение из мертвых... Или вот чудодейственный дар ясновидения, позволяющий обозреть века своим проникновением через пространство и время, - пошевелив кочергой в топке, монах так же раздумчиво продолжал. - Человек смертен, но нетленна душа его,.. и мысль, пока она обращена на благо ближнему своему, а значит - к Богу. Ничему нет предела, но есть лишь мера дозволенного, проходящая через собственную совесть. Поэтому идеал человека - это совершенство его совести в пространстве и во времени. Сиречь, это и есть наша вечная мечта.
       - Но это в перспективе, - сказал Егор. - А в реальной жизни каждый мечтает о вещах более приземлённых. Я вот, к примеру, больше о том, чтобы мой механик недостающие запчасти для ремонта дизелей поскорей выбил, чтоб жена поправилась, а не осталась бы на всю жизнь калекой и, наконец, чтоб скорей кончилась бы эта проклятая метель...
       - Всё в мире едино, - настаивал монах. - потому как в ничтожно малом сокрыто великое. Апостол Павел сказал: "Всё видимое - временно, а невидимое - вечно" Так и мечта, представляемая нам во всех ипостасях её незримого и зримого бытия. Верь, надейся, люби - и Господь не оставит тебя.
       - Если б всё шло как по писаному, то и не было бы проблем. К сожалению, в жизни получается иначе. Не даром же говорят: на Бога надейся, а сам не плошай.
       Опять громыхнула дверная створка. Вместе с дуновением бушевавшей метели в храм ввалился дед - без шапки и без полушубка, чем-то заметно взволнованный. Отдышавшись, он с хрипом выдавил из
       себя:
       - Стёпушке совсем худо. Ступайте к нему!
       Непрядов почувствовал, как тревожно дрогнуло сердце. Не раздумывая, он выскочил за дверь, в сплошную снежную мглу. Ему что-то кричали вдогонку, но он не разобрал, да это и не важно было. Все мысли обратились на то, чтобы добежать, дойти, доползти... А ветер и снег будто назло взбесились, норовя увести куда-то в сторону от дома, сбить с пути, свалить с ног, ослепить... Вот когда несколько десятков метров от паперти до крыльца показались Непрядову целой вечностью. Егор неистово рвался вперёд, увязая в сугробах, падая и снова устремляясь на тусклый свет в оконце, еле маячивший где-то перед ним.
       Стёпка, съёжившись, лежал на дедовой кровати и тихонько стонал. По исказившемуся личику было видно, как ему нестерпимо больно. Непрядов бестолково засуетился около сына, не зная, чем помочь.
       Но вот появился Елисей Петрович. Отстранив Егора, он принялся осматривать и ощупывать стонавшего мальчишку. Опытному фронтовому хирургу не потребовалось много времени, чтобы поставить диагноз.
       - Аппендикс, - произнес он без тени сомнения. - Но случай серьёзный, не исключаю гнойный перитонит.
       - Делать-то что? - с нетерпением подсказал Егор.
       - Беги в село за машиной, надо малыша срочно доставить в районную больницу и как можно скорее прооперировать.
       И снова, утопая в сугробах, Непрядов рванулся напролом пурги. Он не знал, сколько прошло времени, прежде чем удалось добраться до околицы. С превеликим трудом, преодолевая снег и ветер, он разыскал дом Тимоши. Уразумев, в чём дело, тот сразу же принялся звонить
       председателю, потом в гараж. Но сама судьба будто нарочно издевалась. У единственного в колхозе председательского "газика" был разобран мотор, а оба грузовика не прибыли со станции, куда они ещё утром отбыли за получением какого-то срочного груза. Правда, оставалась надежда на трактор, но потом выяснилось, что в баках не было ни грамма солярки.
       Дозвониться в райцентр с тем, чтобы оттуда прислали машину, также не удалось. Вероятно, на линии из-за бурана где-то были повреждены провода.
       Домой Непрядов вернулся сам не свой, совсем подавленный. А Стёпке становилось все хуже и хуже. Теряя сознание, он уже никого не узнавал.
       В последней надежде Егор обратился к отцу Иллариону.
       - Елисей Петрович, вы же хирург!
       - Что ты, что ты! - испуганно замахал тот руками. - Ты же знаешь, что я дал обет никогда больше не рассекать человеческую плоть. Да и рука ослабла, глаз не тот. Сколько уж лет скальпель не держал!
       - Ведь он же умрёт.
       - Бог милостив. Но что я могу? - лицо монаха исказилось страданием безысходности. Он встал перед иконами и принялся неистово молиться.
       Непрядов с презрением глядел на раскачивавшуюся перед ним сутулую спину в чёрной рясе.
       - Эх, вы, - еле выдавил из себя с негодованием. - Снова предаёте! На этот раз ребёнка. Будь ты проклят, фарисей!
       При этих словах спина монаха дрогнула, словно её огрели плетью.
       - Выйди за дверь! - вдруг приказал дед почти обезумевшему внуку.
       Егор посмотрел на старика так, будто не понимал, что от него хотят.
       Но дедов перст однозначно указывал ему в сторону сеней.
       - Ступай. Потом позову, - повторил старик.
       Егор нехотя повиновался. В сенях было неуютно и зябко. Пахло житом. Где-то в дальнем углу потревоженно квохтали куры и хорохорился петух. Под ноги подвалил истосковавшийся пёс Тришка, но Егор весьма нелюбезно пнул его валенком, мол, не до тебя. Жалобно взвизгнув, Тришка отскочил и больше не приставал, изливая свою собачью обиду завыванием из угла.
       Наконец, в дверь изнутри призывно постучали. Егор вошёл в тепло.
       - Ступай, человече, опять в село, - сказал отец Илларион так спокойно, будто ничего до этого не произошло. - Разыщешь там свою свояченицу, медсестру Лиду и - бегом обратно. Да пусть прихватит с собой весь инструмент, какой только найдётся у неё в наличке. Понял?! - прокричал уже вдогонку опять сорвавшемуся с места Егору.
       Непрядов знал, что Тимошина родная сестра Лида заведовала в их селе медпунктом. И конечно же, могла помочь отцу Иллариону прооперировать Стёпку. Теперь главное было - это поскорее разыскать свояченицу и вместе с ней вернуться назад.
       У самой околицы Непрядов увидал едущие навстречу розвальни, которые резво тянул рослый мерин. Правил ими Тимоша, полулежавший на охапке сена.
       - Давай-ка, собирай моего племяша, авось как-нибудь довезу его до больницы, - выкрикнул Тимоша, пересиливая завывание ветра.
       -Уже не надо! - прокричал в ответ Егор, заваливаясь на сено рядом со своим родичем. - Отец Илларион здесь операцию будет делать. Гони к своей сестре, она ему будет помогать.
       Тимоша развернул розвальни, и мерин послушно рванул рысью
       вдоль села.
       Операция проходила в горнице. Стол накрыли клеёнкой, поверх которой застелили чистой простынёй. Пока в никелированном бачке кипятился инструмент, Елисей Петрович наставлял Лиду, что ей надлежало делать во время операции.
       Румяная, пухлая медсестричка была довольно сообразительной и проворной. Прежде всего, вскипятила в никелированном бачке воду. Придвинув к столу тумбочку со стерильной марлевой салфеткой, она принялась раскладывать на ней скальпели, крючки, зажимы, которые ловко выхватывала щипцами из клокотавшей воды.
       Отец Илларион облачился в свежую исподнюю рубаху, поскольку белого халата для него не нашлось. Волосы обмотал бинтом, чтобы в глаза не лезли, а руки, для пущей стерильности, едва не сварил в кипятке, прежде чем натянул на них резиновые перчатки.
       Когда всё было готово, Стёпку осторожно перенесли с кровати на стол. А Егору с Тимошей велено было убираться на кухню, чтоб не мешали.
       - Как же без наркоза?.. - вдруг услыхал Егор встревоженный голос Лиды, обращенный к Елисею Петровичу.
       - А он и не потребуется, - невозмутимо ответил монах. - Ты сама увидишь, что сотворит наш святой старец. Одному Богу известно, как он умеет снимать боль. И не сомневайся в этом, душа моя.
       И только сейчас Егор заметил, что дед, как бы от всего отрешённый, сидел на лавке в изголовье правнука и покрывал его лобик своими сморщенными ладонями.
       Прежде чем приступить к делу, отец Илларион скороговоркой прочитал "Отче наш", покрестился. И только после этого взял в руки скальпель. Операция началась.
       Непрядов терпел, сколько мог. Потом заметался по кухне, никак не находя себе места. Мучения и боль сына он воспринимал как свои собственные. Казалось, вот-вот мальчишка вскрикнет, не выдержав страданий. И это явилось бы для Егора страшнее самой лютой пытки. Однако дед продолжал застывшим изваянием сидеть на лавке, не отнимая ладони от Стёпкиной головы. И мальчик молчал.
       "Как он там? - терзался Егор сомнением. - Ведь и не всякому взрослому человеку такую открытую боль дано вытерпеть. А ведь это обыкновенный малыш". И почему-то хотелось, чтобы сын хотя бы разок вскрикнул - всё было бы ему легче. А он молчал и молчал.
       "Да живой ли он там?!" - опять сомневался Егор, со страхом заглядывая в горницу и пытаясь хоть что-то понять.
       Неожиданно замигал и начал меркнуть электрический свет в абажуре, что висел над столом.
       - Лампу! Свечей! - тотчас потребовал отец Илларион.
       Егор с Тимошей принялись ладить кругом стола свечи и чиркать спичками.
       А в это время, как назло, свет окончательно погас.
       - Да что у вас там, руки отвалились? - сердито прикрикнула Лида, поторапливая суетившихся рядом мужчин. - Больше света!
       Подняв над головой керосиновую лампу, Непрядов осторожно приблизился к столу. Со страхом и смятением он увидал недвижно распростёртое маленькое тельце сына, дороже которого ничего не было на свете. Брюшная полость вскрыта. В капельках крови проступали сплетения кишок. И защемило, заныло у Егора сердце, будто его самого собирались кромсать скальпелем. Но было ощущение того, что теперь уже хоть что-то зависит от него самого. Дрожащей рукой Непрядов
       продолжал удерживать лампу, наклоняя её, по мере необходимости, в разные стороны, куда указывал врачевавший монах.
       А снежный буран ломился в окна с такой неистовой силой, словно задался целью всему и вся помешать. Оконные рамы содрогались, на чердаке скрипели стропила, а в печной трубе по-прежнему паскудно выл поселившийся там демон.
       Напряжение было таким, что Непрядов уже сам боялся, как бы у него не онемели руки и не начали бы подгибаться колени. Усилием воли он заставлял себя стоять, не шелохнувшись, лишь бы не иссяк этот тусклый источник света, от которого теперь во многом зависела жизнь его сына.
       Наконец, как из запредельного пространства, до Егоровых ушей дошёл вещий голос:
       - Всё. Теперь несите его на кровать.
       - Как все? - будто не веря этому переспросил Егор.
       - Да вот так, всё. И ничего более того, - подтвердил монах. - С этой минуты лишь на одного Господа уповать будем.
       Лида взяла туго перебинтованного Стёпку на руки и бережно понесла его в угол горницы. И в это мгновенье мальчик впервые слабо простонал. Все всполошились. Но дед снова наложил на лобик правнука свою иссушённую десницу, и тот опять послушно затих. Долго сидел старик на кровати рядом со Стёпкой, бормотал молитвы, крестился. А правнук уже спал спокойным, тихим сном, и дыхание у него становилось глубоким и ровным, как это бывает лишь в десять лет, когда вся жизнь впереди.
       Попрощавшись, Тимоша с Лидой стали собираться домой. Непрядов вышел проводить их на крыльцо. Посвечивая фонарём, он глядел, как свояк отвязывал поводья, снимал попону и как разворачивал
       застоявшегося и озябшего конягу.
       - Завтра, с утречка, буду у вас, - крикнула на прощанье Лида, усаживаясь рядом с братом на розвальнях.
       Тимоша огрел мерина кнутом. Тот взыграл, полозья скрипнули, обозначая ход, и вскоре одиночная упряжка будто канула в предвечерней белёсой мгле. А буран ярился, и конца ему не было видно.
       Отца Иллариона Егор застал на кухне. Монах, ещё больше ссутулившись, устало оттирал под рукомойником свои ладони. Вода в отстойном ведре была красной.
       Егор приблизился, услужливо предлагая чистое вафельное полотенце. Терпеливо ждал, что скажет монах. Но тот молчал, продолжая громыхать штырём рукомойника.
       - Простите меня, Елисей Петрович, - сказал, наконец, Егор, мучительно пересиливая ощущение собственного стыда и неловкости перед этим старым человеком.
       - Бог простит, Егор Степанович, - тихо ответил монах.
       Непрядов страдальчески вздохнул, подавая ему полотенце.
       - Хотите, я на колени перед вами встану? - вдруг сказал, отчаявшись.
       Повернувшись, монах силой упредил Егорово желание, крепко ухватив его за плечи.
       - Это совсем не гоже, командир! - И право же, я совсем не стою того, чтобы передо мной так-то вот... Это я, раб Божий, должен стоять на коленах. Перед мальцом должен стоять, - сказал он, возвращая полотенце. - Ну, да ты меня сейчас всё равно не поймешь.
       - Тяжко мне, отец, - повинно произнёс Егор. - Понимаю, что нет мне теперь перед вами прощенья. Потому что в ваших глазах - гнида я
       редкостная.
       - Ну, ну! Успокойся. Это уже слишком. Вины за тобой никакой нет, а потому и каяться передо мной не в чем. А что всуе сказано, так ведь не со зла. Разве ж я не понимаю? - и уже деловым тоном спросил. - Вот что, человече: коньячку чуток не осталось ли у тебя там ещё?
       - Так точно! - радостно воспрянул Егор. - Ещё непочатая бутылка.
       - Тогда наливай, Егор свет Степанович. Грешить, так грешить, - и добавил, виновато косясь на образа. - Прости нас, Господи: не токмо ведь пьём, наипаче лечимся...
       И улыбнулся Егор, просветлев набухшими было от слёз глазами.
       Сели за столом на кухне. Опрокинули по первой, закусив нарезанными дольками кисловатого яблока. Когда на душе потеплело, Егор признался:
       - Теперь я вечный ваш должник. Не знаю, как вас и благодарить.
       - Не мне, деду своему спасибо скажи, - монах ткнул пальцем в сторону горницы, где рядом с правнуком дремал у кровати престарелый священник. - Отец Фрол взял на себя мой грех, освободив от наложенной епитимьи, - грустно вздохнув, продолжил. - А может, это совсем не грех. Деду твоему видней - святой он человек по сути своей, а не токмо ясновидящий...
       До глубокой ночи засиделись они в кухоньке за столом, монах и врач, спасший на своем веку не одну живую человеческую плоть и душу, и командир подводной лодки, который при иных обстоятельствах так же должен был спасать подчинённых ему людей. Им было о чём поведать друг другу в этом противоречивом, сложном мире, в котором оба они пребывали.
       За окном всё так же неистово плясала метель, выл ветер. Но это уже
       не имело никакого значения. Кризис миновал, и спокойно спал ребёнок.
       29
       Степка выздоравливал на удивление быстро. На пятый день после операции Елисей Петрович снял ему повязку, залепив рану пластырем. А ещё через сутки позволил самостоятельно подниматься с кровати и ходить по горнице. Постепенно к мальчишке возвращалась прежняя подвижность, и даже нежный румянец снова начал проступать на бледных до этого щеках.
       Тёщу по поводу Стёпкиной болезни Непрядов решил не беспокоить. Хотел было послать ей телеграмму, но потом передумал, опасаясь обычных женских упрёков с её стороны. Думал, что примчится "старая кошёлка", наделает шума, будто за её внуком попросту недоглядели, сделали что-нибудь совсем не то и не так, как надо. "Хоть и сама врач, но подозрительна и ревнива, как и все без ума любящие своих внуков бабки", рассуждал Егор. Главное, к началу занятий в школе они вполне успевали вернуться живыми - здоровыми. А там уже, надеялся Егор, можно будет ей обо всем спокойно рассказать. Ведь Стёпка чувствовал себя уже достаточно хорошо, и потому нетрудно будет доказать, что ничего страшного с ним просто не могло произойти. Отец и сын были в этом согласны.
       За день до возвращения в Ленинград дед напомнил Егору, что надо сходить на погост и навестить могилу бабки, Евфросинии Петровны. Это был их семейный ритуал памяти, который непременно совершался, как только Егор наведывался в Укромовку. На этот раз к ним присоединился и Стёпка.
       Он уже достаточно крепко держался на ногах, и его не боялись выпускать на улицу.
       А денёк выдался морозным, наполненным хрустально-прозрачным, бодрящим воздухом, который хотелось пить по глоточку, как холодную минеральную воду. Как только Непрядовы сошли с крыльца, тотчас за ними увязался их вездесущий пёс. Нутром чуяла, тварь Божья, что без неё нигде не обойтись.
       Погост, утопавший в снегах, начинался неподалеку от дома. Нужно было миновать храм, свернуть за звонницу, а там уже начиналась протоптанная в снегу дорожка, прямиком уводившая к могильным холмикам.
       Непрядовы шли гуськом. Фрол Гаврилович медленно и чинно брёл впереди, опираясь на посох и метя снег полами рясы. А перед ним с рычанием и лаем из стороны в сторону метался Тришка. По долгу собачьей службы он рьяно распугивал нахальных ворон, которые, нахохлившись, восседали на могильных крестах.
       У бабушкиной могилы все трое остановились. Дед, как полагается, прочитал молитву. Егор со Стёпкой в молчаливом почтении выслушали её, стоя с непокрытыми головами. Потом дед принялся рассказывать своей "несравненной голубице, свято мученице Евфросиньюшке" о том, как живётся-можется без неё, что поделывают они, а ещё поведал, что приключилось с её правнучком, который теперь снова здоровёхонек и стоит рядом.
       - Разве прабабушка слышит нас? - недоверчиво вопросил Стёпка, тронув отца за руку.
       Непрядов на это лишь снисходительно улыбнулся, но дед сказал:
       - А как же! Не только слышит, но и видит с высоты небесной.
       Стёпка на всякий случай задрал голову кверху, но ничего там не увидел, кроме ослепительно голубого неба, да с криком кружившегося
       воронья, которое вспугнул неутомимый Тришка. Со слов прадеда Стёпка уже знал, какой мученической смертью во время прошлой войны умерла его прабабушка. Многое знал он и о своих предках, чей прах покоился под плитами у стен храма.
       Непрядов понимал, ради чего дед водил их сюда с таким постоянством и настойчивостью. Конечно же, он желал, чтобы эта заветная тропка, что вела к заветным могилам, навсегда запомнилась бы и внуку, и правнуку. А уж когда не станет на свете его самого, чтобы продолжали Егор со Стёпкой ходить на это священное место, не забывая родных своих.
       - Знаешь, дед? Вот стою я здесь и думаю, что смерти, в известном смысле, все-таки не существует, - сказал Егор. - Во всяком случае, человеческая мысль нетленна. В пространстве она не исчезает.
       Продолжая опираться на посох, старик повернул голову в сторону внука.
       - Ты безусловно прав, - сказал он. - Христос воскрес из мертвых, смертию смерть поправ. И этим всё сказано. А вам обоим, тебе и Стёпушке, надобно всегда помнить предназначение своё. Отчасти и в том смысле, что ты сказал...
       - А что, разве оно какое-то особое?
       - У каждого человека своя стезя, - продолжал старик. - Все мы грешны и смертны в этом мире. Но есть на Руси как бы коренные, бессмертные рода. Наш вот, Непрядовский, к таковым как раз принадлежит. И не знатностью, не богатством славен он, а токмо служением Отечеству, святой православной вере наших предков. В том сила и бессмертие его. Великие испытания выпадают всем нам. То сам Господь вопрошает: а готов ли ты, человече, до конца пройти отмеренный тебе путь и сполна испить горькую чашу страданий "за други своя"? И каждый из нас ищет свой ответ, прегрешая и каясь, но ободряясь в свершении правых дел.
       - Всё в нашем роду сдвинулось и перепуталось, - сказал Егор, припоминая былое. - Я вот все думаю: а понял бы нас отец, пошёл бы сейчас на погост вместе с нами, останься он живым на той войне?
       - Отчего ж не понять и почему бы не пойти? - сказал дед с такой уверенностью, словно не было меж ним и отцом долгих лет размолвки, серьёзных расхождений во взглядах на жизнь, в приверженности каждого своим идеалам. - Что ни говори, а свет разума исходит на нас, грешных, лишь со временем. Ведь и мысли-то наши, постоянно возникая, блуждают в голове до тех пор, пока не обретут истину. Господь всем для неё оставляет путь открытым. Я никогда не осуждал сына своего, но всегда лишь печаловался о нём. Этот ведь не только ты сейчас стоишь передо мной. Это значит, что и Степан, единокровный сын мой, сам третей стоит меж нами.
       - Но ведь мы все такие разные, - сомневался Егор, в душе тем не менее восхищаясь простотой и ясностью дедовой мысли.
       - Так и должно быть, - утверждал старик. - Непрядовы всегда были не только священниками, но и воинами. Только никогда,.. - дед воздел к небу перст, как бы клянясь, - никогда средь них не находилось лжецов, негодяев и трусов. А если и заблуждались в чём, так ведь не от злого умысла. И Бог нам всегда был судьёй. Пускай хоть гром праведный с небес, хоть вселенский потоп, а мы стояли на этой земле и стоять будем всегда.
       - Дедусь, а ты живи ещё сто лет, чтобы нам всем вместе стоять, - попросил Стёпка, тронув старика за рукав рясы и вразумительно пояснил. - Вместе всегда же веселее.
       Егор и дед с улыбкой переглянулись.
       - Ан, будь по-твоему, - согласился старик, целуя правнука в непокрытое темечко. - Стану жить, пока Господь не призовёт к себе, - и настоятельно попросил мальчика надеть шапку, опасаясь, как бы тот не простудился, после чего продолжал. - А проживёшь ты, голубочек, поболе моего, может статься. Ведь у нас в роду не редкость, когда пращуры на второй век переваливали. В тебе сохранится кровушка наша Непрядовская, а потом и в детках твоих. Всего будет вам сполна: великих испытаний, глубоких печалей и радости светлой.
       Дед как бы прорицал, и Егор внимал ему со смешанным чувством обожания, любви и страха. Не всё можно было понять из того, что он говорил. И эта самая недоговорённость касалась не правнука, а именно внука, которому будто не полагалось до конца знать всё о самом себе. Непрядов боялся напрямую спросить об этом деда, поскольку догадывался, что тот никогда не скажет ему всей истины, которой он располагал в ясновидении своем. Но уже на другой день Егор заставил себя не принимать близко к сердцу дедовы слова, думая о них, как о старческих предрассудках. Егора снова звала к себе служба, ждали привычные корабельные дела, которым предстояло отдать себя целиком и полностью.
       30
       Капитальный ремонт лодки, судя по всему, затягивался. Израненный корабль, сжатый со всех сторон распорками, стоя в плавучем доке. Он пребывал словно в реанимации на операционном столе. Его корпус кромсали скальпелями газорезок и штопали иглами электросварки,
       возвращая ему былую прочность. Полностью заменялись электропроводка и система гидравлики. Все дизель-генераторы были сняты со своих фундаментов и отправлены в заводские цеха на полную переборку. Работы шли, тем не менее, со сбоем графика: то бригаду корпусников перебросят на соседний участок, то на складе не окажется стальных листов нужной марки, то по какой-то причине док обесточат. Непрядов вместе с механиком бегал по заводскому начальству и требовал, ругался, душой переживая за каждую минуту потерянного времени. Можно было только надеяться, что лодку удастся вывести из дока хотя бы в конце весны.
       Береговая жизнь не доставляла Непрядову особого удовольствия. Он видел, как постепенно размывался и таял его некогда сплочённый, сплаванный экипаж, на сколачивание которого он в свое время потратил столько времени и сил. Одного за другим в бригаду отзывали самых необходимых, лучших специалистов. Взамен же присылали совсем не опытных "салажат", которых приходилось всему учить заново. Мало успокоения было от сознания того, что подобным образом поступали со всеми экипажами, находившимися в длительном ремонте. А это значило, что прежних своих ребят, с которыми вместе ходили в моря, обратно будет вернуть не так-то просто. Скорее всего, по выходе из дока всё придётся начинать заново, готовя к походам лодку и пестуя по сути новорожденный экипаж.
       Вскоре забот Непрядову прибавилось. Минувшей осенью он поступил в заочную военно-морскую академию, и вот теперь близилось время экзаменационной сессии, к которой надо было подготовиться. Злые языки эту академию прозвали "дубами". Во-первых потому, что главный корпус её действительно размещался в старинном парке, где ещё с петровских времён росли могучие дубы. И потом, учились в ней, своего рода, переростки, которые по причине возраста, либо из-за крайней занятости и необходимости флоту в своё время не были отпущены командованием на очное обучение. Прежде Егор в сутолоке корабельных буден не слишком-то задумывался над тем, что пора бы и ему позаботиться о втором, академическом дипломе, без которого нечего было рассчитывать на продвижение по службе. Друзья советовали ему не тянуть с этим делом, он же долгое время попросту отмахивался, полагая, что и так на флоте проживёт. Когда же одумался, то оказалось, что время для очной учёбы было упущено. Поэтому ничего не оставалось, как поступать на заочное отделение, в эти самые "дубы". Поскольку лодка стояла в ремонте, со временем для занятий не было особых проблем. Егор мог пользоваться в академии богатой лабораторной базой, различными методичками, библиотекой.
       И вот как-то само собой пришла тема, которую он начал разрабатывать в качестве собственного реферата. Это была методика ракетно-торпедных атак в критических ситуациях. В личных записных книжках у него накопилось немало интересных данных, мыслей и наблюдений. Теперь же всё это предстояло систематизировать, сопровождая теоретическими расчётами и выкладками.
       Постепенно Егор осознал, что академия "в дубах" стала ему надёжной опорой, да и сама жизнь от этого делалась интересней и богаче. Но главное приобретение состояло в том, что к нему снова начал возвращаться душевный покой и уверенность в себе. Работая над рефератом, он видел перед собой цель, которая многого стоила, позволяя утвердиться в жизни уже в новом качестве.
       Бывая у Кати в клинике, Непрядов подробно рассказывал теперь ей о всех своих сокровенных замыслах и надеждах, которые возлагал на свой реферат. Она по-прежнему слушала его отрешённо и молча, глядя в потолок. Он ставил вопросы, которые могла ему задать Катя, интересуясь его делами, и сам же отвечал на них. А она всё молчала и слушала его, как бы не слыша.
       Когда Катю, наконец, выписали из клиники и привезли домой, Егор не прекратил своих разговоров с таким видом, будто она продолжала беседовать с ним. И неважно, что говорил только он, а она по-прежнему молчала. Теперь Непрядов почти всякий вечер, как только бывал свободным, усаживал жену в коляску, укутывал ей ноги тёплым шерстяным пледом и вывозил на воздух. Вдвоем они по долгу и не спеша гуляли по набережной. Катя безмолвно, с гнетущей тоской глядела на Неву. Егор всё так же беседовал с ней. Иногда к ним присоединялся Стёпка. И они уже втроём прогуливались напротив своего дома до тех пор, пока Светлана Игоревна не выходила на балкон и не принималась звать их домой.
       Впрочем, в душе Непрядов уже начал сомневаться, не вызывает ли он раздражение у жены своей настойчивой болтовнёй? Быть может, ему стоило бы помолчать и не тревожить Катину душу. У нее же все силы уходили на то, чтобы бороться со своим недугом. Непрядов не мог не видеть, какими страданиями полнились большие, по-прежнему прекрасные глаза его любимой, когда он со всей осторожностью поднимал её на руках, чтобы пересадить в коляску или перенести на тахту. Он сам чувствовал Катину боль настолько, что кричать хотелось вместо неё. Она же терпела.
       В таких вот хлопотах и заботах дни шли за днями, и Непрядову
       начинало казаться, что теперь так останется навсегда. Не в его силах было уже что-либо изменить. Утешением оставались дедовы слова, сказанные при последнем их расставании. "Отвергни себя и возьми свой крест, - вещал дед. - Вот два условия, чтобы следовать за Христом. И тогда самоотрешение становится утверждением самого себя". Непрядов ничуть не сомневался, что до конца сдержит своё слово, данное Кате в пору их юности: "что бы ни случилось в жизни, никогда не расставаться". И вот случилось... Только, самоотвергаясь, он ни о чём не жалел. Это было нормальным состоянием его непрядовской души, не предполагавшей ничего иного, кроме осмысленной жертвенности ради любимого человека.
       31
       В бригаде про Непрядова не забыли. Зимой его трижды вызывали на Севера, чтобы он смог на какое-то время сходить в море, подменяя уходивших в отпуск либо заболевших командиров других лодок. Сам Егор таким переменам был конечно же рад, хотя каждый раз дни считал до своего возвращения в Ленинград, где его ждал сильно поредевший собственный экипаж и своя семья, которой он всеми силами и помыслами жаждал быть надёжной опорой.
       Как-то в начале марта, когда Непрядов вернулся домой после своего очередного вояжа на Севера, он решил по обыкновению прогуляться вместе с женой по набережной Невы. Привычно пересадил её из кресла в коляску, потеплее одел и покатил к лифту, чтобы спуститься на первый этаж. И на лестничной площадке ему вдруг показалось, что Катя после долгих месяцев полнейшей немоты и отрешённости, впервые осмысленно взглянула на него. Сперва Егор этому не поверил, решив, да мало ли что в потёмках этажа может померещиться. Подумал даже, что надо бы там лампочку поярче вкрутить, как только вернётся с прогулки.
       От подъезда своего дома, увенчанного массивным навесом из металла и стекла, Непрядов пересёк улицу и покатил коляску по набережной вдоль повеселевшей Невы. Светило яркое солнце, слегка даже припекало. С речного простора веяло по-весеннему свежим ветерком. Редкие машины проносились по мостовой, разбрызгивая оттаявшую слякоть и разбавляя воздух сладковатой бензиновой гарью. В этот ранний час набережная выглядела пустынной, и Непрядов без стеснения, в полный голос принялся разговаривать с женой, обстоятельно рассказывая, как он ходил в моря на этот раз и как скучал по дому, по ней и по Стёпке.
       Вдруг она слегка повернула к нему голову и отчетливо произнесла:
       - Егор, ты же совсем не о том говоришь...
       От неожиданности Непрядов даже перестал толкать перед собой коляску и застыл на месте. На какое-то время он и сам потерял дар речи, изумлённо глядя на жену.
       - Что ты сказала?.. - спросил, будто не веря собственным ушам.
       - То, что слышишь, - снова сказала она негромко и внятно, словно не было долгого молчания, так изматывавшего душу всем её родным и близким. - Я же всё вижу и чувствую, как тебе тяжело со мной.
       - Да нет же, коляска совсем лёгкая, - пробовал Егор отшутиться.
       - Но я прошу, я требую, - продолжала она. - Оставь меня, совсем оставь.
       - И долго же ты, милочка, над этим думала? - строго спросил Егор.
       - Поверь, нам обоим станет только легче, - настаивала она. - И не надо себя обманывать, будто я нужна тебе такая вот...
       - Да?! - повысил голос Егор и вдруг показал жене фигу. - На вот! Не дождёшься.
       И от такого грубоватого, искреннего гнева Катя сама уже пришла в замешательство. Глаза её ещё больше округлились. А потом она слегка, уголком губ улыбнулась, всё понимая. Догадалась, что сама говорит совсем не то, что надо. Ведь муж оставался прежним, каким она всегда знала его, и другим он быть просто не мог.
       Егор снова двинул коляску вперёд, не переставая хмурить брови и гневаться на жену.
       - Извини, Катерина свет Тимофевна, но ты просто симулянтка, - уже смягчившись, и с юморком отчитывал он жену. - Все в доме из-за неё с ума сходят, а она, видите ли, позволяет себе такую роскошь, как ни с кем не разговаривать, - и совсем расхрабрившись, посулил. - Знай, как только встанешь на ноги, так я тебя...
       При этих словах Катя недоверчиво, с болью в глазах глянула на мужа.
       - А ты встанешь, встанешь. Это я тебе обещаю, - поторопился заверить Егор. - Вот тогда уж не взыщи: отшлепаю тебя как маленькую ладонью по "сахарнице", чтоб в другой раз глупости не говорила.
       Катя слушала его и улыбалась, глядя из-под руки на солнечные блики, игравшие в разводьях пока ещё обременённой льдом реки. Весна возвращалась так же и в их дом.
       Когда вернулись с прогулки, обоих поджидал приятный сюрприз. Из первопрестольной столицы приехал Тимофей Фёдорович. Его громкий, уверенный голос отчетливо слышался ещё с лестничной клетки, будто он отдавал привычные указания воздушным акробатам, работавшим на высоте под куполом цирка. Но сколько было радости, когда все узнали, что Катя, наконец-то, заговорила. И только Светлана Игоревна невозмутимо изрекла по этому поводу:
       - Я и всегда знала, что Катька не только бессердечная особа, но ещё и
       большая притворщица, - и добавила, с ехидством глядя на дочь. - Твоё слишком затянувшееся молчание становилось подозрительным. Оно кого угодно могло обмануть, но только не меня.
       - Светлана Игоревна, хватит об этом! - резко оборвал её Егор, заметив, как мучительно неприятны для Кати столь недобрые слова её матери.
       Хотя и далёк был Егор от медицины, только сердцем чувствовал всю глубину катиного недуга и не хуже других понимал, какая нелёгкая борьба с самой собой шла в её душе. Даже Светлана Игоревна, по-своему безмерно и самоотверженно любившая свою единственную дочь, смотрела на неё порой глазами умудрённого хирурга, но не матери. Тёща могла быть и жестокой. Но как непросто было Кате, замкнувшейся в кругу своих бед и разочарований, перешагнуть через собственный недуг и снова поверить в свою судьбу - в тот маленький проблеск надежды, который всё ещё существовал. И кто знает, быть может Егор был теперь для неё гораздо большим врачевателем, чем самый знающий, искушённый в своих делах лечащий врач.
       Пожалуй, впервые за много дней ожиданий и тревог все в их доме вздохнули с облегчением. Катя, обретая себя, вновь возвращалась к нормальной жизни из какого-то странного и тягостного мира одиночества, в котором до этого пребывала. То была радость воскрешения надежды и веры, которую она, вместе с тем, дарила и своим близким людям.
       Но больше всех за мать обрадовался Стёпка. Он так и льнул к ней, подолгу не отходя от её кресла. Они шептались о чём-то, секретничали, словно боясь посторонних, которые могли бы выведать их тайну. Потом Катя призналась Егору, что дар речи она снова обрела лишь благодаря
       мгновенному испугу за Стёпку. Она потрясена была, когда до её сознания дошло, что сын в Укромовке перенёс нелегкую операцию и что был момент, когда его коротенькая жизнь висела на волоске.
       Светлана Игоревна расценила это явление "эффектом положительного шокового стресса" и всех уверяла, что в медицине такие случаи совсем не редкость и что в этом нет ничего удивительного. Но сам Егор помнил ещё и прорицание своего деда, которое теперь чудесным образом начало сбываться.
       После ужина все перешли в гостиную, чтобы по привычке выпить там кофе и продолжить разговор, начатый в столовой. По сути, это были их обычные семейные вечера, когда они хоть и не часто, но всё же собирались все вместе. Светлана Игоревна по такому случаю растапливала большой мраморный камин и все подсаживались поближе к огню, чтобы насладиться приятным теплом и таинственным потрескиванием горящих берёзовых чурок. Завораживающий, дрожащий свет от плясавших в кирпичном алькове язычков пламени всегда вызывал ощущение какого-то колдовского, магического действа под сводами большой пещеры, которой начинала казаться гостиная.
       А говорили все о чём угодно, только не о Катюшиной болезни. И это было своеобразным исцеляющим методом терапии, которым Светлана Игоревна умело пользовалась, придавая разговорам нужное направление. Непрядов это понял и потому всячески поддерживал тёщу. Видимо, она все же лучше Егора знала, как врачевать истерзанную душу своей дочери. Говорливая, шумная, она то и дело обращалась к Кате, чтобы не позволить ей хотя бы на мгновенье снова замкнуться в себе.
       А Тимофей Фёдорович больше занимался внуком. Взяв Стёпку за
       плечики, он говорил, глядя на мальчика с явным любованием.
       - Какие у нас крепенькие ручки! Какие сильные ножки! Пора, Степан Егорыч, давно пора приобщаться к манежу, как это принято во всех нормальных артистических семьях. Со временем из вас получится блестящий воздушный гимнаст, звезда отечественной арены - это я вам, любезный внук, гарантирую.
       - Хватит, нагимнастился уже! - нелюбезно оборвала его Светлана Игоревна. - Собственную дочь уберечь не смог. А теперь и внука туда же, в этот цирковой вертеп тянешь?!
       - Светла-ана Игоревна, - с укоризной, вальяжно протянул Плетнёв, глядя на свою бывшую жену. - Да с вашим ли прагматичным разумением касаться утончённых струн подлинного искусства?! Если вот этого молодого человека, - дед хитровато подмигнул внуку, - по семейной традиции повлечёт к себе арена, то ни я, ни вы и никто другой, помешать этому будут не в силах. Потому что это благороднейшая страсть, самоотверженный порыв души! Представьте, я уже вижу его в своём будущем номере. А каким он со временем станет! Ловким, сильным, смелым, красивым - на манеже ему нет преград и всё подвластно. Гром оваций, всеобщий восторг и обожание публики и... заслуженная слава, наконец. Да вы только представьте себе, его ждёт не только вся наша необъятная держава, но и Париж, Лондон, Рим, Нью-Йорк... А как здорово зазвучит: "На манеже - цирковая династия Плетнёвых!" Это, право же, прекрасно...
       - И не мечтай, - охладила его порыв ревнивая бабка. - Ты забыл ещё прежде упомянуть про поломанные кости, вывихи, ушибы. Даже близко не подпущу его к твоему цирковому балагану. С меня вполне достаточно в семье и одной акробатки, - она повела глазами в сторону дочери. - От цирка отлучить её не в моих силах. А Стёпка вполне может унаследовать и мою профессию. Чем она плоха? Он может стать не менее прекрасным хирургом, или кардиологом, наконец.
       - Ну да, ты скажи ещё - женским гинекологом, - подковырнул Тимофей Фёдорович. - А уж если проктологом станет, так вообще - блеск! Цены ему тогда не будет.
       - Цирка-ач, кло-оун, - совсем уже возмутилась Светлана Игоревна, уязвлено глядя на хохотавшего Плетнёва.
       - Зачем спорить? - рассудительно сказал Егор. - Не лучше ли спросить у самого Степана Егоровича, кем ему любо стать?
       При этом отец с сыном понимающе переглянулись. Они-то хорошо знали ответ на вопрос "кем быть", а потому не хотели расстраивать ни деда, ни бабку. Стёпка лишь с таинственной улыбочкой расстегнул воротничок рубашки, из-под которой выглянул бело-голубой кусочек моря...
       Выбрав момент, когда все находившиеся в гостиной увлеклись очередным телевизионным сериалом, Тимофей Фёдорович шепнул заскучавшему зятю:
       - Землячок, а не причаститься ли нам под стопашку?
       - Хорошая мысль, - поддержал Егор так же шёпотом, обмениваясь при этом понимающим взглядом с сидевшей рядом Катюшей. Бдительная Светлана Игоревна, всё же подслушав, презрительно фыркнула, но препятствовать не стала. Она привыкла к тому, что Тимофей Фёдорович, бывая у них в гостях, по-прежнему распоряжался здесь как у себя дома. К тому же она, как женщина далеко не глупая, позволяла мужчинам иметь некоторую степень свободы.
       Егор с Тимофеем Фёдоровичем вышли на кухню - довольно просторную, с высоким потолком и огромными окнами, как и в большинстве старинных домов, некогда принадлежавших питерской аристократии.
       - И как только можно тратить столько времени у телевизора? - мимоходом бросил Плетнёв с профессиональным недовольством. - Лучше бы лишний раз в цирк сходили.
       Непрядов понимающе кивнул.
       Распахнув створки настенного шкафчика, Тимофей Фёдорович полюбовался имевшимся там запасом всевозможных напитков, однако предпочёл графинчик с обыкновенной водкой. В холодильнике нашлась и соответствующая закусочка: малосольная селедочка, деревенское сало, отварная картошечка, оставшаяся от обеда. С тем они и присели к столу.
       - Ну, расслабимся, зятёк ты мой дорогой, - говорил Катин отец, разливая по хрустальным рюмкам водку, - а то весь день провёл в правлении цирка, будто на иголках. То, да сё...
       - Слышал, вы большим начальником стали, - сказал Егор. - Светлана Игоревна утверждает, что вы резко рванули по служебной лестнице вверх.
       - Да так себе, начальничок, - поскромничал Тимофей Фёдорович. - И повыше меня, конечно же, есть. Но высоту по-прежнему хотелось бы измерять куполом арены, а не потолком служебного кабинета. Только вот годы, будь они неладны... Теперь ничего другого не остаётся, как на все цирковые представления взирать из директорской ложи. А на арене себя лишь во сне вижу.
       Егор сочувственно кивнул.
       - Вот и Катюха, - продолжал тесть. - Тридцати ведь ещё ей нет, самый расцвет таланта и... на вот тебе. Надо же такому случиться!
       - Что же всё-таки произошло? - напрямую спросил Егор. - Не верю, что была всего лишь какая-то нелепая случайность.
       Достав сигареты, Тимофей Фёдорович неспешно закуривал, будто нарочно затягивая с ответом.
       - Видишь ли, - начал он рассуждать, как бы окольными путями подбираясь к самой сути. - Нашу профессию воспринимают по-разному. Одни убеждены, что цирк - это всё равно, что зелёная ветка в твоем окне, приносящая вечную радость. Другие же наоборот, полагают, что это прилипчивая и заразная болезнь, вроде чесотки, когда покою нет. А всё потому, что арена - это ведь, в сущности, круг славы, очерченный циркулем твоей судьбы. Цирковая закулиса являет собой такой непутёвый субстант, в котором сам чёрт ногу сломит. Блеск и мишура арены только для публики. Но там как на шампуре нанизаны извечные интрижки, сплетенки, подсидки, да и самая что ни на есть заурядная зависть к своему более удачливому собрату. А кочевая гастрольная жизнь вообще всех нас, циркачей, делает цыганами. В труппе жизнь прекрасна своей романтикой и, в то же время, отвратительна по своей неустроенности, по наготе и цинизму отношений между партнёрами по номеру. Представь, и такое бывает. Хотя, это я отнюдь не возвожу в норму общения между артистами, да и людьми вообще. Ведь главным для нас остаётся все же идея совершенства в своем деле - то самое, что мы называем служением искусству. И всё же, сколько юных дарований ожглось или вовсе сгорело на призрачном огне цирковой славы. Ведь для того, чтобы на арене хоть чего-то достичь, необходимо прежде несоизмеримо многим пожертвовать...
       - Да мне это всё не важно знать, - не утерпел Егор. - Что мне до вашей закулисы! Я же не о том спрашиваю вас.
       Э, нет, землячок, - Тимофей Фёдорович повел из стороны в сторону тлевшей сигаретой. - Это очень важно, по крайней мере, для понимания той атмосферы, в которой живёт и дышит твоя благоверная супруга. Если уж быть откровенным, то Катюхин талант расцветал за моей спиной, как за крепостной стеной. Сколько мог, я ограждал её от многих наших мерзостей, пока она сама, в артистическом плане, твёрдо не стала на ноги. По крайней мере, для этого ей ни к кому не пришлось прежде забираться в постель - давай уж совсем начистоту, - отчаянно глотнув водки, он продолжал. - Да, такой вот цирк, такова изнанка нашего искусства вообще,.. где на десять процентов истинного таланта девяносто остальных приходятся на изворотливость, да иезуитскую дипломатию.
       - Выходит, права Светлана Игоревна, когда она вашу лавочку назвала "клоакой"?
       - Не надо, зятёк. Не повторяй чужие зады. И упаси тебя Бог сказать такое Катерине... При всей любви к тебе, она за это может возненавидеть и не простить. По сути, ты не совсем понял меня. На самом деле в цирке много чего хорошего. Не зря же так любят его и стар и млад! Он светел, и почитают служить ему за счастье. А что касается грязи, так ведь её везде хватает с привеском. Такая вот "се ля ви", как говорят у нас в Укромовке и повторяют в Париже.
       - Много чего у нас там говорят, но никогда не подличают. А любого мерзавца ещё с околицы за версту на подходе видно.
       Непрядов расстегнул китель, ему стало жарко и хотелось больше воздуха.
       - В этом ты прав. У нас там и грязь под ногами святая, потому как происходит от земли-кормилицы, а не от человеческих пороков.
       К сожалению, Катьке невозможно было оказаться вне всего этого паскудства, хотя она и не замаралась в нём.
       Угадав желание зятя, Тимофей Фёдорович поднялся и открыл форточку. С вечерней Невы пахнуло свежестью. Егор с облегчением вздохнул.
       - Ты помнишь ловитора из моей группы, которого звали Сержем? - спросил тесть, снова усаживаясь на своё место за столом напротив Непрядова.
       - Еще бы! - Ухмыльнулся Егор. - Впервые в жизни из-за него в Риге на губу попал.
       - Вот-вот, это когда ты умудрился один морду троим набить, - и Тимофей Федорович самозабвенно затрясся от смеха, припоминая прошлое. - Задал ты мне тогда нервотрёпку. Рожи у моих ребят после драки распухли - мама родная не узнает. Катька в истерике - с тобой насмерть поругалась. Словом, сорвал ты нам вечернее выступление на манеже вчистую.
       - Молодой, дурак был, - признался Егор, вспоминая потасовку в гостинице, - вот и не сдержался.
       - В том-то и дело, что не сдержался, потому как шибко горяч, - Тимофей Фёдорович предостерегающе помахал зажатой меж пальцами сигаретой. - Боюсь, что таким и остался,.. орел степной, казак лихой.
       - Но какое это имеет значение к тому, что произошло с Катей? - недоумевал Непрядов. - Да мало ли, что и когда было?
       - Не скажи, дорогой, не скажи,.. - Тимофей Фёдорович нацелился сигаретой, будто собираясь прижечь Егору нос. - Вот сейчас, к примеру, ты мог бы наломать дров куда больше - знаю тебя как облупленного, зятёк, - и, перестав испытывать Егорово терпение, перешёл к сути. - Ты
       помнишь, конечно же, как этот самый Серж ухлёстывал за Катюхой?
       Егор кивнул, подумав, "Ещё бы не помнить!".
       - Так вот, - продолжал Плетнёв, придавливая в пепельнице окурок, - с годами Серж, оказывается, любить Катьку не перестал. Помню, как он места себе не находил, когда вы поженились. Он тогда действительно страдал, и мне его по-человечески было жалко. Потому, верно, долгом своим считал как-то помочь этому парню, выделял его среди других акробатов нашей группы, тем более что он был отнюдь не из последних. Когда же понял, что пришла пора мне с ареной распрощаться, я именно ему передал свой душой и сердцем выстраданный номер, который имел у публики огромный успех. Веришь ли, я как родному сыну завещал ему своё артистическое наследство. Думал, вместе с этим передал и кое-какие принципы нашей морали. Ведь не всё у нас на манеже по этой части так уж безысходно плохо, как вы вместе с тещёй себе представляете. Есть свои понятия и о благородстве, и о чести и о мужестве. А иначе наш отечественный цирк мало бы чего стоил.
       Егор видел, что его тесть начал волноваться. Снова закурив, он жадно затянулся дымом.
       - Я надеялся, что Серж и дальше будет относиться к Катюше как к своей сестре и партнёрше. Они ведь и впрямь под куполом, в свободном полёте, чудесным образом дополняли друг друга. Оба гляделись гармонично, с большим запасом артистических возможностей. Словом, в Москву я уезжал со спокойной душой. Но вот здесь-то всё и началось...
       Непрядов слушал тестя с огромным напряжением, сжавшись всем своим существом, будто готовился принять на себя удар страшной силы. На его крутых скулах заиграли желваки. Угадав это состояние, Тимофей Фёдорович понимающе коснулся ладонью егоровой руки и продолжал:
       - Он стал буквально преследовать, домогаться Катерины, хотя к тому времени давно был женат на её подруге, Виолетте Кручиной, - и небрежно пояснил, пощёлкав пальцами. - Да ты её и сам должен помнить: маленькая такая, изящная и с лупоглазой мордашкой как у куклы-неваляшки.
       - Помню, конечно помню, - в нетерпении подтвердил Егор, не понимая, причём здесь ещё и эта самая "неваляшка".
       - Ты не знаешь, каким садистом может стать на арене человек, наделённый определённой властью. Таковым, в сущности, оказался Серж, в котором я, осел манежный, души не чаял, почитая едва не за сына и видя в нём продолжателя всех дел моих. - Плетнёв горько улыбнулся. - Сначала он стал на репетициях придираться к Кате по мелочам. Потом пошли грубые окрики, даже мат. Он просто издевался над ней, да ещё при всех, а она терпела. Она ведь по натуре своей молчунья: всё в себе, да в себе. Ей бы хоть разок ответить ему должным образом, а лучше - мне позвонить. И будь спокоен, - на манеже не осталось бы и вони от его потного трико, - тесть матернулся. - Понимаешь, этого козла просто бесило, что она не хотела стать его "манежной женой". А ведь на гастролях он не раз ломился к ней по пьянке в гостиничный номер. Но это была уже не любовь, а обыкновенная мерзость похотливого кота, желание как-то отомстить, унизить её. Не знаю, на что рассчитывал Серж в своём упорстве. Он явно переоценил свои возможности и не учёл Катькин характер. Только вот настал тот проклятый день, когда нервы у неё не выдержали. Мне потом уже об этом рассказали. Была обыкновенная тренировка, группа работала на трапециях. А он по-прежнему орал на неё, называл тупицей, бездарью... Мою-то Катьку! Представляю, как она всё это воспринимала. И как на грех, куда-то Стёпка пропал. Она же его перед этим по всем городским детприёмникам и больницам разыскивала. Уму непостижимо, в каком состоянии она тогда работала на высоте. Здесь ещё этот "брандахлыст" начал выкобениваться перед ней. В какой-то момент Катька отстегнула вгорячах лонжу, а Серж этого будто и не заметил. Потом одно неверное движение и...
       Тимофей Фёдорович пристально поглядел на зятя, стараясь понять, какое впечатление произвели его слова. Егор молчал, до боли стиснув зубы. Теперь уже ничего так не хотелось, как разыскать этого самого Сержа, хоть из-под земли его достать. Впрочем, сделать это было не трудно, поскольку в цирковых афишах значилось ненавистное Егору имя. Глянув на часы, он удостоверился, что вечернее представление ещё продолжалось. Непрядов хотел было встать из-за стола, но Тимофей Фёдорович, предугадав его желание, удержал зятя на месте.
       - Сиди! - приказал он. - И не вздумай снова чего-нибудь по глупости натворить. Не мальчик уже.
       - Такое прощать нельзя, - сказал Егор, не оставляя своего желания любыми способами достать подлеца.
       - Что на этот раз? Опять морду ему набьёшь?
       - Не знаю, - ответил Егор, хотя наперёд знал, что при первой же встрече изувечит Сержа, если не прикончит его совсем.
       - Да остановись ты, дурной, - Тимофей Фёдорович крепко держал зятя за плечи. - Не стоит это сучье вымя того, чтобы марать о него руки, а потом из-за этого иметь кучу неприятностей. Нет его больше в городе, слинял. И не думаю, что ты его скоро вообще где-нибудь отыщешь.
       Непрядов потёр ладонью подбородок, как бы с усилием приходя в
       себя. А Тимофей Фёдорович уже нетвёрдой рукой снова начал наполнять рюмки. Горлышко бутылки дробной морзянкой стучало по ободку хрустальной рюмки, водка проливалась на скатерть.
       - Теперь вижу, что характером ты и впрямь весь в Степана, отца своего, - говорил Плетнёв укоризненно. - Батька твой так же вот, как бы всегда исподволь, яростью закипал. И тогда уж держись, вражья сила... Он просто бешеным становился хоть в смертном бою, хоть в обыкновенной драке. Такая уж ваша Непрядовская натура.
       - Какая есть, - буркнул Егор, нехотя опускаясь на стул.
       После того, как они вновь выпили, Тимофей Фёдорович раздумчиво, как бы вторя своим мыслям, произнёс:
       - Не-ет, что ни говори... Хоть и прескверная характером, но мудрая у тебя всё-таки тёща.
       - Это в каком смысле? - попросил Егор уточнить, понемногу успокаиваясь.
       - Да в том самом, что до моего приезда не позволила тебе пойти в цирк и учинить там своё дознание. Представляю, что бы ты в горячке сотворил с этим самым Сержем. Насколько знаю, он ведь только вчера полностью рассчитался и куда-то уехал, бросив свою труппу.
       - А жаль, - вполне искренне признался Непрядов.
       Теперь ему хотелось только одного - в глаза посмотреть этому Сержу. И ничего больше. Зато с особой силой он вновь почувствовал нерастраченную нежность к своей жене. "Эх, Катька-котёнок, - подумалось ему. - Дуреха ты моя милая. Куда ж нам друг без друга деться?"
       Время было уже позднее. Тимофей Фёдорович остался на кухне, чтобы докончить бутылку и ещё покурить. А Егор, пожелав тестю
       спокойной ночи, отправился в свою комнату. Там было довольно свежо, поскольку ведущая на балкон дверь весь вечер оставалась открытой. Непрядов приблизился к ней, чтобы затворить, как услышал негромкие голоса, доносившиеся с соседнего балкона. Егор догадался, что Светлана Игоревна как раз в этот момент вывозила Катю на коляске подышать свежим воздухом. Мать и дочь спали теперь в одной комнате.
       Не зажигая свет, Егор невольно задержался у приоткрытой двери.
       - Не смей никогда жаловаться на свою мнимую убогость, - отчитывала Светлана Игоревна дочь. - Этим ты просто мучаешь тех, кто тебя всё равно любит. И любить будет всегда!
       - Но мне от этого не легче, - с грустью, но без отчаянья говорили Катя. - Эта любовь похожа на обыкновенную жалость, от которой становится ещё тяжелее.
       - Какая же ты у меня еще глупенькая, - увещевала мать. - Неужели ты не знаешь, что в истинно русских деревнях, да хотя бы и в Укромовке вашей, слово "жалеть" всегда означает - любить. Только более искреннее и нежнее, чем в это понятие вкладывают смысл вообще. А Егор твой?.. Меня бы так вот любовью жалели, как он тебя, - при этом тёща нервно хохотнула. - Признаюсь, я сначала позволила себе усомниться в его чувствах. Так себе, на всякий случай, хотя к этому не было абсолютно никаких причин. Вот глядела на него и думала: высок, подтянут, красив... К тому же умом и талантом не обижен. От такого редкая баба голову не потеряет, рассуждала я со своей невысокой колокольни, а мужчины, мол, все одинаковы, их только пальцем помани... Да выходит, что совсем зря так думала. Потом сама же в этом раскаялась. Своим подозрением я сильно обидела Егора, хотя этого он, право же, никак не заслуживал. Теперь я вижу, что он не только любовь, а жизнь свою
       отдаёт тебе целиком и без остатка.
       - Этого совсем не требуется. Пускай жизнь остается при нём, поскольку он мне живой нужен.
       - Ты не поняла. Я говорю о глубине и силе его чувства к тебе, которые, как твоя мать, очень хорошо вижу. Этот суровый моряк никогда тебя не бросит и не предаст. Да за его широкой спиной тебе вообще нечего бояться.
       - Я тоже его никогда не обманывала и не предавала. Думаю, он это прекрасно знает и потому так всегда уверен в себе и спокоен. И я тоже знаю, что у них в Непрядовском роду - все однолюбы. Пока я с ним, все другие женщины будут ему просто неинтересны.
       - Для меня тоже не новость, что не в меня ты характером пошла. Мне бы, дочка, твою неотразимую внешность, красоту, дарование цирковой звезды...
       - И что тогда было бы?
       - А все поклонники вот здесь бы у меня валялись, - Светлана Игоревна для большей убедительности притопнула ногой.
       "Ну и тёща, - изумлённо думал Егор. - Какой только бес ей под ребро угодил на старости лет?"
       Непрядов стоял чуть дыша, прячась за тяжёлыми плотными гардинами, которые загораживали балконную дверь.
       - Ма-ама, ма-амочка, - с лукавым удивлением и укоризной произнесла Катя. - И это говорит мне доктор медицинских наук, блестящее светило отечественной медицины?.. Ну, зачем этому "светиле" так много обезумевших от неё мужчин, что оно с ними делать станет в его-то бальзаковском возрасте?
       - Не хами, Катюха! Я ещё совсем не стара, к тому же не дурна собой. И мужчины это знают. Это вы с Егором зацикленные друг на друге как два стоптанных деревенских валенка.
       "Во, даёт тёща! - только и смог подумать Егор. - Да у неё, похоже, столько любовников, сколько седины в волосах..." Он уже не понимал, где Светлана Игоревна шутит, а где говорит правду.
       - Чего же ты хочешь? - так же в недоумении спросила Катя.
       - А немного. Того же, что и все: любить и быть любимой. Это "светило", как ты говоришь, оно тоже ведь женщина.
       - Разве тебя не любят?
       - Долго объяснять, дочка, - она немного подумала, вероятно не зная, какие подыскать слова себе в оправдание, потом промолвила. - Всё гораздо сложнее, чем ты думаешь. Дело в том, дело в том,.. что мне просто не хочется стареть. Бальзаковский возраст ещё никому не был в утешение. Вольно же тебе родной-то матери об этом напоминать, язва ты этакая.
       - Прости, родненькая, если обидела. Но мне бы твои заботы...
       - Не беспокойся. Мои заботы станут когда-нибудь и твоими тоже. Они от тебя, по диалектике вещей, никуда не денутся. Живи и радуйся дочка, пока молода и любима. Но главное - верь, что болезнь твоя излечима, и всё самое значительное в жизни у тебя ещё впереди.
       - Что-то прохладно стало, - сказала Катя, то ли не желая больше говорить о себе, то ли действительно озябнув.
       На этом их диалог оборвался. Потом хлопнула дверь и скрипнули задвижки. Непрядов догадался, что Катю с балкона увезли в комнату. За стенкой какое-то время слышались приглушённые голоса, но уже ничего невозможно было разобрать. Дорого бы дал Егор, чтобы до конца дослушать разговор Светланы Игоревны с дочерью. Однако и без этого было ясно, что тещина "словесная терапия" всё же понемногу излечивала Катину душу. Это было не менее важно, чем предстоящая операция, на которую возлагались большие надежды.
       Непрядову снова пришлось покинуть Ленинград. Его срочно отозвали в бригаду с назначением на должность заместителя командира бригады. Однако не очень-то охотно Непрядов пошёл на повышение, хотя и сулило оно несомненные перспективы по службе. На этом лично настаивал комбриг, ссылаясь на мнение вышестоящего начальства. Самому же Непрядову куда более по душе было бы оставаться командиром своей лодки, медленно "выздоравливавшей" на стапелях морзавода, спокойно заканчивать академию "в дубах" и постоянно бывать рядом с женой, которой он теперь особенно нужен. Но что поделать, если служебная необходимость и на этот раз отторгала его не только от семьи, но и от экипажа, в который Егор вкладывал всю душу. Как истинный схимник обители подводных мореходов, он смирился со своим теперешним состоянием и потащил на плечах своих бремя новых забот.
       Служебных дел заметно прибавилось. В новой должности Непрядов окончательно перестал принадлежать самому себе. Раньше он наивно полагал, что только старпомы клянут свою судьбу, оттого что им приходится дневать и ночевать в лодочных отсеках, головой отвечая и за технику, и за весь личный состав. Даже в том случае, когда лодка стоит у пирса на швартовых, любой старпом не перестаёт себя чувствовать чем-то вроде сторожевого пса, который на короткой цепи пристёгнут к корабельному трапу. Он вечно разрывается между берегом и кораблём, доверяясь лишь собственной интуиции корабельного хозяина. А что уж говорить, когда лодка выходит в море и забот старпомовских ещё
       больше прибывает!
       Но замкомбрига, как оказалось, это тот же старпом, только помноженный на количество находящихся в бригаде лодок. Ему абсолютно до всего есть дело, что касается всей техники и всех людей, причастных под его началом к службе подводного плавания. Безукоризненное знание обстановки на ТВД, планирование выходов в море, береговые тренировки корабельных боевых расчётов, безупречное знание всей служебной документации, регулярные занятия с офицерским составом - да мало ли таких сфер приложения усилий, в которых Непрядов просто обязан быть всеведущ и неуязвим. Если старпом в чём-то ошибался за одну, собственную лодку, то замкомбрига - разом за целую дюжину субмарин. И про него говорили тоже: хорошая бригада - хороший комбриг, если плохая бригада - плохой заместитель. А плохих старших начальников на флоте, как водится, никогда не бывает.
       Через пару недель Непрядов вполне освоился со своими новыми обязанностями. Исполнял он их, пожалуй, не хуже своих предшественников. А насколько лучше - так не ему было судить. Просто добросовестно тянул служебную лямку, насколько хватало сил и умения. Так получалось, что он чаще бывал в море, чем на берегу. Выходил бессменным обеспечивающим на учения и стрельбы, натаскивал молодых командиров по всем тонкостям и нюансам корабельной службы. А в итоге штормовал в море побольше, чем в свою собственную командирскую бытность.
       32
       Настал день, когда самое тяжкое бремя свалилось с Егоровых плеч. Операция на позвоночнике у Кати прошла успешно, и дела у неё, наконец-то, пошли на поправку. Теперь каждая весточка от жены вдохновляла и радовала. Уже не было сомнений, что она в состоянии побороть свой недуг. К весне Катя начала вставать на ноги и делать первые шаги, а в начале осени, благодаря тренировкам, доходившим порой до полного самоистязания, она смогла ходить уже без помощи костылей. Вероятно, прежняя спортивная закалка и неутомимая жажда полноценной жизни брали своё.
       Когда Катя, достаточно окрепнув, снова приехала к Непрядову на Севера, он еле узнал её - настолько она опять похорошела, приобретая какие-то неведомые прежде черты зрелой, уверенной в себе женщины. Правда, в её движениях теперь не было прежней воздушной лёгкости, зато появилась какая-то чарующая пластика, значимость в каждом жесте рук, в мимике такого же очаровательного лица с маленькими губками и большими совиными глазами.
       Егор был бесконечно счастлив, радуясь окончательному выздоровлению жены. "Вот уж теперь, - уверял он себя, - мы точно с ней навсегда вместе, снова заживём душа в душу и не разлей вода". И пускай по-прежнему ждали его в океанах тысячи ураганов и бурь - все они были ему по плечу, "как приходящи, так и проходящи". Постоянной была лишь его большая земная любовь. Снова на берегу затеплился его семейный очаг - то заветное место, куда его постоянно будет тянуть, как бы далеко и надолго не уходил он в море. Так он думал до тех пор, пока на третий день их счастливой супружеской жизни Катя снова не заговорила о цирке.
       Вечером, после семейного ужина, они решили прогуляться к своей заветной сопке. Было тихо, сухо, свежо. Солнце висело где-то у самого горизонта, подсвечивая гранитный береговой урез и остекленевшую гладь залив. Ветер слегка вздыхал, запах прелой листвы напоминали об осени. Под ногами печально шуршала пожухлая трава, как бы жалуясь на приближавшиеся холода. Помогая преодолеть подъём, Непрядов бережно придерживал жену за локоть. Она же улыбкой просила его не беспокоиться, полагаясь на свои тренированные ноги, да лёгкую палочку, на которую пока приходилось опираться.
       - Ты знаешь, Егор, - заговорила она, продолжая таинственно улыбаться. - Как только я поняла, что все страхи мои позади, то как-то ночью не совладала с искушением и пришла в свой цирк. Знакомый вахтёр узнал меня и пропустил без лишних слов. Мне ничего не было нужно, хотелось только ещё разочек взглянуть на арену и... всё. - Она искоса глянула на мужа, пытаясь понять, какое это на него производит впечатление.
       Егор молчал.
       - Я включила малое освещение и пошла на круг. Ты знаешь, манеж ночью совсем не тот, что днём. Там творятся настоящие чудеса акустики. Я шла, и звуки моих шагов многократно повторяло эхо. Потом остановилась и хлопнула в ладоши. И вдруг показалось, что мне зааплодировал пустой зал. Это было нечто такое, отчего до сих пор не могу прийти в себя. Один старый ковёрный как-то говорил, что так дают себя знать бессмертные души цирковых артистов, которых давно нет среди нас. Они там навсегда поселяются как на Олимпе и судят каждого из нас по делам нашим...
       - Эх, Катька-котёнок, - уныло сказал Егор, всё понимая. - Причём здесь какие-то цирковые духи и призраки! Говори уж прямо, когда опять покидаешь меня?
       - Егор, я тебя очень,.. очень люблю. Ты даже не знаешь как...
       - Знаю. Но цирк всё же любишь больше.
       Она взглянула глазами, полными страдания и слёз. И Егор понял, как ей тяжело. Он заставил себя улыбнуться в ответ и сказал как ни в чём ни бывало:
       - Катюша, ты уж только поосторожней теперь. С высотой шутки плохи, сама знаешь.
       Она просветлела улыбкой, смахивая платочком слезинки.
       - Можешь не беспокоиться, с акробатикой всё покончено. И речь совсем не об этом.
       - Тогда о чём же ещё?
       - Ты ведь знаешь, я окончила режиссёрские курсы. Даже когда совсем тяжело было, в глубине души всё равно не переставала думать о цирке. Это было для меня какое-то наважденье, какое-то проклятье, от которого не было сил избавиться. Потом явилось нечто более конкретное, осмысленное. И это придало мне сил бороться не столько с моей болезнью, сколько с самой собой, - недоверчиво глянув на мужа, она поинтересовалась на всякий случай. - Тебе, может быть, это не так интересно?
       - Да что ты! - с обидой ответил Егор. - Мне всё и всегда крайне интересно и важно, что касается тебя.
       - Тогда знаешь, как это для меня важно. Дело в том, что современный цирк всё больше и больше становится театром. Суть такова, чтобы на основе сложного, красивого трюка, при помощи музыки и света, создать полнокровный художественный образ. По себе знаю, что цирковому артисту уже мало быть одним лишь акробатом и трюкачом. Ведь каждый номер - это своеобразный маленький спектакль, который режиссёр кропотливо лепит вместе с цирковым артистом. И вот поняв все это, осмыслив, я пришла к своему замыслу, к своему видению современного циркового спектакля. Месяц назад предложила свой сценарий на совете госцирка...
       В это время они добрались до вершины, и Катя умолкла, стараясь отдышаться.
       - Ну и,.. - уже с нетерпением настаивал Егор, заинтересованный проектом жены. - Как всегда у нас, забодали?..
       - Нет, - сказала она, глотая ртом воздух. - Представь себе: произошёл тот редкий случай, когда приняли мою идею чуть не на "бис".
       - Так вот сразу?
       - Не сразу, конечно. Пришлось здорово поспорить, - сказала она, делано возмущаясь. - И с кем бы ты думал?
       Егор был весь внимание.
       - Да-да, - сказала Катя так, словно Егор уже сам догадался. - С Тимофеем Фёдоровичем Плетнёвым, с собственным папа, имеющим несчастье возглавлять репертуарную часть.
       - Вот уж не думал! - удивился Егор.
       - Теперь это не важно, - отрезала Катя. - Пускай он дуется на меня. Но я всё-таки доказала своё и вот теперь прошу любить и жаловать, - она сделала изящный реверанс. - Перед вами новый главный режиссёр передвижного цирка шапито. Дали полный "карт бланш" на весь следующий сезон.
       - Поздравляю, Катюха! - искренне радуясь, Егор обнял жену.
       Они долго ещё находились на сопке, пребывая в полном уединении. И обоим там было хорошо. Сидя на деревянных ящиках, неведомо кем затащенных на вершину сопки, они вели разговор о самом дорогом и сокровенном, что касалось только их. И предстоящая новая разлука уже не казалась Егору столь мучительной и тяжкой, как в первые минуты Катюшиного откровения, когда она призналась, что не в силах порвать с цирком. Такова уж, видно, была их судьба, предполагавшая долгие месяцы разлуки и короткие минуты свиданий. Но это была их жизнь, со всеми её радостями, огорчениями, тревогами и никакой другой жизни они для себя не искали.
       Егор знал, что Катя должна была вскоре отправиться в далекий сибирский город, где ей предстояло принять труппу, состоящую из артистов разных жанров, и сразу же приступить к репетициям. Времени на постановку задуманного ею циркового спектакля оставалось совсем немного, и поэтому Катя торопилась покинуть Севера как можно скорее.
       - Об одном только попрошу, - сказал Егор перед тем, как окончательно благословить жену на их очередную долгую разлуку. - Хотя бы на денёк, но заверни к нашему деду в Укромовку.
       - Дорогой, ты режешь меня без ножа, - взмолилась Катя. - Я и так уже пропустила все намеченные сроки. К тебе-то еле вырвалась. Ты представляешь, как в труппе ждут меня? Ведь спектакль мало подготовить - его нужно ещё сдать приёмной комиссии. А это, уж поверь мне, будет настоящий бой.
       - Верю, родная, - сочувствовал Егор. - Но и ты пойми. Дед очень хотел тебя видеть. Он же не то, чтобы старый, а древний уже: второе столетие распечатал. Посуди сама, ну сколько ещё дней-то ему отпущено? Я и сам вот со страхом думаю, а вдруг его больше не увижу?.. Ведь кроме него, да тебя со Стёпкой, у меня же, в сущности,
       никого нет.
       Убедил, - согласилась Катя. - Ты всегда умеешь убеждать, хоть и режешь без ножа, - снова повторила она расхожую присказку, показавшуюся Егору отчего-то неприятной и навязчивой. Но уже в следующее мгновенье он о такой мимолётной мелочи совсем забыл, наслаждаясь последними счастливыми минутами близкого общения с женой.
       На следующий день Егор провожал Катю на причале. Буксир подошёл точно по расписанию, и посадка на него немногочисленных пассажиров не заняла много времени. Последний раз Егор крепко обнял жену, поцеловал. Условились, что Катя напишет ему сразу же, как только устроится на новом месте. А через пару месяцев Непрядов обещал и сам приехать к ней, если повезёт выхлопотать у начальства давно полагавшийся отпуск. На этом и расстались, надеясь на грядущую встречу.
       Буксир отвалил от пирса и побежал, коптя трубой, к выходу из гавани. И пока он не скрылся за скалистым мыском, на корме суденышка просматривалась стройная Катина фигурка. Жена махала обеими руками, а Егору казалось, что она вот-вот вместо рук обретёт крылья и белой чайкой взмоет над палубой ввысь. Такой и запомнилась она,.. до той встречи, на которую Непрядов надеялся.
       Вскоре он и сам уходил в море, в непроглядную промозглую ночь. Только провожать его на берегу было некому. Да и вообще, рекомендовалось поменьше привлекать постороннего внимания к тому, как подлодка, соблюдая скрытность, покидала базу. Впрочем, на этот раз Непрядов был не только опечален, но удовлетворён и в меру обрадован. Получалось так, что в качестве замкомбрига Егор выходил в море как бы напоследок. В его службе, да и в самой судьбе, гряли большие перемены. В штабе флота Непрядову не раз давали понять, что им лично, по некоторым причинам, заинтересовались в самых высоких инстанциях. Во всяком случае, его личное дело было затребовано в Москву. Непрядов предполагал и так, и сяк, что бы это могло значить. Но всё прояснилось лишь после того, как вслед за Катиным отъездом его срочно вызвали в столицу - "на ковер" к высшему начальству. После недолгой беседы "по душам" Непрядова спросили, как он относится к тому, чтобы заняться освоением новой техники? Это значило, что в ближайшей перспективе ему открывался путь на командирский мостик новейшей атомной подлодки. С ответом не торопили. Просили всё как следует обдумать, взвесить и только после этого сообщить своё окончательное решение. Словом, флотский этикет в таких случаях предполагал необходимую паузу, хотя в душе Егор давно был готов к очередному повороту событий в своей судьбе. Он жаждал нового дела и грядущей борьбы, целиком полагаясь на долгожданный зигзаг удачи. Тем не менее, он не слишком-то им обольщался. Трудности его ждали побольше тех, с которыми он привык справляться в бригаде среднетоннажных дизелюх. Конечно же, и ответственность его за новую технику, за судьбы многих людей, несоизмеримо возрастала. Но ведь и "горизонты" подводного плавания раскрывались такие, что дух захватывало.
       Своим близким о предполагавшемся новом назначении Егор пока что ничего не говорил. Мало ли, как могли повернуться обстоятельства. Однако предвкушал, как будет Катя рада за него, а уж о Стёпке и говорить нечего - тот ещё больше возгордится за отца своего. Далеко не каждому на флоте выпадала столь высокая честь взойти на мостик атомохода, технические возможности которого представлялись фантастическими. Егор как никогда был близок к исполнению своего заветного желания. Океанская глубина вновь покорялась ему, становясь более доступной в своём немыслимом пределе.
       С моря Егор вернулся, как всегда, усталый и довольный тем, как он сделал свою привычную работу в качестве обеспечивающего. В штабе, как полагается, доложил комбригу о результатах похода, высказал несколько замечаний в адрес молодого командира, но в целом же похвалил его действия по управлению кораблём и экипажем.
       Непрядов заметил, что во время их разговора капитан первого ранга Струмкин поглядывал на него как-то странно, - не то с настороженностью, не то с тревогой. Он восседал за письменным столом, утопая в большом кресле, и по привычке поглаживал двумя пальцами клинышек чёрной бородки. Комбриг всё время нервно кривил губы, о чём-то соображая, но Егора не прерывал, давая ему возможность высказаться до конца.
       Вообще, такая нервозность Егору странной не казалась. Анатолий Петрович уже давал понять, что с неохотой отпускает Непрядова из бригады, поскольку на ближайшее время не видел ему равноценной замены. Разумеется, это относилось к области личных комбриговских эмоций. Струмкин симпатизировал Егору и препятствовать его продвижению по службе отнюдь не желал. В конце концов, всё складывалось путём. Так уж повелось, что командиры вырастали из тесных отсеков своих субмарин, как дети из собственных коротких штанишек. И кого-то из них звали уже другие пути-дороги, полные востребованных ожиданий и надежд. Непрядов прощал комбригу его легкую раздражённость. То была, по всей вероятности, обычная начальственная ревность, к которой сам Егор относился с пониманием и вполне снисходительно. Окончательно решение им было принято и теперь осталось лишь терпеливо ждать развития неизбежных событий, предусмотренных распоряжением вышестоящего командования.
       Но что уж действительно удивляло и настораживало Егора, так это неприятно скользящие взгляды штабных офицеров, которые обращались к нему. И этот их таинственный шепоток у него за спиной, когда он проходил по коридору, направляясь вместе с командиром лодки в комбриговский кабинет. Однако Непрядов, поглощённый предстоящим докладом, не придал этому значения. Егор знал, что штабные за глаза называли теперь его "рубанком", поскольку он умел с подчиненных ему офицеров тактично "снять стружку", когда на то были причины служебного характера. Такая уж должность у него, при которой мил всем не будешь.
       Когда доклад был закончен, Струмкин отпустил командира лодки, но Непрядова попросил ещё "на пару минут" задержаться. Они продолжали сидеть за столом друг против друга и какое-то время скорее по инерции, чем по необходимости, вели разговор о мало значащих делах. Непрядов чутко улавливал какую-то натянутость в словах комбрига, словно тот что-то недоговаривал. Непрядов догадывался, что в конце их беседы "каперанга" снова посетует на то, как совсем некстати Егор покидает бригаду, оголяя важный участок работы. Ведь он фактически долгое время исполнял обязанности комбрига, поскольку сам Струмкин после операции поправлял свое здоровье в санатории и в скором времени должен был снова ложиться в госпиталь на обследование. Егор действительно пока что был необходим. Когда-то ещё найдут ему замену! Вот если бы недельку - другую с его отбытием к новому месту службы можно было бы повременить... Комбриг, вроде бы, тогда и не возражал. Непрядов внутренне готов был именно к такой развязке их разговора, хотя не только от него, но и от самого комбрига на этот счёт уже мало что зависело. Поскольку дальнейшая командирская судьба Непрядова решалась в более высоких инстанциях. Егор слушал Анатолия Петровича, еле подавляя зевоту, втайне уже предвкушая, как он сейчас поужинает, потом примет душ и до утра завалится у себя дома спать.
       Впрочем, всё прояснилось. Пока Егор был в море, его вторую неделю, оказывается, дожидалось в канцелярии предписание срочно сдать все дела и отбыть в распоряжение Главного управления кадров. Оттуда уже дважды звонили комбригу, требуя не задерживать Непрядова ни минуты. И Егор даже слегка осерчал на Анатолия Петровича, полагая, ну зачем надо было темнить, если и без того всё ясно, с этого самого важного и нужно было бы начинать.
       Струмкин больше обычного выглядел каким-то хмурым, неулыбчивым, точно предстоявшее расставание с Непрядовым было ему в превеликую тягость. Непрядов всё время вертел в руках взятый со стола красный карандаша, как бы не зная, куда его приткнуть, и угрюмо внимал начальству.
       Вот Струмкин умолк и зачем-то стал сосредоточенно копаться в ящике своего стола.
       - Разрешите, Анатолий Петрович, приступать завтра с утра к сдаче дел? - напомнил Непрядов о себе.
       - Да, да! Разумеется, - согласился комбриг, будто очнувшись.
       - Тогда разрешите быть свободным? - спросил Егор, полагая, что разговор иссяк.
       - Подождите, Егор Степанович, - вдруг произнёс капитан первого ранга негромким, каким-то потухшим голосом. - Не знаю даже, с чего начать...
       Непрядов ждал.
       - Несчастье у вас большое, Егор Степанович, - сказал Струмкин болезненно морщась. - Когда вы находились в море, пришла такая вот телеграмма, - открыв папку, он извлёк оттуда телеграфный бланк и протянул его Непрядову.
       "Срочно выезжай тчк умерла Катя тчк Отец Илларион", - прочитал Егор.
       "Да что за ерунда такая? - мелькнула первая мысль. - Этого просто не может быть..."
       - Это так, Егор Степанович, - подтвердил комбриг, угадывая Егорово недоумение. - Я не знаю всех подробностей, но известно, что с вашей супругой произошла какая-то страшная трагедия. Её убили.
       - Катю?.. Да за что?! - криком вырвалось у Егора.
       - Если б знать,.. - только и мог на это ответить комбриг.
       Егор долго молчал, не в силах сообразить, что же с ним происходит. Смысл телеграммы представлялся каким-то страшным бредом. Ведь на мгновенье показалось даже, что кто-то неудачно с ним пошутил. Ведь он совсем ещё недавно видел Катю живой и здоровой, полной новых сил и смелых надежд. Разум просто не воспринимал, что её больше нет. Снова и снова он перечитывал текст извещения, будто не доверяя ему. Руки всё время дрожали и не хватало воздуха, словно он очутился в отсеке погибающей лодки. Смысл телеграммы медленно растворялся в мозгу, вызывая во всём Егоровом естестве нестерпимую боль.
       Поняв это состояние, комбриг дал воды. Егор жадно выпил её, стуча зубами о край стакана. Но боль не утихала.
       - Когда это... случилось? - еле совладав с собой, спросил Непрядов.
       - Почти месяц назад, - сказал Струмкин.
       - Так почему же мне сразу об этом не сообщили?!
       - А что бы это изменило? Ваша лодка находилась от базы слишком далеко.
       - Но я хотя бы знал!
       - И тем не менее... Случилось то, что случилось. Всё остальное теперь не так уж важно.
       - Её похоронили?
       - Да, как и полагается по русскому обычаю - на третий день.
       - Где?
       - На каком-то местном ленинградском кладбище, - и уточнил,
       мотнув головой в сторону. - Более подробно могли бы вам рассказать Колбенев и Обрезков. Я их обоих по такому случаю в Питер отпустил. Они вместо вас присутствовали на отпевании и на похоронах. Только ни того, ни другого в бригаде сейчас нет. Оба в море.
       Непрядов подавленно молчал.
       - А вы пока отдыхайте, постарайтесь всё как-то осмыслить и прийти в себя, насколько это возможно, - посоветовал комбриг. - Ну, добро?
       Егор кивнул. Он попытался было подняться с кресла, но только ноги не слушались его. Сделав невероятное усилие, он всё-таки встал, чувствуя гнетущую тяжесть во всём теле.
       - Вы уж простите нас, Егор Степанович, - виновато попросил комбриг, провожая Непрядова до двери. - Но посудите сами: что толку, узнай вы о гибели вашей жены чуть раньше или позже? Ничего уже не возможно ни изменить, ни поправить. На похороны вы бы всё равно не успели. А большое горе, поверьте уж мне, плохой в море советчик, - и добавил с горькой усмешкой. - Такая вот наша моряцкая жизнь, такая вот злая судьба, ни дна б ей ни покрышки...
       Непрядов обречённо кивнул, не тая на комбрига обиды. Мельком вспомнилось, что он сам однажды поступал подобным образом, когда распорядился попридержать известие о смерит матери одного из офицеров, находившегося в море. Кого ж теперь было винить и за что?
       Никогда ещё путь домой не был Егору таким нескончаемым и трудным. Он медленно брёл по лестнице в гору, спотыкаясь едва не о каждую ступеньку. Первый порыв отчаянья миновал, и на смену ему пришла какая-то всеохватывающая расслабленность. Раскалывалась от боли голова, ломило суставы, дыхание становилось трудным, и сердце сжималось так, словно оно находилось в каких-то безжалостных, грубых тисках. То изнывала Егорова душа и не было спасенья от этой неизбывной муки.
       Весь следующий день Егор не выходил из своей квартиры. Не смыкая глаз, валялся на койке и не было сил даже раздеться на ночь. Сон так и не пришёл к нему. Всё ему казалось постылым, ненужным и однообразно серым. Сама жизнь, утратив краски, представлялась пустой и никчёмной. Потому что никогда уже не будет в ней Кати.
       Несколько раз настойчиво звонил телефон. Только Егор даже не шевельнулся, чтобы подняться и взять трубку. Наконец, под вечер так забарабанили в дверь, будто её собирались высадить. Егор поднялся и пошёл открывать. В прихожую буквально вломились Обрезков с Колбеневым. Оба небритые, в канадках и сапогах - прямо с моря.
       Дружки без лишних слов порывисто обняли Егора. Втроем они на мгновенье замерли, сомкнувшись лбами. Вадим с Кузьмой скорбели, стараясь хоть какую-то часть Егоровой боли взять на себя.
       Снова они все вместе сидели за столом под абажуром и почему-то избегали смотреть друг другу в глаза, будто чувствуя за собой какую-то вину. Кузьма вынул было из кармана фляжку со спиртом, но Обрезков сердито махнул на него рукой, мол, не тот случай: горе "шилом" не проткнёшь и ладонью как муху не прогонишь. Ведь прошлый раз, когда они сопереживали за этим же столом, беда у Непрядова оказалась поправимой, а теперь же - безутешное горе. И надо им просто побыть вместе, чтобы Егор не чувствовал бы себя одиноким.
       Наконец-то доподлинно узнал Непрядов, что произошло с его женой. Кузьма с Вадимом подробно пересказали ему об этом со слов отца Иллариона. С дедом же им поговорить не удалось, так как он снова слёг и крепко недомогал. Похоже, старик медленно угасал не столько от немощи своей, сколько от сознания безвременной смерти жены своего внука.
       А случилось вот что... Как и обещала, Катя по пути в назначенный ей сибирский городок заехала в Укромово Селище, чтобы повидаться с Егоровым дедом , а заодно навестить и свою родню. Она остановилась в доме у Фрола Гавриловича, задержавшись на целых три дня. И дед Егора, и отец Илларион души в Кате не чаяли. Оба нарадоваться не могли, удивляясь чудесному Катиному исцелению от тяжкого недуга. С её появлением будто всё ожило, преобразилось в старом доме. Старики уже и не знали, как говорится, где усадить Катю, чем угостить. С нею им стало светло. А от её добросердечия, ласки и красоты они сами будто на десяток-другой лет помолодели. Так Вадиму с Кузьмой говорил отец Илларион.
       А несчастье нагрянуло, как водится, нежданно-негаданно. Однажды ночью зашёлся отчего-то неистовым лаем дворовый пёс Тришка. Все в
       доме проснулись. Отец Илларион первым вышел на крыльцо поглядеть, отчего так всполошилась "Божья тварь", брехавшая до изнеможения. Ночь была тихой, лунной. И вдруг до слуха его дошёл негромкий, но отчетливо прогудевший под сводами храма постук. Сперва подумалось монаху, что это за нечистая сила там по ночам куролесит?.. Потом увидал, что дверь храма приоткрыта. Но он точно помнил, что ещё с вечера запирал её на замок. И уже не было сомнений, что в храм Божий проникли посторонние.
       Их оказалось трое - свиду нездешние, молодые и крепкие пришельцы. Прихватив с собой иконы и кое-какую утварь, они попытались было всё это вынести из церкви, но подоспевший монах загородил им в дверях дорогу.
       "Слиняй, хрен старый, пальцем не тронем", - предупредили отца Иллариона. Тот же не дрогнул, готовый к схватке. Но старик был безоружен, а в руках у пришельцев обрез и два ножа.
       Катя прибежала в тот самый момент, когда грабители начали теснить старика, стараясь выбраться из храма. Не раздумывая, она кинулась к одному из них, стараясь вырвать из его рук икону Богородицы. Тогда-то и грохнул выстрел...
       Катя упала замертво. Пуля, как оказалось, угодила ей точно в сердце. Бандиты поспешили скрыться, но им так и не удалось прихватить с собой старинную икону. Катины пальцы намертво вцепились в неё. А унести ту икону было можно разве что вместе с бездыханным телом молодой женщины.
       Так для Егора Непрядова кончилась самая счастливая, осмысленная и неповторимая глава его жизни. Начиналось одинокое существование без любви и без радости, которое мозг не в силах был ещё воспринять. Он
       знал, что теперь никогда и никого не полюбит так беззаветно и сильно, как любил Катю. И чувство вины за её гибель будет теперь преследовать его до скончания собственных дней. Получалось, ведь это он сам уговорил жену поехать туда, где её ждала смерть. Разумеется, во всём при желании можно было бы винить глупую случайность, или же слепую судьбу. Только в этом было довольно мало утешения. Егор казнился собственной совестью и не искал себе прощения.
       Но жизнь всё-таки продолжалась. Служба снова позвала Егора Непрядова. Горе безраздельно владело им лишь до тех пор, пока он опять не явился в бригаду, как положено, к подъёму флага. Как и обычно, Егор был подтянут, собран, безукоризненно выбрит, наглажен и начищен. Лишь под глазами пролегли тени от двух бессонных ночей.
       На сдачу всех дел отводилась неделя. И Непрядов тотчас приступил к инвентаризации своего обширного хозяйства, обложившись папками с различной документацией. Работа отвлекала его, и душевная боль, на какое-то время отпуская, давала короткую передышку.
       По-разному отнеслись сослуживцы к Егорову горю. Кто-то сочувствовал, кто-то жалел. Даже начпо Широбоков официально пособолезновал, забыв по такому случаю, что совсем ещё недавно откровенно недолюбливал Непрядова за его независимый характер. Но Гаврила Фомич не был бы самим собой, если бы вскоре не нашёл повод заметить, что кандидатура Непрядова на новую должность теперь не так безупречна, как прежде. Ведь не могли же в высших инстанциях не учитывать, что обстоятельства резко изменились, и Непрядову придётся менять анкетные данные в графе о семейном положении. Широбоков был твердо убеждён, что это далеко не мелочь.
       Непрядов заметил, что Гаврила Фомич за внешней учтивостью прятал по отношению к нему пристальное внимание. Верно, искал доказательств к своим предположениям, что Непрядов стал человеком надломленным. Ведь не могло же столь большое горе остаться в его душе бесследным. А тогда уж можно было бы точно доказать, что всё же не тот человек Непрядов, чтобы доверить ему строящийся атомоход.
       Однако Непрядов сразу дал понять, что голыми руками его не возьмёшь. В глазах сослуживцев он был по-прежнему решительным, предельно собранным и целеустремлённым. А что же касается сокровенных тайников души, так это его личное дело и в "кирзовых сапогах" никому там делать нечего. Не сомневался Егор, что Широбоков не мог упустить случая, чтобы довести свои взгляды до сведения вышестоящих инстанций. Но можно было предположить и то, что "взгляды" эти особого действия не возымели. То ли аргументация их оказалась не слишком веской, то ли прежним влиянием Гаврила Фомич уже не пользовался, то ли времена стали другими. Из главного управления кадров пришла очередная шифровка с требованием как можно скорее откомандировать Непрядова к новому месту службы.
       Бригаду Непрядов покидал без официальных проводов, которые посчитал неуместными. Ещё накануне просто попрощался с теми, с кем посчитал нужным. Ключи от квартиры сдал коменданту и с одним чемоданом, не спеша, пошёл на берег, по следам Кати, которую недавно провожал этим же путём. Непрядов тогда и вообразить не мог, что видел свою жену в последний раз...
       Всё тот же почерневший, обшарпанный пирс, о навесные автомобильные шины которого тёрся бортом знакомый старенький буксир, пропахший соляркой и рыбой. Так же протяжно и скучно скрипели чайки, сетуя на хмурое, нескончаемо сочившееся холодной
       моросью небо. Всё было так, как и тогда. Только не было Кати.
       Лишь Кузьме с Вадимом Непрядов дозволил прийти на причал, чтобы попрощаться. Напоследок они крепко обнялись, пообещав друг другу непременно писать, на том и расстались. Егор шагнул на борт судёнышка. Буксир хрипло прогудел, чихнул дымной трубой и бойко побежал по спокойной акватории гавани. А за кормой, в туманной завесе, постепенно стушевались очертания береговых строений, силуэты ошвартованных у пирса лодок и фигурки двух людей, махавших руками у самого края причальной стенки.
       Знакомый берег отдалялся, и вместе с ним уходило прошлое, становясь уделом памяти. Тем не менее, за непроглядью тумана Егор будто оставлял частичку самого себя. Он ни от чего не отрекался и ни о чём не жалел. Как долго будут помнить о нём на том, оставшемся берегу, он не знал. Теперь это не имело особого значения. Да и кому он там, кроме Кузьмы с Вадимом, нужен? Хотелось обо всём забыть, и всё начать сначала. И случай такой снова ему представился. Ждал Непрядова новый экипаж и другая субмарина - скоростная и мощная, равной которой по её достоинствам пока что нигде в мире не было. Как никогда прежде Егор чувствовал обращённые к нему голоса дальних глубин. Верилось, что только там, в немой их тишине, он мог бы вновь обрести душевное равновесие и покой, забыв о всех своих земных несчастьях. Эти неведомые глубины не казались ему угрожающе чуждыми и злыми. Там навеки оставались его отец и мать. Это успокаивало и роднило с тем, что было сокрыто в бездне под килем корабля. Океан снова манил Егора к себе, и он безоглядно шёл на его всемогущие позывные.
      
       ПОДЛОДКА УХОДИТ ПОД ЛЁД
      
       Новую лодку Непрядов принял ещё на стапелях, когда заводские корабелы заканчивали на ней монтаж бортовых приборов и оборудования. Это был по всем статьям современный подводный атомоход, технические возможности которого поражали Егорово воображение, казались беспредельными. Прежние "дизелюхи", на которых до этого приходилось служить, не шли ни в какое сравнение с этим кораблём-красавцем, настолько совершенными и до мелочей выверенными представлялись плавные обводы его с могучего корпуса. Атомоход во многом напоминал собой гигантскую торпеду с кормовым крестообразным рулевым оперением и с возвышавшейся на хребтине обтекаемой юртой боевой рубки. Сам же сверхпрочный титановый корпус, которому под силу была километровая глубина, будто в чёрной лоснящейся перчатке втугую затянут специальным шумопоглащающим резиновым покрытием, позволяющим лодке оставаться неслышимой для чужих подводных "ушей". Поражала Егора и движительная мощь двух реакторов, в которые впряжена была лошадиная сила пятидесятитысячной конницы. А турбины выдавали на винт такую ошеломляющую подводную скорость, что впору было угнаться за быстроходным торпедным катером.
       Непрядов не без гордости сознавал, что ему поручено командовать самой скоростной в мире лодкой. Её главное предназначение заключалось в активной противолодочной борьбе - в том, чтобы искать, обнаруживать и, в случае необходимости, уничтожать вражеские подводные корабли. Её смертоносные зубы состояли из самонаводящихся торпед, крылатых ракет и специальных ракето-торпед с ядерными боеголовками. Сложнейшие электронные системы позволяли с тройной степенью надёжности полностью автоматизировать управление кораблём. Этой лодкой, по сути дела, можно было бы управлять, не выходя из центрального отсека. По всем характеристикам это был подводный корабль грядущего ХХ1 века, поспешившим заявить о себе в уходящем двадцатом столетии. Поначалу, правда, у Непрядова не совсем укладывалось в голове, что на вверенной ему лодке не будет ни одного матроса. Весь экипаж полностью состоял из одних офицеров. Исключение составлял разве что корабельный кок, имевший звание мичмана. Впрочем, начинка прочного корпуса была настолько мудрёной, что без инженерного диплома здесь просто нечего было делать. Но ведь и сам Егор сподобился чести командовать таким чудо-кораблём во многом благодаря тому, что после академии умудрился-таки защитить кандидатскую диссертацию. При его назначении на командирскую должность и это, надо полагать, сыграло свою роль.
       А кандидатура Непрядова утверждалась в самых верхах партийного аппарата и государственной власти - столь большое значение придавалось тем задачам, которые предстояло решать уникальной субмарине в просторах мирового океана. Словом, вместе с большими возможностями на его плечи взвалилась и соответствующая по весу ответственность. Но при этом оказывалось и полное доверие. Егор почувствовал себя как бы в ином измерении времени, когда собственные часы показывали не столько на прошлое, сколько ориентировали на предстоящее. Он весь был в предчувствии каких-то пока неведомых, но значительных событий, непременным участником которых ему предстояло быть вместе со всем экипажем. Пока же ясно было лишь одно - в перспективе маячили долгие океанские походы для выполнения особо важных заданий командования. Возможно, в ходе их не исключались и некоторые экстремальные ситуации, подобные тем, в которых Непрядову приходилось уже бывать, находя при этом оптимальный выход. Надо полагать, именно это качество Непрядова всё же оценили по достоинству, вверяя ему новейший корабль вместе с элитным экипажем.
       Едва ли не самой необычной представлялась полученная им привилегия набирать экипаж целиком по своему усмотрению и под собственную ответственность, не считаясь даже ни с чьими советами и пожеланиями. Егор в полной мере воспользовался этим правом, хотя далеко не всем по вкусу пришлась такая его исключительная самостоятельность, спущенная с самого "верха".
       Для начала Непрядов непреклонно заявил, что берёт к себе в старпомы, а по сути вторым сменным командиром, кавторанга Колбенева. И это несмотря на то, что Вадим к тому времени пребывал в опале, поскольку по принципиальным соображениям окончательно разругался с Широбоковым и был выведен за штат. На все доводы, что политработник из Колбенева якобы получился никудышный, следовал не менее веский аргумент, что навигатор и старший помощник он -превосходный. К тому же на столь уникальном корабле, с крайне ограниченной численностью экипажа, никто другой, кроме Колбенева, не мог бы лучше совмещать обязанности старпома и политработника. Предусмотрительным штабным "аристократам" ничего не оставалось, как дать "добро", поскольку никому не хотелось своим несогласием или особым мнением засвечиваться в верхах. А отличавшееся от других мнение Широбокова уже не имело особого значения. Оно рутинно затерялось в каких-то инстанциях.
       С остальными членами экипажа было проще. Не составило особого
       труда перетянуть на свою лодку всех тех, кому сам Егор полностью доверял. Вторым старпомом на лодке стал Обрезков. На борту новой непрядовской субмарины оказались и вечно унылый доктор Целиков, и хитроватый одессит минёр Дымарёв, и неизбывный морской романтик и пушкинист штурман Скиба. Как раз к спуску корабля на воду подоспел механик Теренин, который переучивался в центре специальной подготовки с дизелиста на ядерщика. А радиотехническую службу возглавил старший лейтенант Пётр Хуторнов - тот самый "вундеркинд" с оттопыренными ушами, который, по выражению самого же Непрядова, рождён был гидроакустиком. Как выяснилось, он окончил ВВМУРЭ и успел уже послужить на атомоходах. Хуторнов сам разыскал Непрядова, попросился к нему в команду и по старой доброй памяти, конечно же, был зачислен в штат.
       Сотворение подводной лодки подобно рождению ребенка. Она так же долгое время вынашивается в утробе конструкторских бюро и лабораторий, прежде чем в заводских цехах начнёт обретать свою стальную плоть, по жилам которой потечёт живительная "кровь" электричества, гидравлики, воды и пара. Её будут учить плавать у родного берега, бережно поддерживая, как малыша, делающего с помощью матери первые робкие шажки. А когда лодка достаточно повзрослеет и окрепнет, её уже со спокойной душой отпустят от родительского причала в самостоятельную жизнь, в дальние моря и океаны.
       Точно так было и с непрядовской атомариной. Больше всего Егору запомнилось не то, как она, сопровождаемая сонмом вспомогательных судов, опекаемая всевозможными наставниками и советчиками, отправлялась на ходовые и государственные испытания, а когда экипажу, наконец, дозволено было выйти в море самостоятельно.
       Непрядов, как обычно, стоял на ходовом мостике. Заполярное небо по осеннему серчало и хмурилось, без конца моросил холодный мелкий дождь, а на душе у Егора было тепло и радостно, оттого что не по календарю пришла весна. Егор жаждал всем своим нутром, каждой клеточкой собственного естества, ощутить родственное единение с могучим организмом своего корабля. Хотелось как бы заедино чувствовать, мыслить и даже... сопереживать.
       Атомоход представлялся огромным нарвалом с непонятным пока норовом и привычками. Его только предстояло ещё укротить, сделать ручным и покладистым. Огромным своим рылом он зарывался на ходу в воду, будто хорошо натренированный пловец, стремящийся на дистанции не высовываться головой на поверхность. Забранные тугой резиной бока нарвала холёно, сыто лоснились. Оба реактора, преобразуя чудовищную энергию ТВЭЛов в паровую мощь турбогенераторов, неустанно раскручивали кормовой винт, придавая кораблю почти неслышимый надводный ход. Можно было лишь вообразить, как лодку влечёт упряжка в 50 тысяч лошадей. Вероятно, до самого горизонта, сколько хватит глаз, вихрем неслась бы перед форштевнем эта воображаемая конармия.
       По выходе из губы Непрядов скомандовал "полный ход". Команду мгновенно исполнили. При этом командир не услышал привычно
       ломившего уши рёва дизелей. Могучее тело субмарины лишь слегка
       напряглось в плавном ускорении, преодолевая лобовое сопротивление, и потоки воды бешено понеслись по бортам. Тотчас две волны, рождённые мощным движением "нарвала", начали расходиться от форштевня подобно гигантским усам. Доходя до самого берегового уреза, они как бы поддразнивая и резвясь, щекотали белыми всплесками отдалявшиеся гранитные скалы. Чайки вскоре поотстали, не в силах угнаться за стремительно уходившим кораблём.
       Снова Егор был спокоен и твёрд, как прежде уверен в себе и в своих людях. Рядом были его старые друзья и верные, испытанные сослуживцы, с которыми довелось в морях "съесть" не один пуд соли, с кем породнились и в радости и в беде. Вот рядом Кузьма Обрезков, который скорее сдохнет, чем обманет или предаст. Щурясь встречному ветру, он покуривает в рукав и поводит под альпаковой курткой налитыми покатыми плечами, будто на них ещё непривычно давят погоны с недавно приколотыми звездочками капитана второго ранга. А в центральном вахтой правит Вадим Колбенев. И в нём Егор уверен как в самом себе. Теперь все трое они почти на равных умели управлять этим великолепным, умным кораблём. А лодка действительно была необычной. Из её штатного расписания исчезли многие должности, которые по традиции исполнялись матросами и старшинами срочной службы. Отныне здесь вовсе не нужно было ни клапана вручную крутить, ни давить на рычаги и рукоятки. Автоматизация всех рабочих процессов была полнейшей. Воистину это был подводный корабль грядущего века - настолько он ещё непривычен был в своём техническом совершенстве.
       Операторы в офицерских званиях сидели в удобных кожаных креслах за пультами управления и играли на клавишах компьютеров. А в самом центральном так просторно, что впору давать бал. Даже шахты перископов, частоколом высившиеся посреди помещения, представлялись декоративными колоннами, торжественно подпиравшими своды дворцового зала. И в помине здесь не было столь привычной по старым дизельным лодкам тесноты от скученности множества людей. Глаз ласкал ровный дневной свет неоновых светильников. Трубопроводы и кабели упрятаны под светло-серыми облицовочными панелями, а мощные кондиционеры держали комнатную температуру и обеспечивали свежесть воздуха.
       В расчётной точке атомоход канул в глубину. С верхнего мостика офицеры перешли в центральный. Здесь уютно как у себя дома: светло, тихо и сухо. Кому теперь и какое дело до того, что наверху промозглая сырость и злая непогодица. В прочном корпусе лодки всем теперь хорошо, как у Христа за пазухой.
       Переодевшись, Егор занял свое командирское место. Дисплей непрерывно выдавал ему все необходимые параметры хода корабля, состояние всех его систем и механизмов. По большей части командир видел только спины своих подчиненных, которые трудились на боевых постах по всему периметру отсека. Отчего-то подумалось, что это уже не офицеры в их обычном понимании, сколько чиновный люд подводного ведомства. Даже на вахту здесь полагалось заступать не в обезличенных синих куртках со штатными нашивками на карманах, а в свежих кремовых сорочках и при галстуках.
       В принципе, почти весь поход можно провести в центральном и в жилых отсеках, совсем не заглядывая в опломбированные носовые и кормовые помещения. Там вся работа осуществлялась автоматически, без прямого вмешательства человека - от управления ядерными
       реакторами и турбинами до запуска крылатых ракет и стрельбы торпедами. Но главное преимущество состояло в том, что до предела сокращалось время на все операции по управлению кораблём.
       Впрочем, Непрядов заставил себя не слишком-то обольщаться необычайными возможностями своей лодки, казавшимися поначалу беспредельными. Он знал, что его "нарвал" может лишь прикидываться послушным, что и на этот раз, как всегда, приходится ловить свою командирскую удачу, которая зависела не только от него, но и от тех, чьи спины и затылки маячили перед глазами. А предстояло им всем в глубинах моря Гиперборейского найти и "уничтожить" чужой атомоход - ещё до того, как он изготовится к залпу баллистическими ракетами.
       - Легко сказать: найти и уничтожить, - ворчал по этому поводу Обрезков, сидевший за своим пультом справа от командира. - Она же, вражья стерва, сама может нас, как пить дать, первой торпедами "долбануть".
       - Иными словами, постарается нас "объегорить", - намекнул Колбенев.- Это же твоя школа, Егор Степанович, так что не взыщи, в случае чего.
       Непрядов лишь досадливо отмахнулся. А дело было, конечно же, не в той самой "стерве-лодке". В конце-то концов, не будь той самой, так нашлась бы любая другая по их душу. Просто, командовал подводным "супостатом" не кто иной, как бывший Непрядовский старпом Савва Тынов. Его командирская звезда, на удивление всем, взошла на служебном небосклоне необычайно стремительно и ярко. Это был тот редкий случай, когда несомненный талант был не только вышестоящим
       начальством вовремя замечен, но и ему дали ход. А в результате, флот приобрёл ещё один экипаж, которым не грех было гордиться. Но произошло это всё именно с подачи Непрядова, разглядевшем в своём грубоватом старпоме несомненное командирское дарование.
       Вот и получалось теперь, что кто уж кто, а Тынов досконально знал все повадки и хитрости своего первого наставника. Выходило, что обучил Егор Саввушку всем премудростям морского подводного боя на свою же собственную голову. Конечно же, смышлёный ученик постарается доказать своему учителю, что наука его не прошла даром.
       - Ну, что ж? - сказал Вадим. - Посмотрим, как яйца курицу учат, - и тут же рассудил. - А с другой стороны, не так уж и обидно будет от Саввушки пинка получить, если проиграем бой. Как-никак, свой всё же человек.
       - Но-но! - возмутился Кузьма, - Это мы ещё поглядим. Пускай лучше у Саввушки твоего задница чешется.
       - Ладно, отцы-командиры, - уже серьезно сказал Егор. - Давайте думать будем.
       И они втроем склонились над прокладочной картой, где было прочерчено движение корабля и обозначена складывавшаяся обстановка.
       Примерный район поиска был известен. Полученные разведданные называли весьма приблизительные координаты, и поэтому больше приходилось полагаться на собственную интуицию и командирское везение.
       На второй день пути, когда лодка подошла к заданному квадрату, общее напряжение в центральном усилилось. Вахтенные работали на боевых постах с повышенным вниманием, стараясь тем не менее, выказывать перед командиром своё хладнокровие и выдержку. Все
       чувствовали приближение подводной дуэли, когда противники, обнаружив друг друга, начнут сходиться на дистанции торпедного выстрела. Неотвратим и скоротечен встречный бой. Грозные самонаводящиеся торпеды у каждого на "товсь". А удача зависит от того, кто теперь первым обнаружит своего "супостата", непрерывно прощупывая океанскую глубину посылками гидролокаторов.
       Который раз Егор убеждался в неоспоримом даровании своего "ушастого вундеркинда", как он по привычке величал про себя Петю Хуторнова. Тот по-прежнему каким-то невероятным чутьём угадывал шумы на запредельных дистанциях. Казалось, нормальному человеку такое сотворить просто не под силу. И лишь спустя некоторое время на экране локатора появлялась характерная пляшущая метка. То вытягиваясь, то сужаясь, маленькое зелёное пятнышко служило подтверждением того, что какая-то цель действительно появилась.
       Тотчас гнусаво крякал ревун, и подвахтенные офицеры, выскакивая по тревоге из кают, спешили занять свои места по боевому расписанию. Только на этот раз даже Пете Хуторнову не везло, и тревога в очередной раз оказывалась ложной. По мере того, как дистанция до цели сокращалась, в наушниках отчетливее слышалось характерное "чавканье" винтов, шелестящие покачивания бортов на волне. И тогда становилось как Божий день ясно, что цель надводная: быть может рыболовный сейнер, танкер, сухогруз. Да какая ж разница, если это совсем не то, что все так упорно ждали. И Петя страдал от уязвлённости своего самолюбия, поскольку не оправдывал пока возлагавшиеся на него надежды.
       А цель всё ближе. Вот к шумам начали примешиваться металлические поскрипывания... Ну, так и есть, это сейнер,
       который идёт с выставленным тралом. Значит, гребёт себе селедку. "Каждому своё, - рассудил Непрядов. - Рыбакам - рыба, а нам- консервы". И очередной раз дал отбой тревоге. Опять начинается поиск в обычном рабочем режиме.
       Время текло, но "противник" ничем себя так и не обнаружил, будто его вовсе не было в заданном квадрате. Но в том-то и дело, что он реально существовал и, возможно, сам уже нащупал Непрядовский атомоход "ушами" своих чутких локаторов. Могло статься, что он ждал только подходящего случая, когда Непрядов занервничает, замечется в поисках неуловимого "супостата". Вот тогда и можно было бы Саввушке подловить Егора на упреждающей атаке.
       Но глубина была чистой, зелёный луч развёртки безнадёжно бегал по окружности индикатора, не находя ни единой зацепки.
       Близилось обеденное время. Мичман Расходов доложил, что в кают-компании стол уже накрыт. И Егор дал "добро" харчиться. Сам же немного помедлил, задержавшись на рабочем месте. Поиграв клавишами, вывел на экране командирского компьютера необходимые контрольные данные и ещё раз убедился, что все корабельные системы пребывают в норме. Теперь пора и знаменитый Митин гороховый суп с гренками отведать.
       Кают-компания субмарины представляла собой довольно просторный, изысканно отделанный салон. Корабельные проектировщики не поскупились, чтобы создать здесь для команды максимум удобств. Как полагается, посреди помещения стоял общий обеденный стол, покрытый белоснежной скатертью, а по его периметру располагались удобные кожаные кресла с вращающимися сиденьями. Здесь же находился отделанный под "ретро" буфет с посудой. Рядом
       изящная кушетка и столик для игры в шахматы. На переборках картины в позолоченных рамах. Если же кому-то захочется помузицировать, то есть и пианино.
       За столом сидели человек двадцать - сразу половина команды. Когда Егор вошёл, офицеры встали, приветствуя его. Лишь после этого началась трапеза. Таков непременный порядок, заведенный ещё со времен парусного флота, и на современном атомоходе он ничем не отличается от любого другого военного корабля, находившегося под флагом и вымпелом. Обедали не торопясь, но поглядывая на бортовой хронометр. Обстановка всё же не давала покоя.
       - Товарищ командир, прямо по курсу начинается ледовое поле, - доложил по трансляции Хуторнов. Дистанция...
       - Обследовать кромку в режиме шумопеленга! - громким голосом распорядился Непрядов, задержав у рта ложку. - Докладывать обстановку через каждые десять минут.
       - Есть, через десять минут, - принял команду Хуторнов и отключил динамик.
       Непрядов принялся проворнее доедать суп, с опаской поглядывая при этом на динамик. В любую секунду Егор готов был сорваться с места и бежать в центральный. А Целиков отреагировал на это глубоким вздохом и умоляющим взглядом святого мученика, страдавшего за всю команду. Уж который раз он убеждал, умолял и требовал, чтобы во время еды никто бы не торопился, не глотал бы в спешке пищу, обжигая нёбо. Это же верный путь к гастриту, от которого и без того не застрахован ни один подводник.
       - Горизонт чист, - через положенное время снова доложил начальник радиотехнической службы, однако в его голосе, как показалось,
       не было твёрдой уверенности. Это Егора настораживало. Допив компот, он поторопился снова подняться в центральный. Попутно заглянул в рубку гидроакустиков. Там полумрак и тишина. Лишь посылки гидролокатора монотонно вскрикивали на одной ноте, будто неведомый музыкант играл бесконечное пиццикато на единственной струне.
       - Горизонт чист, товарищ командир, - подтвердил Хуторнов, поворачивая в сторону Егора подсвеченное индикатором и оттого жутковато-зелёное узкое лицо. В это мгновенье он походил то ли на отшельника из горной пещеры, то ли на вурдалака из преисподней.
       - А как ваше чутьё, Пётр Иванович? - осторожно напомнил Непрядов, понизив голос и тем самым как бы приглашая своего "вундеркинда" к интимной откровенности.
       - Да что там чутьё! - отозвался Хуторнов. - Его же на индикаторе не покажешь и в вахтенный журнал не занесёшь.
       - А если конкретнее, - настаивал Егор.
       Хуторнов шумно вздохнул, помедлил, как бы набивая себе цену, потом все же выдал:
       - Вообще-то, не нравится мне сектор по курсу норд-норд-ост.
       - Точнее.
       - Да примерно тридцать пять градусов справа.
       - И почему же? - допытывался Непрядов.
       - Ну, сам не знаю, - раздражённо отвечал "ушастый вундеркинд". - Ведь ничего же такого нет, а вот ждёт сердце какой-то гадости именно оттуда. Звуковой фон какой-то не такой,.. - скорее предположил, чем уверовал в это Хуторнов.
       - Что ж, ваше предчувствие - это ведь и моё предположение, - сказал Непрядов. - А это уже кое-что. Усильте поиск по курсовому тридцать
       пять справа.
       Водрузившись в свое кресло, Егор крепко задумался. Всё настойчивее и неотвязней мучила его догадка, что опасность внезапного нападения в большей мере исходила со стороны ледяной шапки, под покровом которой вполне могла прятаться Тыновская лодка. Во всяком случае, на месте Саввушки Непрядов именно так бы и поступил. С Непрядовым согласились и оба его старпома, когда он высказал им своё предположение. Правда, Вадим с оговоркой, что прятаться подо льдом небезопасно, тем более что без крайней необходимости: обстановка ведь не боевая. Зато Кузьма посчитал такой, как он выразился, "подводный трюк" вполне в духе Саввушки.
       Неопределённость обстановки настораживала Непрядова, заставляла слегка нервничать. Впрочем, он хорошо знал, как важно в такие минуты держать нервы "в узде". Основное внимание он старался сосредоточить на том, чтобы разгадать замысел Тынова. Тот наверняка выбрал какой-то оптимальный тактический вариант атаки и, возможно, уже приводил его в действие.
       То и дело Егор бросал взгляд на дублирующий экран гидролокатора. Но луч развёртки продолжал медленно и плавно раскручиваться по часовой стрелке, по-прежнему ничего не выдавая. И невольно стало закрадываться сомнение, да есть ли вообще на сто миль вокруг хоть одна живая душа, хоть что-нибудь рукотворное, на что могут отреагировать чуткие бортовые приборы?
       В отсеке была вполне нормальная комнатная температура, а у Непрядова начали от напряжения проступать на лбу капельки пота. Он полез в карман за носовым платком, при этом кощунственно подумав, "Эх, сейчас бы пивка холодненького с воблой!.."
       - Есть пеленг, товарищ командир, - вполне спокойно, как бы между прочим, выдал динамик голосом Хуторнова.
       Егор впился взглядом в экран локатора, только ничего там по-прежнему не разглядел.
       - Акустики, вы не ошиблись? - переспросил командир на всякий случай, поднеся к губам головку микрофона.
       - Никак нет, - упрямо стоял на своём Хуторнов. - Станция буквально мгновенье работала по курсовому тридцать справа. Но мы засекли.
       Рывком вскочив с кресла, Непрядов стремительно подошёл к планшету, на котором была прорисована обстановка. Он больше уже не сомневался в том, что должен был немедленно предпринять.
       - Ну и хитёр, - сказал Колбенев о Саввушке. - Выходит, он из-подо льда нас превосходно слышит и "видит", а мы его - нет.
       - И верно, большой циркач, - согласился Кузьма. - Ухватился рукой за сосульку и висит себе под крышей. Теперь только и ждёт, когда мы приблизимся на дистанцию торпедного залпа и вежливо подставим ему свой борт.
       - Пускай себе ждёт, - враз повеселев, Егор подмигнул дружкам. - Мы ему такого удовольствия не доставим.
       И Непрядов, укрепившись в собственной решимости, вознамерился "выкинуть" собственный трюк. Суть его он кратко изложил старпомам и те одобрили командирскую затею.
       - Вахтенный офицер, идём под лёд, - ободрённый поддержкой, приказал Непрядов. - Штурман, проложите курс под "шапку".
       Вся хитрость Непрядовского замысла состояла в том, чтобы не идти напролом на лобовое сближение с "супостатом", а попытаться незаметно подкрасться к месту его подводной засады с тыла. Для этого самому надо было войти в подводном положении под сплошную ледяную "шапку", простиравшуюся на многие сотни миль, и сделать там солидный крюк, нацеливаясь на исходную точку для собственной атаки. Правда, была определенная доля риска в том, что "неприятель" мог разгадать этот манёвр со всеми вытекающими отсюда последствиями. Однако у Непрядова в любом случае оставался ряд несомненных преимуществ. Его лодка была намного быстроходней, к тому же достаточно маневренной и вёрткой, чтобы уклониться от "вражеских" торпед в случае внезапной атаки. И уж без сомнения, в команде у Саввы Тынова не было "ушастого вундеркинда", который мог не только слышать, но и "просматривать" глубины своим необыкновенным чутьём на запредельной дистанции до цели. Во всяком случае, необыкновенно развитое чувство интуиции редко подводило Хуторнова.
       Впрочем, преимущества в скорости кончились сразу же, как только лодка на минимально допустимой глубине вползла под лёд. Сбавив ход, она пошла как бы ощупью, с опаской, как это делает человек, вдруг оказавшийся в абсолютно тёмной комнате. Понятно же: случись что непредвиденное, сразу не всплывёшь. Многолетний паковый лед по плотности своей мало чем уступал прочнейшему бетону. Стоит зазеваться на рулях и тотчас рубкой напорешься на проросшие клыками вниз торосы, как это бывало с Непрядовым, когда он впервые ходил под "шапкой" на своей дизелюхе. А уж корпусом с ледяными монолитами лучше вообще не "целоваться". Кому же охота получить пробоину и разделить судьбу несчастного "Титаника"?
       По себе Егор знал, сколь невыносимо тягостным бывает ощущение ледяного сплошняка над головой. В центральном вроде бы ничего не
       произошло. Так же спокойно и сосредоточенно трудились на боевых постах люди, наблюдая за приборами. Лодка всё так же надёжно слушалась руля, и покорно повиновался в реакторах атом. В отсеке привычная обстановка: простор, комфорт, покой. Тем не менее, от ощущения какой-то сдавленности и "несвободы" никто в душе места себе не находил. Порой казалось даже, что к самой глубине вполне можно привыкнуть, а вот ко льду - никогда. Мертвящим склепом лёд замуровывал души людей и морозил их мысли. Больших усилий стоило, чтобы преодолеть это невольное обледенение собственного разума и диктовать свою волю во имя движения к намеченной цели.
       Лодка шла, вращался её могучий винт, давая нужную скорость, и плавно пошевеливались плавники горизонтальных рулей, удерживая заданную глубину погружения. Непрядов лучше других чувствовал свою лодку, повелевал ею, и это давало ему силы противостоять безмолвным глубинам и вечным льдам.
       Осциллограф эхоледомера непрерывно показывал причудливые очертания нижней части ледяной шапки. Датчик вполне достоверно определял её толщину, конфигурацию и плотность, выдавал даже возраст льда. Тем не менее, нельзя было устоять против искушения, чтобы во всём этом попробовать убедиться собственными глазами. Непрядов подходил к зенитному перископу и, навалясь на рукоятки, начинал поворачивать тугую тумбу, осматривая пространство над рубкой. В окулярах он видел многократно приближенную линзами подкладку ледяной "шапки" - нечто зеленовато-серое, похожее на прозрачную крышку огромного склепа, под которой будто навсегда замуровалось живое естество лодки. Зрелище было жутковато завораживающим. Оно приводило в восхищение и, вместе с тем, настораживало. Лёд был осязаемо прекрасен, но мог стать и непредсказуемо роковым.
       Лодка перемещалась подо льдом вдоль кромки поля. Такая позиция представлялась наименее уязвимой. Теперь всё зависело от ювелирной работы буквально каждого, кто стоял вахту в центральном. Общее напряжение росло с каждой пройденной милей. И Егору уже не пива с воблой хотелось, а хотя бы глотка обыкновенной воды - настолько пересохло у него в горле.
       - Есть контакт, - снова не слишком громко, как-то бесстрастно произнёс Хуторнов. - Пеленг восемнадцать.
       Теперь даже Непрядов узрел, как забугрилась на экране метка, которую непрерывно "оглаживал" тонкий лучик развёртки.
       - Учебная тревога! Торпедная атака! Держать курс двадцать градусов! - решительно выкрикнул Непрядов.
       И тотчас, не дожидаясь конца привычных командирских реплик, в отсеке будто простуженно, осипшим голосом закрякал ревун. Из нижнего лаза начали бойко, один за другим выскакивать подвахтенные, спеша занять свои места на боевых постах.
       Колбенев, на правах первого старпома, принял доклады о готовности лодки к "бою", доложил об этом командиру, и атака началась. Корабельный боевой расчет начал определять координаты и элементы движения цели - её скорость, глубину погружения, дистанцию до неё. На дизельной лодке Егор ждал бы, когда торпедисты из первого отсека доложат о готовности торпедных аппаратов к залпу. Теперь же этой процедуры не требовалось. Все необходимые операции выполнялись автоматически. На мониторах крупным шрифтом значились все необходимые данные. Но Егору по привычке хотелось живого голоса из первого отсека, подтверждающего, что третий и четвёртый аппараты, как приказано, к выстрелу готовы. Своим людям Непрядов привык доверять больше, чем скупым показаниям приборов. Поскольку
       знал, что даже самая современная техника имеет свой предел надёжности, но человеку предела нет, если он, тем более, в совершенстве овладел этой техникой.
       Сомнений не было, что обнаруженная цель - подводная. Об этом убедительно говорил характер её шумов. Во всяком случае, биение на волне, присущее надводным кораблям, совсем не прослушивалось. Данные показывали, что Тыновская субмарина выбралась из-под ледового прикрытия и теперь маневрировала на чист ой воде за кромкой льда.
       Новейшие бортовые приборы и устройства давали столь ясную картину, что Непрядов почти зримо ощущал пространственное перемещение обеих лодок - своей и чужой. Получалось так, что оба подводных корабля как бы поменялись местами. Тыновская лодка, прежде слышавшая приближавшегося к ней "противника", неожиданно потеряла с ним контакт и потому вынуждена была выбраться из своего укрытия, чтобы попытаться вновь обнаружить свою цель и уж на этот раз не упустить момент для атаки. Однако Непрядов, используя несомненные преимущества своей атомарины, совершил обходной манёвр и уже сам приближался к цели со стороны ледяного поля. Теперь лёд был ему помощником. Он позволял держать прочный контакт с "противником", значительно снижая его возможности делать то же самое. Всё говорило о том, что лодка Непрядова оставалась пока в звуковой "тени", и это давало ей несомненные козыри в подводной "игре умов".
       Дистанция быстро сокращалась. Самой подходящей для залпа она стала в тот момент, когда Непрядовская лодка достигла кромки ледяного поля и выбралась уже на чистую воду.
       - Командир, пеленг на цель бежит вправо! - громко предупредил
       Обрезков, показывая на индикатор автомата торпедной стрельбы.
       Непрядов это и сам хорошо видел, вполне понимая, что изменившаяся обстановка означает лишь одно: дистанция до цели введена в автомат меньше той, которая есть на самом деле. Значит, нужна срочная поправка, чтобы скорректировать работу торпедного автомата стрельбы.
       Хуторнов, скрепя сердце, перевёл работу акустической станции на активный режим и "выстрелил" несколько звуковых посылок в сторону "противника".
       - Есть дистанция! - тотчас крикнул он командиру.
       Но прежде чем контрольный замер успевают ввести в натужно свербящий всем своим электронным нутром автомат стрельбы, даже "невооруженным" ухом становится слышно, как по корпусу лодки звонко защёлкали посылки чужого гидролокатора. Значит, лодка Непрядова тоже обнаружена, и теперь противники начинают сходиться к воображаемому барьеру, чтобы выстрелить один в другого.
       Но время! Его у Непрядова на быстрый манёвр всё же чуть больше, и это даёт ему в поединке ещё одно преимущество.
       - Аппараты, товсь! - скомандовал Егор, глядя на стрелку контрольного прибора, щелчками приближавшуюся к нулевой отметке. Боковым зрением он видел, как напрягался у стрельбового щитка Ваня Дымарёв. Крепкая волосатая рука одессита лежала на рычаге соленоида, на лбу жемчужинами отливали капли пота. "И ему, верно, хочется воблы с пивом, - отчего-то совсем не к месту мелькнуло в голове Егора. - Если нормально отстреляемся, то уж так и быть,.. поставлю ему целый ящик "Жигулёвского", а в придачу дам пару банок астраханской "тараньки".
       Казалось, торпедный автомат стрельбы вот-вот сам взорвётся от
       непомерной перегрузки. Данные стрельбы от него по проводам убегали в первый отсек, где "врубались" разъёмными клеммами в мозг приборных отсеков изготовившихся к залпу торпед. Корректировка, как полагается, шла до самого последнего мгновения, пока стрелка контрольного прибора, продолжая отсчёт времени, не приблизится к нулевой отметке. Она же будто и не торопилась - щёлкала, не спеша, в своё удовольствие... А Егору казалось, что это ритмично стучало его сердце, отдаваясь в висках тугими толчками крови. Кто знает, сколько седин командиру прибавляет каждая такая атака, сколько дней жизни лишает она, отнюдь не восстанавливая в организме потраченные нервные клетки?
       На боевых постах в эти мгновенья усиленно напрягался весь экипаж. Не зря же говорят: когда стреляет командир, то это означает, что вместе с ним стреляет весь экипаж. Торпеда ведь не пуля, и в одиночку её не выпустишь. Победа будет общей, но за промах и неудачу больше всех достанется от начальства именно командиру. Такая у него доля - быть "одному за всех", тогда как все никогда не могут перед вышестоящим начальством ответить за одного. Друг за друга, как повелось, все они горой встанут лишь в реальном бою. Пока же просто учились побеждать, стараясь не делать лишних промахов, которые в иной обстановке могли бы всем стоить жизни. А что касается начальства, так ведь оно для того и существует, чтобы одним лишь призраком своего недовольства заставлять всех живей пошевеливаться...
       Будто целая вечность прошла, прежде чем стрелка прыгнула на ноль.
       - Пли! - даже не слишком громко скомандовал Егор, почувствовав сразу огромное облегчение, будто сбросил с плеч тяготивший его многопудовый мешок.
       Дымарёв рванул на себя сначала одну рукоятку соленоида стрельбового щитка, потом, с некоторым интервалом - вторую. Где-то в носовом отсеке послышалось приглушённое шипение. Но атомоход при этом ничуть не содрогнулся, не попытался рвануться кверху, как это неизбежно происходило на дизельных лодках. Масса атомной субмарины была столь велика, что потеря торпедного веса нисколько не отразилась на её дифферентовке, не нарушила внешней успокоенности и положения в пространстве. Это был всего лишь как бы небрежный плевок сквозь стиснутые зубы. Лодка продолжала идти заданным курсом, с определенной скоростью, пока Непрядов не дал команду "Право на борт!" - как оказалось очень даже вовремя.
       - Шум винтов торпеды! - встревоженно выдал Хуторнов. - Пеленг -сорок слева, дистанция...
       "Так, - мгновенно сообразил Егор. - Вот и ответный выстрел Саввушки, хотя и малость запоздавший". Непрядов не сомневался, что его торпеды гораздо раньше устремились к цели. Значит, в реальном бою шансов победить у него было бы намного больше. Естественно, уничтоженная или подбитая лодка выстрелить уже не могла. Тем не менее, Непрядов начал уклоняющийся манёвр, стараясь выжать максимум той скорости из турбин, которую они могли выдать на винт. И лодка во всю прыть своих "лошадиных сил" устремилась прочь от приближавшейся к ней торпеды. Вскоре стало ясно, что скорости их почти уравнялись, однако торпеда, израсходовав запас своей движительной энергии, "сдохнет" гораздо раньше, чем угонится за лодкой. ТВЭЛы в реакторах трудились без устали, а ресурс их был так велик, что не было оснований беспокоиться за потерю до предела развитой скорости движения лодки. Она неслась в океанской бездне
       подобно разъярённому "нарвалу", распугивая косяки селёдки, и на сотни миль вокруг не было никого, кто бы мог за ней угнаться или хотя бы воспрепятствовать её движению.
       - Шумы торпеды прекратились, - сообщил, наконец, Хуторнов, высовывая голову из рубки. И на его сухощавом, вечно хмуром лице проскользнуло даже нечто вроде улыбки.
       - Оторвались, Егор Степанович, - подтвердил Колбенев, расслабляясь в кресле всем своим упитанным, крупным телом. На минуту он закрыл глаза, как бы предаваясь безмятежной дрёме.
       А Кузьма просто возликовал.
       - Ты погляди, командир, - наклонился он к Непрядову, протягивая лист ватмана с обозначенными на нём предварительными расчётами. - По всем статьям выходит, что мы "рубанули" Саввушку нашими торпедами в аккурат по кормовым отсекам.
       Однако Непрядов не торопился торжествовать удачу. Он снова подошёл к планшету и начал всматриваться в прочерченные на нём глиссады обоих кораблей, продолжавших маневрировать на глубине.
       - Вопрос в том, а так ли уж безусловна наша победа? - ответил Егор Кузьме. - Помнишь, что на этот счёт говаривал старик Макаров в своей приснопамятной "Инструкции для похода и боя"?
       - Да мало ли что и когда Степан Осипович говорил, особенно по пьянке, - отмахнулся Кузьма, снова подсовывая Егору свои расчёты. - Вот же данные "торпедного треугольника", сами за себя говорят.
       - Вадим Иваныч! - призвал Егор на помощь Обрезкова. - Напряги-ка свою память и выдай нам поточнее эту заповедь. Ты ведь у нас ходячая
       энциклопедия со времен рижской "системы ниппель".
       Колбенев поморщил свой широкий лоб и начал вслух припоминать изречение адмирала, сотворённое в назидание потомкам:
       "Победой можно считать лишь уничтожение неприятеля, а потому подбитые суда надо добивать, топя их или заставляя сдаться".
       - Вот именно! - подтвердил Егор и по памяти уже сам добавил:
       "А победит тот, кто хорошо дерётся, не обращая внимания на свои потери и помня, что у неприятеля этих потерь ещё больше", - и поинтересовался. - Теперь усёк, Кузьма Петрович?
       - Да что же мы, на абордаж теперь что ли пойдём? - хорохорился Кузьма. - Холодновато нам наверху-то драться будет. Наружу без тулупчика я даже в гальюн не хожу. Потому как задницу боюсь отморозить.
       - Шибко любишь ты её, родимую, - укоризненно сказал на это Колбенев.
       - А как же ж? - простецки согласился Кузьма. - Одна ведь она у меня, голубушка. И запасной к ней нету.
       - Не волнуйтесь, Кузьма Петрович, я вам из синтетики кое-что подберу, если нужда такая подопрёт, - обнадежил молчавший до этого доктор Целиков. - Возлюбленная "потылица" ваша будет функционировать как настоящая, с тем же напрягом и целенаправленностью.
       - Ну да? - делано удивился Кузьма. - И с той же нежной акустикой?..
       - Да хоть на мотив "Вернись в Сорренто", - посулил Целиков.
       В отсеке зашлись дружным хохотом. Из своей рубки точно ошпаренный выскочил Хуторнов. Он изумлённо глядел на офицеров, не понимая, что происходит.
       - Да вы что?! - почти в ужасе завопил он. - Вы же мне лодку демаскируете!
       Непрядов и сам еле сдерживался от распиравшего его смеха. Чтобы хоть как-то совладать с возникшей ситуацией, он снова надавил на рычаг ревуна, подавая повторный сигнал тревоги.
       Веселье в отсеке тотчас оборвалось. Лодка начала маневрировать для повторной атаки.
       "Теперь наверняка победим", - решил Егор. Последний удар он собирался нанести подводной скоростной ракето-торпедой "Шквал", спасения от которой в реальном бою практически не было.
       Ближе к вечеру лодка подвсплыла для очередного сеанса радиосвязи. Непрядов доложил в штаб дивизии, что задание выполнено и вслед за этим получил "добро" возвращаться в базу.
       Только теперь Егор позволил себе почувствовать усталость, которую прежде гнал от себя всеми усилиями собственной воли. Прошлой ночью, в предчувствии приближавшегося "боя", он совсем не спал. Каждая клеточка его мозга работала на желанную победу. И вот теперь, когда всё кончилось, можно было уже ни о чём не думать, кроме как о стакане чая и нескольких часов сна в своей каюте. А недавние переживания, волнения и тревоги разом хотелось выбросить из головы. Кто там победил, а кто проиграл - теперь всё равно станет известно не ранее, как на штабной разборке учебного поединка двух атомарин. Подведение итогов учения намечалось провести тотчас по возвращении в базу.
       Какое-то время Непрядов оставался в центральном на своём
       рабочем месте - сидел в кресле, откинувшись на упруго-податливую спинку и держа руки на подлокотниках. Вахта шла как ей и положено, своим чередом и не было необходимости во что-то вмешиваться. Потом Непрядов решил всё же спуститься в каюту.
       Оставив за себя Обрезкова, Егор по трапу сошёл на нижнюю палубу. Миновав коридор, по обе стороны которого виднелись плотно затворенные двери кают, он оказался в своём подводном жилище. Первое время Непрядов с непривычки даже терялся здесь - настолько просторно-роскошными представлялись его нынешние командирские апартаменты. Они состояли из рабочего кабинета, совмещённого со спальней и отдельного салона, не говоря уже о собственной душевой. Казалось, номер в иной престижной гостинице выглядел бы куда скромнее и проще. Здесь же глаз радовало изящество отделки каждой детали интерьера. Панели стен раскрашены "под орех", кровать с раздвижным пологом, удобная мягкая мебель, широкий письменный стол. А под ногами мягкий ковёр, гасивший звуки шагов. Хрустальные плафоны и настенные бра изливали интимно-умиротворённый, неяркий свет.
       Чая уже не хотелось. Открыв холодильник, Непрядов извлёк из него банку виноградного сока и, вскрыв её, наполнил стакан. Сделал несколько глотков, утоляя жажду. Сок был настолько ледяными и кисловато-терпким, что свело скулы. Но явилось на мгновенье ощущение какого-то давно забытого южного лета, тепла и солнца, чего так всегда недостаёт людям в северных широтах. Вспомнилось, как он когда-то так же вот с удовольствием пил в Севастополе охлаждённое молодо вино, бодрившее его в несносную жару...
       Взгляд Егора скользнул по письменному столу, где под
       плексигласом лежала Катина фотокарточка. И снова пришли воспоминания. Как он жил все эти годы без неё, о чём думал, что чувствовал? Прежнее отчаяние и тупая боль от потери жены как-то незаметно поутихли, растворившись в сутолоке привычных буден. Да только в душе, наверное, на всю оставшуюся жизнь застрял глубоко вколоченный гвоздь осознания случившейся беды, который не под силу было извлечь из Егорова естества ни одному хирургу или знахарю. Порой совершенно неожиданно этот гвоздь начинал так свербить и мучить, что от него не было никакого спасения. Разум снова и снова отказывался верить, что Кати больше нет. Она, вопреки всему, продолжала существовать в его сердце, в его мозгу. И с таким состоянием ничего невозможно было поделать. Особым наслаждением для Егора стало день за днём перебирать в памяти их совместно прожитые годы. Желанным видением Катя являлась к нему из своего небытия всегда молодая, ослепительно красивая, полная женственной грации и очарования, что прежде сводило Егора с ума. Порой он убеждал себя, что нельзя же так безрассудно грезить наяву, так и свихнуться недолго. Да только сердце всё равно было сильнее разума. Егор продолжал любить свою Катю, снова и снова вызывая её в своём воображении на короткие минуты свиданий. В этом теперь было для него утешение и тихая услада в нелёгкой жизни.
       Егор не представлял себе, как он теперь мог бы вместо Кати связать свою судьбу с какой-то другой женщиной. Но годы шли, ему было уже за сорок. Кажется, пора бы подумать о том, чтобы не доживать остаток дней в одиночестве. Мало ли встречалось ему привлекательных женщин, которые бросали на него манящие, многообещающие взгляды. Ведь и сам Егор свиду был ещё хоть куда: высок и статен, косая сажень в плечах. И не так уж важно, что виски посеребрило и в глазах нет прежней весёлости. В остальном он всё такой же, каким его знали. Кажется, только мигнуть ему, и любая королева пойдёт за него: как в омут головой бросится, лишь бы вместе быть. Но получалось, никто из них теперь не нужен был усталому мореходу. Когда-то давно он поклялся в верности лишь одной женщине, и эта клятва стала ему будто проклятьем на все оставшиеся дни и ночи его существования. Как ни странно, в глубине души он был даже этому рад и оставался доволен собой, насколько это представлялось возможным в его теперешнем положении.
       Только, состояние одиночества у Егора было относительным. Оно скрашивалось постоянным осознанием того, что у него есть сын. Стёпка учился уже на старшем курсе высшего военно-морского училища и готовился, по примеру отца, стать подводником. Однако выбрал он почему-то не штурманский факультет, дабы совсем уж точно следовать по Егоровым стопам, а минно-торпедный. Но и этому было своё, вполне логичное объяснение. Ведь Стёпкин дед, герой-черноморец, тоже начинал свою корабельную службу минёром, прежде чем ему доверили командовать "малым охотником".
       И всё же нельзя сказать, что в жизни Егора не было таких искушений, которым ему всегда удавалось бы противостоять...
       2
       Помнил Непрядов, как три года назад представился ему случай вырваться с Северов в Ригу. А повод для этого был не только для него, но и для всех его однокашников. В тот год исполнялось целых пятнадцать лет, как они окончили училище подплава, свою незабвенную "систему ниппель" и были произведены в лейтенанты. Хотя, само училище к тому времени уже не существовало. По ряду причин оно было расформировано, только это ничего не меняло. Ведь навсегда оставленные стены их "альма матер" по-прежнему неудержимо ностальгически влекли к себе.
       В Ригу тогда съехались бывшие курсанты их выпуска. Прибыли все, кто только смог, кому позволила их подводная служба. Некоторые явились прямо с морей, едва сойдя с палубы своего корабля после длительного похода. Иные по счастливому совпадению находились в отпуске. Всего же набралось человек пятьдесят, хотя выпускалось вдвое больше.
       Егору повезло, пожалуй, больше, чем его дружкам. Если Вадим Колбенев "выбил" отпуск у начальства всего на пару дней, то Непрядов получил от комбрига "добро" на целую декаду. Благо лодка стояла в планово-предупредительном ремонте, и его присутствия на борту особенно не требовалось. Вполне мог бы поехать вместе с ними и Кузьма Образков, но тому явно не повезло. К нему скопом нагрянули родственники, которых пришлось ублажать. Пришлось Егору с Вадимом отбыть в Ригу вдвоём.
       Вновь старинный город очаровал Непрядова. Хоть на время, да вернулось ощущение его безмятежной флотской юности, когда он бродил по узким городским улочкам в бытность свою нахимовцем, а потом и курсантом. Старинные шведские казармы, пороховая башня, бастионная горка - всё будило в нём далекие, милые сердцу воспоминания. И там Катя была рядом с ним. Он представлял её под куполом цирка, как она запомнилась - юную и неотразимую, во всём чарующем блеске своего стремительного воздушного полёта. И больше не было терзавшего душу отчаянья утраты. На смену ему пришла тихая грусть по счастливо прожитым дням.
       Это было нечто более значимое, чем просто встреча старых знакомых
       и друзей. Уже бывалыми, умудрёнными жизнью людьми они прибыли со всех четырех флотов, куда забросила их моряцкая судьба. Некоторые приехали с жёнами, которые были к тому же коренными рижанками. Ведь когда-то и они покинули этот город на Даугаве юными избранницами таких же юных лейтенантов. Разумеется, и они имели право на эту встречу наравне со своими мужьями. В ресторане, что в Задвинье, сняли банкетный зал, и одной дружной семьёй собрались за общим столом. Пожалуй, каждый тогда испытывал к своим товарищам особое чувство любви и нежности, настоящего морского братства, которое по сути своей сродни разве что кровным узам.
       Егор вглядывался в лица, узнавая старых своих дружков-однокашников. Вот сидят они рядком уже навеселе, все в погонах с большими звёздами, у некоторых на тужурках боевые ордена. А в сущности своей, они всё те же ребята со школярскими прозвищами, какими запомнились с юных лет. И подруги их в эти минуты общего единения так же веселы и беспечны, как и пятнадцать лет назад, когда они на бальных вечерах в актовом зале их училища кружили головы своим будущим избранникам.
       И вот опять оркестр играл для них знакомые мелодии прежних лет, и вновь они танцевали, не чувствуя за плечами тяжесть прожитых лет, тоску дальних гарнизонов и свою извечную бытовую неустроенность. Но это была избранная ими жизнь и одна на всех моряцкая судьба.
       В самый разгар веселья к Непрядову подошёл официант. Интимно наклонясь, он передал чью-то просьбу выйти в вестибюль. Егор согласно кивнул, подумав при этом, что кто-то из ребят,
       вероятно, выбрался на воздух покурить и вот теперь просит составить ему компанию. Но из-за стола поднялся не сразу. Какое-то время продолжал слушать Шурку Шелаботина, который рассказывал забавный случай из своей аварийной практики.
       Вспомнив, наконец, что его ждут, Непрядов вышел в вестибюль. Однако никого из своих знакомых там не обнаружил. Для верности выглянул даже на улицу, но и там не было никого. Возможно, задержался он всё же до неприличия долго, и поэтому его не стали ждать, как бы тем самым укоряя за допущенную нетактичность.
       Ради любопытства Непрядов разыскал официанта и поинтересовался, кто же всё-таки его хотел видеть. Оказалось, что это была некая высокая и пышногрудая шатенка средних лет и, якобы, красоты неотразимой.
       Зря вы её сразу к столу не пригласили, - искренне посочувствовал официант. - Такая женщина долго ждать не станет. К ней полагается самому бежать со всех ног.
       Егор на это лишь самодовольно ухмыльнулся. Он-то знал, кто была эта незнакомка. Вернувшись к друзьям, Егор вскоре о ней забыл.
       А тосты шли за столом, как водится, "за тех, кто в море, на вахте и на гауптвахте..." И ещё, "чтобы число погружений всегда равнялось бы количеству всплытий..." Да и за что там "ещё", если по бокалам разлито вино и душа "огня" просит. Ведь так хотелось, чтобы эти чудесные мгновенья свидания с собственной юностью продолжались бы до бесконечности.
       Снова собравшись в тесный кружок, друзья задушевно пели:
       "На бульваре Падомью листья опадают,
       Над бульваром Падомью облака плывут.
       Мальчикам и девочкам, поуши влюблённым,
       Дождики и дворники шляться не дают..."
       Недолгой была эта встреча, уже на другой день большинство однокашников Егора вновь отбыло к месту службы. Улетел на Севера и Вадим Колбенев. А ещё через пару дней Непрядов вообще остался в одиночестве. Ничего другого не оставалось, как валяться в своем номере на койке, либо бесцельно шататься по узким улочкам города, вдыхая ностальгические запахи плесени от старых стен. По сути, ничего больше не удерживало его в этом городе. Мысленно Егор уже снова настраивался на привычный рабочий лад, когда береговая жизнь отойдёт на второй план, а корабль и море вновь безраздельно завладеют всем его существом. Впрочем, как он поразмыслил, и короткий отдых на суше всё же не повредит, тем более что в морях "поболтаться" всегда успеет.
       Случилось так, что в один из оставшихся отпускных дней Непрядов забрёл в Межапарк. Время клонилось к вечеру. С Киш-озера веяло приятной свежестью. Высокие сосны, остывая от дневной жары, источали терпкий аромат смолы и хвои. Дышалось легко и незаметно, как в хорошем сне. Егор, не торопясь, шагал по тенистым, тихим аллеям и припоминал, как он с друзьями частенько бывал здесь в увольнении. Всё та же танцплощадка, огороженная решётчатым деревянным забором. Всё так же играл духовой оркестр, который размещался на круглом помосте под навесом, походившем на большой гриб-мухомор. С грустью заметил, что в толпе танцующих уже не мелькают, как прежде, голубые матросские воротнички и белые бескозырки. Казалось, в своём колорите город потерял что-то очень важное, особенно после того, как было расформировано их училище подплава. Егор полагал, что краски любого приморского города неизменно блекнут, если на его улицах, в гуще прохожих, не видны молодые, подтянутые ребята во флотской форме. В его понятии это было бы всё едино, если бы кому-то вдруг взбрело в голову оставить море без чаек или сушу без моря. Но говорят, что местные власти на этом упорно настаивали, опасаясь якобы "излишней милитаризации" своего города, поскольку морской торговый порт полностью открывался для захода иностранных судов. Только Непрядов, как и многие другие, этого никак не хотел понимать. Он оставался всё же патриотом своей профессии и потому любую целесообразность старался определять с точки зрения её полезности военному российскому флоту.
       Егор заглянул в маленькое кафе, располагавшееся на берегу озера рядом с лодочной станцией. Заказав сто пятьдесят грамм коньяку и бутерброд с кетой, он уселся за столиком на открытой веранде. Торопиться было некуда, и потому Непрядов, как мог, коротал время. Долго глядел на позолоченную вечерним солнцем гладь воды, на скользившую по ней одинокую парусную яхту, на грустных чаек, бродивших по песку опустевшего пляжа. Коньяк немного взбодрил, но мысли приходили всё равно невесёлые. Думалось, вот съехались они, друзья-однокашники, в этом старинном городе, но почему-то уже не чувствовали его своим, как это бывало всегда прежде. Лишь оставшись в одиночестве Егор стал замечать, что этот город стал для него каким-то другим, более отчуждённым. И горожане здесь как-то переменились за то время, что он не был здесь.
       Казалось, его парадная, с золотыми погонами и шевронами на рукавах форма вызывала у иных прохожих заметное раздражение, если не аллергию. Иной раз в толпе, как бы невзначай, и локтем задеть могли, двусмысленно при этом ухмыляясь и делая вид, что ничего особенного
       не случилось, будто так и должно быть по отношению к чужакам. Каким-то неласковым, менее корректным и более замкнутым становился для человека в погонах этот город на Даугаве. Отчего всё происходит именно так, а не иначе, как должно быть, Непрядов мог лишь догадываться: то ли сам он позволял быть себе излишне подозрительным, то ли времена начинались другие. И можно было предположить, что добром это всё однажды не кончится. Что-то надломится и город непременно треснет пополам, источая зловоние и смрад накопившегося гнойника. И уже отдохновением явилась мысль, как всё определенно, незыблемо и просто на Северах: там корабли роднее, там люди добрее, там и морем как-то милее пахнет... И нет никакой подколодной змеиной возни, брожения накопившихся противоречий.
       Егор допил коньяк, расплатился с предельно сдержанной, неулыбчивой официанткой и направился по главной аллее к выходу из парка. Неприятно удивляло и коробило, что на выставленных рекламных щитах почти не встречались надписи на русском языке. И это было недоброй приметой, поскольку раньше такого не наблюдалось. Будто и не живут здесь совсем русские люди. Озабоченно подумалось, как и где ребята соберутся на очередной свой юбилей?.. Впервые после стольких прожитых здесь лет этот город переставал ему нравиться. И отчего-то ещё сильнее, чем на Севера, вновь потянуло в Укромовку.
       Решив сократить дорогу к троллейбусной остановке, Непрядов свернул на боковую тропку, протоптанную меж крутых, поросших травою песчаных холмов, вероятно, бывших когда-то давно прибрежными дюнами. Но море отступило, дав место для жизни корабельным соснам, вымахавшим здесь едва не до самого неба. Егор не торопился, всей грудью вдыхая бодрящий озоновый аромат. Под ногами
       мягко пружинила поржавевшая хвойная опаль. Утончённо пахло земляникой, не то сушёными грибами, отчего слегка дурманило голову.
       Но вот уже и проспект Межа, с его аккуратными особнячками, стал просматриваться между стволами деревьев. "А всё-таки, зачем это я опять понадобился Лерочке? - не без лукавства подумалось Егору. - И почему всё же ушла, так и не дождавшись, когда выйду к ней? Неужели обиделась?.." Впрочем, импульсивные порывы были как раз в её характере, Егор это знал и не удивлялся. Только немного смущало, будто он перед ней в чём-то провинился. Подумав, Непрядов рассудил, что не будет ничего зазорного, если он по старой памяти заглянет на полчасика по знакомому адресу.
       Лерочкин дом отчётливо проступал за стволами деревьев по мере того, как Егор подходил к нему со стороны парка. Всё та же калитка, от которой тянется к веранде выложенная каменным плитняком дорожка. И те же старые сосны вкрадчиво шумят над крытой черепицей островерхой крышей.
       "А так ли уж это тебе нужно, Егор Степаныч? - промелькнуло сомнение. - А не пройти ли мимо, пока не поздно?"
       Мгновение помедлив, Егор толкнул дверь калитки и шагнул за ограду. Тотчас дохнуло на него каким-то невообразимо приятным теплом благоустроенного жилья. В глаза бросилась жестяная лейка, оставленная у цветочной клумбы. Под разросшимся кустом жасмина стоял накрытый скатертью столик с придвинутыми к нему плетёными креслами. А на столе - медный самовар и ваза с крупными румяными яблоками.
       "Это свои, домашние, - вспомнил Егор. - Лерочка еще на Северах как-то говорила, что у них в саду растёт чудесный апорт..."
       Только сейчас Егор с неловкостью подумал, что не помешало бы хоть букет цветов с собой прихватить. Но возвращаться ко входу в парк, где располагался цветочный киоск, было уже поздно. Лерочка заметила его и помахала из распахнутого окна рукой.
       Они встретились как старые добрые друзья. Непрядов со снисходительной улыбкой поцеловал Лерочку в обе щеки. Она же своей горделивой улыбкой как бы позволила ему это сделать.
       - Вот уж не думала, что ты отважишься прийти, - сказала она, пряча иронию в больших карих глазах.
       - Да понимаешь, боялся здесь Чижевского встретить, - хитрил Егор. - Он же ревнивый как мавр: не забудет и не простит.
       - Дела давно минувших дней,.. - отвечала она, презрительно изогнув подведённые малиновой помадой губы. - Я и думать-то о нём забыла.
       - Вот, все вы, женщины, такие, - резонно заметил на это Егор. - Чуть что, так из сердца вон и с глаз долой!
       - Это отдельный разговор, - небрежно парировала она. - Не суди, и сам не будешь судим...
       - Пускай будет так, - согласился Непрядов и как бы в своё оправдание пояснил. - А я вот шёл мимо...
       - ...Дай, думаю, зайду? - с насмешкой подхватила она. - Долго же ты собирался, - и царственным мановением руки повелела с веранды пройти в дом.
       Ещё в прихожей гостю предложили разуться и надеть мягкие шлёпанцы, дабы не топтаться ботинками по шикарному ковру, который устилал в гостиной паркетный пол. Непрядов понял, что разговор их накоротке, пожалуй, не получится. И теперь он этому был даже рад. Ведь столько воды утекло с тех пор, как последний раз виделись они. А вспомнить им, конечно же, было о чём.
       Непрядов уселся на диване, поближе к телевизору, и стал коротать время, ожидая приглашения к столу. Как гостеприимная хозяйка Лерочка и слушать не хотела, что он совсем не голоден и только что перекусил в кафе. Егор невольно покорился Лерочке, решив, будь что будет... Ему даже нравилось, как она слегка повелевала им на правах хозяйки. К тому же это получалось у неё совсем не навязчиво и ничуть не задевало Егорова самолюбия.
       Непрядов с интересом оглядывал просторную комнату. Здесь мало что изменилось с тех пор, как он был здесь последний раз. Тот же большой камин, на котором стояли бронзовые часы как бы в сопровождении двух массивных канделябров со свечками. На стенах знакомые пейзажи картин, обрамлённых позолоченными рамами. Тяжелые узорчатые гардины всё так же таинственно прикрывали высокие окна. Во всём ощущалось великолепие и покой, ровное течение какой-то неведомой, устоявшейся без волнений и хлопот жизни.
       Сидя на диване, Егор блаженно вытянул ноги, ощущая пятками мягкий ворс ковра. Он позволил себе даже ослабить галстук и расстегнуть воротничок сорочки. Невзначай подумалось, что на этом самом месте так же вальяжно мог отдыхать Эдик Чижевский. При этой мысли даже самодовольная улыбка тронула Егоровы губы. Он полуприкрыл веки и сделал вид, что начал дремать. Сам же с интересом наблюдал, как по комнате неслышно и легко проплывает высокая, полногрудая женщина с густой копной каштановых волос, изящными движениями сервируя стол. При этом будто творилось какое-то магическое действо, не то колдовская ворожба, в которой гостю отводилось далеко не последнее место. Позванивал колокольчиками хрусталь бокалов, позвякивало фамильное серебро приборов. И это всё было полно тайного значения и особого смысла в проворных руках великолепной хозяйки. Каждый её шаг, каждое движение завораживали до такой степени, что приятные мурашки начали пробегать по спине Егора. Поначалу устыдясь, он пробовал этому противостоять, потом же, проваливаясь в блаженной дрёме, словно поплыл по воле волн. Успокаивало сознание, что очень скоро всего этого не будет. А предстоит ему опять дальняя дорога, и уж ничего не светит ему, кроме продуваемого всеми ветрами ходового мостика, да замкнутого пространства прочного корпуса лодки. Стоит лишь отойти от пирса, как всё снова станет на свои места. Тотчас обрушится столько забот, что будет совсем не до теперешней береговой блажи. Так пускай в памяти сохранится хотя бы немногое из того, что он сейчас видит, слышит и чувствует. Ведь оставшиеся воспоминания хоть чуточку, да согревают его в холодном и штормовом море призрачным теплом чужого очага.
       Очнулся Егор от того, что душистая и мягкая Лерочкина ладонь коснулась его щеки. Из полусонного состояния окончательно вывел её негромкий, ласково звучавший голос. Егора приглашали к столу.
       Тряхнув головой, Непрядов приободрился. Улыбкой он извинился за свою минутную расслабленность и вновь почувствовал себя в состоянии залётного гостя, не собиравшегося здесь долго задерживаться. По крайней мере, ему очень хотелось бы в этом себя убедить.
       Забранный скатертью большой продолговатый стол был с одного края накрыт на две персоны со всем изыском, на который только была способна обольстительная хозяйка. Горели свечи в канделябрах. Здесь же шампанское в кадушечке со льдом, бутылка коньяку, водка в запотевшем графинчике. И это уж не говоря о салате, венгерском
       салями, балтийской лососине и дальневосточной красной икре. В обычном магазине такое не купишь.
       Заметив неподдельное Егорово удивление, Лерочка лишь небрежно махнула рукой.
       - Это всё из дедовой кормушки, - небрежно пояснила она. - Он ведь у меня теперь академик, позавчера укатил в Париж на какой-то очередной симпозиум.
       - С дедом всё ясно, - сказал Егор. - А как ты?..
       - А я по-прежнему его единственная и любимая внучка.
       - Которой, как всегда, ни в чём нет отказа?
       - Вот именно.
       - Но если серьезно?
       - Если серьезно, то в прошлом году, наконец, защитила кандидатскую. Дед настаивает, чтобы сразу же за докторскую бралась. Но я пока не тороплюсь. Надо немного отдышаться, в себя что ли прийти.
       - Трудновато пришлось? - посочувствовал Непрядов, зная по себе, как нелегко давалось учёное звание. - Боишься, что новый воз потяжелее прежнего будет?
       - Не в том дело. Хочу получше подготовиться, побольше набрать подходящего материала, статистики. Что-то написать не проблема - было бы на что опереться.
       - Это верно, - согласился Егор. - Наш корабельный доктор Целиков тоже вот постоянно жалуется, что никак на диссертацию подходящего материала набрать не может.
       - Целиков? - начала с интересом припоминать она. - Это такой длинный и тощий, похожий на знак вопроса?
       - Точно, - подтвердил Егор и пояснил для верности. - У нас в команде матросы прозвали его "Жаком Паганелем".
       Непрядов чувствовал, как приятно Лерочке, что он интересуется её делами, подробно расспрашивает о том, что и для самого интересно и важно. Тем не менее, оба как бы нарочно старались не касаться их прежних, далеко не простых отношений. Но разговор этот исподволь назревал, и избежать его было просто нельзя. Егор это чувствовал и уже без былой боязни, скорее с какой-то приятной обречённостью, ожидал его начала. То ли от неожиданно вернувшейся к нему прежней курсантской беззаботности, то ли от выпитого коньяка, на душе вдруг стало так хорошо, как в каком-то давно забытом сказочном далеке. Словно и не было за его плечами прожитых лет, многих потерь и неудач, ранней седины на висках. Верилось, что в его жизни именно в эти мгновенья последующие события поворачиваются к лучшему. От него даже не требовалось прилагать к этому особых усилий, поскольку всё шло своим чередом, как надо.
       Они сидели за столом друг против друга, глаза в глаза. И приятной беседе их, казалось, не будет конца. А за окном уже ночь, тишина. В огромной комнате полумрак, свечи догорали, исходя терпким запахом стеариновой слезы. Таинственные тени призраками бродили по углам.
       Словно угадав состояние Егоровой души, Лерочка подошла к роялю и села перед ним на покрытый атласной накидкой пуфик. Холёные пальцы её, с ухоженными, покрытыми лаком ногтями, легли на клавиши. Она и мелодию выбрала такую, которую всегда помнил, а теперь особенно желал усталый мореход и бродяга, зашедший по старой памяти на знакомый огонёк.
       "Лунной тропой, вместе с тобой
       Мне хорошо идти.
       Взгляда нежней, сердца теплей
       Я не смогу найти.
       Милый, простой и славный
       С ласкою ты глядишь
       Так почему о самом главном ты молчишь?.."
       Егор слышал всё тот же приятный, хорошо поставленный Лерочкин голос. Так же она пела ещё в свои студенческие годы. Скрестив на груди руки, Непрядов расслабленно внимал обращённым к нему словам и думал:
       "В самом деле, а стоит ли молчать?.. Но если не молчать, то что же тогда следует сказать о том главном, что ждёт эта прекрасная, давно исстрадавшаяся женщина?.."
       Глядя на свечи, Егор вздыхал. Хотелось прийти к какому-то решению до того, как мелодия песни оборвётся, или хотя бы догорят свечи.
       "...Больше просто невозможно
       Встречаться тоскуя.
       Неужели так уж сложно
       Сказать мне: люблю я,.." - настаивала, требовала Лерочка, пробегая пальцами по клавишам. А Егор продолжал сидеть без единого движения, завороженный её чарующим голосом, и не находил в себе силы что-либо предпринять. Ему и так было хорошо и не хотелось ничего больше.
       Но вот мелодия кончилась, иссякли последние звуки. Егор ждал, что Лерочка сыграет ему что-нибудь ещё, но она отчего-то замолчала, вероятно, не находя продолжения. Руки её обессиленно опустились. Сама же она продолжала сидеть к Непрядову спиной, не поворачивая головы и словно окаменев. Егор знал, о чём она думала. Возможно, уже не сомневалась, что с последними аккордами отзвучавшей музыки для
       неё навсегда угасла и надежда на ответную любовь. Она давно уже сказала ему всё, что могла. Он же молчал, потому что нечего было ей ответить.
       "Наверное, так вот медленно и неотвратимо люди умирают,.." - ужаснулся Егор. Но он этого совсем не хотел. И вдруг неведомо какая сила подняла Непрядова из-за стола. Он приблизился к Лерочке, взял её за плечи и поднял с пуфика, поворачивая к себе настойчиво и зовущие, как бы возвращая тем самым к жизни. Она не сопротивлялась, была покорной и в то же время не находила в себе сил на ответный порыв. Казалось, что в её душе всё давным-давно перегорело, поскольку безвозвратно ушло и кануло в вечность то самое дорогое, к чему она стремилась.
       Лерочка вздрогнула, почувствовав на губах поцелуй. Потом её нежные руки сомкнулись у Егора на шее, и он почувствовал, как когда-то в юности, упоительную дрожь восторга и нетерпения. Она прижалась к нему маняще обольстительным телом и уже не отпускала. Словно целую вечность они так простояли, молча и неразрывно, как нечто единое целое. Егор вдыхал аромат её волос, чувствовал необыкновенную бархатистость её кожи и ловил чуть слышное жаркое дыхание. Щёки Лерочки начали влажнеть. И Егор понял, что это были слезы вожделенного счастья, в которое она снова начинала верить...
       Проснулся Егор под утро, с удивлением обнаружив, что находился в мансарде, на тахте. Рядом с ним лежала Лерочка, разметав по подушке волну пышных волос. Мгновенно вспомнил, какой упоительно сладостной была для него проведенная вместе с этой женщиной ночь. Он видел её обнажённую грудь и античный овал бедра, небрежно прикрытого простынёй. Даже небольшая полнота шла ей как нельзя
       лучше, ничуть не убавляя её совершенства. Рядом с ней Непрядов чувствовал себя удовлетворённым и довольным собой. Однако ловил себя на мысли, что не ощущает всё же того безраздельного упоения счастьем, которое испытывал вместе с Катюшей. И всё-таки за столько лет вынужденного одиночества ему впервые было так хорошо с женщиной. Подумалось, а стоило ли все эти годы обкрадывать самого себя в такой вот простой человеческой радости, когда засыпаешь и просыпаешься не один. Ведь сам не старый же ещё, и жизнь далеко не прожита. Внутренний голос вкрадчиво нашёптывал: "Смотри, какая она... Чего ж тебе ещё надо?" И Егор смотрел влюблённо, долго, всё меньше и меньше тяготясь прошлыми воспоминаниями, не стесняясь своего бесстыдства, оттого что позволяет себе любоваться обнажённым совершенством пока не принадлежавшей ему женщины.
       Вдоволь насладившись, Непрядов осторожно поцеловал безмятежно спавшую Лерочку и поднялся с тахты. Просунул ноги в шлёпанцы, надел заранее приготовленный для него просторный халат и вышел на балкон. Там он, воздев руки, блаженно потянулся, легко вбирая в себя всей грудью бодрящую свежесть хвойного озона. Солнце ещё не взошло. Однако верхушки сосен уже отчетливо прорисовывались на светлевшем небосклоне. Повеял ветерок, и хвойные кроны тотчас ответили тихим, мечтательным шепотком. В чащобе парка всё громче и настойчивее начинали переговариваться скворцы, а где-то над головой с отдалённым тоскливым криком пролетали чайки, направлявшиеся в сторону Киш-озера.
       Думалось Непрядову так же легко, как и дышалось. Представил даже, что он всегда здесь жил, а если и уезжал иногда, то всегда возвращался. Эта женщина преданно ждала его, и никого другого ей не было нужно.
       Даже Чижевский представлялся каким-то случайным, незначительным в их жизни явлением.
       Озябнув от утренней свежести, Непрядов вернулся в дом. Но Лерочки в комнате не обнаружил. Наскоро одевшись, спустился по лестнице в гостиную. Но и там её не было. И здесь, в тишине дома, до Егорова слуха дошёл еле слышимый голоЛерочки. Она будто в глубокой тайне с кем-то взволнованно разговаривала. Неслышно ступая по мягкому ковру, Егор приблизился к не плотно затворённой двери соседней комнаты и заглянул туда. Он увидал Лерочку, стоявшую к нему спиной, в углу просторной спальни перед образами. Она молилась, сотворяя низкие поклоны. О чём она говорила с Богом, Егор не знал. Мог лишь догадываться: то ли она благодарила Всевышнего, то ли просила у него прощения.
       На мгновенье в памяти промелькнуло, как он, когда-то давно, схоронившись за колонной, так же вот тайком подглядывал за совсем ещё юной девушкой, наивно и доверчиво разговаривавшей с образом Непряда. Но в Лерочкиной молитве не чувствовалось, так хорошо памятной Егору, доверчивой восторженности и, вместе с тем, одухотворённой наивности его Кати. То была скорее покорная обречённость, а может и глубокое раскаяние зрелой женщины за свою позднюю любовь. Впрочем, Непрядову это только казалось. Поскольку мысленно он тоже молился, прося прощения за своё отступничество перед Катей. Большого труда стоило хотя бы в эти минуты не вспоминать о ней. Ведь жизнь всё-таки продолжалась. И, возможно, случилось в ней то самое, чему суждено было произойти. Отчего-то всё меньше и меньше оставалось желания считать себя вершителем собственной судьбы. С годами хотелось просто не повредить в жизни
       самому себе.
       От отпуска у Непрядова оставалось еще целых два дня. Он провел их вместе с Лерочкой. Ей удалось отпроситься на это время с работы, взяв неиспользованные отгулы за воскресные дежурства. Для обоих это было чем-то вроде безмятежного и радостного медового месяца. Они взаимно не клялись в верности и ничего друг другу не обещали, потому что охватившему их чувству верили больше, чем словам. Просто по глоточку пили своё выстраданное счастье из одного бокала и этим наслаждались.
       Днём они бродили по тихим аллеям Межапарка, катались на лодке по спокойной глади Киш-озера. А вечером допоздна засиживались в своём саду за самоваром. О чём бы ни принимались разговаривать, - обоим это было интересно, значимо и важно. Каждое сказанное слово ценилось на вес золота. Лерочка внимала Егору с таким неподдельным участием, словно этим только и занималась всю свою жизнь. И куда только подевалась её прежняя гордыня и непокорный нрав. Это была совершенно другая женщина, страстно любящая и безмятежно счастливая, которой Непрядов прежде никогда не знал.
       - Какие мы все же были дурные, - с раздумчивой улыбкой говорила она, при этом наливая в стакан Егору крутого самоварного кипятка. - Созданы друг для друга, но вот никак не могли найти дорогу к самим себе.
       Егор молчал, хорошо понимая, что вина за потерянные годы целиком лежит на нём. Да и виноват ли он в том, что любил другую женщину? Так уж сложилась их судьба и, пожалуй, некого в этом осуждать.
       - Неужели ты не знал, не понимал, что я всю жизнь шла за тобой, где бы ты ни был? - говорила Лерочка с одним лишь желанием до конца высказаться. - Да я и за Чижевского-то вышла замуж очертя голову, чтобы только к тебе быть поближе.
       Егор кивнул, принимая из её рук стакан с крепко заваренным, как он любил, чаем.
       - А помнишь,.. помнишь тот новогодний вечер у нас в Майва-губе, когда мы смотрели друг на друга через оконное стекло?
       Непрядов на мгновенье зажмурился, мол, как же не помнить такую странную выходку: ведь Лерочка тогда в одном лёгком платьице выскочила из дома на лютый мороз.
       - И всё-таки, первый раз ты по-настоящему поцеловал меня именно тогда, на Северах, а не сейчас. Одним лишь своим взглядом, своим прикосновением к оконному стеклу. И я почувствовала, что небезразлична тебе. Мне казалось, что ещё одно усилие - и ты был бы мой навсегда, - она страстно заглянула Егору в глаза, требуя немедленного подтверждения своим словам. - Так? Ведь это было так?
       Непрядов вынужденно кивнул, не желая Лерочку разубеждать в том, в чём она нисколько не сомневалась. Уже не имело значения то, что когда-то давно произошло между ними и о чём каждый из них судил по-своему. Куда важнее было всё происходящее именно сейчас. Егор уже не сомневался в том, как ему следовало поступать. В самый момент отъезда, когда они прощались и когда вызванное по телефону такси уже стояло за калиткой, Непрядов сказал по-флотски сухо и прямо:
       - Вот что, Валерия Ивановна, даю на сборы семь, ну, десять от силы дней и жду тебя на Северах. Считай это моим официальным предложением руки и сердца.
       Но каково же было Егорово удивление, когда в ответ она как-то грустно улыбнулась и покрутили головой, не соглашаясь на его предложение.
       - Не понял, - растерянно сказал Егор.
       - Давай пока оставим в наших отношениях всё как есть, - предложила Лерочка. - Я буду тебя всегда ждать. Потом и решим, как нам быть.
       - Тем более не понял.
       - А ты постарайся понять меня...
       - Тогда чего же ты желаешь?
       - Тебя желаю. Только тебя и никого другого.
       - Так вот же я, перед тобой...
       - Прости, но я хочу, чтобы ты был со мной, а не я при тебе.
       - Совсем уже не врубаюсь... Разве это не одно и то же?
       - Я ни с кем больше не хочу тебя делить, даже с твоим морем.
       - Но что я могу? Нельзя же бросить свой корабль, службу! И потом, кто я тогда стану при тебе: санитаром что ли?
       - Вот и я, милый, никак не могу бросить свой институт, мою уникальную лабораторию. Ведь столько сил и нервов здесь вложено. Теперь в ней вся моя жизнь, все надежды. Но и без тебя не могу.
       - Чудная ты, - с раздражением и досадой вымолвил Егор. - Сама не знаешь, что тебе надо.
       Егор чувствовал, что совсем не в её лаборатории было дело. Что-то несомненно более важное тяготило Лерочку, удерживало её от того, чтобы на этот раз последовать за ним "на край света".
       - Что же нам делать, хороший мой? - с отчаянием сказала она, повисая у Егора на шее и заглядывая ему в глаза.
       - Не знаю, - отрезал Непрядов. - Я всё сказал.
       - Но дай мне хотя бы какое-то время опомниться. Я же не могу так вот сразу всё бросить и кинуться за тобой. Мне уже не двадцать лет.
       - Как знаешь. Больше мне предложить нечего.
       - Что, так и расстанемся? - она ещё больше заволновалась, прижимаясь к Непрядову.
       - Увы, море зовёт, - отвечал он
       - И ты больше ничего не скажешь?
       - Теперь только одно - жди.
       - Ненавижу это слово.
       - Другого нет.
       - Но где я найду тебя, если ты мне будешь вдруг очень нужен?
       - На Северах, адрес ты знаешь. Где же ещё?
       - Там искать бесполезно. Мечешься ты как неприкаянный.
       - Это как поглядеть. Океан велик, и в нём всегда отыщется место для моей лодки - значит, и для меня тоже.
       Лерочка закрыла лицо руками, плечи её задергались. Егор напоследок хотел поцеловать её, но от его прикосновения она нервно вздрогнула, как-то неприязненно отстраняясь. Поморщившись, Егор пошёл прочь. Он не выносил женских истерик и слёз.
       Возвратившись на Севера, Непрядов с обидой вспоминал их встречу. Какое-то время от неё приходили взволнованные, нежные письма. Но Егор ответил на них не более двух-трех раз обыкновенными открытками, да коротенькой телеграммой по случаю Лерочкиного дня рождения. Ждал, что она соберётся и приедет к нему, но так и не дождался. Резонно рассудил, что не очень-то нужен ей, раз работа дороже для неё.
       И все-таки их встреча отложилась в памяти у Егора чем-то вроде прекрасной сказки, чудесного сновидения, которое едва ли снова повторится. А ждала его теперь Лерочка или нет, было уже не столь важно. Со своей теперешней холостяцкой жизнью он настолько свыкся, что уже не мог представить себя женатым человеком. Как
       заматеревшему и просоленному мореману, корабль теперь безраздельно стал ему родным домом, а экипаж - семьёй. Не получалось больше личного счастья, на которое он было понадеялся, поверив Лерочке. Потом и она сама перестала писать, поскольку Непрядов не отвечал на её письма. Оправдывал себя лишь тем, что слишком часто и по долгу в морях бывал, а на берегу текучка заедала. К тому же за три последовавших затем года в отпуск ни разу так и не вырвался. Вероятно, у неё тоже не нашлось времени, а то и желания приехать к нему хотя бы на несколько дней. Ревниво думал, что за Чижевским она всё же увязалась на Севера безо всяких там оговорок или условий, но лишь для него, Егора Непрядова, придумала какую-то неубедительную причину, чтобы не ехать за ним. Выходит, что был Егор для неё не больше, чем развлечением, а недолгая встреча их - обыкновенная отпускная интрижка. И в сущности, надо понимать, оба они друг другу не нужны. На том и расстались, ни в чём так и не разобравшись и тая в душе взаимную обиду, которая мешала им встретиться вновь.
       3
       ...Только Егор начал дремать, освободившись от своих воспоминаний, как щёлкнул динамик, укрепленный в его каюте над письменным столом.
       - Подходим, товарищ командир, - прозвучал с ходового мостика голос вахтенного офицера. - Открылся Северный Кильдинский маяк.
       Непрядов поднялся с койки, на которой лежал поверх одеяла, не раздеваясь. Плеснул в лицо из умывальника пару пригоршней воды. Взбодрившись, глянул на себя в зеркало: достаточно ли выбрит перед возвращением в базу.
       "Поскоблись! - приказал он самому себе, прежде чем предстать перед
       ожидавшим его на пирсе начальством. - Не на свидание же к Лерочке собрался. Это для неё и так бы сошло..."
       Сбавив обороты, лодка вползла в горловину залива. Скалистые берега стушёвывались в легкой дымке. Сквозь неё один за другим открывались знакомые створные знаки, показывая дорогу домой. День выдался прохладным, хмурым. Обвес рубки лоснился влагой от непрерывно сходившего с мрачных небес мелкого дождя - косохлёста.
       Перед боновыми заграждениями, у входа в гавань, атомоход поджидали два рейдовых буксира. Заарканив лодку мощными стальными тросами, они повели её к пирсу так бережно и любовно, будто невесту к алтарю.
       Поход был недолгим, плановым, и потому никаких торжеств по случаю прибытия не намечалось. Тем не менее, встречал их лично командир дивизии Данила Данилович Бахарев. Непрядов ещё издали разглядел в бинокль его невысокую, плотную фигуру в элегантной чёрной шинели и в шитой золотом адмиральской фуражке с непомерно высокой тульей - дабы казаться повыше ростом, как полагали местные остряки. В дивизии Бахарева за глаза называли "два Данилы". Он это знал и не обижался, поскольку ценил флотский юмор соразмерно с занимаемой должностью. Рядом с адмиралом на пирсе стоял Савелий Тынов, который ошвартовал у пирса свою атомарину часом раньше. В нахлобученной на уши, примятой пилотке и в потёртой кожаной куртке Саввушка рядом с Бахаревым выглядел каким-то бедным родственником, как бы забежавшим в гости на минутку и собиравшимся вот-вот откланяться. Непрядов же при сходе на берег по-прежнему одевался как на праздник. На нём тонкого сукна, парадная шинель, брюки отутюжены, ботинки надраены. Это была привычка, которой он никогда не изменял.
       Как только на борт атомохода подали трап, Непрядов бодро сбежал на берег. Приблизившись к адмиралу, взял руку под козырёк. Глядя на Бахарева сверху вниз, поскольку на целую голову был выше своего начальника, Егор доложил, как полагается, о прибытии в базу. Комдив внимательно выслушал Непрядова, глядя на него исподлобья, дабы не задирать на подчинённого голову. Потом они, подчеркнуто соблюдая флотский этикет, стянули перчатки и крепко стиснули друг другу руки.
       Подошёл Тынов. Большеголовый, плечистый, с обветренным лицом и крупными заскорузлыми ладонями, он походил на просоленного в морях работягу-рыбака. Командиры лодок так же поздоровались: внешне сдержанно, а глазами более тепло и доверительно, как и подобает при встрече уважаемого учителя с любимым учеником. Саввушка по-прежнему относился к Егору с большим почтением, ценя каждое его слово.
       Комдив, не торопясь, пошагал вдоль пирса, как бы увлекая за собой Непрядова и Тынова с тем, чтобы удалиться от посторонних ушей. Вероятно, невысокому Бахареву, помимо всего прочего, доставляло особое удовольствие следовать в сопровождении двух гигантов, заметно разнившихся между собой. Один из них по-моряцки прост и слегка небрежен, другой же строго подтянут и в меру изыскан, с манерами истинно флотского аристократа.
       - Ну, что можно сказать? - как бы про себя начал размышлять "два Данилы". - Понятно, что ситуация на выходе складывалась не из простых. По данным слежения и по вашим докладам в штабе достаточно полно представляли и четко анализировали действия обоих экипажей, - комдив при этом покосился на Тынова, потом на Непрядова. - Вызывает некоторое недоумение, что вы как бы нарочно загоняли сами себя в более сложное положение, чем бы оно могло быть. На первый взгляд, в вашем подлёдном поединке даже трудно кому-либо отдать предпочтение - настолько он развивался неординарно, дерзко и на больших скоростях. Таким, собственно, и должен быть современный морской бой подводных атомоходов, я в этом твёрдо убеждён. Впечатление такое, что вы одновременно "уничтожили" друг друга. Однако более скрупулёзный анализ показал, что вы, Егор Степанович, нанесли удар чуть раньше, используя превосходящие возможности вашего уникального корабля. И здесь некоторые просчёты вашего "противника" стали особенно видны.
       Данила Данилович строго зыркнул в сторону Тынова. Комдив выдержал паузу, давая командирам возможность оценить значимость адмиральских слов, после чего продолжил:
       - Повторная атака представляется мне более интересной, особенно с вашей стороны, Савелий Митрофанович.
       При этих словах погрустневший было Саввушка снова воспрянул духом, обретая надежду, что его не слишком строго будут ругать за допущенные промашки.
       - Полагаю, заставили порядком погоняться за вами Егора Степановича, - говорил комбриг, прося взглядом у Непрядова подтверждения.
       - Точно так, - согласился Егор. - Савелий Митрофанович такие хитроумные глиссады вытворял, что мои акустики едва не потеряли его. А если совсем честно, то заставил нас как в бане попотеть.
       - Это же ваша школа, товарищ капитан первого ранга, - развёл руками "два Данилы", мол, чего же теперь жаловаться.
       От такой неожиданной похвалы Саввушка окончательно расцвёл,
       влюблённо глядя на Непрядова.
       - Не хочу давать окончательной оценки, - предупредил комдив. - Завтра в штабе проведём более детальный, обстоятельный разбор учений. Вот тогда и воздадим каждому из вас по заслугам.
       - А если в целом, товарищ контр-адмирал? - настойчиво попросил Егор, подмигивая при этом Саввушке через адмиральскую голову.
       - В целом лично я доволен, - сказал-таки Данила Данилович. - Но это, повторяю, ничего ещё не значит. Окончательно всё прояснится завтра, - и сердито вопросил. - Вам понятно, товарищи командиры?
       - Так точно, товарищ комдив, - разом ответили оба командира, снова перекидываясь довольными взглядами.
       А мелкий холодный дождь, тем временем, не переставая просеивался с хмурых небес, предвещая близившуюся осень. Но это уже не имело никакого значения, поскольку на Северах любая погода хороша, если служба ладилась и с начальством не было проблем.
       Проводив Бахарева до чёрной адмиральской "Волги", командиры ещё раз пожали друг другу руки и разошлись по своим кораблям. Подстраховывая старпомов, Егор лично решил проверить, как механизмы и устройства приводились моряками в исходное положение. Лишь после этого можно было дать личному составу разрешение сойти на берег.
       Правда, Непрядовская лодка, по сравнению с другими, оказывалась в более выгодном положении, поскольку ей придавался технический экипаж - специальная береговая команда, которая целиком и полностью обслуживала субмарину во время её стоянки у пирса. Эта привилегия предоставлялась по той причине, что лодка новейшего проекта была настолько технически сложным организмом, что требовала за собой ухода высококвалифицированных специалистов. К тому же весьма немногочисленный экипаж состоял из одних офицеров, на
       которых в море выпадала вся нагрузка по несению вахт. Поэтому на стоянке в базе для них предусматривался более полноценный отдых, не обременённый излишними служебными заботами, по принципу "рабочий день кончился - море на замок". И никаких тебе хлопот до следующего выхода. Только на самом деле кто-то из офицеров на борту всё равно присутствовал, чтобы постоянно проверять работу береговой команды: "Мало ли что они там намудрят, а свой глаз - всегда ватерпас".
       Отпустив офицеров, сам Непрядов не торопился домой, хотя на лодке его присутствия не требовалось. Регламентные работы шли на борту своим чередом, и, в общем-то, не стоило особенно беспокоиться. Но куда более Непрядов был всё-таки озабочен завтрашней разборкой состоявшихся торпедных стрельб. Снова и снова проверял он нанесённые на ватмане графические расчёты "торпедного треугольника", который ему представил Дымарёв. Если верить им, то получалось, что Тыновская лодка в первой атаке была поражена, по крайней мере, одной из двух выпущенных торпед. О повторной атаке, когда Непрядов применил ракету-торпеду "Шквал", и говорить не приходилось - там поражение стопроцентное. Не то что лодка, но даже мощнейший авианосец в мгновенье канул бы в бездну искорёженной массой оплавленного металла. Разумеется, это могло бы произойти лишь в крайнем случае и в безвыходной ситуации. "Не дай Бог, чтобы такой случай хотя бы раз выпал в жизни", - походя подумал Егор, невольно представив, с какой чудовищно разрушительной силой спецзаряда ему приходится иметь дело.
       Теперь, когда Егор остался в каюте наедине с самим собой, кощунственно ужасной показалась ему сама мысль, что он позволил себе "садануть" Шквалом даже по условному противнику, каковым
       являлся его товарищ и ученик Савва Тынов. Трудно было даже вообразить, в какой "геенне огненной" заживо сгорел бы весь экипаж, будь атака не вымышленной, а реальной, с применением специальной боеголовки. На многие мили вокруг в море было бы уничтожено всё живое: косяки рыб, водоросли и даже планктон. Сама вода надолго стала бы смертоносной для людей.
       Слабым утешением явилось осознание того, что на борту находилось всё же оружие устрашения, некоего психологического давления на того, кто попытался бы применить подобное "адское устройство" с противоположной стороны. Ведь разыгранный скоротечный бой со всей очевидностью показал, что оба противника практически могут одновременно уничтожить друг друга. Конечно же, Непрядов не сомневался в том, что до конца выполнит свой долг, если к тому принудят обстоятельства. Но ведь и тот другой, с противоположной стороны, так же готов выполнить свою задачу, если ему прикажут. "А тоже ведь в душе Богу молится, чтобы этого никогда не произошло", - размышлял Непрядов о том незнакомом командире, которого судьба, вполне могло статься, прочила ему в реальные противники. Вот и получалось, что от каждого из них мало что зависело. В роковом творении буден можно и не заметить, как всё это безумие в одночасье произойдёт. "Хоть бы перекреститься тогда успеть", - с издёвкой над самим собой подумал Егор. Откинувшись на спинку кресла, он отрешённо глядел в подволок. Какое-то непонятное смятение всё больше и больше охватывало душу. Хотелось как-то упорядочить свои мысли, придать им объяснимое и правильное течение. Только в бездне пространства вдруг отчетливо проступили огромные глаза Непряда. Чистый взгляд его как наяву быдл печальным, что-то вопрошающим и ждущим на это прямого и честного ответа. Всего мгновенье продолжалось это видение где-то на подволоке. Потом так же внезапно исчезло. Донельзя потрясённый, Егор долго не мог прийти в себя. Что это было, он не знал. Будто какое-то послание нетварным светом шло к нему из глубины веков, чтобы готовился к чему-то очень важному...
       Опомнившись, Непрядов потёр кончиками пальцев виски. Подумал при этом: "Надо же такому привидеться... А ведь скажи кому - ни за что не поверят. Скажут, мистика это, да и только". Потом рассудил, что причиной тому было перенапряжение, вот нервы и расшалились. Поход выдался не из лёгких, и потому следовало бы просто хорошенько отдохнуть и выспаться. Непрядов решительно поднялся с кресла и начал одеваться. Затянувшийся рабочий день пора было кончать.
       Сойдя с трапа, Егор вразвалочку побрёл домой. Особенно торопиться не имело смысла, поскольку в пустой квартире никто его не ждал. Ничего не оставалось, как принять душ, напиться чаю, да завалиться спать. То был привычный расклад его береговой жизни. Получалось так, что корабль силой своего магнетизма притягивал куда больше, чем береговое жильё. Все надежды, мысли и чаянья Непрядова, как и прежде, замыкались в пределах прочного корпуса лодки. Она была для него единственной, ревниво преданной женой, которой невозможно изменить. А другая, реальная женщина, так и осталась в Егоровом разумении несбыточной мечтой. Порой она всё же приходила во снах, но уже не тревожила сердца, как бы постепенно отдаляясь от него.
       Ближе к ночи погода ещё больше "расшалилась". С моря порывами начал задувать промозглый сырой ветер. Кругом не видно ни души. Даже чайки попрятались где-то в расщелинах прибрежных скал. По всем приметам стало ясно, что близился крепкий шторм. Зябко подёрнув плечами, Егор поднял воротник шинели. Он шёл улицей посёлка по дощатому настилу мимо облезлых, уныло однообразных пятиэтажек и вглядывался в светившиеся окна. Подумалось, а ведь могло бы светиться и его окно, не будь судьба к нему столь несправедливо жестокой. Не слишком-то большое удовольствие завидовать чужому счастью, которое дразнило его трепетным светом множества домашних очагов, теплившихся в полярных сумерках уходившего дня.
       Пару окон своей квартиры Егор заметил издалека. Как ни странно, они тоже светились. Однако нетрудно было сообразить, что там вполне могла хозяйничать Регина Яновна, которой он в своё отсутствие всегда оставлял ключи. По старой памяти жена Кузьмы приглядывала за квартирами и Непрядова и Колбенева, когда те бывали в море. По-женски искренне она жалела их за то, что у обоих не заладилась личная семейная жизнь и потому помогала всем, чем только могла. Во всяком случае, к их возвращению на берег в комнатах всегда было чисто прибрано и даже уютно, насколько могла это сотворить бескорыстная, добрейшей души женщина.
       С тёплой благодарностью думая о Регине, Егор поднялся по лестнице на третий этаж. Дверь оказалась незапертой, и он свободно прошёл в прихожую. В квартире действительно всё было чисто прибрано. Работал телевизор, на кухне шумел закипавший чайник, а в ванной слышался плеск воды. Взглядом Егор скользнул по вешалке и сразу понял, в чём дело. На крючке, рядом с его плащом висел чёрный флотский бушлат со знакомыми якорями на погонах и с позолоченными галунами курсовок на рукаве.
       "Стёпка, сынок! - тотчас всколыхнулось в груди у Егора нечаянной
       радостью. - Ведь он же писал, что на практику его должны были послать на Севера. И вот надо же, забыл..."
       Егор с волнением открыл дверь в ванную комнату и увидал сына. Тот, обнажённый до пояса, стирал в тазике тельняшку.
       Отец и сын обнялись.
       - С возвращением из похода, товарищ капитан первого ранга! - весело приветствовал Стёпка, как только освободился от крепких отцовских рук.
       - А тебя - с прибытием на Севера, товарищ гардемарин, - ответствовал Егор, исполненный отцовской любви и гордости за повзрослевшего сына.
       Не виделись они с прошлого лета, когда Степан приезжал к нему на каникулы. Казалось, тогда он был совсем ещё пацан. Теперь же Егор нашёл сына заметно возмужавшим и более крепким. Впрочем, он и сам когда-то был таким же худощавым и мускулистым, со стриженой ёжиком головой. Но лицом Степка ещё больше стал походить на свою красавицу-мать: та же самая, до боли знакомая мягкая улыбка, тот же чуть застенчивый взгляд больших голубых глаз.
       - А мы здесь на практике всем нашим классом, - докладывал Степан, когда они уже сидели за столом и пили чай с галетами и сушками. - Меня распределили на шестьсот тринадцатый проект.
       - Какой бортовой? - тут же с интересом полюбопытствовал Егор.
       - Три-полсотни-четыре, - по-моряцки лихо отрубил Степан. - У шестого причала стоим третьим бортом.
       - А командиром кто у вас?
       - Капитан третьего ранга Плотников.
       - Знаю, - авторитетно и запросто сказал отец. - Это стоящий мужик и
       моряк бедовый. Считай, что тебе просто повезло с ним. У него есть чему поучиться. Да вот взять хотя бы, как он ловко умеет сходу швартоваться. Поверь, мне даже по-хорошему завидно. В своё время на дизелюхе я так не умел.
       - При этом присутствовал, очень даже лихо работает наш кэп, - согласился Степан и признался с вожделенной надеждой. - Пап, только очень хотелось бы на атомную попасть. Хотя бы на недельку. А то дизелюха - это ведь прошлый век.
       - Мало ли чего хочется, - возразил на это Егор. - Всему своё время. А вообще-то запомни: сам никуда не напрашивайся и служи там, где прикажут. Это наш единый и неделимый подплав. Уверен, что твоя атомарина ещё впереди. И никуда она от тебя не денется. Пока же оморячивайся на лодке у Плотникова - там хорошая школа.
       - Да что я такого попросил? - обиделся Степан. - Ведь не шикарную каюту на флагманском крейсере, как некоторые...
       - Ах, ты вон о чём,.. - догадался Непрядов, неприязненно поморщившись. Беспощадная флотская молва давно уже разнесла по всем кают-компаниям и кубрикам, что некий курсант второго курса во время летней стажировки на Черноморском флоте жил не в матросском кубрике вместе со своими товарищами, как и положено, а в комфортабельной адмиральской каюте. Та же молва утверждала, что тем избранным второкурсником являлся не кто иной, как родной внук главнокомандующего. Правда, оговаривались, будто устроил это и не сам главком, а как бы его сердобольная супруга, души не чаявшая в своем внуке и донимавшая телефонными звонками подчинённых своего высокопоставленного мужа. Естественно, отказать "первой леди флота Российского" в её просьбе желающих не нашлось. Хотя про себя, надо
       полагать, брезгливо морщились, если не костерили на чём свет стоит... Не зря же пошла гулять присказка, что "флот обос.... и накрыли горшком". И это несмотря на то, что в действительности главком немало сделал добрых дел. Ведь это с его именем было связано начало строительства большого океанского флота страны, развитие мощнейших подводных сил, морской авиации дальнего действия. Но была и та самая "ложка дёгтя", которая портила репутацию этого человека. Поскольку на столь высоком уровне любая нескромность особенно бывает заметна.
       - Послушай-ка Степан, - сказал тем не менее отец. - Не резон походя обсуждать нам это дело. Пускай адмирал сам разбирается со своим внуком, если желает ему добра. Думаю, дед всё же человек умный и должен понимать, во что это всё рано или поздно выльется. Во всяком случае, это нам не в пример.
       - Да уж конечно, - согласился сын. - Только мы с ребятами обо всём этом не могли не думать и не говорить. И поверь, никто у нас этому внучку не завидует, но просто противно... Что же касается примера, то ведь был же ещё адмирал Кузнецов, к которому никакая грязь не прилипла и который столько вытерпел ради правды. Уж не говорю про своего деда, погибшего в неравном бою. Он для меня вообще свят как Христос.
       - Вот именно, Степан, - подхватил отец. - А ещё у тебя перед глазами должен стоять и наш далёкий предок Непряд Московитин, который на поле Куликовом, уж конечно, не прятался от стрел и мечей за чужие спины, да и выгоды для себя у княжеских шатров не искал. Непрядовы мы, сынок, и этим всё сказано.
       - А дедусь наш говорил ещё, что "нет больше той любви как если кто положит душу свою за други своя", - слово в слово повторил Степан. - И
       в одном этом уже - целый кодекс чести...
       Долго в тот вечер отец разговаривал с сыном. На душе у Непрядова стало так хорошо и спокойно, как давно уже не бывало. Радовало, что Стёпка не только возмужал, но к тому же имел собственные убеждения, которые почти ничем не отличались от отцовских. И в этом была главная причина того, почему он так гордился своим сыном. Егор видел, с какой нежной привязанностью сын относился к своей бабке, Светлане Игоревне, и как буквально благоговел перед своим мудрым прадедом, Фролом Гавриловичем, который, несмотря на преклонный возраст, всё ещё служил на своём сельском приходе.
       С прадедом у Степки сложились особенно доверительные отношения. В Укромовом Селище он бывал так часто, как только мог. Чувствовал, что этим самым как бы восполняет отсутствие своего отца, по которому старик постоянно тосковал. За это Егор больше всего был благодарен сыну, чувствуя свою вину перед дедом за то, что сам так редко наведывался в родительский дом.
       Ещё в детстве у Степки появилась привычка, любопытства ради, влезать во все дела своего прадеда. Он с благоговейным интересом наблюдал, как дед правил службу в своём храме, как работал с различными реактивами в своей "подвальной" лаборатории и как управлялся с пчелиными ульями. А мудрый старик ненавязчиво и как бы впрок учил своего правнука всему тому, в чём сам быдл сведущ. Егора удивляло и даже настораживало, что в премудростях Библии сын разбирался так же основательно, как и в учебнике по "Истории КПСС".
       Вообще-то, отношение к религии всегда было в их семье вопросом довольно деликатным и сложным. Как и сам Егор, сын его был тайно крещён. Однако в отличие от отца, Степан украдкой всегда имел при
       себе золотой крестик - подарок прадеда. Егор относился к этому снисходительно, поскольку знал, что едва ли у них в подплаве найдётся такой экипаж, где у кого-то из матросов, а то и офицеров, не отыщется такой вот святой талисман, дарёный родителями "во спасение под водами чад своих от всех бед и напастей". Ведь испокон веку моряки всегда были суеверны, а уж подводники - вдвойне. И если погибать случалось в полузатопленном отсеке мучительной и медленной смертью, иному с таким же вот родительским крестиком, наверное, немного легче было расставаться с жизнью. Егор на себе это испытал, когда он, убеждённый партиец, истово взывал к Богу, чувствуя ледяное дыхание приближавшейся смерти. Как знать, что ждёт его Стёпку впереди? Может, не только маленький крестик на груди носить суждено, а однажды придётся на плечи взвалить неимоверно тяжёлый крест, чтобы влачить его до собственной подводной голгофы...
       Понимал также Егор, что у сына могли быть неприятности из-за этой его увлечённости семейными традициями. Какой же ретивый политработник упустит случай показать свою богоборческую непримиримость, если заметит на этот счёт хоть что-то неладное. Непрядов и сам когда-то порядком натерпелся только из-за того, что его дед был священником. А что уж было про отца-то говорить, которому из-за его "поповского происхождения" по службе вообще ходу не давали? "Так уж получилось, - теплилось в душе Егора утешение, - хотя могло быть иначе..."
       Тем не менее, у Егора складывалось впечатление, что сын его старался как бы примирить свой крестик с собственным комсомольским билетом. И тот, и другой он постоянно носил при себе во внутреннем карманчике, пришитом к тельняшке. Поскольку искренне верил, что
       ведь это никто иной, как сам Христос был первым коммунистом. Егор за это не слишком даже упрекал сына. Надеялся, что тот сам во всём разберётся, когда придёт время. Просил только быть осторожным, чтобы не навлечь на себя неприятностей от факультетского начальства. Успокаивало ещё то обстоятельство, что учился сын просто блестяще и по всем показателям тянул на золотую медаль. Думалось, как-нибудь пронесёт, тем более что до выпуска из училища и производства в лейтенанты флота Российского Степану оставалось меньше года.
       С приездом сына Непрядов вновь воспрянул духом. Теперь после окончания рабочего дня снова было ему куда торопиться. В их скромной квартирке опять, как и раньше, затеплился маленький семейный очаг. В увольнение Степана всегда отпускали с ночёвкой, поскольку его теперешний командир, капитан третьего ранга Плотников, хорошо знал Непрядова-старшего и понимал, как тому нелегко было жить в одиночестве. Если у них не было выходов в море или учебных занятий и тренировок, то Плотников не возражал, чтобы отец с сыном виделись бы почаще.
       Теперь по воскресеньям Непрядовы вместе готовили семейный борщ, жарили картошку и даже пекли блины. А если погода позволяла, то с охотничьим ружьём отправлялись бродить по окрестным сопкам, надеясь подстрелить какую-нибудь водившуюся там дичь. Говорили обо всём, что душе было угодно. Егор втайне нарадоваться не мог сыном. Нравилось, как он взвешенно рассуждает о делах житейских и с каким вниманием ловит каждое отцовское слово. Иногда Непрядова охватывала такая нежность, что хотелось, как прежде в детстве, обнять сына, потискать его, или же просто поиграть и побаловаться, подурачиться с ним. Но только это всё осталось в прошлом. Теперь перед ним был вполне сформировавшийся взрослый человек, настоящий мужчина и будущий офицер, с которым полагалось держаться на равных, уважительно и без лишних эмоций.
       А Степан, с присущей ему жаждой познанья, глубоко забирался в их давнишние семейные тайны, о которых сам Егор имел весьма смутное представление. Копаясь в дедовой библиотеке, он как-то наткнулся на старинные гравюры с морскими пейзажами и какими-то батальными сценами. Когда же стал интересоваться, кому эти рисунки могли принадлежать, то выяснилось, что в роду у них когда-то уже были мореплаватели, к тому же имевшие отношения к великим географическим открытиям. Об этом говорили мастерски исполненные рисунки с видами камчатских сопок и берегов Аляски. А батальные сцены с такой достоверной подробностью мог воссоздать лишь тот, кто сам побывал в морском бою при Синопе. Но кто именно был в их роду тот замечательный пейзажист и баталист, затруднялся сказать даже сам Фрол Гаврилович: может, это был дед его, а может и родной дядя. Подпись-то в уголочке все равно значилась "Непрядов". А какой из них - поди угадай!
       И теперь уже проще было понять, почему отца Егора в своё время так неудержимо потянуло к себе море. Конечно же, он когда-то держал в руках эти удивительные рисунки, не раз любовался ими, мечтая о дальних странствиях и походах. А объявленный в тридцатые годы "комсомольский набор" на флот лишь приблизил Степана-старшего к осуществлению его самого заветного, быть может, желания. И Стёпка-младший не сомневался, что всё произошло именно так, а не иначе. Пейзажи были настолько хороши и заманчивы, что невольно заставляли и его самого мечтать о дальних морях и неведомых странах. Стёпка не терял надежды, что когда-нибудь отыщется и дневник того самого художника и мореплавателя. Об этом как-то обмолвился и Фрол Гаврилович, в давности видавший потрёпанную тетрадку в кожаном переплете, но вот куда она потом запропастилась - понятия не имел.
       Но выяснил Стёпка нечто более важное, чего осторожный дед по какой-то одному ему известной причине Егору никогда не говорил. Выходило так, что лихой черноморский мичман однажды всё же нашёл в себе мужество попросить у отца своего прощения за то, что когда-то всуе порвал с ним, как со служителем культа, всякие отношения. И слова эти покаянные будто бы передала Фролу Гавриловичу его невестка, когда перед войной приезжала единственный в свой жизни раз в Укромово Селище вместе с годовалым сыном. Сам Фрол Гаврилович тогда ответил на раскаяние своего Степана, что, мол, "Бог простит" и тем самым как бы не дал прощения сыну. То было как возложенное на него родительское проклятье, невольно сорвавшееся с отцовских уст. Хотя сердце прощало и душа кричала от боли за единственное чадо своё. Это всё, в понимании Фрола Гавриловича, не могло не сыграть своей роковой роли. Страшна беда и горе, что сын погиб, но куда ужаснее, что тело его так и осталось не преданным земле. И вот спустя годы и годы безутешный Фрол Гаврилович винил во всем случившемся лишь себя, свою гордыню, которая не позволила ему быть великодушным и простить Степана. Вот и получалось, что не внуку, а только правнуку признался во всём старый священник, принимая непростительное деяние своё за тяжкий грех. Правда, благодатным знамением свыше был ему вновь обретённый внук, с которым старик уже и не чаял когда-либо свидеться. Да только чувство глубокого раскаянья и вины всё равно не покидало. С этим он и доживал остаток своих дней.
       Обо всём этом Степан рассказал однажды отцу. Егор недоверчиво похмыкал, мол, не слишком ли дед какими-то надуманными терзаниями осложняет себе жизнь? Ведь что было, то прошло. И стоит ли теперь ворошить воспоминания, если всё равно ничего нельзя изменить либо переделать? Однако решил, что ему самому надо на пару-тройку деньков вырваться к деду. Думал, поговорит с ним и тем самым хоть как-то успокоит, уймёт стариковскую боль и тревогу.
       Непрядов заметил, что с приездом сына у него и на службе дела пошли как-то особенно удачно и споро. За что бы ни брался, всё получалось. Вновь он был уверен в себе, спокоен и весел, как в лучшие годы своей жизни. Прежние мрачные предчувствия уже не тревожили его. Стёпка теперь безраздельно владел всеми его надеждами и помыслами. Особенно нравилось, когда при встрече с Плотниковым тот вполне искренне начинал нахваливать Стёпку как одного из самых толковых и старательных стажёров, проходивших практику на его лодке: специальность свою знает превосходно, в море не укачивается, к тому же чётко исполняет обязанности дублёра вахтенного офицера. Вот и получалось к самодовольной радости Егора, что оба они, отец и сын, служили очень даже неплохо.
       4
       На разборе прошедших учений действия непрядовского экипажа были признаны образцовыми. Лодка подтвердила звание "отличной", а сам командир, естественно, ещё больше укрепил свой авторитет в глазах начальства. Его метод внезапной атаки путём глубокого обхода противника подо льдом был признан и по достоинству оценен. Все шансы были надеяться на соответствующее поощрение. Комдив даже намекнул, что самого Непрядова в скором времени может ожидать
       очередное повышение по службе - с переводом на адмиральскую должность при штабе.
       Егор к этому известию отнёсся спокойно, поскольку в ближайшее время расставаться с кораблём в его планы не входило. А что там на самом деле решит начальство - ещё вилами по воде писано. Никакими посулами Егор никогда не обольщался. Он просто служил как мог и как умел. И этим вполне довольствовался.
       И вот настал день, который много значил для Непрядова и всего экипажа. В штабе сообщили, что принято решение отправить его лодку в длительное автономное плавание в дальних арктических широтах, с выполнением целого ряда особо важных задач. Сам он в душе давно уже был к этому готов, поскольку знал, что именно его субмарина, как никакая другая, наилучшим образом приспособлена к длительному плаванию подо льдами. Теперь же предстояло делом доказать, на что способны лодки этого проекта. А Непрядовский экипаж, вполне вероятно, выбрали потому, что именно на него во флотских верхах надеялись больше всего.
       Начались привычные суматошные дни по подготовке к дальнему походу. Принимали на борт боезапас, пополняли провизионку, закачивали топливо для вспомогательных движков и питьевую воду для личного состава. Поневоле пришлось теперь Егору дневать и ночевать на корабле. Даже со Стёпкой стал видеться реже, да и то на борту своей лодки. Другого места для встречи отца с сыном теперь просто не находилось. Но Степан и сам был рад познакомиться с новейшим подводным кораблём, служить на котором, казалось, было пределом всех его мечтаний. По крайней мере, так думал отец, глядя, с каким благоговением и восторгом сын его осматривал совершеннейшие
       устройства корабля. Теперь вместо того, чтобы прогуливаться по сопкам, они ходили по отсекам лодки и в этом находили одинаковое удовлетворение. Но всё же короткими стали минуты, когда отец и сын могли побывать наедине. На командира, как и всегда в таких случаях, сваливалось столько дел, что он едва успевал с ними справляться.
       Немало забот выпало и Вадиму Колбеневу. Однажды он пришёл в каюту к Непрядову чем-то расстроенный. Грузно сел на диван, едва не продавив его могучим весом до основания. Егор сидел за письменным столом, просматривая ведомости на запчасти, которые механик Теренин дал ему на подпись. С краю стола пристроился и Кузьма Обрезков, - в ожидании подписи на свои продовольственные накладные.
       Слыша, как жалобно скрипел кожаный диван под Колбеневым, Егор сказал, не отрываясь взглядом от бумаг:
       - Вадимыч, ты по утрам бегал бы что ли, пока мы на берегу. Глядишь, так и сбросил бы пяток-другой лишних кило. А то ведь скоро в люк не пролезешь.
       - Партия прикажет, он и в угольное ушко проскользнёт, - сразу же съехидничал Кузьма. - Как бывший отличник он всё может...
       - Ты-то помолчал бы, двоечник несчастный, - сказал Обрезков, не перестававший при случае напоминать Кузьме его курсантское прошлое, когда тот на первом семестре числился отстающим по математике. - Это ты просочился каким-то чудом на второй курс. Хотя, если по совести, тебя следовало бы как "дубаря" оставить на первом курсе на второй год.
       - А я исправился, вот те крест, - тут же побожился Кузьма. - Зри в корень сегодняшнего дня, а не вчерашнего. Если наша лодка отличная, значит я - пятёрочник! - и прищурился, торжествуя победу. - Что, съел,
       зубрила несчастная?
       - Что сегодня такой сердитый, Вадимыч? - в свою очередь, с лукавством хана Кончака спросил Егор, как бы не замечая привычной перепалки дружков. - Иль сети порвались, иль ястребы не злы, и птицу с лёту не сбивают?..
       - И сеть крепка, и ястребы надёжны, и... танки наши быстры, - убеждённым тоном заверил Вадим. - Да вот только причин для радости, как при половцах не было, так и теперь нет.
       - Вот те раз! Экипаж хвалить в штабе не перестают.
       - А на замполита лодки в здешнем политотделе нарадоваться не могут, - встрял Кузьма и тут же уточнил. - Правда, замполитом кое-кто числится у нас по совместительству, вроде как "пристегни кобыле хвост". Экипаж и так сознательный. Кого же, спрашивается, воспитывать, как не самого себя?
       - Балабол! - Вадим с досадой отмахнулся.
       - А всё же? - настаивал Непрядов.
       Колбенев грустно помолчал. Потом, не торопясь, достал из кармана широченного кителя сигареты. Но прежде чем закурить, взглядом попросил на это командирского разрешения - ведь не в своей каюте был. Потом возбужденно заговорил так, будто продолжал с кем-то прерванный спор:
       - Ну, никак не понимают... Или не хотят понять...
       - Ты это о чём? - попросил Егор уточнить.
       - Да всё о том ЧП, которое имело место быть недавно в команде берегового обеспечения нашей лодки. Помнишь, когда двое "годков" избили "салажонка" за то, что тот якобы отказался делать за них приборку?
       - Скверная история, - согласился Вадим. - Но мы-то здесь причём? Это ведь не наши подчинённые. Прямого отношения мы к технической команде не имеем.
       - Но это как поглядеть. Береговая команда - это ведь тыл нашего экипажа, если брать по большому. От неё же, ой как зависит исправность работы всей нашей "умной" субмарины. Теперь же вдруг оказывается, что тыл этот непрочный, с гнильцой. Нам же пытаются втолковать, что ничего страшного не происходит. Всё в норме, ибо у отличной по всем статьям лодки просто не может не быть равноценной ей команды береговой обслуги. А там, как выясняется, и пьянки, и самоволки, а теперь вот и мордобой.
       - Послушай, Вадимыч, - начал вежливо укорять Кузьма. - Вот вечно ты кипятишься, даже без воды с своём "чайнике" - он выразительно постучал себя костяшками пальцев по темечку. - Тебе что, своих забот мало?
       - Короче, опять в политотделе со своими переругался? - спросил Егор, допытываясь до сути дела.
       - Ни с кем я не ругался. Просто высказал свои убеждения на этот счёт: в том смысле, что нашу береговую команду, таким образом, нельзя считать благополучной, а уж тем более продолжать числить её в передовиках социалистического соревнования. Происходит какая-то профанация святая святых. Все понимают, что флот наш Российский начал заболевать каким-то тяжким нравственным недугом. А мы всё это или не понимаем, или делаем вид, что ничего такого особенного не происходит.
       - Вот-вот, один ты такой выискался страдалец за всех, а все, выходит, против тебя одного, - Кузьма уничтожающе ткнул пальцем в сторону
       Вадима. - Неужели ты думаешь, что кроме тебя никто не понимает, что дела на флотах российских действительно идут наперекосяк? Я вот сам с начпродом Белкиным вчера чуть не подрался. Надо провизионку пополнять, а он, прыщ гнойный, лишь половину заявки, да и то консервами отоварить хочет. Нам положены свежие овощи и фрукты по полной норме. Только он, гад ползучий, вместо этого вздумал нам одну сушёную картошку, да кое-какие собачьи кости подсунуть. А ведь по накладной это всё значится как свежая капуста, морковочка, лучок и говядинка "першего" сорта. Так неужели не ясно, что это всё с наваром для кого-то на сторону сплавляется?
       - Успокойся, я с этим Белкиным разберусь, - пообещал Егор. - Но и ты не очень-то правду-матку на трюмном жаргоне качай. - Начпрод уже в штабе нажаловался, что ты хамишь ему. Он как-никак полковник, а ты - кавторанга. Не по чину орать на него стал. Хотя, махинатор он, конечно, известный, но ведь не пойманный.
       - Орать больше не буду, - посулил Кузьма. - Следующий раз я этому зажравшемуся борову морду набью. Ворюга он.
       - Допустим. Но это ещё надо доказать, - осадил дружка Егор. - Так вот брякнешь ему, а он в ответ: где факты, где доказательства? Ты же и окажешься в глупом положении.
       - Какие факты! Какие ещё нужны доказательства! - горячился Обрезков. - А дача у него на взморье в Петродворце? А две новенькие "Волги"? От трудов праведных что ли? Да ни за что не поверю!
       Непрядову на это нечем было возразить. Да и не в самом Белкине была суть. Не только с продуктами, но и вообще со снабжением дела на флоте шли всё хуже и хуже. Корабли ремонтировались с большим напряжением, все чащё случались перебои с поставками топлива и
       масел. Хорошо ещё, что на атомных лодках не экономили "на дровах", запасы энергоресурсов были у них предостаточными.
       - Что бы там ни было, - грустно вздохнул Егор, - но лодку нам к "бою-походу" готовить надо. Это уж, хоть умри, а сделай.
       - Понятное дело, - согласился Кузьма. - Потому я и лезу из кожи вон, чтобы всё, значит, в ажуре у нас было.
       Непрядов понимающе кивнул, мол, действуй, старпом.
       Взяв со стола подписанные квитанции, Обрезков вышел из каюты, исполненный решимостью "драться" с начпродом до победного конца. Колбенев же остался сидеть на диване, закурив новую сигарету.
       - Задумка у меня кое-какая есть, командир, - сказал, как только они остались вдвоём.
       - Валяй, - разрешил Егор, вальяжно разваливаясь в кресле.
       - Жизнь такая странная штука, что не замечаешь, как не по своей воле оказываешься в дураках. Ибо никогда не знаешь, когда под ногами найдёшь чью-то оброненную копейку, а когда в своём же дырявом кармане потеряешь целый рубль.
       - Ты это о себе? - осведомился Егор.
       - Конечно же не о вас с Кузьмой, - утешил Вадим. - Вы оба умные, потому как знаете, чего каждому из вас для полного счастья не хватает: одному щей суточных с наваром, а другому - фуражки с адмиральским крабом.
       Предвидя готовое было сорваться с языка у Егора возражение, Вадим поднял руку, прося внимания. Сам продолжал:
       - Пускай каждый получит то, чего достоин. Вам с Кузьмой - хоть по звезде Героя, а Белкину... хоть шваброй по морде. Себе же прошу одного: чтобы не мешали поискать кой чего, чтобы не оказаться в
       дураках.
       - Чего поискать-то?
       - Да вот, представь себе, всё то же самое - человеческое в человеке...
       - Ищи себе на здоровье. Я что, мешаю тебе?
       - Вот и не мешай. Более того, помоги. - Вадим сделал паузу, всласть затягиваясь сигаретным дымом. - Помнишь, Егор Степаныч, ты собирался в штабе поднять вопрос, чтобы пополнить наш экипаж двумя-тремя матросами срочной службы для всяких там ремонтных и подсобных работ?
       - Не только собирался, но и получил на это адмиральское "добро". Аж на целых пять душ. Больше, думаю, нам не потребуется. Теперь только надо бы толковых ребят поискать. Главное даже не в том, чтобы они были "на прихвате" у нашего мичмана Расходова: сделать приборку в кают-компании, или картошку на камбузе почистить... Прошлый поход показал, что в первом отсеке кому-то надо нести вахту. Автоматика там сложная, и контролировать её надо не только по приборам, но и личным присутствием. Словом, пломбировать первый отсек пока ещё рано. По крайней мере до тех пор, пока нам конструкцию некоторых узлов разработчики "до ума" не доведут.
       - А если бы я кое-кого из матросов взял бы на себя смелость лично предложить?
       - Так валяй, если ты такой храбрый!
       Колбенев немного задумался, будто не совсем был убеждён в том, правильно ли его поймут.
       - Видишь ли, Егорыч, - начал он, как бы подбираясь к сути издалека. - Дело здесь не совсем простое. В какой-то мере на кон будет поставлена моя офицерская честь. А не получится, так я сам перед начпо выложу на стол свой партбилет.
       - Даже так? - крайне удивлённый, Егор с настороженностью посмотрел на друга.
       - А как же иначе? - убеждал Вадим. - На общем собрании политотдела я привёл не только вопиющие факты развала дисциплины, но и попытки со стороны начальства это скрыть, как-то снивелировать. А при этом, заметь, присутствовал представитель Главпура из Москвы. Таким вот образом, получается, сор из избы вынес. Раз уж всё всплыло, тут же стали искать виноватых в нашей береговой команде. Офицерам - кому "неполное служебное соответствие", кому выговор, а вот двух морячков, которые избили своего же товарища - под трибунал. С прицелом, так сказать, на дисбат.
       - Так чем же ты недоволен теперь? Ведь сам этого хотел.
       - Нет, совсем не того я добивался. Нет ничего проще, чем назвать порок, но куда труднее помочь людям как-то изжить его. Ты опять можешь сказать, что не моё это дело, только я не могу от всего этого быть в стороне. Мне приходится сейчас даже ночевать в казарме вместе с матросами, чтобы тем самым попытаться некоторых от тюрьмы спасти. И матросики ко мне потянулись, зауважали. А народец там, доложу я тебе, ой, какой бедовый: подобрались там в основном списанные с лодок за всякие прегрешения. Только ведь никуда не денешься, и с этими людьми кому-то надо работать.
       - А кроме тебя, конечно, никого другого не нашлось?
       - Может, и нашлось бы. Но я же говорил, что в береговой команде люди прониклись ко мне симпатией, говорят со мной обо всём насущном, как на духу. Слово моё там особый вес имеет. А это,
       согласись, дорогого стоит.
       - Чего ж ты от меня хочешь, горемычный?
       - В сущности, не так уж много - сделай одно доброе дело.
       - И какое же?
       - В числе пятерых новых членов нашего экипажа я попросил бы, под свою личную ответственность, взять на борт старшин второй статьи Чурикова и Ганзю.
       - Так в чём проблема?
       - А в том, что эти двое как раз и учинили мордобой своему дружку.
       - Час от часу не легче, - сказал Егор обескураженно. - Только этой "радости" нам на борту недоставало. Ты хоть сам-то понимаешь до конца, что говоришь?
       - Понимаю, иначе и говорить бы не стал, - Вадим придавил в пепельнице недокуренную сигарету. - Не такие уж совсем пропащие эти Чуриков и Ганзя. Оба специалисты высокого класса, имеют дипломы техников. И ребята ведь неплохие.
       - Вот в этом как раз позволь усомниться. Ты же сам говорил, что они первогодка измордовали за то, что тот отказался делать за них приборку. А это, согласись, подло.
       - Ерунда, никакого не первогодка. Это была неточная информация. Били они старшину первой статьи Шастуна в гальюне во время приборки, но отнюдь не по поводу самой приборки.
       - Так за что же тогда, позволь узнать, били?
       - Да просто нелепейшая ссора, из-за ревности. Слово за слово и... пошло-поехало. А причиной всему - наша кладовщица с бербазы Любочка Дрздова. Да ты знаешь её: пухленькая такая, на мордашку смазливая. Вот её-то Чуриков с Шастуном и не могли поделить.
       - Думаешь, банальная ситуация?
       - Выходит, что так. И всё-таки не могу согласиться, что за это полагается трибунал.
       - Но ведь у нас, под горячую руку, и не такое бывает. Так сказать, для примера и в назидание...
       - Вот я и прошу тебя, Егор. Возьми их на борт. У тебя же полный "карт бланш" на комплектование команды по собственному усмотрению. Этим ты, в общем-то, неплохих ребят от большой беды спасёшь.
       - Не знаю, не знаю, - озаботился Непрядов. - Так вот вдруг ничего не делается.
       - Разве тебе недостаточно моего слова? - почти с обидой сказал Вадим. - Повторяю, что на карту поставлена моя офицерская честь. Ты же сам понимаешь: для кого как, а для нас с тобой это ведь не пустые слова. Так уж воспитаны с поры нашей флотской юности, а ты ведь и того раньше - с нахимовского младенчества.
       Егор насмешливо посмотрел на дружка, мол, за живое берёшь...
       - Ладно, присылай ко мне своих драчунов, - решился Непрядов. - Побеседуем накоротке, а там видно будет.
       - Вот это уже другой разговор, - повеселел Обрезков.
       - Не слишком-то радуйся, - предупредил Егор. - Пока я тебе ничего конкретного не обещаю. Просто побеседую, присмотрюсь к твоим "протеже".
       - Вот и присмотрись, - примирительно согласился Вадим. - Только повнимательней. Я верю твоему командирскому чутью.
       Непрядов ухмыльнулся. Дружок ему, кажется, слегка льстил для пользы своего дела.
       5
       Командир сдержал обещание. Через пару дней он действительно нашёл время и поговорил с Чуриковым и Ганзей. Оба предстали перед Егором в промасленных ватниках, чумазые, поскольку только что выбрались из трюма, где меняли смазку в сальниках гребного вала.
       Николай Чуриков невысок ростом, но плечист и крепок, с тяжеловатым взглядом из-под густой курчавой чёлки, придавленной рабочей пилоткой. Иван Ганзя, напротив, был стройнее и выше ростом, с добрыми глазами и хитроватой улыбочкой скомороха-затейника. Беседа была недолгой. Непрядов спрашивал, оба моряка поочерёдно отвечали на интересующие командира вопросы. Чуриков и Ганзя ещё раз повторили, из-за чего произошла их драка со старшиной первой статьи Никитой Шастуном. При этом, как полагается, изобразили на лицах глубочайшее раскаянье. Однако у Непрядова сложилось мнение, что моряки ему не всё сказали. Возможно, не хотели в это дело впутывать кладовщицу Любочку. Однако докапываться до истины у Непрядова не было ни малейшего желания. Впечатление от обоих старшин сложилось у Непрядова ни плохое, ни хорошее. Просто он мало знал этих ребят и потому не торопился по каждому из них делать определённые выводы. Пока лодка оставалась у пирса, была вполне подходящая возможность получше приглядеться к этим старшинам, чтобы потом уже принять окончательное решение.
       Несмотря на береговые трудности и тыловую неразбериху, атомоход медленно и верно наполнялся всем необходимым, что было положено ему по полной выкладке для дальнего похода. Как принято, ходили на мерную линию, выверяли девиацию компаса, делали проверочное погружение на рабочую глубину. Будто капризный часовой
       механизм, на лодке до сотых долей секунды выверяли и отлаживали согласованную работу сложнейших систем, автоматики, электроники, телемеханики - всего того, что является сутью её совершенного подводного естества, сотворённого человеческим разумом. Многочисленные приборы и механизмы брали на себя не только физический, но и отчасти "мозговой" труд человека, пособляя его воле, душевной энергии и помыслам, в конечном счёте, лишь для одного - не дать себя победить кому бы то ни было. И Непрядов тешил себя мыслью, что его экипаж вполне достоин был того "рукотворного гения", которым представлялся его уникальный, не имевший себе равных атомоход будущего века.
       Конечно же, при длительном плавании в некоторых системах могли произойти сбои, но это ничуть не обескураживало командира. Их офицерский экипаж был так натренирован, что вполне справлялся со всевозможными поломками собственными силами. Но это случалось весьма редко. Егор не только знал, но и чувствовал, какой запас прочности был заложен в его атомной субмарине. Это придавало уверенности и спокойствия как никогда прежде, когда он командовал подводными кораблями других, не таких сложных проектов. Порой Непрядов с подозрением спрашивал себя, не слишком ли он идеализирует свою лодку, не чересчур ли полагается на её возможности? Но всё же не мог не восторгаться, с удовольствием вновь и вновь представляя себе, как изящно и легко его лодка управляется по курсу и глубине, с какой стремительностью набирает полные обороты винта, разгоняясь до скорости торпеды, и насколько грозным является её оружие, до поры покоящееся на стеллажах и в трубах торпедных аппаратов. Эта лодка наилучшим образом была приспособлена для того,
       чтобы в немыслимых океанских глубинах достать любого подводного "супостата", нанеся ему упреждающий, чудовищный по своей силе удар.
       Выход в море приближался с каждым днем, с каждым часом. Береговые дела и заботы вновь отходили на задний план. Теперь уже ничего не было важнее того, что определялось интересами корабля и предстоящего длительного автономного плавания. В штабе получены последние инструкции, уточнены позывные, назначены шифры, определены частоты и время выхода на связь. И атомоход, стоя на швартовых у пирса, будто изнывал уже от своего бездействия. Ему хотелось крутой волны и крепкого ветра, дальних океанских глубин и настоящего дела, к которому он был приспособлен. Именно так думалось Непрядову, когда он возвращался из штаба дивизии на лодку. Только что состоялся его завершающий напутственный разговор с комдивом. Адмирал ещё раз подтвердил точное время выхода в море. Оставались только кое-какие береговые формальности, которые уже не имели существенного значения при подготовке к походу. Егор испытывал даже некоторое успокоение и удовлетворенность от того, как в эти дни самозабвенно и напористо поработал весь его экипаж. Подумалось даже, что теперь не помешало бы дать людям небольшой "роздых": с семьёй побыть, в баньке попариться... Да и самому хотя бы вечерок провести со Стёпкой. А то ведь кончается его стажировка, и снова уедет он в город на Неве, в своё училище подплава. Когда теперь свидеться предстоит?
       Своего Стёпку Непрядов заметил ещё издалека. Тот вместе с двумя другими курсантами толкался у трапа, переброшенного с пирса на лодку. Было довольно свежо. То и дело задувал шальной, пронизывающий до костей ветер, и ребята поёживались, подняв воротники бушлатов.
       Егор вспомнил: накануне он пообещал Стёпке, что как раз сегодня покажет его дружкам свою лодку. Вот ребята и дожидались его у трапа.
       - Что вы здесь мёрзнете, студенты? - с иронией сказал Егор, козыряя в ответ на дружное приветствие курсантов. - Я же распорядился, чтобы вас пропустили.
       - А вот не пускают, - ответил за всех Стёпка, разведя руками.
       - Бедняги, - посочувствовал Непрядов-старший, повелительно махая рукой стоявшему у трапа часовому, чтобы не препятствовал. Матрос тотчас вытянулся по стойке "смирно", пропуская мимо себя командира лодки и резво трусивших за ним, вконец озябших курсантов.
       - Кто это вас не пускает? - полюбопытствовал Непрядов, как только они по трапу спустились в центральный отсек.
       - Да этот,.. особист ваш, - пожаловался Стёпка, чувствуя неловкость перед дружками за случившееся. - Капитан третьего ранга Горохов.
       - Добро, уладим это дело, - сдержанно сказал Непрядов, хотя в душе опять досадовал на своего слишком настырного особиста, который на берегу курировал их экипаж.
       Попросив для начала дежурившего по лодке капитан-лейтенанта Дымарёва "организовать чайку", командир повелел курсантам пока располагаться в кают-компании, сам же прошёл в свою каюту. Не успел он снять шинель, как в дверь вызывающе громко постучали. Не дожидаясь ответа, в каюту вошел капитан третьего ранга Горохов, являвшийся заместителем начальника особого отдела бригады.
       - Вы свободны, товарищ капитан первого ранга? - густым басом пророкотал он вместо приветствия. На его загорелом, с пышными усами и крутыми скулами лице заметно было лёгкое раздражение. Так уж
       получалось, что Непрядов всегда делал что-нибудь не так, как того хотелось бы особисту, и поэтому между ними постоянно "пробегала" какая-то кошка, которая обоим мешала сосуществовать. Командир по долгу службы выслушивал советы своего особо уполномоченного, но не более того. Поскольку сам обладал особыми полномочиями, которых не имел никакой другой командир лодки их соединения. Это давало ему право последнее слово всегда оставлять за собой. Горохов, разумеется, это знал и тем не менее не оставлял своих назойливых попыток навязать свою волю. Была у него манера, которая выглядела странно, если не неприятно. Ему нравилось при разговоре почти вплотную подходить к своему собеседнику и, глядя тому прямо в глаза, как бы слегка придавливать собственным волевым взглядом. Ростом он был не ниже Егора, и во всей его крепко сбитой, спортивной плоти ощущалась непомерно огромная сила, которая будто постоянно искала способ проявить себя.
       Горохов терпеливо выдержал, пока Непрядов повесит в шкафчик шинель, потом причешет волосы перед зеркалом, поправит галстук.
       - Так что вы хотели сказать, Виталий Борисович? - как бы чуть рассеянно полюбопытствовал Непрядов, будто не догадываясь, о чём может пойти речь и чем на этот раз недоволен особо уполномоченный.
       - Считаю своим долгом напомнить, товарищ командир, что наша лодка является строго режимным объектом, - пробасил Горохов.
       Непрядов кивнул, давая тем самым понять, что полностью согласен с определением исключительного статуса своей лодки.
       - Поэтому никаких посторонних лиц на её борту быть не должно, - продолжал особист, повышая неприязненную тональность своего голоса. - Я запретил трём курсантам доступ на объект, к которому они не имеют ни малейшего отношения. Вы же, товарищ капитан первого ранга, сочли нужным отменить моё распоряжение. Если хотите - приказ.
       Непрядов внимательно выслушал особиста и сказал:
       - Запомните, капитан третьего ранга, раз и навсегда. Приказывать в подобных случаях на борту вверенной мне лодки имею право только я. И никто другой! В том числе и вы.
       Горохов попытался возразить, но Непрядов резким жестом руки не дал ему такой возможности.
       - Я уже не говорю о том, что вы на сей счёт взяли на себя смелость отменить моё распоряжение или приказ, - сказал Егор, не скрывая своего крайнего недовольства. - И потом, у нас с вами весьма расхожие воззрения на то, что следует понимать под сутью такого словосочетания, как "посторонние лица". К таковым трёх курсантов никак не отношу, тем более что один из них - мой сын.
       - Это не имеет никакого значения, - напомнил Горохов. - Разве у них есть на это специальный допуск? А ведь я обязан проверять его наличие.
       - Кстати, пару недель назад, когда наша лодка стояла в ремонте, в её отсеках толкались с утра и до вечера десятки работяг с морзавода. И я не помню, чтобы вы хоть у кого-то из них потребовали этот самый спецдопуск.
       - Подразумевалось, что такие допуска имеются, - не сдавался особист. - Отнюдь не возбранялось проверять их при необходимости. В том числе персонально и в любой момент.
       - Представляю, что работяга ответил бы вам под горячую руку. Особенно в тот момент, когда у него гайка не откручивается или когда он случайно саданул себя молотком по пальцу,.. - с издёвкой сказал Непрядов. - Да вы хоть представляете, какая авральная работа шла здесь
       день и ночь, чтобы лодку подготовить к нынешнему походу? Притом, вы же тогда и носа не казали.
       - Ремонтные работы - это иной режим, - на более пониженном тоне стал защищаться Горохов. - Я говорю, что в принципе имею право проверить допуск.
       - Вот именно, в принципе, - съязвил Егор. - Выходит, как вам удобнее. Мой же принцип состоит в том, что курсанту, как будущему офицеру, я доверяю не меньше, чем рабочему человеку, который горбатится в отсеках нашей лодки около ядерного реактора.
       - Вы неправильно меня поняли, товарищ командир, - Горохов чуть скривил губы в небрежной усмешке. - Я ничего не имею против этих курсантов, в том числе и против вашего сына лично. Понимаю также, что не сегодня, так завтра кто-то из них всё равно придёт на атомную лодку в звании лейтенанта. Но это когда им по всей форме дадут "добро". Сейчас же они - вроде как справки без печати.
       От таких нелюбезных слов Непрядова покоробило.
       - Вы же сами, капитан третьего ранга, как без году неделя, получили эту самую печать на собственную бумажку, - холодно, с плохо скрываемой неприязнью говорил Егор. - Всего пять лет назад вы были простым лейтенантом. Но откуда у вас такое неверие к людям? Смею заметить, что "бабу Ягу" вы ищете совсем не в том лесу.
       - А вы знаете, где эта самая "баба Яга"? - делано удивился Горохов. - Так подскажите.
       - Охотно. В нашей береговой команде одно ЧП следует за другим. Или для вас это такая новость, о которой вы и понятия не изволите иметь?
       - Мы об этом знаем, - авторитетно набычась, отвечал особист.
       - Толку-то что? - Егор безнадёжно махнул рукой. - Вот капитан второго ранга Колбенев, между прочем, днюет и ночует в казарме вместе с матросами, чтобы не допустить новых неожиданных "сюрпризов". А почему бы вам, молодому офицеру, не последовать этому примеру?
       - Но ведь береговая команда непосредственно не относится к вашему экипажу. Потому убеждён, что каждый должен отвечать именно за свой участок работы.
       - А вот Колбенев так не считает. И ему до всего есть дело, не в пример вам.
       Горохов возбужденно покраснел. Он привык, что командиры других лодок разговаривали с ним более покладисто и сдержанно. В любом другом экипаже он мог бы настоять на своём, но в случае с Непрядовым ничего не мог поделать, и это его бесило.
       - Разрешите, товарищ командир, остаться при своем мнении? - как из пещеры, глухо рыкнул особист.
       - Валяйте. Это ваше право, - позволил Непрядов, наперед зная, что Горохов накатает на него очередную "телегу". Опускаясь в кресло, Непрядов небрежно махнул рукой, мол, можешь быть свободным. Но Горохов не уходил, продолжая грозно бычиться посреди каюты.
       - Ну, что у вас там ещё? - нелюбезно бросил Егор, не поворачивая головы и не предлагая капитану третьего ранга присаживаться. Проглотив с оскорбленным достоинством и это, Горохов медленно, врастяжку процедил сквозь зубы:
       - Нам... стало известно,.. что вы... берёте в экипаж старшин второй статьи Ганзю и Чурикова.
       - Допустим, - сказал Непрядов, хотя окончательно для себя ничего
       ещё не решил.
       - Так вот, - Горохов снова для большей значимости выдержал паузу. - Есть мнение, что этого делать как раз не следует. Оба совершили грубейший проступок и должны быть за это строго наказаны.
       - Они что, разве под следствием? - попросил уточнить Непрядов.
       - Нет, - ответил на это Горохов и тут же поправился. - Пока нет.
       - Ну, на нет пока и суда нет, - окончательно решил Непрядов. - Будем считать, что они зачислены в штатное расписание моего экипажа.
       - Я категорически не согласен, - попытался оспорить это решение Горохов. Но Егор жестко осадил его:
       - Послушайте, товарищ капитан третьего ранга! Известно ли вам, что я имею право, данное мне в самых высших инстанциях, комплектовать команду по своему усмотрению?
       - Да известно, известно, - с досадой отвечал особист, точно ему наступили на любимую мозоль. - Да!
       - Не "да", а так точно! - угрожающе повысил голос Непрядов. - Вы что, на посиделки сюда пришли? Перед вами старший в звании - капитан первого ранга! Потрудитесь держаться в рамках субординации.
       Горохов онемел от удивления.
       - Так точно, - придя в себя, вынужденно поправился он. Однако уже в следующее мгновенье обрёл прежнее самообладание и уверенность в голосе.
       - Но всё же я очень бы советовал вам прислушаться и к другому мнению.
       - Оставьте свои сомнения при себе, - снова в нелюбезной форме оборвал его Непрядов. - В конце-то концов, мне с этими старшинами идти в море, а не вам. Вы остаётесь на берегу и ни за что уже не можете отвечать.
       - Если возьмёте меня на борт, я готов с большой охотой пойти на этот раз в море и тем самым разделить вместе с вами ответственность за личный состав, - не дрогнув, сказал на это капитан третьего ранга.
       - А вот вас я взять никак не могу, - охладил его желание Непрядов. - Должность особо уполномоченного в моём экипаже не предусмотрена, в силу того, что командир экипажа пользуется особым доверием. Лично вам, товарищ капитан третьего ранга, делать здесь в море просто будет нечего.
       Горохов с преувеличенным достоинством принял и эту Непрядовскую издёвку, верно, в душе поклявшись непременно отыграться при первом же подходящем случае. Горохов был терпелив и умел дожидаться чужого промаха. Вот тогда-то и наступал его "звездный час", когда представлялась возможность виртуозным дознанием доказать собственную исключительную значимость и необходимость на своём месте. Разумеется, ничего не было более неприятного, когда такая возможность ускользала. Он не мог не знать, что с Непрядовым считались в довольно высоких сферах. Капитан первого ранга был для бдительного особиста неуязвим, и это его особенно бесило.
       Горохов всё же добился для себя отступного, когда убедил командира в целесообразности взять на борт ещё и старшину первой статьи Шастуна - того самого, которого избили Чуриков с Ганзей. Тем самым командир брался доказать, что умеет улаживать конфликты, касающиеся вверенного ему личного состава.
       6
       В автономку отходили без лишней торжественности, более чем скромно, стараясь не привлекать к себе излишнего внимания. На пирсе адмирал Бахарев и ещё несколько штабных офицеров тепло попрощались с Непрядовым, и лодка рассталась с берегом. Она ушла, растворившись в утреннем тумане. А вскоре оборвалась и её следовая дорожка на воде. Атомоход канул в глубине, и теперь ничто уже не напоминало о его земном существовании. В отсеках потекли подводные часы и сутки, множа преодолевавшиеся мили.
       В начале похода у Непрядова не было с экипажем никаких проблем. На берегу его люди достаточно хорошо отдохнули, и поэтому ходовые вахты шли как бы на одном дыхании, с показной мастеровитой лихостью. Другое дело потом, когда бесконечные бдения и тревоги на боевых постах вымотают личный состав. Тогда и командиру забот прибавится, чтобы на походе не было бы никаких происшествий и срывов.
       С матросами, которые поочередно несли вахту в первом отсеке, так же не было хлопот. Все они пошли в море добровольно, с большой охотой и поэтому особенно старались доказать свою полезность на борту субмарины. Понимали же, что основную работу в море выполняют офицеры с инженерными дипломами. Необычайно совершенной представлялась эта лодка, необыкновенным был и её сплочённый офицерскиё экипаж. А чувство сопричастности к нему первое время приводило матросов в состояние восторга и радости за оказанное им доверие. Шутка ли, ведь все они как бы заглядывали в будущий век! Непрядов читал эти откровенные, бесхитростные мысли на лицах своих ребят и сам радовался за них. Им-то всё здесь в диковинку, тогда как основной состав команды со всем здесь освоился и ко всему привык.
       Что же касается троих "драчунов", то Вадим Колбенев на правах строгого отца-блгодетеля взял их под свою опеку. В присутствии командира он заставил всех троих пожать друг другу руки, чтобы
       возникший между ними на берегу конфликт был бы тем самым исчерпан. По крайней мере, Колбеневу очень хотелось бы в это поверить.
       На первый взгляд, всё складывалось наилучшим образом. Как и офицеры, матросы жили в каютах по двое. Столовались также в офицерской кают-компании. А это уже само по себе заставляло каждого из них держаться более солидно, с достоинством.
       Казалось, особенно своим новым положением был доволен старшина Никита Шастун. Его освободили от несения ходовых вахт, назначив вестовым и, тем самым, помощником мичмана Расходова по хозяйственной части. И выбор этот, полагал Непрядов, был сделан весьма удачно. Трудами и заботами Шастуна в кают-компании буквально всё блестело и сверкало от стерильной чистоты и порядка. К тому же новый вестовой сервировал стол и обслуживал офицеров с таким изяществом и лёгкостью, словно был прирождённым официантом.
       Но Егор, тем не менее, испытывал в душе и некоторое беспокойство: уж слишком легко и гладко шли дела в экипаже, а на походе в море долго так не бывает. Приближалась расчётная точка, когда субмарина должна была надолго уйти под паковый лёд, чтобы там, в немом студёном безмолвии, нести свою долгую патрульную службу. Вот тогда-то и начнётся настоящая работа, сопряжённая с избытком всяких неожиданностей и испытаний. Непрядов это хорошо знал, впрочем, как знали это и все остальные члены экипажа.
       Напоследок решил Егор побаловать своих ребят свежим воздухом. У самой кромки ледяного поля дал команду на всплытие. Стрелка глубиномера дрогнула и с облегчением поползла к нулю. Она не спеша, как бы на ощупь разворачивалась до тех пор, пока над легким корпусом
       с шумом не заходили поднятые лодкой волны. С шипением и свистом отдраился верхний рубочный люк. Тотчас в центральный шибануло морозной свежестью вперемешку с солёными брызгами.
       Непрядов распорядился, чтобы матросы выходили наверх первыми. Нетрудно понять, как им особенно не терпелось покурить на свежем воздухе. "В сущности, все они ведь пацаны ещё - отечески рассудил Егор, - ровесники моего Стёпки. А в море всегда же очень хочется того, что не всегда доступно..." Надев меховую куртку, Непрядов взобрался по отвесному трапу на ходовой мостик. Под обвесом рубки промозгло и сыро. Сапоги скользили по мокрым деревянным рыбинам, устилавшим подножье ходовой рубки. Где-то в недрах надстройки ещё журчала стекавшая вода.
       Встав на подножку, Егор возвысился над рубкой. Перед ним вкруговую раздался мрачный, глянцево тяжёлый океан. Он ещё проступал в густых сумерках кончавшейся осени. Где-то на горизонте муаровой гвардейской лентой играли полярные сполохи. Тишина казалась неправдоподобно мёртвой. Такая бывает разве что на кладбище ночью, да и то перед тем, как разгуляться нечистой силе. Даже ветер затаил дыхание, испугавшись надвигавшейся полярной жути. Егор зябко подёрнул плечами, пряча прихваченные морозом руки в карманах куртки. В надстройке негромко переговаривались матросы. Оттуда тянуло сигаретным дымком, слышался хрипловатый никотиновый кашель, сдержанный смех.
       А над головой удивительной чистоты и бесконечности северное небо. Гуляет по нему Большая медведица с малым медвежонком. И Полярная звезда будто застряла прямо на твоей собственной реснице.
       На мостик один за другим выбрались и оба старпома. Потеснив
       Егора, оба устроились рядом.
       - Редкостная ночь, - вторя своим сокровенным мыслям, мечтательно выдал Непрядов. - Такие вот у нас на Северах по пальцам перечтёшь. А то всё хмарь, да ветрище.
       - Эх, сейчас куда-нибудь на Юга, на солнышке кверху пузом погреться, винца б "сухаго" попить, - помечтал и Колбенев, по привычке покуривая в рукав.
       - Считайте, что этим самым всплытием я вам по бокалу "шампанского" налил, - сказал Непрядов, втягивая ноздрями пьянящий, морозной свежести океанский воздух.
       - Тогда уж лучше по стопарю "шила", - уточнил Кузьма. - Слабенькое винцо не потребляю, пусть им враги мира и социализма подавятся.
       - Не отвергай того, в чем ни бельмеса не смыслишь, - поучительно сказал Вадим. - Искрящееся "шампанское" - это радость и свет надежды. Его прекрасные женщины любят...
       - И много ж ты, Вадимыч, с его помощью баб на Югах охмурил? - с подвохом полюбопытствовал Кузьма.
       - Пошля-як, - незлобиво отреагировал Обрезков. - Так и норовишь "вмазать" стакан, а потом - под чужую юбку...
       - Это уж как придётся, Вадимыч. Я ведь ни в монахи, ни в замполиты не записывался. Мне и согрешить можно.
       При этом Кузьма игриво подтолкнул Егора, как бы приглашая к себе в союзники. Однако Непрядов дипломатично промолчал.
       - А ведь и вправду тошно, - продолжал куражиться Кузьма, - как только представлю, что где-то сейчас всё же есть и теплое море, и высокие пальмы, и женщины на пляже с загорелыми ягодицами. А тут,.. - Кузьма горестно вздохнул, - замполит со своими советами, как
       замшелой старухе девственность не потерять.
       - Кузьма, ты без кучи кирпичей, как тот рядовой Гогоберидзе из анекдота, ну никак не можешь... Оторвут тебе однажды бабы твоё "мужское достоинство" вместе с яйцами. Так и помрёшь ни за что.
       - Так по геройски всё ж погибну, - крепился Обрезков. - А ты, Вадимыч, наверное, уж и не помнишь, когда последний раз на этот счёт "оскоромился"?
       - Не беспокойся, помню, - заверил Вадим. - Только трепаться про это не люблю.
       - Не-ет, так дело не пойдёт, - заинтриговано напирал Кузьма. - Какие же здесь от друзей могут быть секреты? - и решительно потребовал. - А ну, колись до конца, непорочный ты наш батюшка: кого и сколько раз "усладить" сподобился?
       - Это уж моё дело, - заупрямился Вадим. - А вообще, порядочный ты кобель, Кузя. Но, по большей части, заочник.
       - Почему же заочник?! - вскипел Обрезков, задетый за живое.
       - Да потому как в море "на сторону" от Регины Яновны своей всё
       равно не сбегаешь. Вот и не остаётся ничего другого, как языком
       попусту молоть.
       "Ещё петушатся, - подумал командир про дружков, пряча грустную улыбку. - Потом так на вахте "ухайдакаются", что совсем не до женщин станет".
       Конечно же, знал Егор про неудавшийся отпускной роман Вадимыча. Вроде бы что-то получалось у него с одной экстравагантной модельершей. Вместе они провели в Цхалтубо целый месяц, собирались было пожениться, но потом всё расстроилось. То ли модельерша та была чересчур привередливой, то ли сам Вадимыч слишком разборчивым, только перед дверями в ЗАГС разошлись несостоявшиеся молодожёны в разные стороны, пожелав друг другу всего хорошего. Самому Непрядову это очень даже было знакомо... Безоглядно жениться позволительно в двадцать лет, сознавая себя бесконечно счастливым, а когда самому слегка за сорок, то сорок раз отмеришь, да не всегда отрежешь... Егор не осуждал дружка за упущенную им возможность жениться и наладить семейную жизнь, потому что был по этой части таким же неудачником. А потому позволительно было лишь поплакаться в душе самому себе и постараться не вспоминать того, что было у него с Лерочкой.
       Коротким был перекур на мостике, да и личная меланхолия длилась у командира недолго. Снова дал он команду, и хлопнула над головой крышка верхнего рубочного люка, втугую обжимая кремальеру. Лодка пошла на глубину, вдоволь глотнув кингстонами студёной океанской водицы.
       - Товарищ командир, до кромки поля три кабельтова, - доложил капитан-лейтенант Скиба, оторвавшись на мгновенье от курсопрокладчика.
       - Добро, штурман, - принял Егор доклад. - Включить эхоледомер.
       В центральном отсеке почувствовалось повышенное напряжение, какое неизменно наступает, когда усложняется обстановка. Зачастили доклады с боевых постов. Непрядов еле успевал на них отвечать. Впрочем, особых оснований для беспокойства не было. Его лодке не впервой совершать такой манёвр. Но всё равно командир волновался всякий раз как мичман перед вручением лейтенантских погон. Кончалось одно жизненное измерение и начиналось другое, в котором предстояло заново утверждать себя. Кому же не известно, что океан ошибок не прощает, а вечные паковые льды уж тем более - они вдвойне безжалостны. Потому что они как бы авансом заполучали лодку вместе с её экипажем, не оставляя людям шансов на спасенье в случае малейшего их промаха. В аварийной ситуации на чистой воде можно как-то попытаться всплыть, но куда денешься под многометровым ледяным панцирем, когда лодка становится подобием гроба, засыпанного могильной землёй. Теперь же требовались решительные усилия всего экипажа, чтобы нащупать в океанской бездне свой верный путь и выйти из этой преисподней на свет Божий. А командир лодки - он как поводырь своему экипажу, на него возлагается последняя надежда, когда совсем станет невмоготу.
       Непрядов подошёл к курсопрокладчику и заглянул через плечо склонившегося над экраном штурмана. По стеклянному матовому полю, размеченному сеткой параллелей и меридианов, ярким солнечным зайчиком двигалась маленькая светящаяся точка, - будто откуда-то снизу гномик подсвечивал крошечным фонариком. За этой светящейся меткой тянулся прочерченный грифелем тонкий след, который показывал пройденный кораблём путь. Обозначавшая корабль точка медленно смещалась в сторону кривой ломаной линии, показывавшей кромку ледяного поля. Наконец, точка пересекла линию, и тотчас на индикаторе эхоледомера заплясал самописец, вычерчивая причудливую линию подкладки ледяного поля. Было видно, что отдельные торосы проседали вглубь метров на десять. И Егору с опаской подумалось: "Только бы не зацепиться за эти ощеренные ледяные клыки, а то, не дай Бог, рубку своротишь".
       - Центральный, слышу шум винтов, - послышался в динамике встревоженный голос старшины второй статьи Чурикова, который нёс вахту в первом отсеке. - Похоже, что над нами проходит надводный корабль...
       - Не препятствуйте, старшина, - с ухмылкой отвечал в микрофон минёр Дымарёв, принимавший в центральном доклады из своего подопечного отсека. - К счастью, это наши собственные шумы, которые отражаются ото льда. Вам понятно?
       - Теперь понял, товарищ капитан-лейтенант.
       Сидевшие за пультами офицеры снисходительно заулыбались. Такой обманчивый эффект здесь ни для кого уже не был новостью. А ведь было дело, когда экипаж впервые столкнулся с таким странным явлением, не понимая, что происходит. И в тот раз непонятные шумы возникали то слева, то справа за бортом, тогда как акустик молчал, не обнаруживая вокруг никаких целей. Потом поняли: "Это лёд так чудит". И стали дружно к его чудачествам привыкать.
       Жизнь в отсеках пошла по обычному подлёдному расписанию. Плавание было долгим. Шли дни и недели. Вахты сменялись подвахтами, бдение - положенным сном и отдыхом. А в промежутках между всем этим одна за другой следовали учебно-боевые тревоги, тренировки. И тогда весь экипаж дружно боролся за живучесть с условным огнем или водой, в душе искренне желая, чтобы такого никогда бы не случилось. Ясно же, что теперь вся надежда была только на самих себя. Если что-то произойдет, то никто им уже не поможет. До кромки ледяного сплошняка далеко, а до родного берега - ещё дальше. Но Егор не сомневался в своём экипаже, искренне надеясь, что и ему люди так же верят. Тем и жили они в своей подводной обители, надеясь друг на друга и на "его величество" случай. Таков был извечный, потом и кровью писаный извечный морской закон.
       Так уж получается, что у командира лодки свободного времени бывает куда меньше, чем у всех остальных членов экипажа. В походе
       всяких дел и забот сваливается на него гораздо больше, чем на берегу. Но там хотя бы домой можно вечерком наведаться. Хотя в пустой квартире никто и не ждал Егора, но всё же было где расслабиться и немного отдохнуть. А на лодке никогда такой возможности нет и не будет. Командир обязан постоянно находиться в центре происходящих на корабле событий, и потому доклады об изменчивой обстановке доставали его и в центральном, когда он сидел за своим командирским пультом, и в кают-компании, когда обедал, и в собственной каюте, когда спал. Находчивый Кузьма советовал Егору поставить телефон даже в персональном командирском гальюне, чтобы таким способом быть в курсе дел в любой "критический момент" личной жизни. Непрядов за совет вежливо поблагодарил, но при этом посулил на неопределенно долгое время запереть в гальюне самого Кузьму, дабы его "ценные мысли" тут же и сбрасывать по прямому назначению - через унитаз в фановую цистерну. Присутствовавший при этом Колбенев "трюмного юмора" дружков не оценил и потому обоим посоветовал срочно обратиться к доктору Целикову - на случай "умственного или желудочного расстройства".
       Впрочем, на подводном атомоходе имелось всё же одно укромное местечко, где всем свободным от вахты предоставлялась возможность не надолго отвлечься от всех забот и немного отдохнуть. На этом проекте для личного состава предусматривался такой приятный сюрприз, как отсек живой природы. На обычной дизельной лодке, стеснённой в своих размерах, ничего подобного даже представить было невозможно. Зато здесь, на атомной...
       Скажем, после вахты спускаешься из центрального по трапу на нижнюю палубу, идёшь себе вразвалочку мимо дверей офицерских кают
       до самого конца коридора. Потому как заглядывать в свой надоевший закуток чего-то не хочется. Наконец, оказываешься перед створками стеклянной двери. Стоит только раздвинуть их, как сразу же попадаешь в чудесный сад, под размашистые кроны пальм, в гущу цветущего инжира и в утончённые запахи лаванды. Всё это заботливо взращено в кадушках, ящичках, горшочках. Здесь же зеленеет на газонах трава, на клумбе благоухают цветы. Под ногами не твердь стальных паёл, а мягкий цветной палас. В большом, подсвеченном лампами аквариуме, в таинственных зарослях водяных растений, величаво шевелят плавниками экзотические рыбки. Над головой со щебетом и посвистом перелетают с ветки на ветку чижи, скворцы, синицы. Им в зелёной куще просто рай и кормежки вдоволь.
       Взглядом невольно задерживаешься на огромном светящемся панно. Кажется, сделай ещё шаг и тотчас окажешься у тихого ручья, текущего в лесной глухомани. Всё это Егору до боли напоминало его заветный лесной ручеёк, к которому он когда-то припадал губами, чтобы напиться в невыносимую летнюю жару. И чудилось, что где-то неподалеку была там его родная Укромовка - стоило только выбраться из чащобы и пройти немного по просёлочной дороге. А там уж непременно показался бы крутой холм с дедовой церквушкой, да с родным домом...
       Любил Егор посидеть в это отсеке на лавочке, особенно поздно вечером перед сном. Он закрывал глаза и отрешённо слушал, как умиротворённо журчит вода, бьющая в небольшом фонтанчике, как щебечет в листве пернатая братва, устраиваясь на ночлег. В такие минуты особенно хотелось чьей-то любви, ласки, обыкновенной женской нежности, чего давно уже недоставало одинокому мореходу. Вспоминать о Катиных ласках не имело смысла. Её давно уже не было на этом свете. И поэтому чаще случалось, когда возникал образ другой, реально существовавшей женщины, с которой Егор надеялся связать свою судьбу. В походе он думал о ней как о каком-то роковом наваждении, тайном грехе, без покаяния остававшимся в его жизни. Но в том-то и дело, что в душе он был рад этому греху, желая его продолжения...
       Нередко случалось так, что засыпая в своей каюте на койке, Егор невольно думал о Лерочке. Её он не боготворил, как когда-то Катю. Та, другая женщина, казалась вполне земной, обыкновенной и потому была доступной его мечтам. Он представлял её тугие широкие бёдра, полные груди, манящую ласку нежных рук и жаркое дыхание, от которого прежде озноб нетерпения охватывал с головы до пят. Эта женщина как бы манила издалека призрачным обаянием своего податливого тела, хотя душа её продолжала оставаться в потёмках. Думалось, что не всё у них, быть может, безвозвратно потеряно. Такая пламенная любовь просто так не проходит. Однажды в старом доме повторится ужин при свечах, опять зазвучит для него старинный рояль, будет и утреннее пробуждение в мансарде под шум дождя, и вздохи вековых сосен, и её тихая молитва... Возможно, там всё ещё ждут заблудившегося морехода. Стоит только вернуться туда, чтобы никуда уже не уходить, и всё начнётся сначала. Вернётся любовь, и счастье тогда их уже не оставит, если этого очень захотеть. А нужна-то самая малость: забыть прежнюю обиду и переступить через собственную гордость. По крайней мере, Егору очень хотелось в этом себя убедить. А иначе в дальнем походе просто нечем было бы жить. Что же будет на самом деле, он не знал. Да и какие-то определённые планы строить по этому поводу совсем не хотелось. Будущее представлялось ему собственным ледяным полем, под которым предстояло идти, не видя конца.
       Не успел Егор заснуть, как зазуммерил висевший на переборке телефон. Приподнявшись, он протянул руку, выдернул из зажимов трубку и, позёвывая, поднес её к уху. Вахтенный офицер просил срочно прибыть в центральный, поскольку в момент подвсплытия и очередного сеанса радиосвязи на имя командира пришла срочная телеграмма.
       Сладкой дрёмы как и не было. Егор в мгновенье оделся и выскочил из каюты.
       В расшифровке сообщалось, что в высоких широтах, при разведке погоды, потерпел аварию военный самолёт. Пилоту и штурману, по всей вероятности, удалось выброситься на парашютах. Приводились и координаты места происшествия, откуда непрерывно подавал сигналы аварийный радиомаяк. Непрядова просили сделать всё возможное, чтобы попытаться спасти лётчиков, если они ещё живы.
       Изменив курс, лодка устремилась к месту аварии. Егору не хотелось думать, что лётчики погибли: ведь сумел же кто-то из них в момент приледнения включить портативный радиопередатчик. Это могло также означать, что экипаж перед тем, как покинуть борт самолёта, успел прихватить с собой аварийный контейнер, в котором находился некоторый запас продовольствия и питьевой воды. Была там и надувная резиновая лодка с навесом, которая одновременно могла служить жилой палаткой. Её-то и предлагалось, главным образом, поискать, поскольку она имела весьма приметную ярко оранжевую окраску. Но основная надежда была всё же на непрерывно подававший сигнал радиомаячок. Именно он, пока не иссякнут батарейки, будет давать хоть какую-то реальную надежду на спасение людей во мраке полярной ночи.
       Многое зависело от того, как скоро Непрядовская лодка сумеет прийти в точку, обозначенную на планшете координатами места аварии. Механик Теренин начал набирать максимальную скорость, которую только мог выдать на безопасной глубине. Гадроакустик Хуторнов при этом до пределе "навострил" собственные глаза и уши, стараясь обезопасить продвижение лодки по курсу на бешеной подводной скорости. А доктор Целиков, тем временем, начал готовить к работе, на всякий случай, корабельную операционную.
       Теперь дорога была каждая минута. Но штурман Тынов докладывал, что даже при самых благоприятных условиях в расчётную точку могли прийти не раньше, чем через полтора суток. И командиру было отчего озаботиться и поломать голову. Ведь никто не мог заранее сказать, насколько возможно будет всплыть в заданном квадрате, стараясь как можно ближе подойти к намеченной точке. Неясной было, какой окажется погода, от которой также зависело очень многое. И уж совсем невозможно предвидеть, как поведут себя многолетние паковые льды, которые по природе своей находились в непрерывном движении. Можно было лишь надеяться на счастливый случай, хотя бы на один шанс из возможных ста, который позволил бы спасти людей. Непрядов дал указания и снова отправился досыпать к себе в каюту.
       На этот раз он раздеваться не стал, завалившись в одежде поверх одеяла. Только начал дремать, как снова нудно проверещал телефон. Из центрального доложили, что резко ухудшилась ледовая обстановка. И снова Егор на ногах.
       - Застопорили ход и легли в дрейф, товарищ командир, - слегка волнуясь, доложил Непрядову стоявший на вахте Дымарёв. - Перед нами сплошная ледяная стена, дальше хода нет. Похоже, что это айсберг.
       - Ничего, Василий Харитонович, безвыходных положений не бывает даже подо льдом, - с напускной небрежностью отвечал Непрядов, садясь в кресло к своему командирскому пульту. - Айсберги тоже ведь не бесконечны.
       К Егору в центральном тотчас поближе подсели Обрезков с Колбеневым. Вадим, как обычно, деловит и сосредоточен. Кузьма же слегка раздражён и недоволен тем, что ему не дали доспать.
       Непрядов оценил обстановку и пришёл к выводу, что лодка, по всей вероятности, наткнулась не на айсберг, а на огромный ледяной остров, который врос в ледяное поле, совсем не кстати оказавшись на пути лодки. Старпомы, сверив данные, также с этим согласились.
       Здесь было над чем задуматься. К обычной ледяной шапке, под которой шла лодка, все уже давно привыкли, перестали даже ощущать её изначально пугающее давление на собственную психику. Теперь же всех подстерегала опасность иного рода - более зловещая, непомерно огромная и непроходимая. Ведь никому неведомо было, до каких пределов вглубь и вширь простиралась вставшая перед лодкой ледяная твердь. Волей-неволей предстояло теперь вступить с ней в борьбу, преодолевая неведомую пока преграду всеми доступными способами и средствами, имевшимися на борту корабля. Другого выхода не предвиделось. Ведь ценою любого промедления были человеческие жизни. Поэтому Непрядову следовало как можно скорее привести свой корабль в расчётную точку и там попытаться всплыть в какой-нибудь полынье или трещине. Только ведь их тоже надо было поискать.
       Включив айсбергомер, начали обследовать ледяную преграду. Оказалось, что она проседала вглубь на многие десятки метров. Обходить её с одной из сторон не имело смысла, потому что неизвестно
       было, насколько далеко простирался в обе стороны этот гигантский остров. Поэтому более обоснованным представлялось поднырнуть под это препятствие и попытаться на предельной глубине погружения преодолеть его, не сворачивая с проложенного штурманом курса. Глубины вполне позволяли совершить такой манёвр, да и сверхпрочный корпус атомарины к тому же вполне выдерживал давление почти километровой глубины.
       Только лёгкого "подныривания" не предвиделось. Была опасность каким-либо образом застрять в ледяных расщелинах, или того хуже - удариться корпусом о ледяной монолит и получить пробоину. Тогда уже точно не избежать большой беды. Но выбора не было, предстояло идти в эту неведомую бездну.
       Медленно, почти крадучись, атомоход начал набирать глубину, ощупывая посылками гидролокатора простиравшуюся перед ним стену. Собственными глазами никто из моряков её не видел, но каждый чувствовал, что она где-то совсем рядом: неприступная, немая, беспощадная. Она затаилась и ждёт одного лишь неверного движения стоявших на вахте людей, чтобы дать почувствовать себя чудовищной силы ударом в корпус лодки.
       Люди замерли на боевых постах, до рези в глазах всматриваясь в показания приборов. И как всегда в таких случаях - последняя надежда на командира, безраздельная вера в его предвидение, в его несомненный талант и удачу.
       Не скоро достигли нижнего уреза ледяной стены. Но и после какое-то время продолжали погружаться, чтобы иметь необходимый запас чистой воды над рубкой. Потом Егор дал команду, и ожил винт, придавая подводному кораблю медленное движение. Лодка пошла под ледяным островом, постепенно увеличивая ход. Миновал час, другой. "Пора бы уже кончиться этой ледышке", - в нетерпении думал Егор. Только чуткие приборы не меняли своих показаний, удерживая лодку на большой глубине.
       Все ожидали, что эхоледомер вот-вот обнаружит кромку ледяного острова, за которой можно было бы снова почувствовать себя в большей безопасности. Но вместо этого прибор показал, что океанское дно начало как бы полого восходить, приближаясь к днищу лодки. Это означало, что глубина под килем стала угрожающе уменьшаться.
       "Этого ещё не хватало!", - подумал Егор, с досадой глядя на показания эхоледомера и приказал механику сбавить обороты винта. Погасив скорость, лодка двигалась самым малым ходом, на который только была способна. Вскоре она уже едва не ползла брюхом по грунту, при этом стараясь не зацепить рубкой нависавший сверху ледяной потолок. Шли на пределе возможного, готовые в любое мгновенье застопорить "машину" и дать задний ход.
       Нервы у Егора напружинились до предела. Он сидел в кресле, подавшись вперед и "пожирал" взглядом шкалы приборов. На лбу выступила испарина, во рту пересохло. Казалось, руку облобызал бы тому, кто догадался бы дать глоток холодной воды.
       Какое-то время стрелки приборов как бы вообще перестали двигаться. И Егору померещилась, что лодка застыла на одном месте, оказавшись в дрейфе. Однако датчики лага всё же выдавали существование слабого движения вперёд. Это если и не успокаивало, то хотя бы давало надежду, что не всё ещё потеряно.
       - Прямо по курсу над рубкой чисто! - как из потустороннего мира
       послышался, наконец, голос акустика Пети Хуторнова. Но в отсеке какое-то время ещё продолжала сохраняться гробовая тишина, будто никто не верил, что из этой ледяной западни когда-нибудь удастся выбраться.
       - Чистая вода! - ещё раз громко повторил Хуторнов, словно из опасения, что его не все расслышали, или неправильно поняли.
       Только после напоминания отсечный народ зашевелился, задвигался, как бы постепенно оттаивая и приходя в себя. Хуторнову, наконец, поверили, что в его словах нет обмана или розыгрыша, и что все они действительно освободились от ледяной ловушки, в которую едва не угодили всем скопом.
       Вслед за командой этому поверил и сам командир, которому по должности полагалось в таких случаях сомневаться больше других, - но не ранее, чем лодка удалилась от острова на приличное расстояние и снова подвсплыла на рабочую глубину. Теперь для неё и покрывавшая океан ледяная шапка стала не такой страшной, поскольку под ней всегда можно было сманеврировать по глубине и по курсу.
       Где-то с полчаса Непрядов оставался ещё в центральном посту. Лодка шла изначально заданным курсом и с расчётной скоростью. Никаких препятствий больше не возникало на её пути. Эхоледомер вычерчивал привычные глазу ломаные очертания нижней подкладки ледяного поля.
       "Пожалуй, теперь можно чуток доспать", - расслабленно подумал Непрядов, с трудом подавляя зевоту. До утренней побудки оставалось чуть больше часа, которая была бы на берегу. Но какой уж под водой режим, когда спать приходилось урывками, сообразуясь с обстановкой.
       Собираясь покинуть отсек, командир сделал соответствующую запись в вахтенном журнале. Он с трудом поднялся с кресла, повел плечами, слегка разминаясь и кивнул Обрезкову, мол, остаешься за меня.
       Кузьма так же понимающе кивнул, тотчас изобразив на лице должное начальственное выражение и решимость править вахтой твёрдой рукой.
       Жажда все ещё продолжала донимать, и потому Егор, проходя по коридору, заглянул в кают-компанию. Раздвинув дверные створки, он шагнул под округлый свод просторного помещения, где царил таинственный полумрак. Светилось лишь настенное панно, на котором в лёгкой утренней дымке изображалась гора Ай-Петри. Лодка шла так незаметно и плавно, что на стеллажах даже не дребезжала посуда. Всё здесь как обычно: обеденный стол покрыт белоснежной скатертью, кресла в чехлах. Подумалось, так же вот ночью бывает в каком-нибудь ресторане, когда посетители давно разошлись. Сделав свою работу, отправился по домам и весь обслуживающий персонал. И только ночной сторож, томимый жаждой, бродит по пустому залу в поисках какой-нибудь "минералки". "Возможно, это какой-то одинокий старик... и тоже в прошлом военмор с подлодки", - тоскливо подумал Егор, примеряя себя на его месте. Достав из холодильника бутылку "Боржоми", откупорил её и принялся жадно пить.
       Вскоре в кают-компанию вошел Колбенев. Взяв пустой стакан, Вадим наполнил его из початой Егором бутылки. Непрядов допил свой стакан и потянулся за новой бутылкой.
       - Хороша водичка, - похвалил Колбенев, смакуя "минералку" мелкими глоточками. В ответ Егор скривил губы, мол, вода как вода и что её особенно хвалить, это ведь не "Цинандали".
       - Лихая выдалась ночка, - продолжал Колбенев, разворачивая к Егору кресло и усаживаясь в него. Непрядов же продолжал держаться на ногах, вальяжно облокачиваясь на буфетную стойку.
       - Нам бы теперь хорошую полынью найти, как только придём в точку
       всплытия, - попытался Вадим угадать тяготившие командира мысли. - Хорошо бы теперь и световой день застать. А то ведь он такой короткий, что можно и не подгадать в подходящий промежуток.
       - Ничего, подгадаем, - пообещал командир. - Во всяком случае, должны сделать всё, что только сможем. Главное теперь, чтобы лётчики дождались нас живыми, да по возможности невредимыми.
       - Ну, будем надеяться, что они живы.
       - А с полыньёй, думаю, как-нибудь вывернемся. По данным воздушной разведки, в том районе разводья должны быть. Надо только поискать.
       - Что ж делать, поищем. Но это же опять будет упущенное время.
       - Ясное дело, - согласился командир. - Только мы всё же кое-что сэкономили, когда поднырнули под остров, а не пошли в обход.
       Дружки приумолкли. Пить уже не хотелось, да и сон пропал. Близилось время завтрака, а там снова надо было заступать на вахту.
       - Я вот о чём подумал, - заговорил Колбенев, прерывая молчание. - Ведь о чьём-то спасении можно говорить и как о собственном сохранении - в масштабах вселенских, если хочешь. Поскольку необходимо преодоление не только какой-то видимой преграды, но и самих себя, незримого обледенения, инертности собственной души. Я говорю о способности воспринимать чужую беду как собственную...
       - Как ты любишь всё усложнять, запутывать, - Егор с усмешкой посмотрел на дружка. - Я вот вижу перед собой конкретную цель и отметаю всё лишнее, чтобы спасти конкретную человеческую жизнь, так сказать, в её априори.
       - Кто спорит? Так и есть, - Вадим невесело вздохнул. - Но мне же хочется душу излить, а может просто поплакаться в жилетку. Только вот кому, если не тебе, или вот Кузьме, разве что... А подумалось, как ни странно, вот о чём,.. - Вадим вопрошающе глянул на Непрядова. - Не кажется ли тебе, что наша лодка только что оказалась в таком же положении, как вся страна? Шла себе прямёхонько намеченным курсом и вдруг - на тебе, сплошная стена - и нет дальше хода...
       - Неудачное сравнение, - отвечал Егор, не колеблясь. - Мы же нашли выход и преодолели эту чёртову стену. Так вот и страна, надо полагать, выход найдет. Ведь и не в таких передрягах матушка-Россия побывала.
       - Ты оптимист, Егорыч. Ведь мы на эту стену ледяную, на весь этот береговой бардак и неразбериху в базе ещё наткнулись, когда лодку в моря готовили. И болячки наши мы ведь не оставили на берегу и за борт их не выбросили. Они перебрались на борт вместе с нами, как тараканы после переезда на новую квартиру.
       - Я реалист, Вадимыч. И не хуже тебя ощущаю тот "нонсенс", в котором мы оказались: с одной стороны, совершеннейший боевой корабль, которому равных нет нигде, а с другой - прогнивший тыл, который толком не может обеспечить этот корабль всем положенным, хотя бы той же нормальной, а не сушёной картошкой. Посему вижу, что теперь не только флоту, но и стране в целом требуется опять капитальный ремонт.
       - Вот именно, - Колбенев возбуждённо покраснел. - На флотах Российских непорядок оттого, что всю нашу "легендарную и непобедимую" как в лихорадке трясёт. В экономике - провал за провалом, в политике - друзей от врагов не отличаем. Спрашивается, где же выход?
       - Это ты меня спрашиваешь, замполит? - Егор хохотнул. - А где же тогда партия - наш рулевой? Где вожди её прозорливые? Я-то ведь
       рядовой коммунист и делаю то, что приказывает мне моя присяга, долг и... просто человеческая совесть, наконец.
       - Если б я сам знал,.. - искренне признался Вадим. - Это извечное проклятье наше "Как быть?" и "Что делать?". Мы заблуждаемся, когда пробуем уверовать, что, будучи под водой, многое видим яснее и понятнее из того, что происходит на берегу. Чушь это всё. Мы лишь острее других чувствуем здесь нашу общую боль потому, что оторваны от Родины и зачастую лишь догадываемся, что происходит там, у нас дома.
       - А я думаю иначе, - возразил Егор. - Лично во мне, например, замкнутое пространство прочного корпуса генерирует энергию и просветляет мозги. Это уж поверь, а не суди только по себе.
       - Ты, Егорыч, из другого теста сделан, нежели чем я. Видимо, есть всё же предначертание судеб, веление высшего вселенского разума, а не только нашего начальства, почему именно ты стал нашим командиром. Может, с кем-то другим, кто послабее, мы бы все давно Богу душу отдали. А ты, командир, просто везучий, или всё же заговорённый какой-то.
       - Ни то, ни другое, - опять не согласился Егор. - Даже в сказках любой заговор не вечен, да и в везении дураку однажды может отказать. Я просто очень чётко представляю себе, зачем и ради чего надолго ухожу каждый раз под воду. А всё остальное прикладывается уже как бы само собой. Вопросы "Как быть?" и "Что делать?" меня не волнуют, поскольку и пяти лишних минут на это нет. Я конкретное дело делаю, как умею и как могу.
       - Понимаю тебя. В сущности, ведь и мои мысли на сей счёт недалеко ушли от твоих. Однако есть люди, которые всё же пытаются найти хоть
       какой-то ответ на те самые треклятые вопросы. Слышал, что на Балтике прошлой осенью произошло с большим противолодочным кораблём "Сторожевой"?
       Егор кивнул, припоминая, какое смятение в душе у него вызвало известие о том, что в Риге фактически взбунтовалась команда противолодочного фрегата, арестовав своего командира и некоторых офицеров. У многих на слуху было тогда имя замполита со "Сторожевого" капитана третьего ранга Саблина, который переманил на свою сторону часть экипажа и вместе с ним вышел в море, выдвинув при этом руководству страны ряд политических требований. Разумеется, Саблина судили "за измену Родине", а потом, по приговору военного трибунала, расстреляли как предателя, нарушившего воинскую присягу.
       - Как военный человек я нисколько не оправдываю поступок Валерия Саблина, - говорил Колбенев. - Но с другой стороны, пытаюсь понять как замполит замполита те побудительные мотивы, которые заставили его предпринять, в общем-то, заведомую авантюру.
       - Очень даже опасную авантюру, - уточнил Егор. - Я даже представить себе не мог, что могло бы произойти, случись такое не на обыкновенном БПК, а на лодке с ядерными ракетами.
       - Не спорю, поступок Саблина уже сам по себе ужасен. Но с другой стороны, это ведь своеобразная реакция одиночки на то, что происходит в стране и со всеми нами. Хоть и крайне уродливая, но это есть попытка ответить на проклятые вопросы "Как быть?" и "Что делать?" Ведь Саблин всё же человек мыслящий. В политакадемии, надо полагать, не только зубрил, но и прочувствовал классиков марксизма-ленинизма. Ведь раскопал же, что у самого Ленина был когда-то псевдоним "Саблин". Вот и возомнил себя новым мессией. Дескать, дайте мне выступить по телевидению, и я вам всю правду-матку выложу, научу, как надо жить. Вот только не понятно, кого он больше играл: то ли романтика лейтенанта Шмидта, то ли прагматика матроса Вакулинчука?
       - А не попа ли Гапона? - с издёвкой спросил Егор. - Саблина не жалко. Я бы такого сам шлёпнул, случись нечто подобное на моём корабле. Собственной рукой! И патронов бы не пожалел. А потом пускай меня судят.
       - Не сомневаюсь,.. такое было бы проще всего. Только болезнь нашу "рассейскую" этим не излечить, а проклятые вопросы так бы и остались без ответа. Кого в этой трагедии действительно жалко, так это матросов со "Сторожевого". Саблин мог рисковать собой, если так хотел, но не другими. Многим он тем самым искалечил жизнь.
       - А мне вот не жалко их, - упорствовал Непрядов. - Потому что знали, на что шли. Каждый из нас даёт присягу раз в жизни. Стоит лишь единожды нарушить её и - нет прощенья: предавшему веры не будет никогда. Таким образом, флот или есть, или его нет. А без флота, как и без армии - конец России. Так я это понимаю.
       - До сих пор в этом деле много неясного. Мы лишь в силу своего воображения домысливаем то, что могло быть, а может и не могло... Всей правды мы не скоро узнаем. Одни утверждают, что Саблин -изменник, авантюрист, другие почитают его за подвижника и мученика, пожертвовавшего собой ради общего прозрения.
       - Праведник, значит? - с прищуром переспросил Непрядов. - А с чего бы это ему в сторону Швеции подвигаться? Пускай даже под видом того, что в Кронштадт ему, якобы, захотелось. Сам посуди, от Ирбенского пролива до шведского Готланда - рукой подать, а до Нючепинга куда ближе, чем до Кронштадта. Как офицер флота, я верю фактам, а не домыслам по поводу благих намерений.
       - Что же, факты, как говорится, вещь упрямая. Но мы не можем отмахиваться от того, что произошло, не осмыслив случившегося, не сделав надлежащие выводы. Чтобы всё это однажды не повторилось бы вновь, но уже в более страшной и разрушительной форме... А то получается, кому-то до сих пор невыгодно проливать истинный свет на "дело Саблина". Но меня же матросы об этом часто спрашивают. А я что? С умным видом напускаю тумана и несу всякую околесицу. Оттого что сам до конца не разобрался.
       - Думаю, надлежащие выводы "на верхах" не могли не сделать.
       - Может быть, но мы-то об этом ничего не знаем. Нельзя же всех нас, которые "на низах" всё время за болванов держать. А жить по двойным стандартам просто уже невмоготу.
       Что тебе на это сказать? - Егор на мгновенье задумался. - Слишком разные мы выбираем пути. Одни вот летят к Северному Полюсу, чтобы, в конечном-то счёте, погибать во льдах, а другие зачем-то предпочитают идти в сторону Швеции, чтобы потом "под вышку" попасть. Да мало ли в какую другую беду попадает русский человек? А спасать-то надо и тех, и других...
       - Ты прав. Это ещё раз подтверждает необходимость "капитального ремонта", но только вот,.. - Колбенев на полуслове запнулся и отчего-то настороженно посмотрел на дверь. Егор, в свою очередь, удивлённо вскинул брови, не понимая, что встревожило его дружка.
       Встав с кресла, Вадим шагнул к выходу и решительно раздвинул дверные створки. Перед ним стоял старшина первой статьи Шастун.
       - Вы что здесь делаете? - строго спросил Колбенев.
       - Да вот, товарищ капитан второго ранга... Пришёл, значит, делать приборочку, - с простодушной улыбкой отвечал здоровенный, слегка сутулившийся старшина.
       "И как только умудрились этакому битюгу накостылять Чуриков с Ганзей? Оба ведь, в сравнении с Шастуном, совсем не богатыри", - подумал Непрядов, предпочитая пока не вмешиваться в разговор.
       Шастун продолжал улыбаться, как бы приклеиваясь взглядом к своему собеседнику и следя за каждым его движением.
       Колбеневу это не понравилось, и он сказал с раздражением:
       - А не рановато ли пожаловали? Все свободные от вахты пока спят.
       - Та ни-и, я всегда, значит, с утречка пораньше, як у нас у колхози робыть надо було...
       - Так заходите! Чего ж вы под дверью изображаете статую командора?
       - Та я ж вам не хотел мешать, - Шастун развел в сторону ручищами, изображая тем самым должную степень удивления и неловкости простецкого парня перед начальством.
       - Приступайте, старшина, - сказал Непрядов, направляясь к дверям. - Это мы не будем вам мешать.
       Уже в коридоре Егор с Вадимом понимающе переглянулись. Видно, не такой уж простак был этот Шастун, о зачислении которого в экипаж так настаивал особист Горохов.
       Но Егор об этом вскоре и думать забыл. Подлодка приближалась к расчётной точке всплытия, и командир снова поспешил в центральный
       отсек.
       К счастью, подходящую полынью долго искать не пришлось. Лодка зависла под ней, слегка прокручивая винтом, чтобы тем самым противостоять сносившему её подводному течению. Эхоледомер чётко обозначал весьма невеликие пределы этого окошечка на свет Божий, едва позволявшего всплыть в этом месте. Чтобы убедиться в возможности манёвра, Непрядов прильнул бровью к резиновому тубусу зенитного перископа. Пошарив взглядом в сумрачном надголвье, командир поймал в увеличительных линзах искомую полынью, напоминавшую осколок разбитого стекла. На фоне затухавшего полярного дня она зеленовато высвечивала и представлялась действительно небольшой. Получалось, что лодка могла еле-еле вписаться в неё.
       Отвалившись от перископа, Егор озабоченно потёр подбородок рукой, соображая, как теперь следует поступить. Разумеется, можно было бы поискать и другую, более просторную полынью, на что потребовалось бы неизвестно сколько времени. Эта же была всё-таки более-менее подходящей, к тому же оказавшейся почти в самой расчётной точке, что уже само по себе являлось редкой удачей, неожиданным даром судьбы. Однако изначального оптимизма у командира быстро поубавилось, как только он узнал, что полынья, найденная в многолетнем паковом монолите, сплошь покрыта более молодым льдом. Толщина его в самом окне составляла около метра, а это означало, что пробиться наверх будет не так-то просто.
       - Товарищ командир, а не долбануть ли нам по этой полынье торпедой? - предложил Вася Дымарёв. - Ручаюсь, что промаха не будет.
       - Хорошая идея, Василий Харитонович, - похвалил Непрядов, чтобы
       сразу же разочаровать минёра. - А что если лётчики догадались подобраться к этой самой полынье и ждут нас где-то у самой кромки? Что тогда?..
       - Риск есть, конечно, - уже не так уверенно сказал Дымарёв.
       - Будем всплывать старым дедовским способом, пузырьком в цистерну, - принял решение командир. - Попробуем рубкой взломать лёд.
       Сыграли учебно-боевую тревогу. Как только офицеры заняли места на боевых постах, командир начал манёвр приледнения. Выдавливая из цистерн балласт и приобретая положительную плавучесть, лодка нацелилась рубочным ледорубом в самую середину полыньи.
       - Двадцать,.. девятнадцать,.. восемнадцать,.. - взволнованным голосом вёл отсчет оставшихся до поверхности метров штурман Скиба.
       Наконец, где-то вверху раздался резкий, сильный скрежет, будто каждого, кто находился в центральном, потёрли рашпилем по голове. Тотчас начал расти дифферент на корму, но механик, виртуозно подработав винтом, все же сохранил равновесие корабля.
       - Крепкий, з-зараза, - сказал Обрезков, воздев глаза к подволоку, как бы оценивая сквозь корпусную сталь и толщу воды неподдающийся лёд.
       Погрузившись, лодка снова взяла необходимый разбег и пошла на взлом ледяной корки. На этот раз соприкосновение оказалось крепче изначального. Могучий корпус атомохода задрожал в нетерпеливом ознобе, светильники над головой и по бортам нервно заморгали. Однако и на этот раз лёд не поддался.
       Механик почти умоляюще поглядел на командира, прося его пощадить корабль. Но Егор решил попытать удачу ещё раз. Разумеется, риск поломки в каком-нибудь механизме возрастал, так ведь ценой всему этому были две конкретные человеческие жизни. Непрядов даже вообразить не хотел, как он мог бы покинуть это место, обрекая незнакомых ему людей на погибель.
       Командир снова дал команду всплывать. Люди напряглись, сжались, готовые к новой встряске. Только ничего этого не произошло. Все находившиеся в центральном услышали, как заворочались, зашуршали взломанные льдины, выворачиваемые наизнанку высовывавшейся из воды рубкой. Однако полностью решено было не всплывать, чтобы не повредить гребной винт.
       "Держитесь, братишки, теперь уже совсем скоро придём", - подбодрил про себя Егор пилотов, втайне надеясь, что до них дойдет его ободряющий позыв. Тем временем, он облачался во всё тёплое, чтобы выбраться на ходовой мостик. Меховая канадка свободно охватывала плечи, под ней толстый водолазный свитер из верблюжьей шерсти, ватные штаны вправлены в большие валенки с галошами.
       Но выбраться наружу оказалось не легче, чем всплыть. В ограждении рубки столько нагромоздилось битого льда, что штурман с минёром упарились, пока не откинули крышку верхнего рубочного люка.
       Непрядов первым выбрался наверх. В ноздри шибануло морозной свежестью. Привычно почувствовался запах солоновато свежей рыбы и йодистых водорослей - в высоких широтах он казался более сильным и острым, будто исходил из только что вскрытой сельдяной бочки.
       В ограждении рубки было сыро и ветрено. С обвеса на толстые стёкла выносных приборов тяжело шлёпались увесистые, сытые капли. Похоже, лодка слезливо жаловалась командиру на нестерпимую боль, которую ей причинила взломка льда.
       Вскоре мостик был очищен от ледяных осколков, и Егор смог
       спокойно утвердиться на подножке, возвышаясь над рубкой. Кругом, куда ни глянь, простиралась белая всторошенная пустыня, по которой гуляла позёмка. Серое, плотно задраенное тучами небо едва источало свет уходившего дня. По расчётам штурмана выходило, что уже через час настанет сплошная темень. Нужно было торопиться с поисками. Но сколько ни всматривался Непрядов в бинокль, ничего не было видно, кроме звериными клыками щерившихся торосов.
       Вахтенный офицер почти беспрерывно палил в небо осветительными ракетами. Однако не было похоже, чтобы кто-то их заметил. Вокруг, сколько хватало глаз, не было ни малейшего движения или шевеления, напоминавшего хоть что-то живое. А дальше, не более чем в полутора кабельтовых, начиналась белая мгла. Всё стушёвывалось и тонуло в её сплошной завесе. Более гибельного места, казалось, на всём земном шаре не сыскать. А в моряцком просторечье всё это называлось "пятачком подлянки", потому что в высоких широтах переставали действовать обыкновенные законы физики и начинали твориться всякие не слишком приятные чудеса. Гирокомпас как на зло отказывался давать верные показания и безбожно врал, поскольку вблизи Северного полюса его направляющая сила резко ослабевала. Что же касается магнитного компаса, то на него даже смотреть не хотелось. Его стрелка временами вращалась так, будто на неё находил порыв бешенства. Теперь спасал только электронно-вычислительный мозг корабля, показывавший достоверный путь в направлении "Полярной звезды". Однако "пятачок подлянки" был многолик и непредсказуем. Он мог заявить о себе внезапной подвижкой льда, то ли ураганной силы ветром. Да мало ли ещё чем, погибельным для корабля и его экипажа? Здесь не было доверия ни к каким прогнозам. Приходилось полагаться лишь на собственную интуицию, да на умение мгновенно среагировать на изменчивую обстановку. И во всей этой жути вот уже несколько суток находились попавшие в беду люди.
       "Живы ли они? - мучительно думал Егор. - Где их теперь искать?"
       Но вот из отверстия верхнего рубочного люка высунулась голова Хуторнова, покрытая большой, наподобие папахи, лохматой шапкой.
       - Есть сигнал! - крикнул он с каким-то возбуждённым азартом и показал на рамку выдвижной антенны пеленгатора, которая развернулась в нужном направлении. - Теперь их запросто можно отыскать и по ручному прибору, с каким на радиолис охотятся.
       - Так уж и запросто, - усомнился Непрядов, но всё же щедро посулил. - Эх, Пётр Иванович, медаль бы тебе на пузо повесил, если б ты ещё дистанцию дал. Не до самого же Северного Полюса переть по твоему "прибору на лис", да ещё в примерном направлении.
       - Полагаю, источник сигнала где-то совсем рядом, - убеждённо отвечал Хуторнов, поправляя налезавшую ему на глаза шапку, которая была всё же явно не с его головы.
       - А точнее?
       - Ну, не более полумили, товарищ командир. Я вам ручаюсь.
       - Так, ловлю на слове, Пётр Иванович, - поверил командир и распорядился, чтобы наверх в полном походном снаряжении поднялись бы Чуриков с Ганзей. Поисковую группу Непрядов решил возглавить лично, поскольку имел на этот счёт кое-какой опыт. Однажды ему приходилось уже разыскивать во льдах сброшенный на парашюте экспериментальный радиозонд. К тому же физически Егор был крепче едва ли не каждого из членов своего экипажа. Пойти вместе с ним порывались многие из офицеров, но Егор всё же предпочёл выбрать
       именно двух старшин, резонно рассудив, что парни они молодые, крепкие: если надо, то за семерых выдюжат. И потом, их присутствие на борту по штатному расписанию, да и в случае чего-нибудь непредвиденного, совсем необязательно. Экипаж и без них со всем бы справился наилучшим образом.
       Собираясь покинуть борт, Непрядов ещё раз напомнил старпомам, как им поступать в том случае, если "не приведи Бог" начнётся подвижка льда. Однако ледовая обстановка оставалась пока стабильной, и это успокаивало.
       Егор, конечно же, понимал, что командир не имел права покидать борт своего корабля. Да только случай был особым. Слишком велика была вероятность того, что посланные на поиск пропавших лётчиков люди сами могли оказаться в критической ситуации и погибнуть. Однако никто в экипаже, кроме Непрядова, не имел специальной подготовки по ориентированию и выживанию во льдах. Потому не мог и не хотел Егор необдуманно рисковать своими людьми. Не сомневался, что с ним они не пропадут: во всяком случае, шансов у них выжить вместе с ним будет намного больше.
       Сойдя на лёд, Непрядов поджидал старшин, которые немного замешкались со своей амуницией. Первым начал высовываться долговязый Ганзя, державший на плече смотанный в бухту пеньковый страховочный конец. На шее у него, поверх меховой куртки, болталась на ремне коробка радиопеленгатора. Следом показался и невысокий ростом крепыш Чуриков, прижимавший к себе свёрнутые брезентовые носилки.
       - Да куда ты прёшься с ними!? - отчего-то рассерженно крикнул на Чурикова механик Теренин, указывая на громоздкие носилки. - Давай сюда эту рухлядь!
       Непрядов хотел было вступиться за старшину, мол, носилки всё же могут пригодиться. Но механик в это время уже тянул из рубочного люка лёгкие охотничьи нарты, непонятно как оказавшиеся в его "тайных" загашниках.
       "Цены всё же нет моему механику, - удовлетворённо подумал Егор. - И где он только умудрился раздобыть эти санки? С ними теперь не то, что идти, а и бежать можно..."
       Обвязавшись страховочным концом, на случай провала в какую-
       нибудь скрытую трещину, поисковая группа двинулась в путь. Впереди, задавая темп движения, ускоренно шагал по твёрдому насту сам командир. За ним поспешал Ганзя, дававший по пеленгатору направление. А Чуриков, волочивший за собой нарты, был замыкающим.
       Какое-то время за спиной ещё слышались хлопки и треск взмывавших в небо ракет. Но вскоре всё стихло. Лишь хрустел под ногами снег, да путалась под ногами мелкая позёмка. Окружавшая со всех сторон белая мгла весьма заметно стала мрачнеть, насыщаясь спускавшейся с небес теменью. Выпиравшие повсюду ледяные торосы ещё более ощерились, будто клыки притаившихся поблизости белых медведей.
       При ходьбе все трое понемногу согревались, и лютая стужа теперь не так донимала, как в начале движения. Непрядов даже снял маску с очками, рискуя обморозить лицо. Но в сгущавшихся сумерках так было легче наблюдать за рамкой пеленгатора, который он забрал у Ганзи. Шли уже около часа, но никакой оранжевой надувной лодки с навесом нигде не было видно.
       Заметив, что матросы начали выдыхаться, Непрядов дал знак сделать короткий привал. При быстрой ходьбе недостаток кислорода ощущался здесь особенно остро. Отдыхали не больше трёх минут, пока дыхание опять не пришло в норму. А затем - снова в путь. Только рамка пеленгатора вскоре повела себя как-то странно, начав описывать круги.
       "Это должно быть где-то здесь, совсем рядом,.." - промелькнуло в голове у Непрядова, и он поднял руку, требуя повышенного внимания. Моряки остановились, а затем, разойдясь в разные стороны, начали шарить в ближних торосах.
       "Хоть бы следы какие отыскать", - думал Егор, вглядываясь под ноги. Только ничего похожего на присутствие здесь людей будто и в
       помине не было. Кругом сплошной лёд, снег и полная, замораживавшая душу тишина.
       Наконец, Ганзя замахал руками, призывая всех к себе.
       - Вот она, товарищ командир, - указал старшина на торчавшую в снегу антенну. Встав на колени, Ганзя принялся меховыми рукавицами разгребать слежавшийся, неподатливый снег, и вскоре извлек из него небольшой цилиндрический контейнер. В руках у старшины он продолжал тонко пищать, будто пойманная зверюшка.
       Егор пристально глядел вокруг, но по-прежнему не видел никакой оранжевой лодки. Окрест были одни лишь торосы, да наметённые позёмкой сугробы. Они все трое пробовали кричать, но в ответ - ни звука.
       - А ну, ребята, давайте-ка пошарим по сугробам, - надумал командир. - Вдруг там что-то есть, - и принялся отвязывать прикреплённые к нартам лыжные палки, которыми удобнее было бы протыкать снежный наст.
       Опять моряки разбрелись по сторонам. А тьма всё непрогляднее и гуще. Пришлось включить ручные фонари, чтобы лучше было видно.
       Непрядову вскоре повезло. В одном месте потревоженный палкой снег осыпался, и Егор увидал кусок обнажившегося оранжевого полотна. Это и была та самая лодка, а вернее надувной резиновый плотик, который одновременно служил и палаткой.
       Достав нож, Непрядов разрезал прорезиненную ткань и посветил в дыру фонариком. Под низким, провисавшим от снега пологом он увидал двух людей в меховых комбинезонах и унтах, которые лежали, тесно прижавшись друг к другу. На голос никто из них не отреагировал. И тогда Егор сам полез в палатку, посвечивая фонариком.
       Один из пилотов подавал признаки жизни. Он даже слабо простонал, когда Непрядов потормошил его за плечо. А другой был мёртв, превратившись в ледяную мумию с неестественно белым, затвердевшим лицом.
       Почти неделя прошла, как их самолет потерпел аварию, и можно было только догадываться, какие нечеловеческие испытания и муки выпали на долю этих ребят. У оставшегося в живых летчика было обросшее щетиной, старчески измождённое лицо. Полуприкрытые глаза казались остекленевшими, безучастными ко всему происходящему. Даже тени радости за собственное спасение в них не промелькнуло. Это был потусторонний взгляд из человеческого небытия. Пилот будто давно смирился с тем, что он, как и его товарищ, давно умер и лишь по чистой случайности продолжал ещё слабо дышать. Вполне вероятно, он никого уже не ждал и ни на что не надеялся, постепенно угасая и приобретая ледяное естество.
       В обратный путь группа двинулась уже в сплошной темноте. Ветер усилился, началась настоящая метель. Луч фонарика выхватывал седые космы снега, ходившие вкривь и вкось. Они старались как бы обворожить, увлечь людей в дикой пляске. А порывы ветра подталкивали всё время куда-то в сторону, где могла оказаться глубокая трещина или неведомая полынья, в которых не мудрено сгинуть. Каждый шаг давался с превеликим трудом. Старшины тянули привязанного к нартам пока ещё живого лётчика. А Непрядов нёс на своих плечах обледенелый труп его товарища.
       Обратный путь занял гораздо больше времени, чем сами поиски. Ноги увязали в снегу, от ветра и стужи всё тяжелее становилось дышать. Кровь стучала в висках тревожно и сильно, как это случалось
       почувствовать в минуты предельной напряжённости. Казалось, конца и края не будет этому движению "в никуда"...
       Нестерпимо тяжело было командиру тащить на плечах затвердевший труп. Особенно стыли руки, от холода их не спасали даже тёплые овчинные рукавицы. А собственные пальцы в валенках Непрядов давно уже не чувствовал, словно они сами собой отвалились. Всё чаще Егор спотыкался, стараясь удержаться на ногах и не потерять равновесие. Все мысли, все движения были сосредоточены лишь на том, чтобы дойти, хоть на карачках дотащиться со своей страшной ношей до лодки, где в награду его ждали покой, тепло и стакан крепкого бодрящего чая. Думалось, вот сейчас напиться бы, согреть душу, а потом хоть до самого Кильдина пешком тащиться.
       У Непрядова не было опасений заблудиться в этом снежном аду, пеленгатор чётко указывал направление на лодку, откуда исходил позывной сигнал. Вот уже сквозь бешеные порывы и завывания ветра стали доноситься звуки корабельной сирены. А вскоре тусклым размытым пятном обозначился свет бортового прожектора.
       "Дошли", - с облегчением мелькнуло в мыслях, и ноги сами собой понесли его к заждавшейся лодке. Прибавили шагу и старшины, тянувшие нарты с лежавшим на них лётчиком. На борт они поднялись как раз вовремя. Началась подвижка льда, и атомоходу оставаться далее в небольшой полынье было уже небезопасно. Льдины всё сильнее шевелились и напирали на рубку.
       Глубина была теперь единственным и самым надёжным спасением для атомохода. Хлебнув жабрами кингстонов утяжеляющей воды, она стала осторожно, чтобы не повредить корпус, проваливаться в бездну с дифферентом на корму. Давление возрастало, будто гигантский осьминог с чудовищной силой сжимал корабль, обвивая щупальцами по всему периметру прочного корпуса.
       Но вот дрогнул гребной винт, постепенно набирая обороты. Лодка пришла в движение, которое убыстрялось до тех пор, пока скорость не достигла крейсерских параметров. Теперь уже приполюсный "пятачок подлянки" не был ей опасен. Его удалось перехитрить.
       Сильно обмороженного, но всё ещё живого лётчика тотчас поместили в корабельный лазарет, где доктор Целиков принялся его обследовать. А погибшего пилота поместили до возвращения в базу в один из корабельных рефрижераторов. Обнаруженные документы свидетельствовали, что в живых остался штурман старший лейтенант Михаил Друган, тогда как погиб командир экипажа капитан Виктор Ямщиков.
       О том, что лётчики найдены, удалось послать РДО перед самым погружением лодки. В ответ же был получен приказ полным ходом идти на перехват неопознанной атомной лодки, предположительно большого водоизмещения, которая по данным разведки направляется подо льдами в район Кольского полуострова. А обстановка была тревожной. В полярных морях разворачивались крупные силы шестого американского флота. И вот теперь угроза родным берегам исходила уже из подо льдов. Впрочем, было ещё достаточно времени, чтобы занять изначальный район для патрулирования. Непрядов утвердил новый расчётный курс и пошёл в лазарет, чтобы проведать обмороженного лётчика.
       Егор нашёл его далеко не в лучшем состоянии. Старший лейтенант Друган пребывал в глубокой коме. Он лежал на койке в отдельном
       помещении лазарета, похожий на мумию египетского фараона. Всё тело его было сплошь забинтовано. Лишь по хриплому и прерывистому дыханию можно было понять, что лётчик ещё жив.
       - Ну, как он? - с волнением спросил Непрядов.
       - Да сами видите, в каком он ужасном состоянии, - тихо и озабоченно ответил Целиков. Знаком он дал понять, что лучше перебраться в соседнее помещение, чтобы не тревожить больного. Непрядов тотчас подчинился, на цыпочках последовав за доктором.
       - Жить будет? - прямо спросил его о главном, что тревожило теперь весь экипаж.
       - Я постараюсь, - уклончиво пообещал доктор. - Но придётся оперировать. Без этого никак нельзя.
       - Ясное дело, - согласился Непрядов, устало опускаясь на табурет. -Теперь надо постараться сберечь его, - и добавил, исподлобья глянув на Целикова. - Во что бы то ни стало, Александр Сергеевич.
       Доктор понимающе кивнул, хотя ясно было и то, что он всё же обыкновенный корабельный эскулапе, а не всесущий Господь Бог, который может сотворить чудо.
       Видя, что командир не торопится, Целиков предложил ему кофе. Егор не отказался. Они расположились здесь же за столиком в процедурной, где у доктора было оборудовано нечто вроде уютного гостевого уголка.
       - А сможете, Александр Сергеевич, оперировать в такой вот непростой подлёдной обстановке? - спросил Егор, отхлёбывая из чашки обжигающий кофе маленькими глоточками.
       - В этом особой проблемы нет, хотя определённая опасность всё же существует, - сказал Целиков, настраиваясь на философский лад. - Опыт на сей счёт у морской медицины имеется предостаточный, - и пояснил.
       - С тех пор, как некто Кудрин, корабельный доктор с фрегата "Александр Невский", первым в конце прошлого века сделал в море операцию под эфирным наркозом.
       - Вот видите, в конце века, - как бы укорил Егор Целикова сразу за всех его корабельных собратьев по профессии. - А великий Пирогов, если не ошибаюсь, делал подобные операции в полевых условиях гораздо раньше, в самый разгар Крымской войны.
       - Всё так, - согласился Целиков. - Но должен заметить, Егор Степанович, что над корабельными медиками той поры весьма долго довлело мнение известного военно-морского эскулапа Бахерахта, - Целиков поднял указующий перст, воздавая должное авторитету своего коллеги. - Так вот он утверждал, что "каждая болезнь гораздо опаснее на море бывает, нежели на берегу". Поэтому корабельные медики старались тогда особенно не рисковать. Больных мореходов, от греха подальше, просто свозили на берег при первой же возможности и уже там их оперировали.
       - Тоже мне, гиппократы нептуновы, - подколол доктора Егор. - А потом что же, расхрабрились?
       - Да жизнь заставила смелее быть, - Целиков утверждающе ткнул пальцем в стол. - Корабельные медики уже в море стали бороться за жизнь каждого моряка, оказавшегося в беде. Кстати, в Великую Отечественную войну почти девяносто шесть процентов больных и раненых моряков корабельного состава было возвращено в строй.
       - Выходит, этот самый ваш Бахерахт был обыкновенным перестраховщиком?
       - А вот и нет, - упрямствовал доктор. - В чём-то сей корабельный эскулап был всё-таки прав, поскольку всякая болезнь на море
       действительно опасна. Она во сто раз усиливается изнурительной качкой, да и всем ненормальным укладом нашей жизни, перестройкой её ритма. На состоянии организма в море вообще сказывается масса всякой всячины.
       - Ладно, убедили, - примирительно согласился Непрядов. - Надеюсь, что вашего опыта, Александр Сергеевич, в данном случае будет достаточно.
       - Я постараюсь, Егор Степанович, - снова пообещал доктор.
       Командиру ничего не оставалось, как поверить на слово. И потом, ведь не было ещё случая, чтобы доктор хотя бы раз в чём-то подвёл свой экипаж. А что касается его осторожности, - такой уж он, верно, обстоятельный и разумный человек, не привыкший бросать слов на ветер.
       По корабелке Непрядову доложили, что для него приготовлена корабельная сауна. После изнурительного вояжа на "пятачок подлянки" надо было хорошенько отогреться и попариться. Непрядов через приоткрытую дверь глянул ещё раз на Другана и отправился в бытовой отсек.
       А сауна была сработана на подводном корабле по всем правилам настоящей финской бани. Правда, округлые каменюги были горкой навалены в жаровне скорее для красоты, чем для пользы дела. Но зато свежий пар можно было по собственному усмотрению доводить до любой температуры, которой душа желала. Имелся даже небольшой бассейн, который заполнялся донельзя холодной и просоленной забортной водой.
       Егор долго сидел на самой верхней полке, привалившись спиной к обшивке из ольховых, гладко выструганных досок, совсем
       разнежившись и разомлев. Ему было хорошо и спокойно. Он всё же испытывал удовлетворение от того, что спас чью-то человеческую жизнь. И ещё оттого, что сам не заблудился и не сгинул вместе с двумя моряками на том самом распроклятом "пятачке подлянки". Вспомнилось, а ведь был момент, когда он уже начал сомневаться в том, что разыщет пропавший экипаж. Но всё обошлось. Подумалось, а будь иначе, он бы себе этого никогда не простил, до конца дней своих считал бы себя виноватым. Выходило, что опять ему повезло. И вот так бы всегда...
       Тряхнув головой, Егор согнал с себя полусонную одурь и, выскочив из парилки, рухнул в ледяную воду. Тело разом ожгло, дыхание перехватило. Егор пробкой выскочил наверх, радостно дрожа всем своим существом, и вновь устремился в жар парилки.
       Только снова поблаженствовать не пришлось. Появившийся в сауне посыльный доложил, что командира ждут в центральном.
       Не без досады Непрядов спустился с полки, ополоснулся тёплой водой и начал поспешно обтираться сухой простынёй. "Неужели Хуторнов уже обнаружил ту самую "вражью" лодку?" - подумал Егор с ощущением появившегося дискомфорта и тревоги.
       На самом же деле оказалось нечто похуже. Теренин сказал, что вышел из строя один из насосов энергетической установки, поскольку отчего-то забарахлил кингстон системы охлаждения. А это значило, что лодка уже не могла двигаться полным ходом. Скорость её резко упала.
       - Что делать будем, Юрий Петрович? - недовольно спросил Непрядов, глядя на озабоченного механика.
       - Выход один, - убеждённо отвечал Теренин. - Для доступа в отсек придётся расхолаживать реактор. Иначе к этому кингстону никак не
       подступиться.
       - То есть, стопорить ход? - почти ужаснулся Егор.
       - Выходит, что так, - механик развёл руками. - А иначе просто живьём зажариться можно.
       Непрядов едва не выругался. Получалось, что лодка могла безнадёжно опоздать с прибытием в намеченный квадрат боевого патрулирования. А этого командир никак не мог допустить, поскольку в противном случае "неопознанная" лодка безо всяких помех, свободно выходила к берегам Кольского полуострова. Задача осложнялась ещё и тем, что ремонтироваться предстояло в подводном положении, так как поблизости не было даже самой маломальской полыньи или трещины.
       - Значит, так, - распорядился командир. - Полного расхолаживания реактора ждать не будем. Времени на такую роскошь у нас просто нет. Как только температура упадёт до более-менее терпимой, будем приступать к работе. В отсек пойдут одни добровольцы.
       - В таком случае работать придётся в несколько смен, - соглашаясь, выдвинул условие Теренин. - Меняться будем как можно чаще, чтобы избежать теплового удара. В первой смене пойду сам.
       - Добро, - кивнул Непрядов. - Туда же и меня включайте.
       В первой смене, из солидарности с командиром, напросились пойти также Чуриков с неразлучным Ганзей. Теренин не возражал, поскольку оба моряка были как раз хорошими ремонтниками.
       Ждать пришлось несколько часов. Лодка тем временем выполнила манёвр приледнения. Подвсплыв, она осторожно упёрлась рубкой в лёд, придав себе, таким образом, более устойчивое положение и снизив давление забортной воды на корпус до минимума.
       Впрочем, и это вынужденное бездействие пришлось кстати. У
       обмороженного штурмана Другана началась гангрена обеих ног, и поэтому Целиков решился на срочную операцию, чтобы спасти лётчику жизнь. А для этого, естественно, лодка должна была пребывать в спокойном состоянии, исключающем всякие толчки и тряску.
       Непрядов места себе не находил, мучительно поглядывая на бортовой хронометр, который с издевательским бесстрастием отщёлкивал впустую тратившиеся минуты и секунды. Команда, тем временем, успела пообедать. Но Егор даже не подумал о еде. Выпил только пару чашек крепкого кофе, который ему сварил вестовой Шастун. Правда, кое-какой запас времени всё же имелся. Теперь всё зависело от того, как скоро они приступят к работе и устранят поломку в клапане кингстона.
       Командир сидел, откинувшись на спинку кресла, и делал вид, что беззаботно дремлет. В центральном была тишина, прерываемая редкими докладами с боевых постов. Порой где-то вверху слышался лёгкий скрежет и шипение. Это означало, что течение пыталось развернуть лодку, и она верхом рубки тёрлась о лёд.
       - Вахтенный офицер, - попросил Егор, не открывая глаз. - Доложите обстановку.
       - Лодка в дрейфе, - поведал вахтенный, что командиру, впрочем, и самому было известно. - Глубина под килем полторы тысячи метров, температура забортной воды - минус два градуса. Радиационный фон в норме.
       "Это хорошо, что в норме, - подумал Егор. - Значит, рентгена не нахватаем".
       - Пожалуй, можно начинать, Егор Степанович, - почему-то интимно склонясь к уху Егора, сказал Теренин и, на всякий случай, подстраховался. - Только лучше бы ещё с полчасика подождать, для
       верности.
       - Никаких "только"! - Непрядов резко вскочил с кресла. - Приступаем немедленно.
       Командир, как и все ремонтники, облачился в светло-серый теплозащитный костюм и встал крайним в общий строй. Теренин же сделал вид, что не замечает этой командирской причуды - представляться со всеми равным. Поскольку лодку Непрядов знал не хуже самого механика и вполне мог бы проинструктировать на этот счёт кого угодно. Однако порядок на лодке - прежде всего. И поэтому Теренин жёстким и требовательным голосом напомнил каждому стоявшему в строю о его личных обязанностях по демонтажу кингстона. Работать предстояло в тесном трюме, при адской жаре и при повышенном давлении. Требовалось "наддуть" отсек сжатым воздухом, чтобы внутрь прочного корпуса не поступала бы забортная вода. Ведь при полной разборке кингстона в корпусе практически образовывалась обыкновенная круглая дыра диаметром в три десятка сантиметров.
       Стоя в шеренге и внимая строгим напутствиям механика, Егор всё же не мог не заметить, какие откровенно презрительные взгляды бросали Чуриков и Ганзя в сторону Шастуна. Вестовой, похоже, совсем не рвался в числе первых пойти в реакторный отсек. Впрочем, этого от него и не требовалось. Однако Непрядов припомнил, что так же скромно держался вестовой в тот момент, когда кому-то надо было отправиться на поиски лётчиков. Шастун всё время норовил находиться как бы в тени, ни на что не напрашиваясь, хотя и не отказываясь ни от какой работы, какую ему поручали. Подумалось, такая уж осторожная натура у парня, такую почти невозможно переделать...
       Ремонтная группа гуськом, друг за другом, отправилась в кормовые
       помещения лодки. Сняв пломбу, Теренин разгерметизировал энергетический отсек. Ремонтники начали входить в стерильно чистую, сиявшую белизной зону. Под ногами ребристые паёлы. По бортам никелированные кожуха и трубопроводы с раздражающе "ядовитой" ярко-красной маркировкой.
       Перед тем, как спуститься в трюм, Теренин снова наглухо задраил входную дверь с вмонтированным в неё окошком из кварцевого стекла и махнул рукой, чтобы поднимали давление. Прильнувшая с обратной стороны к окошку голова инженера-ядерщика Стеблева понимающе кивнула.
       Тотчас со свистом и шипением в отсеке шибануло сжатым воздухом. Уши стало закладывать.
       Первым в трюм полез механик, громко сопя под маской носом и бряцая сумкой с гаечными ключами. За ним по ступенькам отвесного трапа начал спускаться и Непрядов. "А температурка-то здесь и впрямь как в преисподней - похлеще будет, чем в корабельной сауне, - думал Егор, поспевая за Терениным, проворно двигавшемся в узких щелях между механизмами и трубопроводами. - Если бы не кислородные аппараты, то дышать, верно, было бы нечем". Думалось ещё и о том, что Целиков, вполне вероятно, уже приступил к операции и ему, конечно же, приходилось нелегко, а всего хуже - самому штурману, жизнь которого, по словам доктора, висела на волоске.
       "А ты возьми, да выживи, старлей!" - не то попросил, не то подзадорил Егор, будто находившийся в глубокой коме лётчик мог его слышать.
       Наконец, добрались до неисправного кингстона. Включили фонари, чтобы разогнать по углам трюмный мрак и осветить привод кингстона со всех сторон, как больного в операционной палате.
       Разложили инструмент, разобрали ключи. Вот со скрипом поддалась первая гайка, пошла вкруговую туго и нехотя, как бы назло испытывая терпение людей. Непрядов толкал рукоятку огромного гаечного ключа, помогая механику. Оба натужно кряхтели, стараясь побыстрее освободить первый фланец. Всего минут через десять адской работы жара показалась такой невыносимой, что впору было потерять сознание. Не спасал даже защитный термостойкий комбинезон. Почувствовав этот губительный предел, механик подал рукой энергичный знак и начал всех ремонтников поочередно подталкивать к выходу. Им на смену уже готовилась другая группа добровольно желавших изжариться в этом пекле. Возглавлял её Кузьма Обрезков.
       Выйти из энергетического отсека было так же не просто, как и зайти в него. Чтобы не снимать здесь при пересменке давление, соседний отсек пришлось так же держать под напором сжатого воздуха, превратив таким образом всё отсечное пространство в своего рода шлюзовую камеру для пропуска людей. Сжатый воздух туда, по мере необходимости, нагнетался или стравливался. Поэтому пришлось там ещё какое-то время попотеть, прежде чем Егор вместе с другими ремонтниками выбрался на обычный, регенерируемый отсечный воздух. Казалось, все надышаться им не могли - таким прохладным и свежим казался он после жаркой кислородной дыхалки в реакторном отсеке.
       Отдыхали в спортзале, развалившись на матах. Механик решил, что все они снова полезут в трюм, как только кингстон будет полностью демонтирован. Тогда уже потребуется его личный квалифицированный осмотр и устранение самого повреждения.
       - Как там дела в операционной? - спросил Непрядов Колбенева
       первым делом, не успев ещё как следует отдышаться и напиться воды.
       - Хреново, - сказал Вадим, который здесь готовил для ремонтников снаряжение. - Целиков считает, что этому старлею придётся ампутировать ступни обеих ног, - и с уверенностью обнадежил. - Правда, обмороженные руки док всё же обещал спасти.
       На полном, обрамлённом рыжеватой бородой лице Вадима отражалось такое неподдельное сострадание, будто он сам вместо того лётчика испытывал нестерпимую боль. Мучился Колбенев ещё и по другой причине. Набравшись решимости, он осторожно, совсем не навязчиво предложил:
       - Я бы тоже пошёл вместе с вами... Добро? А то как-то совсем не хорошо получается: вы всё время рискуете, а я вот отсиживаюсь за вашими спинами.
       - Тебя ещё не хватало, - недовольно пробурчал Егор. - Да и что ты там будешь делать? Изображать фигуру "мыслителя" на табурете?
       - Мог бы там на подхвате, - со слабой надеждой на успех всё же настаивал Колбенев. - Скажем, ключи подать или ещё чего.
       - Вот именно, "ещё чего", - передразнил Егор. - Например, кандейку, чтобы пописать. Ты со своими могутными телесами в первой же шхере застрянешь, а потом тебя оттуда и лебёдкой не вытянешь, - и строго напомнил. - А ведь сто раз умолял, чтобы за своим весом следил. Помнишь, какой ты стройный былинкой был, когда мы месяц в море голодали?
       Но Колбенев на это лишь со вздохом махнул рукой.
       - Это от природы у меня такие габариты, - пожаловался он. - Я ведь и бегал по утрам, и прыгал по вечерам. Диету терпел как святой отшельник в пустыне. Да только всё это зря. Потому и выходит как у
       того китайца в анекдоте: всё равно "осень кусать хосисса..."
       - Тогда и не ной, отче ты наш из пустыни. К бессмертному подвигу в трюме ты не готов.
       - Ладно, геройствуйте там с Кузьмичом без меня, - сдался Вадим. - Я помогу вам горячие раны зализывать.
       От незлобивой пикировки с дружком Непрядову немного даже полегчало на душе. Подумалось, а ведь есть всё же у Вадимыча дар Божий как-то незаметно успокаивать, отвлекать от тяжелых мыслей...
       Теренин дал команду и первая ремонтная смена опять полезла в трюм. А неисправность, как выяснилось, была самой пустячной: на приводе кингстона пробило фторопластовый манжет и поэтому заело клапан. Разведя руки в стороны, Теренин выразил удивление: "Надо же, столько хлопот из-за какой-то мелочи..." И работа после этого выразительного жеста пошла быстрее. Жара не казалась уже столь несносной, дышалось легче. Верно, температура в отсеке спала, приблизившись к нормальной. Будто на одном дыхании собрали и отладили весь механизм привода. На этот раз не потребовалось даже пересменки.
       Сняв защитный комбинезон, Егор вернулся в центральный.
       "Ну, родимые, теперь выносите...", - подумалось ему о лошадиных силах корабельных турбин, как только гребной винт снова пришёл в движение. Вскоре командир совсем успокоился. Сидя в кресле настолько размяк, что опять потянуло в сон.
       Впервые за последние трое суток Непрядов позволил себе нормальный отдых. Он уже предвкушал, как спустится в свою каюту, примет душ, попьёт чайку и, непременно раздевшись, завалится на койку. Немного помечтав в сладкой полудрёме, Егор нашёл-таки в себе силы подняться с кресла. Он спустился на нижнюю палубу, пришёл
       к себе, но больше ничего уже из намеченного сделать не смог. Рухнув на койку, заснул почти мгновенно, мертвецки, с сознанием хорошо и полностью сотворённой работы.
       Командира долго не будили, вполне понимая, как он измотался и обессилел. К тому же, совсем не было причин понапрасну тревожить его. Лодка продолжала идти намеченным курсом, развив крейсерскую скорость. И пока ничто не предвещало какой-то неожиданности. Гидролокаторы на много миль вокруг ощупывали ультразвуком глубину и пространство, не находя ничего подозрительного. Порой лишь небольшие косяки трески, да селёдки давали о себе знать. Могло показаться, что сам океан решил подводным мореходам дать небольшую передышку: в награду за испытания минувшие и в предвидении страданий грядущих.
       Егор вполне выспался и хорошо отдохнул. Появившись в центральном, снова сел в своё кресло. При этом не без удовлетворения заметил, что вахта на боевых постах неслась так же надёжно, словно он никуда не отлучался и лично наблюдал за действиями своего экипажа. Работал чётко отлаженный механизм взаимодействия многих людей, который сам он так долго и упорно создавал и на который мог теперь вполне положиться. Обрезков и Колбенев поочерёдно командовали так, будто это был сам Непрядов. Даже с какой-то ревностью подумалось, а ведь исчезни он с лодки совсем, то никто этого, верно, и не заметил бы. Точно так же заступала бы и сменялась вахта. Те же самые подавались бы команды. И лодка всё так же покорно слушалась бы руля, с любой заданной скоростью перемещаясь в океанской бездне.
       Но не этого ли сам он хотел, не того ли добивался, по многу часов изматывая людей бесконечными учениями и тренировками, чтобы
       обрести это самое нераздельное единение человека с подводным кораблём? Там, вблизи реактора, в чудовищно мертвящем его дыхании, Непрядов особенно почувствовал эту крепкую спайку до конца преданных ему людей. Он жил своим экипажем, и сам был его полезной частицей. Хотелось верить, что примерно так же думали и все остальные члены экипажа. Но только вот не принято было об этом говорить вслух из опасения показаться сентиментальным, а то и не искренним. Поскольку истинные моряцкие чувства глубоко запрятаны в душе. О них разве что в песнях вспоминают. Да только вот под водой времени никогда нет, чтобы от души спеть...
       В отсеках шла привычная работа, не требовавшая пока повышенной напряжённости. Сменившись с вахты, люди отдыхали в каютах, а желающие могли позаниматься на снарядах в спортзале, или же просто помечтать и погрустить о чём-нибудь в отсеке "живой природы". А вечером в кают-компании задушевные беседы за чашкой чая и, как водится, непременный флотский трёп - вперемешку с анекдотами. И здесь уж торпедист Вася Дымарёв бывал просто незаменим со своими одесскими подначками и нескончаемой небывальщиной из жизни его тётки Васёны, которая по простоте душевной вечно попадала в какие-то переплёты.
       На высоте бывал и Андрей Скиба, когда неизбывная любовь к поэзии прямо-таки озаряла его. Он с таким вдохновением принимался по памяти читать Пушкина, что все находившиеся рядом могли часами его слушать. В походе это были те самые маленькие радости, без которых под водой просто не прожить. Глубина бывает зла и коварна, а оказавшийся в ней человек - терпелив и добр. В этом равновесии всегда содержится залог того, что количество погружений лодки будет
       равняться числу её всплытий, и что она, в конечном счёте, невредимой вернётся в базу.
       Экипаж, тем не менее, ждали новые испытания. Лодка была уже на подходе к заданному квадрату, когда на пути у неё оказалась целая гряда огромных ледяных островов. Поэтому пришлось долго маневрировать и уклоняться от нежелательной встречи с ледяными монолитами. В результате лодка всё время как бы отклонялась в сторону от той расчётной точки, где ей давно бы уже надлежало быть. По всем предположениям именно там могла появиться искомая "цель".
       Но случилось как раз то, чего Непрядов более всего опасался. На экране локатора, прямо по курсу лодки, начали появляться характерные всплески, означавшие двигавшуюся "цель". Уникальные уши Пети Хуторнова безошибочно уловили слегка чавкающие звуки, принадлежавшие винтам крупнотоннажной субмарины. Несомненно это была та самая "Огайо", её-то и предстояло перехватить.
       Непрядов подошел к планшету, на котором Скиба обозначил положение "цели". Оценив обстановку, Егор понял, что эта самая "цель" безнадёжно ускользала от него. Даже превосходства в скорости хватило бы лишь на то, чтобы преследовать "Огайо" на большой дистанции, но никак не выйти ей наперерез. Таким образом, к родным берегам можно было бы с позором приволочиться на хвосте у чужой субмарины. А это уже лично для командира такое бесчестье, после которого ему не то что лодку, но и баржу с дерьмом нельзя доверять. Разумеется, этого никак нельзя было допустить.
       - Юрий Иванович, - обратился Непрядов к механику. - Если твой атомный котёл шуровать на всю катушку, то как думаешь, догоним?
       - Догнать-то догоним, товарищ командир, - пообещал Теренин. - Да
       вот только перегонять потом не стоит.
       - А что, дед, боишься американцам голую задницу показать? - сразу нашёлся словоохотливый Кузьма.
       - Вот именно, - без тени обиды отвечал Теренин. - А где гарантия, что при такой бешеной скорости у нас опять в трюме чего-нибудь не
       полетит? Ведь лодка у нас пока, можно сказать, экспериментальная и некоторые узлы не отработаны по параметрам надёжности.
       - Но другого выхода нет, - напирал Кузьма, взглядом прося у Егора поддержки.
       В это время Скиба доложил, что "Огайо" изменила курс, резко беря вправо, в обход большого ледяного острова, который оказался на их
       пути. Непрядов снова озадачился. Но штурман подсказал, что перед
       ними был тот самый остров, который они уже преодолевали, только в обратном направлении. Скиба ткнул карандашом в планшет, в то самое место, где его рукой был прочерчен своеобразный канал подо льдами.
       Глаза командира и штурмана понимающе встретились. Конечно же, это
       был выход из положения, о чём они одновременно подумали. Расчёты показывали, что американская лодка, описывая на курсе вынужденную глиссаду по краю гигантского острова, неизбежно потеряет уйму
       времени. Можно было не сомневаться, что об узком проходе под
       островом на "Огайо" ничего не знали. Но если это и было им ведомо, то
       янки, вполне очевидно, предпочитали осторожничать. Однако для
       Непрядовской лодки появилась возможность снова воспользоваться
       подледным коридором, наверстав, тем самым, упущенное время, и
       встретиться с "Огайо" уже по другую сторону острова на контркурсах,
       имея возможность упреждающего манёвра.
       - Штурман, рассчитайте курс на проход под островом, -
       распорядился Непрядов уже успокоенным, ровным голосом, будто дело касалось сущих пустяков. - Прикиньте, сколько времени будет в нашем распоряжении.
       - Есть, - коротко отрезал Скиба и зашевелил на планшете прокладочным инструментом.
       Но Егор и без штурманских расчётов знал, что времени на перехват должно хватить, если им повезёт и на этот раз.
       Вблизи острова "Огайо" резко сбавила ход и пошла почти крадучись, явно не желая в неведомых водах рисковать или "засвечиваться" на экранах чужих гидролокаторов. А Непрядовская лодка тем временем полным ходом неслась прямо на ледяной монолит острова, будто собиралась таранить его бульбой своего форштевня. Если командир "Огайо" отслеживал этот манёвр, то уж наверняка посчитал "этих русских" сумасшедшими. Тому и в голову вряд ли могло прийти, что в данном случае Непрядов тоже "не лыком шит", а если и рискует, то прежде семь раз отмеряет, прежде чем отрежет...
       - И всё-таки, они могли вполне нас не обнаружить, - предположил Колбенев, заглядывая через Егорово плечо на экран командирского пульта. - Слишком уж как-то спокойно себя ведут эти нахальные янки. А иначе заметались бы, запсиховали.
       - Ты так думаешь? - спросил Егор, не поворачивая головы.
       - Но посуди сам: ведь мы постоянно держимся на фоне сплошного льда. Они же всё время остаются в стороне и потому видны нам как на ладошке.
       - Положим, что так и есть, - согласился командир.
       - Входим в подводный канал, - доложил вахтенный офицер. - Глубина погружения - сто пятьдесят, скорость - четыре.
       - Докладывать дистанцию через каждые десять метров!
       - Дистанция девяносто,.. восемьдесят,.. семьдесят,.. - тотчас стал отсчитывать вахтенный.
       Атомарина ползла самым малым ходом, который только позволяли обороты винта. На этот раз Непрядов решил, помимо эхоледомеров и гидролокаторов, использовать ещё и подводную телекамеру. Однако пользы от неё оказалось пока совсем немного. Даже в свете мощного прожектора удавалось "проглядывать" толщу воды не более, чем метров на пятнадцать. Порой на экране возникали рваные ошмётки блуждавших водорослей, какие-то заблудшие мелкие рыбёшки. А ведь ледяные монолиты были здесь где-то совсем рядом. Они простирались по бортам лодки, и над её рубкой. К тому же морское дно, судя по кривой эхолота, всё время неумолимо приближалось к днищу лодки, а впереди, прямо по курсу, было самое гиблое место - горловина ледяного канала. Больше всего Егор боялся, как бы здесь не произошла подвижка льдов, которая могла перекрыть эту единственную лазейку под островом. Тогда уже возникала бы проблема, как выбраться их этой западни. И уж время наверняка было бы упущено на радость "супостату".
       И надо же было такому случиться! Перед выносной телекамерой вдруг промелькнула какая-то огромная тень. Поначалу Егор даже не уразумел, что бы это могло быть.
       "Уж не обломок ли какой-нибудь отколовшейся ледяхи?.." - мелькнуло предположение.
       - Акула, мать её!.. - первым догадался Кузьма. - Вот стерва, нашла место, где шмыгать!
       Стало видно, как огромное чудище, метров эдак около двадцати, ткнулось мордой в рубку раз, потом другой, в надежде поживиться.
       Однако не посчитав её съедобной, акула презрительно вильнула хвостом, как бы говоря, "не больно-то я и хотела" и пошла себе вперёд, легко обгоняя еле двигавшуюся лодку.
       - Ох, сколько рыбьего мяса зазря пропадает, - сокрушался Кузьма. - Вот бы поймать её, голубу, - и вдруг мечтательно вопросил дружков. - А помните, как мы тогда лихо поймали голубую акулу, а потом сожрали её с отварной картошечкой? Ну, тогда ещё, когда после первого курса в Атлантику на "Седове" ходили?
       - Во, вспомнил тоже! - откликнулся Вадим. - Раз уж на то пошло, то поймали её как раз не мы, а мичман Мищенко. Что же касаемо было "сожрать" ту самую рыбку, то уж вы, Кузьма Петрович, и вправду были тут не из последних - одни лишь обглоданные косточки за борт летели.
       - А-а,.. - Кузьма лишь досадливо отмахнулся, глядя, как полярное чудище, удаляясь, медленно растворялось в толще воды.
       Но вскоре уже всем стало не до акулы, уплывавшей куда-то по своим рыбьим делам. Мрачновато матовые, с густым синим отливом монолиты с обеих сторон почти вплотную приблизились к лодке. Ребристые, с острыми сколами, они неотвратимо наваливались по бортам, угрожая вот-вот накрепко зажать лодку в своих ледяных тисках, чтобы уже никогда не выпустить.
       Ультразвуковые посылки гидролокатора тоже не радовали. Прямо по курсу обозначилась сплошная стена. Тоннель кончался полным тупиком.
       - Ну, вот, - обречённо изрёк Обрезков.- Кажется, приехали: теперь надо раком пятиться назад, пока форштевнем не долбанулись.
       - Да не каркай ты, - сердито одёрнул его Колбенев. - Дистанция пока ещё приличная, и надо идти до упора.
       - А смысл?
       - Там видно будет, - упорствовал Вадим, обращаясь взглядом к Непрядову. - Как думаешь, командир?
       - А хрен его знает, - откровенно признался Егор и на всякий случай дал команду "стоп, машина". Почти зримо он представил себе, как уходила от них "вражья" лодка. Вместо ощущения собственной опасности, вдруг удушливой волной взыграл в душе приступ бессильной злобы на "супостата" и досады на самого себя, - за то, что где-то допустил непростительную промашку.
       И в это самое мгновенье Кузьма звонко шлёпнул себя ладонью по лбу, озарённый какой-то очевидной догадкой. А потом, зло улыбаясь, он ткнул пальцем в телеэкран.
       - Не-ет, братцы, - протянул он. - Эта стерва-акулина ведь не глупее нас с вами. А с чего бы это ей идти перед нами прямо по курсу и ни в чём не сомневаться?
       - А я что говорю? - ещё больше оживился Вадим. - Акула ведь и впрямь не дура, чтоб ей по своей охоте идти в западню. Не может не быть там хоть какой-то лазейки.
       Непрядов мгновенье колебался, потом всё же решил.
       - Добро, - сказал твёрдо. - Давай рискнём. Если такая огромная акула здесь проходит, то почему же и мы как-нибудь не протиснемся следом за ней?
       Дружки согласились.
       - Хуторнов, полярную акулу держите за хвост? - поинтересовался командир.
       - Так точно, товарищ командир, - подтвердил акустик. - Пока держу.
       - Вот и хорошо, не отпускайте её. Идём точно за ней.
       Лодка снова дала ход. Расстояние до предела начало сокращаться. А
       лёд всё больше как бы наваливался сверху на рубку, и океанское дно неумолимо поднималось к самому днищу. И когда казалось, что лодка совсем уже упрётся форштевнем в ледяной тупик, акула неожиданно исчезла, будто растворилась в воде. Хуторнов потерял с ней контакт.
       В последней отчаянной попытке Егор всё же не отменил команду идти вперёд. Метр за метром, почти на ощупь, лодка продолжала двигаться.
       - Глубина под килем растёт, товарищ командир! - наконец, известил штурман.
       А Непрядову показалось, что этот голос мог принадлежать лишь самому ангелу-хранителю... Выходило, что канал не кончался, а всего лишь делал своеобразный зигзаг, круто уходя книзу метров на тридцать. Лодка поднырнула, и Хуторнов радостно выкрикнул, что снова "ухватил" акулу за хвост. Так и выбрались на чистую воду: впереди полярная хищница, а за ней - сама лодка.
       - Не-ет, братцы, - опять выдал Кузьма. - Всё же не стал бы я кушать эту тварь. Теперь бы я её, голубыньку, под хвост поцеловал.
       - Даже если б она тебе при этом гениталии отхватила? - усомнился Колбенев. - Так сказать, от избытка ответных чувств.
       - Ну и пускай, - великодушно согласился Кузьма. - Лучше таким образом пострадать, чем быть неблагодарным. И потом, в море нам яйца всё равно ведь без особой надобности.
       - Что б ты без них тогда на берегу делать стал, болезный? - посочувствовал Колбенев.
       - Да подвесил бы протезные, - нашёлся Обрезков. - Были бы похлеще натуральных.
       Колбенев презрительно фыркнул, вообразив, как это могло бы выглядеть
       на самом деле.
       - Право на борт, ложиться на курс двести семьдесят, - скомандовал Непрядов рулевому и одновременно строгим взглядом осаживая разговорившихся дружков.
       Описав циркуляцию, лодка легла на новый курс и вскоре уже шла самым полным ходом. Надо было загодя успеть к широкой протоке между двумя островами, откуда, как полагал командир, должна была показаться "Огайо". На этом и был построен весь его упреждающий расчёт.
       Сбавив ход, атомарина вошла в намеченный квадрат и зависла без движения в точке ожидания.
       Опять вся надежда была на Хуторнова. Храня скрытность, он работал в пассивном режиме "шумопеленгования". Чтобы помочь ему, в отсеках соблюдали полную тишину, разговаривали только шёпотом или жестами.
       Миновал час, другой, но "вражина", как Егор про себя окрестил чужую лодку, не появлялась. Звуковой фон оставался чистым, ничем не нарушаемым, и не было даже малейшего намёка хоть на какое-то шевеление в глубине протоки.
       "А что, если эта самая вражина как-то проскочила мимо нас?" - вкралось невольное сомнение.
       Будто угадав его мысли, Колбенев сказал:
       - Да нет, надо ждать. Если бы она прошла здесь раньше нас, то мы бы, по крайней мере, имели возможность помахать ей вслед носовыми платочками, а так,.. - Вадим развёл руками. - Тихо ведь.
       Непрядов кивнул, вынужденно соглашаясь, но в мыслях уже прорабатывал вариант, как за вражиной устремиться в погоню, если она
       всё же прорвалась. Тогда оставалась ещё возможность попытаться догнать её, используя превосходство в скорости, и "сесть" ей на хвост, обозначив своё присутствие где-то поблизости. Надо полагать, у янки нервы тоже ведь не железные, и любой их наглости есть предел, за которым срабатывает обыкновенный инстинкт самосохранения. Он же, Егор Непрядов, постарается выполнить свой долг, чего бы ему это ни стоило.
       А время шло, и вместе с ним возрастало напряжение. Перешли на активный режим "шумо-пеленга", но результат был всё тот же - тишина. Непрядов изнывал от вынужденного бездействия, не зная, к чему приложить всю скопившуюся в нём энергию погони и перехвата. Думалось, только бы выдал Петя Хуторнов пеленг на цель, а уж там - дело техники обозначить себя в более выгодной позиции.
       - Горизонт чист, - бесстрастным голосом, будто нарочно испытывая егорово терпение, уж который раз докладывал "ушастый вундеркинд". Но это и без его напоминания было отчётливо видно на командирском пульте. Луч развёртки осциллографа медленно прокручивался по часовой стрелке, и в направлении пролива между островами не было ни единого всплеска. В наушниках так же ничего не прослушивалось, кроме привычного тараканьего шуршания, изредка прерывавшегося певучими посылками гидролокатора.
       Сидеть в кресле стало невмоготу. От бессонной ночи ломило спину и тяжелели ноги, будто они были обуты в свинцовые водолазные башмаки. Чтобы размяться, Егор встал со своего места и пошёл по кругу центрального отсека по боевым постам. Нетрудно было заметить, что сидевшие за пультами управления офицеры устали не меньше его. Стараясь как-то подбодрить подчинённых, Непрядов клал им руки на
       плечи и слегка встряхивал, мол, держитесь, ребята, все вместе мы обставим как надо эту непрошеную вражину, сующуюся к нашим берегам... И люди, храня молчание, понимающе улыбались, кивали в ответ.
       Около пульта, за которым восседал Вадим Колбенев, Непрядов задержался, присев рядом на соседнее кресло. Наклонившись, Егор доверительно прошептал:
       - Вот тебе и ответ, Вадимыч, на наш спор...
       - Ты это о чём? - не понял Колбенев.
       - Да всё о том же, о Саблине,.. - Непрядов поманил пальцем дружка, приближаясь к нему ещё ближе. - Не хотел бы я сейчас в своём экипаже видеть такого вот субъекта, какими бы благими идеями он не вдохновлялся. Представляешь, хорош бы я был, окажись прямо сейчас на месте того командира противолодочного фрегата, которого собственный замполит в трюме запер.
       - Я думаю, именно в такой ситуации тебе нечего было бы опасаться, особенно когда нам грозят извне. Хотя бы вот как сейчас, - и покосился на Егора. - Что, разве не так?
       Непрядов на это ничего не ответил.
       - Командира того можно было бы понять, - продолжал Колбенев. - Ему просто не повезло, что такой заморочный замполит попался.
       - А чего жалеть, если он сам кругом виноват, - отвечал Егор. - Командир на своём корабле за всё в ответе. Даже за своего Саблина, которому обязан был в душу заглядывать, чтобы не доводить дело до крайности.
       - Ну, наконец-то мы уразумели друг друга, - обрадовался Вадим. - Вот это ты правильно подметил: в душу надо было заглядывать. Ведь я
       нисколько не оправдываю этого самого Саблина, однако же разобраться хотел бы в истинных мотивах его поступка. И не по той полуправде, как нам велено понимать, а вот почему так на самом-то деле произошло?.. Я вот всё думаю, отчего это у нашего флотского офицерства судьба такая нескладная: его либо, как прежде, за борт выбрасывают, либо вот так, как сейчас, в трюм под замок сажают? И ты знаешь, а ведь поделом! Если прежде такого обхожденья многие из них достойны были, за их мордобой и дворянскую спесь, то теперь - за двуличие и "дедовщину", что своевременно не пресекли. Ты прав, коль скоро не открещиваешься от этих грехов, а с болью пропускаешь через собственное сердце. Ведь на то ты и командир, чтобы во вверенном тебе экипаже не допускать никакой скверны. Если надо, то и вовсе забудь на время берег. Живи, ешь, спи вместе со своими матросами, как батька их родной, пока не сделаешь их настоящими людьми.
       - Так ведь всех не переделаешь на свой лад, Вадимыч, - усомнился Непрядов. - Взять хотя бы твоих подопечных старшин. Двое из них - ребята как ребята: самоотверженные, честные. А вот третий...
       - Да стукач он, - подсказал Колбенев. - Чуриков признался мне, что морду Шастуну били они совсем не из-за кладовщицы Любочки, а потому, что тот постоянно всех закладывал. Ведь и нам, думаю, навязали его неспроста.
       - Ладно, где сядут, там и слезут, - мрачно посулил Егор. - А этого Шастуна спишу на берег, к едрене Фене, как только в базу вернёмся.
       - У нас всё так, - криво ухмыльнулся Колбенев. - Ведьму ищут не там, где надо, а где удобнее. И сами же потом удивляются, откуда это на флотах российских зараза там разная образуется?
       - Не зря же боевой корабль называют "частичкой Родины", - для
       большей убедительности Егор показал пальцем на палубу, как на основу той самой "частицы". - Здесь, в прочном корпусе, в комок сжаты все наши общие проблемы и никуда от них не денешься. Какова страна в целом, таковы и корабли в частности, которые ей принадлежат. А что касается людей, так они везде одинаковы. Но мы, офицеры, всё же должны нести свой крест, чтобы никогда не стыдно было за флот наш российский. По крайней мере, это моя судьба, а другой мне и даром не надо.
       - И мне тоже, Егорыч, - всё так же негромко и доверительно признался Колбенев.
       Заметив, что на них начали обращать внимание, командир со старпомом перестали таинственно переговариваться и секретничать. Пора было всё же и делом заняться.
       Пока обстановка позволяла, решил Егор наведаться в корабельный лазарет. Подумалось, что к своему стыду он так и не смог найти свободной минуты, чтобы навестить уже прооперированного лётчика.
       Командир быстро спустился по ступенькам трапа на жилую палубу. Дойдя до двери, на которой была прикреплена табличка с маркировкой лазарета, медленно надавил на дверную ручку. Дверь поползла на роликах в сторону, обнажая проём, и командир шагнул через комингс в просторное помещение операционной. Доктора Целикова Егор нашёл в соседней выгородке. Александр Сергеевич находился около кровати, на которой по-прежнему недвижно лежал забинтованный лётчик. Похоже, он спокойно спал. И это, по выражению лица доктора, было хорошим признаком.
       Крепко зажмурившись и кивнув, Целиков тем самым дал понять командиру, вопрошавшего взглядом, что кризис уже миновал и старший
       лейтенант, конечно же, будет жить.
       Непрядов приблизился к кровати больного. Выпростав поверх одеяла обмотанные бинтами руки, он хрипловато и ритмично дышал. Небритое, со следами обморожения лицо воздушного штурмана выглядело таким измождённым, будто его только что освободили из концлагеря.
       - А обе ступни всё же пришлось ампутировать, - как бы извиняясь, негромко произнёс Целиков. - И ничего нельзя было с этим поделать. У этого бедолаги начиналась уже газовая гангрена.
       Непрядов со вздохом кивнул, спросив при этом:
       - Александр Сергеевич, а руки-то хоть спасёте ему? -
       - Постараюсь, - пообещал доктор. - Но вы же сами видите, в каком он состоянии.
       - А в сознание он, по крайней мере, приходил?
       - Да. Перед тем, как заснуть. Однако речь такая бессвязная, что ничего невозможно было понять из его слов. Несёт ерунду про какого-то чёрного человека, который будто всё время является ему и покоя не даёт.
       - Да что за чепуха? - удивился Егор. - Какой ещё "чёрный человек", если вся команда у нас - в синих куртках, либо в кремовых рубашках? А в лазарете вообще все в белых халатах.
       - И тем не менее, - подёрнул плечами доктор. - Старший лейтенант в таком состоянии, что возможны любые галлюцинации.
       - А может, что-то ассоциативно припоминает? - предположил Егор. - Ведь чёрный человек, если помните, это всего лишь персонаж воображения, являвшийся Сергею Есенину. Хотя, к Моцарту тот типаж приходил вполне реально, чтобы реквием заказать...
       Может быть, может быть,.. - раздумчиво изрёк доктор. - Только
       боюсь, что у моего пациента с головой стало не всё в порядке. А это уже серьёзно.
       - Хотелось бы надеяться, Александр Сергеевич, что это пройдет.
       - Вот и мне тоже хотелось бы, Егор Степанович.
       Непрядов помолчал, гладя на тяжело похрапывавшего старшего лейтенанта. Не зная отчего, только напоминание о неизвестно каком "чёрном человеке" и у самого Егора вызвало неприятное ощущение, будто в его экипаже появился некто чужой, кому на борту быть не положено.
       "Дай Бог выкарабкаться тебе, старлей", - с мучительным состраданием и жалостью подумал Егор и на всякий случай напомнил доктору. - В случае чего, Александр Сергеевич, то не забудь, что у меня первая группа крови.
       - Спасибо, Егор Степанович, - поблагодарил доктор. - Но ты с этим предложением уже не первый. Учту, если потребуется переливание.
       - Как только Друган придёт в полное сознание, сразу же сообщите мне, - напоследок сказал Непрядов, собираясь выйти. - Надо будет постараться выяснить, как и что там у них на борту произошло.
       - Непременно доложу, товарищ командир, - сказал доктор, поправляя капельницу, висевшую в изголовьях кровати больного.
       Когда Егор возвращался в центральный, то мысль о "чёрном человеке", как ни странно, ему и самому стала не давать покоя. Егор пытался всему этому найти какое-то своё, простое и понятное объяснение. Полагал, что отсечная среда обитания вообще мало приспособлена для жизни. Она, по сути своей, вредна и опасна. Ведь это как посмотреть... Бывает, когда очевидное раскрывается здесь, под водой, подсознательной стороной бытия. Похоже, лодка вполне подошла бы для прибежища вампиров: здесь ведь никогда не бывает солнца и дневного света. Но уж, видно, как креста и чесночного духа не выносит всякая нечисть недостатка кислорода. Сам Господь, может статься, назначил это место избранным своим для великих испытаний и подвига "за други своя".
       Но Егоровы размышления тотчас оборвались, как только на полпути к трапу его вразумили отрывистые кряканья корабельного ревуна. Уже не было сомнений, что Петя Хуторнов выследил "Огайо".
       Так оно и было. Взбежав по трапу в центральный, Егор увидал, как всё там пришло в движение. Доклады о перемещавшейся "цели" сыпались с боевых постов один за другим.
       Оценив обстановку, Непрядов назначил курс на сближение. И лодка, дав ход, пошла на перехват "Огайо". Чужая атомарина появилась именно в том месте, где её и ожидали. Лодка выползала из пролива так медленно, что могло показаться, будто она вообще была без хода и еле волочилась по какому-то попутному течению. Непрядов объяснил это себе тем, что командир "Огайо", вероятно, очень слабо знал этот район подледного плавания. К тому же сами ледяные острова весьма существенно уменьшали возможность свободного маневрирования. Непрядовская же лодка, наоборот, находилась на чистой воде и могла воспользоваться любыми скоростями и курсами, исходя из складывавшейся обстановки.
       Теперь же главное состояло в том, чтобы всеми возможными средствами дать командиру "Огайо" понять, что его лодка обнаружена и теперь уже речи не может быть о скрытном продолжении её движения. Петя Хуторнов, нисколько уже не таясь, "молотил" корпус незваной субмарины посылками гидролокатора. Сколько хотел и как хотел. А это могло значить лишь только то, что все параметры её движения были
       теперь под контролем И, вне всякого сомнения, вводились в автомат торпедной стрельбы... Так, на всякий случай.
       Неприятный холодок реальной опасности всё же прохаживался по спине Егора. Он вполне представлял, какую угрозу таила в себе чужая атомарина, в шахтах которой, быть может, готовились к старту все двадцать четыре баллистические ракеты. Страшно было даже вообразить, что станет с землёй его предков, если на неё вдруг обрушатся двести сорок ядерных боеголовок, испаряя в сатанинском пламени всеобщего безумия города и сёла. Вероятно, не будет уже тогда и его родной Укромовки вместе с дедовой церквушкой и родным домом. Даже окрестные леса и пашни, дотла выгорев, превратятся в безжизненную пустыню. И негде будет укрыться ни человеку, ни зверю, ни птице...
       Где-то в тайнике сознания, неведомо из каких глубин вечности, опять глядели на Егора нетленные глаза Непряда Московитина - и так отчётливо и ясно, как никогда прежде. Командир даже вздрогнул, будто кто-то всемогущий и сильный подтолкнул его в спину, навстречу этому взгляду, ставшему в следующее мгновенье как бы его собственным, устремленным на "цель" сквозь толщу воды и всевидящим. Что это было, командир сразу и понять не мог. Но только слова приказа, единственно необходимые и верные, уже как бы сами собой стали срываться с его очерствевших губ. А вся команда, почувствовав этот одухотворённый, неземной силы командирский дух, стала такой же решительной, расчетливой и злой в своём священном бесстрашии, как и сам командир.
       - Цель раздвоилась, - вдруг доложил Хуторнов.
       Непрядов глянул на экран осциллографа и действительно обнаружил
       на нём две медленно расходившиеся в разные стороны метки. Сомнений не было, что "вражина" решила схитрить, применив имитатор - самодвижующееся устройство, которое выдавало точно такие же параметры хода, как и сама "Огайо". Видать, надеялась она, авось да занервничает, замечется Непрядовская лодка в поисках истинной цели. Через минуту появилась третья ложная метка, потом четвёртая. Но ушастый Петя Хуторнов, не будь он от природы вундеркиндом, не мог сразу же не обнаружил подвох.
       - Товарищ командир, вторая цель слева - истинная, - доложил он уверенным голосом, даже чуть насмешливо, поскольку такие "штучки" с ним не проходят. Он-то знал цену своим ушам.
       Ничуть не сомневаясь, командир принял на веру новые целеуказания. Непрядовская лодка легла на новый курс и пошла на дистанции торпедного залпа от "Огайо", как бы напористо прижимая её к монолиту подводного острова. Какое-то время обе лодки маневрировали, одна относительно другой, на немыслимых глиссадах, стараясь тем самым выказать своё преимущество. Командиры, по всей очевидности, испытывали нервы друг друга. Могло показаться, что каждый из них ждал, кто первый применит самонаводящуюся торпеду. Однако в запасе у каждого была ещё возможность ответного, карающего залпа. И это понимали оба командира. Поэтому никто не хотел безрассудно рисковать. Над головами вечный лёд, под ногами океанская бездна. Ведь случись что, никто уже не поможет, да и самим никогда в аварийном положении не всплыть, из отсека тоже никуда не выйти. Можно было только вместе умереть, либо вместе жить, но разойдясь, пока не поздно, в разные стороны.
       Как только это окончательно уяснил себе командир "Огайо", то
       потерял всякий интерес испытывать терпение командира другой, противостоявшей ему лодки. К тому же, она со всей очевидностью была более скоростной, постоянно упреждала в маневренности и занимала более выгодную позицию. Правда, не будь над их рубками сплошного пакового льда, можно было бы для очистки совести всплыть и помахать друг другу на прощанье "ручкой", а то и покрутить пальцем у виска... Всё же оба они - живые люди, да и с юмором в любом подплаве всегда не было недостатка... Только и этой возможности командиры не имели.
       "Огайо", наконец, описала циркуляцию и пошла себе обратно в пролив, посчитав это для себя наименьшим злом. Ведь ясно же, что основная её ставка делалась на скрытное прохождении подо льдами и внезапное появление в точке предполагаемого ракетного залпа, пускай даже условного. Именно это, с наибольшей вероятностью, могло быть целью её дальнего похода и той задачи, которое ставило командование. Да вот только непонятно откуда появившийся сторож здешних глубин спутал им все карты.
       Вскоре на экране гидролокатора одинокая метка исчезла, растворилась на зеленоватом фоне осциллографа, будто её никогда и не было, постепенно стушевался в наушниках и шум винтов непрошеной "гостьи". Только Непрядовская лодка долго ещё не покидала этот район плавания. Приказ командования, полученный во время очередного подвсплытия в полынье и сеанса связи, повелевал продолжать патрулирование, впредь до особого распоряжения.
       Тем не менее, в экипаже у всех появилась надежда, что их затянувшемуся плаванию, по всей вероятности, скоро придёт конец. Хотя состояние лётчика стабилизировалось, Целиков, помня наказ мудрого Бахерахта, не переставал настойчиво требовать скорейшей
       госпитализации своего пациента. Всё ещё оставалась опасность серьёзных послеоперационных осложнений. А это могло означать лишь то, что в скором времени следовало ожидать приказа на возвращение в базу. К тому же, весенние натовские учения кончались, а вместе с этим уменьшалась вероятность каких-либо новых провокаций. По крайней мере, всем так хотелось думать, и потому мысли о доме, о предстоящей встрече с родными и близкими, уже прочно засели в головах у экипажа. Да Непрядову и самому хотелось поскорее дать команду лечь на обратный курс.
       Все почему-то сразу вспомнили, а ведь на берегу давно буйствует весна. Даже у них в Заполярье наверняка уже зазеленела трава. И распустились первые листочки на хилых деревцах. Кому-то непременно захотелось на выходной махнуть куда-нибудь подальше в сопки, чтобы куропаток, да уток ружьишком попугать, а иной непрочь был бы разбить палатку на берегу заветного озерца. Как водится, рыбку половить, свежим воздухом подышать, тишину береговую послушать... А как хорошо вечерком сидеть у костерка, выпив водочки и закусив чем Бог пошлёт, да петь себе под гитару что-нибудь задушевное.
       Кузьма, большой любитель по этой части, обещал дружкам при первой же возможности устроить на берегу прямо-таки "царскую" рыбалку. А уху, которую он посулил сварить лично, живописал с таким профессиональным смаком, что у Егора с Вадимом слюнки потекли. И от всего этого ещё сильнее захотелось на берег, к тихим земным радостям, от которых под водой, казалось уже, стали понемногу отвыкать.
       После рискованного противостояния с чужой лодкой жизнь в Непрядовском экипаже снова пошла давно устоявшемся, привычным
       чередом. Сменялись и заступали вахты, штурман прокладывал курс, механик держал обороты винта, кок стряпал на камбузе. Перемещаясь в глубинном пространстве океана, лодка щупальцами своих локаторов охватывала огромные пространства подводного Нептунова царства. И никакая мало-мальски различимая цель не могла пройти мимо зорких глаз и чутких ушей Пети Хуторнова. Именно от него, как от начальника корабельной связи, ждали теперь сообщения о том, что наконец-то получен вожделенный приказ возвращаться домой. Но "ушастый вундеркинд" на этот счёт хранил молчание, и всему экипажу не оставалось ничего иного, как продолжать упорно надеяться и терпеливо ждать.
       Как-то Непрядова попросили зайти в лазарет. Обстановка позволяла, и командир не замедлил спуститься на жилую палубу. Доктор Целиков отчего-то поджидал его в коридоре, стоя у плотно затворенной двери лазарета. Он с таинственным видом поманил Непрядова, приглашая к доверительному разговору.
       - Такая вот штука, Егор Степанович, - тихо и грустно проговорил Целиков. - Подтвердились самые скверные предположения и диагнозы.
       - Что такое? - встревожился Егор. - Опять началось нагноение?
       - С этим как раз всё в порядке, - сказал доктор. - Но у Другана действительно что-то стряслось с головой. А это похуже будет.
       - И нельзя хоть как-то помочь?
       - А как? Я же не Кащенко и не Сербский. Всего лишь обыкновенный корабельный эскулап. Сделал всё, что мог.
       - Понятно, - озадачился командир. - Надо твоего пациента как можно скорее на берег доставить.
       - Да, уж надо, - подтвердил Целиков.
       - Постараемся найти полынью и снова дадим РДО, - пообещал Непрядов и кивнул головой куда-то в сторону. - Знают же, что у нас больной на борту, а молчат.
       - Молчат, - согласился Целиков, осуждающе качая головой.
       - На этот раз придётся составить текст в более жёстких тонах, - сказал Егор, собираясь тотчас исполнить своё намерение. Он хотел было вернуться в центральный, но доктор выразительным взглядом попросил задержаться.
       - Друган желает непременно вас видеть, - интимно сдержанным голосом вдруг сообщил Целиков.
       - Именно меня? - удивился Егор.
       - Так точно, как командира лодки, - подтвердил доктор. - Только уж вы, Егор Степанович, как-нибудь помягче с ним, поделикатнее.
       - Понимаю, понимаю, - сказал Егор. - Может, хочет сообщить что-то важное?
       - Может сообщит, а может и нет, - предположил доктор. - Его всё время этот самый "чёрный человек" беспокоит. Вы уж объясните ему поаккуратнее, что нечистая сила на лодке не водится. Некомфортно ей у нас...
       Егор согласно кивнул и отодвинул дверь лазарета.
       Штурман дремал в полулежачем положении, покоясь на подсунутых ему под спину и под бока подушках. Лицо у него было донельзя задубевшим, с ввалившимися щеками и впалыми глазницами, на коже пятна от обморожения, припудренные каким-то порошком. Однако Друган сразу же открыл глаза, как только Непрядов приблизился к нему. Но взглядом он скользил мимо Егора, куда-то в пространство за его спиной.
       - Я командир корабля, товарищ старший лейтенант, - представился Непрядов. - Вы хотели меня видеть?
       - Так точно, - чётко и внятно произнёс Друган, не отрывая взгляда от какой-то точки на переборке.
       - Вы что-то хотели мне сказать?
       - Наоборот, это вы хотите мне кое-что сказать, - Друган перевел на Непрядова немигающий взгляд. - И даже обязаны мне сказать.
       - Но что именно?
       - Когда мы, наконец, падать перестанем?..
       - Куда падать?
       - Будто не знаете! - недоверчиво покосился штурман. - Да вниз же, всё время вниз...
       Непрядов как можно мягче улыбнулся и коснулся пальцами забинтованной руки штурмана.
       - Уверяю вас, старший лейтенант. Никуда мы не падаем. А вернее, не погружаемся. Вы же понимаете, что все мы находимся на подводной лодке, которая сейчас движется заданным курсом и на определённой глубине, - и кивнул на подошедшего Целикова. - Вот и доктор вам подтвердит.
       Целиков широко развёл руками, мол, само собой разумеется.
       Но старший лейтенант не поверил. Он скривил потрескавшиеся губы в каком-то подобии усмешки и зловещим шёпотом произнес:
       - А вы не можете этого понять, - и ткнул забинтованной рукой куда-то мимо Непрядова. - Это вот он знает, куда всё и зачем...
       Непрядов невольно обернулся. Но за спиной у себя ничего подозрительного не обнаружил.
       - А он - кто? - осторожно полюбопытствовал Егор.
       Лётчик опять, как бы себе на уме, криво улыбнулся и сказал:
       - Не притворяйтесь, командир, вы же его хорошо знаете, и он вас - тоже.
       Егор догадался, о ком идёт речь.
       - Он что, сильно вас беспокоит? - сочувственно спросил командир, уразумев, что разубеждать в чём-либо больного человека пока бесполезно.
       - Житья от него нет, - пожаловался штурман, - спать совсем не даёт. И потом, это из-за него у меня пальцы на обеих ногах так сильно болят, что мочи нет. Он приходит и топчется по моим ногам...
       Командир с доктором молча переглянулись. Лётчик не знал, что ступни его ног ампутированы.
       - Это пройдёт, Михаил Аркадьевич, - заверил Целиков своего пациента. - Обещаю вам как врач. А что касается этого самого "чёрного человечка", то командир корабля прикажет ему лично никогда здесь больше не появляться, и он отсюда навсегда уйдёт.
       - Непременно прикажу, - тотчас подхватил Непрядов.
       - И я давно говорил, - с деланным возмущением продолжал доктор. - А то шляются, знаете ли, всякие! Проходной двор стал какой-то, а не лазарет.
       - Вы не обманываете? - штурман зыркнул на командира недоверчивым взглядом. - А то ведь "чёрный человек" всех нас за собой потянет. Я знаю, он же всегда оттуда приходит,.. - для большей достоверности штурман указал на палубу и качнул книзу головой, мол, из глубины.
       Как только мог, Непрядов успокоил разволновавшегося было лётчика. Казалось, что тот поверил. Он откинулся на подушки, снова
       впадая в тяжёлую дремоту.
       Доктор дал знак, что пора уходить. Непрядов сразу же повиновался, оставив помещение.
       Подходящую полынью искали более суток. Наконец, приледнившись, выбросили на поверхность буйковую антенну и послали на берег срочное донесение. Через короткое время получили ответ, который разом развеял все сомнения, а заодно, и надежды. Последовал приказ незамедлительно выйти к кромке льда, чтобы передать больного лётчика на борт специально посланного госпитального судна. Самим же предстояло продолжить патрулирование в другом, более отдалённом квадрате, чем до этого.
       Большего разочарования всем надеждам и придумать было бы трудно: прощай рыбалка, прощай костерок у тихого озерца. Отсечный люд приуныл, стал более раздражительным и нервным. Но приказ есть приказ, и его следовало выполнять, чего бы это ни стоило. Непрядов, превозмогая самого себя, пытался как-то объяснить создавшееся положение, успокоить людей. Но чувствовал, что получается это у него не слишком убедительно. Экипаж действительно был измотан до предела. Непрядов это особенно понимал. Случалось, за столом в кают-компании ссора могла возникнуть из-за сущего пустяка: из-за случайно оброненного слова, неуместной подначки, или даже косого взгляда. И только присутствие за столом командира гасило порой страсти, когда обыкновенный спор мог перерасти в ссору. Более всего Непрядов опасался, как бы из-за огромного перенапряжения где-нибудь не произошёл сбой. Ведь понятно же - люди не железные. А любая ошибка на вахте дорого может стоить всему экипажу. Только этого Егор никак не мог допустить. Сутками приходилось ему самому нести вахту в
       центральном, даже на короткое время не спускаясь для отдыха в каюту.
       Колбенев с Обрезковым на это обижались. Им казалось, что командир им доверять перестал, хотя оба они лодку чувствовали не хуже и людей держать в руках умели. Но как было объяснить дружкам, что не было ему в каюте ни сна, ни отдыха, и только в центральном, среди несущих вахту людей, командир мог оставаться спокойным. Он обещал дружкам: "Вот только вернемся в базу, вы оба, голубчики мои, на лодке у пирса вдоволь накомандуетесь, а я буду на берегу сразу за всё упущенное время отсыпаться - да так, что и пушками не разбудишь".
       В этой нервотрёпке забот особенно прибавилось Целикову. Он не мог не беспокоиться, как бы у кого из моряков не обострились их застарелые недуги, всякие там гастриты, радикулиты, да болезни суставов. В подплаве напасти эти поджидают каждого, кому перевалило эдак лет за тридцать пять. А в экипаже таких числилось большинство. Ведь не проходят же бесследно бесконечные тревоги, монотонные вахты, изнурительные качки, а в общем - работа на износ, поскольку в полсилы на борту лодки ничего не делается. Что уж говорить об отсечной "атмосфере", в которой пребывают подводные жители. Сколь ни была бы на борту совершенной система регенерации воздуха, дышать всё равно приходилось рафинированной газовой смесью, которая далеко не лучшим образом влияет на человеческое сердце и сосуды. Но более всего людям здесь не хватает естественного тепла и света. Ведь и кварцевая лампа, под которой после вахты приятно погреться, никогда не заменит обыкновенного солнечного лучика.
       Знал и беспокоился Целиков, что даже после возвращения в базу хлопот ему не убавится. После похода у моряков неизбежно в крови увеличивается содержание холестерина, билирубина, триглицеридов. А
       это верные признаки стресса, которые как бы выедают человеческий организм изнутри. Как минимум, потребуется месяц, а то и два, прежде чем сердечно-сосудистая система иного подопечного снова придёт в норму.
       Но случается и так, что даже столь ничтожно малого, с эскулапской точки зрения, времени может и не хватить. Бывает, когда вдруг появляется необходимость опять срочно выйти в море, полагаясь лишь на то, что русский моряк - существо двужильное, а потому всё выдюжит, сколько на него ни взваливай. Надо полагать, кому-то не так уж важно, что подводники седеют рано. Не в силах был корабельный доктор прервать этот процесс, но всё же мог попытаться как-то уменьшить его губительную силу. И Целиков, этот вечно унылый и флегматичный человек, прямо-таки донимал всех различными процедурами. По установленному графику неукоснительно измерял кровяное давление, прослушивал сердце, снимал кардиограммы. Рискуя нарваться на грубость, он тем не менее гнал усталых людей из их кают в спортзал, в сауну, в отсек живой природы - лишь бы не оставались они наедине со своими мрачными мыслями и затаившимися недугами.
       Спасение людей подводных было в их постоянном движении. Именно это упрямый и нудный Целиков пытался вбить в головы своих отсечных пациентов. Опасение за здоровье людей увеличивалось у него по мере того, как затягивалось их плавание подо льдами. Кузьму Обрезкова донимал застарелый радикулит, подхваченный им едва ли не в лейтенантские годы. Вадим Колбенев крепился, хотя у него пошаливало сердце. И только Непрядовский организм вызывал у доктора неизменное восхищение. Командир был здоровее едва ли не всех и каждого в экипаже. Сердце его неизменно билось как часы, давление пребывало в норме. Целиков утверждал даже, что если бы он, любопытства ради, вскрыл скальпелем Егору грудную клетку, то обнаружил бы там безупречные внутренности семнадцатилетнего юноши. С таким-то от природы данным здоровьем, полагал Целиков, их командиру "лет до ста расти и не стариться" - такие уж завидные гены достались ему от пращуров.
       Второе дыхание, как у стайеров, появилось в экипаже совсем неожиданно. Когда никого не веселили даже анекдоты и подначки Васи Дымарёва, как нельзя кстати пришлась поэтическая лирика. Андрей Скиба вызвался читать стихи несколько вечеров кряду, благо знал на память великое множество творений своего любимого Пушкина. В этом ему на лодке не было равных.
       О том, что начинаются пушкинские вечера, в кают-компании было объявлено заранее. Андрей Скиба каждому члену экипажа вручил именной пригласительный билет, в котором значилось, что "Пушкин А.С., камер-юнкер и стихотворец, будучи проездом, имеет честь лично присутствовать ввечеру на чтении собственных стихов, декламацию коих препоручено исполнять здешнему навигатору, с коим поэт знаком лично со времен лицейской поры и коего несомненно уважает за любовь и нежную привязанность к утончённой музе, равно как к прокладке курса, а также к борщу и макаронам по-флотски..." Такое интригующее приглашение, разумеется, не могло не вызвать определённого интереса.
       И вот в назначенный час народ отсечный из кают и рубок начал стекаться в отсек "живой природы", где предполагалась встреча с самим Александром Сергеевичем. Как и полагается, офицеры были в парадной форме, как об этом просил Скиба, предвидя значимость момента. Держаться всем предлагалось по-флотски раскованно, а не по-кавалерийски развязно, в блеске изысканных манер, как если б это было на светском балу в салоне самой Анны Керн...
       Скиба элегантными поклонами встречал гостей у входа, предлагая рассаживаться поудобнее и чувствовать себя,.. как в прошлом веке. И уж совсем ошарашил, величая всех не иначе, как "господами офицерами".
       Располагались в лёгких плетёных креслах по своему желанию и вкусу: кто предпочитал быть рядом с фонтанчиком, кто придвигался поближе к аквариуму, а кто нежился под сенью развесистой пальмы, или же блаженствовал в куще цветника. Обстановка была необычайно торжественной, и все ждали, а вдруг и вправду, прямо вот сейчас, произойдёт чудо. Откроется застеклённая дверь и с вежливым полупоклоном войдёт человек во фраке, с курчавой головой и пышными бакенбардами. Приятно всем улыбнувшись, он положит на рояль свой цилиндр, бросив в него лайковые перчатки, поставит в уголок трость с набалдашником, а потом запросто сядет где-нибудь в сторонке и кивком головы любезно попросит начинать.
       Уловив это всеобщее желание, Скиба сказал, с самым серьёзным видом посмотрев при этом на часы:
       - Господа, Александр Сергеевич немного задерживаются. Дела, знаете ли, всё дела... Но прибыть оне обещали с минуты на минуту. Пока же просили начинать без него. Вы не возражаете, господа?.. - и обвел всех присутствующих взглядом. - Так что, не обессудьте.
       Офицеры понимающе заулыбались, принимая слова штурмана на веру. Наконец, всякое движение в отсеке прекратилось, голоса притихли. Скиба дал кому-то знак, и яркий свет в плафонах на подволоке начал медленно меркнуть, пока совсем не погас. Горела только лампа под зелёным абажуром на столике, за которым сидел
       декламатор. Выдержав паузу и насладившись полнейшей тишиной, он заговорил:
       - Итак, один из уважаемых поэтов как-то сказал о том, что надо "и жить торопиться, и чувствовать спешить", на что другой, ещё более уважаемый поэт ответил так:
       "Мой дядя, самых честных правил,
       Когда не в шутку занемог,
       Он уважать себя заставил
       И лучше выдумать не мог..."
       При этом инженер-ядерщик Саша Стеблев подсел к роялю и начал негромко музицировать, стараясь подстроиться в лад к стихам. И это ему, как нельзя кстати, удалось.
       Скиба читал на память, как бы в доказательство всего сказанного держа руку на томике "Евгения Онегина". Скошенный свет от настольной лампы освещал нижнюю часть его рябого лица, с такими же, как у великого поэта, курчавыми бачками, только рыжими, и полноватыми губами. Это сходство казалось поразительным. И потому, вероятно, всем хотелось верить, что роман читал не кто иной, как сам автор. Егор подумал даже, а может и впрямь бессмертный дух великого поэта вселился в его штурмана?..
       Все, кто находился в отсеке, слушали молча и с таким сопереживанием, будто несчастная судьба скитальца Евгения касалась лично каждого. Кто же не питал втайне надежду, чтобы и он тоже "возвратился и попал, как Чацкий, с корабля на бал"?.. Но что станет потом, этого никто не знал, потому что последняя глава повествования каждому уготована своя. И всё же так хотелось, чтобы вопреки всему, Татьяна милая дождалась бы из странствий дальних своего непутёвого
       Онегина, чтобы Ленский на дуэли не был бы убит, а лишь слегка ранен. Впрочем, как и сам Александр Сергеевич, придумавший своему герою по роковому предчувствию свой собственный конец...
       Сквозь щебет птиц и журчание в фонтанчике воды отчётливо слышалось, как отсечный хронометр отщёлкивал вечность... Его не заглушало даже продолжавшееся музицирование Саши-ядерщика. И возможно оттого стихи становились более чем стихи. Они обращались глотком свежего воздуха, по которому все так истосковались.
       Непрядов слушал, вальяжно развалясь кресле и полуприкрыв веки.
       "...Господский дом уединенный
       Стоял над речкою. Вдали
       Пред ним пестрели и цвели
       Луга и нивы золотые..."
       Слова как в прекрасном сне доходили до Егорова сознания, и он видел свой родной дом, походивший на Ларинский, и Укромово Селище, где "стада бродили по лугам, и сени расширял густые, огромный затененный сад..."
       Бывает же такое наваждение! Вроде бы и не спишь и всё видишь как наяву... Вот сам Егор, босой и в курсантской робе, с косою на плече, бодро шагает глухоманной лесной тропкой, поспешая за своим дедом. Шумят в кронах деревьев разгульные верховые ветры, гомонит в чащобе птичья братия и где-то рядом ручеёк журчит... А на душе легко, весело и чуть жутковато. Егор знает, что в его судьбе ещё не произошло ничего особенного, - ни плохого, ни хорошего, и...вся жизнь впереди. И он будто волен распоряжаться ею теперь по собственному усмотрению. Всё происходит именно так, как когда-то было на самом деле. Даже гадюка поджидает их на своём прежнем месте, лёжа поперёк дороги и греясь на солнышке. Она тотчас уползёт в кусты, повинуясь дедову слову, и тропинка снова станет свободной. А вот и просторная лесная делянка, которую им надо к вечеру успеть выкосить, чтобы потом за беседой у костра припоздниться. И слышался неторопливый дедов говорок. Вновь поучал он внука своим извечным премудростям. "Произрастают, Егорушка, на землице нашей родненькой и пижма - рябина дикая, и хвощ - злодей болотный, и плаун споровый, зело в деле полезный, и вечно зелёный вереск и древей-тысячелстник..."
       Дед стоял перед Егором совсем ещё бодрый, кряжистый и сильный, с дремучей бородой и седой гривой волос. Он хлестал бруском по звонкой стали косовьего клинка и пробовал остриё заскорузлым пальцем. Потом весело кивал, мол, поспевай за мной, внучок любезный. И брался за косовище...
       Сам Егор, как его учили, от плеча размахивается вправо, до самого что ни на есть упора. Отточенная сталь берет разбег и с визгом вонзается в травостой. Враз отяжелевшие, стебли послушно ложатся в строчку. И пошло-поехало разлиновывать лесную полянку в две косы.
       Но только отчего-то ужас охватывает Егора. Он чувствует, что за дедом ему никак не угнаться. Взмахивая косой и пластая густую траву, могучий старик уходил от внука. Егор хочет позвать его и - нет сил, даже не слышит собственного голоса. Старик всё дальше и дальше. Вот его уже нет... Исчез где-то вдалеке, в светлой луговине, до которой медлительному внуку, коси не коси, век не добраться...
       Вздрогнул Егор, приходя в себя. В отсеке уже снова горел яркий свет, и люди поднимались со своих кресел, громко аплодируя.
       Непрядов тайком смахнул сползавшую по щеке слезу. А кто и заметил, то уж, верно, подумал, что это стихи так растрогали их
       командира. На глубине, под толстой шапкой льдов, всё ведь не так легко и просто воспринимается, как это бывает на берегу, или даже на чистой воде. Пушкин, верно, тогда уже знал, что нынче сказать русскому человеку...
       Кромку льдов лодка достигла поздно вечером. Всплыли в расчётной точке, отдраили верхний рубочный люк, и снова дохнуло пьянящей океанской свежестью, от которой кругом пошла голова. Подводники поочерёдно потянулись на ходовой мостик: кому покурить, кому подышать, а кому просто на свежачке в гальюн сбегать. Обычная проза моряцкой жизни.
       Непрядов сидел на ограждении рубки, подсунув под себя свёрнутый брезент. Кругом было промозгло и сыро. Вода продолжала стекать из всевозможных закутков и шхер ограждения, гулко шлёпаясь где-то внизу полновесными каплями. С той точки, которую выбрал Егор, хорошо просматривались и водная гладь, и внутренность пещеры под обвесом рубки.
       Несмотря на поздний час, солнце висело у горизонта докрасна раскалённой поковочной болванкой. Оно и не думало погружаться в воду, чтобы дать место ночи, поскольку на Северах прочно царствовал полярный день, которому три месяца кряду не будет конца. Сиреневая гладь океана была спокойна и чиста. Лишь местами её встормашивали небольшие льдины, отколовшиеся от пакового сплошняка.
       Егор прикинул, что ждать ещё придётся не менее часа. Госпитальное судно было на подходе. С мостика пока его не разглядеть, но радарная антенна, вращавшаяся над рубкой, уже вывела на экран яркую метку, еле заметно смещавшуюся к центру зеленовато мерцавшего окружья. Судно подходило со стороны зюйд-веста, и швартовая команда уже
       готовилась подавать концы. Чтобы ускорить встречу, лодка дала средний ход. Она пошла на сближение, раздвигая корпусом стылую воду и расталкивая мелкие льдины, которые игриво поворачивались и отскакивали на поднятой приплюснутым форштевнем волне.
       Пока ещё позволяло время, старшины под обвесом рубки неспешно готовили бросательные концы, покуривая, продолжая свой трёп. Николай Чуриков ловко мотал на согнутой в локте руке пеньковый линь. Иван Ганзя ему помогал, распутывая свалявшийся в трюме шкерт. Стоявший рядом Никита Шастун вольготно дышал всей грудью и при этом как кот блаженно жмурился маленькими хитроватыми глазками. С лица у него не сходила вальяжная улыбка отсечного мещанина во дворянстве.
       - Помог бы, ваше благородие, - не без ехидства намекнул Шастуну Ганзя, на что тот состроил брезгливую мину и сделал выразительную отмашку ладонью, мол, работайте, работайте...
       - Эх, панове старшины, люблю я это самое - "море студёное" - изрёк он, поводя пухлым носом во все стороны. - А запахи, запахи-то какие гарные. Это вам не отсечная духота и вонь, сдобренная регенерацией. Дышите, хлопцы, я вам не препятствую. А то ведь и запретить недолго.
       - Добрый нашёлся! - недобро зыркнув на разговорившегося вестового, процедил сквозь зубы вечно хмурый Чуриков. - Это кто ж дышать-то запретит? Уж не ты ли?
       - Во! Не врубился, - для большей доходчивости Шастун покрутил у виска пальцем. - Как дадут команду на погружение, так и - прощай океанская свежесть. Дыши опять собственными миазмами, и никакого
       тебе кайфа.
       - Не рыдай, кореш, - попытался его успокоить никогда не унывавший Ганзя. - Ты только шепни лично мне на ухо, когда из-за этих самых миазмов перестанешь кайф ловить. Я тебе пописаю на грудь, и от тебя снова морем запахнет. Сходу забалдеешь.
       - Плебе-ей, - с брезгливым видом протянул Никита. - Всё твоё убогое мышление дальше сухопутного сортира не простирается, ибо по скудости своему, оно даже на корабельный гальюн не тянет.
       - Это у вас так в третьем отделении считают? - как бы между прочим, осведомился Ганзя.
       - А за поклёп, Ванюша, можно и ответить,.. - посулил Никита.
       - Давай, давай - тебе не привыкать, - поддержал дружка Чуриков. - Кстати, в детстве я дятлов из рогатки в лесу отстреливал.
       - А что, в деревне у вас много ещё таких вот живодёров?
       - Хватит.
       - И все срок отмотали?
       - Я те глаз на жопу намотаю, - поворачиваясь к Шастуну, угрожающе посулил Чуриков.
       - Не надо, Коля, - попросил Ганзя, на всякий случай вставая между Шастуном и Чуриковым. - Ты что, забыл? Мы ведь слово дали...
       - Ну, разве что, - нехотя буркнул Николай, снова принимаясь со сдержанной яростью наматывать на локоть шкерт.
       Непрядов сделал вид, что не слышал разговора между старшинами, благо перебранка их сама собой иссякла и начальственного вмешательства не потребовалось. Только неприятный осадок на душе у Егора всё же остался. Он стал подозревать, что едва ли Колбеневский
       эксперимент по спасению душ человеческих увенчается успехом. Понятно, что Чуриков с Ганзей лишь делали вид, что они помирились с Шастуном.
       Вскоре внимание Непрядова привлёк доктор Целиков. Просунувшись узкими плечами в отверстие рубочного люка, он доложил:
       - Старший лейтенант Друган к транспортировке подготовлен, товарищ командир. Самочувствие больного удовлетворительное.
       - Добро, Александр Сергеевич, - принял доклад Непрядов.
       Поднявшись над обвесом, чтобы лучше видеть подходившее судно, командир приказал дать на него семафор. Оно было уже в двух кабельтовых от лодки. Отчетливо просматривался его высокий, местами помятый льдинами и тронутый ржавчиной корпус, на котором белели огромные цифры бортового номера. Уже без бинокля было видно, как на палубе плавучего госпиталя суетились люди, готовясь к швартовке.
       Наверх бережно вынесли спелёнатого одеялами Другана. Затем через отверстие люка протолкнули упакованное в пластиковый мешок тело пилота Ямщикова. Обоих положили на баке по правому борту.
       Непрядов сошёл с мостика на верхнюю палубу, чтобы попрощаться с Друганом. Казалось, был он в полном здравии, на щеках появился румянец и чёрные глаза возбуждённо блестели.
       - Вы знаете, командир, - сказал лётчик, как только Егор наклонился над ним. - А ведь он привет вам передавал.
       - Кто это "он", товарищ старший лейтенант?
       На исхудалом лице штурмана промелькнула недоверчивая усмешка.
       - Ну да, - сказал он, подмигивая, - будто и не знаете...
       Уверяю вас, - как можно убедительней и мягче сказал Егор, поправляя на голове Драгуна меховую шапку. - Да это и не столь важно.
       Главное, поправляйтесь скорее. Очень вас прошу. И постарайтесь ни о чём другом больше не думать.
       Поманив командира в сторону, Целиков сказал ему тихонько, как бы по большому секрету:
       - Странная коллизия получается. Друган так чётко описывает своего "чёрного пришельца", будто и вправду тот существует.
       - И какой же всё-таки он? - полюбопытствовал Егор.
       - Да этакий, знаете ли, огромный детина, в морской форме и в фуражке. И вроде как всё время за что-то руками держится...
       - За штурвал? - невольно подсказал Непрядов.
       - Не знаю, - произнёс Целиков, пожимая плечами. - Может, и за штурвал. Но почему вы так решили?
       - Да просто так, - уклончиво сказал Егор. - За что же ещё морскому призраку держаться?..
       Но в душе Непрядов был потрясён. В памяти вдруг возникло, как он однажды наведался к своему отцу, когда в Севастополе представилась такая возможность. Сходство с тем, что он видел тогда и слышит сейчас, было поразительным. Подумалось, что сама судьба посылает ему какое-то знамение, не то новое испытание полной безысходностью. Однако в следующее мгновение Непрядов решил, что в этом же явлении - логическая суть подплава, как и всей его нелёгкой жизни. Ведь заживо оказаться на дне в полузатопленном отсеке - всё равно, что очутиться в заколоченном и засыпанном землёй гробу. Конец одинаково и нелеп, и ужасен. Но получалось, что Егор всегда выживал не благодаря чему-то, а вопреки всему. Теперь же не было безоглядной уверенности, что так будет всегда. "Кто этот посланец глубины, этот признак, бродивший по отсекам лодки? - мучительно размышлял Егор. - Неужто мой отец?.." - и сам себе отвечал, что этого не может быть. Призраки являются лишь в больном воображении, а он же, Егор Непрядов, пока что в своём уме и в полном здравии.
       Командир отчаянно тряхнул головой, отгоняя странное наваждение, свалившееся на него нежданно-негаданно.
       Лодка тем временем пришвартовалась к серой громаде плавучего госпиталя. В его борту, казавшимся необъятным, обозначился большой квадрат медленно отворявшейся аппарели. Она опустилась точно на борт лодки, образовав широкую сходню. Появились санитары с носилками. В своих подпоясанных ремнями белых халатах, надетых поверх шинелей, они походили на неуклюжих снеговиков, не то пингвинов. Санитары лёгкой трусцой начали спускаться на борт лодки, где их поджидал Целиков. Обоих лётчиков, живого и мёртвого, разложили по носилкам, прихватив для верности широкими брезентовыми ремнями и, в сопровождении доктора, понесли по скрипучей аппарели в чрево судна.
       Майор Целиков не возвращался довольно долго, обсуждая свои врачебные дела с коллегами. Непрядов глядел на часы и подумывал, а не послать ли за эскулапом вестового, чтобы поторопить. Без особой надобности не следовало слишком долго оставаться в надводном положении, рискуя "засветиться" на космической спутниковой слежке.
       Но вот в ярко освещённом квадрате бортового лаза, наконец, показалась согбенная и тощая фигура Целикова. В руках у него был какой-то свёрток, который он небрежно держал под мышкой. Когда спускался по наклонной аппарели, то поскользнулся и чуть было не обронил свою ношу в воду. Однако сохранил равновесие, взмахнув свободной рукой.
       - Примите почту, служивый! - с этими словами Целиков небрежно перекинул туго перевязанный бечёвкой пакет на руки вахтенному офицеру Васе Дымарёву.
       - Доктор, вы убийца! - возопил он. - Это же вам не пакет с картофельными очистками.
       - Знаю, - невозмутимо ответствовал доктор. - Ну и что?
       - А то самое, - рассерженно пояснил минёр. - Если бы письма утопили, то личный состав за это вам бы все лапки поотрывал, как у зелёного кузнечика.
       - Да-а? - доктор сделал вид, что удивился. - Вот так, значит?
       - Именно так, - подтвердил Дымарёв. - И каждый имел бы тогда полное право подвергнуть вас, для собственного удовлетворения, вышеупомянутой вивисекции.
       - Ну и пускай, - со вздохом обречённого согласился Целиков. - Мне ведь всё равно никто не пишет.
       Непрядов, слышавший этот обыкновенный трёп, тоже вздохнул. Он знал, что перед самым отходом в автономку от доктор ушла жена. Он понимал и прощал своего вечно унылого и доброго эскулапа.
       Почту раздали в центральном после того, как лодка снова погрузилась и ушла под лёд. Непрядов получил сразу два письма, оба от Стёпки. Только дед почему-то на этот раз не написал. "Видно, прихворнул опять, старый", - решил Егор. Чтобы растянуть удовольствие, он долго не вскрывал конверты. Положив их в карман куртки, носил с собой весь остаток дня, занимаясь привычными командирскими делами. И всё время предвкушал, как вечером он уединится в своей каюте, чтобы спокойно прочитать дорогие сердцу весточки. Хоть на мгновенье, но с былой силой хотелось вновь ощутить первозданную радость своего отцовства, которую ему впервые довелось испытать при рождении сына. За далью лет он уже почти не помнил, как это было. Осталось длишь ощущение какой-то другой, более счастливой жизни, которое иногда в нём просыпалось с невероятной силой чудесного воскрешения. Ведь в море иначе всё воспринимается, нежели чем на суше: всё сердцу милое и дорогое становится ещё милей и дороже, а обо всём плохом и малозначительном, что осталось на берегу, даже думать не хотелось. "Сынок, сынок,.." - только и мог он с нежностью твердить самому себе, ничего более так не желая, как в строчках долгожданного послания вновь услыхать бархатистый Стёпкин говорок, по интонации очень похожий на голос его незабвенной матери.
       Егор уже предполагал, о чём ему поведает сын. Наверное, расскажет, как готовится к государственным экзаменам, после чего будет произведён в лейтенанты. А может, поделится мыслями насчёт того, когда он намерен жениться на девушке, которую давно любил. Стёпка уже не раз писал о ней, уверяя, что она очень похожа на его мать: такая же милая, добрая, стройная. И звали её Светланой.
       "Ну, что ж, - размышлял Егор. - Значит, в семье нашей прибудет света и добра..." Очень хотелось, чтобы у него скорей бы появился внук, а потом и внучка. Кажется, подарил бы им целое море своей любви и ласки. Совсем размечтался и растрогался Непрядов, приятно ощущая, как согревают письма его душу.
       Лишь поздно вечером Егор смог уединиться в своей каюте. Он сварил себе крепкий кофе, всласть посмаковал его и только потом, усевшись в кресло за письменным столом, позволит себе вскрыть первое Стёпкино письмо.
       "Здравствуй папа, - знакомым голосом ожили строчки. - Долго
       сомневался, стоит ли тебе писать именно сейчас, когда ты далеко в море и когда тебе лучше не тревожиться о том, что ты оставил на берегу. Потом всё же посоветовался с отцом Илларионом - он ведь стал нам как родной, и решил непременно писать. Хотя и не знаю, когда попадёт к тебе это моё письмо..."
       Столь туманное вступление Непрядову не понравилось. Что это значит, писать или не писать отцу? С чего бы это ему так сомневаться и осторожничать? Уж не натворил ли чего?..
       Сердце уже зашлось от предчувствия чего-то недоброго. Хлебнув из чашечки остатки кофе, Егор вновь обратился к Стёпкиному посланию.
       "...Но пускай ты обо всём узнаешь, как бы ни было нам обоим тяжело и горько, - продолжал Егор с того места, где остановился. - Вот и осиротели мы с тобой, папка. Нет больше нашего дедушки. Скончался он в самом начале декабря, а точнее..."
       И поплыли строчки перед глазами Егора.
       Немного придя в себя, он ещё и ещё перечитывал казавшиеся странными слова, смысл которых никак не укладывался в голове. Егор в возбуждении встал, для чего и сам не зная, подошёл к умывальнику, потом к шкафу, из дверцы которого выглядывал рукав его тужурки.
       Сделав над собой усилие, Егор всё же вернулся к столу и снова дрожащими руками взял письмо. Но читать уже не мог. Неведомо кто стиснул ему горло, да так цепко, что трудно было дышать.
       До утра командир не смыкал глаз. Отрешённо сидел в кресле и горевал, не находя себе никакого утешения. Смириться с судьбой не было сил. Всё перед глазами продолжало плыть и проваливаться в какую-то в пустоту.
       Опомнился Егор лишь после того, как в дверь каюты вкрадчиво постучал вестовой. Глянув на часы, командир осознал, что за столом в
       кают-компании его, как всегда, ждали к завтраку свободные от вахты офицеры. Он обязан был, по устоявшейся традиции, являться минута в минуту. На этот раз командир опаздывал.
       Непрядов собрался с силами и решительно встал. Надо было начинать новый день. И надо было постараться сделать так, чтобы до поры никто не догадался, что творится на душе у командира. Не хотел Егор, чтобы его снова жалели или соболезновали бы ему. Полагал, экипажу и без того приходилось нелегко, а здесь он ещё высунется со своим горем... Лучше уж потерпеть, делая вид, что ничего не произошло.
       Вновь Непрядовская лодка далеко и надолго ушла под полярные льды. Больше месяца Егор пестовал своё горе, чтобы оно не так сильно кричало в нём. Он теперь особенно часто думал о своём старике, которого уже не было. Хотелось вспомнить едва ли не каждое сказанное им слово, приобретавшее теперь особый смысл и значение. Многое из того, что говорил ему дед, представлялось полным глубочайшего пророчества. Казалось, дед знал и предвидел нечто такое, о чём Егор и понятия не имел по зашоренности своего ума и недостатка житейского опыта. Многое теперь представлялось совсем не так, как когда-то раньше. Вспомнилось, как не на шутку перепугался дед, когда узнал, что Егор спускался в скафандре на черноморское дно и собственными глазами видел погибшего отца... Но отчего так встревожился старый, умудрённый жизнью приходской священник, Егор так и не узнал. Всё недосуг было его расспросить. А ведь мог бы, наведывайся он в Укромовку почаще. Но деда нет, и тайна его осталась навсегда погребённой вместе с ним.
       Егор проклинал себя за невнимательность и чёрствость к родному и близкому человеку. Сколько раз дед в письмах своих умолял внука
       "заглянуть в родное сельцо хоть на часок, хоть на минутку..." Да куда там! Этот непутёвый "гомо акватикус" постоянно пребывал в суете корабельных буден, ставя службу свою превыше личных дел. А теперь был бы готов не то что ехать, а на крыльях лететь, но только вот не к кому. Опустел родной дом. И одной могилой в церковной ограде, где покоились предки Егора, стало больше.
       Теперь и бредовые слова больного лётчика не казались Егору настолько уж бессмысленными, как вначале. Выстраивалась какая-то космически жутковатая связь явлений и событий. Будто колесо Егоровой судьбы начинало раскручиваться с той неотвратимостью и необычайной силой, когда уже невозможно было считать себя хозяином собственного положения. Но самое страшное состояло в том, что Егор больше не ощущал некой спасительной нити, которая все эти годы незримо связывала его с дедом, когда тот был жив. Утрачено было нечто большее, чем просто родной и близкий человек... На душе всё стало пусто и в жизни немило. Дни шли незаметными для души и сердца. Раскаяние сменяла безысходная тоска, и хотелось на коленях просить прощения перед дедовой могилой...
       Терзала ещё мысль о том, что ему, в сущности, нечего передать собственному сыну из того сокровенного и недосягаемо вечного, чем всегда богата была дедова душа. Егор впервые ощутил себя полным банкротом, оттого что не находил в себе прежней самонадеянной уверенности. "Уж не потому ли так тягостно на сердце, что деда нет и больше некому помолиться за многогрешную душу, коль скоро сам этого делать не умею?.." - с неожиданным откровением самому себе вопросил Егор. Он понимал, что далеко ему до праведной жизни,
       которую прожил его старик. Всё, что мог теперь, так это в спасительной надежде цепляться за своё нынешнее состояние - за то привычное дело, которому он продолжал служить под водой за тридевять земель от родных берегов. Думалось, для чего-то он ещё нужен, раз продолжает дышать и мыслить, если всё ещё длится его теперешнее существование.
       "Эх, жизнь подводная! - всердцах думал Егор. - Кто только выдумал тебя - на зло всем врагам и на горе самому себе?" Её вечно клянут, ею же гордятся и дышат, не желая для себя иной участи. Верно уж, глубина стоит того, чтобы её однажды преодолеть, а потом пройти в ней путь, измеряемый ценой собственной жизни. Не знал, да и не хотел знать Егор Непрядов, когда и где прервётся его эта самая морская дорожка. Но впервые он, как и всякий зрелый человек, задумался о собственной смерти. Быть может, дослужится он до пенсии, вернётся потом в свою родную Укромовку и дотянет как-нибудь до последнего оборота винта, до своего деревянного бушлата. И лежать ему тогда в земле родной, вдали от моря, где-нибудь на погосте подле деда с бабкой. А погребённому быть, хотелось надеяться, родными и близкими, кому ещё предстояло жить да жить, продолжая род их Непрядовский. И смирившись с таким исходом жизненного пути, успокоился Егор. На душе как-то полегчало, и его теперешнее существование вновь стало обретать прежний смысл и устоявшуюся определённость.
       7
       Всё в жизни кончается - даже затянувшаяся автономка, имя которой, казалось бы, вечность. В базу лодка возвращалась погожим летним днём, оставив за кормой тысячи пройденных миль. Проглядывало солнце. Море штилело. И зеленели склоны щербатых сопок.
       В гавань входили своим ходом, на малых оборотах винта. С мостика
       Егору было видно, что их встречали. На пирсе оркестр изготовился грянуть марш. Ветерок пошевеливал развешанные меж фонарями флаги расцвечивания. Вот уже последние метры отделяли корпусную сталь корабля от земной тверди. И можно было понять, каких усилий стоило выстроившимся на баке мореходам, чтобы не сигануть с борта на берег...
       Поджидал атомоход сам контр-адмирал Бахарев, находившийся во главе штабной свиты. Данила Данилович степенно расхаживал перед шеренгой офицеров, заложив руки за спину, и похоже было, что он тоже слегка волновался.
       Как только лодка ошвартовалась и подали трап, Егор лёгкой рысцой сбежал на пирс. Придерживая бряцавший кортик левой рукой и давая отмашку правой, начал по гулкому деревянному настилу печатать шаг по направлению к штабной свите. На положенной дистанции от комдива остановился и вскинул пятерню под козырёк.
       - Товарищ адмирал! - начал докладывать по привычке негромко и внятно. - Атомная подводная лодка, бортовой "К - ...", из похода возвратилась. Задание командования выполнено. Оружие и механизмы в исправности. Больных и раненых на борту нет. Экипаж готов к выполнению очередного задания.
       Отдав рапорт, Непрядов опустил руку и вдруг почувствовал, как он смертельно устал. Ноги едва держали его. Деревянные доски под подошвами ботинок, как бы прогибаясь, стали податливыми и мягкими. Видно, это его состояние почувствовал и адмирал, поскольку сам долго командирствовал и не раз оказывался в такой же ситуации. Вместо полагавшегося приветствия, адмирал крепко обнял Непрядова и запросто облобызал в обе щёки. Ощутив поддержку, Егор взбодрился. А все подумали: " Чудит опять этот наш "два Данилы" - с кого стружку
       снимает, а кого расцеловывает... Поди вот, угадай, не то адмиральский гнев, не то ласку..."
       Бахарев поднялся на борт атомохода, официально поздоровался с экипажем и поздравил с возвращением в базу. Ему ответили, как положено, гаркнули троекратное "ура". А потом адмирал пошёл вдоль шеренги, по мужски крепко пожимая руку каждому, кто стоял перед ним в строю.
       Когда официальная часть закончилась, Непрядова толпой окружили знакомые командиры. Его обнимали, запросто шлёпали по плечам, до боли стискивали ладони обеих рук. Да и как иначе могло быть, если со многими из них Егор всё же не один пуд соли в морях съел. И только особист Горохов держался недосягаемо. Он как-то двусмысленно улыбался, глядя на Егора, будто знал нечто такое, что только одному ему было ведомо. Лишь теперь Непрядов заметил, что на погонах особиста красовались две "кавторанговские" звёздочки. И всё сразу стало понятно. "Надо же, - с усмешкой подумал Егор. - Как возгордился лихой чекист, как только "подполковника" схлопотал. Видать, полагает, что теперь все на него должны лишь снизу вверх глядеть..."
       Немного позже Непрядов узнал, что Горохова назначили начальником особого отдела их дивизии, в то время как его прежнего начальника, капитана первого ранга Чебыкина, отправили в запас. И теперь Егор искренне жалел, что ещё в общем-то не старого Чебыкина так неожиданно "ушли" на гражданку. С ним Егор всегда ладил, не в пример молодому и напористому Горохову, которому, вероятно, теперь ещё больше не терпелось у кого-то под койкой отыскать "ведьму"...
       А вечером комдив давал в честь офицеров лодки торжественный ужин. Устроили его в банкетном зале ресторана Дома офицеров. Музыка, цветы, тосты с шампанским. Всем было хорошо и весело.
       Непрядов сидел за отдельным столом вместе с комдивом, начальником штаба и некоторыми флагманскими офицерами. Этикет обязывал Егора выслушать полагавшиеся приветствия по случаю их удачно завершившегося похода и выступить с ответным словом благодарности за все поздравления. Но как только адмирал, тактично сославшись на дела, позволил себе удалиться, Непрядов перебрался за столик, где его поджидали Вадим с Кузьмой. Здесь же была и Регина Яновна - с распущенными по плечам тёмными волосами, в длинном чёрном платье с большим белым воротником, что делало её похожей на роковую фею.
       - Везет же мне, - сказала она с мягким латышским акцентом, расцеловываясь с Егором. - Одна сразу на трёх кавалеров. Прошу ангажировать!
       - На двух, - поправил Вадим. - Кузьма, кажется, уже нализался. Так что ему лучше не танцевать.
       - Не клевещи! - возмутился Кузьма. - Одним-то шампанским мне, разве что, горло прополоскать. Завтречка соберёмся у меня, вот тогда и посидим по-людски - дерябнем, как полагается, "чайку под селёдочку".
       - Да, да, милости просим, - подтвердила Регина, и её некрасивое лицо расцвело улыбкой уже доброй феи.
       Непрядов охотно согласился, Колбенев тоже не возражал, тем более что хлебосольная хозяйка обещала по такому случаю приготовить свой знаменитый луковый клопс, а ещё - студень с хреном, до которого Вадимыч был большой охотник.
       - Дня через три всем экипажем отбываем в санаторий, - поведал Колбенев. - Мне только что флагврач об этом сказал. Можно с детьми и жёнами. На этот счёт есть договорённость.
       - Ой, а без жён-то никак нельзя? - полюбопытствовал развеселившийся
       Кузьма. - А то ведь при них толком не выпить и не закусить. Придётся, как Аркаша Райкин, "в греческом зале"...
       - Кузьма-а, - укоризненно произнесла Регина, качая головой и цокая языком.
       - А я вот такой! - для порядка хорохорился её супруг. - Если пить - то цистерну, а закусывать - так мамонтом.
       - А не лопнешь? - сказал Вадим, строго поглядев на дружка. Однако поводом прочитать очередную "мораль" он не воспользовался. Поскольку знал, что дружок, с тех пор как у него наладилась служба, спиртным больше не злоупотреблял. Но такой уж был Кузьма, любил он перед своей женой, да перед дружками покуражиться, разыгрывая из себя отпетого забулдыгу.
       - Отдыхать вместе с вами, пожалуй, мне на этот раз не придётся, - сказал Егор.
       - Это почему? Как так! - в один голос запротестовали друзья.
       - Должок один есть, - грустно произнёс Непрядов. - Вы же знаете, что дед мой... Как только по начальству доложусь, попрошу "добро" съездить в Укромовку. Надо же его могилу навестить.
       - Конечно, надо, - согласилась Регина и по-деловому рассудила. - Опять же, дом там остался без присмотра, живность какая-никакая...
       - Какая там у старика моего живность? - горько усмехнулся Егор. - Коза была, да подохла. А собаку волки сожрали. Но дедов дом сам по себе дорог мне - я там родился,.. и отец мой, и сынишка тоже.
       - А то давай, все вместе махнём к тебе в Укромовку, - предложил Кузьма. - Помните, как тогда,.. когда курсантами были?
       - А что, я совсем не против, - подхватил Колбенев.
       Но Егор несговорчиво покрутил головой.
       - Нет, корешки. Вам надо непременно вместе со всеми отправляться в санаторий. Тебе, Вадимыч, сердчишко подлечить надо, а тебе, Кузьмич - желудок. Да мало ли ещё что при обследовании врачи могут откопать?
       Как ни настаивали дружки на своём, Непрядов был непреклонен. Сам же всем нутром чувствовал, что в Укромовке лично он скорее наберётся сил и придёт в норму, чем это возможно где-то на южном берегу Крыма. Верил, что лишь родная земля и чистейший Укромовский воздух полностью исцелят его от всех бед и напастей. Егор чувствовал, что физически он по-прежнему здоров, хотя и донельзя устал. Но не собственное тело беспокоило его, всё ещё налитое мускулами и крепкое - болела душа. Только это был уже недуг иного рода, избавление от которого он мог найти лишь в себе самом.
       На другой день Егор подробно доложил на военном совете о результатах своего длительного подлёдного плавания. Кое-какие замечания, по существу дела, оказались незначительными. Грамотными, хотя и с долей риска, были признаны его действия по "вытеснению" американской субмарины за пределы позиции слежения. Вполне правильной посчитали также организацию поиска и оказания помощи экипажу потерпевшего аварию самолёта. Отдельной похвалы удостоились все те, кто участвовал в ремонтных работах при адской жаре в реакторном отсеке.
       Однако общую благорасположенность к Непрядову слегка подпортил Горохов. Попросив слова, он доложил военному совету, что по имеющимся у него сведениям командир неоправданно покинул борт вверенного ему корабля, когда решил лично возглавить поисковую группу. Нельзя исключать, что поисковики, по мнению особиста, сами могли заблудиться, а то и погибнуть. А это означало бы , что лодка
       могла лишиться своего командира, что, в свою очередь, привело бы к срыву поставленной задачи.
       Однако Непрядов парировал, что каждый свой шаг он заранее продумал и всё взвесил. Ведь на корабле никто, кроме него, не обладал достаточным опытом ориентировки и поиска во льдах. К тому же, на борту оставались два опытных старпома, каждый из которых имел доступ к самостоятельному управлению кораблём и при необходимости вполне смог бы заменить командира. Горохов на это хотел что-то возразить, приподнимаясь со стула, но передумал. Он лишь язвительно улыбнулся в пышные усы и снова сел, продолжая бросать в сторону "удачливого командира" хитроватые взгляды. При этом кавторанга делал вид, что знает нечто такое, о чём Непрядов пока и по понятия не имел.
       Егору такая пикировка совсем не нравилась. Сразу же после совета он решил "перехватить" особиста и поговорить с ним начистоту, чтобы устранить все недомолвки. Но как только вопросы к Непрядову были исчерпаны и штабной народ начал расходиться, Горохов сам подошёл к Непрядову.
       - Егор Степанович, - с неизменной улыбочкой пророкотал он басом. - Не могли бы вы мне уделить ещё пару минут?
       По всему чувствовалось, что Горохову, в его новой должности, очень даже нравилось считать себя, по крайней мере, ровней Непрядову. Поэтому он предпочёл даже держаться слегка снисходительно, с подчёркнутой вежливостью, поскольку в любой момент мог выказать и преимущества своего нынешнего положения. "Уж теперь-то, каперанга, не повысишь на меня голос, как на какого-нибудь салажонка", - говорил его сдержанно торжествующий взгляд.
       - Добро, пара минут найдётся, - сухо бросил Егор, всем своим видом давая понять, что сам взаимно улыбаться не намерен.
       Они остались в опустевшей комнате для совещаний вдвоём. Горохов предложил присесть, поскольку коротким разговор не предвиделся. Он вытащил из кармана новенького, ладно сидевшего на нём кителя пачку сигарет. Потом, видимо вспомнив, что в этом месте курить не принято, отказался от своего намерения, при этом досадливо поморщившись.
       - Вы, кажется, не курите, Егор Степанович? - полюбопытствовал на всякий случай.
       - Как видите, Виталий Борисович, - подтвердил Непрядов.
       - А я вот, знаете ли, никак бросить не могу, - посетовал Горохов. - Утешаюсь лишь тем, что Марк Твен тоже всю жизнь бросал курить.
       - Что же вы хотели мне сказать? - напомнил Егор.
       Кавторанга помолчал, дабы придать своим словам должную значимость. Слишком уж медленно убирал в карман сигареты.
       Непрядов ждал, не выказывая нетерпения и с рассеянным видом поглядывая в окно. "Уж больно обходительным прикидывается, - подумал Егор. - Верно, уж опять какую-нибудь блоху отловил. Вот и не отказывает себе в удовольствии подольше её в кулачке подержать. Чекист хренов..."
       - Разговор у нас будет несколько деликатного, я бы сказал, характера, - начал Горохов, погромыхивая басом. - Касается он, в большей степени, вашего сына.
       Непрядов тотчас тревожно встрепенулся.
       - Нет, нет, он жив и здоров, - поспешил заверить кавторанга. - На этот счёт можно не беспокоиться. - И снова, больше чем нужно, помедлил, заглядывая в свою папку с какими-то бумагами. - А поговорить я с вами
       собирался ещё в первый день по вашем прибытии с морей, в Доме офицеров. Но потом подумал, что не стоит портить вам настроение в столь торжественный вечер. Шампанское, тосты, поздравления... Вы это заслужили.
       - Послушайте, товарищ капитан второго ранга, - не выдержал-таки Непрядов. - Я вам не дама с собачкой и не мадмуазель на лавочке! Что вы ходите вокруг да около, не зная, с какого боку пришвартоваться?
       - Извините, товарищ капитан первого ранга, - уже деловым тоном сказал Горохов, не считая нужным более выказывать свою благорасположенность. - Дело это, касающееся вашего сына, действительно необычное и скандальное. А суть в том, что курсант Непрядов, успешно сдавший государственные экзамены, вместо производства в лейтенанты списан строевым матросом на флот.
       - Как это понимать? - растерянно спросил Егор.
       - А так, - Горохов опять помедлил, пристально глядя на Непрядова. - Он сам подал рапорт с просьбой отчислить его из училища. Это явилось следствием его религиозных убеждений, которые он долгое время от всех скрывал. Сын ваш пожелал свою дальнейшую жизнь посвятить
       не флоту, а церкви.
       - Но этого не может быть! - сказал Егор, словно не веря собственным ушам. - Мой сын всегда мечтал о море и хотел служить на флоте.
       - И тем не менее, Егор Степанович, - подтвердил кавторанга, пряча в усах недобрую ухмылку. - Приходится верить фактам, а не намерениям.
       Открыв папку, он достал выписку из приказа, подтверждающую, что курсант Непрядов действительно отчислен из училища на флот.
       Прочитав документ, Егор задумался, нервно барабаня пальцами по столу. Потом, приняв решение, твёрдо сказал:
       - Я должен с ним лично поговорить. И как можно скорее.
       - Не думаю, чтобы это могло хоть что-то изменить, - назидательно сказал Горохов. - Воспитывать его следовало гораздо раньше, когда он поперек кровати умещался.
       - Ничего нельзя изменить только на кладбище, да после команды "пли". А во всём остальном всегда что-то можно сделать.
       - Но решение принято, и ваш сын, насколько известно мне, отбыл для дальнейшего прохождения службы в отдалённый гарнизон.
       Непрядов умолк. Всё услышанное никак не укладывалось у него в голове. Душила злость. Не хотелось верить, что собственный сын мог его так подвести.
       - Да вы успокойтесь, товарищ командир, - себе на уме, с издёвкой посочувствовал Горохов, на его лице вновь появилась хитроватая улыбочка. - Что есть, то есть. И ничего теперь с этим не поделаешь. Однако надо признать, что этот неприятнейший случай произошёл в самый неподходящий для вас момент. С присвоением вам адмиральского звания, надо полагать, надолго теперь повременят,.. если не окончательно тормознут. Это уж поверьте. А ведь всё так хорошо, так многообещающе начиналось для вас...
       - Да перестаньте вы! - оборвал особиста Непрядов. - В соболезнованиях не нуждаюсь. К тому же звания и почести совсем здесь не при чём. Не за славой, а за честью в моря ходят. Что же касается моего сына, то сам во всём разберусь и приму на этот счёт своё решение.
       - Надеюсь, Егор Степанович, - сказал Горохов и сделал при этом вид, что не сомневается в его отцовской решимости примерно "выпороть" непослушное чадо. - Ваш сын здорово начудил, вот вы и разбирайтесь. Но, но, но...
       - Что, значит - но? - неприязненно насторожился Непрядов.
       - А то и значит, что меня в данной ситуации именно вы больше всего беспокоите, - снова, в меру допустимого, повысил голос особист.
       - Уж не сомневаетесь ли, что я вслед за сыном тоже строевым матросом на флот попрошусь? - со злой иронией спросил Егор, ничуть не тушуясь.
       - Отнюдь. Я совсем так не думаю, - заверил особист, опять смягчаясь, поскольку разговаривать на повышенных тонах в его планы пока не входило. - Без лести скажу, что наш подводный флот потерял бы тогда одного из лучших своих командиров. А этого никак нельзя допустить. Мы за вас, Егор Степанович, будем драться.
       - С кем драться? Из-за чего?
       - Как ни странно получается, - но с вами и за вашу же репутацию.
       - Вот уж никак не думал, что моя репутация в ваших глазах под сомнением.
       - Вы меня совсем не так поняли. Никто не сомневается в вашей самоотверженности, в готовности исполнить свой долг. Только вот какая-то смутная и не слишком надёжная аура начинает вас обволакивать.
       - Выражайтесь точнее, - опять напомнил Егор.
       - Извольте, - в голосе особиста послышались стальные нотки. - Как прикажете понимать некоторые чуждые явления, которые имеют место быть в вашей офицерской кают-компании? Я имею ввиду, когда на пушкинском вечере к присутствующим обращались не товарищи, а... господа офицеры? Это что, по недомыслию, или с каким-то подтекстом?
       - Вот уж не думал, что такой безделице можно придать столько внимания, - при этом Егор посмотрел на Горохова как на недоумка. - Это же была чистейшей воды условность, просто забавная шутка,.. желание в стихах, в отвлечённых метафорах воссоздать доверительную атмосферу. Ведь люди затянувшимся плаванием, да к тому же под вечными льдами, до предела были измотаны. Некоторые из-за поступившего приказа продолжать плавание сверх ранее установленного срока оказались на грани психологического и физического срыва. Лично мне это было хорошо видно, о чём, кстати, на военном совете доложено. А тот пушкинский вечер всем нам был как глоток чистого воздуха. Вот и вся правда, если хотите знать. А какие там "господа"... Это же смешно. Никогда ещё все мы не чувствовали себя товарищами, единомышленниками, в полном понимании этого слова, как тот раз. Вам, товарищ капитан второго ранга, самому нужно было бы присутствовать тогда в отсеке, чтобы это понять. А не слушать каких-то придурковатых наушников.
       - Наушников? - делано удивился особист. - А что это такое?
       - Вы знаете, о чём и о ком я говорю, - напирал Непрядов. - Это всё называется "ловля блох" на чистом теле. И не более того.
       - Не скажите, Егор Степанович, - Горохов покачал пальцем. - За мелочами, как вы говорите, иногда может просматриваться и нечто большее.
       - Ну, вам виднее, в какой темной комнате искать чёрную кошку...
       - Тем более, если её там нет, хотите сказать? - подхватил Горохов, прищуриваясь.
       - Это не я, это Конфуций утверждает, - уточнил Непрядов.
       - Догадываюсь, - Горохов опять вытащил из кармана сигареты, будто там они мешали ему. - Но оставим кошку на совести китайского мудреца и вернёмся к нашим "баранам", так сказать.
       - А конкретнее?
       - А если конкретнее, то мне совсем не нравятся ваши разговоры с Колбеневым по поводу "дела Саблина", - и пояснил, не дожидаясь вопроса. - Да-да, того самого, который по приговору военного трибунала, за измену родине и присяге, был расстрелян.
       - Что именно вам не нравится?
       - Я бы сейчас не стал касаться всех деталей, поскольку разговор получился бы слишком долгий. Впрочем, ничего особо предосудительного здесь нет. Только некоторые моменты всё же настораживают.
       - Например? - настаивал Егор.
       - Да хотя бы сомнения в том, что мотивы преступления Саблина расследованы, якобы, не до конца.
       - Но сомневаться в чём-то это совсем ещё не значит разделять взгляды того же Саблина. Не так ли?
       - Допустим, что так. Однако в данном вопросе замполит Колбенев просто обязан был занимать официальную позицию, а личное мнение держать при себе.
       - Кстати, мой замполит, а вернее старпом, поступил именно так, как вы говорите. А то, что он своими сомнениями поделился не с кем-нибудь, а со своим командиром, сиречь со мной, так уж оставьте это на нашей совести. Из всего этого я делаю вывод, что вы опять воспользовались услугами испорченного телефона. И мой вам совет: как бы из-за такой вот мелочёвки действительно не проглядеть однажды нечто более важное. Когда умышленно гасят свет, то в отсеках лодки и впрямь бывает темно, только ведьмы вы там всё равно не найдёте. Нечистая сила там вообще не водится по причине кислородного
       дефицита.
       - А впрочем, что мы сейчас об этом? - примирительно согласился Горохов. - Пускай с вашим замполитом разбираются в политотделе. В конце-то концов, это их епархия. Вас же, Егор Степанович, хочу попросить об одном: не отмахивайтесь вы так вот запросто от этих самых мелочёвок, как вы говорите. Они очень даже могут повредить вашей командирской репутации. В известном смысле, они уже вам повредили. В нашем деле мелочей нет и быть не может.
       Горохов встал, давая понять, что дальше разговаривать не имеет смысла, поскольку он окончательно изложил свои соображения. Только лишь напоследок заметил, что сожалеет всё же по поводу так и не состоявшегося продвижения Непрядова по службе. А Егор пропустил это мимо ушей, дабы видимым огорчением своим не доставить особисту удовольствия. "Пускай радуется, если есть чему..." - рассудил Егор.
       Однако и Непрядов удовлетворение все-таки получил, когда вопреки возражениям Горохова несколькими днями позже всё-таки списал старшину первой статьи Шастуна с лодки на берег. За командиром всё ещё оставалось данное ему исключительное право комплектовать экипаж по собственному усмотрению. И этим он воспользовался.
       В отпуск Непрядов отбывал в скверном расположении духа. Он злился на Горохова и досадовал на Стёпку. И если нахального особиста он знал, как поставить на место, то в случае с собственным сыном у него просто опускались руки. Не понимал, как Степан мог так необдуманно поступить, даже не посоветовавшись с отцом. Больше всего Егору не хотелось "пороть горячку". Немного поостынув, он пришёл к выводу, что именно сейчас всё же не стоит встречаться с сыном, чтобы
       излить на него все свои родительские огорчения и обиды. А сделать это было бы совсем не трудно, поскольку Стёпка служил теперь на торпедных складах в соседнем гарнизоне, до которого ходу на рейсовом буксире не более двух часов.
       "Лучше всего, если мы повидаемся где-то после моего отпуска, - решил Непрядов, боясь наговорить сыну сгоряча много лишнего. - Что сделано, то сделано. И теперь надо подумать, как быть дальше". Егор всё же ловил себя на мысли, что в душе он всё-таки догадывался о самых сокровенных намерениях Стёпки. В сущности, сын ведь никогда не скрывал перед ним своих религиозных убеждений. Верно, долгие беседы с дедом не прошли даром для него. И неспроста, надо полагать, сын обмолвился однажды, что хотел бы когда-нибудь по теологии получить серьёзное образование. А сказал он это после того, как вместе с дедом на каникулах однажды побывал в духовной академии Троице-Сергиевой Лавры. Непрядов тогда посчитал эту Стёпкину затею не более, чем мимолётной блажью, не заслуживающей особого внимания. Но кто же знал, что именно после той ознакомительной поездки созрела в нём убеждённость резко изменить свою дальнейшую жизнь? Теперь же выходило, что Егор сам "проморгал" собственного сына, поскольку не хотел поверить в серьёзность его намерений.
       "Эх, сынок, сынок, - с горечью думал Непрядов. - Не сошлись, значит, наши с тобой морские пути-дорожки, о которых когда-то вместе мечтали. И не уступить мне теперь тебе место на ходовом мостике. Ты пошёл за верой прадеда своего, а мне же до конца идти по отцовским стопам..."
       8
       В Укромово Селище Егор прибыл ненастным хмурым днём. Холодный дождь, ещё недавно хлеставший как из корабельного брандспойта, постепенно иссяк. Но земля оставалась мокрой и скользкой, будто не выплакавшейся. Воздух до предела насытился удушливой влагой, как и Егорова душа, которая донельзя переполнилась тяжкой скорбью.
       У знакомой развилки дорог Непрядов вылез из кабины попутного грузовичка. Дав шофёру на "полбанки", свернул на приметную тропку, которая мимо перелеска вела к родному дому. За деревьями его ещё не было видно. Лишь золочёный крест церквушки возносился над кронами деревьев, будто осеняя знамением своим из дальних странствий возвращавшегося морехода. Непрядов шёл, раздвигая ногами высокую, мокрую от дождя осоку, и непонятное смятение всё больше и больше охватывало его душу. Он боялся, сам даже не зная толком чего. А ведь сколько раз в дальних походах, устало засыпая на койке в своей каюте, он в утешительном воображении проделывал этот путь, который вёл его прямо к порогу своего дома. Но вот только никто его теперь там не ждал, не печаловался и не молился за него. Со смертью деда будто оборвалась живая нить бытия, и безвременно пропало что-то очень важное, что неизменно влекло его в эти благодатные края. Вот не стало деда, и всё здесь сделалось немилым, отчуждённым и далёким. Думалось, а туда ли он вообще идёт и зачем, если всё равно больше никому там не нужен? Только ноги сами собой несли его вперёд, в самую гущу высоких берёз и разросшегося орешника. Наконец, из-за белых стволов начал проглядывать высокий холм с утвердившейся на его вершине церквушкой, а рядом - родной дом. Егор невольно прибавил шагу и вскоре подходил уже к железной ограде, примыкавшей к стене церковного притвора.
       Дедову могилу отыскал без труда. Аккуратный, ещё не успевший
       зарасти травой холмик с деревянным крестом. Он как бы встраивался в один ряд с каменными надгробьями, под которыми покоились все Егоровы предки.
       Непрядов поставил на землю чемодан, бросил на него плащ-накидку и, отворив жалобно заскрипевшую железную дверцу, прошёл за ограду.
       - Здравствуй, дедусь, вот я и вернулся,.. - произнёс Егор негромко, слегка дрогнувшим голосом, стягивая с головы фуражку. Стоял долго, в мыслях винясь перед стариком за огорчения, которые вольно или невольно доставлял ему. Только здесь, находясь в ограде небольшого пространства, Егор с особой остротой почувствовал, как много потерял он в своей жизни, так и не успев расспросить мудрого старика о многом из того, что его нынче терзало и мучило. Казалось, как облегчил бы душу свою, услышь только хоть одно единственное слово от него.
       - Скажи, родной,.. - не зная сам для чего, жалобно попросил Егор, смахивая со щеки запоздалую слезу. Но дед молчал. Лишь в ближних зарослях погоста шелестела на ветру листва, да щебетали осмелевшие после дождя птицы.
       Подбежала чья-то деревенская собака в замызганном ошейнике. Посмотрела на пришельца гноившимися глазами, гавкнула для порядка и затрусила к погосту, то и дело оглядываясь и как бы приглашая следовать за ней.
       Догадавшись, навестил заодно Егор и бабушкину могилу. И там постоял, прося прощения и каясь.
       Но вот снова занялся дождь, источаясь небесными слезами на обнажённую голову бродяжного морехода. Продрогнув, он начал поёживаться. Пора всё же было идти в дом.
       Но всё, что увидал Егор, повергло в уныние и растерянность. На
       входной двери висел большой ржавый замок, оконца наглухо заколочены досками. И не так-то легко было попасть внутрь собственного дома. Вероятно, у кого-то всё же хранились от него ключи. И надо было бы сходить в деревню, чтобы поспрашать людей. Однако пускаться на поиски не очень-то хотелось. Дождь припустился ещё злее. Ничего не оставалось, как спрятаться под навесом крыльца. Но и там холодный ветер и сырость не давали покоя.
       Непрядов сошёл с крыльца и начал поочерёдно отдирать от оконных рам трухлявые доски, которые вместе с гвоздями отлетали без особого труда. Одно из окон оказалось выбитым. Порядком испачкавшись в пыли, Егор всё же протиснулся через глубокую каменную нишу в ту комнату, где была дедова библиотека.
       Дикая, ужасающая картина разорения предстала перед его глазами. Почти все книги исчезли, полки поломаны, под ногами хрустело битое стекло. В том месте, где располагался дедов домашний иконостас, на обоях остались только отпечатки от некогда находившихся там старинных икон. Такое же запустение и разор царили во всех остальных комнатах. Из дома было вынесено всё, что могло представлять хоть какую-то ценность. Осталась лишь всякая рухлядь, да громоздкий кожаный диван, на который, вероятно, никто не позарился из-за его непомерной тяжести. "И на том спасибо, - с грустью подумал Егор. - По крайней мере, будет на чём переспать"
       Припомнилось, а ведь когда-то всё здесь было чистенько, опрятно. Упоительно пахло свежим хлебом и ладаном. Но зачем и кому понадобилось всё здесь крушить? Да и какое удовольствие от этого можно было получить?.. Как потерянный, совсем обессилев, сидел Егор на пыльном диване и, казалось, ничего уже в жизни больше не хотел и
       не мог. Слёзы отчаянья и безысходности душили его. "Это надо же, это надо же, Господи! - взывал он в сердцах. - Всю державу охраняю, а вот родной дом не смог уберечь... Так неужели это всё, что могу я оставить в наследство своему сыну?.."
       И озлясь неведомо на кого, кто такой разор мог учинить, Непрядов угрожающе, тяжело и решительно поднялся. "Да будь ты проклят, нелюдь поганая!" - пожелал он тому самому, кто был теперь его личным врагом на всю жизнь. Но пускай тот, некто, всё же знает, что пришёл хозяин этого дома, который больше не потерпит позорища своим святыням.
       Первым делом, Егор настежь распахнул все окна, впустив в комнаты свежий ветер. Потом сильным ударом ноги вышиб входную дверь - ведь негоже хозяину, будто вору, лазать в собственный дом через окно. В сарайчике отыскал ведро и тряпку, сбегал к колодцу за водой и устроил в комнатах настоящий аврал. До самого вечера он тёр, мыл, отчищал и отскрёбывал, пока, наконец, запущенное жилище не обрело более-менее прежний ухоженный вид. С превеликим трудом деревянные половицы были отмыты, уцелевшие стекла засияли чистотой, а высаженная фрамуга заделана. Когда же затопилась печь, в доме снова повеяло прежним теплом и уютом.
       И всё же, как бы нечаянным подарком за все горестные хлопоты, явилось Непрядову маленькое чудо. Когда он, встав на лавку, начал протирать от пыли и паутины полочку, где раньше в самом углу под потолком стояли образа, то наткнулся на небольшой свёрточек. Грабители, снимавшие отсюда иконы, вероятно, не обратили впопыхах на него внимания. Но как же удивился Егор, когда в этом свёртке обнаружил свои же часы - те самые, которые дарил деду на день
       его рождения. Дрожавшими от волнения пальцами он завёл пружину и механизм снова заработал: секундная стрелка пульсирующими толчками пошла по кругу. Непрядов растрогался, будто бессмертная дедова душа подавала ему знак своего присутствия. Теперь он уже не чувствовал себя таким одиноким. Былое постепенно возвращалось наплывом приятных воспоминаний.
       Не забыл ещё Непрядов, какое хлебосолье бывало здесь всякий раз, когда он приезжал сюда на побывку. Как приятно пахло горячими пирогами, парным молоком, душистым мёдом. Егору захотелось вернуть под крышу этого дома хоть чуток очарования прежней жизни. Поэтому он, как мог и как умел, накрыл стол, поставив на него кое-какую уцелевшую посуду. В чемодане нашлась бутылка водки, консервы, хлеб. А что ещё нужно русскому человеку, чтобы по старому обычаю помянуть всех тех, кто когда-то жил в этом доме и чей прах теперь покоится в могилах у церковного придела?
       Хватив полстакана "Столичной", Непрядов снова загрустил и расчувствовался. Подумалось о том, что однажды стоит вернуться в этот старый дом, поселится здесь навсегда и спокойно доживать остаток дней своих. Он постарается вспомнить всё, чему когда-то учил его дед: копаться в огороде, ухаживать за пчёлами, солить на зиму грибы и делать медовуху. Вот так же он будет коротать свои одинокие вечера у жаркой печки, подбрасывая в неё дровишки, да безмятежно вспоминать прожитую жизнь со всем хорошим и плохим, что в ней случалось.
       А если не суждено ему стать одиноким, то рядом всегда будут его внуки. Они сядут рядом и станут внимать каждому сказанному им слову. Но придёт время и он, отставной военный моряк Егор Непрядов, со спокойной душой и чистой совестью станет на вечные якоря где-нибудь на здешнем погосте. Тогда уж без него продолжится жизнь. И может очень даже случиться, что кого-то из внуков тоже в своё время позовут к себе море и служба морская. Так уж, видно, всем Непрядовым на роду написано...
       На крыльце кто-то громко затопал сапогами. Дверь без стука отворилась, и в дом ворвался какой-то коренастый, небритый мужик в ватнике и с двустволкой в руках. Щёлкнули два взводимых курка.
       Егор вскочил из-за стола, ухватывая за горлышко бутылку, чтобы ею защищаться.
       - Его-орка! - вдруг сконфуженно и удивлённо протянул вошедший, отводя нацеленные было на Непрядова стволы. - Ети ж твою в дышло... Это ты?!
       - А ты думал кто, балда чокнутая? - сказал Егор, узнав Тимошу, двоюродного брата своей жены.
       - Вот так встретились! - обрадовано воскликну Тимоша. - Ну, здравствуй, своячок ты мой дорогой. Здравствуй, душа твоя пропащая.
       Они крепко обнялись.
       - А я вышел на двор, - начал объяснять Тимоша. - Смотрю, а в доме у деда Фрола, царствие ему небесное, вроде как окна светятся. Ну, думаю, опять какие-то суки в доме шакалят. Развелось тут всяких "туристов" на нашу голову, всё равно что саранчи.
       - Значит, это они здесь пошуровали?
       - Вначале заезжие шабашники поживились, а потом уж и не знаю кто.
       Непрядов удивлённо вскинул брови, мол, как это ты не знаешь? Но Тимоша лишь махнул рукой.
       - Хотел вот сберечь дом, да только не судьба, - сказал грустно Катин брат. Однако почему так вышло, объяснять не стал, поспешив
       переменить тему разговора.
       - Пошли-ка, своячок, ко мне. Казачка моя чего-нибудь на стол соберёт. Посидим, поговорим. Не в этой же конюшне тебе ночевать?
       Только Егор не внял никаким доводам, твёрдо решив остаться на ночь в своём доме. Тогда Тимоша сказал, что принесёт сейчас, чем на ночь укрыться, а заодно прихватит с собой чего-нибудь горяченького: "не гоже в сухомятку вечерять". Против такого расклада Непрядов не возражал.
       Вернулся Тимоша уже вместе со своей казачкой, Марьей Николаевной. Она тотчас по-простецки, по-родственному напустилась на Непрядова.
       - Это что же такое, спрашивается?! Явился на село, а к родне своей и глаз не кажет. Устроился тут, как бродяга какой. И не стыдно тебе?
       Дородная Марья Николаевна стояла перед Егором грознее тучи, упираясь в крутые бёдра кулаками. Егор стушевался перед её волевым бабьим взглядом. В знак своего раскаянья он приложил руку к сердцу, а потом трижды поцеловал её в обе щеки.
       - Ладно уж, - смилостивилась она, расстегивая пуговицы на пальто. - Вы тут погуторьте где-нибудь в сторонке, чтоб не мешать мне, а я зараз на стол соберу, - и принялась проворно извлекать из прихваченной с собой кошёлки разную домашнюю снедь.
       Егор с Тимошей вышли на крыльцо покурить. Вернее, курил только Тимоша, а Егор при этом присутствовал. Дождь совсем перестал и туч как не бывало. Полная луна облила матовым светом траву на склоне холма, подсеребрила в пруду воду и обозначила тёмные кроны деревьев на фоне ярко вызвездившего неба.
       - Надо же, как дверь-то высадил, - пожурил Непрядова Тимоша,
       ощупывая дверной косяк. - Как ты её в злобе долбанул, аж на дальнем конце села слыхать было. А ключ-то у меня хранился. Чего б тебе, Егор Степаныч, самому-то до этого не "докумекать" было?
       - Да уж не "дотумкал", Тимофей Ильич, - повинился Непрядов. - Сгоряча это получилось. Вот как увидал, что с домом стало...
       - Понимаю, - сказал свояк. - Очень даже понимаю тебя. Но ты не печалься, не бери в голову. Завтра я насажу новые петли, а замок и этот сойдёт. Лады?
       - Лады, - согласился Егор.
       - А что в церкви-то? - поинтересовался Непрядов. - Я так и не смог туда попасть. На дверях тоже замок.
       - Такой же разгром, - подтвердил Тимоша. - Алтарь порушили, утварь порастащили. С прошлого года ещё картошка там в буртах гниёт. Лучше и не видеть тебе всей этой гнуси...
       Непрядов тяжело вздохнул. А про себя решил, что бы там не стряслось, но в храме он непременно должен побывать, чтобы встретиться с бессмертным взглядом Непряда. А иначе не будет ему ни покоя, ни счастья, ни удачи...
       Они помолчали. Тимоша затягивался сигаретным дымом, хрипло откашливался. Егор слушал, как где-то на погосте сердито гукал филин и как в пруду перебранивались лягушки.
       - Должно быть, завтра степлеет, - прикинул Тимоша по своим приметам.
       - Пускай, - не возражал Егор. - Только вот никак не пойму, зачем же церковь под склад надо было пускать? Что, другого места не нашлось?
       - Так ведь службу здесь некому стало править.
       - А что же отец Илларион? Он ведь последнее время уже вместо деда управлялся.
       - Да попёрли отсюда батюшку, как только дед твой помер. Видать,
       кому-то шибко не понравился. Участковый наш всё время с пропиской донимал. Житья от него старику не стало.
       - Ну, что за люди! - возмутился Егор. - Такого человека не уважать! Да если б тогда не он, может, и не жить бы сейчас моему Стёпке.
       - Как же, как же, - подхватил Тимоша. - Это когда отец Илларион операцию Стёпке сделал?
       - Точно так, - подтвердил Егор. - Хотя этим он обет свой нарушил, чтоб никогда, значит, не иметь дело с человеческой кровью.
       - Этот "грех" ему отмаливать не надо. За спасённого ребёнка Бог всё простит.
       - Кстати, а где он сейчас? Не знаешь?
       - Слыхал, снова подался в свой монастырь. Куда ж ему теперь на старости-то лет? - и злобно саданул матом. - Начальнички наши, мать их...
       - Обидели старика, - пожалел Егор. - Могли бы и оставить ему приход. Ветеран войны всё-таки. У него же вся грудь в орденах.
       - Дождёшься милости от этих иуд. Особенно от наших-то, от районных, - Тимоша для достоверности прочесал матом пару знакомых ему фамилий, будто отводя душу. Впрочем, это мало о чём говорило Егору. Да и сводить счёты он ни с кем не хотел.
       - Я чего тебе сказал-то, что дом твой не смог уберечь? - напомнил Тимоша и откровенно признался. - Сидел ведь я. Полгода на лесоповале ни за что - ни про что отмахал.
       - Ты, сидел?! - изумился Егор. - Это за что же?
       - Да понимаешь, - продолжал свояк откровенничать. - Нагрянула как-то к нам руководящая районная верхушка в лесу поохотиться, - Тимоша затянулся дымом; передохнув, снова заговорил. - Все там были: и второй секретарь, и прокурор, и начальник милиции. Даже каких-то девок не забыли с собой прихватить. И всё у них как всегда... Разбили палатки на озере, костерок разложили, а охота вроде бы побоку. - Тимоша помолчал, с болью вспоминая прошлое, и продолжал. - Но потом спохватились, ядрёна вошь. То ли закуски не хватило, то ли моча в голову стукнула, только сел прокурор в "газик" и сходу на нём в колхозную отару врезался. Начал, сволочь, по овцам палить из двустволки. Пастухи от страха в кустах аж попрятались. А я, как на грех, поблизости оказался и всю эту мерзость собственными глазами видел. Ну, подскочил сзади к этому "ворошиловскому стрелку", вырвал из ручонок ружьишко, да им же и - хрясть по прокурорской жопе, а потом и ещё разок, - для науки. Приложил, видать, сгоряча крепко. Месяц бедолага провалялся в больнице с травмой седалища. А как выписался, дело на меня завёл. Словом, судили как за злостное хулиганство и членовредительство.
       - Но ведь судить-то надо было всю эту пьянь, а не тебя, - удивился Егор. - Это же так очевидно!
       - Вот-вот, тебе, да мне понятно и даже колченогому мерину с нашей конюшни. Но прокурор оказался прав, поскольку ружьё у него будто самопроизвольно выстрелило. И вовсе даже не три-четыре раза, как все слыхали и видали, а - всего один. Потому как известно, что даже обыкновенная палка сама по себе иногда "стреляет", но только раз. Так бы и мотать мне срок в целую ударную пятилетку, если б не амнистия.
       - Теперь вот, наверное, и жалеешь, что в это дело ввязался, - предположил Егор.
       - А нисколько, - бесшабашно признался Тимоша. - Моральное удовлетворение я всё-таки получил. Потому как этому прокурору его же собственным ружьишком не только жопу, но и яйца зашиб.
       - Ты что, нарочно? - боязливо поёжился Непрядов.
       - Да не-ет, - успокоил Тимоша. - Ну что я, зверь какой? Так уж под горячую руку получилось, подвернулось как-то под приклад нежное "хозяйство" его, вот и... Мне теперь и жалко его. Говорят, до сих пор по этому поводу на процедуры в больницу бегает и на баб не глядит.
       Марья Николаевна позвала мужчин в дом, и они снова перебрались на кухню. Теперь здесь и в самом деле стало намного уютнее, чего так желал Егор. На столе появилась белая скатерть, у рукомойника висело чистое полотенце. Даже на оконцах были теперь вновь обретшиеся знакомые занавески.
       Мария пояснила, что ей всё же удалось кое-что припрятать уже после того, как здесь первый раз побывали шабашники. Но всё самое ценное пропало: иконы, книги, кое-какая серебряная утварь. Правда, дедова лаборатория так и осталась нетронутой, поскольку в подвал никто из грабителей заглянуть не догадался.
       - Теперь все дедушкины склянки, банки, да тетрадки с записями припрятаны у нас в кладовке, - уточнила Тимошина жена. - Так понадёжнее будет. А то неровен час, и до подвала нехристи доберутся.
       Непрядов кивнул, довольный тем, что от дедова наследства хоть что-то уцелело. Втайне он и сам мечтал когда-нибудь заняться пчеловодством, а дедовы труды по этой части могли бы очень даже кстати пригодиться. Ведь главное, было теперь с чего начинать, прикинул в уме Егор.
       Как в былые добрые времена, засиделись в кухоньке допоздна, не спеша беседуя под первачок, под добрую домашнюю закусочку. Вспомнили поочерёдно всех родных и близких, судили-рядили о прошлом и пережитом. И на сердце у Егора отлегло, он успокоился.
       Учинённый в доме разгром уже не воспринимался с таким отчаянием и болью, как изначально. Всё же оставались ещё в Укромовке близкие ему люди, которые искренне любили его и заботились о нём. А случись Егору со временем окончательно вернуться сюда, так всегда будет на кого опереться. Получалось, что зря Егор посчитал, что будто со смертью деда опять осиротел. В сущности, все Катины родственники давно считали его родным, близким человеком. Да и какой он сирота, если у него сын есть? Они же оба теперь навсегда здесь свои, Укромовские, прочно вросшие корнями в родную землю.
       Расставались уже заполночь. Егор вышел на крыльцо, чтобы проводить крепко подгулявшую родню.
       - Ты иди, Николаевна, вперёд, - сказал Тимоша жене. - Я тут с Егоркой покурю чуток, а потом и сам следом за тобой.
       - Да ладно уж хитровать, - не поверила Мария, погрозив мужу кулаком. - Так и скажи, что ещё выпить невмоготу.
       - А хоть бы и так, - расхорохорился Тимоша. - Я что тебе?.. Скажешь, не имею права со свояком выпить?
       - Ты ж на работу завтра проспишь.
       - Ни-ни! Ты меня знаешь, Николавна.
       Сокрушённо вздохнув, Мария махнула на мужа рукой и пошла к своему двору. Видимо, хорошее настроение всё же не покидало её. Спускаясь по тропинке к пруду, она запела сильным, довольно приятным голосом:
       "Свети месяц, светит ясный,
       Светит полная луна..."
       А молодой месяц и вправду светил так, что в ночи была видна едва не каждая травинка. За околицей, до самого леса, во всю ширь раздались
       поля. И тишина такая, что слышно лишь собственное дыхание.
       - Я что тебе сказать-то ещё хотел, - начал Тимоша, присаживаясь на ступеньку крыльца рядом с Егором и раскуривая сигарету. - Ещё прошлой осенью приезжала к нам одна женщина. Девчушка при ней была годиков эдак трёх: миленькая такая, пухленькая, глазёнки василёчками, волосики пшеничные. Разыскала та особа твоего деда и остановилась у него на несколько дней. Девчушку ту самую, слыхал, дед в храме собственноручно окрестил. А когда те гости уезжать, значит, собрались, то Фрол Гаврилович попросил меня подбросить их на "газике" до станции. Машина служебная тогда всегда при мне была. И понимаешь, очень даже удивительным показалось, как трогательно дед прощался с ними, ну, прямо как с очень близкими родными. Девчушку ту всё прижимал к себе, плакал. Уехали они, а дед долго ещё горевал о чём-то. Только и делал, что вздыхал, да молился.
       - А что эта женщина? - на всякий случай полюбопытствовал Егор. - Не говорил, кто она и откуда?
       - Не до того было, она тоже всю дорогу находилась в расстроенных чувствах. Но я всё же прикидываю, что мамаша с дочкой была откуда-то из Прибалтики. Потому как посадил их на рижский скорый, который делает у нас остановку.
       - А какая она из себя? - допытывался Егор, начиная уже кое о чём догадываться.
       - Какая, говоришь? - Тимоша курнул и таинственно улыбнулся. - Будь здоров, какая! Уж на что наша Катька была картинкой, но эта, скажу я тебе... Такие разве что в сказках царицами, да королевами бывают: глаза миндалинами, брови соболиные. А груди, груди! Поцеловать бы такую хоть разок, прижаться бы к ней,.. а там и помереть можно. Не поверишь,
       но я впервые перед бабой оробел. Такая уж если за душу возьмет, то хоть кого с ума сбрендит.
       - Ну, что ж? - рассудил Егор. - Бывают, конечно, красивые женщины. Только голову из-за них терять не стоит, последнее это дело.
       - Что ж, тебе видней, - сказал Тимоша. - А ты сам-то разве не знаешь её?
       - Почему ты думаешь, что я должен её знать?
       - Да потому, что она в разговоре вроде как назвала твоё имя, когда с дедом прощалась.
       - А ты не ослышался?
       - Может и ослышался, в спешке всякое бывает.
       Похлопав Егора по плечу, мол, сам "прикинь мозгами", Тимоша встал, потянулся и вразвалочку пошагал домой.
       А Непрядов, будто ошарашенный, долго ещё сидел на крыльце. Мысли, одна невероятнее другой, роились в его голове. Уже не было сомнений в том, что к деду приезжала именно Лерочка, а не какая-то другая женщина, какой было известно его имя. Но девочка при ней... Откуда вдруг взялась она? И не оттого ли напоследок так печаловался дед, что признал в той самой девчушке свою единокровную правнучку?.. Одно теперь твёрдо знал Егор: завтра спозаранок он отправится на станцию, чтобы первым же возможным поездом отправиться в Ригу.
       Как водится по закону подлости, на единственно проходящий в тот день поезд Непрядов безнадёжно опоздал. Однако на станции ему посоветовали выйти на шоссе Псков-Даугавпилс и попытаться "тормознуть" там какую-нибудь попутку. Егор так и поступил. Отмахав пешком пару километров по просёлку, он добрался до поста ГАИ, и дежурный милиционер помог ему "подсесть" в кабину рефрижератора ,
       следовавшего до самой Риги.
       Шофёр был даже рад, что нашёлся попутчик, тем более обещавший хорошо заплатить. В путь они двинулись около полудня, и к вечеру уже подъезжали к Вецмилгравису, что на восточной окраине города. Это была самая мучительная и тяжкая из всех дорог, которые Непрядову когда-либо приходилось преодолевать. Не терпелось поскорее добраться до места, чтобы уладить свои отношения с любимой женщиной. Как ненавидел и проклинал себя Егор за то, что в порыве уязвлённой гордости рвал на куски её письма, даже не читая их. Негодовал и обижался, что она отказалась ехать к нему на Севера. Но может, потому и не ехала, что ждала от него ребёнка. Нет сомнений, что она ему об этом писала. В ответ же от него - ни строчки и ни одного телефонного звонка. Верно, запамятовал Егор, что Лерочка всегда была гордой. И вот теперь, вольно или невольно, она нашла способ, чтобы наказать его. Стыд и раскаяние сжигали Егорову душу. Он уже не знал, есть ли вообще в лексике такие слова, которыми можно обругать себя "на чём свет стоит" за собственное равнодушие и подлость. Ведь он же любил эту женщину, мечтал о ней. И в то же время почему-то мистически боялся её. Получалось, что он лишь нашёл повод, чтобы не сблизиться с ней.
       "Скорей, скорей,.. - мысленно торопил он дорогу, бежавшую под колёса автофургона. - Только бы увидеть её, встать перед ней на колени и не подниматься до тех пор, пока не простит, не пожалеет..."
       Рефрижератор довёз Непрядова до того места, где была конечная остановка трамвая. И вскоре он уже трясся в челночке-вагончике, шустро бежавшим по рельсам в сторону Саркан-Даугавы, от которой до желанного проспекта Межа было рукой подать.
       Подходя к Лерочкиному дому, Егор заставил себя собраться с мыслями и чётко представить, что и как он должен сказать в своё оправдание. Впрочем, готов был даже и к тому, что его прогонят прямо с порога, даже не выслушав и сделав тем самым навсегда несчастным человеком. Нестерпимо хотелось увидать свою маленькую дочку. Он уже по-отцовски нежно и трепетно любил её, в сущности, даже не зная. С особым наслаждением Егор пытался вообразить себе девчушку, какой она представлялась Тимоше: голубоглазенькой, пухленькой, весёленькой... И ему, взрослому человеку, нужно было как-то по особенному бережно воспринять этого маленького человечка с его, надо полагать, уже появившемся характером, со всеми детскими капризами и привычками. Да и есть ли что-нибудь более приятного на свете, чем слышать голосок своего ребёнка, ежеминутно жить всеми его маленькими радостями, огорчениями, шалостями! И с этой поры уже готовить благоприятную почву, чтобы со временем стать ему и советчиком, и учителем, и другом. Не сомневался Егор, что и Стёпка полюбит свою обретшуюся сестричку, когда узнает о её существовании. В них же в обоих течёт Непрядовская кровь...
       Вот и он, знакомый дом под соснами - теперь уже не чужой, не отдалённый, а такой же свой, как в Укромовке. А как же иначе? Потому как живёт здесь прекрасная женщина, которая родила ему дочь и которая, может быть, всё ещё не устала ждать возвращения своего непутёвого морехода.
       Безуспешно Егор старался сдержать охватившее его волнение. Тревожно и радостно стучало сердце, даже в коленках появилась мелкая дрожь, чего давно уже с ним не бывало. В руках Непрядов держал плюшевого медвежонка, которого ему удалось купить в
       подвернувшемся, как нельзя кстати, магазине детских игрушек. Негоже было к родной-то дочке прийти с пустыми руками. Ведь это был его первый отцовский подарок, без которого никак не обойтись.
       Отворив дверь калитки, Непрядов пошёл по мощёной дорожке к дому. Хозяйским глазом успел заметить, что в глубине участка, под тенью сосен, появились детские качели, а рядом песочница, чего прежде здесь не было. "Ну, ясное дело, - подумал Егор. - Теперь же в доме появился ребёнок и, конечно же, всё здесь подчинено тому, чтобы создать малышке уют".
       Непрядов поднялся на крыльцо. Входная дверь оказалась незапертой, и он смело шагнул в прихожую. Но сходу, едва не нос к носу, столкнулся с какой-то долговязой и тощей женщиной. Та от неожиданности ойкнула и отшатнулась.
       - Извините, - сказал Егор, для приличия откозыряв. - Могу ли я видеть Валерию Ивановну?
       - Нет, не можете, - оправившись от испуга, с сильным латышским акцентом сказала женщина. - Она здесь больше не живёт.
       - Как не живёт? - не понял Непрядов.
       - Да так. Не живёт и всё, - категорически отрезала долговязая. - Валерия продала нам этот дом, а сама, если не ошибаюсь, вместе с мужем уехала в Канаду.
       - Какой ещё муж?! Какая Канада?! - не поверил Непрядов.
       - Этого я тоже не знаю, - весьма нелюбезно ответили женщина. - Поскольку с мужем её лично не знакома и в Канаде тоже не бывала.
       - Как же так? - совсем растерянно произнёс Егор.
       - Да вот так, - со злорадством, будто мстя за свой испуг, отвечала долговязая. - Слишком долго плавал, капитан...
       - Но при ней должна была находиться маленькая девочка, её дочка, - не зная даже зачем, напомнил Егор. - Вы видели её?
       Это уж совсем вывело женщину из себя.
       - Никакой девочки я не видела, - сказала она рассерженно. - Разбирайтесь в этом как-нибудь сами. Больше я ничего не знаю.
       - Но ведь кто-то должен хоть что-нибудь знать? - настаивал Егор.
       Долговязая молчала, скрестив руки на хилой груди и всем своим видом давая понять, что разговор окончен.
       - Тогда ещё раз извините за беспокойство, - сказал Егор и, повернувшись, понуро побрёл к выходу.
       Когда он открывал дверь калитки, женщина окликнула его. Величаво возвышаясь на крыльце, она показала в сторону соседнего дома.
       - Там живёт подруга вашей знакомой, - сказала, сменив гнев на милость. - Спросите Нонну Александровну. Может, она вам что-нибудь и скажет.
       Холодновато кивнув, Непрядов направился на соседний участок, так же огороженный забором. А про себя подумал про долговязую: "Вот же, выдра болотная, сразу не могла сказать..."
       Нонной Александровной оказалась женщина лет сорока с добрыми чертами лица и подслеповатым прищуром глаз. Не в пример соседке, появлению Непрядова она ничуть не удивилась, будто давно ждала его появления. Оттянув недобро лаявшую и рвавшуюся на цепи мохнатую собаку, Нонна Александровна без лишних расспросов пригласила Егора в дом.
       - Хотите кофе или чаю? - предложила хозяйка, когда они оказались на чистенькой, уютной веранде.
       Непрядов отказался, терзаемый нетерпением поскорее узнать, что же произошло в его отсутствие с Лерочкой. Они сидели за круглым столом, посреди которого красовалась ваза с роскошными розами, и хозяйка из-за цветов как бы с любопытством всё время подсматривала за гостем.
       - Мне сказали, что вы давно знакомы с Валерией Ивановной, - осторожно напомнил Егор.
       - Более чем, - сказала хозяйка. - Мы с детства дружим. Дома-то наши рядом. Да я и вас хорошо помню, - и пояснила. - Мы же когда-то вместе новый год встречали. Помните? Вы тогда курсантом были ещё.
       - Было такое, - подтвердил Егор, но сам решительно не помнил этой Лерочкиной подруги. Впрочем, слишком редким гостем бывал он здесь, чтобы со всеми перезнакомиться.
       - А это и не важно, что вы не запомнили меня, - хозяйка небрежно махнула рукой, заметив смущение гостя. - Вы же тогда всё равно, кроме Лерочки, никого кругом не замечали. Но под конец нашей вечеринки поссорились с ней и ушли. Так ведь?
       - И это было, - признался Непрядов. - Только что уж об этом вспоминать?
       - Да я к слову. А что было, как говорят, то быльём поросло.
       - Так что же произошло? - настойчиво спросил Егор. - Что такое с ней стряслось, что она так неожиданно бросила всё и уехала?
       - А вы разве ничего не знаете?
       - Если б знал, так не спрашивал бы.
       - Что ж, логично, - согласилась Нонна Александровна. - А ведь Лерочка всё это время ждала вас. И очень,.. очень страдала, что дочка ваша без отца росла.
       - Да я же ничего не знал, - страдальчески изрёк Егор. - Из-за какой-то ерундовой размолвки, из-за глупой обиды рвал все её письма, не читая.
       - А теперь выходит, что судьбу свою рвали...
       - Выходит, что так, - признался Егор. - Но поверьте, Лерочка далеко не чужой была мне. А что уж про дочку-то говорить!
       - Вот именно, теперь совсем уж нечего говорить...
       - В каком это смысле?
       - Да в том самом, что... - Нонна Александровна на полуслове запнулась, как-то странно поглядев при этом на Непрядова. - Вы и в самом деле ничего не знаете?
       - Не-ет, - протянул Егор, улавливая в словах хозяйки что-то недоброе.
       - Помолчав, она тихонько произнесла:
       - Нет больше вашей дочки, Егор Степанович.
       - Как это нет? Тоже уехала, что ли?
       - Умерла она.
       - Что-что? - не понял Егор, будто слова хозяйки были обращены не к нему, а к кому-то другому, для кого требовалось бы на этот счёт внести небольшую ясность.
       - Умерла ваша малышка, - повторила хозяйка уже смелее. - Прошлой зимой, в начале декабря.
       Непрядов почувствовал, как страшной силы молния полосонула его мозг, в глазах потемнело. Стиснув голову ладонями, он раскачивался в скрипевшем под ним плетёном кресле и не понимал, что с ним происходит. Нонна Александровна, перепугавшись, поднесла ему чашку с водой. Но Егор, тупо глядя перед собой, продолжал раскачиваться. Трудно стало дышать. Впервые он почувствовал, что у него есть сердце, которое может болеть.
       - Валидольчик, Егор Степанович, валидольчик подсуньте под язык, - старалась Нонна Александровна протолкнуть ему через плотно сжатые
       зубы таблетку.
       Что есть мочи, со стоном, Егор хрястнул по столу кулаком. "Эх, судьба ты подлая, - мелькнуло в разгорячённой голове. - За что же так больно бьёшь меня, как врага какого? Мало ли беды я и без того в жизни-то хлебнул?.."
       Женщина, глядя на Егора, и сама едва не плакала. Он же тёр пятернёй грудь и морщился от нестерпимой боли. Такое впервые с ним происходило.
       Когда боль отпустила, Непрядов одурело потряс головой, будто приходя в себя после сокрушающего удара в челюсть. От таблетки он отказался, но воду жадно выпил, пролив половину содержимого чашки себе на галстук.
       - Может, неотложку вызвать? - на всякий случай предложила хозяйка.
       - Нет, - отрезал Непрядов, окончательно приходя в себя и попросил. - Расскажите, как это случилось.
       - Да сама вот ума не приложу, как такое произошло. - На полном лице Нонны Александровны отразилось мучительное недоумение. - Леночка ваша была всё время такой крепенькой, подвижной, бойкой. Чудо, а не ребёнок! Стишки разные знала, песенки пела. Валерия души в девочке своей не чаяла. Всё свободное время с не, да с ней. Хотя, сами понимаете, женщине одной ребёнка растить не так-то просто.
       - Какой же я дур-рак! - с ожесточением выжал из себя Непрядов. - Если б только знать...
       - Не зря же говорят: соломки бы постелил, кабы знать, где упадёшь, - укоризненно напомнила Лерочкина подруга. - Только теперь уже ничего не вернуть. Но вы же не знаете, что Лерочке пришлось пережить. Дочка умирили у неё на руках, а она как врач ничем не могла её помочь. Потом
       сама уже стала будто неживой.
       - Как же это так получилось? Как?!
       - Наверно, в детсадике недоглядели. Простудилась бедняжечка. Получила двустороннее воспаление лёгких, потом осложнение. Вот и не стало Леночки.
       На самого Непрядова, наверное, жалко и страшно было глядеть. Поэтому Нонна Александровна снова протянула ему валидол, но Егор отвёл её руку, надеясь как-нибудь превозмочь самого себя. Он всё же чувствовал в себе достаточно силы, хотя и не в том избытке, что была раньше. Что-то надломилось в его могучем организме. Прежним, верно, уже не сможет стать. Порастратил себя до последней копейки, как отпускную получку. Теперь ничего не оставалось, как жить в долг...
       - Лерочка ждала вас до самого последнего мгновенья, пока жива была дочь, - говорила Нонна Александровна. - Потом это потеряло для неё всякий смысл. Она и сама-то стала похожей на собственную тень. - так исхудала и подурнела. И замуж-то пошла, надо полагать, скорее от тоски своей безысходной, чем по любви. Подвернулся какой-то иностранец, уже немолодой, но довольно известный учёный. Они познакомились на кардиологическом симпозиуме, который проходил у нас в Риге. Влюбился он в Лерочку до безумия. Потом из своей Канады письмами заваливал, всё уговаривал приехать к нему.
       - Вот и уговорил, - горько усмехнулся Егор. - Недолго же она сопротивлялась.
       - И это вы говорите?! - возмутилась Нонна Александровна. - Она же осталась совсем одна со своим горем. Да вы хоть понимаете, что это такое в её положении? Собиралась было перебраться к вашему деду, он тоже всё время звал её к себе, но только вот опоздала...
       - Вы правы, - обречённо согласился Егор. - У меня нет права её осуждать. Получается, кругом один я виноват. Чего ж теперь... Даже прощенья не попросить, - и в последней надежде спросил. - А может, Лерочка письмо для меня оставила, или хотя бы записку?
       Поджав губы, Лерочкина подруга отрицательно покрутили головой.
       - Уехала, как отрезала. Даже адреса не захотела оставить. - и обнадёжила, будто сжалившись. - А может и вернётся когда-нибудь, чтобы дочкину могилку проведать. Но, думаю, это будет не скоро.
       - Да-да, я понимаю, - растерянно пробормотал Егор, окончательно смирившись с тем, что Лерочку он потерял навсегда. Подумал, она теперь на всю жизнь возненавидела его за предательство и равнодушие, посчитав это незаслуженной платой за свою любовь.
       Непрядов попросил, чтобы его отвели на кладбище. Как выяснилось, было оно неподалёку, здесь же в Межапарке. И Нонна Александровна согласилась показать туда дорогу.
       Женщина повела Непрядова какими-то задворками, мимо сарайчиков и огородов. Она шагала, не оглядываясь и быстро, словно хотела поскорее избавиться от своей неприятной обязанности. Егор еле поспевал за ней, то и дело спотыкаясь о какие-то бугорки и корни, подворачивавшиеся на тропке под ногами. Состояние неотвратимости какого-то страшного возмездия охватывало его по мере того, как они приближались к невысокой ограде, за которой просматривались могильные плиты и кресты.
       Они подошли к маленькому участочку, обозначенному живой изгородью из подстриженного кустарника. Посреди площадки возвышался поросший травой холмик с железным крестом. На табличке аккуратно было выведено: "Леночка Непрядова". И две даты с разрывом
       в три с небольшим года...
       - Вот видите, - с укоризной сказала Нонна Александровна, - Лерочка так великодушна, что даже фамилию оставила ей вашу, а не свою. Вроде как завещает вам теперь хранить самое дорогое, что у неё было.
       Непрядов стоял в полной растерянности. Руками он всё время теребил плюшевого медвежонка, не зная, куда его приткнуть. Потом всё же догадался посадить мишку на могильный холмик, прислонив спинкой к кресту.
       - Здравствуй, доченька, - сказал тихо, каким-то потерянным и незнакомым даже самому себе голосом. - Вот я и пришёл. Папка твой, значит.
       Ответа не было. Тишина. Только птицы щебетали в гуще кладбищенских деревьев. Рядом, у колонки, не переставая журчала вода - верно, кран плохо закрывался. Взглядом Непрядов попросил, чтобы его оставили одного. Нонна Александровна понимающе кивнула и, торопливо покрестившись, направилась к выходу.
       До позднего вечера, пока не стемнело, сидел Непрядов на лавке у могилы своей дочери. А душа разрывалась. Не в силах сдержаться, Егор судорожно глотал слёзы. Несчастье было сильнее его. Даже по Кате и по деду он так не убивался, как об этом маленьком человечке, которого совсем не знал. Думалось, что всё теперь в жизни для него потеряно. Может, и поутихнет терзавшая его боль, но рана в душе всё равно будет кровоточить и саднить, тревожимая совестью. Он разговаривал с дочкой как с живой, совсем не обращая внимания на редких прохожих, которые с недоумением поглядывали на него. Надо полагать, со стороны всё же странным казалось, что такой видный, представительный моряк вёл себя подобно убогому, жалобно причитающему старцу. Но для самого Непрядова это не имело никакого значения. Он продолжал говорить с воображаемой дочкой, торопясь высказаться и в этом находил для себя хоть какое-то облегчение.
       Егор приходил на могилу и на другой день, и на третий, пока отпуск ещё продолжался. Каждый раз он приносил с собой какую-нибудь игрушку, стараясь тем самым как бы смягчить свою вину. Потом все имевшиеся у него наличные деньги потратил на установку кованой ограды. И больше уже ничего не мог дать своему ребёнку.
       9
       Возвратившись в дивизию, Непрядов сделал всё возможное, чтобы ничем не выдать своего горя. Он чётко доложил адмиралу Бахареву о своём прибытии и выразил готовность немедленно приступить к исполнению своих командирских обязанностей.
       Однако от зорких глаз "двух Данил" не ускользнуло, что Егора после отпуска словно бы подменили. Глаза затуманились какой-то не проходящей грустью, жёстче обозначились скулы и морщинки глубже пролегли на лбу. Казалось, из похода он вернулся менее уставшим. А впрочем, рассудил комдив, нелегко всё же Егору Степановичу в морях пришлось, но мужик он крепкий, оклемается и на этот раз. А самому Егору ничего не оставалось, как крепиться изо всех сил. Ещё какое-то время потребуется, прежде чем он окончательно придёт в себя и станет прежним, несгибаемым рыцарем подводной глубины, каким все его привыкли видеть.
       Только Вадим Колбенев догадался, что с Непрядовым творится что-то неладное. И Егору пришлось-таки рассказать дружкам, что с ним произошло. Как водится, они посидели ночку втроём, опорожнили пару бутылок водки, вместе попечалились. А Егору и впрямь стало немного
       легче, будто дружки часть его неподъёмного горя взвалили на свои крепкие плечи.
       Но для личных переживаний времени вскоре совсем не осталось. Поступило распоряжение снова готовить атомоход к "бою-походу", и началась привычная береговая круговерть, когда утробу лодки надо было загодя наполнять всем тем, без чего в море не обойтись.
       Свиделся, наконец-то, Егор со своим "непутёвым" Стёпкой. Не так уж много усилий нужно было приложить, чтобы опального курсанта из соседнего гарнизона перевести в их дивизию. Теперь Непрядов -младший стал дослуживать срочную в здешних торпедных мастерских. Виделись они по мере того, как сыну давали увольнительную в город. А случалось это не чаще одного раза в неделю. Однако Стёпке вскоре повезло: за примерную службу вскоре ему вернули его прежнее мичманское звание, в котором он проходил предвыпускную корабельную стажировку и которого лишился после подачи рапорта об отчислении из училища.
       Ещё недавно Егор горел желанием круто поговорить с сыном по поводу его отступничества, если даже не предательства, по отношению к флоту. Но потом рассудил, что у Степана своя голова на плечах, к тому же далеко не глупая, раз он по результатам учёбы тянул на золотую медаль. "Да вот незадача: флотской форме предпочёл поповскую рясу", сокрушался отец. Но Степан уже твёрдо решил, что после службы непременно будет поступать в духовную академию. На этот счёт даже благословением и ручательством отца Иллариона, духовника своего, обзапасся. Знал Егор, что хоть и немощен был монах, доживавший остаток дней своих в Загорском монастыре, но всё же нашёл в себе силы приехать однажды на Севера, чтобы поддержать, укрепить духом своего крестника в трудную для него минуту. К тому же, как выяснилось, перед смертью дед просил отца Иллариона не оставлять Степана без духовного окормления, поскольку тот имел твёрдые намерения продолжать святое дело предков своих, служа Богу и вере православной.
       Поняв друг друга, отец и сын, вновь помирились. Да и как мог Егор долго сердиться на сына, если роднее и ближе его уже никого не было. И не так уж важно, что поступком своим бросал тень на отцовскую партийную репутацию. Это Егор как-нибудь переживёт. Куда хуже, если бы Степан принял офицерское звание, а потом тяготился бы им всю жизнь, не находя своего места в подплаве. В конце-то концов, весь их Непрядовский род всегда по совести и личному убеждению служил Отечеству. Получалось, что сын всё же не изменил этой их семейной заповеди. Он просто выбрал свою дорогу, решив с неё не сворачивать.
       А ведь были попытки наставить его "на путь истинный". В политотделе Непрядову давали понять, что не мешало бы ему по-отцовски повлиять на сына, чтобы тот покаялся в содеянном: глядишь, и офицерские погоны получил бы со временем. Только Егор уклонялся от каких бы то ни было обещаний на этот счёт, не желая портить отношения с сыном. Стёпка это сознавал и потому был особенно благодарен отцу за его терпеливое великодушие.
       Став мичманом, Стёпка окончательно перебрался жить в отцовскую квартиру. Начальство это ему позволило, а Егор ничего более лучшего и желать не мог. Теперь опять всё свободное время они проводили вместе. Занимались в основном тем, что разбирали дедовы записи по пчеловодству. Чтоб не пропали они, Егор вывез их в своём чемодане из Укромовки все, вплоть до последнего листочка.
       - Как говорится, ни злата, ни серебра дед нам не завещал, - рассуждал Егор. - Да это и не нужно, поскольку вот этим самым записям его цены
       нет, - и заверял в полной своей уверенности. - Мы ещё, Стёпка, эту самую дедову науку не только вместе осилим, но и дальше двинем её.
       - А почему бы нет? - соглашался сын. - Ты помнишь, он хотел добиться того, чтобы мёд стал бы дешевле сахара? И чтобы покупали его в магазинах, как соль или спички... Но это всё для людей. Значит, и Богу угодно. Поверь, пап, ничего так больше не желаю, как получить сан и вернуться в нашу Укромовку. А церковь заброшенную я там снова подниму, чего бы это мне ни стоило.
       - Верю, сынок, что так и будет, за плечами у тебя века,.. - соглашался отец. - Дай только срок. Вот я и сам, как только выйду в отставку, да вернусь домой,.. мы же горы с тобой своротим. Добьёмся всего того, что дед нам с тобой наказывал. Так ведь?
       - Мы постараемся, пап, - отвечал сын.
       А Егор думал, как он сейчас изумительно похож на свою мать - те же самые узнаваемые черты лица и особенно глаза - широко распахнутые, как у большой птицы...
       - Вот с моря этот раз вернёшься, - делился Стёпка своими соображениями, - и я, наверное, попрошу твоего благословения... Дослуживать мне всё равно ведь меньше года осталось.
       - Да неужто женишься?! - воскликнул удивлённо отец.
       - Думаю, что уже скоро.
       - И кто же она, уж не Светланка ли из соседнего подъезда? - предположил Егор, припомнив давнишнюю школьную подружку своего сына.
       - Конечно же, она, - с улыбкой отвечал сын. - Мы ведь, Непрядовы, все однолюбы, как дедушка говаривал.
       И не мог уже Егор вслух не посетовать.
       - А всё же лейтенантом гляделся бы краше попа. И Светлана твоя, смекаю, ничего не имела бы против.
       Степан на это ничего не ответил, только ещё упрямее сжал губы.
       Не имел возможности Непрядов поближе познакомиться со своей будущей невесткой. Запомнил её девчушкой-школьницей, которая иногда по-соседски приходила к сыну делать уроки. Но какой она стала теперь, мог представить лишь со слов Степана. Надо полагать, Светлану совсем не смущала перспектива сделаться попадьёй. В том был её добровольный выбор, искреннее влечение сердца. Непрядов и здесь во всём доверялся сыну, надеясь на его правильный выбор, о котором он никогда не будет жалеть.
       - Внука хочу, - напомнил Егор. - Вы уж с этим делом не откладывайте. А то мне, старику, на пенсии скучно будет.
       Степан смущённо и таинственно улыбнулся, не желая пока раньше времени касаться этой темы. Поскольку прежде он должен был ещё закончить службу и поступить в духовную академию. Что же касается отца, то ведь и его понять можно - он мечтал о продолжении своего рода.
       10
       День выхода в море подкрался как-то незаметно. Как ни старался Егор, так и не переделал всех намеченных дел. Впервые казалось, что он оставляет на берегу что-то очень важное. Тяготило, что он так и не смог побывать в дедовой церкви, чтобы взглядом попрощаться с Непрядом, далёким предком своим. Тревожился за Стёпку, судьба которого окончательно не определилась. Болел душой и за Лерочку, которая во многом по его - Егоровой вине оказалась на чужбине. Кто знал, суждено ли когда-нибудь им снова свидеться, чтобы попытаться понять и
       простить друг друга. Не хотелось даже в мыслях допустить, что Лерочка могла бы забыть его, выкинув из своего сердца. Слишком многое их в этой жизни связывало. И должна будет помнить хотя бы потому, что на всём земном шаре существует единственная точка, куда каждый из них, хотя бы порознь, станет непременно стремиться всю оставшуюся жизнь. Это могила их дочки. Верилось, что у заветной ограды они могли бы однажды снова повстречаться. С этой утешительной надеждой и собрался Егор выйти в море.
       На этот раз поход слишком долгим не предвиделся. Предстояло обычное плановое патрулирование в высоких широтах. Обстановка, в целом, на морском театре была спокойной и не имелось никаких причин беспокоиться по поводу её возможного осложнения.
       Как обычно, проводить Непрядовскую лодку на пирс прибыло всё штабное начальство. Пока не настало расчётное время отхода, офицеры курили, собравшись в кружок. А в сторонке скромно стоял Степан, дожидаясь, когда можно будет попрощаться с отцом. Егор кивнул ему, сейчас, мол, подойду, вот только отделаюсь от начальства.
       Непрядов чувствовал себя как под прицелом снайперской винтовки. Командир дивизии, как всегда, благожелателен к нему, начальник политотдела - дипломатично сдержан, особист - по привычке двусмысленно улыбчив. Часом раньше Горохов провёл с Егором очередную беседу, порядком подгадив ему перед выходом в море настроение. На этот раз кавторанга мёртвой хваткой готов был вцепиться в Колбенева, почему-то потребовав его в море не брать, а оставить на берегу, в распоряжении политотдела. Егор с этим не согласился и настоял на своём. Горохов же, в свою очередь, дал понять, что сделает необходимые выводы уже в отношении самого Непрядова. Егор на этот намёк не отреагировал, чем окончательно взбесил самолюбивого особиста. Разумеется, Горохов мог бы за поддержкой обратиться к адмиралу, однако предпочёл этого всё же не делать. Возможно, он сомневался, что Бахарев без достаточных оснований согласится со списанием Колбенева на берег. Несговорчивый командир был всё ещё особисту не по зубам. Горохов, естественно, тешил себя мыслью, что у него оставались в руках все козыри, чтобы однажды "подмочить" Непрядову репутацию. А ждать он умел.
       За несколько минут до отхода, стоя у трапа, отец с сыном напоследок обнялись. Крепко держа Степана за плечи, Егор полюбовался им: высок, статен, русоволос и мичманская форма ладно сидит на нём. "Ну, что б такому молодцу, спрашивается, на флоте не послужить?" - с сожалением снова и снова думал Егор. Пытался представить его в рясе и... никак не мог.
       А сын, видимо, сердцем почувствовал отцовские мысли и тихо сказал:
       - Не беспокойся, пап, со мной всё будет в полном порядке. Я тебе обещаю.
       Ничего на это не сказал Егор. Лишь ещё крепче стиснул сына в своих руках. Потом легонько оттолкнул его от себя, будто отпуская на все четыре стороны свободного плавания и шагнул на трап, ведущий на борт лодки.
       И в это самое время, непрерывно сигналя, на пирс влетел штабной "Уазик". Непрядов невольно задержался на трапе. Встрепенулись и провожавшие его офицеры, недоумевая, что бы это могло значить.
       Выскочивший из машины офицер тотчас протянул адмиралу бланк телеграммы, пояснив при этом:
       - Срочная, из Генштаба.
       Сам же как-то странно глянул на Непрядова, давая понять, что сообщение касается его лодки.
       "Опять какие-нибудь неприятности", - предположил Непрядов и на душе у него снова сделалось тоскливо и пусто. А здесь Горохов ещё сверлит глазами так, будто дырку проделать хочет или с потрохами сожрать...
       Кончив читать, Бахарев с самым серьёзным, официальным видом подозвал к себе Непрядова и громко, чтобы все слышали, произнёс:
       - Поздравляю вас, товарищ командир, с присвоением воинского звания контр-адмирал.
       При этих словах Непрядов не столько обрадовался, сколько удивился, поскольку не верил, что такое вообще когда-либо возможно. Офицеры возбуждённо загалдели, принялись наперебой поздравлять его, пожимая руку. Он же в ответ сдержанно кивал и грустно улыбался, не чувствуя в себе особого торжества. Ощущение было таким, будто всё происходящее его не касалось.
       Могло показаться, что не хотел верить собственным ушам и кавторанга Горохов. Никогда ещё Непрядову не приходилось видеть человека, на лице которого отражалось бы столько разочарования и досады. Впрочем, лично для Непрядова это не имело уже никакого значения.
       Окончательно поверил Егор в своё новое звание лишь после того, как его снова обнял сын, в толпе еле протиснувшийся к отцу. Едва ли кто из всех присутствующих радовался за Егора так искренне и чистосердечно.
       - Эх, знать бы чуть раньше, - посетовал Бахарев. - Я бы вам свои погоны подарил. У меня как раз парочка новеньких контр-адмиральских
       дома завалялась. Всё же приятнее было бы с ними в моря идти. Да вот беда: уже поздно за ними кого-то посылать.
       - Это не так уж важно, - успокоил комдива Непрядов. - Я не гордый, потерплю как-нибудь до возвращения с моря.
       - Строго между нами, - доверительно шепнул Бахарев Егору, - Ваше адмиральское звание каким-то образом опередило назначение вас на мою должность. Получение приказа ожидается со дня на день, из Москвы мне уже на этот счёт звонили.
    - А вас куда? - учтиво полюбопытствовал Непрядов.
       - В Москву, в переулок Козловского, - поскромничал "два Данилы", имея ввиду Главный штаб флота, - на должность начальника одного из отделов, - и предупредил. - Надо полагать, командиром вы идёте в море последний раз.
       - Что ж, там видно будет, - неопределённо отвечал Егор.
       На том и расстались. Время вышло, и с борта убрали трап.
       Уже на мостике Кузьма по-свойски шлёпнул Непрядова по спине и посулил:
       - Не расстраивайся, Егорыч. Мы тебе прямо к ватным штанам пришьём красные генеральские лампасы. Во, какие галифе будут! - и показал большой палец.
       - Сам ты солдафон, - незлобно огрызнулся Непрядов и дал команду сниматься со швартовых.
       Взбугрилась маслянистая вода у кормы лодки. Громада подводного корабля медленно, задним ходом отвалила от пирса. Провожаемая криком чаек, субмарина величаво пошла к выходу из гавани, нацеливаясь на океан. Оставшиеся на берегу люди какое-то время махали вслед уходившему кораблю руками. Потом, не дожидаясь когда он скроется за дальним поворотом в шхерах, моряки стали расходиться по своим обычным делам. И только высокий, стройный мичман долго ещё глядел в том направлении, где виднелся ещё смутный силуэт лодки. Что он ждал и о чём думал, никому не было ведомо. К тому же, на пирсе до него никому не было дела. Там снова началась привычная рабочая суета. Ворочались стрелы грузовых кранов, медленно передвигались тяжело гружёные торпедовозы. Со своими заботами сновал моряцкий люд, и часовые, как всегда, маялись у корабельных трапов. А мичман всё стоял и стоял у самой кромки пирса, погружённый в свои раздумья. Потом он что-то пошептал про себя и трижды перекрестил совсем уж было ушедшую лодку, благословляя её.
       Мичман не двигался с места до тех пор, пока атомоход совсем не затерялся где-то вдали. Только после этого он пошёл прочь, его тоже звала служба.
       11
       Для моряка-подводника, так уж выходит, однажды всё может кончиться если не вполне естественным, то самым нелепым образом - даже любовь и сама жизнь, но только не прерванный поход, который становится вечным. Подлодка Непрядова с моря не вернулась. Её долго искали и какое-то время продолжали ещё ждать, надеясь на чудо, но потом, когда минули все разумные сроки, объявили без вести пропавшей. В предполагаемый район её исчезновения вылетали поисковые самолёты, которые с помощью чутких приборов обшаривали едва не каждый торос. Но сплошные ледяные поля были пустынны, безжизненны и немы. Можно было лишь гадать, что произошло с пропавшей лодкой. О ней вспоминали всё реже и реже. А потом она вообще стала достоянием истории флота Российского. Обвинять, либо оправдывать в случившемся экипаж и его командира не имело никакого смысла, потому как ни для того, ни для другого не было достаточных доказательств и фактов. Просто принял океан в очередной раз человеческие души, и оттого снова осиротела земля. Осталась лишь вечная память, да чьи-то невыплаканные слёзы.
       А лодки опять из дальней гавани уходили в моря. В отсеках продолжали верить, любить, мечтать и надеяться на счастье, которого подводнику не так уж много отпущено. Конечно же, глубина стоила того, чтобы её однажды преодолеть, а потом уже в ней продолжать весь предназначенный путь, измеряемый ценой собственной жизни. Так было, так есть и так будет всегда, пока в живых останется хоть один моряк-подводник флота Российского.
       12
       Минули годы. В старинное русское село Укромово Селище однажды прислали на службу молодого иерея. Был он высок и статен, с аккуратной пшеничной бородкой и голубыми васильковыми глазами. Поселился в старом, давно заброшенном доме приходского священника, что стоял на холме подле такой же запустелой церкви. Начал молодой батюшка, по мере сил своих и с помощью мирян православных, поднимать из порухи и запустения храм Божий. Всё ещё могучие стены его покрылись лесами, застучали молотки, завизжали пилы. На звонницу вновь подняли сброшенный с неё и лежавший на земле колокол, укрепили его на железных растяжках, и снова начал он, будто корабельная рында, отбивать над Укромовскими полями и лесами время вечности.
       Сам батюшка, как и полагается, правил службу в воссозданном храме, а всё свободное время проводил в подвале за колбами, да ретортами, - что-то "химичил", о чём-то раздумывал и мечтал.
       Особым уважением люди прониклись к своему пастырю, как только стало известно, что молодой иерей весьма даже сведущ в пчеловодстве. И здесь он личным примером, да посильной помощью сумел поставить дело так, что редкий сыскался бы двор на селе, где не держали по два-три улья. Но и это, уверял батюшка, только начало...
       А через год приехала к настоятелю храма его жена с пятилетним сынишкой. Подстать батюшке попадья была такой, что нельзя не залюбоваться ею. Миловидная, стройная, с пышной косой. Правда, намётанным глазом бабы тотчас определили, что матушка снова тяжела. Значит, быть скоро очередному прибавлению в семье их пастыря. И решили, что дело-то житейское. Детьми своими, как корнями, батюшка
       прирастал к земле родной, а значит - навсегда.
       Ну, а что же первенец? Мальчишка хоть куда! Смышлёный, непоседливый, крепенький как гриб-боровичок. То на звонницу без спроса залезет, то к пруду пойдёт уток погонять, а то вдруг хватается за молоток, чтобы помочь отцу что-нибудь подправить в доме. Родители, порядка ради, журили мальчишку, но не очень. Даже со стороны видно было, как они нежно любили малыша. Впрочем, отец всё же чуть построже к сынишке относился, зато мать баловала, души в нём не чая.
       Отцу особенно нравилось наблюдать, как его мальчишка учился самостоятельно познавать окружавший его мир вещей и явлений. Хотелось всё же убедиться в том, насколько сбудется прорицание прадеда, который перед смертью предрёк праправнуку своему необыкновенно яркую и славную судьбу. И оттого батюшка порой даже робел перед собственным сынишкой, особенно когда заглядывал в его бездонные голубые глаза. Как знаком батюшке был этот глубинный взгляд! И ведомо было, откуда брала начало заключённая в нём сила...
       Видел батюшка, как сын однажды зашёл в храм. Остановился подле старинной фрески и прямо-таки замер, силясь понять своим детским умом что-то очень важное. Мальчишка с удивлением глядел на огромные лучезарные очи, от которых исходило непонятное ему сияние, и чему-то улыбался. Он не знал ещё, что его собственные глазёнки, по детски чистые и ясные, были сродни тем очам и тому взгляду, который исходил из глубины веков, осеняя всё вокруг своей первозданной благодатью и святостью. Но его детские глаза были ещё выразительнее, оттого что были живыми.
       Мальчишка не знал и того, что никогда ему не быть служителем вечности в этом храме, как того страстно желал отец. По отцовским, да
       прапрадедовским стопам пойдёт его младшиё братишка, который пока не появился ещё на белый свет, пребывая до урочного часа в утробе своей матери. А старшенькому суждено будет по велению сердца пойти служить на флот и тем самым исполнить заветное предсказание мудрого старца. Испытав великие горести и беды, которые выпадут на долю флота Российского, да и всей земли русской, он тем не менее будет командовать большим подводным кораблём, достигнет немалых чинов и почестей, но в сущности своей навсегда останется мальчишкой с голубыми глазами отрока Непряда. И род его, мореплавателей и священнослужителей, не иссякнет до тех пор, пока жива будет земля русская.
      
       КРАТКИЙ СЛОВАРЬ
       МОРСКИХ ТЕРМИНОВ И ВЫРАЖЕНИЙ
      
       Автономка - автономное плавание (жаргон).
       Бак - носовая часть палубы от форштевня до фок-мачты.
       Банка - лавка на гребном судне или катере.
       Бачковой - дежурный матрос, ответственный за получение на камбузе бачков с едой для своей команды.
       Бербаза - береговая база.
       Боны - боно-сетевые заграждения, представляющие собой находящиеся наплаву брёвна или бочки, к которым крепятся кольчугообразные стальные сети. Используются для защиты внутренних акваторий военно-морских баз, портов, гаваней и рейдов от проникновения неприятельских подлодок и торпед.
       БПК - большой противолодочный корабль.
       БЧ-1 - Штурманская боевая часть.
       ВВМУРЭ - Высшее военно-морское училище радиоэлектроники им. А.Попова.
       Выгородка - частично отгороженное помещение на корабле, не имеющее дверей.
       Гермоплафон - герметичный плафон освещения.
       Гиперборейское море - старинное название Северного ледовитого океана.
       Главкомат - главное командование флота.
       Главпур - главное политическое управление Советской армии и Военно-морского флота.
       Глухарь - корабельный гидроакустик (жаргон).
       Гомо-акватикус - человек подводный (латынь).
       Дисбат - дисциплинарный батальон, в котором по приговору трибунала отбывают наказание военнослужащие срочной службы.
       Замначпо - заместитель начальника политотдела.
       Кандейка - жестяная банка для отбросов (жаргон).
       Кавторанга - капитан второго ранга (жаргон).
       Капераз - капитан первого ранга (жаргон).
       Комингс - выступающая над палубой часть трубы, вертикальной шахты, к которой крепится крышка люка.
       Корабелка - корабельная радиотрансляция (жаргон).
       КБР - корабельный боевой расчёт.
       Леер - туго натянутый трос, служащий для ограждения борта.
       Макаров С.О. - адмирал, известный русский флотоводец и учёный-кораблестроитель (1848 - 1904 гг.).
       Морзавод - морской завод.
       Мотыль - корабельный моторист (жаргон).
       Надводники - экипаж надводного корабля (жаргон).
       Нарывал - зубатый кит, имеющий на верхней челюсти закрученный бивень.
       Начпо - начальник политотдела.
       Начпрод - начальник продовольственной службы.
       НЗ - неприкосновенный запас.
       Нючепинг - шведский город на побережье Балтийского моря, где расположена военно-морская база.
       Оверкиль - переворот корабля кверху днищем (жаргон).
       Особист - начальник особого отдела.
       Пакетник - электрический переключатель.
       Переговорка - переговорное устройство (жаргон).
       Подплав - подводное плавание.
       Привальный брус - верхняя часть конструкции борта катера или шлюпки.
       Примбуль - приморский бульвар (жаргон).
       Провизионка - хранилище провизии на корабле жаргон).
       Противолодочники - экипаж противолодочного корабля (жаргон).
       РДО - радиодонесение, направляемое находящимся в море кораблём на берег.
       Система ниппель - Высшее военно-морское училище со строгим пропускным режимом (жаргон).
       Старлей - старший лейтенант (жаргон).
       Студёное море - поморское название Северного ледовитого океана.
       ТВЭЛ - тепловыделяющий элемент реактора подлодки.
       ТВД - театр военных действий или зона оперативной ответственности.
       Тифон - звуковой прибор для подачи корабельных сигналов.
       Топ - верхняя часть мачты.
       ТОФ - Тихоокеанский флот.
       Тускарора - одна из наиболее глубоких впадин Мирового океана с отметкой 10.377 метров.
       Чепчик - рабочий берет (жаргон).
       Шкаф - жилая каюта на корабле (жаргон).
       Шпангоут - поперечное ребро жёсткости бортовой обшивки корабля между днищем и палубой.
       Шумопеленгование - определение направления на цель по шумам корабельных винтов.
       Флагврач - флагманский врач.
       Форштевень - передняя оконечность корабля.
       Шторм-трап - отвесная лестница на корабле, состоящая из двух канатов, соединённых деревянными перекладинами.
       ЭПРОН - Экспедиция подводных работ особого назначения, занимавшаяся судоподъёмом в 20-30 года прошлого столетия.
       Ямамото - адмирал, командующий японской эскадрой, палубная авиация которой в декабре 1941 года нанесла внезапный и сокрушительный удар по американской военно-морской базе Пирл-Харбор, расположенной на Гавайских островах.
       Ют - кормовая, задняя часть корабельной палубы.
      
      
      
       СОДЕРЖАНИЕ
      
       На круги своя...............................................................
       Подлодка уходит под лёд.............................................
      
       Краткий словарь морских терминов.................................

  • Комментарии: 3, последний от 08/05/2013.
  • © Copyright Баранов Юрий Александрович
  • Обновлено: 17/02/2009. 1003k. Статистика.
  • Роман: Проза
  • Оценка: 7.46*4  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.