Белов Руслан Альбертович
Красота требует крови. Хирург и она.

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 1, последний от 08/07/2012.
  • © Copyright Белов Руслан Альбертович (belovru@yandex.ru)
  • Обновлено: 13/01/2014. 513k. Статистика.
  • Роман: Проза
  • Оценка: 6.96*31  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Он - хирург от Бога и пьяница от жизни. Она - дурнушка дальше некуда.Понятно, от сделает ее красавицей.Но причем тут Матрица?


  • (НОВОГОДНЯЯ ИСТОРИЯ)

    1. Скальпель есть.

      
       - Я вам, женщинам, удивляюсь. Так легко стать красивой, да что красивой, привлекательной, а что вы с собой делаете? Ну, не все, есть, конечно, киски, от которых мужики теплеют, но их еще надо глазками поискать. И у этих кисок все снизу начинается, сначала каблучки высокие, затем ножки от ушей. И потому мы с ножек твоих и начнем. Так, скальпель есть, а вот пилы не вижу... Где же наша пила? А! Вот она, миленькая! Заржавела немножко, но ничего, сейчас мы ее спиртиком протрем, и все будет в ажуре. Ты только не дергайся, коли ко мне попала, все равно не выпущу, пока в аккурат не удовлетворюсь и Гиппократа не удовлетворю... Потому и привязал...
       Женщина закричала, задергалась, но резиновые жгуты держались неколебимо. Операционный стол покачивался, руки человека тряслись.
       - Придется нам с тобой выпить, - вздохнул он, веселея. - Давай на брудершафт, а?
       Женщина смотрела оловянными глазами. Распертые страхом, они казались нечеловеческими.
       - Нет, так не пойдет, - покачал головой человек. - Если мы будем так реагировать, то нам обоим конец. Я тебя не спасу, ты меня не спасешь. А если ты кроликом станешь, или, лучше, смирненькой овечкой, то у нас обоих появится шанс. Так будешь меня слушаться?
       Женщина покивала. Говорить она не могла - рот ее был заклеен липкой лентой.
       - Ну вот и славненько! - обрадовался человек. - Тебе разбавить, или так сойдет?
       Оловянные глаза стали шире.
       - Разбавить, значит... - недовольно вздохнул мужчина. - Значит, придется для баронессы к колодцу идти.
       Сняв резиновые перчатки и марлевую повязку, прикрывавшую нижнюю часть лица, маньяк выпил из мензурки граммов пятьдесят спирта, занюхал рукавом и вышел из комнаты.
       Минут десять его не было. Явился он, покачиваясь. В руке его колебался стакан, на четверть наполненный колодезной водой. Доверху долитый спиртом, он остановился - человек знал цену спирту, и руки его тоже.
       Помешав скальпелем в стакане, он подошел к операционному столу, приподнял голову женщины левой рукой и осторожно влил ей раствор в рот. Через пять минут она отключилась. Влюблено посмотрев на бутыль со спиртом, человек улыбнулся и взял в руку скальпель. Через пять минут он уже пилил. Рука его двигалась мерно, хотя глаза видели одни радужные круги.
       Обычно Даша просыпалась, просыпалась в холодном поту, когда человек, отложив пилу, брал отпиленную ногу и отходил к окну, чтобы рассмотреть ее на ярком солнечном свету.
      

    2. Дарья Сапрыкина.

      
       Дарье Павловне Сапрыкиной в ту пору было тридцать четыре. Десять из них она проработала в коммерческой конторе, занимавшейся рекламной деятельностью, в частности, подготовкой и выпуском разнообразных рекламных сборников и проспектов. За работу получала около семи тысяч (за год добавляли рублей пятьсот). Стать менеджером отдела Дарье Павловне не светило, и все, что она могла получить, так это пятидесяти процентную от размера оклада премию в день пятидесятилетия и стопроцентную - в день пятидесяти пятилетия, то есть при выходе на пенсию по старости.
       Дарья Павловна была не замужем. И о замужестве не помышляла. Когда ей исполнилось пятнадцать, отец подарил ей коробку соевых конфет, и, как бы увидев впервые, раздраженно покачал головой:
       - Ну и уродина...
       Да, она была далеко не красавица, а этот отцовский приговор снял с ее лица еще и живительные краски юности. Даша с тех пор сутулилась, на улице смотрела под ноги, чтобы не видеть жалостливых взглядов прохожих. Иногда она, желая оправдать отношение ближних, рассматривала себя в зеркало. И чернела от горя.
       Зубы смотрят вперед. Волчьи.
       Глаза затравленные, бесцветные от смотрения в никуда.
       Нос чуть скособочен - девочкой еще упала со шкафа. Отец, озабоченный ссорой с матерью и последующим ее уходом к подруге, посадил на краешек высокого плательного шкафа, чтобы не мельтешила перед глазами. И приказал молчать. Она молчала, и скоро он забыл о ней и ушел из дома пить пиво. Просидев час, маленькая Даша попыталась слезть и упала, ударившись носом о табуретку.
       А эти ноги... Сколько раз мужчины смеялись ей вслед: "У вас музыкальные ножки, мадам! Совсем как ножки у рояля!"
       Вот только кожа. Нежная, шелковистая, гладенькая до удивления. Такой нет ни у кого.
       И еще волосы. Темно-русые, густые, длинные.
       И груди. Упругие, большие. Соски рвут платье.
       И попа. Крутая, подчеркнутая осиной талией.
       Правда, сейчас, в тридцать четыре, она совсем не та. Ведь еда - единственное удовольствие. Еда, сигареты и книжки. Маринина, Серова, а теперь, вот, тезка Донцова. И, конечно, дача.
       Она вся в цветах. Все есть. Каждый год закручивает сто банок. Сто пятьдесят литров. Помидоры, огурцы, салаты. Яблочные соки, пастила, всевозможные компоты. Чеснок с кулак. Но есть некому - мужика-то нет. Весной все приходится раздавать соседям и таскать на работу. Но она все равно закручивает - а вдруг он появится, а у нее ничего домашнего? А что такое женщина без домашнего? Так, одна видимость.
       В десятом классе был парень. Близорукий и очень добрый. Они хорошо разговаривали и хорошо молчали. Он и часа без Даши прожить не мог - говорил, что от нее исходят какие-то нужные ему волны. В школе всегда был рядом. Звонил каждый час, у подъезда ждал. Его увела подруга. Шепнула, что все, мол, удивляются, что такой красивый парень ходит с такой дурнушкой чуть ли не в обнимку. Удивляются и заключают: "Ходит, потому что дальше своего носа не видит. Если бы увидел, то остался бы заикой".
       А любовник был. Приходил с дальних дач. Краснощекий, здоровущий запорожский казак. Такой здоровый, что вообразить его на лошади было невозможно. Приходил, ел, выпивал приготовленную Дашей бутылку водки и засыпал. Проспавшись, смотрел непонимающе, потом переворачивал на живот и ласкал. А что не ласкать? Со спины - она Венера. Даша хорошо помнила, как он нежно входил в нее, как ей было сладостно. Он ни разу без нее не кончил. Только после. И делал это так, что она кончала еще.
       Казак перестал ходить, когда она забеременела. Она хотела рожать, но появился другой, тоже с дальних дач. Никудышный, суетливый, слюнявый, но обещал жениться. Даша сделала аборт, и никудышный перестал ходить. Потом она видела его с казаком на улице. Изрядно выпившие, они шли в обнимку. Заметив ее, загоготали, указывая пальцами.
       После них не было никого. Спасалась на даче. Таких цветов, как у нее, нет ни у кого. Среди них она сама была красива, цветы проникали в ее плоть своей волшебной силой, оживляли глаза, поднимали грудь и голову.
       Они цвели до снега. Потом все становилось черно-белым, и не хотелось жить. До старого Нового года.
       Новый год был для нее самым отвратительным праздником. Остальные праздники куда еще не шло. А Новый год ненавидела, потому что он был семейным. А у нее никого не было - отец погиб в автомобильной аварии, мать через год умерла. Родственники - тетка с сыном - жили в деревне под Моршанском и приезжали погостить раз в три года.
       На Новый год Даша покупала бутылку дорогого французского шампанского, собирала вкусный стол и смотрела телевизор. Предыдущий праздник - так получилось - она встречала на Красной площади, но ничего хорошего из этого не вышло. В половине первого ласковые руки закрыли ей глаза, и приятный мужской голос спросил:
       - Угадаешь, как меня зовут, станешь в этом году счастливой!
       - Вика! - наобум воскликнула Даша.
       - Ну, ты даешь! - удивился мужчина, отнимая руки. - Так меня мама зовет...
       Даша обернулась и увидела красивого, хорошо одетого человека ее лет. Он радостно и пьяно улыбался. Когда лицо Даши разместилось в его сознании, от улыбки не осталось и следа. Ее сменила гримаса жалости, смешанной с испугом.
       - Вы непременно станете счастливой, - выдавил он, обращаясь в бегство.
       Все первое января она пролежала в постели, безучастно глядя в потолок.
      

    3. Слезы брызнули из глаз.

      
       В начале апреля Даша поехала на дачу. Весна в тот год выдалась холодная, кругом лежал снег. Подходя к дому, она омертвела, увидев, что к ее калитке вытоптана основательная тропка. "Бомжи прописались! - мелькнуло в голове. - Разворотили, небось, все, телевизор унесли, обогреватель!
       Да что это такое!
       Слезы брызнули из глаз, она бросилась к калитке, с намерением погибнуть в неравной схватке с негодяями, осквернившими ее загородное убежище.
       Калитка была не заперта. Войдя во двор, Даша остолбенела: тропинки к дому, колодцу и туалету были почищены, яблони толково обрезаны, а у стены сарая высилась поленица дров, без сомнения украденных у соседа Семенова, любителя попариться в деревенской обстановке. Поленицу дров продолжала поленица, сложенная из порожних бутылок из-под дешевого вина - под ней в изобилии лежали смытые капелью этикетки "Кавказа", "Анапы", "Трех семерок" и так далее.
       "Мужчина! У меня в доме мужчина! - расперла сознание многогранная мысль. - Он чистит дорожки, со знанием дела обрезает деревья. И пьет портвейн ведрами".
       Висячий замок, раскрыв рот, висел в петле. Мысленно попеняв ему, простаку, Даша устремилась в дом. Войдя в комнату, с удивлением отметила, что она недавно убрана, и довольно обстоятельно убрана. Потом увидела мужчину - в ее новом спортивном костюме! - спящего на не разложенном диване лицом к спинке. В изголовье стоял странный чемоданчик. Одеяло - ее любимое серое пушистое одеяло, которым она укрывалась, когда становилось особенно тоскливо - валялось на полу. Под ним угадывались очертания двух опрокинутых бутылок. У горлышка одной их них одеяло было пропитано бурой жидкостью, несомненно, представлявшей собой пролившийся портвейн.
       Даша рассвирепела. Бросилась к дивану, достала бутылку, вылила остатки вина, - прямо на одеяло,- взялась за горлышко и замахнулась, целя в беззащитный висок. Но ударить не смогла.
       Незваный гость был мужчина.
       Мужчина, который спит, не закрывшись на засов.
       И чувствует себя как дома.
       "А что если... - завязалась в ее мозгу мысль, - а что если сделать ход конем?"
       Много лет спустя Даше являлся в воображении этот висок, размозжив который, она могла бы избежать самых мучительных, самых неприятных страниц своей жизни. И женщина холодела, вспоминая, как близка была к этому.
       Надо сказать, что Дарья Сапрыкина была живым и отнюдь не глупым человеком и потому иногда поступала вопреки общепринятым нормам поведения.
       Так, успокоившись, она поступила и на этот раз. Посидев в кресле, переоделась в веселый домашний халатик, слегка подкрасилась...
       Наверное, зря подкрасилась. Если бы не красилась, то не увидела бы своего дурного лица. Не увидела бы, и вновь не восхотела расколоть голову, в которой сидят глаза, которые, увидев ее размалеванной, станут жалостливыми или презирающими.
       Забросив губнушку в угол, она пошла на крыльцо за сумкой с продуктами. Спустя пять минут на кухне развернулось скоротечное с ними сражение. Как всегда оно закончилось в пользу Даши, немало часов потратившей на изучение тактики и стратегии кулинарии. Жертвы сражения - изжаренные, изрезанные и утопленные в сметане, - были торжественно помещены на обеденный стол. Блюдо с курицей, превращенной в чахохбили, изумительно, кстати, пахший, заняло господствующее место. Его окружили обычные по содержанию салаты - с кукурузой, крабовыми палочками и прочее. Однако все они были с необычными "изюминками", не оставлявшими им не малейшего шанса просуществовать хотя бы до ужина. Последними на стол были помещены бутылка "Души монаха" и две винных рюмки.
       Осмотрев рубеж, которому предстояло разделить ее и гостя, Даша переоделась в платье на выход (в поселок, конечно), уселась на стул и покашляла.
       Это не помогло.
       Не помог и мощный голос магнитофонной Аллы Пугачевой, и хлопок дверью.
       Помогло одеяло. Укутав объект внимания с головой, Даша добилась цели - гость пробудился, задергался и, появившись на свет, уставился на возмутителя своего спокойствия.
      

    4. Удивляюсь я вам, женщинам.

      
       Сонные и больные глаза пришельца смотрели на Дашу с обидой, но без удивления.
       - Я так и знал... - наконец сказал он, рассматривая следы падения бутылки с вином.
       - Что бутылка опрокинется?
       "А он красавец, был красавцем, пока не спился", - думала Даша, рассматривая собеседника, не спешившего ответить.
       - Да нет... - зевнул пришелец в кулак. - Впрочем, как хотите. Скажем, я увидел вас по всему этому... - он обвел взглядом комнату.
       Даша сникла.
       - Вы чувствовали, что я... что я именно такая?
       - Да нет, ничего я не чувствовал. Я вообще мало чувствую, я преимущественно знаю...
       Они помолчали. Когда молчанье затянулось, мужчина снова зевнул и сказал, глянув на бутылку "Души монаха":
       - Может, пригласите к столу? Мне просто необходимо выпить, чтобы не говорить гадостей. Кстати, меня зовут Хирург.
       - Это прозвище? Вы были хирургом?
       Пришелец усмехнулся, взглянув исподлобья.
       - Я и сейчас хирург...
       - А как ваше имя-отчество?
       - Я не хочу их произносить. Я - Хирург и все тут.
       - Понимаю. Мне тоже иногда хочется все забыть и ничего не помнить...
       - А вас как зовут?
       - Дарья Павловна. Садитесь к столу, чахохбили остынет.
       - А бутылка у вас одна? - смущенно посмотрел он.
       - Одна.
       Хирург огорченно сморщил лицо. Даша попыталась его успокоить:
       - Есть еще медицинский спирт, граммов четыреста. По крайней мере, был до вашего прихода.
       - Терпеть не могу спирта.
       Даша не поверила, но виду не подала.
       - Он напоминает вам больницу?
       - Нет. Я просто не люблю просто напиваться. Я люблю напиваться со вкусом.
       - Со вкусом? Я видела, что вы пьете. Поддельный пртвейн за двадцать пять рублей. Этим можно отравиться.
       - А что поделаешь? Марочное вино мне не по карману.
       - Тогда вы пейте вино, а я буду пить разведенный спирт, - поднялась она со стула. - Кстати, на что вы покупаете вино?
       - Ворую по дачам. А иногда удается кого-нибудь подлечить. Геморрой, косоглазие, врожденные вывихи, в том числе и умственные...
       Недослушав, Даша забегала глазами по комнате.
       - У вас я взял лишь приемник и обогреватель, - виновато заулыбался незваный гость. - На месяц почти хватило.
       Приемник стоил пятьсот рублей. Обогреватель - полторы тысячи.
       - Ладно, сочтемся, - с трудом взяла себя в руки Даша. - Садитесь обедать.
       Хирург подошел к столу, но не сел, а посмотрел виновато.
       - Вы что-то хотите сказать?
       - Видите ли, Дарья Павловна... У меня есть отвратительная черта, я всегда говорю правду...
       - Ну, говорите вашу правду.
       - Этот стол, чахохбили, вино... Я чувствую, у вас есть на меня виды ... Так имейте в виду, что с потенцией у меня проблемы. Это, во-первых. А во-вторых, я не сплю с женщинами, к которым не испытываю душевного влечения...
       - Так значит, не в потенции дело...
       - Не знаю. Я уже не помню, когда спал с женщиной.
       Даша вспомнила запорожского казака. И его друга. Хирург посмотрел насмешливо:
       - Ну так как, садиться мне за стол или развод и девичья фамилия?
       - Садитесь.
       Даша провалилась в себя обычную. Все вокруг посерело. Стало не хватать цветов за окном и одиночества.
       Хирург сел. Открыл бутылку, поставил рядом и смущенно посмотрел на хозяйку.
       - Вы что смотрите? - спросила она.
       - А спирт? Вы сказали, что будете пить спирт.
       Даша улыбнулась. Поднялась, пошла на кухню, вернулась с бутылкой спирта и водой в литровой банке.
       - Давайте, я разбавлю, - предложил Хирург. - Это дело довольно тонкое. Спирт надо осторожно приливать в чуть подслащенную воду. Это я сам придумал.
       Через пять минут перед Дашей стояла банка с самопальной водкой. Они выпили. Даша рюмку, Хирург стакан.
       - Вам положить чахохбили? - спросила она, закусив маслиной.
       - Да, да, пожалуйста, - закивал он.
       "Душа монаха" испарилась в пять минут. Глаза гостя повеселели. Он смотрел то на Дашу, то на банку с водкой. Она испугалась. "Напьется пьяный, драться полезет. И я стану такая же, как те дамы на Ярославском вокзале".
       - Да вы не бойтесь, - прочитал Хирург ее мысли. - Я поговорю немного, да засну.
       - Вы ешьте, остынет... - водка расслабила Дашу. Ей стало хорошо. Так хорошо, как давно не было. А ведь она могла сидеть одна.
       Сидеть одна, бессмысленно глядя в окно.
       Сидеть одна, приклеивая морковные семена к полоскам туалетной бумаги.
       Сидеть, записывая, что привезти в следующий раз. Из одного пустого дома в другой.
       Хирург съел несколько кусочков курицы, восторженно двинул головой и потянулся за банкой.
       Выпив стакан, он съел чахохбили, все салаты, раздобревший, осел на стуле и стал смотреть на Дашу.
       - Вы что смотрите? - спросила она, усмотрев во взгляде что-то для себя новое.
       Интерес, попытку проникнуть в душу, в сердце? В ее душу?! В ее сердце?!
       - Удивляюсь я вам женщинам. Какие-то вы в большинстве своем неподъемные. Не умеете вы себя подать...
       "А может, получится? - не слушала Даша. - А у меня простыни не свежие, а чистых я не захватила".
       И покраснела: "Вот дожила! Только об этом и думаю".
       - Совсем не умеете... - закончил Хирург и посмотрел на водку, оставшуюся в банке.
       Даша налила ему две трети стакана. Себе плеснула на донышко. Они чокнулись, выпили, закусили маслинами.
       - Что вы имели в виду? - спросила она, подумав, что вряд ли гость обратил бы внимание на несвежие простыни.
       - Видите ли, каждая нормальная женщина мечтает иметь несколько нормальных рядовых вещей. Во-первых, она мечтает иметь идиллическую семью, во-вторых, мечтает тратить деньги, не заглядывая в кошелек, в-третьих, мечтает нравиться мужчинам. Мужчинам она мечтает нравиться, чтобы иметь семью или иметь возможность в любой момент ее завести, и чтобы выбрать такого мужчину, который без разговоров наполнял бы ее кошелек...
       "Заговаривается, - подумала Даша. - Интересно, как у него пахнет из подмышек?"
       У казака подмышки пахли так, что она теряла себя и чуть не кончала. Хирург прочитал первую часть ее мысли, хотя был пьян.
       - Да нет, просто я хотел сказать, что женщина всего может добиться, в том числе, мудрости и порядочности, только будучи при... привлекательной. А привлекательной по своей простоте душевной женщина может быть только по... по рождению. Что-то мысли у меня заплетаются. Вы меня поняли?
       - Нет. Что вы имеете в виду?
       - А то, что практически каждая женщина может стать красивой. Но не может. Вот вас можно сделать кра... красивой к Новому году, но ведь вы этого не захотите... Да, не захотите.
       - Почему не захочу?
       - Потому что вам придется со... согласиться на парочку-тройку бо-болезненных операций... Потому что при... придется доставать деньги и уйти с работы, потому что придется нарушить свой такой мра-а-чный , такой проти-ивный, но такой привычный образ жизни...
       Даша закусила губу. Она поняла, о чем помышляет проникший в ее дом человек. Он жулик, шарлатан! Он представляется женщинам хирургом, потом обещает им парочку мастерских косметических операций и просит на них денег.
       Хирург прочел и эту мысль. И, смявшись вмиг, спрятал глаза. Посидев несколько минут в молчании, вылил в свой стакан остатки водки и торопливо выпил.
       - Ну и какие операции могут сделать меня красивой? - спросила Даша, придя к мысли, что на сегодняшний день ее задача не стать красивой, а полежать в постели с мужчиной, полежать впервые за пять лет, хоть просто так полежать.
       "Интересно, храпит он или нет?"
       Хирург перестал запинаться.
       - Во-первых, вам надо выпрямить большие и малые берцовые кости... Это возможно. Я учился у Илизарова, и кое в чем превзошел его.
       - Выпрямить за десять тысяч долларов?
       - Можно дешевле. Но это будут уже не ноги.
       Даша вспомнила выражение: "Хорошая жизнь дорога. Можно дешевле, но это уже не жизнь". И спросила, скептически:
       - И что еще мне надо выпрямить?
       - Больше выпрямлять ничего не надо. Надо поправить носик, это просто. Зубы на место поставить - это тоже пустяк, была бы проволока. Потом пять-шесть раз пройтись скальпелем по личику, и конечно, вставить контактные линзы - с такими затравленными глазами неприлично выходить на улицу...
       Даша понурилась, ей захотелось напиться, но в бутылках ничего не осталось.
       "Точно храпит!"
       - Ну, можно, конечно, и без линз обойтись, но это сложнее...
       - Что сложнее? Глаза мне поменять?
       Даша посмотрела на Хирурга. По щеке ее бежала слеза.
       - Ну зачем вы так? - морщась, покачал он головой. - Я так хорошо выпил, настроение хорошее... Вы все портите.
       - Я схожу в магазин.
       - Да? Это совсем другое дело! Вы мне нравитесь все больше и больше.
       Даша подумала, что с этим человеком можно менять секс на портвейн. И повела головой, вспомнив, что собеседник импотент.
       - Ты, знаешь, не напрягайся, - опять видимо, прочитав мысль, перешел Хирург на "ты". - Возможности человека безграничны. Вот ты знаешь, что такое стигматы?
       - Нет, - покачала головой Даша, думая, что он видит ее всю как на ладони.
       - Это язвы такие на руках и ногах. Они появляются у людей, сочувствующих распятому Христу. Ты представляешь, появляются язвы, настоящие сквозные язвы. Причем у тех, кто верит, что Христос был распят четырьмя гвоздями, появляется четыре язвы. А у тех, кто верит в большее количество гвоздей, ран, естественно, больше...
       - Причем тут Христос? - механически спросила Даша. Она почувствовала, что к вечеру у нее начнутся менструации.
       - А при том. Представь, что ты поверила в себя, красивую, так же свято как эти люди верят во Христа...
       - И вместо сквозных язв у меня появится симпатичный носик и откроются жгучие глаза?
       - Совершенно верно! И это вовсе не сказка. Стигматы наблюдались многими уважаемыми врачами. Стоит тебе поверить в себя, точнее, в то, что ты достигнешь цели, то она будет достигнута. Главное поверить.
       - И ноги у меня выпрямятся.
       - Факт. И ноги выпрямятся, и жизнь, и вы пойдете по ней хозяйкой, - перешел Хирург на "вы", как бы увидев распрекрасную будущую Дашу.
       - И мужчины будут ходить за мной толпами?
       - Если вы этого захотите.
       Даша подумала, глядя в стол, и сказала:
       - Ну, к примеру, я согласилась стать красавицей. Что дальше?
       "Какие у него нежные руки".
       Хирург на глазах отрезвел и сказал серьезно:
       - Я вам сразу скажу - у вас тяжелый случай. Девяносто процентов тех, которые считают себя некрасивыми, я сделал бы фифочками наподобие Шарон Стоун за семь недель. А вы запустили свою некрасоту. И потому вам придется пойти на жертвы. Во-первых, вы все продадите, все - квартиру, дачу, обстановку, платья, мебель. Все продадите, тем паче, что в другой жизни вам вся эта рухлядь не понадобится. Кстати, в пиратском мире было принято прорубать отверстия в днищах кораблей, идущих на абордаж. Это чтобы у атакующих не было и мысли об отступлении.
       Даша покивала сама себе. "Точно жулик. Хочет по миру пустить. И, судя по всему, я у него не первая".
       - Во-вторых, мы с вами кое-что купим из оборудования и медикаментов и уедем в медвежий угол, куда-нибудь на Валдай. Купим домик, оборудуем чистую операционную, и я начну вас ваять. На Новый год устроим ходовые испытания. И если после них вся Москва не ляжет к вашим ногам, то я зашью себе рот отечественным кетгутом.
       - Все так просто получается... Почему же нас, невзрачных и некрасивых, пруд пруди?
       - А вы не замечали, что среди мужчин меньше некрасивых индивидов, чем среди женщин? То есть в целом мужчины симпатичнее женщин?
       - Это точно. Особенно после сорока.
       - И знаете почему? Потому что большинство мужчин - это охотники на женщин. Подсознательные, не подсознательные, но охотники. Либо считают себя таковыми. И этот позыв, этот настрой делает их привлекательнее. Он воздействует на физиологию, осанку, придает особый блеск глазам и так далее. А большинство женщин не охотницы. Они жертвы. Жертвы эгоистических родителей и двуногих самцов, жертвы службы, дома, дачи, детей и близких, наконец. И все против них, все, в том числе и Природа, уверенная в том, что женщина должна быть сексапильной лишь в течение репродуктивного периода, то есть до тридцати - тридцати пяти лет...
       - Это не так. Не совсем так.
       - Естественно. "Мысль изреченная есть ложь". Так на чем мы остановились?
       - На том, что женщина должна быть охотницей?
       - Да нет...
       Он посмотрел укоризненно.
       - На том, что у нас нет спиртного?
       - Нет, у нас с вами непременно получится! - указательный палец Хирурга рванулся к Даше. - Есть в вас женское начало, есть!
      

    5. Что-то, данное Богом.

      
       Вернувшись из поселкового магазина с тремя бутылками "Трех семерок", Даша Хирурга не нашла. Поставив бутылки на стол, подошла к сумке с тремя тысячами на ремонт крыши, намеренно оставленной на видном месте.
       Денег не было.
       Сев на стул, с ненавистью посмотрела на бутылки. "Пусть стоят. Пусть стоят всю жизнь, напоминая мне о моей глупости".
       Даша представила: прошло много лет, а бутылки стоят. И она смотрит на них. Смотрит прежняя, по-прежнему никому не нужная.
       И она заплакала.
       Из-за того, что опять одна.
       Хлопнула калитка. Даша бросилась к окну, увидела его. В своем новом спортивном костюме.
       Сердце женщины забилось, какая-то новая ее ипостась злорадно осклабилась: А ты раскисла! Вечно ты раскисаешь!
       Войдя, Хирург положил три тысячи на стол:
       - Вот, хотел от вас, Дарья Павловна, уйти, но магазин перед носом закрыли. Другой далеко, и я решил вернуться.
       Даша смотрела, не понимая. Подумав, решила, что причину своего возвращения Хирург изложил не лукавя. И неожиданно для себя по-глупому заулыбалась: "Не одна!"
       Денег она решила не убирать. Пусть лежат на столе и давят на психику. Если, конечно, его психика уже не выдавлена как лимон. Оглянув стол, взяла опустевшее блюдо с чахохбили, унесла на кухню. Когда вернулась с полным блюдом и баночкой черной икры, припасенной на "светлый день", он разливал вино.
       - Представляете, на винзаводе перепутали, и вместо бурды разлили прекрасное вино, вот, попробуйте.
       Даша пригубила вино. Вкусом оно действительно напоминало недурную "Изабеллу".
       Ей стало хорошо. Он теперь не уйдет. Не уйдет, пока не выпьет все.
       "Интересно, какая у него попочка?"
       Хирург выпил два фужера подряд, откинулся на спинку стула, оглядел стол безразличным взглядом и решил закусить. Чтобы не обижать хозяйку.
       Ел он не спеша, умело пользуясь ножом и вилкой.
       "Небось, в ресторанах полжизни провел, - подумала Даша. - Или мать генеральша.
       - Так на чем мы остановились? - спросил сын генеральши, вытря салфеткой уголки рта.
       - На том, что женщина должна быть охотницей, - вспомнила Даша.
       - Ну, не должна... То есть должна, если она мечтает пользоваться успехом у мужчин. А вам это надо?
       Даша покраснела.
       - Надо... - понаблюдав за ней, заключил Хирург. - У вас, извините, давно мужчина был?
       - Пять лет прошло...
       - И пять лет вы ни-ни?
       - Да... То есть нет, - спрятала глаза Даша.
       - Вы должны быть со мной откровенны. Я, как лечащий врач, должен все знать.
       - Четыре года назад я была у гинеколога. Он сказал, что если я не хочу раннего климакса, и если хочу родить ребенка, то я должна заниматься сексом. Хотя бы с подругой или сама с собой.
       - И вы купили вибратор?
       - Да, сначала вибратор, а потом и...
       - Понятно. Фаллоимитатор. Ваш врач разбирается в женщинах. Вы не стесняйтесь, курите. Вы же курите, я вижу.
       Даша впервые за два часа вспомнила о сигаретах. Обычно она курила каждые полчаса, а тут забыла. "Может, я уже становлюсь другой?" И горько усмехнулась: "Нет, не становлюсь. Я просто забылась".
       Хирург налил себе стакан вина и, подняв его, сказал:
       - Ну что ж, давайте, продолжим наши игры. Я как честный врач должен попытаться отработать гонорар в виде этого прекрасного вина. Ваше здоровье, Дарья Павловна!
       Он выпил. Глаза его в который раз стали счастливыми. Они любовно рассматривали Дашу.
       - Вы знаете, скальпель и хирургическая пила - это, конечно, мощные инструменты для сотворения привлекательной женщины, - начал он, поставив стакан и откинувшись на спинку стула. - Но главный инструмент в этом деле - это одухотворенность, это блистающий сопричастностью внутренний мир! Да, да, сопричастный внутренний мир, не схваченный намертво плотской своей оболочкой, внутренний мир, лучащийся светом глаз, улыбкой, внутренний мир, делающий походку легкой, а шею - гордой. Без него такого - тоска. Без него человек - это чучело на заброшенном огороде, без него человек - это существо для производства... некачественных удобрений. Блистающий внутренний мир заставляет человека распрямлять плечи, он зажигает его глаза изумительно притягательным огнем, он заставляет двигаться целеустремленно и привлекательно.
       Выговорившись, он принялся за салаты.
       - Сам себе такой мир не создашь, - сказала Даша, скривив губы. - Его должны вставить папа с мамой или близкие люди.
       - Вы правы. Я, кстати, этим и занимаюсь.
       - Вставляете в меня...
       Даша смялась, покраснела. Получилось черт те что. Правильно говорят: У кого что болит, тот о том и говорит. "Интересно какой у него... мальчик?"
       - Да, пытаюсь вставить, - понимающе улыбнулся Хирург. - Раньше я говорил девушкам: "Том Гумилева-младшего, томик его папаши, томик его маменьки-Ахматовой, рост минус вес - сто пять, плечи с попой назад, а грудь вперед, и вы - красавица". Теперь я смотрю глубже. И вижу, например, что у вас ослаблено кровоснабжение правого полушария мозга и пара пустяков с почками, печенью и желчным пузырем. И этих пустяков хватает для практически полного подавления в вас инстинкта размножения, и, следовательно, инстинкта быть красивой, быть аппетитной, быть привлекательной, быть востребованной, наконец. Это, так сказать, базис по марксистско-ленински. С надстройкой сложнее, я, к сожалению, не психоаналитик. Но то, что я знаю, позволяет мне утверждать, что ваш отец поколачивал вашу беременную вами мать. Еще я вижу, что ему на вас было наплевать. Я вас не обижаю?
       - Нет... - солгала Дашина.
       Хирург это понял, посмотрел виновато, и ее вдруг прорвало:
       - Знаете, почему я вас слушаю? Потому что я не хочу, чтобы вы уходили, не хочу оставаться одна, и потому готова слушать, все, что вы скажете...
       "Интересно, может он ударить? Отстегать плеткой? Укусить до крови?"
       - Понятно. Кстати, я вас предупреждал, что я безнравственно честен.
       Даша посмотрела на деньги. На три тысячи, которые уносил Хирург.
       - Я их не крал, я их взял в счет будущего гонорара.
       - Да, да, конечно. Вы можете взять их себе.
       - А что, вы меня выгоняете?
       - Да нет, что вы! Продолжайте. Вы говорили о моем отце.
       - Так вот, ваш отец не смог, не захотел сделать из вас женщину.
       - Вы что имеете в виду?!
       - Да нет, я не о том... Понимаете, отец должен стать для дочери самым близким человеком. Если он сможет стать таким, если он захочет стать таким, то дочь станет полноценной женщиной. В вашем случае это не получилось. Во всех мужчинах вы волей-неволей видите неприятные черты отца. Кстати, ведь это он разбил вам нос?
       - Нет, не он. Он просто посадил меня на шкаф и ушел пить пиво. Через час я спрыгнула и ударилась о табуретку.
       - Замечательно. Весьма известного и весьма благородного француза, князя Шарля-Мориса Талейрана-Перигора, тоже в детстве сажали на шкаф, и он тоже упал, но сломал не нос, а ногу. И сильно хромал всю жизнь. Мы с вами говорили о мужчинах, говорили, что они в целом красивее женщин, Так вот это еще и потому, что они пытаются как-то восполнить свои физические недостатки. Талейран стал епископом, а потом и министром иностранных дел всех поголовно пожизненных правительств - от королевских до наполеоновских - и всегда был любим и преследуем самыми красивыми женщинами своего времени...
       Даша задумалась, о том, что "болит". Хирург посидел немного, глядя себе под ноги.
       - Что-то у нас очень мало действия, - наконец сказал он, устремляя взор на бутылку. - Может быть, выпьем?
       - Давайте. Налейте мне полный фужер. Мы выпьем, а потом вы мне расскажете о себе.
       Они выпили. Насладившись диалогом вина со слизистой желудка, Хирург заговорил.
       - А что рассказывать? Дед - генерал, его расстреляли в тридцать девятом. Мама с папой пропали в лагерях, жил у бабушки. Выучился, стал неплохим хирургом...
       - А спились как?
       Хирург посмотрел неприязненно, однако, переломив себя, ответил, скоморошески искря глазами:
       - Женщина. Меня сгубила женщина. Пошло сгубила.
       Даша посмотрела злорадно. Хирург, глянув на деньги, продолжил:
       - Однажды лежала у меня в палате женщина из богатой и весьма известной в мафиозных кругах семьи. Кожа, как у вас, кровь с молоком, гладенькая до глазопомешательства, но пара другая деталей совсем никуда. Оторви, как говориться, да брось. А я тогда был молодой, наглый, ни одну юбку не пропускал да гением себя мнил. А она глазки загадочные мне строила, о богатстве родителей рассказывала, о доме в Лондоне и дворце в Ницце. Так влюбилась, что, в конце концов, намекнула, что если не отдамся ей прямо в палате, то натравит на меня охранников отца с просьбой оставить от меня рожки да ножки. А у меня от одного ее вида все мужские гормоны напрочь скисали, ну и пришлось вкруговую идти. Сказал ей, что был уродцем, и лицо и прочие красивости сделал себе сам. И предложил сделать и ее красивой. Она, естественно, согласилась, и я сделал. В загородном доме ее папаши. У Лоры, так ее звали, были небольшие проблемы с надпочечниками и желчным пузырем, я их починил, потом повозился с полипами в носу. Когда с внутренними причинами было покончено, принялся за антураж. Икры выправил, скулы с ушами поправил, осаночку соорудил. Труднее всего с веками было. Чуть все не испортил, но получилось даже очень ничего, правда, не из русской оперы, а скорее, из китайской. Вы знаете, в лице должно быть что-то неправильное. Абсолютно правильное лицо выглядит искусственным и бездушным. А эти искусственные ее глаза, так притягивали, что отвязаться от них не было никакой возможности.
       Хирург говорил вяло, и Даша укрепилась во мнении, что ей рассказывают сказки. Рассказывают, чтобы она продала свой дом, свое имущество, принесла деньги на блюдечке с голубой каемочкой и сказала:
       - Вот вам! Режьте мне ноги, делайте из меня Чио-Чио-Сан.
       Но все равно в глубине души хотелось все продать. И дом, и имущество. Вместе со своей неприглядностью и убогостью. Продать все. И отдать этому человеку, которому так хочется отдать все.
       - Кончилось все очень и очень банально, - продолжал рассказывать Хирург. - Когда я снял с нее повязки, в зобу у меня дыханье сперло. Это было невообразимо. Нет, конечно же, можно было найти девушек, таких же красивых как она, и даже красивее. Но понимаете, человек, который видел ее некрасивость, да что некрасивость, безобразие, не мог не понять, что случилось божественное чудо. Вы представляете, что я чувствовал?
       - И она вас бросила, - мстительно хмыкнула Даша.
       - Да, конечно, как же без этого?. Но я всласть попользовался ее телом и практически пресытился, когда меня выперли из дома, чтобы привести в него сногсшибательного пуэрториканца.
       - И вы спились, потому что попользовались всласть и пресытились? - продолжала язвить Даша.
       - Да нет, не из-за этого. Дело в том, что я почувствовал себя богом...
       - Богом?
       - Да. Вы просто не представляете, что это такое брать глину и делать из нее совершенного человека.
       - Это сладко?
       - Нет. Не сладко. Вы берете глину и делаете из нее человека. Вы берете глину, которую фиг кто морально достанет, и делаете из нее человека-бога, который страдает...
       - Не понимаю... Почему страдает? - Даша отметила, что собеседник пьян и говорит на "автопилоте".
       - Как бы вам сказать...Понимаете, вот вам есть на что сваливать. На отца, на свою некрасоту, неудачливость. А что делать совершенному человеку? На что ему сваливать?
       - Совершенный человек совершенен. У него все хорошо. Он живет в свое удовольствие, он наслаждается жизнью, почетом, узнаванием.
       - Все это так. Но совершенного человека нельзя сделать без... без хирургического вмешательства в его мозг. Его нельзя сделать, не удалив часть его мозга.
       - Чепуха...
       - Да, конечно. Но...
       - Погодите, погодите... Как я понимаю, вы и в самом деле были некрасивым?
       Хирург посмотрел непонимающим взглядом. Он смотрел несколько секунд, потом странно улыбнулся и сказал:
       - Уродцем? Пожалуй, нет. Я был незаметным. Но сделал из себя красавца. Посредством косметической операции и совершенствования души. И понял, что потерял что-то. Что-то, данное мне Богом. Не что-то, а возможность приблизиться к чему-то. Понимаете, красота и внутреннее совершенство - это не для человека. Человек - это переходное звено от инфузории, от животного, к Богу. И если он на миллионной доле пути становится красивым и совершенным, то человечество, то есть множество, которому человек принадлежит, на шаг останавливается в развитии. Представьте - все красивы и совершенны. Все себя любят, все имеют и ничего особо не хотят, кроме, конечно гадости для ближнего. Это конец. Начнется эпоха самоубийств...
       - Это все фантазии. И вообще я вам не верю...
       Хирург отрезвел. Даша отметила, что гость пьянеет постепенно, а трезвеет на глазах.
       - Вы не верите? - подался он к женщине. - Тогда вперед! Давайте, я сделаю из вас совершенную красавицу? Совершенную не только внешне, но внутренне. Сделаю, чтобы вы поняли, что в моих словах есть истина. Истина, заключающаяся в том, что совершенный человек несчастнее несовершенного.
       - Я вам не верю в другом...
       - В чем же?
       - Судя по тому, что вы сказали, вы изощренный мошенник. Вы просто хотите обокрасть меня. Отнять квартиру, дачу. Отнять все, чем я живу, все, что у меня есть...
       Хирург стал похож на человека, которого схватили за руку. Он заулыбался, и улыбка его была не цельной. Губы, глаза улыбались несвязанно. Даше стало противно.
       - Да, вы правы, - наконец сказал он, глядя на бутылку. - Я вас обманываю. И, в общем-то, хочу, вернее, хотел попользоваться вашими деньгами. Руки, понимаете, чесались. Ну да ладно. Не получилось, так не получилось. Я сейчас допью и пойду.
       Даша посмотрела в окно. Падал снег. "Опять снег, - подумала она. - Когда же это кончится?"
       - Вы можете остаться. К вечеру я уеду. В пятницу вернусь, и мне хотелось бы, чтобы вас здесь не было. И сдайте, пожалуйста, ваш хрусталь. И спрячьте краденые дрова в сарай.
       Хирург благодарно заулыбавшись, взялся за бутылку. Через пятнадцать минут она была пуста. Еще через минуту он спал, уронив голову на грудь. Сухонький от пьянства, он весил немного, и Даша без труда уложила его на диван.
       "Окончен бал, погасли свечи, - подумала она, возвратившись к столу. - Надо все убрать и ехать домой. Завтра на работу".
       Три тысячи она оставила на столе. Он заработал.
      

    6. Размечталась. Разденет...

      
       Всю неделю Даша мучалась. Она была одинока и несчастна, как никогда. Одинока и несчастна, потому что сама изгнала из своей жизни этого странного человека. Этого человека, который наполнил ее жизнь. Пусть чепухой, пусть обманом. Он был рядом, мужчина был рядом, он хотел ее, хотел от нее чего-то. А она прогнала.
       "Как я найду его теперь? - мрачно думала она, куря на лестничной площадке с коллегами по работе. - Надо было делать все, говорить все по-другому. Догадывалась ведь, что он неоднозначен, догадывалась, что говорит неоднозначно и предлагает неоднозначное. Теперь его нет. И никогда не будет. И я буду жить в своей опостылевшей шкуре. Буду жить еще хуже, еще горше, потому что с каждым днем его предложение все явственнее и явственнее будет казаться мне непростительно упущенным шансом. Единственным за всю жизнь шансом.
       Нет! Он еще не упущен!
       Я найду его! Пусть делает со мной все, что ему угодно.
       Пусть ограбит, пусть разденет.
       Размечталась. Разденет...
       А почему нет? У меня такое шелковое, такое мягкое тело, я так много читала, я знаю, как сделать так, чтобы мужчине было хорошо, очень хорошо...
       Нет, я найду его!
       Пусть ограбит, пусть разденет... Но пусть будет рядом.
       Пусть пилит мои кости, если ему хочется, пусть режет мое лицо, пусть выжигает в моем мозгу эту тоску, эту тягу к чему-то настоящему.
       Эту тоску, эту тягу... Неужели она не исчезнет, когда... когда я стану красивой? Нет, исчезнет, я нарожаю детей, и буду думать только о них...
       Нарожаю детей, и они будут похожи на меня, и им придется ломать кости, чтобы хоть кто-то на них посмотрел.
       Нет, они будут похожи на него!
       А он тоже был уродом...
       Почему все это? Почему нас, несчастных, так много? Неужели он прав? Это нужно, чтобы человечество шло к Богу, чтобы в нем было больше энергии стремления? Или просто кому-то надо, чтобы были люди, которые из года в год исправляют справочники, которые на пятьдесят получают ползарплаты, а на пятьдесят пять - зарплату?
       Кому-то это нужно. Тем, которые выше. Или думают, что выше.
       Пусть думают. А я прорвусь к ним.
       Я стану другой.
       Я хочу испытать, что такое быть красивой и богатой.
       И я стану красивой и богатой.
       Я найду его.
      

    7. Ангел и литература.

      
       Вечером в пятницу Даша шла домой, вся погруженная в мысли о Хирурге. Было уже поздно - два часа она провела в агентстве по операциям с недвижимостью. Там ей рассказали, что за двухкомнатную квартиру на Ленинском проспекте и дачу она сможет получить около шестидесяти тысяч долларов. Рядом с домом что-то заставило ее поднять голову, и она увидела несущуюся на нее машину, нет, не машину увидела, а глаза человека, сидевшего за рулем. Это были глаза убийцы. Холодные, остановившиеся, они сделали невозможное - бросили ее через палисадник на раскисшую весеннюю землю.
       Дома Даша расплакалась. Вся в грязи, тушь потекла, сумка была полна молока, вылившегося из раздавленного пакета.
       Она не верила, что ее хотели убить. "Кому я нужна? - думала она, сидя на пуфике перед зеркалом. - А эти шестьдесят тысяч? Чепуха, их ведь не было в сумочке, одно молоко да плюшка на утро. Это моя жизнь исторгает меня из себя. Этот убийца, - кого же он мне напоминает? - будет гоняться за мной, пока я не уйду из этого серого, убогого существования. И потому он не убийца, а мой ангел. Ангел..."
       В дверь позвонили. "Это он!" - вспомнила Даша холодные остановившиеся глаза. Посмотрев в глазок, увидела двух обычных полных женщин в черных платках. В руках у них были книжки в мягких простых обложках.
       Открыла.
       - Возьмите эту книжечку, - сказала одна из женщин, поздоровавшись. - Она вам поможет.
       Даша взяла. Женщины, крестясь и благодарно улыбаясь, ушли.
       Закрыв дверь, Даша уселась в кресло, стоявшее в прихожей, и пролистала книжечку страниц в восемь. В ней простым и не очень грамотным языком было сказано, что Бог все отпустил человеку сполна. И нищету, и богатство. И счастье, и несчастье, И красоту, и уродство. И веру, и неверие. Все это разбросано по земле и во времени. Человек начинает свою жизнь в одной из этих своих ипостасей и все их пройдет. Должен пройти, потому что этого хочет Бог. Красивый станет некрасивым, чтобы стать счастливым и рухнуть потом в бездну горя. Человек же упорствующий, не желающий расставаться с привычной жизнью, не желающий расстаться со своим убожеством и "совершенством" умрет, не увидев Бога. "Становитесь богатыми и отдавайте нажитое! - было написано на последней странице. - Становитесь бедными и отдавайте просветление! Становитесь красивыми и отдавайте красоту! Становитесь счастливыми и отдавайте себя людям! Становитесь несчастными и отдавайте себя Богу!
       Закрыв книжицу, Даша улыбнулась. Она не желала расставаться со своим убожеством, и Бог прислал ей Хирурга и Ангела за рулем. А чтобы она, глупая, все поняла, прислал... прислал техническую литературу.
       Даша засмеялась получившейся шутке.
       Всю неделю до пятницы она ходила счастливой. Она знала, что если Бог прислал ей Хирурга, ангела и книжечку, то Хирург никуда не ушел, а спит сейчас на дачном диване, под которым стоит бутылка "Трех семерок", в которой на донышке своего часа дожидается сто граммов простого удовольствия.
      

    8. Началось за здравие.

      
       В пятницу после работы Даша накупила хорошего вина, еды и парного мяса на шашлыки. Села в электричку и, смотря, как течет кровь из пакета с мясом, лежавшего на полу, представляла, как они будут жечь на угли дрова, украденные у Семенова, как она скажет, что уже договорилась о продаже дома и дачи, как потемнеют у него глаза, когда он это услышит. "Если потемнеют, значит, не обманывает, - подумала она, подкладывая под пакет газету со скандинавскими кроссвордами, купленную на дорогу. - Мне всего-то надо согласиться и потерпеть. А ему работать. Такие как он, не могут работать плохо, и, начиная труд, они серьезнеют. А если спрячет глаза, если не захочет показать, как они блестят, значит, обманывал..."
       Даша улыбнулась. Ей казалось, что все будет хорошо и просто.
      

    ***

      
       На даче Хирурга она не нашла. То, что его нет, что он ушел, Даша поняла, лишь завидев дом. Отпирая калитку, она была уже мертва. Все ушло из нее. Надежда, вера, цветы и овощи, которые надо каждый год выращивать. Эта дача... Зачем она? Чтобы выращивать цветы? Чтобы ходить меж ними и жить их красотой? Их красотой? К черту цветы!
       Даша села на крыльцо, бутылки в сумке ненужно звякнули. Посидев, достала пакетики с семенами. Китайские хризантемы, астры, ромашки. Красочные глянцевые пакетики с картинками, жалко вскрывать.
       Ожесточилась в секунду, разорвала каждый надвое, выкинула подальше. Цветные бумажки разбросало ветром по всему двору.
       Все! С нее хватит. Работа, дом, дача, стирка, готовка, закупка продуктов. Зачем все это? В прошлую субботу, когда она мыла посуду, пьяненький Хирург лежал на диване и говорил в потолок, что больше всего времени у человека уходит на то, чтобы оставаться человеком. "Тогда кто он? - вопрошал он сам себя. Кто он на самом деле? Если ты живешь в доме, который нужно ежесекундно укреплять, поддерживать, подправлять, чинить, чтобы он не рухнул, то дом ли это? Может быть, тогда лучше жить под небом, чем каждую секунду опасаться, что кров обрушится на тебя? Так и с человеческим образом. Стоит ли его ежедневно, ежечасно поддерживать, может выскочить наружу и поселиться в тайге подсознания? И жить там животным, цельным животным, животным, свободным от придуманных страхов? Животным, неспособным мечтать и надеяться?"
       Даша представила себя животным. Свободной степной лисицей.
       Самца хочется всего раз в год. Еды полно. Ешь, спи гуляй.
       А силы уйдут, подступит конец - тоже хорошо. У животных нет смерти, потому что они ее не ждут.
       А может, в самом деле, уехать в тайгу, в зимовье и зажить там животной жизнью? Хирург ведь ушел в свою тайгу и живет в ней в свое удовольствие. Или начать новую жизнь здесь? Да, здесь! Не вернусь в город! Буду жить на своих шести сотках, за забором. В своем доме. Нет, в доме слишком много человеческого. Буду жить в сарае. Нет, за сараем.
       Даша, вконец развинченная стрессом, вскочила со ступенек и бросилась за сарай. И увидела Хирурга.
       Мертвый, он лежал в луже крови.
      

    9. Смерть и жизнь Хаокина Мурьетты, парохода и человека.

      
       В левой стороне груди Хирурга была ножевая рана. Однако смерть не овладела им не до конца - сердце его билось.
       Даша бросилась в сарай за тележкой, взвалила на нее тело, повезла к дому. Перед крыльцом Хирург очнулся. Глаза его подперли по-осеннему серое небо. Оказавшись на диване, он зашептал, задвигал губами, шевеля выступившую кровавую пену. Даша придвинула ухо и услышала: "Жизнь... и смерть Хаокина Мурьетты, парохода и человека..."
       Покачав головой, она осмотрела рану и решила звонить в скорую помощь. Перед тем, как уйти к телефону-автомату, подошла к Хирургу удостовериться, жив ли еще.
       Он смотрел умоляюще. Она склонилась и скорее угадала по губам, чем услышала:
       - Не ходи никуда... Убьют... И тебя...
       Cказав, Хирург надолго забылся.
       Даша задумалась. Если бы не человек, едва не задавивший ее у дома, она, не раздумывая, позвонила бы в скорую помощь и милицию. А тут получается что-то страшное. Его хотели убить, ее тоже. И все началось после их знакомства. Может, и в самом деле, позвонить в милицию? Ведь без сомнения на нее покушались из-за него. Кому-то не понравилось их знакомство. Или кто-то побоялся утечки информации.
       Нет... Надо сначала разобраться.
       Нет, не надо разбираться, надо делать что-то с его раной.
       Она побежала на кухню за аптечкой. В ней было все - как большинство несчастных и одиноких людей Даша любила лечиться. Вернувшись в комнату с двумя картонными коробками, увидела, что Хирург безучастно смотрит в потолок. Она показала ему содержимое коробки. Он покачал головой и шепотом, умолкая после каждой цифры, назвал номер телефона.
       Даша побежала на улицу к телефону-автомату.
       Позвонила.
       Трубку поднял мужчина со скрипучим голосом. Выслушав без вопросов, он спросил адрес. Записав его, сказал, что через два часа будет.
       По дороге домой Даша решила купить мобильный телефон. Когда на тебя наезжают машины с убийцами и когда за собственными дачными сараями обнаруживаются мужчины с проникающим ранением груди, мобильник просто необходим.
       Знакомый хирурга приехал через два часа десять минут. Невысокий, молоденький, лет двадцать пять, не больше, с нежными пальцами пианиста. Осмотрев раненого, он приказал освободить стол, постелить на него чистую простыню и продезинфицировать комнату ультрафиолетовой лампой (ее он привез с собой).
       Через час Даша была в прострации. Она ничего не соображала, мозг ее отключился, сразу после того, как с ее помощью мужчина вскрыл грудную клетку Хирурга. Она автоматически подавала скальпели, зажимы, иглы. Когда был наложен последний шов и в надрез ниже раны вставлена пластмассовая трубка, она потеряла сознание.
      

    10. Другого имени я не знаю.

      
       Очнулась Даша на диване. Очнулась от едкого запаха нашатырного спирта. Лишь только ее глаза стали осмысленными, мужчина, оперировавший Хирурга, сказал, что приедет через неделю, если, конечно в этом возникнет необходимость. Затем он выписал ей бюллетень на десять дней и подробно рассказал, что надо делать с больным. Даша записала, как, куда и когда делать уколы, какие давать лекарства (их он оставил). Уже уходя, человек с пальцами пианиста дал Даше свой мобильный телефон.
       - Номера близких, знакомых и коллег я заблокировал, а если все же кто-то позвонит, скажите, что я ушел в реальность, - улыбнулся он.
       - Куда ушел?! В какую реальность? - озадачилась она.
       - Хирург вам о ней непременно расскажет. Ну, всего вам доброго.
       Даша не стала озадачиваться, а задала вопрос, давно сидевший у нее в голове.
       - А сюда никто не придет? Я имею в виду, меня... нас не убъют?
       - Я думаю, нет. Он сказал мне, что напали на него в Москве.
       - А кто напал?
       - Не берите ничего в голову. Делайте, все, что он скажет, и, может быть, все будет хорошо.
       - Он может умереть?
       - Не думаю. У меня, тьфу, тьфу, никто еще не умирал.
       - А почему его нельзя отвезти в больницу? - не отставала Даша. - И сообщить о покушении в милицию?
       - Это вам решать. Но имейте в виду, что в этом случае его отправят в райские кущи с вероятностью в сто процентов.
       - А кто эти люди?
       - Ну, скажем, это люди, которые не хотят, не хотят...
       Некоторое время он подбирал слова, затем лицо его сделалось кислым:
       - Послушайте, зачем вам это? Спите лучше спокойно. К вам сюда ходит кто-нибудь?
       - Нет, - опустила глаза Даша.
       - Ну и прекрасно. Скажите соседям, что вы в отпуске, делайте, что обычно делаете, и все будет хорошо. Позвоните, на работу, скажите, что с печенью и желчным пузырем нелады и недели три посидите с ним.
       Даша вспомнила, как Хирург говорил ей, что у нее небольшие проблемы с печенью и желчным пузырем. "Неужели они все это видят у меня на лице?" - подумала она, проведя ладонью по щеке.
       - Есть еще вопросы? - спросил мужчина, взяв в руку саквояж с инструментами.
       - Нет... Вот только...
       - Что только?
       - Понимаете, вскоре после того, как я с ним познакомилась, меня чуть не задавили прямо у моего подъезда. Я видела глаза человека, сидевшего за рулем и уверена, что он хотел меня убить.
       Мужчина посмотрел скептически. "Кому ты такая нужна?"
       - Я склонна связывать это происшествие с... с покушением на него, - добавила Даша, расшифровав взгляд.
       - Не берите в голову. В городе полно маньяков и прочих сумасшедших... По медицинской статистике их не может быть меньше пяти процентов от численности населения. Извините, бога ради, мне пора идти, вечером у меня серьезная операция.
       - А как его зовут? - спросила Даша на крыльце.
       - Хирург, - ответил мужчина, усмехнувшись. - Другого имении я не знаю. И еще скажу: я хотел бы, чтобы и меня так звали... Только так.
      

    11. Форма определяет содержание.

      
       Хирург поправлялся быстро. Наверное, потому что Даша не покупала ему вина. Намеренно не покупала. "Пусть мечтает о выздоровлении, - думала она, отказывая в очередной раз.
       Через две недели после операции она пошла к председателю дачного кооператива заплатить за охрану дома и участка, а на обратном пути зашла в магазин за продуктами. Купив молока и сметаны, Даша повернулась к выходу и увидела Хирурга у прилавка винного отдела. Он расплачивался за несколько бутылок "Трех семерок" пятисотрублевой купюрой, без сомнения той, которой вчера она не досчиталась в кошельке. Не став ждать, пока с ним рассчитаются, Даша вышла из магазина и пошла к дому.
       Войдя в комнату с пакетом, надрывавшимся от тяжести бутылок, Хирург столкнулся с ее глазами. Даша сидела за столом и смотрела. Взгляд ее менялся ежесекундно. То хозяйский, то материнский, то женский, он сновал от сумки с вином к его глазам, от них - к повязке, вздувавшей рубашку, от нее - к башмакам, испачканным грязью.
       - Тебя могли увидеть... - наконец сказала она.
       - Не бери в голову, - ответил Хирург. - Что там у нас на обед?
       - Голубцы из свежей капусты, - ответила Даша, с трудом вспомнив, что с утра готовила.
       - Внутри тоже капуста? - заулыбался Хирург.
       - Нет, внутри мясо с рисом.
       - Ну и замечательно. Предлагаю сегодня устроить праздник по поводу моего выздоровления.
       - У тебя еще из трубки течет.
       - Это нормально. Я ее после твоего ухода удалил.
       - И зашил?
       - Естественно. Белыми нитками. Кстати, я шел за тобой. Нельзя так ходить. У тебя красивая грудь, попа крутая, а ты горбишься, как Квазимодо с поклажей.
       - Я и есть Квазимодо, - виновато улыбнулась Даша
       - Не говори глупостей. Я уже все продумал. К январю будешь супермоделью. Будешь, если научишься правильно ходить.
       - Правильно ходить с такими ногами? - Даша поднялась и направилась на кухню выгружать покупки.
       Хирург двинулся за ней.
       - Забудь о них. Я уже вижу другие. Знаешь, художники видят свои картины задолго до их написания.
       - Не могу я их забыть! Я вижу их у тебя в глазах.
       Дашин взгляд стал затравленным.
       - Понимаю, - закивал Хирург. - Ты сейчас подумала, что если бы я лег с тобой в постель, то ты смогла бы настроиться на перерождение.
       Даша покраснела и солгала:
       - Ты ошибаешься.
       - Я говорил тебе, что у меня проблемы, - не поверил он. - Понимаешь, у меня сильно развито чувство красоты. Это во-первых. А во-вторых, я чувствую себя твоим отцом. Отцом, который должен воспитать свою дочь, пусть приемную, воспитать, то есть придать ей совершенные формы. Внешнюю форму и внутреннюю, то есть душевную форму. Не могу же я спать со своей дочерью?
       Выложив покупки, Даша стала мыть руки. Хирург стал в дверях.
       - Ты сказал, что хочешь придать мне формы. Внешнюю - это понятно. Твой друг говорил, что ты в этом - бог. А вот внутреннюю...
       Хирург задумался о вине.
       - Что внутреннюю? - спросил он, направляясь к сумке, оставленной на стуле.
       - Что ты можешь сделать хорошего с моей внутренней формой, то есть содержанием? Ты же циник? Циники только уничтожают.
       - Не уничтожают, а выпалывают лишнее. Кстати, внутреннее содержание сотворить легко. Достаточно вставить в человека странную фантазию, и он станет думать, станет осмысливать себя и действительность. Я ее, эту фантазию, конечно, вставлю. Но это не главное. У женщин содержание определяет форма. Я ее усовершенствую, а она обогатит твое содержание, скорее всего, обогатит. А перед этим усовершенствованием ты должна решить, что хочешь иметь внутри. Кем ты хочешь быть? Холодной красавицей, собирающей скальпы мужчин? Телевизионной богиней? Великосветской гейшей? Женой-красавицей, на которую молится муж?
       - Ты можешь это сделать? Я имею в виду, ты можешь сделать из меня телевизионную богиню?
       - Конечно. Ты посмотри на них! Они же в большинстве своем похожи. Их набирают по определенным внешним критериям, и они становятся гордыми дикторами, самодовольными ведущими и тому подобное. Немного работы с ушами, скулами, носогубными складками и тебя возьмут вне конкурса на самую богатую программу. Сайт свой откроешь, в ток-шоу станут твоими мыслями и мировоззрением интересоваться, потом в политику пойдешь.
       Заговорившись, Хирург закашлялся. Он часто кашлял - у него было задето легкое. Даша встревожилась.
       - Иди, ложись на диван, - просительно улыбнулась она, положив ему на пояс направляющую руку. - Голубцы будут готовы через полчаса. И выпей только стакан. Остальное я спрячу и буду выдавать перед едой.
       Он пошел к дивану. Даша, помедлив мгновение, сказала вслед:
       - С квартирой я договорилась. Ее покупают. Дачу тоже. Деньги у нас будут через две недели. И ты должен к этому времени быть как нежинский огурчик. Все будет, как ты хочешь, если, конечно, нас не перережут и не перестреляют.
       - Не перестреляют... - пробурчал Хирург, укладываясь на диван.
       - Еще я хотела тебе сказать одну вещь... - Даша замолчала, вглядываясь Хирургу в глаза.
       - Что ты хотела сказать?
       - Ты мне должен про себя все рассказать. Я тебе доверяюсь, и ты мне должен довериться. Я продам все, а тебя убьют...
       - Налей стакан...
       Даша открыла бутылку, налила. Хирург торопливо выпил, вино потекло по подбородку. Отдав стакан, отерся тыльной стороной ладони.
       - Ну?
       - Потом расскажу. После обеда, - буркнул Хирург и закрыл глаза.
      

    12. Он чмокнул ее в щеку.

      
       После обеда Хирург улегся на диван и заснул. Проснулся он к вечеру. Даши в доме не было - задумчивая, вся в себе, она копалась на участке.
       Когда женщина вернулась, Хирург допивал вторую бутылку. Покачав головой, Даша ушла на кухню готовить ужин. Поев с аппетитом, Хирург сказал, что если она не возражает, то спать они лягут вместе, и он ей все расскажет.
       Посмотрев телевизор, они разошлись. Хирург лег в ее постель, а Даша пошла принимать душ. Она всегда принимала душ перед сном. И на этот раз она мылась на ночь, а не для того, чтобы мужчине было приятно ее целовать и вдыхать ее запах. Она чувствовала себя его дочерью.
       Его Галатеей.
       Его Галатеей? Его дочерью? А если она его дочь, как же она ляжет с ним в постель?
       Ляжет.
       Потому что она не совсем еще дочь. Дочь может лечь в постель, нет, не в постель, а на кровать рядом с отцом.
       Она как-то лежала. С родным отцом.
       Они были в гостях и остались ночевать. Отец сразу уснул, а девочка-Даша лежала рядом и чувствовала себя женщиной.
       Это было особое чувство. Оно вошло в кровь и сидит в ней до сих пор. Если бы не та ночь, все было бы нормально.
       Она не стала бы женщиной, наполовину женщиной.
       И все было бы хорошо. Она бы не хотела мужчин, не хотела быть любимой (тогда она думала, если бы он, отец, любил ее, то не заснул бы сразу, прикоснулся бы, поцеловал). Она просто хотела бы быть женой, как хотят все женщины, и нашла бы себе мужчинку, пусть завалящего, пусть не умеющего любить, пусть не видящего в ней ничего, но мужчинку, который стал бы главой семьи и сделал бы ей ребенка. И спился бы потом, и, прогнанный, ушел платить алименты.
       А Хирург сказал ей, "дочери", лечь с ним. Он все знает. Он начал делать из нее женщину.
       Женщину...
       Внизу у Даши стало сладко, она опустила руку, нашла клитор и принялась его массировать.
       ...У него не стоит...
       Кончила почти сразу. Струйки воды, ниспадавшие по телу, казались ей прикосновениями нежности, быстротечной мужской нежности.
      

    ***

      
       В спальне было темно. Она осторожно легла, стараясь не прикоснуться к нему, укрылась.
       Он не спал.
       Полежав минуту без движений, пристроил голову на ее плече.
       И чмокнул ее в щеку.
       Понюхал ушко.
       Даша сжалась.
       - Ты мастурбировала? - спросил он участливо.
       Даша чуть не умерла со стыда.
       "Он почувствовал!"
       - Знаешь, если ты считаешь мой вопрос проявлением хамства, то нам с тобой нечего делать. Между нами должна установиться стойкая ковалентная связь. Все, что вокруг нас, наши поступки и окружение ты должна считать электронами, нас скрепляющими. Понимаешь, все, что вокруг нас. И того убийцу в машине, и моего убийцу, и твой дом, и мою рану. И твою мастурбацию.
       - Да, я мастурбировала, - выдавила Даша. - Я сначала хотела скорее лечь к тебе, потом почувствовала себя твоей дочерью, потом вспомнила отца. И поняла, что ты хочешь сделать из меня женщину. Сделать то, что не смог сделать, не захотел сделать он. И мне стало сладко, и все случилось само собой. Мне было приятно, и я не жалею, что так получилось...
       - Знаешь, а ты женщина... - заключил Хирург. - Я почувствовал это...
       Даша догадалась, каким местом он почувствовал в ней женщину. Ей стало хорошо. Она почувствовала себя дочерью, которой хорошо, которой ничего не угрожает, потому что он рядом.
       - Расскажи о себе, - попросила она, подавшись к нему. - Я знаю, тебе это будет неприятно, но...
       - Почему неприятно? Ты знаешь, мне так сейчас хорошо - выпил в самый раз, - и все плохое, что во мне есть, отступило. Знаешь, о чем я подумал?
       - О чем?
       - Я подумал о том, что через полгода мы, может быть, будем лежать вот так рядом, а ты будешь совсем другая...
       - Красивая и другая?
       - Да.
       - А может, не надо ничего делать? Пройдет полгода, и ты привыкнешь ко мне, перестанешь замечать мои ноги и лицо?
       - А голубцы с блинами останутся?
       - Они будут еще вкуснее, ты увидишь.
       - Нет, так не получится. Мы уже выстрелились из пушки. Если мы вернемся назад в дуло, то ничего хорошего не получится. Представь себе Юлия Цезаря, решившего не переходить Рубикон? Или Колумба, махнувшего рукой на Америку? Или Македонского, в сердцах плюнувшего на Гордиев узел?
       - А ты представь Трумэна, повернувшего самолет с бомбой от Хиросимы... Или лучше Джона Кеннеди, решившего не воевать с Россией, а договариваться.
       - Нет, я не могу так. Я не смогу смотреть на тебя, как на недописанную книгу... И потом эти зубы... Я их боюсь.
       - Тебе это нужно?- прошептала Даша, помолчав.
       - Да...
       - Почему?
       - Мы познакомились с ней в палате... Да, в палате...Слушай, налей стакан, а? Я складнее и веселее рассказывать буду?
       Даша пошла за вином, хотя ей очень не хотелось напрягать ковалентную связь, возникшую вокруг них.
      

    13. Лора и ее мужчина..

      
       - Мы познакомились с Лорой в палате... - продолжил Хирург, выпив стакан "Трех семерок".
       - Ее звали Лорой?
       - Да...
       - Лора... - повторила Даша, пытаясь представить фатальную женщину Хирурга.
       - Да. Лора. Она смахнула на своем "Феррари" придорожный столб и была вообще никуда. Все переломано, а головка правого бедра так грохнулась, что смотреть на нее было больно.
       А сама - вообще тихий ужас... Господь, наверное, похмельный синдром испытывал, когда ее лепил. А я - молодой, напористый, умный. Она как на бога смотрела. Она смотрела, и я чувствовал себя богом. Она смотрела на меня, а я, надо сказать с курса так четвертого, себя уважал, потому что почти все сокурсники были по сравнению со мной деревянными, в профессиональном плане деревянными. Пальцы у меня сами по себе все делали. И я стал богом. И сказал себе - ты поднимешь ее на ноги, и не только поднимешь, но и сделаешь то, что может сделать только бог.
       И я сделал. Эту ее головку я так прикрутил - особые винты и отвертки пришлось придумать, и срослось все как капельки ртути. Она сама мне помогла. Она поверила, что я бог. Потом все остальное сделал. И посмотрел на нее, отря пот со лба, и сник. Не божье дело увидел. Изнутри все залатал, а снаружи - собаке не кинешь. И у нее та же мысль на лице. Знаешь людей? Спасешь их от верной смерти, а они смотрят и еще чего-то ждут. И она смотрела. "Зачем мне эти ноги? Эти груди? Эта задница? Они все равно никому не нужны. Нет, ты не бог... Не бог, потому что я не хочу жить". Я ее понял. Представь, кругом Эдемский сад, сам Господь Бог меж кустов прохаживается, а ты - обезьяна. А если обезьяна, значит, не по образу и подобию...
       - А ты тогда уже был красив?
       - Да как тебе сказать... Ну, было у меня кое-что. Знаешь, это студенческое... Когда мы косметику проходили, я в морг не ходил, как остальные, я себя перед зеркалом правил...
       - Над тобой, наверное, смеялись...
       - Нет. Большей частью люди у нас на курсе серьезные был. И смотрели не на то, как я изменился, а в корень смотрели.
       - И что было с этой Лорой?
       - В общем, когда я ее подлечил и подготовил к выписке, она посмотрела мне в глаза, и я раскис и сказал, что это еще не все. Сказал, что планы у меня насчет нее наполеоновские. Она обрадовалась, и спросила, что надо с ее стороны. Я написал на бумажке, и через неделю мы с ней оказались в ее поместье под Нарофоминском. Там все уже было готово, вплоть до хорошего портвейна, - спирт я презираю, тогда презирал, сейчас, ты уже знаешь, хоть политуру размешай - выпью, - и начал ее лечить. Мозги вправил, думал, что вправил, келоиды удалил, - терпеть не могу эти грибы, особенно на лице, - подправил носик, грудь, задницу, скулки, подбородок прорисовал, причем работал на риске, ты же понимаешь, одно неверное движение и все. Но обошлось. Все сделал, как надо. И сел в лужу. Как только бинты с нее сняли, и я посмотрел, так кровь у меня и потекла. Из души потекла. Такая лапушка получилась. А я, уже не стыдно сказать, тогда мальчиком был не целованным. И потому, наверное, сделал ее себе под сердце, нет, не под сердце - под глаза. И еще подсознательно вложил в черты непреклонность - то, что мне порою не хватало. И попал в десятку. Как только бинты с нее слетели, так меня и не стало. Весь я в нее вобрался. Весь в нее вошел, и от меня ничего не осталось. А она в зеркало посмотрела, потом на меня. И знаешь, так посмотрела... Я потом уже понял, как. Как на интерьерного оформителя, достойного похвалы и царского вознаграждения. Молодец, мол, деньги на совесть отработал. Но потом все закрутилось, завертелось, и стали мы с нею жить. Через полгода я хотел уйти, будущее, наверное, чувствовал. Но она не пустила. Не хотела отпускать к другим. Сначала было хорошо. Все эти супермодели перед нею выглядели искусственными. И я ее с большим удовольствием трахал. Трахал, потому что о любви и речи идти не могло. Любовь - это другое. Это когда ты видишь другое. И тебя видят другим. У тебя может быть брюхо и уши разные, а тебя любят... Любят, потому что видят, каким тебя бог сочинил, а не сделала жизнь, обстоятельства и наследственность... И скальпель.
       - Ты себе противоречишь. Сначала говорил, что влюбился, потом что трахал. И этот твой рассказ о ней с первым рассказом не вяжется.
       - Естественно. Я же поэт в душе. А поэты не повторяются и весьма противоречивы. Особенно после "Трех семерок".
       - Рассказывай дальше, поэт...
       - Хватит...
       - Почему?
       - Видишь ли, ты не все сможешь понять правильно, потому что еще не видела жизни. В отличие от тебя Лора была некрасивой, и стала красивой. То есть у нее в биографии были и альфа и омега, и вершки и корешки. А ты видела лишь половину жизненного спектра, ты не была, еще не стала мамзелью, от одного вида которой мужчины мычат и дуреют. Что-то мысли у меня вкривь и вкось пошли... Это от трезвости...
       Они помолчали. Первым тишину нарушил Хирург.
       - Так ты отдашь мне свое тело? - спросил он смеясь.
       - Отдам, - покраснела Даша. Слава богу, было темно.
       - Ты, наверное, боишься...
       - Боюсь. Но пока не очень сильно боюсь.
       - Ну и прекрасно...
       - Рассказывай дальше, а потом можешь выпить. Бросила она тебя, да?
       - Естественно. Все женщины бросают. Поэт Драйден писал:
       Всё сплошь до конца - потери:
       Погоня твоя - за зверем!
       В любви изменили все,
       Никто не остался верен.
       Все бросают, и ты бросишь.
       - Не брошу.
       - Ты сказала, и я услышал: "Я обещаю тебе милостыню. Милостыню в виде верности". А мне милостыни не надо. Мне самого себя почти хватает. И потому я не хочу жертв. Я хочу, чтобы ты стала тем, кем хочешь быть. И через год подошла и сказала, Слушай, Витя, я...
       - Тебя зовут Витя?
       - Какое это имеет значение?
       - Должна же я как-то звать тебя к ужину?
       - Зови, как хочешь...
       Помолчав минуту, он сказал, глядя в потолок:
       - Знаешь, я попрошу тебя только об одном. Я прошу, чтобы в наших отношениях не было подлости и обмана. Это плохо, когда ты любишь, а к тебе приходят и говорят: "Прости милый, я полюбила другого. И я хочу с ним спать". Это плохо. Но гораздо хуже, когда тебя нежно целуют в щечку, шепчут слова любви, а потом мчатся на такси любить другого. Ты понимаешь? Я хочу, чтобы не было измены.
       - Я так и знала, что у тебя все в порядке. Импотент не может так рассуждать.
       - Нет, почему, я действительно импотент. Духовный импотент. Понимаешь, хоть я и поэт в душе, я никогда не умел спать просто с женщиной. Все умеют, а я нет. Я могу спать только с женщиной, которую люблю. В отличие от Бодлера и Блока, которые могли спать только с про...
       - А после операции ты меня полюбишь? - недослушала Даша. Блок и Бодлер ей были не интересны.
       - Да... Скорее всего, да
       - Как художник свое прекрасное полотно? Как Пигмалион Галатею?
       - Да... Я уже тебя люблю. Ту, будущую. Ты будешь прекрасна и соразмерна.
       - А если... А если после меня ты сделаешь еще одну Галатею?.. То полюбишь уже ее?
       - Я ее не представляю.
       - Ну ладно, рассказывай дальше...
       - Ты уже, наверное, догадалась, что произошло после того, как Лора привыкла к своей красоте.
       - Что?
       - А ничего. Я прикручивал винтами головки бедренных костей у семидесятилетних старушек, а Лора покоряла мир. Для этого красоты мало, денег, как ни странно, тоже, нужны высокие люди, отпирающие двери, и она нашла себе олигарха средней руки. Его звали Игорь Игоревич. Я вставлял штифты в большие берцовые кости, а они спали. Все было хорошо, пока она не рассказала ему обо мне. И о себе, бывшей. А дела, надо сказать, у этого господина шли не важно, Президент его что-то невзлюбил, и в скором времени пресса предрекала ему жесткую посадку. И он ухватился за идею организовать клинику на белом пароходе, ну, как у Святослава Федорова, глазника. Лора, естественно, устроила ему встречу со мной, и на ней он пообещал мне миллион долларов в год. Я пытался ему говорить, что красота - это вдохновение, что если без вдохновения, без настроя, без злостных прогулов и запоя пустить это дело на поток, то на выходе будут не люди, а клоуны типа Майкла Джексона, но Игорь Игоревич не слушал. Я пытался объяснить ему по буквам, но он махнул рукой. "Ладно, - сказал, - не будет конвейера, не будет белого парохода, будут миллионеры и миллиардеры. За суточный полет в космос они платят по двадцать миллионов долларов, а за смазливые носики и ушки дочек будут платить по два миллиона...
       - Тебе надо было согласиться... Оперировал бы раз в месяц.
       - Наверное, надо было... Но я стал на рога...
       - Ты знал, что она с ним спит?
       - Да нет... Я - человек тонкий, и чувствую только тонкие вещи.
       Даша ехидно улыбнулась. "Тонкие вещи чувствует, а то, что жену в ванной трахают - нет". И спросила, погасив улыбку:
       - Чувствовал себя свободным художником?
       - Да нет... Скорее, я чувствовал, что богатство убьет меня, превратит в рядового пожирателя благ. И еще... Понимаешь, природа - хитрая штука. К примеру, в настоящее время твердо известно, - ты не смейся, - если вылечивать всех людей, то человечество неминуемо погибнет. В природе должны быть больные и здоровые, должны быть дураки и должны быть умные, должны быть красивые люди и должны быть люди не...
       Даша съежилась. Хирург ее обнял.
       - Понимаешь, некрасивость - это не душевная болезнь, как многие считают. Некрасивость, даже внешнее уродство это... это потенциал человечества. Это то, что заставляет человека шевелиться. Да, многие некрасивые люди уходят в тень, но другие достигают больших высот, а некоторые даже влекут за собой человечество...
       - Это ты про мужчин. Это хромой Талейран, низкорослый Наполеон, рябой и сухой Сталин... А некрасивые женщины одиноки и несчастны. В них плюются, в них кончают, как в помойку.
       - Ну ладно, давай завяжем с этим. Я все-таки считаю, что человеческая природа знает, что делает. Если всех людей сделать красивыми, то она исчезнет. Или станет черно-белой.
       - Ты не прав. Красивые люди красивы по-разному. Вспомни красавцев-актеров. Они такие разные.
       - Ну ладно, ладно, я заболтался. А ты себя считаешь некрасивой только потому что зарылась в своей конторе, доме, даче... Если бы ты знала, каким я был красивым, каким совершенным и счастливым, когда придумал как удлинить конечности за считанные недели. А когда я увидел Лору красавицей, то вовсе почувствовал себя Аполлоном.
       - Я тоже чувствовала себя красивой, когда в саду расцветали цветы...
       - Забудь о прошлой своей жизни. Мы сделаем тебя красивой. Давай, начнем, прямо сейчас. Вот ты кем хотела бы стать? В профессиональном смысле?
       - Не знаю...
       - Знаешь, знаешь. Одни хотят стать моряками, другие - вагоновожатыми, третьи космонавтами. Врубаешься? Какая профессия заставила бы тебя забыть обо всем? О зубах, о ногах, о рекламных буклетах?
       - Мне скоро тридцать пять. Мне уже поздно думать о новой профессии...
       - Один мой приятель, академик, выучил древнегреческий язык в восемьдесят один год. Очень ему хотелось Илиаду прочитать в подлиннике. Выучил, прочитал, и умер совершенно довольный.
       Даша молчала.
       - Ну, кем ты хотела бы стать? Говори, это важнее кривизны ног и ориентировки зубов.
       - Месяц назад я видела документальный фильм. Одна американка... Ну, она ездила по свету и снимала животных. Три месяца снимала горилл в джунглях, потом три месяца - фаланг с каракуртами в Каракумах. Она была чем-то на меня похожа. И одновременно красива своей целеустремленностью... Я еще разозлилась, телевизор выключила. Она по свету в свое удовольствие едет, а я строительные смеси рекламирую... Ей хорошо. У нее - деньги. А кого деньги, тот может каракуртов снимать.
       - Между прочим, трехмесячная экспедиция в гориллью Африку стоит всего лишь около шестидесяти тысяч долларов.
       Даша закусила губу. Ей давали за квартиру и дачу шестьдесят тысяч. Что, он наводил справки? Похоже, он и в самом деле мошенник.
       - А эти деньги у тебя есть, - продолжал Хирург, хмыкнув. - Ты можешь продать квартиру и дачу, получить деньги и смотаться в Австралию снимать аборигенов.
       Хирург засмеялся получившейся шутке. Даша съежилась. Да, ей только аборигенов снимать.
       - Снимешь что-нибудь этакое, получишь в Нэйчерэл джиграфик семьдесят тысяч и снова рванешь куда-нибудь в Аргентину.
       - Я снимать не умею. Ни на фотоаппарате, не на телекамере...
       - Этому можно научить за три дня. Главное - видеть аборигенов не так, как все. Или по-новому. Надо увидеть, присочинить что-нибудь из головы и тогда телекамера сама будет снимать...
       - Можно я ее куплю?
       - А почему ты у меня спрашиваешь?
       - Так ты же будешь деньгами распоряжаться.
       - А сколько у тебя набирается?
       - Ты угадал.
      

    ***

      
       - Шестьдесят тысяч?
       - Да.
       - Тогда можешь. И не покупай руководств по художественной и документальной съемке. Они только мозги на бок свернут. Вот моя дочь прекрасно рисовала, да что, прекрасно, талантливо рисовала, пока ее учить этому не начали. Талантливый человек - сам себе руководство. Его нельзя ничему научить, потому что он сам учитель.
       Даша задумалась. У него дочь? А ведь говорил, что до Лоры у него никого не было.
       - Ладно, не буду покупать никаких руководств, - ответила она, решив повернуть к этой теме поближе. - Так что у вас с олигархом вышло?
       - Да ничего. Когда я поднялся, чтобы уйти, он пожал мне руку и тепло сказал, что я его достал и потому пожалею о своем решении. Я его довольно грубо охарактеризовал. Через неделю у меня умер безнадежный пациент, его родственники меня избили, намекнув потом, что сделали это по просьбе "одного большого человека". Потом главврач сказал, что мне лучше уволиться. Когда я уволился и вышел из больницы, у подъезда меня ждал "Мерседес" с Игорем Игоревичем. Увидев меня, он выскочил из машины, бросился с распростертыми объятиями, но я увернулся, охарактеризовал вторично, и ушел, не оборачиваясь...
       - Странно что-то...
       - Что странно?
       - Большой человек в бутылку по мелочи полез...
       - Странно, что из-за меня полез? - усмехнулся Хирург.
       - Да. Большие люди, в общем, не тонут... А в частности, на косметических операциях он никак бы не выгреб.
       - Ты не права... Лору я сделал на десять лет моложе. И не хирургически, а физиологически. А десять лет жизни бесценны.
       - Понятно. А когда мы начнем? Точнее, когда ты начнешь?
       - Сначала деньги, потом стулья... Я, пожалуй, еще выпью. Что-то я развоспоминался. Эта Лора... Я буду не я, если она не посинеет от зависти, когда тебя увидит.
       - Вот почему ты хочешь меня переделать... Из-за Лоры... Ты ее по-прежнему любишь. И дочь у тебя от нее!
       Хирург, помолчав, выдавил:
       - Нет, не люблю. Это слово у меня с ней никак не связывается. Просто я - человек, и потому у меня есть прошлое, и еще я немножко мстительный. И Лора - одна из граней моего отношения к тебе, и пусть тебя это не беспокоит. Напротив, эта грань должна тебя радовать. Она добавит к твоей красоте несколько бесподобных черт.
       Даша молчала. Хирург встал и пошел пить.
      

    14. Утром она поняла...

      
       Получив деньги в середине мая, Дарья Павловна несколько дней не отдавала их Хирургу. Лишь когда пришла пора съезжать с дачи, она протянула ему свою старую кожаную сумку, набитую долларами так, что замок не закрывался. Выложив деньги на стол, он разделил их на две части. Одну - тысяч десять - отдал Дарье, другую уложил в старенький кейс, найденный на чердаке.
       - Завтра поеду покупать инструменты, оборудование и медикаменты, - сказал он, закрывая чемоданчик. А ты езжай на Валдай, нет в... в Орехово-Зуево, и купи рядом со станцией недорогую дачку где-нибудь на отшибе. Я каждый день буду звонить; как купишь, сразу же приеду.
       Вечером они устроили банкет. Продуктов оставалось много, везти с собой их не было смысла, и Даша наготовила столько, что на столе не хватило места. Вино она купила самое лучшее и много купила - гулять, так гулять.
       Посидели они на славу. Все выпили, почти все съели. Убравшись, легли врозь.
       Утром явился новый хозяин, и они уехали. Он в Москву, она в Орехово-Зуево. Ехать туда ей было неприятно - в окрестностях города была дача той самой подружки. Подружки, которая увела близорукого Диму. Увела по-свински, отняв, может быть, единственный шанс стать счастливой, шанс, посланный ей Богом.
       Даша нередко вспоминала, как им было хорошо. Как она чувствовала, как знала, что телесная оболочка - это вовсе не главное, это, скорее всего, маскировочный халат. Самое главное - это возможность единения душ, единения, при котором глаза уходят вслед за сердцами в особое пространство, в котором все пронизывает трепет совместившихся жизней...
       Дачка нашлась быстро. Выйдя из вагона, Даша тут же увидела на столбе рукописное объявление:
      
       "Продается домик с
       обстановкой, яблоне-
       вый сад. 4 500 у/е".
      
       Позвонив по указанному в объявлении телефону, она встретилась с серьезным и смешно курносым молодым человеком. Он сказал, что продает дом, так как его родители напуганы сильными прошлогодними торфяными пожарами. Даша сделала кислое лицо, и парень, к неудовольствию появившейся матери, сбавил пятьсот долларов.
       От станции до дачки ехать было на автобусе минут двадцать пять, потом столько же пешком. Участок оказался небольшим - соток пять, домик тоже, но чистенький и в хорошем состоянии. Сосед, недружелюбный глуховатый мужчина лет шестидесяти пяти, прочитав записку молодого человека, отдал ключи, не открыв калитки, и тут же ушел.
       Войдя в дом, Даша обрадовалась - по всему было видно, что в нем жили хорошие, трудолюбивые люди. Состоял он из узенькой кухни-прихожей с раковиной в глубине, большой комнаты и спаленки. Удобства были во дворе. Два дня Дарья Павловна ждала и устраивалась - переставляла мебель, сеяла цветы, ездила на старую дачу за бельем и посудой.
       Проснувшись утром третьего дня, она вдруг поняла, что Хирург ее обманул.
      

    15. Эти ужасные гидравлические ножницы.

      
       Все утро она не знала, куда себя деть. "Наверное, ему были нужны деньги, - подумала она, готовя себе завтрак. - Задолжал кому-нибудь крупную сумму, и расплатился с моей помощью. Теперь придется жить здесь и ездить в Москву на работу".
       На всю дорогу до службы у нее уходило почти три часа. Это была, конечно, не жизнь, но что делать? На то и дура.
       Ночью ей снились кошмары. Хирург отрезал Даше ногу, отходил к окну, проводил рукой по синей ее голени, почему-то недовольно качал головой, затем зло отбрасывал ампутированную конечность в угол, хватал сумку с деньгами и уходил. Когда за ним с грохотом закрывалась дверь, Даша просыпалась в холодном поту, несчастная и безнадежная.
       Однажды утром, после того, как Хирург ушел в очередной раз, Даша проснулась вовсе не в страхе, а полная энергии, поднялась и засобиралась в дорогу. Она знала, что будет делать. Знала, потому что, уходя на этот раз, Хирург бросил ей упрек, укоризненно качая головой: "И как ты могла подумать, как ты могла?.."
       Даша поехала искать Лору. Поехала на телевидение. Сунула пятьсот рублей охраннику, сказала твердо: "Мне надо!" и пошла ледоколом.
       Это надо было видеть, как они встретились. Лора и Даша, удивительные раскосые глаза и глаза взбесившегося кролика, ослепительная улыбка и гримаса решимости, смешанная с желанием немедленно обратиться в бегство, ноги от ушей и кривые ходули, которых не скрыть и под брюками, туфельки и платье из Парижа и позапрошлогодние сапоги в ансамбле с потерявшем форму костюмом из серого советского трикотажа...
       Убрав с лица дежурную улыбку, Лора посмотрела с презрением. "Ты кто такая?! Кто тебя сюда пустил? И как ты, моль залетная, осмелилась ко мне приблизиться?"
       Если бы Даша не знала, что эта конфетка, на которую уже облизнулись четверо молодых людей, проскользнувших мимо, в прошлом была ей ровня, она бы ушла. Спрятала бы намокшие глаза и ушла, красня нос платочком. Но она знала, она видела ее дурнушкой, умоляюще смотрящей на Хирурга, она заметила в глазах соперницы, да соперницы (именно в качестве таковой она воспринимала бывшую жену Хирурга), не истребившуюся еще связь с семейством несчастных, заметила, приблизила лицо и прошипела:
       - Мне нужен Хирург. Ты знаешь, где он... - И, превратив глаза в скальпели, приблизилась вплотную и воткнула их в лицо бедной женщины:
       - Ты посмотри на меня внимательно. Не стоит со мной связываться... Умоляю, не надо.
       Если бы Даша была не на телевидении, у нее бы не получилось. Но она была в Останкинском телецентре, и он стал для нее сценой. Или съемочной площадкой. И она сыграла. Нет, не сыграла. Она выплеснула чувства, доселе сидевшие в ней неподвижно.
       Лора испугалась. Тот, кто метался по дну пропасти отчаяния, боится даже упоминания о ней. В глазах Даши она увидела серную кислоту, она увидела, как ее Лорочку, всеобщую любимицу, извлекают, обожженную из искореженной взрывом машины. С помощью этих ужасных гидравлических ножниц. Извлекают и везут в хирургию на перепуганной визжащей реанимашке. Когда колени женщины подогнулись, Даша схватила ее за осиную талию и тряхнула, как сухое деревце:
       - Говори, стерва! Говори, где он!
       Это тоже Останкино. Употребленное оскорбление Даша слышала по телевидению многократно, но сама за всю свою жизнь не употребила ни разу.
       - В Болшево... В гаражах...
       - Ты, что издеваешься!?
       Пальцы Даши сделались стальными. Мимо, стараясь не смотреть, прошел хорошо одетый мужчина со стеариновой улыбкой. У Лоры ноги сделались ватными.
       - Нет, что ты! Гараж двести сорок шесть. Ты его сразу увидишь. Он последний перед станцией...
       - Ну, если обманешь, я тебя из-под земли вытащу.
       - Не надо из-под земли. Если что не так получится, просто позвоните мне. Вот моя визитная карточка.
       Подошел охранник. Посмотрел неодобрительно.
       - У нее муж умер, - сообщила ему Даша доверительно. - Я не хотела ей по телефону говорить, и вот, жалею.
       Прислонив к стене сломленную соперницу, Даша пошла к лифту. Какая-то ее часть была довольна и чувствовала себя если не Любовью Орловой, то Никитой. Она чувствовала, что Останкино - это для нее.
      

    16. Я буду стрелять. Я взорву, если надо.

      
       В электричке Даша думала, смотря в окно невидящим взглядом.
       "Значит, он в гаражах... Скорее всего, в подвале. Связанный, избитый, голодный. А почему тогда я еду в обратном направлении? Правильно еду. Чтобы все получилось как надо, в начале надо отъехать подальше от цели.
       Господи, неужели это я!? Неужели это я взяла за грудки эту бедную женщину? И я, Даша Сапрыкина, серая конторская мышь, собираюсь вырвать его из рук бандитов?
       Да, собираюсь... Я, не убившая и таракана. Разве дюжину мух. Черт! Эта решимость! Откуда она? Я же буду стрелять и взорву машину, если это будет нужно для его освобождения!
       Значит, это было во мне. Та прежняя Даша была беременна мною. И она родила.
       Родила от Хирурга. Он запустил в меня маленькие юркие мысли, и они сделали свое дело.
       Сделали, потому что я - здоровая женщина. Женщина, способная родить. Женщина, способная на поступки.
       Я буду стрелять. Я взорву, если надо. Я - женщина.
       Ну конечно. Я взорву, я буду стрелять... Из чего?
       Так... Надо все продумать, все разложить по полочкам. Значит, он - в гараже. В подвале. Его стерегут. Охранник этот сидит и не высовывается. К нему приезжают. Привозят еду. Ночью он наверняка выходит подышать и посмотреть на звезды...
       А если его уже убили?!
       Нет! Он им нужен. Им нужны его руки.
       И потому его не убьют, а попытаются сломать. И потому время у меня есть. Он, его мучитель, выйдет подышать под Большой Медведицей, и я что-нибудь с ним сделаю.
       Ой, сделаю!
      

    17. Это в будущем пригодится.

      
       Дома, ужиная, она пришла к мысли, что о работе не может быть и речи. "Какая работа? - думала она, не чувствуя ни вкуса, ни запаха сосисок, сваренных на скорую руку. - Я же беременна! Беременна чем-то неизъяснимым. Великим. Ну, значимым. Разве может беременная женщина рекламировать бетоносмесители? Нет! Беременные женщины идут в декретный отпуск.
       Я должна решить, что делать с человеком, который в двенадцать часов ночи выйдет из гаража номер двести сорок шесть.
       Что? Залезть на крышу? И сбросить кирпич?
       Смешно. Детский детектив, да и только.
       Сыграть проститутку?
       Я? Увидев меня, он закроется изнутри. И будет дрожать от страха.
       Надо ударить сразу. Железным прутом. Стать у двери и ударить, как только она откроется. Чтобы не увидеть глаз.
       А Лора? Она наверняка уже позвонила своему любовнику. Своему хозяину. И меня уже ждут! Или не ждут, а просто перевезли его в другое место!!
       Даша вскочила, схватила мобильник, позвонила Лоре.
       - Да, вас слушают? - раздался чарующий голос.
       - Я завтра поеду в гараж. И если его там не будет, или со мной что-нибудь случится, то тебе...
       - Не беспокойтесь, милая, - прервал ее чарующий голос. - Я подумала, что если... если вы сможете его освободить, то это мне на руку. Я сообщу вам кое-что интересное, может быть, даже сногсшибательное, если вы на следствии пообещаете не упоминать меня ни коим образом...
       - На следствии? Никакого следствия не будет. Мне от властей ничего не нужно.
       - Не будет!? Жаль... Тогда не будет и интересного.
       Человек, который собирается убить другого человека, вправе выражаться и Даша выразилась:
       - "Вот сука! - выцедила она, опустив трубку. - А впрочем, если бы она была порядочной женщиной, то мне пришлось бы туго. Мы все непорядочны, потому что это практично...
       Хватит слов.
       Чем я его ударю? Штырем".
       Штырь Даша подобрала на улице года три назад. Он лежал на дороге, откровенный и тяжеловесный. Сантиметров сорок длиной. Как раз в сумочку поместился. Она увидела его и подняла, удивляясь своему поступку.
       Теперь понятно, почему подняла. Хирург говорил, что на свете все связано. И если вы, задумавшись на улице, падаете в канализационный люк, то это впрок. Это в будущем пригодится.
       Где он, этот штырь? В сарае, на полке. Заржавел, небось. Надо пойти, посмотреть.
       Даша пошла в сарай. Штырь был покрыт струпьями ржавчины. Но внушал уважение. "Я не подведу, - говорила его уверенная тяжесть. - Ты только вдарь мною по чему-нибудь твердому, разбуди меня. И себя тоже".
       Даша вдарила по полке. Березовой. Мягкой. Удар получился. Дерево вскрикнуло, оскорбилось. Что-то вошло в Дашину кровь. Что-то способное помочь ей действовать жестко.
       "А может, не надо? - сжалось сердце. - Может, лучше не бить, а биться о жизнь? Не стучать железом, но сердцем? Сажать цветы и проникаться ими? Быть уродиной, чтобы красивое было краше?
       Нет! - Я же не ради себя! Я же ради него собираюсь ударить железом. Ради него".
       Поверить себе не получилось. Даша сникла, улеглась на диван. На диван, на котором жил он.
       На экране телевизора мужчина сказал милой женщине: "Я хочу жить с тобой!"
       Сердце Даши приятно сжалось. "Я хочу жить с тобой!" Это было так красиво сказано! "Я хочу жить с тобой!" Я хочу ходить, чувствуя твою руку в своей руке, я хочу смотреть в голубое небо, зная, что ты смотришь в него же. Я хочу дышать с тобой одним воздухом. "Я хочу жить с тобой!" В этом выражении светилась вечность жизни, поднявшейся над сексом.
       Даша счастливо заулыбалась. "Да, я не ради себя ударю. Ради него. Точнее, ради всего. Ради меня, ради себя, ради всех женщин, которым Хирург не достался.
      

    18. Тата и Тома.

      
       Приехав в Москву, Даша пошла на работу и оформила отпуск. Начальник отпускать не хотел - в конторе отпуска предоставляли строго по графику.
       - Тогда увольняйте, - равнодушно сказала она.
       Начальник, посмотрев внимательно, отпустил, - и Даша поехала в Болшево.
       Гаражи начались сразу после Подлипок. Поезд остановился у переезда, и гараж с аккуратной белой надписью "246" оказался перед ее глазами. У его ворот стояли, разговаривая, два человека, такие большие, что Даша озадачилась.
       "Вот дура, - подумала он, разглядывая потенциальных противников. - Я ведь в мыслях представляла, что охранник такой же комплекции, что и Хирург. А тут такие битюги. Что же делать? Как что? Хотя бы присмотрюсь, а там посмотрим".
       Напротив гаражей через железную дорогу тоже тянулись гаражи, и там ее сразу бы заметили. Но Даше повезло. Когда она проходила по тропинке, тянувшейся вдоль путей, мужчины пожали друг другу руки и разошлись. Один, оглядываясь, пошел на станцию, другой заперся в гараже.
       Было уже девять, темнело, и Даша растерялась. "Что делать? До утра стоять под дверью, дожидаясь пока этому битюгу вздумается покурить или пописать на свежем воздухе? Стоять под дверью на виду у автолюбителей, ставящих машины на прикол? Ставящих, а потом неторопливо распивающих на троих? Нет, это глупо. Надо что-то придумать. Надо подойти с задов и послушать. Может, его услышу?"
       Даша перешла железную дорогу, обошла здание многоярусной автостоянки, и стала в зарослях кустарника у задней стенки гаража N246. Приставив ухо к подвальной вентиляционной трубе, она услышала невнятные звуки речи. Кто-то, вероятно, закрывшийся в гараже битюг, читал кому-то (Хирургу?) мораль.
       Дашу схватила дрожь, она сердцем поняла, что за бетонными стенами сидит он. Связанный, униженный, побитый, ни на что уже не надеющийся. И Даша, насквозь прострелянная состраданием, закричала фальцетом. Закричала первую пришедшую в голову фразу: "Привет Хаокину Мурьетте, пароходу и человеку!" И побежала прочь от гаража, не сомневаясь, что Хирург ее слышал и теперь надеется.
       За кустарником был сосновый лесочек, в котором располагалась детская площадка. Усевшись на скамейку, Даша задумалась, как освободить Мурьетту. Да, Мурьетту. Прозвище Хирург ей никогда не нравилось. Хирург - это скальпель, это кровь, хирург - это между жизнью и смертью. Пусть пока будет Мурьеттой.
       "Как же его вытащить?"
       Даша пыталась думать, но ничего в голову не приходило. И она стала смотреть на мальчика и девочку, раз за разом скатывавшихся с железной горки, отполированной до блеска.
       Она любила смотреть на детей. Мальчик был серьезным и заботливым, его звали Ваня; он помогал младшей сестренке Лене подняться на горку и следил, чтобы она не покатилась кубарем. Та благоговейно посматривала на брата. Когда Даша принялась воображать себя их матерью, на площадке появились две раскрашенные девицы. Обе на шпильках и в коротких малиновых кожаных юбочках. Они, явно выпившие, подошли к скамейке. Даша подвинулась, освобождая им место.
       - Ты что здесь делаешь? Это наш пятачок, - усевшись, сказала беловолосая, поправляя левую чашечку бюстгальтера. Груди у нее были необъятными и колебались при каждом движении.
       Даша не ответила - из подъезда выскочила молодая женщина в домашнем халатике, схватила детей за руки, потащила с площадки. Мальчик, оглядываясь, смотрел любопытно.
       - Ты чего милицией не пугаешь!? - хохотнув, крикнула ей вслед красноволосая.
       Женщина, никак не отреагировав, увела детей в дом.
       - Вчера эта дамочка участкового вызывала, - сказала Даше беловолосая. - Но он так лыбился и лысину чесал, что она поняла, на чьем лужку он пасется. Так что ты тут делаешь? Смотри, привяжется кто - не отвяжешься.
       - Ко мне привяжутся? - порозовела Даша.
       - А что? Передок, задок, все у тебя на месте. И вон какая белокожая. В темное время суток самое то.
       - Да кто на меня позарится... - смущенно посмотрела Даша.
       - Это ты зря. Мужики они все разные. Нашему Вовику один финн заказ на той неделе выдал - говорил, что хочет с кривыми ногами и чтобы зубы наружу, потому что жена у него такая была. Хочешь к нам?
       - Отстань ты от нее, - проговорила красноволосая. - Не видишь, тоскует она.
       - Что, кошелек на рынке увели?
       - Нет, мужика...
       - Мужика?! - красноволосая посмотрела завистливо.
       - Да. Он в подвале вон того гаража сидит, - указала подбородком Даша.
       - Это не наши... - посмотрела беловолосая на красноволосую.
       - Поможем?
       - Как? Вовику скажем?
       - Он не захочет в чужие дела лезть. Это у тебя что?
       Красноволосая ткнула детским пальчиком в штырь, торчавший из Дашиной сумки. Он был завернут в пестрый рекламно-газетный лист.
       Даша растерялась, прикрыла штырь рукой.
       - А ты - штучка... - одобрительно сказала красноволосая. - Давай знакомиться. Меня Татой зовут, я из Ярославля.
       - А я Тома, я местная, - Давай, мы у ворот гаража подеремся, он выйдет, и ты нам покажешь, зачем у тебя эта железка?
       - Давай, - ответила Даша.
       - А мужик-то стоящий? - спросила Тата, вынимая штырь из сумки.
       Даша покивала.
       - Из крутых?
       - Нет, пьяница...
       Татьяна, сделав кислое лицо, вернула штырь на место.
       - За пьяницу мы не пойдем....
       - Да нет, он недавно спился. Он хирург великий... По косметологии и прочее.
       Тамара ощупала глазами лицо Даши. В свете фонаря, светившего над подъездом, оно выглядело еще более некрасивым, чем при дневном свете.
       - Понятно. Недавно, значит, с ним...
       - Да.
       - Красивый?
       - Да... Был.
       - А за что его спрятали?
       - Не знаю... Точно не знаю. Мы хотели уехать, я квартиру, дачу продала...
       - А он деньги взял и смылся?
       - Я думала, что смылся... Но потом мне сон приснился, он меня попрекал за эти мысли...
       - Сны - правильная штука... - посерьезнела Татьяна. - Мне месяц назад, я только работать начала, приснилась мама; она на коленях рыдала, просила меня домой ехать... Я расстроилась, отгул взяла, а в тот день подружку мою насмерть порвали, она вместо меня встала...
       - Нет, не из-за денег его взяли, точно, - переменила тему Тамара. - Враги у него были?
       - Да... Один состоятельный человек хотел золотую уздечку на него набросить. Хотел, чтобы всех подряд миллионерш красавицами делал... А он на рога встал.
       Даша удивлялась себе. Она никогда так не разговаривала. Не разговаривала так в прошлой жизни.
       - Ну и правильно, что отказался. В натуре мужик. Им, что ли, все, а нам в "воронках" у ментов отсасывать? Ну, ладно, пойдем, посмотрим, что у нас выйдет. Получится - скажешь ему груди мне надуть. Чтобы как у Тамары были. Поняла?
       - Да...
       - И живот пусть надует, если красивый, - рассмеялась Тамара.
       - Скажу... Давайте, покурим сначала, что-то мне не по себе.
       Татьяна вынула из сумочки пачку "Парламента", раскрыла и протянула Даше. Та потянулась, но увидев, что с сигаретами соседствуют пакетики с презервативами, отдернула руку. Подружки рассмеялись.
       Как только они закурили, на площадке появилось четверо мужчин.
       - Черт, вот, не вовремя, - выцедила Тамара, в сердцах выбросив сигарету.
       Мужчины подошли. Трое из них принялись рассматривать женщин, четвертый, это был Вовик - напряженный и до желтизны высохший мужчина лет двадцати пяти - уставился на Дашу глазами-отверстиями и спросил:
       - Ты чья?
       Она поднялась со скамейки
       - Ничья...
       - А что здесь тогда делаешь?
       - Сижу. Кошелек на рынке украли.
       - Понятно, - расслабился Вовик. - Хочешь на обратный билет заработать? Вряд ли это у тебя получится.
       Даша готова была расплакаться. Сутенер, поморщившись, достал бумажник, вынул из него пятьдесят рублей и протянул ей:
       - Вот тебе бабки, вали, давай, отсюда.
       К нему шагнул один из мужчин. Это был угловато-плотный смуглый человек с цепкими глазами.
       - Спрячь свой полтинник, я ее беру за пятьдесят баксов.
       Даша ополоумела. Смятение и тьма вокруг, заполнили ее всю, она, озиралась, смотрела ничего не видящими глазами, смотрела, пытаясь найти путь к бегству.
       Татьяна взяла Вовика за локоть, увела в сторону. Минуты две она что-то сдавленно ему говорила. Послушав, Вовик подошел к смуглому мужчине.
       - Слушай, она случайная здесь, я тебе другую дам, самую лучшую.
       - Я хочу эту, - поморщился мужчина, как от головной боли.
       - У меня целка за сто есть, возьми! Цветочек крашеный, губки бантиком, удочеришь, клянусь!
       - Я хочу эту, - сузил глаза мужчина.
       - Да не блядь она, ты что, не понимаешь? Заблудилась она, понимаешь!
       - За полтинник она не блядь. Спроси у нее, за сколько она е...тся Вовик обратился к Татьяне.
       - Спроси, сколько она хочет.
       Татьяна спросила. Даша не могла говорить. Татьяна посадила ее на скамейку.
       - Послушай, этот человек, Чихай его зовут, большой человек. И он стал на рога. Он случайно сюда пришел - его гости с Кавказа попросили, чтобы он экскурсию им устроил, потому что ресторанные бабы им разонравились. Они уже весь наш контингент обошли и все не то. Тебе, что, трудно с ним раз трахнуться? Он порядочный, анала и минета не любит и не садист. Прикажет тебе лечь на спину, попросит ноги раздвинуть, и все дела. И член у него знаменитый, - бабы хвастались, - так пропашет, что сама потом его искать станешь.
       - Я... я не могу... - выдавила Даша.
       - Знаешь, что он сделает, когда я ему скажу, что ты отказалась? Он скажет нам уйти, потом уведет в сосновый лес на той стороне дороги и там изнасилует без всякого комфорта, ля-ля и шампанского. А согласишься - в ресторан отведет, накормит, напоит и выдрючит так, что мычать будешь. И не от страха, как сейчас, а от кайфа.
       - Я... я не могу... - пролепетала Даша, недоуменно посмотрев на Тамару, хихикавшую с мужчинами..
       - Послушай, - сузив глаза, положила Татьяна руку ей на плечо. - Я тебе забыла сказать, что после того, как он тебя выдрючит, и ты выйдешь на улицу вся из себя довольная, то там тебя будет ждать вольвак с твоим хирургом. Это я тебе обещаю. И еще я тебе обещаю, что те люди, которые до него докапывались и докапываются, написают в штаны и долго-долго их будут сушить, причем не ближе ста километров он него. Сечешь масть?
       Глаза Даши остановились. Она смотрела на Татьяну и... и понемногу приходила в себя.
       - Ну, вот, и молодец! - похвалила ее девушка и, похлопав по плечу, пошла к Вовику. Тот стоял рядом с Чихаем. Друг на друга они не смотрели. Татьяна отвела сутенера в сторону и рассказала о деле, ради которого Даша приехала в Болшево. Вовик тихо выругался, с ненавистью глянул в сторону Даши и направился к авторитету. Минуту он передавал ему рассказ Татьяны. Тот сначала слушал, оставаясь непроницаемым, затем лицо его скривила неживая улыбка, он достал из кармана мобильный телефон и набрал номер. Когда ему ответили, он спросил:
       - Послушай, дорогой, двести сорок шестой гараж у переезда за кем числится?.. Точно?.. Ну, пока.
       Подумав, глядя в сторону, он позвонил еще.
       - Савик? Найди Виктора с Вахой, пусть они достанут Соплю, - сказал он дождавшись ответа. - У него в гараже человек сидит. В общем, я хочу, чтобы к часу ночи этот человек сидел вместе с тобой в твоем вольваке, а вольвак пусть стоит у дверей моего ресторана. Ну, пока. Да, вот еще что. Возьми в машину пару бутылок портвейна получше и жареную курицу - пусть этому человеку будет хорошо, как в теплом сортире.
       - Ну, вот, слышала? - улыбнулась Татьяна Даше. - Пару звонков и полный компот со сливками. Если постараешься, Чихай, четвертым в машину попа посадит, и он вас по дороге в Москву обвенчает по полной программе.
       Даша поправила волосы и пошла к Чихаю. "Если делать нечего, то надо получать удовольствие, - подумала она, смотря на него, как на хозяина. - Надо будет ему сказать, вовремя сказать, сколько лет я не спала с мужчинами. А то ведь порвет со своим знаменитым".
      

    19. Всего-то ничего.

      
       Введя Дашу в кабинет своего ресторана, Чихай прошил ее глазами с ног до головы, и удалился, закрыв дверь на ключ.
       Оставшись одна, Даша осмотрелась. Было уютно, несмотря на зеркальные стены и потолок. Стол на двоих, весь уставленный едой, - взяла пальчиками большую маслину, съела, - тяжелые резные кресла, оббитые розовым атласом. Широкий диван в стиле ампир, кругом хорошо сделанные искусственные цветы и декоративные растения.
       Присев на диван, Даша попыталась расслабиться. У нее получилось, потому что тревоге не за что было зацепиться. И стыда не было. Было любопытство и ощущение упоительного движения. Десять лет сидеть в конторе, сидеть в окружении десяти таких же безнадежных женщин, спать с мужланами (Даша, улыбнулась, вспомнив, со сколькими мужланами спала) и вдруг очутится на перекате жизни. Пусть опасном и непредсказуемом, но перекате. Спасать близкого человека, знакомится с проститутками, носить оружие - штырь по-прежнему в сумочке, - и сидеть в шикарном кабинете, ожидая сильного мужчину - это жизнь. И все это - Хирург. Это он ее вытащил из затхлого болота. И потому она его вытащит. Вытащит и все это уйдет. Потому что все это не будет помниться, когда он сядет напротив и, попивая свой портвейн, будет смотреть ей в глаза ласково и благодарно.
       Наконец-то она живет! Наконец-то она женщина! Пусть женщина для пресытившегося гангстера, но женщина!
       В замочную скважину вошел ключ. Даша видела, как он вошел.
       Вошел. Воткнулся. "Это - символ секса", - сказал бы Хирург.
       Ей захотелось томно прилечь на диван, прикрыть глаза и дышать, воздымая грудь. Но ключ, завершив поступательное движение, повернулся, и желание ушло.
       Чихай вошел с мертвенно красивой женщиной. Мертвило ее правильное и умное лицо уверенность, уверенность в отличном "качестве" своего ладного спортивного тела. Таком же отличном, как качество великолепно сидевшего на ней английского костюма-тройки, как качество ее итальянской обуви, косметики и украшений.
       В руках мертвенно красивой женщины были одежды. Длинная юбка из красного атласа - "Ног не будет видно" - сразу подумала Даша, - тонкий, красный же, тонкий свитер, черные туфли на высоком каблучке. И коробка с черными чулками, поясом, трусиками и бюстгальтером.
       - Переодевайся, - приказал Чихай. - И не разговаривай, весь вечер не разговаривай и не улыбайся.
       Женщина мертвенно улыбнулась.
       Даша поняла, что гангстер не хочет видеть ее зубов. И помрачнела.
       - Вот так хорошо, - одобрил он выражение ее лица. - Ты что стоишь, как на Чукотке?
       Даша вспомнила, что спасает Мурьетту, и, плотно сжав губы, стала раздеваться. Сняла жакет, кофточку, расстегнула бюстгальтер.
       Чихай смотрел.
       Груди ему понравились.
       Он подошел, провел по правой ладонью. От ключицы до живота. Сосок потвердел. Даше стало хорошо. Она стояла на краю пропасти, в которую сладко падать, и в которой разбиваются только предрассудки.
       Она чувствовала, как смотрит на нее женщина. Она чувствовала руку мужчины, странно теплую, чувствовала чуть ли не спиной. Когда рука улетела в привычный карман, Даша помрачнела.
       Теперь надо снимать юбку. И эта кобра заулыбается.
       Юбку она сняла, спрятавшись за широкую спинку кресла. Гангстер принял маневр за проявление стыдливости, лицо его стало мягче. Женщину обмануть не удалось - заулыбавшись коброй, та встала так, чтобы видеть все.
       Чихаю не понравилась ухмылка, опоганившая ее лицо.
       - Уходи, - выцедил он.
       Женщина, мигом выключив лицо, повернулась, пошла к двери отточенной походкой.
       - Подожди, - остановил ее гангстер. Ему захотелось сделать контрольный выстрел.
       Женщина остановилась, повернула лицо к хозяину. Тот шагнул к ней, снял с ушей изумрудные сережки.
       Он сделал это так, как будто каждый день лишал ее чего-то. Лишал, чтобы знала свое место.
       Женщина осталась непроницаемой. Контрольный выстрел не затронул ни сердца, ни ума. Первое высохло в камень, второй съежился в орех.
       - Наденешь, - положив сережки на край стола, обернулся Чихай к Даше.
       Пока он снимал их с женщины, она успела надеть чулки и почти влезла в юбку. Женщину ей было жаль - ее ведь тоже заставляют получать удовольствие. Но, как говориться, с волками жить - по-волчьи выть. А совесть... Совесть ее сейчас там, в боксе под гаражом. Там, где сейчас Хирург. И если она что-то сделает не так, то этот человек привычным движением вынет из кармана мобильник, позвонит Сопле и скажет, что ничего не имеет против разделки его узника по мясницким категориям.
       И потому она должна получать удовольствие.
       Внизу у Даши стало сладко. Она прикусила губу, туманно посмотрела
       Гангстер подал ей кружевной бюстгальтер. Довольство красило его лицо. Он не зря тратил время. Свое и подручных. Есть особое удовольствие в том, чтобы взять человека с улицы, ввести в свой дом, который ненавидишь, ввести последней тварью и сделать так, чтобы у этого человека сладко заныло в паху.
       Надев бюстгальтер, свитерок и туфельки, Даша села в кресло. Чихай налил ей вина и, жестом предложив выпить, удалился.
       "Не хочет видеть моих зубов, - подумала Даша, выцедив вино и принявшись за еду. - Ну, погоди, я причешу тебя по полной программе". И стала думать, как сделать так, чтобы это протухшее дерьмо взвыло от восторга. Составив план действий, она принялась напиваться. Для нее это было трудным занятием. Чтобы оперативно достичь цели, она вспомнила Хирурга, который воровал деньги из ее кошелька, воровал, чтобы напиться.
       Получилось. Когда вернулся Чихай, Даша лежала на диване в раскованной позе. Витая в тумане опьянения, она вспоминала "Человека, который смеется". Прекрасная пресыщенная герцогиня возжелала урода. Возжелала в пику великосветским красавцам, возжелала, чтобы подчеркнуть свою красоту.
       А урод был человеком. У него было сердце, которого нет у пресыщенных людей. А над живым сердцем нельзя возвыситься. Живое сердце бьется, пока живо, бьется, оживляя пространство вокруг себя, бьется, убивая своим кропотливым трудом смерть и тление.
       Лицо Даши засияло.
       Тело ее жаждало противоречия.
       Жаждало борьбы.
       Оно жаждало Чихая.
       Да, Чихай - убийца, и сейчас он примется ее убивать.
       И не преуспеет. Он доставит ей удовольствие.
       А если он поймет, что не убил ее? И убьет Мурьетту? Может, сжаться в беззащитный комочек?
       Нет. Он поймет. Заревнует.
       Значит, надо расслабиться.
       Чихай притушил свет и стал раздеваться. Даша трепетала. Сейчас бандитский член войдет в нее.
       О господи, надо ему сказать, что влагалище потеряло эластичность за многие годы воздержания. Но он же велел молчать! Ну и пусть! Лягу в больницу, подлечат.
       Он был нежен. Он был хорош. Он ласкал ее шероховатыми ладонями, целовал плечи и грудь. Она была счастлива.
       Когда он вошел в нее, Даша вскрикнула от восторга.
       Когда он кончил, ему не захотелось уходить.
       Потому что этого не хотела она.
       Савику пришлось идти за третьей бутылкой неплохого портвейна, а потом и за четвертой.
      

    20. Сзади забулькало.

      
       Чихай ушел в третьем часу ночи, сказав, что впервые за несколько месяцев у него не болела голова, и потому сережки она может оставить себе. Даша подумала, что это заявление можно понять и так, что все остальное, то есть туфли, платье и прочее, надо оставить, и переоделась в свое. Усталости она не чувствовала. Напротив, была оживлена.
       Ведь в машине ее ждал Мурьетта.
       "Хорошо это или плохо? - думала она, расчесывая спутавшиеся волосы. - С одной стороны хорошо. Хорошо увидеть плоды своего труда - живого Хирурга. А с другой стороны как он на меня посмотрит? С укоризной, презрительно, брезгливо?
       Нет, он посмотрит пьяно!
       И вообще, к чему рефлексировать? Я ведь стала на свою собственную тропу и иду по ней, живая и заинтригованная. И ничто не заставит меня вернуться к рекламе стиральных машин и сногсшибательных скоросшивателей с кнопочками и рычажками"...
       Кобра пришла ее выпроводить. Она смотрела с выражением. "Уродина ты. Есть любители омуля с душком, то есть омуля протухшего, а есть и любители раз в тридцать лет трахнуться с такой, как ты. Ты на ноги свои посмотри. На кривом дубе родилась, точно!"
       В машине на водительском кресле сидел интеллигентного вида человек. Это был Савик. Хирург посапывал на заднем сидении, и Даша, чтобы его не тревожить, села спереди.
       - Куда поедем? - спросил водитель, включив зажигание.
       - Орехово-Зуево, - ответила Даша. - Потом километров десять в сторону Крутой.
       Водитель и бровью не повел, хотя ехать было не менее двух часов в один конец. Когда машина тронулась, Даша пожалела, что назвала практически полный адрес.
       "Вот дура! - подумала она. - Еще бы улицу и номер дома назвала! Надо будет выйти, не доезжая".
       На середине дороги оказалось, что Хирург не спит.
       - Ну ты даешь... - сказал он трезвым голосом, когда машина выехала из Москвы.
       Даша поняла "даешь" соответственно случившемуся и, с трудом проглотив это слово, сухо спросила:
       - Ты как?
       - В полном ажуре.
       - А деньги где?
       - Истратил... Половину...
       - На что истратил? На портвейн?
       Сзади забулькало. Хирург вспомнил, что в бутылке еще осталось.
       - На дело истратил.
       Даша обернулась.
       - На какое дело?
       - На наше, семейное. Завтра начнем. Классные у тебя сережки. Может, не надо было квартиру продавать? Нам их на месяц хватит.
       - А потом что?
       - Потом я, как бы случайно, нарвусь на Лориного мужика и опять в гараж сяду. И ты опять заработаешь.
       - Раз на раз не приходится. Ты на меня сердишься?
       - Я сержусь? Сержусь на спасительницу, тела своего не пожалевшую?
       - Знаешь, что... Либо ты мне сейчас даешь слово, что больше никогда не вспомнишь об этом, либо выходишь из машины и навсегда исчезаешь из моей жизни.
       - Ты зря все так воспринимаешь! Я же рад за тебя. У тебя на лице написано, что ты расчудесно провела время. И вообще я сейчас подумываю, не сделать ли из тебя потрясную великосветскую шлюху типа Маты Хари или...
       - Остановите, пожалуйста, - обратилась Даша к Савику. - Этот человек выходит.
       Савик, обернувшись, посмотрел на Хирурга. Слова женщин мало что для него значили.
       - Ладно, ладно, - осел на сидении Хирург. - Даю тебе слово, слово алкоголика, что больше никогда не вспомню о событиях сегодняшней ночи. Эх, еще бы бутылочку...
       Савик погрузил руку в сумку, лежавшую под ногами и достал бутылку портвейна. Хозяин приказал ему не отказывать подопечному в вине. Выпив полбутылки, Хирург заснул.
       В Орехово-Зуево Даша сказала Савику, что у нее дела в город и дальше ехать не надо. Они вышли у вокзала. Савик укатил, на них и не посмотрев.
      

    21. Он выпил всего бутылку.

      
       Проспавшись в зале ожидания, Хирург сказал, что оборудование для операционной он послал именно в Орехово-Зуево, и что остатки денег находятся в камере хранения. Забрав их, они наняли машину, погрузили в нее четыре больших ящика и уехали.
       Дом Хирургу понравился. Операционную он решил разместить в спаленке. Не закусив и даже не выпив вина, купленного по дороге в количестве трех ящиков, он засучил рукава и принялся за работу.
       Первым делом они с Дашей вымыли весь дом, затем опрыскали все дезинфицирующим раствором. К вечеру оборудование, включая и кондиционер, было установлено.
       Выпил Хирург лишь за поздним ужином, и выпил всего бутылку. Раз за разом Даша с удовольствием отмечала, что он все более и более растворяется в работе.
       - А ты трудоголик, - сказала она, убирая посуду.
       - Да... - механически ответил Хирург. - Я либо пью, либо работаю... Знаешь, мне надо исследовать твое влагалище...
       - Исследовать мое влагалище? - вспыхнула Даша.
       - У красивой женщины все должно быть хорошо. И руки, и ноги, и лицо, и влагалище.
       - И как же ты его собираешь исследовать?
       Даша чуть было не сказала "И чем же ты..."
       - Ручками и тем самым, о чем ты подумала, - серьезно ответил Хирург. - Понимаешь, не всем женщинам везет с влагалищем. Не та форма, размер и, соответственно, удовольствие уже совсем не то. Да и клитор иногда необходимо подправить... Так и сяк, чтобы был чувствительным и работал на все сто.
       Даша не испугалась, напротив, в нее вошло что-то большое и теплое. Она почувствовала будущее, в котором станет богиней и для себя и для окружающих. Для восторженных мужчин и женщин.
       Посмотрев на нее испытующе, Хирург слабо улыбнулся, налил четверть стакана и выпил. Даша перехватила взгляд и сердце ее забилось слышимо: "Он просто хочет со мной переспать! Вот почему так мало пьет".
       - Ошибаешься, - хмыкнул Хирург. - Не корысти ради я собираюсь тебя исследовать, а токмо ради дела. Я профессионал, понимаешь, и работу выдаю под ключ.
       Даша поджала губы.
       - Представляю, скольких женщин ты исследовал, чтобы понять, какой формы должно быть влагалище...
       - Я не исследовал. Я спал с ними по молодости лет. А когда профессионал что-то делает, пусть даже не связанное с его основным занятием, то у него появляются профессиональные мысли.
       - Ну-ну. Ты спал с женщинами, точнее совершал возвратно-поступательные движения, и мыслил: "Вот тут бы неплохо сузить, а тут вытачку вставить...
       - Примерно так, - засмеялся Хирург.
       - И когда ты собираешься это сделать?
       - Я думаю, утром. Сейчас меня в сон клонит. В подвале я почти не спал. Терпеть не могу запаха бензина и смазочных масел... Просил тюремщика формалина с карболкой раздобыть, а он не понял юмора, ударил...
       Легли они вместе. Хирург заснул сразу. А Даша долго ворочалась - вспоминала Чихая. Как он был хорош. "Наверное, я просто стерва", - подумала она, проваливаясь в сон.
      

    22. Начнем, пожалуй.

      
       Даша проснулась первой. За окном пели птицы, было солнечно. Лицо спящего Хирурга выглядело мальчишечьим. Осторожно выскользнув из-под одеяла (они спали под одним) она пошла на кухню, подмылась, затем приготовила кофе и вернулась с чашечками.
       Мурьетта продолжал сладко посапывать. Поставив дымящиеся чашечки на стол, Даша залезла к нему под одеяло, нащупала член - почти такой же, как у Чихая - и принялась его реанимировать.
       Он не реагировал.
       "Нет, не тот случай, надо пить кофе, пока горячий", - оставила свои попытки Даша.
       Поднявшись с кровати, она взяла свою чашечку и подошла к окну. Сквозь щелку меж портьерами была видна неухоженная земля, необрезанные кусты малины и смородины. "Надо бы между делом ими заняться", - подумала она.
       - А мне кофе? - раздался сзади голос.
       Даша обернулась. Хирург смотрел на нее изучающим взглядом. Получив чашечку, он выпил ее одним глотком и сказал:
       - А ты кошка...
       - Нет, просто наверстываю, - ответила она, вспомнив, что обещала говорить о себе только правду.
       - Ну-ну...
       - Ты говорил, что утром исследуешь мое влагалище...
       - Помню и предлагаю начать немедленно.
       Даша порозовела.
       - Чашечку-то возьми. С ней у меня не получится, - заулыбался Хирург в ответ.
       Даша взяла чашечку, поставила на стол. "Не надо разговаривать, чтобы не пугать его зубами, - думала она, идя к постели.
       - Начнем, пожалуй, с мануальных исследований, - сказал Хирург, откинув одеяло. - Тогда, может, и вагинальные получатся. Пойди только подмойся.
       - Я уже подмылась...
       - Ну тогда вперед!
       Даша легла на спину, раздвинула ноги. Хирург сел меж ними на колени, осторожно раздвинул внешние губы...
      

    23. У него чешутся руки.

      
       - Ты еще и гинеколог, - сказала Даша, когда обследование и все, что его сопровождало, было закончено.
       - Хороший гинеколог.
       - Ты во всем хорош.
       - Из-за этого и спился...
       - Почему из-за этого?
       - Понимаешь, бабушка с дедушкой мало говорили, но научили меня работать, и научили это делать хорошо. И потому я не могу просто работать, я могу работать только хорошо. А хорошо работать можно не везде и не всегда.
       - Ты имеешь в виду клинику, которую хотел открыть Лорин... Лорин муж?
       - Да. Я не смог бы в ней хорошо работать. Стал бы ремесленником и спился. Понимаешь, чтобы все было по-божески, надо к больному испытывать чувства. Любовь, жалость, участие. А если не испытываешь, то получается черт те что. Ты представь, что черт те что получилось с дочерью миллиардера?
       - И ты решил сразу спиться, - засмеялась Даша. Ей захотелось обнять и поцеловать Хирурга, но тот, судя по выражению лица, предпочитал отношения типа врач - пациент.
       Даша его понимала. Он мог бы сделать из нее любимую женщину, он мог бы слепить свою Галатею, но не желает влюбляться. И потому сделает из нее телевизионного диктора или фотомодель.
       "Ну и пусть сделает. Там посмотрим. Сейчас не время думать о будущем. В нем я буду другим человеком с другим менталитетом. Он, тот новый человек, пусть и решает".
       - Я спился по целому ряду причин, - продолжал хирург, помолчав - И самая главная из них, это то, что я неправильно относился к людям. У меня была коллега Лида Овчинникова. Мы все время с ней ссорились. По пустякам. И однажды я понял, почему мы ссоримся. Она была человеком полностью оформившимся. У нее все устоялось, устаканилась, а я к ней относился как к явлению, как к продолжающемуся явлению. Как к себе относился. Короче, я совал свою вилку в ее розетку, она не лезла, и больно было и мне и ей. Потом я понял, что большинство людей такие. Они становятся кем-то и в этом заканчиваются. Может, из-за этого я и увлекся косметикой.
       - Не поняла...
       - Ну, понимаешь, любое общение - это в первую очередь попытка сделаться ближе, это попытка поделиться собой. У многих это получается. Поговорят с душой два мужика о картере и родными становятся. Поговорят две женщины о тряпках и сестры совсем. А у меня так не выходит. Чем более я откровенен, тем дальше от меня человек уходит. А мне очень хочется быть частью каждого, мне хочется любить всех. Хотелось быть частью, хотелось любить, а не жалеть. Тогда хотелось. Но не получалось, как с этой Лидой Овчинниковой. Не мог я пробиться в их душу, пробиться, чтобы поделиться своей, не мог никак их пошевелить и сделать ближе. И я отказался от общения с содержанием и взялся за форму.
       - Ты мне становишься ближе... Но очень медленно.
       - Это потому, что, глядя на меня, ты видишь свои ноги и зубы.
       - И ты, глядя на меня, их видишь...
       - Да вижу. Кстати, не заняться ли нам твоими зубками?
       - Давай, займемся. И зубами, и всем остальным.
       - А ты хорошо подумала?
       - Да. Я решила тебе отдаться.
       - Нет, ты подумай. Вот Нинель Венедиктовна, моя старая знакомая из одного известного московского института до пятидесяти лет пугала сотрудников своим волчьим оскалом. Так пугала, что они сжимались в съедобный комочек и испуганно отводили глаза в сторону. А потом, дура, испортила свои зубы, поставила их на место. И стала совсем неприметной симпатичной женщиной...
       - Я тоже хочу стать неприметной красивой женщиной, - засмеялась Даша. - Где там твоя проволока? Или, может, после завтрака займемся?
       - Нет, давай прямо сейчас. У меня руки чешутся.
      

    24. Я буду его любить.

      
       - А зубы у тебя хорошие, - сказал Хирург, съев десятый по счету блин. - Ни одной дырки, камня тоже нет.
       Даша не ответила. После того, как Мурьетта отставил в сторону свои инструменты, она, страдая от тупой боли в челюстях, подошла к зеркалу, открыла рот и ужаснулась: верхние и нижние зубы были накрепко стянуты проволокой. И торчали так же, как и раньше.
       - Через пару месяцев голливудские дивы будут тебе завидовать, - сказал Хирург, заметив, что женщина потрясена. - Кстати, почти все они ходят со вставными зубами.
       Успокоившись, Даша, взялась печь блины - он сказал, что их любит, особенно прямо со сковородки. Ей было не по себе - зубы болели, а это ведь только начало.
       "Может, закончить со всем этим? Теперь ведь понятно, что я - дура. Была дурой. Контора, дача, контора, дача. Никуда не ходила, все одна и одна. А вышла на свободу, и сразу все появилось. Если зубы встанут на место, то стану, такой же, как большинство баб. И мужики перестанут пугаться. Найду простого, хозяйственного. Он будет копать землю и обрезать яблони, а я буду банки закручивать...
       Нет... Не смогу от него уйти. Как он в машине ревновал... И утром как... У него такие руки... Будь он гинекологом, в очередь бы записывались на год вперед. Все знает, все умеет. Такие не могут быть ремесленниками. И не могут просто жить.
       ...Влюбилась что ли?
       Нет, нет, нет! Сейчас нет! Вот сделает из меня Галатею, тогда влюблюсь. О, Господи, как я в него влюблюсь! Я ему всю себя отдам, до последней клеточки отдам. Я буду чувствовать его всего! Буду чувствовать, когда поцеловать, а когда и отвернуться. Я обойму его всего! Он будет чувствовать себя во мне, как в первородном океане. Как в океане, который и ласков, и грозен, как в океане, который может и приласкать, а может и оставить ни с чем. Я буду уходить, и буду возвращаться, он никогда ко мне не привыкнет, и не посмотрит как на привычную женщину.
       Я буду его любить так, что он незаметно для себя станет другим. Он полюбит меня, потом полюбит людей, и все у него образуется. Он не будет хирургом, он не будет стоматологом или гинекологом, он станет учителем. Он будет учить людей лечить не руками, не инструментами, а душой. А когда человек лечит душой...
       - Еще один и я лопну, - вернул ее на землю голос Мурьетты. - У тебя здорово получается. Тоненькие, с дырочками, а вкусны-то как! Ладно, давай еще один.
       - А если лопнешь?
       - А ты дай и отойди!
       Они засмеялись.
       - А ты что сама не ешь?
       - Не хочется...
       - Что-нибудь беспокоит?
       - Да так... О нас думала...
       - А ты не думай. Завтра я тебе ногу буду пилить, вот об этом и думай.
       - Ногу? Ты что одну будешь пилить?
       - Да, одну. Две подряд - это уже ремесло. Вдохновения может не хватить, а тебе это надо?
       - Понятно...
       Даше стало страшно. Вдохновение - это хорошо. А если его на две ноги не хватит?
       - Ты не волнуйся, - успокоил ее Хирург. - Наша контора веников не вяжет. Сегодня я тебя исследую - правильно, что не ешь, а завтра прямо с утра приступим. Так что настраивайся.
       Закончив с завтраком, он обстоятельно изучил медицинскую карту Даши (после продажи квартиры по его просьбе она взяла ее из районной поликлиники). Затем она "сдала" ему анализы (кровь и тому подобное) и он удалился в "операционную".
       Вышел он через два часа с листком в руках.
       - Вот тебе список лекарств, которые надо купить. Если не будет чего в поселковой аптеке, съездишь в Орехово-Зуево. Нет, сразу поезжай в Орехово-Зуево. Их надо купить в самой солидной аптеке.
       - А зачем лекарства?
       - Я же тебе говорил, что у тебя пара пустяков с почками, печенью и желчным пузырем. И эта пара пустяков давит на лицо и осанку. Пока попьешь лекарства, а будет время, я тебя вскрою.
       У Даши уже давно ничего не болело, но спорить она не стала - слава Богу, он ничего не сказал о недостаточном кровоснабжении левого полушария, и, значит, трепанации черепа ей можно не опасаться.
      

    25. Психиатрической науке такие мании известны.

      
       В автобусе Даша испугалась. "А вдруг он псих на хирургической почве? Сейчас столько психопатов кругом, газеты только о них и пишут!
       Конечно, псих! Нормальным его никак не назовешь! Надо было навести справки в психоневрологическом диспансере.
       Вот попала! Варежку разинула... Как же, такое наобещал. Фотомодель, телезвезда, актриса! Ведь были подозрения... Искусный хирург, а с работы выгнали. За что? За что могут выгнать искусного хирурга? За то, что резал не там и не то! И не тех! Так в раж вошел, что когда никого под рукой не было, себя стал резать! И не что-нибудь, а лицо".
       Дашу прошиб холодный пот. Лицо стало деревянным. Губы высохли. Она смотрела в окно, ничего не видя. И вспоминала все новые и новые подтверждения своей догадки: "Солидный человек предложил ему возглавить клинику, миллионы долларов пообещал, а он что? Он отказался!!
       А Лора? Красивая женщина, с такой бы жить да жить! А он довел ее до пуэрториканцев. Может, ей позвонить? И поинтересоваться по-бабьи?
       И что я услышу? Прооперировал лицо, грудь, уши. Потом внутрь полез. Удалил аппендицит, желчный пузырь, селезенку. Укоротил кишечник, Вырвал гланды и аденоиды. Потом полез во влагалище со скальпелем, потом клитор подправил. Потом стал молотком и зубилом улучшать кровоснабжение левого полушария.
       Смех смехом, а все сходится! Так что, звонить Лоре? Нет, это глупо. А что еще от меня ждать, кроме глупости? Чего ждать от дуры, которая все продала, проституткой стала в глазах людей, и после всего этого еще угодливо смотрит, в глаза маньяку смотрит?
       А он улыбается. И приглядывается, что еще отрезать".
       Автобус подкатил к станции. Даша вышла, уселась на скамейке. Посидев, пошла в аптеку. Покупатель в ней был один - сухонький благообразный старичок лет под девяносто в исстиранном полотняном костюме. Бережно укладывая коробочки с лекарствами в потертый кожаный портфель, он разговаривал с молоденькой аптекаршей. Из разговора Даша поняла, что старичок в свое время был известным в городе психиатром.
       Когда он отошел от окошка и направился к выходу, Дашу что-то толкнуло, она пошла следом. На улице старик заметил, что за ним идут, и обернулся. Глаза его сияли участием - видимо, люди не раз шли за ним, желая проконсультироваться тет-а-тет.
       - Вы хотите о чем-то меня спросить? - спросил он в конец растерявшуюся Дашу.
       - Да... Если позволите.
       - Я к вашим услугам. О чем же вы хотели меня спросить? - старик тепло посмотрел на проволоку, стягивавшую Дашины зубы.
       - Я не знаю, как сказать... - смутилась она.
       - Говорите, говорите, о нашем разговоре никто не узнает.
       - Видите ли, я недавно близко познакомилась с одним человеком, бывшим хирургом. И он сказал мне, что сделает меня красавицей. Что выпрямит оперативным путем большие и малые берцовые кости, сделает пластические операции на лице, и во... во...
       - Во влагалище?
       - Да. И еще сказал, что после этого надо будет у меня внутри кое-что подремонтировать. Печень и тому подобное. Вот я и подумала, не больной ли он? Тем более, он говорил, что и себе операции делал...
       - Гм... - задумался старик. В глазах его светилось сочувствие. - И где он все это собирается с вами проделать?
       - У меня дома, в спальне. Он уже оборудование купил...
       Старик виновато улыбнулся:
       - Знаете, психиатрической науке известны такого рода мании. Вы можете назвать его фамилию, имя и отчество?
       Даша покраснела.
       - Нет...
       - Я бы мог навести справки.
       - Я не знаю точно, как его зовут...
       Даша жалела, что начала разговор.
       - Да... - протянул старик, посмотрев профессиональным взглядом.
       "Думает, что я параноик", - поняла Даша и пролепетала:
       - Я спрашивала много раз, он не говорил. Может, боялся, что я справки в психоневрологическом диспансере наведу...
       - Знаете что, у вас есть время?
       - Есть...
       - Тогда пойдемте со мной, я позвоню в одно место, и, может быть, нам повезет.
       - Не надо никуда идти. У меня есть мобильный телефон.
       Даша вспомнила, что у нее есть номер хирурга, оперировавшего Мурьетту. "Он все равно ничего про своего друга не сказал бы", - решила она, передавая старику телефон.
       - А сколько лет ему вы знаете?
       - Нет, - Даша отрицательно покачала головой. - Он сильно пьет, по лицу не определишь. К тому же, по его словам, он делал себе лицевую пластическую операцию.
       - Делал пластическую операцию, - задумчиво проговорил психиатр. - А вы сорвиголова, сударыня, одобряю, сам таким был...
       - На вид ему лет сорок, - опустила Даша глаза.
       Следующие пятнадцать минут старик-психиатр учился пользоваться телефоном и звонил в Москву.
       - Есть такой человек в Первопрестольной, - сказал он, отдавая мобильник. - Зовут его Лихоносов Виктор Васильевич. Ему сорок три года, в прошлом - известный многопрофильный хирург. Семь лет назад он оперировал свою дочь, и она умерла. Отклонения в его поведении были обнаружены лишь спустя два года после этой трагедии. Год назад его выписали из лечебницы по ходатайству видного человека.
       Даша похолодела. Похолодело ее тело, похолодело побелевшее лицо.
       Она вспомнила, как Хирург однажды произнес: "Я хочу, чтобы ты стала человеком и через год подошла и сказала, Слушай, Витя, я..."
       "Значит, он действительно маньяк. И возраст сходится... Что же делать?"
       - Вы не бойтесь так, - участливо улыбнулся старик. - Давайте, я позвоню куда надо, и через десять минут по указанному вами адресу поедет машина с врачами и санитарами? Освидетельствование и установление личности много времени не займут. Если ваш знакомый не является Лихоносовым, и не подвержен мании, то... то вы сможете сказать ему, что к появлению врачей вы не имеете никакого отношения. Да и врачи по моей просьбе скажут то же.
       Подумав, Даша назвала адрес. Подумав еще, подробно описала внешний вид маньяка.
      

    26. Почти финиш.

      
       Лекарства она купила в самой дорогой аптеке города (ее посоветовал психиатр). Купила скорее по инерции. Или просто установка Хирурга продолжала действовать.
       Потом походила по городу, зашла на рынок.
       Поела в уличном кафе жареной курицы. Под красным зонтом.
       Подумала, расплачиваясь: "Цветами, наконец, займусь и скорее на работу, девочки без меня, наверное, совсем запарились"
       Пошла к станции. Кругом все было по-другому.
       Жизнь стала другой. Нет, в ней оставались приятные моменты - курица, например, была на удивление вкусной.
       Но жизнь стала другой. Она стала прозрачной с конца до края.
       Прозрачно-серой. Впереди ничего не проглядывалось. Ничего, что зависело бы лично от нее. А не от таких шакалов, как Чихай и таких лисиц как Лихоносов. Как Хирург.
       Все. Это почти финиш. Завтрашний день будет похож на послезавтрашний, сведущая неделя - на такую же в августе, этот июнь на июнь следующего года. Дни будут отличаться сделанными покупками, недели - погодой, месяцы - одеждой и обувью. Через десять лет она будет рекламировать газонокосилки следующего поколения. И импортные стиральные машины толщиной в пять сантиметров.
       Потом она умрет. И перед смертью нечего будет вспомнить. Почти нечего.
       Разве что отца, брезгливо смотрящего.
       Соседа-казака, всегда клавшего на живот.
       И еще как неделю была в Хургаде. Как встряхнул Чихай.
       Как Хирург все перевернул, и как старикашка-психиатр все поставил на место.
       Чтоб ему пусто было!
       Стало совсем тоскливо, и Даша взяла мороженое. Мороженое не помогло, и она решила что-нибудь купить. Тряпку. Нет туфельки. Вон как раз магазин. Да, туфельки. Красивые туфельки на высоких каблучках, которые так нравятся мужчинам и которые не нравятся женщинам, склонным к прямолинейному практицизму - это слова Хирурга. Как он рассказывал о туфельках! "Ты просто не представляешь, что это такое! О каждой женщине по ним можно сказать только определенное. Почему? Да потому, что туфелька по Зигмунду Фрейду - вековой символ влагалища, тогда как нога - это символ фаллоса. Нога входит в туфельку, входит-выходит к взаимному удовольствию... Привлекающая взгляд туфелька на ножке женщины - это символ красивого секса. Она - это заверение в женственности, это обещание необыкновенных ощущений. А каблучок? Высокий тоненький каблучок? Что он обозначает, что символизирует? О, многое! Во-первых - это символ эрекции, не той ее животной части, которую производит мужская страсть, а той, которая подчинена женщине. Высокий тоненький каблучок говорит устами женщины - будь моим, и я все сделаю, я уничтожу все твои страхи, я сделаю тебя сильным и счастливым мужчиной. И еще он говорит: берегись! Если ты сделаешь хозяйке плохо, то я сделаюсь стилетом! А во-вторых, высокие каблучки отрывают женщину от земли, отрывают от практичности и устойчивого существования, они придают владелице хрупкость, они намекают на ее неустойчивость и возможность падения. А толстый высокий каблук? Что он может сказать? Толстый высокий каблук - это опять-таки символ фаллоса, он говорит - я тебя истолку! Я тебя изнасилую! А просто каблук? А просто каблук - это не женщина, это домашнее хозяйство, это дети, это муж, забывший день рождения... А эти высокие плоские каблучки? Жаль, теперь их не носят. Я их любил, они меня завораживали своей истинно женской сущностью. Сбоку тонюсенькие, и не увидишь, женщина как парит. А посмотришь сзади - каблук каблуком..."
      

    ***

      
       Входя в магазин, Даша была так захвачена идеей "стать на каблук", что, оказавшись в зале, никого и ничего, кроме женской обуви, не увидела.
       Но менталитет есть менталитет, и к стенду с туфлями на шпильках она подойти не смогла.
       Она прошла мимо. Прошла к выкладке, на которой стояла крепкая практичная обувь на удобных низких каблуках. Туфли стояли как танки, готовые форсировать любые препятствия, будь то бездонные лужи или непролазная грязь. Они блестели обещанием пройти не менее тысячи километров, а после ремонта - еще пятьсот.
       Даша взяла один из танков. "На дачу ездить - самое то. И на работу ходить в них будет удобно". Но боковое зрение приклеилось к лодочкам. Модные. С узкими задранными мысками, с тоненькими каблучками-гвоздиками. Она недавно видела, как на станции "Москва-Курская" очень даже неплохой мужчина, специально стал так, чтобы можно было съесть глазами женщину, обычную женщину, на которой были такие туфельки. И съел - заметив его внимание, женщина виновато улыбнулась. Мужчина подошел, сказал что-то. И они уехали вместе, хотя мужчине было в другую сторону.
       Даша, пересилив себя, подошла к стенду с модной обувью. Взяла туфельку с самым низким каблучком. "Нет, не то. Брать, так самое броское. Один раз живу. - Ты же их не наденешь! - Нет надену!"
       - Будете мерить? - раздался сзади равнодушный голос.
       - Да...
       Даша не обернулась - не хотела показывать продавщице смущенное порозовевшее лицо.
       - Пройдите вон туда.
       Даша прошла, не поднимая головы. Сняла свои "чеботы". Одела туфельки. Встала перед зеркалом.
       О, Господи! Она забыла о своих ногах.
       Ну и черт с ними. Чихаю они нравились. Он сказал: "Твои ножки будят воображение".
       Ее понесло.
       - Нет, не то! Носок слишком уж задран. Это для девочек, не знающих, что такое мера. Принесите, пожалуйста, вот те, светло-коричневые.
       Продавщица - ее можно было бы назвать красивой, если бы не глаза, ничего не выражающие - принесла. Каблуки у туфель были самые высокие. Даша одела, покрутилась у зеркала. Это были ее туфли. Они нравились. Нравились хорошей работой, нравились тем, что наверняка будут нравиться мужчинам. Тем, что эротичны. Решила взять. Но уходить не хотелось. И она попросила показать ей классические лодочки. За три с половиной тысячи.
       Продавщица посмотрела с прищуром: "А деньги у тебя есть?"
       Даша ответила высокомерной улыбкой. Померив классические лодочки, попросила принести туфельки-танкетки с узкими носками. Продавщица принесла. Когда она наблюдала за переобувающейся Дашей, из служебного помещения вышла пухленькая ухоженная женщина, видимо, заведующая магазином:
       - Люся, тебя к телефону. Ты только не волнуйся... Это Саша. По-моему, он хочет сказать тебе что-то неприятное...
       Побледнев, продавщица Люся побежала к телефону. Через минуту она кричала в трубку упреки, перемежая слова рыданиями. Это продолжалось минут пять. Затем Саша, видимо, бросил трубку, и следующие десять минут Люся плакала навзрыд на груди заведующей:
       - Я все ему делала, ни в чем не отказывала, все деньги на него тратила!
       - Все они такие! Забудь. Ты вон какая красавица! В Москве выйдешь на Тверскую - ста метров не пройдешь, как иностранец приклеится.
       - Красивая... А почему он к ней ушел? Она же уродина, посмотреть не на что... А в голове что? Одни стихи да театры.
       Когда рыдания стихли, Даша заглянула в служебное помещение:
       - Вы извините, я вас понимаю, но у меня автобус скоро уйдет. Не могла бы я расплатится за туфли?
       Люся смотрела на нее секунду. Затем лицо ее искорежила ненависть, сжав кулачки, она пошла на Дашу:
       - Ты, мышь серая! Давай, кати отсюда! Кати, а по дороге не забудь посмотреть в зеркало! Ты же страшнее атомной войны, страшнее чумы, тебя ни один блудливый пес не захочет! Туфелек ей захотелось! Погрызть дома, что ли нечего? Да с такими зубами в конуре надо сидеть! Или в лесу за буреломом прятаться. А на ноги свои посмотри! Их что, на бревнах гнули?
       Люся, вся в пятнах, глаза безумные, подошла к покупательнице, толкнула ее в грудь, плюнула под ноги.
       Из глаз Даши брызнули слезы, она бросилась вон из магазина, хорошо сумочка была в руках, она бы за ней не вернулась.
      

    27. Зеленая бутылка или полтинник?

      
       У станции Даша нашла скамеечку в безлюдном месте, села.
       Домой ехать не хотелось.
       Немного отойдя от случившегося в магазине, достала косметичку, привела себя в порядок. "Он говорил, что проволочки надо каждый день подтягивать, - подумала она, обнажив зубы перед зеркальцем. - Что же все так плохо складывается? Куда не пойду, все по лицу получаю. Может отравиться? Наглотаться таблеток? Ведь есть же, специально покупала.
       Да, наглотаюсь. Наглотаюсь и все! Не будет этой тягучей жизни, этого безвинного наказания. Я лишняя здесь. Потому что с самого начала была лишней. И для отца, и для матери. И умру лишней. Одна. Найдут через год в спальной кривые кости. В операционной. О, Господи, какая же я дура! Он же сумасшедший, он же маньяк! А я? Я ему пара! Какая пара? Мне до него идти и идти!
       Нет, отравлюсь.
       Сейчас брошу монетку, и если будет решка, брошусь под поезд. Нет, не буду бросать монету. Пусть Бог решает. Если я сейчас обернусь и на земле под скамейкой увижу... увижу... что-нибудь стоящее, что-нибудь ценное, то отдамся судьбе. А если там будут одни окурки и пивные пробки, то под поезд.
       Даша закрыла глаза. Попыталась представить что-то ценное, лежащее сзади на земле. Среди окурков, плевков и пивных пробок. Пять ничтожных заржавевших копеек? Десять копеек? Копейку? Полтинник? Да, полтинник. Какая никакая ценность. Ну не рубль же? А что еще может там лежать? Бутылка зеленая за двадцать копеек? Или коричневая за восемьдесят? Нет... Это пошло. Бог не пошлет ни мелочи, ни бутылку. Он ничего не пошлет, он возьмет меня к себе. Это будет подарок. Его дежурный подарок. Ну ладно, хватит. Раскрываем глаза и вперед. Либо домой, либо на рельсы. Раз, два, три!"
       Даша повернулась, не раскрывая глаз. Она знала, что сейчас, как только зрение окажется на свободе, случится то, что неминуемо решит ее судьбу.
       На сырой весенней земле, среди промокших окурков, горелых спичек и пробок от пивных бутылок лежала высохшая горбушка серого хлеба.
       Даша смотрела на нее, не отрываясь.
       Горбушка, черта за чертой, разместилась в сознании, и она судорожно улыбнулась: "Бабушка говорила, что самое ценное для человека - это хлеб. Бог послал мне самое ценное. И значит, мне надо ехать домой, надо ехать к нему. И делать все, что он скажет".
       Да, Виктор Васильевич Лихоносов, хирург-маньяк ждал ее за высокими заборами в тесном домике в две комнаты, одна из которых была оборудована им под операционную.
       Даша назвала старику-психиатру адрес дачи школьной подружки, которая бесчестно увела у него близорукого Диму. Последнего она описала старику досконально.
       Женщина - это женщина.
      

    28. Он не хочет в психушку.

      
       В автобусе Даша думала о Люсе, продавщице обувного магазина. Если бы не эта бедная девушка, не ее разрыв с парнем Сашей, то она сейчас бы ехала домой с твердой решимостью выпроводить Хирурга, пусть даже с помощью милиции. А теперь едет на Голгофу.
       Случайна ли была эта встреча?
       Нет.
       Ведь Хирург говорил о высоких каблучках, рассказывал о том, как они действуют на мужчин. И ноги сами принесли ее к магазину. Значит, все между ней и хирургом Лихоносовым должно случится. По определению. И потому боятся нечего. По какой бы тропе она не пошла, в какую бы сторону не направилась, она неминуемо придет к нему. Потому что ее все направляют. Маньяк за рулем, старик-психиатр, продавщица Люся. И потому не надо зря тратить время на заячьи петли и прыжки в сторону.
      

    ***

      
       Хирург лежал на разложенном диване безбрежно пьяным.
       - Ты что? Что с тобой? Почему ты опять напился? - напустилась на него Даша.
       Минуту Лихоносов смотрел на нее, ничего не понимая. Затем потряс головой, и ничего этим не достигнув, закрыл глаза и вновь провалился в бездну опьянения.
       Постояв над ним, Даша выложила лекарства на стол и направилась на кухню готовить ужин. "Если он будет так срываться, - думала она, чистя большого судака, купленного в поселке, - то все затянется до следующего Нового года... Надо что-то делать".
       Порезав рыбу на куски, она поставила ее тушиться и пошла посмотреть на свою беду.
       Беда лежала с открытыми глазами совершенно трезвая.
       - Так что случилось? - вопросила она, удержавшись от желания встать в позу рассерженной жены.
       - Мне показалось...
       - Что показалось?
       - Что ты не вернешься. И что вместо тебя придут чужие люди...
       Даша стало не по себе. "Он точно беглый маньяк. Боится, что его поймают и отведут в психушку. И все чувствует.
       - Знаешь, Витя... Можно я тебя так буду называть?
       - Да хоть Вовой. Ты же сама говорила, что как-то надо звать меня к ужину. А то действительно "Хиру-у-рг, ужинать!" как-то не по-домашнему получается.
       - Так вот, Витя, я действительно хотела совершить некий поступок, но Бог наставил меня на путь истинный, и я пойду с тобой, и буду идти ровно столько, сколько ты захочешь. Я хочу, чтобы ты это знал и верил мне.
       - Так значит, твое тело полностью в моем распоряжении?
       - Да! - твердо ответила Даша. Ну, почти твердо.
       - Хорошо... Тогда я допью бутылку и больше не буду. Кстати, рыбу по-еврейски я обожаю.
       "Когда он отдается своей мании, ему незачем пить", - подумала Даша и, улыбнувшись по-домашнему, спросила:
       - А откуда ты знаешь, что я готовлю рыбу по-еврейски?
       - Я чувствую! Я все чувствую, - ответил Лихоносов. - Имей это в виду.
       - Я тоже все чувствую... и все знаю, имей это виду, - ответила Даша и они, сердечно посмотрев друг другу в глаза, засмеялись.
      

    29. Ему понадобится помощь!

      
       Наутро Хирург наскоро позавтракал и стал готовиться к операции.
       - Ты хоть под наркозом будешь пилить? - спросила его Даша, когда он мыл руки.
       - Нет, конечно. Наркоз опасен для здоровья. Обезболивание будет местным.
       - То есть я буду все видеть? - испугалась Даша.
       - Если хочешь... Но я не рекомендую. Истерику еще закатишь, ремни порвешь.
       - А сколько времени тебе на одну ногу понадобится?
       - Часа два-три.
       - А больно не будет?... - Даша представила, как беснуется от боли на операционном столе.
       - Нет. Да ты не бойся ничего. Наша фирма веников не вяжет. Сделаем в лучшем виде. Тебе надо помыться.
       Даша помылась, и они прошли в операционную. Перекрестив женщину, Хирург уложил ее на стол, присоединил к телу десяток датчиков, включил приборы и сказал:
       - Слушай, я совсем забыл... Ну, в общем, в ходе операции будут два момента, когда тебе придется подержать зажим. Ну и еще подать мне кое-что... Иголку и вот эту штуку.
       Даша от испуга похватала ртом воздух.
       - Зря ты так неадекватно. Больно не будет, я же говорил. А на операционное поле можешь не смотреть. Я загородочку сделаю, а сюда, на эту высокую табуретку, инструменту положу, и тебе будет удобно мне его передавать.
       Хирург сделал загородку с помощь бинта и куска ткани. Затем взял со стула пухлую подушку, сунул под голову Даши. Постояв в раздумье, надел на ее правую руку стерильную перчатку, придвинул к столу высокую табуретку, покрытую клеенкой, и разложил на ней скальпели, зажимы пилу и прочий хирургический инструмент.
       Устроив голову на подушке, Даша осознала, что Хирург с самого начала рассчитывал на ее помощь. Решив держаться во что бы то ни стало, она закусила губу; глаза ее закрылись.
       - Глаз не надо закрывать, - сказал на это Лихоносов ласково. - И знаешь, давай переиграем, для твоей же пользы переиграем. Уберем к бесу эту загородку, а ты будешь смотреть и думать, что это вовсе не твоя нога. Боли не будет совсем, и тебе будет легко это думать.
       - Давай, - ответила Даша голосом расстающегося с жизнью человека.
       Дух из нее ушел почти практически полностью и потому сопротивлялся слабо.
       Закончив с приготовлениями, Хирург обработал левую ногу Даши йодом, и взялся за скальпель. Через минуту она увидела свою кость.
       - Большая берцовая, - сказал Хирург, с любовью разглядывая операционное поле. - Ты посмотри, какая она красивая, какая функциональная. Сколько в ней жизни! Лежит себе в мясе живом, лежит самодовольная, не знает, что уродина. Ну, ничего, сейчас мы ее немножко потревожим.
       Лихоносов взял пилу, начал пилить. Даша боли не чувствовала. Костные опилки привлекли все ее внимание.
       "Опилки. Это мои опилки, от меня опилки, - думала она, глядя расширившимися глазами. - Он меня пилит! И получает от этого удовольствие! И, более того, кажется, и я получаю удовольствие. Во всяком случае, оно зреет где-то в моей глубине, зреет и скоро выплеснется. Маньячка!"
       Перепилив большую берцовую кость, Хирург обнажил малую берцовую и начал пиливать и ее. Через некоторое время Даша увидела, как нога ниже распила, потеряв связь с костяком, неестественно свободно повернулась и легла на стол. В глазах Хирурга заиграли чертики. Он посмотрел на Дашу, подмигнул заговорщицки, и тут в калитку зазвонили.
       Даша, вся охваченная паникой, подумала, что это приехали санитары. Приехали за Лихоносовым.
       Проследили за ней и приехали.
       Лихоносов посмотрел на Дашу. Что-то увидел. Глаза его хищно сузились. Он подумал, что приехали санитары. Санитары, так или иначе приведенные Дашей.
      

    30. Он резал, сверлил, прикручивал, долбил...

      
       Видимо, звонил сосед или председатель дачного кооператива. Когда звонки прекратились, Даша отерла пот со лба, а Хирург тихонечко засмеялся. Посмеявшись, он минут пять обозревал разрезанную ногу. Лицо его постепенно сделалось хмурым
       - Ты что? - вновь опустилось сердце у Даши. - Что-нибудь не так?
       - Так, все так... - Лихоносов озабоченно покусывал нижнюю губу.
       - А что тогда стоишь?
       - Да вот с перепуга забыл, как делается одна вещь... Да вот, забыл. Но это не страшно. Эйнштейн говорил: "Не важно, знаешь ты или не знаешь что-то. Важно знаешь ли ты, где об этом можно прочитать".
       Сказав, он подмигнул Дарье Павловне, сунул руку под операционный стол и вытащил толстенный учебник по хирургии конечностей. Вытащил, положил ей на бедра, раскрыл и принялся листать.
       - Слушай, хватит паясничать! - поморщилась Даша, когда Хирург, казалось, забыв обо всем, начал читать вслух, водя указательным пальцем по строкам. - Я эту сцену по телевизору недавно видела, то ли в исполнении Аткинсона, то ли Бенни Хилла.
       Даша сказала это, не веря вполне, что Лихоносов шутит. Его неестественное поведение, эйфория, владевшая им, не оставляли сомнений, что он - маньяк, маньяк, дорвавшийся до очередной своей жертвы.
       Но русский человек, что бык, - Даша со школы помнила эти слова Некрасова, - если в голову ему что втемяшится, то колом не выбьешь. Она решила идти до конца, идти невзирая ни на что. Идти, по мере возможности управляя владевшим ею маньяком.
       Лихоносов смотрел на нее некоторое время, затем разочарованно скривил лицо, сунул книгу под стол и впился глазами в практически ампутированную ногу. Еще через минуту он работал, забыв обо всем. Он резал ткани, сверлил в костях отверстия, что-то прикручивал к ним, орудовал стамеской, точил напильником. Даша подавала ему инструменты, по глазам догадываясь, что ему нужно.
       Через полтора часа после начала операции появилась боль. Сначала далекая, тупая, потом острая и близкая. Даша решила молчать - не хотела отвлекать его от работы.
       Боль становилась все острее и острее. Даша старалась не смотреть на Лихоносова, боялась - увидит по зрачкам, что она вот-вот потеряет сознание. Увидит и прервет операцию.
       Сознания она не потеряла. Когда боль достигла апогея, Даша представила, что она, эта боль, ни что иное, как большой... высокий... синий... тяжелый... несгораемый... шкаф, отчужденно... стоящий в углу комнаты. И боль стала большим высоким синим тяжелым несгораемым шкафом, призрачно стоявшим перед ее глазами в дальнем углу комнаты. Она не ушла, она просто отступила от нее на два метра.
       Когда Хирург посмотрел на часы и затем, обеспокоено, в глаза оперируемой, Даша уже не ощущала боли.
       - Ну, вот почти все, - сказал он. - Колготок теперь не наденешь недели три.
       Даша смотрела на свою ногу. Она была прямая. И чуть длиннее другой. Из нее во все стороны торчали блестящие никелированные спицы, схваченные никелированными ободьями.
       - Как же теперь я буду ходить?! - вскричала Даша.
       - А ходить ты не будешь, месяц точно не будешь. Будешь здесь лежать, и я буду тебя кормить и обихаживать. Кстати, утка у тебя есть?
       - Нет... Хотя, знаешь, я, кажется, на чердаке что-то на нее похожее видела.
       - Замечательно! Я ее вычищу.
       - А кто тебя кормить будет? Я как-то не сообразила, что все это надолго. Продуктов на неделю хватит, не больше...
       - Я сбегаю в магазин.
       - А готовить ты умеешь?
       - Лучше тебя. Талантливый человек талантлив во всем. Кстати, о еде. Давай теперь зубки твои посмотрим.
       Минут десять Лихоносов никелированными щипчиками подкручивал проволочки, стягивавшие Дашины зубы.
       - Через месяц у тебя будет голливудская улыбка, - сказал он, отложив щипчики.
       - А вторая нога? Ты что, и в самом деле не будешь резать вторую ногу? - посмотрев на свою "натуральную" конечность, спросила Даша.
       - Завтра. Устал я. Да и настрой пропал, а без настроя, без вдохновения ничего хорошего не получится.
       Даша расстроилась. До нее дошло, что она не в больнице, где один врач может подменить другого. А фактически в подполье. С глазу на глаз с маньяком. Сейчас он повернется и уйдет. На Черное море. В Саратов. К Лоре. А она останется.
       Ну и пусть. От нее ничего не убыло. Вон, зубы уже не такие страшные, хотя и на черной проволоке. И ножка прямая и стройная. Пока ничего страшного. А до плиты она доберется. До кухонной, естественно. А могильная подождет.
       - Ты что скуксилась? - спросил Хирург.
       - Я хотела сегодня пирожков с ливером испечь...
       - Черт с ними, с пирожками. Завтра с утра лицо будем тебе делать.
       - А ногу?
       - Не, ногу потом. Терпеть не могу конвейеры. Одна нога, вторая. Послезавтра сделаю. А сейчас тебе надо поесть. Что тебе принести?
       У Даши мелькнула мысль, что он мстит за Чихая. Она ее задвинула в глубь сознания и тихо ответила:
       - Супа хочу. Согрей в желтой кастрюльке, налей в тарелку, положи лапши, она в маленькой кастрюльке. Хлеба не забудь.
       Лихоносов принес поднос с тарелкой супа (зелени накрошил!), хлебом и разрезанным на две части помидором. Даша была счастлива. После еды он дал ей пригоршню пилюль, поставил на тумбочку минеральную воду в пластиковой бутылке и приказал спать:
       - Будешь меня слушаться, быстрее костная мозоль образуется, - сказал он, задергивая занавеску на окне.
      

    31. Воды хватит на две недели.

      
       Даша проснулась под вечер. Было холодно. Сквозило. Лил дождь. Он по привычке стучал в окно, и казалось, что никого, кроме него за стенами дома нет. А в доме - никого кроме нее.
       Перепугавшись, Даша позвала:
       - Ви-и-тя!
       Тишина. Шум дождя ушел за кулисы сознания, растворился в зародившемся отчаянии.
       - Витя!!!
       Шум дождя вернулся. "Ты одна, ты одна, ты одна", - услышала Даша.
       Что делать? Если она встанет, пойдет искать его или за соседями, все это сооружение на ноге сломается, и она на всю жизнь останется калекой.
       - Витя!!! Где ты?!
       Тишина в доме не нарушилась. Один лишь дождь продолжал доканывать: "Ты одна, ты одна, ты одна, ты одна, ты одна".
       Даша закусила губу. "Он же маньяк! Начал меня резать, его понесло. Захотелось убить. И пошел в поселок!"
       Даша посмотрела на табуретку, на которой лежали инструменты. Пилы и самого большого скальпеля не было.
       "Нет, я просто схожу с ума и выдумываю. А эта рана на груди? С которой я его нашла за сараем? Может, это он сам себя в хирургическом припадке порезал?! Точно!
       Нет, хватит. Эдак я сама себя до сумасшествия доведу",
       Даша поднялась в постели, опустила правую ногу на пол. Встала на нее.
       "Пойти к двери?.. Нет. Буду лежать. На неделю меня хватит. Нет, две недели протяну - вода есть.
       Вода есть... Перед тем, как уйти, он принес воду. Полутора литровую бутылку. А на кухне была маленькая, полулитровая.
       Значит, он ушел. Надолго. Навсегда. Да, навсегда! Ему наскучило меня резать, маньяки ведь переменчивы! Или просто удовлетворился.
       Черт! В который раз дура.
       Ну и пусть! Буду лежать. Подживет, выйду к людям. И всю жизнь буду хромать, потому что денег на вторую ногу нет.
       В калитку зазвонили.
       Даша воспрянула духом.
       "Кто-то пришел во второй раз. Значит, есть шанс, что спасут. Надо лежать, Ничего ведь не горит".
       Калитку потрясли.
       Стало тихо.
       Тишину нарушил характерный звук - кто-то спрыгнул с забора.
       Через минуту за занавешенным окном кто-то прошел к двери. У двери постоял, видимо, прислушиваясь. Затем раздался металлический звон. Кто-то подбирал ключ или отмычку.
       Подобрал.
       Открыл дверь. Пошел по прихожей. Вошел в комнату. Постоял. И, стараясь не скрипеть половицами, подошел к двери, ведущей в спальню.
       Даша похолодела. Дверь приоткрылась. Даша перестала дышать. Дверь толкнули, она распахнулась...
      

    32. Всегда случается что-то непредвиденное.

      
       Конечно же, это был Лихоносов. В руках у него был огромный букет. Улыбаясь, он подошел к кровати и, протягивая цветы, сказал:
       - Это тебе для скорейшего выздоровления.
       - Я чуть не умерла от страха... - заплакала Даша.
      
       Дрожь - лучший человеческий удел,
       Великое он чувствует и любит,
       Когда святой им трепет овладел, -
      
       продекламировал Хирург, довольно улыбаясь.
       - Ты это нарочно, нарочно, да?
       - Как тебе сказать? Настроение было хорошее, решил прогуляться. День будний, никого нет, вот цветов у соседей и нарвал. А потом решил напугать. Мой однокурсник недавно диссертацию написал. В ней доказывается, что сильные эмоции имеют ярко выраженный терапевтический эффект.
       - Я уже хотела идти тебя искать...
       - И почему не пошла?
       - Побоялась за ногу.
       - Не надо за нее бояться. Доверяй себе, хоти что-нибудь очень сильно, и нога тебе поможет. Я знал один случай, он описан в научной литературе, когда берцовая кость срослась за четверо суток, и человек мог ходить.
       - За четверо суток!?
       - Да. Жених за неделю до регистрации попал в автомобильную аварию. В понедельник ему вставили штифт в сломанную большую берцовую, в пятницу сделали по его настоянию рентген и обнаружили на месте перелома замечательную по всем параметрам костную мозоль. В субботу он стоял под венцом без костылей и палочки
       Оба они представили друг друга. Стоящими под венцом. Хирург улыбнулся и сказал:
       - Знаешь что? - У меня что-то вдохновение пошло. Давай продолжим наши игры, а?
       - Вторую ногу хочешь сделать?
       - Нет, это потом. Что-то мне захотелось над лицом твоим поработать...
       "А над влагалищем не хочешь? - дернулось у Даши в подсознании. Порозовев от стыда, она посмотрела в окно:
       - Ночь уже на дворе.
       - Я - сова. И вдохновение у меня начинает просыпаться где-то к одиннадцати-двенадцати.
       - Эдак ты выполнишь свои обязательства не к Новому году, а к седьмому ноября.
       - И не рассчитывай, - неопределенно посмотрел Лихоносов, посмотрел как бы из будущего. - Всегда случается что-то непредвиденное.
       - Тогда я не против... - вздохнула Даша, кожей чувствуя, что это непредвиденное будет чрезвычайно разнообразным по ассортименту.
       С лицом Хирург возился да утра. Сначала он его изучал, потом измерял, и лишь затем начал резать. Когда он сказал:
       - На сегодня, пожалуй, хватит! - Даша дремала.
      

    33. На рубеже.

      
       Лицо Лихоносов делал долго. Через две недели было готова одна носогубная складка (левая), все вокруг левого глаза, шея и... левое ухо. Носа он не трогал - сказал, что его надо лепить в последнюю очередь, потому что он - король, которого делает свита.
       Даша уже потихоньку ходила и мечтала о правой ноге. О новом лице она старалась не думать.
       Все это время Хирург не пил, и это сказалось на графике операций: закончив с левым ухом, он занялся вагинальной пластикой.
       Даша отнеслась к его очередному вольту неоднозначно. С одной стороны, ее женское естество тянулось к Хирургу, к богу, который лепил ее, лепил ее будущую сладкую жизнь, с другой, она чувствовала себя существом не оформившимся, незаконченным, даже, может быть, не вполне существующим. Да и чисто по-женски ей было неловко - женщина, она твердо это знала, должна отдаваться мужчине лишь здоровой и находясь в хорошей форме. А у нее эти железки на ноге и лицо в бинтах и наклейках...
       Но командовал парадом он. За два дня закончив с влагалищем и клитором, он сказал серьезно, что на ней все заживает, как на кошке, и потому через две недели он устроит ей... ходовые испытания.
      

    ***

      
       В тот день, утром, он снял с ее лица все бинты и наклейки, а с зубов - проволоку. Снял и, склонив голову набок, застыл, обозревая плоды своего труда.
       Когда он одобрительно покивал, Даша, смешно ковыляя, подошла к зеркалу, закрыв ладонью левую половину лица.
       Минуту она смотрела на себя, прежнюю.
       Смотрела, прощалась с собой, прощаясь с прежней своей жизнью.
       Затем закрыла глаза.
       Поменяв руку, прикрыла правую часть лица и долго так стояла, не решаясь заглянуть в будущее.
       Наконец, посмотрела.
       И содрогнулась.
       Из зазеркалья на нее смотрела спокойная и необычно красивая женщина, женщина с прошлым, женщина с судьбой и характером. Ее нельзя было назвать доброй или умной, все это было, но было под красотой.
       Забывшись, Даша опустила руку. Она упала бы, если бы ее не поддержал Хирург.
       Теперь на нее смотрела химера, смотрел урод. Рядом с которым прежняя Даша выглядела бы симпатичной женщиной.
       Это было ужасно. Даша заплакала, оттолкнула Хирурга, пошла к стулу, уселась. Хирург сел пред ней на колени, обхватил бедра.
       - Ну зачем ты так? Это все пройдет... Тебе просто надо привыкнуть...
       - Ты злодей, злодей, злодей, - зарыдала Даша, памятью видя свое лицо.
       - Ну тогда, давай, я верну тебе прежнее твое обличье...
       - Ты даже не злодей, ты сатана, ты украл мою душу, ты убил меня... - не слушала его женщина. - Ты, наконец, посмеялся надо мной.
       - Я сатана? - встал Лихоносов. - Я злодей? Ну тогда пойдем!
       Он грубо схватил ее за руку, потащил в спальню, там толкнул к операционному столу, взял первый попавшийся скальпель и закричал:
       - Ложись! Ложись на стол! Я в минуту верну тебе твою жалкую душу и твою жалкую жизнь!
       Он был ужасен, он придвигался, держа скальпель, как нож.
       "Он припадочный!" - мелькнуло у Даши в голове. Нащупав за собой что-то тяжелое, это был термостат, она бросила его в Хирурга.
      

    34. С первого раза, может, и не получится.

      
       Очнулся он в постели. Даша сидела пред ним, так, что железок на ноге не было видно. Правая половина ее лица и нос были скрыты вуалеткой. Левая была умело накрашена. Хирург не мог оторвать от нее глаза, того, который не заплыл от столкновения с термостатом.
       - Господи, как ты прекрасна... - прошептал он восторженно. - Сказочно прекрасна.
       - Спасибо, - улыбнулась Даша уголком рта, тем который не скрывала вуалетка. - Впрочем, это твоя заслуга...
       - Нет... Такое лицо невозможно сделать... Оно у тебя было. Я просто его проявил.
       - Ты знаешь, даже кожа стала другой...
       - Не кожа... Кожа у тебя хоть куда была. Просто та мазь меняет свойства подкожных тканей. Рыхлые раньше, они стали тоньше и эластичнее.
       - А когда ты правую сторону сделаешь? Ты пойми, я не могу так. С одной стороны лягушка - с другой...
       Даша смялась, не решившись назвать себя красавицей, и Хирург продолжил мысль:
       - Василиса Прекрасная...
       Она порозовела, погладила его руку.
       - Ну закончи, пожалуйста, закончи. Я так хочу не стесняться тебя...
       - Тебе трудно отказать. Давай, начнем прямо сейчас...
       У Даши в глазах заплясали чертики..
       - Ты же сказал, что сегодня у нас... сегодня...
       - Ходовые испытания? - посмотрел Лихоносов пристально.
       - Да...
       - Ну тогда иди ко мне...
       - Сейчас, только зашторю окна...
       - Боишься, что увижу правую часть лица?
       - Да...
       - Не бойся. Она ведь тоже моя Я к ней отношусь совсем не так, как ты
       - А ты сможешь... сможешь...
       - Что смогу? Переспать с тобой?
       - Нет, это моя забота. Не думай об этом.
       - Мне нравится, как ты это сказала. У меня все страхи исчезли. Так что я смогу?
       - Сможешь сделать так, чтобы правая сторона лица была похожа на левую? А то получиться красиво, но совсем не то...
       - А что, это идея! - захохотал Хирург. - Представляешь, у тебя две красивые половинки. В понедельник, среду, пятницу открываешь одну половину, а во вторник, четверг, субботу - другую? Все кавалеры попадают от восторга, да и будет их вдвое больше.
       - Нет уж, - заулыбалась Даша. - Никаких половинок...
       - Сделаю все, как надо, не сомневайся... Ну, может, с первого раза не получится, но со второго, третьего - точно. Так ты будешь зашторивать окна или ну их?
       Даша зашторила окна. В комнате стало темно. Она, разделась, легла рядом на спину. Так железки мешали меньше. Хирург положил ей руку на грудь. Он нервничал, это чувствовалось. Боялся неудачи. Даша, забыв о железках, пронизывающих ногу, повернулась к нему, и скоро он забыл обо всем на свете.
      

    35. Отдаленный запах жизни.

      
       Они не могли отклеиться друг от друга до утра.
       Это было невероятно. Даша чувствовала себя женщиной, поменявшей лохань и доску на стиральную машину последнего поколения. Отдыхая в очередной раз, она думала: "Хорошо ли это? Хорошо ли, что это мне нравится, что я чувствую теперь жадно и совсем по-другому?
       Нет, не по-другому... Влагалище, шейка матки, клитор не стали чувствительнее - они просто стали полноправными органами чувств".
       - Я даже не знаю, как теперь буду жить... - сказала она, положив ему голову на грудь.
       - Ты что имеешь в виду?
       - Ты знаешь, что я сейчас хочу? Я хочу проделать это еще и еще... Я просто мечтаю об этом. Ты, негодник, сделал меня кошкой.
       - Это пройдет. Сейчас твое влагалище стало личностью, если так можно выразиться. А личность не может сидеть без дела. Потом мы твое лицо сделаем личностью - и оно возжелает действовать. А потом - мозги и сердце. И все станет на свои места. Они сговорятся и поладят. Они станут спаянным коллективом, устремленным на единую цель.
       - Чтобы мои мозги чувствовали, так как влагалище? Не поверю! Мне сейчас кажется, что мозги у меня там. И сердце там... А...
       Даша замолкла. Из "сердца" рождались сладостные волны. Их хотелось слушать. Ими хотелось делиться.
       - Что а? - решил Хирург отдохнуть еще немного.
       - Я хотела спросить... Впрочем...
       - Ты хотела спросить, не сделал ли я все под себя? То есть будет ли тебе так же хорошо с другим мужчиной, у которого другой... другие параметры? Будет. Если между тобой и им установится душевная связь того или иного напряжения. Иначе говоря, если есть напряженная связь, то параметры не имеют существенного значения.
       - Я не хочу никого кроме тебя. Я просто так спросила. Если бы я хотела, других мужчин, я бы смолчала.
       - Да все это нормально. Другие мужчины, другие женщины... Они же кругом, куда от них денешься?
       - Я хочу от тебя детей...
       - Ты погоди об этом. Ты сейчас услышала слабый, отдаленный запах другой жизни. Или отдаленное ее звучание. Сейчас ты не имеешь права что-то решать.
       - Я не решаю, я хочу...
       - Ну да... Ты же кошка... А кошка что делает, то и хочет.
       Даша засмеялась, приподнялась, посмотрела на Хирурга.
       - Тебя как на самом деле зовут? Мефистофель? Воланд? Граф Калиостро? Остап Мария Сулейман Бендер? Или просто Мавроди?
       Хирург не слушал, Хирург рассматривал ее лицо профессиональным взглядом. "Тут еще работать и работать. И могут быть нюансы".
       Даша вспомнила о своем лице.
       Какое оно.
       Легла, упершись лбом в его плечо.
       Она почувствовала себя человеком, которому вылепили всего лишь пол-лица.
       И кое-что внизу.
       И представила себя человеком, полностью вылепленным...
       - Ты, наверное, горд? Что у тебя так получается? - спросила она, влажно поцеловав его в губы.
       - Не особо. Понимаешь, любое хорошее дело, стоящее дело - это... это отголосок трагедии...
       - Я - отголосок трагедии? Трагедии с Лорой?
       - Причем тут Лора?!
       - При том, что я ревную.
       - Глупости.
       Даша потерлась щекой об его плечо.
       - Почему стоящее дело - это отголосок трагедии?
       - Я объясню. Понимаешь, у меня... есть дочь. Когда она появилась, я разлюбил все на свете. - Жену, работу, в общем, все разлюбил. Я смотрел на нее, думал, и видел, что все - жизнь, судьба, конечный итог - все у этой девочки будут такими, какими я смогу их ей изобразить. И я изображал. Я вкладывал в ее мозг понятия, я, приучая ее думать, с года стал говорить: "Как ты думаешь?" "Я хочу с тобой посоветоваться" и так далее... Я объяснял ей поэзию, живопись, отношения между людьми. Я сочинял ей сказки, просил саму сочинять. Я открыл ей, что она женщина, что у нее будет хороший муж, очаровательные детки. Что все это непременно будет, если знать, что ты женщина, и что женщина должна что-то определенное знать, уметь и чувствовать...
       - Ты палку не перегибал?
       - Нет, конечно... Ты знаешь, она относилась ко мне совсем не так, как к другим. Маму она горячо любила, может быть, из-за того, что та редко бывала дома или часто отсылала ее к бабушке. Бабушку тоже любила, но в этой любви была толика жалости - бабушка вечно жаловалась на болячки, хотя была совершенно здорова. А меня дочь не любила, нет. Ко мне она испытывала чувства не похожие на любовь. Она просто знала, что я не похож на остальных. Что все нормально, обыденно, объяснимо, предсказуемо, пока меня нет. Что все спокойно до смутной тоски, пока меня нет... Что...
       - Понятно... - перебила Даша.
       - Что тебе понятно?
       - Она испытывала к тебе интерес... А интерес - это влечение.
       - Ты права...
       - Она любила тебя женской любовью. Эта любовь, неразвившаяся, еще детская, сидела в ней зародышем... Я это своей женской ревностью чувствую... И поняла, что ты хотел мне сказать... У тебя ее отняли?
       - Да. Ей тогда исполнилось шесть лет. Теперь она среди них... Теперь ее учат красиво отдыхать, дорого и вкусно есть, презирать тех, кто отдыхает, ест и выглядит хуже. Ненавидеть меня они научили в первую очередь.
       - Ненавидеть?
       - Да. Когда ей исполнилось одиннадцать, я подал в суд, чтобы иметь возможность ее видеть, и на суде она сказала, что ненавидит меня, что я учил ее всяким глупостям, мучил своими посещениями и тому подобное. Сказала, прямо глядя в глаза судье, что я бил ее мамочку...
       - Ты ее бил?
       - Нет, конечно...
       - А где теперь твоя дочь?
       Лицо хирурга сделалось жалким.
       - Далеко... - ответил он, дрогнув голосом.
       Даша увидела его стоящим у операционного стола. На столе - девочка одиннадцати лет. Она лежит среди окровавленного белого.
       Она умерла и ее больше никогда не будет.
       Но странно. Если ей было одиннадцать, значит, он одиннадцать лет прожил с Лорой? А говорил, что недолго. Он врет. Сочиняет. Для себя и меня. А если эта девочка не от Лоры? Ясно, что она была. Вон, как он страдает...
       - С тобой все ясно, - решила Даша отвлечь Хирурга и себя от мучительных мыслей. - Тебе отказали в праве воспитывать дочь. И ты стал воспитывать других... Лепить. Самоутверждаться.
       - Наверное, я такой из-за того, что близким было не до меня. Нет, они мне все дали - еду, одежду, кров, образование, научили работать, все дали, но не смогли войти в мою душу, не научили меня жить в практическом мире.
       - С одной стороны это хорошо. Ты вырос самим собой. А мог бы стать кем-то другим. Стать человеком с прекрасными алебастровыми мозгами, с мозгами, в которых острым резцом прорисована каждая извилина.
       - Ты права... Ну, что, завтра продолжим?
       - Почему завтра? Сегодня!
       Засмеявшись шутке, Даша перевалилась на Хирурга, и они забыли обо всем.
      

    36. Добрый день, Дарья Павловна!

      
       Утром, вернее, к полудню, Даша проснулась, полежала рядом с Хирургом, представляя себя его супругой. Стало хорошо, покойно, так покойно, что ни железки, торчавшие из ноги, ни лицо, о котором она вспомнила, не смогли изменить ее настроения, настроения женщины, добрым солнечным утром лежащей в постели со своим мужчиной.
       Насладившись волнами счастья, исходившими отовсюду, она посмотрела на него еще раз, сочувственно вздохнула, увидев, что синяк вокруг глаза стал чернильным, и направилась на кухню сварить кофе и придумать необычный завтрак. Предстоял пятый день ее творения, и она хотела, чтобы у него было хорошее настроение.
       Когда Даша, распахнув дверцу холодильника, соображала, что приготовить, в комнате зазвонил мобильный телефон. Не закрыв дверцы, она, смешно ковыляя, бросилась к нему - "Не дай Бог, проснется!" Вбежала в комнату, беспокойно посмотрела на Хирурга,- он безмятежно спал, - схватила трубку, лежавшую на столе, нажала кнопку. "Уф! Слава Богу! Смогу подать завтрак в постель. Ему будет приятно. И мне тоже".
       "Алло", - она сказала на кухне.
       - Добрый день! Дарья Павловна? - пронзил ее знакомый голос.
       - Да...
       - Это вас Савик беспокоит. Помните такого?
       Даша вспомнила Чихая.
       - Да, помню.
       - У меня к вам дело. Видите ли, хозяин сказал, что если вы сейчас же не поедете к нему, то вашему мужчине из гаражного подвала станет... гм... необычно плохо. Так плохо, что он, возможно, почиет в бозе не своей смертью. Представляете, что тогда с вами будет?
       - Я не могу приехать, - зашептала Даша, плотнее прикрыв дверь в комнату. - У меня... у меня перелом ноги. Большой и малой берцовых костей... И кости скреплены железными штырями, выходящими наружу. Видели, наверное, такие в больнице
       - Я знаю, какого рода у вас перелом. Он не помешает. А железные штыри хозяин воспримет как изюминку.
       Даша постаралась держать себя в руках.
       - Еще мне сделали пластическую операцию левой части лица. Я сейчас как Медуза-Горгона. Даже хуже - Медуза могла на себя смотреть, а я вчера посмотрелась в зеркало и чувств лишилась.
       - Вот как? - голос Савика стал деланно недовольным. - Так это уже не изюминка...
       - Да...
       - Это не изюминка, это целый килограмм изюма, - взорвался хохотом помощник гангстера. - Знаете, у Хозяина столько красавиц, и все они глаз с него не сводят, так не сводят, что иногда у него от них изжога мозгов и несварение мышления. Так что выезжайте. Немедленно!
       - Я не смогу... - Даша постаралась придать голосу категорические нотки.
       - Слушай, девочка, если я тебе скажу, что моя машина стоит на твоей автобусной остановке в ста метрах от тебя, это тебе что-нибудь прояснит? Даю тебе ровно пять минут. Если через триста секунд ты не будешь сидеть на заднем сидении моей машины с изумрудными сережками в ушах, то через шестьсот в голове твоего домашнего хирурга будет сидеть две маленькие пули калибра девять миллиметров. А третья будет греть ему желудок. Ферштейн?
       Даша опустила трубку.
       Постояла, глядя в окно.
       Увидела конец июня.
       Неухоженные клумбы.
       Цветы, выросшие то там, то здесь.
       Вспомнила, как в апреле, сидя на крыльце, рвала в сердцах пакетики с семенами.
       Усмехнулась.
       Прошла в комнату.
       В глаза бросилась коробка с бижутерией, стоявшая на трюмо.
       Подошла.
       Открыла.
       Изумрудные сережки лежали сверху. Взяла одну. Рука сама потянулась к уху. Одела. Затем другую.
       "Ну и лицо! А ведь сережки делают его привлекательным. Таким же привлекательным, как картины Пикассо. Надо было их выбросить. Если бы выбросила, то не стало бы связующей нити. Между мной и Чихаем. И вот, он за нее потянул".
       Хирург перевернулся на бок. Притянул к себе Дашину подушку, обнял ее и вновь засопел.
       Даша прошла на кухню.
       "Что делать? Они не остановятся ни перед чем. Они убьют его. И в любом случае возьмут меня. Они все могут.
       Что делать? Звонить в милицию? Бесполезно. Трудно представить, что они не учли этого варианта. Тем более, что по этим вариантам, то есть по связям с милицейской общественностью, они большие специалисты.
       А если она пойдет? Чихай ее продержит максимум дня два. Она уж постарается.
       А Хирург?
       Хирург поймет и простит. Она ему все объяснит.
       Что объяснит? Нет, надо написать записку.
       Написать записку? Значит, я уже согласилась?
       Да, написать. Что написать? Что меня насильно увез Чихай? А если Хирург бросится спасать? Бросится, он знает, куда. Явиться, интеллигент с нежными руками пианиста, и получит пулю в живот.
       Нет!!! Он мне нужен.
       Нужен живым. Но что-то написать надо.
       Где карандаш, где блокнот?"
       Даша вырвала листок из кухонного блокнота, в котором записывала рецепты и свои кулинарные фантазии, вынула ручку, жившую в пружинке корешка, задумалась.
       Когда она написала: "Милый, я ничего не могу сделать" и зачеркивала все, кроме "милый", в окно кухни тихонько постучали.
       Стучал Савик, стучал стволом пистолета. Вид у него был простецкий. Он укоризненно покачивал головой.
      

    37. Та, будущая, была сильнее.

      
       Даша вышла, в чем была. В халатике на голое тело. Вышла намеренно без вуалетки, вышла преувеличенно хромая.
       Увидев ее, Савик замер с открытым ртом. Пистолет его опустился.
       Усмехнувшись, Даша вспомнила термостат. "Хорошо, что его нет под рукой, - подумала она, проходя мимо "амура". Да, Савик - это амур, посланник Зевса. Зевса наших дней. И потому он с пистолетом.
       В машине задумалась. Ее удивляла уверенность. Уверенность в себе. Ей было не страшно ехать с Савиком. И будет не страшно с Чихаем. А рядом с Хирургом она млела.
       Млела, как же. Даша вспомнила термостат. И уверенность укрепилась. Если взять что-нибудь тяжелое, усвоила она с помощью Хирурга, и кинуть в оппонента, то он упадет, а на следующий день у него будет унизительный синяк.
       Даша увидела себя в зеркало заднего вида. "Видок что надо". Подмигнула.
       - А чего это ты ликуешь? - спросил ее Савик, непонимающе посматривая в зеркало. - Истосковалась, что ли, по Хозяину?
       - Да нет, чего это по нему тосковать? Он почти бетонным сам себя сделал. А по бетону не потоскуешь...
       - А чего лыбишься тогда?
       - У меня термостат в кармане. Он придает мне чувство силы.
       Савик взглянул недоверчиво. Когда она садилась в машину, ничего в карманах халата у нее не было.
       - Понятно... Пообщалась с интеллигентом, теперь по ихнему выражаешься.
       - Ну да.
       Посмотрев в зеркало, Даша увидела обеих Даш одновременно. Они жили отдельно, соприкасаясь лишь половинками тел. Иногда одна из них как бы растворяла другую, и Даша видела себя, то прежней, со страхом рассматривающей жизнь из-за угла, то будущей, всесильной, рассматривающей опасность, как некую возможность стать на ступеньку выше. Выше себя. И та, будущая, была сильнее.
      

    38. Она сделает все, как надо.

      
       Савик высадил Дашу у чугунных ворот загородной резиденции Чихая, распологавшейся на поросшем липами обрывистом берегу Клязьмы. Дом, окруженный неприступными стенами, был обычный, из вальяжного красного кирпича, с безвкусными, но ставшими всем привычными балкончиками и башенками. Даша шла к нему, припадая на короткую здоровую ногу и поглядывая в окно, за которым, она догадывалась, стоял и смотрел на нее человек, считавший себя хозяином таких, как она.
       Чихай действительно стоял у окна и смотрел на приближающуюся Дашу. Перед тем, как подняться по ступенькам, ведущим к входной двери, она посмотрела на него робко, как на хозяина.
       Чихай, с утра страдавший от головной боли, улыбнулся ломко. Вместе с взглядом Даши в него вошла радость. Он понял - она пришла с сережками, значит, сделает все, как надо, как он хочет. И ему станет легче.
      

    39. Он внутри такой.

      
       Когда Дашу ввели в гостиную, Чихай сидел в кресле. Гостиная с этим креслом, стоявшим напротив входа, чем-то напоминала тронный зал. Нет, кресло не стояло на возвышении. Наверное, просто Чихай смотрел как король, и гостиная была богатой, и люди в ней находившиеся смотрели на хозяина как на короля. Все, кроме Даши. Входя в дом, она решила быть разной. Робкой и решительной, приятной и ужасающей. Такое у нее лицо.
       Гангстер смотрел на нее без эмоций. Ни ее альтернативное лицо, ни разные ноги не тронули черноты его глаз. Закончив визуальное знакомство, он легким кивком приказал Савику и бывшим с ним людям удалиться.
       - Ты ничего со мной не сделаешь, - сказала Даша, когда они остались одни.
       - Пожалуй, да, - ответил Чихай, рассматривая ее одежду. - Я не смогу с тобой сделать то, что сделал твой хирург. Но я могу... я могу выключить его. И тебя, если очень постараешься. Но все будет по-другому. Все будет хорошо, все будет так, как я задумал.
       Даша удивилась. Он разговаривает!? Что-то новое.
       Даша удивилась, и общение перешло на другой уровень. На тот, к которому она не готовилась. Вглядевшись в лицо Чихая, она увидела в нем человека, которому нужен Хирург. Не Лихоносов, а другой Хирург, Хирург, который переделает его. Душу и тело, привыкшее подчинятся этой душе. Он хочет уйти в другой мир, в истинный свой мир, но не может. Нужен пинок. Он хочет стать другим, но не может. Нужен скальпель, и нужен человек, который сожмет этот скальпель в решительной руке.
       И она решила стать этим Хирургом. Она пока не знала, что надо делать. Надо стать непосредственной. И помочь ему.
       - Пойдем куда-нибудь, - сказала она. Нет, не она, а непринужденный дух Лихоносова, крепко засевший в ней. - Мне не нравится этот... этот тронный зал. Это все для того, чтобы букашек делать букашистее. Или казаться другим, не таким, как ты есть. А я не могу казаться другой. У меня все на лице.
       - А я внутри такой, как ты снаружи, - сказал Чихай, приняв ее откровения, как само собой разумеющиеся.
       - Я знаю.
       - Но ты... ты не думай, что ты своими речами что-то сделаешь со мной. Я слышал много слов, и давно им не верю.
       - Я уже делаю, - усмехнулась Даша мефистофельской усмешкой Лихоносова. - У тебя есть что-нибудь попроще? Я имею в виду помещение. В простой обстановке все проще - и люди, и вещи.
       Чихай усмехнулся надменно.
       - Столовая для обслуги тебя устроит?
       - Устроит.
       Они прошли в столовую. Все в ней было просто.
       Крепкий длинный стол, покрытый клеенкой с овощами. Желтыми тыквами, ядовитыми огурцами, пламенеющими помидорами. Обои с зелеными яблоками. Полы, крашеные коричневой краской. Крепкие стулья. Даша, утомившаяся хромать, с облегчением уселась на один из них и попросила, как уставшая женщина просит мужа:
       - Сделай мне кофе. И пару бутербродов. Я с утра не ела.
       Она же решила быть разной.
       - Сама сделай, - буркнул Чихай, усаживаясь напротив. - Кухня там.
       Он, отродясь не готовивший, указал подбородком на дверь красного дерева. В столовой все было простое, кроме дверей. Входы и выходы Чихай уважал.
       Даша пожала плечами, и усердно прихрамывая, прошла на кухню. "Ну, ты даешь, - думала она, нарезая ветчину, извлеченную из холодильника. - Непосредственность, конечно, хорошая штука, но до чего она меня доведет? До постели? Но ее мне все равно не миновать. Не резать же вены?"
       Даша вспомнила ночь, проведенную с Чихаем.
       Затем вспомнила последнюю ночь.
       Ночь, проведенную с Хирургом.
       И почувствовала себя женщиной, которой нравиться спать с мужчинами. Нравится быть с разными мужчинами. Мужчинами-личностями. Нравится, потому что из них в нее что-то перетекает. Их ум, знание, опыт.
       "Надо расставить точки над "i", - думала она, нарезая осетрину и хлеб. - Что мне надо? Мне надо выбраться отсюда. Выбраться к Хирургу. Чихай хоть и играет в джентльмена, но все равно он волк. Если я сделаю неверный ход, он срежет его как соломинку. Механически срежет.
       И я останусь одна, одна с этим лицом. И этими ногами.
       Лицо мне, может быть, сделают - Чихай, несомненно, даст денег, но Хирург... Я ведь хочу быть с ним? Да, хочу. Он сделает мне лицо, ноги, потом еще что-нибудь сделает. Уже не с телом. Он всю жизнь мне будет открывать что-то новое. Он никогда не станет просто другом, просто любовником.
       Просто любовником... Он уйдет, когда исчерпает себя... Нет, не уйдет. Он меня любит, как свое творение...
       В общем, надо отсюда уйти по-хорошему. Чихай не отпустит, это точно. Не отпустит к мужчине, ради которого я спала с ним и буду спать. Изменить я его не смогу. Такие не меняются. Таких просто не отпускают. Значит, надо что-то с ним сделать.
       Убить?
       Смогу я его убить ради Лихоносова? Ради Хирурга, ради человека, который родил меня, родил наполовину? Да, смогу. У меня нет другого выхода. Или я с Витей, или он".
       Найдя поднос, Даша уставила его тарелочками и, включив электрический чайник, пошла в столовую.
       Чихай сидел, отстранено глядя в окно.
       - Знаешь, я подумал и пришел к мнению, что ты попытаешься меня убить, - сказал он, странно посмотрев ей в глаза. - Меня эта мысль освежает. Ей богу, освежает.
       - Ошибаешься, - не раздумывая, ответила Даша. - Ты просто смотришь на все со своей колокольни.
       - А что ты видишь со своей?
       - Подожди, я чайник принесу.
       Даша пошла на кухню, принесла чайник, чашечки, банку кофе. Поставила на стол, сделала бутерброд с ветчиной, начала есть.
       - Так что ты видишь со своей колокольни? - повторил гангстер, разливая кипяток по чашкам.
       - Честно? - пристально посмотрела Даша.
       - Ну, по мере возможностей.
       - Ничего не вижу. Судя по всему, ты устал от всего этого. Ты слишком умен, чтобы наслаждаться властью, деньгами, красивыми куклами. И меня ты приводил и привел, чтобы... В общем, ты как та пресытившаяся герцогиня из "Человека, который смеется"... Ничего у тебя нет, и ничего больше не будет. Ты не привык просто жить, слушать хорошую музыку, ценить женскую красоту, играть в шахматы или домино, театр ты презираешь, путешествия надоели. Зачем тебя убивать? Ты сам себя убьешь, или тебя устранит молодой и жадный коллега по бизнесу. Есть у тебя такие?
       Чихай покивал, покручивая чашку:
       - Есть. А к тому, что ты сказала, стоит добавить головную боль - у меня беспрестанно болит голова.
       Даша отметила, что тема разговора ему не нравится. И русло, которое приняло устроенное им действо, тоже.
       - Может, отпустишь? Давай разойдемся по своим колокольням? - спросила она, расправившись с бутербродом и принявшись за осетрину. После операции на нее напал едун.
       - Честно говоря, сейчас я не представляю себе ситуации, в которой я мог бы тебя отпустить. Наверное, это из-за того, что с тобой я чувствую себя лучше. Кстати, с проволочками на зубах ты была лучше. Потому что меньше говорила.
       Даша расстроилась. Она вспомнила свое лицо, требующее доделки. "Что ж, подумала она, - это лишний повод быстрее отсюда убраться". И сказала, улыбнувшись пошире:
       - Жаль, что не можешь отпустить... Хотя все еще впереди, может, передумаешь.
       Чихай угрюмо смотрел, и Даша, побоявшись, что мрак, темнивший его глаза, войдет и в нее, спросила:
       - Расскажи о себе. Как ты таким стал?
       - Как? По жизни, как еще? Хотя причем здесь жизнь... Еще маленьким я ненавидел слабость, ненавидел несчастье. В детском саду я бил беззащитных, бил маменькиных сынков, издевался над несчастными воспитательницами. В школе то же самое. Одноклассники, не способные себя защитить, вызывали у меня лютую ненависть. И преподаватели тоже... Я ненавидел учительницу, бледную, беспомощную и несчастную, с которой жил учитель черчения. Он уводил ее с уроков и трахал в учительской. Я это видел... Все это видели.
       - В замочную скважину?
       - Да. Ей было противно, она его ненавидела, но ничего сделать не могла. Слишком прочно сидела в своей беспомощной лузе. И я стал ее преследовать. Я подкладывал ей кнопки, клал в журнал дохлых мышей, раздавив их ботинком, однажды даже облил ее из-за угла мочой из майонезной банки. И добился своего - она ушла. Из школы, и от учителя.
       - Ты бы лучше его облил.
       - А что его обливать? Он был сильным и мог ответить... А учительница потом вышла замуж за преподавателя сельскохозяйственного техникума. Я видел их. Он, хиляк и заика, держал ее под руку и на всех смотрел огнедышащим...
       - Ты просто сам был слаб, - перебила Даша, не желая впускать в сердце расслабляющее понимание. - И не в силах преодолеть свою слабость, издевался над чужой слабостью.
       Она забылась, халатик распахнулся, и Чихай увидел ее грудь.
       - Может быть, может быть. Хотя я не знаю человека, который осмелился бы назвать меня слабым. По крайней мере, сейчас.
       - Это другое... - Даша, протрассировав взгляд собеседника, запахнула халатик.
       - Может быть... Но хватит об этом. Сейчас тебя уведут, помоют, переоденут и всякое такое. Вечером я нарисуюсь и буду издеваться над твоей слабостью, До самого ее донышка буду издеваться. Ты поняла?
       - Только издеваться будешь? - растерявшись, выдала Даша подсознательные мысли.
       - Не только, - ответил Чихай и, выпив кофе одним глотком, ушел.
      

    40. А это утром стреляли...

      
       Даша стояла перед зеркалом в длинном черном платье. Декольте спереди, декольте сзади, разрез сбоку. Хорошее, дорогое платье. Им пришлось постараться. Особенно с туфлями. Нашли похожие туфельки с каблучками разной высоты. Так приятно ходить, не хромая. Железки, правда, оттопыривали платье. Охранники хотели откусить их кусачками или перепилить дисковой пилой, но она не позволила. И Савик, всем командовавший, не стал настаивать. Мертвенно-красивая, назвавшаяся Алисой, только усмехнулась:
       - Ну и дура. Могла бы последние денечки без них походить.
       "Последние денечки? Дудки! - Даша поправила вуалетку (дома она успела сунуть ее в карман халатика). - Я еще повоюю.
       Я давно уже не в том мире, где молятся.
       Я в том, где борются за себя.
       Это Хирург меня перетащил.
       Если ты в силах отдать лицо, ноги, уютную квартиру, дачку с цветами, значит, ты в силах взять свое. Взять свою жизнь.
       Нет, я не стала такой, как они. Мне многого не нужно. Только свое.
       А новое лицо? Чье оно?
       Мое!
       Если я согласилась, если я пришла, всей жизнью пришла к нему, значит, в душе оно было! Сколько людей живут гусеницами, неслышно жующими траву, сколько людей не в силах превратиться в чудесную бабочку, в чудесное летающее по небу создание.
       Я превратилась. Превращусь. И Чихай чувствует во мне эту силу, способную перерождать.
       Он - гусеница, обожравшаяся зеленью. Гусеница, которая не в силах перестать механически жрать, заглатывать, перестать двигать челюстями, чтобы отдаться природе, чтобы дать ей возможность сделать свое дело. Дать ей возможность снять с нее гадкую оболочку. Шкуру. Гадкий панцирь".
       Вошел Чихай. В светлом костюме с иголочки. Красивый, вальяжный.
       Она повернулась к нему. Он прочитал мысль, не успевшую покинуть ее разума.
       - Ты похожа на бабочку. Красивую ночную бабочку, покидающую свою ужасную оболочку. Она очарована новой своей ипостасью и не понимает, что ее удел, как и удел каждой бабочки - это желудок летучей мыши. Слепой и прожорливой летучей мыши.
       - У вас есть сигареты? - сняла Даша вуалетку.
       - Они вон там, в золотой сигаретнице.
       Даша подошла к овальному малахитовому столику, взяла сигарету, закурила.
       Чихай посмотрел на часы.
       - Уже восемь. Ты где хотела бы поужинать? Здесь или в Москву поедем?
       - В Москву? Пожалуй, нет. Мне не хочется, чтобы нас видели...
       - Понимаю... Стол сейчас накроют. Предлагаю напиться. Вы не возражаете, если Алиса проведет этот вечер с нами?
       - И ночь?
       Чихай скривился.
       - Это как вы захотите.
       - Я хочу, чтобы ее не было. Мне иногда кажется, что у меня есть шанс в такую превратиться. И мне становится противно.
       Чихай усмехнулся.
       - Видите ли, я вам не открыл одной важной вещи. Дело в том, что этой или следующей ночью меня попытаются устранить. Решительно попытаются. Когда я узнал об этом, мне захотелось, чтобы в этот страшный момент со мною кто-то был. Необычный, способный отвлечь на себя внимание. Я подумал и вспомнил вас. И понял, что именно вы сможете скрасить мой...
       Чихай замолк, подбирая слова. Даша оторопела. Впрочем, это отразилось лишь на правой части ее лица.
       - Меня, конечно, убьют вместе с вами? - спросила она, пытаясь ее усмирить.
       - Ну, это как водится.
       - А почему вы не приняли мер?
       - Почему не принял? Принял. Но потом подумал и решил пустить все на самотек.
       - Почему решили?
       - Видите ли, эта головная боль часто делает меня безвольным... К тому же мне пришелся по душе сценарий моей гибели вместе с вами, и я не смог от него отказаться. Вы так пришлись мне по душе, в нас так много общего.
       "Маньяки, кругом маньяки", - подумала Даша, холодея.
       - Вы чем-то огорчены? - продолжал издеваться Чихай.
       - Представьте, да... Только-только собралась жить, а тут сумасшедший в вашем лице, как черт из табакерки.
       Бандит рассмеялся, показывая хорошо сохранившиеся мелкие зубы. И тут раздался звон стекла, пуля просвистела над его головой, чтобы вдребезги прекратить красивую жизнь декоративной фарфоровой тарелки, висевшей на стене. Даша бросилась на пол. Чихай, помолчав секунду, засмеялся вновь, но уже фальшиво. Когда он подошел к женщине, она подняла на него глаза, полные затаенной надежды.
       - Вам понравился выстрел? - поинтересовался Чихай.
       - Да, - ответила Даша вставая. - Он меня выстрел обнадежил. Я как-то не подумала, что вас могут застрелить из снайперской винтовки. И тем решить некоторые мои проблемы. И еще оптимизма мне придает...
       Она не договорила - в комнату ворвались охранники. У одного в руках была сумка с красным крестом, у другого - капельница. Чихай удалил их мановением руки и сказал, кривя губы:
       - У моих врагов не только снайперские винтовки. У них еще гранатометы, - женщина опасливо подалась к простенку, - мины, - она испуганно посмотрела под ноги, - яды, - положила руку на живот, в котором стало неприятно. - Помните, как отравили банкира Кивелиди? Ядом, заложенным в телефонную трубку.
       - Может, в милицию обратиться? - спросила Даша, чувствуя как твердеют почки.
       - Вы что, смеетесь? Если в милиции узнают, что на меня охотятся, то всех сотрудников отправят во внеочередные отпуска. А так, может, задержат киллера случайно.
       Даша молчала, обозревая разбитые стекла. В глазах ее чернел страх.
       - Пойдемте в столовую, - сжалился Чихай. - Она на другой стороне дома и хуже простреливается, там река.
       Они пошли по анфиладе. Даше приходилось идти, широко расставляя ноги - мешали железки. В одной из комнат двое рабочих вставляли в окно стекло.
       - Это утром стреляли, - пояснил Чихай.
       - А куда смотрит охрана?
       - Двоих я уже разжаловал в покойники. Похоже, не помогает.
       - Послушайте, если на вас охотятся, то почему вы предлагали ехать обедать в Москву? Вне дома ведь легче убить?
       - Да, легче, что говорить... Но на пленэре чувства острее. Представляете, вы едете в "Мерседесе", а из каждого куста в вас могут пальнуть из гранатомета. А на красном свете каждый молодой человек, или даже симпатичная девушка может подойти к машине и всадить в вас обойму из "Гюрзы". А в ресторане вообще масса возможностей - от расстрела в туалете до гексогена в котлетах по-киевски.
       - А...
       - А вот и столовая, - прервал ее Чихай, распахивая очередную дверь.
       В столовой находилась Алиса. Она стояла у окна и смотрела на реку. Мертвенность в ее красоте отступила на второй план, отступила, видимо, давая хозяйке возможность полноценно проститься с жизнью. Окинув ее неприязненным взглядом, Даша прошла в дамскую комнату.
      

    41. Как он там?

      
       Усевшись на стульчак, она задумалась. Ей давно казалось, что из создавшейся ситуации есть простой и надежный выход, но, как она не тужилась, нащупать его не могла.
       Стоя перед зеркалом, Даша вспомнила Хирурга.
       Как он там?
       Там? А если уже ушел?
       Нет... Пока, наверное, он дома... Но завтра уйдет. Уйдет, не в силах оставаться там, где ее нет. Не в силах оставаться там, откуда ушла его женщина. Его Галатея.
       Он уйдет.
       Уйдет, поплачет и найдет другую. С его непосредственностью у него не заржавеет. Найдет себе одинокую и никому не нужную, и сделает из нее принцессу. Нет, отсюда надо уходить, любым способом уходить...
      

    42. Попробуй теперь у меня.

      
       Чихай, о чем-то думая, сел рядом с Алисой. Сел и, увидев Дашу, предложил ей занять кресло напротив.
       Она села. В окне была видна пойма Клязьмы, несколько кривых берез, сбившихся в кучу. Когда стемнеет, и охрана сядет играть в домино, из-за одной могут стрельнуть.
       На первое подали суп с фрикадельками. Даше хотелось есть, и она не стала кокетничать. Чихай не ел, он наблюдал за Алисой, с кислым видом, отправлявшей в рот ложку за ложкой.
       - Ладно, хватит, мне оставь, - остановил ее гангстер, меняя местами свою и Алисину тарелки.
       Даша поняла, что Алиса присутствует на ужине в качестве дегустатора. И расхотела есть. После того, как подали второе, мясо по-аргентински, Даша подождала, пока Алиса проанализирует содержимое тарелки Чихая, и попросила, простодушно улыбаясь:
       - А у меня не попробуешь?
       - Размечталась! - вспыхнула Алиса, чуть было не плеснув в нее водой из бокала.
       Чихай позвонил в колокольчик три раза. Вошел охранник. Коротко стриженный, плотный, с лицом охранника.
       - Садись с ней, указал он подбородком на невольную гостью. - Будешь пробовать ее еду.
       - Чепуха все это, - скривился охранник, неохотно усаживаясь справа от Даши. - Нам на курсах рассказывали о ядах. Сейчас есть такие, что только через полгода действуют. Ходишь, улыбаешься, а как час стукнет, так сразу синий в красненькую полоску.
       Основательно попробовав из Дашиной тарелки, он придвинул ее к женщине. Даша обернулась к нему и, охранник, судя по всему истинный московский живчик, попросил:
       - Можно, мадам, я с другой стороны лица сяду? Вам будет приятно, не говоря уже обо мне.
       Даше просьба показалось отрепетированной, и она, не изменившись в лице, кивнула. Чихай, посмотрев на нее, усмехнулся и сказал:
       - А что это мы не пьем? Мы же с вами собирались напиться?
       Даше надоели глаза Алисы, то и дело на нее поглядывавшие, и искоса посматривавший охранник надоел, и она не сдержалась.
       - Скажите им, чтобы ушли, - потребовала она. - Я сама буду пробовать вашу еду.
       - О! Я на седьмом небе, мадам! Я хотел вам предложить делать это, но потом подумал, что вы неверно меня поймете.
       Алиса с охранником встали. Лица у них сияли так, как будто хозяин предложили им немедленно убраться на месяц в Швейцарию или на Канарские острова.
       - Идите, - осчастливил их Чихай.
       Охранник выскочил первым, Алиса пошла за ним, но, подойдя к двери, закачалась и упала замертво. Тут же раздался звон стекла, и пуля просвистела у Даши над ухом.
       - Черт,- брезгливо сморщившись, выругался Чихай и трижды позвонил в колокольчик.
       Вбежали охранники. Хозяин дома указал подбородком на бездыханную Алису, и они унесли ее, оглядываясь на пулевое отверстие в оконном стекле.
      

    43. Он был страшен.

      
       - Ничего не понимаю, - задумался Чихай, когда они остались одни.
       - Не понимаете, что отравитель у вас в доме?
       - Это-то ясно, - морщась, махнул рукой гангстер. - У каждого насекомого в этом доме есть веские причины отправить меня на тот свет. - Я не понимаю, почему еда была отравлена в Алисиной тарелке, а не в моей.
       - Отравитель, наверное, подумал, что вы поменяетесь тарелками.
       - Не думаю. Они тупые.
       - Может быть, нам сбежать ночью?
       - Нет смысла. Не сегодня, так завтра должна прилететь моя бригада с Кавказа. Они все расставят по своим местам.
       - Тогда, давайте, запремся где-нибудь?
       - Негде... Разве только в спальне. Она наверху, там крепкие двери и в окна не влезешь.
       В ум Даши вкралась мысль, что Чихай разыгрывает комедию. Эта безрезультатная стрельба по окнам, странное отравление... И все из-за того, чтобы она попросилась в спальню.
       - Похоже на комедию, да? - прочитал эту мысль гангстер.
       - Да, - не стала таиться Даша.
       - А то, что случилось с вами за последний месяц, не кажется вам комедией? Это лицо, железки на ногах, вуалетка? Пойдемте-ка в спальню. Комедия без постельных сцен - это не комедия.
       Даша задумалась. В столовую, постучавшись, вошел охранник. Тот, который пробовал Дашину еду.
       - Повар сознался, - сказал он, пялясь на Дашу бесцеремонными глазами. - И яд нашли.
       - Приведите.
       Охранник недовольно двинул головой и вышел. Через пять минут в столовую втащили человека в окровавленном белом халате. Он был похож на шофера Бормана, с любовью обработанного гестаповцами Мюллера в одном из мгновений весны. Говорить он не мог, только сдавленно мычал, страшными затравленными глазами смотря на Чихая. Из носа его тонкой струйкой текла кровь.
       - Уберите! - поморщился Чихай.
       - Закопать, что ли, в огороде? - приподнял охранник повара за волосы.
       - Не надо. Пусть пока полежит в вашей комнате отдыха. А вы смотрите на него, смотрите, сволочи!
       Говоря, Чихай разъярился, замахал кулаком.
       Он стал страшен.
       Даша отвернулась к окну, но, увидев в стекле пулевую пробоину, смятенно шагнула к простенку и стала делать вид, что рассматривает картину. Это была хорошая копия "Завтрака на траве".
       Когда хозяин умолк, охранник утащил повара. Через минуту пришла уборщица. Ни на кого не посмотрев, она подтерла пол и ушла.
       Чихай успокоился. Сел, казалось, забыв о Даше, принялся механически есть.
       Зазвонил мобильный телефон.
       Послушав звонившего, гангстер со всех сил метнул телефон в стену напротив. Он вмазался в персик подлинного натюрморта Сарьяна.
       И упал на паркет.
       Картина перекосилась.
       Даша поняла, что комедией не пахнет. Страх сжал ее сердце.
       - Бригада с Кавказа? - сев напротив, спросила она изменившимся голосом
       - Да. Продали с потрохами за российскую копейку. Жалко Алису. Она с самого начала со мной.
       - Да, жалко. Но теперь ей хорошо.
       - Не думаю. В аду хорошо не бывает. По крайней мере, первое время.
       Они помолчали. Даша неожиданно для себя перестала бояться. Чтобы разрядить обстановку и показаться простушкой, она постаралась улыбнуться и спросила:
       - А вы на фене ботаете?
       - Нет, не ботаю.
       - А почему? В "Бандитском Петербурге" все ботают. И в других сериалах тоже.
       - Потому не ботаю, что не сидел и ни под кого не косил. И вообще, первая кликуха у меня была "Ботаник".
       - Понятно... Мне тут в голову мысль оригинальная пришла. Если вы ботаник, может, вы меня все-таки отпустите?
       - Исключено. Представьте, каково мне будет сидеть здесь одному и ждать?
       - Смерти?
       - А чего же еще? Все остальное у меня есть.
       - Может, пожалеете?
       - Пожалел бы, но зачем? Они вас все равно не отпустят.
       - Я спущусь из спальни на простынях.
       - Во дворе бультерьеры, волкодавы не кормленные и прочая кровожаднось. Знаете что? Давайте, забудем обо всем и станем получать удовольствие? Может, и смерти не заметим?
       Не дожидаясь ответа, Чихай позвонил в колокольчик три раза. Вошел охранник. Тот, который дегустировал. Его лицо ничего не выражало.
       - Принесите шампанского несколько бутылок, фруктов и закусок, - приказал ему гангстер. Принесите с Савиком и Бронштейном. Имейте в виду, что я заставлю вас попробовать все, что вы принесете. Иди.
       Охранник пожал плечами и пошел к двери.
       - Подожди, - остановил его Чихай. И обратился к Даше:
       - Может, ты хочешь чего-нибудь особенного?
       - Шашлыка хочу, - механически сказала та. - Из свинины наполовину с молодой бараниной.
       - Шашлык принесете в спальню, - сказал Чихай. - Сделайте побольше, чтобы и вам на пробу хватило.
       Охранник ушел.
       Часы пробили полночь.
       Чихай сел за стол.
       Они не говорили.
       Думали о своем.
       Скоро принесли в корзинах шампанское, фрукты и закуски. Закуски были консервированные.
       Савик, принесший корзину с фруктами, был возбужден.
       Бронштейн, смуглый и похожий на чистокровного украинца (нос "уточкой"), был хмур.
       Чихай внимательно осмотрел бутылки с шампанским. Энергично потряс каждую. Потом занялся корзиной с фруктами. Ощупал взглядом яблоки, апельсины, мандарины, ананас.
       Большое зеленое яблоко ему не понравилось. Он легко разломил его руками и протянул половинки Савику и Бронштейну.
       Те захрустели.
       Чихай занялся мандарином. Почистил, отделил две дольки, протянул Бронштейну и охраннику.
       Те проглотили.
       Чихай взял большой апельсин. Разрезал его на кружечки, центральные части положил на блюдечко, а краешки протянул охраннику с Савиком.
       Те, морщась, съели вместе с кожурой.
       Чихай отрезал от ананаса верх и низ. Обернулся к Даше, подмигнул:
       - Люблю кормить с рук.
       И протянул верх Бронштейну. Низ - охраннику.
       - Все, что ли, есть? - испуганно вопросил первый.
       Чихай ответил тяжелым взглядом. Бронштейн, виновато посмотрев на Дашу, куснул ананасную корону. Сморщился. Повернув, верхними зубами содрал мякоть.
       - Достаточно, - сказал Чихай и уставился на охранника, неприязненно рассматривавшего ананасный низ.
       Охранник содрал зубами мякоть. Поморщившись, проглотил.
       Чихай вынул из подмышки пистолет, проверил обойму. Вложив оружие в кобуру, сказал, крутанув головой:
       - Отдай ей свой.
       Охранник вынул пистолет, положил на стол.
       - Теперь идите.
       Чихай проводил уходящих взглядом. Постоял, глядя в сторону вниз, подошел к столу, взял коробку с конфетами, положил в корзину с консервами. Затем взял коробку с шоколадом, присоединил их к конфетам.
       - Шоколад и конфеты могут быть отравлены, - обеспокоилась Даша.
       - Исключено. Они знают, что я не ем сладкого, - сказал Чихай и, взяв корзины с шампанским и фруктами, пошел из столовой.
       Даша, смахнув пистолет в корзину с конфетами и консервами, бросилась за ним.
      

    44. Дай волю "Макару".

      
       Они шли по коридорам и лестницам, и Даша чувствовала, что за ней наблюдают сквозь щелочки и глазки. Она постаралась прочитать мысли смотревших людей.
       У нее получилось.
       Один из них, это был Бронштейн, думал о ней.
       Он думал, что эта дамочка, эта химера - весьма ненадежный человек, всем своим искореженным существом создающий в окружающей среде опасные неоднородности.
       Савик, провожая ее взглядом, думал о своей некрасивой дочери Валерии, которую никто не берет замуж, хотя ей уже тридцать два. Когда Даша скрылась за углом, он придумал подключить Хирурга к решению этой неприятной проблемы.
       Охранник, следивший за дисплеями телекамер, думал, что неплохо было бы привести эту Чихаевскую чувырлу в комнату отдыха, хотя зачем в комнату отдыха, привести ее в барскую спальню и поиграть с ней всем кагалом. Чихай дело знает, есть в этой бабе то, что можно с кайфом сломать. Вот будет хохма! Ребятам точно понравится. А потом, если выживет, запереть в подвале и держать там как диковинную сучку. Или нет, как карточный приз. Выиграл в "козла" - она твоя.
       - Вы хорошо чувствуете дух этого дома, - обернувшись, расшифровал Чихай выражение лица Даши.
       - Надо было не дворец строить, а просто дом, - ответила она.
       - Может, ты и права.
       Чихай открывал дверь спальной и потому решил, что пора переходить на "ты".
       Спальня была впечатляющей. Нет, это был не заурядный "сексодром", но и не супружеское гнездышко. Все в красных и розовых тонах - обои, занавески, покрывало на кровати и скатерть.
       А картины, развешенные на стенах, были в голубых тонах. Балерины Дега, кое-что из Шагала и Васильева.
       Пушистое ковровое покрытие тоже было голубым.
       - Вижу, вам нравиться наше последнее пристанище, - озвучил Чихай результаты минутного наблюдения за Дашей.
       - Во вкусе вам не откажешь... - покивала та и, закончив осмотр, спросила:
       - А почему они медлят? Почему не расстреляли в столовой или по дороге сюда?
       - Понимаешь, они "шестерки". Пять или шесть лет я учил их бояться меня, и они ничего не могут с собой сделать. Но ничего, им дали три дня, у них есть еще время.
       - А почему они не пойдут на рынок и не наймут киллера?
       - За меня дорого попросят.
       - Ну а те? Ваши враги и соперники? Почему они не пошлют своего убийцу?
       - Год назад они мне пообещали, что меня свои удавят. А у нас так: не выполнил обещания, значит, ты шест, то есть шестерка.
       - Понятно, - вздохнула Даша и, еще раз осмотревшись, пошла к единственной не голубой картине.
       Это была копия "Любительницы абсента" Пикассо. Постояв у нее, она обернулась и произнесла, криво улыбаясь:
       - Насколько я помню, мы пришли сюда напиваться?
       - Не только напиваться...
       - А как они нас попытаются убить? - мысли Даши выскакивали, как блохи из собаки.
       - Шашлык. Я думаю, нас расстреляют из автомата, когда я заставлю Бронштейна пробовать шашлык.
       - А если ты будешь заставлять пробовать, а я... а я... - Даша, как и Чихай, перешла на "ты".
       - Застрелишь автоматчика?
       - Да. Он же в тебя, наверное, начнет палить.
       - А стрелять-то ты умеешь?
       - Нет, конечно.
       - Давай, поучимся?
       - Прямо здесь?
       - А где же еще?
       - Жалко... Здесь все так красиво.
       - Жалко? Понимаю. Ты хочешь, чтобы завтра, когда мои охранники, извини за выражение, будут месить сметану, в тебе месить, здесь было так же мило?
       - Ты же сказал, что меня убьют вместе с тобой?
       - Ну, "вместе" - это понятие относительное. Недельку-другую они могут дать тебе пожить. С ними.
       Даша подумала: "Фиг ты меня этим достанешь!" - и спросила:
       - А сколько их здесь?
       - Было двенадцать. Двое убиты. Перед смертью я еще троих-четверых завалю.
       - А может, их сразу...
       - Убить?
       - Ну да.
       - Нельзя. Посадят.
       - А за тех двоих не посадят?
       - Нет. Они чисто умерли.
       - Как это чисто?
       - Ну, я их заставил стреляться, и они и выполнили мою просьбу на двести процентов.
       - Понятно. А как эта штука работает? - ткнула Даша пальчиком в пистолет, лежавший в корзинке с конфетами и консервами.
       -Это ПМ, пистолет Макарова, - сказал гангстер, достав оружие. - Вот это курок, на него надо нажимать. Возьми-ка его.
       Даша взяла. Покрутила и так, и эдак. Тяжесть оружия была обнадеживающей. Страх ушел совсем.
       - А как целиться? - спросила она, направив его в картину Дега.
       - На таком расстоянии целится не нужно. Ты просто хоти убить и доверяй руке. И не думай, и не медли. Вот перед тобой две картины. Представь, что ты хочешь их выключить, а выключатель - это курок. Ты нажимаешь его два раза, и они без вариантов выключаются, выключаются как электрическое освещение. Представила?
       Даша кивнула. Он представила себя выключателем.
       - Молодец! - похвалил Чихай выражение ее лица. - Теперь познакомься с пистолетом. Ощути его вес, его ручку, погладь пальчиком курок. Правильно, так. Теперь стань к ним лицом, и, как только я скажу "раз", стреляй сначала в правую картину, потом в левую. Учти, пистолет не обязательно держать вертикально.
       - А это подлинники? - пистолету понравилось обитать в крепкой Дашиной руке. Он чуть было не заурчал котом.
       - Нет, это самые наглые, самые ужасные фальшивки. Раз!
       Пистолет дважды выстрелил. Две картины Дега слетели на пол. В глубине Дашиного сознания мелькнула мысль сделать третий выстрел, в Чихая, естественно, но что-то остановило ее. Что? Потом она поняла что.
       Ее остановило тайное желание выстрелить в автоматчика. Тайное желание пострелять. Как в фильмах. В "Бандитском Петербурге". В "Бригаде".
       Да, человек таков. Если его заставишь сказать "А", то он жаждет сказать "Б". Если он чего-то стоит. Если он не доморощенный мыслитель.
       Чихай посмотрел внимательно. В его глазах темнилось сожаление. Из-за того, что не выстрелила в него, не выключила головную боль? Или потому что оказалась как все? Как те, которые становятся сверхчеловеками, лишь взяв оружие в руки?
       Через минуту глаза его изменились.
       Он вспомнил, что сегодня особенный день.
       Взял корзинки, выставил все на стол, открыл консервы, переложил их в посуду, извлеченную из резного буфетика времен очаковских и покоренья Крыма. Поставил фужеры, сел. Раскрутил проволочки у шампанского. Посмотрел на Дашу. Она уже решила, что будет делать. Все будет простенько и со вкусом. Села, положив пистолет на стол.
       Чихай налил шампанского.
       - Давай выпьем за... за мою голову, - сказал он, подняв бокал и приложив левую руку к сердцу. - Знай, в ней твое спасение!
       "Намекает, что я - это лекарство от головной боли, - подумала Даша, осушая бокал до дна.
       Она не верила, что умрет. Сегодня или завтра.
       Никто не верит в смерть, даже когда в него целится расстрельный взвод. Даже когда пуля входит в сердце, другая в лоб, третья в живот.
       Никто не верит в смерть даже тогда, когда жизнь покидает его.
       И тем более, не верит в смерть умерший.
       Умершие ни во что не верят.
       Даша не верила, что умрет. Она знала, что в нужный момент она не растеряется и сделает то, что необходимо спасет ее. А потом, когда смерть подступит вновь, она еще что-то спасительное сделает. Она верила в себя. А люди, верящие в себя, не умирают.
       Отставив бокал, она потянулась за шоколадом. Съела зайчика. Заяц понравился, и ежику не повезло. Его тоже съели.
       - А почему ты меня не убьешь? - спросил Чихай, взяв в руки шоколадного медвежонка.
       - Пытаться убить человека, который в три секунды научил стрелять без промаха? И который ждет этого? Я, наверное, кажусь тебе глупой?
       Был второй час ночи. "Где он сейчас? Дома? А может, уже ушел?"
       - Нет, ты умна, - перебил ее мысли Чихай. - Иначе вместо тебя сидела бы другая.
       - Горе от ума, - засмеялась Даша. - Что-то мне мяса захотелось. Где там твой шашлык?
       - Я сейчас позвоню, а ты сядь вон туда, - Чихай указал на кресло, стоявшее в стороне от двери. - Когда они войдут, не напрягайся - помни о выключателе, о котором я тебе говорил. И вообще, дай волю "Макару", он разберется. И помни, у тебя шесть патронов, нет семь, один в стволе.
       - Давай еще выпьем?
       Они выпили, звонко чокнувшись. Когда Даша уселась в кресло, Чихай снял трубку внутренней связи и приказал принести шашлык.
       Через десять минут в дверь постучались.
       Даша почувствовала себя в другом мире. В нем она стреляла, и люди падали на пол, как кегли.
       Чихай открыл.
       Первым вошел Савик. В руках он держал большое блюдо с двумя дюжинами палочек шашлыка.
       За ним явился Бронштейн с блюдом порезанных овощей. Последним вошел охранник. В руках у него был...
      

    45. Аутодафе.

      
       В руках у охранника был поднос, на котором стояло несколько бутылок марочного вина. Даша истерично рассмеялась, поднялась с кресла.
       Увидев в ее нервной руке пистолет, вошедшие застыли.
       Женщина с пистолетом в руках - это женщина с пистолетом в руках. От женщины можно ждать всего, а от женщины с пистолетом, да еще с таким лицом, можно ждать только пулю.
       И пуля вылетела. Не пуля, а четыре пули. Как только в двери появилось дуло автомата, а затем и голова автоматчика, Даша выстрелила.
       Автоматчик упал. Пуля попала ему в висок.
       - Твою мать! - сказал Чихай в сердцах. Сказал уже после того, как вторая пуля попала в шею Бронштейна, потянувшего руку к подмышке.
       Фарфоровое блюдо с овощами, бывшее у него в руке, не разбилось. Бронштейн, уже мертвый, уберег его.
       Овощи рассыпались.
       Третью пулю получил Савик. Получил только потому, что он мог потянуть руку к подмышке, в которой пряталась кобура с почти двухкилограммовым "Дезерт Игл" израильского производства. Серебряное блюдо с шашлыком упало на пол. С грохотом.
       Четвертую пулю получил охранник с несколькими бутылками вина на подносе. Получил только потому, что "Макар" увлекся.
       Бутылки присоединились к натюрморту "Четыре трупа, шашлык, серебро с фарфором и овощи". Они легли, как неразорвавшиеся гранаты.
       Чихай упал в кресло. Он был бледен и не мог говорить. Он то и дело тянул руку к подмышке, но рука отстранялась от нее, как от оголенных проводов.
       Даша не стала в него стрелять.
       Он был уже не опасен.
       Сорвав с головы вуалетку, она, переступая через трупы, пошла к двери, вытянула автомат из-под тела автоматчика.
       Сунула "Макара" за пазуху. Он был горяч. Мельком глянула в зеркало. "Ну и видок".
       Автомат сам устроился в руках. Ему тоже хотелось пострелять. И он шепнул:
       - Подойди к окну. Только осторожно.
       Даша подошла. Осторожно глянула. Из кустов за забором сверкнул звериным глазом оптический прицел.
       - Сосредоточься, сожми меня как мужчину, разбей решительно дулом стекла и стреляй, - сказал АКС74у.
       Даша так и сделала. Снайпер заорал благим матом и петлями побежал к Клязьме, прятаться под высокий берег. Не добежал. Упал, бездыханный.
       "Это уж слишком! - пискнул кто-то из подсознания разошедшейся женщины. - Теперь я не засну".
       - Сказала "А", надо говорить "Б", - вернул ее к реальности АКС74у. - В доме еще полно людей, в которых можно пострелять.
       Не посмотрев на вконец убитого Чихая, Даша лунатиком вышла из спальни, спустилась по лестнице на второй этаж. Как только она вступила в вестибюль, в него из боковой двери ворвался охранник с пистолетом в руках.
       АКС74у не испугался, наоборот, он отрывисто рассмеялся, и охранника не стало.
       Когда тишина стала невыносимой, АКС74у ее нарушил:
       - Отбрось меня в угол, - сказал он устало. - Я пуст.
       Даша посмотрела на него непонимающе.
       - Так полагается, - сказал АКС74у. - В кино всегда выбрасывают пустое оружие.
       Даша отбросила автомат в сторону. Он грохнулся о паркет, полетел в угол, затих.
       Даша вынула пистолет. Вышла из вестибюля. Пошла по коридору. В первой комнате направо кто-то был. Она почувствовала это. Она чувствовала все.
       Ей захотелось распахнуть дверь ударом ноги. Как в фильмах. Но вовремя вспомнила о левой ноге, только-только поджившей. И ткнула в дверь пистолетным дулом.
       Евроверь легко распахнулась.
       Даша окаменела. В комнате на диване сидел...
      

    46. Кино.

      
       Нет, не Хирург, как вы, наверное, подумали. В комнате на розовом диване с гнутыми ножками сидел повар Чихая. Сидел в безвкусном полосатом костюме и голубой рубашке с бабочкой. Синяки и царапины на его лице отнюдь не выглядели творениями поднаторевших гестаповцев Мюллера. Скорее они напоминали синяки и царапины, полученные бомжем в игрушечной пьяной драке. Рядом с ним сидела разодетая... Алиса. Повергнутая в ужас прогремевшими выстрелами и видом Даши, но живая и здоровая.
      

    47. Критерии истины.

      
       - Похоже, мне делать здесь больше нечего, - сказал "Макар". - Поставь-ка меня на предохранитель. И сунь за пазуху. Мне там понравилось.
       Даша поставила пистолет на предохранитель. За пазуху не сунула. Оставила в руке. Не сунула, чтобы эта кобра презрительно не улыбнулась. Села на стул, стоявший у стены напротив дивана, откинулась на спинку. В глазах Алисы светилась удовлетворенная ненависть. Глаза повара выражали обиду и уважение. Обиду за "декоративные" побои и уважение к женщине, которую разыгрывали, разыгрывали, да оказались в дураках.
       - Ты не бойся, тебе ничего не будет, финита ля комедия,- сказал повар, поборов обиду. - Ты сейчас иди к нему, простись, да я отвезу тебя в твои торфяные края.
       - Не надо ей никуда ходить, - выдавила Алиса. - Мотайте прямо сейчас.
       Повар смотрел на Дашу.
       Даша поднялась, пошла к выходу.
       - Так что, меня разыграли? - тихо спросила она, обернувшись в двери. - Зачем?
       - Вот когда у тебя будет район за пазухой, да в придачу пятьдесят миллионов в швейцарском банке, дом на Лазурном берегу и другой на Мальорке, тогда поймешь, - сказала Алиса, презрительно засверкав глазами.
       Даша чуть было в нее не выстрелила.
      

    48. Все к лучшему в этом лучшем из миров.

      
       До МКАД они молчали.
       - Меня зовут Владимир Константинович, - сказал повар, вырулив на кольцевую. - Я думаю, он хотел, чтобы ты в него выстрелила.
       - Зачем?.. - Даше было все равно. После того как шесть человек благодаря ее меткости получили неземную прописку.
       Пистолет лежал рядом на сидении. В нем оставалось три пули.
       - Ну, наверное, он рассчитывал, что вы не будете стрелять в этих людей, а убьете его... Вас бы отпустили потом.
       - Я как-то об этом не подумала... Увлеклась.
       - Он вас почему-то уважает. Знаете, у него опухоль в мозгу. Она давит, не дает ему воспринимать окружающее адекватно и он делает глупости, вместо того, чтобы застрелиться. А может, это окружающее натерло ему мозги.
       Даша молчала. На востоке выглянуло из-за леса солнце.
       - Я хотела его убить позже, в постели, но получилось лучше, - сказала она, щурясь.
       - Все к лучшему в этом лучшем из миров.
       - А этот снайпер? Значит, он понарошку стрелял?
       - Да... Хороший был стрелок. С километра кошку в глаз бил.
       Солнце поднялось выше. Даша продолжала на него смотреть. Оно что-то выжигало в ее душе. Ночь? Страх? Неуверенность?
       Дорога свернула направо. Солнце ушло, и Даша спросила:
       - Я убила кого-нибудь хорошего?
       - Как вам сказать... Все они кого-то кормили. Но вы не беспокойтесь, Чихай все концы спрячет, не первый раз. А что касается этих... Поделом им. Савик бы точно выкрал вашего друга. У него дочка, как вы... А Бронштейн... Бронштейн не дал бы хозяину умереть от болезни, его болезнь портила рыночную экономику. А все остальные... Я бы сказал, что ваши пули не дали стать шакалами тем, кто собирался стать шакалами. Но это, я вам скажу, сугубо субъективный взгляд.
       - Вы хорошо говорите и все знаете. Вы каких наук повар?
       Владимир Константинович засмеялся:
       - Кулинарных, кулинарных!
       Началось Орехово-Зуево.
       - Нам, наверное, надо уехать? - спросила Даша и вспомнила, как Савик вез их с Хирургом.
       Как хорошо тогда было! Тогда она была пошалившей женщиной, а теперь - убийца.
       - Наверное, надо. У Савика брат неумный. Он может свихнуться по теме "зуб за зуб". Да и сам Чихай. Никто не знает, что выдаст его опухоль в следующий раз... А совесть пусть вас не тревожит. Представьте, что вы были на диком Западе и, хрустя воздушной кукурузой, несколько часов пожили по его законам...
       Некоторое время они молчали. Владимир Константинович думал, что эта женщина, пожалуй, могла бы стать хорошей женой. Даже оставаясь такой, какая есть. Она женщина, не слабый пол. И будь она его женой, она не позволила бы его избить для наличия синяков.
       Даша думала о Чихае. "Сначала он сделал меня проституткой. Купил мое тело. Вынудил продать. А потом сделал убийцей. Вложил в руки оружие, научил находить с ним общий язык. Нет, все это чепуха! У нее был шанс спастись, и она его использовала. А эти... Они сами выбрали себе судьбу. И смерть.
       Все смешалось, как в поговорке Хирурга... Жизнь и смерть Хаокина Мурьетты с человеком и пароходом Владимира Маяковского. Да, прав Шекспир - "Жизнь - сон бредовой кретина. Ярости и шума хоть отбавляй, а смысла не ищи". Нет, смысл есть. Смысл в том, чтобы я поняла, что я, Дарья Павловна Сапрыкина, есть такой же человек, как все. Смысл жизни в том, чтобы понять, что ты такой же, как все. Президент такой же, как ты. Жириновский. Уборщица Дуся. Чихай. И ты такая же, как они.
       - Вас до дома отвезти или выйдете за десять километров, чтобы я не узнал, где вы живете? - нарушил тишину Владимир Константинович, когда до пристанища Даши осталось совсем немного.
       - Нет, не выйду. Довезите, пожалуйста, до самой калитки. Завтра мы уедем. Подальше уедем. У вас нет газетки, пистолет завернуть?
       Владимир Константинович дал ей номер "Московского Комсомольца".
      

    49. Штатная ситуация.

      
       Когда Даша вышла из машины, было уже жарко. Тепло попрощавшись с Владимиром Константиновичем, она открыла калитку и прошла во двор. Осмотрев его, обрадовалась - все говорило о том, что он дома. И, прежде всего, батарея бутылок, стоявшая на крылечке.
       Бутылок было много. "Неужели он не один пьет? - подумала Даша, цепенея. - Точно, стервец, всех поселковых алкоголиков на всенародный слет собрал!"
       Однако, хирург был один.
       В стельку пьяный, с иссини черным синяком на глазу, он лежал посереди комнаты.
       За головой и по обе стороны от него стояли ящики, полупустые винные ящики, когда-то привезенные из Орехово-Зуева вместе с оборудованием и инструментами.
       В ногах Мурьетты стояла кастрюля со сваренными макаронами.
       Макароны были нетронуты.
       Операционная была разорена.
       На операционном столе спал на спине в стельку пьяный соседский кот.
       Схватив кота за шиворот, Даша выбросила его в открытую форточку. Ударившись о бетон дорожки, бедное животное приоткрыло разбегающиеся глаза, но, не совладав с ними, решило оставить на потом ознакомление с неожиданно возникшей ситуацией, и мгновенно заснуло.
       Хирург повел себя примерно так же. Даша его тормошила, таскала по комнате, то за ноги, то за волосы, но он лишь на короткое время открывал глаза, смотрел, не узнавая (но, те не менее, укоризненно) и вновь проваливался в свои алкогольные небеса.
       Даша уселась на диван, подумала и успокоилась. Ситуация даже на первый взгляд выглядела штатной. Женщина ушла из дому неизвестно куда и к кому, и мужчина с горя напился. А при пристальном рассмотрении Хирурга, спавшего на полу без движений, статус-кво (после того, что она испытала и сделала) и вовсе показался ей чудесным: все на месте, все цело и, следовательно, ничего не изменилось и жизнь продолжается в заданном направлении.
       Выкурив сигарету, Даша переоделась и засучила рукава. Через час Мурьетта спал в постели, пахнувшей лавандой, квартира была убрана, а портвейн был вылит на грядку с кресс-салатом. Еще через час была приготовлена утка с яблоками. После того как она расположилась на столе, Даша подошла к кровати со стаканом воды и двумя таблетками аспирина и парацетамола.
       Хирург не спал. Он существовал в растительном состоянии. Она протянула ему таблетки.
       - Не, не на... надо табле... ток, у меня запой, - сказал он глядя страшными безжизненными глазами. - Принеси ви-на.
       - Я его вылила, - твердо ответила Даша.
       - По-ди, ку-пи... А то умру или уползу.
       - Не умрешь и не уползешь.
       Хирург попытался улыбнуться.
       - Там утка с яблоками на столе, - сказала Даша ласково. - Ты говорил, что любишь утку с яблоками.
       - Не надо утки. Вина.
       Даша решила сдаться. На то и женщина, чтобы сдаваться. Оставив стакан и таблетки на столе, пошла на кухню - одну бутылку она оставила на всякий случай. Раскупорив ее, взяла стакан, вернулась в комнату, налила и протянула хирургу. Сзади раздалось: "Мя-я..." Даша обернулась и увидела соседского кота - он стоял у двери, покачиваясь.
       - Налей, а то поцарапает, - выпив, вяло сказал Хирург.
       Даша подумала и налила, хотя кот по виду не смог бы поднять лапу и на мышонка. Тот, оживившись, в момент выхлебал вино и размяк на полу.
       - Я сейчас скажу кое-что, потом ты мне нальешь второй стакан и пойдешь в магазин. Пойдешь и купишь самого лучшего крепленого вина. Самого лучшего, слышишь? Купишь столько, сколько сможешь унести.
       - Что ты хочешь мне сообщить? - спросила Даша, решившая держать себя в руках.
       - У меня запой. Продлится он несколько недель, - начал говорить Хирург окрепшим голосом. - И все эти недели ты будешь мне давать вино, пять бутылок в день. Будешь давать и не будешь меня трогать и со мной разговаривать. Когда я отопьюсь, мы продолжим наши косметические экзерсисы.
       - Нам надо срочно переехать. Я попала в неприятную ситуацию...
       - Меня это не касается. Меня касаются пять бутылок вина в день. Наливай... Кстати, о деньгах. Они пропали.
       - Пять тысяч долларов?! Все?!
       - Да. Вчера утром я смотрел в шкафу - их не было. И подумал, что ты взяла их с собой.
       - А куда же они делись? Спьяну, может, перепрятал?
       - Может... Хотя вряд ли.
       - А кто-нибудь заходил?
       - Мне кажется, я сначала с кем-то пил. Но не уверен. Прежде чем пойдешь посмотреть на исчезнувшие деньги, налей мне вина.
      

    50. Изломанная женщина а ля Пикассо.

      
       Денег в шкафу не было. Денег, отложенных на жизнь и новые документы.
       "Что делать? - задумалась Даша, едва добравшись до стула. - Связать его? Выставить? Нет... А на что покупать вино? В кошельке пятьсот рублей... Продать сережки?"
       Рука ее метнулась к уху.
       "Жалко. С ними я - женщина, изломанная женщина Пикассо. Без них - подопытный кролик. Недорезанный кролик. Но пути назад нет. Кто купит? Надо ехать в Орехово-Зуево. Зачем ехать?! Надо срочно уезжать! Нет, никуда я не перееду. Потому что не боюсь. Никого не боюсь. И потому что в пистолете три патрона. Он ждет моей руки на кухне в большой алюминиевой кастрюле".
      

    51. Вина осталось на два дня.

      
       Сережки купили в ломбарде за пятьсот долларов. "Примерно двести пятьдесят - двести семьдесят бутылок, - подумала Даша, кладя их в сумку. - На полтора месяца хватит, если есть одну картошку
       Вино - целый ящик, еле дотащила, - она купила по сто рублей за бутылку. Хирург, напряженный, глаза сумасшедшие, - ожидая, стоял у калитки; схватив бутылку (не глянув, и не сказав и слова), он ушел в дом. Когда Даша вошла, он уже лежал в забытьи
      

    ***

      
       ...Дни проходили, и Даша вошла в колею. Хирург пил и спал. В конце второй недели запоя он вдруг заговорил.
       Это случилось утром. На дворе было хорошее лето, пели птицы, и небо пасло белоснежные свои облака. Проснувшись, Хирург позвал Дашу, - она спала на диване, так как он не мылся и не давал себя мыть. Она подошла как всегда со стаканом вина в руке. Он выпил и, отдав стакан, посмотрел на нее тягучим взглядом.
       "Отходит", - обрадовалась Даша и присела на кровать.
       - Ну, рассказывай, - сказал Хирург, продолжая смотреть.
       - Что рассказывать?
       - Где была, с кем была...
       - Меня увез Савик. Приехал утором и сказал, что тебя убьют, если я не поеду к Чихаю.
       - Что-то к тебе все клеятся. Я клеюсь, этот Чихай клеится. Какая-то в этом сокрыта правда.
       - Да, правда, - улыбнулась Даша. - Сермяжная, домотканая, кондовая.
       - Ну и что ты там делала? Расскажи, мне интересно.
       - Мне потом сказали, что он хотел, чтобы я его убила. У него опухоль в мозгу и сволочи кругом. А он хотел от чистой руки умереть.
       - Ну что, умер?
       - Нет.
       - Почему?
       - Не получилось...
       -Почему не получилось?
       - Рук чистых не стало...
       - Как это?
       - Он меня стрелять научил...
       - Да что ты тянешь! Рассказывай, живо!
       - Он меня стрелять научил, и я... и я шестерых убила...
       - Ты?! Шестерых? Ну ты даешь!
       - Да, Так получилось. Понимаешь, я... Рядом с тобой я добрая и любящая... А рядом с ним я шлюха и... В общем, такая же, как он.
       - Ты с ним спала?
       - Нет.
       - Честно?
       - Если честно, то да. В мыслях...
       - Как это?
       - Когда я к нему в дом попала, то придумала убить его в постели. В первый раз, ну, тогда, с тобой, он совсем забылся от меня. С ним все что угодно можно было сделать...
       - И ты придумала убить его во время оргазма?
       - Да...
       - Жалеешь, что не получилось?
       - Да. Лучше бы я с ним удовольствие получила, чем этих огрызков убивать. Представляешь, он сказал одному своему человеку, чтобы тот вокруг дома ползал и стрелял в окна из снайперской винтовки.
       - Нет, не представляю... Маразм какой-то.
       В комнате стала тишина.
       - Ну и как людей убивать, расскажи? - спросил Лихоносов, когда молчание затянулась.
       У нее вырвалось:
       - А ты, что, не убивал?! Скальпелем?
       Сказав, Даша закусила губу. Человек зарезал свою дочь, а она, чтобы хоть как-то оправдаться, вспомнила. В этой страшной круговерти разве останешься человеком?
       Хирург взорвался:
       - Не смотри на меня так! Лора за мной прибежала, когда она уже умерла, понимаешь, умерла! И я надел маску, встал за стол, и все сделал. Ты представляешь, я все сделал, все, но уже у мертвой сделал! Ее здоровой похоронили!
       Лихоносов заплакав, уставился в потолок. Даша бросилась на кухню и вернулась со стаканом портвейна.
       Он выпил. Вернул стакан и вернулся в прошлое. То есть повторил свой вопрос. Повторил с той же интонацией, и так же глядя:
       - Ну и как людей убивать, расскажи?
       - Очень просто. Ты просто смотришь на человека как на выключатель, и выключаешь. Одного, второго, третьего.
       - Мне хочется выключить тебя.
       - Не имеешь права. Я из-за тебя стала такой.
       - И прежней стать не желаешь?
       - В общем-то, да. Не желаю.
       - А ты не боишься?
       - Чего? - Даша вспомнила пистолет, лежавший на кухне в большой алюминиевой кастрюле.
       - То, что я...
       - Сделаешь что-то с моим лицом?
       - Да.
       - Не боюсь. Ты не сможешь.
       - Ты в этом уверена?
       - Все, что ты сможешь сделать, так это сделать из меня демона. Демоническую красавицу. Но ты не сделаешь.
       - Почему это.
       - Чихай умирает, и его душа частью перебралась в мою. Но только частью. И эта часть уйдет, растворится без остатка, если... если наши с тобой отношения восстановятся.
       - Ты думаешь? - с надеждой посмотрел Хирург.
       - Я уверена, - Даша погладила его руку.
       - Я еще не напился. Я еще чего-то не вытравил из себя. И ты сделала ошибку. Ты напомнила мне об убитых мною людях. С такой памятью я не могу резать и пилить. Я - человек, не машина.
       - У нас нет денег. А вина осталось на два дня.
       - Займи.
       - Не у кого.
       "Все кончится - найду себе нормального мужика, с нормальными мозгами. С гениями трудно", - мелькнуло у Даши в голове.
       Хирург усмехнулся.
       Красные его глаза посмотрели злорадно.
       - Тогда стань Робином Гудом. В округе полно богатеньких буратино.
       Даша вновь вспомнила пистолет, лежавший на кухне в большой алюминиевой кастрюле. Душа Чихая сидела в ее душе занозами. Она представила как ночью, с чулком на голове грабит дачу начальника милиции Козлова. Представила себя с "Макаром" в руке. И еще представила, как отпевают убитых ею подручных Чихая. И отказалась:
       - Не буду воровать.
       - Тогда иди работать. В Орехово-Зуево. По специальности. Надень короткую юбчонку, густо накрась губы и езжай.
       - С таким лицом? И ногами? Да на меня со всего города сбегутся посмотреть!
       - Тогда проси милостыню. С таким лицом и такими ногами. А я соглашусь на дешевый портвейн. Сто пятьдесят рублей в день заработаешь?
       - А может, возьмешь себя в руки и закончишь со мной? Ты же мужчина?
       - Я алкоголик. И у меня душевная травма, я сломался в полный утиль. Когда я проснулся и не нашел тебя в доме, я подумал, что у тебя зачесалось, и ты убежала к этому Чихаю.
       - Теперь же ты знаешь, что это не так!
       - Ты что, не понимаешь, что я не могу сейчас резать?! - привстав, закричал ей в лицо Хирург. - Не могу! Ну, дай мне неделю!
       - Хорошо, - ответила Даша. - Принести тебе стакан?
      

    52. Флегмона в голове.

      
       Через день Даша оделась поплоше, забинтовала левую половину лица и поехала в Орехово-Зуево. Два часа она ковыляла по рынку, прося милостыню. Набрала десять рублей, и чуть было не попала в милицию. Потом просила у церкви, но недолго - нищие чуть не побили. В электричке получилось лучше.
       - Мы сами из Гудермеса, беженцы, муж калека, пьет, детей кормить нечем, у самой флегмона в голове и ноги от полимилита, - канючила она до самого вечера.
       Всего набралось двести тридцать три рубля мелкой мелочью. Краснея, Даша купила пять бутылок портвейна, хлеба, куриных окорочков и поехала домой.
       Хирург на нее и не посмотрел. Подошел к сумке, покачиваясь от непривычки ходить, вынул бутылку, на кухне по-гусарски срубил пробку ножом и выпил прямо из горлышка.
      

    53. Занозы ткнулись в самое сердце.

      
       Ездить приходилась каждый день; на третий день попрошайничества в электричках к ней привыкли и перестали подавать. Она вернулась на рынок, набрала что-то, но под вечер ее побили бомжи. Отняв деньги - двадцать восемь рублей с копейками - они хотели изнасиловать ее в рыночном закоулке, но Даша не далась - занозы Чихая ткнулись в самое сердце, и она разметала пьянчуг подвернувшимся обломком занозистой доски.
       Переживала случившееся она на той самой скамейке, под которую Бог ей бросил высохшую горбушку серого хлеба. Поплакав в платочек, Даша громко высморкалась и упрямо сжала губы. Если она сегодня к ночи не принесет вина, у Хирурга появится повод продлить свою запойную жизнь. И поэтому необходимо действовать решительно. А чтобы действовать решительно и с результатом, надо просто-напросто использовать содержимое большой алюминиевой кастрюли. И много не думать.
       Перед тем как уйти, Даша захотелось загадать как тогда. Она даже начала думать заклинание: "Если обнаружится что-то ценное за спиной, то..."
       Но она не додумала, не обернулась и не посмотрела. "Я все равно сделаю так, что все будет хорошо", - сказала она вслух и направилась к автобусной остановке.
      

    54. Злые, значит, не кормленные..

      
       Мурьетта лежал в забытьи. Бутылка, стоявшая под кроватью, была пуста. Это была последняя бутылка. "Через час он проснется и, не найдя вина, что-нибудь сделает. Перережет вены, подожжет дом, пойдет красть к соседям", -думала Даша, глядя на Хирурга.
       Она была спокойна. Она решилась, а решившийся человек должен быть спокойным. Если он, конечно, хочет дойти до цели.
       Был понедельник, у Козлова на даче никого не должно было быть. Только две немецкие овчарки на цепи, славившиеся злостью на весь поселок. Даша была уверена, что этот человек, построивший на своих двенадцати сотках дворец в три этажа, держит в нем какие-то деньги. Взяв одежду Хирурга, она вышла в прихожую, переоделась. Старый капроновый чулок положила в карман пиджака. В другой был отправлен пакет с табачной пылью - ее у огородницы-Даши было достаточно. Пистолет она сунула за спину под ремень. Было темно, и она не боялась, что ее кто-нибудь увидит.
       Даша хорошо представляла себе, что будет делать. Три дня назад она слышала в автобусе разговор двух дачниц. Одна из них рассказывала, как ходила к начальнику милиции жаловаться на соседа, в ее отсутствие спилившего ее любимую яблоню сорта "Победа", якобы затенявшую его участок:
       - Ты знаешь, они справа и слева лают, идти можно только по левой стороне дорожки. А какие злые! Глаза красные, слюна течет!
       - Злые, значит, не кормленные.
       - Точно. Я испугалась, кинула одной окорочек, так она сразу обо мне забыла.
       - А как они там живут? Небось, унитазы золотые?
       - Наверно. У него на двери пять замков, я один такой в магазине за десять тысяч видала.
       - Ты что, в дом ходила?
       - Как же, пустит он такую! За ворота только и пустил. И еще, прикинь, замков пять штук, а один рабочий по пожарной лестнице на крышу забрался и через десять минут вышел из двери...
       Так что Даша знала, что будет делать и потому кроме пистолета и капронового чулка взяла с собой единственный оставшийся в морозильнике окорочек...
      

    55. Козел-романтик.

      
       Кирпичный забор вокруг дома был высотой метра в два с лишним. Как только Даша приблизилась к нему, овчарки истерично залаяли.
       "Придется искать лестницу", - подумала она, пройдясь вдоль забора и удостоверясь в его непреодолимости.
       Лестница нашлась на соседнем участке. Надев чулок на голову, Даша полезла наверх. Когда, стоя уже на заборе, она поднимала лестницу, чтобы спуститься, от дома выстрелили.
       Стрелял начальник милиции Козлов. В тот день он, поссорившись с женой из-за денег, засветло приехал на дачу и принялся пить. Во двор он, в некотором роде романтик, вышел не из-за лая собак, а чтобы поблевать под кустами роскошной сирени. В пятно, черневшее на заборе, он выстрелил на всякий случай. Потом, правда, он говорил другое.
      

    56. Никогда не будет...

      
       Даше повезло - только-только приподнятая лестница припадении сработала, как шест, и женщина не разбилась. Очнувшись в зарослях крапивы, она почувствовала, что в ней по-хозяйски сидит пуля. И что теперь у нее никогда не будет детей.
       Козлов блевал под сиренью, светила луна, ночь была теплая. Даша, наверное, умерла бы - жить ей не хотелось совсем. Спасло ее секундное злорадство. Уже расслабившись, она представила Хирурга, смятенно смотрящего на нее, истекающую кровью, из-за него истекающую. И поползла домой.
      

    57. Такие, как он - просто бесы

      
       Уже светало, когда она приблизилась к дому. Хирург стоял за калиткой и всматривался в переулок.
       Еще вечером, не обнаружив ни Даши, ни бутылок, он понял, что случилось что-то непоправимое, случилось из-за него. Всю ночь он ходил по дому взад-вперед, выглядывал в окно, выходил к калитке. Когда стало совсем невмоготу, выбросил за ограду кота, ходившего за ним по пятам, убрал в комнате, привел в порядок операционную. Делая все это, он пытался найти себе оправдания, находил и тут же отбрасывал их как нечеловеческие. Да, он хотел вывести ее из состояния самоубийственной спячки, он хотел вытравить из нее жалость к себе, хотел научить ее действовать при любых обстоятельствах.
       Он хотел, а всему этому научил ее не он. Всему этому ее научил бандит Чихай, по существу его близнец, зеркальный близнец, антиблизнец. И не только научил, но и привил вкус к рельефному действию с сиюминутными результатами. Из всего этого следовало одно - такие, как он, Хирург, такие, как Чихай - просто бесы. Они вырывают людей из земли, они делают из них красавцев, артистов и политиков, делают и бросают их на бесовскую сцену, на сцену, на которой пьесы ставит Сатана, на которой надо действовать жестко, зримо, по которой надо ходить, улыбаясь, хотя у тебя навылет пробито сердце, выпущены кишки, нет эрекции, а мозги сварены в царской водке.
       А она могла сажать свои цветы... Или снимать морских котиков. И африканских шакалов. Снимать, чтобы люди видели, что котики и шакалы живут по жестоким законам, и что не каждый котик и шакал познает радость любви, и что радость многих из них ограничивается лишь едой, игрой и единением с природой...
       Увидев Дашу, он бросился к ней, осмотрел, холодея от предположений. Она, почувствовав его руки, перестала бороться и с радостью устремилась к темени наступающего небытия.
      

    58. Руки опустились.

      
       Даша потеряла много крови, к тому же ранение было серьезным. Само по себе не смертельное, оно грозило женщине неприятными последствиями.
       Перенеся ее в операционную, Хирург легко остановил кровотечение. Но это почти ничего не давало: чтобы спасти раненую, нужна была кровь. Ее, разумеется, не было. Он бы перелил свою, но группа у него была третья. А у Даши первая.
       И Хирург решил везти ее в больницу.
       Оставив беспамятную женщину на операционном столе, он побежал на улицу. Она была пустынной. На автобусной остановке у него опустились руки: из расписания следовало, что первый автобус приходит в девять сорок.
       Было семь десять.
       Он постоял около часа, не увидев ни одной машины. И решил:
       "Надо идти к ней. Очнется, подумает, что бросил опять. И умрет нехорошо".
       "Как просто, - думал он по дороге домой. - Через час она умрет. Все умрет. Уже умирает. Умирает ее желание жить, умирает мечта о восторженных взглядах мужчин, мечта о балах и раутах, белых яхтах с парусами и тропических островах.
       Нет, умирает мечта, чтобы смотрели не жалостливо, не брезгливо, а с интересом. Умирает желание покинуть свою затхлую контору. Умирает желание покинуть раковину, пожить в другой, более просторной и сияющей перламутром. Как просто... Надо умереть, чтобы избавиться от щемящей тоски по "настоящей жизни".
      

    ***

      
       Даша лежала бледная. Чувства не возвращались к ней. Земные чувства. Но что-то похожее на слабую улыбку мерцало на ее лице.
       - Это потустороннее входит в тебя, - прошептал Хирург, усевшись рядом на высокой табуретке. - Ты окажешься там и получишь все, что хотела получить. Нет, не то, что хотела получить, не то, о чем мечтала. Там, у Бога, такой мелочи нет. Там - другое, там то, что нужно. Там заслуженное наказание, наказание, принимаемое, как радость, как должное. Там счастье, принимаемое, как незаслуженное и потому огромное и трепетное..."
       На трепетном и огромном счастье входная дверь с грохотом распахнулась - крепкие армейские ботинки умеют распахивать двери. В дверях возник стокилограммовый начальник милиции Козлов. Увидев умиравшую Дашу, увидев ее мертвенно-бледное лицо, странное двойное лицо, он застыл. Рука, сжимавшая пистолет, опустилась.
      

    59. Почудился на заборе черт.

      
       Хирург смотрел на начальника милиции Козлова без чувств. Он смотрел на его погоны и видел, что недавно они были полковничьими. А теперь на каждом из них не хватало по звездочке, венчающей карьеру обычного службиста. От них остались пятна.
       Начальник милиции обладал массой талантов. Основным из них было то, что в состоянии похмелья он соображал и действовал быстро, так же быстро, как... как в состоянии опьянения (в других состояниях он бывал редко).
       - Ты, я вижу, не размазня, - сказал он Хирургу одобряющим голосом. - Это хорошо. Сейчас ты минуту подумаешь, и все мне расскажешь. Это нужно для того, чтобы я решил, что делать дальше.
       Хирург подумал минуту и сказал, стараясь держать себя в руках:
       - Я запойный алкоголик, хороший хирург, бывший хороший хирург. Так получилось, что я предложил сделать ее красавицей. Она согласилась, я начал делать, но деньги кончились. Она стала просить в электричках, ее избили. И ей пришлось идти вас обкрадывать. Как самого богатого человека в поселке. Нужно либо отвезти ее в больницу, либо найти два литра крови первой группы, резус отрицательный. Или она умрет. Через час.
       - У меня первая группа, - сказал Козлов, показывая наколку на руке. - Желтухой, СПИДом не страдал.
       Хирург изменился моментально. Он моментально перестал быть ничтожным страдающим человеком. Он стал врачом. Глаза его стали испытующими. Подполковник стал ниже ростом и смешался:
       - Полчаса назад я выпил бутылку водки...
       - В таком случае она проснется пьяной. Садитесь вот сюда. Я вижу, у вас отменное здоровье и потому потеря двух литров крови вам повредить не должна.
       Подполковник занервничал. Он не боялся: крови он пролил достаточно. И своей, и чужой, и в своем районе, и в Улусмартановском.
       Он занервничал, потому что боялся уколов в вену.
       - Это я в нее, нетрезвый пальнул, -торопливо заговорил он, испуганно следя за приготовлениями хирурга, - Почудился черт на заборе, вот и пальнул. Утром вышел за ворота, вижу, лестница поперек дороги лежит. Посмотрел в крапиве на обочине и увидел пистолет и кровь вокруг. И по дороге тоже кровь.
       - Лестницу убрали? - перешел в практическую плоскость Хирург.
       - Причем тут лестница?
       - Люди могут увидеть.
       Козлов обернулся собой и похлопал его по плечу:
       - В этом районе ты можешь ничего не бояться...
       - Я не боюсь. Я не хочу, чтобы мне помешали ее оперировать. Сможете лечь с ней рядом?
       - Здесь? Да тут швабру не уложишь!
       - А вы подсуньте руку под ее плечи.
       - Все равно не помещусь, да и столик сломается. Надо эту табуретку с той стороны поставить, в прихожей такая же есть.
       - Так что вы тогда стоите? Действуйте! Она же умрет через час.
       Подполковник пошел из комнаты. Через минуту из прихожей раздался грохот. Еще через минуту минут он вернулся с табуреткой и прямоугольным листом пятислойной фанеры. По обоям хирург узнал в нем обшивку торцевой стены прихожей...
      

    60. Звони только...

      
       Козлов ассистировал как заправская медицинская сестра. За два часа Хирург извлек пулю и все зашил.
       - Дети-то у нее будут? - виновато глядя, спросил подполковник, когда они перешли в комнату. - Я видел, она не рожала, растяжек совсем нет... Не то что у моей полуторки.
       - Будут, если очень захочет...
       Козлов по-детски обрадовался.
       - Выпьем, что ли, по такому поводу? У меня в машине есть.
       Хирург посмотрел на него беспомощным взглядом.
       - Понятно... - покивал подполковник. - Ну тогда я пошел... Вот тебе для нее деньги.
       Он вынул из заднего кармана брюк сложенные вдвое сто долларовые бумажки и протянул Хирургу.
       - Спасибо... - выдавил тот, беря спрессованные сидением купюры.
       - Через час я заеду, продуктов привезу. Консервов там, мяса парного. Сын вчера кабана заколол...
       - Спасибо... А черта вы и в самом деле видели?
       - А черт его знает! Жена меня все белой горячкой пугает, вот я смотрю по сторонам, чертей выискиваю. Как напьюсь, так и хожу с пистолетом. Фиг они меня достанут.
       - Делириум тременс, то есть белая горячка, не у всех сильно пьющих бывает, - мягко улыбнулся Хирург. - Индивидуальный у нее, видите ли, подход. Одного она съедает, а другого легонько посасывает. А почему вы пьете?
       Подполковник тягостно вздохнул и ответил:
       - Вырваться хочу. Мне с детства кажется, что я в кадушке какой-то сижу. Короче, не в том расположении воюю. Жизнь не моя, жена не моя, работа не моя. А выпью все так ясно становится...
       - Что жизнь, жена и работа не ваши? - улыбнулся Хирург.
       - Да. И сердце чувствует, что где-то все-таки есть настоящая жизнь, чувствует и тихонько так радуется.
       - Если есть настоящая жизнь, то вы непременно в нее попадете. Император Александр Первый, самый, может быть, великий царь России, под конец жизни нашел ее в пустоши. И еще, знаете, Винни-пух говорил, что поэзия - это не та вещь, которую можно найти. И все, что вы можете сделать, так это пойти туда, где поэзия на вас может найти. То же самое можно сказать и о настоящей жизни. Если ходишь в разные стороны, то она непременно вас найдет.
       Козлов задумался над словами Хирурга. Быстро разобраться у него не получилось и он, решив оставить мышление на дом, засобирался:
       - Ну, я поеду, жена а то хватится. Потом, если что по моей части, заходи в любое время. Звони только... - виновато улыбнулся подполковник. - Я имею в виду - не надо через забор.
       Хирург затоптался, скривил рот кислой улыбкой.
       - Ну ладно, отдыхай, - положил Козлов ему руку на плечо и, глянув на дверь, за которой спала Даша, ушел.
       Через минуту за забором взревел мотор дернувшего с места уазика.
      

    61. Из колбы в колбу.

      
       Даша поправлялась быстро; Хирург все более и более привыкал к ней. Через неделю после операции он сказал, что заживление идет нормально, но спустя пять месяцев, как раз перед Новым годом ему нужно будет ее непременно посмотреть.
       - А что может случиться за пять месяцев? - испугалась Даша.
       - Понимаешь, женские органы не любят грубого вмешательства... И реагируют на них болезненно.
       - А почему ты меня тогда оперировал!? Я имею в виду влагалище? Форму менял, размер!
       - Я просто не хотел говорить, что у тебя были доброкачественные новообразования... Они у многих женщин есть. Особенно у тех, которые не рожали.
       - А как ты это определил?
       - Ты не поверишь...
       - Ну скажи!
       - По запаху, - улыбнулся Хирург. - Но сейчас все хорошо, они не возобновились, но перед Новым годом, ты хоть убей, должна будешь раздвинуть мне ноги. И только мне.
       Даша расстроилась, в глазах ее встали слезы.
       - Ну ладно, ладно, - смягчился Хирург. - Обманул я тебя. Никаких новообразований у тебя не было. Я столько тебе плохого сделал, волосы дыбом становятся... И потому просто боюсь, что под Новый год мы не будем вместе... Ты знаешь, Новый год самый не любимый мой праздник. Тридцать лет я праздновал его в кругу преданных и обожаемых друзей, праздновал с детьми и любимыми женщинами, а потом их вдруг не стало... Уже много лет я сижу в Новый год один и вспоминаю себя, вспоминаю, как все потерял, мечтая приобрести себя, мечтая раскрыться полностью.
       - Я тоже его не любила, - растрогавшись, обняла Даша Хирурга. - Почти по той же самой причине. Но теперь все у нас будет хорошо. Мы будем вместе, и у нас с тобой будет самый лучший в мире Новый год, обещаю тебе...
      

    ***

      
       Хирург действительно боялся остаться без Даши. Он боялся остаться один, боялся не видеть ее, он перестал напиваться и часами сидел с ней, как бы в противовес неизбежно предстоящей бесконечной разлуке.
       Жили они просто. Хирургу не надо было никуда ходить - Козлов через день привозил все необходимое. На глаза Даши он старался не попадаться - угрызения совести по-прежнему мучили его. А вот с "Витьком" он разговаривал подолгу. Разговаривал в прихожей, на скамейке среди яблонь, у калитки, уже простившись.
      

    ***

      
       ...Время шло, и Хирург перестал замечать Дашино лицо. Нет, он смотрел на него, но видел другую Дашу. Ту, которую впервые увидел близорукий одноклассник. Они подолгу разговаривали. В последний день постельного режима разговор зашел о мироощущении.
       - Вот был такой фильм - "Матрица". Ты видела?- спросил Хирург после того, как они поговорили о Козлове, только что завезшем трехлитровую банку теплого еще молока.
       - Так, краем глаза. И ничего не поняла.
       - Там один человек, и некоторые другие тоже, начинали чувствовать, что живут они в фальшивом мире. Одни, как Козлов, чувствовали это интуитивно третьи - осмысляя мир философски, четвертые - исходя из наблюдений. И, в конце концов, оказалось, что они правы. Не будем говорить - роботы, скажем - некие силы, использовали людей для выработки биологической энергии, а чтобы эта энергия образовывалась, в мозги им по проводам заправляли ощущение жизни...
       - Ощущение жизни?
       - Да. Люди сидели в колбах, заполненных физиологическим раствором, и искренне полагали, что работают, любят, путешествуют, рожают и воспитывают детей. Я сначала не понял этого фильма - как ты смотрел краем глаза. А когда посмотрел во второй раз, уже оказавшись на улице, до меня дошло, что мы все живем в точно таком мире. Некие неведомые силы используют нас, создав подходящий для этого виртуальный мир, а мы думаем, что этот мир естественный... Думаем и живем в нем, хотим его исправить, хотим изменить хотя бы свою его частичку. Но никогда не исправим и не изменим, потому что на самом деле живем в колбах.
       - К чему ты это?
       - А к тому, что не только я понял, что живу в колбе. Чихай это понял, Козлов подсознательно понимает...
       - Я читала в одной книге что-то похожее. Там герой, сумасшедший, разговаривал с Богом. Этот человек говорил, что ему кажется, что Бог людей выращивает для получения душ. Как бройлеров. По определенной методике. Сон, еда, работа, развлечение. Сон, еда, прогулка. Сон, еда, работа, развлечение. Сон, еда, работа, развлечение... А для увеличения душевных привесов повсюду лозунги распространяет: "Знания умножают печали", "Смирись", "Все - суета сует и всяческая суета" "Блаженны нищие духом" и так далее...
       - Интересная мысль, - улыбнулся Хирург.
       - И еще я читала один фантастический рассказ. Там инопланетяне захватили Землю и сделали из нее ферму для получения высококачественного человеческого желудочного сока... Нужен он им был жизненно. И знаешь, люди очень скоро привыкли к новому образу жизни. Потому что за свой желудочный сок они прилично получали... И могли жить по-человечески... Меня этот рассказ задел - мне показалось, что и я в своей конторе желудочный сок сдаю.
       - Я читал эту вещь...
       - А сейчас... Знаешь, что мне сейчас кажется? Сейчас, когда я встаю, нет, уже встала на ноги?
       - Что?
       - Что люди выдумывают всю эту чушь из головы, чтобы оправдать свою жизненную импотенцию. Вот ты специально понял, что живешь в колбе и дышишь не воздухом а физиологическим раствором, чтобы оправдать свои неудачи, чтобы свалить их на некие могущественные сверхъестественные силы. Ты не смог работать с людьми, не смог найти себе хорошую женщину, не смог придумать цели...
       - Это ты говоришь!? - рассердился Лизоносов. - Ты, которая сама спряталась в колбу! Всю жизнь карманные мясорубки рекламировала и на даче в высоких гладиолусах пряталась!
       - Мне по жизни мало хорошего досталось. Тебе Бог дал много больше, и ты все равно спрятался. Наверное, у тебя "нарушено кровоснабжение правого полушария мозга и пара пустяков с почками, печенью и желчным пузырем".
       Они засмеялись.
       - Я вытащу тебя из твоей колбы, почти уже вытащил, - сказал Хирург успокоившись. - Только знай, что человек выскакивает из одной колбы, чтобы попасть в другую. Потому что реальный мир состоит из колб или луз, в отличие от выдуманного, состоящего из RAM-радости, флоппи-любви и CD-верности.
       - Давай, мы забудем об этой чепухе и выдумаем свой мир? Ты же выдумал мне лицо? И внизу все переделал. А я выдумаю тебе радость, любовь и верность? Так выдумаю, что ты до конца своих дней будешь в них верить?
       По глазам Даши было видно, что она что-то пытается вспомнить.
       - Давай... - недоверчиво улыбнулся Лихоносов. - У Николая Доризо есть строчки "Ты обмани меня, но так, чтоб не заметил я обмана". Я всю жизнь хотел, чтобы мои женщины меня обманывали. Но они не удосуживались.
       - Не стану я тебя обманывать. Я просто все выдумаю, как Пушкин выдумал "Евгения Онегина".
       - Женские выдумки сильно отличаются от реального мира... Да что говорить, давай посмотрим, что у нас выйдет. Ты о чем думаешь?
       - О, Господи! - вмиг побледнела Даша.
       - Что с тобой? - испугался Лихоносов.
       - Я вспомнила!
       - Что ты вспомнила? Говори!
       - Этот человек... Который хотел меня задавить у дома... Мне тогда показалось, что он кого-то напоминает... Какого-то артиста. И вот, вспомнила...
       - И побледнела из-за этого?
       - Да... из-за этого. Этот человек был похож на того типа, который охотился за... ну, за этими борцами из твоей "Матрицы"... Я помню, он еще очки снял, перед тем, как прибавить скорость. Точно такие же, кстати, очки как в кино.
       - Какая чушь!
       - Конечно, чушь... Но очень уж был похож...
      

    62. Причем здесь Чингисхан?

      
       На следующий день - было 17 июля, Даша впервые за две недели прошлась по дому. Увидев развороченную Козловым кухонную стену (Хирург не удосужился ее починить), она вплеснула руками:
       - Да что же это такое! Это же не дом, а свинарник!
       Женщина, осознав, что Хирург никуда от нее не уйдет, потихоньку становилась сама собой.
       Хирург, смеясь, увел ее в комнату, усадил в кресло.
       - Ты что смеешься?
       - Да Чингисхана вспомнил. Он, как и ты любил порядок.
       - Причем здесь Чингисхан?
       - Однажды в сражении этого великого полководца ранила отравленная стрела. Человек притащил его в шатер, вынул стрелу и стал отсасывать кровь из раны. Очнувшись через некоторое время, Чингисхан поднялся, пошатываясь, на ноги и увидел, что ковер вокруг него густо оплеван кровавой слюной. И брезгливо выцедил человеку: "Грязная свинья! Пошел вон! Ты осквернил мое жилище!" Но человек не смог уйти, он упал, мертвый от яда. И великий полководец пнул его в сердцах ногой, и приказал вынести с глаз долой.
       Даша поняла, что Хирург изложил ей один из вариантов их совместного будущего. Но, будучи женщиной, она не стала "грузиться", а по особенному улыбнулась.
      

    63. Будет из чего выбирать.

      
       Еще через неделю Хирург начал готовиться к операции. Он не хотел с ней спешить, видимо, в глубине души считал, что все женщины - "чингисханы". Но как-то поздним вечером, спустя час после истечения моратория на определенный род отношений, Даша попросила его назначить долгожданный ею день, и ему пришлось согласиться.
       Лето прощалось с июлем, стояла густая жара, и потому ногу пилили ночью. Операция прошла удивительно буднично и закончилась под утро. Правой стороной лица Хирург занялся в конце августа. С ним тоже не было никаких проблем, хотя Даша поначалу опасалась, что она может получиться не вполне похожей на левую. Но хирург, принимаясь за нос, ее успокоил.
       - Если получится непохоже, то тебе будет из чего выбирать, - сказал он, хитро улыбаясь.
       - Ты что имеешь в виду? - испугалась Даша.
       - Ну, если тебе понравится правая сторона, то левую под нее подгоним, и наоборот. А вообще ты особо не беспокойся - для себя ведь делаю.
       Сказав, Хирург смущенно улыбнулся. Последнее время, как мы уже говорили, он часто ловил себя на мысли, что накрепко привык, прикипел к Даше. Привык слухом к ее голосу, зрением и осязанием к ее телу, сердцем - к ее ласкам. Ему ничего не было нужно, кроме ее присутствия, ее завтраков, ее мыслей, ее особенного взгляда, ее маленьких глупостей и житейского ума, в общем, всего того, что неразрывно с ней связано.
       Даша чувствовала это. Поэтому и опасалась за лицо, ведь левую его половину делал человек, в общем-то, к ней равнодушный. А правую собирается делать любящий.
       Между ногой и лицом исчез Козлов. Хирург как-то зашел к нему на дачу и сын Козлова, весь вымазанный кровью (он только что заколол очередного кабанчика), сказал, что отец уволился и, оставив семье все свои деньги и парадный китель с погонами полковника, Орденом мужества и многочисленными медальками, уехал то ли в Сибирь к Александру Первому, то ли еще куда.
       - Белая горячка? - предположила Даша, узнав об этом. - Или тебя наслушался?
       - Нет, не горячка. Просто немного паранойи на фоне убожества жизни. Этого вполне достаточно, чтобы выбраться из колбы и пойти искать себя...
       - А ведь нормальный на вид человек...
       - Нормальный человек не в силах ниоткуда вырваться. Вырываются душевнобольные.
       - Да, только больной мог близко принять к сердцу твою... - Даша хотела сказать "болтовню", но осеклась, побоявшись обидеть Витю (так она его последнее время звала), - твою философию "фальшивого" мира.
       - Знаешь, в последнем нашем разговоре он спросил меня, уверен ли я, что я - это я. Я ответил, что в этом уверенным быть нельзя. Так же, как и в том, что он - это он. На это Козлов кивнул и, пожав руку, вышел.
       - Достал человека. Все у него было - должность важная, дачи, коровы, свиньи...
       - Жена-полуторка...
       - И дети, - тепло улыбнулась Даша. - Послушай, мне иногда кажется, что ты и в самом деле веришь в эту чепуху.
       - Да нет... Я же говорил, что уверенным в этом быть нельзя. В той же "Матрице" борцы против фальшивого мира могли сидеть в колбах другого уровня, более высокого. Сидеть и воображать, что они борются. Неуверенность во всем - это свойство разума, способного вообразить почти все.
       - А уверенность есть свойство тупости?
       - Ну, это банально. А Козлов наш молодец...
       - Почему это молодец? Потому что ушел?
       - Никуда он не ушел. Просто он не дал вставить в себя очередную дискету с трехэтажной дачей, английской коровой и женой-полуторкой. И теперь эта дискета ждет кого-то другого.
      

    64. Пробный камень.

      
       Бинты Хирург снял в конце сентября. Он тянул, сколько мог, тянул, чтобы на лице Даши не осталось ни одной не зажившей клеточки. Он снял бинты и принес зеркало.
       Она смотрела на себя и себя не видела. Она видела необыкновенно красивую улыбчивую женщину с алыми губками, глазами, то проникновенными, то по-детски наивными, она видела аккуратный носик, безусловно, являвшийся центром ("Фокусом", - сказал потом Хирург) зеркала ее души. Лицо ей дружески улыбалось, оно говорило ей: - "Я - это ты. Возьми меня насовсем. Перестань меня замечать! Видь лишь неровно улегшуюся прядь волос, выпавшую ресничку на нижнем веке, и эти едва заметные шрамы под ухом - некоторое время их придется умащивать снадобьями нашего друга".
       Но Даша не могла так сразу принять свое лицо. Она недоверчиво посматривала то на Лихоносова, то на себя. Она чувствовала себя в колбе. В колбе своего нового лица. Однако это ощущение преследовало ее недолго. Вглядевшись еще раз в зеркало, она увидела, что половинки лица неуловимо отличаются. Сквозь правую просвечивала прежняя Даша. Именно она оживляла образ, придавая ему глубину и странное очарование...
       - А если тебя приодеть, или наоборот, раздеть, то Афродита попросится в поломойки, - сказал Хирург елейно улыбаясь. - И у Зевса не будет оснований не удовлетворить ее... просьбу.
       Несколько дней назад Даша сказала ему, что сегодня опасный день и потому не надо в нее кончать. На следующее утро он задумался: мужчины чутко относятся к желанию женщин "залететь" или не "залететь" от них, это ведь пробный камень уровня их отношения. Поразмыслив, Хирург решил, что Даша боится забеременеть не потому, что в ее дальнейших планах он не фигурирует в качестве одного из главных действующих лиц, а потому что заводить ребенка в кардинальный период жизни, по меньшей мере, глупо. Глупо заводить ребенка без средств к существованию, проживая в халупе, без паспорта - ведь прежний выдан на совсем другое лицо.
       Да, Хирург влюбился в свою "Галатею", и потому каждое ее слово, каждый ее взгляд, каждое движение губ и глаз он пропускал через ожившее свое сердце.
       А Даша была женщиной. Она была благодарна Хирургу безмерно, она отдавалась ему как богу, но в далекое будущее не заглядывала. В далекое совместное будущее.
       Стоит ли думать, что будет через полгода, если кругом столько насущных проблем?
       Стоит ли думать, что будет через год, через два?
       Стоит ли думать и отравлять такие радостные дни мыслями, что Виктор Васильевич Лихоносов, как не крути, это не муж? Не отец, не добытчик и не защитник? Конечно, все может изменится, он может стать другим, да и она ведь еще не знает, сможет ли уйти от него к другому.
       И потому Даша вела двойственную жизнь: всем своим новым существом она жила в будущем, блистающем огнями рамп, тянущемся в неведомое мостками подиумов, мчащемся в красных спортивных машинах с открытым верхом. А с Хирургом она жила сегодняшним, нет, вчерашним, по сути дела вчерашним днем.
       Жила и не задумывалась, ведь эту ее двойственную жизнь придумал он сам. Он сам говорил, что многие несчастья нашего общества происходят из-за того, что большая часть семей по тем или иным причинам живет не в ту сторону.
       "Семьи создаются, - изрекал он, лепя пельмени из свинины Козлова, -чтобы физиологически выжить перед лицом жизненных напастей, чтобы женщина могла родить ребенка, чтобы было кому защищать малых и кормить состарившихся. А в идеале семья нужна лишь для воспитания ребенка. И воспитания не в качестве лишней пары рук, не в качестве кормильца престарелых родителей, а в качестве полноценного и самостоятельного человека, главная цель которого не заработать деньги, не сделать карьеру, а реализоваться. И это великая цель, ибо вокруг реализовавшихся людей меньше горя и ненависти".
       А кто не хочет, чтобы вокруг было меньше горя и ненависти? И Даша хотела. Слушая Лихоносова, она чувствовала себя его дочерью, дочерью, которую воспитывают, чтобы она могла пойти по миру своею собственной дорогой.
      

    65. Козлов появился и исчез.

      
       Со временем свыкшись со своим лицом, Даша стала Афродитой. Даже красивее, потому что красота ее была человечной, а глаза и ум помнили горе. Лихоносов не сводил с нее глаз. И не спешил освободить ногу он железок. Даша, глядя в его несмелые глаза, понимала, что эти железки для него есть суть оковы с ядром, сняв которые, он потеряет власть над своей Галатеей.
       - Ладно, сниму их седьмого ноября, - пообещал он в середине октября после того, как женщина, якобы в пылу любви, больно ударила его своей конструкцией.
       - Ты случайно не коммунист? - радостно засмеялась Даша. - Обещал же к Новому году?
       - К Новому году я обещал тебе всенародное признание, - ответил Хирург, потершись щекой о ее плечо.
       И она стала ждать пролетарского праздника, как Пасхи. В конце октября неожиданно пришел с фотоаппаратом молоденький и симпатичный лейтенант милиции.
       - Я от Владимира Константиновича, - сказал он, восторженно поглядывая на Дашу.
       - А кто такой Владимир Константинович? - заиграла глазами преемница Афродиты.
       - Это подполковник Козлов. Бывший подполковник. Увольняясь, он попросил меня сделать вам новый паспорт. Есть у вас чистая простыня?
       - Есть, конечно, - ответила Даша, уразумев, почему в вопросе лейтенанта прозвучало ожидание отрицания. "Будь ты со мной, простыни пришлось бы менять каждый день".
       Хирург также прочитал эту мысль и, не желая появления ее апологетов, обратил внимание симпатичного лейтенанта на себя:
       - Нет ли у вас каких-либо сведений о Владимире Константиновиче? Мы часто его вспоминаем, очень тепло вспоминаем.
       - Почему нет? - усмехнулся лейтенант. - Есть, мы навели справки по своим каналам.
       - Ну и где же он, чем занимается?
       - Он поехал в Воронеж, на родину. И там организовал общественный клуб под названием "Матрица".
       - Фанклуб?
       - Нет, я бы не сказал. Они все считают, что живут в выдуманном кем-то и для кого-то мире. И что все они, и вообще все люди...
       Лейтенант замолчал, подыскивая слово, и Лихоносов подсказал:
       - Виртуальны?
       - Да. Примерно. И они ищут способ вернуться в настоящий мир, пусть даже он разрушен ядерной войной. Накупили компьютеров, наделали хитроумных приборов, завели парапсихологов и прочих околонаучных жуликов...
       - И у них, конечно, проблемы?
       - Да. ФСБ, естественно, ими интересуется...
       - ФСБ? - удивилась Даша, и лейтенант опять стал на нее смотреть как на природное чудо.
       - Да, ФСБ. Эта "Матрица" стала интересоваться, кому нужен этот, по их мнению, фальшивый мир, и очень далеко пошла.
       - Похоже, психушка им светит... - Лихоносов старался не смотреть на Дашу, упивавшуюся властью над гостем.
       - Может быть. Однако в последнее время они замкнулись, перестали интересоваться внешним миром. А многие, в том числе и Владимир Константинович, вообще исчезли. Наверное, нашли вход в свою чепуху.
       - Откуда у вас эти сведения?
       - К нам приезжали, интересовались его биографией. После того, как в Тихом океане, у Маршалловых островов, нашли бутылку, а в ней записку с его подписью.
       - Вы знаете ее содержание?
       - Знаю... - странно посмотрел лейтенант. - "Витек, я нашел" с восклицательным знаком. Неделю назад американцы передали ее копию в наше посольство.
       Сказав, лейтенант, вновь стал смотреть на Дашу. Лихоносов, переварив услышанное, насколько это было возможно, покашлял. "Пора, мол, и фотографией заняться".
       - С каким восклицательным знаком? - продолжила Даша разговор. Она хотела, чтобы другой мужчина побыл с ними подольше.
       - С тем самым, который ставят в конце предложений для выражения эмоциональности высказывания, - проговорил Лихоносов въедливым голосом.
       Лейтенант посмотрел на Хирурга недовольно. "Я мог вас в дело вложить, но не сделал этого. Но это никогда не поздно, имейте в виду, господин счастливчик".
       Последнюю мысль он подумал, вновь глядя на Дашу. С тем же выражением глаз. И та, смешавшись, пошла за простыней.
      

    66. Лицензия, контракт и оброк.

      
       Сфотографировав Дашу на фоне пододеяльника (чистой простыни не нашлось), лейтенант удалился. На следующее утро он пришел с цветами и паспортом. Лихоносов после этого весь день ходил, как в воду опущенный.
       - Что с тобой? - спросила она за ужином. - О Козлове думаешь?
       - И о нем тоже. Не рвануть ли нам с тобой в Воронеж? Я давно мечтал на Маршалловых островах побывать.
       - А что это об островах задумался?
       - Этот милиционер меня смутил. Нет, не цветами. А тем, что он в любой момент может изменить нашу жизнь...
       - А что мы сделали? - удивилась Даша, вспомнив милицейский взгляд лейтенанта.
       Лихоносов подумал о Чихае. Даша, вглядевшись в его лицо, вспомнила последнюю свою "гастроль", "рэмбо-гастроль". И погрустнела.
       - Надо уезжать отсюда... - вздохнул Лихоносов. - Мы совсем забыли о Чихае.
       "И о горе трупов, которую ты оставила в Болшево", - добавил он мысленно.
       - Ты думаешь, он прорежется? - отложила вилку Даша.
       - Он может прорезаться. Если неприятность может случиться, то она случается, - говорил один известный физик.
       Лихоносов посмотрел на Дашу, и в который раз был смятен ее красотой. "Красивая женщина - это миг, подрубающий вечность", - вспомнил он японскую пословицу, не находя сил отвести от нее глаз.
       На этот раз привел его в себя профессионализм. "Надо бы ей осанку подправить", - подумал Хирург, и все стало на свои места.
       - Да, надо уезжать... - покивала Даша. - Но куда? У нас мало денег... Не на панель же идти?
       - На панель нельзя, попадешь к бандитам, - усмехнулся Лихоносов.
       "А ведь она - вампир, стала вампиром, - подумал он мельком. - Красота ее есть вампир. Она входит в человека, в мужчину, входит через широко раскрытые глаза и выедает все изнутри. Сладостно выедает человеческое. И упоительно-божественным духом занимает освободившееся место.
       - Так что же делать? - спросила Даша, улыбнувшись мыслям любовника. Она давно их читала. Это было легко. Он никогда не играл и не пытался ничего скрыть. Скрывают только глупость и зло. А их у него не было.
       - Что делать? Спонсора надо искать... - почернела душа Лихоносова. Он говорил то, что подсказывали ему глаза Даши.
       - С ним же придется спать?
       - Естественно. У красивых женщин на сон уходит большая часть рабочего времени.
       - А что если...
       - Что если?
       - Ну, давай я найду...
       Оба они вспомнили Лору.
       - Еще одну Лидию Сапрыкину?
       - Да. Пойми, у нас дилемма. Или я ухожу в свет, попадаю там к какому-нибудь финансово-экономическому воротиле, и он делает меня кинематографической дивой, или ты засучиваешь рукава и берешь в руки пилу и скальпель.
       - На пилу нужна лицензия...
       - Никакой лицензии не нужно. Пока не нужно. После праздников я поеду в Москву, найду в Интернете или в дорогих журналах богатую старуху...
       - И я тюкну ее топором?
       - Нет, ты будешь резать ее скальпелем. Сделаешь ее сорокалетней Мэрилин Монро, получишь деньги, откроешь клинику, а я буду сидеть дома и...
       - И рожать мне детей?
       Прежде чем ответить, Даша сделала емкую паузу. Лихоносов успел подумать: "Во всех красавицах, которых я знал, была какая-то слабина, от которой можно было оттолкнуться. Или зацепиться, чтобы не упасть на колени. Хищный взгляд, глупость, самоуверенность, надлом какой-то или картинность. А в ней ничего этого нет. И я падаю, падаю на колени, но никак не упаду, потому что стоит она не на земле..."
       - Да, - ответила Даша. В ее глазах играли искорки. Она была довольна впечатлением, которое производит.
       - Я же тебе рассказывал...
       - Что рассказывал?
       - Ну, что вдохновение нужно. А то получится пшик. Или оба уха на одной стороне. Да черт с ними, с ушами и вдохновением, нужен стартовый капитал.
       - Старуха будет богатой. - Даша вспомнила безобразную старуху-соседку, ходившую в коротких платьях и ездившую на голубом "Оппеле".
       - Знаешь, сейчас так: если ты не обманываешь, то тебя обманывают. Если мы начнем честное дело, точно обманут и посадят... Эти старухи деньги не розничной продажей окороков заработали. Их черта с два обманешь.
       - Ты предлагаешь менять красоту на квартиру и дачу?
       - Да ничего я не предполагаю! Найти вторую такую женщину, которая отдаст дачу с квартирой за живописный носик? Это невозможно.
       - Ты как-то говорил, что неуверенность во всем - это свойство разума, способного вообразить почти все. Так вот, я гораздо менее тебя разумна и потому уверенности во мне больше. Поверь, я смогу найти богатую женщину, готовую на все ради заинтересованного мужского взгляда. Давай, ты доверишься мне?
       - А что ты просишь? Ты просто прикажи. Я как посмотрю на тебя, так готов на все, чтобы смотреть и смотреть...
       - Нет, ты не... не...
       - Не мужчина?
       - Мужчина, мужчина... Я просто хотела сказать, что ты не знаешь женщин. С нами нельзя так раскисать.
       - Чем меньше женщину мы любим, тем легче нравимся мы ей?
       - Да, - взъерошила Даша волосы Лихоносову. Тот обиженно отстранился и сказал:
       - Знаешь, я сейчас увидел один из вариантов твоего будущего. Представь, кругом все блестит и пахнет, все постылы, все в тебя страстно влюблены, а один, мускулистый, торичеллиевой пустотой плотно надутый, смотрит на тебя как на остывшую курицу, и ты бесишься, безумно желаешь, чтобы и он видел тебя горячей и аппетитной.
       - Мне неприятны эти слова. Ты их произнес, чтобы сделать мне больно.
       - Извини. Я смотрю на тебя и вижу, что ты - не моя ... Ну и правильно - красота принадлежит избранным.
       - Витя, ты дурачок! Я же люблю тебя, и сплю с тобой, с удовольствием сплю. И кормлю тебя завтраками. Тоже с удовольствием. А ты хочешь, чтобы это было всегда. Чтобы это продолжалось сорок лет. А ведь жизнь нам предлагает другое. Через год-два мы надоедим друг другу. И что тогда?
       - И что же ты предлагаешь мне взамен сорока лет?
       - Я предлагаю контракт.
       - Какой еще контракт?
       - Контракт на год. Мы пообещаем друг другу, что год мы будем верно любить друг друга и будем жить ради друг друга и скрепим обещания подписями. Через год контракт можно будет расторгнуть или продолжить.
       - Чепуха это. Я буду любить тебя всю жизнь.
       - Да, будешь! Потому что собираешься всю жизнь просидеть в этой халупе. Просидеть, ничего не делая и глядя на меня влюбленными глазами. А если ты начнешь двигаться, начнешь что-то делать, то все перевернется! Понимаешь, все перевернется, ты сам когда-то об этом говорил! Уже я буду ревновать тебя, уже я буду бояться тебя потерять, уже я буду просить тебя сидеть дома и ничего не делать. По сути, у меня нет никаких шансов удержать тебя, потому что я просто красива. А ты талантлив, ты умен, ты бог! Ты через неделю можешь сделать из меня ничто, сделать, появившись передо мной с новой своей Галатеей, перед которой я буду выглядеть гадким утенком!
       - Нет, это не возможно. Я не вижу красоты совершеннее твоей.
       - Не видишь, потому что смотришь на меня одну. Я знаю, стоит тебе посмотреть на другую женщину, как тут же у тебя в голове загорятся идеи. И знаешь, не стану таиться, я все это тебе говорю и контракт предлагаю с расчетом, что ты возьмешься за ум, бросишь пить и попытаешься стать для меня замечательным мужем...
       "Как говорит! - повеселел Хирург. - В ля-ля-тополя она мне не уступит! Может, в проповедницы ее переквалифицировать?". И сказал примирительно:
       - Ну, ладно, седьмого ноября я удалю из тебя железо, восьмого-девятого выходные, а десятого дам тебе волю и благословлю на заработки. А теперь... а теперь давай составлять контракт.
      

    67. Авдеев из Счетной палаты.

      
       Седьмого ноября Даша встала не крыло. До воскресного вечера Хирург учил ее ходить и преуспел в этом - когда утором десятого Даша уходила от калитки, за которой стоял Лихоносов, последний не мог отвести от нее глаз.
       "Головка королевы, шаг от бедра, ягодицы играют , - подумал он, чувствуя, как его сердце падает к Земному ядру. - Такая может и не вернуться",
       "А я ведь могу не вернуться, - подумала Даша, поймав недоуменно-восторженный взгляд прохожего "Откуда здесь такая красавица!?". Обернувшись, она помахала Хирургу рукой в старенькой перчатке. Поворачивая в переулок, ведущий к автобусной остановке, думала, сама себе улыбаясь: "Надо в случае чего сыграть Золушку. Он спросит:
       - Вы, такая совершенная, и в этих... в этой одежде? Вас ограбили?
       А я отвечу простодушно:
       - Что вы! Это лучшие мои одежды, и других у меня не было. Папа говорил, что они мне идут...
       На автобусной остановке Даша стояла недолго. Проехавший мимо новенький черный "Мерседес" остановился в десяти метрах от остановки, сдал назад, из него вышел среднего роста плотный человек с лицом генерала. Просто улыбнувшись, он сказал:
       - Счастлив буду вас подвезти.
       - Нет, что вы, я с незнакомыми людьми, да еще за городом, не езжу!
       - Так давайте познакомимся. Вот мои документы.
       Мужчина, на вид чуть больше сорока, с приятной полунасмешливой полуулыбкой, то и дело осенявшей его лицо - такой никогда не станет канючить "Ты меня бросишь, ты меня бросишь", достал из внутреннего кармана пиджака бумажник, вынул из него удостоверение и протянул Даше.
       Удостоверение руководителя одного из известных подразделений Счетной палаты было выдано на имя Авдеева Николая Федоровича. Даша нарочито серьезно сверила фотографию с лицом мужчины, и согласилась ехать.
       Села она спереди. Узнав, что машина едет в Москву, попросила довезти до ближайшей станции метро.
       Ехали молча. Даша молчала, всем своим видом показывая, что один из руководителей Счетной палаты для нее всего лишь водитель попутной машины. А один из руководителей Счетной палаты молчал, посматривая на женщину оценивающим взглядом, точнее взглядом человека, уже решившего приобрести вещь, но продолжающего выискивать в ней качества, которые позволят ему счесть цену разумной или даже низкой.
       Проехав Орехово-Зуево, Авдеев остановился у придорожного ресторана и сказал, что у него побаливает желудок, и ему необходимо питаться по часам.
       - Может быть, пообедаем вместе? - предложил он, просительно глядя.
       Даша сто лет не была в ресторанах и согласилась, невзирая на свой пролетарский вид. Ведь она Золушка, что ей стесняться?
       Тем не менее, поднимаясь по ступеням, она спросила:
       - Мой вид вас не шокирует?
       - Да что вы, напротив! Есть в вас что-то исконное, то, чего мне не хватает. А если, извините за скромность, государственному деятелю не хватает исконного, то плохи его дела.
       - Так это вы в народ ко мне пошли, - рассмеялась Даша.
       - Если хотите, - улыбнулся государственный деятель.
      

    ***

      
       Авдеев не пожадничал, заказал все самое лучшее, в том числе и любимый Дашей брусничный "Абсолют", и она напилась.
       Это был ее первый выход в свет. Первый раз она была в центре внимания, первый раз была королева. Первый раз она могла посмотреть королевским взглядом в глаза хотя бы тому симпатичному мальчику с такими темными от страсти глазами, посмотреть так, что тот неминуемо почувствует желание сделать все, что она попросит.
       Авдеев выпил тоже. Глаза его сделались масляными. Он стал говорить, что давно не живет с женой, и всю жизнь мечтал встретить такую женщину как Дарья Павловна.
       - Вы только посмотрите на меня по особенному, мягко, обещающе посмотрите, и мы сейчас же поедем с вами в Москву, и я отведу вас в Банк реконструкции и развития, и вас сделают пресс-секретарем с окладом десять тысяч долларов. Или поедемте на телевидение и поговорим там о вашей собственной программе. Вы хотите иметь собственную телепрограмму? Да, хотите, я вижу по вашим глазам. Но более вас этого хотят миллионы российских мужчин и женщин. Потому что вы - это не вы, - Даша усмехнулась, вспомнив Козлова с его "Матрицей", - вы - это национальное достояние, и каждый российский гражданин имеет прямое конституционное право видеть вас хотя бы на телеэкране...
       - Ну хорошо, отведете вы меня сегодня в банк своей реконструкции или на телевидение, - скептически посмотрела Даша на преждевременно явившегося Деда Мороза. - И что мы там увидим? Мы там увидим такого же, как вы, человека. И он тоже будет смотреть на меня вашими глазами и обещать райские кущи...
       - Ну, почему обещать...
       - Будет, будет. Будет обещать полмира за некую маленькую услугу с моей стороны. И как вы меня делить станете?
       - Нет, делить я вас не стану... Они и так сделают все, что я скажу.
       Даша не ответила, и Авдеев, поев ее глазами, продолжил:
       - Послушайте, Дарья Павловна! Мы же взрослые люди. Я видный и небедный мужчина, вы - красивейшая в мире женщина. Этим все сказано. Я предлагаю вам контракт - вы становитесь моей женой, а я устраиваю вам молниеносную карьеру...
       Даша посмотрела скептически. Дед Мороз, не привыкший, видимо, к таким взглядам, переменился лицом и сказал неожиданно зло:
       - Знаете, что, милая? Я должен вам кое-что сказать. Я должен вам сказать, что, на мой взгляд, вы глубоко заблуждаетесь, Вы думаете, красоты вам хватит, чтобы выбраться из ваших стоптанных сторублевых туфелек и этого платья? Да, хватит, но деньги на расходы вам будет давать не муж, а клиенты. И не прямо, а через сутенера.
       У стола возник симпатичный мальчик с темными от страсти глазами.
       - Девушка, - обратился он к Даше. - Если вам нехорошо, скажите мне, и я сделаю вам свежий воздух.
       - Нет, нет, все в порядке, спасибо, - светло улыбнулась Даша. - И бога ради извините, у меня с этим господином деловой разговор. Вы настоящий рыцарь, всего вам доброго.
       Мальчик попрощался офицерским кивком и не посмотрев на Авдеева, пошел к своему столику.
       - Ну вот, вы видите, если бы не я, вы попали бы в руки этого торговца наркотиками, - глядя ему вслед, уже спокойно проговорил один из руководителей Счетной палаты. - Он, дабы навечно оставить вас при себе, посадил бы вас на иглу. И кончили бы вы на Ярославском вокзале, и цена вам была бы бутылка водки.
       - Иногда вы так говорите, что мне по-женски вас жаль. Почему вы так жестоки и... и неблагородны?
       Авдеев не обиделся.
       - Работа такая... - помолчав, посмотрел он виновато. - Хотя нет, не в этом дело. Мне просто кажется, что отпусти я вас, то все у меня кончится. Все. Даже то, что называют жизнью...
       - Вот так бы и говорили, а то бутылка водки, бутылка водки... Один мой знакомый как-то заметил, что не надо все осуществлять, надо хоть что-нибудь оставлять втуне, про запас. Это вожделение, этот запас счастья, он как фундамент, как взлетная полоса, которые всегда при тебе... Давайте и наши отношения так построим. Пусть они останутся нереализованными, пока останутся. Представьте, вы завтра утром просыпаетесь, вспоминаете меня, и вам становится хорошо. Хорошо, потому что вы не сделали мне ничего дурного, и хорошо, оттого, что вы почувствуете, что я когда-нибудь позвоню вам и скажу: "Коля, мне сейчас плохо, очень плохо, я вспомнила вас, и мне показалось, что вы сможете, вы захотите мне помочь"...
       Да, вам будет хорошо, и мне тоже... Вечером я вернусь в свое скромное пустынное жилище, сварю чашечку кофе, утону в кресле и буду вас вспоминать... Буду вспоминать ваши мужские глаза, вашу совсем мальчишескую нервозность, буду сидеть и представлять себя пресс-секретарем очень крупного банка с огромным зимним садом, потом увижу себя на телеэкране, увижу, как восторженно статисты смотрят на меня... И мне станет немножечко грустно и я чуточку пожалею, что не умчалась с вами в самый центр Москвы...
       - Вы действительно одиноки? - спросил Авдеев.
       - Да, у меня никого нет, даже соседей. И на работу еще не устроилась...
       - Об этом вы можете не беспокоиться, - махнул рукой Авдеев, думая о чем-то своем. - Ну, что, вперед, на Москву?
       Она кивнула
       - Да, конечно, я уже опаздываю.
       Один из руководителей Счетной палаты подозвал официанта, стал рассчитываться. Даша тем временем сходила в дамскую комнату. Вернулась она счастливой. Вернулась счастливой, увидев себя в большом, от пола до потолка зеркале в котором все ее лохмотья выглядели творениями Версаччи. Они с Авдеевым вышли, сели в машину. У первой же рощицы Авдеев резко свернул и на полной скорости покатил к ней.
       Даша поняла, что жизнь для нее кончилась. И бросилась с кулаками на будущего своего убийцу.
       Тот брызнул ей в лицо из баллончика. Даша обмякла.
      

    68. Козлов, сын Козлова.

      
       Лихоносов был спокоен. Он даже казался заторможенным. Сердце его билось ровно. Козлов-младший смотрел на него изумленно, "Прямо Шварценнегер, - думал он. - Его бабу насиловать собираются, а он облака рассматривает".
      

    ***

      
       Даша скрылась за углом, и сердце у Лихоносова заболело. Он вернулся в дом, взял пистолет, зажившийся в большой алюминиевой кастрюле, и последовал за ней. Когда она уехала в "Мерседесе", он остановил первую попавшуюся машину. В ней сидел Козлов-младший. У него были дела, но, увидев человека, к которому отец был неравнодушен, он пренебрег ими.
       Как только "Мерседес" скрылся в лесочке, Лихоносов приказал себе действовать хладнокровно, действовать как на сложной хирургической операции. К машине он кинулся лишь после того, как Авдеев положил Дашу лицом вниз на капот, снял с нее колготки и принялся спускать с себя брюки.
       Авдеев потерял сознание от несильного тычка пистолетным дулом. Хирург знал, куда бить. В институте между делом рассказывали и куда, в случае чего, бить, и куда колоть.
       Пока он переносил Дашу в машину Козлова-младшего, тот изучал документы Авдеева. Вернувшись к "Мерседесу", Лихоносов нашел его чернее тучи.
       - В чем дело, Андрей? - испугался он.
       За Дашей они следили час и успели познакомиться и перейти на "ты".
       - Это Гога Красный, авторитет здешний... Странно, что он один в машине и без сопровождения...
       - Ну и бог с ним, мы же ему практически ничего не сделали. Поехали отсюда быстрее, он через несколько минут очухается.
       - Нет, так дела не делаются! - покачал головой Козлов-младший. У меня жена и трое детишек. Мочить его, однако, надо. Наверняка кто-нибудь, видел, как мы его пасли.
       - Нельзя его убивать! Его же видели с Дашей! А такую, как она, найти раз плюнуть.
       - Ничего страшного, - подмигнул Козлов. - Вернешь ей физию, и все дела.
       Хирург посмотрел недоуменно.
       - Я шучу, - успокоил его Козлов-младший. - Но убить его надо. Может, ты ему приступ какой устроишь, вы ведь на это большие специалисты?
       - Не могу, я клятву давал.
       - Это клятву Гиппократа, что ли? - Козлов-младший не спешил, он ждал сумерек.
       - Да.
       - А если Дашу, меня, моих короедов убьют, как будет чувствовать себя твоя клятва?
       - Не знаю, - буркнул Лихоносов.
       Козлов посмотрел на Красного и сказал:
       - Слушай, ударь его еще раз, а то сейчас очнется. Не хочу, чтобы меня видел.
       Лихоносов ударил.
       - Ну и как? - спросил его Козлов.
       - Что как?
       - Как клятва твоя? Ты ведь больному повредил?
       - Да как-то мягче стала и аморфнее... А что ты предлагаешь?
       - Давай подумаем. Нас видели люди. Видели, как ты в машину мою садился, как у ресторана битый час стояли. Следы машины нашей на грязи...
       - Ночью снег пойдет.
       - Это конечно, хорошо. Снег для нашего брата самое то. Теперь давай даму твою проанализируем. Люди видели, как она в "Мерс" садилась. В ресторане ее видели. Если Гога пропадет без остатка, то ей хана, возьмут за шерсть.
       Хирург поморщился.
       - А ствол этот откуда? - показал Козлов на пистолет подбородком.
       Хирург рассказал.
       - Значит, если его рядом с телом оставить, две банды передерутся... - задумался Козлов. - Да нет... Без вопросов к нам все равно не обойдется. Вот ведь я дурак, сидел бы дома, а теперь такой геморрой на голову! Ударь его еще. Видишь, очухивается.
       Хирург ударил. Затем, походив взад-вперед, подошел к Козлову-младшему и сказал:
       - Я придумал, как совесть свою утихомирить...
       - Причем тут твоя совесть, - поморщился Андрей.
       - Понимаешь, я могу попытаться его вылечить, от его дурных наклонностей...
       - От каких наклонностей?
       - Он жажды насилия, от жадности, от дурных детских переживаний, сделавших его преступником...
       - И как ты это сделаешь?
       - Очень просто. Во-первых, нужны деньги, две, три тысячи долларов.
       - У него в машине есть наверное. Сейчас посмотрю.
       Через три минуты на капоте машины лежала стопка зеленых бумажек. Нервничавший Андрей, сам не зная, зачем, положил их туда и придавил замасленной гайкой, найденной там же, где и деньги.
       - А зачем они? - спросил он, повернувшись к Лихоносову. - Там почти четыре тысячи.
       - Сегодня отправим его на Канарские острова, - заулыбался тот, представляя лицом жаркое тропическое солнце.
       - "Меня нет дома", - ваша крыша, - отреагировал Козлов-младший.
       - Но для этого еще нужна дрель и сверло диаметром с карандаш.
       Козлов посмотрел недоуменно прищурившись.
       - Так есть у вас дрель и сверло? - повторил вопрос Лихоносов.
       - Есть, у меня в машине все есть. А зачем они тебе?
       - Мы сейчас просверлим ему череп в определенном месте, то есть месте, под которым, так сказать, человеческая оперативная память, потыкаем в это место прокаленной проволочкой, можно разогнутой скрепкой, если найдется, и он забудет и про мать родную, вырастившую его без любви, и про отца, сделавшего его трусливым и жестоким, и про нас с вами забудет. Когда он это сделает, то есть забудет, мы его приведем в чувство и расскажем ему, что он есть преуспевающий торговец книгами из Сыктывкара по имени... по имени Владимир Константинович Владимиров...
       - Не Владимир Константинович Владимиров, а Василий Васильевич Комаров из Суздаля, - поняв мысль, поправил Козлов. - На имя Владимира Константиновича Владимирова из Сыктывкара у него паспорта нет...
       - Да, расскажем ему, что он Василий Васильевич Комаров из Суздаля и отправим на все деньги на Канарские острова.
       - И все так просто?
       - И все так просто. Если, конечно, есть водка и будет врачебная удача.
       - Водка у меня есть. Выпить, что ли, хочешь?
       - Нет, я уже не пью. А этого надо напоить до отвращения, чтобы не буянил.
       - Сейчас принесу. А где сверлить будем?
       - В "Мерсе", конечно. Там светло и кондиционер от нетипичной пневмонии. Только сидения надо откинуть. Откидываются они в "Мерсах"? Или немцы в машинах не спят?
       - Откидываются, конечно. Потому что немцы в машинах не спят, они в них е...тся.
       - Замечательно! Знаешь, сейчас Даша должна очнуться... Я думаю, ей не надо всего это видеть. Сам понимаешь, буду ей потом с дрелью жужжащей в руках снится. Так что, пожалуйста, и ее напои. Тем более, после газа это полезно. А я тем временем руки помою.
       - Послушайте, - порой Козлов от уважения переходил на "Вы", - а зачем скрепкой в мозгах ковыряться? Я читал, это электричеством делают?
       - А откуда у нас электричество, коллега?
       - У нас же машина, доктор! - снисходительно скривился Козлов-младший. - Сорока вольт тебе хватит?
       - Хватит.
       - Ну тогда смотри!
       Через пять минут Козлов протянул Хирургу два свитых звонковых провода. Концы их были оголены и зачищены. Хирург взял "инструмент" и ткнул в запястье. И вскрикнул от боли.
       - Просто замечательно, - сказал он, придя в себя. - Можно, однако, начинать.
       Пока Хирург три раза мыл руки из канистры, его "коллега" напоил водкой Дашу и будущего Комарова из Суздаля, а также старательно вымыл бензином ручную дрель.
       - А ты не промахнешься? - спросил он подошедшего напарника, заправляя в нее сверло.
       - Нет, исключено. Понимаешь, у меня руки особенные - я ладонями все участки мозга чувствую. Даже на расстоянии. Вот смотри.
       Несколько секунд Хирург водил ладонями над головой Козлова. Затем мягко улыбнулся и сказал:
       - Ты ведь в детстве переболел легкой формой менингита, да?
       - Да... До сих пор голова побаливает. И внимание не могу сосредоточить... Потому и не выучился.
       - Знаю, все знаю. Хочешь, я и тебя просверлю?
       Хирург почувствовал себя Лихоносовым, которого когда-то совершенно напрасно засадили в психушку.
       - Нет, не надо, я уже привык собой быть. Его, давай, сверли!
       И протянул дрель Хирургу. Тот не взял, помотал головой. Козлов удивился:
       - Ты что?
       - Сначала, Андрей, точку найти надо, я же говорил. Сиди тихо, не дыши и не думай.
       Козлов замер, и Лихоносов, прикусив шариковую ручку, извлеченную из бардачка, стал водить ладонями по голове уже почти бывшего Авдеева. Найдя приблизительное расположение нужной области мозга, он начал ее детализировать. Делал он это указательным и средним пальцам правой руки, время от времени смачивая их слюной.
       "Псих да и только", - нарушил Козлов-младший приказ не думать. Но это не помешало Хирургу - точка сверления была уже найдена и отмечена синим шариком.
       Надев резиновые перчатки (походный набор хирурга маньяк-Лихоносов взял с собой, он всегда брал его с собой, куда бы ни шел), он обработал место сверления йодом и, положив бандитскую голову на колени Козлова-младшего, взялся за дрель.
       Сверлил Лихоносов красиво. "Умеет, псих, работать", - подумал Козлов, любуясь его механически плавными движениями.
       Просверлив голову уже почти совсем бывшего Гоги Красного, видного подмосковного бандита, Хирург взял в руку провод и ровным движением вогнал его концы в мозг будущего Василия Васильевича Комарова из славного русского города Суздаля. Когда из отверстия пошел дым, тот дернулся и раскрыл глаза, смотревшие с надеждой.
       - Привет, Вася! - залился смехом Козлов-младший. - Возьмешь меня на Канары?
       Комаров не ответил, веки его медленно опустились, и он вновь провалился в пьяный сон.
      

    ***

      
       Герметизация отверстия не заняла много времени. Убрав провод, Козлов-младший вышел из машины, закурил и направился к своей машине глянуть на Дашу. Она крепко спала, ибо водки выпила не меньше стакана.
       Когда он вернулся в машину, Василий Васильевич Комаров, нанюхавшийся нашатырного спирта, находился в сознании и добром физическом здравии. Психическое же здравие лилось в него как бензин из заправочного пистолета. Сидя с ним лицом к лицу, Лихоносов, покачивался из стороны в сторону и монотонно бубнил:
       - Мама ваша была прекрасным человеком, она любила вас больше жизни, она научила вас уважать женщин и прощать слабость...
       Повторив это пятнадцать раз, Лихоносов затянул другую песню:
       - Папа ваш была хорошим человеком, он любил вас больше жизни, он научил вас быть сильным, честным и справедливым.
       Потом он повторял: - "Ты сын родины России, и ты любишь ее беззаветно и готов защищать до последней капли крови". Закончив с воспитанием и идеологией (не забыв Курильские острова), Лихоносов принялся за насущное.
       "Две недели ты не будешь ни расчесывать головы, ни мыть ее, ни касаться. Ты никогда не видел ни меня, ни этого человека, ни удивительно красивой женщины по имени Даша. Ты никогда не был в Орехово-Зуево, и никогда не был преступным авторитетом. Вот тебе командировочные, - зеленые бумажки Авдеева перешли в руки Комарова, - Сегодня же ты поедешь в Шереметьево, и улетишь на Канарские острова".
       Последнее заклинание Лихоносов повторил лишь раз. Его остановил насмешливо-металлический голос Козлова:
       - Послушай, не отправляй его на Канары. Отправь его туда, куда папаню моего отправил.
      

    69. Это был другой человек, с другим лицом и голосом.

      
       Хирург испугался. Он и подумать не мог, что Козлов-младший запишет на него поступок своего папаши.
       - Ты что, думаешь, что я и ему голову сверлил? - забыл Лихоносов о Василии Васильевиче из Суздаля.
       - Сверлил, это точно. Но чем? Сверлом или словами?
       Неизвестно, как развилась бы создавшаяся ситуация, если бы дверь "Мерседеса" не распахнулась, и мужчины не увидели бы Дашу.
       Она была навеселе, даже покачивалась. Но как только она заглянула в салон и облик застенчиво улыбавшегося Авдеева, бывшего Авдеева, разумеется, разместился в ее сознание, хмель из нее улетучился, как ветром сдутый.
       - Вы что, подружились!? Он же меня изнасиловал? - засверкала она глазами.
       - Хотел изнасиловать, - двусмысленно усмехнулся Лихоносов максимализму подруги. И вообще это не Авдеев Николай Федорович, в миру авторитет Гога Красный, а Василий Васильевич Комаров, рыботорговец из славного русского города Суздаля.
       Василий Васильевич Комаров, рыботорговец из славного русского города Суздаля, его не слушал. Он восхищенно, во все глаза смотрел на Дашу, смотрел, раскрыв рот, и ничего и никого кроме нее не видя.
       - Хватит дурака валять, - поморщилась потерпевшая этому взгляду. - Что вы собираетесь с ним делать? Убивать его нельзя, он меня видел.
       - Уважаемый Василий Васильевич! - обратился Лихоносов к Комарову. - Эта прелестная дама утверждает, что вы с ней довольно близко знакомы. Это правда?
       - К сожалению, я вижу ее в первый и, видимо, в последний раз, - грустно улыбаясь, ответил Комаров, продолжая поглядывать на женщину, глубоко его поразившую.
       Даша удивилась. Перед ней был не Авдеев, это она поняла ясно. Это был другой человек, с другим лицом, другими взглядом, даже другим голосом.
       - К сожалению, я сейчас же должен ехать в Шереметьево, - продолжил Комаров.
       - Не, не в Шереметьево, - отчаянно ревнуя Дашу, покачал головой Лихоносов. - В Воронеж поедете. Найдете там фанклуб под названием "Матрица", представитесь его руководителю и скажете, что вы из реального мира от подполковника Козлова. Но ничего не помните, кроме больших колб, опутанных проводами, в которых сидят биологические генераторы с дисководами на три дюйма в затылочной части. Потом дайте исследовать вашу голову, пусть найдут отверстие. Вам все ясно?
       - Ясно, - грустно улыбнулся Комаров, не в силах отвести глаз от Даши, уже сидевшей в машине.
       Оторвал его от этого приятного занятия зазвонивший мобильник Гоги Красного. Комаров вынул его из кармана пиджака и понес к уху. Козлов-младший остановил это движение неуловимым движением хорошего боксера.
       - Скажите, что вы завязываете с прежней жизнью, - сказал Лихоносов, когда будущий член "Матрицы" недоуменно посмотрел сначала на Козлова, а потом на него. - Завязываете и идете в монастырь...
       - Женский - хихикнул Козлов-младший.
       - Нет, в мужской. Еще скажите, что вам ничего не нужно. Убедительно скажите.
       - А кто это звонит?
       - Нехорошие люди. Они отняли у вас суздальскую рыботорговлю, каменный дом семнадцатого века с обширными винными подвалами и ресторан "Восток" с танцами и шашлыками по-карски.
       Комаров сказал все слово в слово. Голосом Авдеева.
       - Молодец, - похвалил его Козлов-младший. - А теперь на пять минут вспомни всех знакомых преступного авторитета Гоги Красного, он же Авдеев, позвони им и скажи то же самое.
       Василий Васильевич Комаров задумался. Лихоносов с интересом на него смотрел.
       - Нет, не могу ничего вспомнить, - наконец пожал плечами Комаров. - Я не знаю никакого Гоги Красного. И Авдеева не знаю.
       - Ты забыл, что мы делали двадцать минут назад, - сказал Лихоносов Козлову-младшему. - Нет у него в голове никаких Гог Красных. А вы, - обратился он к Комарову, поезжайте в Воронеж и на все звонки отвечайте так, как только что ответили. Попутного вам ветра!
       Они вышли. Комаров пересел на водительское кресло, поискал во внутренних карманах пиджака водительские права, нашел два экземпляра, один в правом, другой в левом. Права на имя Георгия Александровича Красного бросил в бардачок, к лежавшему там пистолету, а свои вернул в карман. Машина завелась с пол-оборота. Помахав мужчинам на прощание и задержав взгляд на Даше, он уехал в Воронеж.
       На Рязанском шоссе его догнали соратники Гоги Красного. Комаров им сказал, что ему ничего не нужно, и что он решил окончить свои дни в ближайшем мужском монастыре. Бандиты не верили, пока Василий Васильевич не отдал им ключи от "Мерседеса", пистолет и мобильник и не ушел прочь, заложив руки в карманы.
       Денег он не отдал. Это были его законные командировочные, выданные на поездку в Воронеж.
      

    70. Вот сволочи!

      
       На площади перед рестораном, в котором Даша обедала с Авдеевым, стояли скорая помощь и несколько милицейских машин. В скорую помощь санитары заправляли носилки с зарезанным симпатичным мальчиком с темными от страсти глазами, смотревшие теперь в никуда. Но ни, Козлов, ни Даша, ни Хирург не заметили этой сцены, поставленной Гогой Красным за полтора часа до своей знаменательной гибели.. Они смотрели, прищурившись, вперед и думали об одном и том же.
       Козлов думал об отце. Перед его исчезновением они поговорили.
       Отец сказал, что один человек, этот самый Лихоносов, открыл ему глаза, и он понял, что живет, жил не своей жизнью.
       Не жил своей жизнью, потому что в милицию попал ради московской прописки, сейчас ненужной, хотя мечтал стать моряком, морским офицером в черной шинели с золоченым кортиком, мечтал стать моряком и жить в солнечном городе Севастополе или живописном Владивостоке, изобилующем стройными спокойными женщинами.
       Не жил своей жизнью, потому что брал взятки, брал, потому что не брать их было нельзя.
       Не жил своей жизнью, потому что занимался милицейской работой, хотя все эти жулики, хулиганы и бандиты ему всегда были противны до тошноты.
       Не жил своей жизнью, потому что убивал, убивал в Чечне, убивал, потому что все убивали, и не убивать было нельзя.
       Не жил своей жизнью, потому что женился на дочери начальника, женился чтобы стать полковником без Высшей школы милиции.
       И так далее.
       И теперь все кругом не свое, ничего не трогает души, ничего кроме водки. И все, оказывается, объясняется просто, просто ларчик раскрывается - кто-то там, в реально существующем мире набрал от балды его жизнь, бесталанно, с ошибками, наскоро набрал, без учета особенностей набрал, потом всунул дискету с этой самой жизнью в голову с биркой "Козел" и заставил жить.
       Козлов-младший многое понял из слов отца, хотя с менингитом ему было жить проще, потому что с менингитом почти нет лишних мыслей и совсем отсутствуют ветвистые, и потому жизнь проста, как жизнь кабанчика. Козлов-младший многое понял и со слезами на глазах благословил отца на уход в себя.
       А теперь все изменилось. Козлов видел, как легко изменился Гога Красный. И сделал вывод, что если он так легко изменился, то, значит, и не был в натуре Гогой Красным.
       Значит, не сидел этот Гога Красный у него в яйцах, печенках, в сердце. Лишь в крохотно-миллиметровом участке мозга сидел, и от одного электрического пшика полностью улетучился.
       Значит, и правда, весь человек - это не человек, а искусственная намагниченность, сидящая в этих черных плоских коробочках, которые суют в мертвое "железо" и называют командными или инсталляционными дискетами.
       Значит, прав Хирург, что кто-то где-то вставляет эту искусственную намагниченность в обритую голову и человек начинает думать, что он человек...
       А как быстро он сделал Комарова! Пять минут поболтал, и человек готов! Толк в рыботорговле познал, ничего, кроме Воронежа, в голове нет и Курилы японцам никогда не отдаст.
       И отца он сделал.
       Может, он действительно оттуда? Из того мира, в котором из человека получают электричество? Топят его намагниченностью, как углем, и получают?
       Козлов-младший искоса посмотрел на Хирурга, сидевшего рядом. Потом посмотрел в зеркальце и увидел сидевшую сзади Дашу.
       "Точно оттуда. Как он эту женщину перелопатил! Хорошо еще в поселке не знают, что эта красавица есть прежняя новоселица Дарья Павловна - недружелюбная замкнутая Дарья Павловна, которая почти никогда ни на кого не смотрела. Если узнают - шум пойдет по всему району, и сожжет кто-нибудь ее халупу, точно сожжет. Назовут бесовским гнездом и сожгут. А он ведь точно бес, по-прежнему выражаясь. Но человек серьезный и вреда особого никому не желает. А потому пусть пока живет".
       У Козлова-младшего от мыслей заболела голова, и он прекратил думать.
       "Что же он такое сделал с этим Авдеевым? - думала все еще хмельная Даша. - Дискету другую всунул? Смешно, а ведь похоже. Раз, два и вместо крестиков нолики.
       Да... Что-то мне не по себе. Хоть и избавились от бандита, но противно. Лицо мне изменил, вон какая красавица, даже собаки смотрят. Лицо поменял, а потом программу поменяет. Ночью, когда спать буду. И какую программу он мне вставит? Понятно, какую. Завтрак, обед, ужин, как в ресторане, вечером в постель бегом и чтобы улыбка счастливая и на лице, и там, между ног.
       Нет, это бред. Фантастика. Всего лишь фантастика. Если это можно было бы делать, все были бы счастливыми. Я была бы счастливой, на завтрак ему омлет подавая, и в третий раз кряду отдаваясь ночью.
       И он был бы счастливый. Я, запрограммированная, сделала бы его счастливым.
       Все дело в программах. Видимо, плохо они составлены. Наспех. Да, наспех. Наспех... Но ведь время пройдет, и они научатся составлять хорошие программы? Может быть, нас даже к составлению привлекут. Как заинтересованных лиц.
       Нет, не привлекут. Они вставляют в нас эти паршивые программы, и мы даем ток. Все равно даем. Нас можно кормить дерьмовой жизнью, а мы будем давать ток. А может, от дерьмовой жизни тока больше?
       Да, больше. Конечно, больше. Спокойная жизнь без лишений, без напряжения, без борьбы, много тока не даст.
       Вот оно в чем дело! Они намеренно нас мучают! Чтобы тока было больше!
       Вот сволочи!"
      

    ***

      
       Лихоносов думал, что со своей разговорчивостью он опять влип. "Представляю, что думает Андрей. Уверен, небось, что я его папашу сверлил и потом заговаривал. "Поедешь в Воронеж, поедешь в Воронеж"...
       Черт те что получается. Вечно меня заносит. А Даша? Как она смотрела! Как на инопланетянина-колдуна. А что ей оставалось делать? Поспала чуток, и гангстер превратился в чукчу-рыбопромышленника.
       Почему все так просто получается? А может, и правда, тот мир, реальный мир, мир с кадушками, существует? И все его подспудно чувствуют, электромагнитно чувствуют? И потому верят сразу? Бывает же так - человек все напрочь забыл, подходит к нему другой и спрашивает: "Помнишь меня? Я в соседней кадушке сидел? Ну, справа от тебя?" И человек все до мелочей вспоминает...
       Черт! Не хватало еще, чтобы я в этот мир поверил. Вообще кино. В Воронеж поеду. Буду шаманить. А Козлов-старший? Куда он исчез? Как куда? В реальный мир протиснулся и бутылку мне послал... А может, и в самом деле в Воронеж рвануть? Сейчас как раз идеологии в стране не хватает. Коммунизм коллапсировал, религии прочие так себе... Жирком обрастают. А тут "Матрица"! И не просто "Матрица", а "Матрица", ум, совесть и честь эпохи. Члены повалят валом. И, в конце концов, весь потенциал страны направится на извлечение граждан из индивидуальных кадушек и лишения их персональных дискет с виртуальным суррогатом жизни. Ну-ну... И столица автоматически перенесется в Воронеж. Чепуха! Расстреляют в подвале! Чтобы государство боролось за извлечение граждан и раскрытие глаз? Чтобы оно наспех и силами дипломированных идиотов не записывало и не заправляло дискеты в мозги строителей? Нет, такого не бывает, потому что быть не может".
       Как раз в это время у Козлова-младшего от мыслей заболела голова, и он прекратил думать. В это же время Даша подумала: "Вот, сволочи!"
       Лихоносов обернулся, посмотрел на нее, и они засмеялись. Козлов-младший, не отрывая глаз от дороги, тоже засмеялся - от смеха голова у него проходила.
       Когда человек, сидящий в кадушке, понимает, что он сидит в кадушке, то кадушка становится виртуальной. На какое-то время.
      

    71. Президент с тремя семерками.

      
       Козлов-младший сначала заехал к себе. Только лишь вручив Лихоносову пакет с мясом очередного кабанчика, а Даше - пакет с литровыми банками солений и тушений, он повез их домой.
       Оставшись одни, Даша с Лихоносовым уселись друг перед другом за стол и загрустили. Первый выход в свет чуть было не вышел боком, и было ясно, что это не факт, а природная закономерность.
       - Ты не расстраивайся, - помолчав, сказал Хирург. - Все образуется... Обязательно образуется.
       - Я не верю... - чуть не плача, сказала Даша. - Мне все равно придется себя кому-нибудь продать. Ты сделал меня слишком красивой. Я чувствую, попади я в свет - меня будут рвать из рук. А если влюблюсь, то любимого человека непременно вынудят "уступить" меня кому-нибудь... Более сильному или более влиятельному.
       - Этот пессимизм у тебя он неудачи. Я уверен, не сегодня-завтра случится что-то чудесное, и все будет в порядке.
       Лихоносов смотрел и говорил печально. Даша уже не скрывала, что в ее будущем - сияющем или безрадостном - его нет. Мавр сделал свое дело, мавр может умереть.
       Он не сказал по этому поводу ничего. Пока она была с ним. И она обещала провести с ним Новогодний праздник.
       Посидев, они решили убрать дом. Операционная уже была не нужна, а из нее могла выйти уютная спаленка. Деньги, потерянные пять тысяч долларов, нашлись под матрацем кровати. На всех купюрах президенты были с бутылкой "Трех семерок" и усами, пририсованными синим фломастером.
      

    72. Удовольствие на капоте.

      
       На следующий день они поехали в Москву приодеть Дашу. После того, как задача была успешно выполнена, денег у них осталось лишь на посещение кафе средней руки и обратную дорогу.
       Кафе Даша выбрала на старом Арбате. Поев и выпив бутылку шампанского, они заговорили о том, что будут делать назавтра.
       - Ну и что ты собираешься предпринимать? - спросил Лихоносов, заворожено глядя на раскрасневшуюся от вина женщину.
       Даша в его лице, Даша в новой одежде из лучших бутиков, Даша на высоких каблучках выглядела сказочной двадцатипятилетней богиней, и он был счастлив. Богини не могут никому принадлежать, понял он, когда они вышли из последнего магазина, - они дарят себя тем, кому благодарны.
       И это хорошо. Хорошо, что она не принадлежит ему навечно. Ведь все, что переходит кому-то в собственность, теряет очарование, в какой-то мере становится вещью, и ты, хочешь того или нет, начинаешь терять, терять, переставая испытывать святой трепет.
       - Поеду в банк устраиваться на работу, - ответила Даша, благодарно улыбаясь.
       Она была рада, что Хирург перестал грустить, на нее глядя.
       - В первый попавшийся?
       - Нет. Поеду на проспект Сахарова, там одни банки, попрошусь в уборщицы. А ты чем займешься?
       - Буду тебя ждать. К Козлову-младшему схожу, мозги ему терапевтически подлечу. Ты знаешь, он подумал, что я и его отца переделал, так же как и Авдеева-Красного.
       Даша засмеялась.
       - Я его понимаю! Я сама, как увидела Авдеева, так подумала, что ты другую дискету в него вставил. Эта твоя "Матрица". Я все время о ней думаю, и иногда даже верю, что все так и есть. Может быть, действительно, вся наша жизнь это сон? Многие люди ведь живут, как по программе, по одной программе. Учатся, работают, женятся, рожают детей. И мысли у них одинаковые, и поступки. И пиво пьют одинаковое, и книги читают одинаковые...
       - Есть такое понятие - конформизм. Многие люди думают, что они - это они. А на самом деле содержание наших мыслей, чувств, желаний навязывается нам с рождения. Нас программирует общество, родители, окружение, роботы, наконец. В мозгу каждого из нас сидит тысяча дискет... И они диктуют нам, диктуют.
       - А ты знаешь, что мне в голову пришло, когда мы домой после Авдеева ехали?
       - Что?
       - Мне пришло в голову, что жизнь такая плохая, потому что от плохой жизни больше тока вырабатывается.
       Лихоносов засмеялся.
       - Ты имеешь в виду, что в нас вставляют дискеты с плохой жизнью намеренно?
       -Да...
       - Но я бы не сказал, что твоя жизнь плоха. Да, ты прожила тридцать пять, извини, двадцать пять лет плохо, но впереди тебя ждут одни удовольствия...
       - Одно удовольствие я уже испытала. На капоте "Мерседеса". А перед этим с Чихаем. Особенно в спектакле, который он разыграл в последний раз. Вот ведь человек! До сих пор помню, как пуля у него над ухом пролетела. А Алиса? Так естественно умерла, что я ни секунды не сомневалась. А бедный повар, Владимир Константинович? Представляю, как его били, чтобы был похож на шофера Бормана. И откуда у этих богачей страсть к постановке спектаклей?
       - От Калигулы, Суллы, Наполеона, Сталина... Людьми управлять приятно. Потом, правда, особенно если все получается, режиссеры начинают презирать массовку и вместо спектакля получается Освенцим или Гулаг. Понимаешь, любая карьера, в том числе и императорская - это удачно разыгранный спектакль. Если режиссеру удалось найти хороший сценарий, удачно подобрать актеров, суфлеров, рабочих сцены, критиков, журналистов, публику, наконец, то получается успех, как следствие, ведущий к следующей постановке. И человек перестает быть человеком и становится режиссером-постановщиком.
       - Все это грустно...
       - Конечно, если у тебя сердце статиста...
       - Ты хотел сказать - дискета статиста? - засмеялась Даша.
       Хирург залюбовался ее ровными зубами.
       - Да... Послушай, давай я тебе вставлю одну дискету? Она тебе будет в самый раз.
       - Вечером вставишь? - хамила она очаровательно.
       - Нет, сейчас.
       - Ну, вставь.
       - В банке, в который ты поступишь, ты должна вести себя, так, как вела себя с Чихаем. В этом банке будет тоже самое, что и у него. Будет и Чихай, будут и мертвые женщины, будут шестерки и Владимиры Константиновичи. Не жди от них ничего. Даже от умненьких Владимиров Константиновичей. Их бьют и они умненько делают все, что им скажут. Будь режиссером. Бери все сама. И четко обозначь цель. Чего ты от них хочешь? Скажи.
       - Я хочу... я хочу утвердиться среди них. Утвердиться, чтобы понять...
       - Что понять?
       Дашины глаза, когда-то бесцветные, лучились мягким светом.
       - Что ты лучше их всех. И еще я хочу, чтобы на меня смотрели. Я пока хочу внимания. Я понимаю, что... Слушай, Вить, этот человек, который сидит за твоей спиной... Он смотрит, смотрит... и внимательно нас слушает. И я боюсь его...
       Лихоносов обернулся. За ближайшим столиком сидел господин в сером костюме и черных очках. Сидел и, не отрываясь, смотрел на Дашу.
       - Ну и пусть смотрит, - повернулся Лихоносов к женщине. - Ты же этого хочешь, чтобы на тебя все смотрели. Кстати, он похож на одного из "Матрицы". Ты не находишь?
       - Похож и к тому же смахивает на того человека, который меня в апреле чуть у собственного дома не задавил. Пойдем отсюда, уже поздно.
       Лихоносов, кивнув, пошел расплачиваться. Они вышли, погуляли по Арбату, прошлись по бульварам и поздним уже вечером поехали домой.
      

    73. Голова была цела...

      
       Даша проснулась в огромной спальне под сияющим атласным одеялом. Огромная золотая кровать, ее пристанище, стояла под величественным балдахином из красного узорчатого бархата.
       На стенах спальни, покрытых искусной обивкой, висели старинные темные картины в тяжелых резных рамах. На полу лежал красный пушистый ковер, у кровати на нем распласталась шкура белого медведя. Мебель - трельяж, секретеры, стулья и пуфики - притягивала глаза и молила о прикосновении. На окнах застыли тяжелые бордовые гардины - стражи утреннего сна. Решив не думать, сон это или не сон, Даша глянула за голову и увидела шнурок звонка.
       Рука сама дернула его. Через минуту в дверь постучались, Даша, не зная, что делать, говорить "да" или молчать, - дернула шнурок вторично, и в комнату вошла горничная в строгом голубом платье, обделанным белыми кружевами.
       Подойдя к кровати, она, хрупкая, совсем юная, радостно заулыбалась и проворковала:
       - Знаете, сколько вы проспали, Гортензия Павловна? - Полтора суток! Почти тридцать семь часов! Михаил Иосифович вчера за обедом вас спящей красавицей назвал. Он так по вас скучает... Места себе не находит.
       Даша решила молчать. Когда тебя называют Гортензией Павловной и когда по тебе скучает какой-то Михаил Иосифович, судя по всему, любящий и весьма богатый муж, лучше помолчать.
       А горничная, переодевая Дашу в утренний пеньюар, продолжала щебетать:
       - Сейчас мы умоемся, потом вас посмотрит Леонтий Ефимович, он давно ждет в гостиной. Он сказал, что не сегодня-завтра вы окончательно выздоровеете и все вспомните...
       "Лихоносов! Лихоносов меня перепрограммировал, как Авдеева! И Михаил Иосифович - это он!" - мелькнуло в голове Даши. Ее рука потянулась к голове, ощупала затылок, темя, даже виски.
       Голова была цела, дырочек и выбритых мест в ней не было.
       "Нет, этого не может быть... Откуда у Лихоносова дворец, личные врачи и горничные? А может... может, там, в реальном мире, поменяли дискету?"
       Даша замерла, однако в голове ничего инородного не чувствовалось, она успокоилась и посмотрела на горничную потусторонним взглядом.
       - Вы, наверное, опять забыли, как меня зовут? - спросила та, шагнув к хозяйке в порыве сострадания.
       Даша улыбнулась, двинула смущенно губами.
       - Вы не расстраивайтесь, все будет в порядке. Меня зовут Флора. Правда, на самом деле я - Александра, но Михаил Иосифович, принимая меня на службу попросил, чтобы я была Флора... Вы такая красавица, Гортензия Павловна! Вы точно от бога, правильно Михаил Иосифович говорит!
       "Флора, Гортензия! Ну и вкусы у них там", - подумала Даша.
       - Михаил Иосифович так за вас переживал! - продолжала щебетать Флора-Александра, помогая госпоже причесаться. - Он прямо как юноша волнуется, только о вас и говорит... Вчера сказал, что из-за этой истории с Дашей у него несколько сделок сорвалось"
       "Даша?! Что за Даша? А Михаил Иосифович? Михаил Иосифович - это, вероятно, муж. Муж... Интересно, какой он? Если у него нет рогов и копыт, и он не изрыгает в гневе пламя, то почему бы и нет? Муж... У меня никогда не было мужа... И вот, он появился".
       - Ну, вот вы и готовы, - проговорила Флора, восторженно рассматривая Дашу. - Я пойду, позову Леонтия Ефимовича. Он говорил, что торопится к какому-то там Касьянову.
       Флора трепетно посмотрела в лицо хозяйки и вышла.
       Даша подошла к окну. Дворец, которым она, судя по всему, совладела, был трехэтажным. Высокие стрельчатые окна с узорами, бело-голубые стены, вокруг ухоженный парк с белоснежно-мраморными скульптурами греческих богов и богинь, обнесенный ажурной металлической оградой; вдали, за пашней зеленел лес.
       Лес и пашня выглядели российскими, и Даша порадовалась - недалеко бес унес!
       Когда она рассматривала декоративную черно-белую корову с колокольчиком, - дзинь-дзинь, - мирно пасущуюся у ограды, в дверь легонько постучали, Даша обернулась и, забыв, что не разговаривает, ответила:
       - Да, входите.
       Вошли двое. Высокий человек с умными глазами профессора, одетый в светлый костюм-тройку с иголочки, и... и Михаил Иосифович, сухощавый, поседелый и уверенный в себе господин лет пятидесяти.
       Даша тотчас поняла, что это он. Муж. Виновато-влюбленный взгляд сиял на лице собственника жизни и бело-голубого дворца, окруженного английским парком. Его нельзя было назвать красивым, а страшил, как известно, среди собственников жизни и бело-голубых дворцов, окруженных английскими парками, не бывает.
       Даша смотрела на него, смотрела и чувствовала, что у нее в мозгу сидит дискета, нет, не черная, а... а приятно-лиловая, как импортный фруктовый йогурт. Она чувствовала, как в этой дискете быстро-быстро крутится круглый магнитный листочек, крутится, крутится и потому она во дворце, и потому она, как и Михаил Иосифович, есть собственница жизни. И не только своей, но и многих других, не сумевших стать собственниками таких дискет.
       Михаилу Иосифовичу взгляд Даши понравился. Улыбнувшись удовлетворенно, он подошел к ней, робко взял руку, трепетно поцеловал.
       Губы его не показались Даше своими. Будь ее воля, она не выбрала бы их. Нет, они были ни жесткими, ни бесчувственными. Они были... несвободными. Они выполняли волю мозга, сидевшего в крепком круглом черепе. У Хирурга они были другими, у него губы, руки, тело и... и мальчик были самостоятельными в выражении чувств. Они целовали, ласкали, двигались не по команде, а охваченные святым трепетом узнавания.
       Да, этот человек не был похож на Лихоносова. Но в нем уверенно чувствовались качества, всегда ценимые женщинами. Этот краткий поцелуй вошел в ее тело волей, несшей спокойствие. Волей, передававшей приказ-успокоение:
       Все прекрасно, милая.
       Все под моим контролем.
       Все будет так, как мы захотим.
       - Горти, сейчас Леонтий Ефимович тебя посмотрит, - сказал "муж", не отпуская бархатной руки Даши. - Скажу тебе по секрету, он шепнул мне, что все будет хорошо, память скоро восстановится, раздвоение личности пройдет без следа, и мы заживем, как прежде...
       - Ну, не совсем, как прежде, - заговорил Леонтий Ефимович полным оптимизма голосом. - Я думаю от конных прогулок вам, Гортензия Павловна, надо будет отказаться.
       - Я уже продал всех лошадей, - покивал Михаил Иосифович, печальным блеском глаз переживая утрату конюшни.- Даже своего Витязя. Ничего не должно напоминать тебе о твоем злополучном падении.
       - И месяц-другой вам надо будет посидеть дома. Мы понаблюдаем за вами, и если приступы не повторятся, то вы сможете вернуться к прежнему образу жизни.
       - Думаю, мы уедем, - улыбнулся Михаил Иосифович, - Вчера я купил небольшой домик на Гавайях, естественно, рядом с морем и действующим вулканом, как ты хотела, надо будет пожить в нем месячишко. А весной Джек Баррель пригласил нас на свое высокогорное ранчо в бразильских Кордильерах - Горти любит осень в горах...
       Доктор укоризненно на него посмотрел, и Михаил Иосифович засобирался:
       - Ухожу, ухожу... Извините, Леонтий Ефимович, я запамятовал, что вы должны ехать к Касьянову.
       Сказав, Михаил Иосифович, потянулся губами к щечке Даши, и она ее с радостью подставила.
      

    74. Дискета вошла криво.

      
       Тщательно осмотрев, обстукав и прослушав Дашу, Леонтий Ефимович обрел прекрасное расположение духа. Усадив ее в кресло, он расположился напротив, и по-отцовски полюбовавшись пациенткой, тепло сказал.
       - Гортензия Павловна, не соизволите ли вы рассказать мне, что вас заботит? Может быть, вас что-нибудь особенное тревожит? Сны? Неприятные ощущения? Предчувствия?
       Вид врача, его манера говорить, расположили Дашу к нему, и она решила кое-что узнать.
       - Мне кажется, что ноги мои и лицо покрыты неприятными шрамами... - сказала она, застенчиво улыбаясь.
       - Ваши ножки и божественное личико покрыты шрамами? - шутливо удивился Леонтий Ефимович. - А что в этом странного? Да, конечно, покрыты! В самом деле, ваши ножки и личико покрыты невидимыми шрамами. Год назад на сафари в Восточной Кении ваша несносная Дарья в который раз понесла и, в конце концов, вы оказались в зарослях невероятно колючего африканского кустарника, не помню уж, как его называют. Нет, помню! Кажется, коли-коли на суахили кукуйо. Когда вас из этого коли-коли извлекли, в изодранной амазонке, всю поцарапанную, Михаил Иосифович заплакал от сострадания и хотел пристрелить Дашу, но вы не позволили. После этого неприятного случая вас несколько месяцев лечили в лучших западных клиниках, и шрамы полностью исчезли. А Дашу вы зря не позволили пристрелить... Дурная лошадь - это дурная лошадь, какой бы красивой и породистой она не была.
       - А эта рана внизу? Откуда она?
       Леонтий Ефимович помрачнел.
       - Почему вы молчите? Рассказывайте, я хочу знать!
       - Гортензия Павловна! Ну зачем вам это знать? Зачем вспоминать? Поверьте мне, это очень неприятная и тяжелая история...
       Дискета в голове крутанулась, и Даша почувствовала себя собственницей жизни. Своей жизни и жизни этого доктора, существующего на ее деньги и деньги таких, как она.
       - Рассказывайте, - сказала она решительно.
       - Ну хорошо, слушайте, - согласился доктор, живший на деньги собственников жизни, большинство из которых, к его великому сожалению не могли похвастаться ни великосветским тактом, ни благородством, по крайней мере, в отдельные животрепещущие моменты. В голосе его прозвучали мстительные нотки. Укротив их в течение непродолжительной паузы, он заговорил, сопереживая голосом:
       - Это случилось три месяца назад. Бандиты закавказской национальности остановили вашу машину недалеко от Шереметьево - вы только-только прилетели из Парижа, с показа мод не помню уж кого, и увезли в неизвестном направлении. Вас долго мучили... И физически, и психологически... Нет, не могу, Гортензия Павловна, увольте, не могу рассказывать, как вас пытали... Я сейчас заплачу.
       Даша вспомнила, как изощренно мучил Хирург ее за будущую измену, высокомерно улыбнулась и приказала:
       - Рассказывайте!
       В голосе получилось много металла и Леонтий Ефимович заговорил, пряча обидевшиеся глаза:
       - Вас, Гортензия Павловна, пытали током, голодом, душили, надевая на голову полиэтиленовый пакет, запускали в подпол десятки жаб, крыс и мышей, а потом кассеты с записями пыток, присылали Михаилу Иосифовичу...
       - Он что, не хотел платить выкуп!? - удивилась Даша.
       Леонтий Ефимович посмотрел укоризненно.
       - Через день после вашего похищения он передал бандитам требуемую сумму, миллион долларов. Они потребовали еще миллион. И получили его немедленно. Но им было мало, и они потребовали еще два. Михаил Иосифович не мог собрать их сразу, да и ясно стало, что вас уже не отдадут, и он обратился к властям. "Шансов на освобождение Гортензии Павловны почти нет", - сказали ему в милиции. Михаил Иосифович в одну ночь поседел и хотел застрелиться. Но случилось чудо... Иннокентий Сергеевич, милейший, кстати, человек и полковник ФСБ в отставке, работая сутками без сна и отдыха, смог установить ваше местонахождение, и обратился к Борису Михайловичу с предложением вас спаси. И спас, рискуя жизнью. Главарь бандитов выстрелил в вас за секунду до своей смерти. Кстати, Иннокентия Сергеевича вы увидите сегодня, он вхож в дом и частенько обедает.
       - Меня насиловали? - спросила Даша, вспомнив Гогу Красного и его "Мерседес".
       Тема насилия сидела в ней плотно, поскольку насилие - это не преодоленная страсть, преимущественно мужская, это жгучий интерес, это животное влечение, это то, чего она была лишена в прошлой ее жизни.
       Леонтий Ефимович опустил глаза.
       - Нет... По крайней мере, об изнасиловании вы следственным органом ничего не говорили. И Михаил Иосифович, естественно, ничего об этом не знает.
       Они задумались.
       Даша, конечно, не могла верить Леонтию Ефимовичу. Но эта нынешняя, видимо, стопроцентно сказочная жизнь с ее забытым прошлым с каждой следующей минутой казалась ей единственной. Ей хотелось, чтобы она была единственной. С каждой следующей минутой та Даша, несчастная женщина, рекламировавшая газонокосилки и автомобильные масла, казалась ей нереальной и никому не нужной. Убогая, косая ее жизнь, безысходность, владевшая ею, потом этот Лихоносов с его скальпелями, дешевым вином и теориями из кинофильмов и трудных книг, казались необыкновенно чужими.
       "Лихоносов... Что бы он сейчас сказал? - подумала она, вспомнив его несуществующее в данной жизни лицо. - Ясно, что. Он улыбнулся бы кисло и сострадательно и сказал, что новая дискета вошла в нее чуть криво, на перекос, и все, что надо сделать, так это легким движением указательного пальчика поставить ее на место. Что ж, я так и сделаю. Потом. А пока пусть сидит криво. Пусть посидит криво, и может быть, я еще нажму на возвращающую кнопку дисковода. Может быть, нажму. Я нажму, но не он".
       Вошла Флора.
       - Кушать подано, - сказала она, с любопытством вглядываясь в Дашино лицо. - Михаил Иосифович спрашивает, соизволите вы завтракать в присутствии Иннокентия Сергеевича или...
       - Да, да, конечно! Я с удовольствием с ним... - Даша хотела сказать "познакомлюсь", но осеклась и продолжила: - пообщаюсь... А вы, Леонтий Ефимович, присоединитесь к нам?
       - Спасибо, Гортензия Павловна! К великому моему сожалению, я должен ехать в Москву - через сорок пять минут у меня консилиум. Выздоравливайте, сударыня, денька через три-четыре, я к вам наведаюсь.
       Поцеловав руку хозяйке замка, доктор, некоторое время пятясь, удалился.
      

    75. Она шла от счастья.

      
       К завтраку Даша переоделась в длинное розовое платье с вырезом и большой красной розой на плече. Переодевшись, она отправила Флору вон и внимательно осмотрела гардероб. Все в нем было ее размера. Некоторые платья и туфельки были новыми, другие - нет. К своему удивлению она обнаружила, что ношенные платья и обувь нравятся ей больше. "Похоже, они - мои любимые", - подумала она, радуясь измышлению.
       За завтраком (золотая посуда, изысканная еда при полном отсутствии овсянки, царственный Борис Михайлович в смокинге, услужливые лакеи за спинами) говорили о предстоящей перепланировке парка с устройством фонтанов и отрытого бассейна под названием "Москва", а также поездке на вулканические Гавайи. Иннокентий Сергеевич был в форме и молчалив. Время от времени он преданно поглядывал на Дашу, и та начинала верить, что этот мужественный человек с рваным шрамом на лбу спас ее, рискуя своей жизнью.
       После завтрака Михаил Иосифович заговорщицки сказал, что ему надо проехаться по Подмосковью и если Даша даст ему слово, что ничего не скажет Леонтию Васильевичу, то он возьмет ее с собой, тем более, поездка намечается в новом "Кадиллаке". Даша с радостью согласилась: какая женщина не мечтает поездить в "Кадиллаке", да еще собственном?
      

    ***

      
       До этого странного случая они ездили часа два. Даша в бриллиантовом колье, облаченная в короткое черное платье (обтягивающее, чуть ли не трещит) лежала на диване то с бокалом белого кокосового ликера, то с очищенным бананом, смотрела телевизор и наслаждалась царской жизнью. Михаил Иосифович сидел за столом, обложившись бумагами, и работал то с ними, то на компьютере. Иногда "Кадиллак" останавливался, и он выходил на несколько минут. Когда он вышел в третий раз и задержался, Даша приоткрыла окно и увидела, что машины (был еще джип с охраной) стоят в двух домах от ее с Хирургом дачи.
       Вмиг лишившись спокойствия, она накинула на плечи норковую шубку, выбралась наружу и пошла к домику, в котором родилась, да, да, родилась вторично. Она двигалась против своей воли, она знала, что уходит от бездумного благополучия, от пожизненного счастья, от свободы, уходит, может быть, навсегда.
       Михаил Иосифович смотрел ей вслед, напряженно сузив глаза.
      

    76. Еще на четверть миллиметра.

      
       На калитке заржавевшими старорежимными кнопками был прикреплен листок бумаги в школьную клетку. На нем била в глаза надпись, сделанная фиолетовым фломастером:
      
       Продается домик с
       обстановкой, яблоне-
       вый сад. 4 500 у/е.
      
       Даша посмотрела во двор и увидела серьезного и смешно курносого молодого парня, чистившего дорожки от нападавшего ночью мокрого снега. Это был тот самый парень, у которого она купила этот дом весной. Увидев женщину у ворот, он кликнул мать. Та вышла из дома и, болезненно ступая артритными ногами, подошла к калитке.
       - Добрый день, вы по объявлению? - посмотрев на Дашу снизу вверх, спросила она недоверчиво.
       Ее можно было понять. Небесно красивая женщина в норковой шубке и бриллиантовом колье и ее унылый дом не могли существовать в одном пространстве и времени.
       - Да нет, - смутилась Даша. - Просто почерк на объявлении показался мне знакомым, и я остановилась.
       - Целый год не можем участок продать, - горестно вздохнула женщина. - Хорошо еще пожаров в этом году не было, а то прошлым летом до автобусной остановки на ощупь ходили, и сосед едва от искры не погорел.
       Говоря, она не могла отвести глаз от брильянтового колье стоимостью в несколько тысяч долларов.
       Даша улыбнулась. Это объявление, серьезный молодой парень, чистивший снег, эта бедная больная женщина вселяли в нее уверенность, что это колье не выдумано, а реально и принадлежит ей. Так же как и эта бескрайняя жизнь.
       - Мой муж желает купить все здесь вокруг. Так что ваша мечта скоро осуществится, - сказала Даша и, попрощавшись, пошла к "Кадиллаку" гордая и полная ожиданий, пошла, как девочка, впервые надевшая бюстгальтер.
       Михаил Иосифович смотрел на нее с удовлетворением. Дискета продвинулась к цели еще на четверть миллиметра.
      

    77. Встала на место.

      
       В машине они выпили шампанского. Михаил Иосифович был возбужден и сверкал глазами.
       - Сегодня у меня удачный день - мы стали богаче еще на пару дюжин таких колье, - сказал он, поцеловав Дашу в шейку. - Ты приносишь мне счастье, и я хочу воздать тебе должное. Есть у тебя какое-нибудь заветное желание? Я немедленно его исполню.
       Даше показалось, что муж не очень-то сексуален. Лихоносов, окажись они в "Кадиллаке", увидь он ее в этом обтягивающем черном платье, уже давно досчитал бы до трех.
       - Хочу, - сказала она, потершись носиком о его щеку.
       - Ну и чего же ты хочешь? - не понял Михаил Иосифович сути ее движений.
       Даша вновь увидела Лихоносова, его глаза, блестящие и чуть безумные от непреходящей жажды единения с любимой, и неожиданно для себя позволила подсознанию освободиться:
       - Отвези меня в одно место... Это бывшая мамина дача. Представляешь меня в туфельках с потершимися носками, с побитыми косточками на ногах, с выцветшими косичками и огромными бантами в голубой горошек? Такой я там бегала... Бегала и мечтала о тебе.
       - Нет вопросов, милая. Отвезу, конечно. Где это?
       Даша сказала. И через час стояла перед своей дачей. Той, которую продала по наущению Хирурга.
       Калитка была не заперта. Войдя во двор, она увидела, что дорожки к дому, колодцу и туалету не почищены. У стены сарая, как когда-то, высилась поленица дров, украденных у соседа Семенова. К ней примыкала поленица, сложенная из порожних бутылок из-под дешевого вина. Рядом, под водянистым слоем подтаявшего снега в изобилии лежали смытые осенними дождями этикетки "Кавказа", "Анапы", "Трех семерок" и "Агдама". А также мертвецки пьяный Хирург.
       Подошел Михаил Иосифович. Посмотрел на лежавшего брезгливо. Кисло пошутил:
       - Простудится, однако.
       И позвал шофера. Тот взялся за ноги Хирурга и потащил его волоком к дому.
       Даша пошла следом. Дверь была открыта. Висячий замок, раскрыв рот, висел в петле. На крыльце сидел, покачиваясь, огромный кот. Он был с похмелья. Шофер, морщась и кряхтя, тащил тело по ступенькам. Сзади послышался ровный голос Михаила Иосифовича:
       - Послушай, Горти, поехали домой, а? Леонтий Ефимович меня убьет за такие картинки. Да и поздно уже...
       Дискета встала на место. Тревога отступила. Гортензия Павловна, смущенно улыбнувшись мужу, пошла к машине. Ее, брезгливо отирая руки, обогнал шофер. В спешке он чуть было не наступил на мобильный телефон, выпавший из кармана Хирурга.
       Михаил Иосифович постоял немного, обозревая запущенный сад, обнесенный разваливающимся забором, дом, в котором он не поселил бы и врага, потрескавшиеся цементные дорожки. Уже уходя, увидел мобильник, странно лежавший под ногами. Пнул носком итальянского ботинка.
       Телефон испуганной птицей улетел в сторону. И разбился, ударившись о беленый ствол яблони.
       Михаил Иосифович порадовавшись своей меткости, сунул руки в карманы пиджака и пошел прочь, напевая "Пора-пора-пора-дуемся на своем веку красавице и кубку, счастливому клинку".
      

    78. Водитель с места происшествия скрылся.

      
       По дороге домой Михаил Иосифович работал, а Даша, нет, уже Горти, думала о своем. "Лихоносов говорил, что невозможно выявить правду. Потому что все на свете возможно, все на свете правда. И Бог, и хождение по водам, и кадушки для извлечения биологического электричества. И Чихай и то, что со мной случилось. И оттого мне надо прекратить думать обо всем этом, прекратить и начать получать удовольствие.
       А чудно все выходит. Оказывается, я не продавала дачи, и ничего близ Орехово-Зуево не покупала. И более того, из всего этого получается, что я не была знакома с Хирургом, и он меня не оперировал.
       Это положительный момент. Значит, я не фальшивая красавица, а самая настоящая, с рождения красавица. Этот факт поможет мне укрепиться в нынешнем своем существовании.
       Интересно, а если он импотент? И женился на мне ради вывески? Вон, как работает. И не посмотрел ни разу, как ни старалась привлечь его внимание. Ну, ничего, что-нибудь придумаем. А ведь третий день сухая, если полтора дня проспала. Ладно, посмотрим. Михаил может и воображать из себя трудоголика. А на самом деле просто выдерживает меня, как шипучее вино. С него станется, вон какие глаза хитрые и въедливые.
       Интересно, что с Дашей Сапрыкиной? По-прежнему живет в своей квартире и рекламирует памперсы со строительными материалами? Нет... Ведь, судя по всему, ее с весны на даче не было... У Михаила компьютер... Может попросить его, пусть посмотрит в Интернете? Ведь он наверняка имеет доступ в серьезные базы данных.
       Даша поднялась, кошечкой прильнула к Михаилу Иосифовичу и спросила:
       - Милый, я думала о Даше, своей кобыле, и вспомнила свою школьную подружку, Дашу Сапрыкину. Она с апреля этого года перестала мне звонить. Ты не можешь узнать, что с ней случилось?
       - Нет проблем, - любовно улыбнулся Михаил Иосифович, придвигая к себе ноутбук. - Так, Дарья Сапрыкина... Посмотрим в телефонной базе. Раз-два-три, вот тебе номер, звони.
       Михаил протянул Даше мобильный телефон. Она набрала номер (не на память, а глядя на экран компьютера), однако ей не ответили. Взгляд, брошенный на мужа, был беспомощно-укоризненным.
       - Ладно, давай посмотрим в другом месте, - Михаил Иосифович застучал по клавишам и скоро на экране появился длинный список фамилий с именами и отчествами. Изучив его, он виновато посмотрел Даше в глаза и сказал сокрушенно:
       - Умерла твоя Даша. Одиннадцатого апреля на нее наехал автомобиль. У подъезда ее собственного дома. Водитель с места происшествия скрылся, и его не нашли.
       Сначала Гортензия подумала: "Ну и хорошо, что так получилось, я теперь свободна", но потом ей стало жаль Дашу. "Бедная женщина, - помрачнела она. - Жила, жила на окраине жизни, и погибла, так ничего не увидев. Представляю, как ее хоронили... Сожгли и закопали. Без родственников и панихид. И никто ее не помянул. Но сейчас ей хорошо, она перед богом, чистая и святая. Хотя... Хотя, что я грущу? Ее же не было. Она - это моя совесть, виртуальная совесть, и ее закопали..."
       - Что с тобой? - тронул ее щеку Михаил Иосифович. - Она была тебе близка?
       - Да как тебе сказать... - задумалась Гортензия. - Мы дружили, да... Но она всегда была мне в тягость. Мне больно было на нее смотреть - представь себе несчастную дурнушку с кривыми ногами. И смотрела на меня как... как на воровку. Думала, наверное, что я забрала часть ее красоты. И не только у нее. У многих, таких, как она.
       - Ты, конечно, должна погрустить... Но помни, жизнь несправедлива по определению. Я давно понял, что некоторых людей Бог выбирает. Таких, как ты, как я, и как Даша. Выбирает и разводит по полюсам. Одни всю жизнь страдают, для других она - дом родной...
       - А почему так?
       - Почему? Мне кажется, это просто. Богу нужны люди, которые строят храмы, и нужны люди, которые в них ходят.
       - В библии написано, что богатому, так же трудно попасть в рай, как верблюду пролезть сквозь игольное ушко...
       - Пустое! Божий популизм. Он ведь тоже политик. Думаешь, просто руководить такой разнородной оравой, как мы? Конечно нет. А святые книги писаны для большинства людей. Ты знаешь, как "Московский Комсомолец" стал первой газетой страны? Очень просто. Как-то, еще при Советской власти, но перед перестройкой, главный редактор газеты, провел опрос, и выяснилось, что средний читатель "Московского Комсомольца" - это женатый мужчина, с незаконченным высшим образованием, у него полтора ребенка и он работает или работал таксистом. Изучив эти данные, главный редактор собрал редколлегию, журналистов и категорически потребовал, чтобы все статьи писались для этого среднестатистического читателя. Отсюда и успех. Так и святые книги писались для среднестатистического верующего...
       - Ты умен... - сказала Гортензия, думая о другом.
       - Знаешь, я все ждал, пока ты полностью вернешься. И вот, ты вернулась... Теперь мне ничего не нужно... Ни эти бумаги, ни лишние колье. Иди ко мне, моя милая...
       Горти расцвела. Норковая шубка сама упала с ее плеч.
      

    79. Чихнул и вспомнил.

      
       Лихоносов очнулся от холода и увидел, что лежит на диване, скорее всего, в дачном доме. Да, в том самом дачном доме. На нем был синий спортивный костюм с белыми полосками; серое байковое одеяло, которым он укрывался, сползло на пол и опрокинуло бутылку "Агдама". На нее он рассчитывал.
       "Опять придется что-то продавать... Ненавижу продавать, - подумал он, морщась от нестерпимой головной боли. - Что продавать? Не мебель ведь тащить. Однако придется. А к кому тащить? Дачники разъехались. Странно, однако, - удивился он в который раз, - с весны живу, а хозяев нет. Хозяйки... В этом доме отродясь не было мужчины. Умерла, что ли? Ну и хорошо. Значит, Бог взял ее к себе. Потому что была одинока и несчастна. Бог взял, она умерла, и тела похоронить некому, и наследовать некому".
       Лихоносов встал. Боль в голове уменьшилась. "Давление, небось, под двести. Помру скоро от инсульта. И сгнию здесь. Ну и пусть. Мне запаха не слышать. Полежу, парализованный, с недельку, подумаю всласть о жизни, и помру тихонечко. Так мне и надо... Кстати, судя по снегу - во дворе ранняя зима... А двадцать первого декабря день рождения. Пусть сегодня будет двадцать первое. И потому надо выпить".
       Лихоносов подобрался к столу и увидел на нем деньги.
       Он не взял их, не стал считать.
       Он смотрел на них.
       Они что-то ему напомнили. Давным-давно они уже лежали там. Это было неправда, но они лежали. Три тысячи.
       Лихоносов пересчитал деньги. Их было три тысячи. Он увидел лицо женщины, которой эти деньги принадлежали. Смутное лицо. Какое-то особенное лицо. В нем что-то было.
       "Если я сейчас пойду за вином, то ничего не вспомню".
       Лихоносов заплакал. Ему хотелось пойти за вином и хотелось вспомнить женщину. И он заплакал из-за того, что знал, что не будет вспоминать, а пойдет за вином и все потом забудет.
       Слезы помогли. Лихоносов лег на диван, на спину, и попытался вспомнить женщину. И увидел, что она красива. Очень красива. Нет, не красива, скорее, наоборот. Да, некрасива.
       "Что бы ты сделал, если бы хозяйка этого дома была красивой? - задался он вопросом. И ответил: - вылетел бы, как из пушки, она бы меня в момент выставила. А если была уродиной? Я бы предложил ей стать красавицей. На какие шиши? Предложил бы продать все, что есть. Сказал бы: "То, что есть, не имеет никакой цены. Ценно то, что будет". И она бы согласилась. Женщины за красоту готовы отдать все.
       И что потом? Потом я сделал бы из нее Женщину и влюбился. Женщину лучше Лоры. Назло Лоре бы сделал. Потом бы она со мной спала в благодарность. Спала бы, спала, как Лора, а потом нашла бы богатенького буратино и стала бы спать с ним. Я бы сделал ее сексуальной... А как ее звали? Нина? Вера? Нет, не вспомнить... Там, на кухне, в ящике стола были, кажется, письма..."
       Лихоносов с трудом встал, пошел на кухню, достал письма. Все они были посланы из села Кривцы Моршанского района на имя Дарьи Павловны Сапрыкиной.
       И он все вспомнил. Вспомнил, как два или три дня назад, а может, и вчера, да вчера, в дом пришел участковый и пообещал закрыть его, Лихоносова, на три года за грабеж и незаконный захват частной собственности. Когда он испугался быть козлом, участковый сказал, что хозяйка дачи в апреле умерла, и есть варианты. Потом, пристально посмотрев обещающим взглядом, предложил Лихоносову выступить в качестве владельца дачи и участка, когда он приведет покупателя. И обещал за подписи и лояльность три тысячи рублей.
       Вот откуда эти деньги! Значит, он подписал и, значит, никакой женщины не было, и никого он не оперировал. А может, и была, но в другой жизни. То есть в другой дискете.
       Сунув деньги в карман спортивных брюк, они накинул синее женское пальто с золотыми пуговицами, висевшее в прихожей на гвоздике и вышел из дома. Пройдя по дорожке несколько шагов, вдруг обнаружил, что идет по следам.
       Свои следы он определил сразу. Кто-то его тащил в дом за ноги, тащил от поленицы, у которой он лежал. Еще были следы дорогих мужских ботинок ручной работы - Лихоносов знал толк в обуви. И эти следы. Каблучок в иголочку, чуть задранный носок. Эти туфельки ходили по его сердцу. Эти ножки.
       Лихоносов чихнул - ведь два часа пролежал на снегу - и вспомнил странное имя. Или прозвище.
       Он вспомнил имя или прозвище Чихай.
      

    80. Карточки всегда к услугам.

      
       Гортензия кончила, ей было хорошо. Но что-то не то по-хозяйски разместилось в ее сердце, что-то не то отложилось в ее душе.
       Поразмыслив, она поняла, в чем дело. Во-первых, все случилось очень быстро. А во-вторых... Во-вторых, в какой-то мере, она не занималась эти пять минут любовью, в какой-то мере она работала. Отрабатывала бело-голубой замок, английский парк со статуями богов и йоркширскими коровами.
       "Ну, не работала, - стала она оправдываться перед собой, а выражала признательность. Жала так сказать ручку, благодарно блестя глазами. Все это нормально, все женщины либо занимаются любовью, либо выражают благодарность. Но это две большие разницы, и Миша может заметить. Конечно, заметит... Ведь заниматься любовью с владельцем заводов, дворцов, пароходов нельзя. Нельзя заниматься любовью с человеком, который за две секунды может поменять дискету, и ты за две секунды из роскошной спальни переместишься на ложе из раздавленных картонных коробок. Может, все это не совсем так, скорее всего, я преувеличиваю, но выводы можно сделать. Необходимо сделать.
       Во-первых, любовь, даже если она благодарность, длится час (размечталась после пяти минут!), а дворец с золоченой кроватью, "Кадиллак" и неисчерпаемые кредитные карточки длятся двадцать четыре часа в сутки.
       Во-вторых, любовь-благодарность неминуемо родит просто любовь. Непременно появится человек, с которым можно будет заниматься просто любовью. Конечно, с его стороны любовь может быть и любовью-благодарностью, но это не важно. Это разные вещи, ведь никто не будет спорить, что есть любовь на всю жизнь, а есть любовь, как брикет мороженого - полакомился и пошел дальше, сытый и довольный".
       Даша заулыбалась, представив себе этого человека. Это сладкое мороженое... Это был немногословный античный бог с застенчивым взглядом, ежеминутно грозившим превратиться во взгляд тигра, в сумасшедший влюбленный взгляд...
       Михаил Иосифович, к этому времени уже сидевший за столом, ответил ей улыбкой понимающего человека. "Что поделаешь, если есть работа? Тяжелая, нервная работа, часто не совместимая с чувственной любовью? Из-за нее-то я и взял тебя. Я буду приходить с работы усталый и выжатый, как лимон, озлобленный и удрученный. А ты будешь мне улыбаться, благодарно улыбаться, и я буду смотреть на тебя, как на чудесный цветок, буду смотреть и возрождаться. Вечером мы будем лежать рядом, и ты будешь меня целовать, ничего не ожидая и ничего не требуя... И еще ты будешь ходить со мной на приемы и рауты, и будешь улыбаться тем людям, которым буду улыбаться я. За все это я буду умен, и буду умен ровно столько, сколько будешь умна ты.
       - Милый, ты такой хороший! - ответила Гортензия улыбкой на улыбку. - У меня сердце теплеет, когда я смотрю на тебя.
       - Не настолько хороший, насколько ты этого заслуживаешь, - чуть-чуть странно улыбнулся Михаил Иосифович.
       - Ты сейчас подумал об этой женщине...
       Даша сказала, не подумав. Что-то женское толкнуло ее на этот демарш или обычную женскую провокацию. А может быть, толкнул античный бог с застенчивым взглядом, ежеминутно грозившим превратиться во взгляд тигра?
       - Ну зачем ты так... - поморщился Михаил Иосифович.
       - Я люблю тебя и хочу быть с тобой. И потому я хочу знать о тебе все. Все, без подозрений и догадок. Так что напомни, пожалуйста, мне о ней.
       - Может, ты и права. Ее зовут Лилия. Я ее содержу. Она красивая кукла, профессионалка. Когда во мне то, что я не могу, не хочу выплеснуть на тебя, я прихожу к ней, и она работает. Я часто бью ее и оскорбляю.
       - Бедненький, - пожалела Гортензия. - Но я вижу, ты не все сказал...
       - У тебя в записной книжке, она в кармашке сумочки, есть телефон некого Андрея. Я плачу ему за то, чтобы он был твоим послушным мальчиком. Или бойфрендом, как сейчас говорят.
       - Мне это неприятно, - надула губки Гортензия.
       - Ты просто все забыла. Он - живая кукла, живой член. И запрограммирован просто и надежно. Он тебе понравится...
       Михаил Иосифович помолчал и поправился:
       - Нравился ведь до твоего падения с Дарьи. Кстати, ты можешь делать с ним все, что хочешь. Месяц назад, мне рассказывали, ты метала в него дартовские дротики. Я не вернулся из Токио в назначенный день, и ты рассердилась. Знаешь, мне было приятно.
       - А кто рассказал?
       - Флора. Она у нас в доме штатная сплетница.
       Даша недоуменно посмотрела.
       - Она особенная, дипломированная сплетница, - широко улыбнулся Михаил Иосифович. - Я бы сказал - сплетница наоборот. Тебе она будет говорить обо мне приятные вещи, мне - о тебе. И всем домашним о нас с тобой. Это делает жизнь теплее.
       - Она мне понравилась, ты удачно подбираешь слуг.
       - Как тебе сказать... Она хороша, спору нет, но маму мою, Софью Егоровну, почему-то не любит. Честно говоря, маму вообще никто не любит, даже милейший Иннокентий Сергеевич. Но Флора ее не любит активно, язвит, не слышит и тому подобное.
       - А почему же ты ее не уволил?
       - Ты же знаешь!
       - Миша, ты забыл?
       - Извини, милая. Во-первых, Флора на все руки мастерица, а во-вторых, если бы я прогнал ее, то моя любимая мамочка вконец бы уверовала в полное свое могущество на одной пятой суши...
       - Значит, ты практически беспрекословно слушаешься маму?.. - скривила губки Гортензия.
       - Да, конечно... С молодых ногтей. Она, можно сказать, меня сделала.
       Даша отвела глаза. Свекровь, командующая сыном - это подарок увесистее "Кадиллака".
       - Да ты не подумай, - заулыбался Михаил Иосифович. - Во-первых, ты забыла, что это мамочка нас с тобой познакомила, а во-вторых, она одиннадцать месяцев в году путешествует, и не покажется даже на Новый год - его она решила провести на Филиппинах с очередным своим мужем, малайцем по национальности. Кстати, из-за этих мужей маму и не любят. Она привозит очередного и объявляет его кронпринцем в лучшем случае или Распутиным в худшем.
       Михаилу Иосифовичу в этот момент позвонили, и Дарья-Гортензия ушла в себя.
       Предлагаемый ей образ жизни (с бойфрендами, Лилиями и штатными сплетницами) кому угодно мог показаться циничным. На первый взгляд циничным. А при пристальном рассмотрении он представал весьма умело организованным. Все схвачено, все продумано, как в хорошем меню, в котором учтен каждый витамин, каждая калория и каждый микроэлемент.
       Переговорив, Михаил Иосифович глотнул яблочного сока, и мягко привлек к себе задумчивую Гортензию. Полюбовавшись ее лицом, он сказал.
       - Ты не задумывайся обо всем этом, от дум одни морщины. Ты просто живи, как раньше жила. И все будет хорошо - лошадей-то теперь нет, так что обойдется без колючек и падений.
      

    81. Он себя зомбировал.

      
       Лихоносов решил положиться на себя. Он пошел в магазин, а по дороге занимался аутотренингом, есть себя зомбировал.
       "Сейчас ты выпьешь, хорошо выпьешь и отключишься до утра. А утром ты встанешь трезвый, как стеклышко, и поедешь к Чихаю. Ты ведь был у него, наверняка был, и потому легко найдешь дорогу".
       Купив три бутылки хорошего молдавского вина, он пошел, радостный и предвкушающий, домой и по дороге бубнил себе под нос: "Сейчас ты выпьешь, хорошо выпьешь и отключишься до утра. А утром, ты встанешь трезвый, как стеклышко, и поедешь к Чихаю".
       Дома он сел за стол, налил полный стакан вина и, подняв его к глазам, сказал, как тост:
       - Сейчас ты выпьешь, хорошо выпьешь и отключишься до утра. А утром, ты встанешь, трезвый как стеклышко, и поедешь к Чихаю.
       Трех бутылок хватило до двенадцати ночи, и в двенадцать пятнадцать Лихоносов спал как замшелая скала.
      

    82. На автопилоте.

      
       Ровно в восемь утра Лихоносов встал, надел голубое пальто с золотыми пуговицами и пошел к автобусной остановке. Автобуса долго не было, потому что еще месяц назад он перестал ходить по расписанию. До станции Крутая его подвез Козлов-Младший.
       Сев в машину, Лихоносов не стал разговаривать - не хотел отвлекать организм от заданной ему цели. Козлов-младший искоса полюбовался золотыми пуговицами на голубом женском пальто, и досадливо покачал головой - он не терпел опустившихся мужчин и более всего мужчин, опустившихся из-за женщин.
       Они промолчали всю дорогу до Крутой.
      

    ***

      
       В Москве на Курском вокзале Лихоносов потерялся. То есть потерял чувство цели. И безвольно присоединился к безбилетникам, спрыгивавшим с платформы Горьковского тупика и направлявшимся к платформам сквозных направлений.
       Как только он поднялся на платформу, в стоявшем справа поезде раздался приятный женский голос "Осторожно, двери закрываются", и Лихоносов наперекор своей сознательной воли бросился в закрывающуюся пасть вагона. На Каланчевке тот же приятный голос попросил его покинуть вагон. Он выполнил просьбу, оказался на платформе и понял, что надо идти на Ярославский вокзал.
       На Ярославском вокзале Лихоносов купил билет и прошел на платформу. Там его задержал милиционер. Он долго так и эдак рассматривал золотые пуговицы на пальто и паспорт с регистрацией в поселке Губино Воскресенского района Московской области. На счастье в начале платформы появилось настороженное лицо закавказской национальности, и Лихоносов, оставленный без интереса, заскочил в первый попавшийся поезд.
       Поезд направлялся в Пушкино, совсем в другие края, и потому в Мытищах Лихоносову захотелось выйти попить пивка. Следующий поезд доставил его в Болшево.
       В Болшево ему захотелось выпить в приличной обстановке и подсознание привело его к ресторану. И не только привело, но и заставило войти. Вышибала хотел было продемонстрировать ему свою профессиональную сноровку, но Лихоносов выцедил ему: - Я к Чихаю, - и был пропущен.
      

    83. Всего-навсего мужчина.

      
       Гортензия была счастлива. Ей ни о чем не надо было думать. Если становилось скучно, то Флора, либо Михаил Иосифович непременно что-нибудь придумывали.
       А скучно иногда становилось. Через день после поездки в "Кадиллаке" пришел Леонтий Ефимович. Осмотрев ее, он сказал, что до Нового года ей больше ездить никуда не надо, так как по словам Михаила Иосифовича, ночью она кричала и даже пыталась уйти из дома. Гортензия расстроилась - ночью ей действительно снилось, как ее насмерть сбила машина, за рулем которой сидел человек в черных очках.
       Однако грустила она ненадолго - вечером появился Андрей. Сразу же после того, как позвонил Михаил Иосифович и сказал, что ему надо срочно лететь в Вену, а потом в Триест и будет он только послезавтра вечером.
       Бойфренд был похож на Сильвестра Сталлоне, не знающего русского языка и по какому-то упущению Голливуда прошедшего курс лечения в подвалах Лубянки. Он постоянно играл мускулами, ел орешки, приглаживал редеющие волосы и смотрел на Гортензию, как на старшего по камере. Одет он был в застегнутую на все пуговицы белоснежную спортивную рубашку и свободные светлые брюки с отворотами. Оставив его в гостиной, смятенная новая хозяйка большого дома нашла Флору, и розовея, сказала, что не знает, куда себя деть.
       - Гортензия Павловна, вы что, забыли?! - воскликнула на это штатная сплетница. - Он же мужчина! Всего-навсего мужчина. Просто вы, наверное, раньше общались с мужчинами, в которых было много женских гормонов, и потому они много говорили, думали и кокетничали на философские темы. А Андрей настоящий мужчина. Он ест, пьет и работает без устали.
       Выслушав Флору, Гортензия-Даша, запечатлела в памяти слова "Вы, наверное, раньше общались с мужчинами, в которых было много женских гормонов", и приказала:
       - Ну так подавайте на стол!
       Андрей ел аккуратно и много. Подавала Флора, и по ее взгляду Гортензия поняла, что та не прочь познакомиться с работоспособностью мужчины, не отягощенного женскими гормонами, и это позволило ей несколько раз улыбнуться штатному любовнику.
       После десерта Андрея прорвало, и он, артистично склонив голову, сказал Гортензии фразу, заученную по бумажке Михаила Иосифовича:
       - Вы невероятно хороши, сударыня. Я - художник, и постараюсь нарисовать вас, но боюсь, мне не хватит мастерства, чтобы выразить всю глубину вашей красоты.
       Гортензия почувствовала, что вечер начался, и отослала Флору. Когда та ушла, притушив свет, она спросила:
       - А какой вы видите меня на своем полотне?
       - Вы лежите на возвышении, нагая, и ждете... - Михаил Иосифович потом улыбнется, прослушав разговор - он шел точно по его сценарию.
       - Зевса?
       - Нет... Последних известий, - улыбнулся Андрей, как велел хозяин, в этот момент бивший Лилию букетом голландских роз по десять долларов за штуку, и расстегнул верхнюю пуговицу на рубашке. - Разрешите, я налью вам шампанского? Такое шампанское бывает только в доме Михаила Иосифовича...
       Эту фразу он сказал, не подумав, последний, прослушав разговор подумает, что работает штатный бойфренд не только на него.
       Гортензия кивнула. Андрей встал, подошел с бутылкой, но наливать вина не стал. Увидев глаза женщины, ее трепещущие губы, он поставил шампанское на стол, легко поднял подрагивающее тело на руки и куда-то понес. Гортензия не видела, куда. Прикрыв глаза, она витала, она качалась на его руках в сладостном океане чувственного счастья.
      

    84. Понимаете, у меня мания.

      
       Чихай по воле случая или проведения находился в ресторане. Последнее время ему было совсем туго - опухоль в мозгу быстро росла, и гангстеру, почти уже бывшему, было трудно думать и вспоминать. Собственно, Лихоносов и нашел его по этой опухоли: едва оказавшись в зале, он почувствовал ее клеточный оптимизм своими мозговыми клеточками и обратился к столику, за которым сидел угловато-плотный смуглый человек с пустыми черными глазами. Прежде всего, Лихоносов был хирургом и потому немедленно забыл, зачем явился в Болшево. Усевшись перед Чихаем, он сказал с достоинством в голосе:
       - Я - хирург, видите ли.
       Чихай смотрел на него долго, смотрел, пытаясь понять, почему он, никогда ни в кого не веривший, сразу поверил в этого человека, которого никогда в жизни не видел. У него не получилось поднять память хотя бы на карачки, и он тяжело осел в кресле.
       - Завтра я буду вас оперировать, и вы станете другим человеком, здоровеньким другим человеком... и поедете в Воронеж.
       Последняя фраза появилась в мозгу Лихоносова самостийно, и выговорилась тоже самостийно. Она упала откуда-то сверху как кирпич или голубиное "Здрасте!"
       Чихай смотрел в стол долго, потом посмотрел в зал, на сидевшего у противоположной стены человека, чем-то похожего на шофера Бормана из кинофильма "Семнадцать мгновений весны", и сделал рукой знак, объединивший его с Лихоносовым. Человек, похожий на шофера Бормана, подошел и, снисходительно рассматривая голубое пальто и золотые пуговицы, представился:
       - Владимир Константинович.
       - А я Хирург,- ответил Лихоносов. Пальто был теплым и единственным, и ему было наплевать, как на него смотрят.
       Шофер Бормана присел, глядя уже взглядом козырного валета:
       - Я к вашим услугам. Не хотите ли чего?
       Лихоносов посмотрел на него, потом на стол и повеселел, предвкушая хорошую выпивку. Владимир Константинович понимающе улыбнулся и пошел на кухню. Через десять минут перед Лихоносовым стояла еда и бутылка настоящего массандровского портвейна - человек, похожий на шофера Бормана, был природным физиономистом и определить пристрастия человека, длительное время пившего, ему не составило труда.
       Пока визави ел и пил, Чихай тяжело смотрел на него из-под плеч. Когда Хирург попросил Владимира Константиновича, сидевшего рядом со стаканом чая, повторить бутылочку, он смотрел уже гладко - по тому, как человек ест и пьет легко прочитать душу.
       Вторую бутылку Хирург пил не спеша. Ему было хорошо, он чувствовал себя человеком при деле и посматривал на Чихая, как на чистый холст или глыбу прекрасного каррарского мрамора.
       Владимиру Константиновичу это не понравилось.
       - Я слышал краем уха, вы собираетесь оперировать хозяина? - спросил он задушевно, выжимая ложечкой последние соки из подушечки малинового "Липтона".
       - Да, собираюсь, - щелкнул Хирург перед ним пальцами. - Понимаете, у меня природный бзык, то есть психиатрическая мания. Как только вижу человека, по которому скальпель плачет, так сразу клятву Гиппократа вспоминаю. Если бы вы знали, сколько я через эту манию горя хлебнул! Из института чуть не выгнали, в "Склифе" всего три года проработал, потом еще индивидуально били, даже лопатой...
       - Что, выгнали из "Склифа"?
       - Да, уволили по собственному желанию... - вздохнул Хирург, но вздохнул счастливо, потому что в стакане заискрилось рубиновое вино, подлитое Владимиром Константиновичем.
       - И за что выгнали?
       Лихоносов впрыгнул в седло своего философского конька и заговорил со вкусом:
       - За что? Вы знаете, уважаемый Владимир Константинович, причины того или иного социального или иного события, как правило, бывают комплексными. Одна большая причина, как правило, не срабатывает, если нет пары маленьких и гнусных.
       - Так за что вас уволили?
       Однако Лихоносов крепко держался в седле.
       - Знаете, что, Владимир Константинович... Я сейчас настраиваюсь на операцию, обдумываю ее, и мне не хотелось бы портить себе настроение. Знаете, операция - это великолепное действо! Это Большой театр, это спектакль! Это родео и Формула-1 в одном стакане! Это восторг, это рождение вновь. Представьте, перед вами лежит обнаженный человек, человек с червоточиной, вовсе даже не человек, а больной космос; вокруг него сгрудились вы и ваша команда, сгрудилась белыми ангелами, ангелами-стервятниками. Вы счастливы, вы ни о чем постороннем не думаете. Вы весь в этой червоточине, которую вам предстоит выклевать, вы весь в кабелях нервов и шлангах вен, тянущихся к ней. Ваш скальпель - это продолжение руки, продолжение мозга, ваше продолжение, вот сейчас он взрежет кожистую оболочку несчастного, потом его плоть, и потечет живая алая кровь. Потом вы вскроете брюшную полость, или прорубитесь к сердцу через ребра, или просверлите в черепе трепанационные отверстия, взрежете мозговую оболочку или просто перепилите берцовую кость пилой Жигли...
       - Мне кажется, вы опасно больны и вам надо обратится к врачу, - Владимир Константинович бросил обездушенный и обескровленный пакетик "Липтона" на блюдечко и со вкусом, смакуя, принялся пить чай.
       - Конечно, болен. Здоровый человек не будет резать человека, он не будет его спасать, он спрячется в своей уютной квартире и заткнет уши ватой, если вас будут резать на лестнице. А потом он выйдет и подработает на выносе вашего тела.
       Владимир Константинович подумал и сказал убежденно:
       - Хозяин не может решать сам. Его признали недееспособным, и опекуном назначили меня. А я, как здравомыслящий человек, не могу доверить опекаемое мною лицо авантюристу и маньяку, коим вы, несомненно, являетесь.
       - Я, кажется, начинаю понимать. Ну, конечно же, есть люди, которым нужен именно такой Чихай... Жалкий, ни на что не способный...
       - Ну зачем вы так. Просто все знают, что вылечить его невозможно, и к тому же, все, что ему принадлежало, перешло к его приемнику. Все, кроме дома и этого ресторана, с которого он начинал.
       - С преемниками понятно... Я имел в виду не их, я имел в виду вас. Вам ведь не нужен здоровый подопечный?
       Бывший повар смялся, спрятал окрысившиеся глаза. Чихаю это не понравилось. Морщась от боли, он достал из-под мышки пистолет и, мертво глядя, направил его в опекуна. Тот побледнел - он знал, что, по крайней мере, минуту, а может, и две за жизнь его никто не даст и выжатого пакетика грузинского чая.
       От напряжения Чихаю стало больно в голове, он спрятал пистолет и торопливо принял таблетку.
       Владимир Константинович вздохнул, правой рукой отер пот с левого виска. По его виду было ясно, что больше он с опекаемым шутить не станет.
       - А что вы вдруг сюда явились? - веселея, спросил он Хирурга.
       - Мне нужно. Я по другому делу к нему, но надо сначала сделать ему трепанацию и эту гадость, к мозгу присосавшуюся, вынуть и выкинуть в канализацию.
       У Хирурга начал заплетаться язык.
       - А потом что?
       - А потом он уедет в Воронеж. Клянусь, уедет. Оставит вам дом и ресторан и уедет, счастливый. Мой вам совет - не берите. Не берите дома и ресторана. Не берите, а поезжайте с ним, не пожалеете. Кстати, нельзя ли заказать еще бутылочку?
       - А резать с похмелья будете?
       - Как с похмелья? Вы, что, не нальете мне перед операцией?
       - Налью, конечно...
       - А знаете, я посмотрел в ваши честные гражданские глаза, и у меня появилась великолепная идея. Зачем инструмент собирать, операционную готовить, когда можно на ночь экспроприировать, то есть арендовать операционную в ближайшей районной больнице? Сможете это устроить оперативно? Если сможете, то ресторан точно ваш. Правда, больной?
       Последний вопрос был адресован Чихаю, и он кивнул.
       Владимир Константинович знал Чихая. Тот за всю его бандитскую практику никого не обманул. Спектакли и розыгрыши устраивал для всеобщего веселья, но не обманывал.
       - Хорошо, - задумался Владимир Константинович о конкретике дела. - Часа в три ночи пойдет?
       - Пойдет. К восьми утра справлюсь. И знаете, что еще... Не могли бы вы прямо сейчас положить нас в эту самую клинику? Я бы подготовился, больной тоже. Это важно для больного пропитаться запахом больницы.
       - Сейчас три, - посмотрел Владимир Константинович на часы... - Тогда я в больницу поеду, договорюсь с главврачом, с дежурным поговорю, операционную сестру подыщу, а вы пока здесь посидите. Через часик я пришлю за вами скорую помощь.
       Опекун Чихая встал и преданно улыбнувшись поднадзорному, пошел к выходу.
       - Погодите, милейший! - закричал ему вслед Хирург. - А бутылка?
       Когда Владимир Константинович вернулся с бутылкой марочного массандровского портвейна, Лихоносов стоял над Чихаем, сидевшем на стуле, обращенным к залу, и, дико вращая невидящими глазами, водил ладонями вокруг его головы. Он работал.
      

    85. Он улыбался.

      
       Больница была так себе, районная. Все районное - оборудование, запах, пациенты в дырявых серых халатах. Но медсестра, хорошенькая Аня, Хирургу понравилась, и он сказал, благожелательно улыбаясь:
       - Будешь себя хорошо вести, позвоню в Москву своему другу. Он возьмет тебя в частную клинику.
       Медсестра Аня поняла Хирурга неправильно. Она взяла его за руку, отвела в кабинет главврача, закрыла дверь изнутри и, рассеянно глядя, расстегнула на кофточке верхнюю пуговицу.
       Хирург, пьяненький в самую меру, рассыпчато рассмеялся:
       - Не, я по другой специальности, я хирург, маниакальный, можно сказать, хирург. А если хочешь в Москву, если хочешь иностранных чистеньких пациентов, напрягись прямо сейчас и возьми в толк - опухоль глубоко ушла в мозг, операция будет трудной и долгой, а ты будешь одна.
       Взгляд Ани стал осмысленным; застегнув кофточку на все пуговицы, она сказала:
       - Ну тогда я пойду готовить операционную?
       - Мой друг будет тобой доволен. Похоже, ты на все руки мастерица, - расплылся в улыбке Хирург.
       В это время Чихай уже лежал в инфекционном боксе. Он безучастно смотрел в потолок. Застиранное одеяло мышиного цвета было натянуто под самый его подбородок. Полчаса назад Хирург дал ему горсть таблеток, и головная боль отпустила. Чихай лежал, и в мозгу его стояла сладкая мысль, что скоро ее не будет совсем, потому что он умрет или вылечится.
       Вылечиться он не хотел. Он не хотел возвращаться в свое дело, в свой ресторан, в свой пустой дом, он не хотел жить с людьми, которые так болезненно его окружали. Он не хотел вновь впускать их в свой мозг. Потому что все это - люди, собственность, дело - было инородным телом, было твердой давящей черной опухолью, которая владела всем им - поступками, мыслями, чувствами, прошлым, будущим и настоящим.
       Он хотел умереть и уйти туда, где от поступков ничего не зависит, где вообще нет поступков, потому что нет будущего. Он представлял, как будет висеть бездумно в голубом или розовом космосе, представлял, как тепло будут ему улыбаться Бог и его подельники.
       Будущая Божья улыбка вошла в Чихая, и он заулыбался, Заулыбался так, как улыбался лишь будучи бессознательным розовым младенцем. Когда пришла Аня, он продолжал улыбаться. Он улыбался, когда она брила ему голову острой бритвой, улыбался, когда она переодевала его к операции.
       Хирургу его улыбка понравилась. В маске, облаченный в белые одежды, сжимая в руке скальпель, он впитывал ее в себя, он вдыхал ее, как спортсмен перед стартом вдыхает воздух, обогащая свои ткани кислородом. Вдоволь надышавшись надеждой пациента, он посмотрел на Аню, как на второй номер боевого расчета, и принялся за дело.
      

    86. Ему дали маску.

      
       "Ему дали маску, и он отключился. Aдам взял скальпель и провел аккуратный тонкий надрез поперек макушки и вниз к обоим вискам, а затем попросту стащил кожу на лоб широким ровным лоскутом. Воин из каманчей показался бы рядом с ним жалким подмастерьем. Тем временем другие промокали кровь, которая лилась обильно. Затем Aдам приступил к главному. У него было приспособление вроде коловорота. Им он просверлил по пять или шесть дырок - их называют трепанационными отверстиями - с обеих сторон черепа. Потом он начал орудовать чем-то вроде шершавой проволоки - пилой Жигли".
       Эти строки из "Всей королевской рати" Роберта Пена Уоррена Лихоносов почитал в двенадцать лет. Они, вкупе с последующими строками, так его поразили, что он стал хирургом. И в ходе операции, делая примерно то же, что делал хирург Aдам Стентон, ставший, в конце концов, убийцей естества, он вновь переживал эти байты личной своей дискеты.
      

    ***

      
       ...Через два часа опухоль лежала в ванночке, вымазанной кровью. Уплощенная, лилового цвета, почти квадратная по форме, она лежала, источая из себя сукровицу.
       Она сидела в мозгу Чихая с детства. Тогда она была маленькая, как и он, и росла вместе с ним. Она сидела топориком в особенном участке мозга, и Чихай стал таким, каким с ней должен был стать.
      

    ***

      
       Убирая операционную, Аня вытрясла содержимое ванночки в унитаз и спустила воду. То, что было Чихаем, проникло в канализацию.
      

    87. Свежая Асоль.

      
       Утром Гортензия проснулась одна. И удивилась, почувствовав и увидев, что белье свежее и пахнет фиалками.
       "Флора просто чудо, - подумала она, вспомнив прошедший вечер и ночь. - А то белье... Как оно трещало, как измялось. О мой бог, как он был хорош, как неистов, как тактичен! О, я так хочу, чтобы он быстрее приехал! Мне так хочется его отблагодарить! Подарить ему всю себя! Он - мой бог, всемогущий, щедрый и умный!
       Понятно, сначала Гортензия думала об Андрее, но отблагодарить ей захотелось Михаила Иосифовича. Она чувствовала, что влюбляется в него, чувствовала, что он - это единственный ее человек, человек, который призван сделать ее счастливой, потому что она этого заслуживает.
       Вошла Флора, свежая, как Асоль из "Алых парусов".
       - Ты прямо чудо, душечка! Как ты ухитрилась поменять простыни, меня не разбудив? - спросила ее Гортензия, сладко потянувшись.
       - Просто. Просто это мне доставляло удовольствие. У вас такая чудесная нежная кожа. У вас все чудесное... Я вам так завидую. И Андрею тоже...
       - А Андрею почему завидуешь?
       - Он может вас ласкать...
       - Вот как... - внимательно посмотрела Гортензия на смутившуюся девушку. - Ты хочешь лечь ко мне?
       Флора покраснела.
       - Да, очень хочу...
       Гортензия распахнула одеяло. И, увидев свое тело, поняла девушку.
      

    88. Травинка, закатанная асфальтом.

      
       Утром все трое, включая медсестру Аню, были отвезены Владимиром Константиновичем в дом Чихая.
       Хирург прошелся по нему как по музею, нет, как по замку с приведениями. Он побывал и в столовой, в которой "отравили" Алису, и в спальной, где Даша застрелила четверых. Естественно, он не знал деталей, но ему казалось, что он бывал в этом ныне пустынном доме. Показывал ему помещения Владимир Константинович, чувствовавший себя хозяином.
       А хозяйкой чувствовала себя Алиса, бывшая любовница Чихая. После того, как последний сошел со сцены и перестал узнавать людей, она сошлась с Владимиром Константиновичем, единственным нормальным человеком в доме.
       Она многое сделала. Именно по просьбе Алисы Чихаю за прежние заслуги оставили дом и ресторан, точнее, не оставили, а записали на его имя, а бывшего повара сделали его опекуном. Если бы не она, жить бы Чихаю в районной психушке на манной каше с призрачным молоком.
       Алиса подозревала, что Хирург явился неспроста. Это ее беспокоило, пока Чихай не пришел в себя. Убедившись, что он почти ничего не помнит, особенно в области деловой, да и в доме чувствует себя чужим, она успокоилась. Спокойствие прожженной женщины углубило и то, что Хирург, оказавшийся обычным пьянчужкой, заверил ее, что больше недели в доме не задержится. А когда Чихай подписал все бумаги, передающие ей, как многолетней сожительнице, все его имущество, она и вовсе стала рачительной хозяйкой и начала кормить бывшего своего владетеля куриным бульоном, да и не с импортных ног, а с домашних подмосковных курочек.
       Лихоносов же, попив всласть хозяйкиного вина, занялся делом, которое и привело его в тихие болшевские места. Когда бывший мафиози пришел в сознание, Лихоносов отослал Аню в гостиную зубрить латынь и объяснил ему, что он, Чихай, хороший человек, и единственная его забота - это жить среди хороших людей.
       Нет, Лихоносов не перегнул палку. Он знал, что если в сердце человека живет твердое желание быть хорошим и жить среди хороших людей, то такой человек, в конце концов, либо уходит в тайгу, в пустошь, либо становится презираемым правозащитником. Если, конечно, не становится революционером. Он знал, что твердость в желаниях делает человека идеалистом, никчемным и порою вредным, и потому поселил в сердце, а точнее в сознании Чихая смутное желание быть хорошим и жить среди хороших людей. Поселил, потому что твердо знал, что смутные желания время от времени вырывают людей из трясины обыденщины и заставляют ходить по миру в разные стороны, ходить с широко раскрытыми глазами; он знал это, и потому сразу сказал, что надо куда-то идти, ну, хотя бы в Воронеж.
       - Я бы сам отправился в Воронеж, - смущенно улыбался Лихоносов Чихаю, - но вот ведь беда - не могу я себе трепанацию сделать, это ведь не автопортрет писать. Так что поезжай один, но прежде выполни одну мою просьбу, я ведь заслужил.
       - А что я могу сейчас сделать? - ответил Чихай, улыбаясь призрачной улыбкой только что родившегося человека.
       - Я не знаю, - почти так же улыбнулся Лихоносов и стал ему объяснять суть своего дела. - Понимаете, - сказал он, - мне кажется, что в нашей с вами жизни, а может, в смутных желаниях, была женщина, много на нас повлиявшая. Я уверен в этом хотя бы потому, что ваше прозвище или фамилия что-то для меня значит. Я много пью, а иногда - очень много, и потому не могу отделить фантазии от фактов и прошу вас мне помочь.
       - А что вам являлось в фантазиях? - спросил Чихай, после того, как в его мозгу, освобожденном от опухоли, что-то памятно-мысленное образовалось.
       - Конечно, женщина... Мне иногда кажется, что я сделал одну женщину счастливой, и потом что-то плохое с ней случилось. Это не дает мне покоя.
       - А как вы ее сделали счастливой? Хирургически?
       - А как еще? По-другому я не умею...
       Как мы уже говорили, память Чихая пострадала не полностью. Слова Хирурга, послужили для его мозга катализатором. Он вспомнил Дашу и подробно рассказал о ней Лихоносову. Рассказав, попытался оправдаться:
       - Когда я увидел ее впервые , я понял, что она - это травинка, закатанная асфальтом. Такая же, какой я себя чувствовал, когда еще мог чувствовать. И мне захотелось ее освободить... А как я мог это сделать? Только по-своему...
       Хирург повинно улыбнулся.
       - Увидев ее, я тоже это понял, и тоже захотел освободить по-своему... И вот теперь, она, красивая от меня и уверенная от вас, пропала...
       - Вы хотите, чтобы я ее нашел?
       - Да... Но честно говоря, не представляю, как вы это сделаете в нынешней своей ипостаси.
       - Вы говорили, что я был преступным авторитетом...
       - Да. Это факт, известный в этих краях каждому ребенку.
       - У меня, наверное, были друзья. Попрошу Владимира Константиновича связать меня с ними.
       Позвали Владимира Константиновича. Он согласился помочь, Алиса, пришедшая с ним, тоже не возражала. Потом они ушли к себе. Там Владимир Константинович, просветленный любовницей за пять минут, решил ни к кому не обращаться, а поискать Дашу самостоятельно.
      

    89. Он был доволен.

      
       Бывший повар в тот же день поехал на Крутую. Его расторопность была вознаграждена - серьезный и очень курносый молодой человек заколачивал калитку гвоздями-сотками.
       - Вы меня извините, но я, кажется, вас не знаю, - сказал ему Владимир Константинович, вежливо, но с металлическим блеском в глазах.
       - А почему вы должны меня знать? - набычился парень.
       - А потому что этот дом принадлежит не вам, а одной весьма примечательной даме.
       Серьезный и очень курносый молодой человек молчал, и Владимир Константинович решил навести тень на плетень.
       - Вы не очень напрягайтесь, - ласково улыбнулся он. - Дело у меня к вам очень простое, ну прямо очень простое, если, конечно, не плевое.
       - Вы кто? - спросил парень.
       Владимир Константинович увидел у него в глазах желание, чтобы он, Владимир Константинович, был из серьезных компетентных государственных органов, которые не любят длительных следствий, открытых процессов и публичной полемики.
       - Я из одной серьезной компетентной организации, которая не любит длительных следствий, открытых процессов и публичной полемики, - ответил он, соответствующе глядя. - Вы успокойтесь и скажите мне те тридцать слов, которые я хочу услышать, и которые настроят нас на взаимоприятный лад.
       - Неделю назад ко мне пришел человек, - начал рассказывать парень, глядя прямо в глаза гражданину из компетентных органов, чтобы тот не подумал, что он обманывает. - Он предложил три тысячи долларов за то, чтобы я некоторое время пожил на своей бывшей даче. И всем говорил, что она всегда была моей.
       - Замечательно сказано! - восхитился Владимир Константинович - Ровно тридцать слов! Теперь расскажите все, что знаете.
       - Весной на нашу городскую квартиру по объявлению по продаже дачи приходила женщина, очень некрасивая. Я пожалел ее и сбросил пятьсот долларов, продал всего за четыре тысячи. Три дня назад к калитке подошла хорошо одетая и очень красивая женщина в бриллиантовом колье. Она была удивлена, увидев меня. Маме она сказала, что почерк на объявлении по продаже дачи - оно висело на калитке, - показался ей знакомым. Уехала она на белом "Кадиллаке" с видным мужчиной. Мама говорила, что он выглядел озабоченным, как будто собиралась гроза. Машину сопровождал джип, полный охранников. Номеров я не запомнил. Это все, что я знаю.
       - Спасибо и за это. Кстати, вы не хотите поменять профессию? Нам в этом районе нужны люди на наружное наблюдение. Будете получать триста долларов практически ни за что?
       - Нет, спасибо, я сам как-нибудь.
       - Тогда всего вам доброго. Забудьте обо всем. Привлекать вас в качестве свидетеля мы вас не станем.
       Владимир Константинович был доволен. Он вспомнил вопрос Даши: "Вы каких наук повар?" "Не только кулинарных, не только", - улыбался он, выезжая из поселка.
      

    90. Ресторан в Майами или ребеночек в Ницце.

      
       Алиса, послушав отчет любовника, задумалась. Ей стало ясно, что Дашу просто "кинули". "Прикупили" на ее счастье. И сделал это человек, который ездит на "Кадиллаке" и, вне всякого сомнения, сидит на мешках с акциями "Газпрома" и РАО ЕС.
       Ей стало нехорошо. Эта драная курица с кривыми ногами стала королевой и в греческих соболях валяется на диванах в белом "Кадиллаке"!
       - Ты чего? - удивился Владимир Константинович расстроенному виду подруги.
       - Если мы все это не используем, то грош нам цена... - ответила Алиса, убирая с лица кислый вид и напуская мертвенность.
       - А стоит ли? У нас ведь есть все?
       - Это у нее есть все. А у нас есть дом, который не на что содержать, хоть коммуналку из него открывай, и есть ресторан, едва себя окупающий.
       Алиса посмотрела так, что Владимир Константинович понял, что дом и ресторан есть у нее. А он ей нужен, пока будет делать то, что она скажет. Ему не хотелось устраиваться в третьеразрядный ресторан поваром или даже жарить на улице некачественные чебуреки из пропавшего мяса, и он настроился на конструктивный лад.
       - Ты предлагаешь ее выкрасть?
       - Да. Мы ничем не рискуем. Это дело задумали они, то есть Хирург с Чихаем. И если оно пойдет не так, как мы хотим, то возьмут их. Я сделаю что-нибудь, ты сделаешь, и сомнений в этом не будет.
       - Так... - раздумывая, закусил губу бывший повар. - Обрисуем, однако, ситуацию. Один богатенький буратино увидел на улице или кафе несравненной красоты женщину, - Алиса неприятно поморщилась, - и решил развлечься. Наверное, это было в кафе, и он что-то такое услышал. И в его голове созрел будоражащий кровь сюжет. И он претворил его в жизнь...
       - Любишь ты красиво говорить, - прервала его Алиса. - Давай больше трепаться не будем, а сделаем так. Я сейчас позвоню племяннику - у него компьютерная база на все автомашины, и узнаю, за кем в России числятся белые "Кадиллаки". А ты ступай к Хирургу и выясни, что такого мог наговорить этой курице богатенький буратино. Да смотри, осторожнее, лишнего не выболтай. Если все у нас выгорит, откроем в Майами ресторан под названием "Бедная Гортензия" и ты будешь в нем шеф-поваром.
       Владимир Константинович посмотрел обиженно, и Алиса его успокоила:
       - Или, если хочешь, ребеночка в Ницце родим.
      

    91. Он полюбил и выдумал.

      
       Гортензия Павловна начинала понимать, что в рай она попала своеобразно.
       Ее женский ум верно понял фразу Флоры "Просто вы, наверное, раньше общались с мужчинами, в которых было много женских гормонов, и потому они много говорили, думали и кокетничали на философские темы". Так можно было сказать только о Лихоносове, болтуне и кокетке, не по годам густые волосы которого, а также склонность к алкоголю, свидетельствовали в пользу того, что в нем вовсю гуляют женские гормоны.
       Она начинала понимать виртуальность нового своего мира, и чувство благодарности поднималось в ее сердце. "Он обманул меня, - думала она, гуляя в парке среди статуй, до синевы помороженных русской зимой. - Он полюбил, и как сказочный принц, выдумал мне жизнь и наполнил ее женскими радостями. Какая же он лапушка! О господи, как будут сверкать мои глаза, сверкать от счастья, когда я его увижу!
       Сверкать?
       Нет, все надо принимать, как должное. Я же красива, как никакая другая женщина! Я получаю свое! И он должен понимать, он не должен забывать, что на свете есть много людей, которые сочтут за счастье положить к моим ножкам все свое достояние!
       А эта его мамочка? А если она пиранья, и все ее не любят именно за это? Он сказал, что на Пасху она приедет ненадолго.
       Ненадолго... Пиранье много времени не нужно.
      

    92. Подстраховался.

      
       Владимир Константинович нашел Лихоносова, конечно же, в баре. Он сидел за столиком, на котором топтались в нетерпении бутылки иноземных вин, и решал, с которой их них пообщаться в первую очередь.
       - Третьим будешь? - улыбнулся пьяница бывшему шоферу Бормана, решив начать с "Бордо" восемьдесят девятого года.
       - А кто второй? - улыбнулся Владимир Константинович, усаживаясь напротив.
       - Второй - это я. А она, - взял он "Бордо", - первая.
       Владимир Константинович открыл бутылку, и они выпили по стакану.
       - Ну, что-нибудь выяснил? - спросил Лихоносов, нутром наслаждаясь победной поступью выжимок французского лета.
       - Да. Выкрал ее один богатенький нефтепромышленник. И, похоже, она не знает, что ее присвоили за копейку. Ничего не скажешь по этому поводу?
       Лихоносов, насупившись, - он все вспомнил, - налил еще по стакану и сказал, мрачно рассматривая опустевшую бутылку:
       - Знаешь, давным-давно читал я один китайский рассказ. Там один человек, естественно, китаец, много говорил. В годы Великого кормчего и "Великого скачка". И от его речей отправили на перевоспитание лучшего друга, потом еще кого-то. А когда отправили отца, он взял опасную бритву и натуральным образом отрезал себе язык. Так вот у меня сейчас острое желание взять бритву и сделать то же самое...
       - А можно конкретнее? - поднял стакан Владимир Константинович.
       - Можно, - ответил Лихоносов, механически чокнувшись.
       Они выпили и Владимир Константинович, узнал о реальном и виртуальном мирах, о кадушках, шлангах и дискетах, о том, как Лихоносов задурил голову Козлову-старшему, как отправил в Воронеж Гогу Красного, и как это все повлияло на Дашу.
       Следующей лишилась пробковых мозгов бутылка "Хванчкары".
       - А вы бывали с Дарьей Павловной в Москве? - спросил Владимир Константинович, отпив четверть стакана (он не хотел надираться). - Я имею в виду, могли вас видеть и подслушать?
       - Да, бывали. Когда я с ней закончил работать, мы поехали одеваться. Ходили по магазинам. Штук пятьдесят обошли. Потом сидели в кафе на Старом Арбате и говорили обо всем, в том числе, и о реальном и виртуальном мирах. И один тип в черных очках, похожий на типа из "Матрицы" нас, похоже подслушивал. Потом мы походили по бульварам и поехали домой. Очнулся я рядом с прежней Дашиной дачей без памяти и на автопилоте до нее добрался.
       - Да, видимо, очень большой человек вас в оборот взял... - огорчился бывший шофер Бормана. - Большой и беспринципный. Представляю, что он с Дашей делает. Без всякого сомнения, эксплуатирует определенные ее качества и свойства.
       Владимир Константинович, помня рекомендации Алисы, утаил, что Даша ездит в "Кадиллаке", и что на ней шуба за десять тысяч долларов и бриллиантовое колье за несколько десятков тысяч. Осмыслив услышанное, он включил портативный магнитофон, прятавшийся в кармане пиджака, и спросил, как младший брат спрашивает старшего:
       - Так что же будем делать? Или хрен с ней, пусть живет у этого сукиного кота?
       - Нет, надо найти Дашу и вызволить. У тебя же есть каналы Чихая? Хочешь, пойдем к нему, и он попросит тебя это сделать?
       - Я боюсь. Могут взять за жабры. И закрыть надолго - у этого нефтепромышленника, я думаю, в службе безопасности одни бывшие полковники с генералами. И Алиса не позволит.
       Язык Лихоносова понемногу стал заплетаться.
       - Слу..шай, а если Чихай даст тебе бу..магу, в которой прикажет это сделать под страхом смерти, то займешься? Я бы сам пошел, но какой из меня воин? Я же алко... алкоголик сейчас.
       Владимир Константинович выключил магнитофон и сказал чеканно:
       - Если Чихай даст мне бумагу, в которой прикажет найти и вызволить Дашу под страхом смерти и потом уедет, скажем, в Воронеж, то я займусь этим делом.
       - Ну тогда давай, выпьем и пошли?
       Они допили "Хванчкару" и пошли к Чихаю. Тот написал и заверил подписью бумагу, заранее составленную Владимиром Константиновичем.
      

    93. А если больше, то беда.

      
       - Все это хорошо, но как в таком случае мы заполучим Дашу? - задался вопросом Владимир Константинович в постели, после того, как Алиса, массируя любовнику спину, рассказала, что белый "Кадиллак", на котором ездил объект их интереса, принадлежит Михаилу Иосифовичу N, одному из богатейших людей России.
       - Да, дом, в котором она живет, охраняется не хуже Кремля, - ответила Алиса. - Но ведь мы умные люди? А охрану, как правило, организуют люди, которым с лейтенантских погон запрещали разнообразно думать. Так что думай милый, думай, ведь на кону твой ребеночек и ресторан в Майами.
       Владимир Константинович очень хотел ребенка, девочку конечно. Он часто представлял, как будет катать коляску по улицам и тенистым переулкам Болшева, как будет придумывать Аленушке сказки, как будет менять ей памперсы, стирать распашонки с колготками и кормить растертыми овощами и фруктами. И как важный и расстроенный, будет выдавать ее замуж, а потом мяться от нетерпения в фойе родильного дома.
       Алиса тоже этого хотела. Однако она с семнадцати лет жила с "деловыми" людьми, она была запрограммирована на определенный образ поведения и не могла "поменять дискету" самостоятельно. Дискету женщине может поменять только мужчина, а что такое мужчина? Особенно виртуальный мужчина? Что такое этот Владимир Константинович, из которого можно сделать шофера Бормана, а потом подкаблучника?
       Владимир Константинович, внезапно опьянел от выпитого с Хирургом и добавленного потом единолично. Он всегда пьянел неожиданно. Насладившись расслаблением ума и тела, он сказал, жмурясь от удовольствия:
       - Хорошо, лапушка, подумаю... У меня мозг хоть куда... Так, в повседневности, он и подкачать может, но если его хорошо попросить, особенно в последнее время, то он всегда, как юный пионер... Я придумаю что-нибудь этакое, только ты не дави и улыбайся. И не смотри на меня, как на живого человека, мертвая... Знаешь, ты женщина хоть куда, но тебя иногда много. Человек - он человек. Его должно быть столько, сколько он весит. А если больше, то беда, он тяжелым становится...
       - Хорошо, Вова. Я обещаю - все будет, как ты хочешь, - сказала Алиса, не зная, лжет она или говорит правду. - Но докажи мне теперь, что ты мужчина, что ты можешь повернуть все по своему желанию. Каждой женщине это надо, иметь такого мужчину. Понимаешь, я видела, как тебя били, и как ты подставлял глаз, и как тихонечко скулил. Ты был совсем как я с Чихаем. Он тоже меня бил, в самое сердце бил, и я скулила, пока весь звук из меня не вышел. И теперь этого звука в моем сердце нет, а тебя я при себе оставила, потому что почувствовала, что этот сердечный звук ты мне можешь вернуть. Верни мне его, пожалуйста, и стану я твоей собачкой, сукой твоей стану...
       Владимир Константинович заплакал и обнял Алису. Та удовлетворенно улыбнулась и приняла объятия.
       Потом они говорили о перерождении Авдеева. Засыпая, бывший повар представлял себе Алису после аналогичной операции - добрую, мягкую, любящую. Алиса же думала, что способности Хирурга можно использовать, как в кино, то есть для создания беспринципных и жестких исполнителей ее воли.
       Если бы Лихоносову открылись ее мысли, он бросился бы искать опасную бритву.
       Чтобы отрезать свой язык.
      

    94. Алиса за вас ответит.

      
       На следующее утро Владимир Константинович заперся в кабинете и принялся думать, как выманить Дашу из дома Михаила Иосифовича.
       "Что может заставить ее искать встречи с кем-либо извне? - задал он себе первый вопрос. - Любовь или жалость к Хирургу? Возможно, но вряд ли. Когда она впервые легла под Чихая, Хирург ей был нужен. Он был надеждой для нее, и она пошла ради этой надежды на позор.
       Теперь она имеет все и Хирург для нее - то же самое, что журнал "Бурда" за семьдесят первый год.
       Ее может подвигнуть на встречу с кем-нибудь извне только угроза потерять нынешние блага. Или красоту.
       Да, красоту. Если бы она узнала, что без каких-то там чудесных таблеток или мазей Хирурга красота спадет с ее лица, то она женским своим умом придумала бы как с ним встретиться.
       Нет, не то. Если она это узнает, то сразу побежит к своему Михаилу Иосифовичу. И тогда все, конец - он спрячет ее под замок, найдет врачей, которые докажут, что эти пилюли или мази есть чепуха. И тогда она даст нам знак, и назначит место встречи, и меня на ней застрелят как последнюю шестерку.
       Да... Ничего не придумать... Облажаюсь перед Алисой. И придется опять эти чебуреки из котят жарить..."
       Однако Владимир Константинович не ударил в грязь лицом. Ему помог Хирург. Он, на удивление трезвый, вошел в кабинет, приблизился к письменному столу и поинтересовался, заглядывая в глаза с надеждой:
       - Думаете, как Дашу вызволить?
       Михаил Иосифович тяжко вздохнул.
       - Непременно надо что-нибудь придумать, непременно! - волнуясь, продолжил Лихоносов. - Понимаете, примерно полгода назад у нее на женских органах было несколько серьезных операций, и я должен был в середине декабря ее обстоятельно посмотреть. Посмотреть и, возможно, подправить кое-что. В противном случае у нее могут возникнуть неприятные новообразования. И детей может не быть...
       Последнюю фразу Лихоносов говорил удивленно - Владимир Константинович, повеселев на глазах, панибратски хлопнул его по плечу и пошел к бару за коньяком.
       - Мне вина, пожалуйста,- сказал ему вслед Лихоносов.
       Через минуту они чокались.
       - А что это вы так обрадовались? - спросил Лихоносов, выпив.
       - В голову идея пришла. Сегодня какое число?
       Лихоносов пожал плечами и Владимир Константинович ответил сам:
       - Сегодня четырнадцатое. И я спорю с вами, что через пару дней она будет здесь, живая и невредимая как наш российский дух.
       - Давайте поспорим, только у меня нет денег.
       - Деньги - это чепуха. Алиса за вас ответит.
       - Я с удовольствием вам проиграю.
       - Проиграете, проиграете, несомненно, проиграете. А скажите, каким образом Даша могла бы дать вам знать, где она находится?
       - Она могла бы позвонить на наш мобильный телефон. Но я его нашел разбитым под яблоней...
       - А номер какой был? - спросил Михаил Иосифович.
       Лихоносов напряг память и назвал.
       Владимир Константинович записал номер и поднялся с места:
       - А теперь извините, мне надо идти. Кстати, как здоровье Чихая?
       - Чихай умер... - смущенно улыбнулся Лихоносов.
       - Как!? Что случилось?!
       - Час назад он мне сказал, что Чихай умер, и теперь его зовут Валерий Валентинович Чихачев...
       - Да, да, - сникнув, покивал Владимир Константинович, - так его звали, пока авторитетом не стал... Ну, поздравьте его от меня.
       - Не смогу... - Лихоносов посмотрел на бронзовые часы с римскими воинами, стоявшие на столе. - Сорок минут назад он уехал в Воронеж. С медсестрой Аней.
       - С дыркой в голове? С Аней? Уехал? В Воронеж??
       - Вы знаете, у него все чудесным образом поджило. Наверное, он очень сильно хотел в Воронеж.
       - Нет, Чихай очень сильно хотел уехать отсюда, - темно усмехнулся бывший повар и шофер Бормана. - Да, отсюда... Ну, пока. Бар в вашем распоряжении.
       Владимир Константинович ушел, в дверях оглянувшись и посмотрев пронизывающим взглядом, очень похожим на взгляд стародавнего Чихая.
       Лихоносов, помахав ему рукой, уселся удобнее перед бутылкой и стал пить вино. "Свято место пусто не бывает, - мелко засмеялся он, опрокинув очередную рюмку (винных бокалов в баре не оказалось). - Похоже, та дискета, которую я изъял из мозга Валерия Валентиновича, попала в мозги бедного Владимира Константиновича. Интересно, как? Ведь Аня спустила ее в канализацию?
       Он смеялся, а надо было бы подумать. И о себе, и о Даше.
       Ведь Чихай, пусть даже вселившийся в битого повара - это Чихай.
      

    95. Раздвоение - это от нервов.

      
       Все воскресение Борис Михайлович провел дома, и Гортензия Павловна была счастлива. Они были вдвоем, и едва единение готовилось себя исчерпать, как кто-то появлялся. Просоленный капитан барка, пересекшего Тихий океан, или В. известная опереточная актриса, или повар с павлином, фаршированным живыми белыми воробьями, или Ж., одиозный думский деятель. Временами они все исчезали, и Гортензия Павловна, могла побыть одна, полежать на диване, полежать ровно столько, чтобы соскучится по своему волшебнику и по жизни, им создаваемой.
       Она его так и называла, "мой волшебник". "Мой волшебник Мишенька"
       В спальню или в будуар иногда уходила не она. В спальню или в будуар иногда ускользала Даша. Ускользала, чтобы мысленно постоять среди своих цветов - гортензий, красных и белых флоксов, розовых ромашек, - ускользала, чтобы оказаться в своей пустынной квартире и стать собой, некрасивой и никому не нужной, ускользала, чтобы поплакать, уронив голову на пустые коробочки и флакончики, обретавшие у подножья безжалостно правдивого зеркала.
       Теперь у Даши было все, все кроме безысходности, наполняющей душу кровью, все, кроме, надежды, дающей силы жить. А человек - это надежда. Она начала понимать, почему богатые исчезают в джунглях или стреляются - они исчезают в джунглях или стреляются, чтобы появилась надежда, надежда на спасение. Они стреляются в надежде, что пуля не вылетит, а когда она все же вылетает, они радуются, что надеялись.
       Но так думала Даша, не Гортензия. Нескольких минут лежанья на диване, нескольких минут единения с прошлым хватало, чтобы звуки и запахи большого дома вновь начинали трогать чувства и будить вкус к жизни. И Даша, мгновенно став Гортензией, улыбалась и шла к своему волшебнику, который делал все, чтобы она не думала, а наслаждалась.
      

    ***

      
       Уже вечером, после того как Михаил Иосифович шепнул ей, что к ужину придет известный детский врач, недавно получивший видную государственную награду, Гортензия, нет, Даша вспомнила, что кончается четырнадцатое декабря, то есть пришло время показаться Лихоносову.
       И она испугалась.
       Нет, она испугалась не возможности потерять способность рожать детей. Когда ты мчишься к вершине искрящейся радостью радуги, когда почти каждая новая минута открывается сказочно, когда ты еще не исчерпала и сотой доли удовольствий, писающее, какающее, орущее и требующее ежесекундного внимания создание не может быть устойчивой целью. И эти долгие месяцы вынашивания... Эти груди, которые никогда не станут прежними, эти растяжки, эти зубы, которые могут раствориться, чтобы стать скелетом этого писающего, какающего, орущего и требующего ежесекундного внимания создания. Нет, пусть это подождет, до сорока еще далеко...
       Гортензия испугалась не бесплодия, она испугалась, что у нее могли появиться эти новообразования, которые сожрут все то, что она имеет. Она испугалась и вспомнила Хирурга. У нее и мысли не было показаться врачам, лучшим врачам, которых, без сомнения нашел бы Михаил Иосифович, она была твердо уверена, что врачей кроме Хирурга не существует, так уверена, что даже насморк обратил бы ее мысли к нему
       "Что делать? - задумалась Даша, удалившись в свои покои. - Сказать Мише? И пусть он доставит его сюда? Нет. В Мишином сценарии Хирурга нет. И он не захочет переписывать его. Он приведет лучших, по его мнению, врачей. А смотреть должен врач, который делал операцию. Это ясно, как божий день.
       - А может, пусть действительно посмотрят профессоры из института гинекологии? - подумала уже Гортензия.
       - Конечно, пусть посмотрят, - отвечала ей Даша. - Отчего им не показаться? Но уверена в своем здоровье я буду только тогда, когда Хирург, и только Хирург, скажет, что я здорова. Ты же знаешь, он видит руками и чувствует сердцем.
       - Ты просто хочешь его увидеть, - усмехнулась Гортензия. - Хочешь его увидеть и показать себя, то есть меня, стоящей на вершине благополучия..
       - И не только увидеть и показать, - засмеялась Даша. - Я соскучилась по его взгляду, по его рукам, по его мальчику.
       - А что в нем такого? - Гортензия была убеждена, что любовника лучше, чем Андрей, найти трудно.
       - Андрей действует как актер, по сценарию. Он говорит, трогает, целует, сверкает глазами, как механический. Да, так "надраить", как он, никто не сможет, но, согласись...
       - Может звякнуть ему? Пусть приедет часам к двум? - перебила Гортензия, вспомнив последнее посещение Андрея. Вспомнила влагалищем, маткой, кожей бедер и губами.
       - Ты что?! Миша же в доме! Представь рядом с Зевсом Феликса Круля!
       - Да, ты права... Господи, как я люблю Мишеньку! Знаешь, по его виду, я чувствую, что он готовит к Новому году что-то незабываемое.
       - Так как нам встретится с Хирургом?
       - А что, хороший он мужчина? - не ответила на вопрос Гортензия - Ты что-то говорила о его необыкновенных способностях.
       - Понимаешь, он любит. Я до сих пор помню, с каким восторгом и как долго он однажды рассматривал мизинец на моей правой ножке. А как трепетно он целует! Как упоительно входит! И понимаешь, - это важно, - он полюбил меня до того, как я стала красивой. Понимаешь, мне кажется, что у него рядом с сердцем есть какой-то орган, который вырабатывает трепетную любовь. И эта любовь аурой охватывает и пропитывает тебя.
       - Если у человека есть орган, вырабатывающий трепетную любовь, то этот человек может полюбить и козу, - выдала Гортензия сентенцию.
       - Не цепляйся к словам. Ты ведь все поняла, я чувствую. Так что будем делать?
       - А почему бы нам не организовать маленькое приключение? Исчезнем на несколько часов, пусть понервничает? Мужьям полезно нервничать. Нервничая, они понимают, что жены - вовсе не частная их собственность. Где-нибудь в старой Москве снимем номер в уютной гостинице, пригласим его с инструментами...
       - Он всегда с ними ходит...
       - Ну и замечательно. Посмотрит обстоятельно, потом мы его отблагодарим.
       - Было бы здорово. А как с ним связаться?
       - Как, как? По мобильному телефону. Был у него мобильный телефон?
       - Да... Но вряд ли он цел сейчас... А если цел, то пуст.
       - Давай звонить. Там, в ящике, есть мобила...
       - А почему не по обычному телефону?
       - Я думаю, он прослушивается. Ну, если и не прослушивается, то разговоры точно записываются на ленту.
       Даша вытащила из ящика трюмо мобильный телефон и набрала номер.
      

    96. Клюнуло.

      
       - Да? - ответил ей знакомый голос.
       - Владимир Константинович? - вспомнив, кому он принадлежит, удивилась Даша.
       - Да, я рад вас слышать. К сожалению, я не могу передать трубку Виктору Васильевичу. Вы, наверное, догадываетесь, по какой причине...
       - Он пьян?
       - Да, немножко, но на звук и свет не реагирует.
       - А извините, вы у него в гостях, или он у вас?
       - Он у меня, - понизил голос Владимир Константинович. - Похоже, он просыпается. Поговорите с ним?
       - Да, конечно.
       В трубке некоторое время радовалось сонно-пьяное бормотание и отдаленный голос Владимира Константиновича "Вить, это Даша, будешь говорить?" Вить, это тебя", "Черт, пьянь болотная, ты же в глаз мне попал!"
       - Извините, он еще не оклемался, - продолжил разговор бывший повар через минуту. - Что ему передать?
       - А как он у вас оказался? - ответила вопросом Даша.
       - Догадайтесь с трех раз.
       - Решил меня разыскать?
       - Да... С помощью Чихая.
       - Чихая?.. - испугалась Даша, - И что? Он согласился?..
       - Его нет, он уехал...
       - Далеко?
       - Догадайтесь с трех раз.
       - В Воронеж!? - прыснула Даша.
       - Совершенно верно, - ответил Владимир Константинович и продолжил, уже серьезно:
       - Виктор Васильевич говорил мне, что вы ему должны срочно показаться, иначе у вас могут быть проблемы вплоть до онко... Ну, в общем, как хотите, врачей у вас, видимо, море.
       - Я хочу, очень хочу, - закричала Даша в трубку. - Но я пока не знаю, как мне уйти. Знаете что, к завтрашнему вечеру, я что-нибудь придумаю. После обеда пусть он ждет меня, до вечера ждет у метро ВДНХ, нет, на Ярославском шоссе, скажем на остановке "Новый театр" в сторону МКАД. До свидания, я больше не могу говорить".
      

    97. Ее хотят все.

      
       - I do it! - положив трубку, воскликнул Владимир Константинович, последнее время активно учивший английский язык.
       Конечно же, никакого Виктора Васильевича, то есть Лихоносова, рядом с ним не было - пьяно-сонное бормотанье последнего изображал он сам.
       Подумав, бывший повар и шофер Бормана посерьезнел: даже половины дела не было сделано. И никаких гарантий на успех - выбраться из дворца Бориса Михайловича, без сомнения, так же сложно, как в него попасть.
       "И зря я поспешил... - вовсе помрачнел Владимир Константинович, подумав еще. - Надо было говорить не своим голосом. А если она скажет служанке, что говорила с бывшим поваром известного гангстера? И все, понеслось, поехало - вытащит служба безопасности за ушко на солнышко. Нет, далеко мне еще до Чихая. Но я постараюсь стать таким, каким он был. Постараюсь, если на первом же своем деле не сломаю себе шею".
       Выпив коньяка, Владимир Константинович, положил ноги на стол и стал думать о будущем. И увидел себя в Майями. Себя с деньгами Михаила Иосифовича. Улыбнувшись, он выпил еще и увидел себя в Майами с деньгами Михаила Иосифовича и... Дарьей Павловной, любовницей и женой.
      

    98. Такой хороший, такой любимый

      
       Даша успела спрятать телефон до того, как вошел Михаил Иосифович.
       - Что с тобой, милая? - спросил он, заметив ее растерянность.
       - Да так... Знаешь, мне иногда кажется, что во мне есть еще кто-то...
       - Что ты говоришь! - удивился муж.
       - Нет, ты не правильно меня понял, - чуждо посмотрела Гортезия. - Не ребеночек, а какая-то другая женщина. Она так на меня не похожа.
       - Ее зовут Даша? - понимающе улыбнулся Михаил Иосифович.
       - Да. Она совсем другая. И я часто разговариваю с ней...
       - Это следствие падения с лошади. Ты здорово ударилась головкой о землю.
       Даша поняла, что говорит не о том. Теперь Миша вызовет врача, и тот устроит ей постельный режим с промыванием мозгов соответствующими психотропными лекарствами. А ей завтра к обеду надо увидеть Хирурга. Если она его не увидит, и он ее не посмотрит, - почувствовала Даша сердцем, впервые ясно почувствовала, - то весь спектакль Михаила Иосифовича с треском провалится. Не завтра, не через месяц, но через какое-то время точно провалится, потому что жить надо целостно, жить надо Гортензией Павловной. Дашу просто необходимо отдать Хирургу или... или отправить в Воронеж. Короче, она должна с ним попрощаться по-человечески.
       Вспомнив Воронеж, Даша улыбнулась и решила действовать по-мужски, решительно и прямо. Она сказала мужу единым духом:
       - Миша, милый, иногда просто необходимо ударится головой об землю, ты же знаешь это. И я ударилась, и во мне появилась эта Даша, которую давным-давно задавили. Она вселилась в меня с фрагментами своей жизни, очень плохой жизни, и пытается доказать, что эта ее жизнь лучше, честнее моей. И, чтобы освободиться от нее, я должна удариться еще. Я чувствую, что должна ударится, потому что если я не ударюсь, я потеряю себя, потеряю тебя, что одно и тоже. Я обращаюсь к тебе, потому что знаю, что ты умный, что у тебя мало стереотипов, что ты живешь, чувствуя себя и других, ты так хорошо чувствуешь, что можешь управлять собой и другими, так, что это управление никому не в тягость. Я понимаю, что говорю путано, но я вижу, ты понимаешь меня, ты все понимаешь. И потому не надо звать Леонтия Ефимовича с санитарами и психиатрами, а...
       - Ты хочешь уйти? - нахмурился Михаил Иосифович.
       - Да, милый! Я очень хочу уйти! Я всем сердцем желаю уйти от тебя на три часа, я хочу уйти от тебя, чтобы вернуться твоей кровиночкой, твоим ребром. Ну отпусти меня завтра, отпусти!
       Выговорившись, Даша опустила плечи, голову. У нее все опустилось. Она была опустошена до предела, Но где-то на самом дне опустошенности ей привиделся восклицательный знак. "Молодец! Ты сделала все правильно".
       Михаил Иосифович задумался. Экзальтированность Гортензии ему была неприятна. Экзальтация, считал он, съедает много жизненной энергии, как правило, заводит в тупик и, в конечном счете, ведет к депрессии.
       - Я так понимаю, - наконец, начал он, - ты хочешь завтра уйти на три часа, уйти на похороны Дарьи Павловны?
       - Да, милый...
       - Ты не забыла, как неделю провела в подвале с крысами и жабами? Не забыла, сколько мне стоило освободить тебя?
       - Нет, милый, - соврала Даша. - Кстати, ты же знаешь, крысам было не до меня -они ели жаб.
       - И ты хочешь уйти без охраны?
       - Да, без охраны и слежки. Ты должен пообещать мне это.
       - Хорошо, я обещаю. Но я хочу, чтобы ты знала одну вещь...
       - Какую?
       - Только что я сказал себе: "Если она попадет в ловушку, то ты пальцем о палец не ударишь, чтобы освободить ее". Честно говоря, я не знаю сейчас, как я поведу себя в том случае, если ты действительно попадешь в ловушку. Но минуту назад я сказал себе это. И сейчас говорю: я палец о палец не ударю, чтобы освободить тебя. Так что решай сама. Решай, кем тебе жить дальше, Дашей или Гортензией.
       - Завтра к обеду я уйду на три часа, может на четыре.
       - Тебя отвезти?
       - Да. На ВВЦ, к метро. А теперь дай мне любить тебя, милый... ты такой хороший, такой любимый...
      

    99. Влипла.

      
       На ВВЦ Даша вышла из машины, тут же взяла частника. По ее воле он долго ездил по северу столицы и только потом направился к станции "Лось". У станции Даша вышла, и, походив туда-сюда, направилась к Ярославскому шоссе. На ней был грим, мало оставивший от ее красоты, и никто не обращал на нее внимания. Как только она ступила на остановку "Новый театр", подъехала машина, за рулем которой сидел напряженный Владимир Константинович, Владимир Константинович в черных очках, совсем как в "Матрице". Даша села сзади, и они помчались к дому Чихая.
       Машина, к удивлению Даши, закончила свое движение не у парадного входа, а в подземном гараже, располагавшемся на задах дома. Выйдя, она увидела Алису. Она увидела ее лицо, деформированное шакальим выражением, и поняла, что основательно влипла.
      

    100. Нет, не влипла, а погибла.

      
       - Привет, красавица, - поздоровалась Алиса, с интересом разглядывая Дашу. - Хлеб вам и соль.
       - Привет, - буркнула Даша, доставая косметичку. - Я вижу, лучше тебе не стало. Что, сережек изумрудных простить мне не можешь?
       Алиса поджала губы, побледнела от злости, а Даша продолжила ее доканывать: достав из косметички салфетки, принялась выпускать на волю свою красоту. Закончив, взглянула на женщину уничижающим взглядом.
       Глаза Алисы изумленно бегали по телу женщины. Остановились они на лице.
       - Да ты конфетка! - сказала она, наконец. - Грех будет тебя не трахнуть...
       Даша посмотрела брезгливо и высокомерно. Сначала на женщину, затем на Владимира Константиновича. Тот, в досаде качнув головой, пошел закрывать гаражные ворота.
       - Да ты не бойся, - взяв себя в руки, улыбнулась Алиса. - Я тебя насиловать не буду. Сама потом отдашься за стакан чистой воды или яблоко. И, умоляю, не думай, что я тебя на посиделки пригласила. В подвале будешь сидеть, пока твой миленыш три лимона не отвалит. А когда отвалит, я еще подумаю, отпускать тебя или крысам скормить.
       И тут Даша испугалась. Она поняла, что не влипла, а погибла. Выкуп, без сомнения, потребуют заплатить до Нового года, а потом убьют и закопают в лесу. И не будет у нее волшебного Нового года, которого она ждала с апреля. Ничего не будет, кроме ее окоченевшего трупа.
       - А, испугалось! - восторжествовала Алиса, - Но пока, к сожалению, крыс у меня нет. Пока нет. Но вместо них есть Хирург. Очень злой Хирург. Ты не представляешь, как он нервничал, когда я час назад ему все о тебе рассказала. О Михаиле Иосифовиче, и вообще обо всех твоих светских удовольствиях.
       У Даши подкосились ноги, она бы упала, если бы не успела опереться спиной о машину. Когда она пришла в себя, Владимир Константинович, пряча глаза, отвел ее в подвал.
      

    101. Если что, я тебя съем.

      
       Стальная дверь тихо закрылась, и Даша осталась в полумраке. Слабый свет едва просачивался сквозь вентиляционные отверстия во внутренних стенах.
       Она прошлась. Было просторно и сухо. Кирпичные колонны, сводчатые потолки. В углу - ворох сена. Рядом - графин с водой, граненый стакан. На бетонном полу они выглядели странно.
       Даша подошла. Она - гордая, не сломленная, на высоких каблучках, красивом коричневом платье, а под ногами этот глупый, наверняка залапанный графин с не менее глупым стаканом.
       Даша коснулась стакана носком туфельки, толкнула. Стакан, опрокинулся, зазвенел "ой-ой-ой", покатился по дуге.
       В стороне раздался странный звук - кто-то чавкнул. Даша резко обернулась - никого. Пошла к противоположному углу. Там, рядом с пластмассовой ночной вазой сидела огромная мерзкая бородавчатая жаба.
       "В декабре - жаба... Странно... - подумала Даша, потрогав ее носком туфельки. И сказала, кривя губы:
       - Имей в виду, красавица - если что, я тебя съем.
       Жаба, тупая и замерзшая, недовольно отстранилась.
       Даша обошла подвал. Голые глухие стены. В четыре кирпича, не меньше. Замочной скважины в двери нет.
       Результаты обхода ее не расстроили. Скорее наоборот. Не надо делать из шпильки отмычку, нет смысла протирать стену алмазом колечка. Можно просто полежать на сене, полежать, вспоминая последнее лето. Лето, проведенное на операционном столе.
       Она скинула туфельки, улеглась. Снизу не дуло. "Вот бы еще и укрыться", - мелькнула мысль.
       Желание сбылось. Пошарив рукой у стены, она нашла новое байковое одеяло. Под ним сон не заставил себя ждать.
      

    102. Дави, Горти, дави!

      
       Сначала был Михаил Иосифович. Он вошел в спальню. Добрый, домашний, любимый.
       - Милая, вчера я осознал одну странную вещь...
       - Какую, милый?
       - У всех есть машины, даже у Флоры есть, а у тебя нет.
       - Но, Миша, я не умею водить...
       - Это чепуха, вон, стрелять ты научилась за три минуты. А водить я тебя научу за две секунды.
       - О! Как ты мил, Мишенька! Вчера я думала, что не смогу любить тебя больше, чем я люблю, потому что невозможно любить больше, а сейчас я чувствую - я ошибалась!
       - А пойдем прямо сейчас?
       - Пойдем, - загорелась Гортензия.
       Она накинула шубку, Флора надела ей сапоги и вот, они с мужем сидят в "Ситроене". Она, как Мэрилин Монро, только красивее, он, как Джемс Бонд, только чуть ниже ростом.
       Научилась на удивление быстро. Вдоль и поперек изъездила все дорожки парка.
       - Ну а сейчас я сяду сзади, и мы поедем на экзамены, - странно улыбнулся Михаил Иосифович, когда она, резко затормозив в сантиметре от стены конюшни, победно на него посмотрела.
       Он пересел назад, и она выехала за ворота. Поездила по проселкам, проехала в город Дома справа, дома слева, почему-то знакомые. "Дави на газ, дави", - сказал Михаил Иосифович. Она дала газу. Впереди показалась фигурка. "Дави, Горти, дави! - опять раздалось сзади.
       Женщину, эта была Даша, она сбила левым крылом. Удар отбросил легкое тело за палисадник.
       Посмотрев в испытующие глаза Михаила Иосифовича, Гортензия вышла из "Ситроена", подошла к телу.
       За палисадником в кровавом снегу лежала вовсе не Даша. Это был человек в черных очках (они не слетели), когда-то сидевший за рулем машины, едва не сбившей (или сбившей) Дарью Сапрыкину у подъезда собственного дома. Этот же человек сидел в кафе на Арбате.
       "Он охотился за Дашей, думая, что она - враг, она - мессия, - подумала женщина, возвращаясь в машину. - Но он ошибся. Она оказалась как все, и он в награду поменял ей дискету.
       В награду он сделал ее Гортензией".
       Даша проснулась.
       Рядом стояла Алиса. В руке ее была чашка с остатками супа.
      

    103. Хочет в первобытное состояние.

      
       - Это тебе ужин, - сказала Алиса, ставя чашку на пол.
       "А может, стукнуть ее как следует этой самой чашкой, и бежать? - подумала Даша, освободившись из объятий сна. - В доме -Хирург, Владимир Константинович, разжалоблю их, отпустят? Я ведь красива, передо мной ни один мужчина не устоит, а если поцелую, то и подавно".
       - Тебе, милочка, не кажется странным, что я тебя не опасаюсь? - поняла ее взгляд женщина.
       - Кажется... - буркнула Даша.
       - Я мастер спорта по дзюдо. И начинала у Чихая в охране. Продемонстрировать?
       - Потом как-нибудь. У тебя есть планы на ночь?
       - Ты что имеешь в виду? - вытянулось лицо у Алисы. - Воды чистой захотелось?
       - Причем тут вода? Ночью обычно пытают.
       - Не, пытать мы тебя пока не будем. Надо же будет тебя целехонькой на видеокамеру снимать. Вот снимем, потом посмотрим, что с тобой делать. Может, с яблоками сделаем.
       Алиса нервно захохотала. Отсмеявшись, вытерла слезу и сказала:
       - Слушай, Хирург к тебе рвется, не знаю, что и делать. Он как узнал, что ты с богатеньким буратино жила, и ему даже не позвонила, совсем бешеным стал. "Зарежу, говорит, сучку, верну в первобытное состояние". Так что ты дверь изнутри подопри чем-нибудь - боюсь, как бы он ключи не упер и со своим чемоданчиком к тебе не нарисовался.
       У Даши вытянулось лицо, и заболели ноги, там, где он их пилил. Полюбовавшись своей узницей, - в ней ничего не осталось от высокомерной светской женщины, даже платье выглядело тряпкой, - Алиса пошла к двери. С полпути вернулась, обыскала пленницу.
       - А то с испуга вены себе вскроешь, - сказала она, уходя с туфельками, колечком и заколкой.
      

    104. Сено вспыхнуло.

      
       Наутро следующего дня они пришли вдвоем. Владимир Константинович был с телекамерой и тысячеваттной лампой. Включив ее в переноску, протянутую Алисой, он начал снимать.
       Гортензия лежала на сене, укрытая серым байковым одеялом. Ей не хотелось двигаться и смотреть. И было неловко, что Михаил Иосифович увидит ее не накрашенной и сутки не умывавшейся.
       Закончив съемку, Владимир Константинович отошел на второй план, и перед Гортензией присела Алиса. Она была в черных джинсах в обтяжку и таком же свитере.
       - Сейчас ты скажешь Михаилу Иосифовичу, что любишь его и просишь освободить, потому что тебе очень и очень плохо. Потом я принесу жабу, и ты будешь ее бояться.
       - Но я не боюсь жаб! В деревне мы их надували через соломинку и бросали соседям в колодец, - воскликнула Гортензия, не видя свою мучительницу из-за тысячеваттной лампы, бывшей у той в руках.
       - Их боится Михаил Иосифович. Владимир Константинович вычитал об этом в одном иностранном журнале.
       - Вы все равно ничего за меня не получите. Когда я уходила, он сказал, что в случае чего не даст за меня и российской копейки.
       - Послушайте, девушка! - скривила лицо Алиса. - Вы что не понимаете, если он за вас ничего не даст, то вам конец?
       - Ты вчера говорила, что мне в любом случае конец!
       - Ну ладно, ты сама этого хотела, - поморщилась Алиса, поднимаясь на затекшие ноги. - Володя, начинай.
       Владимир Константинович выдвинулся на передний план и стал готовить камеру к съемке. Когда он дал знак, что можно начинать, Алиса поставила лампу на пол, вынула из кармана черный капроновый чулок, натянула на голову и пошла к Даше. Та смотрела в сторону, не желая показывать страха, поселившегося в ее глазах. Присев перед пленницей, Алиса схватила ее за ворот платья и поставила на ноги рывком тренированного гиревика. Владимир Константинович снимал, меняя планы. Даша стало совсем страшно, она пыталась что-то сказать, но тут кулак женщины снарядом вошел в ее живот, и она отлетела к стене.
       - Теперь ты поняла, что такое заложник? - выцедила Алиса, когда глаза Гортензии открылись.
       Гортензия ничего не видела. Лампа выжигала глаза, беспредельная боль в животе пожирала ее плоть клетка за клеткой.
       - Отвечай! - остервенев, склонилась над ней Алиса со сжатыми кулаками - Ты что, не понимаешь - еще один удар, и ты не сможешь не то, что родить, ты трахаться не сможешь! Даже сама с собой не сможешь! А потом я тебя измордую! Да так измордую, что милостыню в электропоездах будут подавать за просто так!
       Владимир Константинович снимал сбоку. Он был как робот-телеоператор. Он ничего не слышал и не видел кроме объекта съемки.
       Даша разрыдалась. Алиса, довольная, - заплакала, значит, сломалась, - отошла в сторону. Владимир Константинович, отставив камеру, задумался.
       - Ты чего? - удивилась женщина.
       - Да, так, мысль одна появилась...
       - Какая мысль?
       - Смотри.
       Он нагнулся, взял клок сена, понес его к лампе, положил перед ней сантиметрах в десяти. А сам улегся на пол так, чтобы в поле зрения камеры попала и Гортензия, и ее горючее ложе, и лампа, и клок сена перед ней.
       Через три минуты клок загорелся, вспыхнул. Гортензия тоненько заголосила. Еще минута и пламя перекинется на ее подстилку.
       Перекинулось. Однако Алиса вовремя растоптала пламя.
       - Миша, Мишенька! Возьми меня отсюда! - закричала Гортензия в камеру. - Ты что, не видишь, как они меня мучают!
       - Вот это уже хорошо, на первый раз хорошо, - довольно покивала Алиса, и вынув зеркальце из заднего кармана джинсов, сказала заранее приготовленную фразу:
       - На, посмотри на себя! От твоей красоты уже осталось шестьдесят восемь с половиной процентов. Завтра к вечеру от нее останется половина. Если, конечно, Хирург со своим чемоданчиком к тебе не прорвется.
       Алиса засмеялась, Владимир Константинович закончил съемку, и они ушли, таща за собой провод переноски.
      

    105. Мужчина никогда не ударит женщину.

      
       Прошло два дня, в течение которых Гортензия никого не видела - еду, проснувшись, она обнаруживала у двери. Однажды вечером пришел маленький кривой на правый глаз человечишка неопределенного возраста. Он принес на сложенной газете миску горячей перловой каши с мясом. Здоровый глаз у него горел такой жаждой ее тела, что Даша не на шутку испугалась: "Придет ночью, когда буду спать, тюкнет по голове ребром миски и мертвую изнасилует!"
       Каша была баночной, консервированной и вкус у нее был отменный. Даша согрелась, удобнее устроилась на своем мягком ложе и стала смотреть в сводчатый потолок, пытаясь ни о чем не думать.
       Когда она почти уже спала, пришел Лихоносов со своим чемоданчиком и большим, ярко горящим фонарем. Тяжело подойдя к Даше, он сел на чемоданчик, поставил у ног фонарь и стал смотреть немигающим взглядом. Сначала Даша обрадовалась - ей приятно было видеть человека, с которым ее так много связывало. Но потом она струсила - Лихоносов был трезв и, значит, будет оперировать.
       - Ну, не надо так пугаться, девочка, - мягко отреагировал Хирург, рассматривая женщину непривычно холодными глазами. - Тебе надо было просто позвонить мне и расторгнуть наш брачный контракт простыми житейскими словами: "Милый, я полюбила другого, ты же знаешь, что такое любовь?" И мы остались бы друзьями.
       Даша молчала. Она лихорадочно всматривалась в лицо Лихоносова и понимала, что слов, которые размягчат его решимость, она найти не сможет.
       - Понимаешь, я должен это сделать, должен, ради тебя и ради меня. Понимаешь, я Лору сделал счастливой, и она обманула, покинула меня. Тебя я сделал счастливой, и ты обманула и покинула. И если я не накажу тебя, не накажу вас, то есть, не наказал бы Лору, то и третья моя попытка закончится тем же. Ты же понимаешь это...
       - Что ты сделал с Лорой? - спросила Даша, пытаясь держать себя в руках. Ноги ее болели нестерпимо.
       - Да считай ничего... - гнусно улыбнулся Лихоносов - Как ничего?
       - Ну, в общем, получается, что я ничего с ней не сделал, потому что она сейчас почти ничем не отличается от той женщины, которая много лет назад попросила меня сделать ее счастливой...
       - Ты оперировал ее?!
       - Да, я сделал ей минус-операцию.
       Даша попыталась представить Лору с вычтенной красотой. Получилась десятичная дробь со многими нулями. Потом представила ее олигарха. Он стучал кулаком в кабинете министра внутренних дел.
       - Тебя же найдут! - воскликнула она, вновь увидев Хирурга. - Она же не простой человек, она же известная красавица! Депутаты поднимутся, пресса, президент отреагирует. Он, кстати, недавно говорил, что она одна из самых красивых женщин России, а может и самая красивая.
       - Чепуха. После того, как я сделаю тебе минус-операцию, я пройдусь скальпелем по своему лицу, и стану похож на Киркорова. Не будет же он арестовывать всероссийского любимца.
       Они помолчали, глядя в стороны. Первой заговорила Даша. Подняв глаза, с лихвой наполненные нежностью, она сказала:
       - Витя, а мы ведь можем договориться...
       - Договориться с маньяком? Ха-ха-ха, - рассмеялся он на манер Фантомаса.
       - Ты же любил меня...
       - Да, любил, - губы у Лихоносова задергались. Он попытался усмирить их рукой. - Но разлюбил. Так же, как ты разлюбила меня. Но твоя любовь превратилась в равнодушие, а моя - в ненависть. И знаешь, почему так получилось? Потому что я действительно тебя любил, а ты рядом со мной грелась, просто грелась! Ты пользовалась моим теплом как хладнокровная змея.
       - Вить, ну ты посмотри на меня. Смотри, какая я хорошенькая? Ты же любил меня, любил спать со мной! Любил шептать мне в ушко сладкие глупости. Я ведь все помню! Помню, как тебе нравилось целовать меня там. Как ты шалел, перед тем, как кончить...
       Лихоносов молчал. Губы у него продолжали подергиваться.
       - И вообще ты не прав, - продолжала Даша. - Не разлюбила я тебя. - Ну просто загорелись глаза у бабы. Ну, какая баба устоит перед белым "Кадиллаком" и брильянтовым колье?
       Губы у Лихоносова вовсе заплясали. Он вскочил и закричал, брызжа слюной и тыча пальцем:
       - А Андрей, с которым ты трахалась, как с е...ным станком!? А эта бабенка Флора? Да ты только до хозяйского кобеля не дорвалась!
       Даша поняла, что ничего не смягчит сердца маньяка.
       Она опустила плечи, губки ее сморщились.
       - У тебя же есть ключ... - заплакала она. - У тебя есть ключ, и мы можем убежать, хоть на дачу, хоть в Воронеж.
       Лихоносов неожиданно успокоился, придвинул лицо, схватил за плечи и торопливо заговорил, глядя так, как смотрел когда-то:
       - Убежать вместе? Ты это хорошо придумала! - Да, мы убежим, деньги у меня есть, много есть, Лора дала. Мы убежим, но только после операции. Этот маленький кривой служка - мой человек, он сделал мне ключи, и под Новый год мы сбежим и полетим в лето, под Южный крест полетим. Я уже насытился твоей фальшивой красотой, она села мне в печенки. А ту Дашу я всем сердцем люблю... Я часто ее вспоминаю. Душу ее. Знаешь, она чем-то похожа на меня... Да, похожа. У нас с ней должно получится - у меня чего-то не хватает, у нее тоже, а прилепимся мы двумя своими половинками, так и все, станем счастливыми и проживем жизнь как один человек и умрем в один день.
       Даша поморщилась последней фразе и, смотря в сторону, задумалась. В конце концов, ей предлагают жизнь и любовь. Лихоносов предлагает. А Алиса предлагает одни издевательства и смерть к Новому Году. Можно было, конечно, сорваться на истерику, поскулить о своей чудесной красоте, так недолго осенявшей ее тело...
       - Может, хоть ноги оставишь? - спросила, она жалостливо глядя.
       Лихоносов отрицательно покачал головой.
       - Ну хоть что-нибудь оставь...
       - Только клитор и влагалище, - сказал он без тени усмешки. - Похотливая женщина с минус-операцией - это тоже самое, что Гаргантюа с зашитой задницей. Я тащусь, представляя тебя.
       Он расхохотался без улыбки. А Дашу сверху донизу резанула мысль: "Он же Хирург! Он же хирург, черт побери, хирург, который не может не резать! И он любит меня! Мы поедем с ним в лето под Южный крест, я буду нежной и предупредительной женой, я зачну ему ребенка, а когда он полностью раскиснет, я попрошу его сделать меня красавицей! Совсем другой красавицей! Совсем другой! И у меня опять появится новая жизнь, и опять в ней будут люди, но никогда уже я не побегу к нему на тайную встречу! Дудки!"
       Дашино лицо осветила улыбка. Будь в подвале светлее, она могла показаться Лихоносову бесовской.
       - Знаешь, что милый! - ты как-то говорил, что все человеческие трудности - это трудности семантические. То есть если проблему обрисовать другими словами, то она, скорее всего, исчезнет. Так вот, я хочу обрисовать ситуацию несколько иными словами. Слушай, милый.
       Даша сделала паузу, и, глядя раскаявшейся козочкой, обрисовала ситуацию другими словами:
       - У меня, у глупой бабы закружилась голова, и я наделала глупостей. Но я, видимо, не очень глупая баба, и я поняла, что ты прав, что меня надо больно- больно отшлепать. И еще я поняла, что я люблю тебя, а все остальные мужчины перед тобой есть последние дауны и ублюдки. Да, я поняла, что люблю тебя, и ты меня любишь, и поэтому доверяюсь тебе. Я твоя, милый, навеки твоя. Ноги только оставь.
       Хирург смотрел недоверчиво полминуты. Затем махнул рукой:
       - Там посмотрим. Честно говоря, мне не особенно и хочется возиться с зубами и ногами, гнуть - это не выпрямлять, это гораздо сложнее. Там, короче, посмотрим.
       Сказав, он встал с чемоданчика, положил его на бок, раскрыл и уставился в содержимое, как скупой рыцарь на злато. Затем взял один из скальпелей, поднес к глазам и стал любоваться его таинственным блеском.
       - Может, сначала помиримся? - провела Даша ладонью по упругому своему бедру. В глубине души она была уверена, что все обойдется, и слегка куражилась.
       Хирург, отвернувшись от скальпеля, повисшего в воздухе, посмотрел пристально, как бы что-то вспоминая.
       - У тебя келоид где на шее был? - наконец, спросил он. - Справа или слева? Что-то с памятью моей стало.
       - Слева, - помрачнела Даша. - Ты что, хочешь мне и родинку восстановить?
       - Да, конечно. Она так тебя портила. Ложись головой к фонарю.
       Даша легла. Хирург дал ей несколько таблеток, и она перестала чувствовать. Настрой, видимо, у него был хорош, и операция длилась недолго. Закончив с лицом, он вынул из чемодана резиновый молоток и стал вспоминать, каким образом был скособочен нос минус-оперируемой. Вспомнив, занес молоток над головой, но ударить женщину не смог.
       Он никогда не мог ударить женщину.
       В сердцах хватив себя по колену, Хирург вернул молоток в чемодан, вынул из него пилу Жигли и засел с ней в задумчивости над недвижным Дашиным телом.
       Он сидел, как Христос в пустыне, задумчивый и облеченный...
      

    106. Я - кошка. И это мне нравиться.

      
       Проснувшись, Даша увидела, что носа Лихоносов не тронул. Лицо было чем-то залеплено, но глаза смотрели, и она увидела это. Ноги ныли, казались чужими, и она выругалась, гневно дыша:
       - Козел... Сволочь... Ведь просила ног не трогать!
       Очередной выдох гнева сбросил с лица одну из нашлепок. Даша подхватила ее. Это был клочок газеты, на которой кривой служка принес ужин. Женщина приподнялась, и с ее лица слетели все нашлепки и наклейки, также оказавшиеся бумажными. Ощупав лицо и удостоверившись в его целости, она откинула одеяло и радостно заулыбалась: ноги были целыми и стройными, правда, чуть обросшими.
       "Мне приснилось! Мне все это приснилось! - ликовало Дашино сердце. - Я по-прежнему красива! Но кто же обклеил мне лицо?"
       - Сама обклеила, - проскрипела Гортензия. - Ты воще сбрендила, подруга, особенно ночью, прямо кино. Эдак мы с тобой попадем в белую рубаху с длинными-предлинными рукавами.
       - Как это сама обклеила?
       - Да так. Ты во сне то своим голосом говорила, то голосом Хирурга. Потом сама себя "оперировать" начала. Я ж говорю, в последнее время ты совсем никуда, бормочешь во сне, встаешь, глупости разные делаешь... Я не я, если ты одной ногой уже стоишь в твоем так называемом "реальном" мире.
       - Да ну тебя! Ты просто не представляешь, как я рада!
       - Ты чему, дура радуешься? Тому, что умрешь под Новый год красивой? Эх, все так было хорошо во сне... Под Южным крестом мы бы его точно уломали... А потом богатый плантатор... Или нет, хозяин самой богатой бразильской алмазной копи. Я бы заказала себе золоченую коляску, как у английской королевы, такую же шляпку и ездила бы на ней по Рио-де-Жанейро прохладными вечерами. А на козлах наготове стояли бы два очаровательных молодых мулата в белых чалмах и узеньких набедренных повязках.
       - Ты... ты просто кошка!
       - Да, кошка... - сладко потянулась Гортезия. - Я - кошка. И это мне нравиться, так же, как и моим мужчинам.
       - Слушай, Лихоносов же в доме, в этом доме... Почему он не появляется?
       - Боится сделать тебе минус-операцию. Точно боится, я его знаю.
       - Ты что имеешь в виду?
       - Он, как и ты, надвое распался. Одна половина жаждет тебя, а другая жаждет сделать тебе минус-операцию.
       - Похоже так... И тебя ему хочется, и меня.
       - Ну да. Осел он буриданов. Надо его как-нибудь призвать на аудиенцию, пока вторая половина не победила первую... Может, через этого кривого служку? Попросим его убедительно?
       - Ты с ума сошла? - ужаснулась Даша. - Ты хочешь с ним трахнуться?
       - Конечно, нет... Но предложи что-нибудь другое.
       - Михаил Иосифович нас непременно найдет...
       - Ты забыла, что он говорил?
       - Помню. Сказал что, не знает, как себя поведет, если я попаду в ловушку. Но я почему-то уверена, что он будет меня искать.
       Гортензия подумала и презрительно улыбнулась:
       - Да, ты права. Он будет искать. И знаешь почему?
       - Почему?
       - Ну ты сама посуди, может он найти другую бабу, такую же красивую как я?
       - Нет, - убежденно сказала Даша.
       - Ну и вот! У него же лозунг "Ты достоин самого лучшего", так он и будет искать и долларов своих не пожалеет. И потом еще будет хвастаться, сколько за меня выложил.
       - Ты права.
       - Все это хорошо, но надо и самим действовать.
       - Нет, отдаваться одноглазому я не буду.
       - Да не надо ему отдаваться! Трудно, что ли, устроить так, чтобы он нас изнасиловал?
       - Ну, ты и штучка!
       - Да ничего, я не штучка. Просто очень в бело-голубой дворец хочется. И в белый "Кадиллак" хочется, и к Мишеньке под надежное крылышко. Да и представь, что Андрей теперь в другом доме ошивается? Убью эту стерву, Алису, своими руками убью!
       - А может, Иннокентий Сергеевич нас освободит? Он же все-таки фээсбэшник?
       - Исключено. Два снаряда в одно и тоже место не попадают... Да и нужна тебе стрельба с неопределенными результатами?
       - Нет, не нужна...
       - Ну, значит, без этого кривого служки не обойдется.
       Даша не ответила. Она думала.
       Когда она готова была согласиться, в замочной скважине залязгал ключ, дверь открылась, и вошла Алиса.
      

    107. Шейхи не любят бесплодных

      
       - Не дает денег твой мужик, - сказала она равнодушно, присев на корточки у ложа Даши. - Не нужна, сказал, мне женщина с такой дурацкой привычкой.
       - Какой привычкой? - не веря своим ушам, пролепетала Даша.
       - Привычкой попадать в заложницы. "Один раз попала, - сказал, - я два миллиона выложил, теперь второй раз влипла... Ну, дам, я деньги, ну и что? Она потом еще попадет, так и до сумы нищенской недалеко".
       - Давай, я с ним сама переговорю?
       - Нет. Ты его плохо знала. Он потому и богатый, что глупостей не делает.
       - Так что же со мной будет? - Даша подумала, что Михаил Иосифович деньги дал, но эта тварь попросила еще.
       - С тобой? - задумчиво ответила Алиса. - С тобой есть одна идейка. Есть один купец на Кавказе, он в арабские гаремы красивых женщин поставляет, вольных и невольниц. Так я ему видеопленку с твоей мордашкой показала, и он сказал, что если ты на самом деле такая, то выложит за тебя полмиллиона евро.
       Даша пришло в голову, что Алиса придумала взять деньги и с Михаила Иосифовича и с купца.
       - Но ты, как ни странно, не телегенична, - продолжала Алиса, - и я думаю, что, увидев тебя, он добавит еще поллимона. Так что поздравляю, не умрешь теперь. Напротив, купец просил тебя хорошо кормить и улучшить условия содержания - кровать там поставить, утку чаще менять. Сказал, чтобы поберегла тебя - шейхи не любят бесплодных, они соревнуются между собой, кто больше детей наделает.
       Алиса замолчала. С минуту посмотрев на Дашу шакальим взглядом, она выцедила:
       - Слушай, ты смерти избежала, к шейху поедешь, и мне вдруг так захотелось тебя ударить... Дай, ударю, а?
       Даша вжалась в стену, глаза ее округлились от страха, но Алису было уже не остановить. Схватив пленницу за шиворот, она вогнала кулачек в солнечное ее сплетение.
      

    108. Потом и не вспомнишь, какой была...

      
       С того дня Дашу стали кормить четыре раза в день, поставили хорошую мягкую кровать, умывальник с зеркалом, а утку и белье меняли по мере необходимости. Еда была хорошей и очень хорошей - видимо, для нее готовил сам Владимир Константинович. Купец, однако, не появлялся, Алиса объясняла его отсутствие временными проблемами на чеченском отрезке российско-грузинской границы.
       Била она пленницу раз в день и всегда одинаково, так что Даша привыкла держать удар и страдала меньше. Дни тянулись тягуче и однообразно, даже приемы пищи не скрашивали существования.
       Двадцать первого вечером, в день рождения Хирурга, Даша лежала на кровати. Она знала, что на дворе вечер двадцать первого декабря - перед тем, как ударить, Алиса сказала, что контрольный день сделки заканчивается, купец исчез, и потому жить ей в неволе осталось ровно десять ударов, так как последний она нанесет с двенадцатым ударом курантов Спасской башни. Еще Алиса сказала, что Хирург сговорился с Владимиром Константиновичем, и теперь жизни Даши ничего не угрожает, но никто и ничто не сможет защитить ее лица от мести бывшего любовника.
       - Ну и зря, - равнодушно ответила Даша. - Меня, прежнюю, вы и за рупь не продадите.
       - Да все, ушел с этим поезд - по всей России тебя ищут. Борис Михайлович вчера по телевидению выступал, говорил, что обещает два миллиона долларов за сведения, которые могут привести к твоему освобождению. И всенародно объявил, что из принципа никакого выкупа платить никому не будет.
       - Теперь понятно, почему вы собираетесь меня оперировать... Хотите Гортензию в Дашу превратить и тем самым замести следы?
       - Было такое мнение, но с другой целью. У хирурга, оказывается, паспорт сохранился со старой твоей физией. Владимир Константинович, узнав об этом, предлагал вернуть тебя в первобытное состояние, затем доказать анализами ДНК, что ты - Гортензия, то есть жена Михаила Иосифовича, и потребовать с него деньги за развод... Я представила вас в постели - его с кислой рожей, а тебя с твоей прежней и чуть со смеху не умерла.
       - Какой развод? Какие деньги? - не поняла Даша.
       - Ты что, с дуба свалилась? Ведь если обнаружится, что ты и Гортензия - одно лицо, то Борису Михайловичу придется признать тебя, в Дашу переделанную, своей законной женой.. Я согласилась так и сделать, чтобы ты потом с ним судилась - представляешь, сколько миллионов можно было отгрохать? - но Владимир Константинович, подумав, пошел на попятный. Он сказал, что судиться с миллиардером дохлое дело, тем более, неясно, была ли Гортензия вообще его законной женой. И он предложил продать тебя Хирургу в рассрочку. Я была против, но что такое одна баба против двух мужиков?
       - А откуда у Хирурга деньги на первый взнос?
       - От Лоры какой-то десять тысяч евробабок. Вот так вот... Ну ладно, я пойду. Слушай, а ты, наверное, и не фотографировалась ни разу с этим твоим личиком?
       - Фотографировалась... На паспорт новый. Правда, не знаю, где он сейчас.
       - Жалко... Потом и не вспомнишь, какой была. Ну ладно, жди. Я думаю, Хирург в середине ночи к тебе придет. Он говорил, что в середине ночи оперировать - это кайф, сравнимый только с любовным свиданием.
      

    109. Он возьмет свое.

      
       Михаил Иосифович в самом деле выступал по телевидению, и Лихоносов видел это выступление. Начал он его смотреть пьяненький, - весь день отмечал день рождения, - а когда стали говорить о погоде, был уже трезв как финский парламент. Алкоголь особенно сильно распадался в его крови, когда мужественный Михаил Иосифович со слезой в голосе говорил, что не будет платить выкупа во имя всех заложников на Земле.
       Погоду он не стал слушать, а пошел к Владимиру Константиновичу. Который день тот говорил ему, что освободить Дашу из лап нефтепромышленника никак не удается и, возможно, не удастся.
       Владимир Константинович пил чай с Алисой.
       - Я только что видел выступление Михаила Иосифовича, - сказал Лихоносов, усевшись рядом с ними и налив себе чаю. - И понял, что Даша у вас. Перед тем как придти сюда, я по телефону сообщил своему другу, где я нахожусь, ну и еще кое-что. Сейчас я хочу, чтобы вы отвели меня к ней.
       - И что ты с ней собираешься делать? - спросила Алиса, давно понявшая, что первый блин ее самостоятельной преступной деятельности вышел комом.
       - Возьму кое-что свое, - посмотрел Хирург исподлобья. - А потом вы ее отпустите, и пусть она делает, все что хочет.
       - Нас же посадят... - жалобно посмотрел Владимир Константинович.
       - Нет. - Я ей скажу, что отправлю вас в Воронеж. Или уже отправил. Ей это понравится.
      

    110. Нет, ноги ты сама сломаешь.

      
       Хирург пришел в половине двенадцатого. Сначала Даша подумала, что он ей снится, но потом стало ясно, что на Морфея никакой надежды нет.
       Впрочем, Даша и не боялась. Она была уверена, что Лихоносов после ее освобождения останется с ней жить, и, в конце концов, они по супружески разберутся, какой ей быть - дурнушкой или красавицей, лягушкой или Василисой Прекрасной.
       - Ну вот, кисонька, я пришел с тобой простится, - сказал Хирург, раскрывая свой чемоданчик. - Грустно, конечно, что все так получилось. Ударила ты в грязь лицом. Ведь обещала не обманывать, год обещала любить...
       Даша подумала на него броситься, но он вонзил в нее ножевые глаза:
       - Ты только не дергайся, а то в наркоз попадешь.
       Даша отвернулась. Она бы поговорила с тем Хирургом, с тем, который ее пестовал и любил, а с этим, мстящим и чужим, ей разговаривать не хотелось.
       Не хотелось разговаривать еще и потому, что, посмотрев ему в глаза, она поняла, что между ними все кончено.
       Все.
       Он сейчас нажмет свой выключатель, и Гортензия умрет, и вылезет из-под разбитой машины Дарья Сапрыкина, вылезет и кривоного пойдет по убогой своей жизни...
       "Нет, не пойду! - вдруг ощутив себя всю, злорадно усмехнулась Даша. - Не пойду по убогой жизни, не поеду на дачу, не буду воевать из-за нее с участковым, не буду закручивать огурцы и мариновать чеснок.
       Не буду.
       Да, снаружи меня сделают прежней Дашей, но изнутри я останусь нынешней, и никто меня не переделает. Я уже походила по этой жизни, меня насиловали, я стреляла в живое, и я знаю, что такое лежать под бандитом и убивать. И еще я знаю, что такое спать на золотой кровати и мочиться в золотой унитаз. Да это приятно, приятно и тревожно, тревожно, потому что очень скоро становиться ясно - если постоянно сидеть на золотом унитазе, то он становится зыбучим. Становится зыбучим, втягивает в себя и смывает. И самое главное, что я узнала - это то, что каждый может стать волшебником, таким же, как этот человек, который сейчас заворожено рассматривает скальпели. Каждый человек может стать волшебником, если постарается узнать все о том, что его интересует, если не станет бояться себя, будет доверять себе и разовьет в себе тончайшие чувства, всегда наличествующие в человеке, но обычно забитые самодовольством и радостно воспринятой тупостью поколений. И я не поеду на дачу, не буду сажать обман-цветы, не заведу кошечку или собаку, а стану какой-нибудь волшебницей. Стану и сама себя переделаю.
       - А ты что такая квелая? - спросил Хирург, деловито натягивая перчатки. - Сломали, что ли, эти сволочи?
       - Да нет, просто к операции готовлюсь. Знаешь, я пришла к мысли, что ты прав. Каждый человек должен сам из себя что-то внутреннее сделать. Гортензия - это не моя трагедия. Проведя год в ее шкуре, я бы начала нюхать кокаин и трахаться с неграми в сортирах танцевальных клубов. А потом бы и вовсе перестала куда бы то ни было ходить, и принялась за тяжелые наркотики...
       - Не, не трахалась бы, не нюхала и не принялась бы. У Михаила Иосифовича все на этот счет схвачено, но об этот потом. Кстати, ты знаешь я много любопытного о нем узна...
       - Ноги будешь ломать? - перебила его Дарья. Кроме нижних конечностей ее в данный момент мало что интересовало.
       - Ноги? - удивился Лихоносов - Ты что, лапушка, с коня свалилась? Нет, не буду я тебе ног ломать, их ты потом сама себе сломаешь. И зубов не трону, они сами по себе волчьими сделаются.
       Даша не задумалась над словами сумасшедшего хирурга, и правильно сделала. Что толку искать смысл в бреде душевнобольного?
       - Знаешь, перед тем, как я начну, - продолжил хирург, раскладывая на столе инструменты, мази и порошки в баночках, - я хотел бы, чтобы ты правильно восприняла то, что произойдет. Ты должна твердо уяснить, что я не мщу тебе за измену, а выполняю наше с тобой соглашение. Твое нынешнее лицо - мое по праву, и я его никому не отдам. У меня на него не только человеческие, но и юридические права...
       - Юридические??
       - Да, конечно. Ты, что, забыла? - удивленно посмотрел Лихоносов.
       - Что я забыла?
       - Наш контракт. Вот он, посмотри. Ты же сама подписала его.
       Даша взяла вдвое сложенный лист писчей бумаги. Развернула, глянув на Хирурга, стала читать:
      
       Контракт.
       Мы, нижеподписавшиеся Дарья Павловна Сапрыкина и Виктор Васильевич Лихоносов, обязуемся прожить в любви и верности 1 (один) календарный год с момента подписания данного обязательства.
       В случае нарушения Виктором Васильевичем Лихоносовым данного соглашения он обязуется полностью прекратить употребление внутрь спиртных напитков крепостью свыше 4(четырех) градусов, а также выплатить Дарье Павловне Сапрыкиной 60 000 (шестьдесят тысяч) долларов США.
       В случае нарушения данного соглашения Дарья Павловна Сапрыкина обязуется всеми силами способствовать возвращению ее, Дарьи Павловны Сапрыкиной, нового лица Виктору Васильевичу Лихоносову, имеющему на него моральные права.
      
       Возвращая бумагу, Даша вспоминала, как им было хорошо тогда. И каким прекрасным казалось будущее. И может, из-за этого прекрасного будущего она подписала эту дурацкую бумажку, не прочитав ее до конца.
       - Маньяк ты, - сказала она, ностальгически улыбнувшись. Пойти, что ли, помыться?
       - Да. Два раза мылом, потом спиртиком протрись. Вот он. И знаешь, мне кажется, ты и близко не представляешь, какая я на самом деле сволочь. Впрочем, не расстраивайся, тридцать первого узнаешь.
       Даша вновь не задумалась - она уже отключила сознание. Еще немного и никакое обезболивание ей не понадобится. Она пошла помылась, протерла лицо спиртом, потом долго на него смотрела. Смотрела, прощаясь со второй своей личностью, которая через час умрет, умрет физически, но которое всегда будет на нее смотреть из этого предсмертного зеркала. Подмигнув Гортензии - хватило ведь сил на кураж - она вернулась к кровати, легла так, чтобы ему было удобно резать. Хирург в это время внимательно рассматривал цветную вырезку из журнала на которой была изображена фотография женщины лет семидесяти пяти. Она сидела в шезлонге на полубаке яхты, стоявшей у острова, густо поросшего пальмами.
       Даша не увидела этой фотографии.
       Она не смотрела на Хирурга.
       Что смотреть? Они ведь разные. Она только-только вступила на свой путь, а его уже сносит с него в придорожную канаву.
       Перед тем, как принять обезболивающие таблетки и провалиться в немедленный сон Даша, нет Гортензия - пусть она еще хоть немного поживет - подумала: стану Сапрыкиной - начну снимать аборигенов. Подумала и рассмеялась звонко и на весь подвал.
      

    111. Он сделал ее Медузой.

      
       Проснулась Даша через вечность. Лицо было плотно забинтовано и чувствовало себя другим. Ноги были целы, целым был и нос.
       Представив себя прежней, но с целым носом, Даша пришла к выводу, что в предполагаемом виде симпатичной ее, конечно, никто не назовет, но и плеваться в след не будут.
       Придя к этому оптимистичному выводу, она тут же почернела, вспомнив слова сумасшедшего Лихоносова: "Ты и близко не представляешь, какая я на самом деле сволочь".
       Бинты под глазами намокли, лицо защипало.
       "Конечно, он что-то сделал с моим лицом, - подумала Даша, заставив себя не плакать (получилось легко). - Сделал вечно смеющимся или идиотским. Нет, не идиотским. В его представлении я - шлюха, злодейка и клятвопреступница. Значит, выгляжу я сейчас похотливой тридцатипятилетней Бабой-ягой. А может, и столетней Бабой-ягой, давно вышедшей в тираж. Нет, не столетней... Носик, как и был, гладенький, так и остался. Как у двадцатилетней девицы носик. Значит, он сделал меня ягой в самом соку, полной творческих сил ягой. Ну и пусть. Миша говорил, что глубокая задница для честолюбивого человека самая лучшая стартовая позиция. Значит, будем стартовать из задницы двадцатилетней Бабы-яги. Будем , короче, жить".
       Решив жить, Даша подошла к зеркалу, посмотрелась.
       Носик торчит. Глаза-полыньи.
       Они засосали.
       "О, господи! - испугалась она, в них погружаясь. - Я вижу себя! Он сделал меня Медузой. Медузой-Горгоной, от одного взгляда которой погибают люди!
       Ну и пусть! - не утонула она в холодной тьме. - Пойду в "Иностранный легион" пулеметчицей.
       Походив по подвалу, вернулась в свой угол. На столе увидела записку. Прочитала:
      
       "Внизу я посмотрел. Все замечательно. Никаких новообразований. За лицо извини. Мне кажется, что нынешнее тебе подходит гораздо лучше. Поживи с ним, может, чему-нибудь научишься.
       Х-г.
       P.S. С удовольствием представляю, что будет с твоим миллиардером, когда он тебя увидит.
       P.S.S. Если постараешься не плакать, то бинты можно снять 31-го вечером - с моей мазью все заживет как на кошке, а ты ведь кошка.
       Прощай, меня ты больше не увидишь".
      
       Даша не смогла сдержать слез. Однако текли они недолго - в двери заскрежетал ключ, она распахнулась, и в подвал вошла Алиса.
      

    112. Хоть и сломал ее душу.

      
       Алиса выглядела довольной, как ясно солнышко, но, тем не менее, ударила. Когда Даша очувствовалась, она поделилась с ней новостями, как с близкой подружкой:
       - Все получилось! I do it! - как говорит Владимир Константинович. Тридцать первого вечером мы отвезем тебя к твоему миллионеру. Вчера из автомата на Ярославском вокзале я говорила с ним, и Михаил Иосифович согласился дать за тебя полмиллиона. Он давал больше, но я - честная женщина и не стала таить, что за время хранения качество товара несколько ухудшилось, и рассказала о Лихоносове...
       - А что Лихоносов? - механически спросила Даша.
       - А ничего. Он, оказывается, обманул нас, сказав, что сообщил своему другу о том, где ты находишься, и кто тебя украл. Племянник навел справки на телефонной станции, и выяснилось, что никто ни на какие неизвестные мне номера из нашего дома не звонил. Ну и Владимир Константинович связал его сонного, а он, представляешь, ночью развязался - пить, наверно, захотел, - пришел к нам в спальню и на Володю накинулся со скальпелем. Пришлось его застрелить.
       Потрясенная Даша молчала.
       - Ты чего не радуешься? - спросила Алиса.
       Даша заплакала. Она почувствовала, что в ней умерло что-то. Хирурга, человека и зверя, больше нет, и в ней чего-то не стало. Части жизни, частички любви, частички ненависти. И надежды.
       Не надежды на новое пригожее лицо не стало, а вообще надежды. Теперь она одна на целом свете. Михаил Иосифович не в счет. Он, конечно, чудо, да, но такое же, как ковер-самолет, скатерть самобранка и волшебная палочка. А Хирург был человеком, хоть и сломал ее лицо, ее душу...
       Слезы потекли ручьем, Даша бросилась на кровать, зарыдала.
       - Ну и дура же ты... - сказала в сердцах Алиса.
       И удалилась.
      

    113. Кто-то решил повеселиться.

      
       Днем тридцать первого Алиса принесла Даше новое праздничное платье и туфельки. Глаза ее как никогда выглядели иудиными.
       Когда она ушла, Даша переоделась и посмотрела в зеркало.
       Вид был ужасным - стройные ножки, красивое облегающее синее платье с глубоким декольте, нежная лебединая шейка и... забинтованная голова, причем бинты в пятнах от мазей, слез и сукровицы.
       Привыкнув к своему виду - пришлось минут десять простоять у зеркала - Даша села ждать. И прождала несколько часов. Сразу после того, как она решила, что Алиса в очередной раз ее обманула, дверь со скрежетом распахнулась, и двое дюжих мужчин бросили в подвал безжизненного человека.
       Даша долго не решалась подойти к нему, трупом лежавшему на ступеньках. Не решалась, потому что поняла: после того, как она подойдет к этому человеку, в полумраке подземелья растворится последняя ее надежда хоть когда-нибудь вырваться на свободу.
       "Кто этот человек? - думала она, прижавшись спиной к ледяной стене. - Лихоносов? Нет... не похож, он совсем другой. Иннокентий Сергеевич?!
       Господи, это он!
       Полумрак подземелья заколебался, растворяя последнюю ее надежду. Она встала на сделавшиеся чужими ноги, подошла.
       Да, это Иннокентий Сергеевич. Волосы в запекшейся крови, губы распухли, одежда изорвана.
       Даша взяла несостоявшегося спасителя за подмышки, потащила, переводя дух, к кровати. Уложила, села рядом. Он раскрыл глаза. Посмотрел мертвым взглядом на синее платье, на вырез, на забинтованное лицо женщины. Узнавая глаза, попытался поднять голову.
       - Лежите, лежите, - вскричала Даша.
       Иннокентий Сергеевич распластался. Полежал, собирая силы. И прошептал, с трудом выговаривая слова:
       - Ничего не получилось, Даша... Крепись...
       - Что случилось? Что не получилось?! - приложила она ладони к его щетинистым щекам.
       - Эти люди... купец... они... все кончено...
       Иннокентий Сергеевич потерял сознание. Очнувшись через несколько минут, он уставился невидящими глазами в потолок и лежал так, пока за ними не пришли.
       Это были дюжие мужики, втолкнувшие Иннокентия Сергеевича в подвал. Они заклеили ему и Даше рты липкой лентой и, взвалив их на плечи, понесли из подвала.
       На кухне Даша увидела Алису. Она лежала лицом вниз. Лежала в луже густой алой крови. И лужа росла.
       В вестибюле точно так же лежал Владимир Константинович. Человек, несший Дашу, едва не поскользнулся, наступив на его кровь.
       В микроавтобусе им надели на головы черные мешки, пахшие бензином, и чем-то еще.
       Потом принесли два тела. Ноги одного, уже холодеющие, легли на Дашу.
       Это были Алисины ноги.
       Долго везли по проселкам. В лесу (остро пахло хвоей) Иннокентия Сергеевича и трупы вынесли из машины.
       Через минуту раздался приглушенный выстрел, за ним другой.
       Дальше ехали по глубокому снегу.
       Долго где-то стояли.
       Когда тишина стала гнетущей, послышались шаги. Дашу вынесли, потащили по ступенькам, бросили на пол.
       Ушли.
       Она лежала, стараясь не думать. Ей было ясно, что купец, увидев ее лицо, рассвирепеет.
       И разрядит в него обойму своего пистолета.
       Дверь скрипнула.
       Кто-то вошел. Присел, сунул руку под мешок, содрал наклейку со рта.
       Потом вошли еще люди.
       Трое или четверо.
       Ее взяли под руки, поставили на ноги, повели.
       Одна дверь, вторая.
       За третьей остановились.
       И сняли с головы мешок.
      

    114. Двенадцатый удар.

      
       Даша увидела перед собой богато украшенную голубую ель, казавшуюся искусственной. За ней стоял праздничный стол с полчищами разноплеменных бутылок, с горками всевозможных фруктов, с румяными игривыми поросятами и застывшими в раздумье осетрами.
       За столом сидели оживленные люди.
       Раскрасневшийся от полноты жизни Иннокентий Сергеевич - она увидела его первым - был среди них.
       Все вскочили, бросились к ней. Первым приблизился Борис Михайлович. Он тянул руки. В глазах его стояли слезы.
       - Милая, милая, ты вновь со мной!!
       - За... зачем ты так?.. - заплакав, пролепетала Даша.
       Лицо Михаила Иосифовича стало детским.
       - Поверь, милая, это все Лихоносов придумал, я не хотел, но он сказал, что иначе я тебя не увижу...
       У Даши подкосились ноги. "Сволочь Хирург! Вот он что придумал! Сейчас с меня снимут бинты, и я стану посмешищем!"
       Она угадала. Сзади выступила Флора с ножницами в руке.
       - Нет, не надо! - закричала Даша, пытаясь вырваться из рук приведших ее людей. - Отпустите меня, бога ради! Отпустите! Я хочу уйти отсюда, хоть куда, но уйти!
       - Ты зря беспокоишься, - попытался успокоить ее Михаил Иосифович. - Лихоносов сказал, что ничего плохого с тобой не сделал, только взял свое.
       Даша оставила попытки вырваться. "Они хотят посмеяться - пусть смеются, - подумала она, каменея душой. - Но слез моих они больше не увидят.
       Флора, отведя Дашу в сторону, срезала бинты, ватным тампоном, смоченным в лосьоне, протерла лицо. По мере того как она эта делала, ее собственное лицо ее все более и более вытягивалось. Закончив, девушка брезгливо сжала губы и отступила к стене. Было видно, что новое лицо хозяйки вызывает у нее если не отвращение, то крайнее неприятие.
       Даша, каждой своей клеточкой почувствовав себя Медузой-Горгоной, мстительно обернулась к присутствующим.
       "Вот вам, сволочи!"
       Все замерли на мгновение. Затем, разбившись на кучки, зашептали.
       Михаил Иосифович пошел к Даше.
       Пошел, кривя рот вымученной улыбкой.
       - Господи, что он с тобой сделал... - прошептал, он приблизившись.
       - Я хочу уйти, - твердо сказала Даша. - Прикажите подать мне пальто. Любое, хоть кухаркино. Я верну.
       - Нет, нет, никуда я тебя не отпущу, - покачал головой Михаил Иосифович, явно стараясь сжиться с новым лицом Даши. - Ты мне жена, и ты будешь со мной...
       Шепот в зале стих. Гости молча пошли к столу. Иннокентий Сергеевич с ходу схватил чью-то рюмку. Резко запрокинув голову, вылил в себя. Он понял, что в этом доме он больше не друг.
       - Я хочу уйти... - сжала губы Даша.
       - Новый год через семь минут. Давай, встретим, а? А потом ты мне прикажешь, и я сделаю все, что ты захочешь?
       Даша подумала: "Куда я сейчас пойду? В лес под елку?"
       Михаил Иосифович использовал момент. Трепетно взяв ее руку, он прошептал:
       - Я безмерно виноват перед тобой... С тобой мне будет нелегко, но поверь, без тебя я буду самым несчастным человек на земле, без тебя я не смогу жить...
       - Мне не надо жалости, - чуть не плача проговорила Даша. - Позволь мне уйти в комнаты. Я посижу до утра и уйду.
       - Но почему?.. Да, я виноват, но сейчас я другой человек, поверь, совсем другой!
       Михаил Иосифович упал на колени, обнял ноги Даши и заплакал.
       - Не уходи, прошу тебя...
       - Ну как ты не понимаешь, что я не хочу, чтобы эти люди смотрели на меня с усмешкой, жалостью, злорадством...
       Михаил Иосифович поднял голову. Несколько секунд он смотрел непонимающим взглядом, затем истерично рассмеялся.
       - Предлагаю за все выпить, - продолжая смеяться, сказал он и поднялся на ноги. - Мы выпьем, а потом ты уйдешь.
       Михаил Иосифович подозвал официанта. Тот поднес два фужера шампанского.
       - Возьми, и пойдем. Через три минуты - Новый год, и теперь я знаю, где и как его следует встретить.
       Подойдя к елке, он снял с нее маскарадную маску, одел так, что Даша не могла видеть, и, взяв под руку, куда-то повел. Когда он остановился, откуда-то сверху раздался бой курантов.
       - На двенадцатом ударе снимай маску! - сказал Михаил Иосифович счастливым шепотом.
       Даша так и сделала. И увидела себя в зеркале.
       Она была красавица, перед которой Гортензия почувствовала бы себя всего лишь супермоделью. Необъяснимо прелестная, уверенная в себе женщина с тревогой смотрела на Дашу.
       - Ты очень похожа на мою маму, молоденькую маму, они потому и смотрели кисло, - сказал Михаил Иосифович, с любовью глядя на жену. - А, я, лишь тебя увидел, то понял, что ты пришла за мной, и я пойду за тобой, как маленький мальчик. Давай, выпьем за нас? Мне кажется, что с этой самой минуты ничего кроме счастья нас с тобой не ждет.
      

    ***

      
       Да, Хирург, взял свое. Он взял себе Дашу, ту, которую полюбил.
       Однажды она видела его.
       Машина стояла в пробке уже полчаса. Он, руки в карманах старенького пиджака, на плече - рюкзак, шел по улице, конечно же, навеселе. За ним едва поспевала молоденькая девушка с родимым пятном на пол-лица. В руках у нее были два тяжелых чемодана.
      

  • Комментарии: 1, последний от 08/07/2012.
  • © Copyright Белов Руслан Альбертович (belovru@yandex.ru)
  • Обновлено: 13/01/2014. 513k. Статистика.
  • Роман: Проза
  • Оценка: 6.96*31  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.