Борычев Алексей Леонтьевич
Подборка

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Борычев Алексей Леонтьевич (tankredoff@mail.ru)
  • Обновлено: 11/04/2013. 16k. Статистика.
  • Сборник стихов: Поэзия
  •  Ваша оценка:

    Раскольцованы времена...
    
    Раскольцованы времена
    Раскалённостью прожитого.
    Мысли пишут мне письмена
    Из внезапного,
     из другого...
    
    И границ, и пределов нет
    Ни случайностям, ни законам.
    И скучает лампадный свет
    По молитвам, да по иконам.
    
    Параллели весны иной
    Опоясали мир привычный.
    За стеною ли, за спиной,
    За отчаяньем - плач скрипичный.
    
    И не то чтобы старость вдруг.
    И не то чтобы нет исхода.
    Просто чей-то ни враг, ни друг
    Не дождётся уже восхода.
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    Часов двоящиеся души...
    
    На два куска кромсают время
    Часов двоящиеся души.
    В них - голос вечности - послушай,
    Он открывает нам прозренья.
    
    Гляди, как блещет амальгама
    На зеркалах вторичных истин. -
    В них отразима чувств и мыслей
    Перенасыщенная гамма.
    
    Мельканьем бабочек летящих
    Влекут цветные отраженья,
    Создав иллюзию движенья.
    Они объёмны и блестящи.
    
    Из пустоты, из ниоткуда,
    Круша ряды былых гармоний,
    Небытие слезу уронит,
    Вздохнёт,
                    и возникает чудо.
    
    
    
    
    
    
    
    
    Лесная память 
    
    Лесная память собирает
    В ларец янтарных поздних дней
    И то, что мне казалось раем,
    И то, что грустного грустней.
    
    Лесная память солнценосна
    И вечна, будто небеса.
    Их  яркий мёд испили сосны,
    Открыв туманные глаза...
    
    В сплетённой солнцем паутине
    Осенних дней трепещет боль
    О том, чего не стало ныне - 
    Мне душу выевшая моль.
    
    А сам гляжу я на овраги
    Уставшей осени моей,
    В лесное царство светлой влаги,
    В хрустящий свет календарей.
    
    На корабли осенних далей,
    На их цветные паруса,
    В сырую тьму моих печалей,
    И в сосен влажные глаза.
    
    И вижу в них огни былого,
    Давно отцветшие огни.
    О память! в сумраке лиловом
    Ты навсегда их сохрани!
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    Тьма
    
    Эту тьму, что пришла погостить ко мне -
    Ни впустить, ни принять. И стоит она,
    Размыкая круги пустоты в окне,
    Раздробив тишину на осколки сна.
    
    И стоит, и молчит, и глотает дым.
    Это полночь свои развела костры,
    И заметны повсюду её следы
    И шаги, вдоль по душам, легки, быстры. 
    
    Только полночь и тьма, никого кругом.
    И затерян мой дом в их пустых лесах.
    И томлений о прошлом колючий ком
    Вдоль по памяти катится прямо в страх.
    
    Эта тьма, эта тьма - в никуда мой путь.
    Путешествие в страны зеркальных дней,
    Где, рассыпав предчувствий моих крупу,
    Ожидание счастья кружит над ней.
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    Весенние пятистишия
    
    Рассчитывая тензор темноты,
    Весна кусала лунный карандаш,
    Шуршали неба звёздного листы,
    И мысли суетились, всё пусты,
    И тьмой не мог наполниться пейзаж.
    
    Палитра многоцветных вечеров,
    Впитавшая напористость зимы,
    Оттенками пятнадцати миров
    Раскрасила времён глубокий ров,
    Где  - помню -  были мы с тобою, мы...
    
    Где было непонятно и светло,
    Порхали мотыльки невинных фраз...
    Но помню, как апрельское стекло,
    Сквозь наши соты, плавясь, утекло
    Туда, где никогда не будет нас.
    
    Под тяжестью молитвенных минут
    Пространство сокращало свой объём.
    Казалось, никого не будет тут.
    Свой порох соловьи напрасно жгут,
    Картечью песен раня окоём.
    
    Быть может, нас и не было, и нет,
    А лишь светила тусклая звезда,
    Касаясь некой тайны сотни лет,
    И память завязала в узел свет,
    Который сохранила навсегда.
    
    Я помню - как флажками тишины
    Махала полночь, связывая всех,
    Как были ею все окружены
    Под смелым приказанием весны,
    В плену её был так предсмертен грех.
    
    И точечными выстрелами чувств
    Расстреливала воронов тоски,
    Прицелившись по тонкому лучу
    Звезды, которой имя умолчу,
    Настойчивости текста вопреки.
    
    Но тьма не наступала, и тогда
    В ряды по степеням остывших дней
    Разложен был весенний кавардак,
    И тихо стало - так, как никогда,
    И снег пошёл, 
    и сделалось темней...
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    Август
    
    Ещё в едином русле не сошлись
    Река отвесных дней с рекой пологих,
    Но больше не зовёт густая высь
    Отсутствием и многого, и многих.
    
    Ещё не вдоль времён, а поперёк
    Стирает память тень, темнее сажи,
    Того, кто стал и жалок, и жесток,
    И ничего без страха не расскажет.
    
    На ровную поверхность светлых чувств
    Ложится ощущение повторов
    Событий, разрисовывавших грусть
    По прошлому - бесстрастия узором.
    
    Остыло ощущенье теплоты,
    Но теплота пока что не остыла.
    И падают созревшие плоды
    С деревьев под названьем "То, что было".
    
    И на вопрос: а будет ли ещё? - 
    Ответ, как боль и как земля, коричнев.
    Стоит сентябрь, бессмертием крещён.
    А что за ним - бессмысленно, вторично.
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    Весенняя кантата
    
    Смотря на весёлых небесных лошадок, 
    В карете везущих весеннее солнце, 
    Легко понимаешь: 
    Мир вовсе не шаток, 
    Но знают об этом лишь ели да сосны. 
    
    И знают ещё небеса  и долины, 
    Молчащие мглою, поющие солнцем, 
    Хранящие тайны в сплетении линий 
    Руки Дульцинеи, не ставшей Альдонсой. 
    
    Беспечные лица весенних событий, 
    Смотря в зеркала беспокойных сомнений, 
    В себе не находят печали, забытой 
    В просторах пяти ли, семи? измерений. 
    
    Я вижу: играют какие-то дети 
    Купая себя в обжигающих росах, 
    И небо - лукавый игры их свидетель 
    Над ними - причудливым  знаком вопроса... 
    
    Листая восток, обжигаясь зарёю, 
    С лесами толкуя на птичьем наречье, 
    Я сказку найду, а обычность - зарою 
    В земле оживающих противоречий.
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    Привет тебе, мой славный юный день!..
    
    Привет тебе, мой славный юный день!
    Тропой цветов идёт ко мне, вздыхая
    Огнём зари, неповторимость мая,
    Вплетая в ночи снежную сирень.
    
    Цветёт весна светящимися днями,
    Кружится в небе солнечная пыль.
    Привет тебе! Моя земная быль,
    Поющая весенними огнями.
    
    В тени берёз и елей полумрак
    Врастает тишиной в апрельский полдень,
    И в чаще луч, как будто перст Господень,
    Касается блестящего ковра,
    
    Лежащего на листьях прошлогодних,
    На мхе, на пнях, на сучьях, на земле,
    Которая бессильна разомлеть
    Пока ещё, в объятьях несвободных
    
    Подтаявших снегов. Со всех сторон
    Пространство, ожидающее звука,
    Пронизано, как стрелами из лука,
    Шипами оживающих времён...
    
    Лиловый вечер тьму кладёт на плечи,
    И лунный блик - доверчив и смешон,
    И сны земли - тоски сжигают свечи,
    И старый мир весной преображён.
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    Ни звука, ни слова, ни вздоха...
    
    Ни звука, ни слова, ни вздоха.
    Откуда? - конечно, оттуда...
    Зима, ожиданье, простуда.
    Черства повторений лепёха!
    
    Обиды в ночи растворяя,
    Ты сам каменеешь под утро.
    А после крыло перламутра
    Помашет из горнего края!
    
    На простыни стынет былое
    Просыпанной звёздною пылью.
    Подняв невесомые крылья,
    Порхает в пространство другое
    Лимонница порванной жизни...
    
    Какие слова здесь? - молчанье!
    
    Но мир беспокоен, отчаян.
    И время нервозно, капризно.
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    Я хочу разузнать...
    
    Я хочу разузнать, сколько будет гулять 
    Этот гул, этот шум в перелесках ночей? 
    И когда оборвётся вины твоей прядь, 
    Я сожгу её, 
    вновь оставаясь ничей. 
    
    Где-то там, далеко, где всё время легко - 
    Ты осталась, забыв переменчивый край, 
    И пропала лучом между туч-облаков 
    И не крикнула мне: "Выбирай! Выбирай!" 
    
    И гуляет по лесу, по полю твой гул, 
    И за память цепляется иглами дней, 
    Но не ты утопаешь в февральском снегу. 
    А другая, другая... иду я за ней... 
    
    В жидком олове снов растворяемый рай 
    Пал тоскою на дно сероватых времён.. 
    Почему ж ты не крикнула мне: "выбирай", 
    Превращаясь в одну из забытых икон? 
    
    Кто-то утром в лесах разжигает костры, 
    Кто же это? - хотел посмотреть: не могу. 
    Слишком тени кустов и деревьев пестры. 
    Слишком блики остры на горячем снегу.
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    Полночь
    
    Я помню тебя, одинокая полночь!
    И ты не забыла, ты многое помнишь...
    Обрезав ножом темноты
    Незримые нити с былым расставаний,
    Пронзаешь бестелость времён, расстояний,
    И после, снежинкой застыв,
    
    Холодным свеченьем приветствуешь вечность,
    Плывущую тьмою над белою свечкой,
    Горящей снегами зимы...
    И кажется тихой  дорога в бессмертье,
    Но в это не верьте, не верьте, не верьте, -
    Обманет спокойствие тьмы!
    
    Бессмертие - шарик на тоненькой нити,
    Подвешенный чьей-то мечтою в зените,
    Колеблемый небытием...
    И мы, одолев над собою высоты,
    Полночного мёда попробуем соты
    Пред тем, как пребудем ничем!
    
    От полночи вдаль разбегутся столетья,
    И полночь рассыплется на междометья,
    Секундами тихо звеня.
    Останутся в кипени прошлого света
    На солнечных струнах игравшие дети,
    Смотрящие в мир сквозь меня.
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    Оттенки
    
    Ловец хрустальных состояний,
    Не кратных тридцати семи!
    Поймай пятнадцать расставаний,
    А на шестнадцатом - пойми,
    
    Что обретенья и потери
    Взаимно отображены
    То многоцветностью истерик,
    То белым тоном тишины.
    
    Когда в пыли угрюмой ночи
    К нам страх врывается, как тать,
    То все оттенки одиночеств
    По пальцам не пересчитать,
    
    И опрокинутое завтра
    В ещё глубокое вчера
    Чернильной каплею азарта
    Стекает с кончика пера.
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    Я дам объясненье грядущему дню...
    
    Я дам объясненье грядущему дню 
    Разрывностью линий былого.
    В копилке времён тишиной сохраню
    Тщету объясненья такого.
    
    На плечи беспечных загадок о том,
    Что кровью пульсирует в венах
    Событий, 
    наброшен прозрений хитон,
    Пошитый из ткани мгновений.
    
    Усилие мысли - и порвана ткань,
    И ветром космических буден
    Обветрена кожа, белее листка
    Бумаги, где вписана будет
    
    Рукой наводнившей миры пустоты
    История некой вселенной,
    Где правила быть не собой так просты,
    Что быть лишь собою - бесценно!
    
    В ковше иномерных просторов, без нас,
    Густеет бесцветное время,
    И в меру длины обращается час,
    Смущая вселенскую темень.
    
    И там, где порой сгущены времена
    До плотного дыма проклятий,
    Роняет бессмертье свои семена
    В сырой чернозём благодати.
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    Переменными огнями...
    
    Переменными огнями
    Освещая грани дня,
    Сквозь томленье между снами
    Время смотрит на меня.
    
    То волненьем, то покоем,
    То печалью поглядит,
    То смешливое такое,
    То сурово, как бандит.
    
    Улыбается, прищурясь
    Заоконной тишиной...
    Я окно перекрещу, раз
    Там мерцает мир иной,
    
    И с небес его - прозренья
    Падает метеорит,
    И светящееся время
    С ним о чём-то говорит.
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    Болото
    
    Тропы к тебе узки, ржавой водицей полнятся.
    Кружатся мотыльки факелами тревог.
    За колдовскою тьмой дня затихает звонница.
    Делает разум мой в сказочное рывок.
    
    Боже! я снова здесь... Ты ли, обитель прошлого,
    Взору открыла лес, чахлый, седой, больной.
    Небо кладёт в него солнечную горошину,
    Синий пролив раствор капельной тишиной
    
    На вековую топь, кочки, кривые ёлочки,
    Где проживёт лет сто ворон - хозяин тьмы,
    Где раздаётся вой - поздно - в безлунной полночи
    Старенький водяной чует приход зимы...
    
    Летом - дыханье мха, всхлипы трясин. Заметнее
    Жизни людской труха именно летом, здесь,
    Где по утрам туман солнце шлифует медное,
    Ядом болотным пьян, медленно гибнет лес.
    
    Осенью красный дым всё над тобою стелется.
    Что это? Мы горим в пламени прошлых лет?..
    Или мечты горят? или сгорает мельница
    Нашей судьбы?.. Объят в будущее билет
    
    Этим огнём?.. Но вот - вижу: редеет марево.
    Осенью каждый год так опадает лист
    Тощих берёз, осин... цвета всё больше карего
    На полотне сыром зимних простых кулис!
    
    Снежная волчья даль крестиком сосен вышита:
    Кажется иногда кладбищем всех надежд.
    И лишь былого тень здесь на просторах выжила:
    В лопнувшей пустоте время зашило брешь...
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    Тишина
    
    Горячим воздухом июня -
    Обозлена, обожжена - 
    По чаще, пьющей полнолунье, 
    Волчицей кралась тишина. 
    
    В неё стреляли детским плачем 
    И гулким рокотом машин, 
    И солнце прыгало, как мячик, 
    На дне её глухой души, 
    Когда был день. 
    
    От гула, шума 
    В колодцах пряталась она 
    И в корабельных тёмных трюмах. 
    На то она и тишина! 
    
    Пугаясь дня, пугаясь солнца, 
    Стремясь на волю, 
    Не смогла 
    Таиться долго в тех колодцах, 
    Где луч - как острая игла! - 
    
    И из последних сил, под вечер, 
    Пустилась в чащу, в темноту, 
    Чтоб не страдать, чтоб не калечить 
    Густую волчью красоту. 
    
    Но гвалтом воронов на кочках 
    Настиг её рассветный залп, 
    
    И - две звезды, 
    две тусклых точки - 
    Погасли искрами в глазах.
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    Подвал
    
    Никакого намёка мне никто не давал 
    На простое сравненье: время - это подвал. 
    Не скользящая лента неудач и потерь, 
    На которой - и "завтра", и "вчера", и "теперь" - 
    Словно кадры на плёнке чередой пронеслись 
    Через кинопроектор под названием жизнь, 
    Не предмета над тенью превосходство, и не 
    Вертикали над плоским превосходство вдвойне, 
    Не блестящие грани многомерных пространств, 
    Не побед над случайным неизменная страсть... 
    
    Время - это лишь погреб, на полу в нём лежат: 
    Кукла детская, компас... и какой-то ушат, 
    Два набора для шахмат, и один - домино, 
    Мячик, детский конструктор, и билетик в кино... 
    И ещё - в виде пыли - мысли, мысли одни... 
    Мне их жалко, поскольку позабыты они, 
    
    Или вовсе их нет там? да и быть не должно? 
    Ведь в подвале хранится, что хотелось мне, но 
    Не сбылось, не случилось... Даже в памяти нет! 
    
    Время это ещё и - в неизбежность билет... 
    
    Но, минуя сознанье, пролетают года, 
    Оседают в подвале, 
    не оставив следа 
    На окраине тихой, где стоит некий дом, 
    На стенах и на крыше, да и в доме самом.
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    Прогулка
    
    Настоящего нет. Обручаясь с прошлым, 
    Я ступаю по старой, сгоревшей роще 
    И вдыхаю событий грядущих запах, 
    Позабыв в темноте, где восток, где запад. 
    
    Впереди огоньками болота блещут, 
    Открывая, насколько первичны вещи: 
    Травы, мох, небеса, осины... 
    В лихорадке туманов дрожат трясины. 
    
    Как стрелой, я пронзён уходящим летом, 
    И луна острие заостряет светом. 
    Понимаю - былые событья всё же 
    Мне больнее сегодняшних и... дороже. 
    
    В этом мире и звёздный покой не вечен. 
    Каждый зверя числом навсегда отмечен, 
    Потому что всегда на него делимы 
    Все просторы и жизни людей, и длины 
    
    Тех предметов, которых никто не знает. 
    Не помеха незнанье (иль новизна их), 
    И, затёртые мыслью, событья, даты -
    На века на кресте бытия распяты! 
    
    ...Как сгоревшая в прошлом когда-то роща - 
    Никогда о пожаре былом не ропщет, 
    Дым рассеяв по воздуху в тех пределах, 
    Где душа никогда не покинет тело, 
    
    Так и я в настоящем -  грядущим связан, 
    О прошедшем своём позабыть обязан, 
    Доверяя реальность какой-то точке, 
    Словно та до вселенной разбухнет точно. 
    
    ...Настоящего нет! И в сознанье пусто. 
    Чёрной мухой под снегом уснуло чувство... 
    Я, в былом проживая, творю законы, 
    От нелепых картин отличив иконы. 
    
    Захожу в позабытую сном сторожку, 
    Тихо дверь открываю в ней. Осторожно 
    Зажигаю в киоте огонь лампады, 
    Понимая, что большего и не надо.
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    Ком переживаний
    
    В небезопасной темноте 
    Я спрятал ком переживаний. 
    Кто был свидетелями - те 
    Давно ослепли от страданий. 
    
    И хоть не вижу я его, 
    Но страх берёт меня во мраке, 
    Покуда знаю: ком - живой, 
    И подаёт мне злые знаки. 
    
    И я, и те, кто был в былом 
    Со мной, когда комочек прятал, 
    Найти не могут этот ком, 
    И темнота не виновата... 
    
    Ещё горит в душе огонь, 
    Но темноту не освещает. 
    В кулак сжимается ладонь, 
    Но страх мне пальцы разжимает!
    
    
    
    
    
    
    
    
    Реальность
    
    (сонет) 
    
    Наш мир - иллюзия, ведь он 
    Реален только в наших мыслях, 
    Страстях, эмоциях и числах, 
    Определяющих закон,
    
    Где аниону - катион 
    Дан в соответствие. Их жизни 
    Выстраивают механизмы, 
    Которыми и сохранён 
    
    Наш мир. Его существованье - 
    В невыполнимости слиянья 
    Двух антиподов бытия,
    
    Которому помеха - время, 
    Как невозможность расширенья 
    Земного - в горние края.
    
    
    
    
    
    Ни судьбы, ни страны...
    
    Холода обжигают лицо. 
    Блики солнца упали на снег. 
    Закатилось судьбы колесо! 
    Воет ветер, а слышится - смех! 
    
    И берёзы, осины, дубы 
    Тщетно тянутся ветками вверх. 
    ...Ни зимы, ни страны, ни судьбы,
    И прозрение разум отверг. 
    
    Холода обжигают лицо. 
    В синеве утопая, бреду. 
    Замыкается снова кольцо. 
    Снова мир в одноцветном бреду. 
    
    Открывается медленно глаз -
    Равнодущной к земному - луны. 
    ...Ни покоя, ни жестов, ни фраз. 
    Ни любви, ни судьбы, ни страны...
    
    
    
    
    
    Стекло весенних дней...
    
    Стекло весенних дней
    Сияет бирюзою,
    Становится светлей
    Апрельскою слезою.
    
    Промыто тишиной
    И вакуумом звука,
    Прозрачное оно,
    Как с юностью разлука.
    
    Я вижу сквозь него - 
    Смелеющее солнце
    И бледный небосвод,
    Ленивый, полусонный...
    
    Морозных дней смола,
    Под солнцем разогрета,
    С весеннего стекла
    Стекает в блюдце лета. 
    
    Душистых вечеров
    На дне его чаинки.
    А к чаю - всем пирог
    Со звёздною начинкой...
    
    Стекло весны дрожит
    На сквозняке событий,
    И кажется, что жизнь -
    Нова и неизбита.
    
    И сквозь него - она
    Светла и невесома.
    ...Но всякая весна - 
    Увы, не аксиома!
    

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Борычев Алексей Леонтьевич (tankredoff@mail.ru)
  • Обновлено: 11/04/2013. 16k. Статистика.
  • Сборник стихов: Поэзия
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.