Черевков Александр Сергеевич
Рассказы издалека

Lib.ru/Современная: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Черевков Александр Сергеевич (lodmilat@zahav.net.il)
  • Размещен: 02/11/2021, изменен: 02/11/2021. 1168k. Статистика.
  • Повесть: Проза
  • Скачать FB2
  •  Ваша оценка:

      Рассказы издалека.
       Из моей жизни.
       Предисловие.
       Автор поместил в данной книге свои рассказы, не вошедшие в трилогию "Прелести жизни". Каждый день в нашей жизни, это событие, которое оставляет в нашей памяти свой отпечаток. Чаще всего мы быстро забываем повседневные бытовые события, которые не сохраняет в памяти наше сознание.
       Однако, бывает так, что какой-то пустяк из повседневной жизни закрепляется в нашей памяти на всегда. Мы вспоминаем эту страничку нашей жизни через годы и даже через десятилетия в массе исторических событий, которые происходят рядом с нами на протяжении всей нашей жизни.
       На мой взгляд в этом Прелесть нашей жизни. Когда мы вспоминаем Странички из детства - первое слово в пелёнках, первый шаг в ползунках. Начинаем понимать, что можно делать, а что нет.
       Уроки юности напоминают нам как лучше жить, чтобы не допускать повторно старые ошибки. Ведь не зря на своих ошибках учимся мы жить. Нет смысла повторять чужие ошибки. Пока огонь не тронешь - не будешь знать, как сам горишь. Лёд тоже не мёд. На морозе ложку не лижут.
       Зрелые годы - как тот арбуз, который с хвостика гниёт, а голова созреет под кинжалом.
       Так мы гниём с годами от ошибок, а в мыслях планы есть на будущую жизнь с удачей.
       Старость - как петля. Без мыла может затянуться. На старости вспоминаем детство.
       Начинаем оценивать свою прожитую жизнь. Делимся своими воспоминаниям с новым
       поколением, которое торопит нас уступить дорогу к новой жизни с новыми ошибками...
       Нет жизни без ошибок. Без ошибок скучно жить. В этом Прелесть всей нашей жизни.
      
      Главах-1. Странички из детства.
       Детство - наша беззаботная жизнь.
      
      1.Тутовник у дома.
       На левом берегу речки Белка, на краю Гудермеса, стоит огромный каменный дом, ровесник хаты мазанки на месте Старого хутора в Гудермесе. Эти оба строения возводили, до династии Романовых, терские казаки Ивлевы и Выприцкие, предки по линии моей мамы, то есть, мои предки.
       Это всё, что осталось от нашего Старого хутора Вольный и станицы Кахановская, которые в год моего рождения приобрели статус города Гудермес.
       За речкой Белка рядом с каменным домом холмики от сожжённых хат бывшего поселения казаков Ивлевых. Время и войны за место под солнцем, между терскими казаками и горцами не пощадили ничего. Всё было уничтожено за речкой.
       Осталась только память о предках, переходящая из поколения в поколение, а также старый каменный дом и рядом с домом огромное тутовое дерево.
       Старики говорили, что когда Ивлевы и Выприцкие строили этот огромный каменный дом, то наш пра-прапрадед казак Степан Ивлев посадил это тутовое дерево в честь рождения первого своего сына. Степан Ивлев через год в день рождения своего первого сына привил к этому дереву росток другого тутового дерева (шелкопряда).
       Так появилась традиция терских казаков сажать деревья и прививать к деревьям ростки в день рождения сына первенца. Рядом со станицей Кахановская, то есть, город Гудермес, появился огромный сад привитых плодовых деревьев, на ветках которых росли разные плоды.
       Исключением было дерево тутовника у старого каменного дома. К этому дереву прививали ростки разных шелкопрядов. Так у каменного дома терских казаков появилось чудо дерево с разными плодами тутовника, которые как радуга в небе украшали дерево разными цветами плодов.
       Во время войны с фашистами, по согласию наших родственников, в каменный дом за речкой поселилась семья евреев иммигрантов из Европы. Рядом с домом в блиндажах и землянках жили венгры, болгары, румыны, а также другие многочисленные иммигранты из европейских стран.
       Когда сразу после войны мои будущие родители расписались в загсе в Грозном, там же сыграли свадьбу. Сразу встал вопрос где жить молодой семье? У старой крепости в Грозном, где жили наши родственники? В полуразвалившейся пристройке у стены бывшей крепости, жило несколько многодетных семей. В Старом хуторе в Гудермесе родственников было больше, чем тараканов.
       Поэтому решили поселить молодую семью в старом каменном доме за речкой Белка. Сразу после окончания войны семья евреев планировала вернуться к себе на родину в Европу. В доме много комнат. Одну комнату освободили молодой семье. В тесноте не в обиде. Весело жить в такой детской ораве еврейской семьи, у которых за время иммиграции народилось много детей.
       Как только мама стала беременна мной, так сразу было решено на общем собрании родственников, что по старой традиции Мария будет рожать в Старом хуторе в хате-мазанке по окна, вросшей в землю. Где рождались несколько столетий все первенцы клана терских казаков Старого хутора.
       - Мы живём в новом мире. - стала возражать Мария. - Рожать буду в роддоме, а не в хате-мазанке.
       - Правильно! Надо двигаться к прогрессу. - поддержала Марию старая казачка. - Сколько можно мучиться нашим бабам во время родов в старой хате. В роддоме медики и все условия при родах.
       Большинство родственников согласились с тем, что за пару месяцев до родов Мария будет находиться под присмотром наших баб в хате-мазанке. Рожать будет в роддоме, который находится рядом с железнодорожным вокзалом станции "Гудермес". В километре от Старого хутора.
       - Когда ты родился, то так орал, что глушил гудки поездов, проходящих рядом с роддомом. - рассказывала мне моя мама. - Весь клан терских казаков отмечал рождение первенца после войны.
       После родов маму и меня перевезли в каменный дом за речкой Белка. Туда вместе с моими родителями перебралась жить из Старого хутора бабушка Нюся, мама моей мамы. Вся ответственность за меня легла на плечи бабушки Нюси. Она была парализована на обе ноги, но руки у неё были сильные. Благодаря силы рук Нюся не уступала никому со здоровыми ногами. Могла проворно передвигаться по дому на стуле с колёсами и легко ухаживать за мной, своим внуком.
       Мама через месяц после моего рождения пошла работать в колхоз. Надо было зарабатывать трудодни на питание своей семьи. Отец инвалид войны второй группы с ранениями обеих ног. Он получал пенсию и работал в городе фотографом-портретистом. Бабушка Нюся тоже получала пенсию за парализованные ноги. В то время в магазинах на всё был дефицит. Питались макухой, жмыхом, пчелиными сотами и тем, что росло в полях и на деревьях. Так жили тогда многие семьи.
       - Как только ты научился ползать, так сразу стал уползать из дома во двор под дерево шелковицы. - рассказывала про меня моя мама. - В доме стала проблема с тобой и с детьми семьи евреев.
       - Вас постоянно находили под деревом испачканными плодами тутовника. - рассказывала бабушка Нюся. - Мне было не под силу смотреть за быстро растущим внуком и детьми еврейской семьи.
       На общем собрании двух семей и клана терских казаков из Старого хутора, вокруг огромного дерева шелковицы решили соорудить большой манеж из досок, куда сажали на день детскую ораву из нашего дома. Вскоре к нам в манеж притащили детей из семей румын, болгар, венгров и других народов иммигрантов, которые жили вокруг нашего дома в землянках и блиндажах. Так под огромным деревом шелковицы появился интернациональный детский сад, за которым смотрели все.
       Разноцветных плодов тутовника хватало всем, ни только детям, но и взрослым тоже. Наши мамы и бабушки варили из плодов тутовника разные вкуснятины, а мы, дети, собирали тутовник по своему манежу и тут же запихивали себе в рот. Все взрослые и дети были довольны таким питанием, во время которого вокруг была благодать и тишина.
       Как только с манежа доносились детские вопли, так сразу было понятно, что кто-то из детей попробовал на вкус то, что наложил себе в штаны после того, как плотно покушал плодов тутовника. Пострадавшего поддерживали все дети, которые находились в манеже. Под деревом вопил детский интернациональный хор. Родители тут же бежали к манежу, чтобы поменять штаны у детей.
       Когда дети твёрдо встали на свои ноги к этому времени наш детский коллектив сильно передел. Уехали к себе на родину в Европу семьи евреев, румын, болгар, венгров и других народов иммигрантов из Европы, живших с начала войны с фашистами вокруг нашего большого каменного дома.
       В манеже под деревом остались только родственники, братья и сёстры из клана терских казаков. К нам сюда под дерево приводили "покормиться тутовником" детей из Старого хутора. За детьми в детском садике под деревом смотрели близкие родственники. В основном мамы и бабушки.
       Так было, примерно, до моих четырёх лет. Когда мы стали легко перебираться через загородку манежа и убегать из дома в поисках приключений, манеж разобрали на дрова, а нас, детей, растащили по домам наши родители.
       На этом детский садик под гигантским деревом прекратил существовать. Вскоре наша семья перебралась в Гудермес, в новый дом у вокзала ближе к школе.
       Несколько десятилетий судьба таскала меня по всему белому свету в дали от места моего рождения. Когда однажды мне довелось быть в гостях у родственников в Старом хуторе, то в тот же день пошёл на правый берег речки Белка. Посмотрел на другой берег. Там стояло огромное дерево шелковицы, под ветвями которой казался карликом большой каменный дом. Под гигантским деревом в манеже ползали дети, питаясь плодами тутовника. Там когда-то прошло моё детство.
      
      2. Петух и почтальон.
       Вокруг нашего каменного дома был огромный двор с домашним хозяйством. У нас во дворе жили разные домашние животные и разные домашние птицы. Все они жили сами по себе без вмешательства человека. Коровы, козы и бараны ранним утром ходили пастись на сочные луга вблизи нашего дома у речки.
       Гуси и утки питались у той же речки, на берегу которой стоял наш дом. Куры и цесарки собирали корм по двору. Свиньи лакомились плодами шелковицы, чинара и дуба. К вечеру наши птицы и животные собирались у кормушек во дворе, чтобы питаться домашней пищей.
       Сторожем всей нашей живности был огромный красивый петух по кличке Чинарик. Так петуха назвали за то, что он любил лакомиться зёрнами из орешков чинары, которая росла в нашем дворе. Конечно, у нас был сторожевой пёс по кличке Тарзан, который гонял от нашего двора чужих собак и волков, пытающихся ночью стащить с нашего двора какую-то живность себе на питание.
       Но даже пёс Тарзан боялся петуха Чинарика, который строго следил за порядком в своём гареме. Не подпускал к своим дамам никого. Огромный сибирский кот Барсик при виде петуха во дворе тут же удирал в дом, в котором было много места нашим домашним кошкам.
       У меня с петухом была дружба. Мы часто забирались на сеновал, на краю которого было много орешков, упавших с дерева чинары, нависшей над нашим огромным домом. Петух ловко раскалывал клювом орешки и питался вкусными зёрнами чинариками. Мне было трудно соревноваться с петухом. Но орешков было так много, что их хватало всем. К нам прилетали лакомится орешками птицы. Орешков хватало даже белке по кличке Макуха, которая жила на дереве в дупле и вдоволь запасала орешков на зиму своим прожорливым деткам.
       Когда у очередной квочки появлялись цыплята, тогда Чинарик вместе с мамой-квочкой начинал учить новое поколение урокам жизни и при любой опасности прятал цыплят под себя. Точно так, как оберегает своих деток цыпочек мама-квочка.
       Петух был настолько красивый, что сам завидовал своей красоте любуясь своим отражением в луже в углу нашего двора или в зеркале, которое мама или отец специально выставляли во двор у дома, чтобы посмотреть, как реагируют на своё отражение в зеркале домашние животные и птицы. Большинство наших питомцев были безразличны к своему отражению в зеркале. Зато Чинарик при виде своего отражения в зеркале тут же начинал менять свои позы.
       Вначале своё отражение Чинарик принимал за соперника из другого измерения жизни. Дрался с "соперником" до крови на виду у своего гарема. Когда его дамам надоедало смотреть на бестолковую драку своего султана и гарем начинал заниматься своими заботами, тогда Чинарик приводил себя в порядок после драки. Становился в позу гордого джигита и начинал чинно ходить у зеркала.
       - Хватит корчить из себя чёрте что! - строго говорил Чинарику мой отец и убирал зеркало со двора.
       Петух тут же начинал топтать своих кур и следить за порядком во дворе. Благодаря нашему петуху и курам тоже, наш большой двор был полон жёлтеньких цыпочек, которые быстро подрастали в курочек и петухов. Чинарик ужас как не любил конкурентов среди своих пацанов. Как только петушки созревали чтобы топтать кур в гареме своего отца, так Чинарик тут же начинал бить своих подросших конкурентов. Молодые петушки постоянно прятались от своего грозного отца.
       - Всё! Надо нам что-то делать, петушков резать на мясо или подарить соседям? - говорила мама, глядя на бойню петушков со своим отцом. - Иначе забьёт Чинарик насмерть своих пацанов.
       Когда грозный вожак оставался один в своём гареме, то во дворе наступал полный порядок. Каждый занимался своим повседневным делом. Коровы давали молоко. Козы шерсть и мясо. Куры, цесарки, утки и гуси несли яички, которыми "тайком" от родителей питались дети нашего дома.
       Наша живность боялась петуха Чинарика. Но больше всех грозного петуха боялся почтальон Семён, который один раз в неделю перебирался по висячему мосту через речку из города к нашему дому и приносил почту, накопившуюся за неделю на почте нашей семье, а также нашим соседям.
       Прежде чем подойти почтальону к нашему двору петух взлетал на калитку нашего огромного забора. Весь взъерошенный и злой как собака, Чинарик угрожающе кукарекал и внимательно смотре на улицу, ожидая появление почтальона.
       Никто не знал с какой стороны и когда подойдёт почтальон к нашей калитке, чтобы положить газеты и письма в наш почтовый ящик. Чинарик никогда не ошибался. За пару минут до прихода почтальона к нашему забору петух был готов к атаке.
       - Мария! Сергей! Шурка! Уберите с калитки своего петуха! - подавал свой голос почтальон Семён из далека. - Дайте мне выполнить свою работу, положить письма и газеты в ваш почтовый ящик...
       - Шурик! Убери от греха подальше Чинарика с калитки. - просила меня мама из кухни нашего дома.
       В этот момент вокруг нашего петуха все становились его врагами. Чинарик никому не давался в руки. Но самым главным врагом петуха был почтальон. Чинарик словно горный орёл или грозный ястреб взлетал с калитки и бросался на голову почтальона. Видимо по этой причине Семён был плешивый. На самой верхушки его не росло ни чего. Лысина почтальона сверкала на солнце.
       - Если вы не угомоните своего общипанного петуха, то я сворю из него бульон. - кричал Семён в нашу сторону из далека, бросая под нашу калитку пачку газет и писем. - В милицию пожалуюсь...
       При угрозе в его сторону Чинарик доходил до бешенства. Пытаясь зацепиться своими когтями за лысину Семёна, петух норовил клюнуть почтальона в губы, чтобы пострадавший меньше болтал. Семён с большой тяжёлой почтовой сумкой за спиной с дикими воплями размахивая руками в разные стороны бежал от нашего дома с территории петуха Чинарика. Все смеялись над этой сценой.
       - Посмотрите, что пишут в газете про нашего Чинарика и про почтальона. - сказал отец через неделю, когда принёс с города свежую местную газету. - Прямо огромный детектив на всю страницу.
       В газете была статья на всю страницу под общим названием "Петух и почтальон". Где подробно было написано последнее событие происшедшее у нашей калитки, между почтальоном Семёном и петухом по кличке Чинарик. В газете портрет почтальона Семёна с ободранным лицом и ободранной лысиной. Дальше написано, что почтальон Семён отказывается обслуживать наш дом, пока ему не сварят суп из петуха Чинарика, от которого Семён едва не потерял своё зрение.
       Конечно, мы ни стали варить суп из нашего петуха. Почтальон к нам больше не приходил. Мама или отец сами почти каждый день приносили нашу почту домой из города.
      
      3. Подвесной мост с колокольчиками.
       Больше, чем три сотни лет тому назад, когда ниже Эльхотовских ворот на территории Терека никто не жил. На вольные земли пришли семьи из Украины и России. По обеим берегам речки Белка стали строить дома.
       На левом берегу речки поселились Ивлевы, а на правом берегу Выприцкие. Вскоре они породнились между собой. Создали новые семьи, которые в свою очередь породнились с другими семьями, пришедшими с северных территорий. Так появились терские казаки.
       Рядом с этими поселениями никто не жил, кто мог претендовать на место жительства. Иногда на хутора нападали кочевники со стороны калмыцких степей с целью украсть лошадей у терских казаков. Но здесь конокрады часто попадали в ловушку, устроенную им терскими казаками. Битые кнутами и нагайками кочевники-конокрады потеряли интерес к племенным лошадям терских казаков.
       Наступила общая гармония людей и природы. Но вскоре тёплый климат на Кавказе начал резко меняться. Вечнозелёные горы Кавказа всё чаще и чаще стали покрываться снегом. Люди, жившие высоко в горах, постепенно стали переселятся в тёплую долину, на которой было много свободных территорий. Так как горы, где жили эти люди, раньше были чёрными без снега, то людей этих гор называли "чёрные" не по цвету кожи, а по цвету гор, в которых проживали семьи этих людей.
       Постепенно эти "чёрные" семьи расселились на свободные земли вокруг хуторов и станиц терских казаков. Себя эти люди называли "нохчи". По старому месту жительства, селений и аулов, этих людей, терские казаки называли эти семьи, чеченцы и ингуши. Так образовались две нации одного народа, которые в настоящее время имеют две республики - Ингушетия и Чечня.
       Вокруг клана терских казаков, Ивлевы и Выприцкие, в основном поселились чеченцы. Казаки были не против таких соседей. Вокруг много свободных территорий. В основном целинные плодородные земли, которые не обрабатывались людьми. Можно выращивать что угодно и пасти скот. Этим стали заниматься чеченцы и терские казаки. Никто не мешал соседям свободно жить.
       Но время часто меняет всё. Население быстро росло. Строилось жильё нового поколения. Обрабатывались остатки целинных земель. Постепенно соседям стало тесно. Начались споры за место проживания. Стало доходить до вооружённого столкновения между чеченцами и терскими казаками. Пролилась кровь в обеих кланах. Наступило время кровной мести между соседями.
       Когда кладбища рядом с поселениями с обеих сторон стали расти быстрее чем мужское население, тогда старейшины обеих кланов собрались в большой круг переговоров на нейтральном поле. Главой переговоров со стороны клана терских казаков был выбран атаман Николай Выприцкий. Клан чеченцев на переговорах в большом круге представлял почётный аксакал Муртаз Гаджиев.
       - Уважаемые соседи и односельчане! - по жребию первым выступил атаман Выприцкий. - Мы собрались в большой круг, чтобы решить нашу общую проблему - вражды между соседями. Больше ста лет мы жили рядом в мире и согласии. Никто никогда не поднял руку на своего соседа. Сейчас даже наши женщины боятся выходить без охраны к речке за водой. Это позор между соседями. Раньше мы делились между собой хлебом и даже нашими красавицами невестами. Без стыда и зависти устанавливали родство между нашими кланами. Сейчас даже в гости не ходим к соседям.
       - Правильно говорит атаман! - вышел на круг со своим словом аксакал Гаджиев. - Нам надо заключить мир на все времена. Прекратить кровную месть между нашими кланами. Посмотрите, что происходит с нашими женщинами. Они рожают нам джигитов меньше, чем мы их хороним каждый год.
       Во время переговоров в большом круге каждый говорил на языке соседа. Терские казаки говорили на чеченском языке с местным диалектом. Чеченцы говорили на русском языке с диалектом терских казаков. Никто из присутствующих ни хотел говорить на каком-то нейтральном языке. Хотя каждый из присутствующих знал не меньше пяти языков Кавказа. Но язык соседей знали лучше. Почти как свой родной язык. Поэтому обсуждать свои проблемы было удобно на двух языках.
       Во время переговоров в большом круге заключили мир между кланами на все времена. Любой спорный вопрос договорились обсуждать в большом кругу старейшин. Так как за время распрей между кланами кочевники-конокрады обнаглели и стали безнаказанно уводить коней в обеих кланах, то старейшины с обеих сторон договорились выставлять совместную охрану своих лошадей.
       В те времена на левом берегу речки Белка был хутор Ивлевых, рядом с которым было селение чеченцев. На правом берегу речки стоял Старый хутор Выприцких, который с каждым годом увеличивался за счёт новых семей в родстве с соседями других народов. Впоследствии Старый хутор вырос до станицы Кахановской, в которой стали проживать родственники разных народов.
       Левый берег речки Белка был пологий, покатый и не крутой, с заливными лугами. В то время как правый берег речки был крутой и обрывистый. Общаться ходить через речку на прямую было невозможно. Белка впадала в Сунжу широким потоком далеко от хуторов. Строить там переправу было невыгодно. Во время жаркого лета между Сунжей и Белкой образовывались лиманы, а точнее болота, которые было невозможно преодолевать пешком и на лошадях.
       Единственное возможное место переправы между берегами было выше по речке у подножия Чёртовой горы. Там была узкая протока, которая зимой замерзала, а летом высыхала до дна. Эта возможная переправа была два километра от хуторов. Причём не всегда была пригодна к своему назначению. Поэтому этой переправой пользовались очень редко, в самом крайнем случае.
       - Нам надо соорудить висячий мост между берегами. - предложил на кругу атаман Выприцкий.
       - Надо соорудить такой мост, по которому не сможет перебраться воин на лошади. - посоветовал аксакал Гаджиев. - Будем жить мирно между собой. Нам будет нечего опасаться по берегам реки.
       - Надо построить висячий мост с колокольчиками. - подсказал кто-то из круга. - Если враг с оружием вздумает ночью перебраться с берега на берег, то колокольчики предупредят об опасности.
       Так сделали как договорились на совете большого круга. К весне следующего года прямо от двора большого каменного дома Ивлевых на правый берег протянулся висячий мост из канатов с колокольчиками, звон которых нарушил тишину по обеим берегам речки Белки. Каждый день в гости ходили родственники и друзья, которые раньше редко навещали друг друга с берега на берег. Чаще всего общались криком между собой. Теперь могли приходить в гости каждый день.
       Желающих ходить в гости друг к другу с берега на берег было так много, что висячий мост на кантах едва продержался до следующей весны. Тогда растрёпанный канатный мост закрепили тросами и металлическими опорами на обеих берегах. С этого времени за надёжностью моста следили каждый год. Постоянно ремонтировали и укрепляли мост, как опору мирного общения.
       Так жили соседи мирно между собой много десятилетий. Пока не пришла опасность оттуда, откуда её никто ни ждал. Однажды ночью, когда никто из соседей не выставил охрану возле своего дома, со стороны обширных пастбищ пришли кочевники-конокрады, чтобы украсть лошадей в загонах чеченцев и терских казаков. Началась ночная перестрелка между кочевниками и соседями.
       Так как висячий мост начинался прямо от хутора Ивлевых, то всё население хутора быстро перебралось в безопасное место на правый берег речки. Во время ночной перестрелки чеченцы думали, что терские казаки нарушили уговор о мире между соседями. С горяча спалили дотла весь хутор Ивлевых. Остался целым у висячего моста только огромный каменный дом Ивлевых.
       Когда утром чеченцы не обнаружили на месте спалённого хутора ни одного трупа, то поняли, что допустили непоправимую ошибку к своим мирным соседям. Чеченцы без оружия переправились через висячий мост на правый берег речки. Пошли в Старый хутор на переговоры в клан терских казаков. Просили у казаков прошения за ошибку. Обещали отстроить заново хутор Ивлевых.
       Но казаки Ивлевы отказались возвращаться на место сгоревшего хутора. Тогда чеченцы своими руками спалили дотла своё селение. Остатки своего сгоревшего поселения сравняли с землёй. Пепел пожарища развеяли по ветру. Сами чеченцы ушли навсегда с этих мест. Там на левом берегу речки остались бугры от бывшего хутора Ивлевых, а также большой каменный дом и висячий мост между берегами, как старая память мирной жизни между чеченцами и терскими казаками.
       С годами, в царское правление, построили через речку Белка железнодорожный мост, по которому стали ходить поезда. Позже построили автомобильный мост. Рядом с мостами на левом берегу речки Белка построили кирпичный завод, с кирпича которого построили город Гудермес. Остались только бесхозными висячий мост и каменный дом, в котором поселились еврей и наша семья.
       До того времени как мои ноги научились свободно передвигаться, а в моей голове созрел разум, от висячего моста остались ржавые канаты и гнилые доски, которые опасно провисали между берегами речки Белка. Только безумец или храбрец мог решиться перебираться по такому мосту с берега на берег. Таким безумцем и храбрецом была моя тётя Надя, средняя сестра моей мамы.
       Когда мне было три года, то Надя в то время училась в средней школе в старшем классе. С этого времени помню свою тётю. Она часто была у нас в гостях. Перебиралась по почти разрушенному висячему мосту с берега на берег, туда и обратно, чтобы побывать в гостях у бабушки Нюси, которая была её мамой, а также у своей старшей сестры Марии, моей мамы. Ну и у меня в гостях.
       - Шурка! Знаешь, как классно перебираться к вам в гости по висячему мосту! - рассказывала мне тётя Надя о своих приключениях. - На мосту гнилые доски и ржавые тросы, которые вот-вот оборвутся в реку. Мост скрипит и раскачивается во все стороны. Под ногами трещат гнилые доски, которые ломаются под моей тяжестью и падают в речку. Такая страсть, что у меня дух захватывает...
       Разинув рот, мне интересно было слушать рассказы тёти о её приключениях на висячем мосту. Самому хотелось быстрее подрасти, чтобы заняться поиском приключений на висячем мосту, который был для меня как цирковой аттракцион, о котором тоже рассказывала моя тётя Надя.
       После окончания средней школы она вышла замуж и перестала лазить по висячему мосту к нам в гости. По рассказам моих родителей Надежда была беременна и вместе с мужем перебралась жить в Беслан, куда после окончания института направили её мужа работать инженером на завод.
       Несмотря на то, что рядом со мной ни стало тёти Нади, но в моей памяти остались её рассказы о приключениях на висячем мосту. Мне страсть как хотелось забраться на этот мост, чтобы окунуться в водоворот захватывающих приключений. Надо было только мне немного подрасти.
       Когда у меня стало достаточно роста и сил, чтобы забраться на висячий мост, стал ждать удобного момента, когда дома не будет взрослых и никто не сможет остановить меня на пути к приключениям. Такой день настал, когда мама была на работе на колхозном рынке в Гудермесе, где продавала колхозный товар, фрукты и овощи. Отец был на работе у себя в городской фотографии.
       - Бабушка! Мне надо проводить гусей до речки. - сказал бабушке Нюсе, которая была на кухне.
       - Иди внучек! Иди! Прогуляйся! - доверчиво, сказала бабушка. - В речку не заходи. К мосту не лезь.
       Как только гуси вышли со двора, так тут же без моего сопровождения рванули к речке. Со мной остался только мой преданный друг пёс по кличке Тарзан. Мы с ним пошли к висячему мосту. Мне хотелось быстрее забраться на мост.
       Однако предчувствуя беду и разлуку, Тарзан не пускал меня забраться на мост. Как только мы подходили к мосту, пёс тут же за трусы оттаскивал меня от моста. Так было несколько раз, пока мне удалось перехитрить Тарзана. У него в зубах постоянно была любимая палка, которую он оставлял на земле во время еды или, когда тащил меня за трусы от висячего моста.
       Это был повод у меня избавиться от опеки со стороны пса. Едва он положил палку на землю, чтобы схватить меня за трусы, как тут же оказалась в моих руках эта палка, которую бросил в речку Белку. Тарзану любимая палка была дороже моих трусов. Он сразу отпустил мои трусы и бросился в воду спасать свою палку. У меня было достаточно времени, чтобы залезть на мост.
       Словно артист канатоходец ловко забрался на гнилые доски моста и сразу пожалел, что сделал это. Сразу первая гнилая доска проломилась под моими ногами и упала в речку. Едва успел схватиться за ржавый трос, что не полететь следом за доской в мутный поток речной воды.
       Между мной и берегом образовалась пустота, которую невозможно было преодолеть. Оставалось только двигаться вперёд осторожно, ступая на гнилые доски висячего моста, который раскачивался от моего движения и от сильного ветра, летевшего между берегами в русле горной речки.
       В середине речки мост так сильно раскачивался, что казалось он скоро будет крутиться вокруг своей оси и словно необъезженный жеребец мустанг сбросит меня с себя в поток мутной воды. Мне было ужасно страшно находится в таком опасном положении. Стиснув зубы от боли ободранных рук и ног до крови, из всех сил цеплялся за ржавый трос медленно передвигаясь по мосту.
       Тарзан после того, как спас из речки свою любимую палку обратно вернулся к мосту. Положил палку из пасти на землю между своих лап и глядя на мои мучения на мосту стал жалобно выть. Мне тоже хотелось выть волком от боли и страха. Но казаки не плачут, терпя боль до конца.
       У меня не было часов, чтобы знать сколько времени болтался на висячем мосту между жизней и смертью. Но по солнцу можно было определить, что много времени. Когда наши гуси вышли со двора, солнце едва поднялось из-за горизонта. Мои родители ушли на работу в шесть утра. Бабушка кормила меня сразу после ухода родителей из дома. Гусей выпустил гулять где-то в семь утра. Диск солнца продвинулся от горизонта на один шаг. Отсюда получается, что полз по висячему мосту около часа. Выходит, что сейчас, примерно, восемь часов утра. Начало рабочего дня.
       После того как страх покинул мою душу, а боль от царапин ослабла в моём теле, в моё сознание проникли восторг и наслаждение от моего приключения на висячем мосту. Всё-таки у меня получилось осуществить свою мечту покорить опасность на висячем мосту. Будет мне что вспоминать.
       Глядя на меня в целости и в сохранности на другом берегу Тарзан, престал жалобно выть. Пёс начал радостно лаять в честь моей победы над опасность. Убедившись, что со мной всё в полном порядке Тарзан пошёл в сторону нашего двора. Наши гуси последовали за ним. Отсюда можно было сделать вывод, что мне пришлось ползти по висячему мосту от берега к берегу около часу.
       Наши гуси утром в речке больше часа не купаются, так как у них завтрак начинается после речки.
       Как только Тарзан и гуси скрылись за калиткой в нашем дворе, то мне стало скучно одному на правом берегу речки Белка. Вернуться, обратно домой тем же путём рискуя жизнью совсем не хотелось. Дважды удачи не бывает и такое приключение мне повторять не хотелось.
       Оставалось два выхода вернуться домой. Идти в Старый хутор и оттуда с красными ушами от деда Гурея верхом на жеребце Буяне возвращать с дедом через новый автомобильный мост к себе домой. Второй выход идти на колхозный рынок к маме на работу, а оттуда мокрому от материнских слёз возвращать в колхозной бричке обратно домой. Конечно, был и третий выход идти в фотоателье к отцу на работу. Но там меня ждал немецкий трофейный ремень, с которым отец меня знакомил за первые мои побеги из дома, когда меня с Тарзаном искали все родственники.
       От крутого берега речки шёл в сторону Гудермеса куда глядят. Мои глаза глядели в землю, а в голове одни чёрные мысли о предстоящей встречи с родственниками в Старом хуторе и после с родителями у нас дома. Ничего хорошего от этой встречи мне нечего ждать. Но больше некуда деться. Скорее надо подрасти. Стать взрослым. Тогда без проблем будут все мои приключения.
       Так за размышлением незаметно для себя добрался до Чёрной речки, которая протекала между Старым хутором и большим садом терских казаков через весь город, затем скрывалась где-то под землёй у берега речки Белка. Почему эту речку называли "Чёрной" никто этого ни знает. К тому же речкой её сложно назвать. Так канавка шириной два метра. Глубина чуть больше метра. Протекает откуда-то из-под земли с одного конца города и скрывается под землю в другом конце города.
       Преимущество в этой речке перед всеми другими речками вокруг Гудермеса было в том, что вода в этой речке была всегда прозрачная как стекло, холодная круглый год как лёд. Вода в этой речке на замерзала даже в лютые морозы, когда все речки вокруг города промерзали до дна. В этой речке водились красные черви и такая рыба, которая не водилась в других водоёмах вокруг Гудермеса. Но почему-то эту рыбу никто не ловил. Воду из этой речки не пили. Даже водоплавающие птицы в этой речке не плавали и коровы ни ели сочную зелень, растущую по берегам речки.
       Мне было интересно побывать близко у этой таинственной речки. На природе было лето в самом разгаре. Температура под солнцем до плюс сорока. Можно сгореть от солнечных лучей. Хотелось искупаться в этой речке. Но едва коснулся босой ногой воды, как тут же дёрнул ногу от воды. Вода была такой холодной, словно босой ногой в жару встал на лёд. Вода на вкус была обычной...
       - Шурка!? Ты что делаешь? - вдруг, услышал за спиной голос бабушки Мани. - Как тут оказался?
       - Вот, пришёл к Чёрной речке на красных червей посмотреть. - спокойно ответил бабушке Мани.
       - Ты знаешь, что в этой речке нельзя купаться. - напомнила бабушка. - Воду тоже нельзя пить.
       - Вода здесь действительно холодная как лёд. - по-деловому стал рассуждать обстоятельства. - Купаться не рискнул. Однако вода на вкус вполне нормальная. Почему только никто её не пьёт?
       - Потому что речка вытекает из-под кладбища, где мертвецы купаются. - сурово ответила бабушка.
       - Хорошо мертвецы живут на том свете. - серьёзно подумал вслух. - Купаются в родниковой воде. Пьют кристально чистую воду. Питаются экзотической рыбой. Наверно это место называется Рай?
       - Тебя наверно дома ищут, а ты рассуждаешь о загробной жизни. - сурово сказала бабушка Маня.
       - Никто меня дома не ищет. - стал оправдываться за свой побег из дома. - Папа и мама на работе. Тарзан загнал гусей от речки к нам во двор. Бабушка Нюся думает, что загораю рядом у речки
       - Тебя одного здесь не оставлю. - сурово, сказала бабушка Маня. - Тебя к нам домой в Старый хутор не поведу. Уши твои некому драть и отвезти тебя домой некому. Дед Гурей и жеребец Буян с раннего утра на сенокосе. Могу отвести к маме или к отцу. Кого сам выберешь, с тем и будешь.
       - С трофейным ремнём всё равно дома встречусь. - стал вслух рассуждать о выборе. - У отца на работе нечем поживиться. Другое дело у мамы на работе. Вместе поплачем и пломбир съедим.
       - К маме так к маме на колхозный рынок. - сказала бабушка Маня. - Хитрюга знаешь, что выбирать.
       Мы вдвоём направились в сторону большого фруктового сада, который принадлежал клану терских казаков. Плоды из этого сада никогда не продавали. Из плодов и ягод этого сада, варили разные сладости семьям нашего клана терских казаков. Спелые плоды и ягоды выставляли полными корзинами за территорией сада. Любой желающий мог взять из корзин, что ему понравится.
       Здесь в саду росли многие фрукты и ягоды, которые не росли в других садах. Поэтому мы с бабушкой Маней не могли пройти мимо сада, чтобы не сорвать того, что росло у нашего дома. У бабушки в руках были две сетки авоськи. Видимо она хотела что-то нарвать в саду к своему столу. Тут по пути под руку внук Шурка подвернулся. Придётся ей свои планы менять из-за меня.
       - Мне надо здесь на лавочке в тени отдохнуть. - сказала мне, бабушка Маня, усаживаясь на скамейку под деревом му ворот сада. - Ты сам возьмёшь в саду то, что вам надо домой к столу.
       Бабушка сразу задремала на лавочке. Мне оставалось с двумя авоськами пройти в калитку сада, где никогда не было замком. Никто из детей и взрослых никогда не лазил в этот сад. Спелые фрукты и ягоды всегда находились в плетёных корзинках у ворот сада, где сейчас отдыхала бабушка Маня. Если кого-то интересовали саженцы, то дедушка Гурей мог поделиться с каждым.
       В этот жаркий день никого из наших родственников не было в этом саду. Целый час в начале ходил по саду объедался разными ягодами, которые невозможно нести в сетке-авоське. Всё равно они помнутся.
       После того, как в желудок ничего не помещалось стал в авоську рвать яблоки и груши, которые не росли в нашем дворе вокруг большого каменного дома.
       Когда вышел из сада, то бабушка Маня уже ни спала. С её обеспокоенным лицом было понятно,
       что бабушка думала о моём побеге от неё из сада. Но мне нечего было от неё бежать. Она сама была надёжным прикрытием от вполне возможного наказания со стороны моего отца. Не зря Маня и её двойняшка Гурей прожили каждый по девяносто лет. У них было чему нам всем научиться.
       Бабушка Маня с удивлением посмотрела на сетки-авоськи, доверху заполненные разнообразными плодами фруктов, которые мне едва удалось дотащить до ворот сада. Укоризненно покачала головой. Ни говоря ни слова взяла у меня из рук самую тяжёлую сетку с фруктами и медленно пошла рядом со мной в сторону колхозного рынка, часто в пути останавливаясь отдыхать.
       - Привела твоего отпрыска. - сказала бабушка Маня, когда мы подошли к маме на базаре. - Не волнуйся, пока никаких преступлений не совершал. Кирилл проездом привёз Шурку нам в гости.
       Мама с сомнением посмотрела на меня. Мне пришлось показать такую гримасу, что как бы всё, так и было. Мол меня тут не в чём обвинять.
       На всякий случай она ощупала меня со всех сторон. Убедилась в том, что цел и не вредим, вскоре успокоилась. Стала о своём говорить с бабушкой.
       Мама не обратила никакого внимания на мои свежие царапины, так как привыкла к такому моему повседневному виду в синяках и царапинах. Если бы она увидела, что моё тело испачкано ржавчиной, то сразу могла догадаться, что совершал своё приключение на висячем мосту.
       Пока мама разговаривала с бабушкой Маней мне удалось на виду у всех добраться до колонки с водой в углу колхозного рынка и там мыться так долго, пока на мне не осталось никаких следов от ржавчины.
       В отличии от мамы отец быстро мог определить, где мне довелось шляться сегодня в поисках приключений. Тогда мне точно пришлось бы встретиться с немецким трофейным ремнём.
       - Мне нужны авоськи. - сказала бабушка Маня, собираясь уйти из колхозного рынка. - На обратном пути в саду нарву свежих фруктов к столу. Буян и Гурей обожают кушать фрукты и нашего сада.
       - Да! Да! Конечно тётя. - засуетилась мама с авоськами вытаскивая фрукты из сеток в нашу домашнюю плетёную корзину, которая стояла на полу у прилавка. - Спасибо за сына и за фрукты.
       - Ты это Шурке скажи спасибо. - отмахнувшись рукой, сказала бабушка. - Сегодня не собиралась в гости к тебе на работу. Просто хотела сходить в сад за фруктами, а тут Шурка в гости пожаловал. Вот мы с ним по пути к тебе зашли в сад, чтобы нарвать свежих фруктов домой к вашему столу...
       Бабушка едва не проговорилась о моём визите в Старый хутор. Мама подозрительно посмотрела в мою сторону. Мне пришлось сделать кислую гримасу на лице, словно ничего не понял из рассказа бабушки Мани о моём визите к ним.
       Мама грозно посмотрела мне в глаза, но ничего ни стала говорить. Мне стало всё ясно, что у меня с мамой сегодня будет серьёзный разговор.
       Как только бабушка Маня ушла из колхозного рынка, то мама купила мне мороженное пломбир. Сама стала собирать не проданный колхозный товар в корзинки и в картонные коробки. Наступила вторая половина дня. Рабочий день на рынке через пару часов закончиться. Мы живём далеко от колхозного рынка в Гудермесе.
       Скоро приедет колхозная подвода за остатками товара и за мамой. Конечно, меня тоже здесь не оставят. Мы поедем в окружную через новый автомобильный мост. К семи часам вечера будем дома. Отец приедет с работы следом за нами на своём трофейном мотоцикле марки "БМВ".
       - Мне всё равно как ты попал в Старый хутор. - сказала мне мама, когда мы подъезжали в подводе к дому. - Главное, что ты цел. Но если ты ещё раз сбежишь из дома. Всё расскажу твоему отцу.
       Мне оставалось только промолчать в знак согласия с мамой. Дома мама сказала бабушки Нюси, что Кирилл возил меня в гости к родственникам в Старый хутор. Так как сказала бабушка Маня. Все прекрасно понимали, что всё это враньё.
       Без своего друга Тарзана никуда не уезжал. Тут же пёс встретил меня так радостно, что всем было понятно - мы с ним не виделись целый день. Просто бабушка Нюся и мама не хотели в доме скандала, а также спасли меня от заслуженной порки.
       Отец вернулся с работы поздно ночью, когда в доме спали. Наверно было много работы у него в фотоателье или ездил на своём мотоцикле в горы фотографировать оригиналы лица горцев с фотографий, которых отец изготовлял цветные и чёрно-белые портреты сухой краской под названием "соус", похожей на цветную пудру или зубной порошок. Тогда такие портреты были в цене.
       Вообще-то мне было всё равно где мой отец болтался допоздна, это проблема моих родителей. Сами разберутся между собой. Главное, что отец ничего не знает о моих приключениях за день. Тарзан промолчит, хорошо, что говорить по-человечески не может. Иначе мог проболтаться.
       Мама и бабушки только между собой могут о чём-то своём женском говорить. Перед нашими мужчинами у них всегда имеется какой-то секрет. На этот раз у них большой секрет перед моим отцом за мои приключения в прошедший день.
       Хотя они сами толком ничего не знают о моих приключениях за этот день. Этот день будет моей великой тайной, которой, может быть, когда-то поделюсь с тётей Надей. Ведь она делилась со мной своими детскими и даже взрослыми тайнами.
      
      4. Холодушечки.
       Сколько себя помня в детстве, до школы, всегда бегал голяком в одних трусах в любую погоду.
       Мама, а также многочисленные бабушки и тёти не могли заставить меня одеть что-то на голое тело или поверх трусов.
       Как только выбирался из дома во двор или на улицу, так сразу сдирал с себя то, что напяливали на меня заботливые мама и родственники. Мне было тесно в одежде. Хотелось быстро бегать по двору или лазить куда-то наверх. Но одежда сдерживала моё движение.
       - Зачем вы цепляете на пацана то, что ему мешает? - говорили мой отец и мужики нашего клана. - Он хочет закалятся, а вы сдерживаете его стремление. Когда ему будет холодно, то сам оденется.
       Вообще-то мужчины были правы. Когда мне было холодно во время смены погоды, то тут же забегал в дом и напяливал на себя такую одежду, какая попадалась мне под руку. В конце сороковых годов, после войны с фашистами, был дефицит на всё, на детскую одежду тоже.
       Моя мама была швея мастерица. Шила мне дефицитную одежду из разного тряпья, которого было много повсюду. Вот эти изделия моей мамы попадали мне под руку, когда было холодно. Так тогда согревался.
       Моё закаливание продолжалось почти круглый год. Но однажды всё сразу изменилось. Не могу точно вспомнить, что случилось. Наверно была детская эпидемия на Кавказе. Но, в частности, в Гудермесе стало так много больных детей, что роддом, где было мне суждено родиться, превратился в детский госпиталь. Рождаемость в городе сразу сократилась. Рожать было негде...
       Оказалось, что нет среди детей исключения. Детская эпидемия и меня достала. После дневного закаливания вечером лёг спать вполне здоровым, а утром проснулся больным. Большая температура. Весь мокрый от пота, а самого трясёт как от холода. Кушать и пить ничего не могу. Любая пища и любой напиток не принимает мой организм. Всё что пью и ем тут же выходит из меня.
       - Надо срочно Шурку вести в грозненский госпиталь. - приказала бабушка Нюся. - Там наша родня его быстро вылечит. Здесь нет места в детской больнице и доктора не справляются с больными.
       Так как в те года пассажирские поезда ходили очень редко и без всякого расписания, то решили меня отправить в Грозный на бричке, запряжённой жеребцом Буяном под управлением дедушкой Гуреем. Впервые пришлось пса Тарзана посадить на цепь, чтобы он за мной не отправился грозненский госпиталь. Ведь сам Тарзан вполне здоровый. Ему незачем лечится вместе со мной.
       От Гудермеса до Грозного тридцать шесть километров. Дорога просёлочная в таком виде, что смотреть на неё страшно ни то, что передвигаться на любом транспорте. Лето в самом разгаре. Температура воздуха на открытом пространстве такая жаркая, что от жары можно сдохнуть. В бричке огромный бурдюк с водой, которой меня охлаждает дедушка Гурей, чтобы не сдох от жары.
       В пути за целый день нашли один большой родник холодной воды под огромным деревом. Так мы там прохлаждались целый час. Пока напились холодной родниковой воды от пуза. В заключении даже полежали в холодной воде прямо в одежде, чтобы до Грозного не сдохнуть от жары.
       Прибыли в Грозный к вечеру, на закате дня. Гурей думал, что не довезёт меня живым до госпиталя. Но когда мы подъехали к развалинам старой крепости, то болезнь оставила меня в покое. У меня был такой здоровый вид словно утром ничего не случилось. Вот только жрать мне хотелось.
       - Заходите! По какому случая в конце дня явились? - встретила нас с вопросами бабушка Дина.
       - Да вот у нас в городе ужасная детская эпидемия. - стал объяснять дедушка Гурей. - Шурка утром сильно болел, чего сейчас ни скажешь. Привёз его к вам в госпиталь на лечение и на осмотр...
       Пока дедушка и бабушка обсуждали меня и семейные дела в нашем клане терских казаков, то у меня было много свободного времени чтобы без спроса добраться до еды, которой было много на столе к ужину большой семьи.
       После сытного ужина самостоятельно забрался на русскую печку, где к этому времени уже лежали мои двоюродные братья и сёстры, с которыми не был знаком.
       - Шурка! Хватит дрыхнуть! - услышал рано утром голос бабушки Дины. - Пора в госпиталь идти.
       Прежде чем идти в госпиталь меня усадили за стол завтракать со всей детской оравой этой семьи. Дети с удивлением рассматривали меня, так как раньше мы друг друга не видели. Мне было как до той электрической лампочки, которой в этом доме не было.
       На столе коптилась керосиновая лампа, от которой было больше копоти чем света. У нас дома тоже была такая керосиновая лампа. У меня в голове одни мысли - хорошо покушать. Вдруг в госпитале меня не будут кормить.
       - Где дедушка Гурей? - поинтересовался после сытного завтрака. - Мы скоро поедем домой?
       - Твой дед Гурей отправился рано утром в Гудермес. - ответила бабушка Дина. - Мы с тобой сейчас пойдём в госпиталь на проверку. Дальше будет видно, как с тобой поступать в Грозном.
       Мне нечего было сказать. Так как мне пока нравилось быть в гостях у родственников в городе Грозном. Здесь много детей моих ровесников, будет с кем поиграть или подраться. Дальше будет видно, как с собой поступать. Если будет плохо, то устрою истерику, чтобы меня отвезли домой в Гудермес. В самом крайнем случае удеру отсюда домой на поезде. С дорогой домой знаком. Могу добрать от станции "Гудермес" пешком к своим родственникам в Старый хутор или к себе домой.
       Военный госпиталь был рядом с домом моих родственников. Прямо у развалившейся крепостной стены. Рядом "чёрный рынок" или барахолка, как такое место называют у нас в Гудермесе. На таком рынке можно было купить всё, чего нет в магазине.
       На такой рынок после войны с фашистами товар поступал со всего белого света. Здесь можно было купить то, что раньше никто не видел.
       Когда мы зашли в приёмный покой госпиталя, то сразу подумал, что здесь работают и служат наши родственники или хорошие знакомые, которые вполне возможно знают друг друга с самого дня рождения. Все между собой целуются и обнимаются. Меня здесь вообще никто не замечает.
       - Так молодой человек! Зачем пришли? - интересуется старик в белом халате, словно не знает зачем приходят люди в госпиталь. - Откройте рот. Покажите язык. Всё прекрасно. Вы вполне здоровый. Можно вас положить на обследование на одну неделю. Может быть, что-то найдём у вас...
       Видимо этот старик был главный доктор госпиталя. Он стал говорить врачам и медицинским сёстрам, как поступать со мной в дальнейшем. Из приёмной палаты меня отправили в баню. Там содрали с меня всё тряпьё. Поставили меня на дырявые доски. Стали поливать на меня с ковшика тёплой водой и мылить чёрным хозяйственным мылом так, словно был грязный как трактор. Затем две медсестры после бани вытирали меня махровым полотенцем так, словно хотели содрать с меня кожу. После таких процедур моё тело стало белым с розовым оттенком. Даже мой летний загар полностью с меня сошёл, словно заново народился.
       В заключении надели на меня длинную рубашку до самых пяток и без трусов отправили в детскую палату, в которой находились девчонки и мальчишки мои ровесники до пяти лет. Одетые в такие же длинные рубашка до пяток. Мы были похожи на гномиков или на инкубаториях цыплят.
       Не успел освоиться в новой обстановке с новым не знакомым мне коллективом детей, как нам всем привезли, каждому по отдельности, деревянные тележки с завтраком. Это были молочные продукты. Даже напитки были молочным. После домашнего борща с мясом и жаренной картошки с мясом, а также после фруктового компота, на молочные продукты вообще смотреть не мог.
       - А ну ка быстро открыл рот! - грозно, сказала медицинская сестра, после того как отказался от молочного завтрака. - Если не будешь кушать, то сделаю тебе больной укол в твою задницу.
       После угрозы с уколом невкусный молочный завтрак самостоятельно съел за несколько минут. Затем после завтрака развалился в постели переваривать в желудке не вкусную пищу. Лежал так около часа. Несколько раз бегал в туалет, в то время как большинство детей сидели на горшках. К обеду мой желудок был пуст. Теперь мой организм был готов употреблять в обед любую пищу.
       На обед была вполне человеческая пища. Принесли куриный бульон. Пельмени в сметане, какао с молоком и булочку с варением. Вообще-то лично мне было этого мало. Хотелось больше покушать. Но мне было стыдно спросить добавки. Вот так мог быть голодным до самого ужина.
       Хорошо, что рабочий день вовремя кончается. До ужина ко мне в палату прибыли, не сговариваясь мои многочисленные родственники, большинство из которых раньше никого никогда не знал.
       Однако мне почему -то казалось, что с многими когда-то встречался в каком-то другом измерении своей жизни. Вообще вся эта история с моей неожиданной болезнью и моим неожиданным выздоровлением когда-то было со мной. Вот только сюда привёз меня не дедушка Гурей на подводе, а моя мама привезла меня на скором поезде "Баку-Москва", который опоздал в Грозный на час.
       После таких неожиданных воспоминаний мне стало скучно в детской палате в госпитале. Когда всё знаешь наперёд, это совсем неинтересно. Каждый час до самого сна приходили меня наведать наши родственники. Заранее знал, что они мне принесли. Даже знал, что они мне скажут. Вспомнил как имена большинства наших взрослых родственников. Вот детей не мог вспомнить.
       Так прошли три дня моего здорового лечения. Уколы мне не делали. Лекарство пить не давали. На проверке заглядывали мне в рот. Слушали моё дыхание. Ничего особенного во мне не находили. Однако с госпиталя меня не выписывали. Всё пытались во мне найти какую-то болезнь. Но болезни во мне не было или эта бяка затаилась где-то во мне и боится в госпитале проявиться.
       Мне захотелось чтобы меня быстрее выписали или выгнали из госпиталя. Стал безобразничать в детском отделении. Крутится колесом по палате. Бросать свою подушку в больных детей. Когда медицинская сестра пригрозила мне уколом в задницу, то сразу притих. После стал рассказывать детям о своих приключениях, которые придумывал здесь же. Мои приключения слушали все затаив дыхания. Даже медицинские сёстры прекратили угрожать мне и больным своими уколами.
       Когда запас рассказов о моих приключениях закончился и никакие фантазии в голову не лезли, тогда стал придумывать детские анекдоты про настоящее время. От моих анекдотов ржали все. Даже доктор, который проверял наше здоровье, смеялся от моих анекдотов при входе в палату. Медицинские сёстры тоже звонко смеялись словно маленькие девчонки.
       - Всё, прекратили смеяться! - серьёзно сказал нам доктор. - Иначе всех выпишу из госпиталя. Ужас как не люблю больных. Поэтому всегда стараюсь, как можно быстрее от них избавится.
       Угрозу доктора в нашу сторону мы приняли бурными аплодисментами и весёлым смехом. Серьёзный доктор сам засмеялся и тут же вышел из нашей детской палаты. Теперь у меня была уверенность в том, что меня скоро выпишут домой или к родственникам из этого весёлого госпиталя.
       Не знаю точно каким образом пробивается связь между родственниками, которые живут в разных городах и в разных станицах. Телефонной связи нет. По радио тоже не сообщают. Но все события, которые должны произойти среди родственников все знали заранее.
       Наверно в этом участвует сарафанное радио. Большинство наших родственников работают на железной дороге, по которой туда-сюда мотаются поезда круглые сутки, разносят свежие сообщения между людьми.
       Вот так и мне было известно за два дня, что в понедельник в Грозный за мной приедет моя мама. Поэтому меня выписали из госпиталя за два дня раньше. Мне нужно было окрепнуть на свежем воздухе после заточения в госпитале. Сами родственники говорили мне, что за время пребывания в госпитале сильно сдал. Располнел, как поросёнок и побледнел словно зимнее солнце.
       - Прямо сейчас идём на колхозный рынок поправлять твоё здоровье. - сказала мне бабушка Дуся, когда мы вышли из госпиталя. - Иначе тебя твоя родная мама не узнает. Так куда тебя сплавить?
       - Никуда меня сплавлять не надо! - серьёзно сказал бабушке. - Мама по запаху меня узнает.
       - Твоя маму что ли собака? - удивлённо, поинтересовалась бабушка. - Ты вроде тоже не щенок.
       - Люди по природе животные. - пришлось мне серьёзно объяснять бабушке Дусе. - Каждый животный может по запаху найти своего ребёнка. Мама на улице в любом виде меня признает...
       - Ну, спорить с тобой не буду. Пожалуй, ты прав. - с удивлением, со мной согласилась бабушка. - Своих детей тоже каким-то чутьём грязными с ног до головы всегда в любой толпе находила.
       От госпиталя до колхозного рынка мы шли минут пять. Колхозный рынок в Грозном в несколько раз больше, чем в Гудермесе. Но продают здесь тоже самое, что у нас на базаре. В основном колхозные фрукты и овощи. Мандарины, апельсины и лимоны привозят из Грузии под новый год. Мне ещё ни разу не довелось их кушать. Говорят, они очень дорогие. Хурма и корольки у нас растут...
       - Шурик! Выбери себе самый лучший инжир. - предложила мне бабушка. - Он полезен детям.
       Её слова словно пронзили моё сознание. Где-то мне это уже говорили? Вот только не мог вспомнить именно где. Опять всё словно скопировано из другого измерения жизни. Вновь знал наперёд, что будет говорить бабушка и куда мы с ней дальше пойдём. Даже при виде чёрной хурмы и оранжевых корольков заранее знал, что сейчас бабушка купит мне их и будет нахваливать как инжир.
       - Холодушечки! Холодушечки! - прервал мои мысли крик со стороны. - Пейте молоко с холодушечками. Очень полезно для здоровья и спасёт вас от жажды. Холодушечки! Холодушечки!
       - Нам налейте два стакана. - сказала бабушка Дуся. - Одну банку молока налейте мне с собой.
       Бабушка достала из своей хозяйственной сумки большую двухлитровую банку. Продавщица вначале налила мне и бабушке по одному стакану молока. Затем из алюминиевого большого бидона налила в банку два литра молока. Несмотря на жару молоко в стаканах и в банке на ощупь было настолько холодное, словно в молоке был лёд. Но там было что-то живое, что плавало в молоке.
       - Холодушечки! Холодушечки! - продолжила кричать продавщица, получив от бабушки рубль за молоко. - Пейте молоко с холодушечками. Очень полезно для здоровья и спасёт вас от жажды...
       Домой к старой крепости мы пришли к обеду в самый раз. К этому времени у меня аппетит разыгрался. Кушать хотел так сильно, словно эти дни в госпитале меня вообще не кормили. Когда кушал опять многое вспомнил из своей параллельной жизни. Словно всё так было раньше.
       Моя мама приехала за мной раньше, чем мы её ждали к утру. Сразу после сытного обеда увидел маму в окно и побежал к ней. Мы были рады друг другу. Словно не виделись целую вечность. Мама сразу сказала всем родственникам, что нам сейчас надо успеть на поезд. Иначе мы до самого утра будем ждать другой поезд с Грозного до Гудермеса. Мы попрощались со своими родственниками. Первым автобусом уехали до железнодорожной станции "Грозный-2".
       - Мне всё время казалось, что здесь уже был когда-то в другом измерении жизни. - сказал маме.
       - Ни в каком другом измерении ты не был. - сказала мама. - Мы тебя привозили сюда на лечение, когда тебе было два с половиной года. Ты сильно болел, когда голяком купался в речке с гусями. Вообще у тебя очень хорошая память. Ты многое помнишь почти с двух лет. В то время как многие дети запоминают своё детство с пяти лет. Некоторые даже свой первый класс в школе не помнят.
       - Мама! Скажи, что такое Холодушечки в молоке? - поинтересовался от мамы. - Видел это молоко сегодня на базаре. Выпил стакан молока. Оно такое холодное, словно в этом молоке плавает лёд.
       - В молоке такие лягушки. - ответила мама. - Они хладнокровные. От них молоко становится холодным. В народе говорят, что такое молоко с лягушками полезно здоровью человека. Французы даже кушают этих лягушек. Как мы кушаем жареных или варёных цыплят...
       - Знаю, бабушка Маня рассказывала мне. - брезгливо кривя рот, сказал маме. - Бабушка, когда была замужем за графа Лебедева, то они ездили в Париж и там кушали жареных лягушек.
      
      5. Капля терпения.
       - Как быстро летят наши годы - как капля влаги, упавшая с небес на землю. Упала капля и растворилась. Так наши годы превращаются в сплошной поток. - думал в слух, когда шёл в первый класс.
       - Рано думаешь над этим. - сказал мне отец, когда мы вышли из дома в сторону средней школы.
       - Когда будет поздно, тогда нечем будет думать. - почти как философ ответил на замечание отца.
       - Ты сейчас идёшь учиться в первый класс, а рассуждаешь как старик. - напомнил мне отец. - В начале научись учиться в школе. После будешь думать, как построить свою жизнь без родителей.
       - У меня на, то есть разум, чтобы рассуждать. - возразил против отца. - С годами будет поздно...
       - Ты на что намекаешь? Паршивый щенок! - заорал отец, шлёпая меня по затылку ладонью.
       - Ни на что не намекаю! - заорал на отца, отскакивая в сторону. - Ты, это так думаешь о себе.
       - Хватит вам ругаться. - сказала мама, которая шла рядом. - Вы ещё подеритесь перед школой.
       Мы машинально, синхронно показали маме крест на своих губах. Дальше шли молча. Отец нёс тяжёлый портфель, который мне придётся носить десять лет. Мама несла огромный букет цветов. Мне пришлось болтаться как сосиска между отцом и мамой, которые крепко держали меня за руки, словно остерегались, что удеру от них до школы. Но у меня пока даже мыслей не было о побеге.
       Возле школы была толпа людей всех возрастов - от беременных женщин, до столетних стариков.
       В этой огромной разношёрстной толпе родственников и родителей, в чёрно-белой одежде выделялись будущие школьники и выпускники средней школы.
       На огромном плацу, как в воинской части, играл духовой оркестр. В основном играли строевые марши. Словно нас всех провожали на фронт.
       - Ты знаешь, как себя вести на школьной линейке? - спросила мама перед общим построением.
       - Конечно, знаю! Всё лето репетировал в Старом хуторе. - напомнил маме с букетом цветов.
       Мама поправила на мне одежду. Вручила букет огромных цветов. Чмокнула меня в щёку и слегка подтолкнула на плац, где готовилась торжественная линейка к началу учебного года. Мы уже заранее знали, кто будет с кем стоять на школьной линейке.
       Парни становились с девочками. Девушки становились с мальчишками. Мне досталась огромная длинноногая девушка по имени Лена.
       Моего роста едва хватало чуть выше пояса моей избраннице. Хотя никто её не избирал. Это она сама меня выбрала, когда в школе проводили репетицию предстоящей торжественной линейки. Мы с ней так долго тренировались, что научились друг друга определять по запаху. Иначе мне приходилось задирать голову, чтобы найти её в лицо среди других девушек, а ей надо было нагибаться, чтобы найти меня в толпе первоклассников. Сейчас мы рядом стояли в последний раз.
       - Держись ухажёр, наберись терпения! - сказала Лена, принимая от меня огромный букет цветов.
       Она чмокнула меня в щёку и прижала к себе. В это раз от моей избранницы пахло духами и цветами. Мы оба дрожали от волнения предстоящей школьной торжественной линейкой, на которой у Лены был последний день в этой школе, где она отбыла свой срок десять лет.
       У меня был первый день заключения за партой на десять лет пребывания в средней школе. У нас обоих всё впереди...
       Едва только началась торжественная линейка как над школой собралась огромная чёрная туча.
       Гром и молния приветствовали начало учебного года. Проливной дождь загнал учителей и школьников в большой школьный зал.
       Где под портретами наших вождей на стене продолжили построение торжественной школьной линейки. Там же все сфотографировались на долгую память.
       После торжественной школьной линейке нас разобрали по классам. Меня определили в 1-й (А) класс. Где классным руководителем за нами закрепили первую учительницу Анастасию Васильевну Тихомирову, которая в том году закончила педагогический институт и была направлена в нашу среднюю школу преподавать в первый класс. Так что у неё, как у нас, всё в первый раз.
       - Наш первый урок начнём со знакомства. - сказала Анастасия Васильевна, когда мы уселись по местам. - Прямо по алфавиту по списку, включая меня. Каждый расскажет немного о себе. Начнём с Алексеевой Алёны, которая у нас первая в списке. Алёнушка! Пожалуйста расскажи нам о себе.
       Конечно, у девчонок на уме одни только куклы и цветочки. Больше им нечего рассказывать. Наша первая учительница рассказала интересную историю о себе. Как она готовилась защитить свой диплом об окончании педагогического института. После института влюбилась в парня, с которым скоро сыграет свадьбу. Мальчишки больше рассказывали про игру в войнушку.
       Мне всё это было скучно. Ужас как хотелось спать. Ведь мы рано встали собираться в школу.
       - Александр Черевков! Расскажи нам что-то интересное о своей жизни. - впервые услышал полностью своё настоящее имя, до этого дня всюду называли Шурик. - У тебя были интересные дни.
       Конечно, в моей маленькой жизни было столько много больших и интересных приключений, что любой взрослый мог мне позавидовать.
       В первую очередь рассказал, как едва научился ползать, так сразу уполз из дома под шелковицу и весь испачкался в разноцветный тутовник, который мама едва смогла отстирать от моих ползунков. Но меня всё время тянуло во двор к ягодам тутовника.
       Затем рассказал про сома людоеда, который скушал маленького ребёнка и нашего большого гуся. Не забыл рассказать про висячий мост с колокольчиками, а также о многих других моих приключениях, которые тут же придумывал.
       У меня не было привычки врать, а фантазировать мог очень интересно. Учительница и весь наш класс с интересом слушали мои рассказы до окончания уроков. Все слушали меня затаив дыхания. Мы даже перемены прозевали.
       Конечно, ни все поверили рассказам о моих приключениях. Тогда по окончанию уроков в школе, мне пришлось уговорить своих одноклассников первоклассников пройтись по местам моих приключений от висячего моста, до нашего большого фруктового сада, находящегося возле кладбища терских казаков, откуда берет своё начало Чёрная речка и протекает через весь город Гудермес.
       Хочу напомнить, что во время занятий в школе над Гудермесом была гроза с громом и молнией, а также лил проливной дождь. Так что во время нашей прогулки по местам моих былых приключений мы не обошли ни одной грязной лужи как в городской черте, так же за городом. Мы были настолько грязные, оборванные, что встречные взрослые удивлялись тому, как мы ухитрились так измазаться и порвать на себе новую школьную форму.
       - Всё! Капля моего терпения иссякла. - со злостью, сказала мама, когда вечером пришёл домой. - Мало того, что после уроков целый город искал ваш класс. Ты ухитрился ещё за два дня уничтожить две новые школьные формы. Ты посмотри во что превратил портфель. В чём будешь носить в школу и домой свои учебники за первый класс? Как ты будешь дальше в школе учиться?
       - Тебе придётся сшить ему одну школьную форму на вынос до десятого класса. - бреясь у зеркала сказал отец маме. - Пусть ходит в этой форме круглый год. Он всё равно не любит одеваться...
       - Хи-хи! Так через год эта форма будет мне мола. - хихикнул себе в рукав на предложения отца.
       - Он ещё смеётся после того, что натворил за первый школьный день. - сердито маме сказал отец.
       Мама отправила меня под навес во дворе нашего дома. Где мы жили в новом посёлке между Чёртовой горой и железнодорожным вокзалом. Вскоре принесла под навес эмалированное ведро обычной пресной воды. Мама заставила меня раздеться наголо. Стала из ковша поливать на меня, мылить и споласкивать. Без моего участия не обходилось. Сам проворнее мыл себя.
       - Одевай чистые трусы. - грозно сказала мама. - Иди в дом ужинать. Мне надо постирать твою школьную форму. Если, конечно, смогу её отстирать. В чём ты завтра пойдёшь в школу на уроки?
       У нас во дворе была колонка с водой. Такой кран с железным рычагом, который качал воду из водопровода проходящего в трубах большого диаметра от города через наш посёлок. Воду грели в огромном котле, установленном на газовой печке в середине двора. Горячую воду из котла использовали для купания, только что мама купала меня, а также горячая вода шла на стирку белья.
       Стирала мама бельё в большом медном тазике на стиральной доске с рифлёными рейками или рифлёной цинковой поверхностью в середине стиральной доски. Очень грязное бельё или одежду вываривали в том же котле, в котором кипятили воду к стирке и для купания. Поэтому воду из котла не употребляли в продукты и для питья. Моё грязное бельё сразу отправила варить в котёл.
       Мне вполне было понятно, что за приключения в первый школьный день влетит от отца. Но на столе был хлеб и ужин. В клане терских казаков и у нас в семье был грех наказывать провинившегося во время трапезы, когда хлеб на столе. На всём Кавказе у всех народов к хлебу относились с уважением. Никогда хлеб не бросали на землю. Остатки хлеба шли на корм птицам и животным.
       В обычные дни за столом кушал быстрее всех. Но в этот вечер, когда мои родители и бабушка Нюся, которая жила с нами, закончили свой ужин. У меня в этот вечер был затяжной ужин. В начале кушал так, словно вернулся домой голодный после долгих путешествий в несколько дней и никак не мог наесться. Всё ждал, когда отец ляжет спать, а завтра утром ему некогда будет заниматься моим воспитанием. Может быть наказывать не будут? Но отец не собирался спать. Ждал конец ужина.
       - Хватит тянуть резину. - строго сказал мне отец. - Тебе всё равно придётся отвечать за поступки. Не знаю, чего больше было у меня в тот вечер - глупости или гордости? Но мне не хотелось со слезами на глазах просить прощения у родителей, потому что знал, это не последнее моё приключение. Будут другие более яркие приключения. Старался никогда не врать, к тому же был гордый. Поэтому ни стал говорить родителям, что это было последнее приключение и больше не будет.
       Так как со слов отца во время своих приключений думала не моя голова, а моя задница, поэтому ей больше всего досталось от немецкого трофейного ремня. Этим моё наказание не закончилось. Меня ждало ещё большее наказание, о котором знал только мой отец. Он мог что угодно придумать, так как на фронте служил в разведке и знал много приёмов наказывать виновных солдат.
       - Прямо сейчас стань в угол. - грозно сказал мне отец. - Будешь стоять в углу пока твоя мама постирает твою грязную школьную форму. Может быть, так поймёшь, что издеваешься над мамой.
       Время не засекал сколько стоял в углу и сколько времени мама стирала мою грязную форму. Прошло какое-то время. Бабушка Нюся и мой отец заснули крепким сном. Мама при свете уличных фонарей занималась вывариванием и стиркой моей грязной одежды. Несколько раз у меня подкашивались ноги от усталости стоять в углу. Но моя гордость держала меня до последнего момента. Проснулся утром в своей постели. Как туда попал не помню, может быть, меня принесли спящего?
       Возле моей кровати на стуле чистая школьная форма. Отец ушёл на работу. Мама приготовила завтрак. Сама собралась проводить меня через железную дорогу, чтобы не удрал куда ни будь на проходящем поезде. Мама вернётся обратно до железнодорожного вокзала. Она больше не работает в колхозе. Сейчас мама работает в столовой железнодорожного ФЗУ. Всего сто метров от места нашего нового проживания и на таком же расстоянии от места моего рождения в 1946 году.
      
      6. Резиновый дот.
       Можно сказать, что незаметно для меня прошёл первый учебный год в первом классе. Перевели меня во второй класс с оценкой три за поведение. Ниже поставить оценку за поведение невозможно, так моя оценка по другим предметам была выше, чем оценка за моё поведение. Читать, писать, решать и рисовать у меня получалось лучше моих одноклассников. Наравне со старшеклассниками готовил школьную стенгазету ко всем праздникам. В стенгазете были мои рисунки, стихи и рассказы. Нашу стенгазету даже печатали в городской газете, как наглядный пример другим учебным заведениям, которые не могли выпускать свою стенгазету с требования партии и народа к пропаганде построения коммунизма - нашего светлого будущего.
       Но моё поведение в школе, а точнее, мои приключения в школе за учебный год достали всех. Почти каждый день мне приходилось совмещать своё наказание дома с домашней школьной работой дома в углу. Меня даже хотели исключить из школы, когда положил в сумку нашей училке живую крысу. Анастасию Васильевну и полкласса девчонок пришлось медикам приводить в чувства.
       Однако наша Настенька, так мы в классе называли свою учительницу, настояла на педсовете, чтобы меня не исключали из школы, а дали мне испытательный срок на исправление. По окончанию учебного года мой испытательный срок "перевели на осень", на летние каникулы. За это время мне надо было остепениться, стать дисциплинированным и больше не искать приключения.
       Мои одноклассники на летние каникулы отправились отдыхать в деревни к своим дедушкам и бабушкам. Мне некуда было отправляться на отдых, так как все мои бабушки и дедушки жили в Старом хуторе рядом со мной в Гудермесе. Все наши родственники отказались меня брать к себе на летние каникулы на перевоспитание моего поведения. У них у всех были свои проблемы дома. В нашей семье встал вопрос. Куда меня отправить на летние каникулы? Дома оставлять нельзя. Мама и отец весь день на работе.
       Бабушка Нюся с парализованными ногами усмотреть за мной не может. Оставлять меня на произвол судьбы тоже нельзя. Могу влипнуть в любую проблему. Ведь меня постоянно тянет туда, куда нельзя. Всё кажется мне, что в запретных местах есть что-то интересное и фантастическое.
       Отправить меня в Беслан к тёте Нади невозможно, так как у неё на руках годовалый ребёнок, мой двоюродный брат Женик, который только учиться ходить. За ним нужен постоянный присмотр, чтобы по своей глупости не натворил что-то ужасное. Хуже, чем было у меня в таком возрасте.
       Оставить меня на лето в Гудермесе под присмотром тёти Тамары, младшей сестры моей мамы, тоже невозможно. После окончания средней школы у неё на уме после работы вечером танцы и песни до утра. Такой тёти сам не могу доверяться. К ней нет никакого доверия ни у кого.
       Дядя Федя, старший брат моей мамы, после войны с немцами, живёт на Камчатке. Где-то на краю света? Ехать туда и обратно не хватит моих летних каникул. К тому же у него своя семья, в которой маленькие детки, за которыми нужно отдельно смотреть. Только меня там не хватает!
       У моей мамы имеются ещё два брата близнеца - Саша и Лёня. Во время войны с фашистами, когда немцы в 1942 году подошли к Тереку, братья близнецы в возрасте шестнадцать лет удрали из дома в отряд ополчения против врагов. Наследующий год вошли в состав "Дикой дивизии" и гнали фашистов до самого Берлина, в котором расписались на стенах и колоннах Рейхстага.
       Вскоре после войны братья близнецы женились. У обоих жёны Татьяны. У обоих дети сыновья - Вова и Юра. Дядя Лёня со своей семьёй живёт в Дагестане в городе Избербаш. Дядя Саша со своей семьёй живёт на станции "Червлённая-узловая". Это совсем близко от Гудермеса. Надо только по астраханской ветке железной дороги переехать на поезде через Терек и сразу с левой стороны от железной дороги будет посёлок станции "Червлённая-узловая".
       - Давай мы отправим нашего отпрыска в посёлок "Червлённая-узловая". - предложил отец. - Там свежий воздух. Рыбалка почти рядом с домом. Двоюродные братья - Вова и Юра. Пора им познакомиться. Там с ними живут бабушка и дедушка, родители Тани. Будет кому за ним присмотреть.
       Мама ничего ни стала говорить отцу. Просто стала собирать меня в дорогу. В большую кожаную сумку положила столько много разных моих вещей, можно было подумать, что меня отправляют в кругосветное путешествие на несколько лет. Даже тёплую одежду и перчатки отправила в сумку. Хотя мне на лето нужны были всего только трусы и майка. Даже майка на лето мне не нужна.
       - Мама! Мне это летом ничего не нужно. - серьёзно, сказал маме вытаскивая всё из сумки.
       - Хорошо! Оставим тебе панаму от солнца, сандалии от колючек, а также пару трусов и маек на смену. - согласилась мама с моим решением. - Думаю, что тебе хватит этого на всё жаркое лето.
       Дядя Саша работал машинистом тепловоза на станции "Червлённая-узловая". Перегонял товарные поезда между узловыми станциями на железнодорожные ветки разного направления. Заезжал в Гудермес часто. Но к нам домой заходил редко. Работа не позволяла ему наведываться к нам. Точнее к своей маме, парализованной бабушки Нюси, которая жила в нашем новом доме.
       Мама видела брата часто, когда он приезжал работать на тепловозе в Гудермес на узловую станцию. Моя мама работала в столовой, училища ФЗУ рядом с вокзалом, куда иногда заглядывал дядя Саша на обед. Бывало так, что мама приносила обед к тепловозу брату и его помощнику.
       - Мария, мы твои должники. - говорил брат, возвращая после обеда посуду из тепловоза.
       Вот под этот долг, в шутку и в серьёз, мама вручила меня на лето домой к дяде Саше. Мы оба искренне были рады, что два тёзки будут вместе в тепловозе весь рабочий день. Дядя Саша разрешил мне порулить с ним тепловозом во время поездки на перегоне между узловыми станциями и подавать гудки тепловоза во время манёвров товарных поездов на железнодорожных ветках.
       - Татьяна, принимай гостя из Гудермеса. - сказал дядя Саша вечером дома своей жене.
       - Шурка! Как рада, что ты к нам в гости приехал. - чмокая меня в щеку, сказала тётя Таня.
       Меня и моего тёзку сразу усадили ужинать за стол. Ведь мы работали весь рабочий день и сильно проголодались. Рядом с нами за стол села ужинать тётя Таня. Она тоже работала весь день на железной дороге. Ихние дети, Вова и Юра, а также дедушка и бабушка не работали весь день. Но устали не меньше нас. Поэтому они все улеглись спать ещё до нашего прихода домой.
       Так как до моего приезда в доме было шесть человек, каждому по лавке, на меня места спать в доме не нашлось. Временно постелили на тюфяке в пристройке к большому дому. Очевидно, там отмечали разные события, когда было много гостей и мало места в доме. Хозяева дома убрали оттуда стол и стулья. Постелили мне прямо на полу. Тюфяк не перина, но зато полная свобода.
       Всю ночь во сне переворачивался с боку на бок. Жёстко было спать на тюфяке, который лежал на деревянном полу. Но всё равно спал хорошо на свежем воздухе. Железная дорога в километре от дома. Вокруг посёлка густой лес и вокруг каждого дома фруктовый сады. Гудки поездов почти не слышно. Причём рядом с посёлком поезда не гудят. Нет такой необходимости гудеть в пустоте.
       Проснулся от скрипа дверей в пристройке рано утром. Видимо мои родственники приглядывали за мной, чтобы не удрал из дома. Они прекрасно знали всё о моих приключениях в Гудермесе и в Старом хуторе. Сарафанное радио работало лучше обычного радио. О моих похождениях знали все наши родственники в разных местах своего места жительства. Поэтому, прежде чем уходить на работу дядя Саша и тётя Таня несколько раз убеждались в том, что племянник спит и не удрал.
       Когда калитка со двора скрипнула дважды, то мне стало понятно, что все, кому надо ушли на работу. Теперь настал час моей свободы. Тут же покинул место моего ночного обитания. В первую очередь пошёл умылся под умывальником во дворе. Затем сел на скамейку у дома во дворе. Надо было подумать, как провести это лето на дикой природе в дали от своего дома в Гудермесе.
       - Шурик, ты чего это так рано встал? - спросила меня, бабушка Зина, с которой был знаком ранее.
       - У нас дома все так рано встают. - ответил бабушке поднимаясь со скамейки. - Выспался хорошо.
       - Иди в дом на завтрак. - предложила бабушка. - После подумаем, чем занять тебя на целый день.
       - Чего тут думать!? - решительно сказал бабушке. - Мне обещали тут на канале хорошую рыбалку.
       - Рыбалку так рыбалку. - согласилась со мной бабушка. - Но в начале завтрак перед рыбалкой.
       В доме посреди зала стоял огромный стол, как во всех избах терских казаков, такая традиция. По обе стороны длинные скамейки на всю семью. На столе свежий домашний хлеб и чугунок с какой-то похлёбкой. Рядом глиняный котелок, из которого пахнет мясом и курдючным салом. Видимо к моему приезду барашка зарезали. Хотя откуда им было известно, что у них будет дома гость?
       - Садись внучек за стол. - пригласил меня дедушка Степан, поднимая своих внуков с постели. - Сейчас приведу наших цыплят в нормальное состояние, и мы все вместе будем трапезничать.
       Мои двоюродные братья действительно выглядели как цыплята. Они были на два и на три года младше меня. Совсем сопливые дети. Вовка по старше говорил что-то понятное. Юрка просто выл спросонья и лепетал что-то ему самому не понятное. Мне сразу стало скучно находится рядом с ними. Но в гостях не принято говорить о подобных вещах. Надо было просто с этим смириться.
       - Теперь можно нам позавтракать. - сказал дедушка, усаживая своих умытых внуков за стол.
       Бабушка тут же стала наливать в глиняные миски куриный бульон из чугунка с сухариками, которые положила в миски из большого блюда и сверху посыпала рубленную петрушку с укропом. Получился очень вкусный ароматный суп, который мы съели очень быстро без каприза. В свободных мисках появились кусочки баранины, сжаренные на курдючном сале, и жаренная картошка.
       После завтрака бабушка стала собирать своих внуков в детский садик на весь день. Дедушка стал готовить мне удочку на рыбалку Мне оставалось только ждать похода на рыбалку. Со слов стариков у них были свои дела на весь день.
       Бабушка доила коров на ферме и кормила свиней. Дедушка работал на полянах в лесу. Косил сено коровам. Мне уделяли рыбалку на весь день.
       - Здесь за нашим посёлком имеется большой канал. - сказал дедушка Степан, когда мы вышли со двора. - Канал мелкий. Ты не утонешь. Если даже не можешь плавать. Там рядом с каналом родниковые заводи с прозрачной водой. Рыбы много всюду. Черви к насадке под каждым кустом. Копать червей не надо. Вырвешь пучок травы, а там земляных червей сколько угодно. Пойманную рыбу ложи в садок в воде. Если надоест рыбачить или проголодаешься, то дорогу домой знаешь.
       Место предстоящей рыбалки оказалось сразу за посёлком в зарослях кустарников и высокой травы. Дедушка показал мне тропу, протоптанную людьми к месту рыбалки и животными к месту водопоя. Дедушка Степан ушёл на сенокос.
       Мне оставалось только приготовиться к рыбалке. Рыбы здесь было действительно очень много. Она прыгала и плескалась прямо у моих ног.
       Вначале выбрал место рыбалки. В канале вода была мутная и не видно, что там плавает. В родниковых заводях вода прозрачная. Видно всё как через прозрачное стекло. Течения в заводях нет никакого. Вода шевелится только если плавает или прыгает вблизи большая рыба. Маленькие рыбки плавают как в аквариуме. Рыбки такие маленькие, что от них даже вода не шевелится.
       Рыбалку откладывать ни стал. Тут же из двух пучков травы набрал дождевых червей. Положил их в консервную банку, которую подобрал по пути к месту предстоящей рыбалке. Насадил червя на крючок. Поправил леску на большой бамбуковой палке. Подтянул поплавок на определённую глубину. Опустил в воду садок под будущую пойманную рыбу уселся поудобнее на бугорке.
       Посмотрел в родниковую заводь куда опустить крючок с наживкой и замер от того, что увидел. В густых камышах посреди родниковой заводи была огромная щука. Примерно с метр длиной. Она стояла совсем неподвижно.
       Словно была не живая, а сделанная из чего-то. Если бы не её плавники, которые слегка колыхались, удерживая её на плаву, то мог подумать, что это мне кажется.
       Мне оставалось только подсуну щуке к пасти крючок с червяком. Но хищница игнорировала мою насадку. Даже не шелохнулась, когда червяк коснулся её пасти. Она ждала иную жертву себе на обед. В это время на близком расстоянии от щуки проплывал какой-то глупый пескарь, который возможно думал, что он один в этой речной заводи. Одно мгновение и больше нет рядом никого.
       Всё произошло так быстро, что даже на заметил, как щука схватила пескаря. Просто вода дёрнулась и в тоже мгновение исчезла щука вместе с пескарём. Через короткое время волнение в родниковой заводи стихло.
       Всё стало как в прозрачном аквариуме, в который ещё не запустили рыбок. Даже стрекозы и бабочки, которые порхали в камышах над цветами все отсюда куда-то исчезли.
       У меня загорелось желание поймать пескаря, а на этого пескаря поймать ту огромную щуку. Был так увлечён своей рыболовной страстью, что не заметил, как прошёл целый день. За день несколько раз менял насадку и место рыбалки вокруг этой родниковой заводи. Но больше ни одного пескаря и не одной щуки не видел. Даже стал думать, что это всё мне утром померещилось.
       - Ты что тут ночевать собрался? - спросил за моей спиной дедушка Степан. - Пойдём домой.
       - Хотел щуку большую поймать. - ответил дедушке. - Но ничего здесь, даже пескаря не поймал.
       - Эту хитрую щуку многие хотели поймать. - сказал дедушка. - Даже на живого пескаря, насаженного на крючок, ловили. Так эта хитрюга снимала пескаря с крючка и съедала насадку. Ты лучше смени место своей рыбалки. В канале хоть вода мутная, но рыбы там больше чем в родниках.
       В этот вечер после обеда и ужина сразу, такой был голодный, пошёл в саду возле дома накопал полную банку земляных червей, чтобы, зря время не тратить на поиски червей во время рыбалки.
       Дядя Саша принёс мне с работы раскладушку, чтобы было удобно спать. Но мне неохота было менять место сна. Сказал ему что предпочитаю спать по-спартански или как солдаты в окопах.
       На следующее утро встал чуть свет. Покушал вместе с дядей и тётей, которые собирались на работу. Захватил с собой на рыбалку армейский котелок с продуктами и армейскую флагу с молоком. После воны с немцами в каждом доме были военные трофеи воюющих стран. Больше всего, конечно, был армейского походного снаряжения. Особенно немецких солдат, которые погибли тут.
       На рассвете был на месте рыбалки. Родниковая заводь в шаге от старого канала, также заросшего камышами по обеим берегам. Разница между каналом и заводью в том, что вода в канале мутная, тёплая и течёт. В заводи вода прозрачная, холодная и не движется. В обеих местах есть рыба, которая иногда прыгает в обоих водоёмах. В родниках рыба хитрая, её невозможно поймать.
       В этот раз ни стал смотреть на родниковую заводь, чтобы обратно не попасть на приманку хитрой щуки. Сразу сел на берег старого канала спиной к родниковой заводи. Приготовил все свои рыболовные снасти к предстоящей рыбалки. В этот раз надеялся поймать рыбы много и больше не попадать на уловки хитрой рыбы, как вчерашняя хитрая щука в родниковой заводи.
       С первого же броска мне попался большой сазан, которые едва пролез в отверстие садка. Следующим был лещ немного меньше сазана. Рыба стала соревноваться во время клёва по своей величине. Попадались по очереди маленькие и большие рыбы. Чаще были маленькие рыбы, которых не глядя бросал через плечо в родниковую заводь. Пускай там тоже разводится глупая рыба.
       По шлепкам по воде на слух определял, что брошенная мной через плечо маленькая рыба попала в прозрачную воду родниковой заводи. Вдруг, звук шлепка маленькой рыбы по воде изменился. Пришлось посмотреть, что происходит за моей спиной. Повернулся лицом к родниковой заводи и обалдел от того, что увидел там в воде на расстоянии своей вытянутой руки.
       Прямо за моей спиной стояла огромная серая цапля, которая на лету ловила брошенную мной маленькую рыбку и шлёпала своим клювом глотая маленькую рыбку. Прогонять серую цаплю ни стал. Просто бросал сильнее маленьких рыбок через плечо, чтобы цапля отошла подальше от моего плеча. Ведь после сытной пищи цапле захочется сходить в туалет, а тут рядом моё плечо.
       Мы с цаплей так привыкли друг к другу за длительное время моей рыбалки, что когда у меня не ловилась маленькая рыбка, то цапля смотрела через моё плечо на поплавок. Когда ловилась следующая маленькая рыбка, тогда мне не надо было бросать рыбку через плечо. Просто снимал рыбку с крючка и тут же отдавал цапле в клюв. Так наша совместная рыбалка была весь день.
       - Ты что это решил выловить всю нашу рыбу? - спросил дядя Саша, когда вечером после работы пришел на рыбалку за мной. - С таким количеством рыбы можно накормить ухой весь посёлок.
       В этот день у меня в садке действительно было очень много разной рыбы. Если бы дядя Саша после работы не пришёл за мной, то пришлось бы половину пойманной живой рыбы отпустить обратно в воду старого канала или в родниковую заводь.
       Отпускать рыбу обратно вводу было жалко. Ведь это был мой труд за весь рабочий день. Так что мы вдвоём едва донесли рыбу домой.
       - Ой! Боже мой! Как много рыбы! - воскликнула бабушка Зина, когда мы принесли рыбу домой. - Надо прямо сейчас что-то приготовить из этой рыбы. Иначе при даре она до утра пропадёт.
       Женщины тут же принялись разделывать мной пойманную рыбу за весь. Всю плоскую рыбу, такую как лещ, тут же засолили в большой чугун и положили под пресс.
       Через пару дней эту просоленную рыбу будут сушить на солнце мужикам на пиво. Толстую рыбу, типа сазан и карп, стали жарить и варить с неё уху. Жареной рыбы и ухи было так много, что к столу пригласили соседей.
       В это день была суббота. На следующий день выходной день у всего посёлка. Был повод под уху и под жаренную рыбу устроить праздник для всех. Вскоре весь посёлок гулял. Взрослые пили водку и самогон. Дети кушали разные сладости и пили разные сладкие напитки. В это вечер у меня был отдых после рыбалки. Спал так долго, как спал в детском садике до поступления в школу.
       Проснулся в воскресенье где-то в восьмом часу утра. Мужики в посёлке спят после пьянки. Женщины проспали раннюю дойку коров. Недовольные женщины бурчат себе под нос, что при такой жаре в вымях у коров может прокиснуть молоко.
       Придётся доить у коров кислое молоко. Коровы тоже не довольные, что их вовремя не подоили и не покормили. Бурёнки жалобно мычать.
       Мне тоже скучно, хоть волком вой вместе с местными собаками. На рыбалке делать нечего. После вчерашней рыбалки моя рыба никому не нужна. К кому-то залезть в сад нет никакого смысла. У нас в Старом хуторе и в Гудермесе фруктовые сады намного лучше, чем в этом посёлке. Здесь сходить куда-то посмотреть кино или поиграть в футбол с детьми на стадионе тоже негде.
       - Ты вчера выловил всю нашу рыбу? - спросил меня долговязый пацан, когда вышел на улицу.
       - Рыба плавает всюду. - злобно ответил пацану. - На рыбе не написано, что она принадлежит тебе.
       - Знаешь, что без нашего разрешения на улицу не имеешь право выходить. - сказал мне сморчок.
       - К вам в рабы не записался. - сжимая кулаки, ответил пацанам. - Свободный человек. Всюду ходу.
       - Мы тебе сейчас морду набьём. - сказал коротышка, похожий на поплавок. - Будешь знать место.
       Мне ничего не оставалось, как врезать коротышке по морде. Долговязый был слишком высокий для меня. Пришлось ему врезать ногой по яйцам. Он взвыл как раненый шакал. Кто-то врезал мне в ухо. Не глядя обидчику врезал в живот. Между мной и пацанами завязалась драка, как рукопашный бой на поле сражений. Пацаны колошматили меня куда попало. Мне пришлось им отвечать.
       - Вы чего сцепились как бешеные псы? - спросил дядя Саша, когда нас стали разнимать мужики.
       - У них спросите! Они первые начали. - ответил мужикам, вытирая кровь с разбитой губы.
       - Почему он ловит нашу рыбу. - громко заорал долговязый. - Поэтом он получил по морде от нас.
       - С чего это ты взял, что вся рыба твоя? - поинтересовался долговязый мужчина, вцепившись в ухо своему сыну. - Здесь всё общее. Ты получишь у меня дома за свои капиталистические выходки.
       Родители увели своих пацанов по домам. Дядя Саша увёл меня к себе в дом. Бабушка Зина и тётя Таня стали оказывать мне медицинскую помощь. На всём моём теле было множество царапин. Можно было подумать, что меня ободрали кошки с большими когтями или мне пришлось пробираться сквозь заросли кустарника чилижник, у которого колючки словно стальные иголки.
       - Ты почему пошёл с ними драться? - поинтересовалась бабушка Зина. - Мог на улицу не ходить.
       - Мне ни с кем не хотелось драться. - ответил на вопрос бабушки. - Просто вышел погулять. Они стали мне угрожать. Дедушка Гурей учил, что надо бить первым, если тебе угрожают. После разберутся кто был прав, а кто виноват. Главное - ты пострадаешь меньше и тебе не будут угрожать.
       - Правильно поступил Шурка! - поддержал меня дядя Саша. - Дядя Гурей нас тоже этому учил...
       - Ты бы лучше помолчал. - сказала жена дяде Саши. - У вас в детстве было совсем другое время.
       - Время всегда одно - надо уметь защищать себя. - возразил дядя Саша против вывода жены.
       - Надо нам их помирить, чтобы не было вражды в нашем посёлке. - предложила бабушка Зина.
       Дядя Саша согласился решением тёщи и тут же пошёл по дворам пацанов, чтобы уговорить всех на срочное перемирие между драчунами. В посёлке чуть больше десятка семей. Между домами на перекрёстке собрались все жители посёлка.
       Пришли все пацаны - битые и не битые. Пострадавших от меня больше украшали синяки, чем царапины. Мои удары были мужские, а не кошачьи.
       - Вы все должны без слов пожать друг другу руки и больше никогда не драться между собой. - объявил дядя Коля, отец долговязого пацана, зачинщика драки. - Мы воевали ради мира, а не войны.
       Так как кроме меня все остальные в посёлке были местные. Мне пришлось выйти в середину перекрёстка. Все мальчишки посёлка подходили ко мне и жали мне руку.
       Со стороны выглядело так, словно битые и не битые поздравляют меня с победой. Девчонки посёлка видимо так подумали и стали дружно аплодировать нашему перемирию. Взрослые поддержали аплодисменты девчонок.
       Перемирие прошло нормально. Все были довольны таким финалам. Но раны, ссадины, царапины и синяки надо лечить. Мы обратно разошлись по домам на медицинское обследование. В этот день никто из давшихся не вышел гулять на улицу. Измазанные йодом и зелёнкой мы выглядели смешными клоунами, которым совсем не до смеха. Надо было нам всем дома подлечится.
       - Сашка! Выходи в футбол поиграть. - крикнули мне из-за забора через два дня нашего лечения.
       На улице меня ждали ребята всего посёлка. Мы сразу перезнакомились между собой и большой толпой пошли в сторону станицы Червлёной, которая была в девяти километрах от посёлка стация "Червлённая-узловая". В километре от посёлка в зарослях деревьев и кустарников была чистая поляна. Видимо во время войны здесь стояла немецкая военная техника. Сейчас тут был стадион.
       - Давайте сейчас разделимся на две команды. - предложил Максим, тот самый долговязый. - Будем играть мальчишки против девчонок. Все знают, что наши девчонки не уступают мальчишкам.
       Все согласились предложением Максима. Сразу тут же мальчишки и девчонки разошлись по сторонам, что создать свои футбольные команды. Было заметно, что так в футбол они играют не первый раз. С командами разобрались быстро. Остался вопрос со мной. Куда меня поставить на поле? Так как во время драки хорошо защищал себя, то меня поставили защитником на поле.
       Откровенно говоря, у меня было плохое знание по футболу. Но то, что мне дали право защищать вратаря и ворота от нападающих со стороны противника, это понял хорошо. Со своим большим весом по полю носился как танк. Вначале стеснялся противостоять хрупким девчонкам. Боялся их покалечить. После того как девчонки дважды уложили меня на поле, то у меня появилась злость.
       Мы так быстро сыгрались с обеих сторон и вошли в такой спортивный азарт, что к нам в болельщики в конце рабочего дня пришли рабочие с полей и с железной дороги. Среди болельщиков была моя тётя Таня Морозова с кувалдой на плече. Этой кувалдой она забивала железные костыли в деревянные шпалы. У неё была женская солидарность - болела за команду девчат.
       Игра была интересной и напряжённой. Было много споров за правила игры. Дважды команды едва не подрались. Судье и болельщикам пришлось растаскивать игроков. Но игра закончилась мирно. Обе команды ни в чём не уступали друг другу.
       Постоянно обменивались голами. На последней минуте нападающая Лена Ткачёва забила последний гол в наши ворота. Девчонки выиграли со счётом 7-6. От радости на стадионе визжали все представители женского рода.
       На кону были два килограмма шоколадных конфет. Выигравшая команда были не жадные. Проигравшей команде дали по одной конфетке каждому игроку.
       Остальные конфеты разделили поровну между болельщиками на стороне женской команды и игроками, выигравшими этот мачт.
       Домой возвращались в приподнятом настроении. Дома только был разговор о футболе. После футбола у меня был такой аппетит, что готов был съесть целого барана. Если бы этот баран мог поместиться в моём желудке. Но всё равно был сыт и доволен сегодня прожитым днём. Вот так бы жить без горя в радости и согласии всю свою жизнь.
       Ночью была сильная гроза с проливным дождём и с молнией. Дождь так поласкал, что промочил всю пристройку вместе со мной. Пришлось мне перебраться в дом и примоститься в прихожей как собака на мягкой подстилке. В ту ночь другого места в доме не нашлось. Утром передвинули стол к стене у окна. Мне постелили место на бывшем месте стола, за которым принимали пищу.
       Дождь с грозой и с молнией был трое суток. Всё вокруг было залито дождевой водой. На работу ходили в больших резиновых сапогах-бахилах.
       По радио говорили, что Терек вышел из берегов, залил железную дорогу и поля с урожаем. Между Тереком и Сунжей целое море воды. Наводнение такое, что Гудермес стал как полуостров со стороны Чёртовой горы до военного аэродрома.
       После наводнения три дня ждали, когда уйдёт вода и Терек вернётся к своим берегам. Целую неделю мне пришлось сидеть под крышей дома. Идти куда-то погулять или на рыбалку вообще некуда. Всюду сплошная грязь.
       Дождевая вода сравняла воду канала и родниковую заводь в один грязевой поток. На месте стадиона большое равностороннее полотно из сплошно грязи.
       Оттого что сидел целую неделю в доме у меня уже было желание попросить дядю Сашу чтобы он вернул меня домой в Гудермес. Как вдруг, рано утром, взошло яркое солнце и за день высушило всё, что после дождей было болотом. Живая вода ушла в реки, каналы, в озёра и в родниковые заводи. Гряз высохла и потрескалась на всю свою глубину. За день всё вернулось на круги своя. Жизнь в природе как бы заново расцвела. Зелени и цветов стало больше после дождей.
       - Шурик! Иди погуляй на улице. - предложила мне бабушка Зина. - Ты уже зачах сидя дома.
       Идти гулять в конце дня было не интересно. Мне нужен был простор на приключения, а тут осталось всего пару часов до ужина. Затем обратно спать от безделья. Поэтому запланировал свой поход на природу на утро следующего дня. Гулять так гулять - на полную катушку, чтобы запомнился мне этот день на всю оставшуюся жизнь. Ведь такое редко бывает, чтобы свободно гулял.
       С вечера, тайком от всех, приготовил свою походную сумку с трофейным солдатским инвентарём. Рано утром, когда дядя и тётя ушли на работу, а дедушка и бабушка по своим делам на ферму. В свою походную сумку положил с запасом продуктов и напитков на весь день. Осторожно и тихо, чтобы не разбудить своих двоюродных братьев, вышел со двора и растворился в природе.
       Утро было свежее и ароматное от растительности на природе. Всюду летали бабочки, птички и разные насекомые. Всюду была такая благодать, что хотелось бес конца наслаждаться природой. Но мне не хватало приключений к полному наслаждению. Хотелось забраться куда-то на высоту, откуда видно всё прекрасное до горизонта. Но на берегу Терека не было даже высоких холмов.
       Вдруг, в зарослях кустарника, на небольшой возвышенности, увидел какую-то постройку из бетона. Подошёл поближе и, к своему удивлению, понял, что передо мной самый настоящий немецкий дот, оставшийся здесь как памятник войны с фашистами. Конечно, мне было всё известно от моих родителей и от моих родственников о войне с фашистами. Но не думал, что это всё увижу.
       Передо мной был огромный дот из бетона, покрытый резиной. Меня удивило то, что немцы были здесь чуть больше года. Рядом почти за сто километров нет ничего из чего можно построить такое массивное сооружение из бетона и покрытое толстой резиной. На это строение надо время, деньги, разные материалы и людей. Откуда взяли всё это? К тому же в это время была война.
       Мне страсть как хотелось обследовать этот объект. Но дот был сплошь обросший мхом и травой. Через узкие бойницы невозможно пролезть. Окон и дверей нет. По бокам и сверху сплошной бетон. У меня пропал интерес обследовать дот. Хотел было покинуть этот объект. Как вдруг поскользнулся на траве и влетел куда-то в пустое пространство. Слегка ударился об что-то мягкое.
       После солнечного света здесь было темно и невозможно оглядеться. У меня в сумке был немецкий круглый фонарик на батарейках. Достал фонарик и осветил ярким лучом, как маленьким прожектором чёрные стены дота, которые тоже были покрыты резиной. Несмотря на три дня проливных дождей здесь было сухо и чисто. Словно дот сдали в эксплуатацию и не пользовались им.
       Дот с бетонного пола, покрытого чёрной резиной до потолка высотой, примерно, метра два. Перед каждой амбразурой бетонная ступенька для стрелка. Амбразуры изнутри узкие с расширением наружу во все стороны. Толщина бетона, примерно, полметра. Все отверстия над небольшой возвышенностью расположены так, что никакая влага и не какой мусор сюда не попадут снаружи.
       Внутри дота не было ничего привлекательного, что меня могло заинтересовать. Видимо им вообще не пользовались. Снаружи на амбразурах листья. Внутри ничего. Даже насекомых и ящериц нет. Наверно запах и вкус резины их не устраивает. Хотя дот хорошо проветривается через амбразуры. Совсем нет запаха резины. Здесь даже можно жить. Но ни мне и не сейчас. Пора уходить. Ткнул то место откуда ввалился в дот снаружи. Но вход или выход мне не поддавался
       Видимо заклинило или защёлкнуло то, что никак нельзя назвать дверью. Наверно это люк как в бункере или в подводной лодке. Осветил снаружи фонариком возможный вход.
       Но кроме круглой полосы диаметром, примерно, в один метр на уровне моих глаз больше ничего не было. Ухватиться чтобы открыть или чем-то зацепить с той же целью у меня не было ничего и нечем открыть.
       - Тут влип! - подумал вслух, размышляя над ситуацией. - Все на работе. Искать начнут вечером.
       Хорошо, что утром плотно покушал, а в лесу освободил желудок. Можно спокойно жить без еды и без большой нужды до самого утра.
       Главное не паниковать и не суетиться. Надо сохранить калории и силы. Всему этому меня учили наши мужчины, которые прошли с боями от Терека до Берлина. Были в разных ситуациях при любой погоде выжили и победили. Мне надо не паниковать.
       Вообще-то мне было не до веселья. Сейчас не до размышлений и не до фантазий. Надо спать, чтобы сохранить калории, силы и нервы. Здесь спать негде и не уютно. Но меня учили быть спартанцем. Надо использовать сейчас свои навыки бороться за жизнь. Хотя какие у меня навыки? Если мне всего восемь лет. Но в истории были герои в таком возрасте, чуть старше полководцами.
       Проснулся среди ночи под вой волков, когда волки нанюхали меня и окружили дот со всех сторон. Хорошо, что амбразуры узкие, даже голова волка пролезть не может. Заметно в амбразуре как светятся глаза волка голубоватым светом. Волки перестали выть. Видимо собрались стаей чтобы взять меня живьём. Но не по зубам им бетон и резина. Зря стараются достать меня.
       - Пух! Серые! Получите удар! - крикнул что было сил в амбразуру и сверкну лучом фонаря в волка.
       Конечно, волки не ожидали от меня такого. Ослеплённый волк рвану от амбразуры испугавшись яркого света от моего фонарика. Сильно ударился головой об бетон и взвыл от боли. К устрашению других волков мне пришлось посветить во все амбразуры. Видимо волки поняли, что тут ловить нечего. Они отступили от моего укрытия. Мне осталось только хорошо выспаться до утра.
       - Шурик! Сашка! Отзовись! - услышал голос дяди Саши рано утром. - Мы ищем тебя! Где ты?!
       - Идите на голос к резиновому доту. - решил приколоться, вспоминая "охоту на лис". - Он рядом!
       - Как тебя угораздило сюда попасть? - спросил дядя Саша, когда вскоре появился возле дота.
       - Просто гулял по лесу и провалился куда-то. - серьёзно ответил ему. - Вылезть обратно не мог.
       - Придётся дот взрывать, чтобы достать то, что от тебя останется. - серьёзно сказал дядя Саша.
       - Взрывать дот не надо. - взволнованно сказал ему. - Здесь есть люк. Просто сильно заклинило.
       Больше со мной никто не разговаривал. Из дота едва было слышно разговор взрослых мужчин. Видимо обсуждали проблему, как вытащить меня из дота или то, что останется от меня после взрыва дота. Мне умирать не хотелось. Поэтому надеялся на благополучный выход из положения. Стал терпеливо ждать, когда меня вытащат целым и невредимым из моего случайного заточения.
       Все ушли от дота. Видимо пошли в посёлок за инструментом или за взрывчаткой, чтобы вскрыть дот. Мне не хотелось умереть в столь юном возрасте, к тому же был настолько голоден, что решил перед смертью быть сытым по самое горло, когда съем всё содержимое в моей походной сумке. Ведь собирался иметь в сумке продукты на весь день, а угодил в дот вчера с самого утра.
       Стараясь быть сытым до прихода моих "убийц" во главе с родным дядей, сел напротив круглого люка, открыл сумку с продуктами, включил фонарик и стал размышлять, набивая рот пищей. Мне хотелось понять, как могли заходить и выходить немцы из дота если у люка нет ручки, которой можно открыть и закрыть вход в такое массивное убежище. Немцы тоже люди, которые хотят жить.
       Яркий луч фонарика настойчиво изучал всю поверхность люка, который был покрыт чёрной резиной также как сам дот изнутри и снаружи. Можно было подумать, что дот целиком окунули в жидкую кипящую резину. Затем поместили док с горячей резиной в холодное место, где резина застыла и осталась в данном виде. Лишнюю резину срезали, а сам док поместили сюда на высотку.
       Вдруг, луч фонарика и мой взгляд остановились на едва заметной выпуклости на дверце люка. Любопытство подтолкнуло дотронутся до этого места. Слегка нажал на выпуклость, и дверца люка резко открылась. На меня обрушился поток свежего воздуха и яркие лучи солнца едва на ослепили моё зрение. Неожиданная свобода с недоверием врасплох захватила моё сознание.
       Однако моё любопытство опередило моё беспокойство. Ни стал пользоваться неожиданно нахлынувшей свободой. Решил в подробностях изучить этот механизм, который открывал и закрывал люк в дот. Наверно здесь были какие-то приспособления, которые контролировали работу замка. Дверь замка должна была открываться и закрываться по желанию хозяев данного дока.
       Не закрывая люк стал нажимать на кнопку под резиной. При нажатии на кнопку люк открывался. Как только отпускал кнопку так люк тотчас закрывался. Такая кнопка была снаружи.
       Видимо при падении моя нога попала на кнопку и люк моментально пустил меня во внутрь дока. Затем дверца люка захлопнулась, принимая меня в заточение. Где мне пришлось быть сутки в закрытым в доке.
       Однако, в целях собственной безопасности, на дверце люка должно быть какое-то приспособление, которое не позволяет открыть люк без желания тех, кто находился внутри дока.
       Иначе стрелки дота могли стать лёгкой добычей врага снаружи. Ведь нет ничего простого, как нажать на кнопку снаружи. Люк откроется.
       В целях безопасности нападающих бросить гранату в дот и всё. Обратно закрывая и открывая механический замок с мощной пружиной внутри замка, принялся изучать наощупь поверхность замка через резину.
       После нескольких минут изучения замка нашёл изнутри вторую кнопку, которая при нажатии на неё, не позволяла кнопки снаружи открыть дверь люка и свободно проникнуть вовнутрь дота. Таким образом стрелки внутри дота становились в полной безопасности. Могли из стрелкового оружия уничтожить противника снаружи, который хотел проникнуть во внутрь, чтобы уничтожить их.
       Дальше меня интересовал сам люк. Это была прочная труба большого диаметра из нержавеющего материала. Изнутри дока труба была на одном уровне с дверцей люка и со стенами дота. Снаружи труба выступал из дота, примерно, сантиметров на двадцать от уровня дверцы и стен дока. Внизу под трубой был дренаж, который уводил воду от люка. Такой дренаж у нас под домом.
       Снаружи люк замаскирован зелёным брезентом, по которому мне пришлось скатиться вниз и угодить в плен данного дока. Вокруг брезента и люка кусты дикой природы, надёжно скрывающие возможный вход в док из бетона, покрытый резиной. Всё сделано так прочно, словно немцы были жить здесь всегда. Хотя находились на левом берегу Терека всего один год и три месяца...
       От дока до посёлка, примерно, километра два. Даже при быстром передвижении сквозь заросли кустарников и деревьев понадобится сходить в оба конца, примерно, часа два. Кто му же надо им с собой нести инструмент и динамит, чтобы достать меня из дота через толщу бетона. Так что у меня было много времени на приготовление достойной встречи моих долгожданных "спасителей".
       Пришлось надёжно маскировать люк дота, каким он был до моего проникновения в него. Хорошо, что кусты остались на месте и маскировочный под листья брезент оборван лишь на крепёжных верёвках. Не было труда всё закрепить обратно и для более надёжной маскировки насыпать всюду жёлтые листья из-под деревьев. Таким образом моя маскировка дота имела естественный вид.
       В нескольких метрах от дота был небольшой бугорок. Видимо от грунта из-под ямы под дот. На бугорке плотные заросли кустарника, через которые никто не пройдёт. Чтобы пройти к доту, то, обязательно, надо пройти между дотом и бугорком заросшим непроходимым кустарником. Самое надёжное место моей маскировки к встречи моих "спасателей", которые идут сюда из посёлка.
       Долго ждать не пришлось. Со стороны железной дороги, которая была в километре от дота, в мою сторону шла огромная толпа мужиков.
       Наверно весь посёлок мужчин отправился спасать меня. Каждый мужчина нёс с собой какой-то домашний инвентарь, который мог пригодится во время моего спасения целиком или частями. У всех на языке и на уме была одна и та же тема.
       Они прошли прямо рядом с зарослями кустов, среди которых мне пришлось затаится. Никто не заметил моей надёжной маскировки. Даже не посмотрели в сторону моих кустов. Плотным кольцом окружили дот. О чём-то говорили между собой. Но не могли прийти к одному решению. Тогда на дот поднялся, с помощью других, седоволосый тучный мужчина. Наверно секретарь парткома?
       - Товарищи! Прежде чем принять какое-то решение, надо найти вход в данное сооружение. - как с трибуны в огромном зале, заявил представитель коммунистической партии. - Начнём с амбразур.
       - Ни там ищите! - громко, сказал вверх, чтобы никто не мог определить место моего нахождения.
       - Шурик! Ты где? - растерянно, спросил дядя Саша, глядя в небо поверх моей маскировки.
       - Мне туда рано. - стал прикалываться над поиском меня со стороны дяди. - Меня ещё не распяли.
       - Хватит играть в прятки. -серьёзно, сказал парторг. - Расскажи нам как ты выбрался из этого дота.
       Мне ничего не оставалось, как выбраться из надёжного укрытия в зарослях кустарника. Вначале меня ощупали со всех сторон, чтобы убедится в том, что цел и не вредим, а также в том, что вполне могу отвечать за то, что произошло со мной в прошедшие сутки. Так как места рядом со мной было мало, а услышать меня хотели все, то парторга сняли с дота. Меня поставили на дот.
       - Расскажи нам, что привело тебя сюда. - обратился ко мне парторг. - Как ты попал в этот дот.
       - Уважаемые товарищи! - становясь в позу вождя, заявил под общее хихиканье. - После драки с местными пацанами, а также после проигрыша команды пацанов в футбол команде девчонок, меня стали плохо кормить в доме родственников. За три дня во время проливных дождей с наводнением и три дня, когда природа восстановилась. За время своего заточения и плохого питания в доме родственников так похудел, что у меня едва хватило сил, чтобы выбраться на природу и восстановить свои силы питанием разных спелых плодов. В поисках ягод провалился в бездну, которая оказалась немецким доком, покрытым резиной со всех сторон. Никак не пострадал. Но самостоятельно выбраться из случайного заточения не мог. Всю ночь вокруг дока была стая волков, следы которых у ваших ног. Они пытались добраться до меня. Но не смогли. Волков не боялся. Спал спокойно до самого утра. Надеялся, что дядя Саша вытащит меня из случайного заточения. Когда дядя Саша сказал, что будет меня доставать частями, то мне стало ужасно страшно. Моё сознание созрело на годы. В течении нескольких минут разгадал тайну, заложенную в замке люка этого дока, и выбрался самостоятельно из заточения. Спасибо дяди Саши, что он напугал меня до созревания разума. Спасибо всем, что пришли спасать меня. Надеюсь, что никто не пострадает за мою детскую неопытность. В том, что случилось со мной никто не виноват. Наш разум спас меня.
       Все присутствующие молча слушали мою длинную речь. Когда речь закончилась раздались бурные аплодисменты, как это происходит после выступления известного и уважаемого артиста. Затем меня стащили с пьедестала на вершине дока и стали дружно подкидывать вверх до тех пор, пока наконец-то уронили меня на землю и едва не отправили к предкам. Упал удачно и был цел.
       Ликовали все, кроме дяди Саши и парторга. Чуть больше года прошло как умер Сталин, вождь и отец пролетариев всех стран. В душе каждого коммуниста и большинства народа Советского Союза были в памяти траурные дни после смерти Сталина.
       Здесь же какой-то сопливый пацан, стоя на верху немецкого дока пародировал выступления вождя. Все слушали словно речь. Сталина.
       Когда ликование вокруг меня закончилось и с меня стряхнули пыль после того, как уронили наземь, дядя Саша крепко взял меня за руку и быстро пошёл со мной в сторону посёлка. Словно спешил спасти меня от ликующей толпы мужиков, которые на радостях могли затоптать меня насмерть. Скорее, вполне возможно, что наоборот дядя Саша хотел быстрее избавится от меня.
       С отрывом на пол километра от толпы односельчан мы пришли в посёлок и сразу пошли к дому Морозовых, где мне пришлось гостить почти месяц моих первых летних каникул. Вся семья словно сговорились заранее.
       Не проронив ни единого слова в мою сторону, быстро упаковали в мою сумку все мои вещи. В другую сумку сложили разные гостинцы родственникам в Старом хуторе и в Гудермесе. Дедушка Степан потрепал меня за кудри. Женщины на прощание поцеловали в щёку.
       До манёврового поезд на железнодорожной линии в сторону Гудермеса шли с вещами, молча не произнеся ни слова. Говорить было нечего. Всё было понятно без слов.
       Своими приключения достал весь посёлок, особенно семью родственников. Теперь меня будут эвакуировать обратно к родителям и вполне возможно, что надолго родственники Морозовы не будут звать меня в гости.
       Тепловоз и с десяток вагонов стояли на готове отправляться на станцию в Гудермес. Дядя Саша обменялся приветствиями со своим помощником по работе. Передал меня и обе сумки в кабину тепловоза. Следом залез сам. Принял руководство товарного поезда. Подал сигнал готовности к отправлению поезда. На зелёный свет светофора состав медленно двинулся в сторону города.
       Меньше чем за час наш товарный поезд был на узловой линии станции "Гудермес". Дальше передали сцепление на манёвры местному тепловозу.
       Свой тепловоз отправили механикам на технический осмотр. По пути на техосмотр тепловоз остановился у платформы здания вокзала. С тепловоза высадили меня вместе с двумя сумками. Следом за мной не спеша сошёл дядя Саша.
       - Сестрёнка, принимай своего пацана. - сказал дядя Саша, когда мы зашли к маме на работу.
       - Опять что-то натворил со своими приключениями? - взволнованно, спросила мама своего брата.
       - Нет! Всё в полном порядке. Цел и невредим. - весело ответил брат своей старшей сестре. - Просто мои детки малость приболели. Привёз тёзку обратно, чтобы он тоже не заболел от братьев.
       Мама подозрительно посмотрела на меня. Мне ничего не оставалось как сделать привычную гримасу лица, которая выражала безразличия к тому, что происходит рядом. Мол ни в чём не виноват и нечего не знаю.
       На всякий случай мама проверила привычно мою целостность и сохранность. Убедившись в том, что сын цел и не вредим, она тут же успокоилась.
       - Ребята, так просто вас не отпущу. - сказала мама, усаживая нас за стол. - Сейчас вас покормлю.
       - Из тебя получится хороший артист, если бестолочь покинет тебя. - сказал мне дядя Саша, когда мама ушла на кухню за продуктами к нашему столу. - Но шути в меру. Иначе сам пострадаешь.
       Мне нечего было сказать. Сам прекрасно понимал, что сильно подставил своими пародиями на вождя себя, парторга и особенно своего родного дядю. При жизни вождя парторга и дядю могли расстрелять за такие мои приколы.
       Моих родителей вместе со мной могли отправить в Сибирь. У нас в роду уже был такой случай, когда моего тёску-деда Александра Лебедева посадили в тюрьму за то, что он, будучи школьником на спор зажёг спичку о портрет Ленина - вождя пролетариата...
       - Вам вкусный обед. - радостно, сказала мама, когда пришла с тележкой. - Кушайте на здоровье.
       Мама ушла обслуживать отряд взушников, которые пришли на обед. У неё такая работа. Накормить студентов железнодорожного училища завтраком, обедом и ужином. Остатки пищи, не тронутые студентами, отдавали нищим и бывшим инвалидам войны, которые ютились на вокзале. Таких было много после войны. Конечно, служащие столовой не забывали о своих личных семьях.
       - Всё, Мария, спасибо за вкусный обед. - сказал Саша своей сестре после обеда. - Мне надо спешить на работу. В одной сумке вещи Шурика. В другой сумке гостинцы. Дома сама разберёшься.
       Мама проводила своего брата до выхода из столовой. По пути вручила ему авоську с продуктами на тепловоз его напарнику. Дядя Саша на прощание показал мне знак приветствия.
       Мне тоже было приятно ответить ему тем же, если не больше. Ведь он спас меня от очередной порки трофейным немецким ремнём от отца. Хотя мне можно было всыпать по заслугам у них дома в посёлке...
      
      7. Странные явления.
       После того, как мои родители решили перебраться жить из старинного каменного дома, расположенного на левом берегу речки Белка, ближе к школе в Гудермесе. Произошло ряд непредсказуемых событий в моей жизни и в жизни моих родителей.
       Мне трудно объяснить всё происшедшее на уровне моего детского мышления. В те годы мой разум ещё не созрел к понятию происшедшего.
       Когда городской исполком Гудермеса решил построить посёлок между вокзалом "Гудермес" и Чёртовой горой, у которой иногда происходили разные никем не объяснимые события, в городской исполком и в горком партии пришли старики, которые были против строительства посёлка у подножия Чёртовой горы. Но никто не послушал стариков и посёлок стали строить.
       Мне вообще неизвестно за какие деньги строили данный посёлок. После войны в Гудермесе в каждой семье были вдовы или инвалиды войны, которые в виду своего тяжёлого положения не могли обеспечить себя и принести налог в городской бюджет. Однако посёлок строили и в этом посёлке построили дома инвалидам войны. Мой отец был инвалид войны второй группы.
       Наши старики из Старого хутора, в частности дедушка Гурей и бабушка Маня, а также парализованная бабушка Нюся, которая жила с нами, были против переезда моих родителей в новый дом в посёлок у подножия Чёртовой горы. Но мои родители ни стали слушать наших стариков, мы поселились в новый дом в конце апреля 1953 года. В это день в посёлке была плохая погода с дождём.
       Дальше пошли непредсказуемые события. 5 марта 1953 года в возрасте 74 года умер Сталин, вождь пролетариата. Весь Советский Союз был в трауре несколько дней. 8-го марта 1953 года, через три дня после смерти вождя, был женский праздник и день рождения бабушки Нюси. Эти события отмечали в кругу семьи при закрытых дверях. Ведь вся страна всё ещё находилась в трауре.
       Как раз в этот праздничный и траурный день произошло сильное землетрясение, эпицентр которого находился под нашим домом. Словно Всевышний наказал нас за кощунство, что мы справляли в день траура сразу два праздника, это женский день 8-го марта и день рождения бабушки Нюси. Наш дом сильно трясло. Все выскочили из дома, а меня в нём забыли. Мне пришлось со страха орать словно резаному. Родители тут же вернулись за мной целым и невредимым.
       Буквально на следующий день в самой середине нашего посёлка прорвало нефтепровод, о существовании которого раньше никто ничего ни знал. Фонтан нефти был настолько огромный, что его было видно из Старого хутора в центре Гудермеса. Залило нефтью половину посёлка. Немного досталось нашему дому. Между посёлком и речкой Белка появилась нефтяное болото.
       В тот год было жаркое лето. Непонятно куда делось нефтяное болото. Но за лето на месте болота появилась огромная корка с трещинами, буграми и норками. В этих норках стали жить насекомые, птицы, грызуны и разные мелкие животные, которых раньше не было на этом месте. Причём никто из них не боялся людей. Подпускали к себе людей на расстоянии вытянутой руки человека.
       Перед самой школой в первый класс решил покорить Чёртову гору, на которую не поднимались даже взрослые люди. Про эту гору ходили всякие плохие слухи, хотя саму возвышенность трудно назвать горой. Просто очень большой холм покрытый густой травой, которую даже травоядные животные почему-то не кушали. Значит было что-то такое, что отпугивало животных и людей от горы.
       Мой поход на Чёртову гору закончился тем, что вернулся домой в целости и сохранности. Чего нельзя было сказать о моей новой школьной форме, в которой ещё в школу не ходил. От моей школьной формы на мне были огрызки грязного белья, которое нельзя было восстановить и отстирать. Здесь нет ничего фантастического. Просто неудачно кубарем свалился с горы прямо в лужу.
       Хорошо, что мама была классная швея-моделистка. К утру сшила мне новую школьную форму, в которой мы пошли на мою первую школьную линейку. Но эта школьная форма на мне долго не продержалась. В этот день после первого урока уговорил своих одноклассников сходить по местам моих бывших приключений. Вернулись к вечеру по домам в грязной рванной школьной форме.
       Мой первый учебный год в школе в первом классе без приключений не обошёлся. Почти каждый день со мной что-то происходило. За мои приключения родители наказывали меня регулярно. Ничего не помогало моему воспитанию. Всё повторялось каждый день. Мои родители и наши многочисленные родственники работали. Водить меня за руку в школу и обратно некому. Ходил сам.
       Мои первые школьные каникулы летом тоже не прошли без приключений. Когда родители и родственники сплавили меня на лето из Гудермеса в посёлок железнодорожной станции Червлёная-Узловая в семью к Морозову Александру Кузьмичу.
       Младшему брату моей мамы. Все надеялись, что три месяца этого лета отдохнут от моих приключений. Но меня вернули домой через месяц.
       - Ты больше в школу в Гудермесе ты не пойдёшь. - сказал мне отец, когда вечером увидел меня дома. - Пока тебя не было дома, то мы сделали ремонт нашего дома после землетрясения. Дом продали семье чеченцев, которые вернулись к себе на родину из Казахстана. Мы должны до сентября переехать в Избербаш в Дагестане. Там нам обещали дать жильё, а мне работу.
       Вообще-то мне было всё известно от моих родителей про Избербаш. Там тоже жили наши многочисленные родственники по линии моих родителей. Там было Каспийское море. Но мне ехать туда совсем не хотелось.
       Гудермес был моей Родиной. С первого своего шага и с первого побега из дома за приключениями здесь знал всё. В этом городе и в Старом хуторе у меня много друзей.
       Наш переезд в Избербаш был разбит на несколько этапов. В первую очередь отвезли на самодельной каталке парализованную бабушку Нюся к родственникам в Старый хутор. Где она родилась в хате-мазанке по окна вросшая в землю. Там же она дважды выходила замуж, мужья Фисюков Иван и Морозов Кузьмич, от которых родила троих мальчиков и троих девочек. Все живы.
       Затем отец стал перевозить частями наше имущество на своём трофейном немецком мотоцикле с коляской марки "BMW". Расстояние между городами почти двести километров через Махачкалу. Уезжал отец рано утром с полным баком бензина в мотоцикле. Канистру бензина брал с собой. Почти целую неделю ездил туда-сюда. Один раз отец ночевал у наших родственников в Махачкале.
       Пока отец перевозил наши вещи в Избербаш мама до последнего дня до нашего переезда работала в столовой возле железнодорожного вокзала "Гудермес". Мне пришлось все рабочие дни быть рядом с мамой у неё на работе в столовой, а выходные дни сидеть дома под присмотром родителей. Они беспокоились, что на меня нет никакой надежды, что у меня не будет приключений.
       В последний день в нашем доме собрались родственники-свидетели со стороны продавца и покупателя. В присутствии свидетелей с обеих сторон подписали заранее подготовленные в исполком документы о купле-продажи дома. Гарантом с нашей стороны был Гурей Выприцкий, дядя моей мамы. Он обязался переслать деньги за дом через сбербанк по нашему новому адресу.
       Мы с мамой в этот же день уехали поездом в Избербаш. Отец уехал на своём мотоцикле. Так как нам сразу не могли дать квартиру в Избербаше моему отцу, как инвалиду второй группы отечественной войны. Поэтому временно сняли квартиру в центре Избербаша. Там же возле площади железнодорожного вокзала отцу дали работу в фотоателье, где он работал один на весь город.
       - Ну, что, сынок! Надеюсь, что здесь будем жить без приключений? - грозно спросил отец у меня.
       Мне нечего было сказать отцу. Потому, что без приключений жить было скучно. В первый же день, когда мы пошли в гости домой к Стрельниковым, старому другу отца, во время знакомства подрался с Вовкой и Витькой Стрельниковых. Нас с трудом растащили. Пацаны бы мои ровесники. Но они первые начали мне угрожать. Думали, что их боюсь. Мне пришлось защищаться от них.
       На следующий день пошёл знакомиться с морем. Ничего о море ни знал. Воздух и вода в море холодные. На мне трусы и майка. Искупался и простыл до такой степени, что вместо занятий в школе на долго попал в больницу. В это время мама была беременная и не могла одновременно работать швеёй, заниматься своим домом. За мной в больнице смотрела тётя Галя, сестра отца.
       Квартиру нам дали в Новом городке перед родами моей мамы в мае 1955 года, когда родились близнецы Сергей и Юра. Вместе с нами в трёхкомнатной коммунальной квартире жили аварцы Абдуллазизовы. У них тоже трое сынов старший Абдулл мой ровесник, а также младшие два брата. Несмотря на то, что нам было тесно. Мы никогда не сорились, а жили дружно как одна семья.
       Всё было хорошо. Подружился со всем двором с мальчишками и с девчонками. Почти все были мои одноклассники. Но у меня и здесь не обошлось без приключений в начале на море, где несколько раз чуть не утонул, пока научился плавать. Затем возле дома, когда гонял кнутом волчок на дороге меня сбил мотоцикл. Меня надолго положили в больницу и запретили учиться в школе.
       Все пять лет, когда мы жили в Избербаше и там же в Новом городке, было много разных природных событий. 1954 год - проливные дожди и подъем воды в море на такой уровень, что пресные заливы, отгороженные от моря каменными грядами, утонули в море и пресные заливы сравнялись с солёной водой. За один год изменилась флора и фауна рядом с Избербашем.
       1955 год - Май месяц, вскоре после рождения наших близнецов произошло нашествие саранчи. Рано утром, когда мама пеленала близнецов, всё внимание было посвящено малышам, моё внимание отвлёк шум за окном на улице. Там что-то сильно шуршало и сыпалось на стёкла нашего окна. Это шум никак не был похож на шум проливного дождя или песка во время пыльной бури.
       - Мама, посмотри сколько много кузнечиков. - сказал маме, когда увидел, что шуршит за окном.
       - Здесь не кузнечики, а саранча. - с испугом сказала мама, плотно закрывая окна по всей коммунальной квартире. - Теперь всюду будет беда. Эти твари съедят всю зелень в городе и на полях.
       Прошло всего несколько минут, как всюду появилась саранча. Серо-зелёные бескрылые кузнечики облепили всё, что росло в городе. В одно мгновение деревья и кусты теряли свою листву превращались в голые огрызки стволов.
       Всё городское население встало на борьбу с насекомыми. Саранчу травили химикатами, били хлопушками для мух, давили колёсами машин и катков.
       Когда у саранчи появились крылья, то она сама покинула город. Кузнечики улетели в сторону моря. Однако саранча не перелётная птица, далеко летать не может. Все насекомые, который полетели в сторону моря, вскоре попадали в морскую воду. В тот же день море стало бурлить от многочисленных рыб, которые ели саранчу, упавшую в море. Там же в море появилось много птиц.
       Не успел природа прийти в себя от полчища прожорливой саранчи, как в прикаспийскую низменность пришла засуха. На территории Избербаша и Нового городка нет рек и озёр.
       Между двумя населёнными пунктами за железнодорожной магистраль ближе к морю имеется чёрная лужа, в середине которой из недр земли булькает чёрная маслянистая гряз, это озокерит лечебная грязь. Жара была такая, что даже лужа озокерита высохла до почвы земли и превратилась в огромный резиновый пласт, на котором вскоре появились глубокие трещины. Всюду погибала природа.
       Трагедия о чёрные лужи озокерита дошла до учёных Махачкалы и Москвы. Приехали и прилетели с экспедицией многочисленные учёные вместе с передвижной лабораторией. Изучали засохший озокерит. Через два дня при пятидесятиградусной жаре экспедиция уехала. На следующий день из Махачкалы прибыли три самосвала. Местные бульдозеры и экскаваторы сняли пластами высохший озокерит до морского песка. Всю чёрную массу увезли на самосвалах в Махачкалу.
       Засуха была настолько сильной, что даже мы пацаны заметили это без учёных. Нашим спасением от жары всё лето было море, в котором находились с утра до вечера. Во время прошлогоднего наводнения от проливных дождей море и пресные заливы сравнялись в одну водяную гладь. При засухе уровень моря упал. Каменная гряда отделила пресные заливы от морской воды.
       В конце лета и в начале сентября жара полностью закончилась. Ночью из грозовых туч пролился холодный дождь. В течении суток природа ожила. Начался перелёт птиц с севера на юг. Большинство птиц гнездились всё лето на прикаспийских лиманах, которые не смогли уничтожить полчища саранчи и ужасная засуха. Теперь птица поднялась на крыло и летела на зимовку в южные страны.
       Перелётных птиц много, что слабо видно солнце, как во время затемнения, которое было в этом году. Причём птицы летели над городом чаще ночью против не сильного ветра. Очевидно, им так легче планировать против потока воздуха.
       В таком полёте во время планирования можно отдыхать. Днём перелётных меньше. Наверно днём. Они кормились и отдыхали перед полётом ночью.
       В нашем городе было много рыбаков и охотников. Так как в прикаспийской низменности в море много рыбы, а в природе много разнообразной дичи. Каждый год во время перелёта птиц охотники устраивали добычу пернатых, не выходя из города. Между двумя населёнными пунктами быль пустырь размером в три километра. Со стороны Избербаша и со стороны Нового городка в звёздное небо направлялись лучи прожекторов. Птицы ночью летели на свет. Так начиналась ночная охота.
       В этот год перелётных птиц было на много больше, чем в прошлые годы. Видимо птицы откормились саранчой и рыбой, которые в этом году были в изобилии. Даже самые неудачные охотники имели много подбитой пернатой дичи. Вдруг, на головы охотников и на головы горожан, посыпались какие-то пёстрые полосатые жучки. В отличии от саранчи, эти жучки ни ели растительность.
       На следующий день ни только наш город, но даже весь Советский Союз знали, что со стороны Ирана и Турции американцы запустили воздушные шары, заполненные колорадскими жуками, которые поедают корневые плоды разных растительных культур.
       Особенно любят картошку. Как бороться с колорадским жуком никто ни знал. Все винили охотников за стрельбу по зондам с жуками.
       1956 году сразу с новогоднего праздника началось резкое похолодание. Даже во время летних каникул не было жарко, как в обычный год до засухи. В сентябре выпал первый снег, чего не было раньше никогда. В октябре на земле появился лёд. Никто из местных жителей никогда не видел лёд под ногами. Но, мы, пацаны сразу стали изготовлять коньки, чтобы кататься по этому льду.
       Зима была хуже засухи. На всём Каспийском море никогда не было льда. Поэтому вся каспийская флотилия была деревянной. В этот год был такой холод, что лёд заморозил всё море и раздавил всю каспийскую деревянную флотилию. Лёд угрожал нефтяным промыслам, особенном эстакадам, которые сверху были деревянными. Надо было как-то бороться с такой стихией.
       На высотках прибрежных городов установили артиллерию. С аэродромов подняли военные самолёты бомбардировщики. Всю зиму с 1956 по 1957 год самолёты и артиллерия бомбили лёд. Всё было как на войне. Почти круглые сутки каждый день бомбили каспийский лёд. Люди не пострадали. Сильно пострадала природа. Когда лёд окончательно растаял, то беда проявилась сама.
       Море было необычно тихое, словно убитая после зимней артиллерийской и авиационной военной канонады. Полный штиль без ветерка и без волн. На всей водной глади огрызки бывшей каспийской деревянной флотилии. Рядом, куда видит глаз, в море трупы рыбы и морских животных. Подранки заполнили пресные заливы. Раненые рыбы и тюлени как бы пришли за помощь к людям.
       В 1958 учебном году мы закончили учёбу в начальных классах и нас перевели из четвёртого класса в пятый класс старших классов. Каждый из нас по-своему закончил четвёртый класс. Как мы все ожидали круглым отличником был Сулимов Вовка.
       С четвёрками и пятёрками закончил учёбу в начальных классах Григорищенко Сашка. На одни тройки начальные классы закончил Витька Журавлёв. Все остальные ученики по-разному закончили свою учёбу в начальных классах.
       У меня с учёбой была большая проблема. После затемнения лёгких и после того, как меня сбил мотоцикл почти весь учебный год пролежал в больнице. Мария Фёдоровна наш классный учитель, почти каждый день приходила до меня в больницу и домой, когда у меня дома был постельный режим. Она помогала мне учиться по школьной программе. Помогали мне с учёбой и мои друзья.
       Однако меня хотели оставить на второй год в четвёртом классе и даже исключить из школы за мою агитацию целого класса отправиться в горы на поиски удивительной пещеры из-за чего была паника в целом городе за время поиска нас в горах, откуда мы сами выбрались в целости и в сохранности. За эти наши "подвиги" хотели оштрафовать родителей, но, после сами передумали.
       Однако об исключении меня из школы стоял вопрос в городском исполкоме и на педсовете в школе. В эти дни, совсем не в свою защиту, а просто так из-за собственного интереса, мной был написан огромный рассказ о наших приключениях в таинственной пещере, а также о родителях.
       Мой рассказ был опубликован в нашей местной газете, а после в Махачкала в республиканской газета. Наши родители и горожане, которые искали нас выглядели как герои, а мы в пещере были как несмышлёные детки, которые изучали неизвестную нам природу.
       Так что после такого рассказа сняли вопрос с повестки дня о моём исключении из школы. Кроме того, у меня по рисованию и по сочинению на русском языке были одни пятёрки. При таких оценках никого не наказывают. В этот год с начала летних каникул мы пацаны были под домашним арестом сроком на один месяц. После наших приключений летом прошлого года, когда мы искали таинственную пещеру в горах, а весь город искал нас, пионерские лагеря отказались принимать нас на отдых на летние каникулы.
       За нами на один месяц испытательного срока закрепили милиционера, который был рядом с нашей группой днём во дворе нашего места жительства и на море в километре от жилья.
       В конце рабочего дня милиционер передавал нас под присмотр наших родителей. В это время у нас в Новом городке, а может быть во всём Избербаше только в семье Сулимовых был телевизор. Этот телевизор привёз из Москвы отец Вовки Сулимова. Вовка поставил телевизор на подоконник окна. Мы расселись во дворе перед телевизором на свои домашние стулья чтобы смотреть кино.
       Вдруг, в небе над нашими головами, стало что-то сверкать словно искры о электрические сварки. Был вечер с субботы на воскресенье, то есть, выходные дни, все взрослые дома. Ближайшее производство военный завод "Дагэнерго" далеко за территорией Нового городка закрыт под охраной на выходные дни. Даже в рабочие дни вечером оттуда не видно искры от электрической сварки.
       - Может быть это замкнули высоковольтные провода? - подумал в слух Григорищенко Сашка.
       - Откуда ты видел, чтобы так долго было замыкание проводов. - усмехнулся Журавлёв Витька. - Обычное замыкание длится всего несколько секунд, а это сверкает над нами, наверно, минут пять.
       В этот момент на смену непонятных искр в небе появились яркие разноцветные полосы и волны сильно похожие на северное сияние. Однако, где север и где мы. Между севером и югом тысячи километров. Красочное сияние увеличивалось на всё небо над нами. Посмотреть на эту красоту вышли все жители Нового городка от младенца до старика. Смотрели, задрав головы вверх.
       Когда сияние охватило всё небо над нами. Вдруг над нами появился огромный круг, из которого исходило это сияние. Точнее над нами было несколько огромных дисков в одном круге. Каждый диск вращался в противоположную сторону в отношении внешнего круга и у каждого диска было сияние своего цвета. Так продолжалось несколько минут. Вдруг, всё мгновенно исчезло над нами.
       Над нашими головами обратно было обычное звёздное небо без посторонних признаков. Мы ещё долго стояли, задрав головы вверх. Думали, что повторится такое прекрасное чудо. Больше никаких чудес не повторилось. Мы опустили головы и молча разошлись по своим домам. Словно ничего чудного не произошло в летнем небе над нашим Новым городком и над нашими головами.
       Больше никто и никогда не вспоминал о событиях того вечера над нашими головами. Всё то, что видел целый город словно стёрли с нашей памяти. На следующий год наша семья переехала жить на Кубань. Точнее в горы в посёлок Курджиново у речки Лаба. Затем годы и время навсегда разлучили меня с моим детством, в котором было много приключений опасных и очень интересных.
       После интересных событий вечером в Новом городке, через двадцать лет спустя, меня отправили из военного завода "ПЗХО" в Перми в командировку на военный завод "Дагдизель" в Каспийске и на военный завод "Дагэнерго" в Избербаш-Новый городок. Конечно, мне было интересно побывать в городе моего детства. Где были самые интересные события и приключения в жизни.
       К моему удивлению, почти все мои друзья-одноклассники жили там же в Новом городке. Словно ничего не менялось за эти прожитые годы. Вот сами мои друзья сильно во всём изменились. Каждому из нас было за тридцать лет. У каждого была своя семья и свои дети. Вот только мечты нашего детства не у всех совпали с их желанием. Почти у каждого всё получилось, наоборот.
       Сулимов Вовка (Сулим), который мечтал закончить школу с золотой медалью, с его слов, закончил школу в медвытрезвителе. Целый год лечился от алкоголизма. Никакого образования не имеет. Работает слесарем на военном заводе "Дагэнерго" в Новом городке в подчинении у Журавлёва Витьки (Журавля), который после окончания института работает главным инженером.
       - Вы знаете, что Сашка Григорищенко (Пузан) стал учёным-спелеологом. - вспомнил, вдруг, Абдуллазизов Абдулл при нашей встрече. - Он даже книгу написал о наших приключениях в пещере.
       - Книгу не читал. Но его лекцию об изучении пещеры слушал по телевизору. - вспомнил Витька.
       - Пузан! Какой он хитрый! - возмутился Сулим. - Мы думали, что его схватил паралич после того, как мы якобы хотели его съесть, если заблудимся в пещере. Мы не бросили его умирать в пещере. Таскали его с собой по всем лабиринтам на носилках. В то время как он "изучал" тайны пещеры...
       - Вы помните то сияние в вечернем небе летом 1958 года? - вспомнил, вдруг, Алимов Султан.
       - Почему-то тогда мы все об этом забыли. - сказал Журавлёв Витька. - Лишь десятилетия спустя смотрел по телевизору документальный фильм про НЛО. Сразу вспомнил тот вечер, когда над нами было нечто такое инопланетное, чего мы больше никогда не увидели. Это был НЛО...
       Мы долго вспоминали наше прекрасное детство, наполненное разными приключениями. Было далеко за полночь, когда мы разошлись по местам своего проживания. Больше мы, друзья-одноклассники, никогда не встречались. Но память о нашем детстве осталась с нами навсегда...
      
      8. Созревание.
       В начальных классах, до того, как нас перевели в пятый класс старшеклассников, у нас не было различия между девчонками и мальчишками. Большинство знали друг друга с роддома, в котором родились все ровесники.
       В детском садике ползали голиком в одном манеже, там же учились ходить. Купались в море голяком, чтобы родители по соли на трусах ни знали, что мы были в море.
       Вдруг, всё сразу изменилось, между нами. После того как нас перевели из начальных классов в старшеклассники в пятый класс, мы словно сильно повзрослели за одно лето. Пока пацаны были под домашним арестом за свои "подвиги" в прошлом году и с Нового городка никуда не уезжали. Наши девчонки всё лето были в пионерских лагерях или в гостях в деревнях у бабушек и дедушек.
       По окончанию четвёртого класса нас из октябрят приняли в пионеры. Вместо значка с младенцем Володей Ульяновым на левой груди у сердца. У нас на шее красовался красный галстук. У нас был единый девиз - "Пионер - всем ребятам пример!". Мы старшеклассники пионеры должны были гордо носить красный галстук, как надёжную связь между коммунистической партией и комсомолом в деле построения социализма и нашего светлого будущего всех народов - коммунизма.
       - Посмотри какие красивые стали наши девчонки. - сказал мне, Сулимов Вовка при построении на первую школьную линейку в начале нового учебного года. - Особенно Жарцова-Иваненко Гала...
       - Селезнева Лена ничуть не хуже. - добавил Григорищенко Сашка. - Вся прямо светится красотой.
       - Вера Краснова тоже изменилась и повзрослела за лето. - вмешался в разговор Журавлёв Витька.
       Мне нечего было сказать в сравнении с тем, что сказали мои друзья. Мне нравились все наши девчонки. Перед построением на первую школьную линейку девчонки стояли от нас в стороне и своей красотой выглядели в моих глазах, как праздничный букет с запахом полевых цветов. Мы тоже видимо сильно изменились за лето. Девчонки с интересом разглядывали нас и хихикали.
       Сразу после школьной линейки нас повела в 5-й (А) класс наша новая классный руководитель, а также учитель русского языка Вера Степановна Григорищенко, мама Пузана. Нам не надо было с ней знакомится. Мы знали нашу училку всегда. Григорищенко жили на первом этаже в нашем доме в одном подъезде прямо напротив нашей коммунальной квартиры. Она была строгой училкой.
       - Так ребята, быстро упокоились. - строго сказала Вера Степановна, когда мы вошли в класс. - С сегодняшнего дня вы старшеклассники. Можете сесть за парту с кем хотите. Но если вы будете шуметь во время уроков, то мне придётся рассадить вас самой по моему усмотрению. Понятно!
       Мы ничего ни стали говорить. Каждый сел за парту с тем, с кем лучше дружил. Хотя это неправильно сказано. Мы все были хорошими друзьями. Но все вместе мы не могли сесть за одну парту. Поэтому мне досталось место за партой рядом с Вовкой Сулимовым. Витька Журавлёв сел за парту с Григорищенко Сашкой. Жарцова-Иваненко Гала села за парту рядом с Селезневой Леной.
       - Нашим первым уроком сегодня будет урок русского языка. - сказала Вера Степановна, когда мы уселись за парты по своим выбранным местам. - Мы проверим как вы усвоили этот предмет в четвёртом классе. Мне надо знать с какого места начинать свой предмет с вами в пятом классе.
       Конечно, ничего нового мы не могли сказать учительнице русского языка. Так как она о нас знала всё ни только по школьной программе. Мы тоже через её сына знали, как она ведёт свой предмет по русскому языку. Пузан нам постоянно рассказывал, как его домашняя училка дрессирует своего сына с предметами русского языка и литературы. Поэтому наш первый урок прошёл спокойно.
       - На дом у вас у всех будет одно задание. - сообщила учительница перед звонком на первую перемену. - Вы должны написать сочинение на тему "Какими были летние каникулы". Всё! Перемена!
       Все четыре года в начальных классах мы учились в одном и том же помещении в классе, который совместно со своими родителями и с классной учительницей Марией Фёдоровной, ремонтировал и красили перед летними каникулами. Теперь нам приходилось на каждый урок идти в другой класс закреплённый на одноимённым предметом. Вторым уроком у нас была география.
       Конечно, поверхностно мы знали, что такое география. Так как мы сами пользовались географией передвигаясь со своими приключениями по земле и в гости к своим родственникам по Кавказу. Но мы даже представления не имели о том, что наше Каспийское море большое солёное озеро или что наша планета Земля имеет разные части света. Поэтому с интересом слушали урок.
       В это день у нас было всего четыре урока. Третьим уроком была математика, которую, откровенно, мы все не очень любили ещё в начальных классах как арифметика. Так как на обратной обложке тетради в клетку были таблицы умножения и деления. Каждый день у нас перед глазами на обложке тетради эти таблицы. Так же как на тетрадях в линейку алфавит букв русского языка...
       Четвёртым уроком была физкультура. Все четыре года в начальных классах у нас был общий урок по физкультуре. Даже общая раздевалка у девочек и мальчиков. Тут же нас развели в разные раздевалки и проводили разные занятия по физкультуре. Пацанов повели на футбольное поле. У девчонок были занятия по гимнастике в специальном зале. После уроков пошли мы врозь домой.
       Чем чаще разделяли нас друг от друга, тем больше мы хотели узнать причину такого разделения между мальчиками и девочками. Мальчишки постоянно подглядывали за девчонками в раздевалке и во время купания после уроков под душем.
       Девчонки тоже самое делали в отношении мальчишек. Никакие преграды и никакие запреты не могли остановить перед влечением друг к другу.
       Нам всего было по двенадцать лет. Но мы уже начинали понимать, что разделение нас друг от друга взрослыми, когда-то приведёт неизбежным сближением.
       Мы уже ни купались голяком вместе на море, чтобы родители по соли на трусах не могли определить, что мы весь день были на море. Беспокоились за наше здоровье. Теперь мы подглядывали друг за другом голыми у моря.
       Когда у девчонок под школьной формой стали расти бугорки на груди, а у нас мужское достоинство тоже увеличилось. Нас стала одолевать ужасная страсть и любопытство посмотреть на то, что росло у противоположного пола. У всех в нашем классе "сносило голову" от страсти хоть раз коснуться того, что нам запрещали. Мы только ждали повод, когда что-то толкнёт нас на встречу.
       Такая встреча произошла совершенно неожиданно на очередных летних каникулах. Несмотря на отрицательное влияние нашего созревание к школьным урокам мы все перешли в следующий шестой класс. Большинство моих одноклассников собирались отдыхать в пионерских лагерях. Наша семья до нового учебного года была намерена переехать жить на Кубань в посёлок Курджиново.
       Поэтому родители никак не могли решить на счёт меня. Отправить меня на лето в пионерский лагерь или оставить дома. Пока мы соберёмся уезжать на новое место жительства. Мне всё равно было, когда уезжать. Главное было чаще купаться в море. Ведь в горах моря нет. Так случилось, что однажды рядом со мной в пресных заливах никого не было. Купался один голяком.
       Вдруг почувствовал, что кто-то за мной подглядывает. Повернулся на взгляд и увидел Веру Краснову. Она тоже была голой по той же причине что в начальных классах, а может быть не случайно.
       Мы совершенно не сговариваясь направились навстречу друг к другу. Нас словно магнитом притягивало к запретному полу. Мы дрожащими руками трогали запретные места друг от друга.
       - Давай потыкаемся. - страстно целую меня в губы, прошептала Вера. - Страсть как хочу этого.
       - Но у меня нет никакого понятия как это делать с тобой. - почти теряя разум выдавил из себя.
       - Мне тоже это неизвестно. - возбуждая меня, прошептала напарница. - Мы должны научиться.
       Буквально инстинктивно мои губы прилипли к её розовым соскам на бугорках, которые сложно было назвать грудями. Её руки вцепились в то, что впервые приняло стойку между моих ног. Мы оба пытались за сунуть моё мужское достоинство в её пылающую от страсти промежность. Стоя у нас, ничего не получалось. Лёжа в воде, можно было утонуть. Она наклонилась по собачьему.
       Едва моё достоинство коснулось её горящей от страсти промежности, как тут же она плюхнулась в воду по самую шею и поплыла к каменной гряде, где у неё на камнях был одежда. В это время с возвышенности со стороны Нового городка спускались двое рыбаков. Вполне возможно, что Вера заметила их издалека раньше, чем они нас. Никто не успел застукать нашу попытку потыкаться.
       Мои трусы и майка были рядом со мной на камышах. Тут же одел трусы и стал купаться в пресном заливе. Вера оделась за камнями со стороны моря и как ни в чём не бывало по каменной гряде направилась в сторону морского пляжа, от которого до нашего Нового городка всего километр. Мне тоже как ни в чём не бывало пришлось отправиться домой. Больше мы не встречались.
      
      9. Голография в природе.
       Мои родители собирались уехать на новое место жительства летом 1959 года. Но смерть бабушки Нюси в мае того года и разные семейные обстоятельства перенесли наш отъезд из Нового городка в Избербаше в сторону Курджиново на целый год.
       Надо было по старой традиции в начале через год справить поминки об усопшей и тогда принимать решения о переезде на ПМЖ.
       Так что начали собираться переезжать после того, как у меня закончился учебный год и меня успешно перевели в шестой класс. За время летних каникул родители должны были разобраться со своими проблемами и только после до начала нового учебного года переехать в Курджиново. После некоторых размышлений родители отправили меня в пионерский лагерь "Сергокола".
       Со времени наших приключений в горах с поиском таинственной пещеры прошло два года. В прошлом году мы отбыли испытательный сроком один месяц под домашним арестом. Исправились полностью. За два года с нашей стороны не было никаких приключений и серьёзных нарушений школьной дисциплины. В пионерских лагерях власть сменилась. Мы все уехали на отдых.
       - Сынок, у меня к тебе одна просьба. - сказала мне мама перед моим отъездом в пионерский лагерь. - Ты уже ученик старших классов. Тебе надо серьёзно думать об учёбе, а не о приключениях.
       - Мама! Всё будет нормально. - серьёзно ответил маме. - С моего поведения учатся мои братья-близнецы. Поэтому им буду во всём пример. К тому же мы в этом году будем жить в другом месте.
       К моему сожалению, в пионерский лагерь "Сергокола" никто из моих друзей не поехал. Не думаю, что наши родители это сделали специально. Просто это случайное совпадение, что в эти летние каникулы мы впервые разъехались отдыхать друг от друга. Ведь в течении прошедшего учебного года мы были вместе. Так было все годы нашего обучения в одной и той же школе.
       В эти летние каникулы Сулимова Вовка поехал отдыхать на Крым в пионерский лагерь "Артек". Григорищенко Сашку отправили на всё лето к бабушке в деревню на Украину. Абдуллазизова Абдулла и двух его младших братьев отвезли отдыхать в горный аул Дагестана. Журавлёв Витька вместе со своей младшей сестрёнкой у своей бабушки где-то в деревне в Ставропольском крае.
       Мне выпал на лето пионерский лагерь "Сергокола", в котором отдыхал один месяц в 1957 году.
       Второй раз отдыхать там было скучно. К тому же много кратно раз ездил вместе с отцом по горным аулам на драндулете и на трофейном мотоцикле отца. Там мы собирали фото-оригиналы к будущим портретам, которые писал отец сухой краской "соус". В горах знал каждую тропу...
       Когда наш автобус подъехал к пионерскому лагерю, то в глаза сразу бросались значительные перемены на этой территории после моего отдыха здесь. Вокруг пионерского лагеря огромный забор из бетона, досок и колючей проволоки с большой собакой кавказской овчаркой у ворот. Возле ворот сторожка и собачья конура. Сторож не спеша открывает ворота к проезду нашего автобуса.
       - Ну, прямо как на зоне! - удивлённо говорит водитель нашего автобуса. - Действительно лагерь!
       Наш автобус первый прибыл сюда. Нас встречают все службы места нашего отдыха на один месяц. Может быть, кто-то из ребят здесь останется на всё лето? Всё зависит от родителей и от нас самих. Точнее, от нашего повеления. Кто не выполняет правила поведения в пионерском лагере того могут выслать отсюда в любое время. Как было со мной в прошлый раз за мой побег.
       За два года, после моего первого отдыха здесь, территория пионерского лагеря увеличилась. Построили новую столовую с большим залом, в котором помещались сразу все отдыхающие дети.
       Раньше мы завтракали, обедали и ужинали в две смены. Появились для проживания новые домики, в которых было по четыре комнаты на пять человек каждая. Плюс комната пионервожатого.
       Всего десять групп по двадцать человек каждая группа и того двести человек отдыхающих детей. Отдельно пять групп девочек и столько же групп мальчиков. Группы девочек и мальчиков разделяет административное здание, чтобы мы не бегали друг к другу по ночам. На доске объявлений график ночного дежурства пионервожатых, которые должны следить за безопасностью детей.
       Пока наш автобус встречали у ворот, то следом за нами прибыли другие автобусы из разных населённых пунктов Дагестана. Девочек и мальчиков сразу разделили на две большие группы. Затем в каждой большой группе создали пять групп по двадцать человек в каждой группе. Наверно специально перемешали между собой, чтобы никто из нас не знал друг друга по учёбе в школе.
       Мне досталось место в первой группе мальчиков. В домике под номером один. В нашей группе не было никого из нашего города. Все ребята были из разных сёл, посёлков, аулов и городов Дагестана. Наверно заранее по документам определили кто будет в какой группе. У нас даже по национальности не было двух человек. Двадцать человек. Столько же языков. Но общались на русском.
       Когда мы зашли в свою комнату, то пионервожатый нашей группы зачитал список мест каждой кровати. Мне досталась кровать у окна прямо напротив административного здания. Конечно, этот выбор моего места в кровати был случайным. Но теперь мне суждено быть под постоянным контролем круглые сутки. Через двери не удерёшь, там дежурный. Окно тоже под наблюдением.
       Пионервожатым в нашей группе оказался Игорь Степанов старшеклассник из Каспийска. У меня в этом городе тоже живут родственники. Но мне не стоило никому об этом говорить, чтобы мои возможные приключения не просочились к родственникам. Хорошо, что у моих родственников по всему Кавказу совсем другие фамилии чем моя фамилия. Могу скрыть от них свои приключения.
       После того как мы определились по месту своего проживания в заранее назначенное время протрубил горн на построение общей первой линейки. Такой порядок был заведён во всех пионерских лагерях Советского Союза. На этой линейке было общее знакомство с пионерами и с администрацией пионерского лагеря. Затем такие линейки проводились один раз в неделю по воскресениям.
       - Александр Черевков! - обратился ко мне старший пионервожатый, когда нас разделили по группам. - Мне сказали в вашей школе, что ты хороший художник. Мы с тобой по вечерам после ужина будем готовить стенгазету, приуроченную к нашим походам по горным достопримечательностям.
       - Конечно, будем рисовать. - пришлось согласиться мне, хотя рисование меня в школе достало.
       В первый день пребывания в пионерском лагере у нас было общее знакомство и праздничный обед по случаю начала летних каникул. Погода была отличная, солнечная и без ветра. Столы накрыли прямом возле столовой в тени деревьев. На столах были разные сладости, а также фрукты и ягоды, которые пионерскому лагерю подарили местные жители из ближайших аулов.
       Не могу понять почему, но у меня не было никаких контактов в общении с пацанами нашей группы. Может быть потому, что каждый из нас имел свой язык общения, а на общем русском языке говорить не получалось. Так как каждый из нас думал на своём языке. Мы были в нашей группе каждый сам по себе. Вообще в этом заезде в пионерский лагерь были какие-то странности.
       У нас в Новом городке было больше ста национальностей, которые в большинстве имели свой язык речи. Мы в тайне от родителей смогли создать свой язык общения независимый от других языков. Однако тайный язык вскоре рассекретили родители, которые оказалось сами когда-то придумывали в тайне от своих родителей. Ведь все мы жили с рождения в группе разных языков.
       Вот только в пионерском лагере в своей группе у нас беседа не получалась. Хотя на общем собрании в пионерском лагере и в общении со своим пионервожатым мы понимали речь на русском языке и выполняли то, что от нас требовали.
       Но дальше этих действий ничего не происходило. Между собой в группе мы были словно глухонемые, которые даже жестов общения не понимают.
       Почему-то никто из администрации и пионервожатый нашей группы не замечали этой проблемы. Мы были как бы в разных измерениях жизни.
       Каждый в своём пространстве отделённый от других невидимой преградой, которую невозможно преодолеть речью и жестом возможного общения между людьми. Если что-то случиться, то мы не сможем подать друг другу руку помощи.
       Первые два дня нашего пребывания в пионерском лагере были заняты знакомством с администрацией нашего обслуживания, а также благотворительные встречи с руководством населённого пункта Сергокола, который за сто лет до моего рождения в 1846 году был построен как крепость царской армии к усмирению горцев не согласных с присутствием русских на Северном Кавказе.
       - Завтра у нас будет поход по местным достопримечательностям. - сообщил нам наш пионервожатый Игорь Степанов. - Подъём утром в пять часов. С начало завтрак. Затем нам дадут сухой паёк на сутки. Выход с пионерского лагеря в шесть часов утра. Пеший переход тридцать три километра.
       - Столько же километров до моего дома. - сорвалось у меня с языка. - Можно мне сходить домой.
       - Откуда тебе известно это расстояние? - с удивлением поинтересовался наш пионервожатый.
       - Мой отец художник-фотограф. - нехотя ответил на вопрос. - Мы с отцом объездили на драндулете здесь каждый аул в горах во время сбора оригиналов фото к будущим портретам горцев.
       - Всё и прекрасно! - радостно, воскликнул Игорь Степанов. - Будешь помощником местного гида.
       Возражать против пионервожатого не принято. Поэтому промолчал в знак согласия. С местным гидом познакомился утром при построении группы перед походом в горы к местным достопримечательностям. Алваз Додаев, местный гид, лет двадцать по возрасту, даргинец по национальности.
       Он говорил без акцента на русском языке. Так же прекрасно знал больше десятка местных языков.
       - Мне очень приятно познакомиться с тобой. - радостно, сказал Алваз, когда ему представили меня, как помощника местному гиду. - У нас дома есть портреты, написанные твоим отцом.
       Обменявшись приветствиями, мы стали по карте намечать наш маршрут по местным достопримечательностям. Конечно, в первую очередь должны побывать на развалинах крепости в Сергокола. Дальше наш путь лежал к подножию горы "Гнездо орла" и к ущелью, где часто видят следы каптаров. Должны остановиться с ночёвкой в ауле, где живут медики мои родственники.
       Больше трёх лет прошло с тех пор, как мы с отцом были ауле в гостях у нашего родственника. Моя двоюродная сестра Настя моя ровесница.
       По рассказам моей мамы Настя учиться в средней школе в Грозном и живёт во время учёбы у бабушки Дины в доме рядом со стеной старой крепости. Вполне возможно, что летние каникулы Настя отдыхает в ауле в доме у своих родителей.
       Конечно, мне хотелось побывать гостем у своих родственников. Поэтому наметил ночлег не в ауле рядом с ущельем каптаров, а в доме культуры в ауле, где работают и живут мои родственники. После экскурсии по достопримечательностям в Сергокола мы направились в сторону горы "Орлиное гнездо". У меня было желание подняться на эту вершину. Но с группой это невозможно.
       - Говорят, что ты был на этой вершине. - обратился ко мне Алваз, когда мы подошли к подножию горы. - Лично мне за все годы проживания в Сергокола ни разу не пришлось подняться на эту вершину. Орлы никого не пускают туда. Строго охраняют гнёзда своих маленьких птенцов. Расскажи нам о своём подъёме на эту гору. Думаю, что нам будет интересно послушать твою историю.
       - У меня дома был раненый Беркут, которого случайно подстрелил мой отец на этом месте. - решил коротко рассказать свою историю. - На время лечения раненого орла мы поселили его в курятник. Другого места для Беркута у нас не нашлось. Орёл был ужасно злой на моего отца, за то, что он подстрелил Беркута. Поэтому наш раненый пленник сразу в первый день убил всех наших домашних птиц. Нам в руки Беркут не давался. Но его нам надо было как-то лечить. У меня был друг по имени Исса, который был похож на орла. Исса мог разговаривать языком Беркута и тот прекрасно понимал моего друга, с которым мы быстро вылечили орла. Вскоре Исса и Беркут покинули нас. Исса всегда говорил мне, что вскоре превратится в орла и поселится на вершине горы "Орлиное гнездо". Когда Исса и Беркут исчезли из моего вида, то мне очень захотелось встретиться с ними на вершине этой горы. Во время своего отдыха в пионерском лагере "Сергокола" решил осуществить своё мечту и в удобное время ночью поднялся на вершину горы "Орлиное гнездо". Если бы не мои друзья Исса и Беркут, то меня не было бы сейчас рядом с вами. Друзья помогли мне подняться и спуститься на с этой вершины. Мои друзья и сейчас кружат над нами. Чёрный орёл с белым воротником - Исса. Коричневый орёл - Беркут. Они приветствуют нас.
       Вся наша группа, задрав головы к верху наблюдали над нами полёт прекрасных птиц, которые своим криком приветствовали нас, как почётных гостей у подножия горы "Орлиное гнездо". Мы с радостью помахали руками моим друзья, которые парили над нами и не спеша продолжили свой поход в ущелье каптаров. Там у нас в тени должен быть обед из сухого пайка как у солдат.
       К моему удивлению, когда мы пришли к ущелью каптаров, то при входе в ущелье не было никаких признаков кошар, где мне пришлось быть до того времени пока мой отец сообщил старику Акмалу, что секач вожак стада диких свиней убит и дунгус больше не будет святое место мусульман. Двор мечети в старом ауле, а также поле с кукурузой. Дунгус без вожака, что птица без крыльев.
       Вполне возможно, что горцы вернулись в аул, когда стадо диких свиней без вожака навсегда покинуло эти места. Но кошара рассчитана не на проживание людей, а на круглогодичный выпас стада баранов и коз. Куда тогда делись кошары вместе со стадом баранов и коз? Это всё, что тут было два года назад, даже при желании горцев, невозможно разместить в высокогорном ауле.
       - Странно очень, что здесь нет кошар. - сообщил нашему гиду, когда мы расположились на месте бывших кошар. - Два года назад на этом месте были кошары со стадом коз и овец. Здесь жили из аула люди, которых из места проживания выжили дикие свиньи и каптар. Мы с отцом видели диких свиней в ауле и огромные следы босых ног каптара на кукурузном поле. После того, как мой отец убил секача, вожака диких свиней, которые навсегда ушли из этих мест. Тогда горцы собирались вернуться в аул. Допустим, что всё так было. Но забрать с собой кошары в аул они не могли.
       - Да! Действительно всё странно это? - рассуждал в слух наш гид. - Здесь всё поросло густой травой и кустами. Словно в этих местах никогда не присутствовали люди и огромное стадо травоядных животных. В этом месте нет дорог и тропинок, которые вытаптывают люди и стадо животных.
       - Может быть мы просто заблудились в пространстве? - пришлось мне выразить свои мысли в слух. - Хотя по карте с горным рельефом и по вершинам гор мы никак не могли заблудиться здесь.
       - Хочу честно признаться, что мне никогда не приходилось бывать в этих местах. - сообщил Алваз. - Нам с детства рассказывали разные страшные истории про каптаров, которые поселились в этих местах. Поэтому страх с детства поселился во мне. Все мои познания как гида имели направление в противоположную сторону. Так что мне нечего сказать об аулах, которые имеются в этом месте.
       - Здесь в этом ущелье есть очень странный водопад. - вспомнил о прогулках с пацанами из местных кошар. - Там в скале вырезано лицо человека или каптара с бородой, по которой течёт вода. Мы сейчас пойдём туда и проверим наличие этого водопада. Если он на месте, то мы не ошиблись в своём направлении. Если водопада нет, то будем искать по карте выход к ущелью каптаров.
       Гид согласился с моим решением, и мы тут же собрали свои вещи, которые вытаскивали на время своего полевого обеда. Благо, что рядом с нашей временной стоянкой была вода из родников. Мы стали черпать кружками воду из родников и заливать тлеющий костёр, который разводили на приготовление горячего чая, а также подогревали жареное мясо, взятое с собой в сухой паёк.
       От нашей временной стоянке на месте бывших кошар до предполагаемого водопада, по моим расчётам, было метров пятьсот, если двигаться вверх ущелья по ручью, который образовался от водопада с очертанием обросшего лица человека или каптара вырезанного в скале. Надо было всего лишь обратить внимание на скалу с правой стороны по ходу нашего движения в верх ущелья. Там ещё должно быть небольшое углубление с водой от водопада, где мы тогда купались.
       Наш отряд прошёл в глубь ущелья больше километра. Но никаких скал и никаких водопадов на нашем пути не было. Ручей и родниковой воды продолжал течь ровно по самой середине глубокого ущелья.
       Здесь не было следов каптара и диких свиней. Всюду были заросли кустов ежевики, а также небольших деревьев кизила и алычи со спелыми плодами, которые переспели в долине.
       Мы так увлеклись объеданием спелых ягод и плодов прямо с растительности, что забыли вообще зачем сюда явились. Пришли в себя, когда упёрлись в скалу вверху ущелья, откуда вытекал ручей родниковой воды.
       Дальше идти некуда. Растительность вокруг нас закончилась. Впереди скалы и одна единственная глубокая пещера. Над нами сумерки вечера. Куда-то двигаться поздно.
       - Нам придётся заночевать здесь в пещере. - с беспокойством сказал гид. - Возвращаться обратно поздно. Спускаться вниз в долину часа два. В это время нас застанет ночь и спать в ущелье негде.
       - Надо нам вначале проверить пещеру. - пришлось мне вмешаться в распоряжения гида. - Здесь в пещере может жить каптар, а также хищники и змеи, которые могут быть угрозой нашей жизни. У всех имеются с собой фонарики. Мы сейчас пройдём во внутрь пещеры и посмотрим, что есть там.
       В нашем отряде оказалось всего четыре пацана, которые отважились пройти со мной в пещеру.
       Гид по инструкции обязан был остаться с большим числом пацанов, чтобы они от страха не разбежались по ущелью.
       Тогда у нас группе будет большая проблема. Мы далеко от населённых пунктов. Здешних мест мы не знаем. Беглецов некому будет искать. Так что нам лучше быть вместе.
       Когда мы вошли с зажжёнными фонариками вглубь пещеры, то навстречу нам выскочили зайцы. Конечно, испугались не меньше лесных зайцев. Но зато у нас была уверенность, что кроме сбежавших трусливых зайцев там больше никто не может быть.
       Нам оставалось только приготовить большую пещеру к нашему ночлегу. Там после зайцев много шерсти и разных вредных насекомых.
       - В пещере нам ничто не угрожает. - пришлось мне взять на себя инициативу после обследования пещеры. - Сейчас мы сделаем веники из веток кустарника. Затем все дружно и быстро почистим пещеру от заячьей шерсти и насекомых. После чего в темпе соберём сухие веточки и палочки. Разведём костёр внутри пещеры, чтобы окончательно избавиться от насекомых и огнём отпугнуть хищников, которые вполне возможно выбирают нас сейчас в пищу себе на ночь. Пока горит костёр в пещере мы наломаем хвойных веток с деревьев, которые растут на камнях вокруг пещеры. Так как у нас нет ничего к ночлегу, то мы будем спать на хвойных ветках. В пещере угли от костра затушим родниковой водой. В целях собственной безопасности от хищников разведём большой костёр перед входом в пещеру. У костра будем дежурить попарно всю ночь. На всё у нас есть один час.
       - Откуда тебе всё это известно с проживанием в пещере? - с удивлением, поинтересовался Алваз.
       - Всю мою сознательную жизнь с трёх лет от рождения отец брал меня с собой в горы на работу и на охоту. - сказал любопытному гиду. - Кроме того устраивал походы в горы со своими друзьями.
       - Ну, тогда мы с тобой не пропадём! - решительно, сказал мне наш гид. - Главное - нам ночь пережить без происшествий. Утром разберёмся с обстановкой и найдём дорогу обратно к себе домой.
       Большинство пацанов в нашей группе жили в городах и в крупных населённых пунктах. Они никогда не были в горах. Может быть, слышали какие-то страшилки о кровожадных хищниках. Вполне возможно, что когда эти пацаны услышали от меня об опасности, которая их ждёт без укрытия в пещере ночью в ущелье, то они очистили пещеру раньше времени, отпущенного им на поселение.
       Когда всё было готово к ночлегу в пещере, то мы вначале устроили лёгкий ужин у костра. Сварили чай, который пили с конфетами. Перед тем как пить чай мне пришлось поделиться опытом из приключений в поисках пещеры в Уллубиевской балке вблизи Избербаша. Если бы мы не экономили с питанием, то могли умереть с голоду, когда на долго заблудились в лабиринтах пещеры.
       Все согласились с моими выводами насчёт питания и обошлись на ужин только чаем с конфеткой. Вообще-то мы не были голодными. За время поиска водопада в ущелье мы съели так много спелых ягод и плодов, что можно было быть сытыми почти сутки. Так что после ужина с чаем мы кинули жребий на дежурство ночью у костра, чтобы сохранить огонь костра и нашу безопасность.
       По жребию дежурить со мной у костра стал аварец Гаджиев Саид из Махачкалы. Вообще-то не очень разговорчивый. Но мне с ним дежурить было интересно. В отличии от пацанов из посёлков он был вполне грамотный. Мы с ним сразу нашли общий язык на время нашего дежурства у костра. Хотя на другие темы он почему-то не хотел со мной говорить? У меня тоже не было темы.
       Опять-таки по жребию нам выпало дежурство быть первыми один час. Спать совсем не хотелось. Мы по очереди ходили с фонариками вблизи пещеры собирали сухие веточки и палочки для костра. Таких дров для костра было очень много в ущелье вблизи пещеры на безопасном расстоянии. Так что за время своего дежурства мы собрали очень много дров на всё дежурство отряда.
       Ни у кого из пацанов в нашей группе не было наручных часов. Были часы только у нашего гида. Мы договорились, что часы будут передаваться от дежурной пары к другой дежурной паре до самого утра.
       Так как мы плохо знали друг друга, то сразу договорились по жеребьёвке, что первая пара после дежурства ложится в глубине пещеры и поднимает на дежурство следующую пару.
       Когда наше дежурство закончилось, то передали часы следующей паре, а сами легли спать на подстилку из хвойных веток в самом дальнем углу пещеры. У меня не было проблем спать в пещере, так как с детского садика привык спать по-спартански на чём угодно. Так что заснул почти сразу. Обычно каждую ночь снятся разные цветные сны. В эту ночь вообще ничего не снилось.
       Проснулся от лёгкого ветерка, который осторожно коснулся моего лица, словно решил меня разбудить против моего желания. Наверно ветерок опасался, что могу проспать что-то важное для меня. Вообще-то он был прав, что разбудил меня. Когда мои глаза открылись, то передо мной оказалась неожиданная картина. Вокруг меня никого не было. Подомной не пещера, а какой-то туман.
       Осторожно поднялся на ноги, чтобы не провалиться в куда-то в пустоту, покрытую вокруг меня туманом. Огляделся вокруг себя, чтобы определить место своего нахождения. Но вокруг только густой туман, в котором на расстоянии вытянутой руки ничего не видно. Даже опасно идти вперёд.
       В горах часто бывает такой туман. Особенно ранним утром. Затем приходят лучи восходящего солнца и лёгкий ветерок, который разбудил меня. После чего густой туман осторожно растворяется в пространстве и над головой появляется чистое без единой тучки голубое небо, которое своим цветом сливается с голубой морской водой, если смотреть на горизонт во время штиля. Здесь в горах далеко до моря и не видно горизонта, в котором сливаются вместе голубизна моря и неба. Вообще всё в горах смотрится совершенно иначе, чем на морском берегу. Особенно сейчас, когда густой туман полностью рассеялся.
       Всё что угодно хотел увидеть перед собой у пещеры с высоты орлиного полёта ущелье покрытым сочной зеленью до самой долины у подножия гор.
       Однако передо мной появилась какая-то странная панорама, которую не могли позволить себе даже мои цветные сны, наполненные интересными фантастическими сценами. Мне часто снились такие удивительные сны, которые запоминал на долго, а проснувшись писал после сна свои, на мой взгляд, очень интересные рассказы, не придуманные мной никогда в обычный световой день.
       У меня не было ни страха, ни восторга рассматривая необычную панораму в пространстве, неожиданно появившуюся передо мной. Мне уже приходилось нечто подобное видеть в моей маленькой жизни в дошкольном возрасте у дедушки Гурея. Когда он в прошлом веке был в рабстве у арабов в стране Саудидов, то за резьбу по дереву ростовщик подарил ему семь книг и свободу.
       Однажды мне удалось подсмотреть как дедушка Гурей заряжал эти семь книг на солнце. После чего на страницах этих книг появлялись такие объёмные картинки как сейчас передо мной. Дедушка что-то изучал и рассматривал на страницах этих странных книг. После читал вслух то, что там было написано на этих страницах на совершенно неизвестном мне языке.
       В этом году моему отцу из Москвы привезли цветную фотографию-открытку фонтана "Дружба народов" на ВДНХ. Эта фотография отличалась от обычных фото тем, что была объёмная. Фотографию фонтана "Дружба народов" можно было рассматривать с разных сторон. На обратной стороне фотографии-открытке объёмная надпись разноцветными буквами - "голография".
       Так что сейчас передо мной в природе образовалась панорамная - "голография", то есть, вполне естественная объёмная фотография, как у дедушки Гурея в семи книгах или как у моего отца в фотографии-открытке фонтана "Дружба народов" на ВДНХ. Там всё понятно, фотографии дело рук человека. Но как мне сейчас относится к тому, что сотворила природа или кто-то другой?
       Через многочисленные рассказы от наших стариков о чудесах в природе мне было известно, что в природе существуют разные миражи или галлюцинации в пространстве. Но они бывают временные и вскоре исчезают также неожиданно как появились.
       Затем в природе всё возвращается на свои места. Небо освобождается от неожиданных перемен и всё становится так как было раньше.
       Мне надо было набраться терпения, подождать, когда передо мной растворится голография в природе. Не будет миражей в пространстве и галлюцинации в поле моего зрения. Всё вернётся обратно на круги своя. У меня под ногами обычная почва или камни в пещере. Рядом наша группа. Далеко внизу ущелья долина, где находится наш пионерский лагерь "Сергокола".
       Так как у меня не было на руках часов, а над головой не было никакого светила, всюду вокруг меня со всех сторон был постоянный свет и цвет, то мне никак не получалось определиться во времени и в пространстве. Надо было что-то делать, чтобы ни торчать здесь как памятник в полной неизвестности. Ведь так можно заживо себя похоронить или превратиться в мумию.
       Когда моё терпение в длительном ожидании окончательно лопнуло, то пришлось сделать первый шаг, как первый шаг в своей жизни в детском манеже у нас во дворе под огромным деревом шелковицы радом с огромным каменным домом. Так же как тогда в манеже боялся упасть и провалится куда-то в пространство, где можно себя покалечить от падения или разбиться насмерть.
       Несмотря на то, что у меня под ногами был плотный туман молочного цвета ноги мои, были на твёрдой основе, которая никуда не делась, а осталась всё той же пеленой молочного цвета. Находясь в таком устойчивом положении мне захотелось уйти куда-то вперёд, чтобы выбраться из этого голографического постоянства в природе. Мне просто захотелось быть с кем-то рядом.
       Мои два, три и десять шагов ничего не изменили. Ничто передо мной не изменилось в размерах и в расстоянии. Всё было так, как постоянное отражение в зеркале без моего силуэта там, где всё отражалось. Моя обычная ходьба и бег в этом голографическом пространстве в ничего не меняло. Всё также передо мной в дали в облаках и в тумане были какие причудливые силуэты строений.
       Наконец-то мне всё это окончательно надоело. Мне просто захотелось кушать. Хорошо, что мой рюкзак с продуктами был постоянно за моей спиной. Даже во время дежурства у костра и во время сна в пещере никогда не снимал с себя рюкзак. За время многочисленных путешествиях в горах Кавказа прекрасно знал, что если потеряю продукты, то могу умереть с голоду во время походов.
       У меня с собой было достаточно много сухого пайка, с которым можно не умереть с голоду во время путешествия несколько дней. Если, конечно, экономить на продуктах. Сейчас достаточно скушать пару пряников и запить их из бутылки родниковой водой. В трофейной немецкой фляге есть горячий чай, которым запасся во время нашего ужина у костра возле пещеры. Но чай оставлю на после, что будет ещё у меня в этом пространстве. Здесь костёр нечем разводить в этой мгле. Пока пользовался сухим пайком, то не обращал никакого внимания на окружающую меня среду.
       Как только утолил малость голод и жажду, то случайно обратил внимание, что вокруг меня в пространстве всё изменилось. Появился новый голографический пейзаж с новыми причудливыми постройками зданий, которых раньше не видел в природе и вообще вблизи себя, когда был в гостях у наших родственников где-то по Кавказу или в очередных путешествиях на природе. Где это всё?
       Неизвестно сколько времени пришлось мне находиться в этом причудливом пространстве. Наверно очень долго? Так как за это время несколько раз менялись голографические картинки в природе. Люди всегда к чему-то привыкают, даже это что-то, вдруг, неожиданно появилось перед ними и осталось рядом на какое-то время. Точно так произошло со мной в этом пространстве.
       В конце концов природа сознания и организма человека требует внимание на себя. Обратно захотелось кушать. Теперь без всякой опаски на что-то бесцеремонно сел среди этой уже не интересной голографической картинке. Достал из рюкзака трофейную флягу с горячим чаем. Двух пряников и нескольких глотков горячего чая было достаточно, чтобы быть сытым на какое-то время.
       После еды мне ужас как захотелось спать. Природа требует, так надо выполнять её желание. У меня не было времени чтобы выбирать место своему сну, который явился в этом странном пространстве, где кушал там и приткнулся на свой рюкзак, который сильно похудел от сухого пойка за время моего путешествия в разных пространствах или даже в разных измерениях моей жизни.
       Почти сразу, как только засну, мне, как всегда, стал снится чудный цветной сон, как вполне реальной жизни. Словно мы всей группой спим в той самой глубокой пещере в "Ущелье каптаров", которых, к сожалению, или к удаче, мы не видели в этом ущелье. Здесь в ущелье даже следов каптара или диких свиней нет нигде. Значить мы всё-таки ошиблись ущельем в этой местности.
       - Отряд! Подъём! - вдруг, в моём цветном сне, услышал команду нашего пионервожатого. - Шесть часов утра. Завтракаем у костра. Затем тушим костёр и спускаемся по склону ущелья в долину.
       Опять же в моём цветном сне, наша группа, словно солдаты без постороннего разговора быстро выполнила приказ. На завтрак у нас была на костре жаренная картошка, которую поджарила последняя пара дежурных у костра. На десерт был горячий чай с пряниками. После завтрака мы дружно потушили угли горящего всю ночь костра у входа в пещеру. Построились на проверку.
       - Так мы вчера вечером не пришли к месту своего ночлега, то нас наверно ищут. - сказал наш гид Алваз, обратно в моём цветном сне. - Поэтому мы спускаемся сразу в долину в пионерский лагерь.
       Отряд растянулся по правому гребню ущелья. Та как по выводу нашего гида он знал эти места меньше меня, то мне доверили выводить отряд из этого места в ущелье в солнечную долину. Следом за мной, по рангу, шёл наш пионервожатый Игорь Степанов. Группу замыкал местный гид Алваз Додаев. Мы не спеша стали выстраиваться друг за другом на гребень ущелья.
       По гребню ущелья была всего одна тропа шириной не больше метра. Так что мы в количестве двадцати двух человек пока выстраивались на тропинку, то передо мной появилась долина сквозь заросли кустарника. В то время как наш гид только вышел от костра на тропу. Выходит, что наша группа с интервалом в несколько метров друг за другом растянулась по тропе на пару километров.
       В самом начале во время спуска в долину, вдруг, мне на глаза попалась от огромного дерева большая ветка, которая свисала над тропой так, что мы едва прошли под этой веткой. Тут сразу вспомнил, что когда ожидал отца с ущелья на этой самой ветке, то по ошибке испугал ни отца с возможным охотником, а двух каптаров, из-за которых сам едва не умер со страху.
       Конечно, теперь всё стало на свои места. Перед выходом в долину в стороне от ущелья располагались кошары с огромным стадом овец и баранов. Дальше в правую сторону дорога, которая ведёт в аул, где живут аварцы, хозяева этих кошар. За этим аулом есть аул, в котором живут мои родственники. Нам надо поворачивать на лево к дороге, которая ведёт в посёлок Сергокола.
       - Мы ошиблись на километр. - сказал, во сне, Игорю Степанову. - "Ущелье каптаров" с другой стороны нашей тропы. Здесь знаю каждую тропу. С правой стороны есть два аула. В одном ауле живут мои друзья аварцы. В другом ауле живут мои родственники. Они оба медики по образованию.
       - Ну, мы туда уже не попадём. - с сожалением, во сне, сказал мне пионер вожатый. - Нас ищут.
       Мы вышли на дорогу в сторону Сергокола и стали ждать, когда вся группа спустится к нам. Дальше собирались идти отрядом в построении по два человека с песнями. Отсюда до нашего пионерского лагеря чуть больше десяти километров. С песнями по новой дороге дойдём быстро за пару часов. Вдруг, в нашу сторону из кошар выскочила большая кавказская овчарка. В отряде началась паника. До этого не проронившие ни слова пацаны стали орать каждый на своём языке.
       - Сидеть! - заорал на всех во сне. - Он мой друг Абрек. Он когда-то охранял меня от каптаров.
       Пёс обнюхал меня со всех сторон. Облизал мои руки и тут же убежал в кошары. Мы не успели вновь построится в отряд, как Абрек вернулся к нам обратно. В зубах у пса была моя кепка, которую потерял три года назад.
       Столько времени Абрек охранял мою собственность. Словно знал, что хозяин вернётся за кепкой. Мы все были удивлены такой верности и памяти лохматого друга.
       У нашего пионервожатого Игоря Степанова с песней ничего не получилось. Так как кроме меня и пионервожатого никто не знал ни одной строевой песни на русском языке. У каждого была своя песня на своём языке. Мы были как та вавилонская башня, которую не смогли построить люди по той причине, что каждый говорил на своём языке и не понимали друг друга в строительстве башни.
       Конечно, шагать строем без песни скучно. Рассказывать что-то об этих местах тоже нечего. Всё самое интересное мы прошли за сутки нашего похода в горах. Если бы нас никто не искал, то можно было сходить в "Ущелье каптаров". Ведь мы ради этого ходили сюда. Жаль, что спутали места. Но сейчас поздно о чём-то вспоминать. Лишь бы отец ни знал, что потерялись из-за меня.
       - Отряд! Стой! - скомандовал пионервожатый, в моём сне. - За нами приехали. Сей будет посадка.
       Мы сразу не видели предмет нашей посадки. Пока мы плелись словно бараны по трассе нас обгоняли грузовые автомобили и джигиты на лошадях. Конечно, никто из них не мог подвести до посёлка. Все проезжающие просто приветствовали нас.
       Мы на приветствие отвечали тем же. Когда Игорь Степанов повернулся на звук машины в целях нашей безопасности, то увидел наш автобус.
       Следом за автобусом из пионерского лагеря ехали легковые автомобили представителей местной власти, а также целый кортеж милицейских автомобилей и мотоциклов. Здесь всё было понятно без слов.
       Наш отряд искали по горным дорогам, а мы были в ущелье с ночёвкой в глубокой пещере, куда не пройдёт никакой транспорт. Сейчас мы получим разгон от больших начальников.
       - Отряд! Быстро сели в автобус. - скомандовал, в моём цветном сне, какой-то большой начальник, который вышел из легковой машины. - Всех виновников отвести в больницу на клизму и на укол.
       Слова "клизма и укол" знали на всех языках Советского Союза. Так как все со дня своего рождения знали эти ужасные слова. До приезда автобуса у нас было поднятое настроение. Сейчас у нас не было никакого настроения. Мы уже ни маленькие дети, которые слезой могли добиться жалости и пощады от взрослых за свою шалость. В этот раз мы ответим за свои приключения сполна.
       Когда автобус остановился возле армейского госпиталя, то нас отделили от наших руководителей. Мы поняли так, что наш гид и наш пионервожатый, получат большую клизму и большой укол. Меня оставили в отряде. Видимо начальники ни знали, что это по моей вине заблудились в горах. По этой причине отряд не явился к месту ночёвки в ауле. Из-за этого был переполох до утра...
       - Так, пропавшие, быстро разделись до гола и мыться в баню. - приказал нам, в моём сне, военный доктор. - Клизма и укол не любят грязных. Хорошо помойтесь и переоденьтесь в чистую одежду.
       Наверно после нашего мытья советская армия была в убытке. Мы использовали кучу хозяйственного мыла на свою чистоту и целую речку кристально чистой воды, которая утекла на наше мытьё. Так долго мылись не из-за своего грязного тела, а больше из-за того, чтобы растянуть время до нашего наказания. Может быть, доктор сжалится и не будет наказывать нас.
       - Всё! Хватит мыться! - скомандовал всё тот же доктор. - Быстро вытерлись полотенцем на сухо. Одели новые чистые трусы и все на стрижку волос. В советской армии вшей не должно быть.
       Конечно, ожидали любое наказание, но не стрижку волос. Даже самые смелые пустили слезу. Ведь в этом возрасте мы старались быть лучше своих ровесников красивой причёской. Вдруг теперь решили нас оболванить на лысую. Как теперь мы будем выглядеть среди своих ровесников? Особенно в глазах наших девчонок, которые мечтали выбирать среди нас себе достойного друга.
       После стрижки волос нас отправили обратно в раздевалку в бане. Где взамен испачканной пионерской формы лежала совершенно новая такая же пионерская форма. Мы были весьма удивлены такой перемене к нашему виду.
       Даже немного осмелели. Стали подшучивать друг перед другом, каждый на своём языке. У меня появилась надежда, что этим закончится наше наказание.
       - Так, новобранцы-голодранцы! - обратился к нам, в моём сне, всё тот же военный доктор. - Теперь, когда вы отмылись от вшей и грязи, можно смело строем идти на приём клизмы и уколов.
       Наше весёлое настроение обратно упало до нуля. Под охраной нескольких солдат, на всякий случай, чтобы не сбежали из строя, наш отряд направился в приёмный отдел медсанчасти, который находился в том же дворе, где мы только что мылись в бане. Солдаты, сопровождавшие нас, подшучивали над нами насчёт армейской санитарной проверки после наших приключений в горах.
       - Внимание на меня! - принялся командовать над нами армейский старшина, когда мы пришли в коридор перед кабинетом на приём к доктору. - В кабинет к доктору заходим по одному. Быстро!
       Никто из нас не решился добровольно идти на приём наказания. Надо же было такому случиться, что мне было суждено стоять первым перед кабинетом доктора. Армейский старшина схватил меня за шиворот и буквально за толкал в кабинет, где, к моему удивлению, была медицинская сестра без признаков предметов наказания. На шее у неё висели какие-то резиновые трубочки.
       - Молодой человек! Не дрожите! - мило улыбаясь, сказала мне девушка. - Убивать вас не буду. Мне надо только проверить ваше здоровье. Расстегните рубашку. Дышите. Не дышите. Покажите свой язык и горлышко. Вы вполне здоровы. Можете проходить службу в рядах пионерской гвардии. Хорошо кушайте и дома папу с мамой слушайте. Пригласите ко мне на приём следующего парня.
       Оттого, что приём к доктору прошёл удачно и мне было весело на душе, то решил разыграть пацанов, из-за которых был первый на приёме у врача. Перед выходом из кабинета в коридор сделал предсмертную гримасу измученного лица и буквально выпал в коридор со слезами на глазах, со стонами держась обеими руками за свою задницу. Весь отряд шарахнулся в сторону от меня.
       Старшина, едва сдерживая себя от смеха перед моим розыгрышем, схватил за шиворот следующего пацана и буквально силой затолкал его в кабинет. Мне ничего не оставалось, как только с траурной гримасой лица выйти из коридора во двор армейской медицинской части.
       Там меня ждал наш пионервожатый в новой форме и не постриженный. Видимо его пожалели и ни стали оболванивать как нас. Он фактически взрослый человек. Через год, после окончания средней школы, наверно, будет поступать в институт. Там не прилично быть лысым. Если не поступит в институт, то его заберут служить в советскую армии. Там стригут на лысую всех.
       - Александр! Как прошла массовая чистка нашего отряда? - поинтересовался Игорь Степанов.
       - Очень тяжело. - всё с той же траурной гримасой ответил на вопрос пионервожатого. - Начинали с меня и мной, наверно, закончат дома поркой трофейным ремнём. Когда меня отправят домой.
       - Никого ни куда отправлять не будут. - с кислым лицом на мои траурные гримасы, сказал Игорь. - Вас всех отстранили от мер наказания. Мне и нашему гиду устроили хорошую взбучку...
       - Ура! Мы победили! - радостные вопли, в моём сне, оглушили перепуганного Игоря Степанова.
       - Ты паразит! Искренне сочувствовал тебе, а ты тут устроил театр. - удивлённо, сказал Игорь.
       Мы оба стали смеяться над моим розыгрышем, а также над тем, что наш поход в горы и наши приключения в ущелье закончились весьма удачно. Вскоре к нам присоединились все пионеры нашего отряда.
       Когда мы были в полном составе, то один всё тот же старшина, без охраны повёл нас в армейскую столовую. Там мы все впервые изведали отличное армейское питание.
       После обеда, строем, с песнями, каждый на своём языке, мы пошли в наш пионерский лагерь, который находился на другой стороне посёлка Сергокола. Пришли как раз к обеду, от которого демонстративно отказались.
       Ну, кто будет кушать детское питание после армейской каши с говяжьей тушёнкой, суп харчо и густой фруктоягодный кисел, в котором ложка не тонет, как в нашем киселе.
       - Александр! Пройдём в красный уголок. - обратился ко мне старший пионервожатый, когда мы после армейского обеда собирались отдыхать в комнатах своего отряда. - Ты обещал мне, что мы с тобой после вашего похода в горы выпустим пионерскую стенгазету, которая понравится всем.
       Мне ничего не оставалось, как только согласиться с требованием старшего пионервожатого. Через несколько минут мы были в красном уголке, куда явился весь актив пионерского лагеря. Они стали обсуждать, какой будет наша общая стенгазета.
       У меня не было никакого желания спорить с ними. К тому же никакого отношения к активистам не имею. В мои обязанности входит рисовать.
       Пока все обсуждали будущею стенгазету, у меня было время в стороне от активистов на другом столе сделать на листе ватмана карандашные наброски будущих цветных рисунков. Всем понравилась моя работа. Редакторы стенгазеты стали готовить свои заметки к стенгазете. Мне надо было быстро раскрасить рисунки и от себя что-то написать о приключении нашего отряда в горах.
       - Обалдеть! Вот это рассказ! - удивлённо, воскликнул комсорг пионерского лагеря, когда пришёл в красный уголок, чтобы ознакомится с готовой стенгазетой. - После того, как все пионеры прочтут нашу стенгазету, то обязательно отправлю её в ВЛКС Махачкала на конкурс стенгазет за лето.
       - Мне можно пойти спать? Сильно устал за прошедшие сутки. - обратился к комсоргу, в своём сне.
       - Конечно можно! Ты заслужил хороший отдых. - радостно согласился комсорг с моей просьбой.
       От красного уголка в административном здании до моей кровати в отряде каких-то сто метров. На улице уже ночь. Выходит, что полдня был занят стенгазетой. Прозевал ужин в нашей столовой. Вообще-то кушать не хотелось. Надо было хорошо выспаться. Когда вошёл в комнату, где была моя кровать, то все уже спали. Как только лёг спать, так сразу цветной сон во сне пропал.
       - Шурик! Пора вставать. - услышал голос мамы сквозь сон. - Нам пора собираться в дорогу.
       На голос мамы тут же открыл глаза. К моему удивлению, лежал в своей кровати в нашей коммунальной квартире в Новом городке. За окном рассвет. Наши близнецы ещё спят. Отец и мама собирают наши вещи в дорогу. У нас багажа нет. У каждого у нас в семь сумки с личными вещами. В зеркале отражение моей лысой головы. На календаре август месяц 1959 года. Сон в два месяца! Может быть, это был не цветной сон, а вполне реальность в двух измерениях моей жизни?
       - Шурик, тебе прислали почётную грамоту из ЦК ВЛКСМ Дагестана. - сказала мама, протягивая мне красивый лист почётной грамоты. - Ты молодец, как художник и рассказы пишешь хорошие. Но с дисциплиной тебе надо подтянуть. У нас в семье и в школе от тебя одни неприятности за твои приключения во время походов в горах. Сам идёшь в горы и за собой увлекаешь других ребят...
       - Может быть именно в этом прелесть нашей голографической жизни? - подумал вслух о чём-то.
      
      10. Собачья верность.
       У нас дома в Новом городке, в коммунальной квартире на две семьи, был пёс немецкая овчарка по кличке Джульбарс, которого мой отец подобрал где-то на улице слепым щенком. Мы кормили щенка коровьим молоко из соски как маленького ребёнка.
       В это время моя мама родила близнецов Сергея и Юрку. Когда Джульбарс подрос, то так привязался к близнецам, что стал им няней.
       Пёс был настолько дружелюбный, что находил общий язык со всеми ребятами и с собаками нашего двора. Даже кошки приходили покушать с ним из одной миски, если не было рядом других собак. Дружил Джульбарс со всеми, но спал только в нашей коммунальной квартире на своей подстилке у дверей на выход.
       В целях хорошего здоровья в нашем окружении мы все мылись один раз в неделю под душем у нас во дворе. Джульбарс тоже таким образом избавлялся от вшей.
       В первый наш заезд в пионерский лагерь вместе с нами отдыхали пионеры из Баку. Мы сразу подружились между собой. В тайне от своих родителей договорились приезжать друг к другу в гость. Мы в Баку, а бакинцы к нам в гости в Новый городок. Сразу после нашего возвращения из пионерского лагеря мы собрались ехать на поезде в Баку к своим новым друзьям.
       - Мы идём в горы на два дня. - сообщили своим родителям, собираясь ехать "зайцами" в Баку.
       Так было каждое лето, когда на склонах гор и в долинах поспевали сладкие плоды разных растений. Рядом с нашим городом не было хищников, которые могли напасть на нас. Мы могли свободно пару суток находится на берегу моря на рыбалке или в горах вблизи города, где было много кизила, чёрной хурмы, ежевики и других сладких плодов. Родители были не против таких походов.
       Ехать на поезде по билету без родителей детей не пускали в вагон. К тому же у нас не было много денег на поездку. Родители каждый день давали нам по рублю на мороженное. Но таких денег не хватало нам на день. Мы подрабатывали на берегу моря у рыбаков в колхозе "1-го Мая". Чистили сетки от тины и морской травы или сортировали рыбу. Нам за работу давали по рублю.
       - У нас сегодня есть по десятке на каждого. - сказал Сулимов, когда посчитал всё наше сбережение. - Думаю, что с такими деньгами за сутки мы не пропадём. С собой возьмём подарки бакинцам.
       Подарками друзьям из Баку были дикорастущие фрукты и ягоды, которые росли на горах вблизи нашего города. Рядом с Баку ничего такого не было. Дикорастущие фрукты и ягоды на рынках Баку не продавали. Мы видели, как бакинцы с наслаждением объедались фруктами и ягодами, которые росли вблизи пионерского лагеря на склонах гор. Конечно, это будет хороший подарок друзьям.
       Между Москвой и Баку курсировал старый скорый поезд со ступеньками от двери вагона до платформы на перроне вокзала. Там можно было проехать на ступеньках пару остановок и после сбежать от проводника, чтобы не надрал уши. До Баку ехать шесть часов. За время езды на ходу поезда проводник мог затащить "зайцев" в вагон и сдать в Баку на растерзание милиционерам.
       - Будем ехать на крыше вагона. - сказал Журавлёв Витя. - Там есть трубы, за них можно держаться. Надеюсь, что нас на крыше не обнаружат и на крышу вагона за нами никто не полезет.
       Скорый поезд Москва-Баку, как всегда, опаздывал. Мы до прихода поезда спрятались в кустах с противоположной стороны от посадки в поезд. Там ночью нас никто не мог увидеть. На посадку пришли четыре человека. По внешнему виду горские евреи из Дербента. Первый поезд пришёл до рассвета. Мы тут же забрались по лестнице на торцах вагона на крышу вагона и там затаились.
       - Смотри! Джульбарс прибежал? - с удивлением, сказал мне Абдулл. - Мы вроде двери закрывали?
       Джульбарс при виде нас стал радостно лаять и скакать по перрону. Он едва не сорвал нашу поездку. В это время поезд тронулся и стал набирать скорость.
       Хорошо, что мы ни ехали в вагоне, иначе пришлось бы нам брать Джульбарса с собой. От железнодорожного вокзала до нашего дома чуть больше трёх километров. Такое расстояние пёс преодолевает за десять-пятнадцать минут.
       - Посмотрите! Наш Джульбарс? - воскликнул Сулимов Вовка. - Наверно он за поездом бежал?
       - Ни такой он дурак, чтобы за поездом бежать. - пришлось мне заступиться за лохматого друга. -
       Джульбарс видимо "зайцем" на ступенях вагона едет. Иначе бы он вернулся к нам домой.
       Поезд обратно тронулся. Мы проследили, как наш лохматый друг прыгнул на степени вагона. Так было на каждой станции. Джульбарс с платформы вокзала посмотрит на крышу вагона. Убедится, что мы на месте и при отправлении поезда обратно прыгает на ступени вагона. Таким образом мы доехали до самого Баку. Когда мы спустились с вагона на землю пёс тут же подбежал к нам.
       - Молодец Джульбарс! Хороший друг! - мы радостно стали хвалить своего верного друга.
       Мы никогда раньше не были в Баку. Но памятник Кирову в Баку видно с любой точки города. Там за памятником находится улица Советская, на которой живут наши бакинские друзья. Нам всего лишь надо пройти к памятнику и там у любого местного жителя спросить номер дома, указанный на клочке бумаги. Дальше по городу сами разберёмся с нашими новыми друзьями в Баку.
       - Сашка! Вовка! Витька! Абдулл! Какими путями? - радостно встретил нас Гаджиев Сулейман.
       - У нас все держат слово! - гордо сказал Абдулл. - Обещали, что приедем в гости к вам. Вот мы тут.
       - Очень рады вашему приезду. - растерянно, сказал Сулейман. - Просто всё произошло неожиданно для нас. Сами вчера вечером приехали на автобусе, пока всех развезли по дороге в Баку.
       - Если наш приезд вам в тягость, то сами можем посмотреть Баку и вечером уехать обратно домой. - с обидой в голосе, сказал Журавлёв Витька. - Расписание поездов знаем. Спокойно уедем.
       - Никуда вам уходить не надо. - сказал нам Гаджиев Сулейман. - Сейчас соберу своих друзей. Наших друзей. Все живут на этой улице. Меня беспокоит ваш пёс. Он не покусает наших друзей?
       - Джульбарс наш и ваш друг. - пришлось мне заступиться в защиту нашего верного друга. - Он добровольно без нашего участия приехал "зайцем" в гости к вам. Можешь познакомиться с ним.
       Джульбарс, как только услышал своё имя, то сразу решил познакомиться с Сулейманом. Пёс подошёл к Гаджиеву. Обнюхал нашего нового друга, который плохо не пахнул. Лизнул руку Сулейману и тут же подал ему свою лапу в знак дружбы. Гаджиев Сулейман под наши аплодисменты пожал лапу нашем псу. С этого момента они оба стали верными друзьями на всю свою жизнь.
       Сулейман и Джульбарс тут же отправились по улице Советской собирать наших бакинских друзей мы остались ожидать всех под деревом на лавочках в небольшом сквере возле памятника Кирову, который находился на возвышенности с правой стороны от центра города если смотреть на море. Отсюда было почти всю панораму города, который растянулся по берегу Каспийского моря.
       Прошло, примерно, полчаса, когда Сулейман и Джульбарс вернулись к нам с бакинскими друзьями. Конечно, они были с разными подарками для нас.
       Мы обменялись подарками и расположились у подножия памятника на полянку недалеко от ступеней, ведущих к самому памятнику Кирову. Бакинцы принесли с собой восточные сладости и напитки. Мы подарили им фрукты и ягоды.
       Местные пацаны не забыли про нашего верного друга. Джульбарс находился в метре от нас. Он увлечённо грыз мозговые косточки и кушал свежее мясо баранины. Нам спешить некуда. Время на отдых и на развлечения вполне достаточно. Наши бакинские друзья - Гаджиев Сулейман, Исмаилов Мирза, Хусаинов Иронбек и Мансуров Давлят рассказывали нам об интересных местах Баку.
       Наша четвёрка из Нового городка в Избербаше появилась в Баку не с другой планеты. Об этом прекрасном городе мы слышали многое от наших родителей, которые когда-то были в Баку. Но услышать подробности достопримечательностей от местных жителей данного города было интереснее. Ведь местные пацаны бывали в таких местах, куда туристов никогда не пустят.
       - Сейчас мы пойдём в сторону "Девичьей башни". - сказал нам Мансуров Давлят. - Такое место находится отсюда не очень далеко. Надо всего лишь спуститься в сторону берега моря.
       Откровенно говоря, "Девичья башня" не произвела на меня особого впечатления. Всегда думал, что эта башня находится на берегу моря, так как когда-то была маяком. Но отсюда до берега моря далеко. Даже берега моря не видно.
       Легенд про "Девичью башню" много и все они не соответствуют действительности. Не мог дожить до завершения строительства башни шах отец, который хотел жениться на собственной дочери. Зачем разбиваться царевне, когда нет шах рядом с ней?
       Вообще-то это архитектурное историческое сооружение лично мне совсем неинтересно. Крепости и башни в Дербенте куда интереснее. Мы со школы ездили на экскурсию в Дербент.
       На территории Дагестана есть много старинных крепостей и смотровых башен, которые лучше этой башни. Сам старый город Баку с узкими улочками мне больше понравился. Особенно каменные дома.
       - Отсюда пойдём на приморский бульвар. - сказал Исмаилов Мирза. - Приморский бульвар в разные годы зависел от уровня моря. Бывало так, что на нём была пристань морским корабля, а бывало, так, что приморский бульвар был берегом моря, сушей далеко от бывшего морского причала.
       - У нас в Новом городке тоже так бывает с морем. - вспомнил Сулимов Вовка. - В позапрошлом году у нас к пятой гряде подходили баркасы. Сейчас пятая гряда находится на берегу моря.
       Когда мы пришли к приморскому бульвару, то увидели огромную стройку. Большой подъёмный кран и механический молот забивают сваи в морское дно. Приморский бульвар будет строиться с берега на десятки метров в сторону моря.
       По рассказам местных пацанов здесь будут располагаться закрытый кинотеатр и открытый кинотеатр с экраном в море, а также кафе и места отдыха.
       Было очень интересно смотреть на гигантскую стройку, по нашим меркам. Ведь на громадной стройке в Баку с берега Каспийского моря, мог свободно поместиться наш Новый городок. Но, лично мне, не хотелось бы жить на большом полуострове из бетона в черте огромного города. Здесь нет такой открытой свободы на природу, как в нашем, частично, диком месте жительства.
       - У нас в Баку есть ещё много разных интересных мест. - вспомнил Хусаинов Иронбек. - Например,
       Остров Артём или старые промысла, куда надо ехать поездом или автобусом. Но нас в любой городской транспорт с собакой не пустят. Оставить пса где-то на время, таких мест в городе нет.
       - Наш верный друг сам не захочет оставаться в чужом месте. - пришлось мне постоять за Джульбарса. - Он круглые сутки всегда рядом с нами со дня своего рождения. Поэтому ни куда ни едем.
       - Вообще-то нам пора собираться в обратный путь. - озабоченно, сказал Журавлёв Витька. - К ночи нам надо быть дома или на горе "Пушкина" к утру, чтобы нас утром родители увидели измазанными кизилом или ежевикой. Иначе мы получим хороший разгон. Так что пора собираться домой.
       - На ближайший поезд в вашу сторону часа три времени. - напомнил Гаджиев Сулейман. - У нас есть время вас угостить обедом перед отъездом. Джульбарса тоже надо покормить. Наши друзья должны домой уехать сытыми, чтобы не умереть с голоду в дороге. Здесь есть открытая столовая.
       Общепитовская столовая с самообслуживанием была всего в ста метрах от строительства приморского бульвара в городской черте под огромной брезентовой палаткой в тени от солнца.
       - Садитесь в дальнем углу под чинарой. - распорядился Мансуров Давлят. - Там нас никто не будет ругать за пса, которого мы привели в столовую. Обед будет подан в течении десяти минут.
       Джульбарс словно понял о чём говорил Давлят. Наш пёс быстро сбегал по своим делам в кусты в лесополосу вдоль берега моря.
       Вскоре вернулся обратно к нам, и не дожидаясь особого приглашения уселся под чинарой вблизи последнего столика. Когда Джульбарс увидел, что мы пошли мыть руки и лицо перед обедом, то он тут же пристроился к нам под кран с водой в конце двора.
       Пока мы мыли руки и лицо под краном с водой перед едой, то два стола на восемь человек были готовы к приёму пищи. На столе были восточные азербайджанские блюда, которых мы раньше ни ели у себя дома.
       Первое блюдо - Пити по-азербайджански мясной суп - в нём мелко нарезанные чеснок и лук, специи, некрупный одинакового размера картофель, алыча, рубленое курдючное сало и крепкий настой шафрана. Всё так вкусно, что можно было повторить, но, на столе есть другие блюда.
       Второе блюдо - Долма азербайджанская - похожая на русские голубцы, но, только фарш из мяса барашка завёрнут в виноградный лист. В дома добавили зелень кинзы, зелень укропа, мята свежая, чёрный перец, острый красный перец, зира и соль. На столе бесплатно свежий лаваш.
       Третье блюдо - Пахлава (баклава) - очень вкусная восточная ореховая сладость. В ней - желток, сахар, сметана, сода, масло сливочное, мука, белок, орех грецкий, сахар, желток, мёд. Дагестанский разнообразный шербет очень похож на азербайджанскую пахлаву. У нас в Новом городке каждая семья готовит шербет по-своему. Мы каждый день кушаем разный шербет. Очень вкусно.
       В заключении на столе разнообразные напитки на выбор кому что понравится. Мне всегда нравилось пить какао с молоком под сладкую пахлаву. У каждого человека свой вкус к напиткам. Четыре вида напитков по два стакана на восемь человек есть выбор для всех. Так что все довольны.
       Джульбарс тоже не остался без внимания. Мы хотели выбрать ему что-то на его вкус. Но когда на раздаче продуктов узнали кому странный заказ, то совершенно бесплатно выставили к нашему другу две медные чашки.
       В одной чашке кусочки свежего мяса и мозговые мослы. В другой чашке свежее коровье молоко. Мы все были сыты "от пуза", что после обеда едва встали из-за стола.
       Вполне понятно, что после сытного обеда надо отдыхать, прежде чем идти на железнодорожную станцию. Можно отдыхать на берегу моря. Но, купаться в море в городской черте невозможно. Здесь всюду на морской воде огромные нефтяные пятна. Это утечка нефти из нефтеналивных танкеров и нефтепроводов по берегу моря. Где купаются бакинцы мне совсем неизвестно.
       - Всё, нам пора на вокзал. - сказал Сулимов Вовка, когда мы отдохнули после сытного обеда.
       - Домой мы вас провожать не будем. - шутя, сказал Мансуров Давлят. - Вы очень далеко от нас.
       В конце этого лета или на следующий год в летние каникулы, мы к вам обязательно приедем.
       - Мы будем рады вашему приезду. - ответил за нашу группу Абдуллазизов Абдулл. - Новый городок не Баку. Нас легко найти. Есть что вам показать в горах и у моря. Купаемся и ловим рыбу как в пресных заливах, так в солёной морской воде. Фрукты и ягоды на горе Пушкина близко от города.
       От приморского бульвара до железнодорожного вокзала мы не спеша дошли, примерно, за пол часа. С бакинскими друзьями распрощались у вокзала. Им надо было спешить домой. Ведь они с нами с самого утра. Наверно родители их домой ждут. У нас свободного времени почти сутки.
       - Ну, что мой друг, дай лапу на прощанье мне. - обратился Гаджиев Сулейман, к Джульбарсу.
       Джульбарс дал Сулейману лапу на прощанье и в знак уважения лизну его руку. Бакинцы по очереди стали прощаться с Джульбарсом. Предлагали остаться с ними в Баку. Но наш верный друг отрицательно крутил головой и скоса поглядывал в мою сторону. Мне ничего не оставалось делать, как разводить руками, что это его выбор. Джульбарс тут же отказывался от предложения.
       Когда бакинцы ушли домой мы сразу пошли смотреть расписание поездов в нашу сторону. К нашему удивлению, в расписании пассажирских поездов в нашем направлении оказалось очень много. На много больше, чем думали.
       Кроме направления Баку-Москва были поезда в крупные города Северного Кавказа и России. Наверно большинство пассажирских поездов были туристические и на станции "Избербаш" их не были в расписании поездов.
       - Череп! Посмотри! Здесь есть даже поезд через Гудермес до Астрахани. - с удивлением, сказал мне Сулим. - Можешь отсюда сразу съездить к себе на родину. Думаю, что тебя там не забыли.
       - Да, именно не забыли. - с ухмылкой ответил Вовке. - Они до сих пор в ужасе помнят мои подвиги.
       Когда подошло время нашей посадки на поезд в нашем направлении мы прошли вокруг поезда на другую сторону и обалдели оттого, что увидели. Там оказалось несколько линий железных дорог, на которых стояли пассажирские поезда по расписанию, готовые к манёврам на первую линию ко времени своего отправления. Каждый поезд охранялся от "зайцев" и воров с обеих сторон.
       - Всё, приехали! - скорбно сказал Журавлёв Витька. - Придётся идти пешком или плыть морем.
       - Можно добраться до Избербаша товарным поездом. - подумал вслух Абдуллазизов Абдулл.
       - Ты забыл про Джульбарса. - напомнил Сулимов Вовка. - Он с нами на товарняк не залезет. Мы его тоже не можем поднять на товарный вагон. У нас одна возможность уехать этими поездами.
       По очереди стали ходить с торца пассажирского поезда, чтобы уловить момент посадки на поезд хотя бы на лестницу с торца каждого вагонах, а в дальнейшем перебраться на крышу вагона. Таких попыток было несколько.
       Ничего не получилось на первый и на второй поезд до самого вечера. Была надежда уехать под покровом вечера, когда будет плохой бдительность охраны поездов.
       - Шурка! Ты что тут делаешь? - неожиданно, услышал знакомый голос. - Обратно с дома сбежал?
       - Никуда не сбегал. - сразу придумал как оправдаться, когда увидел дядю Сашу Морозова. - Мы приехали сюда в Баку как туристы. Наш автобус сломался. Все вернулись домой поездом. Нас в поезд с собакой не пускают. Требуют, чтобы мы ехали в сопровождении взрослых и без собаки...
       - Откуда у вас этот пёс? - с интересом рассматривая Джульбарса, спросил у меня дядя Саша.
       - Мы его кормили молоком через соску, когда он был маленьким щенком. - стал объяснять происхождение нашего пса. - Он верный друг. Зовут его Джульбарс. Мы не можем бросить своего друга.
       - Да! Такого бросать нельзя. - задумчиво, сказал дядя Саша, когда Джульбарс услышал свою кличку и уткнулся мокрым носом с надеждой в глазах в руки своего возможного спасителя. - Вы пока постойте здесь. Мы с Джульбарсом сходим к начальнику станции. Придумаем что-то для вас.
       - Этот дядя родной брат моей мамы. - сказал пацанам, когда дядя Саша удалился от нас вместе с Джульбарсом. - Он машинист тепловозов. Нас тут не оставит. Вы не говорите ни единого слова до самого дома, чтобы никто не знал об истине причине нашего появления в Баку. Вы меня поняли?
       Друзья разом показали мне замок на своих губах и тут же прекратили болтать о нашей проблеме. Прошло минут десять, прежде чем на перроне вокзала появилось наши спасение во главе начальника станции и в сопровождении двух офицеров милиции.
       Нам задали один и тот же вопрос о причине нашего появления здесь. Мы рассказали известный нам маршрут наших бакинских друзей на автобусе из пионерского лагеря "Сергокола" до Баку с придуманными проблемами в дороге.
       - Мальчики, мы сейчас подготовим документ на вашу поездку. - сказал нам начальник станции. - Машинист Александр Кузьмич Морозов доставит вас домой и сдаст в руки родителям.
       Мы не проронили ни единого слова, как договорились ранее, лишь закивали головами в знак согласия. Джульбарс тут же скопировал наше согласие. Серьёзные представители власти разом засмеялись нам подражание пса нашим жестам. Словно он был не пёс, а пацан из нашей группы.
       - Скоро подадут на первую линию туристический поезд Баку-Астрахань. - сказал дядя Саша Морозов, когда документы на посадку в поезд были готовы. - Первый резервный вагон пустой. Мы поселимся там. В пути обсудим ваши проблемы за прошедшие сутки. Соблюдайте порядок в поезде.
       Минут через десять подали поезд и тут объявили посадку. Вместе с нами в первый вагон на посадку пришёл помощник машиниста Виктор Степанович Костиков. Мы с ним знакомы по моим приключениям в посёлке Червлённая-узловая, когда на первых школьных каникулах мне довелось гостить у дяди Саши. Тогда из-за моих приключений пришлось поволноваться целому посёлку.
       - Здравствуй, артист! Кого сейчас ты парадируешь? - обратился ко мне Виктор Степанович.
       - Самого себя. - серьёзно ответил на его вопрос. - У меня вся жизнь сплошные пародии на себя.
       - Вижу ты повзрослел, серьёзным человеком стал. - сказал мне Костиков. - Не буду вам мешать.
       Проводник вагона Дарья Степашина поселила нас в первом купе ближе к выходу вместе с Джульбарсом. Машинист Александр Кузьмич Морозов и помощник машиниста Виктор Степанович Костиков поселились в следующем купе. До отправления поезда дядя Саша принёс нам в купе на четырёх человек железнодорожный набор продуктов, который выдают служащим машинистам и проводникам в дальнее следование. Джульбарса тоже не забыли. У него был паёк на его вкус.
       - Дядя Саша, а как вы оказались в Баку. - поинтересовался, когда он собирался уходить от нас.
       - На нашей станции сортировали поезд в сторону Баку со всех направлений. - объяснил Морозов мне своё появление в Баку. - Когда поезд был готов, то нам поручили сопровождать поезд до Баку. Такой распорядок нашей работы был не первый раз по разным обстоятельствам. Бывало так, что мы отвозили сортировку в Краснодар, Армавир, Кизляр и другие города по Северному Кавказу.
       - Нам крупно повезло. - печально вздохнув, сказал дяди Саше. - Если бы не приехали в Баку, то неизвестно чем мог закончится наш приезд в этот город. Надеюсь, что вы ничего ни скажите нашим родителям о наших приключениях. Дорогу домой от вокзала мы знаем сами.
       - Конечно, ваша тайна останется с вами. - смеясь, сказал дядя Саша. - Сам когда-то был таким.
       Почти сутки прошли со времени нашего ухода из дома. Мы так сильно устали за прошедшее время, что после ужина сразу уснули. В этот раз, как всегда во время обычного сна, мне обратно приснился цветной сон, который бывает настолько реальным, что, проснувшись на утро на мне отражаются признаки цветного сна в душе и на теле. Даже герои прошедшего сна бывают рядом.
       В это раз мне приснилось, что мы с Джульбарсом рано утром в тайне от всех направились на рыбалку к пресным заливам. Там у нас в тайнике был мощный арбалет с луком и стрелами. Грозное оружие, которое изготовили в древности, мне дал старик в таком же цветном сне, когда мы с Джульбарсом спасли старика от неминуемой смерти во время нападения на старика двух волков. Мой верный друг сразу вцепился в глотку матёрому волку и лишил его жизни. Когда второй волк отвлёкся от старика на меня и на Джульбарса, то старик из арбалета убил второго волка.
       - Вы спасли мне жизнь. - сказал старик, в первом цветном сне. - Надо вас чем-то отблагодарить.
       - На нашем месте так мог поступить любой человек. - пришлось мне ответить за двоих. - Нам не нужен никакой подарок. Лучший подарок для нас, то что мы все трое остались живые и целые.
       Старик больше ничего ни стал говорить. Просто оставил у наших ног старинный арбалет, о существовании которого мы знали только по зарисовкам в учебнике по истории и мне однажды довелось видеть это грозное оружие в Махачкале в музеи древнего оружия найденное на археологических раскопках в горах на территории старых крепостей в Дагестане. Мне хотелось поблагодарить старика за столь ценный подарок. Но в это время старик направился в сторону горы, на которой стоит древний маяк. Буквально перед моими глазами старик растворился в поле моего зрения. Рядом с арбалетом остался колчан со стрелами и на колчане лента с какими-то странными надписями, которые были вышиты на коже золотыми нитками или жилами.
       Сделал несколько попыток натянуть тетиву с лука на пусковой крючок арбалета, но у меня ничего не вышло. У меня не было сил натягивать сильно упругую тетиву. Просто удивлялся как это делал дряхлый старик, когда охотился на дичь возле пресных заливов.
       Наверно есть какой-то способ совершать натяжку тетивы. Надо над этим подумать. Пока надо надёжно спрятать это оружие.
       Таких потайных мест возле пресных заливов было множество. Особенно на каменных грядах в море и на берегу. После того как уровень Каспийского моря упал, то под каменными грядами, особенно на берегу, появились пещеры, вымытые волнами за несколько лет при подъёме уровня морской воды. В одну из таких пещер мне пришлось спрятать арбалет и колчан с множеством стрел.
       Прежде чем спрятать грозное оружие в надёжном месте, мне пришло на ум записать ржавым гвоздём на обгоревшем куске алюминиевой банки странные надписи с ленты на колчане. То, что это были надписи, а не иероглифы, догадался сразу.
       Учительница по географии, Вера Степановна Сечкина рассказывала нам о разных древних надписях, которые находили при археологических раскопках. У меня очень хорошая зрительная память, помню, что такая надпись где-то была.
       - Вера Степановна! Переведите мне эту надпись на русский язык. - обратился с просьбой к учительнице географии на первом уроке в новом учебном году. - Очень хочу узнать, что тут написано.
       - Ты откуда взял эту интересную надпись? - с удивлением, спросила учительница по географии.
       - Да так, ничего особенного. - увильнул от прямого ответа. - Мы с отцом в горах ездили по аулам, собирали оригиналы фото к будущим портретам. У одного горца в доме на стене было множество разного древнего оружия. Там был арбалет и колчан со стрелами, а также эта надпись на ленте. У меня хорошая зрительная память. Вспомнил, что вы показывали нам такую надпись на уроке.
       - Здесь написано "Анунака прилетел с небес". - перевела Вера Степановна, текст с клочка листа из моей школьной тетрадки. - Точного перевода нет. Может быть множество вариантов перевода в шумеро-аккадской мифологии арамейского, семитского и других многочисленных древних восточных языках. Надо обратиться к специалистам по древним языкам. Они могут дать точный перевод.
       Хорошо, что на этом мой первый цветной сон закончился. После цветного сна у меня был вполне реальный урок по географии, на котором был новый учитель Николай Викторович Гадяч. На наш вопрос, где Вера Степановна, он ответил, что она с научной экспедицией аэрографов отправилась в горы искать в аулах какие-то исторические предметы. Больше Веры Степановны мы не видели.
       Во втором цветном сне, который был у меня в купе в туристическом поезде "Баку-Астрахань" мы с Джульбарсом, в тайне от всех, до рассвета отправились к нашему тайнику на берегу пресных заливов. Нам очень хотелось научиться натягивать тетиву лука на крючок арбалета. Ведь должен он как-то стрелять при нашем участии. Дряхлый старик не мог просто так оставить нам это оружие. Наверно была какая-то уважительная причина. Мне вообще не понятно, как он здесь очутился.
       К нашей удаче возле пресных заливов никого не было. Мы быстро отыскали наш тайник под каменной грядой на берегу моря. Мне пришлось вытаскивать арбалет. Джульбарс вытаскивал кальян со стрелами. За каменной грядой у мыса с маяком, подальше от посторонних глаз, мы стали изучать арбалет со всех сторон. Только сейчас обратил внимание, что пусковой крючок под цевьём арбалета имеет обратное движение, которое легко крючком натягивает тетиву от лука.
       Едва натянулась тетива до упора, как в тот же момент, словно призрак, передо мной появился огромный неведомый зверь. Мой указательный палец буквально машинально нажал на пусковой крючок. Стрела с острым наконечником насквозь проткнула ужасного хищника. Он качнулся в мою сторону. В это мгновение другая стрела из-за моей спины вторично проткнула сердце зверя. Когда зверь рухнул замертво у моих ног в этот момент радостно побежал за мою спину. Там стоял тот самый старик, которого в первом сне пытались загрызть два матёрых волка. Тогда мы с Джульбарсом спасли деда от неминуемой смерти. Сейчас он спас нас от когтей неведомого зверя.
       - Ты очень смелый мальчик. - сказал мне старик на своём неизвестном мне языке, но мой разум воспринял его речь, как перевод на русский язык. - Мы оба в долгу друг перед другом за жизнь.
       - Но у меня нет подарка, который мог бы напомнить тебе обо мне. - подумал вслух на своём языке.
       - Твой самый лучший подарок мне, это дважды спасённая моя жизнь. - поделился своим мышлением старик. - При любом собрании мне подобные будут знать о твоём поступке в моём спасении.
       Мы обменялись взаимными приветствиями. После чего старик снял у себя с правой руки широкий кожаный ремешок, украшенный замысловатой вязью из золотых нитей. Этот ремешок одел мне на запястье правой руки. Затем большой кожаный ремешок с такими узорами снял со своей шеи и закрепил его на шее Джульбарса. Оба ремешка были нам в самый раз на руке и не шее.
       - Шурик! Пора вставать! - прервал мой цветной сон дядя Саша. - Скоро будет станция Избербаш.
       Мне вообще-то хотелось до конца досмотреть свой цветной сон. Надо было познакомиться с этим стариком. Ведь мне неизвестно его имя и вообще откуда он взялся. На странного зверя тоже надо было внимательно посмотреть. После того как мы с Джульбарсом вернулись вполне реальную жизнь, мне интересно знать где осталось наше оружие - арбалет и колчан полный стрел.
       - Череп! Откуда у тебя этот кожаный ремешок с узорами и с клыком какого-то зверя? - поинтересовался Сулим. - У Джульбарса тоже на шее красивый ошейник с клыком. Откуда у вас это всё?
       - Пока вы все дрыхнули как пожарные лошади, у нас здесь был интересный старик. - пришлось мне малость фантазировать. - Он подарил нам эти украшения на память. Мне больше, нечего сказать.
       Пацаны едва начали рассматривать украшения у меня на руке, а у Джульбарса на шее, как в это время проводница вагона объявила о прибытии туристического поезда "Баку-Астрахань" на станцию "Избербаш". Мы поблагодарили дядю Сашу Морозова и проводницу вагона за помощь в поездке домой, тут же в ночи мы выскочили из вагона на перрон станции "Избербаш".
       - До утра много времени. - начал Журавлёв Витька строить наши планы к благополучному возвращению домой. - Нам сейчас надо подняться на гору "Пушкина". Там измазаться кизилом и ежевикой так, чтобы наши родители думали, что мы объедались этими плодами и ягодами целые сутки.
       Мы ни стали возражать против предложения Витьки и уже через полчаса поднимались по с самого детства знакомой тропинке к вершине, усеянной разными плодами и ягодами, которых хватало на летние школьные каникулы ребятам города Избербаш и Нового городка, а также нашим родственникам и туристам, которые приезжали отдыхать к нам на берег моря со всего света.
       - Шурка! Вовка! Витька! Абдулл! - услышали на рассвете зов наших родителей у подножья горы.
       - Мы здесь на горе! - заорали мы так, что перепуганные со сна стаи птиц своими ужасными криками разбудили весь город. - Мы сейчас спускаемся домой! С нами всё в полном порядке!
       Родители ни стали ждать нашего возвращения, тут же разошлись по своим домам. Мы то же стали спускаться с горы. Наши лица, руки и одежда были так испачканы кизилом и ежевикой, что каждого родная мама не узнает. Хотя наши мамы нас ещё больше грязными признавали, когда мы возвращались домой испачканные с ног до головы нефтепродуктами. Нас отмывали керосином.
       Прошло несколько дней после нашего возвращения с Баку. Каждый был занят своим делом. Мне надо было разобраться до конца со вторым цветным сном, который приснился мне в купейном вагоне во время нашего возвращения из Баку. Если кожаный ремешок на моей руке и кожаный ошейник на шее Джульбарса были реально, то значить мы были реально в другом измерении жизни.
       Уже действительно, а не в цветном сне, с Джульбарсом до рассвета удрали из дома к пресным заливам. Это была наша тайна на двоих. Поэтому ни стали никого будить. Взяли с собой удочки и банку земляных червей, чтобы все думали, что мы на рыбалке. Так иногда поступали друзья, когда хотели в тайне от других поймать ранее прикормленную к месту рыбу.
       Когда пришли на берег пресных заливов, то тайное место невозможно было узнать. Берег до вершины каменных гряд был завален морским песком. Видимо был сильный шторм с огромными волнами, которые морским песком закидали каменные гряды и наши тайники в пещерах.
       Здесь нам нечего было искать. Хотя Джульбарс обнюхал всё и рылся по всюду в песке. Мне ничего не оставалось, как только заняться рыбалкой. Ведь под этим прикрытием пришёл с Джульбарсом на рыбалку. Несмотря на то, что большие волны сильно изменили вид пресных заливов рыбы здесь стало ещё больше.
       Между морскими каменными грядами образовался большой проём, который соединил между собой пресную и морскую воду, в которых было много разной морской и пресноводной рыбы. Они адоптировались здесь и смешались с другим видом рыб.
       Ничто так не тревожило меня, как расставание с друзьями детства своего. За пять лет проживания в Новом городке у меня появились настоящие друзья, на которых можно положиться в любых ситуациях. Конечно, самым лучшим другом был Джульбарс, который не мог говорить человеческим языком, понимал меня с полуслова. Теперь надо было расстаться с верным другом навсегда.
       Мы хотели забрать Джульбарса с собой на новое место жительства. Все знали, чтобы перевести пса на расстоянии больше ста километров любым общественным транспортом обязательно надо иметь специальные документы, которых у нас нет. Надо было иметь на руках родословную карточку от собаководства и прививки от ветеринара, которых нет в Новом городке и в Избербаше.
       Вести пса на обследование в Махачкала некому. Мама занята подросшим близнецами, за которыми надо иметь постоянный присмотр, чтобы они не удрали из дома в поисках своих первых приключений. Отец полностью занят подготовкой к переезду на новое место жительства. Мне всего двенадцать лет. В таком возрасте в голове одни приключения. За мной тоже надо присматривать.
       - Пацаны! У меня к вам одна просьба. - обратился к своим друзьям, когда мы собрались вместе. - Наша семья переезжает на другое место жительства почти за две тысячи километров отсюда. У нас нет документов на перевозку Джульбарса с собой. Он такой же ваш друг как мой. Возьмите его к себе домой. Мы не имеем никакого права бросить своего верного друга на произвол судьбы.
       - Ты прекрасно знаешь, что мои родители даже кошку не берут домой. - сразу отказался Сулим.
       - Мои родители терпели Джульбарса только потому, что у вас были права на место жительства в коммунальной квартире. - сказал Абдулл. - Когда вы уедете, то права на квартиру будут только у нас. Наша мама тут же выбросит Джульбарса на улицу. Пойти против родителей не имею право.
       У всех остальных друзей тоже были свои причины не брать нашего общего друга к себе домой. Большинство жили в коммунальных квартирах, где надо было согласие двух или даже трёх семей. Некоторые жили в однокомнатных квартирах, где даже две кровати поставить невозможно. Жил Шурка-Пузан со своей мамой в одной комнате в маленькой коммунальной квартире на три семьи.
       За две недели до нашего отъезда отец отвёл нашего пса к своему знакомому охотнику, который жил в своём доме. На следующее утро Джульбарс был у нас в подъезде и, как всегда, ждал своих друзей. Отец отвёл его к другому охотнику, который посадил Джульбарса на цепь. Через три дня пёс ухитрился освободить себя от ошейника и цепи. В третий раз Джульбарса замкнули в сарае.
       Мои друзья прекрасно знали, что мы, возможно, ни скоро встретимся, а быть может вообще ни встретимся никогда. Ведь до нашего совершеннолетия почти десять лет, а расстояние, между нами, в две тысячи километров. После окончания школы нас всех заберут служить в советскую армию сроком на три-четыре года. Дальше никто не знает, что будет с каждым из нас в отдельности.
       - Джульбарс пришёл с тобой прощаться! - закричали друзья, когда поезд стал набирать скорость.
       Мои родители разом вцепились в меня, когда высунулся из окна нашего купе в сторону друзей, чтобы не выпрыгнул из вагона. Такое могло со мной произойти при последней встрече с верным другом. На перроне станции "Избербаш" среди моих друзей стоял Джульбарс на цепи, которую держал мужчина лет сорока. Джульбарс лаял и дёргался в мою сторону. Друзья и мужчина с трудом удерживали моего друга, ведь он ради меня мог уехать "зайцем" на ступеньках вагона.
       - По моей просьбе новый хозяин Джульбарса привёл его на перрон, чтобы попрощаться с нами. - сказал отец, когда из нашего вида скрылся вокзал и те места, где прошло моё детство.
       Мне было обидно за самого себя, что не пришёл к Джульбарсу попрощаться с ним. Ведь отец знал где находится мой друг на принудительном месте жительства. Мог сходить туда и попрощаться с другом, чтобы его ни таскали на цепи как раба. Наш друг никогда не был на цепи и в наморднике. Тут же на станцию притащили его как раба на смотрины на цепи и в наморднике.
       Последний старый поезд с вагонами деревянными изнутри с деревянными ступенями, закреплённый по контуру металлическим уголком, на мой взгляд похож на избушку на курьих ножках, которые заменили колёсами. Осталось поселить сюда Бабу Ягу и Кощея Бессмертного. После чего моя жизнь превратится вполне реальную страшилку, которую рассказывают детям с рождения.
       От взрослых часто слышу, что кто-то живёт прекрасно, "как в сказке". У меня нет желания жить, "как в сказке", рядом с Ваней дурачком, вокруг которого "бяки забияки умнее собаки". Нашли какое-то глупое сравнение? Каких-то чудиков из дурдома прировнять к собачьему разуму. Мой верный друг Джульбарс умнее всех героев детской сказки. Мне очень жаль, что потерял верного друга. На железнодорожном мосту через Уллубиевскую балку последний раз посмотрел в сторону пресных заливов, где за пять лет было множество приключений у меня и у моих друзей. Просто удивительно, что никто из нас не пострадал во время наших безумных приключений. Динамит, взорванный под нашей лодкой, разорвал лодку, а мы совсем на пострадали.
       Когда мои друзья выбросили меня в море с лодки, чтобы научился плавать. Само море спасло меня выбросив на камни. Дальше смотреть в окно вагона было скучно. Всюду мрачные поля, выгоревшие от знойных солнечных лучей.
       Местами на полях белые пятна солончака. Параллельно с ровной полосой железной дороги замысловаты закорючки шоссейной дороги, которая увеличивает вдвое расстояние между Избербашем и Махачкала. В народе отрезок шоссейной дороги называют "тёщин язык". Мы стали подъезжать к станции "Махачкала" диск солнца едва коснулся вершины кавказских гор, бросая в сторону моря огромные мрачные тени. Вечерние сумерки расползлись по узким улицам города до морского побережья. Пугая своим появлением городских птиц, которые не успели спрятаться в свои гнёзда под крышами огромных зданий и на чердаках частных домов.
       - Мама! Мороженое купи! - в один голос закричали близнецы, когда увидели лоток с мороженным.
       - Сейчас папа купит. - согласна мама с требованием Сергея и Юрки. - Стоит поезд десять минут.
       - Шурка, тебе тоже купить мороженое? - спросил отец у меня, направляясь к выходу из вагона.
       - Конечно купи. - согласился с предложением отца. - Джульбарс тоже любил кушать мороженное.
       - Опять ты за своё. - пробурчал отец. - Приедем в Курджиново, куплю тебе там хорошую собаку.
       - Такой хорошей собаки как Джульбарс у меня больше не будет. - подумал вслух о своей беде.
       Перед самым отъездом поезда отец вернулся в купе с сеткой-авоськой, набитой продуктами и с пятью брикетами вафель с мороженным пломбир. Мы всей семьёй принялись спасать пломбир в брикете, который при жаре мог превратиться в молочный коктейль и расползтись по нашим рукам. Сергей и Юрка оказались проворнее нас. После чего стали оказывать помощь с пломбиром маме.
       Когда мы собирались к отъезду, то мама напекла много пирожков в дорогу и нажарила мяса. Наши многочисленны родственники, которые живут в Новом городке, приготовили большую сумку с продуктами нам в дорогу. Мои друзья тоже не остались в долгу передо мной. Принесли мне полную сумку разной сушёной рыбы. Абдулл тайком от своей мамы дал мне куски сушёного мяса.
       У нас сумок с продуктами было больше, чем личных вещей. Непонятно зачем отец купил ещё полную сетку-авоську продуктов? Когда мама стала разбирать пакеты с купленными продуктами, то там оказались бутылки с молоком, лимонадом, газированной водой и конечно бутылка "Московской водки", без которой отец не мог уснуть при болях мозолей, оставшихся от военных ранений.
       После того как мы всей семьёй плотно поели, то стали приготавливаться ко сну. Мама с Сергеем легли на одну нижнюю полку. Юрка лёг на следующую нижнюю полку. Мне и отцу достались верхние полки. Наши многочисленные сумки едва уместились в ящиках под нижними полками, в проходе между лежаками и на верхней полке над входной дверью в наше купе.
       Когда родители покупали билеты на "скорый поезд" Баку-Москва, то нам заранее сказали, что есть два варианта поездов Баку-Москва. Первый вариант - новые вагоны, которые тянет тепловоз. Второй вариант - старые деревянные вагоны, которые тянет паровоз. Стоимость проезда во втором варианте на половину дешевле проезда в первом варианте. Но второй вариант едет дольше. Второй вариант поезда едет по маршруту Баку-Москва в последний раз. После чего этот поезд отправят в музей железнодорожных поездов. Поэтому по своему маршруту поезд будет останавливаться на каждой станции по десять-пятнадцать минут. Железнодорожники будут прощаться с поездом, как со стариком, который достойно отслужил своё время на железной дороге.
       - Нам некуда спешить. - сказал отец, когда покупал билет на старый поезд. - Почти задаром можно ехать долго. К тому же мне, как инвалиду и ветерану войны большая скидка на любой транспорт.
       От Избербаша до Армавира, примерно, семьсот километров. На новом поезде ехать двадцать часов. На старом поезде со всеми остановками в пути почти двое суток, если не больше. Как экскурсия через весь Северный Кавказ. От Армавира у нас ещё две или три пересадки в пути до Курджиново. Главное, чтобы успеть в школу к новому учебному году. Если, конечно, школа там есть?
      
      Глава-2. Уроки юности.
       Уроки жизни тем отличаются от школьных, что не бывает в жизни перемен.
      
      1. Без свидетелей.
       После того как все угомонились, насытившись пломбиром и ужином после отъезда от станции "Махачкала", мама уложила спать близнецов. Отец выпил сто грамм водки и тут же забрался на свою верхнюю полку. Мне ничего не оставалось, как только забраться на свою верхнюю полку и там зашторить брезент между полкой и потолком, чтобы не свалиться с полки во время сна.
       Спать совсем не хотелось. В голове одни переживания после отъезда со станции "Избербаш". Перед глазами мой верный пёс Джульбарс и друзья моего детства из Нового городка. Какая всё-таки несправедливая жизнь. Не успел попрощаться с детством, как пришлось прощаться с друзьями. Придётся свою юность начинать с нуля, как свою жизнь с рождения с первого шага...
       - Шурик! Мне придётся погасить свет и прикрыть окно. - прервала мама мои размышления. - Нам надо спать и отдыхать в дороге. Ехать до Армавира больше суток. В дороге ещё все устанем.
       Мне нечего было сказать маме. Просто промолчал в знак согласия. Конечно, она больше всего беспокоится за близнецов. Особенно за Сергея, у которого с рождения нет части черепа на голове, он от лёгкой простуды мозгов может умереть. Поэтому мама постоянно проверяет на голове у Сергея мягкую шапочку, которая предохраняет его мозги от случайного удара и от обычной простуды.
       По ходу поезда в купе было слышно стук колёс на стыках рельс. За окном мелькали огоньки не больших населённых пунктов. На маленьких станциях и полустанках последний старый поезд останавливался всего пару минут. Со стороны вокзала звучала музыка марш железнодорожников. Поезд двигался дальше не спеша, как старичок, который не спешит в последнюю дорогу.
       На больших станциях марш звучал со всех сторон и в репродукторе поезда. Мама плотно прикрыла окно в нашем купе. Отец не смог рукой найти выключатель от репродуктора и просто оборвал провода, ведущие к репродуктору. В купе наступила тишина и нормальная температура. Ночью ни так жарко как днём. Душно не будет. Можно ехать с закрытым окном до самого утра.
       Как-то незаметно для себя заснул среди ночи. Обычно почти каждую ночь мне сняться сны с приключениями, особенно цветные почти с реальными событиями словно в другом измерении жизни, которые легко запомнить, а после написать вполне реальный рассказ с материальным подтверждением бытия. В этот раз мне снились только отрывки из разных снов, что не запомнил ни чего.
       - Шурик! Вставай завтракать. - во сне услышал голос мамы. - Пойди вначале руки и лицо помой.
       Туалет был в голове вагона рядом с купе проводников. Два проводника, один толстый, а другой худой, готовили чай для пассажиров. Сразу было понятно, что завтрак давно начался, так как рядом с туалетом очереди не было. В то время как худой проводник разносил чай по всем купе. У меня было время сходить в туалет, помыть руки и лицо, к этому времени у нас будет чай в купе.
       Всё так и было как рассчитывал. Когда вернулся к нам в купе, то мои братья-близнецы обратно, как всегда, поцарапались из-за пирожков, которых мама напекла полную плетённую корзину. Пирожков хватит всем до самого Курджиново. Но братья цапаются из-за того, что выбирают поджаренные пирожки. Маме приходится выбирать каждому по отдельности поджаренный пирожок.
       Мама у нас хорошая швея и хорошая кухарка. Всё что надето на нас сшито на швейной машинке её руками. Перед отъездом она наварила и нажарила столько разной вкуснятины, что хочется всего понемногу попробовать. Всё свежее словно только что приготовлено. Отдельно каждое блюдо выбирать не собираюсь. Люблю суп харчо, картошку, жаренную с мясом и чай с пирожком.
       После завтрака мама тащит силком близнецов в туалет, чего они оба не любят. Особенно они против мытья рук и лица с мылом. Отцу приходится прикрикнуть на них, чтобы они заткнулись и слушали маму. Братья, насупившись нехотя следуют в туалет за мамой. Мне и отцу тоже приходится выполнять все правила гигиены в семье. В туалете под умывальником мыть руки и лицо.
       Второй день езды на последнем старом поезде "Баку- Москва" прошёл так же траурно-парадно. Словно провожали старый поезд и пассажиров в последний путь. Пассажирам дальнего следования уже так всё надоело, что большинство не выходили на пирон больших станций, где наш поезд, стоял десять-пятнадцать минут. Выходили лишь любители выпить на халяву водки и пива. От большого количества выпитой водки отец полностью отключился на своей верхней полке в нашем купе. Маме пришлось его зашторить брезентом между полкой и потолком, чтобы он не свалился с полки во время сна. Во всём вагоне был отвратительный запах ликёроводочного перегара. Наверно поэтому трезвенник открыли всюду окна, чтобы не опьянеть и не умереть от этого запаха.
       Обед и ужин в нашей семье были также плотные. Отличались друг от друга только названием и временем приёма. После обеда и ужина отец обратно забрался спать на свою верхнюю полку в нашем купе, чтобы окончательно отрезветь до прибытия на станцию "Армавир".
       Ведь без него мы не можем ехать дольше так как не знаем своего маршрута до Курджиново. К тому же большую часть наших вещей может нести отец. У меня свой вещмешок. У братьев тоже свои вещмешки, которые им сшила мама. На маме вещмешок с её барахлом и наши близнецов.
       Барахла разного очень много. Поэтому питались плотно, чтобы нам меньше нести дальше с собой.
       Больше чем за сутки на меня навалилось так много усталости, что после ужина едва только забрался на свою верхнюю полку в нашем купе, как тут же вскоре уснул "без задних ног". Так говорят взрослые, когда сильно устают задень перед сном. Можно подумать, что у людей есть четыре ноги, как у животных. Вот так мне с огромным трудом достались прошедшие сутки нашей поездки.
       Где-то среди ночи мне так приспичило в туалет, что больше не мог терпеть до утра. Вся наша семья крепко спала. Осторожно спустился с верхней полки и тихо вышел в коридор. Когда проходил мимо одного купе, то увидел, как проводники выталкивают в окно пьяного пассажира. Место того, чтобы бежать звать кого-то на помощь, застыл в страхе от увиденного перед собой.
       - Таких надо выкинуть с десяток. - сказал толстый проводник, закрывая окно. - Тогда будем богатые. Пока найдут этих алкоголиков, то мы как ни в чём не бывало вернёмся к себе домой в Баку.
       - Но свидетели нам не нужны. - глядя на меня, сказал худой проводник. - Отправим его следом.
       При таких словах обо мне мозг стал автоматически соображать. В тоже мгновение рванул в сторону тамбура. Давно знал, что в этих поездах дверь внутри не имеет замка, а закрывается изнутри на щеколду и только на конечной станции закрывается на замок, чтобы не обокрали вагон. Сразу открыл дверь во вовнутрь тамбура. Прыгать с поезда ни стал, а повис на лестнице с торца вагона.
       - Всё! Пацан на такой скорости разбился. - облегчённо вздохнув, сказал худой проводник.
       - Ты был прав, что нам свидетелей не надо. - хитро ухмыльнувшись, сказал толстый проводник и пинком ноги выкинул с вагона худого проводника. - Мне одному хватит денег с пяти алкоголиков.
       Толстый проводник стоял в тамбуре у раскрытой двери и о чём-то раздумывал. Мне нельзя было даже пошевелиться, так как он мог заметить моё движение и скинуть меня с лестницы под колёса поезда одним движением руки. Ведь ему ничего не стоило дотянуться рукой до меня. В этот самый момент яркий свет продажной луны бросил на землю тень вагона с моим заметным силуэтом.
       - Ах ты сучок! Хотел от меня сбежать? - увидев мой силуэт в тени вагона, сказал убийца. - Сейчас!
       Пока толстяк разворачивался в мою сторону, чтобы левой рукой достать меня, в этом момент мне ничего ни стоило забраться на крышу вагона.
       У меня на спасение было несколько выборов - обратить на себя внимание со стороны любой станции, убегать от убийцы и стучать ногами по крыше вагонов или добраться раньше убийцы в конец поезда и там сорвать стоп-кран.
       Когда будет станция мне не было известно. Пока толстый убийца забрался на крышу, то мне удалось передвинуться на другой край вагона. Не успел постучать ногами по крыше, как увидел быстро приближающийся автомобильный мост над железной дорогом. Всем было известно, что с такого моста над железной дорогой свисают металлические шары на тросах на уровне труб на крышах вагонов, чтобы на крышах вагонов не ездили "зайцы".
       Мне ничего не оставалось, как лечь на крышу вагона и уцепиться за трубу вагона над туалетом, чтобы меня не сбили шары, рассчитанные на "зайцев". Едва только мне удалось закрепиться за трубой, как тут же услышал тупой удар и надо мной пролетел огромный автомобильный мост с огромными шарами, которые были в нескольких сантиметрах над трубой, торчащей выше меня.
       Пару минут лежал на крыше, пока в моём теле прошла дрожь от страха. После чего посмотрел вперёд по ходу поезда. Там не было толстяка и встречного автомобильного моста.
       Вернулся обратно к лестнице с торца вагона. Спустился по лестнице в тамбур вагона. Закрыл дверь в тамбур вагона на щеколду. Сходил в туалет. Вернулся в купе. Лёг спать на свою верхнюю полку в купе.
       "Хорошо, что у меня всё обошлось без свидетелей" - подумал перед тем, как крепко уснуть.
       - Шурик! Вставай, у нас последний завтрак в поезде. - сказала мне, мама, рано утром. - Через пару часов мы будем собираться. Думаю, что к обеду мы будем в Армавире, а там пересадка.
       Как заранее рассчитывали родители мы плотно поели наши домашние заготовки в дорогу. Почти за двое суток съели всё, что мама напекла и наварила. Остались только сушёные бычки и сушёное мясо, которыми угостили меня мои друзья в дорогу. Эти продукты можно было хранить сколько угодно в дороге и веса большого такой груз не имел. Этот груз закрепили за мной.
       - Что-то наши проводники с чаем запаздывают? - забеспокоилась мама, выглядывая из двери купе.
       - Наверно перебрали лишку со спиртным - сказал отец, отрезвевший за ночь. - Спят у себя в купе.
       - Но нам ещё билеты наши надо взять у них. - продолжала беспокоиться мама. - Схожу посмотрю...
       - Тебе, что больше делать нечего, как только ходить к пьяным мужикам. - возразил отец против похода мамы к проводникам. Мы выходим на конечной станции. Эти билеты нам дальше не нужны. Будем покупать билеты на поезд в другом направлении или даже поедем на автобусе с пересадкой в Лабинске и в Мостовом. Напитков у нас в бутылках полная авоська. Так что сиди в купе.
       - Ой! Совсем забыла за напитки! - спохватилась мама. - Они стоят под столиком с Махачкалы.
       Мама тут же достала сетку-авоську с напитками и поставила их на столик у окна. Отец в начале открыл бутылки с молочными напитками близнецам, которые смотрели на напитки так, словно умирали от жажды. Маме и мне открыл по одной бутылке лимонада. Себе открыл бутылку минеральной воды. Так как стаканов у нас не было, то пили свои напитки прямо из бутылки.
       После плотного последнего завтрака семьи в поезде мама стала укладывать наши вещи в сумки в дорогу. Отец вспомнил, что по пьянке оборвал провода на репродукторе. Достал из своей сумки охотничий складной нож и стал устранять неполадки в репродукторе. Мои братья-близнецы смотрели в окно на улицу и по-своему обсуждали то, что пробегало за окном по ходу нашего поезда.
       - Товарищи пассажиры! - объявил исправленный репродуктор. - Приготовьтесь к выходу. Скоро будет станция "Армавир". Стоянка поезда пятнадцать минут. Не забывайте в поезде свои вещи...
       - У нас с собой много вещей. - заволновалась мама. - Нам надо сейчас продвигаться к выходу.
       - Куда торопиться? - сказал отец, вытаскивая сумки в коридор. - Поезд будет стоять пятнадцать минут. За это время мы успеем везде - в туалет, на пересадку и даже пообедать в столовой...
       Отец говорил о нашем будущем в дороге, тем временем мама по коридору перетаскивала наши сумки в тамбур вагона. Где вещи находились под охраной наших сопливых пацанов. Мне досталась роль замыкающего и смотрящего, чтобы мы ничего не забыли в своём купе и в поезде. Поэтому проверил все полки и все ящики в купе. Наших вещей там не было. Мы всё забрали.
       До тамбура шёл не спеша. Когда проходил мимо купе проводников, то случайно обратил внимание на открытую дверь в купе. Прямо у двери на стенке в купе висела сумка-пояс проводника с билетами на поезд, как охотничий патронташ с патронами. В одном кармашке торчал билет с надписью: "Избербаш". Попытался выдернуть билет из сумки. С первого раза у меня не получилось.
       Мне некогда было вторично дёргать билет из сумки. Пришлось всю сумку отправить к себе в плетённую корзину, в которой были сушёные бычки с сушёным мясом и всё вместе накрыть махровым полотенцем, чтобы всё сохранило свою свежесть. Сзади за мной никого не было. Всё что сделал было без свидетелей. Позже вытащу наш билет на поезд из сумки, а сумку где-то выброшу.
       - Как выйдем из вагона, когда проводника нет, а дверь закрыта? - волновалась женщина у двери.
       - Очень просто! - сказал высокий мужчина и отодвинул щеколду у двери. - Можете выходить.
       - Спасибо! Выйду за вами, когда остановится поезд. - улыбаясь, под общий смех, сказала дама.
       Через минуту поезд остановился. Все не спеша стали выходить из тамбура нашего вагона. Мы вышли последние и со своими сумками отправились на вокзал. Как всегда, после плотного завтрака, через два часа всем хотелось в туалет. Меня с вещами оставили на улице возле огромной клумбы с цветами. Отец взял мальчишек за руки и повёл в мужской туалет. Мама ушла в женский.
       Был самый удобный момент взять из сумки проводника. наш билет на поезд, а сумку выбросить в кусты. Рядом со мной никого не было и в мою сторону никто не смотрел. Так что мне ни стоило особого труда выдернуть билет из сумки, а сумку тут же выбросить в густые колючие кусты. Как только проделал этот трюк, огляделся вокруг и ни глядя стал поправлять полотенце на корзинке.
       Вдруг, мои руки на полотенце упёрлись во что-то прямоугольное. Сушёная рыба и сушёное мясо были плоские. Слегка приподнял полотенце, чтобы посмотреть, что под ним и тут же обомлел от страха. Под полотенцем была пачка совершенно новых денег в банковской обёртке. Как они попали туда не понятно? Наверно выпали из сумки проводника? Что теперь мне делать с ними?
       Пару минут был в шоке. Но вскоре пришёл в себя и стал продумывать, как поступать с этими деньгами. Сдать в милицию - равносильно тому, что посадить себя и родителей за решётку. От дать деньги родителям, это рассказывать им то, что произошло со мной без свидетелей. Выбросить деньги в кусты следом за сумкой проводника. На это только полный дебил может пойти.
       Больше раздумывать ни стал. Спрятал пачку денег на самое дно корзинки под сушёную рыбу и под сушёное мясо. Хорошо прикрыл большим махровым полотенцем. Пошёл в кусты писать. При появлении родителей демонстративно поправил трусы и сверху штаны. Тут же отказался от предложения мамы сходить мне в туалет. С вещами направились на остановку городского автобуса.
       - Железной дороги на прямую Армавир-Лабинск нет. - объяснил отец нашу посадку в городской автобус. - Вокруг ехать поездом слишком далеко. Автобусом до Лабинска доедем за пару часов. До
       Мостовской, примерно, час езды. Побываем в гостях и заночуем у Фёдора. Утром автобусом поедем в Курджиново. В обед будем в гостях у Стрельникова. После обеда пойдём в свою хату.
       Всю дорогу от Армавира до Лабинска думал, как быть с деньгами. Мои братья устали. Спали, склонившись на маму с обеих сторон на последнем сидении в автобусе. Отец читал какую-то местную газету. Вот тут у меня созрел план, как поступить с деньгами. Сделать это в Армавире, значит навести на себя подозрение, когда в прессе всплывёт трагедия в нашем вагоне в старом поезде.
       - Мама! Посмотри, что нашёл! - сказал маме, поднимая с тротуара у кустов пачку новых денег, завёрнутую в местную газету. - Наверно кто-то потерял? Надо нам эти деньги в милицию сдать...
       - Там документы есть, хозяина денег? - спросил отец, выхватывая у меня из рук газету с пачкой новеньких денег. - Документов никаких нет. Выходит, что сам Бог послал нам деньги. Все молчок об нашей находке. Иначе за нами будет очередь хозяев денег. Менты будут первые, а не мы.
       Представляю, как было неприятно и тяжело моей мамы видеть чужие деньги. С детства она вкалывала на колхозных полях за трудодень, которого едва хватало на день. Денег в колхозе не давали. Когда ушла с колхоза, то за копейки работала продавцом на колхозном рынке.
       После моего рождения и по настоящее время работала швеёй-модисткой за деньги от продажи с процентами в минус. Тут же на семью свалились такие деньги, каких отец и мама никогда не держали в руках.
       От Лабинска до самой Мостовской мы ехали молча, словно в рот воды набрали. Даже трёхлетние близнецы словно повзрослели своим разумом лет на десять. Всю дорогу они молчали и даже не капризничали. Мама всё так же была в шоке. Всё никак не могла прийти в себя от такой моей находки. По отцу было видно, что он представлял, как тратить эти деньги. Мне всё, как до фонаря.
       Мы решили по пути в Курджиново заехать к Фисюкову Фёдору Марковичу, рождённому 7-го ноября 1917 года в день революции. Старший брат моей мамы. Во время войны с немцами он был командир танка. За подвиги награждён многими орденами и медалями. Но за то, что дважды был в плену и дважды бежал из плена, его лишили всех званий и наград, сослали на Дальний Восток. Там он воевал на танке против японцев и с победой дошёл до конца войны. Но его не оправдали.
       В 1955 году бабушка Нюся, мама дяди Феди, написала письмо своему старшему сыну, что через год она умрёт 8-го Марта в свой день рождения в возрасте 88 лет в Женский день 8-го Марта. Просит всех своих детей приехать в этот день к ней в Избербаш. Дядя Федя, без разрешения власти, добирался с Камчатки к своей мамы разными видами транспорта несколько месяцев. Приехал в Избербаш в тот самый день, когда его маму похоронили. Обратно на Камчатку он не вернулся.
       В 1956 году Фисюкова Фёдора Марковича реабилитировали. Вернули ему звание все награды. Обратились к Верховной власти о присвоении ему звания Героя Советского Союза за две войны с немцами и с японцами. Но он отказался от всех званий и наград. Даже не пошёл в военкомат. Сказал корреспондентам, что воевал ни ради наград. Поселился жить с семьёй в посёлке Мостовой.
       - Ой! Какая неожиданная встреча! - искренне радостно воскликнул дядя Федя при виде нас. - Проходите. Не стойте у порога. Сейчас вам баню затопим. Стол для гостей накроем. Всё для вас.
       Мама и дядя Федя обнимались, целовались и плакали. Всего два года прошло, как умерла у них мама, бабушка Нюся, которой бы в этом году 8-го марта должно было исполнятся 90 лет. По меркам её сестёр и братьям, которым за сто лет, она совсем молодая. Умерла она не по старости и не по болезни. С её последних слов она просто устала быть всем обузой с пролизанными ногами. Ведь она вполне здоровая тридцать лет была пролинована на обе ноги после войны с чеченцами.
       В семье у Фисюковых дочь и сын, которым два годика и год. Конечно, не ровесники мне, с которым можно о чём-то поговорить и поиграть. Даже Сергей и Юрка не могут с ними о чём-то поговорить. Просто смотрят они на нас своими детскими любопытными глазами. Словно хотят понять откуда и зачем мы появились на ихней территории? Почему у родителей к нам особое внимание.
       Как только мы разложили свои вещи у них в небольшом домике. Затем из своих сумок достали подарки детям и взрослым, со стороны детей к нам появилось совсем другое внимание и доверие. Они уселись рядом с нами на деревянном полу и стали нам что-то рассказывать на своём детском языке, которым мне уже давно не знаком, и мои братья тоже вышли из круга детского языка.
       Вскоре женщины занялись кухней и приготовлением праздничного стола. Обеим семьям такая встреча действительно была праздником, так как наши родители виделись всего два раза, а дети двух семей впервые увидели друг друга. Было о чём поговорить и что вспомнить за годы разлуки. Особенно мужчинам-воинам, которые прошли весь Ад войны с фашистами и с японцами тоже.
       Пока все были заняты своими делами, то у меня появилась возможность незаметно подложить отцу в сумку билет на поезд от станции "Избербаш" до станции "Армавир". Вскоре была готова баня. Мне пришлось первому идти в баню вместе с братьями-близнецами. Сергей и Юрка долго плескались в тазике с тёплой водой, что мама вынуждена была вмешаться в это безобразие. После того, как все помылись в бане, то разом сели за стол на веранде. Наши мамы постарались с сервировкой стола, на котором было много разнообразных блюд, сладостей и напитков. За столом стучали ложки и звонили бокалы. Взрослые пили самогон, а дети сладкие напитки с конфетами, пряниками и печением. Застолье было долго, обед незаметно закончился поздним ужином.
       Дядя Федя был классным баянистом. После праздничного стола он достал из шкафа свой баян и стал играть фронтовые песни, которые знал весь Советский Союз. Мы все хором пели фронтовые песни под звуки баяна. Когда грустные песни про войну стало тяжело петь, то дядя Федя достал из шкафа свою старенькую гармонь-тальяночку. Маленький дом Фисюковых заполнился весёлыми казачьими частушками, прибаутками, песнями и плясками под старенькую гармонь допоздна.
       Когда дети устали от такого длинного праздника и стали клевать носом, то наши мамы постелили всем нам несколько толстых одеяло на полу среди зала. Лето жаркое - укрываться простынями не надо. Женщины открыли окна настежь, чтобы нам не было душно в зале от жары и от нашего запаха, который выделяли мы после очень обильного праздничного обеда до позднего ужина.
       Рано утром мама и отец стали собираться в дорогу. Собирались тихо, чтобы не разбудить детей. Меня и наших близнецов подняли в последнюю очередь. Мама и отец вынесли близнецов на руках и там сонных поставили на ноги. Тут же Сергея и Юрку отвели к колонке с водой в середине двора. Сонные близнецы вначале капризничали, но, когда проснулись, так сразу стали безобразничать.
       Дядя Федя и отец тяжесть наших вещей взяли на себя. Они с сумками не спеша пошли в центр посёлка, где небольшая автобусная станция. Мама с близнецами не торопясь пошла следом за мужиками. Мне, как всегда, досталось место замыкать нашу толпу с плетёной корзинкой в руках. После остановки в гостях корзинка стала лёгкой, в ней осталось всего с десяток сушёных бычков.
       - Мария! Посмотри! Наши билеты на поезд. - с удивлением, сказал отец, когда достал из своей сумки деньги на билет в автобус. - Странно!? Как они могли попасть в сумку? Вроде их не было?
       - Ты забыл, как позавчера вечером перед сном в дупель пьяный ходил к проводникам в чём-то разбираться. - напомнила мама отцу. - Тогда взял у них наш билет. От пьянки память потерял.
       Отец отмахнулся рукой от придирок мамы и пошёл в кассу брать билет на рейсовый автобус по расписанию от посёлка Мостовой до Курджиново. Дяде Феди надо было идти на работу. Он попрощался с нами и тут же поспешил на работу. С его слов он работал трактористом и бульдозеристом на МТС. С бригадой строителей он строил дороги и оросительные каналы на колхозных полях.
       Расстояние от посёлка Мостовой до Курджиново, примерно, столько же как от Армавира до Лабинска. Небольшой старый автобус, места на задних сидениях заняла наша семья со своими многочисленными сумками.
       Кроме нас в автобус сели несколько человек до посёлка Псебай. Автобус покряхтел своим старым двигателем и скрепя ржавым кузовом медленно двинулся в сторону гор.
       У меня в голове появились жуткие мысли, что при такой малой скорости в ржавом автобусе мы сегодня никуда не доедем. Однако за посёлком появилась вполне нормальная асфальтированная дорога. Двигатель автобуса весело зазвучал и стал набирать скорость. Встречного транспорта не было и автобус без проблем доехал до посёлка Щедок, за которым видно окраины Псебая.
       В посёлке Псебай наши попутчики вышли. Там же зашли геологоразведчики в своей фирменной одежде с многочисленными сумками и приборами. Они заняли после нас все места в автобусе.
       Было немного тесновато, но мы не были в обиде. Нам даже было интересно послушать геологов, которые рассказывали друг другу разные интересные истории о своей работе в горах Кавказа.
       - Товарищи! Пожалуйста, выйдите из автобуса. - сказал нам водитель, когда автобус остановился возле заправочной станции на выезде из Псебая. - Заправляться с пассажирами запрещено.
       Все быстро покинули салон автобуса и отошли подальше от заправочной станции. Наша семья уже целый час была в салоне автобуса.
       Надо было размять отёкшие ноги и сходить в туалет. Несколько туалетных будок расположились за дорогой в стороне от заправочной станции. Две колонки с водой находились недалеко от нашего транспорта. Там же был ларёк с мороженым.
       - Мама! Купи нам мороженое! - в один голос заорали близнецы. - Купи нам пломбир в стаканчике.
       - Шурик, тебе тоже надо купить мороженое? - спросила мама, можно подумать, что откажусь.
       Геологи последовали нашему примеру и все пассажиры, а также водитель автобуса, дружно употребляли вафельные стаканчики с мороженым пломбир.
       В салон автобуса вошли лишь после того, как от мороженого ничего не осталось, и все любители мороженого тут же помыли руки у колонки с водой. После чего мы вошли в автобус и каждый занял место в салоне рядом со своими вещами.
       Автобус выехал из посёлка и стал набирать скорость. Надо было наверстать упущенное время во время стоянки у заправочной станции во время поедания вкусного мороженого пломбир. До посёлка Курджиново на подъём в сторону гор скорость автобуса всё равно меньше чем на равнине. Ехать ещё не меньше часа. Можно подремать во время езды, что мы и сделали всей семьёй.
       С начала выезда автобуса от посёлка Мостовой, со всеми остановками, прошло около двух часов, когда на левом берегу речки Лаба показались окраины посёлка Курджиново. Мы стали готовиться на выход из автобуса. Геологи вышли раньше, на краю посёлка, возле своей автобазы.
      
      2. Развязка в природе.
       Куда мы приехали жить, это такое захолустье, что даже сравнить было не с чем. Длинный населённый пункт в поле возле леса на берегу речки вблизи гор со старыми хатами с до революционных пристроек.
       Можно было подумать, что здесь отбывали свой срок политические заключённые. Во время немецкой оккупации даже враги нашей Родины ни стали сжигать такие старые хаты.
       Ближе к центру посёлок принял современный цивилизованный вид. В стороне от автобусной станции культурный центр, возле которого административные здания, средняя школа, больница, детский садик, колхозный рынок, кинотеатр, библиотека и несколько жилых домов. Адрес места жительства семьи Стрельниковых нашли сразу. Новый большой современный кирпичный дом.
       - Сергей! Мария! Как добрались? - встретил нас у порога своего жилого дома Василий Петрович.
       - Вообще-то доехали нормально. - стал отец рассказывать о нашем путешествии в старом поезде. - Только ехали очень долго. Купили дешёвый билет на семью в последний старый пассажирский поезд "Баку-Москва", который останавливался на каждой станции с почётным визитом...
       - Так вы, наверно, ничего не знаете, - с удивлением, сказал Василий Петрович. - Только что сообщили по радио. Ваш поезд ограбили. Зверски убили двух проводников и пятерых пассажиров.
       - Теперь понятно, почему утром не было чая и на станции в Армавире нас не провожали проводники нашего вагона. - с тревогой в голосе, сказала мама. - Хорошо, что Сергей раньше взял наш билет у проводников. За сутки до Армавира проводники были живы, наверно, пассажиры тоже.
       Пока взрослые обсуждали приезд нашей семьи в Курджиново в дом с улицы пришли Вовка и Витька Стрельниковы. После того как мне пришлось находиться несколько месяцев в больнице и дома в постели из-за моего затемнения лёгких, а также из-за серьёзной травмы, полученной от мотоцикла, который наехал на меня, мой вид был бледным против загорелых Вовки и Витьки.
       - Дохляк прибыл из Дагестана. - с усмешкой, сказал Витька и тут же получил от меня по морде.
       - Вы что опять не поделили? - возмутился мой отец, силой растаскивая нас в разные стороны.
       - Пускай Витька язык держит за зубами и не оскорбляет меня. - пришлось мне оправдываться.
       - Сейчас же помиритесь, чтобы больше ни дрались. - сказал Василий Петрович своим сыновьям.
       Вовка и Витька нехотя по очереди протянули свои руки на встречу мне. У меня против Вовки не было претензий, он меня не оскорблял, с ним просто пожали друг другу руки. Когда руку протянул Витька, то мне пришлось нажать его ладонь с такой силой, что он аж вскрикнул от боли, чтобы знал кто из нас слабак и не хамил в мою сторону. Он забыл, как был битый мной в Избербаше.
       После того как между нами установились мир и согласие, мамы занялись накрывать обеденный стол. Мой отец до нашего переезда сюда ни стал покупать жилье в Курджиново, так как он был инвалид войны, то ему полагалась бесплатная государственная жилая площадь. Поселили нашу семью в маленьком домике в местечке Верхние дубки на краю посёлка Курджиново.
       Отцы взяли в прихожей наши сумки и понесли к нашему новому месту жительства, которое находилось, примерно, три километра от центра Курджиново. В это время мои братья набивали свои рты конфетами. Братья Стрельниковы со мной делились воспоминаниями. Мы хоть и не дружили между собой, однако нам было что вспомнить по старому месту жительства в городе Избербаш.
       Обед прошёл в спокойной обстановке между мной с братьями Стрельниковыми. После обеда мы с мамой взяли за руки наших пацанов и в сопровождении братьев Стрельниковых пошли в Верхние дубки к месту нашего нового места жительства. На радостях наши отцы пили два дня, в субботу и в воскресенье, не рабочие дни. В понедельник мои родители пошли в райисполком оформлять документы на место жительства, а также устраиваться на работу по своим профессиям. Меня оставили дома присматривать за нашими близнецами, которые могли удрать из нашего дома.
       Когда родители вернулись к вечеру домой, то мне сообщили, что мои документы в школу приняли, но так как у меня были большие проблемы со здоровьем, то мне надо пройти медицинское обследование, прежде чем идти учиться в школу. Вполне возможно, что в начале учебного года мне придётся заниматься дома, чтобы в учёбе не отстать от своих одноклассников.
       Напротив, нашего дома через поляну жили в своём доме Казаровы Вовка и Люба, погодки, мои ровесники. Мы сразу подружились семьями. Вовка и Люба обещали помогать мне в учёбе, если оставят на временную учёбу дома. В каком классе буду учиться мне не сообщили. Если оставят меня на второй год, то буду учится в пятом классе с Любой. Если переведут, то в шестом с Вовкой.
       Наша семья быстро освоилась на новом месте жительства. Отец устроился работать фотографом-портретистом и вступил в отделение егерей-охотников по охране животных в управление Главного кавказского заповедника, отделение которого находилось в Курджиново. Мама поступила работать в пошивочную артель швеёй-модисткой. Сергея и Юрку устроили в детский садик.
       Меня одного пока никуда не устроили до начала нового учебного года. Остался дома один на произвол судьбы. Взрослые соседи в местечке Верхние дубки все на работе. Из своих ровесников знаком только с теми, кто живёт напротив нашего дома.
       Вовка и Люба Казаровы уехали куда-то в гости к своим родственникам до нового учебного года. Быть одному дома целый день скучно.
       Прямо за нашим домом начинается плодоягодная растительность кустарников, переходящая в густой плодовый лес. Всё как в Дагестане. С разницей только в том, что здесь на растёт кизил. Зато есть кустарники с черникой и малиной. Кое где имеются полянки с земляникой. Очень много в лесу грибов разных видов. Больше всего мне нравятся лисички, которых легко найти по цвету.
       - Можно сходить в лес по грибы и по ягоды? - спросил маму утром, когда она собралась на работу.
       - Конечно можно. - разрешила мама. - Но далеко не заходи. Здесь в лесу много диких хищников.
       От нашего дома до районного центра Курджиново три километра. Транспорта никакого нет. Все на работу ходят пешком. Чаще всего ходят группами в целях безопасности от возможного нападения хищников на людей.
       Вообще-то здесь хищники умные и хитрые. На людей не нападают. Но от угощения со стороны людей не отказываются и бывает встречаются вблизи лесных зарослей.
       Как только отец и мама с близнецами ушли из дома, мне осталось закрыть калитку от возможных гостей из леса и отправится с лукошком к ближайшим кустарникам за черникой. Если не будет черники, то будут другие ягоды или грибы. Можно нарвать орехов фундук или грецкий орех. В общем то чего больше будет, того можно нарвать. Пока мне ничего не известно из местного леса.
       Прямо за нашим домом поляна с признаками земляники, которую поели до моего появления здесь дикие и домашние животные или люди собрали себе на угощение. Дальше кустарники с ягодами и плодами, которые также очистили до меня, как земляничную поляну. Так что у меня осталась одна надежда на лес, в котором вполне возможно, что остались хотя бы грибы.
       Постепенно, незаметно для себя мне пришлось углубиться в лес, где чем дальше, тем больше грибов, черники и малины. Из всех грибов съедобными знал только жёлто-оранжевые лисички, которых было очень много в лесу. Примерно через час блуждания по лесу у меня была полная плетёная корзинка. Ягоды некуда было собирать. Поэтому черникой и малиной просто объедался.
       Время на природе проходит быстрее чем у дома. Незаметно приблизились первые признаки вечера. Огромные тени деревьев словно сторожевые леса стали растягиваться вокруг меня. Устрашающие звуки и шорохи лесных обитателей огромным кольцом окружили меня. Настало время возвращаться мне домой. Пора и честь знать. Спасибо природе, что подарила мне свои плоды.
       Вдруг, в стороне от меня, отчётливо стало слышно чьё-то движение. Свой взгляд направил в сторону шума. В нескольких метрах от меня во весь свой рост стоял огромный медведь с шерстью светло-коричневого цвета. Чёрные медведи в Дагестане были наполовину меньше этого гиганта. Наверно этих медведей разводят в Главном кавказском заповеднике или это местные хищники?
       Медведь объедал прямо с кустов чернику и малину, совершенно не обращая на меня никакого внимания. Меня чуть ли не с пелёнок учили дома, что убегать от хищника нельзя. Так как у хищника есть страсть догнать жертву и разорвать её. Зверь всё равно догонит, так как бегает быстрее человека. Поэтому лучше спокойно уйти подальше от хищника, а дальше бежать в сторону людей.
       Мне ничего не оставалось, как только тихонько пятится в противоположную сторону от хищника. Как только потерял медведя из виду, а впереди меня стало видно просеку леса, то у меня появилась такая прыть, что любой спортсмен мог мне позавидовать. Уцепившись в корзинку с грибами обеими руками впереди себя, рванул на край леса сквозь кустарник обдирая себе лицо и руки.
       Как только выбрался из леса, то остановился на поляне недалеко от дома, чтобы отдышаться и придумать себе в оправдание какую-то историю о том, что так долго допоздна был в лесу и почему с ног до головы весь ободранный. Ведь если правду рассказать за встречу с медведем, то мне тогда в лес дорога закрыта. Придётся соврать вползу для себя, чтобы мне бить ближе к природе.
       - Почему ты так поздно пришёл из леса? - рассматривая меня, спросила мама. - Весь ободранный.
       - В лесу грибов было много. - стал оправдываться, показывая полную корзину грибов лисичек. - Всем известно, что грибы растут под кустами. Вот поэтому ободрался об колючие кустарники.
       - Ну, ладно, царапины быстро заживут. - одобрительно, сказала мама. - Главное цел и много грибов принёс. Сейчас приготовлю что-нибудь вкусненькое из грибов. Можно пожарить с картошкой.
       Мне конечно нравилось, как вкусно готовит мама любые блюда. Но сидеть дома откармливать себя совсем не хотелось. После продолжительного лечения в больнице и дома в Избербаше прибавил в весе. Стал ленивый и малоподвижный, чего раньше во мне никогда не было. У меня нет желания быть таким жирным как Григорищенко Шурка (Пузан). Хочется бегать, а не ползать.
       - На правом берегу речки никто не живёт. - рассказывал Казаров Вовка о местной природе. - Там много разных ягод, плодов и грибов. У нас в "Дубках" есть висячий мост через речку. Но этот мост весь в дырках и по нему опасно передвигаться. Автомобильный мост за Курджиново двадцать километров от нашего дома. Поэтому никто из наших домов по грибы и ягоды за речку ни ходят.
       Мне приходилось перебираться по висячему мосту через речку Белка в Гудермесе. Но висячий мост через речку Большая Лаба оказался такой длинный, что даже страшно было на него смотреть, а не то, чтобы перебираться по нему на другой берег горной речки, которая словно бешеная стремится спуститься с кавказских гор в солнечную долину. Здесь даже рыбу страшно ловить.
       Однако моё любопытство выше, чем страх. Весь выходной день, когда при родителях дома далеко от дома не уйдёшь, стал тайком от всех готовиться в поход по грибы и ягоды за речку через. Так как у меня был опыт из Дагестана ходить по горам, то этот опыт мог пригодится перебираться здесь по висячему мосту через речку. Поэтому кроме корзинки взял с собой верёвку с карабинами.
       Как только мои родители и братья близнецы в понедельник рано утром покинули дом мои ноги тут же рванули к висячему мосту через речку. Несмотря на то, что день обещал быть солнечным речка Большая Лаба всё равно бурлила словно бешеная. Между водой реки и висячим мостом, словно белое одеяло, находился плотный туман, который скрывал опасность перехода над рекой.
       Первый шаг на висячий мост показался мне совершенно безопасным ничто не предвещало опасность. Но не успел сделать и десяти шагов, точнее прыжков через дырки между досок, как мост зашевелился после моих прыжков с доски на доску. Хорошо, что у меня на поясе был кожаный ремень с большим карабином на капроновом шнуре. Пришлось закрепить карабин за трос на мосту.
       Где-то к середине моста вся конструкция деревянной кладки на тросах болталась словно маятник на огромных часах, которые были в небесах, скрытых в густом тумане над речной бездной. Моё передвижение в туманном пространстве находилось в таком состоянии, что невозможно было определить, где нахожусь. Вокруг плотный туман. На расстоянии метра от меня белая пустота.
       Медленно на ощупь ногами через проёмы в досках и на ощупь руками с карабином на тросе продвигался вперёд. Расстояние между берегами, которое на земле можно преодолеть за несколько минут, пришлось покорять, примерно, около часа. Трижды обрывался сквозь пустоты между досками. Зависнув в тумане руками за трос с карабином на капроновом шнуре, поднимался на доски.
       Когда наконец-то добрался до противоположного берега реки и почувствовал под ногами твёрдую почту, то отцепил карабин от троса и тут же поспешил вперёд сквозь густой туман в поисках видимого пространства. Мне хотелось как можно быстрее выбраться из тумана ближе к лесу или к кустарникам, в которых много ягод, грибов и разных съедобных плодов...
       Не знаю сколько времени прошло после того, как вышел рано утром из дома и передвигался по висячему мосту на другой берег реки, время словно остановилось. Когда наконец туман рассеялся, то передо мной вместо леса или кустарников появилась огромная поляна зеленой сочной травы, усеянной полевыми цветами.
       Дальше за поляной небольшая возвышенность и кустарник. Как только поднялся на безымянную возвышенность, то внизу передо мной оказалась огромная долина с гигантским городом, который даже в моих цветных снах никогда не снился. Город находился глубоко внизу под горой, а его высотные здания находились выше уровня моих глаз.
       Мне пришлось задирать к верху голову, чтобы увидеть причудливые вершины удивительных здания. Несколько минут находился в шоке от увиденного. Когда стал отходить от шока, то ущипнул себя за бок, даже укусил до крови руку, чтобы убедиться, что это передо мной ни сон и не мираж, а тут вполне реальная панорама огромного города, которого, пока, нет в Советском Союзе. Тогда откуда взялся этот город? В моих цветных снах многое снилось. Однако сейчас не сон. Так что это здесь?
       У меня за плечами небольшая сумка, поверх которой, как рюкзак, плетённая корзинка под ягоды и фрукты. Корзинка своими ручками натёрла мне сильно плечи и под руками во время перехода по висячему мосту над рекой с берега на берег.
       Приходится снять корзинку с плеч и немного расслабиться от неожиданного оцепенения перед видом в долине огромного фантастического города. Ничего подобного никогда не видел. Ни от кого не слышал здесь о таком удивительном месте.
       Стал внимательно всматриваться в удивительную архитектуру, сверкающую стёклами и зеркалами при свете ярких солнечных лучей. Создаётся такое впечатления, что зеркала и стёкла на фасаде здания не просто декорация, а какой-то аппарат, от которого в городе теплее, чем от солнца и город заряжается через эти аппараты от солнечных лучей электричеством сверкающих витрин.
       Когда любопытство берёт власть над страхом у меня появляется желание посмотреть город ближе. Коснуться руками то, что вижу издалека.
       Смотрю вниз на склон вершины, на которой сейчас стою. Оказывается, что стаю над каким-то архитектурным монументом, посвящённым кому-то или чему-то с множеством площадок мест отдыха посетителей и ступеней, ведущих до города.
       Осторожно ступаю на ступени, с каждым шагом спускаюсь вниз к городской черте. Город заполнен разными непонятными звуками и движением. Всюду по улицам передвигается необычный почти беззвучный транспорт совсем не похожий на наши автомобили, от которых много шума и дыма. На улицах удивительного города яркие витрины магазинов и совсем мало покупателей.
       Люди передвигаются на личном транспорте. Иногда на тротуарах встречаются пешеходы, которые переходят из одного здания в другое или выходят из своего личного автомобиля. Вполне возможно, что эти люди здесь живут в этих зданиях или работают в магазинах и в конторах. Проходящие мимо меня говорят на неизвестном мне языке и с удивлением в упор рассматривают меня.
       Примерно, через пол часа моего передвижения по городу выхожу на огромную площадь с торговыми лавка заполненными фруктами, ягодами, разными неведомыми мне плодами и овощами. Все продавцы одеты в национальные костюмы. Наверно это какая-то многонациональная ярмарка? Продавцы и покупатели говорят на незнакомом мне языке. Удивлённо смотрят на меня.
       Покупатели рассчитываются за товар прикосновением своего медальона на руке к электронному аппарату на весах с упаковкой выбранного продукта. Как понимаю, что наличные деньги отсутствуют. Наверно отсутствует зарплата в купюрах? Как тогда существует экономика в этом городе и в этом государстве в целом? В моём сознании множество вопросов и нет ни одного ответа.
       Прохожу мимо торговых лавок. Продавцы что-то спрашивают у меня? Кладут в мою корзинку плоды своих овощей и фруктов. Выходит, что мне приходится быть перед ними в роли попрошайки. Совершенно не понимаю их языка.
       Отвечаю на их подачки своим поклоном с улыбкой. Мне стыдно за мой вид в домашней рванной одежде. Словно здесь нищий из другого измерения жизни.
       Мне было стыдно принимать такие подарки. Но отказываться от подарков тоже как-то не прилично. Ведь люди искренне давали мне дары природы. Так думаю, что продавцы и покупатели воспринимали меня как шута или как нищего. С интересом разглядывали меня. Говорили какие-то ласковые слова. Когда моя корзинка была полной. Один продавец наполнил мою сумку фруктами.
       Время всегда напоминает нам о своём движении. Когда тени зданий потянулись с запада на восток, то мне стало ясно, что пора возвращаться домой. В таком необычном расположении во времени и в пространстве мне было непонятно как вернуться домой. Хорошо, что надомной светило солнце. По тени здания можно было определить части света. В какую сторону мне идти домой.
       По моему предположению Большая Лаба должна находиться на западе. Отсюда выбор двигаться в сторону вершины, с которой спустился по ступеням в город. Спускаться было легко. Сейчас у меня полная корзинка в руках и полная сумка за плечами подарков природы. Даже не представляю, как придётся преодолевать этот подъём. Ведь там не меньше сотни крутых ступеней.
       Надо было торопиться, чтобы ночь ни застала меня в этом странном городе, который почему-то не понравился мне. К моему удивлению, на окраине города не было никакой вершины со ступенями. Обычная природа, которую вижу каждый день. Впереди меня поляна с сочной зелёной травой. Дальше кустарник и за ним шум реки, покрытой плотным туманом, как пушистой простынёй.
       Осторожно повернулся назад, чтобы последний раз посмотреть на странный город. Но там была всё та же поляна с сочной зелёной травой. Можно было подумать, что город приснился в моём цветном сне.
       Но у меня в руках была плетёная корзинка, наполненная экзотическими плодами фруктов и овощей. За плечами сумка такого же содержания, как плетёная корзинка. Всё реально.
       "Может быть действительно существует другое измерение жизни?" - в слух, подумал над происходящим. - "Как было в Гудермесе на Чёртовой горе. Когда словно неоткуда появлялись странные люди и тут же исчезающие в никуда. Там же молодой пастух исчез со стадом овец, а когда вскоре появился вновь, то был взрослым поседевшим мужчиной. Много чего было на Чёртовой горе."
       Впереди меня был висячий мост через речку в плотном тумане. Почему-то мне не хотелось идти к этому мосту? Наверно потому, что у меня в руках и за плечами груз. К тому же куда-то с пояса пропала страховка верёвка с металлическим карабином, без которого мне не перебраться висячему мост на другой берег речки. Надо как-то выбраться отсюда, чтобы быстрее вернуться домой.
       Придётся идти двадцать километров в сторону гор до автомобильного моста или подождать здесь какой ни будь транспорт, который будет ехать до моста. Метров пятьсот вниз перекрёсток дорог.
       На перекрёстке дорог две молодые женщины по виду учительницы сельской школы. Ждут какой-то транспорт в сторону долины, где был этот странный город в другом измерении жизни. Всё-таки где-то здесь есть какой-то населённый пункт со школой, где преподают эти молоденькие учительницы. Сейчас они наверно возвращаются к себе домой в станицу, которая находится в долине.
       Со стороны гор в мою сторону движется грузовик с заляпанными грязью номерами 75-35. Едет наверно из Курджиново? Если бы ехал в обратную сторону, то мог бы меня подобрать. Отсюда до моего дома можно добраться за час на любом транспорте. Мне не повезло. Зато повезло училкам. Грузовик поворачивает в их сторону и останавливается. Высокая блондинка идёт к машине.
       - Вера Степановна, в кабине нет места двоим. - говорит брюнетка своей коллеге. - Мне не хочется ехать в кузове. Давай лучше мы подождём автобус или легковой автомобиль в нашу сторону.
       - Лариса Петровна! Скоро вечер, мы поменяемся местами. - говорит блондинка своей коллеге. - Вы садитесь в кабину. У меня нет проблем постоять в кузове машины, чем стоять здесь на дороге.
       Грузовой автомобиль с учительницами вскоре скрывается из моего вида. Стоять на одном месте в ожидании какого-то попутного транспорта это не для меня.
       Начинаю движение в сторону гор. Где там пару десятков километров отсюда будет автомобильный мост через речку в сторону Курджиново. Со стороны Урупа постоянное движение автобусов и машин до нашего райцентра и в Дубки.
       Когда прошёл несколько километров в нужном мне направлении, то почувствовал сильную усталость в ногах и голод в желудке. Ведь с самого раннего утра в постоянном движении и ничего ни кушал. На обочине дороги лежит огромный камень, густо поросший серо-зелёным мхом. Самое место для отдыха. Есть место, где положить плетёную корзинку, наполненную фруктами и овощами.
       Разместившись на отдых поверх мягкого мха словно на пуховой подушке в кресле в Старом хуторе в Гудермесе. Достал из сумки на выбор какой-то раньше не знакомый фрукт. Вытер плод от возможных микробов об свои рванные штаны. Вонзил свои зубы в продукт похожий формой на грушу, но со вкусом дыни и грецкого ореха. Было вкусно. Однако раньше такого фрукта ни ел.
       Пока утолял свой голод в это время с гор потянуло прохладой. Со всех сторон наступали вечерние сумерки с густым туманом. Двигаться дальше к ночи не было никакого смысла. На мягкой подстилке из мха тепло и уютно. Можно подождать проходящего транспорта или приходящего утра нового дня. Всё равно сегодня домой не успею. Надо поспать и придумать себе в оправдание...
       - Шурик! Ты что тут сидишь? - услышал сквозь сон голос мамы. - Ты где пропадал весь день?
       - Да вот заблудился немного в лесу. - стал сразу придумывать оправдание обнаружив себя у дома.
       - Откуда у тебя в корзинке и в сумке необычные плоды? - поинтересовалась мама. - Где их взял?
       - Говорю же тебе, что заблудился в лесу. - стал подробно оправдываться. - Вышел из леса на дорогу, которая идёт из Псебая в нашу сторону. Там ехала колонна машин с иностранцами на ярмарку в сторону Урупа. Они подвезли меня почти до нашего дома. Дали в подарок эти плоды...
       - Ну! Ладно! Хватит оправдываться, пойдём в дом. - сказала мама, поднимая плетёную корзинку с плодами. - Наверно обратно летал в своих цветных снах? Моя мама всегда говорила, что в детстве во сне все летаю. Лучше пусть во сне дети летают, а взрослыми сидят в семейном гнезде...
       - Ты знаешь прекрасно, что днём не сплю. - стал настырно оправдывать себя. - Все было реально.
       Мама больше ни стала спорить со мной. Мы пошли к себе домой. В этот же вечер мама поровну разделила экзотические фрукты и овощи на две части. Одну часть оставила дома. Другую часть отнесла Казаровым, нашим соседям, которые жили в своём доме через поляну напротив нашего дома. На следующий день из фруктов и овощей с параллельного мира дома ничего не осталось.
       - Посмотрите, что изверги сделали с молоденькими девушками. - возмущённо, сказала мама, когда на следующий день вечером пришла домой с местной газетой. - Надругались и зарезали девушек.
       В газете фотография тех самых учительниц, которых мне довелось видеть на перекрёстке дорог. Два трупа молодых женщин с перерезанными горлами и в клочья разодранными платьями. Текст ни стал читать. Там фантазия корреспондентов. Под фото надпись - "Убиты учительницы сельской средней школы начальных классов - Ларина Вера Степановна и Митина Лариса Петровна."
       Во мне всё закипело от жалости к гибели молодых девушек и от злости к себе. Был единственным свидетелем предстоящей трагедии и никак не мог помешать преступникам издеваться над девушками.
       В кабине грузовика точно было два мужчины, так как места не было второй учительнице, она полезла в кузов грузовика. Там не было джентльменов. Поэтому не надо было ехать с ними. Два дня ходил с мыслями, что надо сообщить в милицию номер машины, в которой были убийцы.
       Но как это сделать? Сообщить на прямую. Тогда надо рассказать подробности, каким образом появился на правом берегу реки.
       Никто мне не поверит в этот бред, который в действительности был со мной. Посчитают меня сумасшедшим, а преступники знают свидетеля в лицо могут убить меня. После долгих колебаний чёрным карандашом на белой бумаге печатными буквами написал - "Убийцы были на грузовике с номером машины 75-35." Дальше написал день и время убийств. Такой текст написал на нескольких листках. Положил листки в почтовые ящики милиции, суда, прокуратуры, райисполкома и райкома партии. Чтобы наверняка задержали преступников. Их задержали в тот же день. Ими оказались жители Курджиново ровесники убитых ими девушек. За ними были ещё ряд разных преступлений. Был открытый районный суд. Их приговорили к расстрелу.
      
      3. "Девичьи слёзы".
       Конец августа месяца. Закончились мои походы на природу. На следующей недели начало учебного года. Надо готовиться в школу. Казаровы Вовка и Люба приехали домой от своих родственников из Армении. Оказывается, что у них отец армянин. У него настоящая фамилия Казарьян. Так как он женился на русской женщине в России, то свою фамилию сделал русскую, так дети русские.
       Казаров Вовка идёт учиться в 6-й (А) класс. Люба будет учиться в 5(А) классе. Стрельников Вовка идёт учиться в 6-й (Б) класс. Стрельников Витька будет учиться в 5(Б) классе. Так как в Новом городке в Дагестане мне выдали в школе документ об окончании пятого класса. С пометкой, что в последней четверти учебного года был болен, то в Курджиново дали мне испытательный срок.
       В первой четверти учебного года должен пройти медицинскую комиссию на пригодность к учёбе в школе. За время первой четверти должен в домашних условиях подтянуть свои знания по всем предметам до уровня знания среднего ученика шестого класса. Один раз в неделю, по пятницам, сдавать контрольные уроки устно и письменно. На вторую четверть могу пойти в шестой класс.
       Благодаря моим старанием и моему стремлению идти вперёд к намеченной цели, мне удалось убедить педсовет средней школы в Курджиново, что моя успеваемость по предметам шестого класса была выше, чем рассчитывала комиссия и здоровье моё в норме, это подтвердили доктора. По моей просьбе мне разрешили идти учиться в 6-й (А) класс, в котором учился Казаров Вовка.
       По своей натуре никак не мог постоянно сидеть дома каждый день во время испытательного срока по образованию и по здоровью в первой четверти нового учебного года. Между домашней учёбой и сдачей контрольных работ по школьным предметам находил время восстанавливать своё здоровье. Бегать три километра туда и обратно между своим домом и школой в Курджиново.
       Конечно, без приключений, вообще не мог представить свою жизнь. Меня постоянно тянуло в горы, в лес и на речку за новыми приключениями.
       По выходным дням, когда в школе не было занятий, увлекал своих друзей и одноклассников отправиться куда-то за пределы нашего места жительства в поисках новых приключений, чтобы лучше познать тайны, окружающие нас повсюду.
       Далеко от нашего дома в Верхних дубках за Курджиново через речку Большая Лаба находился автомобильный мост, через который проходила дорога в сторону гор Большого кавказского хребта, где находился Главный кавказский заповедник. Мой отец был внештатным егерем и фотографом этого заповедника. Мы часто с отцом бывали в этом заповеднике по его общественной работе.
       Прямо за мостом через речку в направлении гор с левой стороны от дороги было огромное поле, покрытое разными цветами. Дальше поле продолжалось в долине на границе которого была одинокая от гор возвышенность. При восходе и заходе солнца эта возвышенность сверкала словно бриллиант. Меня просто манило подняться на эту возвышенность и узнать её интересную тайну.
       - Почему эта гора сверкает в солнечных лучах утром и вечером? - спросил у Казарова Вовки, показывая рукой на странную вершину, которую хорошо было видно даже от нас в Верхних дубках.
       - Эту гору в народе называют "Девичьи слёзы". - ответил Вовка, коротко рассказывая легенду. - В народе говорят, что девушка ждала вблизи гор своего любимого, который воевал в долине с врагами своего народа. Любимый не вернулся в назначенное время. Девушке сообщили, что он погиб. Всю ночь девушка плакала о том, что погиб её любимый. Утром поле боя покрылось цветами от слёз этой девушки. Сама девушка превратилась в одинокую возвышенность, которая сверкает от слёз при заходе и восходе солнца. Девушка до сих пор плачет и ждёт с войны своего любимого.
       - Конечно, легенда красивая. - грустно, подумал вслух. - Но кто-то раньше был на этой вершине?
       - Опять в народе говорят, - с грустью, ответил Вовка, что если кто-то поднимется на эту вершину, то умоется слезами девушки. По словам местных жителей. Бриллиантом этой горы сверкает сердце девушки. Ну, а если взорвать сверкающий бриллиант, то быть в этом месте большой беды.
       - Нам надо руками прикоснуться к этой легенде. - размышляя над будущим приключением, шутя сказал своему другу. - Бриллиант взрывать мы не будем. Зачем на свою душу брать грех. Однако подняться на вершину стоит. Пускай даже мы умоемся солёными слезами девушки. Наверно там, где-то есть пресные родники и речка Кама тоже близко. Так что легко отмоемся от девичьих слёз.
       - Но как мы доберёмся до этой вершины? - почти согласился Вовка. - Туда нет никакой дороги.
       - Очень просто! - поддержал интерес друга. - Первым автобусом до Урупа едем через мост на правый берег реки. От моста пару километров до возвышенности и оттуда подъём на эту вершину.
       - Нам двоим там делать нечего. - всё колебался Казаров Вовка. - Свидетели должны присутствовать, что мы поднимались на вершину. Так же нужна страховка какая-то к подъёму на вершину.
       В общем мы договорились, что пойдём на это приключение в составе семи или десяти человек. Девчонок с собой не берём. Иначе получится парадокс, что девчонки поднялись на девичью высоту. Вообще девчонки могут сообщить родителям о нашем предстоящем походе, тогда всё сорвётся. Собираться будем тайно. Своим родителям сообщим, что отправляемся в лес по грибы.
       У меня в Дубках и в Курджиново, кроме Казарова Вовки, было ещё три знакомых пацана, на которых можно было положиться с походом к заманчивой вершине.
       Казаровы давно жили в Верхних дубках. Но вот Вовка Казаров был малообщительный. Поэтому друзей у него было не густо. Звать с нами Стрельниковых братьев мне совсем не хотелось. Мне с ним часто приходилось драться.
       Казарова Люба была очень шустрой и общительной, в сравнении со своим старшим братом, запросто могла собрать в любой поход много подруг. Но мы договорились девчонок с собой не брать. Поэтому стали уговаривать идти с нами в поход тех пацанов, которых знали лучше, чем других. Мы не были друзьями с этими пацанами. Просто знакомые по школе. Другого выбора нет.
       У нас на уговоры пацанов и на сборы ушло несколько дней. Отправится в поход собрались в ближайший выходной. Когда в Уруп, на золотые прииски и в заповедник автобус с Курджиново ходит почти пустой, и водитель автобуса будет не против отвести нас по грибы и по ягоды на другой берег Большой Лабы. Идти пешком на правый берег реки очень далеко, а на автобусе близко.
       В тот год сентябрь месяц был тёплый и не дождливый. Ночные заморозки ожидали только в октябре. Однако мы оделись немного теплее, чем летом. В горах в любое время года может резко изменится температура в сторону тепла или холода.
       Если будет жарко, то можно раздеться и передвигаться в трусах и в майке. Иначе можно заболеть, как было со мной в Новом городке.
       В шесть часов утра мы были на автобусной станции в центре Курджиново. В поход собрались семь человек - Казаров Вовка, Черевков Сашка, Вишняков Колька, Степашин Игорь, Язев Лёшка, Хорьков Валера и Артёмьев Семён.
       Так зачинщиком этого похода был Черевков Сашка и на год был старше каждого пацана, то мне поручили, как опытному пацану, быть руководителем похода.
       - С вас денег за проезд брать не буду. - отказался водитель автобуса от наших пятаков. - Сам бы с вами отправился в поход по грибы и по ягоды. Но у меня работа. Вахтёров надо забрать домой.
       Мы расселись в автобусе кому, где понравилось. Так как кроме нас в автобусе больше никого не было. Автобус ехал в горы за какой-то вахтой рабочих, но не уточнил именно за кем. Нас это вообще не интересовало. Вахт в горах было много. Ездили вахтой на пару недель и больше в Главный кавказский заповедник, на золотые прииски или на шахты по добычи каких-то пород.
       Нас интересовала одинокая возвышенность под названием "Девичьи слёзы" на вершину которой мы собрались сегодня забраться.
       Вот когда мы вышли из автобуса на правом берегу реки, то возвышенность оказалась от моста на много дальше, чем мы рассчитывали заранее. В горы по этой дороге ездили часто, но никогда не обращали внимание на расстояние до этой возвышенности.
       - Ну, что будем делать? - поинтересовался Казаров Вовка, когда увидели огромное расстояние до возвышенности от моста. - Нам до возвышенности идти пару часов. Ещё надо подняться на неё.
       - По любому нам надо хотя бы добраться туда. - не дождавшись от меня ответа, сказал Вишняков Колька. - Мы ведь для этого прибыли сюда. Там будет видно. Если хватит времени на подъём.
       - Пробежка по местности с препятствиями не помешает нам. - поддержал Кольку длинноногий Степашин Игорь. - Мы должны в этом походе показать себя, чему нас учили по гражданской обороне.
       - Правильно вы решили! - осталось мне, как командиру, согласиться с выбором своих подчинённых, отдавая команду на построение. - Стройтесь в шеренгу по одному! Вперёд бегом марш!
       Хорошо, что заветная возвышенность находилась внизу за полем с небольшими препятствиями в виде холмиков и оврагов между ними. Особого труда на пробежку не было. Так что расстояние с несложными препятствиями, примерно, в шесть километром, мы преодолели где-то за час. Часов у нас с собой не было. Расстояние и время определяли, приблизительно, на своё ощущение.
       Каково было наше удивление и разочарование, когда мы добрались к намеченной цели. В общем то в стороне от гор на ровном месте в поле была довольно большая к нашему росту странная возвышенность. Непонятно каким образом появилась здесь.
       По закону природы она не должна быть тут. Возвышенность полностью покрыта слюдой, которая сверкала от солнечных лучей.
       - Раз мы добрались до возвышенности, то будем покорять её вершину. - пришлось мне решить наши дальнейшие действия. - Времени у нас достаточно на подъём. Надо найти тропу на подъём.
       На обход возвышенности в поисках тропы к вершине у нас ушло около часа. Возвышенность покрыта слюдой разной величины и лишь на вершине издали видна какая-то растительность в виде деревца и зелёных кустарников на небольшой площадке. Чуть выше середины возвышенности огромный кусок породы слюды, который сверкает как бриллиант. Наверно это сердце девушки?
       - Нам придётся подниматься на вершину по одиночке между больших кусков слюды. - пришлось мне объяснять своим подчинённым наш предстоящий подъём на вершину. - Иначе мы можем поранить друг друга упавшими вниз осколками слюды. Каждый будет подниматься по своему пути.
       Мы решили оставить свои вещи на поляне в стороне от возвышенности, чтобы облегчить свой подъём на вершину. Мне, как командиру, предстояло первому отправиться на подъём к заманчивой вершине. Подъём по слюде был очень сложный. Подъём на обычную гору был намного проще. Там можно было опираться в твёрдую породу. Здесь же всё скользкое словно мокрое стекло.
       Опираясь о торцы огромных плит слюды и цепляясь за торцы следующих плит мне всё же, медленно удалось подняться на вершину, которая была небольшой поляной цветов с деревом по самой середине средине поляны среди кустарников, из-под корней которых вытекал родник. Это он давал живи тельную влагу на вершине и внизу возвышенности и мочил слюду по склону вершины.
       - Давай! Поднимайся следующий! - крикнул подчинённым, которые наблюдали мой подъём сюда.
       Следующим стал подниматься Казаров Вовка. Так как он был выше меня и по природе своей неуклюжий, то ему было сложно подниматься до меня на вершину этой возвышенности. Его ноги постоянно соскальзывали с мокрых торцов больших слюдяных торцов. Но он всё равно поднялся. Так постепенно с проблемой и без проблем поднялись на вершину все семеро из нашей группы.
       - Как теперь мы будем спускаться по мокрой слюде? - с тревогой поинтересовался Казаров Вовка, когда, вдруг, с чистого неба на наши головы закапал слепой дождик. - Тебе и девичьи слёзы!
       - Ничего страшного! - решительно успокоил друга. - Когда мы жили в Гудермесе, то там на склоне Чёртовой горы тоже была с вершины до подножия полоска из слюды. Мы просто катались по ней.
       Мне ничего не оставалось как тут же продемонстрировать свой опыт по спуску на мокрой слюде. Сел на огромную плиту мокрой слюды и с радостным визгом скользнул с вершины. Мой быстрый спуск закончился диким рёвом и слезами, так как мои штаны были изодраны об некоторые незаметные выступы на слюдяных выступах. Задница и руки в царапинах до крови. Тут не до смеха.
       Точно так спускались все мои подчинённые. Мы без стыда ревели в один голос. По нашим щекам текли наши солёные слёзы вместе с каплями солёного слепого дождя, который капал с небес девичьими слезами. Наши вещи на поляне среди цветов тоже были мокрые от слепого дождя с девичьими солёными слезами. Рядом нет никаких источников пресной воды, чтобы отмыться от соли.
       На ничего не оставалось, как в таком отвратительном виде отправиться в обратный путь до автомобильного моста через речку. Подъём с препятствиями со стороны слюдяной возвышенности до моста, тоже был тяжёлый, почти как подъём на вершину ужасной возвышенности. Мы очень долго шли до моста, отдыхая после преодоления каждого препятствия, пришли к мосту на закате дня.
       Не дожидаясь автобуса, мы перешли через мост и не спеша направились в сторону Курджиново. Нам было всё равно, какое наказание ждёт нас дома за наши приключения в этот день. Мы уже сами себя наказали разорванной одеждой и разодранными об слюду до крови своими задницами. Однако мы всё-таки добились своего, узнали тайну возвышенности "Девичьи слёзы".
       - Ну, что пацаны, как были ваши дела за прошедший день? - спросил водитель автобуса, который догнал нас за километр от моста. - Хотя можете не рассказывать. По вашему виду всё понятно.
       Мы молча расселись на пустые места в автобусе и не проронив ни единого слова ехали до автобусной станции в центре Курджиново. На конечной остановке поблагодарили водителя за поездку в автобусе и не прощаясь друг с другом разбрелись под вечер по своим домам. Мне с Казаровым Вовкой пришлось ещё топать от центра Курджиново три километра до местечка Большие дубки.
       - Мне известно почему слепой дождик был солёный. - сказал Казаров Вовка, когда мы пришли на полянку между нашими домами. - Там близко от этой вершины есть солёное озеро, которое в жаркое время дня испаряется, а на следующее утро от ночной прохлады выпадает слепым дождём. Так что легенда о возвышенности "Девичьи слёзы" тесно привязана к природе и к фантазии человека. Даже сама возвышенность из слюды нечто необычное которое связано с местной природой.
       - У меня тоже есть некоторые выводы насчёт легенды о возвышенности "Девичьи слёзы". - поддержал рассуждения друга. - На Кавказе множество легенд как-то схожие между собой по сюжету.
       В столице Азербайджана в Боку есть Девичья башня, которая имеет множество легенд. По одной из этих легенд у девушки был любимый парень, с которым она хотела счастливо жить. Девушка пошла за советом к своему отцу, который сам влюбился в собственную дочь и сделал ей предложение быть его законной женой. По восточному закону дочь не могла возражать против решения отца. Она сказала отцу, что даст согласие отцу, когда он построит для неё красивую высокую башню, которую будет видно из далека. Отец выполнил желание дочери. Когда башня была готова, то девушка поднялась на высокую башню и бросилась вниз головой на виду у отца.
       Другая легенда "Ахтамар" из Армении. На озере Севан по обеим берегам жили две семьи, которые не ладили между собой. У одной семьи был сын, а у другой была дочь по имени Тамара. Несмотря на ссоры между семьями парень и девушка полюбили друг друга. Они тайно встречали на берегу озера вблизи дома, где жила Тамара. Когда они договаривались об встречи, то ночью в назначенное время девушка выходила на высокую скалу над берегом озера и на вытянутой руке зажигала лампаду, свет которой указывал дорогу плывущего через озеро к ней влюблённому парню. Родственники с обеих сторон были против встречи влюблённых. Родители девушки сделали всё так, чтобы она не могла выйти с лампадой на высокую скалу в назначенное время. Парень не знал о сговоре родственников против них и заранее поплыл к любимой, чтобы подольше быть с ней до утра. Он долго плыл, а лампада не горела. Парень заблудился на водном пространстве озера Севан. Когда он тонул, то в последний раз с горечью сказал - Ахтамар. Она поздно вышла на высокую скалу с зажжённой лампадой на вытянутой руке. Но влюблённый не приплыл. Утром волны озера выбросили к ногам девушки сердце влюблённого. Тамара при виде сердца, влюблённого у своих ног, сразу окаменела вместе с сердцем любимого. Она так стоит на вершине скалы у Севана.
       Следующая легенда про слёзы девушки по имени Рица имеет несколько версии. Расскажу про одну версию у девушки были братья, которые пошли защищать родину и не вернулись домой. Девушка стояла на вершине горы и плакала. В результате чего от её слёз в горах Кавказа, точнее в Абхазии, появились два озера - малая и большая Рица, куда мы сходим в летние каникулы.
       - Легенды интересные. - угрюмо, сказал Казаров Вовка. - Но уже поздно. Нам пора идти домой.
       Мы распрощались. Разошлись по домам. В этот вечер каждый из нас получил по заслугам за поход к возвышенности "Девичьи слёзы" и за разодранную в клочья одежду. Дальше у нас были обычные учебные дни с незаметными по выходным дням походами в горы и приключениями. Так было до нового 1961 года. Подготовка в новый год, как всегда, не обошёлся без моего участия.
       Вообще-то никому не говорили в школе, что умею рисовать. Наверно братья Стрельниковы всё про меня разболтали. Как только стал учиться в школе наравне со всеми, так на меня сразу повесили школьную газету и художественное оформление классов по школьным предметам. Видимо в школе никогда не было художников и учителя по рисованию. Всё мне пришлось начинать с нуля.
       - Александр! Ты знаешь, что скоро новый год? - напомнил после уроков секретарь комсомольской организации, хотя меня не приняли в комсомол. - Тебе поручили оформлять новогоднюю ёлку. Под твоё распоряжение красный уголок и комсомольский актив школы. Краски и ватман тебе привезут.
       - Красный уголок мне пригодится. - пришлось мне предъявлять свои требования. - Комсомольский актив школы можете оставить себе. Они будут мешать моему творческому вдохновению.
       Секретарь комсомольской организации согласился с моими требованиями. Сказал активистам школы чтобы они не мешали моему творческому вдохновению. Мне отдали ключ от красного уголка. Завхоз школы привёз мне кульман. Эпидиаскоп к проекции моих рисунков на ватман. Несколько наборов гуаши и кисточки. С этого дня у меня фактически не было времени на уроки дома.
       Наш класс учился во вторую смену. Мне приходилось идти в красный уголок рано утром рисовать до второй смены. Затем учёба по расписанию второй смены. После уроков три километра по снежным сугробам домой. Лёгкий ужин дома. Подготовка школьного домашнего задания и спать. Рано утром с первыми петухами обратно по новым снежным сугробам в красный уголок школы.
       За неделю до нового года у меня не было никаких сил на школьную учёбу и на творческое вдохновение. Как маятник болтался между школой и домом. Спал на ходу в сугробах по пояс. Кушал и оправлялся там же в снежных сугробах, где спал на ходу между домом и школой. Как наступил новый год совсем не помню. От усталости отключился под новогодней ёлкой, которую сам наряжал.
       Пришёл в себя под той самой ёлкой, которую наряжал, после новогоднего праздника с ног до головы закутанный в белую вату. Наверно меня наряжали в снеговика и оставили под ёлкой до весны, когда солнечные лучи растопят меня и мои останки превратятся в воду, чтобы оросить живительной влагой живую природу и вернуться снегом на круги своя в большие снежные сугробы.
       Конечно, это всего лишь плод моих фантазий. В действительности мне надо было идти домой, где меня ждут родители и мои братья близнецы. Наверняка Сергей и Юрка ждут не меня, а мои новогодние подарки, которыми меня наградили в школе и в райисполкоме Курджиново. Ведь как выяснилось позже, то во время оформления школьной ёлки мне подсунули и районную ёлку.
       - Шурик, хватит вставать чуть свет! - сказала мне мама, когда по привычке рано утром собрался идти в школу. - Новогодние праздники закончились. Сейчас в школе и у тебя зимние каникулы.
       Как только услышал от мамы слово "каникулы" тут же отключился и проспал в своей постели целые сутки. После зимних школьных каникул наступили повседневные заботы в школе и дома. Обратно на меня повесили школьную стенгазету и наглядную агитацию в райисполкоме. Обещали за мой труд отправить меня в Крым в пионерский лагерь "Артек". Постоянно мне что-то обещают...
       12 апреля 1961 года в космос полетел Юрий Алексеевич Гагарин. Первый человек в космосе. Весь мир ликовал о начале космонавтики на планете Земля. Большинство женщин, родивших сынов после полёта в космос Гагарина давали своим детям имя Юрий. Такой великий праздник на Земле не остался без внимания и в Курджиново. Всюду были портреты первого космонавта СССР.
       После полёта Гагарина в космос много чего изменилось в политике и в экономике Советского Союза. Прошла денежная реформа. Произошёл скачок в развитии промышленности и в сельском хозяйстве. Даже в природе и в погоде произошли перемены, конечно, ни как ни связанные с космонавтикой. Просто совпадение, что раньше времени высоко в горах зацвели альпийские луга.
       Вот уже вторую неделю в Курджиново льют проливные дожди. Верхние дубки затопило так, что между нашими домами и школой можно плавать на лодке. Большая Лаба вышла из берегов и угрожает затопить всю долину в сторону левого берега. Целую неделю родители не выходят на работу, а дети не посещают детские садики и не ходят в школу. Все ждут, когда успокоится погода.
       Наша семья сидит дома. Дождь на улице пошёл на убыль вместе с ветром. Мама открыла форточки, чтобы проветрить помещение. Начало дня. Мама приготовила ужин. Мы всей семьёй сели за стол. Вдруг, как-то странно скрипнуло что-то. В форточку влетел огненный шар. Мы застыли на своих местах. Огненный шар медленно полетал вокруг нас и тут же вылетел обратно в форточку.
       - Шаровая молния. - с тревогой в голосе, шёпотом, сказала мама. - В нашей семье будет беда.
       В этот день в нашей семье ничего не произошло. К вечеру погода наладилась. Во время выходных дней долину покинула вода. Большая Лаба вернулась в своё русло. В понедельник все вышли на работу, в детский садик и на занятия в школу. Приближались майские праздники. Меня обратно загрузили в школе и в райисполкоме художественной работой к предстоящим майским праздника.
       Первомайский парад в центре Курджиново и День победы 9-го Мая прошли торжественно. Все ликовали и веселились, особенно ветераны Отечественной войны с фашистами. Мой отец в День победы салютовал со всех своих охотничьих ружей до последнего холостого патрона. В конце праздника в доску пьяный завалился спать на сеновале вместе со своими охотничьими собаками.
       - Ты знаешь, что вчера днём во время праздника на возвышенности "Девичьи слёзы" взорвали "сердце девушки". - с тревогой в голосе сообщил мне Казаров Вовка. - Кто взрывал, думал, что это огромный алмаз, который сверкает от солнечных лучей. Но это оказался огромный кусок слюды. В народе говорили, что если кто-то потревожит "сердце девушки", то быть рядом большой беды.
       Мне нечего было сказать своему другу насчёт предсказаний в народе о легенде, связанной с возвышенностью "Девичьи слёзы". Когда мы были на вершине этой возвышенности, то умылись солёными "девичьими слезами". Мало того, вершина наказала нас царапинами и рванной одеждой.
       Затем после проливных дождей в этом году у всех, кто был на вершине этой возвышенности в гостях дома побывала шаровая молния, которая как бы пометила нас перед предстоящей бедой. Теперь вот кто-то потревожил "сердце девушки". Нам осталось только дождаться большой беды.
       Ждать долго беды не пришлось. На следующий день с утра до вечера на Верхние дубки выпал огромный град величиной с куриное яйцо.
       Наверно потому, что от меня исходила идея взобраться на вершину этой возвышенности, по этой причине наш дом пострадал больше все других домов в округе. Град уничтожил всё наше домашнее хозяйство и превратил наш дом в ободранный скелет.
       После такой огромной беды у нас не было никаких средств на восстановление своего домашнего хозяйства и на ремонт дома.
       Если бы были деньги в семье, то легче на этом месте построить новый дом, чем ремонтировать дом, разбитый градом. Но денег не было, и никто не мог нам помочь. Пришлось семье уехать с Курджиново в посёлок Псебай, где отец снял нам жильё в старой хате.
      
      4. Слепая любовь.
       Откровенно говоря, мне вообще не хотелось уезжать с Курджиново. Мы прожили здесь целый год. За это время в Верхних дубках и в Курджиново у меня появилось много друзей, которые были согласны идти со мной в огонь и в воду, что действительно происходило с нами, когда мы отправлялись в какой-то поход на поиски приключений. Мои друзья помогли мне подтянуться в учёбе.
       Даже когда было понятно, что к новому учебному году мы переедем жить в Псебай, то с друзьями не расставался до конца летних каникул.
       Мы продолжали большим отрядом ходить к местным таинственным достопримечательностям и по местам боевых сражений наших предков с немцами. Не по нашей вине в одном из таких походов без вести пропал целый отряд наших ровесников.
       Просто так переехать на новое место жительства не было такой возможности. Родителям надо было сняться с учёта по месту жительства и по месту работы. Отцу надо было перевести свою пенсию за ранение и инвалидность на войне по новому месту жительства, а там встать на учёт в военкомат. У мамы, а также у меня и у близнецов тоже были свои проблемы с переездом.
       Так что только в середине августа с личными вещами в сумках во время проливного дождя мы уехали с Курджиново в Псебай. Прощаться ни с кем из друзей ни стал. Мне лично тяжело было расставаться.
       У меня с друзьями было столько много планов на будущее и всё не сбылось. Даже в Крым в пионерский лагерь "Артек" не поехал из-за переезда. Уступил путёвку Казарову Вовке.
       Местом нашего нового съёмного проживания оказалась заброшенная людьми старая хата. Бывшие хозяева этой хаты видимо погибли во время войны или просто умерли от старости. Наследники ни стали жить в этой хате не пригодной к жилью, а рядом построили себе шикарный кирпичный дом. Так думаю, что эту хату нам предоставили бесплатно, как сторожку шикарного дома.
       Временно мы пожили у наших родственников Ложниковых в Шедке рядом с гипсовым рудником на окраине Псебая. Пока мои родители и наши родственники в темпе провели незначительный ремонт этой развалюхи, что в ней хоть как-то можно было жить до капитального ремонта за время отъезда на заработки хозяев нового шикарного дома и этой полусгнившей заброшенной хаты.
       Когда мы въехали в эту хату, то у меня был шок от того, что увидел на месте нашего поселения. Даже наша родовая хата-мазанка по окна, вросшая в землю в Старом хуторе в Гудермесе, выглядела намного лучше, чем этот сарай из саманов с крышей покрытой сгнившей соломой и наспех помазанной со всех сторон гашённой известью. В этом сарае даже пол покрыт сушёной глиной.
       Наша "хата" находилась в лесу у маленькой речушки в два метра шириной и мне по колено глубиной на краю Псебая. Почти напротив нас на другом берегу этой "речки" на краю Псебая в глубине леса на поляне стоял огромный шикарный кирпичный дом, в котором жила большая многодетная семья. В этой семье были дети только девчонки в возрасте от трёх до шестнадцати лет. Мы пока не познакомились с ними. Всё некогда в связи с переездом познакомится с соседями.
       - Боже мой! Как вы будете жить в этой развалюхе? - запричитали Дубовиковы, наши соседи через речку, когда пришли к нам в гости. - Вам даже помыться негде. У нас во дворе шикарная русская баня с парилкой. Пока вы благоустроите своё жильё, то по субботам можете приходить мыться в нашу баню. За дрова можете не беспокоиться. Живём в лесу. Вода тоже рядом в речке у дома.
       Мы так поступили по предложению соседей. В субботу всей семьёй явились в гости к соседям с самого утра. Наши родители заранее договорились, что стол нашего знакомства накроют сообща. Так как неприлично быть халявщикам с любой стороны. Мужья со списком от жён поехали в районный центр и на колхозный рынок за продуктами. Женщины занялись кухней и русской баней.
       Прежде чем накрывать на стол первыми в баню пошли женщины. Мамы и дочки мылись вместе. Отцы мылись от пацанов отдельно. Так как отцы перед накрытием на стол должны были разжечь костёр в центре двора, а мне с братьями-близнецами хотелось подольше мыться в русской бане до тех пор, пока наша мама буквально силой заставила нас прекратить баловство в этой бане.
       Погода в этот день был отличная, совершенно безоблачная и градусов на пять выше нормы на август месяц в этих местах рядом с заснеженными кавказскими горами. Ну, прямо, как на берегу Каспийского моря возле пресных заливов вблизи Нового городка, где мы жили в позапрошлом году. Осталось только голяком в воду залезть. Мы этого делать ни стал, а просто сели за стол.
       Как полагается за русским столом, вначале мы стали знакомиться, так как за неделю нашего поселения в этом захолустье нам некогда было встречаться. Пытались прописаться по своему адресу в райисполкоме, у которого не было такого адреса, где мы поселились. Тоже самое было с детским садиком для наших близнецов, а также с определением средней школы на мою учёбу.
       - Нам понравилась ваша семья. - поднял бокал, выпивший хозяин стола. - Мы готовы с вами сродница на половину. Три наши девчонки на выбор и трое ваших мальчишек. Будут отличные семьи.
       - Нашим детям надо вначале подрасти, прежде чем женихаться. - сказала хозяйка большой семьи.
       - В первую очередь наши мужики должны не выпивать, чтобы что-то решать. - сказала наша мама.
       На этом наше знакомство закончилось. Мы поблагодарили хозяев за хлеб и соль. Попрощались с соседями и тут же отправились к себе в хату. Пьяному отцу и море было по колено. Он пошёл домой напрямую через речку в воде по пояс. Мне не хотелось подражать пьяному отцу. Мы с мамой пошли по маленькому мостику через речку, который был чуть ниже нашего места жительства.
       Сама семья наших соседей Дубовиковых мне лично понравилась. Простые общительные люди. Дружить с девчонками не хотелось. У них совершенно другие интересы в жизни и в играх. Старшая дочка Клава старше меня на два года. С любопытством разглядывала меня. Мне она совсем не нравилась. Другое дело Казарова Люба, которая младше меня на год, но мне с ней было проще.
       Младшие девчонки Дубовиковы были намного младше меня, ровесники наших близнецов. Сергей и Юрка сразу нашли с ними общий язык, стали часто бегать друг к другу в гости и заниматься только им известными играми. Младшие дети обеих семей даже стали ходить в один детский садик. Наши родители по очереди отводили и забирали наших младших их общего детского садика.
       В то время как мне надо было готовиться идти учиться в среднюю школу в седьмой класс. Дубовикова Клава после окончания восьми классов в средней школе собиралась ехать в Лабинск поступать в строительный техникум. Мы оба серьёзно готовились к учёбе и виделись только в субботу, когда наша семья приходила к Дубовиковым помыться. Пьянок в семьях больше не было.
       В очередной раз мужчины рано утром отправились в лес на охоту и обещали вернуться к вечеру. Обе мамы со своими младшими детьми помылись по отдельности и целой оравой пошли в Псебай в кинотеатр. Клава осталась дома заниматься подготовкой к поступлению в техникум. Она очень хотела стать прорабом. Поэтому хорошо готовилась к поступлению, чтобы сразу поступит учиться.
       Русскую баню истопили хорошо. Бак кипячённой води литров на триста. Холодная вода из-под крана подаётся насосом из речки прямо в баню. Дубовые и берёзовые веники в парилке. Раскалённые камни в железной бочке над печкой. Дрова в печку подкинул с улицы. Не спеша разделся наголо. Стал набирать холодной воды в тазик к парилке и тут неожиданно в баню вошла Клава.
       - Шурик! Как хорошо, что ты в бане! - с удивлением, воскликнула Клава. - Мне спинку потрёшь.
       Как ни в чём не бывало она стала снимать с себя всю одежду, как бы не замечая, что на мне совсем нет одежды. У меня скрывать своё внимание к ней совсем не получалось. В отличии от Казаровой Любы, которую случайно видел у них дома купающейся в тазике, груди с торчащими сосками были больше. Между ног у неё пучок волос, с которых, вдруг потекла струйка алой крови.
       - Что с тобой случилось? - испуганно, спросил Клаву, показывая пальцем на струйку крови по ноге.
       - Да так, пустяк. - отмахнулась она от моего вопроса. - Месячные закончились. Сейчас отмою всё.
       Конечно, раньше слышал из разговора между женщинами слово "месячные", но что это такое не знал. Даже сейчас из ответа Клавы понял, что в этом нет ничего страшного. Сейчас она помоется и все пройдёт. Можно будет нам мыться вместе и не обращать на друг друга внимание, что мы совершенно голые. Ведь взрослые женщины и мужчины моются вместе. Нам тоже надо привыкать.
       -Ты, что женщин голыми никогда не видел? - она серьёзно спросила меня, намыливая свои ноги.
       - Вообще-то видел, но, издали. - честно признался на каверзный вопрос. - Когда они были в бане.
       - Мне удалось разглядеть мужчин ближе, чем ты сейчас. - гордо, сказала Катя. - Благодаря одному из них стала женщиной. Это было в Крыму в пионерском лагере Артек. Ты был в Крыму в Артеке?
       - В этом году должен был поехать. - с сожалением, ответил Кате. - Но переезд сюда всё испортил.
       - Ну, ты многое потерял. - с жалость, сказала она. - Артек - школа взросления. Если бы ты был там, то у тебя не было бы проблем с женщинами. Тебе повезло, что мы встретились. Сейчас научу тебя как быть настоящим мужчиной. Ты только не пасуй. Здесь нет ничего страшного. Мужчины и женщины все через это проходят. Ты целуешь мои половые губы. Твой член будет в моих губах.
       Катя развернула меня валетом на верхней степени в парилке. Мои губы тут же оказались напротив её промежности и сразу прилипли к её половым губам. Она засунула мой член себе в рот и стала его головку щекотать своим языком.
       Всё моё тело завибрировала так, словно в меня вставили какой-то механизм. Мой мозг совсем отключился. В это время резко скрипнула дверь.
       - О Боже мой! Развратники! - закричала её мама, схватила нас за волосы и потащила из парилки.
       - Мама! Он не виноват! Это всего лишь уроки взросления. - Катя защитила меня от наказаний.
       - Вы сейчас получите от меня уроки взросления по всей программе. - закричала тётя Варя на нас.
       Она сняла с крючка огромную мочалку плетёную из толстых верёвок и стала нас хлестать по голым задницам с такой силой, что трофейный ремень моего отца до этого момента просто гладил меня за мои приключения. Мы бегали вокруг стала с дикими воплями от ударов мочалкой по голым задницам до синяков, пытаясь на ходу что-то одеть на себя и сбежать от побоев куда подальше.
       Так как в отличии от Кати на мне были только трусы до прихода в баню, то мне удалось увернуться от очередного удара мочалкой и со скорость олимпийского спортсмена выскочить во двор. Дальше с такой же скорость преодолел расстояние между нашими домами и почти не намочив ноги перескочил речку у нашего двора, в одно мгновение перескочил через колючую изгородь.
       На мою удачу дома никого не было. Наши отцы были на охоте до вечера. Мамы тоже не было. Наверно после кинотеатра мама с Сергеем и Юркой отправилась в гости в Шедок к своей младшей сестре Ложниковой Тамары. Так что на данный момент мне удалось скрыться от очередной порки за мои неудачные малолетние грехи. Дальше, может быть, вообще не будет наказания.
       Воспользовался моментом отсутствия родителей, отправился спать на сеновал в соседний двор, который находился радом с нами. Хозяева нового дома и нашей старой хаты уехали на заработки в Казахстан, чтобы заработать деньги на корову. Так как все свои деньги истратили на строительство, а в Псебае заработка не было. Нам доверили охранять свой дом и двор до их возвращения.
       Самым надёжным сторожем этого дома был мой пёс по кличке Абрек, кавказская овчарка. По собачьему уму он не мог нам заменить Джульбарса, которого мы были вынуждены оставить в Избербаше. Однако своей преданность к хозяину Абрек мог превзойти любую собаку. Поэтому мои родители спокойно могли доверить псу охрану нового дома вместе со мной в любое время суток.
       - Абрек, сегодня наша очередь охранять дом. - сказал псу направляя в соседний двор на сеновал.
       Пёс радостно завилял хвостом. Он взял в зубы любимую косточку от мяса барашка, с которого мы жарили шашлык на выходной день и не торопясь отправился через лазейку в заборе к нашей сторожки на сеновале. Следом за нами отправились на сеновал с десяток наших кроликов, которым понравился чужой съедобный сеновал задолго до разрешения нам охранять этот дом.
       Едва только мы приступи к своей работе охранять новый дом как в нашу избу домой вернулась мама с Сергеем и Юркой. Мама прочитала мою записку о том, что мы с Абреком пошли на сеновал охранять дом наших соседей. Она не очень доверяла моим запискам, так как мог написать одно, а на деле могло быть совсем другое. Поэтому мама пришла на сеновал посмотреть на мою работу.
       - Шурик! Ты уже почти взрослый человек. - мама сделала мне замечание, убедившись о моём присутствии на сеновале. - Может быть ты прекратишь изображать из себя дикаря и пойдёшь домой?
       - Стать взрослым ещё успею. - отказался от совета мамы. - Хочется пока побыть в своём детстве.
       Мама больше ни стала спорить со мной. Она ушла от сеновала в избу с близнецами, которые пытались, глядя на ночь забраться ко мне на сеновал. Вот только конкурентов мне не хватало. Здесь и без братьев забот хватает. Кролики буквально облепили меня со всех сторон. Абрек ревнует кроликов ко мне. Ему самому хочется быть рядом со мной. Он оттаскивает кроликов от меня.
       Примерно, через полчаса возни между собой кролики и пёс смиряются с тем, кто из них будет ближе ко мне. Мы начинаем дремать, так как спать сторожам нельзя, иначе воры могут проникнуть в дом. Когда мой отец пьяный пришёл домой ночью с охоты, Абрек поворчал на шум со стороны. Посмотрел в сторону нашей хаты. Убедившись, что там свой человек, то сразу улёгся на место. Кролики вообще никак не реагировали на шум и на какое-то движение со стороны просто спали.
       Мне спать не хотелось. Просто лежал на сене среди животных и думал о том, что сегодня случилось в русской бане между мной и Катей.
       У меня там во время соприкосновения с голой девчонкой были чувства потрясения такие каких раньше никогда не ощущал. Может быть, это была любовь? Хотя какая тут любовь, если Катя старше меня и уже не девочка, спала в Артеке со всеми подряд.
       Думал больше о Казаровой Любе. Вот где между нами могла возникнуть настоящая любовь. Нам надо было всего лишь подрасти на несколько и остаться вместе на всю жизнь. Хотя бабушка Нюся предсказала мне, что когда выросту, то буду работать в цирке художником. Женюсь на еврейке. У нас будут дети и мы уедем жить заграницу. Вообще-то бабушка могла ошибиться в предсказаниях.
       Когда за пределами наступила ночная тишина, то мы заснули со всем окружающим нас миром живой природы, которая любит ночью спать, а днём бодрствовать. Не спали только бессонные ночные птицы совы и сычи. Они словно призраки бесшумно парили над сеновалом рассматривая в сене мышей себе на питание. Где-то далеко в лесу жалобно тявкала лисица недовольная чем-то.
       Среди ночи мне приспичило сходить по малой нужде во двор. Не открывая глаза совсем сонный, наощупь спустился с сеновала и отправился в сторону кустов справить свою нужду у речки.
       Абрек по той же причине спустился следом за мной с сеновала. Аромат лесных трав и цветов кружил голову. Даже не хотелось открывать глаза наслаждаясь запахом живой природы вокруг меня.
       Вдруг, почувствовал, что мои ноги кто-то намочил. Сразу открыл глаза и посмотрел себе под ноги. Оказывается, это сонный пёс спутал мои ноги с кустами и оправился прямо на меня. Опустив свою лапу на землю, Абрек открыл глаза и осторожно стал обнюхивать незнакомое уму пространство. Мне тоже стало интересно то, что обнаружил мой пёс в пространстве окружающем нас.
       К моему удивлению, мы находились не во дворе нового дома в Псебае, а на поляне в Верхних дубках, где раньше жили в Курджиново. Всё также с одной стороны поляны дом Казаровых, а с другой стороны наша бывшая хата весной этого года полностью разбитая градом. Сейчас наш бывший двор заброшен всеми. Никто уже больше не собирается ремонтировать хату и жить в ней.
       - Ты что здесь делаешь? - с удивлением, спросил Казаров Вовка, выйду по малой нужде со двора.
       - Тоже самое что ты. - растерянно, ответил другу. - Познакомься с моим псом его звать Абрек.
       Вовка пожал лапу псу, который облизнул моему другу лицо в знак того, что они признали друг друга. Растроганный таким вниманием со стороны моего пса, Вовка вдруг засуетился. Побежал к себе в дом. Вернулся на поляну через минуту. У него в руках был красивый новый ошейник для собаки. Вовка тут же снял с Абрека старый потёртый ошейник, а на его место повесил новый.
       - Как ты с Абреком появился у нас на поляне? - опять спросил Вовка. - Ведь вы живёте в Псебае?
       - Соскучился по друзьям и спустился сюда к вам с сеновала. - как ни в чём не бывало ответил другу. - Всё время думал о вас. Как мы хорошо дружили. Хочу признаться в любви твоей сестре.
       - У тебя из этой затеи ничего не получится. - серьёзно, сказал Вовка. - Люба с мамой сейчас в гостях у родственников в Армении. Спасибо тебе за путёвку в пионерский лагерь "Артек" ...
       Дальше мы с другом между собой делились своими воспоминаниями о наших приключениях. Почему-то планов на будущее у нас не было. Наверно мы чувствовали, что сон растает как прошлогодний снег и мы, вполне возможно, что больше никогда не встретимся. Хотя, как говорили в древности греки, что всё возвращается на круги свои. Может быть, мы ещё где-то вместе встретимся?
       Пока мы разговаривали на поляне то нас заволакивал густой белый туман, который часто бывает рано утром перед рассветом в этих местах. Вот и сейчас туман был настолько плотный, что мы ни стали видеть друг друга на расстоянии вытянутой руки. Постепенно исчезло всё то, что только что присутствовало здесь на поляне в Верхних дубках. Даже пение петухов умолкло.
       - Шурик! Спускайся вниз с сеновала. - услышал голос мамы из нашей избы. - Тебе пора завтракать.
       Голос мамы разбудил меня. Глаза тут же определили, что сплю на сеновале. Удивился тому, что приснился такой удивительный сон, что словно в реальной жизни у меня была встреча с Казаровым Вовкой на поляне в Верхних дубках. У меня наверно с психикой не всё в порядке или мысли в цветных снах зашкаливают. Происходят разного вида явления и перемещения в иное измерение.
       Абрек ткнулся своим мокрым носом в мою щёку, как бы поцеловал меня, чтобы мне пришлось обратить на него внимание, что тут же пришлось сделать. Отстранив морду пса от моего лица, случайно бросил взгляд на его шею. Моё изумление зашкаливало, когда увидел на шее Абрека новый красивый ошейник, который Вовка только что ему подарил во сне. Выходит, что был не сон.
       После случая с Катей баню по субботам у меня отменили. Пришлось мыться в хате в тазике. Как мылась у себя дома в тазике Казарова Люба в Верхних дубках, когда случайно увидел её голой. Не знаю кто как узнал о моём разврате с Катей в бане. Отец меня не бил за это. Просто ухмылялся при виде меня. Наверно гордился за меня, что в таком юном возрасте хотел стать мужиком.
       - Шурик, таком раннем возрасте любовь слепая. - как-то сказала мама, когда мы с ней были наедине. - Сейчас по глупости растратишь свою страсть. После на свою жену ничего не останется.
       Больше в гости к Дубавиковым меня не приглашали. От своих братьев узнал. Катя поступила учиться в техникум на прораба. У меня тоже начался учебный год в средней школе, в которой появилось много школьных друзей. Опять начались походы с приключениями по местным достопримечательностям. По совету мамы девчонками больше не увлекался. Берёг страсть будущей жене.
       Как-то весной занимался кормлением наших кроликов, которых развелось так много, что отец стал резать кроликов на пушнину и на мясо. Был так увлечён своим занятием, что сразу не заметил какое-то движение мимо нашей хаты по дороге. Когда кто-то кашлянул, то посмотрел за калитку. Там по просёлочной дороге шла Катя. Заметно повзрослевшая и с огромным животом.
       - Если бы тогда в бане был мужиком, то это был бы твой ребёнок. - гордо, сказала она, выпячивая свой живот из-под коричневого плаща. - Мы бы с тобой сейчас были бы юными родителями...
       - В мои то годы, всё впереди. - по-взрослому сказал юной развратнице. - Спасибо тебе за урок.
       Катя ничего мне больше ни сказала. Как-то осунулась лицом с кругами под глазами и держась за поясницу обеими руками медленно пошла в сторону нового мостика, ведущего к дому её родителей. Прошло какое-то время, от своих братьев узнал, что, Катя родила мальчика. Назвали мальца Лёшка. Кто отец ребёнка никто не знает. Видимо действительно ранняя любовь слепа.
       Откровенно говоря, первой своей любовью считал Казарову Любу. У нас не было между собой никакого интереса как между девчонкой и мальчишкой. Просто у меня с её братом Вовкой была настоящая дружба. Мы с ним дружили всего один год. Но почти всегда ходили в разные походы. Люба всего один раз была с нами в походе. Но во всех школьных и домашних делах была с нами.
       - Ты знаешь, мне нравится твоя сестра. - как-то в шутку сказал Вовке. - Может быть это любовь?
       - В такой проблеме нет у тебя друга и советчика - серьёзно сказал он. - Сам признайся ей в любви.
       Признаться, в любви девчонке у меня не хватило смелости. Да любовью наши отношения друг к другу нельзя назвать. Ведь мы были подростками. Ромео и Джульетта на много старше нас. Им было 16-17 лет. Любе и мне 12-13 лет на время знакомства. Нам расти и расти до героев романа.
      
      5. Дом из гипса.
       У бабушки Нюси было шестеро детей - три мальчика и три девочки. Пятеро старших имели свои семьи. Младшая дочь Тамара, которая была старше меня всего на девять лет, то есть, ей было восемнадцать лет, когда родились наши близнецы, Сергей и Юрка, Тамара вышла замуж за Ложникова Виктора, который был старше её на пару лет. Поселились они жить на съёмной квартире.
       Как только молодожёны Ложниковы узнали, что мы собираемся уезжать на постоянное место жительства в Курджиново, где моему отцу, инвалиду войны, обещали представить место жительства, Ложниковы тут же засобирались ехать следом за нами из Нового городка в Избербаше в посёлок Курджиново в надежде на то, что там рядом с нами у них будет собственное жильё в посёлке.
       Но до нашего отъезда в Курджиново мы получили письмо от Стрельникова с этого посёлка. В письме сообщалось, что свободного жилья в посёлке нет. Ложниковым нет смысла ехать сюда. Но, примерно, в тридцати километрах от Курджиново рядом с Псебаем есть посёлок Шедок, в котором на гипсовый карьер нужны водители на самосвал. Семьям водителей предоставляют жильё.
       Ложников Виктор служил в советской армии в ГДР водителем на грузовом автомобиле. Как только он узнал, что в Шедок нужны водители на грузовые машины, он тут же вместе с женой раньше нас отправился жить и работать в Псебай. Детей у них пока не было, так что с сумкой личных вещей они через двое суток прибыли по месту назначения, где им сразу предоставили жильё.
       Когда мы ехали жить в Курджиново, то к ним заезжать ни стали. С нами было много вещей и нас было много. После последнего письма от них мы знали, что им временно предоставили комнату в бараке. Обещали, что в течении года построят посёлок специально для водителей гипсового карьера. В этом посёлке у них будет собственный благоустроенный дом со всеми удобствами. Через год, когда крупный град разрушил наш дом в Верхних дубках в посёлке Курджиново, мы собрались ехать жить в Псебай. В дождливую ночь переночевали в доме у куркулей возле кладбища. За ночь отец заплатил огромную сумму денег.
       Утром рано отправились с вещами пешком к своим родственникам в Шедок, который находился в трёх километрах от районного кладбища.
       Ложниковы жили в бараке со времён войны с фашистами. Наверно барак принадлежал военному госпиталю, так как повсюду был запах лекарств. Нашей семье надо было где-то пожить неделю, пока мои родители сделают в полусгнившей хате временный ремонт, чтобы можно было жить в своей хате, а не сгнить вместе с ней. Надо было как-то разместиться семерым в одной комнате.
       Август месяц на улице жарко. Рядом с бараком огромный навес, под которым днём кушают рабочие гипсового карьера. Мы решили, что на ночь в бараке будут спать женщины и близнецы. Мужчинам на ночь постелют спать под навесом на огромных фанерных листах, которые давно стоят под навесом. Наверно в плохую погоду по сторонам прикрывают навес от дождя и ветра.
       - Ты говорил, что вам построят посёлок через год. - обратился отец к Виктору. - Год прошёл.
       - Проект готов. - уныло, ответил Виктор. - Не могут определить место строительства. Начальнику сказал, что жена скоро будет рожать. Ребёнка некуда принести. Он не собака, чтобы жить в собачьей конуре. На профсоюзном собрании вынесли решение разрешить мне строить самому благоустроенное жильё. На строительство дома за ежедневное перевыполнение плана по перевозке гипса с карьера мне разрешили брать гипс на строительство дома. Окна, двери, а также доски на крышу и на пол мне дадут в счёт будущего проекта по строительству посёлка. Мы с Тамарой определили место нашего дома в стороне от гипсового карьера ближе к лесу, где чистый воздух.
       Когда нашу хату мама и отец привели в порядок к нашему проживанию там. В последний день перед тем, как нам перебраться из барака от Ложниковых в свою хату мы пошли посмотреть на будущий дом, который после работы строил дядя Витя.
       Место стройки находилось, примерно, в двух километрах от гипсового карьера на лесной поляне возле возвышенности, за которой мы жили.
       - Всё классно! - радостно, воскликнули мои братья-близнецы, когда наш отец сказал, что за этой возвышенностью живём мы. - Будем ходить к вам в гости и кататься на санях зимой в обе стороны.
       - Мы не против этого. - согласилась тётя Тамара. - Будете нянчить братишку или сестрёнку.
       Мне было неинтересно слушать взрослых о том, чего пока нет. Договорился с дядей Витей и со своими родителями, что буду по выходным дням приходить к месту стройки и помогать строить дом. Дядя Витя сказал мне, что будет меня возить на самосвале к месту работы и обратно домой, чтобы не терять зря рабочее время. Идти через возвышенность час, а на машине ехать быстрее.
       Между нами, разница в одиннадцать лет. Мы не чувствовали разницы между собой. Подружились с первого дня нашего знакомства в Избербаше. Особенно на рыбалке у пресных заливов возле Нового городка, когда поймал Виктора крючком на удочку за его бороду. Он не обиделся на меня за неудачную рыбалку. Превратил в шутку и смеялся каждый раз, когда вспоминал рыбалку.
       Когда мы начали строить дом, то мне было всего четырнадцать лет. Как строитель никакой и вообще толку от меня было мало. Но на стройке даже моё присутствие нужно для вдохновения.
       Несмотря на то, что Виктор был намного моложе моих родителей, но благодаря службы в советской армии в ГДР, он многому научился у немцев. Виктор сам был похож на немца. Такой-же худощавый блондин, как большинство немцев, которые принимали его за своего немца из Советского Союза и учили его тому, что сами умели. Так Виктор стал специалист от скуки на все руки.
       Прежде чем строить дом, с моей инициативой, мы на листе одного ватмана приготовили чертёж в размерах. Мне ничего ни стоило согласно чертежу нарисовать карандашом эскиз, который раскрасил в цвете с привязкой к природе по месту строительства будущего дом. Затем нашу творческую работу обсуждали родственники, друзья и даже на профсоюзном собрании рабочих карьера.
       Так как строительство дома было задумано на временное использование, то решили строить дом без фундамента. Таким образом стройка ускорится и после легче будет дом разобрать на запчасти. Однако надо было дом на что-то закрепить, чтобы не развалился до того времени, как в дом поселятся жить люди. В данном случае семья Ложниковых. Но на чём закрепить будущий дом?
       Возле посёлка Шедок на отшибе возле речки валялись две большие бетонные бесхозные плиты. Мы замерили общую площадь двух плит. Они как раз подходили под крепление на них будущего дома. Нам надо было разрешение на перемещение данных плит к месту строительства будущего дома, чтобы позже нас не обвинили в краже государственного имущества у замороженной стройки.
       По всем канторам представителей государственной власти нам дали устное и письменное разрешение на использование бесхозных бетонных плит в своих интересах. После чего Виктор поставил бутылку водки бульдозеристу за то, что он в воскресенье расчистил под уровень площадку возле леса, куда с погрузкой на самосвал с прицепом привезли обе плиты и установили на место.
       - Нам надо закрепит обе плиты между собой каркасной сеткой из арматуры. - сказал мне Виктор, когда уложили плиты на нужное место. - Так же арматурой свяжем стены и потолок с плитами. Дальше по ходу работы мы будем думать, как лучше построить этот красивый дом из гипса.
       Большинство сложных работ он делал после основной работы. По выходным дням готовили плиты под опалубку по размерам к заливке гипса по составу как сметана на внешние и внутренние стены. Сложные детали внутри дома изготовляли из гипса по формам как саманы под хату мазанку. За две недели полный каркас дома из гипса был готов. Остались внутренние отделки дома.
       Когда в рабочие дни меня не было на стройке видимо после основной работы Виктор нанимал за бутылку водки рабочих, которые помогали ему устанавливать сложные конструкции из древесины, которые невозможно установить одному человеку. Так были установлены окна, двери и кровля на крыше. Даже стягивать равномерно в пазы доски на пол одному человеку очень трудно.
       Как только дом был готов, то в воскресный день бульдозерист приехал к дому на буровой машине, которая огромным буром врезается в гипсовую породу и крошит её к вывозу на самосвалах. Этим буром в ста метрах от крыльца дома пробурили огромную яму под колодец с родниковой водой. Здесь вокруг вершины всюду были родники отчего было много деревьев и разных кустов.
       С другой стороны дома на таком же расстоянии пробурили яму под туалет. Обе ямы закрепили круглыми брёвнами по кругу стен, чтобы мягкий грунт не обвалился в этих ямах. Над колодцем с крышкой и колесом для троса на подъём воды соорудили красивый домик как в сказке. Над ямой под туалет тоже соорудили домик высотой в два метра и шириной больше метра как теремок.
       - На дверях туалета напиши красиво масляной краской "Занято". - сказал мне, дядя Витя.
       - Зачем тебе такая надпись? - поинтересовался мой отец. - Ведь кроме вас никто здесь не живёт.
       - В этом месте круглый год много людей. - ответил Виктор. - По разным причинам приходят в лес.
       - Поставь ограждение из прутьев чилижника. - настаивал отец. - К весне будет колючая изгородь.
       - Вообще-то ты прав. - согласился хозяин дома. - Шурка! Напиши крупными буквами "О-О М-Ж".
       Дом мы построили к сроку. После того как закончили строительство и благоустроили дом изнутри у Ложниковых родился первенец, которого назвали Васей. День рождения первенца и новоселье справляли в один день.
       Подарков было много. В подарок от меня двоюродному братишке была водоэмульсионной гуашью расписана цветками в зале русская печка. Моя работа понравилась всем.
       Вскоре начались осенние дожди, на смену которым выпал пушистый снег. Зима была холодной с частым снегопадом. Все были заняты утеплением своего жилища. У меня была учёба в школе. Ко всем праздникам меня обратно загружали рисованием и школьной стенгазетой. Времени ходить в гости к родственникам через возвышенность между домами совсем не было до летних каникул.
       Едва только закончилась весенняя слякоть и первые летние солнечные лучи подсушили почву на лесных тропинках, мама разрешила мне сходить в гости к Ложниковым. От нашего дома до Шедка через Псебай идти очень далеко.
       Общественный транспорт туда никакой не ходит. Оставалось идти в гости к родственникам через небольшую возвышенность между нашими домами.
       Дубовиковы говорили, что при моей быстрой ходьбе доберусь до родственников через час в том случае если меня в лесу, не загрызут хищники. Такая была шутка у наших соседей через речку.
       Хотя они сами жили в лесу, а хищники их не загрызли. Мы тоже жиле через дорогу от леса. Нас даже по ночам не тревожили жители леса. Поэтому можно мне спокойно идти в гости через лес.
       За год проживания в старой хате на краю леса у нас образовалось огромное хозяйство. В свиноводческом колхозе опоросилось столько много свиней, что колхозники не смогли прокормить свиней. Продавали живых поросят по рублю за штуку. Отец купил сразу десять штук. К ним присоединились куры, утки, гуси, цесарки и разного вида кролики, которые быстро наплодились за зиму.
       Прежде чем отправиться в гости к Ложниковым, надо было выбрать хороший подарок своему двоюродному братику. Пришлось долго разглядывать в подарок кроликов. Выбрал чёрного шустрого маленького кролика, который быстро набирал в весе и мог свободно жить без своей мамы, у которой было ещё с десяток таких малышей. Кролик без проблем забрался в картонную коробку.
       - Маме скажите, что сегодня буду в гостях у Ложниковых. - сказал братьям перед уходом из дома.
       Мама в это время была занята нашим хозяйством во дворе. Мне не хотелось её беспокоить. Отец уехал с утра на работу в свою фотографию в центр Псебая. У меня с этого дня начинались летние каникулы в школе. Отдыхать в пионерском лагере по возрасту не берут. Ехать на каникулы в гости к родственникам в Дагестан или в Чечню слишком далеко. Здесь всего час ходьбы по лесу.
       Кролика в картонной коробке с морковкой поместил в сетку авоську и с этим живым подарком с через дорогу пошёл по тропинке в лес. Как только прошёл метров сто от нашего дома, так лес сразу оживился. Зашевелились рядом со мной кусты. По лесу своим тявканьем стали перекликаться лисицы. Видимо они нанюхали моего кролика в коробке и хотят до него добраться.
       Мне только этого не хватало, чтобы лисицы съели моего кролика, подарок моему братишке. Через пол часа моей ходьбы по лесу лисицы совсем обнаглели, стали перебегать через тропинку прямо передо мной.
       Тем самым показывая кто в лесу хозяин. Пришлось прибавить шаг, который вскоре перешёл на бег. Мой кролик видимо съел всю морковку или почувствовал опасность со стороны лисиц, принялся дрыгаться перед выходом из леса и вскоре выскочил из коробки.
       Кролик тут же убежал на завтрак к лисицам в глубину леса. Бегать за кроликом по лесу у меня не было сил. Мог сам угодить на завтрак более крупным хищникам чем лисицы. Оставалось только как можно быстрее выбраться из леса на поляну, где в прошлом году мы с дядей Витей построили красивый дом из белого гипса. Дом здесь где-то совсем близко на большой поляне у края леса.
       Когда вышел из леса на большую поляну, то на ней ничего не оказалось, кроме цветов и зелёной травы. Словно ничего не строили. Вблизи от бывшего двора находились с аппаратурой специалисты по разметке шоссейных дорог.
       Даже не специалисту было понятно, что здесь будет проходить шоссейная дорога, которая свяжет между собой два посёлка и какую-то стройку у этой вершины. Почему-то раньше это не проектировали, когда мы занимались строительством нового дома.
       Спрашивать что-то у специалистов насчёт дома из гипса было бесполезно и так по виду со стороны было заметно, что они пришлые из далека. Так как с интересом разглядывали местный ландшафт и вели разговор, никак не связанный с работой. Мне неинтересно было находиться на этом месте надо было найти новое место жительства наших родственников. Ведь не испарились они?
       Единственное место, где можно было найти дядю Витю, так это у гипсового карьера, где он работал водителем самосвала по перевозке гипса из карьера по месту назначения, в основном на завод по переработке пароды гипса в порошок пригодный к строительству разных объектов. Гипсовый карьер был, примерно, три километра отсюда. Завод по переработке гипса на много дальше.
       Идти в гипсовый карьер было опасно моему здоровью. По рассказам дяди Вите от гипсовой пыли, так же как от угольной и другой природной пыли можно получить неизлечимую болезнь лёгких под названием "силикоз". Поэтому все, кто связан работой с гипсом носит на лице специальную маску, которая защищает дыхание от гипсовой пыли. У меня на лице такой маски не было.
       Пришлось искать дядю Витю на автомобильной трассе по выезду из гипсового карьера. В этом месте пыли было совсем мало. На перекрёстке дорог самосвалы из гипсового карьера разъезжались в разные стороны и возвращались обратно в карьер. У меня была надежда встретить самосвал дяди Вити именно здесь или хотя бы от кого-то узнать о новом месте жительства его семьи.
       - Пацан, ты кого здесь ждёшь уже целый час? - спросил меня водитель огромного самосвала.
       - Мне нужен Виктор Ложников! - ответил на вопрос, пытаясь перекричать рёв двигателя машины.
       - Он на ремонте своей машины! - крикнул водитель самосвала. - Наша автобаза далеко отсюда!
       Солнце в зените. Пора возвращаться домой. Идти в одиночку по лесу через возвышенность опасно. Может быть, хищникам было мало кролика на завтрак, так они ждут меня на обед. От гипсового карьера через Шедок и Псебай до нашего дома, примерно, километров десять. Никакой общественный транспорт отсюда до нашего дома не ходит и денег нет. Придётся мне идти пешком.
       Первый день школьных летних каникул. Спешить мне некуда. К вечеру дойду до нашего дома. Надеюсь, что с голоду по дороге не помру. Когда жили в Новом городку, то бывало весь день в Каспийском море купались без еды и с голоду не умирали. Сегодня не сильно жарко на открытом месте. В посёлках питьевая вода в кранах на каждом углу, так что в пути от жажды не испарюсь.
       - Путешественник! Ты куда топаешь? - услышал знакомый голос из самосвала. - Садись! Подвезу!
       - Да вот к вам в гости ходил. - ответил дяде Вите, забираясь к нему в кабину большого самосвала.
       - Так мы оттуда в начале весны перебрались жить в другое место. - удивлённо, сказал он. - Там, где был наш дом по проекту будет прокладываться государственная трасса. Рядом с трассой построят посёлок рабочим и водителям гипсового карьера. Наш дом прямо на бетонных плитах перевезли за счёт государства в Шедок на постоянное место прописки. Туда же перевезли изгородь из чилижника, туалет и колодец. Наш дом и всё остальное на краю посёлка выделяется среди других построек. На наше место жительства соседи, местные жители и проезжие смотрят с интересом.
       Мы так увлеклись своим разговором, что не заметили, как на перекрёстке дорог столкнулись сразу три машины с разных сторон. Наш самосвал едва ни стал четвёртым в аварии на сложном перекрёстке. Хорошо, что Виктор успел затормозить. Иначе бы огромный карьерный самосвал мог смять все три аварийных автомобиля в одну кучу. Тогда бы здесь на дороге было бы много трупов.
       - Ты посиди здесь в кабине. - сказал мне водитель самосвала. - Мне надо помочь пострадавшим.
       Из кабины самосвала было хорошо видно, что никто из водителей машин и пассажиров не пострадал. Просто машины ткнулись носами друг в друга. Перекрёсток в лесу среди густых зарослей кустарников и огромных деревьев не просматривается со стороны.
       Дорожных знаков безопасности нет. Дорожных аварийных служб близко нет. Придётся пострадавшим здесь самим разбираться. Разъехаться в разные стороны невозможно, так как у всех трёх машин двигатели не работают.
       В кабине самосвала душно. Окно не открывается. По аварии видно, что водители долго будут разбираться как растащить пострадавшие машины.
       Кроме нашего карьерного самосвала другой техники нет, которая могла бы растащить побитые машины в разные стороны от перекрёстка. Самосвалу приходится принять участие в разборке создавшейся пробке на перекрёстке дорог.
       - Мне придётся дальше идти пешком. - говорю дяде Вите, выбираясь из кабины самосвала.
       - Тебе виднее. - соглашается он. - Мне всё равно придётся остаться здесь до разборки пробки.
       Этот участок дороги мне совсем не знаком. Ориентируюсь по солнцу, которое направляется к западу, в ту сторону мне идти. Если идти по шоссе через Псебай, то к вечеру домой не успею. Придётся сократить дорогу через лес. Надеюсь, что хищников в этом участке леса нет. Здесь такой оживлённый перекрёсток дорог, что от рёва транспорта человек не может близко находиться.
       - Ты наверно с утра ничего ни ел. - сочувственно, говорит мне Виктор. - Возьми авоську продуктов с собой. По дороге к дому покушаешь. Мне всё равно некогда кушать и к тому же скоро буду дома.
       Он прав, голод ни тётка, изнутри желудок беспокоит. За целый день голодный как собака. Выбираюсь из кабины самосвала и углубляясь в лес начинаю освобождать сетку авоську от продуктов.
       Сразу видно, что водитель любит покушать за время работы на самосвале.
       В сетке буханка домашнего хлеба, кусок жареного мяса, четыре варёной картошки, два куриных яйца и бутылка воды.
       Увлечённый едой не замечаю, как углубляюсь в лес. Большие тени деревьев подсказывают мне, что наступают вечерние сумерки, за которыми будет ночь. По времени моего передвижения в лесу мне давно пора бы дома. Понимаю, что заблудился. Стараюсь не паниковать, чтобы окончательно не сбить себя с толку. Со мной в руках сетка-авоська с остатками продуктов и больше ничего.
       В отличии от Дагестана в этом месте нет больших кавказских гор с пещерами, в которых можно укрыться от плохой погоды и от свирепых хищников. Может быть это даже лучше.
       У меня всё равно нет спичек, чтобы разжечь в пещере костёр к защите от хищников. Мучится в страхе не буду, хищник острыми клыками в одно мгновение перегрызёт мне глотку. Но, мне ещё хочется жить.
       Ночью в лесу так много ужасных шорохов, что даже не надо быть альпинистом, чтобы при опасности в одно мгновение забраться на верхушку огромного дерева как раз в тот момент, когда к дереву прибежал огромный хищник.
       Он уселся под деревом и стал ждать, когда мне придётся спуститься или свалиться к его лапам на завтрак. Но он этого не дождётся. Буду тут сидеть до утра.
       Усевшись поудобнее на ветках, дерева принялся освобождать из сетки остаток пищи. Если даже свалюсь с дерева к лапам хищника, то ему хоть будет что-то поесть от меня. Как-то не хорошо умирать голодным. Вон сидит зверюга на земле под деревом сверкает свирепыми глазами. Ждёт, когда у меня прибавится вес и свалюсь прямо ему в пасть. Луч привяжусь сеткой тут к дереву.
       Закрепившись надёжно сеткой авоськой через свой пояс к ветке дерева вскоре успокоился с защитой от опасности. Стал рассматривать звёздное небо и мечтать о том, чего не может быть. Хотя в настоящее время всякое может быть. Если побывал человек в космосе, то вскоре может полететь к другим планетам. Размечтался над своим будущим засыпая на ветках огромного дерева.
       Проснулся рано утром от песен домашних петухов и диких лесных птиц. Посмотрел по сторонам с высоты птичьего полёта. Удивился тому, что увидел. Метров сто от моей спячки через дорогу наш дом. Под деревом сидит мой надёжный друг пёс по кличке Абрек. Он ночью охранял меня, а у меня о нём были дурные мысли. Совсем забыл, что кавказские овчарки не гавкают при хозяине.
       - Молодец Абрек! Ты у меня настоящий друг. - поблагодарил пса за свою ночную безопасность.
       Абрек лизнул меня в щёку за похвалу и тут же направился в сторону нашей избы. Видимо он сильно проголодался за ночь, пока охранял меня под деревом. Надо его хорошо покормить. Ведь он заслужил это. Вместо того чтобы охранять дом от воров и наших кроликов от лисиц, каким-то образом пёс определил моё присутствие на вершине дерева и всю ночь охранял меня от волков.
       - Шурик! Ты где был? - с удивлением, встретила мама у калитки. - Мы думали, что ты у Тамары.
       - Вчера место жительства Ложниковых не нашёл. - стал немного врать в своё оправдание. - На обратном пути меня на самосвале догнал дядя Витя. Из-за аварии машин на перекрёстке он не смог довести меня до дома. Пришлось идти пешком. Домой пришёл поздно ночью. Ни стал вас беспокоить. Ночевал на сеновале. Сейчас гулял с Абреком в лесу. Он гонял лисиц подальше от кроликов.
       - Мне казалось, что ты знаешь о переезде дома Ложниковых на другое место. - удивлённо, сказала мама. - Ну, ладно, ты ещё успеешь побывать у них в гостях. Иди завтракать и пса хорошо накорми.
       Конечно, мне было приятно осознавать, что моё очередное приключение окончилось без проблем. Вообще-то моей вины в этом нет, что мне пришлось ночевать в лесу на вершине дерева, а не дома у Ложниковых и не у нас в хате.
       Если бы мне раньше сказали, что дом из гипса переехал в другое место, то мне не надо было идти через возвышенность, покрытую густым лесом и полную хищников. Однако, тогда не было бы моего приключения. Разве можно мне жить без приключений?
      
      6. Семейная трагедия.
       Дети не в праве обсуждать родителей. Но как поступать детям в отношении родителей, когда между отцом и матерью произошла крупная с сора дошедшая до развода?
       Ведь дети в этом совсем не виноваты, что родители на могли между собой найти общий язык и сохранить семью. Фактически своим разводом родители наказали своих детей, которые совершенно в том не виновны.
       У меня не было умысла разводить своих родителей. Если отец порол меня трофейным ремнём по заднице до синяков за мои бесконечные приключения, то в этом была моя вина, к чему стремился того добился искать приключения на свою задницу. В остальном мы с отцом всегда ладили. Сколько себя помню, всегда он брал меня с собой в горы собирать заказы на портреты и на охоту.
       С мамой у меня вообще не было никаких проблем, это у неё были всегда проблемы со мной с моего первого шага. Опять-таки сколько помню себя, со мной постоянно что-то случалось. Мама меня вытаскивала из разных грязных ям, снимала в оборванной одежде с каких-то вершин. Отмывала, мня от грязи. Штопала мою рванную одежду. Но никогда она не била меня и не наказывала.
       Может быть, именно по этой причине мне пришлось вмешаться в ссору между родителями. К тому моменту отец часто стал приходить с работы домой сильно пьяный. Затем стал оставаться часто по ночам на работе. Говорил, что у него много работы. Однако денег домой приносил мало. Вскоре мама узнала, что он ей изменяет. Дома был скандал. Отец ударил маму ладонью по лицу.
       - Если ты ещё раз тронешь маму, то мне придётся тебя убить. - сказал ему, с ружьём в руках.
       Родители были в шоке. Такого они от меня не ожидали. Отец ни стал, как всегда, хвататься за трофейный ремень. Пьянка у него моментально ушла.
       Он совершенно трезвыми глазами посмотрел на мой взгляд наполненный гневом к нему. Тут же вышел из хаты во двор. Хлопнул дверями так, что в хате разбились стёкла на окнах, а двери сорвались с петель и рухнули прямо в хату.
       Мама тут же, не говоря ни слова стала собирать наши личные вещи в дорогу. В моём разуме вдруг возникла ужасная ярость ко всему, что произошло сейчас. Больше всего возненавидел себя. Едва сдерживая себя от истерики со всего маха, разбил ружьё об дверной косяк. После чего не говоря ни слово стал собирать свои личные вещи в вещмешок. Близнецы сидели в шоке за столом.
       Когда наши личные вещи были собраны, то мой вещмешок повис у меня за спиной. Две сумки взял в обе свои руки. Братьям близнецам достались не большие сумки с продуктами.
       Мама свои личные вещи поместила у себя за спиной. Взяла за руки Сергея и Юрку. Прошептала про себя какую-то известную ей молитву. На прощанье поклонилась хате. После чего мы вышли на улицу.
       У нас в сумках кроме личного белья и документов больше ничего не было. Так что мы шли налегке. Мама не говорила куда мы направляемся. Но без её слов было понятно, что к родственникам. Вот только куда не понятно.
       У нас родственников много по всему Кавказу. В Шедок к Ложниковым мы не поедем. У них места нам не хватит. В Мостовой у Фисюковых тоже нам места нет.
       Пока мы шли среди ночи от бывшего места нашего жительства до Псебая мне в голову лезли разные мысли о том, где теперь мы будем жить. Перебрал в памяти у себя адреса всех многочисленных родственников, у всех большие семьи и маленькая жилая площадь, чтобы хоть на время разместить нас четверо. Нам нужно ни только крышу над головой, но также питание и много чего...
       - Спасибо друг, тебе пора домой. - сказал Абреку, который провожал нас до самого посёлка.
       Пёс понял меня с первого слова. Лизнул своим шершавым языком мою руку. Остановился на краю посёлка Псебай и жалобно выл, словно плакал, прощаясь с нами до тех пор, пока мы скрылись из его вида в темноте не освещённой улицы. Дальше шли без сопровождения своего лохматого друга. Мама тихо плакала. Сергей и Юрка ревели во весь голос. У меня тоже мокрые глаза.
       На небольшую автостанцию мы пришли перед рассветом. На площадке под навесом два автобуса дальнего следования с табличками "Псебай-Лабинск" и "Псебай-Армавир". В автобусах нет водителей. В кассе продажи билетов окошко закрыто. Дверь в зал ожидания размером в одну комнату дверь тоже закрыта. Мы расположились со своими пожитками на лавочке под навесом.
       - Нам долго ехать. - сказала мама. - Надо хорошо покушать и сходить в туалет перед поездкой.
       Мама туже достала продукты из одной из двух сумок с продуктами и все продукты из сумки разложила на маленький столик перед лавочкой под навесом, где мы расположились под навесом. Как мне стало понятно из того, что было на столике и во второй сумке из продуктов, мама забрала с собой все продукты, которые были у нас в избе приготовленные на повседневный завтрак семье.
       Часто на завтрак мало ели. Так как не было времени разжигать дровами русскую печку, в хате чтобы подогревать борщ или суп в большом чугунном котелке. У нас всегда на завтрак было что-то жаренное с вечера в котелке, который мама завёртывала в махровых полотенцах, сохраняла тепло продуктов до завтрака. Обедали на работе, в школе и в детском садике каждый день. Вечером мама разогревала борщ или суп на печке буржуйке, которая стояла во дворе под навесом. Во время школьных каникул мне доверяли следить за огнём в русской печке и подогревать готовые продукты к приходу семьи домой. По выходным дням и по праздникам кухней полностью занималась мама. Она у нас была отличная кухарка. Знала, как готовить множество национальных блюд разных кавказских народов. Отец занимался тем, что освежевал кроликов или дичь с охоты.
       Сергей и Юрка метали себе в рот всё то из продуктов, что мама прихватила с собой продуктов из нашего бывшего места жительства. Мне совсем не хотелось толстеть, так как сильно поправился после лечения в больнице Избербаша и в течении двух лет всё никак не могу похудеть до своей нормы веса, что быстро двигаться. Наша мама вообще никак не поправлялась при любой еде.
       Пока мы кушали и ходили по нужде в туалет в стороне от автостанции к автобусам пришли водители. Им надо было подготовить автобусы к дальнему рейсу. От Псебая до Лабинска, примерно, шестьдесят километров. До Армавира расстояние в два раза больше. По времени также со всеми остановками в пути до Лабинска час езды, а до Армавира будет время езды больше двух часов.
       Мама купила билеты на автобус до Армавира на последние сидения, чтобы мы могли хорошо выспаться в пути. Ведь мы из-за трагедии в семье ни спали уже целые сутки. Сергей и Юрка едва держались на ногах, чтобы не свалиться сонными на землю. Особенно Сергей, ведь он с рождения инвалид. Ему надо принимать специальные таблетки и через час укладываться спать где угодно.
       Автобус до Армавира выехал из Псебая ровно в шесть часов утра. Кроме нас в автобусе было ещё семь человек. Два пассажира, мужчина и женщина, ехали до Мостовой. Остальные пятеро человек, большая семья, ехали до Лабинска. Когда-то и мы были большой семьёй. Теперь остались на одного меньше. Сами не знаем, куда едем жить, что будет с нами дальше с безотцовщиной.
       Мама разместила нас согласно купленных билетов в конце салона автобуса. Сергей и Юрка легли головами на колени к маме. Почти сразу уснули. Моё место было у окна. Спать пока не хотелось. Сам себе перебил сон плохим размышлением о предстоящей жизни без отца. Жалко было ни отца, а наше домашнее хозяйство с трудом нажитое. Особенно жалко Абрека. Пёс хороший...
       Заснул при скверных мыслях. Проснулся только тогда, когда мама стала будить Сергея и Юрку до приезда на автобусную станцию в Армавире. Вместе с нами в Армавир приехали ещё десять человек, которые подсели в автобус в пути нашего.
       Как только остановился автобус на конечной остановке мама стала выводить из салона автобуса близнецом. Мне пришлось выносить сумки.
       Дальше до железнодорожного вокзала станции "Армавир" мы ехали городским автобусом, маршрут которого нам был знаком со времени нашей поездки из Дагестана в Карачаево-Черкесию в Курджиново.
       С тех пор прошло три года, а всё в Армавире осталось как было словно вчера или даже сегодня. Возле вокзала в зарослях кустарника валяется сумка проводника, брошенная мной.
       Меня словно магнитом тянет туда в кусты, как преступника на место преступления. Когда мы зашли в зал ожидания на вокзале и расположились на сидении в дальнем углу, то пришлось разыграть сцену перед мамой, что мне приспичило по-маленькому в туалет. Не дожидаясь разрешения мамы тут же рванул на улицу в кусты, где находилась брошенная мной сумка проводника.
       Совершенно не обращая внимание на присутствие рядом проходящих людей, как бы сходил в кусты по малой нужде. Затем взял почти сгнившую от времени сумку проводника и с ней ушёл подальше от вокзала, чтобы посмотреть на то, что не смог увидеть тогда в этой сумке. Ведь там в сумке могли быть какие-то ценности, которые взяли проводники выбрасывая пассажира в окно.
       К моему удивлению и разочарованию в сумке кроме билетов были документы проводника, а также пачка полусгнивших денег, которые после денежной реформы 1961 года никакой ценности не имели. Были просто красивые фантики или денежные знаки коллекционерам. Кто-то говорил, что деньги не пахнут. Эти деньги отвратительно воняли плесенью и сгнившей сумкой проводника.
       - Ты где так долго был? - спросила мама меня, когда вернулся с улицы обратно в зал ожидания.
       - Мужской туалет был занят. - стал врать в своё оправдание. - Пришлось бегать на улицу в кусты.
       - Сейчас ты посиди с вещами. - сказала мама мне. - Нам тоже надо сходить куда-то в туалет.
       Мама отвела Сергея и Юрку до мужского туалета, который по рассказам братьев был пустой. Затем мама подозрительно посмотрела на меня. Наверно думала, что курил, хотя сама прекрасно знала, как мне становится плохо в присутствии табачного дыма. Убедившись, что со мной всё в порядке, она оставила при мне близнецов. Сама пошла в туалет и за билетами в кассу на поезд.
       - Наш поезд до Беслана будет через четыре часа. - сказала нам мама, вернувшись от билетной кассы. - Сейчас мы сдадим свои вещи в камеру хранения. Затем пойдём в столовую покушать.
       Теперь мне было понятно куда мы едем жить. В Северной Осетии в Беслане живёт средняя родная сестра нашей мамы Надежда Щепихина. Её муж Михаил главный инженер на щебёночно-шпальном заводе.
       У них большой дом, который принадлежит заводу. Может быть нам тоже предоставят жильё, если мама будет работать на заводе? Хотя бы временно мы поживём у Щепихиных.
       После того как мы сдали свои пожитки в камеру хранения. То сразу отправились в ближайшую столовую. Здесь рядом с железнодорожным вокзалом было две столовой. Одна из них городская, а другая специально сотрудникам железных дорог.
       Мама в Гудермесе работала на станции в такой столовой и хорошо знала правила работы общепитовых учреждений железных дорог Кавказа.
       Мама оставила нас у входа в служебную столовую, а сама пошла во внутрь столовой в кабинет заведующей служебного общепита. Не знаю о чём они там говорили. Может быть, вспомнили свою молодость во время оккупации немцами Армавира или говорили о семейных проблемах. Ждали нашу маму очень долго. Вышла мама в сопровождении пожилой женщины, они пошли на кухню.
       - Нас сейчас накормят бесплатно. - сказала мама, когда вернулась к нам. - Затем дадут нам продукты в дорогу. Сейчас быстро мыть руки под кран. Пока накроют на стол завтракать или обедать.
       По времени на часах в столовой давно должны были завтракать и скоро обедать. Так что после мытья рук расселись за большим столом, чтобы одновременно завтракать и обедать.
       Мне в детстве до учёбы в средней школе часто приходилось кушать в служебной столовой железнодорожников, где работала наша мама. Там же кормились фзушники, ученики железнодорожного училища.
       - Тут мои отпрыски. - представила нас мама пожилой женщине, которая подошла к нашему столу с большой упаковкой в руках. - Вера Степановна! Большое Вам спасибо за питание и за подарок.
       - Мне было приятно встретится с тобой столько лет спустя. - сказала маме на прощание Вера Степановна. - У тебя красивые дети. Береги своих детей. Спасибо тебе, что ты не забыла меня.
       Женщины обнялись на прощание. Пожилая женщина потрепала меня за волосы и с мокрыми глазами от слез направилась в сторону своего кабинета. Мама отдала мне нести большой свёрток. Сама взяла за руки близнецов и вышла из столовой на улицу. Мы отправились обратно к железнодорожному вокзалу в зал ожидания. До прибытия нашего скорого поезда "Москва-Баку" два часа.
       - Во время оккупации немцами Армавира эта женщина работала поваром в этой столовой. - объяснила мама такое внимание к нам. - Мне доверили при немцах быть кухаркой в этой столовой. Мы сотрудничали с нашей военной разведкой. Вера Степановна прекрасно знает немецкий язык. У неё мама была немка, а отец еврей. Отец ушёл на фрон и не вернулся. Её мама не скрывала ни от кого, что она поволжская немка. Немцы тоже хорошо знали это и не плохо относились к ней. Вера Степановна старше меня на десять лет. Она была замужем. У неё было трое детей. Все погибли.
       Мама больше ничего ни стала говорить нам. Отошла в сторону от нас поплакать. Мы тоже молчали. Каждый думал о чём-то своём. В это время мне было жалко своих родителей. Отец прошёл всю войну пешком в дикой дивизии от Терека до Европы. Был много раз ранен и чудом выжил. Мама тоже во время оккупации вместе с Верой Степановной работала на нашу военную разведку.
       - Скоро будет наш поезд. - прервала мама мои размышления. - Пойдём заберём свои вещи.
       В камере хранения была небольшая очередь. Мы ни стали создавать толпу. Отошли в сторону. Мама осталась стоять в очереди за нашими вещами. Очередь прошла быстро. По биркам выдали нам вещи из камеры хранения. Мы сразу с вещами пошли на платформу встречать свой скорый поезд, который традиционно, как всегда, опаздывал. Хотя все пассажиры приходили вовремя.
       Фирменный скорый поезд "Москва-Баку" полностью состоит из мягких вагонов. Билеты в мягкий вагон очень дорогие. Откуда у мамы такие деньги? Наверно собирала деньги тайком от отца, когда он стал получать маленькую зарплату и постоянно приходить домой пьяный. Ведь надо было кормить семью и на что-то содержать домашних животных и птиц. На всё надо иметь много денег.
       Нам досталось купе прямо в середине вагона. Полностью наше купе без посторонних пассажиров. Расстояние между Армавиром и Бесланом триста пятьдесят километров. Езды на скором поезде шесть часов.
       Сейчас ровно час дня. Получается, что приедем в Беслан к Щепихиным в шесть часов вечера как раз к ужину со своими продуктами или поужинаем в пути до приезда в Беслан.
       - Шурик! Если ты хочешь спать, то можешь подняться на верхнюю полку. - сказала мне мама, когда мы разместились в купе. - Сергей и Юрка будут спать на нижних полках. Мне спать не хочется.
       Мне и близнецам тоже не хотелось спать. Они сразу заняли места у окна с обеих сторон столика.
       Сидеть у двери мне совсем не хотелось. Поэтому забрался на верхнюю полку по ходу поезда и стал смотреть за окном на пейзаж, пробегающий передо мной со скорость нашего скорого поезда. В это время проводница принесла "свежую" газету "Вечерний Армавир" за вчерашний вечер.
       - Нам, пожалуйста, принесите четыре стакана чая и печение. - заказала мама проводницы вагона.
       Проводница ушла выполнять заказ. Мама стала читать газету. Мне надоело смотреть в окно. Просто лежал на верхней полке и ждал, когда проводница принесёт нам в купе горячий чай с печением. Как только чай появился на столике между нижними полками вместе с печением и конфетами мы сразу принялись пить горячий чай. Братья быстро стали запихивать в рот леденцы. Мама, не спеша пила чай и следил за близнецами, чтобы они не обожглись горячим чаем или не поперхнулись конфетами леденцами, которые напхали себе в рот, словно сильно проголодались.
       Мне достался чай с печением. Леденцы меня вообще не интересовали. Даже без чая с печением мог обойтись. Просто надо было как ускорить время поездки, чем-то заняться, что время прошло быстро и не заметно. Ведь ехать нам на поезде долгих шесть часов. За это время можно было сходить в лес по грибы и ягоды. Можно так же вместе с Абреком сходит на рыбалку к озеру и на речку.
       Прошло пару часов езды на скором поезде близнецам надоело смотреть в окно. Они напомнили маме, что уже сильно проголодались. Мама достала из второй сумки продукты, которые взяла в дорогу из хаты. Продукты в подарок из железнодорожной столовой решила передать своей сестре Надежде от Веры Степановны, с которой сёстры обе были знакомы во время немецкой оккупации.
       Так незаметно для нас прошло время езды нашей езды на скором поезде между Армавиром и Бесланом. Летнее время на часах вечер, а на улице день. От железнодорожного вокзала до дома Щепихиных расстояние три километра.
       Можно проехать на поезде Беслан-Орджоникидзе, добрать на городском автобусе или идти пешком по шпалам железной дороги. Мы выбрали автобус.
       - Мария! Сестрёнка! Какими судьбами вас занесло в нашу обитель? - радостно встретила нас у калитки своего дома Надежда Щепихина. - Надо было заранее сообщить нам о своём приезде. Мы могли встретить вас у вокзала на машине. Не надо было вам тащиться с вещами в такую даль.
       - Надя. Всё нормально. Мои дети целы. - спокойно, сказала мама. - Мы приехали сюда жить. Пока погостим у вас. Сейчас помоги нам войти в твой дом. Мы сыты, но целые сутки не спали.
       - Да! Да! Конечно! - засуетилась тётя Надя, помогая внести наши манатки. - Входите. Проходите.
       Мы были в гостях в этом доме, через полгода после рождения близнецов. Приехали к ним зимой под самый новый год в 1955-1956 год. Тогда в семье Щепихиных был только один сын Женик, который младше меня на шесть лет. Вскоре у них родился Павлик, который чуть младше наших близнецов. С ними в доме живёт старая бабушка мама дяди Миши. У них в доме три большие комнаты.
       За сутки нашей поездки в автобусе и на поезде нам было не до знакомства с нашими двоюродными братьями. Мы просто обменялись рукопожатиями и вскоре легли спать прямо в зале на то, что постелила нам тётя Надя на пол.
       Сергей и Юрка заснули сразу. Мне было жёстко спать. Крутился с боку набок так долго, пока себя замучил. Всё равно быстро не заснул от шума с улицы.
       Проснулся, когда все были не ногах. Щепихины взрослые ушли на работу. Они оба работали на щебёночно-шпальном заводе, который был через поле напротив их дома. Женик на выходной день приезжал домой из пионерского лагеря "Спутник", который находится за Орджоникидзе в Дарьяльском ущелье. Рано утром он уехал обратно в пионерский лагерь. Мы сели завтракать за стол.
       - Павлик, Серёжа и Юрик останутся дома гулять во дворе под присмотром бабушки. - распорядилась мама, когда мы все позавтракали и встали из-за стола. - Шурик пойдёт со мной. Нам надо устраивать свою жизнь в этом городе. Думаю, что люди добрые не дадут нам остаться бомжами.
       Прямо из дома Щепихиных с целой пачкой своих документов мы пошли в исполком получить временную прописку на по месту жительства в доме у Щепихиных, которые дали нам доверенность на временное место жительства.
       Иначе без прописки маму никуда не примут на работу. Мне нужна была прописка по месту учёбы в средней школе. Сергея и Юрку тоже надо было устраивать.
       Беслан хоть находится на территории Северной Осетии, но по составу жителей он интернациональный город с населением в тридцать тысяч человек. По меркам Советского Союза, это крупный посёлок городского типа. Он основан в 1847 году, на 99 лет старше меня. Но младше почти на триста лет нашего Старого хутора, который находиться хатой мазанкой в городе Гудермес в Чечне.
       Беслан административный центр правобережного района на берегу Терека. С узловой станцией и железнодорожным вокзалом, которые носят его название "Беслан". Рядом гражданки аэропорт "Орджоникидзе" столицы Северной Осетии.
       На территории города огромный БМК, Бесланский маисовый комбинат по переработке кукурузы. Много заводов и предприятий разного назначения.
       Самое главное, что в этом городе очень много родственников между собой, которые принадлежат к разным национальностям, а живут в одной интернациональной семье, в которой есть и наши прямые родственники. Так что они с пониманием отнеслись к нашей проблеме и всячески старались нам помочь выйти из создавшейся проблеме в нашей семье, чтобы могли жить по-людски.
       В этот день мы без проблем получили городскую прописку по месту временного жительства у Щепихиных. Прямо с райисполкома пошли на Бесланский щебеночно-шпальный завод, куда мама устроилась работать разнорабочей и учиться там же в другу смену на крановщицу мостового крана. Сергея и Юрку устроили в круглосуточный интернат на полное довольствие с проживанием.
       - Мы тебя не прогоняем из нашего дома. - сказал дядя Миша маме вечером после ужина. - Но если ты будешь жить у нас или на съёмной квартире с детьми, то тебе никогда не дадут собственное жильё. У меня есть тебе деловой совет. У нашего завода на балансе имеется старый щебёночный карьер между вокзалом и Зильги. Там имеются старые бараки со времени гражданской войны. На следующий год карьер ликвидируют и бараки снесут. На этом месте построят культурный центр отдыха и посёлок. Кто сейчас живёт в этих бараках, тот сразу при сносе бараков получит своё благоустроенное жильё. Сейчас туда никого не поселяют. Моя родная сестра Мисикова Женя председатель профкома нашего завода. Поговорю с ней сегодня. Она что-нибудь придумает. Например, запишет тебя туда вместе с твоими детьми задним числом. Надеюсь, что проблемы не будет.
       Конечно, мама ни стала возражать против такого совета. Щепихин Михаил тут же отправился к своей сестре, которая жила в центре города на улице Ленина в собственном доме за Домом культуры. О чём о чём очень долго говорил Михаил Митрофанович со своей родной сестрой нам это нам неизвестно. Вернулся он домой очень поздно, когда мы все уже собрались ложиться спать.
       - Мария! Всё! Договорились! - гордо, сказал он. - Завтра вечером на общем заводском профсоюзном собрании всё решим. Там есть один барак, в который хотели поселить самую бедную семью.
       - Ура! Мы победили! Миша! Большое тебе за спасение! - как девчонка радовалась и скакала мама.
       С того времени как умерла её мама и после нашего переезда в Курджиново мама ни разу не улыбалась. Чему было улыбаться? Если отец превратился в пьяницу. Фактически жили бедно на одну мизерную пенсию по военной инвалидности. Мама модисткой получала мало. У неё постоянно было мрачное лицо, как у старухи. Сейчас она словно озарилась радость о таком известии.
       На следующий день мама повезла рано утром Сергея и Юрку в интернат дошкольного возраста. Этот интернат находился через железнодорожную линию напротив средней школы Љ1, в которую мне идти учиться в восьмой класс. В интернате близнецов сразу устроили. Поселили их жить вдвоём в одну комнату. Выдали им комплект одежды. После интерната мама пошла на работу.
       - Теперь у нас имеется собственное жильё. - вечером радостно, объявила мама, звеня ключом на цепочке, когда пришла с работы. - Общее профсоюзное собрание нашего завода единогласно решило вопрос с временным поселением на жительство нашей семьи в барак с последующим выделением нашей семье благоустроенного жилья. В выходные дни мы переезжаем в наш барак.
      
      7. Источник жизни.
       Рано утром в воскресенья с мамой вдвоём без вещей пошли смотреть своё жильё, которое выдал нам профсоюз завода. От заводского посёлка до старого карьера четыре километра. Мы дошли за полчаса. Когда проходили по железной дороге рядом с интернатом дошкольного воспитания, где живут мои братья, а также рядом со средней школойЉ1, где мне учиться в восьмом классе, оба здания из жжённого кирпича мне очень понравились, как крепости на страже детей.
       Так по шпалам мы пришли к железнодорожному вокзалу. На площади у вокзала мама купила две бутылки лимонада и две булочки. Сегодня выходной день. Когда мы выходили рано утром из дома, то все ещё спали. Мы ни стали завтракать, чтобы своим шумом не разбудить семью Щепихиных. Были сильно голодны. На завтрак в столовой не было денег. Хватило булочки и лимонада.
       За железной дорогой в сторону Зильги небольшая поляна. Дальше городская свалка в овраге. Там дорога в сторону старого карьера. Перед входом в карьер бараки, которые ничем не отличаются от городской свалки. Всюду валяется хлам от старой мебели и ржавых машин. Прямо перед нами бегают худые кошки и собаки. Словно живут в концлагерях, где их совершенно не кормят.
       - В этом бараке мы будем жить. - печально, сказала мама, когда мы остановились возле сарая.
       У меня был шок от того, что увидел перед собой. Это никак нельзя было назвать жильём. Собачья будка нашего пса в Псебае выглядела намного лучше этого хлама, собранного из гнилых досок. Даже пёс по кличке Абрек не любил спать в собачьей будке. Постоянно спал в домиках с кроликами или на сеновале со мной. Мне и маме придётся жить в гнилье до сноса этих бараков.
       - Такое место будет источником нашей жизни в Беслане. - грустно, сказала мама, снимая с двери огромный амбарный ржавый замок. - Нам надо здесь навести порядок, что можно было жить.
       Сразу прямо с улицы за прогнившей дверь было небольшое помещение размером, примерно, три на четыре метра, с одним прогнившем окном с потрескавшимися стёклами. Пол, потолок и стены покрыты толстой фанерой, которая покрылась от сырости грибком. Никаких признаков электричества и отопления нет. Из мебели сломанный табурет, хлам и несколько пар сгнившей обуви.
       - У нас имеется опыт ремонта жилых помещений. - мрачно, сказала мама. - Мы ремонтировали старую гнилую хату в Псебае. Надеюсь, что здесь наведём порядок и будем жить также как люди.
       В первую очередь нам пришлось выбросить весь хлам из помещения. Затем тщательно отмыть от грибка и грязи все, что имелось здесь на всей площади покрытой толстой фанерой. Колонка крана с водой была рядом с бараком.
       Хорошо, что было жаркое лето. Открыли настежь окно и двери. Пока мама очищала двор перед бараком от мусора у меня было время на поиски извести.
       Старый щебёночный карьер был завален разным строительным мусором. Здесь было столько много разных строительных материалов пригодных к стройке, что можно было построить собственный дом, как мы с Виктором Ложниковым быстро построили шикарный дом из гипса его семье.
       Но там была техника, деньги и много желающих помочь в строительстве дома пусть даже за бутылку водки. Здесь же у нас не было ни чего и никого, кто бы помог нам хотя бы в ремонте гнилого барака под наше жильё. Щепихины всю неделю на работе. В выходные дни у них свои домашние проблемы. Спасибо им, что хоть нас приютили. Так что маме и мне приходится надеяться на себя.
       После долгих поисков в старом карьере на строительной свалке мне удалось найти гашеную известь пригодную к побелке стен и потолка. Там же был против грибка купорос, который добавляют в известь при побелке. В пластиковых и металлических ёмкостях понемногу было масляной половой краски, которой можно было наскребсти на покраску пола и дверей в нашем бараке.
       - Мама! У нас есть всё, к ремонту жилья. - сообщил добрую весть, показывая на строительный материал, который натаскал под деревянный ящик вблизи нашего барака. - Когда начнём ремонт?
       - Побелку можно прямо сейчас. - сказала мама. - Надо чем-то пол закрыть, чтобы не испачкать.
       На той же строительной свалке было много рванных обоев и огромных листов типографской бумаги. Пока мама готовила извёстку к побелке, то у меня было время застелить пол листами бумаги и обоями. Кисти и щётки к побелке выбрали на свалке.
       В две руки покрасили помещение быстро, примерно, за один час. Оставили всё так как было, чтобы высохла известь на станах и на потолке.
       - Пускай до завтра всё высохнет. - определила мама план работы на следующий день. - Утром выбросишь на мусор бумагу с пола и можешь красить пол масляной краской. Как красить ты знаешь.
       На всё у нас сегодня ушло полдня. Мы решили ещё освежить барак снаружи. Принялись красить наружные стены барака жёлтой масляной краской. В этой работе приняли участие мальчишки из соседних жилых бараков.
       Раньше пацаны только смотрели на, что мы делали внутри своего барака. Когда мы стали красить стены барака снаружи, то кто-то из пацанов примкнул к нам с кистью.
       Вся детвора, словно мартышки, стали делать то, что делали мы. В результате чего ни только наружные стены нашего барака были выкрашены в жёлтый цвет, а также всё то находилось вблизи барака на уровне его стен было выкрашено в яркий цвет. Даже телеграфные столбы, как ряженный бабы, отличались от своих собратьев, которые с мрачным цветом стояли в стороне.
       - Тут наша работа! - радостно, воскликнула мама, рассматривая наше творчество. - Теперь весь город будет завидовать нам за такое место жительства. Мальчишки! Большое спасибо за труд!
       Все пацаны и любопытные взрослые, которые были рядом, дружно стали аплодировать, словно были на эстраде или в цирке, где смотрели интересные номера. С этого времени мне стало понятно, что теперь у меня будет много друзей в этих трущобах. Намного больше, чем было друзей в Гудермесе, в Избербаше, в Курджиново и в Псебае вместе взятых. Хотя там были хорошие друзья.
       Моей маме завтра утром надо идти на работу. После работы учёбы на крановщицу мостового крана. После учёбы надо проверить, как ведут себя Сергей и Юрка в интернате. Ведь у них, как у меня, одни приключения на уме. Так что маме надо хорошо отдохнуть перед рабочим днём. У меня тоже ноги подкашиваются от усталости. Ведь мы сегодня вкалывали как лошади в поле.
       Попрощавшись с помощниками пацанами за руку с каждым, мы медленно отправились в обратный путь. Ведь от вокзала до дома Щепихиных ровно три километра. Можно было доехать к их дому на поезде, там есть площадка на остановку, которая так и называется "третий километр". Но у нас нет денег на проезд. Бесплатно не возят. Так что придётся нам топать по шпалам пешком.
       - Вы молодцы! Как раз к ужину успели. - радостно встретила нас мамина родная сестра Надя, когда мы чуть живые от усталости доплелись до их дома. - Как у вас дела с ремонтом своего жилья?
       - Да всё нормально. - устало, ответила мама. - Осталось пол покрасить и можно будет въезжать.
       - Завтра утром отправлю к вам слесарей и электриков. - сказал дядя Миша. - Пускай вам проведут электричество и соорудят какую-то печку, чтобы готовить пищу и обогревать вам помещение.
       - Спасибо Миша, но завтра не получится. - сказала мама. - Нам надо покрасить в бараке пол.
       - Хорошо! Уговорила. - согласился Михаил. - Они всё приготовят на заводе, а когда крашеный пол высохнет, тогда вы мне скажите. Электрики и слесаря быстро создадут уют в вашем месте жительства. Хотя лично мне стыдно, что с моей подачи у вас такое жильё. Но! Другого выбора у нас нет.
       На этом наш трудовой день в воскресенье закончился. Мы словно подкошенные попадали спать. Мне почти каждую ночь снятся чудесные цветные сны. Но в эту ночь вообще ничего не снилось. Спал "словно убитый без задних ног". Странная поговорка. Можно подумать, что мёртвые спять, а у живых бывают как у лошади передние и задние ноги. Проще сказать, что крепко спал человек.
       Утром проснулся, когда все ушли на работу. В доме остались Павлик и бабушка, которая пробурчала что-то себе под нос насчёт завтрака и указала мне место за стол, за которым сидел Павлик. Мне некогда было с ним говорить. У меня сегодня много работы в нашем бараке. Надо было покрасить пол и поискать что на свалке из старой выброшенной мебели. Ведь нам спать не на чём.
       От дома до барака добирался бегом. Преодолел расстояние в четыре километра, примерно, за двадцать минут. Бежал прямо как на спортивных соревнованиях. Пацаны в бараках ещё спали. Это было мне на руку. Сейчас они могли мне больше мешать, чем помогать. На уборку больших листов типографской бумаги и обоев у меня ушло несколько минут. Половая краска и кисти к покраске пола на месте. У меня уже был опыт покраски полов. Поэтому засучив рукава вначале покрасил аккуратно пол по всей площади у стен. Затем приступил красить пол с дальнего угла.
       Когда заканчивал красить пол то к этому времени у двери нашего барака собралась вся шпана из местных трущоб. По своей рванной одежде они были похожи на деток бомжей. Хотя у них были родители, которые работали там же на заводе, где работала моя мама. Вполне возможно, что место жительства в трущобах придало им такой вид. Наверно скоро и у меня здесь будет такой вид?
       - Пацаны! Мне приятно, что вы пришли ко мне в гости. - обратился по делу к шпане у двери. - Но у меня нет возможности пустить вас в комнату, там покрашен пол и мебели нет, чтобы где-то сесть.
       - Насчёт мебели можешь не беспокоится. - вытирая рукавом свой сопливый нос, уверенно, сказал длинноногий Кеша. - Тебя будет такая мебель, что городские позавидуют. Охраняй пока свой пол.
       Вся толпа пацанов рванула куда-то в глубину старого карьера. Мне ничего не оставалось делать, как только охранять свежеокрашенный пол, чтобы никто из любопытных не оставил свои следа у нас на полу. Мне некуда спешить. Начало летних школьных каникул. Из пионерских лагерей вырос. Во взрослые лагеря не подрос. Меня вообще туда не тянет. Лучше жить в трущобах чем на зоне.
       Не прошло и десяти минут, как пацаны ушли в старый карьер, как вскоре появились они возле нашего барака цепочкой словно муравьи. По одиночке или парами несли что-то из мебели. Молча складывали мебели в стороне от нашего барака и возвращались обратно в старый карьер. Так было до тех пор, пока вблизи нашего барака образовалась куча вообще-то хорошей мебели.
       - Пацаны! Большое спасибо за такой подарок. - удивлённо, обратился к шпане. - Но откуда это?
       - Места надо знать! - гордо, ответил Сёма. - Не волнуйся. Всё чесноком. Менты за нами не придут.
       - У меня нет денег, чтобы отблагодарить вас. - уныло, сказал пацанам. - Но фрукты вам принесу.
       - Мы не из-за денег тебе помогаем. - сказал Кеша. - Ты наш человек. Но от фруктов не откажемся.
       Мы вскоре перешли на обычный разговор. Большинство пацанов были мои ровесники. У них на уме, так же как у меня, одни приключения. Нам было о чём поговорить.
       Мы сразу стали планировать на это лето походы в горы и на рыбалку. Здесь рядом с Бесланом протекает Терек, где множество разной рыбы. В горах много никем неизведанных пещер. Есть много мест к приключениям.
       - Мама! Пол в бараке покрашен. Завтра можешь направлять к нам слесарей и электриков. - доложил маме вечером. - За мебель можешь не беспокоится. Есть что выбрать. Соседи принесли. Пацанам за их труд и за помощь обещал принести много фруктов и ягод. Вот только где их взять?
       - Не беспокойся! Мы не обеднеем. - поняла намёк тётя Надя. - У нас всё равно их не куда деть.
       Мы с Павликом направились в сад, чтобы на завтра нарвать много фруктов и ягод, от которых гнуться ветки деревьев и кустов в их саду. Мне пришлось рвать плоды с деревьев. Павлик ниже меня, ему достались кусты с ягодами. Где-то за час у меня было полное ведро спелых плодов груш и яблок. Плетёная корзинка у Павлика наполнена ягодами. Самое лучшее выбрали пацанам.
       У меня уже появилась традиция вставать рано утром и по шпалам топать в сторону старого карьера. Гружёный сумкой с плодами груш и яблок, а также с плетёной корзинкой самых отборных ягод за два часа едва доплёлся до нашего барака, где меня ждали пацаны, а слесаря и электрики создавали уют в нашем жилище. Самая отборная мебель стояла там, где положено ей находится.
       - Шикарный подарок! - восторженно, вскрикнул Кеша, принимая от меня фрукты и ягоды. - За всю свою жизнь ничего подобного ни ел. Здесь фруктов и ягод хватит всем объедаться за весь день.
       Кеша поставил на стол среди комнаты фрукты и ягоды, пригласил всех за стол. Электрик щёлкнул выключателем и свет лампочки осветил нашу комнату. Слесарь продемонстрировал как работает электрическая печь у окна.
       Затем пригласил всех присутствующих помыть руки под краном с водой над умывальником у двери. В это время накрыли стол продуктами и разными напитками.
       Не знаю кто и за чьи деньги устроили такой шикарный стол в нашей комнате. Но, кроме фруктов и ягод на этом столе появилась закуска, также детям лимонад и мороженное, а взрослым бутылка русской водки. Никто не спрашивал и не говорил, кто накрыл этот стол. Но, гуляли на славу. Мне так кажется, что Щепихин Михаил заплатил слесарям и электрикам за работу, а они накрыли стол.
       Ровно через неделю, как мама получила ключ от барака, мы въехали в него жить, точнее вошли.
       Так как кроме сумок в руках с личными вещами больше ничего у нас не было.
       Благодаря местным пацанам у нас была мебель. Пускай даже поломанная, но всё-таки мебель, которую можно было как подремонтировать и в дальнейшем использовать в месте нашего временного проживания.
       Заводские слесаря, сварщики и электрики постарались оградить ими сделанные обогревательные электроприборы от возможного возгорания тонкими листами из металла на полу и на стене сбоку у окна рядом с краном в раковине умывальника. Там же в стороне от приборов поставили два выключателя и две розетки. Распределитель электричества в бараки был у столба на улице.
      
      8. Источники питания.
       С временным жильём мы как бы определились. Рядом с бараками туалетов нет. По нужде придётся ходить на природу. Территория старого карьера огромная. Здесь в будущем планируют построить современный посёлок городского типа, как напротив завода посёлок, в котором живут Щепихины. Сейчас это большое пространство осваивают те, кому срочно приспичило по нужде. Всё бы хорошо, вот только о питании надо подумать, чтобы было с чем бегать по нужде и при этом не умереть с голоду. У нас в роду никогда не было халявщиков. Каждый своим трудом зарабатывал себе на питание и на жильё.
       Как только мы ушли из дома наших родственников, так сразу встал вопрос насчёт питания. Мама аванс на заводе получит через неделю, а зарплата нескоро.
       У меня нет паспорта, малолетка, без этого документа на работу не принимают. Рядом с городом за перекрёстком дорог имеется плодоовощной питомник, на котором выращивают разные плоды, ягоды и овощи.
       Первая моя попытка проникнуть туда едва не закончилась рванными штанами от злых сторожевых собак. Вторая попытка устроиться туда на работу без паспорта не удалась.
       - Здесь рядом за старым карьером возле Зильги имеются совхозные поля. - сказала мама, когда поздно вечером пришла с работы. - Там приступили к уборке урожая. Пока поля не вспахали под пар к следующей посадке сельхозпродуктов, то у нас есть возможность отыскать что-то на полях из неубранных плодов на полях. Мы с тобой пойдём туда в выходные дни. Иначе с голоду помрём.
       У меня не было желания ждать выходные дни. Так как мог помереть с голоду раньше, чем добуду что-то себе на питание с убранных полей. Поэтому на следующее утро уговорил пацанов с бараков выйти на разведку в эти совхозные поля с целью найти себе приключения и что-то на питание. Кто жил в старых бараках давно, те были хорошо обеспечены. Но были и такие как мы.
       - Меня вообще-то не очень тянет в поля. - уныло, сказал пацан по кличке Крот. - В прошлом году всем классом были в Алагире на уборке кукурузы. Напахались так, что чуть не сдохли от работы.
       - У нас тоже самое было с классом от школы вблизи Дигора в колхозных садах. - с кислой миной, сказал пацан по кличке Башмак. - Но у нас вместо кукурузы были фрукты. Там объелись грушами.
       - Вы чего это хныкаете как мамины сыночки? - удивлённо, воскликнул Кеша. - Мы не будем выполнять план по сборке урожая. Конкретно идём на приключение и на сбор плодом пропитания другу.
       Все согласились с агитацией Кеши и тут же отправились в сторону Зильги на колхозные и совхозные поля, которые находились сразу за старым карьером и разделялись между собой зелёными лесополосами. Нам всё равно было какие поля колхозные, а какие совхозные, главное, это чтобы найти там приключение и какие-то плоды на питание. Всё остальное нас не интересовало.
       С правой стороны от лесополосы было поле с чёрными буграми свежей земли, из которой кое где торчали клубни картошки. Здесь нет места на приключение и картошку собрать можем на обратном пути. Другое дело поле с левой стороны лесополосы. В этом поле имеется какое-то ограждение из жиденького штакетника и какие-то маленькие кустики пушистой зелени рядами по полю.
       - Пацаны! Так это клубника? - радостно, закричал пацан по кличке Цыпа, когда забрёл на поле.
       - Здесь мы расслабимся по полной программе! - воскликнул кучерявый пацан с кличкой Ёршик.
       Словно саранча накинулись на зелёные кустики травы с ярко алыми по цвету сочными ягодами очень приятными. Сразу стали набивать свои рты ягодами забывая о том, что у нас с собой были коробки, пакеты, банки, сумки и другие ёмкости пригодные к сбору ягод, за которыми мы пришли. Нам даже на ум не пришло, что ягоды можно собрать для тех, кто живёт рядом с нами в семье.
       Мы настолько увлеклись опустошением зелёной лини сбором ягод, что не заметили вблизи от нас в зелёной полосе отдыхающих сборщиц сладких ягод. Зато они нас заметили. Кинулись в нашу сторону с палками, на которых попарно переносили корзины, наполненные клубникой. Колхозные бабы, словно сторожевые собаки с плодопитомника, погнали нас палками со своей территории.
       В панике мы побросали своё имущество на месте погрома ягод. Со всех сил рванули в сторону лесополосы спасая собственные задницы от побоев палками злых колхозниц. Лишь вдали от поля с клубникой мы стали рассматривать свои повреждения.
       Вид у нас был такой, что нас кошки подрали. Нам досталось ни столько от колхозных баб, сколько от колючих кустарников в лесополосе.
       - Эй! Разбойники! - закричали женщины с поля. - Заберите своё вещи от нас. Они нам мешают.
       - Вы нас бить не будите? - с тревогой в голосе, спросил Кеша. - Простите нас. Мы так не будем...
       - Да ладно! Хватит хныкать. - смеясь, сказала полная женщина. - Не надо было топтать клубнику.
       Вся наша орава расслабилась от добрых слов женщины. Но всё равно с опаской осторожно стали выходить по одному за своим имуществом, брошенным на поле разбоя. С извинениями забирали то, что было наше на клубничном поле и возвращались обратно в укрытие с ёмкостями, наполненными клубникой. Видимо колхозницы поделились с нами своим сбором сладких ягод.
       Конечно, были рады такому исходу после своего разбоя на клубничном поле. Пообещали, что больше так поступать не будем. Договорились, что в рабочие дни будем приходить к ним работать.
       Совершенно бесплатно будем помогать им собирать с поля сладкие ягоды.
       Ведь у нас летние школьные каникулы. Всё равно болтаемся бес толку повсюду. Поэтому нас тянет на подвиги. Так теперь будем заняты полезным делом и не будем совершать разбойные нападения на поля.
       Конечно, после такого оборота в нашем разбойном походе мы больше никуда не пошли. На обратном пути мимо бесхозного поля, где нам ни что и никто не мог угрожать, мы собрали в свои пустые сумки картошку, которую в совхозных полях собирали машинами.
       Всё то что осталось в поле мог собрать любой нуждающийся человек. Никто не мог ругать за сбор картошки руками с поля.
       Домой в свои бараки вернулись с картошкой и клубникой. Почти всю собранную в поле картошку друзья принесли в наш барак. Клубнику поделили поровну между собой. Мы ни стали заносить грязную картошку с поля в комнату. Вначале отмыли картошку под краном на улице. Там же разложили мокрую картошку сушиться под солнцем. В конце дня занесли картошку к нам в комнату.
       - Сынок! Откуда всё это? - в ужасе, спросила мама, при виде в углу картошку и на столе клубнику.
       - Мама! Не беспокойся! Ничего не воровал. - успокоил перепуганную маму. - Картошку с друзьями собрал в поле. Куда ты собираешься идти в выходные дни. Клубнику дали колхозницы. Мы с ними договорились, что в рабочие дни будем ходить к ним собирать клубнику бесплатно. Всё честно.
       - Ну, ладно! Раз вы такие молодцы, так мне хочется угостить чем-то вкусненьким. - сказала мама, разворачивая бумажный свёрток. - Железнодорожники привезли нам в заводскую столовую бочку атлантической солёной селёдки. На кухне отказались возиться с разделкой селёдки. Ни каждый любит запах селёдки и ни каждый её кушает. Поэтому бочку с селёдкой поставили рядом с выходом из столовой. Каждый мог взять с собой домой сколько угодно селёдки, чтобы быстрее освободить столовую от её запаха. Мне разрешили взять четыре селёдки. Сейчас мы с тобой поставим варить картошку в мундире и заварим чай. Пока всё будет греться до кипения мы разделаем селёдку. Её хватит на всех. Вот только хлеба у нас нет. Пусть каждый придёт к нам за стол с хлебом.
       После того как всё было готово к приёму гостей, мы выставили у столба с фонарём большой стол, который валялся в куче мебели, принесённой пацанами из старого карьера. Помыли тщательно стол горячей водой, вытерли его на суха. Затем нам понадобилось несколько минут, чтобы на стол принести чугунный котелок с варёной картошкой, большую чашку с селёдкой и чайник чая.
       - Пацаны! Приглашаю вас на ужин с варёной картошкой, атлантической солёной селёдкой и душистым горячим чаем. - торжественно, объявил друзьям, которые играли в домино и в шашки под навесом между двумя большими бараками. - Не забудьте взять с собой хлеб и кружки под чай.
       Пацаны дружно поднялись с деревянных лавок под навесом у большого стола и сразу разошлись по своим домам, точнее, баракам. Мама ни стала ждать гостей. Она весь день работала и училась на заводе. После работы ходила к Сергею и к Юрке в интернат. Им тоже надо уделять внимание, чтобы не забыли маму. Пришла домой вечером. Надо отдыхать перед рабочим днём.
       Прошло всего минут пять, как друзья шумной толпой пришли к нашему столу на улице. Мне пришлось попросить их чтобы не шумели, так как моей маме и их родителям надо отдохнуть перед новым рабочим днём. Все тут же притихли и обратили внимание на огромный стол, на котором с приходом друзей появились кружки под чай, хлеб к солёной селёдке с картошкой и пряности к чаю.
       За столом мы были пару часов. Не просто кушали варёную картошку с солёной селёдкой и пили чай. Планировали свои дела на завтрашний рабочий день. Мы как бы повзрослели за неделю нашего знакомства. Стали серьёзно относится к своим поступкам. Поиски приключений отошли на второй план. Мы стали думать, как лучше провести свой день с пользой для себя и для родителей.
       Рано утром, как мы договорились ранее, встали раньше своих родителей и отправились работать в соседний колхоз на сбор клубники. Знакомы колхозницы раздали нам плетёные корзинки под сбор клубники и к попарному переносу с клубникой корзинок те самые палки, которыми нас били за нашествие на клубничное поле. Мы все, конечно, посмеялись над своими похождениями.
       У нас, как у колхозников, был рабочий день. После полных корзинок с клубникой пять минут отдых. В середине рабочего дня обед с полевой кухней. Ну, прямо как у солдат в советской армии. После сытного обеда полчаса отдых с дремотой, чтобы всё что съели хорошо переварилось в наших желудках. Затем обратно работа в том режиме. Домой возвращаемся сытые и довольные.
       Нам так понравилась работа в поле, что мы совсем перестали играть возле своих бараков и ходить в город в поисках приключений на свою голову. Каждое утро мы вставали чуть свет, чтобы вместе с колхозниками быть в поле. Когда закончился сбор клубники мы перешли на сбор огурцов и помидоров. В субботу и в воскресенье собирали с бесхозных полей картошку и кукурузу.
       - Какие вы всё-таки молодцы. - похвалила мама нас, когда закончился сбор картошки на полях. - Вы собрали так много картошки, что хватит нам на всю зиму. На зиму засолим помидоры и огурцы.
       В субботу и в воскресенье, мама забирала утром из интерната Сергея и Юрку к нам в барак. Вечером возвращала близнецов обратно в интернат к месту их постоянного места жительства.
       Мы всей семьёй ходили по колхозным и совхозным полям, на которых оставалось что-то после уборки урожая. Пригодные к использованию в пищу плоды с полей сушили, солили, мариновали, варили варение или компоты, а картошку закапывали в бурты в землю прямо напротив нашего барака. У нас был опыт хранения картошки в буртах на зиму. Никто из соседей не воровал картошку.
      
      9. Проблема с учёбой.
       На зиму мы хорошо запаслись фруктами, овощами и ягодами. С первой зарплаты в размере восемьдесят рублей на заводе мама положила десять рублей на свой счёт в Сбербанке, как наше НЗ (неприкосновенный запас) на всякий случай. Десять рублей оставила в кошельке на ежедневный хлеб к нашему столу. На остальные деньги купила пастельные принадлежности нам на двоих.
       Все мои попытки до учёбы в школе устроиться куда-то работать не имели успеха. Всюду требовали паспорт, который будет у меня только через полтора года. Приходилось подрабатывать за копейки на колхозном рынке. Выполнял любую черновую работу в течении всего светлого дня
       За такую работу мне платили один рубль за весь день и кормили тем, что продавали на рынке.
       Иногда мне удавалось договориться работать на плодопитомнике, который находился за городом. Там как на колхозном рынке в Беслане, выполнял любую черновую работу, за которую мне платили один рубль и кормили тем, что выращивали в плодопитомнике. Разрешали брать с собой домой сколько унесу в руках то, что выращивали из фруктов, овощей и ягод в плодопитомнике.
       Так за время летних каникул в Беслане мне удалось заработать пятьдесят рублей. В то время иметь такие деньги подростку, это огромная сумма. Несколько раз пытался отдать маме свои честно заработанные деньги. Но мама отказывалась брать у меня эти деньги. Каждый раз говорила, что мне надо самостоятельно уметь зарабатывать и распоряжаться своими деньгами.
       Пришло время определиться с учёбой. Откровенно говоря, в среднюю школу в восьмой класс не хотелось идти по двум причинам. Во-первых, курс восьмого класса изучил досрочно, поэтому имел желание сдать экстерном экзамены за восьмой класс, чтобы учиться дальше в вечерней школе и работать на заводе или идти в строительное училище на полное государственно обеспечение.
       Во-вторых, после окончания строительного училища, с аттестатом зрелости за среднюю школу, мечтал поступить во всесоюзный юридический институт в Харькове или поступит работать в цирк, как завещала бабушка Нюся. В цирке работать художником. В дальнейшем жениться на еврейке. Народить с ней детей и с семьёй уехать жить заграницу. Куда заграницу? Мне это неизвестно.
       Но все мои планы на будущее рухнули в один день. Мы уезжали из Псебая в Беслан ночью в спешки. Документы из школы не взяли. Без документов об образовании меня никуда не принимали. К тому же в строительное училище ?5 принимали только тех, кому на день поступления в училище исполнилось шестнадцать лет и имел начальное образование восемь классов в школе.
       Получалось так, что всюду меня не могли принять по многочисленным обстоятельствам. Быть халявщиком и нахлебником у мамы не хотел. Добиваться восстановлением документов по почте надо много времени. К тому же мы не знаем почтового адреса школы. Писать письма, как на деревню дедушки тоже бесполезно. Мы даже домашний и почтовый адрес Ложниковых не знаем.
       - Шурик! Извини, что всё так получилось. - сказала мама, когда узнала о моей проблеме. - Но у меня нет никакой возможности ехать в Псебай за документами. Ведь у нас проблему во всём.
       - В таком случае самому придётся расхлёбывать все проблемы, которые произошли из-за меня. - с горечью, сказал маме. - Тогда из-за меня ты разошлась с отцом. Прямо сейчас еду в Псебай...
       - Ты не совершеннолетний. Тебя в поезд не пустят без паспорта. - серьёзно, сказала мама. - Ты не в чём не виноват. У меня уже были мысли на развод с отцом. Просто сложившиеся обстоятельства ускорили это решение. Мы что ни будь придумаем с учёбой. Тебе ехать туда нельзя и опасно.
       - Мама! Ты многое не знаешь обо мне. - по-взрослому стал настаивать на своём. - Когда мне было двенадцать лет, то у меня с друзьями и с Джульбарсом была ездка в Баку к друзьям по пионерскому лагерю. Вы с отцом даже не заметили моего отсутствия. Сейчас мне почти пятнадцать лет.
       - В таком возрасте тебя всё равно не пустят без паспорта в поезд. - настаивала мама на своём.
       - Имеется множество вариантом ехать до Псебая другим транспортом. - пришлось мне убеждать маму. - Можно ехать автобусом через Черкесск, Курджиново до Псебая. Дорога намного короче. На автобус с пересадками паспорта не требуют. Если даже не отпустишь, то всё равно уеду...
       Мама больше ни чего ни стала говорить. Просто стала собирать мне сумку с харчами на дорогу.
       Денег у мамы брать ни стал. У меня к этому времени было в кармане шестьдесят рублей, честно заработанных на разных подработках. Таких денег вполне хватало на поездку в любой конец Советского Союза. Мне надо было проехать всего пятьсот километров туда и столько обратно.
       В субботу мама не работала. Поэтому рано утром мы отправились на автостанцию. Мама хотела сама посадить меня на автобус до Пятигорска, чтобы убедиться, что уехал автобусом по билету, а не "зайцем" на поезде. Через автостанцию в Беслане было много местных и транзитных проходящих автобусов. Мы выбрали туристический автобус из Орджоникидзе. Подросткам билет дешевле.
       - Обязательно зайди к Виктору и Тамаре. - наставляла мама меня при посадке в автобус. - Они тебе помогут разобраться с документами по школе. Долго там не задерживайся. Скоро в школу.
       Контролёр на посадку в автобус прокомпостировал мой билет и разрешил водителю автобуса продолжить рейс до Пятигорска через Нальчик.
       Автобус был на половину загружен туристами, которые ехали отдыхать на курорты минеральных вод. Со мной в Беслане села одна женщина со своей дочкой. Мы не были знакомы. Поэтому нам не о чём было говорить. Можно было поспать.
       Моё место в автобусе было в самом конце салона. Поэтому мог без проблем выспаться до конечной остановки. Расстояние от Беслана до Пятигорска сто семьдесят пять километров. Время езды по трассе два часа. Остановка в пути только в Нальчике. Разместившись на мягком сидении почти на всю длину, как дома на диване, быстро уснул. Даже не чувствовал остановки в Нальчике.
       - Пацан! Вставай! Мы уже приехали. - услышал голос водителя, сквозь сон. - Скоро обратно еду.
       - Спасибо, что разбудили. - выбираясь из автобуса в шутку, сказал водителю. - Мог обратно ехать.
       - Нет уж! Обратно без билета "зайцы" на таком автобусе не ездят. - так же пошутил водитель.
       На автобусной станции в Пятигорске было многолюдной. Этот город как узловая станция. Туристы едут через Пятигорск во многочисленные курорты и санатории советской лечебницы минеральных вод. Мне надо отсюда ехать до Черкесска. Покупаю в кассе билет в обычный автобус. С трудом нахожу место, где стоит автобус на рейс Пятигорск - Черкесск. Посадка без контролёра.
       Расстояние от Пятигорска до Черкесска по трассе чуть больше ста километров. Ехать по времени чуть больше часа. Автобус не туристический и вид у него совсем другой. Сильно потрёпанный изнутри пассажирами, а снаружи природой при ежедневных поездках. Вот сейчас набитый до отказа местными пассажирами автобус с трудом завёлся. За городом попал под сильный дождь.
       Автобус трясло по трассе шквальным ветром, полоскало проливным дождём и било крупным градом. Проехали сто километров по трассе, как сто километров ада. Хорошо, что в пути было всего несколько машин, с которыми едва не столкнулись на узкой трассе. Километров за десять до Черкесска погода успокоилась и пошла на спад. Над автобусом остались только пушистые облака.
       За четыре часа у меня позади больше половины пути по хорошей трассе. Осталось проехать, примерно, двести километров общего пути. От Черкесска дальше в сторону Преградной и через реку Большая Лаба трасса фактически прекращается. Начинается просёлочная дорога, которая местами имеет асфальт, который так изуродован, что приходится ехать автобусу сбоку от дороги.
       - Всё товарищи! Дальше мой автобус не пойдёт. - с сожалением, сказал водитель автобуса, когда мы едва дотянули до автостанции в Преградной. - Ходовая часть разбита. Нужен срочный ремонт.
       Все пассажиры, конечно сочувствовали водителю, так как при нас автобус едва не развалился на части. Но никто не хотел оставаться на автостанции в Преградной, чтобы ждать, когда отремонтируют автобус. Сразу все пассажиры отправились к дежурному по автостанции, который видимо уже сталкивался с такой проблемой. Он ни стал выслушивать проблемы тут же выделил автобус.
       Когда автобус выехал в сторону Курджиново, то видимо сразу все пассажиры пожалели, что не подождали ремонта нашего автобуса и вообще устроили свою поездку в этот день. После проливного дождя с градом просёлочная дорога превратилась в кашу. Автобус, который не подлежал никакому ремонту, а ждал, когда его спишут на металлолом, едва дотянул до перекрёстка у Лабы.
       - Всё! Приехали, автобус поломался. - сказал нам, водитель автобуса и заглушил двигатель. - Сейчас мы находимся по самой середине пути между Преградной и Курджиново. Вам решать куда идти пешком или ждать попутного транспорта в одну из сторон. Мне придётся здесь ждать чудо.
       Лично мне надо было двигаться только в Курджиново пешком или попутным транспортом. Оглянувшись по сторонам, определил место нашего нахождения. Как раз тот самый знакомый мне перекрёсток, вблизи которого два маньяка изнасиловали и убили двух молоденьких учительниц средней сельской школы. Трагедия была почти три года, а в памяти у меня словно всё было вчера.
       - Эти места мне хорошо знакомы. - пришлось сказать пассажирам, когда у них прекратилась истерика. - Сто метров отсюда есть висячий мост, по которому фактически невозможно перебраться. До центра Курджиново почти двадцать километров. Иногда здесь бывают попутные машины.
       - Через опасный мост мы не пойдём. - сказала за всех пассажиров полная женщина. - Будем ждать попутный транспорт любого вида и в любую сторону. Ночевать здесь у нас нет никакого желания.
       Мне ничего не оставалось, как только направится пешком в сторону Курджиново. Если будет какой-то попутный транспорт, то меня подберут. Если даже не будет никакого попутного транспорта, то всё равно доберусь до Курджиново. Меня никто впереди не ждёт. Знаю, что мама беспокоится за моё принуждённое путешествие. Но двое суток в оба конца, это вообще не время приключений.
       Когда жили в Курджиново и в Псебае, где вокруг нашего места жительства много разных естественных водоёмов с рыбой, то мне казалось, что это место Рай для моих приключений. Сейчас водная стихия вокруг застрявшего в грязи поломанного автобуса кажется мне Адом к моим приключениям. Никто из пассажиров автобуса ни знает, как выбраться из грязи на Большую землю.
       Яркие лучи солнца пробились сквозь поредевшие тучи. Пушистые облака предсказывали, что день будет тёплый и без проливных дождей. Бугорки глины над кашей грязи заманчиво и подозрительно подсохли.
       У меня не было желания вляпаться в грязь. Но выбираться отсюда как-то надо. Босыми ногами с сандалиями в руках буквально на ощупь отправился на сухую полоску асфальта.
       От тупикового перекрёстка в сторону Курджиново была асфальтированная дорога. Начисто вымытый проливным дождём и просушенный ярким солнцем асфальт выглядел как олимпийская дорожка на арене большого стадиона. Осталось только мне пробежать определённую дистанцию в двадцать километров. Там за мостом через Лабу будет финишная черта с названием Курджиново.
       Когда мои ноги благополучно коснулись горячего от солнца асфальта дороги, то мне повезло, что рядом с дорогой был кювет, наполненный чистой дождевой водой. Было место, где помыть ноги чтобы одеть сандалии.
       Так как идти по горячему асфальту всё равно что ступать босыми ногами на горячую сковородку. Мне ещё топать и топать. С волдырями на ногах далеко не пройдёшь.
       Попрощавшись с попутчиками, оставшимися в автобусе, прошёл по асфальтированной дороге, примерно, с километр, как вдруг на встречу мне из-за поворота выехала колонна военных машин, среди которых была тяжёлая техника. Вся эта армада направилась в сторону аварийного перекрёстка, то куда повернула дальше в сторону Преградной. Видимо здесь проходят учения войск.
       Мне было интересно посмотреть, что будет дальше, когда военные подъедут к автобусу застрявшего в грязи. Ждать долго не пришлось. Военный тягач вытащил автобус из грязи и словно консервную банку потащил по бездорожью. Автобус барахтался по бездорожью так, что казалось он вскоре рассыплется на части. Мне было жаль тех пассажиров, которые остались в том автобусе.
       На автомобильной дороге в дали от населённых пунктов чистый воздух и нет никакого шума от цивилизации. С правой стороны по моему движению лес с плодоягодными деревьями и кустарниками. За густым лесом река Большая Лаба, которую не слышно из-за густых зарослей леса. С левой стороны дороги огромные поля, которые убегают далеко за горизонт. Всюду бабочки и птички.
       Рассчитывал, что ориентировочно на моё движение послужить слюдяная вершина, которую с алмазным сверканием в солнечных лучах было видно за десятки километров. Но сейчас в поле до самого горизонта нет никакой вершины. У меня создаётся такое впечатление, что двигаюсь как бы в перевёрнутом направлении. Вроде туда и не туда куда надо. Отчего кружится голова и тошнит.
       Вдруг вспомнил, что с утра с самого дома ничего не кушал. Может быть от длительной тряски в автобусах и от голода, у меня кружится голова и тошнит. Надо покушать. Немного отдохнуть и набраться сил, чтобы добраться до Курджиново. Иначе можно просто сдохнуть в дороге вдали от населённых пунктов. После чего дикие хищники меня съедят, родная мама не узнает, где умер.
       С правой стороны дороги огромный пень, густо покрытый мягким мхом. На вид этому пню сотни лет, если он так окаменел, что покрылся мхом. На пне мягко и уютно. В самый расположится на обед и немного отдохнуть с дороги. Здесь никто не помешает моей трапезе. В вещь мешке у меня за спиной три традиционных осетинских пирога, кусок жареного мяса и термос холодного кваса.
       Мама постаралась собрать мне хорошую пищу в дорогу. Осетинские пироги и жареное мясо завёрнуты в мягкую бумагу похожую на махровое полотенце. Продукты горячие, словно их только что вынули из русской печки. Русский квас в китайском термосе холодный как лёд из холодильника. Покушать и попить осилил только половину продуктов. После чего меня потянуло ко сну.
       Проснулся ночью в каком-то странном тумане. Вокруг меня такой плотный белый туман, что можно его потрогать на ощупь руками. Нахожусь словно в коконе шелкопряда. Надомной, подомной и по сторонам от меня всюду туман. Даже невозможно определить, где верх, а где низ. Только притяжение меня к чему-то твёрдому ногами подсказывает мне что стаю на земной поверхности. Стоять в неопределённости не в моём характере. Начинаю осторожно двигаться вперёд. Рискуя провалиться в бездну. Думаю, что если суждено мне так погибнуть, то это судьба. Здесь ничего не изменишь. После таких мыслей у меня пропадает страх к безысходности. Начинаю ускоренное движение вперёд. От бега сдерживает плотный туман, который сдерживает меня от падения.
       Моё движение - физическое напряжение, на которое тратятся силы. Не знаю на какое расстояние в быстром движении были потрачены мои силы. Но мои ноги стали уставать. Постепенно моё быстрое движение перешло на шаг. Когда вообще не мог двигаться, так присел на корточки и потрогал руками то, что было под ногами. Это была мягкая трава. Присел на траву и вскоре уснул.
       Проснулся от какого-то движения. Сразу открыл глаза, чтобы определить место своего нахождения. К моему удивлению, вокруг не было никакого тумана. Над головой звёздное небо. Подомной зелёная мягкая трава. Вокруг большой поляны знакомый посёлок - Верхние дубки. Рядом со мной босые ноги. Выше рванные штаны и такая же рубашка в которых находится Казаров Вовка.
       - А ты что тут делаешь? - с удивлением, спросил он. - Появляешься словно какое-то привидение?
       - Ты, что не видишь, что сижу. - с иронией отвечаю другу. - Садись рядом. Угощу тебя пирогами.
       Казаров выполняет моё требование. Садится рядом на траву. В моём вещмешке полтора пирога и полкуска жаренного мяса всё ещё тёплые. Русский квас в китайском термосе сохранил прохладу. Трапезничаем так, словно ничего не произошло за три года после нашей последней встречи в такую же странную ночь. Вовка любитель хорошо покушать наворачивает пирог и мясо за обе щеки.
       - Ты опять пришёл к моей сестре признаться в любви? - интересуется он моим появлением здесь.
       - Нет. В этот раз просто по пути оказался тут. - отвечаю на вопрос своего друга. - У меня дела. Вот мне интересует один вопрос. Почему днём на видел при солнце, как сверкает слюдяная вершина?
       - Так ты, что вообще ничего не знаешь? - дожёвывая кусок жаренного мяса, с удивлением, говорит Вовка. - В прошлом году из Москвы приезжали археологи. Разобрали до основания эту вершину. Погрузили в контейнеры и увезли в столицу. Наши рабочие, которые разбирали эту вершину, говорят, что под слюдяной вершиной на глубине двух метром было ритуальное захоронение. Там был гроб из чистого золота. В этом гробу была баба из чистого золота. Так её тоже увезли в Москву.
       - У вас, что, руководители района полные дебилы?! - едва сдерживая себя от крика, спросил у Вовки. - Здесь ведь археологическая афера. Ваши дебилы хоть документы у копателей смотрели?
       - В том-то дело, что поверили на слово археологам. - с усмешкой, ответил Казаров. - Предоставили археологам технику и рабочих за счёт нашего района. Когда узнали про золотую бабу в золотом гробу, то обратились в столицу с вопросом. Где разместили слюду и золотой гроб с золотой бабой. Из Москвы пришло письменное сообщение, что подобные вопросы в столицу отправляют алкаши и дебилы. Из столицы никаких археологов к нам не посылали и от нас никаких контейнеров не получали. Наше районное руководство занялось рассмотрением дела об этой афере.
       Казаров больше ничего не рассказывает о событиях в Курджиново и не задаёт никаких вопросов. Мне тоже нечего ему сказать. Всё ясно из того, что он рассказал. Сытый и довольный неожиданной встречи он поднимается с травы на свои длинные ноги и не попрощавшись со мной направляется к своему дому.
       Мне тоже здесь нечего делать. Собираю с зелёной травы мусор после нашей еды в вещмешок, чтобы выбросить где-то в пути. Направляюсь в центр посёлка на автостанцию. Три километра не спеша преодолел где-то за полчаса. На автостанции ещё никого не было. Достаточно времени, чтобы привести себя в порядок за свои передвижения почти сутки в пути.
       Вода в кране и туалет имеются на территории автостанции. Пока приводил себя в порядок, то на автостанцию к автобусам пришли водители. Вскоре в билетной кассе появилась пожилая женщина.
       - Мне один билет до Псебая. - сказал кассирше, протягивая в окошко свой сильно мятый рубль.
       - Билет подросткам стоит всего пятнадцать копеек. - говорит кассир. - С рубля сдачи у меня нет.
       - Тогда дайте взрослый билет. - настырно сказал женщине. - Других денег у меня с собой нет.
       - Зинаида Петровна! Отпусти пацана за мой счёт. - вмешался водитель. - Всё равно пустой еду.
       Конечно, мне нравится бесплатная поездка в автобусе. Лишняя копейка в кармане не помешает. Сажусь в автобус с мыслями о прошедшей ночи. Меня интересует и беспокоит то, что произошло со мной в тот период, когда сел на мягкий мох, которым был покрыт пень бывшего древнего дерева и тот период, когда вокруг меня появился белый плотный туман, словно кокон шелкопряда.
       Нечто подобное иногда происходит со мной с раннего детства и по настоящее время. Когда в цветном сне, в каком-то странном тумане или в обычный день моя вполне реальная и материальная сущность, вдруг, перемещается куда-то в знакомые и даже совсем незнакомые места. Причём мое тело и моя душа никак не ощущают на себе никакой физической нагрузки на себя со стороны.
       - Парень! Хватит мечтать. - вдруг, меня отвлёк голос водителя автобуса. - Мы приехали в Псебай.
       После того, как переехал дом Ложниковых на новое место прошло несколько месяцев. Отец и мама с близнецами были в гостях у них. Мне так и не удалось побывать в гостях у Ложниковых. Постоянно, кто-то или что-то мешали и отвлекали от возможности побывать в гостях у родных.
       Но по рассказам дяди Вити мне было известно новое место нахождения дома из гипса. От автостанции через Псебай до посёлка Щедок ездил всего один местный автобус через каждый час. У меня не было терпения ждать, когда придёт из Щедка автобус на очередной рейс туда-сюда. Мне легче было пройти пешком расстояние, которое, примерно, в три километра до намеченной цели.
       При хорошей погоде после проливного дождя словно прогулка утром по свежему воздуху. Через полчаса спокойной ходьбы на краю посёлка в близи речки увидел знакомый дом, который ничем не отличался от того дома, который построил Виктор своей семье при моём участие на поляне вблизи леса в стороне от гипсового карьера за посёлком Щедок. Сохранилось тут всё, как было у леса.
       - Виктор! Смотри! Шурик пришёл! - радостно, закричала тётя Тамара, когда увидела меня у калитки. - Какими судьбами издали? Проходи в дом. Очень рады такому гостю. Как дела в Беслане.
       - У нас в Беслане всё в порядке. - обнимаюсь с тётей, проходя от калитки через двор в сторону дома. - Мама работает на шпальном заводе. Сергей и Юрка в дошкольном интернате. Временно живём в бараке в старом карьере. Вот приехал сюда в Псебай за своими школьными документа.
       - Вообще-то насчёт школьных документов тебе не повезло. - пожимая мне руку, сказал дядя Витя. - Твоя школа на капитальном ремонте, а школьные документы все сгорели вместе с районо. Сейчас по всем школьным вопросам надо обращаться в райисполком, а там у них одна волокита.
       - Ты что это племянника пугаешь. - удивлённо, сказала Тамара. - Сейчас с ним сходим в исполком.
       - Сейчас на получится. Сегодня выходной. - напомнил Виктор. - Сам завтра утром с ним пойду.
       Когда мы вошли в дом, то мне в глаза бросилась такая обстановка, что хозяева дома съезжают отсюда. Большинство вещей собраны в картонные коробки и в чемоданы. В тоже время мебель стоит на месте. Даже совершенно новый телевизор не упакован. Создаётся такое впечатление, что семью высылают с места жительства по какой-то уважительной или криминальной причине.
       - Вас, что, выселяют из собственного дома? - удивлённо, спросил родственников. - Что натворили?
       - Типун тебе на язык. - с горяча с ругалась тётя Тома. - Мы сами добровольно продали свой дом...
       - Дело в том, что гипсовый карьер и завод по переработке закрыли на полную реконструкцию. - стал мне объяснять Виктор. - Часть водителей и рабочих оставили на реконструкцию. Остальных сократили. На территории двух посёлков многим водителям и рабочим нет места работы. Вот мы решили опять присоединиться к своим родственникам. Переезжаем к вам в Беслан через неделю.
       - Работа водителю есть в Беслане. - объяснил родственникам ситуацию в Беслане. - Там есть много предприятий и большой карьер по добыче камня на щебень. Но жильё предприятия не строят. Поэтому мы живём в бараке на старом карьере. У Щепихиных большая, семья места нет.
       - Насчёт жилья мы не беспокоимся. - уверенно, сказал Виктор. - Мы продали свой дом за хорошую цену. Так что деньги есть на покупку или съём квартиры. Так что тебе и нам повезло, что ты к нам приехал. Завтра с утра решим твой школьный вопрос. Ты вместе с Тамарой и нашим малышом поедешь в Беслан. Мне придётся остаться здесь на пару дней, чтобы решить все дела с переездом.
       Мой двоюродный брат Вася заметно подрос со дня рождения. Самостоятельно ходил по дому и постоянно требовал кушать, ведь у него сейчас такой возраст - чем больше кушаешь, тем быстрее растёшь. На горшок так же быстро просится.
       По этой причине ему определили место на горшке в прихожей. По запаху издалека и по шлепкам босых ног определяю место нахождения братишки.
       - Ты хотел бы посмотреть, как без вас живёт твой отец? - спросил Виктор меня после завтрака.
       - Вообще-то мне нечего делать рядом с ним. - ответил с усмешкой. - Хочется, чтобы он посмотрел на меня, что мы живы и без него. Мне, конечно, жаль, что так случилось. Но он во всём виноват.
       Виктор пошёл к соседям, у которых был старенький отечественный автомобиль марки "Победа". Видимо соседи дружили семьями, так как свободно без натяжки между собой обменялись обычными повседневными приветствиями. Затем хозяин вывел свой автомобиль со двора за ворота и передал свой транспорт соседу. Виктор тут же развернул автомобиль и подъехал к своему двору.
       - Садись товарищ начальник. - открывая дверцу машина сказал Виктор. - С ветерком прокачу!
       - Товарищ подчинённый! - гордо, сказал водителю. - Чем тише едешь, тем дальше будешь. Мне некуда спешить. К тому же сквозняков боюсь. Они как ножом по лёгким. Мне ещё хочется жить.
       Тамара от души смеялась над нашими реверансами при посадке в легковой автомобиль. Мы как истинные джентльмены раскланялись перед дамой, чинно сели в автомобиль и укатили на стареньком автомобиле в сторону Псебая к бывшему месту жительства нашей семьи. За время моего отсутствия здесь ничего не изменилось. Даже ворота у нашей бывшей хаты были так же открыты.
       Виктор остановил автомобиль у дома наших бывших соседей. Сто метров до хаты оставил для меня. У меня в голове был сброд разных мыслей. Жалость, гнев и растерянность бурлили в моей голове. Что бы то не произошло, между нами, но он был мой отец. Раньше считал его героев войны. Он не был трусом. Воевал против фашистов. Имел ранения и награды. Стал чёрте кем.
       - Явился не запылился. - с трудом выговаривая, встретил меня отец, когда без стука вошёл в хату.
       Мне нечего было сказать ему на такое приветствие. Просто бросил свой взгляд на обстановку, где совсем недавно жила наша полноценная семья. Всё выглядело так, словно после нас в этой хате поселились бомжи. Грязь повсюду. На столе у русской печи объедки сплесненной пищи и пустые бутылки. В спальне моих родителей спит голая женщина. Видимо в сильном опьянении.
       - Как жаль, что тогда не нажал на курок. - сказал отцу, выходя из хаты. - Ведь считал тебя героем
       - Подожди! Не уходи! - жалобно, сказал отец. - Хочу написать письмо своей любимой жене.
       Вообще-то не верил, что после всего происшедшего отец любит нашу маму. Но в моём сознании была надежда, что родители помирятся. Обратно будет полноценная семья. Поэтому остался ждать, пока отец напишет своё письмо мама. Письмо писал долго, что-то подчёркивал и обратно писал на трёх листах из школьной тетради. Затем свернул письмо как треугольник из фронта.
       Отдал письмо, не говоря ни слова. Пытался обнять меня, но мне было неприятно прикасаться к его пьяному лицу и рукам. Взял этот фронтовой треугольник и тут же вышел их хаты. Мне больше не хотелось оставаться здесь. К тому же Виктор ходил кругами вокруг меня. Видимо беспокоился за моё длительное отсутствие в нашей бывшей хате. Отцу ничего не стоило пристрелить меня.
       Во дворе меня ждали почти одичавшие кролики, которые ещё при нашей полной семье поселились жить на берегу речки и в зарослях кустарника в лесу через дорогу от нашей хаты. Кролики уже не считались нашими домашними животными. Но мы охотно кормили их морковкой и разной вкуснятиной. За нашу доброту кролики не забыли меня и облепили меня во дворе со всех сторон.
       - Мои красавцы. Мои миленькие. - едва сдерживая слёзы стал говорить и ласкать своих кроликов.
       Долго думать ни стал. Взял на руки двух самых доверчивых кроликов, девочку и мальчика, понёс их к машине и посадил на заднее сидение. Сам сел рядом с ними, чтобы кролики со страху не выпрыгнул из машины. Виктор ни промолвил ни слова. Просто включил двигатель автомобиля и не торопясь поехал в сторону Псебая. Видимо он опасался, что кролики с перепугу будут скакать.
       - Какие мы красивые! - с удивлением, воскликнула Тамара, при виде кроликов в машине. - Василёк! Посмотри, что Шурик тебе привёз. Радость-то какая! Будет с кем поиграть нашему ребёнку...
       - Что за игры с кроликами, если завтра отсюда уезжаете? - ехидно, напомнил Виктор своей жене.
       - Вообще-то ты прав. - согласилась жена с выводами мужа. - Зачем только Шурка их привёз нам?
       - Сутки общения ребёнка с животными запомнятся ему на всю жизнь. - объяснил тёте Тамаре свой поступок с кроликами. - Когда будете уезжать, то оставите кроликов детям, которые будут здесь.
       - Вообще-то ты прав. - согласилась тётя с моим предложением. - У новых хозяев тоже есть дети.
       Мой братишка так увлёкся кроликами, что совсем за был про свой обед. Когда пушистые комочки стали кушать морковки из рук Василия, то он вспомнил, что пора обедать и на пару с кроликами принялся поедать морковки. При виде такой сцены мама Василька заволновалась, что морковки грязные. Она тут же решила отбирать пищу у сына и кроликов. Но они стали защищаться от мамы.
       - Оставь ты их в покое! - с возмущением вмешался отец. - Кролики сроду не моют морковь. Зато как плодятся! Посмотри какие у них красивые детки. Может быть и нам надо перейти на морковь?
       - Тогда у нас морковки не хватит на всех. - с усмешкой, сказала Тамара. - Придётся выращивать на собственном огороде растительность на своих питомцев. Давай пока первенца своего откормим.
       Больше тётя с дядей ни о чём не говорили. Своих питомцев, кроликов и сына отправили в высокий манеж, откуда им невозможно было самостоятельно выбраться. Тамара занялась приготовлением обеда на кухне. Виктор продолжил упаковывать свои вещи к отправке контейнера в Беслан на адрес Щепихиных. У нас не было своего почтового адреса. Все наши письма шли к Щепихиным.
       До обеда мне нечего было делать в этом доме. Треугольное фронтовое письмо от отца к маме положил в свой пустой вещмешок и тут же вышел на улицу. Просто подышать свежим воздухом и полюбоваться природой, которая с наступлением осени раскрасилась в разные цвета радуги. Как художник из палитры разноцветных красок расписал полотно холста картиной без подрамника.
       - Шурик! Иди на обед. - позвала меня с веранды тётя Тамара, где она накрыла нам стол к обеду.
       Обед был по-старому деревенский - галушки с чесноком, сваренные на курином бульоне, жареная картошка с мясом говядины, горячий домашний хлеб прямо из русской печки, компот из лесных ягод в большом стеклянном графине и глиняный кувшин с парным коровьим молоком. Впервые за время проживания в Псебае стол был без спиртных напитков. Виктор водку не пьёт.
       После вкусного обеда до ужина мне надо было чем-то заниматься. Взял из сарая удочку. В огороде накопал немного земляных червей.
       Прихватил с собой садок под пойманную рыбу и направился к речке. В отличии от Курджиново, где вода в Большой Лабе вырывается с горного массива и словно бешеная смывает всё на своём пути, здесь река ни такая свирепая имеет тихие заводи.
       В тихом месте, которое совсем не похоже на речку, а больше сходит на озеро или на небольшой морской залив без течения, было тихо и уютно в густых зарослях прибрежных камышей. Выбрал такое место, где можно присесть ближе к воде и не замочить ноги. Нанизал червя на крючок.
       Едва только закинул крючок с грузом в воду, как поплавок тут исчез в воде. Стал подсекать пойманную рыбу. Но на крючке никакой рыбы не было. Сразу сообразил, что на леске тяжёлый груз, который топит поплавок. Пришлось передвинуть поплавок повыше от груза и ловить рыбу на донку. При таком виде рыбалки на речке мало шансов поймать рыбу, в речке нет хищной рыбы.
       Целый час сижу с удочкой у воды. Изредка клюют плотва и голавль размером меньше моей ладони. Мне даже стыдно считать такой улов рыбой. Аккуратно снимаю глупую рыбёшку с крючка и отпускаю обратно в воду. В нескольких метрах от меня осмелели дикие утки, выбрались из зарослей камышей и становятся в вертикальное положение кверху ногами в поисках пищи на мели.
       Не знаю, как диким уткам насчёт корма на мелководье, что там съедобного они там нашли. Мне лично повело лишь на закате дня. Поймал рыбу весом, примерно, с один килограмм. Такую рыбу вижу впервые. Сазана и карпа знаю хорошо. Плотву, судака и других речных рыб тоже ловил. Эта рыба чем-то похожа на голавля. Но голавль серебристый, а эта рыба с пятнистой маскировкой.
       Возвращаться с рыбалки с одной рыбой было стыдно, поэтом сидел с удочкой до самого вечера. За всё время рыбалки в этот день попадалось мне на крючок много разной рыбы, которые водились в этой заводи, но все эти рыбы были меньше моей ладони. У меня с детства было табу на такую рыбу. Отпускал такую маленькую рыбу там, где поймал, чтобы выросла как можно больше.
       - Слава Богу! Сам пришёл. - сердито встретила меня Тамара. - Мы с Виктором всюду тебя искали.
       - Чего меня искать? - с удивлением, спросил тётку. - Давно вырос с такого возраста, чтобы искали.
       - Тамара! Ты зря на племянника наезжаешь. - радостно, сказал Виктор. - Ты посмотри какую ценную рыбу он поймал. Радужная форель. Такую рыбу только на картинках видел и ни разу ни ловил.
       - Так что мы с ней будем делать, с этой рыбой? - брезгливо рассматривая форель, спросила тётя.
       - Женщина! Ни тронь своими руками ценную рыбу. - строго, сказал Виктор. - Мы сварим из неё уху.
       Мы тут же отстранили женщину от стола и принялись приготавливать рыбу варить уху. Воду ставим на огонь. Тем временем чистим и нарезаем небольшими кубиками картофель. Морковь нарезаем кружочками. Затем мелко нарезаем лук. Измельчаем зелень. Когда вода закипит, кладём в кастрюлю морковь, лук, картофель и зелень. Варим до почти полной готовности картофеля.
       Далее тщательно потрошим, чистим и промываем рыбу. Кладём её в кастрюлю к овощам. Также добавляем лавровый лист и несколько горошков чёрного перца, солим. Варим до готовности. Следим за тем, чтобы вода не кипела очень сильно. Уху варим на медленном огне, чтобы кипение было еле заметным. В готовую уху добавляем измельчённый чеснок и кусочек сливочного масла - это придаёт ей особый вкус. Когда уха сварилась, выключаем плиту и даём ей настояться минут пятнадцать. После этого разливаем блюдо по тарелкам, чуть посыпаем зеленью и подаём к столу.
       - Всё! Женщина! Блюдо готово! Садитесь за стол! - торжественно, объявляет Виктор, своей жене.
       - Откуда так хорошо научились варить уху из форели? - интересуется Тамара, наслаждаясь ухой.
       - Женщина с рождения знает, как рожать детей. - гордо, объясняет Виктор. - Так настоящий рыбак с детства знает, как варить уху из любой рыбы. Ты забыла, как мы с Шуркой варили уху из угрей.
       - Очень хорошо помню, как он тогда поймал тебя крючком за бороду. - смеясь, сказала Тамара.
       Мы все трое смеёмся, вспоминая как первый раз ловили рыбу в пресных заливах на Каспии, когда мне удалось вместо рыбы поймать Виктора за бороду. После у нас была удачная рыбалка угрей, которые вначале мне показались змеями, но тут же от Виктора узнал, что это рыба угорь, которая по-своему вкусу не уступает многим ценным рыбам. В тот раз мы поймали много угрей...
       Закончили мы трапезу поздно ночью. Василёк уже спал в своём манеже вместе с кроликами. Виктор осторожно перенёс кроликов из манежа в большую картонную коробку. Туда положил связку морковок с зелёной ботвой, чтобы кролики не сбежали от своей вкуснятины. Коробку с кроликами оставил в зале. Мне постелили спать на топчане русской печки, где уснул сразу как лёг.
       Проснулся с первыми петухами. Тамара уже хлопотала на кухне с завтраком. В народе говорят, что понедельник день тяжёлый. У нас действительно этот понедельник был тяжёлым днём. Сегодня надо всё успеть сделать и уехать вечером с пересадками автобусами в Армавир. Главное сегодня, надо получить школьные документы об образовании иначе меня не примут учится в школу.
       После завтрака Тамара оставила сына с Виктором, а мы пешком пошли в нашу школу. Туда районные автобусы так рано не ходят. Отправляются от автостанции Щедок до автостанции Псебай с остановками в пути по требованию. Школа находится в стороне от передвижения районного автобуса. Так что можно было быстрее добраться пешком до школы чем ожидать и ехать автобусом.
       - Учителя в школе будут за два дня до начала учёбы. - сказал нам школьный сторож. - В школе закончился капитальный ремонт. На полах ещё свежая краска не высохла. После пожара в районо все школьные вопросы надо решать в райисполкоме. Туда перебрались все сотрудники районо.
       Когда пришли в райисполком, то там была огромная очередь родителей и учеников с одним и тем же вопросом, почти как у меня. Каждый должен был знать в какой школе будет учиться.
       Как мы поняли из толпы, то в летние каникулы произошло несколько событий по учёбе. В центре Псебая построили новую школу. Старую школу закрыли на капитальный ремонт. На время летних каникул все школьные документы отправили в районо, где должны были распределить учеников в школы ближе к месту жительства. Как раз в это время сгорело районо со всеми документами.
       - Мы переехали жить в Беслан. - обратился к представителю районо, когда подошла моя очередь. - Когда переезжали в Северную Осетию документы об моём образовании не могли получить здесь. Школа была закрыта на капитальный ремонт, а документы в районо сгорели. Мне надо документы.
       - По таким вопросам могу разговаривать только с родителями. - заявил мне строгий начальник.
       - Мои родители разошлись. - стал объяснять начальнику сложившуюся ситуацию. - Где отец, это мне неизвестно. Мама находится в Беслане с двумя подростками близнецами. Один из них инвалид. Ночью работает на заводе, чтобы нас прокормить. Со мной пришла сестра моей мамы...
       - Хорошо, хавай свои метрики. - сказал начальник, подозрительно рассматривая тётю Тамару.
       - Они у меня остались дома. - вино пробубнил себе под нос. - Думал, что у вас всё имеется здесь.
       - Ну, ты поставил мне проблему со своими документами. - взвыл мужчина. - Как мне быть с тобой?
       - У меня отличная память. - взял на себя проблемы. - Могу рассказать о себе всё с дня рождения.
       - Мне всё не надо. - сдался строгий начальник. - Нужны даты, цифры и знакомые нам фамилии.
       - Александр Сергеевич Черевков родился в 1946 году 28 июля в Гудермесе в Чечне. - стал докладывать начальнику себе в выгоду. - Отец Сергей Иванович работал в Псебае фотографом-портретистом. Мама Мария Кузьминична работала здесь швеёй модисткой. Закончил восемь классов с переводом в девятый класс. В нашем классе руководителем была Вера Степановна Золотарёва.
       - Василий Петрович! Он всю правду сказал. - встала в мою защиту секретарь машинистка, которая печатала на машинке мои показания. - Лично знаю его родителей и классного руководителя знаю.
       - Всё отлично! Проблема с моих плеч слетела. - тяжело вздохнув, сказал начальник районо.
       Секретарь машинистка подготовила мне необходимые документы о моём образовании на трёх бланках районо. Начальник подписал мои документы, которые заверил штампам и печатью районо. Таким образом мне удалось стать старше на полгода и вернуть один год учёбы, который был мной потерян за время моей болезни затемнением лёгких и после того, как меня сбил мотоцикл.
       Пока просидели полдня в очереди в райисполкоме по вопросам в районо Виктор решил все свои вопросы и приехал в райисполком за нами на соседском автомобиле "Победа". От него узнали, что он договорился отправить все вещи контейнером сегодня вечером. Так что наш вопрос отъезда сегодня снимается. Завтра утром они получат остаток денег наличными за дом и сразу едут. Весь остаток дня у меня были заботы заниматься Васильком и кроликами, у которых была одна забота, кушать морковку. Куда только в них помещался этот корнеплод? В оставшееся время Виктор и Тамара занимались отправкой контейнера со своим багажом.
       Личные вещи оставили при себе в трёх сумках. Из моих личных вещей был один вещмешок с письмом от отца нашей маме.
       Рано утром нового дня, точнее, последнего утра нашего нахождения в этом доме приехали на своём легковом автомобиле "Волга" покупатели этого дома. Когда автомобиль забибикал, то мне сразу показался знакомый звук. Когда выглянул в окно, то понял, что не ошибся. Возле ворот стояла машина моего отца. Видимо отец пропил всё наше имущество и свою персональную машину. Как мне стало понятно из разговора продавца и покупателя, то за дом был внесён задаток денег. Сейчас покупатель внёс остаток оставшейся суммы за стоимость дома. Покупатель и продавец подписали между собой документ на куплю-продажу. Пожали друг другу руки. После чего по старой традиции мы всем присели перед дорогой. Затем отъезжающие стали выносить свои вещи.
       - Мама! Папа! Посмотрите в коробку. - радостно, закричали дети. - Здесь два красивых кролика.
       - Наверно бывшие хозяева забыли? - забеспокоилась хозяйка дома. - Надо им кроликов вернуть.
       - Ничего возвращать не надо. - сказал на прощанье Виктор. - Тут подарок вашим детям от нас.
       Новый хозяин дома загрузил наши сумки в багажник автомобиля. Виктор сел в машину рядом с водителем. Волга, как всегда, завелась со второго раза. Отец всё время собирался отрегулировать стартёр. Так и не исправил малую проблему. Новому хозяину видимо некогда исправить стартёр. В остальном машина на ходу. Надо лишь следить за смазкой и вовремя заправлять бензином.
       - Ты что так грустно смотришь на машину? - спросил меня хозяин машины на конечной остановке.
       - Мне в этой машине каждая деталь известна. - грустно ответил на вопрос. - Стартёр надо менять.
       - Знаю. Времени нет на ремонт. - так же грустно, сказал водитель. - Мне жаль, что так случилось.
       Мужик с сочувствием похлопал меня по плечу. Сел за руль машины и вскоре скрылся за поворотом улицы. Виктор и Тамара взяли свои сумки с личными вещами и пошли до кассы автовокзала.
       Там взяли билеты на автобус до Лабинска. Если бы мы вчера выехали вечером, то планировали заночевать в Мостовой в доме у Фёдора Фисюкова. Сейчас не было никакого смысла это делать. Мы в течении одного светового дня без ночёвок могли добраться автобусом и поездом до места.
       Перед тем как сесть в автобус Виктор и Тамара отошли в сторону. Виктор достал из сумки два пачки денег. Одну пачку денег отдал жене, другую пачку оставил себе. Деньги каждый рассовал по своим потайным внутренним карманам с застёжками. Видимо такие карманы сшили заранее. Виктор подошёл ко мне и спрятал во внутренний карман моей куртки сто рублей. Мне показал на губы.
       Затем мы все четверо сели на заднее сидение в автобусе вместе со своими сумками. Кроме нас в автобусе ехали ещё несколько человек. По виду и без багажа сразу было понятно, что эти пассажиры далеко ехать не собираются. Местные люди. Вероятно, отправляются где-то рядом на работу. Мне было неинтересно смотреть в окно на природу. Просто забился в угол и сразу уснул.
       Час езды, это не сон. Едва настроился смотреть цветной сон, как Василёк стал меня тормошить к выходу из салона автобуса. Сам то он ещё разговаривать толком не научился, зубы для разговора не выросли, а уже понимает, что надо выходить из автобуса. Родственникам стоило брать билеты на автобус сразу до Армавира. Тогда у меня было бы время досмотреть свой цветной сон.
       На автостанции в Лабинске задерживаться на долго ни стали. Малыш по своему маленькому сходил в кусты прямо на тротуаре возле автобуса. Тамара взяла билеты на мягкий туристический автобус до Армавира. В это время Виктор купил в ларьке штук двадцать горячих пирожков с картошкой и четыре бутылки лимонада. Мне пришлось на всякий случай сходить в кусты по малому.
       Ехать от Лабинска до Армавира тоже не больше часа. Автобус набит пассажирами до отказа. Видимо все любят ездить в мягком туристическом автобусе или тоже хотят успеть на железнодорожный вокзал Армавира, чтобы прокатится в поезде по северокавказской железнодорожной линии. В салоне автобуса шумно. При такой обстановке невозможно уснуть. Просто сижу в полной дремоте.
       Как только приехали на автостанцию в Армавир, то сразу пошли в городской гастроном за продуктами в дорогу. В центре города продукты намного дешевле, чем возле железнодорожного вокзала или в вагоне ресторане скорого поезда Москва-Баку. Отоварились продуктами в гастрономе так, словно ехать нам в поезде пару недель через весь Советский Союз. Ещё в столовой поели.
       До железнодорожного вокзала добрались городским автобусом к десяти часам. За час до прибытия скорого поезда Москва-Баку. Взяли билеты в мягкий вагон в середине состава. Остановимся как раз напротив вокзала станции "Беслан". От вокзала близко идти до нашего барака в старом карьере. Там же близко можно сесть на электричку или на городской автобус до Щепихиных.
       На скором поезде от Армавира до Беслана ехать, примерно, шесть часов. Расстояние меньше, чем четыреста километров. Как раз кончится рабочая смена на заводе. Наша мама и все наши родственники будут дома.
       Пока мы будем ехать на поезде шесть часов мне можно хорошо выспаться. Ведь завтра у меня много дел по устройству в школу. Надо ещё учебники себе купить.
       Частые пересадки во время езды на разных автобусах, а также неожиданные встречи и события за три дня так измотали меня, что как только вошли в мягкое купе вагона, быстро разделся до трусов и забрался на верхнюю полку. Сказал своей тёте, чтобы меня не будили до самого Беслана. У меня не было никаких физических и умственных сил на что-то. Даже сны мне никакие не снились.
       - Шурик! Мы приехали! Скоро выходить. - услышал сквозь сон голос Тамары. - Беслан объявили.
       Открыл глаза и посмотрел в окно нашего купе. Поезд сбавил скорость и печально прогудел в честь погибших солдат во время войны с немцами у местечка "Эльхотовские ворота". Мелкий дождик словно слезами окропил стекло на окне перед моими глазами. Поезд стал набирать скорость. Пора собираться на выход. Спустился с верхней полки. Быстро оделся и вышел из купе.
       - Сейчас самое время, когда конец рабочего дня и все находятся дома. - сказал своим родственникам, когда мы вышли из вагона на перрон станции. - Принять вас в наши трущобы в старом карьере мы не можем. У нас в бараке такое маленькое помещение, что совершенно нет места принимать даже одного гостя. Позже днём можете прийти к нам на экскурсию посмотреть на советские трущобы, куда прессе, телевидению и посторонним вход строго запрещён. Сейчас поедем поездом или автобусом, выбирать вам, на третий километр в заводской посёлок к Щепихиным.
       - На поезде накатались. - сразу уточнил Виктор транспорт передвижения. - Лучше едем автобусом.
       На привокзальной площади многолюдно. Все хотят после работы приехать к себе домой. С площади у памятников "Ленин и Сталин", как на автобусной станции, приезжают и уезжают автобусы. Больше всего междугородних автобусов в Орджоникидзе и в другие населённые пункты вблизи Беслана. Нам эти автобусы не нужны. Ожидаем в очереди автобус до заводского посёлка.
       Прошло минут пятнадцать ожидания. Едва забираемся с сумками в переполненный пассажирами небольшой городской автобус марки "Паз". Все друг друга знают. Обсуждают между собой проблемы прошедшего дня. Искоса поглядывают на нас, как на пришельцев из другого измерения жизни. Приходится смотреть в окно автобуса, чтобы знакомые не задавали мне глупых вопросов. Автобус долго и медленно петляет по многочисленным городским лабиринтам маленьких переулкам. Быстрее было добраться пешком по шпалам железной дороги, чем ехать в душном автобусе.
       - Всё! Приехали, конечная остановка! --сказал своим родственникам, когда измученный автобус выплюнул из своего салона шумную толпу пассажиров. - Дальше без меня. В третьем доме отсюда с коричневой калиткой живут Щепихины. Кстати, вон Надежда Кузьминична идёт. Мне некогда...
       - Ты авоську с подарками возьми. - останавливает Тамара меня. - Марии передай привет от нас.
       С сеткой авоськой, набитой подарками нашей семье от семьи Ложниковых, спешу скрыться от глаз тёти Нади. Она как сыщик постоянно при встрече со мной выуживает из меня все тайны, связанные с моими приключениями. Особенно сегодня после трёх дней моего отсутствия в Беслане. Допросов хватит на несколько часов, а мне надо домой к маме на допрос о моих приключениях.
       Пока объяснял Ложниковым как добраться до дома Щепихиных автобус ушёл. Когда будет следующий мне неизвестно. Можно до железнодорожного вокзала поездом ехать, но не знаю расписание поездов. Придётся в который раз идти пешком по шпалам. С авоськой полной подарков не пробежишь дистанцию в три километра за пятнадцать минут. Придётся ползти до самого вечера.
       - Мама! Подожди меня! - крикнул издали, когда увидел маму, идущую от школы интерната.
       - Ты, что это у Щепихиных был сейчас? - глядя не сетку авоську полную подарков, спросила она.
       - Нет! В гостях у них не был. - смеясь, ответил маме. - Привёз им твой хвостик - Ложниковых.
       - Что опять с ними случилось? - настороженно, поинтересовалась мама. - Опять снялись с места.
       - С ними всё в полном порядке. - успокоил маму. - Гипсовый карьер и завод закрыли на реконструкцию. Водителей сократили. Ложниковы продали дом. Собираются здесь купить или снять квартиру. Виктор хочет устроиться водителем на самосвал в карьер на щебёночно шпальный завод.
       - Думаю, что у них всё получится. - спокойно, сказала мама. - Квартиры и работа в Беслане есть.
       Дальше до самого барака мама рассказывала про Сергея и Юрку, как им хорошо жить в дошкольной группе в школе интернате. Но когда они перейдут жить и учиться в школьную группу, то надо будет их забрать домой и устроить учиться в обычную среднюю школу?1, которая находится напротив школы интерната через железную дорогу. Они должны учиться на ровне со всеми...
       Мама рассказывала о наших проблемах и успехах в Беслане. У меня в голове были совсем другие мысли. Думал только о нашей маме, как она сильно постарела за одно лето. Ей всего сорок два года, а выглядит она на все пятьдесят.
       Физически тяжёлая работ, бессонница и недоедание превратили молодую красивую женщину в старуху. Надо мне устроиться в училище и работать.
       - Как у тебя дела со школьными документами? - спросила мама, когда мы пришли к себе в барак.
       - Подробности рассказывать не буду. - стал подготавливать маму к своим переменам в документах и в образовании. - У меня к тебе только одна просьба. Нигде и никогда никому не рассказывай о нашем разговоре сейчас. Поступать учиться в строительное училищеЉ5 на полное государственное обеспечение можно только в шестнадцать лет с восьми классным образованием. Мне шестнадцать лет будет только в ноябре этого года, а восемь классов закончу лишь на следующем году. При такой расстановке по датам мы не доживём при твоей зарплате в восемьдесят рублей до следующего года. Мне удалось уговорить районо и райисполком Псебая, чтобы мне дали документы, что родился 28 июля 1946 года, а в школе закончил восемь классов в этом году. Но в связи с нашим срочным переездом в Беслан не успел сдать экзамены за восемь классов и по этой же причине не успел получить паспорт. Так что ты, мама, не вмешивайся в мои проблемы. Сам смогу добиться получить паспорт, экстерном сдать экзамены за восемь классов и поступить в училище.
       - Шурик! Ты не глупый человек. - серьёзно, сказала мама. - Думаю, что ты сам всего добьёшься.
       - Мама! Извини! Совсем забыл. - вспомнил про треугольное письмо. - Тебе письмо от нашего отца.
       Мама взяла письмо от отца. Долго и осторожно с волнением разворачивала его словно послание от родного человека с линии фронта. Мне было неудобно смотреть, как мама читает это письмо. Занялся разборкой подарков, которые находились в сетке авоське и незаметно подглядывал за реакцией мамы на это письмо. В начале мама волновалась, но вскоре её лицо налилось гневом.
       - Ты читал это послание от своего отца? - с гневом и злостью в голосе мама спросила меня.
       - У меня нет привычки читать чужие письма. - серьёзно, ответил маме. - Даже письма родителей.
       - Между прочим в этом письме всё о тебе. - немного спокойнее, сказала мама. - Стоит прочитать.
       Мне совсем неинтересно было читать чужие письма, если даже они ссылались на мою личность. Но мама настаивала на своём и мне пришлось уступить. На листах из школьной тетрадки в линейку неряшливым почерком с орфографическими, грамматическими и стилистическими ошибками было перечислено, что должна мама представить ему, чтобы он принял меня в его хижину.
       - У меня даже в мыслях не было желания остаться жить у него. - с возмущением про комментировал требования отца. - Просто приехал с дядей Витей за двумя кроликами для Василька. Заодно заглянул в хату, где мы жили семьёй. Между прочим, отец всё продал и свой автомобиль "Волга". Мне кажется, что он скоро хату продаст. Постоянно пьяный вместе с гулящими женщинами. Нигде не работает. На одну пенсию по инвалидности не проживёшь. На женщин и на пьянку надо деньги.
       Больше с мамой на эту тему не говорили. Мама сожгла письмо от отца и пепел выбросила за дверь. Затем стали разбирать пакеты с подарками из сетки авоськи. Там были продукты, которые Виктор и Тамара купили в гастрономе в Армавире возле автобусной станции в центре города. Продукты нам были в самый раз. Мама сейчас пришла голодная с работы. Мне тоже хочется кушать.
       - Мама! Извини, чуть не забыл. - вспомнил про деньги. - Ложниковы передали тебе сто рублей.
       - Мы на эти деньги купим постельные принадлежности. - определила мама на что тратить деньги.
       Сегодня вечером было не до друзей, которые жил в бараках возле старого карьера. Мне надо подготовить себя к завтрашнему дню. После ужина мама погладила на завтра мои черные брюки и белую рубашку. Единственные сандалии после поездки в Псебай выглядели неважно. Другой обуви у меня не было. Пришлось тщательно помыть сандалии. На завтра написал план действий.
       Утром отправился сразу в строительное училищеЉ5, которое находилось в центре города. Хорошо, что секретарь-машинистка районо в Псебае подготовила мне одинаковые документы на фирменных бланках. С такими документами мог оформится сразу в трёх учреждениях - училище, паспортный стол, школа. Документы в строительное училище?5 приняли сразу без проблем.
       - Меня приняли учиться в строительное училищеЉ5 в группу столяра-краснодеревщика. - сказал заучу средней школыЉ1. - В училище требуют свидетельство об окончании восьми классов. У меня на руках справка о переводе в девятый класс. Мои родители развелись. Срочно уезжали с мамой из Псебая в Беслан. Поэтому не было времени на сдачу экзамен за восьмой класс. Школьную программу восьмого класса знаю на хорошо и отлично. Готов экстерном сдать экзамены.
       - Хорошо! Убедил! - согласился завуч с моей просьбой. - На первом педсовете рассмотрим твою просьбу. Придёшь в школу за неделю до начала учебного года. Тогда скажем об экстренных экзаменах. Постарайся не забыть школьную программу. Дважды экстерном экзамены не переиздают.
       - Молодой человек! Паспорта выдают по метрикам о рождении, а не по справкам об образовании. - сказала мне служащая из паспортного стола исполкома, где мне надо было получить паспорт.
       - Дело в том, что мои родители развелись в конце учебного года. - стал объяснять свою проблему в паспортном столе. - Мы с мамой уезжали срочно ночью впопыхах от отца с собой документов не брали. По прибытию в Беслан мама занималась устройством на работу. Мне пришлось находится с моими несовершеннолетними братьями-близнецами. Сейчас мы живём в старом бараке под снос в старом карьере. Мама не может прокормить четырёх человек на зарплату в восемьдесят рублей. Подал заявление на поступление в строительное училищеЉ5, где учащиеся находятся на полном государственном содержании. Но туда без паспорта не принимают. Ездил в Псебай к отцу за своими метриками. Отец по старому адресу не проживает. Скрывается от алиментов в неизвестном направлении. Если мне сейчас не поступить в училище, то вскоре меня просто не будет.
       - Сама в разводе с тремя детьми. Знаю, как это тяжело. - пустив слезу, сказала женщина. - Давай свою школьную справку. Надеюсь, что меня никто не осудит за благородное нарушение закона.
       С этого момента время словно остановилось. Секунды растянулись на минуты, которые растянулись на часы. Ёрзал на стуле так, что мои брюки стёрли ткань на стуле до дерева, а сквозь мои дырявые брюки на заднице можно было как в дуршлаге процеживать воду из-под макарон. Женщина долго и кропотливо заполняла какие-то бланки, на которых требовалась моя личная подпись.
       - Поздравляю Вас! - сказала женщина, протягивая блокнот красного цвета с гербом СССР с надписью ПАСПОРТ. - С этого момента в вашей жизни вы полноправный гражданин Советского Союза.
       Поблагодарив женщину за такой подарок, выпорхнул из паспортного стола словно из клетки. Мне хотелось петь и орать на всю планету, что теперь свободен от оков детства и могу себе позволить всё в рамках дозволенного взрослому человеку. Хотя до полного взрослого мне надо было ждать ещё два года. Но всё равно этот день праздник в моей жизни, который надо как-то отметить.
       - С тобой что-то случилось? - с тревогой, спросила мама, когда в пятницу вечером из интерната в барак привела на выходные дни Сергея и Юрку и увидела торт на столе. - У нас нет праздника.
       - Есть много великих праздников в этот день. - тожественно, сообщил маме и братьям. - Сегодня разрешили сдать в школе экстерном экзамены за восемь классов. Приняли на обучение с полным государственным содержанием в строительное училище?5 и самое главное - получил паспорт. С сегодняшнего дня стал полноправным гражданином Советского Союза. Это разве не праздник?!
       - Молодец, Шурик, братьям есть с кого пример брать. - сказала мама, накрывая праздничный стол.
       На праздничном столе накрытым белой скатертью мама поставила торт, налила в чашечки чай и зажгла цветную лампочку. Мама не успела сказать праздничный тост и разрезать торт, как Сергей и Юрка накинулись на торт.
       Принялись ложками метать себе в рот цветочки с торта. Нам осталось только присоединиться к праздничному чаепитию, чтобы попробовать остаток праздничного торта.
       После того как получил паспорт стал себя чувствовать взрослым. Всячески помогал маме по дому. Мыл каждый день пол. Чистил картошку к приходу мамы с работы, чтобы она сварила борщ.
       Ходил в магазин за продуктами. Стал реже выходить к друзьям во двор. Сказал им что сильно занят. Было действительно так. Кроме помощи маме по дому всё остальное время занимался подготовкой к сдаче экзаменов экстерном за восьмой класс. Днями сидел за школьными учебниками.
       - Педсовет утвердил твоё решение сдать экстерном экзамены за восьмой класс. - сказала мне завуч за неделю до начала занятий в школе. - Каждую пятницу после школьных занятий в первую смену будешь сдавать экзамен по одному предмету. У тебя будет время подготовиться к экзамену.
       Как всегда, на экзаменах был первый предмет по русскому языку и литературе. Мой любимый предмет. У меня за все годы изучения этого предмета ни разу не было троек.
       Всегда пятёрки и четвёрки. В этот раз настолько хорошо знал предмет по литературе, что биографию Александра Сергеевича Пушкина рассказал до мелочей, даже то, чего не было у нас в школьной программе.
       - Откуда тебе известны такие подробности. - спросила у меня учительница по литературе.
       - Мне должно быть стыдно не знать биографию своего знаменитого тёзки. - с гордость ответил.
       На всех уроках по русскому языку любил писать сочинение на свободную тему. В этот раз тоже решил написать сочинение на свободную тему "Как провёл своё лето.". У меня в голове было столько много тем о летних каникулах, что можно было целый день писать.
       На экзаменах был один час отведён на сочинение. Поэтому решил написать про слюдяную вершину возле Курджиново.
       - Ты придумал или всё действительно было так? - поинтересовались на экзамене по сочинению.
       - Поезжайте в Курджиново, там все знают про этот случай. - гордо сказал своим экзаменаторам.
       - Само сочинение тянет на пятёрку. - сказала учительница русского языка. - Но у тебя есть три ошибки. Поэтому мы ставим тебе четвёрку с надеждой на то, что ты будешь грамотно писать.
       Дальше у меня с экзаменами начались проблемы, точнее, не с экзаменами, а с подготовкой на экзамены. В эти дни начались уроки в строительном училище?5.
       С семи часов утра теория. С часу дня практика, которая заканчивалась в пятницу за час до экзаменов. Экзамены по физике, химии и математике едва на тройки сдал. Дальше историю сдал на пять, а географию на четыре.
       Всего у меня было девять экзаменов, которые сдал на три пятёрки, три четвёрки и три тройки. По иностранному языку у меня был прочерк по той причине, что каждый год учился в разных школах, в которых преподавали разные иностранные языки в результате чего ни одного иностранного языка не смог освоить.
       Кроме того, учителя определили, что у меня нет способности усваивать иностранные языки, то есть, у меня дислексия - нет способности усваивать другие (вторые) языки.
       - У меня есть желание на следующий год поступить учиться в институт. - обратился с вопросом после сдачи всех экзаменов. - В средней школе мне больше не суждено учиться. Можно мне на следующий год сдать экстерном экзамены на аттестат зрелости? Буду стараться подготовиться.
       - Если у вас имеется большое желание к учёбе, - сказал завуч школы, - то, надеюсь, что педсовет будет не против встретиться с вами на следующем экстерном экзамене на аттестат зрелости.
       Все присутствующие на педсовете учителя дружно закивали головами в знак своего согласия, что мне предоставят такую возможность в конце следующего учебного года сдать экстерном экзамены на аттестат зрелости за среднюю школу.
       С этого дня у меня не было не одного свободного дня на какой-то культурный отдых или на игру с друзьями. Каждый день учёба в училище и дома.
       После того как стал учиться в строительном училище?5 на полном государственном содержании наши домашние дела пошли в гору. Мама в сбербанке открыла собственный счёт, на который стала ежемесячно откладывать от зарплаты десять рублей. Мне тоже за отличную учёбу и практику стали выдавать большую стипендию в двадцать пять рублей, которые отдавал своей маме.
       В маленьком городе, каким был Беслан, не было художественного фонда, как было в больших городах. Даже одиночек художников любителей не было.
       Наглядная агитация в городе была на нуле. При построении социализма это просто недопустимо. Мне неизвестно кто проболтался, что у меня есть способности к рисованию, но вскоре это стало известно в строительном училище?5.
       - Мне сказали, что ты хороший художник. - напомнил мне директор училища, когда пригласил к себе в кабинет. - У меня есть к тебе поручение. Без отрыва от учёбы и от практики, по выходным дням, ты будешь заниматься наглядной агитацией и подготовкой к праздникам. За твою работу мы повысим тебе стипендию и ко всем праздникам будем выдавать премиальные за твою учёбу.
       Конечно, отказаться от такого предложения было невозможно. У меня сразу могли появиться проблемы в училище. К том же прибавка в деньгах мне не помешает.
       Мне надо тоже собирать деньги на дальнейшее обучение в институте или в университете, после сдачи экстерном экзамен на аттестат зрелости. Как говорит постоянно мама, что у меня есть большие способности учиться.
       После оформления наглядной агитации в училище ко мне стали поступать заказы на оформление наглядной агитации в райисполкоме, горкоме партии, на разных предприятиях и в школах. К большим праздникам уделял внимание фактически всем городским предприятиям, школам и учреждениям. За все мне платили деньги. Вскоре у меня в месяц перед праздниками была зарплата.
      
      10. Сложный эпизод.
       Первый год проживания в Беслан, точнее, в полусгнившем бараке старого карьера, прошёл ни так плохо, как мы думали. После того как мама подала на развод с отцом, он скрылся с места жительства. Ездил в гости к многочисленным родственникам по городам, станицам и хутором Северного Кавказа. Жил за счёт случайных подработок по фотографиям и на пенсию за инвалидность.
       Даже в самый тяжёлый месяц нашей жизни в бараке мы не были побирушками. Жили на мамину зарплату и на мою стипендию с училища. В училище все знали, что живу в гнилом бараке. Директор предлагал мне комнату в общежитии.
       Но у меня даже мыслей не было оставить маму одну. Тут ещё перед поступлением в школу в первый класс Сергея и Юрки мама забрала их в барак.
       В нашем спортзале в училище обновляли спортивный инвентарь. Директор разрешил мне забрать старые тюфяки, на которых занимались борцы. Друзья помогли мне перетащить тюфяки в барак. Там мы застелили ими весь пол.
       Сверху постелили простыни. Наша комната превратилась в одну кровать на четверых. Так было мягко и уютно спать. Братья сутками валялись этой постели.
       - Ребята какие вы все молодцы. - поблагодарила нас мама, когда увидела постель на всю комнату - Сейчас устроим праздник. Вы поставьте стол под навесом. Мы с Шуриком скоро вернёмся.
       Мы пошли вначале на колхозный рынок там купили по сто грамм разных ягод. Затем рядом с кинотеатром "Спутник" в гастрономе купили семь бутылок напиток "Тархун" из ароматных трав. За рестораном "Казбек" в кондитерском магазине взяли огромный шоколадный торт. Всего было так много, что мама пожалела о том, что мы не догадались взять с собой в помощь ещё парней.
       Видимо парни устали нас ждать или сами догадались, что нам тяжело будет нести все покупки. Едва мы только перенесли все сумки с товаром частями от железнодорожного вокзала через рельсы на другую сторону железной дороги, как навстречу нам со стороны старого карьера вышла вся группа. Друзья забрали у нас все тяжести и дружно зашагали как на параде в сторону барака.
       - Мальчишки, вы все без исключения настоящие друзья и хорошие люди. - сказала мама торжественный тост. - Пусть ваша дружба сохранится на долго, а доброта к людям сохраниться всегда.
       Долго шутили и веселились за праздничным столом. Наслаждаясь ароматным напитком, вкусными ягодами и сладким шоколадным тортом. Наше веселье продолжалось настолько долго, что родители стали напоминать о том, что у веселья тоже есть мера. Мы убрали со стола весь мусор после нашего праздника. Переставили стол туда, откуда взяли. Потихоньку разошлись по баракам.
       В конце учебного года в училище и в школе пришло время сдачи экстерном экзамен за среднюю школу на аттестат зрелости. Меня ни стали отделять от выпускников десятого класса. Записали в одну группу.
       Но всё равно мне пришлось выглядеть мелким птенцом белой вороны. Все выпускники были старше меня на два года и ростом больше меня. Даже девчонки были на голову выше.
       По старой традиции первым экзаменом было сочинение. В этот раз на свободную тему написал рассказ "Каптары". С того дня как мы познакомились с трёхметровыми сыном и отцом Баулины. Закончил сочинение тем, как на Большой Лабе в горах главного кавказского заповедника в последний раз видел волосатого Мишу. Сочинение настолько большое, что еле уложился во времени.
       - В этот раз заслужил пятёрку за сочинение. - сказали мне, после экзамена. - Тема обширная и хорошо продуманная. Прямо как из жизни. Всего одна ошибка. При таком объёме ошибка допустима.
       - Так всё действительно было со мной и с моими друзьями. - стал защищать сюжет своего сочинения. - Но только с Тимофеем Бакулиным мой отец ошибся. Это были совсем другие люди.
       Когда показал фото Тимофея Бакулина и с его отцом до пояса, то учителя были в таком восторге, что долго обсуждали тему моего сочинения и то, что в действительности эта история была вполне реальной. Они даже на какое-то время забыли, что находятся на экзаменах в школе, а не в актовом зале библиотеки на обсуждении какой-то интересной книги известного им автора.
       - Мы решили, что твоё сочинение стоит опубликовать в местной газете. - сказал мне завуч.
       - Почему бы не напечатать? - согласился с предложением. - Мой рассказ о каптарах уже печатали в газетах Избербаша, Курджиново и Псебая. С вашего согласия закончу рассказ в этой тетради.
       Учителя согласились с моей просьбой и вернули моё сочинение с отличной оценкой прямо в учительской. Мне понадобилось минут пятнадцать чтобы закончить уже рассказ, а не сочинение моей последней встречей с Мишей в горах заповедника на Большой Лабе. После чего учителя пожелали мне удачи на следующих экзаменах, которые по расписанию должны проходить в четверг.
       Дальше мои экзамены пошли успешно, как по маслу, четвёрки чередовались с пятёрками. Особенно отличился на экзаменах по литературе и по истории. Химия и физика не поднялись выше тройки. Черчение вышло на пять.
       Географию оценили на четыре. Математика едва вытянула на тройку. Иностранный язык вновь получил прочерк. В общем аттестат зрелости выглядел хорошо.
       С этого дня передо мной открывались все двери высших учебных заведений, куда мог подать документы на сдачу экзаменов к поступлению на учёбу в выбранный институт или в университет.
       Но в данное время мне надо было учиться ещё один год в строительном училище?5, где мог получить ещё один аттестат, который подтверждает получение мной профессии столяра-краснодеревщика. Окончание этого училища давало мне возможность работать по специальности на крупном государственном предприятии по изготовлению домашней или канцелярской мебели.
       Сдать экстерном экзамены в строительном училище практически невозможно, так как в условиях обучения заложена обязательная практика, которую невозможно сдать экстерном. Придётся продолжать учёбу в училище и попробовать поступить в высшее учебное заведение на заочное отделение. Это практически возможно, если экзамены в институт будут раньше занятий в училище.
       Успешно экстерном сдал экзамены за окончание среднего образования в школе. На следующий день утром после получения на руки аттестата зрелости у меня были планы устроить традиционный праздник по такому случаю себе, своим братьям близнецам и мама, а также своим друзьям по месту проживания в бараках в старом карьере. Ведь эти пацаны из бараков помогали мне жить.
       - Мама, что случилось? - спросил маму, когда мою радость встретило испуганное лицо мама.
       - Сергей и Юрка сбежали из дома. - со слезами, сказала мама. - С документами и с вещами...
       - Прямо сейчас еду за ними. - решительно, сказал маме, собираясь в дорогу. - Привезу их домой.
       - Шурик! Откуда знаешь где они? - беспокоясь за меня, спросила мама. - Надо в милицию сходить.
       - Мама! Ты иди в милицию. - согласился с её решением. - Совместные поиски нам не помешают.
       - Наверно, думаешь, что они поехали к отцу? - с грустью, сказала мама. - Отец в Псебае не живёт.
       Откровенно, мне думать было некогда. Надо было найти и привезти братьев обратно домой. Конечно, мы беспокоились больше за Сергея чем за Юрку. В то время как Юрка мог в драке постоять за себя, Сергей без драки мог погибнуть. Достаточно любого давления в область не защищённой костью мозговой оболочки, чтобы Сергея лишить жизни. Поэтому надо ускорить поиски братьев.
       Вообще-то мне собирать с собой в дорогу нечего. Никуда не переезжал и в гости к родственникам ни ехал. Даже сам не знаю почему куда-то собрался ехать. Когда можно было в Беслане или в Орджоникидзе братьев искать. Но если они собрались в дорогу с вещами и с документами, то отсюда вывод, что они куда-то далеко отправились. Вот только каким транспортом, который ближе?
       Попрощавшись с мамой прямо от своего барака, направился в сторону железнодорожного вокзала. Как раз в это время утром перегоняли с пригородной линии на кавказскую железнодорожную магистраль фирменный скорый поезд "Осетия" следующий по маршруту Орджоникидзе-Москва. Это поезд видел почти каждый день, когда выходил из своего барака по каким-то делам в городе.
       Мне прекрасно было известно, что этот поезд был наполовину пустой, поэтому в кассе выдавали билеты на все станции в пути следования от Орджоникидзе столицы Северной Осетии до Москвы столицы Советского Союза. В то время как на проходящие транзитные поезда мимо железнодорожной станции "Беслан" свободных мест никогда не было. Легче уехать фирменным поездом.
       - Мне один билет до Армавира в поезд "Осетия". - обратился в кассу железнодорожного вокзала.
       Кассир внимательно посмотрела на меня, определяя мой возраст. Ведь подросткам до шестнадцати лет билеты на поезда дальнего следования строго запрещали продавать. Догадавшись в чём, пауза, тут же рядом с червонцем на билет положил свой новенький паспорт, которому ещё не исполнилось годик с момента его рождения. Кассир при виде паспорта сразу выдала мне билет.
       В отличии от меня местные пассажиры берут билет на поезд заранее. Поэтому на перроне было на посадку в этот поезд человек пятьдесят. Все прекрасно знали где будет стоять выгон согласно купленному билету. Кассир специально продавала билеты по станциям назначения, а не в один вагон всех местных. Так было удобно пассажирам и проводнику. Не создавалась толпа у вагона.
       Мне достался билет в седьмой вагон. Перед вагоном на перроне кроме меня больше никого не было. Отсюда вывод, что до Армавира больше никого нет. Проводник при посадке закомпостировала мой билет и пропустила в вагон. Во всём вагоне и в моём купе нет ни одного пассажира. Лично меня это вполне устраивало. За шесть часов езды до Армавира мог хорошо выспаться.
       Сегодня утром, когда шёл в школу за аттестатом зрелости, дома хорошо покушал. В школе родители выпускников накрыли праздничный стол своим отпрыскам, получающим в торжественной обстановке аттестаты зрелости по окончанию средней школы. Конечно, мне тоже неудобно было отказываться от куска торта и от бокала лимонада под торжественную музыку. Так что был сыт.
       - Меня, пожалуйста, до Армавира не будите. - сказал проводнику, когда она принесла мне чай.
       После выпитого чая постелил себе постель по ходу поезда на первой полке согласно купленного билета. Свою сумку с продуктами нашим беглецам положил под нижнюю полку. Верхнюю одежду с документами и с деньгами, аккуратно сложил и положил себе под подушку. В одних семейных трусах лёг на простыни и укрылся простынею. За окном вагона начало лета температура плюсовая.
       - Следующая станция "Тихорецкая". - услышал сквозь сон женский голос из репродуктора в купе. - При выходе из поезда не забывайте забрать свои вещи в купе вагона. Будьте внимательны.
       Тут же сообразил, что проехал Армавир и Кропоткинскую станции. Вскочил на ноги. Полное купе пассажиров. Видно, по одинаковым лицам, что одна семья. Сидят на нижней полке напротив меня. В темпе одеваюсь как спортсмен или как солдат в армии. Собираю свою постель, чтобы сдать её проводнику. Под нижней полкой забираю свою сумку с продуктами и быстро выскакиваю из купе.
       - Вы забыли меня разбудить перед выходом на станции Армавир. - обиженно, говорю проводнику.
       - Ой! Извините! Совсем замоталась. - растерянно, говорит проводник. - Сейчас сообщу на станции "Тихорецкой", что произошла ошибка, чтобы встречным поездом отправили обратно в Армавир.
       В это время в репродукторе объявляют приготовиться к выходу на станции "Тихорецкой". Время стоянки поезда всего две минуты. Так как поезд отстаёт от графика, то ему надо наверстать упущенное время. Проводница приготавливает ключ к двери на выход из вагона. В тамбуре на выход кроме меня больше никого нет. Поезд медленно останавливается. Проводник открывает дверь.
       На улице у поезда проливной дождь. На платформе у вагона никого нет. Выскакиваю из вагона и бегу в сторону вокзала. Поезд медленно трогается с места. Проводник кричит сквозь шум дождя, грохота грома и треска молнии, что сейчас сообщит по рации на станцию, чтобы меня отправили встречным поездом до станции "Армавир". Проводник ещё что-то кричит, но ничего не слышно.
       Не понятно почему, но мне не захотелось к обеду возвращаться в Армавир. Проливной дождь, гром и молния. Надо переждать здесь на вокзале в зале ожидания. Посмотреть расписание поездов в обратном направлении.
       Вообще-то можно вернуться в Армавир. Вот только зачем, чтобы исправить ошибку проводника? Надо подумать зачем вообще поехал на поезде буквально некуда?
       В зале вокзала станции "Тихорецкой" никого не было. Как говорил мой отец. - "В такую отвратительную погоду хороший охотник свою собаку на улицу не выгонит." Поэтому умные люди в такую плохую погоду дома сидят и никуда ни едут.
       Дёрнуло меня срываться из дому. Можно было вместе с мамой и с милицией заняться поиском братьев среди родственников ближе к дому. Таблица расписания проходящих транзитом пассажирских поездов находилась на огромной стене рядом с кассой по продаже билетов на поезд. Внимательно ознакомился движением пассажирских поездов в сторону Беслана. Следующий поезд Москва-Орджоникидзе пройдёт через Тихорецкую на следующие сутки вечером, то есть этим же поездом можно вернуться обратно в Беслан.
       Сейчас у меня на данное время летние каникулы в строительном училище. На временную работу меня никуда не примут. Сдавать экзамены в институт рано. Куда буду поступать сам не решил. Вообще-то в этом году, в новом учебном году, надо вначале закончить строительное училище образование, в котором тоже приравнивается к среднетехническому. Дальше пока подумаю.
       Пока размышлял дождь закончился. Летний ветерок разогнал грозовые тучи и сквозь пушистые облака над землёй появилось голубое небо, в котором солнце озолотило всё вокруг себя. Как в такой день никуда не пойти. Со стороны вокзала за железный дорогой вид на город. Старинный город на Кубани, то есть, в краснодарском крае. Единственный город, где нет моих родственников.
       Недалеко от вокзала мост через железную дорогу. За мостом территория города утопает в зелени. Откровенно, где тут центр мне непонятно. Всё равно не у кого спросить. Рабочий день улицы пустые изредка кто пройдёт мне навстречу или проедет полупустой городской автобус. Детей подростков тоже не видно. Летние каникулы. Наверно в пионерских лагерях или в гостях в деревне:
       Возле небольшого парка общепитовская столовая. Вспоминаю, что с утра ничего ни ел. В сумке продукты братьям, которых видимо сегодня не встречу. Продукты при такой жаре могут испортится. В парке на скамейке открываю сумку, в ней, как всегда, мамины жаренные пирожки и две бутылки фруктового компота. Десяток пирожков, это много одному человеку, но мне хочется есть.
       Спешить некуда. На еду ушло больше часа. После обеда в парке на природе потянуло ко сну. Хочется немного подремать на свежем воздухе. Если решил вернуться завтра вечером обратным поездом в Беслан, то надо куда-то убить своё свободное время. Может быть сегодня вечером тут схожу в кино? Вообще-то ходить в кино не очень-то люблю ходить. Показывают одно и тоже кино...
       Прошло несколько минут после обеда. Дремота перешла в сон на свежем воздухе. Сразу стал сниться цветной сон. Будто хожу по улицам Тихорецка рассматриваю частные дома. Словно ищу какой-то адрес. На улице Лермонтова дом-19 навстречу мне со двора выходят две девчонки-близнецы. Они смотрят на меня и пытаются узнать во мне кого-то. Во дворе слышу знакомые голоса...
       - Парень! Пацан! Проснись! - слышу голос сквозь сон, открываю глаза, ночь, в глаз светит яркий луч фонаря, рядом стоит милиционер. - Ты что тут делаешь среди ночи? Предъяви документы.
       - Меня по ошибке высадили с поезда не на той станции. - отвечаю на вопрос, предъявляя свой паспорт и билет на поезд. - Обратный поезд вечером следующего дня. Вот, случайно, заснул...
       - Всё верно. Претензий нет. - возвращая паспорт и билет, сказал милиционер. - Но спать ночью в парке опасно. Могут ограбить и убить. Мы ещё не живём при коммунизме, когда будет общее равенство. Иди садись ко мне в машину. Отвезу тебя на вокзал. Там можешь ты выспаться до утра.
       Милицейская машина "Москвич" стояла на дороге метров сто от скамейки, где меня разбудил милиционер. В машине за рулём второй милиционер. Меня посадили на второе сидение в машине и защёлкнули дверь. Наверно для того, чтобы не выпал из машины или не сбежал от милиционеров. Вообще-то мне незачем было бежать от милиционеров. Ведь они увезли меня от опасности.
       Машина сделала круг по городу к автомобильному переезду через железную дорогу. В отсутствии движения встречного транспорта и светофоров на перекрёстках при звуковой мигалке света на крыше служебной машины милиции мы прибыли на площадь к железнодорожному вокзалу от парка, примерно, за пять минут. От машины прошли в зал ожидания железнодорожного вокзала.
       - Здесь тебе будет не опасно выспаться до утра. - сказал мне милиционер, показывая на окно в кабинете дежурного милиционера в зале ожидания. - В город ночь не ходи. Там тебе быть опасно.
       - Спасибо Вам, что разбудили меня и привезли сюда в зал ожидания. - сказал на прощанье стражу порядка. - В дальнейшем буду внимательным к себе, больше не буду ночью в незнакомом городе.
       Милиционер ушёл из зала ожидания к своей машине. У меня было безопасное место на скамейке под присмотром стража порядка. Можно было хорошо выспаться до самого утра. Вот только спать мне совсем не хотелось. Меня беспокоил сюжет не законченного цветного сна на скамейке в городском парке. По опыту прошлых цветных снов, что-то происходит со мной в реальной жизни.
       До самого утра мои мысли были о том, что было в цветном сне на улице Лермонтова во дворе дома-19, откуда доносились знакомые голоса. Меня также интересовали те две девчонки очень похожие на кого-то из наших родственников.
       Мне надо обязательно сходить по этому адресу и в реальной жизни узнать, кто живёт в этом доме. Может быть, эта встреча поможет мне в чём-то.
       Когда зал ожидания наполнился людьми, а за дверями и окнами вокзала появились признаки дня меня больше ничто не удерживало здесь. Надо было быстрее сходить по адресу, который мне приснился в цветном сне. Сегодня надо до вечера решить все проблемы в этом городе и вечером на обратном поезде вернуться в Беслан, где меня ждёт мама, ведь она беспокоится за нас.
       Пешеходный мост через железную дорогу и улица за мостом были знакомы мне по вчерашней прогулке по городу. Дальше меня словно кто-то вёл за руку к адресу, приснившемуся мне в цветном сне. Пройдя несколько незнакомых переулков вышел сразу на улицу Лермонтова к дому-19.
       Рядом с калиткой во двор дома стояли подростки девочки-близнецы, которые словно ждали меня.
       - Позовите, пожалуйста, сюда своих родителей. - сказал любопытным девчонкам-близнецам.
       - Мама! Иди сюда. Здесь какой-то парень спрашивает тебя. - одним голосом закричали близняшки.
       - Мальчик, тебе что нужно? - растерянно, спросила женщина, за спиной которой были мои братья.
       - Мне надо забрать у вас своих братьев-близнецов. - строго, сказал растерявшейся женщине.
       - В отсутствии отца эти детей никто не имеет никакого права забрать их отсюда. - сказала она.
       - Имею полное право. - решительно, заявил против этой женщины. - Год назад наш отец пытался сжечь нашу хату в Псебае вместе с нами. Мы успели сбежать от него вместе с мамой в Беслан. Мама подала на отца в суд и на элементы. За прошедший год отец скрывается от суда и от выплаты алиментов. Если вы не вернёте мне братьев, а маме её детей, то прямо сейчас сюда вызову милицию. Вы будете привлечены к судебной ответственности за укрывательство преступника.
       - Мальчики! Соберите свои вещи и документы. За вами приехал брат. - буднично, сказала женщина моим братьям-близнецам, которые удивлённо смотрели на меня. - Вам здесь нет места.
       Сергей и Юрка словно ждали моего приезда. Они быстро побежали в дом и через несколько минут вернулись к выходу из этого двора, который вторые сутки удерживал их против согласия нашей мамы. Мы ни стали прощаться с этой не знакомой мне женщиной и её дочками близнецами. Теперь мне стало понятно на кого похожи эти близняшки. Они копия Галины сестры моего отца.
       - Вы как попали сюда, в этот город? - спросил братьев, когда мы направились в сторону вокзала.
       - Вчера рано утром, когда ты и мама ушли из дома, к нам в барак пришёл отец. - сказал Сергей.
       - Он сказал нам, что купил дом в другом городе. - продолжил рассказывать Юрка. - В этом городе будет лучше жить нашей семье, говорил отец. Он сказал нам, что хочет помириться с мамой...
       - Когда мы пришли в этот дом, то оба сразу поняли, что отец обманул нас. - продолжил Сергей.
       - Мы собирались удрать обратно в Беслан. - дальше рассказывал Юрка. - Но эта женщина следила за нами. Она сказала, что отец поехал за своими вещами в другой город, когда он приедет, тогда будет решать, где нам жить, в этом доме или где-то в другом месте, где нам будет лучше жить...
       Из рассказа моих братьев мне стало понятно, что наш отец давно живёт на две или даже на три семьи. В двух семьях у него родились две пары близнецов. В одной семье мои братья Сергей и Юрка, а в другой семье две девчонки, которые похожи на мою крёстную Галину сестру отца. Раньше думал, что близнецы рождаются по женской линии, сейчас понял, что по мужской тоже.
       До отправления поезда в сторону Беслана было несколько часов. Мы ни стали заходить в зал ожидания на вокзале. Решили хорошо покушать в столовой. У меня в кармане пятьдесят рублей.
       Эти деньги заработал за оформление наглядной агитации в разных городских предприятиях. Свою повышенную стипендию в строительном училище полностью перечислял на свой личный счёт в сбербанк.
       Хотел было перечислять стипендию на мамин счёт в сбербанке, но мама сказала, что мне надо уметь пользоваться деньгами и сохранять НЗ-неприкосновенный запас в сбербанке.
       - Даю вам рубль на двоих. - сказал братьям в столовой. - Сами закажите, что хотите покушать. Если вам этих денег не хватит, то у меня есть деньги на оплату любого заказа. Сколько съедите.
       У моих братьев в руках больше десяти копеек на мороженное других денег никогда не было. Они чуть не подрались из-за одного бумажного рубля, кому расплачиваться за свой заказ в столовой. Пришлось мне вмешаться, чтобы спасти бумажный банкнот. Кассир в столовой видела сцену разборки за рубль, поэтому согласилась по моей просьбе разменять бумажный рубль на монеты.
       Имея по пятьдесят копеек, зажатых в кулаке, братья двинулись к стойке раздачи продуктов. Не умея читать и считать, они просто показывали пальцем на продукты, которые им понравились. В итоге каждый из них пришёл к кассе со своим выбором. Сергей выбрал в основном мясные продукты, на что потратил все пятьдесят копеек. Юрка за молочные продукты потратил сорок копеек.
       - У меня ещё десять копеек осталось на мороженное. - похвастался Юрка перед Сергеем.
       - Ну и что? - обиженно, ответил Сергей. - Зато у меня много мяса, с которым буду сыт весь день.
       В отличии от своих братьев у меня на столе были борщ, жареное мясо с картошкой, хлеб и стакан чая. На весь этот заказ у меня ушло сорок пять копеек. Нам троим вполне хватило быть сытыми на обед. До ужина далеко. Вполне возможно, что ужинать будем в поезде. Конечно, в вагон ресторан не пойдём. Там продукты очень дорогие. Купим мы что ни будь в дорогу в гастрономе.
       До вечера мы гуляли по городу. Купили в киоске мороженное пломбир. Выпили из аппарата на улице по стакану газированной воды с фруктовым соком. Сходили в гастроном за продуктами в дорогу. Купили килограмм краковской колбасы, три сдобных булочек, килограмм шоколадных конфет "Мишка на севере" и бутылку лимонада на троих. На все продукты потратили всего девять рублей.
       В зал ожидания на вокзал пришли за два часа до прибытия нашего поезда. Детей дошкольного возраста можно было перевозить бесплатно. Поэтому на братьев билет брать ни стал. У меня на руках был билет возврата до станции Армавир. Посадка в вагон обеспечена. Дальше можно в вагоне договориться с проводником за наличные или зайцем доехать обратно до станции "Беслан".
       - Ты что так не уехал обратно в Армавир? - признала меня с билетом проводник седьмого вагона.
       - Мне сказали, что каким поездом приехал, таким и вернёшься. - смеясь, соврал проводнику. - Пока ждал здесь обратного поезда, то с Армавира сюда в Тихорецк прислали поездом моих братьев.
       - Ты меня совершенно запутал. Куда тебе надо? - растерянно, сказала проводник сверяя мой паспорт с метриками Сергея и Юрки, чтобы убедиться, что мы братья. - Ладно проходите в вагон.
       Мы прошли в вагон и по привычке пошли в купе согласно купленному обратному билету. В купе был один пассажир. Пожилой мужчина в военной форме по красным лампасам на брюках и по огромной звезде на золотых пагонах сразу видно, что генерал. Поздоровались с генералом и сели на свободное место на нижней полке напротив генерала. Стали ждать, когда придёт проводник.
       - Так, мальчики, слушаю вас внимательно. - сказала проводник, входя в наше купе. - Рассказывайте, что свами случилось за прошедшие сутки. Постараюсь исправить свою ошибку перед вами.
       Конечно, никак не хотелось, чтобы нас высадили в Армавире согласно купленному билету до Армавира. Поэтому начал свой рассказ с того момента, когда пригрозил отцу ружьём за его пощёчину маме. Со слезами на глазах рассказывал, как мы живём в гнилом бараке на старом карьере в Беслане. Как питаемся тем, что собираем на полях после уборки урожая и ещё о многом другом.
       - Мои миленькие мальчики, как мне жалко вас. - со слезами на глазах, запричитала проводник.
       - Сейчас будет моя станция. - серьёзным тоном, сказал генерал. - Оставьте пацанов до Беслана.
       Генерал положил на столик у окна купе десять рублей и со своим портфелем в руке направился к выходу. Проводник, не говоря ни слова, встала с нижней полке рядом с нами как солдат по стойке смирно и последовала за генералом к выходу в тамбур. Как мы проехали станцию "Кропоткинская" не понятно? Поезд подходил к станции "Армавир". Генерал вышел на своей станции.
       - Пронесло! Едем до Беслана. - вздохнув с облегчением, сказал братьям. - Вы можете отдыхать.
       Сергей и Юрка сняли с себя обувь развалившись на нижних полках без постели. Положили под головы подушки без наволочек и вскоре уснули. Мне совсем не хотелось спать. Просто сидел за столиком у окна. Смотрел на ночные кадры бегущих за окном панорам и думал о том, что произошло со мной и с моими братьями за прошедшие сутки. Кто этот не ведомый помог мне найти их?
       - Следующая конечная станция "Беслан", транзит до Орджоникидзе. - скрипучим голосом объявил репродуктор. - Товарищи пассажиры, приготовьтесь к выходу. Не забывайте в купе свои вещи.
       - Подъём! Скоро Беслан! - скомандовал своим братьям. - Быстро обулись. Не забудьте свои вещи в купе. После мы в этот поезд никогда не попадём. Такие совпадения бывают всего раз в жизни.
       Братья словно солдаты вскочили со своих мест. Быстро обулись. Вытащили из-под нижних полок свои сумки с купленными продуктами в гастрономе Тихорецка и направились к выходу из купе. У меня тоже была сумка с продуктами в руках. Мне лишь осталось идти за братьями в тамбур. Юрка на полпути вернулся обратно в купе. Вскоре пристроился на выход в тамбуре следом за нами.
       - Мальчики! Спасибо вам за интересную историю. - выпуская нас из вагона, сказала проводник.
       - Вам тоже спасибо, что выручили нас в трудную минуту. - кланяясь, поблагодарил проводника.
       Мы вышли из вагона на перрон и присели возле вокзала на скамейку, чтобы подождать, когда фирменный скорый поезд "Осетия" переведут с железнодорожной кавказской магистрали на пригородную линию "Беслан-Орджоникидзе". Тогда можно будет напрямую пройти от вокзала к своему бараку в сторону старого карьера. Идти по автомобильному мосту до карьера очень далеко.
       - Мои миленькие деточки! - сразу запричитала наша мама, когда на железнодорожной линии ни стало поездов. - Как хорошо, что вы все целые и не вредимые. Почти двое суток ждала вас домой.
       - Мама! Успокойся, пойдём домой. - сказал маме, быстро проходя со всеми на другую сторону свободной железнодорожной линии. - Мы всё сегодня тебе расскажем дома. Завтра выходной день.
       Мама больше ничего ни стала говорить. Поцеловала своих близнецов и быстро зашагала с ними в сторону нашего барака. Мне теперь некуда было спешить. На другой стороне железной дороге не было никакого движения. Так мог "ползти" до своего барака сколько угодно. За это время мама разберётся со своими младшими. Можно будет нам в спокойной обстановке поговорить обо всём.
       - Мама! Пока не забыл. Хочу тебе сообщить, что генерал оставил тебе десять рублей. - сказал маме, как только вошёл в барак. - Генерал хотел было больше дать, но в кошельке денег не было.
       Юрка ни стал ждать, когда из его кармана будут выгребать деньги, с кислой физиономией достал помятый червонец и положил на стол возле чайника. Сергей с ухмылкой смотрел на то, что у брата был полный облом с деньгами, которые он тайком взял со столика в купе. Наверно Юрка думал, что никто не понял зачем он вернулся в купе. Возможно, он даже похвастался перед Сергеем.
       Мама поблагодарила заочно генерала за червонец, а Юрку за то, что он не потерял и не истратил деньги. Дальше мы вспомнили, что в гастрономе Тихорецка купили в дорогу продукты, которые ни стали кушать в купе. Достали все продукты из своих сумок и положили на стол. Мама приготовила ужин. Сергей и Юрка покушали и легли спать. Мы с мамой пили чай и говорили о главном.
       - У меня давно было подозрение, что он живёт на две семьи. - уточнила мама о том, что узнала от меня про отца. - У него часто были длительные командировки куда-то далеко. После военное время можно было понять женщин, которые хотели рожать, мужиков не хватало. Бабам всё равно было от кого рожать, лишь бы были дети. Такую женщину можно было понять и простить. Но когда он в открытую стал мне изменять с кем попало и поднимать на меня руку. Это был беспредел...
       - Мама! Надо на отца и на эту женщину подать в суд. - подсказал маме свои выводы на события.
       - Ни в какой суд подавать не буду. - уверенно отклонила мама моё предложение. - Думаю, что после того как ты с ней поговорил, так она сама подаст на него в суд или вообще выгонит от себя.
       Больше мы с мамой не обсуждали эту тему. На следующий рабочий день мама вернула Сергея и Юрку обратно в школу-интернат. Сказала там, что пока у нас нет жилья, то нам негде держать дошкольных детей. В детский садик переростков не берут. В среднюю школу только наследующий год. Вполне возможно, что учиться будут в школе-интернате, так как в ней им можно будет жить.
       Так как у меня на руках был паспорт, то у меня была возможность где-то подрабатывать во время летних каникул. Работать на щебёночно-шпальном заводе, где работали в большинстве наши родственники, от простого рабочего до главного инженера, все были против, в том числе моя мама. Они считали, что работа на заводе слишком вредная и тяжёлая для мня. Надо подрасти.
       БМК-Бесланский маисовый комбинат был тоже недопустим мне как по физической работе, также по вредности. Кроме того, сюда брали только на постоянную работу и с обучением по месту работы. К тому же кто учился в одном месте, то не имел право в другом месте. Также было с работой для всех. Ни один советский гражданин категорически не имел право работать на двух местах.
       Осталось только идти работать в плодопитомник пропалывать в оранжереях грядки и на клумбах собирать ягоды. Работа тоже не лёгкая ползать на коленях. Зато день можно питаться ягодами.
      
      Глава-3. Зрелые годы.
       Зрелые годы, как спелый арбуз - хвостик зелёный, а голова гнилая.
      
      1. Как мы взрослели.
       Новый учебный год в строительном училище?5 в Беслане начинался с практики. Нам всем выдали рабочую одежду и строительный инструмент - ножовка, рубанок, молоток и стамеска. Живописное место работы в совхозе вокруг озера. Можно сказать, что тут ещё не ступала нога городского человека. Нам предстояло построить здесь быстро небольшой посёлок городского типа.
       - Теория в училище и практика в совхозе сильно отличаются друг от друга. - сказал нам мастер Тхостов Руслан. - На теории вы работали мозгами, а на практике нужны руки и совместный разум.
       В первую очередь нам надо было поставить армейскую палатку для себя, где мы будем жить во время рабочих дней. Работа вахтовым методом, заезд на одну неделю. В субботу вечером возвращаемся домой. В понедельник рано утром обратно работать в совхоз. Армейское питание с полевой кухней. Кроме нас в будущем посёлке работают бригады каменщиков и штукатуров девчат.
       - Не забывайте, что вы ни дети, а взрослые люди. - наставлял нас Сангиев Султан директор совхоза. - Вы должны серьёзно отнестись к своей работе. Тут будут жить люди, которые кормят нас.
       Первый рабочий день был ознакомительный. После установки армейской палатки рядом запахло полевой армейской кухней. Никто из нас раньше не питался как солдаты в полевых условиях. Нам было интересно знать, как из одного полевого котла ухитряется повар варить первое, второе и третье блюдо почти на триста человек. Столько нас собралось обедать за армейским столом.
       - У нас полное самообслуживание! - объявил повар с полевой кухни, когда мы пришли на обед. - Становитесь в очередь каждый в своей группе и подходите до котла получать свою порцию пищи.
       Нам на руки дали армейский котелок на первое блюдо, алюминиевую чайку на второе и алюминиевую кружку на чай или компот.
       Конечно, ещё у нас была алюминиевая ложка и паёк хлеба. С этим набором мы выстроились в очередь к полевой кухне. Обслуживали на трое солдат в белой одежде. Первым блюдом был суп харчо, на второе овсяная каша с тушёнкой и кружка компота.
       Так как нас было больше, чем столов, то за столами сели обедать девчонки, наши руководители и офицеры. Остальное большинство разместились прямо на траве возле своих палаток. Время на обед нам не определяли. Поэтому кушали не спеша. Лично мне очень понравился армейский обед. Большинство из нас попросили добавки. После обеда помыли посуду и сдали на кухню.
       - Сейчас мы пройдём к месту вашей работы. - сказал нам прораб Клюев Борис. - Там всё готово.
       Будущий посёлок находился в ста метрах от полевого лагеря, примерно, на таком же расстоянии от небольшого озера. До нашего прибытия здесь были проведены все земляные работы. На ровной площадке, размером с большой стадион, с десяток кирпичных домов, в которых нет окон, дверей, полов и крыши. Недостающее придётся устанавливать нам. Собирать один дом за неделю.
       - Разве сможем мы выполнить такой объём работы за неделю? - поинтересовался Лагутин Толик.
       - Ваши волнения здесь неуместны. - успокоил нас прораб. - Вам ничего не надо изготовлять. Всё готовое в разобранном виде привезут вам с завода стройматериалов. Вам надо только собрать.
       Пока мы знакомились с местом своей предстоящей работы и в рабочей палатке знакомились с чертежами по сборке стройматериалов, в это время стали привозить заготовки пиломатериалов к каждому дому. На строительных площадках между домами заранее были установлены навесы от дождя, где разместили заготовки из пиломатериалов на полы, окна, двери и бруски на крышу.
       - Вы давно знаете друг друга. - сказал мастер Тхостов Руслан, при определении групп. - Поэтому сами должны создать себе бригады, чтобы не знакомится друг с другом, а сразу заняться работой.
       Дальше он рассказал нам сколько человек будет на каждую бригаду. Сборка и установка крыши - десять человек. Внутренняя установка окон, дверей и настил полов - четыре человека.
       Изготовление подсобных помещений, забора, ворот, калитки и других устройств на хозяйственных работ - десять человек. Рабочих рук было вполне достаточно. Сюда прибыли несколько групп с училища.
       В нашу бригаду второй год входили четыре человека - Лагутин Толик, Черевков Александр, Круглов Василий и Самолов Тимур. Так как по паспорту все были младше меня, то мне поручили быть бригадиром. Тхостов Руслан вручил мне чертежи на сборку окон, дверей и полов. Вообще-то чертежи нам не нужны. Нас в училище учили собирать окна и двери вслепую с завязанными глазами.
       - Всё значит так, бывшие студенты и ученики, сейчас товарищи специалисты, будем закреплять на вас работу попарно. - пришлось мне взять на себя руководство бригадой. - Круглов Василий и Самолов Тимур, как самые слабые, но, самые умные, будут собирать и устанавливать, окна и двери. Лагутин Толик и Черевков Александр, как самые сильные и самые тупые настилают полы. Без работы никто не будет. Если что, то будем сорить, чтобы было чем заниматься. Шутка! Товарищи! Кто-то хочет внести какие-то изменения? Другие предложения есть? Принято единогласно!
       Пока декламировал свою речь в позе Сталина, мои друзья смеялись так, что в нашу сторону стали смотреть другие присутствующие рядом. Вскоре все в административной палатке укатывались со смеху. Клюев Борис дал мне в руки большой список людей распределения по бригадам.
       - У меня с микрофоном не получится так громко, как у тебя без микрофона. - объяснил он мне вручая огромный список почти на три сотни человек. - Тут всё расписано. Тебе только надо прочитать.
       При виде такого огромного списка у меня сразу пропал дар речи. Но что-то говорить против не было смысла. Сейчас ни сталинские времена. Но за отказ читать этот список у меня в дальнейшем могли быть неприятности.
       Мне никак не хотелось портить свою репутацию как лучшего ученика строительного училища. Отличная характеристика с училища, это успех и продвижение дальше.
       Собравшись с духом, что было силы во всю глотку стал зачитывать огромный список так, словно приговор перед смертью тем, кто не был согласен с решением Сталина. Рядом стоящие заткнули свои уши, чтобы не оглохнуть. Те, кто стоял поодаль повернулись спиной в мою сторону. Не успел прочитать и половину текста, как у многих сдали нервы. Они показывали мне, чтобы заткнулся.
       - Дальше сам зачитаю. - сказал директор совхоза. - Иначе завтра здесь некому будет работать.
       Он буквально вырвал из моих рук остаток непрочитанного списка рабочих по бригадам. Почти оглохшие после моего чтения, присутствующие плотным кольцом окружили Сангиева Султана пытаясь понять то, что он шептал после моего оглушительного крика. Директору дважды пришлось читать полностью весь список, пока все присутствующие смогли понять и записать место работы.
       Наш батальон гражданских рабочих и служащих как в воинской части в шесть часов утра был в строю на проверку и на завтрак. После завтрака нам прочитали инструкцию по технике безопасности и развели по бригадам к месту работы. Нашей бригаде достался дом, который был ближе к озеру. Мы все были страстные рыбаки. Когда увидели в озере рыбу, то чуть не сорвали работу.
       - Первым делом работа. - рыкнул на своих подчинённых. - Рыбалка будет в свободное время.
       Никто ни стал возражать против моего решения. Все тут же отправились к стеллажу под навесом, где находились заготовки из дерева на сборку наших строительных предметов. Каждый стал выбирать то, что надо было на сбоку. Мы с Лагутиным Толиком занимались установкой разного вида полов по городским объектам. Полы из шпунтованных досок были нам хорошо известные.
       Когда мы пришли в дом, в котором будем настилать полы, то обратили внимание, что бетонные полы просмолили и выровняли углы по швам. Здесь нам легко будет закрепить брусок под полы, а после между брусками засыпать звукоизоляцию из крошки пенопласта и кусочков окалины. После чего будем укладывать на брусок шпунтованные доски или как эти доски ещё называют вагонка.
       До обеда мы успели закрепить бруски клиньями и засыпать между ними звукоизоляцию смесь.
       После обеда занялись установкой половых шпунтованных досок вагонка. В отличии от обычных половых досок шпунтованные доски легче стягивать. Обычные половые доски во время стягивания ведёт в сторону приходится часто забивать гвозди. Вагонка не нуждается в усиленной стяжке.
       До ужина пол был готов. Но сразу красить пол нельзя. Надо чтобы на полу снялось напряжение и доски привыкли к своему месту. Но всё равно полы красить нельзя. Надо вначале установить окна и двери, которые можно покрасить до установки. Наши напарники до обеда собрали окна и двери из заготовок. После обеда занялись покраской окон и дверей под навесом. К вечеру всё готово.
       Вообще-то изделия из древесины просто красить масляной краской нельзя. После будет много проблем от масляной краски, которая со временем будет шелушиться и осыпаться. Нам это было известно по урокам теории и практики в училище. Поэтому мы вначале пропитали окна, двери и полы морилкой. Оставили свои изделия в таком положении до следующего дня пропитаться.
       Утром следующего дня все свои изделия отшлифовали мелкой шкуркой и покрасили лаком для древесины. После того как лак высох. Мы ещё раз шлифанули свои деревянные изделия и повторно покрасили лаком. Тоже самое делали с плинтусами. Окна и двери мои напарники установили на третий день. По установленным окнам и дверям прошлись белой масляной краской.
       Мы с Лагутиным Толиком обратно отшлифовали пол и плинтуса. Начисто помыли пол, чтобы не было даже пыли на полу. Дали полу хорошо просохнуть в открытом помещении одни сутки. На улице была хорошая солнечная погода. Нам не пришлось сушить полы искусственным путём.
       На четвёртые сутки нашей работы мы в последний раз покрасили пол лаком по дереву. Дали полу хорошо просохнуть после покраски. На пятые сутки наши напарники вставили стёкла в окна. Вставили в дверь английский замок.
       Мы с Толиком забили на пол плинтуса. В заключении пол сверкал как полированный. В субботу утром мы объявили, что вся наша работа сдана под ключ.
       Пока мы выполняли свою работу, то другие бригады ни сидели сложа руки. Мы видели какая сложная работа была у них, особенно на крыше. Тяжёлый брус, стропила, изоляционные покрытия и черепицу поднимали вручную и без страховки. Рисковали каждый день упасть с высоты.
       Во дворе тоже хозяйственные постройки требовали много внимание на сложную работу, при которой нельзя было ошибаться, а выполнять всё согласно чертежам и нормативов на данную работу. Наша работа была под постоянным контролем руководителей строительного училища и совхоза. Иногда к нам приезжали руководители правобережного района и райкома партии Беслана.
       Занятые своей работой мы даже не заметили и не знали, что за неделю сдали целый посёлок под ключ. Ведь всех строителей было около триста человек. Домов, построенных десять. Мы выполняли столярные и плотницкие работы. Девчонки частично местами делали штукатурные работы. Вообще-то большинство из нас были комсомольцы. Отсюда была комсомольская стройка.
       В субботу к обеду была торжественная часть по случаю сдачи посёлка под ключ. По тому случаю рядом с новым посёлком поставили очень много столов. Ни одного стула не было.
       На столах большие торты, разные национальные угощения, конечно, осетинские пироги, шашлыки, осетинское пиво и разные безалкогольные напитки. Всё торжество было похоже на праздник трезвенников.
       Представители партии и правительства разных рангов долго выступали с за здравницами в честь построения социализма в отдельно взятой стране и светлого будущего коммунизма.
       Было такое ощущение, что мы находимся не в совхозе, а где-то на площади при построении коммунизма. Наверно руководители совсем забыли зачем пришли или проводили какую-то репетицию. Когда ораторы выдохлись, перешли к награждению передовиков производства. К моему удивлению, все без исключения оказались передовики производства.
       Даже те, кто не работал, а смотрел как мы качественно работаем были в списках передовиков. Нас всех поголовно наградили почётными грамотами партии и правительства, комсомола и профсоюза. Даже пионеров не забыли.
       - Сейчас от имени передовиков с заключительным словом выступит бригадир Черевков Александр. - неожиданно для меня объявил Сангиев Султан директор совхоза. - Просим слово от вас.
       Откровенно говоря, не знал, что сказать. Наверно Сангиев Султан хотел меня выставить как политического клоуна? Мне вообще было ни до чего. Просто хотелось в выходные на отдых домой.
       - Мы хорошо поработали здесь. - с кислой миной сказал присутствующим. - Но рыбалки не было.
       Общий смех разорвал атмосферу тишины. Словно гром и молния прокатились по голубому безоблачному небу. Аплодисменты оглушили всех присутствующих. Народ ликовал от моей речи.
       - Будет тебе рыбалка на этом озере. - сквозь слёзы от смеха, сказал директор совхоза. - Вы остаётесь здесь на строительство утиной фермы с другой стороны совхоза. Запасайтесь удочками...
       - Ура! Наша взяла! - во всю глотку завопили страстные рыбаки. - Будем каждый день варить уху.
       На опустошение праздничного стола ушло значительно меньше времени, чем на речь ораторов. Где-то через час на праздничном столе остались только объедки и упаковка от угощений. Мы быстро убрали мусор в большие картонные коробки, Сборные столы погрузили на машину, которая привезла их сюда. Собрали свои вещи и инструмент. Бригадами сели в туристический автобус.
       Беслан от места работы всего километров двадцать. Автобусы, которые забрали рабочих и руководителей со стройки посёлка, прибыли на привокзальную площадь Беслана. Большинство пассажиров автобуса жили в центре города. Остальные жили в заводских посёлках и в посёлке БМК. Городские автобусы повезли домой тех, кто жил на окраинах города, остальные ушли домой пешком.
       Субботний вечер, рабочая неделя закончилась, все горожане отдыхают дома. У меня дома удочек на рыбалку нет. Всё осталось в Псебае, когда мы уехали от отца. В течении года в Беслане мне было не до рыбалки. Все дни был занят учёбой и работой. Надо было выживать на пустом месте, чтобы не умереть с голода. Вот подвернулся случай, когда на рабочем месте можно рыбачить.
       Когда Ложниковы приехали жить в Беслан, то Виктор устроился работать водителем самосвала в новый карьер на щебёночно шпальный завод. Администрация завода и профсоюз, по согласованию с главным инженером завода, предоставили право водителю Виктору Ложникову за его деньги построить дом в заводском посёлке по содействию ему заводским строительным материалом.
       Дом построили за один месяц. Сейчас в заводском посёлке живут две семьи наших родственников на одной улице. Щепихины в начале улицы, а Ложниковы в конце улицы. Вот мне надо было "убить сразу двух зайцев". Попросить в двух семьях удочки на рыбалку хотя бы на одну неделю. Может быть, у Щепихиных нет удочки? Они рыбаки так себе. Но дядя Витя Ложников точно рыбак.
       Поэтому ни стал заходить к Щепихиным, чтобы зря не терять время, прямо с городского автобуса отправился к Ложниковым и ничуть не прогадал. Они все были дома. Мой двоюродный братишка Василёк играл на ковре с котом Мурзиком. Тётя Тамара был занята своими домашними делами на кухне. Наверно готовила ужин своей семье. Дядя Витя ремонтировал радиоприёмник.
       - О!? Племяш пришёл! Проходи в дом. Гостем будешь. - радостно Виктор встретил мня. - Вовремя пришёл. Сейчас Тамара накроет на стол. Поужинаем и заодно поговорим. Давно мы не виделись.
       - Спасибо за приглашение! За столом сидеть некогда. - сразу отказался от ужина. - Час назад был за праздничным столом в совхозе. Дома не был целую неделю. У вас проездом. Есть одно дело.
       - Ну, выкладывай. Какое дело до меня? - с обидой, сказал Виктор. - Наверно проблема с рыбалкой.
       - Вы точно угадали! Словно мои мысли прочитали. - воскликнув с удивление, хлопнул по-свойски Виктора по плечу. - Работаю на стройке возле озера. Рыба плещется у ног, а у меня удочки нет.
       - Как заядлому рыбаку и подельнику по рыбалке удочку дам. - согласился рыбак. - Но! На время.
       - Удочку вам через неделю верну. - согласился с уговором Виктора, протягивая ему червонец. - У меня совсем нет свободного времени ходить по магазинам. Пожалуйста, купите хорошую удочку.
       - Вообще-то у меня тоже не густо свободного времени. - размышляя, ответил дядя Витя. - Но, пойду на встречу племяннику. Возьму отгул на работе. Поеду в Орджоникидзе в спорт магазин.
       - Большое Вам спасибо! Выручили. - забирая удочки, сказал на прощание. - До свидания! Пока!
       Поспешил на выход из дома, пока Тамара не пригласила к столу на ужин. После будет трудно уйти баз ужина. К родственникам в гости хоть не приходи. Сразу усаживают за стол. Словно гость с голоду может умереть без ихней пищи.
       Отказываться тоже как-то неудобно. По этой причине очень редко хожу в гости к родственникам. Если только на праздник или на какое-то событие. На улице уже вечер. Ждать городской автобус или междугородный поезд, чтобы доехать до железнодорожного вокзала совсем неохота. Поэтому сразу от дома Ложниковых бегу на железнодорожную линию. Бегом по шпалам до вокзала добираюсь меньше чем за двадцать минут.
       Дальше в сторону старого карьера теряю, примерно, семь минут. Вот и наш барак. Свет в окне. Мама дома.
       - Так и думала, что ты к Ложниковым поехал. - сказала мама, когда увидела удочки у меня в руках. - Они мебель купили или нет? Тебе надо было к Щепихиным заглянуть. Мы давно там небыли.
       - Мама! Мне некогда было ходить по гостям. - сразу уклонился от вопросов. - У меня здесь много дел. У дяди Вити взял удочки и сразу домой. Завтра воскресенье. Можешь сходить в гости к обеим сёстрам. Мы посёлок построили. Теперь там же за озером будем строить утиную ферму. Работы много. Нам разрешили после работы ловить рыбу в озере. Надо мне завтра приготовить удочки.
       После того, как отец увёл из барака Сергея и Юрку, мама ни стала их брать из интерната на ночь домой. В рабочие дни иногда заглядывала к ним в интернат. В выходные дни брала на день, чтобы сходить с ними в кино или к своим сёстрам в гости, а вечером возвращала обратно в интернат. В это воскресенье рано утром мама пошла в интернат за Сергеем и Юркой. Дальше пошла в гости.
       Мне надо было разобраться с удочками, которые взял у дяди Вити. У каждого рыбака удочки сделаны так, как рыбаку удобно было ловить рыбу. Пока мамы не было у меня были разборки с удочкой и с катушкой спиннинга.
       Рыбалкой занимался давно, а спиннингом управлять не научился. После каждой заброски у меня получается "бород" из лески. Приходится долго распутывать "бороду".
       - Какие классные у тебя удочки. - сказали мне друзья из соседнего барака, заглянув в наш барак.
       - У меня сейчас работа на стройке возле озера, там много рыбы. - стал объяснять друзья появление удочек. - Мой дядя заядлый рыбак. Вот он дал мне на время свои удочки. После куплю удочки.
       - Пойдём в карьер потренируемся, ловить рыбу. - предложил Кеша. - Там есть вода и много рыбы.
       С первого дня, как мы поселились жить в бараке возле старого карьера, часто видел пацанов с удочками, когда они шли мимо нашего барака в сторону старого карьера. Что они там ловили мне это неизвестно. Надеюсь, что не лягушек. Поэтому согласился с друзьями пойти на рыбалку в карьер. Если даже ничего не поймаю. Зато хоть порепетирую, как завтра ловить спиннингом рыбу.
       В самом конце большого старого карьера родники пробились наружу и затопили водой большие углубления, которые трудно назвать озером, но на пруд этот водоём вполне похож. Родниковая вода чистая как бриллиант и холодная как лёд. Даже летом в такой холодной воде ни каждый согласится купаться. Зато рыбы здесь так много, что как говорят в народе - "хоть пруд рыбой пруди".
       - Пацаны, удочкой половить вам дам. - сразу сказал друзьям. - Спиннинг дать не могу. Так как спиннингом ловить ни каждый может. К тому же спиннинг не мой. Мне надо его вернуть целым.
       Друзья согласились со мной. Сёма и Кеша пошли ловить рыбу с большого камня. Там большая глубина и прямо под камнем много рыбы. Мне удобней было ловить с ровного места. Можно было хорошо размахнуться и далеко забросить. Рыба здесь в карьере меня вообще не интересовала. Надо было хорошо потренироваться здесь, чтобы уметь забрасывать без "бороды" не озере.
       Пока мы шли сюда на рыбалку друзья возле кустов и травы поднимали камни, под которыми было много земляных червей, гусениц и разных личинок от насекомых. Так что к месту рыбалки у нас была насадка на крючки для рыбной ловли. Мы так же по дороге подобрали старое эмалированное ведро и большую пластмассовую банку. Осталось только набрать воды и ловить рыбу.
       Кеша нацепил червя на крючок, забросил удочку и тут же заорал от восторга. У него на крючке дёргался голавль длиной с его ладонь. Голавля аккуратно сняли с крючка и опустил в ведро с водой. Следующим рыбачил Семён, которому попалась плотва, примерно, такого же размера, но ни такая жирная как голавли.
       Дальше они постоянно чередовались ловлей разнообразных рыбёшек. Пока готовил свой спиннинг к рыбалке, пацаны поймали больше десятка рыбёшек, которые резво плескались у них в ведре. Мой первый бросок спиннингом сразу был неудачным.
       С катушки повисла огромная "борода", по длине как у старика Хоттабыча, а ширине как у Деда Мороза. Мне понадобилось полчаса, чтобы распутать "бороду" лески на катушке. Постепенно научился кидать.
       - Откровенно, мне жалко этих рыбок. - сказал друзьям в конце рыбалки. - Они маленькие, красивые и глупые. С таких маленьких рыб ухи не сваришь. Давайте их отпустим обратно. Пусть плавают и радуются жизни. В конце недели привезу вам большую рыбу. Сварим уху на костре всем пацанам.
       - Говорить можешь хорошо. - печально, сказал Кеша. - Если на озере не поймаешь рыбу? Тогда.
       - Тогда пойдём на Терек. - серьёзно, ответил другу. - Там на Тереке очень много крупной рыбы.
       Друзья нехотя согласились с моим предложением. Осторожно нагнули эмалированное ведро с водой. Маленькие рыбки радостно устремились в свою родную стихию. Они словно растворились в прозрачной родниковой воде. С моей банки вообще нечего было отпускать. Поймал всего пять рыбок, которые сами прямо с крючка ухитрились сорваться и тут же вернуться обратно в свой дом.
       В понедельник в шесть часов утра все, кто должен был ехать к озеру на стройку новой утиной фермы, собрались на привокзальной площади. Где нас ждали большие туристические автобусы. Глядя на нас со стороны, можно было подумать, что это компания туристов рыбаков, у которых в руках были рыболовные снасти разного вида. От обычных палок удочек до большой сетки накидки.
       Утиная ферма оказалась на противоположной стороне озера от нового посёлка. Длина озера три километра, а ширина один километр. Даже неграмотному человеку было видно, что здесь когда-то протекала река.
       Вполне возможно, что было русло Терека, который в данное время имеет другое русло. Со временем река ушла отсюда, но глубокое место бывшего русла реки с водой осталось.
       Говорят, что в этом изогнутом водоёме водится как озёрная, так и речная рыба. По рассказам местных жителей, иногда, на удочку попадают осетровые рыбы и даже форель. Местные рыбаки с уважением относятся к редкой ценной рыбе.
       Если такая рыба попадается, то они её сразу отпускают обратно. Так сказать, что они уважают флору и фауну своего очень уникального озера.
       - Хочу вам напомнить, что вы приехали к нам в совхоз на работу, а не на рыбалку. - сказал нам директор совхоза, когда мы выгрузились из автобусов рядом с местом работы. - Все свои рыболовные снасти сдайте на хранение завхозу. После работы можете взять на рыбалку удочки, закидушки и спиннинги. Ловить рыбу в нашем озере сетками и накидками строго запрещено. Ловить можно рыбу по весу только больше килограмма сколько угодно. Если будут попадаться осетровые, форель и мелочь, сразу отпускать обратно. Кто нарушит наш порядок, на того наложим штраф...
       После нотаций за возможную рыбалку Сангиев Султан перешёл к деловой инструкции по установлению новой утиной фермы и последующей разборке старой утиной фермы.
       По сравнению с постройкой нового посёлка в строительстве новой утиной ферме было много металлических и деревянных конструкций. Здесь надо было заложить как питомник, так и мини завод разделки мяса.
       На строительство утиной фермы кроме учеников строительного училища прибыли рабочие и специалисты завода метало конструкций. Эти специалисты должны были собрать оборудование и основной каркас фермы. Нам предстояло заняться сборкой деревянных конструкций снаружи и внутри готовых зданий, которые построили каменщики и бетонщики до нашего прибытия на ферму.
       На всю работу отводилось чуть больше месяца, то есть, до ноябрьских праздников новая утиная ферма должна работать на полную мощь - выращивать уток, продавать утиные яйца и мясо. За досрочную работу нам должны выплатить хорошую зарплату и самых лучших передовиков производства представить к государственной награде. У нас был стимул к ударной работе на стройке.
       Наша бригада осталась в том же составе, четыре человека - Лагутин Толик, Черевков Александр, Круглов Василий и Самолов Тимур. На пару с бригадой кровельщиков нам дали работу в административном двухэтажном здании, в котором было много кабинетов, ступеней, коридоров из древесины, а также много столов, полок, стульев и разных столярных канцелярских конструкций.
       Конечно, это была очень сложная и кропотливая работа. Нас вдохновляло то, что была творческая работа, которую разрабатывали в специальном конструкторском бюро. Затем изготовляли заготовки из древесины на специальной фабрике по столярным и плотницким работам. Теперь нам здесь в полевых условиях по чертежам надо было собрать все сложные и простые конструкции.
       - Как сказал наш вождь - "Мы пойдём другим путём". - сказал своим подчинённым, рассматривая чертежи и инструкции по сборке изделий. - В первую очередь сообща займёмся установкой и покраской пола. Затем под навесом соберём окна и двери, которые покрасим согласно инструкции. После установки окон и дверей займёмся сборкой мебели. Когда вся мебель будет готова, то мы её там же покрасим морилкой и покроим политурой. Мягкой шлифовкой бархатом доведём мебель до зеркального блеска. На этом наша работа будет закончена. Наша рыбалка будет после работы. Мы установим специальный график и порядок, когда ловить рыбу и когда варить уху. Если, конечно, мы поймаем рыбу. Может быть, в этом водоёме вообще нет рыбы. Утки рыбу сожрали.
       Конечно, никто из моих напарников ни стал возражать против моего решения. До обеда занялись подготовкой рабочего места. В первую очередь занесли бруски, на которых будем крепить половые шпунтованные доски вагонка. Вёдрами носили звукоизоляционную смесь, засыпали её между крепёжными брусками. Перед обедом занесли доски и гвозди для пола в самый дальний кабинет.
       На постройку новой утиной фермы армейская полевая кухня не приехала. Здесь на старой утиной ферме была своя кухня, которую до нашего прибытия увеличили в два раза газовыми и электрическими плитами.
       Столы и лавки под сидения установили в поле под навесом на случай дождя в стороне от старой фермы. Обед готовили полностью из продуктов совхоза и утиной фермы.
       На столах были разные первые и вторые блюда из утиного мяса. Жаренные утиные яйца подавали на заказ, кто сколько хотел. Большинство городских никогда не кушали утиные яйца, привыкли к куриным яйцам, поэтому заказывали одно-два яйца или вообще ни стали заказывать жареных и варёных утиных яиц. Мне без яиц хватало первого, второго блюда, салат, компот и хлеб.
       - Если так будем питаться каждый день, - сказал Лагутин Толик, после обеда, - то станем жирными и не подвижными. С такой кормёжкой мы ни сдадим новую утиную ферму в назначенный срок.
       - Тебя насильно кушать никто не заставляет. - сказал Лагутину, прораб Клюев Борис. - Меньше кушай, а больше двигайся. Проблем не будет. На ужин и завтрак будут только молочные продукты.
       Хочется заметить, что мы работали полный светов день с перерывами на завтрак, обед и ужин. Фактически у нас рабочий день был не восемь часов, как у всех граждан Советского Союза, а двенадцать часов, с переработкой на четыре часа сверхурочно, за которые нам обещали зарплату в двойне. Таким образом после сдачи готового объекта под ключ, нам выдадут двойную зарплату.
       После обеда до ужина наша бригада в четыре человека закончила настил пола во всех кабинетах. В этот день красить морилкой полы не было никакого смысла, так как необходимо проводить одновременную покраску морилкой всей площади пола. Иначе цвет морилки меняется от времени её изготовления до покраски пола при каждом разливе, а нам надо было сохранить один цвет.
       Как предсказывал прораб, все блюда ужина действительно были молочные - на первое блюдо молочный суп-лапша, вторым блюдом молочная каша с орехами фундук и в заключении парное молоко с булочкой, посыпанной марципаном. Всё было очень вкусно. Некоторые за столом даже просили добавки. В приготовлении блюд завтрака, обеда и ужина занимались девчонки училища.
       - Какое вкусное у вас молоко! - пошутил Лагутин Толик. - Поэтому ребёнок любит сосать грудь?!
       - Придурок! Молоко бывает у тёлок после родов. - огрызнулась Настя Купалова. - Мы пока девочки.
       - Сегодня вы девочки, а завтра будете тёлками. - добавил Круглов Василий. - Можем подождать.
       - Не дождёшься. Нам надо ещё подрасти. - вмешалась в спор Савельева Лара. - Ты нам не пара.
       - Ребята! Хватит вам цапаться - пришлось мне остановить спор. - Нам всем пора идти на рыбалку.
       Как мы договорились ранее с директором совхоза, что рыбу весом больше в первую рыбалку сдаём на уху нашим поварам на кухню. Все остальные вечера рыбалки, это просто спорт. Ловим рыбу и тут же отпускаем. Так как в остальные дни пойманную рыбу негде хранить и уху каждый день не варят. В последний вечер рыбалки, если повезёт, пойманную рыбу берём к себе домой.
       Желающих ловить рыбу оказалось ни так много, как думали раньше. Наверно большинство так устали за рабочий день, что им было не до рыбалки. Просто завалились спать в своих палатках. На рыбалку мы пошли всей бригадой и следом за нами отправились ещё с десяток человек. По разрешению директора совхоза и заведующего фермой ловить рыбу можно сто метров от фермы.
       Дело в том, что ни все утки возвращаются ужинать и спать к себе на ферму. Бывает, что домашние утки дичают, остаются жить на природе. В дальнейшем эти одичавшие утки становятся предметом охоты диких ночных и дневных хищников, как наземных волков и лисиц, а также филинов и орлов. Здесь так много развелось хищников, что пришлось сюда из города приглашать охотников.
       - Значить так! Садимся на расстоянии пяти метров друг от друга. - дал указание своим друзьям. - Хищник на одного человека может напасть, а на группу никогда. Время на рыбалку два часа. Через два часа удочки сматываем. Пойманную рыбу сдаём на кухню. Сами идём спать. Время пошло.
       В этот раз спиннингом ловить рыбу ни стал. Времени на рыбалку мало, а распутывать "бороду" долго. Поэтому решил обойтись удочкой. Земляных червей здесь много повсюду и навозные черви водятся. Так что пока шли от своего палаточного лагеря до места рыбалки, просто наковыряли под навозными кочками и собрали под камнями столько много червей, что вполне хватит на рыбалку.
       Рыба стала клевать сразу, как только появился поплавок на воде. В вечерних сумерках и при полной луне отчётливо было видно, как дёргается поплавок на водной глади. Сразу стал подсекать. Осушил поплавок с насадкой.
       На крючке болталась рыбка на золотая, а простая размером с ладонь. Осторожно снял рыбку с крючка и отпустил обратно. Такая глупая рыба пускай подрастёт.
       Время неумолимо быстро летит. Вот прошло два часа отведённых на рыбалку. У меня на кукане дёргаются всего две рыбы, больше килограмма каждая - один сазан и один зеркальный карп.
       Лагутин Толик выловили всего только одного сазана килограмма на полтора. Круглов Василий показал нам на кукане огромного сома, примерно, на десять килограмм. Но так как большинство жителей Кавказа сома считают грязной рыбой и не едят, то мы решили отпустить сома в его стихию. Самолов Тимур поймал больше нас всех. У него на кукане было несколько штук разной рыбы.
       - Будем считать, что в общем-то рыбалка была удачной. - сказал Лагутин Толик, сматывая удочки.
       Мы пошли до старой кухни, которая находилась возле административного здания старой утиной фермы. Там возле кухни во дворе был небольшой бассейн с проточной водой, где днём плавали подросшие утята.
       Сейчас бассейн был пуст от утят, которые ночевали в крытом загоне со своими родителями. Сейчас в бассейне плескалась пойманная рыба, которой хватало на большую уху.
       Когда мы от бассейна шли в сторону своей палатки, то увидели, что возле кустов на берегу озера парни тискают какую-то девчонку, которая как бы не хочет, чтобы её лапали. Мы прекрасно знали, что с ночёвкой здесь оставались только девчонки с нашего училища. Постоянные рабочие на ферме уезжали к себе домой в Зильги, в Дар кох и в другие селения Правобережного района.
       - Уберите руки от нашей девчонки. - сказал чужим парням, которые тискали Васильеву Ларису.
       - Ты кто такой, чтобы здесь командовать?! - заорал на меня рослый парень. - Сейчас получишь...
       Мне не хотелось ждать, что он мне обещал. Со всего размаху врезал ему в пах кованным рабочим ботинком. Как только он взвыл и согнулся от боли мне ничего не стоило провести ему удар в челюсть.
       Крючок В это момент кто-то нанёс мне боковой удар в челюсть. Совершенно не соображая от полученного удара провёл свой удар по зубам рядом стоящему парню, который рухнул на землю.
       За меня заступились мои друзья. Началась групповая драка. Со стороны палаточного лагеря и со стороны старой утиной фермы стали включаться в драку другие парни. Так как большинство друг друга ни знали, то били всех подряд, кто стоял рядом. В драку вмешались девчонки с нашего училища, чтобы заступиться за нас. Им тоже досталось. Кто-то вызвал из Беслана наряд милиции.
       В пылу драки в темноте ночи милиционерам тоже досталось. Рядом с Бесланом воинская часть. Приехала рота солдат. На пару с милиционерами стали из толпы вырывать разъярённых драчунов и наручниками цеплять к трубе привязи лошадей.
       Примерно, через полчаса на трубе дёргалось больше двух десятков парней. Остальных разогнали по сторонам. Солдаты провели оцепление.
       - Кто затеял массовую драку? - поинтересовался майор милиции. - Мы должны наказать виновных.
       Все присутствующие молчали. Так как подавляющее большинство действительно ничего не знали о причине драки. Кто знал причину драки, тот молчал, так как никто не хотел получить штраф или заключения под стражу за драку. Всем и так было достаточно того, что имели побои, синяки, царапины и потерянные зубы за время массовой драки. Вообще-то всем надо было спать.
       - Всем разойтись спать по своим местам! - приказал майор милиции, не добившись от нас ничего. - Утром в присутствии ваших руководителей мы разберёмся о причине вашей массовой драки.
       На территории утиной фермы круглосуточно были медики и ветеринары. Кто сильно пострадал во время драки, тому оказывали медицинскую помощь. Из моей бригады никто ни стал обращаться за помощью к медикам. В каждой палатке была аптечка. При свете электричества через зеркало каждый оказал себе медицинскую помощь. У меня был синяк на челюсти и под глазом.
       Утром нас построили на обычную проверку, как это было принято делать во всём Советском Союзе, где находится много людей от детского садика до общественных мест массового скопления - школа, училище, техникум, институт очного обучения, курорты, места отдыха и работы. Вот и нас выстроили на допрос с выяснением причины массовой драки. Все поголовно, молчали как бараны.
       - Больше после ужина никто не выходит из своей палатки. - строго, объявил Сангиев Султан директор совхоза, не добившись от нас ничего о причине драки. - Рыбалка на озере отменяется.
       С этого момента энтузиазм в коллективе пропал. Остался в душе лишь стимул в работе. Каждый из нас хотел получить как можно больше денег за ударный труд. Работали как каторжане за большой кусок хлеба. После тяжёлой изнурительной работы падали после ужина в постель в своей палатке и спали беспробудно до самого утра. Утром обратно после построения завтрак и работа.
       - Султан Альбертович! У меня к вам одна просьба. - обратился утром в пятницу к директору совхоза. - Меня с детства приучили во всём держать своё слово. Обещал друзьям дома в субботу сварить уху с пойманной рыбы в вашем озере. Рыбалку отменили. Как быть дома перед друзьями?
       - Конечно, слово надо держать. - задумчиво, сказал Сангиев Султан. - Но делать исключение не могу. Тоже должен слово держать. Вы сами во всём виноваты. Ладно, к отъезду что-то придумаем.
       Весь день мы также ударно работали, хотя после наказания за драку за неделю настроении не поднялось. Ведь все рыбаки из нашего коллектива обещали дома своим родителям или друзьям привезти рыбу на уху. Тут же такой облом из-за драки. Теперь дома и среди друзей будут нас считать лжецами. Никто не поверит, что из-за какой-то бытовой драки всех лишили рыбалки. Жить у озера и не ловить рыбу? Это просто бред неудачников. Ведь мы совсем ни такие люди.
       - Вы уважаемые труженики! - обратился к нам на последнем построении директор совхоза. - Коллектив совхоза и утиной фермы решил пойти к вам на встречу за ваш ударный труд. На территории утиной фермы имеются рыбные садки, в которой мы выращиваем рыбу на корм нашим уткам, то есть, из мяса рыбы делаем муку и утиный корм. Каждый из вас может пойти до садков и сачком поймать себе рыбу столько, сколько может унести. Рыбалка у озера отменяется на всегда.
       Конечно, по духу рыбака, это была не рыбалка сачком из садка. Нет спортивного азарта. Так можно поймать рыбу сачком из садка на рынке или в магазине. Поэтому подавляющее большинство не захотели брать рыбу домой. Пошли просто посмотреть на садки с рыбой. Так как почти все городские никогда не видели, как разводят рыбу специально на муку и на корм домашним уткам.
       На загороженной территории утиной фермы возле озера были три садка размером по десять квадратных метров каждый. В первом садке жили мальки, второй садок маточник на икру, а в третьем садке взрослая рыба, которая готова к изготовлению из мяса рыбы муки и корм уткам. В третьем садке было так много рыбы, что она просто кишела. Её можно было брать рукой без сочка.
       У меня не было умысла набирать рыбы столько, сколько могу унести. Просто надо было сдержать слово перед друзьями, мамой с братьями, а также перед родственниками. Поэтому выбрал четыре самых больших зеркальных карпов, которые мне понравились больше всего на вид. Не хотел делать разницы между теми, кому подарю рыбу. Хотелось, чтобы мог угодить всем одинаково.
       - Ого! Какие огромные рыбы! - воскликнули друзья, встречая меня у барака. - Эти рыбы все нам?
       - Нет! Обещал маме и родственникам по одному. - ответил друзьям. - Вам доверяю первый выбор.
       - Да они все одинаковые. - воскликнул Кеша, разглядывая зеркальных карпов. - Ну, как близнецы!
       Мне некогда было ждать, когда пацаны выберут рыбу себе на уху. Оставил того карпа, который, на мой взгляд, был больше и тяжелей. Мама почти вместе со мной пришла домой. Мне некогда было с ней разговаривать.
       Хотел рыбу быстрее отвезти родственникам, пока она ещё подавала признаки жизни. Рыба всю дорогу была у меня в мокром вещмешке и поливал её в пути водой.
       - Надежда Кузьминична! Эта рыба вам прямо из озера! - закричал тётке, когда подошел к их дому.
       Щепихины в это время капались у себя в огороде и с перепугу от моего крика сразу не поняли в чём дело. Мне некогда было с ними рассусоливать. Показал им на рыбу, которая дёргалась на штакетнике, а сам побежал дальше к Ложниковым. Надо было Виктору отдать его рыболовные снасти и рассказать ему байки про рыбалку на озере, что в действительности там случилось.
       - Ну, ты красиво можешь приврать, как настоящий рыбак. - не поверил Виктор о том, что в действительности случилось у озера. - Но за рыбу спасибо. Такую рыбу в магазине не купишь и денег таких отродясь не было. Поверю на то, что ты её поймал. Кстати, купил тебе рыболовные снасти.
       Виктор достал из шкафа в фабричной упаковке рыболовные снасти. Мне не терпелось их посмотреть прямо сейчас. Но не хотелось распаковывать и упаковывать вновь.
       Достаточно на упаковке рекламы, которая указывала, что в упаковке катушка спиннинга, удочка под спиннинг, четырёхметровая складная бамбуковая удочка, катушка капроновой лески, грузила, поплавки и крючки. Думаю, что весь этот набор стоил намного больше десяти рублей, которые дал Виктору на рыболовные снасти. Не хотел считать себя должником за подарок в собственных глазах. Как говорят в народе, что у дарёной лошади на зубы не смотрят.
       Так, как только по зубам лошади можно определить её возраст и стоимость на рынке. Поэтому ни стал выяснять стоимость данного подарка. Хорошо, что хоть так отметили нашу работу.
       Когда вернулся домой к баракам возле старого карьера, то издали почувствовал запах ухи и жареной рыбы. Между бараками был накрыт огромный стол, на котором из тарелок паровала горячая уха с ароматом зелени, а на огромном блюде красовались кусочки жареной рыбы. Сразу стало понятно, что наша мама приняла участие варить уху из одной ухи и жарить другую рыбу для всех.
       - Ура! Да здравствует наш рыбак! - хором закричали друзья, при виде меня у праздничного стола.
       У нас стало традицией устраивать праздники по любому случаю без алкогольных напитков в наших трущобах, чтобы хоть как-то скрашивать нищенское положение жизни в полусгнивших бараках. Ведь большая часть жителей бараков, это были разведённые женщины с детьми или вдовы с детьми, отцы которых умерли от алкоголизма. На алкогольные напитки тут был негласный запрет.
       В понедельник на строительство новой утиной фермы все приехали без рыболовных снастей. Мы полностью были посвящены работе на строительстве новой утиной фермы. Устраивать после работы какие-то торжественные мероприятия никто не хотел. После тяжёлого рабочего дня не до веселья. В каждую палатку провели радио, а из библиотеки привезли книги разного назначения.
       Меня больше всего интересовали учебники по гуманитарным наукам. После окончания строительного училища, при наличии двух аттестатов о среднем образовании, собирался поступить в юридический институт учиться на адвоката. Так как считал, что многих осуждают не справедливо без должного доказательства вины или вообще при полном алиби в отсутствии каких-то причин.
       Когда через месяц работы по строительству новой утиной фермы мы вышли на финишную прямую. Наши девчонки - в основном штукатуры и моляры, были переведены в старую утиную ферму.
       Там был отбор самых лучших уток на проживание в новую утиную ферму. При участии санитаров из ветеринарной больницы уток сортировали на два вольера. Самым лучшим уткам делали разного вида прививки и уколы от вирусов. Уток забракованных отправляли в звероводческие фермы на откорм хищников. За два дня до открытия новой фермы в вольере остались лишь лучшие утки.
       Открытие новой утиной фермы состоялось за неделю до ноябрьских праздников. Возле вольера с лучшими утками накрыли огромный праздничный с тортами, цветами и с бутылками шампанского вина. Радом поставили трибуну, за которой произнесли свою торжественную речь руководители разных рангов, большинство из которых никогда не были здесь на строительстве утиной фермы.
       После торжественной части в присутствии средств радио, телевидения и печати, нам всем выдали почётные грамоты от всех руководящих представительств. На шею каждому повесили тяжёлые металлические медали, покрытые краской под цвет золота. В заключении каждому выдали зарплату, почтовый фирменный конверт с деньгами. В конверте были двести рублей червонцами.
       - Красную ленточку разрежет комсомолка Васильева Лариса. - объявила заведующая фермы.
       Под бурные аплодисменты Васильева Лариса подошла к вольеру с лучшими утками. Взяла с позолоченного блюда в руках заведующей утиной фермы огромные ножницы.
       Подошла к сетчатым воротам между вольером с утками и большим новым загоном для уток на новой ферме. Осторожно разрезала красную ленточку на воротах. Утки как на олимпийском старте рванули во двор.
       - Тут тебе такой почёт за ту драку? - с иронией спросил у Ларисы, когда она прошла в наш строй.
       - Вы тогда зря устроили драку. - тихо она сказала, чтобы другие не слышали. - Во мне гормоны кипели в то время. Хотела, чтобы меня кто-то трахнул. Почти выбрала партнёра. Тут вы припёрлись.
       - Ты, что, совсем дура? - вскипел во мне гормон безумных мыслей. - Среди нас не могла выбрать.
       - Вы ещё не созрели. - ехидно ответила Васильева. - Тут же выпирал так, что ширинка лопнула.
       - В училище разберёмся насчёт зрелости. - со злостью процедил на вызов. - Если ты ещё целка.
       - Пока что целка. Пальцем не получается. - с ухмылкой ответила она. - Приду, если ты смелый...
       Мы прервали своё интимное, то есть, развратное шушуканье. Всех присутствующих пригласили к праздничному столу. В верх полетели пробки с бутылок с шампанским вином. Парни и девчонки, кто посмелее без спроса разрезали торты на множество частей. Большинство из нас впервые пили шампанское вино. Вообще даже не нюхали спиртное. Тут же дорвались сполна до шампанского.
       Наверно руководители совхоза и утиной фермы на радостях решили сделать нам ценные подарки. Пока мы праздновали финиш на нашей комсомольской стройке новой утиной фермы. Нам преподнесли в подарок каждому большой фирменный кулёк, в котором была жареная утка, два варёных утиных яйца и три фирменных осетинских пирога, которые были в традиции на праздниках.
       В туристические автобусы мы садились хмельные от шампанского, некоторые пьяные от осетинской арак и русской водки. Это запах ликёроводочного перегара в туристическом автобусе выдавал тех, кто перебрал с алкоголем на фоне лёгкого шампанского вина. Водитель автобуса открыл окно рядом с собой и включил кондиционер, чтобы ему в пути не опьянеть за рулём от перегара.
       На этом лично для меня праздники закончились. В строительном училище меня ждала работа по наглядной агитации к ноябрьским праздникам. Меня отстранили от теоретических и практических занятий. Каждый день с утра до ночи готовил стенды и стенгазету к празднику Октябрьской революции. Всё училище отправили работать на стройку в Оржоникидзе. Отдувался в училище за всех.
       - Наконец с тобой дождались долгожданной минуты. - вдруг, явилась вечером Васильева Лариса.
       - Ты, что, шуток не понимаешь. - сознавая зачем она явилась в красный уголок. - У меня работа...
       - Мне не до шуток. - серьёзно, сказала Лариска, закрывая изнутри на ключ дверь в красный уголок. - Если ты меня сейчас не трахнешь, то у меня будет истерика. Получишь срок за изнасилование.
       - Но у меня нет никакого желания жениться на тебе. - пришлось мне защищать свою позицию.
       - У меня тоже нет желания быть твоей женой. - наступала на меня соблазнительница. - Мне просто хочется, чтобы ты был у меня первый. Дальше не твоё дело. Сама буду выбирать себе мужа.
       Хорош, что красный уголок был на втором этаже. Окна выходили в безлюдный хозяйственный двор училища. Двери в красный уголок были в конце коридора. Так что заранее можно было услышать, вдруг, если кто-то будет идти в красный уголок. К тому же диван и кресла в красном уголке находились у дальней стенки за столом, на котором у меня были планшеты наглядной агитации.
       - Давай быстрее сделай своё дело. - страстно возбуждая меня, прошептала она. - Моя киска прямо горит от желания встретиться с твоим кобельком. Ну, давай же быстрее. У меня всё горит внутри.
       Лариска быстро сняла с себя трусики. Расстегнула кофту без лифчика. Выставила наружу разбухшие сиськи с розовыми сосками. Была готова, чтобы её трахнули. Но у меня дрожали руки и всё тело. Никак не мог расстегнуть ширинку, чтобы снять брюки и семейные трусы. Буквально запутался во всём. Когда наконец-то разделся, то сразу не соображая забрался прямо на неё.
       - Женщина не конь, чтобы на неё садиться. - скинув меня с себя сказала она, раздвигая свои ноги.
       Мне было стыдно и смешно в том, что до сих пор не знал, как трахать женщину. Постарался тут исправить свою ошибку. Ткнул членом куда попало, но не попал куда надо с первой попытки. Вторая попытка тоже была неудачной.
       Тогда Лариска взяла своими пальчиками разбухшую головку моего члена и направила к себе в горячие половые губы. В этот раз у меня всё сразу получилось.
       Со всей силы ткнул своим членом в её промежность. Мой член воткнулся во что-то упругое, на мгновение изогнулся, но провал упругость и прошёл дальше. Лариска слегка вскрикнула от боли и тут же впилась своими зубами в мою руку выше локтя, чтобы не орать во всю глотку. Мне удалось качнуть всего пару движений в промежности. Больше она не выдержала, выскочила из-под меня.
       Струя моей спермы оросила диван. Лариска взяла со стола свой платочек. Тщательно вытерла от спермы и от своей слизи мой раскрасневшийся член. Ласково погладила головку члена, затем поцеловала его. После чего своим носовым платочком вытерла свою промежность от крови. Вытерла от моей спермы кожаный диван. Затем мы оба оделись и убрали все признаки своего секса.
       Лариса отомкнула дверь красного уголка изнутри. Хотела было уйти. Но тут скрипнула дверь в конце коридора и по коридору мы услышали шаги в сторону двери красного уголка. Мы тут же, не сговариваясь разом сообразили, что в подобном случае нужна конспирация от наших проделок. Разложили на столе готовую стенгазету Лариска взяла кисточку и в этот момент открылась дверь.
       - Вы что тут делаете так поздно? - с подозрением разглядывая нас, спросила парторг училища.
       - Вера Степановна! Мы с Александром закончили рисовать стенгазету. - ответила за двоих Лариса.
       - Ну, с Александром всё понятно, он художник. - подозрительно глядя на нас, сказала парторг. - Но с тобой мне не понятно. Почему ты тут в красном уголке находишься в такое позднее время?
       - Она здесь моя муза. Без неё у меня нет творческого вдохновения. - постарался защитить Ларису.
       - Всё понятно! Она твоя муза, а ты её пегас. - не на шутку разозлилась Вера Степановна. - Устроили скачки над моим кабинетом. Другого места не нашли. Васильева! Быстро отправилась домой.
       Парторг строго посмотрела на меня и тут же вышла из красного уголка следом за Лариской. Мне тоже уже нечего было делать в красном уголке. Стенгазету закончил вечером до прихода Лариски. Стенды и стенгазету буду развешивать перед самым праздником. Надо ещё написать стенгазету в средней школе?1. Ведь благодаря этой школы у меня была первая путёвка во взрослую жизнь.
      
      2. Тромбофлебит и пиво.
       После окончания строительного училища?5 в Беслане поступить учиться в юридический институт у меня не получалось. Надо было иметь хотя-бы внештатный опыт службы в милиции или где-то в другой правовой-юридической организации со стажем не менее два года. Преимущество на поступление учиться в юридическом институте имели те, кто отслужил в армии или в Морфлоте.
       Сразу после окончания строительного училища внештатным сотрудником в милицию меня приняли без проблем. Но бегать после основной работы за нарушителями правопорядка с милиционерами два года меня не устраивало.
       Хотелось что-то серьёзное иметь в стажировке к поступлению в юридический институт. Однако в сыскные органы юристов или в следственные меня не приняли.
       У меня остался только один выбор - идти служить в советскую армию, желательно в Морфлот. В советской армии тоже были особые условия. Совсем бездарных призывников совсем без проблем набирали в стройбат, где надо было "пахать" на благо советской армии. Вкалывать задарма на стройках армейских полигонов и жилых домов в советской армии никто из призывников не хотел.
       Одни косили от службы в армии своим здоровьем. Другие прикрывались тяжёлым положением или здоровьем своих родителей. Некоторые совершали мелкие преступления, чтобы отсидеть год на зоне, чем вкалывать в стройбате советской армии. Кто вообще был бездарным на то, чтобы уклониться от службы в армии, таких после призыва в советскую армию ждал армейский дисбат.
       Подавляющая большинство призывников имели желания служить в советской армии. Таких направляли учиться на курсы по специальности, которая могла пригодиться на службе в советской армии и после службы в армии на гражданской жизни при построении социализма Советском Союзе. У меня было желание учиться и служить в советской армии. Поэтому пошёл учиться на курсы.
       До призывного возраста в советскую армию после окончания строительного училища у меня была работа плотником на стройке жилых домов в Орджоникидзе.
       Каждый день первым междугородным поездом "Беслан-Орджоникидзе" ездил на работу и вечером тем же поездом возвращался обратно. Работа не тяжёлая и заработок не плохой. С переработкой получал сто рублей в месяц.
       Когда мне в военкомате объявили, что направлен на курсы механика и водителя автомобилей подготовки к службе в армии, то мне пришлось сменить место работы. Так как курсы проходили после работы три раз в неделю - понедельник, среда и пятница, на Бесланском авторемонтном заводе. После работы на стройке в Орджоникидзе никак не успевал поездом на курсы в Беслане.
       Меня с огромным удовольствием приняли на работу распалубщиком железобетонных шпал на Бесланский щебёночно-шпальный завод, на котором работали все наши родственники, проживающие в Беслане. В мою обязанность входило рубить вручную шестнадцатикилограммовым ломом с резцом как от столярного рубанка с особо-прочной углеродистой стали в нижней части лома.
       Работа очень тяжёлая и сложная, но стоила большие деньги за норму выработки за смену. За среднюю выработку нормы работы за месяц можно было заработать больше, чем за тот же период получали главный инженер или директор завода. Вот надо уметь попасть ударом по торцовой металлической пластине отсечь сверхпрочную струну с высоким напряжением при натяжке.
       Надо было иметь силу, ловкость и здоровье. Большинство мужчин не имели того, что надо было иметь при ручной рубке струн на торцах железо бетонных шпал. Причём освобождённые от связки железобетонный шпалы весом больше триста килограмм надо было вручную перевернуть ломиком на месте и освободить вручную от металлической опалубки к погрузке краном на платформу.
       У меня тоже сразу не получалось. Постепенно втянулся и через несколько месяцев стал выполнять каждый рабочий день две-три нормы. За месяц выходило до четыреста рублей. Такие деньги могли получать шахтёры, которые имели хороший заработок, но, плохое здоровье. Все шахтёры болели силикозом лёгких от угольной пыли. Моя работа не пыльная. Зато здоровье умножалось.
       За несколько месяцев работы рубщиком на шпальном заводе моя мускулатура выросла в несколько раз. Все культуристы, которые занимались тем, что поднимали на тренировках гантели, гири и штанги, против моей мускулатуры выглядели жертвами аборта, в смысле рождённых в спорте. Многие мои знакомые и друзья культуристы пытались повторить мой успех. Но! Увы?..
       Однако, это было не главное для меня. Главное в том, что Бесланский авторемонтный завод был близко от места моей работы.
       Три раза в неделю после работы принимал душ в заводской раздевалке. Затем переодевшись в чистую одежду за несколько минут пробежки первым был на авторемонтном заводе, где в красном уголке у нас была теория, а в цехах практика по машинам.
       На курсы по вождению и ремонту машин ушло больше года. Когда наша учёба и практика на курсах подходила к концу. У нас был шанс, что после курсов от военкомата нас могут осенью призвать на службу в советскую армию.
       Мы решили в последний раз до повестки в военкомат отдохнуть по полной программе на природе. Наш выбор выпал на рыбалку на Тереке в Дарьяльском ущелье.
       В нашей группе на курсах от военкомата было больше тридцати человек. Но мы между собой не дружили. Были просто сокурсниками, которые три раза в неделю встречались на курсах на авторемонтном заводе. Дружить мы не могли по той причине, что работали на разных предприятиях и жили далеко друг от друга в разных населённых пунктах вокруг Беслана в Правобережном районе.
       Поэтому, решили, что в поход на рыбалку в Дарьяльское ущелье отправятся семь человек - 1. Шумейко Юра, 2. Дзгоев Руслан, 3. Абисалов Гамзат, 4. Черевков Саша, 5. Зандин Ефим, 6. Гелая Гиви, 7. Руднев Степан. Мы давно знали друг друга. Вместе учились в строительном училище. Двое жили рядом со мной. Хотели взять с собой Лагутина Толика. Он, вдруг, простыл на работе.
       - Надеемся, что голосовать не будем. - сказал нам, Дзгоев Руслан, когда мы собрались обсудить наш поход на рыбалку в Дарьяльское ущелье. - Как всегда, возглавит наш поход Черевков Саша.
       - Вообще-то у меня была другая кандидатура. - шутя, сказал друзьям. - Но, решение коллектива обсуждать не будем. Раз выбрали меня, то моё решение коллективом обсуждаться не будет. В поход берём удочки, закидушки, насадку в виде червей и сухой суточный паёк с осетинским пивом без спиртного. Выезжаем в субботу первым проходящим туристическим автобусом "Пятигорск-Тбилиси" до селения Балта. Дальше пешком в Дарьяльское ущелье с остановками на рыбалку...
       - Извините! Товарищ командир! - поднимая руку, сказал Зандин Ефим. - Вы про нашу уху забыли.
       - Вообще-то вы меня до конца не выслушали. - пришлось мне оправдаться перед коллективом. - Но раз вы опередили своим словом командира, то вся ответственность за уху возлагается на вас.
       Больше мы обсуждать наш поход ни стали. Встречались мы на обсуждение нашего предстоящей поездки на рыбалку в среду вечером после курсов на авторемонтном заводе.
       Два дня после работы вечером вполне достаточно, чтобы приготовиться предстоящей рыбалки. После драки во время рыбалки на озере у меня не было времени на рыбалку. У меня много было учёбы и работы.
       - Пришло у меня время разобраться с рыболовным набором, который купил Виктор. - сказал в присутствии мамы, раскрывая рыболовный набор. - Надо обкатать всё в Дарьяльском ущелье...
       - Чего это вы так далеко собрались ехать? - с беспокойством, спросила мама. - Терек рядом течёт.
       - В Дарьяльском ущелье вода в Тереке чистая. - стал объяснять маме наш выбор. - Там в Тереке водится форель, которой возле Беслана нет. Кто му же в Дарьяльском ущелье воздух чистый.
       Мама ни стала дальше обсуждать со мной тему рыбалки. Решила сходить в школу-интернат к Сергею и Юрке. Надо было поговорить с преподавателями и с воспитателями насчёт Юрки. Он категорически не хочет учиться. Пытался удрать из школы интерната. Стоит вопрос об его исключении из школы интерната или о его переводе на учёбу в Беслановской средней школе?1.
       - Придётся мне их забрать домой из школы интерната. - сказала мама, перед уходом из дома. - Прямо не знаю, что с Юркой делать. Учиться в школе не хочет и ведёт себя он всюду очень плохо.
       Мне нечего было сказать маме. У них такой возраст, что рядом должен быть отец, чтобы брать от него пример. Каким примером может быть отец, который бегает от своих детей, чтобы не платить алименты на их жизнь. У меня нет обиды на отца за то, что он порол меня трофейным ремнём до синяков как сидорову козу за мои приключения. Но не могу простить за то, что ударил маму
       Первый туристический автобус "Пятигорск-Тбилиси" проходил транзитом через Беслан в три часа ночи. Расчёт был такой, чтобы утром пройти опасный участок военно-грузинской дороги, где часто сходят снежные лавины и бывает камнепад. Дальше после крестового перевала дорога чистая. К девяти часам утра можно приехать в Тбилиси. Засветло обратно пройти опасный перевал.
       С вечера в пятницу, после курсовых занятий на авторемонтном заводе мне было достаточно десяти минут на пробежку до своего барака, чтобы сразу у порога раздеться и тут же завалиться спать. Кушать совсем не хотелось. На заводе в обед хорошо кормили и после работы немного перекусил в авторемонтном заводе до начала курсовых занятий. Сейчас надо хорошо выспаться.
       Будильник завёл на два часа ночи и положил прямо рядом со своей подушкой, чтобы сразу его отключить при звоне. Но, как всегда, проснулся раньше звонка будильника. Нажал на кнопку будильника, чтобы он не звонил и перевёл звонок на день. Пусть звенит, когда никто не будет спать. Если зазвенит после моего ухода их дома, то весь барачный посёлок проснётся и будет скандал.
       Мама и братья спали в своих постелях на батуте среди барака прижавшись друг к другу. Мне пришлось осторожно проползти со своей постели на батуте у стены до двери. Там одел на себя спортивное трико и ботинки. Взял с собой приготовленные с вечера к походу вещмешок и рыболовные снасти. На тумбочке у двери прихватил приготовленный мне мамой стакан чая и булочку.
       На улице было по-летнему тепло. В небе не единой тучки. Небосклон усеян бриллиантами звёзд. Тишина такая, что даже слышно издалека, как за городом кукарекает слишком рано проснувшийся первый петух. Слабый ветерок, осторожно спустившийся с вершин кавказских гор в долину, пошевелил зелёную листву на деревьях рядом с бараками и тихо спустился в глубину старого карьера.
       Вещмешок повис на моих плечах. Холодный чай из стакана и мягкая булочка, посыпанная марципаном, нашли своё место в опустевшем желудке. Пустому стакану было место у двери под окном. Мой сонный желудок проснулся и бурча стал переваривать, что проникло в его пространство. В запасе на посадку в автобус целый час. От барака до автобусной остановки идти минут десять.
       - Привет, пацаны, как выспались? - сказал друзьям, которые были на остановке раньше меня.
       - Какой сон? Когда у меня дома разборки были. - грустно, ответил Гелая Гиви. - Родители из-за меня поссорились. Отец отпускал меня на рыбалку, а мама нет. К ночи договорились, что до службы в армии больше рыбалок не будет. Мама до сих пор считает, что мне надо ещё подрасти.
       - В чём-то наши мамы правы. - сказал Руднев Степан. - Мы в любом возрасте дети для мамы...
       Пока мы обсуждали проблему родителей, к автостанции подошёл транзитный туристический автобус, следующий из Пятигорска до Тбилиси. Диспетчер объявил в микрофон, что в автобусе имеется десять свободных мест до Тбилиси. Кроме нас были ещё двое желающих ехать на этом автобусе. Эти двое пассажиры ехали до Тбилиси. Нам надо было ехать только до селения Балта.
       - Ребята, не имеем право продавать билеты на транзитный туристический автобус на близкое расстояние. - сказала кассир на автостанции. - Поговорите с водителем автобуса. Если он согласится.
       - Сам рыбак. Пойду вам на встречу. - согласился водитель автобуса с нашей просьбой. - До Орджоникидзе вы едете на местах. Если дальше будут пассажиры до Тбилиси, то места уступите.
       - Мы согласны прямо сейчас лежать или сидеть между рядами. - ответил за всех Гелая Гиви.
       До автостанции в Орджоникидзе мы прибыли через сорок минут. Здесь все пассажиры вышли из автобуса. Была десятиминутная остановка автобуса на заправку автобуса. Дальше по военно-грузинской дороге через горный перевал до Тбилиси ехать шесть часов. В пути нет заправочных станций большим автобусам и туалетов нет. Так что все проблемы решались здесь на автостанции.
       Дальше до Тбилиси на этой автостанции сели ещё пять пассажиров. Вся наша группа ни сговариваясь разместились между рядами в салоне автобуса. Водитель автобуса посчитал по головам пассажиров по местам. Убедившись, что все на своих местах, кроме нас, водитель медленно выехал из автостанции и набирая скорость быстро помчался в сторону Дарьяльского ущелья.
       Когда автобус остановился при въезде в Дарьяльское ущелье за селением Балта, то на наших часах было пять часов утра. Мы хором поблагодарили водителя автобуса за то, что он подвёз нас сюда к "воротам" Дарьяльского ущелья. Водитель пожелал нам удачной рыбалки и туристический автобус вскоре скрылся из наших глаз. Мы остались на трассе в ста метра от берега реки Терек.
       - Первый наш привал будет здесь. - сказал своим друзьям показывая на берег Терека. - Один час ловим рыбу на большой заводи. Если рыбы нет, то продвигаемся на сто метров выше в Дарьяльское ущелье. Так будет до тех пор, пока поймаем рыбу на уху или дойдём до первого водопада. Делаем большой привал, разводим костёр, варим уху, если поймали рыбу. Если рыбы нет, то под первым водопадом купаемся и возвращаемся обратно до автобусной остановки в селение Балта.
       Никто ни стал обсуждать моё решение. Мы спустились с автомобильной трассы до Терека и там стали приготавливаться к рыбалке. Даже рано утром летом жарка. В это утро со стороны гор совсем не было ветра.
       Солнце жарило так, словно мы были не у ворот в Дарьяльское ущелье, а где-то на пляже Чёрного или Каспийского морей, которые омывают кавказские горы с двух сторон.
       Мы разделись до плавок и стали приготавливать удочки к рыбалке. В этом месте русло Терека имеет большое кольцо, которое образовало огромную заводь с островком по самой середине. Таких мест по всему руслу Терека много от самого Дарьяльского ущелья до Каспийского моря. Хищники, птицы и рыбаки прекрасно знают, что в этих местах много рыбы, поэтому собираются здесь.
       Но в это утро вокруг заводи не было хищников, птиц и рыбаков. Наверно заранее испугались предстоящей жары. Одни только мы, словно белые вороны, светились своими белыми задницами в плавках на фоне серых камней и голубой воды в заводи. Мы не спеша разобрались со своими удочками и стали ловить то, что не было в быстрых потоках воды в заводи вокруг одного островка.
       Здесь было одно место на Тереке, где можно было ловить рыбу на спиннинг. Поэтому начал забрасывать с катушки. К моему удивлению, у меня получилось с первого раза бросить в заводь без "бороды". Рыбу тоже поймал с первого раза. Но это был голавль размером меньше моей ладони. Мы сразу договорились, что рыбу длиной с нашу ладонь не берём. Пускай подрастает к рыбалке.
       Так прошёл целый час на первой стоянке. Здесь в заводи не было поймано ни у кого ни одной большой рыбы. Наверно поэтому с утра возле заводи не было хищников, птиц и рыбаков. Они прекрасно знают, когда быть тут возле заводи. Лично мне было известно по рыбалке в Каспийском море, что где возле воды нет хищников, птиц и рыбаков, то там точно нет рыбы. Забыл об этом.
       На новом месте, так же как на первом кроме глупой мелочи ничего не ловилось. Так мы постепенно дошли до первого водопада на Тереке в глубине Дарьяльского ущелья. Возле водопада ловить рыбу ни стали. В первый и в последний раз разбили большой привал, чтобы хорошо покушать то, что взяли с собой. Затем искупаться под водопадом и отправиться домой в обратный путь.
       - Пацаны! Посмотрите, что здесь! - закричал Дзгоев Руслан, который первый пошёл под водопад.
       Мы посмотрели в его сторону и весьма были удивлены тому, что увидели. Небольшой водопад, устремлённый вниз с нависшей скалы, сверкал на солнечных лучах чешуёй рыбы, устремлённой подняться в верх по водопаду. Руслан стоял на каменной площадке под скалой. Рыба плескалась в потоке водопада прямо у его лица. Мы словно заворожённые смотрели молча на эту красоту.
       - Руслан! Бросай эту рыбу к нам на площадку. - словно проснувшись, закричал Руднев Степан.
       Руслан тут же сделал резкое движение своей рукой в сторону водопада. Первая большая рыба упала к нашим ногам. Это была радужная форель. Несмотря на то, что рыбы в водопаде было много, но каждый раз вырвать рыбу из водопада не получалось.
       Рыба как бы ускользала от движения руки. После многочисленных попыток Руслану удалось выбросить к нам всего две рыбы. Дальше он не в силах был делать какие-то движения у водопада.
       - Всё! Больше не могу, нет сил. - сказал он, выбираясь из-под фонтана. - Теперь пробуйте вы.
       Мы стали менять друг друга под водопадом. Не у каждого получалось из водопада вырывать рыбу. Кто-то догадался ловить рыбу у камней под водопадом.
       Ведь оттуда рыба поднимается вверх и обратно падает вниз, чтобы отдыхать под камнями и обратно с новой силой подниматься. Вверх по водопаду, чтобы в верховьях реки за водопадом начать свой ежегодный нерест. Под камнем вода была нам по грудь.
       Сильный поток воды с водопада не давал удержаться под камнем и уносил ныряющего в сторону от того места, где рыба отдыхала, чтобы совершить новый рывок.
       Из многочисленных попыток поймать рыбу под камнем только Абисалов Гамзат сумел выбросить рыбу из-под камня к нашим ногам, а сам едва не утонул. У него не было сил выбраться из реки. Поток воды из водопада стал крутить его и затягивать в глубину. Мы поняли, что друг на тонет. Разом не сговариваясь бросились в речку. Подняли Гамзата выше воды. Затем вытащили на берег.
       После того, как все испытали свою удачу под водопадом поймать хоть одну рыбу, мне тоже захотелось попробовать вырвать из водопада хоть одну рыбу. Но моя попытка с первого раза добиться успеха ни к чему не привлекла. Лишь после нескольких рывков мне удалось выбросить одну рыбу на берег. Но моё увлечение бросками в водопаде привела к беде. Сорвался с высоты на камни.
       Вообще-то площадка под водопадом была не высоко от камня под водой. Но было достаточно чтобы рухнуть правым боком на остриё камня под водой, чтобы поранить правое плечо. Бок и особенно голень правой ноги. Наверно у меня был настолько сильный удар об камень что на какое-то мгновение потерял ориентацию в пространстве. Хорошо, что друзья успели вытащить из воды.
       Мы были не первый раз в горах. Знали прекрасно, что с нами может что-то случиться. Поэтому при нас всегда была медицинская аптечка. Друзья положили меня на траву на ровном берегу речки и стали оказывать мне первую медицинскую помощь. Моё правое плечо отделалось царапиной и сильным ушибом. Царапины обработали йодом. С ногой проблема. Сделали перевязку.
       - Но! Без ухи мы всё равно отсюда не уйдём. - скрипя зубами от боли, дал указания своим друзьям.
       У нас оказалось десять рыб, пойманных руками из водопада. Мы сразу решили, что по одной рыбе заберём домой, а из трёх сварим уху. Мы сразу на места распотрошили всю рыбу. Которую забирали с собой домой, ту рыбу обложили мокрой травой. Затем положили рыбу каждый в свой вещмешок. Вещмешки положили на время в воду и придавили камнями, чтобы их не унесла вода.
       Костёр развели на большой каменной площадке метров на сто ниже водопада. Пока костёр разгорался, а вода закипала, мы приготовили всё, чтобы быстро сварить уху. Не зря на Кавказе форель считают второй по вкусу после осетровых рыб. Аромат и вкус форели быстро распространился вблизи нас в Дарьяльском ущелье. Зверюшки и птицы вскоре пришли на обед к потрохам.
       После того, как мы съели уху, то ни стали тянуть время. Решили быстро спуститься вниз из Дарьяльского ущелья в долину, чтобы засветло до захода солнца вернуться к себе домой. После того, как друзья оказали мне скорую медицинскую помощь с перевязкой сильно порезанной правой ночи в воде об острые камни, мне стало легче передвигаться. Но! Постепенно боль ноги усилилась.
       Когда пришли на автобусную остановку в селение Балта, то пораненная нога стала меня сильно беспокоить. С большим трудом передвигался по земле на одной левой ноге и нуждался в помощи друзей при посадке в автобус до Орджоникидзе. Дальше ехать в Беслан без помощи врачей не было никакого смысла. На автостанцию в Орджоникидзе вызвали медицинскую скорую помощь.
       - Молодой человек, у вас большая проблема. - сказал мне доктор скорой помощи разглядывая рану на моей ноге. - Вы занесли в открытую рану какую-то инфекцию. Мы ложем вас больницу.
       Мне нечего было сказать доктору, как только молча согласиться с его решением. Санитар сделал мне обезболивающий укол. Друзья забрали с собой мои вещи - рыболовные снасти и мокрый вещмешок с распотрошённой форелью. На носилках задвинули меня в служебный легковой автомобиль медицинской скорой помощи и на большой скорости отвезли в городскую больницу.
       В приёмном кабинете меня переодели в больничную одежду. Положили в каталку и отвезли в рентген кабинет, в котором сделали снимок пострадавшей правой ноги и заодно головы тоже. Затем отвезли в палату хирургического отделения, где были ещё три травмированных мужчин. К этому времени боль на раненой ноге утихла. Вскоре снотворное склонило меня ко сну.
       - Шурик, что с тобой случилось? - спросила меня мама, как только проснулся на следующее утро.
       - Всё нормально! Во время рыбалки упал в воду на камень и порезал ногу. - как мог, постарался успокоил маму. - Во время рыбалки на Каспийском море хуже случалось. Так что всё пройдёт.
       Мама принесла мне с собой в палату разные домашние продукты. В том числе часть жареной форели, из-за которой пострадала моя правая нога во время рыбалки. Следом за мамой почти через каждый час до самого обеда приходили меня проведать многочисленные родственники. Тумбочку возле моей кровати буквально завалили подарками. Мне даже стыдно было на это смотреть.
       Можно подумать, что прибыли в палату к герою, который совершил подвиг. Отказаться от подарков нельзя. Пришлось терпеть нашествие родственников до тех пор, пока закончилось время приёма гостей и гостинцев. Возле дверей палаты поставили медсестру. Начался осмотр больных.
       Первый осмотр был утром. В то время у меня был крепкий сон после снотворного. Поэтому первый осмотр пропустил. Второй осмотр до обеда. Перед вторым осмотром у меня было избавление от гостинцев. Мне всё равно было невозможно всё скушать. Попросил медсестру, чтобы она раздала гостинцы больным по палатам. Себе оставил только жареную форель домашний хлеб, который испекла моя мама прямо на мангале, как шашлык. Оставил так же осетинское пиво, которое по вкусу и содержанию похоже на русский квас.
       - Так, молодой человек! Рассказывайте, как вас угораздило к нам попасть? - спросил у меня седоволосый хирург, рассматривая мою рану на ноге после того, как медсестра сняла с раны бинт.
       Мне пришлось рассказывать о своём приключении с того места, как мы начали ловить форель руками под небольшим водопадом в Дарьяльском ущелье. Остановился на том месте, как проснулся сегодня утром после снотворного. Проспал первый обход больных и свой завтрак. Хирург внимательно слушал мой рассказ о полученной травме и видимо забыл за чем пришёл.
       - М-да! По молодости тоже был рыбаком. - задумчиво, сказал старик. - Но форель на удочку не поймал, а руками тем более. Ты это прямо сейчас придумал или во сне приснилась эта фантазия.
       - Нет! Мне специально пришлось изуродовать свою ногу, чтобы встретится с вами в этой палате и рассказывать вам свой бред. - не на шутку разозлился на хирурга. - Виновница рыбалки форель жареная у меня на тумбочке возле кровати. Можете попробовать, чтобы убедиться, что не вру.
       - Успокойтесь! Успокойтесь! Вам так специально сказал, чтобы убедится в том, что вы ни так плохой, как написано в истории болезни. - сказал доктор, поглядывая на мою жареную форель. - В любом случае вам придётся недельку полежать у нас, чтобы рана у вас на ноге слегка затянулась.
       Наверно мой доктор сказал медсёстрам, чтобы до меня в палату больше гостей не пускали или сами гости были заняты своими проблемами. Но до конца рабочей недели никто ко мне в гости не пришёл. Даже маме некогда было прийти. Сейчас она вместе со средней своей сестрой, Щепихиной Надеждой, работает в одну смену крановщицей на мостовом кране в цеху шпального завода.
       У мамы нет сменщика или сменщицы, кто бы мог её подменить на работе, когда она может приехать до меня в больницу. Тут ещё близнецы создают ей проблему. Каждый день после работы мама повязана по рукам и по ногам заботами о своих младших сыновья. Вынуждена их до работы куда-то сдавать под досмотр, чтобы они не сбежали с Беслана или не натворили что-то в городе.
       - Так, молодой человек, сегодня мы переводим вас на домашнее лечение. - сказал мне хирург утром во время осмотра больных. - Пару недель вы должны находится дома и с больной ногой никуда не ходить. Через день вам надо ходить на перевязку в ближайшую от дома поликлинику. Сейчас сюда вызову вам машину скорой помощи, которая вас отвезёт в Беслан по домашнему адресу.
       Пока меня переодевали в мою одежду в приёмной палате, за мной приехала машина скорой помощи. Санитары посадили меня на второе сидение в автомобиль скорой помощи. Выдали на руки документы истории моей болезни. Водитель служебной машины включил сирену и мигалку на автомобиле. Машина скорой помощи нарушая все правила движения помчалась в сторону Беслана.
       - Тут разве можно жить!? - воскликнул санитар, когда машина остановилась возле нашего барака.
       - Поэтому мы ломаем здесь руки и ноги. - ответил в шутку на вопрос санитара. - Вам спасибо!
       Когда скорая помощь уехала, то из нашего барака стали выглядывать Сергей и Юрка. По из испуганным физиономиям было понятно, что они что-то натворили. Меня словно бросила какая-то сила в сторону нашей двери. В тот момент совсем забыл, что у меня болит нога. Как только ворвался во внутрь барака, то сразу обратил внимание на середину батута, охваченного огнём.
       У меня не было времени набирать воду из-под крана, чтобы тушить огонь среди барака. Пришлось вместе с рядом лежащим одеялом падать на пламя, чтобы погасить огонь. Как только сбил языки пламени, так сразу подбежал к чайнику, в котором всегда была вода. Вначале из чайника, затем из шланга, который был на пожарном кране, тщательно залил водой место возгорания.
       - Зачем вы это сделали? - спросил у братьев, убирая шланг в пожарный щит. - Вы могли сгореть!
       - Хотели посмотреть, как горит батут. - в один голос, ответили близнецы. - Мы больше не будем.
       - Если бы меня не было рядом, то вы могли сгореть раньше батута. - с горечью сказал братья.
       Когда тушил огонь, то не думал о том, что мне нельзя быстро двигаться с больной ногой. Как только проблема с огнём была ликвидирована, то у меня стала сильно болеть раненная нога и сквозь бинты появились алые пятна крови. Всё стало понятно, что не затянувшаяся до конца рана порвалась. Надо срочно идти на перевязку. Ближайший медпункт находиться в центре города.
       - Вы видели, что натворили? - жалобно, сказал братьям, показывая им на пятна крови, просочившиеся сквозь бинты. - У меня не зажившая рана порвалась. Теперь весь до смерти истеку кровью.
       Братья разом стали реветь. Мне надо было срочно идти на перевязку. Но оставлять братьев в бараке нельзя. Они могут спалить весь барачный посёлок и сами могут погибнуть. Придётся их брать с собой до поликлиники. Пока мамы нет дома, то до её прихода с работы домой надо успеть сделать перевязку и вернуться обратно. Иначе при виде бывшего пожара маме будет плохо.
       - Что с вами случилось? - спросила медсестра, когда меня без очереди пропустили на перевязку. - У вас дома был пожар или какая-то другая проблема? Может быть, позвать кого-то на помощь?
       - Подробности будите спрашивать у виновников. - сказал медсестре, протягивая ей документы из больницы по истории моей болезни. - Сейчас мне нужна перевязка. Иначе здесь истеку кровью.
       Пока медсестра обрабатывала перекисью водорода мою рану и нюхала нашатырь, чтобы не потерять сознание от ужасных рассказов моих братьев. Затем перевязывала рану на моей ноге.
       Сергей и Юрка со слезами на глазах, с большим преувеличением, с ужастиками и со страшилками, подробно рассказывали о том, что натворили в отсутствие старших. В конце оказания мне скорой медицинской помощи в поликлинике, молоденькая медсестра и мои братья ревели в один голос.
       - Что случилось, почему ревём? - спросила нас старшая медсестра, когда вошла в перевязочную.
       - Всё вам расскажет подробно ваша коллега. - сказал даме, поднимаясь с кушетки. - Сейчас нам пора идти. Живите спокойно и не болейте. Нас ждут дома. Вам спасибо за хорошую перевязку.
       Тут же взял за руки братьев и вышел в коридор, где были в очереди пациенты на перевязку. По их испуганным лицам с признаками сожаления было понятно, что они слышали все страшилки из рассказа моих братьев. С искренним сочувствием смотрели на нас. Но ничем не могли помочь нам, так как сами в данный момент находились в очередь на перевязку со своими проблемами.
       - Что здесь случилось в моё отсутствие? - строго спросила нас мама, когда мы вернулись в барак.
       - Да ничего страшного. - пришлось с юмором ответить. - Пытались сжечь барак. Но не получилось.
       Братья разом хихикнули на мой юмор. Но тут же заткнулись при строгом взгляде нашей мамы. Мне пришлось рассказывать маме так, как всё было без всяких ужастиков. Не хотел расстраивать маму. Ей и без этой проблемы каждый день достаётся от вездесущих близнецов. Тут со мной у неё проблема. Пару недель придётся сидеть дома, пока заживёт нога. Скорей бы в армию забрали.
       - Не знаю, что мне с ним делать? - мама подумала в слух. - Мне просто их некуда надень деть.
       - Пока дома на лечении ноги, то присмотрю за ними. - постарался успокоить маму. - Дальше будет видно. Может быть, мы будем работать в разные смены, чтобы можно было быть рядом с ними круглые сутки. Если не получится, то сделаю на улице собачьи будки. Будем сажать их на цепь.
       - На цепь нас не надо сажать! - в один голос закричали братья. - Мы будем хорошо себя вести!
       После таких условий с моей стороны братья действительно изменились в лучшую сторону. Перестали шалить, шкодить и пакостить. За две недели моего домашнего лечения ни разу на улицу без спроса не вышли. У меня даже появилось подозрение, что они приболели и поэтому утратили свою энергию. Дошло до того, что отвёл своих братьев в нашу поликлинику к детскому доктору.
       - С твоими братьями полный порядок. - уверил меня детский врач после тщательной проверки.
       На третью неделю моего лечения с травмой на правой ноге всё зажило как на собаке. Осталась лишь слегка бледно-розовая полоска на месте бывшей травмы. Мама договорилась на шпальном заводе, что мы с ней будем выходить на работу в разные смены, чтобы было кому присматривать за Сергеем и Юркой. Так как в первый же день моей работы братья разбили стёкла у соседей.
       Прошёл месяц после моего лечения травмированной правой ноги. Вдруг, на той же правой ноге от паха до пятки появилась розовая полоска. У меня появились мысли, что это результат большой нагрузки на правую ногу.
       Во время рубки струн на раз опалубке бетонных шпал стал больше опираться на левую ногу, чтобы правая нога не получала большой нагрузки быстро восстановилась.
       Время шло, серьёзной нагрузки на правую ногу не было, вот только красная полоса на правой ноге увеличивалась. К доктору не шёл, думал, что всё само собой пройдёт.
       Но ни что не проходит бесследно. Скоро первая медицинская комиссия в военкомате по распределению призывников на воинскую службу в советской армии, а у меня проблема с правой ногой - опухоль быстро растёт.
       - С такой мускулатурой тебя можно в любые ряды войск советской армии определять. - вынесли мне решение в медицинской комиссии в военкомате. - Но с опухолью на правой ноге тебя никуда не возьмут. Тебе надо срочно лечиться. Направляем тебя в госпиталь на полное обследование.
       Североосетинский республиканский военный госпиталь северокавказского военного округа находился в центре Орджоникидзе. Мне это место было хорошо известно. Там когда-то служили наши родственники по линии моего отца. Перед пенсией завхозом в госпитале работал дедушка Ваня Линёв. На улице Джанаева они до сих пор живут, Линёвы, дедушка и бабушка по линии моего отца.
       - С вашим здоровьем полный порядок. - сказали мне в госпитале после полного обследования. - Но с правой ногой большая проблема. После травмы ноги вы занесли в рану инфекцию, которая способствовала серьёзной закупорки вен. Это заболевание называется тромбофлебит. Вам надо лечь на операцию чистить вены. Если не сделать операцию сейчас, то позже будет поздно. У вас может образоваться гангрена. Придётся ампутировать ногу. О службе в армии можно забыть...
       - Можно отложить операцию хотя бы на пару дней? - жалобно, спросил у хирурга. - У меня сейчас шок от вашего приговора с моей проблемой. Надо привыкнут к трагедии и решиться на операцию.
       - Ваше личное дело, как поступать со своим здоровьем. - печально, ответил доктор. - Но на долго откладывать нельзя. Мы готовы принять вас в любое удобное время. Работаем каждый день.
       Меня тут же выписали из госпиталя. В этот раз в гости к родственникам не пошёл. Хоть живут они рядом с госпиталем на следующей улице. У меня сильный шок. В голове одни чёрные мысли. Все мои планы на будущую жизнь полностью рушатся. На военную службу в советскую армию не возьмут. Во всесоюзный юридический институт не поступлю. Даже работать рубщиком не смогу...
       - Ты чего ногу за собой таскаешь? - услышал рядом скрипучий старческий голос. - Подстрелили?
       - Если бы подстрелили, то стал бы героем. - ответил старику-осетину, с которым немного был знаком. - В госпитале сказали, что у меня тромбофлебит. Предлагаю ложиться к ним на операцию...
       - Эй! Слушай! Такой пустяк, а ты разволновался, как девственница перед брачной ночью. - возмущённо жестикулируя руками, закричал на меня старик. - Пойдём со мной. Буду тебя лечить...
       У меня было такое состояние души, что всё равно было куда идти - в храм или на погост. Старик быстро пошёл в сторону от центра, куда-то на окраину города. Когда нога не болела, то свободно мог быть впереди этого старика, а сейчас едва поспевал за ним. С трудом тащил опухшую ногу.
       - Здесь живёт старый Ирбек. - напомнил старик своё имя, когда мы вошли в старый каменный дом возле такой же каменной стены пивзавода. - Садись за стол. Пей настоящее жигулёвское пиво...
       - Вообще не употребляю никакие спиртные напитки. - сразу отказался от большой кружки пива.
       - Тебя аракой и водкой не угощаю. - закричал Ирбек. - Пей пиво на здоровье! Иначе зарежу тебя.
       Старик схватил со стола кинжал и приставил к моему горлу. Со страху большая кружка с пивом сама прилипла к моим губам. Прохладный напиток хлынул в меня из кружки и приятно взбудоражил моё сознание. Впервые осознал, что хмельной напиток ни столько вреден, а столько полезен, чтобы снимать шок и приводить разум в нормальное положение и снимать жуткую боль в ноге.
       - Ты молодец! Совсем другое дело. - радостно, сказал старик, когда пустая кружка отстала от моих губ. - Ты сиди здесь отдыхай мне надо сходить в одно место за лекарством к твоей ноге.
       Ирбек взял со стола в углу комнаты эмалированное ведро и ушёл куда-то из дома за каким-то лекарством к моей больной ноге. Как только он вышел из своего дома, хмельной напиток слегка вскружил мне голову и потянул ко сну. После того как у меня воспалилась правая нога, то уже несколько дней не могу хорошо поспать. Хоть сейчас смогу немного вздремнуть до прихода старика.
       - Быстро снимай брюки. - сказал Ирбек, когда вернулся домой с ведром пивных дрожжей и с большим пакетом армейских бинтов. - Сейчас буду лечить твою ногу. Ты всё запоминай. Дальше сам будешь лечить себя без моего участия. Поэтому здесь ты будь внимательным во время процедур.
       Задолго до заболевания тромбофлебитом, во время лечения раненой ноги, мама сшила мне широкие брюки, которые мог свободно одевать поверх перебинтованной ноги. Как только нога стала разбухать от тромбофлебита, то мне вновь пришлось одеть брюки свободного пошива. Вот и сейчас мне удалось легко снять брюки и обнажить перед народным лекарем свою опухшую ногу.
       - М-да! Ты запустил свою болезнь. - тревожно, сказал старик, разглядывая опухоль на ноге. - Пришёл бы раньше, можно было за пару дней вылечить. Сейчас пару недель придётся лечить ногу.
       Ирбек посадил меня в кресло плетёное из прутиков липы. Напротив, меня поставил армейский табурет с отверстием в середине. На табурет положил больную ногу. Распаковал один большой рулон армейского бинта.
       На опухшую часть ноги положил небольшой слой хмельных дрожжей, которые накрыл из рулона прозрачной бумагой. После чего от подошвы до пояса замотал бинтом всю больную ногу. Внимательно посмотрел на свою работу. Заставил меня обратно одеть брюки.
       - Точно так каждый вечер перед сном будешь делать такую процедуру и на ночь выпивать одну бутылку пива. - сказал старик, когда отошёл от меня. - Будет жечь - терпи. От этого никто не сгорел.
       - Ты наверно забыл, что живу в Беслане, а не в Орджоникидзе. - напомнил Ирбеку свой адрес. - При всём моём желании ездить за дрожжами слишком далеко. Пивных дрожжей в Беслане нет.
       - Пока склерозом не страдаю. - с ухмылкой, сказал старик. - Всё что надо на перевязки упакую.
       Ирбек достал из шкафа армейский рюкзак и кожаный бурдюк для вина. Засунул бурдюк в рюкзак. В горлышко бурдюка поставил большую лейку. Сказал мне, чтобы крепко держал это сооружение. Через лейку из эмалированного ведра заполнил бурдюк пивными дрожжами под самую завязку. Крепко завязал бурдюк и рюкзак. Всю тяжесть повесил мне на плечи. В руки дал пакет с бинтами.
       - Когда приедешь домой, то пивные дрожжи выдавишь из бурдюка в любую эмалированную посуду. - стал объяснять старик мой дальнейшие действия. - Бурдюк хорошо помоешь и высушишь. феном изнутри. Иначе он сгниёт. Через две недели, когда тебя не будет беспокоить нога, вернёшь бурдюк с вином и "накроешь поляну" за то, что старый осетин вылечил тебя. До десяти утра в любой день нахожусь дома. Дорога сюда тебе известна. Будь всегда здоров и никогда не болей.
       Ирбек проводил меня через порог своего дома. Дальше идти пешком с больной ногой у меня не было желания. Железнодорожный вокзал в Орджоникидзе с отправкой поездов и автобусов до Беслана был в другом конце города. Городской транспорт проходил через весь город от моста через Терек в западной части города в восточном направлении до площади у старого вокзала.
       Можно было вернуться к госпиталю и оттуда пройти пешком до вокзала. Расстояние от пивного завода до западного моста почти такое же, как от пивного завода до госпиталя. Разница лишь в том, что от моста надо ехать через весь город на любом городском транспорте. Госпиталь находится на полпути между пивзаводом и вокзалом. Выбрал пешее движение через госпиталь.
       Минут через десять после перевязки больной ноги с пивными дрожжами воспалённая нога стала постепенно нагреваться под воздействием брожения пивных дрожжей. На полпути моего передвижения по городу правая нога так нагрелась, что просто невозможно было терпеть.
       Хотелось сорвать повязку с больной ноги, чтобы свежим воздухом остудить жар на ноге и по всему телу. В моём разуме появились две противоположные мысли. Одна мысль хотела, как можно быстрее избавиться от горячей повязки. Другая мысль советовала набраться терпения и дождаться результата от народной медицины. Пока пристраивался к своим мыслям без проблем
       добрался к площади у железнодорожного вокзала. На автобусе ехал до такой же площади у вокзала в Беслане.
       - У тебя, что за плечами в армейском рюкзаке? - спросила мама, когда к вечеру пришёл домой.
       - Армейский паёк на время моей службы в советской армии. - неуместно пошутил перед мамой. - Если без шуток, то недельное лекарство к больной ноге. Сейчас всё расскажу и объясню тебе.
       Мама помогла мне освободить ёмкость винного бурдюка от пивных дрожжей в большое эмалированное ведро, которое ту же прикрыл крышкой от возможного брожения.
       Затем подробно рассказал маме о том, как в госпитале предложили мне провести вскрытие закупоренных вен, чтобы освободить их от тромбофлебита. Но старик-осетин предложил лечить ногу пивными дрожжами.
       - Среди терских казаков издревле применяют такое лечение пивными дрожжами. - совсем без удивления, вспомнила мама. - Помню, как моего папу после ранения лечили пивными дрожжами.
       - Почему раньше мне это не говорила? - с удивлением, спросил маму. - Мог давно вылечить ногу.
       - Если бы ты советовался со мной, то у тебя не могло быть много проблем. - упрекнула она меня.
       Мама пошла во двор между бараками из-под крана с водой тщательно промыть винный бурдюк от пивных дрожжей. Затем несколько раз в бурдюк она засовывала и вытаскивала чистые сухие тряпки. Пока в бурдюке внутри не осталось никаких признаков влаги. В заключении запхала в бурдюк сухую тряпку и с наружной стороны через мокрую марлю прогладила бурдюк горячим утюгом.
       - Когда у тебя с ногой будет порядок и ты соберёшься ехать к Ирбеку с подарками. - сказала мне мама на следующее утро. - Тогда перед твоей поездкой к этому осетину. У меня будет поездка в выходной день к нашим родственникам в Старый хутор за домашним вином. Пока ты дома лечись.
       Так всё вышло, как говорили Ирбек и моя мама. Каждый вечер делал перевязку с пивными дрожжами на больной правой ноге и перед сном выпивал бутылку свежего жигулёвского пива, которое после работы вечером покупала мама в пивном ларьке на площади возле железнодорожного вокзала. После таких процедур и выпитого пива в моих венах бродила хмельная кровь и всё горело.
       Меньше, чем через две недели вены на моей правой ноге полностью очистились от тромба плохой крови. У меня на правой ноге не осталось никаких признаков заболевания тромбофлебитом. Мама убедилась в том, что с моей правой ногой полный порядок.
       Оставила меня дома на выходные дни присматривать за Сергеем и Юркой, а сама поехала в Гудермес за домашним вином.
       - Хорошо, что вовремя съездила в Старый хутор. - сказала мама, когда к обеду в воскресенье вернулась домой с бурдюком вина в армейском рюкзаке за плечами. - Они как раз открыли последнюю бочку с прошлогодним вином. Вино хорошо сыграла за год в дубовой бочке. Пить можно.
       Вообще-то мама ни сторонник питья алкогольных напитков. Никогда не пила водку, самогон и осетинскую араку. Но по традиции своих предков, терских казаков, всегда по особому случаю, пробовала на вкус домашнее вино. Вот и в этот раз, перед тем как приготовить подарки Ирбеку, мама выпила немного вина. Затем принялась печь три традиционных осетинских пирогов и жарить мясо.
       В понедельник первым пригородным поездом отправился из Беслана в Орджоникидзе с подарками за плечами и в руках. Бурдюк вина, три осетинских пирога, жареное мясо молодого барашка, салат из свежей зелени и домашний хлеб, который испекли в русской печке у наших родственников. Всё это было со мной, когда в восемь часов утра пришёл до пивзавода к дому осетина.
       - Ты вовремя пришёл. - радостно встретил меня Ирбек у своего дома. - Как раз собирался идти в лес к "Сопитской будки" на поляну. Отмечать куфт своему другу. Он чудом остался жив от аварии.
       - Выходит, что Бог знал, когда меня сюда направил. - радостно, сказал старику, выкладывая свои подарки к его ногам. - Как мы с тобой договорились. Пришёл накрывать поляну за своё здоровье.
       - Ты, что совсем шуток не понимаешь? - удивлённо, сказал Ирбек. - Тогда просто так сказал, как обычную поговорку. Лечил тебя от души, а не от какой-то выгоды. Ты зря нёс эту тяжесть сюда.
       - Мы с тобой оба кавказцы - осетин и терский казак. - напомнил старику-осетину. - У нас слово дороже денег. Ты дал слово, что вылечишь меня на совесть от души. Мне хочется отблагодарить тебя за твою совесть. Можно сказать, что сегодня двойной куфт, за того старика и за меня. У тебя нет никакого права отказываться от такого торжества. Мы все сегодня в долгу перед Всевышним...
       Ирбек ничего ни стал говорить против моих слов, которые выглядели словно тост перед куфтом. Он взял часть моей ноши на себя. Мы не спеша пошли на опушку леса за городом у подножия "Столовой горы". Издали нас встретили старики, ровесники Ирбека, фронтовыми песнями на русском, на грузинском и на осетинском языках. Мне сразу стало понятно, что здесь встреча фронтовых друзей, которые приняли меня в свой круг равным несмотря на разницу возраста, между нами.
       - Кружка пива на ночь, это не пьянство. - сказал Ирбек свой тост в мою честь. - Таким образом ты даёшь крови бродить и обновиться вовремя сна. Так будет у тебя здоровье и продлиться жизнь.
       Все присутствующие поддержали речь моего друга и выпили бокал домашнего вина. На поляне возле леса было человек двадцать. Все присутствующие с огромным удовольствием пили домашнее виноградное вино. Никто не захотел портить праздник другими спиртными напитками. Водка, самогон и осетинская арака на этой поляне остались не тронутыми. К вечеру пьяных не было.
       Слегка хмельные, но не пьяные, на закате дня мы убрали всё за собой на поляне и разошлись по домам. Прямо от дома Ирбека, без груза за плечами и в руках, мне понадобилось совсем мало времени, чтобы успеть к последнему поезду от Орджоникидзе до Беслана. Домой прибыл как раз ко времени, когда надо спать. Ведь завтра утром мне на работу рубщиком на шпальном заводе.
       С тех пор соблюдаю режим каждого дня. Вечером выпиваю на ночь бутылку пива перед сном. Больше меня ничто не беспокоит. У меня чистая кровь, как у молодого спортсмена. Служить солдатом в советской армии меня забрали осенью. Отслужил в советской армии без всяких проблем.
      
      3. Армейский беспредел.
       Служба в советской армии одним праздник, а другим каторга. Всё зависит от самого солдата. Как себя подготовишь к службе в армии, так у тебя будет проходить армейская служба. Независимо от того в каких частях и в каком подразделении служит солдат. Одни недовольные кабинетной службой и рвутся в строевую. Другие в строевой службе армии считают, что лучше служить в кабинете.
       Служить в одну воинскую часть вместе со мной попали больше десятка моих земляков - Закиров Руслан рота связи, Самойлов Виктор взвод химзащиты, Безруков Иван автомобильный батальон, Гамзатов Магомед в танковый батальон, Шпак Анатолий в строевую роту и Веселов Степан в хозяйственный взвод. Меня определили служить художником в взвод комсостава при штабе полка.
       Вместе с нами служили "деды" из Беслана - Алборошвили Гиви сержант рота связи, Ли Владимир сержант взвод химзащиты, Содомов Харат старший сержант хозяйственный взвод и больше десятка рядовых солдат, которых мы знали по совместной учёбе и по совместной работе. Все они достойно отслужили в одной воинской части и готовились к демобилизации домой на гражданку.
       С первых дней моей службы в воинской части советской армии, по случаю и по воле комсостава воинской части, вокруг меня образовалась свобода и независимость от уставных порядков в воинской части. Благодаря тому, что наглядная агитация была везде востребованная профессия в Советском Союзе и в советской армии, а также в первых рядах политики, экономики и в обороне.
       С детства владея разными навыками изобразительного искусства легко адоптировался в воинской части на службе в советской армии с работой по наглядной агитации. Благодаря урокам со стороны замполита Карпухина освоил новые методы работы над политическим и армейским плакатом, чего раньше до службы в армии не знал. Чаще стал писать плакаты маслом, а не гуашью.
       Вскоре получил относительную свободу от армейского уставного режима. Прямо в здании штаба воинской части дали помещение под художественную мастерскую, в которой мог работать и отдыхать в любой время суток. До моего призыва на военную службу в воинскую часть в Батуми много лет не было художника-оформителя. Наглядная агитация в воинской части истлела от времени.
       - В связи с тем, что у тебя очень много работы по наглядной агитации, ты освобождён от построения и от строевой подготовки в любое время суток. - объявил мне, замполит Карпухин, приказ командира воинской части. - Работать и жить будешь в художественной мастерской. Твоим командиром будет замполит воинской части, то есть, в моём лице. Замполит Карпухин отвечает и контролирует работу художника по наглядной агитации. Со всеми проблемами обращаться к замполиту.
       Ликовать при такой свободе не хотелось, когда за спиной в любое время может появиться замполит Карпухин или кто-то из его окружения. При очередном визите в художественной мастерской у меня создавалось такое впечатление, что нахожусь не за мольбертом перед творческой работой.
       Меня словно приковали цепями к вёслам на галерах. Скован так, что руки невозможно поднять.
       - Почему так долго сидим и не работаем? - спросил замполит Карпухин, во время своего визита.
       - Невозможно работать, когда само вдохновение находится у тебя за спиной, а не в разуме. - рискнул отстоять свою свободу. - Так круглые сутки кто-то рядом со мной. Не до творческой работы.
       Замполит ушёл, не говоря ни слова. С этого дня у меня в художественной мастерской никто ни стал появляться. Связисты провели до меня общую телефонную связь по воинской части. На стенку возле телефона закрепили табличку с номерами телефонов, куда мог звонить по своему желанию. Прямая телефонная связь была со связистом или с секретарём замполита Карпухина. Моя творческая работа быстро наладилась. Каждый день рядом с художественной мастерской появлялся новый плакат или даже стенд по наглядной агитации. Мне было достаточно телефонного звонка в хозяйственный взвод, чтобы к художественной мастерской прислали солдат на установку плакатов или стендов по наглядной агитации там, куда надо было по указанию замполита.
       - Какое блюдо сегодня приготовить Вашему величеству к обеду? - прикалывался друг по телефонному звонку, шеф-повар Лёва Амборян, когда у меня не было времени вовремя прийти на обед.
       - Главное, чтобы шашлык не остывал и кисель был густой. - в ответ был мой прикол по телефону.
       Так наладилась моя служба в воинской части советской армии. Мог свободно передвигаться по территории своей воинской части и выходить с пропуском из территории воинской части если было необходимо провести какую-то работу по наглядной агитации с городской стороны. Увольнительной записки на передвижение по городу не требовалось, на это у меня был специальный пропуск.
       Рядом с нашей воинской частью за бетонной стеной протекала небольшая речка Барцхана, которая брала своё начало на небольшой возвышенности покрытий зеленью цитрусовых плантаций. Между берегами Барцханы небольшой мостик.
       С одной стороны мостика стена нашей воинской части, а с другой стороны кофеиновый завод медицинских препаратов или химического оружия.
       Зловонный запах отходов из кофеинового завода течёт по речке прямо на международный пляж в Чёрное море в Батуми. На мостике днём собираются городские наркоманы, а ночью солдаты в гражданской одежде, чтобы бесплатно на халяву подышать наркотическим ароматом, исходящим из Барцханы. Колючая проволока на мостике, рейды патрулей не помеха для кайфа наркоманов.
       Внутри нашей воинской части рядом с рекой находилась мастерская по ремонту военных автомобилей. Механики и рядовые солдаты давно превратились в хронических наркоманов от зловонного наркотического запаха, исходящего из речки. Под постоянным принудительным кайфом один шаг до трагедии. Так случилось в один прекрасный день, когда ничто не предвещало трагедии.
       Было время обеда. Самое любимое время у солдата во время сна или приёма пищи. Когда можно расслабиться на отдых от напряжённой воинской службы в советской армии. Солдаты отдыхали каждый на своём месте или в столовой во время обеда. Мой перерыв был у меня в художественной мастерской. Как вдруг раздался оглушительный взрыв на территории воинской части.
       Вполне понятно, что все обратили внимание в сторону взрыва. Возле стены воинской части, где протекает речка, развалины мастерской по ремонту автомобиля. Под развалинами четыре трупа солдат. Даже без специальной комиссии заметно, что солдаты расслабились под наркотическим кайфом во время обеда и кто-то из них бросил масляную тряпку на болоны с кислородом.
       Видимо кислородные болоны во время взрыва метались по мастерской в поисках выхода наружу. В результате чего разломали кирпичные стенки в автомобильной мастерской, а потолок сам рухнул на солдат. У них не было шансов выжить под бетонной плитой потолка. Понадобилось около часа времени, чтобы пригнать к развалинам автомобильный кран и поднять бетонную плиту.
       Тела погибших солдат отправили на родину со всеми почестями. Родителям выдали документы о погибели солдат при исполнении служебных обязанностей. Родители получили соответствующие награды за погибших солдат во время службы в армии.
       На родине солдат поставили памятники. На месте рухнувшей мастерской в воинской части возвели монолитное здание из бетона. Прошло всего несколько дней после трагедии в нашей воинской части.
       Как вдруг рано утром объявили всеобщую воинскую тревогу по всем воинским подразделениям батумской дивизии. Солдаты и офицеры нашей воинской части решили, что это плановая военная тревога. Побежали получать оружие. Но на складах и парках по выдачи оружия сказали, что оружие никому не выдаётся.
       Общее построение солдат и офицеров без оружия состоялось на дивизионном плацу за городом в полном окружении со стороны вооружённых солдат закавказского военного округа. Создавалось такое впечатление, что нашу дивизию хотят расформировать или провести какое-то секретное учение без оружия вблизи турецкой границы. Никто ничего ни знал, что происходит вокруг нас.
       Когда дивизия в полном составе стояла на плацу. Перед дивизией на плац выехал открытый автомобиль ГАЗ-69 (Бобик) покрытый против инфекционной плёнкой. За рулём автомобиля солдат в форме химической защиты с противогазом на голове. Рядом с водителем сидит офицер в такой же упаковке. По краям автомобиля сзади офицера и водителя стоят два солдата в такой же защитной форме. Между ними две женщины в тряпье с изуродованными лицами и руками поражённые заболеванием сифилиса. На это было страшно смотреть. Словно смерть в двух лицах явилась к нам.
       Следом за этой машиной на плац выходит командир дивизии генерал Медведев. Вся дивизия стоит по стойке смирно. Без команды вольно. Командир дивизии нервно ходит по плацу со злобой издали вглядывается в лица солдат и офицеров. По его гримасам на лице видно, что выбирает слова, которые можно сказать пред солдатами и офицерами его личного военного подчинения.
       - Кто из вас был рядом с этими уродинами? - выдавливает из себя вопрос командир дивизии.
       Несколько минут вся дивизия в полном замешательстве. Никто не может подумать и сообразить, что такое возможно, чтобы кто-то мог прикоснуться к этим женщинам заражённым сифилисом до такой степени, что они уже заживо разлагаются от болезни. Однако эту ужасную паузу нарушают несколько солдат которые робко выходят из строя на плац и становятся на расстоянии от дивизии.
       - Весь город и дивизию закрыть на карантин! - отдал приказ командир дивизии генерал Медведев.
       В этот же день в Батуми остановилось движение транспорта, закрыли аэропорт, железнодорожный вокзал и морской порт. В городе был объявлен общий карантин на военную медицинскую проверку от возможного заражения сифилисом. В город прибыли медики закавказского военного округа. Позже дошли слухи, что больных женщин усыпили как больных животных и кремировали.
       Едва закончился карантин в городе и в дивизии, как в нашей воинской части начались плановые стрельбища. Все от рядового до командира дивизии должны были сдать нормы по стрельбе. У меня в этом не было исключения. Разница была только в том, что все рядовые стреляли из автоматов, а на меня был записан пистолет. Так как был зачислен взвод при штабе воинской части.
       - Ты хоть пистолет в руках держал? - спросил офицер в оружейном складе при выдаче пистолета.
       - У моего папы был свой пистолет. - с приколом ответил офицеру. - С рождения держал пистолет.
       Офицер больше ничего ни стал говорить. Выдал пистолет отдельно от патронов. Сказал мне, что инструктор на полигоне научит, как пользоваться пистолетом. Но меня этому не надо было учить. До службы в армии в тире стрелял из пневматического и боевого пистолета с оценкой хорошо. Из охотничьего ружья стрелял лучше многих охотников. Пулей мог издали свечку потушить.
       На стрельбище имелась разметка позиции, где стрелять по разным мишеням от пистолета до крупнокалиберного пулемёта - стоя, лёжа и сидя с колена. Мне досталась позиция стрельбы из пистолета. С самого начала инструктор показал мне как подготовить пистолет к стрельбе. Потребовал от меня повторения подготовки пистолета к стрельбе. Затем мы с ним отстреляли свою норму.
       - Товарищ майор, можно пострелять из автомата Калашникова? - спросил у замполита Карпухина.
       - Почему бы и нет? - удивлённо, ответил вопросом замполит. - Художник тоже рядовой солдат.
       Меня отвели на позицию стрельбы из автомата. С автоматом Калашникова мне удалось ознакомится ещё в военкомате во время призывной комиссии. Разбирал и собирал автомат за четырнадцать секунд. Это быстрее нормы. Стрелял из автомата на военном полигоне в горах ни хуже других призывников. Так что норму по стрельбе из автомата сдал на стрельбище в Батуми хорошо.
       Вот только после стрельбища за городом в воинской части при сдаче оружия у одного солдата не доставало одного патрона. Это было известно уже на стрельбище. Но молчали об этом до возвращения обратно в воинскую часть. Боевое оружие в руках солдат. Во время досмотра или ареста у солдата могут нервы сдать. Поэтому солдата арестовали при сдачи огнестрельного оружия.
       Обыскали солдата с ног до головы. Даже водили на рентген. Но патрона при нём не нашли. Тоже самое сделали проверку у того подразделения, с которым солдат получал и сдавал огнестрельное оружие. Патрон словно сквозь землю провалился. Виновного солдата отправили под арест на гауптвахту до расследования и определения ему меры наказания через военный трибунал.
       Через день на складе оружия была бытовая уборка. Во время мытья полов солдат под мокрой тряпкой нашёл боевой патрон. Видимо он упал, когда виновный солдат вставлял патрон в рожок автомата. О находке патрона сообщили в штаб полка. Собрали комиссию составить акт о находке патрона. Пошли освобождать солдата из гауптвахты. Нашли его повешенным у окна на шнурке. Следственная комиссия установила, что шнурок от солдатских ботинок был в трусах солдата вместо резинки до объявления приказа на учения по стрельбе. Таким образом виновных в заключении солдата под арест на гауптвахту не было. Все правила досмотра были соблюдены. У солдата перед арестом отобрали всё. Ботинки на складе гауптвахты были со шнурками другого вида.
       В завершении этого трагического события солдата отправили домой в цинковом гробу как героя, погибшего при исполнении служебных обязанностей во время учения в рядах советской армии. Родителям выдали денежное вознаграждение, положенное при гибели солдата во время воинской службы в советской армии. В дивизии вышел приказ о вторичном досмотре боевого оружия.
       Так завелось издревле, что когда начинают созревать цитрусовые плоды, то в дивизии объявляют тактические учения. Воинские части по очереди отправляют своих солдат на уборку цитрусовых плодов. Мне неизвестно какой расчёт проходит между офицерами и хозяевами цитрусовых плантаций. Знаю только, что солдатам дембелям разрешают брать домой с собой мандарины.
       Ноябрь, декабрь месяцы - осенняя демобилизация. Ни все дембеля бывают на тактических учениях по уборке цитрусовых плодов. Но каждый солдат во время демобилизации хочет под новый год привезти апельсин и мандарин, которые не надо покупать, так как они растут на плантациях рядом с воинской частью, в которой живут и служат солдаты советской армии. Всё можно рвать.
       Так решили солдаты танковой воинской части, которая была на окраине Батуми. Двое солдат танкистов обкатывали свой танк после ремонта на танковом полигоне вблизи цитрусовых плантаций, на которых они раньше бывали во время тактических учениях по уборке цитрусовых плодов. До дембеля у них осталось несколько дней. Апельсины и мандарины растут рядом с полигоном.
       Солдаты решили сорвать немного мандарин и апельсин перед дембелем к новому году. Но на плантациях цитрусовых их встретил вооружённый охотничьим ружьём хозяин плантаций. Он запретил солдатам рвать апельсины и мандарины. Между солдатами и хозяином плантации произошла ссора. Хозяин выстрелил в одного солдата и убил его. Другого солдата спасла осечка ружья.
       Хозяин побежал к своему дому за патронами к ружью, угрожая второму солдату расправой. Солдат побежал на танковый полигон к своему танку. Танк и хозяин плантаций встретились на краю танкового полигона. Хозяин обстрелял танк из охотничьего ружья. Танкист своим танком сравнял с землёй дом хозяина цитрусовых плантаций. В это время в разрушенном доме не было людей.
       Затем солдат вернулся в свою воинскую часть и рассказал о всё случившемся на цитрусовых плантациях. Убитого солдата отправили в цинковом гробу на дембеля домой как погибшего при исполнении служебных обязанностей. Второго солдата осудили к двум годам в дисбат. Через год помиловали. Убийца сбежал вместе со своей женой от наказания. Прошёл слух, что застрелился.
       Наглядная агитация и красочное оформление новогодней ёлки было оформлено мной в нашей воинской части за неделю до новогоднего праздника. В который раз в первом году моей воинской службы в советской армии меня наградили перед праздником отпуском на родину за отличную службу в армии. В отличии от других солдат мне не пришлось ходит на цитрусовые плантации.
       В течении первого года в армии командование воинской части мне поручали выполнять наглядную агитацию в гражданских предприятиях и художественное оформление частного жилья. Когда стало известно, что меня наградили очередным отпуском на родину, то мне принесли свежие мандарины и апельсины прямо в мою художественную мастерскую без моих походов на плантации.
       За день до отбытия в отпуск на родину сходил на речку Барцхана. Там поймал сачком пару лягушек красного цвета. Посадил лягушек в стеклянную банку с водой из речки.
       Прошлый раз во время отпуска на родину никто не поверил мне, что лягушки бывают красные. Вот вёз этих лягушек в знак доказательства, что бывают лягушки красного цвета не только в лабораториях, но и в природе.
       - Так это самые настоящие наркоманы! - воскликнули аспиранты биологи, когда изучили лягушек. - Этих лягушек можно использовать в пищу как наркотики для наркоманов и в медицинских целях.
       С собой в отпуск на родину привёз ни только экзотических лягушек, а также два больших чемодана мандарин и апельсин к новому году.
       Мама тут же разделила все мандарины и апельсины поровну между семьями наших родственников и лучших друзей. Всем хватило мандарин и апельсин.
       Вместе со мной в одной воинской части служил Толик Шпак, который призвался на воинскую службу вместе со мной в один день.
       Однако ни разу за год службы в советской армии не побывал в заслуженном отпуске на родине. Родители Толика Шпак жили близко от нашей семьи. В первый день моего прибытия с сеткой авоськой полной апельсин и мандарин отправился к его родителям.
       - Да подавись ты своими мандаринами и апельсинами! - ни с того ни с сего, беспричинно заорали на меня родители Толика. - Подхалим! Каждый праздник приезжаешь домой, а наш сын ни разу.
       - Во-первых, мандарины и апельсины не мои, а подарок к новому году от вашего сына. - сказал спокойно, родителям Толика. - Во-вторых, отпуск дают за отличную службу в советской армии. Родители Толика Шпак больше ничего ни стали мне говорить. Оставил авоську с мандаринами и апельсинами у их ног. Мне пришлось спешить домой. Надо было написать на листах ватмана несколько новогодних плакатов гуашью и акварелью к нашей новогодней ёлки, а также к новогодним ёлкам в семьи наших родственников и многочисленных друзей. Давняя традиция с моей стороны.
       Большую часть своего отпуска просидел под домашним арестом. Иногда ездил в Орджоникидзе погулять без солдатской формы и без знаков отличия за отличную службу в рядах советской армии. Беслан маленький город. Все друг друга знают. Мне надоело каждому объяснять. Почему у меня отпуск на родину перед каждым праздником в то время, как у моих земляков сослуживцев нет ни одного отпуска на родину. Отсюда получается, что они служат, а мне удаётся выслуживаться.
      
      4. Стон на перевале.
       После службы в советской армии у меня было много разных планов по дальнейшей жизни. Хотелось учиться, учиться и ещё раз учиться, как завещал наш вождь всех пролетариатов Владимир Ильич Ленин. После службы в советской армии передо мной были открыты двери всех высших учебных заведений и мест работы на престижных местах.
       Но мне всегда хотелось учиться юриста. Однако не всегда бывает так как хочется. Подвернулся случай закончить досрочно военное училище по профессии откачник-вакуумщик и наладчик фотоэлектронных умножителей.
       В это училище принимали только отличников с аттестатом о среднем образованием или тех, кто отслужил воинскую службу в советской армии, так же имеет аттестат о получении среднего образования.
       Так что меня приняли на учёбу в это военное училище без проблем. Также без проблем моей учёбы через полгода у меня были экзамены по окончанию этого училища, которое закончил на оценки хорошо и отлично. Сразу после окончания военного училища меня приняли работать на военный завод Фотоэлектронных умножителей (ФЭУ) по специальности, полученной в училище.
       Всё было прекрасно. Хорошая и чистая высокооплачиваемая работа. Женский коллектив три сотни холостых девчат на троих холостых парней. Есть хороший выбор на спутницу жизни. Но мне спешка была ни к месту в моём сознании постоянно присутствовало предсказание моей бабушки Нюси, что буду работать в цирке художником, женюсь на еврейке и уеду с семьёй жить за границу.
       Как раз перед поступлением на работу на военный завод "ФЭУ". Вдруг на военном заводе прошла реорганизация штата. Нам, выпускникам училища, объявили оплачиваемый отпуск до принятия на работу на военный завод. Мой отпуск совпал с отпуском моей мамы и с отпуском Щепихиных, а также с летними каникулами в школе. Обе семьи решили ехать отдыхать на Чёрное море.
       В эти дни ко мне вернулась память, что во время неудачного похода на вершину Дых-тау перед воинской службой в рядах советской армии мы дали слово, что после службы в советской армии обязательно повторим поход на вершину Дых-тау. Вот настало то самое время, когда перед поездкой на отдых к Чёрному морю можно в входные дни с друзьями совершить наш поход на Дых-тау.
       Но за два года нашей службы в советской армии в разных воинских частях из семи человек в неудачном походе на вершину Дых-тау в Беслан вернулись только три человека - Дзгоев Руслан, Абисалов Гамзат и Черевков Александр. В троим идти в горы слишком опасно. Надо иметь двойной перевес как по количеству человек, также по весу в телосложении и в массе мускулатуры.
       Стали подбирать себе достойных партнёров в сложном походе в горах. Среди тех, кого мы знали с детства большинство были женаты, а их жёны были категорически против похода мужей в горы. Другие кандидаты на поход после службы в советской армии начали работать на производстве им не давали отпуск с места работы. Пришлось искать тех, кто учился очно, был сейчас на каникулах.
       Такие нашлись аж пять человек - Рахимов Султан, Смирнов Кузьма, Дзеханов Шайхет, Мусаев Ходжа, Михайлов Борис. Таким образом нас стало на одного человека больше, чем в предыдущих походах больше. При моих детских походах в горы на поиски приключений было по несколько десятков человек. Среди нас были и девчонки одноклассницы, которые ходили наравне с пацанами.
       Но время всё изменило. Большинство моих бывших одноклассниц вышли замуж и нарожали детей. Сейчас у них другие походы - в магазины, на рынки и в детские садики. Другие девчата находятся в поисках спутника жизни. Девушки, которые занимаются спортом, тоже с нами в горы не пойдут. Им в поход обязательно нужен тренер или инструктор с перспективой выйти замуж за него.
       В нашу группу вошли следующие восемь человек - 1. Дзгоев Руслан, 2. Абисалов Гамзат, 3. Черевков Александр, 4. Рахимов Султан, 5. Смирнов Кузьма, 6. Дзеханов Шайхет, 7. Мусаев Ходжа и 8. Михайлов Борис. Руководителя группой выбирать ни стали. Так как мне пришлось собирать группу, то сам взял на себя обязанности на подготовку группы в поход к намеченной вершине.
       - У меня через две недели поездка на отдых к Чёрному морю. - сказал группе при нашей встречи. - Думаю, что нам будет удобно доехать в пятницу рано утром общественным транспортом к ближайшей точке на восхождение к вершине Дых-тау. С собой обязательно взять индивидуальное обмундирования и необходимый инвентарь к подъёму на вершину. Все принадлежности можно взять на прокат в спортивном клубе "Казбек" за небольшую сумму. С собой обязательно взять сухой паёк на неделю. На подъём и спуск должно уйти четыре дня. В понедельник мы все обязаны быть дома.
       Как мы договорились заранее, то в четверг утром выехали автобусом Беслан-Нальчик. Через полтора часа мы были в Нальчике. Дальше от Нальчика до села Верхняя Балкария ехали автобусом около часа. Осталось преодолеть расстояние, примерно, пятьдесят километров до нашего первого привала для пешего похода в сторону к подножию на выбранную нами вершину Дых-тау.
       - Нам надо доехать до верхней точки в Черекский район. - обратились мы к местному жителю на автобусной остановке. - Нужна последняя точка направления к подъёму на вершину Дых-тау.
       - Туда автобусы не ходят. - ответил седой мужчина. - Надо обратиться в местное турагентство.
       Местное турагентство находилось том же здании, где была местная автостанция с двумя кабинетами и небольшим залом для прибывших туристов или пассажиров на автобус до Нальчика. Инструктор турагентства "Балкария" внимательно посмотрел на наши паспорта, а также на документы спортивного клуба "Казбек", в котором мы брали на прокат альпинистские снаряжения.
       - Проезд на нашем автобусе стоит десять рублей. - обыденно, сказал инструктор. - По этому маршруту до вершины Дых-тау давно никто не ходил. Но у нас на этом маршруте есть четыре базовые точки. На обратном пути через четыре дня будет ждать с утра автобус, который везёт вас сегодня.
       Мы согласились с условиями инструктора. Он дал нам радиостанцию "Недра-П", по которой можем связаться с ним в любое время суток, если нам нужна будет помощь на подъёме или спуске с вершины. Анзор Мусаев, так звали инструктора-альпиниста, сказал, что за проезд деньги отдаём водителю автобуса и с ним договариваемся о времени обратного возвращения с точки посадки.
       Небольшой автобус "ПАЗ", потрёпанный временем и злобными ветрами в горах Кавказа не спеша направился в сторону ущелья, где на ободранных ветром и дождями серых скалах зацепи лишайники и редкие хвойные кустики не подросших деревьев. Рассматривая незнакомый ландшафт устья горной речки, не заметили, как автобус остановился на каменной площадке у скалы.
       - Дальше дорога поворачивает в лево. - сказал водитель, открывая двери автобуса. - Вам лучше выйти здесь, где река Карасу впадает в реку Черек Балкарский, за которой начинается маршрут в сторону вершины Дых-тау. Меня зовут Косым Дашев. В вторник утром жду вас на этом месте.
       Мы выгрузили из автобуса свои снаряжения. Рассчитались с водителем за проезд и сразу начали переход через горную реку по старому мосту, которые видимо сооружали предки местных жителей. Нам надо было спешить, чтобы до вечера добраться до первой базовой точке на нашем маршруте. Как нам сказал инструктор на этих базовых точках можно укрыться от схода лавин.
       Нам много раз рассказывали за маршрут от посёлка Безенги до вершины Дых-тау. Но это слишком далеко от Беслана. За четверо суток не успеть. К тому же маршрут создали к приезжим туристам, которые прибывают на Кавказ отовсюду полюбоваться достопримечательностями Кавказа. Мы живём среди достопримечательностей. Наш интерес - просто покорять вершины гор Кавказа.
       - Остановимся здесь! - сказал друзьям, когда от речки прошли на полянку в зарослях деревьев. - В этом месте летом на бывает сход лавин, камнепада и наводнений. Мы под защитой деревьев.
       - Пока вы будете ставить палатки. - сказал Дзгоев Руслан. - Постараюсь поймать рыбы на уху.
       - Три года назад в таком походе, ты уже ловил нам рыбу на уху. - прикололся Абисалов Гамзат. - До сих пор не могу вспомнить вкус не сбывшейся ухи с твоей рыбалки и с рыбой не познакомился.
       Мне не хотелось вступать в бестолковый спор с друзьями. Поэтому указал пальцами условный знак, которым мы пользовались на снежных перевалах издали, чтобы громким голосом не спровоцировать сход снежной лавины. Друзья тут же прекратили перебранку. Дзгоев Руслан отправился на рыбалку. Абисалов Гамзат принялся вместе с нами устанавливать сборную палатку на группу. У каждого был индивидуальный комплект альпийского снаряжения. Но палатки были такие, что на большой площадке можно было собрать в одну палатку. Даже собранные в одиночку палатки страховались между собой скобами и карабинами. Таким образом, в случае какой-то опасности становилось моментально известно всей группе. С нами так же были спальные плащ-палатки.
       - Посмотрите! Он действительно поймал рыбу! - воскликнул Рахимов Султан, когда увидел ручьевую форель на кукане у Дзгоева Руслана. - Столько много пойманной форели никогда не видел.
       - Да это просто пустяк с моей рыбалкой. - ухмыляясь, ехидно сказал Руслан. - Спросите у нашего командира, как до службы в армии он голыми руками на Тереке ловил форель под водопадом...
       - Ну, бывали такие времена. - пришлось мне сделать гримасу скромника. - Тогда на рыбалке чуть ногу не потерял. Спасибо, что рядом были настоящие друзья. Они тогда спасли рыбу и мою ногу.
       Дзгоев Руслан и Абисалов Гамзат вначале превратили в шутку свои воспоминания о нашей рыбалке на Тереке под водопадом. Но после вовремя подготовки варить уху, рассказали нашим новым друзьям подробно ту историю трёхлетней давности, когда у меня была поранена. После чего у меня был обширный тромбофлебит на всей правой ноге, которую спали пивные дрожжи и пиво.
       - Так ты, что и сегодня будешь пить пиво на ночь? - удивлённо, поинтересовался Смирнов Кузьма.
       - Буду пить пиво вместе с вами. - гордо, ответил любопытному Кузьме. - Но! Безалкогольное пиво.
       Все дружно зааплодировали моему объявлению, так как у каждого с собой была фляга с осетинским пивом, которое имело только название "пиво", хотя по вкусу и по содержанию это был русский квас, сваренный по другому методу. Также как один и тот же спиртной напиток имеет разные названия у разных народов к примеру - самогон, чача, арака. Но сейчас пили безалкогольное пиво.
       Так как на Дзгоева Руслана заранее были возложены обязанности шеф-повара группы, то у него в рюкзаке был алюминиевый рыбацкий котелок, в котором можно было сварить уху на всю группу. Мы ни стали спрашивать у Руслана, как он за час поймал больше десятка ручьевой форели разной величины - сачком, на удочку или голыми руками. Главное, что рыба была и хватало её на всех.
       Мелкую рыбу мы использовали на уху. Четыре самые крупные форели поджарили на костре как шашлык. В любом виде форель была очень вкусной. Не зря такую рыбу называют царской пищей.
       Может быть, так было в царское время. Но сейчас мы, строители социализма в Советском Союзе, употребляем в пищу царскую рыбу в горах на ровне между собой представители разных народов.
       Костёр разжигали на площадке среди большой палатки предварительно свернув ткань палатки в сторону так, чтобы огонь костра на поджог нашу палатку. После ужина мы тщательно погасили костёр. Оставшиеся угли от костра собрали и перенесли под другой костёр. Площадка в середине большой палатки стала сухой и тёплой. Палатку прикрыли со всех сторон и легли спать до утра.
       Заранее по установленному графику на дежурство ночью остались по два человека. Первой парой были Дзгоев Руслан и Черевков Александр. Рядом с палаткой в стороне мы развели большой костёр. Сухих веток рядом между деревьев было вполне достаточно, чтобы ночью поддерживать огонь в костре. В таком месте едва могли быть крупные хищники. Но осторожность необходима.
       Каждый раз, когда мы ходили за дровами к костру до ближайших деревьев, то стучали палка об палку и шуршали сухими ветками так, что затаившийся хищник поблизости мог обнаружить себя или заранее сбежать на большое расстояние от места отдыха группы людей. Нам неизвестно были рядом с нами хищники или нет. Но за время нашего дежурства шорохи и тени в лесу были.
       Наше ночное дежурство сменили Дзеханов Шайхет и Мусаев Ходжа. Как положено во время дежурства в горах. Осторожно разбудили сменщиков, чтобы не тревожить сон других, за руку сонных сменщиков вывели наружу из палатки. Возле костра в стороне от нашей палатки, рассказали сменщикам о порядке ночного дежурства. Убедившись, что они не сонные, сами отправились спать.
       Как дальше прошло ночное дежурство сменных пар мне неизвестно. Сам спал хорошо без проблем. Разбудил меня какой-то шорох за палаткой.
       Со сна сразу не мог понять, что случилось рядом с нашей палаткой. Проснувшись окончательно, осторожно выглянул из палатки, но ничего подозрительного не увидел. Крове розовой полоски восходящего солнца над горизонтом долины.
       Но когда вышел полностью из палатки, то обалдел от того, что увидел вокруг нашей палатки. Даже своим глазам не мог поверить. Всюду рядом с палаткой стояли горные козлы туры. Видимо они рано утром спустились с гор на своё ежедневное пастбище, а тут мы находимся на ихнем месте. Туры вели себя так, как домашнее стадо. Совершенно не обращая своё внимание на нас.
       - Проснитесь. Посмотрите какое чудо рядом с вами. - разбудил спящих на дежурстве Мусаеву Ходжу и Михайлов Борис, которые спали на траве рядом с потухшим костром среди стада туров.
       Ходжа и Борис со сна ничего толком не могли понять. Постоянно протирали сонные глаза. Шептали что себе под нос и осторожно пятились от козлов, которые поедали сочную траву прямо у ног перепуганных ночных дежурных. Так было до тех пор, пока вожак стада, стоявший в стороне, подал свой голос, что завтрак закончился. Стадо встрепенулось и тут же умчалось в сторону гор.
       - Что случилось? Что случилось? - стали спрашивать проснувшиеся друзья, выбираясь из палатки.
       - Вы проспали чудеса природы! - гордо, ответил Мусаев Ходжа, который сам спал на дежурства.
       Наш ночной отдых закончился. Надо было двигаться дальше в горы. Лёгкий завтрак сухого пойка с осетинским пивом и сбор личных вещей закончился тогда, когда золотистые лучи восходящего солнца, засверкали бриллиантами на вершинах гор, покрытых снегом и ледниками. Внимательно осмотрелись вокруг поляны на месте ночной стоянки. Традиционно присели перед походом.
       - Мы не альпинисты, чтобы лазить по отвесным скалам. - сказал друзьям перед движением в горы. - Наша цель подняться на вершину без риска. Поэтому пойдём лёгким путём до первой базовой точки. Там небольшой отдых. Дальше поднимаемся на горный хребет без снега. Двигаемся до второй базовой точки, на которой у нас будет обед и часовой отдых перед подъёмом на перевал.
       Вся группа внимательно слушала мой инструктаж перед движением в горы и с интересом рассматривала маршрут по карте, которую нам дал с собой на восхождение к вершине Дых-тау инструктор-альпинист турагентства "Балкария" Анзор Мусаев. Теперь нам эта карта была в самый раз. Мы хорошо знали свой маршрут движения между базовыми точками без риска для жизни.
       Летом склоны гор Кавказа, особенно ущелья между гор, почти до самой снежной вершины покрыты зеленью альпийских лугов и в основном хвойным лесом. До подножия к восхождению на выбранную вершину родившимся вблизи гор это просто прогулка. На этом маршруте базовые точки не ставят. Поэтому мы прошли этот маршрут легко без всяких проблем. Остановки лишь по нужде.
       Прошли стену и ледник Безенги с левой стороны короткий, но сложный маршрут на выбранную нами вершину. С правой стороны ледник Селлы с лёгким, но длинным маршрутом к нашей вершине. Пришло время подумать, как нам быть дальше.
       Видимо в пути следования мы прозевали первую базовую точку. Так как она должна быть до горного хребта, а здесь близко перевал Селлы.
       - Мне кажется, что мы вообще пошли ни тем маршрутом? - сказал Дзгоев Руслан, рассматривая карту маршрута. - Здесь должна быть вторая базовая точка, а мы её вообще рядом не видим.
       - Может быть тут "базовая точка", это просто условный знак на карте? - сказал Дзеханов Шайхет.
       - Давайте не будем гадать. - решительно остановил сомнения друзей. - Ещё не вечер. Остановимся здесь на обед и на отдых. Затем не будем карабкаться к вечеру по горному хребту. Поднимемся на перевал. Там выберем безопасную площадку и остановимся на ночлег. Рано утром начнём подъём. Нам спешить не куда. Думаю, что за день достигнем вершины и там заночуем.
       Никто ни стал возражать против моего решения. Мы ни стали здесь разбивать большой лагерь. Просто выбрали в небольшой ложбине уютное место, где ничто не угрожает нам. Зажгли спиртовую горелку. В место воды в чайнике растворили, а затем вскипятили кристально-чистый лёд. Заварили зелёный чай. Открыли банку говяжьей тушёнки на двоих. Хорошо пообедали и отдохнули.
       После обеда не спеша стали подниматься по леднику Селлы к развилке на одноимённом перевале. Там на развилке маршрута с левой стороны подножья у вершины Дых-тау небольшая впадина, которая ведёт к западной и восточной вершине, на одной из них выберем самый безопасный подъём и в течении дня покорим вершину. Затем заночуем на вершине и утром спустимся вниз.
       - Всё, здесь у нас будет базовая точка перед подъёмом на вершину. - сказал друзьям, когда мы вышли на площадку между скал. - Самое безопасное место на отдых. Нет на скалах снега и льда.
       В горах время суток меняется быстро. Вечерние сумерки незаметно могут перейти в ночь. Поэтому сразу установили сборную палатку на группу под огромной каменной скалой, которая прикрывает от возможного сильного порыва ветра, камнепада, схода лавин и других возможных опасностей в горах. Хотя здесь никаких признаков опасности нет. Но подстраховка лишней не бывает.
       Как только всё было готово к ночлегу, то мы вначале на спиртовой горелке закипятили зелёный чай. Кружка горячего чая на ночь перед сном в самый раз. Все, кроме дежурных, забрались в спальные мешки и сразу приготовились ко сну. Обратно на ночное дежурство по графику выпало первым быть Дзгоеву Руслану и Черевкову Александру. Мы были не против дежурить первыми.
       Укутанные в тёплую одежду до самого носа у нас не было риска замёрзнуть за два часа своего ночного дежурства. К согреву души и сердца за пазухой фляга горячего чая. В любой момент можно отхлебнуть из фляги горячий чай и согреться изнутри. Хотя нет для этого никакой необходимости. Тёплая одежда и меховая куртка-комбинезон с капюшоном прикрывают тело от холода.
       Ночью такая тишина, что слышно, как маленький камушек откалывается от скалы и катится вниз по леднику до самой нижней точки к подножию вершины, на которую мы будем завтра утром подниматься. Где-то внизу за ледником журчит ручей, спешит спустится вниз и превратится в речку.
       Вдруг, среди естественных звуков природы до моего слуха доносится стон. Вспоминаю, как во время первого неудачного восхождения на вершину Дых-тау мы слушали на вершине каменного столпа симфоническую музыку через небольшие отверстия в полуразрушенной стене, когда-то воздвигнутой руками человека. Здесь нет ничего из того, с чего мог создать человек звук природы.
       - Ты слышал, что кто-то стонет? - обратился Руслан ко мне, когда стон повторился где-то рядом.
       - Да, слышал. Это наверно кто-то из наших стонет во сне. - поправляя капюшон, ответил Руслану.
       До конца нашего дежурства мы больше не слышали стон. Наверно точно кому-то из наших во сне приснилось что-то больное, поэтом он стонал.
       У меня тоже иногда бывает такое во сне, что-то сниться среди ночи или сводит мышцы до боли так, что приходится стонать. Надеюсь, что в эту ночь мне не будет сниться что-то до боли ужасное и буду ночью спать без стона до самого утра.
       Ранним утром, когда завтракали перед последним броском на вершину Дых-тау. Все пары, дежурившие ночью, говорили о ночном стоне, который слышали на больше двух раз. Каждый выдвигал свою версию появления стона в горах, где кроме нас больше нет никого. Большинство остановились на том, что это стон от ветерка в скалах. Вдруг, Дзгоев показал нам жест общего молчания.
       - Помогите! Спасите! Умираю! - отчётливо услышали женский голос со стороны ледника Селлы.
       - Звук там, с перевала. - определил Абисалов Гамзат, откуда только что услышали женский голос.
       Сторожить палатку остались Дзеханов Шайхет и Мусаев Ходжа. Остальные направились искать женщину, которая находится в опасности где-то на перевале. Где именно мы ни знали. Осмотрели всю доступную нам площадку на перевале Селлы, но нигде не было опасных мест. Начали поиски, как в известную всем нам спортивную игру "охота на лису". Искали по голосу женщины о помощи.
       - Смотрите меня внизу на северном склоне перевала. - услышали голос почти у себя под ногами.
       Северный склон перевала покрыт рыхлым снегом, который буквально катался у нас под ногами на скользком леднике. Определив возможное место нахождения женщины на склоне в расщелине, мы ни стали рисковать поиском пострадавшей без специального снаряжения на передвижение по льду. Вернулись обратно в палатку. Одели на ботинки кошки. Взяли скобы, верёвки и карабины.
       - Нам неизвестно, какой вес на склоне. - сказал друзьям, когда мы вернулись обратно на ледник. - Так как у меня вес и мускулатура больше, чем у каждого из вас, то туда придётся спускаться мне.
       Моё решение никто ни стал обсуждать. Мы тут же стали готовить страховку к моему спуску и к подъёму пострадавшей. Рядом с расщелиной торчала скала, за которую зацепилось плато ледника. Нам понадобилось несколько минут на подготовку страховки к моему спуску. Забили в расщелину скалы скобы с кольцами. Закрепили карабины за кольца на скобах и у меня на ремне.
       Прочных верёвок у нас было достаточно, чтобы спуститься в расщелину на склоне скалы. Всюду сплошной гладкий лёд. На гладкой скале нет места ступить ногой. Камни словно отполированные. Пришлось буквально болтаться на верёвках. Хорошо, что на верху большой перевес в моих друзьях, иначе бы мой вес в семьдесят килограмм мог сорваться вниз. На спуск ушло минут десять.
       - У меня к тебе один вопрос. - сказал девушке, когда увидел её лицо, напротив. - Как тебя зовут?
       - Меня зовут Татьяна Климов. - радостно улыбаясь, ответила девушка. - Родом из Чернигова...
       - Спасибо! Мне твоя биография не нужна. - прервал речь Татьяны. - Начинаем работать над страховкой. За меня руками не цепляйся. Иначе мы сорвёмся в пропасть. Надеюсь, что у тебя имеется страховочный инвентарь. Забиваешь скобу в расщелину скалы до предела. Через кольцо с карабином продеваешь мою верёвку. Конец верёвки возвращаешь мне. Дальше сам подтянусь к тебе.
       Хорошо, что нас всех учили в школах ДОСАФ, как пользоваться страховкой и другим снаряжением к альпийским походам в горах. Девушка оказалась спортсменкой среднего телосложения. Так что ей не сложно было подготовить страховку на моё передвижение к ней на площадку под отвесной скалой, которая прикрывала площадку от возможного схода лавины и движения ледника.
       После того, как удачно себя подтянул на площадку к Татьяне, посмотрел на верх, чтобы отдать команду на подъём девушки и обалдел от того, что увидел. Мою верёвку на страховке почти всю срезало как лезвием бритвы острой кромкой скалы или ледника теперь мы вдвоём в этой ловушке. Наша группа никак не сможет спасти из плена в горах сразу двух альпинистов, тут нужен вертолёт.
       - Слушайте меня внимательно! - сказал наверх своим друзья. - Сейчас под вами два пленника скал. Вы не сможете нас вытащить отсюда. Скала и лёд режут верёвку. Нам нужен вертолёт и группа спасателей. Попробую по радиостанции связаться с инструктором-альпинистом Анзором Мусаевым. Если связи не будет, тогда делимся на две группы. Первая группа -. Абисалов Гамзат, Черевков Александр, Рахимов Султан и Смирнов Кузьма остаются здесь на леднике со своим снаряжением. Вторая группа - Дзгоев Руслан, Дзеханов Шайхет, Мусаев Ходжа и Михайлов Борис. Со своим снаряжением спускаются вниз до места нашей высадке с автобуса. Мы с пострадавшей в надёжном плену. Нам здесь ничто не угрожает. Поэтому второй группы не надо суетиться и спешить. Можете спокойно на ночь устанавливать палатку и отдыхать, как во время подъёма сюда.
       Внизу на дороге дождитесь любого проезжего и через него сообщите о нашей ловушке. После чего переходите обратно на места нашей первой ночёвке. Ждите спуска первой группы. Домой возвращаемся в полном составе. Старшим второй группы будет Дзгоев Руслан. Время пошло.
       Радиостанция "Недра-П" постоянно находилась у меня через плечо на ремне в чехле. Как мы договорились заранее с инструктором-альпинистом Анзором Мусаевым турагентства "Балкария" по радиостанции связываться три раза в день во время движения по маршруту в 8-00 утра, в 14-00 дня и 18-00 вечера независимо от обстоятельств. Но во время движения на верх связь не было.
       Вот и сейчас в 8-00 утра связь не получается. Даю указания второй группе движение на спуск. Первая группа остаётся на той же базовой точке на связи с пленниками через каждый час. Проблем с погодой и снаряжением нет. Обе группы имеют с собой сухой паёк и спиртовые горелки на приготовление чая. Можно спокойно ждать группу спасения или вертолёт с туристической базы.
       - Ну, что, красавица! Рассказывай, как тебя угораздило оказаться в этом плену? - обратился с вопросом к Татьяне Климовой. - По тебе видно, что здесь отдыхаешь не первый день. Так это есть?
       - Да! Действительно это так. - с удивлением стала рассказывать пленница гор. - Наша группа туристов-альпинистов из Украины в составе пятнадцати человек с инструктором-альпинистом Хикмет Тураев. Начали своё движение по маршруту из села Безенги.
       Дальше по ущелью к вершине Дых-тау. Время на поход в оба конца пятнадцать дней со всеми остановками туда и обратно. Мы ещё шутили, что день в пути на каждого человека. Маршрут прошли без проблем до подъёма на перевал Селлы. Вскоре погода резко изменилась. Прошёл сильный снегопад, который засыпал всё пространство. В начале подъёма на перевал у меня появилась возможность сходить по нужде под навесом большой скалы. Едва присела под скалой, как вдруг произошло какое-то движение вокруг меня. В этот момент сильно ударилась об скалу и потеряла сознание. Когда пришла в себя, то увидела над собой огромную льдину и сразу поняла, что мне самой отсюда никак не выбраться. Хорошо, что мой рюкзак остался при мне иначе бы умерла с голоду до вашего прихода на помощь. Наверно во время сильного удара об стену пострадала правая сторона моего тела. Перелома не чувствую. Возможно, просто ушиблась до синяка. Чувствую опухоль и боль поэтому стону во сне...
       - Ало! Ало! Александр! Вы меня слышите? - раздался голос из радиостанции, видимо случайно нажал на кнопку связи. - У нас был ремонт аппаратуры. Поэтому не было связи. Как ваши дела?
       - У нас всё хорошо. Мы на леднике Селлы у подножья к возвышенности Дых-тау. - ответил им на связи. - С нами пострадавшая Татьяна Климова из группы Безенги. Нам нужен вертолёт для неё.
       - Мы в курсе проблемы. Пропала группа Безенги. - ответили на связи. - Высылаем к вам вертолёт.
       - Сама увидишь, всё хорошо кончится у тебя. - сказал Татьяне после связи. - Скоро тебя спасут.
       - Вы меня спасли. - растрогалась до слёз пленница гор. - До конца своей жизни буду у вас в долгу.
       - Никто никому ничего не должен. - серьёзно, сказал Татьяне. - Каждый должен был так поступать.
       Ждать вертолёт нам пришлось до обеда. За это время наша групп накормила меня и Татьяну горячим обедом, подогретым на спиртовых горелках и чаем, кипячённым там же. Едва мы закончили обед, как услышали треск винтов вертолёта, который произвёл посадку в центре ледника Селлы вместе с группой спасателей. Они буквально прорубили в леднике спуск на площадку к пленникам.
       - Спасибо за помощь. - сказал группе спасателей, когда они забрали на вертолёт Татьяну Климову. - Лично нам ваша помощь не нужна. Мы сюда поднялись без проблем. Также спустимся обратно.
       Вертолёт улетел. Мы стали сворачивать свою стоянку. Подъём на вершину Дых-тау сорвался второй раз. Но мы всё равно были довольны своим восхождением хотя бы к леднику Селлы почти на вершине Дых-тау. Теперь нам надо было не спеша спуститься вниз, где нас ждала вторая группа наших друзей. Дальше мы поедем на автобусах тем же маршрутом, как прибыли сюда.
       Через сутки нашего спуска в долину нас ждала группа в полной готовности. Автобус за нами прибудет на следующие сутки. У нас была ночь отдыха по полной программе. Дзгоев Руслан опять наловил форели и сварил уху к нашему приходу.
       В этот раз он раскололся перед нами, как ловил форель не разматывая удочку. Оказывается, сочком перед водопадом, где отдыхает форель.
       - Думаю, что шеф будет не против отметить куфт. - сказал Дзгоев Руслан, вытаскивая из своего рюкзака бутылку водки. - Эту бутылку водки мне подарили геологи, которые проезжали мимо нас. Группа может подтвердить этот факт появления водки. Геологи поднесли водку за спасение дамы.
       Ну, конечно, у меня не было права отменять народную традицию под названием "куфт", когда мы целые и не вредимые спустились вниз. Пусть даже в очередной раз не достигли вершины Дых-тау. Но зато спасли девушку от неминуемой гибели. Мы могли пойти другим маршрутом к заветной вершине. Всевышний знал куда нас направить, чтобы спасти Татьяну. Так выпьем за Всевышнего.
       Видимо, слишком громко веселились почти всю ночь так, что стадо горных козлов не пришло на своё пастбище. Когда утром стали сворачивать палатку, то увидели в стороне от нас на козла.
       Вожак гордо стоял на небольшой возвышенности и внимательно следил за тем, когда мы уйдём с его пастбища. Когда наша группа перешла через мост на другую сторону речки, так вожак громко подал голосом сигнал своему стаду. Горные козы сразу вышли из хвойного леса на своё пастбище.
       На дороге нас ждал тот самый автобус. Обменявшись с водителем взаимными приветствиями, мы заполнили салон автобуса и поехали вниз в долину.
       До села Верхняя Балкария ехали молча. У каждого были свои мысли после очередного неудачного восхождения на вершину Дых-тау.
       Мне лично всё было как до лампочки. После бутылки водки на восемь человек никто ни стал пьяным. Но ночь веселья меня утомила. Поэтому дремал до автобусной остановки села Верхняя Балкария.
       Рассчитавшись за проезд с водителем автобуса, группа осталась там же на автобусной остановке ждать рейсовый или туристический автобус до Нальчика. Мне надо было вернуть радиостанцию "Недра-П" Анзору Мусаеву инспектору-альпинисту турагентства "Балкария". Хорошо, что он был на месте у себя в кабинете. Разговаривал по телефону с турагентством села Безенги.
       - Вам передают благодарность за спасение Татьяны Климовой из группы Безенги. - сказал мне, Анзор Мусаев, когда закончил разговор по телефону. - Она одна из группы легко отделалась от схода лавины с перевала Селлы. Сейчас Татьяна находится в больнице Нальчика на медицинском обследовании. В той группе есть погибшие, раненые и без вести пропавшие. Вся вина в стихии...
       Некогда было слушать длинную исповедь Анзора Мусаева инспектора-альпиниста турагентства "Балкария". Надо было вернуть ему радиостанцию "Недра-П" и отправляться дальше автобусом до Нальчика. Анзор Мусаев понял, что меня не интересует история группы Безенги. Он тут же достал из стола книгу записи, кому отдавал радиостанцию "Недра-П". Показал место моей подписи.
       Когда вернулся на автобусную остановку, то вся наша группа была в туристическом автобусе, который привёз в турагентство "Балкария" туристов из Москвы. Сейчас мы можем ехать в комфортабельном туристическом автобусе до Нальчика, куда мы прибыли через час.
       Дальше таким же автобусом приехали в Беслан. На этом мои путешествия по горам Кавказа надолго закончились.
      
      5. Экскурсия с цыплятами.
       Как быстро летит наше время. Совсем недавно мечтал быть взрослым. Затем перестал удивляться тому, что на улице меня зовут дядей подростки. Стал взрослы не заметно и лишь когда женился, то понял, что повзрослел.
       Стал внимательно относиться к людям, которые рядом со мной и к событиям в моей жизни. Однако любовь к вершинам кавказских гор во мне осталась с детства. Куда только не швыряла меня судьба по свету в дали от моего детства. Учился, работал, женился за пределами кавказских гор.
       Но судьба распорядилась мной так, что вернулся жить обратно на Северный Кавказ. Поселился жить с семьёй в виноградарский совхоз "Бурунный", который находится возле станицы Червлённой, много столетий назад основали терские казаки.
       Посёлок совхоза "Бурунный" начали строить недавно. Туда приехали жить и работать молодёжь со всего Советского Союза. Нашей семье сразу дали квартиру в новом доме. Жену приняли работать в контору бухгалтером.
       Меня приняли работать художником-оформителем и художником-дизайнером по совместительству. Вскоре, как молодого коммуниста, выбрали секретарём комсомольской организации. Передо мной поставили вопрос о здоровом досуге молодёжи совхоза.
       - Мы должны сплотиться вместе в одну крепкую массу к построению нашего будущего. - выступила с трибуны комсомолка Настя Скопцова. - Надо нам создать творческий и спортивный коллектив.
       - Прежде чем создавать какой-то коллектив надо хотя-бы съездить вместе куда-то на экскурсию. - предложил с места комсомолец Йорку Мартин из Молдавии. - Мы приехали из разных республик. Живём и работаем здесь, как на выселках. Дальше станицы Червлённой пока никуда ни ездили.
       - Правильно говоришь! - поддержал Мартина комсомолец Гузенко Степан из Украины. - Надо обратиться в Грозном в туристическое агентство, чтобы нам организовали поездку куда-то в горы...
       - Никуда обращаться не надо. - пришлось вмешаться в дебаты комсомольцев. - У нас в совхозе есть собственный автобус. Экскурсовод нам тоже не нужен. Мне горы Кавказа известны с детства.
       - Нам надо только взять с собой харчи. - поддержал меня комсомолец, кореец Хоан Венг. - Здесь в Червлёной всё дёшево. В нашем совхозе вообще бесплатно. Можно взять с собой много чего...
       - Нам только спиртное с собой брать нельзя. - пришлось мне сказать. - Горы пьяных не любят. Все пьяные в горах становятся инвалидами или остаются трупами в горах на съедение хищниками.
       После долгих дебатов мы решили ехать в Дарьяльское ущелье. С собой брать сухой паёк и безалкогольные напитки. Рыболовные снасти не брать. Мясо сырое на шашлыки не брать. Так как едем всего на один день. Можно с собой взять белую масляную краску и кисточку, что на скалах оставить свой автограф на память о себе, рядом с автографом Остапа Бендеры "Здесь был Ося".
       На поездку в горы начали готовиться за неделю. Хотя ехали всего на один день. Так как подавляющее большинство комсомольцев были холостые и к тому же девушки. Им хотелось понравиться горцам. Если не горцы, так хотя-бы горы влюбятся в них. Моей жене Людмиле в горы наряды ни к чему. Она мне в любом виде нравится. Так что она собралась ехать в повседневной одежде.
       Жизнь и работа в сельской местности, не служба в рядах советской армии. Сухим пайком на день может быть то, что каждый себе дома приготовит. Каждый по-своему приготовил сухой паёк.
       Моя жена пошла своим путём к заготовки сухого пайка. С вечера до выезда в горы сварила и зажарила по килограмму говяжьего мяса, каждого одним куском, чтобы не возиться с нарезкой дома. В горах будем кушать одним столом, там и мясо порежем. Кроме мяса сварила двадцать штук куриных яиц. На каждого человека по одному яйцу. Сварила десять литров осетинского пива.
       О том, что мы едем на день в Дарьяльское ущелье, знал почти весь Шелковской район и конечно станица Червлённая. Здесь всюду во всех станицах и хуторах живут мои родственники по линии моей мамы, терские казаки. От них ничего нельзя утаить. Вечером перед нашим отъездом наш посёлок Бурунный превратился в туристическую продуктовую базу. Нам в дорогу привезли продукты.
       Возле нашего автобуса скопилось столько коробок с продуктами, что нам пришлось выбирать, что взять с собой в горы, а что разделить по квартирам в нашем посёлке. В винсовхозе молодое вино из свежего винограда вообще не считается алкогольным напитком.
       Такое вино пьют от грудничка до старичка. Так что взяли вина десять литров. Кто-то перед посадкой в автобус принёс коробку куриных яиц в количестве ста штук. Оставлять столько яиц негде. Решили взять с собой.
       Обычный автобус "ПАЗ" двадцать пять посадочных мест. Двадцать человек. Поместились все. Свой сухой паёк в картонных коробках, сумках и в сетках авоськах разместили на свободных задних сидениях. Автобус загружен под завязку. Заправлен горючим в бачок под колпачок. Ехать от посёлка Бурунный до селения Балта возле ворот в Дарьяльское ущелье сто тридцать километров.
       Выехали из посёлка Бурунный в четыре часа утра. Дальше - станица Червлённая, мост через Терек, Грозный, посёлок Чермен, Орджоникидзе и первая остановка в селении Балта. Время езды в дороге три часа. Приехали в семь часов утра. Все в пути спали, кроме водителя, в дороге устали. Делаем большой привал прямо у трассы. Разворачиваем большую поляну к своему завтраку.
       - Товарищи комсомольцы! Сейчас вы находитесь рядом селением Балта, которое находится на левом берегу Терека в восьми километрах южнее Орджоникидзе на Военно-Грузинской дороге. - дали мне комсомольцы произнести свой экскурс в начале пути. - Сразу за селением Балта начинается знаменитое Дарьяльское ущелье. Сегодня мы побываем на всех известных местах ущелья.
       Около часа мы кушали, пили осетинское безалкогольное пиво и молодое вино из сусла, которое было как нектар полезный здоровью человеку любого возраста. Побывать в селении Балта и не покушать хинкали. Это всё равно, что не въезжать в ворота Дарьяльского ущелья.
       Через дорогу от нас в кофе "Дарьял" варили хинкали. Ароматный запах больших пельменей привлёк нас к себе. После завтрака на природе мы убрали всё за собой с поляны. Поблагодарили осетин из кофе "Дарьял" за вкусные хинкали. Сытые и довольные сели в свой автобус. Поехали к воротам в Дарьяльское ущелье. Моя бесплатная работа в качестве экскурсовода только начиналась. Платные экскурсоводы дальше автобусов в пути не выходили. Мои экскурсии с детства были на моих ногах.
       Без остановок проехали по военно-грузинской дороге селения Чми, Нижний Ларс, сделали остановку в селении Верхний Ларс, где находится Ермоловский камень. Здесь у нас была длинная экскурсия в историю России и Северного Кавказа. Один из самых грандиозных по размеру валунов мира назван в честь выдающегося российского военачальника, героя Отечественной войны 1812 года генерала Алексея Ермолова. Генерал Ермолов в 1816-1827 гг. был командиром Кавказского корпуса и любил останавливаться у этого валуна для отдыха во время своих поездок по Военно-Грузинской дороге. По преданию, он выбрал это достопримечательное место для заключения договора с неким дагестанским ханом. Есть версия, что этот камень получил в России такое название в связи с тем, что Ермолов много о нем рассказывал своим друзьям в Санкт-Петербурге.
       В 1942 году, оборонительные сооружения на Военно-Грузинской дороге, Ермоловский камень использовали в полной мере. Внутри камня были устроены две пушки и три ручных пулемёта.
       Сверху камня была оборудована площадка для зенитной установки. В октябре 1942 года части Орджоникидзевской дивизии НКВД посетила делегация военных специалистов США во главе с Патриком Херли, являвшимся до войны министром обороны Соединённых Штатов. На Военно-Грузинской дороге было три укреплённых пункта: первый - в Дарьяльском ущелье, второй - у моста через реку Терек, третий - в самой реке, под замком царицы Тамары. Куда с вами поедем сейчас.
       Наверняка многим памятен замок коварной царицы Тамары, предававшей своих возлюбленных жестокой казни. Его воспел в своём стихотворении знаменитый поэт М. Ю. Лермонтов. Это строение - совсем не литературная выдумка, а вполне реальная достопримечательность, которую хотят увидеть большинство туристов. Мы сейчас поднимемся на руины крепости, сохранившиеся до нас.
       Замок царицы Тамары в Грузии - цитадель с таинственной историей. Хотя до сих пор точно неизвестно, действительно ли здесь обитала легендарная правительница или всего лишь ссыльная имеретинская царевна с плохим характером, руины древней крепости царицы Тамары в Грузии до сих пор выглядят очень величественно. Из всех частей строения лучше всего сохранилась башня, фасад которой повернут в ущелье. Где сейчас находится наша группа бесстрашных мужчин.
       Дальше военно-грузинская дорога ныряет в тоннель, откуда по мосту пересекает Терек. С правой стороны сбоку сохранился дот времён Великой Отечественной войны. Слева - участок старой
       дороги ведёт к сохранившемуся остову чугунного моста. Это Чёртов мост (от слова черта - граница). Возведён этот мост был в 20-х годах XIX века и, несмотря на перенесённые за два века многочисленные наводнения и катаклизмы, крепок и устойчив до сих пор.
       Мы останавливаемся на длительный отдых на берегу Терека у Чёртового моста на большой площадке под тенью скалы. Продуктов у нас в автобусе так много, что если бы остались в горах на долго, то хватило бы нашей группы на двадцать человек питания на две недели. Но так как у нас экскурсия в Дарьяльское ущелье всего на один день, то едим на втором привале как за неделю. Передвигаемся по ущелью словно пингвины. На продукты не можем смотреть, но выбросить жалко. Поэтому кушаем.
       Тут кстати вспомнил, как нас возили на экскурсию с Беслана в Тбилиси. Это было давно до моей службы в советской армии. Мы все ехали первый раз по военно-грузинской дороге и ничего ни знали про неё. Водитель автобуса оказался хитрюгой.
       С начала повёл нас на обычный нарзан, а после сказал нам, что знает лучше нарзан. Отвёл нас на силикатный нарзан, после которого всех так пробрало, что водитель автобуса повёз нас голодных в ресторан-чинар к посёлку Пасанаури.
       - Сейчас наша экскурсия будет на Крестовый перевал к Большому нарзану. - решил помочь своим комсомольцам освободить желудки от лишнего груза. - Минеральный источник в Грузии называют "нарзанным", тогда как известно источники минеральной водой "Нарзан" находятся в России, в Ставрополье и Кабардино-Балкарии. Просто так повелось, что все минеральные источники в Грузии называют "нарзанными". Здесь таких источников много. Сейчас покажу вам лучший нарзан.
       Веду свою группу на силикатный нарзан, куда нас тогда водил хитрец водитель. Мои комсомольцы, также как мы тогда, насаждались силикатным минеральным напитком. Брали напиток в пустую посуду с собой. После мы сели в автобус и поехали дальше по военно-грузинской дороге. Минут через десять всем приспичило сходить по большому, а вокруг холмики и ни одного кустика.
       - Уважаемые товарищи комсомольцы! - останавливая автобус, сказал своей группы. - Мы понимаем все, что наступил критический момент. Пора освежиться на природе. Мужчины идут налево. Женщины на право. Мне придётся смотреть прямо. Через пятнадцать минут подаю сигнал с автобуса. Все возвращаются обратно. Мы продолжаем свою экскурсию по военно-грузинской дороге.
       Все вышли из автобуса и разошлись по сторонам дороги. Время пошло на моих часах. Через пятнадцать минут подал сигнал на возвращение. Девушки и парни, смущаясь сели на свои места. Автобус продолжил своё движение по военно-грузинской дороге до Крестового перевала. Стараясь снять напряжение в группе, рассказал им историю с силикатным нарзаном. После моего рассказа вся группа ржала до коликов в животе. Вскоре все захотели кушать, как голодные волки.
       После Крестового перевала вернулись обратно в русло Терека. Расположились на лужайке между рекой и дорогой. Кроме меня, вся группа кушала так с жадностью на пустые желудки словно их не кормили целую неделю.
       Съели все запасы продуктов, которые взяли из дома и те продукты, которые нам принесли в дорогу терские казаки. Добрались до коробки, где сотня куриные яйца. Решили просто скушать яйца сырыми. Пять яиц на одного человека много. Но не выбрасывать их?
       - Ой! Посмотрите! Здесь в коробке цыплёнок. - с удивлением, воскликнула комсомолка Альфия Камолова из Туркмении, открывая коробку с куриными яйцами. - Здесь много маленьких цыплят.
       Мы сразу поняли, что цыплята начали только что вылупляться из яиц и могут друг друга подавить в тесноте. Через пару минут коробка была пустая от цыплят и яиц, из которых вылуплялись цыплята. Минут через десять вокруг нас бегали сто цыплят. Девушки ловили цыплят и сажали их в пустые коробки. Смеялись над тем, что случилось у нас в горах во время экскурсии с цыплятами.
       - Что теперь мы будем делать с ними? - спросила комсомолка Юшкевич Любава из Белоруссии.
       - Отвезём их обратно к себе в посёлок и выпустим во дворе. - предложил комсомолец Мицкевич Станислав поляк из Литвы. - Они могут жить без папы и мамы. Пусть вырастут сами по себе. Все согласились с решением Мицкевича. Цыплят в картонных коробках поместили на заднее сидение в автобусе. На этом наша экскурсия закончилась по военно-грузинской дороге и в Дарьяльском ущелье. Кто имел желание, тот белой масляной краской оставил на века свой автограф на скалах рядом с автографом Остапа Бендеры "Здесь был Ося". Мы благополучно вернулись домой.
      
      6. Встречный план.
       Отдыхать хорошо! Однако надо строить здание социализма, чтобы перейти к постройке коммунизма нашего будущего, точнее, будущее детей, внуков и правнуков. Говорят, что коммунизм не за горами, а на горизонте.
       Сколько не идёшь к нему, к горизонту, он всё время впереди тебя. Говорят, что мы на первых ступенях к построению социализма. Сколько ступеней ещё впереди ещё никто не знает. Всё время говорят, говорят, говорят - однако, дальше разговоров мы не продвинулись.
       Строительство социализма стало буксовать в сторону нашего светлого будущего - коммунизма. Население в Советском Союзе растёт, а кушать ему нечего. Решили применить "Стахановское движение". Движение возникло в 1935 году и названо по имени забойщика шахты "Центральная-Ирмино" (Донбасс) А. Г. Стаханова. Массовое движение последователей А. Г. Стаханова в СССР, новаторов социалистического производства - рабочих, колхозников, инженерно-технических работников, многократно превышавших установленные нормы производства. Стахановское движение серьёзно материально поощрялось премиями и пропагандировалось Всесоюзной Коммунистической партией как новый этап социалистического соревнования и форма повышения производительности труда, к скорому построению социализма в Советском Союзе первой стране на планете.
       Однако, это движение было прервано началом Великой Отечественной Войны с немцами в 1941-45 годах. После войны было не до строительства социализма. Надо было отстраивать заново страну. Поднимать города из развалин прошедшей войны. На этом фоне возникло движение "За себя и за того парня", который не вернулся с войны. Каждый день ударный с повышенной нормой.
       Фраза из песни "За того парня" (1970 г.), написанной композитором Марком Фрадкина на стихи Роберта Ивановича Рождественского для кинофильма "Минута молчания". Но это движение не имело силы и вдохновение. Так как появилось новое поколение послевоенных людей, которые знали войну из кинофильмов и от ветеранов войны. Но это было совсем другое поколение людей.
       Тогда верховная власть Советского Союза придумала современное движение "Встречный план".
       Встречный план - в СССР производственный план, предусматривающий более высокие показатели и более короткие сроки выполнения государственных заданий, чем установлено планирующими организациями.
       Встречные планы разрабатывались администрацией предприятия и утверждались партийной организацией и были частью "социалистического соревнования". Считались важной формой участия трудящихся в поиске и эффективном использовании производственных резервов - рабочей силы, материалов и сырья.
       Встречный план без наглядной агитации - пустышка без материнского молока. Два гигантских районов - Наурский и Шелковской на одной территории по левому берегу Терека с одним художником по наглядной агитации по середине в посёлке Бурунный. Это удача и трагедия в одном месте.
       На любом производстве в Советском Союзе мог человек работать на одном месте. Так как чтобы в стране не было безработицы, то второе рабочее место должно принадлежать другому советскому человек.
       В тоже время ни одно предприятие в СССР не могло существовать без наглядной агитации при построении социализма. Но! В стране был дефицит художников по наглядной агитации. Поэтому все нарушали закон страны. Такой художник мог работать в нескольких местах.
       На меня обрушилась эта армада успеха и давления со всех сторон. Сотни предприятий двух гигантских районов хотели срочно иметь стенды по наглядной агитации на Встречный план. Кто нарушал порядок по наглядной агитации, такого руководителя могли понизить в должности или наказать по партийной линии. У всех на заметке был встречный план и только затем личная жизнь.
       - На меня из-за тебя давят со всех сторон. - сказал директора совхоза Игорь Григорьев, с которым когда-то вместе учились в школе. - Все требуют от меня, чтобы ты им делал стенд "Встречный план". Ты понимаешь, что у меня нет такого права, чтобы ты работал на стороне и сверхурочно. У меня просто нет таких денег в совхозе, чтобы оплачивать твою сверхурочную работу. Наш профсоюз тоже ни дойная корова, чтобы у них брать деньги на материалы к стендам и на оплату твоего труда. Мы тут посоветовались с партийным и профсоюзным руководством. Вынесли такое решение, что ты обязан у нас выполнять свою работу по наглядной агитации, за которую получаешь зарплату. Всё остальное нас ни касается. В своей художественной мастерской делай что хочешь.
       С этого дня вся моя жизнь перевернулась с ног на голову. Каждый день ко мне в художественную мастерскую приходили представители совхозов, колхозов и разных производственных предприятий. У всех было одно желание - стенд "Встречный план". Каждому надо было иметь такой стенд, который лучше, чем у других. Мне приходилось изготавливать эскизы и чертежи на каждый стенд.
       Заказчики сами по моим чертежам проводили столярные работы у себя на предприятии или где-то, где были столярные мастерские. Затем готовые стенды привозили до меня в художественную мастерскую. Дальше была моя работа художника-оформителя по требованию заказчика. Когда моя работа была готова, то заказчик приезжал за стендом и привозил мне наличные деньги.
       Сумма оплаты за мой труд была договорная. Всё зависело от сложности работы над стендом. С моей стороны соблюдались нормы и расценки художественного фонда Советского Союза. Если кто-то считал, что завышаю стоимость своей работы, то мне приходилось указывать им на государственные расценки или отказываться от такого заказчика. Такое было у меня очень редко.
       По любом за готовый стенд получал от ста рублей до тысячи. Всё зависело от сложности работы. При своей зарплате сто рублей за каждую готовую работу в стенде получал наличными в несколько раз больше своей зарплаты. Но тут был парадокс во всём. Класть или перечислять свои деньги в сберегательную кассу мог не больше своей месячной зарплаты. На другие деньги штраф.
       За год моей работы над стендами "Встречный план" наша квартира превратилась в домашний склад не использованных денег.
       В каждом ящике серванта до верху были деньги. Сколько было наличных денег мы ни считали. Купить себе личный автомобиль мы не имели никакого права. Так как на месячную зарплату в сто рублей машину не купишь. Все остальные деньги, заработанные сверх зарплаты, изымались в пользу государства и направлялись на строительство социализма.
       Думаю, что большинство в нашем посёлке знали хоть что-то о моих подработках, так как моя работа была на виду у всех. Но меня никто ни беспокоил по поводу моих доходов. Так как с моей стороны была как бы негласная благотворительность. За свои деньги благоустраивал наш посёлок. Покупал дорогие подарки тем, кто приглашал меня на свой день рождения или на свадьбу.
       Когда купил себе в квартиру за десять тысяч рублей новую финскую мебель фирмы "Хельга", то свою хорошую мебель подарил соседям. Тоже самое сделал с электроприборами. Вообще раздавал все своё в посёлке, когда что-то новое покупал себе. Своей жене, любительнице сладкого, покупал ящиками плитки дорогих шоколад и шоколадные конфеты, которыми она угощала подруг.
       Но так длилось не вечно. Когда ингуши за резню со мной объявили меня кровным врагом, за то, что смог постоять за себя и порезал тех, кто хотел убить меня. Пострадавшие ингуши и их родственники стали в открытую угрожать моей семье. Нам пришлось уехать из Кавказа в Пермь. На мои заработанные деньги по стендам "Встречный план" жили в Перми на съёмных квартирах.
      
      7. Турбаза "Дельфин".
       Так получилось, что резня с ингушами во время драки и кровная месть вынудили меня покинуть Кавказ. Обратно вернулся работать в пермский государственный цирк. В который раз имел желание сделать себе цирковую карьеру.
       К этому было всё - крепкое здоровье и выгодная профессия. Но, обратно, судьба распорядилась по-своему. Неожиданно заболел аллергией от цирковых собак.
       Пришлось оставить работу в цирке. Устроился работать на военный завод "ПЗХО". По совместительству числился оператором, токарем и фрезеровщиком универсальных станков в закрытом цехе?46, который занимался оснасткой космических кораблей. Но! Основная не штатная работа - художник-оформитель и художник-дизайнер, без которых не мог существовать завод "ПЗХО".
       После очередной успешной работе по наглядной агитации к новогодним праздникам меня включили в список передовиков на рабочих местах и вместе с женой по путёвки от профсоюза направили отдыхать на неделю в заводскую турбазу "Дельфин", которая находилась ни на берегу Чёрного моря, а на берегу таёжной речки Бабка, между городами Пермь и Кунгур у чёрта на куличках.
       Выехали семейными парами на большом заводском автобусе ранним утром. Вначале большую часть пути ехали по уральской автомобильной трассе, соединяющей связь между городами Пермь и Свердловск. Затем свернули на таёжную просёлочную дорогу, по которой петляли до самого вечера утопая в больших снежных сугробах. До турбазы "Дельфин" добрались с огромным трудом.
       Не знаю кому это в голову взбрело построить турбазу в такой таёжной глуши, когда на территории города Пермь и рядом с ним такие прекрасные места, что могут позавидовать курортные места союзного значения. Однако турбаза оказалась очень привлекательной в европейском стиле.
       Восемь финских домиков, на четыре семейной пары каждый домик. Спортивный комплекс, рассчитанный на летние и зимние игры. Домик элитных гостей, куда нас не пустили, смотрели на домик со стороны.
       Прямо у речки Бабка большая русская или финская баня на два зала с парилкой женской и мужской отдельно. Возле речки крытый ангар с катерами на воздушных подушках.
       Среди огромных хвойных деревьев большой киноконцертный зал, рассчитанный на сто мест. Рядом большая столовая тоже с залом на сто мест. Столики на четыре человека. Огромна кухня в русском или финском стиле.
       Всюду в турбазе финская мебель фирмы "Хельга". Очень дорогая мебель. У нас дома в посёлке Бурунный была такая мебель. Стоила нам десять тысяч рублей.
       Персонал, обслуживающий турбазу из Перми, работает вахтовым методом по заезду отдыхающих. Некоторые лица персонала мне знакомы. Лично их не знаю. Но помню, что где-то видел их. Возможно, на заводе, на перроне у электрички или в городе. Каждый день перед глазами мелькает столько много людей, что можно запомнить только тех, кто часто бывает где-то перед глазами.
       - Александр Черевков! У вас третий домик вторая комната. - сообщает нам экскурсовод по турбазе. - Ужин в восемнадцать часов. Столик третий. После ужина отдых на час. Перед сном русская баня.
       На домиках порядковый номер. Находим быстро место своего проживания. Уютная комната с отоплением. Две деревянные кровати. Две тумбочки. Шкаф для одежды. Туалетный столик с зеркалом. Небольшая люстра. Радиоприёмник и телевизор на столике в углу. Махровое полотенце и тапочки. Туалет и умывальник с душем раздельно. В общим уютная однокомнатная квартира.
       На ужин приходим вовремя. С нами за столиком семейная пара. Виктор и Клава, примерно, нашего возраста. Так как на военном заводе работает в разных секретных цехах и отделах, то обсуждать заводские проблемы запрещено, чтобы не было утечки секретной информации. Обходимся комплиментами между собой и приступаем к ужину комплексных блюд на всех отдыхающих.
       На столе в комплексный ужин входят молочные блюда - молочный суп с лапшой и кружка какао с булочкой. После длительной поездки на автобусе голодным отдыхающим это не ужин, а закуска. На ночь перед сном обжираться вредно для здоровья и не мы придумали этот рацион в столовой. Так что после лёгкого ужина идём на час отдыхать в свою комнату. Просто так лежим в кроватях.
       В русскую баню, так же как в столовую, приходим точно в назначенное время. Вход в баню отдельно женщинам и мужчинам.
       В русской бане, как положено, тазик с берёзовым веничком, мыло с мочалкой и махровый полотенец в шкафу персонально каждому отдыхающему. Купаюсь под душем и парюсь с берёзовым веничком до потери пульса. Затем в плавках иду окунутся в бассейн.
       - В проруби искупаться слабо? - провоцирует мужчин женщина средних лет и тут же идёт к речке.
       Конечно мужчинам неудобно пасовать перед дамой. Все мужчины без исключения прыгают следом за женщиной в огромный прорубь речки Бабка. Жёны мужчин словно квочки в страхе за своих мужей бегают рядом по берегу речки с махровыми полотенцами. Все довольны зимними процедурами в ледяной воде. Под новый год температура минус тридцать градусов на свежем воздухе.
       Русская баня и прорубь зимой без пива с водкой всё равно, что зима без снега. Откуда появились пиво, водка и хорошая закуска в русской бане никто не знает. Отдыхаем на полную катушку. Возвращаемся по комнатам-квартирам поздно ночью. Все довольны хорошим началом отдыха.
       Утром, как в советской армии, подъём в шесть часов по общему сигналу в репродукторе на территории турбазы. Умываемся. Чистим зубы. К семи часам идём на завтрак. Садимся за свой столик. Рядом с нами за столиком Виктор и Клава. Обмениваемся взаимными приветствиями и приступаем к завтраку. На столике комплексные блюда - суп окрошка и зелёный чай с булочкой.
       После завтрака час отдыха в своей комнате. До обеда спортивные игры на свежем отдыхе - баскетбол, футбол, волейбол и бег на лыжах. Меня не интересует общественный вид спортивных игр. Уважаю тяжёлую атлетику и культуризм. Людмила остаётся на спортивной площадке играть в волейбол. Меня устраивает спортивный зал по тяжёлой атлетике, где имеются гантели и штанга.
       За час до обеда отдыхаем в своей комнате. Обед в час дня. В комплексный обед входят - на первое блюдо русский красный борщ с мясом, вторым блюдом жареная картошка с мясом, домашний ржаной хлеб и фруктовый компот с булочкой. На этот раз мы плотно покушали. Обедом довольны все. После обеда обратно час отдыха. Дальше до ужина будут разнообразные развлечения.
       Мы с женой выбираем к своему развлечению катера на воздушных подушках, которые могут одинаково передвигать на воде, по снегу и на суше.
       На нас сверху нашей тёплой одежды надевают спасательный жилет, на голову защитную каску как о пожарников и на руки толстые тёплые перчатки. На катер помещаются четыре человека и водитель. Мы мчимся по речке, укрытой снегом.
       Два часа катания на катере с воздушными подушка вполне достаточно. Перед ужином, как положено, один час отдыха в своей комнате. Комплексный ужин обратно молочный. В этот раз вместо молочного супа манная каша и молочный коктейль с булочкой, посыпанной марципаном.
       После ужина час отдыха в нашей комнате и любовные страсти с женой. Мы долго этим не занимались. Русская баня с парилкой и прорубь с водкой под хорошую мясную закуску на второй день нашего отдыха стало традицией.
       Так проходит неделя нашего отдыха на турбазе "Дельфин". С некоторым разнообразием в комплексных блюдах в столовой, в спортивной и развлекательной программе. В последний вечер отдыха на турбазе намечается праздник встречи Нового 1977 года.
       Когда после ужина мы пришли на новогоднюю ёлку в большой киноконцертный зал, то мне сразу стало понятно зачем так много требовали с меня новогодних рисунков весь декабрь месяц. Весь большой киноконцертный зал и огромна новогодняя ёлка в середине зала украшены новогодними рисунками, написанными мной в заводской художественной мастерской в течении целого месяца.
       - Мы рады, что автор этих сказочных рисунков присутствует с нами в эту новогоднюю ночь. - объявил Василий Петрович Вершинин, директор турбазы "Дельфин", приветствуя меня перед всеми. - Вся красота у нас благодаря Вашей творческой работы.
       Мне было как-то не по себе такое внимание в мой адрес. Кисло улыбался и раскланивался как гусыня в разные стороны. Людмила тоже смущалась перед всеми на такое внимание к нам. Нас выручил Дед Мороз со Снегурочкой, которые выступили со своей новогодней речью под новогодней ёлкой. По середине зала накрыт праздничный стол. Под залп шампанского начался праздник.
       - Согласно решению парткома и руководителей завода, после праздника ты остаёшься работать здесь. - сказал директор турбазы "Дельфин" в конце новогоднего праздника. - Турбазу открыли перед вашим приездом. Тут есть много работы художнику-дизайнеру и художнику-оформителю в одном лице. Завтра после праздника этот зал превращается в твою художественную мастерскую. Во время работы над интерьерами и дизайном турбазы будет исполнено твоё любое желание.
       - Но у меня всё на заводе в заводской художественной мастерской. - попытался возразить против.
       - Не волнуйся, всё то, что тебе надо получишь у нас на складе. - заверил Василий Петрович. - Чего ни хватит тебе к работе подвезут в течении дня по твоему списку. В твоём распоряжении наша столярная мастерская и рабочие нашей турбазы. Всё, что тебе надо нами будет сразу выполнено.
       Мне ничего не оставалось, как только согласиться с решением парткома и руководства завода. Рано утром проводил Людмилу на заводском автобусе домой. Сам сразу утром распорядился чтобы убрали всё праздничное из большого киноконцертного зала.
       Сюда в зал принесли обычный рабочий стол, а также кульман с листами ватмана и набор художественных принадлежностей.
       Директор турбазы принёс фотографии фасадов и интерьеров зданий, где надо будет провести работу по дизайну, а также художественное оформление.
       К фотографиям добавлен список возможной работы в области декорации и наглядной агитации, без которой не могла существовать даже турбаза "Дельфин". Всё представлено на моё усмотрение, что можно добавить или убрать.
       Весь день занимался разбором этого списка по моей предстоящей работе. Ничего толком ни мог понять. Так как перечень художественных работ и дизайна составлял человек, который совершенно ничего не понимает в области дизайна, а также в изобразительном искусстве. Пришлось отложить в сторону этот не нужный список. Начал с нуля заниматься разработкой своей фантазии.
       Каждый раз, когда мне предлагают новую интересную работу, то у меня появляется вдохновение. Мой разум и всё моё сознание включаются в фантазию предстоящей интересной работы.
       Даже во время цветного сна моё сознание работает в сфере дизайна, а также в сфере изобразительного искусства.
       Весь световой день занимаюсь у кульмана разработкой чертежей стендов по дизайну. Пишу эскизы предстоящей художественной работы и составляю фор-эскизы объёмной работы с применением элементов декора, лепнины и чеканки при разработке интерьера фойе.
       - Все заготовки эскизов, чертежей и фор-эскизов к предстоящей работе готовы. - сказал через два дня директору турбазы, представляя заготовки к своей работы. - Надо утвердить руководством.
       - Сегодня был на связи с парткомом, профсоюзом и руководством завода. - сказал Василий Петрович. - Спросил, когда они приедут на турбазу утверждать твою предстоящую работу. Сказали, что полностью доверяют тебе как художнику и дизайнеру. Они всё равно в этом ничего не понимают.
       - В таком случае прямо сейчас приступаю к доступной мне работе. - сказал Вершинину, выкладывая перед ним чертежи на подрамники и стенды к столярной работе, а также список недостающих инструментов на чеканку и на резьбу по гипсу. - Надеюсь, что всё недостающее скоро найдёте.
       - Прямо сейчас отправлю снабженца в Пермь. - заверил Василий Петрович. - Сегодня и завтра он будет в Художественном фонде, а также на заводском складе. Завтра к вечеру всё будет у тебя.
       По решению директора турбазы работу начал с домика элитных гостей. Названа слишком скромно архитектурная постройка, которая отличалась от всех построек на территории турбазы. По-европейски можно сказать, что это пятизвёздочная вилла со всеми современными удобствами и шикарным интерьером.
       Четыре комнаты по углам здания. Между комнатами туалет раздельно с туалетной комнатой, джакузи и душ. Плавательный бассейн в середине виллы. В пристройке небольшая кухня и небольшой зал на четыре столика, то есть, на приём шестнадцати человек.
       Можно подумать, что эта вилла рассчитана на приём элитной знати из-за границы. Но надо не забывать, что Пермь закрытый город иностранным гостям. Военный завод "ПЗХО" секретное предприятие, которое работает на космос и на армию. Прикрыт выпуском ширпотреба к сельскому хозяйству и туристическими прицепами "Скиф-М" к легковым отечественным автомобилям.
       Такая элитная пятизвёздочная вилла на советской турбазе в глухой тайге! На мой взгляд - перебор. Всё равно, что бриллиант в золотой оправе где-то в таёжной глуши на помойке. Но ни мне обсуждать эту тему.
       Здесь много работы к моей фантазии. Надеюсь, что кроме зарплаты и премии за отличную работу мне ещё что-то выпадет. Думаю, что золотая рыбка будет щедра к моей персоне.
       В элитном домике в европейском стиле, на трёх сторонах вокруг бассейна, решил расписать стены фресками с привязкой к европейской природе. Здесь даже ничего придумывать не надо.
       Благодаря эпидиаскопу на торцовую стену скопировал карандашом зимний альпийский пейзаж. На правую сторону стены скопировал летний лесной пейзаж. С левой стороны стены морской пейзаж.
       После карандашных зарисовок на стенах ни представляло никакого труда раскрасить эмульсионной краской карандашные наброски. Как делают детки в книжках "Раскрась сам". Это была для меня ни работа, а просто детская забава.
       С той лишь разницей, что карандашные наброски через эпидиаскоп приходилось проводить ночью. Днём при солнечных лучах, проникающих с улицы в помещение сквозь огромные окна витринных стёкол проектировать рисунок с аппарата невозможно.
       Фрески расписал за три дня. По одному дню каждую фреску. Затем вокруг фресок сделал позолоченные рамки из резного гипса, который привезли мне готовый, купленный в художественном фонде. Мне оставалось готовые фигурные полосы из гипса только приклеить к стенам вокруг фресок. Получилось иллюзорное восприятие словно на стенах повесили гигантские картины. По углам наверху и по центру рамок над нарисованным крючком нарисовал верёвки крепления картин.
       Элитный домик был готов к выходным дням. Были запланированы чеканки в комнаты, в столовую и на все двери элитного домика. Но на эту работу требовалось несколько дней. Надо было нарисовать рисунки под чеканки и делать чеканки на рабочем столе в большом киноконцертном зале. В стороне от других зданий. Однако эту работу пришлось отложить на рабочую неделю.
       Приехали элитные гости. Стук чеканов по меди в закрытом помещении всё равно слышно по всей территории турбазы. Как-то неприлично при элитных гостях. Пришлось заняться спокойной работой. Писать на холстах с подрамниками маслом картины разнообразного жанра - пейзажи и натюрморты. Такие картины должны развесить во всех помещениях турбазы. Несколько десятков.
       - Как красиво ты пишешь картины! - похвалил меня, главный инженер завода, это он привёз на отдых элитных гостей. - Мы решили тебя отблагодарить за прекрасную работу. Подарки от всех нас.
       Вместе с главным инженером до меня в зал пришли мужчины и женщины. Видимо его друзья и сослуживцы. Его ровесники. Все хорошо выпившие. Они принесли мне бутылку вина "Советское шампанское", горячие шашлыки прямо с мангала и хрустальный бокал под вина. Отказываться от подарка нельзя. Поблагодарил гостей за угощение и на этом моя работа в этот день закончилась.
       На турбазе у меня нет друзей и знакомых. Директор турбазы гуляет с элитными гостями. Закрыл
       большой киноконцертный зал на ключ, что никто сюда зря не заходил. Пошел в свою комнату, где после отъезда жены остался жить один.
       Решил спасать горячий шашлык, пока он не остыл. При залпе бутылки шампанского вина вспомнил по какому случаю веселье. Сегодня Старый новый год!
       Конечно, надо ни только работать. Но! Отдыхать тоже, чтобы после хорошо работать. Бутылка шампанского вина на одного человека, это не бутылка водки. В дупель пьяным не будешь. Однако во хмелю не до творческой работы.
       Можно такое натворить, что самому не понравится. После выпитой бутылки шампанского вина под хорошую закуску горячего шашлыка меня разморило ко сну.
       Проснулся поздно ночью от какого-то шороха в комнате. Заснул после выпитого вина прямо в тёплой одежде. Но всё равно замёрз.
       Видимо дверь забыл закрыть, когда отмечал Старый новый год в одиночку. Стало интересно узнать. Кто разбудил меня? Открыл глаза чтобы посмотреть кто у меня в гостях. Тут же сразу отключился от страха или моё сознание притворилось что сплю.
       Прямо рядом со мной на задних лапах стоял огромный бурый медведь, который доедал мой шашлык. Элитные гости принесли мне несколько шампуров шашлыка. Половину шашлыка скушал. Остальной шашлык оставил на завтрак. Видимо хозяин тайги нанюхал запах моего шашлыка и решил воспользоваться тем, что дверь в мою комнату была открыта. Пришёл покушать мой шашлык.
       Не знаю сколько лежал в таком беспамятном состоянии. Но как только не услышал, а почувствовал, как от меня удаляются тяжёлые шаги, от которых прогибается дощатый пол, а моя кровать качается словно гамак на верёвках. Сразу открыл глаза и словно снаряд кинулся к двери, которую закрыл прямо у задницы таёжного гостя и замкнул дверь на ключ. Сам взревел словно зверь.
       - Ты чего орёшь словно раненый зверь? - вдруг, услышал за дверью голос Василия Петровича.
       - Только что у меня в комнате был медведь. - все ещё дрожа от страха ответил, открывая дверь.
       - Ничего страшного не было. - громко смеясь, отмахнулся Вершинин. - Попрошайка Хоттабыч ходит в гости. Халявщик бесстыжий. Сосунком повадился кормиться. Так ходит постоянно в турбазу.
       - Вам то смех, а у меня портки грязные от страха. - приходя в себя, грустно ответил Петровичу.
       - Прими душ после встречи с гостем. - пошутил Вершинин. - От тебя дурно пахнет. После иди в столовую. Там есть прекрасный новогодний завтра и хорошее молдаванское вино от страха.
       Петрович ушёл, что-то бурча себе под нос. Наверно пошёл похмеляться в элитный дом после ночной пьянки. На моих часах пять часов утра. Два часа до завтрака. Успею принять душ и побриться. Хорошо, что в турбазе электрическая котельная на сухих тэнах работает круглые сутки. В домиках постоянно тепло и душ с горячей водой. Можно мыться сколько угодно хоть круглые сутки.
       В столовой во время завтрака мало людей. Из элитных гостей нет никого. Видимо после новогодней ночи отдыхают в своих комнатах или уже отправились автобусом в город. Завтра рабочий день. Надо себя привести в порядок. Другое дело у меня. Сегодня воскресенье выходной день. Могу немного расслабиться после завтрака с бокалом молдавского вина и начать писать картины.
       - Наши гости всю ночь в бассейне в шампанском купались. - говорит уборщица официантке. - Прямо ни знаю, что с шампанским делать? Спускать в реку жалко там рыбы пьяными погибнут.
       - Ты пригласи в гости Хоттабыча. - смеётся официантка. - Возьми с собой в бассейн побольше мяса. Косолапый любит на халяву много кушать и пить. Он молодой ты с ним понежишься...
       - Прекрати болтать всякую чушь. - серьёзно, сказала уборщица. - Он хоть и добрый, но всё равно таёжный зверь. По пьянке может за ломать меня. Поставлю ему ведро шампанского возле его берлоги. Может быть, после завалится в зимнюю спячку, а то привык нежится в котельной всю зиму. Поэтому зимой не спит, как его братья и сёстры. Мы зря его сосунком прикормили. Теперь живёт он среди нас как человек. Пьёт пиво с мужиками в котельной. Говорят, что он научился курить...
       Неинтересно и не удобно было слушать женскую болтовню. После сытного мясного новогоднего завтрака выпил бокал красного вина и пошёл отдыхать к себе в комнату. Когда проходил возле котельной то обратил внимание на то, что мужик сидит на скамейке рядом с медведем. Оба пьют из бутылок жигулёвское пиво и, кажется, курят махорку из самокруток. Выходит, уборщица не врала.
       В понедельник моя работа ускорилась. Столярная мастерская турбазы за неделю закончила изготовление всех стендов, планшетов и подрамников к будущим картинам. Свободным от работы столярам показал на примере одного подрамника как натягивать холст к будущим картинам. На примере одного планшета и одного стенда показал, как грунтовать и красить столярные изделия.
       Дальше столяры делали всё без меня. У меня было много работы с эскизами и рисунками будущих чеканок. На такую работу надо было ни только специальный инструмент чеканы разного вида, который привёз снабженец на недели с нашего завода, где изготовили чеканы по моему заказу.
       Теперь надо было специальный стол, покрытый резиной с диском из стали диаметром метр и толщиной до сантиметра. Такой стол и диск изготовили на заводе. Привезли через два дня. С этого времени у меня началась самая кропотливая работа по изготовлению из листов меди размером до метра и больше, толщиной до миллиметра изготовлять панно и картины разного вида.
       Целую неделю не вижу на турбазе хозяина тайги. Столяры сказали, что до уборки элитного домика после праздника Старого нового года почётных гостей с бассейном шампанского и горой шашлыка. Туда в открытую дверь пробрался Хоттабыч, искупался в бассейне с шампанским. Вполне естественно, выпил шампанского сколько мог. Закусил шашлыками, которые остались там.
       - Так что после такой халявы с пьянкой скончался Хоттабыч? - с беспокойством, спросил столяра.
       - Да нет! Всё в порядке! Жив хозяин тайги. - с удивлением, ответил столяр. - Во хмелю он отправился к себе в берлогу на зимнюю спячку. Мы проверяли. Спит у себя в берлоге. Сосёт свою лапу.
       Постепенно моя работа в турбазе "Дельфин" продвигалась к финишу. После того, как закончил работу в элитном домике. Каждый день заканчивал работу в домиках на отдых обычных гостей.
       Остались столовая с кухней, бытовые, административные и хозяйственный помещения, а также большой киноконцертный зала, в котором у меня художественная мастерская. Увлечённый своей творческой работой. Не обращал внимание на тех посетителей, которые по делу и без дела просто из-за любопытства почти каждый день заглядывают ко мне в художественную мастерскую.
       Однако, неожиданно для себя, вдруг, заметил, что давно ко мне с проверкой не приходит директор турбазы и заведующая столовой не спрашивает меня, когда будут развешаны декоративные картины и чеканки в её общепитовском заведении. Мне даже стало скучно без визита руководства турбазы, чтобы хоть как-то оценить мою творческую работу. Критика со стороны мне не мешает.
       - У меня к вам имеется вопрос. - обратился после обеда к уборщице, которая знает всё, что происходит на территории турбазы. - Мне надо увидеть заведующую столовой и директора турбазы...
       - Ты, что?! С луны свалился?! - вытаращив на меня глаза, с удивлением, воскликнула уборщица. - Осиротели мы вторую неделю. После того как главный инженер завода отметил Старый новый год в элитном домике с шампанским в бассейне и с проститутками в турбазу прибыла комиссия из КГБ, МВД и прокуратуры. Была проверка всех документов. Говорят, что искали каких-то коррупционеров. Нашли их или нет? Мне неизвестно. Вот только своими глазами видела, как на наших руководителей надевали наручники. Посадили в чёрные воронки главбуха, снабженца, шеф-повара и ещё пару человек. Заведующую столовой Веру Степановну Конькову и директора турбазы "Дельфин" Василия Петровича Вершинин посадили в чёрную "Волгу". Говорят, что главного инженера завода тоже арестовали. Больше мне ничего не известно. Нас рядовых никого не допрашивали.
       После такого известия мне стало как-то не по себе. Даже ни знал, как поступать дальше. Вроде ни в чём не виноват, а всё равно на мне пятно весит. Ведь и меня могут записать в компанию элитных гостей. Тоже пил шампанское и ел шашлыки из той кампании. Если меня привлекут к ответственности, то следом за мной заберут Хоттабыча, когда хозяин тайги сам проснётся весной.
       На всю мою работу ушло больше месяца. В конце моей работы на турбазе "Дельфин" появилось новое руководство. Все серьёзные и не разговорчивые. Даже на вид как бы не довольные, что их поставили работать на это место с плохой репутацией. В мой последний рабочий день на турбазе собралась многочисленная комиссия не знакомых мне людей. Молча принимали работу.
       На следующее утро меня хорошо покормили. Затем пригласили в бухгалтерию, в которой мне выдали зарплату за сдельную работу по расценкам художественного фонда в размере семьсот пятьдесят рублей и тридцать пять копеек. Кто расценивал мою работу мне неизвестно. Однако, даже без расценок, по опыту своей работы знаю, что такая сдельная работа стоит гораздо больше.
       Расписавшись в ведомости по зарплате по работе на турбазе, "Дельфин" сразу с бухгалтерии отправился в хозяйственный двор. Там стоял большой крытый грузовой автомобиль из нашего завода. Рабочие загружали в него весь мой инвентарь, который использовал во время работы. Из всего, что загрузили мне на военном заводе нужны чеканы и кисточки. Остальное некуда ставить.
       Моя художественная мастерская на военном заводе "ПЗХО", это в красном уголке цеха?46. Там едва поместились кульман и мольберт для выполнение мелкой работы по наглядной агитации. На крупную работу, временно, мне сдают актовый зал нашего цеха и очень редко большой зал в заводском Доме культуры за пределами военного завода на территории микрорайона.
       - Куда мне это всё девать? - спросил у старшего столяра, когда меня пригласили на посошок.
       - Нам приказали погрузить в машину. Дальше ни наше дело. - ответил Степан, разливая водку в гранёные стаканы. - Давай выпьем на посошок за нашу совместную работу и за хорошую память.
       Вообще-то у меня не было склонности к пьянке. Но русскую традицию грешно не соблюдать. К тому же от ста грамм водки под хорошую закуску зимой при минус тридцать градусов на чистом воздухе в тайге даже очень хорошо. Ехать от турбазы "Дельфин" до нашего военного завода по таёжной дороге и по трассе часа два. За это время полностью отрезвею. Дальше будет видно.
       Так и получилось, когда приехали к заводским воротам. Поехали сразу к хозяйственному складу. Там нашу машину разгрузили рабочие склада. Сдали всё по списку, кроме инструмента по чеканке и художественной краски, а также колонковых кисточек, которые не были в списке. Кладовщику сказал, что это лично мой инвентарь, которым могу распоряжаться по собственному усмотрению.
       - Ты слышал, что у нас на заводе арестовали весь руководящий аппарат. - шёпотом, сказал мне знакомый рабочий, с которым обедали за одним столом. - В начале главного инженер. Затем генерального директора. Дальше пошла чистка всех руководителей. Не тронули начальников цехов.
       - За главного инженера знаю лучше тебя. - уточнил детали. - Сам видел, как он гулял с проститутками на турбазе "Дельфин". За что арестовали генерального директора завода и других лиц?
       - Здесь была интересная история. - стал рассказывать коллега за столом. - У генерального директора сломался служебный автомобиль. Он приехал на работу в своей машине. Как только проехал заводские ворота, так сразу весь каркас автомобиля рухнул на голову генерального директора.
       Одни говорят, что автомобиль был старенький и по контуру снизу сгнил. Другие говорят, что хозяин автомобиля вся устроил, чтобы отремонтировать свою старую машину за счёт завода. Как бы там не было. Однако хозяина автомобиля с трудом вытащили из-под рухнувшего кузова машины. Отвезли пострадавшего в больницу. Сам автомобиль оттащили в цех по изготовлению прицепов.
       Как известно, в России всегда найдутся умельцы, которые даже блоху подкуют. В общем за неделю наши жестянщики и слесаря из раздолбанной отечественной "Волги" сделали такую шикарную машину, что такого автомобиля вообще в природе нет.
       Генеральный директор сел на свой обновлённый автомобиль. Выехал с территории завода. Там его ждали сотрудники КГБ. Больше его мы не видели. В это тот же день исчезли с завода наши "левши", а следом начальник цеха прицепов.
       Больше интересное произошло через неделю. В инструментальном цехе работала племянница одного известного члена Политбюро ЦК КПСС. Дамочка проворовалась. Украла зарплату из сумочки своей коллеги.
       Воровку задержали по месту преступления. Посадили под стражу до суда. В Политбюро ЦК КПСС стало известно об краже. Приехал знатный дядя. Деньги вернули пострадавшей. Воровку уволили с военного завода. Уголовное дело закрыли. Парторга и профкома уволили. Конечно, это был огромный удар по военному заводу "ПЗХО", который входил в лучшую передовую десятку оборонного машиностроения и предприятия по выпуску оснастки космических кораблей. Заводу повезло, что все неприятности произошли в начале юбилейного года. Новое руководство увеличило и улучшило производство стратегических деталей. Вышли в передовики к юбилею.
       Дальнейшая судьба турбазы "Дельфин" мне неизвестна. Меня туда не направляли работать и отдыхать. В те годы под Челябинском произошла какая-то техногенная авария с выбросом радиоактивного вещества в атмосферу. Радиация распространилась по всему Уралу. Добралась и до Пермского края. Среди местного населения появились признаки ранее неизвестного заболевания.
       По этой причине или по другой у меня на коже стали появляться пятна и волдыри. Во время прикосновения к любому металлу между мной и металлом проходил электрический разряд. Пришлось круглый год на руках носить перчатки. Медицинская комиссия определила, что моему здоровью не подходит климат. У наших детей в Перми тоже была проблема со здоровьем. Надо менять климат.
      
      8. Генетические проблемы.
       После того как как у меня ингуши стали кровными врагами, то из-за угрозы кровной мести моей семье пришлось уехать из Кавказа в Пермь. Причём на моём отъезде настаивали сами пострадавшие от меня ингуши. Так как виновниками кровной мести были сами ингуши. Это они напали на меня с целью того, что хотели расправится со мной. Но вместо меня они сами пострадали от меня.
       Сознавая то, что в драке виновны сами пострадавшие и обеим сторонам возможно тюремное заключение по нескольким статьям уголовного кодекса Советского Союза.
       Обе стороны заключили перемирие и ни стали возбуждать уголовное дело, к тому же все были живы и у пострадавших раны стали заживать. Вот только старики ингуши требовали кровной мести, согласно традиции.
       - Прекрасно понимаем, что во всём виновны мы. - обратились ко мне пострадавшие ингуши. - Но старики требуют от нас кровной мести, чтобы не нарушать традицию. Мы понимаем, что Кавказ и твоя родина, но тебе надо уехать с Кавказа. После вернёшься, когда наши старики успокоятся.
       У меня к пострадавшим от меня ингушам не было никаких претензий. За драку обе стороны были в расчёте. Но против кавказской традиции идти бесполезно. Поэтому мы уехали с Кавказа в Пермь, чтобы не пострадала моя семья и наши родственники из-за кровной мести. Всё ради мира.
       Вот только в Перми по разным не зависимым от нас причинам ни всё пошло, как нам хотелось. У наших родственников в Беслане, не зависимо от кровной мести, дела шли очень плохо. Щепихин
       Михаил Митрофанович по направлению партии из главного инженера в Бесланского щебёночно-шпального завода, был переведён инженером в норильский медный обогатительный комбинат.
       Ехать за ним на Север семья отказалась. Надежда Кузьминична осталась в Беслане одна с тремя подрастающими сыновьями. Михаил Митрофанович в знак протеста, что за ним в Норильск не поехала семья вскоре нашёл жене замену. Надежда Кузьминична не стерпела измены мужа и подала на развод. Почти в тоже время разбился насмерть на мотоцикле их младший сын Михаил.
       - Всё, больше жить здесь не могу. - сказала Надежда своей старшей сестре Марии (моей маме). - Уеду жить куда ни будь подальше с Кавказа. Осетины из Душанбе предлагали обмен квартирами.
       Так Надежда Кузьминична Щепихина, средняя сестра моей мамы, уехала жить с Беслана в Душанбе вместе с семьями своих двух сынов - Евгения и Павла. Остались жить в Беслане две сестры - старшая Мария и младшая Тамара Кузьминична Ложникова, у которой в семье были проблемы. Виктор, муж Тамары, перестал крутить баранку грузового автомобиля пошёл работать там же на щебёночном заводе в дробильный цех, где работала Тамара в течении длительного времени.
       Тамара и Виктор не соблюдали техники безопасности на рабочем месте. От каменной пыли на
       дробилках получили неизлечимое заболевание лёгких - силикоз. Когда узнали о своём заболевании, то стали лечить свои лёгкие и души алкогольными напитками.
       Вскоре они стали алкоголиками. У них двое детей подростков, сын и дочка, оба были представлены на произвол судьбы.
       Старшая сестра Мария, моя мама, ничем ни могла помочь семье Тамары. У моей мамы были свои проблемы. Выросли близнецы, Сергей и Юрка, оба женились. Но у них в семьях ни всё было хорошо.
       Юрка женился на метиске Рае, у которой отец аварец, а мама русская. В общем-то Рая по своей культуре больше горянка, у которой забота о муже и семье. Казалось бы, что должна быть вполне порядочная семья. Вот только Юрка не оценил этот подарок судьбы, занялся пьянкой и криминалом.
       У Сергея были две свадьбы подряд. С первой будущей женой Сергей познакомился в Каспийске на свадьбе у Юрки. Худенькая смуглянка похожая на цыганку влюбилась в Сергея с первого взгляда. На свадьбе у брата Сергей выделялся своей скромностью среди гостей. Смуглянка сама сделала предложение Сергею, который раньше с девушками не встречался, а тут не сдержался.
       Вскоре сыграли пышную свадьбу в Каспийске. Все стороны были довольны, что с обеих сторон был удачный выбор. Вот только об травмированной головы с рождения Сергей ничего ни сказал своей невесте. В первую брачную ночь у Сергея был сильный приступ эпилепсии прямо в кровати. У жены была истерическая паника. Сергей едва не умер от приступа. Родители жены хотели подать в суд на мужа. Пришлось мне вмешаться в эту проблему. Развелись они мирно без суда.
       Прошло всего несколько дней после первой свадьбы с разводом. Сергей случайно познакомился с туристкой из Ярославля. Галина, так звали туристку из Ярославля, всю свою сознательную жизнь мечтала жить на Кавказе, что при знакомстве с Сергеем сразу сделала ему предложение на совместные союз. Сергей, имея опыт из первой регистрации всё рассказал Галине о своём здоровье.
       Видимо новой невесте было всё равно на ком жениться, лишь бы остаться жить на Кавказе и не возвращаться домой в Ярославль.
       Свадьбу сыграли скромно, без шика как в первой свадьбе, видимо денег не было в наличии с обеих сторон. На свадьбе ближайшие родственники с обеих сторон. В ЗАГС пришли только свидетели со стороны жениха и невесты. Поселились жить в Беслане.
       Новая жена оказалась на столько сварливой, что Сергей сам через месяц супружеской жизни хотел развестись с женой.
       Однако развод не состоялся. Галина объявила, что она беременна. Это известие было желаемо с обеих сторон. Галина во время беременности притихла, чтобы не травмировать будущего ребёнка. Сергей ни стал с женой выяснять отношения. Оба решили сохранить ребёнка, а вместе с ним свой семейный союз. Жена ушла в декретный отпуск. Одной пенсии Сергей за инвалидность в семье не хватало. Он вынужден был пойти работать слесарем на завод.
       Может быть, со временем всё у нашей мамы и в семьях братьев близнецов могло наладиться. Но наш отец, который постоянно скрывался от выплаты алиментов, в результате чего мы едва не умерли с голода, вдруг, стал приезжать в гости в Беслан. Когда три сына стали взрослыми и платить алименты на их содержание больше не надо. Сыновья должны кормить отца инвалида.
       - Если он будет жить в этой квартире. - сказал маме привет первой встрече с отцом. - Тогда меня в этой квартире больше никогда не будет. Могу жить прекрасно самостоятельно без его участия.
       На этом моя связь с отцом прервалась навсегда. Запрещать братьям близнецам встречу с отцом у меня не было желания. Братья взрослые. Сами должны решать, как быть со своим отцом, которого им не хватало, когда они были подростками. Мама тоже ни стала вмешиваться в отношении сынов с отцом, который стал частым гостем в Беслане по любому поводу на встречу с сынами.
       Повод у отца был, чтобы выпить водки с Юркой по любому поводу. Сергею по состоянию здоровья вообще нельзя пить алкоголь. Зато Юрка не отказывался выпить с отцом. После пьянки Юрку тянуло на "подвиги", которые он совершал регулярно.
       Мог с кем-то подраться или совершить какой-то хулигански поступок, за что его привлекали к штрафам или к уголовной ответственности.
       У мамы было желание, чтобы её старший сын вернулся жить на Кавказ и положительно повлиял на младших братьев-близнецов, особенно на Юрку. Вот только кровная месть со стороны ингушей не позволяла мне вернуться на Кавказ. Случайная встреча с пострадавшими ингушами в Пятигорске во время служебной командировки напомнила мне, что никто не забыт и ничто не забыто.
       Мне так кажется, что по многочисленным проблемам на Кавказе вокруг нашей мамы и моих братьев близнецов, а также по причине плохого влияния климата в Перми, а также с агитацией Нади. Своей средней сестры из Душанбе.
       Мама поменяла с осетинами свою квартиру в Беслане на квартиру в Орджоникидзеабаде, который находится двадцать два километра от Душанбе, почти пригород. Вместе с мамой в Орджоникидзеабад переехали жить обе семьи братьев близнецов.
       Временно обе семьи близнецов поселились жить в большую трёхкомнатной квартире у мамы. Вскоре семья Юрки переехала жить в Яван. Посёлок городского типа в Хатлонской области Таджикистана, административный центр Яванского района.
       Расположен на реке Явансу, правом притоке Вахша, у подножья хребта Каратау, который разделяет долины рек Яванскую и Вахшскую долины. Юрка устроился работать слесарем на завод. Рая была дома с маленьким ребёнком.
       У нас в Перми наладилась жизнь. За мою отличную работу художником-оформителем и художником-дизайнером на военном заводе "ПЗХО" мне дали под жильё огромную комнату в бывшей приёмной мецената графа Шереметьева рядом с театром "Оперы и Балета". Людмила в декретном отпуске. Здесь родился сын Эдуард. По этой причине старший сын Артур живёт у бабушки Марии.
       Проблемы нашего старшего сына Артура скрыты у бабушки Марии за семью печатями. Совсем редко от моей мамы приходят письма вначале из Беслана, а позже из Орджоникидзеабада, о том, что с нашим сыном всё в полном порядке.
       Внучек послушный мальчик - не болеет, кушает манную кашку, от которой плевался у родителей. Мы понимаем, что бабушка скрывает проделки внука.
       Нам пора вернуть Артура в семью. Вот только нет места в нашей комнате на четверых. Старшему сыну четыре года. Заводской детский садик в конце города. Мы живём в центре города. Артура возить в детский садик некому. Кроме всего прочего у меня и у наших сынов одинаковая проблема с климатом. Врачи настаивают, чтобы мы меняли климат с новым местом проживания.
       Менять место жительства равносильно пожару. Чем дальше меняешь, тем больше горишь. Но у нас нет другого выхода. Вместе с моей мамой находим равноценный обмен по площади жилья. Меняем свою историческую комнату в Перми на двухкомнатную квартиру в Орджоникидзеабаде. Во время последней служебной командировки в Ташкент и Душанбе проводим обмен жильём.
       Площадь в двухкомнатной квартире та же, что у нашей бывшей большой комнате. Но здесь в квартире есть хотя бы раздельные комнаты, где могут жить дети отдельно от родителей. Мы молоды, нам хочется взаимной любви и ласки. Два сына не предел увеличения семьи. Хочется родить дочку, взамен утраченной нами дочери Анжелы в первом году со дня её рождения.
       Временно живём в трёхкомнатной квартире у моей мамы. После косметического ремонта нашей квартиры, переселяемся из квартиры моей мамы в свою квартиру. Вот только старший сын Артур против своего переселения от бабушки Марии к в семью своих родителей. У него на это имеется множество причин. Эдику всего полтора годика. Он постоянно требует к себе внимание от мамы.
       Родители не обращают никакого внимания на старшего сына, которому скоро пять лет. Бабушка умеет готовить разные вкусные блюда, а мама совсем не умеет ничего варить. Родители собираются отправлять старшего сына в детский садик, а ему с бабушкой хорошо. С бабушкой живут дядя Серёжа со своей семьёй. У них дети почти ровесники Артура. Причин много, а он такой один.
       - Артурчик! Ты большой мальчик. Должен понимать, что все взрослые должны работать, чтобы кормить себя и детей. - беседует моя мама со своим внуком. - Дети все должны ходить в детский садик, а после в школу, чтобы стать культурным и образованным человеком. Как твои родители...
       После длительных убеждений со всех сторон Артура уговорили поселиться жить в квартиру к своим родителям и ходить в детский садик близко от дома родителей. Однако при многочисленных условия. Бабушка после своей работы будет приходить к нему в гости. В выходные дни он будет в гостях дома у бабушки. Мама научиться готовить разные блюда как бабушка и печь пирожки...
       С этого момента у нас начались многочисленные проблемы со старшим сыном Артуром. Вообще-то не начались, а продолжились. Когда Артуру было всего полтора года мы временно жили в квартире у бабушки Зины, моя тёща, мама моей жены Людмилы. Мы вместе в двенадцать человек смотрели по телевизору кино про войну. Артур схватил молоток и сделал свои первые шаги к телевизору с молотком. Мне просто чудом удалось схватить молоток, направленный в телевизор.
       - Так теперь ты всю свою жизнь будешь бегать за своим сыном. - предсказала наше будущее Зинаида Петровна. - Будешь спасть от Артура ни только телевизоры, а также чьи-то головы...
       Тёща оказалась прав. Едва только Артур научился ходить, как тут же стал удирать из дома. Находили его в разных местах по всему посёлку Железнодорожный, где мы жили временно у его бабушки Зины. Каждый раз во время своего побега из дома он совершал в своём детском возрасте свои хулиганские поступки, за которые приходилось нам ни только извинятся, но и платить деньги.
       Тоже самое стало происходить с нашим старшим сыном в Орджоникидзеабаде. В первый же день в детском садике Артур забрался на крышу помещения детского садика и начал там танцевать. Заведующей детским садиком пришлось вызывать милицию и пожарников, чтобы снять с крыши нашего сына. Крышу на детском садике ремонтировали за наш счёт из моей зарплаты.
       Артура временно поместили под домашний арест. За ним присматривали по очереди те, кто на день мог отлучиться от работы. Иногда его оставляли дома одного под замком. В такой день он разбивал стекло на окне нашей квартиры и выбрасывал с четвёртого этажа всё, что мог поднять. Так выбросил из дома все мои художественные краски, чтобы посмотреть, как их давят машины.
       По выходным дням к нам в гости из Явана приезжал Юра. Он брал своего племянника за руку и уходил с ним гулять на целый день. По рассказам Артура мы стали узнавать, что дядя Юра учит своего племянника как легче жить в этом сумасшедшем мире. Мы не присутствовали на этих уроках жизни. Но даже представить себе не могли чему учит дядя племянника. Вскоре мы всё узнали.
       Ранним утром, поздней осенью 1979 года, когда в горах выпал снег, Людмила обнаружила, что из дома пропал Артур, причём в одних трусах и в майке. Он открыл дверь ключом снаружи и ушёл из дома в чём спал. Мы думали, что он ушёл в гости к бабушке Марии. Но у моей мамы дома его не оказалось. Объявили в милицию о пропаже сына. Артура искали всем городом. Вечером нашего сына к дому привёз совсем никому не знакомый мужчина, который ехал из кишлака в Душанбе.
       - Еду из своего кишлака через перевал в Душанбе. - стал рассказывать нам таджик, который привёз к дому нашего сына. - Смотрю на перевале в снегу стоит мальчик в одних трусах и в майке. Спрашиваю его кто он такой и откуда. Он со страху и от холода не может сказать ни одного слова. Показывает пальцем откуда пришёл. Посадил мальчишку в машину. Согрел его своей тёплой курткой. Когда приехал в Орджоникидзеабад, то узнал от него адрес, где живут его родители...
       - Ты зачем ушёл в горы на снежный перевал? - в слезах, спросила Людмила своего старшего сына.
       - Когда дядя Юра уезжал от нас, у него кончился "носовой" табак. - шмыгая носом, ответил Артур. - Вчера пошел на базар. Наворовал у торгашей "носовой" табак. Сегодня хотел отнести дяде Юры. Когда вы спали ключ был в дверях изнутри. Открыл дверь и ушёл. Думал, что быстро вернусь...
       - Ты хоть знаешь, что до Явана от нас пятьдесят километров? - напомнил сыну. - На перевале снег, мороз и дикие звери. Если бы ни этот добрый человек, то тебя уже не было в живых.
       Артур ничего ни стал говорить на мои вопросы. Теперь мы точно знали, чему учил дядя Юра своего племянника Артура Целую неделю во мне всё кипело внутри. Хотел морду Юрке разбить за такие уроки жизни моему старшему сыну. Видимо каким-то образом Юрка узнал, что случилось у нас в семье. В первую неделю к нам не приехал. Прибыл, когда все страсти утихли в нашей семье.
       - Ты знаешь, что тебе стоит морду разбить за твои уроки? - со злостью, сказал Юрке при встрече.
       - Можешь разбить хоть сейчас! - заорал на меня младший брат. - Но мне хочется тебе напомнить, что из-за тебя мы остались без отца. Тебе не надо было угрожать отцу ружьём, Родители могли сами между собой разобраться. Так бы у наших родителей могла сохраниться семья, а у нас был бы отец. Тогда бы моя жизнь могла быть другой. После меня у тебя будет мой достойный ученик.
       Юрка со злостью вырвал у Артура клок волос с головы и сильно хлопнув дверью ушёл из нашего дома навсегда. Вся наша семья несколько минут ничего не говорили. Стояли молча, пока Эдик стал хныкать. Первой из нашей квартиры ушла мама со слезами на глазах. Следом ушёл Сергей и обе невестки с детьми. Юрку больше не видел. Сергей мне сказал, что Юрка развёлся с Раей. Женился на другой женщине, которая родила ему сына. Но в очередной раз Юрку посадили в тюрьму.
       Вот только уроки жизни от дяди Юры запомнил племянник Артур навсегда. После того, как Юрка перестал бывать у нас в гостях и учить своего племянника "уму разуму", Артура словно прорвало на "подвиги".
       Он начал совершать свои детские шалости, которые больше стали походить на преступления. Разбил витринное стекло в магазине, которое стоило больших денег из зарплаты отца.
       - Ты зачем это делаешь? - спросила Людмила у своего сына. - За твой поступок отвечает семья.
       - Хочется быть таким как дядя Юра. - откровенно, отвечает Артур. - Хочу курить и сидеть в тюрьме.
       Попытки перевоспитать Артура со стороны бабушки и родителей не имели успеха. Перед тем как идти нашему старшему сыну в школу первый раз в первый класс ему запретили ходить в детский садик. Так как он пытался увести на улицу из детского садика целую группу детей.
       Когда пресекли его попытку массового побега детей. Тогда он приступил в истерике ломать детские игрушки...
       - Он у вас вполне здоровый ребёнок. - сказал доктор, когда мы водили Артура на проверку в поликлинику, с подозрением, что у него проблема с психикой. - Ваш сын просто избалованный человек.
       Мы прекрасно понимали откуда появились эти проблемы с Артуром. Нам надо было самим воспитывать своего старшего сына, а не позволять бабушке Марии воспитывать своего внука. Больше всего проблем с Артуром стало, когда мы позволили дяде Юре учить своего племянника криминальной жизни. Таким образом наш старший сын впитал вседозволенность в своих поступках.
       В самый первый день, когда Артуру надо было идти в школу, он так крутился за столом во время завтрака, что опрокинул на себя из моих рук тарелку с горячим супом. Неделю пришлось его лечить. Через неделю у нашего старшего сына отпало желание учиться в школе, о чём он говорил нам заранее ещё в детском садике, что он также как дядя Юра взорвёт или сожжёт свою школу.
       Так было действительно с Юркой, когда он учился в пятом классе, то пытался со своим другом взорвать в Беслане среднюю школу?1 смесью бертолетовой солью с какой-то взрывной смесью.
       Тогда школа никак не пострадала. Вот только сами подрывники едва не погибли. Долго лечились от ожогов бертолетовой солью, которая оставила у них на теле пятна и шрамы на всю их жизнь.
       Теперь племянник решил совершить удачно совершить не удачный "подвиг" своего дяди. Так же как дядя Юра в пятом классе Артур под новогодний праздник совершил поджог. Просто чудом никто не пострадал. Вовремя заметили очаг пожара, который тут же ликвидировали. Артура хотели исключить из школы. Его отцу пришлось за свой счёт устранить проблему нерадивого сына ремонтом школы и наглядной агитацией. Артура восстановили в школе. Но его подвиги продолжались.
       Дальше Артур стал заниматься хулиганством и разбоем совместно с младшим братом Эдиком. По рассказам которого старший брат угрозами заставлял его курить "носовой" табак и совершать разные гадости во вред ни в чём не виновным людям, а также своим родителям. Так летом 1985 года во время нахождения в пионерском лагере "Спутник" они совершил разбой в дачном посёлке.
       Затем украли мопед из Дворца пионеров. Несколько раз ездили в Душанбе с целью кражи табака "носовой" у торгашей на колхозных рынках столицы. За совершённые противозаконные поступки наших детей родителей вызывали в отделение милиции и штрафовали за плохое воспитание детей. В конце концов исполкому города это надоело. Нашу семью вызвали на заседание исполкома.
       - Мы понимаем, что Вы уважаемый в городе человек. - обратился ко мне с трибуны ведущий заседания исполкома. - Но если Вы не примите меры против поступков своего старшего сына Артура, то мы вынуждены будем привлечь его к уголовной ответственности за совершённые преступления.
       После такого позора на весь город у меня больше не было никаких нерв терпеть выходки старшего сына. Вынужден был применить к нему дедовские меры воспитания, которые применял ко мне мой отец за мои приключения. Снял штаны со старшего сына и всыпал ему хорошего ремня по голой заднице. Причём шлёпал не трофейным кожаным ремнём, а своим обычным ремнём.
       На следующий день весь город знал о моём воспитании своих детей варварским методом. Стали говорить повсюду, что наши дети все трое ходят в синяках, к этому времени у нас родилась дочь Виктория, которой было чуть больше года.
       Мне внесли выговор по партийной линии. Исполком вынес в мой адрес своё решение, за плохое воспитание своих детей меня наказать принудительной работой на срок необходимых работ по наглядной агитации на территории Орджоникидзеабада.
       Вышло так, что целый город бесплатно на халяву за мой счёт закрыл все свои проблемы перед партией по наглядной агитации. Обжаловать несправедливое решение исполкома негде. Органы власти и закона находятся в исполкоме. Не будет же он сам себя наказывать. Партком города всегда приветствует выход наглядной агитации откуда бы она не появлялась. Партия всюду права.
       Но ни долго радовался исполком города и партком. Как говорили древние философы - "всё возвращается на кругу своя". На территорию Советского Союза пришла "Перестройка". Партия и Советы прекратили управлять народом. С того света вернулся капитализм - беленький и с косой. В Таджикистане началась гражданская война. Все законы рухнули. У меня появился свой бизнес.
       Производственное объединение "Дизайнер" создал на пустом месте. В бизнес в основном вошли бывшие школьные ученики, которых семь лет тому назад учил рисованию в школе. Мы начали сообща восстанавливать социальные и религиозные объекты, которые были разрушены в советское время, а затем пострадали в начале "Перестройки" и гражданской войны в Таджикистане. Увлечённый раскруткой своего бизнеса дома бывал редко.
       Все заботы по воспитанию троих наших детей легли на хрупкие плечи Людмилы. В эти годы она работала бухгалтером в неведомственной охране Орджоникидзеабада. В общем-то не далеко от нашего дома. Однако вкалывать в конторе милиции и у себя дома в семейном коллективе из пяти человек одной очень трудно.
       - Саша, притормози на минутку. - сказала Людмила, когда в выходной день все были дома, а у меня обратно была работа. - Артур не учится в школе. Ночами не ночует дома и Эдика беспокоит.
       - Так! В чём проблема? - остановил Артура у двери в попытке удрать из дома. - Рассказывай всё.
       - Можешь меня убить, но в школу учиться не пойду. - не глядя мне в глаза, заявил старший сын. - Хочу работать и зарабатывать деньги на своё содержание. Учиться буду в вечерней школе...
       - Хорошо! Приму тебя работать в свой бизнес. - неожиданно для всех, согласился с решением сына. - Без специальности тебя никуда не примут. Будешь пока у меня работать подсобником.
       - Сколько буду получать у тебя за свой труд? - поинтересовался Артур, не приступая к работе.
       - Твой заработок зависит не от меня, а от тебя. - ответил сыну. - Нормировщик и бригадир будут следить за выполнением твоей работы, а бухгалтер начислять зарплату за выполненную работу.
       Артур больше ни стал задавать мне вопросы. Мы тут же направились через реку Кафирниган в "СМНУ-8", где временно находился мой бизнес. Пока мы формировали структуру управления в производственном объединении "Дизайнер". Здесь на территории "СМНУ-8" уже был маленький бизнес по изготовлению строительных материалов - масляной краской и силикатных кирпичей.
       Бизнесом руководил Аркадий Линёв, с которым был знаком по совместной работе в "СМНУ-8".
       - Лично у меня для тебя сейчас работы нет. - стал Аркадий Линёв объяснять Артуру его предстоящую работу. - У меня в работе сложная аппаратура, которой управляют специалисты. Поэтому ты будешь работать на отливке фигур из гипса в формы формопласта. Работа не сложная и лёгкая.
       Аркадий показал принцип работы с гипсом и формопластом. В моём присутствии вместе с моим старшим сыном отлил несколько сложных и простых фигур из гипса. Артуру работа понравилась. Линёв показал моему сыну окно третьего этажа административного здания. Сказал Артуру, что на окне установлена камера наблюдения, которая будет контролировать работу на этой территории.
       - Если ты будешь сачковать от работы. - добавил Аркадий. - Тогда ты не получишь зарплату.
       Артур согласился с условиями своего начальника и с увлечением занялся возложенной на него ответственной работой. Впереди было три месяца школьных каникул. Мы рассчитывали, что наш старший сын втянется в работе и осенью с удовольствием пойдёт учиться в вечернюю школу. Ему в марте исполнилось шестнадцать лет. Он получил паспорт и стал серьёзно относиться к жизни.
       Вот только нашего сына на долго не хватило быть прилежным человеком. Каким-то образом он узнал, что Аркадий обманул его начёт камеры слежения за его работой на окне третьего этажа административного здания. В моё отсутствие дома, в присутствии мамы и бабушки, Артур закатил истерику. Он всегда считал себя умным перед людьми, а тут его использовали как полного лоха.
       - Да тебя просто разыграли. - пыталась Людмила успокоить сына. - Работу считают по штукам. Зарплату начисляют за выполненную работу. Камера здесь не причём. Это была обычная шутка.
       Артуру не понравился розыгрыш над ним. На следующее утро пришёл на работу раньше всех. Переломал собственное изделие. Повредил электронное оборудование на территории "СМНУ-8".
       Поехал в пионерский лагерь "Горная сказка" в Рамитском ущелье, где отдыхал наш сын Эдик. Закатил там истерику, что у нас дома беда. Бабушка умирает хочет видеть всех перед смертью.
       Предъявил свой паспорт в пионерском лагере. Ему поверили и отпустили с ним Эдика попрощаться с бабушкой перед смертью. Эдик поверил старшему брату и серьёзно рыдая отправился на рейсовый автобус Рагун-Душанбе, который проходит мимо Орджоникидзеабада. Вот только домой братья не приехали. О том, что они пропали нам стало известно в конце этого рабочего дня.
       В эти дни в который раз новое правительство и новая оппозиция Таджикистана выясняли отношение к власти с помощью оружия в горах многочисленных ущелий. Детей из пионерских лагерей Таджикистана срочно вернули домой. Наши дети с ними не вернулись.
       Нашли их в камере предварительного заключения в отделении милиции Душанбе, за кражу на рынке табака "носовой".
       Пришлось заплатить крупный штраф пострадавшему торгашу и под расписку в милиции забрать детей домой. Целую неделю, Артур и Эдик, находились под домашним арестом со стороны милиции. Каждые два часа милиционеры приезжали к нам домой и проверяли наличие наших заключённых у нас дома. В случае побега из дома нарушителей порядка обещали посадить в карцер.
       Аркадий посчитал стоимость убытка, нанесённого Артуром его бизнесу своим погромом в истерике. Уголовное дело возбуждать ни стали. У нас и так было много проблем с раскруткой бизнеса. Договорились урегулировать проблему мирным путём. Линёву нужен был сиккатив и порошок белила цинкового на изготовление масляной краски. Мне было известно где это можно достать.
       Командировки на Кавказ было достаточно, чтобы решить все проблемы, между нами, возникшие из-за погрома моего старшего сына в бизнесе Аркадия Линёва. Но съехать моему бизнесу с территории "СМНУ-8" пришлось. Обратно временно в здание Дома культуры нашего города. После с расширением своего бизнеса в МАК "Sandro" в здание министерства строительства в Душанбе.
       Серьёзно стоял вопрос в семье с поведением Артура. Шлёпать по голой заднице ремнём и ставить в угол бесполезно.
       Взрослый человек думать должен головой, а не другим местом. За поступки обязан отвечать перед законом государства, в котором он живёт. Мы, родители, не должны отвечать за поступки своего взрослого сына. Если не исправит себя, то он будет сидеть на зоне.
       - Художник из меня не получится. - сказал Артур, когда мы на семейном собрании решали куда его устроить работать. - Альфрейщикам работать нет проблем. Устрой меня в бригаду альфрейщиков.
       Почти все бригады художников и альфрейщиков работали за пределами Орджоникидзеабада и Душанбе. Одна только бригада альфрейщиков Гиззатулина Рашида работала в нашем городе на автобазе-2937. Когда мы приехали жить сюда, то меня на эту бригаду устроил Юрий Филимонович Поносов. Директором автобазы был Абосс Додорджанович Додорджанов. Меня там все знали.
       - Возьми к себе на время в бригаду помощником моего старшего сына Артура. - сказал Рашиду, когда пришёл к нему с проверкой очередной работы. - После переведу его в бригаду художников.
       Гиззатулин Рашид был ужасно плохой человек по характеру. Но отличный альфрейщик. Никто из руководителей других предприятий не держал долго у себя его бригаду из-за скверного характера бригадира. С уважением относился к талантливым и трудолюбивым людям. Он тоже пытался найти со мной общий язык. Поэтому мы терпели друг друга и работали вместе несколько лет.
       Рашид нехотя пробурчал себе поднос насчёт приёма в бригаду помощником моего старшего сына. Тут же вручил банки с краской и показал куда их отнести. На расстоянии по виду знаю, что банки с краской очень тяжёлые. Артур с трудом поднял обе банки. Жалобно посмотрел на меня. У меня физиономия скривилась так, что любому было понятно - к чему стремился, того добился. Больше на этом объекте мне нечего было делать. У меня на весь день было много другой работы.
       В бригаде Гиззатулина Рашида мой старший сын долго не продержался. Примерно через две недели Артур пришёл домой с головы до ног облитый белой водоэмульсионной краской. Своей маме пожаловался, что на него сверху нечаянно опрокинулось ведро с краской. За время мой работы был такой случай. Когда один тип учил меня работать, у меня тоже ведро с краской опрокинулось.
       - Тебе повезло, что краска водоэмульсионная. - сказал ехидно, рассматривая сына, облитого краской. - Такую краску за неделю смоешь. С масленой краской пришлось бы тебе ходить лет десять.
       Артур принял мою шутку в серьёз. Сразу стал выть до слёз размазывая краску на своём лице. Затем пошел в гости к бабушке Марии, которая отмывала своего внука два дня. К концу недели старший сын пришёл лысый как лунатик. Краска так сильно прилипла к волосам, что её невозможно было отмыть. Пришлось голову брить, что избавиться от краски. Остальная краска смылась со всего тела или осыпалась с тех мест, где не зацепилась. Артур весь отмылся от грязи и краски.
       - Александр Сергеевич, мы с вами знакомы много лет. - сказал Александр Черкасов, бригадир художников, при виде Артура. - Поэтому скажу вам прямо. У нас творческий коллектив, а не воспитательная школа для разгильдяев. Мы не можем принять вашего старшего сына в свою бригаду.
       Другие бригады тоже отказались от Артура, так как наслышались о его похождениях. В это время
       у нас была работа на стадии завершения в Институте охраны материнства и детства. Уговорил бригаду строителей, чтобы мой старший сын был на время принят в бригаду, пока подыщу ему новое место работы. Строители приняли его с одним условием, что он не будет им мешать работать.
       Буквально на следующий день он помогал в работе штукатурам. Когда они ушли на обед, то Артур нажал на кнопку подъёмника и площадка пошла наверх. Пытался её отключить, но кнопка заела. Рядом шёл штукатур Шахматов Борис. Он увидел, что площадка не останавливается и побежал отключать рубильник, но там не было ручки от рубильника. Тогда Борис открыл шкаф и голыми руками выдернул вставку, его сильно ударило током. В этот момент площадка уже вся поднялась на верх и вместе с подъёмником свалилась на землю. Артур сразу убежал с места работы. Ему было очень страшно за подъёмник и за Бориса тоже. Шахматов Борис чудом остался живой.
       Об этом происшествии из рабочих знали только Борис и Артур. Подъёмник восстановили на рабочее место и закрепили к фасаду здания. Моему старшему сыну добровольно пришлось сидеть под домашним арестом из-за страха, что Шахматов Борис умрёт от ожогов, а виновника в смерти человека пожизненно отправят за решётку или даже расстреляют. Но всё обошлось хорошо.
       Наша МАК "Sandro" занималась строительством нового микрорайона "Заравшан" в Душанбе. За мою отличную работу в благоустройстве столицы Таджикистана, а также за другие заслуги, нашей семье дали пятикомнатную квартиру в этом новом микрорайоне. Мы вскоре переехали жить из Орджоникидзеабада в Душанбе. Микрорайон продолжали строить рабочие из нашей международной компании. В этот раз Артура приняли работать в бригаду строителей без всяких проблем.
       Но ему и здесь не пришлось долго работать. Гражданская война в Таджикистане набирала силу. Орудия системы "Град" были установлены на вершине рядом с нашим микрорайоном и стали обстреливать столицу.
       Снаряды этого орудия с визгом летали над нашими домами. Пришлось прекратить строительство нового микрорайона "Заравшан". Артур, в который раз остался без работы.
       В этот раз наша семья осталась дома изолированной от внешнего мира. Боевые действия происходили в нашем микрорайоне вокруг нашего дома. В любой момент мог снаряд угодить в нашу квартиру или с любой стороны нас могли обстрелять из любого огнестрельного оружия. Наш дом находился на линии фронта боёв между войсками правительства и оппозиции. Целую неделю сидели в своей квартире.
       Когда в нашем микрорайоне всё стихло и эхо гражданской войны перекинулось за город в ущелье гор временно наступил долгожданный мир. Пришлось заново восстанавливать то, что было утрачено за неделю боёв в Душанбе.
       Строители микрорайона "Заравшан", в подавляющем большинстве узбеки и таджики, не вышли на работу. Узбеки уехали жить за границу к себе в Узбекистан, который находится через дорогу от Таджикистана. Сложно было уехать таджикам. Надо было пешком покидать свою столицу, чтобы на краю города перейти улицу и вернуться в свой кишлак.
       В столице Таджикистан осталось в большинстве русскоязычное население, которые просто вышли на работу, словно за неделю ничего в Таджикистане не произошло. Открылись магазины, кинотеатры и колхозные рынки, в которые привезли из кишлаков разную зелень к салатам. В городских парках появились пивные бочки. Рядом шашлыки и плов с мяса зарезанной в парке коровы.
       Мой офис в здании министерства открыт для всех. Вернулись к работе художники и альфрейщики. Гиззатулин Рашид со своей бригадой, как его далёкий предок Чингисхан со своей ордой, готов покорять все строительные объекты, которые брошен узбеками и таджиками, при одном условии, что у них в бригаде не будет присутствовать мой старший сын. Артура мне некуда пристроить.
       В моём огромном бизнесе не было такой штатной должности, куда можно закрепить старшего сына. Пришлось придумать штатную единицу - "коммерческий агент", которым стал Артур. В обязанности "коммерческий агент" входили следующие виды работы - доставка писем, которые приходили на почтовый адрес МАК "Sandro", а также обеспечение офиса канцелярскими предметами.
       Сам лично дал своему коммерческому агенту пять рублей на канцелярские принадлежности. Сказал ему, что он вначале сходит утром на Главпочтамт за письмами.
       Затем на обратном пути в офис зайдёт в канцелярский магазин и там купит то, что надо купить по списку, представленному моей секретарь-машинисткой. Денег хватит на всё. На сдачи можно купить себе мороженное.
       Агент взял деньги и пропал на целые сутки. Нашли его в городском отделении милиции. Пришлось заплатить штраф за его содержание в камере предварительного заключения. Так как у меня не было времени разбираться с доставкой агента в офис, то его привезли в милицейской машине в наручниках, чтобы он не сбежал по дороге. Пришлось милиции заплатить за доставку агента.
       - Так! Рассказывай, что случилось с тобой вчера? - строго, спросил у своего подчинённого.
       - Когда пришёл на Главпочтамт за письмами, то там была большая очередь. - начал докладывать агент о происшествиях с ним вчера. - Простоял в очереди до обеда. На обратном пути зашёл в канцелярский магазин, который был закрыт на перерыв. Простоял там целый час. Потом случайно обратил внимание на записку, прикреплённую к двери магазина. Там было написано, что магазин закрыт на ремонт. Пришёл в здание министерства строительства. Наш офис закрыт. На двери записка "Ушла по служебным делам". Секретарша не явилась в офис до конца рабочего дня. Письма с Главпочтамта положил в почтовый ящик у двери нашего офиса. Пошёл в ларёк купил себе мороженое. Мне это разрешили. По дороге домой зашёл на рынок "Баракат" купить себе табак "носовой". У меня на это были свои личные деньги. Торгашу дал по морде за некачественный табак. Он вызвал милицию, которая была рядом в машине видела всё. Меня отвезли в отделение милиции.
       - Ну, скажем, что ни всё было так как ты сказал. - пришлось мне уточнять детали вчерашнего дня. - Канцелярский магазин действительно был закрыт на ремонт. Таких магазинов в городе много. Ты мог пойти в любой другой магазин. Секретарша не дождалась от тебя канцелярских предметов, без которых она не может работать. В конце рабочего дня она закрыла на час раньше свой кабинет и пошла в магазин за канцелярскими предметами. Так как утром ей надо с чем-то работать. Если бы ты вчера не устроил драку на рынке, то всё можно было простить как неопытность в работе. Но! По твоей причине наш бизнес понёс убыток. Мы заплатили штраф за услуги милиции. Придётся высчитать деньги за нанесённый ущерб с твоей зарплаты, которую ты ещё не заработал.
       - Ну, честное слово! Больше не буду допускать ошибки. - взмолился агент. - Буду внимательным.
       Пришлось на первый раз простить агенту за его ошибки по неопытности. Пару недель прошли нормально. Однако позже стало ещё хуже. Агент стал пропадать во время выполнения очередного задания на полдня. Мне доложили, что он ходит на видеофильмы в кинотеатр рядом с министерством строительства. Пришлось прямо во время просмотра кино вытащить агента из зала.
       После посещения агентом кинотеатра через два дня в ночь под воскресенье Артур не явился домой. К нам домой среди ночи приехала милицейская машина. Меня подняли с постели и в домашней одежде повези к зданию министерства строительства.
       Там в такой же одежде меня встретил министр строительства Юрий Филимонович Поносов и рядом с ним мой старший сын Артур.
       - Извини, Александр, что тебя, как и меня, подняли среди ночи в выходной день. - серьёзно, сказал Юрий Филимонович. - В министерстве сработала сигнализация. Думали, что заложена бомба, ведь сейчас война. Вызвали сапёров, милицию и меня. Вскрыли все двери. Мину в здании министерства не нашли. Зато нашли в подвале архива твоего сына. Штраф за ложный вызов оплатите Вы.
       С этого момента присутствие вашего бизнеса и вашего сына в здании министерства строительства не желательно. За два дня должны найти новое место своему офису и заплатить штраф за ущерб.
       - Ты как оказался в подвале архива министерства строительства? - спросил своего старшего сына, когда мы через весь город среди ночи возвращались домой. - Ведь ты подставил весь наш бизнес.
       - В конце работы заметил, что двери в архив открыты. - стал оправдываться Артур. - Было интересно посмотреть, что там в подвале. Прошёл до конца подвала, ничего интересного там не увидел. Когда возвращался обратно, то свет в подвале выключили и дверь закрыли на ключ. Остался в подвале один. Выхода из подвала не нашёл. Ночью испугался крыс. Стал стучать в дверь. Включилась сигнализация. Приехали сапёры и милиция. Вскрыли дери. Дальше ты сам всё знаешь.
       Дальше мы шли по городу ночью молча. Прислушивались к звукам редких выстрелов. Наверно киллеры или снайпера выполняют свою работу отстреливают тех, кто не нужен заказчикам. Ведь не подписан мирный договор между правительством и аппозицией.
       Гражданская война продолжается. Просто на время притихли обе враждующие стороны. Патроны кончились и деньги тоже.
       В понедельник наш офис переезжает в зал нашей большой пятикомнатной квартиры. Секретарь-машинистка тут же подаёт на расчёт и поступает на работу к моему конкуренту. Артура пристраиваю к своему снабженцу Игорю Нисимовичу Полтиелову, у которого ни всё в порядке в семье и в работе. Снабженец собирается иммигрировать в Израиль вскоре подаёт на расчёт от меня.
       Мой старший сын как вольная птица. Летит куда захочет. Когда отца нет рядом. Прикрывается своей учёбой в вечерней школе, а в действительности ходит по городским колхозным рынкам выпрашивает у торгашей табак "носовой" на пробу или покупает за деньги, которые даёт Людмила сыну на булочку и чашечку какао на время его "учёбы" в вечерней школе, где занятия до утра.
       Гражданская война возобновляется с новой силой. Рядом с нашим домом трупы, которые никто не убирает. У нашего старшего сына одни подвиги на уме. Вовремя перестрелки в городе он бегает по улицам с одной целью.
       Примкнуть к солдатам или бандформирований к любой стороне, чтобы с оружием в руках выступить против другой стороны. Бегает в военкома просится в армию.
       - Всё, больше так жить нельзя. - говорю на собрании своей семьи. - Мы иммигрируем в Израиль. На этом мой бизнес заканчивается. Занимаюсь только документами на иммиграцию семьи в Израиль. Почти за бесценок продаём свою шикарную квартиру. В последний день марта 1993 года вылетаем самолётом чартерного рейса в сопровождении военных самолётов России вовремя воздушных боёв в Душанбе. В час ночи первого апреля 1993 года прибываем на ПМЖ в Израиль.
       В первый год нашего проживания в Израиле старший сын нормальный человек. Работает и готовиться служить в израильской армии. Мы не против его желания.
       Где живёшь, там надо защищать свою страну от возможных врагов, которых много вокруг Израиля. Артура призывают на службу в армию. В отличии от советской армии в израильской армии нет казарменного положения. Солдаты чаще бывают дома с оружием, чем в казармах армии. Выходит, что семья кормит солдат Израиля.
       После службы старшего сына в армии, мы думали, что он будет работать и приносить в семью деньги. Как было принято во все времена. У нас большие долги по машканте ипотечной банковской ссуде, которую нам дали с выплатой на двадцать восемь лет. На нас висела также сахнутовская ссуда и кредит с другого банка. Всё на покупку старой квартиры со вторых рук и другие долги.
       - Артур, у нас большие долги. - сказала Людмила, когда он через месяц не принёс в семью зарплату. - Нам надо выплачивать кредит по машканте. Дай деньги хотя бы на твоё содержание. Сын обматерил свою маму, а отца обещал закопать в песок, так как после службы в израильской армии он может постоять за себя. Мне не хотелось ждать, когда меня старший сын закопает в песок. Он тут же получил по морде за оскорбление своих родителей. Конечно, он не ожидал такого ответа от отца после его службы в израильской армии, перед которой дрожат арабы Палестины.
       Очухавшись от моего удара по его бесстыжей роже, он схватил брата и сестру за шиворот. Потащил их в полицию как свидетелей, чтобы посадить отца за решётку за то, что он избил старшего сына бывшего солдата израильской армии.
       Офицером полиции оказался кавказец. Такой же как отец пострадавшего. Воспитанный на культуре и обычаях своих предков уважать своих родителе.
       - Кто тебе дал право разевать свой поганый рот на родителей? - заорал офицер полиции на пострадавшего. - Отец ещё мягко поступил с тобой. Тебя надо было прилюдно выпороть по голой заднице. Сейчас же иди домой. На коленях извинись пред родителями за свой скверный поступок.
       Артур домой больше не пришёл. Говорят, что снял квартиру за деньги, которые получил после службы в армии. Дальше до нас дошли слухи, что он стал осуществлять в жизни уроки, полученные когда-то в детстве от дяди Юры. Связался с проститутками, бомжами, наркоманами и алкоголиками. Сам стал таким, как его окружение. Как в детстве учил дядя Юра быть вольной птицей.
       - Вас беспокоят из социальной службы. - однажды, позвонила незнакомая женщина на мой домашний телефон. - Вы должны внести десять тысяч шекелей за своего сына Артура за преступление.
       - Меня беспокоить не надо. - в обычном тоне ответил на требование женщины из социальной службы. - Никому ничего не должен. Артур взрослый человек. Пусть отвечает за свои поступки.
       Больше никто не звонил по этой проблеме. Через месяц нам стало известно, что нашему старшему сыну дали три года за какое-то мелкое преступление. Мне было не интересно узнавать, какое преступление совершил он, что ему дали три года тюремного заключения. С пяти лет от роду он хотел скопировать уроки жизни от дяди Юры. Пусть пожинает то, что посеял на своём пути.
       С этого времени начались три мучительных года ожидания Людмилы, когда её взрослый сын отсидит свой срок за совершённое им преступление. Израиль маленькое государство, которое можно пересечь вдоль и поперёк за несколько часов. Артура содержали в лагерях закрытого типа то на севере, то на юге Израиля. Людмила ездила на свидание к своему старшему сыну три года.
       Артур отсидел звонком три года. Вернулся из мест заключения молчаливым и за долбаным на вид. Первый месяц жил на квартире у тёти Лины Манукян, старшей сестры Людмилы. Боялся появиться в квартире своих родителей перед отцом. Когда не прижился в квартире у родственников, то Людмила привела старшего сына в нашу квартиру с моего согласия. Без вопросов о его жизни на будущее.
       Три месяца в нашей семье покой и благодать. Виктория учится в школе. Эдуард служит в израильской армии, часто бывает дома, как все солдаты в израильской армии на обеспечении родителей. Мы оба работаем. Артур тоже работает. Всю зарплату домой не приносит. На своё содержание деньги маме даёт. Меня не интересует какие деньги. Главное, чтобы было спокойно в семье.
       - Артур собирается уйти на съёмную квартиру. - неожиданно, сообщает Людмила. - Будет брать кредит. На пару с другом покупает большой грузовой автомобиль. Будут заниматься бизнесом.
       - Бизнес, это хорошо. - соглашаюсь с выбором старшего сына. - Но только чтобы заниматься бизнесом по перевозкам. Надо вначале найти клиентов на доставку грузов на постоянной основе. Заключить с ними контракт. Кредит брать необязательно на покупку большого грузового автомобиля. Надо вначале взять в аренду машину на короткий срок. Если бизнес пойдёт, то можно купить любой автомобиль за свои деньги. У меня был крупный международный бизнес. Но кредиты не брал.
       - У меня был разговор с сыном на эту тему. - с сожалением, сказала Людмила. - Ставила тебя в пример, что у тебя бизнес процветал без долгов. Он меня даже слушать не хочет. Стоит на своём.
       Артур на пару со своим другом купил на долгосрочный кредит большой грузовой автомобиль. Но бизнес долго не продержался. Клиенты отказались с ними работать.
       Артур совершил аварию. У него отобрали водительские права на автомобиль. Напарник не смог работать один за рулём. Автомобиль вернули продавцу, который поставил условия, что они должники до продажи машины.
       Как говориться - "поставили на банковский счётчик лохов". Кто будет продавать автомобиль, когда он стоит на площадке и приносит аферисту доход больше, чем с продажи. Через пару месяцев не состоявшиеся бизнесмены поняли, что их просто кинули на большие деньги. Начались длительные судебные тяжбы с обеих сторон, которые растянулись на десять лет противостояния.
       Все эти годы наш старший сын, пока выплачивал долги, жил у нас, на чужих квартирах и был бомжом. За десять лет выплатил долг за кредит в полтора миллионов шекелей. С учётом того, что часто жил на халяву за наш счёт, то к долгам можно приплюсовать ещё сотни тысяч шекелей, которые мы потратили на него из своих доходов. Он нам ничего не вернул. Мы рады были, что он выбрался с долгов. Теперь ему пора жениться. Заиметь семью и принести родителям внуков.
       - Пока из ума не выжил. - ответил Артур, на вопрос своей мамы, когда у него будет семья. - У меня семьи никогда не будет. Хочу продолжать жить в своё удовольствие. Как меня учил дядя Юра.
       С того момента началась хроническая проблема у родителей и старшего сына Артура. Не имеет постоянного места жительства. Не имеет постоянной работы. Имеет большие долги в банке. Часто живёт бомжом в парке.
       Когда находится в наркотическом опьянении, то есть, под кайфом, у него воруют всё, что имеется при нём. Одни только документы восстанавливал десятки раз. Всё деньги.
       Когда начинает в парке умирать с голоду, то Людмила приводит старшего сына домой. Откармливает и лечит своего сыночка за наш счёт. Месяцами живёт на халяву за счёт родителей. Когда поправляет здоровье и набирает вес, то начинает искать повод, чтобы уйти от родителей и кайфовать. Сейчас ему сорок шесть лет. Нет семьи. Нет детей. Есть минус в банке и постоянный кайф.
      
      9. За горизонтом.
       После международного симпозиума по бизнесу в Москве у меня дела в бизнесе пошли в гору. Несмотря на то, что в Таджикистане началась гражданская война бизнес процветал в разном направлении.
       Хороший бизнес с Кипром то Константина Лимбуриса о поставках мелкого бытового оборудования. Нидерланды тоже готовы поставлять станки на протяжку алюминиевого профиля.
       Италия готова закупать в Таджикистане мрамор габбро и конгломерат. Франция готова инвестировать свой завод по изготовлению паштета из печени индеек и разведение индеек на альпийских лугах в экологически чистой Дангаринской долине. Вот лишь с Кавказом у меня бизнес не налажен.
       Не то, чтобы у меня есть опасность кровной мести с ингушами. Просто нет перспективы на бизнес.
       - Принц Фатах Рахман бин Физули бин Саид из Саудовской Аравии. - сообщим Насреддинов Хуршед при нашей встречи. - С таким бизнесом у меня нет проблем. У нас в горах экологически чистой пресной воды целое море. Но принца интересует также минеральная вода разных видов. С этим у меня проблема. Ты родом с Кавказа. Может быть, слетаешь на Кавказ и договоришься со своими земляками о поставках в Саудовскую Аравию разной минеральной воды через наш совместный бизнес в МАК "Sandro".
       - Буду рад использовать такой бизнес в наших интересах. - согласился с предложением Рашида. - Сам искал повод связать свой бизнес с Кавказом. Спасибо, что подсказал. Улетаю прямо завтра.
       В этот же вечер купил билет на самолёт Душанбе-Минеральные Воды на утро следующего дня. Самолёт вылетает ровно в шесть часов утра. Время полёта три часа. Самолёт загружен на половину в эконом класс.
       Никто из пассажиров самолёта мне незнаком. Это хорошо лететь инкогнито. На мне итальянский костюм-тройка тёмно-серого цвета в полоску.
       Как у сицилийских мафиози. В руках кейс со сменой нового белья. Фирменные бланки МАК "Sandro" с подписями и печатями.
       Самолёт прибывает ровно в девять часов утра по расписанию в аэропорт "Минеральные Воды". В голове никаких планов на поиски будущих партнёров на поставку минеральной воды с Кавказа в Саудовскую Аравию.
       В зале ожидания аэропорта беру на скамейке кем-то брошенную газету "Минеральные Воды". Читаю рекламную статью "Поставка минеральной воды" и адрес поставщика.
       Нижет перечень минеральных вод - Гидрокарбонатные минеральные воды. Щелочные минеральные воды. Кислотные минеральные воды и далее подробный перечень классификации минеральных вод под общим названием "нарзан", а также назначение лечения от разных болезней.
       В самом низу разные варианты доставки минеральной воды в любой конец земного шара. Конечно, меня больше всего интересует адрес фирмы "Кисловодские воды".
       В этом городе был многократно раз. Знаю на вкус все воды минеральных источников, которые находятся вблизи Кисловодска. Сажусь на рейсовый автобус Минеральные Воды-Кисловодск. Через полтора часа на месте. Осталось только по памяти найти адрес нужной мне фирмы. Память отличная нахожу быстро.
       - Войдите! Дверь открыта! - услышал за дверью голос мужчины, когда нажал на кнопку звонка.
       - Меня интересует поставка минеральной воды за рубеж. - сказал солидному мужчине после обмена обычными приветствиями. Причём мне нужны разнообразные вкусовые свойства нарзана.
       - Меня зовут Рубен Саркисов генеральный директор фирмы "Кисловодские воды". - рассматривая мою визитную карточку, назвал себя солидный мужчина. - Мы как раз занимаемся поставками минеральных вод за пределы Кавказа. Готовы подписать с вами контракт на взаимных интересах.
       - Вообще-то наш контракт будет иметь много этапный вид. - пытаюсь разуметь вид контракта.
       - Александр! Мы поставщики разных минеральных вод. - с удивлением, сказал Саркисов. - Нас совершенно не интересуют многоступенчатые или много этапные поставки нашего товара за рубеж.
       - Рубен! Здесь сложность контракта в том, что МАК "Sandro" посредник между фирмой "Экология", которая является соучредителем МАК "Sandro" и фирмой "Al Said" под руководством принца Фатах Рахман бин Физули бин Саид из Саудовской Аравии. - стараюсь объяснить сложность предстоящего контракта. - Принц интересуется поставками экологически чистой воды из Таджикистана, а также поставками разных минеральных вод с Кавказа. Прямыми поставками пресной воды из Таджикистана в Саудовскую Аравию займётся фирма "Экология", генеральный директор Насреддинов Хуршед. Поставками минеральных вод с Кавказа через Таджикистан в Саудовскую Аравию займётся МАК "Sandro", президент Александр Черевков. В этом сложность предстоящего контракта. Мы должны подетально рассмотреть все виды поставки и оплаты товара.
       - Да! Задачка не простая. - задумчиво, сказал Рубен Саркисов. - Мне надо обсудить подобный вид поставки нашего товара в узком кругу администрации нашей фирмы. Мы на время должны с вами расстаться. Представитель нашей фирмы поможет вам адоптироваться в Кисловодске за час.
       - Спасибо за внимание! Услуги вашей фирмы мне не нужны. - не раздумывая, отказался от услуг. - В этом прекрасном городе первый раз. Кисловодск знаю точно также хорошо, как Душанбе.
       - Больше вас не задерживаю. - сказал Саркисов, нажимая на кнопку селектора. - Встретимся через два часа. Ровно в двенадцать часов дня. Удачного вам время провождения в нашем городе.
       - Спасибо, желаю вам удачно обсудить предстоящий контракт. - сказал Рубену. - До встречи!
       Меня вообще не интересовали достопримечательности Кисловодска. Здесь бывал многократно раз в разные годы. Со времени начала перестройки город сильно изменился в архитектурном стиле. Но колоннада больших нарзанов осталась на старом месте.
       Опять же слегка изменилась архитектура. Разные источники минеральной воды всё там же. Как текли, так и текут сотни лет.
       В данное время меня интересует гостиница. На сколько дней задержусь в Кисловодске не знаю. Но хотя бы спокойно поспать ночь в одноместном номере гостиницы можно. Вот только надо найти такую гостиницу.
       Раньше все старые гостиницы в Кисловодске в основном были с двух и четырёх местными номерами с клопами и тараканами, которых завозили сюда гости с Советского Союза.
       - Меня интересует одно местный номер на два дня. - шутя, обратился к администратору в отель "Султан в Кисловодске". - Хочу два дня отдохнуть от своего гарема, как султан в Кисловодске.
       - У нас султаны меньше трёх дней не отдыхают. - серьёзно, ответила администратор. - Все номера двух местные. Вдруг, султану понадобится на ночь наложница. Поэтому кровать двух спальная.
       - Хорошо! Уговорили. Остаюсь на три дня. - согласился с услугами отеля. - Номер в сторону парка.
       После четырёх-звёздочных отелей в Нидерландах, на Кипре, в Гонконге и в Москве, в которых мне приходилось останавливаться на отдых, этот отель вообще снаружи никак не тянул на четыре звёздочки. Но зато внутри, особенно в номере выглядел шикарно.
       Конечно, никакого парка вокруг отеля не было. Но вид во двор со второго этажа выглядел спокойнее проезжей части улицы.
       На длительный отдых у меня времени не было. Просто принял душ с холодной водой, чтобы взбодриться от перелёта из жаркого Таджикистана на территорию жаркого Кавказа. Жара по ощущению за плюс тридцать как в Душанбе, так в Кисловодске. Словно никуда не улетал. Просто перешёл из офиса одной фирмы через дорогу в офис другой фирмы. Изменился только интерьер.
       После приёма душа прилёг полежать минут десять на шикарной кровати как настоящий султан. Отсюда идти до офиса фирмы "Кисловодские воды" минут двадцать. Можно выпить безалкогольный напиток из мини-бара и перекусить тем, что имеется там же в мини-баре. На моё удивление в мини-баре были шкалики алкогольных и безалкогольных напитков и на закуску разные шоколадки. Понятно, что не время пить алкогольные напитки перед возможным подписанием контракта.
       Однако шкалик бельгийского пива "Heineken" мне никак не помешает, а только взбодрит. Можно после пива перекусить ароматной шоколадкой, чтобы нейтрализовать запах пива. За тем побрызгать на себя из аэрозоля с запахом тайги. После можно спокойно направляться на встречу с будущими партнёрами. Смену белья оставлю в номере отеля. С собой возьму только кейс с бланками.
       - Александр! Проходите! Вы вовремя пришли. - вставая с кресла, сказал Саркисов, когда ровно в двенадцать часов встретились в его кабинете. - Нас никак не интересует многоступенчатый контракт. Согласны подписать контракт лично с вами через аккредитив с любым лицензионным зарубежным банком с расчётом в долларах США. С поставкой нашего товара по указанному адресу.
       - Думаю, что мой компаньон будет не против того, что подпишу с вами контракт на фирменных бланках МАК "Sandro". С доставкой вашего товара по адресу фирма "Экология". - согласился с условиями фирмы "Кисловодские воды". - Посредником расчётами через аккредитив будет выступать "ФОРТИС БАНК" (БЕЛЬГИЯ) в Москве. У нас там имеется банковский счёт на аккредитив.
       - Прекрасно! Нам знаком этот банк. - согласился с моим предложением Саркисов Рубен. - Такому серьёзному посреднику как "ФОРТИС БАНК" (БЕЛЬГИЯ) в Москве можно вполне доверять.
       Мы ни стали откладывать своё решение на следующий день. Мои фирменные бланки с водяными знаками и с шестью формами защиты от подделки документов вполне устраивали фирму "Кисловодские воды" подписать на таких бланках совместный контракт. С приложением всех документов на сертификат товара и условия "FOB" поставки товара до рынка Саудовской Аравии.
       - По кавказскому обычаю мы должны закрепить свой совместный контракт рюмкой коньяка. - сказал Рубен после подписи нашего контракта, выставляя на стол бутылку пятизвёздочного армянского коньяка Арарат и рюмки на всех присутствующих в кабинете Рубена Саркисова генерального директора фирмы "Кисловодские воды". - Наш контракт должен быть крепок, как этот контракт.
       - От своего лица и от лица своих компаньонов приглашаю вас в гости к нам в удобное вам время. - сказал присутствующим в кабинете после тоста от Рубен Саркисов. - Там высоко в горах вы можете выпить и взять с собой самую экологическую чистую пресную воду в мире, которая по качеству не уступает вашим минеральным водам. Пригласить вас в гости в Саудовскую Аравию не имею никакого права. Сам там ещё не бывал. Надо согласие на приглашение принца Фатах Рахман бин Физули бин Саид из Саудовской Аравии. Надеюсь, что мы там когда-то встретимся.
       - Мы, конечно, в гости к вам в Таджикистан приедем. - сказал Рубен в заключении короткого перерыва за рюмкой коньяка. - Надеюсь, что в Саудовской Аравии тоже встретимся. Завтра и после завтра у нас выходной день. Предлагаю вас съездить с нами на рыбалку и охоту на сайгаков...
       - На рыбалку согласен, а сайгаков убивать не буду и вам не советую. - возмутился против охоты. - Мой отец инвалид войны, охотился на животных, как на немцев. Поэтому не могу убивать никого.
       - Ну, ты чудак! - с удивлением, воскликнул Саркисов. - Никто никого не собирается убивать. Предлагаю фотоохоту на сайгаков и рыбалку с ночёвкой на реке Кума. Нам хороший отдых на природе.
       - Извиняюсь! Сразу не понял. - согласился с предложением Рубена. - Рыбалка и уха прекрасно.
       - В таком случае сборы сегодня здесь в полночь. - в заключении, сказал Саркисов. - Адрес знают все. Собирать никого не буду. Кроме гостя каждый знает, что с собой брать. Сейчас мы работаем.
       Мне сегодня больше делать нечего в этом офисе. Поеду на рыбалку с удовольствием. Вот только не в шикарном костюме.
       Надо сходить в магазин спорттовары, там купить самое дешёвое спортивное трико и сандалии, которые будет не жалко выбросить после рыбалки. Помню, что где-то в центре видел спортивный магазин. Надеюсь, что удочку мне на рыбалку кто-то возьмёт.
       - Мне, пожалуйста, самое дешёвое спортивное трико комплект 50-й размер. - сказал продавщице в магазине спорттовары. - Также спортивные сандалии 42-й размер по самой дешёвой цене.
       - Солидный мужчина, а какое-то барахло берёт. - пробурчала продавщица, заворачивая товар.
       Как солидному мужчине мне не интересно было комментировать свой поступок в приобретении "барахла" в спортивном магазине. У меня были свои планы на этот день. Прямо из магазина спортивных товаров пошёл до колоннады больших нарзанов. Хотелось выпить разнообразной живительной влаги из минеральных источников, чтобы перед сном очистить свой организм от коньяка.
       От колоннады больших нарзанов до отеля "Султан в Кисловодске" прошёл до гастронома. Там купил бутылку "Жигулёвского пива". Любое пиво на меня действует как снотворное. До вечера ещё далеко. Собрались ехать на отдых в полночь. Надо сейчас лечь спать, чтобы хорошо выспаться до десяти часов ночи. Днём трудно заснуть. Выпитое пиво поможет склонить меня к хорошему сну.
       - У меня к вам просьба. - обратился к администратору отеля. - Пожалуйста, запишите себе и тому, кто будет менять вашу смену, что меня надо разбудить в 22 часа ночи. У меня поездка на рыбалку.
       - Мы вас разбудим в указанное время. - сказала дама, с удивлением, разглядывая костюм рыбака.
       В своём номере отеля всё своё сменное бельё и документы по контракту положил в свой кейс, который закрыл на ключ и на кодовый номер замка. Свой шикарный костюм повесил в шкаф.
       На столе в номере оставил пакет со спортивным трико, купленным в спортивном магазине. Там же оставил паспорт, портмоне с деньгами и туристический складной будильник, который завёл на десять часов ночи. На администратора отеля надейся, а сам не плошай. В заключении выпил бутылку "Жигулёвского пива". Вскоре заснул крепким сном до назначенного времени пробуждения.
       Как всегда, проснулся на пятнадцать минут раньше администратора отеля и своего будильника, которые должны были разбудить меня в десять часов ночи. Принял душ, оделся в спортивное трико. Выпил шкалик кока-колы с шоколадкой. Снял с брюк своего костюма ремень. Положил в портмоне с деньгами паспорт. Закрепил портмоне на ремень и застегнул ремень у себя на поясе.
       Внизу в фойе отеля положил ключ от своего номера на стойку перед спящим администратором и вышел на улицу.
       Была тёплая летняя ночь со звёздным небом над головой без облаков. На улице ни единой души. Весь курортный город спит.
       Наверно приезжие туристы намотались за день по разным экскурсиям и сейчас отдыхают в своих номерах. Одному мне не спится перед рыбалкой.
       Не спеша отправился к месту нашего сбора возле офиса фирмы "Кисловодские воды" с таким расчётом, чтобы там быть ровно в полночь, как заранее договорились.
       Опаздывать не привык и раньше мне нечего делать. Подходя к месту назначения издали увидел два спортивных джипа какой-то то иномарки, к которым словно по секундомеру со всех сторон подходят сотрудники фирмы.
       - Александр! Тебя просто не узнать. - с удивлением, встречает меня Рубен у дверей своей фирмы.
       - Ты тоже не похож на интеллигентного бизнесмена. - говорю Саркисову, здороваясь с ним за руку.
       Все в сборе. Десять человек на два джипа по пять человек в каждом джипе. Все свои снаряжения рыбаки закрепляют на крышах и в багажниках джипов. Рассаживаемся по машинам. Мне достаётся место в первом джипе на заднем сидении рядом с Рубеном. Начинаем движение за город строго на Восток. Далеко, больше сотни километров, в глухой степи у речки будет наша рыбалка.
       - У меня к тебе одна просьба. - обратился к Саркисову, когда мы выехали к степям Ставрополья. - Давай не будем заезжать в хутора и станицы. Иначе у нас может сорваться рыбалка и фотоохота.
       - В чём дело, какая там опасность в степных хуторах и станицах? - с удивлением спросил Рубен.
       - Дело в том, что в этих населённых пунктах могут быть мои родственники. - виновато, сказал ему. - Сам должен знать, что встреча с родственниками, это надолго массовая пьянка всего населения.
       - Так ты, что местный что ли? - вытаращив на меня глаза, поинтересовался Саркисов Рубен.
       - Ну, ни совсем местный. - уклончиво ответил на вопрос. - Родился в Гудермесе. Жил по всему Кавказу. Моя мама терская казачка. Здесь повсюду у нас родственники. Сам знаешь, как в гостях.
       - Хорошо! Твою просьбу выполним. - согласился Рубен с моим требованием. - Едем на рыбалку.
       До русла реки Кума добрались к шести часам утра в субботу далеко от хуторов и станиц. На границе ногайских голодных степей, на которых даже трава не растёт. Всюду седые солончаки и огромные стада сайгаков. Возле русла реки буйная растительность из травы и кустарников, в которых мы разбили на сутки свой лагерь на рыбалку и на фотоохоту на всё живое, что тут живёт.
       Каждый из сослуживцев знал своё место в нашем лагере. Сразу было видно, что у них это ни первая поездка на джипах на природу. Водители машин поставили джипы в стороне от нашего лагеря в густых зарослях кустарник, чтобы машины не грелись днём на жарких лучах летнего солнца. Там же вокруг джипов и над джипами растянули брезент. Сделали уютное место отдыха группе.
       В первую очередь вся группа принялась собирать сухие палочки и кусты, которых должно хватить на двое суток под костёр на уху, а также отпугивать возможное приближение хищников к месту стоянки людей. В каждом джипе было одно спортивное ружьё. Но это всего лишь пугач на осмелевших или обнаглевших хищников. Говорят, что где есть пища, там всегда имеются хищники.
       Когда дров стало достаточно для костра на двое суток. Тогда два человека занялись разведением костра под будущую уху. Остальные разбрелись вдоль русла реки на рыбалку и по степи на фотоохоту. На приманку к рыбалке было целое пластиковое ведро с подкормкой навозных и земляных червей, которых хватало всем на рыбалку. Договорились, что на уху ловим рыбу небольших размеров. Чуть больше длины ладони. Мелочь отпускаем в реку. Большую на фото и сразу в реку.
       Рубен дал мне хорошую удочку для ловли рыбы, а также к пойманной рыбе садок. Рыбаки расселись вдоль русла реки, примерно, на расстоянии пяти метров друг от друга. У меня место к рыбалке было в пойме реки в густых зарослях камышей. Где небольшая часть засушливой долины, оказалась под водой в периоды половодья или паводков. Здесь много глубоких речных омутов.
       Образовался своего рода проточный лиман в результате размывания дна долины, оседания обломков древесины разного размера, в перемещении русла реки. Отсюда до Каспийского моря очень далеко. Но по моему опыту рыбалки на лиманах вдоль морского берега в устьях рек. Известно, что в лиманах водится одновременно речная и морская рыба из пресных морских заливов. К моему удивлению, догадки насчёт возможной разнообразной рыбы в этом месте подтвердились.
       С первого раза на мою наживку из червя попался на крючок кутум, который живёт в море и любит питаться ракушками, прилипшими на камни в море. Здесь ему понравились обычные земляные черви. Следом поймал тарашку, леща и даже морского бычка, которых много в пресных морских заливах. Вскоре рядом с корягой в пасть огромного сома угодила задремавшая серая утка.
       После удачной охоты за уткой большого сома в пойме реки начался переполох. В небо взлетели стаи перепуганных речных водоплавающих и степных птиц. В воде заметались косяки разнообразных рыб. Со всех сторон поднялся такой ужасный шум, что сразу стало понятно - пару часов здесь делать нечего. Пока рыба успокоится. Ко времени запахло ухой. Рыбаков потянуло к запаху ухи.
       На месте нашей стоянке над костром парился огромный котёл, от которого исходил аромат ухи. По объёму котла с ухой было понятно, что рыбы поймали много в первые полчаса рыбалки. На данный момент больше рыба никому не нужна. Живую рыбу тут же отпустили обратно в реку. Рыбу, которая не подавала признаков жизни была отправлены в степи на пир пернатых хищников.
       Рыбаки и фотоохотники дружно затарахтели алюминиевыми чашками, ложками и кружками, которые со вчерашнего дня спокойно отдыхали в картонных коробках под сидениями джипов. Вдруг о них вспомнили и тут же вытащили к обеду.
       К этому времени между костром с котлом, наполненным сваренной ухой и джипами в кустах под брезентом объявилась поляна с бутылками коньяка.
       Вскоре к бутылкам с горячительным алкогольными напиткам присоединились разнообразные закуски, салаты, хлеб, а также ёмкости с минеральной водой и с безалкогольными напитками. К этому изобилию на поляне присоединились рыбаки и фотоохотники с алюминиевыми чашками, наполненными только что сваренной ароматной ухой с приятными запахами живой природы.
       - Мне просто нечего говорить. Всё, что можно сказать - на виду перед нами. - выступил Рубен с алюминиевой кружкой в руке, откуда шёл запах коньяка. - Ха-ха! Да здравствует природа и уха!
       Все дружно затарахтели алюминиевыми кружками с коньяком, а следом алюминиевыми ложками об алюминиевые чашки до краёв, наполненные горячей ухой. Банкет на природе удался на славу. После выпитого коньяка под разнообразные тосты и анекдоты, мы не заметили, как обед плавно перешёл в ужин. Все без исключения хорошо приняли на грудь. Вообще забыли про рыбалку и про фотоохоту. С наступлением ночи все разместились на сон там, где каждому было удобно спать.
       Просыпались в сумерках предстоящего воскресного утра. Ползали по поляне словно сонные курицы. С похмелья употребляли остатки напитков и закусок, которые остались со вчерашней пьянки на поляне. Заботливые хозяева собственных вещей собирали то, что было не в рюкзаках, а на поляне. Сторонники экологии на природе наводили порядок на поляне. Всё складывали в джипы.
       Вдруг, мне показалось, что мы давно проснулись, а сумерки не рассосались. Утро с солнечными лучами не пришло к нам. Всё вокруг нас находилось в какой-то странной природной среде. Сумрачная пелена заполнила всё пространство в природе. Наступила такая тишины словно оглохла природа. Вся наша группа находится в движении при посадке в джипы. Но от движения нет звука.
       Мне показалось, что за холмом возле поляны в голодной степи имеется какое-то движение. Моё любопытство буквально вытащило меня на холм, за которым по солончаку голодной степи как-то странно и неестественно передвигалась огромная отара овец, за которой также странно передвигался в огромной чёрной бурке и в чёрной папахе чабан, за которым чёрная кавказская овчарка.
       Когда всё это огромное движение добралось до середины солончака в голодной ногайской степи, то вначале чабан, затем его чёрная кавказская овчарка, следом за ними огромная отара овец, медленно, как в замедленной съёмке немого кино, стали медленно садиться беззвучно на солончак. Также медленно чёрная бурка, коснувшаяся солончака, стала покрываться белым инеем.
       Мне показалось, что всё это странно, чтобы летом в жару в голодной степи появился зимний иней. Когда чабан, а следом за ним его собака из чёрной массы превратились в белую массу. Меня что-то толкнуло спасать человека.
       Бесшумно кто-то или что-то переместило меня к чабану. Едва только коснулся правой рукой этой белой массы, как тут же почувствовал холод моей рукой.
       В то же мгновение меня кто-то или что-то откинуло из солончака на бугор. Посмотрел в сторону джипов. Там ничего и никого не было. Передо мной голодная степь без единого признака жизни до самого горизонта. Перевёл свой взгляд в сторону замёрзшего чабана с собакой и с отарой овец. Вот только там всё та же картина голодная степь без единого признака жизни до самого горизонта.
       У меня началась паника и истерика одновременно. Принялся орать во всю глотку. Вот только голоса своего не слышал. Стал биться об землю на бугре. Кровь на моём теле и синяки появились. Однако боли совсем не чувствовал. Моё сознание работало и сердце билось о стенки груди, словно пыталось выскочить наружу. Отсюда можно сделать вывод, что в данное время живой.
       Прошло какое-то время, какое не мог определить, так как часы у меня на руке показывали двенадцать. Двенадцать чего, дня или ночи? Вокруг меня постоянная серая сумрачная мгла, в которой невозможно определить время суток. Нет никаких признаков жизни. Всюду мёртвое пространство.
       Куда не посмотрю во все стороны ровная, как стадион, голодная степь без каких-то признаков отличия. Даже у меня под ногами тоже самое, что до горизонта, за которым ничего нет. Может быть, что-то есть? Надо только пройти горизонт. Вот только в какую сторону идти? Надомной нет никакого естественного светила. Нет солнца и луны. Как определить части света на планете?
       Мне некуда было идти. Решил идти куда глаза, которые смотрели впереди меня. Пошёл вперёд. Но сколько бы ни шёл ничто не передвигалось. Всё было постоянно вокруг меня. Словно топтался на месте. Вдруг, в моём сознании мелькнуло что-то. Вспомнил, что со мной подобное когда-то случалось. Вот никак не помню, где и когда. Как тогда вышел из такого положения и стал просто жить.
       Усталость определяется временем и движением. Отсюда определяется жизнь. Сейчас меня достают голод и усталость. Выходит, что прошло время. Был в движении. Устал и проголодался. Надо немного отдохнуть и после здраво подумать, как выбраться из данной ситуации. Присел на корточки. Расслабился слегка. Малость задремал и вскоре заснул в таком в своём положении.
       Проснулся от того, что ноги отекли от неудобной позы. Поднялся, чтобы размять отёкшие ноги. Открыл глаза и обнаружил себя среди ночи напротив отеля "Султан в Кисловодске". Не раздумывая, вошёл в фойе отеля, взял ключ от своего номера на стойке перед спящим администратором. Прошёл на второй этаж в свой номер. Сразу с порога разделся наголо и пошёл мыться в душ.
       Когда после душа потянулся за полотенцем в шкафу и случайно заглянул в зеркало на своё отражение, то едва сдержался, чтобы не упасть в обморок от того, что увидел в зеркале. На меня смотрела ужасная рожа, обросшая щетиной, с огромным синяком под глазом и с царапинами на лице. Моё тело выглядело не лучше. Можно подумать, что меня избивали где-то целый месяц.
       В таком виде мне нельзя выйти из номера. Сразу заберёт милиция. Будут выяснять, что со мной случилось. Кто меня так избил? Никто не поверит в то, что со мной случилось. Если расскажу о том, что в действительности со мной произошло, то меня могут отправить в психушку. С меня хватит того, что побывал в психушке в Орджоникидзе. Просто случайно тогда выбрался из психушки.
       Хорошо, что в четырёх-звёздочных отелях в номерах имеется косметика не зависимо от того, кто там поселился, мужчина или женщина. Пришлось вспомнить, как меня в цирке учили гримироваться. Вначале тщательно выбрил лицо.
       Затем приступил работать со своей внешностью. Мне повезло ещё в том, что был художник. Знал, как пользоваться палитрой различных цветов.
       К утру выглядел под гримом и под косметикой так прекрасно, что сам себе понравился. Перед тем как покинуть свой номер вначале переоделся в запасное чистое бельё. Сгрёб в кейс с мини-бара всё, что там имелось. Ведь за это мной заплачены деньги. Затем сложил в целлофановый пакет спортивное трико, сандалии и всё своё бельё, испачканное кровью. Вышел из номера.
       - Вы прекрасно выглядите. - сказал администратору, даме средних лет, вручая ей ключ от номера.
       - Спасибо за приятный комплемент. - смущаясь, ответила дама. - Вы тоже выглядите моложе.
       - Так для вас стараемся. - пошутил на прощанье. - Мы с вами отлично провели в номере эту ночь.
       Дама отреагировала на мою шутку так, словно мы с ней действительно спал в одном номере. От неожиданности она вытаращила на меня глаза. Вся запылала от волнения. Мне пришлось поцеловать ей ручку и побыстрее удалиться из отеля. Ведь неизвестно, что в этот момент было у неё в головке. Могла свободно вызвать милицию или мужа. Тогда моя командировка плохо кончила.
       Прямо от отеля проследовал до автостанции. По дороге выбросил в мусорный контейнер целлофановый пакет с ненужными вещами. Когда пришёл на автостанцию, как раз в это время как раз готовился к отъезду рейсовый автобус Кисловодск-Минеральные Воды. В большом автобусе на сорок мест с десяток пассажиров. Сразу видно, что туристы "дикари", друг с другом не общаются.
       Аэропорт "Минеральные Воды" почти пустой. На Северном Кавказе и в большинстве бывших союзных республик разного рода народные волнения.
       В Таджикистане вообще гражданская война. По этой причине редко летают пассажирские самолёты из аэропорта "Минеральные Воды". Подхожу к кассе за билетом на самолёт в любом направлении, чтобы только улететь в Душанбе.
       - У вас билеты в Душанбе через Москву или через Боку? - с волнением спрашиваю кассиршу.
       - Есть только через Стамбул. - ехидно, отвечает кассир. - Зажрались. Прямой рейс не устраивает.
       Вдруг, над окошком кассы продажи билетов замигала лампочка и включилась сирена. Видимо она нажала на кнопку вызова ментов. Словно неоткуда рядом со мной появились два сержанта и лейтенант милиции. Как три молодца из ларца.
       Скрутили мне руки назад. Надели наручники. Потащили к себе в кабинет милиции на виду у перепуганных пассажиров и сотрудников аэропорта.
       Выпотрошили все карманы моего шикарного костюма и кейса. Ни нашли ничего подозрительного. Стали сверять мою личность с фото в паспорте и в старом цирковом пропуске, на котором нет даты годности.
       Беру цирковой пропуск с собой во все командировки, чтобы где-то на халяву сходить в цирк посмотреть цирковую программу и встретиться там с возможными друзьями по цирку. Пропуск из Союзгосцирка, как корочка из КГБ, срабатывает сразу, меня пропускают в цирк.
       - Вы, что, совсем слепые? - спрашиваю растерявшихся ментов, забирая у них пропуск Союзгосцирка. - Моя физиономия в гриме. Обкатывал цирковую репризу. Увлёкся малость, а меня не поняли.
       Сотрудников милиции словно прорвало. Они начали смеяться до слёз. Показывая пальцами друг на друга. Отвели меня обратно до кассы, возле которой стояли перепуганные руководители аэропорта. Милиционеры рассказали о моей цирковой репризе с клоунадой, в реальность которой поверила кассир и сотрудники милиции. Через минуту от массового смеха дрожал зал аэропорта.
       Передо мной извинились за недоразумение. Выписали служебную контрамарку аэрофлота на посадку в самолёт, вылетающий рейсом "Минеральные Воды-Душанбе".
       Через полчаса после объявления на посадку в номер рейса, указанного у меня в служебной контрамарке, меня встречала стюардесса в салоне бизнес-класс. Спустя три часа самолёт благополучно сел в Душанбе.
       Понедельник рабочий день в самом разгаре. Во время полёта в самолёте меня хорошо покормили в салоне бизнес-класс. Отдохнувший и сытый готов был приступить к работе. Поэтому сразу из аэропорта поехал в городском автобусе в офис фирмы "Экологии" к генеральному директору Насреддинов Хуршед. Мне хотелось его обрадовать удачным контрактом по минеральным водам.
       - Боже мой! Где ты был целый месяц? - в страхе, спросил Хуршед при виде меня в своём офисе. - Мы тебя ищем повсюду. Подключили к поиску милицию, ФСБ России и службу ИНТЕРПОЛ.
       - Подробности обсуждать долго. - сразу стал придумывать на месте историю своего оправдания. - Дело в том, что по дороге из Кисловодска в аэропорт "Минеральные Воды" меня захватили террористы. Отвезли куда-то в горы в дагестанский аул. Там меня избивали. Синяки и ссадины до сих пор у меня по всему телу и под гримом на лице. С меня требовали все тайны нашего бизнеса и деньги за выкуп меня из плена. Но на меня нет никакой цены. Потому что не продаюсь, так как бесценен. Меня уже хотели прирезать и отдать на съедение шакалам. Как вдруг, совершенно случайно, увидел на лице одного бандита шрам от кинжала, которым в детстве во время игры порезал друга. Тут же рассказал свою историю бандиту, который собрался меня четвертовать. Этот бандит оказался тем самым другом моего детства. Он не забыл тот несчастный случай, когда мой кинжал случайно порезал его лицо и оставил на всю жизнь на его лице метку, которая спасла мне жизнь спустя десятилетия. Когда всё стало понятно, что мы друзья, а не враги. Меня прежде, чем вернуть обратно попросили загримировать своё лицо под фото в паспорте. Затем вернули обратно туда, где взяли в прошлом месяце. Дальше мне удалось устроить цирковую репризу в аэропорту "Минеральные Воды", после которой мне дали бесплатную контрамарку от аэрофлота на полёт в Душанбе в салоне бизнес-класс. Вот посмотри на даты в документах. Убедись, что всё это правда.
       - Надо срочно сообщить в милицию, ФСБ России и в службу ИНТЕРПОЛ. - сказал Насреддинов Хуршед, рассматривая документы у себя на столе. - Надо ликвидировать это бандформирование.
       - Ты, что, совсем из ума выжил!? - с горча заорал на Хуршеда. - Ты хоть соображаешь, что сейчас говоришь? Друг детства спас мне жизнь, а ты хочешь, чтобы мы его ликвидировали. К тому же, что скажу перечисленным тобой службам? Историю детства, в которой чуть не заколол своего друга, который спустя десятилетия спас меня. Про своего друга детства не знаю ничего, кроме детской истории, сохранившейся в моей памяти. Нам надо отметить куфт за то, что все остались живы.
       - В этом ты прав. - согласился компаньон в моём заключительном слове. - Нам сейчас нужен куфт.
       Насреддинов Хуршед распорядился, чтобы под тенью огромной чинары накрыли нам достархан, на который принесли горячий плов из мяса молодого барашка, горячие лепёшки только что испечённые в тандыре во дворе, горячий зелёный чай и бутылку холодной минеральной воды из Кисловодска. При виде бутылки с минеральной водой понял, что сделка по контракту состоялась.
      
      10. Индейки в загоне.
       После того как у меня в гостях побывали многочисленные бизнесмены из-за рубежных фирм мне стало легче разбираться в бизнесе, где стоит или не стоит заключать бизнес. Хороший бизнес был с фирмами Бельгии и Нидерландов, по разному виду поставок строительных мини заводом и аппаратуры по изготовлению строительных материалов. По бартеру с хлопком Китай завалил ширпотребом все магазины в Душанбе. Отсюда сразу упал спрос на одежду и обувь из Португалии.
       С японскими фирмами никакой сделки не получилось. Японцев ничего не интересовало в Таджикистане. Интересовал только рынок сбыта подержанных легковых автомобилей из Японии. Спрос на японские подержанные автомобили в Душанбе был огромный.
       Но транзитные поставки машин через порт Владивостока по суше через Россию и республик Средней Азии слишком дорогие.
       На данное время нас интересовал французский бизнес по выращиванию индеек на альпийских лугах Таджикистана с последую разделкой мяса индейки. Французам нужна только печень индейки в любом виде, желательно паштет из печени, всё остальное из тушки данной птицы французов не интересовало. Мясо индейки мы могли продавать на своём рынке с прямой прибылью для себя.
       Причём все поставки на изготовление фермы выращивания индеек и завоз птицы на размножение французские фирмы брали на себя. Такая фирма как "Votre goût" из Тулузы обещала в случае успех проекта в течении года на рынках Франции и Таджикистана увеличить количество точек ферм по размножению разных пород птицы с целью изготовления паштета из печени данных птиц.
       Конечно, мы были заинтересованы в таком контракте. Но решили не лететь в Тулузу, а пригласить представителей фирмы "Votre goût" прилететь к нам в Душанбе. Так как у них был интерес к нашим альпийским лугам, а наш интерес совпадал с интересом французской фирмы. Поэтому мы обменялись с французами письмами и договорились, что мы вначале ждём их к себе в гости.
       По согласованию сторон в Душанбе 20 июля прилетел Durand Leroy генеральный директор фирмы "Votre goût" из Тулузы, а также его представитель и переводчик Morel Girard. Нашу сторону представляли - Александр Черевков президент МАК "Sandro" и Анзор Сархат директор малой фирмы "Бахтар" на территории которой в Дангаринской долине должны поставить ферму.
       Устроили мы гостей в гостиницу "Вахш". Это конечно не пятизвёздочный отель. Но, гости тоже не из Парижа. Зато в нашей гостинице после капитального ремонта создан восточный стил. Какой был у шаха или султана. Вот только гарем не предусмотрели, а наложницы сами крутятся вокруг гостиницы. Однако достархан гостям накрыли на природе в Варзобском ущелье в нескольких километрах от столицы. Там было уютно. Можно расслабится и поговорить о совместном бизнесе.
       - Мы ещё нигде не были, но нам понравилась природа Таджикистана. - сказал Durand Leroy, как только мы расслабились с французским коньяком, который преподнёс нам гость. - Готов разместить свою аппаратуру и ферму к индейкам хоть здесь. Рядом с нашим отдыхом в этом ущелье.
       - К сожалению, это место не доступно бизнесу. - пришлось обойти желание гостя. - Здесь много культурных, исторических и природных достопримечательностей, которые охраняет закон Таджикистана и международные организации по истории. У нас имеется много других мест в стороне от современного прогресс. Где вашим птичкам будет вполне комфортно жить и размножаться.
       Конечно, мне не понравилось, что гость так резко пытался изменить своё решение по определению места размещения своего бизнеса в Таджикистане. Может быть, нам вообще не стоило устраивать банкет на природе? Можно было забронировать место на банкет в чайхане "Рахмат" в центре столицы или в банкетном зале министерства строительства, где у меня офис МАК "Sandro".
       Деловая поездка в Дангаринскую долину наметили в понедельник утром, то есть, на следующий день после банкета в Варзобском ущелье.
       Решили не устраивать пышной поездки на дорогих иномарках, которых у нас в бизнесе не было. Но можно было взять в аренду на прокат на одни сутки или попросить у своих компаньонов, которые не причастны к этому проекту. Все сделали проще.
       Насреддинов Хуршед генеральный директор фирмы "Экологии" был в отъезде по делам своего бизнеса. Мы с ним заранее обговаривали, что в его отсутствие могу пользоваться его личными автомобилями и его личной охраной.
       Поэтому решили взять у Хуршеда отечественный автомобиль "Niva". Анзор Сархат директор малой фирмы "Бахтар" имел свой автомобиль ГАЗ-69 (Бобик).
       Оба автомобиля похожи на джип. Хотя до зарубежных джипов им далеко. Однако по своей проходимости могут соревноваться с любым зарубежным соперником. Гость выбрал себе на поездку джип "Niva". Как он выразился сам, что этот гражданский автомобиль уютный. Нежели военный джип ГАЗ-69 (Бобик). У нас разные взгляды и вкусы. Но с гостем о взглядах и вкусах не спорят.
       В понедельник в шесть часов утра мы выехали от гостиницы "Вахш" в сторону реки Вахш к перевалу, где находится Нурекская ГЭС. В связи с военным положением в Таджикистане нам ни дали пропуск на плотину нурекского водохранилища. Смотреть на красоту смогли только с перевала.
       - Воды очень много, стоячая вода превращается в озеро или в болото. - спросил меня, переводчик Morel Girard. - У господина Durand Leroy есть один вопрос. Куда сбрасывают столько много воды?
       - В первую очередь орошаются хлопковые поля, богатство Таджикистана. - пришлось мне стать экскурсоводов. - Буквально перед перестройкой в Советском Союзе здесь выше платины построили Дангаринский туннель на орошение ранее засушливых полей Дангаринской долины. Над водохранилищем белая полоса шириной в несколько метров. Столько воды ушло за всё лето на орошение полей Дангаринской долины, которая из мёртвой пустыни превратилась в цветущий сад. С осени и до весны, когда поля не орошают, уровень воды поднимается до верхней отметки полосы.
       После короткой экскурсии на перевале стали спускаться в Дангаринскую долину. Нурекская ГЭС охраняется со всех сторон солдатами российской армии.
       С воздуха за безопасностью водохранилища и плотины следят военные вертолёты России. По трассе со всех сторон вооружённые военные блокпосты российских солдат. Нас останавливают на блокпостах с проверкой документов.
       Власть в Таджикистане меняется как погода в горах. Всё зависит от политического ветра. Здесь своей армии нет. Поэтому стратегически важные места Таджикистана охраняет российская армия. Любое вооружённое нарушение порядка пресекается сразу. Российских солдат боятся у уважают. За пределами стратегических объектов, российские солдаты общаются с местным населением.
       - Неужели эти зелёные поля и сады вокруг посёлков были когда-то пустыней? - интересуется гость.
       - Перед самой перестройкой у меня была работа апробирование приборов орошение засушливых земель. - объясняю господину Durand Leroy, что было ранее здесь. - Так вот, когда наша группа специалистов впервые прибыла сюда, то здесь вообще ничего не было. Даже трава не росла.
       Во время езды по трассе гости не задавали мне никаких вопросов. Беседовали между собой о чём-то своём на французском языке.
       Может быть даже обо мне? Но у меня не было своего переводчика с французского языка. Поэтому гости вообще могли обсуждать между собой наш предстоящий бизнес в своих интересах. Причём выдавать свой бред для меня за действительность.
       Анзор Сархат ехал на своём автомобиле ГАЗ-69 (Бобик) впереди нас. Таджики в поле и возле кишлаков приветствовали Анзора так, как принято встречать многоуважаемого человека - Раиса, который после Аллаха имеет власть на Земле. Как говорил сам Анзор Сархат, что не правительство кормит дехкан Дангаринской долины, а он кормит своих сельчан мясом индейки и баранов.
       За обширными хлопковыми полями с обеих сторон долины балки и овраги, насыщенные родниковой водой, густо поросшие кустарниками и шелковицей. На небольших возвышенностях паслись стада гиссарских баранов, которые своей величиной издали резко отличались от обычных баранов, больше напоминали охотничьих собак, которых действительно много среди овец и баранов.
       - Господин Durand Leroy хочет знать. Что здесь делают эти собаки? - обратился ко мне переводчик, показывая на стадо гиссарских баранов. - Он слышал, что так у вас корейцы содержат собак.
       - Да, это правда! Корейцы у нас разводят собак. - в шутку, ответил гостям. - Но это стадо гиссарских курдючных баранов. Таких баранов больше нет ни где. Так как они могут жить только здесь.
       Гости не поверили моему ответу. Попросили подъехать как можно ближе к этому стаду. Водитель нашего джипа "Niva" посмотрел в зеркало заднего вида в мою сторону. В данное время водитель также мой охранник и телохранитель. Ему было достаточно знака движения с моей стороны. После чего приблизились к стаду гиссарских баранов на безопасное расстояние от собак стада.
       Ближе ехать было опасно. Собаки могли набросится на наш автомобиль. Пастух тоже был вооружён автоматом. Ведь в республике гражданская война. При виде Анзора Сархат, который ехал на своём автомобиле ГАЗ-69 (Бобик) впереди нас, все отступили и признали нас своими гостями.
       Анзор не выходя из своего автомобиля приветствовал пастуха и собак. Мы сразу поехали дальше.
       Когда хлопковые поля и небольшие возвышенности со стадами гиссарских курдючных баранов остались позади нас мы въехали в набольшую равнину, покрытую молодыми деревьями, которые появились здесь с появлением воды из Дангаринского туннеля наполненного живительной влагой нурекского водохранилища.
       В этой равнине было столько много декоративной растительности, что можно было подумать мы приехали ни в город Средней Азии, а в цветущий ботанический сад.
       Однако в город не поехали. Повернули в сторону от маленькой равнины утопающей в декоративной зелени цветов, кустов и молодых плодовых деревьев, которые не научились рожать вкусные плоды. По листьям на деревьях было видно, что здесь посажены - груши, яблони, хурма, инжир и гранат, а также много других плодовых деревьев и кустов ягод, которые мне совсем не знакомы.
       Вдруг, прямо перед нашими автомобилями появилось огромное стадо индюков, которые подобно индийским павлинам гордо раздвинули веером свои прекрасные хвосты и не спеша переходили из одних зарослей кустов в другие заросли через дорогу. При виде такого огромного стада индюков наши французские гости сидели как заворожённые, словно передними двигались индейки-гриль.
       - Откуда это прекрасное стадо и почему здесь только самцы? - придя в себя, спросил переводчик.
       - Да так! Пустяк. Одичавшие мужики возвращаются к себе в заросли после секса со своими домашними дамами. - ляпнул, не задумываясь, нашим гостям. - Здесь такое твориться сплошь и рядом.
       Оба гостя без перевода принялись громко смеяться на пару с телохранителями, сидящими впереди нас.
       На громкий смех в нашем автомобиле вышел из своей машины Анзор. Когда он узнал причину смеха, то сам стал ржать не меньше нас.
       Так мы вели себя неприлично в отношении гордых птиц, которые свою гордость сменили на возмущение до тех пор, пока скрылись в кустах.
       Дальше в зарослях декоративных деревьев и кустарников появились элитные дома "новых таджиков". Эти современные жилые постройки ничем не уступали европейским виллам и коттеджам.
       - Здесь мой кишлак, он пока без названия. - сказал, показывая нам на современный посёлок. - Входите уважаемые господа. Вы все мои гости. Будьте как дома. Мой дом - Ваш дом.
       Анзор показал куда нам пройти. По середине огромного двора среди благоухающих цветов в тени деревьев накрыт достархан, на котором есть всё, чем таджики угощают гостей, кроме спиртных напитков. Таджики не употребляют алкогольные напитки, как все настоящие мусульмане.
       Наши французские гости, которые очевидно с утра ничего не кушали смотрели на изобилия продуктов на достархане глазами голодного хищника готового разорвать всё, что попадётся ему навстречу, лишь бы насытить свой звериный желудок. Гостям без перевода было достаточно одного жеста, который понятен на любом языке. Нам местным не нужны были жесты и переводы на знакомые нам языки. Мы прекрасно знали обычаи и культуру приёма пищи в гостях у таджиков.
       После приёма пищи на достархане хозяина дома мы поехали смотреть угодья Анзора Сархат. Конечно, французов интересовали места, где будет размещаться загон на разведение французских индеек. Однако после стада "одичавших" индюков, которые переходили нам дорогу и после индеек в загоне Анзора, речь о поставках французских индеек в Таджикистан отпала сразу.
       - Разводить нам своих индеек у вас нет никакого смысла. - сказал нам, Durand Leroy генеральный директор фирмы "Votre goût" через своего переводчика. - Мы поставим вам современный загон по разведению индеек с аппаратурой по разделки тушек птицы, а также холодильник на готовую продукцию. Нас интересует в замороженном только печень индейки, которую вы будете отправлять в наш адрес в специальных контейнерах морозилка один раз в месяц в установленный день. Тушкой птицы вы будете распоряжаться по своему усмотрению. Посредником и куратором между французской фирмой "Votre goût" и таджикской малой фирмы "Бахтар" будет Александр Черевков президент МАК "Sandro" с банковским счётом в "Автобанке" в Москве. Обе фирмы по контракту должны внести страховой взнос на счёт в "Автобанке" посреднику-куратору МАК "Sandro". Поставки оборудования с французской стороны будут бесплатные, также как поставки продукции с таджикской стороны. Когда поставка печени окупится по стоимости оборудования, тогда французская сторона будет закупать продукцию в Таджикистане по европейской рыночной цене. По контракту посредник между фирмами будет получать свой процент от продажи паштета из печени индейки на европейском рынке и от продажи мяса индейки на азиатском или таджикском рынке.
       Конечно, такой подход к подписанию контракта устраивал всех. Мы договорились, что контракт будет подписан во вторник в Душанбе в офисе МАК "Sandro" в здании министерства строительства при участии министра строительства Юрия Филимоновича Поносова, как почётного представителя. Там же в здании министерства строительства в банкетном зале будет торжественный обед в честь подписанного контракт. На обеде будут присутствовать почётные гости с трёх сторон.
       На этом наш рабочий день закончился. Анзор Сархат остался у себя дома в собственном безымянном кишлаке. Два телохранителя от Насреддинова Хуршеда в нашем автомобиле имели пистолеты разрешённое оружие. Но два пистолета против автомата при встрече с бандитами всё равно, детский пугач против самолёта. Поэтому Анзор подстраховал нас нарядом милиции и четыре русских солдата на джипе, расквартированными в Дангаре. Причём не зря он это сделал.
       Наш кортеж в сопровождении наряда милиции с автоматами и четыре солдата с автоматами на джипе отъехали от Дангары километров десять. Вдруг, увидели, как в сторону возвышенности со стадом гиссарских баранов едут на трёх мотоциклах девять мужчин, вооружённых автоматами. Сразу поняли, что это не друзья пастуха и тем более Анзора, так как пастух выстрелил в воздух.
       Вооружённые на мотоциклах выдали себя, что они не друзья. Стрельнули очередью из автомата в сторону пастуха и стада гиссарских баранов.
       Очевидно, ранили собаку, так как она сразу перешла с грозного рычания и лая на вой от боя. Кроме того, издали было видно, что пара баранов остались лежать на месте, в то время как других баранов собаки загнали в безопасное место.
       Мы тут же рассредоточились на месте. Моим гостям и мне безоружным пришлось укрыться за дорогой в кювете. Солдаты, телохранители и милиционеры заняли боевую позицию. Стрелять в бандитов нельзя. Так как можно увеличить падёж баранов и убить пастуха, который хоть укрылся в узкой расщелине между холмов, но шальная пуля дура, может любого достать где угодно.
       - Вы окружены! Бросайте оружие! - крикнул милиционер в мегафон. - Сопротивление бесполезно.
       Бандиты обматерили милиционеров и открыли беспорядочный огонь из автоматов в нашу сторону. Прострелили наш джип "Niva" и ранили касательно в плечо солдата. Пришлось всем укрыться в кювете и оказывать раненому солдату медицинскую помощь. Все солдаты при себе имели индивидуальную армейскую аптечку. Ранение было небольшое. Перевязку сделали быстро.
       Группа бандитов были в удобной позиции. По самой середине между нами и пастухом. Они прекрасно понимали, что в данном положении им ничего не грозит. Стали нам диктовать свои условия и угрожать, что перестреляют всех. Так как у них больше оружия и есть гранатомёт "Муха", которым могут подбить автомобили и нас одним снарядом. Насчёт гранатомёта "Муха" они блефовали.
       В остальном они были правы. У них девять автоматов против наших шести автоматов, это конечно большой перевес. Нужна помощь со стороны. Вокруг пустое место. Пока старшина милиции торговался насчёт взаимной безопасности. В это время другой милиционер вынул из-за пояса переносную рацию и связался со своим патрулём. Солдат тоже посредством полевой рации сообщил в свою воинскую часть положение на боевой позиции и координаты расположение бандитов.
       Не прошло и десяти минут, как со стороны Дангары вначале выехал на трассу милицейский БТР. Вскоре появился боевой вертолёт "Чёрная Акула". Вертолёт даже ни стал подлетать к нам на помощь. Видимо заранее знал по координатам от нашего солдата место нахождения бандитов. На большом расстоянии от нас вертолёт провёл точечный выстрел снарядом. От бандитов остались куски мяса и металла от их мотоциклов, которые разлетелись в разные. Вертолёт улетел обратно.
       Милицейский БТР сразу поехал в сторону стада гиссарских баранов, которые вместе с перепуганным пастухом и живыми собаками выбирались из укрытия. С милиционерами в БТР были санитары скорой помощи. В стаде была ранена одна собака и погибли два барана. Собаке на месте обработали и перевязали небольшую рану на правой лапе. Пастуху сделали укол от стресса.
       - Мой брат Карим будет пасти отару баранов. - сказал пастуху Анзор Сархат, который вскоре приехал к месту трагедии. - Убитых баранов возьми в свою семью. О дальнейшей работе решай сам.
       - Чего тут решать? - взволнованно, ответил пастух. - У нас в семье все пастухи во всех поколениях.
       Анзор ничего ни стал говорить пастуху. Дал своему брату Кариму автомат, который был у пастуха. К автомату дал ещё один рожок с патронами. Убитых баранов привязал сзади своего джипа. К этому времени солдаты и милиционеры собрали в кучу всё то, что осталось от бандитов и мотоциклов. Анзор принёс из своего джипа канистру с запасным бензином. Облил эту кучу и поджог.
       Все присутствующие на этом событии долго стояли возле костра из кусков от бандитов и мотоциклов, пока они догорели дотла. После чего все остатки обгоревшего металла погрузили на БТР.
       - Бандиты подстрелили джип "Niva". - напомнил Анзору. - Хуршед дал под мою ответственность
       - По страховке Хуршед получит новую машину. - ответил Анзор. - Разница доплаты за мой счёт. Если российская армия и милиция возьмут трагедию на себя, то новый джип дадут без проблем.
       Анзор Сархат постоял несколько минут рядом с обгоревшими костями и кучкой пепла оставшихся от бандитов. Затем пошёл к своему джипу. Принёс оттуда саперскую лопату. Вырыл рядом с обгоревшими костями бандитов не глубокую яму. Сгрёб лопатой эти кости и закидал их землёй, а остатки пепла от трупов бандитов раскидал в разные. Извинившись перед нами, уехал домой.
       С нами осталось тоже сопровождение. Заменили только раненого солдата на милиционера с автоматом. Нас сопровождали до перевала под спуском в сторону платины Нурекской ГЭС. Дальше каждый метр дороги просматривается со всех сторон.
       Нам никто и ничего не угрожает. С самого перевала и до Душанбе нас никто не сопровождал. С нами два охранника-телохранителя, которых к нам приставил Насреддинов Хуршед. Он сейчас был где-то далеко в командировке по бизнесу.
       Когда мы приехали в Душанбе до гостиницы "Вахш", французские гости вышли из джипа и не прощаясь со мной пошли к себе в номер. Видимо они были в шоке от происшествия в Дангаринской долине. Пришлось коротко рассказать администратору гостиницы о происшествии с нами.
       - Поставьте гостям бутылку армянского марочного коньяка. - сказал администратору, положив перед ним сторублёвую купюру. - Не забудьте на закуску горячих лепёшек и пару горячих шашлыков.
       - Раис! Не беспокойтесь. Всё будет сделано, как вы сказали. - ответил администратор гостиницы.
       То, что он выполнит моё поручение в этом не было у меня сомнений. Гостиницу "Вахш" полностью реставрировали строители, альфрейщики и художники из моего бизнеса. Администратор знает прекрасно, что если не выполнит мою просьбу, то может потерять тёплое местечко. После придётся ему подрабатывать гастарбайтером где-то далеко от своего родного дома или кишлака.
       Прямо от гостиницы пошёл к себе в офис, который находился через театральную площадь в здании министерства строительства на первом этаже. У меня в отличии от французских гостей не было стресса от происшедшего события в Дангаринской долине. Давно привык к событиям в гражданской войне. Когда под окном валяются трупы людей, а на улицах расстрелянный автомобили.
       На всё смотрим, как на американские боевики по телевизору. Но сегодня сам едва ни стал трупом. Поэтому во мне всё было в напряжение в душе и в теле. Надо было расслабиться и как-то снять в себе напряжение. У меня в офисе нет ничего горячительного. Давно не хожу по магазинам. Уже забыл, когда покупал пиво, водку или коньяк в гастрономе. Вот и сейчас он почему-то закрыт.
       - Александр, срочно зайдите к Юрию Филимоновичу. - сообщила секретарь по моему селектору.
       На этот день у меня не намечалось никакой встречи. Все прекрасно знали, что у меня поездка на весь день в Дангаринскую долину. У министра в кабинете окно на театральную площадь. Наверно он или его секретарша посмотрели в окно, а тут идёт Александр в свой офис. У них обоих при виде меня сразу в голове мысли, что Александр Черевков обязательно должен поговорить с министром.
       - Ну, что ты в этот раз натворил? - сходу, спросил министр, как когда мне разрешили войти к нему.
       - Юрий Филимонович! От вас ничего невозможно скрыть. - полу шутя ответил министру. - Всего-то было девять трупов бандитов, два убитых гиссарских баранов, раненая сторожевая собака и раненый солдат. Жалко джип "Niva" Насреддинова Хуршеда. Сквозную дырку из автомата сделали бандиты в джипе "Niva". Как раз в том месте, где любит сидеть Хуршед. Жалко компаньона...
       - Главное, ты уцелел и французские гости тоже. - сказал министр, сообщая секретарше по селектору, что сегодня у него приём закончен. - Надо нам с тобой отметить куфт, что ты остался живой.
       Мы прошли в гостевую комнату и там закрылись под ключ, чтобы никто, даже секретарша не мешала нашей беседе. Бутылка армянского коньяка, хрустальные рюмки и шоколад в хрустальной вазе всегда были в шкафу в комнате для гостей. Мне осталось только всё поставить на не большой столик между четырьмя мягкими креслами и развалиться в кресле напротив министра.
       - Мне кажется, что трагедия в Дангаринской долине испортила планы на контракт с французами по индейкам. - с горечью, сказал министру, когда мы выпили по рюмке коньяка за моё здоровье.
       - У меня тоже такие мысли. - согласился Юрий Филимонович с моими выводами. - Время покажет.
       Однако во вторник утром встреча состоялась в назначенное время в офисе МАК "Sandro" в здании министерства строительства при участии министра строительства Юрия Филимоновича Поносова, как почётного представителя. Все стороны по согласованию между собой подписали контракт по разведению местной птицы индеек и дальнейшей поставки печени индеек во Францию.
       Но гражданская война в Таджикистане вынудила нашу семью иммигрировать в Израиль. Весь свой бизнес по МАК "Sandro" был передан Насреддинову Хуршеду, который был моим заместителем в МАК "Sandro", то есть, вице-президентом. Во время моего вылета из Таджикистана в Израиль дальнейшая судьба контракта по индейкам между французской фирмой и таджикской фирмой мне совершенно не известно. Однако там остались мои личные дивиденды за мою работу.
      
      Глава-4. Старость - как петля.
       Молодость калечится, а старость не лечится.
      
      1. Адаптация к жизни.
       До приезда в Израиль мне казалось, что достаточно хорошо знаю, как надо жить. Имею образование и опыт в работе. Объездил по рабочим командировкам почти весь Советский Союз. В работе и в жизни бывал в разных независимых от меня ситуациях, из которых мог выйти без вреда себе и другим. Во время своего международного бизнеса, так мне казалось, познал меру жизни.
       Гражданская война в Таджикистане разрушила всё, что мне удалось достичь в этой жизни. Когда мы иммигрировали в Израиль и начали свою жизнь с нуля, то с первого дня проживания в этом государстве стало понятно, что до приезда сюда у меня вообще не было никакого понятия о жизни. Не знание местного языка, это просто пустяк. Бывал во многих странах без переводчика и ничего.
       Находил общий язык путём жестов известных всем, кроме того, всюду были земляки по Советскому Союзу, которые помогали выбраться из сложной ситуации.
       Казалось бы, что в Израиле, где третья часть населения может общаться на русском языке, у нас будет всё в полном порядке. Здоровье есть, образование есть и с разумом всё в полном порядке. Остальное добьёмся трудом.
       Но оказалось, что мы попали в страну абсурда, где всё ни так, как мы представляли свою жизнь ранее. За себя постоять нельзя. Если тебя оскорбляют в присутствии толпы, то ты должен молчать виновато, опустив голову перед оскорбившим. Когда тебе низа что ударили при свидетелях по щеке, то ты обязан подставить свою другую щеку под удар. Но защищаться тебе никак нельзя.
       Больше всего унижает ортодоксальный лозунг: "Русским можешь ты не быть. Но! Евреем быть обязан." Кому какое дело до нации и до религии? У меня родственники почти с десяток разных национальностей и все имеют различные вероисповедания. Однако мы находим общий язык между собой и не вмешиваемся культурный образ других. У нас монограммная культура жизни.
       Понимаю, что надо соблюдать закон и общественный порядок, заведённый в государстве места проживания. Но это не значит, что должен жить по принципу: -"В какой стае живёшь - по такому и вой." Не хочу жить волком в чужой стае. Хочется жить среди себе равных не зависимо от религии и национальности. Мы все люди должны быть между собой равны по крови и по разуму.
       Иначе получается абсурд. Когда сосед через стенку ночью воет на неизвестном тебе языке - у него молитвой или песней зовётся.
       Но когда ты в субботу выносишь утром мусор, чтобы в квартире плохо не пахло, то тебя обзывают по-разному, бросают в тебя камни за то, что нарушил шабат спокойствия. Хотя тот, кто на тебя открыл рот и поднял руку сам нарушил закон своей религии.
       Так бывает ни только в шабат и в будни. Но! Также в особо религиозные дни, как праздник Ём Кипур. Все без исключения соблюдают это праздник, даже те, кто имеет другую религию. Просто разумные люди уважают культуру и религию другого народа.
       Ведь никому из людей не придёт в голову на чужой свадьбе выть от собственного горя или радоваться счастью на чужих похоронах.
       Однако в жизни людей бывают некоторые неожиданные обстоятельства, не зависящие ни от кого. В тот же Ём Кипур может приехать скорая помощь, чтобы спасти жизнь умирающему человеку. Пожарный автомобиль выезжает на тушение пожара по любому адресу. Даже если по этому адресу проживает особо религиозный человек соблюдающим Ём Кипур. Жизнь прежде всего.
       Но! Есть такие люди, которым жизнь человека ничего ни стоит. В один такой праздник Ём Кипур, когда все сидели дома, в том числе наша семья, мы услышали шум на улице и выглянули в окно. Прямо напротив нашего дома через дорогу автобусная остановка, рядом с которой стоит легковой автомобиль. В машине пара, мужчина и женщина средних лет, по всей вероятности, муж и жена.
       Автомобиль окружили дети и подростки до шестнадцати лет. Вся толпа орёт на мужчину и женщину, которые, очевидно, не знают иврит.
       Пытаются на своём языке объяснить что-то толпе детей и подростков. Когда пара выходит из машины чтобы разобраться с проблемой, то на них обрушивается град камней и булыжников. Мужчину и женщину забивают на виду у всех смотрящих в окна.
       Наша семья была в шоке. Мы пытались до звониться до полиции и до службы спасения. Но телефоны были не доступны. Очевидно, службы спасения и полиция соблюдали порядок Ём Кипур.
       Возможно, забитые камнями и булыжниками жертвы были живы. Но никто из смотрящих в окна не пошёл спасать пострадавших, так как тоже рисковали быть забитыми камнями детей и подростков.
       Разъярённая толпа малолеток стояла возле разбитого автомобиля и у трупов убитых до тех пор, пока алая кровь жертв прекратила растекаться по тротуару и проезжей части дороги. Затем малолетние преступники ушли в свой дом, который находился прямо с местом преступления. Родители преступников в свои окна из квартир. Наблюдали как их дети убивали ни в чём не повинных людей.
       Убитые мужчина и женщина пролежали в застывшей луже собственной крови до конца праздника Ём Кипур. Лишь по окончанию праздника приехала служба по сбору трупов и забрали убитых.
       Кота раздавил грузовой автомобиль рядом с местом преступления об этом знал весь Израиль. Водителя раздавившего случайно кота, перебегавшего дорогу перед автомобилем, лишили водительских прав. Семья осталась без кормильца.
       Обсуждали водителя пресса, Интернет и телевидение. Но то, что на этой остановке забили мужчину и женщину насмерть камнями в праздник Ём Кипур никто не вспомнил. Никто даже не знает куда делись трупы. Изгоев в Израиле не хоронят.
       Позже стало известно, что молодая семейная пара репатриантов провожала своих родственников на самолёт как раз перед самым праздником Ём Кипур. Не оставаться же им голодными на целые сутки среди дороги в начале праздника Ём Кипур.
       В эти сутки все магазины закрыты. Хотели под праздник проскочить домой, чтобы за сутки праздника Ём Кипур не умереть с голоду в пути.
       Откуда им было известно, что малолетние преступники нарушат закон Торы и в присутствии своих особо верующих родителей возьмут в руки камень чтобы в праздник Ём Кипур забить насмерть людей, которые вместе с преступниками нарушили закон религии. За данное преступление никто не был привлечён к уголовной ответственности. Мол, малые не знают, что творят и всё.
       Прошли годы моей адаптации к жизни в Израиле. Научился как не подставлять свои щёки к ударам со стороны. Не нарушал законов Израиля.
       Но никому не давал вмешиваться мою личную жизнь. Были попытки привлечь меня к уголовной ответственности ни за что. Лишь по той причине, что мне не хотелось жить по указке со стороны. Не хотел жить пескарём в своей норке, но в чужую норку тоже не лез. Умел обходить острые углы. Доказывал не причастность к нарушению Закона.
       С детства привык ходить по любому городу пешком. Особенно там, где проживаю, то есть, на ПМЖ. Вообще не знаю никакого маршрута городского транспорта. Растёт город в длину и в ширину. Растёт дистанция моего передвижения по городу. В этом огромное преимущество у меня во всём. В первую очередь полезно моему здоровью. Лучше познаю город. Большая экономия денег.
       Конечно, передвигаться пешком между городами на большом расстоянии не прилично и времени много теряешь зря. Поэтому между городами еду в общественном транспорте, в котором у меня появляется аллергия на разные запахи, исходящие от домашних животных, которых пассажиры таскают с собой. Даже туда, куда вообще не разрешается брать животных в общественные места.
       Вот так однажды поехал из Ашдода в большой Тель Авив по своим личным делам. Остановка на междугородный автобус близко от моего дома. Час пик давно прошёл. Пассажиров совсем мало. Причём почти все пассажиры едут в Тель Авив по неотложным делам на много часов или даже на целый день. Поэтому домашних животных никто не берёт. Так что проблем в автобусе совсем нет.
       Тель Авив большой по площади город не для пеших деловых прогулок. Приходится ехать по городу в общественном транспорте. В автобусе большая часть пассажиров с домашними животными. По запаху в автобусе создаётся такое впечатление, что тебя засунули в клетку с домашними животными, которые ходят по нужде только в общественном транспорте. Запах кала и мочи всюду.
       Автобус забит до предела. Выбираю стоя такое место, где меньше домашних животных и есть кондиционер с прохладным воздухом в жаркое тропическое лето. С левой стороны от меня в основном пожилые люди пенсионного возраста. С правой стороны от меня парень у окна и рядом с ним девушка с собачкой по причёске похожие друг на друга. Впереди меня беременная женщина.
       - Молодые люди, уступите место беременной женщине. - говорю на иврите парню и девушке.
       - Ты что не видишь, что у меня на руках собачка. - сказала девушка, с отвращением глядя на меня.
       В этот момент меня словно током ударило. Меня с детства привыкли уважать стариков и беременных женщин. Совершенно не соображая, что делаю, взял за шиворот хамку и поставил рядом с собой. Парень как бы полез разбираться со мной и сам попал в мои руки. Обеих оттащил за шиворот в сторону от свободного места. Предложил беременной женщине и старику занять места.
       Девушка с собачкой на руках и её парень пытались вырваться из моих рук. Мы стояли рядом с дверью в середине автобуса. Как только открылась дверь автобуса мне тут же пришлось вышвырнуть нарушителей порядка из салона автобуса. Они пытались вернуться обратно, но в Израиле вход только в дверь впереди автобуса рядом с водителем. Двери закрылись автобус отправился.
       До моего выхода автобус останавливался несколько раз. Все свидетели происшедшего сидели на своих местах с каменными лицами. Словно ничего особенного не произошло. Даже старик и беременная женщина не проронили ни единого слова в знак благодарности. Аплодисменты мне не нужны. Но доброе слово не преступление. При выходе беременная женщина сказала что-то мне.
       На своей остановке сразу попал в объятия полиции, когда те самые парень и девушка показали полицейским на меня. На меня надели наручники и повезли куда-то в районное отделение полиции. В отделении полиции затолкали меня в закрытое помещение, где продержали под замком минут двадцать. Затем вывели меня из закрытой комнаты и повели в кабинет к "пострадавшим".
       Едва только зашёл в кабинет, как тут же на меня набросились девушка с собачкой и её кавалер.
       Полицейские тут же пресекли драку. Иначе бы мне пришлось бы ещё отвечать за драку в полиции.
       Вскоре дежурный полиции заставил меня предоставить удостоверение личности (Теудат зеут). Затем принялся вести допрос по существу происшедшего, что было в корне перевёрнуто с ног на голову. Мне сразу пришлось прикинуться, что не знаю ни одного слова на иврите. "Пострадавшие" доказывали полицейскому, что у меня отличный иврит. Хотя в этом они врали. Знаю плохо иврит.
       Прошло полчаса попыток дежурного полицейского разговорить меня на иврит. От меня исходили какие-то невнятные звуки речи, которые нельзя было перевести на любой язык. Видимо в этом отделении полиции не было русскоговорящих сотрудников. Просто так без записи протокола не могли задержать и отпустить тоже. Пришлось им взять русскоговорящего из другого отделения.
       - Ты почему приставал в автобусе к этой девушки? - спросил меня русскоговорящий полицейский.
       - Мне вообще не понятно, в чём пытаются обвинить меня. - стал строить барьер против моего обвинения. - Ехал в автобусе по своим делам. Выхожу с автобуса. На меня надевают наручник. Они меня не знают. Мне они тоже совсем не известны. У меня дети старше этой девушки и её парня.
       Русскоговорящий тут же перевёл мою русскую речь на иврит. Оба полицейских и "пострадавшие" долго спорили насчёт обвинения в мой адрес. Несли такую чушь, что никак нельзя привязать ни к какому делу. Русскоязычный был солидарен со мной. Был против моего задержания. Говорил им, что нет свидетелей. Не отпечатков рук и других признаком моего присутствия с пострадавшего.
       - Они настаивают, чтобы ты подписал протокол о твоём ошибочном задержании. - сказал "русский" полицейский. - У них нет до тебя никакого дела. Подписывай документ и иди по своим делам.
       - Если бы даже было у них против меня какое-то дело, то никто не имеет никакого права заставить меня подписать документ, содержание которого мне неизвестно. - ответил на требование полиции. - К тому же у меня к вам просьба. Отпустите меня на пять минут раньше этой парочки. Иначе они найдут свидетелей к моей попытки изнасилования этой парочки и её собачки, от которой у меня началась обширная аллергия.
       "Русский" полицейский перевёл мои требования на иврит. Им ничего не оставалось, как только выпустить из отделения полиции раньше "пострадавших". В этот раз мне против своего желания пришлось ходить пешком по делам в большом Тель Авиве. Зато в который раз убедился, что пешая ходьба - здоровье, экономия денег и личная безопасность. Надо быть внимательным во всём.
      
      2. Особое исключение.
       Жить возле моря хорошо, знают все без исключения. Однако каждый раз, когда отдыхал возле моря, то всегда удивлялся. Почему местные жители ни такие загорелые, как приезжие отдыхающие. Когда сам стал жить фактически на берегу моря, то понял в чём дело. Именно в том, что живёшь на берегу моря. Оно как зеркало. Любоваться в зеркале своей внешность нам надоедает.
       Так и с морем. Искупался в море несколько раз и всё, оно надоедает. Турист платит огромные деньги, чтобы прилететь как птица с севера на юг, чтобы позагорать. Поэтому загорает сполна, сгорая до костей, чтобы знать, не зря потратил огромные деньги. Местному этого делать не надо. Море лежит рядом бесплатно, как жена в кровати, в любое время можешь получить удовольствие.
       Вот только мне захотелось из себя сделать исключение к местным жителям. Решил во чтобы то ни стало загореть так, как ни загорают местные жители и приезжие туристы. Конечно, хотел загорать не для "Книги Гиннеса", а в своё удовольствие и на здоровье, которое меня, пока не подводило. Но! Здоровья мало не бывает. Поэтому каждую субботу стал появляться на пляже Ашдода.
       - Ты зря хочешь загореть больше всех. - с беспокойством, говорила Людмила, моя жена. - Можешь получить ожоги не совместимые с жизнью или неизлечимый рак кожи. Подумай о своём здоровье.
       - Именно поэтому буду ходить один раз в неделю загорать на море. - отвечал на беспокойство своей жены. - Здоровье прежде всего. Здоровый человек нужен всем, а больной не нужен никому.
       Мне не хотелось выглядеть на пляже озабоченным туристом, который отдаёт себя как жертву хищному морю. Поэтому стал брать с собой рыболовные снасти. Ни столько для рыбалки, сколько для того, чтобы так выделяться среди приезжих туристов. Вообще-то рыба тоже не помешает мне.
       Постепенно мой интерес к морю и к рыбалке пропал. Ходил просто так со спиннингом на пляж загорать в стороне от всех. Привычка осталась прежняя. Приходил к морю как на рыбалку на рассвете, когда до жары далеко. На берегу тишина. Нет туристов на пляже. Спят в гостиницах у себя в номерах. Раньше завтрака за шведским столом никто из туристов на морской пляж не выйдет.
       По мокрому морскому песку бегают по одиночке рысцой старики от своих болезней, которые накопились у них по молодости.
       Следом за стариками на пляж выезжает колёсный пляжный трактор с широким "ножом", в котором мелкая сетка сброса песка. Трактор срезает слой песка вместе с мусором. Мелкий песок просыпается сквозь сетку, как мука сквозь сито. Остаётся пляжный мусор.
       - Какое богатство! - удивлённо воскликнул, глядя на сетку с мусором. - Всё это богатство твоё?
       - Как бы ни так. - без восторга, отвечает тракторист, выгребая с сетки в пакет часы, кошельки, сотовые телефоны и другое богатство, забытое на пляже. - За моей работой через камеру следят в Интернете. Сейчас сюда приедет полиция и конфискую всё, что найдено мной на пляже.
       Не успел тракторист освободить сетку от "мусора", как со стороны шоссейной дороги на пляж выехал полицейский джип-внедорожник. Мне пришлось удалится от трактора, чтобы не смущать ментов при конфискации пляжного мусора. Но полицейские даже не обратили на меня никакого внимания. Роясь в пакетах с мусором при конфискации "богатства". В открытую вели делёж: - "тебе-мне".
       Полицейские уехали обратно к себе в отделение полиции. Тракторист убрал с пляжа свою технику на специальную парковку служебных машин. У меня было постоянное место рыбалки и загорания на краю пирса морского порта. После завтрака в ресторане гостиниц на пляж пришли многочисленные зарубежные туристы. Солнце приступило к своей работе, разогревать отдыхающих.
       Когда отдыхающих на пляже стало столько много, что воронам не было места чтобы поклевать себе что-то на завтрак и обед. Мне надоело рыбачить у пирса. От нечего делать стал со стороны смотреть, что происходит на пляже среди отдыхающих, у которых на уме только море и загар. Всё то, что происходит рядом они не замечаю. У них совершенно другое поле зрения в их разуме.
       Вот между отдыхающими, которые лежат на песке друг к другу головами, с чёрными очками.
       Проходит парень в униформе службы по уборке пляжа от мусора. В одной руке у него огромный целлофановый пакет под мусор, в другой руке стальная проволока с крюком по сбору мусора. Крюк проволоки воткнут в песок. Парень идёт между отдыхающими и цепляет крюком мусор, который валяется между отдыхающими. В стороне от сбора мусора складывает в пакет, всё, что зацепил крюк на стальной проволоке - кошельки, портмоне, дамские сумочки и другой мусор с пляжа.
       Затем этот служащий бросает пакет с мусором в стоящий рядом грузовой мини-автомобиль, который тут же скрывается с пляжа в неизвестном направлении. Сборщик мусора продолжает свою работу. Грузовой мини-автомобиль возвращается на новую парковку рядом с пляжем впереди сборщика мусора, который продолжает рейд с пакетом мусора между машиной и отдыхающими.
       Вдруг, какая-то дамочка обнаружила пропажу своей сумочки. На пляже начинается паника. Оказывается, что у других отдыхающих на пляже тоже что-то пропало. В это время у сборщика мусора кончается работа.
       Он вместе с грузовым мини-автомобилем уезжает в неизвестном направлении. На смену приезжает другой грузовой мини-автомобиль, а вместе с ним другой сборщик мусора.
       Когда паника на пляже накаляется сильнее, чем вспышки на солнце, к паникёрам подходит дежурный полицейский, который сидя в тени следил за уборкой мусора и за порядком на пляже. Дежурный полицейский начинает выяснять причину паники. Наверно пострадавшие и полицейский не знают языка общения между собой. Полицейский по рации вызывает на помощь наряд полиции.
       Приезжают два легковых автомобиля и автобус полиции. Пострадавших оказывается так много, что они едва помещаются в полицейском автобусе. Два легковых автомобиля и автобус полиции вместе с пострадавшими уезжают куда-то разбираться с проблемой. Полицейский дежурный по пляжу отправляется в тень на своё место. Сборщик мусора продолжает свою работу на пляже.
       Постепенно на пляже всё стихло. Отдыхающие стали внимательно относиться к своим вещам. Мне нечего беспокоится. Нахожусь в стороне от пляжа у пирса, куда приезжим отдыхающим ходить строго запрещено. Здесь большой морской торговый порт, стратегическая зона Израиля. Даже местные жители Ашдода в этом месте под строгим контролем камеры и солдата на вышке.
       Моё внимание давно привлёк в шикарном костюме интеллигентный парень, который не принимает никакого участия в происходящем на пляже и рядом с ним. Он сидит в тени у хостеля на лавочке вблизи белого микроавтобуса без окон в салоне. Предлагает какие-то услуги проходящим мимо него одиноким мужчинам и женщинам. Изредка кто-то соглашается с ним и уезжают куда-то.
       Проходит, примерно, минут двадцать. Белый микроавтобусом без окон в салоне опять приезжает на тоже место у хостеля и всё повторяется. Меня это так заинтриговало, что решил на себе проверить его услуги. Заметил, что этот интеллигентный парень останавливает тех, кто проходит мимо него в одежде и по загару заметно, что не местный. Выходит, что ему нужны иностранные туристы.
       По своей одежде и по загару. Мог свободно быть иностранным туристом. Надо только одеться и подойти к нему со стороны города. Он сидит ко мне спиной и ни разу не смотрел в мою сторону. Рядом с пирсом никого нет. В такую жару местные рыбаки сюда днём рыбачить не ходят. Приезжие туристы вообще не приближаются к пирсу. Они прекрасно знают, что здесь закрытый порт.
       После того как оделся. Свою коляску с рыбацкими снастями оставил на берегу моря на видном месте, чтобы её издали было видно мне и солдату на вышке за пирсом. Затем сделал огромный крюк за гостиницами и за хостелами, в которых живут старики. Вышел на интеллигентного парня со стороны города рассматривая рекламы и здания. Прикинувшись иностранным туристом.
       - Dear Mr. Can I contact you? - спросил у меня что-то интеллигентный парень на английском языке.
       - Извините! Вас не понимаю. - ответил интеллигенту, проходя мимо. - Знаю только русский язык.
       - Прекрасно! Рад встретить земляка на Земле Обетованной! - на чисто русском языке заговорил интеллигент. - Меня зову Яков Мензур. Наша благотворительная компания занимается комплектом разных бесплатных услуг иностранным туристам на территории Израиля. Ваше желание - Закон...
       - Очень рад, что мы бывшие земляки. - отказался от сомнительных услуг. - Но мне ничего не надо.
       Яков Мензур развёл руками и тут же обратил своё внимание на проходящую рядом даму. Мне оставалось, разинув рот на рекламы двигаться дальше. Когда проходил мимо белого микроавтобуса у хостеля почувствовал запах медицинского препарата, который используют в хирургии. Этот запах остался в моей памяти, когда профессор Левин в своей клинике исследовал мою аллергию.
       "Зачем благотворительной компании медицинский препарат?" - подумал с тревогой о запахе.
       На всякий случай со стороны тайком сфотографировал на свой телефон этот микроавтобус без окон у хостеля. После такой встречи мне стало как-то не по себе. Какое-то дурное предчувствие проникло в мой разум. Было не до рыбалки и не до отдыха. Не заметно для интеллигента, который Яков Мензур, вернулся к своей коляске с рыбацкими снастями. Также незаметно пошёл домой.
       - Саша, не советую тебе ходить на пляж. - сказала жена, когда в следующую субботу собрался идти рыбачить и загорать на пляж. - В прошлую субботу там были кражи и пропали люди.
       После этих слов со стороны жены у меня подкосились ноги. Выходит, что этот Яков Мензур похищал людей. Хорошо, что у меня на телефоне осталась фотография его микроавтобуса без окон. Надо распечатать на принтере эту фотографию и тайком как-то отправить в полицию или в какие-то службы безопасности. Надо это сделать так, чтобы не засветиться на камеру или на отпечатках.
       - Саша, с тобой что-то случилось? - спросила Людмила, глядя мне в лицо. - Ты весь побелел...
       - Ничего страшного. - спокойно, ответил жене. - Меня обратно стала беспокоить аллергия на собак.
       - Какие собаки? У нас дома нет собак. - удивлённо, воскликнула Людмила. - Здесь что-то другое?
       - Зато у нас на работу приводят собак. - нашёл выход из положения. - До завтра всё пройдёт.
       Жена больше ни стала приставать ко мне с вопросами. Осталось мне вернуться к своему компьютеру. Как всегда, в своей спальне закрылся на ключ. Одел себе на руки целлофановые перчатки, чтобы на фото не оставлять отпечатки пальцев. Достал из середины пачки несколько листов бумаги к печати фото микроавтобуса. Из другой пачки в перчатках достал несколько конвертов.
       С телефона через компьютер на принтере распечатал десять фото микроавтобуса. Затем на каждом листе отдельно под фото печатными буквами авторучкой написал: - "На этом микроавтобусе воруют людей." Свернул фото и положил в белый конверт каждый в отдельности. Сразу тщательно по несколько раз удалил все признаки фото на телефоне, в принтере и в компьютере.
       После чего выбрал время, когда жены не было дома, прогулялся по городу и разложил конверты с фото в административных, социальных, юридических и других местах, где нет камер слежения.
       Прошла неделя после рассылки моей анонимной почты с фото микроавтобуса без окон у хостеля. Радио, телевидение, Интернет и пресса сообщили, что была ликвидирована банда медиков, которые заманивали путём благотворительности иностранных туристов и вырезали у них органы хирургическим путём к пересадке этих органов к нуждающимся больным за очень большие деньги.
      
      3. Запрет на рыбалку.
       С первого дня нашей иммиграции в Израиль мне не повезло с рыбалкой. На пляже возле Бать-яма в "лягушатнике" было много рыбы, которой не было рядом в других местах на пляже. Меня это удивило. Стал внимательно приглядываться к скоплению рыб и в ужасе обнаружил, что "лягушатник" совсем не детский пляж, а сброс старинной канализации из Яффы. Рыбы питаются отходами.
       Следующая попытка на рыбалку была у меня по приезду нашей семьи на ПМЖ в Ашдод. Мы узнали с дочкой, что рядом с городом протекает речка Лахиш, которая впадает в Средиземное море на пляж, где загорают иностранные туристы. Мы в первую же субботу отправились на рыбалку к речке. Каково было наше удивление, когда вместо речки Лахиш мы увидели овраг отходов.
       Нам сказали местные рыбаки, что единственное место рыбалки на берегу моря в этом городе единственный огромный камень, который находится за городом, примерно, в четырёх километрах от нашего места жительства. Первая попытка рыбачить на этом камне не имела успех. Когда мы пришли рыбачить на камень, то нам там не нашлось места. Весь камень был облеплен рыбаками.
       Второй раз мы пришли на этот камень среди ночи. На камне не было никого. К рассвету были первыми рыбаками. В этот раз рыбалка была удачной. Рыбы поймали очень много на зависть другим рыбакам. Однако в конце рыбалки у нас случилась беда.
       Пойманный мной морской ёрш никак не хотел сдаваться и со злости своими иголками проткнул мне живот. Болел две недели подряд.
       После этого случая на рыбалке со мной. Дочка вообще отказалась ходить со мной на рыбалку.
       - Папа, тебе не везёт с рыбалкой в Израиле. - сказала Вика, после моей неудачной рыбалки. - Поэтому мне неинтересно ходить с тобой на рыбалку. У меня есть друзья, с которыми мне интересно. Можешь с собой брать Артура или Эдика.
       Мои два сына вообще не имели желания ходить на рыбалку. Старший сын Артур на рыбалке в Таджикистане, точнее в Узбекистане, куда мы ездили рыбачить на сброс воды в канал от водохранилища с Кум-Дарьи. Едва не утонул в канале во время рыбалки, от которой отказался навсегда.
       Эдик несколько раз ходил со мной на рыбалку в Таджикистане и в Израиле. Но к рыбалке у него не было никакого интереса. Он даже удочкой не мог пользоваться. Поэтому у меня не было н какого желания приглашать младшего сына на рыбалку.
       Одному ходить на рыбалку скучно. С рыбаками со стороны общаться не интересно. У большинства рыбаков на уме одна пьянка, с которой у меня табу во время рыбалки. На это имеются праздники дома в кругу семь, родственников и настоящих друзей. Так мне пришлось надолго отказаться от рыбалки в Израиле.
       Прошло много времени после неудачной рыбалки на камне. Больше рыбачить туда не пошёл. Слишком далеко от нашего дома. Пытался рыбачить на городском пляже. Но там больше отдыхающих, чем рыбы. Ловились только маленькие глупые пескари, которых тут же отпускал обратно в море. За всё время рыбалки на пляже поймал всего одну большую рыбу, которую нельзя кушать.
       В устье речки вонючки, так местные жители называли речку Лахиш, стояли огромные противотанковые "шиши и ежи" из бетона и стали.
       Дальше этих ограждений никто не ходил. Так как там находился огромный морской пирс из камней и бутона на верху с металлическим ограждением, запутанным колючей проволокой. За этим ограждением находился огромный морской торговый порт.
       Каждое раннее утро, когда приходил рыбачить на пляж, из-за массивного ограждения с колючей проволокой словно кроты во все дырки в ограждениях выбирались с ночной рыбалки многочисленные рыбаки с рыбой. Конечно, мне тоже хотелось вернуться домой после ночной рыбалки. Меня не устраивала противозаконная рыбалка за колючей проволокой. Куда можно угодить надолго.
       Однако преодолеть огромные противотанковые "шиши и ежи" из бетона и стали можно. Такие ограждения человеку без мыслей на теракт не препятствие. Прошёл мимо ограждений к заливу до портового пирса и лови рыбу сколько тебе угодно. Рыбы здесь много разной, большой и маленькой. Даже можно выбирать какую рыбу брать с собой домой, как грибы, съедобную и несъедобную.
       Прямо надомной за колючей проволокой огромный плакат, который написан на иврите. Над плакатом там же за колючей проволокой смотровая вышка с площадкой, на которой будка с солдатом. С раннего утра с будки разносятся громкая песня, которая своим звуком распугала диких животных, птиц и стариков, проживающих в хостеле рядом с пляжем за дорогой. Нет жизни старикам.
       Как только приступил к рыбалке в заливе у морского пирса громкая песня с репродуктора прекратилась. Из будки с солдатом стали слышны душераздирающие вопли на иврите. Так как мне этот язык не понятен, то не обращаю на него никакого внимания. Может быть, у парня зубы болят? По этой причине он дико вопит. Возможно, что сейчас у него утренняя молитва? Мало ли что бывает.
       Со стороны трассы через пляж в мою сторону едет чёрный полицейский джип-внедорожник. В нём два полицейских. По лицам видно, что один африканец, точнее эфиоп из Эритреи. Второй белолицый европеец, вполне возможно, что даже "русский" еврей из России. Свой служебный автомобиль оставляют за ограждением огромным противотанковым, "шиши и ежи" из бетона и стали.
       - Ты вообще, что здесь делаешь?! - орёт в мою сторону белый полицейский, пытаясь перекричать дикие вопли, доносящиеся из будки от солдата. - Ты хоть знаешь, что написано, злясь на плакате?
       - Вообще-то у меня тут рыбалка, которая никем не запрещена. - спокойно отвечаю полицейскому, к этому времени наступила тишина из будки с солдатом. - Иврит не знаю, читать не могу и не надо.
       - Вообще-то здесь запретная зона и любое присутствие людей не желательно. - спокойно объясняет мне полицейский без воплей со стороны будки с солдатом. - На плакате написано, что стреляют без предупреждения. Ты хоть что-то сейчас понял, находясь на запретной территории...
       - Прекрасно понял! Товарищ господин! - как солдат ответил полицейскому. - У солдата кончились патроны. До вашего приезда думал, что у него зубы режутся и болят. Поэтому вопит как резаный.
       - Шутник! Давай мне своё удостоверение личности. - едва сдерживая смех, сказал полицейский. - Сматывай свои удочки. На первый раз прощаю. Следующий раз оштрафую на тысячу шекелей.
       Пока полицейский записывал себе в ноутбук мои данные с моего удостоверения личности Теудат зеут. Мне удалось смотать все свои рыболовные снасти и в сопровождении полицейских покинуть запретную зону.
       Но в этот день в заливе у морского пирса мне удалось поймать больше десятка разной рыбы, название которых мне неизвестно. Но мне сказали, что эту рыбу можно есть.
      
      4. Спасатели на пляже.
       Время меняет всё - природу, привычки, города, людей и обстоятельства. Ашдод тоже изменился за время нашего проживания в нём. Когда-то маленький городок в пятьдесят тысяч населения вырос до четверти миллиона населения. За каких-то двадцать лет вырос по площади и по населению в четыре раза больше, чем был вовремя поселения нашей семьи на ПМЖ в этом городе.
       Далеко за городом огромный камень, который рыбаки в шутку называли "заграницей", превратился в яхт-клуб "Марина". Рядом центр города "Сити". Новый парк отдыха "Ашдод Ям". Даже городское управление вместе с мэром города переехали из "старого города" в новый административный центр. Из двадцатого места Ашдод перебрался на пятое место среди городов Израиля.
       С рыбалкой в городской черте тоже многое изменилось. Лахиш из речки вонючки превратился в прекрасный "Парк Лахиш" назван так же, как речка, отделяющая порт от парковой зоны. Река известна с библейских времён и впадает в Средиземное море. Парк зеленый, ухоженный, много плодовых деревьев - финиковые пальмы, шелковица. В парке расположен зоопарк и детский парк.
       Пирс вокруг морского порта тоже изменился. Будку с солдатом убрали совсем. Так как видимо его вопли и песни достали всех отдыхающих. К тому же вооружённый солдат с автоматом за колючей проволокой на виду мирно отдыхающих на пляже зарубежных гостей выглядит как конвой, охраняющий заключённых или зоопарк с хищниками. Как известно любое оружие может стрелять.
       Будку с солдатом за колючей проволокой убрали. Само ограждение на пирсе вокруг морского порта увеличили. Поставили видеокамеры по всей длине парка. Доступ до пирса со стороны пляжа стал доступен всем. От устья реки Лахиш убрали огромные противотанковые ограждения, "шиши и ежи" из бетона и стали. Залив возле пирса стал доступен всем рыбакам, а также отдыхающим.
       Море имеет естественное природное свойство прилива и отлива, которым всегда пользуются рыбаки. Чем больше морской отлив, тем дальше от берега можно пройти по пирсу со стороны пляжа. Всё прямо как у грибников, чем дальше в лес, тем больше гриб. Также рыбалка с пирса, чем дальше в море отлив, тем больше рыба в море. Такой удачей пользовались все рыбаки.
       Во время очередного отлива у меня тоже появилось желание использовать этот удобный момент морского отлива. Ловить рыбу с дальней точки пирса, куда можно легко добраться со стороны пляжа без риска угодить на территорию пирса, который везде просматривается видеокамерами.
       Рано утром морской бриз освежал пляж свежим ветерком. В море полный штиль. Даже слабый ветерок не мог рябью испортить зеркало морской воды. На пляже нет никого. Со стороны автомобильной парковки из легкового автомобиля вышли четверо парней. Видимо это первая смена спасателей. Парни не спеша направляются к своему рабочему месту - вышка спасателей на пляже.
       Далеко в море видно что-то дрейфует. Какой-то большой предмет, выброшенный с борта проходящего корабля или труп человека в одежде? Хищные морские рыбы и птицы не питаются одеждой человека. Труп видимо разложился от гноения и дрейфует по моря пока его к берегу прибьёт морской прилив или прибой большой волной. Может также подобрать морской патруль на катере.
       Вдруг, с городской стороны через пляж на берег моря выбегает пожилая женщина. В истерике бежит на морской берег по мусору оставшегося от ночного прибоя. Размахивает руками в сторону моря. Орёт на иврите так сильно, что, наверно, слышно далеко за пределами пляжа. По её крику на иврите кое-что понимаю, что там далеко в море плавает её дочка, которая утонула в море.
       Видимо морские спасатели поняли, что неизвестный дрейфующий предмет, это утонувшая дочь пожилой женщины, которая в истерике бегает по берегу моря. Двое спасателей прямо от своего рабочего места бегут на берег и в своей спасательной униформе плывут к утонувшей. Приближаются к утонувшей и тащат её к мелководью. Там ставят на ноги и под руки ведут её к берегу.
       - Придурки! Вы чего меня лапаете? - кричит "утопленница" на иврите, что понятно без перевода, на опешивших спасателей и отвешивает им звонкие пощёчины. - В полицию буду жаловаться на вас.
       - Ну, дура! Да хоть сдохни в море! - едва придя в себя после увесистой пощёчины, закричали спасатели на девицу, которая по своей массе тянет килограмм на сто. - Дома надо спать, а не в море!
       Спасатели пошли по берегу моря на своё рабочее место громко кроя матом на разных языках девицу, от пощёчины которой сами едва ни стали жертвами. Сама "пострадавшая" медленно выбралась на берег моря, где её ждала взбесившаяся мама, которая по весу не уступала дочери. Как только они поравнялись рядом со мной, то мамаша со всей силы врезала дочери кулаком в лицо.
       Брызги крови разлетелись в разные стороны. Меня слов оросил дождь из крови. Пришлось из карманов шорт достать телефон и портмоне, переложить в коляску с рыболовными снастями, а самому отправиться под душ рядом с вышкой спасателей прямо в одежде брезгливо отмываться от крови жирной девицы. В это время мамаша потащила свою дочь за волосы из пляжа домой. В этот день с самого утра была такая жара, что даже было приятно принять холодный душ. Постепенно одежда высохнет на мне, пока доберусь по камням до места моей рыбалки на пирсе. Затем разденусь на камнях и буду совмещать полезное с приятным, рыбалку и загар у моря. Надеюсь, что сегодня больше ничего не случиться и рыбалка в море далеко на пирсе будет удачной.
       Однако рыбалка на пирсе в это утро сразу не получилась. Едва только пристроился ловить рыбу, как словно морские тараканы со всех щелей появились дайверы со своими ружьями на рыбу. Мне просто некуда было закидывать грузило с крючком и насадкой. Мог вместо рыбы поймать дайвера, которые ни только мешали мне ловить рыбу, но также своим присутствием разогнали всю рыбу.
       Пришлось до середины дня сидеть на камнях пирса, пока дайверы прекратят свою охоту на рыбу, а она вернётся обратно под камни к месту своего обитания.
       К этому времени штиль в море закончился. Медленно начался прилив, а вместе с ним волна. Вообще-то меня эти перемены в природе не волновали. Моя коляска на суше возле пирса, а вернуться на берег можно по камням.
       В самый разгар рыбалки, вдруг, в воде увидел плывущего вниз лицом старого седого мужчину. В начале думал, что это дайвер. Но на старике не было снаряжения дайвера и маски на лице. На нём были обычные мужские трусы и сарая майка. Причём он не плыл, как обычно плавают люди. Его тело двигалось в воде согласно движению волны. Старика бросало к камням и несло обратно.
       Когда голова повернулась в мою сторону, то в ужасе увидел туманный взгляд и пузыри изо рта. Сразу понял, что старик тонет. Волна подтолкнула утопленника близко до меня, как бы с намёком, что надо спасти его. Буквально машинально схватил деда за майку. Стараясь удержать старика.
       Но уходящая волна потащила за собой нас обоих. Стихии было мало одной жертвы. Она хотела достать ещё одного. Всё было понятно, что мне старика не спасти. До вышки спасателей на пляже от меня километра три.
       На всей длине пирса нет никого. Смотреть, как перед твоими глазами погибает человек, тоже ужасно. Попробовал деда удержать на камнях, чтобы он подышал немного.
       - Помогите! Спасите! Человек тонет! - пришлось мне орать со всех сил, удерживая деда на камне.
       Наверно мой крик услышали где-то в порту и сообщили по электронной связи спасателям на пляже. Вполне возможно, что мои вопли услышали на торговом корабле, который стоял на рейде вблизи от пирса.
       Корабль стал подавать тревожные гудки, которые можно было услышать издалека. В любом случае вскоре от пляжа в мою сторону отплыла лёгкая лодка с двумя спасателями.
       Пока спасатели плыли в мою сторону, у меня была возможность удерживать старика на камне, чтобы он не утонул до прибытия спасателей. Ужасные волны делали всё, чтобы вырвать деда у меня из рук и утащить его под камни пирса. Мне пришлось ногами искать под водой опору, чтобы волны не утащили меня вместе с утопленником. Волны меня и деда резали ракушками на камнях.
       - Ты, что, не мог старика вытащить на камни? - спросил мне спасатель, когда приплыл до меня.
       - Плавать не могу. - ответил спасателю, передавая ему деда. - Вам хватит одного утопленника.
       Спасатели потащили деда на мель удерживая его над водой. Дальше поставили деда на ноги и повели на берег, где уже был пляжный грузовой мини автомобиль. Погрузили старика в кузов и повезли к месту своей вышки. Куда уже прибыли автомобили скорой помощи и полиции. Пострадавшему стали оказывать необходимую медицинскую помощь. Хотя старик уже пришёл в себя.
       После таких событий у пирса мне было не до рыбалки. Пришлось сворачивать удочку и спиннинг. Вместе с пойманной рыбой в садке по камням добрался к своей коляски, стоящей на пляже рядом с пирсом. Там на камнях увидел документы, очевидно принадлежащие старику. Посмотрел на визитную карточку хостеля, где было фото деда. Муляр Давид Володарович - 05.07.1946 года.
       "Мой ровесник, а выглядит, как дряхлый старик." - подумал так, читая его данные на документах.
       Хотел было документы Давида Володаровича от нести до вышки спасателей, но тут они сами приехали на своём пляжном грузовом мини автомобиле за документами. Мне осталось лишь передать документы в руки спасателя. После чего пошёл в центр пляжа чтобы помыться от морской воды и тины, в которую испачкался, когда испачкался об камни с тиной пытаясь спасти Давида.
       Во время рыбалки на мне не было никакой одежды. Рыбу ловил в плавках. Поэтому свою коляску с рыболовными снастями, одеждой с документами и садок с рыбой оставил в тени под навесом, а сам пошёл мыться под душ. Когда всё ненужное смыл с себя, то обнаружил, что требуется мне медицинская помощь. Всё тело моё, порезанное об ракушки, кровоточило царапинами.
       - Пришёл герой нашего времени. - окружили меня репортёры, когда вошёл в медпункт за помощью. - Расскажите, как вы, спасая дряхлого старика рисковали собственной жизнью при шторме.
       - Муляр Давид не дряхлый старик, а мой ровесник. - безразлично ответил репортёрам. - Шторма не было. Просто была большая волна во время прилива. Больше мне вообще нечего вам сказать.
       Медбрат, с которым был знаком по травмам от тунца на тех же камнях у пирса, приступил к своим обязанностям. Сталь обрабатывать мои мелкие царапины йодом. Глубокие кровоточащие царапины обработал перекисью водорода.
       Затем побрызгал на глубокие царапины аэрозолю от ран и заклеил их лейкопластырем. После чего мне оставалось спокойно идти к себе домой.
       - Смотрите наш герой явился не запылился. - радостно встретила меня дочь Виктория, с восторгом разглядывая мои многочисленные царапины. - Рассказывай нам о своих подвигах без прессы...
       - Нашла чему радоваться. - одёрнула Людмила дочку. - На отце живого места нет, а тебе радость.
       - После того, что было у него в жизни, так это пустяк. - удивлённо, сказала Вика. - Папа, это так?
       - Наша дочь как всегда права. - усмехаясь, ответил всем. - Голову не откусили, так буду жить.
       Артур, Эдик и Людмила принялись смеяться, показывая на Викторию пальцами. Немного сконфузилась. Затем показала всем свой язык и ушла гулять на улицу. У меня в данное время была одна задача - распотрошить свою пойманную рыбу. После чего её засолить, чтобы через неделю засушить её на солнце и где ни будь съесть сушёную рыбу с друзьями-рыбаками за кружкой пива.
       На следующую субботу в четыре часа ночи пришёл на пляж отлива ещё не было. По моим личным расчётам отлив в эту субботу должен быть начат утром. Точное время отлива мне не было неизвестно. Хотелось заранее до отлива и до прихода дайверов быть на месте рыбалки в конце пирса, чтобы поймать много рыбы до того времени, как дайверы распугают рыбу под камнями.
       В это время суток были волны перед сменой прилива с отливом. Не было возможности пройти незаметно перед видеокамерами по нижним камням пирса, так как большая часть этих камней находилась под водой или обкатывалась большими волнами. Зато была возможность пройти рядом с колючим забором прямо под видеокамерами, которые не могли видит то, что под ними.
       Прожектора в торговом морском порту освещали пирс только изнутри порта. Наружная часть пирса скрывалась в собственной тени. Поэтому рыбаки с наступлением ночи без риска проходили до фарватера, который находился на седьмом километре от пляжа по окружности пирса. Там в конце пирса фарватер освещался яркими прожекторами, на свет которых плыли косяки рыб.
       Конечно, на фарватере мне делать нечего. Во время первой своей рыбалки в заливе у пирса засветился своим удостоверением личности. За любое нарушение порядка на пирсе меня могут оштрафовать на одну тысячу шекелей.
       Таких денег у меня нет. Поэтому нет смысла идти на риск. На углу пирса далеко в море место возможной рыбалки вообще не контролируется, там риска нет.
       Перед рассветом у меня началась рыбалка на выбранном месте. Рыба словно ждала меня. Клёв был такой, что рыба почти на лету хватала крючок с насадкой. До появления первых дайверов в садке было много рыбы. С начала прилива утром начал сматывать удочки, чтобы идти домой. Как вдруг в воде увидел знакомое лицо. Это был Муляр Давид, которого спасал в прошлую субботу.
       - Ты, придурок! Опять лезешь в воду? - заорал на пловца, перепуганного от моего крика. - Ты забыл, кто спасал тебя в прошлую субботу? Из-за тебя моё тело до сих пор покрыто царапинами...
       - Не надо было меня спасать. - заорал на меня неудачный утопленник. - Мне хотелось утонуть.
       - Ах так! Тогда сейчас утоплю тебя сам! - заорал на провокатора и замахнулся на него удочкой.
       Муляр Давид уклонился от моего удара и тут же быстро поплыл на берег. Наверно жаловаться на меня. Конечно, мне не стоило его пугать.
       Пусть тонет, если ему так хочется. Но сейчас не стоит ждать пока на меня полицейские наденут наручники после его жалобы на меня. Надо опередить этого провокатора и заявить в полицию на него или в крайнем случае на спасателей у моря.
       - Вы знаете Давида Муляр? - спросил у спасателей, когда через двадцать минет пришёл к ним.
       - Конечно знаем! - с удивлением, ответил спасатель, который принимал Давида из моих рук. - Так этот тот тип, которого мы вместе свами спасли от смерти, а он написал на нас жалобу в полицию...
       - Так вот, этот тип, как вы сейчас сказали, сейчас пытался утонуть на том же месте, где тонул в прошлую субботу. - сообщил спасателям свежую новость. - Вам следует сообщить об этом инциденте в полицию. Пока он в предсмертной жалобе не сообщил, что вы виновники в его смерти.
       - Конечно, мы сообщим сейчас в полицию. - заверил меня спасатель. - Между прочим он только что был у нас и со слезами на глазах сообщил нам о том, что вы пытались его утопить в море...
       - Мне больше нечего вам рассказать. - разводя руками, ответил спасателям. - Вы сами только что всё сказали об этом типе. Решайте дальше сами, чтобы нам не сидеть вместе на нарах
       С того времени больше не ходил ловить рыбу на пирс морского торгового порта и на пляж в близи пирса. Перешёл ловить рыбу на пирс в яхт-клуб "Марина", а также на чистую речку Лахиш, где рыбы было больше, чем под камнями у пирс морского торгового порта и на пляж в близи пирса. Каждую субботу ходил ловить рыбу в новые два места на море и в речке. Ничуть не жалел.
       Однажды, по своим личным делам, шёл по городу и на углу каньона "Лев Ашдод" у видел на тротуаре лежащего старика с пеной у рта.
       Сразу было видно, что дед не пьян, а просто без памяти. Рядом с ними валяются деньги, телефон и документы. Как любой разумный человек решил помочь пострадавшему. Поднял его телефон. В это время телефон зазвонил. Нажал на кнопку.
       - Братик! Ты где? Мы тебя ищем всюду по городу. - заскрипел старческий голос в трубке телефона.
       - Ваш братик лежит без сознания на тротуаре на углу каньона "Лев Ашдод". - сообщил старушке.
       - Мы с сестрой совсем рядом у каньона "Лев Ашдод". - сообщила старушка. - Сейчас подойдём.
       Конечно, надо было подождать сестёр, чтобы передать им старого братца, как говорится, с рук в руки, чтобы старика не обокрали на виду у всех. Когда телефон клал рядом с дедом, где брал, обратил внимание на документы деда и чуть не потерял с сознание от того, что прочитал на документах "Муляр Давид Володарович - 05.07.1946 года." Был в шоке от такой случайной встречи.
       - Вы извините, что побеспокоили вас. - сказали две старушки, которые вскоре пришли. - У нашего брата букет заболеваний. Провал памяти, с сердцем проблема и другие хронические болезни...
       - Вам следует быть внимательным к брату. - посоветовал сёстрам. - Мне приходилось спасать его.
       - Так это вы тот человек, который дважды пытался утопить нашего брата?! - вдруг, взъерошились, завопили две старухи, как старые кошки с помойки. - Вас надо посадить в тюрьму. Люди помогите!
       Хорошо, что рядом никого не было. Нарушая правило хождения по улице, пересёк перекрёсток на красный цвет светофора и под прикрытием сплошного потока автомобилей быстро скрылся за углом соседнего жилого квартала.
       Дальше через сквозной подъезд жилого дома вышел на третью по счёту параллельную улицу вдали от каньона "Лев Ашдод". Там в сквере присел отдохнуть.
       С того времени внимательно хожу по улицам города. Обхожу стороной пострадавших на улице от автомобильной аварии, сердечного приступа, ограбления и каких-либо случаев на городском пространстве.
       Не дай Бог ещё случиться какая-то встреча с Давидом Муляр или его психованными сёстрами. Тогда мне придётся закончить свою жизнь на нарах, в психушке или сразу на погосте.
      
      5. Мошав Нир-Галим.
       Мы не замечаем, как приходит старость. Голожопыми детьми бегаем по дому. Подросшими сорванцами шкодим дома и на улице. Как в заключении десять и больше отбываем в средней школе. Как бы поумневшие стараемся обратно учиться где-то, чтобы получить профессию или высшее образование. Когда учиться выше некуда, то обзаводимся семьёй. Рожаем и учим детей как жить.
       Вдруг, однажды, совершенно неожиданно, нам говорят, что по возрасту мы не имеем право работать в том месте, где нужны сила, здоровье и возраст. Доказывать что-то обратное поздно.
       В документах, как приговор, указан возраст вашего рождения и то, что вы не подросток видно по вашей физиономии. Хотел было выйти на пенсию в срок. Но срок, как на зоне, продлили на три года.
       Получается так, что по старому Закону и по возрасту ты уже пенсионер и тебя не имеют право принимать на работу. Вдруг на производстве загнёшься по старости или по здоровью, а после кому-то за тебя отвечать.
       Так что лучше сиди дома. По новому Закону ты стал моложе на три года. Словно искупался в живой воде или побывал в обратно измерении жизни и сразу стал моложе.
       - У меня большой долг по ипотечному кредиту. - жалуюсь в бюро по трудоустройству. - На пособие по безработице банковский кредит не выплатишь. Коммунальные расходы тоже надо оплачивать...
       - Прекрасно понимаем ваши проблемы. - отвечают в бюро по трудоустройству. - Единственное место куда можем вас устроить, это столяром в мошав Нир-Галим. Там делают детскую мебель...
       - Большое Вам спасибо! - радостно благодарю служащую по устройству на работу. - Как раз у меня высшее образование по этой специальности. Кроме того, есть многолетний опыт по такой работе.
       Мошав Нир-Галим, в переводе с иврита "Нижние волны или Мокрое поле", имеет двоякое название по той причине, что в иврите имеется суррогатная смесь арамейского, киммерийского и других языков, которые когда-то проживали на этих землях.
       Из всей смеси этих языков можно сделать общий вывод, что данное поселение находится на мокром месте, где есть родники или болото.
       Даже не специалисту можно определить по растительности на данном месте, что название селения определено не случайно. Здесь в пустыне с библейских времён образовался оазис из дикорастущих финиковых пальм и разного вида кустарников, которые растут возле болот и родников.
       Когда-то на осушение многочисленных болот в Израиле были завезены эвкалипты из Австралии. Как известно, надеюсь всем, эвкалипты растут только там, где много воды. Все болота в Израиле не осушили. Но эвкалипты из Австралии прижились в Израиле, что указывает на то, что на Земле Обетованной есть вода. Поэтому эвкалипты прижились в Нир-Галиме, так как там много воды.
       Так вот, это историческое мокрое место находилось в шести километрах от нашего дома по трассе. С крыши нашего дома было видно городское кладбище, за которым поле, речка Лахиш и дальше мошав Нир-Галим. Можно на указанное место работы пройти пешком от нашего дома по трассе или напрямую через поле. Но меня в мошав Нир-Галим привезли из коах адам на машине.
       Нагария (столярка) пятьсот метров от трассы среди дикорастущих деревьев и кустарников рядом с коровником стойлового стада коров, которые по-своему чёрно-белому окрасу напоминают религиозную одежду ортодоксальных евреев, проживающих мошав Нир-Галим. Когда местные хозяева коров приходят в этот коровник, то по своей одежде ортодоксы сливаются со стадом коров.
       Но меня эта маскировка совсем не интересовала. Мне понравилась сама столярная работа. Изготовляли здесь обычную бытовую мебель в миниатюре. Если бы мне сразу в бюро по трудоустройству ни сказали, что буду делать детскую мебель, то можно было подумать, что эту мебель изготовляют для лилипутов в цирковой коллектив "Аверино", с которыми работал в Союзгосцирке.
       - Свою работу в столярке начнёшь с изготовления столов. - сказал Моше, управляющий столяркой.
       Русскоязычный столяр по имени Володар, репатриант из Украины, показал мне весь процесс заготовки и сборки столов. Такие столы в натуральную величину мне приходилось изготовлять вовремя практики в строительном училище?5 в Беслане почти шестьдесят лет тому назад, то есть в середине прошлого века. Такие столы собирал в столярках Израиля, у меня был опыт в работе.
       - У тебя классно получается сборка стола. - меня похвалил Володар, когда собрал стол самостоятельно. - Сразу видно, что у тебя имеется опыт в такой работе. Дальше будешь работать без меня.
       В этот первый рабочий день в столярке по изготовлению детской бытовой мебели во время обеденного перерыва не пошёл в столовую со всеми, так как у меня с собой не было продуктов и рядом в мошаве нет продуктовых магазинов. Вообще-то у меня нет страсти к употреблению пищи, так как нет желания набирать в себе лишний вес. С возрастом стал толстым и малоподвижным.
       - Ты, что на диете? - спросил Володар, который подсел до меня у пальмы. - Почему не обедал?
       - Да просто так, не люблю много кушать. - уклонился от прямого ответа. - Лучше просто отдохну.
       Мы сидели на лавочке напротив коровника. В это время корова никак не могла родить телёнка. До коровы пришёл ветеринар, одетый как доктор, который принимает роды у женщин. Ветеринар засунул в промежность коровы специальный щипцы, с помощью которых стал помогать телёнку выбраться из утробы матери. Корова молча жевала корм и не орала как женщина во время родов.
       Рядом с нами стоял ортодоксальный папа лет пятидесяти с десятком своих детей. Он рассказывал своим малолетним деткам процесс зарождения плода, причём подчёркивал, что именно так их рожала мама, которая на последнем месяце своей беременности стояла рядом с мужем у по выражению её лица искренне сочувствовала корове, которая с большим трудом родила телёнка.
       Мы едва сдерживались от смеха при семье ортодоксов, когда их глава семьи рассказывал своим малолетним деткам о их рождении сравнивая роды мамы с родами коровы. Трудно представить, что думали малолетние детки, когда папа прировнял маму к корове. Мы стали смеяться от души над таким известием только тогда, когда семья ортодоксов ушла от коровника к себе домой. Первый рабочий день в столярке мошав Нир-Галим прошёл так же быстро, как начался. Большая часть столяров проживали в Ашдоде. Местным жителем мошава Нир-Галим оказался столяр со странным именем Володар, который своим именем и видом никак не вписывался быть ортодоксальным евреем. Конечно, мне было удивительно, как он оказался здесь. Спросил его об этом.
       - Долгая история расскажу тебе об этом позже. - уклонился он от прямого ответа. - Сейчас пока нет машины подвозки советую тебе сходить в местную лавку рядом со столяркой. Там в продаже имеются сельхозпродукты, которые намного дешевле чем в городе на рынке и экологически чистые.
       Володар показал, где находится местный ларёк, а сам пошёл к себе домой в мошав. Эта местная лавка очень была похожа на придорожную лавку в сельской местности России или Кавказа. Где местные жители выставляют на продажу свою домашнюю продукцию.
       Здесь в лавке были баночки со свежим мёдом, сливками и сметаной. Куриные яйца без упаковки, а также фрукты и овощи.
       Весь этот товар стоил на много дешевле, чем на городских рынках и в магазинах Ашдода. Откровенно говоря, у меня глаза разбежались, что покупать. Денег в кармане хватало на всё. Но рук у меня всего две и в микроавтобус с подвозкой меня могли не пустить.
       Ведь это транспорт общественный, а не мой личный. Поэтому взял банку мёда, сливки, сметану и десяток куриных яиц.
       - Откуда такое богатство? - радостно с удивлением встретила жена, рассматривая весь товар.
       - Места надо знать. - гордо, ответил Людмиле. - С сегодняшнего дня там буду работать в столярке.
       На следующее утро в шесть часов тридцать минут меня ждал микроавтобус подвозки не далеко от места нашего проживания. Время поездки до столярки (нагария) с остановками у трёх светофоров всего семь минут.
       По моим расчётам в случае пешего перехода от столярки до нашего дома не больше сорока минут. Расстояние по шпалам три километра в Беслане проходил за пятнадцать-двадцать между домом Щепихиных и нашим домом рядом с железнодорожной станцией.
       Приступили к работе в нагарии ровно в семь часов утра. Так как моя работа по сборке столов была успешной, то мне в нагрузку дали собирать табуретки с отверстием в середине для руки на переноску табурет. Ну, прямо как в воинской части в советской армии. Здесь даже имеется вопрос. Кто у кого скопировал проект изготовление таких табурет, русские или евреи? Мне это неизвестно.
       Вообще-то у меня нет привычки и желания кушать на работе. Бывает только исключение. Когда нас кормят бесплатно на работе или, когда жена беспокоится о моём здоровье и настаивает на том, чтобы взял продукты с собой на работу, так как утром ничего не кушал и домой. Мне совсем неинтересно было проверять свёрток с продуктами, что там лежит. Просто взял свёрток с собой.
       Когда пришло время обеденного перерыва, то все приезжие столяры, в большинстве ортодоксы, направились в помещение приёма пищи. Меня сразу удивило, что в рацион продуктов ортодоксальных евреев входил сырой зелёный болгарский перец, от которого исходил отвратительный запах. Людмила мне в свёрток на обед положила солёное сало с хлебом и напиток "Тархун"
       Как только содержимое моего пакета оказалось на общем столе, ортодоксов что-то смутило. Они сразу изменились во взгляде к моим продуктам. Лица коллег по столу стали такими, словно им в рот засунули дохлую кошку или что-то такое от чего им стало дурно. Ортодоксы синхронно вскочили из-за общего стола и побежали блевать в кусты. Мне пришлось обедать без ортодоксов.
       - Что с ними случилось? - спросил Володара, который только что вернулся из дома в столярку.
       - Ты сейчас кушал рядом с ними продукты, которые по Торе нельзя вместе кушать. - ответил он.
       - Ты скажи им, что сырой болгарский перец, который сейчас ели они при мне, дурно пахнет. - со злости заорал в сторону ортодоксов. - Однако с моей стороны не было пренебрежительного отношения к ихней пище. Пускай внимательно почитают свою Тору, там вообще нет болгарского перца.
       После этого случая в столовой своей жене сообщил, чтобы она больше никогда не навязывала мне брать с собой продукты на работу. С этого дня ни в будни и не в праздники ни сел за один стол с ортодоксальными евреями.
       Так как мне ранее было неприятно видеть, то, что они употребляют себе в пищу. Теперь ещё больше меня воротит от их пищи, как их вообще от моих продуктов.
       На работе в столярке у меня всё было прекрасно. Постепенно в течении одного месяца освоил все операции по сборке детской мебели. По сборке, примечаю отдельно, заготовки на сборку мебели выполняла другая бригада.
       Меня сразу поставили в бригаду по сборки детской мебели. Хотя мне было всё равно в какой бригаде работать. Хорошо знал все операции в изготовлении мебели.
       - Володар! Конечно, извини за любопытство. - напомнил обратно напарнику, когда у нас была большая пауза в работе. - Но ты мне обещал, что расскажешь, как попал жить в мошав Нир-Галим.
       - Ничего в этом особенного нет. - ответил Володар. - Была первая волна реабилитации евреев из Советского Союза в Израиль. Всех евреев, тогда бежавших из Советского Союза в Израиль, называли предателями и диссидентами. В основном бежали через европейские страны. Моя жена чистокровная еврейка. У меня еврейкой была только бабушка по материнской линии. Все остальные с моей стороны по линии моего отца чистокровные русские. Фамилия у меня по отцу Иванов Володар Иванович. Русский по всем корням. Дальше некуда. В нашей семье об Израиле никто ничего не знал и никуда мы с семьёй иммигрировать не собирались.
       Вот только мы свою судьбу не планируем. Судьба сама выбирает нас. Мы жили на периферии в небольшом посёлке. Жена на почте работала. У меня работа в местной столярке. Двое детей пацанов учились в местной школе. Вдруг мне профсоюз предлагает бесплатную семейную путёвку в Чехословакию на курорт в Карловы Вары. Ну, конечно, каждый гражданин в Советском Союзе мечтал о такой поездке.
       Наша семья была не против. Быстро оформили все документы и за два дня до вылета из аэропорта "Шереметьево" мы были в Москве. Гостиницу "Прага" нам оплатил профсоюз. Мы ещё посмеялись, что мы летим в Прагу прямо из гостиницы "Прага". Все из нашей семьи в Москве были впервые. Два дня, а точнее двое суток мы гуляли по столице по всем её достопримечательностям. Ночью в гостинице спали совсем мало. Едва не проспали на самолёт.
       Вылетали из Москвы в Прагу ночью. Как только сели на свои места в салоне самолёта тут же отключились. Проснулись тогда, когда самолёт приземлился. По динамику в салоне самолёта сообщили, что самолёт приземлился в международный аэропорт "Швехат" Вена Австрия. Мы ещё не поверили своим ушам. Переспросили стюардессу. Она подтвердила, что нет ошибки, мы в международном аэропорту "Швехат" Вена.
       Нас попросили выйти со всеми пассажирами из самолёта в здание аэропорта "Швехат". Дальше больше. Мы со своими вещами и с путёвками ни знаем куда идти. Нас никто не встречает
       - Вы евреи из Советского Союза? - обращается к жене солидный мужчина в чёрно-белом костюме.
       - Да! Мы евреи из Советского Союза. - машинально, отвечает моя жена. - Что, вдруг, случилось?
       - Вам надо пройти со мной. - сказал солидный мужчина. - На месте вам всё будет известно.
       Мы прошли вместе с ним в кабинет в конце зала ожидания в аэропорту "Швехат". Там нас встретили седые старички в чёрно-белых костюмах, как стадо пингвинов. Нас попросили предъявить им наши документы.
       Стали заполнять какие-то бланки на английском языке. Между собой эти "пингвины" разговаривали на незнакомом нам языке. Лишь на русском задавали нам вопросы.
       - Назовите нам фамилии своих близких родственников евреев. - в основном, обращались к жене.
       Мне неизвестно откуда она знала фамилии родственников по линии своих родителей. Но она назвала больше десятка. Причём назвала места рождения и проживания каждого родственника. Лично у меня в это время было шоковое состояние. Ничего не мог понять, что происходит с моей семьёй. Всё было как в тумане в моём сознании. Все эти люди "пингвины" в чёрно-белых костюмах. Летели в Прагу, а сели в Вену? Наверно произошла какая-то ошибка? Нас с кем-то спутали?
       - Мы вас поздравляем! - пожимая нам руки, сказал солидный мужчина. - С этого момента вы граждане Израиля. Вас проводят на чартерный рейс самолёта, улетающий из Вены в Тель-Авив.
       Мы ни знали, как нам поступать дальше, радоваться или доказывать, что произошла ошибка. Но нас больше не о чём не спрашивали. Через зелёный коридор таможни проводили в чартерный самолёт и рано утром мы приземлились в международном аэропорту "Бен-Гурион" Тель-Авива. Из
       аэропорта "Бен-Гурион" в Тель-Авиве нас привезли в Ашдод. Поселили в мошав Нир-Галим. Вот так мы живём здесь с женой уже тридцать лет. Наши сыновья выросли. Получили высшее образование в Израиле. Создали свои семьи. Нарожали внуков. Один живёт в США, а другой в Канаде.
       - Всё, пора вам работать! - сказал нам Моше. - Заказ пришёл. Оба пошевелитесь пожалуйста.
       Володар пошёл на своё рабочее место. Меня заставили разгружать бортовую машину с досками под заготовки. Работа обратно стала набирать свой обычный темп. За две недели мы выполнили полностью весь иерусалимский заказ. Но дальше работа не пошла. По какой-то причине уволились с работы отец и сын, которые работали отдельно от бригад на изготовлении детской кухни.
       - У тебя отлично получается сборка мебели разного вида. - сказал мне Моше в конце месяца. - Предлагаю тебе работать на кабланут. Будешь зарабатывать намного больше, чем сейчас.
       Конечно, мне хотелось зарабатывать больше, чем сейчас по часовой ставке, где зарплата на прожиточный минимум. Кабланут, это сдельная работа. Сколько сделаешь, столько получишь. Так как работал быстро, то согласился работать сдельно на кабланут без расчёта стоимости сдельной работы. Меня удивляло, что Володар при своём опыте в работе не перешёл на сдельную работу.
       - Социальные службы битуах не позволяют пенсионерам работать сдельно. - объяснил он как-то мне. - У меня даже почасовая работа ограничена. Работаю ни каждый день и не всю смену.
       В новом месяце с первого дня у меня началась сдельная работа на кабланут. С первого дня понял, что зря перешёл на сдельную работу. Бригада на заготовке деталей к сборке работала по часовой смене.
       Они не были заинтересованы работать на меня. Поэтому работали, не спеша по времени. В то время как у меня был темп в работе, заготовки деталей не успевали за моей работой.
       Взял на себя всю работу от распиловки досок на заготовки до полной сборки мебели. В конце месяца мой заработок оказался меньше почасовой зарплаты. Только сейчас понял по какой причине уволились отец и сын с работы.
       Они просто не выдержали темпа сдельной работы. Володар тоже мог не работать на тлуш маскорете перед отчётом на битуах. Но он знал, что такое кабланут. Ничего не оставалось, как только получить зарплату за сдельную работу на кабланут и тут же по собственному желанию уволиться с работы. Опять придётся искать новое место работы без кабланут.
       Пока занимался поиском нового места работы, то случайно узнал, что Володара и его жену выгнали из мошава Нир-Галим за несоблюдение порядка. Сейчас они живут в хостеле стариков.
      
      6. Кот Рыжик на пляже.
       Мы давно на пенсии. Дети взрослые и живут по своему смотрению. Наши внуки, дети нашей дочери Виктории, вместе с родителями живут в Канаде на острове Ванкувер в городе Нанаймо. Мы часто видимся с внуками посредством компьютерных программ в Интернет. Так как у нас совершенно разные временные пояса, то встречаемся на видео тогда, когда у нас вечер, а у них утро.
       В обычные дни Людмила, моя жена, занята домашними делами на кухне, стиркой белья или ходит по магазинам. В крайнем случае в обычные дни бывает у родственников в гостях или летом ходит купаться на море.
       У меня в обычные рабочие дни редко бывают подработки где-то на промышленной зоне. Чаще литературная работа за компьютером. Время рыбалки всегда в субботу.
       Сегодня в понедельник с утра Людмила пошла купаться в море, когда морской песок на пляже и морская вода сильно не нагреты солнечными лучами. Можно купаться в морской воде и загорать на морском песке без риска сгореть от солнечных лучей при высокой плюсовой температуре. Такое решение жены в моих интересах. Мог без шума в квартире заниматься литературной работой.
       - Ой! Боже мой! Как больно. - услышал в прихожей голос жены и тут же выскочил из спальни. Увидел жену с опухшей рукой у плеча. - Помоги мне избавиться от боли. Иначе умру от ужасной боли.
       - Объясни мне толком, что с тобой случилось? - задал жене вопрос, усаживая её на край дивана.
       - Купалась в море. Затем пошла под душ. - стала рассказывать Людмила, пока делал ей водочный компресс на пострадавшее место. - Вокруг меня летало какое-то оранжевое насекомое. Когда оно село мне на плечо, то, буквально машинально, шлёпнула его ладонью. Результат ты видишь сам.
       - Такое насекомое просто хотело попить воды на твоём мокром плече. - стал объяснять жене её проблему. - С таким насекомым встречаюсь каждую субботу на пляже и у меня с ней нет проблем.
       В этот день Людмила обратилась за помощью к семейному доктору, который сделал укол от укуса неизвестного нам насекомого и назначил домашнее лечение. До конца недели жена находилась дома и занималась самолечением какое назначил ей домашний доктор. В пятницу вечером у моей жены не было никаких признаков после укуса ей в плечо неизвестного нам насекомого.
       В субботу рано утром, как всегда, у меня была рыбалка на берегу Средиземного моря в городской черте Ашдода. Рыба особо хорошо в этот день не клевала. Поэтому после того, как искупался в море ближе к середине дня пошёл на городской пляж искупаться под душем из пресной воды.
       Рядом со мной под дуем молоденькая мама с грудным ребёнком. Вокруг нас летали насекомые.
       - Не гоняй от себя насекомых. - сказал мамаше с ребёнком. - Им нужна вода, а не ты и не твой ребёнок. Моя жена в начале недели гоняла таких насекомых. После укуса насекомых чуть не умерла.
       - В отличии от твоей жены, меня насекомые не кусают. - сказала она, шлёпая на себе насекомых.
       Не знаю, как рыжих насекомых называют, но они словно поняли, что про них плохо сказала мамаша. Насекомые начали летать массово летать вокруг дамочки и после её очередного шлепка рыжая бестия воткнулась в задницу самоуверенной даме, которая взвыла от боли и уронила из своих рук грудного ребёнка. Просто чудом мне удалось поймать ребёнка во время его падения.
       Даже после того, как её ребёнок оказался в безопасном месте у меня на руках в стороне от душа, мамаша ещё пару минут с воплями бегала по бетонной площадке вокруг душа и своим криком распугала всех, кто находился рядом с ней на расстоянии нескольких метров. Таких воплей испугались и рыжие насекомые, которые тут же улетели из-под душа в неизвестном направлении.
       - Ты что лапаешь мою дочку? - наконец-то вспомнила она про грудного ребёнка, выхватывая дочку из моих рук. - Сейчас позову сюда полицию. Будешь отвечать за попытку насиловать мою дочку...
       - Ты что совсем полная дура?! - напали с кулаками и с криками свидетели происшедшей драмы под душем. - Мужчина спас от смерти твоего ребёнка, а ты собираешься жаловаться на него...
       Женщины вырвали из рук нерадивой мамочки её ребёнка и позвали на помощь полицейского, который был рядом в тени и внимательно наблюдал за происходящим событием, не вмешиваясь в разборки взбесившихся женщин.
       Как только полицейский стал успокаивать женщин, мне удалось незаметно покинуть территорию душа на пляже. Не хотелось здесь быть предметом обсуждения.
       Каждую субботу, когда прихожу на рыбалку у берега моря, после купания в море прихожу мыться под душ. Затем после душа иду за столик под навес или сажусь отдыхать на лавку рядом с пляжем. У меня с собой всегда сушёная рыба, варёные крабы и пиво. Вокруг меня собираются любители сушёной рыбы - вороны, рыжие насекомые и кот по кличке Рыжик, который живёт на пляже.
       Вот и в эту субботу, когда ушёл из-под душа на пляже в сторону столика и лавки в тени. Вытащил из своей рыболовной коляски на столик в тени бутылку с пивом, сушёную рыбу и варёных крабов. Вокруг меня туже разместились любители сушёной рыбы - вороны, рыжие насекомые и кот по кличке Рыжик. Мы дружно принялись кушать сушёную рыбу, не обращая никакого внимание друг на друга. Каждый из нас кушал свою рыбу.
       Рыжие насекомые совсем обнаглели. Мало того, что наравне со всеми ели сушёную рыбу. Они начали кушать сушёную рыбу у нас в руках и даже пытались залезть к нам в рот, когда мы жевали сушёную рыбу.
       Такой наглости со стороны насекомых невозможно было терпеть. Когда один насекомый сел на язык коту Рыжику, а другой рыжий насекомый сел на мою левую руку, мы оба синхронно сразу придавили насекомых и тут же разом заорали сразу в два голоса, когда насекомые впились в нас. Мы так ужасно сильно кричали на весь пляж, что отдыхающие на пляже с перепугу заметались.
       Никто между тем не мог понять откуда исходит опасность. Все в панике бегали по пляжу собирая свои разбросанные вещи и детей, чтобы как можно быстрее скрыться от опасности в своих автомобилях стоящих на парковке машин или под прикрытия дежурной полиции, которые сами ничего не могли понять с перепугу и вместе с перепуганными отдыхающими бегали по пляжу.
       Когда у кота Рыжика рот от укуса насекомого распух так, что он уже не мог орать, то он побежал на газон и принялся словно травоядное животное кушать лечебную траву, лечебное свойство которой было известно только ему. Мне неизвестно было какая трава мне полезна от опухшей руки. Поэтому тут же обратился за помощью к медбрату, который сделал укол от укуса насекомого.
       Целую неделю лечил руку по методу своей жены, которая раньше меня лечилась от подобной напасти. К субботе опухоль прошла. Был вполне здоров. Обратно пошёл на рыбалку. После своей рыбалки принял душ и пошёл в тень кушать рыбу. В этот раз рядом со мной были только рыжие насекомые. Вороны видимо с прошлого перепугу не прилетели до меня, а Рыжик лечился от боли.
       - Рыжик! Красавчик! Иди кушать сушёную рыбку. - позвал кота, когда он с опаской стал смотреть из кустов после трагедии с нами. - Не бойся Рыжик! Тебя больше никто не тронет рядом со мной.
       Кот осторожно вышел из своего укрытия. Схватил кусок сушёной рыбы и скрылся обратно в кустах. В эту субботу он был крайне осторожен. В следующую субботу смелее. Через месяц после трагедии Рыжик совсем осмелел. Даже до такой степени стал смелый, что забрался на столик рядом с бутылкой пива, сушёной рыбой и варёными крабами. Принялся кушать сушёную рыбу.
      
      7. Фарватер и пирс.
       После того как поставили на учёт моё удостоверение личности (Теудат зеут) за ловлю рыбы в то время в запретной зоне в маленьком заливе у морского пирса возле морского торгового порта прошло два десятка лет.
       Сейчас в этом запретном месте ни только ловят рыбу, а также купаются все, кому вздумается и даже дайверы охотятся на рыбу своими ружьями под камнями у пирса.
       Сейчас сведения на компьютере могут хранится сколько угодно времени. Поэтому ни разу за двадцать лет ни рискнул перелезть через колючее ограждение на пирс, чтобы пройти семь километров до фарватера и там ночью ловить рыбу.
       Ни на столько богатый, чтобы рисковать тысячу шекелями ради рыбалки. Хотя туда до фарватера каждую ночь проникали местные рыбаки.
       Всё стареет, и мы тоже. За несколько десятков лет колючее ограждение на пирсе так сильно устарело, что превратилось в сплошную ржавую полосу.
       Пришло время проводить капитальную замену ржавого колючего ограждения на новый колючий забор. Замена происходила частями. Снимали насколько метров ограждения, ставили новую преграду. На каждые этап несколько дней.
       Днём открытый участок никем не охранялся. Так как там постоянно находились рабочие в спецодежде порта. Ночью возле открытого участка на пирсе выставляли вооружённую охрану. До выхода на пенсию работал столяром в "МКОЯМ". Делал мебель в служебные домики, которые изготовляли из контейнеров. Часто по работе ходил в порт. Имел униформу порта и даже пропуск.
       Решил под видом рабочего порта пройти до фарватера в рабочее время через открытое пространство в ограждении.
       Где на меня никто не обратил никакого внимания. Со мной не было никаких рыболовных снастей. На мне униформа торгового порта. В кармане удостоверение личности и старый пропуск в порт без даты замены. Так что у меня вход на пирс был свободный.
       Со стороны порта у пирса на плаву был дебаркадер как пристань военным катерам охраны порта и место отдыха солдат израильской военной части. Дальше по пирсу несколько больших садков с рыбой. Рядом на бетонной площадке у садков открытые коробки с кормом для рыб. Нет никакой охраны садков. Бросаю жменю рыбьего корма в садок. В тоже мгновение бурлит вода от рыбы.
       - Рыбу подкармливать нельзя. - говорит мне подошедший охранник садков. - У рыбы режим дня.
       - Вообще-то зачем здесь разводят рыбу в садках? - спрашиваю у русскоязычного охранника рыбы.
       - Рыбу разводят на проверку воды порта. - отвечает охранник. - Чтобы вода в порту была чистой.
       - Вообще-то странно зачем разводить рыбу на предмет экологии, когда можно просто проверять воду? - выражаю своё сомнение в содержании рыбы в садках. - Наверно эту рыбу позже продают?
       - Данная рыба продаже не подлежит. - объясняет сторож рыбы. - После проверки рыбу выпускают в море. Сам знаешь, что из порта ничего нельзя выносить, даже рыбу, пойманную здесь в садке.
       - Никогда не поверю, чтобы быть возле рыбы и не ловить её хотя бы ради спортивного интереса. - не верю сторожу садков. - Равносильно тому, что жить рядом с кормушкой и не клюнуть халявы.
       - Ну, почему же, мы тоже люди. - ухмыляется страж садков. - Сейчас покажу, как рыба клюёт.
       Мужик достаёт из бетонной щели небольшую бамбуковую палку, на конце которой привязана леска с крючком. Он цепляет на крючок что-то опускает крючок в воду. В тоже мгновение что-то огромное хватает крючок с насадкой и ныряет обратно в глубину. Рыбак с пирса вместе с палкой удочкой летит в садок с рыбой. Голодные рыбы буквально облепляют его с ног до головы.
       - Помогите! Спасите! Тону! - вопит во всю глотку, пытаясь удержаться на плаву в мокрой одежде.
       Мне с трудом удаётся схватить мужика за шиворот, чтобы удержать его голову над водой. Иначе он может утонуть. Вытащить горе рыбака не могу. В мокрой одежде он, тяжелея меня раза в два. К тому же от него так прёт ликёроводочным перегаром, что от этого запаха сам могу отключиться и свалиться в садок на корм голодным рыбам. Нас обоих спасли рабочие по установке ограждения.
       - Симонич! Ты чего сиганул в садок с рыбой? - с удивлением, спросил сварщик с маской на голове.
       - Да вот, хотел вашему коллеге показать, как рыба клюёт в садке. - скромно, ответил Симонич.
       - Кормить рыбу надо вовремя. - заметил рыжий верзила. - С голоду рыбы в садке стали хищными.
       - Вообще-то мне сегодня крупно повезло. - серьёзно, сказал Симонич. - Если бы в садке была Люси, то меня рядом с вами. Она такая прожорливая, что, когда в гостях, рыбу жрёт, как шашлыки.
       - Смотри мужик, чтобы она тебя без наследства не оставила. - с ухмылкой, сказал седой сварщик.
       - Кто такая Люси, которой пугают этого горе сторожа садков? - спросил рядом стоящего парня. -
       - Вообще-то его тёщу зовут Люсия. - ответил парень. - Он сам рассказывал нам про свою тёщу, что она ужасно злая, как акула. Месяц назад в порту появилась огромная акула, которая вскоре повадилась приплывать к садкам с рыбой. Запрыгнет через ограждение в садок с рыбой. На халяву поест рыбу, выпрыгнет из садка и уплывает. Ну, прямо цирк, а не порт с садкой рыбы. Причём ужасно наглая акула, как тёща у Симонича. Поэтому он эту акулу назвал Люси, как тёщу.
       Страж рыбных садков стал снимать с себя мокрую одежду. Сварщики вернулись на своё рабочее место. Мне ничего не оставалось, как только продолжить свой путь в сторону фарватера. Во время ходьбы по пирсу, где ограждение из колючей проволоки стороны пляжа, дальше со стороны порта на пирсе сплошная бетонная полоса на длину пирса шириной около двух метров и толщина метр.
       Со стороны моря колючей проволоки нигде нет. На всю длину пирса со стороны моря имеется огромное количество противотанковых ограждений из бетона гладких и близко от воды покрытых морской тиной.
       По такому скользкому ограждению со стороны моря невозможно забраться на пирс и со стороны пирса здесь нет никакой возможности ловить рыбу. Здесь даже воду невидно.
       Среди этих нагромождений находится лёгкая лодка два с половиной метра в длину и один метр в ширину. К какой модели лодок она относится в этом не разбираюсь. Знаю только то, что эта лодка была собственностью арабов-рыбаков, которые пропали в море в Ём Кипур много лет тому назад.
       Дальше по пирсу до самого фарватера ничего интересного не было. Сам фарватер разместился в проходе между пирсами с двух сторон. Ширина фарватера была очень огромной. Глубина самого фарватера зависит от морского прилива и отлива, примерно, 11-15 метров.
       Фарватер каждый день чистят корабли земснаряд, которые, к сожалению отдыхающих, грязь фарватера сбрасывают в море вблизи городского пляжа. Тем самым загрязняют всю береговую полосу огромного пляжа.
       Бетон на пирсе буквально засыпан чешуёй от морской рыбы. Указывает на то, что рыбаки не зря перебираются ночь через колючие ограждения, так как ночью здесь при свете фонарей хорошо ловится рыба. Конечно, если бы не запись моего удостоверения в компьютере полиции охраны морского порта, то, вполне возможно, мог рискнуть на ночную рыбалку на фарватере порта. Вот только мы с женой на пенсии ни настолько богаты чтобы за одну ночную рыбалку платить деньги.
       Мой интерес к фарватеру на сегодня был удовлетворён. Осталось лишь вернуться на берег, где возле пирса среди отдыхающих находилась моя коляска с рыболовными снастями. Дальше у меня были планы пойти ловить рыбу в речке Лахиш. Когда подходил к огромным садкам с рыбой, то заметил, что во время обеденного перерыва никого из рабочих нет. Сторож садков похмеляется.
       - Мой ангел хранитель! Иди сюда! - позвал меня Симонич. - Выпьем по сто грамм за моё спасение.
       - Вообще-то меня больше интересует рыба, чем сто грамм. - откровенно признался стражу садков. - Но рыбу из морского порта вынести невозможно. Сто грамм с тобой выпью, чтобы ты не тонул...
       - Какой базар насчёт рыбы! - воскликнул Симонич, разливая по чашкам остаток водки из бутылки. - Сегодня кроме меня нет никого на пирсе и выход на пляж свободен. Ты пойдёшь домой с рыбой.
       После того, как мы выпили остаток водки без закуски, охранник садков с рыбой из капроновой верёвки сделал кукан. Затем опустил в садок большой сачок. В середину сочка в воду бросил рыбный корм. В одно мгновение сачок заполнился голодной рыбой больших размеров. Мне пришлось помогать мужику вытащить на пирс сачок, заполненный рыбой и нанизать рыбу на кукан.
       - Поздравлю тебя с удачной рыбалкой! - радостно, сказал Симонич. - Путь свободен. Иди домой.
       Попрощавшись с охранником садков с рыбой, как с лучшим другом, тут же направился к своей коляске на городской пляж у пирса. После такой удачной "рыбалки" у садка с рыбой на пирсе мне нечего делать на речке Лахиш, где больше черепах чем рыбы. Не желая приходить домой слегка выпившим. Решил принять холодный душ на пляже и выпить напиток "Тархун", чтобы от меня не пахло водкой. После таких процедур без признаков спиртного не спеша отправился к себе домой.
       - Вот это улов! - радостно, воскликнула Виктория, при виде рыбы. - Ты где поймал такую рыбу?
       - Конечно в море, а не в магазине. - с иронией ответил дочери. - У меня с собой денег не было.
       - Думаю, что рыба кошерная. - придирчиво, сказала Людмила. - Сейчас мы её сжарим на всех.
       Жена и дочь принялись потрошить рыбу и готовить её к поджарке. Рыбы оказалось так много, что половину потрошёной рыбы доверили мне на уху. Два блюда в нашей семье доверяли варить мне, это уха и плов. Так что пока жарилась рыба, рядом варилась уха. Последний день недели. Мы с женой на пенсии, сыновья пришли с работы, дочь в декрете, зять в Хайфе в гостях у отца.
       В этот день никаких праздников и семейных дат не было. Мы давно всей семьёй не сидели за одним столом. Поэтому решили устроить семейный праздник. Наши дамы, Людмила и Виктория, приготовили к столу салат. Безалкогольные напитки всегда у нас в холодильнике. Бутылочка вина в серванте, до сегодняшнего дня была предметом декорации, сейчас она у нас самый раз к столу.
       - Надо чаще встречаться за одним столом. - доверили мне сказать тост. - Пусть будет мир в семье!
       В нашей семье никто из наших детей не употреблял спиртных напитков по разным причинам. У старшего сына Артура аллергия на спиртные напитки. Второй сын Эдуард инвалид принимает гормональные лекарства, при которых алкоголь вызывает побочные неизлечимые болезни в организме. Виктория беременная алкоголь запрещён. Она и до беременности не пила алкоголь.
       Так что выпить за свою семью могли только мама и папа. Людмила только пригубила из бокала глоток вина. Мне тоже не хотелось выделяться среди своей семьи. Выпил только бокал вина. Зато покушали мы все плотно. Так как жаренная свежая рыба прямо из моя и свежезаваренная уха в один день за наши десятилетия семейной жизни мы никогда не видели и ни ели за общим столом.
       Следующая моя рыбалка была, как всегда по традиции в субботу, на речке Лахиш. В этот раз пошёл рыбачить на маленький мостик через протоку за детской площадкой в конце парка.
       Здесь в своей заводи в камышах жил большой умный сом, которого пытались поймать рыбаки, но он не ловился. Любил порисоваться перед людьми. Но при опасности надолго прятался в камышах.
       Вот и сегодня умный сом, как только почувствовал, что кто-то появился на мостике тут же из камышей высунул свою морду и посмотрел в мою сторону. Но наверно мой вид не устраивал хозяина протоки.
       Он оказался равнодушен моему появлению на мостике. Выплыл из камышей и развалился на всю свою длину в протоке, чтобы погреться в первых лучах восходящего солнца.
       У меня появился шанс выловить из протоки этого умника. Быстро приготовил удочку и насадил на крючок жирную креветку. Осторожно опустил наживку сому прямо на нос. Он посмотрел на меня как на глупца и развернулся в другую сторону. Ну, у меня терпения достаточно иначе бы не было у меня много рыбы почти каждую субботу. Пришлось повторить трюк попытку поймать этого сома...
       Однако у сома оказалось терпения больше чем у меня. Он постоянно уклонялся от наживки в другую сторону. В результате чего у нас получалась не рыбалка, а цирковая реприза на природе.
       В конце концов мне это цирковое трюкачество надоело. Повернулся на мостике в другую сторону. Здесь хорошо клевали Мушт, кефаль, угри и пескари. Чаще всего клевали наглые черепахи.
       - Мужик! Давай с тобой договоримся. - обратились ко мне гастарбайтеры из Китая. - Ты ловишь черепах, а мы у тебя их покупаем по десять шекелей за взрослую черепаху. Можешь хорошо заработать за день. Домой вернёшься с рыбой и с месячной зарплатой за день рыбалки на речке.
       - Вообще-то с уважением отношусь к китайцам. - культурно, сразу отказался от этого заманчивого предложения. - Но не уважаю живодёрство с их стороны. Поэтому ловить черепах вам не буду.
       - Мы тайцы, а не китайцы. Как у вас украинцы и русские. - поправили меня гастарбайтеры из Китая. - Но дело не в этом. Русские ловят рыбу, охотятся на животных и птиц, это у них не считается живодёрством. В то время как мы в Китае употребляем себе в пищу черепах и других животных это живодёрство. Как-то не хорошо получается с твоей стороны. Ты зря отказался ловить черепах.
       Обиженные тайцы с вилами на перевес ушли в заросли камышей дальше от парка. Как раз у меня в это время поймалась на крючок огромная черепаха, которая тянула на все двадцать шекелей. У меня никогда не было страсти к деньгам в советское время и во время перестройки, когда у меня был крупный бизнес, то же самое осталось до настоящего времени. Всегда относился к деньгам, как к успеху в интересной работе. Рыбалка - спорт, а не работа, за это деньги не платят.
       После того как отпустил обратно в воду большую черепаху, стал внимательно относится к своей рыбалке в этом месте. Как только черепахи подплывали к моему поплавку и ныряли до крючка с наживкой, то мне приходилось убирать крючок с наживкой в другое место. Даже при таком моём неудобстве с рыбалкой у меня была удачная рыбалка на мостике. Поймал угря, мушта и кефаль.
       - Русский! Посмотри, что мы накололи вилами в камышах. - сказал мне таец, держа сома в руках. - Если бы ты ловил нам черепах, то мы могли тебе отдать этого сома. Нам больше нужны черепахи.
       - Уверен, что сома отдадите собакам, которых откармливаете себе на еду. - напомнил тайцам об их отношении к пище. - Так как азиаты, в том числе тайцы, сома считают грязной рыбой и не едят.
       Тайцам нечего было сказать мне в ответ. Они пошли дальше в сторону города. Наверно дома откармливать своих собак мясом наколотого вилами сома в камышах. Вспомнил про умного сома возле мостика, посмотрел в его сторону. Сома в протоке не было. Вполне возможно, что этот сом отправился искать пищу в камышах, а тайцы накололи его на вилы. Мне было жаль умного сома.
       Прошло часа два после начала рыбалки с мостика. В парк "Лахиш" пришли туристы и городские семьи отдыхающих с детьми. Моя рыбалка на мостике превратилась в самодеятельность. Почти каждый хотел сфотографироваться рядом со мной или отдельно с моей удочкой. Со стороны пустыря прибыл туристический автобус с ортодоксальными детьми, что им запрещено в шабат.
       - Одна семья - одна черепаха. - скомандовал воспитатель этих детей, который пришли на мостик.
       Дети выстроились за мной с умоляющими лицами. Конечно, эти дети ни тайцы. Они кушать черепах не будут. Поиграют с черепахами, покормят их, а когда эти игрушки им будут скучны, тогда дети отпустят черепах на волю. Черепахи всеядные дома у детей и на воле с голоду не пропаду. Так что с рыбной ловли перешёл на черепашью. Ловил только маленьких глупых черепашек.
       На ловлю маленьких черепах насадка не нужна. Когда крючок на леске появлялся у мордочки черепашки, то она заглатывала его.
       Меньше минуты уходило на ловлю черепашек. Сколько поймал черепашек не считал. Примерно, через пятнадцать минут очередь за мной сократилась.
       Когда осталось ловить всего пару черепашек, то в это время к туристическому автобусу с ортодоксальными детьми приехал полицейский автомобиль. Мне сразу стало ясно, что полицию дети не интересуют.
       Они конкретно прибыли за мной. Мне повезло, что детский воспитатель сразу принялся спорить с полицейской дамой насчёт моей ловли черепах для ортодоксальных детей.
       Воспользовавшись моментом, быстро свернул удочки и ушёл во внутрь парка "Лахиш". Куда через маленький мостик полицейский автомобиль не мог проехать. Ему надо делать крюк почти три километра. За это время можно пройти почти весь парк и скрыться в городских дворах. С моей стороны преступлений нет. Сейчас за мной гнаться не будут. Хотя могут вызвать по рации наряд.
       Мои опасения сбылись. Когда прошел большую часть парка, то на встречу мне вышел наряд полиции в количестве семи человек. Форма у них чёрная, а свет кожи разный - чёрный, белый, жёлтый и коричневый. Представители разных рас, но, конечно, все они евреи. Причём ни один из них не знает русский язык. Мне известно было, что сейчас вылавливают нелегалов из разных стран.
       Больше всего ловят грузин и украинцев. Вот тут решил разыграть с ними комедии от нелегалов. Все полицейские, мужчины и женщины, были по возрасту ровесники. Каждому не больше двадцати лет. В таком возрасте каждый хочет себя показать спецом в своём деле. Хотя они толком не знали, как со мной обращаться. Вроде на нелегального иммигранта не похож и не преступник тоже не тот.
       По нашивкам на погонах сразу понятно, что они все сержанты, может быть даже курсанты одной группы. Среди них старшего группы не было.
       Поэтому каждый из них пытался заговорить, кроме иврита, на каком-то другом языке, включая группу советских языков, которые они совершенно не знали. В основном стражи порядка придирались ко мне за то, что ловлю рыбу в речке Лахиш.
       Мне оставалось только придуряться. Разговаривал с ними на "тарабарском" языке, который неизвестен никому и мне самому тоже. Строил передними глупую удивлённую рожу, мол твоя моя ничего не понимает. Такая беседа была до тех пор, пока один страж снял у себя с пояса наручники.
       - Они ватик. Арбе шана гар бе Ашдод. (Я сторожил. Много лет живу в Ашдоде). - протягивая полицейскому свое удостоверение личности (Теудат зеут), в котором записан по годам, как житель Израиля, старше каждого из этих полицейских. - Ма еш бая? (в чём есть проблема?).
       - Слиха, адони! Слиха! (Извините, мой господин! Извините!) - внимательно ознакомившись с моим Теудат зеутом, сказал полицейский. - Эн байя. (Нет проблем.) Акол беседер! (Всё в порядке.).
       Полицейский вернул мне Теудат зеут. Вся группа полицейских отдали мне честь под козырёк своих форменных фуражек и отправились патрулировать дальше по парку "Лахиш". На этом моя рыбалка закончилась. Прямо от речки Лахиш через морской городской пляж направился в сторону города и дальше через район "Бэт", к себе домой в район "Гимель". Где живём больше 20 лет.
       - Александр! Какая встреча?! - протягивая мне руку на встречу, радостно воскликнул пожилой мужчина, который играл в настольный теннис в парке шук "Бэт". - Меня Цвика зовут. Забыл что-л.?
       - Тот самый капитан из разведки "ШАБАК", который три год пытался узнать, где мои миллионы от бизнеса. - прикололся, пожимая руку Цвике. - До сих пор ничем не могу тебе помочь. Денег нет...
       - Да ладно! Оставь это в прошлом. - от махнувшись от воспоминаний, сказал бывший разведчик. - Между прочим, сейчас перед Вами ни капитан, а генерал в отставке. Так же, как и ты - пенсионер.
       - Ваше Величество или Высочество! Как теперь Вас называть по должности? - делая реверанс с рыбацкой шляпой, прикололся перед генералом в отставке. - Премного благодарен Вам, что судьба свела нас обратно. Может быть Вы избавите меня от преследования на обычной рыбалке.
       - На этот раз, что случилось? - серьёзно, поинтересовался Цвика. - Инопланетяне тебя достали?
       - К инопланетянам сам рад попасть. Так бы избавился от земных проблем. - серьёзно ответил отставному генералу. - Полицейские в чёрной форме не дают прохода на рыбалке у речки Лахиш.
       - У этих полицейских должны быть разборки с контрабандой и с терроризмом на пляже, а не с рыбаками. - со злостью, сказал Цвика. - Прямо сейчас с ними разберусь. Дай мне Теудат зеут.
       Отставной генерал нажал на кнопку своего мобильного телефона, обменялся приветствиями на иврите с кем-то и тут же перешёл в атаку. Приступил отчитывать на иврите того, кто был на связи с ним. На другом конце связи были слышны только извинения перед отставным генералом.
       - Теперь тебя никто не тронет. - уверенно, заявил Цвика. - У них есть твой Теудат зеут и мои данные. Если тебя кто-то из полицейских остановит, то предъяви им свой Теудат зеут и предложи им связаться с Цлили Ильягу. Это мои настоящие имя и фамилия. Цвика - позывной на связи.
       Распрощавшись по-дружески с отставным генералом, который Цвика, он же Цлили Ильягу. Решил во что бы то ни стало испытать на рыбалке свою неприкосновенность со стороны полицейских. В следующую субботу во время своего движения от дома до речки Лахиш, а также во время рыбалки вёл себя вызывающе перед полицейскими, а они меня словно не замечали.
       Тогда мне пришло на ум спровоцировать полицейских в чёрной форме. Когда группа наряда полиции в чёрной форме появились на тротуаре парка в мою сторону, то тогда мне ничего не оставалось, как рвануть в другую сторону от полиции. Они тут же, как сторожевые собаки, рванули за мной. Убегать мне от них долго не пришлось. Через пару минут в наручниках лежал на траве.
       Полицейский, который надел на меня наручники, потребовал у меня Теудат зеут. Зачитал мне мои гражданские права. Позвонил куда-то, чтобы сверить мои данные о моей причастности в прошлом к преступности. После чего стал на иврите задавать разные провоцирующие вопросы. Мне пришлось прикидываться, что не знаю ни одного слова на иврите и на английском тоже.
       - На интересуют твои проблемы с полицией. - сказал, мне полицейский с русской внешность.
       - О моих проблемах ты можешь узнать у отставного генерала Цлили Ильягу. Он же связной Цвика. - вызывающе, ответил на вопрос. - Если у вас нет его телефона, то могу сам связаться с ним.
       - У меня к тебе только один вопрос. - снимая с меня наручники, поинтересовался полицейский. - Почему при виде полицейского наряда, ты пытался скрыться в противоположную сторону от нас?
       - У меня не было никакой причины скрываться от полиции. - разминая кисти рук, опухших после наручников, скупо ответил на вопрос. - Хотел в кустах сфотографировать мангуста. Вы помешали.
       Русскоязычный полицейский перевёл на иврит мой ответ своему наряду полиции. Весь наряд полиции стали разом смеяться, показывая друг на друга пальцами и дружелюбно хлопая меня по плечу. Мне вернули моё удостоверение личности.
       Каждый полицейский пожал мне руку, отдал честь под козырёк. После чего наряд полиции продолжил свою службу в парке у речки Лахиш.
       В эту субботу и дальше каждую субботу полицейские меня больше не беспокоили. Каждый раз, когда был полицейский патруль в парке у речки Лахиш, то среди полицейских был хоть один, кто присутствовал во время моего прикола с ними. При виде меня они смеялись от души, показывая на меня пальцем. Полицейские подходили до меня. Пожимали руку. Интересовались рыбалкой.
       Однажды вечером по русскоязычному израильскому радио "Рега" (Минутка) и по израильскому русскоязычному телевидению 9-й Канал, а также во всех израильских русскоязычных газетах было сообщение, что в Ашдодском морском парту произошло ужасное ЧП.
       В экологические садки с рыбой проникла акула, с целью покушать подопытную рыбу. Охранник садков попытался отогнать акулу от рыбы. Так как ему нечем было отогнать акулу от охраняемого им объекта, то охранник просто ладонью пошлёпал по физиономии хищницу, которая восприняла такой жест со стороны человека своим унижением. Акула тут же вцепилась в руку обидчика.
       Хорошо, что рядом были рабочие порта, которые вцепились руками в пострадавшего и буквально вырвали его из пасти хищной рыбы. Пострадавший отделался укусами кисти правой руки. Ему тут же на месте оказали экстренную медицинскую помощь. Остановили жгутами сильное кровотечения. Прибывшая скорая помощь отвезла пострадавшего в госпиталь, где ему на раны наложили швы.
       - Так мне довелось с ним встречаться весной и акулу тоже знаю. - с удивлением, сказал своей жене. - Этого охранника садков звать Симонич, а акулу Люси, как его домашнюю тёщу. Отсюда вывод, что тёща наказала Симонича за своё оскорбление дома и на море в присутствии людей.
       Дальше у меня была отличная рыбалка на пирсе и на речке Лахиш. Меня никто не беспокоил. Но ловить рыбу на фарватер ни разу не ходил. Беспокоился о своей семье. У меня в семье не было таких лишних денег, чтобы платить тысячу шекелей за одну рыбалку на фарватере. О чём меня предупредили в первый день моей рыбалки у пирса. Когда полицейские записали мой Теудат зеут.
      
      8.В гостях у внуков.
       Как быстро летит наше время. Вроде совсем недавно мы прилетели на ПМЖ в Израиль. Во время нашего прилёта на Землю Обетованную старшему сыну Артуру было девятнадцать лет. Второму сыну Эдуарду пятнадцать лет. Нашей младшей дочери Виктории тогда было всего девять лет. Все наши дети выросли за время нашего проживания в Израиле. Сыновья и дочка отслужили в израильской армии.
       Дальше у наших взрослых детей, у каждого по-своему сложилась жизнь. Старший сын Артур со своими социальными проблемами стал жить отдельно от нас на съёмной квартире. Средний сын Эдуард, инвалид (шизофрения) после службы в израильской армии, не смог добиться пенсии по инвалидности из армии. Через многочисленные социальные комиссии, за несколько лет после службы в армии, мы с трудом добились инвалидности на Эдуарда и мизерной пенсии, на которую невозможно прожить человеку. По этой причине Эдуард проживает на иждивении родителей.
       Совсем по-другому сложилась жизнь у нашей единственной дочери Виктории. После службы армии она пошла жить на съёмную квартиру. У нас не было место в квартире. С большим трудом она нашла своего "принца без коня". Так как в Израиле социальной регистрации брака нет, только религиозный ортодоксальный, поэтому пришлось узаконить свой брак за границей. В новом 2011 году в Праге наша дочка Виктория зарегистрировала свой брак с Владимиром Кашин. С "новым репатриантом", как она из бывшего Советского Союза. Жить они стали отдельно от родителей.
       Владимир и Виктория сняли квартиру, точнее домик, в посёлке вблизи границы с Палестиной. Рядом с местом работы в частной фирме, связанной с армейским заказом на оборону Израиля. Дочь и зять до службы в армии закончили военное училище "ЦРИФИМ". Служили в армии по специальности, которая пригодилась на гражданке. Оба работали в одной фирме с хорошей зарплатой. Были в полном достатке. Купили себе машину. Вскоре у них родилась дочь Екатерина.
       - Всё! Папа и мама, мы будем иммигрировать в Канаду. - заявила Виктория - Как подрастёт Катя.
       - Когда подрастёт наша внучка. Тогда скажешь о своих планах. - шутя, сказала Людмила дочери.
       Мы приняли заявку нашей дочери на гражданство её семьи за очередную фантазию и не придали этому никакого интереса. У нашей дочери с детского садика было столько много планов, что лишь по ним можно написать отдельную книгу. В каждых ланах Виктории присутствовали такие моменты предстоящих событий, которые она вскоре отвергала сама и тут же придумывала новые.
       Надеялись, что так будет, как всегда. Но молодая семейная пара отнеслась к своей заявке серьёзно с многочисленными ошибками на выбор иммиграции через частные фирмы посредников, которые не имели лицензии на иммиграцию граждан из Израиля в Канаду, то есть, были аферистами. Фирмами однодневками, собирали обманом деньги с доверчивых людей и вскоре исчезали с поля зрения. Бывали такие "фирмы", которые растягивали время миграции на длительное время.
       Когда мне удавалось узнать в какой фирме наша молодая семья сдаёт свои документы на иммиграцию из Израиля в Канаду.
       Тогда с рекламой этой фирмы отправлялся в Тель-Авив в консульство Канады, чтобы там узнать о правах данной фирмы на миграцию граждан Израиля в Канаду. После моего посещения консульства Канады фирма аферистов вскоре исчезала из поля зрения.
       Так было три года. Пока наша дочь Виктория забеременела вторым ребёнком. Мы надеялись, что наша молодёжь остепенится и после рождения второго ребёнка никуда не уедут из Израиля. Родился мальчик, которого назвали Леонард или просто Лео.
       Конечно, мы все были рады пополнению в молодой семье. Всё своё свободное время отдавали внукам, которые часто бывали в гостях.
       Когда нашему внуку Лео исполнился год, как снег летом на голову, свалилось на нас неожиданное сообщение. Молодая семья сообщила нам, что документы на иммиграцию готовы. Осталось только разобраться с личными делами и с личными вещами в Израиле. После можно будет заказывать билет на самолёт. На все эти сборы у нашей молодой семьи ушло шесть месяцев.
       - Мама! Папа! До свидания! Мы улетаем жить в Виннипег. - объявила Вика. - Там родился медвежонок Вини. Вы его знаете по мультфильмам про медвежонка Винипуха и его друзей.
       - Вы хоть знаете, что в этом городе зимой снег и темпера ниже нуля, как в Сибири? - с волнением, поинтересовалась Людмила. - У вас маленькие дети. Мы семьёй с Урала уехали по этой причине.
       - Ничего с нами не случиться. - вступил в разговор зять Владимир. - Сейчас лето, до зимы далеко. Будет время обустроиться в тепле. Мне уже дали интересную работу. Так, что всё будет хорошо.
       Во время вылета внуков из аэропорта "Бен-Гурион" был рабочий день. Наши проводы закончились надень раньше у нас дома. Так как в Израиле накладно пропускать работу. Можно потерять дневной заработок и рабочее место. К тому же в легковом автомобиле нет свободных мест. Полёт от Тель-Авива до Виннипега семнадцать часов с тремя пересадками. Ждали связи целую неделю.
       - Папа! Мама! Привет! Долетели без проблем. - вышла на связь по СКАЙПУ наша дочь Виктория. - На время сняли квартиру в спальном микрорайоне Виннипега. В квартире есть всё для семьи...
       - Папа пошёл на работу. - вступила в разговор с нами внучка Екатерина. - Папа сказал нам, что будет зарабатывать много денег. У нас дома будет много игрушек. Лео отсыпается после полёта.
       - Виннипег красивый город. Но население здесь ужасное. - продолжила разговор с нами Виктория. - Здесь в большинстве проживают выходцы из Украины, которые ужас как ненавидят русских. В первый день моего похода в магазин с детьми хохлушка услышала мою русскую речь с детьми и тут же принялась нас оскорблять. Мне ничего не оставалось, как только врезать ей по морде...
       - Они вцепились друг в друга в волосы и катались по полу как уличные кошки. - принялась рассказывать Катя драку своей мамы с хохлушкой. - В драку никто не вмешивался. Мужчины радостно аплодировали дерущимся женщинам. На шум прибежали полицейские и растащили женщин...
       - Моя драка с хохлушкой просто пустяк против того, что было до нашего приезда. - продолжила говорить Вика. - Наша знакомая русская рассказала мне, что до нашего приезда в ресторане русские отмечали какой-то праздник. Хохлы в знак "внимания" к русским принесли им на стол торт в виде разрушенной московской Красной площади с чёрной фашистской свастикой на торте. К тому же хохлы плевали в сторону русских во время подношения торта и ругались матом по-украински. Русские ни стали ругаться. Всё происходящее засняли на камеру и вызвали полицию. Бендеровцев арестовали и наследующий день репатриировали на Украину, где они никогда не были...
       Мы долго беседовали по СКАЙПУ с дочерью и внучкой, пока исчерпали все житейские темы. Разница между нами по часовому поясу двенадцать часов. У нас в Израиле раннее утро. У них в Канаде поздняя ночь. Нам надо готовиться к выходу на работу. Им надо собираться спать. Так что нашу связь прекратили до следующей встречи по СКАЙПУ на связи в Интернете.
       Наши дети и внуки быстро адоптировались на новом месте жительства. В кредит купили вначале легковой автомобиль, чтобы зятю было на чём передвигаться к месту работы и обратно домой. Вскоре купили в кредит второй автомобиль, чтобы нашей дочери было на чём передвигаться по городу с детьми по семейным делам и с прогулкой детей по местам детских развлечений.
       У зятя интересная работа и хорошая зарплата. Дочка получает приличное пособие на детей. Денег хватает на проживание и на оплату кредитов с небольшим процентом. В спальном микрорайоне рядом с местом их проживания нет предприятий. Рядом с домом игровые детские площадки с аттракционами развлечения. Через дорогу от дома дикая природа, не тронутая человеком.
       - Папа! Мама! Мы тут присмотрели большой уютный дом на продажу. - на очередной связи с нами, сказала Виктория. - На следующий год будем покупать этот дом в кредит. Денег на всё хватает.
       - Вы смотрите, чтобы вас на обманули с вашей покупкой дома. - предостерегла Людмила дочь. - Аферисты имеются всюду. Вспомни, как вас обирали аферисты с вашей иммиграцией в Канаду.
       - Мама! Не беспокойся! У нас уже есть опыт на собственных ошибках. Больше ошибки не делаем. - уверенно, заявила дочь. - Вова отлично знает английский язык. Наймём хорошего адвоката, который проверит все документы на собственность дома. Надеемся, что всё будет в полном порядке.
       Всё лето в Виннипеге у Кашиных прошло хорошо. Обустроили съёмную квартиру на свой интерес. У всей семьи хорошее питание. Дети вполне здоровые. Целыми днями развлекаются вместе с мамой на детской площадке. В лесу собирают дикие съедобные фрукты, ягоды и грибы. По опыту своих бабушек и родителей, готовят из лесного урожая разные сладости, а также жарят грибы.
       На смену лета пришла осень с дождями. Дочка с нашими внуками реже стала выходить на природу. Больше стали выходить по компьютеру на связь с нами. Надо же чем-то заполнять повседневную пустоту во времени, когда в доме всё надоело. Дом полный игрушек, а играть не хочется. Летом на природе было лучше. Можно было кататься на качелях и бегать с сочком за бабочками.
       - Мама! Сейчас у нас дома ужасная скука. - говорит Виктория при очередной компьютерной связи с нами. - Во время дождей надоело сидеть у окна. Когда на улице нет дождя, то мы бегаем в лесу...
       - У нас тоже начался сезон дождей. - скучно, говорит Людмила. - Поливает так, что по улице можно плавать на лодке. В квартире тоже как на улице. Реконструкцию нашего дома Тама-38 прекратили. Над нами три этажа не законченной стройки. Все три крыши протекают до нашей квартиры. Каблана-застройщика посадили за кражу денег хозяев квартир, а также за растрату государственных средств на реставрацию нашего дома. Наш дом достраивать никто не хочет. Ваш папа каждый день после работы и по выходным дням на крыше нашей квартиры. Ищет там места протечки дождя и засыпает дырки цементом. От этого толку мало. Вода находит новое место куда протекать.
       - Может быть вам продать эту квартиру и купить другую? - неуверенно, советует нам дочка.
       - Мы не имеем право на продажу своей квартиры, пока не выплатим машканту-ипотечный кредит. - говорю Виктории. - Кроме того, сейчас цены на новую квартиру в три раза больше, чем стоит наша квартира. Жить в сарае мы не собираемся. Квартира наша собственность. Мы будем жить в ней...
       С дождями днём, ночью в Виннипег пришли первые заморозки. Через неделю выпал снег по самую крышу. Детям радость - первый снег в их жизни. Родителям забота. Как папа будет работать? От дома до автомобильной трассы метров сто. Трассу чистят от снега городской техникой. От дома до трассы надо чистить самим. Вышли на чистку снега, как на субботник в Советском Союзе.
       - Бабушка! Дедушка! Снегу у нас больше моего роста. - говорить нам внучка на видеокамеру. - Мы сами себя откапываем из снега лопатами от дома до дороги, чтобы папа поехал к себе на работу.
       В этот год зима в Виннипеге была "тёплая и мягкая" - много снега и не сильно холодно. Внукам одно удовольствие - играть в снежки и кататься на санках весь день. Родители с трудом загоняют детей домой покушать и на ночь поспать. Детские прогулки в снежном лесу только на пользу подрастающим внукам. Мама и папа, а также дедушки и бабушки рады подрастающему поколению.
       Зима прошла быстрее, чем ожидали. Раннюю весну разбудили крики перелётных птиц. Природа ожила от зимней спячки. Всё вокруг расцвело, наполнилось ароматом цветов и свежей зелени. Наши внуки обратно вышли на природу и на детские игровые площадки. Каждый день на свежем воздухе лучшие колонии к росту нового поколения в нашем роду. Внуки растут как цветы.
       - Папа! Мама! Можете порадоваться за нас. - сообщила дочь свою семейную новость. - Мы купили в кредит шикарный дом в пять комнат. По площади почти такой, как была у нас пятикомнатная квартира в микрорайоне "Зеравшан" в Душанбе. Разница лишь в том, что квартира была на четвёртом этаже, а наш дом на земле с участком, на котором можно что-то выращивать из овощей...
       - Как вы будете расплачиваться за кредит? - поинтересовалась Людмила. - Дом стоит дорого!
       - Банк берёт небольшой процент. - упокоила маму Виктория. - Срок оплаты не установлен. Можно платить всю жизнь, как за съёмную квартиру. В случае неоплаты за дом или смены места жительства дом сразу переходит в собственность Банка и тут же выставляется на продажу. Мы от этой сделки ничего не теряем. Здесь все семьи так живут, никто не жалуется на такой образ жизни...
       Всё так прекрасно было до следующей зимы. Новая зима в новом году была настолько лютой и холодной в Виннипеге, что в этот же год зима в Сибири на территории России была просто райским уголком. Снега было мало, а мороз такой сильный, что лопались стёкла на окнах, замёрзла отопительная система и невозможно было завести автомобиль, чтобы зятю ехать на работу.
       - Если до весны не помрём от холодов, то летом уедем жить на юг Канады. - сообщила Виктория во время очередной связи. - При таком холоде просто невозможно жить. Сейчас спим в одежде...
       - Может быть вы вернётесь в Израиль? - неуверенно, спросила Людмила. - У нас сейчас тепло.
       - Мы никогда не вернёмся в Израиль. - уверенно, ответила дочь. - Сыты разборками евреев с арабами. Лично мне достаточно пережить гражданскую войну в Таджикистане. Война в Израиле никогда не кончиться. Евреи всегда будут враждовать с арабами. Мне не нужны их разборки при мне.
       Сразу, как только стал таять снег и потеплело рядом с домом наших внуков, Вика и Вова занялись распродажей своего имущества. Вначале продали одну машину. Затем стали продавать мебель и домашние бытовые электроприборы. На дом без участия банка нашлись покупатели. Такие же русские иммигранты. Договорились подписать договор передачи дома в собственность по нулям. Новые хозяева дома будут жить также, как наши Кашины с оплатой дома по старому кредиту.
       - Мы уезжаем жить на своей машине на юг Канады через всю страну. - сообщила дочь в день отъезда. - Будем жить на острове Ванкувер в городе Нанаймо. Этот близко с Калифорнией у границы с США. Мы там уже сняли недорогую квартиру. Курортный городок с населением в восемьдесят три тысячи человек. Это в четыре раза меньше чем Ашдод. Вова уже договорился насчёт работы.
       Наша молодая семья добирались к новому месту жительства на своём легковом автомобиле через всю Канаду три дня. Ночевали в населённых пунктах в машине. По дороге, случайно, в одном населённом пункте на заправке машины встретили своих знакомых по Израилю. Им предлагали остаться жить и работать в этом городке. Но документы были оформлены на остров Ванкувер.
       Пока наши взрослые дети и маленькие внуки ехали в своём автомобиле из Виннипега в Нанаймо на острове Ванкувер, мы с ними поддерживали постоянную видеосвязь в Интернете по принтеру. Через каждые сто километров Вова и Вика менялись местами за управлением автомобиля. Кто не был за рулём, тот сразу выходил на связь с нами. Так мы общались до самого острова Ванкувер.
       - Всё! Мы уже дома. - сообщила Виктория, как только они из парома в Нанаймо приехали к уютному трёхэтажному дому рядом с домом. - Мы будем жить на первом этаже места всем хватит.
       Вся семья тут же выбралась из своего автомобиля и направилась в свою съёмную квартиру. Хозяйка дома заранее по Интернету сообщила им код входа в дом без ключа. Ключ от их съёмной квартиры находился у них в квартире в замочной скважине двери. Вова открыл дверь, семья дружно вселилась. Тут надо уточнить, первой в квартиру вошла кошка по кличке Сюзи из породы манул, которая путешествовала с ними с Израиля и считала себя хозяйкой в молодой семье.
       Дальше видео связь с семьёй Кашин прервалась надолго. Было много бытовых и социальных проблем с устройством по новому месту жительства. Общались по электронной почте. Владимир сразу устроился работать на компьютерные оснастки Нанаймо и населённых пунктов вблизи города. Работа была интересная и связанная с поездками по острову. Вика домохозяйка с детьми.
       Целый год поддерживали видео связь с нашими внуками и их родителями, нашими детьми, которые как цыгане или как туристы постоянно были в пути на своём легковом автомобиле по острову Ванкувер. Иногда выезжали на пароме в город Ванкувер на очередную экскурсию. Ездили в США в Калифорнию, которые граничат с островом Ванкувер в Канаде. Рассказывали нам всё по видео.
       Вдруг, неожиданно для всех, в конце августа 2018 года, мы узнаём, что молодая семейная пара с детьми прилетели из Канады в Израиль. Не заезжая к нам сняли домик на жительство на месяц в посёлке, где они раньше жили и работали до иммиграции в Канаду из Израиля. Там же на прокат взяли легковой автомобиль. Через два дня после прилёта в Израиль все явились к нам домой.
       - Мы вас стеснять не будем. - прямо с порога, по-деловому, сказала Виктория. - У нас есть место где жить. Неделю будем разбираться с долгами Израиля перед нашей семьёй. Затем Володя улетает обратно в Канаду на работу. Мне с детьми придётся задержаться по своим делам в Израиле.
       - Нас вообще не интересуют ваши дела в Израиле. - пришлось мне остановить длинную речь дочери. - Сегодня пятница и завтра суббота-шабат, когда все административные канторы закрыты. У вас нет никаких дел на эти дни. Зато у нас с внуками есть дела. Сейчас кушаем все, а затем все идём пешком в торговый центр за подарками нашим внукам. Думаю, что никто не будет возражать.
       Конечно, против моего решения никто не был. Людмила и Виктория тут же накрыли стол по-домашнему в зале нашей квартире. Спиртного на столе не было - все трезвенники. Но без сладостей и без конфет внукам не обошлось. У нас бабушка Люда сладкоежка. Так что все запасы конфет бабушки лежали на столе перед внуками. Наши внуки без комплексов, тут же принялись за конфеты.
       После хорошего завтрака, это было утром, мы всей толпой отправились пешком в новый торговый центр, который находится пятьсот метров от нашего дома. Нас интересовали магазины игрушек и детской одежды. Как заведено издавна между девочками и мальчиками - Катя выбирала среди игрушек куклу и всё, что надо к ней. Лео интересовался разной техникой - тракторы и танки.
       Яркую спортивную одежду и обувь нашим внукам выбирала их мама. Только она знала, какой размер обуви и одежды носят её дети. Мы с женой не вмешивались в выбор спортивной одежды внуков и Виктории. Дедушка и бабушка оба стояли у кассы магазина и расплачивались за товар, который выбрали внуки под контролем своей мамы. Денег на внуков нам было не жалко.
       Через несколько часов хождения по магазинам нагруженные подарками и сильно уставшие мы все едва доплелись до нашей квартиры на четвёртом этаже. Внуки сразу попадали спать в кровати дедушки и бабушки. Виктория и Владимир попросили не будить внуков до их возвращения. Сами поехали по своим неотложным делам по территории Израиля. Вернулись обратно только вечером.
       - Папа! Мама! Завтра в моцей шабат, когда всё открыто после субботы. У нас запланирован ресторан. - сказала нам Вика, собирая своих детей от нас. - У нас легковой автомобиль, а не автобус. Свободных мест нет. Поэтому вы определитесь между собой, кто из вас поедет в ресторан.
       - У нашего папы как всегда нет свободного времени. - взяла на себя инициативу жена. - Он постоянно занят своей литературной работой. В рестораны не ходит и во всём уступает своей жене.
       - Тебе осталось только сказать, что твой муж тряпка и подкаблучник. - сурово нахмурив брови, сказал жене. - Прямо сейчас дома напью, как свинья и тогда вы узнаете кто в доме хозяин, отец или кошка. Совсем забыл, что кошки у нас нет. Это была шутка. Действительно уступаю место жене.
       Внуки вначале испугались на мои угрозы. Но когда поняли, что это шутка, то стали звонко и мелодично смеяться, как маленькие колокольчики. Внуков поддержали их родители и бабушка. Тут же внуки распрощались с бабушкой и дедушкой. Собрали свои многочисленные пакеты с подарками и шумно стали спускаться вниз по ступеням к своему легковому автомобилю у тротуара.
       На следующий день, как договаривались, в 16-00 в конце субботы, когда у ортодоксов была последняя молитва в шабат, дочка позвонила маме, чтобы она спустилась вниз к машине. Людмила заранее готовая к поездке в ресторан, схватила свою дамскую сумочку и как в молодости поспешила вниз к легковому автомобилю. Вот сейчас у меня появилось время работы с рассказами...
       Людмила раньше меня вышла на пенсию. Утром идти на работу не надо. У меня тоже пенсионный возраст. Но продолжаю работать столько времени, сколько разрешают социальные службы.
       Людмила поздно ночью приехала с внуками из парка развлечений. Внуки сонные отправились со своими родителями на легковом автомобиле спать к себе домой. Жена беззаботно спит в своей комнате. Мне собираться на работу нет проблем. Сейчас на улице тропическая жара. Форма моей одежды - сандалии, шорт, обычная майка на голое тело и кепка бейсболка от солнца на голове.
       После вылета зятя обратно в Канаду на работу в Нанаймо, мои жена и дочь, вместе с внуками, в моё рабочее время, ездили на своём легковом автомобиле по домам родственников и знакомых. Они пытались в гостях продать своим родственникам и знакомым яко бы эксклюзивный препарат омоложения известной косметической фирмы. Всем было налицо, что Виктория угодила в ловушку аферистов. Никто эти препараты не покупал, так как все были знакомы с аферой "Гербалайф".
       - Папа! Нам пора улетать в Канаду. - обратилась Виктория ко мне, когда закончились её поездки по Израилю с неудавшемся "бизнесом". - Мне тяжело улетать с двумя детьми. Нужна твоя помощь...
       - Надо чтобы проводил дочку и внуков до Нанаймо в Канаде. - шутя, определил просьбу дочки.
       - Ой! Папа! Какой ты молодец, что умеешь читать мои мысли. - радостно, закричала дочка.
       - Но на какие деньги? - с удивлением, спросила жена. - Мы пенсионеры и живём на пособие...
       - Частично билет на самолёт мы оплатим. - растерянно, сказала дочь, глядя в мою сторону.
       - Вы обе прекрасно знаете, что у меня нет намерений быть халявщиком. - серьёзно, сказал жене и дочери. - Но на интересный случай у меня есть заначки и НЗ. Денег у меня на самолёт хватит.
       Жена, дочь и внуки визжали от радости, словно выиграли в казино огромную сумму денег. Сразу стали через Интернет заказывать билет на тот же рейс в самолёт, в котором должны лететь дочь и внуки. К моему удивлению место в самолёте нашлось в оба конца. Виктория заплатила за билет со своего банковского счёта в Нанаймо. У меня были наличные, которые тут же отдал дочке за билет.
       Билет получили по электронной почте: VIKTORIA.KASHIN@GMAIL.COM. 2018-09-21 21:38. Число подтверждения: UK1FE2. Главный контакт: АЛЕКСАНДР ЧЕРЕВКОВ. Вылет в понедельник, 08 октября 2018, 11:10. Аэропорт "Бен-Гурион" Тель-Авив, Израиль (TLV) Исходный терминал: 3. Авиакомпания: Air Transat. Класс: экономика. Самолёт: A330-300 TS.
       Прибытие в понедельник, 08 октября 2018, 15:55. Аэропорт Монреаль (YUL). Номер рейса: TS 173. Условия платы за перелёт: экологический.
       Вылет в понедельник, 08 октября 2018, 19:30. Аэропорт Монреаль (YUL). Авиакомпания: Air Transat. Класс: экономика. Самолёт: 73-й. Прибытие в понедельник, 08 октября 2018, 22:15 Аэропорт Ванкувер (YVR). Терминал прибытия: M. Номер рейса: TS 771. Условия платы: экологический.
       Обратный вылет из Канады. Вторник, 23 октября 2018, 10:15. Аэропорт Ванкувер (YVR). Исходный терминал: M. Авиакомпания: Air Transat. Класс: экономика. Самолёт: 73-й. Прибытие во вторник, 23 октября 2018, 18:15. Аэропорт Монреаль (YUL). Номер рейса: TS 770. Условия платы: экологический
       Вылет - среда, 24 октября 2018, 15:45. Монреаль (YUL). Авиакомпания: Air Transat. Класс: экономика. Самолёт: A330-300 TS. Прибытие в четверг, 25 октября 2018, 09:10. Аэропорт "Бен-Гурион".
       Тель-Авив, Израиль (TLV). Терминал прибытия: 3. Номер рейса: TS 272. Условия платы: экологический.
       1 Рейс выполнен воздушным путём Transat. Разбивка платы за проезд. Взрослый 460.00 600.00 78.87 1138.87 x 1 - 1138.87 ДОЛЛАРОВ США. Условия платы за проезд TLV-YVR: экологические преимущества.
       Дальше в билете на самолёт перечисляли льготы пассажирам во время перелёта. Мне это не интересно знать. Главное то, что на пятнадцать дней вылетаю в гости к внукам и к дочери на остров Ванкувер в Нанаймо. Спасибо внукам и дочери за такой неожиданный сюрприз старику. Очень много лет никуда из Израиля не вылетал, а тут такой сюрприз отдыхать на острове с индейцами.
       В понедельник, 08 октября 2018 в шесть часов утра с многочисленными сумками и чемоданами мы выехали рейсовым автобусом из автовокзала Ашдода в третий терминал международного аэропорта "Бен-Гурион" в Тель-Авиве. Из моих вещей одна небольшая сумка сменного белья. Всё остальное сумки, пакеты и чемоданы, в которых детские игрушки, детское бельё и бельё Виктории.
       Конечно с таким набором вещей и с двумя маленькими детьми наша дочка не смогла бы добраться самолётом с пересадкой в аэропортах из Ашдода в Израиле в Нанаймо на острове Ванкувер в Канаде. В одних только названиях мест пребывания можно запутаться. Тут ещё дети постоянно требуют к себе внимание. Один внук много чего хочет. К тому же часто бегает куда-то от нас.
       - Если ты в аэропорту будешь бегать, то придётся тебя сдать под охрану полиции. - строго, сказал Виктория своему трёхлетнему сыну Лео. - Ты будешь сидеть в клетке для собак до самого дома.
       После такого наказа со стороны мамы Лео притих в зале ожидания аэропорта третьего терминала. Смирно сидел на скамейке и внимательно наблюдал за полицейскими, которые ходили в зале ожидания по служебным и личным делам. Обе бабушки, Людмила и Галина, заподозрили, что внук заболел, так как притих и перестал бегать. Трогали ладонью его лоб. Лео был вполне здоров.
       Регистрацию с посадкой на самолёт прошли успешно, каждый отдельно по своему билету. Места в салоне самолёта были на большом расстоянии друг от друг. Виктория с детьми расселись в левом ряду возле иллюминатора. Внуки оба хотели смотреть в иллюминатора и спори за место.
       Мне досталось место в правом ряду возле иллюминатора. Под строгим контролем пышной дамы, которая буквально сверлила меня своим взглядом. Хорошо, что дочка была занята вниманием к своим детям и не обращала внимание на то, как посторонняя женщина обхаживает её отца.
       Наконец-то все расселись по своим местам. В салоне самолёта стало тихо. Стюардесса объявила по внутренней связи на английском языке, что самолёт вылетает из Тель-Авива в Монреаль. Все должны быть пристёгнуты ремнями безопасности при взлёте лайнера до набора необходимой высоты. Мне ничего ни стоило пристегнуться к сидению. Моей попутчице потребовалась помощь от меня. Пришлось искать рукой под её объёмами замок ремня безопасности. Нашёл с трудом.
       Лучше бы этого ни делал. После того как в поисках замка ремня безопасности облапал пышный зад дамы то она вообще стала считать меня своей собственностью. При взлёте лайнера до набора необходимой высоты она осматривала меня вдоль и поперёк, оценивая меня как приобретённую вещь. Когда лайнер выровнял свой полёт дамочка раскрыла свою сумку, наполненную продуктами.
       - I'm called Stephanie. - протягивая на поцелуй пышную ручку, сказала дама. - What's your name?
       - It is a pleasure to meet you. - ответил ей на английском, которого совсем не знал до этого, слегка коснувшись губами её изящной ручки. - My name is Alexander.
       - You are fluent in English! - удивлённо, сказала Стефания. - Where have you learned English so well?
       - I didn't learn English at all. - сразу честно ответил ей. - When you see you speak English.
       Стефания приняла мой ответ в шутку. Начала громко смеяться на весь салон самолёта. Издавая звуки сверху и снизу. Пассажиры лайнера обратили внимание в нашу сторону. Моя дочь с детками тоже с удалением и подозрением посмотрели в нашу сторону. Кто-то вызвал стюардессу к нам. Борт проводница стала на английском объяснять Стефании правила поведения в полёте.
       Самое удивительное было в том, что мне ничего не было понятно с английского языка стюардессы и моей попутчицы. Хотя минуту назад Стефания утверждала, что у меня прекрасная речь на английском языке, совсем без акцента. Даже пыталась узнать, где учился говорить на английском.
       После того как стюардесса оставила нас в покое моя попутчица прекратила говорить. Приступила раскладывать на столики перед нами содержимое своей сумки с продуктами, которых было так много, что можно было подумать она собирается кормить всех пассажиров этого лайнера. Однако продукты лежали на столиках перед нами, а мы должны сейчас съесть всё это содержимое.
       Стефания сама спасла меня от обжорства. После того как она съела всё то, что находилось на её столике, тут же присоединилась к продуктам на моём столике. Так незаметно для нас на обеих столиках стало пусто перед первый завтраком или обедом в самолёте. Хорошо, что продукты в лайнере назывались "лёгкими", Стефания легко справилась с ними. Мне досталось только вино.
       После двух бокалов красного и белого вина меня потянуло ко сну. Моя попутчица после сытной пищи отправилась в туалет. Ей надо было опорожнить желудок к последующим "лёгким" ужину и завтраку в лайнере. Ведь нам предстояло лететь больше десяти часов. Нас подкармливали, чтобы мы на голодный желудок не болтались в невесомости по самолёту. Должен быть вес притяжения.
       Пока Стефания находилась в туалете лайнера между обедом и ужином у меня было время вызвать к себе русскоговорящую стюардессу, которой сказал, чтобы мой ужин и завтрак отдали моей попутчице, а меня не беспокоили до конца полёта. Мне надо было хорошо выспаться. Так как дальше у меня был транзит перелёта Монреаль - Ванкувер и паром до острова Ванкувер.
       - Мы, что уже прилетели? - всполошился после сильного толчка в бок, отчего сразу проснулся.
       - Так ты отлично говоришь на русском! - удивлённо, воскликнула соседка. - Чего тогда придурялся?
       - Ты тоже знаешь русский язык? - пришлось приколоться в ответ. - Где научилась русскому языку?
       - Там же где и ты, в Советском Союзе. - ехидно, с юмором, ответила Стефания и встала на выход.
       В иллюминатор было видно, что самолёт присоединился к серой "гармошке" выхода в аэропорт Монреаля, на здании которого написано на английском языке MONTREAL. Все пассажиры лайнера встали из своих сидений и стали готовиться к выходу. В багажном отделении над нашими сидениями были две огромные сумки моей попутчицы. Наверно с продуктами? У меня сумка с одеждой.
       - Ты куда дальше летишь транзитом? - поинтересовалась Стефания, продвигаясь к выходу.
       - В противоположную сторону. - ответил даме. - Дальше рядом с тобой не выживу от обжорства.
       Стефания тут же принялась громко смеяться на мой ответ, издавая странные звуки сверху и снизу. Мой смех приглушил странные звуки, исходящие от дамы. Наш смех оказался настолько заразительным, что стоящие рядом попутчики тоже стали смеяться. Вскоре в самолёте смеялись все. Даже стюардессы и пилоты, выходящие из кабины самолёта. Хотя никто не знал от чего смех.
       Дальше в здании аэропорта наши пути разошлись. Стефания направилась в отсек багажного отделения. Мне надо было следовать за своими внуками и дочкой, которые направились в зал ожидания транзитных пассажиров. До регистрации наших билетов на вылет из Монреаля в Ванкувер было в запасе почти три часа. Виктория пошла за своим багажом. Мне остались в зале ожидания.
       - Вам что купить, кока-колу с булочкой или сок с тортом? - спросил внуков, когда ушла Виктория.
       - Мороженое тоже! - хором, ответили внуки, показывая на самое дорогое мороженое в шоколаде.
       Деду внукам ничего не жалко. Купил внукам кока-колу с булочкой, сок с тортом и самое дорогое мороженое - шоколад в шоколаде с шоколадом, так назвали внуки своё любимое мороженое. Себе взял чашечку кофе с тортом. Дочке ничего ни стал брать. Так как с её детства знал, что она сама не знает, что ей надо. Долго выбирает, то, что хочет. После оказывается так, что выбрала ни то, что хотела. Так вышло в этот раз, когда она прибыла к нам с тележкой своего багажа. Долго стояла у стойки бара обсуждая с барменом на английском языке выбор кофе, бисквита и торта.
       - Лучше бы не брала это пирожное. - сказала Вика, когда съела всё. - Мне этот вкус не понравился.
       - Надо было взять всё, что было на витрине бара. - пошутил над дочкой. - Желудок лучшее принял.
       - Мама! Мама! Мне надо в туалет. - прервал Леонард, наш диалог о пище. - Очень пописять хочу.
       - Ты мужчина. С тобой в женский туалет не пойду. - сказала Вика сыну. - Мне тоже нечего делать в мужском туалете. Пойдёшь в мужской туалет вместе с дедушкой. Вы оба мужчины. Туалет там.
       Виктория показала нам на табличку мужским силуэтом. Лео взял меня за руку, мы быстро пошли в туалет, так как нам обоим приспичило после многочисленных напитков в самолёте во время полёта и здесь в зале ожидания аэропорта Монреаль. Писсуары в мужском туалете были для детей и для взрослых. Так что мы с внуком не промазали и оправились как культурные мужчины.
       После того как мы вернулись из туалета в зал ожидания к своим вещам, наши дамы пошли в женский туалет. Так не заметно за нашей обычной суетой прошли три часа до начала регистрации билетов на самолёт из Монреаля до Ванкувера. У стойки регистрации билетов было мало вылетающих пассажиров. Очередь прошла быстро, мы без суеты направились в самолёт на посадку.
       По сравнению с гигантским самолётом на котором мы летели из Израиля в Канаду, этот самолёт был наполовину меньше. Пассажиров, летящих в Ванкувер тоже было мало. Стюардесса разрешила нам сесть на свободные места. Вика посадила Катю к иллюминатору, а сама села рядом. Мне с внуком достались места за ними. Лео сел к иллюминатору. Мне досталось место рядом.
       За стеклом иллюминатора ночь. Кроме света электричества в аэропорту и звёзд в небе во время полёта, больше нечего смотреть. Утомлённые за день внуки вскоре уснули в своих креслах. Мы с дочкой просто дремали во время полёта, чтобы не проспать свою шуструю малышню. Вылетели до Ванкувера 08 октября в 19:30. Нам принесли "лёгкий" ужин. Мне достались два бокала вина.
       Прибыли точно по расписанию в понедельник, 08 октября 2018, 22:15 Аэропорт Ванкувер (YVR). Терминал прибытия: M. Подняли сонных детей с насиженных мест. Поставили их впереди себя и в таком порядке отправились из самолёта в зал ожидания аэропорта за багажом. Дальше из здания аэропорта в такси до гостиницы, номер в которой был забронирован ещё у нас дома из Ашдода.
       За шестнадцать часов перелёта на двух самолётах и три часа нахождения в зале ожидания в аэропорту Монреаля до вылета в Ванкувер мы настолько сильно устали, что едва дотянули до своих кроватей в номере гостиницы. Тут же завалились спать. Даже ужинать не стали в гостинице. Дочка заранее предупредила администратора гостиницы, чтобы нас разбудили в семь часов утра.
       Однако в шесть часов утра у нас был общий подъём. Мы по очереди приняли душ, чтобы окончательно взбодриться и прийти в норму после сна. Затем до звонка администратора спустились с номера в фойе гостиницы. Там нас угостили за счёт гостиницы детей чаем с тортом и конфетами. Мне и дочери дали чёрный кофе с тортом. На выходе из гостиницы нас ждало маршрутное такси.
       От гостиницы до парома ехали больше часа, точного времени поездки никто из нас не засекал. Прибыли к парому в девять часов утра. По всему было видно, что мои внуки и дочка не первый раз на этом пароме. После того как Виктория заплатила за билеты на паром, внуки сразу побежали на смотровую площадку, которая находилась на носу парома. Мы последовали за Катей и Лео.
       Конечно мне приходилось бывать на речных паромах в Советском Союзе, это плавучая автомобильная площадка с людьми и техникой, которых таскает катер между речными берегами от пристани к пристани. Здесь же огромный корабль в четыре палубы. Трюм и вторая палуба корабль-паром с двигателями и служащими. Третья палуба площадка на которой возят машины. Четвёртая палуба и рубка пассажирские с барами, кофе, магазины, зал отдыха и смотровыми площадками.
       Плыли на пароме от Ванкувера до Нанаймо больше двух часов. Виктория с детьми находились в зале отдыха на детской площадке рядом с баром. Были как у себя дома. Резвились от души на качелях и с разными развлекательными игрушками. Смотрели мультики на огромном экране. Постоянно бегали то в бар покушать, то в туалет оправиться. Дочка развлекалась вместе с детьми.
       У меня был свой интерес. Никогда не был так близко с большой водой пролива и дикой природой на необитаемых островах, которые были по маршруту парома. Всюду такая божественная красота, что даже мой разум не хочет принимать такую красивую панораму за действительность. У меня в руках две фотокамеры и мобильный телефон, снимаю всё на фото и на видео, что передо мной.
       - Всё, папа, приплыли. - сказала Виктория, когда паром коснулся причала в порту Нанаймо. - Вова сейчас на работе. Сейчас нас встретит Миша, друг нашей семьи. Мы знаем друг друга много лет.
       На пароме было так много людей и автомобилей, что на двух нижних палубах выстроилась огромная очередь. Вика и внуки катили на колёсах свои чемоданы. Все остальные сумки без колёс весели на моих плечах. Не представляю, как бы дочка и внуки, могли добираться с такой массой своих чемоданов и сумок с пересадками в аэропортах к себе домой в Нанаймо без моего участия.
       - Ура! Дядя Миша приехал за нами. - закричали Катерина и Лео, сразу помчались к чёрной машине
       На парковке машин возле морского порта стоял чёрный автомобиль "Мазда". Рядом с машиной мужчина среднего роста, среднего телосложения возрастом моложе меня, примерно, столько лет, как моим братьям-близнецам. Мы обменялись именами и приветствиями. Михаил открыл багажник автомобиля. Все многочисленные сумки и чемоданы едва поместились в багажнике этой машины.
       Вика вместе с детьми сели на заднее сидение машины. Моё место было рядом с водителем. Ехали от порта до дома минут двадцать. Когда припарковались у дома, то оказалось, что ехали на машине моей дочери. Миша сослался на то, что у него много работы дома. Сразу сел в белый автомобиль стоящий рядом с нашей машиной и вскоре скрылся за домом. Мы стали разгружаться.
       Катя и Лео тут же побежали к себе домой. Там их ждали домочадцы - взрослая кошка породы манул и чёрно-белый котёнок, за которыми в отсутствии Кашиных присматривали Миша и его жена. Пока мы не спеша перетаскивали чемоданы и сумки от машины в квартиру внуки знакомили своих домочадцев из семейства кошачьих со своими многочисленными игрушками из Израиля.
       После того как все успокоились с нашим приездом домой, то Вика сказала мне, что надо сейчас съездить по магазинам за продуктами и взять лицензию на рыбалку, так как в Канаде рыбалка без лицензии запрещена. Мы тут же с детьми отправились обратно в свой автомобиль. От дома до магазина ехали минут десять. По пути встретили небольшое стадо оленей прямо в центре города.
       На огромной автомобильной парковке возле супермаркета было совсем мало машин, не больше десятка. Наверно по той причине, что рабочее время дня, все на работе. Припарковались ближе к входу в супермаркет огромного одноэтажного здания по площади как автопарковка рядом с ним. Виктория взяла детей за руки. Сказала им, чтобы они в магазине ничего руками не трогали.
       - Папа! Обрати внимание, что здесь все магазины компьютерные. - сказала дочка, когда мы вошли в совершенно безлюдное фойе продуктового магазина. - Здесь на экране огромного монитора имеется всё, что есть на полках магазина. Можно не входя в магазин выбрать на экране всё то, что тебе надо. Надо всего лишь нажать пальцем на то, что тебе надо по весу и по цене. Дальше компьютерный робот упакует твой товар и отправит к компьютерной кассе, где ты подтвердишь банковской карточкой оплату своего товара и получишь его на выходе из магазина. Можно всё тоже самое сделать без компьютера. Просто выбрать на витринах и полках то, что тебе нравиться. Мы именно так сейчас поступим. Пройдём по магазину и выберем то, что нас заинтересует.
       Виктория взяла в фойе магазина продуктовую коляску с местом для детей в коляске. Лео тут же, как самый маленький, быстро забрался на детское место в коляске. Катя повезла коляску с братом впереди нас, как это делают молодые мамы со своими детьми в супермаркетах. Вся эта сцена выглядела серьёзно и смешно. Мы с Викой едва сдерживали, чтобы не смеяться над такой сценой.
       Бродили с продуктовой коляской по безлюдному магазину очень долго. Присматривались придирчиво к каждому продукту. Но всё выглядело идеально упаковано и свежо. Словно вчера это росло или бегало где-то рядом с магазином и ждало своего выхода на прилавок этого магазина.
       Когда продуктовая коляска была заполнена упакованным товаром, мы пошли к компьютерной касса за расчётом за товар. Дальше было всё как в обычной кассе, только без кассира. Покупатель фиксировала штрих-код каждой упаковки на аппарате кассы. Купленный товар двигался по ленте. Перед выходом с ленты упаковывался в фирменный пакет магазина. В заключении покупатель через банковскую карточку оплачивает товар и получает его на выходе в продуктовую коляску.
       - По какой-то причине у меня нет банковской карточки. - спросил у дочки на выходе из магазина.
       - Тогда нажимаешь на кнопку кассир. - объяснила Вика. - Приходит кассир. Расчёт наличными.
       Прямо из магазина направились к своему автомобилю. Выгрузили всё из продуктовой коляски в багажник машины. Продуктовую коляску вернули обратно в фойе магазина. Перешли в сектор супермаркета где продавали бытовые вещи и хозяйственные товары. Здесь всё было так же, как в обычных магазинах самообслуживания. Рассчитывались за свой товар на выходе у кассы.
       Третьим сектором супермаркета был магазин оптики, косметики и детские игрушки. В этом секторе, как в магазинах Ашдода, внуки взяли всю заботу о выбранных товарах на себя. В товарную коляску полетели разнообразные детские игрушки, половину из которых мы купили в Ашдоде. Виктория до кассы провела инвентаризацию выбранных игрушек и большую часть вернула обратно.
       - Ваш дедушка пенсионер, а не хозяин банка, чтобы оплачивать ваш выбор. - строго, сказала дочка своим детям. - Ваша мама не работает. У вашего папы мизерная зарплата. У нас нет денег на всё.
       Дети насупились и молча пошли с коляской в сторону кассы. Основной причиной нашего похода в этот магазин была покупка мне запасных очков к работе за компьютером. Такие очки называются "хамелеон". Они меняют цвет и фокус перед цветовой гаммой на мониторе компьютера и защищают глаза от яркого света исходящего с экрана монитора. Такие очки мне нужны у компьютера.
       - We need a license for my father to do a fishing rod. - сказала дочка симпатичной мулатки у кассы.
       - I need his passport to determine the cost of the license fare by age. - сказала она, разглядывая меня.
       Слова "паспорт" и "лицензия" не требовали перевода, они звучат одинаково на любом языке. Сам без требования со стороны кассира или дочери, предъявил свой паспорт на кассу мулатки, которая долго записывала что-то с моего заграничного паспорта на свой компьютер. Сверяла мою реальную внешность с тем, что было на паспорте с разницей в несколько лет. Всё прошло хорошо.
       - Папа! Тебе крупно повезло! - с восторгом воскликнула дочка, когда вышли из магазина. - Обычная лицензия у нас в Нанаймо стоит больше ста канадских долларов на сезон. Она с тебя взяла всего семь канадских долларов на два сезона. Таким образом лицензия на рыбалку в два года.
       - Наверно хорошо сохранился после выдачи загранпаспорта. - с иронией, сказал Вики на её восторг. - Поэтому обязательно прилечу к вам на следующий год, чтобы использовать эту лицензия.
       - Мы будем рады твоему присутствую у нас в следующем году. - искренне, сказала мне Виктория.
       Наш поход по магазинам был настолько длительным, что когда выезжали из парковки возле супермаркета, то на остров надвигались сумерки наступающей ночи. Рабочий день закончился, автомобильная парковка возле супермаркета значительно пополнилась машинами. Люди приехали за покупками необходимыми в семье. Мы уезжали домой на отдых после посещения магазинов.
       - Вот и мы! Приехали к себе домой! - радостно, сказала дочка, при виде своего мужа в квартире.
       - У нас в семье было трое подрастающих детей. - сказал зятю, пожимая ему руку. - Но наши дети были не такие заводные, как ваши двое. Представляю, что тут творится в твоё отсутствие дома.
       - Он так часто бывает в рабочее время дома, что всё видит своими глазами. - отвела дочка за своего мужа. - У него такая работа, что если работает в городской черте, то, обедает у себя дома.
       Как всегда, молчаливый зять ничего ни стал говорить мне после того, как всё за него сказала его жена. Пока дети и жена разбирали свои пакеты с товарами после посещения магазинов, Владимир готовил ужин на свою семью и на меня. Мне было известно, что семья нашей дочери вегетарианцы. Кушают всякие плоды, овощи, фрукты, ягоды и разные каши без употребления мяса.
       Мы с женой пытались вразумить своих детей и внуков, что употребление мяса обязательно в пищу подрастающему поколению. У детей должны быть крепкие кости от кальция, которые имеются в мясе. Мне даже пришлось привести пример из цитат Фридриха Энгельса, что благодаря тому, что человек стал употреблять в пищу мясо, он получил крепкие кости. Смог себя защищать от нападения хищных зверей, а также от нападения на свою семью со стороны себе подобных.
       - Извините, товарищи-господа! - сказал дочке и зятю, когда сел за стол кушать то, что приготовил зять к ужину. - При таком питании за пол месяца от меня ничего не останется. Вам просто нечего будет отправлять обратно. Против диеты ничего не имею. Но ни размерами такой пищи. Мне нужны крепкие ноги, а не стебельки от соломы. Поэтому у вас блюда к еде себе буду готовить сам.
       - Папа! Можешь в нашей квартире полностью себя обслуживать, как у себя дома. - сказала дочь.
       Наследующий день, рано утром, когда Владимир уехал к себе на работу, Виктория с детьми покушали свою растительную пищу и отправились на своём автомобиле куда-то по своим личным делам. Моим завтраком было только чашечка кофе с бисквитом.
       После чего отправился на разведку к озеру, которое находилось всего пятьсот метров от дома, где проживали мои дети и внуки. Мне ничего не было известно про рыбалку в Канаде. В частности, на острове Ванкувер в Нанаймо. Поэтому с собой взял пустой спиннинг без насадки на крючок.
       По рассказам моего зятя и его друга Михаила мне было известно, что в озёрах на острове Ванкувер и в речка очень много водится форели. Так как форель и другие рыбы в водоёмах острова не промысловые, то ловить их сетями запрещено. На удочку и на спиннинг рыбы много не поймаешь. Даже в обычной рыбалке по лицензии определены меры ловли рыбы. Нельзя ловить что попало.
       К примеру, строго запрещено ловить в сезон нереста рыбы. Ловить нельзя старую рыбу, так как она непригодна к употреблению в пищу. Нельзя ловить очень молодую рыбу, так как она должна подрасти до доступных размеров. Причём нельзя ловить рыбу свыше двух килограмм. Как это определять, лично мне неизвестно? У рыбы спрашивать паспорт? При себе иметь весы и рулетку?
       Выбранное к будущей рыбалки озеро в ширину было пару сотен метров. В длину свыше трёх километров. Глубиной чуть больше двух метров. По обеим берегам озера виллы, коттеджи и другая частная собственность. В начале озера, где можно ловить рыбу, общественное и туристическое место, по лицензии можешь отдыхать и ловить рыбу, не нарушая правила, указанные в лицензии.
       Сверху по водной глади озера плавают дикие серые гуси с белой полоской вокруг чёрной шеи. Рядом с дикими канадскими гусями, не обращая внимания друг на друга, плавают дети с тренером на спортивных лодках. Вокруг озера и в самом озере так много растительности, что чужому страннику рыбы или человеку можно заблудиться. Не представляю, как тут вообще можно ловить рыбу.
       Пока у меня была подготовка к рыбалке на скамейке у воды, туда же пришёл пожилой рыбак от рядом стоящим коттеджем. Он забросил снасть со спиннинга всего несколько раз. Минут за двадцать вытащил четыре форели весом не больше килограмма и размером как указано в лицензии. Моя первая попытка поймать любую рыбу закончилась неудачей. Леска оборвалась в водорослях.
       Мне ничего не оставалось, как только ни с чем вернуться домой. Вика с детьми была дома. Приехал Вова на обед. Обедать он мог сколько угодно. Ему платили не за время, как в Израиле, а за сдельную работу, что сделал за то и получи. Пока он обедал вместе с детьми, мы поехали с дочкой за продуктами для меня. Мне надо было купить то, что надо иметь на варку азиатского плова.
       Мы приехали с магазина через полчаса. Вова пообедал и покормил детей. Ждал нас у своего служебного автомобиля. Он, как только увидел нас, то сразу уехал выполнять свою работу. Вика сразу занялась своими детьми и хозяйством по дому. На меня никто не обращал никакого внимания. Каждый был занят своим делом. Даже кошки увлеклись игрой с детьми в ихней комнате.
       У меня было много времени, чтобы до приезда зятя сварить таджикский плов, который научился варить за четырнадцать лет проживания в Таджикистане. Как только первый аромат плова распространился в квартире тут же из детской комнаты появились старая кошка и молодой кот. До моего приезда они были вегетарианцы, как все в этой семье. Но, вдруг, у них проснулась страсть к мясу.
       Следом за домашними животными прибыли на кухню Катя и Лео. Люди тоже хищники и животные по природе. Они так же по инстинкту могут сразу перекинутся от растительной пищи к мясным продуктам. Все четверо у селись рядом со мной на кухне и молча ждали, когда сварится плов. Виктория была занята стиркой белья в хозяйственной комнате в коридоре. Вова приехал с работы.
       - Травоядные! Прошу всех за стол. - скомандовал всем, когда Вова и Вика вошли в свою квартиру.
       Дети ни стали ждать разрешения кушать плов с мясом. Они тут же стали метать ложками за обе щеки, что было в тарелках на столе перед ними. Старая кошка и молодой кот, которые раньше меня не замечали и вообще никогда не подавали свой голос. Вдруг, сразу признали меня и у них прорезался голос. Они стояли на задних лапах передо мной и жалобно мяукали в просьбе плова.
       У меня, как у Сергея Есенина, своих братьев меньших никогда не бил по голове. Поэтому тут же у домашних животных в их мисках появилась горка душистого из свежего мяса травоядных животных. Вова и Вика молча присоединились к нашему столу. Метали все плов за обе щеки, словно соревновались между собой. Мне не хотелось отставать от всех, кушал плов на ровне со всеми.
       Плов варил с расчётом на два дня. Съели всё за один ужин. Осталось немного плова, который никто не в силах был покушать. В это время какие-то зверюшки пришли на запах плова из леса напротив дома. Их мордочки тыкались в запотевшее окно на балконе первого этажа. Зверюшки тоже хотели кушать плов. Виктория выставила им на балконе кошачью писку, полную плова.
       Когда дочка отошла от балкона в сторону зала в квартире, сразу на улице за стеклом раздался ужасный звериный виз. Очевидно зверюшки никак не могли разделить плов. Их было много, а миска плова была одна. У нас плова больше не было. Съели всё под чистую. Когда будет следующий плов никто из нас не знал. Завтра у меня серьёзная рыбалка. Может быть завтра будет уха?
       Примерно, через два часа всё стихло в квартире и за стеклом на балконе. Вова и дети легли спасть по своим местам. Моё место в зале на раздвижном диване. Дочка чуть-чуть открыла дверь на балконе, чтобы домашние животные могли погулять ночью на природе по своим личным делам. У них на острове домашним животным нельзя гулять по городу без присмотра хозяев. Какая-то дикость со стороны власти острова Ванкувер. Ведь кошку на поводке, как собаку, не погуляешь.
       Как только Виктория отошла от балкона, то кошка и кот словно сорвались с цепи, тут же рванули на природу через узкий проём между дверью на балконе и стеной. Дочка сразу пошла спать в свою комнату. У меня сразу не было желания уснуть. Наслаждался запахом смешанного леса, хвойных и лиственных деревьев, а также разнообразных деревьев. Незаметно для себя вскоре уснул.
       Где-то среди ночи сквозь сон услышал какую-то возню в ванной комнате. Неожиданный визг и писк из ванной комнаты окончательно разбудил меня. Такой звук и возня не были похожи на человеческий, а также на звуки домашних животных. Моё любопытство достало меня. Осторожно пошёл к ванной комнате. Включил свет и заглянул в ванную комнату. Там были три диких енотов.
       - Ну, они меня просто достали. - услышал голос дочери за спиной. - Почти каждую ночь приходят стирать. Это порода енот-полоскун. Живут рядом с нами. Вода далеко. Вот лезут к нам в ванную.
       - Так ты поставь им тазик с тряпками и водой на балкон. - подсказал дочери. - Пусть там проводят стирку сколько им угодно. Вот посмотришь, что больше они вас не будут беспокоить днём и ночью.
       - Вообще-то ты прав. - согласилась Виктория с моим советом. - Думаю, что так будет лучше всем.
       Она тут же прямо над енотами налила в пластиковый тазик воды, положила туда большую половую тряпку. Отнесла всё на балкон. Затем вернулась чтобы выпроводить не званных гостей. Пока мы были рядом с енотами, то они занимались своим делом и не обращали на нас никакого внимания. Вика с трудом вытолкала енотов шваброй из ванной. Причём они ещё огрызались на дочку.
       Едва только енотов проводили из квартиры на свежий воздух, как они тут же столкнулись нос к носу с домашними животными, которые после ночной прогулки возвращались к себе домой. Силы были не равные. Кошки по весу, росту и силе уступали енотам. Так что домашние животные в одно мгновение успели перепрыгнуть через енотов и быстро укрыться в местах своего проживания.
       Вскоре всё вокруг стихло. Вика пошла спать в свою комнату. Мне тоже захотелось спать. Сквозь сон слышал ночные звуки леса и возню енотов, которые устроили свою привычную стирку в пластиковом тазике наполненным водой с половой тряпкой. Так было до самого утра. На рассвете всё стихло. Утро разбудили певчие птицы и звуки дневного леса, совсем не похожие на ночные звуки.
       На это утро к рыбалке готовился основательно. Приготовил на леске несколько запасных крючков и грузил на тот случай, если вдруг обратно оборвётся леска, когда запутается в озёрных водорослях. Решил взять с собой зонтик на случай дождя. Ведь сейчас осень. Здесь в любое время может быть дождь. Вообще погода здесь сильно переменчивая - холод сменяет жару, а ветер штиль.
       Когда плыл на пароме от Ванкувера до Нанаймо два с половиной часа, то погода менялась каждые пол часа. В начале была сильная жара. Пришлось раздеться до майки, когда стоял на открытой смотровой площадке на пароме и снимал на камеру всё, что видел. Жару сменил холод, а сильный холодные ветер сменил штиль во время жары. Но у меня на уме были съёмки на камеру.
       С одиннадцати лет своей жизни до съёмок на палубе парома никогда не болел, а тут на пароме так простыл, что три дня хожу в соплях. Дочь говорит, что попал на индейское лето, это как бабье лето в России, когда жара меняется холодом. В это время на открытой площадке парома находился в одной майке, как в Израиле почти круглый. Поэтому простыл от резкой смены погоды.
       Дочка предлагала пару дней посидеть дома полечиться. У меня не было такого желания сидеть дома при такой красоте за окно на природе. Где рыбалка форели всего пятьсот метров от дома. Со мной ничего не случится, если посижу с удочкой несколько часов на природе. У меня всего пятнадцать дней на отдых рядом с внуками и на рыбалке. Первые три дня прошли у меня впустую.
       - Червей у нас копать нельзя. - сказал зять, когда увидел меня с лопатой у дерева возле кустов.
       - Тогда на что ловить рыбу? - с удивлением, спросил зятя, которого до сегодня считал рыбаком.
       - На это случай в магазине и у нас дома имеются китайские искусственные черви. - ответил он мне.
       - На рыбалке и на улице пить пиво нельзя. - сказала дочь, когда увидела в сумке две банки пива.
       - Какая рыбалка без пива и без водки? - с возмущением воскликнул на такую заявку против пива.
       - Ты можешь взять на рыбалку что угодно. - сказала Вика. - Но банка пива будет стоить тебе пятьсот канадских долларов. Сто грамм выпитой водки или коньяка тысяча долларов, а пьянка дороже.
       Меня охватила такая злость на канадские законы, что едва сдержался, чтобы не выругаться матом при внуках и при дочери. С моих губ и с моего языка, никто и никогда не слышал мата. Поэтому сдержал себя от гнева в кругу близких. Когда отошёл подальше от дома, то в пустом безлюдном пространстве выплеснул из себя наружу то, что накипело до моего выхода на рыбалку.
       На том же самом на скамейке у воды был тот же пожилой рыбак. Он уже поймал свою норму форели и собирался уходить домой. Мне не хотелось позориться перед ним с неудачной рыбалкой. Поэтому тянул время своей первой попыткой без труда поймать рыбку из пруда. Как только рыбак скрылся из моего вида, то сразу моя первая попытка обернулась неудачей. Обратно обрыв лески.
       Таких неудачных попыток было три и лишь на четвёртый раз у меня на крючке дёргалась огромная форель, весом больше килограмма, что превышала норму по лицензии. Слава Богу! Рядом никого не было. У меня не было желания испытывать судьбу. Ведь у меня могли отобрать рыбу и отпустить её обратно в озеро, а меня оштрафовать на тысячу долларов. Поэтому удрал домой.
       - Вот это рыбалка! - воскликнула дочь, при виде моего улова. - Этой одной рыбы хватит на всех.
       Видимо Вика знала, как приготавливать такую рыбу. В первую очередь она стала её потрошить. К нашему всеобщему удивления форель была с икрой. Мне неизвестно, когда нерест у пароды таких рыб. Но в любом случае если рыбнадзор увидел мой улов с икрой, то одного штрафа было мало. Мена могли взять под стражу сроком до года и лишить лицензии на рыбалку до трёх лет.
       - Икру оставьте мне. - решительно, сказал дочери. - Хорошо знаю, как приготавливать такую икру.
       Пока Виктория занималась фаршировкой форели разными съедобными смесями. У меня было достаточно времени чтобы приготовить солёный рассол с чёрным и прокипятить его на электрической плите. Затем рассол процедил и на несколько минут поставил его остывать в морозилку холодильника. Когда солёный рассол с приправами остыл, то мне осталось лишь поместить туда икру.
       Форель оказалась настолько огромная, что она едва поместилась в серебряной фольге в настольную электронную печь с обогревом на открытых тэна. Запекалась рыба в фольге не низкой температуре очень долго, чтобы не подгорела сверху и была готовой изнутри. К этому времени была готовы засоленная красная икра. Мне осталось её только слегка промыть в обычной воде.
       - Всё! Товарищи-господа! - торжественно, объявил, когда с работы пришёл зять, на столе тут же появились две баночки пива, которые мне запретили брать на рыбалку. - Отмечаем день рыбака!
       - Когда бывает день рыбака? - удивленно, поинтересовалась Виктория. - Сегодня обычный день.
       - День рыбака отмечают тогда, когда на столе имеется хорошая рыба, пиво и красная икра на чёрный хлеб. - пришлось уточнить причину и детали в День рыбака. - Садите кушать. Жрать подано.
       Все дружно засмеялись моему приколу и сразу стали аплодировать, как артисту на сцене. Мне оставалось лишь раскланяться во все стороны и тут же сесть за стол. К этому времени Вика разложила всем на тарелочки рыбу. Кожа и кости от рыбы достались домашним кошкам. Голову форели поставили на балкон енотам, которые ни стали ждать приглашения, устроили свои разборки.
       Наша дочка Виктория с детского садика в Орджоникидзеабаде любит составлять собственные планы на каждый день и осуществлять их в реальности, даже если никто не согласен с этим выбором. Так было на следующий день моего проживания в гостях у наших внуков. Мои сборы на рыбалку возле озера, неожиданно, закончились решением Виктории ехать в другое место.
       - Папа! Сегодня мы едем на рыбалку к эстакаде в заливе. - сообщила дочка. - Там разрешают ловить большую рыбу и больших крабов. Там у тебя в лицензии на рыбалку есть такое разрешение...
       Мне не хотелось при внуках отказаться от предложения их мамы. Катя и Лео больше любили своего папу Вову, но, мама Вика была им авторитет в семье. Мой отказ от планов Виктории на сегодняшний день мог разрушить сложившуюся гармонию в семье. Поэтому под радостные возгласы внуков собрал свои рыболовные снасти и отправился на улицу к автомобильной парковке у дома.
       От дома к эстакаде в морском заливе ехали на своём легковом автомобиле минут пять. Автомобильная парковка в парковой зоне, где нет людей и автомобилей. Рабочее время, все на работе. Осень в Нанаймо не туристический сезон. Сезон дождей и ночные заморозки, не время прогулок иностранным туристам по достопримечательностям города Нанаймо и по острову "Ванкувер".
       Эстакада от берега в море оказалась прогулочной дорожкой и лодочной пристанью на бетонных столбах. Ширина эстакады больше двух метров. Длина, примерно, три сотни метров и высота над морской водой во время приливов не больше двух метров. В конце эстакады у лодочной пристани всего одна моторная яхта. На прогулочной дорожке трое мужчин заняты ремонтом ограждения.
       Прошёл по эстакаде почти до лодочного причала. Остановился метров двадцать от мужчин. На какой стороне прогулочной дорожки рыбачить всё равно. С обеих сторон всё одинаковое. Цепляю на крючок китайского искусственного червя и забрасываю спиннингом как можно дальше. Глубина пролива у эстакады оказывается такой большой, что груз с насадкой оказывается у эстакады.
       Клёв начался сразу. Подсекаю и осторожно поднимаю наверх то, что дёргается на крючке. Оказывается, огромный краб шириной с полметра, с огромными клешнями с кисть моей руки. Рядом стоящие внуки и дочь в восторге. Мне тоже радостно, что так удачно началась рыбалка. Но рабочим на лодочной пристани мой улов не нравится. Своими жестами требуют отпустить краба.
       - Маленький тихоокеанский краб. Таких крабов запрещено ловить. - объясняет дочь, требования рабочих. - Можно ловить только взрослого краба размером больше метра. Этого краба отпусти.
       Повинуюсь требованиям рабочих и Виктории, с глубоким сожалением и с огромным трудом отцепляю краба от крючка, отпускаю краба в его стихию. Во время полёта к морской воде краб по своей ширине планирует словно дельтаплан в воздухе. Шлёпнувшись слегка об воду, он продолжает медленно планировать в воде ко дну, пока мелкой тёмной точкой исчезает из моего вида.
       Дальше рыбачить на этом месте не было никакого смысла. Вдруг, поймается маленькая акула размером с моих внуков или чего доброго детёныш кита размером с меня. Придётся обратно избавляться от такого улова со скандалом со стороны рабочих, а также, вполне возможно с неприятностями со стороны родителей глупых малышей, которые поймались здесь на мой крючок.
       Пришлось смотать свои удочки и пойти рыбачить ближе к берегу. Отсюда до рабочих на лодочной пристани очень далеко. Вокруг нет никого. Даже внуки со своей мамой отправились гулять в парк. Резвятся там на детской игровой площадке. Самое удачное время, когда можно поймать что угодно без запрета со стороны. Даже если кто-то придерётся ко мне, то обратно отпущу свой улов.
       В этот раз долго забрасывал спиннингом груз с искусственным червяком на крючке. Но ничто не клевало. Видимо в этом месте была умная рыба и силиконовыми червями не интересовалась. У меня уже пропало желание что-то ловить на этом месте. Как вдруг, что-то задёргалось на крючке. Улов был крупный и как-то непривычно находился на крючке. Сопротивлялся ни так как все рыбы.
       Когда осушил своей улов, то моему удивлению не было конца. У меня на крючке была огромная морская звезда, которая сверкала и переливалась разными тёмно-бордовыми цветами. Конечно по своим учебникам и по новостям в телевизоре мне было много чего известно о морских звёздах. Но чтобы такое чудо попалось на крючок, о таком даже думать не мог. Но это всё было реально.
       Морская звезда была жива. Даже пыталась неловко удрать от меня. Она крепко была зацеплена на крючке. Мне пришлось вместе с морской звездой уйти с эстакады в парк на траву. Там перевернул эту красотку на спину. Нашёл между её мелкими щупальцами-присосками свой крючок. Осторожно отцепил крючок. Обратно перевернул морскую звезду. Сфотографировал и отпустил обратно в морскую воду. Такое чудо красотка должна жить там, где создала её сама мама природа.
       На этом моя рыбалка на эстакаде закончилась. Приближалось время обеда. Внуки хотели кушать. В рабочий день бары, кофе и рестораны в парке закрыты. Пришлось ехать обратно домой. К тому же в этот день к обеду стал накрапывать дождик, который вскоре превратился в ливень. Рыбалка на озере в этот дань была невозможна из-за проливного дождя. Мне пришлось сидеть дома.
       Суббота и воскресенье выходные дни на острове "Ванкувер". Владимир и Виктория запланировали две поездки на эти дни. В субботу поездка в город Виктория - столица острова "Ванкувер". Все как по команде поднялись в субботу в шестом часу утра. Зять поехал заправлять свой автомобиль бензином настолько, чтобы хватило ехать весь день без дополнительной заправки в пути.
       Пока Владимир заправлял свой автомобиль мы все четверо быстро позавтракали и вышли к нашей прибывшей машине. Виктория принесла своему мужу лёгкий завтрак, большой пластиковый стакан с чёрным кофе и кусочек бисквита. Посадила детей вместе с их отцом на заднее сидение. Мне указала на место посадки впереди рядом с водителем. Сама села за руль своего автомобиля.
       - Статистика указывает, что большинство аварий на дорогах - когда за рулём женщина. - ляпнул по глупости и тут же извинился. - Извини! Вика! Вырвалось случайно. Эта статистика не о тебе...
       - Ну, папаша! Если бы в машине не было моей семье. - со злостью, сказала дочка. - А рядом со мной не сидел отец, то ты бы сейчас мог узнать, как машиной водит женщина, если остался жив.
       Она тут же рванула автомобиль с места, едва не оставила мужа без лёгкого завтрака. Но тут же сразу снизила скорость и медленно выехала из-за поворота вокруг своего дома на дорогу, которая вела на трассу в сторону города Виктория в южном направлении. Пока мы ехали по Нанаймо все молчали. Перед выездом из города Владимир попросил жену остановить машину, чтобы выбросить мусор, оставшийся после завтрака. Дальше за руль машины сел Вова, а Вика села к детям.
       Расстояние от Нанаймо до Виктории - 111 километров. Добраться туда можно было за пару часов. Но нам некуда спешить. Мы ехали отдыхать, а не соревноваться по скорости с другими автомобилями. Останавливались у каждой достопримечательности, которая была по пути у нас - большое озеро с огромной стаей диких водоплавающих птиц, перед оленями, переходящими дорогу.
       Прибыли в пункт назначения через три часа. Виктория является столицей Британской Колумбии и расположена на юго-восточной части острова Ванкувер, отделённом от материка проливом Джорджия. По своей территории Виктория в три раз больше Нанаймо. Население в столице Британской Колумбии 87 тысяч человек. Проживают здесь в большинстве выходцы из "старого света".
       Свою машину поставили на автомобильной парковке вблизи городской ратуши недалеко от морской бухты, которая служит яхт-клубом небольшим катерам и самолётам с посадкой на воду. Пошли на пристань взять лёгкий обед себе и детям. Катя и Лео сразу заняли себе место за маленьким столиком. Мы присоединились к ним. Рядом с нами стояла молодая русскоговорящая пара.
       - Извините! Мы кажется с вами знакомы? - с удивлением, сказала Виктория, рассматривая пару.
       - Вика! Мы ни только знакомы, но даже учились в школе параллельных классах. - сказала девушка.
       - Подожди! Подожди! Дай вспомнить. - сказала дочка, разглядывая блондинку. - Васильева Лена!
       - Так точно! Угадала! - радостно, подтвердила Васильева. - Сейчас у меня другая фамилия по мужу - Краснова. Знакомьтесь, это мой муж Николай. Мы собираемся переехать жить в этот город.
       - Мы живём в Нанаймо. Сюда приехали на отдых в субботу. - сказала Виктория, представляя нас. - Знакомьтесь, это мой папа Александр. Рядов мой муж Владимир. Дальше Катя и Лео - мои дети...
       Вика и Лена предались школьным воспоминаниям. Вова, Катя и Лео пошли по пристани кормить чаек и ручных молодых сивучей, которые плавали вдоль пристани между катеров и выпрашивали питание у отдыхающих. У меня был свой интерес ко всему окружающему. Просто рассматривал достопримечательности старинного города. Делал несколько снимков на фотокамеру и телефон.
       - Хватит вам здесь болтаться. - сказала дочка, присоединяясь к нам. - Пойдём отдыхать в парк.
       Непонятно было в какой парк собирается вести нас Вика, когда весь остров "Ванкувер" сплошная парковая территория по берегам многочисленных водоёмов, а также вокруг населённых пунктов. Начали парковать вокруг памятника королевы Виктории. Затем углубились в заросли леса почти в центре города. Парковались там пару часов непонятно зачем, когда всё это есть в Нанаймо.
       Однако в этих парках было на что посмотреть. Местные жители здесь гуляют не с собачками, как всюду, а с местными дикими животными, причём с парой самец и самка - горностай, норка, соболь, куница и так далее. Причём хозяйки этих зверьков в шубах из предков подопечных питомцев. Им наверно жалко выкидывать на помойку усопших зверьков, ведь их шубки больших денег стоят.
       Содрали с тушки зверька шкурку и себе на шубу. По шкуркам на шубе видно, что у дамы было несколько поколений подопечных зверьков. Причём все одной масти, что на шубе то и на поводке у дамы бегают по парку в ожидании своей очереди на шубу хозяйки. Так здесь называется любовь к животным, которых с любовью выращивают себе на шубу. Так дешевле, чем купить в магазине.
       Больше всего меня в парке удивило то, что здесь нет диких голубей, их заменяют дикие утки.
       Когда утки видят человека с каким-то продуктом, так сразу окружают его с требованием пищи. Утки здесь настолько жирные, что летать вообще не могут, они бегают за человеком. Как плодятся в парке утки, то им кролики могут позавидовать. Все кусты и берега прудов в гнёздах с утятами.
       Совместно с утками в парке живут белки и разные красивые зверьки, которые избежали своей участи красоваться на шубах дам, а прижились в густых зарослях декоративных деревьев парка. Здесь, наверно, зверьки и белки спаривались друг с другом. Ранее мне не доводилось встречать в природе разноцветных белок. В этом парке белки всех мастей. Даже цвета перечислять сложно.
       После прогулки в городском парке мы вернулись к своему легковому автомобилю. По пути в небольшом продуктовом магазине купили напитки и булочки к ним. Мне взяли баночку пива и пирожок с мясом. Дочка села за руль машины. Зять сел на заднее сидение рядом с Катей и Лео. Мне обратно досталось место в первом ряду рядом с водителем. Мы поехали обратно в Нанаймо.
       По дороге заезжали к двум озёрам в лесу, где у меня была возможность поймать рыбу к ужину. Но мне в этот раз с рыбалкой крупно не повезло. Видимо в этих озёрах рыба была дикая и не имела желания ловится на крючок. Не успел мой груз с крючком и наживкой спуститься на дно озера, как что-то ужасно громадное дёрнуло с такой силой, что едва удержался на месте у берега.
       Рисковать в этом месте больше ни стал. Ни хотелось стать наживкой у невидимого гиганта. Причём ловить здесь было нечем. Этот монстр оборвал всё на спиннинге. Хорошо, что у зятя в багажнике были запасные рыболовные снасти. Пока мы ехали к следующему озеру, то у меня было достаточно времени, чтобы приготовить в пути новые рыболовные с снасти с двойной запаской.
       Следующее озеро было ни настолько дикое, как то, где водилась гигантская рыба. Здесь была автомобильная парковка и небольшой причал на берегу озера. Однако на автомобильной парковке не было машин и у причала не было средств передвижения. Вообще всё было безлюдно вокруг озера. На противоположном берегу озера стоял большой красивый олень с огромными рогами.
       - Вот бы тебе такие красивые рога. На зависть твоим друзья. - пошутила дочка, над своим мужем.
       - Среди своих подруг без рогов смотрюсь лучше. - ехидно, парировал Вова перед своей женой.
       Мне неинтересно было слышать колкие шутки семейной пары. Отправился рыбачить в сторону от причала. Несколько моих бросков не увенчались успехом. Даже не было поклёва. Словно в озере вообще ничего нет. В который раз бросаю. Лёгкий поклёв и тишина. Когда начинаю осушать леску, то там нет ничего. Нет даже груза и крючка с начинкой. Словно всё легко обрезали лезвием.
       Поставил на леску спиннинга запасную оснастку. Но после двух бросков всё повторилось. Обратно груз и крючок с насадкой срезало, как лезвием бритвы. Даже не почувствовал клёва. Такого у меня на рыбалке нигде и никогда не было. Бывало в Ашдоде на море и на речке Лахиш крабы леску срезали. Так там чувствовал, как крабы запутались и своими клешнями обрезают леску.
       Больше мне здесь на озере делать нечего. Страсти и снасти закончились. Рыбу ловить нечем. Со стороны пролива Джорджия потянуло прохладой с дождевыми осенними облаками. Вечерние сумерки потянули к озеру серое покрывало предстоящей ночи. На озеро совершили посадку канадские гуси с белой полоской, словно шарфом на чёрной шее. Природа готовилась к отдыху.
       - Папа! Нам завтра рано утром вставать. - напомнила Виктория. - Завтра у нас экскурсия на берег океана. Дети устали за день и тебе нужен отдых. Не забывай, что ты уже старик, а не подросток.
       - Вообще-то стариком себя не чувствую. Но! Отдых нужен всем. - возразил, против вывода дочери.
       Неугомонные внуки угомонились, как только сели на свои места в легковом автомобиле. Зять потихоньку осторожно вывел машину от озера по просёлочной дороге на автомобильную трассу в сторону Нанаймо и постепенно стал увеличивать доступную скорость на промежутке этой автомагистрали. Примерно, через двадцать минут мы тихо припарковались на площадке у своего дома.
       Дети спали. Вова взял на руки спящую Катю, а Вика понесла в дом спящего Лео. Мне достались сумки и вещи, которые мы брали с собой на экскурсию от Нанаймо до Виктории и обратно. Также с собой взял рыболовные снасти, которые не пригодны к рыбалке. Надо сегодня вечером всё восстановить к завтрашней поездке на берег Тихого океана. Может быть там будет удачная рыбалка?
       Подготовку к завтрашней рыбалки закончил поздно ночью, когда все спали. С ночной прогулки вернулись домашние кошки. Покушали в своих мисках то, что им с вечера приготовила хозяйка и вскоре улеглись спать в углу зала на свои тёплые подстилки. Дикие еноты-полоскуны на балконе увлекли своей ночной стиркой в тазике с водой и половой тряпкой. Устроили разборки за стиркой.
       Пришлось закрыть раздвижные стеклянные двери, чтобы шум енотов на балконе не мешал спать.
       - Подъём! Хватит спать! - чуть свет, закричала внучка Катерина. - Пора собираться ехать к океану!
       - Папа! Мама! Вставайте! - стал Лео тормошить своих родителей. - Мы хотим кушать. Пора ехать.
       Виктория сонная вышла из своей спальни и потащила за шиворот в ванную комнату своих детей. Владимир пошёл на кухню приготовить всем лёгкий завтрак, который состоял из пшённой каши сваренной на сливочном масле. Напитками были - взрослым горячее чёрное кофе с молоком и сахаром, а детям горячий детский напиток какао с молоком и сахаром. На столе бисквит и пряники.
       После того, как все умылись и почистили зубы в ванной комнате, разом сели за стол и как в армейской столовой быстро позавтракали. Домашние кошки за своим завтраком не отставали от нас. Пока мы напихивали в багажник своего легкового автомобиля то, что нам нужно на день путешествий, кошки успели сбегать на природу по своим делам и вернуться обратно на место в квартиру.
       Едва только первый луч восходящего солнца коснулся зелёных вершин хвойного леса, как мы уже были на трассе за городом по пути до берега Тихого океана на северо-востоке острова Ванкувер. Виктория за рулём. Владимир с детьми на заднем сидении. У меня коронное место впереди рядом с водителем. Все молчат, до конца не пришли в себя после слишком раннего подъёма.
       - Папа! Мы сейчас будем проезжать мимо резерваций местных индейцев. - обратилась ко мне дочка. - Пожалуйста! Не показывай на них пальцем и не обсуждай их образ жизни при них. Здесь индейцы мирные люди. Но они живут по своим законам. Никто не имеет никакого права вмешиваться в их жизнь. В стороне от резерваций местных индейцев расскажу тебе всё об их устое.
       Мы проехали от Нанаймо километров десять, как с правой стороны трассы стали появляться небольшие населённые пункты, отличающиеся своей архитектурой от обычных построек на острове. Виктория не комментировала то, что было доступно видеть всем. Но мне и без комментария было ясно, что передо мной индейские резервации словно сошедшие с экранов американских боевиков.
       За небольшими заборами красивые коттеджи и виллы с остроконечными крышами в виде крыш из тростника над индейскими шалашами. Во дворах занимаются своими делами мужчины и женщины в национальных одеждах. У всех смуглые лица. Безбородые мужчины с длинными волосами с головы до плеч. У каждого мужчины в волосах на голове с правой стороны красивое перо орла.
       - В этих резервациях имеются питомники по разведению ценных рыб. - Вика стала объяснять мне положение в резервациях индейцев. - С предъявлением своей лицензии ты можешь пройти к питомнику с рыбами и за небольшую цену поймать себе рыбу. Но мы сейчас это сделаем по-другому. Здесь имеется открытая площадка в стороне от резерваций доступная всем. На этой площадке с индейской кухней имеются - ресторан, бар и кафе. Мы остановимся здесь на полчаса.
       Дочка припарковала свой автомобиль возле большой площадки, на которой имелись все условия отдыха взрослым и детям. Катя и Лео сразу побежали играть на детскую площадку. Вика осталась присматривать за детьми. Мы с Владимиром отправились к открытому ресторану заказывать обед.
       С детства привык не жить на халяву за счёт других. Поэтому с первого дня договорился с семьёй дочери, что общее питание будет за мой счёт. Всё остальное за счёт родителей моих внуков. Вот и в этот раз зять заказывал обед в ресторане индейцев за мой счёт. Вообще-то ничем особенным индейские блюда не отличаются от восточных блюд. Разве что названия другие, всё остальное то же самое. В основном мясные и рыбные блюда с зеленью, а приправа та же, как аджика и сахтон.
       Дальше после индейских резерваций живописная природа с дикими птицами и животными, которые совершенно не боятся присутствия человека. Дорогу переходит благородный олень с огромными рогами. На ветках огромной сосны у дороги сидит большой белоголовый орёл, который при виде нашего автомобиля расправляет свои крылья и легко планирует нал нами, как дельтаплан.
       Вскоре мы въезжаем в огромный лес с гигантскими деревьями десятки метров в высоту и в толщину несколько человеческих обхватов. Здесь совершенно иное атмосферное измерение жизни. Всюду свежие следы невидимых зверей. Словно хищники и травоядные кружат вокруг нас. На расстоянии хотят понять зачем мы пришли на территорию, принадлежащую им. Но мы мирные люди.
       - Когда будем выходить из этого леса, то надо поблагодарить местного хозяина, что он нас не потревожил. - тихо, сказала Виктория. - У меня в пакете есть кусочки сырого мяса, угостим хозяина.
       Мне не надо объяснять, кто хозяин леса или тайги, всюду хозяином таких мест считают медведя. На территории тайги в России хозяином считают бурого медведя. В дремучих лесах Аляски хозяин медведь-гризли. На острове Ванкувер среди гигантских деревьев бродит хозяин большой чёрный медведь, который в два раза больше чёрного медведя в горах Дагестана, это знаю с детства.
       Пока мы гуляли среди огромных деревьев, то на большом расстоянии от нас видели сквозь заросли кустарников чёрные силуэты больших медведей и большие коричневые силуэты травоядных, то были олени или лоси. Рога парнокопытных в кустарниках нам было сложно рассмотреть.
       Несколько раз пытались сфотографировать тех, кто сопровождает нас в этом таинственном лесу. Но фотки на всех аппаратах получались почему-то размазанными или голографическими, на которых невозможно было рассмотреть, кто или что на снимках. В тоже время, когда мы фотографировали друг друга там же в лесу, снимки получались почти отличные для определения кто на фото.
       - Всё! Хватит! Выходим из леса. - сказала дочка, снимая своих деток с огромного пня. - Нам пора двигаться дальше. До океана ехать ещё пару часов. Надо сегодня обратно домой успеть к вечеру.
       Перед выходом из леса Виктория положила на огромный пень из своего пакета кусочки сырого мяса. Когда мы садились в свой легковой автомобиль, то из густых зарослей кустарников на запах сырого мяса до пня пришёл большой медведь. Мы попытались снять на свои фотокамеры хозяина леса. Но он одним движением своего языка слизал угощения с пня и тут же скрылся в кустарниках.
       Дальше мы ехали молча. Дети вместе со своим папой дремали на заднем сидении машины. Вика во время езды за рулём внимательно следила за лабиринтом трассы среди зарослей леса и между расщелинами горных машин. Вообще-то эта машина спортивного типа имела автопилот, но на сложной трассе лучше доверять рукам управление машиной. Так намного безопаснее ехать.
       - Вот мы и приехали на берег Тихого океана. - сказала Виктория, когда на парковке легковых машин, между стволами деревьев открылась водная гладь. - Гуляем один час и едем обратно домой.
       Вова, Вика, Катя и Лео отправились гулять на берег Тихого океана. У них была одна цель - найти красивые ракушки во время отлива. Но им в этот день крупно не повезло. Кроме морских водорослей и плоских ракушек мидий больше ничего не было. Раньше нас здесь побывали мальчишки и девчонки школьного возраста. В стороне от нас они делили между собой красивые ракушки.
       У меня на берегу Тихого океана была своя цель - хоть что-то поймать здесь на спиннинг. Но! Увы! Океанский отлив ещё не закончился. Передо мной была гигантская площадь до самого горизонта мокрого морского песка без признаков жизни. Кое где были моллюски мидий и живые морские водоросли. Именно живые, не ошибся, так как впервые увидел, что водоросли шевелятся.
       С левой стороны из морского песка торчали две каменные глыбы, вокруг которых была морская вода глубиной больше метра и шириной несколько метров. Там что-то плескалось. У меня появилась надежда, что наконец-то удача улыбнётся мне. Раздумывать было некогда. Скоро начнётся прилив и эти камни скроются под водой, а мне ещё надо успеть удрать на берег от прилива.
       В первый же бросок со спиннинга надежда не оправдала меня. Крючок и грузила зацепились за что-то. Лесть в воду в одежде было бессмысленно. Раздеваться до плавок ни тот сезон. Сейчас даже при солнце очень холодная вода. К тому же скоро морской прилив, который может утащить меня в океан. Надо срочно обрывать леску и бежать на берег, до которого от меня метров пятьсот.
       В тот момент, когда леска на спиннинге натянулась и оборвалась, на другом конце лески, огромная рыба махнула хвостом и скрылась в воде под камнями. Так меня покинула одна единственная удача поймать рыбу в Тихом океане, точнее, в луже океана. Сожалеть и думать было некогда. Начинался океанский прилив. Все люди, присутствующие на отмели океана побежали к берегу.
       Мы ни стали ждать окончания прилива океана. Солнце прошло зенит и медленно, но уверенно, потянулось к закату. Расстояние между берегом Тихого океана и Нанаймо, примерно, 120 километров, по горным и лесным лабиринтам. На такой трассе ехать быстро опасно. Так что добираться домой без остановки придётся около двух часов. С остановками в пути, будем ехать все три часа.
       Так всё и вышло, как думал в начале пути. Проехали километров десять дети захотели в туалет. Через несколько километров приспичило родителям и деду. По пути возле первой индейской резервации дети вспомнили, что почти полдня ничего ни ели, то же самое взбрело в голову родителям и деду. За ужином в пивном баре зять и тесть вспомнили, что в пивном баре имеется пиво.
       В общем домой приехали на закате дня. Домашние кошки при виде нас с голоду вопили так, что можно было подумать они не доживут до встречи с нами. Возле кустов на линии автомобильной парковке собрались еноты-полоскуны в ожидании, когда на балконе появится пластиковый тазик с водой и с половой тряпкой. Сегодня у енотов большая стирка, надо им создать условия к стирке.
       Десять дней в гостях у внуков прошли незаметно, особенно моему кошельку. Во время экскурсий по острову расход денег не считал. Когда израильских шекелей в кошельке оказалось больше, чем канадских и американских долларов, то сразу понял, что пора завязывать с тратой валюты на всякую ерунду. Иначе во время пересадки в аэропортах Канады не хватит денег на мелкие расходы.
       - Всё! Виктория! На этом мои экскурсии закончились. - сказал дочке, показывая опустевший кошелёк. - Последние пять дней у меня рыбалка на озёрах в городской черте и сборы на обратный путь.
       - Миша хочет сегодня во второй половине дня съездить с тобой на рыбалку. - сказал зять утром.
       - Полдня сидеть дома не буду, в ожидании, когда он созреет на рыбалку. - ответил Вовке. - Пойду на рыбалку к озеру вблизи вашего дома. Скажи своему другу место моего нахождения у озера.
       Вика с детьми уехала куда-то по своим делам. Зять уехал на работу. Мне оставалось пересечь всего две безлюдные улицы и через пять минут быть у безлюдного озера. Сегодня рабочий день. Все на работе. Кто не работает, тот сидит дома с детьми. Погода по-осеннему пасмурная и на природе прохладно, не до прогулок с детьми. Так что на рыбалке кроме меня больше нет никого.
       На рыбалке по берегу перешёл на другую сторону озера, где в зарослях леса и кустарников нет ни каких признаков проживания человека или рыбаков вроде меня. Решил немного расслабиться, как в Израиле или раньше в Советском Союзе на рыбалке. Достал баночку пива из своей сумки. Не успел открыть баночку пива, как передо мной словно джин из бутылки появился высокий парень.
       - You can't drink beer in nature! - сказал на двух языках. - Tu ne peux pas boire de bière dans la nature!
       Конечно из его речи мне ничего не понятно, так как кроме русского языка мне другие языки не известны. На территории Канады государственными языками считаются английский и французский языки. Поэтому просто догадался, что парень говорит на этих двух языках. Этого было недостаточно чтобы понять, что требует парень от меня. На его речь отвечал своей тарабарской речью.
       Когда парень показал мне жетон на фирменном кителе и предъявил мне своё удостоверение, то мне сразу стало всё понятно, что влип по полной программе. Теперь мне моих мани в кармане не хватит оплатить нарушение закона в Канаде. Вполне возможно, что ещё продолжится моё пребывание за решёткой. Хотя до сих пор не понял, что от меня хочет парень, представитель закона.
       Вообще-то этот парень оказался терпеливый и добропорядочный. Он достал из своего планшета сетку, типа нашей русской сетки-авоськи, показал мне пальцем на мою баночку пива и на свою сетку. Здесь и ежу будет понятно, что он колючий. Вспомнил, что на природе пить пиво нельзя. Нехотя опустил свою баночку пива в его сетку. Парень тут же опустил сетку с пивом на камень.
       С тоскую на душе смотрел, как служитель порядка плющит на камне ногами мою баночку пива. После того, как он закончил свою варварскую работу на камне, то понятным жестом руки на всех языках показал мне, что так вести себя на природе нельзя. Затем он достал из своего планшета какой-то лист бумаги с картинками и надписями. Сразу стало понятно, что это какая-то инструкция.
       Представитель порядка у озера также быстро исчез, как появился рядом со мной. У меня совсем пропал интерес к рыбалке. Просто сидел у дерева и смотрел на муравьёв, которые наслаждались остатками моего пива на камне и на листьях травы. Муравьи натуральным образом кайфовали от пива. Так как они насладились пивом, то строй их распался. Пьяные муравьи валялись повсюду.
       У меня не было с собой сотового телефона, так как мой израильский телефон в Канаде не работает. Поэтому непонятно, как Михаил нашёл меня. Когда дремал рядом с пьяными муравьями, то Миша словно джин из бутылки, как страж порядка, вдруг, появился рядом со мной. Вообще-то мне нечему было удивляться после неожиданной встречи с парнем, который выступил на страже порядка. Мы просто обменялись приветствиями. Он тут же обратил внимание на листок в моей руке.
       - Это правило поведения рыбаков возле озера. - объяснил Михаил, разглядывая листок с картинками и с непонятными строчками текста на английском языке. - За нарушение порядка у озера тебя могли оштрафовать на тысячу канадских долларов или посадить за решётку на две недели. Страж порядка тебя просто пожалел за возраст или принял тебя за бомжа. Таких в Канаде не трогают.
       Пару минут обсуждали тему порядка на рыбалке в Канаде. Затем Миша предложил мне сменить место рыбалки на другом озере. Его легковой автомобиль стоял на парковке на другой стороне озера. Оттуда он увидел меня кайфующего над пьяными муравьями. От моего неудачного места рыбалки у озера идти минут десять до его машины. Примерно, столько мы ехали к другому озеру.
       Мой коллега по рыбалке свой автомобиль припарковал в зарослях кустарника возле камышей, за которыми не видно было ничего. По еле заметной тропинке мы пробирались к озеру сквозь кусты и камыши дольше, чем ехали сюда на машине. Когда за камышами появилось озеро, то к моему удивлению мы вышли к деревянной площадке с перилами. Самое удобное место рыбалки у озера.
       - Здесь очень большое круговое течение, вызванное ветром с гор. - объяснил мне опытный рыбак. - Поэтому ты будешь закидывать влево. Мне придётся закидывать вправо. Иначе наши лески будут путаться. Как только закинешь груз с крючком и с насадкой, то сразу леску накрути обратно.
       Деревянная площадка у озера была больше метра в ширину и метров десять в длину. Мы разошлись в разные стороны и приступили к рыбалке. При первом же броске в свою сторону было понятно, что заядлый рыбак был прав. Круговое течение в озере было настолько сильно, что наши лески с грузилом и с крючком сразу устремились навстречу друг к другу. Пришлось быстро обратно накр