Черевков Александр Сергеевич
Золотые Страницы Жизни

Lib.ru/Современная: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Черевков Александр Сергеевич (lodmilat@zahav.net.il)
  • Размещен: 06/11/2021, изменен: 07/11/2021. 2384k. Статистика.
  • Повесть: Проза
  • Скачать FB2
  •  Ваша оценка:

      ЗОЛОТЫЕ СТРАНИЦЫ ЖИЗНИ.
       В нашей жизни не все измеряется деньгами. Вот только деньги часто измеряют нас.
      
      Часть-1. Проба на бум.
      
      1. Командировка в Москву.
       Февраль месяц был уже на исходе. Приближались сплошные весенние праздники. Надо было подумать о том, куда деть столько много свободного времени. Дипломную работу уже сдал на проверку. Готовить фор-эскизы к новым объектам не требуется. Все бригады моего предприятия только начали свою работу на новых объектах. У них есть все необходимые материалы. Правильно было бы съездить куда-то с семьёй. Но куда поедешь в такое опасное время? Ко всему сейчас совсем не лето. Лететь к родственникам на Чёрное или Каспийское море в такой сезон на одну неделю нет никакого смысла. Лишь посмотришь на морскую волну и обратно возвращаться. В такое время года купаться на море никто не будет и родственники заняты работой.
       - Александр! Зайди, пожалуйста, ко мне. - услышал, голос министра, по селекторной связи.
       - Сейчас приду! - ответил, нажимая на кнопку селектора. - Отпущу бригадиров по объектам.
       "Зачем только согласился поставить селектор к себе в кабинет?" - подумал, подписывая накладные на материалы по объектам. - "Теперь вот, по любому поводу вызывает министр, как своего подчинённого".
       - Юрий Филимонович! К вам можно зайти? - спросил, министра, когда открыл дверь кабинета.
       - Конечно! Заходи, Александр! - сказал министр, не отрываясь от бумаг, которые ему принесла секретарша. - Проходи. Располагайся. Сейчас подпишу все эти документы. У нас с тобой тут будет длительный разговор.
       По тону речи министра не обнаружил, что мне сейчас будет обратно хороший разгон за моего старшего сына Артура или за плохую работу на государственных объектах министерства строительства. Скорее всего Юрий Филимонович созрел обратно со своей идеей. Вот и пригласил меня к себе. Разгоны делаются быстро, а тут что-то серьёзное, раз будет у нас длительная беседа. Возможно, что новые объекты появились.
       - Вот по какому вопросу тебя пригласил. - обратился ко мне Юрий Филимонович, как только секретарша с подписанными документами вышла из кабинета и плотно прикрыла за собой двери. - Мне интересно. Чем ты будешь заниматься все праздничные дни "Навруза", а также в Международный женский день 8-го марта?
       - Откровенно говоря, не знаю. - честно, признался. - Все дни буду отсыпаться. Пожалуй, у меня все дела.
       - У меня есть деловое предложение. - продолжил Юрий Филимонович. - Правительство кабинета министров выдвинуло решение направить от каждого министерства по три человека в Москву. Там будет проходить первый всесоюзный симпозиум бизнесменом. Кроме того, на Красной Пресне и на ВДНХ, открываются международные выставки по разным отраслям экономики. Вот решил, что одним из трёх бизнесменов от моего министерства будешь ты. Это тебе будет мой подарок за отличную работу по ремонту здания министерства строительства. Все расходы за командировку министерство строительства берет на себя. От тебя нужно только согласие. Конечно, ты можешь отказаться от этой командировки. Никто не заставляет тебя...
       - Согласен! - сразу, ответил. - Только при одном условии. Хорошо знаю Москву. Поэтому меня не нужно включать в общий список бизнесменов от Таджикистана. Не хочу ходить по Москве в стаде "баранов", которые будут бродить по столице Советского Союза только с одними мыслями, это посещение магазинов и достопримечательностей в Москве. Хочу, чтобы моя командировка была чисто деловая и без каких-то там посещений достопримечательностей не нужных мне по бизнесу. В остальном разберусь.
       - Хорошо! - согласился Юрий Филимонович. - Оформлю тебе все необходимые документы и пропуска на посещение симпозиума по бизнесу и на международные выставки. Там дальше ты сам определишься, как поступать и что для тебя будет главным, а что второстепенным. Готовься к этому симпозиуму основательно.
       О том, чтобы мне съездить в командировку в Москву, нет и речи. Надо размяться и навестить своих друзей. Если конечно они будут на эти дни находиться в Москве? Артисты цирка народ такой, что сегодня они дома, а завтра за тысячи километров от своего дома. Поэтому мне не очень надо рассчитывать на их гостеприимство. На всякий случай возьму у министра бронирование в гостиницу "Золотой Колос". Это не очень далеко от ВДНХ и на метро легко до Красной Пресни добраться. Всего только выйти на метро станции с одноименным названием или на станции "Баррикадной", а там можно до самого выставочного комплекса на автобусе добраться. Конечно, можно было у родственников в Орехово-Борисово остановиться, но это другой конец города. Тяжело добираться до ВДНХ, где, возможно, будут проводиться самые основные мероприятия на симпозиуме бизнесменов всего Советского Союза. Мне надо хорошо все продумать. От репетировать свою командировку в Москву до мелочей. Чтобы нигде не было проколов. Ведь буду представлять не только личные интересы собственной фирмы, но также интересы в бизнесе целого государства.
       В то время, как министерство строительства готовило документы своих бизнесменов на Всесоюзный симпозиум в Москве, усиленно готовился к этой поездки. Опять засел за книги по бизнесу, которые остались у меня от Насырова Сухроба. Проштудировал все, что могло пригодиться при встрече с иностранными бизнесменами. Но не только это мне нужно было в командировке. Подробно изучил направление экономики Таджикистана на данном этапе в различных отраслях. Особенно меня интересовали полезные ископаемые, такие, как хлопок и кварцевые самоцветы, которыми были богаты горы Памира и Кухистана. Прошёлся по многим магазинам в Душанбе и купил в них образцы кварцевых самоцветов.
       Зашёл на ювелирную фабрику, там купил новейшие ювелирные изделия с полудрагоценными камнями гор Таджикистана. Не забыл и про Художественный Фонд республики. Взял у художников слайды и снимки творческих работ разных видов изобразительного искусства. Естественно, что не оставил без внимания и своих художников. Подготовил цветные фотографии их изделий. Поговорил с художниками о творческих работах. Продумал каждый момент своего передвижения от своего дома на местном транспорте Москвы на самолёте и далее по всем возможным местам своего передвижения, включая обратное возвращение домой. Чтобы у меня с моим грузом и багажом не было проколов, взял в каждом магазине и на предприятиях документы на товары, которые вёз в Москву, как образцы к представлению изделий и сырья от Таджикистана на Всесоюзном симпозиуме бизнесменов в Москве.
       Точно такие сопроводительные документы взял и в министерстве строительства республики, чтобы московские проверки меня не могли уличить в спекуляции или контрабанде товаров из Средней Азии. Возможны ещё другие проверки. Так как был официальным представителем бизнесменом Таджикистана и руководителем предприятия, то мне нужны были визитные карточки, которые мог представлять во время встреч с бизнесменами различных фирм. Но как изготовлять визитные карточки никто из моего окружения не знал. Чтобы заказывать визитные карточки через министерство строительства в специальной типографии при Кабинете Министров Таджикистана, нужно было время на преодоление бюрократического аппарата и на ожидание очереди в типографии. На это требуется много времени и совершенно ненужные бизнесу хлопоты. У меня не было никакого варианта, как только сесть за печатную машинку. Напечатал свои данные на обычном листе белой бумаги формат А-4. Затем порезать печатный текст на маленькие прямоугольники размером с обычную визитную карточку, которую видел на столе у министра строительства в его кабинете.
       В четверг 1-го марта 1990 года в четыре часа утра, был в аэропорту Душанбе. Куда прибыл в полном командировочном снаряжении с двумя кожаными сумками наполненными образцами различных мелких товаров и мелкого сырья развивающейся экономики Таджикистана. Держа наготове папку со всеми необходимыми документам. На преодоление препятствий в вид проверки документов и авиабилетов, турникетов и стоек на пути к фильтрации пассажиров. Таможенный досмотр содержимого сумок и карманов костюма. Отсидка в отстойнике перед посадкой в мини-транспорт, следующий до стоянки самолёта, дополнительная проверка авиабилетов стюардессой перед трапом самолёта, который в это утро стоял на самой дальней площадке.
       Наконец-то благополучно добрался до своего места и надёжно пристегнулся ремнём к своему месту. Стал терпеливо ожидать взлёта нашего самолёта по маршруту Душанбе-Москва. Но тут началась бесконечная возня заправочной машины у самолёта. Подозрительная добавочная проверка авиабилетов на местах. Пересадка нескольких пассажиров с места на место. Не могли пассажиры при входе в салон сразу определить свои места. Тут ещё нашёлся какой-то болван, который ухитрился пройти в чужой самолёт. Затем оказалось, что нет другого болвана, который опоздал на свой самолёт. Стюардесса стала по рации запрашивать зал регистрации пассажиров в аэропорту. Очевидно, что там тоже была какая-то проблема и стюардесса никак не могла связаться в зале с регистрацией пассажиров.
       Наконец регистрация подключилась и нам оставалось только дождаться опоздавшего пассажира, которым оказалась дама с тремя малолетними детьми. Уже не проводя дополнительной проверки, стюардесса пропустила мамашу с детьми в салон. Затем стюардесса задраила плотно двери у отъезжающего трапа и вскоре самолёт стали выводить на взлётную полосу, которая только что освободилась от такого же самолёта, хвост которого промелькнул в нескольких метрах от нас и скрыла где-то далеко в небе. Понадобилось ещё десять мучительных минут ожидания, пока дождались разрешение на взлёт. Затем оглушая окружающее нас пространство своим пронзительным визгом двигателей, самолёт быстро разогнался и поднялся вверх. Как только выровняли свой взлёт, облегчённо вздохнул и расстегнул свой ремень, от которого мне было трудно дышать все это время подготовки к взлёту.
       Теперь мог расслабиться и подвинуть под своё сидение свои сумки, которые уже истоптали опоздавшие детишки вместе со своей мамашей. Угораздило же им сесть рядом со мной, словно нет больше свободных мест в салоне. Все равно салон не полный и можно было подсесть к любому другому пассажиру. Не обязательно именно ко мне. Вот лезут к иллюминатору прямо через меня. Представляю, какой буду, когда мы прилетим в Москву? За четыре часа полёта мой шикарный костюм может превратиться в половую тряпку.
       - Мамаша! Вы не могли бы угомонить своих детей? - обратился, к даме. - Они меня скоро всего замажут. Не хочу выглядеть потрёпанным, когда через четыре часа прилетим в Москву. Что обо мне подумают люди?
       - Мы, что, ещё и в Москве будем совершать посадку? - удивлённо, поинтересовалась мамаша с детьми.
       - Нет! - сострил, перед дамой. - Лайнер летит без посадки в Париж. Конечно, в Москву летим!
       - Странно? - удивлённо, произнесла мамаша. - Мне сказали, что самолёт летит прямо до Минска.
       - Не знаю куда летит ваш самолёт, - ответил, даме. - Но наш лайнер летит только до Москвы.
       - Извините! Вы в Москву летите? - расстроенным голосом, спросила мамаша, сидящего соседа впереди нас.
       - С удовольствием слетал бы в Лондон. - смеясь, ответил пассажир впереди нас. - Но этот самолёт летит только в Москву. Так что за рубеж мы из Душанбе пока ещё ни летаем. А как хочется слетать!
       Расстроенная дама не поверила двоим соседям о предназначении нашего полёта рейсом Душанбе-Москва. Стала спрашивать других соседей по салону. Когда было дамой опрошено половина салона самолёта и все утвердительно заявляли, что кроме Москвы больше ни куда они не летят, то у дамы произошёл нервный срыв. Вначале она побелела словно белая бумага. После нескольких стаканов воды дама стала менять облик своего лица. Через пару минут пожалел, что сел радом с этой дамой. У мамаши началась истерика, которая быстро перекинулась на её детей. Минуту спустя вся семейка сотрясала истерикой весь салон, заглушая своим рёвом двигатели нашего лайнера. Соседи стали приводить мамашу и её детишек в спокойствие. Вызвали стюардессу, которая никак не могла успокоить разбушевавшуюся семейку.
       Прошло с десяток минут, пока стала всем окружающим понятна сцена драмы, которую устроило это многодетное семейство. Оказывается, что две семьи с одного дома улетали навсегда из Таджикистана. Одной семье нужно было лететь в Москву и дальше поездом во Владимир. Другой семьи нужно было лететь в Минск и дальше поездом в Витебск. Обе семьи опоздали из-за того, что в Душанбе была большая пробка. Семьи успели в аэропорт уже после регистрации билетов. Ввиду того, что обе семьи были многодетные и в Таджикистане у них ничего не осталось, задержали оба рейса самолётов, которые вылетали из Душанбе с интервалом всего в несколько минут. Хвост самолёта на Минск мы видели перед выездом нашего лайнера на взлётную полосу. Когда обе опоздавшие семьи привезли к двум стоящим рядом самолётам, то тут одной семье показали посадку на один самолёт, а другой, естественно, на следующий. Причём обе стюардессы на обоих самолётах ни стали при посадке проверять билеты опоздавших семей. Просто посадили по количеству недостающих пассажиров, их было одинаково в семьях.
       Получалось так, что багажи обеих семей полетели в совершенно разные направления от их хозяев. У семьи, которая летела с нами, кроме денег на поезд до Витебска, больше ничего нет. Возможно, что-то же самое у другой семьи, которая ошибочно вылетела в другом направлении.
       Хозяева обеих семей встречать их не будут, так как они выехали из Душанбе двумя днями раньше на грузовых автомобилях с семейным багажом, так как поездом из Душанбе за последние два года ни один контейнер с вещами отъезжающих семей не дошёл. Все воруют в дороге или сразу на станции сортировочной в Душанбе. По письмам уехавших из Таджикистана русскоязычного населения стало известно, что ни один багаж до нового места жительства не добрался. В адрес назначения прибывают контейнера с мусором, пустые или вообще контейнера не приходят, а только документы об их отправки с контейнерной станции Душанбе. Естественно, что озабоченный не семьёй пострадавшей из-за глупых обстоятельств, а из-за собственного вида, который мог сильно пострадать в данной ситуации. Меня и так уже изрядно дети с мамашей подмочили.
       Попросил стюардессу, чтобы нас объединили с одинокой дамой, которая также страдала от сидящих с нею рядом детей этой многодетной мамаши. После некоторых колебаний стюардесса пошла на некоторые нарушение порядка аэрофлота, который и без того уже был сильно нарушен со времени посадки этой многодетной семьи. Вот только так мы пострадавшие обрели покой. К этому времени подошло время употребления пищи, который окрестила стюардесса "лёгким завтраком".
       Пострадавшая семейка при звуках "лёгкий завтрак" быстро успокоилась и приготовилась накапливать свои калории, которые могли пригодиться к семейному реву в аэропорту "Домодедово" в Москве. Ведь никто из пострадавшей семьи ещё не знал, что их ждёт в столице Советского Союза. Как на их бедствие отразится сам аэрофлот Москвы. Нельзя сказать, чтобы у меня в душе не было никаких переживаний за эту семью. Если бы они спутали самолёт в обратном направлении и в место Дели сели в Душанбе, то, конечно, обратил внимание на эту семью и принял бы их на время в своём доме или оказал бы всякое содействие в помощи отправки этой семьи в нужное направление. Но, в данный момент, сам ещё не знаю, как у меня сложатся дела в Москве, где уже не был более десяти лет. Возможно, это мне самому придётся ночевать на улице, точнее, где-то на вокзале или в аэровокзале столицы. Мне хочется быть более уверенным в себе, что все будет хорошо и мои дела в Москве пройдут значительно лучше, чем дела этой шумной семьи.
       Иногда мне кажется, что моё абстрактное рассуждение мешает мне сосредотачиваться на конкретном вопросе, порождает во мне неуверенность к самому себе. Начинаю блуждать в потёмках е своего сознания, деспотично использую слабость суждения в каком-то вопросе, к которому сам не готов. В этот момент меня охватывает паническое негодование и все перемешивается во мне. Много сил уходит на пустое мышление, которое приводит само рассуждение в тупик и остаётся много нереализованных задач, которые могли продвинуть моё стремление к задуманной цели. Приходиться обратно прокручивать в своём сознании то, что может восстановить меня в равновесии, позволяющем мне найти свою нишу, которая позволит закрепить в своих мыслях. Таким образом смогу реализовать свои запутанные мысли в каком-то там конкретном деле.
       Вот и сейчас мне не нужно забивать свои мысли о ситуации в самолёте с этой семьёй, положение которых вторично ни только для меня, но и для всех присутствующих в салоне Самолёта. На этот случай есть специальные компетентные люди, которые профессионально разберутся без меня в данном случае и смогут посодействовать этой семье в продвижении к новому месту жительства. С этой точки зрения все дела прояснятся уже по прибытию в аэропорт "Домодедово", посадку в котором вскоре совершим мы.
       Вот и Москва под крылом самолёта. Стюардесса напоминает нам, чтобы мы надёжно пристегнулись ремнями при посадке самолёта в аэропорту "Домодедова" и не забывали свои личные вещи на местах при выходе из салона. На этом наша связь со стюардессой прекращается. Лайнер плавно начинает своё снижение на посадочную полосу, которая начинает струиться под крылом.
       Само собой разумеется, что спешу выйти из самолёта одним из первых. Мне нужно сегодня сделать много дел. Определиться с жильём. Сходить на разведку в ВДНХ. Проведать своих друзей в цирке. Мало чего ещё надо в этом сумасшедшем городе с миллионными жителями и с миллионными гостями, которые только и делают, что бегают целый день.
       Друг друга спрашивают о месте нахождения ВДНХ, универмага "Детский мир", московских цирков, старого и нового, больших и малых театров, Красной площади, различных станций метро, ГУМА и ЦУМА, Центрального аэропорта и много ещё чего. Вот, кстати, в Центральный аэропорт сейчас поеду и оттуда на метро быстрее доберусь до станции метро ВДНХ, от которого близко находится комплекс гостиниц "Золотой колос".
       Там у меня должно быть забронировано место проживания, на время моего нахождения в Москве. Думаю, что там будет мне уютно в одноместном номере. Благо, что наш самолёт выруливает прямо к огромному зданию, аэропорта "Домодедово". Не требуется отсюда ехать на автобусе до выхода из аэропорта до самого здания, через который нам нужно всем проходить. С нетерпением жду, когда стюардесса откроит дверь и пропустит вперёд пассажиров экипаж, которые где-то зашились в своей кабине, совершенно не спешат к выходу. Им не надо спешить. Дождавшись приглашения стюардессы к выходу, пассажиры словно сорвались с цепи и ринулись к выходу, едва не сталкивая с трапа впереди идущий экипаж. Тоже со своими сумками устремляюсь к выходу. Надо опередить прилетевших со мной пассажиров.
       Сейчас на площади возле аэропорта будет такое скопление людей, что после там ни на какой транспорт не попадёшь. Конечно, можно сесть на такси, которые занимают целую площадь, и таксисты толпами бегают за прилетевшими в Москву людьми. Но такси от аэропорта "Домодедова" до центра города стоит столько же, сколько прилёт некоторых пассажиров из своего города в Москву.
       Вот и стоят такси свободные на площади возле аэропорта, в то время, как прилетевшие толпами ломятся в автобусы, прибывшие из Москвы. Так и стою в очереди, за прилетевшими людьми их разных городов огромного Советского Союза. На такси мне жалко тратить огромные деньги. Очередь такая длинная, что невидно конца и края. Мне кажется, что так стоять буду вечно и никуда не уеду отсюда. Пассажиры, желающие уехать до центра Москвы прибывают на посадку автобуса со всех сторон. Каждый пытается пробиться вперёд и побыстрее уехать в город.
       После двух потасовок приходит наряд милиции и заставляет всех желающих выстроиться в одну шеренгу, из-за чего очередь удесятеряется и растягивается на всю длину площади аэропорта "Домодедово". Милиции приходиться усиливать контроль за посадкой в автобусы. Но вскоре прибывают сразу несколько автобусов, и все пассажиры без паники и толкотни рассаживаются по автобусам на свободные места. Вскоре начинается отправка автобусов до столицы. Пытаясь сэкономить своё уже упущенное время, сажусь в автобус-экспресс, проезд на котором стоит дороже чем на обычном автобусе, но зато ехать быстрее, чем на простом и дешевле, чем на такси. Кроме того, в автобус-экспресс людей не набирают, как кильки с томатным соусом в консервной банке.
       В этом автобусе все места сидячие и можно откинуться в них для отдыха на время поездки. Можно поспать до Москвы. Усевшись поудобнее в отведённое мне в автобусе место, терпеливо дождался, когда у нас возьмут деньги за проезд и едва автобус отъехал от площади аэропорта "Домодедова", как тут же погрузился в сон. Мне нужно было поспать этот час поездки до центра Москвы, чтобы сэкономить свои силы на дальнейшее продвижение по столице. В этот критический период моего пребывания в Москве мне нужно постоянно экономить свои силы и калории, чтобы быть в форме, как физического, так и умственного состояния, своего тела и души. Чтобы мозг был в состоянии воспринимать все происходящие события вокруг меня, а мышцы могли носить по всему городу тело, которое является носителем разума.
       Понятно, что только сила и разум могут сохранить человека в таком сумасшедшем городе, который не является сам по себе разумом человеческим, а представляет собой только безумную массу людей, которые мало соображают во время движения в гигантском скоплении себе подобных. Ничего смешного здесь нет. Ведь мы не смеёмся, когда смотрим на огромное скопление птиц, насекомых, животных, рыб и других живых организмов, которые хаотично мечутся в отведённом им пространстве и совершенно не соображают, что делают. Вся масса несётся куда-то и ни черта не соображает, что делает, лишь изредка кто-то отделяется от этой массы, чтобы определить на одно мгновение место и смысл своего пребывания в этом пространстве, затем вновь вливается в это скопление и несётся неизвестно куда. В таком городе можно легко заблудиться, как в огромном не проходном лесу. Вот и попал в эту безумную массу движения, но мне нужно позаботиться о своём сознании и силе, чтобы не затеряться в этом огромном перемещении живой массы людей в безумном состоянии.
       Да, безусловно, такой же, как и все, но каждый из нас является личностью, которая способна ни только двигаться в общей безумной людской массе, но и что-то соображать отдельно от этого безумства, чтобы сохранить своё достоинство, как человека разумного в этом безумстве хаоса и движения. Естественно, что ни мне вам объяснять значение разума в этом состоянии, когда амплитуда колебания массы тела увеличивается с такой силой, что нервные точки сознания в коре головного мозга становятся ничтожны в соотношении с движением массы тела. Не только сильнейшие, но и умнейшие, в одном состоянии тела и разума, могут найти применение своим способностям врождённой умственной и физической силе в таком состоянии своего существа, в среде полноценных людей, вовлечённых в общее безумное движение силы и разума, которые способны жить. По всей вероятности, сильно заснул, так как ни чувствовал передвижение автобуса через весь гигантский город к Центральному аэровокзалу в Москве, который находиться вблизи стадиона "Динамо". Лишь дикие вопли футбольных болельщиков за окном вовремя разбудили меня, когда автобус уже подъезжал к конечной остановке на Центральном аэровокзале. Тут же взял свои сумки и поспешил к выходу за остальными пассажирами автобуса, которые сразу растворились вместе с уходящим автобусом в огромной массе людей и транспорта. Также, как и все, затерялся в направлении к станции метро, которое сразу поглотило меня и понесло в направлении к станции ВДНХ. Чтобы не проскочить нужную мне станцию, ни стал проходить в глубину вагона электропоезда метро и остановился рядом с дверями вагона электропоезда метро. Наученный частыми поездками в командировки в Москву, во время работы на военном заводе Перми, с большим стажем обчищенных у меня карманов, заранее побеспокоился о своём виде.
       Пологая на то, что надо беречь свой вид, который едва не утратил в салоне самолёта находясь рядом с многодетным семейством, вы вернул все свои наружные карманы. Таким образом, показывая расстроившимся столичным карманникам, свою бдительность, как в отношении собственного кошелька, так и в отношении чистоты собственного вида. Несомненно, предвидел, что карманники постараются добраться до моих внутренних карманов костюма и куртки, поэтому заранее постарался их надёжно закрепить многочисленными булавками, пуговицами и замками-молниями. Только токая безопасность могла сохранить надёжное состояние моих документов и значительной суммы денег, которые раздражающе оттопыривались перед глазами карманников.
       Видимо, что основная масса карманников была мелкой физически, так как никто не отважился силой проникнуть в мои внутренние карманы, когда обе мои руки были заняты сумками, которые также расстраивали мелких жуликов. Толчки карманников и мелких воришек не увенчались успехом, благополучно добрался до станции метро ВДНХ. Менее всего меня интересовала бдительность стражей порядка, так как московская милиция не способна противостоять всей безумной массе. Милиция повсюду в Москве находится больше для того, чтобы своевременно получать зарплату, которую ждут их жены.
       Все остальное их мало интересует и появляются они в местах беспорядка только с той целью, чтобы установить привычный им порядок в движении безумной массе карманников, мелких воришек, шулеров, различных проходимцев, сутенёров с проститутками, цыган и огромной массы жертв, которых постоянно пасёт весь перечисленный сброд. В конце концов, выбрался из этого наземно-подземного хаоса и направился в сторону комплекса гостиниц "Золотой Колос". Блуждая в бесконечных лабиринтах улочек и переулков целого района гостиничных зданий, наконец-то все же нашёл главный корпус комплекса гостиниц "Золотой Колос" с администрацией.
       - У меня здесь должно быть забронировано место на жительство. - обратился, к администратору гостиницы "Золотой Колос". - приехал в служебную командировку по делам бизнеса из Таджикистана.
       - Паспорт и командировочный лист. - не глядя на меня, сказал мужчина-администратор, с видом вышибалы.
       Отдал администратору свой паспорт и командировочный лист. Когда администратор стал смотреть мою фамилию на странице с буквой "А", то понял, что это надолго. Пока он перелистает книгу регистрации с буквой "А" и перейдёт к следующей книги, согласно алфавита, то не знаю, это сколько пройдёт времени, чтобы дождался своей фамилии, которая начинается на букву "Ч".
       Дурные мысли меня так обеспокоили, что решил отвлечься. Взял на стойке администратора какой-то журнал, который давно потерял своё название вместе с внешностью. Полистал этот журнал в с одной стороны на другую. Ничего интересного там не нашёл, так как журнал был написан на неизвестном мне языке. Картинок там не было. Также как не было у меня настроения, от того что администратор продолжал искать мою фамилию только на первой странице журнала с буквой "А". Не мудрено, что так можно окончательно сдвинуться. Если учитывать ещё то, что администратор решил заварить себе чай, прежде чем перевернуть лист книги с буквой "А", на вторую страницу.
       Если, конечно, у администратора будут промежуточные варианты на отдых, завтрак, обед, ужин и между этими мероприятиями посещение туалета, то мне придётся прямо отсюда отправиться в аэропорт, чтобы улететь обратно к себе в Душанбе. Куда мне ещё деться сейчас? Как бы не пришлось ночевать здесь.
       Может быть, так бы и было, если бы за стойку администратора на пришла женщина, которая была настоящим администратором. Этот мужик действительно оказался вышибалой, но только ни в баре, а в фойе этой гостиницы. Как только вышибала занял своё место у двери, так облегчено вздохнул. За моей спиной теперь была надёжная охрана, а за стойкой настоящая администраторша, которая сразу взяла книгу с буквой "Ч" и тут же быстро стала искать мою фамилию. Терпеливо сидел за столиком в фойе и ждал результата.
       - Вы будете в гостиницу оформляться как беженец или как командировочный? - спросила администраторша.
       - Извините! Вас совсем не понял. - переспросил. - Объясните мне, пожалуйста, вопрос более подробно.
       - Если вы оформляетесь, как беженец из Таджикистана, - объяснила дама, - то вас ставлю в очередь на отдельную комнату для вашей семьи в третий корпус, где проживают беженцы из Таджикистана. Несколько месяцев поживёте в семье своих земляков. Если вы приехали просто в командировку, то вас поселю в любую другую семью беженцев, которые захотят вас принять на короткое время. Могут быть и другие предложения, но вам тогда придётся подождать в фойе. Мы должны придерживаться новым порядкам в гостинице.
       - Меня последний вариант больше устраивает. - поспешил, ответить даме. - Но меня интересует ещё один вариант. Сколько времени продержится броня за съем номера? Сколько будет стоить проживание за сутки?
       - Броня действительна в течении двух недель. - ответила администраторша. - Проживание будет стоить для одинокого десять рублей в сутки. С семьёй три рубля на человека. В фойе два рубля за проживание ночью.
       - Вот три рубля за съем фойе на ночь. - сказал, даме, протягивая трёшку. - Выпишите мне квитанцию на жительство в фойе и на стакан чая, который могу выпить у вас перед сном, когда приду спать ночью в фойе.
       Дама приняла три рубля и выписала мне квитанцию с пометкой на сон и на чай в фойе гостиницы. Таким образом, место проживания себе обеспечил. Оставлять свои сумки было негде. Так что мне пришлось тут вместе со своими вещами отправиться на ВДНХ, где мог спокойно провести весь день и в павильоне "Москва" отметить командировочный лист на своё прибытие на Первый симпозиум бизнесменов Советского Союза. Благо, что идти до ВДНХ от комплекса гостиниц "Золотой Колос" не больше трёх километров. Такое расстояние меня не пугает. Мне каждый день приходиться ходить десятки километров во время рабочего дня. Не будем говорить о моем переходе со своей группой однокурсников через горные массивы Гиндукушу и Памира, во время международной археологической экспедиции. Когда мы в течении двух с лишним месяцев перебирались там через снежные перевалы, пещеры и по гребням огромных скал на больших высотах.
      
      2. "Ле Монти".
       Когда подошёл к главным воротам ВДНХ, то там была такая очередь за билетами на вход, что пожалел о своих сумках, которые мне мешали проскользнуть где-нибудь у служебных ворот, когда охрана проверяет груз на бортовых машинах во время заезда на территорию ВДНХ. Стал в длинную очередь за билетами и стал безразлично рассматривать над проходной яркие вывески, которые зазывали нас в павильоны.
       "С 1-го по 10-е марта 1990 года в ВДНХ состоится Первый симпозиум бизнесменов Советского Союза." - прочитал огромный плакат на противоположной стороне центрального входа на ВДНХ. Тут же оставил очередь и пошёл прочитать мелкий текст на этом плакате, который от билетной кассы просматривался только чёрной полосой внизу красочного плаката, Первого симпозиума бизнесменов Советского Союза.
       Когда подошёл поближе, то внизу прочитал - "Участникам симпозиума вход на ВДНХ и в павильон "Москва" бесплатно. Достал свой командировочный лист со всеми документами и пошёл к служебной проходной, где не было никого у входа. Лишь изредка в окошке мелькал чей-то силуэт, как призрак бизнесмена на ВДНХ.
       - Вам надо пройти к секретариату симпозиума бизнесменов. - ответил мужчина на служебной проходной, когда посмотрел мои документы. - Секретариат находится там в павильоне "Москва", это здание с козырьком.
       Поблагодарил мужчину и пошёл к павильону "Москва", который огромной стеклянной фуражкой выглядывал за деревьями всего метров двести справа от центрального входа на ВДНХ. Когда обходил этот павильон, чтобы пройти к служебному входу этого здания, где находился секретариат симпозиума бизнесменов, то обратил внимание на яркие буквы текста, написанные на английском и русском языках - "Американская фирма "Ле Монти, Лтд" ищет партнёров в Советском Союзе для совместной работы.". Меня это сразу заинтересовало. Тем более, что офис этой американской фирмы находится в здании павильона "Москва". Мне оставалось только отметить своё прибытие на Первый симпозиум бизнесменов Советского Союза и дальше действовать по своему усмотрению или по указанию секретариата симпозиума бизнесменов СССР.
       Мне даже не понадобилось ходить далеко по огромному павильону "Москва", кабинет секретариата симпозиума бизнесменом находился на первом этаже служебного входа. Мне было не понятно. Пришёл первый или последний в этот секретариат, или вообще прибыл один на симпозиум? В кабинете никого не было из приезжих. За длинным столом с буквами на табличках сидели десятка два девушек, который с глазами голодных птичек внимательно следили за мной. У них на лице можно было прочитать страстное желание обслужить меня, согласно указанной буквы на их табличке. Поздоровался со всеми присутствующими и прошёл к последнему столику, на котором были последние четыре буквы из русского алфавита. Конкурентки за другими буквами русского алфавита моментально перевили внимание на свою личность и занялись собственным лицом, словно дома этим заниматься им было совсем некогда или у них дома вообще нет зеркал.
       - Здравствуйте, господин бизнесмен! - приятно улыбаясь, встретила меня секретарша. - Давайте мне ваши документы. Сейчас оформлю прибытие и объясню ваши действия на Первом симпозиуме бизнесменов.
       Поздоровался с секретаршей и отдал ей всю свою папку с паспортом и документацией на симпозиум. Девушка выбрала нужные ей документы, а папку с другими документами вернула обратно мне. Когда девушка стала записывать все мои данные в книгу прибытия, то обратил на её наручные часы внимание и только тогда вспомнил, что сегодня ещё ничего ни ел, если не считать "лёгкого завтрака" в самолёте. Часы девушки показывали двенадцать часов дня. У меня сразу проснулся аппетит и ни о чём другом не хотел думать. В этот самый момент откуда-то из зала павильона потянуло запахом вкусной пищи. У меня тотчас закружилась голова от голода. Мне ужас, как захотелось кушать. Даже испугался, что потеряю сознание.
       - Вам, что, стало дурно? - испугано, спросила девушка. - Вам вызвать врача или дать таблетку от головы?
       - Мне нужно вызвать сюда шеф-повара с меню. - пошутил. - Уже со вчерашнего дня ничего не кушал.
       - Ну, это поправимо! - весело улыбаясь, сказала девушка. - Сейчас пройдёте в нашу столовую. Вас там бесплатно накормят. У нас для участников Первого симпозиума бизнесменов Советского Союза "шведский стол". Вы там можете покушать все, что находится в зале нашей столовой. По своему личному выбору.
       От сказанных слов девушки у меня ещё больше закружилась голова от голода. Едва удержался, чтобы не потерять сознание. После её слов об "шведском столе" уже ничего не мог понять, что она мне говорит, лишь утвердительно кивал головой и постоянно твердил, что хорошо знаю ВДНХ и всю Москву, когда девушка мне объясняла где находятся места, которые мне предстоит посетить вовремя моих дней проведения Первого симпозиума бизнесменов Советского Союза. Примерно, через час девушка прекратила говорить.
       - У вас в павильоне есть камера хранения? - спросил, девушку, когда она исчерпала свой запас лекции на тему симпозиума. - Нужно на время где-то оставить вещи, пока устроюсь с жильём. Ни таскать же их всюду.
       - Как выйдите из нашего кабинета, - ответила девушка, - то в конце коридора найдёте комнату, в которой имеются автоматические камеры хранения, поставленные специально для участников Первого всесоюзного симпозиума бизнесменов. Камера хранения охраняется. Расписание есть. Желаю хорошо провести время.
       Распрощавшись с девушками секретариата симпозиума бизнесменом, прикрепил себе на куртку прищепкой визитную карточку участника симпозиума, которую мне выдали в секретариате, отправился в кабинет автоматических камер хранения, где охранник свободно пропустил меня при виде моей визитки. У охранника разменял рубль на пятнадцатикопеечные монеты. В ближайший аппарат положил обе свои сумки и куртку, в которой было жарко находиться в павильоне "Москва", который отапливался так, что можно было подумать, словно тут хотят устроить русскую баню с парилкой. С собой взял только папку с документами, а также деньги. Визитную карточку участника, Первого симпозиума бизнесменов СССР, закрепил на костюм.
       Столовая для бизнесменов находилась на первом этаже, где и все остальные служебные помещения. Не было никакого труда найти столовую, запахи которой распространялись по всему первому этажу. Только не обладающий способностью различать запахи не мог найти столовую. В этом меня природа не обделила. Сразу по запаху направился туда, где вкусно пахло пищей. Дверь в столовую была в другом конце коридора.
       - Войти мне в столовую можно? - спросил, у охранника, который внимательно посмотрел на мою визитку.
       - Пожалуйста, проходите! - открывая дверь в столовую, пригласил меня охранник. - Вас примут и обслужат.
       В огромном зале столовой стояло около сотни сервированных столов. Это около четыреста человек. При входе обратил внимание, что весит расписание приёма посетителей по регионам. Таким образом, можно было определить, что на симпозиуме будет присутствовать несколько тысяч человек со всего Советского Союза. Ещё не читал программу провидения симпозиума, но можно было понять, что и посещение всех мероприятий будет проводиться по регионам. Ведь невозможно разместить здесь на ВДНХ ни в одном павильоне сразу несколько тысяч человек. Пожалуй, что даже в самой Москве нам не будет огромного зала.
       - Можете занять любой свободный столик. - сказала мне, девушка у стойки бара. - Горячие блюда вам дадут на раздаче. Холодные блюда возьмёте сами на стеклянной витрине в холодильниках тут вдоль стойки бара.
       В столовой присутствовали несколько человек бизнесменов, которые сидели в глубине зала. Ни стал садиться поодаль от них, чтобы позже служащим столовой было удобно сервировать стол после меня и рядом сидящих бизнесменов. На столе стояло четыре графина разных напитков, рядом с которыми были четыре чистых бокала и различные столовые приборы. Оставил на стуле за столом, паку с документами и пошёл к стойке раздачи пищи. У начала раздачи весела вывеска меню, в которой перечислялись практически все национальные кухни Советского Союза. Ни стал ковыряться в этом бесконечном списке горячих блюд и заказал традиционные русские блюда - красный борщ и пельмени.
       На второе взял себе мясное желе, винегрет и зелёный салат. Третьим блюдом было чёрное кофе со сливками и кусочек торта "Прага". Это хорошо, что за столом сидел один. Иначе, мне пришлось бы выбранные продукты брать частями, так как весь стол был занят тем, что принёс тремя рейсами от стоек до своего стола. Бизнесмены и обслуживающий персонал столовой подозрительно смотрели на меня. Видимо они думали, что не осилю все продукты или приглашу к себе на помощь кого-то из пришедших бизнесменов. Но так был голоден, что казалось мне и этого будет мало. Ведь ни ел уже несколько часов. Так что для такой морды, как у меня, этого будет достаточно. К тому же наливают на раздаче в тарелки так мало, что словно бояться других обделить. В то время, как привык кушать дома с эмалированной чашки, в которую поместится сразу несколько порций в таких тарелках.
       Мне кажется, что жадность меня сгубила. Как говорят в народе "глаза видят больше, чем принимает желудок", вот теперь придётся мне тут сидеть до вечера, пока все съем. Вон, уставились все на меня и ждут, когда лопну от жадности. Не дождутся! Все равно осилю все продукты, которые принёс себе на этот стол. Кто только придумал такие громадные столы сюда поставить? Если бы ни этот стол, то никогда не взял бы себе столько много пищи, которую просто некуда было бы ставить. Добавочно не пошёл бы брать ещё себе продуктов. Тогда бы сейчас тут никто из присутствующих в столовой на меня так не смотрел с подозрением.
       Видимо, что очень долго сидел за столом, так как за это время за столами сидело уже больше десятка человек бизнесменов. Вот сейчас пришла целая группа бизнесменов, которые, расселись вокруг меня и надёжно прикрыли меня от подозрительных взглядов служащих этой столовой. Теперь могу спокойно закончить со своими продуктами. После этого мне ещё надо убрать за собой стол. Кто только придумал это дурацкое самообслуживание? Вот теперь мне придётся с полным животом тащиться с грязной посудой до посудомойки. Затем возвращаться обратно к столу за своей папкой с документами. Так мне и надо, чтобы следующий раз знал, как набирать на халяву столько много продуктов. Уже невозможно кушать и неудобно оставлять эти взятые порции. Следующий раз столько много порций не буду брать, чтобы здесь не позориться.
       - Где тут у вас находится американская фирма "Ле Монти, Лтд."? - спросил, охранника у двери столовой.
       - Вам надо пройти на третий ярус на верх. - ответил охранник, подозрительно разглядывая мой раздутый живот. - С такой комплекцией вы едва осилите почти километровый подъем по лестнице на третий ярус...
       - С этой комплекцией покорял вершины Кавказа и Средней Азии. - обидно, буркнул. - Так что поднимусь.
       Мне неудобно было спрашивать у охранника, где находится туалет. Однако действительно мне надо было немного освободить свой желудок, прежде чем решиться на подъем к третьему ярусу павильона "Москва". Руки обрывать бы этим лифтёрам, чтобы могли вовремя делать лифты. На такой километровый подъем и с пустым желудком ни каждый отважится подниматься. Тут же с таким огромным животом надо подниматься. Пожалуй, нет ничего более неприятного, как поиски неизвестности, которые затерялись в лабиринтах и сложных переходах пространства, именуемого павильоном "Москва". Вот уже второй час нахожусь в стальной паутине этажей и переходов, где нет ни одной человеческой души, уже не говорю о физическом теле. Небольшие комнатки и коридорчики, в которых отсутствуют люди, видимо только недавно были построены или реставрированы. Всюду пахнет свежей краской и клеем. На полу искусственные ковры из синтетического волокна, от которых все пространство вокруг насыщено электричеством, из-за которого нельзя взяться за металл, так как бьёт током. Приходится передвигаться в этом лабиринте, не дотрагиваясь до металла. Двери в кабинеты открываю своей деловой папкой или локтями. По-другому не получается сам стал носителем тока. Если вдруг забываюсь и случайно дотрагиваюсь до металла пальцами, как моментально между мной и металлом происходит электрический разряд, так сразу отскакиваю в сторону поражённый током.
       - Где находится фирма "Ле Монти"? - измученным голосом, спрашиваю, даму, которая неожиданно выскочила откуда-то из коридора и тут же в страхе отскочила от меня. - Уже два часа блуждаю в этом лабиринте.
       - Вам надо спуститься ещё на два яруса ниже. - испуганным голосом, ответила девушка. - Здесь ничего нет.
       - От подвала до крыши павильона все обошёл. - объяснил. - Ни одного человека на своём пути не видел.
       - Надо спуститься по лестнице всего на две площадки. - повторила девушка. - После пройти строго на юг.
       Девушка тут же скрылась в одном из многочисленных коридоров, а остался в раздумье. Мне совершенно было не понятно, как можно определить части света в этом строении из бетона и металла? Ведь это же ни лес, в котором можно определить части света на стволах деревьев, заросших мхом или по светилам, которые находятся ночью и днём в безоблачном небе. Здесь же все переплетено различными соединениями и перекрытиями из бетона и металла. Никак не поймёшь, где находятся четыре стороны света. Даже пространства вокруг этого строения не видно. Нахожусь в каком-то замкнутом пространстве, созданном человеком.
       Спустившись на две лестничные площадки ниже, как мне это сказала девушка, решил посвятить на этом ярусе весь остаток сегодняшнего дня поиску этой американской фирмы "Ле Монти, Лтд.". Ведь должна она где-то находиться, раз о ней знают работники этого павильона "Москва". Мысленно разобью этот ярус на четыре сектора. Буду обследовать кропотливо эти сектора. Все равно в каком-то из них будет эта фирма.
       Со второй попытки обследования сектора буквально случайно отодвинул капроновую занавеску и увидел небольшую площадку, примерно, восемь метров по всем четырём сторонам. В середине этой небольшой площадке был подиум для демонстрации моделей одежды. По всем другим сторонам находились стеклянные шкафы с различными товарами. С наружной стороны этой площадки все стеклянные шкафы были закрыты большими планшетами из фанеры. Так что если бы сейчас случайно не наткнулся на эту занавеску, то уже никогда не смог найти американскую фирму. Может быть, тут это ни та фирма?
       - Здесь находится американская фирма "Ле Монти, Лтд."? - неуверенно, спросил, длинноногую девушку, у которой ноги "росли от ушей", как у стюардессы. - Мне нужен хозяин американской фирмы "Ле Монти, Лтд".
       Девушка мне что-то сказала на английском языке и показала на застеклённую комнатку, которая была сильно похожа на огромный аквариум. В этой комнатке сидели трое мужчин, которые спорили между собой на английском языке. В полной растерянности пошёл к ним. Ведь не знал ни одного слова на английском языке. Как тогда буду с ними объясняться о бизнесе? Наверно, пора мне уже давно учить английский язык.
       - Проходите, пожалуйста! - на чистом русском языке, пригласил меня мужчина с лысой головой. - Будем знакомиться. Меня зовут, Леон Гандельман, президент американской фирмы "Ле Монти". Это мои вице президенты, Яков Ядельсон и Александр Гольденберг. Они сейчас вас познакомят с делами нашей фирмы в России.
       - Очень приятно! - ответил, машинально протягивая руку для знакомства и тут же отдёрнул руку, поражённый электрическим разрядом. - Меня зовут, Александр Черевков, директор производственного объединения "Дизайнер". Приехал из Душанбе, Таджикистан, на первый симпозиум бизнесменов.
       - У нас сейчас есть небольшой разговор. - сказал Леон Гандельман, улыбаясь тому, что так наэлектризован. - Предварительные разговоры с вами проведёт наш экономист, Алла Тартаковская. Затем мы обратно встретимся и обговорим с вами детали нашего взаимного интереса в бизнесе. Сейчас вас познакомлю.
       Леон Гандельман позвал в микрофон своего экономиста. Вскоре в кабинет вошла сухожилистая женщина лет сорока. Гандельман представил нас друг другу. Обратно забыл про свою наэлектризованность и протянул руку даме. Электрический раз ряд был настолько сильный, что даже услышал треск и увидел искры вовремя нашего рукопожатия. Меня аж откинуло от Аллы Тартаковской, а ей хотя бы что, видимо они здесь уже все привыкли к этим разрядам. Только меня электрические разряды здесь уже сильно достали.
       - Какой страстный мужчина! - удивлена, воскликнула Алла Тартаковская. - Вот с кем любовь надо крутить!
       - Уже давно женат. - попытался, перестраховаться от дамы. - Электричество у меня от ваших синтетических ковров. С такими разрядами, как электрическая батарея, три часа хожу в этом павильоне "Москва".
       Тартаковская успокоила меня насчёт любви с нею, сказала мне, что она всего лишь пошутила со мной и пригласила меня за стол переговоров, который находился возле подиума. В это время девушка с длинными ногами "от ушей" принесла нам два прибора кофе и маленькую хрустальную вазу с шоколадными конфетами. Ни стал церемониться и взял чашечку с кофе. Сразу стал пить кофе и закусывать конфеты.
       - У нас нет никаких тайн от покупателей. - начала беседовать со мной экономист. - Главная цель у нас, это продать по дороже. Ваша цель, это купить по дешевле. Естественно, что каждая сторона заинтересована в своём результате. Этот результат может остановиться на своём месте и не принести пользу ни одной стороне. Лозунг западной экономики гласит "изготавливать любой товар - это сравнительно просто, а вот продавать его - обычно сложно".
       Поэтому тут нам нужен маркетинг, который налаживает рынки сбыта и спроса различных товаров. Следовательно, именно сейчас мы с вами будем заниматься вопросами сбыта и спроса товаров. Рассмотрим по деталям все стороны нашего бизнеса, от изготовителя до потребителя. Тартаковская, это говорила так страстно, словно она сама была тем товаром, который стремилась мне продать. С каждым своим словом по вопросам маркетинга Алла Тартаковская возбуждённо показывала на себя, как на предмет сбыта, который надо сегодня сбыть по выгодной цене для обеих сторон. Постепенно входя в азарт своего рассказа, о западной экономики и торговле на рынке сбыта, Алла Тартаковская сдвинула столик с кофейными приборами и подвинулась вплотную ко мне. Мне тут двигаться было некуда, за моей спиной был подиум для показа образца одежды. Между тем Тартаковская продолжала свой рассказ о мире бизнеса, наступая на меня.
       Не прошло и десяти минут с начала нашей беседы, точнее сказать, её рассказа, как Алла Тартаковская начала сокращать дистанцию приличия между мужчиной и женщиной в общественном месте. Посмотрел в сторону президента этой фирмы, как бы пытаясь найти у него защиту от экономиста его фирмы. Леон Гандельман давно закончил беседу со своими вице-президентами. Они внимательно наблюдали за наступлением на меня Тартаковской, которая тут приблизилась ко мне на такое не приличное расстояние, что ей оставалось всего лишь передвинуться на мои колени и расстегнуть ширинку на моих брюках. Дальше дело техники между мужчиной и женщиной во время секса. Может быть, так этим и закончилось бы, если бы стул под дамой не выскользнул. Мне пришлось уже в падении поймать руками экономиста и просто машинально прижать к себе, уткнувшись лицом в заманчивый разрез на платье.
       - Однако! Какой ты страстный! - удивлённо, сказала Тартаковская, вспыхнув румянцем на худом лице, пытаясь освободиться от моего случайного объятья с целью её спасения. - Отпустите вы меня сейчас же!
       Алла Тартаковская оттолкнулась от меня и тут же стала преодолевать спиной препятствия из мебели, которая она сама сдвинула в сторону при наступлении на меня во время своего рассказа. Именно в тот самый момент, когда экономист во время своего падения уже показала мне то, что она носит под юбкой, пришлось опять ловить её на лету и притягивать к себе. На этот раз она не пыталась освободиться от моего случайного объятья, а только ждала, когда пройдёт момент напряжения после её падения. Затем освобожу её от своего вынужденного объятья.
       В этот момент, в кабинете президента фирмы, все встали на ноги.
       - Александр! Прекратите тискать моего экономиста. Пройдите, пожалуйста, в мой кабинет. - сказал в микрофон Леон Гандельман. - Нам надо серьёзно поговорить о бизнесе. Перестаньте, наконец-то, тискать даму.
       Усадив возбуждённую Тартаковскую на её стул, пошёл в сторону кабинета президента американской фирмы "Ле Монти, Лтд.". Разумеется, что мне нужно было вести беседу по вопросам бизнеса с хозяином фирмы, а не спасать своё семейное достоинство перед наступлением строптивого экономиста фирмы.
       - Мы продаём ни только то, что ты видишь на наших витринах. - сказал Леон Гандельман, едва сдерживая смех после созерцания моей сцены с его экономистом. - Мы также продаём пивные мини заводы европейского производства. Продажей которых, занимается непосредственно Яков Юдельсон. Александр Гольденберг представляет от нас ассортимент различных бытовых товаров. Естественно, что мне, как хозяину фирмы, достаётся финансирование и контроль доставки товаров из Соединённых Штатов Америки и Европы.
       - Буду с вами откровенным. - сказал, Леону Гандельману. - Делаю первые шаги в бизнесе. На этом этапе своего развития в мире бизнеса меня интересует собственный рынок потребителей в Таджикистане. Поэтому, хотел бы приобрести у вас образцы товаров широко спроса. Такие, как зонтики от дождя, повседневную обувь и одежду, товары домашнего быта и многое другое. Мне нужно знать цены на ваш товар.
       - Мы только организовались, как зарубежная фирма в Москве. - прервал меня, Леон Гандельман. - Поэтому ещё не можем предоставить тебе обширную рекламу всех своих товаров. С часу на час ждём факса из Америки. Как только появится факс, так мы можем предоставить тебе весь список своих товаров, которые ты можешь приобрести у нас в любое время за свои наличные. Сейчас мы уходим по своим делам. Ты садись за столик с аппаратами и жди, когда придёт факс. Можешь пить пиво, сколько тебе захочется. Видишь, там возле столика стоит бочка с пивом. Располагайся, как у себя дома. Жди, когда придёт факс и разберись сам.
       Только сейчас заметил пятидесяти литровую бочку из не ржавеющей стали с яркой рекламой на ней. Из бочки торчал кран "гусак" и рядом стояла пивная кружка из хрусталя. Такое ожидание меня вполне устраивало. Тем более, что с момента моего сытного обеда в столовой, павильона "Москва" прошло уже около пяти часов, мой желудок совершенно опустел и требовал своего заполнения. Так что для меня в самый раз было импортное пиво, которое ещё не пробовал. Мне оставалось лишь хорошо подкрепиться этим пивом.
       Как только Леон Гандельман удалился вместе со своими вице-президентами за пределы своей фирмы, так сразу наполнил хрустальную кружку пивом. Пиво было слегка жёлтого цвета, как прозрачный янтарь. Пиво на вкус приятное и слегка терпкое, с запахом ячменя и хмеля, от которого кружилась голова и было наслаждение. Посмотрел вокруг и лишь сейчас заметил, что никого кроме меня в фирме нет. Куда-то делись страстная экономист и длинноногая американка. Вокруг тишина, только на столике рядом со мной постоянно трещит какой-то аппарат, из которого вылезает бумага, исписанная английскими буквами. Посмотрел на свои часы и ужаснулся. Стрелки часов подвигались к девяти часам вечера. Конечно же, это все ушли домой.
       Меня тотчас же охватила паника. Не мог даже представить, как сейчас поступать. Никого в павильоне "Москва" нет. В американской фирме "Ле Монти, Лтд." остался только один. Может быть, скоро придёт господин Факс? Тогда смогу уйти домой. Вернее, в гостиницу. Поэтому меня оставили одного, чтобы дождался Факса. Ведь Леон Гандельман так мне и сказал, что, когда придёт Факс, так тогда от него получу весь список товаров, которые будут поставляться сюда в Советский Союз из Соединённых Штатов Америки.
       Немного упокоился и налил очередную кружку пива. Что мне ещё оставалось делать в одиночестве, как только пить пиво, которое находилось под рукой. Сам Леон Гандельман сказал мне, что могу пить этого пива сколько угодно. Почему бы мне ни пить на халяву такое прекрасное пиво? Вон как много пива, целая бочка! Можно пить до упадка сил. Благо, что здесь туалет имеется, пойду, отолью это пиво. Затем опять буду заправляться этим пивом по полной программе. Посмотрим, кто из нас кого осилит. Пивная бочка или.
       Когда пивная бочка стала со злостью изрыгать пену, а температура в павильоне упала до нуля, понял, что мне придётся ночевать в этой фирме, так и не дождавшись этого господина Факса. Видимо окончательно одурел от чрезмерного употребления пива и минусовой температуры в павильоне "Москва". Стал подбирать себе что-то потеплее из рекламной одежды. Мои руки остановились на женской шубе белого цвета. Шуба была настолько огромная, что буквально растворился в её объёме. Тогда снял с себя пиджак, чтобы не помять его и залез в шубу. Расположился спать прямо на подиуме для показа моделей одежды. Другого места ночлега в офисе фирмы "Ле Монти" нет. Согревшись в шубе, тут же вскоре крепко заснул.
       - Александр! Александр! Сейчас же быстрее проснись! - сквозь сон, услышал, голос Леона Гандельмана. - Вы что тут улеглись?
       Открыл глаза и удивлённо стал рассматривать толпу, которая с ужасом разглядывала меня. Никак не мог понять, что они от меня хотят, пока вице-президенты вместе с хозяином фирмы не поставили меня на ноги и тут же подхватили белую шубу, которую стали тщательно рассматривать кругом. У всех присутствующих был такой вид, что словно спал в грязной одежде в царских палатах и ещё добавочно украсил себя всеми драгоценностями из царского дворца. Только никак не мог понять, что такого случилось за время моего сна в этой белой шубе на этом подиуме. Вроде никакого преступления не совершал? Не воровал?
       - Скажи, пожалуйста, какая у тебя годовая зарплата? - раздражённо, спросил меня, Гандельман.
       - Примерно, несколько тысяч рублей. - спокойно, ответил, не определив со сна точной суммы своей зарплаты.
       - Несколько десятков твоих годовых зарплат не хватило бы рассчитаться тебе за эту шубу, - раздражённо, сказал Леон Гандельман, - если бы ты её испортил. У тебя хотя бы разум имеется? Ты чего в неё залез?
       - Вы меня бросили здесь одного. - стал оправдываться. - Никого нет в павильоне. Температура ночью минусовая. Ваш господин Факс не пришёл. Если бы ушёл, то меня могли посчитать вором. Что было делать?
       Вдруг, лица присутствующих резко изменились в противоположную физиономию, от страха до юмора и все стали так сильно смеяться, что подумал, это они сошли с ума из-за этой шубы. Естественно, что вылупил на них свои глаза от удивления и не знал, как сейчас с ними поступать. Наверно, сморозил что-то?
       - Тебе никого не надо было ждать. - сквозь слезы смеха, сказал Леон Гандельман. - Факс не человек, а аппарат из которого мы получаем информацию с любого конца земного шара. Внизу есть охрана, которая впускает и выпускает людей из этого павильона в любое время ночи и дня. Так что здесь ничего украсть нельзя
       - Мне никто не говорил этого. - смеясь, ответил. - Вы сами сказали мне, что, когда придёт факс, тогда у меня на руках будет полный список товаров. Вот и подумал, что Факс, это будет человек с таким именем.
       - Наш факс перед тобой. - показал рукой, Леон Гандельман, на аппарат из которого всю ночь ползла бумага.
       - Если бы даже знал, что факс не человек, а аппарат, - продолжил оправдываться, - то все равно не смог бы воспользоваться информацией вашего факса на товары. Ведь совсем не знаю английский язык.
       - Хорошо! - спокойно, сказал Леон Гандельман. - Мы тебе подготовим рекламу и списки товаров на русском языке. Также подберём весь ассортимент наших товаров, которые ты сможешь взять с собой, как образцы. Пока занимайся своими вопросами симпозиума по бизнесу, в понедельник ты к нам придёшь. Мы начинаем работать с восьми часов. Да, кстати, у тебя есть место ночлега? Ты устроился в какую-нибудь гостиницу?
       - Имею место на диване в фойе гостиницы "Золотой Колос". - ответил, показывая свой талон. - Могу там спать, когда угодно.
       - Да! Это шикарно для бизнесмена. - воскликнул Леон Гандельман, рассматривая талон на оплату ночёвки в фойе гостиницы "Золотой Колос". - У меня в гостинице "Космос" имеется броня на номер. Сейчас этот номер свободен. До понедельника можешь пожить в этом номере. Сейчас позвоню в гостиницу "Космос" и сообщу им о твоём ночлеге в 422 номере до понедельника. Давай мне свой паспорт, надо им сообщить твои данные. Иначе они могут тебя не пустить в гостиницу. В понедельник сам устроишься в хорошую гостиницу.
       Как только Леон Гандельман переговорил с администрацией гостиницы "Космос", тут же извинился перед ним за свою ночёвку в его офисе в шикарной шубе. Поблагодарив за помощь, поспешил вниз к столовой в павильоне "Москва". К моему удивлению, несмотря на девять часов утра, столовая для бизнесменов симпозиума работала, и решил воспользоваться её услугами. Тут же прошёл в зал столовой к раздаче пищи.
       - Позавтракать сейчас мне можно? - спросил, у дежурной по столовой, предъявляя ей визитку на лацкане своего пиджака.
       - Пожалуйста, придерживайтесь расписания своего региона. - строго, сказала мне, дежурная по столовой. - Следующий раз вас в столовую не пущу. Здесь бывают группы по триста человек и мета может не быть.
       - Извините! - сказал ей. - Следующий раз приду вовремя. Просто сегодня не знал графика своего региона.
       Зал столовой был занят на половину. Но все уже заканчивали свой завтрак, так что мог свободно пройти к раздачи горячих блюд и не спеша выбрать то, что мог утром осилить. Тем более, что завтрак ни так был насыщен различными блюдами, как это было вчера в обед. В основном это были молочные блюда. Поэтому взял на первое молочный суп с лапшей. На второе у меня был творожник и третьим блюдом какао с молоком. В графинах на столе также стояли различные напитки, которые можно было пить безмерно. Сколько может поместится в желудок. Главное, чтобы успел тут позавтракать до захода в столовую новой группы. После плотного завтрака взял обе своим кожаные сумки из автоматической камеры хранения и сразу поспешил в гостиницу "Космос". Мне надо было "забить" там себе номер и оставить в номере свои кожаные сумки, чтобы целый день быть свободным от вещей и иметь своё место для ночлега. Благо, что гостиница "Космос" была прямо напротив центрального входа на ВДНХ. Надо было только пройти прямо через парк.
       - Вы на сколько дней останавливаетесь в нашей гостинице? - любезно, спросила администратор. - Два, три?
       - Пока до понедельника. - ответил ей. - Там видно будет. Может быть, останусь тут в гостинице на всю жизнь.
       - На всю жизнь мы не принимаем. - улыбаясь, ответила администратор. - Только на три недели проживания.
       - Вот и буду каждые три недели переоформляться у вас на жительство. - сказал, забирая ключ от номера.
       422 номер был на четвёртом этаже в правом крыле гостиницы, которая построена полукругом и напоминала радарную установку для приёма сигналов из космоса. Мне понадобилось всего лишь подняться на четвёртый этаж и пройти в сторону номера по коридору, где кроме уборщиц никого не было.
       Возможно, что все жильцы гостиницы с утра разъехались по своим делам и в течении всего дня гостиница "Космос" вообще пустая. Так подумал, потому, что не видел, чтобы кто-то из них пришёл или вышел из гостиницы "Космос".
       Мой номер был прямо напротив ВДНХ. С высоты четвёртого этажа было видно всю территорию ВДНХ прямо до павильона "Космос", откуда видно было установку космического корабля. Ни стал разглядывать панораму из окна гостиницы.
       Решил принять душ и слегка размять свои мышцы, которые у меня сильно отекли во время сна в белой шубе на подиуме американской фирмы "Ле Монти. Лтд.". Собственно, спешить мне тут было некуда. Все первые лекции симпозиума бизнесменов уже прошли и по расписанию симпозиума бизнесмены сейчас мотались по всей территории ВДНХ. Такие мероприятия мог спокойно проделать сам и без расписания симпозиума бизнесменом. Мне нужно было обдумать все свои мероприятия в Москве.
      
      3. С/п-"Расма".
       После тёплого душа мне стало намного лучше, чем себя чувствовал утром, когда меня разбудил Леон Гандельман. Осталось только размять мышцы и ещё раз сполоснуться после разминки. Хорошо, что в этой гостинице одноместные номера. Страсть как не люблю двух и четырёх местные номера, где обязательно жильцы соображают выпить или притащить в номер женщину. Ни сторонник таких развлечений в командировке.
       Мне лучше выспаться после беготни. Сегодня приду в свой номер пораньше и завалюсь сразу спать часов на десять, не меньше. Хотя бы в командировке хорошо выспаться и не буду подниматься чуть свет, как у себя дома.
       Наверно никогда не будет у меня покоя в жизни. Сколько помню себя, постоянно каждое утро подъем с первыми петухами, целый день мотаюсь, как белка в колесе и ложусь спать, когда уже нет сил. Приведя себя в норму, решил спуститься в фойе пешком по лестнице, чтобы не вызывать лифт, который заблудился где-то в районе пятнадцатого этажа. Видимо, это лифт ремонтируют. Прямо при выходе в фойе небольшой бар у лестничной площадки и игральный аппарат на деньги. Двое парней бросают в аппарат жетоны и дёргают ручки. Из аппарата сыпется много монет. Видимо парням в этот раз здесь сильно повезло.
       - Мужик! Хочешь, стольник выиграть? - предлагает мне, парень. - Всего три рубля стоит жетон. Попробуй.
       - Ни верю в эти игры. - отвечаю парню. - Но бросить трёшку в фонтан, как в Италии, это можно. Попробую один раз. Возможно тебя ждёт удача.
       Парень даёт мне на мои три рубля жетон и начинает объяснять, как пользоваться аппаратом. Делаю все те движения с различными ручками электронного вора и к моему удивлению, вместо монет из аппарата выскакивает сторублёвая купюра. Целую эту ценную бумажку и ложу её в карман. Тут же демонстративно поворачиваюсь и пытаюсь быстро уйти от этого электронного вора, которого этот раз обманул, а не он меня.
       - Ты куда это? - удивлённо, спрашивает парень и хватает меня за рукав. - Теперь продолжай играть дальше.
       - Не понял? - сердито, воскликнул. - Отпусти сейчас же мой рукав. С тобой договор на игру в этот аппарат не подписывал. Ты предложил мне выиграть сто рублей, что и сделал. Следующий раз ты будь умней.
       Пошёл к выходу из гостиницы, оставляя обоих парней в растерянности. Возможно, что они мне специально подыграли на сто рублей, чтобы заразить меня азартом и раскрутить на полный проигрыш. Но ни такой человек, который вспыхивает в азарте игры и теряет свой разум. Прекрасно понимал, что за выигрышем последует проигрыш, окажусь с пустыми карманами. К тому же приехал в Москву не для того, чтобы играть в азартные игры, а заниматься развития своего бизнеса. Так что парни зря на меня поставили, как на чёрную лошадку. Думаю, что они от меня не обеднеют. Найдётся какой-нибудь простак и вернут деньги.
       В этот раз на ВДНХ с собой взял одну кожаную сумку образцов товаров из Таджикистана. Надо было мне предлагать и свой товар, а не только разглядывать товар зарубежных фирм. Поэтому нужно мне походить по павильонам ВДНХ, где представлены офисы различных фирм, которые заинтересуются моим товаром. Вот только здесь понял, что мир бизнеса разнообразен и не предсказуем никем, кто его тут представляет.
       Переходя из павильона в павильон, из одного офиса в другой, никак не думал, что понадобится столько много времени на все эти переговоры, которым, казалось, не будет конца. Одни фирмы лишь были заинтересованы узнать от меня информацию об Таджикистане чисто в экономическом развитии. Другие фирмы интересовал вопрос общего положения предприятий рынка на территории Таджикистана. Большинство фирм предлагали свои посреднические услуги между западными фирмами и рынком сбыта товаров на территории Таджикистана. Представители всех зарубежных стран, с которыми вёл переговоры, предлагали мне свои доверительные письма, чтобы представлял их интересы в Таджикистане и в Средней Азии.
       Конечно, был заинтересован расширить свой бизнес за счёт представительства интересов фирм. Таким образом, к концу пятницы уже был представителем, точнее, коммерческим агентом, более десятка зарубежных фирм и совместных предприятий, которые охватывали все отрасли экономики, от уборки мусора в городах до космических исследований. Если верить тем речам, которые слышал во время переговоров с представителями фирм, то вскоре мог стать миллионером от процентов, за услуги, оказанные мной на маркетинге товаров, доверенных мне фирмами. Конечно, это мне льстило, но мне не хотелось угодить в ловушку своей зависимости от кого-то. Поэтому был осторожен в беседах с представителями этих фирм,
       Когда уже рабочий день был на исходе дошёл до павильона "Космос" и хотел было повернуть обратно, как вдруг обратил внимание на небольшой павильон, который был расположен между павильоном "Космос" и павильоном "Электрификации". На стене этого здания были блестящие буквы из жёлтого металла. Прочитал эту надпись - Советско-Бельгийско-Кипрское совместное предприятие "JV RASMA". Подумал, что сюда осталось только добавить в строку фирмы "Таджикское" и мне можно там спокойно работать, представляя интересы этих стран в Таджикистане. Остался лишь небольшой пустяк, это найти взаимный интерес с представителями этих зарубежных стран.
       Конечно, это была всего лишь шутка в моем размышлении. Однако решил зайти напоследок в это совместное предприятие, чтобы этим завершить рабочий день. При входе слева от стеклянных ворот тут находится бар-ресторан с яркой рекламой различных напитков и угощений. За стойкой бара слегка рыжеватый бармен. Приветствует меня лёгким поклоном головы и жестом руки приглашает в небольшой зал ресторана всего на несколько мест. Повинуясь инстинкту своего голода, а не разума, прохожу за столик прямо вблизи стойки этого бара. В зале бара за столиками две пары гостей.
       - У вас какая валюта? - интересуется бармен. - Фунты, марки, доллары? На рубли мы здесь не обслуживаем.
       - Извините! - растерянно, говорю, вставая из-за столика. - Мне нужен руководитель фирмы с/п "Расма".
       - Прямо через зал. - недовольно, отвечает бармен. - У нас тут валютный бар-ресторан "Расма", а не фирма.
       Натыкаясь на стулья и столы в зале валютного бара-ресторана "Расма", выхожу в огромный зал с многочисленными стеклянными перегородками и витринами, за которыми висит разнообразная одежда. Две девушки составляют из алюминиевых конструкций новые перегородки, а двое парней без особого труда проводят листы органического стекла между алюминиевыми конструкциями и закрепляют шурупами связку конструкций. Полный мужчина неопределённого возраста подсказывает этим парням и девушкам, на какую площадь разворачивать стеклянные витрины в зале. Наверно, этот полный мужчина руководитель с/п "Расма".
       - Мне нужен руководитель этого совместного предприятия "Расма". - обращаюсь, к полному мужчине.
       - Вас слушаю! - отвечает полный мужчина, продолжая разглядывать установку витрин в зале. - Что нужно?
       - Хочу с вами переговорить о создании совместного предприятия. - уверенно, говорю, полному мужчине.
       Руководитель совместного предприятия "Расма" с удивлением рассматривает меня, словно пришёл откуда-то из небытия. У него даже лоб вспотел от такого неожиданного оборота моего предложения. Мужчина что-то пожевал у себя во рту и сделал на лице такую мину, будто бы его обидел своим предложением. Он даже не мог сообразить, что сразу конкретно мне ответить. Некоторое время он оценивал мою внешность.
       - You speak in English? - тяжело вздохнув, спросил меня мужик на английском языке и не дождавшись ответа, спросил на русском языке. - Как ты думаешь создавать совместное предприятие если ты не знаешь английского языка? У нас международное совместное предприятие "Расма". Все тут говорят на разных языках.
       - У меня нет знания английского языка. - ответил честно. - Но есть целая Средняя Азия, говорящая на разных языках. В том числе на английском языке. Если вы сегодня не поспешите к нам, то завтра к нам придут другие бизнесмены и вы пожалеете, что уже сегодня не согласились.
       - Ты говоришь дело! - согласился толстяк. - Меня зовут Игорь Гранов. Давай мы с тобой встретимся в понедельник в офисе, улица Лесная, дом 43. Прямо напротив "Белорусского вокзала". Приходи к восьми часам.
       - Меня зовут Александр Черевков. - пожимая мягкую руку Игоря Гранова, представил себя. - Не могу с вами встретиться в течении недели. У меня все дни расписаны по часам. Приехал на Первый всесоюзный симпозиум бизнесменов. Давайте мы с вами обговорим все сегодня. Если мы найдём сейчас взаимный интерес, то тогда к вам приеду из Таджикистана дополнительно. Другого времени у меня в Москве пока нет.
       - Уговорил! - доброжелательно, сказал Игорь Гранов. - Давай пройдём с тобой в мой кабинет и поговорим.
       Игорь Гранов объяснил своим работникам, что надо делать дальше с конструкциями и мы с ним пошли в глубь павильона, где в другом конце павильона у железных ворот были два застеклённых кабинета, в которых находилось несколько человек. Они о чём-то громко спорили на английском языке. Игорь Гранов жестом руки пригласил одного из мужчин пройти в другой кабинет, куда мы с ним направились. Туда следом за нами пришёл и приглашённый мужчина, который по возрасту был немного старше меня и Игоря Гранова.
       - Познакомьтесь! - предложил Игорь Гранов. - Мой заместитель и редактор журнала "Расма" по бизнесу.
       - Валентин Склярук! - сказал мужчина. - Заместитель генерального директора с/п "Расма" и главный редактор журнала "Расма - новости для бизнесменов". Буду рад с вами сотрудничать в различных отраслях.
       - Очень приятно! - сказал, пожимая руку мужчине. - Меня зовут Александр Черевков. Директор Производственного объединения "Дизайнер" в Таджикистане. Приехал на первый всемирный симпозиум бизнесменов в Москве.
       - Валентин! Давай поговорим в баре за столом? - предложил Игорь Гранов. - Там тихо и никто нам не будет мешать. Тем более что ты собирался поужинать и гость будет не против ужина. Сейчас только Борису позвоню, пускай он нам приготовит стол на троих в кабинете, а не в зале. У нас есть ещё свободных два часа.
       Пока Игорь Гранов звонил в бар-ресторан, мы с Валентином Склярук обменялись взаимными рассказами о своей работе на данный момент. Рассказал Валентину Склярук, что, в настоящее время заканчивая учёбу в государственном университете Таджикистана. Буду дипломированным историком, а также преподавателем ряда исторических предметов. Большую часть своей жизни проработал художником-дизайнером.
       Отчего и производственное объединение называется "Дизайнер", в котором несколько сот человек. В основном это художники, альфрейщики, штукатуры, маляры и другие строительные специалисты по дизайну разных интерьеров жилых, административных, производственных, общественных и других зданий. Валентин Склярук в свою очередь мне рассказал, что большая часть служащих с/п "Расма", закончили институт "МГИМО" (Московский государственный институт международных отношений). Каждый из служащих с/п "Расма" владеет не меньше, чем двумя иностранными языками. Лично он, Валентин Склярук, знает хорошо пять языков и больше десятка различных европейских диалектов.
       От Валентина Склярук также узнал, что с/п "Расма" занимается в основном менеджментом и маркетингом, рекламой и коммерческой работой. Выпускает в государстве Кипр собственный журнал "РАСМА"-НОВОСТИ ДЛЯ БИЗНЕСМЕНОВ". Журнал выходит на русском и английском языках, распространяется в 70-ти странах мира. В журнале публикуется реклама и деловая информация, различных советских и зарубежных фирм. По просьбе заказчика журнал может издаваться отдельным тиражом на различных языках мира. Кроме того, с/п "Расма" может оказать любые рекламно-полиграфические услуги заказчика. В выпуске отдельной рекламы, упаковки, рекламной одежды и выставки-продажи различных товаров на площади одной тысячи квадратных метров. Можно другие варианты работы.
       - Ладно! Хватит вам беседовать. - вступил в нашу беседу Игорь Гранов. - Ужин на столе остывает давно.
       Мы втроём направились через зал павильона, где уже никого не было, но значительно увеличились готовые стенды, переговорные комнаты, многие другие сборно-разборные конструкции из профиля алюминия. Меня, конечно, интересовало художественное оформление дизайна этих конструкций, но здесь ничего особенного не было. Всюду алюминиевые конструкции и органическое стекло, между которыми в замкнутом пространстве стекла и алюминия, находятся предметы выставки и небольшие не броские надписи фирм изготовителей. Всюду рядом с товаром живые цветы и декоративные растения, которые придают выставке своеобразную красоту и оригинальность предмета. В основном присутствует реклама зарубежных фирм.
       В зале бара-ресторана было несколько человек, которые сидели по двое за круглыми столиками. Бармен и стройная девушка официантка обслуживали эти пары. В зале бара-ресторана было лёгкое освещение откуда-то сверху из-за рекламы стеллажей бара. Неизвестно откуда звучала лёгкая музыка. Пары за столиком беседовали о чём-то своём. Никто из них не обратил никакого внимания на наше присутствие. Мы прошли в конец этого небольшого зала в кабинет для деловых встреч. Там было всего три небольших квадратных столиков со стульями и мягкой скамьёй обтянутой кожей, вдоль всей стенки по трём сторонам кабинета. Также был не яркий свет, который струился из-за декоративных предметов, расположенных под потолком кабинета. Здесь тоже было уютно. Можно было спокойно побеседовать на темы бизнеса и также отдохнуть за ужином.
       На одном столике было три столовых прибора, которые по своей насыщенности были больше похожи на обед, чем на ужин. Первым блюдом был суп-харчо. На второе поджарка с картошкой. Три графина с напитками, ну, прямо как в столовой, павильона "Москва", здесь же на ВДНХ. Однако, ужин в баре-ресторане "Расма" отличался от завтрака и обеда в столовой, павильона "Москва", тут присутствовали спиртные напитки, французский коньяк "Наполеон" и русская "Столичная" водка. Естественно, что обстановка была другая.
       - Тебе что налить? - спросил меня, Валентин Склярук. - Французский коньяк или русскую водку будешь пить?
       - Пожалуй, лучше выпью русскую водку. - размышляя, ответил. - Водка ближе к русской душе.
       - Мне французский коньяк. - сказал Игорь Гранов. - Сегодня Олег будет за рулём, так что он отвезёт домой.
       - За мной тоже приедет жена. - сказал Валентин Склярук. - Мне сегодня можно пить и то и другое.
       Когда рюмки были наполнены, то мы по русскому обычаю выпили за наше знакомство и опрокинули по рюмке спиртного. Чтобы сильно не опьянеть, хорошо закусил и ещё добавочно съел кусочек сливочного масла, которое небольшими кубиками лежало в маленькой вазочке. Мы ели и пили не торопясь. Вскоре к нам за столик сели, коммерческий агент с/п "Расма" Александр Лебедев и заместитель по хозяйственной части с/п "Расма" Сергей Данилин. Мы тут же познакомились, и парни предъявили мне свои визитки. Игорь Гранов и Валентин Склярук тоже вспомнили, что у них имеются визитные карточки и предъявили их мне.
       В паузах между выпитыми рюмками, мы стали обсуждать нашу совместную работу, которую хотели за собой закрепить обе стороны. Вполне естественно, что в данный момент меня устраивало любое соглашение с бизнесменами России, а тут ещё предлагают сотрудничать в совместном предприятии с бизнесменами государств Кипра и Бельгии. Не мог отказаться от такого интересного предложения и тут согласился сразу. Игорь Гранов, на первом этапе нашего совместного сотрудничества, решил мне выписать доверенность на бессрочное пользование. В качестве коммерческого агента буду представлять интересы нашего совместного предприятия в регионе Средней Азии в рекламе и предварительных переговорах по предмету деятельности с/п "РАСМА".
       В дальнейшем, постепенно, мы оба создадим предприятие "Коммерческий центр Советско-Бельгийско-Кипрского совместного предприятия "РАСМА" в Средней Азии", генеральным директором которого будет Александр Черевков. После чего мне придётся закрыть своё Производственное объединение "Дизайнер" и подумать о создании международной акционерной компании, в которую войдут несколько зарубежных и советских фирм. Таким образом, сможем заметно проникнуть на рынки сбыта Европы и Азии. Меня, пока, интересовала Средняя Азия. О бизнесе в Европе мне ещё рано было обсуждать вопрос.
       - Чуть не забыл! - вспомнил, когда за столом ничего, кроме грязной посуды не было и мы уже собирались распрощаться. - У меня есть образцы товаров производства из республики. Сейчас их покажу.
       Тут же вытащил все свои товары и разложил их на кожаную лавку вдоль всей стены. Даже в одной моей сумке оказалось так много товаров, что они едва поместились на одной кожаной лавке вдоль всей стены кабинета. Здесь были ювелирные изделия, полудрагоценные камни, шерстяные носки-джурабы, различные поделки из цветного металла и инкрустацией с кварцевыми самоцветами. Кроме всего перечисленного, тут лежали фотографии, слайды и рекламные буклеты на различные товары Таджикистана, которые не мог физически взять с собой. На лавке также лежали фотографии картин и чеканки, как мои, так и художников моего предприятия Производственного объединения "Дизайнер". Рядом цены и списки предметов.
       - Это очень красиво! - удивлённо, сказал Гранов. - Но по пьянке, мало чего соображаю. Вот когда ты будешь со всем этим у нас в офисе на улицу Лесная дом-43, тогда мы все окончательно решим.
       Возможно, что Европа ни всем этим заинтересуется, но то, что наши дамы заберут у тебя все ювелирные изделия, так в этом не сомневаюсь. Дамы, как мартышки, любят все яркое на себя цеплять. Так что ты завтра приходи.
       - Хорошо! - согласился с ним. - Как только выберу свободное время в расписании симпозиума, так к вам на улицу Лесную дом-43, обязательно приеду. В офисе постоянно кто-то находится? Время встречи мы наметим?
       - С восьми утра до пяти часов дня офис открыт. - ответил Игорь Гранов. - Можешь позвонить, когда удобно.
       Гранов открыл свой кейс и достал оттуда целый набор визитных карточек с/п "Расма". Отдал Игорю Гранову и Валентину Склярук свои визитные карточки, которые напечатал сам на машинке. Мужики ничего не сказали мне за такой странный вид моих визитных карточек. Только оба как-то странно улыбнулись, словно случайно вернулись в своё прошлое, которое они начинали точно также, возможно, что совсем недавно в развитии своего бизнеса, как пионеры России. Поэтому тут ничего странного в моих визитках не было.
       - У тебя сегодня, как с жильём? - спросил Гранов, когда мы выходили на улицу из павильона "Расма".
       - Американская фирма "Ле Монти, Лтд.", уступила мне номер в гостинице "Космос" до понедельника. - ответил ему. - Дальше буду искать. Может быть, мне старый московский цирк поможет с гостиницей? Там работал десять лет назад. Если нет, то у меня ещё есть броня за трёшку в фойе гостиницы "Золотой Колос".
       Игорь Гранов и Валентин Склярук, естественно, не поверили тому, что сказал, они лишь ухмыльнулись моему рассказу. Тогда в знак доказательства достал из карманов квитанцию об оплате ночлега в фойе гостиницы "Золотой Колос" и ключи с брелоком от номера гостиницы "Космос". Игорь Гранов и Валентин Склярук стали разом не сговариваясь смеяться при виде моих доказательств о сказанном. Водитель автомобиля "Вольво" и женщина из автомобиля "Волга" вышли из своих автомобилей, тут же подошли к нам.
       - Такое только в России можно увидеть! - смеясь сквозь слезы, сказал Игорь Гранов, показывая подошедшим брелок из гостиницы "Космос" и талон за фойе из гостиницы "Золотой Колос". - Почти весь земной шар объехал, но такого не встречал, чтобы одновременно оплачивали на ночлег место в фойе гостиницы и номер в гостинице интуриста. Эту квитанцию сохрани для своей истории. Если в понедельник ты себе не найдёшь место проживания, то приходи к нам, у нас с/п "Расма" есть гостиница по улице Лесная дом 43.
       Игорь Гранов и Валентин Склярук, перед отъездом предложили свои услуги подвести меня к гостинице "Космос". Но отказался, сослался на то, что это ни так далеко и мне после водки надо прогуляться по свежему воздуху, а то ещё в гостиницу пьяным не пустят. Ведь это же непредсказуемая Россия, которую даже трезвым умом не понять, что тогда говорить о пьяном виде. Так что тут прогулка по ВДНХ мне не помешает. Обе машины развернулись и вскоре скрылись в тёмном переулке ВДНХ. Сразу вокруг меня образовалась такая тишина, что даже было слышно чирикание воробьёв под тёплой крышей соседнего павильона. Над головой было чистое, весеннее небо и только прохлада напоминала мне, что нахожусь не на Северном Таджикистане, а на северной стороне Москвы, которая находится к северу от Душанбе.
       Расстояние между этими населёнными пунктами в несколько тысяч километров. Хорошо, что с собой взял меховую длинную куртку, мех которой можно отстёгивать и носить её как обычное лёгкое пальто или даже обычный плащ. Вот сейчас эта куртка спасала меня от холода, который усиливался с наступлением ночи. От павильона "Расма" и до гостиницы "Космос" километра три пути. Почти половину пути надо пройти через территорию ВДНХ. Между павильонами ветер такой, что можно подумать ты находишься на севере в тундре. Поэтому людей здесь никого не видно. Холодный ветер уже разогнал всех по своим павильонам и по домам. До выхода из территории ВДНХ у меня вся пьянка прошла от ветра и холода. Вот и кайфа никакого, словно ничего спиртного ни пил. Лучше всего, если бы вообще не пил. Но видимо поэтому в России и пьют, чтобы не замёрзнуть от сильных морозов. Если бы сейчас не пил, то окончательно замёрз бы в дороге от павильона "Расма" до гостиницы "Космос", а так всего лишь отрезвел от пьянки и не замёрз в пути.
       Вот поистине проблема жизни многослойна. С одной стороны, плохо, что человек выпивает спиртное. С другой стороны, хорошо, что сберегает здоровье от холода. Поэтому русский мужик такой крепкий от водки и мороза. Окончательно окоченевший доплёлся до гостиницы "Космос". Дрожащими от холода руками показал швейцару у двери брелок с ключами от номера гостиницы и визитную карточку участника симпозиума бизнесменов. Швейцар с кислой миной на лице слегка поклонился мне и пропустил в фойе гостиницы. Дамы из-за стоек дежурных администраторов тревожным взглядом проводили меня до лифта, который уже имел все признаки жизни и поднял меня на четвёртый этаж.
       Подойдя к своему номеру, уже немного согреваюсь в тёплом помещении. Но мне надо обязательно принять тёплый душ, чтобы окончательно согреться и прийти в себя перед сном. Как прекрасно, что в номере есть душ! Возможно, что поэтому он и называется душ, так как в холодный день согревает душу, а в жаркий день освежает душу, которая требует постоянной заботы о себе. Вот и сейчас стараюсь, как можно сильнее растереть своё тело, чтобы создать комфорт для своей души. Такой изысканный момент перехода из одного состояния души в совершенно другой, когда ничего уже ни хочется, лишь покоя души и тела в блаженстве ночного сна. Залезу сейчас под одеяло и крепко засну. Наверно, это когда заходил в номер, то забыл закрыть за собой дверь. В чём сильно сомневаюсь, так как не помню ни одного дня в своей жизни, чтобы в любом состоянии души и тела, однажды когда-то забыл закрыть за собой дверь. Это у меня уже было в генах терских казаков от постоянной опасности нападения кого-то из горцев на твой хутор, дом, квартиру или какое-нибудь другое там помещение твоего проживания.
       Вот и сейчас, когда увидел её в своём номере, то подумал, что, возможно, у меня ещё не вся пьянка вышла из головы. Иначе бы мне не померещилось, что у меня в номере сидит девица вся в кожаной одежде. Прямо, ну, как у Майкла Джексона, американского танцора и певца. Вся фигура девицы обтянута и подчёркнута по детально в каждом месте объёма её тела. Словно она показывает, это какая она прелестная и обольстительная, манящая к себе фигурой и наготой, которую она начинает медленно передо мной обнажать. Вероятно, это она подумала, что совершенно обезумел от её красоты. Но не падкий на первую встречную, какой бы внешности она не была.
       Давно прошли те годы, когда был готов залезть под любую юбку, чтобы только утолить свою животную страсть мужчины. Это не значит, что импотент, во мне все также кипит кровь, но у меня есть семья и долг чести перед женой. Поэтому не позарюсь ни на какую женщину. Минутная страсть не затмит любовь к своей жене, дороже которой нет другой у меня на всём белом свете. Рассматриваю эту девицу, которая мне годиться в дочки, лишь по той причине, что, её, где-то раньше видел. Все те же манеры и жесты. Та же мимика лица и... Ну, конечно же, это она! Пускай разденется до конца, чтобы не ошибся. Вот тогда на ней отыграюсь за все её гадости, которые она делала для меня.
       Ещё строит из себя иностранку, заговаривает со мной на английском языке, который в школе не могла выучить, а на панели изучила полный текст общения западной проститутки с иностранцами. Она и меня приняла тут за иностранца. Ведь никому на разум не придёт, что в интуристе проживает обычный русский мужик из Таджикистана, которая ещё пока не заграница. Как только поменяют паспорта во всех бывших советских республиках, так тут все бывшие братья по Советскому Союзу сразу станут между собой иностранцами.
       Однако, моя зрительная память меня ещё не подвела. У неё действительно есть родимое пятно возле трусиков, которые она постоянно демонстрировала в моё присутствие. Этим опозорила меня перед всеми моими коллегами и своими одноклассниками. Теперь мы с ней на равных правах. Никто не посмеет меня опозорить при людях, как это она тогда сделала при всех. Вот только ремень мне надо достать из брюк не заметно, чтобы застать её врасплох. Пускай меня, простят все женщины, которых никогда не трогал пальцем, так как это было ниже моего достоинства. Но эта тварь должна поплатиться за моё унижение, которое она нанесла мне в присутствии всех уважаемых нами людей и опозорила меня на весь наш Кофарнихон.
       - Ну, что Чмо? Вот мы и встретились. - громко, сказал, чтобы меня могли где-то услышать. - Посмотрю, как ты сейчас побежишь за своей мамочкой. Вероятно, что твоя мамочка такая же проститутка, как её дочка.
       Со всего маха врезал по заднице ремнём Симакиной Лене, которая три года назад при всех демонстрировала мне свои трусы запачканные месячными и опозорила меня перед всей школой в присутствии своих одноклассников, директора школы и своих родителей. Теперь настало и моё время рассчитаться с ней.
       Воспользовался моментом, когда Симакина Лена задрала свою кофту, которая была последней одеждой на её обнажённом теле. Чтобы меня не обвинили в попытке её изнасилования, шлёпал её по голой заднице так, что у неё прямо на самом видном месте были красные полосы. Симакина Лена запуталась в своей кофте и никак не могла сообразить, куда её деть. Одеть на себя или скинуть на пол? Тем временем нанёс несколько мощных ударов своим ремнём по её заднице, которая тут же украсилась ярко-красными полосами.
       - Сейчас милицию вызову! - закричала она, когда освободилась от кофты. - Тебя будут судить! За побои!
       - Вызывай! - заорал, на Симакину. - Посмотрю, что ты в милиции скажешь! Каким образом ты, советская проститутка, появилась в номере американского бизнесмена в гостинице "Космос". Звони! Лет пятнадцать получишь за связь с иностранной разведкой, а десять лет добавочных получишь от меня, как от сотрудника государственной безопасности Советского Союза. Звони! Тебя жду! Мне в номере нужны свидетели.
       Схватив свою одежду, Симакина Лена выскочила в коридор, в чем её мать родила. Сразу закрыл за ней дверь. Но тут увидел на полу её трусики. Скомкал их рукой и выбросил в форточку подальше от своего номера. Пускай походит без трусов в кожаных штанах на голую задницу. Может быть, теперь она своей избитой задницей подумает, если у неё совершенно нет в голове мозгов? Только бы она на меня тут не заявила. Конечно, сильно рисковал, когда шлёпал её своим ремнём по голой заднице. Она могла вызвать милицию и свободно обвинить меня в попытке изнасилования. Ведь у неё на подобные гадости есть опыт со школьной скамьи. Поэтому мне пришлось блефовать насчёт КГБ. Другого выхода у меня не было. Благо, что сотрудников КГБ панически боятся, все люди Советского Союза, да и в зарубежных странах сотрудники КГБ, словно чума, наводят страх ни только на обычных людей, но и на правительства разных зарубежных стран. Подобная стратегия не украшает мужчину перед дамой, которая совсем ни так давно была ещё подростком и психика её совсем не совершенна. Но эта, прошу извинить меня за резкий тон, распущенность со школьной скамьи уже не изменит морального поведения девицы, которая вышла на панель торговать своим телом. Полагаю, что уже через несколько минут она очухается от стресса после встречи со мной и на другом этаже гостиницы подцепит богатенького иностранца, которого раскрутит по полной программе секса за деньги. В этом нет ничего особенного в жизни такой девицы, которая считает подобный подход к своему социальному развитию вполне нормальным развитием природы заработка людей на панели, как обычная работа. Думаю, что и проживает Симакина Лена в этой гостинице, перебираясь из номера в номер, не выходя за пределы этого здания.
       Может быть, что на стоянке машин возле гостиницы "Космос", стоит её иномарка автомобиля, которая охраняется бдительными службами городского порядка. В этом автомобиле у неё личный гардероб. Тут и место отдыха после "тяжёлой" работы проституткой в номерах с иностранцами за ночь. Наверное, что Симакина Лена пишет своим родителям в Таджикистан о прелестях семейной жизни или учёбы в Москве, столице Советского Союза. Родители в свою очередь, рассказывают своим соседям и знакомым, какая у них дочь умница и зря на неё в школе учителя говорили плохие слова. Возможно, что уже многократно раз плохим словом вспомнили меня, как отвратительного учителя, который крайне плохо поступил в отношении их прекрасной дочери.
       Знали бы её родители, чем их дочь занимается в гостинице "Космос" для иностранных гостей нашей столицы, в Москве. Но, возможно, что они этого никогда не узнают. Ведь никто из окружения семьи Симакиных никогда не посетит гостиницу для иностранных гостей. Так что их дочка, Симакина Лена, ещё долго будет "процветать" в номерах этой гостиницы, пока позволяет молодость и здоровье торговать своим прелестным телом. Все это у неё быстро закончиться. При такой частой половой связи она вскоре превратиться в "половую тряпку", об которую будут обтирать свои ноги сутенёры и менты столицы, так как она никому не будет нужна.
       Может быть сегодня она задумается над этим? Ну, ладно, оставим эту Симакину Лену в покое. Надо мне подумать, чем заниматься завтра. По расписанию симпозиума у меня завтра лекция и встречи с зарубежными фирмами на выставочном комплексе "Красная Пресня". Затем экскурсия по Москве. Посещение Кремля и московских кладбищ. То же, мне, достопримечательности, кладбища. Живых надо посещать людей, а мёртвым все равно, придут к ним или нет.
       Возможно, что только люди-птицы общаются с духом своих предков. Переносят останки своих предков за тысячи километров на новое место жительства своего племени. Делятся с предками своими впечатлениями окружающей их жизни. Слушают советы старейших духов своих предков. Вот интересно! Чем они советуются? Разум духов, как серое вещество мозга, отсутствует после смерти человека. То чем тогда можно общаться людям-птицам, разумным, с теми, которые утратили свой разум переходя в мир иной - бестелесный? Здесь что-то не совсем понятно. Каким образом происходит связь между живыми и мёртвыми? Есть ли вообще эта связь? Может быть, это люди птицы сами себе внушают с детства, что у них имеется связь с духами давно умерших.
       В действительности ничего подобного в природе развития мышления не существует. Допустим, что между живыми разумными людьми-птицами имеется связь через их биологические потоки волн, которыми насыщено пространство. Как мне объяснял Старик ОН, что у них, людей-птиц, тоже имеются гортанные связки, которые могут подавать звуки голоса при опасности. Но нет им необходимости постоянно орать друг на друга, когда можно общаться разумом, даже на большом расстоянии. Почему обычные люди также не могут общаться друг с другом своим разумом? Может быть, что мы ещё ни так совершенны в своих генах, как эти люди-птицы? Это сколько же надо времени жизни, чтобы стать совершенными в своём разумном развитии, как люди-птицы? Возможно, что поэтому люди-птицы так совершенны, потому что они живут не во времени, а в пространстве. У них нет понятия временного отрезка жизни. В пространстве нет меры...
      
      4. Любовь из прошлого.
       Субботнее утро, это начало, пожалуй, самого сумасшедшего дня недели в Москве, когда москвичи, иногородние и гости города стремятся куда-то попасть. Именно куда, толком никто не знает. Москвичам, главное, это за день успеть запастись продуктами на неделю. Так как им в рабочее время этим некогда заниматься. В городе отдельных магазинов для местных жителей не построили, а выстоять длинную очередь с гостями города в рабочее время бессмысленно. Вот и приходиться со всеми вместе стоять в очереди в субботу. Разнообразные потери в этот день неизбежны. Одни теряют время, другие теряют деньги. Нервы теряют все. Так как несмотря на перестройку нашей огромной страны, мы никак не можем перестроиться в очереди за продуктами и за дефицитным товаром.
       Нам ещё далеко до насыщенности своего рынка различными товарами. Когда каждый желающий, независимо от места жительства, сможет купить себе нужный товар без очереди в удобное для него время. Когда все это будет, однозначного ответа дать никто не может. В течении семидесяти лет нам каждую пятилетку обещали насытить рынок. Но этого не случилось. Вот поэтому люди в Москве привычно давятся в длинных очередях за товарами. Почему именно в городе такие сумасшедшие очереди? Это может сказать любой. Ведь Москва ни только столица огромного государства, но также и огромный рынок сбыта товаров.
       Не зря в городе построили ВДНХ и другие выставочные комплексы, в которые везли товары со всего огромного государства. С началом перестройки хлынули товары в Москву со всего света. Так что Москва из столицы огромного государства превратился в международный рынок сбыта различных товаров. В первую очередь товаров, которые не пользуются большим спросом в западных странах. В Советском Союзе эти товары люди не видели вообще никогда. Представляю, как мне сегодня тяжело будет попасть куда-то. Надо хотя бы успеть в столовую на ВДНХ. По расписанию сейчас наш регион обслуживают. Придётся идти со своими. Как мне не хочется встречать там знакомые лица. Сразу начнут спрашивать где, что продают и куда можно доехать. Надо как-то незаметно проникнуть в эту столовую и также незаметно покинуть зал. Лишь бы никто из знакомых меня не увидел.
       - Александр! Какими судьбами? - радостными возгласами встретил меня, Мирсаид Галиев, директор строительной конторы Куляба. - Как рад тебя встретить. Как давно тебя не видел у нас.
       - Тоже рад тебя встретить в Москве. - обнимаясь по таджикскому обычаю с Галиевым Мерсаидом, ответил. - Тебя кто направил на Первый всесоюзный симпозиум бизнесменов, не Поносов Юрий Филимонович?
       - Баширов Хаким постарался. - ответил Галиев Мирсаид. - Он у нас теперь в исполкоме главный по делам бизнеса в Хатлонской области. Ему самому не разрешили ехать, так он меня направил на этот симпозиум.
       Мне действительно было приятно встретить в Москве этого таджика хотя бы по той причине, что у него остались долги перед моими парнями за последний объект в Кулябе. Точнее, Галиев, эти деньги должен был отдать мне, так как со своего кармана рассчитался с парнями. Но эта международная археологическая экспедиция и исчезновение Насырова Сухроба, совсем прервали связь с его строительной конторой. Прошло больше десяти месяцев со времени нашей последней встречи. Как теперь мне с него забрать эти деньги за объект в Кулябе. Ведь он может свободно отказаться и мне суд не поможет в этом.
       - Ты где это пропал почти на год? - поинтересовался Галиев Мирсаид. - Много раз звонил тебе и Насырову Сухробу, но никак не мог найти вас. Ведь мои долги перед тобой зависли в воздухе. Налоги давят вовсю.
       - Был несколько месяцев за границей. - ответил Галиеву. - После меня назначили директором Производственного объединения "Дизайнер", при Министерстве строительства Таджикистана. Все мои объекты перешли под контроль министерства строительства. Чтобы тебе не навредить с твоими долгами, придержал документы по твоему объекту у себя. Хотел к тебе сам съездить, но у меня не было времени. Сейчас много работы и ещё защита диплома в университете. Пытался до тебя дозвониться. На телефонной станции мне сказали, что такого телефона в Кулябе нет вообще. Так что у нас с тобой нет никаких проблем наладить дела.
       - Правильно тебе сказали. - подтвердил Галиев. - Нашу контору вообще закрыли. Меня поставили директором другого предприятия. Поэтому мы с тобой не могли связаться. Но тебе крупно повезло. С тобой могу рассчитаться сейчас. Ты меня даже выручишь тем, что возьмёшь деньги. Мне навязали много денег наличные на различные строительные материалы, чтобы их купил на выставке "Строительные материалы" на выставочном комплексе "Красная Пресня". Но там продают не строительные материалы, а заводы по изготовлению строительных материалов. На заводы у меня нет долларов и в рублях денег не хватает. Так что вожу деньги с собой по всей Москве и не знаю, куда их деть. Ведь меня могут обокрасть воры.
       - Мы с тобой сейчас позавтракаем. - сказал, Мирсаиду. - Потом сходим ко мне в номер в гостиницу "Космос". Рядом с ВДНХ. Там тебе выпишу расписку на получение у тебя денег в счёт твоего долга.
       Мы оба сели за стол в стороне от наших соотечественников. Вполне вероятно, что сам Галиев Мирсаид не хотел с встречаться с знакомыми из Таджикистана. Возможно, что со мной не встретился, если бы мы с ним не столкнулись нос к носу при входе в эту столовую. Тут нам повезло обеим. Он частично избавиться от большой массы денег. Мне эти деньги пригодятся здесь и дома тоже. Деньги мне никогда не помешают нигде. Может быть наши общие знакомые уже позавтракали раньше и нам нечего было опасаться не нужной нам встречи со своими соотечественниками. Поэтому мы отделались лишь взаимными приветствиями со своими земляками и принялись за завтрак, который, согласно расписания, приготовили в стиле таджикской кухни.
       Откровенно говоря, московский суп с лапшой нельзя назвать лагманом. Да и плов больше похож на рисовую кашу с бараньим мясом. Даже манты у москвичей не получились, какие-то неизвестные миру пирожки с луком и с мясом, одно только название "манты" в списке меню. Таджикам главное, что все блюдя мясные не свинина, а говядина и баранина. Тут остальные блюда молочные, мучные и различные фруктовые напитки. Нам понадобилось не больше часа на своё присутствие в столовой. Несмотря на то, что в столовой обслуживали сразу три группы из Средней Азии, раздача продуктов работала слаженно и быстро. У нас больше времени ушло на то, чтобы пройти от входа до стола и в обратном направлении. На употребление пищи ушло всего двадцать минут. Мы оба были заинтересованы в быстром завтраке. Галиеву надо было посетить павильоны на ВДНХ. Мне нужно было отправиться на выставочный комплекс "Красная Пресня". Так что наши дороги расходились. Мог окончательно потерять Мирсаида вместе с его долгами.
       - Этот мужчина со мной. - сказал, швейцару у входа в гостиницу. - У нас здесь будет деловой разговор.
       - Пожалуйста! Проходите в номер! - посмотрев на брелок гостиницы и на наши визитки, сказал швейцар.
       Мы поднялись на лифте на четвёртый этаж и прошли в мой номер. Вовремя нашего продвижения от главного входа в гостиницу до моего номера Галиев не проронил ни слова. Лишь крутил головой во все стороны и никак не мог прийти в себя от увиденного зрелища в гостинице интуриста "Космос". Только когда мы вошли в номер, то Мирсаид облегчённо вздохнул и уселся возле стола, разглядывая мой номер.
       - Вот что значить работать в министерстве строительства! - удивлённо, воскликнул Галиев. - Ни то, что устроился в гостиницу "Колос" с многодетной семьёй беженцев в трёх комнатном номере. Там столько тараканов и клопов, что во всем нашем городе не наберётся столько. Даже спать мне страшно в номере.
       - У тебя все ещё впереди! - подколол, Мирсаида. - Ты свободно можешь на следующих выборах выдвинуть свою кандидатуру на пост президента Таджикистан. Тогда перед тобой все лучшие гостиницы мира будут открыты. Мне это не светит. Русского президентом республики никогда не выберу. Так что постарайся себя проявить. Твою кандидатуру всегда поддержу на выборах в президенты.
       Галиев Мирсаид лишь улыбнулся на мою шутку. Возможно, что он понял мою шутку или прекрасно знал о том, что ему никогда не светит стать президентом Таджикистана, даже пускай он сам таджик по национальности. Пожалуй, так это и есть. Ведь таджиков в республике несколько миллионов и поэтому им стать президентом в республике трудно всем желающим. Надо иметь много способностей, которые помогли бы таджику стать президентом Таджикистана. Мало быть образованным человеком. Нужно иметь ораторские способности. Уметь разговаривать с человеком. Быть в курсе экономических и политических событий в своей республике и за рубежом. Мало ли что должен уметь глава государства.
       - Может быть ты возьмёшь половину денег? - предложил мне, Галиев, расстегну свою кожаную сумку, которая доверху была набита деньгами. - Тут пятьсот тысяч рублей сотнями. Половину можешь брать.
       - Ты извини меня Мирсаид, но ни на столько глуп, чтобы таскать с собой такую сумму денег. - ответил ему. - Просто удивительно, как тебя ещё никто не ограбил с такими огромными деньгами. У меня есть тебе совет. Пойди в ближайшую почту и отправь все свои деньги домой на своё имя. Приедешь к себе в Куляб и там получишь их обратно. Если тебя ещё до почты в Москве не убьют. Так что ты подумай хорошо над этим.
       Галиев дрожащими руками отсчитал мне причитающиеся пятьдесят тысяч рублей. После отметил в своих документах, что отдал мне пятьдесят тысяч рублей в счёт бывшего долга за выполненный мной объект. В свою очередь написал две расписки в том, что получил от него долг в размере пятьдесят тысяч рублей за объект в Кулябе. От него тоже взял расписку в получении пятидесяти тысяч рублей. В обеих расписках поставили номера наших паспортов. Поставили свои подписи на всех расписках и обменялись.
       - Вот теперь и мне придётся таскать за собой эти дурацкие деньги. - сказал, освобождая место в сумке под деньги в пятьдесят сто купюрных пачек. - Вот куда теперь с такой суммой могу пойти? Всюду могут убить.
       - Давай мы оба сейчас пойдём в ближайшую почту и отправим деньги домой. - напомнил Галиев Мирсаид.
       - Хорошо! Пойдём! - согласился с ним. - Но только с одним условием, что сдам деньги первый, чтобы мне тебя не надо было ждать долго. Ведь там тебе с такой суммой денег придётся просидеть на почте половину дня.
       Мы оба вышли из гостиницы "Космос" и подальше от гостиницы поймали такси. - сказал таксисту, чтобы он нас без экскурсий повёз в "Китай город" на почтамт. Таксист видимо понял, что знаком с Москвой, поэтому развернулся и поехал по проспекту Мира в сторону Театральной площади до "Китай города" там мы вышли рядом с чайным магазином. Рассчитавшись с таксистом, мы перешли улицу и прошли прямо в почтамт. Народу было мало, но мы все равно там ни стали рисковать. Решили обратиться в дирекцию почтамта и прошли в кабинет с табличкой "директор". Вся надежда у нас была не директора этого почтамта.
       - Вас слушаю, молодые люди. - сказала полная дама, рассматривая наши документы на столе.
       - Нам нужно отправить огромную сумму денег. - ответил даме. - Думаю, что нам необходим какой-то кабинет для сдачи денег, чтобы в зале почтамта не было каких-то проблем. Примите эти деньги, их отправляем домой.
       Мы открыли сразу обе сумки с деньгами и показали директору почтамта. Видимо, что подобных сумм эта дама никогда не видела даже на своём рабочем месте, где каждый день вращаются огромные суммы. Дама как-то сразу судорожно вся задёргалась. Понял, что она нажала кнопку вызова милиции и ей стало плохо.
       - Зачем так делать? - сказал, даме. - Мы пришли к вам не грабить почтамт, а сдать свои деньги, чтобы нас не ограбили по дороге домой. Как мы теперь можем вам доверять, если вы не доверяете нам. Мы уйдём...
       Не успел договорить, как в кабинет директора с двух сторон ворвались милиционеры с пистолетами наготове. Нам даже ни дали сказать слово, как тут же нацепили наручники и отобрали обе сумки с деньгами. Дама ничего не могла сказать, она только судорожно глотала воздух и выпяливала глаза. Через несколько секунд в кабинет директора почтамта ворвались ещё несколько милиционеров. Офицеры милиции стали выворачивать наши карманы и рассматривать документы. В это время у дамы изо рта потекла пена и она упала на пол без сознания. Только в этот момент милиционеры догадались вызвать скорую помощь, так как всем стало очевидно, что этой даме стало плохо. Вероятно, что поэтому она вся задёргалась и случайно нажала на кнопку сигнала. Хорошо, что нас ни стали избивать милиционеры, когда ворвались в кабинет директора. Видимо, это наш интеллигентный вид и соответствующие документы остановили милицию от побоев.
       - Что здесь произошло? - строго, спросил капитан милиции, когда из кабинета даму забрала скорая помощь.
       - Мы пришли сдать свои деньги. - спокойно, ответил. - Дама увидела наши деньги и задёргалась. Видимо ей стало плохо до нашего прихода, а тут ещё две сумки наших денег. Как-то не хорошо все получилось.
       - Откуда у вас с собой такая огромная сумма денег? - обратно, не доверчиво, спросил нас капитан милиции.
       - Там на документах все написано. - ответил ему. - Мы директора предприятий. Деньги на строительные материалы. Хотели за наличные приобрести, но ничего не получилось с покупкой товара. Вот поэтому решили отправить деньги обратно к себе домой, чтобы нас в Москве никто не ограбили. Но тут все это случилось.
       Капитан милиции приказал своим подчинённым здесь снять с нас наручники. Сам вышел куда-то в другую дверь, которая вела в глубь почтамта. Сержанты милиции сняли с нас наручники, но пистолеты в кобуру к себе не положили. Наверно такого распоряжения командир им ни давал. В такой ситуации тут не мог даже представить, как поступать дальше и поэтому ждал возвращения капитана милиции, который запропастился где-то. Между тем Мирсаид стоял рядом со мной, как памятник посетителю почтамта и только струйки пота на его лице указывали на то, что он ещё жив. Подумал, что если обстановка усложниться, то Галиева Мирсаида нужно будет отправлять на машине скорой помощи следом за дамой из почтамта. Иначе он тут помрёт. Мне только этого не хватало. Придётся годами доказывать свою непричастность к его гибели.
       - Пройдите за мной со своими деньгами. - сказал капитан милиции, как только он вошёл обратно в кабинет.
       Взял обе сумки и слегка толкнув Галиева Мирсаида, отправился следом за капитаном милиции. Не прошёл и двух шагов, как услышал сзади себя чьё-то падение. Повернулся обратно и увидел, как Мирсаид лежит на полу, милиционеры оказывают ему помощь. Мне пришлось вернуться, чтобы разобраться с Галиевым. Но оказать ему помощь не решался, так как у меня в руках были две сумки с деньгами в сумме пятьсот тысяч рублей, которые не мог никому доверить. Поэтому стоял и смотрел, как Мирсаиду оказывают помощь и по телефону вызывают врача. Капитан милиции тоже вернулся в кабинет директора. Нам надо было как-то разобраться с Мирсаидом и с двумя сумками денег.
       - Вы у больного оставьте паспорт. - сказал, капитану милиции, когда за Галиевым Мирсаидом приехала скорая помощь. - Все остальные документы и деньги положите в его сумку, чтобы он ничего не потерял в дороге. С такой огромной суммой денег выйти с почтамта не могу. Наверно, уже весь этот район Москвы знает о моих деньгах из-за переполоха, который подняла милиция. Отправлю свои и его деньги по нашим адресам, лишь после этого поеду к пострадавшему товарищу в больницу. Прошу вас оставить со мной наряд милиции, чтобы меня здесь не прибили. Свои деньги и деньги товарища сдам кассиру в законном порядке.
       Скорая помощь уехала вместе с Галиевым. В сопровождении капитана милиции и целого наряда милиции, перешёл в другой кабинет, где мои деньги решили принять в присутствии наряда милиции. У меня все же была надежда, что Мирсаид очухается и вернётся за своими деньгами. В этом смысле сказал кассиру почтамта, что первую сумму денег в размере пятьдесят тысяч отправляю к себе в Душанбе по адресу Министерства строительства республики. Все остальные четыреста пятьдесят тысяч отправлю по адресу в Куляб Таджикистана на имя Галиева Мирсаида. Кассир согласилась с моим решением и приступила к счёту наших денег. Милиционеры расположились вблизи стола с деньгами и глазами преступников, а не милиционеров, смотрели на эту громаду денег. Возможно, что они уже пожалели о том, что упустили момент, когда под шумок можно было забрать пол миллиона денег и скрыться в неизвестном направлении. Если бы они так сделали, то, ни Галиев Мирсаид никто другой ничего не могли доказать о существовании такой огромной суммы денег. Ведь никто бы нам в это не поверил, а наши документы милиционеры могли просто уничтожить. После бы нас ждала психушка или тюрьма на всю оставшуюся жизнь.
       Окончательно обезумевшие в ожидании пересчёта милиционеры, с постепенно тающей второй кучей денег, стали по одиночке исчезать из кабинета сдачи моих денег. Когда прошло около трёх часов пересчёта денег, в кабинете остался один капитан милиции. Измученный чаем и кофе, он не знал, чем заняться и уже в который раз принялся изучать все графики, расклеенные на стене кабинета. Теперь ему будут ночами сниться прейскуранты на цены и графики главного почтамта.
       Возможно, он уже пожалел, что остался в почтамте. Меня то же самое, в ещё большей степени, тошнило от мелькания сторублёвых купюр, которые вначале проворна, а после медленно пересчитывала кассирша, переминаясь с ноги на ногу. Вполне вероятно, что она давно описалась, а замены ей нет и оставить так деньги нельзя без присмотра. На этот счёт повезло милиционерам, когда они были здесь полным нарядом, то постоянно подменяли друг друга, посещая местный сортир. Но мне и кассиру пойти в сортир, фактически нельзя. Деньги должны быть тут под контролем. Время уже подходило к обеду, когда дверь в кабинет открылась и на пороге появился Галиев Мирсаид. Вид у него был такой, словно он сбежал от наказания и попал туда, где его могут побить. У меня действительно было желание побить его, за то, что он меня так классно подставил. Потерял из-за него весь день.
       - Ну, ты, засранец! - вырвалось у меня. - Ты мне сорвал сегодня все мероприятия на симпозиуме в Москве.
       - Ты извини меня. - стал оправдываться Мирсаид. - Так получилось. Всегда буду твой должник.
       - Нет, уж! Спасибо! - возразил уму. - Ещё один такой долг от тебя, и в психушке. Принимай эстафету и отпусти меня на все четыре стороны. Мне нужно сегодня хотя бы успеть на выставку в "Красную Пресню" съездить.
       Мы с кассиром назвали сумму, на которой остановился счёт, тут же уступил место Галиеву Мирсаиду. Распрощавшись со всеми, вышел из здания почтамта и направился в сторону метро. Было вполне естественно, что этот день будет для меня с полосой невезения. Едва стал на электричке метро доезжать на нужную станцию, как в репродукторе поезда метро сообщили, что на станции метро "Красная Пресня" обрушились конструкции сооружения здания метро и станция метро "Красная Пресня" закрыта на неопределённый срок. Мне пришлось выйти на станции метро "Баррикадная" и оттуда спускаться мимо зоопарка до парка возле станции метро "Красная Пресня", где сел на автобус до выставочного комплекса "Красная Пресня". Естественно, что народу там было мало. Все группы симпозиума бизнесменом регионов Советского Союза прошли со своими экскурсиями и в основном там болтались мальчишки, которые "стреляли" сувениры у зарубежных бизнесменов. Одиночками были просто любопытные люди и некоторые отбившиеся от групп бизнесмены, вроде меня. Не был заинтересован толкаться без цельно в блуждающей толпе. Пошёл смотреть не на ширпотреб, а на мини-заводы по выпуску изделий строительных материалом. Эти мини-заводы больше подходил моему бизнесу. Поэтому меня интересовали там мини-заводы по изготовлению кирпичей. В новых ангарах выставочного комплекса "Красной Пресни" рядами расположились офисы европейских, азиатских и американских фирм по изготовлению различных мини-заводов. Меня заинтересовали мини-заводы по изготовлению цветного кирпича и черепицы. Целый ряд подобных фирм отличался только рекламой, а принцип изготовления был одинаков у всех фирм. Меня конечно больше всего заинтересовали китайские фирмы, так как они граничили рядом с нашей республикой. Легче будет поставить товар китайской стороне и нам можно туда слетать. Даже летать не нужно. В Урумчи можно съездить на своей машине.
       - Меня зовут Александр! - протягивая руку китайцу, сказал. - Директор Производственного предприятия "Дизайнер". Меня интересует мини-завод по изготовлению цветных кирпичей. Покажите их изготовление.
       - Очень приятно! - почти без акцента, на русском языке, ответил китаец, пожимая мне руку. - Меня зовут Чин Сун Бай, секретарь парткома предприятий. Рядом со мной, Шин Тун Фэнь, начальник комитета по внешнеэкономической торговле. Рядом с ним, Джао Мин-Ю, генеральный директор, главный инженер предприятий.
       Китайцы тут же предъявили мне свои визитные карточки на русском и китайском языках. Естественно, что им тоже дал свою бумажечку, которая издали примитивно напоминала мою будущую визитную карточку.
       - Мы руководим группой предприятий. - продолжил говорить Чин Сун Бай. - Наши предприятия изготовляют в основном разные мини-заводы по изготовлению различных продукций, кирпича и черепицы. Можем делать практически из любого грунта, который доступен вам. Мы туда лишь добавляем некоторые красители к грунту, дальше все делает компьютерная машина. Есть возможность поставлять готовые изделия из сырья.
       - Меня интересует прочность ваших изделий. - сказал ему. - Хотелось бы все это увидеть сейчас в павильоне.
       - Пожалуйста! Принесите мне любой грунт. - сказал Чин Сун Бай. - Через двадцать минут вы испытаете любое изделие, которое вас интересует и любой конфигурации заданной компьютеру. Мы готовы вам показать.
       Посмотрел вокруг себя и рядом с выходом из ангара увидел строительные инструменты, среди которых было небольшое пластиковое ведро. Полное ведро московского грунта могло вполне хватить на пару цветных кирпичей. Наполнил это ведро грунтом, который был поднят бульдозером вблизи ангара выставочного комплекса "Красная Пресня". Этот грунт принёс представителю китайской фирмы. Меня больше всего интересовал обычный кирпич, с которого мы строим дома в республике и кирпич всюду нужен.
       - Можете выпить чашечку кофе. - предложил мне, Чин Сун Бай. - За это время кирпич будет готов. После мы с вами обсудим детали нашего совместного договора по купле-продаже товара. Вы сядьте за этот столик.
       Китаец при мне засыпал в небольшой бункер московский грунт. Добавил туда какой-то порошок. Включил компьютер. Выбрал нужную мне фигуру кирпича и нажал кнопку. Машина заработала. Китаец принёс мне чашечку чёрного кофе и вазочку с печением. Пожелал приятно провести минуты ожидания, а сам занялся переговорами с другими подошедшими к нему бизнесменам. В это время тут процесс мини-завода начался. Стал пить чёрное кофе и разглядывать рекламу соседних фирм. Рядом со мной китайцы заваривали какую-то траву в прозрачных чайниках и постоянно пили, без сахара и без печения. Напротив, меня, в ряду европейских фирм, стройная совсем юная девушка, пела под музыку песню об Италии. Мелодия плавно звучала и заполняла все пространство ангара. Голос девушки и сама мелодия, были так приятны и обворожительны, что все вокруг галдящие люди притихли и словно заколдованные смотрели на эту чудесную девушку, у которой фигурка была настолько изящной, а цвет кожи её тела настолько пленительный, что мне хотелось встать с места и коснуться её красоты.
       Но больше всего меня удивил цвет её волос, которые были совершенно белые и с лёгким блеском, который переливался при падающем свете неоновых ламп и волосы струились от лёгкого ветерка, проникающего в ангар через широкие ворота. Просто был поражён красотой этой девушки. Вдруг, вспомнил бабушку Маню. Ведь она тоже была альбиноской, как эта девушка. Возможно, что бабушка Маня в молодости была такая же обворожительная, только ростом эта девушка чуть выше нашей бабушки Мани. С таким ростом эта девушка ещё более прекрасна. Ну, просто ангел во плоти или сама фея.
       - Уважаемый, Александр! - неожиданно, прервал китаец, мои размышления. - Кирпич готов. Испытайте его.
       Посмотрел в то место, куда показал мне китаец. Там лежал красный кирпич и от него шёл пар. Сказал китайцу, что пускай кирпич немного остынет, после его испытаю. Сейчас он ещё горячий и может легко ломаться. Китаец согласился с моим решением и продолжил свои переговоры с бизнесменами. Когда мой кирпич окончательно остыл, то отнёс обратно пластиковое ведро, которое брал под грунт и оттуда взял огромную кувалду. Затем положил кирпич на рельс возле стены ангара и со всего маха ударил кувалдой по кирпичу. Кирпич мало пострадал. Зато едва не пострадал от милиции, которая тут же ринулась в мою сторону. Удар кувалды пришёлся ни столько на китайский кирпич, сколько на московскую рельсу, которая словно взрыв бомбы своим звуком отразилась об тонкие стены металлического ангара и взрывной волной прокатилась по всему выставочному комплексу "Красной Пресни". В тот же момент из всех офисов повыскакивали представители зарубежных фирм, а русская милиция вместе с вооружённой охраной окружили то место, откуда сейчас прокатился оглушительный звук, который долго гудел тут под сводами выставочного комплекса. Сделал вид, что ничего не случилось. Осторожно положил на пол кувалду, поднял кирпич и стал внимательно рассматривать его со всех сторон. Милиция и вооружённая охрана в полной растерянности приблизились ко мне. Двое вооружённых охранников приставил ко мне своё оружие, а третий осторожно заглянул в мою кожаную сумку, которая после почтамта значительно похудела и в ней находились только документы.
       - В чем дело? - удивлённо, спросил, охранников, когда те проверили пустую сумку и добрались до моих карманов. - У меня нет оружия и бомбы. Такой же посетитель, как все товарищи, которые тут окружают нас.
       - Ты зачем сейчас, с такой силой стукал кувалдой по рельсам? - сердито, спросил меня, лейтенант милиции.
       - Покупаю товар. - ответил, показывая на кирпич. - Сейчас его здесь испытывал на прочность.
       Собравшиеся зеваки, милиция и охрана дружно засмеялись, смех которых прокатился по всему ангару, как звон колокольчиков в огромном храме. Представители зарубежных фирм освободившись от шока, дружелюбно стали что-то говорить в мой адрес, постоянно повторяя слова "русский", "Раша", "руссиш" и "руссия". Из-чего сделал вывод, что только от русских можно ожидать подобных выпадов, которые взбудоражили всех.
       - У тебя действительно крепкий товар. - одобрительно, сказал, китайцу. - Мы будем с тобой заключать договор. Куплю у тебя мини-завод. Но, скажи мне, как вы ломаете кирпичи руками? Такой кирпич не сломать.
       - Кирпичи, которые мы ломаем руками в цирке, завозим из России. - под общий смех, ответил Чин Сун Бай.
       Постепенно, вокруг китайского офиса все зеваки разбрелись. Мы с китайцем сели за стол переговоров. Когда Чин Сун Бай назвал сумму товаров в долларах, то у меня по спине побежали мурашки. О такой сумме денег, тем более в долларах, не могло быть и речи. Возможно, что мы с ним сошлись бы и в рублях, но всего два часа назад вышел из почтамта, где оставил свою значительную сумму денег в рублях. Почему это, Галиев Мирсаид, не купил эти мини-заводы? У него вполне хватало денег на несколько мини-заводов, в переводе долларов по курсу в рублях наверно тут есть какая-то китайская хитрость, которую не заметил.
       - У меня сейчас с собой нет таких денег. - сказал, китайцу. - Но мы можем заключить предварительный договор. Затем приглашу тебя к себе в республику. Мы там окончательно договоримся о сделке.
       - Таджикистан! Средняя Азия! - радостно и удивлённо, воскликнул Чин Сун Бай. - Так это же совсем близко от нас. Живу в Урумчи, Синьцзян-уйгурский автономный район. От нас к вам автобусы летом на Памир едут. Так что мы свой товар вам можем на машине привезти или вы сами тоже можете приехать к нам.
       - Вот и договорились! - доброжелательно, согласился, пожимая руку китайцу. - Встретимся в Душанбе, столица Таджикистана. Мой офис в министерстве строительства республики.
       Распрощавшись с китайцем, повернулся продолжить свой поход по выставочному комплексу "Красная Пресня", но, тут обратно увидел эту прекрасную девушку с белыми волосами и остановился словно заворожённый от её красоты. Все никак не мог налюбоваться изящной фигурой этой девушки. Так она прекрасна!
       - Вам что-то нужно? - с сильным итальянским акцентом, спросил меня, плотный мужчина. - Вас внимательно слушаю! У нас есть различные товары. Строительные материалы и разные мини-заводы из Италии.
       - Хотел бы с вами вести переговоры о торговле. - отводя свой взгляд от прекрасной девушки, ответил.
       - Тогда пройдём в наш офис. - любезно, пригласил итальянец. - Там нам удобно будет говорить о торговле.
       Прошёл следом за итальянцем в небольшую комнатку, в которой был всего один стол и два стула. В комнатке был парень очень сильно похожий на ту прекрасную девушку, но только с черными, как смола, волосами. Видимо, этот парень и девушка были двойняшки. Точно также как мои, дедушка Гурей и бабушка Маня. Надо же! Ведь бывает же такое совпадение! Можно подумать, что они родственники терским казакам.
       - Что будете пить? - отвлекая меня, спросил толстый итальянец. - Водку, коньяк, пиво, шнапс или виски?
       Тут вспомнил, как нас учили ещё в школе, что у капиталистов ничего не бывает даром. Поэтому подумал, что спиртные напитки будут стоить очень дорого, а пиво все же намного дешевле. Тем более, ещё никогда не пил иностранное пиво, если не считать из республик социализма. Польское и чешское пиво пил.
       - Пожалуй, мне лучше пиво. - через паузу, ответил. - Хорошее пиво, это лучше любого хорошего коньяка.
       - Пиво! - радостно, воскликнул толстый итальянец. - Тоже любитель пива. Сейчас пиво будет.
       Итальянец поднялся из-за стола и вышел из комнатки. Обратно итальянец вернулся с несколькими металлическими банками размером, примерно, с двухсотграммовый гранёный стакан. Итальянец убрал со стола все письменные принадлежности и поставил на стол эти баночки. Удивлённо посмотрел на металлические баночки. Ничего подобного не видел у нас в Таджикистане, а в этот приезд в Москву, ещё не был в магазинах. Поэтому подумал, что это концентрат сухого пива, которое на Западе потом разбавляют водой, как это делают в пивных бочках нашей страны. Наверно, это какая-то муть, которую нельзя выпить?
       - Это есть пиво! - объяснил итальянец, подвигая баночки ко мне. - Меня зовут Бенито Пелони. Как тебя зовут?
       - Очень приятно! - сказал, пожимая пухлую руку толстому итальянцу. - Меня зовут Александр Черевков.
       - Во-о! - удивлённо, воскликнул Бенито Пелони. - У русских есть, очень, много людей с именем Александр. Мои приёмные дети русские и тоже их зовут Александр. Вас сейчас познакомлю. Только не уходи отсюда.
       Бенито Пелони вышел из комнатки и вскоре обратно вернулся с парнем и девушкой, которых уже видел.
       - Познакомься! - сказал мне, Бенито Пелони. - Это есть брат и сестра, двойняшки. Их тоже зовут Александр.
       Поднялся из-за стола и протянул двойняшкам руку. Прикосновение их рук пронизала меня приятным ощущением. Возможно, что это учёные называют биологическими токами. Какая-то волна прошла между нами. Думаю, что они тоже ощутили это волнение, так как долго не могли отвести от меня своих глаз. Мне даже показалось, что мы были знакомы очень давно, ещё в прошлой жизни, но только этот случай, сквозь года и временное пространство, обратно вернул нас друг к другу. В этом парне и в этой девушке, было мне что-то родное. Очень знакомые с детства черты лица. Такая же знакомая манера разговора. Даже голос знакомый.
       - Как вы сильно похожи между собой! - с тревогой в голосе, произнёс Бенито Пелони. - Видимо, это в роду у русских родственные гены переходят из одного поколения в другое, как тут ваши имена и манера разговора.
       Совсем ошеломлённые такой встречей, парень и девушка извинились на русском языке за то, что прервали наш разговор. Они тут же вышли из комнатки. Бенито Пелони обратно пригласил меня за стол переговоров. Вновь предложил выпить пиво из металлической баночки, которая была плотно закрыта с обеих сторон и только с одной стороны было какое-то плоское кольцо. Вероятно, что именно через это кольцо открывается баночка. Чтобы случайно не упустить эту металлическую баночку, крепко обхватил её левой рукой, а указательным пальцем правой руки сильно дёрнул за плоское кольцо. В тот самый миг фонтан пива, словно джин из лампы Алладина, вырвался наружу и пеной пива окропил все вокруг нас в этой маленькой комнатке.
       - Браво! Браво! - восторженно, закричал Бенито Пелони. - Ты настоящий русский мужик. Только русские мужики могут открывать так европейское пиво, словно выдёргивают за кольцо чеку из гранаты во время боя.
       На крик Бенито Пелони вбежали в комнатку небольшой мужчина с лысой головой и женщина, примерно, моего возраста. Они растерянно стали смотреть на нас. Бенито Пелони на итальянском языке стал им что-то объяснять. Итальянцы все трое стали весело смеяться над моим способом открывать баночку пива. Больше всего смеялась эта женщина. Но когда наши взгляды встретились, то все сразу понял.
       Передо мной стояла та самая Лена, с которой провёл бурные сутки любви поздней осенью 1970 года. Так вот почему двойняшки так сильно похожи на меня. Это же мои дети! Они точная копия дедушки Гурея и бабушки Мани. Через три поколения по материнской линии передались родственные гены от про бабушки моим родным деткам. Возможно, что так сказала бы бабушка Маня, если бы сейчас она увидела в моих детках свою копию.
       - Вы, что, знакомы? - удивлённо, спросил нас, Бенито Пелони, когда увидел наше оцепенение во взгляде.
       - Нет! Что вы! - поспешил, ответить. - Мне было просто приятно увидеть эту привлекательную женщину.
       - Мне тоже интересно было увидеть своего соотечественника, - ответила Лена, - который устроил сегодня много приятного шума. Это разрядило нашу повседневную скуку среди толпы зевак, которые осаждают нас.
       - Познакомься, Александр! - переведя дух, сказал Бенито Пелони. - Это моя русская жена Елена. В прошлом москвичка. Те двойняшки её родные дочь и сын. У нас в Италии есть ещё два совместных сына, которые совсем маленькие. Они у нас погодки. Одному шесть лет, а другому семь. Они у нас с бабушкой в Сицилии.
       Елена вышла из комнатки, а мы с Бенито Пелони остались в комнатке и стали вести переговоры по бизнесу. Бенито Пелони рассказывал мне о бизнесе предприятий, которые он представлял на этой выставке. Слушал его рассказы, а сам думал об этой неожиданной встречи. У меня никак не укладывалось в голове, как теперь поступать с моими детьми. О существовании которых даже не мог подумать. Никак тогда не мог подумать, в те безумные сутки в Москве, поздней осенью семидесятого года, что через годы откликнется моя случайная любовь из прошлого сразу двумя детьми двойняшками. По имени Александр и Александра.
       - У меня к тебе есть предложение. - прервал мои размышления Бенито Пелони. - Приглашаю тебя к себе на остров Сицилия, заниматься бизнесом. Дам тебе машину, домик на берегу моря. Оплачу обучение итальянского языка и школы бизнеса. Открою счёт в банке на твоё имя. Ты мне очень нравишься. Соглашайся!
       - Заманчивое предложение! - ответил ему. - Но не могу согласиться. У меня семья. Жена и трое детей.
       - Так забирай с собой всю семью. - продолжил свою агитацию Бенито Пелони. - У меня дома в банке денег много. Чтобы ты себя не считал должником, то мы с тобой на законном основании заключим контракт, по которому, когда ты разбогатеешь, то вернёшь мне все деньги. Мы с тобой там быстро разбогатеем в Сицилии.
       - Мне надо поговорить с семьёй. - оставляя надежду Бенито Пелони, ответил. - Но меня беспокоит один вопрос. Как у вас там сейчас обстоят все дела, на острове Сицилия, с вашей мафией? Они убивают людей?
       - Да никак! - удивлённо, воскликнул Бенито Пелони. - Вот как ты сейчас говоришь, так и есть. Тот самый мафиози. На острове Сицилия мафия, это бизнес, который немного не согласен с законом своего государства. Мы никого не убиваем. Занимаемся таким же бизнесом, как и все за пределами нашего острова Сицилия. Каморра в Италии, это плохо, то убийцы и террористы. Мафия - это бизнес. Ты на меня посмотри. Разве убийца? У меня четверо детей, которых надо кормить, учить, воспитывать. Мне некогда заниматься плохими делами. У меня ещё есть много родственников - братья, сестры, отец и мать. Есть там своя ферма, где много животных.
       Есть магазины, различные мастерские. Много что есть. Это киношники развели болтовню и окрестили нас преступниками. Точно также, только наоборот, обычных пастухов Америки, ковбоев, превратили в героев, которые постоянно ведут борьбу с бандитами и индейцами. Был много раз в Америке. Эти пастухи-ковбои мирно живут рядом с индейцами. Даже встречал много семей, которые своими родственными корнями сильно перемешались с белыми, индейцами, латиноамериканцами и другими расами нашей планеты Земля. Так что это полный бред, в американских кинофильмах и в газетах, которые пишут только для того, чтобы себе заработать деньги. В жизни все далеко ни так, как об этом сообщает разная пресса. Мы ещё долго беседовали с Бенито Пелони на разные вопросы бизнеса и жизни. Ему рассказал о своей семье, про работу и учёбу. Естественно, что ничего не было сказано про цирк и про Москву. Мне совсем не хотелось беспокоить вполне нормальную семью процветающего бизнесмена. Пускай даже он сам себя считает мафиози. Может быть, это на острове Сицилия считаться мафиози также почётно, как на Кавказе почётно считать себя джигитом, а в Англии почётно считать себя джентльменом. Пожалуй, что Бенито Пелони был прав насчёт киношников и прессы. Это они плетут всякую чушь о том, что видят. Сам подобное уже испытал в своей жизни. Когда вокруг меня писали такое, что никак не вписывалось в происшедшие события. Перед тем, как нам расставаться, Бенито Пелони принёс в комнатку картонный ящик баночного пива, поставил на стол и сказал мне. - Тебе презент от меня. Подарок за знакомство. Буду рад с тобой встретиться.
       - Конечно, не могу тебе сделать такой презент. - прощаясь, сказал. - Но, как хорошего парня и любителя пива, приглашаю тебя завтра в пивной бар. Завтра все равно у всех выходной. Чтобы ты нигде в Москве не заблудился, приеду к тебе завтра в час дня сюда. Мы с тобой сходим в пивной бар тут напротив выставки.
       - Буду рад с тобой завтра встретиться. - согласился Бенито Пелони, крепко пожимая мне руку. - До завтра!
       Распрощался за руку со всей семьёй Бенито Пелони и сразу вышел из выставочного комплекса. Мне уже ничего не хотелось видеть и слышать. Такую неожиданную встречу мне уже не хотелось ни с чем перемешивать, хотя бы на сегодняшний день. Ведь, мне предстояло осмыслить своё неожиданное открытие, как в одно мгновение узнал, что являюсь отцом сразу пятерых детей. Как все-таки сразу резко изменяет случайная встреча, все понятия обычной человеческой жизни. Если бы у меня в данный момент не было своей семьи с моими бестолковыми сыновьями, то прямо сейчас подписал бы с Бенито Пелони контракт на бизнес в Сицилии, чтобы только быть там рядом со своими прекрасными двойняшками, Александром и Александрой. Сразу два Сан Саныча. Надо же было такое придумать!
       Видимо, это так сильно Лена любила меня, что на долгую память обо мне так назвала рождённых от меня двойняшек. Почему она тогда мне этого не сказала? Хотя, она узнала о своей беременности не раньше, чем через месяц, когда у неё прекратились месячные и она поняла, что беременная от меня. В это время уже ухаживал за Людмилой, своей будущей женой. Тут нет ни чьё вины, что Лена забеременела от меня. Тем более, что тут Володя Маргослипенко тогда оказался прав. Это он сказал мне о возможной заинтересованности девушки забеременеть и уехать из Советского Союза за рубеж. Там подцепить себе богатенького иностранца и остаться жить за границей с рождённым там ребёнком. Так что Лена вдвойне осуществила свою мечту. Родила за границей сразу двоих детей. Вышла замуж за богатого человека. По всему видно, что у них вполне счастливая семья и дети их уважают.
       Когда вышел к автобусу рядом с выставочным комплексом "Красная Пресня", то уже наступал вечер. Было прохладно и над Москвой слегка моросил первый весенний дождь. У меня с собой не было зонтика и поэтому укрылся под карниз возле автобусной остановки. Народу было совсем мало и у меня был шанс уехать первым же автобусом. Поеду сразу в гостиницу. С меня сегодня хватит прогулок и впечатлений.
       Надо хорошо отдохнуть, чтобы да завтра выспаться. Иначе, будет неприлично опоздать на встречу к итальянцу, который воспитывает моих деток. Может быть, мне нужно рассказать ему о детках? Ведь он знает их происхождение, и дети тоже знают, что Бенито Пелони им не отец. Можно мне свободно раскрыть им эту тайну. Вот только как Лена на это посмотрит? Надо мне как-то с ней встретиться и поговорить на эту общую тему.
       Автобус приехал только через двадцать минут, когда на остановке было столько много людей, что едва втиснулся в переполненный до отказа автобус. Ни стал выходить возле станции метро "Красная Пресня". Дождик на улице усилился и мне не хотелось идти под проливным дождём до станции метро "Баррикадная". Поэтому ехал в автобусе до тех пор, пока не увидел впереди остановки автобуса знак станции метро. Тут же выскочил из автобуса и побежал под карниз станции метро, слегка намокнув под проливным дождём. Осмотревшись, обнаружил, что нахожусь возле станции метро "Ботанический сад". Выходит, что автобус проехал где-то вблизи ВДНХ или близко от гостиницы "Космос". Придётся в метро мне возвращаться на одну остановку обратно к станции метро ВДНХ. Ну, там совсем близко до гостиницы "Космос". Нужно только пересечь проспект Мира. Будет мне маленькая прогулка. Главное, что не промокну. Надо было мне зонтик взять с собой. Весь этот день был солнечный. Как-то не подумал, что в Москве будет дождь.
       Когда пришёл в номер гостиницы, то уже было семь часов вечера. Плотно закрыл на ключ дверь и только тут поймал себя на том, что у меня в Москве за эти два дня были две неожиданные встречи с Ленами. Вчера вечером в этом номере всыпал хорошего ремня проститутке Симакиной Лене. Сейчас вечеров был готов в этом же номере встретить другую Лену, родившую мне двоих прекрасных двойняшек. Мне даже девичья фамилия этой Лены неизвестна. Но если когда-то буду на острове Сицилия, то легко найду эту Лену там. Мне многое известно о ней. Отца этой Лены зовут Пётр Степанович. Выходит, что она, Пелони Елена Петровна. Вот, какой болван! Назначил встречу Бенито Пелони возле выставочного комплекса "Красная Пресня", а совсем не подумал, что они всей семьёй живут возле станции метро "Баррикадная" в высотном здании, в квартире тестя и тёщи, родителей Лены. Наверняка, что Бенито Пелони знает Москву на много лучше меня.
       Можно было мне с ним встретиться и в пивном баре возле высотного дома. Там всюду есть много пивных баров и всяких пивных забегаловок до самого зоопарка. Ну, ладно, что теперь поделаешь. Пускай он прогуляется по свежему воздуху. При его комплекции, это даже полезно для его здоровья. Правда, от высотного дома на "Баррикадной" до выставочного комплекса "Красная Пресня", будет далеко. Тем более, что станция метро "Красная Пресня" закрыта на неопределённый срок. Нужно будет ему пройти пешком, а позже на автобусе. Что мелю? Совсем забыл, что у отца Лены персональная машина "Чайка". Хотя с того времени прошло двадцать лет. К тому же сейчас перестройка. Возможно, что Пётр Степанович давно на пенсии и Вера Васильевна тоже. Пускай даже так, то они сейчас персональные пенсионеры и у них все равно должна быть автомашина. Люди такого ранга не могут быть без автомобиля до конца своей жизни. Таким образом, у меня нет никакого основания за своё беспокойство к итальянцу. Все будет нормально.
       Проснулся в воскресенье уже в девятом часу. Надо было где-то позавтракать. Может быть, успею в столовую на ВДНХ? Хотя бы в конце расписания успеть. Возможно, что наши регионы не вышли из столовой. Правда, бежать мне далековато. Пока выберусь из гостиницы "Космос" и добегу до столовой, то пройдёт не меньше часа. Придётся сегодня где-нибудь перекусить по дороге к выставочному комплексу "Красная Пресня". Туда тоже долго добираться. Плохо, что не запомнил номер вчерашнего автобуса. Ведь он проходит где-то рядом в обратном направлении. Ну, ладно, поеду на метро. Надо что-то своим детям подарить. Им скоро будет по девятнадцать лет. Может быть, что-то русское в Москве купить? Хотя их уже не чем удивить. Тут же порылся в своих сумках и выбрал все, что у меня было по две штуки и для дочери самые красивые ювелирные украшения. Конечно, не мог ей дать то, что она имеет от своего отчима. Они все так богато одеты, что такого рядом с собой никогда не видел. Нужно им ещё подарить разные самоцветы, из которых они у себя в Италии сделают любые украшения. Думаю, что это будет лучший подарок детям от меня.
       Выбрался из гостиницы "Космос", только через час. На улице была ясная погода. Дождь шёл всю ночь и к утру совсем прекратился. Всюду по улицам были огромные зеркала луж. Ни стал с собой брать ни сумки, ни зонтик. Взял только один плотный пакет из бумаги и в него положил все подарки для своих деток, у которых даже день рождения не знаю, когда будет. Примерно, это в конце весны или в начале лета. Можно, это мне даже подсчитать. Утроился работать в иллюзионный аттракцион "Человек-невидимка" до своего дня рождения. Примерно, двадцатого ноября 1970 года. В тех же числах мы с Лёной занимались целые сутки любовью. Таким образом, получается, что должны были родиться где-то в августе или в сентябре месяце 1971 года. Конечно, до дня рождения ещё далеко. Пускай это будет им просто подарок за знакомство.
       Когда стал спускаться от станции метро "Баррикадная", то уже был одиннадцатый час дня. Хорошо, что договорился с Бенито Пелони встретиться в час дня. Иначе бы уже не успел добраться до места нашей встречи. Да и сейчас неизвестно, как доеду. Автобусы в воскресенье редко ходят. Надо поспешить. Нигде не буду задерживаться. Лучше там, в пивном баре перекушу. Благо, что погода наладилась, а лужи можно мне всюду перепрыгивать и обходить стороной. Наверно к обеду лужи в Москве подсохнут и всюду будет сухо. Трудно себе представить, как не приятно опаздывать к назначенному времени. Уже скоро будет первый час дня, а здесь на остановке у парка на улице Красной Пресни нет ни автобусов, ни такси. Знал бы, что так получится, то уже давно добрался пешком до этого выставочного комплекса "Красная Пресня". Вообще, это так далеко отсюда. Столько времени прошло, что уже давно мог там быть. Надо было сразу идти пешком. Вот, наконец-то, автобус приехал. Всего три человека пассажиров в нем. Видимо, что автобус собирал там пассажиров по всему своему маршруту, вот поэтому еле добрался до моей остановки. Теперь даже если ползти автобус будет, то все равно успею доехать к месту нашей встречи. Только бы Бенито Пелони не забыл прийти. Вот будет! Если приеду, а он нет. Все мои беспокойства коту под хвост. Даже точно не знаю где они живут и будут ли они ещё на этой выставке. Скорее бы автобус доехал до выставочного комплекса.
       - Александр! Как рад, что ты приехал! - издалека, радостно, воскликнул Бенито Пелони. - По тебе можно часы проверять. Точно час дня. Думал, что ошибся временем и поздно пришёл. Но ты уже успел вовремя.
       - Тоже самое думал про себя. - пожимая руку Бенито Пелони, сказал. - Может быть, к твоему месту жительства было намного ближе мне и тебе. Совершенно забыл тебя спросить об этом. Где ты живёшь семьёй?
       - Ничего страшного. - ответил Бенито Пелони. - Тут рядом живу в гостинце "Гермес". На нашу встречу пешком пришёл. Это тебе, возможно, было трудно добираться от места жительства. Москва слишком велика.
       - Откровенно говоря, - ответил ему, - живу далеко от этого места, в гостинице "Космос", это близко от ВДНХ.
       - Да, это далеко! - виновато, воскликнул Бенито Пелони. - Надо было, это мне туда к тебе приехать на такси.
       - Ничего страшного. - успокоил, Бенито Пелони. - Мне даже полезно так прогуливаться. Только хотел тебя спросить. Откуда родом твоя жена? Ведь у нас Советский Союз огромная страна. Шестая часть Земли.
       - Елена коренная москвичка. Тебе вчера говорил это. - ответил Бенито Пелони. - Ты просто забыл. Но её родители давно умерли, а квартиру забрали государству. Ведь у неё родители были дипломатами, а квартира была правительственная. К тому же в ней никто не проживал. В это время Елена была за мной замужем и жила на острове Сицилия. Мы даже не интересовались квартирой. Столько много лет прошло с тех пор...
       Мы прошли с Бенито Пелони к небольшому пивному бару, который находился всего в нескольких десятках метров от остановки автобуса. В пивном баре никого не было. Бармен тоскливо скучал за стойкой бара. Это место даже баром было трудно назвать. Тут просто забегаловка с пивным гусаком от бочки с пивом и стойка для употребления пива вдоль окна и стены. Возможно, что в другое время здесь не протолкнёшься, а сейчас выставка закрыта и место глухое от главных улиц Москвы, где всю неделю круглые сутки бурлит миллионная толпа горожан и гостей. Надо было где-то ближе к центру города договориться встретится нам.
       - Перед иностранцами Россию не позорь. - шёпотом, сказал, бармену, когда Бенито Пелони расположился за стойкой у окна. - Налей хорошего пива. Видишь, какой огромный итальянец. Иначе мафиози из Сицилии тебя прирежет. Бенито! Ты как будешь наше пиво пить, лучше по-сицилийски или лучше по-русски налить.
       - Мне лучше пиво по-русски налить. - ответил Бенито Пелони. - Сицилийское пиво мне уже совсем надоело.
       - Вот, слышал? - обратно шёпотом, обратился к бармену. - Так что смотри не ошибись! Мафиози нервный!
       - Все будет намазе. - шёпотом, ответил бармен. - Пиво у меня для сицилийской мафии будет самое лучшее.
       Бармен опустил все четыре кружки на нижнюю стойку бара и там открыл другой гусак. Видимо эта бочка с пивом у бармена была для особо почётных гостей. Возможно, что с этой бочки бармен угощал свою "крышу" рэкетиров, которые постоянно пасли его в этом районе. Так что мы с Бенито Пелони были для этого бармена заграничной "крышей", которую он решил обслужить по самому высокому классу. Это видно было и потому, что он достал из коробки сушёную рыбу, креветок и кусочки солено сушёного мяса.
       Ничего подобного на выставке не было. Для меня это было в самый раз, так как голодный был, словно волк. Теперь было, что мне поесть. Конечно, от горячего блюда первого и второго не отказался бы, но это в следующий раз.
       - Сколько с нас за все это? - спросил, бармена, когда тот полностью обслужил нас с итальянцем пивом.
       - С итальянкой мафии денег не беру. - серьёзно, ответил бармен. - Скажи ему, что угощаю его от братвы.
       - Бенито! Бармен говорит, что все это ему от тебя. - сказал, Бенито Пелони. - Он угощает тебя от братвы.
       - Огромное, спасибо! - сказал Бенито Пелони, бармену. - Рад, что меня так русские коллеги принимают.
       - Такая у русской братвы открытая душа. - испуганно улыбаясь, сказал бармен, кланяясь Бенито Пелони.
       Бармен принялся обратно скучать, изредка поглядывая в нашу сторону. Мы с Бенито Пелони обменялись приветственными словами. Отпили из бокалов пиво. Сразу поразился тому, что только отпил из бокала. Такого пива в Советском Союзе действительно никогда не пил. Здесь только запах хмеля и дрожжей напоминал о присутствии в кружках пива. Все остальное было тем, отчего мы могли опьянеть быстрее, чем от любого спиртного напитка, который пью мужики. Видимо в кружки пива добавили чистый медицинский спирт.
       - Однако, какой ты здоровый мужик! - удивлённо, воскликнул Бенито Пелони, отпивая немного пива. - Настоящий русский мужик. Такое пиво ни каждый выпьет. У нас в Сицилии от такого пива лошади могут опьянеть.
       - Ты приезжай ко мне в гости, в Таджикистан. - сказал, Бенито Пелони. - Там тебя угощу таким пивом, что у вас на острове Сицилия, ни только лошади опьянеют, но даже слоны будут пьяные.
       - У нас на в Сицилии совсем нет слонов. - продолжая пить наше пиво, сказал мне, Бенито Пелони.
       - Так ты разведи слонов, на своём острове. - предложил, Бенито Пелони. - Пусть слоны научатся пить пиво. Мы после с тобой займёмся бизнесом. Тебе наше пиво продам. Ты мне своих слонов продашь.
       - Уговорил! - согласился Бенито Пелони. - Так и сделаю, когда вернусь в Сицилию. Завезу слонов.
       Мы продолжили с ним пить это фирменное пиво. Больше нажимал на продукты. Стараясь насытить свой желудок, чтобы в дальнейшем не опьянеть. Бенито Пелони старался подражать мне, чтобы всем быть похожим на русского мужика, который как воду пьёт пиво, от которого у него на острове могут опьянеть даже лошади. Так что мы оба пили, как два русских мужика. Старались друг другу не уступать. От такого соревнования вскоре ничего у нас за стойкой не осталось. Тут только пустые кружки и объедки сушёной рыбы.
       - Теперь тебя угощаю. - сказал мне, пьянеющий Бенито, доставая из кармана зелёные доллары.
       Бенито Пелони пытался выложить бармену несколько купюр долларов. Но сказал, что нам и одной купюры хватит. Отделил от всех бумажек двадцати долларовую купюру и положил на стойку совершенно обезумевшему бармену, который видимо ещё не продавал пиво на доллары. В это время доллар в Москве по обменному курсу был около двух сот рублей. Таким образом, нам с Бенито Пелони можно было закрывать пивной бар. Пьянствовать до тех пор, пока пиво полезло бы у нас изо всех отверстий. Нам предстояло это пить. Видимо мы сильно поддали этого фирменного пива. Так как сразу не заметил, что постепенно в пивном баре стали появляться мужики, а за окном подкрадывался вечер. Возможно, что нас уже "пасли". Мужики постоянно шушукались и поглядывали в нашу сторону. Двое накаченных парней, которые совершенно ничего не пили, разговаривали с барменом. Видимо, это "крыша" пожаловала в пивной бар. Нам нужно было уходить из пивного бара. Нас могли хорошо почистить. Бандитам было чем поживиться. У меня в карманах было больше десяти тысяч рублей и у Бенито Пелони доллары оттопыривали карманы его кожаной куртки.
       - Бенито! Куда ты сегодня подевал телохранителей? - громко, спросил, чтобы слышали парни.
       - Они со стороны меня стерегут. - сообразил, как ответить, Бенито Пелони. - Посмотри на улицу. Они там.
       Все присутствующие в пивном баре мужики посмотрели в ту сторону, куда указал Бенито Пелони. Тоже посмотрел туда и был сильно удивлён. Там действительно были иномарки машин, возле которых стаяли интеллигентно одетые накаченные парни. Кто они были, возможно, что никто из бара их не знал. Но это сильно сыграло на нашу сторону. Парни из "крыши" поговорили с барменом и куда-то ушли. Постепенно бар стали покидать мужики. Никто другой в бар не входил.
       Чтобы ни остаться в одиночестве в пивном баре и на улице, сказал совершенно опьяневшему Бенито Пелони, что нам пора закругляться и идти по домам. Бенито Пелони согласился со мной. Любезно распрощавшись с барменом, мы обнявшись вышли из пивного бара. Тут вспомнил про свой бумажный пакет. В тот же момент вернулся обратно, когда бармен уже заглядывал в мой пакет. Угрожающе нахмурив брови посмотрел в глаза бармену и погрозив ему пальцем вышел из пивного бара. В это время Бенито Пелони прямо рядом с дверями пивного бара отливал своё пиво. Затем подошёл к мужчинам возле иномарок и на итальянском языке, стал им что-то объяснять. Видимо, эти парни совершенно не понимали Бенито Пелони. Они стали ему что-то говорить на английском языке. Когда Бенито понял, что они не итальянцы, то стал говорить с ними на английском языке.
       Они ему что-то ответили и показали в сторону гостиницы с торговым центром "Гермес". Вероятно, что именно это интересовало Бенито Пелони. Он поклонился им в пояс. Едва сохраняя равновесие, направился в указанную ему сторону. Догнал Бенито Пелони и мы, по-родственному обнявшись с ним, отправились в сторону гостиницы "Гермес", во всю глотку распевая песни на русском языке. Можно подумать, что мы с ним давно знакомы. Очевидно, что мы оба с Бенито Пелони везучие люди. Потому, что нас продолжали пасти парни из местной "крыши" пивного бара. Видимо, что они нас все же хотели почистить, когда мы удалимся от иномарок в сторону гостиницы "Гермес". На половине этого пути было совершенно безлюдное место и бандитам ничего не стоило нас там почистить. Но как раз в это время иномарки кого-то дождались и стали медленно выезжать в нашу сторону. Пока все иномарки проехали, остерегаясь не задавить нас, так как мы шли прямо по середине дороги. К этому времени мы уже подошли близко к гостинице "Гермес", где было много гуляющих иностранцев и всюду рядом была милиция. Мне не хотелось в пьяном виде появляться на глаза своим детям, которые все равно когда-то узнают, что их отец. Поэтому решил не оставлять им не приятное впечатление о своём пьяном виде.
       Решил распрощаться с Бенито Пелони дальше от входа в гостиницу. Как раз здесь была лавочка и ни так много народа. Можно было посидеть на лавочке и поговорить с Бенито Пелони.
       - Это твоим двойняшкам от меня. - сказал, Бенито Пелони, протягивая пакет. - Береги детей. Они красивые.
       - Знаю. - подтвердил Бенито Пелони. - Но они больше твои, чем мои дети. Тоже по своему отцу русские.
       - Вот поэтому тебе и говорю. - убедительно, подчеркнул. - Береги наших детей. Эти красивые дети твои и мои. Ты их воспитал. Их создал. Имею в виду не себя, а того русского мужика, от которого они родились.
       - Но они все равно очень похожие на тебя. - напомнил мне, Бенито Пелони. - Прямо копия твоя и имя такое.
       - Правильно! - подтвердил его выводы. - Итальянцы похожи на итальянцев. Русские похожи на русских. Послушай, Бенито! Где это ты познакомился со своей женой? Елена русская. Ты итальянец. Как же вы нашли друг друга?
       - О-о-о! - растянул Бенито Пелони. - Это старая история. Но тебе все расскажу. Мы с Еленой познакомились в Париже. Там был по своим делам. Вечером гулял по Парижу. Как вдруг авария произошла. Какой-то болван врезался в дипломатическую машину России. Всюду кровь и трупы. Нет ни полиции и нет скорой помощи.
       Такое место глухое. Ну, прямо, как в том месте, где мы с тобой сейчас были. Жду кого-нибудь из местных стражей порядка и медиков, чтобы сообщить им причину аварии и зарегистрировать смерть людей. Вдруг, вижу, кто-то копошится в машине. Подбежал, а там беременная женщина. У неё схватки, вот, вот должна родить. Останавливаю первую машину и говорю водителю, что надо женщину отвезти в больницу, у неё сейчас будут роды. Хозяин машины понял мой французский язык, на котором говорил, словно маленький ребёнок. Машина отвезла меня и эту женщину в ближайшую больницу. Там вскоре она родила двоих детишек, мальчика и девочку. Дети родились нормальные, но с женщиной все было плохо. Несколько дней не отходил от её кровати. Врачам говорил, что она моя жена. Когда женщина приходила в сознание, то мы с ней разговаривали на английском и французском языках, которые она знала в совершенстве. Женщина думала, что умрёт и в присутствии главного врача больницы, сказала, чтобы забрал своих детей с собой, когда её похоронят. Тогда же она мне сказала, чтобы двойняшек назвал одним именем - Александр. Так и сделал, пока она лежала в больнице, оформил документы на обоих новорождённых детей под именем, Александр и Александра.
       Чтобы вывести детей в Италию в случае смерти матери, в присутствии юриста и самой роженицы оформил детей на свою фамилию. Но вывозить детей не собирался, так как их мама потихоньку выздоравливала. Врачи все сделали, чтобы её поставить на ноги, с многочисленными переломами, которые она получила после аварии. Все это время находился рядом с женщиной. Так мы хорошо узнали друг друга. Ещё находясь в больнице, Елена узнала, что отец и мать погибли в той аварии. Это они так спешили в больницу, чтобы быстрее увидеть своих внуков, которые уже собирались родиться. Тогда от Елены узнал, что у неё больше никого нет в России. После того, как она встала на ноги, оформил все необходимые документы на вывоз её вместе с детьми в Италию, домой, на остров Сицилия. Позже мы узаконили наши с ней отношения. Через несколько лет Елена родила мне двоих сынов, которые сейчас дома в Сицилии.
       Бенито Пелони перестал рассказывать. Тоже молчал. Мне нечего было на это сказать. Тем более, мне совершенно не нужно было говорить, что довожусь отцом этих детей. Ведь это он, Бенито Пелони, фактически, может быть отцом этих двойняшек, от первого дня рождения двойняшек и до конца своей жизни. Мне оставалось, лишь сознавать и радоваться тому, что там у этих прекрасных детей есть такой надёжный отец. Ведь ему ничего не стоило вместе с Еленой скрыть происхождение этих двойняшек. В то время никто, кроме Елены и Бенито Пелони, не знали о настоящем происхождении детей. Но они оказались честными людьми в отношении себя, детей, да и в отношении меня тоже, что сохранили им русские имена и их настоящее происхождение от русского мужчины. Мне неизвестно, что они говорили все девятнадцать лет детям об их настоящем отце. Но, так думаю, что имя моё не опозорено. Иначе бы обоим детям не дали моего имени. За это, моё большое, им всем, спасибо! Жалко конечно, что там мои дети выросли вдали от меня и не знал о них.
       - Этого не могу взять. - сказал Бенито Пелони, рассматривая в пакете мои подарки детям. - Ни настолько подлый человек, чтобы у тебя так взять подобные ценности. Знаю, что эти подарки для тебя очень дорогие.
       Бенито Пелони высыпал мне в ладонь все разноцветные камушки, которые при неоновом освещении уличных фонарей переливались всеми цветами радуги. Никак не мог понять этот его неожиданный жест. Для меня эти кварцевые самоцветы не представляли большой ценности. Купил эту россыпь кварцевых самоцветов в обычном магазине "Таджикпамиркварсамоцвет". Некоторые камушки собрал в горах, когда был с международной археологической экспедицией. Объяснил все это Бенито Пелони. Он почему-то все равно колебался взять в руки эти камушки. Можно было подумать, что мы оба с ним тут занимаемся контрабандой.
       - У нас естественные драгоценные и полудрагоценные камни стоят намного дороже украшений из этих камней. - объяснил мне, Бенито Пелони. - Могу купить у тебя их, но взять не могу. Назови цену своего товара.
       - Ты меня обижаешь. - серьёзно, сказал, Бенито Пелони. - Для меня они не представляют большой ценности. От всей души хочу сделать подарок этим прекрасным детям, а не для тебя. Думаю, что они на меня не обидятся, когда ты им отдашь эти камушки. Возьми! Их не украл, а купил за свои заработанные деньги.
       - Пойдём к нам в номер в гостиницу. - стоял на своём, Бенито Пелони. - Ты сам отдашь камушки двойняшкам.
       - Не могу в пьяном виде появиться перед детьми. - наотрез, отказался. - Завтра улетаю. Бери сейчас!
       Мы ещё не успели возразить друг другу, как, вдруг, увидели, что в нашу сторону направляется Елена вместе с детьми. У меня вся пьянка сразу прошла, только чувствовал, что от меня пахнет. Мне было так неудобно перед Еленой и перед детьми, что не знал, куда от стыда деться. Мне не нужно было так много пить.
       - Добрый вечер! - сказал, Елене и детям, с чувством вины перед ними. - Вы нас извините, что так долго задержались. Мы с Бенито ходили в пивной бар и за разговорами с кружкой пива совсем забыли о времени.
       Протянул сыну большой пакет со своими подарками, а дочери в ладонь положил кварцевые самоцветы.
       - Что это? - удивлённо, спросили в один голос, Александр и Александра. - Мы этого не возьмём! Заберите!
       - Это мой подарок к вашему дню рождения. - объяснил, детям. - Понимаю, что день рождения у вас не сегодня. У меня нет возможности приехать к вам в Сицилию. Поэтому прошу вас, принять подарок сейчас.
       - Спасибо! - обратно, вместе в один голос, сказали Александр и Александра. - Это очень красиво! Мы рады!
       - Пойдём к нам в гости. - предложил Бенито Пелони. - Посидим там за чашечкой кофе, как в единой семье.
       - Нет! Спасибо! - поспешил, отказаться. - Мы с тобой полдня сидели. Извините. Мне надо ехать к себе в гостиницу "Космос". У меня симпозиум заканчивается, а ещё далеко все дела свои не закончил в Москве.
       Семья стала прощаться со мной по европейскому обычаю. Просто чмокаясь щекой к щеке, но не в губы.
       - Большое тебе спасибо, за такой бесценный подарок! - обнимая меня на прощанье, тихо, сказала Лена.
       Пошёл в сторону свободного такси, раздумывая над тем, что только что сказала мне Лена. Какой подарок имела ввиду она? Детей двойняшек или то, что сейчас подарил нашим общим детям к дню рожденья?
      
      5. Спорный результат.
       В понедельник, ранним утром, когда ещё не вся Москва проснулась, сдал ключ от номера дежурной по этажу в гостинице "Космос". Мне нужно было первым позавтракать, чтобы успеть сегодня по всем намеченным местам. В первую очередь нужно в офис с/п "Расма". Чтобы занять место в их гостинице. После чего в американскую фирму "Ле Монти, Лтд." за списком их товаров и рекламой. Надо не забыть отметить командировочный лист в различных зарубежных фирмах на ВДНХ. Чем больше будет отметок, тем престижнее будет выглядеть моя контора в Кабинете Министров Таджикистана, которые направили меня на этот симпозиум. Особенно важно это для меня в Министерстве Строительства. Так мне легче будет получить квартиру для семьи в Душанбе. Думаю, что Юрий Филимонович хозяин своего слова и поддержит меня в этом. В павильоне "Москва" на ВДНХ ещё никого из бизнесменов симпозиума не было. Поздоровался с охраной у служебных дверей и прошел в комнату автоматической камеры хранения. Положил там свои обе сумки и куртку. Поправил на себе костюм и направился в столовую, куда впереди меня уже прошли три человека из нашего региона. Очевидно, что это были узбеки или киргизы. Так их определил по узким глазам и жёлтому цвету кожи. У таджиков глаза покрупнее и цвет кожи более светлый. Это хорошо, что никого из наших не видно.
       Хватит из меня одной встречи Галиевым Мирсаидом. Из-за его денег, едва жизнью и свободой от милиции не поплатился. Кроме того, пол дня из-за него потерял, пока считал кассир его деньги на почтамте. Как только сел за стол с разносом продуктов, то стал кушать в таком темпе, как учили солдат в армии. Мне нужно сегодня все делать быстрее. Уже скоро восемь часов. Игорь Гранов наверно пришёл в свой офис на улице Лесной, дом-43. Надо быстрее его застать там. Пока он не уехал. Едва успел закончить со своим завтраком, как в столовую повалил народ. Наверно с гостиницы "Золотой Колос" всей толпой пришли. Сегодня опять у них лекции. Мне надо хотя бы рекламу и лекции по симпозиуму прочитать, чтобы быть в курсе дела. Вдруг потребуют отчитаться за симпозиум перед Кабинетом Министров. Ведь в нас вложили большие деньги на проезд и на содержание во время симпозиума в Москве.
       Могут заставить отчитаться за проделанную работу. Так что надо быть в курсе всех дел. Надо мне в зал хотя бы на пару лекций по бизнесу сходить. Прямо из столовой побежал в камеру хранения и оттуда на трамвай пятый номер, который едет от ВДНХ и прямо по улице Лесной к "Белорусскому" вокзалу. Так будет намного быстрее и не нужно делать две пересадки на станциях метро. Выйду прямо на улице Лесной и пройду к офису с/п "Расма". Только скорей бы ехал этот проклятый трамвай. Ползёт словно черепаха и останавливается почти на каждом углу. Наверно все-таки лучше было добираться на поездах подземного метро. Правда там идти пешком в офис с/п "Расма".
       - Мне надо в офис с/п "Расма". - сказал, охраннику у главного входа. - Александр Черевков из Душанбе.
       - К вам пришёл Александр Черевков из Душанбе - нажимая на кнопку, тут же, сказал охранник в микрофон.
       - Пропустите! - сказал в селекторе, голос Игоря Гранова. - Объясните ему, как лучше пройти к нам в офис.
       Охранник выписал мне пропуск и в подробной форме стал рассказывать, как мне пройти в кабинет генерального директора с/п "Расма", Игоря Гранова. Уже с первых слов охранника понял, что кабинет Игоря Гранова находится на третьем этаже этого здания, фактически, прямо над головой охранника. Но тут дотошный старик, измученный бездельем у главных дверей этого здания, продолжал мне уже в который раз рассказывать подробности перехода из этажа на этаж. Наконец-то старик выдохся и открыл автоматический турникет, который был основным препятствием к моему дальнейшему продвижению в глубину здания. Дальше меня ждал только лифт. Конечно, мог тут подняться на третий этаж пешком. Но сторож посоветовал лифт. Очевидно, старик был прав в своих суждениях о переходе из лифта с этажа на этаж. Это понял, как только вышел из лифта и попал на площадку от которой вели четыре направления. Одно направление было куда-то в сторону на этаж по длинной лестнице. Другое направление указывало на лестницу покороче. Третье направление указывало на дверь и четвёртое направление вниз по лестнице. На площадке никаких табличек нет с указанием мест расположения офисов и кабинетов. Естественно, что человек попавший в первый раз в это здание не сможет разобраться в таком направлении, которое никуда не указывает. Здесь даже интуиция и везение не нужны по той причине, что здесь попадаешь из лифта в лабиринт разных переходов.
       Выбрал путь, который был ближе. Открыл красивую дверь и на меня посыпался весь инструмент уборщицы. Многочисленные швабры, ведра, щётки и тряпки. Собирать все это обратно, у меня не было ни времени, ни желания. Так как никого рядом не было, то поспешил скрыться на короткой лестнице, которая сразу увела меня в другую сторону от этого здания.
       Оказался в корпусе, который своими размерами никак не соответствовал длинным рассказам старика и длинному зданию, который успел разглядеть с улицы. Это был какой-то аппендикс, пристроенный со двора к длинному зданию. Мне ничего не оставалось сделать, как вернуться обратно на площадку, где ворчливая женщина собирала свой реквизит обратно в шкаф за эту прекрасную дверь. Чтобы не быть разоблачённым в балагане, который устроил случайно с инструментом уборщицы, ни стал спрашивать у женщины направления на третий этаж и поднялся наверх по длинной лестнице, которая привела меня в длинный коридор ведущий через все здание. Облегчённо вздохнул и направился смотреть название нужного мне кабинета, где меня ждал генеральный директор с/п "Расма", Игорь Гранов. Нужно было поспешить. Много потеряно времени. Никто не обязан меня ждать. У людей тоже есть свои дела, которые не связаны со мной. Надо тут успеть сегодня завершить все намеченные дела на ВДНХ.
       Весь длинный коридор с многочисленными дверями с обеих сторон и без номеров, имел различные надписи, вывески, таблички и просто рекламные листы, но табличек с/п "Расма" не было. Когда прошел весь коридор и уперся в неизвестную дверь, на которой не было надписи, то понял, что третий этаж находится под ногами. Так как это был единственный путь, который ещё не прошел и мне нужно возвращаться к нему. Повернул обратно и, уже не вращая головой во все стороны, направился обратно на ту же площадку через весь длинный коридор этажа. Мне надо было скорее найти эту дверь, за которой офис с/п "Расма". Уборщицы на площадке не было. В двери её шкафа через ручку торчала швабра, как знак запрета на продвижение в том направлении. Но мне туда уже не надо. Испытал все направления переходов в этом здании. Оставалось лишь одно направление, это вниз по лестнице. Так и сделал. Так как другого пути у меня уже не было. Если и там не будет третьего этажа, то мне остаётся вернуться на площадку моего исхода и на лифте возвратиться обратно на первый этаж. Конечно, если это у меня получится и лифт приведёт в нужном мне направлении, в чём уже сильно сомневаюсь, что мне когда-то удастся выбраться из лабиринта этого безумного здания. Вот и сейчас прошел уже половину этажа, вращая во все стороны головой, а нужного мне кабинета все ещё нет. Может быть, нахожусь здесь в каком-то другом измерении этого здания?
       - Сорок пять! - хором, сказали парни и девушки, в большом кабинете. - Игорь! Ты проиграл. С тебя бутылка.
       - Александр! Ты меня крупно подставил. - сказал Игорь Гранов, протягивая мне руку. - Поспорил, что ты к нам поднимешься минут за десять. У тебя же на это ушло целых сорок пять минут. Ты побил все рекорды по длительности продвижения к нашему кабинету в лабиринте этого запутанного здания. Проиграл бутылку.
       - Это просто удивительно, как вообще нашёл вас. - воскликнул, пожимая руку Игорю Гранову. - Думал, что никогда не выберусь из лабиринтов различных переходов и дверей. Зачем люди построили это здание?
       - Здесь раньше было управление "Трактор экспорт". - ответил Валентин Склярук. - Мы все в нем работали. С началом перестройки в Советском Союзе, это управление раздробилась на много фирм. Скоро в этом здании будет "Автобанк", который мы создали на свою голову. Постепенно нас всех выселят из этого здания. Вот поэтому наши указатели всюду сняли, чтобы находящиеся временно в этом здании фирмы указывали свои новые адреса. Мы скоро переедем на ВДНХ в свой павильон с/п "Расма". Только когда это "скоро" будет, никто из нас ещё не знает. Но что это будет в этом году, уверен только директор "Автобанка".
       Больше ни стал ничего говорить, так как у меня от вращения головой во все стороны в поисках нужного кабинета, болела ни только шея, но и голосовые связки, словно целый день кричал и надорвал свой голос. Поэтому, молча открыл обе свои кожаные сумки и выложил из них все то, что привёз на показ из Таджикистана. Девушки сразу расхватали все привезённые мной украшения и тут же стали примерять их на себя перед огромным зеркалом, которое весело в кабинете на стене между двумя книжными шкафами. Ни стал разглядывать их и пошёл к Игорю Гранову в кабинет, в который вела небольшая дверь, прямо из кабинета, где девушки примеряли мои украшения. Нам нужно было обсудить наши дальнейшие взаимные действия в области бизнеса. Надо было подготовить какие-то документы по слиянию двух предприятий. Игорь Гранов тут же распорядился собрать для меня все визитные карточки у присутствующих сотрудников.
       - Ты мне дай свои расценки за все украшения. - сказал Игорь Гранов. - Тебе все оплачу. Пускай это будет девушкам подарком от нашего коллектива. Теперь поговорим о нашей с тобой работе. Какие у тебя планы?
       - Давай в первую очередь решил с моим проживанием. - сказал ему. - Меня выгнали из гостиницы "Космос".
       - С жильём мы сейчас быстро уладим. - ответил Игорь Гранов и стал набирать номер какого-то телефона.
       Две попытки набора не увенчались успехом. На третью попытку у Игоря Гранова не хватило терпения. После чего он полез к себе в стол и достал оттуда жёлтый фирменный бланк с/п "Расма". Взял авторучку и стал что-то писать на этом фирменном бланке. Минуту спустя, когда закончил свою писанину, Игорь Гранов обратно набрал номер телефона. В этот раз все получилось. В трубке телефона стало слышно чей-то голос.
       - Валентина Дмитриевна! - закричал Игорь Гранов, в телефонную трубку. - К вам скоро придёт Александр Черевков из Душанбе, с моим письмом. Вы его примите на жительство до конца этой недели. Все оплачу.
       - Как выйдешь из нашего здания, - обратился Игорь Гранов ко мне, - то повернёшь вправо и наше здание обойдёшь. На другой стороне, прямо с угла, будет дверь. Ты поднимешься на второй. Там всего одна дверь. Войдёшь в эту дверь и спросишь Зотову Валентину Дмитриевну. Отдашь ей это мое письмо. Что ей говорил по телефону, то написал в письме. Там наша гостиница. Это ни гостиница "Космос" для иностранных туристов, но, думаю, что лучше, чем фойе в гостинице "Золотой Колос". Там есть душ, туалет, телевизор.
       Можно сделать себе лёгкий завтрак и ужин. Сам все это там скоро увидишь. Сейчас давай говорить о деле. Мне нужно, чтобы ты в первую очередь наладил контакты с местными крупными фирмами в Средней Азии, которые заинтересованы в движении своего бизнеса в сторону Запада. Мы можем представить им широкую рекламу их продукции во всей Европе. У нас налажены хорошие связи в семидесяти странах мира. Это те страны, в которых мы работали по линии управления "Трактор экспорт". Наше с/п "Расма" может организовать разные курсы по обучению менеджмента и маркетинга в Канаде, Бельгии, Австрии и на острове Кипр.
       Игорь Гранов долго рассказывал мне о возможностях своей фирмы в развитии бизнеса в Таджикистане и во всей Средней Азии, где только начинает осваиваться рынок международной торговли. По его рассказам понял, что ему приходилось бывать в странах Африки, Азии, Европы и Латинской Америки. Больше всего там, где Советскому Союзу можно было наладить торгово-экономические и политические связи с государствами, которые не довольны политикой капитализма в своих регионах. Думаю, что Игорь Гранов и Валентин Склярук, там занимались ни только торговлей тракторов и других сельскохозяйственных машин.
       Когда в пятницу они оба в своём баре-ресторане хорошо поддали и стали спорить, так Валентин Склярук кричал на Игоря Гранова, о том, как он видел Игоря Гранова в оптический прицел своего автомата, когда они оба были в Никарагуа по разным сторонам фронта во время гражданской войны в Никарагуа. Валентин Склярук кричал, что тогда не нажал курок и стрелял вверх, чтобы тебя не зацепить. Гранов Игорь напомнил Валентину Склярук, что он тоже не остался в долгу перед ним, когда Валентин Склярук был пьяный в Анголе и пытался с автоматом в руках вступить в бой с местными повстанцами. Тогда Игорю Гранову пришлось Валентина Склярук тащить пьяного на руках с места боя. В том бою в Анголе погибло много людей, им просто чудом удалось тогда выжить. Встаёт вопрос. Зачем это надо было продавать трактора в государствах где происходили военные действия и перевороты? Может быть, Советский Союз там интересовала политика в нестабильных государствах? Тогда люди управления "Трактор экспорт" представляли интересы КГБ. Возможно, что они были агентами или инструкторами Комитета Государственной Безопасности СССР.
       Закончили мы разговор с Игорем Грановым как раз к обеду. Все сотрудники с/п "Расма" засуетились и стали выходить на обед. Игорь Гранов сказал, что они обедают по графику и если мы сейчас не пойдём в столовую, то останемся без обеда. Оставил свои кожаные сумки и куртку в кабинете Игоря Гранова. Мы сразу вместе с ним вышли в коридор и с другой стороны коридора быстро спустились на первый этаж в фойе прямо напротив двери в столовую, где уже длинной очередью стояли ни только сотрудники с/п "Расма", но и ещё человек тридцать из других фирм, которые находились в этом здании. По их взаимным приветствиям было видно, что они все давно друг друга знают. Возможно, что ещё по совместной работе в управлении "Трактор экспорт". Это перестройка в Советском Союзе разбросала бывших сотрудников в разные фирмы.
       Все блюда в этой столовой были только русской кухни, бы точнее сказал, что московской кухни. Так как большинство блюд были такие, это паровые котлеты, пухленькие булочки и батончики, мелкий салат с майонезом, тоненькие полоски копчёной колбасы, то есть, все блюда выглядели интеллигентно и изящно, как сама интеллигентная и изящная Москва. Все остальные в России так блюда не готовят. Русская душа любит кушать много грубой пищи, а не полоски от колбасы и сыра, через которые можно разглядывать окружающее тебя пространство.
       Да и хлеб едят ни так, как в этой столовой воздушные булочки, которых мне нужно с десяток для хорошего обеда. Так и сделал. Набрал несколько булочек. Положил в блюдце несколько паровых котлет. На другое блюдце положил четыре яичницы-глазуньи. Взял суп-харчо. Три блюдца салата. Два стакана какао с молоком. Хотел взять ещё чего-нибудь, но тут все стали ворчать, что так могу оставить кого-то голодным. Естественно, что постеснялся взять больше, ограничился этим продуктами на подносе.
       - Это да! Ты любишь хорошо покушать! - воскликнул Валентин Склярук, подсаживаясь к нам. - Молодец!
       - Как работаем, так и ем! - перефразировал, старую русскую поговорку. - Диету не держу, как ваши москвички. Мне за талию не нужно переживать. Вашими блюдами тут невозможно наесться настоящему мужику.
       Разумеется, что мне со своим обильным обедом нельзя было задерживаться. Кроме сотрудников с/п "Расма" подходили к раздаче пищи все новые и новые люди из других фирм. Поэтому нам рассиживаться тут не пришлось. Мы постарались быстрее закруглиться со своим обедом и остаток обеденного времени решили провести за чашечкой чёрного кофе в кабинетах офиса с/п "Расма" в непринуждённой беседе. Естественно, что москвичи пытались удивить меня своим прекрасным городом. В знак приличия слушал их рассказы о столице нашего огромного государства. Но когда стал их поправлять в некоторый исторический аспект в области культуры и градостроения древней части Москвы, то они были весьма сконфужены в моей компетентности в этой области знания.
       Мне пришлось их успокаивать и объяснять, что ни только часто в Москве просто бывал в командировках и работал, но, кроме того, оканчиваю историческое отделение государственного университета Таджикистана. Так что мне и по своей специализации тоже надо много знать о нашей столице, чтобы перед своими учениками и студентами не попасть в подобную ситуацию, как только что они угодили в разговоре со мной о своём великом городе. Ведь Москва, это история государства. После нашего обеденного перерыва распрощался со всеми сотрудниками с/п "Расма", сослался на то, что у меня тоже имеется работа во время симпозиума бизнесменов в Москве. Надо побывать на лекциях и в других представительствах зарубежных фирм на различных выставочных комплексах в столице. С Грановым Игорем договорился, что в свободное время заеду в павильон с/п "Расма" на ВДНХ, чтобы там взять цветную рекламу и журналы по бизнесу с/п "Расма", которые должен представлять при встрече с различными представителями бизнеса, как здесь в Москве, так и у себя дома во всех республиках Средней Азии, где предстоит мне быть по вопросам бизнеса совместного предприятия Коммерческого Центра.
       Спустившись по лестнице в фойе первого этажа и обойдя на улице вправо это длинное здание, так как мне рассказал Игорь Гранов, действительно нашёл дверь, в которую вошёл и поднялся на второй этаж, где была та самая дверь, за которой должна была быть гостиница фирм этого огромного здания. На двери не было никакой надписи и таблички. Обычная дверь, как во всех квартирах Советского Союза. Тихо постучал в эту дверь, но мне никто не ответил. Тогда приоткрыл дверь и увидел маленький коридорчик, который вёл меня к другой двери. Там уже ни стал стучать. Подумал, что может быть, за этой дверью ведёт лестница прямо к самой гостиницы. Тогда там должно быть ещё фойе с администратором гостиницы, как во всех гостиницах.
       - Ой! - вскрикнули две женщины, которые в большом зале демонстрировали друг другу обнажённые груди.
       - Извините! - сказал, отводя свой взгляд от прекрасных женских грудей. - Стучал, но никто тут не ответил.
       - Вам, мужчина, что нужно? - спросила меня, женщина постарше, тут застёгивая на груди свою белую кофту.
       - На данный момент ни то, что мне тут сейчас демонстрировали. - пошутил. - Пришёл от Игоря Гранова.
       - Очень приятно с вами познакомиться. - сказала Валентина Зотова. - Приготовила вам номер на неделю.
       Валентина Зотова взяла у меня письмо от Игоря Гранова и показала мне на одну из четырёх дверей, которые находились тут за стойкой администратора этой маленькой гостиницы размером в одну пяти комнатную квартиру. Взял из рук администратора ключи от номера, ещё не остывшей от волнения Валентины Зотовой и прошел в свой номер, который состоял из двух кроватей и одной тумбочки. Окно из этого номера выходило на улицу Лесную, откуда только сейчас пришёл. На тумбочке стоял графин с водой и маленький репродуктор. Одна кровать была свежей заправки. Понял, что это для меня и положил на эту кровать свою куртку, а обе кожаные сумки поставил рядом. Сумки были пусты. В них остались только мои туалетные принадлежности и смена белья. Завтра свои сумки заполню подарками для семьи и рекламой разных фирм.
       - До какого времени могу находиться за пределами прекрасной гостиницы? - спросил, администратора.
       - После одиннадцати ночи замыкаем гостиницу и больше никого не пускаем. - ответила Валентина Зотова.
      
      6. Командировка в Гонконг.
       Простившись с дамами, пошёл в сторону трамвая, маршрут которого отправляется до ВДНХ. На трамвае мне все же было удобнее ехать, не нужно толкаться и переходить от станции к станции, как это нужно было делать на метро. Трамвай проходил прямо до парка возле ВДНХ и оттуда близко идти до павильона "Москва", в котором находился офис американской фирмы "Ле Монти, Лтд.". Мне нужно было в первую очередь к ним, а дальше уже будет видно куда идти. Возможно, что познакомлюсь с представителями новых фирм. Мне уже знаком был маршрут от служебного входа до офиса американской фирмы "Ле Монти, Лтд.". Так что довольно легко добрался до офиса этой фирмы.
       Только старался всюду не дотрагиваться ни до чего, чтобы меня обратно, как в прошлый раз, не било электрическим разрядом от искусственного покрытия на всех этажах павильона "Москва". Мне только этого сейчас не хватало. Надо постараться не здороваться за руку с представителями этой фирмы, как в прошлый раз. Иначе меня опять поразит электрический разряд. Леон Гандельман из своего кабинета за стеклом показал мне рукой, что заметил меня и продолжил разговор с двумя мужчинами, которые жестикулируя руками пытались убедить его в чём-то. Очевидно, что люди, общаясь друг с другом, должны как-то жестами дополнять свою речь. Даже люди-птицы, которые в основном общались между собой разумом и те сопровождали своё общение движением рук и гримасами лица.
       Таким образом, выражая свои чувства и отношение к собеседнику, с которым общались разумом и только лишь в самых крайних случаях голосом, когда требовался звук подачи сигнала опасности. Вполне естественный способ защиты для животного мира, к которому относятся как люди-птицы, так и обычный разумный человек. Если бы у обычного человека или людей-птиц, не было возможности экстренной подачи звука и жеста во время опасности, то они уже давно погибли бы, как животный вид, от стихийных бедствий и своих естественных врагов в природе окружающего нас пространства животного мира, который окружает всюду нас.
       - Полная бессмыслица, отправлять факсом такую кучу документов и рекламы. - доказывал Леон Гандельман, своим собеседникам. - Лететь из-за кучи этих бумаг, против солнца, тоже не желаю. У меня после таких полётов несколько суток головные боли. Пускай кто-то другой полетит. На это достаточно одних суток.
       Собеседники долго спорили, убеждая друг друга в необходимости какого-то полёта. Все трое говорили об необходимости установки витрин в павильоне "Москва" и открытие магазинов по городу, под началом американской фирмы "Ле Монти". Затем собеседники обратно вернулись к разговору насчёт документов и рекламы, которые следовало иметь фирме "Ле Монти, Лтд." в Москве. Но это все надо было откуда-то доставить, куда почему-то никому из них не хотелось сейчас лететь. Поэтому они никак не могли договориться между собой. Из отрывочных фраз спора, понял, что им нужно кого-то послать за документами и рекламой. Вдруг, Леон Гандельман обратил внимание на мое присутствие и позвал меня рукой к себе в кабинет. Отправился к нему. Видимо, Леон Гандельман, хотел срочно со мной о чём-то поговорить.
       - У тебя с собой сейчас есть загранпаспорт для зарубежных поездок? - спросил меня, Леон Гандельман.
       Достал из кармана свой загранпаспорт, с которым ездил в международную археологическую экспедицию. Леон Гандельман и его собеседники стали рассматривать мой загранпаспорт так, слово хотели увидеть в нем что-то необычное, что в корне изменит их жизнь в Москве. Мой загранпаспорт их заинтересовал.
       - Так у тебя же золотая виза на два года по странам Азии! - радостно, воскликнул Леон Гандельман. - С такой визой ты можешь путешествовать беспрепятственно по всем странам Востока. У меня к тебе огромная просьба. Слетай на одни сутки в Гонконг. Там нужно взять у китайцев наши документы и вернуться обратно.
       - Но у меня нет с собой никакой волюты! - удивленно, возразил. - Да и английский язык совсем не знаю.
       - Это ни проблема. - оживлённо, сказал Леон Гандельман. - Перелёт, проживание, шведский стол и наличные, мы обеспечим. Тебя там встретит китаец по имени Ли Сшухун. Он говорит по-русски, также как сейчас мы с тобой. Ты можешь сегодня погулять, а завтра в это время мы с тобой здесь встретимся. Ты полетишь.
       Леон Гандельман сказал своей секретарше, чтобы она взяла у меня все необходимые данные для полёта в Гонконг. Затем распрощался со всеми присутствующими в кабинете Леона Гандельмана и вышел в зал подождать, когда секретарша вернёт мне мои документы. В зале никого не было. Уселся рядом с бочкой пива из нержавеющей стали и красивым "гусаком" над этой бочкой. Стал безразлично разглядывать зал.
       Время ожидания затянулось на неопределённый срок. За это время в кабинет Леона Гандельмана приходили и уходили новые посетители и представители других фирм. Мне надоело разглядывать то, что уже видел. Нерешительно подвинулся ближе к бочке с пивом. Повернулся к изящному "гусаку" и наполнил большую хрустальную кружку пивом. Никто даже не обратил внимание на мой поступок. Все занимались делами фирмы и не обращали никакого внимания на меня. Свежее пиво решительно хлынуло в мой желудок. После того, как допивал вторую кружку пива, секретарша закончила свою работу с моими документами.
       Все мои дела в американской фирме "Ле Монти" на этот день закончились. Тогда решил съездить в цирк к своим друзьям, где работал десять лет назад. У меня в запасе были целые сутки и можно было спокойно погулять по Москве. Фактически, вся моя миссия на Первом всесоюзном симпозиуме бизнесменов в Москве закончилась. Весь мой командировочный лист был расписан и зашлёпан печатями многих советских и зарубежных фирм. В обеих моих кожаных сумках тут были доверенности и договора множества различных фирм. Мне только оставалось с/п "Расма" и в американской фирме "Ле Монти, Лтд." взять их рекламу. Когда приехал на Цветной бульвар, то ещё издалека увидел, что тут место старого московского цирка на Цветном бульваре находится в строительных лесах. Только сейчас вспомнил, что в прессе было сообщение о ликвидации старого здания цирка на этом месте и постройки нового здания с сохранением всех архитектурных элементов старого цирка. Теперь было понятно, что мне моих друзей там не найти. Ехать в здание нового московского цирка на проспект Вернадского, то же не было смысла. Там никого не знаю. Вполне возможно, что работники здания цирка на Цветном бульваре гастролируют с цирками "Шапито" по всему земному шару, пока здесь отстраивают новое здание старого московского цирка.
       Так что мне здесь больше нечего делать. Надо погулять по Москве. Купить где-то своей дочери Виктории разные яркие игрушки. Мне тут ничего не оставалось делать, как только пешком отправиться от Цветного бульвара до магазинов Пассажа и оттуда через ЦУМ мимо Большого театра по улице Горького прошёл к Белорусскому вокзалу. Ничего интересного в пути по магазинам не нашёл. Почти с пустыми руками пришёл в гостиницу на улице Лесная, дом-43. На часах было уже семь вечера и мне больше болтаться по Москве не хотелось. Этот город знаю хорошо и мне совсем не интересно по нем гулять. Ничего нового в Москве нет. Только отреставрировали некоторые старые здания. На улице Лесной имеется множество заброшенных жилых зданий под снос.
       - Что-то вы рановато вернулись в гостиницу. - сказал Валентина Зотова, которая собиралась уходить домой. - Своей сменщице сказала, чтобы вас раньше десяти часов в гостиницу не ждали. Получается, соврала.
       - Все свои дела на сегодня сделал. - ответил ей. - Просто болтаться по городу мне совсем не хочется. Сама Москва мне хорошо известна. Здесь часто бываю по работе, так что сегодня лучше хорошо отдохну.
       Взял у сменщицы ключ от своего номера и переодевшись в спортивное трико, пошёл под душ, который находился рядом с моим номером за соседней дверью. От нечего делать, полоскался под душем столько времени, пока кожа на моих ладонях и на подошвах ног, стала бело-розового цвета и в сеточку, как свиная кожа от сала отмоченная в остром солёном растворе. Зато вся дневная грязь тут с меня полностью слезла. После душевой без всякого интереса полистал московские газеты, которые лежали на соседней кровати, видимо, что это сосед их купил, но в газетах всюду была лишь реклама и политические статьи. Бросил газеты обратно на соседнюю кровать. По телевизору тоже политика. Вскоре завалился раньше времени спать.
       Проснулся тогда, когда за дверью номера услышал смех женщин. Возможно, это Валентина Зотова рассказывала своей сменщице, как она вчера со своей подругой показывали мне груди. Ни стал прислушиваться к разговору женщин. Встал с постели и отправился чистить зубы. До обеда было ещё далеко. На завтрак уже давно опоздал. Надо было где-то перекусить в городе и медленным ходом отправляться на ВДНХ, чтобы там со своим регионом пообедать и только после этого подняться наверх в офис американской фирмы "Ле Монти, Лтд." раньше там делать нечего. Ведь сам Леон Гандельман сказал, что документы будут готовы только после обеда, а самолёт на Гонконг лишь вечером. Поэтому не буду без толку отрывать людей от основной работы. За целый день успею сделать оставшиеся дела по симпозиуму и по своему бизнесу.
       Попрощавшись с Зотовой Валентиной и её сменщицей, а пошёл до ближайшей булочной, чтобы там купить московских пирожков с картошкой. В соседнем гастрономе купил бутылку лимонада и тут же сел на трамвай в сторону ВДНХ. В рабочий день трамвай был полупустой и мне можно было сесть на свободное место, чтобы не отвлекать пассажиров во время употребления пищи. Чешский трамвай нового образца был с мягкими сидениями и ни так дёргался, как старый московский трамвай. Сел возле окна.
       Сразу принялся за обе щеки уплетать московские пирожки с картошкой и запивать их лимонадом прямо из горлышка бутылки. Пассажиры словно голодные поглядывали в мою сторону, но за время моей еды никто не сел рядом со мной на свободное место. Видимо люди не хотели мешать мне в употреблении пищи. Тоже, чтобы пассажиров не смущать, отвернулся в сторону окна трамвая и просто глядел на незнакомые московские улицы.
       До двух часов дня гулял по территории ВДНХ, не заходя в павильоны, в которых уже побывал за время своей командировки и мне там делать больше нечего. Так за эти пять дней своей командировки познакомился с многими представителями различных зарубежных и советских фирм, с которыми не познакомились бизнесмены регионов республик Средней Азии. Думаю, что это общение, плюс к развитию моего бизнеса. В два часа, в конце обеда нашего региона, пошёл в столовую павильона "Москва" и там плотно пообедал. Помня слова Леона Гандельмана, что мне лететь до Гонконга девять часов, поэтому решил плотно поесть, так как, возможно, мне уже не придётся в Москве ужинать, а завтрак и без того сам проспал. Мне лететь на голодный желудок совсем не хотелось. Московские пирожки с картошкой и лимонад для меня были, лишь, как детская пустышка для грудного ребёнка. Так что этот мужской обед мне совсем не помешает.
       - Ты где это болтаешься! - закричал Леон Гандельман, как только поднялся к нему в офис. - Через три часа начинается регистрация на самолёт в аэропорту "Шереметьево", а ты только явился. Быстрее в машину!
       - Ты мне вчера сам сказал, что приходи после своего обеда. - возразил ему. - Вот только что тут пообедал.
       - Ладно! - спокойно, сказал Леон Гандельман. - Яков Юдельсон отвезёт тебя в аэропорт "Шереметьево" на регистрацию в самолёт. Не забудь, что ты там должен у Ли Сшухуна взять только рекламу и документы на товары из Гонконга. Расписываться тебе ни где не надо. Сопроводительное письмо тебе на багаж дадут на твоё имя. Все доставки и расчёты за валюту китайца. Вот тебе на сувениры. Купишь там себе что-нибудь.
       Леон Гандельман положил мне в верхний карман костюма сотенную купюру долларов, затем передумал, вытащил обратно и положил две купюры по пятьдесят долларов. Сказал, что так мне будет легче покупать. Дадут мне сдачи с каждой купюры. Иначе, китайцы меня могут обмануть. Им никак нельзя доверять на слово. Поэтому их трудно понимать даже на других языках мира, ни то, чтобы на этот самом китайском языке. Мы распрощались. Вместе с Яковом Юдельсоном пошёл вниз на улицу, где стоял американский автомобиль марки "Линкольн". Автомобиль был такой прекрасный, что ничего лучшего не видал. Даже новый автомобиль "Волга", Валентина Склярук и новый автомобиль "Вольво", Игоря Гранова, выглядели скромно соотношению к этому американскому автомобилю "Линкольн". В котором сидения были из мягкой кожи кофейного цвета, слегка затемнённые стекла, на панели телевизор, радио, магнитофон и даже небольшой бар, для приготовления кофе и поджарки мяса. Прямо, как шикарная мини-гостиница с пятью звёздочками.
       Всю дорогу во время поездки в аэропорт "Шереметьево", разглядывал изнутри автомобиль "Линкольн" и постоянно расспрашивал Якова Юдельсона о возможностях этого автомобиля. Рассказ Якова Юдельсона об автомобиле "Линкольн" и об государстве Соединённые Штаты Америки просто поражали меня. Ведь, фактически, ничего не знал из того, что мне рассказал Яков Юдельсон. Мне даже стало самому себе стыдно, что историк и не знаю таких пустяков. Но не признался Якову Юдельсону, как это сделали москвичи с/п "Расма", когда проявил свои знания о Москве. Возможно, что москвичи меня просто разыграли, а клюнул на это. Конечно же, ведь они все родились в Москве и с молоком матери знают всю историю Москвы. Клюнул же на их шутку, прямо как сопливый мальчишка и не подумал о розыгрыше.
       В аэропорту "Шереметьево" Яков Юдельсон поставил свой автомобиль "Линкольн" на платную стоянку. Рассчитавшись в кассе платной стоянки автомобилей, Яков Юдельсон направился в зал регистрации пассажиров. С моего загранпаспорта и с моих слов, Яков Юдельсон заполнил все необходимые бланки на регистрацию для посадки в самолёт. Сам заполнил декларацию на деньги в рублях, которые были у меня в кармане. На сто долларов декларацию заполнил отдельно. Затем Яков Юдельсон внимательно несколько раз просмотрел заполненные нами бланки. Он не обнаружил никаких ошибок в заполнении нужных документов.
       - Тебе можно проходить в зеленый коридор. - сказал Яков Юдельсон. - У тебя ничего нет, кроме документов. В красный коридор проходят те, у кого ценные вещи и есть драгоценности на них. Ты можешь идти туда.
       - За мою огромную сумму денег в рублях меня никто не вернёт обратно? - с беспокойством, спросил.
       - Нет! - весело, засмеялся Яков Юдельсон. - На твои деревянные рубли нет никакого курса. Ты их за рубежом можешь даже выбросить, их никто не возьмёт. Если только кому-то в коллекцию потребуются рубли.
       Длительная проверка документов и вещей пассажиров на самолёт растянулась на целый час. Уже хотел в туалет после сытного обеда. Но не решился этого сделать, уйти в туалет, так как думал, что тут мне после придется становиться обратно в эту бесконечную очередь за иностранцами. Наверно, в этой очереди, кроме меня никого из Советского Союза не было. Большинство пассажиров разговаривали на английском языке и несколько человек на каких-то восточных языках, которые слышал впервые и не понимал в них ни слова. Когда прошел все проверки до накопителя пассажиров перед посадкой на самолёт, то посмотрел в сторону Якова Юдельсона, но его там уже не было. Видимо, это он увидел, что свободно прошел все проверки и сразу уехал в Москву по своим делам. Ведь ни маленький ребёнок, а уже давно взрослый человек. У меня такой же возраст, как у Якова Юдельсона. Разница лишь в том, что он живёт в Америке, а в Советском Союзе. Возможно, что он объездил весь белый свет, а только начинаю осваивать заграничные поездки. Вполне возможно, что со временем наверстаю все то, что было мне когда-то запрещено после работы на военном заводе и в советское время до перестройки. Теперь уже стал бизнесменом и мне можно бывать в любом конце земного шара.
       В дальнейшем, когда стану руководителем международной фирмы, то, возможно, мне ещё надоест ездить за границу. Как это у меня было с Москвой. Почти до двадцати пяти лет мечтал побывать в Москве, а сейчас мне даже не интересно ходить по этому городу, так как бывал в этом городе десятки раз и знаю большую часть города, особенно центр. В котором был чаще. Наконец-то все пассажиры прошли проверку на рейс этого самолёта до Гонконга, и стюардесса пригласила всех пройти вниз к самолёту, который находился близко от здания аэропорта "Шереметьево".
       Пассажирам не потребовался большой трап для посадки на сам самолёт, так как самолётом оказался двухпалубный аэробус, в который поднимались сразу с места посадки по небольшой лестнице. Багаж пассажиры оставляли внизу, а сами проходили на посадку к своим местам на второй этаж. Внутри самолёт был огромный с тремя рядами мест. Мне досталось место в конце аэробуса, возле иллюминатора. Сразу подумал, что когда будем лететь над Средней Азией, то посмотрю на Таджикистан. Если, конечно, мы ещё будем над ним пролетать. Все равно над чем мы будем лететь. Главное, что в небе всегда интересно наблюдать, как за планетой Земля, так и за звёздами в небе. Возможно, что это зрелище человеку никогда в жизни не надоест. Как только посадка закончилась. Все пассажиры расселись на свои места. Аэробус зацепили прицепом и потащили к месту взлётной полосы. Мне интересно было посмотреть, как поднимается в небо такой двухэтажный гигант. Уставился в иллюминатор и стал ждать взлёта аэробуса, который вырулил на взлётную полосу и запустил свои двигатели.
       Аэробус гудел приглушённо, совсем ни так, как гудят самолёты. Сильного звука не было и вибрация корпуса аэробуса тоже незначительная. Вот он стал постепенно набирать разгон по взлётной полосе. Почувствовал, как от земли отделилась передняя часть аэробуса, затем середина. У меня мелькнула глупая мысль. Вдруг, третья часть аэробуса не поднимется, что тогда будет со мной? Но третья часть аэробуса тоже оторвалась от взлётной полосы. Постепенно аэробус выровнял свой полёт, который ни казался мне тремя частями, а летел единым целым лайнером, набирая свою скорость в воздухе. Все мои предположения увидеть с высоты аэробуса Таджикистан, оказались не состоятельными. Мало того, что аэробус набрал такую огромную высоту, что под его крылом уже ничего не было видно, кроме того, за бортом аэробуса стало быстро темнеть, ведь мы летели против солнца и сокращали свою жизнь быстрее, чем нам отведено временным пространством в природе. Наверно, по этой самой причине, Леон Гандельман и его партнёры отказались лететь против солнца, чтобы не сократить тут свою собственную жизнь во временном пространстве быстрее на целых девять часов. Хотя для жизни человека, это время меньше чем просто мгновение в пространстве. По крайней мере, этого никто не заметит, только в памяти человека останется это мгновение до конца его жизни, как какое-то незначительное событие в перемещении из одного временного пространства в другое, которое сократится уже на девять часов быстрее положенного времени. Когда в иллюминаторе стало совсем темно и в небе не появились звезды, которые пропали где-то наверху и совершенно не просматривались, а стал разглядывать салон аэробуса.
       Мне нужен был туалет. Ведь терпел часа три с самого начала прибытия в аэропорт "Шереметьево". Нашёл взглядом знак туалета и извинившись над дремавшей старой парой соседей, пошёл в направлении туалета, который внутри пахнул шампунем и свежестью леса. Совсем ни так, как пахнут туалеты Советского Союза, в которые иностранцам можно заходить только в противогазах, иначе они не выдержат, ведь они к запахам слабые люди и могут помереть. Другое дело, советские люди. После взрыва Чернобыльской АЭС, вся Европа была в шоке, что радиоактивное облако от взрыва Чернобыльской АЭС долетит до их стран. В тоже время жителей рядом со взрывом Чернобыльской АЭС никак не могли вывезти с заражённого места, так как колхозники боялись, что мародёры растащат их имущество с заражённых деревень и урожай с земель некому будет убирать осенью.
       Так что иностранцы на этот счёт слабаки. Уже не говорю об химикатах, которыми заражены многие области России и других республик Советского Союза, в которых иностранцы боятся даже вблизи находиться, ни то, чтобы жить в этих местах Советского Союза. Но советские люди там живут и даже не знают, что эти места давно не пригодны для жизни. Им знать, это не требуется. Кто тогда будет жить на таких огромных отравленных местах? Со стороны, конечно, легче судить о таких заражённых местах в Советском Союзе. Мне не приходилось жить на заражённых площадях страны размером в несколько раз больше Европы. Хотя, нет. Жил со своей семьёй пять лет в Перми. Там ни только химия и радиоактивность. Какие-то электромагнитные потоки насытили город. Все пять лет жизни в Перми шарахался от металлических предметов, которые разряжали на мне свои электрические потоки. Приходилось круглый год ходить по городу в перчатках, чтобы меня не било током. Все пять лет жизни в городе Пермь покрывался болячками, волдырями и прыщами. Одни врачи говорили, что у меня аллергия на какие-то химические препараты. Другие врачи доказывали, что мне климат не подходит и мне надо сменить место жительства. Уехать в другие края. Хорошо было рассуждать со стороны этим докторам, ведь они этим ничем не болеют. Моя семья тоже не страдает никакими подобными заболеваниями. Выходит, что они все адоптировались в заражённой среде.
       Наверно, это уже в генах у советских людей заложена жить в заражённых местах, так как химия для них стала даже полезной. Ведь живут там старожилы, которым по сто лет. Мало того, когда началась перестройка и в Советский Союз стали завозить из-за рубежа разные парфюмерные аэрозоли, то женщины стали нарасхват брать аэрозоль, которая пахнет лесом. Кто-то сказал, что запах этой аэрозоли притягивает к женщинам мужчин. Особенно, это любителей охоты, рыбалки, ягодников и грибников. Только тогда, когда, примерно, через год перестройки, когда в Советском Союзе многие научились читать со словарями иностранные языки, то узнали, что это аэрозоль не для мужчин, а для тараканов, которые от такого запаха умирают целыми семьями и не разводятся в течении десяти лет.
       Однако, даже эта смертоносная аэрозоль не подействовала на стойкий советский народ, никто из них не умер и рождаемость в стране в этот год не упала, а в республиках Средней Азии, даже значительно возросла. После этого всюду стали поговаривать о демографическом взрыве в Советском Союзе. Этого испугались китайцы, которые грозились из-за численности своего населения закидать Советский Союз "шапками" и без сопротивления со стороны Советского Союза расселиться до границы реки Волга. Теперь китайцы пошли на мирные переговоры с Советским Союзом, с одной целью, это объединить численность своих народов против всего земного шара, которых теперь могло быть намного меньше, чем население Советского Союза и Китая вместе взятых.
       После объединения наших двух громадных стран, китайцы собирались закидать весь мир ни своими, а русскими шапками, так как они, шапки, в России намного тяжелее, чем у самих китайцев. Особенно в Сибири тяжёлые шапки, после ношения которых китайцами в самом Китае даже рождаемость упала, так как ни один китаец, который проник в Россию, не смог вернуться обратно в Китай. Китайцы просто вымерли в России под тяжестью русских шапок, которые они были вынуждены носить во время лютых морозов на севере. Теперь китайцы думают, как создать им с русским здоровьем своего китайца, который смог бы носить тяжёлую русскую шапку и долго жить в месте лютого холода, отравленного радиоактивными веществами, вперемешку со смертоносной химией. Сейчас между Россией и Китаем идут переговоры, на создание смешанных семей между китайцами и русскими. Хотя, этот эксперимент уже был пройдённым этапом. В Китае есть много смешанных семей со времени Октябрьской революции в России. Когда тысячи русских, не довольных новой властью в России, бежали в Китай и там перемешались с местным населением. То есть, наплодили метисов, которые оказались устойчивыми, как к политическим переменам, так ещё и к природным катаклизмам насыщенным разной гадостью. Что же касается "советских" тараканов, то они оказались такими же стойкими к аэрозолям, как советские люди, которые в течении года опрыскивали себя аэрозолями вместо тараканов. Если кто-то сомневается в этом, тот пусть съездит в любой населённый пункт Советского Союза и убедится в том, что тараканы всюду процветают, как и в прежние, старые времена, когда не было в Советском Союзе той иностранной аэрозоли.
       Вернувшись обратно на своё место в салоне аэробуса, хотел было улечься поспать, как в это время стюардесса, на английском и русском языках, предложила тонизирующие и прохладительные напитки, которые она развозила на своей тележке по салону аэробуса. Среди этих напитков в разнообразных упаковках было и баночное пиво. Конечно, предпочёл выпить баночное пиво, которое научился открывать у итальянца Бенито Пелони, который воспитывает моих детей. Возможно, что только один из всех пассажиров этого аэробуса взял баночку пива, так как когда стюардесса возвращалась обратно со своей тележкой, собирая, пустую тару после напитков, то обратил внимание, что баночки пива стояли на полке тележки в том же количестве. Стюардесса заметила, что заинтересовался наличием баночек пива и предложила мне повторить пиво. Естественно, что не мог отказаться от такого предложения и взял ещё одну самую большую баночку пива, содержание этой баночки было в два раза больше прежней.
       Теперь ни стал спешить и стал поглощать этот тонизирующий напиток через пластиковую трубочку, которая была прикреплена к этой баночки пива. Так было намного интереснее пить пиво, чем прямо из банки. Тем более, что спешить мне было некуда, впереди ещё несколько часов полёта без посадки. Так что тут можно расслабиться в длительном полёте. Едва успел допить пиво, как стюардесса объявила, что скоро у нас начнётся лёгкий ужин и пассажирам надо приготовить свои столики для употребления ужина. Посмотрел, как мои соседи выдвинули столик из своего сидения прямо из спинки подлокотника и ловко установили столик в замке ручки рядом с кнопкой для опрокидывания спинки кресла. Проделал со столиком тоже самое. Приготовился ждать своего ужина, который принялась развозить стюардесса между рядами кресел установленных по всему аэробусу в двух залах.
       В лёгкий ужин входил бисквит, чай с сахаром, три конфеты, маленькая упаковка джема и пластмассовая ложечка для размешивания чая. Такой ужин для меня действительно был очень лёгким. Если бы до лёгкого ужина не выпил две баночки пива, то был бы полностью голодным. Но пиво немного поддержало положение моего организма. Так что, насытившись, сдал свою посуду и после лёгкого ужина погрузился в сон. Как только заснул, откинувшись на спинке кресла, мне сразу стал сниться чудесный сон. Будто бы на острове Сицилия в роскошной вилле, откуда видно лазурный берег моря, который слегка прикрыт волнорезом со стороны открытого моря. В искусственном заливе стоят лёгкие парусные яхты, на одной из которых все мои пятеро детей. Жалко, что среди них нет моей Анжелике, которой в этом году осенью было бы уже девятнадцать лет. Анжелика всего на четыре месяца младше моих двойняшек, Александра и Александры, которых родила Елена.
       Пускай они не законно рождённые дети, но все равно они мои дети. Как все-таки не хорошо со мной поступила Лена. Ведь она прекрасно знала, что работаю в цирке ассистентов в иллюзионном аттракционе "Человек-невидимка". Ей ничего не стоило разыскать меня и сообщить о рождении таких прекрасных двойняшек. Может быть, она искала меня, но уже не работал в цирке и после мотался со своей семьёй по всему белому свету, только через девять лет супружеской жизни мы наконец-то окончательно осели в Таджикистан, в Орджоникидзеабаде, где и живём уже одиннадцать лет. Но все равно надо чтобы мои дети знали о существовании друг друга. Узы родства детей никогда не должны прерываться. Ведь дети совсем не виноваты, что у них родители в своей молодости делали такие глупые ошибки, из-за которых появились дети, которые ещё до конца совсем не знают происхождение своего рода по отцовской и по материнской линии.
       Надо, надо, обязательно надо, перезнакомить их друг с другом и рассказать им всю правду. Как только вернусь обратно в Москву, так сразу поеду на выставочный комплекс "Красная Пресня". Расскажу двойняшкам, в присутствии Елены и Бенито Пелони, о том, что в действительности их родной отец, который не знал о рождении своих детей двойняшек. Не собираюсь никого винить и ставить друг друга в какую-то зависимость, пускай все так и останется на своём месте. Мне просто так хочется, чтобы все знали о существовании друг друга. Родители и дети уже давно взрослые люди. Думаю, что они не глупые и правильно поймут мои намерения. Мне ничего материального от них не надо. Также как им от меня. Мы просто должны знать о наших родственных связях между собой. Восстановить эту справедливость...
       Вдруг, меня кто-то толкнул в плечо. Открыл глаза. Пожилая леди показала наверх. В это время стюардесса по репродуктору объявляла, что скоро будет завтрак. Конечно, это мне было странно слышать в середине ночи, что сейчас будет завтрак. Уж лучше бы стюардесса это назвала как-то иначе. Наверно, на английском языке это звучало точно также, так как мои пожилые соседи заулыбались и стали что-то весело говорить насчёт пищи. Конечно, ничего не понимал на английском языке, но из тех отрывочных знакомых мне слов и жестам рук, понял, что речь идёт об употреблении пищи, которую нам сейчас предложила стюардесса. Мы стали готовиться к завтраку. Опять выдвинули свои персональные столики и положили салфетки. Вскоре появилась стюардесса со своей тележкой и поставила перед каждым из нас комплексный завтрак, который был больше похож на обед. На упаковках комплексного завтрака были надписи холодных и горячих блюд, а также приправ и напитков. В основном это были уже готовые к употреблению напитки. Только чай и парашек куриного бульона надо было растворять в кипячёной воде. Из мучных продуктов было печение и Московские круглые булочки. На десерт, в красочных упаковках джем, три шоколадные конфеты и яблоко.
       Когда столы комплексных завтраков были убраны, стюардесса предложила рекламу и газеты, на английском, русском и китайском языках. Вверху на панелях перегородок между салонами перед каждым рядом кресел включились экраны мониторов, на которых появились ролики мультипликационных фильмов. Мне было интереснее смотреть мультики, чем листать газеты и журналы, от которых устал за неделю пребывания на симпозиуме бизнесменов в Москве. Хорошо, что полетел в Гонконг. Отдохну в полёте чуточку. Прошло какое-то время. Ролик мультфильмов надоел мне до такой степени, что уже не было никаких сил дальше это смотреть. Выключил свет над своим креслом и надел на глаза от света защитные очки из чёрной плотной ткани.
       Надо было мне выспаться перед прилётом в Гонконг. Ведь у меня будет сегодня сумасшедший день, надо все везде успеть за один день в неизвестном мне городе и государстве, точнее, английской колонии, которая к концу этого века станет частью Китайской Народной Республики. Наверно поэтому бизнесмены Гонконга пытаются через американские фирмы сплавить весь свой товар на рынок Советского Союза, чтобы ничего не осталось коммунистическому Китаю. С началом перестройки, фактически, Советский Союз превратился в капиталистическую страну с рыночной экономикой. Вот сюда и устремился весь дешёвый товар западных и восточных стран, которые спешили захватить свободные рынки сбыта в СССР.
       Перед лёгким обедом, который был похож на завтрак, уже хорошо выспался и после чашечки чёрного кофе с бисквитом хорошо взбодрился. Чтобы не ходить с сонным лицом по улицам Гонконга, а пошёл умылся в умывальнике аэробуса и в последний раз сходил в туалет. Не знал, как меня примут в Гонконге и как мне вести себя в неизвестной мне культуре. Поэтому надо было быть свободным и опрятным, как снаружи, так и внутри себя. Вот плохо, что с собой не взял сменного белья и зубной щётки. Теперь у меня изо рта будет не прилично пахнуть и к концу дня сам весь буду потный. Ведь Гонконг на четыре параллели южнее и на четыре меридиана восточнее Таджикистана, уже не говорю о Москве, которая ещё в два раза западнее и севернее Гонконга. Из этого можно сделать вывод, что в Гонконге плюсовая температура намного выше чем в Таджикистане. Не буду вспоминать о температуре в Москве, которая в отношении Гонконга выглядит холодильником против отопительной печи. Придётся мне порядком попотеть. Хорошо, что куртку оставил в гостинице. Иначе, на меня в Гонконге смотрели бы, как на белого медведя в Африке. Мне и без того будет не уютно там. Политический строй и климат в Гонконге, совсем не знакомы мне.
       Стюардесса объявила, что аэробус идёт на посадку в аэропорту Гонконга и попросила пассажиров пристегнуться ремнями. Пристегнулся ремнём и стал всматриваться в иллюминатор, чтобы увидеть Гонконг с высоты полёта аэробуса. Но вокруг была тёмная ночь. Совершенно ничего не было видно. Как ни старался хотя бы что-то заметить, но так и не смог ничего увидеть до самой посадки аэробуса на полосу аэродрома. За окном сразу замелькали огоньки взлётной полосы и аэробус замедляя скорость развернулся прямо возле здания аэропорта. Пассажиры отстегнули свои ремни и засуетились с приготовлением к выходу. Зажатый пожилой парой у иллюминатора, терпеливо ждал своего выхода из салона аэробуса. Большинство из пассажиров аэробуса летели этим же рейсом дальше в Соединённые Штаты Америки, в Сан-Франциско. Выходит, что они транзитные пассажиры. Поэтому им тут некуда спешить. Без них аэробус не улетит.
       Прямо от аэробуса стюардесса пригласила транзитных пассажиров пройти в зал ожидания для транзитных пассажиров, которые тут же стали продвигаться по длинному коридору с эскалатором на выход в зал ожидания. Встал на движущийся тротуар и поехал к выходу в общий зал. Рядом ленточный тротуар двигался очень медленно и на нем в основном стояли прибывшие пассажиры с багажом. У меня в руках ничего не было. Поэтому решил идти пешком рядом с ленточным тротуаром. Так быстрее добрался к выходу в общий зал и стал смотреть встречающего меня китайца. Но ничего такого не мог тут увидеть, чтобы могло мне подсказать, кто меня встречает. Уже стал волноваться, что меня не встретили. Теперь мне придётся болтаться целый день по улицам Гонконга, а вечером ни с чем вылетать обратно в Москву с пустыми руками. Если у меня ещё все хорошо обойдётся в Гонконге? Ведь здесь никого и ничего совсем ещё не знаю.
       Вдруг, среди толпы встречающих, увидел у толстенького коротышки китайца табличку с надписью: "Ле Монти, Лтд.". Сразу понял, что этот коротышка встречает меня. Кто бы ещё мог из Москвы прилететь от американской фирмы "Ле Монти, Лтд.", кроме меня? В аэробусе все были иностранцы, которые могли и не знать русский язык, а табличка у встречающего китайца была написана на русском язык. Выходит, что этот китаец встречает только одного меня. Но китаец пристально разглядывал всех прибывающих, только на мне его взгляд не остановился. Видимо, этот китаец все же встречал не меня или ему меня неправильно описали. Смешной вид китайца сам подхлёстывал меня подшутить над ним. Захотелось мне его как-то разыграть. Отвёл взгляд от китайца и прошёл мимо него. Когда удалился на приличное расстояние от китайца и заметил, что все его внимание устремлено в сторону прибывающих пассажиров. Осторожно подошёл сзади коротышки китайца и стал ожидать финала его встречи меня среди пассажиров, прибывших нашим рейсом. Мне хотелось посмотреть на его реакцию, когда все пассажиры кончатся. Как тогда он будет реагировать на то, что не мог встретить меня этим рейсом? Хотя бы быстрее прошли эти бесконечные пассажиры.
       Длинная вереница прибывших пассажиров моим рейсом убывала со скоростью движения ленточного трапа. Чем меньше становилось людей на ленточном трапе, тем больше китаец нервничал. Начинал дёргаться и потеть. Терпеливо стоял в нескольких шагах от него и смотрел в сторону, чтобы он, случайно, не обратил внимание на меня. Когда прошел по ленточному трапу последний пассажир с нашего рейса, китаец так взмок от волнения, что ему впору было менять одежду. От него потом разило за несколько метров. Прибывшие другим рейсом самолёта англичане стали обходить коротышку стороной, чтобы не задохнуться от него. К этому времени встречающий меня китаец был в состоянии шока. Надо было мне его спасать от волнения.
       - Вы, случайно, не меня встречаете. - спросил, китайца, когда тот развернулся на выход и упёрся в меня.
       - Ой! - вскрикнул прямо по-русски, от неожиданности, толстый китаец. - Так это вы Александр Черевков?
       - Конечно, это буду, Александр Черевков! - удивленно, ответил, едва сдерживая смех от вида китайца.
       - Меня зовут Ли Сшухун. - назвал себя китаец, протягивая мне пухленькую ручку. - Мне поручено вас встретить. Всюду сопровождать по Гонконгу. Сейчас мы поедем с вами в гостиницу. Вам там надо чуть отдохнуть.
       Китаец посмотрел на меня со всех сторон и убедившись, что со мной никакого багажа нет, тут же засеменил в сторону выхода из огромного здания аэропорта Гонконга, который весь был освещён яркими огнями различных реклам и вывесок, на английском и китайском языках. Шёл рядом с китайцем и старался тут не увеличивать свой шаг, чтобы мне после не пришлось искать китайца в этой огромной толпе народа, которые двигались во все стороны по залу здания аэропорта Гонконга. Словно сегодня был общий день полётов.
       Когда мы вышли из здания аэропорта, то прошли на стоянку автомобилей и сели в белый автомобиль, марку которого не успел рассмотреть. Сел рядом с китайцем и сразу обратил внимание, что его сидение значительно ниже всех остальных. Если бы его сидение было на одном уровне с другими, китаец не смог бы управлять автомобилем. Ему невозможно было достать педали машины и руль не соответствовал бы правилам вождения автомобилей. В этой машине все было подогнано под его рост. Китаец ловко управлял автомобилем, разворачиваясь на большой площади за пределами аэропорта при выезде в сторону города.
       Гонконг поразил меня яркими разнообразными рекламами, фонарями и звуками музыки из ресторанов. Конечно, знал, что Гонконг не в России и не Запад. По архитектуре восточным городом его трудно назвать. Но столько много яркой рекламы и огней! Такого никак не мог представить в этом Гонконге. Здесь даже уличных фонарей не видно. Нет никакой необходимости ставить уличные фонари. Без них светло. Мы подъехали в центре города к большому зданию очень похожему на "Дом молодёжи" в Ереване, в Армении. Лишь это здание было значительно выше ереванского здания. Посмотрел наверх и не смог разглядеть самого верха этого здания, которое скрывалось где-то в ночном небе. Не думаю, чтобы это здание было в сто этажей, но то, что в нем было несколько десятков этажей, это уже точно. Так как рядом стоящий десятиэтажный дом выглядел просто карликом по отношению к этому высотному зданию, которое сильно выделялось среди остальных ни только своей высотой, но и красотой архитектурного сооружения.
       - Вы будете отдыхать в этой гостинице. - сказал мне, Ли Сшухун. - Все услуги оплачены. Вам в гостинице платить ни за что не надо. Хорошо отдыхайте. Приеду к вам в девять часов утра. У нас сегодня много дел.
       Ли Сшухун сказал что-то на своём языке администратору гостинице. Мне выделили в сопровождение швейцара, который вместе со мной поднялся на скоростном лифте на двадцать пятый этаж. Мы прошли по небольшому коридорчику и с правой стороны вошли в комнату с номером 25/250. Это был белоснежный однокомнатный номер с небольшой прихожей, туалетом и ванной комнатой раздельно. Швейцар низко поклонился, ключ от номера оставил на белом столе. Тут же вышел из номера, осторожно закрывая за собой дверь. Остался один и сразу решил привести себя в порядок. Замкнул за собой дверь в номер. Разделся до трусов и вошёл в ванную комнату. На туалетном столике стояли различные разовые принадлежности. Это шампунь, мыло, зубная паста, зубная щётка, палочки и нитки для чистки зубов, какие-то различные приспособления, назначения которых не знал.
       Над раковиной умывальника торчал гусак, но крана для открытия воды не было. Посмотрел всюду, даже заглянул вниз под раковину, но ничего, что могло напомнить мне об пользовании краном с водой рядом не было.
       Буквально машинально провёл рукой под краном, и вода пошла. Тут же поставил руку, на которую из крана потекла слегка освежающая вода. Руку от крана убрал, и вода из крана течь прекратилась. Тут понял, что где-то есть реле, которое контролирует поток воды для умывания, чтобы зря не вытекала вода. Такой бы кран в мою квартиру. Сколько бы мы сэкономили много воды? После того, как тщательно почистил свои зубы, то решил искупаться в ванной. Отдыхать, так отдыхать. По полной программе. Что здесь церемониться. Все равно услуги все оплачены. Ни стал искать крана, чтобы наполнить ванную водой. Просто догадался, что для этого надо мне забраться в саму ванную и вода нальётся до определённого места уровня в этой ванной.
       Все так и произошло, как только совсем разделся и сел в ванную. Вода быстро наполнила ванну до верхних отверстий в самой ванне. Стал тщательно мылиться шампунем и мылом. Вокруг меня образовалась пушистая пена. Решил нырнуть под эту пену с головой. Едва скрылся под водой, как тут же в ванной внизу по бокам открылись щели, и вся вода из ванной вытекла. Когда поднялся в ванной во весь рост, то из щелей в потолке над моей головой потекла тёплая вода, которая смыла с меня все мыло. Постоял пару минут под этим душем с электроникой, чтобы хорошо смыть с себя всю грязь и мыло. Затем тщательно вытер себя мягким полотенцем и прошел во внутрь номера. Надо было осмотреться и воспользоваться другими услугами. Ведь для этого все услуги отдыхающему. Несмотря на то, что в номере была шикарная и мягкая двухместная постель, которая так и манила к себе, но уже хорошо выспался в аэробусе и мне совсем не хотелось спать. Посмотрел в платьевой шкаф, заполненный стопкой полотенец различной величины. Рядом висели махровые халаты и ночные пижамы.
       Одел на себя вначале пижаму, а сверху нацепил махровый халат, который оказался в самую пору на мне. Но только в зеркале выглядел покойником, готовым лечь в гроб. Мне как-то непривычно было видеть на себе все белое. Однако, раздеваться ни стал. Мне хотелось расслабиться и отдохнуть в этих мягких, словно пух, махровых пижаме и халате. Усевшись на стул, включил телевизор и открыл маленький бар-холодильник, наполненный разными миниатюрными угощениями. Их было так много, что можно было мне наесться на целый день. Вспомнил, когда был в гостинице "Россия" в Москве, в одном номере с Джоном Кэйдом и там тоже был такой маленький бар-холодильник, с которого мне разрешили брать все, что захочу. Мне стало жалко, что с собой не взял ни одной кожаной сумки. Сейчас мог все это взять себе домой, как сувениры из Гонконга. Как только приедет за мной Ли Сшухун, так сразу пойду и куплю себе какую-нибудь сумку или кейс, в который мог бы положить все из этого мини бара. Пожалуй, так и сделаю. Вот только кушать мне хочется. Надо узнать, может быть в этой гостинице шведский стол и можно покушать.
       Только как мне это узнать? Ведь не знаю ни одного языка, кроме своего русского. Как с китайцами буду разговаривать? Если позвонить и сказать им по-русски, а они догадаются и пришлют мне китайца со знанием русского языка, и поговорю. Но не знаю никакого номера телефона гостиницы. Даже название гостиницы не знаю. Случайно, посмотрел на дверь и там рядом с дверью увидел длинную вереницу надписей, на английском и китайском языках. Рядом с надписями были разноцветные кнопки. Понял, что можно кого-то тут вызвать. Ни стал раздумывать над тем, какую мне кнопку нажать, для меня эти кнопки были все одинаковые по значению. Ведь все равно не понимал, что написано возле разноцветных кнопок. Поэтому нажал на первую кнопку сверху и пошёл смотреть телевизор. Но смотреть телевизор мне совсем не хотелось, так как все мои мысли были об этой кнопке и об возможности покушать. Так что без всякого толку щелкал кнопками каналов и разглядывал картинки различных программ на этих красочных каналах, которые были на двух языках, это на английском и китайском.
       Возможно, что были каналы и других государств, но для меня весь мир делился на русский, китайский, английский и другие языки. Под названием другие языки имел в виду все те языки, которые были мне неизвестны по звуку. Естественно, что кроме языков Советского Союза, которые мог отличить по звуку от других языков неизвестного мира народов. Жалко, что не знаю языки. Прошло уже какое-то время моего нетерпеливого ожидания. Выключил телевизор и посмотрел в окно. За окном уже было утро, а ко мне до сих пор никто не пришёл. То же, мне, сервис. Так можно и с голоду умереть. Сейчас пойду нажму на все кнопки. Если никто не придёт, то тогда мне придется спуститься вниз или начать опустошать этот миниатюрный бар-холодильник. Мои размышления прервал приятный звонок в двери, словно это птички запели над дверью моего номера. Мне это так понравилось, что даже не решился сразу подойти к этой двери. Хотелось подольше послушать мелодичное пение звонка над дверью номера.
       - Вас слушаю! - сказал на русском языке тот самый китаец, который час назад проводил меня в номер.
       - Проходи, пожалуйста, в номер. - пригласил, швейцара. - У нас в России на пороге не разговаривают.
       Когда китаец прошел в мой номер, не закрывая за собой дверь, видимо у них так не принято. Сказал китайцу, что у меня есть несколько пожеланий на сервис в адрес его гостиницы, но совсем нет с собой денег.
       - Фирма, заказавшая вам номер, оплачивает все ваши пожелания. - ответил китаец. - Говорите, что надо.
       - Мне нужно к восьми часам утра почистить всю мою одежду. - стал перечислять свои пожелания. - Потом, ещё, мне очень хочется кушать, но в банной одежде не могу пойти в ресторан. Ведь, это мне не прилично.
       - Одежду вашу заберу сейчас. - сказал мне, швейцар. - Меню вам в номер принесёт официант. Выбирайте.
       - Меню мне не нужно. - сказал ему. - Все равно только русский знаю. Сам скажи официанту, чтобы он в номер принёс хороший европейский обед и две баночки хорошего европейского пива. Мне все равно, какая фирма.
       Швейцар ушёл с моим бельём, а пошёл смотреть в окно с двадцать пятого этажа. Тут увидел возле окна на крючке бинокль. Подумал, что все услуги для посетителей гостиницы. Посмотрел в бинокль через окно и увидел интересную картину, которая словно панорама раскинулась перед моими глазами. С высоты до двадцать пятого этажа было видно морской залив, напичканный парусными и моторными лодками. С одной стороны большого залива был огромный морской порт, от которого отходил красавец морской лайнер, такой же белоснежный, как интерьер в номере гостиницы. С другой стороны морского залива шёл на посадку пассажирский самолёт.
       Так вот почему не видел Гонконга, когда аэробус шёл на посадку. Взлётная и посадочная полосы аэропорта Гонконга находится над морем. Поэтому ночью и днем можно увидеть только морскую гладь и небо над головой. Так что хорошо, что увидел все это прямо в окно этой гостинице. Иначе бы ничего не смог увидеть за один день своего пребывания в Гонконге. Какая же все же тут красота у моря! Долго любоваться видами Гонконга с двадцать пятого этажа гостиницы мне не пришлось. Прибыл официант с моим обеденным заказом. Название почти всех европейских блюд совершенно не знал. Знал только одно, что ничего ползающего и прыгающего из китайской кухни мне не принесут. Остальное для меня было съедобно.
       Главное, что две баночки пива не забыли привезти, которое мне понравилось сразу со времени моего неудачного открытия баночки в офисе итальянской фирмы у Бенито Пелони. Теперь баночное пиво будет моим самым любимым напитком. Постараюсь заняться бизнесом, связанным с поставками баночного пива к нам в Таджикистан. Может быть, даже и производством этого пива на месте. Ведь Леон Гандельман предлагает мне заняться продажей мини-заводов по производству западноевропейского пива. Ну, сейчас это не главный вопрос в моей жизни. В данный момент меня интересует этот завтрак-обед.
       К восьми часам утра был вполне отдохнувший и сытый. Швейцар принёс мне вычищенный мой костюм и постиранную рубашку. Все на мне выглядело словно из магазина. Уже научился ориентироваться по времени в Гонконге и перевёл свои наручные часы на местное время. До прихода Ли Сшухуна было ещё час времени. Этого вполне достаточно, чтобы спуститься по скоростному лифту вниз и купить в ближайшем магазине что-то из сумок для своих сувениров из мини бара холодильника. Ни стал откладывать своё решение на долго. Замкнул свой номер на ключ и спустился вниз. Мне не хотелось уходить далеко от гостиницы в неизвестном городе. Тем более, что за мной должны скоро приехать на автомобиле.
       Это не хорошо, если меня будут всюду искать. Поэтому решил найти промтоварный магазин где-то тут рядом возле гостиницы. Рядом с гостиницей были всюду только продуктовые магазины. Отошёл всего на один квартал в сторону. Но и там ничего такого не было, что мне нужно было из сумок для размещения сувениров. Не решился отходить дальше этого места, так как время поджимало, поэтому повернул обратно к гостинице.
       В это время рядом со мной проходил какой-то замызганный китаец, который пил из пластиковой бутылки напиток темно-красного цвета. Едва мы с ним поравнялись, как он брызнул этим напитком из пластиковой бутылки на меня. В тот же миг моя белоснежная сорочка окрасилась в ярко-красный цвет. Китаец засмеялся своим беззубым ртом и показал мне средний палец. Не знаю, что произошло в моем разуме, но в это же мгновение китаец получил сильный удар кулаком в челюсть. С окровавленным от удара ртом китаец полетел на витрину маленького магазинчика. Витрина магазинчика разлетелась вдребезги и стеклом сильно поранила, лицо и руку обрызгавшего меня китайца. Китаец тут же вскочил с места и с ножом в руке напал на меня. Отскочил в сторону и со всех сил ударил китайца в живот ногой. Нападавший, растянулся рядом на тротуаре. Не успел этот заморыш подняться с асфальта, как на подмогу к нему уже со всех сторон бежали парни. Назревала большая драка.
       Схватил в руки алюминиевый стульчик с соседнего бара под открытым небом и тут же встал спиной к стене дома у разбитой витрине. Мне нужно было одному отбиваться от целой толпы. В это время со всех лавок и магазинчиков бежали китайцы. Через минуту был окружён плотным кольцом китайцев, которые размахивали руками и что-то кричали в мою сторону на неизвестных мне языках. Сквозь толпу в мою сторону пробивались люди с фотоаппаратами и кинокамерами. Можно было подумать, что тут происходить съёмка американского кинобоевика или в Гонконг прилетела какая-то знаменитая личность, которую хотят запечатлеть на плёнку для прессы корреспонденты различных газет и телевизионных компаний.
       Вот тут-то вспомнил Старика ОН с племени людей-птиц, который говорил мне, что обычные люди хорошо владеют своим языком, но очень плохо владеют своим разумом. Сейчас в таком положении всем присутствующим пригодился бы здравый разум, а не язык речи, который лишь выделяет звук, который не понимают. Неизвестно, чем бы все это закончилось, но тут с двух сторон на машинах приехала полиция.
       Толпа быстро стала разбегаться. Поспешил поставить на прежнее место алюминиевый стул и с загранпаспортом поднял свои руки. Полицейские подбежали ко мне, взяли мой загранпаспорт и стали что-то спрашивать у меня. Но ничего не мог понять, только показывал рукой на гостиницу, со стороны которой в мою сторону бежал Ли Сшухун и что-то кричал полицейским на своём языке. Полицейские вернули мне паспорт и показали, чтобы опустил свои руки вниз. Тут подбежал к нам коротышка Ли Сшухун и пару минут что-то объяснял полицейским стоящим рядом. В это время возмущённо разглядывал свою сорочку, испачканную в красный цвет.
       - Что с тобой здесь случилось? - взволнованно, спросил меня, Ли Сшухун. - Ты почему сам пришёл сюда?
       - Хотел сходить в магазин. - объяснил, Ли Сшухуну. - Тут на меня напал какой-то парень. Обрызгал меня цветным напитком и пытался ударить ножом. Вот ему и врезал в челюсть. Он на витрину упал и разбил её. После сбежался народ со всех сторон. Стали на меня что-то кричать. Ничего плохого не сделал людям.
       - Они тебя приняли за англичанина и поэтому напали на тебя. - объяснил мне, Ли Сшухун. - Когда полицейским сказал, что ты русский бизнесмен, теперь люди хотят перед тобой извиниться. Они сейчас придут.
       - Что мне их извинения! - обиженно, сказал, показывая на запачканную напитком рубашку. - Куда теперь в таком виде пойду. У меня с собой нет ни смены одежды, ни ваших денег, чтобы купить новую рубашку.
       Ли Сшухун стал на своём языке объяснять что-то окружившим нас людям. Все как болваны кивали головами и что-то постоянно повторяли за Ли Сшухун, добавляя слово "русский". Так продолжалось минут пять, пока из толпы вышел старик и протянул мне белую сорочку в упаковке. Вежливо поблагодарил старика за подарок и поклонился ему точно так, как кланялись все присутствующие вокруг меня. Вся толпа облегчённо вздохнула. Все стали расходиться по своим местам. Тут же снял с себя испачканную сорочку, бросил её в урну и взамен одел новую сорочку, которая на меня была в самый раз и хорошо тут смотрелась на солнце.
       - Пойдём в твой номер отнесём нашу рекламу и документы. - сказал мне, Ли Сшухун. - После тебе покажу наш Гонконг, и ты купишь в магазине то, что сейчас хотел купить здесь до драки. У нас в магазинах все есть.
       Мы подошли к его автомобилю, из багажника которого двое парней доставали упаковки с рекламой и документацию. Пошёл впереди парней к скоростному лифту, а Ли Сшухун остался нас ждать у своего автомобиля. Парни поднялись вместе со мной и с рекламой на двадцать пятый этаж к моему номеру гостиницы. Открыл дверь и показал парням куда положить пакеты. Когда мы спустились обратно к автомобилю Ли Сшухуна, оба парня сели в другой автомобиль и тут же уехали. Сел в машину Ли Сшухуна. Мы, развернувшись возле гостиницы поехали в другую сторону. Ничего не говорил, так как думал, что Ли Сшухун знает все же лучше меня, куда нам надо ехать. Но когда мы проехали множество магазинов, то стал беспокоиться, что мне за суетой этого сумасшедшего дня придется тут остаться без сумки, а также без сувениров с Гонконга.
       - У меня в кармане всего сто долларов. - взволнованно, сказал, Ли Сшухуну. - На эту сумму нужно купить кейс и что-нибудь для своих троих детей. Повези меня в самый дешёвый магазин, чтобы больше купил.
       - Здесь по пути есть один дешёвый восточный магазин. - сказал Ли Сшухун. - Сейчас туда с тобой заедем.
       Автомобиль нырнул в переулок с широкой улицы города и запетлял среди бедных кварталов Гонконга. Через минуту мы подъехали к длинному ряду маленьких лавок и магазинчиков. Ли Сшухун остановился возле небольшой лавки, в которой торговал старик. Что-то сказал старику. Положил в тощую руку старика несколько монет. Затем жестом своей руки пригласил меня следовать за ним. Мы прошли квартал. Зашли в небольшой магазинчик, в котором были сувениры и различные кожаные изделия. Среди всего этого изобилия, которым был забит магазинчик, выделялись всего две вещи, которые можно было купить. Это были два кейса чёрного цвета. Показал на тот кейс, который был поменьше. В надежде на то, что он стоит ни так уж дорого. Ли Сшухун сказал продавцу совсем не похожему на китайца. Продавец тут же принёс свой товар и стал мне демонстрировать его возможности. Объясняя все на своём языке, который был вперемешку с английским, китайским и каким-то азиатский языком. Смотрел на него и думал, что если бы встретил его где-то на базарах Душанбе, то принял бы за местного таджика. Видимо у этого парня были предки таджики.
       - Этот кейс стоит шестьдесят долларов. - перевёл мне, Ли Сшухун, на русский язык, стоимость товара. - В центре города такой кейс стоит, примерно, в два раза больше, чем в этом магазине. Лучше тут купить кейс.
       - Беру его. - сказал, Ли Сшухуну. - Для меня это дорого, но другого выбора нет. Мне нужен такой кейс.
       Продавец так обрадовался, что стал в пустой кейс класть всякие безделушки. Сказал Ли Сшухуну, что мне нужно сдачи, а то, что мне кладёт продавец в кейс, купить никак не могу. Лучше куплю что-то другое.
       - Это в стоимость товара не входит. - успокоил меня, Ли Сшухун. - Тут так принято, что если покупатель берет товар на сумму больше десяти долларов, то ему полагается небольшой презент, подарок от продажи.
       - Ты скажи продавцу, что он совсем не похож на китайца. - сказал, Ли Сшухуну. - Если бы он жил в нашем городе, то сказал бы, что он таджик, но никак не китаец или кто-то ещё из республик Средней Азии.
       - Так он и есть настоящий таджик! - удивленно, воскликнул Ли Сшухун. - Просто удивительно, как ты узнал?!
       Посмотрел на парня, который при моих словах "таджик" и "Душанбе" совсем обезумел, стал в мой кейс класть все подряд и что-то лепетать на не понятном мне языке, в котором стали встречаться слова из лексикона таджикского языка. Это видимо было все, что парень знал на таджикском языке. Естественно, что при моем слабом знании таджикского языка и при его наборе слов от таджикского языка, мы никак оба не могли понять друг друга. Тогда парень перешёл на местный язык и стал, что-то рассказывать Ли Сшухуну, постоянно показывая куда-то в северную сторону. Видимо этот парень что-то вспоминал о своей бывшей родине.
       - Он говорит, что его зовут Фатхи. - начал Ли Сшухун, переводить рассказ парня. - Он родился в Китае, но дедушка родом из Душанбе. Дедушка долго там жил. Фатхи спрашивает, когда ты был в Душанбе?
       - Скажи ему, что там живу. - ответил ему. - Мне очень приятно встретить здесь земляка за тысячи километров. Поэтому хочу не забирать у него остальные доллары, а купить что-нибудь на всю оставшуюся сумму.
       Фатхи растерянно посмотрел на прилавки, где лежал весь его кожаный товар. Несколько минут раздумывал. Затем подошел к кейсам и выбрал самый большой чёрный кейс, который сильно был похож на тот, что только что у него купил. Фатхи и в этот кейс положил различные безделушки. Затем подал этот кейс мне.
       - У меня нет больше долларов, чтобы оплатить этот дорогой товар. - удивленно, сказал, Ли Сшухуну.
       - Он говорит, что этот кейс не из настоящей кожи. - перевёл Ли Сшухун, взаимный разговор. - Поэтому большой кейс стоит дешевле маленького кейса из настоящей кожи, который ты уже купил. Он ещё сделал скидку.
       - Тогда, нормально! - согласился. - Мне нужен этот вместительный кейс. Рахмат колон, Фатхи! Спасибо!
       Продавец тоже поблагодари меня на смешанном языке и поклонившись по-китайски, вдобавок пожал мне руку. Больше ни стал растягивать момент прощания, так как Ли Сшухун тут же поспешил к выходу из магазина. Видимо боялся, что кто-нибудь украдёт или поломает его автомобиль. Мне тоже не хотелось оставаться одному среди незнакомых мне людей, которые выглядывали со всех сторон, разглядывая меня словно какую-то диковинку, которую раньше не видели. Неизвестно, что у них на уме, у этих замарашек.
       Не мог себе позволить, чтобы меня ещё раз чем-то облили. Тогда придется мне ходить грязным до самой Москвы. Ведь у меня смены никакой нет и валюты тоже нет. На свои "деревянные" рубли, которыми набиты мои карманы, только у себя в Советском Союзе могу покупать. Так что надо мне побыстрее выбираться отсюда.
       - Мой самолёт из Гонконга в Москву, когда вылетает? - спросил, Ли Сшухуна, когда мы сели в автомобиль.
       - В три часа ночи. - ответил Ли Сшухун. - Тебе уже так быстро что ли надоело находиться у нас в Гонконге?
       - Нет, не надоело. - ответил ему. - Обычное человеческое любопытство. Просто мне хочется заранее о вылете знать, чтобы рассчитать своё время на пребывание у вас. Ты Леону Гандельману сообщил о моем прибытии сюда и об времени вылета, чтобы они меня в аэропорту встретили с грузом? Такой груз не дотащу к ним.
       - Конечно сообщил. - ответил Ли Сшухун. - Как только ты прилетел, так им сразу факс отправил. Затем на автоответчике в телефоне сообщение оставил. В рабочее время ещё раз скажу. Они обязательно узнают.
       - Откуда ты так хорошо русский язык знаешь? - спросил, Ли Сшухуна. - Здесь в школе в Гонконге учили?
       - В школе учил английский и китайский языки. - ответил Ли Сшухун. - Русский язык выучил вначале на специальных курсах в Китае. Там родился и жил. Свою стажировку проходил в России на Дальнем Востоке.
       - Россия большая. Дальний Восток тоже. - напомнил ему. - В каком месте проходил стажировку или это секрет?
       - Никакого секрета у меня нет. - удивленно, ответил Ли Сшухун. - Мы жили в Харбине. В этом городе есть много русских. Но стажировку проходил в Владивостоке. Там работал. В Гонконг попал случайно. Почти, как ты сейчас. Прилетел на экскурсию с группой. Встретил в морском порту русских парней из Владивостока, с которыми целый год во Владивостоке работал. Они приплыли с грузом на корабле. Естественно, что мы разговорились на русском языке.
       Меня заметили местные китайцы. Пригласили в офис компании по электронике, которые хотели наладить торговлю с Россией. Но у них не было русскоязычных сотрудников. Предложили хорошую зарплату. Согласился остаться. Часто бывал в Москве. Там расширил свои знакомства. Сейчас руковожу коммерческим отделом по электронике со связями в Советском Союзе. Вероятно, это в Москве, во время своих поездок, Ли Сшухун познакомился с Леоном Гандельманом. Но уже ни стал Ли Сшухуна спрашивать о его знакомствах в Москве. Мне это совсем не нужно. Теперь уже знаю и без того много информации о бизнесе. Надо усвоить то, что известно, чтобы двигаться дальше в своём направлении, которое задумал совершить после защиты дипломной работы в университете. Так что мне уже не кажется столь невероятным мой шаг в будущее, если принимать во внимание то, что государственная комиссия в университете приняла за основу тему дипломной работы и пропустила к защите сам проект дипломной работы. Осталось мне закончить подготовку дипломной работы и пройти защиту диплома.
       - Давай мы с тобой завезём твои кейсы в гостиницу. - предложил мне, Ли Сшухун. - После съездим в офис нашей фирмы, позвоню в Москву. Сообщу им ещё раз о твоём прилёте с грузом, чтобы тебя встретили.
       Ни стал возражать. Мне и самому хотелось избавиться от своих кейсов, которые попадали с заднего сидения. Уже переживал за то, что кейсы могут ободраться об железки автомобиля, а для меня в Гонконге, то была единственная ценность, за целостность которой беспокоился. Так как кейсы мне нужны в бизнесе.
       - Вот в гостинице, в холодильнике мини баре есть маленькие сувенирчики. - вспомнил. - Мне можно оттуда домой что-то взять. Хочется обрадовать семью своей поездкой к вам в Гонконг. Больше у меня валюты нет.
       - Все, что есть в мини баре, это твоё. - ответил Ли Сшухун. - Ты вправе с этим поступать так как тебе угодно. Кроме того, у тебя в номере на столе есть различная реклама о Гонконге, её тоже можешь забрать с собой.
       Когда мы подъехали к гостинице, сказал Ли Сшухуну подождать меня в своём автомобиле. Мне не хотелось, чтобы коротышка Ли Сшухун плелся за мной, только время зря потеряем. Одному мне было намного легче сбегать до скоростного лифта и тут же вернуться обратно. Видимо, что Ли Сшухун даже рад был моему предложению остаться в своём автомобиле. Как только захлопнул дверцу автомобиля, Ли Сшухун тут же откинулся в своём кресле и закрыл глаза. Возможно, что это мой прилёт измотал его. Выспался хорошо в аэробусе, а ему пришлось ночью прерывать свой сон, чтобы встретить меня с аэробуса. Затем поехал в офис или на склад за пакетами рекламы и документации для отправки со мной. Получается, что он плохо выспался. Пускай он хотя бы сейчас немного отдохнёт в своём автомобиле до моего возвращения.
       Поднявшись в номер гостиницы, сразу решил осуществить свой план. Может быть, после у меня не будет времени на это действие, придется в спешке собираться в обратный путь. Поэтому переложил из большого кейса все в маленький и тут же большой кейс заполнил содержимым из мини бара холодильника. Все эти мини-закуски и угощения едва поместились в моем большом кейсе. Мне даже пришлось слегка придавить кейс, чтобы замкнуть его на цифровой замок, который набирался определённым числом цифр по обе стороны ручки самого кейса. Номера на кейсах легко запомнит. На большом кейсе - 0033 и на малом - 3335.
       Места на рекламу из Гонконга в обоих моих кейсах не нашлось. Кейсы были до предела заполнены подарками. Да и самой рекламы под рукой не было. Возможно, что она где-то в столу или в платьевом шкафу, но у меня нет времени искать рекламу, к тому же ни очень-то она мне пригодится. Так что мне пора спускаться, а то придется ещё будить Ли Сшухуна, который спит сейчас в своём автомобиле. Жалко парня. Лучше бы ему на день замену дали. Плохо, что у них больше нет русскоговорящих китайцев. Надо подсказать Ли Сшухуну, что он научил своих сослуживцев говорить на русском языке, как с/п "Расма" все друг друга учат говорить своих сотрудников на другом языке и сами от них учатся тому языку, который они не знают, а знают их сотрудники. Поэтому с/п "Расма" все сотрудники говорят на нескольких иностранных языках. Хотя Ли Сшухун едва ли согласиться учить своих сотрудников говорить на русском языке. Ведь у него сразу появятся конкуренты в работе, которые захотят часто ездить в Россию и общаться русскоговорящим населением Советского Союза.
       Ли Сшухун может потерять ни только высокую зарплату, но и хорошую работу, с которой он постоянно связан с поездками в Россию и с новой связью с другими зарубежными фирмами, которые находятся по делам бизнеса в Советском Союзе. Тому пример американская фирма "Ле Монти, Лтд.", с которой Ли Сшухун познакомился в Москве. Наверняка, это у него "левый" бизнес, за который Ли Сшухун получает добавочную зарплату за работу посредника между различными фирмами или идут дивиденды на счёт. Когда подошел к автомобилю Ли Сшухуна, то увидел, что он действительно спит. Может быть, он и не спит, китайцев не поймёшь. У большинства китайцев лица широкие, а глаза узкие. Так что никогда не поймёшь, спит китаец, прижмурившись или так он смотрит на тебя узкими глазами. Вот сейчас приходится мне стоять и ждать, когда Ли Сшухун проснётся или заметит меня.
       Будить его мне как-то совсем неудобно. Тем более у нас в Таджикистане не прилично беспокоить людей, когда они отдыхают. Возможно, что точно также принято и у китайцев, ведь мы соседи по границам. Поэтому есть некоторые признаки сходства привычек. Стал безразлично разглядывать вокруг себя пространство улицы, которая ночью выглядела ярко и празднично, в своих неоновых реклама и разноцветных ночных фонарях. Сейчас эта улица была обычной, как и все улицы других городов мира. Рядом с огромными комфортабельными гостиницами и шикарными ресторанами, ютились маленькие магазинчики и бедные лавки уличных торгашей.
       Словно два мира, нищеты и богатства, встретились случайно в одном пространстве улицы Гонконга. Никто тут не развёл их в разные стороны, вот так и соседствуют они рядом друг с другом, нищета и богатство, родственники одного происхождения, это людей, породивших их. Как это все не приятно смотреть, такое совершенно разное развитие человека. Совсем ни так, как в племени людей-птиц, где все прекрасно и едино, нет никакого различия в жизни. Может быть, есть ещё что-то плохое в племени людей-птиц? Ведь Старик ОН показал мне только начало общественного развития человека из племени людей-птиц, а что у них дальше, это совершенно не знаю.
       Как у них живут семейные пары после рождения двойняшек, которых забирают на воспитание общественные няни, которым никогда не суждено рожать детей и иметь семью. Старик ОН не показал мне хозяйственного и бытового положения племени людей-птиц. Мне совсем неизвестно обучение и воспитание подрастающего поколения в племени людей-птиц. Что они очень умные эти люди-птицы, бросается сразу в глаза, хотя бы в том, что они создали такой прекрасный мир в глубине гор, который никак не страдает от природной стихии. Все у них красиво и уютно, но, может быть, это только на первый взгляд? Ведь был там у них лишь одно мгновение их жизни, которое не заметили люди-птицы во времени.
       Также как они не заметили и моего присутствия, как физического тела. Люди-птицы даже не вошли в контакт со мной. Если не считать Старика ОН и волосатого парня, которому присвоил имя Миша. Пример жизни этого Миши показывает, что ни все так гладко в мире племени людей-птиц. Мало того, у них есть какая-то скрытая тоска об утерянном ими месте прежней жизни их племени людей-птиц. Возможно, что эти люди-птицы, также как евреи когда-то, были изгнаны из своего места происхождения. Вот и блуждают люди-птицы в пространстве, в которое они попали и никак не могут найти дорогу обратно к месту своего происхождения. Людей-птиц не радует даже тот мир, который они создали на Земле своими руками и своим разумом. Люди-птицы постоянно думаю о том, как бы быстрее вернуться туда, откуда начались корни зарождения племени людей-птиц. Может быть, это объединение их племенных реликвий поможет вернуться им на родину своих далёких предков. Но здесь что-то ни все вяжется о том, что мне говорили Старик ОН и мой дедушка Гурей? Если они говорили, что странные книги сами себя когда-то находят, а "железные" бревна уже все семь нашлись, то тогда в чём состоит проблема? Почему племя людей-птиц не покидает место своего пребывания и не вернётся к месту своего исхода, как это сделали евреи, которые возродили вновь своё государство?
       Вероятно, что есть ещё какая-то причина, которая не позволяет племени людей-птиц осуществить свою давнюю мечту. Если бы это зависело от меня, как от того человека, который последним видел остатки реликвий племени людей-птиц в нашем Старом хуторе, то готов им помочь. Но у меня нет ни средств, ни времени, ни информации, которые помогли бы мне совершить мой благородный поступок для племени людей-птиц. Пускай мне кто-то поможет осуществить желаемое для племени людей-птиц. Возможно, что пока нахожусь здесь в Гонконге, то люди-птицы уже давно обошлись без моей помощи и находятся в пути к месту исхода своего племени людей-птиц. Я-то был бы рад это узнать, но никто не сообщит мне этого никогда.
       Ведь меня разделяют время, расстояние и совершенно различное пространство проживания. Поэтому люди-птицы не входили в физический контакт со мной. Они меня просто не видели и физически не ощущали, так как мы находились совершенно в разных измерениях жизни. Только Старик ОН каким-то образом был наделён такими возможностями общения, входить в контакт со мной и общаться со мной своим разумом, а не речью. Можно сюда определить волосатого парня Мишу, который по каким-то причинам вышел из своего измерения жизни и попал в нашу среду обитания. Но он также как Старик ОН, общается с нами разумом. Только в одностороннем положении. Миша понимал наше мышление и всячески помогал нам. Однако, мы ему никак не могли помочь. Возможно, что он и не нуждался в нашей помощи. Ведь у Миши оставались какие-то связи с другим измерением жизни, в котором он зародился. Поэтому, во время опасностей, Миша входил в контакт со своим измерением, которое помогало сохранить ему жизнь. Примером тому взрыв в дороге в горах Памира. В таких случаях обычный человек погибает или становиться инвалидом. Миша отделался обморочным состоянием и только на короткое мгновение его жизни. Затем он обратно вернулся в своё обычное состояние и сразу куда-то исчез. Возможно, что это уже навсегда? Наверно, больше мы с ним никогда не встретимся? Хотя, как знать? Ведь мы теряли друг друга много раз в измерении моей жизни. После, случай или закономерность, нашей общей жизни, сводили нас. Мы обратно входили в контакт, в пространстве разных измерений жизни. Где мы ещё в следующий раз встретимся с ним? Может быть, тогда в горах у меня с Мишей была последняя встреча на планете Земля?
       - Ты чего не садишься в автомобиль? - спросил меня, Ли Сшухун, прервав мои размышления. - Пора ехать.
       - Ты спал, не хотел тебя беспокоить. - ответил, усаживаясь на своё место. - Ждал, когда ты проснёшься. У нас в Таджикистане не прилично будить спящего человека, где бы он не спал, дома или на работе.
       - Не спал. - оправдался Ли Сшухун. - Просто задумался и не заметил, что ты тут стоишь рядом с машиной.
       Ли Сшухун завёл почти беззвучный двигатель своего автомобиля. Мы поехали в сторону его офиса, который оказался всего через три перекрёстка в красивом многоэтажном здании на четвёртом этаже, куда мы поднялись в лифте. Ли Сшухун познакомил меня со своими многочисленными сотрудниками, которые поделились со мной своими визитными карточками. Им дал то, что было трудно назвать визитными карточками, так как они были напечатаны мной не типографским способом. Прямо на обычной печатной машинке, с которыми работают секретарши. Извинился передними, что у меня пока нет настоящих визиток.
       Но Ли Сшухун сказал мне, что они точно также начинали, когда впервые открыли свою фирму. Тоже печатали на листках свои данные, чтобы наладить хотя бы какую-то связь с другими представителями нового бизнеса.
       - Меня к телефону не зови. - сказал, Ли Сшухуну, когда он стал набирать номер телефона в Москве. - Скажи, что в автомобиле. Мне просто хочется отдохнуть от сумасшедшего города, которым является наша Москва. Сам был в Москве и знаешь это так. Ещё успею с ними наговориться. Сейчас, пока, в Гонконге.
       - Хорошо! - согласился Ли Сшухун, наливая мне чашечку чёрного кофе. - Так и скажу Леону Гандельману, как ты мне сказал, что ты не хочешь с ним разговаривать и сидишь в автомобиле, рядом со мной в офисе.
       - Ты, что, совсем поехал? - вырвались у меня слова. - Он сразу прекратит со мной свой бизнес в Москве!
       - Один-один! - засмеялся Ли Сшухун, подкалывая меня. - Теперь мы с тобой в расчёте. Ты что думал, не уловил тот розыгрыш, который ты мне устроил тогда, вовремя моей встречи тебя в нашем аэропорту. У меня тогда ни только спина, но и яйца вспотели от расстройства. Теперь мы в расчёте. Ты, наверно, думал, что китайцы шуток не понимают и сами шутить не могут. Мы такие же люди, как и вы, лишь лицом отличные.
       - Ну, ты, даёшь! - смеясь и хватаясь за сердце, воскликнул сам. - Чуть на тот свет меня сейчас не отправил.
       Мы ударили друг друга ладонью по плечу и пожали руки. Ли Сшухун, тут же продолжил набирать номер телефона Леона Гандельмана. Сел за стол пить кофе и с интересом стал разглядывать офис, который буквально напичкан был различной электроникой. Ведь не зря эта фирма занималась торговлей современной электроники. Большую часть электронных аппаратов, которые увидел в офисе этой фирмы, никогда раньше мне не довелось видеть нигде. Все здесь трещало, щелкало и звенело. Включались и выключались, сами по себе, различные электронные приборы. Загорались экраны дисплеем, выползали из факсов листки сообщений, разговаривали сами с собой умные аппараты, что-то считали какие-то машинки. Все работало без участия человека. Только изредка сотрудники поднимали трубку аппарата или выполняли какие-то действия на компьютере. Остальные работы проводила многочисленная умная аппаратура, созданная разумом самого человека в помощь ему подобных людей. На это было очень интересно мне смотреть, как начинающему бизнесмену. Может быть, пройдёт какое-то время и у меня в офисе будет такая же умная аппаратура.
       Конечно, все это прекрасно, но, однако, в племени людей-птиц такой шум не смог ли бы выдержать. Да и среди обычных людей, ни каждый сможет работать в такой трескотне и вращении. Сижу здесь всего несколько минут, а у меня уже голова закружилась от трескотни, свечения и вращения. Так хочется мне сейчас от этого сбежать куда-то подальше, где нет этой аппаратуры и людей. В самый раз побывать в пещерах племени людей-птиц, где все тихо и спокойно, даже не слышно, как работают установки по выделению орнамента в толще скалистые пространства. Там в пещерах все происходит так, как по цветному телевизору без звука.
       - Все, уже поговорил с Леоном Гальденманом. - подойдя к моему столу, сообщил Ли Сшухун. - Сейчас мы с тобой поедем в одно тихое местечко. Посидим по-русски, наедине с хорошей закуской и рюмкой водкой.
       - Согласен посидеть по-русски. - согласился сам. - Но лишь с восточной китайской кухней, которую не знаю.
       - Вот интересно мне сейчас посмотреть! - воскликнул Ли Сшухун. - Как ты будешь кушать китайские блюда?
       - Ты, что думаешь, в лесу вырос? - удивленно, спросил, Ли Сшухуна. - Мне тоже кое-что известно про китайскую кухню. Ни только тебе про русскую кухню. Когда работал в Московском цирке с китайским цирковым артистом, Ван Фун Ки, то он меня там с товарищами угощал китайскими блюдами в ресторане "Пекин", змеиным бульоном и филе серебристой жабы. У нас в республике живут корейцы, которые меня также угощали различными, восточными блюдами. В основном, это были блюда из мяса собаки и змей.
       - Ну, тогда, держитесь Китай и Россия! - громко, сказал Ли Сшухун, что все обратили на нас внимание. - Гулять, так гулять, по-китайски и по-русски! Есть такое местечко у нас в Гонконге. Совсем тут близко от города.
       После этих восклицаний Ли Сшухуна, подумал о надёжности своих карманов, чтобы при возможной потасовки не растерять свои "деревянные" рубли, которые ещё пригодятся мне дома. Когда мы стали направляться к выходу, то незаметно проверил надёжность пуговок, замков-молний и кнопок на карманах костюма, которые наставила и нашила мне Людмила, чтобы ничего не потерял вовремя своей командировки и меня не обокрали в Москве.
       Так у нас с Людмилой было вовремя нашего медового месяца, когда у нас обоих выкрали паспорта, а затем обратно подбросили милиционерам в кинотеатре "Прогресс" на Таганке, когда увидели в паспортах, что мы только что поженились. Видимо ворам стало жалко портить нам медовый месяц. Ведь мы с Людмилой только делали свои первые шаги в семейной жизни и так влипли с паспортами. Проверив надёжность карманов, поспешил к лифту за Ли Сшухуном, который уже нажал на кнопку вызова лифта и дверь лифта тут же открылась. Словно лифт специально ждал нашего прихода к нему. Мы тут же удовлетворили пожелание лифта и вошли в его электронное объятье. Лифт тронулся вниз и через несколько секунд мы вышли на улицу, где нас ждал автомобиль такси.
       Видимо Ли Сшухун специально оставил свой автомобиль охранникам стоянки машин, которые под надёжную охрану спрятали автомобиль Ли Сшухуна где-то в самой глубине подземной стоянки, а для нас вызвали такси. Ведь не мог же Ли Сшухун гулять по-русски с водкой, а после везти меня на своём автомобиле, так мы с ним запросто могли где-то разбиться. Когда мы сели в такси Ли Сшухун, что-то сказал таксисту на китайском языке и такси помчалось куда-то подальше от центра Гонконга. Мы долго петляли по улицам огромного города. Пока не вырвались за пределы душных улиц. Дальше такси выскочило на современную трассу, но вскоре, промчавшись несколько километров южнее Гонконга, такси свернуло на просёлочную дорогу и помчалось сквозь заросли тропического леса, наполненного звуками дикой природы.
       В самой гуще леса впереди такси показались бамбуковые постройки, покрытые пальмовыми листьями. Такси остановилось. Ли Сшухун рассчитавшись за наш проезд в такси, пригласил меня под заросли тропических деревьев в небольшую бамбуковую постройку. Постройка была похожа больше на шалаш моего детства, в котором мы детворой прятались от знойного дагестанского солнца и от своих родителей. Постоянно нас секли за то, что мы чаще были на море, чем в своём родном доме, откуда мы бежали от пьяных отцов и от ремней, которыми постоянно секли нас за малейшую провинность. Мы думали, что такое воспитание будет вечным и поэтому предпочитали жить лучше в шалаше, чем в доме.
       - Пиджак можешь повесить на крючок. - сказал мне, Ли Сшухун. - Его здесь никто не возьмёт. Пиджак тебе будет мешать, когда будем сидеть и лежать на циновках вовремя нашего отдыха. Воров в Гонконге нет.
       Послушал Ли Сшухуна и повесил пиджак на бамбуковый столб, который подпирал всю эту постройку. Мы тут же уселись на циновки за низкий столик, у которого и ножек не было видно. Всего лишь кусочки дерева с мой кулак под четырьмя сторонами столика. Сел под бамбуковый стол, на который повесил свой пиджак, набитый пачками рублей и документами. Так было надёжнее для меня. В случае чего, мог в драке отстоять достоинство карманов своего пиджака. Ведь если пить по-русски, то без драки нам никак не обойтись. Кроме нас в этой тропической забегаловке было ещё несколько человек. В основном мужчины. Сколько человек было под другими бамбуковыми шалашами, не видел. Все остальное от моего взгляда скрывали стены из тонкого бамбука. Всюду была тишина, лишь пение птиц, голоса и звуки животных из тропического леса иногда доносились до моего слуха. Затем все опять стихало.
       Едва успел сеть на циновку и облокотится на бамбуковый столб, как вскоре появилась китаянка, у которой кроме какой-то тряпки на бёдрах больше ничего не было. Темные соски её груди едва отличались от загорелого тела. Она склонилась над нами и её пышные груди с длинными сосками стали похожи на сиськи священной коровы Востока. Этой обнажённой даме было чуть больше двадцати лет. Видимо у неё дома есть грудной ребёнок. Иначе, её груди не были бы такими пышными и соски не были так сильно оттянуты. Если, конечно, это все естественно. Сейчас такой век, когда естественные части женского тела можно сделать искусственным или сделать совсем наоборот.
       - Если ты её хочешь? - спросил Ли Сшухун, когда сделал заказ накрыть столик и дама ушла. - Могу заказать.
       - Если бы был холостой, то да. - ответил ему. - Сейчас у меня табу на такой загул. У меня дома семья и дети.
       - Дело твоё. - удивленно, сказал Ли Сшухун. - Вдруг, передумаешь, то могу тебе её заказать, как на десерт.
       Прошло несколько минут, прежде чем к нам пришли две девушки с различными блюдами. Девушки тоже были в одних набедренных повязках. Но груди у этих девушек были значительно меньше, лишь тела были также загорелые от южного солнца. Зато фигурки у девушек были лучше, чем у первой дамы, которая тоже пришла с китайскими блюдами и сильно отделялась от своих подруг, которые всячески старались мне понравиться, чтобы соблазнить к разврату. Но старался не возбуждать себя созерцанием прекрасных девиц, хотя мне это удавалось плохо. Даже со стороны было заметно то, что торчало у меня сквозь брюки в позе лотоса, когда сидел в ожидании конца нашего обслуживания этими девицами.
       Ведь все же мужчина в самом рассвете сил и мне не чужда страсть к женской плоти, от соблазна к которой сейчас меня сдерживали только супружеские обязательства перед женой. В более раннее время, когда был холостой, то уже бы не сдерживал себя перед соблазном и занялся одной из этих девиц. Но сейчас у меня табу на чужих женщин.
       Тем более, что сейчас такое время, что можно заразиться различными болезнями от половой связи со случайными женщинами. Прошли золотые деньки, когда у меня даже ни одной запретной мысли в голове не было. Готов был завалить к себе любую соблазнительную женщину. Чаще всего так было, до женитьбы.
       - Тебе назвать наши китайские блюда? - спросил Ли Сшухун, когда остались одни без девиц.
       - Могу скушать все, что едят другие люди. - ответил ему. - Лишь мне не говори, с чего эти блюда сделаны.
       Ли Сшухун налил в рюмки из маленького хрустального графинчика какую-то прозрачную жидкость и предложил мне выпить. Когда поднёс эту жидкость в рюмке ко рту, то весьма удивился, то была самая настоящая пшеничная водка, которую выпил и закусил жирным кусочком мяса, лежащего в бульоне небольшой чашечки, сильно похожей на таджикскую косу для супа лагман. Мясо оказалось вкусным, но бульон был настолько острым, что мой рот обожгло сильнее, чем внутренности рюмкой пшеничной водки. Поэтому после второй рюмки взял кусочек мяса из другой чашечки, которых стояло несколько штук передо мной на этом маленьком столе.
       После третьей рюмки русской водки лицо у Ли Сшухуна распухло и глаза стали настолько узкими, что совсем растерялся и не знал, как вести себя с ним, как со спящим или как с пьяным от водки. Только когда он двигал своими конечностями, чтобы принимать участие вместе со мной в употреблении водки и пищи, то тогда понимал, что он не спит и мы с ним отмечаем наше знакомство по-русски с китайской восточной кухней, которая была приготовлена из чего угодно, но только ни из того, что употребляют русские. Старался не думать об этом и уплетал все подряд за обе щеки. Ли Сшухун не отставал от меня. Говорил мне разные китайские тосты. Затем пил и ей вместе со мной все, что принесли нам на этот столик.
       Когда водка в графине закончилась, а на столике были одни объедки, Ли Сшухун заказал другие блюда. Вместо русской пшеничной водки принесли нам китайскую рисовую водку. Точно в таком хрустальном графинчике. Может быть оттого, что мы хорошо уже выпили или действительно было так, но китайская рисовая водка мне совсем не понравилась. Мне показалось, что она горькая и совсем не крепкая.
       Гостям в любом конце земного шара неудобно хаять угощения хозяина стола. Поэтому ни стал ничего говорить Ли Сшухуну, который все равно уже не в силах был меня понимать. Так как он напился по русскому обычаю, и его жирная морда лежала не в русском салате, а в каком-то экзотическом блюде.
       Янтарного цвета приправа расползалась по его белоснежной рубашке. Ещё держался, но мне приспичило оправиться от чрезмерно выпитой водки русского и китайского происхождения. Оглянувшись вокруг, не увидел ничего такого, что могло бы мне напоминать туалет. Но мне было уже невтерпёж. Решил отыскать сам, где бы отлить мне излишки интернациональной водки. Встал из-за столика и направился в сторону тропического леса дальше от моря. Однако, терпения у меня хватило лишь до первого из многочисленных столбов, которые поддерживали крыши, покрытые пальмовыми и банановыми листьями. Расстегнул ширинку и стал оправляться. Отчего мне стало легче. Можно было идти продолжать мое знакомство с китайцем. Но тут подошел ко мне какой-то китаец и стал размахивать руками, показывая мне на мою ширинку. Отмахнулся от него, застёгивая свою ширинку, но китаец оказался настырным. Тогда просто решил объяснить ему по-русски свою неприязнь во время пьянки.
       - Ты значит так. - тихо, выдавил. - К русскому придираешься. Сейчас ты у меня получишь за это по-русски.
       Размахнулся и врезал китайцу по морде. Китаец упал через чей-то столик и растянулся прямо в жирных китайских блюдах. Затем показал китайцу шиш. Хотел, было уходить в сторону своего столика, как кто-то врезал мне под левый глаз. Да так сильно, что едва удержался на ногах. Чуть было не рухнул следом за китайцем в его жирную кухню. Тут мое подсознание напомнило мне, что могу испачкать свою единственную белую сорочку и мне будет не в чём лететь обратно в Москву. Тогда стал раздевать с себя рубашку, чтобы врезать тому, кто сейчас меня ударил. Но не успел ещё до конца снять с себя рубашку, в рукавах которой запутался, как мне врезали в челюсть. У меня все засверкало перед глазами.
       Однако, рубашку снял и сразу врезал в челюсть стоящему рядом со мной какому-то китайцу. Так как для меня все китайцы были на одно лицо, то бил все морды подряд, которые были рядом со мной. Меня тоже били все те китайские морды, которые видел перед собой. У меня уже болели руки, голова, лицо и тело. Но только никак не мог понять от чего. То ли от чрезмерно выпитой водки, то ли от кулаков, которые тут постоянно норовили сбить меня с ног, но у них ничего не получалось. Наконец-то кто-то так ударил меня, что перед моими глазами все перевернулось. Полностью отключился. Только чувствовал, что куда-то лечу вниз к верху ногами.
       Пришёл в себя в чём-то мокром и никак не мог понять, где это нахожусь, что со мной могло случиться. Сильно болели все части тела. Перед глазами плыл весь белый свет. Постепенно сообразил, что нахожусь в ванной у себя в номере. Хорошо, что у китайцев в Гонконге такая хитрая ванная, в которой нельзя утонуть. В русской ванной уже давно был бы утопленником в таком пьяном состоянии и так сильно побитым, что невозможно пошевелить ногами и руками. Части моего тела ноют от боли. Лицо сильно распухло.
       Отлежавшись, встал во весь рост. На меня из потолка в щели ванной потекла вода. Это было в высшей степени полезно для меня в таком состоянии. Надо было хорошо освежиться, чтобы очухаться. Наверно на самолёт давно опоздал? Вот мне влетит от всех! Документы тоже потерял. Как теперь буду доказывать кто такой? В Гонконге, вероятно, даже русского посольства или консульства нет. Угораздило же мне так нажраться с этим коротышкой китайцем. Где он сам? Надо как-то выяснить, что это произошло со мной в лесу?
       Когда мне уже надоело стоять под душем, и немного научился соображать, то вылез из ванной, одел на себя махровый полотенец, который весел на крючке у двери и вышел в свой номер. Возле моей кровати на полу валялся Ли Сшухун, у которого вид был хуже чем у меня. Тоже весь побитый и в китайской приправе янтарного цвета. На столе лежали мои наручные часы. Посмотрел на циферблат. Стрелки показывали девять часов вечера. Времени ещё много до моего вылета из Гонконга. Хорошо бы мои документы, деньги и билет на самолёт нашлись. Тогда был бы порядок. Все остальное пройдёт. Шишки, ссадины и синяки пройдут. Правда вид у меня паршивый. Как с таким видом поеду в аэропорт? Меня там на самолёт не пустят.
       - О! Боже! - воскликнул Ли Сшухун, едва открывая глаза. - Александр! На кого ты похож? Прямо как китаец.
       - Ты лучше на себя посмотри! - сдерживая боль лица, в крив улыбнулся. - Всю приправу собрал со стола.
       - Мне надо в ванную. - сказал Ли Сшухун, пытаясь подняться. - Надо привести себя в порядок и в аэропорт.
       Помог китайцу подняться, и он отправился мыться в ванную. Когда Ли Сшухун скрылся за дверью ванной комнаты, машинально открыл мини бар холодильника, который был заполнен разной мелочёвкой продуктов. Подумал, что это все вытащили из моего большого кейса. Но откуда они знали мой шифр, который сам забыл. Взял кейс за ручку. По весу кейс был полным. Выходит, что мини бар холодильник заполнили ещё раз. Тогда стал открывать по очереди все маленькие баночки и шкалики, которые были наполнены различными безалкогольными напитками и содовой водой. Когда моя жажда была утолена и в мини баре холодильнике осталось всего несколько освежающих напитков, закрыл дверцу этого накопителя. Тут в это время из ванной выходил Ли Сшухун. Открыл ему баночку освежающего напитка. Он с жадностью выпил эту баночку, принялся опустошать то, что ещё осталось в мини баре холодильнике, до последней банки.
       - Сейчас вызову гримёра. - сказал Ли Сшухун. - Пускай нас приведут в человеческий вид. Тебе улетать.
       - Толку то. - обиженно, процедил. - У меня все подчистую украли. Даже одеть мне нечего перед вылетом.
       - Это не правда, у нас не воруют. - возмущённо, возразил Ли Сшухун. - Посмотри всюду хорошо, где вещи.
       Осмотрелся, но вокруг нас в номере моей одежды не было. Тогда открыл платяной шкаф. Вся моя одежда вычищенная и наглаженная весела в этом платяном шкафу. Мне показалось, что здесь и сорочка у меня в третий раз уже другая, совершенно новая, прямо из магазина куплена. Опять кто-то подарил мне сорочку?
       - Вот видишь! Все целое. - улыбаясь, сказал Ли Сшухун. - У нас на счёт этого очень строго. Тут не воруют.
       Ли Сшухун вызвал кнопкой у двери швейцара. Когда пришёл другой парень, ни тот, который меня обслуживал, то Ли Сшухун дал ему какие-то указания на китайском языке. Затем вытащил из карманов своего костюма все документы, а всю свою одежду положил в целлофановый пакет и отдал швейцару, который тут же вышел. Вскоре к нам в номер пришли два гримёра. Усадили нас напротив большого зеркала за столом на стене. Начали делать различные примочки и после гримировать. Все эти примочки были ужасно жгучими, видимо на спирту. Так что все мои ссадины и царапины сильно жгло. Слегка вздрагивал, но терпел. Никто не виноват, что в таком состоянии все мое лицо и тело. Никто меня насильно не заставлял так напиваться.
       Примерно через час мы выглядели по-людски. Вот только морда у меня была опухшая. Выглядел, как настоящий китаец. Лицо круглое и глаза узкие. Надо лишь научиться говорить на китайском языке и можно оставаться жить в Гонконге. Но только из этого ничего не выйдет. Мне нужно лететь к себе домой. Вот уже и одежду новую Ли Сшухуну привезли. Пора вниз перебираться. До самолёта ещё пять часов, но уж лучше в аэропорту дождаться, чем здесь торчать. Весь номер гостиницы нашим водочным перегаром пропитался. Действительно нажрались по-русски. С мордобитием и с мордой в соусной приправе. Тут чуть-чуть не по-русски, в Гонконге салата русского не нашлось. Хорошо ещё что после такой пьянки мы живы остались.
       - Кто там драку устроил? - спросил меня, Ли Сшухун, когда гримёры ушли и мы в номере остались одни.
       - Пошёл отлить после хорошей пьянки. - стал объяснять. - Ко мне один мужик придрался. Врезал ему.
       - Понятно! - сказал Ли Сшухун. - Ты, наверно, в ресторане чашку с соусом принял за туалетную раковину.
       - Да, нет! - возразил ему. - Хорошо помню, что бамбуковое дерево было рядом и никого больше там не было.
       - Скорее всего, этим деревом оказалась подпорка ресторана. - продолжил защищать китайскую сторону Ли Сшухун. - Просто так в Гонконге никто не может придраться. Ты сам драку устроил. Вот тебя там и побили.
       - Конечно, это спровоцировал драку возле гостиницы, когда меня соком облили. - стал, защищать себя.
       - Утром было совсем другое. - опять стал оправдывать соотечественников, Ли Сшухун. - Тоже ты спровоцировал драку. Кто тебя просил выходить из гостиницы? Надо было дождаться меня. Хорошо, что обошлось...
       - Ну, ты даёшь! - возмутился ему. - По-твоему получается, что всюду один виноват. Тут в демократической стране нахожусь или в резервации? Где одна раса ущемляет другую. Меня с детства учили быть другом для всех, не зависимо от расы и вероисповедания. Но если на тебя поднимают руку, то бить по морде, не взирая на личность. Враг всегда с одним лицом, независимо от национальности и религии. Враг всегда просто враг.
       - Ладно! Не будем спорить. - остановил меня, Ли Сшухун. - Иначе, мы по пьянке ещё подерёмся. Лишь этого мне не хватало. У меня и так в голове много вопросов. Кто там меня побил? Как тебя отправить домой?
       - Тебя никто не бил. - успокоил, Ли Сшухуна. - Ты как уткнулся мордой в свою приправу, так в приправе и спал. Как меня в это время твои соотечественники со всех сторон колошматили, пока отключили. Когда по документам определили, что русский и с какой гостиницы, тогда погрузили нас с тобой в такси и привезли в мой номер. Где мы оба очухались. Лишь в ванной, а ты на полу. Так что тут надо согласиться на не чью.
       Пока мы с Ли Сшухуном разбирались в своих пьяных похождениях, к нам приехали те двое парней, которые утром привезли в пакетах рекламу и документы. Взял свои личные кейсы, а парни забрали папки с рекламой и документами. Ли Сшухун был налегке и закрыл после нас номер гостиницы на ключ. Когда мы подошли к администратору, Ли Сшухун отдал ключи и магнитной карточкой провёл в щели компьютера на стойке администратора. Как только из аппарата вылезла белая лента, исписанная китайскими иероглифами и английским шрифтом, Ли Сшухун расписался там, и мы вышли на улицу, где была ночь и прохладный ветерок с моря обдувал лицо. Мы тут же положили все свои вещи в машину одного из парней и сами забрались в эту машину. Автомобиль развернулся и поехал в сторону аэропорта, до которого быстро прибыли. В аэропорту было много народа. Все куда-то летели. Парни куда-то сдали весь привезённый в пакетах багаж. Со мной остались только мои личные кейсы. До регистрации билета на самолёт было ещё почти три часа.
       Оба парня уехали. Мы с Ли Сшухуном остались одни за не большим столиком. Ли Сшухун пригласил меня выпить по чашечке чёрного кофе, что мне было кстати. Надо было до конца очухаться и добиться того, чтобы от меня не пёрло водочным перегаром, иначе, весь самолёт будет пьяным от моего запаха и чего доброго ещё в самолёте начнётся драка. Побольше кофе надо выпить. Да и закусить немного стоило бы мне.
       - Вот, выпей таблетку и тебе легче будет. - предложил мне, Ли Сшухун, таблетку, которую достал из баночки, одну таблетку он положил себе под язык. - Таблетка быстро снимает запах и боль. До самолёта пройдёт.
       После трёх таблеток и четырёх чашечек чёрного кофе мне стало значительно легче. До регистрации билета на самолёт у меня вид был более-менее нормальный. Если не считать опухшего лица под слоем грима, из-за которого на регистрации билета меня долго не могли признать в сравнении с моей фотографией в заграничном паспорте. Когда Ли Сшухун сказал что-то таможне насчет меня, то все присутствующие дружно засмеялись, и таможня пропустила меня. Поблагодарил Ли Сшухуна за отличный приём и попрощавшись с ним по-дружески, отправился в сторону посадки на самолёт. Из Гонконга тоже был аэробус "Боинг", но другой авиакомпании.
       Обратно мне оформили бизнес класс, наверно, это Ли Сшухун постарался, чтобы хорошо отдохнул и в Москву вернулся, в хорошем состоянии тела и духа. Ведь за эти сутки в Гонконге весь измотался. В салоне бизнес класс действительно было хорошо. Кресла тут были широкие и только по два места в каждом из трёх рядов. В ширину салон бизнес класс также был в два раза меньше. Да и людей в этом салоне бизнес класс было на половину. Видимо слишком дорогое удовольствие и ни каждому по карману. Лично для меня это было подарком. Меня совсем не интересовала стоимость перелёта на этом аэробусе в Гонконг и обратно в Москву.
       Сразу сел поудобнее в кресло и развалившись, как под пальмами в гамаке, стал ждать взлёта аэробуса. В этот раз аэробус ни стал подниматься частями. Однако оторвался от взлётной полосы тяжело. Будто бы не хотел улетать из Гонконга, но необходимость полёта сделала своё дело и аэробус поднялся в небо. Он сразу слегка наклонился и с моря сделал разворот над Гонконгом в сторону Запада. Сразу посмотрел в иллюминатор и увидел под крылом аэробуса на берегу моря белоснежный Гонконг, здания которого будто свечи в ночи освещались из-за моря первыми лучами восходящего солнца и угасающим диском полной луны. Это все было настолько сказочно и романтично, словно улетал из города сказки одного дня.
       - Что вы пожелаете выпить или покушать? - спросила меня стюардесса, когда Гонконг затерялся в дали.
       - Если ваши услуги входят в стоимость билетов, - сказал, стюардессы, - то мне баночного пива и к нему что-то солёненького. Мне нужно хорошее похмелье до прилёта в Москву. Если это что-то стоит, то могу рассчитываться только рублями. Ни каких других денег у меня совсем нет. Так что вы над этим подумайте сами.
       Стюардесса ушла и вскоре вернулась с небольшой тележкой, заполненной разным баночным пивом и какими-то пакетиками для закуски. Так как сидел в среднем ряду, и тележка с пивом никому не мешала в проходе, попросил стюардессу оставить эту тележку в бизнес класс. Может быть, ещё кто-то захочет пить, чтобы ей туда-сюда не ходить с тележкой. Все равно не выпью все пиво. Зато стюардессы останется легче с обслуживанием пассажиров салона бизнес класс. Ведь все на тележке тоже входит в стоимость билета бизнес класс. Стюардесса согласилась с моим предложением и на английском языке объявила всем, что они могут пить это пиво столько, сколько они пожелают. Стюардесса ушла и к тележке сразу потянулись руки за баночным пивом. Видимо люди сильно устали от жары в Гонконге или тоже страдали с похмелья, точно также как сейчас.
       Не беспокоился, что пива мне не хватит, так как баночного пива на тележке было намного больше чем пассажиров в салоне бизнес класс. Кроме того, все взяли лишь по одной баночке пива и тут же после выпитого пива уснули. Мне оставалось только пить оставшееся пиво и бегать в туалет отливать его. Пока пиво не профильтрует меня от чрезмерно выпитой водки, чтобы до Москвы весь алкоголь вышел из моего организма. Никак не хотелось мне прилетать в Москву с сильным водочным перегаром и с опухшим лицом от драки.
       Любопытно, но пиво мне помогло. Ничто так не освежает мысли, как собственное внушение к достижению пускай даже абсурдной цели. При случайном наложении мысли внушения на собственное сознание, конечно, не даст нужного результата, если это не подкреплено материально. В данном случае этим материальным стимулом моего внушения оказалось баночное пиво, которое так очистило мой организм посредством внутреннего фильтрования организма.
       Уже к третьему лёгкому завтраку в аэробусе полностью был освобождён от алкоголя и перешёл на более лёгкие напитки, чем баночное пиво. Увлёкся содовой водой и фруктовыми газированными напитками. После которых уже ничего не хотел пить и есть, только спал пол пути. При посадке аэробуса в московском аэропорту "Шереметьево". Был уверен во всех своих действиях. Но опухоль лица от синяков напоминало мне об сильной пьянки и драке в Гонконге. У меня была надежда, что за оставшиеся два дня до конца командировки на Первом всесоюзном симпозиуме бизнесменов в Москве, все мои синяки и ссадины на лице пройдут. Смогу выглядеть таким же, каким прилетел несколько дней назад в Москву. Главное, чтобы домой приехал нормальным и меня обратно признали в семье.
       - Александр! Мы здесь! - услышал, голос Якова Юдельсона, когда прошел красный коридор со своими кейсами, которые вызвали подозрение в таможне, просвечивающей мои личные вещи. - Иди в нашу сторону.
       - Здравствуй, Яков! - поздоровался, с Яковом Юдельсоном и с парнем, который сопровождал его. - Вот мои квитанции на ваш багаж. Где его получать, не знаю. Его погрузили без меня. Где тут аэропорту "Шереметьево" багажный зал?
       Яков Юдельсон и сопровождавший его парень отправились с квитанциями искать свой багаж, а мне сказали их ждать на улице у центрального входа. Вышел из здания аэропорта и меня тут же окружила толпа таксистов и частных извозчиков, которые стали предлагать мне свои услуги отвести до города. Мне понадобилось несколько минут убеждать их в том, что не пользуюсь подобными услугами и мне сейчас подадут автомобиль американского посольства. Наконец-то появился и автомобиль "Линкольн" при виде, которого все водители такси и частного извоза тут же отступили. Поспешил сесть в автомобиль фирмы "Ле Монти, Лтд." с американскими номерами. Автомобиль "Линкольн" сделал полукруг по площади возле аэропорта "Шереметьево" и тут же скрылся в густых сумерках наступающего утра, которое было укутано плотным туманом, лежащим прямо у колёс автомобиля. Яков Юдельсон сразу сбавил скорость, чтобы не врезаться в заблудившийся автомобиль или не свалиться в глубокий кювет на резком повороте трассы, которая постоянно петляла.
       - Что это у тебя лицо опухшее и какое-то стало не естественной? - спросил Яков Юдельсон, разглядывая меня. - Прямо как китаец. Выпил что ли много рисовой водки в Гонконге или ты с китайцами там подрался?
       - То и другое было. - угрюмо, ответил ему. - Поддали хорошо с Ли Сшухуном. Потом с местными китайцами подрался. Китайцы первые начали. Мне не хотелось им уступать. Вот, побили меня. Сровняли меня с собой.
       - Главное, что целым остался. - облегчённо вздохнув, сказал Яков Юдельсон. - Китайцам попало от тебя?
       - Их морды не разглядывал. - сухо, ответил ему. - Думаю, что мои кулаки болят меньше, чем у них толстые рожи, которые одинаково выглядят после пьянки, драки и сна. На лицо никак не поймёшь. Пьяные или нет?
       Мы перестали разговаривать, и Яков Юдельсон прибавил скорость, когда к городу туман рассеялся и траса стала просматриваться лучше. Уткнулся в угол автомобиля и стал дремать. Мне в аэробусе пришлось мало спать, так как все девять часов полёта занимался профилактикой своего организма, который был загажен алкоголизмом. Нужно было немного вздремнуть. Тем более, что не знал, куда сейчас мы едем. До рабочего времени ещё далеко и в гостиницу идти нет смысла. Что там сейчас буду делать? Спать уже бесполезно, скоро начнётся рабочий день. Мне тоже надо сегодня плотно заняться своими делами на ВДНХ.
       Завтра вечером, когда у меня сойдут синяки и спадёт опухоль с лица, поеду на выставочный комплекс "Красная Пресня" к Бенито Пелони. Раскрою им всю тайну своей молодости и скажу двойняшкам, Александру и Александре, что их настоящий отец. Не хочу в себе хранить эту нашу тайну, пускай дети все это знают про меня.
       Почти двухчасовая поездка в тумане, по свежему воздуху, при открытом окне в автомобиле, окончательно привели меня в нормальное состояние. Когда мы подъехали к служебному входу павильона "Москва" на ВДНХ. Мое скверное настроение вовсе пропало. Даже пошутил с Яковом Юдельсоном, насчёт белой шубки, в которой спал на подиуме у них в офисе, в свою первую ночь пребывания в Москве. Яков Юдельсон сказал, что могу повторить этот трюк, если так сильно разбогател, могу выкинуть на подиум десять тысяч долларов, не говоря уже о рублях. Конечно, таких крупных денег не мог предвидеть в первые годы бизнеса.
       - Может быть, буду когда-то таким богатым. - грустно, ответил Якову. - Но на подиум никогда никакие деньги бросать не буду. Так думаю, что богатые поэтому и богатые, так как деньги на подиум не бросают. Иначе бы у них не было никакого богатства, которое пущено ими на ветер. Пример тому ваш Леон Гандельман.
       - В этом ты прав. - поддержал меня, Яков Юдельсон. - Каждый цент собирал, чтобы сейчас что-то иметь. Мы в "Ле Монти", бывшие диссиденты из Советского Союза. Начинали свою жизнь в Америке прямо с нуля.
       Яков Юдельсон осёкся, видимо не жилая раскручивать тему о своём исходе из Советского Союза в качестве диссидента. Понимал, что это больной вопрос для евреев, которые когда-то насильственно покинули Советский Союз, как инакомыслящие диссиденты, а теперь вернулись сюда в качестве бизнесменов другой страны. Пускай даже не богатые на столько, на сколько они мечтали, но, главное, это свобода мышления для них там, где с ними когда-то не были согласны. Однако, они уже никогда не буду митинговать на улицах и площадях городов, где когда-то они пытались подобное устроить. Давно нет того строя, против которого они выступали, как нет у власти и тех людей, которые затыкали им рот. Всё само собой изменилось. Другие люди у власти и другой строй в этой стране. Куда они жить никогда не вернуться. Так как невозможно вернуться в прошлую жизнь. Какой бы отвратительной или прекрасной она не была. Все прошлое утрачено и не подлежит возврату. Только память в сознании остаётся надолго, чего нельзя нам стереть в памяти разумного человека, который и считается разумным, если имеет что-то у себя на уме и сможет толком использовать.
      
       7. Цирковой трюк.
       Мне не хотелось подниматься вверх в офис фирмы "Ле Монти, Лтд.", где било электрическим током. Тем более сейчас, при моем нервном потрясении после пьянки и драки в Гонконге. Отдал Якову Юдельсону всё, что принадлежало их фирме, сослался на то, что мне нужно позавтракать и сделать множество разных дел, когда освобожусь от всего, тогда могу прийти к ним. Возможно, что они сейчас правильно поняли меня. Яков Юдельсон вместе с парнем, сопровождавшим его, поднялись к себе на второй ярус. Пошёл к автоматической камеры хранения и положил там оба своих кейса, которые мешали мне свободно передвигаться. Теперь, когда избавился от кейсов, то мог и позавтракать уже в четвёртый раз со времени своего вылета на аэробусе из Гонконга.
       Ни сказал бы, что мне так сильно хотелось кушать, но график на завтрак для нашего региона бывает лишь один раз утром и смогу ли вообще сегодня покушать со своей беготней по Москве. Особенно по ВДНХ, где появились за последние двое суток новые зарубежные фирмы, в которых ещё не был и мне нужно с ними познакомиться. Кроме того, во второй половине дня нужно заглянуть здесь на ВДНХ в павильон с/п "Расма". Узнать о своих вещах, которые оставил в их гостинице на улице Лесной. Несмотря на манящие запахи из столовой, до начала завтрака было ещё два часа.
       Поэтому вышел из павильона "Москва" на улицу и пошёл гулять по безлюдным площадям ВДНХ. Хотелось посмотреть на удивительную природу парков ВДНХ и побывать на свежем воздухе, которого нет в самом городе всего в нескольких сотнях метров от центрального входа на территорию ВДНХ. Только здесь все свежо и прекрасно. Дышится легко после душного Гонконга. На территории ВДНХ много растений.
       Рядом Ботанический сад. Как только дверь столовой открылась в назначенное по расписанию время, так тут же зашёл с небольшой группой узбекский бизнесменов. Взял себе четвёртый лёгкий завтрак за сегодня и прошел в глубину зала столовой, чтобы не рисоваться перед входом на виду своих соотечественников, которые стали приходить следом за узбекскими бизнесменами и своими кланами рассаживаться по залу столовой.
       Постепенно весь зал столовой заполнился людьми нашего региона. Теперь трудно было определить, кто из какой республики Средней Азии. Только те, кто прибыл на симпозиум в своей национальной одежде, отличался от другой массы людей своими яркими национальными одеждами - халатами, тюбетейками, шляпами и платками. На лёгкий завтрак у меня ушло минут двадцать. Как только сдал свою грязную посуду в посудомоечное окно, так тут же вышел на улицу из душного помещения, заполненного парами кухни и дыханием множества людей, которые сменяли друг друга за освободившимися столами. Ещё у меня пару таких завтраков в этой столовой и можно отправляться к себе в Таджикистан. На этом моя миссия в Москве закончится.
       - Александр! Ты где пропал? - удивленно, спросил меня, Игорь Гранов, когда во второй половине дня появился у них в павильоне с/п "Расма" на ВДНХ. - Мы все морги и милиции обзвонили. Потеряли тебя из виду.
       - Извини, что не предупредил. - оправдался. - Все так неожиданно было. В Гонконг летал на одни сутки.
       - Это что, такой посёлок в России появился? - усмехаясь, поинтересовался Александр Лебедев, коммерческий агент с/п "Расма". - Что-то такого населённого пункта в Советском Союзе не знаю? Где он появился?
       - Нет, это английская колония на юге Китая. - объяснил, под усмешки сотрудников с/п "Расма" и протянул Игорю Гранову свой загранпаспорт с визой Гонконга. - Всего сутки там находился. Больше не доверили.
       - Вот это начало! - удивленно, воскликнул Игорь Гранов, разглядывая мой заграничный паспорт, заштампованный визами ещё со времени международной археологической экспедиции. - Вот с кого нам надо брать пример. Без знания иностранных языков побывал в нескольких странах. Индия, Пакистан, Китай, Гонконг...
       - В нескольких странах не бывал. - как бы оправдываясь, сказал. - Только в Гонконге вчера был. Все остальное, это международная археологическая экспедиция в горах Гиндукуша и ничего мы там не видели. Никакой заграницы в понятии населённых пунктов. Всюду только одни горы. Да развалины древних храмов.
       - Что это у тебя лицо стало какое-то не естественное? - поинтересовался Валентин Склярук.
       - Мы с китайцем Ли Сшухуном выпили по-русски под китайскую кухню. - стал объяснять. - Ну, после, как полагается по-русски, Ли Сшухун отключился лицом в китайском соусе, так как русского салата там не было. Пошёл отлить в кусты свою русскую водку, там ко мне придрались китайцы. Ресторан был в тропическом лесу и кусты оказались столом группы китайцев. Началась драка. После нас с Ли Сшухуном привезли без чувств в гостиницу, где нас приводили в человеческий вид. Позже на мои синяки и ссадины положили грим, чтобы меня провести через таможню к посадке на самолёт. Это у меня не лицо, а грим на опухшем лице с синяками.
       - Ну, ты, даёшь! - воскликнул Сергей Данилин, зам по хозяйственной части с/п "Расма". - Всего на один день в Гонконг слетал, а впечатлений на всю жизнь. Успел напиться и подраться с китайцами. Мне бы в Гонконг...
       - Чего тебя в Гонконг носило на один день? - поинтересовался Игорь Гранов. - Как это ты в Гонконг попал?
       - Леон Гандельман, президент американской фирмы "Ле Монти, Лтд.", попросил меня слетать в Гонконг на один день, за рекламой и какими-то документами. - объяснил, Игорю Гранову. - Мне как-то неудобно было Леону Гандельману отказывать, все-таки, он президент фирмы американской фирмы, а не кто-то с улицы...
       Сотрудники с/п "Расма" и несколько иностранных гостей, которым перевели мой рассказ, катались от смеха. Присутствующие стали вспоминать свои разные смешные случаи во время поездки за границу. Иностранные гости дали мне свои визитные карточки и сказали, что хотят заниматься со мной совместным бизнесом. Естественно, что был не против знакомства с ними. Мне нужно было как-то раскручивать свой бизнес. Сотрудники с/п "Расма", с которыми ещё не был знаком, тоже предъявили мне свои визитные карточки.
       - Игорь Владимирович! - обратился, к Игорю Гранову, когда все перестали смеяться. - Как насчёт моего проживания в вашей гостинице? Мое пребывание, остаётся в силе на пару дней или мне пора съезжать?
       - Конечно! Можешь там жить. - едва сдерживая свой смех, ответил Игорь Гранов. - Только когда будешь куда-то улетать за рубеж, хотя бы на одни сутки, то обязательно став нас в известность, чтобы тебя не искали.
       - Хорошо! Так и сделаю в следующий раз. - согласился с Игорем. - До свидания! Завтра с вами встретимся вновь.
       Распрощавшись со всеми, кто присутствовал в павильоне с/п "Расма", отправился за пределы ВДНХ до станции метро. Мне нужно было в сквере между ВДНХ и станцией метро купить несколько открыток, которые обещал своей дочери Виктории. После этого можно было отправляться в гостиницу на улицу Лесная, дом-43. Нужно было хорошо выспаться и завтра поехать в гости к Бенито Пелони, точнее, к своим детям. После этого можно собирать свои вещи в обратный путь домой, в Таджикистан. Там меня ждут. Возле киоска с сувенирами и открытками собралась огромная очередь. Рядом толпились люди. Играли в три карты. Стоял в очереди за открытками и наблюдал за игрой в карты. Четверо напарников в игре подыгрывая, друг другу, раскручивали азарт на игру какого-то "лопуха" из глубинки России. Шулеры давали возможность выигрывать парню своих несколько проигрышей, друг другу, с каждым кругом увеличивая ставки. Когда ставка на кону увеличилась в несколько тысяч рублей, то понял, что сейчас парня с глубинки России сделают нищим. Не мог допустить такого прокола простачку и тут же решил вмешаться, чтобы помочь ему.
       - Они между собой играют. - сказал, парню. - Ты уши развесил, как лопух. Все три карты спаренные. Эти шулеры подыгрывают друг другу. Сейчас ставка на то, чтобы тебя совсем раздеть. Ты сам себя подставил.
       - Если ты такой умный и хочешь нас разоблачить, - сказал мне, шулер "банка", - то постав сюда свои деньги и докажи свою правду. Болтать все мастера, а как дел доходит до крупного выигрыша, так все правду ищут.
       Меня такая злость взяла, что действительно решил шулеров разоблачить. Не знаю, что это на меня нашло, но достал из кармана три бумажки сотенных банкнот и когда стал их протягивать шулеру, то, вдруг, опомнился и хотел отдёрнуть обратно руку с деньгами. Но в этот момент засвистел свисток милиции. Все игравшие шулеры бросились отсюда в разные стороны. Лишь сейчас догадался, что эти шулеры и милиция заодно.
       Когда создаётся опасность в игре шулеров или ставки выигрыша, становятся слишком велики, кто-то из шулеров подаёт знак милиционеру и наряд милиции разгоняет толпу. Когда гости Москвы удаляются с этого места с пустыми карманами, то в это время милиционеры и шулеры где-то в машине милиции делят свой очередной барыш. Затем расходятся по своим местам. Криминальный театр повторяется.
       Так случилось и в этот раз. Как только четверо шулеров сбежали с переполненными карманами, место событий окружил наряд милиции. Милиционеры стали демонстративно выяснять случившееся при многочисленной толпе свидетелей, которые в большинстве были просто любопытными прохожими, все остальные были участниками театра, который разыграли в куче с милиционерами и теми шулерами, обокравшими толпу лопухов. Среди этих лопухов оказался, как финалист основной ставки. Теперь мне надо выкручиваться. Прошло несколько минут выяснения. Прежде чем для своей "бдительности" порядка милиционеры притащили к месту событий двух из четырёх шулеров, которые не были банкирами, а являлись всего лишь подставными "утками", которые раскручивали азарт игры и прикрывали отход банкиров. Естественно, что в карманах подсадки шулеров денег ни копейки не было. Так как основную сумму выигрышей шулеры-банкиры делили с милиционерами, руководившими всем этим театром азартной игры, точнее, обмана простаков с целью наживы. Просто удивительно, как это поддался на наживку этим шулерам? Какой все-таки дурак!
       - Это ни банкиры. - сказал, старшине милиции, который притащил за рукав двух шулеров. - Они только подсадки, на которых делают раскрутку шулеры-банкиры. У этих подсадок никогда денег нет и быть не может...
       - Если ты такой умный, - сказал мне, старшина милиции, - то поехали в милицию. Там все нам расскажешь. Может быть, мы тебе вернём твои деньги. Только тебе надо это все нам доказать, что тебя обокрали они.
       - С этим разным дерьмом в вашу машину садиться не буду. - сразу, отказался, когда увидел в машине весь сброд Москвы - проституток, бомжей, пьяниц и разномастных шулеров, от которых дурно пахло.
       - Тебе виднее. - ответил довольный финалом, старшина милиции. - Выходит, что тебе деньги не нужны.
       Милицейская автомашина с большим номером шесть на всех сторонах кузова уехала куда-то в своё отделение милиции. Возможно, что именно шестой отдел милиции, Останкинского районного отделения милиции, на территории которой находится ВДНХ. Во мне все прямо бурлило от мести шулерам и ментам. Тут же решил вернуться в павильон с/п "Расма" на ВДНХ и попросить Игоря Гранова помочь мне вернуть мои триста рублей. Ведь все сотрудники его фирмы коренные москвичи и, возможно, что многие из них работали в КГБ, так что у них есть надёжная связь с органами правопорядка. Поэтому, Игорь Гранов или его друзья смогут помочь мне. Больше обращаться за помощью некуда. Одному мне с этой проблемой не справиться.
       - Думаю, что ты ни настолько бедный, чтобы мелочиться с такими деньгами. - ответил Игорь Гранов, когда выслушал мой печальный рассказ. - Тем более, ты знал, что это цирковой трюк. Нечего тебе было лезть со своей добротой. Таких, как тот проигравший, тысячи в Москве бывает. Перед всеми честным никогда не будешь. Тем более, что проигравший заранее знал на что шёл, с целью наживы. Так что спиши эти свои деньги на командировочные расходы. Следующий раз бы будешь умнее и к авантюристам не попадёшься.
       Расстроенный своей наивностью поплёлся обратно в сторону станции метро "ВДНХ". Хотелось мне самому себе сделать какую-то гадость, что такой лопух ещё подхлёстке того провинциала, которого почистили шулеры с тремя картами. Провинциал намеренно подошел к картёжникам с одной целью, это выиграть побольше денег, за что и поплатился. Дёрнуло меня вмешаться к ним. Сами бы они во всем разобрались. Когда подходил к тому месту, где меня очистили шулеры, то ещё издали увидел, что там обратно четверо шулеров чистят карманы очередной жертвы. Во мне вспыхнул гнев мести. Если их побить, то за это можно получить срок заключения за хулиганство. Привлекать милицию совершенно бесполезно. Ведь менты заодно с этими шулерами. Надо мне сейчас что-то придумать, чтобы как-то наказать здесь своих обидчиков.
       Вдруг, вспомнил, как клоуны Шурик и Юрик, в иллюзионном аттракционе "Человек-невидимка", показывали нам цирковой трюк, легко переворачивать своего партнёра к верх ногами, не причиняя ему никаких увечий. Свой трюк клоуны называли "вертушка". Тогда мне легко удалось усвоить цирковой трюк на друзьях. Внимательно осмотрел бункерующего шулера, который обчистил меня. Шулер был небольшого роста и у него был крепкий кожаный ремень на брюках. В самый раз перевернуть его к верху ногами. Лишь надо мне подойти к нему неожиданно сзади во время игры. Тут же обошёл толпу играющих в три карты со стороны дерева, возле которого стоял шулер с картами.
       В тот момент, когда он поднялся во весь рост объясняя свой трюк с картами, схватил его сзади крепко за ремень, оторвал от земли, сделал вертушку и в перевёрнутом положении поставил к дереву. Мой цирковой трюк получился не совсем удачно. Сам едва не свалился тут вместе с шулером. Благо, что дерево было рядом. Когда перевёрнутого кверху ногами шулера и прислонил к дереву, то он сам обхватил руками и ногами ствол дерева, оставаясь в стойке на голове. Мне лишь оставалось придерживать его покрепче за пояс и после требовать с него обратно свои триста рублей денег.
       - Если кто-то из вас подойдёт ко мне, то ему уши оборву ногами! - заорал, обалдевшей вокруг нас толпе.
       - Тебе верну твои триста рублей. - узнал меня шулер, стоя на голове. - Верни меня на ноги. Все отдам.
       - Нет! - заорал, на шулера. - Теперь моя очередь подошла показывать тебе цирковой трюк к верху ногами.
       Стал изо всех сил трясти шулера за пояс. Из-за пазухи и со всех многочисленных карманов шулера посыпались деньги вперемешку со спаренными картами. Проигравшим "лопухам" из толпы сказал, чтобы они забрали свои деньги и убирались на все четыре стороны. В этот момент театрально засвистел милиционер и подошел к толпе. Но не обращал внимание на присутствующих милиционеров и толпы, как и прежде продолжал трясти шулера кверху ногами за пояс. Старшина милиции от удивления вытаращил глаза и от смеха чуть не подавился своим милицейским свистком. Из толпы защёлкали фотоаппараты и трещали фотокамеры, любопытной толпы и прибывших на зрелище представителей прессы. Все присутствующие смеялись до упаду. Толпа ревела от восторга. Но никто не вмешивался в мои разборки с карточными шулерами.
       Когда трясти из шулера было нечего, то прислонил его обратно к стволу дерева, взял свои три сотни рублей тремя купюрами и собрался уже уходить, как в этот момент мне на руку зацепили наручники и вместе со всеми шулерами посадили в ту самую милицейскую машину с шестёркой на кузове со всех сторон. Затем проехали по парковой территории возле ВДНХ, подбирая вокруг всю шваль московскую, которая уже набралась за время моего отсутствия здесь. Через несколько минут милицейский "воронок" был полный бомжей, пьяниц, шулеров и проституток. Среди них находился, и в своём интеллигентном костюме.
       Хорошо, что все свои деньги положил в новый кожаный кейс и оставил в электронной камере хранения в павильоне "Москва" на ВДНХ. У меня в кармане были только документы и несколько сот рублей, которые оставил на всякий случай, вдруг, что-то мне тут подвернётся купить для дочери Виктории, как сувенир из столицы. Привезли нас всех в шестое отделение милиции Останкинского района вблизи гостиничного комплекса "Золотой Колос". В фойе отделения милиции, прямо напротив окошка дежурного отделения милиции, построили клетку похожую на цирковую клетку для транспортировки цирковых зверей. Туда нас всех затолкали для последующей сортировки по камерам предварительного заключения до разборок по нашей провинности. Только сейчас понял, что совершил глупость с разборкой. Лучше бы послушал совет Игоря Гранова.
       - Мы сейчас из тебя все выбьем. - сказал мне, друг пострадавшего шулера. - Ты, станешь куском дерьма...
       Ни дал шулеру договорить и со всей силой врезал ему по морде кулаком. Тот сразу свалился, как мешок с дерьмом. Ни давая опомниться его друзьям, тут же врезал по морде шулеру, который был покрепче своих товарищей. Вся шваль в клетке отхлынула от меня в сторону, ожидая моей драки с шулерами. Ни стал ожидать, пока из меня действительно сделают дерьмо. Следующий удар пришёлся в челюсть третьему шулеру, которому делал стойку на голове. Он тут же свалился без сознания. Однако, на мгновение потерял бдительность, воодушевлённый своим успехом, тут же получил удар в челюсть от шулера, который был поздоровее меня. Удержавшись на ногах, тоже врезал ему по зубам. Когда трое шулеров кинулись на меня, дежурный отделения милиции наблюдавший за нашей дракой вместе со своими подчинёнными, сказал что-то старшине милиции и милиционеры растащили нас словно хищников в клетке в разные стороны. Меня тут же вывели из этой клетки к дежурному по отделению милиции, который разглядывал там мои документы.
       - Директор предприятия, участник симпозиума бизнесменов, интеллигентный человек. - удивленно, спросил меня, капитан милиции, рассматривая мои документы. - Как это ты мог попасть в этот московский сброд?
       - Эти четверо шулеров обчистили провинциала. - ответил ему. - Когда пытался разоблачить их, то они присвоили себе мои триста рублей и тут же скрылись от милиции. Просил старшину милиции помочь мне вернуть мои триста рублей. Но он сказал мне, что должен ещё доказать виновность этого шулера, чтобы получить обратно свои триста рублей. Ушёл в сторону и стал ждать, когда шулеры вернулись обратно на своё место и принялись чистить карманы очередной жертвы. Тогда применил против своего обидчика цирковой трюк-вертушка. Старшина милиции сам все это видел и слышал, как шулер признался при всех, что похитил мои триста рублей. Забрал свои триста рублей и собирался уйти по своим служебным делам, но меня ваши сотрудники привезли сюда. Здесь мне шулеры стали угрожать, но меня с детства учили стоять за себя. Ни стал ждать, когда они применят свои угрозы и в свою защиту побил их. Вы все видели эту драку.
       - Ты можешь сейчас показать свой цирковой трюк? - спросил капитан милиции, терпеливо выслушав меня.
       - Конечно могу. - спокойно, ответил. - Но вот только на ком? На вас, товарищ капитан, или на старшине?
       - Только не на мне! - запротестовал старшина милиции. - На том же шулере, которого крутил возле ВДНХ.
       - Хорошо! - согласился. - Приведите шулера сюда. Покажу вам трюк. Это все очень просто делается.
       Когда привели в дежурку шулера, который уже пришёл в себя, взял его крепко сзади за пояс и резко перевернул к верх ногами. В этот раз цирковой трюк получился у меня профессионально. Мне даже самому понравилось, чего не видно было на лице шулера. Когда его поставили на ноги, то он тут же потерял сознание. Сказал, что обмороки бывают и у цирковых артистов, когда на них впервые применяют подобные трюки, но со временем это проходит. Люди постепенно привыкают и в дальнейшем становятся звёздами циркового искусства, которых уважают зрители и поклоняются их таланту, профессионально выполнять разные цирковые трюки. Может быть, из этого картёжного шулера в дальнейшем тоже получиться цирковой артист? Видимо мои слова подтолкнули капитана милиции к действию. Он вернул мне все документы. Шулера нашатырным спиртом привели в чувства. После чего капитан милиции стал куда-то звонить и от смеха со слезами на глазах рассказывать кому-то о применении моего циркового трюка над шулером. В это время картёжный шулер сидел на полу дежурки с белым, как снег лицом. Шулеру, конечно, было не до артиста цирка.
       - Мои сотрудники хотят, чтобы ты показал им свой цирковой трюк. - сказал мне, капитан милиции. - Сейчас едешь с моим старшиной милиции и с этим болваном по отделениям милиции, покажешь своё мастерство. После старшина милиции отвезёт тебя туда, куда ты сегодня не успел доехать. Успеха тебе в твоей работе.
       Капитан милиции пожал мне на прощанье руки и пожелал успехов в моем бизнесе. Старшина милиции пристигнул шулера наручниками к сержанту милиции, и мы вышли на улицу. Там мы сели в милицейскую машину ГАЗ-69 "бобик" и поехали по отделениям милиции, где стал демонстрировать свой цирковой трюк почти с безжизненным телом шулера, который безвольно болтался на моей левой руке, так как правой рукой его переворачивал. Ни его слезы, ни бессознательное состояние его тела и души никто из ментов не замечал. Все смеялись от всей души до слез. Некоторые пробовали сами сделать этот трюк, но постоянно роняли шулера или падали вместе с ним на пол. В конце концов, когда мы объехали с десяток отделений милиции и на шулера невозможно было смотреть, так как он превратился в истерзанный кусок дерьма, старшина милиции решил отвести меня в то место, куда пожелаю. Но сказал, что мне все равно, так как сам могу добраться в любой конец города, тем более без посторонней помощи со стороны милиции.
       - Запомни! - сказал, шулеру, выходя из машины. - Часто бываю в Москве. Если тебя где-то увижу с цирковым трюком, обирающим доверчивых людей, то буду применять против тебя ни только цирковой трюк.
       Когда машина милиции уехала, то огляделся и увидел рядом "Рижский" железнодорожный вокзал. Часы вокзала показывали время восемь часов вечера. Надо было спешить в гостиницу. Пока доберусь, то будет уже поздний час. Мне надо принять хороший душ и пораньше ложиться спать. Завтра последний день всюду нужно успеть. Вещи у меня тоже разбросаны по всей Москве. Надо уговорить Игоря Гранова или Леона Гандельмана, чтобы они помогли мне довести вещи до аэропорта "Домодедово". Самому мне будет не под силу на общественном транспорте с двумя кейсами, с двумя кожаными сумками и ещё кучей различной рекламы добраться до самолёта. Нанять такси, это уже будет слишком дорого. Почти в три раза дороже билета на самолёт из Москвы до Душанбе. Возможно, что придется добираться простым автобусом.
      
      8. "Хантер Даглас".
       На метро от станции "Рижской" до станции "Белорусская" добрался за двадцать минут и через привокзальную площадь вышел на улицу Лесная. Откуда пройти до гостиницы мне осталось чуть больше двухсот метров. Перешёл на правую сторону улицы Лесная и тут медленно пошёл в нужном мне направлении.
       - Нам Игорь Гранов звонил, что вы сегодня придёте. - сказала мне, дежурная по гостинице. - Ваши вещи на месте. Можете пройти в свой номер. Желаю вам хорошо отдохнуть с дороги. Если хотите, то примите душ.
       - Спасибо! - ответил. - Пускай у вас дежурство будет спокойным. Меня будить утром не надо. посплю.
       После этих двух сумасшедших суток, которые устроил себе сам, мне ничего не хотелось, кроме хорошего душа и отдыха до потери пульса. Посмотрел на себя в зеркало и понял, что мыть лицо мне не придется ещё пару дней. Под гримом все ещё ощущалась опухоль, а тут ещё у меня челюсть опухла от удара, который получил от шулера в шестом отделении милиции. Как теперь пойду к своим двойняшкам с такой разбитой мордой. Придется соврать, что попал в аварию. Нет, лучше вообще ничего говорить детям не буду. Выспавшись до восьми часов утра. Первым долгом посмотрел на своё лицо и не увидел там ничего положительного, пошёл чистить зубы. Но от меня так отвратительно пахло потом, что не выдержал и залез в ванную, чтобы до головы очистить себя от запаха, носителем которого был ещё со времени вылета из Гонконга. Так сильно вспотеть в Москве не мог. Здесь ещё было, прохладно не смотря на весну. Только сейчас сообразил, что сегодня четверг, то есть, праздник Женский день 8-го марта.
       Наверно никто не работает? Но все равно поеду на выставочный комплекс "Красная Пресня". Может быть, там будет Бенито Пелони и мой сын Александр. В кругу мужчин поговорить будет легче. На всякий случай куплю цветы для Елены и дочери Александре. Вдруг, они тоже там будут. Поздравлю дам с Международным женским днем 8-го Марта. Хотя слышал, что этот женский день отмечают только в социалистических странах, а в странах капитализма этот праздник даже не знают. Италия как раз относится к странам капитализма. Но лично мне насчёт женского праздника в Италии неизвестно, поэтому ничего страшного тут не будет, если дамам поднесу цветы.
       Приведя себя в более-менее божеский вид. Положил ключи от номера на пустой стол администратора и вышел на улицу. Нужно было пройти до белорусского вокзала и там купить цветы. Ближе все равно нет никаких цветочных ларьков и базаров. Ехать на какой-то базар далеко. Откровенно говоря, даже не могу припомнить, где есть базар с цветами в Москве. Только возле вокзалов всюду цветы продают грузины, армяне и другие народы кавказской внешности. Цены сумасшедшие, но что поделаешь, не лететь же мне за цветами к себе в Таджикистан. У нас там в любом городе республики цветы на базарах стоят копейки.
       На улице всюду было безлюдно. Изредка пробегали сонные мужчины с цветами и с подарками, запоздавшие со своими поздравлениями к женщинам. Эти мужики хоть что-то нашли. Мне ещё предстоит искать цветы. Когда куплю цветы, тогда мне можно будет поехать к своим дама. Ну, ладно, что поделаешь, такова наша жизнь. Всюду надо крутиться и что-то искать, для себя и для других людей. Другое дело в племени людей-птиц. Все есть под рукой и никуда не надо мчаться, что-то искать. Быть может, этот вид существования у людей-птиц продлевает у них жизнь. Ведь Старик ОН сказал, что в племени людей-птиц умирают только тогда, когда их знание жизни и необходимость другим исчерпана, то есть, нет смысла жизни. Тогда люди-птицы покидают своё пространство жизни и переходят в мир иной, наполненный созерцанием и духом своих предков, где все спокойно и бесконечно, как наша вселенная, которая неисчерпаема и не имеет границ.
       - Сколько твой веник стоит? - спросил, под аркой перехода к вокзалу, парня с букетом цветов. - Куплю все.
       - Это ни веник, а цветы. - обиженно, ответил парень. - Один цветок стоит, пять рублей за штуку. Купишь все?
       - Вот крохоборы! - не удержавшись, воскликнул. - Короче, вот тебе сотня и весь этот веник мой. Держи!
       Какое-то мгновение парень был в замешательстве. Видимо он точно не знал, сколько у него в букете цветов. Но когда повернулся уходить, то парень схватил меня за рукав, отдал букет цветов и получив сторублёвую купюру, тут же ушёл в противоположную от меня сторону перехода. Сразу отправился на станцию метро "Белорусская". Мне нужно было спешить. Возможно, что букет этих цветов поддерживали для свежести на аспирине и в прохладном месте цветы могли быстро завянуть. Поэтому надо быстрее добраться до выставочного комплекса "Красная Пресня". Там букет цветов поставить в воду, чтобы, хорошо насытившись влагой, цветы могли сохраниться ещё пару дней. В тёплом помещении с частой сменой воды цветы продержаться гораздо больше. Ведь везут цветы с Кавказа дня два и в Москве продают цветы ещё целую неделю.
       Добравшись до станции метро "Баррикадная", прикрывая букет цветов газетой от холодного ветра, буквально побежал к автобусу до улицы Красная Пресня. У меня в мыслях было только одно, это сохранить тут столь дорогой букет цветов для своих прелестных дам, одна из которых была моей дочерью, а другая являлась ей матерью. Хотя бы они были сейчас на своём месте. Куда потом денусь с таким огромным букетом цветов, если Елены и Александры не будет на месте? За такую цену у нас в Таджикистане можно купить половину цветов "Зелёного базара", а здесь с одним букетом цветов трясёшься за эту же цену, ещё боишься, что тут букет не довезёшь до места. Хотя бы скорее пришёл автобус до выставочного комплекса или такси.
       - Такси! Такси! - закричал, во всю глотку, когда увидел, что такси поворачивает в сторону стадиона "Красная Пресня". - Только мне нужно быстрее ехать до выставочного комплекса "Красная Пресня". Пожалуйста.
       - Быстрее будет стоить полста рублей. - ухмыляясь, определил цену, испуганный криком таксист. - Садись!
       Ничего ни стал говорить на не прикрытый грабёж со стороны таксиста и тут же сел в машину. За проезд на автобусе по этому маршруту стоило меньше рубля, а на такси чуть больше рубля. Здесь же был самый настоящий грабёж. Дёрнуло меня сказать, что мне надо быстро ехать. Вот теперь придется за две минуты езды полсотни рублей выкладывать этому грабителю. Можно было подождать ещё несколько минут общественный транспорт и спокойно дёшево доехать. Теперь мне придется раскошеливаться на пятьдесят рублей. Расплатившись с таксистом за грабительский проезд, пошёл на проходную в сторону ворот на выставочный комплекс "Красная Пресня". На проходной сидел охранник с опухшими от пьянки глазами. Видимо, это он со вчерашнего дня отмечал Женский день 8-го Марта и в таком состоянии заступил на смену. Теперь ему все равно было, кто проходит мимо его будки. Главное, это тут нажимать на педаль для открытия турникета, когда что-то и кто-то мелькает перед глазами. Вполне возможно, что он даже не замечает, кто тут проходит. Ангары выставочного комплекса "Красная Пресня" были полупустыми. Между рядами офисов зарубежных фирм бродили несколько посетителей и охранников. Рядом копошились полупьяные слесаря, электрики и монтажники, которые устанавливали аппаратуру новых офисов зарубежных фирм. Сам облик выставки сильно изменился. Здесь были офисы по обработке цветных металлов и проката строительных облицовочных материалом из цветных металлов. Ничего из того, что видел тут всего три-четыре дня назад здесь не было. Не было там итальянской фирмы, в которой работают Бенито Пелони и его семья. На этом месте был офис нидерландской фирмы "Хантер Даглас". Рядом находились офисы других зарубежных фирм по обработке металла. Безразлично разглядывал вывески новых фирм и сожалел о ста рублях, зря потраченных на цветы.
       - Вы кого-то ищите? - спросила меня, женщина из нидерландской фирмы "Хантер Даглас". - Вам надо помочь?
       - На вашем месте была итальянская строительная фирма. - спросил её. - Вы не знаете где она находится?
       - Сегодня наш первый день открытия новой выставки. - ответила женщина. - Это все, что могу вам сказать.
       Больше ничего ни стал говорить. Все и так было понятно, что, возможно, уже никогда не увижу своих двойняшек, которые живут далеко в Средиземном море на острове Сицилия. Конечно, мне жалко, что все так случилось. Но, видимо, что это злодейка судьба свела нас всего на одно мгновение жизни и развела в разные стороны навсегда. Теперь никогда не увижу своих детей. Лучше бы вообще не знал об существовании детей, чем вот так расстаться мне с ними. Может быть, что когда-нибудь отправлюсь в Сицилию. Несколько минут стоял в растерянности и не знал, что мне делать с этим огромным букетом цветов. Нет тех милых дам, которым принадлежат эти цветы. Зря только спешил сюда. Надо поздравить хотя бы этих дам, которые в свой праздничный день работают в этих офисах. Тут же отделил несколько цветов от букета и положил на стол перед женщиной нидерландской фирмы "Хантер Даглас". Затем прошел по кругу и разложил все свои цветы перед изумлёнными девушками всех зарубежных фирм, которые были в этом ряду на новой выставке по металлам. Девушки улыбались. Что-то приятное говорили мне на иностранных языках?
       - Вас всех поздравляю с Международным Женским днем 8-го Марта. - громко, объявил, растерявшимся девушкам. - Будьте всегда счастливы и прекрасны, как эти весенние цветы. Пускай все мужчины любят вас.
       Возможно, что большинство из них не знали русского языка. Но цветы не нуждаются в переводе моей речи. Поэтому девушки мило заулыбались в знак моего внимания к ним. Каждая из них что-то пролепетала на своём языке в мой адрес. Помахал им на прощанье и решил уже было покинуть выставочный комплекс.
       - Вас можно на минутку. - остановила меня женщина из нидерландской фирмы "Хантер Даглас". - Спасибо вам за цветы и поздравления! Вижу по визитке, что вы бизнесмен. Может быть, вас заинтересует работа нашей нидерландской фирмы "Хантер Даглас". Мы специализируемся по выпуску различных строительных и облицовочных материалов из проката алюминия. У нас есть мини-заводы по изготовлению противосолнечных жалюзи для бытовых и административных зданий. Вы можете приобрести как изделия из алюминия, так и мини-заводы на бартерной основе. Мы интересуемся цветными металлами. В основном, это алюминием.
       - Что вас конкретно интересует по бартеру из металлов? - спросил, женщину, рассматривая их рекламу.
       - Нас интересует в первую очередь алюминий. - ответила женщина. - Это наша основная специализация.
       - Могу вести переговоры об алюминии. - сказал ей. - У нас в Таджикистане имеется алюминий.
       - Вот прекрасно! - обрадовалась женщина. - Завтра вечером будет представитель фирмы "Хантер Даглас".
       - Извините! - прервал, женщину. - Только завтра вечером буду у себя дома в Таджикистане.
       - Сегодня вечером вас устраивает? - забеспокоилась женщина. - Мы могли бы встретиться в главном офисе, здесь в Москве, не далеко от стадиона "Динамо", где находится центральный городской Аэропорт.
       - Очень хорошо! - согласился с ней. - Сегодня мы с вами встретиться можем. Меня вполне устраивает вечер.
       - Вот вам моя визитка. - сказала женщина, протягивая мне свою визитную карточку. - Меня зовут, Людмила Кузнецова, менеджер по маркетингу нидерландской фирмы "Хантер Даглас". Здесь указан адрес нашего офиса в Москве. Можете вы с собой на переговоры взять компаньона или представителя своего предприятия.
       - Очень приятно с вами познакомиться! - ответил ей. - Меня зовут Александр Черевков, директор Производственного объединения "Дизайнер" в Душанбе в Таджикистане. У меня в Москве есть свой представитель, который будет поддерживать с вами связь в мое отсутствие. Возможно, что с ним приедем.
       - Вот и хорошо. - согласилась Людмила Кузнецова. - Тогда мы сегодня встретимся в семь часов вечера в нашем штабе-офисе по указанному месту. Если что-то измениться, то позвоните мне по указанному телефону.
       Мы распрощались, и тут же отправился обратно на улицу Лесная, дом-43, в офис с/п "Расма". Нужно было договориться с Игорем Грановым о нашей поездке в штаб-офис нидерландской фирмы "Хантер Даглас". До обеда было ещё далеко. Мог захватить Игоря Гранова в офисе с/п "Расма" по улице Лесной, дом-43. Позже Игорь Гранов мог уехать в павильон с/п "Расма" на ВДНХ. Тогда мне с ним было бы сложно встретиться.
       - Сегодня не рабочий день во всем этом здании. - ответил мне, охранник у входа в здание. - Женский день 8-го Марта. Умные люди уже отдыхают за счёт своих дам, лишь, такие как болваны сейчас где-то работают.
       Видимо, что этими болванами пьяный охранник имел в виду меня и себя. Думаю, что охранник был прав. Нечего было мне сегодня выходить из гостиницы, только деньги большие зря потратил. Сейчас пойду к себе в номер. Буду глушить пиво, которое мне дал Бенито Пелони. Завтра с утра перевезу свои вещи из ВДНХ сюда и договорюсь с Игорем Грановым насчет машины. Придется звонить Людмилы Кузнецовой и отменить нашу запланированную встречу на этот вечер. Конечно, очень жалко было, что тут срывается такая встреча.
       - Это ты Александр Черевков? - спросил меня в гостинице пьяный администратор и не дождавшись ответа сказал. - Тебе несколько раз сегодня звонил Игорь Гранов. Спрашивал, когда ты завтра улетаешь домой.
       - Где сейчас Игорь Гранов? - спросил, пьяного администратора гостиницы. - Где мне его можно искать?
       - Он тебя ждёт в павильоне с/п "Расма" на ВДНХ до двух часов дня. Езжай туда. - ответил администратор.
       - Сейчас еду туда на метро. - сказал, администратору. - Ты ему обязательно позвони. Когда вернусь обратно, то мы с тобой обязательно отметим женский праздник 8-го Марта. Только ты позвони обязательно.
       Администратор одобрительно кивнул пьяной головой и стал набирать номер телефона Игоря Гранова. Посмотрел на свои часы. Было уже одиннадцать часов. Если Игорь Гранов меня дождётся, то сегодня везде успею. Только бы администратор дозвонился и Игорь Гранов был на своём месте. Иначе мне удачи сегодня не видать. Что-то ещё пятого трамвая до ВДНХ не видно. Придется бежать на станцию метро "Белорусская". Хорошо, что метро в Москве всегда работает. Можно в будни и в праздники добраться в любое место.
       - Привет, Игорь! - запыхавшись, протянул руку Игорю Гранову, который стоял у своего павильона. - Тебе администратор вашей гостинице дозвонился насчет меня, примерно, час назад? Просил его позвонить.
       - Дозвонился! - смеясь, ответил Игорь Гранов. - Если это можно назвать звонком. Он мне сказал, чтобы ты без бутылки не возвращался к нему в гостиницу. Вот тебе бутылка. Отдашь администратору за его труды.
       Игорь Гранов протянул мне бутылку "Столичной водки" в целлофановом пакете с какой-то закуской. Затем Игорь Гранов сказал, что мне сегодня просто повезло. Прибыл груз с Кипра и его нужно было срочно растормаживать, чтобы не плотить штрафные санкции в долларах за простой на таможне нашего груза. Вот пришлось его принимать. Только закончили. Парни уехали по своим домам. Игорь Гранов остался в павильоне дождаться меня.
       - У меня к тебе вынужденная просьба. - виновато, сказал, Игорю Гранову. - Сегодня утром договорился на вечер встретиться с представителем нидерландской фирмы "Хантер Даглас", чтобы с ним обговорить наш совместный контракт по бартеру. Им алюминий. Они мне мини-заводы. Они уже знают, что ты будешь представлять наши взаимные интересы в Москве, также, как и твои интересы в Республиках Средней Азии. Встреча должна состояться в семь часов вечера. Больше такого случая у меня не будет. Завтра улетаю.
       Протянул Игорю Гранову визитную карточку Людмилы Кузнецовой. Игорь Гранов посмотрел на часы и на адрес офиса нидерландской фирмы. Подсказал Игорю Гранову, что надо забрать ещё мои вещи с автоматической камеры хранения в павильоне "Москва" здесь на ВДНХ. Так как большая часть моих вещей находится в гостинице на улице Лесной, дом-43. Мне улетать из аэропорта "Домодедово" завтра тоже в семь часов вечера. Нужна машина для перевозки вещей и рекламы различных фирм. Всего груза около ста килограмм.
       - Хорошо! - согласился Игорь Гранов. - Ни каждый день ты бываешь в Москве. Сейчас мы отвезём твои вещи в нашу гостиницу. По времени посмотрим. Возможно, что придётся позвонить Людмиле Кузнецовой и перенести встречу на более раннее время. Ей также надо пораньше домой. Ведь она тоже женщина и ей хочется сегодня прилично отметить свой женский праздник. Так что надо нам сегодня крутится во все стороны.
       За рулём автомобиля "Вольво" сидел Олег Федоткин, личный водитель Игоря Гранова и его сосед по дому. Обычно Олег Федоткин ездил на японском микроавтобусе "Нисан". Но когда тут бывала презентация и Игорь Гранов выпивал спиртное, тогда за руль автомобиля "Вольво" садился Олег Федоткин и вёз Игоря Гранова домой. Так это было и в этот раз. Видимо, что уже до моего приезда Игорь Гранов вместе со своими сотрудниками отметил международный женский день 8-го марта и от него попахивало спиртным. Сказал Олегу Федоткину куда надо ехать и через пару минут мы были у служебного входа в павильон "Москва", где кроме охраны больше никого не было. Показал свою визитную карточку симпозиума охраннику и прошёл за своими вещами в автоматическую камеру хранения, которая находилась здесь в конце коридора.
       - Что это сегодня у тебя челюсть отвисла? - спросил Игорь Гранов, когда опять сел в машину. - Подрался?
       - Ты же вчера мне не помог у шулеров забрать свои триста рублей. - напомнил, Игорю Гранову. - Вот мне пришлось тоже вспомнить цирковой трюк, который применил против шулеров. Тут без драки не обошлось.
       Стал Игорю Гранову рассказывать о своих хождениях по мукам отделений милиции. Игорь Гранов так смеялся, что от его смеха и вибрации огромного тела автомобиль "Вольво" раскачивало во все стороны и Олег Федоткин едва управлял этим автомобилем. Да и сам Олег Федоткин так смеялся, что ему пришлось остановить свой автомобиль, чтобы не совершить аварию. Хорошо, что милиции ГАИ близко не было. Когда мы приехали к гостинице на улицу Лесную, то было время четыре часа. Игорь Гранов сказал мне чтобы позвонил Людмиле Кузнецовой и договорился на более раннее время нашей с ними встречи.
       Так как от белорусского вокзала до стадиона "Динамо" можно доехать даже на самой малой скорости за час. Ни ждать же нам целых два часа возле их штаба-офиса, когда подойдёт наше намеченное время встречи. В гостинице администратор спал на кушетке возле отопительной батареи, которая, возможно, уже перешла на весенне-летний сезон и была холодной. Так как никаких признаков тепла от батареи не чувствовалось. Гостиница отапливалась электрическими обогревателями, которые были установлены во многих местах маленькой гостиницы, в том числе и возле кушетки рядом с дежурным администратором гостиницы. Так что замёрзнуть дежурный администратор не мог. Можно было не беспокоить его и незаметно выйти отсюда. Взял ключ от своего номера и положил под свою кровать оба кейса, где уже лежали две кожаные сумки и несколько штук пакетов, с различной рекламой советских и зарубежных фирм.
       Затем позвонил в нидерландскую фирму "Хантер Даглас", куда только что приехала Людмила Кузнецова. Сказал ей, что желательно было бы перенести время нашей встречи на пять часов дня, так как все семьи приготовились отмечать международный женский день 8-го марта. Встреча может не состоится, ввиду массовой пьянки москвичей и гостей нашей огромной столицы. Людмила Кузнецова сказала, что она такого же мнения и сейчас переговорит с представителем фирмы. Мне пришлось подождать пару минут, пока Людмила Кузнецова на английском языке разговаривала с каким-то мужчиной. Наконец-то услышал её голос на русском языке, которым Людмила Кузнецова сообщила мне, что её представитель фирмы готов нас встретить в любое время, когда нам всем будет удобно. Все необходимые к переговорам документы и реклама уже лежат здесь у него на столе.
       Когда подошел к автомобилю "Вольво" и сообщил Игорю Гранову новое время нашей встречи, то Игорь Гранов с интересом принял это сообщение. Сказал Олегу Федоткину, чтобы побыстрее ехал на наши переговоры с фирмой "Хантер Даглас" самой короткой дорогой. При хорошем знании Москвы, ехать от улицы Лесной до места нашей встречи ничего ни стоит. Олег Федоткин видимо был раньше таксистом, так как он сразу сориентировался и через переулок выскочил на Ленинградский проспект, по которому проехал за стадион "Динамо" на Серегину улицу и по прямой на Старый Петровско-Разумовский проезд, дом-2. Офисом нидерландской фирмы "ХАНТЕР ДАГЛАС ЮРОП Б.В." оказался двухэтажный особняк в гуще парка. Первым этажом которого был гараж для иномарок фирмы, а на втором этаже находился офис.
       - Чтобы хорошо знать, о чём говорят будущие партнёры, - сказал мне, Игорь Гранов. - Надо в начале выслушать их сторону, а уже после этого высказывать свои условия, которые будут устраивать обе стороны. Кроме того, ты не говори им, что знаю английский язык. Так мы лучше узнаем их тайны и нам легче будет сориентироваться в заключении совместного контракта. Во время переговоров, ты больше слушай ту сторону.
       Мы вышли с Игорем Грановым из автомобиля и пошли к зданию офиса. Олег Федоткин отказался идти с нами, сказал, что лучше выспится хорошо и постережёт автомобиль, чтобы его никто не обворовал. Место там действительно глухое и с наступлением темноты ничего шпане ни стоило обокрасть иномарку или чего-нибудь открутить из-за шалости себе на сувениры. Здесь всюду крутилась разная беспризорная шпана.
       - Так быстро! - удивленно, сказал Людмила Кузнецова, открывая дверь на наш звонок. - Проходите, пожалуйста, на второй этаж. Там у нас штаб-офис представительства фирмы в Москве. Там и место переговоров.
       Мы с Игорем Грановым пошли впереди Людмилы Кузнецовой, чтобы на крутой лестнице случайно не уткнуться лицом в её задницу, которая своим объёмом занимала пространство между перилами лестницы. Да и вообще было не прилично идти за молодой женщиной в короткой юбке, под которой было видно все, что она одела сегодня на себя к нашей совместной встречи. Так что мы быстро поднялись вперёд Кузнецовой. Ничем особенным штаб-офис нидерландской фирмы "Хантер Даглас" не отличался. На втором этаже здания было два кабинета для коммерческих агентов, небольшая уютная кухня и кабинет с раздвижными дверями для главы представительства фирмы. Все помещения отгорожены лёгкими перегородками. Стены офиса изнутри облицованы декоративными белыми плитами с мелкими дырочками для изоляции звука. Здесь даже аппаратуру было едва слышно, которая слегка издавала разные звуки приёма и подачи информации, из аппаратов зарубежных стран и офисов. Кроме представителя фирмы в офисе не было служащих.
       - Глава представительства фирмы "Хантер Даглас" в Москве, Отто Йохемс. - сказала нам, Людмила Кузнецова, представляя высоко блондина лет тридцати с яркой скандинавской внешностью отличной от других.
       Мы тоже с Игорем Грановым представили себя Отто Йохемсу, который пригласил нас садиться за уютный столик и предложил чего-нибудь выпить в честь наших советских дам, у которых сегодня женский праздник. Игорь Гранов сказал, что он сегодня уже пил коньяк и поэтому предпочитает пить только коньяк, чтобы ничего другого не мешать. Сказал, что сегодня ничего не пил, поэтому присоединяюсь к коньяку, который будет пить Игорь Гранов и, вероятно, что и хозяева фирмы. Людмила Кузнецова тут же принесла содовую воду в бутылках и четыре рюмки. Отто Йохемс отодвинул белую дверь шкафа и достал одну из бутылок коньяка.
       Так мы начали наши переговоры насчет поставок мини-заводов взамен бартера алюминия из Таджикистана. Как мне посоветовал Гранов, в самом начале нашего разговора предложил Отто Йохемсу рассказать мне подробно об условиях поставок мини-заводов с их фирмы. Таким образом, сразу навязал тему разговора со стороны нидерландской фирмы и мне только оставалось выслушивать Отто, который пытался говорить на русском языке, но так как у него это плохо получалось, то Йохемс говорил на английском языке, а Людмила Кузнецова переводила на русский язык.
       Гранов молчал и ни разу не проронил ни одного слова. Так что переговоры шли таким образом, как заранее наметил Игорь Гранов. Откровенно говоря, ничего не понимал из того, что говорилось в предварительных переговорах, так как это были первые в моей жизни настоящие переговоры с зарубежной фирмой по вопросу подписания совместного контракта. Не отвечал на прямые конкретные вопросы. Говорил, что мне нужно ознакомить с проектом нидерландской фирмы министра строительства республики и директора алюминиевого комбината Таджикистана, которые будут курировать все поставки алюминия. Мне только нужно будет организовать совместные действия. Открыть цех размещения мини-завода на территории моего предприятия, которое займётся выпуском бытовых противосолнечных жалюзи, на первом этапе.
       На втором этапе мы будем рассматривать приобретение с нидерландской стороны мини-заводов на прокат алюминиевых профилей облицовки зданий и интерьеров различного направления. Для делового контакта между представителями обеих сторон, мы тут же подписали договор на русском и английском языках об обмене делегациями с обеих сторон в количестве не более трёх человек, чтобы на местах посмотреть возможность подписания контракта с перспективой на длительное развитие взаимного бизнеса. Затем контракт в бизнесе можно нам расширить.
       Наши переговоры закончились в начале седьмого часа вечера. Распрощавшись в кабинете, мы вышли на улицу. Дверь за нами автоматически закрылась. Видимо, что Отто Йохемс и Людмила Кузнецова должны были подвести какие-то итоги наших взаимных переговоров. К тому же Людмила Кузнецова обещала завтра завести на ВДНХ в павильон с/п "Расма" некоторые рекламы, которые их представительство только сегодня получило из Нидерландов и не успели распаковать. Некоторые выставочные рекламы взял у них утром.
       - Ты много сделал проколов в переговорах. - сказал мне, Игорь Гранов, когда мы сели в автомобиль. - Нельзя противоположной стороне рассказывать все тонкости своего бизнеса. Они могут использовать слабые места твоего бизнеса в своих интересах. Но на первый раз пойдёт. Тем более, что это всего лишь предварительные переговоры под коньяк. Половину того, что ты им сегодня говорил, они уже забыли, если не записали на магнитофон. Когда будет проект контракта, то ты можешь внести в него свои условия, которые позже будут удобными для обеих сторон. Сейчас ты не несёшь никакой ответственности за прошедший разговор.
       Олег Федоткин вырулил автомобиль на Ленинградский проспект и прибавил скорость в сторону Белорусского вокзала. Но не успели мы проскочить и нескольких сот метров, как впереди нас уже образовалась пробка, длины которой не было видно конца. Возможно, что там произошла авария. Развернуться нам совершенно некуда. Мы во втором ряду. Вокруг плотный ряд автомашин, которые тоже замкнуты между собой на дороге.
       - Вот, черт! - выругался Игорь Гранов. - Вечно мне не везёт в направлении Белорусского вокзала. Вчера тоже на улице Горького с Лебедевым Александром проторчали возле гостиницы "Центральная". Какой-то там псих, видимо досрочно отметил женский день 8-го марта, в дупель пьяный в одних трусах выбрался на третьем этаже гостиницы "Центральная" на бордюр между окнами и начал прогуливаться по этому бордюру. Ширина бордюра сантиметров тридцать.
       Нормальный человек уже давно разбился бы, а этот псих гуляет там, как по тротуару на улице Горького. Собралась масса народу. Перекрыли всю улицу Горького. Милиция и пожарники натянули внизу брезент. Ждут, когда этот псих свалится. Псих ходит из стороны в сторону и песни распевает. Пожарной машине подойти невозможно и место такое, что лестницу никак не выдвинуть. Приехали несколько парней в чёрной одежде и с черными капроновыми масками на лице. Ждут психа в номерах по обе стороны бордюра. В окнах только черные силуэты людей видно. Мужики на тротуарах ставки делают, как на скачках, упадёт псих или его парни в масках схватят.
       Но этот псих падать не хочет и близко до окон не доходит. Поёт свои пьяные песни и прогуливается в оба конца. Пожарники и милиция уже замотались тут внизу бегать с растянутым брезентом взад и вперёд. Ждут они с нетерпением, когда этот псих к ним упадёт. Наконец, псих удлинил свою прогулочную дорожку по бордюру третьего этажа и едва он поравнялся с окном номера гостиницы, как в тот же миг всю улицу Горького оглушили пьяные вопли. Видимо парни в масках психу руку поломали, когда дёрнули к себе в комнату или всыпали ему хорошо за издевательство над людьми. Ведь из-за него в этой пробке на улице Горького застряло несколько тысяч человек, которые около часа никуда не могли в это время попасть. В то время, как этот псих там наслаждался своим пением на бордюре.
       Пока Игорь Гранов рассказывал мне этот случай возле гостиницы "Центральная", пробка на дороге рассосалась, и мы поехали дальше. Надо было ещё проскочить опасный участок дороги возле Белорусского вокзала, а дальше мог пройти и пешком до гостиницы на улице Лесной. Но Олег Федоткин не поехал на площадь, а обратно нырнул в какой-то переулок и выскочил с другой стороны здания, в котором находится нужная мне гостиница и остановил автомобиль прямо напротив двери, наверно, самой маленькой гостиницы.
       - Завтра Олег к четырём часам заедет к тебе в гостиницу. - сказал мне, Игорь Гранов. - Ради бога ты никуда не ходи до этого времени, чтобы больше не влип ни в какую историю. Олег привезёт тебе всю нужную рекламу фирмы "Хантер Даглас". Сейчас можешь отметить с дежурным администратором гостиницы женский день 8-го марта, лишь с ним не подерись и никуда не ходи. Не порть сам себе женский праздник 8-го Марта.
       - Игорь! Ты со мной, как с ребёнком. - засмеялся над ним. - Между прочим, старше тебя годами. Но не учу тебя.
       Попрощался с Игорем Грановым и Олегом Федоткиным. Тут же демонстративно хлопнул входными дверями в гостиницу, чтобы Игорь Гранов слышал, что поднялся на второй этаж. Но дверь в гостиницу на втором этаже была закрыта и мне понадобилось стучать несколько минут, пока за дверью послышались шаги. Мне дверь гостиницы открыл сонный дежурный администратор гостиницы. Прошел рядом с ним и чуть едва не задохнулся от винно-водочного перегара, которым тут несло от дежурного администратора гостиницы. Мне пришлось прибавить шагу, чтобы там удержаться на ногах. По ходу своего продвижения взял со стола ключ своего номера и открыл тут же дверь. Надо было лезть под душ и смыть с себя грим вместе с грязью, которые надоели мне за три дня и уже совершенно не были нужны для маскировки. Дома меня могли принять в любом виде, с синяками и без синяков. Главное, чтобы не был сильно пьяный, это будет дурной пример для моих детей. Особенно для сынов, которые только и делают, чтобы своей маме показать на недостаток отца. Хотя Людмила всегда ставит меня в пример хорошего тона. Думаю, что Людмила права в этот раз.
       - Ты мне что-то обещал, когда вернёшься. - напомнил мне, дежурный администратор гостиницы. - Где твоя бутылка водки, которую ты мне обещал или ты мне только "ля-ля" сказал? Чтобы нашёл тебе Гранова,
       - Есть бутылка "Столичной водки" и хорошая закуска! - торжественно, ответил. - Стаканов что-то не вижу?
       Администратор взял два грязных стакана и пошёл мыть их под краном в умывальнике. В это время поставил на стол пакет с закуской и бутылкой "Столичной водки", которые дал мне Игорь Гранов. Сам в это время полез мыться под душ, чтобы хорошо очиститься от налипшей грязи за этот тяжёлый день работы.
       - Меня зовут Миша! - назвал себя администратор. - Тебя уже знаю. Так что давай выпьем за наших женщин, которые придумали для нас свой женский праздник. Пускай они живут долго и радуют нас. Правильно?
       - Конечно правильно! - согласился с ним. - Иначе бы у нас с тобой сегодня тут не было повода выпить эту водку.
       Мы чокнулись стаканами и выпили по пятьдесят грамм водки. Закуской у нас были бельгийские мясные консервы, которые открывались также хорошо, как баночное пиво, которое мне подарил целый ящик Бенито Пелони, отчим моих незаконнорождённых двойняшек, итальянский мафиози с острова Сицилия. Как жалко, что не согласился с его предложением учиться бизнесу и заниматься бизнесом вместе с ним на острове Сицилия. Может быть, там все мои дети подружились и у меня была бы настоящая хорошая семья. Ведь мы все цивилизованные люди и дети не дикари, могли бы понять меня и Елену, что это всего лишь ошибка молодости, которая дала жизнь прекрасным детям. Нам ничего не стоило бы жить рядом семьями и быть хорошими друзьями. Таким ошибкам даже надо радоваться, что они создают прекрасных детей. У меня нет перед Людмилой никакой измены и Елена не изменила Бенито Пелони, подарила ему ещё двоих детей. Вроде, Бенито Пелони сказал, что Елена ему родила двоих мальчиков погодок. Наверно он и уже школьники?
       - Александр! Давай ещё раз выпьем за наших женщин. - предложил Миша. - Они так нас любят. Мы их тоже.
       - Давай! - согласился с ним. - Но только в последний раз. Мне завтра лететь домой в Таджикистан.
       - Давно прилетел. - заплетаясь языком, сказал Миша. - Мне можно много пить. Хоть до утра.
       Мы выпили ещё по полстакана водки, и сразу ушёл спать. Больше мне не хотелось пить. Надо было хорошо выспаться. Постоянный праздник, это плохо, нужны нам обычные будни, чтобы человек мог подумать о сущности своей жизни. В современном мире, по существу, только мыслящий человек может выжить. В самом деле, сколько можно праздновать? В праздниках тоже должна быть какая-то мера, как мера собственной жизни, которая нам дана природой, как праздник на всю нашу жизнь. Погуляли мы всласть и довольно. Нужно другим людям уступить место на планете Земля для праздника жизни нашего тела, разума и души...
       Видимо у меня душа такая бестолковая, не может наслаждаться покоем. В шесть часов утра был на ногах и сразу пошёл приводить себя в порядок. Мне не хотелось до четырёх часов дня сидеть в номере гостиницы. Нужно было в последний раз съездить в павильон "Москва" в столовую. Зайти в американскую фирму "Ле Монти, Лтд." и взять у них рекламу на товары из Гонконга. Затем съездить на улицу Пушечную, в офисе фирмы "Бурда-моден" взять журналы "Бурда-моден" и договориться с ними насчёт поставок ювелирных изделий из Таджикистана. Мало ли куда мне ещё надо успеть до четырёх часов дня. Только с/п "Расма" не буду заходить, достаточно. Сколько можно ходить к ним? Наверно надоел всем в офисе?
       - Когда приедешь к себе в Таджикистан, - сказал мне, напоследок, Леон Гандельман, - то сразу, в первую очередь, помести в республиканские газеты рекламу о продаже подержанных автомобилей из Японии. Мне нужно определить спрос населения на машины, чтобы мы с тобой делали поставки подержанных японских автомобилей через Гонконг. У тебя уже эти каналы налажены. Думаю, что там ты уже нашёл общий язык.
       - Хорошо! - согласился с Леоном. - Только вы деликатно Ли Сшухуну объясните, что прилетаю в Гонконг ни для пьянки, а по делам нашего совместного бизнеса. Мне там пьянствовать совсем не хочется. Надо работать.
       - Это ни проблема. - засмеялся, Леон Гандельман. - Возможно, что ни тебе и ни мне не придется участвовать в этой сделке о поставках подержанных японских автомобилей. Друзья меня попросили проверить каналы спроса автомобилей в Средней Азии через тебя. Вот и подключился. Дальше они сами займутся.
       К двум часам дня уже закончил все свои работы по командировке в Москву. Чтобы зря не терять времени на выгрузку из гостиницы своих личных вещей и рекламы, стал частями выносить на улицу все своё содержимое в номере гостиницы. На улице уговорил садовника за червонец постеречь пакеты с рекламой и документами. Дал садовнику задаток пять рублей и стал частями выносить пакеты. Две кожаные сумки и два кейса вынес сразу. Ценность частями выносить не решился. Этот самый садовник мог смыться с ценными вещами и где мне его после искать перед отъездом в аэропорт "Домодедова". Рекламы никому не нужны. Поэтому садовника попросил постеречь пакеты с рекламами и документами, чтобы любопытные мальчишки не растащили их из-за красочной упаковки или дворник, не выбросил это "добро" вместо мусора. Когда выдал садовнику вторые пять рублей, то он тут же забыл о своей работе и побежал в гастроном за бутылкой водки.
       Садовник вернулся из гастронома через минуты в сопровождении друзей. Вскоре группа подвыпивших мужиков во всю глотку распевали песни на развалинах хрущёвской коммуналки, которую не успели до основания разобрать эти самые мужики. Теперь у них был повод за что там выпить водку. Хорошо, что Олег Федоткин приехал за мной раньше времени, почти на целый час, а то бы сошёл с ума от песен пьяных мужиков, которые за час пьянки значительно увеличили свой коллектив. Несколько раз повторили дружный поход за водкой в гастроном, откуда возвращались уже в большем составе чем раньше и к концу рабочего дня могли пить всей улицей. Вот только этого хора пьяниц мне никак не хотелось слушать.
       - Не ты мужиков споил? - спросил меня, Олег Федоткин, выйдя из машины. - Хорошо гуляют на развалинах!
       - Им только червонец дал за услугу. - ответил ему. - На сотню мужики уже сами себя раскрутили до песен.
       Загрузив мои вещи в багажник автомобиля, Олег Федоткин выскочил на Содовое кольцо и оттуда через автомобильный завод "ЗИЛ" проехал на Каширское шоссе в сторону массива "Орехово-Борисово". Когда мы уже подъезжали к железнодорожному полустанку "Москворечье" из-под моста, засыпанного талым снегом выскочил на большой скорости автомобиль "Жигули" оранжевого цвета. Трасса в районе железнодорожного моста была сильно мокрая от растаскиваемого талого снега из-под моста. Под колесо автомобиля "Жигули" попал кусок льда и машину стало крутить в стиле вальса, быстро заворачивая в нашу сторону.
       - Сейчас у нас здесь будет авария. - сказал Олег Федоткин, тут же стал резко тормозить свой автомобиль.
       Тоже самое сделали автомобили со всех сторон, которые заметили аварийную ситуацию. Но все было бесполезно. Но автомобиль "Жигули" на большой скорости вращения, врезался в небольшой автобус марки "Форд", который опасаясь удара уже почти съехал в придорожный кювет. Однако, это его не спасло от аварии. Удар был такой сильный, что микроавтобус "Форд" отбросило в нашу сторону и мы тоже едва не пострадали. Все водители и пассажиры автомобилей тут же побежали в сторону микроавтобуса "Форд" и легкового автомобиля "Жигули". Микроавтобус "Форд" почти не пострадал. Если не считать помятого бампера и разбитого лобового стекла. Водитель "Форда" отделался лёгкими царапинами от разбитого стекла и ушибом ноги. Оранжевые "Жигули" получили лобовой удар и были смяты до сидения водителя. За рулём сидел рыжеволосый парень лет тридцати, лицо которого было в каплях крови от осколков стекла. Парень в шоке.
       - Меня не трогайте. - процедил парень, стиснув от боли зубы. - Весь поломанный. Вызывайте мне скорую помощь. Пускай меня зафиксируют в гипсе. Иначе, скоро рассыплюсь весь на кусочки. Не трогайте меня!
       Парень был в сознании. Но все его тело было со всех сторон зажато. Надо было освободить до прибытия скорой помощи какое-то пространство вокруг пострадавшего, чтобы медикам было легко зафиксировать парня на месте и затем увезти с места аварии. Водители тут же стали действовать. Каждый отрывал от машины то, что можно было оторвать. Пострадавший хозяин "Жигулей" пытался ещё возражать тому, что его машину раздирают на части. Водители стали пострадавшему объяснять, что автомобиль ремонту не подлежит, так как весь двигатель вместе с кузовом разбит до половины автомобиля. Сейчас главное, это спасти его собственную жизнь, а для этого нужно тут вокруг него разобрать поломанные части автомобиля.
       Хозяин "Жигулей" смерился с участью своего автомобиля, перестал возражать, а вскоре и сознание потерял. К этому времени подъехали автомобили ГАИ, а следом за ними и автомобиль скорой помощи. Специальными ножницами порезали весь металл вокруг пострадавшего. Олег Федоткин помог гаишникам отодвинуть назад сидение вместе с пострадавшим. Затем медики приступили к своей работе. Закрепили капельницу возле пострадавшего и стали специальными шинами фиксировать все тело пострадавшего. Вскоре пострадавшего на носилках в таком виде положили в автомобиль скорой помощи вместе с его документами и с включённой сиреной уехали в больницу. Гаишники стали опрашивать всех свидетелей и составлять акт на вид происшедшей здесь аварии. Свидетелей происшедшей аварии оказалось больше, чем можно было предполагать.
       Когда мы с Олегом Федоткиным отъехали с места аварии, то до регистрации билетов на самолёт оставалось чуть больше часа. Мы могли опоздать. Ведь мы ещё не выехали за пределы Москвы, а что нас может ожидать дальше в пути, не мог предполагать никто. Поэтому надо было выбраться из опасного места трассы и прибавить скорость к аэропорту "Домодедово". Но только за большой Московской кольцевой автострадой, Олег Федоткин позволил своему автомобилю развить доступную скорость на этом участке трассы в сторону аэропорта "Домодедово". Дорога совершенно новая и на ней идёт мало встречных автомобилей. Прибыли мы на регистрацию билетов в самый раз, когда до окончания регистрации оставалось всего два пассажира. Но у меня был перевес груза на сто двадцать килограмм и мне пришлось оплачивать груз в стоимости двух билетов до аэропорта Душанбе.
       Кроме того, мне разрешалось с собой в салон брать только две вещи. Пришлось в большой кейс перекладывать все баночки пива. В маленький кейс сложил свои самые ценные вещи и документы. Оставшиеся деньги рассовал по всем карманам куртки и костюма. Лишь после этого зарегистрировали мой билет на самолёт и с дежурной стюардессой меня проводили на посадку в салон самолёта. Мне понадобилось протиснуться к своему месту в самолёте через стоящих пассажиров.
       - Какое совпадение! - радостно, воскликнул Галиев Мирсаид, когда увидел меня в салоне самолёта. - Думал, что ты уже давно дома в Таджикистане, а ты все ещё болтаешься здесь по Москве. Тебе не надоело?
       - Я-то уже половину земного шара облетел. - намеренно, частично, соврал, - Только вот ты чего делал в Москве до этого времени? Когда все наши таджики давно улетели. Наверно девочками увлекался в Москве?
       - Девочками не увлекался. - не понимая шуток, надулся Галиев Мирсаид. - У меня лекции были на ВДНХ.
       - Ну, ты, Мирсаид, шуток не понимаешь. - возмутился ему. - Тем же занимался, что и ты, лишь программа у меня была обширнее. Кроме всех лекций и встреч, ещё летал на день в Гонконг. Там тоже были мои дела.
       Слово "Гонконг" произвело на моих земляков огромное впечатление. Все тут же стали заглядывать в мой заграничный паспорт, который показал Галиеву Мирсаиду с отметкой визы Гонконга. Пассажиры начали спрашивать меня насчёт жизни в Гонконге. Сказал, что одного дня было недостаточно, чтобы определить уровень жизни в Гонконге. Там также, как и всюду, процветают рядом богатство и нищета. Рядом с небоскрёбами находятся разваленные кибитки из бамбука. Близко от красивых проспектов есть грязные улицы.
       Стюардесса объявила подготовку к взлёту. Пассажиры расселись по своим местам и стали застёгиваться ремнями. Уселся поудобнее в своё кресло, пристегнулся ремнём и погрузился в сон. Больше мне ничего не хотелось. Впереди у меня были два дня заслуженного отдыха после командировки. В субботу короткий день и ни все конторы работают, а в воскресенье общий отдых. Так что мог на всю катушку отдыхать с семьёй и рассказывать им доступные истории своей командировки. Конечно о своих пьянках, драках и о встрече со своими незаконнорождёнными детьми ничего не буду рассказывать. Мне все равно они не поверят или ни так поймут в данной ситуации. Надо семью подготовить к такому разговору или вообще забыть, о том, что в Москве, случайно, встретил своих незаконнорождённых детей. Пускай это все будет моим сном.
       Попросил женщину, сидящую рядом со мной, чтобы меня не будили до самого Душанбе. Так и проспал, пока не почувствовал, как самолёт идёт на посадку. Открыл глаза и тут посмотрел в иллюминатор. Под крылом самолёта уже мелькали огни большого города. Самолёт легко коснулся посадочной полосы и стал тормозить своими подкрылками до тех пор, пока его скорость совсем упала и движение продолжилось только за счёт шасси к месту стоянки самолёта. Очень скоро вокруг нас прекратился шум турбин и всякое движение. Лайнер застыл, как обычный экспонат, который выставили на обозрение людям возле аэропорта. После того, как экипаж самолёта покинул свою кабину, медленно к трапу потянулись из салона самолёта прилетевшие пассажиры. Смешить нам было некуда, это ни Москва, где всюду надо успеть.
       Мы прибыли к себе домой, где до движения общественного транспорта ещё много часов, а частный транспорт подождёт прибывших, для этого он прибыл раньше времени к самолёту, чтобы дождаться прилетевших пассажиров. Вот только как-то не подумал о том, что меня тоже надо встречать с этим грузом. Как буду сейчас тащить свои сто двадцать килограмм лишнего груза? Общественный транспорт будет только в шесть часов.
       Даже и в этом случае физически не смогу дотащить все сразу до автобуса, а дальше с двумя пересадками до Кофарнихона и там ещё от городской площади метров пятьсот тащить к своему дому. Там ещё на четвёртый этаж подниматься. Какой же болван! Нужно было сообщить Юрию Филимоновичу или своим парням время прилёта самолёта моего рейса и меня кто-нибудь встретил. Теперь мне придется торчать здесь.
       - Мирсаид! - обратился, к Галиеву, когда мы вошли в автобус перевозки пассажиров от самолёта до аэропорта. - Как ты сейчас будешь добираться к себе в Куляб в такую даль? Машина имеется?
       - За мной приедет мой автомобиль "Волга". - ответил Мирсаиду. - Хочешь, и тебя подвезу домой.
       - Какой ты, однако, догадливый. - радостно, воскликнул. - Ни то что, совсем забыл, что мне ещё добираться от аэропорта двадцать два километра и забыл позвонить своему личному водителю. Теперь буду твой должник. Ты бы знал, как сейчас меня сильно выручил с машиной. Проси, что хочешь. Все выполню.
       - Нет! Хватит о долгах. - смеясь, сказал Мирсаид Галиев. - Теперь мы с тобой в расчёте. Ты забыл, что это там был твой должник, после того, что тебе устроил со своими деньгами на почтамте в Москве.
       Мы оба стали смеяться, вспоминая обмороки Мирсаида на почтамте и как вместе с кассиром почтамта пять часов пересчитывал его деньги, которые он мне оставил после своего обморока. Мирсаид Галиев сказал, что если бы ни наша случайная встреча в Москве, то он не вернулся бы домой с деньгами живым. Уже после того, как мы сдали деньги на почтамте его дважды обокрали. Один раз вытащили портмоне и второй раз украли чемодан, тот самый, в котором были деньги до почтамта. Но в момент кражи чемодана в нем было только грязное сменное белье, так что по сравнению с деньгами, которые удалось отправить через почтамт, это грязное белье и старый чемодан не представляли никакой ценности. Что же касается портмоне, то там было всего двести рублей. Все остальные деньги и документы находились во внутренних карманах костюма. Таким образом, воры освободили Мирсаида Галиева от лишнего груза, и он был налегке.
       Когда автобус от самолёта привёз пассажиров в аэропорт Душанбе, то, не смотря на поздний час ночи, аэропорт гудел, как пчелиный рой, от вылетающих и встречающих людей. Попросил водителя "Волги" Мирсаида Галиева, помочь мне принести все пакеты рекламы и документов от багажной площадки до автомобиля. Уложив всё в багажник автомобиля, мы тут же выехали от площади аэропорта Душанбе в сторону Кофарнихона. Время на часах автомобиля указывало на полночь. Весь город погрузился в сон. Трасса от Душанбе до Кофарнихона была свободной. За время езды нам попались всего две встречные машины, которые видимо ехали на какое-то дежурство или наоборот возвращались с дежурства, которое было на государственных предприятиях наших двух городов. Сейчас время по весне раннее для отдыха в горах и опасное из-за банд, так что встречные автомобили никак не могли быть на отдыхе в горах. Да и кто отдыхает под выходные дни в горах? Только завтра утром люди начнут отдых от работы.
       - Это ни взятка, а презент от меня. - сказал, Галиеву Мирсаиду и его водителю, протягивая четыре банки пива и несколько сувениров из Гонконга. - Эксплуатирую вас за бесплатный проезд. Так хоть подарки дам.
       - За такой презент ещё и от нас причитается! - удивленно рассматривая подарки, ответил Галиев Мирсаид.
       - Ловлю вас на слове. - сказал ему. - Помогите использовать ваше причитание на подъёме груза в мой дом.
       Мирсаид Галиев вместе с водителем вышли из автомобиля, и мы все трое разом подняли весь мой груз на четвёртый этаж к дверям моей квартиры. Сказал Галиеву и его водителю, что рад всегда встретить их к себе в гости, но сейчас нам всем нужно отдыхать с дороги. Точнее, им ещё нужно несколько часов добираться до своего дома, уже на пороге своей квартиры. Так что мы пожелали друг другу удачи, а им счастливого пути к дому, чтобы все было у них хорошо в пути. Ведь их также ждут семьи, как меня моя семья за этой деревянной дверью. Тут же стал в своих многочисленных карманах искать ключи от квартиры.
       - Как хорошо, что ты приехал домой под выходные. - обнимая меня, сказала Людмила, когда открыл своим ключом дверь квартиры. - На работу не нужно собираться. Выспимся семьёй. Завтра поговорим обо всем.
       - Дети наши все дома? - по привычке, спросил жену. - Никто из мальчишек сегодня в поход никуда не сбежал?
       - Всякое было за эти десять дней. - отмахнувшись, ответила Людмила. - Но сегодня уже все дети дома спят.
       Людмила это сказала так, что можно было подумать, будто у нас десятка два детей, а не трое. Тут же заглянул в детскую комнату и увидел спящих сынов. Мне показалось, что мои сыновья за десять дней сильно подросли. Скоро уже не будут помещаться в этих подростковых кроватях. Нужно им уже покупать большие кровати для взрослых, а одну из этих кроватей оставить Виктории. Ведь дочь тоже выросла из своей детской кроватки и ей нужно кровать под вырост. Скорее бы у нас решился вопрос с новой большой квартирой.
       - Ты иди ложись спать. - сказал, Людмиле. - Выспался в самолёте. Сейчас помоюсь под душем и разложу подарки для наших деток. Пускай порадуются. Ни так часто у детей бывает радость. Ты иди спать одна.
       Людмила ушла спать. Осторожно разделся, чтобы своим шумом не разбудить детвору. Затем полез под душ и мылся там до посинения, пока уже мое тело не могло терпеть обычную воду. После чего надел на себя только один домашний махровый халат и пошёл раскладывать привезённые с командировки подарки. Съедобные подарки положил на кухонном столе. Баночное пиво спрятал в холодильник. Различные сувениры разложил за большой стол в зале, прямо у кровати Виктории, чтобы она увидела их сразу, как только проснётся сегодня утром. Представляю, какая здесь радость будет для моих деток, особенно для нашей младшей дочери Виктории. Пускай это детское счастье запомнится моей дочери на всю её долгую жизнь.
      
      9. Неопределённость.
       Было уже начало третьего часа ночи, когда закончил раскладывать все, что привёз с собой из командировки. Однако все-таки не выспался до конца в самолёте или само ночное время берет своё и тянет человека ко сну. Поэтому едва улёгся в кровать, как тут же погрузился в сон и мне обратно стали сниться мои дети-двойняшки. Очевидно, это пробуждалось во сне мое постоянное желание иметь от Людмилы своих детей-близнецов, как родовую традицию по материнской линии. Когда в каждом поколении были дети-близнецы и поэтому неожиданная встреча в Москве, с моими незаконнорождёнными детьми-двойняшками утвердила во мне веру в том, что ни только по материнской линии могут рождаться дети-близнецы.
       Конечно, мне было жалко, что Людмила сделала аборт перед рождением Виктории. Возможно, что тогда были дети-близнецы, но Людмила в самом своём зачатье тех детей прервала мои надежды на рождение наших близнецов. В тот момент у Людмилы был сильный душевный стресс из-за болезни младшего сына Эдуарда, у которого во время рождения в организм была занесена инфекция и заражена кровь. Эдику делали полное переливание крови и в любой момент он мог погибнуть, а тут у Людмилы неожиданная беременность. Людмила была в стрессовом состоянии. Как только она точно определила свою беременность, то стала настаивать на аборте. Аборт прошёл удачно. Но едва Эдуард встал на ноги и стал осваивать окружающий мир, как уже в пятый раз Людмила была беременна. В этот раз твёрдо настоял, что ей нужно непременно рожать. Этим ребёнком была Виктория. Однако, после рождения Виктории, Людмила категорически заявила, что больше никогда не допустит своей беременности и последующего рождения детей в нашей семье. Таким образом, окончательно была похоронена моя мечта о рождения близнецов в нашей семье. Роды прекратились у нас. Теперь в моем сознании застряли мысли о том, что у меня есть долгожданные, двойняшки, которые без моего ведома родились ещё раньше, чем создал семью и стал мечтать о близнецах. Мне обратно снился остров Сицилия и мои взрослые дети двойняшки, которые встречали меня после очередной командировки по делам бизнеса в Европу.
       Мы разговаривали там на обычные семейные темы, которые происходили в семье Елены с Бенито Пелони с двумя младшими сыновьями и у нас в семье с Людмилой, где у близнецов были два брата и сестра по линии отца. Меня радовали здравые мысли моих взрослых детей двойняшек, Александра и Александры, но беспокоило бестолковое поведение сына Артура, который постоянно попадал в какие-то переделки и своим поведением сбивал с толку своего младшего брата Эдуарда и младшую сестру Викторию.
       Ведь они оба старались брать пример с Артура, как со своего старшего брата. Представляю, это какой балаган будет у нас в семье, если Эдуард и Виктория повторят действия своего старшего брата Артура. В семье постоянно будет существовать неопределённость жизни к развитию нашего будущего.
       Так как постоянно в семье создаётся нервозность от похождения Артура, и мы топчемся на одном месте в развитии всей семьи, потому что большая часть времени уделяется на разборку очередных похождений Артура. В то время, как не решаются основные задачи нашей семьи. Остаётся масса не решённых вопросов в учёбе, работе и в воспитании самих детей. Мне кажется, что этот балаган в нашей семье уже никогда не кончится. В самом деле, ну, сколько ещё будет продолжаться это безобразие со стороны Артура?
       Ведь он уже почти взрослый человек, а ведёт себя, как маленький ребёнок, который делает пакости не осознанно, так как пытается через свои действия познать окружающий его мир живой природы. Но, ведь Артур вырос с того возраста и должен осознать, что его детские шалости постепенно перерастают во взрослые преступления, которые мешают жизни ему самому и окружающим его людям.
       Подобные поступки наказуемы законом общества, в котором Артур живёт. Теперь ни авторитет отца, ни штрафы, ни взятки ни смогут спасти его перед ответом за свои преступления, за которые его могут посадить за решётку вначале на незначительный срок, а после на долгие годы жизни. Как это уже произошло с моим младшим братом Юркой, с его родным дядей Юрой, которому Артур постоянно пытается подражать куревом, выпивкой и поведением. Придётся в таком случае Артуру сгноить свои лучшие годы жизни где-то далеко от дома за рядами колючей проволоки и решётками на месте своего проживания, без семьи и детей. Уже не думаю об отце и о матери, которые к этому времени не могут ему помочь ни морально и ни материально. Ведь годы и время берут своё. Неизвестно, будем ли мы вообще тогда живы? Давно пора Артуру осознать свои поступки и стать ему хорошим парнем.
       - Вот это да! Ух, ты! - сквозь сон, услышал, голос Виктории. - Это все-все папа привёз мне? Как хорошо!
       - Нет! - возразила Людмила. - У нас семья состоит из пяти человек. Вот ты разложи все на пятерых человек.
       - У нас не пять человек, а даже больше. - поправила Виктория, свою маму. - Ты ещё нашу бабушку забыла. Бабушка постоянно приходит к нам, получается, что она тоже относится к составу нашей семьи, как человек.
       - Пускай будет по-твоему, - согласилась Людмила. - Только больше сюда никого не приписывай. Иначе, нам самим ничего не достанется. Ты ведь знаешь, что у нас родственников очень много. Даже в этом городе.
       Виктория принялась раскладывать подарки, привезённые мной из командировки на шесть частей, украдкой посмотрел в зал и увидел, что Эдик терпеливо ждёт своей части, в то время, как самого нетерпеливого в нашей семье Артура нет рядом с подарками. Тогда осторожно поднялся с кровати. Показал Виктории на свои губы, чтобы она не визжала при виде меня и тут же пошёл через зал в коридорчик к детской комнате.
       В это время Артур уложил в свой рюкзак свои вещи и пытался удрать из дома. Возможно, что он не ожидал моего прилёта на сегодня и планировал покинуть своё временное убежище в квартире родителей на следующий день. Поэтому ему сейчас не до подарков. Артур собирался быстрее удрать, пока его отец ещё спит.
       - Куда это мы собрались в такую рань? - спросил, Артура, как только он попытался выйти из нашего дома.
       - У нас, у нас сегодня... - пытался, придумать Артур, какую-то причину своего побега из дома. - Понимаешь...
       - Короче, у вас ничего не вышло. - прервал, своего сына Артура. - Разбирай свои вещи и в зал. Мы сейчас семьёй будем выяснять все ваши "у нас". Послушаем, что ты в очередной раз соврёшь своим родителям.
       Разбирая неудавшуюся попытку побега, Артур выл, как дойная корова, с которой выцеживают остатки молока. Людмила показала мне руками, чтобы ни смел его быть ремнём по заднице. Мне и самому не хотелось этого делать.
       Ведь приехал домой, чтобы сделать детям праздник и никак не намечал из-за одной паршивой овцы портить праздник целому стаду своей семьи, это так образно говорю. У нас, конечно, семья ни стадо баранов, поэтому стараюсь, чтобы дети наши были людьми, а не вшивыми овцами в стаде.
       - Рассказывай все, как на духу, что у тебя там произошло. - сказал, Артуру, когда он прошел в зал. - Ты знаешь прекрасно, что в понедельник мне все будет известно. Тогда тебе будет плохо. Лучше сразу говори.
       - Меня поставили работать в институт охраны материнства и детства. - тихо, ответил Артур. - Ну, так, как...
       - Там ты роды что ли не удачно принимал от беременных женщин? - сдерживая смех, спросил. - Говори!
       - Нет! - улыбаясь, под общий смех семьи, ответил Артур. - помогал штукатурам работать. Когда они ушли на обед, то нажал на кнопку подъёмника и площадка пошла наверх. Пытался её отключить, но кнопка заела. Тут шёл Шахматов Боря. Он увидел, что площадка не останавливается и побежал отключать рубильник, но там не было ручки от рубильника. Тогда он открыл шкаф и голыми руками выдернул вставку, то его сильно ударило током. В этот момент площадка уже вся поднялась на верх и вместе с подъёмником свалилась на землю. Сразу убежал с места работы. Мне было очень страшно за подъёмник и за Бориса тоже.
       - Так что, этого Шахматова Бориса убило током? - испуганно, спросил, своего сына Артура. - Он мёртвый!?
       - Нет! - ответил Артур. - Шахматова Бориса током не убило. Он весь покрылся волдырями, когда упал в большую лужу. Затем вскочил, побежал куда-то с дикими криками. Может быть к врачу? Ничего не знаю.
       - Когда все это произошло? - серьёзно, спросил. - Кто тебя вообще поставил работать на этот участок?
       - Это было вчера. - опустив голову, сказал Артур. - Сам пошёл туда работать. Никто меня туда не ставил.
       - Ты же работал коммерческим агентом у снабженца. - возмущённо, сказал. - Почему ушёл на стройку?
       - Насимыч сказал мне, что сейчас у него больше нет для меня работы в Душанбе. - ответил Артур. - Он уволил меня с работы
       - Видимо ты ему сильно насолил, что он отказался от тебя. - сказал, Артуру. - Почему ты тогда ничего не сказал Шевелёву Валере, что у тебя нет там работы. Он бы тебе нашёл где-то работу в безопасном месте.
       - Твой Шевелёв Валера смылся в Киев на другой день, как ты улетел. - вступила в разговор Людмила. - Насимыча тоже нет в Душанбе. Он два дня ездил куда-то за материалами. Поэтому он не мог взять под свою ответственность Артура на два дня за пределы Душанбе. Нечего сваливать все на сына.
       - В любом случае, - сказал, жене. - Артур не имел никакого права самовольно идти работать на стройку. Тем более, к подъёмнику разрешается подходить только тому, кто уже обучен этой работе с механизмом.
       - Ну, он же ещё совсем ребёнок. Ему все интересно потрогать. - стала Людмила, защищать своего сына.
       - Во-первых, он уже давно не ребёнок. - остановил, жену. - Во-вторых, этот твой ребёнок за короткий срок перевернул и поломал столько механизмов, что если бы это знали хозяева машин, то он давно сидел бы в тюрьме, а семье всю жизнь пришлось бы выплачивать стоимость порчи машин. Вам хоть это понятно?
       - Ну, думаю, что Артур хорошо понял свои ошибки и больше не будет этого делать. - сказала Людмила.
       - Лично уже ничего думать не буду. - сказал жене. - С меня достаточно, того, что до настоящего момента думал, когда это он станет человеком и не будет делать пакости. Но он сам это не думает. Ещё неизвестно чем закончилась его вчерашнее преступление. Это уже ни шалость, а преступление. Так вот, если кто-нибудь из людей погиб, то его посадят в тюрьму, а меня оштрафуют на крупную сумму, как руководителя данного предприятия и как отца этого придурка. Если все люди живы, но моему предприятию нанесён ущерб, то этот ущерб устраню за счёт этого виновника. Теперь так будет всегда. С меня достаточно того, что постоянно оплачивал его гадости. Он уже самостоятельный человек, так что будет на равных со всеми отвечать за все свои преступления. Хочет бежать из дома, пускай бежит. Не держу. Со мной или без меня его все равно накажут. Мало того, такого проходимца, как наш Артур, в любое время могут прикончить бомжи.
       - Понял, Артур? - спросила Людмила, своего сына. - До чего ты докатился со своими гадостями. Как быть?
       Артур ничего не ответил, только отвернулся в другую сторону и с его глаз потекли слезы. Перестал устраивать Артуру разгон. Пошёл на кухню выпить баночку пива, тем временем Виктория продолжила раскладывать подарки и сувениры на ровные шесть частей. Артур и Эдик уже вдвоём терпеливо ждали, когда сестра закончит делёжку, чтобы тут же сразу забрать свою долю. Ни стал вмешиваться в выбор подарков. Оба выходных дня был дома рассказывал семье о своей командировке и про Гонконг. Затем вместе с дочерью сортировал документы и рекламы по разным видам, чтобы их позже в рабочее время раздать знакомым бизнесменам и министру строительства республики, Юрию Филимоновичу Поносова.
       Вечером воскресного дня вся семья ушла в гости к бабушке Марии, моей маме. Остался дома один. Мне нужно было ещё приготовить полный отчёт по командировки и рекламное письмо на продажу японских подержанных машин из Гонконга. Понимал, что криминальные читатели подумают о том, что какой богатый, раз продаю японские машины и будут меня вычислять. Поэтому указал свой почтовый ящик на главпочтамте и вместе своего предприятия написал американская фирма "Ле Монти, Лтд.". Если даже меня вычислят, то сошлюсь на адрес "Ле Монти, Лтд." пускай рэкетиры на них наезжают. Все равно ничего не получится. Леон Гандельман и его офис надёжно охраняются. Да и до Москвы ни один рэкетир из Таджикистана с оружием не доберутся. Думаю, что местная милиция пока не разложилась до преступления.
       В понедельник рано утром с двумя кожаными сумками и двумя большими кейсами, наполненными рекламой и документацией зарубежных фирм, в сопровождении своего старшего сына Артура, направился в сторону городской площади. Там мы сели в первый же рейсовый автобус и отправились в Душанбе. От вокзала троллейбусом доехали до остановки театра "Оперы и балета". Дальше прошли пешком через парк кротчайшим путём до здания министерства строительства Таджикистана, возле которого стоял автомобиль моего снабженца и министра строительства. Возле здания министерства строительства было много моих рабочих и бригадиров. Видимо что-то с ними серьёзное произошло на моем предприятии?
       - Здравствуйте, уважаемые господа! - поздоровался, со всеми. - Почему собрались тут в рабочее время?
       - Мы хотим знать, почему у нас нет зарплаты? - ответил за всех незнакомый сварщик в промасленной робе.
       - Вы все прекрасно знаете, что сейчас кризис во всём Советском Союзе. - сказал, собравшимся. - Банк Таджикистана и Банк России не могут разобраться с долгами между собой. Поэтому в Банке Таджикистана нет сейчас достаточно наличных денег, которые поступают из Банка России. Был на всесоюзном симпозиуме бизнесменов, где поднимал вопрос об открытии совместных коммерческих банков, которые могли бы быть платёжеспособными не зависимо от кризиса в государствах и в местах расположения наших фирм. У наших новых партнёров взял в долг пятьдесят тысяч рублей, которые отправил почтой на свой адрес.
       Эти деньги получу сегодня и поровну разделю между рабочими семьями. Все остальные получат свои деньги в течении трёх дней. В дальнейшем ни с кем из вас здесь разговаривать не буду. Это министерство строительства Таджикистана, а не "Зеленый базар" в Душанбе и не площадь "Коммунаров" на баррикадах Парижа. Ваши проблемы, это и мои проблемы. Решать эти проблемы буду через ваших бригадиров.
       Разбираться с толпой не буду. Думаю, что понятно сказал. Поэтому расходитесь к местам работы. То, что произошло сейчас здесь у здания министерства строительства Республики, это было похоже на бунт. В основном это была моя вина, что не обдумал вариант выдачи части зарплаты бригадирам на время своего отсутствия.
       Но теперь все усложнялось тем, что нет Шевелёва Валеры, подпись которого нужна на расчётных ордерах, как главного бухгалтера предприятия для получения денег в банке. Когда этот Шевелёв Валера вернётся, никто не знает. Придется его гнать за шею из моего предприятия. Надо быстрее реорганизовать своё предприятие в "Коммерческий центр с/п "Расма" в Средней Азии". Во время реорганизации избавиться от всех ненужных кадров, таких, как Шевелёв Валера и Гиззатулин Рашид, которые мешают развитию моего бизнеса. Надо ликвидировать неопределённость по многим вопросам бизнеса, это строительство, участие на бирже труда и производства, область изобразительного искусства и дизайна, торговля и реклама, банковские и сберегательные вопросы, утечка кадров и приём специалистов. Во всех в этих вопросах мне одному не справиться.
       Нужно набирать специалистов и воспитывать современные кадры в бизнесе вокруг себя. Надо поговорить с Игорем Грановым, чтобы направить от меня людей учиться бизнесу за пределами Советского Союза. Конечно для этого нужны доллары, но можно по валютному курсу рубли обменять на доллары и направить за эти деньги учиться за границу свои собственные кадры. Взять с них расписку, что дипломы за обучение за границей они получат только тогда, когда отработают на предприятии обучивших их бизнесу ни менее двух лет, либо выплатить в процентах стоимость обучения за границей в долларах по курсу рубля на момент выплаты за обучение. Думаю, что многие согласятся на их обучение за границей. Ведь такие условия обучения за границей пока не может дать ни одно предприятие в республике.
       - Александр! Пожалуйста, зайди ко мне в кабинет. - услышал, голос Юрия Филимоновича по селектору.
       - Скоро приду. - ответил, нажимая кнопку селектора. - Лишь выпровожу своих работников из министерства.
       - Тогда мы пошли. - сказал Игорь Нисимович, забирая с собой Артура. - У нас есть много работы по городу.
       - Игорь Нисимович! У меня к вам просьба. - обратился, к своему снабженцу. - Артура от себя никуда не отпускайте, чтобы он не влип ни в какие истории. Если у вас нет для него работы, то передавайте его мне с рук в руки и никакой самодеятельности в работе. Должен быть в курсе работы всех участков своего предприятия. Сейчас у меня к вам поручение. Надо съездить по нашим объектам и сказать всем бригадирам, чтобы они в пять часов были у меня с ведомостями на зарплату семейных работников. Все остальные ведомости могут подготовить в течении двух дней. К этому времени разберусь с зарплатой и выдам деньги по всем бригадам. Пускай бригадиры не забудут свои разнарядки по строительным материалам. У меня все.
       Игорь Нисимович и Артур вышли из моего кабинета, стал собирать все необходимые документы и рекламу для отчёта перед министром строительства за свою командировку в Москве. Представляю, сколько сейчас будет вопросов и ответов у нас обеих во время беседы. Надо заинтересовать Юрия Филимоновича участвовать в развитии бизнеса в связи со мной и министерством строительства. На первом этапе хотя бы с нидерландской фирмой "Хантер Даглас" и с/п "Расма". С американской фирмой "Ле Монти, Лтд." как-нибудь сам разберусь. Остальные вопросы мы после рассмотрим в ходе нашей беседе по основной работе.
       - Юрий Филимонович! Можно к вам войти? - спросил, приоткрывая дверь в кабинет министра.
       - Заходи, Александр! Заходи! - ответил Юрий Филимонович, показывая мне на стул возле большого стола, на другой стороне которого стоял высокий парень с азиатскими чертами лица. - Вот с тобой офицер государственной безопасности республики хочет сейчас о чём-то поговорить. У него вопросы к тебе.
       - Очень приятно. - сказал, хотя ничего приятного нельзя было услышать от офицера КГБ. - Спрашивайте.
       - Меня зовут Сатым Юсупов. - сказал офицер КГБ. - У меня к вам вопрос по вашей последней командировке.
       - Контрабандой и наркотиками не занимался. - отчеканил ему. - Фальшивую и настоящую валюту не имею. В контакты с иностранной разведкой не входил. Проститутками не увлекался. Преступлений не совершал.
       - КГБ интересуют ваша тайная поездка в Гонконг и драка за пределами СССР. - сказал мне, Сатым Юсупов.
       - Какая ещё драка в Гонконге? - удивленно, спросил, сразу не сообразив в чем вопрос от сотрудника КГБ.
       - Так если у вас были и другие драки, - подхватил мой прокол Сатым Юсупов, - которые не попали в поле зрения сотрудников комитета государственной безопасности, то рассказывайте о них. Мы оба вас слушаем.
       - Откуда вам стали известны все мои драки с иностранцами в Гонконге? - удивленно, поинтересовался.
       - У них такая работа. Все и везде о нас знать. - ответил Юрий Филимонович, за офицера КГБ. - Рассказывай.
       - В данном случае наша работа здесь не причём. - поправил министра, Сатым Юсупов. - Нам было поручено следить за порядком во время проведения Первого всесоюзного симпозиума бизнесменов в Москве. В поле нашего зрения попал Александр Черевков, который усиленно контактировал с представителями иностранных фирм. Затем Александр Черевков улетел один в Гонконг. Оттуда мы получили кадры телевидения зарубежной прессы, где был заснят Черевков Александр во время драки. Мне поручили разобраться с этим инцидентом и затем тщательно курировать весь бизнес, которым в дальнейшем будет заниматься Александр.
       - Получается, что на меня ярлык повесили. - разозлился на КГБ. - Между прочим, занимался с иностранными фирмами сугубо экономическими делами, которые не запрещены законом Советского Союза на время перестройки страны. На один день в Гонконг летал за рекламой и документами для торговли между Таджикистаном и странами Ближнего и Дальнего Востока. Многие бизнесмены нашей республики давно этим занимаются.
       Думаю, что и мне не запрещено. Что же касается драк за границей, так это могло произойти где угодно, ни обязательно за границей. На первую драку меня спровоцировал китаец, когда умышленно облил меня фруктовым соком. Естественно, что ему врезал по морде. Не виноват, что он не устоял на ногах и разбил витрину. Когда приехала полиция и разобрались, что русский из Советского Союза, то китайцы извинялись передо мной и дали мне новую рубашку. Оказывается, их соотечественник принял меня за англичанина и спровоцировал на драку. Это у англичан в Гонконге не все хорошо с политикой, раз их ненавидят. Вторая драка произошла в тропическом лесу в ресторане, куда меня пригласил китаец Ли Сшухун, который меня сопровождал по всему Гонконгу. Когда-то он работал во Владивостоке. Вот Ли Сшухун решил со мной выпить по русскому примеру. Как русский человек, так не мог отказать китайцу в таком удовольствии.
       Дальше стал рассказывать все, что произошло в ресторане Гонконга. Серьёзные лица министра строительства и офицера КГБ расползлись в улыбках. Вскоре стали они трястись от смеха. Чем больше рассказывал о своих приключениях во время командировки, тем сильнее смеялись они, показывая на меня пальцем и хлопая друг друга по рукам. Вместе с ними смеялся и. Теперь мне было смешно, когда с моего лица сошла опухоль и синяки почти исчезли. Лишь некоторые царапины с корочкой на лице напоминали мне и окружающим о моих прошлых драках с китайцами в Гонконге. Но это было в прошлом и не грех посмеяться.
       - Так ты, что, все ещё в гриме? - смеясь, спросил меня, Юрий Филимонович. - Что-то не понятно по твоему лицу. У тебя лицо стало какое-то опухшее, как у китайца. Сразу никак не поймёшь отчего лицо у тебя такое.
       - Вероятно, откормился на халяву в Москве и в Гонконге. - в шутку, ответил. - Десять дней постоянно ел.
       Вскоре офицер КГБ, Сатым Юсупов, оставил меня наедине с министром строительства, и мы с Юрием Филимоновичем перешли на деловой разговор. Ему в подробной форме рассказал о своих намерениях в бизнесе. О предложении зарубежных фирм войти в контакт с нашей республикой. Больше всего там министра строительства заинтересовал проект контракта с нидерландской фирмой "Хантер Даглас". О бартерном обмене алюминия на мини-заводы по изготовлению различных изделий из алюминия и ещё прокату профилей из алюминия по облицовке различных зданий административного и бытового назначения. Юрий Филимонович сказал, что сам лично будет курировать подготовку проекта этого контракта. Подключит к нему Таджикский алюминиевый завод, который заинтересован в поставках алюминия за пределы республики.
       После того, как вышел из кабинета министра строительства, то тут же пошёл на главпочтамт и получил там пятьдесят тысяч рублей, которые отправил из Москвы. После того, как исчез в неизвестном направлении Насыров Сухроб, и создал своё предприятие, то эти деньги фактически были моими. Так как за работу в Кулябе, на объектах Галиева Мирсаида, с рабочими полностью рассчитался и теперь мог манипулировать этими уже неподотчётными деньгами, как своими собственными. До получения зарплаты со свои производственные счета в банке мог раздать эти деньги семейным рабочим.
       Но для того, чтобы получить деньги со свои производственные счета в банке, должен был дождаться Шевелёва Валеру с его подписью, либо подделать его подпись в документах на получение зарплаты для рабочих с банка. В противном случае мне не с кем будет работать. Люди начнут бунтовать и мой бизнес на этом прекратится. Признаки бунта видел сегодня возле здания министерства строительства, когда мои служащие и рабочие пришли в рабочее время со своими требованиями. Чем это ни бунт рабочего класса во времена капитализма. Оставалось бастующим написать лозунги и построить баррикады, прямо напротив министерства строительства. Мои размышления остановились на том, что замкнул дверь своего кабинета и стал тренироваться подделывать подпись Шевелёва Валеры, чтобы получить деньги на зарплату рабочих в банке.
       Понимал, что это противозаконное и подсудное дело, но у меня не было никакого выхода. Если не получу деньги завтра, то уже на следующий день будет бунт рабочего класса. Тогда мне придется закрывать своё предприятие. В течении нескольких часов моих тренировок по подделке подписи Шевелёва, подделка ни стала отличаться от оригинала подписи, подлинник которой был в кассе окошка банка, где каждый месяц получаю зарплату и под отчётные деньги по делам производства своего предприятия. Так что зарплату можно было завтра получить и к вечеру раздать по объектам бригадирам, которые наверняка подготовили свои ведомости на получение зарплаты рабочим. Хотя этим делом должна заниматься моя бухгалтерия, которой у меня, фактически нет. Вот и приходится заниматься кустарным методом, в выдачи зарплаты своим рабочим и служащим. Пора нам это прекращать, пока меня за такую самодеятельность не приговорили к ответственности. Ведь никому не докажешь, что нет никакого криминала. Все делается лишь на благо людей предприятия.
       - Завтра в это время принесите мне все ведомости по зарплате. - сказал, бригадирам, когда выдавал им платёжные поручения и деньги под зарплату семейным рабочим. - Возможно, что завтра всем будет выдана зарплата за месяц. Не забудьте подготовить отчёты по расходам материалов на своих рабочих объектах. На следующий день перед обедом шёл из банка с полным кейсом зарплаты на предприятие. Конечно, каждый раз рисковал, когда выходил из банка с полными сумками или с полным кейсом денег на зарплату своего предприятия.
       Но для того, чтобы брать охрану сопровождения в банке или в охранном бюро, надо было плотить огромные деньги за эту охрану. Не было никаких гарантий, что эти вооружённые охранники не пристрелят тебя, как это сделали с сотрудниками товарной биржи, убийство которых, случайно, видел в горах Варзобского ущелья Никифоров Сергей. Надо как-то туда съездить и взять там ящики с золотом, о котором знаю теперь лишь. Золото всегда золото. Так что этот золотой запас в горах, всегда могу взять себе. Хорошо, что Государственный банк республики находился совсем недалеко от здания министерства строительства Таджикистана. Мне нужно было всего лишь пересечь проспект Рудаки. Затем мимо гостиницы "Варзоб" или мимо гастронома пройти театральную площадь и дальше через небольшой парк прямо к дверям здания министерства строительства Таджикистана.
       Весь этот путь хорошо просматривается вооружённой охраной и милицией, которые постоянно тут дежурят возле государственного банка, гостиницы "Варзоб", театра "Оперы и балета", а также возле здания министерства строительства Таджикистана. Конечно, здесь имеется степень риска, когда продвигаюсь на углу гастронома и прохожу через парк. В этот момент меня могут упустить из поля видимости охранники и милиция, которые и без того ни очень то за мной смотрят, они от меня за этот обзор деньги не получают. Рассчитываю только на страх бандитов, которые побоятся в поле видимости охраны и милиции напасть на меня. Кроме всего, могу постоять за себя и кейс с деньгами под рукавом костюма пристёгиваю наручниками к руке. Так что получить мои деньги бандиты могут лишь с моего бесчувственного тела, если они используют опасный маршрут моего продвижения и придадут моему телу безжизненное состояние. Но это для бандитов слишком большой риск, за который они могут лишиться свободы и, возможно, что даже собственной жизни. Ведь ни дам им напасть на себя и буду драться отчаянно, как это делал всегда. Тем более, что таким тяжёлым кейсом с металлическими углами можно запросто нанести увечье и даже убийства. За свою оборону, пускай даже с увечьем и летальным исходом для нападающего, мне ничего не будет.
       Холодного и огнестрельного оружия при мне нет. Кейс не является опасным оружием, поэтому могу им размахивать сколько угодно в свою защиту в случае нападения на меня бандитов или каких-то там ещё криминальных типов. У меня полное алиби на самозащиту. Может быть, это и так, но лучше мне избегать подобные опасности. Вообще в дальнейшем надо мне переговорить со всеми своими рабочими и служащими насчет получения зарплаты. Ведь ни только себя, но и всех других подвергаю опасности, когда выдаю им значительные суммы денег. Не лучше бы было переводить все эти суммы, указанные в ведомостях на счета рабочих и служащих в сберегательные банки. Дальше их дело, что хотят, то и делают со своими деньгами. Хранят под проценты в сберегательных банках или снимают себе наличные. В Москве и во всей Европе, давно нет оборота наличных денег среди людей.
       Так и сказал бригадирам. Когда выдавал им зарплату на бригады, согласно ведомостям по зарплате и по платёжным поручениям. Мне пришлось даже привести им множество примеров, во время которых у них могут отобрать значительную сумму денег. От этой потери денег никак не буду отвечать, так как выдаю зарплату согласно различной документации, которая подкреплена их фамилиями и подписями. Что же касается их самих, так тут они несут полную ответственность за получение этих денег, как только ставят подпись во время получения денег. Если конечно они выживут, когда на них нападут бандиты, то будут нести ответственность за всю сумму денег. Поэтому лучше будет переводить причитающиеся всем деньги на их счёт в сбербанк. То же самое, относиться и к тем, кто получает свою зарплату, так как они несут ответственность перед своей семьёй рискуя потерять значительную сумму денег, которые порой исчисляются десятками тысяч рублей за месяц, чего не получаю в течении года обычные рабочие и служащие других предприятий. Думаю, что убедительно сказал для всех. У каждого теперь есть время на размышление до следующей своей зарплаты. Может быть, на этом уже прекратится совершенно не нужный риск для всего предприятия.
      
      10. Апрельские шуточки.
       Как только освободился от проблем с выдачей зарплаты, то сразу пошёл в издательства нескольких республиканских газет, редакции которых меня хорошо знали во время участия в различных литературных, поэтических, сатирических и шаржевых конкурсах в их газетах. Так что мои рекламные объявления в строжайшей секретности о сохранении тайны адреса автора рекламных объявлений были все приняты и уже на следующий день были опубликованы с последующим повторением до конца марта месяца. Мне оставалось только ждать, какова будет реакция, на печать моих объявлений, со стороны читателей нашей республики. Результат превзошёл все мои ожидания. Через два дня мой почтовый ящик на почтамте был забит письмами до самого верха. Только во время первой выемки оказалось несколько сот писем. Читать все письма не было никакого смысла. Так как для этого нужно было прервать работу и заняться изучением писем, от которых, возможно, что ещё не будет никакой пользы. Не говорю уже о прибыли, потому что по адресам авторов писем можно было подумать о том, что они просто вычисляют меня для своего будущего обогащения за мой счёт. В таком случае, мне нужно прекратить ходить на почтамт, иначе меня авторы писем вычислят.
       После того, как сделал подобные выводы с письмами, решил позвонить в американскую фирму "Ле Монти, Лтд." и спросить Леона Гандельмана, что мне делать с письмами, которые написаны в его адрес. Леон Гандельман сказал, что когда буду лететь за образцами его товаров в Москву, то могу захватить письма, адресованные ему для последующего изучения этих писем. Мы так и договорились с ним, что встретимся первого апреля в воскресенье. Это был для меня самый удобный день. В этот день фирмы с/п "Расма" и "Бурда-Моден" не работают. Весь день могу посвятить американской фирме "Ле Монти, Лтд.". В понедельник, работа с фирмой с/п "Расма". Вторник, встреча с фирмой "Бурда-Моден".
       Среда, встреча с нидерландской фирмой "Хантер Даглас". В четверг и в пятницу непредвиденные встречи с представителями зарубежных фирм. В пятницу вечером, вылет обратно домой в Душанбе. Думаю, что одной недели на все мне вполне хватит. Нечего зря болтаться по Москве. Надо больше внимания уделять семье и работе на месте. Конечно, мне нужно было все рассчитать до мелочей, чтобы не было подобных проколов после командировки, как это случилось в последний раз. До наступления весеннего праздника "Навруз" переговорил со всеми бригадами насчет зарплаты. Большинство склонились к тому, что бригадиры откроют счета в республиканском сбербанке, куда буду перечислять все зарплаты.
       Дальше они всей бригадой будут приходить один раз в месяц в не рабочее время в сберегательный банк и получать от бригадира там свою зарплату. Это удобно будет для всех. Тем более что все бригады численностью не больше десяти человек. Так что они не создадут никакой проблемы в получении зарплаты прямо в сберегательном банке. Могут заходить к столику за деньгами по одному человеку. В крайнем случае, сядут на свои машины и уедут в другое место. До конца марта месяца дал распоряжение государственному банку Таджикистана перечислить зарплату по счетам бригадиров на день зарплаты, который выпал на пятое апреля 1990 года, это четверг, а в пятницу в конце дня бригадиры получат вместе с бригадами свои деньги. В самый раз, конец недели.
       За два выходных дня, каждый сумеет определить место деньгам, положить их обратно на свой счёт в сберегательный банк или оставить деньги дома. Например, у меня деньги половина лежит дома, другая часть в сбербанке. В свободные рабочие дни, которых у меня фактически не было, ездил на ювелирную фабрику, где мне подготовили новые образцы ювелирных изделий, которые обещал привезти в фирму "Бурда-Моден". Затем ходил рядом с "Зелёным базаром" в объединение "Памиркварцсамоцвет", где закупил образцы драгоценных и полудрагоценных камней, которые не успел показать зарубежным фирмам, так как подарил их своим двойняшкам, Александру и Александре.
       Теперь нужно было устранить пробел, показать образцы драгоценных и полудрагоценных камней заинтересованным фирмам, которые работают в сфере ювелирных изделий. Может быть, этот ход с ювелирными изделиями пойдёт в моем бизнесе, и открою ювелирный цех? Все вроде шло хорошо, но вот с наличными деньгами для образцов товаров американской фирмы "Ле Монти, Лтд." у меня была проблема. Получилось так, что у меня дома и на работе не было купюр достоинством по сто и пятьдесят рублей, которые можно было бы рассовать во внутренние карманы костюма и спокойно довести до Москвы. Там сразу отдать их Леону Гандельману. Однако, эта проблема оказалась и в государственном банке Таджикистана. Там были купюры достоинством от одного рубля до десяти. Никаких других купюр не было. Мне пришлось, на образцы товаров, взять деньги из государственного банка Таджикистана, на сумму восемьдесят семь тысяч рублей в мелких купюрах, которые с трудом поместились в моем большом кейсе, купленном в Гонконге.
       Мне тут же пришлось оформлять необходимые документы на сопровождение этой суммы из аэропорта Душанбе в аэропорт "Домодедово" в Москве, в качестве ручной клади. Так как в противном случае мои деньги могли арестовать до следующего разбирательства. Что-бы быть окончательно уверенным в провозе этой суммы денег наличными, мне понадобилось уговаривать Юрия Филимоновича, оформить мне документы на провоз этих наличных денег на приобретение необходимых механизмов для министерства строительства Таджикистана. После долгих колебаний, Юрий Филимонович, все же рискнул пойти на эту авантюру. Ведь часть товаров из Москвы вёз и для его министерства.
       - Если сбежишь с такой суммой, то меня сразу с треком уволят. - сказал министр, подписывая документ.
       - Юрий Филимонович! - возразил ему. - Если бы хотел сбежать отсюда, то у меня было много поводов и предложений покинуть свою родину, но этого не сделал. Мая родина, это моя семья, которая для меня дороже всего. Так что тут в залог под эту сумму оставляю вам в Таджикистане самое дорогое, это свою семью.
       Юрий Филимонович успокоился, но сказал, что с меня причитается, самое мало, так это хотя бы хороший импортный коньяк. Иначе в другой раз мне ничего подобного от министерства строительства не подпишет.
       - Взятка будет обеспечена. - шёпотом, шутя, сказал, Юрию Филимоновичу. - Задание выполню со вкусом.
       Юрий Филимонович засмеялся и показал мне кулак под самый нос. Понюхал его кулак, как это делали друзья моего детства в Избербаше. Юрий Филимонович вытаращив глаза от удивления ещё больше стал смеяться от такой моей реакции. Тогда ему коротко рассказал, что так поступали все друзья моего детства, когда нам по самый нос кто-то подносил свой кулак в знак не соглашения с нашим поведением. Во время подготовки к новой командировки позвонил на главпочтамт, сообщил им номер своего абонентного ящика и сказал им, что в рабочее время никак не могу приехать за почтой. Поэтому пусть всю мою корреспонденцию оставят у дежурного почтамта. Когда у меня будет свободное время, то подъеду к дежурному и все заберу. На почтамте согласились, но пожалел об этом сразу, как только увидел два мешка упаковки писем. Пришлось все это брать. Не бросать же на помойку все адресованные "Ле Монти" письма. В последний день перед вылетом упаковал все письма в огромный мешок, который специально взял в агентстве аэрофлота, чтобы в дальнейшем ко мне ночью не придирались во время регистрации билета на самолёт. С Игорем Нисимовичем Полтиеловым договорился, что он меня в субботу отвезёт в наш аэропорт прямо от здания министерства строительства и в следующую субботу будет встречать из Москвы. С Юрием Филимоновичем договорился, что дежурный по министерству строительства впустит меня в мой офис, чтобы не вёз весь груз образцов товаров от американской фирмы "Ле Монти, Лтд." к себе домой.
       - У меня к тебе есть одна просьба. - сказал мне, напоследок, Юрий Филимонович. - Это нужно для престижа нашего министерства. Рядом с тобой в салоне самолёта будет лететь один бизнесмен, которого зовут Рузимов Джалол. Он хочет, чтобы ты его познакомил там с иностранцами. Точнее, с иностранными фирмами.
       - Там иностранцев столько же, сколько здесь русских. - удивленно, ответил. - Пусть он с ними знакомится.
       - Понимаешь, этот человек родственник одного известного человека. - объяснил Юрий Филимонович. - Мы часто пользуемся его услугами. Так вот он впервые обратился ко мне с просьбой, чтобы помог его родственнику освоится в Москве. Дажлол Рузимов ещё никогда там не был. Он может просто заблудиться.
       - Юрий Филимонович! Еду работать, а не экскурсиями заниматься. - возмущённо, сказал ему. - Времени нет!
       - Тебе его никуда не нужно за собой таскать. - настаивал Юрий Филимонович. - Покажи ему какую-нибудь фирму, например, американскую "Ле Монти, Лтд," в которой он может купить себе дефицит. Больше тебе участвовать не нужно. У него есть номер проживания в гостинице "Россия". Деньги имеются. С большими деньгами он сам разберётся в московской обстановке. Ему нужно там купить какие-то иностранные товары.
       - Хорошо! - согласился с ним. - Познакомлю с Леоном Гандельманом. Но как узнаю Разумова в самолёте?
       - Он тебя сам знает. - ответил Юрий Филимонович. - Джалол Рузимов брал вам оба билета на самолёт, чтобы ты случайно не улетел другим самолётом в Москву или там не вышел без него. Так что он тебя найдёт.
       - Ну, прямо детский сад. - засмеялся над приколом. - Можно подумать, что в Москву автобусы ходят. Могу ошибочно сесть ни на тот автобус. По той же причине там могу сойти ни на той остановке автобуса и не в том городе.
       - Да, в общем-то, ты правильно говоришь, - тяжело вздохнув, сказал Юрий Филимонович, - но, что тут поделаешь, такие люди, эти азиаты, как маленькие дети, их нам постоянно учить надо. Особенно в перестройке.
       Ни стал напоминать Юрию Филимоновичу, что он тоже по национальности бурят и относится к этим азиатам, которые, "как маленькие дети, их нам постоянно учить надо". Ну, это так, к слову вспомнил. Ни буду же министра строительства учить. Ему уже дальше некуда учиться. У него взрослые дочки и внуки уже появились. Скоро Юрию Филимоновичу на пенсию идти. Это мне ещё надо учиться и учиться до самой пенсии. Между тем, подошел день вылета в Москву. В этот день всю свою семью отправил в гости к бабушке, своей маме, чтобы семья дала мне отдохнуть перед дальней дорогой. Поэтому ещё до обеда выпил пару баночек пива в виде снотворного и завалился спать. Фактически, мог проспать до поздней ночи, так как Игорь Нисимович Полтиелов сказал, что приедет за мной в десятом часу ночи. Но разве с моей семьёй выспишься на всю катушку?!
       Едва стало темнеть на улице, как они всей оравой явились домой. Когда семья в полном составе, то это похоже на огромный базар. У каждого своего дела. Артур в спальне включил свой приёмник на всю громкость. Эдуард сидит у телевизора и старается звуком телевизора перекрыть звук приёмника, у которого Артур слушает музыку. Людмила и Виктория на кухне спорят о том, как готовить по бабушкиному рецепту какое-то новое блюдо, которое, видимо, придется испытывать мне перед вылетом в Москву. У них, как испытательный полигон, что не приготовят в доме, все сперва испытывают на мне. Если папа съел и выжил, то тогда можно кушать всей семье. До сегодняшнего дня выживаю, пока они меня кормят.
       Однако, время всегда быстротечно. Постепенно дети угомонились и всей семьёй сели к телевизору смотреть свой очередной фильм. Как только время подошло к девяти, так сразу стал собираться в дорогу. Взял с собой два кейса, которые купил за доллары в Гонконге. Большой кейс набит до предела рублями. Кейс поменьше с документами, сменой белья и туалетными принадлежностями. Кроме двух кейсов с собой взял ещё пакет со свежими фруктами для девчат с/п "Расма". В Москве весна только начинает набирать силу, а в Таджикистане уже первый сбор ягод и фруктов. Хочется обрадовать девчат.
       Конечно, для дам лучше цветы, но опасаюсь, что не довезу их в такую прохладную весну в Москве, как об этом сообщают синоптики. Несмотря на такое объявление синоптиков, куртку с собой не беру. Если куртка мне месяц назад только мешала в командировке, то сейчас тем более не нужна. Вот, пожалуй, зонтик мне там пригодится. В это время года в Москве часто бывают проливные дожди. Купить зонтик в Москве, всегда большая проблема.
       Распрощавшись с семьёй, стал спускаться на улицу. Не люблю встречи и проводы, поэтому всей семье сказал остаться на месте и один со своими вещами выбрался во двор своего дома. Любопытные соседи по высовывались из окон. Они словно чувствуют, когда что-то происходит за пределами их окон, как тут же выглядывают на улицу. За все годы нашего проживания в этом доме ни помню того дня, когда на долго задерживался у раскрытого окна. У меня никогда не было на это времени. Даже подробности местности возле своего дома не могу помнить. Потому, что некогда мне их разглядывать за повседневными семейными заботами. Чего ни скажешь о моих соседях.
       Словно у них нет никаких дел дома, как только выглядывать в окно, чтобы быть в курсе всех событий, которые происходят за пределами их окон на улице, как в космосе, в который так часто не выглядываю даже космонавты. Так как космонавты в космосе выполняют научную работу, им некогда бездельничать. Однако, в космосе, наверно, часто смотрел бы в иллюминатор. Как не смотреть на такую красоту, как планета Земля из космоса? Хотя, возможно, что люди так и к красоте привыкают тоже?
       - Александр! Проснись! - слышу, сигнал автомобиля и одновременно голос Игоря Полтиелова.
       - Как хорошо, что вы приехали! - радостно, сказал, Игорю Нисимвичу. - А то меня эти бездельники уже глазами своими съели до костей. Вон, как дом наш сильно наклонился в эту сторону, скоро завалится совсем.
       Громко сказал это в адрес своих соседей и показал на наш дом так убедительно, что соседи тут же в испуге стали захлопывать свои окна. Побежали смотреть на другую сторону дома, чтобы выровнять его устойчивость после своего любопытного созерцания на этой стороне нашего дома. Мы оба с Игорем Нисимовичем разом засмеялись и пошли с моими вещами в его автомобиле, который стоял на дороге возле дома.
       - Твой мешок с почтой уже забрал у дежурного по министерству. - сказал Игорь Нисимович.
       - Вот и хорошо! - радостно, сказал ему. - Нам не нужно будет делать круг, чтобы заезжать туда, в министерство строительства. Поедем в аэропорт Душанбе. Вас там сразу отпускаю. У вас и завтра будет день отдыха.
       Как только мы очутились за пределами нашего города, Игорь Нисимович прибавил скорость и его старенький автомобиль "Москвич", петляя по трассе, не уверенно помчался по трассе. Смотрел на култышки рук водителя и удивлялся, как он ещё ухитряется управлять автомобилем обрубками рук без пальцев. Мне было жалко Игоря Нисимовича, что его эксплуатирую с такими обрубками рук, уж лучше бы взял автомобиль в министерстве строительства или любую другую машину из своего предприятия. Ведь у меня на производстве легковых автомобилей уже больше сорока. Так нет, именно Игоря Нисимовича эксплуатирую, хотя он сам в этом виноват.
       Напросился, когда узнал, что у меня была проблема с персональным легковым автомобилем. После моей последней командировки в Москву. Пускай теперь сам отдувается за своё беспокойство. Когда мы подъехали к зданию регистрации в аэропорту Душанбе, то город накрыли грозовые тучи и с небес хлынул такой проливной дождь, что казалось скоро все заполнится водой. Поэтому попросил Игоря Нисимовича, чтобы он сдал свой автомобиль прямо к дверям здания регистрации билетов на самолёты. Рискуя быть мокрыми, мы оба выбрались из автомобиля и стали перетаскивать в зал регистрации все мои вещи и багаж. Благо, что людей было мало. У меня сразу нашлось место в кресле ожидания, рядом с которым поставил свои вещи. В том числе большой кейс, купленный в Гонконге, набитый до предела рублями.
       - Спасибо! Игорь Нисимович, что меня подвезли. - сказал, на прощанье, своему снабженцу. - Артура от себя никуда не отпускайте во время работы. Если он вам не нужен, то вы передайте его в помощь Черкасову Александру. Когда появится Шевелёв Валера, в чём уже сомневаюсь, но, вдруг, ему взбредёт появиться, то скажите ему, чтобы он подготовил к отчёту все объекты, которые были закреплены за ним. Мне нужно подготовить Шевелёва Валеру к увольнению. Но вы ему этого не говорите, чтобы он не обокрал нас совсем.
       - Хорошо! - согласился Игорь Нисимович. - Так и сделаю. Но если буду в отъезде за материалами в день твоего приезда, то заранее скажу кому-нибудь из парней, чтобы тебя они встретили на другом автомобиле.
       Игорь Нисимович уехал, а остался на своём месте в зале ожидания. Мне нужно было ждать регистрации билета на самолёт ещё несколько часов. Возможно, что и больше намеченного времени, так как за окном поливал такой проливной дождь, что рейсы на вылет самолётов постоянно откладывали. Так могли отложить вылет и рейса моего самолёта. Но мне было уже все равно, когда будет самолёт. Главное, чтобы только к утру быть в Москве. Там позвоню Якову Юдельсону, скажу ему, чтобы он забрал мешок с письмами, которые все были адресованы только их фирме "Ле Монти, Лтд.". Пускай они сами разбираются с письмами.
       После того, как уже не в силах был сидеть и стоять вокруг своих вещей, наконец-то объявили регистрацию билетов на рейс моего самолёта. Тут же подтянул все свои вещи к стойке регистрации и встал в очередь собравшихся пассажиров, которые почему-то успели пройти к стойке регистрации билетов раньше меня, хотя здесь рядом в зале ожидания был намного раньше всех пассажиров на рейс этого самолёта. Теперь это было ни так важно. Ждал этого момента регистрации несколько часов, могу подождать и несколько минут. Через сорок минут мы все будем в самолёте и вылет состоится. Только бы скорей они двигались. Как только сдал свой мешок с письмами в багаж, так сразу от стойки регистрации отправился в накопитель для пассажиров на самолёт. Также, как и у стойки регистрации, прежде чем поставить свои кейсы на просвечивание рентгеном, предъявил документы на деньги, которые находились в большом кейсе. Оба кейса поставили на просвечивание. Посмотрел проверяющей в глаза, которые у неё сильно округлились. Женщина в форме аэрофлота несколько раз посмотрела в мои документы и на дисплей. Тоже посмотрел на дисплей и только тогда понял отчего так была удивлена эта женщина.
       Оказывается, что деньги ни только "не пахнут", но также и не высвечиваются. В дисплее кроме изображения пустого кейса больше ничего не было видно. Можно было подумать, что большой кейс туго набит тяжёлым воздухом, но не пачками денег. Видимо, что эта женщина впервые столкнулась с такой ситуацией, но окончательно разум не потеряла. Она ни стала меня заставлять открывать кейс с деньгами, поверила столь официальным документам за подписью министра строительства республики. Если бы она заставила меня сейчас открыть кейс с такой огромной суммой денег, то уже наверняка не доехал с такой суммой до Леона Гандельмана. Меня прирезали бы если не в самолёте, то за его пределами во время прибытия в аэропорт "Домодедова" ещё задолго до моего продвижения к Москве. Но этот опасный момент миновал. Благополучно прошел дальше в накопитель перед посадкой в самолёт. Осталось мне только подождать остальных пассажиров.
       - Меня зовут, Рузимов Джалол. - назвал себя толстый таджик лет сорока. - Тебя зовут Александр. Это так?
       - Правда?! - обманчиво, удивился, словно ничего не знал о нашей встречи. - Откуда ты про меня знаешь?
       - Меня с тобой, Юрий Филимонович, заочно познакомил. - ответил Джалол Рузимов. - Обещал нас, лично познакомить, но тебя постоянно не было в здании министерства строительства. Говорят, что ты сильно занят.
       - Да! - с глубоким сожалением, вздохнул. - У меня действительно совсем не было свободного времени.
       - Ты меня познакомишь в Москве с какой-нибудь зарубежной фирмой? - спросил меня, Джалол Рузимов.
       - Конечно, обязательно познакомлю. - ответил ему. - Есть одна знакомая американская фирма "Ле Монти".
       - Смотри! Сколько у меня денег. - доверчиво, сказал Джалол Рузимов, расстегнув свой кейс, который был набит сторублёвыми купюрами. - Здесь двести тысяч рублей. На все разные покупки нам с тобой хватит.
       - Мне твои деньги совершенно не нужны. - откровенно, сказал Рузимову. - Но если ты ещё кому-то покажешь свой кейс с такой огромной суммой, то сомневаюсь, что ты доедешь до Москвы. Тебя ещё в аэропорту "Домодедово" бандиты прирежут. Среди пассажиров самолёта, наверно, есть их агент, которые пасут тебя.
       Джалол Рузимов с опаской оглянулся в салоне самолёта, но пассажирам было ни до его кейса с огромной суммой денег. Измученные ожиданием регистрации билетов и вылета самолёта в Москву, пассажиры устраивались на своих местах согласно купленных билетов. Каждый намеревался за четыре часа полёта хорошо выспаться до прибытия в аэропорт "Домодедова" в Москве. Мне спать совершенно не хотелось, так как перед прибытием в аэропорт Душанбе спал почти целые сутки, с небольшим перерывом между сменой суток и отправкой своей семьи в гости к бабушке. Позже спал в кресле с вещами в зале ожидания до регистрации билета. Так что безразлично разглядывал салон самолёта и ждал, когда самолёт взлетит. Джалол Рузимов перепуганный возможным ограблением до прибытия в Москву, попросил меня поменяться местами, чтобы иметь двойное прикрытие, в случае нападения бандитов на него в салоне самолёта. Уступил место Джалолу Рузимову возле иллюминатора. Сам сел в сторону прохода. Джалол Рузимов пристегнул себя ремнём безопасности вместе со своим кейсом. Откинув сидение, он сразу уснул, чувствуя себя в полной безопасности под моим прикрытием. Тем временем самолёт выруливал на взлётную полосу.
       Наконец, когда все пассажиры успокоились, лайнер плавно оторвавшись от земли взял курс на Москву. Решил, что мне тоже стоит четыре часа хотя бы подремать до прибытия в аэропорт "Домодедова", чего зря смотреть в привычные формы интерьера и дизайна самолёта, в котором летал в течении своей сознательной жизни уже многократно раз. Другое дело было лететь в аэробусе до Гонконга и обратно. Тогда мне было просто наслаждение все созерцать впервые ни то, что сейчас. В таком самолёте, как этот ТУ-154, лететь девять часов до Гонконга и обратно было бы не выносимо. Сидения совершенно не удобные для длительного полёта и воздух в салоне совершенно другой. Да и шум в салоне самолёта намного сильнее, чем был в аэробусе.
       Здесь и кормить так не будут, как в аэробусе, где были все условия и ещё превосходное баночное пиво. Где оно теперь? Наверно, тогда в самолёте кроме меня никто другой пиво пить ни стал. Лишь один. Видимо, что все-таки хорошо уснул, так как не слышал объявления к лёгкому завтраку. Только когда стюардесса коснулась меня, то тут же открыл глаза и удивлённой посмотрел на тележку с признаками нашего лёгкого завтрака. Тут же взял свою порцию и положил на столик. Возможно, что голод сильнее страха. Как только запах лёгкого завтрака распространился по салону самолёта, Джалол Рузимов совершенно забыл об опасности окружающей его с деньгами. Он отстегнул ремень безопасности вместе с кейсом, наполненным деньгами и сразу приступил к лёгкому завтраку, уплетая содержание комплексной пищи за обе щеки.
       Мне наоборот совершенно не хотелось кушать то, что подали нам сейчас. После того, что мне уже довелось кушать в течении марта месяца, то этот продукт выглядел каким-то отходом. На пластиковом блюдце лежал небольшой бугорок полусырого риса, который, видимо, пытались варить в аэропорту Хорога, высоко в горах Памира, где рис невозможно варить. Затем этот не доваренный рис доставили в аэропорт Душанбе. Вот теперь рис прикрыли на пластиковом блюдце ножкой не развитого цыплёнка, который скончался ещё при виде ножа и посинел от страха. Рядом с трупиком бывшего цыплёнка лежала полоска чёрного хлеба, который, быть может, почернел от переживания, что его положили рядом с покинувшим нас преждевременно недоношенным цыплёнком. По этой самой причине чёрный хлеб в добавок высох от горя и не подлежал употреблению. Такой набор тут далеко не качественных продуктов был мне не по вкусу и не по желудку.
       - Если не хочешь кушать, то это съем. - сказал мне, Джалол Рузимов. - Голоден, как собака, целые сутки.
       Не дождавшись от меня ответа, Джалол Рузимов, быстро перетащил все содержимое моего лёгкого завтрака на свой стол и тут же начал уничтожать продукт, от запаха и вида которого едва не потерял сознание. Так как трупный запах не доношенных цыплят окружал меня в салоне. Понадобилось терпеть ещё несколько минут издевательства над моим организмом. Прежде чем стюардесса убрала объедки лёгкого ужина хищных стервятником, которые только что поедали трупы не доношенных цыплят. Лишь после этого облегчённо вздохнул, когда трупный запах покинул солон самолёта.
       Видимо, что стюардесса опасалась летального исхода в салоне самолёта после такого лёгкого завтрака, поэтому она вскоре предложила нам прохладительные газированные напитки и сосательные конфеты леденцы. Не спрашивая разрешения у своего попутчика, которому пожертвовал весь свой лёгкий завтрак, выпил подряд две кружки газированной воды, чтобы как-то удержать признак тошноты внутри себя после трупного запаха. Только после этого понял, что буду жить и поделился двумя леденцами с Джалолом Разумовым.
       Все остальные леденцы спешно запхал себе в рот, опасаясь того, что мой попутчик может отобрать у меня леденцы и признак тошноты обратно подступит к моему горлу. Но Джалол Разумов и не помышлял отбирать у меня леденцы. Он наслаждался тем, что его желудок был набит двумя лёгкими завтраками и внутри его желудка разлагались две маленькие ляжки трупиков недоношенных цыплят. Стал опасаться, что запах разложения трупиков внутри моего попутчика начнёт покидать его тело и мне тогда будет плохо. На всякий случай посмотрел в кармашек переднего сидения в надежде отыскать там, на всякий случай, бумажный пакет. Вдруг, мне ещё придется рвать от запаха. Но мои опасения были напрасны.
       Не успели трупики ещё разложиться внутри моего попутчика, как стюардесса сделала потрясающее объявление, которое потрясло всех пассажиров самолёта. Стюардесса сообщила, что из Москвы получено неожиданное радиосообщение - "С сегодняшнего дня, 1-го апреля 1990 года, все старые денежные купюры достоинством в пятьдесят и в сто рублей не действительны к обращению. Подлежат замене в размере одной зарплаты в течении одной недели. Граждане, не сдавшие деньги в установленный срок, утрачивают возможность обмена купюр достоинством в пятьдесят и сто рублей, на новые купюры такого же достоинства". Получалось, что все граждане Советского Союза были заложниками обмена денег на новые купюры. Кто хранил свои деньги в большом количестве или был с ними в пути, то автоматически становился банкротом. Так как никто из правительства государства не предупреждал граждан об обмене старых купюр на новые купюры это, конечно, было трагедией для многих семей Советского Союза.
       - Вот теперь тебе нечего боятся! - воскликнул, глядя на обезумевшее лицо Джалола Разумова. - Ты можешь получить огромное наслаждение, продёргивая в унитазе самолёта свои деньги достоинством в сто и пятьдесят купюр. Затем смотреть в иллюминатор, как твои деньги разлетаются вокруг всего земного шара вместе с дерьмом, которое также как твои деньги, не имеют цены. Теперь ты не нужен со своими деньгами.
       - Боже мой! - стал стонать Джалол Разумов, во всю глотку. - Что теперь буду делать со своими деньгами?
       Всего пару часов назад завидовал этому парню, что он имеет деньги достоинством в пятьдесят и сто купюр. Сейчас мне его стало жалко. Фактически, из богатого в одно мгновение он стал нищим. Теперь прекрасно понял, почему ни в сберегательном банке и ни в государственном банке мне ни дали купюры достоинством в сто и пятьдесят рублей. Как хорошо, что они умеют хранит такую тайну, иначе бы и сейчас присоединился к бесконечной шеренге банкротов, которые любили хранить такие купюры у себя дома в различных тайниках и просто в карманах. К этой категории людей перестал относиться после открытия счета в банке.
       До самой посадки самолёта в аэропорту "Домодедово" салон нашего самолёта сотрясали стоны и рёв обанкротившихся пассажиров. Многие таджики любили хранить свои деньги дома в размалёванных анилиновой краской по алюминию национальных сундуках. Каждый таджик считал, что чем больше в сундуке дорогих шёлковых тканей, золотых и серебряных украшений, сто и пятидесяти рублёвых купюр, тем богаче эта семья. Таджики считали, что вполне прилично показывать уважаемым гостям своё богатство, которое находится в этих национальных сундуках. На свадьбу, в день рождение и на различные юбилеи дарили всегда дорогие подарки, которые хранились в этом сундуке. Даже самая бедная многодетная семья имела такой национальный сундук, который молодожёнам обязательно дарят в день свадьбы, так вот, в этом сундуке всегда был неприкосновенный запас пускай даже самого малого богатства, нажитое семьёй с первого дня образования этой семьи. Почти, как во всех странах мира, нет неприкосновенного запаса богатства в государстве, значит и нет самого государства. Представляю! Сколько стало семей-банкротов среди таджиков, кто хранил свои купюры достоинством в сто и пятьдесят рублей. Наверно многие сошли с ума и покончили с собой. Ведь другого выхода у полных банкротов нет. Сейчас уже никто не поможет вылезть им из бедности.
       - Ты можешь мне как-то помочь с обменом денег в Москве? - со слезами на глазах, спросил меня, Джалол Разумов. - Согласен с тобой на любые проценты, лишь спаси меня от банкротства. Иначе, погиб.
       - Никакие мне от тебя проценты не нужны. - сурово, ответил. - Фактически, в Москве, на таких же условиях, как и ты. Тоже гость. Но у меня есть кой какие зацепки. Сто процентов тебе помочь не обещаю, но постараюсь, как смогу. Мы с тобой договоримся так. Сейчас ты поедешь автобусом в Москву, устраиваться жить в гостиницу "Россия", там сразу постарайся рассчитаться сотнями и пяти десятками. Скажи в администрации гостиницы "Россия", что у тебя нет других денег. Они обязаны у тебя брать эти деньги, так как ты в полёте узнал об обмене. Может быть, ты там ещё где-то обменяешь эти купюры. Присмотрись к обмену. Когда устроишься в гостиницу "Россия", то подъезжай к центральному входу на ВДНХ к десяти часам дня. Там тебя буду ждать. Смотри не опаздывай. У меня по делам расписана каждая минута пребывания в Москве.
       - Все то, что ты сказал не понял. - ответил, окончательно растерявшийся Джалол Разумов. - Никогда не был дальше Таджикистана. Поэтому для меня все тёмный лес. Ты мне покажи где гостиница "Россия" и центральный вход на ВДНХ. Все равно сейчас раннее утро, никто ещё не работает в Москве в такую рань. Тем более в воскресный день. Тебе оплачу все расходы, лишь ты не оставляй меня одного в городе.
       - Ну, ты заладил со своими процентами и оплатой! - разозлился на него. - Скоро ты этими деньгами будешь свой тандыр дома в кибитке растапливать и печь лепёшки. Тебе сколько раз говорю, что не продаюсь. У меня тоже есть деньги, которые заработал. Чужих денег мне не нужно. Если ты ещё раз заикнёшься, что хочешь оплатить мою помощь своими деньгами, то там же тебя брошу, где услышу эти пакостные слова. Понял? Сейчас мы с тобой сделаем так. Ты поможешь мне дотащить мой мешок на автобус, на котором мы доедем до Аэропорта в центре города. Дальше доберёмся любым транспортом до центрального входа на ВДНХ. Оттуда тебе объясню, как добраться до гостиницы "Россия". Другого варианта у меня нет. Хочешь отказывайся или соглашайся. Дело твоё. Приехал сюда на работу и у меня нет свободного времени на экскурсии.
       - Конечно, согласен. - забеспокоился Рузимов Джалол. - Какие варианты? Надо мои деньги и меня спасать.
       Когда самолёт окончательно остановился после приземления, то мы поспешили выйти одни из первых и тут же побежали в сторону багажного отделения, где уже по конвейеру шёл поток вещей, прибывших с нашего самолёта. Мой почтовый мешок со знаками аэрофлота резко выделялся среди всего остального багажа с нашего самолёта.
       Как только мешок поравнялся рядом со мной, тут же выхватил его из потока вещей, и мы вместе с Джалолом Рузимовым потащили его в сторону выхода к стоянке автобуса экспресс до городского Аэропорта. Но мы оказались далеко не в шеренге среди первых пассажиров, желающих уехать этим автобусом в Москву. Нам пришлось тут длительное время стоять в бесконечной шеренге отъезжающих.
       - Граждане! - обратилась билетёрша автобуса. - У кого имеются только пятидесяти и сто рублёвые купюры старого образца, на размен этих купюр у меня денег нет. Кто может сдать их под расчёт, может пройти в салон автобуса экспресс в переднюю дверь. Желающие уехать обычным способом, заходите в заднюю дверь. Автобус экспресс отправится в Аэропорт по расписанию. Граждане! Соблюдайте всюду порядок и уважение.
       В переднюю дверь из огромной толпы вышло всего восемь человек. Мы присоединились к ним. Остальные пассажиры стали входить в заднюю дверь. Когда мы подошли к автобусу, то тут сказал Рузимову Джалолу, чтобы он дал купюру в пятьдесят рублей за двоих. Так будет незначительная потеря для него. Чем рассчитываться сторублёвой купюрой. Эта билетёрша и так тут не останется в накладе. За неделю таких поездок она сделает себе целое состояние. Ведь только мы заплатили двойную цены за проезд в автобусе экспресс, а те пассажиры, которые заплатили каждый за себя целыми купюрами достоинством в пятьдесят и в сто рублей, провели оплату в несколько раз. Таким образом билетёрша имела за один проезд свою одну зарплату.
       Мешок с письмами мы оставили в багажном ящике с боку в автобусе экспресс. Сами сели на передние места с правой стороны. Рузимов Джалол сел к окну, как в салоне самолёта к иллюминатору. Когда автобус экспресс отправился в Москву в назначенное по расписанию время, Рузимов Джалол тут сразу превратился в пятилетнего ребёнка, как моя дочь Виктория. Всю дорогу он крутил головой во все стороны и расспрашивал все, что только могло встретиться ему на пути автобуса. Даже обыкновенный лось, мирно объедающий листву молодых деревьев у обочины дороги, показался ему странным существом, которого Рузимов никогда не видел и даже не представлял, что подобный зверь мог существовать и вот так спокойно питаться листьями в близи трассы, по которой в этот момент мчится с рёвом различный транспорт во все стороны.
       - Нам придется ловить такси. - сказал, Рузимову Джалолу, когда мы приехали в Аэропорт. - С таким грузом нас через турникет в метро не пустят. Да и ты без сопровождения не сможешь ехать по эскалатору. Какой другой транспорт идёт отсюда до ВДНХ, не знаю. Так что договаривайся за купюру в пятьдесят рублей. Этой сумму хватит нам с тобой добраться до ВДНХ и ещё тебе оттуда до гостиницы "Россия". Сейчас желающих поехать на такси мало, так что голосуй. Может быть нам повезёт, и мы быстро уедем на такси.
       - Такси! Такси! Такси! - закричал Рузимов Джалол во всю глотку и только с четвертой попытки поймал такси.
       - Нам нужно без экскурсий. - взял на себя инициативу знатока Москвы. - По улице Сущевский Вал через проспект Мира к служебным воротам у центрального входа на ВДНХ. Дальше моего друга отвезёшь к гостинице "Россия". За это мы даём тебе полста рублей. Думаю, что тебе этого вполне хватит за такой проезд...
       Таксист открыл багажник автомобиля, как знак согласия на перевозку в назначенную сумму. Таксист тут же на площади возле Аэропорта выехал на Ленинградский проспект в сторону улицы Сущевский Вал и уже через десять минут мы били у служебных ворот рядом ближе к павильону "Москва". Мы вышли из автомобиля такси, и попросил Рузимова Джалола оттащить мой мешок с письмами поближе к служебному входу, рядом с контрольным пунктом у ворот ВДНХ. Дальше мог вызвать сюда представителей американской фирмы.
       - Ты ему больше купюры в пятьдесят рублей ничего не давай. - тихо сказал, Рузимову Джалолу, чтобы не слышал таксист. - Если он будет против, то пусть тебя привезёт сюда, сам разберусь с ним. Как только устроишься в гостинице "Россия", то ровно в десять часов чтобы был у этих ворот. Обязательно успей. Пока.
       Рузимой Джалол уехал на такси, а остался один у служебных ворот ВДНХ, возле которых часы показывали всего лишь шесть часов утра. Это мне предстояло торчать здесь ни меньше двух часов. Если ещё вообще кто-нибудь приедет сюда из американской фирмы "Ле Монти, Лтд.". Ведь на ВДНХ есть несколько служебных ворот и они спокойно могут въехать в любые другие ворота и по территории ВДНХ проехать к павильону "Москва". Подожду здесь до восьми часов. Если никто из "Ле Монти, Лтд." не появится, то брошу здесь этот мешок с письмами под присмотром охраны, а сам пойду к павильону "Москва". Пускай сам Леон Гандельман или его вице-президенты приезжают за своими письмами, ведь все это адресовано им, пускай они сами таскают весь этот груз в мешке. С ними контракт на этот бизнес не подписывал и денег не будет.
       Уселся поудобнее на мешок с письмами, а свои два кейса и пакет с фруктами для девчат с/п "Расма" положил возле своих ног. Мне вообще повезло сегодня, что в Москве нет дождя. Можно представить, что сейчас было бы со мной и с мешком писем под дождём. Но все равно в Москве сильно прохладно по сравнению с Душанбе. У нас в Таджикистане сейчас можно в одной рубашке ходить, а здесь в Москве, даже в костюме холодно. Хорошо, что один свитер прихватил с собой. Если будет сильно холодно, то под костюм одену свитер, это намного удобнее чем куртка. Свитер можно и в кейсе держать, а куртку в кейс ни спрячешь. Тогда пришлось бы куртку таскать с собой. Думаю, что холоднее в Москве в эти дни уже не будет.
       Прошло больше двух часов, как сижу у служебных ворот ВДНХ. За это время на территорию ВДНХ не проехала ни одна машина. Может быть, сегодня вообще никто не работает? Вот дурак! Привёрся сюда в не рабочее время за тысячи километров. Ещё придется до десяти часов утра ждать Рузимова Джалола, тоже навязался на мою голову. Когда сам в гостиницу буду устраиваться? Придется мне с этим мешком тащиться до трамвая и дальше на улицу Лесная, к гостинице. Может быть, этот мешок оставить здесь на контрольном пункте у охраны? На мешке написано "Ле Монти, Лтд.", пускай хозяину адреса отдают этот мешок с письмами. Мне этот мешок с письмами совсем не нужен. Мог мешок с письмами вообще не привозить сюда.
       - Ты чего это здесь сидишь? - неожиданно, услышал, голос Леона Гандельмана из подъехавшей машины.
       - Вашу почту привёз из Таджикистана. - рассеянно, ответил, видимо задремал. - Принимайте все письма.
       Леон Гандельман открыл багажник автомобиля "Линкольн", и мы с ним забросили туда мешок с письмами. Рядом с мешком положил оба свои кейса и пакет с фруктами. Мы тут же сели обратно в автомобиль "Линкольн". В этот момент охранник посмотрел на пропуск, приклеенный изнутри автомобиля на лобовое стекло. Ворота медленно отодвинулись в сторону, и мы проехали на территорию ВДНХ. Леон Гандельман повернул автомобиль в правую сторону до павильона "Москва". Там повернул вокруг павильона к главному входу.
       - В воскресенье никто не работает, а вы работаете? - удивленно, спросил, Леона Гандельмана. - Почему?
       - Так у еврея все наоборот. - смеясь, ответил Леон Гандельман. - У нас в пятницу короткий день. В субботу выходной день, а в воскресенье рабочий день, точно также как у вас понедельник является рабочим днем.
       - У меня жена еврейка, но о таком порядке недели только сейчас узнал от тебя. - откровенно, признался.
       - Почему тогда вы семьёй в Израиль не уезжаете? - спросил Леон Гандельман. - Раз у тебя жена еврейка.
       - Так у нас же с женой смешанный брак. - удивленно, ответил. - Нас разве в Израиль возьму?
       - Достаточно даже чтобы бабушка у кого-то из вас была еврейка. - ответил Леон Гандельман. - При такой родственной расстановке имеете право на репатриацию в Израиль. Так что оформляй документы.
       - Надо подумать и посоветоваться с семьёй. - уклончиво, сказал, так как мне ехать жить в Израиль совсем не хотелось, ведь мы прекрасно жили в Таджикистане. - Если семья согласится, то тогда поедем.
       Автомобиль "Линкольн" остановился возле служебного входа в павильон "Москва". В это время следом за нами подъехали на других иномарках автомобилей остальные сотрудники американской фирмы "Ле Монти, Лтд.". Леон Гандельман сказал своим сотрудникам, чтобы они подняли мешок с почтой в офис. Мы с ним вдвоём пошли пешком по лестнице. В павильоне "Москва" никого кроме охраны не было.
       Столовую, которую создавали для первого всесоюзного симпозиума бизнесменов, уже ликвидировали и там находится какой-то офис новой зарубежной фирмы, которая сегодня не работает. Возможно, что хозяева этой фирмы ни евреи и в воскресный день отдыхают, также как другие верующие - протестанты, католики, христиане, мусульмане и остальные верующие, которые не соблюдают субботу и в воскресный день тоже всегда отдыхают.
       - Александр! Ты пока выпей кофе или пиво. - предложил мне, Леон Гандельман. - Сейчас проведу маленькую планёрку со своими замами. Позже займусь письмами и переговорами с тобой о совместной работе.
       Как только Гандельман закрыл за собой стеклянную дверь кабинета, тут же пошёл туда, где все ещё стоял "гусак" с бочкой пива и рядом с "гусаком" на бочке пива стояла хрустальная пивная кружка. Наполнил кружку янтарным на цвет пивом и стал разглядывать интерьер офиса. Только сейчас обратил внимание на то, что нет в офисе коврового синтетического покрытия. Видимо не только меня било током, вот поэтому сняли это покрытие, которое достало всех. Теперь на этом месте покрытие из шпона квадратными плитами в виде паркетного пола. За время моего отсутствия перестроили подиум показа моделей.
       Когда уже заканчивал пить вторую кружку пива, то посмотрел на свои часы, которые показывали девять часов. Надо было спешить с переговорами и сказать Леону Гандельману насчет Джалола Рузимова, ведь он скоро приедет туда к воротам и будет меня там ждать. Скорей бы заканчивались эти разговоры Леона Гандельмана со своими служащими. Что зря молоть им языком и так все для них понятно? Главная цель продать побольше и по дороже свой товар. Все тут дела в этом бизнесе, который стоит на торговле товаров.
       - Александр! Пожалуйста, зайди ко мне в кабинет. - вскоре, услышал, голос Леона Гандельмана из кабины.
       Допил пиво, которое ещё было в кружке, ни оставлять же добро. Затем помыл хрустальную кружку под краном с водой, который был рядом с бочкой. Подождал, когда все выйдут из кабинета Леона Гандельмана. Только после этого прошел в кабинет, в котором Леон Гандельман разговаривал по телефону на английском языке.
       Видимо, это он разговаривал со служащими своего офиса, который находится в Нью-Йорке, в Соединённых Штатах Америке. Гражданином, которого в настоящее время является Леон Гандельман, после иммиграции из Советского Союза. Вот почему он сам, еврей по национальности, не поехал жить в Израиль, а отправился в США? Получается, что в Израиле ни так хорошо, как пытался объяснить мне Леон Гандельман, раз он сам не улетел из Советского Союза жить в Израиль. Собственно, мне тоже не надо никуда.
       - Что тут в этих письмах пишут? - спросил меня, Леон Гандельман, когда прекратил телефонный разговор.
       - Чужих писем никогда не читаю. - ответил Леону. - Все эти письма адресованы вам. Вот вы их читайте сейчас.
       Леон Гандельман вспорол мешок китайским перочинным ножиком и достал первое письмо, которое тут же вскрыл и стал его читать. Вскоре вскрыл второе письмо, а за ним третье. Когда Леон Гандельман прочитал с десяток писем, посмотрел на часы, стрелка которых неумолимо приближалась к десяти часам. Нужно было уже отправляться к воротам, чтобы там встретить Рузимова Джалола. Скорей бы Леон Гандельман прекратил читать эти письма. Такую кучу писем и за целую неделю не прочитаешь. Вот пускай он тут их читает в свободное от работы время. Сейчас мне тут не до его писем. У меня без писем сегодня много работы есть.
       - Так это они тебя просто вычисляют, чтобы хорошо грабить. - удивленно, воскликнул Леон Гандельман. - Во всех письмах только намёк на встречу и описание их богатства в долларах, которых, возможно, у них нет.
       - Это они ни меня, а вас вычисляют. - напомнил ему. - Все письма адресованы на вашу фирму. Что же касается долларов, то думаю, что они даже не знают какого цвета американские доллары. Лапшу вешают и все.
       - Ну, ладно, бог с ними с этими письмами. - вздохнув, сказал Леон Гандельман. - Они мне тоже не адресованы. Кто мечтал продавать подержанные японские автомобили в Средней Азии, тому и передам всю эту кучу писем. Тебе тоже не советую заниматься этой торговлей подержанных автомобиле. Давай мы лучше займёмся твоим вопросом. Ты мне тут в прошлый раз обещал свои наличные деньги на образцы моего товара.
       - Вот они! - сказал ему, показывая на большой кейс с деньгами, который тут же расстегнул. - Здесь восемьдесят семь тысяч рублей. Думаю, что хватит на весе ваши образцы мелкого товара по одной штуке. Считайте.
       - Ты, что, все эти деньги тащил наличными из Таджикистана? - удивленно, спросил Леон Гандельман. - Ведь тебя за просто могли убить с такими деньгами в Таджикистане и в Москве! Ты, что совсем спятил?
       - Но вы же сами сказали, что принимаете доллары или рубли по курсу к доллару на сегодняшний день. - удивленно, сказал Леону. - Вот поэтому привёз наличные рубли по курсу вашего доллара на сегодняшний день.
       - Имел ввиду наличный чек на эту сумму на этот день. - объяснил мне, Леон Гандельман. - Но никак ни наличные деньги. Во всем цивилизованном мире никто давно наличными не рассчитывается. Всюду есть кредитные карточки и банковские чеки, которыми расплачиваются за любой товар. Ты разве этого не знал?
       - Значит мы живём не в цивилизованном мире. - уточнил сам. - У нас нет ни кредитных карточек, ни банковских чеков, которыми в вашем цивилизованном мире рассчитываются за ваш товар. Мы там далеки от прогресса.
       - Ладно! - спокойно, сказал Леон Гандельман. - Сейчас позвоню в банк, пускай пришлют инкассатора. Посажу его возле тебя, и ты ему будешь сдавать все эти деньги по курсу рубля к доллару. Так что готовься сам.
       - Обождите звонить. - остановил, Леона Гандельмана, который уже поднял трубку телефона. - Это ещё ни все. Возле служебных ворот ВДНХ, где вы меня взяли, вас ждёт ещё один сюрприз с наличными деньгами.
       - Там, что, там бронированная инкассаторская машина с деньгами из Таджикистана? - испуганно, спросил меня, Леон Гандельман. - Какой сюрприз ты мог ещё мне приготовить со своим приездом из Азии?
       - У ворот вас ждёт ещё один бизнесмен из Таджикистана. - ответил ему. - Вот, сейчас он приехал.
       - Что же ты раньше мне ничего о нем не сказал? - удивленно, спросил Леон Гандельман. - Это не хорошо!
       - Но не мог прервать ваши переговоры с сотрудниками. - оправдался перед ним. - После занялись своей работой.
       - Забери свой кейс с собой, чтобы в твоё отсутствие ничего не пропало. - сказал мне, Леон Гандельман. - Мне некогда охранять твои деньги. Сейчас поедешь с Яковом Юдельсоном к воротам и заберёшь там своего бизнесмена из Таджикистана. Но побыстрее, у меня много дел сегодня. Встреча с другими бизнесменами.
       Мы тут же с Яковом Юдельсоном спустились вниз к автомобилю "Линкольн" и уже через пять минут были возле служебных ворот. Яков Юдельсон сказал охраннику на воротах, что мы оба сейчас вернёмся обратно, чтобы он не закрывал ворота, так как уже от ворот увидел ожидающего нас Рузимова Джалола и показал Якову Юдельсону на него. Поэтому автомобиль лишь сделал разворот вокруг Рузимова Джалола, который лишь от вида шикарной машины тут потерял разум. Выпучил свои глаза и от удивления широко открыл рот.
       - Ты, что, так и будешь стоять, как истукан? - спросил, Рузимова Джалола. - Садись быстрее в автомобиль.
       Рузимов Джалол открыл заднюю дверь автомобиля "Линкольн" и осторожно сел на заднее сидение, как в кадрах замедленного кино, тихо закрыл дверцу и окончательно обезумел, когда автомобиль совсем бесшумно поехал в сторону павильона "Москва" и вскоре остановился на площадке автомобилей. Быстро потащил обезумевшего Рузимова Джалола к служебному входу, чтобы остаться наедине с ним и там поговорить.
       - Свой рот в фирме не разевай. - шепнул, ему. - Пока сам все не утрясу насчет твоих денег. Ты понял?
       Рузимов Джалол кивнул головой и только после этого закрыл рот, который у него не закрывался от удивления ещё от служебных ворот ВДНХ. Теперь ему стоило вообще не открывать рот, чтобы не испортить задуманное мной соглашении с Леоном Гандельманом насчет наших денег, которые надо было нам сплавить.
       - Здесь двести тысяч рублей. - сказал, Леону Гандельману, как только открыл кейс с деньгами. - Это на образцы товара согласно нашего договора. Пока инкассатор будет ехать сюда, мы задним числом заключим договор на нашу сделку. Все будет okay! Так у вас в Америке говорят бизнесмены? Товар получим позже.
       - Так-то. - задумчиво, ответил Леон Гандельман. - Но ты же меня толкаешь на авантюру с этой сделкой.
       - Здесь нет никакой авантюры. - напомнил ему. - Все деньги не фальшивые. Получены из государственного банка Таджикистана. Если бы ни авантюра со стороны правительства Советского Союза по обмену старых купюр на новые, то у нас получилась бы сделка на сто процентов. Почему же мы не можем сделать ход конём, в пользу нашего бизнеса, против авантюристов в правительстве. В любом случае здесь у нас нет никакого криминала. Печать у вас имеется и у меня тоже. Фирменные бланки у вас есть. Мое присутствие на Первом всесоюзном симпозиуме бизнесменов в Москве зафиксировано в документе на ВДНХ. Так что полный в перед. Все у нас будет законно. В этом бизнесе выигрывают обе стороны. Ваш товар. Наши деньги.
       - Хорошо! Ты меня убедил. - согласился Леон Гандельман. - Только мы в начале с тобой заключим договор, чтобы инкассатор ни застал нас во время подписания этого договора задним числом. Затем буду звонить в банк и приглашать инкассатора забирать выручку сегодняшнего дня. Думаю, что эта сделка у нас состоится.
       Пока Леон Гандельман составлял задним числом договор на нашу сделку и звонил в банк инкассатору, мы с Рузимовым Джалолом сидели в зале офиса и ждали результата. Рузимов Джалол немного освоился. Согласился на предложенное ему секретаршей чашечку кофе, сидел за столиком разглядывая офис американской фирмы "Ле Монти, Лтд." и потихоньку пил чёрный кофе. Не захотел в своём желудке мешать чёрное кофе и австрийское пиво. Поэтому отказался от предложенного мне чёрного кофе и пошёл продолжить пить пиво, которое мне нравилось больше всех других напитков. Тем более, что пиво мне нужно было для вен. Когда у меня после службы в армии образовался тромбофлебит, то лишь пиво меня избавило от операции против закупорки вены. Доктор посоветовал мне прикладывать пивные дрожжи к закупоренным венам и пить постоянно густое пиво, покамест полностью не рассосутся все мои закупоренные вены. Вот с того времени пристрастился к пиву, которое не считаю спиртным, а тонизирующим напитком, вполне полезным для моего здоровья. Поэтому пью пиво в любое удобное для меня время. От крепкого пива меня лишь тянет ко сну.
       - Нет! Нет! - сразу стал отказываться инкассатор, от старых пятидесяти и сто рублёвых купюр. - Эти деньги не действительны. Не имею право принять их у вас. Банк эти деньги не примет. Надо было раньше менять.
       - Когда мы заключали договор с бизнесменом вашей страны, - настаивал Леон Гандельман, - то обе стороны не знали об обмене ваших денег. Никто из нас не виноват, что у вас не цивилизованное банковское дело. Вашим бизнесменам приходится рассчитываться за наш товар ни кредитными карточками и банковскими чеками, а возить наличные суммы в чемоданах, кейсах и просто в мешках.
       Поэтому настаиваю, чтобы ваш банк принял эти деньги, как они есть, или как зарплату моих сотрудников, ваших граждан, что позволяют так проделать банковские указания в течении этой недели. Если ваш банк не примет деньги на выгодных вам условиях, то вынужден буду расторгнуть договор с вашим банком и найти себе более сговорчивый банк, который заинтересован в валютных клиентах своего банка.
       Прямо сейчас же сообщи о моем решении банку. Инкассатор долго и настойчиво объяснял управляющему своего банка о проблеме с деньгами в американской фирме "Ле Монти, Лтд.". Управляющий коммерческого банка, в котором находился валютный счёт американской фирмы "Ле Монти, Лтд.", в свою очередь звонил в государственный банк Советского Союза и им объяснял в подробной форме сложившуюся ситуацию.
       С государственного банка Советского Союза звонили ещё куда-то, возможно, что в министерство финансов Советского Союза. Круг, казалось бы, бесконечных звонков, наконец-то замкнулся на том, что положение о замене старых пятидесяти и сто рублёвых купюр тут не противоречит возможному вкладу денег, привезённых наличными из Таджикистана, так как бизнесмены не могли за время своего полёта знать о предстоящей обмене денег старых купюр на новые. В день получения этих денег из государственного банка Таджикистана. Сам банк не знал о предстоящей замене старых купюр на более новые. Отсюда есть вывод, приём этих денег действителен и запрету не подлежит.
       Так у нас закончилась проблема с оборотом старых купюр на более новые купюры. Однако, этим проблема не закончилась. Так как договор был записан на меня, то мне предстояло присутствовать при пересчёте всей суммы в размере двести восемьдесят тысяч рублей. Семь тысяч рублей мелкими купюрами мы оставили себе на мелкие расходы. Все остальные деньги, включая те, которые были у нас в кармане в виде старых пятидесяти и сто рублёвых купюр, мы отдали инкассатору, который был уже ни против принять от нас хоть миллион денег в любых купюрах, чтобы только для своего коммерческого банка сохранить такого выгодного валютного клиента. Каким для них являлся Леон Гандельман вместе со своей американской фирмой "Ле Монти, Лтд.". Конечно, мне и особенно Рузимову Джалолу, это было равносильно крупной победе в бизнесе.
       - Раз у нас сделка состоялась, - сказал, Леону Гандельману, когда инкассатор покинул нас вместе с нашими деньгами, - то не могли бы вы, естественно, что за наш счёт, отправить наш груз самолётом в Таджикистан. На восемьдесят семь тысяч рублей, по курсу доллара, на мой адрес и на остальные деньги в адрес Рузимова Джалола. За минусом вычета на транспортные расходы с отправкой нашего груза в адрес.
       - Конечно можно. - согласился Леон Гандельман. - Для этого у нас есть специальная транспортная служба.
      
      11. Тяжёлые подарки.
       Во второй половине дня, после того, как были закончены все формальности по нашей сделки. Нам оформили отправку купленного товара по адресам.
       Затем Леон Гандельман предложил нам развести нас по указанным нами адресам места проживания. Наотрез отказался, сказал, что у меня есть ещё много вопросов на ВДНХ.
       Рузимов Джалол, как попугай, повторил все за мной. Леон Гандельман дал нам по одному презенту в виде карманных калькуляторов в знак нашей совместной сделки.
       После чего мы распрощались с каждым присутствующим за руку и вышли из офиса американской фирмы "Ле Монти. Лтд.", по своим делам.
       - Можешь гнать и бросать меня. - решительно, заявил Рузимов Джалол, когда мы вышли из павильона "Москва". - Но теперь спать не смогу, если не отблагодарю тебя за такую огромную помощь. Из гостиницы "Россия" звонил домой и узнал, что из-за банкротства утром в Таджикистане несколько человек умерли от разрыва сердца, некоторые покончили жизнь самоубийством. Были случай попадания в сумасшедший дом. Ты меня спас от смерти, позора, разорения и от психушки. Хочу тебе купить какой-нибудь ценный подарок, чтобы лишь моя душа и совесть успокоились. Заказывай себе любой подарок. Тебе его обязан тут купить.
       - Вот рассуди сам. - стал, пытаться, отделаться от назойливого подарка. - Нет ничего такого, чего у меня нет. Ты сам только что присутствовал при сделки различных товаров в мой адрес. Больше одной вещи мне дама ничего не надо, так как у меня маленькая квартира и все лишнее мешает. Единственное, что ты можешь сделать от моего имени, так это купить Юрию Филимоновичу хороший коньяк, когда вернёшься к нам домой в Таджикистан. Больше меня ничего не интересует. Так как остальное у меня дома есть.
       - В министерство строительства попаду ни скоро. - настаивал Рузимов Джалол. - Да и коньяк Юрию Филимоновичу уже обещал, так что это в любом случае будет от меня, а ни от тебя. Поэтому пойдём со мной в любой гастроном, там куплю тебе самый лучший коньяк и дари его кому вздумается. Главное, что не буду себя считать твоим должником. Показывай мне ближайший гастроном, где имеется импортный коньяк.
       - Сейчас на ВДНХ почти все магазины закрыты. - сказал, Рузимову Джалолу. - Давай мы поедем в центр города и там найдём открытый гастроном. Только сомневаюсь, что найдём что-то хорошее из коньяков.
       Все мои предположения не оправдались. Едва мы вышли из ВДНХ, как вблизи гостиницы "Космос" сразу наткнулись на продовольственный магазин, который был открыт. В нем были различные вина и коньяки. Рузимов Джалол сразу стал в очередь. Отошёл в сторону и стал ожидать. Когда он наконец-то купит коньяк, чтобы мог от него отвязаться и поехать устраиваться в гостиницу на улицу Лесная. Где меня уже знают и примут в любое удобное время. Надо хорошо отдохнуть от этого сумасшедшего дня с обменом новых денег.
       - Мне самый лучший иностранный коньяк. - услышал, от прилавка, голос Рузимова Джалола. - Отечественные коньяки не имеем. - ответила продавщица. - Все коньяки у нас хорошие. Выбирайте коньяки сами.
       - Тогда мне все коньяки давайте, чтобы не выбирать. - сказал Рузимов Джалол. - Только по одной бутылке.
       Чуть в обморок не упал от мысли, что мне придется таскать за собой все эти бутылки. Пока продавщица ползала по всем витринам и стендам за бутылками коньяка, не меньше меня обезумевшая от такого заказа, в это время Рузимов Джалол выхватил у меня из рук большой кейс, в котором ничего не было и вместе с моим и своим кейсами вернулся к прилавку. В это время продавщица, запутавшись в паутину, выросшую ещё во время советской власти и с грязным лицом от многолетнего слоя пыли, выстроила в два ряда бутылки на всём прилавке. Не определив цену товара, Рузимов Джалол стал складывать бутылки в мой и в свой пустые кейсы.
       Когда оба кейса были заполнены бутылками с коньяком, то Рузимов Джалол услышал что-то непонятное насчет стоимости товара, который он сейчас взял в этом магазине. Рузимов Джалол ни стал себя утруждать насчет точной стоимости бутылок коньяка, он тут же стал класть на прилавок деньги перед отупевшей окончательно продавщицей, пока та сообразила, что её сейчас же могут побить или ограбить за такую огромную сумму, которую только что выложил покупатель за неопределённое количество бутылок коньяка.
       - Наверно уже хватит? - неуверенно и растерянно, выдавила из себя продавщица. - Спасибо вам за покупку!
       Рузимов Джалол с огромным трудом двумя руками снял с прилавка мой большой кейс и поставил его к моим ногам. Затем взял свой кейс и тут же вышел из магазина. Едва оторвал свой кейс от пола, словно кейс был заполнен ни бутылками с коньяком, а русскими кирпичами, которые китайцы возят к себе за границу и позже перед камерой телевидения ломают их руками. Кейс с бутылками коньяка весил около ста килограмм. Когда вышел на улицу, то Рузимова Джалола нигде не было. Видимо, это он испугался, что его заставлю таскать мой большой кейс, наполненный бутылками коньяка и поэтому удрал на такси к себе в гостиницу "Россия". Теперь мне одному предстояло тащить эту тяжесть на улицу Лесная, до гостиницы. Тут вспомнил, что рядом ходит трамвай пятый номер прямо до гостиницы на улицу Лесная, дом-43.
       Чуть ли не волоком дотащил свой груз до трамвая и сел в почти пустой вагон. Трамвай передёрнулся весь от лишней тяжести в выходной для москвичей день и усиленно раскачиваясь медленно пополз в сторону Белорусского вокзала до улицы Лесная-43. Уселся на ближайшее от входа в трамвай свободное место и стал дремать. Издалека от дома-43, по улице Лесная, от остановки трамвая, почувствовал что-то неладное. Вблизи дома с гостиницей не было старых развалин хрущёвской коммуналки, на которой пьяные мужики, вместе с бездомными кошками и собаками, соревновались в своём пении. На этом участке не было вообще никого.
       Словно вместе с исчезнувшими развалинами коммуналки исчезла всякая связь жизни на земле с этим заброшенным местом. Даже остановился в размышлении. Думать было нечего, надо тащить проклятый груз с импортным коньяком, который мне навязал Рузимов Джалол. Зачем только согласился на подарок? Мои опасения оправдались, когда увидел на дверях гостиницы надпись: "Гостиница на ремонте" и рядом у дверей первого этажа то, что когда-то называлось этой гостиницей без названия. Огромная куча строительного мусора.
       Упаковка от заграничных продуктов. Старые разодранные кровати с металлическими сетками, на которых ещё дедушки и бабушки делали себе тут новое поколение настоящих московских жителей. Меня сразу охватила тоска и захотелось напиться. Но рядом было опасное место, где могли меня пьяным ограбить, избить, убить или в крайнем случае отправить в медицинский вытрезвитель. Ничего этого мне не хотелось. Надо было что-то предпринимать. Куда-то устраиваться в гостиницу. Может быть, даже позвонить Игорю Гранову. Ведь стал их партнёром, точнее, коммерческим агентом. Кроме того, приехал к ним в командировку. Вот пускай помогают меня устроить в какую-нибудь гостиницу на время командировки. Теперь мне ещё надо найти телефон. Где сейчас в конце выходного дня найдёшь телефон в старом административном квартале Москвы? Здесь даже кошек и собак нигде не встретишь, ни то, чтобы ещё телефон.
       Вдруг, вспомнил, что проезжал старый трамвайный парк. Там обязательно должен быть телефон. Правда, это далеко тащиться с таким грузом, но это ближе чем до Белорусского вокзала. Но, что поделаешь. Не выбрасывать же мне эту ценную тяжесть. Придется тащить. С десяток переходов и будет порядок. Зря что ли столько лет "банки" себе качал, чтобы быть здоровым. Пускай сейчас мои мышцы послужат мне услугу.
       - Мужик! От вас можно позвонить. - спросил у промасленного слесаря. - Меня забыли встретить мои друзья.
       Дежурный слесарь трамвайного парка оценил мой парад, с которого можно что-то получить. Внимательно пригляделся к моим двум кейсам, сумке с фруктами и карманам, набитым деньгами. Словно рентгеном просветил все, что его интересовало. Загадочно почесал промасленный затылок. Затем грязной тряпкой, которой вытирал руки, вытер давно не бритый подбородок. Он все никак не мог определить, что с меня взять за телефонный разговор. Ведь гастроном сейчас закрыт и бутылку взять негде, а пить хочется. Толку с моих денег без бутылки русской водки. Русский мужик в воскресный день ещё больше думает об русской водке.
       - Короче, мужик! - не выдержал, его раздумывания. - Либо ты мне даёшь позвонить, и тебя угощаю. Либо найду в другом месте того, кто согласится с моим предложением на телефонный разговор. В общим! Пока!
       - Ну, так бы и сказал, что у тебя выпить есть! - радостно, воскликнул мужик, останавливая меня. - Проходи! Звони сколько хочешь и куда угодно.
       Мужик показал мне на небольшой домик возле ворот трамвайного парка, а сам куда-то сразу исчез. Видно, что где-то у него спрятана закуска и стакан под выпивку. Какой русский мужик может выпивать без закуски, без стакана и без друга. Придется мне быть его другом. За одно и попробую импортный коньяк, который придется оставить ему за один телефонный разговор. Как-то неудобно отливать ему в стакан, а после прятать бутылку начатого коньяка туда, где есть другие бутылки. Скорее бы дозвониться мне до Игоря Гранова.
       - Игорь! Ты меня слышишь? - крикнул, в телефонную трубку. - Это тебя, Александр из Душанбе беспокоит. Здесь в Москве на улице Лесной дом-43. В гостинице ремонт. Со мной груз. Куда мне поехать?
       - Ты слушай меня внимательно! - сказал в телефонную трубку Игорь Гранов. - На время ремонта гостиницы мы сняли в аренду квартиру для гостей. Бери авторучку и записывай. Доедешь на метро до станции "Академическая". Выйдешь в переходе на проспект 60-летия Октября в сторону памятника на площади Хо Ши Мина. Пройдёшь по правой стороне проспекта 60-летия Октября пару кварталов в сторону Ленинского проспекта.
       Когда во время ходьбы увидишь на левой стороне проспекта 60-летия Октября валютный магазин "Берёзка", то сразу поверни вправо во двор. Там улица Шверника. По улице Шверника, корпус-2/1. В предпоследнем подъезде на третьем этаже. Кажется, в двенадцатой квартире, точно не помню, на двери написано мелом с/п "Расма". Под ковриком ключ. Открой ключом дверь и заходи отдыхать. Будешь уходить из квартиры на время, то забери с собой ключ. Если будешь покидать квартиру насовсем, то ключ ложи под коврик.
       - Если ошибусь дверью и меня задержат с милицией? - перестраховался. - Что тогда мне там делать?
       - Тогда у тебя точно будет крыша над головой. - пошутил Игорь Гранов. - Если говорить серьёзно, то дашь ментам мой номер телефона, и все дела утрясу. Но драться с ментами не советую. Они могут тебя побить.
       - Хорошо! Тебя понял. - на последки, сказал. - Завтра с тобой встретимся в офисе на улице Лесная-43.
       Положил трубку телефона. Повернулся уходить с трамвайного парка. Но как только открыл дверь домика, откуда только что звонил, так сразу обалдел от увиденного. Прямо рядом с дверями стояли трое мужиков в промасленной одежде и со стаканами в руках. Все что угодно мог подумать, но, чтобы мне оказали такое внимание, это уже было слишком. Устраивать пьянку в трамвайном парке столицы, никак не собирался. Тем более с такими грязными мужиками. Но уйти от них без магарыча тоже не мог. Просто не честно.
       - Вот что, мужики. - серьёзно, сказал. - Мне хочется расстаться с вами по-хорошему. По-джентельменски. Приехал в Москву на свадьбу. Естественно, что не с пустыми руками. Могу себе позволить с вами выпить только одну бутылку коньяка и ни капли больше. В противном случае вы будите иметь дело с КГБ, с сотрудниками которых только что разговаривал. У них есть такой телефон, который фиксирует все телефонные звонки. Если через час не позвоню им с того места, куда они меня сейчас направили, то тогда вам всем придется иметь дело с КГБ. В самом крайнем случае, парни из КГБ могут вас хорошо побить за меня.
       - Ты нас за кого принимаешь! - закричали на меня мужики. - Если ты жмот, то можешь проваливать. Но нас запугивать не надо. Мы не из таких, кого можно запугать ментами или КГБ. Мы тебя и так побить можем...
       - Тогда извините меня, мужики. - извинился перед промасленными мужиками. - Видимо, это сильно перестраховался. Ведь в столице каждый день что-то бывает. Поэтому так сказал. Но не вижу своего стакана!
       - Эту ошибку мы сейчас исправим. - засмеялись мужики и отправили одного парня за стаканом. - Открывай!
       - Чтобы вы не думали, что жмот. - открывая большой кейс, сказал. - Выбирайте сами лучший коньяк.
       Мужики обалдели, когда увидели в моем кейсе больше десятка разнообразных бутылок импортного коньяка. Большую часть этих коньяков сам видел впервые. Поэтому, откровенно, мне было жалко любую бутылку импортного коньяка. Но дал мужикам своё слово. Мне неудобно было отказывать мужикам на выпивку.
       - Под такой выпивон и такой бы нам царской закуски поставили! - растерянно, воскликнул один из мужиков.
       - Этим вам не могу помочь. - откровенно, сказал. - Если только фрукты, которые привёз к свадьбе?
       - Ты что думаешь, мы вообще за рюмкой водки совесть потеряли! - возмутились мужики. - Это было к слову сказано. Ты вообще шуток не понимаешь. У нас тоже кой-какая закуска имеется. Сейчас она будет к столу.
       Мужики развернули свой пакет, в котором была домашняя пища, это котлеты, сардельки, огурцы, помидоры, колбаса, соль и ещё какие-то разные продукты домашнего приготовления. Все это положили на стол под щитом с противопожарным инвентарём. Мужики без выбора взяли бутылку коньяка, которая было в середине моего кейса. Осторожно открыли бутылку, чтобы сохранить красоту. Затем оставить бутылку из-под коньяка, как сувенир на память. О только что состоявшейся пьянки с интеллигентным мужиком, который случайно забрёл к ним или сам Бог посла, чтобы они выпили этот прекрасный импортный коньяк, названия которого никто из нас ни догадался прочитать. Так как они спешили выпить, чтобы их никто из начальства не засек. Мне же нужно было спешить найти указанный Игорем Грановым адрес, до наступления темноты.
       Поэтому мы быстро разлили коньяк по стаканам и крякнув по-русски разом выпили почти по полному стакану импортного коньяка и тут же дружно закусили тем, что бог послал нам с домашнего стола этих русских мужиков, имени которых совершенно не знал. Да знать мне их имена не нужно. Нас временно свёл случай. Мы на прощанье пожали друг другу руки. Мужики поблагодарили меня за хороший импортный коньяк. поблагодарил их за телефонный звонок, который, фактически, спас меня от скитания по Москве, в поисках своего временного жилища на мою командировку до конца недели. Теперь у меня будет крыша над головой.
       Руководствуясь записанным указаниям по телефону Игоря Гранова, с огромными тяжестями в моих кейсах и в сумке, стал медленно продвигаться в сторону станции метро "Белорусская". Возможно, что из-за жалости к моему измученному виду, дежурная по станции метро "Белорусская" после моей оплаты входа в метро, пропустила меня на эскалатор к поезду рядом с турникетом. Так как пройти с моим грузом через турникет было не мыслимо. Также не мыслимо было сразу зайти на эскалатор с этим грузом с первой попытки.
       Поэтому, когда мои дёрганья перед вращающимися ступенями эскалатора всем надоели, то нетерпеливая толпа сзади меня буквально столкнула меня вместе с моим грузом на вращающиеся ступени эскалатора. Выйти на перрон было куда проще, но ни менее опасно, так как толпа спешила к электропоездам.
       Быть может, это такой везучий. Но после того, как меня выплюнула движущаяся лестница эскалатора на перрон подземной станции, то ревущая толпа людей подхватила меня и сразу втиснула в электропоезд нужного мне направления. Если откровенно, то мне все равно было, куда меня втиснет толпа. Ведь станция метро "Белорусская" это кольцевая линия метро. Затем мне нужно было выйти на станции метро "Октябрьская" или "Сухаревская", чтобы там перейти на Калужско-Рижскую линию метро до станции метро "Академическая".
       Поэтому стал продвигаться ближе к двери вагона электропоезда, чтобы в удобный момент выскочить на нужной мне станции метро для перехода на нужную мне линию метро. Удалось мне выскочить на станции метро "Октябрьская", только на третьем витке по Кольцевой линии метро. Там протащил свой груз на нужную мне линию метро и через двадцать минут вышел на станции метро "Академическая". Теперь нужно определиться. После ужасных людских запахов в электропоездах метро, возле памятника на площади Хо Ши Мина, было свежо и прохладно. Вокруг тишина и даже трудно подумать, что нахожусь в центре гигантского многомиллионного города, которому могут позавидовать даже многие государства по численности населения и ежедневному приезду гостей.
       Здесь же, на площади Хо Ши Мина, изредка проходили случайные люди, которые, возможно, вышли из метро, чтобы здесь вдохнуть свежий воздух и обратно окунуться в животные запахи людей электропоездов станций московского метро. Мне уже не грозило это испытание. Определив здесь по указателю на перекрёстке своё дальнейшее направление, стал медленно продвигаться в нужную сторону. Только тогда, когда сумерки вечера перешли в ночь, догадался, что нахожусь возле нужного мне корпуса-2/1 по улице Шверника.
       Рискуя обратно спуститься со своим невыносимым грузом, поднялся на третий этаж предпоследнего подъезда и оперся головой в дверь, на которой в темноте разглядел какую-то белую мазню от мела. Читать это было невозможно при полной темноте в подъезде. Поэтому стал на ощупь искать коврик, под которым должен быть ключ от этой двери. Наткнувшись на коврике рукой на что-то мерзкое и противное с отвратительным запахом. Очевидно, это был временный туалет кошки или собаки. Отодвинул эту гадость в сторону от двери. Продолжил свои поиски ключа, размер которого никак не мог определить и нащупать в темноте. Под ковриком и возле него валялся какой-то мусор, но ключа там нигде рядом не было.
       - Парень! Ты чего потерял? - неожиданно, услышал, чей-то голос сзади себя и чуть не упал от страха.
       - Клю-ключ потерял. - шёпотом, ответил. - Наверно, эта дверь в квартиру с/п "Расма" ведёт?
       - Наверно?! Развели совместных проституток. - ответил мужик, чиркая свою зажигалку. - Ни там ключ ищешь. Вон, где он лежит. Вправо от собачьего дерьма. Развели в подъезде сортир для кошек и собак.
       - Спасибо вам за помощь! - сказал, мужику, когда увидел ключ. - Без вас бы мне ключ быстро не найти.
       - Да ладно, что уж там. Рад был вам помочь. - пробасил мужик, переступая через меня, чтобы подняться по лестнице на этаж выше. - Отдыхайте на здоровье у нас в Москве и будьте счастливы. Успеха вам в работе.
       Возможно, это жители этого дома думают, что в этой квартире сутенёры открыли дом терпимости для проституток, поэтому мужик так приветствовал возле дверей этой квартиры. Мне лично все равно, что думают эти соседи. Может быть, это первый и последний раз буду здесь ночевать в этой квартире. Посмотрю, как у меня дела будут завтра идти, а то перепишу билет на самолёт на более ближнее время и полечу к себе в Душанбе. У меня там работы много. Надо мне ещё дополнительную проверку документов провести.
       Квартира для гостей с/п "Расма" оказалась однокомнатной, но весьма уютной. В комнате был диван-кровать раскладной, небольшой столик, два кресла, два стула, платяные шкафы с наборами постельного белья. На кухне было все необходимое для приготовления пищи, только не было самой пищи, которую стоило приобрести посетителю. Смещённый туалет с ванной и небольшой коридорчик в прихожей. Где можно было повесить верхнее белье и снять грязную обувь. Ничего лишнего из мебели в квартире нет. Даже радио и телевизора нет.
       Как только зашёл в квартиру, то сразу закрыл входную дверь изнутри на ключ. Стал раздеваться прямо в прихожей возле вешалки. Чтобы ориентироваться по квартире, всюду включил электрический свет. В квартире было чисто и хорошо. Но оттого, что в ней уже давно никто не жил и квартира не проветривалась, то по всей квартире был какой-то спёртый запах от мокрого белья, гнилых фруктов, овощей и каких-то продуктов, которые хранились в мусорном ведре. Конечно, при таком спёртом запахе никак не мог спать. Поэтому решил проветрить окна квартиры. Внимательно осмотрелся и определил, что в этой квартире есть три окна.
       Едва открыл все имеющиеся окна квартиры, как в тот же миг квартира наполнилась комарами, мухами, бабочками, жучками и всякими другими тварями, которые словно ждали у окна, когда наконец-то люди откроют окна, чтобы поживиться гниющими фруктами, овощами и пищевыми отходами в мусорном ведре, запах которого разносился по всей квартире. Мне пришлось тут же выбросить на балкон мусорное ведро с гниющими продуктами, чтобы таким образом избавиться от летающих, прыгающих и ползающих тварей, которые буквально облепили электрические лампочки. Более слабые насекомые, поджаренные огнём человеческого прогресса падали на пол дёргаясь в своих предсмертных сударках.
       Постепенно весь пол в квартире под электрическими лампочками был усеян трупами насекомых, через которые невозможно было пройти голыми ногами, так как можно было получить инфекционное заболевание и умереть неизвестно от чего. У меня не было желания умирать, поэтому одел на босую ногу свои грязные туфли, которые пришлось тут же обтереть половой тряпкой, чтобы ни пачкать больше испачканную насекомыми квартиру. Даже после того, как выбросил мусорное ведро вместе с гнилью на балкон, насекомых ничуть не убавилось. Они теперь летели на электрический свет лампочек и на разлагающийся запах поджаренных на свету их собратьев. Насекомые, как каннибалы набрасывались на себя подобных и ещё живыми поедали их на глазах у всех присутствующих в квартире собратьев. Оставшиеся в живых насекомые пытались спастись бегством и прятались всюду. Забирались под занавески. Прятались в темных углах квартиры. Но хищники тут настигали их всюду.
       Стараясь избежать картины этого ужасного зрелища, быстро закрыл все окна квартиры и выключил свет. Без промедления забрался под простыни с головой на диван-кровать и приготовился спать. Но не тут-то было. Насекомые решили расправиться со мной за потушенный свет и за закрытые окна квартиры. Едва успел прилечь на диван-кровать, как эти твари поползли на меня со всех сторон. В тот же миг проклял все на свете за то, что народился и появился в этой квартире. Мои шлепки и обмахивания от насекомых никак не спасали меня. Насекомые продолжали наступать на меня со всех сторон, кусая меня во все, что подворачивалось им под их острые челюсти.
       Понимал, что при таком наступлении на меня насекомых, до утра не выживу и к утру от меня останется лишь обглоданный до костей скелет, по которому уже ни один криминалист не опознает мою личность. Поэтому мне нужно было предпринимать какие-то меры на своё личное спасение. Мне никак не хотелось умирать в таком зрелом возрасте. Только начинал по-настоящему жить. Пошёл в ванную комнату и там включил воду, которая была холодной, как с ледников высоких гор Памира. Горячей водой здесь и ни пахло. Видимо в Москве кончился уже отопительный сезон, когда москвичи из отопительных батарей брали горячую воду, чтобы зимой мыться в горячей воде.
       С переходом на летний сезон москвичи предпочитают мыться по воскресным дням в городских водоёмах, которых на территории Москвы, более трёхсот, согласно городской статистики. Но мне совсем не нужна столичная статистика. Гости Москвы, конечно живут в гостиницах и моются от местных отопительных систем, которые имеются в каждой гостинице. Понятно, что родственники, которые приехали к москвичам, также моются в московских водоёмах или в бочках на дачных участках. Таким же как мне, которые не вписываются в гостиничные комплексы и в родственные отношения с москвичами, приходится пользоваться тем, что течёт в ванную из обычного крана, тоже самое, что в туалете и на кухне.
       Думал о том, что вокруг меня должно быть что-то мокрое, которое могло бы как-то спасти меня от злых насекомых. Поэтому, пытался быстро добраться до воды. Так рассуждал, постепенно погружаясь в ледяную воду в квартире московской ванной. Сейчас предпочитал замёрзнуть заживо в холодной воде и остаться целым для опознания, чем быть съеденным заживо до скелета и придать сложность для работы криминалистам на мое дальнейшее опознание. Таким образом, с интервалом один сантиметр моей длины в секунду, примерно, через час из ванной торчала одна моя голова с какой-то женской панамкой, в которой скорее выглядел не мужчиной, а человеком, сбежавшим из московской психушки. Поселившимся в заброшенной людьми квартире, наполненной различными кровососущими насекомыми тварями, которые не оставили меня в покое.
       В ванной комнате наполненной ледяной водой. Буквально через мгновение после моего погружения в ледяную воду, насекомые быстро освоились и плотно облепили все мое лицо вместе с женской панамкой из психушки. Вот когда прославил заторможённый прогресс в Советском Союзе. Если бы в московских квартирах были такие ванные, как в гостиничном номере в Гонконге, где при моем нырянии из ванной моментально вытекала вода, то мне сто процентов не спастись от кровожадных насекомых до рассвета. Так что у меня был небольшой шанс выжить до утра. Так как стал периодически нырять в ледяную воду ванной, оставляя на поверхности воды трупы утопленных насекомых, которые насытившись моей кровью уже не в силах были летать или плавать, спасая свою жизнь. Насекомые тонули, покрывая собой с жирным слоем моей крови всю поверхность воды в ванной московской квартиры.
       К утру вода в ванной согрелась от моего тела или сам привык к ледяной воде. Когда первый луч солнца ухитрился проникнуть через маленькое окошко в ванной комнате, то ужаснулся от увиденной картины. Вся ванная вместе с её содержанием, была похожа на ритуальный жертвенник неизвестной человечеству религии. Поверхность воды и края ванной были облеплены трупами хищных насекомых различных размеров, которые проживали в московской природе. Из воды торчало что-то опухшее в намокшей женской панамке, которая была украшена потёками человеческой крови от раздавленных кровожадных насекомых. Опухшие руки и ноги человеческой жертвы, которая чудом выжила за ночь ритуального обряда, были белыми, как снег и сильно потрёпанными. Можно было подумать, что это сам белый зомби всплывает из ночного жертвенника.
       Когда вышел из ванной, то мои руки и ноги были, как ватные и словно на подушечках под подошвой осторожно вышел в комнату, где положено было спать в эту страшную ночь нормальному человеку. В комнате тоже был ужасный вид. Весь пол и постель, были в кровавых пятнах и в многочисленных трупах кровожадных насекомых. Осторожно вытер своё выжившее тело сухим чистым полотенцем и стал медленно одеваться, так как одеваться быстро у меня не было никаких сил после бессонной ночи вовремя моей борьбы с насекомыми за своё выживание. Вся одежда и обувь, которые ещё вчера вечером свободно висели на моем теле, сейчас с трудом были одеты.
       Ни стал брать с собой большой кейс с бутылками импортного коньяка, так как все равно не смог бы это дотащить до офиса с /п "Расма" на улице Лесная, дом-43. Мне сумка с фруктами и маленький кейс с документами, казались тяжёлыми гирями, которые предстояло мне тащить черти куда с пересадкой на метро до станции "Белорусская". Тут ещё нужно было ухитриться закрыть дверь квартиры на ключ, корый вчера вечером мне едва поддался. С пятой попытки все-таки закрыл эту дверь. Когда вышел на улицу и стал продвигаться в сторону станции метро "Академическая", то все встречные прохожие осторожно обходили меня и со слезами на глазах в ужасе разглядывали мой вид. Никто из них никак не обсуждал меня, так как никому из встречных людей и в голову не могли прийти такие мысли, что человека так могут сильно искусать кровожадные насекомые. Мне приходилось терпеть подобные унижения. Почти в бессознательном состоянии с большим трудом добрался до станции метро "Академическая". Доехал до станции метро "Октябрьская", там перешёл на Кольцевую линию метро и только после нескольких витков по Кольцевой линии метро, когда наконец-то стал понимать, что часто стали повторяться одни и те же названия станций метро, вышел на станции метро "Белорусская".
       Теперь мне нужно было подняться метров пятьсот вверх по улице Лесной до офиса с/п "Расма", где меня, наверно, уже давно потеряли.
       - Ты где это пропал? - услышал, в телефонной трубке голос Игоря Гранова, когда сам от охранника позвонил в офис с/п "Расма". - Дай трубку охраннику. Ему скажу, чтобы он тебя пропустил наверх в наш офис.
       Ничего ни стал говорить Игорю Гранову в своё оправдание. Через пару минут он все увидит сам и поймёт, почему вместо семи утра явился в офис с/п "Расма" только к десяти часам дня. Хорошо, что вообще мог сюда явиться и меня не нашли обглоданным скелетом в его съёмной квартире. Надо обязательно сейчас чего-нибудь такого выпить, чтобы мне стало легче и опухоль от укусов кровожадных насекомых быстрее прошла. Только бы мне подняться в офис с/п "Расма", чтобы не потерять сознание между этажами.
       - О! Боже! - вскрикнула Татьяна Щербакова, лишь открыл дверь в офис и тут же сразу упала без сознания.
       Девушки побежали оказывать помощь Татьяне Щербаковой. На шум из своего кабинета выскочил Игорь Гранов, который при виде меня тут же плюхнулся в кресло и полез в карман за таблетками от приступа сердца. Валентин Склярук, Александр Лебедев и Сергей Данилин, с перекошенными от страха лицами с удивлением и испугом разглядывали меня, как привидение из английского замка, которое явилось к ним днем.
       - Александр! Это ты? - осмелев первым, спросил меня, Валентин Склярук. - Что это произошло с тобой?
       - В этот раз силы были не равные. - пытался, пошутить. - Их было слишком много, а сам был один, и, поэтому пострадал.
       Тут же стал рассказывать всем присутствующим сотрудникам с/п "Расма", что произошло со мной в течении этой ночи. Все разинув рты внимательно слушали мой рассказ о моей борьбе с кровожадными насекомыми. Возможно, что никто из них не поверил бы моему рассказу, если бы сам факт происшедшего не был бы на моем лице, как в прямом, так и в переносном смысле. Все мое лицо было покрыто волдырями.
       - У тебя аллергия. - сделала вывод, пришедшая в сознание, Татьяна Щербакова. - Надо срочно лечиться.
       - Все люди в разной степени носители разной аллергии. - сказал ей. - Но это не значит, что надо им лечиться.
       - У тебя такая сильная опухоль и волдыри на всем теле. - сказал Игорь Гранов. - Надо что-то делать с этим.
       - Меня может спасти, лишь пиво. - шутя, сказал Гранову. - Но у вас, здесь в офисе, нет этого средства лечения.
       - Как это нет! - удивленно, воскликнул Валентин Склярук. - Нас, бельгиец Люк, постоянно снабжает пивом.
       Валентин Склярук подошел к одному из шкафов и открыл его. Весь шкаф был заполнен бельгийским баночным пивом "Стелла Артос", которое им привёз партнёр по с/п "Расма" бельгиец по имени Люк. Здесь было столько много пива, что мне можно было, не выходя из офиса лечиться пивом до конца командировки и ещё осталось бы очень много, на тот случай, вдруг, заболею в следующую командировку. Так что мне на это выздоровления вполне хватит баночного пива, конечно, если мне позволят быть хозяином этого пива.
       - Сколько же мне можно выпить этого бельгийского баночного пива? - осторожно, спросил, Игоря Гранова.
       - Хоть все! - удивленно, ответил Гранов. - Как срок употребления пива закончится, то мы его выкинем.
       - И давно у вас баночное пиво срок отбывает? - настороженно, спросил, Игоря. - Сколько дней?
       - Пожалуй, наверно, уже третий месяц будет, как Люк привёз его нам. - размышляя, ответил Игорь Гранов.
       - Что же вы мне прошлый раз не сказали об этом! - возмутился ему. - Этому бы пиву уже давно срок скинул.
       - Так ты нам прошлый раз ни сказал, что уважаешь баночное пиво. - ответил за всех, Валентин Склярук.
       - Ладно, хватит вам болтать. - строго, сказал Игорь Гранов. - В обед поговорите. Сейчас нам надо работать.
       Все приступили к работе. Пошёл в кабинет к Игорю Гранову вместе с баночкой пива. Нам надо было поговорить насчет нидерландской фирмы "Хантер Даглас" документы на контракт с которой готовили в министерстве строительства Таджикистана. Ведутся переговоры с Таджикским алюминиевым заводом, насчет поставок алюминия в Нидерланды. Затем сказал Игорю Гранову, что открытие в Душанбе нашего совместного предприятия "Коммерческого Центра с/п "Расма" в Средней Азии", возможно только на следующий 1991 год.
       Так как у меня сейчас защита диплома в Государственном университете Таджикистана на историческом факультете. После чего мне нужно закончить некоторые объекты в министерстве строительства в рамках Производственного Объединения "Дизайнер", директором которого являюсь, лишь после этого мы можем отдать документы на наше открытие в министерство строительства Таджикистана, которое будет учредителем "Коммерческого Центра с/п "Расма" в Средней Азии" и будет помогать продвижению нашей совместной работе. До этого времени могу только быть коммерческим агентом с/п "Расма". Представлять интересы этого совместного предприятия на территории Таджикистана и по всей Средней Азии.
       - Мы не собираемся прекращать свою работу в ближайшие года. - сказал Гранов. - Так что есть время подождать. На следующий год у нас намечаются выставки в павильоне с/п "Расма". Можем на этих международных выставках представлять и интересы Таджикистан. Думаю, что это нам всем выгодно.
       Когда подошло время обеда по расписанию с/п "Расма", опухоль на всем моем теле значительно упала. Теперь выглядел не больным, а даже слишком здоровым человеком. Моим видом уже нельзя было испугать человека. После сытного обеда принял прежний вид нормального человека без всяких отклонений и мог позволить себе выпить ещё несколько баночек пива, которое понравилось мне и окончательно перешло в мою собственность. Игорь Гранов разрешил мне поступать с этим пивом так, как это считаю нужным.
       - Однако, ты легко отделался. - заметил Игорь, во время обеденного перерыва, в офисе, за чашечкой чёрного кофе. - На твоём месте концы откинул бы, а ты себя хорошо чувствуешь. Ты здоровый парень!
       - Заметил, что у меня такое бывает только в Москве и в московском направлении. - сказал ему. - Это ещё ничего. Однажды у меня было и похуже. Как-то с военного завода в Перми, где работал по совместительству толкачам, меня направили в Москву за военным заказом в один из научных институтов. Нужно было получить груз и вернуться обратно. Дали на перевозку груза огромный с двумя кабинами автомобиль, который раньше перевозил ракеты.
       Вот только название автомобиля постоянно путаю. "Буран" или "Ураган"? Но ни в этом дело. Обеспечили этот автомобиль был обеспечен всеми знаками, сигналами, маяками и нужной документацией, с которыми нас никто не мог задерживать, наш автомобиль с грузом и без груза. Водитель сел за руль в левую кабину.
       Сел в правую кабину. Поехали через тайгу. Всюду много зверья встречается. Гуляют лоси разномастные, такие громадные, что больше любого домашнего животного будут. Морды у этих лосей размером больше человеческого туловища, а рога такие, что человек на них мог отдыхать, как на гамаке. Вблизи этих гигантов медведи бурые в кустарниках пасутся, ягоды спелые объедают. Никто из зверья друг друга не беспокоит и на человека в машине особого внимания не обращают. Сразу тут видно, что это зверье здесь хозяин, а не какой-то там человек. Так вот, среди этой глуши стоит на дороге молодая женщина. Вроде голосует, чтобы мы её взяли куда-то подвести. Естественно, мы обратили на неё внимание.
       - Ну, что, "телку" возьмём? - спрашивает меня, водитель, ведь он лишь за рулём, а старший за сопровождение.
       - Её конечно задрал бы. - продолжает говорить водитель. - Но мне руль мешает, а у тебя в кабине столько места, что можно целый горем "телок" разместить и драть их до самой Москвы. Созревай! Берём мы её или нет?
       - Драть "телок" не собираюсь. - отвечаю ему. - У меня семья есть, ни то время. Вот подвести нам даму, так думаю, что грехом не будет. Чего доброго, даму эту здесь не мужики, а медведи задерут. Так что забираем.
       Водитель остановил машину. Показываю женщине, чтобы она залезла в машину. Женщина что-то говорит на непонятном мне языке. На лицо вроде русская, а говорит как-то ни так, как говорят русские сельские бабы. Мы не понимаем разговор друг друга. Однако в кабину она полезла. Чтобы она не перелазила в кабине через меня, продвинулся во внутрь кабины, а женщина села возле двери, и чтобы не вывалиться из кабины в дороге, сильно захлопнула дверь, да так, что дверь вроде как бы заклинило.
       Так как дверь кабины раньше слегка дрожала на плохих местах дороги, а сейчас вообще не издавала никаких звуков. Показал водителю, что все в порядке. Мы дальше продолжили свой путь. Молодая женщина занялась своим вниманием, а приступил разглядывать её. Было интересно узнать, что это за нация, говор которой не знаю. Женщине было около тридцати.
       Несмотря на тёплую летняя погоду на этой женщине было больше десятка разноцветных национальных юбок, столько же кофт и поверх юбок больше дюжины разноцветных фартуков. Весь этот парад она без конца перебирает руками, словно проверяет наличие всей одежды, о ценности которой беспокоится больше, чем о женской чести. Конечно, делаю вид, что вовсе ею не интересуюсь.
       Мы не проехали и десятка километров, как от этой женщины стал исходить такой запах, что уже пожалел о том, что сжалился над ней и подобрал в глухой тайге, где всюду были дикие звери. Видимо, эта женщина работала в коровнике далеко от населённого пункта вахтовым методом, где за много вёрст нет воды. Так как от неё исходил весь запах, какой только могут носить грязные животные и люди, которые не мылись несколько месяцев. Этой женщине было как-то все равно, что от неё так плохо пахнет. Мне было до такой степени дурно, что хотелось рвать. Мои попытки открыть хотя бы одно окно не увенчались успехом. Уткнулся в щель и продолжал проклинать те минуты, когда там сжалился над этой женщиной и посадил её в кабину.
       Мы проехали с этой женщиной часть Пермской области и всю Кировскую область, прежде чем она решила выйти из нашего автомобиля в небольшом населённом пункте у паромной переправы через реку Вятка. Ни стал брать с этой женщины никаких денег за проезд в течении всего светового дня. Для меня высшей ценой за её проезд было то, что она покинула кабину. Теперь мог свободно дышать и наслаждаться воздухом. Паромная переправа через реку Вятка не работала до шести утра. Мы решили заночевать в своей машине. Но в это время к нам подошли местные мужики и попросили привезти из леса свежескошенную траву.
       За это нам обещали русскую баньку, хороший стол и много денег. Мы, не колеблясь разом согласились и прямо от места паромной переправы поехали в гущу леса, где было много травы по пояс. Всюду приятный запах. Мне хотелось немного проветриться от вони, носителем которой стал, словно целый день драл эту вонючую "тёлку". Разделся до плавок. Взял в руки вилы и принялся кидать в нашу машину свежескошенную траву. Местные парни были также раздеты, как, лишь мой водитель остался спать в своей кабине нашей машины. Ведь это ему пришлось крутить целый день баранку такой огромной машины и ещё завтра нам предстояло проехать почти столько же времени. Водителю нужен был хороший отдых в лесу на природе.
       Не успел кинуть и пару раз свежескошенной травы, как все мое тело облепили различные насекомые, какие только были в этом лесу. Насекомые так сильно кусали и жалили меня, что к концу сбора всей травы на мне не было живого места. Весь покрылся шишками и волдырями, в то время, как местных парней ни одно насекомое не тронуло. Все постоянно смеялись над моим видом. Но к концу сбора свежескошенной травы мне было не до смеха. У меня поднялась высокая температура и стал так сильно раздуваться, что можно было подумать, это скоро лопну. Меня тут же быстро отвезли в дом хозяина, который нанял нашу машину. До нашего приезда там истопили русскую баньку. Пока водитель с мужиками возились с разгрузкой травы из машины, полуголые бабы с сиськами больше моей головы, оттащили меня в баньку и стали приводить в чувства. В начале меня хорошо отмыли, словно готовили на отпевание в церковь перед похоронами. Затем мазали какими-то маслами. В заключении поставили мне примочки из кислого молока на сильно пострадавшие места от укусов насекомых. После одели в деревенскую ночную мужскую рубашку до самих пят и под руки повели во двор к столу, который ломился от деревенской жратвы. Естественно, что деревенский стол не мог обойтись без водки и самогона. Пили и ели мы на всю катушку. Пока не повалились без чувств. Очнулся утром на сеновале рядом с местной "тёлкой" у которой были сиськи больше моей головы. Осторожно сполз с сеновала и стал искать свою одежду, которую нашёл в кабине нашей машины, куда её положил ещё в лесу, когда собирал с местными мужиками свежескошенную траву. Тут же быстро надел на себя всю свою одежду, а деревенскую рубаху положил на лавку. Водитель мой завёл машину, и мы поехали. Когда мы уже были на переправе, к нам подошла какая-то местная баба, вроде со знакомым лицом. Она подала мне большой узелок, в котором был свежий круглый деревенский хлеб, овощи, кусок жареного мяса, баночка кислого молока с румяной корочкой и восемнадцать рублей. Ни говоря ни слова баба тут же ушла. Мы с водителем так и не поняли, за что нам дали эти восемнадцать рублей. За то, что мы привезли одну машину свежескошенной травы, которой хватило бы на перевоз нескольким самосвалам? Может быть, это за проезд той "телки", которую мы везли целый день или за то, что больной от укусов местных кровожадных насекомых всю ночь по пьянке драл ту "телку", у которой были сиськи больше моей головы? Так и уехал там через Вятскую переправу с больной головой от укусов местных кровожадных насекомых, от сильной пьянки и с мыслями, за что заплатили деньги? Лишь через несколько часов в Москве полностью очухался.
       - Выходит, что аллергия на насекомых тебе на пользу. - заметил Валентин Склярук. - Прошлый раз, благодаря насекомых, "телку" драл. В этот раз тебе пришлось лечиться бельгийским пивом от своей аллергии.
       Обеденный перерыв с/п "Расма" закончился. Все приступили к работе. Достал из своего пакета свежие фрукты из Таджикистана. Положил фрукты на стол рядом с кофеваркой. Освободившийся пакет заполнил бельгийским баночным пивом, для своего дальнейшего лечения. Затем Игорю Гранову сказал, что ночевать в этой квартире не буду. Иначе мне и пиво баночное не поможет. Оставил Игорю Гранову ключ от квартиры и попросил его, что если кто-то будет там, то пускай привезут мой кейс в павильон с/п "Расма" на ВДНХ. Перед вылетом в Таджикистан заберу от них свой кейс.
       Попрощавшись со всеми, прямо из офиса с/п "Расма" направился искать место для своего проживания до конца командировки. Не ночевать же мне на улицах Москвы? В Москве больше десятка различных гостиниц. Где-то там будет место для меня. В этот день мне повезло. Оказалось, свободное место в гостинице "Центральная" по улице Горького. В той самой гостинице, в которой, по рассказу Игоря Гранова, псих в трусах разгуливал по карнизу. Как только поселился в гостиничном номере с высокими потолками, так сразу посмотрел из окна третьего этажа, там действительно был карниз шириной сантиметров тридцать. Вот только гулять тут по такому карнизу ни в каком виде не отважился бы. Высота была приличная и это ни цирк, где меня даже на колосниках цирка на высоте восемнадцати метров всегда подстраховывали во время влажной уборки колосников, чтобы цирку было легче дышать вовремя его работы. Тут на карнизе гостиницы "Центральная" мог гулять лишь настоящий псих. На таком узком карнизе даже дикие голуби не вьют свои гнезда, беспокоятся тут за своих птенцов.
       После того, как устроился жить в гостинице "Центральная", решил сходить на улицу Пушечная в фирму "Бурда-Моден". Нужно было узнать, когда сможет меня принять хозяйка фирмы Ане Бурда. Спустившись к театральной площади через новое здание ЦУМ, вышел на улицу Пушечная, которая упиралась прямо в фундамент здания ЦУМ. На этом фундаменте висело объявление "Представитель банка меняет старые купюры достоинством в сто рублей на новые купюры достоинством в пятьдесят купюр и старые купюры достоинством в пятьдесят рублей на купюры в двадцать пять рублей". В пяти метрах от этого объявления стоял легковой автомобиль под вооружённой охраной в несколько человек. В это время из этого легкового автомобиля молодой мужчина ловко проводил на практике авантюрные действия правительства по обворовыванию населения. Огромная толпа людей добровольно желала правительству обмануть и обворовать себя.
       Ане Бурда в офисе "Бурда-Моден" не было. С ней мог встретиться только завтра. Сегодня в этом офисе проводился показ модной одежды "Лето 1990 года". Остался посмотреть показ моды, который состоится через пару часов. Сейчас в офисе только готовят подиум и костюмы показа. Сел в углу фойе возле журнального столика. Просматриваю свежие журналы "Бурда-Моден", в которых ничего не понимаю, так как эти журналы написаны на немецком и на английском языках. Кроме того, в них меня интересуют только красивые фотографии женской моды и больше ничего. Ведь никакого отношения не имею к модной одежде и здесь присутствую лишь в качестве посредника между ювелирами Таджикистана и представителями журнала "Бурда-Моден". Поэтому сразу соглашаюсь с предложением управляющего этого офиса, продать ему все ювелирные украшения для демонстрации их с сегодняшним показом модной женской одежды в офисе. Заключив сделку на продажу ювелирных изделий из Таджикистана, остаюсь просмотреть, как будут выглядеть привезённые мной украшения на девушках, демонстрирующих одежду моды на подиуме, который протянулся в середине огромного фойе офиса фирмы "Бурда-Моден". Фойе офиса стали заходить люди. Только под вечер, довольный работой сегодняшнего дня, вышел из офиса фирмы "Бурда-Моден" и направился отдыхать в номер гостиницы "Центральная". Проходя мимо фундамента здания ЦУМ, обратил внимание на то, что объявления на обмен старых купюр денег на новые уже не весит. Добровольный обман граждан закончился и весь фундамент здания ЦУМ заклеен сто и пятидесяти рублёвыми купюрами старого образца.
       Так в течении нескольких дней новое правительство Советского Союза обокрало граждан своего гигантского государства, которое ещё неделю назад на весь мир трубило о своей честности и демократического подхода к народу. Как теперь отнесутся граждане Советского Союза к своему новому правительству?
       Оставшиеся три дня командировки посвятил встрече с нидерландской фирмой "Хантер Даглас", с которыми договорился, что нашим совместным контрактом займусь после моей защиты дипломной работы в Государственном университете Таджикистана на историческом факультете. Главного представителя фирмы "Хантер Даглас Юроп Б.В.", мистер Отто Йохемса пригласил посетить Таджикистан в любое удобное для него время. Мистер Отто Йохемс с огромным удовольствием принял это соглашение и пообещал мне письменно сообщить время его приезда. Обещал ему вскоре прислать письменное приглашение. После переговоров с нидерландской фирмой "Хантер Даглас" занялся новым знакомством с представителями зарубежных и советских фирм, которые открыли свои офисы на территории ВДНХ.
       Мне нужно было хорошо закрепиться в бизнесе в различных направлениях, которые подходили моим интересам в работе. Само расположение знакомства показывало, что нужно открывать своё представительство в Москве на территории ВДНХ в лице фирмы с/п "Расма". Но к этому ещё не был готов, так как мне требовалось много свободного времени для этой работы. Естественно, в данный момент у меня не было свободного времени. В конце четверга мог улетать домой в Душанбе, но мне не хотелось переделывать билет на новый рейс самолёта и поэтому решил хорошо выспаться до пятницы, чтобы в пятницу утром медленным ходом отправиться в городской Аэропорт, а не в аэропорт "Домодедова".
       С городского Аэропорта добираться легче. Автобус-экспресс везёт пассажиров прямо к самолёту. Народу то в городском Аэропорту всегда меньше. Прямо с утра в четверг позвонил Игорю Гранову в офис с/п "Расма" на улице Лесной, дом-43. Мне нужно было узнать заранее, где находится мой большой кейс с импортным коньяком. Гранов Игорь сказал мне, что мой кейс находится в павильоне с/п "Расма" на ВДНХ у хозяйственника Сергея Данилина, который там будет до двух часов дня, после чего уедет по делам с/п "Расма". В тот же момент поехал на ВДНХ, чтобы успеть заранее застать Сергея Данилина в павильоне. Лучше после отдохну там под деревьями на ВДНХ.
       - Ты, что тут, кирпичи что ли в кейсе перевозишь? - спросил Сергей Данилин, вытаскивая кейс из своей кладовки, где хранился различный инвентарь павильона. - Как ты это везти будешь? Какое же надо здоровье!?
       - Мы сейчас это облегчим, с твоей помощью. - ответил, открывая кейс. - Одна бутылка тебе на здоровье.
       - Ну, Александр! Ты даёшь! - удивленно, воскликнул Данилин Сергей, при виде импортного коньяка. - Откуда ты столько импортного коньяка взял? Какая красота! Ну, прямо неудобно брать. Это же огромные деньги!
       - Неудобно штаны через голову одевать. - сказал Сергею. - Мне коньяк также достался, как и тебе сейчас достанется. Так что не стесняйся и бери. Мне предоставишь облегчение, а себе удовольствие. Выпьешь за мое здоровье. Лишь с одним условием, что мы с тобой сейчас пробу снимем, это у меня тут такая традиция стала.
       - Да ты, что, меня Игорь Гранов с работы выгонит! - запротестовал Сергей Данилин. - Лучше забери коньяк!
       - Что ты как девочка ломаешься. - разозлился на него. - тебя спаивать не собираюсь. Ты только язык намочишь. Мне можно немного больше. У меня командировка закончилась. Так что наливай. Выпьем с тобой по малой.
       Сергей Данилин достал откуда-то два пластиковых стакана и банку бельгийской мясной консервы, которая открывается, как баночное пиво. Видимо, что все это от бельгийца, по имени Люк. Сергей Данилин открыл самую лучшую бутылку импортного коньяка. Мы с ним немного выпили. Затем закусили кусочками говядины.
      
      12. Далёкая родня.
       Городок наш маленький. Любое событие у всех на виду. Две фляги белой краски далеко нельзя спрятать, все равно краска где-то проявится. Надо только время подождать, чтобы выяснить, где находится краска? Дождик, который освежил город, уже перестал моросить и только отдельные капли былого дождя звонко падали с листьев в маленькие лужи воды на асфальте. Один любопытный котёнок внимательно следит за полётом капель, освещённых светом фонаря. Очевидно, этот глупыш думает, что эти капли маленькие ночные мошки, которых он может сейчас поймать себе на ужин. Когда-то был таким глупым, как этот котёнок.
       Да, чуть не забыл! Надо позвонить водителю грузовика. Хорошо, что запомнил его фамилию и номер телефона. Благо, что наши телефонисты не перестроились на новые цены и можно звонить из автомата за обычную советскую монету. Это все, что осталось у нас от прошлой советской жизни - медная монета. Только трёхкопеечная монета даёт мне шанс к возможной удачи, как-то продвинуть дальше свой бизнес.
       - Алло! Алло! - кричу, в телефонную трубку. - Маирбек Хусаинов? Да, это, Александр! Мы с тобой договаривались. Завтра в шесть часов утра подъезжай к моему дому. Мы поедем в Гиссар на Гиссарскую товарную базу. Не забудь с собой взять трудовую книжку, паспорт и другие необходимые документы. Ты помнишь мой дом? Вот и хорошо. Не забудь заправить горючим свой автомобиль в нашем городе, а то утром в дороге всюду будут стоят большие очереди у заправочных станций. Нам надо быстрее туда доехать.
       - Спасибо! Все это знаю. - слышу, в трубке голос Маирбека Хусаинова. - Уже не первый год работаю водителем на автомобиле. Сделаю все, как ты сказал. Точно в назначенное время буду у твоего дома. Пока!
       В телефонной трубке раздались короткие гудки. Положил трубку. Теперь можно идти домой отдыхать.
       - Папа! Мальчишки обратно руки не помыли перед едой. - сказала Виктория, когда зашёл в квартиру.
       - Ябедничать не надо. - заметил, дочери. - Это не хорошо. Просто надо братьям напоминать, что от грязных рук к ним в желудок может попасть инфекция, тогда человек будет серьёзно болеть. Руки надо мыть.
       - Хорошо! Им всегда буду напоминать про грязные руки. - согласилась дочь. - Пацаны! Вы поняли меня?!
       Мальчишки засмеялись и пошли в ванную мыть свои руки. Тем временем переоделся в домашнюю одежду и следом за сыновьями пошёл мыть руки. Артур и Эдик, больше брызгались водой, чем мыли руки. Пришлось напомнить им за руки и после мытья рук сразу выставить обеих за дверь. Сам в детстве был таким, не любил умываться, а сейчас возраст заставляет это делать, так как понимаешь, что необходимо.
       - Папа! Папа! Когда нам расскажешь про наших общих предков и про своё летнее время. - пристала дочка.
       - Твои предки все в этом городе. - объяснил, Виктории. - Это папа, мама и бабушка. Понятно тебе? Про своё летнее время тебе обязательно расскажу в субботу или в воскресенье. Сейчас хочу отдыхать. Ясно?
       - Нет! Мне не все ясно. - продолжила надоедать Виктория. - Хочу, чтобы ты рассказал про своих дедушек и бабушек. Про свою бабушку знаю сама. Свою бабушку вижу каждый день. Она мне все рассказала о себе.
       - Хорошо, Вика, тебе расскажу про своих дальних предков. - согласился с дочерью. - Но только это в летнее время.
       - Папа! Когда оно будет, это твоё летнее время? - допытывалась Виктория. - Ты скажи мне про него сейчас.
       - Ну и тупая же ты. - встрял в наш разговор Артур. - Летнее время может быть только летом. Понятно тебе?
       - Совсем не тупая. - надула губы Виктория. - Это ты тупой, а просто все хочу знать. Тебе это понятно?
       - Острые! Прекратите болтать. - одёрнула детей, Людмила. - Дайте отцу отдых после работы. Отстаньте!
       Людмила вытащила детей из-за кухонного стола и отправила их в зал смотреть телевизор. После ужина поцеловал дочь в щеку и пошёл спать на балкон. Вставать мне надо утром в пять часов. Через несколько минут стал засыпать, утомлённый дневными заботами и коньяком, который приятно кружил мне голову.
       Воскресенье. Утром проснулся рано, будильник не звенел. Зачем его тогда мне надо заводить? Насколько бы часов не заводил свой будильник, все равно просыпаюсь за десять минут до его звонка. У меня выработался какой-то временной рефлекс, как у подопытной собаки. Возможно, инстинкт беспокойства за свою семью, чтобы их не будить утром раньше нужного времени. Пускай отдыхают себе на здоровье. Осторожно перевёл будильник на шесть часов и прихватив с собой одежду отправился на кухню. У меня ещё было много время подготовить свои документы, покушать и собраться в дорогу, как путешественник.
       - Ты успел выспаться? - спросил, Маирбека Хусаинова, когда залез в кабину его машины и закрыл дверь.
       - Мне достаточно поспать четыре часа, чтобы быть бодрым. - ответил Маирбек Хусаинов, заводя машину.
       "КАМАЗ" осторожно повернул на соседнюю улицу и прибавил скорость. Свет фар машины прошил двумя огромными лучами тёмную улицу города. Напугал несколько кошек устроившихся на прогретую часть дороги, трубами городского отопления. Автомобиль пискнул своими тормозами, чтобы не придавить кошек, которые моментально скрылись в подвале ближайшего дома. Городские улицы совершенно безлюдны. За городом Хусаинов Маирбек выключил свет фар автомобиля, так как солнечный свет рассеял утренние сумерки. Серую ленту дороги стало хорошо видно. Трасса постепенно заполнилась автобусами, легковыми и грузовыми автомашинами.
       Все превращалось в движение, людей и различного транспорта. С каждой минутой все больше и больше кругом кипела жизнь. Может быть, именно в этом состоит мера нашей жизни, в постоянном движении и смене времён, обычных и тревожных. Однако, как мне кажется, у каждого человека должна быть собственная мера жизни, которую человек должен прожить честно и с полным достоинством. Жизненный опыт человечества достаточно велик, в нем множество достоверных сведений, которые являются сознанием в намерении определения меры собственной жизни каждого человека. Возможно, что накопленный в генах человека опыт многих поколений, подсказывает каждому человеку определение собственной меры жизни.
       Но, не каждый человек может определить свою меру жизни. Остаётся только гадать, почему человек сам не задумывается над своей собственной мерой жизни. Надо обязательно побывать в экстремальных ситуациях, чтобы задуматься над своими ошибками жизни. Разве мало обычных повседневных ситуаций, которые могли бы человеку подсказать его направление. Нет, ему обязательно подавай что-то страшное, ужасное, с риском собственной жизни. Может быть, это доисторический животный инстинкт пещерного человека определяет, как поступать в сложных обстоятельствах жизни, чтобы определить дальнейшее действие собственной жизни на трагической гибели других. Возможно, что это так и есть.
       Нашим потомкам будет достаточно того, что мы сейчас накопили в нашу эпоху капитализма - социализма - капитализма. На любой точке этой переходной эпохи из одной стадии в другую и обратно, накопилось такое множество разных поучительных событий! Что хватит разбирать потомкам на несколько столетий. Можно следовать из одного поколения в другое, от начала и до конца, наблюдать, как составлялась мера жизни человека, из проб и ошибок. При этом, кажется, будто они испытывали наслаждение от своих собственных успехов и ошибок, так как повторяли их многократно, из поколения в поколение, в течении целого столетия. Подобное ощущение сохраняется и в наши дни. Для этого достаточно нам обратиться к источникам информации целого столетия, чтобы провести параллели в различных исторических событиях. Все те же войны за передел мира. Все та же конкуренция в мировой экономике. Все также споры в политике между народами. Словно человечеству недостаточно того, что подобное уже случилось в течении целого столетия. Возможно, что человек не может жить иначе?
       Как говорили древние философы "Вся жизнь повторяется по кругу спиралью, но только всегда в другом качестве". Все возвращается на круги свои. Может быть, это так должно происходить в жизни людей, из одного поколения в другое поколение, из одной эпохи в другую эпоху. Каждый раз, повторяя и обновляя то, что было когда-то однажды прожито. Как говорит известная всем поговорка - "Все новое - хорошо забытое старое". Быть может так и есть. Все когда-то было нами прожито, в другом измерении, в другой прожитой нами жизни, просто мы это забыли. Возможно, что действительно, своим сознанием мы однажды жили в измерении другого времени. Теперь пытаемся в памяти вернуться к тем событиям прошлой жизни и восстановить то, что тогда понравилось больше. Но со временем было утрачено в нашей памяти. В этом и состоит мера нашей жизни, накопленная в разные времена. Однако так думаю, что нам предстоит ошибаться. Мы должны как-то по-своему прожить свою меру жизни. Смотрю в окно машины и вижу, как часто меняются картины живой природы, также как картины нашей жизни. Мы также несёмся куда-то, как предметы за окном автомобиля и не думаем о мере своей жизни. Лишь трагические события заставляют нас задуматься о мере своей жизни, которая нами была прожита.
       - Маирбек, почему у тебя фамилия азербайджанская, а имя осетинское? - спрашиваю, водителя. - Вообще-то, возможно, догадался. У тебя, наверное, отец азербайджанец, а мать осетинка. Так будет?
       - Точно, угадал! - удивленно, ответил Маирбек Хусаинов. - Отец мой азербайджанец, а мама осетинка.
       - Если ты скажешь, откуда родом твоя мама, - продолжил, тему, - то попытаюсь точно назвать её имя.
       - Мамины родственники все из селения Зильги. - ответил Маирбек. - Это совсем маленькое селение осетин.
       - Ну, тогда проще простого назвать имя твоей мамы. - заявил ему. - Могу сказать не только имя твоей мамы, но и фамилию. Зовут твою маму Зарема или Зара, а фамилия Мисикова или Цагалова. Опять точно попал?
       - Откуда ты все это знаешь? - удивленно, спросил Маирбек Хусаинов. - Девичья фамилия моей мамы Мисикова, а зовут Зара. Ну, ты, прямо, как Шерлок Холмс. Определяешь имя и фамилию с большой точностью.
       - Мало того, у осетин однофамильцы родственники. - добавил своё. - Выходит, что мы с тобой по линии твоей матери родственники. Так как моя тётя замужем за Мисиковым из селения Зильги. В Зильги живут большинство Мисиковых. Почти каждая девчонка или женщина носят имя Зара. Могу другие привести примеры.
       - Ты знаешь в Кофарнихоне столяра, Мисикова Юру из Беслана? - поинтересовался Маирбек.
       - Конечно знаю. - ответил ему. - Сам из Беслана и Мисиковых знаю человек, наверно, пятьдесят. Если не больше. Все мои родственники, по моей тёте. Мисиковы были у меня на свадьбе. Да и так встречались.
       - Тогда у тебя на свадьбе была и моя мама. - добавил Маирбек Хусаинов. - Мама не пропустила ни одну свадьбу родственников за последние тридцать лет. Свадеб у фамилии Мисиковых было много каждый год!
       - Выходит, что мы точно с тобой родственники. - сказал Маирбеку. - Теперь у меня есть родственники и азербайджанцы. Боже мой, как мир тесен! За тысячи километров от Северной Осетии, встретил родственника!
       Мы оба довольные своим открытием, засмеялись и стали вспоминать разные случаи жизни. Оказалось, это большинство того, что рассказывал Маирбек Хусаинов, было известно мне и наоборот. Он знал многое. До поворота в Гиссар оставалось совсем немного. Вдруг, на трассу, с просёлочной дороги, выскочил самосвал. Хусаинов Маирбек едва успел притормозить, чтобы обе машины не стукнулись друг в друга. Впереди нас и самосвала стояли у дороги красные "Жигули". Водитель самосвала нажал на тормоза, но было уже поздно. Самосвал почти на полном ходу врезался в легковой автомобиль. От резкого торможения самосвал занесло на встречную полосу, по которой шёл рейсовый автобус. Самосвал подрезал автобус. Они оба покатились по склону небольшой возвышенности, по которой проходила трасса. В этот момент в наш "КАМАЗ" сзади врезалась легковая машина, которая шла за нами на близкой дистанции и не успела затормозить.
       Сразу стало столько аварий! Хорошо, что мы успели затормозить, иначе, валялись бы внизу. В какой-то миг мы с Хусаиновым Маирбеком оторопели и не знали, кому больше нужна помощь. В этот момент из кустов выбежала молодая женщина с задранной до пояса юбкой и упала без сознания рядом с красными "Жигулями". Хусаинов Маирбек выпрыгнул из кабины и побежал к "Жигулям". Последовал за ним. В легковом автомобиле мужчина и мальчик десяти лет от рождения. Удар самосвала выкинул обоих на заднее сидение. Они были засыпаны разбитыми стёклами от машины и прижаты между сидениями. Двери "Жигулей" заклинило ударом. Вытащить пострадавших из машины не можем. Нужно специалистов.
       - Здесь нужна скорая помощь. - сказал Хусаинов Маирбек. - Их надо зафиксировать, чтобы совсем не поломать. Если они ещё живы. Ты проверь у мальчика и у мужчины пульс. Поеду в ГАИ, здесь совсем рядом.
       Хусаинов Маирбек сел в свой "КАМАЗ" и стал выруливать на свободную часть дороги в сторону Гиссара. Просунул сквозь разбитое стекло руку к мальчику и нащупал пульс на его шее. Мальчик был жив, только без сознания. С мужчиной было сложней. Не мог дотянуться до него. Но было видно, как у него сквозь торчащую кость руки брызгает кровь. Он жив, но сильно ранен. Мужчине нужна срочная помощь. Посмотрел в сторону женщины, которая упала без чувств рядом с "Жигулями", две женщины из легкового автомобиля, который сзади врезался в наш "КАМАЗ", поправляли на ней юбку и приводили в сознание. Вторая легковая автомашина пострадала меньше чем "Жигули". Только бампер помялся. Вот с автобусом и самосвалом дела обстояли хуже. Кабина самосвала валялась в стороне от машины и рядом то, что ещё осталось от водителя, куски окровавленного тела. Водителя буквально разорвало на куски металлом оторванной кабины самосвала. Автобус лежал на боку, в нем копошились люди. В это время отовсюду к автобусу бежали люди, из подъехавших с двух сторон автомобилей. Там могли обойтись и без моей помощи. Мне надо было ждать ГАИ и скорую медицинскую помощь, чтобы помочь вытащить пострадавших из красных "Жигулей". Хотя, возможно, моя помощь никому не нужна.
       Ведь вам ни доктор и не специалист ГАИ. Минут через десять, после отъезда Хусаинова Маирбека, со стороны гиссарского поворота появился автомобиль скорой помощи, а следом за ним автомашины ГАИ и "КАМАЗ" Хусаинова Маирбека. Они подъехали к красным "Жигулям". Сотрудники ГАИ специальными ножницами стали резать металл легковой автомашины, чтобы подготовить доступ врачам к пострадавшим. Металл тяжело поддавался, но резких движений делать нельзя, можно повредить больше пострадавших от аварии. Хусаинов Маирбек и, помогали, как могли, сотрудникам ГАИ. Осторожно выворачивали отрезанные от машины двери и убирали дальше.
       - Отойдите в сторону. - сказал врач скорой помощи, когда мы убрали отрезанные двери. - Дайте доступ к пострадавшим.
       Достаточно опытный врач сразу определил степень повреждения пострадавших и объяснил санитарам, как фиксировать в гипсовых шинах мальчика и мужчину. Пострадавших положили на носилки и провели первую необходимую медицинскую помощь. Затем пострадавших на носилках с капельницами отнесли в машину скорой помощи и повезли в ближайшую больницу. Вместе с ними уехала женщина из "Жигулей".
       Пока оказывали помощь пострадавшим в "Жигулях", к месту аварии приехали четыре автомобиля скорой помощи. Но и этих автомобилей оказалось недостаточно для пострадавших из автобуса. Пришлось останавливать автобус экспресс, чтобы там разместить легко пострадавших, которых не успели забрать. Прошло больше часа со времени аварии. Весть об аварии быстро распространилась по Гиссарском району. Стали подъезжать представители власти района и просто жители района, которые хотели узнать, нужна ли какая-то помощь от них и нет ли среди пострадавших родственников. Народу и машин накопилось много.
       - Здравствуй, Александр! - услышал, голос Фазылова Хасана за своей спиной. - Какой ужас! Мясорубка! Какой ужас! Как только услышал по радио об аварии, то решил поехать помочь пострадавшим людям.
       - Здравствуй, Фазылов! - ответил Хасану. - Вот, ехал к тебе и чуть не попал на тот свет. Эта авария произошла прямо на наших глазах. Если бы мой водитель не затормозил вовремя, то мы были бы пострадавшими в этой аварии. Бедная женщина, она, наверно, сошла с ума от этой аварии. В её автомобиле самосвал раздавил сразу мужа и сына. Здесь, лишь она одна случайно не пострадала. Ну, прямо повезло этой женщины.
       - Как же тогда она не пострадала? - удивленно, спросил Фазылов Хасан. - Ведь машина вся смята помята.
       - Она пошла в кусты оправиться. - объяснил Фазылову. - В это время и произошла авария. Самосвал с поворота врезался в стоящий на дороге автомобиль "Жигули". Затем самосвал подрезал пассажирский автобус, который ехал со стороны Гиссара. В автобусе находилось человек семьдесят. Просто чудо у них, что никто из автобуса не погиб. Возможно, что есть у кого-то переломы костей, но этих людей отвезли в больницу. В первую очередь оказывали помощь сильно пострадавшим, с переломами и кто был без сознания.
       Когда пострадавших на месте аварии не было, офицер ГАИ позвал меня на дачу показаний о происшедшей аварии. Хусаинов Маирбек, наверно, уже давал показания, так как он сидел в своей машине, облокотился на руль машины и дремал. Пострадавшая сзади легковая машина уехала. Водителя автобуса увезли на первой машине скорой помощи. Очевидно, он был сильно ранен. Нам тоже нужно было ехать по делам.
       - Твой водитель спровоцировал аварию? - сразу, стал на меня давить офицер ГАИ. - Говори! Он признался.
       - Если ты так будешь говорить со мной, - разозлился на офицера ГАИ. - То мы с тобой будем говорить в другом месте. Нет вида преступления со стороны меня и моего водителя. Понятно тебе все сказал? У меня есть много дел!
       Тут к нам подошел Фазылов Хасан, он отозвал офицера в сторону и стал ему на ухо что-то говорить в повелительном тоне, словно Фазылов Хасан был большим начальником ГАИ. Офицер только кивал головой и соглашался с тем, что ему говорил Фазылов Хасан. Говорили они минут пять. Наверно, про меня говорили?
      
      13. Деликатный подход.
       Мне уже их надоело тут ждать. Надо было как-то сдвинуть с мёртвой точки затянувшееся здесь время.
       - Извините, уважаемый, господин, - стал распинаться офицер ГАИ, прямо, как Фазылов Хасан, - мы вас большее не смеем задерживать. В этой аварии нет вашей вины и вины вашего водителя. Можно ехать.
       - Александр! Пожалуйста, садитесь в мою автомашину. - пригласил меня Фазылов Хасан в свою "Волгу".
       Перед тем, как сесть в машину Фазылова Хасана, посмотрел в сторону "КАМАЗа" и проснувшемуся Хусаинову Маирбеку показал рукой следовать за нами. "Волга" быстро развернулась в обратную сторону.
       - Что офицеру ГАИ заливал про меня? - спросил, Фазылова Хасана, когда мы отъехали с места аварии.
       - Сказал, что ты большой начальник из Центра. - ответил Фазылов Хасан. - Поэтому он испугался тебя.
       - Молодец, Фазылов! - поблагодарил, Фазылова Хасана, за находчивость. - Людей из Центра надо знать.
       Возможно, что мои слова благодарности сильно подействовали на Фазылова Хасана, он резко выпрямился. Мне показалось, что Фазылов Хасан стал намного выше меня. Вероятно, что Фазылов Хасан человек достаточно впечатлительный, на которого действует просто брошенное в разговоре слово. Вчера он буквально пресмыкался перед каждым моим словом, когда хотел войти в роль человека из Центра и давил на него тяжестью своей "властью". Но, вот, стоило мне поблагодарить Фазылова Хасана одним словом, как он сразу преобразился. Очевидно, в силу действия слова, нам кажутся люди чокнутыми или энергичными, когда мы сами действуем на психику человека словом. Именно поэтому мы стараемся ускользнуть от разговора с выше стоящим начальством. Сами внушаем свою власть над другими, методом давления. Значит ли это, что люди подчиняются не власти, а слову сказанному со стороны власти. Давайте поразмыслим.
       Часто мы говорим, что высоко ценим хорошее слово. Так ли это все на самом деле бывает? Одна и та же речь, сказанная разными людьми, действует на нас по-разному. "Речь нас лечит и калечит." - говорит старая поговорка. По-видимому, так оно и есть. Возможно, что это зависит от силы речи оратора, от влияния его речи на окружающих. Вероятно, что некоторые люди обладают гипнотическим даром речи, о чём они даже сами зачастую не подозревают. На этот счёт могут мнения многих расходится. "Сколько людей - столько и мнений." - говорили древние философы. Пожалуй, что в этом они были правы. "Какая у него прекрасная речь!" - заворожено говорит один слушатель.
       "Его даже противно слушать!" - брезгливо говорит другой, рядом стоящий. Конечно, весьма ужасно, слушать такую противоположность мнений об одном и том же ораторе. Но, если мы хоть немного над этим задумаемся, то определим, что каждый человек был прав в своём решении. Также как "На вкус и цвет, товарищей нет.", так на восприятие сказанного слова оратором.
       Тому есть даже практический пример из моих школьных уроков, которые припадаю в различных классах и по самым разным предметам. Как в области истории изобразительного искусства, так и по искусству. Возьмём в начале урок рисования. Объясняю ученикам шестого класса, что такое изобразительное искусство. Показываю на репродукциях разных художников. Внимательно слежу за учениками. Каждый занят своим делом и только несколько учеников внимательно вслушиваются в каждое сказанное мной слово.
       Закончился урок рисования. Всего лишь через два урока в этот день возвращаюсь в этот же класс. Начинаю вести урок истории по изобразительному искусству. Большая часть учеников внимательно слушает рассказы об истории художников "Эпохи возрождения", но ученики, которые интересовались на уроке рисования картинами художников "Эпохи возрождения", заняты своим личным делом, не слушают меня. Таких примеров можно привести множество. Вот, сейчас, когда показал вам этот обычный пример, рассудите сами, как можно воспринимать такое различное отношение к одному и тому же оратору. Вы скажите, что тут слово не причём. Здесь интерес к предмету урока, а не к слову оратора. Но, могу возразить.
       Бывал на подобных уроках в других школах. Все выглядело по-другому. Очевидно, что все-таки слово воздействует на психику человека больше, чем предмет. Все зависит от того, как оно было сказано, в какой интонации, в какой обстановке. Оратору за этим надо следить. Не допускать ошибок в мастерстве своей речи. Мои мысли прервал скрип раздвигающихся ворот товарной базы. Посмотрел в окно. Возле проходной увидел вчерашнего старика, который дружелюбно улыбался, помахал мне рукой. Тоже взаимно приветствовал интересного старца, словно он был из моих любимых сказок, которые с детства любил читать. Когда мы въехали на территорию товарной базы, распорядился, чтобы Хусаинов Маирбек получил со всех складов-ангаров по накладным необходимый груз и затем поднялся к нам в кабинет Фазылова Хасана.
       - Что сегодня будешь пить? - спросил Фазылов Хасан, как только вошёл в его кабинет. - Коньяк или водку?
       - Маленькую рюмку коньяка, пожалуй, можно. - согласился с Хасаном. - Нужен нам небольшой куфт после аварии.
       - Что такое куфт? - поинтересовался Фазылов Хасан. - Где-то встречал такое слово, но давно забыл.
       - У многих народов Кавказа есть такая традиция. - ответил ему. - Отмечают то, что человек случайно остался жив, а мог погибнуть. Читают молитву во славу Бога. Как бы трапезничают за счёт спасённого человека.
       - Да, такое дело надо обязательно отметить. - согласился Фазылов Хасан. - Прославим Аллаха, что ты, Александр, остался жив. Ведь ты мог погибнуть в аварии. Вспомним, тех, кого уже нет с нами рядом. Пусть им всем будет легко на том свете от наших воспоминаний. Мы здесь никогда их не забудем. Аллах Акбар!
       Мы выпили по рюмке коньяка, закусив шоколадными конфетами, которые были в вазе на кабинетном столе Фазылова Хасана. Вскоре в кабинет вошёл молодой парень, что-то тихо сказал на ухо Фазылову Хасану.
       - Да! Чуть не забыл! - воскликнул Фазылов Хасан. - Говорят, что твои парни искусные мастера. Могут любой сарай и кибитку превратить в сказочный дворец. Александр, люди правду говорят? Может быть, это ни так?
       - Ну, может быть, слегка преувеличивают. - загадочно, ответил ему. - Скажи, что тебе надо делать? Помогу.
       - Давай, мы с тобой договоримся так. - намекнул Фазылов Хасан. - Ты мне даёшь, на время, свой товар, рабочую силу мастеров. С тобой буду рассчитываться за сделанную работу, не деньгами, а товаром, который ты у меня видел на складах. Сейчас это называется "бартер", который ты видел у меня. Согласен?
       - Мне стоит обдумывать. - уклончиво, согласился. - Мои мастера сейчас сильно заняты. Как только освободятся, то обязательно свяжусь с тобой. Ты не думай, что темню. У меня есть обязательства перед Исполкомом Душанбе. Обязательства всегда нужно выполнять, чтобы после не было проблем.
       - Если думаешь про Насырова Сухроба. - сказал Фазылов Хасан. - Так это он мне посоветовал с тобой поговорить. Сухроб так мне сказал, что ты, очень, нужный человек в наших делах в Республике.
       - Ну, если так обстоит дело! - воскликнул ему. - Дела наши пойдут в гору. Тогда по рукам! Работа за мной.
       Мы ударили с Фазыловым Хасаном по рукам, в знак нашего взаимного согласия и выпили по рюмке коньяка. После двух рюмок коньяка, язык у Фазылова Хасана развязался. Он стал мне рассказывать о своей товарной базе.
       Из его разговора узнал, что по областным городам Таджикистана есть много товарных баз, которые находятся под контролем Насырова Сухроба. Товарные базы посещают гости из стран Востока, которые завозят дефицитный товар. Так вот. Восточных гостей, очень, интересует, то, чтобы их вместе привезёнными товарами, принимали хорошо. Создавали все условия пребывания гостей Востока.
       - Так в чём тут моя главная задача? - поинтересовался сам. - Что могу сделать для наших восточных гостей?
       - О-о! Тут у тебя море работы! - воскликнув, ответил Фазылов Хасан. - Надо делать рестораны, гостиницы, бары, арабские бани и многое, многое другое. В восточном стиле и очень красиво, чтобы нравилось всем.
       - Так у меня парни мастера художники, а не строители. - возразил ему. - Строить дома художники не умеют.
       - Мы твоим хорошим художникам, - продолжил Фазылов Хасан, - прибавим хороших строителей. Ты будешь ими всеми руководить, у тебя хорошо получается руководить. Остальное, не твоя забота. Мы разберёмся.
       - Вы, что, меня покупаете что ли, как товар? - возмутился Хасану. - Как, тогда должен все от тебя понимать?
       - Как хочешь, понимай. - спокойно, ответил Фазылов Хасан. - Ты сам себя продал в СМНУ-8, когда согласился работать с Насыровым Сухробом по установке Душанбе. Обратной дороги у тебя от нас нет.
       У меня похмелье от коньяка мгновенно прошло. Сейчас понял, как влип в грязную историю, из которой трудно будет выбираться. Мало того, произвольно втянул сюда в эти дела своих парней, которые мне доверились, как своему учителю. Было бы страшной бессмыслицей соглашаться с предложением Фазылова Хасана. Однако, пока, другого выбора нет. Придется остаться работать в этих сетях до удобного случая. Теперь понятно, почему они не хотят платить деньгами. Деньги им нужны самим, чтобы деньги вкладывать в какие-то тёмные дела или переводить в иностранные банки. Со мной можно мафии рассчитываться контрабандным товаром, которым забиты все их товарные склады. Светиться с товаром им опасно.
       - Хорошо! Допустим, с тобой согласился. - стал прощупывать, на словах, Фазылова Хасана. - Будем за работу получать твой бартер. На что тогда будем покупать лепёшки и оплачивать коммунальные услуги?
       - На эти цели за вами оставят всю вашу зарплату на старых рабочих местах. - заучено, ответил Хасан.
       Ни стал спрашивать Фазылова Хасана, согласятся ли на это руководители предприятий. Здесь все ясно, давно эти люди повязаны сетями государственной мафии. Однако, все колебался, не решался соглашаться с таким поворотом всех дел. Но в душе понимал, что попался с криминалом и на долго. Следовательно, это они меня давно пасли и готовили к такой работе, а даже не подозревал, что вокруг меня плетут такие сети. Погромы тут не причём. Все равно они нашли бы повод, как притянуть меня к себе. Тем боле, что постоянно говорил о бизнесе, вот они и подготовили мне бизнес. В который вляпался по самые уши.
       Так мне за это и надо! Нужно было мне вначале все хорошо обдумать, прежде чем соглашаться. Но, интересно, знает ли об этом Алиханов Али? Если знает, то, после этого хотел бы его спросить, как ему можно быть справедливым и честным, находясь в лживых сетях такой мафии, как руководство партии. Как все-таки поразительно лживы эти люди. Тут развёл с ними философию об искусстве, про таджикских великих предков. В то время, как они меня просто использовали как товар. Вот где Людмила была права, что большие деньги так просто не отдают. Женское чутье сразу подсказало ей, что за просто так подарки ценные не дают. Здесь кроется огромная связь между мафией Востока и мафией республики.
       - Может быть, мы по рюмке коньяка выпьем? - настороженно, предложил Фазылов Хасан. - На дорожку.
       - Нет! - решительно, отказался от выпивки. - У меня, сегодня, имеется много работы по объектам в Душанбе.
       - Тогда тебе пора ехать. - сказал Фазылов Хасан. - Тоже буду сильно занят. Скоро гости приедут к нам.
       "Понятно, какие гости." - подумал сам. - "Опять мафия с Востока прибыла к нам. Посмотреть бы мне на них."
       Прощался с Фазыловым Хасаном натянуто. Он обходился без "уважаемый". Понятно, что "уважаемый" хорошо пристегнул меня к себе и его приманку заглотнул сильно, ему осталось только дёргать за верёвочку, когда ему буду нужен. Получается, что стал у них марионеткой. Как хотят, так и вертят. Значит, мне надо аккуратно работать в сетях, чтобы меня не посадили за решётку. В том, что работаю с ними по своей специальности, нет никакого криминала. Полагаю, нет криминала и в том, что в товарной базе работают люди, нанятые по трудовому соглашению, как обычные рабочие по найму. Таким же образом могу узаконить свой труд. Надо мне с ними утвердиться, как предприятие. Однако, как назвать новое предприятие? Фазылов Хасан сказал, что объединят художников и строителей. Пожалуй, так и назову "Производственное объединение "Дизайнер". Ведь мы, строители и художники, будем заниматься дизайном зданий.
       - Если вы хотите, чтобы у нас все было прекрасно, - сказал, Фазылову Хасану, перед уходом, - то надо оформить всех подчинённых мне людей в одно предприятие. Назовём его - "Производственное объединение "Дизайнер". Подбором кадров займусь сам. За вами подготовка документов. В этом случае работники будут подчиняться мне. С вами сам буду оформлять договора. Поскольку это уже будет мое личное предприятие, то оно должно получать прибыль на своё развитие. Если вы со мной не согласитесь, то не смогу управлять людьми, которые оказали мне своё доверие. В таком случае группы распадаются. Вы их не соберёте. Так что поговори хорошо на эту тему с Насыровым Сухробом. Фазылов, ты понял меня прекрасно?
       - Согласен. - ответил Фазылов Хасан. - Но при таких обстоятельствах с тебя будут брать налоги. Ты потеряешь огромные суммы. Наш бартер придется оформлять в законном порядке через платёжные документы, которые тоже будут облагаться налогом. Ты это хотя бы понимаешь? Зачем нам терять огромные суммы?
       - Понимаю! - резко, ответил. - Сам это скажешь Сухробу. Ты ведь внимательно слушал меня?
       Фазылов Хасан настороженно протянул мне на прощанье руку, словно боялся, что её оторву у него. Крепко, со злостью, пожал ему руку, да так сильно, что почувствовал, как затрещали суставы на пальцах. Ничего, пусть он знает, что могу врезать по роже, при удобном случае. Пускай хорошо знает мою силу. Автомобиль Хусаинова Маирбека гружёный стояла у ворот. Посмотрел наличие оформленных товаров и подписал накладные. Фазылов Хасан ни стал проверять наличие груза и не глядя, подписал документ. Старик открыл ворота. Погода улучшилась. Вышло солнце. Мы ехали в направлении трассы к городу Душанбе. Было обеденное время и по дороге к трассе не было машин.
       Мы быстро добрались до трассы. Обратил внимание на то, что на месте бывшей аварии все убрано, кое-где валяются стекла от разбитой машины. Хусаинов Маирбек снизил скорость машины, медленно проехали место аварии. На душе у меня была тревога за прошедшую на месте трагедию. Возможно, что никто и никогда не узнает основную причину этого несчастного случая, который повлёк к гибели водителя самосвала и различным травмам множества людей. Вот тебе и мера жизни. Человек унёс с собой тайну, от которой зависели жизни многих людей. Даже винить теперь некого. По-видимому, так было предрешено судьбой этого человека, несчастным случаем на дороге. Конечно, все остальные были принуждёнными участниками несчастного случая в пути. Машина увеличивает скорость. Мы покидаем место аварии. Но мой разум по-прежнему во власти пережитого мной события. Постепенно чувствую, как мой позвоночник начинает сжиматься и струйки холодного пота скользят от шеи вниз по моей спине. Мне становится трудно сидеть и думать. Голова гудит, а спина, словно камень и холодная, как лёд.
       Страх за состояние моего тела и разума, будто червь, поедает меня всего изнутри. Впадаю в депрессию от непонятного моего состояния. Причиной тому была не авария, а скорее всего то, что узнал от Фазылова Хасана, как меня втянули в сети мафии (если это можно так называть в Средней Азии). Никак не мог подумать, что меня вот так просто можно втянуть в какие-то авантюрные события жизни. Мой разум бурлил и не хотел воспринимать это определение в действительность моей жизни. Быть может, сознавая, что это случилось, все мое естество объявило протест и не хочет принимать фактическое событие за действительность. Сижу, как истукан и не могу владеть собой. Пытаюсь сам перебороть своё состояние и расслабиться. Но напряжение в спине усиливается. Мне кажется, что скоро полностью окаменею, как каменная глыба, от которой нет пользы. Не хочу быть просто частью природы.
       - Раис, куда ехать будем? - спрашивает Хусаинов Маирбек, когда мы подъехали к городу. - Где объекты?
       Мне тяжело говорить, так как от сильной боли в спине свело скулы и невозможно открыть рот. Благо мои пальцы шевелятся. Показываю Хусаинову Маирбеку пальцем на накладные в папке. Маирбек останавливает машину и растерянно смотрит на мое лицо, которое от напряжения натянулось так сильно, как струна. Мне кажется, будто вот-вот лопнет кожа лица. Возможно, что вам неведомо это состояние, которое не надо вам познавать, так как оно пагубно любому из нас. В любой момент мог стать инвалидом. Показываю Хусаинову Маирбеку пальцами движение машины. Мы медленно двигаемся вперёд. Маирбек берет с моих колен папку с документами и по первой накладной отправляется в Душанбе. Машина едет по знакомым улицам города. Определяю, что путь в ресторан "Согдиана". Ближе к выбранному объекту напряжение во всем моем теле немного спадает. Только спина беспокоит меня. Боюсь шевелиться, чтобы опять меня не свёл паралич. Мне совсем не хочется быть обузой кому-то.
       - Маирбек! Ты извини меня. - осторожно, выдавливаю, свои слова. - У меня сильно болит спина. Поэтому ты проследи за разгрузкой и подпиской документов. Это тебе совсем не трудно будет. Все тебе оплачу.
       - Да, конечно, все это сделаю. - испуганно, отвечает Хусаинов Маирбек. - Мне это совершенно не трудно.
       Грузовой автомобиль "КАМАЗ" сдаёт задом к служебному входу ресторана, из которого выходит бригада Сабирова Таймураза. Лица у парней довольные, ведь им никогда не довелось видеть в ресторане такую импортную мебель, которая с инкрустацией цветным металлом по контуру и на фоне темно-красного дерева эта инкрустация выглядит очень богато. Так сделаны столы и стулья всего столового сервиза мебели.
       - Учитель! Откуда богатство? - спрашивает Сабиров Таймураз. - С роду такой красивой мебели не видел.
       - Раис сильно болен. - останавливает Хусаинов Маирбек, Сабирова Таймураза. - Он тебе после расскажет.
       Сабиров Таймураз больше ни о чём не спрашивает. Он и так видит мое состояние по моему лицу. После разгрузки мебели Таймураз подписывает товарные накладные на приём груза. Мы сразу уезжаем. Точно таким же образом мы развозим весь груз по нашим объектам и только к вечеру направляемся в сторону Кофарнихона. К этому времени мне становится настолько лучше, что могу самостоятельно спускаться с машины и дойти до своего дома. Когда спускаюсь с автомашины, вижу, что Фазылов Хасан опять положил мне две большие сумки с разными подарками. Но у меня нет, ни каких сил нести их домой.
       - Маирбек! - обратился, напоследок к водителю. - Одну сумку с подарками оставь себе, а вторую сумку отнеси в мой дом. Не забудь оставить свои документы на оформление. Завтра ты свободен, у меня работа в школе и в статистическом техникуме. Следующий раз опять позвоню. Без работы ты у меня не будешь.
       Тяжело передвигая ногами по лестнице, медленно стал подниматься к себе на четвёртый этаж дома.
       - Папа, пришёл! - радостно, кричит Виктория, цепляется руками за меня и обнимает. - Мой, папа! Как рада!
       Мы целуем друг друга в щёку и, скрывая боль в спине, прохожу в зал, чтобы там снять с себя верхнюю одежду и переодеться в домашнем белье. Спина меня все также продолжает беспокоит. Стараюсь от своих домашних скрыть боль, но это все равно заметно от напряжения в моем движении и от скованного лица.
       - Саша, что с тобой? - с беспокойством, спрашивает меня, Людмила. - У тебя что ли опять спина беспокоит?
       - Все пройдёт. - отвечаю жене. - Ты только натри хорошо мне спину, чтобы все напряжение мое скорее прошло.
       - Хорошо! Ложись на диван и сними майку. - соглашается Людмила и начинает втирать в спину едкую мазь.
       Спина горит от боли и от едкой мази. Постепенно, у меня боль и напряжение в спине проходят. Встаю.
       - Папа, приготовила тебе кушать. - кричит Виктория, из кухни. - Иди быстрее. Тоже буду, есть с тобой.
       На обеденном столе уже разложены шоколадные конфеты, торт, печение и другие различные сладости.
       - Такие сладости папа будет кушать только после борща. - говорит жена, дочери. - Ты можешь кушать сейчас свои сладости. После этого у тебя быстро начнут падать зубы и сильно болеть живот от всего сладкого.
       - Зубы у меня уже давно выпали. - отвечает дочь и показывает свой беззубый рот. - Вон, новые растут. Мой живот тоже не лопнет, он резиновый и сильно растягивается, как футбольный мячик. Когда много кушаю.
       Виктория пыжится, шлёпает себя ладонью по голому животу, который надулся у нее большим пузырём.
       - Хватит шлёпать себя по животику. - говорю, Виктории. - Нам надо заполнять его разными продуктами.
       Людмила наливает дочери чашечку какао с молоком. Виктория, забравшись на огромный стул, запускает обе руки в вазу с конфетами. Затем, определив, что так сразу все конфеты невозможно съесть, Виктория подвигает вазу ближе к себе, берет из вазы одну конфету, откусывает её и запивает какао. Мы оба сидим и гримасничаем друг другу, строим разные рожицы, довольные своим застольем и встречей за этот день.
       Ужин с дочерью - прямо праздник моей души, эликсир моего здоровья. Мы шутим и смеёмся. Рассказываем друг другу забавные истории. За таким ужином забыл все тяготы сегодняшнего дня. Мой недуг постепенно покинул меня. Состояние моего организма опять вернулось к норме. Людмила наблюдает за нами со стороны. Сама смеётся над нашими гримасами. Мы довольны, что у нас есть общий интерес к жизни.
       - Хватит вам сидеть на кухне за столом. - говорит нам, Людмила. - Свои штаны и стулья протёрли до дыр.
       - У меня нет дыр. - говорит Виктория, заглядывая на стул под свою попку. - Посижу за столом, пока появятся дырки на штанах и стуле, а мой папа может пока постоять рядом со мной и покушать сладости.
       - Нет уж! - возражаю дочки. - Стулья ремонтировать, после твоих дыр, не собираюсь. Пошли лучше в наш зал.
       Виктория, как колокольчик, заливается смехом и цепляясь за мою руку, отправляется в зал. Мы там с ней долго рисуем разные рожицы, которые только что строили друг другу за ужином. Виктория постоянно придумывает все новые и новые темы рисунков. Просит меня помогать рисовать. Шепчет мне свои секреты. Прекрасным завершением сегодняшнего дня становится подготовка ко сну. Виктория клюёт носом за столом. Цветные карандаши падают у нее из рук. Виктория засыпает за своими рисунками. Осторожно беру дочь на руки и отношу в детскую кроватку, которую застелила Людмила. Мы оба чмокаем дочь в её розовые щёчки, которые ярко горят от её восторга к жизни. Виктория морщится и улыбается, но это во сне. Артур и Эдик опять секретничают в своей комнате, мне слышно, как они перешёптываются в темноте. Это хорошо, что между братьями всегда есть дружба, лишь бы обратно у них не было сговора к побегу из дома. Когда у наших сынов пройдёт страсть, бегать из дома, тогда, может быть, все будет спокойно у нас в семье.
      
      Часть- 2. Стабильные дела.
      
      1. Гиссарские дела.
       Вместе с ушедшим беззаботным летом у моих детей, также ушли на второй план мои воспоминания о том трагическом празднике лета у Варзобского озера, где зверски были зарезаны Мадина и Анвар Салмаевы. У меня появились новые заботы, связанные с подготовкой к моей учёбе в университете. Приближался осенний семестр за первое полугодие нового учебного года. Надо было усиленно готовиться к осенним зачётам. Новый учебный курс. Новые учебные предметы, которые увеличивали не только наше знание, но и объем новых дисциплин. Повышение нагрузок было так велико, что целыми днями ходил с опухшей головой, в которой постоянно накапливались различные проблемы в области изучения различных наук и в повседневной работе на объектах Душанбе. Мое сердце беспокойно билось о стенки грудной клетки, словно, как птица, пыталась покинуть замкнутое пространство своего заточения в окружении нагрузок. Мне страшно было не от нагрузок в работе, к которым постепенно привык. Мой страх был в переменах вокруг меня. Перед началом учебного года в Курган-Тюбе, Куляб, Гиссар прошли массовые волнения и погромы. Чувствовалось, что люди Насырова Сухроба или те, кто был над ними, начали воплощать в жизнь свою программу беспорядков в Таджикистане. В Худжанде (Ленинабаде) и в Ленинабадской области, было относительно спокойно.
       Экономически сильный Худжанд пытался сохранить свою стабильность и пресекал всякие попытки раздора в своей области. Руководство города предупредило верховную власть Таджикистана, что, если в столице республики, в Душанбе, не пресекут беспорядки, которые расползаются, как раковая опухоль, от столицы по всей республике. Тогда Худжанд примет свои меры пресечения, включая полное отсоединение Ленинабадской области от Таджикистана, как самостоятельного государства со столицей в Худжанде. Естественно, что слабый центр не мог противостоять более сильному Худжанду, которого тут же стали поддерживать этнические узбеки и киргизы, заинтересованные в стабильности своего региона в Ферганской долине. Вокруг которой граничили Узбекистан и Киргизия. Худжанд поддержали многие районы других областей Таджикистана, граница которых проходила рядом с Ленинабадской областью.
       Перепуганный центр, начал вести частые переговоры с кланами республики о стабильности верховной власти в Таджикистане со столицей в Душанбе, где стали наводить порядок местные власти. Исполком Душанбе не жалел никаких средств на восстановление столицы своей республики. Довольствуясь тем, что имеет, Насыров стал подгонять меня с работой в Душанбе, намекая мне о том, что в нашей помощи нуждаются областные и районные центры республики, где уже прошли массовые беспорядки.
       Чтобы разрядить остановку в бригадах и снять напряжение в работе на объектах в самом Душанбе, направил в Курган-Тюбе бригаду Гиззатулина Рашида и куратором над ними поставил Шевелёва Валеру. За Гиссаром закрепил бригаду Садридинова Давлята, которого взялся курировать Толбоев Аджин. Таким образом, убрал от своего центра скандальную бригаду Гиззатулина Рашида и сборную бригаду Садридинова Давлята, в бригаду которого были набраны люди с различных мест и районов, в основном, кто проживал в Гиссаре.
       В самом Душанбе остались лишь художники и альфрейщики, из Кофарнихона и Душанбе. Работать мне стало на много легче. После того, как развязал обстановку на объектах столицы, сказал Насырову Сухробу, что частично своё руководство на рабочих местах передаю кураторам, которых буду контролировать. В таком положении дел могу быть, одновременно, на очередной сессии в университете и управлять работой бригад на объектах по всему Таджикистану. В противном случае, буду вынужден оставить работу и пойти в университет на сессию с отрывом от основной работы на местах. Так как учёбе в университете для меня сейчас главнее.
       - Как это тебе будет удобно, так и делай. - согласился Насыров Сухроб. - Только чтобы работу не завалил.
       - Значит, мы с тобой пришли к тому, - сам уточнил, - что у нас должны быть стабильные дела, как в работе на всех объектах, также и в моей учёбе на сессии в университете одновременно., лично, за такой вариант.
       - С тобой согласен. - сказал Насыров. - Но, чтобы наши дела во всем действительно были стабильны, ты должен сам съездить в Гиссар, Куляб и Курган-Тюбе на товарные базы. Договориться об оплате труда своих рабочих на местах. Товарные базы являются основными заказчиками на объектах в данных городах. Поэтому тебе самому надо провести переговоры именно с директорами этих товарных баз.
       - Хорошо! - согласился с ним. - Завтра же рано утром еду в Гиссарскую товарную базу к раису Фазылову Хасану.
       Мне было понятно, что Сухроб решил во многих местах закрепить за товарными базами основные объекты, которые разрушили его люди. Поставить пострадавшие объекты в зависимость от материалов на товарных базах потребсоюза и потребкооперации. Тем самым закрепит свою власть через руководителей товарных баз, чем способствует развитию потребности дефицитных материалов по каналам контрабандных источников материалов из стран Востока, которые спешат первыми проникнуть на наши рынки. Чтобы долго не стоять у городских заправочных станций, Гиззатулин Нигмат заранее заправился в строительной базе "Рагун", где мы снимали себе в аренду склад-ангар под разные материалы. Захватив с собой канистру бензина в багажник машины, мы ранним утром выехали в Гиссар, чтобы к обеду вернуться. Всюду моросил осенний дождь. Дорога настолько опасная, что мы рисковали свалиться в арык у дороги. Машину постоянно заносило на селевых потоках через дорогу до Душанбе. По Душанбе ехать намного легче.
       Вчера перед дождём уборочные машины почистили город и уличные лужи помогали нам смыть гряз с колёс нашего автомобиля. Но уже сразу за городом погода ещё больше испортилась, глинистая почва расползлась всюду. На дорогу было страшно смотреть.
       Мы не проехали и десятка километров от Душанбе, а нам повстречались уже три аварии. Сбросив с себя куртки, под проливным дождём мы растаскивали вручную автомобили почти на том же самом месте, где весной пострадал автобус с пассажирами из-за самосвала. В этот раз перевернулся гружёный "КАМАЗ". Несколько легковых автомобилей столкнулись здесь из-за плохой дороги и сильного тумана. Жертв не было, но четверым раненым пришлось оказывать скорую медицинскую помощь и растаскивать побитые автомобили, чтобы освободить себе дорогу проезда в Гиссарскую товарную базу, которая была недалеко от аварии.
       Не хочу вспоминать мелочи и неприятности езды по очень грязной трассе до Гиссара. Могу только сказать, что путь нам показался настолько длинным, словно мы отправились не в город ближайший от Душанбе, а где-то на край света, где очень грязно и много с неба льёт воды, как из открытого крана. Приехали мы в Гиссарскую товарную базу совсем в другом настроении, чем до отъезда сюда. Весь наш автомобиль, и мы сами, были настолько измучены и в такой сильной грязи, что противно было появляться перед кем бы то не было. Можно было подумать, что мы ехали в дождь с открытой крышей в автомобиле и под грязевым проливным дождём. Хорошо, что ещё дома догадался положить свои документы в двойной целлофановый пакет, таким образом, спас все свои документы. Но наша одежда уже не подлежала спасению. Требовалась хорошая стирка не только нашей испачканной одежды, но также нас обоих.
       - Вас только на соревнование в США отправлять. По спорту "Кто больше испачкается". - сказал Фазылов Хасан. - Сейчас для вас, что-нибудь придумаем. У нас найдётся вам хороший душ и свежая одежда.
       Рабочий товарной базы проводил нас в котельную, где действительно был хороший душ и горячая вода. Мы с Нигматом не могли поверить своим глазам. После такой грязи на дороге, нам казалось, что весь мир испачкан красной и коричневой глиной, а тут такая роскошь с горячей водой. Убрал свои документы в сторону. Прямо в грязной одежде полез под горячий душ, чтобы так начать избавляться от грязи.
       - Вот даёт, раис! - засмеялся Нигмат и следом за мной полез в одежде под струи горячей воды.
       Рабочий посмотрел на нас и стал смеяться так громко, что на его смех прибежали его коллеги по работе.
       - Вроде не пьяные? - смеясь, говорил наш проводник, другим рабочим. - Наверно крыша того, поехала?
       Прибежавшие люди смеялись над нами и показывали пальцы на свои вески, от этого было не понятно и смешно. Кто это из нас поехал, они или мы? Но знал, что мокрую одежду легче приводить в порядок, чем грязную, а она у нас и без душа была, мокрой и грязной. Так что все сделал правильно, таким образом, избавляясь от грязи. Теперь нам можно совсем раздеться и хорошо помыть своё грязное тело под горячей водой, которая нас так сильно распарила, что мы стали с кожей розового цвета, как новорождённые дети. Пока мы с Гиззатулиным Нигматом мылись под душем, нам принесли два свёртка с одеждой. Вытерся насухо полотенцем и развернул свой свёрток.
       В нем был серый костюм-тройка с блесками. Намного лучше того костюма, в котором приезжал сюда весной и в котором хожу на сессию в университет. Кроме костюма-тройки в свёртке модная мужская сорочка "Mister-D". Там лежали также галстук, носовой платок, авторучка с золотым пером, блокнот с калькулятором и с календарём. В коробке были черные туфли с японскими носками, большая кожаная деловая папка, в которой находился полный набор канцелярских товаров. Свёрток Гиззатулина Нигмата был намного скромней, но, главное, в нем была сухая и чистая одежда. Мы отжали мокрую одежду и развешали сушить на горячие отопительные трубы. Затем мы полностью оделись.
       - У меня не будет времени приходить в котельную. - сказал, Нигмату. - Ты заберёшь одежду?
       - Да, конечно! - согласился водитель. - Как высохнет, так заберу. Здесь сильно горячие трубы.
       - Фазылов Хасан тебе подарил, чтобы ты не мок. - сказал мне рабочий, протягивая в упаковке японский зонтик.
       Под зонтиком пошёл через территорию базы в контору, на второй этаж, в кабинет директора Гиссарской товарной базы, Фазылова Хасана.
       - Вот, уважаемый, теперь ты хорошо выглядишь! - сладко пропел Фазылов Хасан, любезно приглашая меня к своему столу. - Сейчас будем кушать и отдыхать. После о делах наших поговорим, которых у нас много.
       Фазылов сказал по телефону на таджикском языке, чтобы в его кабинет принесли обед на двоих. Выходило, что у нас с ним будет серьёзный разговор тет-а-тет. Без всяких свидетелей. Но только о чём? Не прошло и пяти минут, как стол в кабинете Хасана был накрыт лучше, чем весной возле Гиссарской крепости. Принесли нам "Юбилейный" армянский коньяк, красную и чёрную икру с маслинами.
       "Прямо, как принца арабского встречают!" - подумал. - "Наверно, это Насыров Сухроб распорядился мне подсластить. Так сильно ему дорог. Вот интересно! Будут сегодня дорогие подарки и деньги в конверте?".
       - Угощайся, уважаемый! Чем богаты тому и рады. - предложил Фазылов Хасан, любезно указывая на стол. - Вначале лёгкий завтрак по-таджикски. После разговор о деле. Затем плотный обед по-русски с коньяком.
       Как подобает на Востоке, тоже любезно поклонился хозяину, и мы стали сытно обедать. Во время завтрака по-таджикски обменивались приятными словами. Говорили о прекрасном, но основную тему мы не затрагивали. Так, разговор ни о чём. Просто отдых за хорошим столом, с пиалой душистого чая, без спиртного. Наверно, разговор у нас будет вполне серьёзным, если раис товарной базы голову хочет иметь ясную.
       - Пожалуй, пора нам переходить к делу. - сказал Фазылов, серьёзным тоном, когда остатки завтрака по-таджикски убрали со стола и Фазылов Хасан отключить все аппараты связи. Видимо, Насыров Сухроб, уже проинструктировал его, как надо со мной разговаривать по сегодняшнему вопросу без всяких проколов.
       - У нас есть большие связи со странами Востока. - продолжил разговор, Фазылов Хасан. - Но у нас нет наличных денег, чтобы покупать на Востоке нужный нам товар. Идёт вопрос о бартере. Ты понимаешь меня?
       - Нет, не понимаю? - честно, признался ему. - Ты говори мне всё толком. Тогда постараюсь тебя понять.
       - Дело в том, что буду за труд твоих работников рассчитываться бартером. - объяснил Фазылов.
       - Теперь понял тебя. - ответил ему. - Но мы с тобой весной на эту тему разговаривали. Лично не против бартерной оплаты. Однако, как люди будут рассчитываться за коммунальные услуги? На что люди будут покупать лепёшки и чай? Главный продукт в Таджикистане. Есть другие вопросы с деньгами.
       - Оплату коммунальных услуг исполкомы возьмут на себя. - пояснил Фазылов Хасан. - Эту проблему утрясёт Насыров Сухроб. С продуктами мы тоже решим вопрос. Все это вы получите бартером. Что же касается свежих лепёшек, то жители кишлаков получат дополнительно муку бартером. Горожан закрепим за хлебопекарнями, где они смогут по отдельному списку без очереди, получать свежий хлеб и лепёшки по утверждённой норме на каждого человека.
       Скоро в городе хлеба не будет и все жители будут приобретать хлеб в определённых пекарнях. Только они это будут делать за деньги, а наши люди по списку. Так как мы будем всюду поставлять муку. Кроме того, все твои работники тут будут во время работы бесплатно кушать.
       - Вот теперь мне понятно. - ответил Хасану. - Однако, мне на нашу договорённость нужен документ. Завтра все может измениться и меня или тебя, рабочие растерзают. Когда между нами будет контракт, рабочие могут сослаться на него. Через арбитражный суд получат свои деньги за работу. Так будет честно перед всеми.
       - Зачем нам арбитражные суды? - настороженно, спросил раис. - Можно нам мирно все решить.
       - Имею ввиду ни нас с тобой. - пояснил, Хасану. - Нас с тобой в любое время могут убрать, живьём или трупом, а рабочие тут не причём. Им нужно семьи кормить. Вот тогда рабочие с нашим контрактом пойдут добиваться своего в арбитражный суд. Прежде нужно думать о людях, которые нас кормят своим трудом. Если мы людей обманем, то они нас бросят. Без людей у нас все пропадёт. Мы даже семьи спои не сможем кормить.
       Видимо до этого флегматика тяжело доходили мои слова. Фазылов Хасан долго молчал, насупив брови. Возможно, это он рассчитывал, что потеряю разум при виде дорогих подарков и соглашусь на любые его предложения. Но со мной у него разговор не получился. Вот он и ломает себе мозги. Как разговаривать?
       - Должен поговорить с Сухробом. - наконец-то, созрел Фазылов. - Сейчас ему позвоню.
       - Хорошо! - согласился с Хасаном. - Ты звони Насырову, а пойду вода бросать. Много пил чай, он давит мне на живот.
       Тогда не знал, что Насыров Сухроб давно обговорил различные варианты оплаты бартером нашего труда в Гиссаре, Кулябе и в Курган-Тюбе. Мне такое решение выгодно, как необходимость выхода из-за отсутствия наличных денег, путём перехода оплаты работы бартером. Прямо натуральный обмен при феодализме. В действительности все выглядело по-другому. На моем счету в сбербанке лежало около миллиона рублей, якобы под материалы, которые можно было свободно использовать на зарплату рабочим. Тем более, что Гиссарская, кулябская и курган-тюбинсакая товарные базы снабжали напрямую все рабочие объекты необходимыми материалами. Наверное, отпуск материалов на ремонт и отделку объектов производился не в благотворительных целях. Кто-то за все это платил? Вполне возможно, что эти самые деньги поступали на мой и, вероятно, на другой счёт, как оплата за труд и за материалы.
       Насыров Сухроб говорил мне, что это резервные деньги на материалы ремонта новых объектов. Возможно, что это так, но, думаю, что эти деньги были резервом для самой мафии. Ведь никак не попадал под криминал и в случае необходимости, мафия могла использовать резервные деньги у меня на счету в сберегательном банке по своему назначению. Например, под видом оплаты за материалы рассчитаться за контрабандные поставки из стран Востока. По курсу доллара на чёрном рынке или по тому же курсу на чёрном рынке скупить доллары у контрабандистов. Затем спрятать контрабандные доллары в нейтральный банк за пределы Таджикистана. Возможно, есть и другие варианты, к примеру, держать эти деньги у меня на счету в сбербанке, как воровской общаг для поддержки мафиозных структур, по тому же принципу, что и общаг у русских воров в законе.
       - Александр! Что-то ты там, застрял что ли? - услышал, за дверью, беспокойный голос, Хасана, - Заблудился в лабиринте наших сортиров? Иди в кабинет. Устал тебя ожидать. Пора обедать по-русски.
       Видимо продолжительный телефонный разговор Насырова Сухроба и Фазылова Хасана был на пользу нашей сделки. Лицо Фазылова прямо светилось радостью и надеждой на светлое будущее. Хасан показал на кувшин с водой у бочки с роскошной пальмой, которая стояла в углу у окна при входе в кабинет. Сам лично раис полил мне воду на руки из кувшина и подал махровый полотенец, вытирать руки и лицо. Затем пригласил меня любезно к столу и достал из своего сейфа ещё одну бутылку армянского коньяка. Бутылку поставил рядом со мной. Из стола вынул две хрустальные рюмки чешского производства. Помыл рюмки водой из кувшина, тщательно протёр белой салфеткой. Положил к накрытому столу у пальмы.
       - Такое дело нам надо обязательно отметить за обедом по-русски. - радостно, сказал Хасан, наливая в рюмки армянский коньяк. - Насыров Сухроб согласился с твоим предложением. Мы с тобой подписываем контракт. Все работы в Гиссаре будем проводить бартером. Что же касается работ в Душанбе, то там все останется по-прежнему. Это ваши личные заботы с Исполкомом Душанбе. Думаю, что Исполком столицы достойно оплатит ваш благородный труд. Так что, выпьем за удачу!
       Мы подняли рюмки с армянским коньяком и чокнувшись ими, выпили за наш общий успех. Затем налили по второй рюмке и стали разговаривать непосредственно о наших объектах в Гиссаре. Вовремя нашего разговора слышал, как в приёмной стучит печатная машинка. Видимо, Раис пригласил свою секретаршу напечатать наш контракт. Когда пришёл, то секретарши в его приёмной не было. Возможно, что секретарша была на обеде? Кто их знает этих азиатов. Сколько лет живу среди них, но все никак не могу привыкнуть к их сюрпризам, которые они иногда мне преподносят. Лишь бы сюрпризы не были во вред моей семьи и моей работе. Конечно, надо быть особо внимательным во время подписи контракта. К трём часам дня все было готово. Раис едва воротил языком после выпитого нами армянского коньяка. Секретарша перепечатала контракт под мою диктовку именно в том содержании, который устраивал больше меня. Фазылов, не читая контракт, поставил печать и расписался. Два экземпляра контракта оставил раису, а два положил в свою кожаную папку, которую подарил мне Фазылов Хасан. Затем в последний раз закрепили нашу дружбу армянским коньяком из рюмок и заели чёрной икрой.
       - Тебя, очень, уважаю. - сказал раис, заплетаясь своим языком. - Ты чаще приезжай к нам.
       Фазылов Хасан пошёл к своему сейфу, оттуда достал совсем новенький кейс и пачку денег.
       - Кейс передашь лично в руки Сухробу. - прошептал Фазылов, мне на ухо. - Деньги тебе от меня. Можешь меня не благодарить. Это тебя должен благодарить за то, что ты такой хороший парень.
       Фазылов Хасан запхал пачку денег мне во внутренний карман нового пиджака. Пальцем показал себе и мне на губы, чтобы мы молчали. После чего, вместе с кейсом и папкой, раис выставил меня за дверь из своего кабинета. Едва вышел в приёмную, как услышал, что готовый от пьянки Фазылов Хасан, шлёпнулся на свой кожаный диван. Сделал вид, что ничего не слышал и вышел вниз на улицу за ворота. На улице погода наладилась. Сквозь облака пробивалось солнце. В такую погоду завтра мне можно поехать в Курган-Тюбе.
       Вот только надо чтобы из меня уже сегодня выветрилась вся коньячная дурь. Иначе, не смогу, вести переговоры с директором товарной базы, которого совсем не знаю. Возможно, что там такой тип, которому пальцы в рот не ложи, иначе откусит. Ну, завтра все узнаю сам про него. Автомобиль Нигмата стоял весь вылизанный до блеска. Мои преждевременные беспокойства за свой шикарный костюм были напрасны. Оба чистые сидения в машине были покрыты гобеленовой тканью. На заднем сидении машины лежали четыре аккуратных свёртка. Вероятно, два из них с нашей старой одеждой и два подарка. Так заведено в товарной базе Гиссара. Лишь бы не высчитывали с меня.
       - Тебя на базе кормили? - спросил, Гиззатулина, когда мы выехали из Гиссарской товарной базы. - Ты не голодный?
       - Да, конечно, кормили! - ответил Нигмат, выруливая свою машину на дорогу в сторону трассы.
       - Только машину не пачкай. - напомнил, водителю. - Мы с тобой все-таки в нашу столицу едем.
       Нигмат ухмыльнулся и стал аккуратно объезжать сырые места на высохшем асфальте дороги. Вскоре мы быстро мчались по высохшей трассе в сторону Душанбе. Открыл окно автомобиля на уровне своего лица и на протяжении всего нашего пути прохладным ветерком выветривал хмель из головы, опьянённой армянским коньяком. Мне неудобно было появиться перед Сухробом в пьяном виде. У меня не было никакого оправдания в том, что пил коньяк с его человеком. Мог бы и не пить, но тогда контракт имел бы другую форму и у меня могли возникнуть проблемы в дальнейшей работе на объектах в Гиссаре, а так, по-моему, вышло. Контракт получился отличный и денег здесь можно много заработать. Обратно в Душанбе мы приехали быстро. Несмотря на то, что был конец рабочего дня, знал, что Насыров Сухроб будет ждать меня в любом случае. Ведь везу ему ценный груз в кейсе.
       Возможно, что там деньги и какие-то документы. Но это, ни мое собачье дело, что у него находится в красивом кейсе. Сухая вобла, новая секретарша, посмотрела на меня сквозь заляпанные чернильной пастой очки в роговой оправе. Затем спросила по селектору Насырова о том, что можно ли мне войти в его кабинет. Получив разрешение, секретарша кивком головы разрешила мне войти в кабинет Сухроба. Сама секретарша сразу занялась разборкой бумаг в красной папке, с которой торчали фирменные бланки.
       - Александр! Добрый вечер! - приветливо улыбаясь, встретил меня Насыров. - Рад за ваши переговоры и успехи в работе с Хасаном. Стабильные дела продвигаются на всех фронтах совместной работы.
       - Добрый вечер, Сухроб! - ответил ему, на приветствие. - Вот, привёз тебе кейс от Фазылова Хасана.
       Насыров Сухроб поблагодарил меня за кейс. Прямо на моих глазах, набрал номер шифра на кейсе - три тройки и ноль. В кейсе лежал традиционный свёрток, какие-то документы с коробочкой. Он вскрыл свёрток. Одну пачку денег оставил в кейсе. Документы и свёрток с деньгами положил в сейф. Достал одну бутылку армянского коньяка, точно такого, как у Фазылова Хасана. Бутылку поставил на стол.
       - Утром тебе будет полезно выпить рюмочку на похмелье. - сказал мне, Насыров Сухроб, закрывая бутылку в кейс. - Этот кейс тебе, чтобы ты ни таскал в университет книги в целлофановом пакете. Книги надо уважать, как и содержащиеся в них знания. Эти деньги тебе за хорошую работу. Купи в дом нужную вещь.
      
      2. Легкие деньги.
       Рядом с трассой мелькали хлопковые поля с первой пробившейся зеленью хлопчатника. Ехал довольный сегодняшним днем и рассматривал содержимое многочисленных сумок, которые передал мне в дорогу Фазылов Хасан. В основном это были нетронутые никем с достархана бутылки армянского коньяка и вина. Аккуратно упакованные продукты питания - чёрная и красная икра, большие куски жареного мяса и две курицы, фрукты и овощи. В другом пакете разная женская французская парфюмерия и духи. Содержимое других двух сумок состояло из консервных банок различных зарубежных фирм.
       Остался не осмотренным лишь пакет принадлежащий Насырову Сухробу. Пакет был плотно упакован и заклеен со всех сторон. Осторожно просунул руку в сумку содержащую пакет и ощупал пакет со всех сторон, как только было можно.
       Хорошо, что сел с этими многочисленными пакетами на заднее сидение машины. Здесь водитель не видел моего лица. Иначе бы Нигмат мог подумать, что свихнулся при ощупывании пакета принадлежащего Насырову Сухробу. Как только ощупал этот пакет, в тот же момент вся моя спина покрылась холодным потом.
       Этот пакет содержал огромную сумму денег. В пакете были упакованы пачки купюр. Не пытался определить количество пачек и примерную сумму денег. Даже по тяжёлому весу упаковки можно было понять, что сумма огромная, возможно, исчисляется сотнями тысяч. Может быть, это преувеличиваю, но мне было страшно ехать с такой большой суммой денег. Но не выбрасывать, же мне этот пакет на дорогу. Вдруг, все это законно. Возможно, что Насыров Сухроб позвонил Фазылову Хасану и сказал, чтобы через меня передали ему деньги. Как бы то не было, но мне обязательно надо ехать к Сухробу. В другом месте меня просто убьют из-за такой огромной суммы денег. Надо быстро ехать в Душанбе.
       - Нигмат! Ты можешь ехать быстрее? - придя в себя, спросил, водителя. - Мы опаздываем.
       Водитель посмотрел на мое озабоченное лицо через зеркало и прибавил скорость машины. В четыре часа дня машина подъехала к самому подъезду здания Фрунзенского райкома партии. Оставил сумки с подарками на заднем сидении. Взял с собой документы и сумку с пакетом Насырову Сухробу. Перед выходом из машины сказал Нигмату, чтобы он поставил машину на стоянку и не покидал её до моего прихода. Так как нам надо ехать по объектам в Душанбе, только после по домам.
       - Здравствуй! Здравствуй, Александр! - любезно встретил меня, Насыров Сухроб. - Как съездил? Удачно?
       - Здравствуй, Сухроб! Все нормально. - спокойно, ответил. - Вот привёз тебе документы на подпись, по товарам, отобранным к нашим объектам. Фазылов Хасан просил передать пакет. Сказал, чтобы лично тебе.
       - А! Этот, уважаемый! - засмеялся Сухроб. - Он, там, за день тебе не надоел со своими речами?
       - Нет! - ответил ему. - Совершенно не слушал его речь. У меня в голове были мысли о нашей работе.
       - Правильно! - согласился Насыров Сухроб, рассматривая заклеенный пакет со всех сторон. - Ты знаешь, что привёз от нашего "сладкого" в этом пакете? Тебе интересно знать содержимое этого большого пакета?
       - Меня чужие вещи вообще никогда не интересуют. - спокойно, ответил ему, словно ничего не знал о пакете.
       Насыров Сухроб потискал упакованный пакет несколько минут. Подумал о чём-то. Подозрительно посмотрел на меня. Затем полез в ящик своего стола и достал из него лезвие. Привычным движением разрезал пакет по всей длине. Затем высыпал на стол огромную кучу новые пачки банкнот сторублёвых купюр. Сухроб внимательно посмотрел на мое лицо. Привык к деньгам и даже виду не подал, что на большом кабинетном столе лежала значительная сумма денег, которые мне никогда не приходилось прежде держать в руках. Просто стоял, старался думать о чём-то своём, чтобы не выдавать беспокойства.
       - Однако, нервы у тебя железные. - лукаво, сказал Насыров Сухроб. - Наверняка прощупал в дороге пакет и определил, что в нем большая сумма денег. Но с этими деньгами никуда нельзя удрал. Молодец! Силен!
       - Когда в детстве удирал из дома. - ответил ему. - То мой отец мне всегда говорил, что куда бы ты не убегал, все равно вернёшься обратно. Потому, что Земля круглая. Так зачем буду бегать по кругу из-за чужого добра? Всё равно вернусь обратно.
       - У тебя мудрый отец. - одобрил Насыров, сказанное мной. - Ты сегодня честно заработал эти деньги.
       Сухроб взял со стола пачку сторублёвых банкнот, положил их на край стола ближе ко мне. Даже не сделал попытки, чтобы коснуться пачки денег. Насыров внимательно посмотрел на меня.
       - Ты чего их не берёшь? - удивленно, спросил меня, Сухроб. - Деньги эти ты не воровал. Они твои.
       Откровенно говоря, не знал, как мне поступать с этими деньгами. Может быть, это все подстроили, чтобы меня втянуть в какие-нибудь авантюрные дела. Долго колебался, но все равно взял себе деньги. Тем временем Насыров, не читая размашисто подписывал мои документы на товары и ставил на них печать. Когда все было готово, он сдвинул все пачки денег в большую картонную коробку и положил коробку с деньгами в свой сейф, который замкнул на ключ. Взял со стола подписанные документы.
       - Товар можешь получить завтра. - отдавая мне документы, сказал Насыров. - Быстрее сдавай готовые объекты. Нам к лету надо Душанбе привести в образцовый порядок, лучше, чем он был.
       Насыров Сухроб на прощанье пожал мне руку. Пошёл к двери, на выход из кабинета, стараясь не поворачиваться, чтобы больше не встречаться с его взглядом. Выйдя из кабинета, быстро спустился в фойе и вышел на улицу. Машина была на стоянке. Нигмат спал у окна своей машины.
       - Подъем! - громко, скомандовал, когда открыл заднюю дверь. - Хватит спать. Пора нам ехать по делам.
       Водитель машинально включил зажигание. Машина тут же тронулась с места набирая скорость.
       - Сейчас по пути мы заедем на объекты. - сказал, водителю. - После сразу домой. Нам хватит. Мы с тобой сегодня много работали. Заслужили хороший отдых. Завтра будешь работать с Шевелёвым Валерой. Завтра вновь еду на грузовой машине за товаром в Гиссарскую товарную базу. Встретимся послезавтра.
       Нигмат ничего мне не ответил. Внимательно стал смотреть за передвижением машин, которых стало много в конце рабочего дня. В городе наступали вечерние сумерки. На перекрёстке улицы Путовского и проспекта Рудаки авария. Скопилось много машин. Невозможно проехать. Говорю водителю, что надо развернуться и объехать вокруг рынка "Баракат". Оттуда можно выехать на площадь "Озоди" и проехать к гостинице "Вахш". Сегодня мы успеем побывать только на двух объектах. Завтра на грузовой машине заеду на другие объекты. Мне все равно завтра надо развозить полученный груз по всем нашим городским объектам. Заодно определю объем работы на объектах Душанбе.
       - Добрый вечер, мужики! - здороваюсь, с бригадой в гостинице "Вахш". - Как здесь ваши дела двигаются?
       - Добрый вечер, учитель! - хором, отвечают парни. - Вот оканчиваем фойе. Мы кушаем и спим в гостинице.
       - Ну и прекрасно! - подбадриваю, парней. - Так держать! Завтра вам сюда мебель новую завезу. До завтра! Быстрее заканчивайте работу. На той неделе у нас, у всех, будет первая зарплата. Документы и расценки за работу готовы. Осталось только заверить документы в бухгалтерии Исполкома Душанбе.
       Парни торжественно ликуют. Им, возможно, больше меня хочется получить первую зарплату, чтобы похвастать своим успехом в работе перед своими конкурентами, которые отказались с нами работать. Если у нас с зарплатой пройдёт гладко, то к нам повалит народ со всех сторон, только подавай объекты. Возможно, что мы займёмся и строительством с нулевой отметки под ключ. Насыров Сухроб часто говорит о такой работе. Чтобы не застрять в пробке на проспекте Рудаки, от гостиницы "Вахш" поворачиваем в сторону "Зелёного базара". Там легче выехать дворами за городскую черту на трассу в Кофарнихон. Вот подъезжаем по трассе к ателье "Лола", которая скрылась в серых сумерках вечера, светятся окна.
       - Добрый вечер, парни! - приветствую, бригаду Черкасова Саши. - Вижу, что у вас прогресс в работе!
       - Добрый вечер, учитель! - отвечает за всех Черкасов Саша. - Мы завтра будем заканчивать этот объект.
       - Вот, хорошо! - одобряю его сообщение. - Завтра сюда завезу мебель. Скажу на каком объекте вам дальше работать. На следующей неделе у нас будет первая зарплата. Так что все готовьте себе большие кошельки под деньги.
       - Ура! - оглушили парни, всех присутствующих в ателье. - Напьёмся, как свиньи. Это, конечно, наша шутка.
       - Как напьёмся, так и разойдёмся. - серьёзно, сказал им. - Чтобы даже в мыслях у себя вы такое не держали.
       - Да, мы, пошутили! - заступился за всех, Черкасов Саша. - Наша бригада, одни лишь трезвенники имеются.
       - Ладно, парни, встретимся завтра. - сказал, напоследок. - Вы молодцы! Хорошо работаете! Так держать.
       Как мне показалось, то в ателье "Лола" находился совсем мало времени, но во дворе наступила ночь. Всюду зажглись уличные фонари, которые пытались хоть как-то возместить утрату солнечного света. Но это им удавалось сделать плохо. Фонари своим светом освещали те участки земли, где стояли их бетонные и железные опоры, чтобы случайный прохожий или автомобиль не погнули столь ценные для них опоры жизни. Дальше, весь окружающий их мир, совершенно не интересовал фонарей, там, все, хоть пропадом пропади во мраке ночи до самого утра. Завтра утром опять все станет на свои места и жизнь продлится.
       - Сейчас домой. - сказал, Нигмату, когда сел в машину. - На сегодня мы работу закончили.
       Водитель завёл машину и осторожно стал выезжать на трассу. Навстречу нам, ослепляя глаза, одна за другой, помчались вереницы машин. Пропустив несколько встречных машин, Нигмат дождался большого интервала между едущими по трассе машинами и выехал на свою полосу. Машина выровняла движение и помчалась в сторону нашего Кофарнихона. Слегка стал моросить дождик, умывая машины и дорогу от дневной пыли. Приоткрыл окошко, чтобы вдохнуть свежий воздух. Ветерок спустился вместе с дождиком с высоких гор. Воздух был наполнен ароматом листьев и цветов, которые стали выделять свой запах, умытые прохладным весенним дождиком. Все вокруг благоухало, отчего приятно кружилась голова. Хотелось погрузиться в прекрасное состояние природы и продлить блаженство до утра.
       - Это тебе. - сказал, Нигмату, протягивая ему три консервные банки из сумки. - Бери, бери!
       - Спасибо! - неуверенно протягивая руку, сказал Нигмат. - Не заработал таких подарков.
       - Тебе авансом даю подарки. - шутя, сказал. - После будешь все мои подарки отрабатывать.
       - Хорошо! - улыбнулся водитель. - За такие подарки готов работать сутками. Это же все импорт!
       Со своими многочисленными сумками, еле протиснулся из машины. Перед уходом напомнил Нигмату ещё раз, что он завтра работает с Валерой. Затем стал медленно подниматься к себе на четвёртый этаж. Кто-то в подъезде вкрутил новую лампочку. Здесь стало светло. Нет необходимости приглядываться в темноте к ступеням, чтобы случайно не упасть. Когда люди перестанут воровать?
       - Папа! Папа пришёл! - завизжала от радости Виктория, проверяя мои сумки. - Что мне принёс от зайчиков?
       - Цыплёнок, это тебе от гиссарского зайчика подарки. - выкладывая содержимое из смок, весело сказал, Виктории. - Тут тебе разные закуски и консервы. Парфюмерия ни тебе, а нашей маме. Тебе это ещё рано.
       - Мама! Мама, посмотри, что папа тебе принёс. - закричала Виктория. - Тут разная пудра, краски, губная помада, тушь и духи. Кисточки, какие красивые! Папа, почему мне нельзя парфюмерию? Ведь тоже дама.
       - Ты маленькая дама. - ответил, дочери. - Когда подрастёшь тебе ещё больше всего куплю.
       Мы стали с дочерью расставлять подарки на кухонном столе. В это время к нам в кухню вошла Людмила.
       - Это откуда у тебя такое богатство? - с тревогой в голосе, спросила Людмила. - Тебе говорю! Отвечай!
       - Европейский экспресс обокрал. - ехидно, ответил жене. - Сегодня работал в Гиссарской товарной базе. В конце рабочего дня мне дали эти подарки. От Исполкома Душанбе дали тысячу подъёмных рублей.
       Достал из кармана пачку сторублёвых банкнот, небрежно бросил их прямо на кухонный стол. Людмила испуганно посмотрела на пачку новеньких сторублёвых купюр. Тревожно перевела взгляд на гору дорогих импортных подарков. Рассеянно посмотрела на меня и на нашу дочь, которая занималась разбором сумок.
       - Такие подарки просто так не дают. - отрешённо, сказала Людмила. - Такое ещё не видела в своей жизни.
       - Да ты что! Спятила что ли?! - разозлился на жену. - Это честно заработал. Если тебе это не нравится, то все выкину на помойку и никогда больше в дом ничего не принесу. Все! Ты меня уже достала подозрениями!
       Пошёл в коридор за помойным ведром, когда вернулся, то на кухонном столе у нас уже ничего не было.
       - Ты куда все дела? - спросил, Людмилу, заглядывая под стол. - Все равно выкину эти подарки из дома.
       - Папочка! Выкидывать не надо. - со слезами на глазах, попросила Виктория. - Это мне от гиссарского зайчика подарок. Тебя очень прошу, не выкидывай мои подарки. Мама согласилась. Оставь все у нас дома.
       Посмотрел на жену. Людмила кивнула мне головой в знак согласия и вышла из кухни. Виктория пошла на балкон и стала оттуда таскать обратно на кухонный стол все свои подарки. Вскоре мы оба с Викторией раскладывали продукты на полках холодильника. Когда продукты были разложены. Пошёл в зал к жене.
       - Люда! Хватит дуться. У меня дела. - сказал, жене. - Нужно сходить в Дом культуры к Шевелёву. Надо о работе поговорить.
       - Хорошо! Иди. - с волнением в голосе, сказала Людмила. - За нашу семью думаю. У нас есть трое детей.
       - Тоже, как ты, за семью и детей думаю, - ответил жене. - Поэтому никогда не стану на путь преступления.
       Поцеловал Людмилу в щеку и пошёл на кухню. Там собрал в свободную сумку немного продуктов и бутылку армянского коньяка "Арташат". Сказал Виктории, чтобы она обязательно отнесла с мамой бабушке гостинец от гиссарского зайчика и не забыла угостить своих братиков, когда они оба придут с улицы домой. Затем переоделся в одежду попроще и пошёл в Дом культуры. Надо было застать там Шевелёва Валеру.
       - Добрый вечер, Валера! - приветствовал, Шевелёва Валеру, который занимался разборкой фор-эскизов.
       - Здравствуй, Саша! - ответил он. - Думал, что ты сегодня не придёшь. Ведь ты в Гиссарской товарной базе был целый день. Наверно сильно устал? Мог бы не приходить сегодня. Можно нам завтра встретиться.
       - Ладно, хватит тебе. - остановил, Валеру. - Ты чего это разжалобился? Что-нибудь случилось?
       - Ты почти угадал. - ответил Валера. - Нас сегодня обокрали. Поломали замок в мастерской и выкрали две фляги белой эмали, которую купил к новому объекту. Что теперь делать, не знаю? Работа затормозится.
       - Милицию вызывал? - спросил его. - Расследование в мастерской провели? Акт на кражу составили? Говори!
       - Нет! Ничего не предпринял из того, что ты сказал. - ответил Шевелёв Валера. - Сейчас пришёл. Меня тоже целый день не было в мастерской. Даже примерно не знаю, когда это обворовали мою мастерскую.
       - Пожалуй, ты прав. - раздумывая над происшедшим, согласился. - Уже поздно что-то решать. Мы позже разберёмся. Вот, тебе принёс подарок из Гиссарской товарной базы. Хотя ты сегодня этого не заслужил.
       Поставил сумку с подарками на стол с фор-эскизами. Валера заглянул в сумку и стал раскладывать из сумки на столе. После чего полез в тумбочку. Достал оттуда два гранёных стакана, которые он помыл под краном умывальника. Открыл бутылку армянского коньяка и налил в два стакана наполовину.
       - Давай выпьем за наш успех и за упокой двух наших флаг с белой эмалью. - предложил Шевелёв Валера.
       Мне совершенно не хотелось пить, но отказываться второй раз было как-то неудобно. Поднял стакан и не говоря ни слова, опорожнил его залпом. Коньяк горячей струёй скользнул в мой желудок и приятно растворился в крови. Голова у меня слегка закружилась. Закусил кусочком копчёного мяса и лепёшкой. Шевелёв хотел налить повторно стакан, но отказался. Мне совсем не хотелось с ним пить сегодня.
       - Мне надо поработать с документами. - придумал ему, причину. - Завтра обратно поеду в Гиссар на грузовом автомобиле. Нужно получить груз из Гиссарской товарной базы. Машина Нигмата будет в твоём распоряжении. В свою мастерскую больше ничего не привози. Вот тебе запасной ключ от моего подвала. Все, что будешь приобретать для новых объектов, тут же складируй в мой подвал. На кражу белой эмали состав акт и все расскажи Насырову Сухробу.
       Может быть, он поможет нам с деньгами на белую эмаль.
       Шевелёв ещё что-то промямлил в своё оправдание, но его уже не слушал. Мне надо было быстрее удалиться с его мастерской, чтобы он больше меня не склонял к выпивке коньяка. Хватит с меня этого. По дороге домой, подумал, что все это как-то не вяжется с кражей двух фляг белой эмали. Может быть, он их даже не привозил в мастерскую, а замок сам взломал. Надо это мне все тщательно проверить.
      
      3. Домашние дела.
       Поблагодарил Насырова Сухроба за кейс и сославшись на то, что мне надо рано утром ехать в Курган-Тюбе, поспешил на выход. Этой секретарши, сушёной воблы, за столом не было. Видимо она закончила работу. Так лучше. Мне просто противно на неё смотреть после красавицы Салмаевой Мадины. Никому из людей не желаю смерти. Но как жалко, что зарезали такую красоту, оставили жить сушёную воблу.
       - Это тебе. - протянул мне, Нигмат, зелёную бутылку напитка "Тархун", когда сел в машину.
       - Спасибо! - сказал ему. - Так твой намёк понял. Буду пить воду, чтобы ты ни опьянел от моего перегара.
       Мы оба засмеялись и поехали к дому. Напиток оказался для меня кстати. Несколько глотков напитка дали хороший осадок в желудке и газ приятно ударил мне в голову, отрезвляя мои мозги от излишка алкоголя. Окончательно отрезвел перед своим домом. От меня уже, почти, так сильно не пёрло коньячным перегаром.
       - Как нам разобраться с этими четырьмя свёртками? - спросил, Нигмата, подъезжая к дому.
       - Тебе большой и поменьше свёрток за твоей спиной. - ответил водитель. - Другие свёртки мои.
       - Завтра в пять утра выезжаем в Курган-Тюбе. - сказал, Нигмату, забирая свои свёртки. - Мы за целый день должны все успеть. Послезавтра у меня занятия в университете. Мне надо готовиться.
       Распрощавшись с водителем, быстро поспешил домой, под любопытным взором соседей. В это время из-за угла выскочили мои сыновья. Заметив меня, они тут же попытались скрыться. Но успел окликнуть их. Сыновья нехотя поплелись в мою сторону, петляя во все стороны и спотыкаясь об свои ноги.
       - Артур, что на этот раз произошло? - спросил, старшего сына. - Опять вы оба нашкодили в своей школе?
       - Нет, в школе все нормально. - глядя в сторону, ответил Артур. - Учебный год в школе только начался.
       - Так, выходит, по-твоему, это основные гадости у вас ещё впереди? - уточнил, сказанное сыном об учёбе.
       Артур переминался с ноги на ногу. Эдуард привычно сопел и хныкал. Можно было сделать вывод, что они все-таки что-то натворили, но пытаются скрыть от меня. Домой шли лишь по той причине, что надо было сплавить портфели с учебниками по дверь своей квартиры. Затем налегке опять удрать из дома. Спрашивать о проделках бесполезно. Они все равно не скажут правду. Хорошо ещё, что успел их захватить у дома. Иначе бы у меня был хороший "праздник" на сессии. Надо сейчас от них добиться хотя бы того, чтобы вовремя моей сессии ничего не натворили. Поэтому надо их разоблачить в чём-то, затем амнистировать на время сессии. Только так можно оградить свою семью от дальнейших похождений блудных детей. Увёл своих сынов в подъезд, от любопытных соседей, которые все это время не сводили с нас глаз.
       - Все, что есть у вас в карманах и в портфелях, быстро высыпать на пол. - приказал, своим сыновьям.
       Артур и Эдик, нехотя, стали освобождать свои карманы и портфели. На площадку подъезда посыпались учебники, тетради, жевательный табак "нос", спички, сигареты, зажигалки, рогатки, резинки к стрельбе из шпилек, самодельные дымовушки, жошки из шкуры шубы и многое другое, что совершенно не нужно в школе и дома не желательно держать детям в нормальных семьях. В добавок ко всему этому задрал сыновьям рубашки и оттуда посыпался дополнительный арсенал, который они спрятали на случай обыска.
       - Вы же мне только вчера слово давали, что подобными вещами заниматься не будите. - строго, заявил.
       - Папа, мы обязательно бросим. Вот увидишь. - стал, оправдываться Артур. - Ты нас ещё один раз прости.
       - Ну, сколько можно вас прощать? - поинтересовался у сына. - Мне уже всюду люди только и говорят, что если ты не можешь воспитывать своих сынов, то сдай их в колонию. Там твоих детей надзиратели точно воспитают.
       - Папа, последний раз прости нас. - захныкал Эдуард. - Мы, честное слово, так больше не будем поступать.
       Пару минут стоял и думал, как поступить со своими детьми. Ведь бить их ремнём бесполезно. Такой метод воспитания мне не помогает. Слов они тоже не понимают. Все равно будут шкодить и курить. Хотя бы на время моей университетской сессии их немного пресечь. После буду воспитывать по-другому. Моралью или наказанием. Придумать бы хороший метод воздействия, чтобы была на то какая-то польза от воспитания. У меня давно исчерпаны все известные методы воздействия воспитания на моих бестолковых сынов.
       - Значить так, договоримся. - сказал, сыновьям, показывая им свой кулак под нос. - Если вовремя моей сессии что-то замечу или нанюхаю, то сдеру с вас шкуры за все ваши гадости. Сейчас быстро собрали все свои книжки и тетради. Все остальное порвали на моих глазах. Выброшу туда, где вы не сможете обратно взять. Теперь домой в ванную хорошо отмыть с себя набравшуюся грязь. После за стол ужинать.
       Сыновья поднялись наверх. Подождал, когда за ними захлопнулась дверь. Пошёл выбрасывать в отходы весь их хлам, который хранился у них в портфелях, за пазухой и в карманах. Освободившись от всего хлама, поспешил в свою квартиру, чтобы успеть до того момента, когда сыновья начнут дёргать за косы свою сестрёнку, возмещая на ней все зло за свой прокол, который они допустили только что со мной.
       - Управдом тебя ищет два дня. - прямо с порога, сказала мне, Людмила. - У нас крыша давно течёт. После ночного визита весенних гостей, которые все сломали. Соседи бунтуют. До первого этажа весь дом протёк.
       - Причём тут? - возмущённо, спросил, свою жену. - Крышу не ломал, это не моя забота. Прошло девять месяцев с того дня, когда поломали крышу. За это время можно крышу покрыть и заново поломать несколько раз. Все это время не было дождей. Как пошли дожди, так все вспомнили, что у нас крыша дырявая. Трудно было раньше подумать об этом, как управляющему домами, так и всеми жильцами.
       - Саша, это наша крыша течёт! - ответила жена. - Управдом говорит, что у них нет шифера и людей. Просит, чтобы ты дал людей и шифер на ремонт нашего дома. Управдом заплатит тебе за работу и за твой шифер.
       - Ну, ладно! Хватит на меня давить. - согласился с женой. - Завтра приеду с Курган-Тюбе и решу этот вопрос. Мне надо поговорить с рабочими и Насыровым Сухробом. Сам не могу решить такой вопрос. Даже не знаю, на каких складах бывает шифер. Все наши объекты под черепицей и железом. Так что мне нужно узнать, где водится шифер. Послезавтра у меня занятия в университете. Если управдом проявит аппетит, то ты скажи, что на месяц ушёл на сессию.
       У меня навалом дел, по самое горло, а тут домашние дела. Не могу разорваться на все стороны. Много раз говорил управдому, что городские вопросы меня совершенно не касаются. На этот раз соглашаюсь, лишь по той причине, что мне самому за шиворот вода течёт. Больше на меня ты не дави. Общественные дела должен решать управдом, а не рядовой житель. Понимал, что этой просьбой не закончится. Управдом будет просить о другой помощи. Словно куратор нашего города и больше некому заниматься городскими проблемами. Зачем тогда у нас имеет городской Исполком? Постоянно занимается только разбирательством проделок моих сынов. Постоянно спекулируют тем, что у меня такие безобразные дети, у меня художника. Используют любую провинность моих детей в том, чтобы меня использовать в дармовых художественных работах. Уже почти весь город оформил бесплатно наглядной агитации.
       Даже номера и названия улиц написал. Лишь с работой на объектах Душанбе от меня отстал наш городской Исполком. Хотя бы в этом можно быть благодарным Насырову Сухробу, что он всех прилипал от меня отшил. В первый же день сказал председателю исполкома, чтобы меня они не трогали. На первом же заседании исполкома или парткома города, укажу на свои и их проблемы по городу.
       - Саша! Ты будешь кушать? - спросила Людмила. - Что за свёрток у тебя и откуда такой шикарный костюм?
       - Весь промок и был в грязи, когда ехал в Гиссар. - ответил жене. - Директор товарной базы одел меня в новую одежду. Один свёрток, моя одежда. Другой свёрток подарок. Посмотри сама. Кушать не буду. В Гиссаре хорошо пообедал. Выпью стакан какао и буду спать. Мне завтра рано утром ехать на работу.
       Переодевшись в домашнюю одежду. Повесил новый костюм в шкаф. Завтра костюм не одену. Такой костюм пригодится на сессию в университет. Не ходить же мне туда в старом костюме, который постоянно одевал три года учёбы в университете, пора и лучше одеться. Чтобы не думали, что такой нищий, хожу зимой и летом, в одной и той же одежде. Теперь есть новее. За всю свою взрослую жизнь купил себе всего три костюма. Первый костюм купил в Батуми после службы в армии. Второй костюм помогла мне купить Лина, сестра Людмилы, на свадьбу. Третий костюм купил, когда мне в университете сделали замечание, что это храм знания, а не место бомжей. Поэтому надо ходить в приличной одежде, в какой ходят в храм знания. К тому же руководитель крупного предприятия и одеваться мне надо лучше по должности. Вот, опять должен благодарить Насырова Сухроба. Ведь благодаря ему, у меня появился новый костюм, а так бы лет десять ходил в этом костюме, который купил себе к учёбе в университете. Как все-таки получается. С одной стороны, должен посадить Насырова за его связь и руководство мафией. С другой стороны, должен благодарить за его внимание к моей персоне. Собственно говоря, он тоже, благодаря мне, имеет огромные деньги за труд художников, которыми руковожу. Конечно, он мог найти себе и другого человека, но жребий упал на меня и с такой огромной тяжестью, что никак не могу это снять с себя. Надо мне как-то попытаться освободиться от этой мафии.
       - Саша, посмотри, что в свёрток положили! - услышал, голос жены на кухне. - Какие-то красивые камни?
       Тут же поспешил на кухню. Среди привычных упаковок продуктов лежали два камня кристаллов. Точно такие кристаллы видел на витрине в магазине "Памиркварцсамоцвет". Один сразу узнал. Это кристалл александрита, а другой камень жёлто-лилового цвета мне неизвестен. Надо спросить у специалистов.
       - Положи на телевизор. - сказал, Людмиле. - Это кристаллы кварца. Пускай дети любуются кристаллами.
       - Ой! Какая красота! - сказала Виктория, забежавшая на кухню. - Теперь у меня будет много камней. У папы есть большая коллекция значков, медалей и орденов. У меня будет большая коллекция красивых камней.
       Лишь развёл руками, не мог устоять перед желанием дочери, которая тут же убежала в зал с кристаллами. Дочери исполнилось четыре года. Самое начало почемучек. Возможно, что благодаря дочери, стал рассказывать своим детям всякие истории. Так как когда Виктория научилась говорить, то стала просить, чтобы ей и её братьям рассказывал ни сказки, которые она слышала от своей бабушки каждый день, а именно интересные и забавные истории, которые никто не знал. Может быть, эти мои истории дочка рассказывала на улице и в детском садике своим друзьям. У нее друзей было много. Виктория с первого дня появления в детском садике в начале удивилась, что столько много детей, затем громко заявила им, что она у них будет командиром. Вот теперь этот командир детского садика рассказывает отцовские истории своим подчинённым. Воспитательницы детского садика вначале были испуганы, когда узнали, что из нашей семьи ещё один ребёнок будет в их детском садике. Так как весь город натерпелся гадостей с детского садика от моих сынов. Но позже, даже стали рады, что с появлением Виктории дела в садике наладились.
       Виктория собирала вокруг себя на детской площадке всю детвору и рассказывала им разные истории. У воспитательниц оставалась одна забота, это слушать истории, которые рассказывала детскому садику моя дочь. Как хорошо, что у нас с Людмилой родилась дочь. Она у нас, как противовес в хорошую сторону от сынов. Иначе бы мы со своими сыновьями уже угодили в психушку.
       С первого шага Артура, когда он взял молоток и пытался разбить телевизор, мы не знаем от него покоя. Мы так с Людмилой надеялись, что у нас вторым ребёнком будет дочь. Но опять родился сын, который внешним видом и поведением был похож на девочку. Но Артур с первого шага брата утащил его на улицу. Так до сих пор, он, таскает свой проклятый "молоток" вместе со своим младшим братом Эдиком. Каждый раз они норовят что-то напакостить. Вот и сегодня. Они опять что-то затеяли. Когда они утихают в своей комнате. Значит, нам с женой ждать в доме ураган новых бедствий, которые захлестнут семью и наш маленький город.
       Опять будем от детей страдать. Знать бы, что они задумывают, можно было бы пресечь. Так всюду одни неизвестные догадки. Может сбыться, а может и не сбыться. Все же бывали случаи, когда мог угадать намерения сынов устроить массовый побег с друзьями в какое-нибудь ущелье в поисках новых приключений. Но это было в том случае, это когда кто-то из мальчишек проболтался своим родителям или вовремя успевал заметить приготовления своих сынов к дальнему многодневному походу. Здесь, конечно, срабатывал опыт жизни, накопленный с годами, как в своём детстве, так у своих детей. Тотчас пресекал эти намерения.
       Иногда даже приходилось сынов сажать под замок в разные комнаты. Старшего сына под присмотром бабушки, моей мамы, в её квартире. Младшего сына у себя дома в маленькой комнате. Однако, после своего заточения, мои сыновья сбегали с дома наследующий день. Совершенно в другом направлении, известном только им. Тогда мне приходилось самому делать расчёты и вычисления, чтобы догадаться, куда могли сбежать мои сыновья. Самое удивительное то, что всегда почему-то точно угадывал, где могут находиться мои сыновья. Приходил ночью, точно, в место их новой ночёвки. Стоило бы мне понять, откуда это могу все знать?
      
      4. Курган-Тюбинские дела.
       Осень, это уже не лето. Ранним прохладным утром мы выехали с Гиззатулиным Нигматом из нашего города. Солнце не успело обрадовать нас своими лучами, а мы были в пути. Гиззатулин Нигмат включил музыку, чтобы не уснуть за рулём автомобиля до рассвета. Наоборот, замкнул дверцу машины и стал дремать, укутавшись в тёплую куртку. Мне надо было немного поспать в дороге, чтобы лучше думать. Проснулся тогда, когда автомобиль выезжал из Душанбе в районе посёлка Ляур, рядом с военным учебным полигоном. Где бывал на военных сборах в разные времена. От поворота на трассу дорога пошла в сторону небольшого перевала, где прямо через гору прорыли дорогу. То был не туннель, а именно огромный вырез поперёк всей горы. Гиззатулин Нигмат выключил надоевший нам приёмник. Мы помчались в полной тишине между двух искусственно вырезанных стен в горе. От своего дома до этого горного перевала мы проехали больше половины пути, но за перевалом нас ждёт ещё тридцать с лишним километров.
       С погодой нам сегодня просто повезло. Слегка грело солнце. Трасса была настолько чистая, словно её специально вылизали перед нами. Даже привычного мусора вдоль трассы нигде не было, все смыл дождик. Всю дорогу от Душанбе до этого выреза в горе нам не попалось ни одной машины. На этой трассе всегда полно автомобилей в любое время года. Тем более, сейчас, в такую прекрасную погоду. Возможно, что впереди была крупная авария. Милиция ГАИ перекрыла дорогу, чтобы разобраться с этой аварией. Почти на выезде из перевала мы увидели горящую легковую машину. Дальше был перевернут легковой автомобиль. За ним появился следующий автомобиль. Насчитали до десятка различных легковых машин.
       - Тут что-то ни так. - сказал, Нигмату. - На аварию не похоже. Ты с этого места жми во всю. Иначе, мы с тобой будем валяться среди автомобилей и людских трупов. Дави сильнее на скорость!
       Едва мы выскочили из лабиринта изуродованных автомобилей на перевале, как чуть не врезались в микроавтобус, который стоял у обочины на нашей стороне. Возле микроавтобуса стояли гражданские люди, которых обыскивали и били по головам прикладами парни в черных масках. Нас тоже попытались остановить.
       - Не останавливайся! - заорал, на водителя, который выруливал на встречную полосу и хотел затормозить. - Жми сильнее на скорость, сразу поверни за первую встречную машину на середине дороги.
       Возможно, что в первый и в последний раз, Нигмат проявил свою прыть за рулём собственного автомобиля. Он выжал все, что было можно со своей машины. Мы проскочили рядом с микроавтобусом и зацепили машиной двоих парней в масках. Вероятно, это спасло нас. Парней откинуло на микроавтобус. Получилась свалка людей. Пока уцелевшие парни в масках смогли опомниться, мы в этот момент проскочили за стоящую на середине дороги машину. В нашу сторону стали стрелять из автоматов. Пули в нескольких местах прошили наш автомобиль. Остальные пули из автоматных очередей угодили в две машины стоящие между нами и стреляющими парнями. Машины взорвались так сильно, что нас с зада едва не перевернуло взрывной волной. В тоже мгновение стрельба прекратилась. Может быть, машины были заполнены боеприпасами и после взрыва двух автомобилей все погибли, так как парни были очень близко от взорвавшихся машин. Как было в действительности, нам неизвестно, но только никто больше в нас не стрелял. Погони за нами не было. Мы на той же большой скорости мчались вниз с перевала. Мы оба были так сильно напуганы, что не разговаривали между собой оставшуюся дорогу до Курган-Тюбе.
       - Останови машину. - сказал, водителю, когда мы увидели окраины Курган-Тюбе. - Посмотрим, что с машиной. Иначе мы не дотянем до ресторана "Зухра". Пускай двигатель остынет немного.
       Нигмат остановил свой искалеченный, автомобиль, который начинал кипеть от скорости. Мы обошли машину со всех сторон. У машины был такой вид, словно её драли когтями по железу. Ну, это просто какое-то чудо, что осколки от взрывной волны и пули от автоматной очереди, не угодили в колесо и в бензобак. Иначе бы нас разнесло от взрыва машины или парни в масках нас просто бы растерзали на куски. Ведь им ничего не стоили пешком нас догнать, если они, конечно, остались живы. Но нам теперь, на такой машине, будет опасно ездить. Первый милиционер поинтересуется таким видом нашей машины.
       - Вдруг, это была обычная проверка спецназа? - расстроено, спросил Нигмат. - Тогда нам хана.
       - Обычная проверка спецназа, обычных людей по голове прикладами не бьёт. - ответил ему. - Ты же видел, что парни были в масках и с бородами. Боевики оппозиции, а точнее, просто банда грабителей. Не могли все водители на легковых автомобилях быть бандитами.
       Там же находились мужчины, женщины и дети. У многих убитых женщин не было одежды. Их всех насиловали, прежде чем убить. Ты лучше моли своего Аллаха, чтобы живые бандиты не запомнили номера твоего автомобиля. Иначе всей вашей семье будет хана и моей тоже достанется. Нам придется поменять номера и кузов твоего автомобиля. Там договорюсь.
       - Ладно! Мы ничего не вернём. - сказал Гиззатулин. - Поехали дальше, скоро всё известно будет.
       Бригада Гиззатулина Рашида и Шевелёв Валера, работали в ресторане "Зухра", который находился в стороне через дорогу от междугородного автовокзала. Мы решили заехать в начале туда, а потом, дальше решить, как быть с машиной, где искать директора товарной базы Курган-Тюбе. Время есть у нас. Основной зал ресторана находился на втором этаже. Парни делали лепку и альфрейные работы на потолке. Шевелёв расписывал фреску стены на национальную тему за сценой эстрады. Они нас не заметили и продолжали работу. Мы оба разглядывали то, что сделали парни бригады Рашида.
       - Хорошо, что ты приехал. - сказал Валера, когда увидел меня. - У нас проблема с деньгами.
       - Приехал по этому вопросу. - ответил. - Есть другая проблема, нас обстреляли на перевале.
       - Как обстреляли? - вытаращив глаза, заорал Рашид. - Это ты виноват! Загубил нашу машину!
       Гиззатулин Рашид бросился на меня с кулаками. весь кипел от случившегося, а тут он прыгает на меня. Можно сказать, что он сам нарвался на мой кулак. У нас с ним были совершенно разные весовые категории и возрастом он был моложе меня. Мне было за подлость марать свои руки об такое дерьмо. Останавливать Рашида словами было бесполезно. Ему врезал кулаком в челюсть.
       - Ты, дерьмо собачье! - заорал, на него. - Нигмат пытался остановить машину. Если бы ему не приказал жать на скорость, то ты о нас в газете только некролог прочёл. Спроси сам, у своего брата! Спроси! Спроси!
       - Это правда! - подтвердил Нигмат. - Там, на перевале, больше десятка разбитых машин и трупы. Мы едва спаслись от банды моджахедов, которые убили много людей и пытались нас расстрелять.
       Гиззатулин Нигмат стал рассказывать дрожащим от волнения голосом, о том, что произошло на перевале. Постепенно, голос Нигмата перешёл в слёзы.
       У него началась истерика от ужаса, который он только что пережил вместе со мной на перевале. Нам пришлось усадить его на край сцены и отпивать горячим молоком, которое было в термосе у альфрейщика. Плакать он перестал, но сразу понял, что нам с ним больше не работать. Нигмат сошёл с ума.
       Никто не говорил вслух об этом. Но сам факт был на лицо. Когда слезы перестали течь у Нигмата из глаз, он, вдруг, стал нам улыбаться и вспоминать происшедшее в своей жизни, сопровождая свои воспоминания хихиканьем, словно это там, в своей прошедшей жизни и на перевале, он увидел что-то смешное, что проникло ему в голову. Однако, из его рассказов ничего нельзя было понять, так как это был какой-то бред.
       - Отвезите его в больницу. - тихо, сказал, Шевелёву, когда отвёл в сторону. - Нигмат сошёл с ума. Пока болезнь у него сильно не обострилась, то его надо срочно показать специалистам.
       - Мы сейчас сделаем. - согласился Валера. - Больница рядом. Мы с Рашидом его туда отведём. Ты пока не уезжай. Подожди меня. У нас накопилось много вопросов по работе в ресторане.
       Шевелёв Валера, Гиззатулины Рашид и Нигмат ушли в больницу. Сказал парням, чтобы они продолжили свою работу. Мне пришлось спуститься вниз к директору ресторана "Зухра", чтобы поговорить о работе и у него спросить, где находится товарная база Курган-Тюбе. С директором ресторана был знаком.
       - Салам алейкум, Рузи! - приветствовал, директора ресторана "Зухра", когда, заглянув в его кабинет.
       - А! Александр! Алейкум ассалам, уважаемый! - приветствовал меня, директор ресторана. - Заходи! Гостем будешь! Как дела твои? Как семья? Сейчас мы кушать будем! Коньяк пить будем! Говорить с тобой будем!
       - Спасибо, уважаемый! - ответил ему. - Но все твои "будем" оставим на потом. У меня есть много работы в Курган-Тюбе. Вот потом мы с тобой обязательно вместе будем пить и кушать. Ты лучше скажи, как мне найти директора товарной базы Курган-Тюбе. Он сейчас меня ждёт у себя, плохо знаю ваш город.
       - Слушай, дорогой! Ты совсем забыл в какое время мы живём. - сказал Балтаджанов Рузи, поднимая телефонную трубку. - Сейчас один звонок делаем, друг друга найдём. Зачем нам туда-сюда ходить. Не надо зря время тратить. Лучше мы своё драгоценное время потратим на наш маленький отдых за этим столом.
       Он набрал известный номер телефона и на таджикском языке сказал, что у него в ресторане человек из центра сидит, который давно с нетерпением ждёт за столом встречи с Ариповым Умедом.
       - Все, а ты волновался. - широко улыбаясь, сказал Рузи. - Сейчас Арипов, как штык у нас будет. Он любит принимать у себя гостей из Центра также хорошо, как жирный шашлык на шампурах.
       - Как-то не хорошо у нас получается. - растерянно, сказал ему. - Ведь это тут к нему приехал, а не он ко мне.
       - Э-э-э! Дорогой! - удивленно, произнёс директор ресторана. - Не хорошо, когда шурпа остывает, а мы сидим. Пойдём за стол. Там все готово к нашей встречи. Только нас с тобой там не хватает за этим столом.
       Рузи встал из-за стола и пригласил меня в бар, который находился в соседнем здании напротив ресторана "Зухра". Всего в десяти метрах от входа в ресторан. В тени пустого зала суетились парни, накрывая на круглый стол угощения и выпивку на три человека. Мы прошли туда в зал, в сопровождении двух швейцаров, которые крутились вокруг нас, объясняли Рузи что-то про угощение.
       - Арипов Умед найдёт нас? - беспокоясь, спросил у Рузи. - Ведь он не знает, куда мы пошли.
       - Найдёт, куда денется. - ответил хозяин стола, усаживаясь за стол. - Посмотри! Он к нам приехал.
       Балтаджанов показал мне в сторону двери, откуда к нам направлялся солидным мужчина в очках.
       - Салам алейкум, уважаемый! - сказал Арипов Умед, протягивая мне руку. - Так это тебя зовут, Александр?
       - Алейкум ассалам, Умед! - ответил, пожимая жилистую руку. - Ты не ошибся, это, Александр, из Центра.
       Обменявшись дополнительными комплиментами, принятыми на Востоке, мы стали кушать шурпа, которое действительно стало остывать. Говяжий жир катался у нас во рту. Пришлось постоянно запивать горячим чаем, чтобы говяжий жир не мешал шевелить языком с пищей. Не могу сказать, что было у нас, завтрак или обед?
       Завтрак давно прошел и до обеда ещё времени достаточно. Назовём его сытным полдником. Так вот, после этого сытного полдника у нас стал развязываться язык, растревоженный коньяком. Бутылка на троих, это ни так много, как было вчера на двоих. Мог свободно воспринимать окружающий мир и вести деловую беседу. К тому же, прежде чем выпить коньяк, хорошо покушал жирной пищи, которая смазала жиром мои кишки и желудок.
       Как всем известно, жир слабо пропускает алкоголь в кровь человека, который медленно пьянеет. Таким образом, был почти трезвый. Мог свободно принимать какие-то здравые решения, связанные с моей работой на объектах в Курган-Тюбе и поговорить о политике в республике. Закончив дела с продуктами и выпивкой, мы перебрались в кабинет Балтаджанова Рузи. Там была деловая обстановка и вокруг нас не крутились посторонние люди. Мы сразу перешли к разговору о работе товарной базы в Курган-Тюбе. Разговор у нас был такой же, как с Фазыловым на товарной базе Гиссара.
       - Насыров Сухроб, проинструктировал меня о твоих условиях. - начал говорить Арипов Умед. - Откровенно, меня тоже устраивает такое решение. Но у меня будут частные и религиозные объекты, которые не подвластны мне и столице. Это мечети и дома наших бизнесменов. Могу обеспечивать такие объекты нужными материалами. Но расчёт они с вами заключат без меня. Возможно, что там будет наличный расчёт или перечисление денег на твой личный счёт. Мы можем рассмотреть несколько вариантов работы.
       - Так это просто прекрасно! - воскликнул ему. - Вы снимите с себя лишнюю заботу и у моих парней появятся наличные деньги. Ведь мы все в любом случае связаны с наличными деньгами. Бывает, что они нам нужны даже тогда, когда дом полная чаша, а пустячок ребёнку купить надо. Здесь бартер никак не пройдёт...
       У нас разгорелась дискуссия по очерёдности объектов. Уговорил партнёров, что религиозные и частные объекты надо перенести на конец зимы. Так как там нужно проводить земляные работы, которые должны естественным путём иметь замочку и усадку почвы, чтобы у нас на финише не рухнули готовые объекты и все здания под крышу должны быть с сухими стенами. Наша работа должна иметь товарную марку.
       Мы готовы были перейти к подписанию основных документов, которые захватил с собой Арипов Умед из автомобиля, по пути из бара в кабинет Балтаджанова Рузи, но в этот момент в кабинет зашёл Шевелёв Валера, мы вынуждены были перевести свой разговор на другую тему, чтобы беседа осталась между нами.
       - Извините, за беспокойство. Мне, срочно, надо переговорить с Александром. - сказал Шевелёв.
       Тоже извинился перед партнёрами и вышел следом за Шевелёвым Валерой. На улице меня ждала бригада Гиззатулина Рашида. По лицам парней можно было подумать, что сейчас у нас будет драка. Драк никогда не боялся. Но мне по должности как-то неприлично драться здесь со своими подчинёнными.
       "Неужели в таком положении придется мне драться?" - подумал. - "Нет никакого смысла с их стороны. У меня есть письмо бригады, по которому могу их уволить. Наверно вся бригада Рашида тупая?".
       - Собираюсь подавать на тебя в суд. - объявил Рашид, при всех. - Ты нанёс моей семье материальный и моральный ущерб. Вдобавок, моего брата сделал инвалидом. Нам только что врачи сказали, что у Нигмата осколком повреждён нерв шейного позвоночника. Нигмат может быть парализован на всю жизнь или стать сумасшедшим. Возможно, что, то и другое, произойдёт сразу. Тебе платить ему пенсию...
       - Очень сожалею о случившемся, но на его месте мог быть. - ответил, Гиззатулину Рашиду. - Ты имеешь полное право подавать в суд на кого угодно. Однако, в данный момент, твоё решение ошибочно и бесперспективно. По вине твоего брата, так как он был за рулём, стреляли нам вдогонку, а попали в машины со взрывчаткой. Взрыв был такой, что никого там, живых не осталось. Если будет суд и все тогда всплывёт наружу, то родственники погибших сотрут в порошок твою фамилию. Им даже суд на это не потребуется. Так что тебе, Рашид, лучше подумать о родных. Остальное уладим между собой и поможем Нигмату.
       Видимо и у холерика имеется в голове серое вещество, под названием мозги, которыми стал шевелить Гиззатулин Рашид. Трудно было понять, что он думает, но лишь не об угрозе в мой адрес народным судом.
       - Единственное, что могу тебя обещать, - решил, разрядить обстановку, - так это помочь твоему брату найти хороших врачей. Но только все должны знать, что это была авария. Иначе, могут быть такие последствия, что в них пострадают твои и мои родственники. Ты хорошо подумай, Рашид, в этом тебе не враг.
       Гиззатулин повернулся и пошёл наверх, вытирая слезы. Шевелёв Валера и бригада последовали за ним. Постоял ещё пару минут внизу и затем вернулся к разговору в кабинет директора ресторана, где меня ждали партнёры по этому бизнесу.
       Документы лежали на столе, подписанные директором ресторана "Зухра" и директором товарной базы Курган-Тюбе. Текст контракта был копией вчерашнего документа, который вчера мы подписали с директором Гиссарской товарной базы.
       Видимо, что его отправили рано утром по телексу в товарную базу Курган-Тюбе. Единственным изменением в документе то, что там вставили новые места других объектов и фамилии других заказчиков по Курган-Тюбе.
       Внимательно прочитал текст и затем подписал контракт. По два листа документов из шести взял себе. Затем мы обговорили детали поставки материалов на сегодняшний объект ресторана "Зухра".
       Кроме того, обговорили проблемы проживания и питания рабочих данного объекта. Балтаджанов Рузи сказал, что рабочие могут спать прямо на своих рабочих местах. Арипов Умед обещал, что даст рабочим раскладушки и постельные принадлежности. Питание, естественно, Балтаджанов Рузи взял на себя. Таким образом, стабильность была налажена и на объектах в Курган-Тюбе. Можно было возвращаться к себе домой.
       - У меня есть подарок тебе, а также Насырову Сухробу. - сказал Арипов Умед. - Находится в моей машине.
       - Тоже не отпущу тебя без своего подарка. - заявил Балтаджанов Рузи. - Пока иди, подгоняй свою машину.
       - Спасибо за ваше внимание. - расстроено, сказал Рузи. - Но у меня нет машины. Она попала в аварию. Даже не знаю, как мне сейчас добираться в Душанбе и к себе домой в Кофарнихон, это проблема.
       - Да, это серьёзная проблема! - сказал Арипов Умед. - С такими подарками от нас в автобусе опасно ехать.
       - Сейчас по радио слышал, что произошло бандитское нападение на перевале. - соврал ему. - Много жертв.
       - Есть два выхода. - сказал Рузи. - Моему брату надо ехать в Душанбе. Он берет Александра. Они едут в круговую через Пяндж, Пархар, Дангара, Нурек на Кофарнихон. Очень далеко, но безопасно. Либо мы сейчас узнаем, когда идёт караван с хлопком и внедряемся в караван до Душанбе.
       - Думаю, что вариант с караваном больше подходит. - подсказал Рузи. - Его никто грабить не будет. Кроме того, вполне вероятно, что караван будет охраняться. Конечно, это хорошее прикрытие будет нам в автомобиле.
       - Мы сейчас этот вариант проверим. - согласился Балтаджанов Рузи. - Только позвоню брату и все узнаю.
       Балтаджанов стал набирать номер телефона, но там никто не брал телефонную трубку. Рузи пришлось повторил набор номера телефона. В это время в кабинет вошёл мужчина лет сорока. Рузи положил трубку и встал на встречу мужчине. Они оба обнялись по мусульманскому обычаю.
       - Камил, дорогой! - воскликнул Рузи. - Сам Аллах тебя к нам послал. К тебе пытался дозвониться, а ты тут, как тут. Вот, уважаемого господина из Центра, забери с собой на машине в Душанбе.
       - Как раз зашёл к тебе, - сказал Камил, - чтобы узнать, может быть, у тебя там есть дела.
       - Все мои дела в этом человеке. - ответил Рузи, показывая на меня. - Надо его довести целым.
       - Хорошо! - согласился Камил. - Сейчас на трассе возле автовокзала караван формируется. Там моя машина в середине каравана. Нас будут охранять солдаты и милиция. Так что будет порядок.
       Мы обменялись рукопожатиями. Назвал ему своё имя. Мы вышли из кабинета директора. В фойе стояла бригада Гиззатулина Рашида и Шевелёв Валера. Им что-то нужно было от меня. Но у меня не было времени. Надо было спешить обратно в Душанбе, чтобы засветло попасть домой в Кофарнихон.
       - Мне сейчас некогда. - перехватил, инициативу. - Все ваши вопросы обсуждал с Рузи и Умедом. Обязательно переговорю с Сухробом, чтобы Нигмата перевели в лучшую клинику республики.
       Вышел из ресторана "Зухра" и пошёл следом за Камилом в сторону автовокзала Курган-Тюбе. Между грузовых автомобилей красовалась белая машина "Волга". Внутри машины пахло свежей краской и свежей кожей. Умед и Рузи положили свои свёртки и пакеты на заднее сидение автомобиля. Арипов Умед показал мне на свёрток, который должен передать Насырову Сухробу. Автомобиль медленно двинулся за бортовой машиной с прицепом, доверху гружёным большими тюками свежего тонковолокнистого хлопка-сырца, который приятно пахнул полями, свежей травой и разными полевыми цветами местных лугов.
       - Ты слышал по радио. - обратился ко мне Балтаджанов Камил. - Утром на перевале был сильный бой с моджахедами. Разбито двадцать легковых машин. Там погибли больше ста человек, в том числе все боевики.
       - Да, слышал в кабинете Рузи. - соврал Камилу. - Мы успели чуть раньше проехать, но у меня машина попала в аварию перед самым Курган-Тюбе. Со мной все в полном порядке. Вот только водитель мой пострадал. Повредил нерв позвоночника и сейчас лежит в вашей больнице. Наверно, его парализовало?
       - Жалко парня. - тяжело вздыхая, сказал Балтаджанов Камил. - Такое ранение опасно. Может инвалидом на всю жизнь стать. У моего одного знакомого так из-за раны нервов родной брат стал калекой на всю жизнь.
       За Курган-Тюбе переехали через реку Вахш. Дорога пошла к верху на горный перевал в сторону Душанбе. Грузовые автомобили с хлопком так сильно коптили выхлопными трубами, что нам прошлось закрыть окна в машине, чтобы не закоптить себя и новенький автомобиль изнутри. Вскоре появился перевал. Колонну остановили солдаты и милиция. Стали проверять документы и багаж. Сейчас вспомнил про свои свёртки на заднем сидении, о содержании которых ничего не знал.
       - Вот мы сейчас влипнем! - забеспокоился. - Спросят за мои свёртки, а даже не знаю, что там имеется.
       - Да, уже и смотреть поздно. - согласился Балтаджанов Камил. - Скажи, что это подарки на свадьбу и зарплата рабочим. Думаю, что тебе поверят и сумки проверять не будут. Ведь у тебя такой интеллигентный вид.
       - Предъявите ваши документы. - сказал капитан милиции, подойдя к нашему автомобилю. - Что в свёртках?
       - Зарплата рабочим предприятия и подарки на свадьбу. - сказал, капитану милиции, предъявляя паспорт.
       Капитан милиции ощупал мягкие свёртки. Заглянул в свёртки с какими-то там жёсткими предметами в них.
       - Вот такие, как вы, создают повод для террора. - строго, сказал капитан милиции, возвращая нам документы. - С такими деньгами надо ездить с большой вооружённой охраной, а не просто в автомобиле. Понятно?
       - Понятно! - ответил менту. - Следующий раз так поступим. Мы оба не подумали об опасной дороге с деньгами.
       Караван машин медленно двинулся на перевал. По обе стороны дороги валялись разбитые машины. Два автомобиля, в которые попали автоматные очереди, были разорваны в клочья. На перевёрнутом микроавтобусе, возле которого стояли боевики и гражданские люди, видны многочисленные потоки крови и разорванный металл, от сильного взрыва.
       Выходит, что их всех тогда поразило взрывной волной и осколками. Никто из боевиков и гражданских тут не остались живыми. Никаких свидетелей трагедии здесь не осталось. Как ни прискорбно, то, что случилось здесь, но этот взрыв и гибель людей, спасли меня и Гиззатулина Нигмата. Тут нет ни одного свидетеля, кто бы мог сказать о нашем присутствии здесь. Жалко Гиззатулина Нигмата, что он может остаться инвалидом на всю жизнь, а он ещё совсем молодой. Даже семью себе он не успел создать.
       Совсем недавно закончил службу в армии. Только он жить начинал и такая трагедия. После опасного перевала дорога пошла вниз в сторону Душанбе. Встречных машин не было. Балтаджанов Камил потихоньку стал обгонять на своей "Волге" все бортовые автомобили. Пользуясь интервалом и промежутками между машинами. Перед посёлком Ляур мы окончательно обошли караван и вырвались вперёд каравана в сторону Душанбе, огни которого мелькали в сумерках вечера впереди нас.
       - Подвези во Фрунзенский райком партии. - сказал, Балтаджанову Камилу. - Оттуда уеду на автобусе.
       Наша "Волга" повернула на улицу Нигмата Карабаева и устремилась в сторону цирка. Сразу понял, что Камил Балтаджанов хорошо знает Душанбе, так как он не поехал по круговой дороге, как обычно делают большинство приезжих или те, кто плохо знает город. Через цирк вокруг армянских домов, на Профсоюзную улицу, где находится райком партии, намного короче путь. Всего нам минут десять надо ехать.
       - Спасибо, Камил! - сказал, забирая свои свёртки из машины. - Скажи Рузи, что ты уже довёз меня целым.
       - Обязательно скажу. - ответил Балтаджанов Камил, отъезжая от райкома партии. - Сейчас буду звонить.
       С тремя свёртками в руках поднялся в кабинет Насырова. Секретарши уже не было на месте. Но знал, что Насыров Сухроб в своём кабинете, его чёрная "Волга" стояла на площадке возле здания.
       - Уже за тебя переживал! - взволнованно, сказал Сухроб, когда вошёл в кабинет. - Мне Рузи звонил час назад. Сказал, что вы уехали сразу после обеда в сторону перевала, а там был какой-то террор.
       - Террор был ранним утром. - пояснил ему. - Из-за него мы там с Гиззатулиным Нигматом попали в аварию. Машина и легко отделались, а вот Гиззатулин Нигмат находится в больнице. У него нерв нарушен. Врачи нам сказали, что он может быть инвалидом. Надо Нигмата перевести в республиканскую больницу в Душанбе, чтобы там оказали квалифицированную помощь. Ты, пожалуйста, ему посодействуй с доктором.
       - Сегодня же позвоню главному врачу больницы. - согласился Насыров Сухроб. - Скажу ему, чтобы Нигмата забрали в республиканскую больницу из больницы Курган-Тюбе. Но, как теперь ты без машины будешь? Может быть, у тебя ещё есть машина на примете с хорошим водителем? Поговори с ним ездить.
       - Пока буду на сессии, мне не нужна машина. - ответил ему. - Могу и общественным транспортом пользоваться, как до университета, так до душанбинских объектов, а дальше нужна машина. Только на тебя надежда.
       - Ладно! Пока так, а после мы оба это обмозгуем. - согласился Насыров. - Плохо, что у тебя нет водительских прав. Так бы тебе выписал с Гиссарской товарной базы новую машину, ты бы на ней ездил.
       - Хорошо! На этом мы сегодня закончим. - поторопил, Сухроба. - Не знаю, какой из этих свёртков твой? Ты выбирай. Поехал. Мне далеко добираться. Двумя транспортами с пересадкой ехать.
       - Со свёртками мы сейчас разберёмся. - ответил Насыров, сразу привычно взял свёрток с деньгами. - Насчет транспорта ты не беспокойся. Мой водитель тебя отвезёт домой. Эти деньги твои, за нашу работу.
       Насыров Сухроб отдал мне из разорванного свёртка пачку сторублёвых купюр, а остальные положил в свой сейф у стены. Мы оба тут же вышли из кабинета. Ни стал ожидать Насырова в приёмной. Сразу отправился вниз в фойе здания. Там никого не было видно. Даже охрана куда-то делась. Вышел на стоянку автомобилей, где осталось всего несколько машин от райкома партии и автомобиль охранников.
       - Извини, Сухроб, совсем забыл. - вдруг, вспомнил, когда мы сели в машину. - У меня есть старая частная проблема. Весной этого года в мою квартиру пытался забраться вор. Его спугнул. Вор в страхе поломал мне всю крышу. Сейчас дожди начались. Мой дом протекает до первого этажа. В домоуправлении нет шифера. Может быть, ты подскажешь мне, где можно купить шифер? Заплачу сразу за весь шифер.
       - Наверно, листов сто тебе хватит. - размышляя, ответил Насыров Сухроб. - Завтра позвоню Фазылову Хасану. Он как раз посылает завтра на объекты Душанбе машину шифера. Заодно сто листов и тебе подбросит. Ты завтра из дома никуда не уезжай. Шифер рано утром привезут. Выгрузят прямо возле твоего дома. Денег никаких платит за шифер не надо. Фазылов и так перед тобой в неоплатном долгу.
       - У меня завтра полно дома работы. - сказал ему. - Надо зачёт к университетской сессии готовить.
       - Вот и хорошо! - выходя из автомобиля, сказал Насыров. - Приехал. Водитель тебя отвезёт прямо домой. Во время сессии, тебя работой беспокоить не буду. Желаю тебе удачи! Старайся! Учись хорошо!
       - Спасибо! Буду стараться! До скорого свидания! - ответил, на прощанье, когда закрыл дверцу машины.
       Внимательно посмотрел на дом, где живёт Насыров Сухроб, это частные дома в районе "Зелёного базара". Сам дом весь утопал в зелени. По огромной крыше, покрытой итальянской красной черепицей, можно определить, что там не меньше шести комнат. Более ста квадратных метров. Плюс хозяйственный дом и земли около десяти соток. У Баратовой Матлюбы дом намного лучше и двухэтажный. Но у Сухроба дом, по крайней мере, в этом районе, пожалуй, самый лучший. Возможно, что у Насырова Сухроба нет скотины, так как он живёт в центре Душанбе. Скот держать в центре столицы строго запрещается.
       С этим молчаливым водителем чёрной машины "Волга" мне доводилось ездить и раньше. Уже к этому привык, что водитель всю дорогу молчит. Может быть, это лучше для него. Ведь если бы он был разговорчив, то ему уже давно не жить. Настолько много водитель знает, от разговора своего шефа с другими людьми, что его могли бы давно убить, если б он был разговорчивый с другими людьми. Мне даже имя его неизвестно. Потому, думаю, что Насыров Сухроб, запретил ему беседовать, чтобы мог сохранить свой язык вместе с головой. Вот он молчит, лишь баранку крутит. Однако, машину он водит прекрасно и трассу знает.
       - Спасибо тебе, что подвёз меня домой. - поблагодарил, водителя, выходя из автомобиля. - До свидания!
       Водитель только кивнул головой и быстро помчался на машине от моего дома в сторону трассы до Душанбе.
       - Сейчас вернусь. - сказал, отдавая свёртки Людмилы, открывшей мне дверь квартиры. - Мне только нужно сходить к Черкасову Александру и Сабирову Таймуразу. Договориться за ремонт нашей крыши завтра.
       Прямо от своего дома дворами пошёл к дому Черкасова Александра, который жил ближе от дома Сабирова Таймураза. Они оба уже должны были быть дома. Самый раз с ними договориться о ремонте крыши. Уже когда был вблизи дома своей мамы, то увидел, как разворачивается машина бригады Сабирова Таймураза. Парни увидели меня при свете фонарей на повороте. Остановились на перекрёстке улицы Кирова.
       - Здравствуйте, мужики! - приветствовал, парней. - Вот, как раз направлялся сейчас к вам на разговор.
       - Здравствуйте, муалим! - радостно, приветствовали меня, парни. - Мы думали, что у вас сегодня сессия.
       - Сессия у меня через день. - ответил им. - У меня к вам другой разговор. Если вы не можете делать, то откажитесь сразу. Не буду на вас в обиде. Поговорю с бригадой Черкасова Александра. Если вы сами можете справиться, то у вас будет дополнительный заработок наличными в ваше свободное время. Завтра мне привезут шифер к ремонту крыши нашего дома. Заключу контракт с управдомом на ремонт нашей крыши. В субботу или в воскресенье вы крышу отремонтируете. С вами сам рассчитаюсь сразу наличными согласно контракта. Затем позже получу деньги в домоуправлении. Верну свои деньги обратно в доход нашей компании. Можете говорить откровенно. Вас никто не принуждает к этой работе. Скажите честно.
       - Мы, согласны! - сразу, ответил за всех Сабиров Таймураз. - Заодно, мы и бригаду Черкасова подключим.
       - Вот и прекрасно! - одобрительно, отозвался. - Только вы все технику безопасности соблюдайте. Не забывайте, что это четвёртый этаж. У вас должны быть страховочные ремни и осторожность в работе.
       - Учитель, мы сделаем все, как ты скажешь. - уверил меня, Таймураз. - Работу выполним на высшем уровне. Мы столько объектов сделали, что они нам всюду, словно памятники стоят по республике.
       - Старайтесь работать так, - сказал, парням на прощанье, - чтобы эти памятники вам всюду были при вашей жизни. Будьте осторожны во всем. Желаю вам, парни, удачи во всех ваших делах. Завтра встретимся.
       Возможно, всем покажется весьма убедительной такая беседа с работниками, но думаю, что далеко, ни так. Ведь говорить с ними одно дело, а выполняют они работу зачастую совершенно по-другому. У них сейчас такой возраст, что они зачастую выполняют работу не разумом, а страстным увлечением, порыв которого сравним с ураганом, пронёсшимся в их сознании. Поэтому неизбежно могут быть травмы и увечья в таком порыве к работе в опасных местах. Именно этого боюсь, чтобы не случилось с парнями беды в таком возрасте. Примером тому служит старшина милиции Эркен, который на этой самой крыше получил увечье в своей спешке. Следовательно, надо контролировать технику безопасности и работу такого возраста, иначе, будут беда. Значит, это мне надо поставить опытного специалиста для контроля этой всей работы. Несмотря на то, что последний день перед университетской сессией у меня был свободный, утром пришлось мне отправляться в домоуправление подписывать контракт на ремонт нашей крыши с управляющим.
       - Понимаешь, уважаемый, у нас плохо с деньгами. - сразу начал хныкать, Турдыев Заманкул, управдом нашего города. - Исполком нам мало денег даёт на ремонт жилых зданий города. Пойми мое положение.
       - Мне сейчас некогда выяснять ваши внутренние отношения с исполкомом. - в резкой форме, сказал, Заманкулу. - Тебе и так, поставлю шифер и людей. Сейчас подписывай мой контракт. Сегодня к обеду, чтобы выделил трёх человек на подъем шифера на чердак нашего дома. Так как шифер могут разворовать. Вечером, скажу тебе, в какой день будет выполняться работа. Во время работы мне нужен с твоей стороны человек, который будет контролировать работу, страховать моих рабочих.
       К концу выполнения работы, в этот день, чтобы ты был с наличными на рабочем месте. обещал парням, что ты им отдашь деньги наличными в конце работы. Не дай Бог, если ты не будешь с деньгами в конце работы, то за своих парней не отвечаю. Они найдут тебя всюду. Затем раздерут на части без суда и следствия. У тебя три дня на раздумье. За последствия не отвечаю. Ты сам своими действиями подпишешь себе приговор. Турдыев лихорадочно подписал контракт и тут же помчался в городской Исполком добывать деньги на оплату работы по ремонту крыши нашего дома. Отправился домой ждать привоза шифера из Гиссарской товарной базы. Время летит очень быстро. Возможно, что машина с шифером уже в пути к нашему дому. Надо поспешить, чтобы меня не искали с гружёной машиной, у которой есть много работы. Ни трое, а четверо мужиков из домоуправления уже ждали меня на лавочке. Мужики принесли страховочные предметы и инструмент для работы моих парней на крыше дома с шифером. Все было готово к работе.
       - Шифер сейчас подвезут. - сказал, рабочим. - Поднимете его не по пожарной лестнице на стене нашего дома, откуда шифер будет легче украсть. Внесёте шифер через чердачный люк над моей квартирой. Откуда легко будет сбросить воров, которые вздумают похитить мой шифер с чердака. Это говорю вам для того, чтобы вы знали, что одного вора сделал инвалидом. Следующего вора отправлю на тот свет.
       - Зачем ты, это нам говоришь? - возмутился, один рабочий. - Мы ведь не воры, а всего лишь рабочие люди.
       - Говорю вам для того, - ответил ему, - чтобы ваши дети не были сиротами. Мне точно известно, что среди вас имеется человек, который за бутылку водки готов свою мать продать, а не то, чтобы своих собственных детей пожалеть. Также, как и вы, совсем недавно был рабочим, поэтому хорошо понимаю вас. Если вы не разобьёте ни одного листа шифера, проверю это, тогда вам ещё ставлю бутылку "Столичной" водки.
       Мужики согласились. Вскоре к нашему дому прибыл грузовой автомобиль "КАМАЗ", на котором были сто листов шифера, гвозди шиферные и несколько длинных брусков на лаги кровли под шифер на крышу дома.
       - Сколько должен заплатить за все? - спросил, водителя автомобиля "КАМАЗ", подписывая накладные.
       - Фазылов Хасан, сказал, что все уже оплачено за сто листов. - ответил водитель, садясь в кабину машины.
       - Тогда, спасибо! - поблагодарил, водителя, захлопывая дверцу кабины. - Передавай привет Фазылову!
       Когда машина уехала, то увидел мужиков, которые уже подняли шифер. Мужики смотрели на меня маслеными глазами в ожидании бутылки "Столичной" водки. Мне не хотелось лезть на чердак проверять целостность шифера. Без того понятно, что за бутылку водки русский мужик любой товар на любую вершину поднимет целым. Так и сейчас. Наверно, мужики с большой осторожность поднимали весь этот шифер. Мне не хотелось идти в магазин за "Столичной" водкой. Поэтому достал из своего кармана один червонец и отдал мужикам. В то время за червонец можно было купить две бутылки русской водки и закуску.
       - Начальник! За этот червонец, тебе, большое спасибо! - сказали мужики, со слезами на глазах от счастья. Мы всегда будем рады тебе служить. Ты позови. За шифер не беспокойся. Теперь его там не украдут.
       - Спасибо вам, мужики! - поблагодарил, пожимая руку каждому мужику. - Люблю хорошую работу видеть.
       Вот так-то. Это и ежу будет понятно, что он колючий. После двух бутылок водки, которые сейчас разопьют мужики на мой червонец, они не только не полезут воровать мой шифер. Охранять будут шифер до тех пор. Пока мои мужики закрепят шифер на крышу нашего дома. Скорее бы мои работники поставили шифер. Вернувшись, домой, сел за учебники. Надо было хотя бы бегло повторить необходимый материал по предметам исторического материализма и политической экономии. Эти предметы будут на сессии первыми. Когда войду в колею занятий на сессии, то дальше все пойдёт хорошо. Только бы настроиться на учёбу. В последний день перед сессией решил все свои стабильные дела. Вечером этого же дня отдал Черкасову Александру и Сабирову Таймуразу деньги за ремонт крыши, на тот случай, если Турдыев Заманкул не принесёт вовремя деньги за выполненную работу. В случае если все обойдётся хорошо, то мои деньги они вернут Людмиле, вдруг, в эту субботу буду на своей сессии и не смогу увидеть управляющего домами.
      
      5. Право на жизнь.
       Всю последнюю субботу прошедшего года занимался годовым отчётом. Меня обратно выжили с моими бумагами и документами в мою спальню. Приехала в гости бабушка Мария из Кофарнихона. Теперь бабушка и внучка устроили перестройку местного значения. Все принадлежности моего офиса выставили на застеклённую лоджию. Таким образом, они лишили меня всех прав на площадь в зале под офис. Теперь они в зале занимаются украшением новогодней ёлки. Откуда-то достали мои новогодние плакаты, которые рисовал уже несколько лет назад, когда ещё Виктория ходила в детский садик. Видимо это наша бабушка предвидела такое время. Когда уже больше не буду заниматься новогодним оформлением школы, детского садика, места своей работы и домашней ёлки. Вот она напрятала новогодние плакаты для таких дней. Тем более, что таких новогодних плакатов вовремя моей работы художником было предостаточно. Так как под каждый новогодний праздник придумывал все новые и новые новогодние плакаты.
       Но со времени начало перестройки в Советском Союзе, особенно с момента февральских погромов 1987 года в Душанбе, закончились постоянные праздники моей жизни. Наступило время, когда нужно было бороться за право на жизнь. Хотя бы не оружием, а трудом и собственным примером для тех, кто поверил в меня и пошёл со мной отстаивать своё право на жизнь. Свидетели тому, как памятники нам при жизни, разрушенные погромами во время февральских событий 1987 года, рестораны, бары, магазины, гостиницы, ателье, государственные, общественные и культурные места отдыха горожан и гостей Душанбе, которые мы восстанавливали на протяжении нескольких лет. Совершенно не думая о своём благополучии. Мы день и ночь вкалывали на этих объектах, не боюсь применить такое выражение, так как обычным трудом, это назвать невозможно. Мы совмещали каторжный труд с творчеством изобразительного искусства. Порой даже забывали о своих семьях и не думали о собственном благополучии. Далеко не всегда нам выплачивали те обещанные суммы денег. Так как мы начинали работу при одном хозяине или руководители объекта, а заканчивали работу, когда даже власть в государстве была совершенно другая. Нам не от кого было требовать деньги за свой творческий труд. Но мы не могли разрушить то, что создали своим разумом и талантом на благо других людей. Мы уходили с объектов, за работу с которых не получили ни гроша. Но после нас оставались для истории этого государства, как памятники нашего творческого труда, живописные росписи и фрески в ресторанах, барах, кафе, ателье, в гостиницах и культовых местах различных религий. Мы все были художниками ни по творчеству, а по призванию соей души и сердца.
       Мы не могли смотреть, на то, что кто-то наживается на горе других людей. Нам хотелось, чтобы все люди не зависимо от веры исповедования, от различия пола и мировоззрения, могли жить нормально, иметь своё собственное право на жизнь. Прекрасно понимаю, что далеко ни все были согласны с моими взглядами на жизнь. Не каждый мог отдать себя в жертву благополучия других людей. Были такие, которые пришли к нам после февральских событий 1987 года в Душанбе, только с одной целью, чтобы за счёт горя и страдания других людей, сколотить себе большой капитал.
       Такими людьми были Насыров Сухроб, Шевелев Валера, Гиззатулин Рашид и многие другие, которые, ради своего собственного богатства, продали не только собственную честь, но даже своих друзей. В трудный момент жизни своих друзей, Насыров Сухроб делали все, чтобы сохранить личную жизнь. Однако, не жалея своей личной жизни, он потерял свою голову. В прямом и в переносном смысле. Сбежали из республики художник и хапуга, Шевелев Валера, мне совсем не понятно, как могли в одном человеке сосуществовать совершенно разные личности? Превратился в бомжа Гиззатулин Рашид, которого покинули не только те, кто пресмыкался перед ним. Рашида покинули даже близкие родственники, которые всячески старались помочь ему, а он забыл их в тяжёлое время. Но не могу забыть тех, кто не забыл в тяжёлое время своих товарищей. В первую очередь художники Черкасов Саша, Сабиров Таймураз, которые работали так, что даже мне прошедшему через все трудности своего творчества в изобразительном искусстве было трудно осознать, когда они ещё могут размышлять о собственном вдохновении, если им часто приходится выполнять далеко ни творческую работу.
       Конечно, нельзя мне никак забыть Гиззатулина Нигмата, который жил и работал в противоположность своего старшего брата Гиззатулина Рашида. Благодаря своему водителю, Гиззатулину Нигмату, остался жив. Только вот он, Нигмат, уже никогда не сможет иметь семью и вести нормальный образ жизни. Надо мне выбрать время и проведать Гиззатулина Нигмата в пансионе для парализованных больных. Конечно, едва ли мое присутствие поможет Нигмату. Но врачи и психологи утверждают, что таким больным больше помогает внимание, чем лекарство. Так как мозг и сознание работают даже в таких случаях, когда внешнее состояние больного показывает, что он не способен воспринимать окружающий мир. Выходит, что природа человека даже в таком случае даёт человеку шанс бороться за право на жизнь. Надо поговорить с врачами. Возможно, что есть какой-то метод лечения подобного заболевания, который смог бы поставить на ноги Нигмата.
       Может быть, даже придется его отправить на лечение в Москву в травматологический институт или куда-нибудь за пределы постсоветского пространства, где имеются лучшие специалисты по этому виду заболевания. Как говорил профессор обследовавшие состояние Гиззатулина Нигмата, что у него есть шанс выкарабкаться из подобной ситуации, но для этого требуется специальный метод лечения, которого нет в наличии в клиниках Таджикистана. Надо проконсультироваться у специалистов в Москве. Возможно, что они как-то помогут мне в месте лечения Гиззатулина Нигмата. Пока у меня и на счету моего предприятия в банке есть значительные суммы, то надо перевести в благотворительные цели и помочь в лечении Нигмата. Больше ему никто не поможет.
       В понедельник тридцатого декабря собирался съездить своим ходом, то есть, общественным городским транспортом, по тем организациям и предприятиям, которые как-то были связаны между собой своим бизнесом. Надо было определиться насчет совместного бизнеса и договориться насчет работы на новый год. Также мне требовалось совершить поездки в Строительный бак к Исаковой Светлане и на некоторые объекты, которые были связаны с бывшим министерством строительства республики. Сейчас уже государственная холдинговая компания "Таджикстрой". Надо было как-то быстрее закончить объекты, связанные с ними. Затем придется искать связи с другими предприятиями, которые тесно связаны со строительством и нуждаются в таких специалистах, которые имеются у меня. Быть подрядчиком каких-то сомнительных организаций совершенно не интересно мне. Но Юрий Филимонович сам виноват в том, что наши дороги с ним разошлись в совершенно разные стороны. Теперь он по-своему, а по-своему добываюсь права на жизнь. Конечно, если он пойдёт ко мне на встречу и подаст руку дружбы, то не откажусь от него. Но сам навязывать ему свою дружбу не стану. Юрий Филимонович тут же воспримет это как рабское смирение и постарается меня сделать придатком его холдинговой компании, чего лично мне никак не хочется.
       - Папа! К тебе Мирзаев Вахиб приехал и Полтиелов! - закричала Виктория, выглядывая в окно своей спальни.
       Оделся, как подобает начальнику. Приготовился ждать своих подчинённых. Но они почему-то не поднимались наверх. Видимо беседовали о чём-то. У меня лопнуло терпение ожидать их появления. Надел на себя тёплую куртку. Оделся так, как обычно выхожу на работу в такое зимнее время года. Сказал Людмиле, что наверно сегодня весь день буду на работе в центре Душанбе. У Людмилы сегодня и завтра был рабочий день. Но это была просто формальность перед праздником. Бухгалтерия отделения милиции уже сделала годовой отчёт. Они просто валяли дурака, чтобы только получить новогодние подарки и приготовиться к новогодним праздникам. Но служба есть служба. Поэтому Людмиле тоже надо было на работу.
       - Привет, мужики! - протягивая руку, поздоровался с Мирзаевым Вахибом и с Полтиеловым. - Чего это вы припёрлись ко мне чуть свет? Вроде ясно вам сказал, что встретимся мы после новогодних праздников.
       - Лично приехал по той причине, что не знаю какие ставить стекла на машину. - ответил Вахиб.
       - Мне все равно, какие ты поставишь стекла, хоть бронированные. - ответил ему. - Ты лучше, это знаешь.
       - Ну, тогда, поехал. - сказал Мирзаев, протягивая руку на прощанье. - Самые лучшие поставлю.
       - Приехал к тебе с одним вопросом. - сказал Полтиелов Игорь Нисимович, как только Вахиб скрылся на "Волге" за поворотом. - У меня есть маленький домик в центре Душанбе. Между институтом детства материнства, который мы строили, и, кооперативом "Экология" на улице Лахути. Где находится офис Насрединова Хуршеда. Конечно, домик не ахти, какой к офису твоей фирмы. Но это значительно ближе к центру города, чем отсюда из твоей квартиры. Ты можешь купить у меня этот домик и на этом месте построить офис.
       - Давай не будем зря болтать. - прервал, Игоря Нисимовича. - Поедем прямо сейчас и посмотрим на месте твой домик.
       Полтиелов согласился с моим предложением. Мы с ним тут же поехали на его машине. Конечно, в этом он был прав. Надо было как-то решать вопрос с местом расположения офиса. Хотя бы до времени реорганизации своего предприятия в международную акционерную компанию "Сандро". Когда остро встанет вопрос о строительстве здания под офис компании. Не могу же постоянно размещать свои кадры в разных районах Душанбе. Пора давно собрать всех под одну крышу. Тогда будет легче работать. Когда Полтиелов Игорь Нисимович сказал, что не ахти какой домик, он просто поскромничал. То был не домик, а старая полуразвалившаяся кибитка величиной с хороший дом. Просто было удивительно, как кибитка так долго продержалась в этом месте. Всего в нескольких десятках метров от кибитки на следующей улице стояли огромные корпуса современных жилых, служебных и административных зданий.
       Видимо, это небольшое строительство частного квартала смогло уберечь развалюху от городских властей. Тем более, что эта развалюха была сплошь поросшая кустами и деревьями. Возможно, что никто не заметил развалюху в центре города. Теперь это была частная собственность при капитализме. Никто на нее не имел право зариться на частную собственность. Но купить развалюху никто не желал. Можно было это купить под слом и построить на этом месте современное здание. На эти цели нужны деньги, время и разрешение на строительство.
       - Мы с тобой сделаем вот что, - начал, переговоры с Полтиеловым, - подпишем с тобой контракт на временную аренду этой развалины. Скажу нашим парням, чтобы провели тут косметический ремонт. На такую развалину даже страшно смотреть. Ни то чтобы принимать сюда гостей и партнёров по бизнесу. Затем начну вести переговоры с городскими властями насчет строительства офиса на территории этой развалины.
       Если получу письменное соглашение на строительство офиса, тогда куплю у тебя эту развалюху под слом. Если не договорюсь с городскими властями. Тогда у тебя будет шанс продать эту развалюху после косметического ремонта. Другого варианта у тебя нет. Никто из покупателей не позарится на эту развалину. Игорь Нисимович ничего ни стал говорить. Он только протянул свою обрубленную култышку, и мы ударили с ним по рукам. Мы тут же отправились с ним к бригаде наших строителей, которые не имели нового объекта и занимались вспомогательными работами на объекте другой бригады, которая заканчивала строительство. В этом случае Полтиелову крупно повезло.
       Обычно у нас все строительные бригады были сильно загружены работой. Нам никак нельзя было их перемещать на вспомогательные работы. Так как на основных больших объектах строительные бригады и денег зарабатывали значительно больше, чем на вспомогательных работах. Но тут мог поднять им тариф за счёт капитального ремонта здания под производственные нужды предприятия. Тогда у них появлялся интерес к данной работе. Чем к вспомогательной работе на чужом объекте. Так что парни согласились сразу. Мы в тот же час стали завозить на эту развалюху так необходимые строительные материалы. В основном это был цемент, сухая штукатурка, гипс, различные красители и другие отделочные материалы, которые нужны для быстрого косметического ремонта этой развалюхи, чтобы сразу после новогодних праздников мог спокойно переехать в эту развалину под свой временный офис.
       Поехать в Строительный банк, к нормировщице Исаковой Светлане, у меня не было никакого времени. Пока мы разобрались с проблемами развалины рассчитанной под мой офис, подошло время к вечеру. Нам нужно было с Полтиеловым подписать контракт на аренду, чтобы он сразу вошёл в годовой отчёт моего предприятия. Тогда легче было составлять новый годовой бизнес-план с нуля. Без всяких формальностей. После размещения бригады наших строителей на работу под развалившейся кибиткой семьи Полтиелова, мы отправились с ним к нам домой. Когда мы поднимались к нам на пятый этаж, то уже снизу слышали, как шумит наша квартира. Это к моей дочери Виктории прибыл в гости целый класс подруг и друзей.
       Предложил Полтиелову Игорю Нисимовичу вернуться обратно в машину и подождать там меня с подготовленным контрактом на аренду. Он согласился с моим предложением и тут же вернулся обратно в свою машину возле нашего дома. Поднявшись наверх на пятый этаж в нашу квартиру, переступая через груду детской обуви, прошел на застеклённую лоджию. Взял оттуда пишущую машинку с несколькими листами бумаги и прошел в свою спальню, которая за последние три дня превратилась из спальни в кабинет генерального директора предприятия.
       За эти прошедшие три дня ещё ни разу не видел свою жену в семейном ложе. Постоянно ей приходится спать в зале или в спальне своей дочери. Вот и сейчас неизвестно где она притулилась, чтобы скрыться от новогоднего балагана, который устроила наша дочь Виктория со своими подругами и друзьями. Примерно через полчаса контракт был готов. Поставил на оба бланка печать и свою подпись. Затем осторожно пробрался на кухню. Там в целлофановый пакет положил начатую бутылку импортного коньяка, два стакана и немного закуски. С этим целлофановым кульком и с контрактом, напечатанным на машинке, осторожно обулся среди груды детской обуви. Спустился вниз к автомобилю Полтиелова Игоря Нисимовича, который измученный ездой и беготней за весь рабочий день, спал в своём автомобиле, уткнувшись в край сидения машины.
       - Подъем! - скомандовал, садясь в автомобиль к Полтиелову. - Сейчас будем обмывать наш контракт и наступление нового года. Ты можешь только смочить губы коньяком, так как ты за рулём. Выпью сразу все. За тебя и за меня. Остальное в бутылке ты заберёшь с собой. Дома выпьешь по полной программе.
       Полтиелов Игорь Нисимович молча, согласился с моим предложением. Налил ему в стакан всего несколько грамм импортного коньяка. Себе налил половину стакана. Мы чокнулись с ним стаканами. Выпил свою долю коньяка. Игорь Нисимович выпил свою каплю коньяка. Затем мы закусили тем, что было в целлофановом пакете. Обменялись взаимными приветствиями по случаю подписания контракта на аренду его развалины под мой офис и по случаю встречи предстоящих новогодних праздников. Договорились встретиться после нового года в новом офисе, который будет открыт в отреставрированной развалине семьи Полтиелова взятой в аренду. Он тут же подписал оба экземпляра контракта на аренду его развалины под мой офис.
       Выбрался из его автомобиля, и, помахав в след отъезжающему от нашего подъезда автомобилю, поднялся наверх. Наша квартира и весь дом сотрясались от шума, который устроила моя дочь Виктория вместе со своими многочисленными подругами и друзьями. Можно было подумать, что это не жилая квартира в жилом доме жилого микрорайона, а какой-то крупный развлекательный карнавальный новогодний центр у детей. В зале пели и плясали дети вокруг новогодней ёлки, под музыку любимых детских мультфильмов. Постоянно стреляли хлопушки и новогодние петарды, которые стоило бы им применять на улице, но ни в квартире. Мне не хотелось портить праздник дочери. Ведь она так долго к нему готовилась, что мой запрет мог поранить не укрепившуюся психику ребёнка. Пускай даже она бывает, рассуждает как взрослый человек, но по возрасту она все равно ребёнок. Может быть все равно ранима любым всплеском ненужных эмоций.
       Поэтому мне лучше позже рассказать ей о невозможности в дальнейшем устраивать такой балаган в квартире, который мешает отдыхать не только всей нашей семьи. Но также и всему нашему жилому дому. У нас в доме есть как маленькие грудные дети, так и дряхлые старики, которым одинаково нужен постоянный покой. Надо мне это ей сказать как-то мягко и осторожно, чтобы не была ранима её нежная детская психика. Осторожно снял с себя верхнюю одежду и прошел в спальню. Людмилы опять не было в семейном ложе. Видимо, она подумала, что обратно буду заниматься своим годовым отчётом в нашей спальне. Поэтому отправилась спать в спальню дочери. Когда у нас в квартире закончится этот новогодний балаган, то Виктория с бабушкой будут спать в зале на диване у новогодней ёлки. Мальчишки давно укрылись в своей спальне. Наверно обратно планирую какие-нибудь подвиги, связанные новогодними праздниками. Когда только подрастут мои неугомонные дети, чтобы наконец-то в нашем доме наступили мир и покой?
      
      6. Природная ценность.
       После того, как выполнил свои обязанности перед женой, выпроводил её спать в спальню к дочери. Мне не хотелось беспокоить семью в четыре часа утра. Квартира у нас огромная. Есть место, где можно выспаться всей семьи. В то время, когда рано утром встаёт отец на работу. На каждой спальне двери оббиты поролоном и декоративной кожей сверху. Это сделал сам для красоты и для изоляции звука. В такой буйной семье, как моя семья, при обычных дверях отдыхать невозможно. Слышно весь балаган по нашей квартире. Сейчас же прикрыл дверь в спальне и спи спокойно. Не нужно каждую минуту успокаивать своих развеселившихся детей, которым некуда девать свою энергию. Постоянно скачут и борются между собой.
       Едва пискнул мой будильник в четыре часа утра, как тут же лишил его голоса. Затем плотно задёрнул вторые занавески на окнах и включил малый свет в спальне. Окна нашей спальни выходят во двор. За двором находится стройка какого-то культурного центра. Ещё с начала гражданской войны в Таджикистане, эту заброшенную стройку облюбовали снайперы из отрядов оппозиции и моджахедов. Каждый раз, когда в нашем районе начинаются боевые действия, снайпера оккупируют строительные объекты за нашим домом и начинают оттуда отстреливать своих противников. С этих строек весь город, как на ладони.
       Сам Душанбе находится в долине. Новостройки в основном ведутся на склонах гор, которые большим полукругом находятся вокруг Душанбе. К таким новостройкам относится и наш новый микрорайон "Зеравшан". Поэтому боевые действия за время гражданской воны чаще всего происходят в таких микрорайонах, как наш микрорайон "Зеравшан".
       Отсюда легче наблюдать за передвижением противника по Душанбе. С этих мест и легче удрать за пределы города. Прямо за нашим микрорайоном находятся горы Кухистана. Ниже нашего микрорайона расположилась Гиссарская впадина с ботаническим садом и лесными полосами вдоль трассы и железной дороги. Самое удобное место для отхода противника после боев в Душанбе.
       Прикрывшись светомаскировкой от возможных снайперов на стройке, стал собирать своё снаряжение в командировку. Во все карманы костюма и куртки разложил по одной сотенной купюры. Не забыл про отделения в кейсе и про потайной карманчик в плавках. Все это сделал на тот случай, что если в дороге меня будут грабить бандиты, то хотя бы одна сотенная купюра где-то останется у меня в потайном месте или в кармане.
       Одной сотенной купюры мне достаточно, чтобы приехать в Душанбе из любого населённого пункта республики. Даже останется денег на питание и проживание в гостиницы. Ну, а если, все обойдётся благополучно, то на обратном пути куплю что-нибудь для семьи. В таких захолустных местах Таджикистана, куда еду сейчас, часто бывает в магазинах такой товар, какого не найдёшь в Душанбе. Например, первую видео аппаратуру увидел в магазине кишлака в горах Памира.
       Когда мы возвращались с однокурсниками после нашего перехода от горного массива Гиндукуш. В кишлаке даже не знали для чего можно применить этот видео аппарат. Стоил там этот видео аппарат совсем не дорого. В то время как в Душанбе на чёрном рынке видео аппарат стоит столько же, сколько стоит легковая машина. В таких отдалённых местах можно и одежду приобрести за дёшево такую, которую продают в маркетингах европейских стран. Откуда этот товар появляется в кишлаках Таджикистана, никто не знает. Скорее всего, некоторые контрабандные товары не доходят до потребителей в центре республики и распределяются по кишлакам всего Таджикистана. В кишлаках этим товаром никто не пользуется. Зачем в кибитках этот неизвестный товар? Тут дехкане с рождения и до смерти ходят из поколения в поколение в одной одежде.
       Закончив свои сборы в дорогу, хорошо позавтракал, чтобы не бегать на остановках за бутербродами и за напитками, которые в пути стоят огромных денег. К тому же дома все дешевле и намного вкуснее. Дома можно выпить горячй зеленый чай, который утоляет жажду и согревает в дорогу в холодное время года. Когда окончательно был готов в дорогу, на часах было без десяти минут пять часов утра. Вышел на лоджию и посмотрел сквозь занавески на улицу. Белый автомобиль "Волга" министра строительства стоял под моим окном возле арыка. Надел на себя тёплую куртку. Взял маленький кейс в руку и вышел из квартиры.
       Напротив, нашей квартиры была слегка приоткрыта дверь в квартире соседки Хафизы, которую мы прятали прошлым утром у себя в конспиративном месте. Наверно, это обратно тайком пришла соседка к себе в квартиру или моджахеды наводили обыск в этой квартире. Хотя воровать у этих соседей нечего. Но ни стал заглядывать в приоткрытую дверь соседей. Во-первых, это совсем не прилично. Во-вторых, неизвестно, кто там за дверью. Заглянешь за дверь, а там моджахед с оружием. Ни станет разбираться, с какой целью заглянул в такую рань к соседям. Просто пристрелит меня как собаку, а сам скроется от посторонних глаз. Зачем мне это нужно? Достаточно того, что прошлое утро едва не лишился своей семьи. На два поворота замкнул дверь в свою квартиру. Подёргал за ручку двери. Убедившись в том, что дверь в нашу квартиру надёжно закрыта, осторожно стал спускаться вниз по лестничным переходам. Мне совсем не хотелось беспокоить своим присутствием своих соседей по подъезду. Они только через час станут собираться на работу и на учёбу. Конечно, если им сегодня не испортят обычный трудовой день автоматными очередями и взрывами снарядов. Но по той тишине, которая сейчас в нашем микрорайоне, можно подумать, что сегодня никаких боевых действий не будет. Хотя бы так и было, чтобы мог со спокойной душой съездить в эту командировку. Надо было как-то отговориться от командировки. Можно было сказать, что у нас в доме побили стекла. Надо срочно стеклить квартиру, чтобы семья не замёрзла. Но из этого у меня тоже ничего не вышло.
       Министр строительства мог в мою квартиру прислать целую бригаду стекольщиков, которые застеклили бы всю квартиру вакуумными пуленепробиваемыми стёклами. Так что никакие мои хитрости не могли мне помочь. В командировку в Пяндж все равно придется ехать. Когда вышел с подъезда, то мое лицо обдул прохладный ветерок с горного массива Кухистана. Чувствовалось, что скоро в Душанбе выпадет снег. Хотя в Таджикистане любой прогноз обманчивый. Ждёшь снега, а на утро может разразиться дождь с градом. Может вообще погода измениться в противоположную сторону.
       Хороший ветер с гор за один час разгонит грозовые или снежные облака. Над городом будет светить по-летнему яркое солнце. Но в любом случае не зря одел тёплую куртку с капюшоном. Мало ли какая погода может быть за время моей командировки. Если даже будет тёплая погода, то могу снять с себя куртку и понести её в руках. Куртка не тяжёлая. Не надорвусь от нее. Зато в холодное время она спасёт меня от простуды. Своё здоровье надо всегда беречь. Мое здоровье нужно не только мне, но и тем людям, которые от меня зависят. Имею ввиду, свою семью и работников своего предприятия, которые могут оказаться без зарплаты и не смогут прокормить свои семьи. Так что бережёного всегда Бог бережёт.
       Сергей Варский сидел за рулём и дремал, облокотившись на дверцу автомобиля. Видимо он по старой привычке приехал ко мне также как к министру строительства раньше положенного времени. Хотя за министром строительства ему ездить некуда. Сдал задом машину от своего подъезда к подъезду дома министра строительства и спи в машине, сколько тебе будет угодно. Да и на работе целыми днями спит в машине возле здания министерства строительства. Так что ничего страшного, что он приехал к моему дому раньше.
       Едва дотронулся до дверцы автомобиля, как Сергей Варский тут же занял рабочую позу за рулём машины. Ответив кивком головы на мое приветствие, он развернул автомобиль на проезжую часть широкой улицы и быстро помчался в сторону городского центра. В это время улицы были совершенно пусты. Можно было подумать, что в Душанбе комендантский час до шести утра. Возможно, что так и было. Газет не читаю. Радио не слушаю. Телевидение не смотрю. Откуда мне знать, что происходит в столице, да и во всей республике. Здесь события так часто меняются, что невозможно проследить за всеми переменами в Таджикистане.
       Просыпаешься с одной властью. Ложишься спать с другой властью. На улицах то жарко, то холодно. То война идёт, то мир наступил. Праздники и траур постоянно сменяют друг друга. Никто не поймёт, что происходит вокруг нас. Все люди, словно биологические роботы. Просто движутся согласно данной им программой природы и выполняют действия необходимые для жизни и для продолжения рода на земле. Всё остальное никого из нас не интересует. Год мы живём в новом доме, но до сих пор не знаем своих соседей по подъезду. Не говорю обо всем нашем доме. Люди постоянно мотаются целыми днями, как белка в колесе. Даже время своей семье не могут толком уделить.
       - Останови на углу возле забора больницы. - сказал, водителю, когда мы стали подъезжать до нужного нам поворота. - Время до автобуса ещё много. Пройдусь пешком до автовокзала. Подышу свежим воздухом. Ты напомни Юрию Филимоновичу, чтобы он позвонил в Пяндж и позаботился о зарплате моих рабочих. Если все будет хорошо, то завтра к вечеру вернусь обратно в Душанбе. Встречать меня не нужно. Отсюда домой вечерком могу прогуляться пешком по свежему воздуху или доехать автобусом.
       Автомобиль остановился возле длинного бетонного забора городской больницы ?3. Вышел на тротуар из автомобиля. Сергей Варский кивнул головой на мои прощальные слова. Всего через пару секунд, автомобиль скрылся по направлению к центру города. Поправил на себе тёплую куртку. Слегка поёжившись от прохладного ветерка, не спеша направился в сторону городского автовокзала, который находился от меня, примерно, всего метров семьсот. Даже при медленной ходьбе мог туда дойти за десять минут. До продажи билетов на автобус было минут сорок. Самое время для прогулки по свежему воздуху. Приходить раньше времени на городской автовокзал совсем не хотелось. Там наверняка много бомжей и бандитов. Незачем мне при своём параде рисоваться перед этими людьми. Неизвестно, что у них на уме.
       Не успел пройти и десяти метров от угла перекрёстка, как неожиданно увидел на противоположной стороне улицы группу вооружённых людей в гражданской одежде. Они внимательно следили за моим передвижением. У меня даже ноги стали подкашиваться при мысли, что меня увидели моджахеды. Куда-то бежать бесполезно. Им ничего не стоит пристрелить меня на этом расстоянии из автомата. Даже целиться им в меня с автомата не нужно. Нажал на курок автомата, нет человека. Так мне и надо. Тоже мне, захотелось подышать свежим воздухом. Теперь придется захлёбываться свежей собственной кровью. Надо что-то делать. Может быть, прикинуться дураком? Сделать вид, что их не замечаю. До автовокзала не далеко. Пока размышлял, как мне избавится от них, вооружённая группа решила преградить мне путь. Они уверенно пошли в мою сторону. Мне ничего не оставалось делать, как остановиться. Ведь любое мое продвижение они могли воспринять, как мою попытку к бегству. Тогда вооружённом людям, только из-за моей попытки к бегству, был повод выстрелить в меня. Оставалось надеяться на милость случая, который мог спасти меня. Здесь уже ни от кого и не от чего не зависела моя дальнейшая жизнь. Тут во всем виноват сам.
       - Предъявите, пожалуйста, свои документы! - строго обратился ко мне мужик с повязкой на рукаве.
       Только сейчас смог разглядеть на повязке этого мужчины надпись: "Народный патруль". Дрожащими от страха руками достал из левого внутреннего кармана костюма имеющиеся при мне документы. От такого неожиданного поворота событий у меня дрожали ноги и руки. Теперь едва сдерживался, чтобы не заплакать от радости, что останусь живым. Ведь бывает же такое, что ждёшь свою гибель, а приходит спасение. Сейчас могли на месте народного патруля оказаться моджахеды или вооружённый отряд бандитов. Тогда бы уже точно моей жизни пришёл конец. Кто бы мог подумать, что так быстро сразу вдруг все переменится.
       - Вы что, с таким государственным мандатом болтаетесь по ночным улицам города? - удивленно, спросил меня мужчина, возвращая документы. - На нашем месте могли оказаться любые бандиты.
       - Да, вот, сейчас, отпустил автомобиль министра строительства. - подбирая слова, стал растерянно оправдываться. - Хотелось по свежему воздуху прогуляться. Как-то не подумал сразу.
       - Привыкли думать в своих кабинетах. - сурово, сказал мужчина с повязкой. - Будьте внимательны.
       В это время к группе народного патруля подошло несколько человек солдат с повязками "Военный патруль". Оба патруля стали разговаривать о положении на улицах Душанбе. Извинился перед ними за свою невнимательность и пошёл в сторону городского автовокзала. Длинный бетонный забор городской больницы тянулся почти на половину этой улицы. Заканчивался забор напротив нового здания Медицинского центра, который построили всего пару лет назад рядом со зданием Художественного фонда республики. Гражданская война в Таджикистане помешала до конца закончить строительство Медицинского центра. Так и стоят рядом с готовым корпусом Медицинского центра ещё несколько не достроенных зданий.
       Наверно и готовое здание Медицинского центра уже разграбили местные мародёры. Не успел дойти метров тридцать до конца этого длинного бетонного забора городской больницы, как, вдруг, увидел, что из-за угла этого забора выглядывают две головы с зелёными повязками. Сейчас у меня уже не было никакого сомнения, что это вооружённая банда моджахедов. Дальше мое продвижение опасно. Это сообразил моментально. Сразу прислонился к бетонной плите забора. Здесь был единственный изгиб на всей длине бетонного забора этой больницы. Возможно, что это строители допустили свою ошибку.
       Моджахеды увидели, что спрятался. Стали тихонько звать меня к себе. Выйти ко мне они боялись. Так как их мог увидеть смешанный патруль. Стрелять им в меня тоже было бесполезно. Был ими не досягаем пулями из автомата в этом изломе бетонной плиты. Чтобы подстрелит меня, бандитам нужно было выйти на середину тротуара. Но тогда их могли подстрелить солдаты и вооружённые мужчины сводного патруля. Посмотрел в сторону сводного патруля и обомлел. Весь отряд сводного патруля направлялся в противоположную сторону бетонного забора. Через пару минут отряд сводного патруля мог скрыться за поворотом забора в сторону центра города. Тогда бандитам ничего не стоит прикончить меня без единого выстрела. Наверно там за углом целый отряд моджахедом. Это только лазутчики выглядывают в мою сторону. Надо быстрее что-то делать. Тут через забор невозможно перебраться. Забор больше двух метров и скользкий.
       - Помогите! Здесь бандиты! - заорал, во всю глотку так, что сводный отряд патруля повернул.
       Почти в одно и тоже время с обеих сторон длинного забора начали стрелять из автоматов. Меня от страха просто расплющило в проёме бетонного забора. Всего в нескольких сантиметрах от моего лица мелькали красные огоньки трассирующих пуль автоматных очередей. Выпустил из рук на землю свой кейс, а сам буквально сровнялся с бетонной плитой огромного забора. В этот момент вспомнил все молитвы разных религий, которые слышал когда-то за свою жизнь. Молил всевышнего за то, чтобы он спас меня от пуль. За время перестрелки между бандой моджахедов и отрядом сводного патруля, прошло всего несколько минут.
       Но для меня это показалось целой вечностью. Стоял у стены, затаив дыхание. Боялся, что какая-нибудь пуля из автоматной очереди вильнёт у моего лица или пули с обеих сторон, встретятся рядом со мной, чтобы окончательно прервать мою жизнь. Мало, что ещё может произойти в такой ужасный момент. Когда перестрелка окончательно прекратилась, в мою сторону побежал весь сводный отряд. Но все ещё никак не мог прийти в себя. Словно приклеился к бетонной плите забора. Стоял, как единая часть этой бетонной плиты. У меня не было не сил, не сознания, чтобы отойти от этой бетонной плиты. Только когда ко мне подбежали парни сводного патруля, то просто обрушился весь на землю и на мгновение потерял сознание. Но тут же вскочил на ноги и стал глазами искать свой кейс, который валялся где-то возле забора.
       - Ну, ты парень везучий! - удивленно, воскликнул офицер, разглядывая меня. - На тебе нет даже царапины.
       - Лучше бы на моем месте был кто-нибудь другой. - кисло, пошутил. - Свои портки от страха испачкал.
       - Ничего страшного. - засмеялся офицер. - Лучше портки испачкать дерьмом, чем собственной кровью.
       - Теперь ему с грязными портками придется ехать в командировку. - Шутя, напомнил мне мужик, который проверял мои документы. - У этого парня правительственный мандат до самой государственной границы.
       - Извините! Мне надо спешить. Скоро мой автобус будет. - серьёзно, сказал, парням сводного патруля.
       - Мы тебя одного не отпустим. - сказал мне, офицер. - Хватит нам с твоего везения двух раненых солдат.
       Офицер распорядился, чтобы меня до автовокзала прямо на автобус проводили четверо вооружённых солдат. Мы тут же, как на марш-броске побежали в сторону городского автовокзала. Когда мы пробегали в самом конце бетонного забора, то обратил внимание на то место, где были два вооружённых моджахеда. Они там и остались лежать с изрешечёнными головами. Видимо больше моджахедов здесь не было. Так как других следов пребывания кого-то за углом бетонного забора не было видно. Если бы были тут ещё моджахеды, то наверняка они забрали свои убитых друзей или вступили бы в перестрелку со сводным патрулём.
       - Мне один билет до Пянджа в одну сторону. - задыхаясь от бега, сказал, кассиру в окошко с железной решёткой.
       - Автобус сейчас отправится с восемнадцатой стоянки. - сказал мне кассир, протягивая билет. - Объявлю ему по микрофону, чтобы он притормозил. Ты успеешь. Думаю, что он ещё не отъехал от своей стоянки.
       Побежал в сопровождении солдат в указанном мене кассиром направлении. Когда мы выскочили на стоянку автобусов, то в это время автобус нужного мне маршрута выруливал в направлении выезда из площади городского автовокзала. Мне на ходу пришлось вскочить в открытую дверь автобуса. Тут же в салоне автобуса повернулся, чтобы поблагодарить солдат за надёжную охрану. Но на площадку стоянки автобуса уже никого не было. Видимо солдаты меня проводили до того места, откуда побежал в сторону автобуса. Не хорошо как-то получилось. За меня солдаты пролили кровь, а даже спасибо им не сказал.
       - Это не в тебя случайно стреляли? - спросил меня, водитель автобуса, разглядывая мой посадочный билет.
       - Нет! Не в меня. - сухо, ответил, водителю автобуса. - Это два моджахеда на сводный патруль нарвались.
       Автобус выехал на улицу и повернул влево под железнодорожный мост. Посмотрел в салон автобуса, чтобы определить своё место, указанное в купленном билете. Но к моему удивлению в салоне автобуса никого из пассажиров не оказалось. Это одного меня автобус будет везти более двухсот километров! Наверно и без меня автобус все равно поехал бы по заданному маршруту. Ведь на этот автобус рассчитывают пассажиры в других населённых пунктах. Поэтому автобус должен отправляться в любом случае. Полный и пустой. Поэтому автобус называется рейсовым. Как корабль, поезд или самолёт отправляются согласно определённому диспетчером рейсу.
       Также как сейчас отправляюсь своим рейсом, в командировку и не имею никакого права свернуть куда-то в другую сторону. Так как меня ждут на конечном пути моего следования. Несмотря на то, что автобус был совершенно пуст, все равно сел на место, указанное в купленном билете. Поставил на пол между ног маленький кейс и стал потихоньку дремать. После такого напряжённого утра, мне нужно было расслабиться. Совсем не хотелось смотреть в окно автобуса, что обычно делают все пассажиры, с интересом рассматривая постоянно мелькающие картинки живой природы за окном автобуса. Вскоре заснул убаюканный покачивающимся автобусом во время движения по трассе. Обратно стали сниться мои дети двойняшки, которые проживают на острове Сицилия. Все также дочь и сын находились в живописный уголок на острове Сицилия в небольшой бухте с пристанью и с белоснежными яхтами в море.
       Опять за моей дочерью ухлёстывает все тот же парень, которого видел в прошлом своём сне. Вновь они о чём-то спорят, жестикулируя руками. Мне совсем неизвестна итальянская мимика. Никак не могу понять, в чем причина их спора. Наверно моя дочь Александра не согласна с каким-то его решением или наоборот, этот парень не согласен с выводами моей дочери. Но все равно по выражению лица заметно, что спор у них не агрессивный. Скорее даже дружеский спор. Только зачем так они жестикулируют руками?
       Можно подумать, что они глухонемые и разговаривают между собой только с помощью жестикуляции своих рук. Возможно, что у итальянцев такой метод общения между собой? По истории европейских народов мы учили, что многие народы, живущие в горах, могли общаться между собой на расстоянии с помощью жестикуляции рук. Точно также как совсем недавно военные моряки общались между собой с помощью размахивания маленькими флажками. В горах Кавказа тоже был метод общения между людьми с помощью костров, которые разжигали на смотровых башнях и с помощью жестикуляции рук на этих смотровых башнях.
       Смотровые башни сохранились до сих пор в горах Северного Кавказа, а также в горах Грузии и Армении. Даже в столице Азербайджана, в Баку, сохранилась "Девичья башня". Когда-то, согласно древней легенде, девушка общалась со своим любимым придуманными ими жестами любовного объяснения на расстоянии. Однако, какие-то странные у меня эти сны о моих детях в Сицилии? Возможно, что они как-то связаны со снами дедушки Гурея. Также как, дедушка Гурей встречался во снах, словно наяву, со своим сыном Эльруссом, который находился в Медине за тысячи километров в Саудовской Аравии. В то время, как дедушка Гурей жил на Кавказе в своём Старом хуторе. Но все-таки есть какая-то разница между снами дедушки Гурея и моими снами сейчас. Дедушка Гурей словно наяву встречался во сне со своим сыном Эльрусом и общался с ним с помощью разума. Но у меня все совершенно иначе. В этих снах не общаюсь со своими детьми, а только присутствую рядом.
       Словно смотрю со стороны на события, которые происходят с моими детьми. Возможно, что они даже не видят меня, как, например, дедушка Гурей и его сын Эльрусс видели друг друга словно наяву. Может быть, это как-то связано с тем временем, в котором жил дедушка Гурей и в котором сейчас живу. Тогда дедушка Гурей не мог наяву встретиться со своим сыном. Сейчас для меня нет таких трудностей, чтобы не встретиться со своими двойняшками на острове Сицилия или где-то в другом месте на планете Земля. Мне для нашей встречи наяву нужно только купить билет на самолёт. Таким образом в течении нескольких часов произойдёт моя встреча с детьми не во сне, а наяву. Пожалуй, что так сделаю, как только буду в Москве. Договорюсь с кем-нибудь из бизнесменов, кто связан с островом Сицилия. Денег у меня достаточно, чтобы слетать на пару дней в гости к детям на остров Сицилия.
       Конечно, жалко, что мои дети, которых наплодил, никогда не встретятся вместе в одном доме в гостях. Но в этом нет моей вины. Никому из своих детей не желаю зла, в каких бы условиях они не появлялись на свет. С моей стороны никогда не было злого умысла в рождении детей. Здесь и прихоть к женскому полу не причём. Одни мои дети появились на свет по моему незнанию в отношении половой связи с женщиной. Другие дети родились по взаимному согласию и по искренней любви к женщине. Но в любом случае нет дурного умысла, со стороны отца и матери, которые произвели на свет этих детей. Выходит, что все так должно было случиться. То ни воля божья, как это думают верующие. Скорее так поступил закон природы.
       Проснулся от какого-то шума в автобусе. Посмотрел вокруг себя и удивился. Салон автобуса был заполнен какими-то странными людьми. Это были не граждане Таджикистана и не туристы с зарубежных стран, которые не приезжают в республику с самого начала гражданской войны. Хотел вспомнить по урокам всемирной истории хотя бы один национальный наряд, в который так одеваются люди.
       Но на ум ничего не приходило. Вся одежда у этих людей была какая-то непривычная моему взгляду. Мало того, эти люди даже говорили как-то не членораздельно, как говорят все люди в разных государствах земного шара. Со стороны этих людей просто шёл какой-то шум, который происходит из радиоприёмника с нарушенной связью. Даже так этот шум трудно было назвать. С радиоприёмника слышно хотя бы отдельные знакомые звуки. Тут же какой-то сплошной шум звуков и голосов без членораздельной речи человеческого голоса. Вот бы где пригодился метод общения разумом, которым обладают в племени людей-птиц. Но, к моему глубокому сожалению, не владею этими способностями. Поэтому никак не могу разобраться даже в этих звуках.
       Но, кроме не понятного шума со стороны этих людей, не понятно мне и отношение этих людей ко мне. Никто из них не пытается войти со мной в какой-то контакт. Как это делают ни только все люди, но даже любой представитель животного мира, к которым относится сам человек. Эти люди словно вообще не замечают моего присутствия в автобусе. Они даже находятся на каком-то расстоянии от меня, до которого мне не дотянуться рукой и нельзя потрогать рукой этих странных людей. От них только исходит непонятный шум и какой-то странный запах. Совсем не растительный или животный запах, который известен мне по природе.
       Мое определение этих странных людей каким-то образом похоже на то, что видел в пещерах племени людей-птиц в горном массиве Гиндукуш. Такая же непонятная изоляция между мной и людьми. С той лишь разницей, что там, в пещерах племени людей-птиц не ощущал запахов и шума со стороны людей. Там и одежда была совершенно другая. Одежда в племени людей-птиц совсем непохожая на этот непонятный цвет и фасон одежды людей, которые находятся в салоне автобуса. Откуда только взялись все эти люди?
       Посмотрел в окно автобуса и удивился странному пейзажу, находящемуся за окном автобуса. Здесь не было привычных полей, распаханных на зиму под будущий урожай сельскохозяйственных культур, которые выращивают на полях Таджикистана. Не было и привычных песков, которые можно встретить всюду на просторах Средней Азии. Здесь не было даже солончаковых полей с редкими кустами верблюжьей колючки. Куда только мог посмотреть, всюду была какая-то серо-жёлтая почва, с редкими камушками на поверхности почвы. Никаких признаков растительного или животного мира. Даже в небе над всем этим бесконечным пространство не было ничего. Просто какой-то сплошной серо-голубой цвет. Без единого облачка или какого-то небесного тела. Даже лучей солнечного света совершенно не видно. Словно над почвой не привычное для нас небо, а какое-то неизвестное мне пространство, которое имеет цвет дождевых сумерек.
       Вдруг, поймал себя на мысли, что в салоне нет шума и запаха, которые исходили от этих странных людей. Посмотрел в салон автобуса и удивился, что салон автобуса совершенно пуст. Словно здесь совсем никого не было. Нет в салоне автобуса никакого мусора. Нет даже ни каких привычных следов, которые остаются от присутствия людей. Словно вообще здесь никого не было. Даже маленькое мокрое место после мойки автобуса осталось на полу в середине салона автобуса. Куда же делись эти странные люди? Ведь отчётливо ощущал их взглядом, слухом и запахом. Совершенно не пьян и не сплю давно. Такое мне никак не могло померещиться. Все что произошло в салоне автобуса, нельзя назвать каким-то наваждением или галлюцинацией. Люди были вполне реальными. Также как пейзаж за окном этого мчащегося автобуса...
       Посмотрел за окно автобуса и мои мысли тут же осеклись. За окном автобуса были видны вспаханные поля. Кое-где на краях полей стояла сельскохозяйственная техника. В поредевших без листвы лесных полосах бродили небольшие стада коров и баранов. Над вспаханными полями в поисках корма кружили дикие птицы. Над головой высоко в небе парили белые облака, кое-где забрызганные золотыми лучами солнца. Пейзаж так сильно изменился, что можно было подумать, это из проектора вытащили один слайд и поставили совершенно другой. Ну не могла просто так без всякой последовательности, вот так сразу измениться картина живой природы. Словно мы на автобусе постоянно перемещаемся из одного пространства в другое.
       О таком явлении смены пространства можно было подумать или пофантазировать пара в небе на каком-то аппарате. Вполне земное передвижение и ничего меня не толкает на развитие своей фантазии. Наверно, действительно тронулся умом от какого-то переутомления в постоянной работе со своим бизнесом. Все, как только вернусь домой, так сразу подумаю об каком-то хотя бы недельном отдыхе. Можно отдохнуть с семьёй и без семьи. Сходить в горы или слетать к морю.
       Хотя бы даже на те Канарские острова, о которых постоянно говорят во всех источниках международной информации. Но лучше будет, если буду неделю где-то на диком необитаемом острове. Вдали от людей и современного прогресса. Даже готов перейти на неделю на подножный корм. Питаться тем, что даст мне природа на этом необитаемом острове. Буду одну неделю жить и питаться, как древние предки. За это время ничего со мной не случиться. Только пойдёт на пользу. Вернусь обратно значительно похудевший. С совершенно другим мышлением о жизни. Человеку надо хотя бы раз встряхнуться от этого сумасшедшего темпа жизни. Где год стремительной жизни равен десяти годам обычной жизни. Мы все даже не заметили, как быстро состарили за годы перестройки.
       За своими размышлениями не заметил, как за окном автобуса замелькали какие-то населённые пункты и различные промышленные постройки. На трассе стали попадаться встречные машины. Возможно, что местного значения. В стороне от трассы появились ангары и огромные тюки с волокном очищенного хлопка. Вскоре стали мелькать одноэтажные административные здания с надписью у ворот "Хлопкоочистительный завод". Так это же уже Пяндж? Можно было бы здесь выйти из автобуса. Но меня на автостанции ждёт Фарух Садыков. Наверно министр строительства ему уже позвонил. Как-то не хорошо получится. Он меня ждёт на автостанции, а выйду возле его завода. Лучше поеду до самого конца. Мне все равно надо узнать где находится автостанция, чтобы в потёмках не искать. Возможно, что сегодня вернусь обратно.
       Не прошло и пяти минут, как автобус остановился на небольшой городской площади с одноэтажным зданием автостанции. Внешне Пяндж напоминал мне Орджоникидзеабад (Кофарнихон), в котором мы прожили семьёй чуть больше десяти лет. Такие же двух и четырёхэтажные дома. Но в большинстве частный сектор жилых домов и кибиток-мазанок. По площади Пяндж выглядит больше Орджоникидзеабада, но по своему виду он больше напоминает кишлак чем современный город. Здесь даже не видно культурных и развлекательных мест отдыха местного населения. До крупных городов отсюда далеко. Чем тогда тут занимается молодёжь? Наверно только вкалывают на полях и контрабандой занимаются. Ведь государственная граница где-то здесь на краю города. Надо сходить посмотреть на заграницу.
       - Шеф! Куда делись пассажиры, которые ехали с нами? - спросил, водителя перед выходом из автобуса.
       - Какие пассажиры? - удивленно, спросил водитель и посмотрел в салон автобуса. - Только ты один ехал.
       - Брось ты меня разыгрывать! - разозлился на него. - Тут полный автобус был. Они своим шумом мешали спать.
       - Во сне они тебе и приснились. - серьёзно, сказал водитель. - Автобус был пустой с Душанбе.
       Разочарованно махнул рукой и вышел из автобуса. На автостанции никого не было. Фарух Садыков встречать меня не пришёл. На часах до обеда оставалось около часа. Для таджиков обед, это святое дело.
       Возможно, что Фарух Садыков не дождался автобуса и пошёл обедать на свой хлопкоочистительный завод или к себе домой отправился. Надо и мне заодно пообедать. Пойду, спущусь к реке Пяндж и там пообедаю. У меня в маленьком кейсе был какой-то свёрток с продуктами, которые мне приготовила Людмила ещё с вечера. Посижу у воды на травке. Покушаю в спокойной обстановке. Затем пойду на хлопкоочистительный завод. Тут все находится рядом. Ни то, что в Душанбе. Самый большой город в Таджикистане.
       На многие десятки километров растянулся в разные стороны по Гиссарской долине. Даже в горы стал расти. Конечно, по размерам с Пермью ни один город в Средней Азии не может соревноваться. Пожалуй, что только Ташкент может приблизиться в размерах своими жилыми массивами к Перми. Население в Ташкенте раза в два будет больше чем в Перми, но по площади Ташкент раза в два уступает Перми. В Перми только одни лесопарки занимают площадь большую, чем города Средней Азии. Жалко только, что в Перми холодно большую часть года. В остальном там намного лучше, чем в городах Средней Азии. Одна только природа многое значит для проживания людям.
       Рассуждая про себя, незаметно вышел на самый край Пянджа. Но не успел ещё посмотреть в сторону реки Пяндж, как видимость мне перекрыл БТР с вооружёнными солдатами. В тот же момент со стороны Афганистана раздалась автоматная очередь. Солдаты с бронемашины, стоящей впереди меня, тоже ответили автоматной очередью. Прошло всего несколько секунд, а здесь уже завязалась ожесточённая перестрелка. Не успел ещё ничего сообразить, как кто-то сбил меня с ног прямо на землю. Тут же двое рослых парней, пригнувшись в пояс, потащили меня за огромный бетонный забор, который растянулся вдоль улицы. Затем меня солдаты также под руки, но уже во весь рост отвели в домик заставы пограничных войск.
       - Предъявите ваши документы. - сказал мне, майор пограничных войск. - Вы зачем отправились к границе?
       - Просто задумался и вышел на край города. - предъявляя свои документы, ответил. - К границе не шёл.
       - С той стороны границы снайпера отстреливают посторонних в нашем городе. - строго, сказал майор пограничных войск. - Местных не стреляют. Здесь по обе стороны границы имеются у таджиков родственники.
       - Откровенно говоря, даже как-то не подумал, что рядом граница. - соврал, майору пограничных войск.
       - За такие нарушения у границы обычно сажают нарушителей на десять суток под арест, до выяснения личности. - сказал майор пограничных войск. - Но учитывая серьёзность вашей командировки, мы отпускам вас. В случае повторного нарушения правил пограничных войск ваше дело будет передано в народный суд.
       Извинился перед майором пограничных войск и в сопровождении двух солдат пошёл в сторону хлопкоочистительного завода. Как только мы дошли до ворот конторы хлопкоочистительного завода, солдаты тут же повернули обратно и медленно пошли в сторону границы. Видимо им сильно достаётся на службе у границы. Нехотя возвращаются. У обоих солдат награды за боевые заслуги и нашивки о присутствии ранений. Возле конторы никого не было. Наверно все ушли на обед.
       Кроме того, сейчас не сезон работы на этом заводе. Хлопок с полей давно убрали. На улице зима. Пора к новогодним праздникам готовиться. Так нет же припёрся со своей командировкой к чёрту на кулички. Лучше бы занимался разработкой праздничных дел. С этой командировкой совсем забыл посчитать, сколько нам надо всего подарков к новогодним праздникам. Пока стоял в ожидании кого-то из этого небольшого строения. Внутри домика что-то скрипнуло. Выходит, что там кто-то есть. Не могут же оставить без присмотра такое государственное предприятие. Ведь хлопок в Таджикистане, как золото несёт республике прибыль. Здесь хлопок так и называю "белое золото".
       На этом хлопкоочистительном заводе сейчас сотни тон этого "белого золота". У такого добра должна быть надёжная охрана и все противопожарные средства. Ни дай бог что-то случиться с замыканием или поджогом. В один момент выгорит все это богатство. Без хорошей охраны никак нельзя оставлять эту великую ценность. Немного потоптавшись у входа, вошёл в небольшое административное здание хлопкоочистительного завода. По слабоосвещённому коридору прошел к двери с табличкой "приёмная". В приёмной сидела молоденькая секретарша. Она внимательно посмотрела на мои документы. В моем командировочном листе и у себя в деловой книге сделала отметку о моем прибытии. Вернула обратно все мои документы. После чего приятно улыбаясь, девушка вежливо предложила войти в кабинет директора хлопкоочистительного завода.
       В кабинете директора за письменным столом сидел парень лет тридцати, не больше. Совсем ещё юнец к должности директора хлопкоочистительного завода. Он громко ругался с кем-то по телефону на таджикском языке. Посмотрев в мою сторону, жестом руки парень предложил мне сесть на стул возле его стола. Сел на указанное мне место и стал безразлично разглядывать интерьер кабинета директора. Как директор завода, так и его кабинет, совсем не соответствовали своему назначению. Это была обычная комната, которую кабинетом назвать можно было только при наличии старенького письменного стола, четырёх стульев и телефона на письменном столе.
       Никаких других принадлежностей атрибута кабинета директора тут не было. Не было даже письменного шкафа или обычных графиков работы на стенах кабинета директора завода. Вероятно, что сейчас такие умные руководители пошли, что все держат в своей голове или в блокнотах. Но тоже давно не составляю никаких графиков работы. Однако, у меня хотя бы имеются специальные приборы, хранящие нужную мне информацию. Кроме того, каждый мой заместитель имеет свою учётную запись. Каждый человек в бизнесе должен иметь своё определённое место для общей пользы.
       Ну, ладно! Это его личное дело, как он работает. Скорей бы мне разобраться с ним и ехать обратно в Душанбе. Надо было посмотреть на автостанции расписание автобусом до Душанбе. Если сюда ехать, примерно, семь часов. То хотя бы два рейса автобусов в Душанбе должно быть. Два автобуса туда и два встречных автобуса обратно. Примерно, часов в восемь вечера буду дома. Все нормально.
       - Здравствуйте, уважаемый! Меня зовут Фарух Садыков. - закончив телефонный разговор, сказал парень.
       - Здравствуйте! - протягивая руку, обратился, с приветствиями к парню. - Меня зовут, Черевков Александр.
       - Мы вас ждали неделю назад. - удивленно, сказал мне, Фарух Садыков. - Министр сказал по телефону, что вы едите к нам.
       - Юрий Филимонович выдал желаемое за возможное. - шутя, сказал ему. - Всего два дня из командировки.
       - Мы, пока, оставим наш разговор. - сказал Фарух. - Нас зеленый чай горячий ждёт и плов тоже горячий к обеду.
       Мы тут же оба встали и по коридору прошли во двор конторы. Там под огромными листьями бананов и зелёными кронами финиковых пальм, была ажурная стеклянная беседка с широким достарханом на всю величину беседки. Достархан был накрыт огромным персидским ковром, на котором были национальные угощения. Рядом с беседкой находился обыкновенный кран с водой. Такие краны можно встретит в любом дворе Таджикистана. Мы оба подошли к этому крану с водой и тщательно вымыли руки. Затем вымыли лицо. Видимо повар этого завода, мужчина лет сорока в белом халате, приветливо подал каждому из нас махровое полотенце. После чего пригласил нас к достархану, за которым седели ещё три человека в ожидании нас. Тут же обменялся с присутствующими рукопожатием и коротким приветствием на таджикский манер.
       Фарух Садыков пригласил меня сесть на почётное место гостя. Каждый сел на положенное ему по рангу место. Повар принёс огромное медное блюдо, наполненное горячим пловом с кусками баранины и курдючного сала. Это блюдо поставили в самую середину достархана. Пока повар ходил за горячими лепёшками, один из присутствующих положил равномерно деревянной ложкой горячий плов в большие глубокие косы (чашки для плова и супа). Затем на плов красиво разложил листочки свежей зелени и добавил куски баранины с курдючным салом. Вскоре пришёл повар с десятком горячих лепёшек. По одной лепёшки раздали по кругу всем сидящим. Оставшиеся лепёшки положили на льняное полотенце возле блюда с оставшимся пловом.
       - У нас город маленький. Слух разносится быстро. - обратился ко мне, Фарух. - Нам известно, что произошло с тобой на краю нашего города. Поэтому мы припасли к твоему приходу бутылочку водки. Ты, уважаемый, извини нас. Никто среди нас не употребляет спиртное. Русским по такому случаю грех не выпить. Мы своими молитвами будем приветствовать тебя. За твой благополучный исход у нашей границы.
       Садыков показал знак своему повару. В туже минуту на достархане появилась семьсот граммовая бутылка "Пшеничной" водки. Это было конечно слишком много для меня одного. Сразу об этом сказал Фаруху. Он сказал, что меня никто не принуждает к пьянству. Можно обойтись и одной пиалой водки. Всю оставшуюся водку с пловом, зеленью и лепёшками мне соберут в пакет. В долгой дороге к дому и в Душанбе холодно. Так что бутылка "Пшеничной" водки и угощение вполне пригодятся путнику. Присутствующие за достарханом, наполнили пиалы горячим зелёным чаем. Мне в пиалу налили водки. Фарух Садыков сказал в мой адрес приветственное слово. За мой благополучный случай во время обстрела из-за границы.
       Все присутствующие сказали слова благодарности во имя Аллаха. Затем мы все приступили к употреблению пищи. За время обеда никто не произнёс не единого слова. Кушали не спеша. От удовольствия цокали языками. Изредка рукой показывали на прекрасный достархан с пищей приятного вкуса. Кушал и удивлялся, что все-таки как здесь тепло. Даже в декабре месяце в городе зелёные пальмы и бананы. Точно такой же климат, как в Батуми. Только в Батуми тропической растительности намного больше чем здесь. Вероятно, климат все-таки зависит от близости гор Памира и песчаной пустыни. К тому же эти тропические растения тут на заводе скорее декоративные, чем обычные. Видимо где-то рядом проходит отопительная трасса, которая просушивает тюки с хлопком. Поэтому банан и пальмы так буйно зеленеют в декабре месяце. Без искусственного тепла эти тропические растения уже засохли бы.
       - По русскому обычаю грех без тоста уходить из-за такого прекрасного стола. - наливая в свою пиалу водки, сказал, своё заключительное слово. - Мне хочется выпить за ваше гостеприимство и за этот достархан.
       - Спасибо тебе, уважаемый! - сказал Фарух Садыков. - Пускай Аллах услышит тебя и поможет в дороге.
       - Аллах Акбар! Аллах Акбар! - сказали все присутствующие молитву во имя Аллаха. - Пусть будет так. Омин!
       В заключении все вознесли свои глаза и руки к Аллаху. Затем дотронулись ладонями до лица и стали подниматься с достархана. Последовал за всеми. По пути помыл руки и лицо под краном с водой. Тут же повар подал мне свёрток с угощением и бутылкой "Пшеничной" водки. Весь этот пакет едва уложил в свой маленький кейс. В котором ещё были мои продукты с дома и бутылка с напитками. Теперь мне это все придется кушать в дороге. Не вести же мне все продукты обратно домой. Тем более, что они могут испортиться. За восемь часов пути в автобусе успею все покушать. Даже на похмелье времени у меня хватит.
       - Юрий Филимонович говорил, что у тебя на продажу есть тонковолокнистый хлопок. - начал свой разговор по делу прямо от двери кабинета директора. - Мы можем пока с тобой заключить предварительный договор.
       - Весьма сожалею. - сказал Фарух Садыков. - Но пока ты неделю сюда ехал, весь хлопок уже продал.
       - Так это прекрасно! - радостно, воскликнул. - Теперь ни мне, ни тебе не придется думать о продаже хлопка. Откровенно говоря, даже не уверен был в реализации этого проекта. Ведь хлопком не занимался. У меня совсем другое направление в бизнесе. Это министр строительства попросил меня тебе помочь.
       - Тогда все хорошо! - доброжелательно, сказал Фарух Садыков. - Беспокоился, что тебя зря сюда позвал.
       - Ничего страшного. - упокоил, Фаруха Садыкова. - Такие прогулки даже полезны. Устал от больших городов и от бесконечных перелётов. В этот раз целую неделю был в командировке в Нидерланды.
       - Юрий Филимонович мне говорил, что ты постоянно за границей бываешь. - сказал Фарух Садыков. - Дальше Средней Азии ещё нигде не был. После окончания Ташкентского сельхозинститута меня направили сюда работать, так и остался жить в этом городке.
       - Не переживай! - успокоил, Садыкова. - С таким богатством, как у тебя, ты весь мир объедешь.
       - Дай бог, чтобы твои слова сбылись. - ответил на приветствие Фарух. - Пусть твой бизнес тоже процветает. Рад был с тобой познакомиться. Передавай привет Юрию Филимоновичу. Счастливого пути!
       Распрощавшись с Садыковым, тут же из его конторы направился в сторону автовокзала. Но не успел пройти и ста метров, как из-за угла выскочил весь запылённый автомобиль ГАЗ-69 (бобик). Точно такой, как у Джафара. Даже радостно подумал, что это Джафар. Будет мне, на чём доехать до своего дома. Мое желание умножилось ещё больше, когда джип направился в мою сторону и остановился рядом со мной. Но из джипа вышел ни Джафар, а двое русских парней. Такие же запылённые, как их автомобиль.
       - Ты будешь Александр из Центра? - спросил меня парень в ковбойской шляпе с загнутыми к верху палями.
       - Допустим, что. Ну и что? - удивленно, ответил парню. - У вас имеются какие-то проблемы в отношении меня?
       - Не беспокойся! Все в порядке. - объяснил мне парень в ковбойской шляпе. - Тебе надо с нами проехать.
       Не дождавшись от меня ответа, парни открыли дверцу автомобиля и пригласили меня сесть на заднее сидение. Там были ещё два накаченных парня в запылённой джинсовой одежде, вооружённые автоматами Калашникова. Сразу было видно, что это серьёзные парни, также, как и их серьёзные намерения. Здесь сопротивление бесполезно. Да и сопротивляться было не за чем. По лицам парней было видно, что у них нет никаких намерений, навредить мне или моему здоровью. Видимо, парням от меня нужна какая-то помощь.
       Меня посадили между этих двоих вооружённых парней. Затем объяснили, что для конспирации мне завяжут глаза. Со мной плохо не отнесутся. Никто меня пальцем не тронет. Меня отвезут тут в одно укромное место для деловых переговоров. Так что придется мне малость потерпеть. На месте мне всю объяснят. Прошло не больше двух минут. Мы мчимся на автомобиле по просёлочной дороге, постоянно ныряем из оврага в овраг. Имея опыт подобной езды, понял, что мы едем где-то вдоль реки Пяндж. Наверняка в сторону гор, так как в противоположную сторону не может быть таких размытых дождями оврагов.
       Кроме того, прохладный воздух с гор обдувает машину. Значит мое предположение верно. Мы едем в верховье реки. Примерно, через час изнурительной езды по сложному рельефу неизвестной мне местности мы заезжаем в небольшое ущелье и по ущелью едем куда-то вверх. Вскоре автомобиль останавливается. Меня ведут под брезентовый навес. Это ощущаю по хлопкам брезента на ветру. Когда мы оказываемся внутри какого-то шатра, то мне развязывают глаза.
       Оказывается, что мы находимся в огромной армейской палатке. В самой середине палатки длинный стол с крышкой из двух сбытых плит ДСП, которые накрыты белой клеёнкой. В палатке человек восемь крепко сложенных парней. Один из них постарше, видимо бригадир. Сразу догадался, что это ни банда, а какая-то бригада. По рукам сразу видно, что эти руки не грабят, а постоянно работают. Тем более, что в углу палатки лежит инструмент, которым пользуются строители и геологи. Видимо, эта бригада что-то ищет. Но причём тут? Моя настоящая профессия никак не связана с геологами. На стройку эти места не похожи. Если археологические раскопки, так этим тоже сейчас не занимаюсь.
       Пока размышлял над своим местом нахождения, в палатку вошёл ещё один парень с большой алюминиевой чашкой и тут же высыпал содержимое чашки на стол. Внимательно посмотрел на эту россыпь и только сейчас понял, что передо мной бригада старателей. На клеёнке белого цвета, была мелкая россыпь золота. Наверно где-то рядом находится драга по промывки золотоносной породы. Прошли те временна золотой лихорадки, когда старатели просеивали песок и золотоносную породу через маленькое ситечко. Сейчас у этих старателей наверно имеется даже собственный передвижной генератор электрического тока.
       Но мне это совсем не нужно. У меня другой бизнес. Однако не понятно, зачем они меня сюда привезли? Хотели удивить бизнесмена из Центра своим богатством? Так этого богатства за годы своего бизнеса столько увидел, что меня ничем не удивишь. Если бы захотел, то мне и лицензию на добычу золота ничего не стоило приобрести. В информационном центре Таджикистана мне предлагали огромный список возможных направлений в бизнесе республики. Там был и список по переработке сырья драгоценных металлов и драгоценных минералов. Надо было всего лишь гарантийное и рекомендательное письмо из Кабинета Министров Таджикистана. Такое письмо мне ничего не стоило получить от министра строительства или от министра коммунального хозяйства Таджикистана. В настоящее время, когда перезнакомился почти со всеми министрами республики, то свободно могу получить целый пакет необходимых документов в любой экономической сфере деятельности в республики. Но с детства знаю, что все пальцы в рот засунуть нельзя. Ничего не получится. Поэтому дети сосут только один большой палец, от которого больше удовольствия и удобнее с ним обращаться. Так и в бизнесе. Достаточно умно определить одну свою сферу деятельности в бизнесе и раскручивать эту сферу на всю катушку. Закрепиться в своём бизнесе так, чтобы не один конкурент не смог тебе помешать. Все остальное второстепенно. Можно заниматься побочным бизнесом, который пригодиться тебе на чёрный день, как заначка на тяжёлые времена основного бизнеса. Тогда можно продержаться наплаву во время любого кризиса...
       - Однако, нервы у тебя крепкие. - сказал мне бригадир старателей, после длительной паузы. - Другие при виде золота разум теряют. Тебе хоть бы что. С таким бизнесменом можно любой контракт подписывать.
       - За время работы в бизнесе мне пришлось общаться с разным богатством. - сказал, на замечание бригадира старателей. - Так что для меня ваше золото ничего не представляет. Такой бизнес не для меня.
       - Ну, ты зря сказал. - удивленно, заявил бригадир старателей. - Золото, всегда основное богатство.
       - Золото, это опасный бизнес. За который могут убить. - объяснил, бригадиру старателей. - У меня есть другой не опасный для меня бизнес, который приносит мне прибыли значительно больше, чем ваше золото.
       - Понимаю, что тебя наш бизнес не интересует. Но ты помоги нам хотя бы найти каналы реализации нашего товара. - в деловом тоне, обратился ко мне бригадир старателей. - У нас есть лицензия и другие необходимые документы на поиски драгоценных металлов. Только мы не можем никак наладить сбыт золота. Ты как посредник, за проценты с реализации товара, мог бы хорошо заработать. Подумай над предложением.
       - Видимо вы не в курсе своего бизнеса. - сказал, бригадиру старателей. - Золото, это валютный товар государства. Мне никто не позволит заниматься реализацией валютного товара без разрешения государства. В Душанбе есть производственное объединение "Таджикзолото", которые имеют государственную лицензию на реализацию драгоценных металлов. Вот только с ними вам нужно вести деловые переговоры.
       - Мы с ними знакомы давно. - уныло, сказал бригадир старателей. - Много раз вели переговоры с Валерой Аржановым, заместителем генерального директора производственного объединения "Таджикзолото". Так он готов у нас купить весь драгоценный товар. Только по цене породы, а не по цене драгоценных металлов.
       - В таком случае у вас есть лишь два пути. - пошутил над ними. - Либо закапать своё золото обратно в землю. Либо отдать соседям через реку Пяндж. Думаю, что афганцы возьмут у вас драгоценный товар за хорошую цену.
       - Здесь твои шутки не уместны. - без юмора, сказал бригадир старателей. - Мы серьёзно смотрим на бизнес. Поэтому обратились к тебе. Нам порекомендовали тебя как честного бизнесмена, который имеет связи в России и за рубежом. Мы не собираемся нарушать законы нашей республики, но то, что предлагает нам производственное объединение "Таджикзолото", так это настоящий грабёж среди белого дня. Думаю, что есть какие-то другие каналы честного сбыта нашего товара по таким ценам, которые устраивали бы нас.
       - Вам нужно обойти производственное объединение "Таджикзолото". - посоветовал, бригадиру старателей. - Как понял, то у вас есть государственная лицензия по добыче и переработки драгоценных металлов. Так вот, можете ухватиться за пункт переработки драгоценных металлов.
       Надо обратиться с письмом в Кабинет Министров, что вы хотите самостоятельно заниматься последовательной переработкой драгоценных металлов, по Уставу своего предприятия и государственной лицензии Кабинета Министров. Укажите в письме, что вы через Центральный банк Таджикистана имеете желание расширить своё производство и заняться благоустройством тех мест народного хозяйства, где находится ваш бизнес. Прежде чем нести такое письмо в Кабинет Министров, вы вначале переговорите с всеми представителями власти Пяндж. Затем обратитесь с подобным письмом в Куляб, к властям Хатлонской области. После с гарантийными письмами придите в Центральный банк Таджикистана. Как вы сами заметили, что золото все любят.
       Не думаю, чтобы Центральный банк Таджикистана отказался от вашего предложения напрямую сдавать ему ваш товар. Производственное объединение "Таджикзолото" всего лишь посредник между вами и Центральным банком Таджикистана. Вы посмотрите, что Центральный банк Таджикистана сам обратиться с вашими предложениями и гарантийными письмами в Кабинет Министров Таджикистана. Даже если у вас не получиться. Напрямую сдавать золото в Центральный банк Таджикистана. То вы все равно заставите зашевелиться производственное объединение "Таджикзолото". Они сами пойдут вам на уступки. Будут за ваш товар предлагать выгодную цену. Можно использовать и другой канал. Заняться бартером по обеспечению необходимым товаром Хатлонскую область. Вам нужно пройти все те же инстанции. Но это более длинный пункт. Тогда вам придется открыть пункты реализации вашего бартерного товара. На этом пути у вас будет значительно больше конкурентов, с которыми придется воевать не на жизнь, а на смерть. Такой путь не для вас. Вам легче пойти путём благоустройства Хатлонской области. Здесь столько много лазеек на реализацию своего драгоценного товара, в пределах закона, что вам можно постепенно захватить все каналы контроля экономики в Хатлонской области. Выбирать вам, а ни мне. Золото - ваш бизнес.
       - Пожалуй, ты прав. - согласился с моим предложением, бригадир старателей. - Но у нас нет такого человека, который мог бы грамотно составить документы и поговорить с нужными нам людьми. Может быть, ты займёшься этим вопросом? Мы согласны на любые деньги, которые ты возьмёшь за подготовку документов.
       - Не могу этим заниматься. - откровенно, отказался. - За моими плечами множество незавершённых проектов и десятки тысяч людей, которых надо обеспечить работой и выдать вовремя зарплату. На подготовку ваших документов нужно много времени и поездок по разным инстанциям. Вам нужно нанять делового адвоката, который будет заниматься только вашей работой и в самый кротчайший срок завершит дело.
       - Согласен с тобой. - прилип, как банный лист, бригадир старателей. - Но опять же. Где нам взять такого адвоката, который бы знал толк в нашей работе? Может быть, ты нам поможешь с поиском адвоката за хорошие деньги? Назови любую цену. Мы тебе хорошо заплатим. Только помоги нам выбраться из кризиса.
       - Ну, ты меня уже достал своими деньгами. - окончательно, разозлился. - Мое предприятие имеет десятки миллионов чистой прибыли в год. Мне не нужны твои деньги. У меня есть на примете один хороший адвокат, который занимается моими делами. Поговорю с ним. Думаю, что он согласиться поработать с вашими документами. Это будет ни раньше, чем после новогодних праздников. Сейчас у меня без вас много дела.
       - Ладно! Уговорил! - наконец-то подвёл черту под разговором, бригадир старателей. - Мы найдём тебя после новогодних праздников. У нас тоже неотложные дела под новый год. Сейчас тебя отвезут обратно в Пяндж.
       - Вы не знаете, когда бывает автобус до Душанбе? - поинтересовался, у бригадира старателей.
       - Автобус в Душанбе будет только утром. - ответил бригадир старателей. - У нас в Пяндже есть свой домик с надёжной охраной. Тебя отвезут туда. Там ты найдёшь все, что нужно для отдыха человеку.
       Бригадир извинился передо мной за неудобство. Но сказал, что в таком бизнесе, как у них всегда нужна конспирация. Поэтому мне на глаза надо надеть чёрную повязку. Ни стал возражать. Тем более, что тут могли устраивать права только эти парни, которые были хозяевами ни только места, но и положения. Так что парни мне тут же надели повязку и повели в автомобиль, который стоял прямо у входа в эту палатку. Когда мы вернулись в Пяндж, то у меня сразу с глаз сняли повязку и вывели из машины напротив ворот шикарного коттеджа. Возле коттеджа стояли два парня в камуфляжной одежде спецназа. Сейчас наверно так одеваются все охранники во всём мире. Парни с машины объяснили охранникам, что буду здесь ночевать. Меня пропустили в коттедж. Парни моего сопровождения тут же сели на свою машину и уехали по своим делам.
       По словам бригадира старателей, "домик" оказался шикарным коттеджем в европейском стиле. Кроме наружной охраны и видеокамер на крыше коттеджа, внутри коттеджа тоже была установлена сигнализация, как на окнах, так и на входных дверях, которые изнутри открывались свободно. Но с нутрии эти двери мог открыть только тот, кто знал шифр на сигнализации двери. Так что снаружи меня никто не мог беспокоить. Прямо в прихожей снял с себя всю одежду и тут же отправился купаться в ванную комнату. В ванной комнате была ванна джакузи, отдельно душ и умывальник. Ни стал лезть в ванну джакузи. Мне было достаточно одного душа, под которым легче помыться, чем киснуть в джакузи в собственной грязи.
       Тем более, что не знал толком, как пользоваться этим хитроумным джакузи. С душем куда проще. Открыл два крана и мойся. Видимо в этом коттедже был собственный индивидуальный подогрев воды управляемый компьютером или какими-то хитроумными приборами. Когда включил воду, так где-то что-то щёлкнуло и автоматически включилось. Тут же отрегулировал кранами нужную мне по температуре воду и стал мыться.
       После ванной пошёл на кухню, которая была снабжена всем необходимым в современной кухне. Ни стал шарить по всей кухне. Это было как-то неприлично. Тем более, что за мной могли следить охранники через видеокамеру. Ведь не знал, что тут в коттедже напхали богатенькие хозяева. Поэтому только открыл холодильник, который был напичкан различными заграничными продуктами. На стенке холодильника стояли различные тонизирующие, прохладительные и спиртные напитки. Взял из холодильника начатую бутылку какого-то импортного коньяка. Закуска мне не была нужна. У меня маленький кейс до предела был заполнен продуктами, которые только надо было подогреть. На кухонном столе стояла микроволновая печь. Поставил в эту микроволновую печь косу с пловом, который мне приготовил повар хлопкоочистительного завода. Затем достал другие продукты, которые мне передал повар, и приготовила моя жена. Все, что можно было подогреть на микроволновой печи, поставил в нее и уже через пять минут принялся за свой ужин.
       Ужинал и думал, что ни так уж плохо они живут эти старатели. Наверно на всю Хатлонскую область нет такого коттеджа, как у этих парней. В такой глуши современный коттедж со всеми удобствами. Наверно и космическое телевидение имеется. Одна только электроника и охрана чего стоят. Конечно, если бы им дали возможность свободнее реализовать свою продукцию, то от этого выиграли бы все. Эти парни сильно привязаны своим бизнесом к месту работы и к месту жительства. Так что все деньги от бизнеса останутся тут.
       Видимо увлёкся на халяву спиртным. Так, что даже толком не мог запомнить, когда закончил свой ужин. Проснулся от беспокойства за то, что могу опоздать на автобус. Обнаружил себя на диване в зале коттеджа. На экране телевизора мелькала какая-то зарубежная реклама. Наверно всю ночь телевизор горел. Было бы у меня дома, так утром бы жена такой скандал подняла, что мне стало бы тошно от её крика на меня.
       Выключил телевизор и посмотрел на свои часы. Было чуть больше четырёх часов. До автобуса ещё почти два часа. За это время можно хорошо помыться под холодным душем, чтобы привести себя в порядок. Надо навести на кухне порядок. Люди доверили мне своё дорогостоящее имущество. Нехорошо оставлять после себя бардак в коттедже. Стоило бы побриться, что-то густо оброс за два дня. Можно подумать, что был в командировке целую неделю. Вероятно, тут такой благоприятный климат, что все буйно растёт. После холодного душа сделал хорошую разминку и растереться до красна махровым полотенцем, чтобы ненароком не заболеть. Ведь сейчас ни лето, чтобы купаться под холодным душем. На улице декабрь месяц 1991 года. Скоро новый 1992 год. До нового тысячелетия осталось каких-нибудь восемь лет.
       Вот интересно бы заглянуть сейчас в новое тысячелетие и сравнить его с прошедшим тысячелетием, в котором жил. Возможно, что в новом тысячелетии люди будут летать в космос отдыхать на время своего отпуска. Наверно даже забудут экзотические места на планете Земля. Будут с удивлением вспоминать, как в далёком детстве они стремились со своими родителями попасть куда-то на Канарские и Багамские острова. Теперь перед ними вселенная с её необитаемыми планетами. Где можно лучше отдыхать, чем на островах планеты Земля. Вполне вероятно, что будут туристические бюро от космодромов. Заказал себе путёвку на какую-нибудь планету и отдыхаешь там на всю катушку, со всеми условиями для удобного тебе отдыха.
       Хорошо разогревшись от разминки и от сильного натирания махровым полотенцем, оделся в свою одежду и пошёл на кухню. За столом на кухне был такой бардак, можно было подумать, что вчера вечером здесь была массовая пьянка. Кроме выпитой бутылки коньяка на столе стояли ещё две начатые бутылки каких-то зарубежных спиртных напитков. На столе также находились объедки после моего собственного ужина и кусок копчёной колбасы из холодильника хозяев этого коттеджа. Видимо гулял вчера на славу. Мне после вчерашней пьянки не хотелось ни кушать, ни пить. Помыл после себя посуду. Убрал в пакет остатки пищи и весь мусор со стола. Обе начатые бутылки спиртных напитков положил обратно в холодильник. Кусок обгрызенной мной копчёной колбасы и две оставшиеся лепёшки положил себе в кейс. Дорога домой длинная. Кушать захочется сильно. Так что пригодится покушать в дороге. В кейсе ещё осталась начатая бутылка "Пшеничной" водки и бутылка газированной воды. С голоду в дороге мне не помереть.
       Когда вышел на улицу из гостеприимного коттеджа, то встретил меня прохладный воздух, спустившийся с гор Памира. Такая погода мне была в самый раз. Надо было окончательно отрезветь перед посадкой в автобус. В пьяном виде могут не впустить в автобус. Тогда придется сидеть половину дня до другого автобуса. Совсем не хочется оставаться в этом захолустье. Без того потерял уже два дня. Когда буду успевать все делать если постоянно нахожусь где-то в пути? Надо семье и работе больше уделять времени.
       Осторожно прикрыл входную дверь коттеджа и услышал, как сработали электронные замки. Тот час же включилась сигнализация и возле двери загорелась лампочка наружного освещения. Как только отошёл от входной двери, лампочка наружного освещения тотчас же отключилась. Но зато включились уличные фонари от входной двери коттеджа до калитки выхода со двора. Во дворе и на улице находились охранники. Они словно памятники стояли на своих постах. На мое приветствие только покачали головами и не сказали ни слова.
       Видимо хозяева этого коттеджа хотят жить, как это показывают по телевизору в зарубежных странах. Поэтому своих охранников дрессируют, как охранных собак. Наверно за такую работу хорошую зарплату выплачивают? Иначе бы никто так не стоял на посту, как эти парни. Пожалуй, что правильно делают старатели, когда ведут подобный образ жизни. Ведь вкалывают они на полную катушку. Отдыхать хотят точно также. Возможно, что это даже не жилой коттедж. Скорее всего, это домик для гостей и для их отдыха. От этого коттеджа ни веяло запахом и признаками жилого дома. Коттедж больше похож на гостиницу в курортном месте. Где сдают подобные коттеджи для приезжих на пару недель отдыха у моря или в горах. Как только отправился от коттеджа в сторону автовокзала, то за мной тут же последовал самый большой из охранников. Видимо старатели закрепили его за мной, как моего личного телохранителя. Наверно тут бывает не спокойно? Иначе бы, зачем устанавливать за мной охрану. Может быть, даже к лучшему, то, что меня охраняют. За эти два дня уже трижды мог погибнуть. Думаю, что хватит с меня лишнего риска. На площадке возле автостанции стоял тот самый автобус, на котором приехал вчера. Можно было подумать, что он никуда не уезжал и ждёт лично моей посадки. Наверно мне кажется, что это тот самый автобус. Ведь серийные автобусы, как близнецы или точнее, словно цыплята с инкубатора. Все на одно лицо. Надо только номера автобусов запоминать. Но на номер автобуса не смотрел. Так что по лицу водителя смогу определить, этот автобус меня привёз или другой. Хотя водитель тоже мог смениться на автобусе. Водителя в автобусе тоже не было видно. Наверно спит где-то на сидениях или в автовокзале есть комната для водителей. Может быть даже так, что водитель местный и отдыхает сейчас у себя дома в кровати. Это постоянно сплю, то в дороге на каком-нибудь транспорте, то в гостинице, то в чужой квартире, как сегодня в коттедже старателей.
       За последние годы превратился из домашнего человека в путешественника по всему белому свету. Где меня только не носило? Таджикистан исколесил вдоль и поперёк. За границей, где только не бывал. В такой город, как Москва, уже противно летать. Когда-то мечтал побывать в Москве. Сейчас туда летаю без всякого желания. Москва очень многолюдный и большой город. В нем тяжело ни только жить, но и работать. Такое сильное давление всей этой огромной массой города на человека, что даже удивляюсь, как это москвичи постоянно там живут. Это же обалдеть можно от такого города!
       До отправления автобуса осталось тридцать минут. Мой телохранитель стоит в десяти шагах от меня и постоянно вертит головой во все стороны. Можно подумать, что мы с ним стоим где-то на многолюдной площади, откуда в любой момент могут в меня выстрелить или выскочить из толпы, чтобы пырнуть меня ножом. Но рядом со мной на площадке и вообще вокруг нет, ни одной души, словно город весь вымер от какой-то неизвестной болезни или противник всех горожан потравил газом. Наверно автобус не поедет?
       Но вот дверь в автобусе открылась. Вышел сонный водитель. Пошёл за автобус "бросать вода". Видимо много зелёного чаю за ночь выпил. В это время к автобусной площадке с тележкой подрулил какой-то замусоленный старик. Следом за ним пришёл пацан лет пятнадцати. На тележке два ящика каких-то консервных банок. Старик и пацан снимают ящики на землю. Пацан тут же с тележкой исчезает в темноту за углом соседнего дома. Наверно живут они где-то совсем близко от автобусной остановки. По виду старика видно, что он совсем не устал. Пока они оба катили тележку с двумя ящиками неизвестных консервов.
       Видимо старик решил ехать на рынок в Душанбе, чтобы там подороже продать консервы. Скорее всего консервы просроченные. Теперь пытается их любыми путями сбыть в столице. Ну, прямо какие-то прирождённые авантюристы эти таджики. Постоянно пытаются любыми путями сбыть непригодный товар. Роятся где-то на мусорных свалках больших городов. Затем то, что там нашли, пытаются продать на рынке. Помыли, почистили то что нашли на мусорных свалках. Придали мусору товарный вид и продают эту пакость, как дефицитный товар. Порой люди не знают, что покупают на рынке товар не приходный к употреблению. Только в инфекционных больницах начинают соображать, что товар был не пригодный к пище.
       Но продавца уже нигде не найдёшь. Такие торгаши каждый день свою торговую точку меняют, чтобы никто из пострадавших людей не мог их найти и наказать по всей строгости закона. Так и травятся люди. Меня раздирало любопытство, что везёт старик на рынок? Подошел к старику. Ничего не говоря, вытащил из ящика консервную банку, завёрнутую в промасленную бумагу. На консервной банке было написано "Свинина тушёная". На банке с другого ящика было написано "Говядина тушёная". Если верить дате изготовления, указанной на обеих банках, то им ещё очень далеко до того времени, когда их надо выбрасывать. Можно сказать, что товар совсем свежий. Всего два месяца, как этот товар был изготовлен в России. Но как он попал сюда, на границу между Таджикистаном и Афганистаном? Тем более, что таджики не едят свинину. Ведь такую тушёнку в России с руками оторвали. Самый ходовой товар для любого бизнесмена России.
       - Отец! Откуда у тебя эти консервы? - удивленно, спросил, у старика. - Такой товар в столице не найдёшь.
       - Это мой русский зять привёз мне из России. - стал объяснять старик. - Совсем забыл, что у него тесть таджик и свинину совсем не кушает. У нас и говядину тушёнку никто ни ест. Вот хочу отвести тушёнку на рынок в Душанбе. На вырученные деньги зеленый чай куплю. Дома лепёшка спеку. Семья кушать будет.
       - Почём ты будешь банку тушёнки на рынке в Душанбе продавать. - поинтересовался у старика.
       - Говорят, что там одна банка тушёнки стоит три рубля. - поспешил ответить старик. - Если ты сейчас будешь покупать, то тебе банку тушёнки за два рубля пятьдесят копеек отдам. Другой цены совсем не знаю.
       - Живу далеко от городского автовокзала. - начал, торговаться со стариком. - Машины у меня нет. Твои банки в ящиках не донесу. Если ты почистишь хорошо эти банки от масла и положишь их в какую-то сумку, то тебе за весь этот товар дам сто рублей. Других денег у меня больше нет. Цены другой тоже не знаю.
       Старик несколько секунд стоял в замешательстве. Он никак не рассчитывал, что у него прямо возле дома могут купить такой большой товар за приличную сумму. Но, после прикинув в голове, что сделка стоит того, старик моментально смылся туда же за угол, куда только что смылся его младший сын или старший внук. С какой скоростью старик сбежал от автобусной станции, с такой же скоростью вернулся обратно. Следом за стариком вернулся все тот же пацан. У старика в руках была охапка различных бумаг и несколько русских авосек, с которыми русские женщины ходят на базар за овощами и картошкой. Видимо, это русский зять привёз старику огромную упаковку авосек на всю оставшуюся жизнь. Теперь эти авоськи им пригодились.
       Как только этот старик с пацаном подошли к своим ящикам, так в одно мгновение полетели доски от ящиков. Началась такая быстрая чистка консервных банок от масла и бумаги, что мой телохранитель потерял всякую бдительность и разинув рот внимательно следил за тем, как проворно старик чистит свои банки. Даже бродячая собака, пересекая автобусную площадку, остановилась в замешательстве, наблюдая за работой старика и пацана по очистке банок. В этот момент у меня появилось сомнение, что передо мной находится дряхлый старик. Такому движению в работе мог позавидовать любой парень с накаченный мышцами. До отправления автобуса оставалось пятнадцать минут, когда двадцать банной свиной тушёнки и двадцать банок тушёнки говядины находились в двух авоськах. Достал из кармана сторублёвую купюру и протянул старику. Он подозрительно посмотрел на меня, затем на сторублёвую купюру. Проверил подлинность купюры на просвет при уличном фонаре. Погладил сто рублей рукой, поцеловал и положил в карман.
       - Кормилец ты наш! - вдруг, радостно со слезами запричитал старик. - Спас семью от голодной смерти...
       Едва старик протянул свои промасленные руки, чтобы обнять меня, как в тот же миг между мной и стариком появился мой телохранитель. Он в одно мгновение пригвоздил старика стенке здания автовокзала. В это время из-за поворота вышел какой-то мужчина, который направился в мою сторону. Мой телохранитель оставил старика у стенки здания автовокзала и одним прыжком очутился между мной и пришедшим мужчиной. В это короткое время по-хорошему позавидовал старателям, что у них в захолустье имеются такие проворные телохранители. Сразу было видно, что не зря старатели платят хорошие деньги своей охране.
       В тот момент, когда мой телохранитель оказался между мной и пришедшим мужчиной, старик воспользовался моментом и тут же скрылся за углом соседнего здания, откуда он пришел с коляской и с пацаном. В это время пацан сгрёб весь мусор в пустые ящики из-под тушёнки и скрылся с ящиками следом за стариком. Водитель стоял возле своего автобуса и с восторгом разглядывал эту сцену. Словно он сам реально присутствовал во время разборки криминальных групп где-то на далёком Западе или на съёмках боевика.
       Тем временем, пришедший мужчина взял у водителя автобуса путевой лист и стал в нем что-то записывать. Вероятно, это был диспетчер и билетёр данного автовокзала в одном лица. Как только диспетчер оформил необходимые документы водителю автобуса, он тут же достал из наружного кармана целый рулон посадочных билетов на автобус. Протянул билетёру нужную сумму денег за проезд на автобусе до Душанбе. Не говоря ни единого слова, мужчина выдал мне билет на автобус и тут же ушёл в темноту. Как только мужчина скрылся в темноте, водитель вежливо пригласил меня пройти в автобус на посадку.
       Едва успел сесть на своё место согласно купленного билета, как автобус тут же отправился в дорогу. Посмотрел на своего телохранителя, который долго провожал меня своим взглядом, пока потерял его из виду. Мне было приятно, что меня так бдительно охранял телохранитель, хотя никакой необходимости в этом не было. Единственное, что мне угрожало, так это быть вымазанным в масло стариком, который пытался меня обнять в знак благодарности. Больше ничего мне тут не угрожало на автостанции Пянджа.
       - Наверно, этот старик Кара-бобо, тебе заливал, что у него русский зять, который посылает ему подарки? - глядя на меня через зеркало, спросил водитель автобуса. - Сколько его знаю, так он всем говорит. Нет у него ни каких зятьёв. У него и дочек нет. Да и по возрасту он ни такой уж старый. Просто выглядит Кара-бобо так, оттого, что постоянно за кордон ходит. Спит он, как собака в степи. Кара-бобо профессиональный контрабандист. Его родственники в нескольких поколениях контрабандой занимаются. Никакая власть не может доказать, что он контрабандой занимается. Никто не видел, что он за кордон ходит. Только одни слухи в Пяндже. Просто исчезает иногда Кара-бобо куда-то. Возвращается домой с деньгами. Бедным семьям деньги раздаёт. За это его местные жители уважают. Своей семьи у него нет. В народе говорят, что его специально лишили наследства, чтобы он не был привязан к своей семье, а постоянно ходил за контрабандой.
       В начале перестройки здесь на границе балаган был. Постоянно боевые действия проходили. Никакого спасу от душманов. Русским за границу идти нельзя. Этим пользуются душманы и контрабандисты. Особенно торговцы наркотиками. Специально начинают боевые действия на границе. Отвлекают пограничников в одном месте, а в другом месте в этот момент целый караван контрабанды и наркотиков на нашу сторону переходит. Здесь всюду родственники с обеих сторон живут. Контрабандой все местные пользуются. Солдат и милиции совсем не хватает, чтобы прижать хвост контрабандистам. Но это ни самое страшное. Плохо, что стреляют. Много солдат и местных погибает. Войсками в этих местах дырку не заткнёшь. Здесь даже река Пяндж часто русло меняет. Когда воды много русло реки на одной стороне границы, когда воды мало, то вода в противоположную сторону переходит.
       Эти пользуются контрабандисты и власти обеих сторон. По этой причине тоже часто столкновения происходят. Вроде границу никто не переходит, а перестрелки постоянно происходят с обеих сторон. Конечно, от этих перестрелок больше всего страдает просто народ. Даже на высшем уровне были переговоры между Таджикистаном и Афганистаном по этому вопросу. Ничего у них не получалось. Пока идут переговоры, никто не стреляет. Переговоры закончились. Опять тут стреляют. Народ совсем измотался. Постоянно кто-то своих родственников хоронит и пограничникам туго. Кто-то из местных жителей посоветовал начальнику пограничной заставы по душам поговорить с уважаемым Кара-бобо. Начальник заставы вначале посмеялся над таким предложением. Ведь на таджикском языке Кара-бобо означает снежный человек. Ну, как можно о что-то разговаривать с человеком, который имеет такое странное прозвище.
       Однако, народ знает кому и за что давать какое-то прозвище. Просто так ничего не случается. Если внимательно прислушаться к любой национальной легенде, то можно там столько много интересного и правдивого узнать, что любая легенда окажется былью. Так просто народ ничего не болтает. Говорят, что у этого парня когда-то было своё собственное имя, как у всех рождённых людей. Давным-давно, когда он был ещё мальчишкой. Пошёл он с друзьями высоко в горы. Хотели мальчишки узнать, откуда начинает вытекать эта речка, которая тычет возле их кишлака. Ушли мальчишки и не вернулись. Весь кишлак на ноги подняли. Все горы облазили, но так и не нашли пацанов. Даже пограничники искали детей.
       Прошло с той поры несколько лет. Как-то пастух вернулся с пастбища в кишлак и рассказал, что видел в горах со снежным человеком обыкновенного человека, как мы все с вами. Ну, конечно, все подняли его на смех. Но не прошло и двух дней, как из другого кишлака пришла весть, что другой пастух видел снежного человека и рядом с ним обыкновенного человека. Тогда дехкане всерьёз задумались, что может быть, их дети живут в пещере со снежным человеком. В общем-то, собрались мужики покрепче. Пошли туда, куда указали им пастухи. Целую неделю, по горам лазили. Наконец-то нашли в одной пещере совсем голого юношу, который спал на куче тёплого мха. Хорошо, что мужики с кишлака были крепкие. Также было их несколько человек. Иначе бы они не смогли захватить этого парня. Когда он проснулся, то оказал им такой сильное сопротивление, что они его едва скрутили. Повязали верёвками и принесли в кишлак. Тогда этому юноше было ещё немного лет. Даже борода у него не росла. Но никто из кишлака не признал в нем своего сына. Стали поговаривать, что этот мальчик родился от обычной женщины и волосатого снежного человека. Поэтому этому юноше сразу дали прозвище Кара-бобо. Так как никто из кишлака, не хотел его признавать.
       Целый год его держали в деревянной клетке для животных под охраной. Учили говорить и кушать нормальную пищу. Говорить он научился быстро, но мясо, ни в каком виде не кушал. Постоянно просил, чтобы ему принесли кушать из пещеры. Наконец кто-то из пастухов кишлака, которые захватывали этого парня в пещере, вспомнили, что у него в руках были какие-то плоды мха. Сходили туда в эту пещеру и принесли эти плоды мха. Парень как увидел их, так сразу стал с жадностью кушать. Но его постепенно убедили, что одними плодами мха питаться нельзя. Мох растёт далеко в горах, а там постоянно снег и умирают люди.
       Когда юноша по прозвищу Кара-бобо окончательно освоился среди жителей кишлака, то у него стали спрашивать, кто он такой и как появился в пещере со снежным человеком. Тогда юноша рассказал ужасную историю, что он с друзьями поднялся высоко в горы, чтобы узнать, откуда тычет река, которая протекает возле их кишлака. Они поднялись так долго и так далеко, что дальше был только снег и небо. Наверно, это был край света. Дальше идти было бесполезно. Они собрались уже возвращаться домой, как услышали под скалой какой-то дикий крик. Мальчишки посмотрели туда и увидели, как две огромные кошки напали на снежного человека. Обе эти огромные кошки грызли снежного человека.
       Он тоже грыз их зубами и раздирал руками, как зверь раздирает свою жертву когтями. Рядом в снегу валялся ещё один снежный человек, но без признаков жизни. Несмотря на то, что кошки были громадные и сильные, снежный человек был все равно сильнее этих кошек. Наконец-то кошки струсили и побежали в нашу сторону. Мы были так сильно напуганы этим зрелищем, что со страху не могли никуда спрятаться от этих кошек, которые своим цветом были похожи на снег и на серые скалы. Когда эти кошки со страху поднялись к нам наверх, то сразу же накинулись на нас. Они грызли нас зубами и раздирали когтями. Мы так сильно орали, что с гор выше нас сошла лавина, которая утащила нас вместе с кошками в глубокую пропасть. Дальше не помню, что произошло. Когда очнулся, то обнаружил себя в пещере у снежного человека. Он такой же, как мы. Только очень большого роста и весь обросший волосами. Разговаривать снежный человек совсем не умеет. Но мы понимали друг друга разумом. Нам совсем не нужен был язык, на котором говорят обычные люди. Снежный человек совершенно не опасен людям. Весь был изранен когтями больших кошек и ободран об скалы, когда падал вниз в глубокую пропасть. Но снежный человек вылечил меня полностью и научил, как можно жить в горах в любое время года. Все помню, как жил с этим снежным человеком. Но имени своего совершенно не помню.
       Знаю только, что у снежного человека была своя семья, но большие кошки пришли к нему в пещеру и загрызли его ребёнка, а позже у скалы загрызли его жену. Сколько всего снежных людей, это никому не известно. Но многие думают, что снежный человек не остался один. Так как далеко в горах в одно и тоже время в разных местах встречали снежного человека, который отличался своим ростом и цветом шерсти или волос, покрывающих его тело. Вот так стало известно жителем кишлака о судьбе этого юноши. С этого момента все семьи погибших мальчишек стали признавать его своим ребёнком. Когда он стал взрослым человеком и контрабандой научился зарабатывать деньги, то он просто раздавал эти деньги тем семьям, которые его вырастили. Но по-прежнему Кара-бобо иногда уходит в горы в гости к снежному человеку. Так думают жители кишлака, а сейчас и жители Пянджа, потому что после его возвращения с гор, они видят у Кара-бобо плоды мха, которыми он питается. Но никто уже не спрашивает у него о плодах мха. Все знают, что такие плоды мха растут в пещерах так далеко в горах, что туда никто никогда не ходит.
       - Ну, а встреча с командиром погранзаставы и Кара-бобо состоялась? - напомнил, водителю автобуса.
       - Конечно, состоялась! - вспомнил, водитель автобуса. - Командир долго ломался, но после согласился поговорить с Кара-бобо. Видимо они разумом друг друга поняли. Как снежный человек и парень по прозвищу Кара-бобо. О чём они там говорили, это никто не знает. Но только после этого разговора на границе возле Пянджа стало тихо. Кара-бобо перестали преследовать насчет контрабанды. Он стал заниматься мелкой торговлей на рынках столицы.
       Наподобие той, что сегодня он тебе предложил. Но только между Кара-бобо и пограничниками было заключено одно устное соглашение, о котором фактически знают все пограничники и местные жители. Никто из приезжих не имеет право появляться на окраине Пянджа, который хорошо просматривается со стороны Афганистана. Любой приезжий, который появится в поле зрения снайперов со стороны Афганистана, будет моментально убит. Зачем такие условия поставили со стороны Афганистана, этого никто не знает. Но местных жителей от приезжих с той стороны отличать могут прекрасно. За время установленных обязательств с обеих сторон, не был убит или ранен ни один местный житель. Вот только те приезжие, кто решил полюбоваться афганской стороной, сразу отправились к своим предкам.
       - Один из них остался жив. - сделал, собственную поправку к этой статистики. - В меня вчера стреляли, но пограничники успели меня прикрыть бронированной машиной. Так что твои выводы оказались не точными.
       - Тебе просто крупно повезло. - сказал водитель автобуса. - Также как с приветствиями со стороны Кара-бобо. Если бы тебя не прикрыл тот громила в камуфляже спецназа, то ты остался бы без своего кошелька. Думаю, что твой телохранитель остался без каких-нибудь предметов после соприкосновения с Кара-бобо.
       В конце концов, устал от бесконечной болтовни со стороны водителя автобуса. Сослался на то, что сильно устал за сутки работы в Пяндже. Желая хорошо отдохнуть от всего, отправился в конец пустого автобуса и развалился на заднем сидении, которое было словно диван в зале коттеджа, в котором отдыхал прошлую ночь. Авоськи с банками тушёнки положил под сидение. Свой маленький кейс положил под голову. Не снимая куртки, улёгся на это заднее сидение и вскоре уснул. Ведь спал эту ночь не много.
       Проснулся от какого-то непонятного шума в салоне автобуса. Открыл глаза и обомлел. Передо мной, как во время поездки из Душанбе, была точно такая же разномастная толпа пассажиров, заполнивших весь салон автобуса. Мне даже показалось, что вижу знакомые лица. Выглянул в окно автобуса и увидел серо-жёлтый пейзаж безжизненной природы. У меня закружилась голова. Подумал, что у меня началась галлюцинация. От массы выпитого вчера вечером импортного коньяка, в коттедже старателей. Надо было отлежаться до Душанбе. Пора с пьянкой закругляться. Можно стать алкоголиком.
       Не обращая внимания на шумящую толпу пассажиров в салоне автобуса, улёгся обратно на своё прежнее место на заднем сидении в салоне автобуса. Мне стало обратно спокойно и хорошо. Сразу заснул. Мне ничего не снилось. Просто мой организм отдыхал от сильного переутомления за прошедшие сутки. Осталось всего два рабочих дня до конца недели. В выходные дни займусь личным отдыхом. С понедельника начнутся самые сумасшедшие дни конца этого года. Все жители постсоветского пространства будут заниматься подготовкой к новогодним праздникам. Опять нарядят новогодние ёлки. Будут детям дарить подарки. Пожалуй, что так и надо. Хотя бы один раз в году люди могут позволить себе не думать о работе, а только о празднике. Зато сколько радости будет детям, которые только и делают в это время, что радуются подаркам.
       Представляю, что будет у нас в доме. Людмила принесёт со своей работы не меньше трёх подарков. Принесу, примерно, с десяток подарков. Бабушка тоже не забудет своих внуков. Принесёт каждому подарок. После новогодних праздников ещё почти целый месяц моя семья будет питаться одними подарками.
       Проснулся от лёгкого толчка автобуса. Сел на заднем сидении и посмотрел в салон автобуса. Там никого не было. Обратно куда-то делась разношёрстная толпа пассажиров. Автобус стоит. Нет и водителя автобуса. Посмотрел в окно автобуса и увидел довольно странную картину. Автобус стоял на каком-то красном грунте, который очень похож на красную глину, из которой делают краску и красные керамические предметы быта. С левой стороны от автобуса небольшая возвышенность красной почвы. С правой стороны ровная поверхность такого же цвета. Нет никакой растительности и никаких признаков животного мира. Ну, прямо как марсианский пейзаж. Словно меня перебросили в другое измерение жизни с такой странной природой.
       Ущипнул себя, чтобы убедиться в реальности увиденного мной. Боль нервов окончательно развеяло мои сомнения. Ни спал и не бредил. Вокруг меня была реальная картина. Но куда тогда делся водитель автобуса? Эти странные пассажиры тоже бесследно исчезли. Может быть, они пошли любоваться этой странной панорамой природы? Надо бы и мне выйти из автобуса. Но что-то меня держит на этом месте и ноги стали словно чугунные. Невозможно ноги оторвать от пола. Вообще-то так бывает, что ноги отекают от неудобной позы. Сейчас ноги пройдут. Выйду из автобуса. Вот только как открою дверь автобуса? Ведь даже не знаю, какую нажимать кнопку или ручку, чтобы открылись двери автобуса. Придется мне сидеть и ждать, когда вернётся водитель с пассажирами автобуса. Наверно они не захотели меня будить и закрыли дверь автобуса, чтобы меня никто не мог побеспокоить. Только кто может меня побеспокоить в таком безжизненном месте с марсианским пейзажем. Здесь даже обыкновенных признаков растительности не видно.
       Вдруг, откуда-то со стороны мелькнула серая тень. Посмотрел в окно и увидел, как в сторону автобуса летит странная птица, издали чем-то похожая на летучую мышь. С каждым взмахом перепончатых крыльев эта странная птица увеличивается в десятки раз. На расстоянии десятка метров вижу не птицу, а гигантского звероящера размером с огромного самолёта. Отчётливо видно его зловещую пасть и громадные когти, готовые к захвату автобуса вместе со мной. Вскрикну от неожиданности. Усиленно защищаюсь от крылатого рептилия, который когтями поднял меня вместе с автобусом. Пытается острыми зубами схватить. Выкладываюсь весь сполна в свою защиту. Мне не хочется быть съеденным этим ужасным животным.
       Но не всесильный. Наконец-то смиряюсь со своей участью и в ужасе закрываю глаза. Думаю, только о том, что лучше будет, если смерть придёт мгновенно и совсем не мучительно. Тем временем кто-то несёт меня над бесконечной пустотой пространства. Затем положили меня на какой-то жёсткий предмет. Начинаю ощущать вокруг себя привычные звуки и запахи, которые повседневно окружают меня на планете Земля. Открываю глаза и вижу вокруг себя испуганные лица людей, которые что-то постоянно говорят мне.
       - Где сейчас нахожусь? Вам чего надо от меня? - спрашиваю, не знакомых людей. - Отпустите меня!
       - Поздравляем с возвращением на землю. - ехидно говорит мне, таджик в тюбетейке. - Пить меньше надо.
       - Оставьте его в покое. - говорит окружающим, водитель автобуса, на котором выехал из Пянджа.
       Поднимаясь со скамейки на небольшой площадке, вижу давно знакомое мне место. Только сейчас понимаю, что мы находимся на автовокзале Курган-Тюбе. Все любопытные возбуждённо размахивая руками расходятся в разные стороны. Направляюсь в автобус на своё место. Водитель автобуса что-то бормочет про себя на таджикском языке. Не спеша идёт следом за мной к своему автобусу. В салоне автобуса никого из пассажиров нет. Автобус везёт обратно в Душанбе только одного меня. Забираю свои вещи с последнего ряда сидения в салоне автобуса и перехожу поближе к выходу возле водителя автобуса.
       - Что это случилось со мной? - спрашиваю, водителя автобуса, когда автобус выходит на главную трассу.
       - Ты летал по салону автобуса, как птица. - растерянно, ответил водитель автобуса. - Пытался вылететь наружу. Хорошо, что большие окна были закрыты, а в маленькие ты не мог пробраться. Вынужден был заехать на автовокзал Курган-Тюбе. Там вызвал на помощь работников автовокзала. Мы вчетвером едва смогли скрутить тебя и вынести на лавку возле стоянки автобуса. Тебя хотели отвезти в психушку. Сказал им, что ты какой-то ответственный работник из Центра. Тогда они проверили твои документы и передумали тебя вести в психушку. Сказал, что в целости и сохранности довезу тебя до Душанбе.
       Мне стало любопытно, что там в моих документах написал министр строительства. Открыл командировочный лист, написанный на бланке Кабинета Министров Таджикистана. К моему удивлению, там было написано, что Александр Черевков является агентом специальной службы Кабинета Министров республики, задержанию не подлежит. Конечно, с таким документом мог быть где угодно. Если бы меня решились поместить в психушку, то туда тогда можно было бы отправить весь Кабинет Министров Таджикистана. Только они мне могли дать документ подобного содержания. Чего никак не заслуживаю. Какой из меня агент специальной службы, если, находясь в служебной командировке, напился на халяву, ну, прямо, как свинья. Дошло до того, что стал летать по салону автобуса, словно в невесомости.
       - Ты извини меня за неудобство. - решил, разыграть водителя автобуса. - У меня такая работа необычная.
       - Если это ни секрет, то расскажи мне, кем ты работаешь. - клюнул на мой розыгрыш водитель автобуса.
       - Раньше был космонавтом. - с серьёзным лицом, пошутил, над водителем автобуса. - Но за привычку летать всюду в пространстве, как во время невесомости в космосе, меня списали со службы космонавтов. Теперь иногда подрабатываю в качестве разведчика в опасных точках Земли. Ведь могу по ночам летать в воздухе без всякого снаряжения. Никто даже не подозревает, что у космонавтов есть такие способности, летать на Земле, как в космосе в невесомости.
       Космонавты от длительного полёта в космосе после долго не могут адаптироваться на Земле. Не которые космонавты навсегда продолжают чувствовать себя, как бы живя в космосе. Вот поэтому так часто не используют в космосе одних и тех же космонавтов. Так как они после навсегда привыкают к жизни в космосе, как человек-амфибия привыкает к постоянной жизни в воде.
       В этот раз правительство республики пригласили меня поработать на границе Таджикистана с Афганистаном. Надо было засечь огневые точки снайперов со стороны Афганистана. Всю прошедшую ночь голый летал над позициями душманов и сообщал по рации место нахождения снайперов. С нашей стороны замеченных снайперов отстреливали беззвучно лазерным оружием. Но большинство из них разбежались сами с огневых точек или сошли с ума при виде летающего голого человека. Результат моей работы был на лицо. Стрельба со стороны Афганистана прекратилась надолго. Может быть, что даже навсегда.
       После ночных полётов в голом виде сильно замёрз. Поэтому выпил целую бутылку коньяка, чтобы согреться. Конечно, сделал глупость, когда приказал своему телохранителю остаться в Пяндже до моего возвращения. Совсем забыл, что в пьяном виде иногда летаю и днем. Если бы мой телохранитель был рядом со мной в автобусе, то он мог бы меня придержать руками в тот момент, когда захотел бы летать или, в самом крайнем случае, мог бы пристегнуть меня наручниками к сидениям в твоём автобусе.
       - Почему ты такой нужный человек ездишь в автобусе, а не в специальной машине? - спросил меня водитель автобуса.
       - В том-то и соль специального задания. - продолжил, разыгрывать водителя автобуса. - Представляешь, что было бы завтра в прессе во всём мире, если бы специальный агент секретной службы приехал в бронированном лимузине на границу двух государств, а после в форме спецназа летал бы над душманами. Это был бы международный скандал. От помощи Таджикистану отказался бы весь мир. Сразу бы осудили Таджикистан в нарушении границы с суверенным Афганистаном и в проведении рейд разведки. Так как поступил, это не узнает никто. Думаю, что ты не из болтливых и тебе дорога собственная жизнь. Если ты думаешь, что вру, то посмотри на мой мандат, выданный Кабинетом Министров республики. Здесь чётко и ясно написано. Являюсь агентом специальной службы правительства Таджикистана.
       Ткнул под нос водителю автобуса гербовый бланк Кабинета Министров республики. Водитель растерянно испуганными глазами посмотрел на официальный документ правительства и едва не совершил аварию. Автобус резко вильнул в сторону с трассы и в этот момент чиркнул свои бортом о знак стоящий возле трассы. Затем водитель автобуса выровнял движение свей машины и вытирая холодный пот со лба, резко замедлил своё движение по трассе. Хорошо, что на встречной полосе не было других машин. Дальше разыгрывать водителя автобуса стало опасно для жизни. Автобус мог совершить аварию в любой момент. Сел на своё, обычное место и посмотрел в окно. За окном автобуса был обычный пейзаж, который вижу всегда, когда проезжаю в этих местах по делам своей службы в Курган-Тюбе или в Хатлонскую область Таджикистана. Никаких изменений в местном пейзаже не произошло. Распаханные хлопковые поля и поредевшие без листьев деревья, которые выстроились вокруг полей и у дороги.
       Рейсовый автобус прибыл на городской автовокзал Душанбе во втором часу дня. Сегодняшний вопрос о работе отпадал сам по себе. По куда доберусь до своего дома, будет три часа. До центра тоже не меньше часа. В пятом часу дня нечего делать в здании министерства строительства. Надо сегодня хорошо выспаться и завтра на свежую голову ехать работать. Впереди ещё три недели до начала нового года. Вышел из автобуса со своей поклажей и удивился, что в городском автовокзале раньше времени нарядили новогоднюю ёлку. Зачем им была нужна такая спешность, никак не мог понять. Ведь если ёлка настоящая, то она потеряет свои иголки за две недели и к новому году останется один ствол с ветками без иголок. Наверно люди совсем забыли, что ёлки тоже могут потерять свою зелень, если стоят без питания.
       На улице у троллейбусной остановки, на городском транспорте и на всех зданиях Душанбе было праздничное украшение. До меня никак не могло дойти, чтобы это значило столь раннее приготовление к новогодним праздникам. Может быть, люди устали от бесконечной гражданской войны. Всем захотелось праздника. Поэтому наверно люди решили досрочно начать новогодний праздник или сейчас он называется также как в Европе "рождественскими каникулами". Начинаются они сразу после дня святого Павла.
      
      7. Весенние заботы.
       В горах ещё лежат сугробы, под тёплой снеговой шубой греются холодные камни. В городе снег уже растаял, пригретый солнечными лучами и тёплым людским дыханием. С приходом весны появились первые весенние заботы у дворника. Из-под снега показались сухие прошлогодние листья, мусор, выброшенный из окон домов, учебники и тетради горе-учеников, чьи-то старые башмаки ...
       - И мой автомобиль, который оставил с осени на платной стоянке. Только вот нет у моего автомобиля колёс. Видно, смыло их талой водой. Сторож за это не отвечает. - подумал Ахмед.
      
      8. Праздник Навруз.
       В понедельник встал в пять часов утра и первым автобусом уехал в Душанбе. Надо было посмотреть, как идут дела на объектах. Провести переговоры с руководителями предприятий, которые нуждаются в нашей помощи. Первым делом поехал на первый объект в ателье "Лола", при въезде в Душанбе.
       - Здравствуйте, парни! - поздоровался, с бригадой Черкасова Саши. - По работе видно, что давно приехали сюда. Молодцы! Быстрее сделаете работу и к празднику "Навруз" деньги получите. Первую зарплату.
       - Мы это знаем. - ответил Черкасов Саша. - Поэтому мы никуда не уезжаем. Ночуем здесь, прямо в ателье.
       Был весьма удивлён и рад такому сообщению. Если так дела пойдут у всех, то мы каждую неделю будем сдавать по одному объекту с бригады и за месяц сдадим все наши объекты по Душанбе. Ну, это моя фантазия. Естественно, что поделился своими соображениями с бригадой Черкасова. Мне нужно было знать мнение рабочих, чтобы так строить свои будущие планы на дальнейшую работу с ними.
       - Работу выполним досрочно. - сказал художник, Салихов Рамазан. - Но как нам платить будут за работу?
       - Оплата будет по расценкам Художественного Фонда. - ответил ему. - Плюс за сверхурочные часы работы.
       - Тогда нормально. - согласился за всех с ответом бригадир. - Мои парни теперь не сомневаются.
       Таким образом, Черкасов поддержал мою репутацию и стремление к обогащению парней. Следовательно, именно тогда, когда мне будет нужна помощь Черкасова Саши, то смогу положиться на него, как на себя. Наверно, каждому человеку следует понять, что именно поддержка со стороны необходима ему. Только в такой связующей цепи взаимных интересов можно создавать что-то интересное и полезное другим. Ведь нет никого, кто бы предпочёл в полном одиночестве создавать мир прекрасного. Все, что создаётся нами, это на благо других и в присутствии кого-то. Иначе, зачем создавать? Все только для себя?
       Так как, это скучно и в скором времени надоест каждому человеку. Поэтому, нам нужно думать о коллективе. Давайте, если вы не возражаете, согласимся, что поддержка необходима для всех нас, как спасательный круг в мире плавания. Не оговорился, именно, в мире нашего плавания. Так как мы с вами плывём в своём познании окружающего нас мира и нам практически невозможно преодолеть это плавание в одиночку. В нашей жизни столько много штормов и препятствий, что плавать нам нельзя поодиночке. Каждый из нас обязан сам найти себе сподвижников, с которыми ему придется совершать полезные дела, которые нужны другим людям. Значит, совместимость во всем полезна каждому из нас. Однако вот то, что мы не учли, это разногласие и споры.
       Возможно, что если бы мы это предположили сразу, с самого начала, то нам не нужно было бы рассуждать с вами о взаимности, так как в любом деле имеются споры и разногласия партнёров. С вами категорически не согласен и готов поспорить, в этом соль разногласия. Когда один выдвигает такую теорию, а другой противоположную и в споре рождается истина, которая становится движением в постижении цели. Именно через такую позицию, споров и разногласий, познаем друг друга, так один человек может разобраться в другом человеке и найти общую пользу каждому. Затем совместно строить в жизни будущее.
       В моей работе, желательно, чтобы так было со всеми парнями. Иначе, работа нам покажется довольно мрачной. На этом основании, с помощью своих друзей, постараюсь извлечь пользу каждому из нас. Так было бы справедливо для всех. Объяснил это парням. Они были согласны с моим рассуждением. Мне кажется, что взаимность пойдёт на пользу каждому. Не надо скрывать свои мысли от тех, с кем ты создаёшь что-то прекрасное. Вместе с тем, в некоторых обстоятельствах, надо уметь доверять тому, кто с тобой искренен в своих суждениях. В противном случае тебя будут использовать лишь в своих интересах, и ты будешь пешкой в шахматной игре обстоятельств, будешь там, куда тебя поставят.
       Конечно, тягостно так говорить, но что поделаешь, такова наша жизнь. Но сочтём также не лишним сказать, что даже если это вам покажется малозначительной темой. То можно сделать вывод в том, что мир разнообразен в своих рассуждениях о смысле и выборе меры жизни. Однако, мне так кажется, что самым правильным это мое решение, поскольку живу своим суждением в мире своего плавания. Если все же у меня изменится мое суждение с годами, то сообщу об этом тем, с которыми буду рядом, постараюсь убедить в своём решении каждого. Иначе, зачем оно будет нужно кому-то, мое суждение, если им не будут пользоваться другие люди. Кроме того, мое решение изначально рассчитано для кого-то другого.
       Ведь всякий, получивший пользу от моего решения, должен стремиться поделиться таким решением с каждым. Обретя пользу от подобного решения, каждый человек устремится к лучшему. При этом ясно, что все лучшее приводит к обладанию познания окружающего нас мира, который всегда наполнен тайнами. Нам необходимо приподнять занавесь этих тайн. Говоря это, пытался привлечь к своей беседе кого-нибудь из тех, кто мог бы поспорить со мной. Но тут, промазал, то ли от того, что парни сильно устали, то ли от того, что у них были мысли о деньгах. Моя философия здесь была неуместна. Было много времени с утра. Ни стал больше парней допекать своими суждениями. Поблагодарил их за работу. Мы расстались.
       Парни занялись работой, а пошёл по своим делам, которые мне нужно было решать сегодня на различных объектах по всей территории Душанбе. Чтобы не терять зря времени, отправился в бригаду Таймураза Сабирова. Эта бригада занималась оформлением дизайна в ресторане "Согдиана". Меня на этом объекте вообще не беспокоило то, что в этой бригаде были совершенно молодые парни, почти мальчишки. За работу этой бригады мог поручиться. Но меня беспокоило то, где парни работают, это ресторан "Согдиана". По своему опыту работы знаю, что в местах таких объектов часто угощают спиртным. Безусые мальчишки могли легко соблазниться на выпивку. О последствиях пьянки можно не говорить, это известно всем, что от пьянки рушатся семьи и души людей. Поэтому ни стал заглядывать в зал ресторана, где работали парни этой бригады, а зашёл со служебного входа в кабинет директора ресторана, который в это время находился на своём рабочем месте, ждал меня.
       - Салам алейкум, раис! - как подобает на Востоке, приветствовал, директора ресторана. - Как вы живете? Как у вас дома? Как дела? Все дома живы и здоровы? Наша работа по ремонту ресторана вам нравится?
       - Алейкум, а Салам, уважаемый! - приветствовал меня директор. - Дела наши хорошо идут. Нам нет причины жаловаться. Слава Аллаху! Беда прошла рядом, но семья моя не пострадала. Все живы и здоровы.
       В это время в кабинет директора ресторана, с вопросом на лице, вошёл полный мужчина, по форме его одежды было видно, что это шеф-повар. Вероятно, директор ресторана нажал кнопку и вызвал его к себе. Директор ресторана показал шеф-повару условный знак и тот, низко поклонившись, удалился из кабинета. Мы продолжили разговор о делах и о событиях, от которых сильно пострадала столица Таджикистана. Вскоре дверь кабинета открылась вновь и две молоденькие официантки внесли угощения. Кабинет наполнился ароматом восточной кухни. На подносах красовались два огромных фужера из испанского хрусталя. Рядом с фужерами стояла бутылка армянского коньяка "Арташат". Дымились шашлыка на огромных шампурах. Традиционно присутствовали плов и лагман, и, конечно, зеленый душистый чай в чайничках с позолоченными пиалами. Горкой на вышитых салфетках лежали только что испечённые лепёшки из белой муки, посыпанные зёрнышками мака. В хрустальной вазе красовались разные дары природы Таджикистана.
       - Угощайся, уважаемый! Будь гостем. - пригласил к столу директор, подавая мне часть разделённой руками горячей лепёшки. - Отведай наш хлеб и соль. Потом говорить будем о нашем деле. Сытый человек лучше думает.
       Конечно, отказываться от такого стола мне было грешно и не прилично. Мы поели по тарелке лагмана, и директор налил в фужеры коньяк. Но, для приличия, немного отпил армянского коньяк и поставил фужер.
       - Спасибо, за стол! Мне приятно твоё внимание. - сказал, директору ресторан, когда он удивленно поднял брови в знак того, что не выпил весь коньяк из фужера. - Пить коньяк мы будем с тобой после завершения работы моими парнями. Ты извини меня, но в рабочее время пить спиртное нельзя. Свою работу можно испортить.
       - Да! Конечно! С тобой согласен. - поднимая вверх ладони, согласился директор ресторана. - Меня тоже всегда волнует, когда люди в рабочее время напиваются. Но мы обязательно отметим работу твоих парней. Мне очень нравится, как они работают. Красиво выполняется настенная роспись и витражи на стёклах.
       Из того, как сказал директор ресторана, был уверен, что мои работники не пострадают от выпивки. Теперь можно было пойти в зал ресторана. Поговорить с парнями о работе на месте. Посмотреть их работу.
       - Здравствуйте, джигиты! - приветствовал, парней, когда вошёл в зал. - Как у вас идут дела на работе?
       - Здравствуйте, учитель! - ответил за все, бригадир. - У нас все хорошо, вот только белила цинковые плохо сохнут, нужно в краску добавлять сиккатив. Эмульсионной белой краска нужно одну флягу.
       - Хорошо, сейчас всё сам привезу. - пообещал, Таймуразу. - Но, у меня к вам такая просьба. Когда у вас, что-то из материалов на исходе, то сообщайте об этом заранее. Хотя бы за два дня до начала работы без материала.
       - Мы так и будем делать. - согласился бригадир. - Сегодня составим список нужных материалов.
       - Итак, мы все обсудили. - прощаясь, сказал, Таймуразу. - Сейчас у меня дела, а вы работайте.
       В более возвышенных рассуждениях ни стал вести беседы с бригадой, не потому, что они слишком молоды, а по той причине, что вся бригада была из таджиков. Плохо понимал таджикский язык, а говорить с людьми о высокой философии, на чужом им языке, совершенно невозможно, пускай даже они знают язык человека, ведущего с ними беседу о философии. Так как им нужно искать в своей памяти перевод на родной язык, а запас слов у них в этом отношении весьма ограниченный. Поэтому поставил их в покое со своей философской беседой. Но в том, что они не глупые парни, был убеждён давно. Тем более что этих парней учил в школе. Они и без моей философии прекрасно понимали, что от них требуется в этой работе.
       Выходя из ресторана "Согдиана", вспомнил о том, что ни с одной бригадой не говорил о работе Шевелева. Был он у них сегодня или нет? Что привёз им из необходимых материалов? Тут-то мне совершенно мало дела до того, как ко мне он сам относится, главное, чтобы он свою работу выполнял добросовестно и не сачковал. Быть может, Шевелев Валера рассчитывал, что поставлю работу на самотёк, он будет пользоваться этим. Но, нет, уж, этот номер у него со мной не пройдёт.
       Откровенно говоря, мне не понравился его тон в начале нашей совместной деятельности. Шевелев пытается завладеть браздами управления в коллективе. Поэтому отношусь к нему с недоверием. Поистине, мне так кажется, поступаю, как большинство людей, не видя ничего не достойного за самим собой, но примечая недостатки, зато за другими. Никак не возьму в толк, как поступать в отношении своего зама. Ясно, что он что-то недоговаривает в откровенной беседе со мной. Так думаю, что Шевелев ещё та штучка, об которую мне можно обжечься. Разумеется, мне надо быть готовым к его неожиданным выпадам в работе. Однако зачем это мне нужно бесцельно рассуждать с самим собой, чтобы выставлять себя перед собой в лучшем свете? Этого никто и не заметит. Таким образом, мне так кажется, что в данный момент мои рассуждения бесплодны, они не породят настоящей истины в общении с Шевелевым.
       Увлечённый своим рассуждением, совершенно не заметно для самого себя, добрался до Художественного Фонда, где нужно было взять сиккатив и эмульсионную краску для бригады Таймураза Сабирова. Договориться об отправки всего этого в ресторан "Согдиана". Надо также мне договориться о поставках художественных материалов на другие объекты Душанбе, пока дают мне машину на перевозки. В дальнейшем надо подумать о собственном транспорте для перевозки грузов и людей по объектам. Может случиться так, что совместная работа с Художественным Фондом у нас быстро закончится и нам больше не дадут машину, а мне хочется дальше продолжить работу с таким коллективом. Ведь сделал первый шаг в бизнес.
       Думаю, что и парни согласятся продолжить работу вместе со мной. Мы стали одной командой. Надо сейчас закрепить и продолжить дальше совместную работу в бизнесе на собственном предприятии. Выполнив все намеченное на сегодня, неожиданно обнаружил, что все в Душанбе изменилось. Яркие палатки наполнены продуктами. Здесь большой выбор сладостей, соков, вин приготовленных по рецептам древних мастеров-кулинаров Востока. Люди по Душанбе ходят в ярких нарядных костюмах.
       "Так это же праздник Навруз!" - вдруг, догадался. - "Совсем забыл, что сейчас весна и у таджиков весенний праздник Навруз, с которого фактически начинается посадка нового урожая. Новый год у таджиков."
       За повседневной суетой, связанной с работой, совершенно забыл, что наступил Навруз. Праздник весны и нового года по мусульманскому обычаю. Главная церемония Навруза начинается в поле. Дехкане (крестьяне) впрягают в соху пару рабочих быков, которым предстоит вспахать первую символическую борозду в поле. Почётный аксакал-земледелец со словами "Быть весне щедрой и урожайной!" берётся за ручку старой сохи. Вслед за ним семеро молодых парней размеренными движениями разбрасывают по чёрной борозде семена пшеницы. Сев на полях начался. Весна в Таджикистане вступила в свои права. Начало этого торжества происходит повсеместно. Вечером в кишлаках в честь Навруза состоятся спортивные соревнования бегунов, пахлавонов-борцов и другие виды народного состязания. Каждый желающий покажет свою силу и ловкость.
       Праздник Навруз встречают не только земледельцы, но и горожане. Улицы и дома городов наряжаются яркими шариками и бумажными фонариками. Палатки и лотки раскрашиваются всеми цветами радуги. Работники общепита приготавливают для праздничной торговли продукции на десятки тысяч рублей. Лучшие кулинары делятся своим искусством приготовления национальных блюд с теми посетителями, у кого есть желание приготовить некоторые из блюд для домашнего праздничного стола. Что называется, с пылу с жару повара предлагают посетителям базаров плов, барракабоб, шашлык, гуштбирьен, манту, лагман, ну, конечно, зеленый чай, это как неизменный напиток достархана в повседневной жизни таджиков.
       На открытых площадках городов выступают артисты цирка, коллективы народных театров и художественной самодеятельности. Всюду люди поют и веселятся. Праздник длится два дня. Никто ни разу не вспомнил, о страшных событиях недавнего времени, когда пролилась кровь. Словно ничего не произошло. Наступило великое празднество - время, священное согласно законам и люди забыли страх - душевное потрясение, которое было вызвано ожиданием беды. Отлично понимаю, что дело вовсе не в мужестве - способности души человека не поддаваться страху. Это больше чем отвага - неустрашимость перед лицом наступившего зла. Скорее всего, это способность человека сохранить себя, как вид. Перестраиваться в экстремальных ситуациях. Пытаться выжить в любом социальном и экстремальном положении на планете.
       Навруз - всего лишь повод перестроиться от сострадания к торжеству новой жизни. Люди стремятся вновь приобрести спокойствие своей души. Если бы не было праздника, то люди придумали бы что-то другое, чтобы научиться вести борьбу за сохранение своего вида. Почти животный инстинкт человека. Разница лишь в том, что представляется инстинкт существом разумным, который, со времени своего появления в природе, накапливал опыт своего сохранения и передавал опыт из поколения в поколение. Таким образом, у человека накапливался метод самосохранения в праздниках, ритуалах, в обыденной жизни.
       Даже драки и войны, так думаю, это тоже метод своего сохранения перед другими. Ведь и так ясно, что пассивный всегда проигрывает, то есть, происходит естественный отбор в борьбе за сохранение животного вида в природе. Но это ни значит, что сильный должен убивать слабого, так может думать только человек не наделённый высоким разумом, то есть, больной человек, который нуждается в собственной защите от более здорового человека телом и разумом. Таким образом, круг суждения замкнулся. Осмелюсь сказать, что данное мной предположение, это всего лишь мизерная частица знания, которой владею, во вселенной познаний, накопленных человечеством за много веков. Другого метода познания самозащиты пока не известно мне. Но, довольно об этом.
       Вернёмся обратно в наш день. Поскольку, мне кажется, в нем много проблем, нам надо разобраться во многом. Ведь из-за этого возникают споры и сомнения. Но, полагаю, что лучше всего убедить других в истине суждения, это показать собственный пример в отношении к людям. Быть может, слишком много уделяю времени беседам в коллективе, но вести диалог с каждым отдельно, практически невозможно. Кто тогда мне подскажет, как найти другой способ близкого общения с людьми? Если коллективный подход общения с людьми мало эффективен, так как беседа просто распыляется в массе людской и не воспринимается с пользой отдельно каждым человеком. Диалог с человеком невозможен во времени из-за слишком большой массы людей. Но пускай мне все-таки кто-то подскажет, как можно общаться иначе, со всеми и с каждым человеком отдельно, с наименьшей затратой времени и наибольшей пользой для дела. Возможно, что что-то не вижу и не ощущаю рядом, до чего всего лишь рукой подать. Был бы удивлён, если бы кто-нибудь предложил мне другой вид общения с людьми. Естественно, что научный прогресс, на данном этапе общения с людьми, отвергаю. Полная бессмыслица вешать каждому на уши аппаратуру. Развитие творческой мысли не терпит много шума. Творчество развивается из разума человека.
      
      9. Рабочее время.
       Из-за того, что в марте было много праздников, выходные дни, после праздника "Навруз", объявили рабочими днями. Как известно всем, за праздниками начинаются будни, то есть, обычные дни нашей жизни.
       - Семейство! Подъем! - скомандовал, своим детям, уснувшим ещё с вечера, вовремя моего рассказа о каптарах. - Мальчишкам в школу. Девчонка в садик. Мама на работу. Все по своим местам. Дети! Быстро умываться и за стол. ухожу. Смотрите, чтобы день закончился нормально, никаких побегов из дома.
       - Папа! Папа! - пристала Виктория. - Кто такие каптары? Что они едят? Где у них есть дом? Как они живут?
       - О! Боже мой! - взвыл от вопросов дочери. - Вам это вчера целый день рассказывал. Мне самому неизвестно. Кто, такие каптары? Говорят, что они спят на снегу и кушают почемучек. Таких, любопытны, как ты.
       Виктория рассмеялась звонко, как колокольчик, схватила Людмилу за халат и побежала за ней на кухню. Воспользовался моментом, показал Людмиле на замок. Сразу выскользнул из квартиры вниз по ступеням. Сойдя вниз и услышав за собой щелчок замочной скважины, понял, что Людмила замкнула за мной дверь. Теперь спокойно мог продолжить свой путь, без мысли о том, что дочь тоже может следом за мной улизнуть куда-то. Такие у меня дети. За ними нужен постоянный глаз да глаз, чтобы они не сбегали из дома.
       По дороге к автобусной остановке вспомнил, что забыл дома список работ на сегодня. Возвращаться обратно домой, ни стал. Никогда не был сильно суеверным, но все, же считал не прилично проявлять свою забывчивость, даже перед своей семьёй. У меня и так было времени два дня на празднике, чтобы все хорошо обдумать на сегодняшний день. Так что мог обойтись и без списка работ. Знаю с чего начать дела.
       Утро после праздника было жаркое, будто праздник "Навруз" действительно открыл первый день весны. Слабый ветерок из ущелья нежно играет листочками, а они тихо шелестят, как ткань с картины, написанной природой. С кустика на кустик перелетают воробьи и синицы, в поисках первых бабочек и кузнечиков. Шустрый скворец-майна тащит в своё гнездо длинную травинку. Он сейчас будет укреплять себе новое гнездо, чтобы больше гнездо не разорили наглые вороны и собратья по стае. Скоро у птиц кладка яиц. Прямо у края тротуара резко тормозит "Волга" из нее вылез Таймураз Сабиров. Ждёт, когда подойду к его машине. В машине двое парней из его бригады, а за рулём машины отец Таймураза. Мы с Махсудом Сабировым знакомы давно, со времени учёбы Таймураза в средней школе, когда преподавал рисование.
       - Салам алейкум, учитель! - приветствует меня Сабиров Таймураз. - Мой папа едет в Душанбе и вас тоже подвезёт. Мы, вот, почти всей бригадой уселись в машину. Только Марат уже в Душанбе.
       - Салам, Махсуд! Салам, джигиты! - здороваюсь, сажусь в автомобиль рядом с Махсудом Сабировым.
       - Сын говорит, что у тебя теперь бизнес есть? - спрашивает меня Махсуд Сабиров. - Богатым скоро будешь.
       - Какое там богатство. - возражаю ему. - До богатства нам очень далеко. Мы этому только учимся в бизнесе.
       За разговорами мы не заметили, как въехали в Душанбе. Чтобы дважды не пересаживаться, еду на объект, где работает бригада Таймураза Сабирова. Кадыров Марат уже на рабочем месте в ресторане. Поблагодарив Махсуда Сабирова за машину, начинаю с парнями обсуждать вопросы по новому объекту.
       - Директор ресторана, Алмосов Нияз, - сказал Таймураз Сабиров, - предлагает нам работу по оформлению своего дома. Он сказал нам, что заплатит за работу такую сумму, которую мы назовём. Вот, учитель, мы решили посоветоваться с вами. Как скажите, так и будем работать. Можно нам, эту работу делать или нет?
       - Не вправе вмешиваться в ваши личные дела. - ответил бригадиру. - Это вам предложили заманчивую работу. Вы её можете выполнить. Но только не за счёт наших общих красок и не в рабочее время. Если поступать умно, то вы скажите заказчику, чтобы он дал вам аванс на краски. Кроме того, скажите, что жилой дом лучше оформлять в сухое время, то есть летом.
       Так как краски в жилых помещениях в сырую погоду гниют и долго сохнут. В общем, вы не отказывайтесь, а протяните время, пока закончите работу в ресторане. Там будет лучше видно. За это время многое может измениться, и заказчик все обдумает.
       - Он этот заказ не отдаст другим? - забеспокоился Кадыров Марат. - Если поймёт, что мы все тянем время.
       - Этот заказ вы можете начать прямо сейчас. - ответил ему. - Но вам тогда придется оставить работу в ресторане. Другого времени на новый заказ у вас нет. Таким образом, вы потеряете эту работу у меня и там. Он хорошо стелет, пока вы работаете в ресторане и будете работать у него. Но, когда придёт время, выплачивать вам деньги за работу в его доме, то у него могут возникнуть проблемы с наличными деньгами. Вам самим это решать. Работать у меня или подрабатывать где-то на стороне. Только вы не ошибитесь в выборе.
       Парни растерянно развели руками. Пошли работать в ресторан "Вахш". Понимал их. Сам был готов пойти работать в дом, но обязательства перед Исполкомом Душанбе связывали руки мне и этим парням. С этой точки зрения, прежде всего можно сделать вывод, что делать у частника работу выгодно, не нужно платить налоги и получаешь живые деньги наличными. Однако, тут есть степень риска. Хозяин может и не заплатит за работу. Тогда все пропало. Жаловаться на него некуда. Что же касается работы от Исполкома, то налогами обдерут, как липку. Очень большие суммы денег лучше не получать. Вот тут получается палка о двух концах. Бьёт нас со всех сторон. Относительно выяснения лучшей стороны можно рассуждать долго и безнадёжно. Поэтому оставим все, как есть. Тем более, что это ни мне предложили. Если даже парни обожгутся в работе, то следующий раз они будут иметь собственный опыт и научатся определять своё направление в подробных действиях. С другой стороны, надо помнить, что на ошибках учатся.
       Наконец, все мои размышления, пустая пища мозгов. Надо свести воедино все свои предположения о пользе выбора работы в подобных ситуациях и определить, что в них есть главное, а что является второстепенное. Лишь тогда нам можно приступать к выполнению решения, которое доверили нам люди. Мне необходимо было бы больше поговорить на эту тему с парнями, но у нас постоянно не хватает времени и приходится приводить в действие свои новые решения на ходу. Часто бывает, что это ошибочно. Но, что тут поделаешь, такова жизнь. Нам некогда даже остановиться и подумать над правильностью своего решения.
       Поэтому, думается мне, человеку надо иногда останавливаться перед выбором нового серьёзного решения, временно побывать, наедине с самим собой. Тогда можно определить своё направление в жизни. Сейчас мне некогда останавливаться на размышлениях. Остановиться, значит потерять момент в своей жизни. Это слишком дорого для меня. Человеку и так очень мало времени отведено на его обычную жизнь, ни то, чтобы на праздные размышления о благополучии новой жизни. Благополучие, это понятие растяжимо и весьма ошибочно.
       Можно совершить ошибку к достижению своего благополучия, так и не узнать, что это такое - благополучие. Поэтому надо постоянно стремиться к своему благополучию посредством работы, учёбы и познания самого себя. Даже в этом нельзя останавливаться, а продолжать, изо дня в день, стремиться к благополучию.
       Вариантов построения благополучной жизни множество у каждого человека. Давайте оставим все рассуждения, поскольку есть сейчас много не решённых дел у нас. Вот гостиница "Вахш". Все фойе изрешечено пулями от автоматной очереди. Одной шпаклёвкой здесь не отделаешься. Тут надо всю эту побитую роспись потолка и стен маслом, полностью реставрировать. Витражи реставрации не подлежат, оставим их Алиханову Али.
       В Художественном Фонде есть много места для выполнения витража. Пусть Кононов Володя этим занимается. Он любит со стеклом работать. Наша задача, быстрым маршем пробежаться по всем объектам Душанбе, чтобы восстановить облик столицы. К этому времени Художественный Фонд подтянет свои работы по витринам, мозаике, витражам и разбитым монументальным полотнам Душанбе. Так нам будет лучше. Мы все не увязнем на отдельных видах работ.
       - Учитель! Здравствуйте! - обратился ко мне, Садридинов Давлят. - Хорошо, что вы пришли к нам. На нас давят постоянно. Требуют ускорить нашу работу. Вы посмотрите, это ни реставрация, а новая работа.
       - Хорошо, Давлят. - ответил ему. - Сейчас поговорю с директором. Объясню ему, что это не малярная работа, а творческая работа художников, связанная с реставрацией живописи, которую сложнее выполнять, чем делать новую. Вы продолжайте работать. Не обращайте внимания на болтунов, которые ничего не понимают в изобразительном искусстве. Сам большую часть своего трудового стажа работал художником. Знаю, как сложно работать.
       Здание гостиницы "Вахш" очень старое, много раз реставрированное. На Западе давно бы это здание снесли и построили на этом месте современное здание новой гостиницы. Тем более, что это центральное место столицы Таджикистана. Рядом театр оперы и балета. Через проспект Рудаки, Центральный Банк Таджикистана, который, кстати, то же после погромов нам предстоит реставрировать снаружи. В конце узкого коридора гостиницы кабинет директора. Массивные двери кабинета директора сильно потрескались от времени. Даже шпаклёвка и краска на щелях дверей совсем не держатся, осыпаются на пол.
       - К вам можно войти? - тихо, спрашиваю, заглянув в приоткрытую дверь кабинета директора.
       - А, это ты! - посмотрев из-под бровей, проворчал директор гостиницы. - Проходи. Сядь на стул.
       Ни стал протискиваться дальше, между стульями и стеной, к столу директора, а сел в кресло возле стола заседания. Кресло было настолько старым и массивным, что, опасаясь его развалить, тут же вскочил обратно и машинально сел рядом на стул, который заскрипел, но устоял. Турдыев Максум глянул на меня.
       - Выпить хочешь? - с надеждой в голосе, спросил он, отрицательно покачал головой. - А выпью. Надо нервы подлечить. Так весь измотался, с этим проклятым ремонтом. Как назло, люди ни едут к нам после февральских погромов. Наверно думают, что их убьют в Душанбе. Кому они нужны?
       Турдыев Максум трясучими руками налил в стакан водки и залпом опрокинул себе в рот. Достал из ящика письменного стола кусочек лепёшки и ею закусил выпитую водку. Покряхтел от удовольствия. Полное лицо Максума покраснело и давно не бритые щеки ощетинилось ёжиком. В это время завопил телефон с аппаратом сталинских времён. Он выдрал шнур телефона из розетки. Пожевал остаток лепёшки. Посмотрел на меня глазами, опухшими от водки и бессонницы. Встряхнулся всем телом от водки.
       - В этом здании все слышно. - как бы оправдываясь, сказал Турдыев Максум. - Ты правильно нас критикуешь, за то, что мы ни черта не смыслим в искусстве. Когда мне смыслить? Если, как загнанная лошадь, все время мотаюсь по всем инстанциям, чтобы наладить работу своей гостиницы. Здесь ещё эти погромы нашего города. Совсем выбили меня из колеи.
       Ты уж извини, старик, но мне надо ускорить работу. К нам в Таджикистан зачастили эмиссары из Ближнего Востока. Останавливаться желают только в национальной гостинице. В Душанбе на национальную гостиницу, лишь "Вахш" тянет. В такую ободранную гостиницу никто не пожелает селиться. Так что, Александр, поговори со своими парнями, пусть постараются ускорить работу. Подпишу вам любой наряд, чтобы только гостиница открылась как можно скорее. Своим работникам скажу, чтобы они больше не давили на твоих парней. После приёма работы, твоим парням сделаю хорошие подарки за хороший труд и тебя не оставлю без внимания. Это будет вам от всей души.
       - Мне никаких подарков от тебя не надо. - утвердительно, отказался. - Но своим парням скажу о твоей просьбе, чтобы они постарались быстрее сделать эту работу. Только ты не забудь про них и о подарках.
       Мы ударили с Турдыевым Максумом по рукам, тут же отправился в фойе к своим ребятам. По их лицам было видно, что действительно в этом здании везде хорошо слышно. У парней был сосредоточенный вид в работе, в ожидании того, что им сейчас буду говорить о работе. Сделал паузу, чтобы подумать немного.
       - Ладно, мужики, не будем зря терять времени. - по-простому, сказал. - Вы и так все слышали. Будем считать ваше молчание знаком согласия. Все материалы, которые нужно для ускоренной работы, получите. Лишь подавайте заявки раньше, чтобы не создавать не нужных проблем. сам прослежу за этим объектом.
       - У нас сложность с транспортом. - сказал Садридинов Давлят. - Первый автобус в шесть часов утра. Приезжаем в гостиницу в семь, а то позже. Теряем каждый день три-четыре часа на поездку в оба конца.
       - Это беру на себя. - заявил Турдыев Максум, вошедший в фойе. - Могу вам предоставить машину и бесплатное жилье с питанием. Лишь девок сюда не водите. Ещё что нужно? Говорите мне. Вам помогу.
       - Спасибо! Больше нам ничего не надо. - ответил за всех бригадир. - Мы вам и так благодарны.
       - Ладно, ребята, пошёл дальше. - попрощался, с парнями. - Связь держите со мной постоянно. Все рабочие дни.
       Прямо из гостиницы "Вахш" отправился пешком в Художественный Фонд, так как проспект Рудаки был перекрыт и транспорт не двигался. Возможно, что это в Душанбе пожаловал какой-нибудь восточный шейх. Может быть, это просто авария? Ждать мне некогда. Везде мне быстрее можно добраться пешком.
       - Ты опять со своим "хвостиком" явился? - спросил меня Алиханов Али, лишь вошёл в его мастерскую.
       - Хвосты бывают только за теми, кто с транспортом. - ответил Алиханову. - Всюду же хожу пешком и без хвостов.
       - Очень плохо! - подчёркнуто, заявил Алиханов Али. - На ногах много не сделаешь. Надо быстрее решить две проблемы. Первая - транспорт. Вторая - собственный склад. С транспортом легче. Найми к себе человека с автомобилем, то есть, личного водителя. Вот, как со складом быть? Ты должен узнать у Сухроба.
       - Проблема со складом пока решена, - сказал ему, - на первых порах у меня дома есть собственный подвал. Позже, что-нибудь придумаем. Ну и с машиной, так думаю, что скоро решиться такая проблема. Но пришёл к тебе с другим вопросом. Надо нам ускорить работу с витражами гостиницы "Вахш". Мне на Турдыева Максуда уже страшно смотреть. Он так себя скоро с работой в могилу загонит. Ходит, как тень во мраке. Только что у него был. Он умолял меня ускорить работу. К нему с Востока уже зачистили знатные гости...
       - Да знаю, знаю! - не поворачиваясь от мольберта, сказал Алиханов Али. - Он мне все мозги проел. Пять минут назад с Кононовым Володей обсуждали эскизы на интерьер номеров и витражи в гостиницу "Вахш".
       - Порядок! Тогда побежал дальше. - согласился с ним. - Кононову Володе передавай привет. Мне некогда к нему заглядывать. У вас больше делать нечего. Встретимся мы, как всегда тут, в эту субботу на конкурсе.
       Алиханов Али, не отрываясь от мольберта, помахал мне свободной рукой, и тут же вышел. Транспорт рядом с Художественным Фондом двигался во все стороны. Дождавшись нужного троллейбуса, отправился в ателье "Лола". Надо было посмотреть на работу бригады Черкасова Саши. После нужно съездить на склад строительных материалов, за досками строительных лесов на работу в некоторые новые объекты.
       - Здравствуйте, учитель! - поздоровались со мной парни из бригады Черкасова Саши. - Проходите к нашему столу. Садитесь сюда. Угощайтесь. У нас сейчас обед. Черкасов Саша уехал с Шевелевым Валерой за дерматином для обивки дверей в приёмной посетителей и за зеркалами в большой зал примерки в ателье.
       Только сейчас понял, что давно обед. Сел на предложенный мне стул за огромный стол раскройки. Стол был накрыт цветной клеёнкой, чтобы не испачкать место раскроя. На столе были продукты, принесённые парнями из дома. Лепёшки, жареное мясо, овощи и напитки. Мы быстро съели все содержимое из продуктов на этом столе раскроя. Парни тут же принялись за свою работу. По росписи стен темперной краской. Стены и потолок большого зала ателье уже расписаны альфрейными работами. Орнаментом в национальном стиле. Осталось добавить лепку гипсовой резьбы и цветную отделку приёмной директора ателье.
       - Саша просил передать вам одну просьбу. - сказал альфрейщик Рамазанов Яхъя, после обеда, - К нам приходил мулла из соседнего кишлака, просил, чтобы мы расписали маслом мечеть. Мы сказали ему, что без согласия своего Раиса не имеем никакого права делать другие работы. Без вас не знаем, как поступить.
       - Вы правильно поступили. - согласился с Яхъя. - Но отказывать, почтенному мулле, нельзя. Передайте, что обязательно включим его заказ в наш список и назначим время работы в его мечете. Так что пусть мулла не беспокоится. Своим прихожанам скажет о нашем согласии на работу по реставрации мечети. После сдачи ателье "Лола" начнём у них работать.
       Записал в свой блокнот возникшие вопросы по работе. Не дождавшись Черкасова, отправился на склад строительных материалов, который находился близко, за железной дорогой внизу под горой. На строительном складе людей, как мух, налетевших на дерьмо. Попасть к директору склада невозможно. Придется звонить Насырову, это его вопрос, пусть он его и решает. Иначе ничего здесь не получу. Даже с разнарядкой от Исполкома в моем кармане. Лишь надо дозвониться Насырову Сухробу. Если он не окажется на месте, то все наши дела пропали. Объект мы не сдадим в срок. Скандала не оберёшься. В телефонной будке аппарата нет. Надпись гласит: "У нас перестройка и вы перестраивайте свои кошельки под наши запросы". Теперь точно, наверно, сегодня провалю все наши дела на объектах по Душанбе.
       - Отец, можно позвонить в Исполком Душанбе? - спрашиваю, старика, сторожа на проходной.
       - Конечно, уважаемый раис, - отвечает старик, - проходи, звони. Сядь за стол к телефону. Удобно будет.
       Быстро набираю номер телефона и услышав в трубке знакомый голос Салмаевой Мадины, прошу её скорее соединить с Насыровым Сухробом. В трубке телефона опять приятная мелодия зарубежных стран.
       - Здравствуй, Александр! - слышу голос Насырова Сухроба, после щелчка в телефонной трубке. - Очень приятно, что ты позвонил. Какие у тебя проблемы? Что, у тебя деньги кончились уже?! Приезжай, дам ещё.
       - Здравствуй, Сухроб! - отвечаю ему. - С деньгами у меня все в порядке. Но вот на склад строительных материалов мне никак нельзя попасть. Очередь такая, что до конца перестройки её не хватит нам простоять.
       - Сейчас мы их перестроим. - говорит Насыров. - Ты иди в приёмную директора. Ему позвоню.
       Сухроб положил трубку и в телефоне звучит приятная мелодия с приветствиями на английском языке. Но мне некогда мелодию слушать. Поблагодарив старика на таджикском языке за телефон, спешу быстрее к директору в приёмную, которая находится в большом здании за парковкой легковых машин.
       - Кто от Насырова Сухроба? - спрашивает престарелая секретарша, выходя из кабинета директора склада.
       - Это, наверно, - отвечаю ему, - Насыров Сухроб сказал, что меня ждёт директор складов стройматериалов.
       - Входите, пожалуйста, директор вас сейчас примет. - говорит мне, секретарша и открывает дверь кабинета.
       - Ты, что, не мог разнарядку из Исполкома передать мне? - набросился на меня с криком директор, Ильясов Фудзи. - Обязательно Насырову надо жаловаться! Мне и без этих звонков каждый день достаётся от него.
       - Ты не кричи на меня! - со злостью, закричал на Ильясова Фудзи. - Никому не жаловался. Насыров Сухроб сам мне сказал позвонить, если у тебя в приёмной будет большая очередь, чтобы балаган не устраивать на твоём рабочем месте. Ты лучше свои обязанности научился распределять между своими служащими. Тогда и проблем будет на складах меньше. Ты сам виноват во всем. Незачем тебе на меня орать...
       - Ладно! Извини! Хватит учить. - спокойным голосом, сказал Ильясов Фудзи. - Давай мне свою разнарядку.
       Директор размашистым росчерком оставил свою подпись на первом экземпляре накладных. Заверил листы накладных огромным штемпелем. Не глядя на меня, положил разнарядку на стол. Взял другие наряды.
       - Спасибо тебе, Ильясов. - поблагодарил, директора. - Извини, что накричал на тебя, но ты тоже не прав.
       Ильясов Фудзи отмахнулся от меня и принялся читать документы на строительные материалы. Вышел из кабинета и поспешил за досками в указанный на разнарядке склад, у которого было огромное скопление машин. Люди кричали друг на друга и размахивали перед кладовщиком своими товарными накладными.
       Жирный, как кабан, кладовщик, неторопливо изучал накладные листы документов, лишь после этого давал указания своим рабочим отпускать товар в машину, которая подъезжала первой под мостовой кран склада.
       - Заплати сто рублей вон тому водителю. - сказал мне, кладовщик. - Он поставит свою машину под свободный кран. Только ты быстрее иди. Сейчас буду груз получать из товарного вагона. Эта работа на долго.
       - В разнарядке указано, что транспортные расходы входят в цену груза. - возмутился ему. - За что платит?
       - Ну, тогда становись в общую очередь за машиной. - спокойно, пояснил кладовщик. - У нас сейчас перестройка. Частная грузовая машина и не могу твой товар загрузить по стоимости накладной. Человек хочет получить живые деньги, а с деньгами по накладной стоят за получением товара целый день. Иди туда...
       Посмотрел на колонну очереди из двух десятков машин с одной стороны склада. Всего две частные машины с другой стороны склада. Если мне стоять целый день в этой очереди, то про работу с объектами можно навсегда забыть. Придется отдать сто рублей. Но в дальнейшем надо брать на работу к себе заместителя по снабжению. Пусть он тут по разнарядке загорает целый день. Вообще мне надо разобраться с кадрами администрации. Вдвоём с Шевелевым мы просто зашьёмся. Нам надо работать с кадрами. Подписывать разные договора с заказчиками. Ездить по рабочим объектам. Разрабатывать эскизы.
       - Вот тебе сто рублей. - сказал, водителю. - Только быстрее загружайся. У меня много работы имеется.
       Водитель грузовика, с видом собственного достоинства, взял новую сторублёвку. Посмотрел её на просвет через солнце. После чего провёл пальцами по поверхности купюры, проверяя её защиту от подделки.
       - Может быть хватит проверять. - шутя, сказал. - Деньги совсем свежие. Их только что дома нарисовал.
       Водителя словно током ударило от меня. Он дёрнулся с моей сторублёвкой. Вернул мне деньги обратно.
       - Такие деньги можешь оставить себе. - зло, сказал водитель. - Не хочу из-за них после сидеть в тюрьме.
       - Да ты, что, совсем шуток не понимаешь! - возмутился ему. - Тогда на, возьми старую купюру. Грузи товар.
       Уже вдогонку, засунул в карман водителю замусоленную сторублёвку ещё советского периода. Водитель автомобиля, не останавливаясь посмотрел на старую купюру, переложил её в другой карман и полез в кабину своего новенького грузовика. Машина ловко развернулась и вырулила прямо под стрелу подъёмного крана, который, в это время, уже совершал подъем моего груза. Заведующий складом подписывал накладную. Загрузка машины была проведена так быстро, что уже не жалел о потерянной сторублёвке. Мой выигрыш во времени здесь был налицо. Оставалось без проблем пересечь проходную центрального склада.
       - Отец, спасибо тебе за телефон. - сказал, старику на проходной, передавая ему товарно-транспортные накладные с красной десяткой рублей, чтобы ускорить пропускную способность машины со своим товаром.
       Старик, отработанным годами жестом, снял красный червонец в карман. Ни глядя на бланки, шлёпнул сразу свой штамп на выезд грузовой машины. Водитель включил скорость, и машина выскочила за пределы склада строительных материалов. Теперь перед нами была только дорога, ведущая на объекты Душанбе.
       - Сейчас мы заедем в ателье "Лола". - сказал, водителю. - После в гостиницу "Вахш". Затем дальше по...
       - Это все за сто рублей?! - возмутился водитель. - Мы так не договаривались. Не буду ехать по объектам.
       - Ты правильно сказал. - нагло, заявил. - Мы так не договаривались. Заплатил за машину. Куда тебе надо ехать, могу решать только. Если ты отказываешься везти, то, согласно накладной, где указана твоя машина, подам на тебя в суд и за невыполнение своих обязательств, у тебя конфискуют лицензию и машину в мою пользу. Мало того, за укрытие от налогов полученной суммы наличными, ты получишь срок от трёх до пяти лет. Таким образом, твой бизнес с перевозками грузов закончится тебе длительным сроком в тюрьме.
       Видимо, мои слова сильно подействовали на водителя, побагровев от злости, он продолжал ехать в указанном мной направлении. Через десять минут машина выруливала на объекте у ателье "Лола".
       - Ура! Нам доски привезли. - закричал Черкасов, когда увидел машину. - Нам с десяток досок надо и краску.
       - Получи, сколько тебе надо. - сказал, бригадиру. - Укажи на обратной стороне накладной количество полученных досок и распишись. Не забудь поставить сегодняшнее число и время. Краска будет позже.
       Когда доски были выгружены, сказал Черкасову, что все вопросы мы будем обсуждать в субботу в Художественном Фонде при утверждении фор-эскизов на новые объекты по Душанбе. Попрощавшись с бригадой Черкасова, мы с водителем отправились к следующему объекту в Душанбе.
       - У меня есть предложение. - сказал, водителю в дороге. - Давай мы с тобой заключим договор на постоянную работу. Тебе буду выплачивать определённую зарплату водителя, которую ты у меня будешь получать ежемесячно. Тебя буду вызывать по телефону заранее, когда надо будет подвести мне груз. Таким образом, ты без особого риска, будешь иметь ежемесячно твёрдую зарплату, плюс стаж работы в трудовую книжку. В свободное от работы время у тебя будет дополнительный заработок со степенью риска. В договоре мы укажем, что за левый груз организация по найму машины ответственности не несёт, так как у водителя машина частная. Думаю, что такой договор в перевозках груза устроит обе стороны. Ты согласен?
       Водитель несколько минут ехал, размышляя о моем предложении. Затем протянул мне руку. Мы ударили по рукам в знак обоюдного согласия. Оставалось только заключить договор между нами. После этого наша машина поехала быстрее. Водитель даже помогал нам выгружать доски. Домой приехал вечером, когда сумерки всюду серой тенью поглощали город, а ночные фонари ещё не успели осветить улицы.
       Медленно шёл по давно знакомым улицам к себе домой. Мне хотелось размяться после езды по рабочим объектам.
       - Иди быстрее в школу. - прямо с порога, стала меня торопить, жена. - Тебя давно ждёт директор.
       - Что случилось? - поинтересовался у жены. - Опять с Артуром проблема? Учиться в школе не хочет?!
       - Со мной все в порядке. - сказал Артур, из кухни. - Это твой любимчик Эдька натворил что-то?
       - Вы у меня все любимчики. Мои дети. - возразил сыну. - Но пакостить никому из вас не позволю.
       Артур промолчал. Ни стал откладывать время и тут же отправился в школу к директору.
       - Здравствуйте, Курбан-али! - с почтением, поздоровался, с директором школы. - Вы меня вызывали в школу? Опять мои дети что-то натворили в школе или расписание моих уроков в вашей школе изменили?
       - Здравствуй, Александр! - приветствовал меня, директор школы. - С расписанием уроков порядок.
       Директор вышел из своего кабинета в учительскую комнату и вскоре вернулся оттуда с Эдиком.
       - Вот, мне хочется выяснить, - показал директор на Эдика. - Почему твой младший сын второй год молчит в школе? На всех уроках только пишет, на классной доске и в своих тетрадях. Все остальное время молчит. Ведь кроме письменных уроков есть в школе и устные предметы, на которых надо говорить и отвечать.
       - Он, наверно, хочет стать разведчиком, а у разведчиков "Молчание - золото". Верно, Эдик? - спросил у сына, Эдик одобрительно кивнул головой. - Ты пока учишься в школе. Тут надо отвечать на уроках. Как учителя узнают твои знания, если ты постоянно молчишь. Скажи нам, почему ты молчишь на устных уроках?
       - Что им скажу? - пробубнил Эдик, не поднимая глаз. - Они все равно больше меня знают.
       - Все, понятно! - возмущённо, сказал директор школы, разводя руками. - Он заговорит, когда будет знать больше своих учителей. Из этого парня выйдет либо великий гений, либо великий тупица. Идите домой!
       Директор показал нам на дверь. Мы вышли с Эдиком на улицу и отправились молчком домой. Что мог сказать своему сыну? Может быть, он прав в своей философии. Он так хочет познать окружающий его мир, через своё созерцание и слух. Выходит, что ему удобен такой метод познания и ничего придумать другого нельзя, чтобы переубедить сына в неправильности выбранного им метода познания. Придется мне как-то ближе подойти к сыну с вопросом разбора его внутреннего мышления. Надо только не спугнуть его понятия. Иначе, замкнётся он в своём мире познания. Тогда ему трудно будет жить среди людей, говорящих с ним. Его молчаливого не будут понимать окружающие люди. Он тоже не сможет понимать говорящих людей.
       - Ну, что там у вас случилось? - спросила Людмила, как только мы вошли в свою квартиру. - Что натворил?
       - Это пускай Эдик тебе сам все объяснит. - сказал, жене. - Если только он у нас умеет говорить.
       - А, что, я? - заговорил Эдик. - Учителя в школе постоянно всем говорят: "Замолчите все!", "Перестаньте говорить!", "Когда в классе будет тишина?". Вот молчу постоянно за всех, чтобы было тихо. Понятно?
       - Учителя говорят молчать болтунам. - пояснила Людмила. - Чтобы они не мешали другим ученикам отвечать на уроках. Ты же у нас мальчик тихенький. Тебя это совсем не касается. Но когда тебя на уроках учителя спрашивают, то надо отвечать. За молчание оценок не ставят, а за знание урока по всем предметам.
       Пока Людмила поясняла Эдику правила поведения в школе, он сел на стул в кухне и принялся уплетать за обе щеки то, что лежало из пищи в кухне на столе. По его лицу было видно, что он остался при своём мнении и все разговоры вокруг него, просто пустой звук речи во время еды, которая главнее не нужных звуков. Жена по инерции говорила минут пять. Вдруг, неожиданно, её взгляд коснулся сына.
       Она поняла, что вся её речь не производит на сына никакого влияния. Она махнула рукой и стала наливать в кружку какао своему сыночку Эдику. На этом воспитательный процесс закончился. Людмила погладила сына по голове и пошла отвечать на вопросы нашей почемучки, у которой с самого раннего утра рот не закрывался.
       - Мама! Почему у коровы рога не такие, как у оленя? - спросила Виктория, как только Людмила вошла в зал. - Почему куры боятся воды и не плавают, как утки? Почему кошки боятся воду, а собаки плавают? Почему...
       - На все твои почему, ответит папа. - сказала Людмила, показывая дочери на меня. - Он любит тебе рассказывать разные истории из своей жизни. Вот, пусть он и рассказывает тебе про все твои почему. Отстань!
       - Обязательно расскажу. - согласился с женой. - Но только в летнее время, когда у нас с тобой будет много часов.
       - Папа! Почему есть летнее и зимнее время? - спросила Виктория. - Почему есть весеннее и осеннее время? Расскажи мне, пожалуйста, про все эти времена. Хочу, очень, много знать и хорошо учиться.
       - Ты бы лучше рассказал семье, куда мы будем переезжать? - встряла в мой разговор с дочерью, Людмила. - После февральских событий, все русскоязычное население зашевелилось. Многие наши знакомые уезжают в Россию. Все говорят, что скоро здесь будет гражданская война, как в Афганистане. Возможно, что хуже. Нам тоже надо собираться уезжать куда-нибудь в Россию. Мне с детьми война тут совсем не нужна.
       - После февральских событий получил прекрасную работу. - ответил жене. - К твоей маме в Пермь на Урал не поеду. Там холодно. В свои родные места на Кавказе не могу появиться. Там меня пристрелят ингуши за кровную месть. Чтобы куда-то в другое место ехать, нам надо иметь большие деньги. У нас таких денег нет. Кроме того, ты забыла, что мне надо вначале закончить учёбу в университете, чтобы думать о поездки нашей семьи. Давай мы оставим вопрос на некоторое время. Надо мне вначале закончить учёбу.
       - Когда кого-нибудь из нашей семьи пристрелят, - настаивала жена, - то тогда будет поздно ехать.
       - Кирпичи и с чистого неба могут падать, - стоял, на своём, - однако, на улицу ты выходишь постоянно. Пускай твои дети не бегают по ночам черти где, все будут целы. Так что давай мы оставим этот наш разговор о месте жительства.
       - Эти дети такие же мои, как и твои. - продолжала жена. - Ты сам с ними поговори, чтобы они у тебя из дома не убегали. Порода вся в папашу. Ты бегал все своё детство, они такие стали. Так что разберись с ними.
       - Хватит! На этом закончим! - рассердился на неё. - Имей совесть, наши дети рядом стоят. Ты прекрати балаган!
       Людмила вышла из зала на кухню. Хлопнув с досады дверью. Дети испуганно смотрели на меня. Хотели понять причину нашей ссоры. Не знал, что им сейчас ответить в данной ситуации. Лучше мне промолчать.
       - Вика! Пожалуйста, закрой за мной дверь. - обратился, к дочери, чтобы снять напряжение в семье. - Пойду в Дом культуры к Шевелеву Валеры, а ты, будь хозяйкой в нашем доме. Пока наша мама успокоится. Смотри, чтобы мальчишки никуда из дома не убежали. Ты не забудь ключ от квартиры отдать маме.
       - Папочка! Ты скорее возвращайся домой. - обнимая меня, сказала Виктория. - Мне будет скучно без тебя.
       - Скоро вернусь. - ответил, дочери, целуя её в щёчку. - Лишь ты будь умницей. Следи за порядком дома.
       Дочь кивнула головой, тут же вышел из квартиры. Подождал, пока Виктория повернула до конца ключ в замочной скважине двери и вынула из замка. Лишь после этого спустился вниз. Мне надо было вправду переговорить с Шевелевым по работе над эскизами наших объектов. Так как Шевелев был "сова" по своей натуре, то именно сейчас у него начинается творчество. Каково же было мое удивление, когда застал Шевелева в его мастерской, совершенно за другими работами. Он писал плакаты по технике безопасности какого-то завода. Нашей же основной работой совсем не занимался.
       - Валера! В чем дело? - возмутился сам. - Мы с тобой вместе работаем или нет? Это что за работа у тебя?
       - Ты, что думаешь, будто на твои деньги все можно купить?! - разозлился Шевелев Валера. - Заводу напишу плакаты по технике безопасности, а они нам взамен сделают трубчатые леса. Чтобы нам легче было собирать и разбирать леса на объектах, а не сбивать каждый раз из досок на объектах по всему Душанбе.
       - Ладно, Валера, извини. - сказал ему. - Давай поговорим о деле. Нам нужно подписать договор с водителем грузовой машины на перевозку грузов. Этим сейчас займусь сам. Надо найти человека с легковой машиной, который мог бы работать у нас в качестве служебной машины, чтобы мы с тобой не ездили по делам на городском транспорте. Насыров Сухроб говорил, что выделит нам отдельно подотчётную сумму денег на транспортные расходы. Деньги нам надо использовать в законном порядке по назначению.
       Заключить договор на машину через Исполком Душанбе и деньги за транспорт пойдут на зарплату водителю.
       - У меня есть на примете такой водитель. - ответил Шевелев. - Но, только ты можешь быть против.
       - Почему буду против? - удивился ему. - Мне, главное, чтобы у нас с тобой работа клеилась на объектах.
       - Это брат Гиззатулина Рашида. - продолжил Шевелев Валера. - С ним говорил, до праздника "Навруз", что нам нужна его машина. Он согласился, но лишь при одном условии, что мы примем на работу Рашида в свою организацию в качестве бригадира. Он приведёт с собой много людей...
       - Ты прекрасно знаешь, что Рашид будет бузить. - возразил ему. - У него такая натура. Придираться ко всему вокруг. Альфрейщик он хороший. Видел его работы. Но, как человек паршивый. Ему не верю ни в чём.
       - Мы перед ним поставим условия. - пояснил Шевелев Валера. - Если будет бузить, то мы его уволим сразу без всякого предупреждения. Заставим подписать документ, где будут указаны все его права и обязанности. Рашид согласится на это, так как сам загорелся работать у нас. Каждый день ходит за мной. Просит работу на наших объектах. Ему обещал поговорить с тобой. Рашид скоро сам придёт. Подожди не много.
       - Хорошо! - согласился с ним. - У меня есть время подождать. Посмотрим, что он нам на это скажет.
       Настенные часы в мастерской Шевелева Валеры показывали семь часов вечера. Можно было подождать Рашида. Тем более что у нас с Шевелевым Валерой есть много вопросов. Надо открыть счёт в банке, чтобы можно было работать с деньгами через банк, а не через подставные нам фирмы. Кроме того, надо заказать штемпеля и печати. Все как в настоящей организации. Это уже будет трамплином для нас в настоящий бизнес. Тем более, что у нас уже появляются новые заказчики, с которыми будем работать. Расширим круг нашей деятельности. Наберём больше новых бригад. Люди сами к нам повалят, к примеру, Гиззатулин Рашид, который был против моего предложения, а сейчас просится к нам на объекты работать. Поделился своими размышлениями с Шевелевым Валерой. Сказал ему, что к нашим парням приходят заказчики с выполнением различных работ, как в частном и служебном секторе, так и в религиозном. Таким образом, можем иметь огромные заработки и уйти со своих предприятий, чтобы нам работать самостоятельно, то есть, заниматься собственным бизнесом в изобразительном искусстве и в работе с дизайном.
       - Давай бригаду Рашида используем на левые работы. - неожиданно, предложил Шевелев.
       - Так будет подло по отношению к парням. - не согласился с ни. - Они сразу уйдут от нас. Это к ним приходят заказчики, а не к Рашиду. Заказчику нужны талантливые художники, а не альфрейщики. Так, что, ты больше не поднимай эту тему, иначе нам с тобой трудно будет работать. Ты прекрасно знаешь, что художники доверяют мне. Для них прежде всего школьный учитель. Поэтому не могу подорвать у парней доверие к себе. С ними знаком много лет и нам жить рядом, а ты можешь в любой момент вернуться к себе в Киев. Такая постановка дела у нас не будет иметь успеха. Любое новое решение мы должны обсуждать в своём коллективе. Ты понял меня? Если не понял, то нам вместе больше нигде не работать.
       - Вообще-то понял. - согласился Шевелев. - Но мы будем терять заказчиков. Если будем ссылаться на нашу занятость. Нам действительно надо обсудить такой вопрос на общем собрании. В скором времени!
       Мы долго обсуждали наши различные вопросы по работе и не заметили, как в мастерскую вошёл Гиззатулин Рашид со своим братом Нигматом. Лишь когда ветер хлопнул дверями, то обратил внимание, что братья давно стоят у дверей и прижавшись к косяку слушают наш спор, который их глубоко заинтересовал.
       - Ты уже решил меня брать на работу или нет? - повелительным голосом, спросил меня Рашид.
       - Тебе в отцы гожусь. - ответил ему. - Поэтому не смей разговаривать со мной в таком тоне. Если ты собираешься и впредь так ко мне обращаться в таком тоне, то можешь сейчас же уходить отсюда. Если ты пришёл устраиваться на работу, то будешь работать только так, как тебе скажу. Ни так, как тебе захочется.
       - Хорошо! - подчёркнуто, согласился Рашид. - Говори свои условия. Буду терпеливо слушать.
       Шевелев отвернулся от нас и продолжил свою работу с плакатами. В короткой форме изложил условия приёма Рашида и Нигмата на работу. Они выслушали меня внимательно. Стали на татарском языке обсуждать предложенные мною им условия. В моем далёком детстве, мои друзья по Дагестану, учили меня говорить на различных тюркских языках, которые очень похожи на татарский язык. Поэтому отрывочно понимал суть спора Рашида и Нигмата. Рашид выдвигал всякие пакостные проблемы в общении со мной, а Нигмат доказывал брату, что мои предложения им вполне подходят, это постоянный заработок и стаж работы в трудовой книжке. Лучше работать у меня на предприятии, чем им постоянно искать случайные работы. Конечно, меня устраивал спор братьев в отношении со мной. Таким образом, мог управлять ситуацией и склонить в свою сторону обеих спорящих братьев, найдя компромисс в их споре.
       - Мы согласны с вашим предложением. - ответил Рашид, после продолжительного спора с братом. - Нигмат будет вашим личным водителем. Завтра приведу людей на объект, который мне дадите.
       - Шевелев оформит ваш приём. - сказал, братьям. - Мне нужно спешить по другим делам. Нигмат! Завтра в шесть часов у моего подъезда. Поедем в город на товарную базу. На целый день.
       Сказал Шевелеву Валере несколько вопросов по его делам на завтра и попрощавшись со всеми пошёл к себе домой. Было больше одиннадцати часов ночи. На улице прохладно. Чувствуется, что совсем недавняя зима даёт о себе знать. С вершины гор спустился холодный воздух. Дневное тепло уступило место ночному холоду. Весёлые пташки, которые пели весь день, забились под крыши домов и спрятались там в своих тёплых гнёздах. Всюду такая тишина, словно город вымер от живого мира людей и животных. Только изредка проезжают машины, все обратно стихает. Даже бездомные кошки и собаки уже попрятались в тёплые подвалы домов.
       Город спит. Словно младенец, укутавшись в тёплое одеяло у домашнего очага, доверяя теплу и тишине в своём доме. На нашей площадке опять стащили лампочку. Стало совсем темно. Когда это люди будут жить достатке, чтобы перестали воровать друг у друга нужные мелочи жизни. Наверно, так будет всегда. У людей с рождения в генах заложено воровать что-то, пусть это даже у него есть дома. Таков наш мир полный алчности и порока. Неужели есть в мире ещё уголок жизни человека, где никто не ворует и не обманывает себе подобных? Может быть, этот мир есть, но только мне он неизвестен. Возможно, что там и на богатство смотрят, как на общее достояние. Поэтому там и не крадут, так как все имеют доступ к богатству и не надо воровать. Тебе нужно, бери и пользуйся. Верни затем на общее место, пускай другие берут и пользуются богатством.
       Давно доказано, что существует мир и антимир. Есть белое и чёрное. Выходит, что в мире есть и место полного благосостояния. Только нам этот мир неизвестен пока. Пусть будет, так, но мы к нему придём. После нескольких попыток попадаю в темноте ключом в замочную скважину и открываю дверь в свою квартиру. Дома всюду полная тишина. Лишь слышно слегка, как посапывают дети в своих тёплых кроватях.
       Разуваюсь у порога и прохожу в ванную босиком, чтобы сполоснуться после дневной пыли, которая нацеплялась на меня и на мою одежду. Надо обязательно смыть грязь, как с души своей, так со своего тела. Чтобы не разбудить семью плотно прикрываю дверь в ванную и залезаю под тёплые струйки воды. Несколько минут стою без движения, чтобы снять напряжение, накопившееся за целый день. Затем намылился так, что аж защипало в глазах, как в детстве меня купала мама. Наверно, это в детстве мыло было на грязь злее чем сейчас, что даже лёгкая пена жгла тогда мои детские глаза, которые видели все в другом цвете. После душа, весь распаренный горячей водой, осторожно залез в постель, чтобы не разбудить жену. Людмила почувствовала рядом тепло моего тела, прижалась ко мне. Вскоре заснул рядом с женой.
      
      10. Поиски мумиё.
       После каждого опасного приключения высоко в горах. Каждый раз давал себе слово, что больше никогда не буду подниматься в горы. Но горные вершины, словно магнит постоянно притягивают меня к себе. Самое поразительное в том, что никогда не был спортсменом, как-то связанным со спортом в горах. Сколько себя помню, а помню себя с трёх лет, постоянно моя жизнь как-то связана с горами. Даже родильный дом, где меня родила мама, находился между железной дорогой и склоном "Чёртовой горы" в Гудермесе. Вот так с трёх лет в дороге к горным вершинам. Первый раз меня с собой взял в горы дедушка Гурей к своим кунакам (друзьям), которые жили в высокогорном ауле. Как сейчас помню, что мы туда добирались пешком трое суток, с ночёвкой в пещерах. Транспорта в послевоенные годы мало было в долинах, а в горах только вьючные животные, которые были транспортом и продуктами питания для жизни человека в горах.
       У дедушки Гурея в Старом хуторе были куланы (дикие ишаки), но дедушка Гурей никогда не пользовался ими в целях перевозки груза. Куланов держал исключительно в целебных целях. Дедушка Гурей постоянно говорил, что у куланов целебное молоко и целебное мясо. Своих куланов кормил дедушка Гурей исключительно травами, которые выкашивал вдали от города между горными речками, впадающими в реку Терек.
       Мой отец словно соревновался с дедушкой Гуреем. Так же как дедушка Гурей таскал меня с собой в горы на охоту. Когда не мог идти пешком, то меня сажали к себе на шею отец или дедушка Гурей. Так передвигались со мной к вершинам или спускались в глубокие ущелья по горам Северного Кавказа. Сейчас десятилетия спустя с благодарностью вспоминаю те самые счастливые годы моей жизни среди зарослей высокогорного кустарника. Может быть, именно благодаря отцу и деду вырос вполне здоровым человеком. Конечно, в первую очередь, должен благодарить природу Северного Кавказа, где живут столетние старики.
       - Ты мне обещал показать места в горах, где старатели собирают мумие. - едва очухавшись от последних приключений в горах, придрался с просьбой к Насреддинову Хуршеду, кандидату биологических наук, который занимался сбором и переработкой сырья мумие. - Хоть раз отправь меня в горы к своим старателям.
       - Александр! Тебе что, мало того, что с тобой случилось в последний раз в горах? - разозлился Хуршед на мои требования. - Мне совсем не хочется, чтобы компаньон по бизнесу погиб в горах.
       - Когда ты старателей отправляешь в горы, то ты за них не беспокоишься. - наступал на Хуршеда со своими требованиями. - Меня боишься отправлять. Выходит, что ты печёшься не за людей, а за бизнес. Старателей можно менять хоть каждый день. В то время как партнёры по бизнесу всегда в дефиците.
       - Старатели живут в горах. Поэтому за них спокоен. - стал объяснять Хуршед, своё упорство. - Ты живёшь в долине. Больше трёх тысяч метров над уровнем океана у тебя может остановиться сердце. Ты хоть это знаешь?
       - Будет тебе известно, что на высоте три тысячи метров над уровнем океана был в три года. - продолжил стоять на своих требованиях. - На вершинах Северного Кавказа бывал много кратно раз. Памир покорял!
       - Черт с тобой! Отправлю тебя через неделю вертолётом к старателям. - согласился Хуршед с моими требованиями. - Неделю тебе на раздумье и эти бланки заполни. Это обязательно всем.
       Насреддинов дал мне целую папку разных документов по вопросам поиска мумие в горах, а также по вопросам техники безопасности и передвижения в горах во время сбора мумие старателями. Конечно, не собирался изучать историю и правила сбора мумие в горах Таджикистана. Тем более с правилами передвижения в горах был хорошо знаком с самого детства. Единственное, что меня интересовало во время передвижения в горах. Так это специальное альпийское снаряжения предназначенное к передвижению в горах с грузом мумие.
       Мне совсем не хотелось отличаться от старателей тем, что один из руководителей бизнеса по добычи и переработки сырья мумие. Мне хотелось быть рядовым старателем в горах. Стараясь не выглядеть всезнайкой в горах, взял с собой домой от Хуршеда не только папку документации с инструкциями по сбору мумие в горах. Вместе с бумагами прихватил с собой полный комплект снаряжения, которые обязаны брать с собой все без исключения, кто поднимается высоко в горы за поиском мест или чаш в расщелинах гор. Надо было мне основательно подготовиться, как на экзаменах в университете. Как раз по истории Таджикистана в университете изучали главы по природным ископаемым в горах.
       - Опять наш отец собрался искать себе приключения в горах. - прямо с порога, начала Людмила, как только увидела у меня за плечами рюкзак со снаряжениями. - Ты сколько раз говорил мне, что с горами покончено.
       - Быть руководителем крупного бизнеса, это не значить сидеть в кабинете целыми сутками. - стал оправдываться перед женой насчет нового похода в горы. - Мне надо посмотреть, как работают старатели в горах.
       - Вот когда ты в очередной раз вернёшься с гор весь ободранный до крови, то больше мне ничего не говори. - фактически согласилась Людмила с моим походом в горы. - Ты нужен мне здоровый, а не калеченный!
       - Ты прекрасно знаешь, что в горах, как рыба в воде. - стал защищать свой выбор. - Все будет хорошо!
       Людмила больше ничего ни стала говорить мне. Она ушла в зал нашей квартиры смотреть кино по телевизору. Разделся в прихожей и сразу направился в душевую комнату. За день так набегаешься со своим бизнесом по городу, что к вечеру от меня воняет потом, как от скаковой лошади после длинной дистанции. Поэтому после работы обязательно принимаю холодный душ, чтобы снять с себя грязь и напряжение.
       Всю рабочую неделю и выходные дни до мелочей занимался изучением специального снаряжения к работе старателей согласно инструкции, которая находилась в фабричной упаковке вместе со снаряжением. На всякий случай проштудировал ту папку, которую вручил мне Насреддинов вместе со снаряжением.
       Мне никак не хотелось ударить в грязь лицом перед своими подчинёнными, которые летят со мной в горы. Перед старателями тоже не хотелось сконфузиться. Не хочу, чтобы меня считали полным профаном.
       - Товарищ-господин! С инструкцией ознакомился. К полёту готов! - в шутку, отрапортовал перед Хуршедом за день до назначенного вылета на вертолёте в горы. - Государственные экзамены, когда сдавать?!
       - Тут ещё надо посмотреть, кто перед кем будет отчитываться. - глядя на меня, стал смеяться Хуршед. - Мне рассказывали, как ты сдавал экзамены в университете. Государственная комиссия сразу не поняла, кто пред кем сдаёт экзамены. Так как ты весь свой ответ в области циркового искусства преподнёс как вопрос...
       - Откуда тебе известны такие подробности с государственного экзамена? - серьёзным голосом, поинтересовался. - Там было всего десять человек в государственной комиссии. Всех десятерых хорошо знал.
       - Ну, это пусть останется моей личной тайной. - уклонился от ответа Хуршед. - Давай мы поговорим о деле.
       - Можешь не говорить! - решительно, заявил ему. - Там был твой бывший тесть. Ты сам мне о нем говорил...
       - Однако! Память у тебя отличная. - с удивлением, воскликнул Хуршед. - Уже года два не общаюсь с бывшим тестем. Хотя у меня к нему никаких претензий нет. Он хороший отец и хороший учёный. Ну, ладно! Не будем ковырять прошлое. Давай поговорим о деле. Вылет завтра в четыре часа утра двумя вертолётами в район Фанских гор на горный хребет Кошкак. Точнее на перевал Цирк. Оттуда идти пешком на хребет.
       - Откуда в районе Фанских гор мумие? - разозлился не на шутку. - Гиссарский хребет и Фанские горы знает даже школьник начальных классов. Там побывать, все равно, что прогуляться в Варзобском ущелье. Думал, что ты меня отправишь на вершины Памира. Гиссарский хребет начинается за моим микрорайоном.
       - Ну, тогда ты вообще не знаешь горы Таджикистана. - так же разозлился на меня, Насреддинов Хуршед. - На горном хребте Кошкам нет точек ниже трёх тысяч метров над уровнем океана. Почти в каждой расщелине можно найти признаки мумие, которое не годится к сбору в масштабном промысле. Нам нужны пласты, а не полоски мумие. Десятки килограмм сырья мумие можно найти в любом ущелье вблизи нашей столицы.
       - Ладно! Уговорил! - согласился с предложением вылета на Фанские горы. - Только скажу своей семье, что завтра утром вылетаю вертолётом в Фанские горы и сразу вернусь на ночёвку к тебе в офис с вещами.
       - Тебе не надо ни куда ездить. - остановил меня Хуршед у двери, когда направился к выходу. - Полтиелов и твой сын Артур были час назад у меня. Им сказал, что ты завтра утром вылетаешь в горы на вертолёте. Сейчас мы с тобой пообедаем здесь у меня в офисе. Потом ты переоденешься у меня в спецодежду. Затем поедем с тобой на вертолётную площадку в Варзобское ущелье. Там ты выспишься и оттуда вылетишь.
       Наверно Хуршед серьёзно относился к своему бизнесу в горах. Именно поэтому, так думаю, он в этот раз сказал своей сестре Малике накрыть достархан без спиртного. Тоже ни стал намекать насчет того, что русскому плов без водки, все равно, что на Кавказе шашлык без чачи или без крепкой арак. Мы просто буднично пообедали суп шурпа с зеленью и плов из баранины с зелёным чаем под свежеиспечённую лепёшку.
       - Малика! Сними из танура десяток горячих лепёшек Александру в дорогу. - сказал Хуршед своей сестре в конце нашего обеда. - Заверни лепёшки в полотенце, чтобы лепёшки были горячие в горах пару дней. Не забудь копчёной баранины отдельно от лепёшек завернуть в другое полотенце. В горах такая пища нужна.
       Перед самым отъездом из офиса Хуршеда, пошёл в домик приёма гостей. Там переоделся в походную одежду. Свой костюм тройку и остальное верхнее белье повесили на плечики в платяном шкафу. На всякий случай проверил в карманах походного снаряжения наличие всех необходимых документов. Всякое бывает в походах высоко в горах даже внутри Средней Азии. Неизвестно где могу оказаться в горах. Также неизвестно, в каком состоянии души и тела. Поэтому меня везде должны определить по моим документам, чтобы в любом виде доставить меня домой к моей семье, чем быстрее, тем лучше. Поблагодарив Малику за внимание ко мне, сел на заднее сидение в джип Насреддинова Хуршеда. Телохранители с автоматами сели на заднее сидение по бокам возле меня и возле Насреддинова Хуршеда. Один телохранитель сел за руль джипа. Другой телохранитель сел рядом с водителем на переднее сидение. Такая предосторожность в Таджикистане стала нормой жизни в последнее время. Так как банды разных налётчиков прикрывались солдатами оппозиции и зачастую грабили ни в чем не виновных бизнесменов. Поэтому бизнесмены официально от правительства республики получили разрешение на личную охрану. На эти цели создали специальные отряд телохранителей, которых за деньги нанимали бизнесмены.
       - В целях спокойствия и безопасности местного населения, правительство разрешило установить вертолётную площадку в турбазе "Варзоб". - стал объяснять Хуршед, причину размещения вертолётной площадки за городской чертой. - Так лучше для местных жителей и к тому же в Варзобском ущелье разместили одну воинскую часть, предназначенную к охране стратегических объектов.
       Видимо водитель хотел сократить время и расстояние к выезду в Варзобское ущелье. Поэтому повёл джип в сторону пивного завода, а ни в сторону проспекта Рудаки, где всегда было большое скопление транспорта. Но только мы выскочили на улицу в направлении пивного завода, как угодили в большую автомобильную пробку, которая создалась из-за аварии двух грузовых автомобилей на большом перекрёстке улиц.
       - Сверни на вода насосную станцию. - сказал Насреддинов своему водителю. - Там есть проулок.
       Джип ловко юркнул в небольшой проулок и стал петлять в узких улочках старого города между высокими дувалами старых домов, где в некоторых местах переулки на столько узкие, что арба с ишаком едва протискивается. Здесь водителю джипа пришлось постараться проявить своё мастерство при вождении своего автомобиля в таком узком пространстве переулков старого города. Зато выбрались быстро на окраину города, прямо рядом вода насосная станция. Дальше наша дорога побежала в сторону Варзобского ущелья. Много раз мне приходилось бывать в Варзобском ущелье. Каждый раз удивляюсь тому, что, несмотря на боевые действия за время гражданской войны в Таджикистане, едва только потеплеет в горах, как тут же люди с долины устремляются на отдых в горы. С прикосновением человеческих рук к земле, все вокруг изменяется и панорамы былых сражений принимают мирный вид. Люди обратно облагораживают красоту гор. Непонятно на какие средства, идёт ремонт дороги в горах. На большегрузный транспорт грузят сгоревшую технику во время боев. Ремонтируют пострадавшие базы отдыха в горах. Возводят новые здания места отдыха туристов со всего мира, а также новые места отдыха представителям коренного населения. Ростки мира пробиваются всюду, где буквально несколько дней тому назад проходили ожесточённые сражения.
       - Больше здесь войны не будет. - задумчиво, говорит Хуршед, словно читает мои мысли. - Правительство Таджикистана и оппозиция объявили Варзобское ущелье свободным от оружия. Здесь будут присутствовать миротворческие силы под охраной русских солдат. Все остальные в Варзобском ущелье должны сложить оружие. Кто не будет подчиняться приказу командира воинской части, того буду блокировать с оружием до полной сдачи. Если блокированный будет оказывать сопротивление, то русские солдаты имеют за собой право в присутствии представителей местного населения уничтожить вооружённых в этих горах.
       - Думаю, что многие вооружённые банды в горах не согласятся сдать оружие. - высказал свои противоречивые взгляды на ситуацию с оружием в горах. - Ты зря сейчас решил заняться сбором мумие в Фанских горах. Здесь бандформирования в горах больше, чем залежей сырья мумие. Надо было договориться с представителями индийских фирм на совместную добычу мумие в Гималаях. Там сырья больше и рабочая сила дешевле. На московском симпозиуме индийские бизнесмены сами предлагали совместную добычу мумие. Из бывших советских республик Таджикистан ближе всех к индийским источникам мумие в горах.
       - Все так, как ты говоришь. - согласился Хуршед с моими выводами. - Вот только поставки мумие из Индии стоят в десятки раз больше, чем с Фанских гор или с Памира. Кроме того, в Индии тоже не спокойно в горах.
       - Ладно! Не будем спорить. - решил закончить не нужный разговор. - Когда вернусь с гор, то мы с тобой поговорим на эту тему. Сейчас меня интересует вылет в Фанские горы, а также наша безопасность в горах.
       - Вас будут поставлять на вертушках в горы, расчищенные от банд. - стал объяснять мне, Хуршед, наше базирование в горах. - К тому же там, в горах находятся несколько военных и вертолётных площадок к поддержанию спокойствия в горах. Вовремя вашего рейда в поисках мумие с вами будут находиться вооружённые егеря, которые будут охранять вас от возможного нападения на вас хищников. Так что вы будете в полной безопасности, как со стороны возможных банд формирований, так со стороны возможных хищников.
       - Насчет хищников с тобой спорить не буду. - стал выдвигать свою версию нашего присутствия в горах. - Но вот насчет возможных банд формирований с тобой не соглашусь. Одного автомата достаточно, чтобы убрать всех егерей на огромном расстоянии от нас. После чего нас пощёлкают или заберут к себе в рабы.
       - Если так рассуждать, как ты сейчас рассуждаешь, то вообще тебе из дома не надо выходить. - со злостью, возмутился Хуршед. - Однако ты из дома вышел и сам собираешься отправляться в горы. Можешь отказаться прямо сейчас от своих полётов в поисках сырья мумие в Фанских горах. Хочешь, повернём обратно по своим домам?
       - Ты прекрасно знаешь, что никогда не отступаю обратно. - решительно, сказал. - Так что в горы летим по намеченному маршруту.
       Едва только мы въехали в Варзобское ущелье, как сразу наткнулись на блокпост. К нам со всех сторон подступили вооружённые солдаты. Потребовали от нас документы и пропуск на въезд в Варзобское ущелье. Насреддинов Хуршед взял всю инициативу на себя. Предъявил подошедшему к нам майору свой пропуск на вертолётную площадку и папку с моими документами на вылет с экспедицией в Фанские горы.
       - Ваши телохранители должны сдать оружие на блокпост, - сказал майор, возвращая нам документы, - или остаться под охраной в бункере с оружием. Дальше проезд с оружием запрещён.
       - Двое телохранителей сопровождают нас без оружия. - сразу распорядился Хуршед, показывая на телохранителей, сидящих на переднем сидении джипа. - Двое других остаются с нашим оружием у вас в бункере.
       Майор согласился на условиях Насреддинова Хуршеда. Разрешил двум нашим телохранителям пройти с оружием в бетонный бункер, расположенный в ста метрах от блокпоста. Затем солдаты тщательно проверили нас и наш джип на предмет оружия. После того, как ничего у нас не нашли, то сразу подняли шлагбаум и разрешили нам продолжить движение в сторону вертолётной площадки, расположенной в стороне от дороги на небольшой вершине специально подготовленной на предмет полигона охраны Варзобского ущелья.
       Однако к вертолётной площадке мы не поехали. Сразу было видно, что водитель нашего джипа и сам Хуршед ни первый раз были на этом новом военном полигоне, о котором ничего не знал. Джип уверенно свернул по узкой дороге в небольшую расщелину между искусственно расчищенных вершин и небольшим серпантином объехал вертолётную площадку. Перед нашими глазами появился небольшой военный посёлок из нескольких домиков рассчитанных под казармы солдат и под проживания высшего офицерского состава. Весь посёлок опутан клубами колючей проволоки между бетонными столбами. При въезде в посёлок контрольный пост с современной видеоаппаратурой и знаками сигнального оповещения.
       Хуршед предъявил дежурному офицеру карточку пропуска, который выдал Хуршеду майор на блокпосте. На карточке был указан номер домика, к которому мы должны ехать. Дежурный офицер объяснил нашему водителю, как можно проехать нам к указанному на карточке домику. После чего солдат на контрольном посту нажал на кнопку на столбе. Шлагбаум поднялся, пропуская наш джип в сторону небольшого посёлка. Домик, к которому нам надо было ехать, находился в самой середине посёлка. Но мы туда, ни стали заезжать. Джип припарковался перед посёлком. Водитель джипа остался в машине, а мы с Хуршедом в сопровождении одного телохранителя направились в сторону домика, стоящего в центре маленького посёлка.
       Домик ничем не отличался от других. Одинаковый вид и цвет у всех домиков без исключения. Очевидно это для того, чтобы с вершины гор и с воздуха невозможно было определить место нахождения командования. Стратегическая осторожность во время военного положения гражданской войны в Таджикистане.
       Телохранитель Хуршеда остался ждать нас в двух шагах от домика. Дверь в домик открылась перед нами. Дежурный солдат пригласил нас пройти в боковую дверь в небольшом коридорчике. В кабинете сидел подполковник войск русской авиации и рядом с ним два гражданских, которые вместе с подполковником рассматривали большую карту Фанских гор. При виде нас с приветствием все трое встали со своих мест.
       - Топорков Леонид Иванович. - протягивая мне руку назвал себя подполковник. - Командир воинской части.
       - Очень приятно! Черевков Александр Сергеевич. - назвал себя. - Президент международной акционерной компании "Сандро".
       - Сафронов Виталий. - назвал себя парень лет тридцати. - Руководитель поискового отряда "Эколог".
       - Турдыев Махмуд. - назвал себя коренастый мужчина, примерно, моего возраста. - Проводник в горах.
       Насреддинов Хуршед ни стал себя представлять. Так как сразу было видно, что его хорошо знают все трое. Так что после рукопожатий мы сразу приступили обсуждать наши дела на Фанских горах. Теперь уже пятеро наклонились над большой картой Фанских гор. Нас интересовал только горный хребет Кошкак.
       Точнее впадина у подножия горного хребта Кошкак. Где по рассказам Турдыева Махмуда могут находиться в расщелинах скал большие источники сырья мумие. Место мало изучено и заслуживает внимание к себе.
       - Думаю, что дальше вы без меня во всем разберётесь. - сказал Хуршед, поднимаясь от карты. - У меня много работы в офисе. К тому же скоро вечер. Приключения в горах мне совсем не нужны.
       - Мои снаряжения надо выгрузить из джипа. - напомнил, Насреддинову. - Постарайся убедиться в том, что моя семья в курсе моего вылета в горы. На моего старшего сына мало надежды. В отсутствии отца он может гулять до утра.
       - Твои снаряжения выгрузят в домике твоего ночлега. - сказал Хуршед перед выходом из кабинета. - Прямо отсюда проеду к твоему офису и скажу твоим служащим, чтобы они обязательно связались с твоей женой.
       Попрощавшись со всеми за руку, Насреддинов Хуршед вышел из кабинета подполковника. Мы без карты стали обсуждать планы нашей экспедиции и взаимной связи по рации, которая будет находиться у руководителей экспедиции, а также в нескольких точках военных баз на перевалах Фанских гор и Гиссарского хребта, которые находятся на расстоянии нескольких десятков километров от места нашего исследования.
       Мы закончили свои обсуждения предстоящего похода задолго до вечера, который в горах независимо от солнца наступает намного раньше, чем вечер в долине. Так как давно привык ложиться спать поздно ночью, то в дальнейшем мог не выспаться до четырёх часов утра к намеченному вылету в Фанские горы. Как снотворное на меня действует только пиво. Но здесь в военном городке кроме прохладительных и горячих напитков больше ничего не было. В таком случае мне нужна была физическая нагрузка, чтобы мог рано заснуть от усталости. Бегать по военному городку мне никто не разрешит.
       Спортивного зала здесь тоже нет. Мне ничего не оставалось, как только устроить себе спортивный бег на месте в домике своего проживания. Там же устроить себе физическую нагрузку приседанием и оттягиванием от пола возле своей кровати.
       - Ну, ты, Александр Сергеевич, даёшь! - удивленно, воскликнул Сафронов Виталий, когда закончил свою физическую разминку. - Думал, что при твоём положении люди только коньяк могу пить и кушать много.
       - Не беременная баба, чтобы быть в положении. - с усмешкой, сказал. - Быть в физической форме, мое кредо. Мне скоро сорок пять лет, а могу дать фору любому парню младше меня. Хочешь попробовать?
       - Нет! Нет! Пас. - поспешил отказаться Сафронов Виталий от моей протянутой руки. - Мне далеко до вас.
       После физической разминки пошёл, принял холодный душ. Душевые кабины находились в каждом домике. После душа до красна, растёр тело махровым полотенцем. Когда вышел из душевой кабины, как раз в это время по внутренней радиосвязи сообщили, что отряд экспедиции приглашают на ужин в столовую, которая находится возле штаба командира воинской части. Мы направились к указанному домику. Полевая кухня находилась под навесом между двумя домиками. Один домик служил столовой солдатам, а другой домик был столовой офицерам. Оттого что кухня была одна на две столовой, то можно было определить, что нет никакой разницы в меню между солдатами и офицерами. По числу стульев сразу определил. Отряд будет состоять из десяти старателей, включая меня в этот коллектив. Кроме старателей будут егеря. Сколько егерей будет, точно не знал. Но то, что нас будет около двадцати человек, догадывался по точкам расположение четырёх палаток вместимостью от пяти до семи человек каждая палатка.
       Когда в столовую пришли все старатели, то оказалось, что мы знакомы по встрече в офисе Насреддинова Хуршеда. Много раз видел этих парней в офисе у Хуршеда, но даже не догадывался, что они старатели в поисках сырья мумие. Думал, что эти парни геологи поисковики полезных ископаемых в горах Таджикистана. Раньше представлял поисковиков мумие из местных жителей, которые живут в горах. Но оказалось, что поисковики мумие не безграмотные горцы, а вполне образованные геологи поисковики.
       - Мне очень приятно было узнать, что мы давно знакомы. - сказал знакомым парням пришедшим в столовую на ужин. - Нам легче будет работать в сложной обстановке в горах. Не нужно будет привыкать друг к другу, а также изучать характеры незнакомых людей. Наверно Хуршед заочно ознакомил вас со мной?
       - Да! Мы знаем, что Вы наш шеф по международной акционерной компании "Сандро". - отозвался за всех, геолог Евсюков Иван.
       - Вы прекрасно знаете, что в горах мы все равны. - поправил, геолога. - Называйте меня Александр. Без всяких должностей и титулов. К тому же нашим отрядом руководит Сафронов Виталий. Среди вас обычный рядовой.
       Никто ни стал оспаривать мои выводы насчет положения в отряде. У всех на уме был только ужин и ночлег до вылета вертолётом в горы. Так что мы дружно стали работать своими ложками в армейских чашках. Давно не кушал в солдатской полевой кухне. Поэтому мне было интересно узнать, чем кормят солдат в настоящее время. К моему удивлению солдатские блюда резко отличались от солдатских блюд вовремя моей службы в советской армии. Сейчас было на много больше калорий в блюдах солдатской кухни. Не буду перечислять всего достоинства современной солдатской кухни. Могу только заметить, что ужин по своей калорийности и величине блюд больше был похож на обед вовремя моей службы в советской армии. После ужина мы разошлись по своим домикам. Через несколько минут в военном городке наступила полная тишина.
       Кроме дежурных солдат на карауле, все остальные улеглись спать. В военном городке наступила такая тишина, что было слышно возню сытых мышей под домиком и шорохи крыльев ночной птицы, которая высматривает себе в пищу нерасторопных сытых мышей. Наверно мыши и ночные птицы поселились в этих местах вместе с поселением воинской части. Раньше тут могли быть лишь вооружённые банды.
       - Александр! Вставай! Пора нам выходить на посадку. - услышал сквозь сон голос Сафронова Виталия.
       - Спасибо, что разбудил. - сказал, сквозь сон, Сафронову Виталию и тут же встал с кровати. - Буду готов.
       Как по-армейски, за сорок пять секунд, быстро оделся под удивлённые возгласы Сафронова Виталия и Турдыева Махмуда. Пока мои коллеги по горам зашнуровали свои походные ботинки, уже был за пределами домика и там дышал свежим воздухом в ожидании сбора всего отряда. Старатели не спеша выбирались из своих домиков и определяли место общего сбора. Готовы были все к посадке на вертолёт только минут через десять после общего подъёма. Дежурный офицер провёл общую перекличку и жестом руки показал нам направление нашей посадки на вертолёт, который стоял примерно метров триста от домиков.
       На вертолётной площадке было два вертолёта. Один грузовой, куда направился наш отряд. Другой был военный, куда направились только военные. Сразу было понятно, что наш вертолёт будет сопровождать военный вертолёт для нашей безопасности. Выходит, что не все банды были уничтожены в горах. Имеется возможность нападения на нас в горах банд вооружённых моджахедов.
       Вооружённая оппозиция не будет нападать на русские военные вертолёты и тем более на геологов поисковиков. Так как в случае победы на выборах оппозиции нужна будет поддержка со стороны русских военных, а также со стороны гражданского населения. Вооружённым моджахедам все равно на кого нападать. Потому что моджахеды в подавляющем большинстве бандиты из арабских стран. Здесь у моджахедов нет родственников.
       Как раньше считал в столовой во время ужина, так вышло сейчас во время посадки в грузовой вертолёт. Кроме экипажа вертолётчиков в грузовой вертолёт сели десять человек геологом поисковиков, включая меня. Мы расселись по пять человек с двух сторон у стенок вертолёта. Все пространство между нами в вертолёте было занято нашими индивидуальными снаряжениями и разным инвентарём к походу нашего отряда. Пока мы рассаживались по своим местам. В это время военный вертолёт поднялся воздух и произвёл контрольный полет вокруг военной части и над территорией Варзобского ущелья. Едва только военный вертолёт удалился от нас, как тут же стали раскручиваться пропеллеры нашего грузового вертолёта.
       За всю свою жизнь всего несколько раз летал на вертолётах и каждый раз проклинал то время, когда соглашался лететь на вертолёте. Это утро тоже не было исключением. Вертолёт долго раскручивал свои винты. Затем медленно стал отрываться от земли и также медленно двигаться вперёд с набором нужной высоты. Ужасная тряска и рёв двигателей вертушки просто нервировали меня. Непривыкший к таким нагрузкам с нетерпением ждал, когда наконец-то вертолёт начнёт посадку. Конечно, прекрасно понимал, что лететь мы будем долго над горными вершинами. Поэтому застегнул, наглухо свою тёплую куртку. В уши затолкал пробки-бируши, которые спасали от сильного звука мои уши.
       Затем напялил на уши шапку, которая была немного меньше моего размера. По этой причине у меня на виски была нагрузка. Но благодаря плотности шапки ушанки почти не слышал вертолётного шума. Только общая тряска напоминала мне о том, что нахожусь в грузовом вертолёте, который с набором высоты направил своё движение в сторону Фанских гор. Едва только мы поднялись выше горных вершин, как нас тут же осветило яркое солнце. Сквозь вертолётное окно было интересно смотреть на яркий диск солнца и на белоснежные вершины гор. Ниже были ущелья и небольшие долины, в которых была ночь. Лишь изредка, словно звёздочки ни с неба, а с земли, светились маленькие точки.
       Наверно там внизу были военные базы или населённые пункты, в которых жили люди. Постоянно удивляюсь тому, что, несмотря на резкие перемены погоды в горах, люди живут там и не имеют никакого желания переселяться с гор в долину к современной цивилизации. Даже вооружённые банды моджахедов с уважением относятся к горцам. Никогда не грабят и не убивают местное население гор.
       С начала полёта вертолёта с воинской части в горы, как-то сразу не догадался посмотреть на часы, чтобы определить время нашего полёта до перевала "Цирк". Увлечённый созерцанием того, что было за бортом вертолёта, сразу не заметил, что мы пошли на посадку. Только когда вертолёт застыл на одном месте. Стала снижаться общая тряска вертолёта, понял, что мы приземлились на вершине перевала. Некоторое время пришлось ждать, когда наконец-то прекратят крутиться венты вертолёта. Как только все вокруг стихло, так тут же экипаж вертолёта открыл двери кабины вертушки и нам в лицо бросился холодный воздух с гор. Так давно не был в зимнем лесу России или высоко в горах, что сразу осознал о прелести нашей жизни в долине Таджикистана.
       Где снег мы видим лишь на вершинах гор, а холод ощущаем только из своего домашнего холодильника, в котором сохраняет от порчи в жару наши продукты. Все остальное вокруг нас тепло иногда слишком жарко.
       От жары легче спастись в холодной воде, чем от морозов в одежде. Не дожидаясь пока мы придём в себя от полёта на вертушке, экипаж вертолёта быстро стали скидывать из кабины вертушки на снег наше снаряжение и все то, что принадлежало нашей экспедиции. Мы словно сонные мухи стали выбираться из вертолёта прихватив с собой личное снаряжение в рюкзаках.
       Когда все наше снаряжение было на снегу под грузовым вертолётом, тогда командир вертолёта показал нам, какую позу мы должны соблюдать вовремя взлёта вертолёта, чтобы нас и наши вещи не сдуло ветром от вращающихся винтов. Мы выполнили требования командира вертолёта, крепко вцепившись в свой груз.
       Когда вертолёт стал раскручивать свои пропеллеры, то буквально накрылся с головой тяжёлыми мешками. Так как вовремя взлёта вертолёта было такое ощущение, что меня сейчас поднимет сильный поток ветра от пропеллеров и затем вертолёт сбросит меня куда-нибудь в горы, откуда мне будет не спастись.
       Поэтому крепко держался за груз до тех пор, пока вертолёт удалился за горы от заснеженного перевала "Цирк". Выбравшись из-под тяжести нашего груза и рюкзаков, сразу понял, почему перевал назвали "Цирк". Так как площадка на перевале своей окружностью напоминала круглую арену цирка с бордюром снега и камней вокруг манежа цирковой арены. Оставалось только объявить парад-але и начинать цирковое представление, на которое здесь вполне пригодятся белые медведи, морские котики, тюлени, моржи и белые лебеди.
       Оглядевшись вокруг себя, увидел, что в нашем отряде прибавилось больше людей в два раза. Кроме нашей группы из вертолёта на перевале "Цирк" нас ждали десять человек вооружённые охотничьими ружьями. Как мне раньше говорил Хуршед, то нас будут сопровождать егеря пять или даже десять человек. В поисках сырья мумие мы все будем равны. Однако егеря будут выполнять функцию охраны нашего отряда от нападения со стороны хищников и возможных бандитов, которые прячутся в горах.
       - Все господа! Мы прибыли на своё место работы. - прервал мои размышления Сафронов Виталий. - Разобрали свои снаряжения. Общий груз делим поровну между собой. Начинаем спуск к зелёной площадке. Там мы разобьём наш первый лагерь. Завтрак и обед у нас будет внизу. На поляне мы обсудим наши дальнейшие действия.
       - Мне кажется, ты спутал направление нашей экспедиции. - удивленно, воскликнул Турдыев Махмуд. - Мне хорошо знакомы эти места. Мы обсуждали направление к леднику Казнок и дальше к озеру Тимурдара, где в базовом лагере нас заберёт вертолёт. Ты показываешь движение экспедиции к леднику Ходжамафрач...
       - Ты все правильно определил. - стал объяснять Сафронов Виталий причину перемены направления экспедиции. - Только тебе неизвестно то, что ночью у озера Тимурдара базовый лагерь захватила банда моджахедов. Там сейчас идёт бой. Военный вертолёт нашего сопровождения полетел туда уничтожать точки боевиков. Поэтому было решено исследовать расщелины от ледника Ходжамафрач до реки Ханака. Дальше будет видно. У нас в запасе больше месяца полевого сезона. Думаю, что времени вполне достаточно на работу. Мы пройдём тот участок исследования, где не ступала нога человека. Будем надеяться наудачу.
       Турдыев Махмуд больше ничего ни стал говорить. Собрал свои снаряжения. Сверху накинул на себя рюкзак дополнительного снаряжения и медленно стал спускаться вдоль склона к зелёной поляне возле ледника Ходжамафрач. Все остальные последовали примеру Турдыева Махмуда и вскоре длинной цепью растянулись вдоль склона перевала "Цирк", не спеша, спускаясь в сторону зелёной поляны к леднику Ходжамафрач. Если бы не тяжёлый груз при нас, то на горных лыжах можно было спуститься к зелёной поляне минут за сорок. Но так как тяжёлый груз мог вызвать сход снежной лавины, то мы продвигались большими зигзагами по склону перевала и частично горного хребта. Таким образом, мы были на месте только к обеду.
       - Разбиваем лагерь ближе к леднику. - распорядился Сафронов Виталий. - Здесь до нас не дойдёт ни одна лавина с гор. После обеда разбиваемся на две группы. Пять геологов и пять егерей. Сегодня обследование расщелин начнёт первая группа. Вторая группа будет передвигать вниз базовый лагерь. Завтра группы меняются местами. Каждый час поддерживаем между собой связь по рации. Один раз в сутки поддерживаем связь с большой землёй. Такой распорядок дня у нас будет до вертолётной площадки у развалины Шамкал.
       Зелёная полянка, которая казалась с перевала маленькой монеткой, оказалась размером с футбольное поле в ширину, а в длину зелёная полоса протянулась между склоном горы и ледником далеко в долину. Мы ни стали разбивать палатки. Так как останавливаться здесь решили всего лишь на один час. Надо было позавтракать и заодно пообедать.
       Затем надо было всем вместе пройти до первой расщелины в горах. Дальше первая группа направляется исследовать расщелину. Вторая группа маленькими переходами спускается вниз по зелёной полосе и за час до наступления темноты в горах, они разбивают лагерь на ночлег. После лёгкого завтрака и обеда, больше похожих на один лёгкий ужин, мы по жребию разбились на две группы. Попал в группу под руководством Сафронова Виталия. Турдыев Махмуд попал во вторую группу. Каждая группа разобралась внутри себя по обязанностям. Затем все вместе мы с грузом своего снаряжения стали спускаться вниз по зелёной поляне. По пути издали рассматривали глубокие скальные расщелины с возможными признаками присутствия сырья мумие. Как мне раньше объяснял Насреддинов Хуршед, то признаками присутствия сырья мумие в горах могут быть черные пятна и полосы на скальных разрезах, а также специфический запах сырья мумие, которое сильно отличается своим запахом от другого сырья.
       - Мы идём туда! - распорядился Сафронов Виталий, когда увидел чёрную полосу на скале. - Вторая группа продолжает движение вниз. На повороте ледника разбивает лагерь на ночлег. Мы будем в лагере к ночи. Первая группа идёт налегке. С собой берём сухой поек на сутки. Егеря берут оружие. Геологи своё снаряжение.
       После того, как первая группа взяли с собой то, что нужно было брать на поиски сырья, то мы сразу направились к расщелине с черным пятном. Вторая группа медленно двинулась вниз по зелёной поляне к повороту ледника. На поиски сырья мумие у нас было не больше двух часов. После чего в горах наступает вечер. Мы должны успеть до темноты выйти из расщелины в горе и спуститься на ночлег в базовый лагерь.
       - Здесь могут быть снежные барсы. - сказал егерь Лазарев Пётр, показывая нам на огромный кошачий след на снегу.
       Наши егеря тут же встали вокруг нас и в таком порядке мы двинулись к намеченной нами расщелине среди скал. Где возможны были залежи сырья мумие. До расщелины идти около часа. Час на изучения места предполагаемого сырья мумие. После чего надо возвращаться обратно, чтобы при свете фонариков не спотыкаться по острым камням и не быть лёгкой добычей снежному барсу, который наверно сейчас издали, выбирает кого-то из нас себе на ужин или на завтрак. Хотя по рассказам охотников не было ни одного случая в горах, чтобы снежный барс мог напасть на человека с целью употребления в пищу. Снежные барсы нападают на людей в самых исключительных случаях. Если человек находится вблизи лежбища детёнышей снежного барса или если снежный барс ранен, то он может защищаться от возможного нападения.
       - Зря пришли сюда. - разочарованно, сказал Сафронов Виталий, когда мы увидели черные пятна на скале.
       - Это всего лишь слой гранита в известняке. - добавил геолог Евсюков Иван. - Такое иногда встречается.
       Мы дальше ни стали продвигаться в расщелину между скал. Так как даже издали было видно, что в скалах известняка имеются прослойки более темных парод. Здесь даже на добычу гранита мало сырья. Можно было возвращаться обратно в базовый лагерь. Мы развернулись было идти обратно, как вдруг сверху в нашу сторону посыпался щебень от скал. Мы тут же посмотрели наверх и увидели снежного барса, который буквально сливался своей маскировкой серо-белой шерсти с цветом огромной скалы зависшей над нами.
       - Какой красавец! - с удивлением, тихо воскликнул егерь Макеев Илья. - Вот бы моей жене шкуру, точнее мех, на шубку.
       - Даже не думайте стрелять! - тихо предупредил егеря Сафронов Виталий. - Нас тут же накроет лавиной.
       - Прекрасно это знаю. - сказал егерь Макеев Илья. - Он все равно нам не опасен. Перед нами всего лишь любопытный годовалый котёнок. Нам надо опасаться его мамашу, которая сразу может напасть на нас.
       - Давайте медленно выходить отсюда. - предложил егерь Лазарев Пётр. - Не будем провоцировать барсов нападать на нас.
       Стараясь не шуршать ногами по камням, мы осторожно вышли из расщелины между скал в безопасное место. Когда мы были на удалённом расстоянии от котёнка снежного барса, как вдруг увидели огромную кошку, которая в несколько прыжков оказалась возле своего котёнка. Не обнаружив возле своего котёнка, никакой опасности, мамаша дала хорошей трёпки своему детёнышу, который по своей глупости мог погибнуть от руки самого страшного врага, каким мог стать человек. Вскоре оба снежных барса исчезли из нашего вида. Тут же поспешили по зелёной поляне к повороту ледника, где уже был разбит лагерь к ночлегу. За ужином мы рассказали своим коллегам за нашу встречу со снежными барсами. Егеря почти в один голос стали рассказывать нам о том, что снежные барся в Фанских горах стали большой редкостью. Скорее всего, причиной тому ни браконьеры, которые редко встречаются среди местного населения. Возможно, сокращением численности снежных барсов в Фанских горах стало резкое потепление, которое не очень-то любят снежные барсы. Снежные барсы просто перекочевали в более холодные места повыше в горах.
       Могу быть, конечно, другие причины, повлиявшие на сокращение численности снежных барсов в этих горах. Снежные барсы в основном питаются горными козами, численность которых сократилось как раз от браконьеров. Ведь со времени начала перестройки в Советском Союзе суда стали наезжать любители охоты со всего белого света. Охотников интересуют горные козы, разновидность которых здесь огромная по сравнению с горами в других местах. Одни только винторогие козлы, архары и снежные бараны чего стоят. Раньше разных коз здесь в горах тысячи были. Сейчас даже не большие стада редко можно встретить.
       Конечно, разные байки, были, небылицы можно слушать от егерей хоть круглые сутки. Но мы прилетели сюда в горы не отдыхать, а работать. Поэтому после ужина Сафронов Виталий сказал всем ложиться спать. Так как рано утром до рассвета свернём свой лагерь. С первыми лучами солнца начнём исследовать близлежащие расщелины в горах. Пока погода солнечная в горах. Нам надо хорошо поработать с поиском мумие. В этих неизведанных никем местах обязательно должны быть большие источники сырья мумие.
       Прошла почти неделя нашего похода в горах с целью поиска сырья мумие. Нашли несколько небольших прожилок в скалах и две чаши с мумиё между камней. Пометили эти места у себя на карте и специальными знаками белой масляной краской на скалах. Все то, что было найдено нами, не является промыслом на долгие годы. Такие места старатели очищают за одну неделю. Надо найти огромные залежи сырья мумие. Старики в горах говорят, что раньше здесь были целые озера чёрной смолы. Но с годами все куда-то исчезло. Просочилась смола сквозь почву, растворилась с водой или люди вычерпали всю целебную массу? Точно никто не может сказать, куда деваются несметные богатства гор. Но то, что мумие по своей стоимости приравнялось с золотом, это видно даже в нашей работе. Одних только денег на поиски сырья мумие ухлопали уже много миллионов рублей. Но когда растёт спрос на товар, тогда растёт предложение в цене.
       - Если до конца ледника мы не найдём ничего хорошего, то перейдём искать на другую сторону ледника. - сказал нам, Сафронов Виталий в дождливый день, когда мы целые сутки просидели в пещере просушивая своё мокрое белье над костром у входа в пещеру. - После прохождения ледника с двух сторон, в долине будем обрабатывать обе стороны в ущелье. Пока можно будет перебираться через мелкую речку. Как горная река будет нам не доступна к переправе. Тогда выберем самый огромный склон горного хребта и пройдём его до самого последнего дня нашего сезона. Как дожди станут частыми, так вызовем к себе вертолёт.
       После дождя наступил день работы второй группы. Наша группа спустила все наше снаряжение ближе к леднику. Мы стали по очереди перетаскивать наш груз вниз окончанию ледника. Если сегодня вторая группа ничего не найдёт из сырья мумие. Тогда за один день всем отрядом поднимемся к началу ледника с другой стороны и на следующий день обратно по очереди группами станем исследовать каждую расщелину. Пока вторая группа занималась поиском сырья мумие в расщелинах между гор, мы устроили банно-прачечный день в своём отряде. Как раз здесь в конце ледника Ходжамафрач начиналась одноименная горная речка, которая затем из множества притоков становилась горной рекой Ханака.
       Здесь можно было хорошо отдохнуть за прошедшую неделю. Было место, где постирать своё смазанное нашим жиром белье. Можно было искупаться в искусственных чашах в нагретой на солнце прозрачной воде. В небольших заводях есть много мелкой рыбёшки, которую можно просто выбросить руками из водоёма, а после использовать себе на уху. Продукты на уху у нас имеются. Есть возможность отдыха на славу. Вот только без спиртных напитков, которые категорически запрещено брать в поход экспедиции в горах. Горы пьяниц не любят.
       - Пора второму отряду вернуться к нам в лагерь. - с тревогой, сказал Сафронов Виталий, когда во второй половине дня мы не смогли по рации связаться со второй группой. - Нет с ними связи по рации. Наверно у них батарейки сели на рации. Сколько раз говорил им, что надо обязательно брать с собой запасные батарейки и запасную рацию. Не такие уж они тяжёлые, чтобы повесить на пояс и двигаться с ними в горах...
       - Наверно что-то нашли интересное и задержались с исследованием. - попробовал облегчить беспокойство Сафронова Виталия. - От нас до расщелины больше километра. Возможно, заночевали в расщелине.
       - Ладно! Оставим этот вопрос до утра. - решительно, сказал Сафронов Виталий. - Если они утром не вернуться в наш лагерь, тогда мы все поднимемся к ним в расщелину. Снаряжение спрячем возле ледника.
      
      11. Трупное мумиё.
       Когда десять человек не ночуют в базовом лагере, то вполне понятно, что всем остальным не до сна. Целую ночь мы по очереди выходили из палаток и смотрели в ту сторону, куда ушли вчера с утра наши коллеги по экспедиции. Мы думали, что кто-нибудь из них догадается хотя бы зажечь факел, чтобы огнём в ночи обнаружить своё присутствие в расщелине между гор. Но, никто факел не зажёг и признаков жизни в той стороне из расщелины между скал мы не слышали. Мы так промаялись почти без сна до самого утра.
       - С собой берём рацию, медикаменты, оружие, пищу и личное снаряжение. - распорядился Сафронов Виталий. - Все остальное укладываем под ледник. Края ледника обрушим, чтобы никто ничего у нас не стащил.
       - Кто у нас стащит? - удивленно, сказал егерь Кочеров Равиль. - Здесь никогда не ступала нога человека.
       - Если ни человек, то хищник из-за запаха пищи может все порвать. - пояснил Сафронов Виталий. - Наконец после дождя поток воды может стащить наше снаряжение. Куски люда никто не осилит. Так что рушим лёд.
       Мы спрятали все своё запасное снаряжение под карниз нависшей льдины. Затем все десятеро встали на край карниза льдины и разом обрушили огромный кусок льдины, о чём тут же пожалели. Так как льдина оказалась настолько огромной, что теперь придется нам долбить льдину ледорубом на куски, чтобы добраться до нашего запасного снаряжения. Однако сейчас нам было не до снаряжения под льдиной.
       Надо нам искать своих коллег. Сафронов Виталий, в который раз попробовал связаться по рации со второй группой. Но обратно связь не получилась. Связь с "большой землёй" у нас будет только завтра во второй половине дня. Так что сегодня у нас нет никакой связи ни с кем. Придется во всем рассчитывать только на самих себя.
       Опыт в горах у нас почти у всех одинаковый. Так как среди нас все своей жизнью и профессией были тесно связаны с горами. Как в ежедневных поисках сырья мумие, так же сегодня мы выстроились в таком порядке, что в центре идут геологи, а по краям в окружении егеря с оружием наготове. Так удобно двигаться не только в целях безопасности, а также в целях прохождения сложного пути по снежным насыпям выше зелёной поляны.
       Дело в том, что у егерей снаряжение легче, чем у геологов. Поэтому геологам легче передвигаться по тропе, протоптанной в снегу егерями. Так скорость продвижения намного быстрее, чем идти прямо по снегу.
       - Странно?! Куда они могли деться? - вопросительно, сказал Сафронов Виталий, когда мы фактически упёрлись в скалу, где оборвались следы второй группы. - Можно подумать, что они прошли сквозь стену.
       - Сим-сим откройся! Меня не бойся. Твой хозяин и слуга. - сказал, шутя егерь Бектаев Исмаил слова Али бабы из сказки "Али баба и сорок разбойников". - Сим-сим не открывается. Нам надо, искать другой вход.
       - Ты ни к месту шутишь. - с тревогой в голосе, сказал Сафронов. - Лучше подумай, где группа?
       - Вы разве не чувствуете запах мумиё? - сказал, принюхиваясь к специфическому запаху.
       - Александр прав. - согласился со мной, егерь Асланов. - Здесь действительно есть запах мумиё.
       - Если есть запах мумие, то отсюда можно сделать вывод, что тут где-то есть вход, куда прошла вторая группа. - выдвинул своё предположение геолог Евсюков. - Нам надо искать само мумиё.
       - Прежде чем искать источник сырья мумиё, нам надо надеть марлевые повязки и приготовить противогазы. - распорядился Сафронов Виталий. - В закрытом пространстве запах мумиё может усыпить наш разум.
       Вся группа тут же достали из своих рюкзаков сумки с противогазами и повесили себе на плече, ближе к руке. Затем достали по одной упаковки марлевых повязок на лицо. Как только группа стала готова к передвижению. Так мы сразу разошлись по парно вдоль огромной стены. В поисках возможного в хода в то пространство, в котором находилось сырье мумие. Ведь действительно не просочилась группа сквозь стену.
       - Нашли! Нашли! - закричал геолог Глисак. - Есть проход в пещеру, откуда идёт запах мумиё.
       Мы сразу пошли в том направлении, где стояли геолог Глисак Сергей и егерь Макеев Илья. Там действительно была щель между скалами шириной больше двери, а высотой в десятиэтажное здание. Снизу и даже сбоку такую огромную щель не было видно. Так как щель была буквой "Г" и прикрывала вход в пещеру со всех сторон. Можно было подумать, что природа специально спрятало своё богатство от людских глаз.
       - На всякий случай приготовьте оружие и фонарики. - обратился Сафронов ко всей нашей группе.
       Мы обратно встали по парам, перед входом в таинственную пещеру. Первый пошёл егерь Лазарев Пётр с ружьём наготове. Следом за егерем прошел с фонариком Сафронов Виталий. За егерем Макеевым Ильёй прошел. Когда мы все оказались в пещере, то поняли, что пока нам оружие не нужно и фонарики тоже не пригодятся. Перед нами был огромный зал пещеры размером с огромный амфитеатр. Сверху с право от нас была огромная щель, сквозь которую пробивались солнечные лучи. Отчего в пещере было светло, как в освещённом зале. С левой стороны из огромной скалы просачивалось сырье мумие необработанного человеком. Рядом с источником сырья мумие было огромное чёрное озеро темно-коричневого сырья мумиё, которое было похоже на фруктовое желе. Только со специфическим запахом, но с тёплым испарением только что сваренного фруктово-ягодного киселя. Прямо хоть вытаскивай ложку и лопай до самого объедения.
       - Если получим документ на право пользования богатством, то мы миллиардеры. - сказал Евсюков Иван.
       - Нам вначале надо найти первооткрывателей. - придя в себя от увиденного, сказал Сафронов Виталий.
       - Они сидят где-то здесь. - сказал Макеев Илья. - Все никак не могут прийти в себя от богатства.
       - Вы знаете, однажды был в такой пещере, где не было звука. - с тревогой в голосе, сказал. - С той пещеры далеко ни все вышли живыми. Опасаюсь за вашу и за свою жизнь. Нам надо уходить отсюда...
       - То, что тут действительно почти нет звука. - сказал, а точнее подумал, Макеев Илья. - Так это все зависит от плотности сырья мумие, которое поглощает звук речи. Но в этом нет никакой опасности нашей жизни...
       Макеев ещё о чём-то размышлял или говорил. Но уже не следил за его речью или размышлением, в определении чего окончательно запутался. Сейчас в моей голове было столько много собственных размышлений, что никак не мог определиться в данной ситуации не только с местом своего нахождения, а также с размышлением о том, что произошло за сутки после того как из нашего вида исчезла вторая группа. Насчет того, что не было у нас связи с ними, тут все понятно. Просто отсюда нет никаких источников общения с внешним миром. Хорошо, что над нами имеется хотя бы источник притока кислорода из атмосферы. Иначе мы уже были бы трупами при входе в замкнутое пространство данной пещеры.
       Где господствует источник сырья мумие до конца неизученного человеком. Никто до сих пор не знает, откуда появляется биологическое сырье темно-коричневого цвета с непонятным специфическим запахом и загадочным свойством. Сейчас загадка совсем в другом. Куда могла деться группа в десять человек? Словно растворились.
       - Может быть, они растворились в этой смоле? - проявил своё размышление Макеев Илья, словно прочитал мои мысли. - Посмотрите на куски, которые торчат из смолы. Там кости разных животных или даже людей.
       Обратил внимание на то место, которое указал Макеев. Там действительно были кости животных и возможно даже людей. Но не нужно было быть специалистом по биологии или по анатомии, чтобы визуально определить, что возраст этих почти окаменевших костей исчисляется многими столетиями. Давно известно, что к источникам смолы мумиё приходят люди и животные, чтобы исцелиться от различных недугов. Вполне возможно, что ни всем приходилось излечиться. Некоторые умирали прямо рядом с целебными источниками смолы мумиё. Затем истлевшие скелеты с годами покрывались источниками едкой смолы мумие и сами превращались в целебную смолу.
       - Этим останкам скелетов людей и животных много столетий. - подсказал своим коллегам. - Нам надо искать живыми своих коллег. Может быть, наши коллеги где-то рядом вполне живые и ждут нашей помощи.
       - Александр прав. - согласился с моими выводами Сафронов. - Нам надо искать наших коллег.
       Мы стали осторожно обходить чёрное озеро с древними останками скелетов животных и людей. Древняя тропинка вокруг смолянистого озера, протоптанная за многие столетия или даже тысячелетия, уводила нас в глубину гигантской пещеры, которой не было видно конца и края. В некоторых местах нам приходилось обходить по тропинке огромные черные столбы, которые образовались из сталактитов и сталагмитов выросших, а затем окаменевших из черных потоков сырья мумиё. Здесь всюду было присутствие смолы мумие, а также тех людей и животных, которые приходили сюда лечиться или найти свою смерть.
       - Не ходите туда. Там золото и смерть. - вдруг, услышал знакомый голос или почувствовал мышление.
       Повернулся в сторону исходящего звука или разума и остолбенел от того, что увидел перед собой. В луже собственной крови лежал Турдыев Махмуд. Из его груди торчал кусок чёрного камня, на который видимо, наткнулся Турдыев во время своего бегства от какой-то опасности. В руках у него был жёлтый кусок какой-то пароды. Даже при первом взгляде можно было догадаться, что это был кусок золота. Мы никак не могли помочь Турдыеву Махмуду. Видимо у него хватило сил только дождаться нас. Прямо перед нашими глазами тело Турдыева обмякло, а из разжатой ладони в чёрную смолу упал кусок золота. Нам ничего не оставалось, как только убедиться в том, что Турдыев Махмуд мёртв. Мы ни стали беспокоить труп Махмуда. Теперь никто и ни что не испугает нашего коллегу, который в скором будущем пополнит коллекцию костей животных и людей, находящихся в этом несметном богатстве чёрного озера.
       - Нам надо быть предельно осторожным, чтобы не наткнуться на острые камни, как это случилось с Турдыевым Махмудов. - предупредил нас Сафронов Виталий. - Мы должны найти людей, оставшихся в живых.
       Не успели мы пройти десятка метров от трупа Махмуда, как в чёрной каше смолы мумие увидели следующий свежий труп, лицо которого находилось в чёрной смоле, но по охотничьему ружью рядом с трупом можно было определить, что это был один из егерей. Так как на трупе не было никаких признаков насилия, то можно было лишь догадываться, что егерь поскользнулся и упал в чёрную кашу смолы мумиё, откуда больше не смог подняться. Рядом с трупом егеря в смоле также поблёскивал жёлтый кусок пароды.
       - Не понятно, что тут произошло. - поразмыслил вслух о том, что мы увидели. - Но если мы обнаружим ещё один труп, то нам дальше следовать весьма опасно. Турдыев перед смертью отчётливо сказал, что нам нельзя ходить туда, так как там золото и смерть. Может быть, нам лучше повернуть обратно?
       - Пока нам здесь ничто не угрожает, то надо пройти ещё хотя бы немного. - сказал Сафронов.
       Однако далеко нам идти не пришлось. За первым же поворотом тропы вокруг чёрного участка обрушенной скалы мы увидали несколько кусков жёлтой пароды и рядом с ними три трупа наших коллег. Тут мы все сразу сообразили, что дальше идти бесполезно. Нас ждут очередные трупы наших коллег, а также жёлтые куски скальной пароды, которая принесла непонятную смерть нашим коллегам. Надо было уходить отсюда.
       Не успели мы повернуться в обратную сторону, как вдруг в нашу сторону пошло какое-то колебание. Буквально инстинктивно в одно мгновение напялил себе на голову противогаз и повернулся спиной к волне, ударившей меня в спину. Волна прокатилась из глубины пещеры в сторону выхода и тут же стихла. Посмотрел себе под ноги и увидел рядом с собой тела своих коллег. У меня не было ни секунды на размышление. Как мог быстро, стал натягивать на головы лежащим их противогазы. Затем стал пытаться привести коллег в сознание. Видимо ни все успели надышаться ядовитого газа. Несколько человек стали откашливаться. Кто пытался сорвать с себя противогазы, тех буквально бил ладонью по щекам, чтобы они пришли в себя и поняли, что без противогазов их ждёт смерть.
       Из десяти человек нас осталось лишь половина. Остальным моя помощь больше не пригодиться. Уцелевшим надо было спасаться из пещеры смертей. Стал вытаскивать парней, оставшихся живыми в сторону выхода из опасной пещеры. Большинство из них были в шоке и никак не могли сообразить, как поступать дальше. Поэтому каждому давал встряску и толкал впереди себя до того места где можно было разобраться с нашим продвижением к выходу из пещеры. Едва только мы наконец-то стали соображать, что к чему, как вдруг под нашими ногами все задрожало. Началось самое настоящее землетрясение, которое в Таджикистане бывает на много чаще, чем снег зимой. Мы, тут же не сговариваясь, кинулись бежать в сторону выхода. Но когда на наши головы сверху посыпались камни, то мы сообразили, что бежать по тропе опасно для жизни. Мы прижались к скале внутри пещеры. Стали ждать, когда наконец-то прекратиться землетрясение, которое длилось минут пятнадцать.
       Когда землетрясение прекратилось, так мы сразу поняли, что заживо попали в ловушку. В том месте, где был выход из пещеры, образовалась огромная груда камней в несколько тон. Разобрать такой завал нам было не под силу. Оставалось вспомнить свои способности лазить по горам. Хорошо, что на нас было альпийское снаряжение, с которым можно было забраться даже на отвесную стену. Нам надо было спешить. Так как в любой момент мог быть выброс ядовитого газа или могло новое землетрясение завалить нас.
       После того, как все стихло вокруг нас, мы поняли, что нас стало ещё на одного человека меньше. Недалеко от нас под куском скалы лежал Асланов Шамиль. В живых остались Сафронов Виталий, Черевков Александр, Евсюков Иван и Барщук Степан. Все наши егеря погибли. С риском к своей жизни прошёлся почти до конца опасного места. Собрал четыре охотничьих ружья и патронташи с боевыми патронами. Затем прошел ещё раз за скобами и карабинами.
       Пока геологи готовили через завал в скале страховку к нашему выходу, на свой страх и риск ходил по пещере и собирал в одну кучу то, что может пригодиться живым в длительном походе к дому. Теперь мы уже точно не могли наладить связь с "большой землёй", так как у нас не осталось целыми ни одного источника связи. Хорошо, что у каждого были фонарики, это могло нам пригодиться к выходу из пещеры.
       Так как до наступления ночи осталось часа четыре, а мы ещё в пещере. Благодаря своему опыту в горах, а также своей сноровки, мы выбрались на вершину скалы к наступлению ночи. За это время гора трижды отрыгивала свой ядовитый газ, но мы постоянно были в противогазах и кроме того находились далеко от источника ядовитого газа.
       До выхода из пещеры несколько раз было небольшое землетрясение, но это никак не повлияло на нашу страховку в скале, по которой мы выбрались наружу. Однако не очень были рады своему спасению. Так как за пределами пещеры начался проливной дождь, который поливал буквально всю ночь. Мы беспокоились, что умрём от сильного переохлаждения. Бог был немного милостив к нам. Пока мы сидели всю ночь под проливным дождём, в это время сошёл селевой поток с гор. Завалило снегом, щебнем и камнями все вокруг. В том числе и пещеру под нами почти наполовину. Из всего селевого потока торчала лишь одна скала с нами на её вершине. Зато утро было такое солнечное, что от нас шёл пар. Мы так сильно распарились, что ели сдерживались, чтобы не раздеться. Вот только на спуске с острия скалы нас обратно постигла беда. Когда во время сцепки страховки Барщук Степан передёргивал карабин на другую скобу, из щели в скале выскочил металлический костыль с кольцом.
       Страховка не выдержала тяжести Степана вместе с его снаряжением. Барщук упал головой вниз прямо на камни у наших ног. Голова буквально раскололась на куски. Барщук Степан умер. Если так можно сказать об умершем, то повезло одному Степану. Из семнадцати погибших коллег был похоронен по-человечески один только он. Мы разрыли в куче селевого патока яму глубиной по пояс. Завернули тело Барщук Степана в разные одежды из его снаряжения. Положили труп Степана в вырытую ямку. Засыпали ямку щебнем и обложили кусками скальной пароды, чтобы хищники по запаху не раскопали труп Степана. Помолились, как могли над могилой Степана и спустились вниз.
       В низу нас ждала новая неудача. Во время сильного дождя и селевого потока, то место где мы спрятали под ледник своё снаряжение, все буквально сравнялось в один селевой поток. Даже зелёной полянки не осталось, по которой можно было определить расположение нашего запасного снаряжения под куском ледника. У нас была небольшая надежда на то, что в снаряжении под льдиной осталась запасная рация и запасные батарейки к возможной связи с "большой землёй". Теперь у нас вообще не было никакой надежды на связь.
       - У нас осталось много пищи, чтобы нажраться перед смертью. - по-чёрному пошутил Сафронов Виталий. - Осталось много оружия, чтобы застрелиться, а также осталось много верёвок, чтобы повесится на скале.
       - Нам нельзя никак унывать. - решительно, заявил. - Мне в горах приходилось бывать в разных ситуациях. Однако каждый раз выходил из самых страшных ситуаций в горах. Домой всегда возвращался целым и невредимым.
       - Ты и в этот раз вернёшься домой живым. - с грустью, сказал Евсюков Иван. - Лишь мы останемся лежать мёртвыми в горах.
       - Брось ты болтать всякую чушь. - разозлился не на шутку. - Нам больше ничего не угрожает. Мы находимся вдали от опасности. Нам осталось только спуститься до ближайшего населённого пункта или дождаться в пути, когда нас отыщет вертолёт. Ведь мы уже три дня без связи. Нас наверняка давно ищут...
       Евсюков Иван больше ни стал слушать меня, поднял своё снаряжение и направился вниз к горной реке, где нам можно было найти дрова на костёр и высушить своё белье. Ведь мы фактически сутки мокрые с головы до ног и ничего горячего ни ели. Надо где-то развести костёр. Просушить мокрое белье и покушать чего-нибудь горячего, что можно разогреть в воде над костром. У нас много полуфабрикатов супового набора.
       Мы половину дня прошли вдоль горной реки, но ничего не нашли, чтобы разжечь костёр. У нас больше не было ни каких сил тащить на себе всю тяжесть, которую мы подняли из смертоносной пещеры. Евсюков Иван так сильно стал сдавать, что через каждый пройдённый километр что-то выбрасывал из своего снаряжения. Когда мы поняли, что без отдыха Евсюков не дотянет до костра, мы решили заночевать. Вся наша ночёвка состояла в том, что мы нахлобучили на свою мокрую одежду все то, что было у нас в рюкзаках и в таком обряде сели в середине зеленой поляне на свои рюкзаки спинами друг к другу, чтобы хоть так поддержать друг друга в ночлеге до утра. Дальше можно было найти в долине какие-то старинные развалины. Там всегда можно найти дерево для костра, который нас высушит и накормит горячей пищей. Когда перед рассветом встал со своего рюкзака, чтобы размять свои отёкшие от позы ноги, то сразу понял, что нас стало на одного человека меньше. Евсюков Иван просто съехал после того, как перестал быть ему опорой. Потрогал его лицо рукой. Евсюков был холодный, как кусок льдины. Ничто в его теле не напоминало недавно живое тело человека. Парню было всего тридцать лет от его рождения.
       Сафронов словно заранее знал, что ночью умрёт Иван. Когда проснулся Сафронов Виталий и увидел, что Евсюков мёртвый, он просто стал долбить землю ледорубом рядом с трупом. Когда яма была настолько глубока, чтобы можно было похоронить труп, то Сафронов просто столкнул труп Евсюкова Ивана вместе со снаряжением и закидал его землёй. Не принимал никакого участия в похоронах Евсюкова Ивана. Просто стоял и смотрел, как его похоронит Сафронов Виталий. До меня никак не могло дойти состояние души и тела Сафронова Мне хотелось понять какой сейчас Виталий. Сошёл с ума после гибели отряда или вполне нормальный.
       - Ну, чего ты стоишь, как истукан? - как ни в чём не бывало, спросил меня Сафронов Виталий. - Пойдём искать дрова, чтобы высушиться и поесть горячего. Иначе тебе придется утром похоронить меня от холода.
       Ничего ни стал говорить Сафронову Виталию. Просто поднял своё снаряжение и пошёл следом за ним в поисках дерева на растопку костра. Ведь не может быть такого, чтобы вся долина была без единого куска древесины или хотя бы сухого кустика, с которого можно разжечь себе костёр. Если мы сегодня не обсушимся и не обогреемся, то на утро может быть два трупа. Нас некому будет хоронить. После того, как мы выбрались из заваленной пещеры с несметным богатством сырья мумие и кусками породы золота, а также с трупами наших коллег по экспедиции. Внизу долины и где-то в горах были слышны взрывы снарядов и треск пулемётных очередей. Иногда в воздухе далеко от нас появлялся военный вертолёт, который наносил ракетные и пулемётные очереди по горным вершинам и расщелинам в скалах.
       Отсюда можно было сделать вывод, что хрупкое перемирие в горах закончилось. Гражданская война в Таджикистане продолжилась. Сейчас в эту бойню втянуты русские солдаты. О нас все забыли. Никому нет никакого дела до нас. Жизнь человека потеряла свою цену. Больше интереса у всех к военным событиям. Почти в конце дня мы добрались до каких-то старинных развалин, где когда-то жили люди, а сейчас были лишь полусгнившие старые стены каменного сооружения и какие-то признаки бывшей крыши сгнившего дома. Мы с большим трудом содрали с бывшей крыши несколько досок почти сгнившей крыши.
       Из своих документов по экспедиции, а также из нескольких рубах входивших в комплект специальной одежды, мы разожгли небольшой костёр, на котором просушили гнилые доски с бывшей крыши и затем раскололи сухие доски на костёр. Почти к ночи наконец-то разожгли настоящий костёр, на котором высушили своё мокрое белье и подогрели из полуфабрикатов суп в котелке. Впервые за трое суток мы по-настоящему наелись.
       - Теперь нам и помереть не грех на сытый желудок. - по-чёрному, обратно, пошутил Сафронов.
       Ничего ни стал говорить Сафронову Виталию на его чёрный юмор. Просто хорошо погрелся у костра и вскоре стал готовиться ко сну. У нас утром обратно длинная дорога до места жительства обычных людей. Надо хорошо отдохнуть и хорошо выспаться, чтобы завтра двигаться вниз долины. Нам теперь ничто не может угрожать. Мы сытые и сухие. В рюкзаках продуктов полуфабрикатов столько много, что хватит на месяц нашего путешествия. Лишь бы нас по ошибке не обстреляли с вертолёта или вооружённые банды. Ведь мы сейчас с воздуха и с гор у всех без исключения, просто движущиеся мишени, которые надо поражать.
       Как только утром первый лучик солнца стал щекотать мое лицо, сразу открыл глаза, чтобы осмотреться вокруг себя. В сухом углу старинных развалин, где мы вчера развели костёр, чтобы высушится и приготовить тёплое место к ночлегу, лежал рюкзак со снаряжением Сафронова Виталия. Самого хозяина снаряжений рядом не было. Наверно пошёл отлить где-то за углом или по нужде побежал оправляться в кусты. Мне ужас как захотелось пить. Хорошо, что рядом со старинными развалинами был небольшой родник, из которого когда-то люди пили живительную влагу. Затем люди отсюда ушли по неизвестной никому причине. Может быть, здесь была война ещё во времена Тамерлана или какая-то болезнь скосила людей. Остались только развалины от места жительства обычных людей. По огромным каменным стенам можно было определить, что здесь были не просто кибитки бедных дехкан (крестьян), а стояли целые хоромы зажиточных людей. Причём по нескольким развалинам на большой площади легко было представить, что здесь жили не меньше тысячи человек. По тем временам это почти ханство местного значения со всеми условиями жизни.
       После того, как досыта напился родниковой воды, обратно вернулся к месту нашего ночлега. Наши снаряжения лежали на месте, но Сафронова Виталия рядом не было. Вытащил наши снаряжения из развалин на лужайку, чтобы погреться вместе со снаряжениями на солнце, которое выбралось из-за гор и грело землю так сильно, что сочная трава чуть ли не перед моими глазами быстро тянулась из земли к солнцу. Прошло примерно около часа времени после того как проснулся. Сафронова все также не было видно рядом с развалинами. Куда он запропастился совсем не понятно. Может быть, нашёл что-то среди старинных развалин и капается в своей находке. Надо поискать Виталия и напомнить ему, что мы сейчас не на прогулке, а в пути к своему дому. Пока погода хорошая надо двигаться быстрее. Здесь в открытом пространстве огромной долины нет пещер или каких-то мест пригодных к укрытию от дождя.
       Рядом со мной на площади, примерно, двух километров больше десятка старинных развалин. Где тут искать Сафронова Виталия? Надо бы покричать, но горло так сильно воспалилось от чего-то, что даже трудно дышать, а не то, чтобы кричать. Придется заглядывать в каждую развалину. Возможно он где-то рядом. Нашёл он время, когда лазить по развалинам. Здесь давно до нас все перекопано искателями клада и приключений. Как кроты все перерыли. Наверно кому-то повезло. Нашли клад и стали богатыми, а мы в пещере даже кусочка золота не прихватили с собой. Так как жизнь нам была дороже золота. Хорошо, что, хотя бы мы двое уцелели. Иначе бы никто не смог бы узнать о месте захоронения почти двух десятков человек.
       Мои исследования нескольких старинных развалин, не привели ни к какому результату поиска своего коллеги по экспедиции. Когда подошел к развалинам с брёвнами от сгнившей крыши, то сразу понял, что остался в живых один из целого отряда поисковиков сырья мумие. Прямо с улицы было видно, что через полусгнившее бревно бывшей крыши перекинута страховочная верёвка, которая может выдержать до тонны любого груза. Сафронов Виталий висел в петле так высоко, что было удивительно, как он вообще ухитрился забраться на такую высоту, чтобы повеситься на почти сгнившем бревне. Наверно где-то забрался по стене на бревно. Затем прополз по скользкому бревну на середину.
       Замотал страховочную верёвку через гнилое бревно. Сделал петлю на верёвке ближе к бревну. Надел петлю себе на шею и соскользнул с бревна в петлю. Непонятно мне одно. Зачем проделать столько много труда, чтобы покончить жизнь самоубийство, когда у нас есть охотничьи ружья. Достаточно было наставить ствол охотничьего ружья к голове и нажать курок. Наверно не хотел меня будить выстрелом из охотничьего ружья. Как теперь мне его труп снимать, чтобы похоронить? Лазить по бревну не буду. В отличие от Сафронова Виталия, мне хочется вернуться домой живым. Приходилось бывать в более сложных обстоятельствах в горах, но все равно всегда выживал. Вернулся обратно на лужайку к нашим снаряжениям. Перетащил все к развалинам, где в петле весел труп Сафронова Виталия. Взял в руки ледоруб и принялся ковырять мягкую землю ледорубом под трупом Сафронова.
       От ледоруба толку было мало. Тут вспомнил, что у нас в снаряжении имеется небольшая раздвижная лопатка, предназначенная к сбору сырья мумие. Это конечно не совковая лопата к рытью могил на кладбище, но все равно на много лучше, чем рыть мягкую землю под могилу ледорубом. Почти целый час проковырялся в земле, пока наконец-то вырыл яму размером с могилу. Пошёл к роднику вымыл лопатку. Помыл руки и почистил брюки от грязи. Затем вернулся обратно к своим снаряжениям. Забыл, когда в последний раз стрелял из охотничьего ружья. Вроде перед самой службой в армии стрелял с друзьями по банкам возле реки Терек за Бесланом. Больше никогда не держал в руках ружье. Двадцатый калибр двух ствольного ружья с патронами заряженными пулями и картечью, это настоящее боевое оружие. С таким мощным охотничьим ружьём могу повоевать с моджахедами, если они вздумают напасть на меня. По состоянию ружья в чехле видно сразу, что из этого ружья ещё никто не стрелял.
       Сейчас узнаю, как стреляет охотничье ружье. Заодно проверю своё знание по стрельбе из охотничьего ружья. С одного раза, как в кино, мне не удалось прострелить верёвку на почти сгнившем бревне. Хорошо, что хоть в бревно попал. Пришлось провести четыре выстрела, прежде чем перебил густо намотанную страховочную верёвку. Труп Сафронова Виталия качнулся и рухнул в вырытую мной яму под его могилу. Пораненное пулями бревно слегка качнулось от снятого напряжения, хрустнуло и переломившись на середине рухнуло прямо на труп Сафронова. Таким образом, бревно как бы утрамбовало труп к земле в глубине могилы. Можно сказать, что труп Сафронова Виталия уложился с помощью бревна на своё место.
       Переломанное сгнившее бревно было грязное и липкое, к тому же очень большое и не под силу мне, чтобы вытаскивать такое омерзительное бревно из могилы. Мне пришлось закидать труп Сафронова Виталия вместе с гнилым бревном, торчащим из могилы в разные стороны. Где-то к середине дня покончил с похоронами. В который раз пошёл мыться и чиститься к роднику. Затем пересмотрел все своё снаряжение, которое мог нести с собой. Оставил при себе только сухие продукты питания. Два патронташа с патронами и одно охотничье ружье. Второе ружье разобрал на части и раскидал в разные стороны, чтобы никто не смог использовать ружье против животных и против человека. Никто не должен умереть от этого оружия.
       Не знал, что меня ждёт дальше за древними развалинами. Может быть, не скоро будет жилье или хотя бы такие развалины, где можно будет переночевать или хоть частично укрыться от дождя, который в горах летом может пойти в любое время. Поэтому стоило переночевать на краю древних развалин, чтобы до зари выйти отсюда и за день пройти как можно дальше по длине. Вполне возможно, что выйду к жилью людей. На краю древнего поселения выбрал развалины, которые можно было как-то приспособить к ночлегу. Натаскал туда множество сухих веток и кусков гнилой древесины от былого жилья. Хорошо, что у нас с собой было много зажигалок и сухого спирта к горелкам приготовления горячих продуктов в горах.
       Так что у меня не было особого труда, чтобы разжечь костёр, который жёг до того долго, пока не просушил большое пространство к своему ночлегу. Мне никак не хотелось умереть в горах от сырости или от простуды. Когда все было согрето и просушено в уютном углу среди развалин. Тщательно расчистил согретое место от возможных углей. Разложил своё тряпье под ночлег. В нескольких шагах от своего ночлега разжёг костёр ни столько для тепла, а сколько для своей безопасности от нападения на меня возможных хищников, следы которых были видны всюду около древних развалин. После чего с заряженным ружьём лёг спать. В течение ночи, когда меня будил вой хищников, подбрасывал в костёр дрова и обратно засыпал.
       Окончательно проснулся задолго до рассвета. В последний раз побросал в костёр все то, что могло гореть. При свете костра собрал своё снаряжение. Внимательно посмотрел на место своего ночлега, чтобы ничего здесь не забыть, что может пригодиться мне в пути к дому. Убедившись в полной готовности к своему движению, выбрался из развалин, приютивших меня на ночь и медленно двинулся вниз по долине. Не успел пройти километра от места своего ночлега, как в тёмном небе появился военный вертолёт.
       Подумал, что возможно вертолёт ищет нас. Хотел было вытащить фонарик, чтобы светом фонарика указать вертолёту место моего нахождения в темноте ночи. Но в это время вертолёт сделал круг над развалинами и выпустил два снаряда туда, где догорал мой костёр. Видимо с вертолёта подумали, что там ночуют банды моджахедов. Вот решили усмирить моджахедов двумя точечными ударами из выпущенных туда снарядов.
       Откровенно говоря, был в шоке, когда от взрыва снарядов от древних развалин осталась груда камней. Вот если бы сейчас решил там ночевать до рассвета, то от меня после взрыва двух снарядов остались бы одни кусочки мяса на съедение голодных хищников, которые всю ночь лазили вокруг древних развалин, принюхиваясь к тому, что можно было съесть. Слава Богу, что он поднял меня такую рань и выпроводил из развалин перед тем, как эти древние развалины от взрыва двух снарядов превратились в груду камней. После такой провокации против меня со стороны русского военного вертолёта, мне нужно было принять все меры предосторожности, чтобы меня днем не обстрелял вертолёт. Ведь днем здесь как на ладони. Меня могут просто расстрелять с военного вертолёта. Поэтому мне надо до рассвета пройти открытую местность. Затем найти место отдыха днем. Теперь придется передвигаться только ночью и обходить кишлаки до самого цивилизованного населённого пункта, где меня не пристрелят словно шакала, а хотя бы арестуют и сдадут в милицию до восстановления моей обросшей личности. Сейчас меня даже мама не узнает. Мне понадобилось три дня пути, точнее, три ночи пути двигаться по правому берегу реки Ханака, пока наконец-то выбрался на левом берегу реки Ханака на асфальтированную дорогу. Перед населённым пунктом Алмоси на рассвете избавился от своего оружия. Оставил при себе только сухой поек и личные документы, по которым могли меня признать за обычного человека, а не за снежного человека, который оделся в одежду обычного человека и разгуливает по населённым пунктам в поисках собственного пропитания.
       - Отец! Ты можешь мне сказать, как уехать отсюда в Душанбе? - обратился к чабану, который при виде меня едва не лишился рассудка. - Отстал от своей группы туристов и никак не могу выбраться с гор.
       Достал из внутреннего кармана свои документы. Старик дрожащими руками взял мой паспорт. Долго и внимательно всматривался в мою фотографию на паспорте. Затем также внимательно смотрел на мое обросшее лицо. Долго что-то размышлял. Видимо никак не мог поверить в то, что фотография в паспорте и обросшее лицо живого человека, это одна и та же физиономия, которую можно принять за человека.
       - Уважаемый! Тебя с таким лицом даже в наш кишлак опасно впускать. - рассудительно, сказал чабан, когда наконец-то пришёл в себя от временного шока. - От такого вида у нас в кишлаке собаки умрут от страха...
       - Так подскажи мне, где могу привести в порядок хотя бы своё лицо. - с таджикским акцентом, сказал старику. - Целый месяц был в горах. Там парикмахерской нет. Поэтому оброс. Заплачу за стрижку...
       - Твои деньги тебе пригодятся в дороге. - отмахнулся старик от моего предложения. - Вот если ты оставишь мне от себя что-то на память, тогда соглашусь своими руками постричь твою голову и твою бороду.
       - Кроме своих волос с бороды и с головы, могу тебе оставить свой рюкзак и все то, что в нем имеется. - шутя, сказал, старому чабану. - Мне все равно это больше никогда не пригодиться, а тебе останется память от меня.
       - Молодец! Ты уговорил! - радостно, воскликнул чабан. - Сейчас из тебя человека и конфетку сделаю.
       Мы ударили с чабаном по рукам, как заправские друзья и тут же направились в сторону кибитки, возле которой находилась отара большеголовых гиссарских овец. Несмотря на раннее утро в кибитке никто не спал. Женщины, мужчины и дети сновали туда-сюда по двору со своими делами. При виде меня все в начале оторопели. Но после того, как хозяин семейства дал им какие-то указания, вся семья засуетилась вокруг меня и во дворе. Дети принесли табурет ручной работы. Женщина по возрасту чуть моложе старика, видимо его жена, принесла какой-то сундучок, в котором оказались разные парикмахерские принадлежности.
       - Сними с себя одежду до пояса. Иди, помойся под краном. - указал мне старик на водяной кран в углу двора. - Когда будет чистой твоя голова и твоё лицо. Тогда буду тебя стричь. Грязный волос машинка не берет.
       Подросток принёс мне кусок хозяйственного мыла местного производства и большое льняное полотенце. От мыла и от полотенца, также как от всего, что было вокруг меня, исходил запах шерсти баранов. Таким хозяйственным темно-коричневым мылом с специфическим запахом мылся в своём далёком детстве лет сорок тому назад. Вот только сейчас понял, что тогда в детстве у меня не было вшей. От такого отвратительного запаха мыла наверно только люди могут выжить. Микробы и вошки наверно со страху или со смеху умирают от запаха и вида хозяйственного мыла. Надо после мыла хорошо отмыться водой из-под крана.
       Иначе меня с таким запахом в столицу не пустят, а у меня дома жена объявит общий карантин в семье.
       - Вот теперь от тебя человеком стало пахнуть. - усаживая меня на табуретку, сказал старик. - Сейчас будем тебя хорошо стричь и брить, чтобы на тебе не осталось ни каких признаков за месяц пребывания в горах.
       Пока старик стриг меня ручной машинкой для стрижки баранов. В это время взрослые парни, видимо дети старика, стали готовить огромный казан. Собрались вварить плов прямо во дворе возле большого танура, в котором уже жарились лепёшки. Женщины постелили ковёр на полуразвалившийся настил под деревом в углу двора. Стали готовить достархан к приёму гостя, которым конечно был. Других посторонних не было. На стрижку моих волос на голове и на бороде ушло минут тридцать. Когда мою голову и лицо освободили от волос, старик обратно отправил меня мыться под кран, чтобы освободить меня от волос после стрижки. Когда вернулся обратно на табурет. Рядом стоял медный тазик с признаками пены от хозяйственного мыла. Старик намылил мне голову голодной мыльной пеной с отвратительным запахом хозяйственного мыла. На кожаном ремне заправил бритву больше похожую на азиатские клинок и замахнулся над моей головой ужасно опасным оружием, при виде которого у меня по спине побежали мурашки тут же зажмурился.
       - Не бойся! Твой голова резать не буду. - засмеялся старик, при моем испуге. - Твой голова мне не надо.
       Рядом стоящие пацаны, видимо внуки старика, разом засмеялись. После пацаны что-то сказали взрослым на таджикском языке. Вся семья тут же стала хихикать, поглядывая в мою сторону. Тем временем старик, как заправский цирюльник, искусно избавлял мой вершину от того, что там ещё осталось от моей растительности. У меня уже не было страха от острого лезвия. Просто было неприятное ощущение от того, что по моей голове водят куском холодного металла. За всю мою жизнь мне впервые брили голову таким лезвием.
       Вообще никогда не ходил в парикмахерскую. Все услуги по стрижке и бритью оказывал себе сам перед зеркалом. В детстве меня стригла чаще всего тётя Надя, средняя сестра моей мамы. Иногда мама наводила порядок на моей голове. Сейчас впервые предстану у себя дома с такой начисто бритой головой.
       - Вот теперь ты совсем стал похож на человека. - радостно, сказал старик, довольной своей работой. - Иди в последний раз помойся под краном. Одень на себя одежду и подходи к моему достархану. Ты мой гость.
       Прежде чем помыться под краном, достал из своего снаряжения упаковку новых носков и чистую рубашку. Подошел к крану с водой. Помыл в холодной воде грязные носки и повесил сушить на ветки куста. Затем помыл ноги и надел на ноги новые носки. После чего хорошо помылся до пояса и надел на себя чистую рубашку. Когда навёл полный марафет над собой, лишь тогда прошел к достархану и без обуви сел на ковёр.
       - Послушай! Какой ты молодец! - в знак особого удовольствия, цокая языком, воскликнул старик. - Ты отлично знаешь древний обычай наших предков. Так себя ведут за достарханом самые культурные таджики.
       - Живу среди таджиков четырнадцать лет. - сказал, удивлённому старику. - Кроме того родом с Северного Кавказа. Родился и вырос среди мусульман. Кавказские обычаи горцев похожи на обычаи таджиков.
       После короткой молитвы перед достарханом старик сел на ковёр. Рядом с нами сели его четыре сына, которые по возрасту были чуть моложе меня. Старший сын старика положил мне в косу (чашку) горячий душистый плов из баранины. Другой сын старика разделил руками горячую лепёшку на четыре части. Жена старика принесла мне чайничек с горячим зелёным чаем и пиалу для питья ароматного зелёного чая.
       Когда наше застолье закончилось короткой беседой о мире и о семье, поблагодарил старика за хлеб и соль. Мы оба обратились с молитвой к Аллаху, чтобы на этом достархане всегда были хлеб и соль к встречи хороших друзей, чтобы мир и согласие были между народами. После торжественной речи обулся. Прошел к крану с водой в последний раз помыть жирные руки и лицо после плова. Там же собрал свои личные вещи, высохшие носки на кустике и все сложил в целлофановый пакет. С рюкзаком подошел к старику.
       - Отец! Это все принадлежит тебе за твоё особой внимание ко мне. - сказал, старику, протягивая рюкзак.
       - Эй! Слушай! Ты обижаешь меня. - растерянно, возмутился старик. - Просто тогда пошутил с тобой и все!
       - Это ни тебя обижаю, а ты обижаешь меня. - так же возмущённо воскликнул. - Ты мне оставил хорошую память о себе, когда приводил меня в порядок и угощал за достарханом. Тоже хочу оставить тебе память.
       - Слушай! Уважаемый! Ни богатый, чтобы принимать от тебя такие подарки. - стал отказываться старик.
       - Ты не волнуйся! С тебя не беру деньги за подарки. - настаивал на своём. - Эти подарки пригодятся твоим внукам. Рюкзак им пригодится в школу и в горах. Там есть импортные угощения, которыми они могут поделиться со своими друзьями по улице. Ты не имеешь право отказываться от моих подарков твоим внукам.
       - Ладно! Хорошо! Ты уговорил меня. - наконец-то согласился старик, насчет подарков своим внукам. - Ты возьми от меня горячие лепёшки в дорогу. Отсюда до Душанбе далеко. Тебе захочется кушать в дороге.
       Жена старика протянула мне упаковку из льняного полотенца с несколькими горячими лепёшками прямо из танура (глиняный кувшин выпечки лепёшек). Поблагодарил хозяйку и хозяина за гостеприимство. Последний раз бросил свой взгляд на двор, где внуки старика занимались дележом моих подарков. Старик проводил меня до дороги. В это время мимо кибитки старика проезжал грузовой автомобиль. Старик остановил машину.
       - Он тебя довезёт до Гиссара. - сказал мне, старик, после переговоров с водителем машины. - Дальше сам найдёшь дорогу к своему дому.
       Обнявшись со стариком в последний раз, как с близким родственником, забрался в кабину грузового автомобиля. Старая машина зафыркала и медленно стала набирать скорость. Напялил себе на глаза тёплую шапку, которая стала на лысой голове свободной. Мне хотелось просто отдохнуть до Гиссара после целого месяца безумных путешествий в горах. Надо было поразмыслить насчет разговоров в Душанбе.
       - Уважаемый! Мы приехали в Гиссар! - услышал, сквозь сон, голос водителя. - Дальше у меня нет дороги.
       - Спасибо! Извини, что заснул. - стал приходить в себя после сна. - Вот! Возьми за проезд до Гиссара.
       - Мне твои деньги не нужны. - отказался водитель от ста рублей. - С гостей в горах деньги не берут...
       - Тогда возьми от меня на память шапку. - сказал, водителю, протягивая свою меховую шапку. - Мне в Душанбе тёплая шапка вообще не нужна. Тебе тёплая шапка в горах пригодиться. Шапка совсем новая.
       - От шапки не откажусь. - улыбаясь, согласился водитель. - Хорошая память на голове мне не помешает.
       Мы оба засмеялись удачной шутки водителя. По-дружески пожали друг другу руки. Вышел из кабины грузового автомобиля. Машина тут же умчалась куда-то в глубину Гиссара. Оглянулся вокруг себя. Понял сразу, что нахожусь вблизи автобусной станции. В разное время по разным вопросам мне приходилось бывать в Гиссаре. Поэтому мог ориентироваться по Гиссару. Надо поехать домой автобусом. Наверно моя бритая голова принимала внимание не только солнца, а также людей. Так как почти каждый встречный поглядывал на меня и провожал меня с улыбкой. Видимо на фоне альпийской яркой одежды выглядел как-то не привычно с лысой до блеска выбритой головой. К тому же солнце так сильно припекало мне в лысину, что от перегрева можно было получить сильный солнечный удар и умереть среди города.
       После того, как один выжил из двух десятков человек нашей экспедиции в горах, то мне никак не хотелось сейчас умереть среди людей от солнечного удара. Сразу направился к небольшому магазину, в котором продавали головные уборы на все времена года. Прекрасно знал, что по размеру на мою большую голову не подойдёт не один головной убор. Поэтому выбрал себе в магазине серую вязаную шапочку.
       На автобусной станции в сторону Душанбе было не больше десятка пассажиров. Взял в пивном ларьке бутылку "Жигулёвского пива" и одну тоненькую палочку "охотничьей колбасы". После сытного завтрака у чабана в кибитке мне совсем не хотелось кушать. Просто хотелось выпить пива после месяца сухого закона во время экспедиции по горам за сырьём мумиё. Надо было как-то войти в ритм своей повседневной жизни. По расписанию до отъезда автобуса в сторону Душанбе оставалось десять минут. Допил своё пиво. Пустую бутылку отдал старушке, которая жадными глазами следила за моей пустой бутылкой, чтобы опередить своих конкурентов двоих алкашей облизывающих свою пустую бутылку из-под водки. Освободившись от своей пустой тары, подошел к автобусной кассе за билетом на автобус до Душанбе.
       От автобусной станции в Гиссаре, до нашего микрорайона "Зеравшан" при въезде в Душанбе ехать не больше тридцати минут. Все зависит от потока транспорта. В час пик и за час не преодолеешь такое расстояние. Сейчас было около двух часов дня. Кроме маршрутного автобуса на трассе почти нет транспорта. Поэтому сел на переднее сидение в салоне автобуса, чтобы не прозевать свою остановку. Не успел, как следует освоиться на своём месте в салоне автобуса, как на повороте появился ботанический сад, за которым следует наш микрорайон "Зеравшан". Тут же встал со своего места и подошел к выходу из салона у передней двери автобуса. Водитель кивком головы показал, что он в курсе насчет моего выхода из автобуса в микрорайоне "Зеравшан", окраину которого было видно от края ботанического сада.
       Автобус остановился прямо напротив моего дома с другой стороны начала улицы Путовского. Поблагодарив водителя за остановку, вышел из автобуса. Подождал пока рядом пройдут два легковых автомобиля и только после этого пересёк дорогу в сторону своего дома. На моих электронных часах было как раз такое время, когда мои младшие дети могут быть где-нибудь на игровой площадке за нашим домом.
       Старший сын Артур на работе. Жена тоже на работе в своей неведомственной охране милиции во Фрунзенском районе. У меня будет достаточно много времени, чтобы принять душ, переодеться в повседневную одежду и отправиться в офис к Насреддинову Хуршеду, чтобы наедине с ним разобраться во всех ситуациях, которые произошли со мной и с погибшей экспедицией. Ведь сейчас кроме меня никто не знает, что произошло в горах с целой экспедицией в поисках сырья мумиё. Надо взвесить все, чтобы меня не посадили за гибель экспедиции в девятнадцати человек. Мне трудно будет доказать свою невиновность в гибели стольких людей.
       - Папа наш приехал! - завизжала Виктория, как только вошёл в квартиру. - Насреддинов Хуршед только что был у нас. Спрашивал нас, когда ты должен вернуться домой. Можно подумать, что мы об этом знаем.
       - Раз сам Хуршед был у нас. - сказал, дочери. - Значить срочное дело. Надо ехать к нему.
       - Папа! Ты мне камушки красивые с гор привёз. - поинтересовалась дочь. - Ты сам обещал мне принести.
       - Извини! Совсем забыл, что у меня в рюкзаке камушки для тебя. - хлопнув себя по лбу, вскрикнул. - Сдал свой рюкзак на склад вместе с твоими камушками. В следующую экспедицию больше камешек принесу.
       Виктория насупила брови и отправилась в зал нашей квартиры заниматься какими-то своими делами с подружками, которых в нашей квартире было столько много, что можно было подумать здесь у нас не квартира, а пионерский лагерь, в котором отдыхают дети нашего микрорайона. Конечно, это дорого обходится нашей семье, особенно Людмиле с уборкой квартиры после таких гостей. Но это на много лучше, чем дети болтаются где-то по улицам города во время гражданской войны в Таджикистане. Когда всюду смерть. Мне понадобилось около тридцати минут, чтобы принять душ, одеться во все свежее и быть готовым к отъезду в офис Хуршеда. Прекрасно понимал, что сегодня у меня совсем не рабочий день. Поэтому решил не брать с собой кейс с документами по бизнесу. Решил на сегодня обойтись одним паспортом, который с начала гражданской войны в Таджикистане постоянно был в кармане моего костюма.
       - Виктория! Маме скажешь, что сегодня задержусь надолго в офисе у Насреддинова Хуршеда. - сказал, дочери перед выходом из квартиры. - Когда появится дома Артур, то пусть подготовит корреспонденцию.
       - Ой! Папа! Лысая башка, просит пирожка. Классно блестит! - завизжала от восторга Виктория, когда увидела мою бритую голову. - Папочка! Дай мне, пожалуйста, щёлкнуть тебе по лысине. Очень мне хочется!
       - Хорошо, что ты мне напомнила про лысину. Надо вязаную шапочку надеть, а то все будут просить щёлкнуть мне по лысине. - хватаясь за голову, сказал. - Давай щёлкой быстрее, а то мне надо идти на работу.
       Нагнул перед дочерью свою лысую голову. Виктория прицелилась и щёлкнула мне своим коготком по самой макушки. Мы оба вскрикнули от восторга. Подружки моей дочери наблюдали за нашей сценой и после щелчка дружно все зааплодировали в ладоши, словно получили восторг от хорошего циркового трюка. Мы с дочерью, не сговариваясь, стали кланяться под аплодисменты, как настоящие цирковые артисты. Затем осторожно вышел за дверь, как уходят, после представления артисты цирка за занавесь форганга. Мне сегодня везло с самого утра после встречи с чабаном в высокогорном кишлаке. Вот и сейчас едва вышел из своего дома на улицу, как увидел, что к нашей верхней автобусной остановке подруливает автобус как раз нужного мне маршрута. От нашего дома до автобусной остановки метров пятьсот. Но если взять в расчёт время на высадку пассажиров с автобуса и на посадку пассажиров на нашей автобусной остановке, то, несмотря на то, что мне надо бежать наверх, все равно должен успеть на нужный мне маршрут.
       - Ой! Спасибо, что вы меня подождали. - сильно запыхавшись, сказал водителю автобуса, когда почти на ходу заскочил в автобус, который уже собирался отправиться. - Мне за проезд до конечной остановки.
       Оплатив свой проезд на автобусе, немного отдышавшись от бега, а прошел в середину салона автобуса и сел на свободное место к окну. Мне надо было ехать почти через весь город и выходить на конечной остановке данного маршрута автобуса. Буквально в ста метрах от улицы, на которой находится офис Насреддинова Хуршеда. Надо всего лишь пройти в проулок и пройти двести метров до четвёртого жилого дома, который купил себе Хуршед специально под офис своего хорошо раскрученного бизнеса.
       - Как рад, что ты приехал после экспедиции сразу ко мне. - радостно встретил меня, Насреддинов Хуршед в своём офисе, когда его телохранители проводили меня к нему в кабинет. - Примерно час назад по пути из Гиссара заезжал к тебе домой. Думал, что ты прибыл из экспедиции и пока не пришёл ко мне в гости.
       - Ты знаешь, что с самого утра буквально преследую тебя по пятам. - усаживаясь за стол, сказал, Хуршеду. - Тоже с утра был в Гиссаре и оттуда буквально следом за тобой приехал к себе домой. Мне прямо с порога дочь сказала, что только что у нас был Насреддинов Хуршед. Вот сразу после экспедиции переоделся и приехал к тебе. У нас с тобой сегодня здесь будет очень серьёзный разговор...
       - Разговор потом. С начало плов, лагман, водочка. - остановил меня, Хуршед с разговором. - За обеденным столом все мне расскажешь. Думаю, что эта экспедиция была удачная. Теперь мы утрём нос конкурентам.
       Ничего больше ни стал говорить Хуршеду. Все равно ничего нельзя было изменить с тем, что погибла целая экспедиция. Надо было подойти к такому вопросу как-то осторожно, чтобы не перепугать до смерти Насреддинова Хуршеда. Ведь вся экспедиция финансировалась за его счёт и под его ответственность. Если все откроется, то ему придется не только полностью разориться с бизнесом, но также сесть за решётку.
       - Ну, давай рассказывай! Как прошла экспедиция с поиском сырья мумиё? - радостно потирая руки, обратился ко мне, Хуршед, когда мы хорошо отметили мое возвращение с длительной экспедиции в горах. - Наверно в этот сезон нашли столько сырья, что хватит нам с тобой на долгие годы.
       - Если рассматривать вопрос чисто с точки зрения сырья, то мы действительно нашли несметные богатства сырья не только мумиё, но также золота. - серьёзным голосом, стал рассказывать, Насреддинову Хуршеду о нашей экспедиции в Фанских горах. - Если говорить о людях экспедиции, то один остался живой...
       - Ты знаешь прекрасно, что уважаю твой юмор, даже чёрный юмор. - с неудачной ухмылкой, сказал Насреддинов Хуршед. - Но сейчас у тебя получился совершенно неудачный юмор. Так шутить не принято...
       - Совсем не шучу. - в серьёзном тоне, продолжил свой рассказ о нашей экспедиции. - Мы действительно нашли несметные богатства сырья мумиё и огромные залежи золота. Но в пещере с сырьём мумиё и с пластами золота был выброс из недр земли облака ядовитого газа. Кто успел надеть противогазы, тот выжил. Остальные умерли сразу. Следом за выбросом ядовитого газа началось сильное землетрясение. В результате чего из пещеры выбрались живыми всего четыре человека. В пути умерли трое. Живым дошёл только один.
       Почти целый час рассказывал Насреддинову Хуршеду все подробности гибели нашей экспедиции. Хуршед внимательно слушал меня и только дважды попросил меня показать по карте маршрут следования нашей экспедиции и то место, где мы нашли огромную пещеру с несметными богатствами сырья мумиё, а также залежи россыпи или кусков золотой пароды. Рассказал все до мелочей без утайки всех событий.
       - Меня постоянно удивляет то, что ты чертовски везучий человек. Особенно во время путешествий в горах. - после долгого размышления, сказал мне, Хуршед. - Если бы ты эту историю сейчас рассказал бы кому-нибудь другому, то тебя в лучшем случае просто сейчас застрелили и повесили бы на тебя гибель девятнадцати человек из экспедиции. В худшем случае тебя могли упрятать за решётку на всю твою оставшуюся жизнь с теми же обвинениями о гибели всей экспедиции. Но тебе повезло во всем. Не только в том, что ты один остался живой из всей экспедиции, а также в том, что за время вашего отсутствия все резко изменилось. Из всех людей, кто знал об экспедиции, сейчас знают только два человека. Это ты и... Всё!
       - Не понял?! Остальные свидетели нашей экспедиции, что, умерли или погибли? - удивленно, спросил. - Или ты так сейчас шутишь?
       - Ничего не шучу. - на полном серьёзе, ответил Насреддинов Хуршед. - Дело в том, что об экспедиции знали только двое военных, мы с тобой и те, кто был в экспедиции. Когда вас отправили на горный перевал "Цирк", то на месте вашего намеченного ранее маршрута обнаружили банду моджахедов. Поэтому вам изменили маршрут исследования. Банду моджахедов обстреляли ракетами из военного вертолёта. Думали, что всю банду уничтожили.
       Но как после стало ясно, что далеко не всю. Через неделю банда моджахедов рассчитались с военными вертолётчиками. На вертолётную площадку в Варзобском ущелье, где ты ночевал перед вылетом, было нападение банды моджахедов. Военный городок обстреляли из ручных и пехотных миномётов со стороны гор. Сгорел полностью весь военный городок вместе со всей документацией. Погибли те военные, с кем заключил контракт по обеспечению вертолётной доставкой вашей экспедиции. После такого поражения от банды моджахедов военного городка, русские военные вертолёты провели в течение недели несколько десятков вылетов на возможные точки размещения лагерей банд моджахедов. В результате таких вылетов погибли не только банды моджахедов, а также мирные жители высокогорных кишлаков. Стараясь избежать конфликта между мирными местными жителями и местным русскоязычным населением, все проблемы с гибелью мирного населения высокогорных кишлаков списали на боевые действия между бандами моджахедов, а также между клановыми разборками местного населения. Сегодня утром официально было объявлено, что Россия отозвала из Таджикистана свою воинскую часть с вертолётной площадкой, базирующейся в Варзобском ущелье. Неделю назад было объявлено, что во время боевых действий между клановыми разборками, бандами моджахедов и военными вертолётами погибла мирная экспедиция, которая занималась поиском сырья мумиё и другими полезными ископаемым в Фанских горах.
       - Так как сообщили о гибели нашей экспедиции. - стал уточнять. - То тогда наверно кому-то известны фамилии всех членов этой экспедиции. В том числе и моя фамилия. Наверняка будут узнавать все у тебя.
       - Твои документы отдал подполковнику при тебе. - стал объяснять мне, Хуршед. - Другого экземпляра документов нет. Твои документы погибли в военном городке. Насчет других членов поисковой экспедиции, давно отдал документы в суд. Там твоей фамилии нет. Гибель всех остальных списали на войну. Так что тебе крупно повезло. Для всех ты ничего не знаешь о погибшей экспедиции. Думаю, что до тебя никак не будут касаться, органы милиции и безопасности. Так как ты у них в списках не фигурируешь.
       - Представляю, какие убытки понёс ты! - размышляя вслух, сказал. - Наверно многие миллионы?
       - Вообще не понёс никаких убытков! - с удивлением, сказал Хуршед. - Подполковнику за вертолёты должен был переслать деньги на его банковский счёт в Москву. Он так и не успел сообщить мне номер своего банковского счета в Москве. Старателям и егерям должен был выплатить зарплату после возвращения с экспедиции. С тобой меня связывает лишь совместный бизнес. Мы оба остались при своих интересах. Конечно, жалко людей, которые погибли во время поисковой экспедиции. Но в этом нет нашей вины. За время гражданской войны в Таджикистане погибли тысячи людей. Однако отвечать за это некому. Нам остаётся только радоваться, что мы остались живы. Надеяться на успех в другой экспедиции.
       - Когда ты собираешься отправить в горы следующую экспедицию? - машинально, спросил у Хуршеда.
       - Ну, ты даёшь! - удивленно, воскликнул Насреддинов Хуршед. - Можно сказать, что вернулся почти с того света после путешествия в горах и обратно стремишься туда отправиться. Ты точно плохо кончишь в горах.
       - Скорее всего, плохо кончу на равнине. - уверенно, сказал. - Вокруг меня каждый день на равнине гибнет больше людей, чем погибло рядом со мной в горах. К тому же надо мной в горах постоянно находится Ангел-хранитель. Иначе как можно объяснить то, что все мои походы в горы заканчиваются у меня хорошо.
      
      12. Сомнительный рэкет.
       Вылетел к себе домой в Душанбе нормально. Только пришлось мне в городском аэропорту на регистрации билетов уговаривать даму, чтобы мне разрешили оплаченный перевес груза взять с собой в салон самолёта, чтобы бутылки импортного коньяка не побили в багажном отделении самолёта. Дама долго ломалась, как девочка, которая расстаётся с девственностью, но когда из своего перевеса поставил ей одну бутылку импортного коньяка за бордюр, то она ломаться перестала и тут же разрешила мне взять с собой в автобус-экспресс оба кейса и так автобус-экспресс доставил меня прямо к трапу в салон нашего самолёта. Стюардесса сопротивляться ни стала и пропустила меня в салон самолёт вместе с двумя кейсами оплаченного перевеса груза. Таким образом, благополучно вылетел из аэропорта "Домодедова" в Душанбе.
       - Игорь Нисимович! Как хорошо, что вы за мной приехали. - обрадовался, когда увидел своего снабженца и тут же открыл кейс с бутылками импортного коньяка. - Вам коньяк от меня за труд. Можете его дома выпить.
       - Спасибо вам за коньяк. - грустно, сказал мне, Нисимович. - Но у меня к вам совершенно не добрая весть.
       - Что-то с моей семьёй случилось? - взволнованно, спросил. - Артур куда-то сбежал из дома? Говорите же!
       - С вашей семьёй нормально. - ответил Игорь Нисимович. - На ваш кабинет в министерстве рэкет наехал.
       - Ну и пусть наезжает! - облегчённо вздохнув, сказал ему. - Главное, это чтобы люди не пострадали от рэкета.
       - Люди совсем не пострадали. - ответил Полтиелов. - Только вот стекла у вас в кабинете все побили.
       - То дело рук Гиззатулина Рашида или Шевелёва Валеры. - сразу, догадался. - Больше некому гадить мне.
       - Насчет Шевелёва Валеры не знаю. - сказал Нисимович. - Его не видел уже два месяца. Что же касается Гиззатулина Рашида, так он с бригадой на новый объект не пошёл работать. Сам занялся бизнесом.
       - Нет здесь ничего страшного. - успокоил, Полтиелова. - Все серьёзные документы у меня в сейфе. Стекла на моих объектах ежемесячно километрами бьют. Так что это все копейки. Но вот насчёт этого сомнительного рэкета обязательно в милицию заявлю. Пускай разбираются, кто это пытается запугать меня.
       Всю дорогу мы не разговаривали. Думал о том, что пора мне всерьёз заняться Гиззатулиным Рашидом. Он окончательно уже обнаглел. Если даже, это ни он стекла в моем кабинете бил, то все равно по его наводке было. Иначе бы он ни стал бросать работу на моих объектах. Возможно, что этими делами руководит Шевелёв Валера. Тоже человека зависть заела, что ездил за границу два раза. Один раз с международной археологической экспедицией, а второй раз в Гонконг. Вот и пакости они вдвоём мне делаю, Шевелёв и Гиззатулин. В этом деле Шерлоком Холмсом не нужно быть и так все ясно, что это дело их рук. Другим нет смысла мне вредить. Ещё собирался Шевелёва Валеру от с/п "Расма" послать учиться на Кипр. Ну и болван же он, Шевелёв Валера. Вечно ему кажется, что кто-то лучше его живёт. Поэтому пытается наказать удачников.
       - Папа! Папа приехал. - прямо с порога, закричала Виктория. - А у нас под домом весь подвал поломали и в доме стекла камнями побили. Мама свою милицию вызывали. Пацана поймали и в милицию посадили. Сказали, что он будет там сидеть до твоего приезда. После его судить будут. Он до сих пор в милиции сидит.
       - Людмила! Ты разберись с моими кейсами. - сказал, жене. - Прямо сейчас в милицию пойду. Разберусь с проблемой на месте.
       - Такую рань! - заволновалась Людмила. - Рассвет начинается и в милиции никого нет. Все двери закрытые.
       - Не думаю, чтобы двери в милицию гвоздями забили. - сострил жене. - Там все равно кто-то дежурит до рабочего дня.
       До городского отделения милиции минут десять ходьбы. Пока туда шёл, то уже совсем стало светло. Только в выходной день в такую рань ещё никого на улице не было. Специально пошёл мимо окон квартиры, где до своего исчезновения жил Шевелёв. Проходя под окнами, обратил внимание, что на окнах нет привычной паутины, которой обрастают окна вовремя его отсутствие. Получается, что Валера вернулся из Киева или, поселили туда кого-то нового жильца. В чём сомневаюсь. Так как в городском исполкоме уже поднимали вопрос, чтобы прикрыть этот рассадник заразы и проституции. Говорили, что больше туда никого вселять не буду. Всем жильцам этого семейного притона выделят отдельные квартиры от города в пустующих домах после отъезда русскоязычного населения. Этот же дом полностью отремонтируют и отдадут в административное пользование городским службам. Так что это наверняка Шевелёв тайно явился в свою вонючую обитель. Нужно мне его подловить и явиться туда с визитом. Разобраться с ним.
       - Здравствуйте! - сказа, дежурному офицеру в городском отделении милиции. - Покажите мне того, кто сидит у вас за погром моего подвала под домом и за разбитые окна в моей квартире. Мне нужно его видеть.
       - Не имею право показывать задержанного во время следствия. - строго, отказал мне, дежурный сержант милиции.
       - Зато у меня есть полное право это требовать. - разозлился на сержанта. - Если вы мне его сейчас же не покажете. Прямо сейчас на вас напишу рапорт за нарушение закона и вернусь к вам с прокурором. Подам на вас в суд.
       Дежурный офицер милиции помолчал какое-то время в своём кабинете, затем сказал сержанту милиции, чтобы он показал мне того преступника, который устроил погром в моем подвале и разбил окна в моей квартире. Мы с сержантом милиции вышли в служебный двор милиции и прошли к новым камерам предварительного заключения.
       Там в одноэтажном домике барачного типа за двумя дверями был длинный коридор, в котором было восемь камер с двумя дверями и без единого окна. В таких камерах любой человек мог задохнуться без наличия воздуха и ослепнуть без наличия света. Так сержант милиции провёл меня в самый угол коридора и включил там свет.
       Сержант милиции долго копался с ключами возле "кормушки", пока открыл маленькую дверцу, вставленную в середину железной двери. Из камеры в лицо через "кормушку" сразу ударил отвратительный запах из параши. Закрыл себе рот и нос прикрыл ладонью, затем заглянул через "кормушку" в камеру. Там на нарах на какой-то грязной подстилке лежал парень. Он жмурился от только что включённого света. В нем сразу не узнал замызганного мальчугана Самсона, которого отмывал Семён в городской котельной уже три года назад.
       - Открой дверь! Сейчас же выпусти его! - в приказном порядке, сказал, сержанту милиции. - Он не виновен. У меня опека над этим парнем. Его зовут Самсон.
       - У меня нет ключей от этой двери. - растерянно, ответил сержант милиции. - Ключи у дежурного от отделения милиции.
       Тут же повернулся и пошёл к дежурному капитану милиции. У меня прямо бурлило все внутри от злости. Эти болваны менты вечно ни того задерживают. Поэтому и преступность растёт. Так как преступники постоянно разгуливают на воле, а не виновные проходят школу преступности в местах заключения. Естественно, что после такой школы ещё больше растёт преступность из-за таких бездарных представителей правопорядка. Как сейчас из-за этих тупых ментов, здесь сидит этот совершенно невиновный парень. Надо мне Самсона освободить.
       - Этого парня сейчас же отпустите. - сдерживая злость, серьёзно, сказал, дежурному офицеру милиции. - Он совершенно не виновен. Парня зовут Самсон. Наша семья его опекуны. Он шёл ко мне домой. Также как вы ходите в свой отчий дом. Вы же не будете бить стекла в своей квартире и устраивать погром в собственном доме?
       - Дурак что ли! - как мальчишка, воскликнул дежурный офицер. - Пока тут в милиции свой разум не потерял.
       - Вот думаю, что и Самсон разум не потерял. - подсказал капитану милиции. - Поэтому отпустите парня прямо сейчас из-под стражи. Как пострадавший и опекун этого парня, имею полное право требовать это от вас. Заверяю, что он не виновен и дам соответствующую расписку в его невиновность. У меня нет времени ходить к вам в милицию.
       Дежурный офицер дал сержанту милиции ключ от камеры предварительного заключения. Тут же открыл свой журнал и стал что-то долго писать. Затем повернул журнал в мою сторону и показал, где поставить подпись.
       Специально стал внимательно читать текст записи, чтобы дождаться появления Самсона. Кто знает, что у ментов на уме? Сейчас распишусь, а он не отпустит Самсона. После может с ним поступить, как ему вздумается. Затем свалит все на меня и на мою подпись. Потом попробуй, докажи, что ты не получил временного заключённого с рук в руки у мента. Хотя тут в книге ничего особенного не написано.
       - Спасибо, что его отпустили. - приветливо, сказал, дежурному офицеру милиции, когда Самсон прошел мимо меня к выходу из милиции. - Думаю, что настоящего преступника погрома вам сам уже скоро найду.
       Вышел на улицу из милиции и прикрыл глаза от яркого солнца, которое медленно поднималось из-за горизонта и светило прямо в мою сторону. Посмотрел по сторонам и ни сразу взглядом обнаружил Самсона, который стоял возле поливочного крана у клумбы с цветами и старательно мыл лицо. Видимо, это так Самсон пытался избавиться от вони параши рядом с которой он спал эти дни предварительного заключения.
       - Это вы, раис! - разглядывая меня, печально, воскликнул Самсон. - Думал, что менты, вдруг, стали добрыми и отпустили меня. Только от них этого не дождёшься. Спасибо вам за спасение. Рад вас видеть.
       - Менты тебя сколько дней в этой вонючке держали? - спросил, Самсона. - Они тебя на допросах били?
       - Держали два дня в вонючке. - ответил Самсон. - На допросах орали, но руки не распускали, лишь махали руками...
       - Как это тебе угораздило ментам в руки попасть? - поинтересовался узнать от Самсона. - Облаву что ли устроили на тебя?
       - Просто шёл с вечерней школы по улице домой. - ответил Самсон. - Тут меты выскочили из-за угла и схватили меня у дома. Даже не спросили где живу.
       - Как сейчас Степан живёт? - спросил, Самсона. - Пить он перестал или все также пьянствует постоянно?
       - Нет! Что вы! - замахал руками Самсон. - У него ломка была, как у наркомана, несколько месяцев. Но после того, как тогда с вами поговорил, насчет опекунства надо мной, так больше с того времени капли спиртного в рот не брал. Вместе со мной в школу вечернюю стал ходить. После школы собирается в техникум заочный поступать. Тоже думаю, что в институт или, как вы, в университет буду поступать учиться. Мне в школе сказали, что запросто туда смогу поступить. У меня в школе одни четвёрки и пятёрки по всем предметам. На следующий год школу закончу. Сейчас работаю слесарем-сборщиком на заводе. Собираю там разные механизмы.
       - Свою учёбу в университете сейчас заканчиваю. - похвастался перед Самсоном. - Дипломную работу защищаю.
       - Вот и хорошо! - радостно, воскликнул Самсон. - Не буду вас задерживать. Ведь вы прибыли откуда-то?
       - Да, в командировке был в Москве. - ответил, пожимая руку Самсону. - Заходи в гости к нам.
       - Непременно зайду! - ответил Самсон. - Вы тоже к нам заходите. Мы уже ремонт в своей квартире сделали.
       Самсон пошёл в сторону городской площади, а мне надо идти к себе домой. В это время ко мне навстречу шли Людмила и Виктория. Видимо, это они подумали, что устроил в милиции скандал и меня посадили в камеру возле вонючей параши вместе с отъявленными преступниками нашего города. Теперь убедились, что ошиблись насчет своих предположений и обе идут виновато улыбаются. Сейчас оба начнут оправдываться насчет себя.
       - Это мама истерику закатила. - ответила Виктория, опережая мой вопрос. - Сказала, что у меня папа сумасшедший и может устроить драку в милиции. Поэтому нам нужно его выручать. Иначе, его посадят в тюрьму.
       - Конечно, мама права! - прошутил над дочкой. - Если бы она дома истерику не закатила из-за меня, то точно мог устроить драку в милиции и меня бы тогда посадили. Но услышал мамину истерику и подумал, что не стоит устраивать драку, а то мама сейчас придёт в милицию и устроит им разгон. Тогда уже маму заберут менты и останутся без зарплаты из-за своей ошибки. Ведь от работы нашей мамы зависит зарплата в милиции.
       - Это ты шутишь! - громко, засмеялась Виктория. - Знаю, что ты такой. Все время шутишь, а мама смеётся. Если понимает твои шутки.
       - Ну, ладно, шутники. - улыбаясь, сказала Людмила. - Кого там задержали? Преступника ты видел или нет?
       - Задержали, да не того. - ответил жене. - Самсона задержали. Помнишь беспризорника, которому одежду наших мальчишек носил? Так вот он сейчас живёт со Степаном из котельной. Степан совсем не пьёт. Оба в вечернюю школу ходят. Хорошо учатся. Степан собирается в техникум поступать, а Самсон говорит, что через год будет поступать в институт или в университет. Вот чего нашему старшему сыну Артуру не хватает учиться? Живёт у нас дома, как у бога за пазухой и не хочет учиться, а тут пацан из помойки в люди пробивается. В то время, как Артур сам в помойку лезет. Когда только до нашего сына дойдёт, что учёба прежде всего. Ещё постоянно пример ему свой показываю. Больше всех наших знакомых и родственников образования имею, так нет, все ему ни так. Когда он наконец-то станет нормальным человеком. устал от него...
       - Ну, ладно, хватит тебе папа жаловаться. - остановила меня, Виктория. - Тоже буду за всех сразу учиться.
       - Тоже мне учёная! - одёрнула Людмила, дочь. - Вот через год пойдёшь в школу, тогда мы посмотрим. Сейчас у тебя дисциплина не лучше, чем у братьев твоих. Вчера драку в садике устроила. Так лучше помолчи.
       - Чего это буду молчать? - запротестовала Виктория. - Тоже человек и у меня для этого голос имеется. Могу постоять за себя. Пусть меня не трогают!..
       - Есть некоторые народы, которые больше общаются жестами. - сказал, дочери. - Например, это итальянцы и испанцы. Есть и такие народы, который вообще общаются между собой больше разумом. Вот вы с мамой лучше переходите на общение разумом, а не голосом. От этого лучше будет вам и другим людям тоже.
       - Папа, а научи нас общаться разумом. - стала, настаивать Виктория. - Ведь ты умеешь общаться разумом.
       - К моему глубокому сожалению только пытаюсь общаться разумом. - ответил дочери. - После тебя этому научу.
       - Хватит вам! Лучше скажи, что будет с невиновным парнем? - спросила Людмила. - С этим, ну, Самсоном?
       - С ним ничего не будет. - удивленно, ответил жене. - Там настоял, чтобы дежурный офицер его отпустил из милиции домой.
       - Вдруг, он что-то натворит на свободе, тогда ты будешь за него отвечать? - взволнованно, спросила жена.
       - Ты уже меня достала! - разозлился на жену. - Тогда пойди и верни парня обратно в милицию. Ты же с ментами работаешь. Тебе ничего ни стоит вызвать наряд. Самсон пошёл на городскую площадь. Можешь его брать!
       - Тебе и сказать нечего. - закричала на меня, жена. - Как приедешь, так у тебя всегда какие-то проблемы.
       - Прекрати! - закричал, на жену. - В мое отсутствие у вас бьют стекла в квартире и обворовывают подвал. Причём тут моя командировка?
       - Папа и мама! - вступила Виктория. - Самый раз вам сейчас научиться общаться разумом, а не голосом и не руками.
       Мы перестали ругаться между собой. Взяли за руки Викторию с обеих сторон и быстро пошли к нашему дому. Ещё издали, обратил внимание, что полуголые соседи с сонными глазами уже начинают проявлять своё любопытство и выглядывать в свои окна, хотя до полного дня далеко. Чтобы перевести их любопытство от нас, стал показывать дочери пальцем в небо поверх крыши нашего дома. Людмила и Виктория не поняли моего прикола. Они стали внимательно вглядываться в небо и спрашивать меня, что там вижу. Эта их откровенность внимательно рассматривать небо, переключила любопытное внимание соседей от нас к совершенно чистому небу. Мы не успели войти в подъезд, как половина дома бестолковых соседей выбрались в домашней одежде во двор и показывали друг другу в небо, словно кто-то из них что-то видел там.
       - Папа! Папа! Скажи мне, что ты там в небе увидел? - стала допытываться Виктория. - Пожалуйста! Скажи!
       - Да ничего там не было. - ответил дочери. - Мне просто надоело, что на нас стали смотреть соседи. Вот и придумал, как отвлечь их внимание от нас. Стал вам показывать пальцем в чистое небо, а вы тоже поверили.
       - Ну, папа, ты хитрец! - засмеялась Виктория. - Все соседи теперь о небе всякие истории будут говорить.
       - Пускай говорят, - сказала Людмила. - Им больше делать нечего, как только свои языки чесать про кого-то.
       Когда мы вошли в свою квартиру, то оба сына уже проснулись и напихивали себе в рот конфеты до того, как Виктория начнёт делить на семью привезённые мной подарки из командировки. Виктория увидела такое дело и стала собирать обёртки от конфет, чтобы разложить их между своими братьями во время раскладки подарков на всю семью. Братья стали смеяться над сестрой. Очевидно, это все они уже заранее предвидели и большую часть обёрток от съеденных шоколадных конфет успели куда-то выбросить. Виктория поняла, что они её обманули и стала злиться. Братьям этого и хотелось добиться от сестры. Они оба стали дружно смеяться и показывать на сестру пальцами.
       Когда в доме поднялся балаган, Людмила сразу растащила детей в разные стороны. ни стал вмешиваться в семейные разборки. Пускай они сами разберутся во всем. После того, как Людмила усмирила детей, и они разбрелись с частью своих подарков по разным углам квартиры. Пошёл на балкон, чтобы посмотреть на разбитые окна. Но стекла все были целые. Подумал, что, возможно, это стекла разбили в других окнах нашей квартиры. Но в детской комнате и в зале стекла тоже были целые. Словно стекла никто и не трогал вообще. Только показалось мне, будто все стекла вымыли.
       - Вы, что, меня разыграли что ли со стёклами? - спросил, Людмилу. - Это у вас такая апрельская шутка?
       - Никто тебя не разыгрывал. - удивлённо, ответила Людмила. - Нам стекла действительно разбили. Можешь посмотреть на улицу. Все стекла лежат внизу. Это Игорю Нисимовичу и твоим работникам скажи спасибо. Артур рассказал Полтиелову про разбитые стекла, и он тут же привёз парней, которые застеклили нам все окна. Только убирать на улице стекла битые никто ни стал. Пускай лежат там, как доказательство.
       Выглянул с балкона вниз под дом. Там действительно было много битых стёкол. Видимо, это Игорь Нисимович не хотел меня сильно расстраивать и поэтому рассказал мне только про разбитые стекла в офисе в здании министерства строительства. Как это не хорошо перед министром. Могут подумать, что это назло Юрию Филимоновичу сделали, а министр тут не при чём. Надо было кому-то на этот случай оставить запасной ключ от моего кабинета, чтобы можно было устранить сразу любые проблемы. Пора себе секретаршу брать, чтобы хоть кто-то находился в офисе, а то меня постоянно все ищут, когда меня нет в офисе. Так хотя бы секретарша будет. Нужно взять секретаршу сразу со знанием английского языка. Пускай все документы мне переводит на русский язык. Печатать свои документы на русском языке могу и сам без всякой секретарши. Но секретаршу со знанием английского языка мне обязательно надо иметь, как переводчицу.
       В понедельник утром Артур поехал туда, где он договорился встретиться с Игорем Нисимовичем. Сразу поехал к себе в офис. Надо было быстрее уладить все дела с этим сомнительным рэкетом. Вставить стекла и извиниться перед Юрием Филимоновичем, за балаган, который устроили из-за меня в его министерстве строительства. Мне вообще надо подумать о собственном офисе, где-то в уютном местечке в стороне от министерства строительства Таджикистана. Такое близкое присутствие моего офиса и министерства строительства, создают нам обеим с министром огромные неудобства. Юрий Филимонович мне ничего не говорит, но его подчинённые постоянно подмечают, что до моего прихода в министерстве строительства не было никаких проблем.
       Только один Артур чего стоит. То в подвальном помещении архива здания министерства заснул. То рядом с министерство в кинотеатре в рабочее время балаган устроил. Много чего, то было, даже перечислять противно. Лучше поэтому съехать из здания министерства строительства и тогда все будет в полном порядке, со своими проблемами мы сами в своём доме разберёмся. Юрию Филимоновичу тоже без нас легче будет. Надо мне с ним прямо сейчас про это поговорить. Мы с ним давно друг друга знаем, думаю, что он на меня не обидится и все поймёт. Прямо сейчас поднимусь к министру в кабинет и поговорю.
       Когда подходил к зданию министерства строительства и посмотрел на окна своего офиса, то и там, как у меня в квартире, все стекла были целыми. Ну, прямо чудеса! Только сейчас думал, как эти проблемы сейчас побыстрее устранить, а тут все в полном порядке. Кто это постарался? Опять, возможно, это мои парни. Ведь они все молодцы, самые настоящие специалисты во всех делах и хорошие друзья. Может быть, это они открыли окна во внутрь? Но этого не может быть. На всех окнах первого этажа здания министерства строительства стоят толстые железные решётки, через которые никак невозможно забраться и фундамент очень высокий. Даже дотянуться с тротуара до окна невозможно.
       Вероятно, что стекла в моем офисе били палками или железными прутьями. Камнями стекла разбить невозможно, для этого нужно иметь с детства снайперскую сноровку. Что же все-таки странное произошло за время моего отсутствия в командировке?
       - Юрий Филимонович! К вам можно войти. Уже приехал из Москвы. - спросил, в приоткрытую дверь, когда поднялся к нему на второй этаж и уловил момент, что там ещё не пришла секретарша. - Извините, что прямо с утра...
       - Входи! Входи, Александр! - доброжелательно, сказал Юрий Филимонович. - Ты же прекрасно знаешь, что у меня для тебя всегда открыты двери дома и в кабинете министерства строительства. Садись ближе к столу.
       - Юрий Филимонович! Вам обещанный презент привёз. - сказал, открывая кейс с коньяком. - Импортный! Прямо из-за границы.
       - Ну, вы, с Рузимовым Джалолом, словно договорились. - радостно, сказал Юрий Филимонович, убирая две бутылки импортного коньяка к себе в стол. - Рузимов Джалол в пятницу принёс две бутылки импортного коньяка, а ты в понедельник тоже самое привёз. В удобный момент мы этот коньяк выпьем. Сейчас о делах поговорим.
       - Юрий Филимонович! Вы меня извините за тот балаган, который устроили без меня в моем кабинете. - виновато, сказал министру. - Так думаю, что мне нужно отсюда съехать, чтобы не стеснять вас разными балаганами.
       - Никакой вины твоей в этом нет. - сказал Юрий Филимонович. - В министерстве строительства и без нас били стекла. Съезжать тебе тоже не требуется. Ты лучше подумай о том, как устроить мне деловую поездку за рубеж, это будет поводом выделить тебе квартиру в Душанбе от министерства строительства. Тебе уже давно пора перебираться в столицу жить всей семьёй. Ведь у тебя в Душанбе каждый день вся работа.
       - Этим обязательно займусь, как только пройдёт защита моей дипломной работы в университете. - ответил ему. - Есть два варианта отправки вас за рубеж. Это неделя обучения бизнесу на Кипре или неделя деловой поездки в одну из европейских стран. Поездка будет через с/п "Расма" или какую-то другую фирму, с которыми у меня общий бизнес.
       - Мне, конечно, второй вариант подходит. - сказал Юрий Филимонович. - Учиться уже поздно. Да, чуть не забыл. Ты извини, что без твоего спроса внедрился в твои владения. Когда разбили стекла в твоём кабинете, то сказал своему помощнику, чтобы он запасным ключом открыл дверь у тебя в кабинете и поставил там новые стекла. Ведь в кабинете сразу голуби стали селиться. Они уже успели там порядком нагадить.
       - Это хорошо, что ваш помощник вставил стекла, - радостно, ответил министру. - Представляю, что там было бы до моего приезда от этих голубей. Так что спасибо вам и вашему помощнику за стекло. Остальное сам уберу.
       Когда выходил из кабинета министра строительства, то секретарша показала мне кулак, за то, что без её спроса вхожу в кабинет Юрия Филимоновича. Подошел к секретарше и понюхал её кулак, как это мы с друзьями делали в детстве. Затем поцеловал этот кулак и хотел попробовать его на зуб. Секретарша взвизгнула от неожиданности и быстро отдёрнула от меня кулак. Все присутствующие в приёмной министра строительства дружно захихикали. Чтобы не нарваться на неприятность со своими шутками, быстро побежал вниз по лестнице в кабинет. Возле двери в мой кабинет стояла целая бригада Гиззатулина Рашида.
       - Пришёл получить расчёт своей бригады. - сказал мне, Гиззатулин Рашид, который ждал меня у двери.
       - Расчёт получит каждый человек отдельно. - ответил ему. - Когда этот расчёт будет на всех готов. Сейчас нет.
       - Мне некогда ждать расчёт. - стал раскручивать себя, Гиззатулин Рашид. - Либо ты мне сейчас даёшь полный расчёт на всю бригаду. Либо подам в арбитражный суд на всю твою шарашку. Пускай тебя там судят.
       - Гафур! Пожалуйста, направь сюда пару парней. - нажал кнопку селектора охраны министерства строительства. - Тут один тип мне работать мешает. Нужно его выкинуть подальше от министерства строительства.
       - Это тебя выкину в ближайшую лужу! - заорал на меня, Гиззатулин Рашид. - Ты ещё дождёшься от меня!
       Ни стал ждать применения угрозы и тут же выбросил Гиззатулина Рашида за шиворот к главному входу. Там Рашида подхватили парни из охраны министерства строительства и выбросили его на улицу. Пригрозили ему, что сейчас вызовут наряд милиции на усмирение и посадят его под арест на пятнадцать суток. Но видно тупые люди тем и выделяются среди обычных людей, что они тупые. Придание Гиззатулина Рашида земле охранниками министерства строительства, не подействовало на него. Он принялся орать на всю округу и бросать камни в сторону здания министерства строительства. Буквально через несколько минут наряд милиции резиновыми палками и пинками начал усмирять Гиззатулина Рашида.
       Затем его затолкали в крытую машину и увезли в неизвестном направлении. Скорее всего посадили на пятнадцать суток за хулиганство или отправили в психушку. Куда его требовалось отправить за долго до сегодняшнего балагана. Лишь после этого балагана приступил к нормальной работе. Сказал своему новому водителю, Кабирову Халилу, чтобы он заправил бензином полный бак автомобиля, так как нам придется ездить по всем объектам.
      
      13. Необоснованный расчёт.
       Мне нужно было узнать какое положение на объектах и есть ли все необходимые материалы. Доверять снабженцу надо, но и проверки не мешают. После того, как исчез Шевелёв Валера, то общего контроля над объектами ни стало. Особенно над теми объектами, работы на которых выполняли бригады Гиззатулина Рашида и его родственника с беременной женой, которая, возможно, уже родила прямо на объекте. Так как ей сказал, что платить за декрет не буду. За то, что она, будучи беременной скрыла от меня свою беременность. Устроилась работать лишь с одной целью, чтобы оформить декретный отпуск на моем предприятии. Поэтому она отрабатывала, а точнее, просто отбывала время на объекте, под прикрытием своего мужа и других родственников. В надежде на то, что, хотя бы зарплату до родов иметь. Просто сжалился над беременной женщиной и ни стал её увольнять с работы до родов. Теперь надо её уволить как-то умно, чтобы меня после не затаскали по судам из-за её беременности. В этом тут был и мой прокол о невнимательности в приёме кадров. Мне нужно было потребовать у этой женщины справку из больницы о состоянии здоровья.
       - Говорят, что у тебя появилось пополнение? - спросил, Яруллина Юнуса. - Мальчик или девочка у тебя?
       - Мальчик родился! - гордо, ответил Яруллин Юнус. - Такой же крупный, как папа. Все у нас с ним хорошо.
       - Поздравляю, тебя! - сказал, пожимая руку Юнусу. - Дети в семье, это наши цветы. Но за ними надо хорошо присматривать, чтобы они дали хорошее потомство своему роду и не завяли раньше времени.
       - Это знаю. - доверительно, ответил Яруллин Юнус. - В доме моего отца было много детей. Все дети живы.
       - Ну, ладно! Теперь о деле поговорим. - сказал, переведя разговор в рабочее русло. - На этой неделе сделаю расчёт по этому объекту. У тебя осталось работы на пару дней. После переведу вашу бригаду в центральный район. Там есть новый магазин. В нем нужно сделать альфрейные работы. Что же касается твоей жены, то мне придется её уволить. У меня не государственное предприятие и не родильный дом. Содержать твою жену с ребёнком на свои собственные деньги не могу. Таджикистан мне из своего бюджета на эти цели денег не выдаёт.
       Так вот, чтобы не было балагана между мной и вашей семьёй, мы договоримся так. Твоя жена напишет заявление об увольнении по собственному желанию сегодняшним числом. В письме укажет, что никаких претензий не имеет к Производственному объединению "Дизайнер" и к его директору, Черевкову Александру. Проведу ей полный расчёт до сегодняшнего дня за полгода, которые она числилась у меня будучи беременной.
       Именно, числилась, не оговорился. Так как работать в полную силу до последнего дня своей беременности не может ни одна женщина в мире. Твоя жена прикрывалась тобой и своими родственниками в вашей бригаде и за это получала зарплату на ровне со всеми. Получается, что платил ей деньги из своего собственного фонда. Ни в одной другой бригаде нашего предприятия никто её беременную держать ни стал.
       Поэтому, если вы не согласны с моим предложением, то можете подавать на меня в арбитражный суд. Тоже подам встречный иск на то, что вы всей бригадой родственников обманули меня, скрыли беременность твоей жены и она, будучи беременной шесть месяцев находилась на моем содержании. Думаю, что закон все сто процентов будет на моей стороне и за преднамеренный обман руководителя предприятия с вас высчитают с процентами, все начисленные мной деньги. В тоже самое время уволю всю вашу бригаду без последней зарплаты и без содержания на ваше увольнение.
       Так что у вас есть время на обдумывание вашего решения. Свою зарплату вы получите только тогда, когда у меня на столе будет заявление твоей жены об увольнении. Если нет, то все остальное решит арбитражный суд. В работе у меня к вам претензий нет. Свою работу на объектах вы выполняли добросовестно. Понял?
       - Да, конечно, все понял. - поспешил ответить Яруллин Юнус. - Вы правы, но у нас не было выбора. Мою жену уволили до беременности. После уже беременную нигде не брали на работу. Заявление будет написано.
       - Вот и хорошо! - одобрил, решение Яруллина. - Заявление можешь принести в любое время. Когда будет ваша зарплата готова, то обязательно сообщу вам или перечислю деньги на ваш счёт в сбербанк.
       Поехал дальше по всем рабочим объектам, которые находились на территории Душанбе. Почти в каждой бригаде мне стали жаловаться, что им после работы постоянно звонят с угрозами. Требуют, чтобы мы ушли из Производственного объединения "Дизайнер" или нам будет плохо. Будут жечь наши дома и машины. Насиловать наших женщин и убивать родственников. Во всех бригадах были колеблющиеся люди.
       - Это скорее всего работа Шевелёва Валеры или Гиззатулина Рашида. - сказал, во всех бригадах. - Только они на подобные угрозы способны. Например, лично мне никто не звонит с угрозами, так как знают, что не из пугливых и на шантаж не поддамся. Сегодня утром Гиззатулин пытался меня запугать. Так его спустил с лестницы от своего кабинета, а дальше его за балаган забрал наряд милиции, которые тут же Рашида посадили за хулиганство на пятнадцать суток или поместили надолго в психушку. Тоже самое будет с любым из тех, кто будет угрожать мне или вам. Так это и передайте сомнительным рэкетирам, что ими занимаюсь обязательно. Раз они хотят получить за рэкет срок тюремного заключения, то получат.
       Уже потому, что про угрозы в адрес своей бригады ничего ни сказал Яруллин Юнус, то можно сделать вывод. Между Гиззатулиным Рашидом и Яруллиным Юнусом был крупный разговор. Юнус не поддался на шантаж Рашида и тот в свою очередь ни стал ему угрожать. Потому что и так ясно станет, что все эти угрозы исходят лично от Гиззатулина. Но руководит всеми рэкетирами Шевелёв Валера. Насчёт рэкета точно такой вывод можно сделать и с бригадами, которые набрал не из Кофарнихона. Адреса и телефоны этих рабочих известны только мне одному. Ни Гиззатулин Рашид и ни Шевелёв Валера о них ничего не знают.
       Поэтому и не угрожают. Адреса и телефоны парней из Кофарнихона, Гиззатулин Рашид и Шевелёв Валера, знают с самого детства этих работников. Оттого были угрозы в их адрес. Видимо хотят парней выкурить из моего предприятия, а после позвать к себе. По-другому, художников и альфрейщиков, они к себе заманить не могут.
       Так как парни у меня получают зарплату намного больше, чем их конкуренты на других предприятиях Таджикистана. Это известно каждому художнику и альфрейщику, так как мы работаем на различных объектах республики и моих парней уже много раз пытались сманить, но ничего не вышло. Просто парни тут привыкли работать вместе со мной. Мы знаем друг друга давно. После того, как наряд милиции забрал за балаган возле здания министерства строительства, Гиззатулина, в течении трёх недель никаких угроз в адрес моих парней ни разу не было. Можно было сделать вывод, что Гиззатулина Рашида посадили на пятнадцать суток за хулиганство, руководить рэкетом некому.
       В конкурсном отборе на должность секретаря-референта со знанием английского языка, отобрал выпускницу специальной школы английского языка, восемнадцатилетнюю Тронину Иру. Никто другой мне не подходил. Большинство на конкурсе были учителя английского языка, у которых и требование к работе секретаря-референта были чисто педагогические. Были и те, кто окончил Московский Государственный Институт Международных Отношений (МГИМО), тоже самое высшее учебное заведение, которое окончили работники с/п "Расма вместе с Игорем Грановым. Но у этих кандидатов были большие запросы на зарплату, которую им не мог дать по состоянию зарплаты на своём предприятии.
       Кроме того, у меня предприятие не КГБ, куда нужны специалисты со знанием многих языков. Бывшие разведчики мне тоже не нужным. У меня чисто гражданское демократическое предприятие с уклоном в сторону культуры и изобразительного искусства.
       Поэтому мне больше подходила бывшая школьница, Тронина Ира, с которой мог спросить, как руководитель предприятия и как педагог. Ведь уже почти десять лет преподавал в разных учебных заведениях и знал, как говорить со школьниками, к которым совсем недавно относилась бывшая школьница Тронина Ира. Надо было её испытать. В течении двух недель Тронина Ира проходила испытательный срок в знании английского языка и училась печатать на пишущей машинке, как положено секретарю-референту. Ей дал переводы с английского языка на русский язык, совершенно не сложные документы, которые мне известны на русском языке и нужны были для работы на данный момент. Как педагог понимал, что на неё сейчас давить не нужно. В данный момент она находится в стрессовом состоянии, так как она впервые столкнулась с практической работой переводов с одного языка на другой.
       Поэтому совершенно не беспокоил Иру во время работы, а сам занимался обычной повседневной работой, включая и работу обычного секретаря. Для этого приобрёл две пишущие машинки. На одной пишущей машине училась печатать Тронина Ира, а на другой пишущей машинке печатал необходимые на данный момент документы, которые уже должны быть в работе. Так продолжалось две недели. За это время Тронина Ира освоилась, и её уже оформил на постоянное место работы. Наконец, к моему великому облегчению, когда Тронина Ира приняла на себя все обязанности секретаря-референта, занялся тем, что стал передавать все строительные работы своему инженеру-строителю Костылеву Павлу. Объекты с художественными и альфрейными работами передал под контроль Черкасову Александру. Мне предстояло уже готовиться к защите дипломной работы, которая должна пройти через месяц. В середине июня месяца 1990 года. Заниматься одновременно производственной работой и защитой дипломной работы фактически не мог. Поэтому, часть своих обязанностей передал своим парням.
       - Мы пришли свою зарплату получить за месяц. - едва услышал, голос Гиззатулина Рашида за дверью.
       Видно, что наряд милиции тогда его за хулиганство возле здания министерства строительства хорошо обработал. Возможно, что и побили хорошо, а после посадили на пятнадцать суток. Со дня того балагана прошло больше двух недель. За это время всем выплатил положенную зарплату. Произвёл полный расчёт тем, кто уезжал на постоянное место жительства за пределы Таджикистана и поэтому вынужден был оставить работу на моем предприятии. Были и такие люди, кто пожелал работать на другом предприятии республики. Вот только от бригады Гиззатулина Рашида не было слышно не духу и не слуху. Теперь явились все до одного и затаив дыхание ждали в коридоре, пока приготовлю их ведомости по зарплате и буду поодиночке приглашать в свой кабинет. Вероятно, это сильно досталось Рашиду, если даже вся его бригада молчит, и никто не смеет своего голоса подать в знак несогласия с зарплатой.
       - Нашей бригаде за этот год расчётные деньги положено получить. - отважился, сказать кто-то из бригады.
       - Может быть, вам и пенсию сразу начислить! - заорал, во всю глотку на бригаду Гиззатулина.
       Рашид тут же дёрнул своего смельчака за рукав рубашки и вся бригада рванула из здания министерства строительства. Возможно, что Гиззатулин Рашид опасался, как бы все не повторилось теперь уже с целой его бригадой, тоже, что было с ним больше двух недель назад. Поэтому Гиззатулин Рашид вместе со своими рабочими быстро удалился от этого здания в сторону гастронома, который находился напротив гостиницы "Вахш". Вероятно, это они решили взять водку, чтобы таким образом отметить свою победу надо мной или обмыть зарплату. Сейчас напьются и подерутся между собой из-за дележа этих денег.
       Целый месяц был занят защитой дипломной работы и вообще не приходил в свой офис в здание министерства строительства Таджикистана, чтобы ничем не отвлекать себя от защиты дипломной работы. Ведь это ни каждый день такое происходит в жизни человека, тем более в таком возрасте, как у меня. Мне в этом году исполнится уже сорок четыре года. Пора мне прекращать своё бесконечное обучение. Как высчитала моя семья, то учусь без остановки с первого класса и до сегодняшнего дня уже тридцать седьмой год своей жизни. Думаю, что этого вполне достаточно. Все равно человеку не объять необъятное. Нужно немного пожить и для себя. Вот как только получу из университета диплом на руки, так на этом окончательно завяжу.
       Даже на бизнес учиться не поеду на Кипр. Достаточно того, что руковожу таким предприятием, как Производственное объединение "Дизайнер". В дальнейшем буду расширять своё направление в бизнесе в разные сферы производство и экономики. Поставлю всюду своих управляющих и заместителей. Останется только работу контролировать и следить за выходом готовой продукции на разных участках нашего производства. В тот же день, как только успешно прошла моя защита дипломной работы, не выдержал и пошёл в министерство строительства Таджикистана. Мне не терпелось посмотреть на свой офис. Вошёл в свой кабинет и застал в слезах своего секретаря-референта. Тронина Ира сидела за кабинетным столом и вздрагивала всем телом. Без всякого стеснения размазывая краску на глазах, которая черными струйками стекала по её щекам вперемешку со слезами, пачкая белую кофточку, в которой Тронина Ира выглядела, как школьница.
       - Что с тобой случилось? - растерянно, спросил, Иру. - Тебя кто-нибудь в министерстве обидел.
       - Мне каждый день угрожают по телефону. - ответила Тронина Ира, всхлипывая по-детски. - Хотят побить.
       - Ну, заразы! - не выдержал злость. - Они у меня получат на всю катушку. Ты не беспокойся, они тебе ничего не сделают. Это трусливые люди. Они меня боятся, поэтому угрожают тебе. За тебя полностью отвечаю и никому не дам тебя в обиду. С этими гадами прямо сейчас разберусь. Теперь постоянно буду в офисе. Не поднимай телефонной трубки. Буду с ними разговаривать на равных силой закона и силой своего кулака.
       Не откладывая своё решение на завтра, тут же позвонил во все службы безопасности. В министерство внутренних дел Таджикистана. В Комитет государственной безопасности и в охрану при Кабинете министров республики. Объяснил им, что постоянно слышу угрозы в адрес своих служащих. Подозрение у меня только на Гиззатулина Рашида и Шевелёва Валеру. Другой никто не заинтересован со мной сориться, так как многие имеют от меня пользу, как в моей работе на объектах, так и в разных моих товарах. Во всех правоохранительных органах сказали, что все телефонные звонки с моим офисом будут записываться на магнитофонную ленту и в нужное время будут представлены в качестве обвинения тем, кого привлекут к уголовной ответственности за угрозы с целью нанесения, как морального и телесного повреждения человеку, так и экономического убытка средствам производства. В мою роль входит спровоцировать их и назначить встречу с рэкетирами с целью расправы над ними. Нужно было выяснить, что это они от меня хотят.
       Так и поступил. Как только у меня в кабинете были поставлены записывающие и прослушивающие аппараты, так сразу стал ждать звонка. Сомнительные рэкетиры не заставили себя долго ждать. Уже на следующее утро услышал угрожающую речь. Мне не требовались специалисты, чтобы вычислить откуда шли звонки.
       На новом японском телефоне "Панасоник" высвечивался номер телефона, с которого мне звонили и кроме того, включил дополнительно автоответчик на этом телефоне, который записывал всю речь рэкетира, угрожающего мне в телефон. Таким образом, имел полную информацию на сомнительного рэкетира.
       - Слушай, ты, дерьмо собачье! - с настоящей злостью, сказал в телефонную трубку. - Если ты такой смелый, то приезжай сюда. Публично при всех твой вонючих друзьях-шакалах зад твой оголю и всыплю хорошо. Если ты хоть немного мужчина и тебе не слабо, то хотел бы посмотреть, как ты будешь битый мной при всех на улице. Но так думаю, что ты вонючий сын шакала и тебе слабо в открытую выйти против меня.
       - Если ты такой смелый. - процедил в трубку незнакомы голос. - То встретимся в шесть утра возле твоего офиса в парке рядом с театром "Оперы и балета". Посмотрим, что ты там нам запоёшь, когда тебя побьют.
       Тут же в телефонной трубке раздались гудки. Положил трубку и стал ждать звонков служб безопасности. Но они сами приехали ко мне, и мы все вместе договорились встретить рэкетиров. Поэтому попросил Кабирова Халила, заехать за мной в пять часов утра, чтобы заранее сесть в парке и ждать этого сомнительного рэкета, который согласился на безумную встречу со мной. Если бы был на его месте, то ни за что не согласился на такую авантюрную встречу. Ведь, это понятно любому, что здесь ловушка для рэкетиров. Неужели он настолько тупой, что пойдёт на такую встречу. Может быть, это он собирается меня пристрелить из винтовки с оптическим прицелом? Но у него ничего из этого не выйдет.
       Меня со всех сторон прикрывают могучие деревья чинар. Стволы, которых так плотно перекрывают видимость со всех сторон, что стрелку надо подобраться ко мне на расстояние не меньше двадцати метров. Это сразу заметит вооружённая охрана из здания министерства строительства Таджикистана и вооружённые агенты различных служб безопасности, которые ещё с пяти часов утра находятся в засаде вокруг всего парка и готовы сразу прикрыть меня, как только в мою сторону кто-то будет направляться. Так что подождём. Посмотрим, кто смельчак, который отважился на такую безумную встречу. Скорее всего сюда придёт Шевелёв Валера со своими извинениями.
       Время уже было шесть утра. Решил, что этот сомнительный рэкетир передумал прийти на эту встречу или увидел засаду вокруг парка. Уже хотел было уйти к себе в офис, но тут заметил из засады движение вооружённой охраны, которые стали пристально всматриваться в мою сторону и перебегать от дерева к дереву. Посмотрелся вокруг и увидел, как в мою сторону по аллее парка идёт Шевелёв Валера.
       Все мои сомнения полностью рассеялись. Стало достаточно ясно, что весь этот сомнительный рэкет дело рук Шевелёва, который устроил этот театр. Несмотря на то, что Шевелёв Валера ростом и комплекцией был, здоровея меня, его не боялся. Мне приходилось бить здоровых парней, которые упускали момент первого удара, надеясь на своём превосходстве в росте и весе. Но получив от меня первый удар, тут же пасовали и мне оставалось только бить их до тех пор, пока они не могли оказать мне сопротивления. После в милиции или в суде, доказывал свою невиновность. Так как на лицо была у меня самозащита. При мне никогда не было никакого оружия, а у тех парней, которых бил, почти всегда были ножи или кастеты, к тому же в росте и в весе эти парни всегда были значительно больше меня. Так что Шевелёва тоже мог побить.
       - Только вчера прилетел самолётом из Киева. - стал врать Шевелёв Валера. - Мне сказали, что ты назначил мне встречу в шесть часов утра в этом парке. Зачем нужна нам такая поспешность? И так бы пришёл.
       Мне противно было слушать этот бред Шевелёва. Хотя бы что-то другое придумал. Неужели он подумал, что поверю в эти его бредовые басни? Какая у него цель явиться с таким вопросом? Видимо, это он с Гиззатулиным Рашидом издалека заметил засаду вокруг парка и решил прощупать своё подозрение на этот случай. Уверен, что у него в карманах ничего нет, кроме паспорта и пару сотен денег, чтобы в случае захвата никто не мог обвинить его в нападении. Вот все-таки какой он трусливый мужик в своих поступках.
       - Не надо мне травить бредовые басни. - сказал, Шевелёву, когда увидел, что охрана находится близко от нас. - У меня стоит в кабинете новый японский телефон "Панасоник", который показывает на своём экране номер телефона с которого звонят и в тот же момент, записывает разговор и весь шум, который находится в помещении, откуда звонит этот абонент. Так что мне известны все эти звонки угроз в мой адрес. Эти звонки были из твоего телефона в Кофарнихоне. Там слышно даже твой голос подсказки и голос Гиззатулина Рашида, который давно раскололся ментам, когда его хорошо побили. Он рассказал, что ты затеял рэкет против меня. Только мне не понятно, зачем ты это делаешь? Ведь мы хорошо работали вместе.
       Включил миниатюрный магнитофон, на который переписал все телефонные угрозы с автоответчика своего телефона. В огромном парке, где рано утром было слышно даже шорох листвы, зазвучали в мой адрес телефонные угрозы, среди которых отчётливо прослушивались голоса подсказки Шевелёва Валеры и Гиззатулина Рашида. Это были уже прямые улики против них. Таких улик было достаточно для суда над ними.
       - Так что, Шевелёв Валера, ваша песенка спета. - сказал, выключив магнитофон. - Один умный восточный поэт, Омар Хайям, сказал. -
       В этом мире неверном не будь дураком.
       Полагаться не вздумай на тех, кто кругом,
       Трезвым оком взгляни на ближайшего друга.
       Друг, возможно, окажется злейшим врагом.
       - Никогда не забывал умные слова поэта. Мне все было известно о тех, кто окружает меня. С первого дня знал, что не случайно мафия свела меня с тобой для установления ими же разбитых объектов во время погрома Душанбе в феврале 1987 года. Конечно, это не ты устроил погромы в Душанбе и в других населённых пунктах республики. Ты слишком труслив для подобных поступков. Но это ты подсказал мафии Таджикистан, что за счёт таких, как мы с тобой, мафия на своих же погромах может заработать огромные деньги на разрушенных ими же объектах в республике. За эти твои услуги они перечисляли тебе на счёт в киевский сберегательный банк огромные суммы вознаграждения. Уже не говорю о тех суммах, которые ты получал от меня за участие в восстановлении объектов, разрушенных мафией по всему Таджикистану.
       Но тебе этого оказалось мало. Тогда ты начал заниматься кражами в самом предприятии, которое тебя содержало. На эти материалы, ворованные тобой и Гиззатулиным Рашидом, вы делали "левые" работы высокопоставленным людям, которые могли в последствии прикрыть вас, если кто-то мог подать на вас в суд. Вы все, вместе с мафией Таджикистана, никак не рассчитывали на то, что выйду из-под вашей опеки. Вы рассчитывали, что ваши грабежи будут вечны и вы никем не наказуемы. Но жадность губит фраера, ты, Шевелёв, забыл эту воровскую поговорку, хотя и жил в Одессе-маме.
       Так что проморгал момент, когда вышел из-под опеки мафии и перекрыл тебе все возможные каналы воровства. Мало того, по этой самой причине, сама мафия отвернулась от тебя и прекратила делать подачки на твой счёт в киевском сберегательном банке. Вскоре, мафия вовсе куда-то исчезла. Может быть, это они сами себя истребили или ты их подставил, как меня, когда они тебе платить перестали. Если будет над мафией суд и меня пригласят туда, как свидетеля многих преступлений, то оставшимся на воле мафиози прямо на суде подскажу, что именно ты их всех подставил. Так как ты знал про все их действия, хотя сам в этом не участвовал. Посмотрим, как ты от них будешь прятаться у себя в Киеве. Тебя от мафии даже радиоактивная пыль Чернобыля не сможет укрыть. Но тебе хочу сказать о том, что тебя взбесила моя расторопность. Ты больше не мог честно зарабатывать себе деньги трудом изобразительного искусства, в котором у тебя есть талант, но нет разума. У меня воровать ты больше не мог. Тебя ещё бесило и то, что стал ездить за границу, а тебя с собой не брал. В этом ты сам себя наказал. Думал, что после распада таджикской мафии, ты займёшься честным трудом.
       Так как сам художник, то ценил в тебе талант художника. Даже думал вместе с тобой и с нашими парнями-художниками, организовать наши совместные авторские передвижные международные выставки. Уже начал вести переговоры с зарубежными фирмами о выставке наших работ за пределами Советского Союза. После защиты своей дипломной работы в университете, планировал подготовить контракт на учёбу по бизнесу группы наших парней вместе с тобой на острове Кипр, через с/п "Расма". Но ты сам все испортил. Так вот. Мне некогда с тобой судиться за все твои гадости против меня. Если ты не покроешь в течении месяца все мои убытки, счёт банка ты знаешь, то буду вынужден подать на тебя как в гражданский, так и в арбитражный суд. Тогда ты потеряешь не только деньги и свободу, но, возможно, что и свою собственную жизнь. Ведь на суде всплывут все твои махинации с мафией и то, что ты их подставил, а мафия тебе не простит. Так что, Шевелёв Валера, у тебя ещё есть время на раздумье. В этот раз у тебя не будет шансов сбежать от меня в Киев. Тебя будут всюду пасти. Думаю, что службы МВД, КГБ и охраны Кабинета министров Таджикистана позаботятся о тебе. У них есть все основания задержать тебя в республике на длительный срок.
       Показал Шевелёву Валере на вооружённых людей, которые плотным кольцом стояли вокруг нас. Таким образом, у него было только два шанса, это покрыть мои убытки или сесть в тюрьму за свои преступления, которые он совершил за двенадцать лет проживания вахтовым методом в Таджикистане. Был уверен в том, что во время суда всплывут ещё многие неизвестные мне преступления совершенные Шевелёвым Валерой в Таджикистане и на Украине. Иначе, зачем столько лет скрываться из Украины, у нас в Таджикистане? Наверно у него на Украине осталось много уголовных преступлений? Что же касается Гиззатулина Рашида, так он себя уже сам наказал тем, что ушёл от меня. Теперь его никто не примет к себе на работу и ещё, так думаю, что Шевелёв ему всыплет за то предательство. Теперь все своё зло против меня он возместит на Рашиде. Вот только Гиззатулина Нигмата мне жалко. Теперь Нигмату никто не поможет в его инвалидной коляске. Если Гиззатулина Рашида посадят или он вообще сбежит из Таджикистана, то его брат, Гиззатулин Нигмат, до самой смерти останется без присмотра в своей инвалидной коляске. Хотя, при таком брате, думаю, что Нигмат и так давно остался без присмотра. Может быть его сдали в дом инвалидов? Хотя точно не знаю, есть ли такое учреждение в Таджикистане. Если нет, то тогда вообще непонятно, где может жить этот инвалид.
      
      14. Мечта семьи сбывается.
       После того, как защитил дипломную работу в университете и смог избавиться от угрозы от сомнительных рэкетиров, дела мои в бизнесе резко пошли в гору. К нам в республику зачастили иностранные бизнесмены. Были мной подписаны контракты с зарубежными фирмами на поставку из-за рубежа различных товаров, которые закупил на деньги, полученные за счёт моих строительных объектов и за счёт работы художников над интерьерами различных зданий. Остерегаясь настоящих рэкетов со стороны криминальных групп, весь свой товар сдавал оптом в торговые точки города под допустимым законом проценты с товара. Таким образом, на меня не было рэкета, так как поживиться с меня было нечем. Кроме того, у меня была собственная законная "крыша". В виде служб КГБ, МВД и охраны из Кабинета министров.
       Агенты этих служб постоянно сопровождали меня и мою семью, за эти услуги обеспечивал их "излишками" своих товаров. В этом не было никакого нарушения закона и все стороны были довольны таким положением дела. У меня была надёжная охрана, у сотрудников служб охраны был постоянный достаток в семье с продуктами и в необходимых вещах. Чтобы никто не заподозрил нас во взяточничестве, мы на законном основании оформляли необходимые документы на приобретение у меня службами охраны необходимых товаров по доступной цене. За что службы обязывались постоянно охранять от возможного ограбления мое предприятие и мою семью в течении определённого нами срока, который так постоянно продолжался согласно договоров.
       В начале февраля 1991 года между мной и Генеральным директором советско-бельгийско-кипрского совместного предприятия "РАСМА", Грановым Игорем Владимировичем, был подписан протокол о намерениях провести реорганизацию Производственного объединения "Дизайнер" в Коммерческий Центр советско-бельгийско-кипрского совместного предприятия "РАСМА" в Средней Азии с местом пребывания в Душанбе, столице Таджикистана. Генеральным директором созданного предприятия назначался Черевков Александр Сергеевич. Учредителем и куратором нового предприятия в Таджикистане, становилось министерство строительства Таджикистана, во главе с министром Юрием Филимоновичем Поносовым, который обязался в свою очередь всячески поддерживать закреплённое за ним предприятие.
       - Ты знаешь, что обеими руками за этот протокол намерения. - сказал мне, Юрий Филимонович. - Но тогда ты должен подумать о новом офисе для такой солидной фирмы и, прежде всего, о своей семье. Наверно, достаточно такому уважаемому человеку, каким сейчас являешься ты, жить в какой-то двухкомнатной кибитке на периферии. Пора перебираться жить и работать в столицу Таджикистана. Иметь здесь, в Душанбе, ни только шикарную фирму, но и шикарное жилье, в котором ты мог бы без стыда принимать иностранных гостей.
       Однако, нам нужно подтвердить свои намерения в реализации планов, связанных с министерство строительства Таджикистана, которое сможет поручиться за тебя и предоставить тебе в столице необходимое жилье с площадью под офис новой международной солидной фирмы, руководителем которой будешь ты. С этой целью ты должен направить в зарубежную поездку по делам строительства и коммунального хозяйства двух министров. Министра строительства, Юрия Филимоновича Поносова. Министра коммунального хозяйства, Юрия Борисовича Костырева, которые затем буду ходатайствовать на уровне своих министерств и Кабинета министров Таджикистана, о предоставлении тебе из фонда республики жилого помещения, которое, вскоре, превратишь ты в офис международной фирмы и в жилище своей семьи в Душанбе.
       С этого момента все мои дела и мысли, были связаны с реорганизацией своих мыслей на создание международной фирмы и на отправку двух министров за рубеж. На это время все свои дела в Производственном объединении "Дизайнер" передал под контроль инженеру-строителю Костылеву Павлу, снабженцу Полтиелову Игорю и бригадиру художников Черкасову Александру, которым обещал, что в новой международной фирме сделаю их своими заместителями и пошлю на Кипр обучаться бизнесу. Естественно, что они с большим восторгом приняли мое предложение и усиленно занялись возложенной на них работой в нашем Производственном объединение "Дизайнер", в котором к этому времени было уже несколько тысяч рабочих и служащих. Так что управлять таким огромным предприятием было достаточно сложно. Поэтому моим будущим заместителям в новой международной фирме, стоило достойно себя показать перед трамплином в международные поездки. Иначе, им просто нечего делать в серьёзной международной фирме, которую мечтал увеличить со своими различными филиалами во много раз. Затем преобразовать мою международную фирму в международную компанию с филиалами своих предприятий в различных зарубежных странах. За время подготовки всей документации на создание новой фирмы, провёл множество переговоров с разными местными и зарубежными фирмами на предмет отправки за рубеж двух министров из Таджикистана по вопросам капитального строительства и коммунального хозяйства.
       Но у меня ничего не получалось. Все переговоры крутились вокруг взаимных интересов по торговле между зарубежными и советскими фирмами в Таджикистане. Перевозками людей, пускай даже министров, никто не хотел заниматься. Заинтересованных в строительстве и в коммунальном хозяйстве тоже нет. Мне неудобно было обращаться с этим вопросом к Игорю Гранову. И так уже замордовал их со своими постоянными проблемами по созданию совместной с ними международной фирмы. Но когда поделился со своими проблемами с/п "Расма", то они охотно принялись мне помогать. В течении целого месяца велись переговоры с разными советскими и с зарубежными фирмами.
       Наконец-то вышли на фирму, которая была тесно связана со строительными фирмами в Швейцарии, и они охотно согласились принят у себя в Цюрих на полных трое суток двух министров из Таджикистана, а также одного представителя от фирмы, направляющей министров к ним. После некоторых многосторонних переговоров, решено было целесообразно направить за границу Румянцева Бориса, директора советско-канадского с/п "Онтамо", который несмотря на то, что сильно заикался, знал хорошо иностранные языки и мог пригодиться на переговорах в Швейцарии.
       Конечно, претендовал на эту поездку в Швейцарию и мог оспаривать своё место в этой поездке, но для меня дороже всего было добиться намеченного результата после поездки в Швейцарию двух министров, получить для семьи квартиру в Душанбе и открыть свой персональный офис для фирмы. Обеим министрам повезло. Возможно, что это секретарша что-то спутала, но вместо запланированных трёх полных суток в приглашении было указано целых семь полных суток. Это с седьмого по четырнадцатое апреля 1991 года включительно.
       Так что оба министра могли гулять в Швейцарии целую неделю на полную катушку, отчего они, конечно, не могли отказаться. Поэтому и прибыли в Москву за трое суток до вылета самолёта в Цюрих, в Швейцарии. Мне предстояло организованно принять министров в Москве. В четверг, четвёртого февраля 1991 года, в четыре часа утра мы были в аэропорту "Домодедово" в Москве. Как и полагается встречать министров, нас встретил на новеньком автомобиле "Вольво" водитель Олег Федоткин. Обоих министров отвезли в гостиницу "Россия". Меня отвезли в гостиницу на улицу Лесная, дом-43. Где меня поселили в тот же самый номер, в котором был в прошлом году, перед тем, как улететь в Гонконг. Но не удивился тому, что попал в тот самый номер и той самой гостиницы. Этого можно было там ожидать, так как гостиница состояла всего из нескольких двухместных номеров. Меня не удивило и то, что саму гостиницу перестроили после того ремонта, когда кормил собой насекомых на съёмной квартире с/п "Расма".
      
      Часть-3. Неожиданные события.
      
      1. Кремлёвское подземелье.
       Надо же было такому случиться, что мои подопечные, министр коммунального хозяйства Таджикистана Костырев Юрий Борисович и министр строительства Таджикистана Поносов Юрий Филимонович, перед полётом в Швейцарию выбрали место своего ночлега гостиницу "Россия". Гранов Игорь и Лебедев Александр, мои коллеги по московскому бизнесу, предлагали поселить министров в пятизвёздочных отелях Москвы. В пятизвёздочных отелях Москвы сервис соответствовал их должностям. Но наши министры запали именно на гостинице "Россия". Наверно все было связано с тем, что до перестройки в Советском Союзе у них не было возможности даже слетать в Москву, ни то, чтобы поселиться в московской гостинице "Россия", которая после кинокомедии "Мимино" прославилась не только в Советском Союза, но даже на весь мир.
       Теперь у министров Таджикистана была возможность перед полётом в Швейцарию хотя бы переночевать в гостинице "Россия". Ностальгия по утраченной навсегда эпохе возымела даже власть над разумом. Мне по своему бизнесу, связанному с Москвой приходилось часто останавливаться в московских гостиницах, в том числе и в гостинице "Россия", которая по сравнению с европейскими гостиницами своим интерьером и обслуживанием не тянула даже на трёхзвёздочную европейскую гостиницу. Одноместные номера с черно-белыми телевизорами и совмещённые удобства по нужде с ванной, никак не вписывались в интересы моего быстрорастущего бизнеса, а также в интересы по бизнесу моих иностранных коллег. Мои гости из-за рубежа предпочитали лучше остановиться на временное жительство где-то в деревенской избе в Подмосковье или на крайний случай в московской съёмной квартире, чем останавливаться в такой неуютной гостинице, как московская гостиница "Россия", где тараканы и проститутки бегали ночами по номерам.
       - Александр! Приглашаю тебя сегодня вечером на наш маленький банкет перед вылетом в Швейцарию. - сказал мне, Юрий Филимонович, утром, когда устраивал обоих министров на сутки в гостиницу "Россия".
       - Обязательно захвати с собой своих московских коллег по бизнесу. - подсказал Юрий Борисович Костырев.
       - Насчёт своих коллег ничего не могу сказать. - уклончиво, согласился с предложениями министров. - У них каждый рабочий день расписан до минуты. Лично обязательно прибуду к вам, чтобы сопровождать вас до международного аэропорта "Шереметьево". Должен убедиться, что вы улетели благополучно.
       Несмотря на то, что в Москве по делам своего бизнес бываю на много чаще, чем у себя дома в столице Таджикистана по делам своего бизнеса. Но все равно в Москве у меня, также как у моих московских коллег по совместному бизнесу, время пребывания в Москве расписано по минутам. Заранее до вылета самолётом из Душанбе в Москву составляю расписание на каждый рабочий день в Москве и даже на выходные. Вот и сегодня, как только устроил своих министров в гостиницу "Россия", так сразу на поездах московского метро помчался по своим рабочим делам на московские строительные объекты от Таджикистана, которые поручили курировать мне министр коммунального хозяйства Таджикистан Костырев Юрий Борисович и министр строительства Таджикистана Поносов Юрий Филимонович.
       Несмотря на то, что у меня с министрами были дружеские отношения задолго до того, как они стали министрами. Однако должности и социальное положение между нами напоминали нам то, что мы не должны были в дружбе забывать о своей работе. Поэтому надо было быть в курсе всех доверенных строительных объектов, которые курировал в Москве по поручению Кабинета Министров республики.
       Меня могли в любое время вызвать с отчётом по доверенным объектам на ковёр вместе с министрами в Кабинет Министров Таджикистана. Исчерпывающую информацию по доверенным объектам получил только в конце рабочего дня. Уставший и окончательно измотанный работой по Москве, поехал на метро к станции "Белорусская". Идти мне от Белорусского железнодорожного вокзала на улицу Лесная в дом-43, всего каких-то метров пятьсот. Там в здании управления "Трактор экспорт-импорт" на третьем этаже находился офис с/п "Расма", в котором должны были в конце рабочего дня собраться руководители совместного предприятия. Мне нужно было встретиться с генеральным директором с/п "Расма" Игорем Грановым и его заместителем Лебедевым Александром. Нам надо было поговорить о заграничной поездке министров, а также о банкете в гостинице.
       - Вот только нас туда не надо приглашать! - почти в один голос, отказались от банкета Гранов и Лебедев. - Твои министры до прилёта в Берн отрезвеют. У тебя завтра свободный день. Вечером за время полёта из Москвы до Душанбе за четыре часа, также полностью отрезвеешь. Нам завтра надо работать весь день.
       - Поблагодари министров за приглашение и от нашего имени пожелай им удачной командировки в Швейцарию. - сказал мне, Игорь Гранов, провожая меня до двери своего офиса. - Скажи, что мы сильно заняты.
       - Вы машину не забудьте за министрами прислать. - напомнил, Игорю Гранову у двери его кабинета. - Мне как-то неудобно будет перед министрами вести их в аэропорт общественным транспортом или на такси...
       - Машина за три часа до вылета самолёта будет на автомобильной парковке возле гостиницы "Россия". - с уверенностью, сказал мне, Игорь Гранов. - За машину не беспокойся. Машина полностью под контролем.
       Конечно, за двенадцать лет моего знакомства с Поносовым Юрием Филимоновичем и с Костыревым Юрием Борисовичем, мне приходилось много кратно раз бывать на банкетах разного уровня. От полевых банкетов во время военных учений на переподготовке, до банкетов в ресторане Кабинета Министров Таджикистан на презентациях по открытию крупных предприятий и зарубежных гостей республики. Поэтому тянул время, сколько мог, чтобы раньше времени не напиться до свинства с министрами в номере гостиницы "Россия". Ведь министрам ночью лететь в Швейцарию в служебную командировку, а у меня завтра есть дела на ВДНХ в Москве. К тому же в консульство Таджикистана в Москве надо сходить.
       Поговорить насчет своих рабочих из Таджикистана на строительных объектах в Москве. Люди ютятся в вагончиках возле строительных объектов. В то время как в общежитиях таджикских ВУЗов в Москве пустые комнаты. Пусть рабочие по-людски поживут в общежитиях до конца летних каникул. Там объекты мы сдадим. Когда до отъезда министров от гостиницы "Россия" в аэропорт оставалось три часа, решил больше не растягивать время. Быстрым шагом через Красную площадь отправился к центральному входу в гостиницу "Россия". Мне хорошо было знакомо расположение помещений первого этажа гостиницы "России".
       Откуда минуя дежурного администратора гостиницы можно было без проблем проникнуть на любой этаж гостиницы. На этот прокол обратил внимание ещё во время просмотра кинокомедии "Мимино". Когда герои кинофильма, из ресторана минуя вестибюль, поднимались по лестнице к лифтам на втором этаже гостиницы. В это время на мне был надет солидный костюм-тройка, купленный друзьями в лондонских бутиках.
       В руках у меня новенький кожаный кейс, купленный мной во время однодневной командировки в Гонконг. С виду вообще красавец. Как сказал Карлсон, который живёт на крыше, что мужчина в самом соку. Никто во мне не заподозрит террориста или кого-то из-за рубежной разведки. К тому же при мне имеются копии документов, по которым отправляю двух министров Таджикистана в служебную командировку в Швейцарию.
       Просто так для приличия, поглядывая на свои часы, словно жду даму, постоял пару минут у центрального входа в вестибюли гостиницы рядом с входом в ресторан. Как раз в это время из ресторана выходила группа солидных на вид иностранцев. Дежурная администратор по гостинице, отвлечённая разговором по телефону, вообще не обращала никакого внимания на входящих и выходящих из ресторана гостиницы. Мне хотелось сделать неожиданный сюрприз или даже прикол в отношении министров, своим неожиданным появлением у них в номере без особого разрешения через дежурного администратора по гостинице.
       Пристроившись к группе иностранцев, вышедших из ресторана, поднялся по лестнице на второй этаж и оттуда лифтом на десятый этаж в северное крыло гостиницы "Россия", откуда видно Красную площадь. Дверь в номер гостиницы к Поносову Юрию Филимоновичу была слегка открыта. Там было слышно несколько мужских и женских голосов. Сразу было понятно, что министры развлекаются по полной программе.
       - Выходит, что лишний к столу?! - войдя без стука в номер гостиницы, с удивлением воскликнул. - Пока целый день вкалывал за себя и за тех двух министров, то они в отсутствии меня развлекались с девочками.
       - Александр! Как хорошо, что ты к нам пришёл. - радостно, воскликнул Юрий Борисович Костырев. - Мы уже беспокоились, что придется ночью добираться до аэропорта "Шереметьево" общественным транспортом.
       - Ваш персональный автомобиль давно стоит на парковке возле центрального входа в гостиницу "Россия". - по-деловому, сказал двум министрам. - Осталось только к вашему автомобилю подключить кортеж...
       - Кортеж нам ни к чему. - понимая мою шутку, сказал Поносов Юрий Филимонович. - Мы хоть и министры Таджикистана, но вышли из народа. Ты лучше скажи нам, как пришёл сюда без приглашения?
       - У нас на Кавказе не принято приглашать друзей в гости. - с кавказским акцентом, сказал. - Друзья приходят без приглашения, когда захочется прийти в гости к друзьям. У друзей нет никаких препятствий на пути.
       - Молодец! Красиво сказал. - воскликнул незнакомый мне мужчина. - Надо сейчас записать мне такой тост.
       - Не спиши! Уважаемый! Успеешь записать. - с кавказским жестом, остановил мужчину с авторучкой. - Только приветствие вам сказал. Хорошие тосты у нас впереди. Тосты надо запоминать, а не записывать. Тост без армянского конька, все равно, что банкет без шашлыка. Кстати, где обещанный вами шашлык?
       - Шашлык мы закажем. Нет проблем! - шутя, сказал Юрий Борисович. - Вот коньяка армянского не вижу!
       - Без армянского коньяка к друзьям не прихожу. - сказал, открывая свой кейс, в котором была бутылка армянского коньяка. - В отличие от министров из Таджикистана, вообще водку на банкетах не пью...
       Присутствующие за столом в номере гостиницы дружно стали смеяться и хлопать мне по плечу. В это время Юрий Филимонович позвонил в ресторан и заказал нам в номер к столу двадцать шампуров кавказского шашлыка. Пока шашлык поднимался от ресторана с первого этажа, к нам в номер на десятый этаж, стал знакомиться с незнакомыми мужчинами и женщинами. Трое мужчин были таджиками из Кабинета Министров разных отделов. Они так же как два министра отправлялись в свою первую заграничную командировку. С той лишь разницей, что сам через своих коллег по бизнесу подготовил командировку министров в Швейцарию.
       В то время, как служащие из Кабинета Министров Таджикистана отправлялись в запланированную зарубежную командировку по линии обмена своими представителями с зарубежными странами. Не могу точно сказать, что это совпадение или подтасовка с одновременной отправкой двух министров и представителей служб Кабинета Министров Таджикистана в зарубежную командировку в одно и то же время. Однако то, что они прекрасно знали о своих поездках за рубеж давно до этой встречи, так это понятно даже ежу, что он колючий. Именно поэтому оба министра так страстно хотели поселиться в гостиницу "Россия", чтобы здесь в гостинице устроить банкет с коллегами по службе в правительстве Таджикистана.
       Знакомиться с тремя молодыми женщинами мне было не нужно. Двух женщин хорошо знал за время своего проживания в гостинице "Россия". Когда эти две проститутки навязывались мне в номер на свои заработки. Третью молодую женщину, которая годилась мне в дочки, знал с её школьной скамьи. Когда до перестройки в Советском Союзе по совместительству преподавал в средней школе предметы истории, а эта проститутка была ученица выпускного класса. Тогда из-за её вульгарного поведения на уроке вынужден был оставить работу в средней школе. Потому что поведение школьницы на уроках могло закончиться зоной учителю по истории. Прирождённая проститутка устраивала сцены стриптиза прямо на уроках, а на замечание со стороны учителя закатывала на уроках истории истерику и подключала к скандалу учеников.
       В конце прошлого года остановился в гостинице "Космос", в которой чаще всего останавливаются иностранные туристы и бизнесмены. Меня в гостиницу "Космос" устроил в свой арендованный номер Леон Гольденман, президент американской фирмы "Ле-Монти". Эта проститутка не узнала во мне своего бывшего учителя по истории в средней школе. Она приняла меня за иностранца. В наглую проникла в мой гостиничный номер и стала провоцировать меня на секс. Благодаря своей зрительной профессиональной памяти художника хорошо запомнил её с детства прирождённую проститутку. К тому же у нее были родимые пятна, по которым её можно было узнать в любом гриме и в любом возрасте. Даже с противогазом на лице.
       Все закончилось тем, что тогда вначале всыпал ей хорошего ремня по голой заднице. Затем в голом виде выкинул её из номера гостиницы. Перед этим сказал ей, что после окончания исторического отделения в государственном университете Таджикистана стал работать в КГБ республики. Тогда припугнул её на угрозы в мой адрес с её стороны, что если её ещё раз где-то увижу, то объявлю её пособницей иностранной разведки. Тогда её ждёт тюремное заключение на всю жизнь или электрический стул. Видимо эту наглую проститутку не испугали мои предупреждения. Она всего лишь поменяла место своей работы. Переселилась из гостиницы "Космос" на постоянное место работы в гостиницу "Россия".
       Мне не хотелось портить банкет своим друзьям. Поэтому при всех ни стал разоблачать проститутку, землячку из Таджикистана. Но посмотрел ей в глаза таким устрашающим взглядом, что она сразу засуетилась. Сказала всем присутствующим за столом, что ей надо срочно припудрить носик и тут же исчезла из моего вида.
       Не знаю, насколько она выпала из моего поля зрения. Сегодня точно проститутки рядом не будет. Не успели мы перезнакомиться и обменяться восточными комплементами друг к другу, как из ресторана гостиницы нам принесли двадцать шампуров кавказского шашлыка, посыпанных зеленью и с салатом. С детства избалованный кавказскими шашлыками, гостиничные шашлыки для меня были чем-то из поджаренного на огне мяса говядины, которой просто далеко до настоящего кавказского шашлыка. Обратно пожалел своих друзей. Ни стал обсуждать, то, что нам принесли в гостиничный номер под видом кавказского шашлыка. Мне хотелось просто усмирить свой голод. Ведь целый день сегодня ничего ни ел из-за работы.
       Когда закончились шашлыки и бутылка армянского коньяка, вечно голодные по женскому телу таджики сослались на то, что пора собираться в дорогу. Вместе с проститутками разбрелись по своим гостиничным номерам. Как только мы втроём остались в гостиничном номере, тогда Юрий Борисович Поносов достал из своего кейса бутылку таджикского коньяка и сказал нам, что надо отметить нашу старую дружбу.
       Конечно, отказаться отметить старую дружбу, было как-то не прилично. Под остаток салата мы закончили с таджикским коньяком где-то как раз к тому времени, когда надо было собираться министрам на выезд в аэропорт. Не могу точно сказать какая именно причина, окончательно подкосила меня. Может быть, виной тому была моя усталость за весь день или чрезмерно выпитый смешанный коньяк? Но к выходу из гостиницы с министрами к автомобильной парковке был готов. У меня заплетались не только ноги, а даже язык. На длительное передвижение дальше гостиничного номера не был готов. Мог просто свалиться рядом с номером.
       - Ну, ты, Александр, сегодня набрался под самую завязку! - удивленно воскликнул Юрий Филимонович, когда увидел, что не способен даже подняться со стула. - Мой гостиничный номер ты оплатил до двенадцати часов дня. Вот до двенадцати часов дня будешь отдыхать в моем гостиничном номере. Договорюсь с дежурной по этажу и с дежурной по гостинице, чтобы тебе не беспокоили до двенадцати часов дня...
       Юрий Филимонович говорил ещё какие-то напутствия мне, но его совершенно не слышал. Традиционно по-русски уткнувшись в тарелку с остатком салата, просто бессовестно заснул, полностью доверился остатку салата в тарелке. Тем временем Юрий Борисович отправился в свой гостиничный номер собираться в дорогу. Юрий Филимонович пошёл к дежурной по этажу договариваться насчет моего ночлега в номере. Когда оба министра были готовы в дорогу, то, вдруг, вспомнил, что водитель с/п "Расма" не знаком с моими министрами, а министры не знают в лицо автомобиль и водителя. Надо было проводить министров хотя бы до нашего автомобиля. Иначе министры вместо командировки в Швейцарию могут быть откомандированы в московский медвытрезвитель. Тогда скандалу будет на весь мир. Мне это совсем не надо...
       Захлопнув дверь в доверенный мне до завтра гостиничного номера, качаясь во все стороны от стенки до стенки в гостиничном коридоре, словно маятник в старинных часах. Поплёлся следом за министрами, чтобы проводить их в дорогу хоть с парковки автомобилей возле гостиницы "России". Ведь мои министры без меня, как бездомные котята на улице, могут заблудиться в московском пространстве и даже погибнуть.
       Выбравшись следом за министрами из гостиницы "Россия" буквально уткнулся в микроавтобус "Нисан" нашего с/п "Расма". Водитель любезно рассадил министров в салоне микроавтобуса вместе с их кейсами. Меня с трудом водитель оторвал от своего автобуса. Затем водитель проводил меня до лифта в гостиницу "Россия". Помню, что нажал на кнопку лифта. Кабина лифта тронулась. Полностью отключился.
       Дальше все как в тумане. Открылась дверь кабины лифта, вышел не на своём десятом этаже гостиницы "Россия", а в какой-то коридор. Не успел сообразить, где нахожусь, как дверь в кабину лифта закрылась. В тоже мгновение очутился в полной темноте, где не видно ни чего. На ощупь пытаюсь найти кнопку вызова лифта или двери на лестничный переход. Но вокруг железо и бетонные стены. Такое ощущение, словно меня заживо замуровали в ком-то замкнутом пространстве, хорошо, что есть приток воздуха. Буду жить!
       Окончательно себя обнаружил в каком-то бетонном коридоре размером, примерно, два на два метра. Далеко впереди бетонного коридора мерцает огонёк. Конечно, лучше идти в сторону света, чем в сторону тьмы. Не спеша иду в сторону света. Приблизительно через пятьсот метров вижу обыкновенные лампочки Ильича, вмонтированные в прорезь бетона, закрыты предохранительной решёткой от животных, птиц и людей, которые могут находиться в длинном туннеле, из-за любопытства могут повредить горящие лампочки. Вполне понятно, что в любые туннели должен быть вход и выход, также как свет в конце туннели. Здесь же в бетонном туннеле свет прямо над головой. Выходит, что выход из этого туннеля может быть где угодно.
       Надо только внимательно смотреть вокруг, чтобы не прозевать потайной люк или потайную дверь ведущие наверх из подземелья странного туннеля. Иначе буду бродить здесь до самой своей бесконечности. Прошел неопределённое количество сотен метром в длинном бетонном туннели, вдруг, увидел металлические скобы, вмонтированные в бетон стены туннели, как пожарная лестница, ведущая кверху. Наверху над головой металлический люк. Медленно поднимаюсь по лестнице к люку и головой осторожно поднимаю люк. Надо вначале оглядеться куда вылез, чтобы своей бестолковой головой не угодить под колесо машины. Ведь такие канализационные люки могут быть где угодно, на тротуаре и даже на проезжей части улицы.
       Когда моя голова с крышкой металлического люка поднялась выше отверстия люка, то увидел вокруг себя свежую зелень травы. Мне вначале показалось, что нахожусь где-то на зелёном газоне возле гостиницы "Россия". Хотел было смело выбраться наверх. Как вдруг услышал дробь шагов в кованых ботинках солдат. Посмотрел в сторону шагов и сразу обалдел от того, что увидел в нескольких десятках метров.
       Прямо перед моими глазами проходил развод караула солдат в середине Кремля. Желание выбраться наверх у меня отпало сразу. Это равносильно тому, что добровольно засунуть голову в петлю. Тут же по собственному желанью, выбить у себя из-под ног стул. Затем болтаться добровольно в петле, пока сгнившее тело добровольно отделится от моей тупой головы и придаст себя добровольно земле на тот свет. Стараясь не издавать никакой шум крышкой люка на своей тупой голове, медленно опустился вниз. Как только моя голова почувствовала облегчение от тяжести металлической крышки люка, тут же спустился по лестнице вниз бетонного туннеля. У меня теперь было только один выбор на спасение от петли и от зоны, так это обратное движение в тёмный конец туннеля, чтобы там в темноте найти себе выход на волю.
       Как только из туннеля с электрическим освещением перебрался в туннель кромешной темноты, то сразу потерял определение времени суток и передвижения по часам. При моей попытке выбраться из люка на территории Кремля, не успел определить время суток. Так как вокруг над канализационным люком был яркий электрический свет, через который невозможно было определить, что над головой ночь или рассвет. Пока блуждал в тёмные туннели ориентировочно под Кремлем, Красной площадью или под гостиницей "Россия", то вокруг меня был нормальный прохладный воздух, какой бывает осенью или зимой.
       Такой воздух благотворительно действовал на меня в смысле моего отрезвления от бурной пьянки в гостиничном номере вместе с министрами. Теперь мог соображать, как вести себя в туннели без света, чтобы не угодить куда-то в пустоту или не набить себе рога от возможно торчащего металла из бетонной стенки.
       Так как был не курящий, то у меня не было в кармане спичек или зажигалки. Поэтому передвигался в тёмные туннели на ощупь, как это делают слепые, которые впервые оказались в незнакомом им открытом пространстве на улице или в незнакомом помещении, где все можно определить только на ощупь и на запах.
       Пока вокруг меня был нормальный запах, то мог предполагать, что этот туннель сделан специально для эвакуации правительства или служащих Кремля на случай войны или в Кремле стихийных бедствий. Просто удивительно?! Почему этот туннель не использовали во время пожара в гостинице "Россия" осенью в 1970 году, когда люди выпрыгивали из окон гостиницы "Россия". Наверно была проблема передвижения по этажам и люкам гостиницы или туннель предназначен к эвакуации людей в одном направлении из Кремля. Вообще не понятно, как оказался в этом туннели по пьянке и не выбрался обратно тем же путём?
      
      2. Коротышка из помойки.
       Когда сухой туннель с приятным запахом сменился мокрым туннелем с отвратительным запахом, то сразу понял, что нахожусь в обыкновенной московской канализации. Теперь у меня появились шансы без особой опасности выбраться наружу в любом месте столицы или с особой опасностью вляпаться в дерьмо по самые уши, чего мне никак не хотелось. Однако у меня никакого выбора не было. Пришлось замедлить ход своего передвижения по туннелю, чтобы не быть пораненным и испачканным чем-то в канализации.
       - Ой! Кто это?! - заорал во всю глотку, когда мои руки на ощупь дотронулись до чего-то лица. - Кто здесь?
       - Дед пихто! - услышал беззубый мужской голос с отвратительным запахом. - Ты что, новенький что ли?
       - Ага! Новеньки! - все, что пришло на ум, ответил, на непонятный мне вопрос. - Где нахожусь сейчас?
       - Прилетел на другую планету! - ехидно засмеялся беззубый голос. - Конечно в московской канализации! От тебя так вкусно пахнет, хоть на вертел тебя сейчас наткнуть и зажарить. Откуда ты появился здесь в кремлёвском дерьме?
       - Ты сам только что сказал мне, что с другой планеты. - с юмором, ответил. - Выведи меня из подземелья. Покажу тебе мир на другой планете и накормлю тебя тем, что тебе сейчас понравилось от моего запаха.
       - Вообще-то ты хорошую идею мне подал. - интеллигентно, сказал невидимка с беззубым ртом. - Мне не буду тебя поджаривать в подземелье. Здесь нет огня и запах в подземелье совсем не к моему аппетиту. Выведу тебя из подземелья в твой мир, а ты меня наверху досыта накормишь за подаренную тебе свободу.
       - Согласен с твоим условием. - также с юмором сказал незнакомцу. - Веди меня смело к свету и разуму.
       Незнакомец зашлёпал рваной обувью по какой-то жидкости под ногами. Почти на ощупь руками по стенки и впереди себя почти решительно двинулся в конец туннеля, где меня ожидал свет и запах свободы. У меня появился шанс на то, что выберусь из подземелья с небольшими потерями своего внешнего вида. Единственное что мог потерять в этом вонючем подземелье, так это свою шикарную обувь, которая каталась по липкой жидкости с отвратительным запахом. Придется купить новую обувь или отмывать эту обувь.
       Мы долго шли по отвратительному туннелю, которому казалось, нет конца. Просто удивлялся, как этот беззубый незнакомец мог ориентироваться без света в такой кромешной темноте. Наверно давно бомж? Но почему он живёт здесь в отвратительном запахе подземелья, когда наверху чисто и много места на проживание? Вполне возможно, что он совершил преступление и скрывается от правосудия? Однако ко мне отнёсся вполне деликатно. Ведь мог спокойно пырнуть меня ножом и тут же почистить мои карманы от денег.
       - Мы пришли! - прервал мои размышления незнакомец. - Поднимаюсь, ты следом. Смотри! Не зашибись.
       Мой спасатель полез куда-то вверх. Ни стал рисковать сразу, отправиться следом за спасителем. Мне было совсем не страшно. Просто не хотелось, чтобы мне на голову капала вонючая жидкость. По своей натуре настолько брезгливый, что отвратительные запахи подземелья ещё долго буду преследовать меня. Даже после того, как помоюсь в гостиничном номере в шампуне. Обрызгаю себя пахучим одеколоном. Все равно буду чувствовать вокруг себя отвратительный запах. Пока моя память будет напоминать о моих походах, в кремлёвском туннели и в московской канализации. Скорей бы выбраться мне из этой вони...
       - Смело поднимайся наверх! - сказал незнакомец, когда над головой открылся люк канализации. - Свобода рядом!
       Прежде чем наверх подниматься к свету, брезгливо оглянулся вокруг себя, чтобы определить, где находился несколько часов после своей пьянки. Под ногами у меня было то, что вытекает из московских зданий ненужное к употреблению людям. На другой стороне канализации сидели две крысы и жмурились от внезапно проникшего света в канализацию. Сам мой вид был нормальный. Только обувь желала быть чище. Хорошо, что костюм на мне был, застегнут на все пуговицы, это позволяло мне осторожно выбраться по лестнице наверх и не запачкаться. Так и сделал, поднимаясь наверх и не дотрагиваясь костюмом грязи.
       - Да! Зря тебя выпустил наружу. - разглядывая меня на свету, сказал замусоленный коротышка. - Тебя мне могло хватить надолго в подземелье. Как тебя угораздило с таким шиком залезть в канализацию?!
       - Так думаю, что без бутылки ты мне, не поверишь. - сказал, оглядываясь по сторонам.
       - Пардон! Сер! Но не пью и не курю. - сразу отказался коротышка от выпивки. - Берегу здоровье.
       - Однако от меня ты с пустыми руками не уйдёшь. - настаивал на своём. - Человек слова. Раз обещал, так с меня причитается. Сегодня до вечера парадом будешь командовать ты. Приказывай! Выполню!
       - Ну, на первый случай тебе надо хотя бы малость отмыть с обуви дерьмо. - с юмором стал перечислять коротышка свои требования. - В таком виде и с таким запахом тебя не пустят не в один магазин. Здесь рядом есть поливочный кран. Мы к нему сейчас направимся. Затем мы продолжим свои требования к тебе.
       Коротышка заковылял в сторону небольшого зелёного сквера. Пошёл следом за ним, оглядываясь по сторонам. Московский центр мне хорошо знаком. С 1970 года с начало приезжал в столицу хоть один раз в месяц. Со времени перестройки в Советском Союзе, когда стал заниматься своим бизнесом, посещаю Москву почти каждую недели. Все мои дела большей частью связаны с центра столицы и до содового кольца. Сейчас мы находимся где-то в районе "Старой площади", рядом с метро "Китай-город". Здесь в сквере много зелени и вода почти под каждым кустиком. Мне приходится вначале хорошо оттереть подошву туфлей от того, что прилипло в канализации. Затем комом мокрой глины оттираю туфли со всех сторон. В заключение по очереди каждый туфель отмываю отдельно под струёй воды брызгающей из дырочек трубы. Глядя на мой солидный вид, коротышка тоже старается как можно лучше приблизиться к моему виду. Так же как комками мокрой глины драит свою драную обувь вместе с ногами, которые мало чем отличаются от грязной обуви. Пальцы грязных ног выглядывают из рваных ботинок, возраст которых трудно определить так же как возраст хозяина ног и рваных ботинок. Примерно через полчаса нашего марафета в кустах небольшого зелёного сквера, можно сказать, что один из нас принял человеческий вид. Другой немного приблизился к тому, что можно назвать человеком хотя бы с маленькой буквы. От нас стало меньше вонять.
       - Теперь, когда мы с тобой почти сравнялись во всем, то пора нам познакомиться. - сказал, коротышке, протягивая ему совершенно чистую руку. - Меня зовут Александр. Можно просто Саша. Как твоё имя?
       - Вообще-то у меня имени нет. - робко протягивая свою руку, сказал коротышка. - Зови меня Коля.
       - Очень приятно Николай, познакомиться с тобой. - крепко пожимая руку собрату по канализации, дружелюбно сказал расстроенному чем-то своему спасателю. - Теперь заказывай то, что тебе хочется кушать.
       - Откровенно, уже сыт и рад тому, что ты так просто со мной общаешься. - шмыгая носом, сказал пацан. - Буду рад принять от тебя любую пищу. Ко мне никогда никто из людей так хорошо не относился.
       - Хорошо! Сиди здесь. - сказал, Николаю, стараясь как можно мягче отнестись с обиженным людьми человеком. - Сейчас схожу в соседний гастроном и приду сюда к тебе. Только ты не уходи никуда отсюда.
       Пацан ничего ни стал говорить мне. Размазывая слезы на опухших глазах, он отошёл в заросли декоративных кустарников и сел там, на траву, откинувшись спиной на ствол небольшого деревца. У меня почему-то появилась тревога за этого коротышку, который фактически спас мне жизнь и свободу. Ведь если бы не он, то неизвестно, что могло произойти со мной в лабиринте московских туннелей и канализации. Этому человечку теперь обязан все, что мог потерять в московском подземелье среди вони и грязи...
       Хорошо, что гастроном находился совсем близко от зелёного газона, где Коля сейчас сидел. Поглядывая в сторону моего спасателя. Быстро вошёл в большой гастроном и сразу направился в мясной отдел. Откровенно говоря, впервые растерялся с выбором. Мне даже в голову никогда не входило, чем можно накормить досыта голодного человека. Так как всегда был сыт. Даже когда был в опасных походах в горах, то даже в дикой природе находил себе средства на пропитание. Тут же среди сытого города в таком изобилии продуктов не мог никак сообразить, что можно купить из продуктов голодному в сытом городе.
       - Молодой человек! Вам помочь? - окликнула продавщица мои запутанные к выбору мысли. - Что хотите?
       - Мне. Пожалуйста! По двести грамм самой вкусной и самой дорогой колбасы. - рискнул сделать заказ.
       - У нас вся колбаса вкусная и вся дорога. - удивленно, сказала продавщица. - Вам какую именно колбасу?
       - Четыре вида на ваш выбор. - растерянно, сказал. - К тому же добавьте четыре вида копчёного мяса.
       Как ни старался быстро купить продукты и разные напитки, на все у меня ушло минут тридцать. Уже стал опасаться, что мой спасатель обратно исчезнет в канализации. Тогда его точно нигде не найду. Надо бы спасателю купить одежду и обувь. Но на это уйдёт много времени. Надо вначале накормить спасателя. Затем отвести пацана в соседний магазин и там надеть на него одежду, чтобы был с человеческим видом. Расплатившись за купленный товар, с несколькими пакетами продуктов и напитков, быстро пошёл в сторону зелёного газона. Где меня должен был ждать Николай. Издал смотрел туда, где сидел пацан, но там никого не было. У меня сразу мелькнула мысль, что он отправился обратно к люку канализации. Посмотрел туда, где был люк канализации. Группа мальчишек бросали камни в моего спасателя. Прямо бегом побежал спасать от побоев ни в чем не виновного человека, который всем желает добра.
       - Сейчас же прекратите бросать камни в человека! - закричал издалека. - Сейчас вызову сюда милицию.
       - Ты где видишь человека? - ехидно корча рожу, спросил меня лидер группы. - Здесь кусок дерьма из помойки.
       - Сейчас вызову милицию. Они разберутся, кто дерьмо. - будто полез в карман за мобильником. - Милиция поставит вас на место.
       Пацанов словно ветром сдуло с места побоища. Но у меня в карманах кроме документов больше ничего не было. Мобильный телефон купил совсем не давно. Все никак не могу привыкнуть к нему. Все время телефон забываю то в офисе у себя в кабинете в Душанбе, то оставляю в офисе с/п "Расма" в Москве. Даже сейчас точно не помню где у меня сотовый телефон. Вроде лежит в моем кейсе в гостинице "Россия".
       - Вот что, пойдём в "Китай-город" ближе к метро. - решительно, сказал заплаканному Николаю. - Там тебя хорошо накормлю. После решим окончательно твоё проживание среди людей. Так жить невозможно!
       Пацан хотел было возразить. Но решительно схватил его за руку и потащил в сторону метро "Китай-город". Когда здоровался за руку и когда сейчас тащил за руку за собой, то обратил внимание, что рука у парня мягкая, как у подростка или даже как у женщины. На вид ему никак нельзя дать мало лет. Хотя по уцелевшим зубам можно сказать, что все-таки он чуть старше подросткового возраста. Видно зубы он потерял во время драк за своё существование. Надо спасти пацана от гибели, как он спас меня.
       - Садись и кушай досыта! - в повелительном тоне, сказал, парню, усаживая за стол в месте отдыха местных жителей. - Нажимай на мясные продукты. Молочные продукты возьмёшь с собой. Пей холодное пиво!
       - Пиво не пью! - вытаращив глаза на баночное пиво, отказался Николай от моего угощения. - Здоровье берегу...
       - Слышал, что ты бережёшь здоровье от курева и спиртных напитков. - разозлился на заявки пацана. - Тебе ни кажется, что ты давно потерял своё здоровье, проживая в канализации. Сегодня обязательно тебя пристрою к человеческой жизни. Сейчас сытно ешь, чтобы при мне не умер с голоду. Пей что хочешь!
       Смелый житель московской канализации с перепуганным лицом на поверхности с жадностью голодного волка напихивал себе рот жирной пищей и запивал из бутылки напитком кока-колы. Вдруг, вспомнил блокадников Ленинграда и подумал, что сейчас из-за своей доброты допустил ошибку с пищей бездомному мальчишке. Как бы с ним не случилось чего-то от жирной пищи как у блокадников Ленинграда. Когда дистрофиков кормили жирной пищей, чтобы их спасти, а они наоборот умирали от объедания. Хотя малому это не угрожает. У него на костях мясо имеется и до дистрофии пока далеко. Надо куда-то его определить. Вот только куда?
       - Теперь, когда мы оба сыты. - решительно, сказал, Николаю, когда вместе с ним поел за компанию. - Пойдём в соседний универмаг. Там тебя одену по-человечески. Затем будем дальше решать твою жизнь.
       - Одевать меня не надо и жизнь мою решать не надо. - наотрез отказался пацан от моей заботы. - Спасибо за то, что меня накормил и отпусти меня на все четыре стороны. хочу жить так, как раньше жил.
       - Как раньше ты жил, так больше жить не будешь. - заорал на парня. - Теперь будешь жить, как все люди.
       Обратно схватил пацана за руку и буквально силой потащил в ближайший магазин спортивной одежды. Покупать на него какую-то обычную одежду не было никакого смысла. Ведь могу ошибиться в размерах. Куда потом мне девать купленную одежду? Спортивную одежду можно купить приблизительно. Лучше было бы завести Николая в магазин и там прямо на него купить одежду. Но кто меня с ним пустит? Были бы наручники пристегнуть его к трубе, пока буду в магазине, чтобы он не сбежал от меня.
       - Вот, что уважаемый симулянт! - строго сказал попрошайке у магазина. - Даю тебе пять рублей за то, что ты постережёшь моего друга, пока буду в магазине. Дам ещё пять рублей, когда выйду из магазина. Если мой друг сбежит от тебя, то дам тебе такого пинка, что ты быстро забудешь про свою симуляцию.
       - Да за такие деньги зубами буду держать твоего друга. - радостно и с испугом сказал мне попрошайка.
       Убедившись, что пацан не убежит из цепких рук попрошайки, дал попрошайки пять рублей, а сам тут же вошёл в спортивный магазин и быстро прошел к подростковому отделу. Там продавалась спортивная одежда и обувь зарубежных фирм. Вначале посмотрел на манекен подростка на витрине, который был ростом с Николая. Затем попросил продавщицу подобрать спортивный костюм и спортивную обувь как на манекене. Рассчитавшись за купленный товар с продавщицей, тут же вышел из магазина. Отдал попрошайке обещанные пять рублей, потащил Николая в соседний сквер, чтобы там переодеть в человека.
       - Сейчас мы тебя сфотографируем для истории. - сказал, пацану, вытаскивая из чехла у себя на поясе фотоаппарат-мыльницу, который был всегда со мной вовремя моих поездок. - Затем переодену тебя...
       - При тебе переодеваться не буду. - на отрез отказался Николай, после того, как его сфотографировал.
       - Почему этот ты не будешь при мне переодеваться?! - удивленно, спросил. - Ты, что, "голубой" что ли?
       - Нет! Не голубой! - по-женски стеснительно, сказал Николай. - Женщина! При мужчине не могу раздаётся.
       - Обалдеть! - не скрывая своего удивления, воскликнул. - Зачем тогда такой маскарад и канализация...
       - Боялась, что меня изнасилуют. - смущаясь, ответила дама с помойки. - Поэтому выдавала себя мужчиной. Вы уж извините меня за такой маскарад. Но у меня не было никакого выхода в такой моей жизни...
       - Вот, что! Сейчас пойдём в магазин. - решительно, сказал, даме без имени. - Там ты переоденешься.
       - Меня никто не пустит в таком ужасном виде. - опять стала отказываться дама. - Отпустите меня.
       - Пусть попробуют не пустить тебя в магазин! - разозлился на всех. - Им магазин весь разрушу!
       Теперь дама без всякого сопротивления пошла следом за мной в сторону спортивного магазина. Попрошайка у магазина радостно встретил наше возвращение в надежде ещё раз заработать у меня денег в качестве охранника моего друга.
       Однако к удивлению попрошайки и продавщицы спортивного магазина, мы с грязной дамой вошли в спортивный магазин и направились к прилавку, где стояла ширма переодевания.
       - Пожалуйста! Дайте даме принять нормальный вид. - сказал, ошарашенной продавщицы, протягивая ей сто рублей. - Когда дама переоденется, вы получите вторую сотню рублей. Быстрее! Мы скоро вылетаем!
       Перепуганная до смерти продавщица подошла к другой женщине постарше её, видимо хозяйки спортивного магазина. Обе женщины с вылупленными от удивления глазами пошушукались о чём-то. Но от ста рублей не отказались. Хозяйка спортивного магазина, брезгливо жестом руки пригласила грязную даму пройти куда-то в внутрь магазина. Наверно там было служебное помещение или даже женская комната. Пока моя грязная дама переодевалась, в магазине собрался любопытный народ. Видимо хозяйка спортивного магазина позвонила своим друзьям по бизнесу. Друзья пришли в её спортивный магазин, чтобы посмотреть в живую. Как золушка из помойки превращается в спортивную принцессу. Конечно, больше всего пришли посмотреть на меня, чтобы убедиться воочию, что в России тоже есть чокнутые миллионеры.
       - Она вам кем будет доводиться? - спросила любопытная хозяйка магазина, получая от меня сто рублей.
       - Изабелла будет моей самой любимой женой в Саудовской Аравии. - с арабским акцентом ответил.
       - Весь мир на русских бабах помешался. - завистливо, сказала хозяйка спортивного магазина, когда мы с моей бывшей замарашкой выходили на улицу. - Из помойки берут. Хотя бы меня кто-нибудь забрал к себе.
       - Ну, тебе для этого надо хотя бы спуститься в помойку. - сказал в шутку какой-то мужчина под общий смех.
       Мы вышли с Изабеллой на улицу. Так теперь решил называть даму с московской канализации. Прошли до первого мусорного бочка, куда выкинули целлофановый пакет с грязной одеждой. Затем вместе с целлофановыми пакетами, в которых у нас были напитки и продукты, мы прошли в ближайший зеленый сквер. Мне там надо было откровенно поговорить с Изабеллой о её дальнейшей судьбе. Теперь точно был связан многочисленными обязательствами перед дамой, которую не мог отпустить от себя в канализацию.
       - Мне нужно знать о тебе все, чтобы знать, как устроить твою дальнейшую жизнь. - откровенно, сказал, Изабелле, когда мы сели на скамейку в зелёном сквере. - Не могу просто так отправить тебя на помойку.
       - Действительно ничего не знаю о себе. - откровенно, призналась Изабелла. - Помню только, как ехала на поезде и все. Затем увидела себя в столице. Меня всюду гнали. Никто не хотел со мной говорить. Меня пытались изнасиловать прямо на улице. Покусала насильника, за что он выбил мне зубы. Тогда решила стать пацаном. Подобрала на помойке подростковую одежду. Китайским ножиком обрезала себе волоса. Днем скрывалась в канализационных каналах. Ночью лазила по мусорным бачкам с пропитанием. Давно в столице. Несколько зим пережила. Мне наверно много лет. Точно ничего не знаю. Даже имени нет.
       - По зубам и по нежной коже можно определить, что тебе, примерно, лет тридцать. - стал серьёзно обсуждать проблему молодой женщины. - По беседе с тобой могу сказать, что у тебя есть высшее образование. У тебя ничего не потеряно. Все можно восстановить в норму жизни. Пока у тебя пусть будет имя Изабелла.
       - Мне понравилось такое имя. - откровенно, сказала Изабелла. - С тобой как бы заново родилась. Даже если когда-то восстановится моя память, то все равно сохраню за собой эту память, как память о тебе...
       - Вот и хорошо! - согласился с выбором имени дамы с канализации, стараясь держать на расстоянии отношения между нами, мне никак не хотелось изменять своей жене, даже с золушкой, которая стала принцессой. - Давай мы с тобой договоримся так. Тебя вначале устрою в хорошее местечко, где о тебе будут заботиться. Затем через прессу и телевидение постараюсь определить твою личность. Дальше ты сама посмотришь, как тебе поступать со своей судьбой. Нам надо спешить. Сегодня вечером улетаю из Москвы к себе домой.
       - Ты, что, серьёзно из Саудовской Аравии? - с удивлением, спросила меня, Изабелла. - Ты шейх что ли?
       - Да никакой ни шейх. - откровенно, признался. - Родом с Кавказа, терский казак. Поэтому могу говорить с арабским, а точнее, с кавказским акцентом. Сейчас по делам своего бизнеса в столице. Это все!
       Больше ничего ни стал говорить Изабелле. Просто собрал наши сумки и повёл её в сторону станции метро "Театральная". Там мы прошли через турникет к поездам в Юго-западном направлении. Минут через двадцать мы были на станции метро "Спортивная". Дальше мы прошли пешком в сторону Новодевичьего женского монастыря. Мне раньше приходилось здесь бывать с киприотом Константином Лимбурисом, который имел хорошую дружбу с Алексеем-2, патриарх Московский и всея Руси. Константин Лимбурис занимался благотворительностью Свято-Даниловского монастыря и Новодевичьего женского монастыря. Вот сюда решил пристроить Изабеллу хотя бы на время. Пока пресса и телевидение определят её личность.
       - Матушка Анастасия! Примите пожалуйста в свою обитель мою спасительницу Изабеллу. - обратился с просьбой к настоятельницы Новодевичьего монастыря, с которой был знаком через Константина Лимбуриса. - Она не знает своего происхождения. Пока она будет у вас, постараюсь восстановить её личность.
       - Хорошо! Мы позаботимся о ней. - согласилась матушка Анастасия принять в Новодевичий монастырь Изабеллу. - Вам не нужно брать на себя труды о поиске её происхождения. Мы сами свяжемся с прессой.
       Мне прекрасно было известно, что от мирян не принимают частные подачки из магазинов. Поэтому ни стал предлагать Изабелле и матушке Анастасии продукты и напитки, купленные мной в обычном магазине. Просто по-христиански попрощался поклоном с матушкой Анастасией и с Изабеллой. Они не спеша отправились в сторону женского Новодевичьего монастыря. Наоборот, за пределами территории Новодевичьего монастыря буквально побежал в сторону станции метро "Спортивная". Надо было успеть забрать свой кейс в номере гостиницы "Россия". Затем оттуда ехать в аэропорт Домодедова, чтобы лететь в Душанбе.
       - Вы извините меня за неудобства, предоставленные мной вам в гостинице. - обратился к дежурному администратору гостиницы "Россия", предъявляя ей ключ от гостиничного номера и свои документы. - Ночью провожал из вашей гос