Дидуров Алексей Алексеевич
Воскресение в райцентре ("На берегу, как говорится, волн…")

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Дидуров Алексей Алексеевич (moniava@yandex.ru)
  • Обновлено: 17/02/2009. 5k. Статистика.
  • Стихотворение: Проза
  •  Ваша оценка:


    Алексей Дидуров

       ВОСКРЕСЕНИЕ В РАЙЦЕНТРЕ
      
       На берегу, как говорится, волн,
       Стоял он - дум ли полон?.. - телом полн.
       Глядел: пред ним куда как нешироко
       Река неслася, и моторный челн
       По ней стремился, нос задрав высоко.
      
       Стоящего кремпленовый костюм
       Был утеплен с испода пуловером,
       С чего стоящий мог поспорить с ветром,
       А тот ему в порыве безответном
       В прическе произвел шурум-бурум.
      
       Туманилась майолика небес.
       Налево от стоящего собес,
       По воздуху похлопывая флагом,
       Надменно окна пялил над оврагом,
       Где жил ручей, вертлявый, аки бес.
      
       Направо от стоящего был храм -
       Наш патриарх российских панорам,
       С недавних пор набитый экскурсантом,
       А до того дурнеющий фасадом
       В незряшном ожиданьи кар и драм.
      
       На противоположном берегу
       Собаки лаяли на проходящий "газик",
       Бросал в них камни маленький проказник,
       Чтоб разогнать недетскую тоску.
      
       На берегу же этом, у волны,
       Воскресною одеждой глаз лаская,
       Молодожены сели, полоская
       Свои манатки, в частности - штаны.
      
       По городку шатался выходной.
       Его дружина, выпив по одной -
       В виду имея здесь бутыль, не рюмку, -
       Озвучивала пением квартал.
       Стоящий и за ней понаблюдал.
       Стоящий и о ней подумал думку.
      
       Когда он обернулся, мгла зрачков,
       Подсвеченная стеклами очков,
       Нутро мое мгновенно просквозила,
       И тут меня немножко потрясла
       Во взгляде нищета добра и зла,
       И вместо них - хозяйственность и сила.
      
       Прочел он сразу на моем лице
       Все о моем начале и конце,
       Зевнул, на миг открыв свои глубины,
       И отвернулся, и глаза вперил,
       Как в торжество афинское - Перикл,
       В рай, в оный центр, им сдержанно любимый.
      
       И я поник смятенною главой,
       И комплексов своих услышал вой,
       И разум захлебнулся в ахинее,
       Но я сказал себе (как бы ему),
       Что посторонен я, но потому
       Со стороны мне кое-что виднее!
      
       О, да, я не любимец этих мест.
       Как и не этих, кстати, и окрест,
       И позабывалось, вроде, чувство дома,
       Но и душа не так еще влекома,
       Блином очистив горлышко от кома,
       Принять настойки - да и на насест...
      
       И пусть не я с поникшей головой,
       А он - и тут, и там, и бабам - свой,
       По нраву, по фигуре, по натуре,
       Зато таким нужды и знака нет
       Поэму написать или сонет,
       Но - писать в школе на "литературе"!
      
       Да, из сонета шубы не пошить,
       Но в шубе после смерти не пожить,
       В сонетах же живьем себя схоронишь,
       Но Лазаря попев - и воскресишь,
       И перед ямкой собственной не ссышь,
       Коли Пегаску стронешь на Воронеж!
      
       К тому ж ему ж, стоящему, как дуб,
       Я не понятен ни ногой, ни в зуб,
       А он не близок мне, но прост и ясен:
       Все индюки, - настолько он прекрасен, -
       Не думая, к нему попали в суп!
      
       И хорошо, что он такой стоит -
       Не взгляд, а сталь! Не нрав, а текстолит!
       Какие там какие-то периклы!
       Могуче семя, коим он грешит,
       И племя, что умеет жать и жить,
       И время, что к руке его приникло!
      
       Идет волна, а по волне - челнок,
       По челноку - почтенный ничевок,
       Сеть на шесте дрожит, готова в дело,
       Дрожит эфир над стадом за рекой,
       И я пишу дрожащею рукой -
       Дрожьмя дрожит, плутая в духе, тело...
      
       Всегда бы так под колпаком небес:
       Кто по дрова, кто просто - в темный лес
       Восьмеркой меж трех сосен и в цезурах,
       А пастырь (вон он - кнут наперевес)
       Скот бессловесный гонит без словес -
       Не вовсе, как же-с можно-с!.. - без цензурных!..

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Дидуров Алексей Алексеевич (moniava@yandex.ru)
  • Обновлено: 17/02/2009. 5k. Статистика.
  • Стихотворение: Проза
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.