Добрынин Андрей Владимирович
Смерть говорит по-русски/твой личный номер

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Добрынин Андрей Владимирович (and8804@yandex.ru)
  • Обновлено: 12/02/2011. 1132k. Статистика.
  • Роман: Проза
  •  Ваша оценка:


       Объём 27,68 а.л.
       Глава 1
       ЛОВУШКА ДЛЯ УБИЙЦЫ
       В Москве стояли последние теплые дни осени 198... года. Солнце, опускаясь на западе, било прямо в окна верхних этажей циклопического здания на Лубянской площади, заставляя щуриться раздвинувшего тяжелые шторы седого худощавого мужчину в прекрасно сшитом сером костюме. В стройной, даже изящной фигуре мужчины не было ничего генеральского, а между тем он еще не успел вполне привыкнуть к той огромной власти, которую приобрел вместе со стремительным повышением по службе за последние три года и со звучащим неброско, но весьма внушительно и даже зловеще званием "генерал КГБ".
       На площади вокруг памятника Дзержинскому двигался, пуская блики, разноцветный круговорот автомобилей, однако шум этого потока едва проникал в кабинет сквозь двойные стекла, промытые до идеальной прозрачности. Правда, некоторые коллеги генерала ухитрялись раздражаться даже из-за такого незначительного шума, но в то время как они стремились перебраться в кабинеты с окнами, выходящими куда угодно, только не на площадь, генерал повторял, что шум жизни снаружи повышает и его собственный жизненный тонус и, стало быть, ничего в своем рабочем укладе он менять не намерен. Вдобавок, будучи искренним патриотом, генерал находил, что центр Москвы чрезвычайно приятен для глаза и был бы еще приятнее, если бы не уродливая кирпичная коробка "Детского мира". Вот и сейчас генерал задумчиво улыбался, видя, как трепещет под ветром легкая и словно впитавшая предвечерний свет поредевшая листва лип в сквере у Политехнического музея и у памятника Ивану Федорову. Солнце пронизывало насквозь стеклянный купол "Метрополя" и светящимися прямоугольниками ложилось на великолепный ковер, почти сплошь покрывавший пол кабинета. Генерал обводил взглядом знакомые здания и, хотя к выражению его лица прекрасно подошел бы эпитет "задумчивое", он не думал решительно ни о чем. Благодаря железной самодисциплине он мог размышлять об одной и той же проблеме несколько часов подряд, не отвлекаясь, но та же самодисциплина заставляла его время от времени превозмогать азарт поиска оптимального решения и предоставлять себе отдых, а лучший отдых, как известно, -- чистое созерцание.Генералу было о чем поразмыслить. На совещании у Главного совершенно неожиданно вновь всплыл вопрос, на решение которого подразделение генерала просто не имело достаточно времени. Речь шла о стремлении западных спецслужб, в первую очередь американских, подчинить себе наемническое движение, переживавшее спад из-за прекращения крупномасштабных войн в Африке. В тех случаях, когда американцы не желали афишировать свои симпатии к одной из конфликтующих сторон или вообще проявлять свою заинтересованность в делах той или иной страны, они через подставные организации и фирмы осуществляли вербовку отрядов профессиональных военных, которые принимали участие в конфликте под флагом одной из борющихся сторон. Иногда завербованные работали инструкторами, но, как постепенно выяснилось, наниматели предпочитали использовать их в виде воинских частей, действовавших обособленно, хотя и в рамках общего стратегического плана. Такие отряды неизмеримо превосходили по своим боевым качествам любые местные военные формирования и приносили дружественным СССР политическим силам существенный вред, поскольку их применение в ключевом пункте в критический момент зачастую кардинально меняло ход событий. Численность отрядов обычно не превышала роты, и тем не менее в силу прекрасной тактической выучки, образцового владения имеющимся оружием и наличия блестящих командиров с огромным боевым опытом ударные части наемников решали самые сложные задачи, возложить которые на туземные войска никому просто не пришло бы в голову. Так было в Анголе, Гвинее-Бисау, в Экваториальной Гвинее, на Африканском Роге, в Чаде, Ливане и ряде других стран. Для эффективного противодействия наемникам пришлось спешно создать такие же мобильные отряды из числа офицеров советских частей специального назначения, подчиненных различным ведомствам. Военное противодействие наемникам такие сводные отряды оказывали достаточно успешно, однако с политической точки зрения их существование влекло за собой массу неудобств: обвинения в экспансии, вмешательстве во внутренние дела суверенных государств, лицемерии и жестокости. Если военные из спецотрядов погибали, что случалось хотя и не часто, но регулярно, приходилось думать, как доставить покойника на родину или как объяснить его исчезновение семье. Еще хуже бывало, когда боец спецотряда попадал в плен: в таком случае, с одной стороны, не разрешалось признавать, что он выполнял задание своего правительства, а с другой -- от него не могли попросту отречься, так как это подорвало бы боевой дух других бойцов, да и.самого пленного толкнуло бы, чего доброго, на скандальные разоблачения. Поэтому приходилось предпринимать сложнейшие операции по освобождению или, по крайней мере, по уничтожению пленных, стоившие куда больших усилий и денег, чем обычные военные операции. Пока существовали отряды наемников, отказаться от использования собственных спецотрядов, способных им противостоять, было бы, видимо, преждевременно, однако на том первом совещании Главный сформулировал задачу следующим образом: изучить само явление наемничества в его теперешнем виде, внедриться.в среду наемников, наладить регулярное получение информации из этой среды и разработать меры, направленные на то, чтобы резко снизить эффективность наемников как боевой силы, противостоящей прогрессивным политическим движениям современности. Короче говоря, наемническое движение предстояло подорвать изнутри.
       Главный, как всегда, ставил задачи ясно и четко, так что исполнителям казалось, будто он одновременно подсказывает и способы их решения. Конечно, если начальник умеет наметить пути решения тех задач, которые он сам ставит перед подчиненными, то это говорит в его пользу. Однако когда генерал и его подчиненные задумались о том, какие конкретные действия следует предпринять, то оказалось, что в реальной жизни все выглядит в тысячу крат сложнее, нежели в четкой, но чересчур абстрактной схеме, которую начертил в своей речи Главный. Трудность прежде всего состояла в том, что данной проблемой никто никогда систематически не занимался -- только в шестидесятых годах делались отдельные попытки сориентироваться в наемническом движении, однако в условиях царившей тогда напряженности, вызванной непрерывными военными кризисами, составить ясную картину современного наемничества не удалось -- приходилось делать ставку не на постепенную вдумчивую работу, а на быстрое силовое реагирование. С тех пор изменилось очень многое, и разработку той же проблемы надо было начинать практически с нуля. Предстояло внедрять специально подготовленных агентов-нелегалов, дополнительная нагрузка ложилась на заграничные резидентуры, на аналитиков, на военных специалистов. Неизбежно требовалось подключение военной разведки. Однако генерал не мог не признать правоту Главного: успешная работа с наемниками сулила широчайшие перспективы. Одна только информация из этих сфер могла сыграть неоценимую роль, начиная с данных о наборе наемников для работы в той или иной точке земного шара и кончая сведениями о том, какие именно лица или организации в Европе и Америке занимаются вербовкой и для каких целей.
       Генерал понял, что вновь думает о деле. Взгляд его скользнул по золотым куполам Кремля, жарко сиявшим над темным уступчатым массивом зданий на Старой площади. Сердце генерала горестно сжалось, как это частенько бывало с ним при виде русских святынь. "Эх, Россия, Россия", -- вздохнул генерал. Сколько сил и средств тратилось на работу за рубежом, каких великолепных специалистов приходилось использовать там, и все ради чего? -- ради того, чтобы какой-нибудь вождь, в первом поколении спустившийся с дерева, мог безбоязненно показывать фигу американцам, европейцам, а если вздумается -- и русским, его бескорыстным благодетелям. А между тем внутри страны обстановка становилась все более тревожной, и генерал об этом прекрасно знал, хотя и занимался зарубежными делами. Открыто проявлять патриотизм считалось в "конторе" нелепым -- достаточно и того, что работаешь на благо государства. Кроме того, само понятие "советский патриотизм" всегда казалось генералу совершенно бессодержательным и потому не могущим вызывать никакого энтузиазма. Разве могли его, глубоко русского человека, в равной степени занимать судьбы русского и узбекского народов? И если он считал родными города Москву, Питер, Киев, Минск и чувствовал себя в них как дома, то Ереван, Ашхабад или Таллин оставались для него чужими. Однако русский патриотизм существовал в реальной жизни лишь в скрытом виде. Открытые его проявления попахивали крамолой, а для работников властных структур были совершенно непозволительны, поскольку вызывали туманные воспоминания о гражданской войне и о противостоянии русского и интернационально-советского начал. Всплески национального самосознания не поощрялись и у представителей неславянских народов, однако в окраинных республиках имелась отдушина в.виде официально признанной необходимости развития национальных культур. ("Как будто подлинная культура нуждается в том, чтобы ее развитие стимулировали!" -- фыркал про себя генерал.) Главное же заключалось в том, что окраинные народы и их коммунистические руководители с пафосом говорили о Советской Родине, советском народе и советском патриотизме исключительно на официальных мероприятиях с представителями центральной власти, а жить продолжали по своим законам, которые мало-помалу повсеместно оформились в криминальный партийный феодализм. Масштаб криминализации братских республик для генерала не являлся тайной -- воровали все чиновники, причем высшие -- в умопомрачительных размерах, законности не существовало, все социальные отношения брали свое начало в самых мрачных феодальных временах. Однако благополучие нынешних феодалов строилось не на войне, как когда-то, а на почтительном воровстве у собственного сеньора, который в обмен на лояльность позволял себя обворовывать. Пассивность престарелых кремлевских бонз бесила генерала -- ведь ясно было, что сохранись те же тенденции еще лет десять, и появится серьезная угроза для политической стабильности в стране. "А собственно, что им в Кремле беспокоиться? -- раздражался генерал. -- Во-первых, десять лет они все равно не проживут, а во-вторых, обкрадывают-то не их, а народ, точнее, русский народ, на который им наплевать. Как живет народ, наши лидеры давно забыли, и самосознание у них не национальное, а аппаратное". Братские республики с удовольствием тянули из России соки, но при этом для генерала не являлись тайной тамошние настроения, выражавшиеся в разговорах о "русских захватчиках" и "русском империализме". "Эх, Россия, Россия, -- вздыхал генерал, -- ради кого ты шла на жертвы? Благодаря тебе с ишака пересели на трактор, за твой счет кормятся и на тебя же плюют. Разве тебе нужен этот СССР? Разве СССР -- единое государство? А мы, русские офицеры, должны его защищать, отстаивать его интересы за тридевять земель отсюда. А в чем состоят эти интересы? Разве интересы славян и интересы всяких там жгучих брюнетов -- это одно и то же?"
       Произнося свой внутренний монолог, генерал испытывал совершенно неподдельные душевные страдания. Однако ему никогда не пришло бы в голову высказать на людях то, о чем он думал. Точно так же ему и в страшном сне не могло присниться, что он саботирует работу по защите "жизненно важных интересов СССР". Генерал, не раз проявлявший "большую личную храбрость при выполнении заданий партии и правительства", никогда не стал бы высказывать вслух мысли, шедшие вразрез с официальными установками. Такой парадокс в поведении советских функционеров впоследствии не раз будут отмечать российские демократические писатели, умалчивая о том, что сами они в подавляющем большинстве вели себя точно так же, -- правда, им, в отличие от генерала, обычно не выпадало в жизни случая доказать свою "личную храбрость". Генерала же увлекала за собой инерция повседневной деятельности, не оставлявшая времени для размышлений на общие темы. Кроме того, он считал, что в нынешней международной обстановке, сложность которой он знал не понаслышке, любые выступления против правящего советского режима объективно нанесут вред России. И все-таки, как часто бывает, самое банальное объяснение жизненной позиции генерала являлось одновременно и самым верным: просто-напросто исполнительность и дисциплина давно уже вошли в его плоть и кровь, а потому требовалось совершенно необычное стечение обстоятельств, чтобы заставить генерала сказать или предпринять нечто выходящее за рамки служебных инструкций и распоряжений начальства.
       Аппарат внутренней связи на столе у генерала издал требовательный писк и затем сообщил голосом секретарши (имевшей, разумеется, офицерское звание):
       -- Павел Иванович, к вам Сергей Николаевич. Примете?
       -- Ну а как же, если я сам вызывал, -- хмыкнул генерал. -- Пусть заходит.
       Дверь открылась, заместитель генерала не спеша, уверенно вошел в кабинет, жизнерадостно, но почтительно произнес: "Здравия желаю!" и хозяйским движением плотно прикрыл за собой дверь. Генерал нажал клавишу интеркома, сказал в микрофон: "Кофе, пожалуйста" и гостеприимным жестом указал вошедшему на кресло:
       -- Присаживайтесь, Сергей Николаевич. Курите.
       Обращаться к подчиненным на "вы" было не в традициях крупных советских чиновников, и генерал давно уже начал бы "тыкать" своему заместителю, однако такое обращение являлось знаком не только превосходства, но и доверия, а вот доверия генерал к Сергею Николаевичу не испытывал. Заместитель с жизнерадостностью и постоянной готовностью к улыбке сочетал полное отсутствие чувства юмора, а к подобным людям генерал относился настороженно. И все же свое инстинктивное недоверие генерал не мог объяснить только этим. Заставив себя тщательно проанализировать обычное поведение своего заместителя, генерал сделал вывод, что за все время их довольно тесного общения по службе и вне ее -- кинопросмотры, дачные прогулки, теннис -- Сергей Николаевич умудрился ни разу не выказать идущего от души отклика ни на одно явление действительности, если не считать оценок яств, спиртных напитков, огородных растений и тому подобных чисто материальных предметов. Такое уникальное свойство могло объясниться тремя причинами: либо Сергей Николаевич был туп как бревно, либо являлся законченным эгоистом и подлинный интерес питал лишь к собственной персоне (такие люди, как замечал генерал, обычно страшные зануды), либо, наконец, обладал поистине звериной осторожностью и внутренне всегда оставался начеку. Приглядевшись повнимательнее к своему заму, генерал решил, что в натуре Сергея Николаевича присутствуют все три эти черты: тот и впрямь был туповат, но не во всем, а в том, что касалось литературы, искусства и вообще духовной жизни человечества. Ни о чем подобном Сергей Николаевич за все время их совместной с генералом службы не сказал ни единого слова. Кроме того, генерал заметил, что его заместитель хотя и был с сослуживцами улыбчив и радушен, но ни с кем из них не дружил, а разговаривал только о погоде, футболе и тому подобных предметах -- улыбка и теплые нотки в голосе лишь ловко скрывали глубокое безразличие. Что же касается осторожности, то эгоисту легко быть осторожным: на свете нет таких вещей, которые превозмогли бы его любовь к самому себе и заставили бы поступить вразрез с собственной выгодой. "Стучать не станет -- несолидно в его чине, но случись что -- тут же продаст", -- равнодушно думал о своем подчиненном генерал. На своем жизненном пути он видел немало таких молодцов, но всегда успевал вовремя их раскусить и, если дело доходило до борьбы, оказывался наверху. Впрочем, для борьбы с ним Сергей Николаевич был слишком зауряден, слишком бесцветен, а занять без весомых личных достоинств пост генерала не стоило и мечтать. Профессиональные качества Сергея Николаевича, однако, вполне устраивали генерала: заместитель никогда ничего не забывал, отличался пунктуальностью, никогда не надеялся на забывчивость начальства и при необходимости мог работать хоть круглые сутки. С инициативой у него, правда, было слабовато, но это находилось в полном соответствии с общим складом его характера, а потому генерал и не ждал от него инициатив, положившись на собственные.
       Сергей Николаевич сначала подошел к столу начальника своей деловитой семенящей походочкой. Тонкие губы на его мясистом лице растянулись в приветственной улыбке почти до ушей, однако маленькие серые глазки под стеклами очков оставались невозмутимыми. Крепко пожав узкую ладонь генерала своей толстопалой крестьянской лапой, он попятился к креслу и присел на его край, всем своим видом выражая внимание. Курил Сергей Николаевич очень мало, сигареты три в день, в основном, видимо, для того, чтобы принимать участие в перекурах сослуживцев. Застыв было в выжидательной позе, он затем, словно спохватившись, достал сигарету из лежавшей на журнальном столике пачки "Явы" и прикурил от лежавшей там же зажигалки, так что приглашение генерала курить не пропало зря. Генерал, еще раз быстро просмотрев лежавшие перед ним на столе бумаги, усмехнулся и произнес:
       -- Ну что ж, Сергей Николаевич, бледно мы с вами выглядели на совещании. Ничего утешительного не смогли сказать руководству.
       -- Павел Иванович, но фактор времени... -- развел руками заместитель. -- Проблема огромная, решать ее начинаем, в сущности, с нуля... Что мы могли сделать за несколько месяцев?
       -- Все верно, голубчик, передо мной можете не оправдываться, -- с улыбкой сказал генерал. -- Однако когда начальство на совещании заявляет, что по какой-то проблеме за несколько месяцев нет никакого продвижения, то приятного в этом мало, пусть даже все понимают наши объективные трудности.
       -- Нам даже не дали времени сообщить о том, что сделано, -- уныло заметил Сергей Николаевич.
       -- Да толком-то и впрямь ничего не сделано, -- возразил генерал. -- Мы знаем, что боевые группы наемников формируются из достаточно узкого круга профессиональных солдат. Об этом говорят даже наши люди, которые воюют против них. Недавно я беседовал с офицерами, вернувшимися из Африки, и они рассказали мне, что после одного боя в Анголе нашли убитыми двух египтян, которые воевали против них еще на Африканском Роге. Имеем ли мы надежных информаторов среди наемников?
       -- Информаторов имеем, достоверность информации проверяется, -- ответил Сергей Николаевич.
       -- Допустим, она достоверна. На сколько баллов по пятибалльной шкале вы тогда ее оценили бы? -- поинтересовался генерал.
       -- Да, пожалуй, на тройку, -- нервно гася сигарету в пепельнице, признался Сергей Николаевич.
       В кабинет вошла секретарша с подносом, и в воздухе распространился уютный запах хорошего кофе. Генерал поднялся из-за стола, перешел к свободному креслу у журнального столика, не спеша, словно растягивая удовольствие, опустился в него и так же не спеша отхлебнул из чашечки. Посмаковав кофе и сделав маленький глоточек, генерал сказал:
       -- Спасибо, голубушка, кофе прекрасный. Попрошу меня полчасика не беспокоить -- только если от Главного или из ЦК.
       Секретарша благодарно улыбнулась и вышла. Генерал продолжал:
       -- По-моему, вы снисходительны к себе -- та информация, которая нами на сегодняшний день получена, не позволяет сделать каких-либо серьезных выводов. Ну, правда, нам удалось выйти на несколько вербовочных контор, однако пока неясно, для каких операций там нанимают людей. Если бы мы это знали, мы могли бы определить, какая спецслужба контролирует эти заведения. Кроме того, известно, что наемники -- народ консервативный и предпочитают заключать контракты через конторы, которые им хорошо знакомы. В этом смысле очень любопытно указание вашего источника на то, что многие наемники из числа наиболее опытных заключают контракты через конторы, находящиеся в Брюсселе. Ваш информатор, как я понимаю, к числу наиболее опытных не относится. Кстати, а какую роль в этом бизнесе играют журнальчики типа "Солдат удачи"?
       -- Очень скромную, -- отозвался Сергей Николаевич. -- Серьезные профессионалы их услугами, естественно, не пользуются -- у них есть свои каналы получения информации. Такие издания могут помочь тем, кто хочет устроиться охранником какого-нибудь предприятия, в том числе и в странах "третьего мира", реже --телохранителем или инструктором в армию. Непосредственно на войну такие журналы сейчас не работают.
       -- Жалко, -- хмыкнул генерал. -- А то как было бы удобно: берешь журнальчик, выписываешь адреса, телефоны, а там уже дело техники... Ну да ладно, вернемся к вашим информаторам. Они пока тоже работали по объявлениям в журналах, или у них уже есть боевой опыт?
       -- Есть -- оба служили в разное время в спецподразделениях южноафриканской армии, -- ответил Сергей Николаевич.
       -- Знаю, знаю, фирма солидная, -- кивнул генерал. -- Южная Родезия, Намибия, Ангола... Правда, на подступах к Луанде наши и кубинцы основательно им наложили -- эти спецподразделения драпали до самой ЮАР. Остается только порадоваться, что ваши информаторы остались живы здоровы. Что ж, раз они сами считают себя наемниками и вращаются в этой среде, может быть, им известны какие-нибудь выдающиеся фигуры -- кто-нибудь вроде Майка Хора нашего времени? Когда-то формирование боевых групп шло именно через, таких людей, потому что они пользовались всеобщим доверием.
       -- Да, я помню вашу просьбу, -- откликнулся Сер гей Николаевич, проворно раскрывая принесенную с собой кожаную папку. -- Информация поступила только вчера, к совещанию не успели распечатать. Да и не ожидал я, что там поднимут этот вопрос... Одним словом, имеется списочек ряда лиц, в скором времени, думаю, он расширится. Будем искать к ним подходы.
       -- Да уж, -- поморщился генерал, -- с мелкой сошкой работать, конечно, тоже надо, но пора выходить и на авторитетные фигуры. Надо пошевелить резидентуры -- я поговорю с Главным на этот счет, пусть даст указание. Наверняка ведь во всех столицах есть места, где собираются наемники, -- бары, гостиницы и тому подобное. Пусть наши люди вычислят эти места, покрутятся там, послушают разговоры... Подберите в наших школах пять-шесть подходящих ребят на предмет ускоренной переброски за рубеж -- пусть толкнутся в те вербовочные конторы, которые нам уже удалось выявить.
       -- Быстро не получится, Павел Иванович, -- возразил заместитель. -- Таких людей надо подбирать, готовить, разработать им легенду...
       -- Голубчик, я не идиот и понимаю, что все это не завтра, -- все тем же любезным тоном огрызнулся генерал. -- Просто подготовка, как вам, конечно, известно, может проходить в обычном темпе и в ускоренном. Так вот, я хочу, чтобы тут она шла в ускоренном темпе.
       "Скажите, какой барин -- "я хочу"!" -- раздраженно подумал Сергей Николаевич, а вслух уважительно произнес:
       -- Все понял, Павел Иванович. Будем работать быстро.
       -- И проследите, чтобы те, кого начнут готовить к заброске, не служили раньше в наших спецчастях за рубежом. Если наши люди в этих частях уже знают в лицо тех, кто с ними воюет, то и наемники точно так же могли запомнить кого-то из наших. В то же время требуются люди с хорошим боевым опытом -- это совершенно необходимое условие. Никакая подготовка не позволяет предсказать поведение человека в боевой обстановке. Поищите среди тех, кто уже повоевал в Афганистане. Подробные личные дела -- мне на утверждение.
       -- Понял, Павел Иванович, сделаем, -- кивнул заместитель.
       -- Так, посмотрим, что тут у нас за авторитеты, -- пробормотал генерал, надевая очки и придвигая по столу к себе листки, извлеченные из папки Сергеем Николаевичем. -- Так-так-так... Кристоф Фабрициус по прозвищу "Толстый Крис" -- солидный послужной список... Вили ван Эффен -- список еще больше... Интересно, почему среди них так много бельгийцев? Такая, казалось бы, благополучная страна, и что им там спокойно не живется? Хотя, может быть, как раз потому, что слишком благополучная... Как думаете, Сергей Николаевич?
       Вопрос поставил заместителя в тупик, и он озадаченно промолчал. Генерал, не дождавшись ответа, вновь углубился в изучение списка:
       -- Так-так, Вилл ван Эффен. В последнее время перестал сам участвовать в боевых операциях... Продолжает пользоваться известностью... По некоторым сведениям, содержит вербовочную контору в Брюсселе... "По некоторым сведениям" -- это по слухам, Сергей Николаевич? --с улыбкой посмотрел на своего заместителя генерал. -- Слухи надо проверять.
       -- Сведения ведь только вчера поступили, Павел Иванович, -- напомнил заместитель. -- Конечно, проверим.
       -- Да уж, постарайтесь. Теперь вы знаете, кого вам надо искать в Брюсселе, -- заметил генерал и вновь забормотал, уткнувшись в список: -- Так-так, Виктор Орсини, американец... Молодой еще парень, а послужной список не меньше, чем у старших товарищей... К тому же Вьетнам -- это школа посерьезней, чем какая-нибудь Гвинея. Так, дальше... Пользуется известностью как уникальный снайпер, знаток оружия, хороший полевой командир. Может работать инструктором по рукопашному бою. Ишь какой многостаночник! Впрочем, все эти ребята -- разносторонне подготовленные специалисты. А вот интересный момент, послушайте: "Есть сведения, что Виктор Дж. Орсини -- американец русского происхождения". Есть сведения -- это, другими словами, ходят слухи? Повторяю, Сергей Николаевич, слухи надо проверять, особенно такие. Если он и вправду русский, то неплохая зацепочка может получиться. Дыма без огня не бывает, что-то за этими слухами наверняка есть. Имейте в виду этого парня, Сергей Николаевич, пусть наши люди постараются узнать о нем побольше -- для начала хотя бы настоящую фамилию, место рождения, место учебы, армейский личный номер... Кстати, по личному номеру можно много чего узнать о человеке. У американцев учет хорошо налажен. Ну, думаю, вы меня поняли.
       -- Так точно, понял, Павел Иванович, -- подтвердил заместитель. -- Будем его искать.
       Генерал снял очки и потянулся на стуле.
       -- Ладно, Сергей Николаевич, спасибо. Идите работайте, а я пока помозгую еще над этими бумагами, -- сказал он и достал из верхнего ящика стола трубку, что служило верным признаком подготовки к длительным размышлениям. -- Завтра зайдите ко мне в это же время.
       -- Слушаюсь, Павел Иванович, -- откликнулся заместитель и, подхватив папку, встал и направился к двери своей семенящей, словно механической, походкой. "Как дуболом Урфина Джюса", -- вспомнил генерал книжку, которую недавно читал внучке, и едва удержался от смеха.
      
       К утру дым пожаров над городом поредел, но все же средиземноморское солнце светило тускло. Зловещая дымка растекалась над палестинскими лагерями, делая их прекрасной мишенью для артиллерии, работающей по площадям. Самая густая мгла стояла над главным оплотом мусульман -- лагерем Телль-Заатар. Впрочем, все цели в палестинских лагерях были давно уже пристреляны и с суши, и с моря, и с воздуха. Ракетные и пушечные батареи израильской армии продолжали обстрел и ночью, тогда
       как артиллерия христианской милиции открывала огонь лишь с рассветом.
       В то утро в нескольких километрах от Телль-За-атара христианские артиллеристы выбирались из подвалов разрушенных зданий, где они проводили ночь, и направлялись к расположенным тут же среди развалин гаубицам своей батареи. На балконе верхнего этажа одного из домов стоял человек с буссолью и глядел в окуляр в сторону Телль-Заатара. Время от времени он делал пометки в блокноте. Артиллеристы уже зарядили орудия и выжидательно поглядывали вверх, на человека с буссолью. Наконец он скрылся внутри здания и через пару минут появился внизу. Внешне он сильно отличался от артиллеристов батареи, ожидавших его распоряжений: это был худощавый и невысокий синеглазый блондин с волосами цвета спелой пшеницы. Среди арабов Леванта подобная внешность встречается чрезвычайно редко, хотя рыжих среди них попадается немало. Впрочем, человек с буссолью не замедлил подтвердить свое европейское происхождение, принявшись отдавать команды по-французски, хотя и вставлял порой вполне непринужденно в свою речь арабские обороты. Продиктовав своим людям прицелы, он не спеша закурил и со спокойной усмешкой произнес: "Иншалла!" Прикрывая уши ладонями, артиллеристы присели в ожидании выстрелов. Заряжающий первого орудия дернул за вытяжной шнур. Гаубицы рявкнули одна за другой, подскакивая и поднимая вокруг себя облака пыли. "Беглый огонь!" -- приказал светловолосый командир и, доставая на ходу бинокль из футляра, висевшего у него на боку, снова исчез в полуразрушенном здании. Поблизости загремели другие батареи христиан, и вскоре над округой со скрежещущим ревом, словно прижимавшим к земле все живое, понеслись пучки ракет, выпущенных из установок залпового огня, блокируя подход мусульманских резервов к Телль-Заатару со стороны лагеря Бурж-аль-Баражна. Пальба разгоралась с каждой секундой; над Телль-Заатаром начало разрастаться густое облако дыма, в котором там и сям сверкали вспышки разрывов. Снаряды, мины и ракеты разбивали стену, проходившую по периметру лагеря, и сносили заграждения, возведенные за ночь в проломах защитниками, а тем временем танки и штурмовые орудия, мало-помалу выдвигаясь к лагерю, прямой наводкой били по огневым точкам. Прижимаясь к стенам домов, по подземным коммуникациям, вдоль заграждений из железных бочек с песком и цементом, прячась за танками и бронетранспортерами, к лагерю медленно двинулась христианская пехота, накапливаясь в близлежащих развалинах.
       С юга донесся угрожающий гул, который стремительно надвигался и вскоре вырос в грозный рев, почти невыносимый для человеческого слуха. Снизившись до высоты бреющего полета, тройка штурмовиков "Кфир" прорезала повисшую над городом мглу разрывов. Спустя секунду после того, как они пронеслись в сторону моря, словно колоссальная огненная пятерня с грохотом взрыла развалины оплота палестинцев. Через несколько. минут на смену первой тройке пришла вторая, затем третья, и лагерь полностью исчез в клубах дыма и пыли. Когда удалилась последняя тройка, светловолосый командир вновь спустился на батарею и, перекрикивая грохот залпов, отдал новые команды, поочередно подходя к наводчикам каждого орудия. Гаубицы перенесли огонь в глубину Телль-Заатара, отсекая резервы палестинцев от передовой линии обороны. Огонь чуть ослабел, грохот разрывов стал тише, и от стен лагеря явственно донеслись ружейная трескотня и характерные звонкие, с оттяжкой, выстрелы танковых орудий. В развалинах закипело движение -- это христианская милиция двинулась на решающий штурм.
       С высоты в бинокль можно было разглядеть, как группы атакующих, лавируя между руинами, пересекают внешний обвод обороны лагеря, перебежками вдоль стен продвигаются по улицам, врываются в дома. Видно было и то, как отходят, отстреливаясь, к центру лагеря группы мусульман. Артиллерийская пальба стала заметно реже -- каждая сторона опасалась поразить своих. Командир гаубичной батареи, сидевший, покуривая сигарету, под стеной того здания, которое служило ему наблюдательным пунктом, поднялся на ноги, отряхнул пыль со своей камуфляжной формы и сделал знак прекратить огонь. Орудия умолкли. В округе стало значительно тише, и это позволило командиру, не особенно повышая голос, отдать несколько приказаний, мешая, как и прежде, арабские и французские фразы. Артиллеристы принялись оттаскивать с позиции в укрытие ящики с нерасстрелянными снарядами и чистить банниками каналы стволов от нагара. Вокруг орудий громоздились целые вороха стреляных гильз, краска на раскалившихся стволах вздулась волдырями после нескольких часов непрерывной стрельбы. Понаблюдав некоторое время за суетой солдат, наводивших порядок на огневой позиции, командир направился в прикрытый с двух сторон бочками с песком черный дверной проем в цоколе ближайшего дома, служивший, по-видимому, спуском в подвал. Движением руки он позвал за собой нескольких солдат. Через минуту он появился вновь, уже без куртки, в одной майке, с автоматом Калашникова через плечо и с пристегнутым к поясу большим ножом в кожаном чехле с бахромой. Вслед за ним из подвала появились солдаты, тоже с автоматами через плечо, но только системы "узи". Повысив голос, командир распорядился продолжать в свое отсутствие приводить в порядок орудия и объяснил, что в скором времени должны подойти вызванные им тягачи, которые отбуксируют батарею на новое место, так как ее могли засечь мусульманские наблюдатели. "Сейчас им не до нас, -- произнес он по-арабски, -- а там Аллах его знает". Затем командир сделал маленькому отряду стрелков знак следовать за ним, и они двинулись в ту сторону, где скрывались во мгле развалины Телль-Заатара и откуда доносились трескотня пулеметов и автоматов, хлопки гранат и глухое буханье безоткатных орудий.
       Корреспондент французского телеканала "Ан-тенн-2" Франсуа Тавернье шарахнулся от близкого минометного разрыва, прижимая к груди камеру.
       -- Шарль! -- позвал он ассистента.
       Через минуту тот появился из облака пыли и, пригибаясь, добежал до уцелевшего участка стены разрушенной постройки, под которым сидел Тавернье. Пристроив свой чемоданчик между обломками, он прохрипел, с трудом переводя дыхание:
       -- Мой бог, да тут сегодня настоящее Бородино! Если мы выберемся отсюда живыми, даю клятву напиться до бесчувствия.
       -- В последнее время это частенько случалось с тобой и без всяких клятв, -- хмуро заметил Тавернье.
       -- Что делать, -- сокрушенно согласился Шарль, -- такова рутина журналистской жизни. Однако после нынешнего это будет совсем другое дело.
       -- Ничего, ты еще возблагодаришь бога за то, что оказался здесь, -- если, конечно, мы уцелеем.
       -- Ладно, тогда пошли, -- заключил Шарль, и оба, пригибаясь, перебежками двинулись вперед, через внешний обвод обороны, по следам отрядов христиан, прорвавшихся в глубину лагеря.
       Их ноги в солдатских ботинках разъезжались на грудах битого камня, прутья арматуры цеплялись за их Одежду, они то и дело спотыкались и падали, -- при этом один изо всех сил тянул вверх руку с камерой, а второй таким же отчаянным жестом поднимал вверх чемоданчик с кассетами. Вдруг Тавернье замер, выругался сквозь зубы и вскинул камеру на плечо. Шарль взглянул в том направлении, куда был направлен объектив, и конвульсивно сглотнул слюну. По его телу прокатилась волна холодной дрожи. На узкой улочке под стеной, ограждавшей двор одноэтажного домика, в ряд лежали трупы, большинство из них ничком. Одежда убитых и густо припорошившая одежду пыль почернели от крови. Над трупами тучей вились мухи, жужжание которых, несмотря на пальбу, раздававшуюся неподалеку, создавало странное ощущение мертвенной тишины. И далее по улице вдоль стен до самого перекрестка, находившегося в сотне метров впереди, непрерывной цепью лежали мертвецы. У входов в дома или у ворот во дворики они громоздились целыми грудами, один на другом. Большинство этих людей было расстреляно из автоматов в упор, но у многих черепа были раскроены топорами, отрублены головы, отсечены руки. Особенно много здесь погибло женщин и детей, по-видимому, выбежавших из домов в поисках спасения, но угодивших прямо в руки солдат. Тавернье толкнул ногой висевшие на одной петле ворота во дворик и, продолжая снимать, шагнул внутрь. Шарль, держа в левой руке чемоданчик, а правой сжимая в кармане куртки рукоятку пистолета, вынутого на всякий случай из кобуры, последовал за ним. Квадратный двор с трех сторон был образован приземистыми одноэтажными строениями, а со стороны улицы его замыкала глухая глинобитная стена. Двери в жилые помещения со всех сторон были настежь распахнуты. У порога одной из них навзничь лежала женщина. Ее длинное черное платье задралось и завернулось ей на голову, окровавленные голые ноги бесстыдно раскинулись -- видимо, ее сначала изнасиловали, а затем расстреляли. У стены дома напротив ворот Шарль насчитал : девять мужских трупов, бок о бок валявшихся в пыли. Стену над ними густо усеивали пулевые отметины. А на самой середине двора лежало нечто бесформенное, окруженное темным пятном пропитанной кровью пыли. Можно было различить вытянутые ноги в камуфляжных брюках и армейских ботинках, однако ни головы, ни рук не было -- их куски, видимо, отсеченные топором, валялись тут же. Судя по всему, этого несчастного рубили топорами сразу несколько человек. Ноги у Шарля подкосились, он выронил чемоданчик, прислонился к стене, и его стало неудержимо рвать. Шарль не мог остановить рвоту даже тогда, когда его желудок начал извергать одну только едкую слизь. Тавернье между тем исчез с камерой на изготовку в дверном проеме напротив ворот, однако почти тотчас же он появился обратно. Шарль сделал глотательное движение, мучительным усилием подавляя рвотные спазмы, и выпрямился, чувствуя отвратительную слабость, весь в липком поту. Тавернье брел к нему, волоча ноги в пыли. Подойдя ближе, он произнес:
       -- Там слишком темно, да и не в этом дело -- такое снимать невозможно. Туда даже войти нельзя -- вся комната полна крови. Женщины, дети, несколько десятков -- все изрублены в куски. Запросто можно прихватить на память голову или руку.
       Шарль почувствовал, что тело его вновь начинает содрогаться, но то была не тошнота -- внезапно его разобрал неудержимый истерический смех. Тут же где-то совсем рядом за домом протрещала автоматная очередь, за ней еще одна. Тавернье настороженно огляделся, подхватил хохочущего напарника
       под руку и поволок его со двора на улицу. Они добежали до перекрестка, повернули на другую улицу, пробежали по ней метров двести и оказались у огромной бесформенной груды камней, ранее бывшей, видимо, двух- или трехэтажным домом. Спотыкаясь, срываясь и падая, они вскарабкались на вершину этого кургана и залегли там среди обломков, глядя вниз. Послышался шум мотора, и мимо их убежища, петляя между воронок и валявшихся на асфальте кусков бетона, промчался джип с установленным на нем безоткатным орудием. После этого окрестность вновь опустела. Напротив себя через улицу они разглядели вырытый у стены окоп, рядом с которым валялась труба разбитого 82-миллиметрового миномета советского производства. Вокруг зияло несколько свежих воронок и лежал лицом вниз убитый мусульманский солдат. Тавернье установил камеру и начал снимать, взяв для начала дальний план -- мрачную мглу побоища, стоящую над разрушенным Западным Бейрутом. Он проследил объективом за очередной партией реактивных снарядов, которые, прочерчивая в воздухе дымные хвосты, с воем пронеслись в сторону лагеря Бурж-аль-Баражна. Вдруг Шарль толкнул Тавернье в бок и прошептал: "Смотри!" Внизу по улице, по обеим ее сторонам, осторожно шли с оружием на изготовку две жидкие цепочки солдат христианской милиции. В совокупности солдат насчитывалось не более десятка. Они внимательно оглядывали развалины, но так как никаких признаков сопротивления в округе уже не было, то Тавернье понял, что перед ним отделившаяся от главных сил группа мародеров. Впереди одной из цепочек шел явно европейского типа блондин с автоматом Калашникова. Дойдя до уничтоженной минометной позиции, он, подняв руку, приказал отряду остановиться, а сам нагнулся над трупом. На голой руке блондина, на внутренней сто1.:
       роне бицепса, Тавернье заметил татуировку -- какие-то цифры, видимо личный номер. "Ага!" -- прошептал Тавернье, в котором проснулся охотничий азарт, и вновь включил камеру. Репортер отчетливо видел в объектив, как блондин снял с шеи убитого часы, сорвал с шеи цепочку с амулетом и вынул пистолет из поясной кобуры убитого. Все это он ссыпал в сумку, висевшую у него на боку. Затем блондин спрыгнул в окоп и начал разбрасывать осыпавшуюся туда землю. Вскоре глазам Тавернье предстал другой мертвец, не замеченный им раньше. Блондин подхватил труп под мышки и рывком вернул его из объятий земли на свет божий, после чего произвел над ним те же манипуляции, что и над предыдущим покойником. Журналист силился прочесть мелькавший время от времени номер на руке мародера, однако безуспешно. Обобрав мертвеца, блондин мягким, изящным движением выскочил из окопа, но вдруг совершенно неожиданно для Тавернье замер и, сидя на корточках, обвел окрестные развалины настороженным взглядом. Секунду он и Тавернье смотрели друг другу прямо в глаза; затем репортер понял, что мародер заметил блеск объектива среди камней.
       -- Эй вы там! -- крикнул по-английски блондин, вскидывая автомат и целясь с колена в Тавернье. -- Спускайтесь сюда, живо!
       Как ни был испуган Тавернье, он все же отметил, что главарь мародеров употребил вместо английского "живо" испанское "pronto", и это почему-то испугало француза еще больше. Он увидел, как, повинуясь красноречивому жесту блондина, солдаты развернулись полукругом и двинулись в развалины, охватывая убежище репортеров с двух сторон.
       -- Сматываемся! -- прохрипел Тавернье. Все виденные только что ужасы вновь промелькнули в его мозгу, настоятельно требуя лишь одного -- бежать что есть сил. Французы вскочили и опрометью кинулись прочь по грудам битого камня, не разбирая дороги, однако каким-то чудом не падая и сохраняя в целости драгоценную камеру -- то звериное, что подспудно живет в каждом человеке, делало их движения сверхъестественно точными. Справа и слева до них доносились хруст камней под ногами преследователей и отрывистые возгласы по-арабски. Им уже казалось, что они отрываются от погони, и они прибавили ходу, но вдруг в метре перед ними взвились облачка пыли, осколки камней брызнули в разные стороны и завизжали рикошетирующие пули. Репортеры остановились, словно налетев с разбегу на невидимое препятствие. Затем они, подстегиваемые страхом, ринулись было снова бежать, однако новая очередь выбила осколки из бетонной глыбы почти под самыми их ногами, и они инстинктивно шарахнулись назад.
       -- Лучше стойте на месте, а то в следующий раз я вам вышибу мозги! -- прокричал в отдалении кто-то.
       Они огляделись и заметили блондина, целившегося в них из автомата с третьего этажа единственного более или менее сохранившегося в округе здания. Послав своих солдат в погоню, сам он, видимо, особенно не торопился, решив, что при хорошем обзоре пуля все равно быстрее человеческих ног. Шарль сделал было какое-то неопределенное движение, но тут же раздался щелчок выстрела и глухой грохот -- это пуля вырвала чемоданчик из его руки.
       -- Стойте, если хотите жить! -- вновь прокричал блондин. Смысл возгласа вселял некоторую надежду, хотя веселый и беззаботный тон мародера возмущал Тавернье до глубины души.
       С двух сторон к застывшим в настороженной неподвижности журналистам уже приближались солдаты, ухмыляясь и держа свои "узи" стволами вверх. Увидев, что Тавернье и Шарль оказались в кольце солдат, блондин покинул свою позицию, спустился вниз и подошел к журналистам, молча слушавшим реплики и смех солдат, явно потешавшихся над ними.
       -- Ну-ка, дайте-ка посмотреть, что вы там наснимали, -- дружелюбно обратился он к Тавернье и протянул руку к камере. Репортер машинально отвел камеру, но блондин взялся за рукоятку и потянул камеру на себя. Несколько секунд они тянули камеру каждый в свою сторону, однако блондину это быстро надоело, и он легонько стиснул двумя пальцами руку Тавернье где-то около запястья. Пальцы репортера разжались словно сами собой, а кисть на добрую четверть часа потеряла чувствительность. Блондин отошел на пару шагов в сторону, уселся на обломок бетона, включил повтор отснятых кадров и припал глазом к окуляру. Через некоторое время лицо его изменилось и приобрело гадливое выражение. "Да, неплохо потрудились", -- процедил он. Еще через минуту он ухмыльнулся -- Тавернье понял, что он увидел себя и сцену мародерства. Выключив камеру, блондин извлек кассету, весело посмотрел на Тавернье и осведомился, на кого тот работает. Получив ответ, он тут же перешел на чистейший французский -- английский его страдал некоторой невнятностью, как у всех американцев, -- и произнес: -- Я бы с удовольствием заставил все передовые страны полюбоваться на этих мертвецов -- не потому, что люди способны на какие-то выводы, а только для того, чтобы отравить им хотя бы один семейный ужин. Впрочем, в наши дни взаправдашние ужасы на экране телевизора стали чем-то вроде пикантной приправы к пище. Должен также заметить, что не вижу ничего плохого в изъятии у жмуриков того, что им уже наверняка не понадобится, -- только идиоты могут стесняться столь безобидных действий.
       Солдаты одобрительно заухмылялись -- ливанские арабы-марониты почти все говорят по-французски. Их командир продолжал:
       -- Однако род моих занятий, к сожалению, не позволяет моему лицу фигурировать в так называемых средствах массовой информации. Кроме того, в кадре виден и номер у меня на руке, что уж совсем нехорошо. Я мог бы, конечно, только уничтожить пленку, но вы для меня почти что соотечественник, и я хочу уберечь вас от соблазна снова лезть под пули ради того, чтобы пощекотать нервы всех этих ничтожеств, отращивающих брюхо у телевизора. Кстати, сегодня тут неподалеку на моих глазах пристрелили какого-то кинооператора -- кажется, итальянца... Словом, извините -- сознаю, что огорчаю вас, но лучше я уничтожу вашу камеру, а пленку оставлю себе на память -- приятно будет в старости посмотреть на себя молодого.
       Закончив свою тираду, блондин шагнул к Шарлю и неожиданно резким движением выдернул у него из-за пояса пистолет. Лицо Шарля • приобрело ошарашенное выражение -- во всех передрягах он успел начисто позабыть о своем оружии. Положив камеру на камни, блондин осмотрел пистолет, передернул затвор и что-то со смехом сказал солдатам по-арабски. Двое из них приготовились стрелять. С силой, неожиданной для его отнюдь не атлетического сложения, блондин высоко подбросил камеру в воздух. Солдаты успели сделать несколько одиночных выстрелов, но камера невредимой упала наземь. Блондин подхватил ее и вновь швырнул ввысь. Тут же прогремело четыре пистолетных выстрела -- блондин стрелял от пояса, не поднимая пистолета и вскидывая только ствол. Камера на лету превратилась в облако обломков и звенящим дождем осыпалась на камни.
       -- Неважно пристрелян, -- заметил блондин, возвращая пистолет Шарлю. -- Поначалу я промазал, а должен был бы попасть с первого раза.
       Тавернье тупо смотрел на поблескивавшие среди камней обломки камеры и чувствовал, как в душе его поднимается ярость. Он вспоминал артиллерийские налеты, " которые приходилось пережидать в воронках, очереди снайперов, хлеставшие по асфальту в десятке сантиметров от его головы, страх, усталость, бесчисленные ушибы и ссадины.
       -- Скотина! Подлец! -- завопил он, бросаясь на блондина, однако солдаты его удержали. Тавернье бился в их руках, еще больше зверея от собственного бессилия, солдатского гогота, запаха давно не мытых тел, и продолжал вопить: -- Сволочь! Мы чуть не погибли за эту пленку! Бандит, мародер, все равно тебя ждет пуля!
       Обидчик Тавернье выслушал брань в свой адрес, с задумчивой улыбкой трогая носком ботинка валявшиеся у его ног стреляные гильзы. Когда репортер исчерпал весь набор ругательств и умолк, пробурчав напоследок: "Можешь пристрелить меня -- я все равно не откажусь от своих слов", -- блондин поднял на него спокойные синие глаза.
       -- Вы ошибаетесь, если думаете, будто я пристрелю вас за то, что вы сказали про меня сущую правду. Совершенно верно, я бандит и мародер. Вы правы и в том, что я скотина, подлец и негодяй: пусть вы меня и не знаете, но данные наименования справедливы в той или иной степени для всякого человека.
       Блондин помолчал, массируя пальцами виски.
       -- Вообще-то я не болтлив, -- сказал он извиняющимся тоном. -- Однако с вами вот что-то разговорился. Похоже, от этого грохота все мы чуточку спятили. Итак, мсье, я ваш должник. Имени вашего не спрашиваю, поскольку догадываюсь, что в настоящий момент представляться вы не намерены...
       -- А вот я охотно узнал бы ваше имя, -- перебил его Тавернье. -- Горячо надеюсь когда-нибудь с вами рассчитаться.
       -- Звучит не очень вежливо, -- поморщился блондин. -- А еще культурный человек! Впрочем," у вас, журналистов, брань, нападки -- обычное дело. Вообще-то вы должны понимать, что для таких людей, как я, имя -- вещь достаточно условная. Но если хотите знать, то сейчас меня зовут Виктор Дж. Орси-ни, подданный США, - последнее, разумеется, тоже временно. А рассчитаться со мной вы сможете очень скоро: завтра в шесть я буду вас ждать в баре отеля "Интернациональ" что в Восточном Бейруте, -- хочу предоставить вам компенсацию за разбитую камеру и потраченное впустую рабочее время. Убедительно прошу не предпринимать никаких глупостей -- шансов у вас все равно нет.
       -- Это мы еще посмотрим, -- мрачно пробурчал Тавернье.
       Блондин улыбнулся:
       -- Ничего, до завтра у вас будет время остыть. Обещаю: вы не пожалеете.о встрече. Мы вас покидаем, извините -- у нас дела. Похоже, сегодня здесь найдется кое-что посерьезнее часов.
       Орсини поднял руку в прощальном приветствии, повернулся и зашагал обратно к улице, на которой его пытался заснять Тавернье. Солдаты гуськом двинулись за ним, хрустя тяжелыми ботинками по битому камню. Тавернье смотрел вслед своему обидчику и чувствовал, как гнев в. его душе уступает место любопытству, азарту и предвкушению удачи -- такое ощущение хорошо знакомо охотникам, ученым и журналистам. Он, разумеется, понял, что компенсация, которую посулил ему этот профессиональный убийца, будет выражаться не в каких-то пошлых деньгах. Важно только сохранять дистанцию во взаимоотношениях с такими типами, не впутаться ни в какую темную аферу... Внезапно Орсини остановился и обернулся.
       Советую вам поскорее удалиться отсюда, -- прокричал он. -- Если появятся недобитые мусульмане, они не посмотрят на то, что вы -- иностранные подданные.
       -- По-моему, он прав, -- проворчал Шарль. -- На сегодня с меня хватит сильных впечатлений. Давненько мне так не хотелось нализаться.
       Французы отправились восвояси. По странному совпадению, жили они в том самом отеле "Интерна-циональ", в баре которого назначил встречу Орсини. Отель располагался в той части христианского Восточного Бейрута, которую почти не затронули военные действия. В его окнах сохранились стекла, из кранов текла вода, в баре можно было получить в числе прочих напитков свежее пиво, хотя в целом отель, конечно, не оправдывал своего громкого названия и переживал взлет популярности лишь теперь, в военное время, поскольку находился в относительно безопасном месте. Правда, и здесь время от времени на улицах рвались снаряды и завывали машины "Скорой помощи", увозившие раненых, но это было ничто по сравнению с адом штурмуемого Западного Бейрута. Вечером Тавернье, поддавшись влиянию Шарля, напился в баре до бесчувствия, и несгибаемый помощник вынужден был тащить его в номер на себе. Впрочем, подобные сцены в отеле никого не удивляли: его постояльцы, ежедневно рисковавшие жизнью, не собирались заботиться о таких пустяках, как приличия, сохранность денег или собственное здоровье. Наутро Тавернье проснулся от жажды и от каких-то смутно знакомых звуков, словно за стеной передвигали мебель. Вскоре он сообразил: так здесь звучит отдаленная канонада.
       Прислушавшись к своим ощущениям, он усомнился не только в том, что сможет вести какие-либо деловые переговоры, но и в том, что сможет когда-нибудь подняться с постели. Постель была не слишком свежей, так как прачечная отеля из-за нехватки электроэнергии работала с перебоями, но сейчас она казалась Тавернье единственным надежным убежищем, где он мог сохранить от мучительных сотрясений свою голову, которую словно сдавливали в тисках, и свои внутренности, в которых угнездилось полное отвращение ко всему существующему. Вдруг до слуха Тавернье донеслось мелодичное звяканье, и он открыл один глаз -- второй упирался в подушку. Взору журналиста предстал развалившийся в кресле Шарль, розовый после прохладного душа. Его мокрые волосы были гладко причесаны, лицо сияло довольством. Он попыхивал "Голуаз" и внимательно рассматривал порнографический журнал. Рядом с ним на столике возвышалась целая батарея бутылок и стакан с золотистой жидкостью, которая, видимо, и послужила причиной столь завидного благополучия. Тавернье издал жалобный стон. Шарль поднял глаза и посмотрел на него поверх журнала. Оценив состояние шефа, он наполнил стакан на три четверти пивом, долил оставшуюся четверть "Столичной" и, не обращая внимания на стоны и вялое сопротивление, влил полученную смесь в рот страждущего. Половина пойла пролилась на постель, но половина сквозь рвотные спазмы просо-'чилась-таки в желудок Тавернье. Действие смеси "оказалось неожиданно благотворным *- тиски с го-ловы сняли, тошнота улеглась, и вскоре журналисту удалось подняться с постели и направиться в ванную. После легкого завтрака, состоявшего из португальских сардин и немецкого пива, Тавернье отправил Шарля добывать камеру и кассеты взамен утраченных накануне, а сам уселся в кресло и попытался было читать роман Ажара, однако не преуспел в этом занятии, так как поминутно глядел на часы и, подбегая к окну, зачем-то выглядывал на улицу. Отложив Ажара, Тавернье, выругавшись, взял с кровати Шарля детектив Картера Брауна во французском переводе. С грехом пополам следя за приключениями главного героя и время от времени прихлебывая пиво, он кое-как дождался половины пятого и, проклиная себя за мальчишеское нетерпение, спустился в бар. Он уже и сам не знал, чего ему хотелось больше -- получить обещанную таинственную компенсацию или разговорить Орсини, ибо его развитое журналистское чутье подсказывало ему, что это не человек, а ходячий склад всякой сенсационной информации. Охотничий инстинкт разгулялся в Тавернье настолько, что он и выходил в холл посмотреть на улицу, и подходил к стойке сверять часы, а когда присаживался, то сидел, постукивая ногой по полу и барабаня пальцами по столу. Только выпив полный стакан виски, он слегка расслабился и закурил. Хотя он до сих пор не мог простить Орсини разбитой камеры, кое-что во вчерашних речах наемника теперь казалось ему не лишенным смысла -- взять хотя бы его слова насчет всех этих сытых буржуа, щекочущих нервы зрелищем ужасов, заснятых на пленку ценой человеческой крови. "А разговаривает он просто как королевский мушкетер, -- подумал Тавернье. -- Если встретить его на великосветском приеме, можно принять его за кого угодно, но только не за наемника. Ведь принято думать, будто в наемники идут тупицы, не годные ни на что, кроме насилий и убийств".
       Орсини появился точно в назначенное время. Выражение его лица оставалось беззаботным, как и накануне, однако в движениях и в голосе чувствовалась усталость. Поздоровавшись с Тавернье, он сходил к стойке и принес банку пива и сразу три порции неразбавленного виски. Пиво он подвинул по столу к Тавернье -- видимо, потому, что перед журналистом уже стоял бокал с пивом, а сам залпом осушил первую порцию виски. Посидев с минуту неподвижно, он проделал то же и со второй, после чего удовлетворенно вздохнул, расслабленно откинулся на спинку стула и закурил, из-за облачка дыма внимательно разглядывая лицо Тавернье.
       -- Вы, конечно, поняли, что я не собираюсь предлагать вам деньги, -- произнес он скорее утвердительным, чем вопросительным тоном.
       Тавернье кивнул.
       -- Я чувствую, что могу вам верить, -- продолжал Орсини. -- В людях я разбираюсь неплохо. Надеюсь, вы понимаете, что не должны никому давать даже косвенной информации о том, от кого вы получили... мою компенсацию. Слой специалистов в любом деле всегда достаточно ограничен, и моя работа -- не исключение. Человека можно вычислить не обязательно по подробному описанию, а по одному намеку, по одной детали внешности. Объясняйте, что получили это анонимно по почте.
       -- Разумеется, -- сказал Тавернье.
       -- Вот и прекрасно, -- процедил Орсини и, расстегнув висевшую у него на боку полевую сумку, ленивым движением достал из нее и положил на стол видеокассету. Кассета, которую Орсини слегка подтолкнул кончиками пальцев, скользнула по полированной поверхности стола и с легким звоном стукнулась о бокал Тавернье. Тот смотрел на нее голодным взглядом, словно собираясь сейчас же вскочить и помчаться на поиски видеоплеера.
       -- Что там? -- спросил Тавернье.
       -- Увидите, _-- сказал Орсини и добавил: -- Думаю, вам будет интересно. Однако просмотр советую устраивать в одиночестве и впечатлениями ни с кем не делиться.
       Тавернье обвел взглядом зал. Народу, как всегда, было порядочно, но вечерний наплыв еще не наступил, и собеседникам не приходилось повышать голос, дабы слышать друг друга.
       --Что вы озираетесь, -- возьмите кассету и спрячьте, -- прошипел Орсини сквозь зубы.
       Тавернье мог бы поклясться, что на них никто не смотрел, но все же поспешно повиновался, убрав кассету во внутренний карман куртки. После этого он залпом осушил свой бокал и перелил в него пиво из банки. Орсини неторопливо потягивал виски из третьего стакана и явно не собирался уходить, хотя и не делал попыток оживить беседу.
       -- Меня всегда занимало, откуда берутся такие люди, как вы, -- собравшись с духом, вопросительным тоном начал Тавернье.
       -- Наемники, "гориллы", "дикие гуси" -- это вы хотите сказать? -- с усмешкой подхватил Орсини. -- Люди, непригодные к созидательной деятельности, занимаются разрушением -- это естественно.
       -- В том-то и дело, что вы не похожи на обычного наемника -- я их повидал немало. Уверен -- в мирной жизни вы легко могли бы найти себя. Не понимаю, что заставило вас предпочесть ваше ремесло, которое, скажу откровенно, внушает мне отвращение.
       -- Что заставило? Судьба, разумеется, -- пожал плечами Орсини. Вдруг он весь подобрался, наклонился над столом и остро посмотрел в глаза Тавернье: -- Скажите, друг мой, а вам не приходило в голову, что порой чюди, наделенные известными способностям" могут совершенно сознательно предпо-читать мирной жизни войну? Вы говорите о том, что мое ремесло внушает вам отвращение, ну а мне внушают отвращение сами интонации вашего голоса, когда вы об этом говорите. Сколько я слышал таких фраз! Так и чувствуется христианин, друг обездоленных и поборник прав человека -- этакое стандартное прекраснодушное дитя западной демократии... Постойте, не перебивайте, я же вижу, что вам чертовски хочется вызвать меня на откровенность. Хочу объяснить вам кое-что, и позвольте начать издалека. Посмотрите на то, что происходит здесь. Уверяю вас -- я не сочувствую ни одной из воюющих сторон, просто в христианскую армию мне, как европейцу, было легче завербоваться, потому я и оказался в их рядах. Я бывал в Ливане и до войны -- уже тогда можно было предугадать, что случится нечто подобное. Христиане ничего не знают об исламской культуре, кроме кучки убогих штампов, а самое главное -- и не хотят знать. Если бы я предложил им почитать Руми или Ибн аль-Араби-, они посмотрели бы на меня как на сумасшедшего. Зачем это делать, если для них все давно решено.и ясно? Они и о христианской-то культуре знают немногим больше. К тому же у них есть лидеры -- наглые крикливые обманщики, потакающие тяге этих глупцов к самовозвеличению. Мусульмане тоже ничуть не лучше: другие религии для них -- книга за семью печатями, и они предпочитают драться с христианами насмерть, нежели разобраться в том, с кем же, собственно, и из-за чего они воюют. Всякие ничтожные взаимные обиды в конечном счете только плод этого обоюдного идиотизма, на котором с такой легкостью вырастает ненависть. Основную массу воюющих всегда составляют ничтожества, не желающие ничему учиться, ничего понимать, зато страстно желающие господствовать над теми, кто не похож на них. И вы хотите, чтобы меня мучила совесть из-за того, что я пристрелю десяток-другой этих ослов? Да они только скорее образумятся, когда почувствуют на своей шкуре то, что сами готовили другим.
       Орсини замолчал и в несколько неторопливых глотков допил третий стакан виски. Выпитое на нем никак не сказывалось, разве что в синих глазах появился стеклянный блеск да его движения, когда он закуривал, стали чересчур медлительны и округлы.
       Тавернье заметил:
       -- Ну хорошо, пусть война -- это дело быдла, но зачем в нее ввязываться таким людям, как вы? Себя-то вы, как я понимаю, к быдлу не причисляете?
       -- Вы угадали, -- засмеялся Орсини. -- Но только я не говорил, что война -- удел одних ничтожеств, -- вовсе нет. Их удел -- вражда и ненависть, произрастающие из скудоумия, от которых до войны рукой подать. Но когда война все же разгорается, глупо стоять от нее в стороне; -- она от этого не погаснет. Наоборот, если вы хотите остаться человеком в высоком смысле слова, вы обязаны воевать.
       -- Что вы такое говорите! -- возмутился Тавернье. -- Да война -- это отрицание человечности!
       -- Не обижайтесь, но меня тошнит от людей, постоянно изрекающих правильные вещи, -- сказал Орсини. -- С одной стороны, война основана на человекоубийстве, и поэтому с вами трудно спорить. А с другой стороны, столько самопожертвования, сколько я видел на войне, вы никогда не увидите в мирной жизни, а разве не оно -- первый признак человечности? А отвага, терпение, хладнокровие и еще десятки других прекрасных качеств -- разве война не вырабатывает их во сто крат быстрее, чем мирная жизнь? Я сейчас говорю не о тех, кому суждено оставаться безликой массой и в дни мира, и в дни войны, -- я говорю о людях, способных к развитию, об аристократии человечества. Война всегда была делом аристократии, будь то аристократия
       крови или аристократия духа. Мои предки занимались войной тысячу лет, но никто не мог бы их упрекнуть в недостатке благородства.
       -- Я никогда не соглашусь с вами, -- горячо возразил Тавернье. -- Можете называть меня узколобой посредственностью, но я никогда не примирюсь с мыслью о том, будто для лучшей части человечества война -- это самоцель.
       -- Опять вы меня не поняли, -- поморщился Орсини. -- Война не самоцель, а кузница, в которой выковывается аристократия человечества, и тот, кто чувствует в себе высшие задатки, должен знать, что в полной мере развить их сможет только на войне. Кроме того, не забывайте, что любые принципы нуждаются в защите, а следовательно, предполагают войну. Массу побуждают к насилию лишь ее низменные инстинкты, и на войне представителям массы цена невелика, зато аристократия всегда знает, за что она воюет.
       -- Ну хорошо, тогда объясните мне, за что вы здесь воюете, -- потребовал Тавернье.
       -- Не забывайте: война -- моя профессия, -- заметил Орсини. -- Нелепые принципы тех, кто здесь сражается, порождены исключительно невежеством, и я, разумеется, их не разделяю. Поэтому отвечу вам так: я воюю, во-первых, для того, чтобы жить, то есть ради денег, и, во-вторых, для того, чтобы война для этих болванов перестала быть развлечением и стала настоящим кровавым бедствием, каковым она на самом деле и является. Только в этом последнем случае она способна кого-то чему-то научить.
       Проходивший мимо бармен, повинуясь знаку Орсини, принес еще две двойных порции виски. Первую Орсини осушил залпом, закурил и некоторое время сидел молча, задумчиво глядя на волокна дыма, струившиеся с тлеющего кончика сигареты.
       -- Странно, не помню, когда в последний раз я столько говорил, -- произнес он, как бы размышляя вслух. -- Разве что во Вьетнаме, когда мы попали в окружение и ждали, когда вьетконговцы пойдут в атаку, чтобы нас прикончить. Но здесь ведь не Вьетнам, и я уже не тот простой солдатик... Должно быть, я и впрямь слегка ошалел от этой непрерывной пальбы в последние две недели.
       Тавернье, о котором собеседник, казалось, забыл, напомнил о себе обиженным хмыканьем. Орсини с усмешкой потрепал его по руке.
       -- Не обижайтесь, -- если бы я вам не доверял, я бы, разумеется, давно ушел. Однако у меня почему-то вполне определенное ощущение, что все те благоглупости, которые вы изрекаете, вы изрекаете искренне. Кроме того, вы, похоже, человек неглупый, хотя мышление ваше идет проторенными путями. Наконец -- и, может быть, это главное, -- я видел ваши съемки под огнем. Вы ведь тоже испытали на себе благотворное воздействие войны. -- И Орсини подмигнул Тавернье с видом заговорщика. Журналист подумал было, что его собеседник все-таки напился, но Орсини откинулся на спинку стула и заключил холодным и трезвым тоном: -- До завтрашнего дня вы должны просмотреть кассету и сказать мне, интересует ли вас записанный на ней материал, -- иначе говоря, беретесь ли вы его опубликовать. Встречаемся завтра здесь же в девять вечера. И не вздумайте играть в конспирацию, все равно у вас ничего не получится -- встретимся шумно и радостно, как два старых приятеля и собутыльника. До завтра. -- И Орсини, влив в себя остатки виски из последнего стакана, поднялся и уверенной походкой направился к выходу.
       Тавернье некоторое время тупо смотрел ему
       вслед, а затем, отшвырнув ногой стул, бросился наверх в номер своего приятеля-испанца, у которого был видеоплеер. Хозяин номера на несколько дней уехал в Сайду и оставил Тавернье ключ.
       Солнечный свет пучками лучей пробивался сквозь многослойный покров мясистых разлапистых листьев. В тени огромных деревьев упорно тянулся вверх подрост, а еще ниже, у самой земли, перед объективом камеры (а теперь перед глазами Тавернье) слегка колыхалась плотная толща кустарников, папоротников и юных побегов, многие из которых росли прямо на гниющих мертвых стволах. Казалось, в таком лесу человек не может передвигаться, и тем не менее чувствовалось, что темп ходьбы достаточно высок. Перед камерой маячила спина в камуфляжной форме, впереди мелькало еще несколько фигур, зигзагами обходивших многочисленные препятствия и взмахами мачете расчищавших путь для тех, кто шел следом. Солдат, двигавшийся перед камерой, нес на плече пулемет; на шее у него затейливо перекручивались наподобие шар фа и свисали вниз пулеметные ленты. Перед камерой на секунду появилась и пропала фигура рослого солдата с огромным вещмешком за плечами и гранатометом поперек загривка; на трубу гранатомета солдат устало закинул руки. Камера следила за переходом по лесу довольно долго. В кадре мелькали потемневшие от пота камуфляжные куртки, вещмешки, фляжки, сумки с гранатами, ножи в чехлах. Иногда объектив нырял вниз, и можно было видеть ботинки самого оператора, пружинившие на толстом слое перепревшей листвы, гниющих стволов и веток. Наконец висевшая в лесу мутно-голубая мгла начала редеть, в подлеске появились просветы. Теперь можно было видеть всю цепочку солдат, шагавших впереди. Их оказалось десятка полтора. Бросалось в глаза то, что немалый груз, который они несли, состоял почти исключительно из боеприпасов. Должно быть, командир отряда готовил своих людей не к долгому маневрированию, а к единственному удару. Вскоре, видимо, прозвучала команда остановиться, так как солдаты стали разворачиваться из цепочки в линию. Они присаживались на корточки или опускались на одно колено, после чего начинали готовить оружие к бою. Последовал ряд случайных на первый взгляд кадров -- камера выхватывала ветки, кусты, стволы деревьев, лесную тропу. Однако Тавернье понял, что оператор ищет такую позицию на кромке зарослей, откуда можно было бы наблюдать, самому оставаясь в укрытии. На какое-то время камера выключилась, а когда включилась снова, глазам Тавернье предстала проселочная дорога, проходившая под размытым глинистым откосом, с вершины которого и снимал оператор. По ту сторону дороги расстилалось убранное маисовое поле, за полем виднелись какие-то сельскохозяйственные постройки, а дальше поднимались холмы, покрытые густым лесом, словно курчавой зеленой шерстью. Вдруг изображение дрогнуло и скользнуло в сторону, объектив заметался, ловя появившуюся на дороге цель, и Тавернье увидел приближавшуюся колонну из трех автомобилей: впереди ехал открытый армейский джип американского производства, такой же джип замыкал колонну, а между ними двигался затянутый тентом "Лендровер". Головной и замыкающий джипы были оснащены тяжелыми пулеметами и переполнены вооруженными людьми -- судя по всему, охраной важной персоны, путешествовавшей в "Лендровере". Оператор перевел объектив вправо, чтобы показать, как лежащий рядом с ним пулеметчик готовится к стрельбе -- четко, как на учениях: отводит замок, поднимает и закрывает крышку, спускает предохранитель, устанавливает прицельную планку. По характеру растительности и пейзажа Тавернье уже догадался, что дело происходит где-то в Центральной Америке, но, когда он увидел лицо пулеметчика, его догадка превратилась в уверенность: у солдата было типичное для тех мест лицо метиса-ладино. В своих поездках по Гватемале, Сальвадору, Никарагуа Тавернье встречал тысячи подобных лиц. Пулеметчик медленно вел ствол вслед за колонной, ожидая сигнала, но сигнал последовал лишь тогда, когда автомобили поравнялись с камерой, оказавшись от нее в каких-нибудь пятидесяти метрах, так что Тавернье уже видел тех, кто сидел в джипах. При внешности того же типа, что и у пулеметчика, одеты они были как попало: кто в защитных брюках или куртке, кто в полотняных штанах и в майке. Тавернье старался рассмотреть их получше, понимая, что через несколько секунд все эти люди будут мертвы. Перед замыкающим джипом разорвался снаряд, выпущенный из гранатомета, и тут же пулемет ударил по передней машине. Брызнули осколки фар, куски решетки радиатора, разлетелось ветровое стекло. Джип осел на пробитых шинах и остановился. Убитый наповал шофер, запрокинув голову и открыв рот, откинулся на спинку сиденья. Охранник рядом перевесился через борт, так что видно было только его спину в линялой синей майке. Один из охранников развернул было пулемет в сторону зарослей, но очередь попала ему в грудь и, оторвав от гашетки, швырнула в кузов, на коробки с патронами. Двое оставшихся в живых вскочили на ноги, но выпрыгнуть из машины им не удалось -- пулеметчик скосил их одной очередью, и оба, задергавшись, словно марионетки, рухнули через борт на дорогу. Звук на кассете был записан скверно, но Тавернье все же расслышал гул взрыва -- это взлетел на воздух замыкавший колонну джип, в который угодил заряд, посланный из гранатомета.
       Оператор перевел камеру на охваченную пламенем машину, над которой поднималась туча жирного черного дыма. При этом в объектив попал пулеметчик, целившийся в двух охранников, зигзагами бежавших через поле к постройкам. Его плечо задергалось от отдачи, стреляные гильзы полетели в сторону, и очередь, словно удар бича, взбила на поле пыль, комья земли, сухие стебли маиса. Тавернье на секунду показалось, словно стреляет он сам, потому что он видел стрелка и его цели в совмещенном ракурсе, на одной линии -- линии полета пуль. Он увидел, как пулеметчик свалил короткой очередью сначала одного из бегущих, угадав его рывок в сторону, и затем пулями прибил к земле второго, когда тот оступился и упал. Когда с охраной было покончено, дверцы "Лендровера" открылись, и оттуда с поднятыми руками вышли четыре человека. Шансов уйти у них не оставалось: шины их джипа были прострелены, из-под капота струился пар. По откосу с автоматами наперевес поспешно спустилось несколько бойцов диверсионной группы. Они обыскали четверых сдавшихся, наскоро осмотрели передний джип и "Лендровер". После этого командости их пленники стали подниматься по склону обратно в лес.
       Камера выключилась, и Тавернье тоже выключил плеер. Его поразило то чувство охотничьего азарта, которое промелькнуло в его душе, когда пулеметчик целился в двух охранников, убегавших по полю. Дрожащими пальцами он достал сигарету и закурил; его передернуло от отвращения к самому себе. Он поднялся, пошел на кухню, достал из холодильника бутылку и, наполнив стакан неразбавленным виски, залпом выпил обжигающую жидкость, едва при этом не задохнувшись. Он хлебнул воды из-под крана, вернулся в комнату, рухнул в кресло и закрыл глаза. В голове у него зашумело; затягиваясь сигаретой, он на некоторое время отдался приятному ощущению бездумной расслабленности. Когда душевное равновесие вернулось к нему, он подумал о том что просмотрел пока блестящие, может быть, даже уникальные, но не сенсационные кадры. Орси-ни, разумеется, понимал разницу между занятным сюжетом и сенсацией, а потому следовало смотреть кассету дальше, хотя Тавернье больше всего хотелось сейчас выпить еще глоточек-другой виски и завалиться спать.
       Он увидел просторную комнату с белеными стенами и легкой пластиковой мебелью -- столом, стульями, кроватью. Под потолком лениво вращался вентилятор. В этой курортного вида комнате странно смотрелась тяжелая металлическая дверь, в которой имелось маленькое оконце вроде тех, которые устраивают в тюремных камерах для подачи пищи. Других окон в комнате не было. Тавернье услышал хриплые рычащие возгласы, изображение переместилось, и стало видно, что на кровати лежит обнаженный человек. Руки его были прикручены ремнями к изголовью кровати, ноги -- к изножью. Тавернье сразу же узнал в нем одного из тех четверых, что выходили с поднятыми руками из "Лендро-вера", попавшего в засаду. В комнате находилось несколько военных в форме: один, развалясь сидел у стола и потягивал из стакана какой-то напиток, второй стоял, прислонившись спиной к стене, скрестив руки на груди, и наблюдал за тем, как третий, склонившись над привязанным к кровати человеком, что-то хрипло выкрикивал тому в лицо. Блестевшее от пота смуглое тело на кровати судорожно дергалось и извивалось -- Тавернье сначала не мог понять, отчего, но, когда массивная фигура нагнувшегося офицера чуть сдвинулась в сторону, он увидел, что тот поднес горящую зажигалку к подбородку привязанного человека. Оливковая кожа пытаемого была уже испещрена багровыми пятнами ожогов. В углу комнаты Тавернье заметил кучу одежды -- ее было явно слишком много для одного чело- века. Из-под кучи виднелась бессильно распластавшаяся на линолеуме пола голая рука, вся в потеках запекшейся крови и тех же отвратительных темно-багровых пятнах.
       Пленный на кровати стонал уже не переставая, но то, что он говорил -- короткие фразы в промежутках между стонами, -- видимо, не устраивало его мучителя. Офицер достал сигарету и прикурил от той самой зажигалки, которой только что подпаливал свою жертву. Постояв с минуту неподвижно и сделав несколько затяжек, он затем повернулся к военному, стоявшему у стены, и требовательно протянул к нему руку. Тот с улыбкой вынул из чехла на своем поясе большой нож и вложил его рукоять в раскрытую ладонь. Офицер-палач встал на кровать на одно колено, повертел лезвие у пленного перед глазами, что-то произнес ласковым тоном и вдруг, издав гортанный вопль, с размаху полоснул пленного ножом по груди. Тот закричал, но палач продолжал исступленно кромсать живую плоть, бьющуюся в судорогах боли. Вскоре все тело несчастного было покрыто глубокими перекрещивающимися порезами и оплетено маслянистыми струями крови. Кровь брызгала во все стороны, пятная стены, пол и мебель. Наконец офицер с силой дважды ткнул ножом в лицо жертвы, и тело на кровати обмякло. Офицер поднялся, повернулся и отошел от кровати. При этом камера смотрела прямо ему в лицо -- сосредоточенное, с резко очерченными скулами, стиснутыми подергивающимися губами. Он расстегнул кобуру, вынул пистолет и, хладнокровно прицелившись, выстрелил в голову пленному, по щекам которого стекали кровь и слизь из выколотых глаз. Тело на кровати резко вздрогнуло, по нему прокатилась, затихая где-то в пальцах ног, длинная судорога. Изображение заплясало и погасло, затем на экране появилась окраинная улочка под тенистыми деревьями, по которой вдоль стен домов перебежками продвигались солдаты. Внезапно в кадре появился Орсини -- стоя вполоборота к камере, он, пригнувшись, махал рукой и выкрикивал какие-то команды. Объектив взметнулся вверх, Тавернье увидел густые кроны деревьев и между ними в отдалении -- зубчатые очертания гор, подернутых знойной дымкой. Пленка кончилась. Тавернье машинально потянулся к стакану, но тот был пуст. Тишина, в которой, казалось, продолжали витать жуткие образы, запечатленные кинокамерой, томила, словно зубная боль. Вдобавок Тавернье никак не мог припомнить, где же он ранее видел лицо офицера-убийцы, а оно было ему определенно знакомо. Перемотав пленку назад, Тавернье нашел то место, где палач повернулся лицом к камере, и, остановив кадр, пристально вгляделся в подрагивающее изображение. Тишина сгустилась до напряженного звона в ушах. Тавернье уткнулся лицом в ладони, затем резко поднялся, прошел со стаканом на кухню, налил себе виски и выпил его одним глотком. Вдруг он подбросил опустевший стакан в воздух, не глядя, ловко поймал его на лету и воскликнул: "Есть!" В его памяти всплыл жирный газетный заголовок: "Военный переворот в Республике Тукуман. Президентом провозглашен генерал Франсиско Видал ее Гарсиа". А на снимке под заголовком широко улыбался тот, кого в комнате пыток Тавернье видел таким сосредоточенным и серьезным.
       Прошло несколько недель. За это время Бейрут не стал спокойным местом, хотя палестинцы и покинули его после тяжелых оборонительных боев, не выдержав натиска израильской армии и христианских отрядов. Тавернье снимал и эти бои, и проводы палестинских войск, прошедших церемониальным маршем через разрушенный город, чтобы в порту погрузиться на суда и отплыть в Тунис. То преклонение перед палестинцами, которое выказали во время проводов бейрутские мусульмане, не оставляло никаких надежд на скорое примирение, как не сулила его и резня, учиненная Кристианами в палестинских лагерях Сабра и Шатила. Тавернье снимал места избиений, пытаясь отогнать от себя кощунственную мысль о том, что отобранный у него Орсини материал из Телль-Заатара произвел бы в свое время куда больший шум. Его вторая встреча с Орсини оказалась весьма краткой -- он заявил Орсини, что берет кассету, а тот удовлетворенно усмехнулся, отодвинул стакан, ни капли не выпив, и поднялся из-за стола. По какому-то непонятному побуждению Тавернье написал на салфетке свой парижский адрес и пододвинул салфетку по столу к Орсини. "Вот Это правильно", -- одобрительно кивнул тот, сгреб со стола салфетку и своей уверенной походкой вышел из бара,на улицу.
       Когда Тавернье собирал вещи, собираясь вместе с Шарлем ехать в относительно спокойный Триполи, что на севере Ливана, а оттуда лететь в Париж, -- в это самое время человек, которого он знал под именем Орсини, зарегистрировался в небольшом парижском отеле "Серебряный лев" под именем Ричарда Коршакевича, гражданина США. Коршакевич-Орсини хорошо представлял себе местоположение этого отеля, -- впрочем, он предварительно изучал местоположение всех отелей, где намеревался остановиться. Он знал, что из того крыла здания, где он получил номер, можно было при желании попасть на две разные, наглухо отделенные друг от друга улицы. Да и вообще "Серебряный лев" являлся заведением малоприметным, где постояльцы менялись достаточно часто и в то же время не водилось всякой подозрительной публики, привлекавшей внимание полиции и создававшей вокруг себя излишнюю напряженность. Тщательно выбирая место своего временного пребывания, Ореини -- или теперь уже Коршакевич -- вовсе не считал, будто он чего-то боится или проявляет особую осторожность: просто подобный образ действий давным-давно стал его второй натурой. Распаковав чемодан и расположив вещи по предназначенным для них местам, Коршакевич позвонил в Брюссель, в агентство по вербовке наемников, с которым он работал, объяснил, где его можно найти, и сообщил, что после двухнедельного отдыха он будет готов рассмотреть любые серьезные предложения. Закончив разговор, Коршакевич, не раздеваясь, рухнул на постель. Закинув руки за голову, он рассматривал украшенный лепниной потолок и день за днем сосредоточенно вспоминал бейрутский этап своей жизни. Работа в Ливане была хорошей -- при высокой оплате не приходилось то и дело подставлять голову под пули, как в Анголе или в Тукумане. Самым примечательным эпизодом его ливанской кампании оказалось, конечно же, знакомство с Тавернье и передача ему видеопленки, вывезенной из Тукумана. Коршакевич не сомневался в том, что Тавернье с его журналистским опытом сумеет оценить сенсационность материала, оказавшегося у него в руках. Сомневаться приходилось в другом -- в том, что француз не побоится опубликовать этот материал. Многих отправляли на тот свет и за куда более безобидные публикации. Если пленка увидит свет, то, конечно, Видалесу крышка -- американцы не потерпят во главе дружественной страны такого упыря, и соратники Видалеса быстренько пожертвуют своим главарем, дабы не лишиться американского покровительства. Личной заинтересованности в этом деле у Коршакевича не было, однако куда более мощным мотивом еготгоступков являлось то глубокое отвращение, которое внушал ему бывший его наниматель и патрон генерал Видалес. Коршакевич полагал, что если такой прожженный циник, как он сам, идет на известный риск, чтобы скинуть головореза в погонах, то уж такой прямодушный и правильный человек, как Тавернье, просто не сможет действовать иначе. Не стоило сбрасывать со счетов и профессиональные амбиции, присущие любому журналисту. Коршакевич подумал, что Тавернье должен испытывать к нему непреходящее чувство благодарности -- ведь если бы тогда в лагере Телль-Заатар Орсини-Коршакевич не разыграл сцену с расстрелом камеры, то солдаты скорее всего вывели бы француза в расход как ненужного свидетеля. Тавернье крепко ему обязан и хотя бы из-за этого не должен его подвести. Впрочем, и не только его -- по меньшей мере один человек погиб за эту видеопленку. С другой стороны, от этих правильных интеллигентов никогда не знаешь, чего ждать, -- многие из них предпочитают смотреть на жизнь детскими глазами и полагают, что им обязаны все, а они -- никому. "Ладно, будь что будет", -- вздохнул Коршакевич, отгоняя от себя докучные мысли, и направился в ванную. Душ после бейрутского мытья урывками доставил ему небывалое наслаждение. Вытершись, он накинул халат, включил телевизор и уселся в кресло перед экраном. Позвонив вниз портье, он попросил принести ему в номер пива. "Дюжины на первое время хватит", -- уточнил он. Портье, который знал, что Коршакевич в номере один, не смог сдержать удивленного "гм", однако затем вежливо произнес: "Сию "минуту, мсье". Когда коридорный-вьетнамец принес пиво, Коршакевич вручил ему такие огромные чаевые, что даже согнал с его лица привычную радостную улыбку. Не давая ему опомниться, Коршакевич послал его в рыбный магазин, предварительно продиктовав длинный список деликатесов, которыми намеревался закусывать пиво. Вьетнамец все записал с чисто азиатской дотошностью. Когда он вернулся, нагруженный пакетами, Коршакевич учтиво поблагодарил его и вручил следующую порцию чаевых, на которую коридорный вовсе не рассчитывал. Улыбка на лице покидавшего номер вьетнамца была против обыкновения искренней, а в глазах светилось суеверное почтение к человеку, который, будучи небогатым на вид, столь откровенно презирает деньги. Закрыв за коридорным дверь, Коршакевич наскоро сервировал стол, решив начать с лангуста, плюхнулся в кресло, открыл бутылку темного баварского пива и рассмеялся, вспомнив прощальную улыбку азиата. "Стать волшебником проще простого, -- подумал он. -- Достаточно иметь что-то такое, что тебе не нужно, зато очень нужно окружающим. А мне ведь не нужно столько денег, сколько я зарабатываю". Переключая программы, он напал на футбольный матч высшей лиги и удовлетворенно откинулся на спинку кресла. Следя за ходом игры, можно было отвлечься от раздумий и воспоминаний, не прибегая для этого к случайному общению или к горькому пьянству. На улице постепенно темнело, в открытую форточку потянуло прохладой и благоуханием каких-то деревьев, затенявших тихую улочку, на которую выходили окна номера. "Должно быть, липа цветет", -- решил Коршакевич, -- впрочем, в ботанике он ничего не смыслил. Он потянулся в кресле, прислушиваясь к затихающему шуму уличного движения, в котором теперь отчетливо слышались отдельные звуки -- гудки, сипенье тяжелых грузовиков, визг тормозов. Под окнами послышались звонкие шаги и веселые голоса проходившей мимо подвыпившей компании. Коршакевич просидел перед телевизором до глубокой ночи. Допив потихоньку все пиво, но чувствуя себя почти совершенно трезвым, он улегся в постель и заснул так крепко, как не спал уже несколько месяцев.
       Проснулся он довольно рано; хотя звуки уличного движения успели вновь слиться в сплошной отдаленный гул, но голоса птиц, возившихся в кронах лип под окном, были еще по-утреннему звонки, а в распахнутую форточку вливалась свежесть. Коршакевич принялся за свои обычные утренние упражнения, благо от вчерашней выпивки осталась только легкая жажда. Основательно пропотев и смыв пот под душем, он утолил жажду, залпом осушив пару извлеченных из холодильника упаковок своего любимого персикового сока. После этого он натянул легкие полотняные брюки, надел белую рубашку, белые летние туфли и в наилучшем настроении отправился бродить по Парижу -- полная бесцельность таких прогулок составляла их главную прелесть.
       Под вечер Коршакевич оказался на одной из улочек, впадающих в площадь Звезды, перед старинным, но ухоженным и чрезвычайно респектабельным с виду небольшим трехэтажным домом. Скромная вывеска над входом гласила: "Отель-пансион "Пчела". Тут же на кованом узорчатом кронштейне висело черное с золотом изображение геральдической пчелки. "Трудовые пчелки!" -- усмехнулся Коршакёвич, нажимая на кнопку звонка. Пансион представлял собой не что иное, как элитарный публичный дом. Сама природа подобных заведений обусловливала высокий уровень цен, но вместе с тем й высокий класс персонала, узкий круг клиентуры и полную секретность: Для высокооплачиваемых девиц их приработок в "Пчеле" вовсе не являлся единственным средством к существованию, а чем-то вроде особого богемного развлечения, и потому в их действиях клиент не чувствовал той скуки и того автоматизма, которые неизбежно появляются, если служить пороку чересчур усердно. За этот дух бескорыстной эротики посетители -- а в "Пчелу" являлись только постоянные посетители -- готовы были платить втридорога. Нравилось в "Пчеле" и Коршакевичу, но больше в силу привычки: давным-давно его привела сюда одна из здешних девиц, : с которой он познакомился в гардеробе Лувра. Той интеллигентной и свободомыслящей шлюхи, дочки богатых родителей, он не надеялся повстречать в заведении -- сумев окрутить одного из клиентов, она уехала с ним в Америку. Однако Коршакевич продолжал бывать в "Пчеле", ценя царившую здесь атмосферу покоя, услужливости и обособленности от всего мира. Что же касается самих услуг, то он не усматривал большой разницы между эмансипированными девицами из "Пчелы", придерживавшимися о себе весьма высокого мнения, и их коллегами из любого портового борделя: война приучила его к неприхотливости, как в этом отношении, так и во всех остальных. Он чрезвычайно высоко ценил возможность тратить сколько угодно времени на чтение или на научные изыскания в тиши библиотек; прекрасным времяпрепровождением было также бродить по старым европейским городам, оглядывая здания, улицы, заходя в музеи или, как сегодня, часами сидеть под тентом открытого кафе и завороженно следить за мельканием лиц в уличной толпе. Однако Коршакевич вполне трезво отдавал себе отчет в том, что даже при наличии постоянного дохода и возможности вести жизнь свободного интеллектуала в том же Париже он не сможет обойтись без войны. Очень скоро безопасная жизнь начнет беспокоить его куда больше, чем любая опасность. Впрочем, ему не стоило и сейчас настраиваться на спокойную жизнь в ближайшие недели -- ведь оставалось еще дело Тавернье.
       Коршакевичу надоело стоять на крыльце под изучающим взором телекамеры, и он вновь нетерпеливо нажал на кнопку звонка. Наконец ему открыла пожилая экономка в аккуратном белом переднике и кружевной наколке. Коршакевич усмехнулся -- появление экономки являлось признаком благосклонности к гостю. На случай появления нежеланных посетителей в подвальном помещении -- впрочем, вполне комфортабельном -- всегда скучала перед телевизором парочка громил в галстуках и белых сорочках. Пройдя в холл вслед за экономкой, Коршакевич попросил у нее бутылку кока-колы и уселся в глубокое кожаное кресло, ожидая "мадам", которая по негласному правилу обязательно выходила к каждому гостю. Та появилась через несколько минут, обнаружив такт, необходимый в ее профессии, -- не подвергая испытанию терпение гостя, но и не проявляя недостойной торопливости. Она нисколько не изменилась за то время, что Коршакевич ее не видел -- такая же крашеная брюнетка лет шестидесяти, стройная и энергичная. Расчетливая, как все француженки, она тем не менее была непритворно доброжелательна и, пожалуй, даже добра. Коршакевич встал с кресла и почтительно приложился к ее сухой веснушчатой руке.
       -- Мсье недавно в Париже? -- спросила старая дама, испытующе вглядываясь в дочерна загорелое лицо гостя все еще красивыми фиалковыми глазами. Коршакевич чувствовал, что он симпатичен хозяйке, поскольку он был всегда спокоен, учтив, платил щедро и, выложив деньги, не считал себя вправе изливать на девушек свои сомнительные сексуальные предпочтения. К тому же он не являлся важной персоной, как большинство завсегдатаев "Пчелы", и в обращении с ним не требовались обычные в иных случаях церемонии.
       -- Совершенно верно, сударыня, -- ответил Коршакевич. -- Сегодня обходил Париж после долгой разлуки. Он, как всегда, прекрасен. Однако я не ожидал, что у вас стоит такая жара -- совсем как там, откуда я приехал.
       -- Мсье может принять душ, -- живо откликнулась "мадам". -- А потом вам, должно быть, понадобится номер?
       За этим вопросом скрывался другой. Коршаке-вич перетасовал разложенные на столике фотографии девушек- и ткнул пальцем в портрет красивой брюнетки с явной примесью восточной крови:
       -- Когда я в прошлый раз был в Париже, мы с ней здесь познакомились, и знакомство оказалось весьма приятным, -- во всяком случае, для меня.
       -- Прекрасно, вам повезло -- Дезире вот-вот должна прийти. А мсье, я вижу, однолюб, -- заметила "мадам", и в голосе ее прозвучало уважение, которое она, привыкшая к разного рода вывертам, испытывала ко всякому проявлению душевного здоровья. Впрочем, сам Коршакевич отнес бы собственное пожелание скорее к проявлениям обычной лени, поскольку любая новизна требует усилий для ее освоения, а предпринимать какие-либо усилия ему сейчас не хотелось. Бесшумно возникшая экономка провела его в свободный номер. Лежать в ванной Коршакевич не любил, так как это его чересчур расслабляло; приняв душ после дня, проведенного на раскаленных улицах, и облачившись в заботливо приготовленные домашние туфли и халат, он вь?-шел из ванной и направился в крохотную кухоньку, дабы найти в холодильнике что-нибудь освежающее. "Кухни здесь устроены, видимо, специально для тех, кто не мыслит себя без домашнего уюта", -- подумал он, наливая в бокал кока-колу, и тут,услышал стук в дверь.
       Когда он увидел Дезире, у него захватило дух от ее красоты и от желания. Месяцы, проведенные без женщины, неожиданно заявили о себе. Дезире была студенткой и одевалась по-студенчески просто -- джинсы, белая рубашка с закатанными рукавами, никакой косметики и никаких украшений, только на груди из-под рубашки, верхние пуговицы которой всегда оказывались заманчиво расстегнуты, поблескивал золотой католический крестик. Скромный наряд, однако, позволял оценить всю прелесть Дезире -- удивительно пропорциональную фигуру, упругую высокую грудь, золотистую кожу, уверенную грацию движений. "Хэлло!" -- произнесла она небрежно чуть хрипловатым голосом и, войдя в номер мимо Коршакевича, с любопытством огляделась, словно никогда раньше в нем не бывала. Достав сигарету из пачки, лежавшей на журнальном столике, она прикурила и уселась в кресло, закинув ногу на ногу и бесцеремонно, с легкой насмешкой в глазах разглядывая старого клиента с ног до головы. Коршакевич подумал, что ни у одной из его знакомых женщин не было такого выразительного взгляда, как у Дезире. Если ее глаза смеялись, то хотелось смеяться вместе с ней, если она сердилась, то грозная глубина ее глаз нагоняла страх. Именно благодаря чудесным глазам и нежной золотистой коже неправильное личико Дезире и казалось таким обворожительным.
       -- Ах, это вы? Как же, припоминаю... Похоже, в этом мире нет ничего нового, -- разочарованно произнесла Дезире.
       Коршакевич в свою очередь припомнил сделанный им еще в прошлую встречу вывод о том, что эта красотка -- порядочная стерва. Раздражение подавило в нем душевный подъем, вызванный красотой Дезире. Теперь он ощущал только желание и сам досадовал на себя за это -- нахальная девица вполне заслуживала того, чтобы ее просто выставили из номера. Впрочем, раз уж она явилась и "мадам" было за нее уплачено -- экономка, покидая номер, унесла с собой пачку долларов, -- следовало воспользоваться ее услугами. Барышня вправе рассматривать его только как источник заработка, но согласно условиям игры выказывать свое отношение она не вправе, иначе и он может рассматривать ее только как купленную вещь. Война научила Коршакевича получать от людей то, что ему требовалось, и против их воли. Не имело значения, почему они уступали -- из-за нужды в деньгах или страшась насилия, важно было одно: берущий знал, что добровольно ему никогда бы не дали желаемого. Коршакевичу предстояло вести себя с Дезире так, что это слишком явно отзывалось бы войной. В результате настроение у него испортилось, он вспомнил о делах, взялся за телефон и забыл о Дезире, Он набрал номер своего однополчанина, жившего в Париже, но того не оказалось дома. Коршакевич перезвонил его консьержке, надеясь узнать, когда приятель вернется, но та сообщила, что ее жилец подписал контракт и улетел на полгода куда-то в Африку. "Пся крев!" -- выругался Коршакевич сквозь зубы. От дела Тавернье следовало ожидать любых неожиданностей, и меньше всего ему хотелось встречать их с голыми руками, тогда как его приятель-парижанин мог раздобыть в своем родном городе оружие на любой вкус. "Черт, он же обещал мне помочь!" -- пробормотал Коршакевич, предвидя, что придется действовать наобум, а этого он терпеть не мог. Он снял рубашку, скомкал ее и с проклятием швырнул на письменный стол, где та повалила старомодный серебряный стаканчик с письменными принадлежностями.
       -- По-моему, я принесла то, что тебе нужно, -- услышал вдруг Коршакевич голос Дезире и с удивлением повернулся к ней.
       -- И что же это такое, интересно знать? -- спросил он. Дезире сделала рассчитанную паузу, с видом знатока разглядывая его торс, на котором под загорелой кожей подрагивали и переливались красиво вылепленные мышцы. Дразняще облизнув острым алым язычком резко очерченные чувственные губы, она наконец ответила:
       -- Жорж Вальдбс, которому ты звонил, тоже бывает здесь, мы с ним знакомы. Он сказал хозяйке, что ты его друг и что ты порекомендовал ему "Пчелу". Жорж заходил с неделю назад -- он уезжал и оставил хозяйке пакет для тебя. Ей почему-то показалось, что этот пакет опасно хранить в заведении, и тогда я забрала его к себе домой.
       -- Значит, ты не побоялась хранить у себя такую опасную вещь? -- поднял брови Коршакевич. -- Интересно, почему?
       -- Хозяйка сказала, что этот пакет передали те бе, а ты в прошлый раз был так мил со мной... Мне захотелось оказать тебе маленькую услугу, а то "мадам", чего доброго, передала бы пакет в полицию.
       -- Где он?
       -- В сумочке, -- Дезире кивнула на диван -- там валялась ее объемистая и основательно потертая кожаная сумка. У Коршакевича мелькнула мысль, что сумку специально так обработали, дабы она не имела чересчур буржуазного вида. Он достал и подбросил на ладони небольшой, но увесистый бумажный пакет, аккуратно облепленный со всех сторон клейкой лентой. Судя по весу, в пакете было как раз то, что ему требовалось, хотя очертания оружия со стороны и не угадывались. Коршакевич сунул пакет в ящик письменного стола, подошел к Дезире и внимательно посмотрел на нее сверху вниз. Она забралась в кресло с ногами и сидела, уютно свернувшись, как котенок. В ее глазах уже не было высокомерия -- сквозь мерцание лукавства в них светилась нежная покорность. Коршакевич опустился перед Дезире на колени и поцеловал ее смуглую ручку.
       -- Ты всегда ведешь себя так дерзко, когда приходишь к мужчинам? -- спросил он.
       -- А ты хотел, чтобы я с порога бросилась к тебе на шею? -- фыркнула Дезире, но тут же ласково запустила растопыренную пятерню в его светлые волосы. -- А вообще-то мужчины мало отличаются от женщин: женщины тем крепче любят, чем хуже к ним относятся, но и мужчины ведут себя точно так же -- так же глупо, я хочу сказать.
       -- Ну, ты-то, конечно, не такая, -- рассмеялся Коршакевич. -- По-моему, ты изрядная гордячка.
       Неожиданно Дезире грациозным движением выпрыгнула из кресла и опустилась на колени рядом с ним.
       -- Не со всеми, -- шепнула она. -- С тобой мне хочется быть рабыней, хочется повиноваться тебе во всем. Ложись.
       Он послушно улегся на ковер. Ее прохладные руки, как две золотистые змейки, обвили его шею, затем перетекли на грудь, скользнули на бедра, нашли пряжку ремня. Он вдыхал аромат ее черных волос, в которых мерцали золотые искорки, пока ее упругий язычок ласкал сначала один его сосок, потом другой. Он закинул руки за голову, Дезире заметила вытатуированные на внутренней стороне бицепса цифры личного номера и несколько раз шаловливо лизнула татуировку, словно хотела ее стереть. Склоняясь все ниже, она покрывала поцелуями его грудь, живот, бедра... Коршакевич закрыл глаза. Казалось, водоворот желаний вобрал в себя все его существо, но одновременно к его сердцу поднималась волна нежности, и он не захотел ее сдерживать.
       На рассвете он проснулся, словно от толчка. Усталость после бурной ночи каким-то странным образом превратилась во взвинченность, вибрировавшую во всем его теле. Некоторое время он лежал неподвижно, глядя на крону липы за окном. Гроздья листьев неподвижно застыли на фоне светящейся дымки раннего утра; отдельные звуки утреннего города еще не успели слиться в общий неясный шум. Дезире спала беззвучно, как котенок; ее гибкая спина мягко отливала темным дремотным золотом. Коршакевича почему-то раздражал этот покой, находившийся в таком противоречии с нараставшим в нем внутренним беспокойством. Было что-то зловещее в бледном утреннем свете, в мертвой неподвижности листьев. Впрочем, Коршакевича смущали не детали пейзажа -- наоборот, ему казалось, что все вокруг проникается его тревогой. Он привык безоговорочно верить своим предчувствиям и потому не мог оставаться в бездействии. Мягким рывком он поднялся с постели. Дезире заворочалась и что-то промурлыкала во сне. Бесшумно двигаясь, он наскоро принял душ, почистил зубы, оделся, затем достал из стола пакет и вскрыл его. В пакете оказались армейский 9-миллиметровый пистолет "беретта" и коробка патронов к нему. Вынув магазин, Коршакевич убедился в том, что все 15 патронов на месте, и вставил магазин обратно, после чего снова аккуратно упаковал оружие в бумагу. На душе у него стало поспокойнее -- Жорж сделал все правильно, зная его слабость к мощным пистолетам такого типа. Коршакевич достал из кармана брюк несколько стодолларовых купюр, положил их на столик, захватил пакет и направился к двери. На пороге он оглянулся: плечо Дезире золотилось среди простынь манящим матовым блеском, черные волосы резко выделялись на белизне подушки. Он вышел в коридор и осторожно прикрыл за собой дверь. "Странная вещь одиночество, -- бормотал он себе под нос, спускаясь по лестнице. -- Иногда готов привязаться даже к шлюхе". Внизу его проводила экономка; он распрощался с ней, проявив свою обычную ни к чему необязывающую галантность и вложив в ее ладонь щедрые чаевые. В киоске на площади Звезды, от которого веяло густым запахом типографской краски, он купил сразу несколько утренних выпусков газет. Поджидая такси у края тротуара, он развернул сложенную вдвое пачку листов и сразу понял, что предчувствие его не обмануло. В глазах ему бросились набранные аршинными буквами заголовки: "Президент-палач", "Кровавые забавы диктатора", "Доколе в борьбе с коммунизмом Запад будет опираться на бандитов и убийц?". Во всех газетах красовалась цветная фотография Видалеса, точнее, тот кадр из видеозаписи, на котором генерал повернулся лицом к камере перед тем, как пристрелить свою жертву -- ее изуродованное тело отчетливо просматривалось на заднем плане. "Эту видеопленку вряд ли полностью проирутят по телевидению, настолько страшные сцены запечатлены на ней. Однако копии, направленные .в Министерство иностранных дел и в другие инстанции, полномочные принимать решения по вопросам внешней политики, безусловно, заставят власть имущих задуматься над тем, совместимо ли с честью Франции сохранение прежних отношений как с режимом Видалеса, так и с теми, кто его поддерживает", -- говорилось в одной из редакционных статей. Далее в статье излагались в систематизированном виде те события, которые были частично засняты на видеопленке: неожиданное похищение нескольких видных деятелей повстанческого движения в Республике Тукуман, происшедшее в зоне, контролируемой повстанцами, как раз накануне начала переговоров между правительством и вооруженной оппозицией; заявление военных о том, что никаких экспедиций в партизанскую зону ими не предпринималось; страшная находка какого-то крестьянина в лесу близ столицы -- четыре изуродованных трупа партизанских командиров; быстрое опознание жертв -- по недосмотру убийц на их телах сохранились особые татуировки; распространение в мировой печати правительственной версии случившегося, согласно которой убийство объявлялось результатом застарелой вражды соперничающих повстанческих группировок. Эту версию поспешило принять на веру большинство западных газет и телекомпаний, так как слишком многим было невыгодно ее оспаривать. Вскоре историю с похищением заслонил очередной военный переворот в Тукумане: власть окончательно перешла к праворадикальному крылу вооруженных сил во главе с генералом Видалесом. Однако теперь, после публикации видеозаписи, Коршакевич был уверен в том, что генерал не усидит в кресле президента. Сотрудничество с ним становилось невозможным, и потому сохранение позиций Запада в регионе предполагало устранение Видалеса и замену его менее одиозной фигурой. Коршакевич не исключал того, что Видалес сумеет правильно оценить свое положение и добровольно согласится уйти в отставку в обмен на сохранение своей собственности и гарантии личной безопасности. Впрочем, за время работы в Тукумане Коршакевич успел хорошо изучить характер генерала: непомерное самомнение Видалеса делало маловероятным его добровольный уход, а его патологическая мстительность заставляла опасаться за жизнь Тавернье. Опасность эта была не за горами: когда генерал намечал себе очередную жертву, он становился до крайности нетерпелив.
       Коршакевич полагал, что у него в запасе есть минимум пара дней: людям Видалеса понадобится время, чтобы добраться до Парижа и найти Тавернье. Газеты, разумеется, не преминули раззвонить о том, кто был автором сенсационного материала, и вычислить Тавернье на основе попавшей в печать информации для профессионалов не составляло никакого труда. Те, кто на самом деле изготовил материал, остались в Тукумане (подумав о них, Коршакевич вздохнул), однако дела это не меняло -- главным инициатором скандала оставался, безусловно, храбрый француз. Внезапно Коршакевич подумал о том, что если у Видалеса уже есть в Париже подходящая команда, то события теоретически могут разыграться даже сегодня вечером. Значит, к вечеру следовало быть наготове. Никогда нельзя рассчитывать на глупость и медлительность противника, если хочешь победить, -- эту банальную истину Коршакевич по-настоящему усвоил только на войне.
       Он остановил такси, заехал в "Серебряный лев", забрал из номера сумку с самыми необходимыми вещами, положил в сумку пистолет, а пакет выбросил на улице в урну. Затем он поехал в тот район, где жил Тавернье, и там снял номер в третьеразрядном отеле, поближе к месту предполагаемых событий. Номер в "Серебряном льве" он также оставил за собой. Теперь приходилось набраться терпения. Коршакевич вспомнил свою работу в Африке, где наемники в свободное время развлекались охотой. Ему претило зазря убивать зверей, и он, располагаясь в засаде у водопоя, брал с собой лишь фотоаппарат. Он видел, как львица утоляла жажду после кровавой трапезы. Поражала ее способность часами неподвижно лежать в укрытии здесь же, у водопоя, неотрывно глядя горящими глазами на пасущихся поблизости антилоп и дожидаясь одно-го-единственного момента, когда они, направляясь к воде, подойдут на расстояние двух-трех прыжков, не оставив тем самым себе никаких шансов на спасение. Еще во Вьетнаме, в подразделении снайперов, Коршакевич понял, что на войне жизнь и победа часто прямо зависят от терпения, которое порой превышает человеческие возможности -- когда после изнурительного ночного марша целый день приходится окапываться, несмотря на удушливую тропическую жару, или когда сутки за сутками приходится неподвижно лежать в засаде, до рези в глазах вглядываясь в окуляр оптического прицела.
       Шагая по улице, на которой стоял дом Тавернье, и незаметно поглядывая по сторонам, Коршакевич вспоминал всех тех, кто погиб на его глазах из-за недостатка терпения. Поравнявшись с домом, где жил Тавернье, Коршакевич удовлетворенно хмыкнул: дом на противоположной стороне улицы ремонтировался и стоял в лесах, на которых в темное время заметить человека практически невозможно. Во двор ремонтируемого дома вела подворотня. Коршакевич зашел во двор и обнаружил там кучу строительного мусора, бетономешалку и рабочих-португальцев, занятых приготовлением раствора. Однако главным, что ему удалось заметить, была вторая подворотня в глубине двора, выходившая на параллельную улицу. Обе подворотни обычно, видимо, запирались, но теперь половинки решетчатых ворот сняли с петель и прислонили к стене дома во дворе, дабы сквозь подворотни могли беспрепятственно проезжать грузовики со стройматериалами. Вечером и ночью двор, несомненно, тоже оставался открытым -- в сытом Париже вряд ли кто-нибудь покусится на мешок с цементом или бетономешалку, хотя в Анголе или в Тукумане и то и другое моментально украли бы. Коршакевич посмотрел на часы: до конца рабочего дня оставалось меньше двух часов. К этому времени он собирался вернуться и оборудовать себе наблюдательный пункт в ремонтируемом доме.
       За два часа он обошел и осмотрел всю округу, определил места, с которых лучше всего просматривался дом Тавернье, и пути возможного отхода с поля боя. В том, что схватка произойдет, он, зная Видалеса, почти не сомневался, как не сомневался и в том, что она разыграется именно здесь. Затевать покушение в центре города, где работал Тавернье, было чистым безумием, зато тихий район, где мало полицейских и много проходных дворов, годился для расправы как нельзя лучше. Найдя задворки поглуше, Коршакевич влез по пожарной лестнице на крышу одного из домов и с нее осмотрел окрестность, выбирая взглядом точки, где мог бы расположиться снайпер. К своему облегчению, он обнаружил, что единственным подходящим местом для этого являлся все тот же ремонтируемый дом. Прочие дома по той же стороне улицы явно тщательно запирались и были снабжены домофонами, так что посторонние не могли туда проникнуть, а здания в глубине квартала были попросту недостаточно высоки, и с их крыш и чердаков дом Тавернье не просматривался.
       Коршакевич увидел с крыши, что из подворотни начали выходить рабочие, уже переодевшиеся в обычную одежду. Он спустился во двор и быстрым шагом направился к своей наблюдательной позиции. Войдя во двор, он огляделся, подошел к окну на первом этаже, подпрыгнул и уцепился руками за нижний край окна. Подтянувшись, он круговым движением гимнаста, упражняющегося на коне, легко перенес свое тело в комнату. Пустота помещений многократно увеличивала громкость каждого звука -- ему казалось, что хруст засохших комочков раствора под его ногами разносится по всему дому. Он сунул руку в сумку, которую прихватил с собой, из гостиницы, нащупал там "беретту" и снял ее с предохранителя. Кроме пистолета в сумке были куртка, свитер и пара плиток шоколада, позволявшего одновременно и отогнать сон, и подкрепиться. Стараясь ступать бесшумно, он медленно, комната за комнатой, обошел все этажи здания, дабы убедиться в том, что его никто не опередил, а затем по лесенке поднялся к чердачному люку. Люк оказался не заперт; на чердаке Коршакевич выбрал слуховое окно, расположенное прямо напротив входа в дом Тавернье, и стал сооружать около него нечто вроде звериной лежки из досок, листов фанеры и всякого тряпья, в изобилии разбросанного на чердаке. Закончив эту работу, он поудобнее расположился на своем не слишком привлекательном ложе и стал наблюдать. Вскоре в жемчужно-сером "Пежо" приехал с работы Тавернье; нагруженный покупками, он с трудом запер машину и скрылся в доме. После этого один за другим потянулись часы, начисто лишенные каких-либо отличительных черт. Стало смеркаться, вдоль улочки зажглись фонари; стемнело, и брусчатка мостовой отливала мягким блеском в лучах фонарей и в свете, струившемся из окон. Шум автомобильного мотора раздавался очень редко, и почти все автомобили парковались около близлежащих домов либо въезжали во дворики. Коршакевич продолжал неподвижно лежать у слухового окна. Небо побледнело, звезды начали гаснуть, в кронах каштанов завозились птицы; лежавшего все так же неподвижно Коршакевича познабливало от влажного утреннего холодка. Мало-помалу совсем рассвело, но город оставался тих и неподвижен. Мягкая дымка приглушала все краски, и мостовая потемнела от росы. Когда под лучами взошедшего солнца на крышах, оконных стеклах и влажной листве заиграли блики, Коршакевич зевнул, сбросил с себя тряпье и начал пробираться к выходу: работа на стройках в Париже начинается рано. Посмотрев в окно на третьем этаже, он увидел, что Тавернье вышел из дома и направляется к машине; из окна второго этажа он успел заметить лишь корму удаляющегося "Пежо". Спрыгнув с первого этажа во двор, он через подворотню вышел на улицу, где жил Тавернье, и быстро обвел ее взглядом из конца в конец. Улица шла под уклон; в верхнем ее конце Коршакевич заметил группу мужчин -- видимо, это шли на работу португальцы. В нижнем конце на самом перекрестке находился бар, который сейчас как раз открывался -- пожилой седоголовый хозяин распахивал железные ставни. Из бара улица просматривалась насквозь, особенно если сесть напротив двери -- ее в такую жару, конечно, оставят открытой. Впрочем, пока Коршакевич не торопясь спускался по улочке к бару, хозяин успел натянуть над тротуаром маркизы и расставить в их тени легкие столики и стулья, на один из которых Коршакевич и уселся. Он попросил кофе, булочек с маслом, утреннюю газету и приготовился снова ждать. Если бы его спросили, сколько он намеревается ждать, он вряд ли смог бы дать вразумительный ответ: ощущение опасности бродило в его крови, и пока это ощущение сохранялось, он не чувствовал времени. В полудреме оглядывая улицу поверх газеты, он отметил, что у дома Тавернье появились какие-то праздношатающиеся типы в штатском -- несомненно, переодетые полицейские. Это было и хорошо, и плохо: сам дом Тавернье теперь находился под прикрытием, зато становилось труднее предсказать, где состоится покушение. Люди Видалеса не такие дураки, чтобы не распознать полицейских, значит, просто подкарауливать его на улице или в доме напротив они не станут. Наиболее вероятным становился другой вариант: слежка за автомобилем, которой Тавернье, разумеется, не заметит, и в удобный момент: -- автоматная очередь из проезжающей машины. Вряд ли полиция обеспечит Тавернье еще и прикрытие его автомобиля, но если даже она это и сделает> люди Видалеса при благоприятных условиях не постесняются разделаться заодно и с прикрытием.
       Вдруг Коршакевич вздрогнул: он увидел лица людей, сидевших в красном джипе "Тойота", спускавшемся вниз по улице к перекрестку. На миг ему показалось, будто он очутился в тукуманской столице; в следующий миг он понял, что мимо него проезжают те самые люди, встречи с которыми он искал. Эти оливковые скуластые лица в темных очках, своей невозмутимостью напоминающие каких-то индейских идолов, не могли появиться здесь по простому совпадению. К тому же Коршакевич мог поклясться, что человека в сером с металлическим отливом костюме, сидевшего рядом с шофером, ему приходилось видеть в Тукумане. "Тойота" поверну-, ла на перекрестке и на следующем повороте скрылась за углом. Коршакевич подумал, что надо бы позвонить Тавернье и предложить ему свои услуги в качестве бесплатного охранника -- тогда не придется покупать машину и пасти его по всей Франции. Впрочем, позвонить следовало исключительно для очистки совести -- Коршакевич не сомневался в том, что Тавернье с его дурацкой щепетильностью отвергнет такое предложение. Собравшись тяжело вздохнуть, Коршакевич внезапно так и замер на вдохе: он увидел, как "Тойота", появившись с другой стороны, неторопливо подкатывает к бару и припарковывается рядом с ним. Чавкнула дверца -- один из сидевших в джипе вышел и направился в бар, а за стеклом "Тойоты" можно было разглядеть головы трех человек, оставшихся внутри. Пройдя к стойке, оливковый метис в темных очках спросил себе рюмку "Перно" и расположился на табурете таким образом, чтобы видеть в дверном проеме улицу и дом Тавернье: Коршакевич проследил за его действиями через затененное маркизой оконное стекло. Снова потянулось время ожидания. Теперь Коршакевич чувствовал себя спокойно: как всякий военный, он любил ясность ситуаций. Примерно через полтора часа наблюдатели заметили, что к дому Тавернье подъехал серый "Пежо" -- видимо, журналист решил пообедать в семейном кругу. Коршаке-вич зашел в бар, подошел к стойке и попросил еще кофе и новую газету. Пока хозяин готовил кофе, Коршакевич успел завязать с ним неспешную беседу о ценах на квартиры в этом районе Парижа -- вполголоса, но так, чтобы слышал метис, сидевший на табурете. Пусть лучше люди Видалеса принимают его за праздношатающегося приезжего, задумавшего обосноваться в Париже, чем за полицейского. Хозяин, страдавший от недостатка общения, охотно вступил в разговор. За свою полную приключений жизнь Коршакевич в совершенстве обучился искусству изображать интерес к речам собеседника, . врать не задумываясь и сколь угодно долго поддерживать течение даже самой пустопорожней беседы. Примерно через полчаса он краем глаза заметил, что метис уже не прислушивается к их репликам, однако не перестал рассказывать хозяину о том, чем он намерен заняться в Париже. Тот одобрительно кивал головой, а Коршакевич поглядывал в зеркало, висевшее на стене за его спиной. Он увидел, что "Пежо" Тавернье отъезжает от дома и направляется вниз по улице в сторону перекрестка. Донесся звук открываемых дверей "Тойоты". Левая рука Корша-кевича незаметно скользнула в сумку, свисавшую с его левого плеча, и нащупала там рукоятку "берет-ты". В зеркале было видно, что машина, припаркованная чуть поодаль от дома Тавернье, также отъехала от тротуара, но с явным опозданием. Метис поставил рюмку на стойку, соскочил с табурета и сунул руку во внутренний карман пиджака. В зеркале мелькнула фигура человека в сером костюме. В правой руке, свисавшей вдоль туловища, он держал дулом вниз автомат Калашникова с укороченным стволом. Человек уверенной походкой направлялся к центру перекрестка, наперерез уже поворачивавшему автомобилю Тавернье. В глубине зеркала возник и второй террорист. Метис, сидевший в баре, выхватил пистолет и ринулся к выходу. В помещении раздался хлопок, словно откупорили банку с пивом. Фигура в дверном проеме замерла, затем вся обмякла, ссутулилась и, привалившись боком к дверному косяку, медленно сползла на пол. Так падают люди, убитые наповал, и Коршакевич больше не принимал этого террориста в расчет. Он извлек "беретту" из сумки, сквозь днище которой стрелял, швырнул сумку на ближайший столик и, перескочив через ноги мертвеца, оказался на тротуаре. Киллеры не заметили того, что произошло в баре: они уже вышли на середину перекрестка и целились из автоматов в машину Тавернье. Журналист резко крутанул руль, увидев перед собой двух человек с оружием на изготовку, колеса взвизгнули, и "Пежо" вынесло на тротуар. В результате очередь, выпущенная человеком в сером костюме, впустую хлестнула по стене дома, выбив из нее целую полосу искр. Машина Тавернье со скрежетом и звоном врезалась в ствол каштана, но дать еще хотя бы одну очередь нападавшим было уже не суждено. Тавернье увидел, как голова франта в сером костюме вдруг резко мотнулась в сторону, словно от пощечины, очки слетели, автомат выпал из рук и с лязгом заскользил по брусчатке, а сам террорист, завертевшись на одном месте, рухнул затем на мостовую, весь перекрученный, как сломанная кукла. Второй террорист выронил оружие, медленно осел на колени, словно опустевший мешок, и мягко повалился на бок. Его подобранные к животу ноги конвульсивно распрямились, и он затих. Мотор "Тойоты" взревел, но шоферу не удалось скрыться с места происшествия -- Коршакевич всадил ему две пули в лицо сквозь ветровое стекло, которое ливнем осколков осыпалось на труп, вжавшийся в угол между сиденьем и дверцей. Секунд за двадцать все было кончено, и когда "Рено" с полицейскими в штатском затормозил у перекрестка, где валялись убитые, Коршакевич уже исчез в сумраке бара. Подхватив со столика свою сумку, он ворвался за стойку и направил ствол "беретты" бармену между глаз. У того отвисла челюсть. "Веди через черный ход, живо!" -- рявкнул Коршакевич. Бармен, приученный телевидением и кино к разным ужасам, не заставил себя уговаривать и затрусил по коридорчикам мимо кухни, кладовой и холодильников. Когда впереди замаячила открытая дверь -на улицу, Коршакевич оттолкнул бармена к стене и мимо него выскочил в сияние летнего дня. При утренней рекогносцировке он выяснил, что неподалеку от того места, где он сейчас находился, располагалась станция метро. Прежде чем направиться туда, Коршакевич поднял с асфальта пустую банку из-под пива, скрутил ее в подобие жгута, захлопнул дверь, накинул -засов на дверную скобу и вставил в скобу скрученную пивную банку. Наглухо отделив себя таким образом от погони, он не торопясь зашагал к метро. Ему предстояло заехать в "Серебряный лев", рассчитаться, забрать вещи и перебраться на квартиру, адрес которой ему еще в Анголе дал Жорж Вальдес.
       К вечеру того же дня Тавернье, закончив давать показания, вышел из полицейского управления в сопровождении офицера в штатском и уселся на заднее сиденье автомобиля, в котором его должны были отвезти домой. С той минуты, как он увидел на перекрестке человека в темных очках, поднимавшего автомат, его не оставляло какое-то оцепенение: он машинально повиновался всем распоряжениям окружавших его полицейских, машинально отвечал на вопросы инспектора, машинально подписывал свои показания. В его мозгу непрерывно прокручивалась сцена покушения: элегантный убийца поднимает автомат, затем его голова дергается, автомат вылетает из рук, и он, завертевшись волчком, падает на мостовую, катится по ней и замирает лицом вниз. Испачканный пылью пиджак задрался убитому на голову, белая сорочка выбилась из брюк, с одной ноги слетел башмак, и штанина на той же ноге нелепо задралась, обнажая бледно-оливковую мускулистую ногу. Легко и уверенло двигавшийся человек в пару секунд превратился в сломанную и равнодушно отброшенную марионетку, вокруг головы которой растекалась темно-красная маслянистая лужица какого-то ненастоящего, почти химического вида. Быстрота этого перехода, совершившегося на его глазах, угнетала Тавернье; он видел на своем веку немало смертей на войне, но вот так -- в мирной жизни, на мирной улочке -- впервые в жизни. В своем спасителе он узнал Орсини, но не испытывал к нему благодарности. Люди, подобные Орсини, внушали ему смешанное чувство страха и отвращения, так как их специальностью как раз и являлось превращение полных сил людей в никчемное подобие сломанных кукол. Под влиянием увиденного это чувство в нем усилилось, и Тавернье выложил в полиции все, что знал об Орсини. Инспектор тут же нажал на кнопку внутренней связи и пересказал невидимому собеседнику сведения, услышанные им от Тавернье, включая приметы стрелявшего. С особым нажимом было упомянуто о вытатуированных на руке преступника цифрах -- видимо, они представляли собой личный номер военнослужащего. Вот только какой армии? Орсини наверняка успел послужить под многими знаменами. Более подробный портрет еще предстояло составить, перенести на бумагу и размножить, но инспектор был уверен, что для идентификации личности хватит и примет, изложенных Тавернье. Выключив интерком, он в упор посмотрел на журналиста и произнес:
       -- Вы, конечно, отдаете себе отчет о том, что ваш знакомый действовал параллельно с полицией, пытаясь предотвратить покушение, которого вы опасались. К сожалению, он оказался проворнее наших людей, а может быть, ему просто больше повезло. В любом случае его действия являются абсолютно незаконными: он присвоил себе прерогативы полиции. Поскольку противозаконные действия, приведшие к смерти четырех человек, были совершены ради вашей защиты, я вынужден потребовать у вас прямого ответа на следующий вопрос: почему этот человек прикрывал вас? Между вами имелась соответствующая договоренность, или вы наняли его для охраны, или?..
       Инспектор умолк и вперил испытующий взгляд в лицо Тавернье. Тот с опозданием сообразил, что напрасно дал волю эмоциям и распустил язык: теперь приходилось рассказать, откуда к нему попала видеозапись, а против этого восставала вся его натура журналиста. Впрочем, отступать было уже поздно, и Тавернье ответил:
       -- Нет, я не нанимал Орсини и не уславливался с, ним о том, что он будет меня охранять, однако он мог предвидеть покушение на меня и принять свои меры, так как именно он передал мне в Бейруте видеокассету с материалом, компрометирующим президента Республики Тукуман генерала Видалеса. Со слов Орсини мне известно, что он долгое время работал в Тукумане, часто входил в контакт с самим Видалесом и потому был в состоянии предсказать реакцию генерала на публикацию видеозаписи.
       -- Но ведь он знал, что материал уже попал в печать и на телевидение, и тем самым он достиг своей цели, -- с удивлением заметил инспектор. -- Зачем же ему понадобилось и после этого охранять вас?
       -- Возможно, мои слова покажутся вам странными, но у меня сложилось впечатление, что Орси-ни -- человек, руководствующийся в жизни определенными нравственными принципами. Орсини считал себя обязанным обеспечить мне защиту, поскольку я подвергался опасности из-за дела, которое начал он.
       -- Простите, но такой образ мыслей и действий совершенно не характерен для людей, подобных вашему приятелю. Вам трудно будет доказать, что вы не находились с ним в сговоре, иначе говоря, что он не действовал по вашему заданию.
       -- Не считайте меня ребенком, инспектор, -- фыркнул Тавернье. -- Доказывать что-либо -- это дело не мое, а следствия. С вашей стороны вряд ли честно пытаться повесить все происшедшее на меня. Я ведь мог вам ничего не рассказывать, и вам тогда пришлось бы туго: с одной стороны, инцидент явно не случайный, а с другой -- фактов у вас никаких и объяснить ничего вы не можете. Я утверждал бы, что понятия не имею, чем вызвана перестрелка и кто стрелял, и у вас не было бы ничего против меня. Как бы вы без меня вышли на Орсини? Думаю, что мою откровенность следовало бы поощрить, а не обращать ее мне во вред.
       Инспектор цинично усмехнулся:
       -- Почему же вы его сдали? Ведь он вас все-таки спас!
       -- Я выполнил все, что ему обещал, но я против самого присутствия подобных людей в цивилизованной стране, -- раздраженно ответил Тавернье. -- Нельзя позволять им насаждать в Европе свои порядки.
       Инспектор что-то угрюмо проворчал и покосился на вошедшего в кабинет сержанта. Тот положил перед ним на стол конверт с фотографиями. Вытряхнув снимки из конверта, инспектор перебросил их через стол к Тавернье.
       -- Узнаете?
       Тавернье разложил фотографии веером перед собой. На него смотрели пять лиц: все блондины, все мужчины в расцвете сил, при этом, однако, очень непохожие друг на друга. Роднила их только холодная настороженность во взгляде, словно изображенный на фото человек хотел посоветовать всем тем, кто будет рассматривать его портрет, не шутить с оригиналом и не совать нос в его дела. Тавернье взял фотографию Орсини и протянул ее инспектору. Тот передал снимок сержанту. Сержант вышел из кабинета, а инспектор сказал извиняющимся тоном:
       -- Придется немного подождать.
       Тавернье в его взвинченном состоянии сорок минут ожидания показались мучительными, и он облегченно вздохнул, когда сержант вернулся и положил перед инспектором на стол ксерокопию какого-то досье. Инспектор удовлетворенно кивнул, движением руки отпустил сержанта и обратился к Тавернье:
       -- Ну вот мы и вычислили вашего приятеля. К счастью, таких молодцов, как он, совсем немного. Мы с конца шестидесятых годов, со времен событий в Катанге, внимательно следим за миром наемников. Эти люди бывают опасны не только на войне, но и в мирной жизни, где они со своей тягой к насилию не находят себе места. Кроме того, в их среде часто скрываются от правосудия лица, совершившие тяжкие преступления. Так что на многих из них, в особенности на специалистов высшего класса, у нас имеются досье. Досье на так называемого Орсини -- одно из самых подробных. Дело в том, что в Америке, где он вырос, у него были проблемы с законом, от которых он удрал в армию, и американская полиция поделилась с нами информацией. Так что теперь у нас есть даже его пальчики. А цифры у него на руке -- это личный номер солдата американской армии. Татуировка сделана во Вьетнаме.
       -- Так как же его зовут на самом деле? -- вырвалось у Тавернье.
       Инспектор исподлобья бросил быстрый взгляд на своего собеседника и после секундного раздумья произнес:
       -- Что ж, пожалуй, вы вправе это знать. Его зовут Виктор Корсаков, он американец русского происхождения, причем из очень древнего дворянского рода. У него богатая биография, но в ней множество темных страниц. С юных лет он проявил феноменальные способности к языкам и в то же время уникальные спортивные задатки, изучая в одной частной школе восточные единоборства. Увлекался изучением восточных культур и даже поступил в университет, но свои научные занятия умудрялся совмещать со всякими противоправными деяниями, так что Вьетнам стал для него в известном смысле спасением. Там он быстро отличился и был направлен в школу войск специального назначения, в подразделение снайперов. Школу окончил с отличием, его назначили командиром группы, которая выполнила несколько важных заданий командования. Потом он был ранен, получил длительный отпуск, а тут и война кончилась. Но он, видимо, из тех вояк, которым мирная жизнь кажется пресной. Он вновь поступил в университет, но скоро учеба ему надоела, он связался с наемниками и отправился в Анголу.
       -- Заниматься востоковедением, учиться в университете и быть не в ладах с законом -- одно с другим как-то не вяжется, -- заметил Тавернье.
       -- Ну, положим, можно быть студентом и не ладить с законом, -- возразил инспектор. -- Хотя вообще-то. вы правы. Этот Корсаков и в самом деле необычный тип. Изучал в университете восточные цивилизации-и одновременно был связан с молодежной бандой! Сын интеллигентных родителей, перспективный студент -- и занимается рэкетом! Полиглот, человек с блестящей перспективой -- и тратит время на то, чтобы в какой-то сомнительной школе заниматься боевыми искусствами. Кстати, сейчас он в них большой специалист. Впрочем, видимо, такова беда всех вундеркиндов, которым легко дается то, на что другие кладут целую жизнь, -- они просто не умеют ценить даров судьбы. Вот и Корсаков -- человек весьма начитанный, образованный, ему и клички давали соответствующие: "Доктор", "Профессор" и тому подобное, -- при этом исключительно смел, хладнокровен, умеет подчинять себе людей. Ему цены бы не было, используй он свои способности в мирной жизни. Какую карьеру человек мог бы сделать! А что вместо этого? Вот: "Снайпер высокого класса... Знает все основные виды современного стрелкового оружия и большинство видов полевых артиллерийских систем. Имеет навыки вождения практически всех боевых машин... Отлично подготовлен тактически, может командовать пехотными подразделениями вплоть до батальона..." Батальон белых или черных головорезов в какой-нибудь богом забытой дыре -- вот его потолок. Служить он, естественно, предпочитает тому, кто больше платит, и его не интересует, какие цели преследует его наниматель. Если в Анголе он • воевал против коммунистов, то в Центральной Америке был инструктором у партизан прокитайского толка. Словом, личность беспринципная.
       -- Судя по его поведению в этой истории с Видалесом, вы не совсем к нему справедливы, -- заметил Тавернье.
       -- Вы видите в его действиях следование какому-то принципу, а я -- мстительность и агрессивность. Корсаков работал в Тукумане, постоянно сталкивался с Видалесом и его окружением, -- почем знать, какие у него с ними счеты? Один из убитых, некто Франсиско Пачеко, -- доверенный человек. Видалеса, выполнявший различные деликатные поручения в Европе. Возможно, Корсаков в Тукумане с ним не поладил и теперь использовал всю эту историю, чтобы с ним расправиться.
       Тавернье пожал плечами. Чувствовалось, что он не убежден. Инспектор продолжал:
       -- К тому же, по данным, полученным от различных осведомителей, в психике вашего знакомого преобладают разрушительные тенденции. Он восхваляет войну, а человечество, похоже, ненавидит. Во всяком случае его высказывания о западной цивилизации и демократии позволяют сделать такой вывод.
       -- Ну, это понятия все-таки не тождественные, -- не удержался Тавернье.
       Инспектор взглянул на него с укором и скороговоркой прочел несколько фраз из рапорта, подшитого к досье:
       -- "Постоянно выказывает симпатию к коммунизму... С презрением относится к мирным гражданам, работающим на благо общества, особенно к собственникам... Для достижения желаемого склонен прибегать к насилию... С особым отвращением отзывается о США и американцах, хотя при этом не скрывает того, что родился и вырос в США... В условиях боевых действий жесток и беспощаден, с учетом его квалификации -- чрезвычайно опасен". Чрезвычайно опасен! -- с нажимом повторил инспектор. -- Я и сам не очень-то люблю американцев, но мы должны быть им благодарны: если бы не они, мы давно уже жили бы при марксистских порядках. Гориллы Видалеса мне тоже совсем не симпатичны, и, может быть, они заслужили пулю, но, во-первых, закон есть закон, и, во;вторых, кто знает, кого завтра захочет пристрелить ваш приятель? Здесь все-таки Франция, а не Бейрут и не Африка, и такие типы, как Корсаков, здесь должны сидеть в тюрьме, а не разгуливать по улицам с оружием. Короче говоря, я советую вам хорошенько запомнить: этот человек крайне опасен, на его совести уже столько жертв, что для достижения своей цели он не остановится перед новым покойником, и потому с вашей стороны разумнее всего было бы связаться с нами, если он опять появится в поле вашего зрения. Если же вы считаете это непорядочным -- что ж, тогда хотя бы держитесь от него подальше.
       Инспектор выписал Тавернье пропуск на выход.
       -- Если захотите сообщить нам что-то еще, то вот вам номер моего телефона. Некоторое время мы еще будем вас охранять, но все же рекомендую взять отпуск и уехать куда-нибудь отдохнуть. Благодарю за откровенные показания. Разумеется, я не намерен предавать огласке нашу беседу и жду того же от вас.
       Тавернье кивнул. Инспектор поднялся и с улыбкой протянул ему руку.
       -- А в деле с Видалесом вы вели себя очень достойно, -- сказал он. -- Нельзя пасовать перед такими мерзавцами. Итак, до свидания, и помните о том, что я вам сказал.
       Инспектор посмотрел вслед Тавернье сквозь стеклянную перегородку, отделявшую его кабинет от коридора, и покачал головой. Труднее всего ему приходилось с писателями, художниками, журналистами и тому подобной богемной публикой, которой в Париже хоть отбавляй. Инстинктивная враждебность к государству и его служителям была у этих людей в крови. Впрочем, Тавернье, по мнению инспектора, на их фоне выглядел вполне приличным человеком. Не зря он рассказал так много важных вещей -- возможно, даже себе во вред. На таких людях, которым невмоготу лгать и изменять долгу, держится любая страна и любая нация; вполне можно простить им то, что они слегка хорохорятся перед служителями закона. Инспектор подумал, что Тавернье не пожалеет о своей откровенности: фотографии Корсакова имелись у полицейских в аэропортах, на вокзалах, на всех дорожных постах, были взяты под контроль все места, где имели обыкновение встречаться наемники, а также телефонные разговоры всех известных вербовочных контор. "Кажется, на сей раз мистер Корсаков крепко влип", -- пробормотал инспектор себе под нос и ухмыльнулся.
       Впрочем, полицейские патрули напрасно всматривались в лица путешественников: Корсаков не собирался уезжать из города. Рассчитавшись в "Серебряном льве", он, не теряя времени, отправился на квартиру, рекомендованную ему Жоржем Вальдесом. Корсаков ругал себя за то, что не сделал этого раньше, поскольку постоянный интерес французской полиции к постояльцам отелей был ему хорошо известен. Однако портье, которому он позвонил перед прощальным визитом, сообщил ему конфиденциальным тоном, что покуда все тихо, и поэтому он решил, что успеет опередить полицию и забрать вещи. В клоповнике близ дома Тавернье он на всякий случай рассчитался еще перед тем, как залечь ночью в засаду. Квартира, адрес которой дал ему Жорж, оказалась классической богемной мансардой. На то, что обитатели мансарды усердно занимаются творческой работой, указывали расставленные повсюду подрамники, драпировки, готовые холсты; однако Корсаков явился в свое новое пристанище в самый разгар всеобщей затяжной попойки. Войдя, он отрекомендовался другом Жоржа, и хотя у большинства собравшихся его слова вызвали недоумение, среди многочисленной Компании нашлись-таки один или два человека, которые помнили, что мансарда принадлежит Жоржу, а не является владением тех художников-авангардистов, которые использовали ее под мастерскую. Подвыпившее общество, все члены которого успели уже надоесть друг другу, встретило Корсакова с преувеличенным радушием и сразу же принялось потчевать его выпивкой и разнообразным наркотическим куревом. Корсаков долго крепился и не примыкал к общему веселью, безудержность которого шла вразрез с его привычкой к умеренности и самоконтролю. Однако постепенно ему надоело выглядеть белой вороной, да и взвинченные нервы требовали успокоения, так что он принялся вместе со всеми поднимать стаканы с дешевым виски, затягиваться сладковатым конопляным дымом и ругать на все корки буржуйское правительство и обуржуазившееся население, не понимающее подлинного искусства. Когда на колени к нему уселась пухлая белокурая девица, это показалось ему вполне нормальным, хотя и^ чрезвычайно забавным. Когда с наступлением темноты веселье стало выдыхаться, они с девицей зарылись в кучу одеял в углу, однако после ночи с Дезире и всего выпитого сексуальные подвиги Корсакова оказались весьма скромными. Впрочем, девица не проявляла особой требовательности -- похоже, она вымоталась не меньше своего кавалера. Вообще времяпрепровождение богемы больше походило на оргию, чем на невинную попойку: все присутствовавшие, стоило им устать от выпивки и марихуаны, норовили составить парочку с ближайшим лицом противоположного пола и предаться любви за каким-нибудь символическим укрытием вроде мольберта или горшка с пальмой. "Хорошо хоть без голубых обошлось", -- подумал Корсаков, когда утром опухшие и нечесаные гости, стеная от головной боли, засобирались в лавочку за выпивкой. Их подгонял хранитель квартиры Жан-Ги, тощий и длинный парень неопределенного возраста, с землистым лицом. Такая жизнь совершенно не вязалась с представлением Корсакова о французах как о людях умеренных, здравомыслящих и расчетливых. Впрочем, далеко не все здесь были французами -- Корсаков насчитал по нескольку американцев, немцев, скандинавов и латиноамериканцев. Некоторые из них уходили, на смену ушедшим появлялись новые лица, и только Жан-Ги со своими приятелями-авангардистами оставался непотопляем. Он так страстно ругал мещанство, что даже алкоголь его не брал. Корсаков не хотел рисковать и покидать квартиру, поскольку был уверен, что Тавернье так или иначе проболтается и полиция будет искать не абстрактного убийцу, а конкретного Виктора Корсакова, наемника и американского гражданина. Поэтому он старался не противоречить Жану Ги и его друзьям. Эти ребята были ему симпатичны -- открытые, доброжелательные, бескорыстные; однако ему претили их необразованность в сочетании со склонностью к безапелляционным суждениям, их нетерпимость, пусть даже только на словах, их отвращение к труду и поиски легких путей в искусстве под видом стремления к новизне и повышенной выразительности. Корсаков не стеснялся временами поражать собутыльников своей осведомленностью -- ему следовало стать среди них своим; однако слишком усердствовать не стоило, ибо особая образованность и глубина суждений авангардной богеме вовсе не присущи.
       По бесшабашности и количеству опустошаемых бутылок происходившее в мансарде Жоржа могло напомнить попойки наемников в африканском лагере после боевых операций, однако такие темы, как здесь, Корсакову в африканских лагерях обсуждать не приходилось. И тем не менее, проснувшись утром через пару дней, он ощутил приступ тоски и жажду деятельности. Выпутавшись из одеял (его сдобная подруга давно куда-то подевалась), он прошлепал в ванную, вытолкал оттуда какого-то тощего очкарика, задремавшего прямо в ванне, и принял душ. Полотенца отсутствовали, поэтому вытираться ему пришлось одеялом, которое он затем для просушки повесил в комнате на спинку стула. Слышались всхрапы, чье-то тяжелое дыхание, кто-то со стонами силился повернуться во сне на другой бок; глядя в окно на перламутровые переливы рассветного тумана и влажные от росы крыши, Корсаков думал о том, куда бы ему податься, так как бесконечный праздник передовой молодежи становился все больше похож на безнадежную попытку отгородиться от жизни и начинал ему надоедать. Одеревеневшие от алкоголя и недосыпания мозги не желали его слушаться -- казалось, будто идти решительно некуда. На миг в его сознании промелькнул было образ Дезире, но тут же вновь отлетел во тьму забвения.
       Он побрел на кухню, чтобы сварить кофе и взбодриться, но вовремя услышал донесшиеся оттуда смех и звон стаканов. Ни пить, ни участвовать в беседе ему не хотелось, от одной мысли о табачном дыме к горлу подкатывала тошнота. Он решил выйти на воздух и обдумать порядок дальнейших действий на утренней прохладе в каком-нибудь сквере. Застегивая рубашку, он вздрогнул -- это телефон, стоявший на столике среди грязных стаканов и пепельниц, переполненных окурками, неожиданно издал громкую трель. По углам замычали и заворочались, но ни один из спавших не проснулся. Корсаков снял трубку.
       -- Алло! Привет, Жорж! -- жизнерадостно пророкотал в трубке хриплый бас.
       Голос был знаком Корсакову и принадлежал Вилли ван Эффену по прозвищу "Биафра". Вилли являлся совладельцем брюссельской вербовочной конторы; годы и многочисленные ранения заставили его переменить род занятий, однако окончательно порвать с любимым делом он не захотел. Корсаков усмехнулся, вспомнив кирпичного цвета физиономию Вилли и его пудовые кулаки, лежащие на конторском столе, -- рядом с ними телефоны казались маленькими и-хрупкими.
       -- Да, я слушаю, -- произнес Корсаков, не желая раньше времени объяснять Вилли, с кем тот говорит, поскольку телефон конторы скорее всего прослушивался.
       В трубке послышались экзотические гортанные звуки с неожиданными переливами -- это Вилли для конспирации перешел на язык килуба и сообщил, успокаивая собеседника, что, дабы не засвечивать квартиру Жоржа, звонит не из конторы. Впрочем, Вилли, стреляный воробей, даже при всех этих предосторожностях умудрялся не говорить ничего лишнего. Что касается агентов, прослушивавших телефоны его конторы, то они нередко со стонами срывали с головы наушники: их подопечные в своих разговорах то и дело использовали всевозможные тарабарские наречия, и переводить записи этих бесед на человеческий язык было сущим мучением. Вилли заявил, что ему, собственно, нужен не Жорж, а Корсаков, так как с ним желал связаться богатый наниматель.
       -- Я слушаю, Вилли, -- ответил на килуба Корсаков. За время работы в Катанге он научился неплохо изъясняться на этом языке.
       -- Вообще-то я тебя узнал, -- усмехнулся Вилли. -- Жорж сказал мне перед отъездом, что в случае чего тебя надо искать именно здесь. Кстати, тебе и отсюда пора сматываться -- если квартира записана на Жоржа, фараоны тебя быстро вычислят. Читал в газетах про то, как ты разобрался с этими тукуманскими гориллами, -- добавил Вилли в качестве пояснения.
       -- Да нет, Жорж не такой дурак, чтобы покупать запасную хату на свое имя, -- успокоил его- Корсаков. --' По документам ее владелец -- один сумасшедший художник. Его дружки толкутся тут постоянно -- не квартирка, а сущий вертеп... Так кто там меня спрашивал?
       -- Он велел передать, что звонил Вождь. Сказал, что ты поймешь.
       -- Уже понял, -- пробормотал Корсаков. -- Где он сейчас?
       -- Звонок был из Нью-Йорка.
       -- Ладно, Вилли, спасибо, с меня причитается, -- свернул разговор Корсаков, повесил трубку и погрузился в размышления.
       В школе, где учился Корсаков, Вождем называли Джо Скаличе, щуплого чернявого парнишку из семьи итальянских иммигрантов/Среди сверстников Джо выделялся сосредоточенной замкнутостью и тем, что ни с кем не желал сходиться близко и никогда никого не приглашал к себе в гости. В старших классах за ним к концу занятий стал подъезжать к школе дорогой черный лимузин. Водитель оставался сидеть за рулем, неподвижный и бесстрастный, как статуя, а двое широкоплечих молодцов в строгих костюмах, темных очках и мягких фетровых шляпах выходили из машины и начинали прохаживаться у школьных ворот, поджидая Вождя. Когда тот выходил во двор, они выбрасывали сигареты и застывали в почтительном ожидании. Мальчик не бежал к лимузину, а шествовал неторопливой размеренной походкой; когда он подходил к встречающим, те бережно похлопывали его по плечам, открывали перед ним дверцу и, поддерживая под локти, помогали сесть в машину. Наблюдая эту процедуру, остальные ребята притихали, ибо она производила на них тягостное и даже зловещее впечатление. Прозвище "Вождь" Джо Скаличе получил именно за эту каждодневную церемонию, и вовсе не в знак уважения: в прозвище выразились насмешка и скрытая зависть. Корсаков и Джо подружились, но объединяло их не родство душ, а обособленное положение среди сверстников. Оба не любили ни поп-музыки, ни вечеринок, ни привычных для американцев видов спорта; вдобавок Джо обладал надменным и раздражительным' характером, и Корсакову частенько приходилось защищать его от товарищей, жаждавших проучить Джо за высокомерие. Таинственный родитель, обладавший раболепными подчиненными и шикарными лимузинами, не' желал вмешиваться в детские дрязги, и потому Корсаков в течение нескольких лет был в школе единственным покровителем его сына. За это он удостоился редкой чести посещать дом Джо. Шумные детские забавы совершенно не вязались с атмосферой этого дома, в которой постоянно витали настороженность и страх. Но Корсакова с его тягой к необычному привлекала такая атмосфера и вообще полная непохожесть обиталища Джо на стандартный американский семейный уголок, -- все типично американское Корсаков ненавидел. Его воображение поражали распятия на беленых стенах, перемежавшиеся изображениями Богоматери и пожелтевшими от времени фотографиями кряжистых темнолицых крестьян в нелепо топорщившихся выходных костюмах, молчаливые женщины в черном, неслышно скользившие из комнаты в комнату и робко вскидывавшие на него смоляные глаза, тонкое благоухание развешанных там и сям связок сухих трав. В этом доме Корсаков увидел однажды, как солидный, хорошо одетый пожилой мужчина целует руку его приятелю-мальчишке, а тот с полной серьезностью принимает этот знак средневекового раболепия. В школе открыто говорили о том, что отец Джо, выходец с Сицилии, сделал стремительную карьеру в мафии и намерен предоставить Джо важный пост, едва тот окончит школу. Эти разговоры Корсакова не интересовали -- с малых лет он был приучен скептически относиться к таким чисто вещественным проявлениям житейского успеха, как большие заработки и высокие посты. Самым преуспевающим и счастливым человеком в мире Корсакову казался его собственный отец, не добившийся в жизни ни денег, ни чинов, да и не очень-то их и добивавшийся. Не только карьера Джо, но и сам Джо с возрастом интересовали Корсакова все меньше и меньше: ему казалась отвратительной и смехотворной манера Вождя говорить обо всем с пренебрежительной миной, словно все в этом мире по какому-то таинственному праву принадлежало ему, и попытки людей и вещей казаться свободными выглядели глупо, ибо он, Джо Скаличе, мог в любой момент наложить на них свою властную руку. В то же время, несмотря на свою всегдашнюю высокомерную ухмылку, Джо не удавалось возвыситься над бренными благами этого мира. В сущности, только они и занимали его, и говорил он только о них -- о деньгах, женщинах, автомобилях, шикарных кабаках и тому подобных вещах.
       Мало-помалу Корсакову стало надоедать общество Джо. Тот почувствовал изменившееся отношение приятеля и отреагировал по-женски, то есть принялся назойливо предлагать всевозможные варианты совместного времяпрепровождения, словно не в силах был смириться с тем, что его персона может оказаться неинтересной кому-то. Корсаков после окончания школы обычно отклонял заманчивые предложения приятеля, однако тот все же не упускал его из виду и время от времени напоминал о себе звонками или появлением молчаливых черноволосых мужчин, привозивших на квартиру Корсаковых ошеломляюще дорогие подарки к Рождеству, Дню благодарения или православной Пасхе. Впрочем, даже и без этих знаков внимания вычеркнуть из памяти Джо Скаличе было бы трудно -- во всех газетах сначала изредка, а потом все чаще стали появляться сообщения о нем, об аферах, душой которых он был, о преступлениях, в которых он был замешан, о судебных процессах, затеянных для того, чтобы засадить его в тюрьму, и неизменно кончавшихся ничем. Некоторые газеты писали о Джо с праведным гневом, призывая на его голову все кары земные и небесные, некоторые пытались язвить по адресу властей, но в иных публикациях явственно читалось холуйское восхищение перед богатством и удачливостью юного Вождя преступного мира. Школьная кличка оказалась пророческой -- Джо и впрямь на глазах становился царьком, хотя в отличие от легальных монархий передача символов власти происходила постепенно и без всенародного ликования.
       Поступив в университет, Корсаков стал редко бывать в Нью-Йорке. Поэтому он не мог знать, насколько часто вспоминает о нем его преуспевший приятель. Однако во Вьетнаме Корсаков неожиданно стал получать посылки от Джо, а вернувшись в Нью-Йорк, обнаружил, что Джо в курсе всех перипетий его военной карьеры. Он пригласил Корсакова поужинать в итальянский ресторан и за десертом предложил ему работать на семейство, проявив при ' этом прекрасную осведомленность обо всех военных успехах приятеля. В тот раз Корсаков решительно отказался. "На такие дела у тебя хватит своих людей, Джо, -- сказал он. -- Я солдат, стрелять из-за угла -- не моя специальность". Вскоре он уехал в Африку, и там Вождь потерял его след, но продолжал, по-видимому, изучать заинтересовавший его мир солдат удачи и в нужный момент безошибочно вышел на Корсакова через Вилли ван Эффена.
       Непрерывная война развила в Корсакове тот глубокий цинизм, который в большинстве русских натур мирно уживается со столь же глубоким идеализмом, и теперь он уже не склонен был отвергать с порога мысль о том, чтобы поработать наемным солдатом не в африканском буше, а в городах Запада. Он не сомневался в том, что Скаличе хочет говорить с ним о чем-то подобном, и предполагал, что Джо напомнили о старом дружке газетные сообщения о гибели агентов Видалеса. "Думаю, у тебя есть работенка в таком же духе, Джо", -- с усмешкой подумал Корсаков. Он понимал, что люди, подобные Джо, никогда не прощают пренебрежения к себе, и он, отвергший некогда дружбу Вождя, навсегда поселил у того в душе подспудную ненависть. До поры до времени эта ненависть может дремать, но рано или поздно проявится -- скорее всего тогда, когда Джо, сделав руками Корсакова грязную работу, захочет затем спрятать концы в воду. Однако такой вывод Корсакова не смутил. "Главное -- не питать иллюзий, быть настороже, и все кончится хорошо", -- подумал он. Сейчас ему остро требовались деньги, дабы спокойно переждать поднявшуюся шумиху, а в том, что Джо на первых порах скупиться не будет, Корсаков не сомневался. Если же Вождь потом и впрямь решит убрать исполнителя и неблагодарного друга, то денег он тем более жалеть не будет -- все равно они почти наверняка вернутся к нему. "Хотя это еще бабушка надвое сказала", -- вслух произнес Корсаков по-русски.
       Гостеприимную мансарду он покинул не прощаясь и направился в ближайший ресторан. Оттуда он позвонил в Нью-Йорк по известному ему номеру.
       Поднявшей трубку девушке он продиктовал .номер ресторана и попросил мистера Скаличе в течение часа перезвонить по этому номеру, так как с ним хочет переговорить Вик. Спокойно перекусить он не успел -- ответный звонок раздался уже через пятнадцать минут. Привычно не называя имен, Джо потребовал его приезда.
       Корсаков оказался в Нью-Йорке вечером того же дня. Ему пришлось использовать для этого имевшийся у него в запасе английский паспорт. Знакомый наемник-англичанин вывел его в свое время на чиновника палаты регистрации рождений, и тот выдал ему за известную мзду свидетельство о рождении на имя Патрика де Соузы, умершего в пятилетнем возрасте от лейкоза. Поскольку британский паспорт выдается именно на основании свидетельства о рождении, остальное не составляло проблемы. Судя по фамилии, несчастный мальчик происходил из португальских евреев, некогда переселившихся в Англию в поисках убежища от гонений инквизиции. Об этом Корсаков подумал в туалете ресторана, прилепляя себе к верхней губе темные усики и вставляя в глаза коричневые линзы. Надев берет, он без всякой перекраски волос сделался брюнетом и со своим загаром вполне мог сойти за португальца или, если угодно, за израильтянина. Выйдя из туалета, он нашел обслуживавшего его официанта. "Мсье, который сидел за этим столиком, просил извиниться и передать вам деньги -- ему понадобилось срочно уйти", -- сообщил Корсаков официанту. Тот мельком взглянул на Корсакова и взял Деньги вместе со щедрыми чаевыми, не проявив никакого удивления. Оставшись доволен таким испытанием собственной внешности, Корсаков взял такси и поехал в аэропорт. Самое главное заключалось в том, чтобы не быть опознанным многочисленными полицейскими в форме и в штатском, которыми ки- шел аэропорт. Правда, оставался еще Паспортный контроль, но Корсакова он не слишком беспокоил: фотография в его паспорте была выполнена так хитро, что по ней никто не рискнул бы с уверенно- стью сказать, блондин или брюнет господин Патрик де Соуза. И формальности, и полет прошли благополучно; из аэропорта имени Даллеса Корсаков позвонил Джо Скаличе, и тот назначил ему встречу в отеле "Лаванда" в районе 37-й улицы, ближе к Истривер. Этот район, застроенный в основном недорогими, но достаточно удобными гостиницами, Корсаков хорошо знал, и если бы ему самому пришлось решать, где остановиться, он, пожалуй, поехал бы туда же. В то же время он вовсе не склонен был останавливаться в том месте, которое подобрал для него Джо. "Впрочем, до завершения операции я ему нужен, а там будет видно", -- подумал Корсаков и на этом успокоился.
       В холле отеля "Лаванда" его встретили двое приземистых широкоплечих молодцов, глаза и волосы которых отливали смоляным блеском. Один из них подхватил сумку Корсакова, второй с улыбкой помахал рукой портье, и оба повлекли гостя в номер на втором этаже, в котором их ожидал Джо Скаличе. На условный стук дверь открыл детина лет сорока. Телосложением он напоминал свинцовый куб, на который с трудом напялили белую сорочку, галстук и строгий черный костюм, а ножищи вколотили в казавшиеся нелепо крошечными лакированные ботинки. Рука громилы красноречиво покоилась в правом кармане пиджака. Его черные мышиные глазки впились, словно иголки, в лицо Корсакова, затем он повернулся и, обращаясь к кому-то в глубине комнаты, произнес на сицилийском диалекте:
       -- Дон, гость прибыл!
       Из комнаты в прихожую, искусно имитируя радостную порывистость, ворвался Джо Скаличе и заключил Корсакова в свои объятия. По случаю пасмурной погоды в номере горел свет, однако в прихожей свет не включали. Но и в полумраке Корсаков увидел, как раздался и заматерел некогда хрупкий и изящный Джо. Когда завершился ритуал крепких, но в то же время деликатных объятий, похлопыванья по плечам и прочувствованных возгласов на диалекте, Джо, обнимая Корсакова за талию, ввел его в комнату. На столике среди ваз с фруктами и домашним печеньем возвышалось несколько бутылок "Асти-спуманте" и стояла открытая коробка с дорогими сигарами. Поддерживая под локоть, Джо усадил гостя в кресло, сам уселся напротив и некоторое время изучал Корсакова ласковым взглядом.
       -- А ты совсем не изменился, Вик, -- сказал он наконец. -- Вот что значит здоровая жизнь на лоне природы. А я только и делаю, что борюсь с лишним весом. Столько организационной работы, что почти не выхожу из офиса.
       -- Сочувствую, -- вежливо кивнул Корсаков. Кубический громила, вынужденный из-за своей комплекции двигаться враскоряку, с неожиданной ловкостью разлил вино по бокалам, отступил в угол и, сложив руки на груди, превратился в статую.
       -- Твое здоровье, -- кивнул Джо Корсакову и поднес к губам свой бокал.
       Посмаковав вино, они закурили, и Джо пустился в рассказы о том, как сложилась после школы судьба их бывших одноклассников. Поскольку к большинству одноклассников Корсаков в годы учебы питал глубокое отвращение, а остальные были ему совершенно безразличны, направление разговора, избранное Джо, повергло его в уныние. Подавив зевок, он искоса, но так, чтобы заметил Джо, взглянул на часы. Скаличе рассмеялся:
       -- Я знаю, Вик, что ты не очень-то любил всех этих ребят, да и они тебя тоже. Я ведь помню, что ты почти каждый день с кем-нибудь дрался, пока они не стали бояться тебя, а благодаря тебе и меня тоже никто не смел тронуть. Мой старик сказал мне: "Джо, если ты не полный балбес, то ты найдешь способ защитить себя -- для этого вовсе не обязательно иметь пудовые кулаки". Но мне ничего не пришлось придумывать, ведь у меня был такой друг, как ты, который все сделал за меня. Мы для этих ребят так и не стали своими, потому что они чувство вали: у нас есть собственные ценности превыше их Америки, о славе и величии которой они так любили распинаться. Помнишь, как они вшестером окружили тебя, и этот черный верзила Джек Миллер заорал: "Ты живешь в Америке, но ты не американец! Скажи наконец, что ты думаешь об этой стране!" Никогда не забуду, что ты ему ответил, -- так это бы ло здорово! Ты сказал ему: "Что я думаю -- касается только меня, но, если ты просишь, я тебе отвечу. Я плюю на Америку, я ее ненавижу". Тогда Джек и все они набросились на тебя, но ты сразу вырубил Джека, потом еще двоих, а остальные разбежались. Да, Вик, я бы тогда не смог так сказать, даже если бы умел драться не хуже тебя. Зато теперь никто не посмеет потребовать у меня отчета ни в том, что я думаю, ни в том, что я делаю. И кроме того... -- Скаличе на секунду замялся. -- Кроме того, пусть даже ты русский, Вик, а я сицилиец, но в какой-то степени и мы американцы. Разве не так?
       Корсаков усмехнулся и загасил в пепельнице окурок сигары.
       -- Это серьезный вопрос, Джо, и мне не хотелось бы отвечать на него вот так, между прочим. Так вот о деле: я ведь понимаю, что ты вызвал меня из Европы для какой-то серьезной работы, и ломаю себе голову, чем же мне придется заняться. Ты уж прости, но мне сейчас как-то не до высоких, материй.
       Разговаривая с Джо, Корсаков исподволь вглядывался в его лицо и удивлялся тому, как оно изменилось. Дело было не в ранней обрюзглости, не в появившемся двойном подбородке, не в припухлостях под глазами -- улыбка Джо начисто утратила оттенок восторженности. Теперь казалось, будто Джо раздвигает губы только усилием воли. Возле углов рта Джо залегли хищные складки, а под внешней приветливостью, которую он пытался придать своему взгляду, также угадывалась зловещая мертвенная неподвижность. Джо усмехнулся, потрепал Корсакова по колену и сказал:
       -- Ты прав, Вик, перейдем к делу. Ты знаешь, что сицилийские семьи долгое время не хотели заниматься наркотиками -- распространять такую отраву нам казалось бесчестным. Мы упустили из виду то, что если на товар есть спрос, то нет ничего зазорного в том, чтобы торговать им: в конце концов люди свободно принимают решение, покупать им наш товар или нет. Неразумное упрямство приведет лишь к тому, что тот же продукт на рынке станет предлагать другой торговец, а ты останешься с носом. Так и произошло с семьями: пока они занимались чистоплюйством, транспортировку наркотиков с юга и распространение их в Гарлеме, Южном Бронксе и других подобных районах захватили в свои руки негритянские шайки. Они вовсю травят своих так называемых братьев, и совесть их нисколько не мучит, а мы теряем время и прибыли -- огромные прибыли, можешь мне поверить! В последние годы негритянские шайки круто пошли в гору, денег у них куры не клюют. Эти черные поднялись из черт знает какой нищеты, все они полуграмотные, в капиталовложениях ничего не смыслят и потому просто швыряют деньги на ветер -- на виллы, девочек, автомобили, кабаки и тому подобные вещи. Так, как эти вчерашние голодранцы, в этом городе еще никто не шиковал. Я им не завидую, бог с ними, -- Джо выставил вперед ладони, словно защищаясь от возможного упрека. -- У нас есть и свои поставщики, и свои рынки сбыта. Но в том-то и проблема, что главари черных команд не желают признавать никаких правил игры, никаких границ. Они торгуют в тех районах, которые всегда контролировались семьями, они перехватывают наши связи, убивают наших людей. Я уж не говорю о том, что у них нет никаких моральных устоев, они сами поголовно наркоманы и готовы пичкать наркотиками даже детей. Самый зловредный среди них -- некий Джефф Эдварде. В последнее время он закупает оружие и грозится устроить большую войну. Он настоящий псих, Вик, и отпетый наркоман -- если его не остановить, он так и сделает, прольется море крови. Но людям из семей или связанным с семьями сейчас нежелательно рисковать, занимаясь этим делом, -- ты, должно быть, слышал о недавних судебных процессах... Короче говоря, Вик, более подходящего человека, чем ты, мне не найти. Мы все тут читали, как ты разделался в Париже с этими тукуманскими мясниками -- чистая работа, ничего не скажешь убрать четырех профессионалов под самым носом у полиции и потом исчезнуть не каждый сумеет. И про другие твои подвиги, Вик, я тоже знаю -- даже про те, которые не попали в газеты. Ты прекрасно справишься с этой работой. Прихлопнешь черномазого -- и сразу обеспечишь себе пару лет спокойной жизни. Чем тащиться в Африку отстреливать ниггеров, гораздо разумнее делать это здесь за хорошие деньги. Я все организую, обеспечу тебе алиби, достану надежные документы. Для меня главное, чтобы все было сделано чисто и никто не связывал меня или моих людей с этим трупом.
       -- Что ж, звучит заманчиво, -- заметил Корсаков.
       -- Вот и прекрасно, -- обрадованно произнес Джо, уловив в. его голосе нотку согласия. -- Я знал, что ты не откажешь старому другу.
       Он поднял руку и жестом подозвал к столу кубического верзилу.
       -- Вот, познакомься -- это мой помощник Лука Терранова, -- представил верзилу Джо. -- Лука, это мистер Корсаков, мой старый друг. Он займется твоим подопечным, который перестал нас уважать. Ты должен объяснить мистеру Корсакову ситуацию и слушаться его во всем, а он закончит дело. Еще раз повторяю: мистер Корсаков -- мой друг и решил оказать нам любезность.
       -- Да, дон, все будет сделано, -- с поклоном сказал Терранова.
       -- Ну что ж, тогда я вас покидаю. Извини, Вик, дела, -- виноватым тоном произнес Джо. -- Лука тебе все расскажет, держи связь с ним. Желаю тебе удачи, береги себя.
       Корсаков тоже встал, чтобы на прощанье пожать руку Джо, но тот обнял его и поцеловал в обе щеки. Судя по всему, Джо с годами почувствовал вкус к патриархальным сицилийским обычаям, что вполне соответствовало его продвижению по иерархической лестнице мафии. Когда дверь за ним закрылась, Корсаков пригласил Терранову занять освободившееся кресло и приготовился задавать вопросы. Глядя на низкий лоб своего визави, глубоко посаженные угольно-черные глазки, тонкогубый лягушачий рот и оттопыренные уши, Корсаков подумал, что строгий католический бог не вправе предъявлять к этому бедняге никаких претензий, ибо с такой внешностью ему оставалось только стать бандитом. Было сомнительно, что с подобным типом можно вести деловые беседы, однако Терранове удалось быстро развеять сомнения собеседника: не дожидаясь его вопросов, он вытащил из внутреннего кармана пиджака и разложил на столике аккуратно вычерченный от руки план района в Южном Бронксе, где находилась база Эдвардса и те места, которые Эдварде регулярно посещал. Толстым пальцем с несокрушимым ногтем Терранова тыкал в план:
       -- Это отель "Утренняя звезда", он там отделал себе апартаменты. У него есть дом и в пригороде, но там живет его мать, а сам он там бывает редко. Времени не хватает -- каждый вечер он то напивается, то нанюхивается до одури. Говорят, будто наркоманы не пьют, но это, по-моему, ерунда. Вот здесь живет его подружка, вот здесь еще одна. А это бар "Луизиана" -- тут он бывает почти каждый вечер. Очень популярное заведение, но белому туда лучше не соваться.
       -- А как насчет оружия? -- спросил Корсаков. -- Мне понадобятся хорошая снайперская винтовка и мощный пистолет.
       -- Все уже готово, -- кивнул Терранова.
       Он встал и открыл платяной шкаф. К внутренней стенке шкафа был прислонен стоймя деревянный чемоданчик для винтовки, а с вешалки свисала кобура, из которой виднелась рукоятка пистолета. Открыв чемоданчик5 Корсаков удовлетворенно, хмыкнул: оружие оказалось вполне профессиональным. Винтовка "ремингтон-700", калибр 7,62, оптический прицел "унертл" с десятикратным увеличением -- это оружие Корсаков хорошо знал и ценил весьма высоко. Не разочаровал его и пистолет, извлеченный им из кобуры, -- 10-миллиметровый "брен тен", мощная машина, сверкающая нержавеющей сталью. Видя удовлетворение Корсакова, Терранова заговорил:
       -- Где Эдварде будет ночевать -- не угадаешь, к вечеру он всегда как шальной. Может пойти к какой-нибудь из постоянных подружек, или в "Утреннюю звезду", или останется в "Луизиане", там есть на втором этаже номера для гостей. Если будет более или менее в форме, то может подцепить девчонку и отправиться к ней. Иногда он и к матери ездит. С одной стороны, неплохо,, что он всегда крутится примерно в одном районе. С другой стороны, по улицам и перед "Луизианой", и перед "Утренней звездой" постоянно слоняются и люди Эдвардса, и просто всякие безработные бродяги, так что невозможно просто торчать там и подкарауливать его. От нечего делать эти черные цепляются к кому попало -- им нужен только повод, чтобы пырнуть человека ножом.
       Корсаков с удивлением взглянул на Терранову -- в словах бандита ему послышалась праведная ненависть добропорядочного обывателя к беззаконию и беспутству. После паузы, в течение которой Корсаков размышлял о том, какие же все-таки потемки -- душа любого бандита, он сумел вернуться к делу, спросив:
       -- Оружие пристреляно?
       -- Да, все в порядке. Этим занимался наш снайпер, -- ответил Терранова.
       -- Чтобы осмотреть весь район и все подготовить, мне понадобится несколько дней, -- предупредил Корсаков. -- Кроме того, мне нужен инфракрасный прицел для стрельбы в темное время. Нужны, конечно, фотографии этого Эдвардса в разных ракурсах. Наконец, было бы замечательно, если бы в "Луизиане" по вечерам присутствовал ваш человек с рацией. Если он сообщит мне, когда Эдварде соберется выходить, это сильно упростит дело. Тогда я смогу ждать где-нибудь в сторонке и никому не мозолить глаза.
       -- Думаю, что это можно будет устроить, -- кивнул Терранова. -- Кое-кому там мы платим.
       -- Ну что ж, тогда вроде бы все, -- сказал Корсаков. -- Все детали согласуем окончательно, когда я разберусь в обстановке на месте.
       Терранова поднялся, оставив на столе бумажку с телефоном для связи, и учтиво откланялся. За ним с поклонами направились к выходу оба маслянистых молодых брюнета, обладавших завидной способностью ничем не обнаруживать своего существования -- Корсаков успел напрочь позабыть об их присутствии в комнате. Он прочел телефон, запомнил его и демонстративно, чтобы видел Терранова, достал зажигалку и поджег бумажку над пепельницей. Терранова одобрительно хмыкнул и заметил уже в дверях:
       -- Этот номер ваш, заказан на имя Джона Харри-са. Желаю приятного отдыха.
       Корсаков обходил владения Эдвардса три следующих дня с утра до вечера. Район оказался именно таким, каким он себе его представлял: мрачный, с множеством заброшенных зданий, мусорных куч, которые никто и не думал убирать, пустырей, на которых ржавели сломанные автомобили, и праздношатающихся всех возрастов, рас и оттенков кожи. Впрочем, черных было подавляющее большинство, и они явно чувствовали себя здесь хозяевами. Однако на Корсакова, одевшегося попроще и державшегося скромно и даже робко, никто не обращал внимания. Корсаков отметил для себя кое-какие отрадные обстоятельства: во-первых, на улицах было достаточно оживленно для того, чтобы случайный прохожий или автомобиль не привлекали к себе подозрительных взглядов; во-вторых, в округе имелось множество питейных заведений, где можно было выжидать подходящего момента для работы, не привлекая к себе внимания; в-третьих, правил парковки здесь никто не соблюдал, и можно было поставить машину в любом удобном месте. Корсакова, однако, огорчило то, что, как и во всех прочих подобных районах Нью-Йорка, люди здесь попадались везде: в самом глухом тупике кто-то рылся в куче отбросов, кто-то, непонятно чего дожидаясь, сидел на корточках у стены в мрачном ущелье проходного двора, кто-то ловил кайф после укола прямо в зарослях бурьяна на пустыре. Вокруг тех мест, где постоянно бывал Эдварде, постоянно околачивались группки верзил с настороженными взглядами, всегда готовые и отпустить товар знакомому клиенту, и проломить череп переодетому полицейскому. По-петляв проходными дворами, Корсаков отыскал мрачный закоулок, где по кирпичной стене вела вверх пожарная лестница. С крыши этого дома должен был открываться вид на вход в "Луизиану"; впрочем, если бы даже позиция здесь и оказалась неудобной, оставались еще другие крыши и чердаки района, которые следовало тщательно осмотреть. Корсаков быстро вскарабкался наверх, рывком выскочил на крышу, но тут же выругал себя за неосторожность: его глазам предстал неприятный сюрприз в виде шайки подростков бандитского вида, игравших в карты и потягивавших пиво из банок. При виде белого, невесть откуда взявшегося в их владениях, главарь, здоровенный чернокожий парень лет восемнадцати, вскочил на ноги и приблизился к непрошеному гостю. По его безумному взгляду, устремленному как бы сквозь собеседника, становилось ясно, что помимо пивных паров он находится еще и под действием какого-то наркотика.
       . -- Ты кто такой? Чего тебе здесь надо? -- поинтересовался верзила тоном, не предвещавшим ничего доброго.
       -- Я трубочист, -- весело отозвался Корсаков. -- Ты разве не слыхал, что Южный Бронкс решено перевести на печное отопление? Вот и приходится проверять все трубы.
       -- Этот белый ублюдок еще шутит! -- возмущенно воскликнул главарь, -- Ты, похоже, просто не понимаешь, куда ты попал. Мы -- "Воздушные дьяволы", все крыши здесь -- наша территория. Ну а ты, конечно, полицейский, стало быть, тебе крышка.
       -- С чего ты взял, парень, будто я полицейский? -- попытался урезонить верзилу Корсаков.
       -- Десять против одного, что у него значок в кармане, -- обращаясь к приятелям, произнес с ухмылкой главарь. Повернувшись к Корсакову, он продолжал: -- А если ты не полицейский, то тем хуже для тебя. Никто не должен бродить тут и вынюхивать, не то нас постепенно вытурят отсюда, а другой территории у нас нет.
       Корсаков огляделся по сторонам. Местечко было неплохое -- рекламный щит на крыше "Луизианы" маячил совсем близко, но эти сопляки, конечно, не дадут спокойно поработать. Он сказал примирительным тоном:
       -- Ладно, ребята, я сматываюсь. Прошу прощения, что помешал.
       -- Ребята, он думает вот так просто уйти! -- воскликнул верзила и залился издевательским смехом.
       -- Слушайте, ей-богу, я не полицейский и не хочу неприятностей. Пожалуйста, дайте мне уйти, -- попросил Корсаков.
       Вид у него был такой растерянный, что верзила без всякой опаски протянул руку и ухватил его за лацкан куртки, не переставая смеяться. Прочие члены шайки, до того полулежавшие на крыше, поднялись на ноги и с интересом наблюдали за происходящим. Корсаков подумал, что в глубине души малолетние ублюдки даже благодарны пришельцу за неожиданную забаву. Эта мысль привела его в ярость. Он прекрасно изучил и всей душой ненавидел подобное человеческое отребье, лучшее развлечение которого состояло в том, чтобы унижать и мучить своих ближних. Ссылок на возраст и на тяжелые социальные условия он не признавал, "Ну, засранцы, держитесь, -- прошипел он себе под нос. -- Таких, как вы, просто необходимо учить уму-разуму". От ярости все ощущения Корсакова обострялись, все движения становились быстрыми и безошибочно точными; он и страшился этого состояния, и в мирной обстановке порой нестерпимо жаждал ощутить его вновь. Главарь увидел его глаза, которые сделались почти бесцветными и, казалось, сошлись к переносице. В глазах парня промелькнул страх, но было уже поздно. Корсаков схватил за запястье черную руку, державшуюся за его куртку, и одним резким вращательным движением раздробил сустав. Раздался громкий отвратительный хруст и вслед за ним -- пронзительный крик боли. Верзила согнулся, прижимая кисть руки к груди, и тут же получил страшный удар коленом в лицо, подбросивший его в воздух. Рухнув на крышу, он неуклюже завозился на ней, словно слепой щенок, в страхе пытаясь отползти подальше. Остальные попятились, но Корсаков был уже не в силах остановиться. Он двинулся к ним, держа их всех в поле своего зрения, видя, как они вытаскивают ножи. Корпусом он делал странные раскачивающиеся движения. Один из парней сделал было выпад ножом, но фигура Корсакова как раз в этот миг отклонилась в сторону, и сверкающее лезвие ужалило пустоту. Корсаков перехватил руку парня, рванул на себя, увеличивая инерцию движения его тела, и подсечкой свалил его на крышу. Перепрыгивая через лежащего, он успел нанести ему почти неуловимый глазом удар ногой в затылок, и парень тут же словно влепился в кровельное покрытие, перестав подавать всякие признаки жизни. Трое оставшихся на ногах принялись маневрировать по крыше, стремясь окружить Корсакова и напасть на него с разных сторон. Тот начал отступать, не забыв, однако, лягнуть в голову верзилу-главаря, не вовремя вздумавшего подняться на четвереньки, в результате чего верзила вновь отключился от всего происходящего. Продолжать отход Корсакову пришлось вдоль надстройки, внутри которой гудели лифтовые механизмы. Двое парней шли прямо на него, третий пустился в обход вокруг надстройки. Свернув за угол, Корсаков быстро подпрыгнул, уцепился за верхний край надстройки и, подтянувшись, ударом ноги в переносицу чуть не вышиб дух из парня, появившегося из-за угла. Тот без чувств рухнул в объятия своего товарища, двигавшегося следом, и вместе с ним повалился на крышу, потому что второму парню Корсаков, быстро спрыгнувший со своей высоты, разбил носком ботинка коленную чашечку. Выскочивший из-за другого угла надстройки третий и последний преследователь Корсакова, пошедший в обход, увидел удручающую картину: один из его приятелей пытался, издавая громкие стоны и неловко ворочаясь, выбраться из-под неподвижного тела другого, а рядом с ними на корточках сидел Корсаков и с любопытством разглядывал подобранные им ножи, выпавшие из рук неудачливых "Воздушных дьяволов". При появлении своего последнего неприятеля Корсаков поднял на него холодный взгляд и улыбнулся такой нехорошей улыбкой, что парень мгновенно остановился, а затем рванулся было наутек, но услышал голос страшного незнакомца: "Стой на месте, сукин сын, а не то я тебя проткну насквозь. Я бросаю нож быстрее, чем ты бегаешь". В подтверждение своих слов Корсаков перехватил один из ножей за лезвие сделал вид, будто собирается его бросить. Парень осмелился усомниться в его словах и Застыл в настороженной неподвижности, судорожно облизывая пересохшие губы. Корсаков выпрямился и посмотрел на малолетнего бандита с разбитым коленом, которому наконец-то удалось выбраться из под тела своего нокаутированного компаньона. После кратковременного раздумья Корсаков пнул его в бок -- всего лишь для острастки, но так, что тот с душераздирающим стоном скрючился, словно эмбрион в материнской утробе.
       -- Эй ты, сопляк, ну-ка брось сюда нож, -- обратился Корсаков к последнему здоровому члену шайки, показывая на крышу у своих ног. Со страхом глядя на грозного противника, тот повиновался. -- Теперь сядь вот сюда, -- повелительным жестом распорядился Корсаков.
       Парень присел на корточки у стены надстройки.
       -- Да не так, -- досадливо сказал Корсаков, -- садись как следует, на задницу.
       Парень сел, как ему было сказано, прислонившись спиной к стене надстройки. Теперь ему не удалось бы быстро вскочить на ноги.
       -- Кто вас сюда прислал? Кто вам платит? -- требовательно спросил Корсаков.
       -- Никто, мистер, -- испуганно ответил парень. -- Мы правда шайка, крыши -- наша территория, и поэтому мы называемся "Воздушные дьяволы". Нас никто ни о чем не просил, мы оказались тут сегодня случайно, -- то есть не случайно, а как обычно. Мы с ребятами проводим тут почти все время, особенно днем.
       -- И в последние дни вас никто не спрашивал, видели ли вы кого-нибудь на крышах? Кто-нибудь из людей Эдвардса, например? А может, кто-нибудь из полиции?
       -- Нет, мистер, не было ничего такого, -- пожал плечами парень. -- А полиция сюда вообще не суется -- знает, что им все равно никто ничего не скажет.
       Присев перед парнем на корточки, Корсаков поднес нож к его горлу.
       -- Не нравится мне, как ты отвечаешь, -- сообщил он все с той же зловещей улыбкой. -- Прикончить тут вас всех, что ли? А то путаетесь под ногами, мешаете работать... Может, все же что-нибудь вспомнишь?
       Глядя в побелевшие от неумолимой ярости глаза Корсакова, взгляд которых словно ввинчивался в его мозг, парень, казалось, лишился дара речи и только замотал головой.
       -- Ну ладно, черт с тобой, живи, -- буркнул Корсаков, поднимаясь на ноги и рассовывая по карманам все трофейные ножи.
       Испуг парня вовсе не доставлял ему садистского удовлетворения. Как следует припугнуть парня он решил в ту самую секунду, когда боковым зрением увидел блик в слуховом окне на крыше дома, расположенного напротив через улицу. Возможно, то блеснули на солнце очки какого-нибудь безработного, устроившего себе временное пристанище на чердаке, возможно, ребенок пустил солнечный зайчик, а может быть, блик вспыхнул на линзе оптического прибора в руках наблюдателя. Тем же боковым зрением Корсаков заметил, как тихо закрылась створка того самого слухового окна -- так ее могла прикрыть только человеческая рука. С этого момента он ни разу не повернулся лицом к дому напротив, хотя в его поведении никто не заметил бы ничего неестественного. В задумчивости отвесив верзиле прощального пинка, Корсаков спустился с крыши, где нелепая случайность нарушила его планы, и направился восвояси, решив прогуляться пешком для приведения мыслей в порядок. Шел он теперь только по людным улицам -- не хватало только еще раз нарваться на какого-нибудь уличного бандита, -- хотя он прекрасно знал, что обилие людей на улице в Нью-Йорке вовсе не гарантирует безопасности. Однако хождение пешком было ему жизненно необходимо, и в день он проходил столько, сколько средний житель этого презираемого им города вряд ли проходил и за месяц. Он подумал о том, что, вероятно, в случившемся есть некая высшая справедливость: с той крыши, на которой разыгралась схватка, вход в "Луизиану" ясно просматривался невооруженным глазом, и стрельба по выходящему Эдвар-дсу больше напоминала бы расстрел. Доехав на такси до 37-й улицы, Корсаков из автомата позвонил по телефону, который оставил ему Терранова. О работе с крыши теперь не приходилось и думать. Насчет того, что ребята постоянно околачивались на крыше и потому стычка с ними произошла случайно, парень скорее всего не врал, но за их молчание поручиться было невозможно. Наоборот, они почти наверняка расскажут о случившемся Эдвардсу -- отчасти из страха перед ним, отчасти из чувства мести. Поэтому Терранове, который сам поднял трубку, Корсаков сообщил, что ему все-таки потребуется человек с рацией, оповещающий о появлении объекта перед "Луизианой". Терранова хотел было что-то спросить, но Корсаков предупредил его вопрос:
       -- Возникли проблемы. Как обычный снайпер я работать не смогу. "Мне каждый вечер нужно будет знать, когда Эдварде собирается выходить из "Луизианы". Я буду поблизости. Как только позволит обстановка, я его прикончу.
       Корсаков не боялся говорить по телефону открытым текстом. Свое имя он не называл, а если телефон Террановы прослушивается, то это его проблемы. Помолчав, Терранова бесстрастно спросил:
       -- Что от меня требуется?
       -- Оставьте рацию у меня в номере. Кодовым словом пусть будет, например, "Выход". Кроме того, Джо обещал выправить мне кое-какие документы. Это все.
       -- Хорошо, -- произнес Терранова и повесил трубку.
       В районе 37-й улицы Корсаков обошел несколько баров и в том, который показался ему самым тихим, провел за чтением газет время до темноты. Вернувшись в номер, он обнаружил там рацию, инфракрасный прицел (который ему уже вряд ли мог понадобиться) и полный холодильник закусок и напитков. Повесив на дверь табличку "Не беспокоить", Корсаков завалился спать. Спал он до полудня, так как предвидел, что в скором времени недосыпание ему обеспечено -- способность есть, спать и бездельничать "про запас" он приобрел на войне.
       Проснувшись, он несколько часов подряд проделывал разнообразные физические упражнения, постепенно переходя от простейших силовых к отработке концентрированных ударов, а от них -- к головоломным сальто, причем приземлялся на ковер так мягко, что сосед снизу, вероятно, ничего не слышал. В чередовании упражнений, которые он выполнял, сторонний наблюдатель мог бы почувствовать некую закономерность, но определить, в чем она состоит, скорее всего не сумел бы. За исключением простейших, ни одно упражнение не выполнялось два раза кряду, их последовательность не была разбита на повторяющиеся блоки, и вообще закономерность их чередования состояла, по-видимому, в отсутствии всякого порядка. Учитель некогда внушил Корсакову, что повторение одного и того же действия может закрепить навык выполнения действия, но напрочь отбивает способность быстро выбрать из всех имеющихся навыков тот единственный, которым в данной неожиданно возникшей ситуации следует воспользоваться. "Спортсмен знает, что ему придется делать, когда выходит на арену, поскольку существует распорядок состязаний и существуют правила, но в той жизни, для которой я тебя готовлю, не будет ни распорядка, ни правил", -- так в присущей ему афористичной манере говорил Корсакову Томми Эндо, его учитель, умер
       ший от ножа в собственном спортивном зале на глазах у воспитанников. Он научил Корсакова рассматривать собственное тело как самое совершенное оружие, а его смерть послужила лучшим доказательством того факта, что любое оружие нуждается в до полнении: при любом навыке оказывается не лишним добротный клинок или хороший ствол, без которых тебе опасен любой вооруженный замухрышка, но в то же время какой-нибудь неповоротливый толстяк не в состоянии использовать и сотой доли тех преимуществ, которые клинок и ствол предоставляют подготовленному обладателю.
       Тело Корсакова давно уже блестело от пота, но он продолжал неутомимо двигаться, отточенностью движений напоминая автомат. Оценить красоту его пластики было некому: учитель постоянно повторял, что все свои способности, а тем более способности необычные, мудрый человек должен скрывать от других людей, ибо каждый из них в один прекрасный день может стать его противником. Вероятно, Томми Эндо жил бы до сих пор, если бы те двое, что зарезали его ноябрьским вечером 1968 года, считали его не сэнсеем, а простым смертным. "Твое умение -- твое резервное войско, а резервное войско стократ сильнее, если скрывается в засаде", -- говаривал Томми Эндо. Однако сам он не имел своего резервного войска, поскольку своим умением вынужден был зарабатывать на хлеб. В противном случае в тот вечер в спортзале умерли бы те двое, а Томми жил бы до сих пор. На самом же деле он лежал тогда на блестящем полу, совсем маленький и прозрачно-желтый, в центре огромной маслянистой лужи крови, с горлом, перехваченным страшным черно-багровым разрезом, а тем двоим судьба подарила лишних два года жизни, пока Корсаков, все это время неустанно расспрашивавший о них, не нашел их в Бруклине и не застрелил обоих прямо в зале сомнительного кабака со стриптизом, где собирался всякий мелкий криминальный сброд. Отрабатывая приемы, Корсаков всегда видел перед собой холодные узкие глаза Томми Эндо, его кулак, стремительный, словно голова атакующей змеи, и его ступню, молниеносно взлетающую вверх. Кулаки, ступни, локти, голени и предплечья Томми были покрыты защитными хрящевыми наростами из-за того, что Томми, постоянно колотя ими по всяким твердым предметам, в промежутках прокатывал по ним ребристые железные болванки неимоверной тяжести. В результате какой бы силы удар ни наносил Томми, он практически никогда не чувствовал боли. Такими же давным-давно сделались и конечности Корсакова, но они не были такими в годы его учения у Томми, -- потому-то проблески одобрительного удивления в холодных черных глазах и возносили порой юного Корсакова в райские кущи.
       Дабы успокоить дыхание, Корсаков время от времени плюхался в кресло, брал лежавший на подлокотнике переплетом вверх том прозы Солженицына, купленный им в русском книжном магазине в Париже, и погружался в чтение. Стиль прозы знаменитого автора казался ему топорным, художественное мышление -- на редкость примитивным, и все Же он читал с жадностью, как с жадностью прочитывал все книги современных русских авторов о современной России. Когда Корсаков в очередной раз таким образом отдыхал в кресле, в дверь постучали. Накинув халат, он открыл дверь и обнаружил на пороге одного из маслянистых молодых брюнетов, обычных в окружении Джо Скаличе. Тот с заискивающей улыбкой вручил Корсакову конверт и откланялся. В конверте оказались водительские права и разрешение на ношение оружия, а также четыре тысячи долларов -- видимо, задаток. Корсаков не торопясь принял душ, оделся и вынул из дорожной сумки все свои вещи. Затем все то, что могло дать хоть какую-нибудь информацию о нем, он сложил обратно в сумку. Туда же отправились туалетные принадлежности, кое-какие припасы из холодильника, абсолютно необходимые предметы одежды. Он знал, что какое-то время должен будет свести к минимуму контакты с людьми, а для этого в первую очередь следовало избавить себя от необходимости что-либо покупать. Винтовку, из которой он не стрелял, Корсаков оставил в чемоданчике в шкафу, предварительно протерев ее полотенцем; затем, расхаживая по номеру и посвистывая, он аккуратно протер полотенцем все. те поверхности, на которых могли сохраниться следы его прикосновений. Пистолет в кобуре од укрепил под мышкой, а сверху накинул куртку; в правый карман куртки положил четыре снаряженных магазина, а в сумку -- коробку с патронами. Спустившись в холл, он заплатил за время, проведенное в гостинице, но на всякий случай попросил до завтрашнего утра оставить номер за собой. Сборы он предпринял исходя из того, что при благоприятных для работы обстоятельствах вечером он мог уже не вернуться в гостиницу. В противном случае вечером следующего дня ему пришлось бы повторить всю процедуру сборов, однако Корсакова это не смущало: время, затраченное на принятие мер предосторожности, он не считал потерянным временем.
       Наведя у портье необходимые справки, он отправился в ближайшее агентство по прокату автомобилей и с помощью водительских прав и денег, полученных от Джо, подобрал себе там скромный двухдверный "Форд" вишневого цвета. Его последующие хаотические перемещения по городу имели целью убедиться в отсутствии "хвоста". Придя к выводу, что его никто не преследует, Корсаков направился в Южный Бронкс, припарковал машину в пределах досягаемости радиосигнала из "Луизианы" и, найдя маленький и спокойный бар, засел в углу, закрывшись газетой. Когда стало смеркаться, он перешел в машину и принялся ждать там. Чтобы многочисленные праздные чернокожие, слонявшиеся по тротуару, не могли даже случайно запомнить его лицо, он водрузил на нос темные очки, однако спящим не притворялся -- в противном случае какой-нибудь бездельник мог попытаться поцарапать ножом краску, продырявить шину или даже влезть в машину и что-нибудь стащить. Впрочем, бодрствующего здесь также могли обидеть, однако вероятность этого все же была значительно меньше. На улице стемнело, зажглись фонари и окна домов, а Корсаков по-прежнему неподвижно сидел в машине, и образы прошлого нескончаемой вереницей тянулись через его сознание. Теперь он уже не мечтал, как в детстве, -- бесчисленные события, накопившиеся в его памяти, не давали ему мечтать, вставая перед его внутренним оком всякий раз, когда он отвлекался от дел. "Выход!" -- прохрипела рация во внутреннем кармане его куртки. Корсаков плавно отчалил от бордюра тротуара, включил габаритные огни и осторожно поехал по направлению к перекрестку, в сотне ярдов от которого по диагонали находилась "Луизиана". Особая осторожность ему требовалась для того, чтобы не столкнуться с прохожими, многие из которых в полной прострации неожиданно выходили с тротуара на проезжую часть. Некоторые с нее и не сходили, размахивая руками и выписывая ногами непредсказуемые зигзаги и кренделя. "Ну и местечко, -- бормотал Корсаков сквозь зубы. -- Они тут совсем охренели. При мне такого не было". Перед самым перекрестком наперерез машине внезапно бросился, размахивая бутылкой, мертвецки пьяный негр. Корсакову пришлось резко затормозить. Взвизгнули покрышки, и негр растянулся на асфальте перед самым бампером "Форда". Столкновения Корсакову удалось избежать, но тем не менее с тротуара ринулись две пожилые негритянки, кудахча, как потревоженные наседки. Послышалась возмущенная брань. Корсаков плюнул, дал задний ход, развернулся и поехал восвояси.
       На следующий день он отогнал "Форд" в прокатное агентство и взял там же белый "Олдсмобиль" -- тоже не новый и вообще весьма заурядного вида. Вечера он дожидался уже на другой улице, но дождаться сигнала ему так и не удалось: его машину облепила целая толпа чернокожих нищих, разглядевших, что за рулем сидит водитель, да еще белый. Милостыню эта свора просила в очень напористой манере: когда Корсаков не отреагировал на их призывы опустить стекло, они принялись раскачивать машину, намереваясь ее перевернуть. Корсакову вновь пришлось убираться подобру-поздорову. На следующий день он отогнал "Олдсмобиль" в агентство и собрался уже искать другое агентство, чтобы взять машину там, но неожиданно наткнулся на улице на длинноволосого типа, раздававшего листовки какой-то религиозной секты. "Брат, -- обратился к нему Корсаков, повинуясь мгновенному наитию, -- есть еще в мире страны нечестия, в коих не звучал глас господень. Дай мне твои листки, брат, и аз, недостойный, днесь понесу туда слово божие". Длинноволосый остолбенело выпучил на Корсакова безумные глаза. "Да живее, брат мой, господь ждать не любит", -- с досадой произнес Корсаков, вырвал у длинноволосого пачку листовок и зашагал прочь. За его спиной раздался громоподобный хохот и затем возгласы: "Трепещите, амалекитяне, се восстал Гедеон! Шествует он в вашу область с мечом и словом божиим! Горе вам, ибо лишь для чистых он -- посланник господа, для нечистых же -- посланник Смерти..." Корсаков удалялся, не оборачиваясь, -- предчувствие решительной схватки переполняло его. Вечером того же дня слонявшаяся перед "Луизианой" праздная публика безучастно проходила мимо пожилого тощего человека в шляпе с обвислыми полями, в очках и в длинном поношенном плаще, раздававшего душеспасительные листовки. Подобных типов в здешних местах попадалось множество, но заблудшие души не обращали на них никакого внимания, разве что скучающие проститутки порой брали листовку и отходили просмотреть ее поближе к свету. Обращаясь к проституткам, Корсаков укоризненно ворчал: "На то ли господь дал тебе тело, дщерь моя?.." или "Не похоти людской следует служить, но любови господней". Проститутки смущенно хихикали.
       Корсаков видел, как в шикарном "Линкольне" со свитой из менее ослепительных, но все же дорогих автомобилей подкатил к "Луизиане" Эдварде. Вел он себя как клоун: приплясывал в кругу своих подручных, размахивал руками, что-то кричал. Убедившись в том, что он узнает Эдвардса не только на фотографии, но и в жизни, Корсаков отошел подальше, к перекрестку. Отсюда в некотором отдалении он мог видеть свою машину, припаркованную в ряду других автомобилей, а метрах в пятидесяти по диагонали -- вход в "Луизиану", словно сияющий грот, и на фоне сияния -- черные фигуры людей. "Выход!" -- внезапно прохрипела из-под плаща и куртки рация. "Вот как, уже?" -- хмыкнул Корсаков себе под нос. "Брей тен" в кобуре под мышкой словно налился свинцом. Из дверей "Луизианы" начали появляться люди, одни из них расталкивали других, послышались повелительные окрики, и вот в центре небольшой толпы, размахивая руками и громко вопя, на улицу почти выпал Эдварде. Он внушал Корсакову омерзение -- казалось, флюиды глупости, агрессивности и наглости катятся от этого человека, кривляющегося в кружке своих приближенных, до самого перекрестка, где в нелепом обличье полусумасшедшего проповедника стояла его смерть. Окружающий мир исчез для Корсакова -- остались только буйно жестикулирующая долговязая фигура в розовом свете реклам и тяжелый пистолет, словно сам прыгнувший ему в руку. Сила мышц, заставившая взлететь вверх руку с оружием, была дозирована настолько верно, что прямая линия, проведенная от верхней точки подъема, упиралась как раз в центр головы Эдвардса. Именно в этой точке и произошел выстрел. "Брентен" рявкнул на всю улицу и выбросил мощный сноп бледного пламени. Пуля послушно прочертила линию, намеченную интуицией стрелка, и от головы Эдвардса брызнули в разные стороны осколки кости, клочья кожи, кровь и комки мозга, оскверняя дорогие наряды толпившихся вокруг клевретов. Упавшая было рука с пистолетом снова взлетела вверх, и вновь прогремел выстрел. Корсаков стрелял навскидку, полагаясь не на точное соблюдение правил прицеливания, а исключительно на глазомер. Знакомое состояние нахлынуло на него: оружие казалось частью тела, -- чтобы управлять им, достаточно было слегка напрячь мышцы, цель стала близкой и доступной, словно придвинулась вплотную, а полет пули он ощущал как продолжение собственного жеста, словно он не стрелял, а тыкал пальцем в фигуру, стоящую в футе перед ним. Эдварде зашатался, как пьяный, кренясь то на один бок, то на другой, то делая неверный шажок вперед, то сразу же судорожно отступая назад. Все это выглядело бы так, словно умелый танцор изображает пьяного в кружке восхищенных зрителей, если бы голова танцора не дергалась раз за разом под страшными ударами, на глазах превращавшими ее в бесформенный кровавый нарост. Тело Эдвардса рухнуло на асфальт и выгнулось в предсмертной конвульсии, а вокруг зазвенели разбитые стекла и сразу сделалось темнее -- это Корсаков четырьмя зарядами, остававшимися в магазине, разбил четыре наиболее ярких источника света. Он метнулся к стене здания, туда, где мрак был гуще, стремясь затеряться среди мечущихся вокруг безликих фигур. На бегу он перезарядил пистолет и сунул его в кобуру. Теперь со всех сторон слышались крики и женский визг, кто-то показывал на него пальцем, кто-то совсем рядом завопил: "Вот он, держи его!" "Прокляну, нечестивец!" -- голосом проповедника гаркнул в ответ Корсаков, и кричавший озадаченно смолк. По перпендикулярной улочке Корсаков неторопливо, но целеустремленно двигался к своей машине, не обращая внимания на поднявшийся шум: в его мозгу вновь прокручивался маршрут отхода и все действия, необходимые для того, чтобы бесследно исчезнуть и не оставить никаких зацепок, позволяющих связать случившееся с его личностью. Он с удовлетворением подумал о том, что паспорт на имя Патрика де Соузы остался незасвеченным -- вся подготовка велась с использованием документов, предоставленных Джо, от которых теперь тоже следовало избавиться. Машина была уже ярдах в десяти от него -- такой же, как и позавчера, старенький, но приличный двухдверный "Форд", предусмотрительно припаркованный носом в ту сторону, куда предстояло уезжать. Корсаков нащупал ключи в кармане плаща, и в этот момент среди вереницы припаркованных машин неожиданно возникло несколько фигур -- пересчитать их Корсаков не успел, потому что справа от него кто-то крикнул: "Замри!" По спокойной интонации и властным ноткам в голосе Корсаков сразу определил, что это полицейский. Впрочем, на сей раз ему не удалось как-либо использовать свое чутье на фараонов: в руках у тех, кто его подстерегал, были готовые к стрельбе пистолеты, и они вовсе не собирались дожидаться, когда он и вправду замрет на месте и поднимет руки. Замигали вспышки, залаяли пистолетные выстрелы. Три пули попали Корсакову прямо в грудь, одна, посланная справа, -- в лицо. Рухнув на асфальт, он прокатился несколько ярдов и застыл в неестественной позе. Вокруг его головы начала беззвучно расти маслянистая лужа крови.
      
       Глава 2
       РУССКИЙ ВОЛЧОНОК
       Пушистые хлопья снега медленно опускались с темного неба на изогнутые улочки старой Москвы. Мягкий морозец, безветрие, плавное покачивание падающих крупных снежинок -- все это естественно сочеталось бы с полной, глубокой, обволакивающей тишиной. Однако тишина в городе, справлявшем Рождество, присутствовала лишь где-то на заднем плане, ждала своего часа в непроницаемой толще ночного неба, хоронилась в бесчисленных двориках и закоулках. Городом в этот вечер владел праздничный шум. Все составлявшие его звуки доносились до слуха так отчетливо, словно дело происходило не под открытым небом, а в театре. Дома, наполненные изнутри праздничным светом, напоминали искусно сделанные декорации. Слышались крахмалистый скрип человеческих шагов по снегу, визг санных полозьев и дверных петель, взрывы смеха, приветственные возгласы. Смех доносился отовсюду -- сверху из освещенных окошек, из открывающихся дверей трактиров, из плавно пролетающих саней; могучий и добродушный мужской смех, заливистый и безоглядный детский, таинственный и манящий женский. И люди тоже были, словно в театре, узнаваемые, как персонажи старых пьес, проходящие и проезжающие, будто напоказ: неповоротливые извозчики в овчинных тулупах и шляпах-гречневиках, стройные и пугающе прекрасные гимназистки в меховых шубках, степенные рабочие в строгих пальто об руку с женами в цветастых шалях, румяные офицеры в расстегнутых шинелях, уносящиеся куда-то в санях с хохочущими француженками. Милые люди, непередаваемо милая картина! Очутиться бы внезапно в этом городе, постучаться в первую попавшуюся дверь и после первых негромких объяснительных слов услышать взрыв приветствий, смеха, аплодисментов, треньканье гитары, исполняющей величальную... Когда привычное одиночество оборачивается своей дурной стороной, как умягчает душу пришедшее из детских лет, из отцовских рассказов видение города, в котором никогда не бывал. Да и в будущем не придется там побывать: тот город умер, и вместо него родился другой, с бесчеловечной архитектурой казенных зданий, затоптавших прежние милые улочки, с бараками рабочих окраин, с портретами вождя и нагло-бессмысленными лозунгами над уличными толпами, с настороженными взглядами людей в форме и в штатском или другое видение, столь же знакомое и столь же властно, хотя и тщетно, влекущее к себе: жаркий летний день под Петербургом, бледно-голубое, словно вылинявшее от жары небо, на котором громоздятся могучие кучевые облака, и огромное, под стать небу и облакам, смотровое поле, все заполненное войсками. Неподвижные пестрые параллелограммы полков императорской гвардии под расчехленными старинными боевыми знаменами и штандартами, как жар горящие инструменты полковых оркестров и кирасы тяжелой кавалерии, лениво переливающиеся под слабым ветерком складки знамен... Кажется, словно сам был там, словно сам ощущал, как трепещут нервы от мертвой неподвижности и тишины, противоестественной для такого несметного скопища людей. Несомненно, есть духовное зрение, и человек может видеть сквозь время -- как же иначе можно видеть красносельский парад императорской гвардии, проходивший в 1912 году? У дальнего конца колоссальной буквы "П", которую образовали выстроенные на смотровом поле полки, появился всадник на темно-гнедой лошади с голубой лентой через плечо. Следом за ним неторопливой рысью скакала большая группа свиты -- все важные лица, если судить по их голубым и алым лентам. Вот всадник поравнялся со строем правофлангового Преображенского полка, и тут же полковой оркестр грянул гимн "Боже, царя храни", от потрясающего величия которого у десятков тысяч людей перехватило дыхание. Невероятным по слитности движением полк в два четких приема взял винтовки на караул, и сверкающие штыки образовали на уровне лиц солдат идеально ровную линию; с заученной четкостью полк отрывисто выкрикнул слова приветствия, но после секундной паузы вдруг оглушительно загремело искреннее ликующее "ура". Приветственный рев еще звучал, когда в него вплелся гром оркестра Семеновского полка, исполнявшего тот же гимн, и затем вновь те же вскинутые винтовки, то же приветствие и то же восторженное "ура". Затем измайловцы, павловцы, егеря, гренадеры, гвардейские стрелки... Вот император со свитой поравнялся с фронтом Первой гвардейской кавалерийской дивизии, и тут же знаменитый оркестр кавалергардов грянул гимн, и великаны-всадники взяли палашами на караул. Радостная пестрота амуниции -- красное с белым, белое с синим и желтым, желтое с синим, радостный трепет флюгерков на пиках, радостное сияние кирас и амуниции, накатывающееся лавиной радостное "ура" -- не военный смотр, а праздник единения и мощи, в торжественном ритуале сознающей себя. Конногвардейцы, конногренадеры, желтые и синие кирасиры, лейбказаки, затем полки Второй гвардейской кавалерийской дивизии -- новые и новые волны ликования смывают с души все будничное и заурядное, оставляя только готовность к служению и ощущение самого себя частицей общего величия. Даже представлять себе все это -- и то уже великое счастье, каково же тогда быть гостем не на воображаемом, а на взаправдашнем празднестве? Не узнать: сердце подсказывает, что бывшее повторится, но тогда, когда уже не будет тебя самого.
       А как отрадно видеть самого себя поднимающимся с дороги по песчаному откосу на поросший соснами холм, где в иссохшей глянцевитой траве то и дело попадаются ягоды земляники, теплые и яркие, словно капли крови. Жаркий воздух насыщен целебной сосновой горечью, в просветах между медных стволов зеленеет ржаное поле, по которому светлыми волнами прокатывается ветер. Ржаные поля отлого поднимаются к горизонту, где среди раскидистых вязов виднеются крыши деревни и откуда желтой извилистой лентой к холму бежит дорога. Отрадно присесть на скользкий хвойный настил, прислониться щекой к шершавой сосновой коре и всматриваться в даль -- туда, где на дороге появляется женская фигура в белом, и сердце замирает от сладкого предчувствия, обещающего любовь и счастье. Однако и этому виденью никогда не сбыться наяву: нет сейчас тех русских помещичьих гнезд, тех скрипящих и потрескивающих деревянных ампирных дворцов, откуда выпархивали барышни в белом. Высшее счастье, даруемое человеку только фантазией, и горечь несбыточности в видениях России сплетались неразрывно.
       Корсаков, выслушавший в жизни несметное множество рассказов, повествований, исповедей, никогда не встречал рассказчика лучшего, чем его отец. Корсаков-старший не просто излагал события -- он создавал образы тех стран и времен, где протекало действие его рассказов, и Виктор, впечатлительный мальчик, впитывал эти образы навсегда. Трудно сказать, насколько соответствовала реальная Россия тем образам, которые вставали в рассказах Федора Корсакова, но их обаяние навеки подчинило себе душу маленького Виктора. Воображаемый мир сделался для него родным и, как часто бывает, именно в силу своей недостижимости казался ему особенно прекрасным. Россия оставалась величественной и прекрасной даже в своих страданиях -- татарщина,, крепостничество, Смутное время, пугачевщина, -- даже в своих поражениях -- пожар Москвы, Севастополь, Порт-Артур... Слушая рассказы о России, читая и размышляя о ней, мальчик чувствовал, как в душу его нисходит светлый и могучий дух, возвышающий его над повседневным миром, изгоняющий тоску заброшенности и сиротства, которой он, чуждый этому миру, нередко бывал подвержен. И во все великие моменты русской истории Корсаков видел в гуще событий своих предков. Пращур его был правой рукой Дмитрия Донского; другой Корсаков, служа Василию Темному, гонялся за мятежным князем Дмитрием Шемякой; воевода Корсаков погиб в Ливонии при штурме Феллина; солдаты румянцевского генерала Корсакова штыковыми атаками гнали десятикратно превосходящие полчища турок; экспедиции кавказского генерала Корсакова наводили ужас на горцев в Дагестане и Чечне. Корсаковы воевали и умирали всегда, когда воевала Россия. "Двадцать поколений твоих предков воевали за Россию, -- говорил Корсакову отец. -- Если кто-то из них и выходил в генералы, то из боевых офицеров, а не из штабных, а иные и не успевали выйти". Отец рассказывал Виктору 6 кавалергардском поручике Корсакове, прославившемся гигантским ростом, силой и разгульным нравом, который при Бородино один ринулся навстречу неудержимой лавине французских кирасир дивизии Нансути. Тело поручика так и не было найдено -- ни после того, как кирасиры Нансути были отброшены, ни после окончания сражения. "Двадцать поколений! -- повторял отец, поднимая вверх указательный палец. -- Когда от поколения к поколению передается и совершенствуется одно и то же качество, то получается порода. Одно мне непонятно: за кого придется воевать тебе?" Задав в очередной раз этот риторический вопрос, Федор Корсаков тяжело вздыхал и замолкал, но ненадолго: в последние годы жизни рассказы стали его единственным развлечением, и он был рад говорить, если кто-то соглашался его слушать. От жены, всегда озабоченной тем, как прокормить маленького сына и хворого мужа, он не смел требовать внимания, да и по складу характера не мог ничего требовать от окружающих. Отдыхал он только с сыном, готовым до бесконечности слушать его рассказы о России -- отдыхал, даже говоря без умолку, потому что работа памяти и поиск подходящей словесной формы для воспоминаний позволяли ему отвлечься от мучительных болей в позвоночнике -- последствия тяжелой контузии, полученной в сражении за Бир-Хакейм.
       -- Мы, Корсаковы, славились не только на войне, -- говорил он. -- Губернатор Восточной Сибири Корсаков -- наша родня, на Сахалине город назван его именем. В возке и в санях он проделал по краю сотни тысяч верст, везде поспевал, а умер точно так, как врач-немец ему предрек: от дорожной тряски почки омертвели. А Иван Павлович Корсаков, первый красавец екатерининского Петербурга, законодатель мод? Ни одна светская дама тех времен не могла ему отказать, зато он самой императрице отказал в любви. "Больно лакомый кусочек ухватить старушке захотелось", -- обмолвился он как-то. Екатерине донесли о его словах, и если б ее вскорости Валерьян Зубов не утешил, один бог знает, чем все это кончилось бы. Но карьеры никакой наш красавец, конечно, так и не сделал -- какая там карьера! Хорошо, что цел остался.
       И Корсаков-старший пускался в рассказы о своем любимом времени в истории России -- о екатерининском веке, сочетавшем в себе блистательные победы и свирепую гражданскую войну, освоение новых земель и безудержное крепостничество, гордыню дворянства и самое постыдное раболепие перед сильными. Федор Корсаков никогда ничего не идеализировал, все, о чем говорил, беспощадно показывал с разных сторон, и потому в его речах сын чувствовал правду. "Тогдашние люди себя от Отечества не отделяли, отсюда и все победы, -- говорил Корсаков-отец. -- А нынешние только о своем барахлишке думали, все передряги надеялись на печке пересидеть, да не вышло. Тьма тому примеров. Того же Ивана Алексеевича Бунина возьми: правильно он в своих "Окаянных днях" пишет, что большевики -- нечисть и беда для России, но я читал эту книжку и грешным делом все время думал, что бы ему самому в добровольцы не записаться? Он ведь здоровый был мужчина, не так давно умер. А Антон Иваныч Деникин все удивлялся: занимаем, бывало, город, все ругают товарищей на чем свет стоит, а в армию никто не вступает. Думают, что кто-то за них все сделает. Так вот и пропала Россия..."
       Уехав из России подростком после болышевистского переворота, Федор Корсаков долгое время жил в Варшаве, затем переехал во Францию, а незадолго до войны оказался в Англии. Когда там стали формироваться первые польские части, он, не раздумывая, вступил в них, так как любил Польшу и поляков, несмотря на всегдашнюю подозрительность последних по отношению к России. "Если бы панове при их храбрости имели мозгов побольше, давно бы поняли, что им только России надо держаться -- другие все славян предадут", -- говорил Федор Корсаков. Чтобы не выделяться именем среди поляков, он назвался Корсакевичем и отправился со своей частью сначала в Северную Африку, где под Бир-Ха-кеймом был тяжело контужен. Ко времени его выздоровления немцы и итальянцы уже капитулировали в Тунисе, а переброшенная из СССР на Ближний Восток армия Андерса была подготовлена и оснащена для войны в Европе вместе с другими союзниками. Несколько польских дивизий перебросили в Италию. "Тут-то у братьев-славян любви к союзничкам поубавилось", -- усмехался Корсаков-старший, вспоминая штурмы ключевых немецких позиций у Монте-Кассино. Сберегая своих солдат, союзное командование раз за разом бросало в мясорубку польские части, вынужденные под убийственным огнем карабкаться по горным склонам, дабы выбить немецких парашютистов с укрепленных горных вершин и из развалин монастыря, превращенных в опорный пункт. "Когда мы наконец взяли Монте-Кассино, -- вспоминал Федор Корсаков, --то после боя били морды всем союзникам, которых встречали в округе. Интересно, что они почти и не сопротивлялись -- видно, понимали, за что. Вообще у союзничков воевали как следует только поляки да канадцы, -- впрочем, среди канадцев в некоторых частях славян была добрая половина". Через три недели после взятия Монте-Кассино Федор Корсаков получил пулю в грудь и оправился только ко времени высадки в Нормандии. Ему пришлось принять участие в сражении под Арнемом, где польские части вновь были брошены в самое пекло и шаг за шагом пробивались вперед под огнем по узким дамбам среди затопленных низин. Там Корсакова-старшего ранило трижды в течение одного дня, но выйти из боя он не мог и плелся вперед, пока не свалился без сознания. Товарищи перевязали его и вместе с тремя другими ранеными уложили в более или менее безопасное место -- в воронку от авиабомбы, но когда Корсаков очнулся, рядом с ним в воронке лежали три мертвеца. Боль, страх и все прочие чувства в нем заглушал нестерпимый холод, вызванный потерей крови. Впрочем, и погода тоже была сырой и холодной, так что мучительный холод стал самым глубоким военным впечатлением Федора Корсакова. "Но запомни, -- говорил Федор Корсаков сыну, -- Монте-Кассино и Арнем -- скорее исключения, чем типичные примеры военных действий на Западе. В целом все то, что там происходило, -- просто детские игрушки по сравнению с Восточным фронтом. Эти большевистские недоумки в 41-м чуть не просрали войну, но народ все-таки воссоздал армию. В 45-м с Красной Армией можно было штурмовать небо. Представляю себе американцев, штурмующих Берлин", -- и Корсаков-старший с сардонической усмешкой качал головой. Он не любил Америку и не считал нужным скрывать это от сына. Ему не нравились здешние города, здешний климат, здешние обычаи. Поскитавшись по послевоенной Европе, он в 1950 году с молодой женой решил попытать счастья в Америке, однако вскоре после рождения сына старые раны скрутили его буквально в бараний рог, так что во время частных уроков, которые он давал, он мог неожиданно скрючиться на стуле, заскрипеть зубами и жутко завыть. Таким образом он, во-первых, распугал почти всех своих учеников, а. во-вторых, пристрастился к виски, которое заглушало боль и позволяло даже уснуть. Он старался пить поменьше, чтобы не огорчать жену, никогда не пил утром и днем, зато по вечерам обычно тянул стакан за стаканом в обществе внимательно слушающего сына. "Они не только разучились думать, но еще и гордятся этим, -- рассуждал Федор Корсаков, имея в виду американцев. -- Всю духовность они получают готовой: Библия, американские ценности, семейные устои. Очень удобно -- можно впредь не отвлекаться от делания денег. Стоит заговорить с ними о чем-нибудь, кроме бизнеса, и на тебя смотрят как на опасного сумасшедшего, -- я уж не пытаюсь описать их реакцию, если без особого почтения отзовешься об их штампованных идеалах. Может быть, тяга все подвергать сомнению и все осмеивать вредит русским, но все же по-человечески она мне как-то ближе. Русские постоянно плюют на власть и авторитет, и потому вместо нормальной власти у них либо царь, либо Сталин, зато у каждого из этих западных свободолюбцев собственный Сталин сидит в душе". Корсаков-старший с симпатией отзывался обо всех тех жителях Америки, которые не считались полноценными американцами: своими лучшими чертами они напоминали ему русских. В ирландцах ему нравились страстность и живость характера, в неграх -- доброта, часто скрытая под внешней жесткостью и настороженностью, в индейцах -- мужество. Что касается евреев, то к ним Федор. Корсаков относился любовно и этим сильно отличался от русских дворян, привыкших взирать на потомков Моисея со снисходительной усмешкой. "В русском народе многие пытались разжечь антисемитизм, но так и не смогли, -- объяснял Виктору отец, ничуть не смущаясь его малолетством. Видимо, он поступал правильно, так как все беседы с ним сын запомнил на всю жизнь -- куда лучше, чем многие из тех событий, которые люди считают важными. -- Начальники нанимали шпану и устраивали погромы, а русские рабочие их пресекали -- отчасти, конечно, и ради того, чтобы лишний раз насолить властям. Русский человек может даже носить в сознании какие-нибудь антисемитские догмы, но в жизни у него с евреями всегда прекрасные отношения. А почему? Не случайно, конечно: у русских в характере очень много общего с евреями, просто ни те ни другие над этим как-то не задумываются. Одаренность, чувство юмора, беспокойный ум -- при таком количестве общих черт мы, разумеется, всегда будем понимать друг друга. Кроме того, вопреки укоренившимся предрассудкам, евреи очень бескорыстны, и к тому же они -- прекрасные солдаты. Все это роднит их с русскими. Конечно, и у них есть немало отталкивающих родовых черт, но их недостатки чаще вызывают смех, тогда как недостатки русских нагоняют ужас. Наверняка такая близость получилась оттого, что евреи и русские веками жили на одной земле, бок о бок". Тут начитанный сын возразил отцу что-то насчет черты оседлости, позволявшей евреям жить в основном на Украине и в Белоруссии. "А что, Украина и Белоруссия разве не Россия?! -- возмущенно фыркнул отец. -- Кровь одна, душа одна, история общая... Были времена, когда мы жили порознь, но лишь благодаря иноземным завоеваниям, и даже тогда все мы назывались русскими. Русские в национальном вопросе, конечно, полные идиоты: когда европейские нации стремились объединиться, несмотря на местные различия, мы высматривали в себе эти различия, чтобы размежеваться прямо по живой плоти. В Италии тосканцы, римляне, неаполитанцы, сицилийцы не понимают друг друга, однако все они -- итальянцы и, когда надо, говорят на одном языке. Они полвека воевали за объединение, и немцам пришлось повоевать.за то же, хотя у них разница в диалектах никак не меньше, чем разница между русским и украинским языком. Мы по своему природному легкомыслию не желали понимать того, что любое разъединение, любое обособление, каким бы нелепым оно ни казалось, всегда имеет под собой почву, потому что всегда кому-то выгодно. Был ты просто обычный гражданин, ка-
       ких много, но потом вспомнил вдруг о том, что ты украинец, и сразу чем-то выделился из толпы, и сразу жизнь наполнилась содержанием, ведь надо вспомнить все, чем ты отличаешься от москаля, и обо всех этих отличиях прокричал на весь мир. То, что объединяет, - общеизвестно и скучно, зато доказывать собственную самобытность ужасно интересно, да и сам ты как существо самобытное приобретаешь дополнительное значение по сравнению с каким-нибудь заурядным москалем. Человек со средним умом не в силах понять того, что для признания общности требуется куда больше духовных и умственных сил, чем для выкапывания всяких надуманных различий. Кто попроще, те и вправду верят в значимость всех этих различий, а тем, кто похитрее, они просто выгодны -- те кричат о них, чтобы управлять. Бандитские батьки, студенты-недоучки, галицийские австрияки, гитлеровские прихлебатели -- все они кричали хором и докричались-таки до собственного государства". "Да какое там государство, что ты заладил! -- вмешивалась мать Виктора. -- Все живут в СССР, всеми Москва командует". Она страшно не любила подобных разговоров -- от них лицо мужа начинал дергать нервный тик, затем боль с утроенной силой вгрызалась в его позвоночник, и все заканчивалось требованием денег на дополнительную бутылку виски. "Ну да, -- пьяно усмехался Корсаков-старший. -- Чисто женский взгляд на вещи. По-твоему, женщина, все существующее неизменно. На самом деле большевикам просто очень повезло с войнами -- из-за всех этих войн они и в мирное время могут управлять военными методами. Лет через тридцать Совдепия и большевистский порядок прикажут долго жить, вот тогда и посмотрим, кто прав. Большевики привыкли загонять все проблемы вглубь под дулом автомата, а сверху воздвигать фанерные храмы своим марксистско-ленинским богам. Ляпнул что-то Ильич о праве наций на самоопределение -- значит, надо понаделать фанерных республик, чтобы не отклоняться от предначертаний. А почему бы и нет, все равно у них, чего ни коснись, на заднем плане гэбист с автоматом. Внешнее оформление при этом не имеет особого значения. Но через тридцать лет мирной жизни большевизм прикажет долго жить, -- тогда-то национальный вопрос и вылезет на поверхность. Неважно, что самих наций нет в природе, -- слишком многим выгодно верить в то, что они существуют. Но и противоборствующие силы тоже будут мощными: кому захочется из-за чьих-то интриг терять Родину? Спроси любого русского, считает ли он своей Родиной, к примеру, Ташкент, и он задумается, но Киёв или Полоцк для него такая же Родина, как Москва, -- тут он и думать не станет. Да, парень, -- заключал Корсаков-старший, -- я-то уже не доживу, а тебе предстоит увидеть хорошую заваруху. И ты, конечно, в нее ввяжешься, потому что ты нашей породы..." -- "Ну как же! -- вскидывалась жена. -- Пусть сами разбираются, а если не могут, так мы ни при чем. У нас своя жизнь, правда, Витя?" Виктор молчал, опустив голову, и его детское сердце охватывал страх. Россию, страну его прекрасных видений, не переставая терзали злые силы, как будто считали, что главное -- погубить ее, а уж весь-то остальной мир они погубят играючи. Сейчас это были большевики, убивавшие миллионы людей без всякой вины, лишь для поддержания того бесчеловечного порядка, который казался естественным таким, нелюдям, как они. Однако их порядок начинал подгнивать и ветшать, и, чувствуя это, где-то в глубинах русской земли просыпались, словно чудовищные черви, тупые и злобные силы, поджидающие своего часа, чтобы разорвать обессиленную Россию на куски. "Не нужны нам никакие заварухи, пропади они пропадом, -- приговаривала мать, гладя насупившегося мальчика по волосам. -- Мы учиться будем, правда?" -- "Учись-учись, сынок, учиться нужно, -- бормотал отец, поднимаясь со стула, и при этом его лицо кривилось от боли. -- Ученье всегда пригодится, и на войне тоже. А если уж воевать, то лучше знать, за что воюешь. Война не такое скверное дело, как бабы говорят, а если знать, за что воюешь, так даже и святое..." Отец, хромая и постанывая, удалялся в свою спаленку -- он выгородил ее себе, дабы меньше беспокоить домашних ночными стонами и скрежетом- зубов. "Иди-иди, мерин старый, -- бормотала мать, с ненавистью глядя ему в спину. -- Битый-перебитый, а все туда же". Она была кубанской казачкой, и ее жизнелюбие южанки восставало против войн и всего того, что нарушало нормальное течение жизни. Работая до изнеможения, она никогда не жаловалась и всегда пребывала в веселом расположении духа. Виктор ни разу не слышал, чтобы она хоть словом упрекнула его отца за пьянство, -- наоборот, когда к отцу приходили в гости друзья, она сбивалась с ног, готовя угощение, а затем подсаживалась к столу и слушала рассказы мужчин, подперев голову рукой и порой смахивая с глаз набегающие слезы. Зато и мужчины относились к ней с великим почтением, а лучший друг отца, воевавший с ним. в одном взводе, бывший варшавянин Бронек Кауфман всякий раз приносил ей цветы и благоговейно прикладывался к ручке. Мать смеялась и замечала:
       "И ласковые же вы, полячишки, -- сущие коты!" -- "Обижаете, мадам, -- удивленно поднимал брови Кауфман, -- я совсем не полячишка, а чистокровный еврей!" Потеряв ногу на ремагенском плацдарме, Бронек ходил на протезе, размеренный скрип которого ужасно смешил маленького Виктора, но тем не менее выглядел человеком, довольным жизнью. Он долго подыскивал себе сидячую работу и наконец устроился заведовать складом в порту. "Евреи устроили меня на склад, -- важно объяснял Бронек. -- У нас принято помогать друг другу. Кроме того, еврей должен состоять где-нибудь по снабжению, по торговой части, если уж он не такой способный к науке, как этот еврей Эйнштейн. И чего меня понесло на войну под пули, как этих сумасшедших гоев, -- до сих пор не могу понять". В гостях Бронек считал необходимым говорить по-русски и говорил очень неплохо, разве что смешно путал ударения. Виктор с жадностью слушал его беседы с отцом: боевые действия в них выглядели совершенно иначе, чем в школьной назидательной литературе и в бравых рассказах учителей, знавших войну только по газетным реляциям. Любопытно было слушать и байки из солдатского быта: солдат представал в них вовсе не самоотверженным героем, а хитрым, пронырливым и вороватым существом, озабоченным только удовлетворением собственных низменных инстинктов. Сперва Виктору казалось странным, что почти каждая такая байка заканчивалась краткой эпитафией ее главному герою: все эти ловкачи неизменно находили смерть на поле боя. Однако постепенно Виктор перестал усматривать здесь противоречие.
       Ближе к ночи обмен воспоминаниями почти неизменно переходил в жестокий спор: Бронек упорно не желал разделять ни монархических взглядов Корсакова-старшего, ни его мнения о необходимости объединения Польши и России. "Есть польский дух, -- возражал Бронек. -- Это особый дух. Как можно его не чувствовать? Ты же половину жизни провел в Польше!" -- "Вот поэтому я и знаю, о чем говорю, -- гнул свое Федор Корсаков. -- Польский дух -- это порождение литературы, особенно литературы эпохи романтизма; писатели говорили о нем много, но всегда крайне туманно и неопределенно. Оно и понятно: если бы они выражались поконкретнее, то вышло бы, что национальный характер поляков и национальный характер проклятых москалей на удивление схожи, а стало быть, надо думать не о разделении, а о сближении! Но сближение всегда невыгодно для власть имущих, для панов, для магнатов, потому они и кудахчут о польском духе. Не случайно в 1830 и в 1863 годах восставала против русских только шляхта, а простые хлопы, естественно, и не подумали ее поддерживать. В свое время русские и православные составляли половину населения Речи Посполитой -- это когда украинцев и белорусов тоже считали русскими, да и сами они не отличали себя от русских. О каком польском духе тогда можно было говорить? И если можно было тогда жить в одном государстве с русскими, если можно было вместе с русскими сражаться под Грюнвальдом, да и против московских войск, то почему нельзя вер нуться к этому сейчас?" -- "Поляки -- католики! -- гордо восклицал Бронек, воспитанный в самом ортодоксальном иудаизме. -- И они никогда не откажутся от своей веры!" - "Ну, во-первых, от них этого и не потребуется. Русские к вере всегда относились весьма индифферентно. Однако, пожив в Польше, я пришел к выводу, что на самом деле средний поляк не религиознее среднего москаля, то есть вообще не религиозен. С ксендзами в Польше так носятся потому, что считают католицизм способом подчеркивания своей национальной самобытности в противовес православным москалям. Но мы-то с вами, пая Кауфман, прекрасно понимаем, что с национальной самобытностью не все в порядке, если ее приходится подчеркивать таким странным способом. Ну а попам только дай волю: за свои поповские барыши они рассорят не то что поляка с русским, а и сына с родным отцом. Вспомни этого монстра Иеремию Вишневецкого, который восставших русских вырезал тысячами: ведь он и сам был русским, его предком является Рюрик, род князей Вишневецких происходит от киевских князей, так что по материнской линии он мне даже дальняя родня. Почему же он стал таким изувером? Да потому, что воспитывался у иезуитов, вот почему. Они наверняка ему втолковали, что он делает богоугодное дело, -- точно так же, как униатские попы бандеровцам на Западной Украине. А ты заладил, как попугай: поляки -- католики, поляки -- католики! Хорошие поляки прежде всего поляки, а уже потом католики, Польша для них ближе Рима". -- "Наконец-то я понял, кто ты такой! -- патетическим шепотом восклицал в ответ Бронек, делая страшные глаза. -- Ты просто русский империалист! Польша останется Польшей!" Он наспех опрокидывал в рот стакан виски, вскакивал из-за стола, хватал шляпу и уходил, раздраженно скрипя протезом. Впрочем, через пару дней он непременно звонил; если трубку снимал" Виктор, Бронек сурово осведомлялся у него о здоровье отца.. В субботу или воскресенье Бронек вновь приходил с неизменным букетиком для "пани хозяйки" и бутылкой виски для своего друга. Застолье развивалось как обычно, разница заключалась лишь в степени накала завершающих споров. Виктор придавал этим размолвкам не больше значения, чем их непосредственные участники, и уже наутро после очередной грандиозной перебранки начинал приставать к отцу с вопросами о том, когда снова придет дядя Бронек. К отцу частенько заходили и другие друзья, в основном однополчане или русские эмигранты. Виктор слушал их разговоры с отцом с таким же интересом, как и его разговоры с Броне-ком, однако при этом старался затаиться и обращать на себя как можно меньше внимания. Рядом с большинством из отцовских гостей он чувствовал себя маленьким, неуместным, хилым, его мысли и движения охватывала странная скованность, он дичился и с трудом выдавливал из себя ответ на обычное приветствие, брошенное мимоходом. Эти люди казались ему словно каменными, от них исходили настороженность и холод. Говорили они словно не хотя, а то,, о чем они говорили, леденило кровь, вызывало страх и протест, побуждало к бегству и в то же время властно приковывало к стулу. Словно все ужасы XX века сосредоточились в рассказах этих людей и в их холодных, слегка насмешливых глазах. В такие беседы Виктор никогда бы не осмелился вмешаться.
       Общение в кругу семьи было для него единственным полноценным общением, его он не променял бы ни на какое другое. Он не чуждался игр со сверстниками, но постепенно стал все реже оказываться среди состязающихся, потому что те не чувствовали себя с ним свободно. Корсаков унаследовал от отца нежелание добиваться сходства с окружающими, если такого сходства не существовало изначально. Обвинить Корсакова в том, что он выпендривается и строит из себя бог знает что, одноклассники не могли, поскольку он никому не навязывал своего общества, был неразговорчив и вел себя тихо и скромно. Однако в его взгляде, улыбке, манере говорить они неспроста чувствовали презрение -- этот парень и впрямь презирал их за одинаковость мыслей, за узость интересов, за отвратительную стадность, заставлявшую их всех разом увлекаться одними и теми же кумирами и даже копировать их, словно обезьяны. Что касается самих кумиров, то Корсаков не видел в них ничего достойного поклонения и даже к "Битлз" относился с холодным равнодушием. Интерес к профессиональному спорту и спортивным звездам казался ему и вовсе идиотским. Своего пренебрежения он явно не выказывал, но и не находил нужным его скрывать, если кто-нибудь предлагал ему пойти на концерт или на бейсбольный матч, -- впрочем, такое со временем случалось все реже и реже. В то же время музыка, которую он слушал, и книги, которые он читал, внушали его одноклассникам недоумение: они никак не могли понять, зачем нужно тратить свой век на постижение подобных занудных премудростей. Пристрастие же Корсакова к книгам на непонятном русском языке и вовсе вселяло в них враждебность -- в школьные годы Корсакова все русское в Америке было отнюдь не в почете. Постепенно враждебность сгущалась и тяжелела, как то и случается обычно с враждебностью юных и простых душ ко всему чуждому и непонятному. Ее усугубляло и приятельство Корсакова с Джо Скаличе, который был "итальяшка" и "даго". Впрочем, дело было не в происхождении Джо, среди гонителей которого насчитывалось немало итальянцев: попросту благодаря крепким обычаям, господствовавшим в его необычной семье, Джо не мог сделаться таким же стадным существом, как прочие его сверстники. Вдобавок он никак не хотел воздержаться от проявлений высокомерия, довольно нелепого в его положении, за что и бывал нередко бит. Однако попытки точно так же мимоходом поколотить Корсакова всякий раз заканчивались провалом -- точнее, настоящей жестокой дракой с валянием в пыли, злобным рычанием, разорванной одеждой, синяками и кровью. Желающие поставить Корсакова на место жестоко обманывались, думая проделать это походя, -- приходилось готовиться к настоящему побоищу, причем русский заморыш, проявляя истинно русскую злобу, всегда дрался так, словно его собирались убить. Возмущенные таким отвратительным нравом, одноклассники пару раз и впрямь отлупили его до полусмерти, так что Корсакову пришлось неделями отлеживаться дома. Его мать, увидев впервые сына в таком состоянии собиралась пойти в школу и устроить скандал, но сын, поняв, куда она направляется, вскочил с одра болезни и закатил ей страшную истерику, так что она испугалась и отказалась от своего намерения, дабы не случилось чего похуже. От побоев Корсаков ничуть не поумнел и даже, словно мало ему было собственных неприятностей, продолжал заступаться за Джо Скаличе. Одноклассники обходили его стороной, не желая ввязываться в серьезную переделку, и давали выход своей неприязни к нему, только имея солидный численный перевес. После одной из потасовок, соотношение сил в которой можно было выразить формулой "пятеро на одного", Корсаков неторопливо брел по улице, привлекая к себе испуганные взгляды прохожих, особенно женщин. Удивляться этому не приходилось: его лицо сплошь покрывали синяки разных оттенков, верхняя губа уродливо вздулась, в углах рта запеклась кровь, левый глаз заплыл и поблескивал кровянистой щелочкой из набрякшей багрово-коричневой опухоли. Вдобавок Корсаков прихрамывал, рукав его куртки был почти оторван по плечевому шву, в светлые волосы набился мусор. Он, однако, не замечал внимания прохожих к своей персоне: улыбаясь, он бормотал себе под нос какието стихи и бодро помахивал портфелем. Он еще не знал за собой одного свойства, которое позднее врачи определили как "пониженный болевой порог". Врачи ошиблись: просто Корсаков обладал от природы завидной способностью переносить внимание с неприятных аспектов действительности на ее приятные или хотя бы нейтральные черты; Корсаков направлялся к знакомому пустырю, дабы убить там время за чтением. Он понимал, что чем позднее придет домой, тем меньше времени ему придется выслушивать причитания матери. Как раз по дороге к пустырю он и встретил впервые Томми Эндо, -- точнее, Томми, возвращавшийся из булочной в свой спортзал, заметил его и проводил пристальным взглядом. Беззаботная улыбка на изуродованном лице паренька заставила Томми задуматься. Вернувшись в спортзал и наскоро перекусив, он приступил к занятиям с парой учеников -- таких же натурализовавшихся японцев, как и он. Однако время от времени Томми, давая ученикам отдышаться, выходил на улицу и смотрел, не идет ли мимо давешний избитый мальчишка. Он увидел Корсакова, когда уже начало темнеть, -- тот брел по тротуару прямо на Томми, все так же улыбаясь своим мыслям. Томми окликнул его. Парень остановился и весело посмотрел ему прямо в глаза. Серьезный вид Томми внушил ему доверие.
       -- Ты дрался? -- спросил Томми прямо.
       -- Нет, -- без тени смущения ответил Корсаков.
       -- Свалился с лестницы? -- усмехнулся Томми одним углом рта.
       -- Я не дрался, я оборонялся. Дерутся ради развлечения, -- объяснил Корсаков. -- Мне это ни к чему, они сами пристали ко мне.
       -- И сколько же их было? -- поинтересовался Томми.
       -- Сегодня пятеро, -- последовал ответ.
       -- Вот как, -- поднял бровь Томми. -- И кто же победил?
       -- Они, конечно, -- фыркнул Корсаков. Вопрос явно показался ему глупым.
       -- Но им тоже досталось, верно? -- утвердительным тоном произнес его собеседник.
       Корсаков в ответ только пожал плечами, и это понравилось Томми.
       -- Ты итальянец? -- спросил Томми. В окрестностях проживало множество итальянцев, и.добрая треть из них вопреки распространенному стереотипу были светловолосыми. Однако слишком многие из итальянских парней становились бандитами, и потому Томми не хотел иметь с итальянцами никаких дел. Его искусство не должно было служить злу.
       -- Я русский! -- гордо заявил Корсаков.
       -- Вот как? -- снова поднял бровь Томми. -- Где же ты живешь?
       Корсаков показал ему свой многоэтажный угрюмый дом, возвышавшийся над крышами других домов. Японец покачал головой:
       -- Ты живешь в опасном районе, парень. Здесь с тобой каждый день могут поступать так, как сегодня. Ты что-нибудь слышал о карате?
       -- Нет, -- пробормотал Корсаков. -- Это японская борьба?
       -- Точно, -- кивнул Томми. -- Ну про дзюдо или джиу-джитсу ты наверняка слышал?
       -- Читал, -- сказал Корсаков. -- И в кино видел.
       -- Ладно, тогда заходи как-нибудь ко мне. Я работаю вот здесь, -- показал Томми на дверь спортзала. -- Я покажу тебе кое-что такое, чего ты пока не знаешь. Тогда в следующий раз, может быть, победишь уже ты, а не эти пятеро.
       -- Хорошо, я приду, -- произнес Корсаков с серьезным видом. -- Но только это будет не скоро. Теперь мама меня долго не отпустит из дому. Будет лечить.
       В спортзале он появился и впрямь не скоро, так как выяснилось, что у него сломаны два ребра. Когда ребра срослись, он стал бывать у Томми почти каждый день, и так продолжалось вплоть до самой смерти японца. Тренер и ученик даже подружились -- видимо, сказывалось воспитание: дворянское -- Корсакова и самурайское -- Эндо. Впрочем, о своем жизненном пути Томми говорил лишь намеками. Можно было догадаться, что в Америку он впервые попал в качестве военнопленного, а вернувшись в Японию после войны, обнаружил, что у него нет ни дома, ни семьи -- все погибли под американскими бомбами. Тогда-то Томми и решил перебраться в США. Талантом рассказчика он не обладал, зато слушателем был прекрасным -- мог часами неподвижно сидеть на корточках, внимая излияниям ученика. На его бесстрастном лице с резкими чертами не отражалось никаких эмоций, но стоило Корсакову на минуту умолкнуть, как Томми вставлял реплику, из которой явствовало, что он не упустил ни единого слова собеседника. К чужим речам Томми относился весьма серьезно -- совсем не так, как европейцы, воспринимающие изложение чужих забот и бед скорее в качестве сотрясения воздуха. Томми же в молчании напряженно обдумывал услышанное и непременно высказывал свое суждение о людях, описанных собеседником, о том, чего от них следует ожидать и как поступать в сложившихся обстоятельствах. Поняв необычайную добросовестность учителя, Корсаков постепенно отучился от мальчишеской привычки прибегать в своих рассказах к передержкам и преувеличениям -- во-первых, ему было неловко перед Томми, который, казалось, все принимал за чистую монету, а во-вторых, ему хотелось получить действенный совет, для чего требовалось точно описать ситуацию. Не то чтобы он не доверял отцовским советам, но он находился в том возрасте, когда дети неизбежно отдаляются от родителей и нуждаются в новых наставниках. Томми Эндо был далеко не худшим .наставником, поскольку советы давал только в обобщенной
       форме, предоставляя ученику самому сделать верный конкретный вывод. Главное же его преимущество состояло в том, что он ненавязчиво дал ученику почувствовать свою заинтересованность не только в его спортивных успехах, но и во всей его жизни. "Учитель не может учить только искусству, потому что оно -- только часть жизни", -- говорил Томми. Однако свое искусство он передавал Корсакову с величайшим усердием. Никогда ранее преподавание не доставляло ему такого удовлетворения, потому что в этого русского паренька мастерство Переливалось прямо на глазах. Главным отличительным свойством ученика была необычайно острая интуиция, непогрешимый глазомер: технику любого движения он постигал с первого показа и сам двигался с поразительной точностью, словно знание траектории движения, его исходной и завершающей точек и необходимого количества энергии были изначально заложены в него неким высшим программистом. Томми понимал, что Корсаков не может оплатить занятия, но лучшей оплатой являлось творческое наслаждение, которое занятия приносили теперь учителю. Впрочем, ни себе, ни ученику Томми не позволял забыть о том, что мастерство усваивается лишь повторением и трудом, -- важно только, чтобы повторение не становилось монотонным, а труд не переставал быть осмысленным. Томми, однако, удивлялся порой терпению своего ученика -- даже он сам, азиат, снабженный терпением от природы, в детстве не был таким. Этот же мальчик никогда не спорил, никогда не за-давал вопросов и выполнял приказ учителя до тех пор, пока сам учитель его не отменял. "Это настоящий маленький солдат", -- думал Томми, наблюдая за тем, как его ученик вертится как заведенный, раз за разом выполняя обратное сальто. Томми и не подозревал, насколько он близок к истине.
       По иронии судьбы Корсакову не пришлось применять в школе полученные от Томми навыки. В тот вечер, когда он познакомился со своим будущим учителем, в гостях у его отца сидел Бронек Кауфман. Увидев, как разукрасили Виктора его одноклассники, Бронек ужаснулся и на следующий день разыскал в порту своего двоюродного племянника, с которым обычно старался встречаться как можно реже. Этот молодой дальний родственник Бронека состоял в подручных у известного портового рэкетира Давида Фишмана и носил фамилию Фиш, давая тем самым повод для шуток, которых совершенно не понимал. Ростом Соломон Фиш был около двух метров, обладал пудовыми кулачищами и неимоверной физической силой -- за эти редкие качества ему и платили. Без своего замечательного телосложения, за которое дядя Бронек звал его про себя "Полтора жида", Соломон, несомненно, кончил бы жизнь под забором, ибо голова у него сызмальства находилась в сильном расстройстве. Об этом говорили его неподвижное мучнисто-бледное лицо, мертвенный взгляд и яйцевидное темя, уже порядком облысевшее. "Пусть с этого идиота хоть раз будет толк", -- подумал Бронек и велел весьма почитавшему его племяннику ехать в школу, где учился Корсаков, и разобраться, почему там обижают ребенка. Соломон с двумя приятелями въехал на шикарном лимузине прямо на школьный двор в разгар перемены. Игры прервались, и, когда бандиты вышли из машины, все дети уставились на них. Приятелям Соломона это понравилось, Соломону же было все равно. В своих костюмах, галстуках и мягких шляпах, с лицами, вполне подходящими для любой уголовной хроники, вся троица словно шагнула в жизнь из гангстерского фильма и выглядела живописно и зловеще. Соломон огляделся, высмотрел в толпе школьников самого высокого и сильного на вид парня, с неожиданной ловкостью метнулся к не-му и сгреб за шиворот. Если бы дядя Бронек видел ето.действия, то, вероятно, сказал бы: "Дурак-дурак, а соображает". Приподняв подростка на вытянутой руке, объемом и крепостью напоминавшей железнодорожную шпалу, Соломон невыразительным голосом спросил у него, знает ли он Виктора Корсакова. Услышав утвердительный ответ, Соломон тем же вялым тоном сообщил: "Тронете его еще раз -- всех передушу, ублюдки", Встретив его покойницкий взгляд, парень замочил штаны. "Полтора жида" отшвырнул его далеко в сторону и повернулся к машине. В этот момент ему показалось, что один чернокожий подросток -- то был Джек Миллер -- смотрит на него без достаточного почтения. Без всяких предисловий Соломон влепил ему затрещину своей лопатообразной ручищей. Потеряв сознание, парень рухнул в пыль. Кровь текла у него из носа, из ушей, изо рта. В себя он пришел только через час. "Всех передушу, поняли?" -- тем же вялым тоном повторил Соломон, усаживаясь в лимузин. Он недаром все время поминал удушение: со времен "Корпорации убийств" Луиса Бухалтера удавка являлась излюбленным инструментом еврейских бандитов, придумать же что-либо новое Соломон был решительно не в состоянии. Со дня этого визита и до окончания школы одноклассникам пришлось мириться с тем, что Корсаков их не замечает, и отвечать ему тем же. Правда, как-то раз неподалеку от школы к Корсакову привязались трое парней из негритянской уличной банды. Денег они не требовали, из чего можно было заключить, что таким образом Джек Миллер пытался отомстить своему обидчику. Однако к этому времени Корсаков взял у Томми Эн-До достаточно уроков для того, чтобы после десятиминутной потасовки сломать переносицу одному из нападавших, разбить колено второму и обратить в бегство третьего. Если не считать еще двух-трех подобных случаев, неизбежных при жизни в Бруклине, хождение в школу превратилось для Корсакова в спокойный рутинный процесс. Перемены происходили только в его частной жизни.
       К его отцу нередко захаживал профессор Михаил Юшков, специалист по дальневосточным цивилизациям, читавший лекции по японской и китайской культуре еще в Петербургском университете. Юшков обладал редким чутьем на исторические потрясения: из России он уехал в августе 1917 года ("Бунт был неминуем, а в усмирители я не гожусь", -- говорил он); после распада Австро-Венгрии перебравшись из Парижа в Прагу, к братьям-славянам и поближе к России, в 1938 году он перед самой оккупацией Чехии и Моравии вернулся в Париж. Из Парижа в Америку он переехал в начале 1940 года, во время "странной войны". "Эта война так основательно усыпила французов и особенно их армию, что шансов справиться с Гитлером у них совершенно не осталось, -- объяснял Юшков. -- Когда немцы после падения Польши провели вместе с Советами совместный парад в Брест-Литовске, я понял, что надо собираться". Таким образом Михаил Юшков оказался в Америке значительно раньше своего младшего друга. Немалая известность в научных кругах позволила ему почти сразу найти работу, однако после Перл-Харбора он, не питавший, как и Федор Корсаков, никаких патриотических чувств к Америке, все же вступил добровольцем в американскую армию. "Всякие безмозглые доктринеры полжизни гоняли меня по всему свету, -- говорил он. -- Настала пора хоть как-то с ними рассчитаться". Проявляя чудеса изворотливости, то скрывая знание японского языка, то заявляя о нем и постоянно убавляя себе возраст, Михаил Юшков оказался в разведывательной роте пехотной дивизии и принял участие сначала в боях за Гуадалканал, затем в высадке на остров Лусон, а затем -- в сражении за Окинаву. "Вот где было жарко, -- вспоминал Юшков. -- Но все-таки некоторых японцев мне удалось уговорить сдаться". Происходя из старинного рода, известного своим вольнодумством, Михаил Юшков не являлся исключением и говорил: "Мы, Юшковы, старались никогда не служить и уж во всяком случае подальше держаться от военщины. И уж если мы не служили русским императорам, неужто пойдем на службу к каким-то там американским буржуа?" Поэтому Юшков отверг после окончания войны все заманчивые предложения военных и разведки и остался обычным университетским преподавателем. К росту своего научного авторитета он оставался равнодушен и предпочитал открывать для себя все новые и новые культуры, нежели с упорством бульдога вгрызаться в какую-нибудь одну проблему, -- хотя, как известно, именно на таком упорстве строится большинство научных репутаций. Удивительные способности к языкам и острая интуиция помогали ему улавливать общий дух и наиболее яркие отличительные черты вьетнамской, тайской, бирманской культур. Приходя к Корсакову, он всякий раз приносил с собой объемистую кожаную сумку, больше похожую на мешок, нагруженную всевозможными редкостями. Кульминацией вечера являлся тот момент, когда Юшков внезапно замолкал и, сопя, начинал развязывать кожаные тесемки мешка, а Корсаков-старший, искоса наблюдая за этим его занятием, принимался объяснять сыну, кто такие доктринеры и что такое Гуадалканал. Наконец на свет появлялись, освобождаясь от тряпья и бумаги, японские статуэтки-нэцкэ из дерева и слоновой кости, разнообразные ларцы и курильницы, китайские медные и бронзовые скульптуры -- драконы, духи, -- по большей части злые фантастические звери, самым запоминающимся из которых был, несомненно, крайне безобразный и ртоже время вполне довольный жизнью и собой "благопожелательный зверь". Федор Корсаков с давних пор увлекался Востоком, хотя со свойственной ему трезвостью мысли считал себя в этой области дилетантом. Он разглядывал принесенные другом диковинные вещи или ксилографии, извлеченные из планшета, и на глаза у него наворачивались слезы -- то ли от восторга перед экзотической красотой, то ли от благодарности. И впрямь, тащить такие ценности через вечерний Бруклин к еле ходившему ценителю представляло собой немалый риск, однако ни Корсаков-старший, ни Юшков, словно по молчаливому соглашению, не говорили об этом. Почти каждая из редкостей имела либо функциональное, либо культовое назначение, но порой до того причудливое, что Корсаков-младший, слушая объяснения Юшкова, только диву давался. В окружавшем его мире не знали подобных потребностей, и он делал отсюда естественный вывод о глубине изначальных различий между людьми. Условность изображенных на ксилографиях людей и сцен раздражала его поначалу, однако он видел прекрасные сочетания форм и цветовых пятен, и реальность этой красоты подводила его к мысли о том, что искусство хоть и связано с реальностью жизни, но в то же время и обособлено от нее. В последние годы в своем освоении дальневосточных культур Юшков добрался до мусульманских стран -- Индонезии и Малайзии. Сочтя необходимым освежить приобретенные в юности сведения об исламе, он, по его собственным словам, совершил скачок с Дальнего Востока в Аравию и увяз в изучении Корана и коранических преданий, истории ислама, его бесчисленных расколов и разветвлений. Наконец он заново открыл для себя сначала арабскую литературу, а затем литературы на фарси, тюрки и урду. Скрепя сердце он вынужден был при-. знать, что вновь открытые клады представляются ему значительнее бесконечно любимых им сокро-вищ Дальнего Востока. У этого рослого самоуверенного старика вспыхивали глаза и дрожали руки, когда он произносил таинственные и прекрасные имена: Абу-ль-Атахия, Аль-Мутанабби, Джалаладдин Руми, Шамсиддин Мохаммед Хафиз, Абдуррахман Джами, Амир Хосров Дехлеви. Он говорил о беспримерной духовной силе, заключенной в стихах этих поэтов, -- почувствовав ее, словно сливаешься с тем Духом, который пронизывает и объединяет все предметы нашего мира, а наш мир -- с бесчисленным множеством других миров. Вся жизнь творцов в странах ислама проходила в стремлении слиться с Духом или научиться хотя бы порой сливаться с ним; постоянное напряжение, в котором пребывали души этих людей, отразилось не только в их стихах, но и в их немногословных жизнеописаниях. Юшков рассказывал о лжепророках, пламенем своей веры зажигавших огонь восстания в целых областях; о придворных поэтах, кочевавших от правителя к правителю, осыпаемых золотом за свои восхваления и внушавших ужас своими беспощадными поношениями; о мрачных основателях таинственных и жестоких сект, власть которых распространялась на тысячи миль от их горных пристанищ; об ученых, написавших сотни томов и постигших десятки наук, словно в попытке объять умом все мироздание; о поэтах-проповедниках, знавших множество языков и обходивших множество стран, сея всюду искры сомнений и мятежей, -- кто-то из них кончал жизнь на виселице, как Мансур аль-Хал-ладж, с кого-то, как с Имадеддина Насими, заживо сдирали кожу, но на смену погибшим находились все новые и новые искатели Веры. Никакая другая религия не зажигала с такой легкостью пламя войны, ни за какую другую религию не жертвовали жизнью с такой легкостью, потому что ни в какой другой религии душа верующего не соприкасалась так тесно с божеством.
       Корсаков слушал все эти речи, и глаза его загорались так же, как у рассказчика, и сердце начинало биться чаще. Вслед за Россией и войной он открывал для себя весь мир, тесный и ограниченный для среднего человека, а на самом деле неизмеримо огромный, населенный бесчисленным множеством ярких образов и возвышающих душу идей. Корсаков не умел не претворять свою заинтересованность в действия, и потому, выпросив у Юшкова арабский словарь, часами срисовывал буквы, стараясь освоить арабскую вязь, или же надоедал гостю вопросами о том, как по-арабски будет "вода", "хлеб", "дом", "оружие" и так далее до бесконечности. Когда же Юшков и впрямь приносил для показа приобретенное им восточное оружие, Корсаков впадал в состояние, близкое к экстазу, и чуть ли не галлюцинировал, рассматривая затейливые инкрустации и надписи, поглаживая насечку, дыша на застывшие в стали клинка волнообразные узоры и одновременно слушая рассказы, захватывавшие его воображение. Особенно запомнился ему старинный японский меч в резных ножнах слоновой кости и с такой же рукояткой: клинок, которому было пять веков, сиял, словно только что откованный, а богатая резьба почти не пожелтела. Каждый такой меч, по словам Юшкова, ковался многие годы и затем переходил в роду самураев от отца к сыну. Сталь ковалась так, что при рубке клинок не зазубривался и не тупился -- такие мечи стоили целое состояние. Корсаков узнал и о том, что карате и прочие виды японской борьбы первоначально изобрели простые крестьяне, дабы хоть как-то противостоять разбою вооруженных этим грозным оружием самурайских шаек.
       Затем, разумеется, приемы борьбы без оружия переняли и сами самураи, вершиной же совершенствования японских профессиональных воинов стали ниндзя, о которых в годы детства Корсакова Запад только начинал узнавать.
       Снабженный всеми этими новыми познаниями, Корсаков не замедлил пересказать их Томми Эндо во время первого же перерыва в занятиях. Томми выслушал его с серьезным видом, изредка кивая.
       -- А ты можешь быть ниндзя? -- спросил его Корсаков, -- Нет, конечно, -- пожал плечами Томми. -- У меня нет ни когтей для лазания по стенам, ни метательных звезд, ничего такого. А главное -- я не хочу им быть. Ниндзя предназначены для похищений и убийств, а я не похититель и не убийца.
       -- Ниндзя -- воины и предназначены для войны, -- возразил Корсаков. -- На войне ведь приходится убивать, но это не настоящее убийство, -- я хочу сказать, что это не преступление.
       -- Смотря кто будет решать, что преступление, а что нет, -- пробормотал Томми себе под нос, а вслух сказал: -- Конечно, человек, владеющий Искусством, может стать ниндзя, если захочет. Поэтому и я могу им стать, если захочу, -- только я не захочу. И ты можешь им стать, -- но, надеюсь, ты не захочешь.
       Последнюю фразу Корсаков пропустил мимо ушей и спросил:
       -- А меч у тебя есть?
       Томми пристально посмотрел на него.
       -- Почему ты спрашиваешь?
       -- Потому что знаю: у всякого самурая должен быть старинный меч, который переходит от отца к сыну. Наверняка у тебя есть меч, Томми! Пожалуйста, покажи его мне. Так хочется посмотреть на настоящий самурайский меч.
       Корсаков, конечно, кривил душой -- дома он имел возможность рассмотреть самурайский меч во всех подробностях. На самом деле он надеялся, что показ меча явится лишь первым шагом, после которого они начнут упражняться с мечом и в конце концов меч будет повиноваться ему, как настоящему ниндзя. А там, может быть, удастся уговорить Томми, чтобы он разрешил ему иногда носить меч с собой. Тогда он не побоится никого во всем Бруклине!
       -- Родового меча у меня нет, потому что нет ни рода, ни дома, -- охладил его пыл Томми..-- Пока я воевал, все погибло под вашими бомбами.
       -- Почему -- "под нашими"?! -- возмутился Корсаков. -- Под американскими!
       -- А ты что же, не американец?
       -- Я русский!
       -- Вот как, -- поднял бровь Томми.
       -- Но ведь какой-то меч у тебя есть, правда, Томми? -- вкрадчиво спросил Корсаков. -- Я только посмотрю на него, и все. Можешь не говорить мне, где он лежит. /
       Суровость учителя не обманывала Корсакова -- в конце концов Томми еще никогда не говорил ему "нет". Вот и теперь учитель, казалось, готов был ус: тупить.
       -- Хорошо, -- сказал он, -- у меня, конечно, есть меч, и я покажу его тебе.
       Томми ушел в каморку, где стоял убогий стол для ведения его нехитрой бухгалтерии. Там же помещалась его личная раздецалка и койка, на которой он отдыхал, а часто и ночевал. Где находится его основное жилище -- этого не знал никто. Корсаков ломал голову над тем, где можно спрятать меч в каморке, знакомой ему до мелочей, но так ни до чего и не додумался. Томми вышел к нему уже с мечом в руках. Форма оружия была традиционной и повторяла форму того меча, что приносил Юшков: слегка изогнутый клинок средней длины, небольшой круглый эфес, простая прямая рукоятка. Убранством, однако, меч сильно отличался от своего древнего собрата: простые кожаные ножны, украшенные лишь узором из вырезов по краю, и рукоять, обтянутая кожей, перехваченной в нескольких местах сыромятными ремешками. Корсаков ощутил легкое разочарование, однако извлеченный Томми из ножен клинок сиял такой же холодной чистотой, что и клинок драгоценного древнего меча.
       -- Этот меч не старинный и не особенно дорогой, -- пояснил Томми, поворачивая клинок перед глазами и любуясь холодными переливами бликов на полированной стали. -- Но мне он обошелся дорого: во-первых, он сделан вручную по заветам старых мастеров, во-вторых, когда я покупал его, я был очень беден, и, в-третьих, мне пришлось хорошо заплатить одному белому, который провез его в Штаты для меня. После войны на всех японцев глядели косо и на таможне обычно обыскивали, а если бы нашли меч, я имел бы крупные неприятности. Пришлось договориться с тем белым. А теперь посмотри на меня.
       Томми отступил на шаг, сделал несколько пробных взмахов мечом и затем, сам оставаясь в неподвижности, вытянул перед собой правую руку. Рука тоже казалась неподвижной, лишь кисть ее вращалась, словно на шарнире, но воздух перед лицом Томми наполнился сверкающими прямыми линиями, эллипсами и спиралями. Рукоять то и дело выскальзывала из пальцев Томми, но меч, как заколдованный, не падал и продолжал вращаться вокруг кисти руки хозяина, с невероятной частотой полосуя воздух. Слышалось легкое гудение и посвистывание, словно от ветра, напирающего на щелястую раму.
       -- Не вздумай подойти близко, -- произнес Томми сквозь зубы. Он завертелся на месте, делая выпады в стороны то одной ногой, то другой, то левой рукой, то правой, -- меч при этом, словно смертоносный мотылек, перепархивал из руки в руку. Вращение клинка не прерывалось ни на секунду, постоянно защищая бойца со всех сторон, за исключением той, в которую он сам делал выпад пяткой или кулаком. Минуты шли, а движение все длилось, постоянно меняя свой рисунок, и стая грозных сверкающих линий все так же порхала в воздухе. Корсаков оцепенел от восторга. Предостережение учителя было явно излишним -- вряд ли хоть один человек в здравом уме рискнул бы сейчас подойти к Томми, не облачившись предварительно в крепчайшую броню.
       Наконец стальной вихрь прекратился. Томми остановился и опустил руку с мечом. По-видимому, он ничуть не устал, его дыхание оставалось почти таким же спокойным, как до начала пляски. Корсаков очнулся.
       -- Вот это да! Здорово! -- пробормотал он. --. А меня ты научишь так делать?
       -- Я еще не научил тебя как следует обороняться, -- усмехнулся японец. -- Ты еще не начинал учиться нападать. Когда мы пройдем все это, дойдет очередь и до меча, и до всего остального, потому что я не вправе остановиться на полпути. У тебя талант бойца, который встречается очень редко, а значит, я должен передать тебе все. К тому же я знаю, что ты не употребишь Искусство во зло -- очень редко встречаются ученики, о которых можно сказать такое. Не спеши, ведь главное свойство бойца -- терпение.
       Корсаков был огорчен, но покорился. Когда он стал постигать науку нападения, он оценил слова учителя, благодаря которым ему удалось избежать соблазна перескочить через целый этап подготовки бойца. Когда он научился крушить кулаками двухдюймовые доски и в то же время лишь легким нажатием пальцев заставлять противника терять сознание от боли, ему стали смешны притязания ничего не умеющего мальчишки на боевой меч. Ему не хотелось опережать события и потому, что теперь ему катастрофически не хватало времени: он учился в колледже и готовился поступать в университет, а на льготы в оплате ему рассчитывать не приходилось. Он старался посещать спортзал каждый день, но заниматься так же долго, как раньше, уже не мог -- теперь у него была работа, позволявшая и ему самому откладывать деньги, и платить за лечение отца, который умирал, -- Корсаков не обманывался на этот счет. Ноги у Федора Корсакова окончательно отказали, и пришлось покупать дорогое инвалидное кресло, однако головные боли и боли в позвоночнике не прекратились. Федор Корсаков оставался, как и прежде, веселым и оживленным, лишь иногда во время беседы его взгляд словно заволакивала пелена, по лицу пробегали судороги, челюсть отвисала и речь замедлялась -- казалось, что его язык вдруг попал в какую-то вязкую массу- Однако или такие обмирания были пока что кратковременными, или он научился быстро превозмогать себя, но через минуту-другую он превращался в прежнего оживленного собеседника. Лишь однажды ночью Корсаков, проснувшись, услышал какието странные повторяющиеся звуки, похожие на мышиное попискивание. Тем не менее было ясно, что эти звуки издавал человек, и доносились они из каморки отца. Дверь в каморку по случаю духоты оставалась открытой; Корсаков неслышно подкрался к ней и осторожно выглянул из-за косяка. Отец спал без подушки, дабы уменьшить нагрузку на позвоночник, и его лицо, на которое падал свет рекламы с дома напротив, выделялось в темноте белым пятном. В глазах его стояли слезы и поблескивали в унисон с пульсацией рекламы, а звуки были икотой, возникшей из-за усилий сдержать плач. Корсаков ощутил странную пустоту во всем теле, но ни за что на свете не смог бы войти сейчас в каморку. Впрочем, на следующий день, спокойно все обдумав после бессонной ночи, он понял, что этого и не стоило делать. Отец держался как обычно; довольно долгое время он по требованию врачей совсем не пил, но легче ему не стало, и вечерние застолья с приятелями начались вновь. Теперь он не мог выпить и трети того, что без усилия выливал раньше; Корсаков никогда бы не поверил, что такое может произойти с сильно пьющим человеком без всякого внешнего воздействия, и равнодушие отца к алкоголю казалось ему грозным симптомом, свидетельством утраты вкуса к жизни вообще. Визиты врача и лекарства приходилось оплачивать, а мать не становилась моложе, и потому Корсакову приходилось держаться за неожиданно приваливший ему приличный заработок. Произошло это без обычных в подобных случаях просьб, поисков, обивания порогов -- просто однажды на улице к нему подошел чернокожий парень из молодежной банды, один из тех троих, с которыми он когда-то подрался. Произнеся пару примирительных фраз, парень затем сказал:
       -- Ты нам тогда здорово всыпал, но мы не в обиде. Говорят, ты занимаешься у Томми Эндо, и он возится с тобой больше всех остальных, вместе взятых.
       -- Раз говорят, значит, так и есть, -- пожал плечами Корсаков.
       -- Да ты расслабься, -- парень с широкой улыбкой поднял кверху розовые ладони. -- Я пришел с миром. Тут тебе хотят предложить работу. Поверь мне: если откажешься, будешь дураком, а вообще-то смотри, конечно, сам.
       -- Что за работа? -- после короткого раздумья поинтересовался Корсаков.
       -- Ну, у нас есть свой вождь, -- начал объяснять парень. -- Как всякий вождь, он иногда ведет переговоры, и во время переговоров его нужно охранять. Для этого ему очень пригодился бы такой умелец, как ты, -- ведь не во всякое место попрешься с ножом или с пушкой. Впрочем, и то и другое ты получишь, если захочешь сам или потребуется для работы. Иногда приходится поработать кем-то вроде вышибалы, иногда нужно прочистить мозги людям, которые не желают платить. Мы еще не так развернулись, чтобы каждый занимался чем-то одним. Вождь слышал о тебе кое-что и очень хочет тебя заполучить, -- с ноткой зависти в голосе добавил парень и назвал такую сумму, от которой Корсаков невольно присвистнул. --Да уж, -- заискивающе ухмыльнулся парень, -- наверно, этот японец тебя здорово натаскал. Мне-то платят куда меньше. Да и вообще мы каждый месяц зарабатываем по-разному -- все зависит от общего дохода. То, что я тебе назвал, -- это вроде как средняя величина.
       Корсаков понимающе кивнул, записал телефон, по которому следовало позвонить, и, пообещав подумать, направился в спортзал. В глубине души он
       уже знал, что примет предложение. Что-то помешало ему рассказать Томми о своей новой работе. Отец находился в больнице, а сообщать о подобных вещах матери Корсакову даже в голову не могло прийти. Вечером, когда доносившийся из ванной шум льющейся воды уверил его в том, что мать занялась стиркой, он набрал номер, записанный на обложке тетради, и тут же, послюнявив палец, старательно его стер.
       -- Добрый вечер, сэр, - поздоровался он. -- Моя фамилия Корсаков, я звоню насчет работы.
       На следующий день он познакомился со своим
       работодателем, чернокожим парнем лет двадцати пяти по фамилии Пратт. Чарли Пратт весьма умеренно употреблял спиртное, не принимал наркотиков сам и запрещал делать это своим людям и вообще был серьезным и многообещающим молодым человеком. Свою карьеру он намеревался строить так же вдумчиво и терпеливо, как не видевшие жизни белые молокососы, детки родителей-миллионеров с громкими фамилиями, только вехами этой карьеры должны были стать не университеты и политические учреждения, а контроль над территориями и поверженные соперники. В недрах демократического индустриального общества существовал самый примитивный и кровавый феодализм, и Чарли Пратт принимал данный факт как должное, намереваясь сделаться не самой последней фигурой в феодальной иерархии. Титулы подпольных феодалов редко передавались по наследству, но, как правило, детям королей контрабанды и баронов рэкета не приходилось в поте лица зарабатывать на кусок хлеба, а Чарли думал и о своих детях. Примерами для него служили выбившиеся из низов Чарли Лучиано, Меир Лански, Багси Сигел, а из его черных братьев -- Фрэнк Мэтьюз и Никки Барнс. Он преклонялся перед дерзостью и энергией этих людей, хотя и осуждал их за крайности и потерю самоконтроля, ставшую причиной краха некоторых из них. Впрочем, мечтаниям Чарли Пратт предавался редко -- у него была масса дел каждый день. Его ребята собирали в округе дань с мелких торговцев, сутенеров, содержателей борделей и игорных притонов. Приходилось отстаивать свою территорию от проникновения других банд и держаться постоянно начеку, чтобы не упустить удобный момент, позволявший отхватить кусок чужой территории. Нельзя было терять перспективу и отдавать другим новые формы бизнеса. Наконец, приходилось остерегаться, чтобы не задеть интересы более старых и сильных криминальных организаций -- например, не стоило без разбору облагать данью всех торговцев наркотиками, даже самых мелких -- за ними могли стоять весьма опасные люди. Следовало знать, кому, что и где принадлежит, и до наступления удобного момента не пытаться урвать чужой кусок. Отягощенный всеми этими заботами, Чарли Пратт был о себе чрезвычайно высокого мнения, тем более что он платил очень многим людям, которые без его денег могли просто помереть с голоду. Особенно это касалось черных, но и нанятого им в качестве телохранителя белого парня по имени Вик тоже никто не отнес бы к богатеньким. Белая кожа парня не смущала Чарли -- времена менялись, и человек, заботящийся о собственной респектабельности, не должен был навлекать на себя упреки в расизме, хотя бы и черном. Широко мыслящий вождь даже не подозревал, насколько искренне и глубоко презирает его неблагодарный блондинчик Вик, то есть Корсаков. В Чарли Пратте Корсакову было противно все: наглость и жестокость бандита, ограниченность и тупость буржуя, безвкусные галстуки, вечно сползающие с висков капли пота, манера чавкать за едой, скотское отношение к женщинам. Корсаков на работе обычно помалкивал либо отделывался односложными ответами, даже когда сам Чарли проявлял явное желание поговорить. Однако его заносчивое поведение, как ни странно, импонировало Чарли: тот находил его солидным и элегантно-загадочным. Вождь временами даже пытался подражать своему телохранителю, "о, поскольку от природы был болтуном и любил прихвастнуть, долго выдержать не мог и оттого уважал Корсакова еще больше.
       Он стал даже побаиваться его после одного случая: как-то под вечер Чарли и Корсаков сидели в помещении над автомастерской, где Чарли устроил свою резиденцию. Занимавшим это помещение ранее бухгалтеру и управляющему пришлось во избежание неприятностей переместиться на первый этаж в пару крохотных каморок. За аренду Чарли, само собой, не платил, зато и налог с мастерской брал вдвое меньший, чем с прочих мелких предприятий, находившихся под его опекой. Он сидел и смотрел по телевизору футбол, а его телохранитель, высунув от усердия язык, покрывал в блокноте одну страницу за другой арабской вязью. В этот момент в коридоре послышался шум, приглушенный вскрик, и тяжелое тело рухнуло на пол. Чарли вздрогнул и выпрыгнул из кресла, видимо, собираясь добраться до пистолета, но было уже поздно: дверь распахнулась, и на пороге возник щегольски одетый парень, на вид -- ровесник Чарли, но белый, -- судя по внешности, итальянец. Руки парня находились в карманах, и карманы оттопыривались столь красноречиво, что Чарли замер на месте. Лоб его блестел от пота. Итальянец вступил в комнату, а следом за ним вошли и еще двое -- также при галстуках и в темных костюмах, не столь шикарных, но все же весьма Добротных. Каждый держал в руке пистолет стволом вниз, но, судя по всему, настроены визитеры были довольно мирно и не собирались устраивать немедленное кровопролитие. Чарли тоже почувствовал это, переступил с ноги на ногу и перевел дыхание. Красавчик уселся в кресло, двое других пришельцев остались стоять.
       -- Что-то непонятно ты себя ведешь, Чарли, -- обратился к хозяину красавчик. -- Тебе делают хорошее предложение, а ты даже не считаешь нужным ответить. Неужели ты не понимаешь, что это оскорбительно для нашей чести?
       -- Мне надо было подумать... -- попытался возразить Чарли.
       -- А у тебя есть мозги для этого, черная образина? ~ ласково поинтересовался красавчик. -- За тебя подумают те, кому положено думать, а твое дело слушаться добрых советов. Вот сейчас сюда поднимется; босс, он скажет, как с тобой поступить.
       -- Ребята, я... -- начал было Чарли.
       -- Заткнись, засранец. Подождем, -- лениво приказал красавчик.
       Двое громил присели на подлокотники его кресла. Корсаков исподлобья бросил быстрый взгляд на всю троицу, припомнив, что кресло снабжено колесиками. Неподвижность оно покуда сохраняло, видимо, лишь потому, что колесики тонули в длинном ворсе ковра. Корсаков незаметно перенес тяжесть тела на правую руку, лежавшую на столе, Громилы, видя, что никто не собирается оказывать им сопротивление, спрятали пистолеты и стали закуривать. Красавчик также достал из кармана сигару. Один из громил поднес ему огонек зажигалки. В этот момент Корсаков, на которого визитеры не обращали ни малейшего внимания, оттолкнулся от стола и в прыжке обеими ногами врезался в кресло. Красавчик судорожно взмахнул руками, вжался в мягкую спинку и выронил зажженную сигарету на свои серебристые брюки; один из громил, потеряв опору в виде подлокотника, упал на четвереньки; второй, зашатавшись, возможно, и устоял бы на ногах, но солдатский ботинок Корсакова сбоку своротил ему челюсть, и он, развернувшись вокруг своей оси, упал на кресло прямо в объятия красавчика. Тот громила, что упал на четвереньки, оторвался от пола и сунул руку в карман, но тут же с воплем боли растянулся ничком на ковре, получив удар ногой в крестец. Сделав попытку приподняться, он завопил уже от страха, потому что перестал чувствовать собственные ноги. Красавчик сбросил с себя тело своего нокаутированного подручного, но сунуть руку в карман не успел -- каблук Корсакова угодил ему снизу точно в подбородок и вновь отшвырнул его на спинку кресла. Следующий удар пришелся в голову сбоку и заставил красавчика безвольно повалиться на подлокотник, свесив вниз руки. Темная кровь, хлынувшая из его носа, залила ослепительно белую сорочку, дорогой галстук и роскошный пиджак, на брюках чернела дыра, прожженная сигарой. Корсаков поднял дымившуюся сигару и неторопливо загасил ее в пепельнице, стоявшей на столе. Затем он также неторопливо обшарил карманы гостей. Его добычей стали четыре пистолета, которые он разложил на столе, предварительно вынув из них магазины. Подойдя к вешалке, он снял с нее свою куртку, надел и нащупал в кармане рукоятку "беретты". Встав у дверного косяка, он услышал в коридоре приближающиеся голоса и узнал сицилийский диалект. Не вынимая пистолет из кармана, он снял его с предохранителя. Тут Чарли наконец очнулся от столбняка и понял, что вот-вот должно произойти.
       -- Перестань, Вик, даже и не думай об этом! -- приглушенным голосом вскрикнул он. -- Если мы станем с ними воевать, то нам точно крышка -- пусть даже и не сегодня. Не бойся, я все улажу, только не лезь в драку, не губи и себя, и меня.
       -- Ты мне платишь не за то, чтобы я вилял хвостом перед каждым нахальным даго, -- заметил Корсаков.
       -- Ты отрабатываешь свои деньги, Вик! Только не делай ничего сейчас, умоляю!
       Корсаков ничего не ответил, неожиданно распахнул дверь и шагнул в коридор. У Чарли промелькнула мысль, что его телохранитель попросту рехнулся. Однако, подкравшись к двери, он услышал доносящийся из коридора смех и приветственные возгласы. Там Корсаков, услыхавший знакомый голос, столкнулся нос к носу с Джо Скаличе, и тот
       после секундного замешательства издал радостный вопль и заключил старого приятеля в объятия.
       -- Вик! Что ты делаешь в этом гадючнике?!
       -- Бизнес, -- пожал плечами Корсаков. -- Извини, твоим ребятам немного досталось от меня. Про- сто я был не в курсе ваших дел с Чарли, а они не представились.
       Джо заглянул в комнату, присвистнул и рассмеялся.
       -- Твоя работа, Вик? -- спросил он.
       -- Ну, я немного тренировался у Томми Эндо, а он хороший учитель.
       -- Томми Эндо? Что-то слышал...
       -- У него зальчик в трех кварталах от нашей бывшей школы, рядом с баром "Эрроу".
       -- Давай зайдем, -- гостеприимно пригласил Джо Корсакова в комнату. -- Эй, ребята, уберите здесь, -- приказал он телохранителям, пришедшим вместе с ним, и те принялись выволакивать в коридор первых трех неудачливых визитеров. -- Ты тоже подожди в коридоре, я с тобой потом поговорю, -- приказал Джо совершенно ошалевшему Чарли. Тот выскользнул из комнаты.
       Корсаков и Джо расположились в креслах.
       -- Так вот, я вспомнил, что мне говорили об этом Томми Эндо. Разумеется, все должно остаться между нами, -- доверительным тоном произнес Джо. -- Он должен кое-кому деньги, но отказался платить. Когда к нему пришли люди, чтобы потребовать эти деньги, он их перекалечил -- сначала четверых, потом семерых. Он, может, и хороший специалист в своем деле, но все же люди чести так не поступают. Можно было встретиться, обсудить спорные вопросы... В конце концов поначалу никто не собирался его убивать -- всем нужны деньги, а трупы не нужны никому. Речь могла идти только о каком-то проценте с дохода, не более того. К тому же очень долго его вообще никто не трогал, пока он не начал в последнее время прилично зарабатывать. Не мы придумали такое правило, что люди должны делиться друг с другом. Словом, поговори с ним, Вик, -- может быть, все и обойдется.
       -- Хорошо, -- кивнул Корсаков, холодно взглянув на Джо. Несмотря на юный возраст, жизнь уже научила его тому, что предостережения обычно высказываются заинтересованными людьми. Как бы то ни было, суть дела состояла, конечно, не в тех небольших деньгах, которые кто-то намеревался содрать с Томми, -- просто маленький японец подавал дурной пример.
       -- А как насчет того, чтобы поработать на меня? -- поинтересовался Джо. -- Стоит ли тебе и дальше тратить время на этого черномазого? Серьезных перспектив у него нет, можешь мне поверить. А мои дела, Вик, кажется, разворачиваются сейчас очень круто. Старик поручил мне взять под контроль кое-каких людишек, на которых у него не хватало времени, но, кажется, я нащупал и новые возможности. Ставь на меня, Вик, не пожалеешь.
       -- У меня есть кое-какие обязательства, Джо, но я обдумаю твое предложение, -- сказал Корсаков. -- Через некоторое время я найду тебя.
       -- Через месяц я тебя сам найду, -- улыбнулся Джо. -- Думаю, за это время ты успеешь развязаться со своим черномазым. Он, конечно, может работать, но нет в нем чего-то такого... -- Джо прищелкнул пальцами. -- Короче, такие, как он, всегда остаются на вторых ролях. Возьми Фрэнка Мэтьюза: у него и ветер гулял в голове, и наркотиками он баловался вовсю, а ведь стал же первым, и по заслугам, -- я, конечно, имею в виду только черных. Ну а на тот случай, если ты освободишься раньше, обратись по этому адресу, -- Джо протянул Корсакову визитную карточку какого-то мистера Чиро Берганцоли, директора экспортно-импортной конторы. -- Считай, что это мой офис: там тебя выведут на связь со мной. Я скажу Берганцоли о том, что ты можешь появиться.
       Корсаков кивнул. Джо обнял его на прощанье, вышел в коридор, и оттуда донеслись раскаты его брани: видимо, израсходовав на старого приятеля весь запас дружелюбия, он осыпал Чарли оскорблениями и угрозами. Тем не менее Чарли, вернувшийся в комнату, вовсе не выглядел подавленным.
       -- Так или иначе, а мы договорились, -- объявил он. -- В этом, Вик, и твоя заслуга. Главное, я сохранил свое дело, а платить отступного -- невелика беда. Сегодня плачу, а завтра посмотрим. За этих мафиози сейчас крепко взялись, так что неизвестно, кто будет смеяться последним.
       В тот же вечер Корсаков зашел в спортзал к Томми и, пересказав ему свой разговор с Джо, спросил его:
       -- Почему ты не хочешь платить? Они теперь все равно от тебя не отстанут. Неужели ты думаешь, что можешь в одиночку с ними справиться?
       -- Дело не в деньгах, -- задумчиво произнес Томми. -- Тебе я отдал бы все, что у меня есть. Но им я ничего не хочу давать, а значит, и не дам -- ни единого цента. А этот твой друг Скаличе -- плохой человек.
       -- Может, и плохой, но, во-первых, он мне не Друг, а во-вторых, он просто передал мне то, что слышал. По-моему, он не хочет, чтобы у тебя были неприятнрсти.
       -- Вот как, -- сказал Томми и улыбнулся одним углом рта. Корсаков понял, что продолжать этот разговор нет смысла. Занятия пошли по-старому; однажды Корсаков обратил внимание на ссадину над бровью Томми, однако на его вопрос Томми ответил только холодным взглядом и улыбнулся углом рта. Ничего более значительного не происходило, и Корсаков, ошалевший от поглощаемого днем множества книг и от работы вечером и ночью, постепенно забыл о своем беспокойстве. А потом как-то вечером Корсаков прямо в кимоно вышел за едой в соседнюю пиццерию, и когда он, возвращаясь назад, уже вошел со стопкой пицц в полутемную прихожую спортзала, что-то твердое со страшной силой обрушилось ему на голову. Он еще успел ощутить сотрясение от ничем не смягченного удара о холодный цементный пол и потерял сознание. Очнулся он уже в ярко освещенном спортзале прикованным наручниками к отопительной трубе и мог наблюдать, как те двое ножами убивали Томми. Четверо припозднившихся учеников сгрудились в углу и, едва поняв, что происходит, старались не смотреть на освещенную арену. Рядом с Корсаковым на штабеле матов сидел и ухмылялся черноволосый парень с обрезом охотничьего ружья; еще один парень с обрезом стоял в дверях и наблюдал за последней схваткой Томми с видом ценителя. Томми уже был ранен: с правой стороны живота его кимоно пропиталось кровью. Таких неуверенных движений у своего учителя Корсаков никогда еще не видел. После полученного удара перед глазами у Корсакова все расплывалось, но он изо всех сил старался сфокусировать зрение и не отводил взгляда.
       Чарли Пратт хорошо запомнил свой разговор с Корсаковым, происшедший еще при найме того на работу. "Я не собираюсь громить забегаловки и дубасить каких-нибудь несчастных владельцев булочных, -- сказал тогда Корсаков. -- Найдется достаточно придурков, которые, кроме этого, больше ни на что не годятся". Чарли вообще прекрасно запоминал все то, что говорил ему его телохранитель -- должно быть, из-за того, что при разговоре не мог заставить себя не смотреть ему в глаза, а глядя в эти голубовато-прозрачные ледяные глаза, забывал о том, что он -- преуспевающий, правильно мыслящий молодой бизнесмен с большим будущим, и казался самому себе маленьким и беззащитным эфемерным созданием -- чем-то вроде хрупкого мотылька. Однако с некоторых пор Чарли перестал узнавать своего загадочного подчиненного: тот стал охотно принимать участие в самых рутинных операциях по-взиманию дани, в одиночку, без участия Чарли, проводил разнообразные встречи, забирал и отвозил товар и даже несколько раз возглавлял ребят Чарли во время обычных побоищ уличных шаек. За время всей этой кипучей деятельности Корсаков завел бесчисленное множество знакомств, изучил все закоулки, все ходы и выходы во всех легальных и подпольных увеселительных заведениях Бруклина, основательно пополнил свои знания о преступном мире Нью-Йорка и научился пить -- помногу, не пьянея и оставаясь работоспособным наутро. Однако за все это время он не только не смог ни с кем подружиться, но даже и не завел себе приятелей, которые встречали бы его появление улыбкой, -- ненависть слишком переполняла его. Он только задавал вопросы всем, с кем ему приходилось разговаривать, делая это с таким невероятным терпением, что постоянно витавшая рядом с ним тень Томми Эндо наверняка его одобряла. Он постиг искусство по-разному формулировать вопрос в зависимости от личности собеседника -- одновременно он научился и разбираться в людях; он достиг совершенства в умении строить вопрос так чтобы непонятно было, к чему он клонит, -- он научился скрывать свои мысли. В то же время он понял: в таких местах, как Бруклин, к правдивому ответу собеседника вернее всего побудит не искусно поставленный вопрос и уж тем более не желание помочь, а только страх. Затем-то ему и понадобилось иметь в своих скитаниях и поисках авторитет Чарли за спиной, потому-то он и не стеснялся беспощадно применять силу против встречавшейся ему мелкой и не слишком мелкой шпаны. Все время, свободное от поисков и от сидения над книгами, он посвящал упражнениям с пистолетами разных систем в специально оборудованном подвале, который посещали всякие темные личности, платя за это Чарли установленную мзду или рассчитываясь иными услугами. Корсаков часами прицеливался, стрелял, вновь прицеливался, затем разбирал и подолгу чистил пистолет. Последнее гангстеры, как правило, считали излишним, однако Корсаков предпочитал не замечать направленных на него любопытствующих взглядов. Известность его была уже такова, что подшучивать над ним и даже заводить разговор никто не решался. Немалую лепту в это внес и Чарли Пратт, готовый хвастаться чем угодно: автомобилем, любовницей, а уж необычным телохранителем -- в особенности. Помимо пистолета, Корсаков теперь постоянно имел при себе холодное оружие: финские ножи, мексиканские навахи, трофейные эсэсовские кинжалы, тяжелые ножи рейнджеров с зазубренной спинкой. Незадолго до смерти Томми вручил ему также по комплекту метательных ножей и метательных звезд, а уже после убийства, когда начальное разбирательство закончилось и спортзал опечатали, Корсаков проник туда через окно туалета, выходившее на глухой задний двор, вскрыл в каморке Томми тайник, который полиции не удалось обнаружить, и унес с собой меч, три японских ордена и тонкий пакет с бумагами. Бумаги в большинстве своем оказались письмами, которых Корсаков, не успевший еще изучить иероглифической письменности, прочесть не мог, хотя уже довольно бойко болтал с Томми по-японски; на фото же был изображен Томми с маленькой, скромно улыбающейся женщиной на фоне типичного японского садика -- оба в традиционной японской одежде. С мечом и прочим холодным оружием Корсаков предпочитал упражняться в лесу, выехав за пределы нью-йоркских пригородов на своем купленном по случаю маленьком "Додже". В перерывах, разлегшись на хвойной подстилке, он штудировал захваченные с собой книги или выписывал в блокнот столбики арабских и персидских слов. В эти поездки он никогда не брал с собой еды по той единственной причине, что во время своих одиноких пикников не ощущал голода. Его равнодушие к пище крайне огорчало его мать, обожавшую кормить мужчин. "Такой борщ, -- вздыхала она, -- что ж ты его как баланду хлебаешь!" Хотя порой Корсаков и курил, находя, что сигарета помогает сосредоточиться, но решительно запретил себе курить постоянно и уж подавно не употреблял ни кофе, ни чая, так как обнаружил, что и курение, и возбуждающие напитки уменьшают твердость руки и верность глазомера. "Попей хоть чайку-то, -- порой обращалась к нему мать, -- что ты как нерусский!" -- "Не пичкай его, не пичкай, -- с усмешкой одергивал ее отец, -- он тебе не маменькин сынок какой-нибудь, он -- порода!" -- "А, пошли вы оба", -- вздыхала мать, махнув рукой, и ждала прихода Бронека, который позволял ей в полной мере поверить в свои кулинарные достоинства, уподобляясь порой сказочным Объедале и Опивале в одном лице.
       Через несколько месяцев Корсаков прекратил свои расспросы, выяснив все, что хотел. Учитывая переполнявшую его ненависть, расследование обошлось сравнительно малой кровью: пара отсеченных ушей у сутенеров, плативших конкуренту Чарли Пратта и чрезмерно положившихся на авторитет своего босса (по этому поводу Чарли сделал Корсакову мягкий выговор); избитый до полусмерти хозяин ирландской пивной, ошибка которого состояла в том, что он полагал, будто здоровенные кулаки несовместимы с вежливостью; наконец, шрам на щеке у одной проститутки, которая слишком долго решала, кого ей следует бояться больше -- Корсакова, стоявшего в футе перед ней, или своего любовника, отсиживавшегося в Чикаго. Корсаков продолжал сновать по ночному Бруклину, иногда один, иногда в компании нескольких черных ребят из шайки Чарли, взиравших на него с обожанием, словно на какого-то вудуистского божка. Однако теперь он уже знал имена тех, кто убил Томми Эндо, знал места, где они обычно бывали, и даже несколько раз видел их самих -- и в ярком свете, и в полутьме ресторана: ему показала их девица, не подозревавшая о том, почему Корсаков ими интересуется. Теперь он ждал встречи и готовился к ней, вернее сказать, был к ней постоянно готов. Он мог бы добиться того, чтобы ему сообщили, где находится нужная ему парочка, но предпочел положиться на случайную встречу -- во-первых, потому, что не хотел раскрывать своей заинтересованности в этом деле, во-вторых, потому, что опасался предательства, и, в-третьих, потому, что встреча должна была состояться рано или поздно, а терпению Корсаков уже успел научиться.
       В последние дни своей мирной жизни Корсаков старался отделываться от всякой свиты и ходить по делам в одиночку. Его переполняло предчувствие скорого завершения охоты -- так охотничий пес перестает водить взглядом по затейливой цепочке следов на снегу, учуяв донесенный ветерком запах теплого тельца жертвы. Корсаков шел в ресторан "Зеленые мечты", названный так, вероятно, потому, что марихуаны и гашиша его посетители выкуривали никак не меньше, чем табака. В ресторане его никто не ждал, просто ему нужно было справиться у бармена, не поступил ли сигнал о прибытии партии кокаина от поставщиков из Майами. Бармен, разумеется, оставался в неведении касательно сути тех зашифрованных сигналов, которые время от времени получал и передавал, но заучивал он их назубок, опасаясь переврать хоть одну букву, из-за чего смысл сигнала мог сразу измениться. Старательность его обусловливалась как щедрыми гонорарами за совершенно необременительную услугу, так и ледяной улыбкой худощавого блондинчика, являвшегося- к нему за известиями каждые два дня. "Эти семнадцатилетние уличные сопляки -- сущие волчата, -- жаловался он жене, переходя в разговоре с ней на идиш, старый и удобный, как домашние туфли. -- Сам тебе улыбается, а глаза такие, словно собирается нож всадить в спину". Он ошибался лишь в одном -- совсем недавно Корсакову исполнилось восемнадцать лет.
       Дизайн ресторана был модернистским до отвращения: кубы побольше -- столы, кубы поменьше -- стулья, волнистые линии ступеней, поднимавшихся к сцене и микрофону, абстрактные картины на стенах, исполненные хозяином ресторана, прежде отродясь не прикасавшимся к кисти. Поп-ансамбль, четверо худощавых парнишек, одетых и причесанных под битлов, Исполнял песни ливерпульской четверки, изредка для разнообразия переходя на "Ролдинг Стоунз", "Энималз" или "Манкиз". Для "детей цветов", ужасно надоевших Корсакову еще в университете, ресторан был чересчур буржуазным, и приходили сюда посетители, позаимствовавшие у хиппи лишь чрезмерную волосатость, немытость и расхристанность в одежде, что отнюдь не мешало им наживаться на торговле наркотиками, постепенно доводя собратьев по движению до умопомешательства. Прочие посетители носили либо буржуазные темные костюмы и галстуки, либо модные блейзеры и приталенные рубашки.
       Присев у стойки на крайний справа вращающийся табурет неописуемо модернистской формы, Корсаков поднял ладонь в приветственном жесте. Бармен подошел к нему и, наполняя один бокал неразбавленным виски со льдом, а два других -- апельсиновым соком, произнес вполголоса с приветливой улыбкой: "Для вас ничего нет". Корсаков улыбнулся в ответ, кивнул и принялся за сок, время от времени вместе с табуретом как бы механически описывая полукруг. При этом в поле его зрения попадал весь зал -- и площадка, где извивались фигуры танцующих, и освещенный прямоугольник входа в мойку, и та часть зала, где были расставлены столики, люди за которыми беседовали, смеялись, чокались и где в полумраке, лишь подчеркиваемом мягким светом настольных ламп, там и сям багровели огоньки сигарет.
       Рука Корсакова мягко скользнула под левый борт его джинсовой куртки -- там под мышкой в замшевой кобуре покоился пистолет "эр крю" 38-го калибра. Пульсирующие вспышки разноцветных ламп под потолком раз за разом высвечивали у дальней стены зала два знакомых лица: резкие черты уроженцев Средиземноморья, смоляные волосы, великолепные сахарные зубы. Три девицы сидели рядом с ними и смеялись не переставая. Корсаков решил подождать появления кавалера третьей девицы, и когда тот вскоре подсел к столику, он узнал в нем парня с обрезом, сидевшего в тот вечер на штабеле матов. Корсаков, нахохлившись, сидел перед стойкой, по-прежнему как бы машинально поворачиваясь вправо-влево, но пистолет под курткой уже перекочевал из кобуры в его руку. Щелчка предохранителя никто не услышал, указательный палец ласково лег на спусковой крючок. В такие мгновения Корсакову всегда казалось, будто оружие оживает, становясь частью его тела. Маленький, но грозный пистолет, приспособленный для стрельбы винтовочными патронами, словно запульсировал в его руке, наливаясь таинственной жизнью, несущей смерть по воле своего хозяина. Корсаков отхлебнул холодного сока из бокала, который продолжал держать в левой руке. Ансамбль на сцене заиграл "Облади, облада", кончавшуюся здесь по традиции диковинным гвоздем программы -- десятиминутным соло на ударных. Подхватив заключительные аккорды гитар, удар ник, не переставая поддерживать основной ритм, как бы на пробу пробежался палочками по всем барабанам и затем принялся накидываться с занесенными палочками то на один, барабан, то на другой. Вокруг главного ритма начали стремительно нарастать прихотливые ритмические завитушки, и в этот момент Корсаков легонько носком ботинка оттолкнулся от никелированной металлической трубы, тянувшейся вдоль всей стойки и служившей подставкой для ног. Поворачиваясь влево вместе с табуретом, он описал уже привычный полукруг и в его заключительной точке нажал на спусковой крючок -- раз, другой, третий. Воля стрелка уверенно прочертила в пространстве линии, по которым из дула "эр крю" с глухим рыком ринулась смерть. Во вспышках ламп,- ритм которых совпал с ритмом стрельбы, Корсаков видел, как один из убийц Томми взмахнул руками и вместе с креслом отлетел к стене, о которую тут же разбился вылетевший из его руки бокал. Затем мертвец боком повалился на пол и исчез за столом -- о нем напоминали только два темных пятна на стене: вырванная пулей вместе со сводом черепа и влепившаяся в стену кровавая масса, а чуть выше -- след от разбившегося стакана с коктейлем, напоминавший экзотический цветок. Следующая вспышка впечатала в память Корсакова странную плаксивую гримасу второго убийцы -- такую гримасу фотоаппарат фиксирует порой на лицах боксеров, пропускающих удар в лицо. Пуля, вошедшая под левый глаз, заставила голову резко мотнуться влево, бандит всплеснул руками, но в ту же секунду безвольно уронил на стол и руки, и голову, повалив и перебив добрую половину бутылок и стаканов. Третий сидел вполоборота к столу, правым боком к стойке; Корсаков запомнил подошвы его башмаков, когда парень, сбитый с кресла пулей, вошедшей в шею под ухом, дрыгнув ногами, полетел в темный угол.
       Все произошло секунд за двадцать и совершенно беззвучно, потому что ударник продолжал выбивать палочками свои ритмические узоры; когда же он закончил соло, уронив руки с палочками и голову с длинными прядями мокрых волос, Корсаков уже не спеша шел к выходу между площадкой для танцев и столиками. Тишина сохранялась не более секунды, а затем в нее ворвался душераздирающий женский крик. Кричала одна из девиц, сидевших за столиком с убитыми; спустя миг к ней присоединилась вторая, затем завизжала третья. Корсаков не ускорил шага и только прижал локоть к левому боку, где в куртке зияла дыра, пробитая изнутри пулями, а руку с пистолетом сунул в карман. На пороге он обернулся, выхватил пистолет и четко, как в тире, выпустил по контрольной пуле в каждого из парней, только что составлявших веселую компанию: первому -- в голову, второму -- в левый бок, третьему -- тоже в голову. Две девицы, продолжая вопить, бросились лицом вниз в кресла, обхватив головы руками. Третья, стоявшая ближе всех к Корсакову, перестала кричать, прижала руки к груди и вперила в лицо Корсакова расширившиеся от ужаса глаза. Тот встретил ее взгляд и вдруг понял: она была уверена, что сейчас умрет. Корсаков подмигнул ей, сказал:
       "О'кей" -- и в два прыжка выскочил на улицу, под мелкий теплый дождь. Пробежав по улице метров двадцать, он свернул в проходной двор, точнее -- узкий, загроможденный пустыми коробками и кучами мусора проем между домами. Там он избавился от куртки и кобуры; продолжая бежать, он разобрал пистолет и все части одну за другой побросал в водосточные решетки. Всякий раз, подходя к возможному месту встречи с теми, кого он искал, Корсаков составлял для себя в уме план местности и маршрут ухода, и теперь двигался уверенно, не тратя времени на принятие решений, не выбирая, ку-да-свернуть. Через несколько минут он уже смешался с толпой на станции городской железной дороги, пропетляв перед этим такими закоулками, через которые полицейские машины никак не могли бы пробраться. Держась за поручень и покачиваясь в такт вагонной качке, он вспоминал Томми Эндо и улыбался.
       На следующий день Корсаков направился на ближайший вербовочный пункт и завербовался в армию. То обстоятельство, что ему еще не исполнилось восемнадцати с половиной лет, не явилось серьезным препятствием, поскольку кампания про тив войны во Вьетнаме достигла высшей точки, и призывников катастрофически не хватало. Вечером того же дня Корсаков впервые в жизни пил с отцом на равных. Отец запретил ему говорить матери о своем решении: "Если она узнает задним числом, ей будет легче перенести", -- сказал он. Федор Корсаков ни о чем не расспрашивал сына, не давал ему советов, не жаловался. В последние месяцы он вообще чаще только слышал сына, когда тот за полночь приходил домой и рано утром уезжал в университет. Федор Корсаков замечал, разумеется, что сын отдаляется от него, и отдаляется в силу внутренних изменений, отражающихся в речи, во взгляде, в манере держаться. У Корсакова-старшего хватало времени для наблюдений и размышлений; то новое, что он видел в сыне, он мог выразить одним-единственным словом -- "война". Он не мог возражать против этих изменений после своих рассказов, своих разговоров о "породе", вопреки собственным убеждениям, однако он сам боялся признаться себе в том, что его пугают та последовательность, та беспощадная избирательность, та уверенность в себе, с которыми сын относился ко всем попыткам воспитания, ко всем влияниям извне. Но "войну" в переносном смысле, войну сына против всего того мира, в котором и ему самому не нашлось места, Федор Корсаков еще мог бы перенести -- теперь же сын уходил на самую настоящую войну, и вовсе не с теми, с кем в нынешнем мире, по понятиям Федора Корсакова, стоило бы воевать. Корсаков-старший не питал никаких иллюзий относительно того, что Виктору, может быть, удастся пристроиться где-нибудь в тылу: спортивная подготовка, бруклинское происхождение, отсутствие покровителей и добровольная вер бовка -- все говорило за то, что быть ему во Вьетнаме, хотя сам он вряд ли рвался в бой-за величие Америки. Федор Корсаков чувствовал, как из него уходит жизнь, точнее он, упорно сопротивляясь, сдавал болезни и смерти одну позицию за другой, и этот процесс был как-то связан в его сознании с процессом отдаления сына; теперь он завершился, и окончательное поражение сразу стало свершившимся фактом. Федор Корсаков знал, что никогда больше не увидит сына, и потому вся его будущая, весьма недолгая жизнь сохраняла смысл лишь постольку, поскольку, даже терпя поражение и умирая, солдату следовало сохранять достоинство. До самого своего смертного часа Федор Корсаков чувствовал неловкость, когда вспоминал, как украдкой разглядывал сына и как пугливо отводил глаза, стоило сыну перехватить его взгляд. Он не знал о том, что и сын с того самого вечера не мог вспоминать без боли перехваченные им взгляды отца.
       А теперь Виктор Корсаков вспоминал их снова и снова: должно быть, так действовала на него бессонница, промежуточное состояние между сном и явью. Вот расширенные от ужаса глаза той девчонки из ресторана "Зеленые мечты" -- и опять глаза отца, взгляд булочника-итальянца, у которого выгребали все деньги из кассы, и опять взгляд отца... Корсакову казалось, будто все прошлое объединилось против него. Вот вновь чей-то знакомый взгляд Дольно полоснул его по нервам, и он со стоном сел на кровати, отбросив одеяло. В первую минуту он никак не мог понять, где находится, и оторопело обводил взглядом залитую тусклым предутренним светом большую комнату с бревенчатыми стенами, шкурами на полу и огромным камином из дикого камня. Наконец он все вспомнил и со вздохом облегчения помотал головой. В этот охотничий домик его, еще дрожавшего от потери крови и одуревшего от обезболивающих уколов, привез Стив Гольденберг, служивший во Вьетнаме пулеметчиком в одном взводе с ним. Образованные ребята попадались во Вьетнаме не часто -- они предпочитали устраивать на ро- дине антивоенные демонстрации и жечь повестки у призывных пунктов. Поэтому Стив, постоянно норовивший приткнуться с книжкой в укромном уголке, обратил на себя внимание Корсакова, и в конце концов они подружились. Оба были нью-йоркцами, однако Стив, сын богатого юриста, жил в пригороде и даже само слово "Бруклин" произносил с легким отвращением. Разумеется, он без труда мог бы отвертеться от армии, если бы от рождения не принадлежал к той породе евреев-идеалистов, которые самой судьбой созданы, для борьбы против существующих социальных или идейных устоев и органически не могут плыть по течению. Застань Стив времена сенатора Маккарти и гонений на левых, он, несомненно, вступил бы в коммунистическую партию, однако ему выпало достичь совершеннолетия во времена антивоенного движения и моды на левизну, а потому он, разумеется, сделался ярым антикоммунистом. Стив Гольденберг был по натуре настоящим бойцом, то есть не мог ограничиваться простой болтовней о своих убеждениях-- ему требовалось отстаивать их не только словом, но и делом. Поэтому Стив завербовался в армию и заявил о своем желании служить именно во Вьетнаме, дабы внести реальный вклад в защиту третьего мира от красной опасности. Все знакомые Стива впали в шок, а родители едва не угодили в клинику, однако будущий пулеметчик остался непоколебим. Тягу к борьбе как черту характера Корсаков склонен был считать скорее отрицательным человеческим свойством, поскольку из рассказов его отца следовало, что точно такая же черта определяла действия множества еврейских революционеров, терзавших Россию в годы Гражданской войны. Однако за исключением этого Стив был Корсакову симпатичен, ибо принадлежал к тем немногочисленным людям, которые способны радеть не только о себе, но и о других и предъявлять к себе не меньшие моральные требования, нежели к окружающим. Такие люди неоценимы на войне, особенно если они к тому же не робкого десятка, а Стива в трусости не упрекнул бы никто. Корсаков с умилением вспомнил, как испуг в подслеповатых бледно-голубых глазах Стива сменился состраданием и гневом, когда нескладный очкарик, ничуть не похожий на бывшего отличного пулеметчика, узрел своего однополчанина с изуродованным лицом, превратившимся в сплошную кровавую маску, дрожащим от слабости и озноба. Пару недель Корсаков провел в холостяцкой богемной квартире Стива, пока не затянулись раны на щеках и не прекратились нестерпимые боли в нижней челюсти. Затем Стив отвез Корсакова, еще с гипсом на лице, в предгорья, в охотничий домик, принадлежавший судовладельцу Гольденбергу, старшему брату отца Стива. К домику примыкало несколько хозяйственных построек, и вся усадьба стояла на краю частного заказника, представлявшего собой несколько сот гектаров заповедного леса. С другой стороны перед усадьбой расстилалось обширное поле, за которым проходило на запад федеральное шоссе. Стив, отличавшийся в известных случаях невероятной настырностью, убедил своих богатеньких родственников в том, что Корсаков непременно должен поселиться в их усадьбе -- не столько потому, что это необходимо самому гостю, сколько потому, что заказнику нужен смотритель, а домику и другим строениям -- постоянный обитатель и вообще теплая человеческая рука. Богатые родственники согласились -- во-первых, стремясь отвязаться от красноречивого племянника, а во-вторых, согласившись с тем, что не слишком приятно, приезжая на отдых, обнаруживать мерзкие следы шлявшихся по заказнику бродяг и вдыхать в домике запахи тления, плесени и мышиного кала. Стив оставил Корсакову вполне достаточную для такой глухомани сумму денег, кучу лекарств и свежих продуктов, пообещал заглядывать не часто, но регулярно, и отбыл восвояси. Все остальные припасы, включая оружие и патроны, в усадьбе имелись в изобилии, а в гараже стоял не новый, но вполне исправный военный джип, -- видимо, списанное армейское имущество. Обнаружив в одной из комнат домика очень неплохую библиотеку (многие книги оказались на русском, что напоминало о киевских корнях семьи Гольденбергов), Корсаков окончательно примирился с судьбой.
       Однако с самим собой ему примириться никак не удавалось. Недели, проведенные им в заказнике, вовсе не были временем безмятежного единения с природой и усиленных ученых занятий. Его изводили бессонница, головные боли и боли в челюсти. Даже каждодневные многочасовые прогулки по окрестным лесам не могли вернуть ему нормальный сон, а в сочетании со снотворными и обезболивающими бессонница лишь видоизменялась, превращаясь в почти непрерывную цепочку "живых картин", сюжетами которых являлись обычно реальные события из его прошлой жизни. Первое время после ранения -- на квартире у Стива и потом, в усадьбе, он пребывал в полузабытьи почти непрерывно и благодаря этому просмотрел огромное количество эпизодов из своего детства и юности. От действительности его сновидения отличались тем, что в какой-то момент события в них начинали развиваться не так, как они развивались на самом деле -- порой совершенно фантастическим образом. Джек Миллер, ненавидевший Корсакова черный верзила, которого Корсаков в конце концов нокаутировал, когда дело дошло до драки, вдруг становился его закадычным другом и вступал с ним в длиннейшую и маловразумительную, но очень дружескую беседу; мертвый Томми Эндо, распростертый на полу спортзала, вдруг преспокойно вставал, требовал нитку с иголкой и принимался зашивать разрез у себя на горле; внезапно мимо Корсакова, шагающего по одной из грязных бруклинских улиц вышибать дань в компании двух-трех оруженосцев, сияя эмалью и никелем, проносился открытый белый лимузин, за рулем которого сидел Корсаков-старший и на лету бросал на сына все понимающий и брезгливый взгляд. "Живые картины" сменялись промежутками бодрствования, когда Корсаков приделывал видениям вместо фантастических реальные концы и уже наяву вспоминал глухой стук, с которым тело Джека Миллера рухнуло в пыль спортплощадки, смерть убийц Томми Эндо и усмешку отца, когда он признавался в том, что так и не выучился водить приличный автомобиль по городу -- только бронетранспортеры и джипы по грязи и ухабам прифронтовых дорог.
       В конце концов все реконструированные таким образом видения-воспоминания сходились, словно к заключительной точке, к тому вечеру, когда Кор саков выполнил поручение Джо Скаличе. Корсаков чувствовал, что совершил ошибку, и пытался эту ошибку понять, ловя ее, словно резвую кошку за хвост. Подсознательно он уже давно считал себя профессионалом, не делающим ошибок, и потому для него было столь болезненно вспоминать о моменте, когда он едва не потерпел крах. Умом он понимал, что действовал правильно и все сошло бы гладко, если быв ход событий не вмешалась некая третья сила. Его попросту подставили -- без этого засада не могла оказаться там, где она оказалась, и действовать так, как она действовала. Если бы его пристрелили на месте, все остались бы довольны: имеется наемный бандит, видимо, связанный с латиноамериканской кокаиновой мафией (припомнили бы его работу в Тукумане); имеется мертвый бандит Эдварде, о котором не жалеют ни его наследники-бандиты, ни полиция; имеются бдительные полицейские, вовремя оказавшиеся на месте и ликвидировавшие террориста. Джо Скаличе и его семья оказывается в стороне и может не опасаться мести черных бандитов, а черные бандиты избавляются от хлопотной необходимости мстить. Реальный выигрыш в виде куска рынка наркотиков получает в итоге Джо -- впрочем, наследники Эдвардса тоже не в обиде. По нервам Корсакова ледяной волной прокатывалась ярость. "Похоже, вы просчитались, ребята, -- бормотал он себе под нос. -- Неважно, кто конкретно меня подставил -- ты сам, Джо, или твои шестерки. Важно то, что они были увере- -ны: ты их одобришь, иначе они не посмели бы так поступить. В любом случае долг платежом красен: сначала рассчитаемся, а уж потом будем вникать в детали". И все же Корсаков злился на себя: ведь он же уловил в улыбке, в голосе, в выражении лица Джо отголосок давней обиды, легкую вибрацию страха, сохранившегося с детских лет, но не дал себе труда четко осознать то, что сумел почувствовать. Точнее, он отметил в своем сознании тревожные черты поведения Джо и даже подумал о том, что такие люди, как Джо, не прощают другим собственный страх, но эта мысль тут же затерялась в потоке других, казавшихся более насущными. "Думать надо, а не только палить вовремя, -- бранил себя Корсаков. -- Не стоило вообще ввязываться в это дело, а если уж ввязался, то надо было каждый свой шаг сделать непредсказуемым. А тебя перехватили, как барсука у норы". Сознание Корсакова мало-помалу прояснялось. Гипсовую маску он снял по частям: сначала с носа, которым при падении с размаху ударился об асфальт, потом с раздробленной челюсти. Питался он, однако, по-прежнему только мясным бульоном, который пил из чайника. Освободившееся из-под гипса лицо на ощупь казалось незнакомым, -- впрочем, пальцы Корсакова еще со времени учебы у Томми Эндо почти утратили чувствительность. Усадьба имела одну странную особенность: в ней невозможно было найти даже осколка зеркала. Уже засыпая, точнее, готовясь погрузиться в привычную, полную видений полудрему, Корсаков подумал о том, что на джипе должно быть целых два зеркала, а в гараж-то он и не заглянул. Между тем хотелось подстричь бороду и посмотреть, насколько она скрывает шрамы от пули, прошившей обе щеки, навылет. Это дело Корсаков отложил на утро.
      
       Глава 3
       ВОЛК ОГРЫЗАЕТСЯ
       Замигали вспышки, залаяли пистолетные вы-
       стрелы. Два удара в грудь швырнули Корсакова назад, и в ту же секунду страшный удар справа в лицо помрачил его сознание и заставил его в падении повернуться ничком. Еще один удар -- лицом о мостовую -- и Корсаков очнулся от мгновенного забытья. Он ощущал тупую боль в носу и в челюсти, рот его стремительно наполнялся кровью, из ноздрей тоже текла кровь. Он чуть-чуть приподнял голову, чтобы можно было дышать ртом, приоткрыл один глаз. "Готов, в голову", -- торжествующе провозгласил человек, стрелявший справа, и картинным жестом сунул револьвер в кобуру. Стрелки улыбались друг другу, перебрасывались репликами, смысл которых вдруг перестал доходить до мутившегося сознания Корсакова. Спустя секунду пелена рассеялась, и Корсаков услышал: "Иди передай, что мы его прикончили". Один из стрелков, которых всего было четверо, повернулся и рысцой направился вверх по улице -- видимо, к припаркованной там машине. Трое остальных с трех сторон неторопливо двинулись к лежавшему на асфальте телу. "Это живучий сукин сын, -- произнес тот, что подходил слева, -- пальнука я в него на всякий случай еще разика два". -- "Ближе не подходи, -- предупредил его другой стрелок, -- он должен быть убит в перестрелке, а значит, с дистанции". -- "Сам знаю", -- откликнулся первый. Глаза его горели восторгом; он смахнул пятерней со лба рыжую челку и поднял пистолет, целясь лежащему в голову. Корсаков следил за ним из-под опущенных ресниц. Двое товарищей рыжего тоже с интересом наблюдали за тем, что. должно было произойти. Раздался выстрел, но прозвучал он до странности глухо. Еще более странным выглядело то, что рыжий стрелок выронил пистолет и схватился обеими руками за горло. Изо рта у него хлынула кровь, он зашатался, закатил глаза и грохнулся спиной о дверцу стоявшей позади него машины, а затем сполз по ней на землю. Голова его с рыжей челкой безвольно свесилась на грудь, и он затих. Когда два других стрелка оторвали взгляды от своего товарища, который выбыл из строя, словно пораженный стрелой Рока, было уже поздно. Корсаков вырвал руку с пистолетом из-под плаща и открыл огонь, одновременно перекатываясь по мостовой. Просунуть руку под плащ к кобуре он сумел в тот момент, когда стрелки, уверенные в его смерти, перебрасывались удовлетворенными репликами и, естественно, смотрели при этом друг на друга, а не на поверженного противника. В первый раз Корсаков стрелял через плащ, а затем палил почти что наугад, потому что боль от резких движений ослепляла его и голова кружилась. Впрочем, его противники отстреливались тоже наобум, не в силах предугадать, куда в следующий момент метнется его тело. Пули из трех стволов посыпались как горох, но перестрелка была недолгой. Сначала, взмахнув руками, рухнул на мостовую стрелок, попавший справа Корсакову в лицо: ему самому пуля угодила прямо в середину лба. Пули выбивали искры из асфальта в каких-то дюймах от Корсакова, он слышал звон катящихся стреляных гильз и сам остервенело нажимал на курок, едва согнутая фигура врага выплывала на секунду из водоворота головокружения и дурноты. Наконец его интуиция, потрясенная ранением, оправившись, нащупала цель; он крутанулся на моеговой, вскинул руку и выстрелил. Когда он для верности нажал на спуск еще раз, последовал только металлический щелчок -- магазин был пуст. Корсаков поднялся на ноги и, покачиваясь, сменил магазин. С трудом сфокусировав зрение, он увидел, что его последний противник навзничь лежит на асфальте, глядя в ночное небо, а ноги его сгибаются и разгибаются в коленях как бы независимо от владельца. На щеке у лежащего чернело входное пулевое отверстие, а из-под головы уже беззвучно выползал, стремясь вниз, под уклон улицы, темный ручеек крови, маслянисто блеснувший в свете фонаря. Перед глазами у Корсакова все плыло, челюсть словно дробили в тисках, голова раскалывалась от тупой боли, ныла грудная клетка -- предусмотрительно надетый кевларовый бронежилет хотя и защитил ее от проникающих ранений, но от ударов защитить не смог. Тем не менее Корсаков, пошатываясь, побрел к машине, куда полминуты тому назад направился последний, четвертый стрелок. Справа возникла женская фигура, издала пронзительный визг и исчезла. Выглядел Корсаков и впрямь пугающе: мутный взгляд исподлобья, отвисшая челюсть, из носа и рта потоком льется кровь на нелепый серый балахон. Недаром на лице четвертого стрелка, который увидел Корсакова как раз в тот момент, когда вылез из машины и захлопнул за собой дверцу, отразился смертельный страх. Видимо, звуки заключительной перестрелки он истолковал отнюдь не в пользу того, кто являлся объектом засады, и теперь воспринял Корсакова как мстительного выходца с того света. Сунув руку под мышку, чтобы достать пистолет, он отшатнулся к стене дома, но пуля оторвала ему подбородок, пробила горло и перебила шейные позвонки. Тело с силой ударилось об стену и сползло на тротуар, а сверху по шершавой штукатурке на него покатились кровавые струйки, словно оплакивая покойника. Корсаков вернулся к своей машине, сел за руль, завел мотор и дал газу. Мотор взревел, "Форд" с визгом развернулся на узкой улочке, мягко подпрыгнув на распростертом теле одного из убитых, и помчался прочь с места происшествия. Оперативная полицейская бригада, которая должна была по всем правилам оформить смерть террориста-одиночки, и машина "Скорой помощи" прибыли на место перестрелки одновременно, но застали там картину, разительно отличавшуюся от той, которую нарисовал им при вызове агент, убитый последним. Впрочем, Корсаков не думал о том, какое впечатление производит поле выигранной им битвы. Он сжимал руль автомобиля, изо всех сил стараясь не потерять сознание. Когда же сознание все-таки уплывало, автомобиль начинал выписывать на проезжей части устрашающие восьмерки, и Корсакова приводили в чувство истерические гудки других машин и визг тормозов. Отъехав с десяток кварталов от места происшествия, он пересел, бросив "Форд", в запасную машину, темно-синий "Крайслер", который тоже взял напрокат накануне. В "Форде" он оставил свой серый балахон и пистолет с кобурой. Пистолет он тщательно протер, дабы не оставлять отпечатков пальцев. Затем, превозмогая дурноту, он заставил себя также тщательно протереть все места в машине, на которых могли остаться отпечатки. Корсаков понимал, что тот, кто его подставил, раскроет полиции всю его подноготную, если уже не раскрыл, однако еще в молодости криминальные наставники накрепко внушили ему: нельзя дарить полиции улики, ибо каждая лишняя улика может впоследствии оказаться роковой. Он продолжил свой путь на "Крайслере", переодевшись предварительно в светлую летнюю куртку. Ему показалось, будто кровь остановилась, но когда он вышел из машины у телефона-автомата, то увидел, что весь перед куртки испещрили кровавые пятна. Он набрал номер Стива Гольденберга, обитавшего в Гринвич-виллидж. Поднявшая трубку женщина проскрипела недовольным голосом, что Стив здесь больше не живет. Корсаков прекрасно понимал, что по его дикции она принимает его за мертвецки пьяного, и, стараясь выговаривать слова как можно четче, спросил, не знает ли она новый телефон Стива. Туг ему повезло. Не надеясь на замутненную память, окровавленным пальцем он вывел номер, продиктованный женщиной, на стекле телефонной будки. Затем он очнулся оттого, что кто-то стучал в стекло будки ребром монеты. Немолодой негр в костюме и при галстуке открыл дверь и встревоженно спросил:
       -- С вами все в порядке, мистер?
       -- Да, -- промычал Корсаков, бросив на него мутный взгляд исподлобья. -- Одну минуту.
       Счастье вновь улыбнулось Корсакову -- Стив оказался дома. Разговор был коротким. Выходя из будки, Корсаков счел нужным объяснить сочувственно смотревшему на него негру:
       -- Небольшая авария.
       -- Да, конечно, о панель ударились, -- закивал негр. -- Со мной тоже такое было. Может, вас подвезти?
       -- Не стоит, -- отказался Корсаков. -- Я позвонил своему врачу, он меня ждет. Здесь недалеко, я сам доеду.
       -- Ну, тогда удачи вам. Да хранит вас господь, -- сказал негр. Открывая дверцу машины, Корсаков глянул в его сторону и увидел, что негр стоит неподвижно и все так же сочувственно смотрит на него. Эта краткая уличная сцена почему-то взбодрила Корсакова, и дорога до места встречи со Стивом прошла без происшествий. Стив отвез его на чью-то пустующую квартиру и жил там вместе с ним до тех
       пор, пока не появилась возможность переехать в заказник. От первых недель после ранения в памяти у Корсакова остались только тяжелая одурь от обезболивающих и снотворных препаратов, раздражающие яркие пятна абстрактных картин на белых стенах да ослепительный свет лампы, направленной ему прямо в лицо, и беспощадный блеск хирургических инструментов. "Убийство... Перестрелка... Серьезное дело... -- проползали через его сознание обрывки мыслей. -- Стиву не надо знать... Серьезное дело... Четверо полицейских..." Четверо полицейских!
       Корсаков подскочил на кровати, словно его ударили током. Его нервы завибрировали от ощущения близкой опасности, вмиг отогнавшего сон. Голова была ясной -- одурь, вызванная борьбой наркотиков с бессонницей, рассеялась, так как последние шестнадцать часов он дремал или даже спал, не принимая проклятых одуряющих таблеток. Четверо полицейских! Прояснившееся сознание недвусмысленно указывало ему на очередную ошибку: он недооценил важность случившегося, а значит, и масштаб поисков, которые, несомненно, уже развернулись по всей стране. Разумеется, они уже проверили всех его сослуживцев-наемников, в особенности живущих в Нью-Йорке; возможно, за Стивом установили наблюдение, которого тот по своей беспечности, конечно же, не замечает. Но это только первый круг поисков -- далее они начнут отрабатывать друзей друзей, сослуживцев сослуживцев и так далее, выстраивать целые цепочки связей. Они не опустят рук -- ведь убиты четверо их товарищей, убиты на задании. Никто никогда не узнает о том, что само задание возникло лишь потому, что бандит Джо Скаличе платил полиции -- если даже .им удастся поймать Корсакова и он заявит об этом, доказательств у него нет. Особое внимание при отработке связей будет, конечно, уделено тем людям, которые владеют загородными виллами, лодочными станциями или такими охотничьими домиками, как тот, где он обрел приют. Информацию можно получить в банках, налоговых управлениях, страховых обществах, из реестров недвижимости и мало ли еще откуда. Хорошо бы связаться со Стивом, но независимо от того, удастся это или нет, необходимо собираться и уматывать, лучше всего -- за пределы страны. Впрочем, не сразу, поправил сам себя Корсаков, ведь у него есть дела в Нью-Йорке. Джо подставил его, сделал все для того, чтобы его убили, и пусть даже ему повезло и он выжил, но спокойной жизни ему теперь долго не видать. Что ж, пусть и у Джо ее тоже не будет. Корсаков был глубоко убежден, что оплотом человеческого общества является возмездие -- стоит убрать этот столп, и все рухнет. Есть слишком много людей, для которых страх является гораздо более сильным аргументом, чем моральные соображения, а стало быть, негоже этим аргументом пренебрегать. Джо просчитал все и решил, что ему нечего бояться, зато теперь, наверное, он чувствует себя неуютно. Пожалуй, Джо не зря беспокоится, думал Корсаков, поднявшись с кровати и начиная одеваться в тусклой предрассветной мгле. Вскоре Джо предстоит узнать, что куда безопаснее пуститься в любую денежную авантюру, чем обмануть доверие человека, дорожащего собственным достоинством. Для такого человека месть -- не удовольствие, не способ уврачевать задетое самолюбие, а непререкаемый нравственный долг, каким бы опасным и обременительным ни было его исполнение. Месть может доставить ему удовольствие, но лишь такое, какое доставляет сознание честно исполненного долга. Корсаков расхаживал по комнате, собирая в сумку вещи, и продолжал размышлять.
       Порядок своих действий в Нью-Йорке он определил в основном довольно быстро и теперь обдумывал детали. Радовало то, что паспорт на имя Патрика де Соузы, оставшийся незасвеченным, был у него с собой. У дядюшки Гольденберга имелась неплохая коллекция охотничьего оружия, в которой Корсаков присмотрел для себя бельгийский карабин с оптическим прицелом, годный для охоты на человека ничуть не меньше, чем на крупного зверя.
       Корсаков вышел на крыльцо, вдохнул благоуханную свежесть раннего утра. Голоса просыпавшихся в лесу птиц звучали в этот час неправдоподобно отчетливо, и тишины не нарушал непрерывный ровный гул машин, доносившийся с федерального шоссе. От шоссе через поле наискось текла дорога, и ее подъемы и спуски отражали волнообразный рельеф местности. Свет, копившийся на горизонте и подсвечивавший золотом бледное небо, неожиданно брызнул лучами прямо в глаза Корсакову;- Тот умиротворенно сощурился, но вдруг в отдалении заметил эмалевый отблеск -- словно тяжелая капля непрозрачной жидкости стекала по склону с возвышенности в лощину. Эмаль блеснула еще раз; Корсаков подождал с полминуты, но больше машин не было. Тогда он вошел в дом, взял из шкафа карабин, проверил, заряжен ли он, и, не прикрепляя прицела, полез на чердак. Оттуда он рассмотрел в прицел приближающиеся машины. Впереди на большом полицейском "Крайслере" с мигалкой ехал сам шериф, рядом с ним сидел еще один полицейский. Во второй машине, неброском, но солидном "Понтиаке", ехали двое таких же неброских и солидных мужчин в штатском. Корсаков решил, что если дойдет до дела, то солидной парочкой придется заняться в первую очередь. Он чувствовал к этим ребятам уважение и одновременно неприязнь: да, их организация огромна и совершенна, осведомленность их почти безгранична, он не знает об этой стране и сотой части того, что знают они, хоть сам здесь родился и вырос. И тем не менее компьютеры и средства связи, хитрое оружие и подслушивающие устройства, миллионы досье и тысячи агентов еще не гарантируют успеха. Кое-какое значение имеют и годы войны, годы, проведенные на улицах Бруклина, в джунглях Индокитая, в африканском бушвельде, в развалинах Бейрута. Можно обложить волка по всем правилам, но у него всегда остается шанс, потому что чутье, клыки и когти остаются при нем до конца.
       Корсаков увидел с чердака, что утренние гости оставили машины в лощине и приближаются к ограде усадьбы пешком. Видимо, они ожидали застать его сонным. Так или иначе он мог без труда положить их с чердака несколькими выстрелами, и это даже нельзя было бы назвать боем. Джо Скаличе ни на секунду не задумался бы учинить такой расстрел. В самом деле, зачем возиться с живыми, когда покойники не доставляют никаких хлопот, а пока их хватятся, можно уйти бог знает куда? Но солдаты видят свое достоинство в том, что убивают только в бою, -- тем-то они и отличаются от бандитов. Впрочем, Корсаков горячо надеялся на то, что боя удастся избежать, -- проливать кровь этих парней, выполняющих свою работу, ему совершенно не хотелось. С другой стороны, и не справиться с ними ему было нельзя. Альтернативой служило пожизненное заключение, а то и электрический стул -- Корсаков никак не мог припомнить, существует ли в штате Нью-Йорк смертная казнь. Он не торопясь спустился с чердака, проходя через комнату, сунул прицел в ящик письменного стола и вышел из дома через заднюю дверь. Перебежав через двор к гаражу, он бесшумно отомкнул замок и проскользнул внутрь, оставив дверь приоткрытой как раз настолько, чтобы с улицы рассмотреть то, что происходит в помещении, было невозможно. В гараже он спустил переносной фонарь в смотровую яму, над которой стоял джип, сгреб с верстака пару гаечных ключей и взобрался по лесенке на настил под крышей, втащив затем лесенку за собой. Сверху в слуховое оконце он наблюдал за тем, как гости, видимо, обшарив дом, осторожно спустились во двор по ступенькам заднего крыльца после того, как шериф внимательно осмотрел из-за притолоки двор и окружающие постройки. Развернувшись в цепочку, вся команда сразу направилась к гаражу -- двое прикрывали с флангов, а двое крались прямо к приоткрытой двери. В дверную щель им был виден в полутьме гаража отсвет горевшего в яме переносного фонаря. Корсаков для пущего правдоподобия уронил сверху в мотор джипа, стоявшего с открытым капотом, маленький гаечный ключ. Услышав изнутри звуки ремонта, люди, подбиравшиеся к гаражу, слегка расслабились. Корсаков, чтобы не быть случайно обнаруженным, отодвинулся от окошка и следил за ними в щель между досками. Один из визитеров, тот, что шел с правого фланга, остался прикрывать и присел на корточки с пистолетом на изготовку у бочки с дождевой водой. Остальные, также держа пистолеты наготове, подтянулись с разных сторон к двери в гараж. Корсаков перестал их видеть -- они оказались в мертвом пространстве. Шагнув к окну, он вскинул карабин и прицелился в агента, сидевшего у бочки.
       -- Эй ты, -- негромко позвал он. -- А ну брось пушку.
       Агент было заколебался, но тут же грохнул выстрел. Пуля пробила бочку возле самого его уха, и тугая струя воды залила его добротный костюм. Агент осторожно положил пистолет рядом с собой на землю. Снова прогремел выстрел, и оружие, бешено вертясь, отлетело на добрый десяток метров, исчезнув в траве, росшей вдоль стены дома.
       -- Ложись на брюхо, руки за голову, -- приказал Корсаков агенту, не сводившему с него глаз. -- И не дергайся, а то живо башку разнесу. Эй вы там, внизу, -- наблюдая за выполнением собственной команды, произнес Корсаков, -- ваш приятель у меня на мушке. Быстро кидайте пушки на середину двора, а то я его пристрелю.
       -- Ты что себе позволяешь, парень? -- послышался снизу прокуренный бас шерифа. -- Это сопротивление представителям власти!
       -- Бросайте пушки, тогда и поговорим, -- сказал Корсаков. -- Вы проникли с оружием в частное владение. Кто вас знает, чьи вы представители.
       Внизу наступило молчание. Пауза затягивалась, и Корсаков со вздохом произнес:
       -- Ну что ж, парень, извини. Сперва прострелю тебе руку, а там посмотрим. Не хотят твои дружки по-хорошему.
       -- Эй, эй, парень, подожди, -- примирительно пробасил снизу шериф. Три пистолета один за другим вылетели на середину двора и со стуком ударились об утоптанную землю. У Корсакова немного отлегло от сердца.
       -- Вот и молодцы, -- одобрил он. -- Теперь проходите в гараж и садитесь в машину, чтобы я вас видел.
       Направляясь к джипу, толстяк-шериф оглянулся и посмотрел поверх настила, но увидел только светлый прямоугольник окна.
       -- За руль не садись, -- предупредил его голос сверху, и шериф, сердито сопя, уселся на место рядом с водительским.
       Двое его товарищей влезли на заднее сиденье. Агент,, лежавший во дворе с руками за головой, услышал глухой стук и, приподняв голову, обнаружил,
       что Корсаков поднимается на ноги после прыжка из слухового окна.
       -- Лежи, лежи, -- бросил ему Корсаков, продолжая держать его под прицелом, затем стволом карабина закрыл дверь в гараж, вынул из кармана замок и запер дверь, оставив ключ в замке.
       Широкие ворота, через которые в гараж въезжали машины, оставались заперты на засов. Корсаков, неторопливо нагибаясь, подобрал с земли три пистолета, затем подошел к стене дома, пошарил в траве и нашел четвертый пистолет -- со свежей царапиной от пули на рукоятке, но, судя по всему, в остальном исправный. Три пистолета Корсаков рассовал по карманам, карабин закинул за плечо, с оставшимся пистолетом в руке подошел к лежащему агенту и старательно его обыскал, зная по собственному опыту, что серьезные специалисты редко имеют с собой только одну единицу оружия. Предосторожность оказалась не лишней: к щиколотке агента клейкой лентой был прикреплен маленький "кольт" 22-го калибра. Корсаков мысленно похвалил себя за то, что все время не спускал с парня глаз.
       -- Класть уже некуда ваши пушки, -- проворчал он, отдирая от ноги агента револьвер. -- У твоего приятеля тоже запасной ствол? Ладно, можешь не отвечать, это уже неважно. Иди и стань у двери, когда я скажу, откроешь замок.
       Агент повиновался. Не упуская его из виду, Корсаков описал по двору полукруг и занял позицию сбоку от входа в гараж, укрывшись за штабелем бревен, которые ближе к зиме предстояло распилить бензопилой и поколоть на дрова. "Эх, жить бы здесь круглый год", -- промелькнуло в голове у Корсакова. Угли в камине -- словно дышащая теплом сокровищница, запах смолы от сосновых дров, бездонная тишина за окнами и снега, отражающие лунный свет... Корсаков скомандовал:
       -- Открой дверь, отойди на середину двора и сядь на землю.
       Когда агент выполнил приказ, он гаркнул, чтобы его слышали в гараже:
       -- Выходи по одному! Сначала -- парень в штатском! Руки за головой!
       Вышедшему второму агенту Корсаков приказал повернуться спиной, крадучись подошел к нему и, ощупав его одежду, обнаружил в кармане пиджака точно такой же легкий револьвер, как тот, что отобрал у первого. Корсаков ухмыльнулся:
       -- Кажется, ты надеялся пострелять?
       Когда все незваные гости расселись посреди двора, Корсаков обратился к ним, поигрывая пистолетом:
       -- Итак, джентльмены, ситуация определилась: я хозяин, вы у меня в гостях. Если будете вести себя прилично, вреда я вам не причиню. Оружие верну вам позже, когда пойму, зачем вы сюда пожаловали. Ну, выкладывайте.
       Вместо ответа шериф полез в нагрудный карман. Увидев, что дуло пистолета в руке Корсакова слегка дрогнуло, он сделал успокаивающий жест раскрытой ладонью и обратился к своим товарищам:
       -- Я так и знал, что это не он. Посмотрите получше, сами увидите. Хозяева усадьбы -- достойные люди, не станут они прятать преступников.
       Вынув из нагрудного кармана фотографию, шериф помахивал ею в воздухе. Уловив смысл его слов, Корсаков весь похолодел. "Как это -- "не он"? -- лихорадочно замелькали в мозгу мысли. -- Кого же они здесь ловят? Может, тут какая-то ошибка? Нет, я чувствую, что они приехали за мной... Значит, я сам на себя не похож? Что они сделали с моим лицом?!" Он с огромным трудом подавил порыв тут же кинуться к джипу и посмотреться в зеркальце. Тем временем агенты в штатском тоже вынули фотографии и рассматривали их, бросая на Корсакова сравнивающие взгляды. Наконец один из них произнес:
       -- Мистер, мы -- агенты ФБР, -- он показал значок и спрятал его обратно во внутренний карман пиджака. -- Мы ищем одного парня, он убил четверых полицейских. Посмотрите, может быть, вы видели его где-нибудь поблизости.
       Хотя .Корсаков, пребывал в смятении, голос его стал заметно жестче.
       -- Сидеть! -- скомандовал, он, заметив, что агент собирается подняться. -- Это все пока одни разговоры. Я не такой дурак, чтобы верить словам, значкам и всякой такой ерунде. Ну-ка дай взглянуть.
       Он сделал шаг вперед, держа пистолет наготове, протянул руку, взял у шерифа снимок и снова отступил на шаг. Рука с наведенным пистолетом не дрожала, и все же в следующие полторы минуты пленные могли бы с легкостью обезоружить Корсакова, потому что он не мог оторвать взгляда от небольшого, но очень четкого цветного фото, на котором был изображен он сам -- в военной камуфляжной форме без знаков различия, в каком-то помещении на фоне голой стены, выкрашенной в светло-желтый цвет. Судя по форме и по тому, что человек на снимке выглядел привычно и не казался Корсакову чересчур молодым, фотография была сделана совсем недавно -- скорее всего в Ливане. Корсаков в сотьш раз мельком подумал о том, что за спиной воюющих в наше время вечно трется всякая сволочь с фотоаппаратами и подслушивающими устройствами; затем ему показалось, будто он узнает место где его снимали; затем он подумал, что вспоминать место сейчас некогда, и только после этого в полной мере осознал: четыре ищейки с весьма наметанным глазом, рассматривая его в упор, не могут
       его опознать по его собственной фотографии. Он ощутил противную слабость в ногах и снова подумал: "Что же они сделали с моим лицом?"
       -- Нет, такого парня я здесь не видел, -- сказал он. -- Фотографию на всякий случай оставлю себе.
       Пленные стали подниматься, разминая затекшие ноги и перебрасываясь веселыми репликами, однако озадаченно умолкли, когда Корсаков вновь рявкнул на них:
       -- Сидеть, мать вашу! Кто разрешил встать?! Они замешкались, но тут же грохнул выстрел, и
       пуля обожгла щеку помощнику шерифа. Тот поспешно сел, а за ним и все остальные.
       -- Ты что, парень? --' удивленно спросил шериф. -- Мы же во всем разобрались, разве нет?
       -- Разобрались, да не совсем, -- процедил Корсаков, отступая на пару шагов. После минутного размышления он скомандовал: -- Ну-ка вставайте и топайте к сараю. И без фокусов -- в случае чего я не промахнусь.
       Он знал, как поступят агенты, если он вернет им оружие: возьмут его под арест и повезут в город, где снимут отпечатки пальцев. Не такие они простаки, чтобы отпустить кандидата на электрический стул только потому, что он не похож на свою фотографию. Бывали хитрецы, которые сводили себе капиллярные линии на пальцах и делали пластические операции, однако их все равно выводили на чистую воду. Поэтому Корсаков вовсе не считал инцидент исчерпанным. Он бросил помощнику шерифа ключи от замка и приказал отпереть сарай, а когда тот распахнул дверь, велел пленным войти внутрь, открыть люк в погреб и спуститься вниз. Когда те, недовольно ворча, один за другим исчезли в люке, он включил в погребе свет и встал над освещенным проемом.
       -- Значит, так, ребята, -- начал он. -- Мне очень жаль, но вам придется просидеть здесь несколько часов. Пол крепкий, люк -- тоже, так что ломать и то и другое вряд ли имеет смысл. Впрочем, дело ваше, помешать вам я все равно не смогу. Оружие ваше найдете в домике на столе в гостиной, -- правда, для этого вам придется высадить дверь, потому что ключи я вам оставлять не намерен. жратвы в погребе полно, всяких соков и вин -- тоже, так что можете ни в чем себе не отказывать. Когда я закончу свои неотложные дела, то дам знать в полицию, где вы находитесь. Думаю, что они хватятся вас еще до этого. Ну, привет, не поминайте лихом, -- заключил он, захлопнул створки люка и приладил к их ручкам тяжелый замок. Пройдя в дом, он поставил карабин в оружейный шкаф. Затем ему пришлось сходить в гараж и без помощи лестницы взобраться на настил, чтобы вернуть на место оптический прицел. Благодаря его врожденной аккуратности в комнатах домика царил порядок, и убираться ему не пришлось. Он, правда, начал было вытирать отпечатки пальцев, но тут же, выругав себя, прекратил это занятие, поскольку уничтожить всё отпечатки, оставленные им в усадьбе; не представлялось возможным. "Ладно, оставлю свои пальчики им на память, -- подумал он. -- В конце концов то, что я здесь жил, само по себе преступлением не является". Он поймал себя на том, что затеять бессмысленную протирку мебели его заставило желание оттянуть тот пугающий момент, когда он посмотрит в зеркальце джипа и увидит в нем свое новое лицо. Привыкнув ни в чем себе не потакать, он тут же направился в гараж. Там он включил свет, уселся в джип на место водителя и повернул зеркальце к себе.
       Он узнал себя только по глазам: светлые и холодные, они. смотрели как обычно -- оценивающе, отстранение, чуть насмешливо. Смятение хозяина в них никак не проявлялось. Все остальные черты невероятным образом изменились: изящный нос с родовой корсаковской горбинкой сделался вдавленным и приплюснутым, как у старых профессиональных боксеров; подбородок из округлого стал прямоугольным и слегка скошенным, овал лица -- жестким, с резко выступающими скулами. Нежная матовая кожа даже на взгляд была шероховатой, местами воспаленной, и приобрела землистый оттенок. Возле глаз развернулись морщины, и глубокие складки пролегли от крыльев носа к углам рта. Но сильнее всего изменились волосы: прежде мягкие, густые, с богатым оттенком спелой пшеницы, теперь они сделались прямыми, жесткими и ломкими, как волчья шерсть, и приобрели цвет "перец с солью", словно Корсаков ранее был брюнетом, а затем сильно поседел. Густая борода такого же цвета ничуть не скрадывала жесткости черт лица, -- наоборот, она сама выглядела как воплощение жесткости. Росла она, по-видимому, медленно и отросла не настолько, чтобы ее требовалось немедленно подстричь, но в силу своей звериной густоты неплохо скрывала рубцы на месте входного и выходного отверстия пули, пронизавшей навылет обе щеки Корсакова и раздробившей коренной зуб. Корсаков подумал, что ему изрядно повезло и в момент выстрела рот у него, несомненно, был приоткрыт: вероятно, он хотел что-то крикнуть возникшим перед ним полицейским. В этот момент последовал выстрел, и пуля всего лишь прошила его щеки, а могла бы по меньшей мере оставить его без зубов и без языка -- в том благоприятном случае, если бы при столкновении с преградой она не изменила бы траекторию. Корсаков изобразил широкую улыбку. Слева в ряду зубов виднелась зияющая дыра, но если не растягивать рот до ушей, то со стороны, ее вряд ли можно было заметить. Зато губы изменились весьма существенно: из прежних четко очерченных и привлекавших женские взгляды они сделались жесткими и размазанными, словно у боксера. Корсаков всегда испытывал некоторую гордость оттого, что выглядел значительно моложе своих лет, однако теперь он разом постарел лет на десять. Ошеломленный тем, что открылось ему в зеркале, он ощупывал свое новое лицо и пытался успокоиться, дабы понять, какие последствия сулит ему эта метаморфоза. Для осуществления мести она могла быть только полезна, однако огорчало то, что имевшиеся у него документы теперь невозможно будет использовать из-за несовпадения лица предъявителя и лица на фотографии. Чувствуя себя какой-то бесплотной тенью, Корсаков вернулся в домик и собрал в сумку все необходимое для бегства. Ему никак не удавалось справиться с душевным смятением, и потому он по нескольку раз контролировал каждое свое действие. После некоторого размышления он прихватил в сумку со стола армейский "кольт" 45-го калибра, а из другого точно такого же пистолета вынул магазин и тоже положил магазин в сумку. Уже. подготовившись к уходу, он вдруг остановился, вернулся в комнату, достал из шкафа четыре шерстяных одеяла и понес их в сарай. Там он отпер люк и молча свалил одеяла вниз, а затем запер люк снова, хотя шериф снизу что-то недовольно басил. Заперев все постройки, Корсаков положил ключи в условленное место -- под въездной настил гаража, после чего направился по дороге к шоссе, намереваясь поймать попутку. Можно было, конечно, отобрать у агентов ключи от "Понтиака", но связываться с оперативной машиной ФБР ему не хотелось. Проходя мимо машин, оставленных в лощине, он вынул пистолет и с удовольствием прострелил три покрышки сначала у полицейского"Крайслера", а потом у "Понтиака". Приятно было сознавать, что запас времени увеличивается. Корсаков пересек поле и бесследно канул в поток машин, мчавшихся по федеральному шоссе.
       О смерти Эдвардса, последовавшей за ней перестрелке и бегстве Корсакова Джо Скаличе узнал той же ночью, а утром уже держал в руках выпуск "Кроникл" с жирно набранным извещением: "Наемник и международный террорист застрелен полицией в Южном Бронксе. Подробности в следующем номере". Джо, которому сообщили о том, что перестрелка как раз для .полиции закончилась скверно, а якобы застреленный террорист бесследно исчез, ощутил в душе легкую тень надежды и велел секретарше связаться с редакцией "Кроникл". Ничего отрадного ей там не сообщили: оказалось, что произошла ошибка и агент, передавший в редакцию сенсационное известие о гибели наемного убийцы, затем сам погиб, как и трое его товарищей, от руки этого самого убийцы. Впрочем, в редакции не слишком расстраивались из-за допущенной оплошности, полагая, что она лишь придаст пикантности последующим публикациям. "Кроникл" щедро приплачивала полицейским, допускавшим утечки информации, и потому сомневаться в ее осведомленности не приходилось. Надежда на благополучный исход дела рассеялась, и помрачневший Джо, выслушав доклад секретарши, молча указал ей на свой стол. Та уже хорошо знала этот жест, а потому нагнулась, изящным движением задрала юбку, спустила трусики и оперлась локтями о столешницу. Джо поднялся с кресла, обошел стол, пристроился к секретарше с тылу и отработанным движением овладел ею. Таким образом он привык успокаивать нервы после трудных переговоров, получения неприятных известий и во всяких подобных случаях. В особо неудачные дни ему требовалось до десятка успокоительных сеансов, так что, прибыв домой к жене он валился в постель, едва успев раздеться, и сразу же засыпал как убитый. Для поддержания постоянной готовности к успокоительной терапии Джо приходалось часто менять секретарш, так что имен их он не запоминал, да и лица помнил смутно, к тому же излюбленная им поза давала возможность видеть лицо помощницы только в профиль. Левой рукой Джо оперся о спину девушки, которая стонала и вскрикивала, изображая африканскую страсть, а правой дотянулся до телефона, снял трубку и набрал номер.
       -- Фрэнк? -- спросил Джо по-английски, но тут же перешел на сицилийское наречие: -- Немедленно приезжай ко мне. Надо посоветоваться, плохие новости... А если слышал, то мог бы и сам позвонить. Давай, жду.
       Не прекращая колебательных движений тазом, Джо набрал следующий номер. Голос человека, поднявшего трубку на другом конце провода, он узнал и потому сразу же заговорил на диалекте:
       -- Чиро? Приезжай ко мне, надо кое-что обсудить. Да, по тому делу... Нет, все не так гладко, как ты думаешь. Работать надо, а не газеты читать! Давай, жду через час.
       Джо сделал еще несколько звонков, по привычке изъясняясь такими обтекаемыми фразами, что лишь человек, находящийся полностью в курсе его дел, мог понять суть разговора. Поскольку он никак не мог сосредоточиться на процессе снятия стресса, сеанс явно затягивался. Работавшая с душой секретарша уже совсем запыхалась, в то время как Джо ничуть не устал, ибо двигался чисто механически. Впрочем, повесив трубку, он взялся за свою помощницу уже как следует, и когда несколькими мощными толчками сеанс завершился, секретарша издала ликующий вопль -- правда, с некоторым опозданием, так как задумалась в этот момент о чем-то своем. Застегивая брюки, Джо вернулся в кресло, бросил секретарше: "Ступай", и она направилась к двери, на ходу оправляя одежду. Зазвонил телефон. Джо поднял трубку и услышал резкий голос Дженко Ди Карло, возглавившего после смерти на электрическом стуле знаменитого Луиса Бухалтера один из осколков созданной покойным "Мердер инкорпорейтед" -- "Корпорации убийц". Насмотревшись на хрупкость человеческого существования, Ди Карло больше всего ценил в жизни надежность и потому, дабы иметь прочный тыл при своей профессии, заставлявшей постоянно наживать врагов, работал почти всегда на семью Скаличе и уж во всяком случае никогда не работал вопреки ее интересам.
       -- Дон, я слышал, у вас проблемы? -- спросил Ди Карло. В голосе его слышался легкий упрек -- по его мнению, Джо перемудрил, не пожелав поручить дела с Эдвардсом ему.
       -- Кто это болтает?! -- вскинулся Джо. -- Я к этому делу не имею никакого отношения, так и запомни!
       -- Зря вы мне не доверяете, дон, -- нотка упрека в голосе Ди Карло сделалась явственнее. -- Мне позвонил сейчас Чиро Берганцоли, сказал, что может потребоваться моя помощь в связи с этой вчерашней историей.
       -- Почему без моего разрешения? -- проворчал Джо, подумав, однако, что Берганцоли поступил правильно. -- Ладно, Дженко, спасибо тебе. Конечно, приезжай. Похоже, дело может обернуться паршиво.
       Джо позвонил еще на первый этаж своему заместителю и двоюродному брату Марко Галло, занимавшемуся в семействе финансовыми и налоговыми вопросами, и пригласил его к себе через час. Время до прихода подчиненных Джо провел в мучительных раздумьях, непрерывно прокручивая в мозгу различные варианты развития событий, однако вопреки всякой логике все варианты почему-то сулили сплошные неприятности. Прославившись своим умением мыслить всегда хладнокровно и логически,
       теперь Джо никак не мог принудить свой мозг К полезной работе и только нанизывал всевозможные жуткие картины на бесконечную нить собственного страха. Страх тоже был безрассудным и вызывался не какими-то конкретными причинами, а бессодержательными обрывками давних воспоминаний: совершенно бесстрастное лицо Корсакова во время драки, его неторопливая, как бы снисходительная манера говорить, а самое главное -- пристальный взгляд его почти прозрачных, словно ледяных глаз. "Черт, наваждение какое-то", -- пробормотал Джо. Он до того извелся, что, когда собрались приглашенные и секретарша принесла напитки, он вскочил с кресла и машинально попытался развернуть девушку в привычную позицию успокоительного сеанса. Впрочем, он вовремя очнулся, вспомнив о том, что находится в обществе, и попытался представить свой порыв как мимолетное объятие, которым справедливый папаша поощряет старательную дочь. Подчиненные смотрели на него выжидательно:
       -- Вот что, ребята: у нас возникла большая проблема. Парня, который убрал Эдвардса, должны были там же на месте пристрелить полицейские, и тогда инцидент был бы исчерпан, мы остались бы в стороне, а черные начали бы делиться и потеряли бы половину рынка. Но получилось так, что эти придурки не просто оставили нашего парня в живых, а позволили ему отправить себя на тот свет. Четыре трупа, представляете?! -- воскликнул Джо, не в силах более сохранять видимость спокойствия. -- Четыре стрелка ждут его в засаде, открывают огонь, а кончается все тем, что он убивает всех четверых и сматывается! Неплохо, правда? Так вот, этого парня я давно знаю. Начинал он в уличной банде Чарли Пратта, потом застрелил в ресторане троих парней, которые зарезали его дружка-японца, и удрал от расследования в армию. Я держал его в поле зрения, потому; что видел его способности и хотел привлечь его к работе на семью. Так вот, во Вьетнаме он отличился и попал в команду снайперов. Я говорил с его сослуживцами, и они сравнива- ли его знаете с кем? С самим Карлом Хичкоком! А знаете, кто такой Карл Хичкок? Кто не знает, может почитать его автобиографию, -- Джо вытащил из ящика стола потертый томик и швырнул его в сторону Франко Де Камиллиса, костистого и сутулого верзилы с изможденным лицом маньяка. -- Хичкок имел на своем счету больше восьмидесяти официальных зарегистрированных смертельных выстрелов, -- значит, незарегистрированных раза в три больше, потому что кто там будет таскаться за ним по джунглям и следить, как он стреляет? Однажды он уложил вьетконговца с расстояния в две с половиной тысячи ярдов! Хичкок считается специалистом по сверхдальней стрельбе, а наш друг, наоборот, старался подобраться к косоглазым поближе и в результате перестрелял их, как говорят, куда больше, чем Хичкок. Я спрашивал парней, которые с ним служили: а может он стрелять со сверхдальних дистанций? Они ответили: не только может, но и прекрасно стреляет, просто он обычно действовал в составе подразделения, а в таких случаях надо бить наверняка, чтобы помочь товарищам. Хичкок -- тот больше действовал в одиночку, как охотник, потому и мог ставить рекорды.
       -- Восемьдесят один официально подтвержденный труп, -- вдруг проскрипел невпопад Де Камил-лис, листавший книжку Хичкока. Скаличе некоторое время смотрел на него, ожидая, не скажет ли он еще что-нибудь, но Де Камиллис, подтверждая свою устоявшуюся репутацию психа, вновь углубился в книжку.
       -- Вот именно! -- преодолев замешательство, воскликнул Джо, подняв палец вверх. -- А если наш парень решит с нами посчитаться и выйдет на охоту, -- сколько народу он успеет перещелкать?
       -- Да что вы так волнуетесь, дон? -- лениво произнес Чиро Берганцоли, лысый толстячок безобидного вида, постоянно носивший темные очки, скрывавшие наглый ощупывающий взгляд. -- Он один, на нашей стороне и полиция, и все другие семейства, -- если, конечно, мы захотим подключить их к этому делу. По моему мнению, это не обязательно. Усилим охрану, сообщим всем нашим людям о том, кого мы ждем, раздадим фотографии, и, если парень объявится, мы его моментально сцапаем. Не в первый раз мне усмирять врагов семейства Скаличе, я делал это еще для вашего отца, дон, -- на патетической ноте закончил Берганцоли.
       -- Я помню о твоих заслугах, Чиро, -- подавляя раздражение, сказал Джо, но раздражение и страх тут же прорвались в водопаде слов: -- Поймите, черт вас возьми, что это особый случай, совсем не то, с чем нам приходилось справляться раньше. Этот человек опасен, по-настоящему опасен, поймите вы наконец! Еще мальчишкой он на моих глазах вырубал по нескольку старших парней, каждый из которых был тяжелее его фунтов на сорок, а руки и ноги у него уже тогда годились для того, чтобы колоть кирпичи и прошибать любые доски...
       -- Навидался я таких молодцов, -- вставил с пренебрежительной усмешкой Берганцоли: -- Хороший стрелок, хороший ствол, и никакие таланты парню не помогут.
       -- Ну, лучшего стрелка, чем он, мы все равно не найдем, -- возразил Джо. -- Хотя дело не в этом. Хуже всего то, что ему ничего не надо, с ним нельзя договориться, да он и не будет с нами разговаривать. Ему нужна только месть, а мстить он будет наверняка, я его знаю, -- Джо поежился -- перед его
       мысленным оком промелькнули знакомые ледяные глаза. -- За ним никто не стоит, поэтому выйти на него можно только случайно...
       -- Ну почему же никто не стоит? За каждым человеком стоят его родители, -- неожиданно включился в разговор Де Камиллис. Джо взглянул на него с удивлением -- при внешности и манерах придурка Франко Де Камиллис отличался удивительной способностью измышлять всякие пакости -- тут ему не было равных, а должное почтение к себе он внушал невероятной жестокостью.
       -- Правильно, Франко, -- одобрительно сказал Джо. -- Я даже знаю, где живут его родители...
       -- Надо убить его мать, -- не слушая дона, с улыбкой произнес Де Камиллис.
       "Нет, все же он псих, хоть и не дурак", -- подумал Джо, а вслух возразил:
       -- Зачем нам убивать ее сейчас? Если мы это сделаем, то только обозлим его еще больше и попусту выкинем свой козырь. Нет, мы сделаем по-другому: будем следить за его родителями, постоянно, днем и ночью. Мы не будем их похищать -- пусть они будут приманкой. Рано или поздно он должен выйти на контакт либо с ними, либо с нами. В первом случае мы сядем ему на хвост и разделаемся с ним либо прямо в момент контакта, либо позже, смотря по обстановке. Во втором случае мы захватим его родителей, и он окажется у нас на крючке. Если он вздумает блефовать и заявит, будто ему наплевать на родителей, мы ему не поверим: я-то хорошо знаю, что это не так. Короче говоря, сделаем так: Чиро, ты выделяешь две группы ребят, пусть контролируют все подходы к дому, но сами не светятся. Дженко,-- обратился Джо к Ди Карло, -- пошли парочку своих ребят, пусть оборудуют где-нибудь на крышах стрелковую позицию. Их задача -- страховать первые две группы и при необходимости чисто и без шума ликвидировать нашего друга. Кроме того, его родителей наверняка будет пасти ФБР, так что пусть твои люди постараются вычислить, откуда легавые ведут наблюдение, и блокируют их нежелательную активность. Нашему другу, конечно, уже приготовлен электрический стул, но я не хочу, чтобы он на следствии поливал семейство грязью. Доказать он, конечно, ничего не сможет, но все равно это неприятно.
       -- А если он все же начнет действовать, не заботясь о родителях? -- задумчиво спросил Марко Галло.
       -- Мы сразу же их захватим, и ему придется прекратить свои действия, -- терпеливо пояснил Джо. -- Но они не должны знать о том, что являются нашими заложниками. В то же время мы должны знать о них все: где они работают, куда ходят и тому подобное. Наши люди должны постоянно висеть у них на хвосте. Ну а на тот случай, если наш друг решит плюнуть на родственные чувства -- хотя лично я сомневаюсь, что он на такое способен, -- мы должны постоянно быть начеку. Повторяю еще раз: этот человек крайне опасен! Я предпочел бы иметь дело с дюжиной конкурентов, чем с ним одним, но раз уж так получилось, мы не можем позволить себе расслабляться.. Если понадобится, будем пасти его родителей месяц, полгода, год, и все это время будем пребывать в боевой готовности. Хочу, чтобы вы ясно поняли: ставкой в этой игре являются наши с вами головы.
       В этот момент Чиро Берганцоли, который давно уже, отъехав вместе с креслом от стола, вел телефонные переговоры то с одним, то с другим собеседником, вдруг произнес, повесив трубку:
       -- Я тут позвонил кое-кому... Оказывается, его отец умер три года назад.
       -- Черт, -- пробормотал Джо. -- Одной зацепкой меньше.
       -- Остается мать, -- благодушно улыбаясь, сказал Де Камиллис.
       Бронек Кауфман пятился в глубину склада по проходу между штабелями контейнеров и жестами показывал въехавшему в ворота погрузчику направление маневров. Когда погрузчик с контейнером на весу свернул в боковой проем между штабелями, Бронек повернулся было к нему, чтобы продолжать руководить его перемещениями в тесном пространстве, но краем глаза заметил неподвижную мужскую фигуру в освещенном проеме ворот. Человек явно высматривал что-то в полумраке склада.
       -- Эй, мистер, вам что нужно? -- окликнул его Бронек. В следующую секунду он вздрогнул, словно от удара током, -- знакомый голос произнес:
       -- Здравствуйте, дядя Бронек.
       -- Витя?.. -- неуверенно пробормотал Кауфман и понял, что не ошибается. Повернувшись к погрузчику, он заорал на водителя: -- Опусти этот чертов контейнер и уматывай! Не видишь, мне надо поговорить с человеком!
       Проходя мимо гостя, по-прежнему стоявшего в проеме ворот, водитель украдкой бросил на него любопытствующий взгляд. Тот лишь чуть заметно усмехнулся -- лицо его скрывали большие темные очки. Взглянув через плечо, он убедился в том, что водитель ушел, и медленно двинулся в глубину склада. Одновременно он поднял руку к лицу и так же медленно снял очки. Кауфман прищурился и прошептал:
       -- Пся крев... Он или не он?.. Внезапно он рявкнул:
       -- Что за черт?! Ты кто такой?!
       Рука его юркнула под мышку и судорожно пыталась вытащить пистолет из кобуры, но дрожащие пальцы не слушались. После того как он услышал знакомый голос, чужое лицо перепугало его насмерть.
       -- Не надо, дядя Бронек, -- устало попросил пришелец. -- Это я, Виктор Корсаков. Вы, должно быть, слыхали о том, что я был ранен, исчез, и меня до сих пор ищут. Так вот, ранили меня в лицо, и хирург, который меня лечил, сделал мне что-то вроде пластической операции.
       -- Голос, голос, да... -- бормотал Кауфман, вглядываясь в незнакомые черты лица. -- Голос и глаза -- не так уж мало. А ну-ка скажи мне, парень, где, по-твоему, я потерял ногу?
       -- На Рейне, на ремагенском плацдарме, -- ответил гость и по собственной инициативе перечислил вехи военного пути Бронека Кауфмана. Затем он расстегнул рубашку и показал длинный тонкий шрам, проходивший сверху вниз по левой стороне живота. -- Помните, у нас дома был старый диван, на который я любил бросаться с разбегу, а мать мне это запрещала? Как-то из него вылезла Пружина, и, когда я опять на него бросился, пружина рассекла мне кожу на животе. В этот момент вы как раз были у нас в гостях и взялись меня перевязать, пока мать звонила в больницу.
       -- Да, похоже, это и впрямь ты, парень, -- с удивлением в голосе произнес Кауфман. -- Ну и ошарашил ты меня... Ты хоть знаешь, что твой отец умер?
       -- Знаю, -- кивнул Корсаков. -- Узнал об этом тогда же -- знакомые послали мне сообщение в Африку. На похороны я, конечно, попасть не мог -- его похоронили, должно быть, еще до того, как я узнал о его смерти.
       -- Все прошло прилично, -- сказал Кауфман. -- Помогли его русские друзья. Я сходил к Давиду Фишману, и тот прислал машину и помог деньгами
       на хороший гроб. Представь себе -- был даже представитель польского посольства, говорил речь. Очень хорошо говорил -- кое-кто даже прослезился.
       -- Отца не вернешь, дядя Бронек, -- сухо произнес Корсаков. -- Теперь надо подумать о том, как спасти мою мать. В той истории меня подставили, хотели убить и потом свалить на меня все грехи. Теперь они следят за матерью, ждут момента, когда я приду к ней или еще как-то дам о себе знать. Как только они что-то услышат обо мне, они ее захватят, чтобы выйти на контакт со мной, а этот контакт им нужен для того, чтобы убить меня. Я опасен для них и как свидетель, и как человек, который может попытаться отомстить. Поэтому мне нужна ваша помощь, дядя Бронек.
       -- А ты не ошибаешься? -- спросил Кауфман, которому все услышанное напомнило низкопробные разбойничьи романы его детства. -- Может, и нет никакой слежки? Ты ведь пропал уже несколько месяцев назад, и теперь все успокоилось.
       -- Я снял номер в гостинице, откуда виден наш дом, и вычислил их в первый же день, -- терпеливо ответил Корсаков. -- Они всюду следуют за матерью по пятам -- на работу, с работы, в магазин -- и даже не очень скрываются. Я уверен, что где-то у них есть страховочный пост, чтобы наблюдать всю округу в целом и контролировать те посты, которые расставлены на улице. Кстати, слежку ведет и ФБР, поэтому я не могу позвонить домой -- они наверняка прослушивают телефон. Этих я бы не боялся -- в конце концов им нужен только я, мать они не тронут, но, если я появлюсь в окрестностях, они сразу же попытаются меня сцапать, а этого мне не хотелось бы.
       -- Но почему ФБР не прогонит оттуда бандитов? Неужели такие опытные ищейки не могут понять, чем эти типы там занимаются? -- возмутился Кауфман.
       -- Как их прогнать? Они не делают ничего противозаконного, -- пожал плечами Корсаков. -- И потом, по-настоящему опасны не те, что шпионят на улице, а те, что сидят в засаде где-нибудь на крыше*. Стрелять будут именно они.
       -- Что я могу для тебя сделать? -- помолчав, спросил Кауфман.
       -- Зайдите к моей матери и убедите ее немедленно уехать в Европу -- вот здесь для нее деньги, телефонные номера и адреса тех, к кому она сможет обратиться в Брюсселе и в Париже. Телефоны, которые могут прослушиваться, я пометил и написал кодовые слова, с помощью которых она может назначить встречу с нужными людьми. Имейте в виду, что в квартире могут быть установлены подслушивающие устройства, поэтому перед тем, как начать этот разговор, включите воду в ванной, музыку или что-нибудь в таком роде -- на месте разберетесь. Наметьте день, в который она должна будет улететь, и Купите ей билет на самолет -- сами или через кого-нибудь. Могу вас обрадовать -- я околачиваюсь в порту уже несколько дней и, похоже, за вами никто не следит.
       -- Отрадно слышать, -- проворчал Кауфман. -- Интересно, с какой стати за мной следить?
       -- Ну, вы же наверняка заходили проведать мать после той истории, и, должно быть, не один раз. Вас скорее всего сфотографировали, выяснили, кто вы, не поддерживаете ли отношений со мной, опрашивали ваших знакомых...
       -- Ха! -- воскликнул Кауфман. -- И верно, Соломон мне что-то такое говорил, но я, как обычно, его не понял. К счастью, он полный идиот, наш Соломон. Могу себе представить, что у них получилась за беседа.
       -- Конечно, лучше, чтобы нас не видели вместе, но если даже кто-то и засек, как я к вам входил, ничего особенно страшного в этом нет, -- сказал Корсаков. -- С этим лицом я для них просто какой-то незнакомый тип. На всякий случай скажите тем, кто будет интересоваться моим визитом, что приходил человек из Чикаго, интересовался ценами на ме- бель, но цены ему не понравились, и он больше не возвращался. Когда переговорите с матерью, дайте мне знать, какой день вы наметили. Для этого придете в отель "Милагро" -- это в двух шагах от нашего дома -- и передадите пакет постояльцу 505-го номера Патрику де Соуза. Патрик де Соуза -- это я. У портье пакет не оставляйте, передайте с коридорным или поднимитесь ко мне сами -- я скорее всего буду у себя, а если нет, то скоро появлюсь. Еще лучше, если вместо вас пакет мне передаст какой-нибудь смышленый паренек, который в случае чего сможет сказать, что ничего не видел и никого не знает. И совсем хорошо было бы, если бы в пакете оказались новые документы, прежде всего американский паспорт, потому что вскоре мне придется спешно исчезнуть из Штатов.
       -- Но ведь у тебя, видимо, есть документы на имя этого Патрика де Соузы, -- заметил Кауфман. -- Иначе с какой же стати ты так назвался?
       -- Документы есть, -- усмехнулся Корсаков. -- Беда только в фотографии -- на ней я отдаленно похож на себя прежнего, но уж никак не похож на себя нынешнего. При паспортном контроле проблемы возникнут почти стопроцентно.
       -- Ты захватил эти документы с собой? Корсаков испытующе взглянул на Кауфмана,
       вместо ответа полез в карман, вынул документы и протянул ему. Тот просмотрел фотографии и покачал головой.
       -- К Давиду по этому поводу обращаться бесполезно, -- поморщившись, объяснил он. -- Давид больше всего боится засветить тех, кто делает ему разные фальшивые бумаги. Говорит, что это самое рентабельное из всех его предприятий. Но что-то предпринять я все-таки попробую. В конце концов переклеить фото -- это не паспорт поменять... Кстати, новые фотографии у тебя с собой?
       Корсаков протянул ему маленький пакетик -- снимки, сделанные за полчаса в крошечной фотомастерской на Брайтон-Бич. Корсаков любил прогуливаться по этому району, где в последние годы все чаще можно было услышать русскую речь. Спохватившись, он вытащил вслед за пакетиком из другого внутреннего кармана увесистую пачку долларов.
       -- Это для тех, кто будет выполнять заказ, -- сказал он.
       Кауфман профессиональным движением перелистал купюры и поцокал языком:
       -- За такие деньги даже этот молодой жлоб Давид прислушается к моей просьбе. Сделаем так: на одних бумагах просто переклеим фотографии, но кроме них закажем еще и совсем новые. Ты прав, мой мальчик, на серьезное дело денег жалеть нельзя. Какую фамилию ты хотел бы носить в следующие несколько лет?
       -- Все рано, дядя Бронек, -- с улыбкой отмахнулся Корсаков.
       Кауфман прищурился:
       -- Да, точь-в-точь покойный Федор -- узнаю этот жест... Сын исполняет завет отца -- воюет против всего мира и не может остановиться... Не слушай меня, это я про себя. Надо бы тебе что-нибудь славянское -- некоторые польские фамилии звучат удивительно по-русски. Имя, правда, должно быть американское -- тут уж ничего не поделаешь.
       -- Хорошо, дядя Бронек, вам решать, -- сказал Корсаков. -- Главное -- будьте поосторожнее, когда придете передавать пакет. Лучше пришлите кого-нибудь вместо себя. Помните: пакет должен получить человек по имени Патрик де Соуза, и... -- Кор- саков на мгновение задумался. -- И у него должен быть на шее такой же амулет, как у меня.
       Кауфман посмотрел на расстегнутый ворот рубашки Корсакова -- из-под рубашки мягко поблески- вал прильнувший к смуглой коже золотой скорпион, слишком, пожалуй, большой для украшений та- кого рода. Слова Корсакова показались Кауфману какими-то двусмысленными, и он спросил:
       -- А что, разве ты не сам будешь получать пакет? Корсаков вздохнул -- приходилось объяснять все до конца.
       -- Видите ли, дядя Бронек, в ФБР и в полиции уже знают, что у меня... ну, другое лицо. Четверо фараонов могли рассмотреть меня в упор. Возможно, мне следовало пристрелить их; возможно, оставив их в живых, я осложнил свою задачу, но тем не менее я просто посадил их под замок, чтобы спокойно добраться до Нью-Йорка. Они, конечно, поняли, кто я, и теперь на основе их описания наверняка составили фоторобот. Так что мне не стоит крутиться в районе, который под колпаком у ФБР. В "Милагро" живет мой старый приятель -- у него чистые документы и внешность такая, что подойдет под любой фоторобот. В то же время он ни капли на меня не похож.
       -- Ну и ловок ты стал, парень... -- задумчиво протянул Кауфман. -- Такая голова! Ты уже больше не учился с тех пор, как ушел из университета?
       -- Я все время учусь, дядя Бронек. Даже сейчас, -- с улыбкой промолвил Корсаков, поймал заскорузлую лапу Кауфмана и стиснул ее, совсем легонько, в прощальном рукопожатии. Повернувшись, он зашагал прочь и только в проеме ворот, не оглядываясь, помахал рукой. Бронек Кауфман озадаченно посмотрел на свою ладонь: нежностью она не отличалась, и все-таки у него осталось ощущение, будто пальцы, только что сжимавшие ее, были то ли каменными, то ли деревянными.
       -- Ну да, это их там так тренируют. Бедный маль чик, -- вздохнул Бронек, вышел из склада на солнце и громким воплем призвал водителя погрузчика обратно к работе.
       -- Заканчивай пока с тем контейнером, а мне надо позвонить, -- приказал он подбежавшему водителю. Пройдя в свою каморку, где хранилась вся складская бухгалтерия и стоял телефон, он набрал номер офиса Давида Фишмана.
       Четырнадцатилетний паренек Льюис Кларк по прозвищу Тыква выскочил из пиццерии, прижимая к животу огромный пакет с десятью порциями пиццы. Накормить следовало восемь человек, но по традиции он всегда брал на пару порций больше на тот случай, если появятся отсутствовавшие едоки. Прозвище "Тыква" приклеилось к Льюису Кларку в раннем детстве, когда он был пухленьким и упитанным до того, что весь лоснился. Однако после того, как его родители разошлись, отец уехал на Запад, не оставив адреса, а мать через некоторое время просто бесследно пропала, Льюис попал на иждивение бабушки и вскоре стал привыкать к тому, что сытный обед надо рассматривать как большую удачу, а не как нормальную жизненную ситуацию. Вдобавок Льюис начал стремительно расти и вскоре из кругленького толстячка превратился в длинного, тощего и нескладного парня, кулаки которого были всегда сбиты в уличных драках. Участие в драках являлось для него платой за счастье, ибо с тех пор, как Льюис встретил ребят из шайки "Воздушные дьяволы" и они приняли его в свои ряды, ощущение счастья не покидало его души. Теперь ему всегда было куда пойти, в его жизни постоянно происходили разнообразные события, пряно приправленные риском, он знал, что друзья всегда выслушают его и постараются помочь. Поэтому он всей душой любил свою шайку, -- любил до того, что порой, деля с товарищами трапезу и оглядывая их лица, он чувствовал, что на глаза у него наворачиваются слезы. Льюису часто приходилось драться, но он привык к этому, и его счастье было бы неполным без постоянного ощущения борьбы и опасности, исходившей от полицейских, от тех, кто пытался защитить от шайки свои деньги и свою собственность, и вообще от всяких "плохих парней". Несмотря на туманность этого понятия, Льюис и остальные члены шайки прекрасно чувствовали его внутренний смысл. Мир сопротивлялся желанию шайки всегда иметь вдоволь еды, спиртного, наркотиков, девчонок и прочих житейских благ, сопротивлялся желанию Льюиса и его друзей вести жизнь, полную приключений, и быть предметом восхищенных пересудов. Зримым выражением этого сопротивления и становились "плохие парни", первым признаком которых являлось отсутствие надлежащего уважения к членам шайки. Льюис тащил еду для всей компании к знакомой пожарной лестнице и ухмылялся во весь рот, вспоминая недавнее укрощение одного из таких плохих парней. Берн Томас, который, уколовшись, всегда делался жутко заводным, заметил на улице одного здешнего чистоплюя, папаша которого, кажется, работал учителем р школе. Сперва все подумали, что Берн просто бесится от нечего делать, но своего приходилось поддержать, и парня, на которого указал Берн, окружили, решив для начала получше его разглядеть. Берн кричал с пеной у рта, что парень постоянно смотрит на них с презрением, и все увидели, что Берн прав, а когда парню предложили в знак покорности поцеловать руку предводителю шайки Джону Флемингу, чистюля неожиданно ответил такой злобной бранью, что всем
       стало окончательно понятно: Верн прав, и перед ними настоящий "плохой парень". Его колотили битый час, пока этот оливковый мулатик не сделался исчерна-синим и не попросил прощения. Льюис с удовольствием вспоминал, как вздувались на разбитых губах парня кровавые пузыри, когда он, лежа на боку, с трудом выдавливал из себя мольбу о пощаде. Плохих парней было много, и большинство из них понесло справедливое наказание -- неотъемлемым компонентом нынешнего счастья для Льюиса служило обилие приятных воспоминаний. Лишь одно темное пятно портило этот светлый фон -- то утро за пару дней до убийства Эдвардса, Большого Джеффа Эдвардса? дружившего, по слухам, с самим Никки Барнсом, выше которого уже сродни только звезды. Плохой парень сам явился в самое сердце их владений, и они не только не смогли его за это наказать, а отдали ему ножи и готовы были умолять его о пощаде. Льюис целый час провалялся на крыше после того, как тот ужасный тип ударил его всего один раз, да и то мимоходом. Впрочем, если не врать самому себе, то приходилось признать: Льюис просто здорово сдрейфил и старательно притворялся нокаутированным, чтобы злобный пришелец не взялся за него всерьез. Судя по фотографиям в газетах, именно тот тип и прикончил Эдвардса, но сам Льюис не рискнул бы с полной уверенностью утверждать, будто на газетных фотографиях изображено именно лицо их обидчика -- Льюис запомнил только его взгляд, полный такой злобы, которую можно было назвать только "сатанинской" и "звериной". Казалось, незнакомец едва удерживается от того, чтобы не перерезать глотки всем членам некогда грозной шайки, в тот миг безвольно валявшимся на крыше. Остановило его, понятное дело, не милосердие, в которое Льюис не верил, как и в прочие высокие слова, -- просто проклятый демон побоялся, что кто-то может наблюдать за происходящим на крыше, и не хотел создавать себе проблем. Льюис зажмуривал глаза и стонал от омерзения к самому себе, когда вспоминал, с какой готовностью он сделал бы в тот момент для белого дьявола все, что угодно, лишь бы не вызвать его смертоносного гнева. Тогда, слушая, как сбивчиво и неуверенно Сэм Уитлок, единственный оставшийся целым член шайки, отвечает на вопросы пришельца, Льюис мечтал сам оказаться на месте Сэма, чтобы четко и уверенно ответить на все вопросы и умилостивить грозного врага. Что мог знать Сэм, которому лень оторвать свою задницу от крыши, который целые дни просиживает на одном месте за пивом и картами? То ли дело Льюис, облазивший в округе все чердаки и крыши, изучивший их до последнего гвоздя! Чего только не находил Льюис в своих путешествиях -- и коробки с краденым, делившимся по-братски между членами шайки, и лежбища бездомных, тут же изгонявшихся шайкой в три шеи со своей территории, и полуразложившиеся трупы, о которых Джон Флеминг предпочитал потихоньку извещать полицию. И если бы враг тогда допросил не Сэма, а Льюиса, то узнал бы, что в доме у перекрестка уже несколько дней какие-то типы следят за окрестностью с чердака в слуховое окно. Подкравшись поближе к ним по чердаку смежного дома, Льис через запертую дверь подслушал их переговоры по рации и убедился в том, что это не полиция -- разговор велся на незнакомом ему языке, похожем на итальянский. Впрочем, типы, сидевшие в засаде, с кем-то говорили и по-английски, но очень кратко и сухо, буквально две-три фразы: "Вызывают такие-то. Объект не прибыл. Ведем наблюдение. Прием". Когда Льюису надоело подслушивать, он ускользнул прочь, так и не разобравшись, в чем дело. Потом-то он готов был руку Дать на отсечение, что и страшный пришелец, и наблюдатели на чердаке, и смерть Большого Джеффа, и последовавшая затем перестрелка, в которой погибли четверо полицейских, -- все составляло элементы одной интриги. Должно быть, страшный незнакомец с интересом выслушал бы известие о наличии засады в доме у перекрестка; скорее всего он не остался бы в долгу -- ведь и дьявол щедро награждает своих помощников. Но что поделаешь -- тогда Льюису не пришлось говорить, и вместо всего того, чем мог обернуться приход незнакомца, остались только воспоминание о пережитом мучительном страхе и неотвязный стыд. Лучше было об этом не думать-- разве мало приятного преподносила теперь Льюису жизнь! Когда он отнесет ребятам пиццу, он снова спустится вниз и явится в бар за пивом, но перед тем, как взять коробку с пивом, блок курева удалиться, он обязательно закажет стакан неразбавленного виски и хлопнет его залпом под ничего не выражающим взглядом бармена -- пусть тот посмеет сказать, что Льюис еще молод. Они пока, конечно, не могут угощаться в баре бесплатно, как люди Чарли Пратта, но связываться с ними уже боятся, и сознавать это чертовски приятно.
       Льюис Кларк окончательно отогнал от себя дурные воспоминания и, насвистывая, свернул за угол, к знакомой пожарной лестнице. Однако за углом он налетел на неподвижно стоявшего человека. Тот даже не покачнулся, и Льюис инстинктивно отступил на шаг назад, дабы рассмотреть неожиданно возникшее препятствие. Человек был белым, с седыми волосами и бородой, с жесткими чертами лица -- по меркам Льюиса, почти старик. Однако стоял он как вкопанный, заложив руки в карманы куртки, и когда посланник "Воздушных дьяволов" попытался было обойти его, сделал два легких шага в сторону -- точнее, перепорхнул, как балетный танцор, -- и снова возник у Льюиса перед носом. У того мигом испортилось настроение: руки его были заняты пиццей, а главное, его не покидало ощущение, что навязчивые воспоминания о давней несчастной драке и появление этого наглеца как-то связаны между собой. Перед Льюисом стоял другой человек, но глаза у него были те же: бледно-голубые, почти бесцветные, словно ледяные, напряженный пронизывающий взгляд. Под действием этого взгляда лихой "воздушный дьявол" вмиг ощутил себя мягким и беззащитным маленьким Тыквой. Пытаясь сохранить достоинство, Тыква заставил себя пробормотать: "Эй, мужик, ты чего? А ну отойди!" Однако голос его прозвучал так просительно и робко, что Тыква окончательно сконфузился и оцепенел под немигающим змеиным взглядом дерзкого незнакомца.
       -- "Воздушные дьяволы" проголодались? -- вместо ответа спросил тот. -- Вроде бы вы раньше собирались на другой крыше, -- незнакомец кивнул в направлении того дома, на крыше которого произошла расправа, так хорошо запомнившаяся Тыкве. -- Почему же вы перебрались сюда?
       Тыква молчал и только шмыгал носом. Не мог же он сказать этому типу, что перемена места произошла по общему безмолвному соглашению -- членам шайки стало противно место их поражения и позора.
       -- Вам привет от вашего гостя -- помнишь его, а? -- спросил незнакомец и нехорошо ухмыльнулся -- точь-в-точь как тот злобный гость, о котором он говорил. -- Он велел передать вам, что не держит на вас зла, хоть вы и пытались его обидеть. Но ему потребуется от вас небольшая услуга. Вы ведь не от кажете ему, если он попросит по-человечески?
       Тыква с трудом выдавил из себя утвердительное
       мычание.
       -- Вот и хорошо, -- одобрительно произнес незнакомец. -- Полезай наверх и возвращайся сюда
       вместе с вашим главным. Мой друг очень сожалеет о том, что вам в прошлый раз так сильно досталось. Думаю, что, когда мой друг заплатит вам за услугу, вы забудете о том маленьком недоразумении.
       "Серьезный парень, -- пронеслось в голове у Тыквы. -- Должен хорошо заплатить". Тыкве давно не давали покоя рассказы о том, как по-царски расплачивались за услуги серьезные парни вроде Фрэнка Мэтьюза, Никки Барнса или покойного Джеффа Эд-вардса. Поэтому он нечеловеческим усилием воли загнал свой страх куда-то в желудок и осведомился:
       -- А что нужно сделать, мистер? Может, я один справлюсь с вашей проблемой? Так оно выйдет и дешевле, и вам спокойнее...
       Седой бородач поднял бровь и смерил Тыкву с ног до головы оценивающим взглядом. После краткого раздумья он произнес:
       -- Ты Бруклин хорошо знаешь?
       -- Отлично знаю, мистер, -- живо откликнулся Тыква. -- У меня там родня, мне даже жить там приходилось.
       -- Тебе не придется делать ничего особенного -- только то, к чему ты привык, -- пояснил незнакомец. -- Встретимся в Бруклине, я покажу тебе несколько домов, и ты облазишь их сверху донизу. Осмотришь все закоулки, подвалы, пожарные лестницы, особенно внимательно -- крыши и чердаки. Узнаешь, кто недавно въехал, особенно в квартиры на верхних этажах. Получишь деньги на расходы. За работу тебе хорошо заплатят, а если ты найдешь то, что нужно моему другу, то получишь премию... -- И незнакомец назвал сумму, с лихвой достаточную для того, чтобы купить хороший мотоцикл. Тыква затоптался на месте, с трудом подавляя желание бросить тут же пакет с пиццей и помчаться в Бруклин.
       -- Я справлюсь с этим, сэр! -- горячо заверил Тыква. -- Зачем вам кто-то еще? Спросите кого угодно:
       здешние места никто не знает лучше Тыквы, и там я тоже все разнюхаю для вас. Я справлюсь один, вот увидите!
       На следующий день Льюис Кларк, он же Тыква, встретился со своим работодателем в Бруклине, в баре "Эрроу", и получил от него подробные инструкции. Уже завершая беседу и поднимаясь из-за столика, тот сказал:
       -- Если разыщешь этих парней, берегись, чтобы они тебя не заметили. Они хотят провернуть здесь очень серьезное дело, и свидетели им ни к чему.
       Остро взглянув на Тыкву, наниматель добавил:
       -- Они пришьют тебя даже в том случае, если ты им меня продашь. А так скажешь мне, где они засели, получишь бабки и отвалишь. Что бы ни случилось, ты чист. О тебе никто даже не подумает.
       По легкому замешательству собеседника бородач понял, что его предупреждение оказалось не лишним. Он оставил на столике несколько купюр аванса и с усмешкой потрепал Тыкву по плечу:
       -- Не осложняй себе жизнь, парень. Всех денег не заработаешь. К тому же в случае чего мой друг тебя из-под земли достанет. Тебе не хотелось бы с ним поссориться, правда? Так что в воскресенье вечером встретимся тут же, и ты мне расскажешь обо всем, что удалось разузнать. Учти: мой друг обычно проверяет ту информацию, которую покупает.
       Упоминание о грозном друге вкупе с обещанной солидной премией сделало Тыкву надежнейшим и старательнейшим из всех частных сыщиков Нью-Йорка. В воскресенье в баре "Эрроу" он долго и горячо излагал шепотом бородачу результаты своих поисков, что-то чертил на бумажке и в результате унес с собой пакет толщиной примерно с карманное издание Нового Завета. В понедельник утром он приобрел мощный мотоцикл "Мазератти" у того же торговца, который снабжал мотоциклами большую часть его знакомых, причем торговец назвал его "сэром". В следующий понедельник вечером, когда уже стемнело, он возвращался вместе с подружкой с Лонг-Айленда и на автостраде, не желая сбавлять скорость, выскочил -- всего на секунду -- на встречную полосу. Секунды ему хватило на то, чтобы машинально зажмуриться, увидев стремительно летящий ему навстречу огромный "Тандерберд". Испугаться он уже не успел. Его труп и труп его подружки пролежали в морге положенный срок, но их никто не разыскивал, и потому оба трупа были кремированы, а урны с прахом помещены на временное хранение в номерную нишу специального колумбария. Фотографии погибших сохранялись в особом журнале на случай возможных розысков в будущем, однако особенно надеяться на это не приходилось, поскольку бесследное исчезновение Льюиса Кларка по прозвищу Тыква и девушки по имени Кенди не обеспокоило ни одного человека на земле.
       Портье захудалого бруклинского отеля "Милагро" пребывал в состоянии блаженного отключения от действительности, вызванного отличным шотландским виски "Гленфиддич". Бутылка с этим напитком постоянно покоилась у него под стойкой. В известном возрасте приходится выбирать из всего разнообразия жизненных удовольствий те, без которых ты не можешь (или не хочешь) обойтись, без сожаления расставаясь со всеми остальными. Портье выбрал для себя хорошее виски, хорошие сигареты и хорошие детективы. Что касается детективов, то лишь они еще поддерживали в его душе слабые остатки интереса к жизни. Алкоголь как бы раздваивал его: один человек механически отвечал на вопросы, выдавал ключи, принимал деньги, в то время как второй перебирал в уме все обстоятельства детективных сюжетов, вносил в них исправления и дополнения и наслаждался тем напряжением, которым была пронизана жизни, изображенная в романах. В реальной жизни тоже хватало всяких происшествий, но они по большей части были так мерзки и так легко объяснимы, что нисколько не затрагивали души портье. Поэтому когда двое неброско одетых крепких парней показали ему значок ФБР и выложили перед ним на стойку фоторобот какого-то бородатого преступника, он не ощутил даже тени волнения и только лениво спросил:
       -- А вы уверены, что он так и будет всегда расхаживать с бородой?
       -- Уверены, -- последовал ответ. -- Иначе будут видны шрамы на лице, а это куда более редкая примета, чем борода.
       Портье тупо взирал на клочок глянцевой бумаги, но вдруг его взгляд оживился. Лицо на фотороботе показалось ему определенно знакомым. "Раз ФБР, значит, дело серьезное", -- подумал он, а вслух произнес:
       -- Похоже, этот парень остановился у нас -- снял номер несколько дней назад. Назвался такой необычной фамилией.-. -- Портье перелистал свои записи. -- Ага, Патрик де Соуза. Пятый этаж, 505-й номер. Вообще-то парень спокойный. Он сейчас у себя. А что...
       Портье поднял глаза на агентов, собираясь спросить у них, что натворил обитатель 505-го номера, но те уже поднимались вверх по лестнице, вытащив пистолеты. За ними следом начали подниматься еще четверо, проникновения которых с улицы в вестибюль портье как-то не заметил. Теперь он видел сквозь стеклянную дверь, что и на улице началось оживление: взад-вперед крадучись сновали человеческие фигуры. Не отдавая себе отчета в том, что и зачем он делает, портье вышел из-за стойки и направился к лестнице, но тут его остановил очередной агент:
       -- Где тут у вас пожарная лестница? Запасный выход?
       -- Идемте, я покажу, -- с готовностью заторопился портье.
       На запасной лестнице он увязался за агентом и начал подниматься вверх. Впервые за бог знает сколько лет он ощутил в реальной жизни тот же трепет напряжения, который находил ранее только в авантюрных романах. У выхода на пятый этаж агент остановился с пистолетом наготове. Портье выглянул из-за его спины. Дверь в 505-й номер обступили фэбээровцы -- двое по сторонам, двое -- на противоположной стороне коридора, двое, нагнувшись, прислушивались у двери к происходящему в номере. Наконец один из агентов постучал в дверь, и все как по команде подняли пистолеты. Из номера донесся недовольный рык, и спустя довольно долгое время дверь распахнулась. Двое агентов ворвались внутрь, из номера послышались их отрывистые предостерегающие возгласы. Постоялец что-то растерянно басил в ответ, однако через некоторое время тон его реплик стал увереннее, а реплики агентов, наоборот, зазвучали на полтона ниже. Мало-помалу все участники несостоявшейся атаки втянулись в номер. Последним туда потихоньку подобрался и агент, прикрывавший запасную лестницу. По его пятам крался портье, внутри у которого все похолодело от дурного предчувствия: вместо отчаянной схватки ему, похоже, предстояло наблюдать очередную будничную нелепицу. Первое, что услышал портье, сунув украдкой голову в номер, был вопрос, заданный вполголоса одним агентом другому: "Что, не он? и ответ, тоже вполголоса: "Да нет, конечно". В номере стоял густой запах спиртного, немытого тела, табака и масляных красок, на полу у стен, тыльной стороной к зрителю, стояло множество картин. Постоялец, широкоплечий черноволосый бородач, расхаживал по номеру среди озадаченных агентов и повторял, размахивая руками и отбрасывая длинные волосы, то и дело падавшие на лоб:
       -- Пожалуйста, обыскивайте, но имейте в виду: я британский подданный, и я буду жаловаться. Это ваше вторжение совершенно ни на что не похоже. Я художник, а не какой-то там бандит.
       -- Извините, -- примирительным тоном сказал один из фэбээровцев, -- мы разыскиваем опасного преступника, у нас есть его фоторобот. По фотороботу портье вашего отеля указал на вас. Что, по-вашему, мы должны были делать?
       -- Наш портье? -- повторил бородач и рассмеялся. -- Наш портье человек, не принадлежащий этому миру. Да вы сами посмотрите на него. -- И беспощадный палец британского мазилы уставился прямо в выглядывающую из-за косяка растерянную физиономию портье.
       Все агенты повернулись к двери. Увидев красный нос гостиничного ключаря, его тяжело ворочающиеся ошалелые глаза, кислую складку рта и оттопыренные уши, они разразились дружным смехом и начали продвигаться к двери, убирая пистолеты.
       -- Патрик де Соуза -- это мой лондонский приятель, -- объяснял художник руководителю группы. -- Я всегда регистрируюсь в отелях под его фамилией, потому что она хотя бы звучит красиво. А когда я регистрировался под своим именем -- Джон Аткинс, -- то все проверки начинались с меня, потому что Джон Аткинс -- это вроде как Джон Смит, просто отписка в книге для регистрации проживающих. Ну ладно, ребята, вы ни при чем, вы делали все правильно. Виноват этот старый дурень, который от виски и детективов вконец свихнулся.
       Агенты вышли в коридор и направились вниз, обмениваясь шутками и посмеиваясь. Портье уныло плелся вслед за ними, ощущая в душе сосущую пусготу. В вестибюле он проскользнул за стойку и притаился там, с болью слушая всякие дурацкие предположения, которые агенты высказывали на его счет. Их старший подошел к стойке, пролистал книгу записи постояльцев, время от времени задавая портье короткие вопросы. Новых постояльцев за последний месяц появилось немного, да и большинство из них уже успело съехать. Оставались двухметрового роста полусумасшедший проповедник, несколько негров-коммивояжеров, несколько женщин без определенных занятий и еще один художник, американец, но пьющий без просыпу. Наводить справки агенту помогал мальчишка-коридорный, по виду -- пуэрториканец, живой и острый взгляд которого внушал сыщику куда больше доверия, чем неповоротливые и полные тоски оловянные глаза портье. Когда агенты наконец удалились, портье отослал коридорного и со вздохом вытащил из-под стойки бутылку "Гленфиддич". Хотя ничего плохого вроде бы не произошло, на душе у него было скверно, как никогда. Дабы не усложнять процесс употребления любимого напитка, стаканом портье почти никогда не пользовался и отпивал виски по глоточку из горлышка, оставаясь в результате в здравом рассудке. Однако теперь именно рассудок и казался ему самым страшным врагом. Заурядность и убожество окружающей жизни обступили его со всех сторон в лице людей и предметов, ни один из которых не вызывал у него ни малейшей симпатии. Та напряженная струна, которая зазвучала было в вялой какофонии повседневности, тут же умолкла, оказавшись обманом слуха. Выхода не было -- приходилось пить, чтобы боль разочарования не сделалась невыносимой. Портье припал губами к горлышку бутылки и сделал несколько мощных глотков подряд, понизив уровень жидкости чуть ли не на треть. На душе несколько потеплело, жгучая горечь сменилась жалостью к самому себе. Настоящая жизнь бушевала где-то в немыслимом отдалении, и ее сверкающие брызги не доносились до мрачного клоповника, называвшегося отелем "Милагро". Портье со вздохом подумал о том, что лучшие качества его души, похоже, так и останутся невостребованными, и еще раз приложился к бутылке. Мало-помалу блаженное оцепенение сковало его взбудораженные чувства. "Ну и ладно... Ну и бог с ним..." -- бормотал он, уже ни о чем не думая. Тот момент, когда он прикончил бутылку, совершенно не запечатлелся в его памяти. Очнувшись, он обнаружил себя лежащим на кушетке в закутке справа от стойки, куда он позволял себе удаляться только в самые глухие предрассветные часы. Во время же наплыва постояльцев такое пренебрежение своими обязанностями могло стоить места, а найти новую работу в его возрасте, да еще в Бруклине, было очень нелегко. Подумав об этом, портье огромным усилием приподнял голову с подушки, разлепил веки и вдруг с удивлением увидел за стойкой сидящего человека. Тот как раз весьма уверенно рассчитывался с заезжающим клиентом. Проводив клиента и заслышав шевеление на кушетке, неожиданный заместитель обернулся, и портье узнал в нем того самого лохматого художника, на которого навел сыщиков. Бородач беззлобно улыбнулся и сказал:
       -- Мне приходилось работать портье, так что я решил прикрыть вас на часок, пока вы отдыхаете.
       -- Спасибо, -- смущенно пробормотал портье, сел на кушетке, спустил ноги на пол и ошалело запустил пятерню в свою редкую шевелюру. -- Ужасно вам благодарен. Надеюсь, постояльцы не очень вас утомили.
       Бородач хотел было что-то ответить, но коридорный, мальчишка-пуэрториканец, подошел к стойке и выжидательно уставился на него, переводя взгляд с лица на большого золотого скорпиона под расстегнутой сорочкой на волосатой груди.
       -- Тебе чего? -- весело спросил бородач. Мальчишка не ответил и выразительно посмотрел на портье.
       -- Не бойся, давай, что у тебя там, -- с усмешкой произнес бородач. -- Я -- Патрик де Соуза, у тебя должно быть кое-что для меня, правильно?
       Коридорный кивнул, не отрывая взгляда от скорпиона, и выложил на стойку небольшой, аккуратно запечатанный пакет.
       -- Не открывал, я надеюсь? -- проворчал бородач. -- Правильно, и никогда этого не делай. Держи, -- он протянул парнишке пачку долларов. -- Но эти не все тебе. Сбегай купи бутылку виски, -- бородач достал из-под стойки пустую бутылку и взглянул на этикетку, -- бутылку "Гленфиддич". Оставишь вот ему, -- он показал через плечо большим пальцем на портье. -- Я отлучусь по делам. Даст бог, еще увидимся.
       Увидеться им, разумеется, больше не пришлось. Портье и коридорный не знали, что свою прощальную фразу, которой он заключал любое приятное общение, Жорж Вальдес, он же Джон Аткинс, он же Патрик де Соуза позаимствовал у своих приятелей -- русских эмигрантов. Жорж покинул отель с тем, чтобы передать Корсакову документы и обратно уже не вернуться, оставив хозяевам множество пустых бутылок и абстрактных полотен. Заплатить за номер он успел, так что претензий к нему не было, а картины портье с помощью коридорного развешал во всех свободных простенках.
       Старик и мальчик увидели своего постояльца спустя немного времени по телевизору -- в тот момент, когда для него самого мир уже заволакивался серой предсмертной пеленой. В программе новостей показывали завершение штурма полицией и частями командос здания парламента Республики Тукуман, захваченного левыми партизанами. Из здания выносили убитых и раненых; камера взяла крупным планом носилки, на которых лежал широкоплечий партизан с буйной черной шевелюрой и черной бородой. Его мощная рука бессильно свешивалась вниз, пальцы чертили по асфальту, в углах рта пузырилась кровь, а черные глаза напряженно вглядывались в никуда, словно в попытке превозмочь последнее забвение. "Смотри, это же тот, который у нас останавливался! -- завопил мальчишка, больно толкая портье в бок. -- Тот самый художник!" Портье стряхнул с себя обычное оцепенение, вызванное виски, всмотрелся в экран и вынужден был признать, что малец прав. "Я так и знал, что с ним дело нечисто, -- пробурчал портье. -- Хороший был парень, но вот доигрался. Сразу видно -- не жилец". Он подумал было о картинах покойного -- нельзя ли сделать на них бизнес, но после минутного раздумья махнул рукой на эту мысль и взялся за бутылку. "Упокой, господи, его заблудшую душу", -- набожно произнес портье и хватил из горлышка изрядный глоток. Вдруг мальчишка заявил: "Я тоже хочу выпить за упокой его души". Портье заметил слезы на его глазах и смущенно спросил: "А не рано ли тебе начинать, приятель?" Парень только возмущенно фыркнул, взял бутылку и сделал несколько изрядных глотков. Стиснув челюсти, он подождал с минуту, пока уймется жжение в горле, и затем осенил себя широким католическим крестом.
       "Они близко, будь готов к приему", -- прохрипела в кармане у Корсакова рация голосом Жоржа Вальдеса. Сквозь ветровое стекло автомобиля, припаркованного в боковом проезде, Корсаков окинул взглядом проходившую перпендикулярно улицу и привычно выделил среди пешеходов маленькую фигурку матери в темном платье и в темном траурном платке. Мать направлялась в недавно выстроенную благотворительную поликлинику, куда поступила на работу, прельстившись близостью поликлиники от дома. Благотворительным это заведение было для клиентов, но отнюдь не для персонала -- и без разговоров в барах и пивных Корсаков мог многое узнать о рабочем режиме матери по ее походке, которая из энергичной утренней ко времени вечернего возвращения делалась шаркающей и неровной. Вслед за матерью в некотором отдалении нахально полз кремовый "Кадиллак" -- машина, не слишком подходящая для наружного наблюдения. Корсаков подумал, что, с другой стороны, его мать из тех людей, что органически не способны заметить за собой слежку, и бандиты имели время об этом догадаться. Корсаков внимательно посмотрел на сумку в руках матери, которую та постоянно носила с собой. Он заметил, что сумка явно была тяжелее, чем обычно, и из нее торчала красная рукоятка дамского зонтика -- вещь совершенно естественная в довольно пасмурное утро, если не знать о том, что в это утро мать по просьбе Корсакова, переданной через Кауфмана, должна была иметь с собой какой-нибудь красный предмет. Корсаков понял: мать готова к отъезду, билеты на самолет и самые необходимые вещи находятся при ней. Требовалось отсечь "хвост", ежедневно остававшийся у поликлиники дожидаться ее возвращения домой. Корсаков развернул свою машину и знакомыми с детства проулками подогнал ее как можно ближе к поликлинике. Затем он вышел из машины и пошел пешком, отыскивая взглядом кремовый лимузин. Впрочем, тот был припаркован как обычно -- по диагонали через улицу от главного входа в поликлинику. Как всегда, один из мафиози сидел за рулем и наблюдал в зеркало за главным входом, тогда как второй отправился караулить служебный вход с другой стороны здания. Времени у Корсакова в запасе имелось немного -- по договоренности матери следовало через час покинуть поликлинику и ехать в аэропорт. Однако Корсаков был уверен в том, что все пройдет как надо, -- все его нервы пели от восторга, настраиваясь на схватку, словно смертоносный музыкальный инструмент. Сама погода, казалось, подбадривала его -- облака стремительно рассеивались под прохладным ветром, открывая свежую голубизну неба и щедрое солнце, всюду разбрасывавшее слепящие блики. Через правое плечо у Корсакова была перекинута спортивная сумка, левая рука оставалась свободной. Когда он поравнялся с кремовым "Кадиллаком", сидевший за рулем бандит уже успел внимательно осмотреть его в зеркало, не нашел ничего подозрительного и потому не заметил короткого резкого движения кисти левой руки, которым Корсаков из-под сумки послал в открытое окошко "Кадиллака" метательную звезду. Успев услышать краем уха липкий хруст зубцов, вспоровших живую плоть, Корсаков зашагал дальше, не останавливаясь, не прибавляя шага и преодолев искушение обернуться на оставшийся за спиной автомобиль. Он обогнул здание поликлиники и сразу увидел второго бандита на его обычном месте -- на пустынной в этот час детской площадке многоквартирного дома. Бандит меланхолично покачивался на качелях, вперив в Корсакова недобрый взгляд маленьких черных глазок. Видимо, он смертельно скучал и уже не верил в то, что слежка может дать хоть какой-нибудь результат, поэтому не только не старался вести себя незаметно, как требовала его задача, а вызывающе оглядел прохожего с головы До пят и произнес, когда тот поравнялся с ним:
       -- Эй ты, бородатый! Корсаков остановился и спросил:
       -- Это вы мне, мистер?
       Вежливая улыбка Корсакова не понравилась бандиту. Тягучий южный выговор не в меру улыбчивого парня разозлил его еще больше, так как окликнувший Корсакова "курок" всех южан считал расистами, ненавидящими не только негров, но и итальянцев.
       -- Какого черта ты здесь околачиваешься? -- спросил бандит. -- Ну-ка иди сюда, деревенщина!
       Корсаков с удовлетворением подумал о том, что его маленькая актерская импровизация удалась, однако тут же ощутил укол стыда: вряд ли уместно было оттачивать актерские способности на человеке, которому через несколько секунд предстояло умереть. Между тем бандит неторопливо поднялся со скамеечки качелей. От Корсакова его отделял низенький, в половину человеческого роста, заборчик, окружавший поликлинику вместе с ее хозяйственными пристройками и двором.
       -- Стой, где стоишь, -- угрожающе прохрипел бандит, держа руку во внутреннем кармане куртки. Корсакова огорчало то, что кто-нибудь с верхних этажей поликлиники или из окон дома может наблюдать за разыгрывающейся сценой. Меньше всего ему хотелось бы, чтобы этим наблюдателем оказалась его мать.
       -- Спокойно, спокойно, мистер, -- сказал он, -- не наживайте себе неприятностей. С вашего разрешения я пойду своей дорогой. Не хватало мне только возни со всякими грязными итальяшками.
       -- Ах ты, червяк! -- окончательно разъярился бандит. -- Сейчас ты у меня проглотишь свой поганый язык!
       Корсаков попятился к стене поликлиники, в мертвое пространство, где его не было видно из окон. Также пятясь, он стал отступать вдоль стены к торцу здания. Те, кто мог наблюдать за происходящим из дома напротив, его не слишком заботили -- дом стоял слишком далеко, его лица оттуда нельзя было рассмотреть. Бандит перемахнул через ограду и устремился ему наперерез. В руке преследователя Корсаков заметил нож. Сделав ловкий маневр, бандит прижал свою жертву к стене и стал медленно приближаться к ней, следя за каждым ее движением. По его расширенным зрачкам Корсаков определил, что он под кайфом -- скорее всего нанюхался кокаина.
       -- Все, все, мистер, я не сопротивляюсь, -- успокаивающе выставив вперед ладони, сказал Корсаков. -- Берите все, что хотите, только меня не трогайте.
       -- Еще бы ты сопротивлялся, деревня, -- презрительно процедил бандит. Он заколебался, наконец-то задумавшись над тем, что ему надо от этого олуха. Тому, конечно, следовало ответить за дерзкие слова, но в то же время не стоило привлекать сюда полицию. Присмиревший наглец, тихо стоявший у стены, вдруг сделал резкое круговое движение правой рукой. Бандиту показалось, будто в глаза ему пустили солнечный зайчик, однако возмутиться он не успел. Метательная звезда врезалась ему в горло, и последнее, что услышал в жизни один из лучших "курков" семьи Скаличе Марко Ди Пинто, стал хруст его собственных горловых хрящей. Дыхание его пресеклось, он в ужасе схватился за шею, разрезая пальцы об острый, как бритва, луч звезды, торчавший из раны. Кровь хлынула в его легкие, брызнула из носа и рта, и он, зашатавшись, повалился на асфальт. Поблизости по-прежнему никого не было. Корсаков неторопливо обогнул здание поликлиники, пересек двор и через проем в ограде вышел на улицу. Кремовый "Кадиллак" стоял на прежнем месте, и люди, сновавшие взад-вперед по улице, не проявляли к нему никакого интереса. Над спинкой сиденья виднелась макушка покойного водителя. "Господи, только бы мать не увидела всей этой грязи", -- пробормотал Корсаков и зашагал к своей машине. Смерти "курков" мать действительно не увидела -- впрочем, и никто в округе не подозревал о том, что произошло. Но, удаляясь от здания поликлиники, Корсаков, в свою очередь, не видел женской фигуры в белом халате, появлявшейся на третьем этаже то в одном окне, то в другом и провожавшей его взглядом. Переходить от окна к окну ей позволял коридор, тянувшийся через весь этаж, в котором стояли диванчики для пациентов, ожидающих приема. Наконец фигура достигла последнего, торцевого окна и надолго застыла в оконном проеме. Корсаков шел не оглядываясь, охваченный предвкушением новой схватки. "Господи, что они с ним сделали", -- стоя у окна и глядя ему вслед, шептала его мать. Она чувствовала себя ужасно одинокой и трепетала при мысли о том, что в Европе ей предстоит начинать жизнь с нуля. О том, что в одном самолете с ней в Париж летит Жорж Вальдес, ей предстояло узнать только в аэропорту Орли.
       Корсаков остановил машину в двух кварталах от дома, указанного ему Льюисом Кларком по прозвищу Тыква. Схема расположения Помещений в доме и засады на чердаке накрепко отпечаталась у Корсакова в мозгу, и как раз поэтому он вошел во двор смежного дома, по пожарной лестнице поднялся на крышу и сквозь слуховое окно проскользнул на чердак. Его целью была массивная, обитая железом дверь, соединявшая чердаки двух наглухо пристроенных друг к другу смежных домов: слепок ключа от этой двери ему успел добыть расторопный Тыква. По чердаку, пол которого был завален разным хламом, а пространство пересекалось в разных направлениях стропилами и поперечными балками, Корсаков прошел совершенно бесшумно. Тело его словно обтекало все препятствия, ступал он так мягко, что казалось, будто толстые подошвы его ботинок сплошь пронизаны чуткими нервами. Добравшись до двери, он прильнул ухом к щелке у косяка, но не смог ничего расслышать. Окинув взглядом кирпичную стену, он заметил отверстие, сквозь которое тянулись какие-то провода. Подкравшись к этому месту, он вскарабкался к отверстию, повернулся к нему ухом и застыл на стене, прилипнув к ней наподобие ящерицы. В таком положении он провел добрых полчаса. Сначала он услышал шуршание и похрустывание -- кто-то пытался устроиться поудобнее среди обломков фанеры и клочьев бумаги, покрывавших пол чердака; затем до его слуха донеслась реплика вполголоса и такой же невнятный ответ; затем он услышал потрескивание и хрип портативной рации. Отвечая на запрос, человек за стеной повысил голос: "Все нормально... Да, "Первый" ушел за объектом... "Второй" на месте, мы с ними на связи и наблюдаем за ними. Смена будет как обычно? Ладно, продолжаем наблюдение". Когда сеанс связи прекратился, тот же голос грязно выругался на сицилийском диалекте и добавил по-английски: "Сколько можно торчать на чердаке и пасти какую-то паршивую бабу? Дали бы команду, я бы ее укокошил первым же выстрелом. Десять против одного: тот тип, которого мы ждем, после этого сам вылез бы из норы". Говоривший не знал, что своими словами подписал себе и напарнику смертный приговор, более неотвратимый и беспощадный, чем приговор любого суда. По звуку Корсаков примерно установил, в каком месте смежного чердака находится пост. Он осторожно спустился со стены и присел на минутку, дабы мышцы, одеревеневшие от длительного напряжения в неудобной позе, расслабились и снова стали послушными. Затем он вновь прокрался к двери, вставил приготовленный ключ в скважину и замер в ожидании. Дождавшись, когда внизу раздадутся рычание и грохот тяжелого грузовика, втискивающегося на повороте в узкую улицу, Корсаков плавно потянул на себя тяжелую дверь. Взгляд его метнулся по диагонали через полутемное помещение к светлому квадрату слухового окна. На фоне неба резко вырисовывалась голова человека, в бинокль наблюдающего за улицей. Корсаков, однако, заметил это только краем глаза -- в полутемном помещении он никогда сразу не смотрел на свет. Второй бандит сидел, прислонясь спиной к столбу, поддерживавшему стропила, курил сигарету и, щурясь от дыма, чистил пистолет, части которого лежали у него на коленях. Когда дверь отворилась, он, словно почувствовав взгляд Корсакова, поднял глаза. Выстрел из армейского "кольта" грохнул оглушительно в просторном помещении чердака, но снаружи его никто не услышал, так как на улице продолжал рычать неуклюже маневрировавший большегрузный трейлер. Бандит, чистивший пистолет, завалился на бок, сигарета, выпавшая из его рта, задымилась в мусоре на полу, но тут же погасла, обильно орошенная струей крови из простреленного лба. Наблюдатель резко присел и машинально протянул руку к снайперской винтовке, прислоненной стоймя к стропильному столбу. Сзади он услышал спокойный голос:
       -- Убери руки и забудь о винтовке. Отойди от окна. Повернись.
       Бандит повиновался. Первым, что он увидел, повернувшись, оказался зрачок пистолета, глядевший ему прямо между глаз. Это зрелище полностью парализовало его волю, и на все вопросы он отвечал монотонно и не задумываясь, как автомат. Лицо его показалось знакомым Корсакову, и тот спросил:
       -- Кажется, я тебя знаю. Как тебя зовут?
       -- Ла Палья, сэр. Джонни Ла Палья.
       -- Ты работаешь на Ди Карло?
       -- Да, сэр, я его человек. Мне приказали...
       -- Ладно, я знаю. Ди Карло теперь работает на семью Скаличе?
       -- В основном да, сэр.
       -- Что значит -- "в основном"?
       -- Заказы семьи Скаличе для нас главные, мы выполняем их в первую очередь. Но нам случается работать и на других заказчиков, если это не идет во вред семье.
       -- Сейчас десять утра. Когда придет смена?
       -- Еще не скоро, сэр, только в двенадцать. Вы ведь меня не убьете, сэр?
       -- А ты хотел жить вечно, Джонни? -- усмехнулся Корсаков. -- Странно слышать такой вопрос от человека твоей профессии. Я не убийца, это верно, но тебе очень не повезло: во-первых, ты видел мое лицо, а во-вторых, человек чести не должен называть немолодую леди паршивой бабой.
       Джонни Ла Палья тупо смотрел куда-то в темный угол чердака. Он хорошо понимал ситуацию и не надеялся выжить. Ему представился пляж на Лонг-Айленде, куда он договорился поехать в субботу с невестой, бесконечная океанская даль, бесчисленные зеленовато-серые волны. По контрасту он вспомнил море Сицилии: прозрачно-бирюзовое под ослепительным небом, в отдалении от берега -- густо-синее, на прибрежных скалах -- городок, такой же непорочно-белый, как и барашки бегущих к берегу волн. В церкви брякает колокол... Рука Джонни безостановочно творила крестное знамение. Он пожалел о том, что успел посетить Сицилию только как турист -- хорошо было бы пожить там, оглядеться, возможно, жениться... Джонни услышал донесшийся с улицы рев грузовика, и в тот же миг страшный удар в лоб швырнул его на груду пыльного хлама. С размаху ударившись спиной о поперечную балку, он уже не почувствовал боли.
       Корсаков осмотрел снайперскую винтовку. Оружие его порадовало -- это оказался армейский "ре-мингтон-40-A-l" с прицелом "унертл", из такой винтовки ему приходилось стрелять много раз. Корсаков провел ладонями по изящным обводам оружия, покачал его на руках, как младенца, заново привыкая к нему. Рядом на полу стоял чемоданчик, куда винтовка укладывалась в разобранном виде. Там же в специальном углублении Корсаков обнаружил коробку с патронами. Он тщательно протер пистолет и бросил его на пол, закинул винтовку на плечо, повесил на грудь бинокль, подхватил чемоданчик и пошел обратно на смежный чердак. Вполне вероятно, что наблюдатели из полиции или ФБР успели засечь пост людей Ди Карло и следят за ним, поэтому появляться в этом окне Корсакову не следовало. Впрочем, на смежном чердаке он тоже не стал вести наблюдение прямо из окна, а вскарабкался по наклонной балке в глубине чердака под самую крышу и оттуда направил бинокль в окно. Невольно он усмехнулся, увидев, что маневрирующий на улице грузовик, сослуживший ему своим ревом добрую службу, принадлежал компании "Коутранс", контрольным пакетом акций которой владело семейство Скаличе. Впрочем, причудливым было и то обстоятельство, что обоих "курков" на чердаке он застрелил из "кольта", зарегистрированного как личное оружие агента ФБР. "Сами их пристрелили, а валите опять на меня", -- патетически воскликнул Корсаков про себя, как бы репетируя оправдательную речь. Он Знал, что в действительности его скорее всего избавят от необходимости оправдываться и убьют, как только выследят, -- если не те, так другие. "Что ж, ребята, попробуйте, -- пробормотал он себе под нос. -- Я не залезаю в нору, не прячусь, не выхожу из игры. Вот только ход теперь мой". В бинокль он хорошо видел черный "Понтиак", припаркованный у самого входа в пиццерию -- среди машин, из которых велась слежка, Жорж упоминал и об этой. Водитель сидел за рулем -- его лица Корсаков не видел, но торс сквозь ветровое стекло различал хорошо. Расстояние составляло примерно семьсот ярдов -- стрелять с такой дистанции из неудобного положения, с трудом балансируя на балке и держа винтовку на весу, было бы сущей авантюрой. Появляться в окне Корсакову очень не хотелось -- один удачный фотоснимок мог испортить ему жизнь на долгие годы вперед, однако выбора у него не оставалось. Он мысленно отрепетировал свои действия: прыжок на пол, схватить винтовку, дослать патрон в ствол, подскочить к подоконнику, прицелиться, выстрелить, скрыться -- и продолжал наблюдать, дожидаясь подходящего момента. Он увидел, как открылась задняя дверца и бандит, сидевший на заднем сиденье, вышел из машины, поднялся по ступенькам и вошел в пиццерию. "Удобно устроились", -- хмыкнул Корсаков. Парковка у пиццерии была запрещена, но бандитов, видимо, это не слишком волновало. Они чувствовали себя хозяевами округи, но за все привилегии приходится платить. Корсаков крепко обхватил балку ногами и повис вниз головой, встряхивая затекшими руками, дабы восстановить в них кровообращение. Затем одним резким движением он вновь оседлал балку и вновь приставил к глазам бинокль. Бандит, вошедший в пиццерию, уже выходил обратно, осторожно неся пиццу на вытянутых руках. Корсаков тут же спрыгнул с балки. Надев темные очки, он с винтовкой в руке подбежал к окну, прильнул глазом к прицелу и только после этого поднял очки на лоб. Пористая резина окуляра мягко облегла глазницу, легкое и в то же время увесистое оружие ощущалось частью тела. Корсаков еще раз прикинул расстояние до цели и скорость ветра -- судя по шевелению листвы на деревьях, та составляла от 5 до 8 миль в час. Поправку на ветер и на снижение пули в полете под действием силы тяжести Корсаков мгновенно рассчитал в уме, как в лучшие времена, когда ему приходилось делать в день десятки дальних выстрелов. Поймав в перекрестье прицела виднеющийся за ветровым стеклом "Понтиака" торс водителя, Корсаков задержал дыхание и плавно нажал на спуск -- сначала раз, потом еще три раза подряд, чтобы нейтрализовать возможные отклонения, неизбежные при дальней стрельбе. Он видел в прицел, как ветровое стекло сначала потеряло прозрачность, подернувшись льдистой сетью трещин, а затем осыпалось. В дыре с рваными краями Корсаков заметил слабое шевеление в салоне "Понтиака", но не обратил на него внимания, так как знал, что не промахнулся, а добивать полумертвого бандита не было времени -- второй, несший пиццу, остановился на ступеньках, осознал, что происходит, отшвырнул в сторону свою ношу и, повернувшись, бросился обратно к двери в пиццерию. Ветер, дальность, время полета пули и движение, которое совершит цель за это время, молниеносно сложились в поправку в мозгу Корсакова. Грохнул выстрел и через мгновение -- еще три, один ,за другим. Ноги бегущего подломились, и он неуклюже, боком, повалился на ступеньки. Корсаков менял прицел, не прекращая стрелять, и видел, как от пулевых попаданий содрогается тело на ступеньках. Дверца "Понтиака" открылась, и водитель, согнувшись в три погибели, вывалился из машины и, держась за живот, рухнул на колени. У Корсакова промелькнула мстительная мысль -- оставить его умирать в мучениях, но все-таки он прицелился и выпустил в раненого оставшиеся в магазине патроны. Тот оторвал руки от живота, весь обмяк и ничком ткнулся в асфальт. Не обращая внимания на суматошное оживление, поднявшееся на улице, Корсаков уверенными движениями разобрал винтовку, сложил части в чемоданчик и с чемоданчиком в руке направился к пожарной лестнице. Для того чтобы перехватить его, преследователям с той улицы, где остались убитые, требовалось сделать немалый крюк, и он был уверен в том, что ему удастся уйти.
       Вечером в одном из офисов семейства Скаличе раздался звонок. Лука Терранова снял трубку. Голос звонившего показался ему смутно знакомым, а когда тот вкрадчивым тоном назвал свое имя, Терранова вздрогнул.
       -- Зачем вы устроили эту бойню? -- взвизгнул Терранова. -- Дон приказал охранять вашу мать, и вот как вы ему отплатили?
       -- Не считайте меня идиотом, мистер Терранова, -- оборвал голос. -- Впрочем, с вами вообще не хочу говорить. От вас мне нужно только одно: передайте вашему дону, что через два часа я перезвоню ему по этому же номеру.
       В трубке зазвучали гудки отбоя. Лука Терранова никогда не сомневался в собственной храбрости, но тут он почувствовал, что его прошиб обильный пот. Он уже знал о том, что погибли все шестеро пар ней, следивших за матерью этого бешеного волка, которого дон, на горе им всем, решил использовать. Терранова не любил поднимать панику и всегда славился хладнокровием в сложных ситуациях, но, уточнив у прикормленных полицейских обстоятельства расправы у поликлиники и у пиццерии, он понял, что ребята ровным счетом ничего не смогли сделать, только один вытащил нож, но в ход его пустить не успел. На чердаке Терранова побывал сам после того, как ему доложили о гибели засады. Обоих стрелков Ди Карло враг каким-то непонятным образом застал врасплох, хладнокровно застрелил их, а затем из их же оружия расстрелял пост у пиццерии, причем, похоже, ни одной пули не потратил зря, словно вел огонь в упор, а не с расстояния в семьсот ярдов. Терранова посмотрел в окно, обводя взглядом окрестные дома. А что, если этот тип засядет где-нибудь напротив? Узнать, где находятся офисы семейства, -- не проблема, журналисты давно уже раззвонили на весь свет и это, и много чего еще. На все верхние этажи, чердаки и крыши людей не хватит, особенно если приятель дона будет и дальше уничтожать их такими же темпами. Стало быть, он может обезглавить семейство, когда ему заблагорассудится. А тут еще молодой дон где-то разыскал бывших сослуживцев этого русского убийцы, и они рассказывают ему всякие ужасы. В том, как он стреляет, все уже имели случай убедиться, но не меньшее впечатление произвел на Терранову рассказ бывшего наемника, пересказанный ему Джо Скаличе. Во время очередной заварухи в Катанге отряд этого Корсакова захватил на окраине какого-то городка здание то ли склада, то ли фабрики, но затем был там отрезан. Корсаков приказал занять круговую оборону и удерживать здание, но негры, которыми он командовал, решили прорываться к своим и бросили его. Сутки со стороны фабрики доносилась перестрелка, а когда городок все-таки был взят, вокруг фабрики и в самом здании обнаружили живого Корсакова и несколько десятков трупов тех, кто штурмовал корпус, в котором он засел. Немало мертвецов, найденных в помещениях, оказались убиты голыми руками, а у нескольких перегрызены глотки -- не перерезаны, а именно перегрызены. Что же это за фрукт, думал Терранова. Ему и самому приходилось убивать людей, но подобного ожесточения он не мог себе представить, и чего ради -- ради каких-то вонючих негров? Да пропади они пропадом -- можно показать им, как нажимать на курок, но подставлять из-за них голову под пули -- такого Терра-нова не мог понять. Драться буквально насмерть, потерять человеческий облик -- и все за достаточно скромное жалованье инструктора? А потом, когда бой кончился, выстроить свой отряд и расстрелять, как это сделал Корсаков, каждого пятого! Нет, у парня определенно не все дома, однако легче от такого диагноза никому не станет: в своем деле он профессионал и не остановится ни перед какой кровью. Терранова опасливо покосился на окно и опустил жалюзи.
       Джо Скаличе приехал в офис Террановы через полтора часа. Оставшиеся до времени звонка полчаса он говорил не переставая -- то сыпал проклятьями, то отдавал распоряжения, то придумывал способы завлечь врага в ловушку, то сулил Корсакову золотые горы, словно тот собственной персоной сидел перед ним. Терранова заикнулся было о том, что неплохо бы позвонить в полицию и попросить их засечь, откуда произойдет звонок, но Скаличе в ответ только безнадежно махнул рукой и нервно закурил очередную сигарету.
       -- Все это без толку, -- сказал он. -- Так просто его не возьмешь. Лучше попробовать поговорить с ним по-хорошему... пока по-хорошему. Доброе слово ничего не стоит, а ценится дорого, -- добавил Джо, перефразируя Сервантеса, о котором, впрочем, даже не слышал.
       -- Такие проблемы -- только от одного ненормального парня, -- покачал головой Терранова. -- Может, просто предложить ему отступного?
       -- Лука, ты же сам говоришь, что он ненормальный, -- с досадой воскликнул Джо. -- Не будь он психом, разве дело могло бы так обернуться?
       "Не будь он психом, он, возможно, был бы уже трупом", -- пришла Терранове в голову парадоксальная мысль, но он не стал ею делиться, тем более что телефон наконец зазвонил. Джо судорожно схватил трубку.
       -- Привет, Джо, -- услышал он знакомый голос. -- Ты уже похоронил своих покойников? Торопись, они далеко не последние.
       -- Зачем ты заварил эту кашу, Вик? -- с надрывом спросил Джо. -- Я не хотел сделать тебе ничего плохого. Всю подставку затеял Берганцоли, это его идея. Меня не было в Нью-Йорке, и он решил проявить инициативу. Давай разойдемся как разумные люди, Вик, -- Назови свою цену.
       -- Разве я заварил кашу, Джо? -- холодно спросил Корсаков. -- А Берганцоли и шагу без тебя не ступит. Извини, мне сейчас не до споров -- я хочу тебе сказать только одно: когда ты решил подставить меня, Джо, ты не с тем связался, ты сделал огромную ошибку. Я -- твой самый страшный сон, Джо, и этот сон только начинает тебе сниться.
       В трубке раздались гудки отбоя, и Скаличе почувствовал, как холодеет у него в животе. Ненавидя сам себя за этот постыдный страх, он рявкнул:
       -- Скотина! Сукин сын! Русская свинья! Он думает, что умнее всех! Ничего, и не на таких молодцов находили управу!
       Немного успокоившись, Джо продолжал, тяжело дыша:
       -- Мне придется съездить на Сицилию -- хочу немного отдохнуть, да заодно и сделать там кое-какие дела. Возьму с собой Марко Галло. Вы тут держите ухо востро -- пусть вам докладывают обо всех, кто слишком интересуется делами семейства. Мою жену и детей отправь во Флориду.
       -- Слушаюсь, дон, -- с поклоном сказал Терра-нова.
       Через час после разговора с Джо Скаличе Корсаков оказался уже в Гринвич-виллидж, в баре "Фургон", в котором ему случалось и прежде бывать вместе со Стивом Гольденбергом. Вытянутое в глубину, как пенал, помещение бара, такая же бесконечная стойка, обшитая металлом, -- все здесь выглядело весьма типично для Нью-Йорка, за исключением развешанных по стенам колес, упряжи и допотопных ружей, призванных напоминать о временах освоения Запада. Табличка у ближнего ко входу конца стойки заявляла от лица бармена: "Я не глухой, я просто вас игнорирую". Корсаков заказал кока-колы и кофе. Обычно он кофе не пил, считая, что возбуждающие напитки и курение несовместимы с работой снайпера, однако теперь ему настоятельно требовалось снять усталость и прояснить мозги. Кока-колу он выпил залпом, поскольку изнемогал от жажды, а кофе пил медленно, запивая его ледяной водой из кувшина, принесенного официанткой, -- такой довесок ко всякому заказу принято, кажется, делать только в Америке. Поразмышляв с полчаса о том, как ему следует действовать, Корсаков подошел к стойке, спросил у бармена, как позвонить в заведение, перекинулся с ним еще несколькими фразами вполголоса и вышел на улицу, оставив бармена пересчитывать оставленную им пачку денег. Через несколько минут оператор ФБР уловил сигнал из прослушиваемой квартиры, насадил на голову наушники и, поняв, кто звонит, выключил телевизор, по которому, изнывая от скуки, смотрел мультфильмы. Корсаков назначил Стиву Гольденбергу встречу в баре "Фургон". Едва оператор услышал об этом, две оперативные группы выехали по адресу бара, дабы обложить заведение с переднего и с заднего входа. Один из агентов уже сидел в баре, когда Гольден-берг вошел туда, прочие расположились по всей округе, напряженно ожидая скорого появления преступника. Впрочем, руководитель группы вовсе не считал Корсакова таким болваном, который может, находясь в федеральном розыске, назначать встречи по прослушиваемому телефону. Поэтому руководителя группы грызла мысль о том, что вся история может завершиться как-нибудь очень глупо и прозаически. Так оно и вышло. Зазвонил телефон, и бармен, подняв трубку, тут же протянул ее сидевшему у стойки Гольденбергу.
       -- Привет, Стив, -- услышал Гольденберг голос Корсакова. -- Извини, что не прибыл лично, -- не хотел раздражать легавых, которых там рядом с тобой просто целая армия. Главный вопрос: что вы сделали с моим лицом?
       -- Собрали по частям, -- ответил Гольденберг. -- Тебе повезло -- пуля только выбила тебе зуб, когда прошла насквозь через обе щеки, хотя выходное отверстие смотрелось, конечно, некрасиво. Ты мог бы легко отделаться, но из-за контузии потерял сознание и грохнулся лицом прямо на асфальт. В результате ты расплющил себе нос, разорвал веко и раздробил челюсть. Врач собрал все кости, сделал гипсовую маску и накачал тебя снотворными, но тут вдруг у тебя что-то стало происходить с волосами -- они начали темнеть и одновременно седеть. Оказывается, в этом нет ничего особенно чудесного: под влиянием шока и лекарств часто происходит сдвиг в обмене веществ, и в результате меняется цвет волос. Но ты не волнуйся: друзья тебя узнают и с новым лицом, а врагам узнавать тебя не стоит.
       -- Спасибо, Стив. Если захочешь найти меня в Европе, то ты знаешь, как это сделать, -- лаконично произнес Корсаков и повесил трубку. Агент, до которого наконец дошло, с кем говорит Гольденберг, приподнялся было из-за стола, но затем со сдавленным стоном опустился обратно. При полном отсутствии осязаемых доказательств тягаться с такой силой, как семья Гольденбергов, было нелепо, и все это хорошо понимали. Стив не принадлежал к тем людям, которых можно задержать только за то, что они неизвестно с кем поговорили по телефону. Встреча не состоялась, состоялся только разговор по телефону, свободному от прослушивания, так что всем тем, кого вызвал в бар "Фургон" звонок Корсакова, можно было отправляться восвояси. Стив так и поступил, неторопливо выйдя на улицу, он зашагал прочь. Вокруг агента, вышедшего следом за ним из бара, собралась небольшая толпа его товарищей, но вскоре сыщики расселись в подъехавшие к ним машины и тоже уехали. Корсаков наблюдал за всем этим в оптический прицел из-за руля своей машины, припаркованной на почтительном расстоянии от "Фургона". Убедившись в том, что Стив и агенты направились в разные стороны, он удовлетворенно усмехнулся и убрал прицел в чемоданчик. Тронув машину от бордюра, он мысленно прочертил в голове сквозь все районы города путь на юго-запад.
      
       Глава 4
       ПОРОХ И КОКАИН
       Однажды вечером в квартире Франсуа Тавернье раздался звонок. Телекамера, установленная над парадным входом в дом, изобразила на экране дюжего мужчину со смуглым лицом и жестким ртом, державшего в огромной руке прямоугольный пакет размером с книгу. Пришелец неуклюже топтался перед дверью и раздраженно смотрел в объектив телекамеры маленькими светлыми глазками. Тавернье в домофон осведомился о цели его визита.
       -- Ваш друг Виктор просил кое-что передать, -- с шепелявым немецким акцентом пояснил незнакомец.
       -- Оставьте у консьержа, мсье, -- сказал Тавернье. -- Оставьте также телефон -- если будет необходимо, я с вами свяжусь.
       -- Если будет необходимо, я сам с вами свяжусь, -- мрачно произнес визитер, сунул пакет в руки приоткрывшему дверь консьержу и вразвалку удалился. Тавернье охватило любопытство и радостное возбуждение, словно ребенка, ожидающего праздничных подарков. Пока консьерж поднимался к нему снизу, он успел хватить изрядную порцию виски и приготовить несоразмерно щедрые чаевые. Оставшись наедине с посланием, Тавернье ощупал пакет. Как он и предполагал, внутри находилась видеокассета, к которой было приложено краткое послание:
       "Дорогой Франсуа! Перед отправкой еще раз просмотрел отснятый Вами материал и рад случаю выразить Вам свое восхищение: съемки большей частью поистине правдивы, а это, на мой взгляд, и есть самый лучший комплимент для человека Вашей профессии. Простите за то, что тогда в Бейруте вынужден был изъять у Вас плоды Ваших трудов, -- надеюсь, что причины, по которым я осмелился так поступить, для Вас понятны, а стало быть, надеюсь и на прощение. Пленка в моих руках не претерпела особых изменений, за исключением того, что на ней теперь отсутствуют мое лицо и лица моих солдат. Я убежден в том, что Ваш материал заслуживает самой широкой огласки, однако моя профессия не позволяет, чтобы меня узнавали на улицах, а уж про моих людей и говорить нечего: дойди ваши съемки до Ливана, я за их жизни не дал бы и ломаного гроша. Так что внесенные мною изменения вполне можно оправдать, тем более что материал от них ничуть не пострадал -- сцена уличного мародерства на общем фоне выглядела далеко не самой сильной. В ней Вы попросту понапрасну тратили порох, ибо любой здравомыслящий человек знает, что часы и прочие побрякушки покойнику, во-первых, совершенно ни к чему, а во-вторых, ему так или иначе придется с ними расстаться, но тогда, как обычно и бывает, обогатятся тыловые крысы, а не те, кто реально рискует жизнью. Поверьте мне -- как старый солдат, я знаю, о чем говорю. Впрочем, я знаю и то, что Ваша мораль куда крепче, чище и бескомпромиссней моей, а потому мои слова, возможно, продиктованы обычным стремлением к самооправданию, в котором нуждается и к которому стремится всякий человек,. будь он хоть самым законченным злодеем. В таком случае повторяю, что главным мотивом внесенных мной поправок явился обычный страх за свою шкуру, и не будем больше об этом.
       Вы, разумеется, слышали о моих недавних приключениях в Нью-Йорке, а также о том, что слухи о моей смерти оказались, к счастью, сильно преувеличенными. Все недоразумение произошло из-за того, что человек, давший сообщение в "Кроникл", умер раньше, чем понял, что допустил ошибку, и дать опровержение, естественно, уже не сумел. Рад сообщить Вам, что теперь я нахожусь вдалеке от города моей юности, где слишком многие влиятельные господа почему-то единодушно усмотрели в моей скромной персоне главный фактор, отравляющий их жизнь, и соответственно решили лишить жизни меня. К этой цели они стремились с усердием, достойным, на мой взгляд, лучшего применения. Стремясь к максимальной объективности, скажу, что, пожалуй, они были не так уж не правы, но выяснение отношений мне пришлось отложить на потом, ибо оно грозило повредить женщине, причастной к делу лишь постольку, поскольку она является моей матерью. Мне удалось переправить ее в Европу, но дальнейшая ее жизнь там будет протекать, во всяком случае первое время, вне моего контроля, и потому мне хотелось бы просить Вас оказать ей покровительство, -- разумеется, в том случае, если она к Вам обратится. Мать моя -- женщина хоть и не слишком образованная, но весьма достойная и без крайней нужды докучать Вам не станет. Языком она владеет свободно и не боится никакой работы, однако мне все же не хотелось бы, чтобы ей в ее годы пришлось гнуть спину где-нибудь на консервной фабрике или нянчить испорченных отпрысков буржуа. Возможно, Вас удивит то, что я обращаюсь именно к Вам, но тому есть два исчерпывающих объяснения: во-первых, Вы, в отличие от моих многочисленных товарищей, не утратили связей с обществом, а во-вторых, Вы -- человек по-настоящему порядочный. Возможно, Вы решите, что я иронизирую; помню, что позволял себе неуместную иронию и даже высокомерие в наших прежних разговорах, однако в последнее время я все яснее начинаю понимать трудность и высокое значение самой обычной житейской морали, известной каждому, но соблюдаемой, увы, далеко не каждым. Мне, во всяком случае, до Вас в этом отношении далеко, и за содействием моей матушке я прибегаю к Вам как слабейший к сильнейшему, надеясь исключительно на Ваше милосердие.
       Вторая часть моего письма будет носить более деловой характер. Люди, работавшие со мною ранее в Республике Тукуман и сохраняющие до сих пор тесную связь с этой страной, известили меня о том, что там следует в самом ближайшем времени ожидать важнейших политических и военных событий. После падения генерала Видалеса оппозиционные силы вышли из подполья и одновременно прекратили вооруженную борьбу, решив, что отныне становится возможным цивилизованное решение спорных вопросов. Новые военные правители их не разубеждали, однако исподтишка развязали такой политический террор, какого не было и при Видалесе. Не получив никаких уступок, кроме обещаний, оппозиция понесла огромные потери, а некоторые ее отряды оказались полностью разгромлены. Генералы решили, что наступил подходящий момент для полного закручивания гаек, и ограничили конституционные гарантии -- разумеется, временно, разумеется, со множеством оговорок, но, как Вы и сами знаете, в Тукумане нет ничего более постоянного, чем временное чрезвычайное положение. Однако наследники Видалеса просчитались -- оппозиция не умерла, и как раз сейчас наступает тот момент, когда она заявит об этом активными действиями. Во многом сопротивление придется начинать с нуля -- слишком многое было утрачено в период демократических иллюзий, но в то же время оппозиция обладает немалыми возможностями для успешной борьбы, достаточно сплочена и, главное, полна решимости действовать. Генералам же отступать некуда -- они по уши в крови, поголовно замешаны в наркобизнесе и озверели от страха. Недавнее убийство Видалеса в Асунсьоне отнюдь не прибавило им спокойствия. Должен кстати заметить, что эта акция в западных средствах массовой информации освещалась с такими нелепыми фактическими ошибками, что просто непонятно, за что журналистам платят деньги. Похоже, что единственный их источник информации -- опереточная парагвайская полиция (о службе безопасности я не говорю, хотя и она оставляет желать лучшего). Итак, если Вы хотите оказаться в самом центре надвигающихся событий, то можете рассчитывать на мою поддержку. Таким образом Вы сможете осветить конфликт с точки зрения обеих враждующих сторон, чего Вам никогда не добиться, если вы будете действовать по официальным каналам. Генералы проявят невероятную вежливость, но покажут Вам только то, что сами сочтут нужным". Далее в письме приводились адрес и телефон конторы Вилли ван Эффена в Брюсселе, а также адрес и телефон некой лесоторговой фирмы в столице Тукумана Санта-Фе. Тавернье вспомнил о том, какие чувства он испытал, читая и перечитывая многочисленные газетные репортажи о кровавых подвигах Корсакова. Ему впервые стало ясно, до какой степени его судьба переплелась с судьбой этого странного человека: сначала сенсация, вызванная материалом Корсакова о Видалесе, который публикует Тавернье; затем расправа Корсакова с людьми Видалеса, пытавшимися отомстить за эту публикацию; затем в обычной, казалось бы, криминальной хронике Нью-Йорка мелькает фамилия Корсакова, попадается на глаза какому-то европейскому газетчику -- и новая сенсация: герой-одиночка, умирающий на асфальте с простреленной головой, но затем воскресающий из мертвых и уничтожающий всех своих противников. И вот теперь это послание, полученное Тавернье почти одновременно с утренними выпусками газет, лежавшими на ночном столике и благоухавшими типографской краской. Броским заголовком "Посланник смерти" в одной из них был снабжен репортаж о гибели множества мафиози в результате мести, затеянной Корсаковым. В репортаже упоминалось о пластической операции, о бессилии ФБР и о юношеской дружбе Корсакова с Джо Скаличе. Тавернье по опыту знал: большая часть всех этих сообщений по горячим следам -- полная ерунда, но то, что Корсаков перед исчезновением больно куснул мафию, было для него несомненно. Тавернье ощущал, как против воли начинает восхищаться бесстрашием этого человека и его неукротимым стремлением к схватке. Восхищения не могла развеять даже запятнавшая образ "посланника смерти" печать изгоя, лишенного всех человеческих связей и возникающего из небытия лишь там, где льется кровь, -- отверженность Корсакова теперь вызывала у Тавернье чуть ли не сочувствие к нему. Из его послания к тому же выяснялось, что он не был таким уж отверженным, -- как-никак он заботился о матери, трепетал при мысли о трудностях, с которыми она могла столкнуться, перебравшись в ее возрасте в другую страну. Этот трепет явственно ощущался при чтении письма, и Тавернье нисколько не обманывал дартаньяновский тон автора, его явно натужная бравада. Хотя, если вдуматься, хвастаться Корсакову было чем, и если даже свое предложение насчет Тукумана он сделал в попытке покрепче связать интересы Тавернье со своими интересами, то все же на болтуна он никак не походил. Короче говоря, живой и полный жажды деятельности Корсаков делал жизнь значительно полнее -- Тавернье, констатировав для себя это обстоятельство, позвонил своему неизменному помощнику Шарлю и отправился на такси к нему в район Марэ. Такси он взял потому, что наиболее здраво Шарль рассуждал в процессе выпивки, а пить в одиночку не любил. Тавернье хотел знать, как Шарль отнесется к перспективе самим добровольно прыгнуть в котел закипающей войны.
       Шарль согласился сразу же. Валяясь на огромной кровати посреди так называемой "студии", то есть огромной комнаты, от которой кухня и клозет отделялись только какими-то символическими перегородочками, Шарль приподнялся на локте, обвел рукой разбросанные по полу бутылки, пачки из-под сигарет, мужские носки и предметы женского туалета, ткнул пальцем в потолок с изображенными просочившейся водой мерзкими чудищами и предложил партнеру:
       -- Посмотри на все это. Посмотри внимательно. Чувствуешь, чем пахнет?
       Тавернье покрутил носом и осторожно произнес:
       -- Ну, пахнет не очень... С другой стороны, как всегда... А что?
       -- Ты не понимаешь, -- поморщился Шарль. -- Пахнет самым страшным, самым мерзким -- пахнет буднями. Проснуться утром, увидеть этот ужасный потолок, услышать шум дождя, подумать о предстоящем дне и понять, что точно знаешь, как этот день пройдет, -- боже, что может быть ужаснее! И не утверждай, будто ты не чувствуешь того же, что и я. То ли дело в Катанге, в Никарагуа, в Ливане -- не знаешь, останешься ли в живых к вечеру, обо всем остальном я уж и не говорю.
       Шарль сел на постели, но, видимо, чересчур резко, так как тут же с болезненной гримасой схватился за голову.
       -- С годами я все больше убеждаюсь в том, что высшая добродетель -- это умеренность, -- сентенциозно произнес он и довольно нелогично добавил: -- И чем дальше, тем больше я ее ненавижу. Он пошарил рукой по полу у изголовья кровати, но ничего не обнаружил. С кряхтеньем поднявшись на ноги, он прошлепал босиком к шкафу, открыл бар, и из его груди вырвался болезненный стон.
       -- Конечно, это мудро -- выпивать вечером все до капли, чтобы наутро не было соблазнов, -- раздраженно пробурчал он. -- Но нет такой мудрости, которая хороша на все случаи жизни. Все вылакали, мерзавки! Он с безмолвной надеждой посмотрел на Тавернье. Тот с усмешкой вытащил из сумки бутылку коньяка и письмо Корсакова.
       -- Откуда ты знаешь, что в таких случаях меня спасает только коньяк? -- восхищенно спросил Шарль.
       -- Эта сцена у нас с тобой повторяется по меньшей мере в сотый раз, и в сотый раз ты задаешь мне один и тот же вопрос. По-моему, так ты пытаешься выразить свою благодарность.
       Шарль что-то смущенно проворчал и забегал взад-вперед по студии, время от времени подхватывая с пола и отбрасывая подальше наиболее интимные детали женского туалета, которые во множестве валялись на вытертом ковре.
       -- У тебя вчера происходил прием для коллектива борделя? -- поинтересовался Тавернье.
       -- Как тебе не стыдно! -- возмутился Шарль. -- Это чистейшие, благороднейшие существа! Все, что происходило между нами, имело в своей основе духовную близость.
       В результате суетливых перемещений Шарля в центре студии возникли столик, два кресла, на столике рядом с бутылкой коньяка образовались несколько апельсинов, пачка "Житан" без фильтра и пепельница. Друзья расположились в креслах, Шарль налил себе полстакана коньяка, одним махом опрокинул жидкость в рот и зажмурился. Тавернье подождал, пока он откроет глаза, и затем внятно, с расстановкой прочел вслух вторую часть письма. Шарль выслушал его, глубокомысленно кивая, затем поднял палец и произнес с нажимом:
       -- Все, что происходило здесь ночью, находится в рамках современной морали. Всякие сомнения в этом оскорбительны для моей чести.
       -- Ты, пьяный идиот! -- разозлился Тавернье. -- Плевать я хотел на твои кувыркания со шлюхами! Ты хоть понял, что я тебе читал?
       Шарль пожал плечами:
       -- А что тут понимать? В Тукумане вот-вот начнется грандиозная заваруха, и твой дружок поможет нам сделать убойный материал. А вся эта хреновина насчет политики меня не интересует. Мое дело показать, как все было, а размазывать сопли по бумаге мне не по нутру.
       -- Это намек? -- сухо спросил Тавернье.
       -- "Кувыркания со шлюхами..." -- не отвечая, продолжал Шарль. -- Что за буржуйское высокомерие! Девушки, между прочим, находятся в соседней студии у моего приятеля. Если хочешь, могу их позвать, и ты убедишься...
       -- Нет! -- испугался Тавернье. -- Только не это! Давай выпьем и спокойно все обсудим. Время дорого!
       -- Давно бы так! -- обрадовался Шарль, берясь за бутылку. -- Выпить, поговорить о жизни... С утра жизнь вообще видится как-то более трезво, не то что с вечера. Только прошу тебя: не надо о делах. Я наизусть знаю, что я должен брать, куда должен съездить... Не в первый раз.
       Напарники осушили еще по полстакана. Шарль откинулся в кресле, закурил и окутался облаками вонючего дыма. Некоторое время Тавернье пристально смотрел на него и затем неожиданно спросил:
       -- Шарль, скажи... Ты понимаешь, что тебя запросто могут там убить? И тогда уже не будет ничего: ни коньяка, ни девчонок, ни Парижа, ни работы... Может, ты просто не понимаешь, а? Щурясь от дыма, Шарль с удивлением посмотрел на Тавернье. Убедившись в том, что шефа под влиянием коньяка потянуло на серьезный разговор, он неохотно'произнес:
       -- Могут, конечно. Ну и что?
       Встречный вопрос поставил Тавернье в тупик. Он не нашелся что ответить. Почему-то в обществе Шарля и бутылки ему не удавалось усмотреть в идее смерти решительно ничего страшного. Что касается Шарля, то он просто не видел смысла в разговорах о смерти: вечно жить все равно нельзя, так, стало быть, и нечего переливать из пустого в порожнее.
       В аэропорту Санта-Фе самолет приземлился в шесть часов пополудни. Когда Тавернье и Шарль спускались по трапу, им бросились в глаза зенитные установки и армейские джипы на летном поле, а дальше по периметру аэродрома -- непрерывная полоса укреплений. Аэровокзал также наводняли военные и настороженные личности в штатском. Гомон, привычный для подобных мест, здесь не заполнял слуха -- люди выглядели подавленными, и даже ожидающие не вели праздных разговоров, а остальные просто старались поскорее покинуть это место, провожаемые внимательными взглядами военных. Когда друзья получали багаж, к ним подошел невысокий худощавый' человек в военной форме с погонами майора и в темных очках.
       -- Господин Тавернье? Господин Жубертон? -- осведомился он тоном скорее утвердительным. -- Рад приветствовать вас в Тукумане. Позвольте представиться -- майор Гутьеррес. Мне и моим людям поручено сопровождать вас. Майор сделал легкий полупоклон. Его лиловые губы индейца раздвинулись в любезной улыбке. Однако при всей его учтивости Тавернье ощутил, как вокруг них распространилось поле настороженности: окружающие, и без того не слишком оживленные, окончательно примолкли и, стараясь не привлекать к себе внимания, лишь изредка бросали на майора и его гостей боязливые взгляды. За спиной майора маячили молодцы в штатском, зеркальные темные очки придавали им непроницаемый вид. Распахнутые пиджаки служили им явно лишь для того, чтобы скрыть пистолетные кобуры под мышкой.
       -- Мне поручено решать все ваши бытовые проблемы, -- продолжал майор. -- Если возникнут сложности с оборудованием для съемок -- тоже обращайтесь ко мне. Кроме того, я буду обеспечивать вашу безопасность. В стране сейчас опять неспокойно, радикальные элементы рвутся к власти, смягчение режима они восприняли как тактическую уступку, как признак слабости. Приходится доказывать им, что это не так. Впрочем, о положении в стране вам расскажут политики -- встречи с ними я вам тоже организую. Должен заметить, что некоторые здесь не забыли вашей роли в отстранении от власти генерала Видалеса и хотели бы свести с вами счеты, так что опасаться следует не только сумасшедших радикалов, которые всюду видят агентов империализма, но и некоторых наших ультраконсерваторов, не понимающих того, что времена меняются и требуют от нас гибкости. В любом случае, однако, правительство имеет все возможности для того, чтобы обеспечить международной прессе безопасность и прочие условия для нормальной работы в республике.
       Закончив на этой несколько высокопарной ноте свою тираду, Гутьеррес тронул Тавернье за локоть, приглашая его следовать за собой. Французы увидели, что неизвестно откуда возникшие солдаты уже тащат их багаж к выходу из здания аэровокзала. Гутьеррес двинулся за ними, Тавернье шел по левую руку от него, Шарль -- по правую. Следом не торопясь зашагали молодцы в темных очках, растянувшись в цепь. Люди, теснившиеся в зале, старались поскорее убраться с их дороги, подхватывая свои пожитки, так что посреди зала быстро освободился широченный проход до самых дверей. Седобородый худощавый мужчина, потягивавший кофе в буфете на втором этаже за столиком у самых перил, посмотрел вниз на эту сцену и усмехнулся. Он не считал себя специалистом по части секретных служб, однако помпезность, которой окружала свою деятельность тукуманская тайная полиция, была ему решительно непонятна. Он не сомневался в том, что эти индюки не заметят "хвост", который пристроится к ним, едва вся кавалькада отъедет от азровокзала. А кавалькада и впрямь солидная: два лимузина, полицейская машина, джип с солдатами впереди, такой же джип сзади... Вести такой караван по городу -- не работа, а детская забава, особенно при ' наличии хорошей связи и машин, вовремя меняющих первый "хвост", пока он не слишком примелькался. Корсаков знал о том, что этим же рейсом в Санта-Фе прибыл под видом французского лесоторговца один из агентов оппозиции в Европе, однако роль его состояла лишь в прикрытии французов во время перелета. Корсаков даже не знал его в лицо. О своем приезде Тавернье, справедливо опасавшийся пользоваться телефоном, дал знать Корсакову простейшим способом: позвонив в редакции туку-манских газет. Каждой редакции он сообщал парижский номер телефона, по которому следовало позвонить для получения любых справок. Всем тем, кто пожелал навести справки, была названа дата и номер рейса, которым журналисты прибывали в Санта-Фе. Газеты, разумеется, откликнулись на приезд европейской знаменитости, сыгравшей к тому же совсем недавно столь важную роль в политической жизни страны. Остальное для Корсакова было делом техники. Тем, что служба безопасности не допустила к встрече именитых гостей ни единого корреспондента, он остался только доволен -- писаки затянули бы процедуру, создали бы суматоху, а в суматохе какой-нибудь псих из поклонников Видалеса или из крайне левых мог, чего доброго, и пальнуть в "проклятых коммунистов" (они же "проклятые империалисты"). Корсаков отставил опустевшую чашку и поднялся с кресла. В здешнем климате он постоянно ощущал легкую сонливость и для борьбы с ней вынужден был, вопреки своему обыкновению, выпивать несколько чашек кофе в день.
       Тем временем кортеж с майором Гутьерресом и французскими журналистами подъехал к отелю "Пеликан", где по тукуманской традиции было принято за государственный счет размещать важных гостей. Когда Гутьеррес намекнул на то, что платить друзьям ни за что не придется, Шарль вспомнил легенду о пеликане, выкармливающем птенцов собственной кровью. Видимо, он хмыкнул слишком громко -- сказалось выпитое в самолете бренди. Гутьеррес подозрительно покосился на него из-под очков, но промолчал. Апартаменты друзьям выделили и впрямь роскошные, однако их восторг несколько поумерило то обстоятельство, что по коридору прохаживались взад-вперед какие-то праздные личности в неизменных темных очках, а парочка таких же типов расположилась в креслах в холле второго этажа. Фигуры в штатском можно было видеть и среди экзотической растительности в парке отеля, а за узорной оградой на улице торчал армейский пост. Поняв по лицу Шарля, что тот собирается сказать какую-то колкость по поводу всех этих Мер предосторожности, Тавернье сделал страшные глаза, прижав палец к губам, и обвел комнату красноречивым взглядом. Шарль прикусил язык: действительно, не стоило рассчитывать на то, что при таком навязчивом гостеприимстве хозяева не натыкали повсюду "жучков". Улучив момент, Тавернье одними губами шепнул напарнику на ухо:
       -- Ни о чем серьезном не говори -- ни здесь, ни в парке, ни в машине. Притворяйся, что всем доволен, веди себя естественно.
       Гутьеррес повел Шарля осматривать его номер. Тавернье последовал за ними и услышал, как Шарль говорит майору:
       -- Шеф у нас человек семейный, а вот я холостяк. Много хорошего слышал о креолках... Короче говоря, как тут насчет девочек?
       Гутьеррес впервые снял темные очки, набожно закатил глаза и поцеловал кончики пальцев, после чего с широкой улыбкой заверил:
       -- Я обо всем позабочусь. Будете довольны. Скажите только, когда?
       -- Завтра вечером, часов в десять, -- быстро ответил Шарль. -- Кстати, о девочках: что-то в холодильнике с выпивкой слабовато. Может, нам послать в лавочку?
       Вопрос Шарля Гутьеррес воспринял как скрытую форму упрека, воскликнул: "Нет-нет!" -- и отошел дать распоряжение своему непроницательному подручному.
       -- Текилы не забудьте для местного колорита, -- сказал ему в спину Шарль.
       -- Ты что, рехнулся? -- зашипел в ухо партнеру Тавернье. -- Только девок нам тут не хватало! Они же все шпионки!
       -- А что, шпионки как-то иначе устроены? -- резонно возразил Шарль. -- И потом, ты сам сказал: веди себя естественно.
       Тавернье только рукой махнул и обратился к Гутьерресу:
       -- Нам хотелось бы составить наше рабочее расписание, начиная с завтрашнего дня. Объекты съемок, маршруты поездок и так далее... Вам уже случалось принимать корреспондентов?
       -- Конечно, и я знаю, что их интересует, -- самодовольно заявил майор. -- Положитесь на меня: завтра утром я вам доставлю подробный план, мы вместе рассмотрим его и внесем необходимые коррективы, если они понадобятся. А сейчас располагайтесь и отдыхайте -- вы должны забыть о разнице в часовых поясах. Я вас покидаю. До завтра!
       Майор удалился во главе своей свиты -- величавой походкой и в то же время слегка пританцовывая. Друзья остались в номере Шарля одни. Тавернье тут же принялся сантиметр за сантиметром исследовать стены в поисках глазка для телекамеры. Шарль скептически наблюдал за его поисками, однако ему стоило бы вспомнить о том, что именно наличие такого глазка позволило зафиксировать на пленке кровавые забавы генерала Видалеса. Убедившись в отсутствии скрытого ока, Тавернье, облегченно вздохнув, сел к письменному столу и на листе с грифом отеля написал: "Будем подчиняться им во всем, будем снимать все то, что они предложат. Все равно нормально работать генералы нам не дадут, так пусть считают нас идиотами. Когда придет время, мы от них избавимся". "Согласен, -- написал в ответ Шарль. -- Главное -- вести себя естественно". Тавернье мелко порвал лист, прошел в уборную и опустил обрывки в унитаз. В дверь номера негромко постучали.
       -- А вот и выпивка! -- воскликнул Шарль.
       Наутро Гутьеррес появился в еще более радужном настроении, чем ушел накануне. Тавернье просмотрел принесенную им бумажку с рабочим расписанием. В сущности, против этого плана трудно было что-либо возразить, за исключением того, что "съемки на базе боевой подготовки элитных армейских частей" и "поездка в горные районы, освобожденные от партизан" могли дать и отличный материал, и бесцветную нудятину, в зависимости от степени самостоятельности журналистов. О самостоятельности же под опекой майора Гутьерреса говорить, похоже, не приходилось. Впрочем, поездку в Тукуман Тавернье предпринял лишь в расчете на помощь Корсакова -- получить помощь от официальных властей, имевших в мире довольно мрачную репутацию, он не надеялся, а потому и не стал спорить с Гутьерресом, сделав лишь пару вялых замечаний. Майор заявил, что после завтрака французов примет министр информации, а затем их ждут в офицерском клубе столичного гарнизона. Голос Гутьерреса дрожал от сдерживаемого торжества. Тавернье с удивлением посмотрел на него, но майор тут же стер улыбку с лица и вновь превратился в непроницаемого индейского божка, по лицу которого только внимательный наблюдатель мог догадаться, что божок совсем недавно хлебнул свежей крови. Позавтракав вместе с майором в пустынном ресторане, друзья в его лимузине отправились в министерство информации. Министр оказался суетливым лоснящимся толстячком с массивными золотыми перстнями на волосатых пальцах. Гости вежливо посмеялись в ответ на его попытки пошутить для создания непринужденной атмосферы, однако после того, как в ответ на вопрос о причинах нынешнего кризиса в стране министр понес чушь о подрывных марксистских элементах и зарубежных кознях, Тавернье почувствовал тяжелую скуку. Потомок работящих пикардийских крестьян, больше всего на свете он ненавидел отсутствие профессионализма. К тому же у него появилось ощущение, будто он весь вывозился в чем-то липком. Сначала он подумал, что на него так действуют лоснящиеся жирные складки на лице, министра и его маслянистые глаза, широко раскрывавшиеся в те моменты, когда хозяин кабинета врал особенно беспардонно. Однако затем Тавернье понял, что в кабинете поселился страх -- он-то и заставляет толстяка суетливо перебирать бумаги на столе, глядеть в провтранство мимо посетителей, машинально отвечая на вопросы, и обильно потеть, несмотря на исправно работающий кондиционер. Весь этот визит был сущей потерей времени, если не считать подписанных министром лицензий на съемки, опросы, интервью и прочую журналистскую деятельность на всей территории страны -- документ, совершенно излишний в обществе неотвязного Гутьерреса. Когда хозяин кабинета стал чересчур уж явно повторяться, майор поднялся и с любезной улыбкой напомнил о том, что гостям пора в офицерское собрание. Правда, Тавернье не совсем понимал, какой интерес для журналистов представляет стадо солдафонов, однако до появления Корсакова решил терпеть и покоряться. Раскланиваясь с хозяином кабинета, Тавернье с трудом заставил себя подать ему руку. У него осталось ощущение, словно он сунул ладонь в какую-то теплую жижу. Предводительствуемые Гутьер-ресом и сопровождаемые сзади двумя его подручными, друзья вышли на улицу и направились к автомобилям. Еще выходя из отеля, Тавернье обратил внимание на то, что на улице вроде бы прибавилось солдат. Теперь он уже ясно видел, что это так. На перекрестках появились танки, на крышах и балконах административных зданий -- укрепленные мешками с песком пулеметные точки. По противоположной стороне улицы куда-то направлялась трусцой, громыхая тяжелыми ботинками, рота солдат. В небе барражировали вертолеты. Всюду развевались национальные флаги Республики Тукуман. В то же время прохожих и частных автомашин на улицах заметно поубавилось. Откуда-то доносилась бравурная военная музыка. В целом впечатление создавалось гнетущее, несмотря на безоблачное небо, ослепительно сияющее солнце и яркую зелень. Между тем Гутьеррес вопреки всем тревожным признакам решил отказаться от армейского эскорта, и кортеж теперь составляли лишь два "Мерседеса": передний -- с охраной, а в заднем ехали журналисты с одним охранником, за рулем же сидел сам Гутьеррес. Он утратил свою непроницаемость, молча улыбался, потом вдруг начинал что-то напевать. Так, напевая, он и вошел в большой зал офицерского собрания. Множество офицеров уже сидело вдоль столов, тянувшихся от дверей к возвышению президиума, в котором пустовало одно место: Тавернье насчитал только шесть генералов вместо семи, входивших в состав правящей хунты со дня свержения Видалеса. Гутьеррес обвел взглядом теснившихся вдоль стен зала тукуманских и иностранных журналистов, выбрал местечко посвободнее и расположил там Тавернье и Шарля, а сам скромно встал рядом. Шарль достал из чемодана камеру и приготовился снимать. Тавернье вынул диктофон и попросил Гутьерреса перечислить поименно всех генералов, сидевших в президиуме.
       -- А где же самый главный? -- спросил Тавернье, когда Гутьеррес кончил называть фамилии. -- Генерал Бенитес -- так, кажется, его зовут? При Видале-се он был начальником генерального штаба. Такое представительное собрание, почему же его нет?
       Гутьеррес хотел было ответить, но осекся и поднял палец, призывая к молчанию. Из боковой двери слева от президиума вышел и стремительной походкой направился к председательскому месту высокий, подтянутый, широкоплечий военный в полевой камуфляжной форме, с пистолетной кобурой на поясе и беретом, засунутым под погон. Пройдя к месту в центре президиума, он с широкой улыбкой обвел взглядом зал и вскинул руку в приветственном жесте. Офицеры вскочили и разразились восторженными криками. Лакеи на тележках ввезли в зал шампанское и, уворачиваясь от бешено жестикулирующих офицеров, принялись расставлять на столах бокалы и бутылки. Делали это они с такой удивительной сноровкой, что, несмотря на царившее в зале возбуждение, умудрились не разбить ни одного бокала. Тавернье оглядывал ликующую публику. Большую ее часть составляли вояки в полевой форме, пригнанной без заботы о щегольстве или о строевом единообразии -- от формы требовалось только не быть помехой в бою и заодно служить хранилищем разных мелких вещей, необходимых в военном быту. Такое отношение к одежде Тавернье отмечал у бойцов всех действующих армий, из которых ему приходилось делать репортажи. Некоторые офицеры были ранены: Тавернье попадались на глаза то рука на перевязи, то ярко-белая повязка над смуглым лицом, то палочка в руке у хромающего хозяина. Многие из присутствующих носили полевую форму в строгом соответствии с требованиями устава, и сама форма, чистенькая и с иголочки, говорила о том, что ее владельцу не приходится бродить в ней по джунглям, -- Тавернье подумал, что это, вероятно, офицеры тыловых гарнизонов. На приглушенном камуфляжном фоне ярко выделялись парадные мундиры, которые часть собравшихся сочла нужным надеть. Как во всех латиноамериканских армиях, парадные мундиры тукуманских офицеров отличались большой пышностью, обилием аксельбантов, позументов, эмблем и тому подобных украшений, а венчалось все это великолепие фуражкой с высокой тульей, над лакированным козырьком которой золотом и эмалью сверкал пышный герб Республики Тукуман. Выделялись в толпе синие мундиры летчиков, белые -- моряков, черные -- танкистов или, по-здешнему, кавалеристов. Толпа продолжала ликовать, а виновник этого ликования, появившийся в президиуме последним генерал в камуфляжной форме, все так же стоял, широко улыбаясь, и помахивал рукой то ли офицерам, то ли репортерам, затопившим его вспышками фотоаппара-, тов и ярким светом переносных ламп.
       -- Кто это? -- крикнул Тавернье на ухо Гутьерре-су, потому что иначе в общем шуме тот мог его не расслышать.
       -- Генерал Коронадо. Генерал Бернардино Ко-ронадо де ла Крус. Командир корпуса войск специального назначения.
       Тавернье вспомнил, о ком идет речь. Впервые фамилия генерала промелькнула в газетах несколько лет назад, когда было объявлено о создании в Ту-куманё первого мотопехотного батальона специального назначения "Кетцаль". В то время Коронадо имел чин майора, но быстро пошел в гору, так как ощутимых успехов в развернувшейся антипартизанской кампании сумел добиться лишь его батальон. Методики отбора и подготовки личного состава разрабатывал сам Коронадо, пользуясь неофициальными рекомендациями американских военных, среди которых он имел много знакомых еще с тех пор, когда учился в Вест-Пойнте. Через год по инициативе Коронадо было принято решение сформировать еще один элитный батальон. Когда численность специальных войск достигла пяти тысяч человек, не считая приданных артиллерийских, танковых, саперных и прочих подразделений, в генеральном штабе приняли решение выделить эти войска в особый корпус и возложить на него главную тяжесть борьбы с антиправительственными выступлениями. Прочим родам вооруженных сил предстояло взаимодействовать с особым корпусом, командиром которого был назначен отличившийся во многих боях и приобретший большую популярность в армии генерал Коронадо. Фотографии красавца-генерала, героя борьбы с коммунизмом, постоянно появлялись на страницах западных газет. Смышленый генерал с хорошо подвешенным языком раздавал интервью, наносил зарубежные визиты и постепенно в глазах всего мира выдвигался на первое место в составе правящей военной хунты. Упорные слухи о страшных жестокостях, чинимых войсками генерала в партизанских районах, только интриговали публику, накладывая на симпатичный образ генерала отпечаток некоего зловещего трагизма: в его лице читатели газет и телезрители видели благородного по натуре борца с темными силами, вынуждаемого коварным врагом прибегать к жестоким мерам и в результате испытывающего мучительные душевные терзания. Генерал Бенитес, возглавивший хунту после падения Видалеса, все больше отходил на задний план, заслоняясь яркой фигурой своего молодого товарища. Коронадо решительно воспротивился перемирию с повстанцами и отказался принять участие в переговорах, начатых Бенитесом. Переговоры мало-помалу заходили в тупик -- не в последнюю очередь из-за того, что войска, подчиненные Коронадо, упорно не желали соблюдать перемирие. Тавернье начал понимать, что происходит: по всей видимости, они наблюдали церемонию перестановки в правящих верхах. Силы, не заинтересованные в компромиссе, решили заменить престарелого и уступчивого вождя на молодого и рвущегося в бой. Неожиданно зажглись укрепленные на стенах справа и слева от президиума телевизионные экраны. Шум в зале стих, все, в том числе и Коронадо, усе- лись на свои места, а красавец-диктор хорошо поставленным голосом стал читать текст: "Сегодня ночью генерал Бенитес подписал обращение к нации в связи со своим уходом в отставку. В обращении содержится призыв сохранять спокойствие и не поддаваться на провокации экстремистских элементов, а также выполнять все распоряжения вновь избранного главы правящей хунты генерала Коронадо. Генерал Бенитес выразил уверенность в том, что выдающиеся способности генерала Коронадо и его не оценимые заслуги перед тукуманской нацией в деле сохранения независимости и целостности страны, защиты прав и свобод всех граждан и противостояния международному экстремизму позволят новому главе правительства сплотить вокруг себя все здоровые силы нации и достойно возглавить ее движение к грядущему процветанию".
       Диктор сделал паузу и продолжал: "Избрание генерала Коронадо на пост председателя правящей хунты восторженно встречено в вооруженных силах. Военные уверены в том, что приход нового энергичного руководителя положит конец параличу власти..." Суть сообщения становилась ясна, и дальше Тавернье не слушал. Он спросил Гутьерреса:
       -- Это что, переворот?
       -- Ну что вы, -- благодушно возразил Гутьеррес. -- Мы намерены твердо стоять на почве законности. Генерал Бенитес совершенно добровольно подал в отставку -- он сам понял, что как глава правительства не соответствует задачам сегодняшнего дня. Все готовые к сотрудничеству слои тукуманского общества сошлись на том, что самой подходящей фигурой на освободившемся посту будет генерал Коронадо. По-моему, вы обязаны написать, что речь вовсе не идет о заурядном перевороте из тех, которые предпринимаются лишь в целях передела власти.
       Тавернье пробурчал что-то неопределенное, продолжая делать пометки в записной книжке, несмотря на включенный диктофон, висевший у него на груди. Он давно на собственном опыте убедился в том, что простая звуко- и даже видеозапись далеко не отражает всех впечатлений, появляющихся в душе непосредственного участника событий. Шарль также продолжал снимать, с кошачьей мягкостью передвигаясь по переполненному залу. Впрочем, самое любопытное, а именно ликование собравшихся, уже было запечатлено. Далее начались выступления военных, однако выступающие, видя нацеленные на них объективы, почти слово в слово повторяли речь диктора. Не стал исключением и генерал Коронадо: он также заявил о необходимости сплочения здоровых сил нации, констатировал полную возможность при имеющихся ресурсах прийти к процветанию и перешел к обязательной теме экстремистской опасности. Здесь генерал сменил тон, благодушие исчезло из его голоса, и звучавшие уже неоднократно заезженные слова постепенно заставили зал притихнуть. В сочном баритоне Коронадо послышались скрежещущие нотки, словно скребли железом по железу. Тавернье понял, что этот человек не намерен шутить, и за каждой его казенной фразой о коммунистическом заговоре и о необходимости борьбы с экстремизмом стоит желание схватки и стремление к крови. Потемневшие от внутреннего напряжения глаза генерала уперлись прямо в глаза Тавернье, и по спине француза пробежал холодок, словно его вот-вот должны были потащить на расстрел. Взгляд генерала смягчился, и он произнес заключительные фразы: "Клянусь, мои дорогие соратники, совместно с вами сделать все для конечной победы и для процветания нашей любимой Родины. Да помогут мне в том Господь и Пресвятая Дева". Присутствующие вновь разразились восторженными криками. Тавернье обратился к Гутьерресу:
       -- Сеньор, мы засняли здесь все, что нам нужно. Не будем терять времени.
       Легкая гримаса неудовольствия пробежала по лицу Гутьерреса, однако он любезно улыбнулся и вслед за журналистами стал проталкиваться к выходу.
       -- Сейчас мы проедемся по городу, -- сказал он. -- Вы должны запечатлеть, как народ реагирует на приход к власти генерала Коронадо.
       -- Я так понимаю, что он просто обязан реагировать положительно! -- с несколько наигранным воодушевлением воскликнул Шарль. Гутьеррес подозрительно покосился на него, но промолчал. Когда все расположились в лимузине и машина тронулась, Гутьеррес с переднего сиденья повернулся к журналистам и наконец дал волю своим чувствам.
       -- Теперь все пойдет по-иному, не так, как при этой дряхлой развалине! -- заявил он, имея в виду Бенитеса. -- Все будет расставлено по местам, не то что во время перемирия, когда подлинные граждане, соль нации, должны были оглядываться на продажных газетчиков, профессиональных смутьянов и вообще на всяких полуграмотных голодранцев. Производители, те люди, которые организуют труд нации, получат надежную защиту. Никто уже не посмеет тянуть жадные лапы к чужой собственности. Я не хочу сказать ничего плохого про Бенитеса --. он, конечно, человек благонамеренный, но у него самая страшная для политика болезнь -- паралич воли. Он полагал, будто можно зажарить яичницу, не разбив яйца, будто с теми, для кого бунт -- родная стихия, можно справиться без крови...
       -- Ой, гляньте-ка! -- невежливо перебил Шарль. -- Вот и всенародное ликование! Все как положено! На тротуарах по обе стороны улицы действительно толпилось человек двести с плакатами, приветствовавшими приход нового властителя. Законопослушные демонстранты не занимали проезжую часть, по которой неторопливо курсировали взад-вперед два броневика, охранявшие собравшихся. Кроме того, вдоль кромки тротуара были цепочкой расставлены солдаты, державшие на изготовку израильские штурмовые винтовки "галил". В целом всенародное ликование выглядело не слишком впечатляюще -- Гутьеррес и сам это ощутил, а кроме того, расслышал откровенную иронию в голосе Шарля.
       -- Напрасно шутите, -- с раздражением сказал он. -- Эти люди, если хотите знать, рискуют жизнью. Террористы в любой момент могут устроить какую-нибудь провокацию.
       -- Что ж, запечатлеем, -- сказал Шарль и направил объектив в окно.
       Один из солдат настороженно посмотрел на лимузин, подошел к офицеру и что-то ему сказал, но офицер, взглянув на машину, сделал успокоительный жест. Заметив, что их снимают, демонстранты оживились и с удвоенным усердием замахали флагами и плакатами.
       -- Чуть вперед, -- попросил Шарль.
       Вскоре он закончил снимать толпу, к которой постепенно подтягивались новые небольшие группки митингующих, и лимузин двинулся дальше по улицам столицы. За исключением двух-трех мест, в которых им попались такие же бдительно охраняемые солдатами митинги, город был необычно пустынен, лица немногочисленных прохожих выражали испуг, когда они оглядывались на кортеж, и во всей атмосфере чувствовалось напряжение. Настроение у Тавернье мало-помалу окончательно испортилось, и он поймал себя на том, что понимает перепуганного толстяка, которому так не подходил титул министра. На некоторых домах попадались написанные распылителем лозунги патриотического содержания, приветствующие приход к власти генерала Коронадо и призывающие к расправе с коммунистами. Шарль эти лозунги добросовестно снимал. Успел он также заснять и отъезжающую от тротуара карету "Скорой помощи", вслед которой мрачно смотрели из-под низко надвинутых касок солдаты армейского патруля. У ног солдат блестела, словно лакированная, большая лужа крови, уже начавшая привлекать мух. Брызги крови и пулевые щербины виднелись также и на ярко-белой стене ближайшего здания. Гутьеррес помрачнел, отрывисто буркнул: "Вот видите" -- и с профессиональной ловкостью развернул лимузин на 180 градусов, чуть не задавив какого-то оборванца, еле успевшего отскочить с мостовой обратно на тротуар. Тот проводил взглядом лимузин; его темное индейское лицо осталось неподвижным, но в глазах сверкнула ненависть. Машины запетляли по извилистым улочкам холмистой старой части города. Время от времени в просветах между зданиями открывался вид на лежавшую у подножия холмов пригородную долину, по которой были разбросаны деревушки, белые церкви, квадраты посевов и во всех направлениях тянулись дороги. Неожиданно Шарль вскинул камеру на плечо и стал снимать. Тавернье бросил взгляд на открывшиеся просторы -- туда, куда Шарль нацелил объектив. Шоссе, проложенные на север и северо-запад, были сплошь забиты войсками: армейские колонны двигались по направлению к синеющим на горизонте лесистым горам, где антиправительственные повстанцы захватили обширные территории и установили на них свои порядки, в которых Тавернье еще толком не разобрался. В прозрачном воздухе плоскогорья были отчетливо видны бронемашины, танки на тягачах, ракетные установки, автоцистерны и бесчисленные грузовики, многие из которых тянули на буксире тяжелые орудия. В небе над колоннами барражировали вертолеты. Движение войск началось, по-видимому, еще ночью, так как головы колонн скрывались в легкой дымке на горизонте. Доносился глухой гул сотен мощных моторов.
       --Да, -- не отрываясь от окуляра, протянул Шарль, -- крепко, кажется, у вас взялись за проклятых экстремистов... Гутьеррес остановил машину.
       -- Снимайте, снимайте, -- с усмешкой произнес он. -- Мы не собираемся прятаться. Взялись так, как давно пора было взяться. Для чего народ десятилетиями, отказывая себе в самом необходимом, оснащал армию? Пришло время отдавать долги. И мы их отдадим, не ударим лицом.в грязь.
       Шарль повернулся к Тавернье и поднял большой палец. Кадры и в самом деле получились эффектные. Выйдя из машины, он подбежал к парапету над высоким склоном. В этом месте виток шоссе проходил прямо под Шарлем, и все устрашающие подробности марша войск были видны как на ладони.
       -- На сей раз им нас не остановить, -- убежденно сказал Гутьеррес. -- Пока Бенитес и прочие слабаки занимались болтовней, другие пополняли армию и закупали оружие, -- конечно, без лишней рекламы. Частично войска уже заняли позиции на подступах к партизанским зонам. Кстати, пока шли переговоры, марксисты, спустившись с гор, успели взять под свой контроль часть приморских и долинных земель. Теперь нам придется отбивать эти районы. Вот какова цена слабости в политике. Впрочем, нет худа без добра: на равнине нам легче будет с ними справиться, пока они не попрятались по лесам. Наступление начнется через два дня, и вы можете присутствовать при этом событии, -- если, конечно, пожелаете.
       -- Само собой -- сказал Шарль, вернувшийся к машине и услышавший его слова. -- Покажем всему свободному миру, как вы разнесете этих ничтожных марксистов в пух и прах.
       -- Покажите, вы это умеете, -- холодно улыбнулся Гутьеррес. -- Мы в долгу не останемся.
       Вечером Гутьеррес отвез французов на прием по случаю "бескровной национальной революции", как некоторые местные газетчики успели окрестить приход к власти Коронадо. Прием проходил в президентском дворце, и на него собралось все высшее общество тукуманской столицы, от известных ученых и писателей до богачей, ворочающих сотнями миллионов долларов. Происхождение этих богатств по большей части было туманно, так как, хотя республика и могла поставлять на внешний рынок лес, серебро и бокситы, объемы добычи всех ее природных богатств не объясняли роскоши в которой купалась ее правящая верхушка, и тех огромных вложений, которые она делала за рубежом. Прием также отличался роскошью, которой позавидовало бы большинство великосветских приемов в европейских столицах: женские фигуры, облитые потоками бриллиантов, драгоценная посуда, удивительные кушанья должны были, видимо, создать впечатление устойчивости правящей элиты и ее уверенности в себе перед лицом драматических перемен, грозивших всплеском гражданской войны и новой большой кровью. Однако в атмосфере великолепного зала Тавернье не ощутил уверенности: хотя глупых, легкомысленных и хвастливых фраз он услышал множество, но именно это внушало тревогу и говорило о самодовольном упадке, во имя самосохранения готовом пойти на что угодно и уповающем прежде всего на военную силу. Несколько наскоро взятых интервью вызвали у Тавернье лишь досаду, так как собеседники не сказали ничего мало-мальски содержательного и продолжали повторять приевшуюся чушь о международном экстремизме. Поражало то, что никто из собравшихся упорно не желал говорить о происходящем на севере, если не считать, конечно, официальных тостов, когда голос оратора едва возвышался над посторонними разговорами о торговых сделках, новых назначениях среди военных и чиновников, а также о браках, любовных похождениях и увеселениях тукуманской элиты. Материал был отснят, и Тавернье вновь заскучал. Зато Шарль чувствовал себя как нельзя лучше, присмотрев себе эффектную вдовушку бальзаковского возраста и наливаясь в ее компании шампанским на дармовщинку. Вскоре по просьбе Тавернье журналистов повезли в отель. Вдовушку пришлось прихватить с собой, -- впрочем, Гутьеррес, хотя и оставался удручающе трезвым, против этого ничего не имел. Прощаясь с Тавернье в дверях номера, Гутьеррес напомнил:
       -- Завтра на рассвете армия начнет наступление. Мы должны разгромить группировку противника на равнине, в городе Номбре-де-Дьос. Это позволит нам, во-первых, оттеснить мятежников от моря, а во-вторых, уничтожить их ударные отряды. Тех, кто останется, пока загоним в горы, а там ими займутся специальные силы. Управления войск уже развернуты на местности, и вы сможете провести съемку операции. Обзор там такой, что вам все будет видно как на ладони и в то же время опасности никакой.
       Из коридора донесся визгливый женский смех и удовлетворенный смешок Шарля. Гутьеррес кивнул через плечо и спросил:
       -- А как ваш напарник? Сумеет рано встать после бурной ночи?
       -- О, не беспокойтесь, Шарль сделан из железа, -- махнул рукой Тавернье. -- Итак, мы вас ждем завтра, дорогой майор.
       Наутро они неслись на север в армейском автобусе вдоль нескончаемых колонн военных грузовиков, сопровождаемые впереди и сзади джипами с установленными на них тяжелыми пулеметами "М-2". Гутьеррес весело рассказывал им о конструкции пулеметов:
       -- Я сам стрелял из такой машинки почти на три тысячи метров и, представьте себе, уложил на таком расстоянии не одного бандита. Тяжелые пули, почти 700 гран, потому и инерция больше, и траектория полета пули сравнительно устойчива. Телескопический прицел, "лаймен" или "унертл" с 10-кратным увеличением, и можно начинать охоту. Не хотите поучаствовать? -- как бы шутя спросил майор.
       -- Нет уж, у нас своих дел хватает, -- мрачно отозвался Шарль.
       Похоже, южная вдовушка сумела расшатать даже его железное здоровье. Тем не менее он работал четко, как всегда, фиксируя камерой улыбающиеся лица солдат над бортами грузовиков, показывающих двумя пальцами знак "виктория", особо впечатляющие образцы военной техники, проносящиеся к северу над шоссе тройки штурмовиков и зловещие дымы на горизонте. По обеим сторонам дороги стали попадаться застывшие автоцистерны, грузовики с боеприпасами и продовольствием. Затем появились артиллерийские позиции. В стекла автобуса упруго толкнулись раскаты залпов, самоходные гаубицы в камуфляжной раскраске сотрясались и окутывались облаками дыма и пыли. Грузовиков на шоссе стало меньше -- их место вдоль обочин заняли танки и бронетранспортеры, ожидая момента, когда дорога впереди будет расчищена для стремительного броска в тыл противника. Передний джип, а за ним и автобус свернули с асфальта на проселок и подъехали, раскачиваясь на ухабах, к штабной позиции, представлявшей собой несколько блиндажей, соединенных ходами сообщения и охраняемых врытыми в землю танками и пулеметными точками. На командном пункте царило воодушевление: войска двинулись в наступление, и за его ходом можно было наблюдать даже невооруженным глазом, так как разворачивалось оно на обширной равнине, в центре которой белели постройки Номбре-де-Дьос. К репортерам, учтиво улыбаясь, подошел молодой генерал и вскинул ладонь к ладно сидевшему на голове черному берету:
       -- Генерал Мондрагон, командующий Северной группой войск. Обычно командую 4-й бронетанковой дивизией, она и составляет ядро Северной группы. Прошу вас пройти на наблюдательный пункт, оттуда вы сможете все видеть в деталях. Наступление развивается точно по плану. Артподготовку перенесли в глубину, а бронетехника с десантом пехоты уже подходит к городу.
       Шарль приладил к камере дальнобойную оптику и начал снимать, а Тавернье прильнул к стереотрубе. Диктофон у него на груди не переставал работать с момента их появления на командном пункте. Он слушал объяснения генерала и время от времени делал пометки в блокноте. Как раз в этот момент управляемая ракета, прочертив сложную траекторию в воздухе, взорвалась на колокольне городского собора, и та тяжело обвалилась в облаке дыма.
       -- Там мог сидеть корректировщик, -- любезно пояснил генерал. -- У них довольно много минометов. Поставки идут по морю, большей частью с Кубы, поэтому важно отсечь их группировку на побережье и сбросить ее в море.
       Оборонительные позиции повстанцев хорошо просматривались с наблюдательного пункта. Были хорошо видны и попадания снарядов в укрепленные дома на окраине города, и разрывы мин вдоль линии траншей, и целые вулканы, вздымаемые пучками ракет. Между тем танки подошли к первой линии траншей, не замедляя хода пересекли ее и двинулись дальше, обтекая городок с двух сторон. Только часть машин, подошедших к городу в лоб, остановилась перед строениями вне досягаемости гранатометов. Танковые орудии; однако, с этого расстояния могли вести огонь практически без промаха. Бронетранспортеры с десантом догнали танковый авангард, пехотинцы выскакивали из кормовых люков и прыгали в траншеи или, перебежками приближаясь к городским строениям, исчезали в лабиринте окраинных улочек. Все шло гладко, как на учениях, -- именно это наводило Тавернье на мысль о том, что не все в порядке. Генерал Мондрагон, разглядывавший поле боя попеременно то в бинокль, то в мощный телескоп, установленный на треноге, своим видом подтверждал его подозрения: лицо генерала словно окаменело, губы под щегольскими усиками нервно кривились. Связисты, то и дело подходившие к генералу и вполголоса передававшие ему сообщения передовых частей, казалось, только усиливали его раздражение. "Не слепой!", "Сам вижу!" -- огрызался генерал через плечо и отдавал короткие приказы, по большей части относившиеся к авиационным частям.
       -- Где они? Куда отходят? -- рычал генерал. -- Пусть летчики найдут их! Они не могли далеко уйти, ведь еще ночью они были на позициях! Прекратить тратить снаряды, мы же бьем по брошенным позициям! Разведывательный батальон вывести на шоссе и бросить вперед, пусть во что бы то ни стало ввяжется в бой с бандитами. Вертолетам осуществлять охрану колонны. И всем двигаться быстрее, может, мы еще успеем сесть им на хвост до тех пор, пока они не уйдут в горы!
       Ситуация была ясна и без объяснений -- повстанцы ночью ловко выскользнули из-под удара, и их отход явился полной неожиданностью для правительственных войск, долгое время молотивших бомбами и снарядами оставленные позиции, а главное -- потерявших массу драгоценного времени, в течение которого они могли бы задержать, связать боем и затем, пользуясь перевесом в технике, уничтожить легко вооруженные повстанческие отряды. Однако неприятности этим не исчерпывались -- в штаб начали поступать сведения о потерях, которые умудрялся наносить наступающим исчезнувший противник. По обе стороны города обнаружились минные поля, на которых ударные части потеряли несколько машин. В воздух поднялись черные столбы дыма. Появились убитые и раненые -- это невидимые снайперы, засевшие в облюбованных заранее укрытиях, с дальнего расстояния выбивали живую силу противника. В довершение всего рванувшийся вперед разведывательный батальон напоролся на засаду. Попытавшись объехать завал на дороге, передние броневики сползли с асфальта и тут же подорвались на минах, а две задние машины подбили замаскировавшиеся в придорожном кустарнике гранатометчики. Поскольку местность по сторонам дороги была сильно пересеченная и вдобавок, видимо, заминированная, батальонная колонна не могла сдвинуться с шоссе и превратилась в огромную неподвижную мишень. Из всех своих пушек и пулеметов батальон принялся вслепую молотить по овражкам, кустам, купам деревьев и вообще по всем предметам, за которыми мог укрыться человек, но тут по заранее пристрелянному участку с заросших лесов отдаленных склонов ударили 82-миллиметровые минометы. В считанные минуты было подбито еще несколько машин, причем погиб командир батальона--в его броневике взорвался боекомплект. Пехотный десант, поддавшись панике, без команды высыпал из люков, боясь сгореть заживо, и залег в придорожных кюветах, не слишком надежно защищавших от сыпавшихся градом мин. Огневой налет закончился так же внезапно, как и начался. Засечь батареи, стрелявшие из лесной чащи, за это время удалось лишь очень приблизительно, но артиллерия по распоряжению генерала Мондрагона все же открыла огонь по площадям в надежде хоть как-то отомстить коварному врагу. Над пораженными участками холмов встали редкие дымки, и хотя под кронами деревьев там мог твориться настоящий ад, все же генерал, по-видимому, понимал слабую действенность такого приблизительного огня. Вероятнее всего, основные силы повстанцев, совершив ночной бросок, находились уже вне досягаемости грозной правительственной артиллерии, а поразить на столь обширной территории маленькие мобильные арьергарды не стоило и надеяться. Генералу Монд-рагону, видимо, не сообщили, что и Тавернье, и его напарник прекрасно говорят по-испански, и потому генерал отдавал приказы и комментировал происходящее, не стесняясь гостей. Тавернье было не по себе, словно он подслушивал под дверью, хотя, пожалуй, любой журналист только порадовался бы такому- недоразумению. Недаром Шарль с иронией, но одновременно и с уважением называл своего старшего партнера "святым" или "его святейшеством". Прояснив для себя ситуацию на поле боя, Тавернье обратился к генералу по-испански:
       -- Раз уж партизаны ушли из города, может быть, мы переместимся туда?
       Генерал удивленно вскинул на Тавернье голубые глаза, составлявшие неожиданный контраст со смуглым лицом и иссиня-черными волосами, затем слегка усмехнулся и кивнул:
       -- Разумеется, почему бы нет. Как видите, сегодня они нас здорово надули, но факт остается фактом: они нас боятся. Они сдали город практически без боя, а ведь он им нужен до зарезу, потому что это ключ к побережью. Сейчас они сообщаются с внешним миром по нелегальным горным тропам, ведущим через границу, но такой путь очень неудобен. То ли дело по морю! Кокаин можно вывозить хоть тоннами, а обратно привозить что угодно, хоть самолеты.
       -- Что вывозить, простите? -- переспросил Тавернье.
       Генерал удивленно поднял брови. -- Кокаин, разумеется! Думаете, они могли бы Столько времени продержаться, если бы не торговали кокаином? Им, конечно, помогает Кастро, а через него и русские, но эта помощь прорывается к ним только время от времени, а для войны нужен постоянный источник средств. К тому же в своих зонах они создали собственную администрацию, школы, больницы, а на все это тоже нужны деньги, и немалые. Так что сегодня мы, с одной стороны, потерпели неудачу, потому что позволили им уйти, но, с другой стороны, они снова лишились выхода к морю, и могу вас уверить, такая жертва за то, чтобы сохранить свои войска, для них вовсе не пустяк.
       -- И что же теперь будет? -- спросил Тавернье. -- Опять патовая ситуация?
       -- Мы вернулись к прежнему положению, это верно, -- кивнул Мондрагон. -- Они в горах, где техника почти бесполезна, мы -- на побережье и на равнинах. Что ж, посмотрим, как пойдет дело дальше. По-моему, война затянется надолго. А может быть, и нет, ведь теперь у нас есть решительный вождь, генерал Коронадо, и созданные им специальные войска.
       В словах Мондрагона Тавернье уловил нотку горькой иронии и решил вызвать собеседника на откровенность:
       -- Что же, именно эти войска и решат исход борьбы? Разве без них армия бессильна перед партизанами?
       -- По всему выходит, что так, -- едко сказал генерал. -- Хотя, если бы я имел возможность набирать в свою дивизию лучших призывников, обучать их столько же, сколько длится подготовка в спецчастях, и оснащать их таким же оружием, то, вполне вероятно, моя дивизия добилась бы не меньших успехов, чем хваленые части Коронадо. А мне присылают необученных юнцов, которые не хотят воевать, и приходится гнать их в бой, едва научив палить из винтовки. Не хватает всего: обученных снайперов, пулеметов, средств связи... Если бы в моих частях имелось достаточно приборов ночного видения, разве мы проворонили бы их отход? Артиллерия, танки, штурмовая авиация -- это все, конечно, хорошо, но в наших условиях они не решают проблемы.
       -- Но по вашей логике выходит, что все-таки спецчасти -- оптимальный род войск. Пехота, подготовленная для войны в лесистой местности, оснащенная новейшим штурмовым оружием, -- разве не таково решение проблемы?
       -- Вы забываете о том, что и этих молодцов кто-то должен поддерживать, кто-то должен закреплять их успехи, если они, конечно, есть, кто-то дол-. жен обеспечивать тыл, фланги, снабжение. У нас же в итоге все лавры достаются элите, а о тех, без кого ее победы невозможны, попросту забывают. А ведь война -- это не только штурмовые удары и прорывы. Они, может быть, ее самая легкая часть, потому что в момент нанесения удара вы лучше подготовлены, чем противник, вы владеете инициативой. Партизаны -- не дураки, они свои удары стараются наносить не по элитным частям, а по обычным армейским, и тем, чтобы выдержать, требуются и боевой дух, и подготовка, и оснащение не в меньшей степени, чем самым знаменитым спецбатальонам. Многие в нашем руководстве этого не понимают. Все должны подстраиваться под спецвойска, проблемы армии никого не интересуют.
       -- Но я видел, что в армии рады приходу Коро-надо, -- заметил Тавернье.
       -- Конечно, и я разделяю эту радость, -- пожал плечами Мондрагон. -- Так или иначе проблему надо решать, а не загонять вглубь. Бенитес полагал, что все как-нибудь решится само собой, и мы начали терять даже те территории, на которых марксисты раньше не смели и показаться. Какие бы ошибки ни совершал Коронадо, мы, военные, обязаны его поддержать, ибо он искренне стремится к действиям на благо родины.
       -- Но, возможно, партизаны тоже считают, что они действуют на благо родины, только понимают его иначе, чем вы. Не приходилось ли вам задаваться таким вопросом? -- осторожно поинтересовался Тавернье.
       -- Я знаю одно: они стремятся разрушить все ценности, которые созданы в этой стране за все века ее существования, -- жестко ответил Мондра-гон. -- Что они согласны пощадить -- традиции, религию, собственность? Мира с ними быть не может, потому что они признают мир только на своих условиях, а компромиссы принимают только на словах. Я уже не говорю об их жестокости: каждому из патриотов есть за кого мстить. Надеюсь, что в лице Ко-ронадо мы наконец-то получили человека, готового идти до конца. Кстати, напомню вам как поклоннику демократии: Коронадо поддержан парламентом, а это тоже о чем-то говорит.
       Упоминание о парламенте покоробило Тавернье и заставило его усомниться в объективности собеседника. Тукуманский парламент по своей продажности и угодливости давно уже стал притчей во языцех.
       -- Парламент? Ну да, конечно, конечно, -- рассеянно кивнул Тавернье. Он почувствовал позицию собеседника и счел, что продолжать беседу бессмысленно. -- Так как насчет того, чтобы перебросить нас в город?
       -- Нет проблем, -- любезно ответил Мондрагон, обернулся к адъютанту и отдал приказ.
       Через несколько минут к штабу подъехали два джипа, один из них с охраной и установленным на нем тяжелым пулеметом. Замыкал маленькую колонну броневик "скорпион". Генерал уверенной походкой направился к свободному джипу. Французы глядели ему в спину с некоторым удивлением: они никак не ожидали того, что генерал вздумает их сопровождать. Тот, видимо, почувствовав их нерешительность, повернулся к ним и на ходу сделал приглашающий жест. Тавернье с Шарлем переглянулись и, пожав плечами, последовали за генералом. Взревели моторы, и машины, покачиваясь на неровностях почвы, поползли вперед. Колонна на ходу перестроилась: впереди оказался "скорпион", за ним двигался джип с журналистами и генералом, а замыкал отряд джип с солдатами. Тавернье не пожалел о том, что Мондрагон навязал им себя в спутники: генерал по-прежнему изливал ему все то, что накипело на душе, а Тавернье, как настоящий журналист, умел ценить откровенность, в особенности если ее проявляли люди, обладающие знанием ситуации и властью. Политические рассуждения генерала Тавернье пропускал мимо ушей, включая свою про- фессиональную память лишь тогда, когда речь заходила о фактах. Небезынтересно было и то, как эти факты оценивал типичный представитель армейской верхушки, каковым являлся генерал Мондрагон.
       -- У них появились квалифицированные саперы, -- заметил генерал, когда кавалькада приблизилась к месту, где стояли два танка и два бронетранспортера, подорвавшиеся на минах. -- Раньше они не использовали мины во фронтовых операциях -- подложат разве что на дороге или на улице. Да и вообще в этой стране все происходит как-то таинственно: время от времени партизаны проводят такие операции, которые могут быть проведены только под руководством командиров высочайшего класса. Вот, например, сегодня: разве могли бы они сами, без командиров-профессионалов, осуществить маневр отхода? В военной практике это самый сложный маневр. И ведь они не просто оторвались от нас, но и нанесли нам довольно чувствительные удары, -- Мондрагон кивнул на покрытые простынями тела погибших танкистов, уложенные рядком перед их подбитыми машинами. Поодаль двигалась вперед цепочка саперов с миноискателями и в наушниках, а около понуро застывших танков суетились ремонтники, уже подогнавшие к месту подрыва два тягача. Мондрагон произнес несколько слов в микрофон японской миниатюрной рации, и броневик повернул к въезду в город. Однако у первого же перекрестка, где стояла кучка понурых солдат, машины по приказу Мондрагона остановились. Солдаты мрачно смотрели на четыре мертвых тела в военной форме, валявшиеся у их ног на залитой кровью мостовой, и не сразу заметили генерала, но затем испуганно вытянулись по стойке "смирно".
       Выйдя из джипа, Мондрагон подошел к ним. - --Доложите, что здесь произошло, -- приказал он капралу.
       -- Вдоль поперечной улицы работал снайпер, -- отрапортовал тот. -- Вон из того дома, -- капрал показал на двухэтажный особняк в конце улицы.
       -- Вы уверены, что оттуда? -- подозрительно спросил генерал. Недоверие его было понятно -- расстояние до особняка составляло не меньше семисот метров, и поражать движущуюся цель наповал с такой дистанции мог только прекрасный стрелок.
       -- Так точно, -- подтвердил капрал. -- Мы уже побывали в том доме, нашли стреляные гильзы, обертку от шоколада -- видно, он долго там сидел. Еще нашли использованные батарейки от рациии... и...
       -- Ну, говорите, -- резко бросил генерал.
       -- Надпись на стене: "Привет генералу Мондра-гону от старого товарища по оружию -- команданте Виктора". Господин генерал, этих четверых он убил до того, как мы поняли, откуда он стреляет. Еще троих он ранил: двоих легко -- по касательной в голову, а нашего лейтенанта тяжело -- в шею. Думаю, он не выживет. Там за домом сад, потом кладбище, за кладбищем опять сады. Когда мы добрались до дома, то уже непонятно было, где его искать.
       -- Уберите трупы с мостовой, -- распорядился генерал. -- В том доме расположите пост с пулеметом. Где ваш капитан?
       -- В кабильдо, господин генерал!
       Генерал вернулся в джип. Броневик двинулся по улицам по направлению к собору, обозначавшему центральную площадь Номбре-де-Дьос, где находилась городская управа, или кабильдо. На улицах время от времени попадались руины домов, разбитых снарядами при артиллерийском налете. Копоть пожаров там и сям вылизала беленые стены. Шарль неукоснительно снимал эти руины, а Мондрагон болезненно морщился -- видимо, при мысли о том, что снимают следы обстрела, не нанесшего противнику ни малейшего вреда. На центральной площади один из солдат выскочил из джипа и бросился в кабильдо за капитаном, а остальные остались в машинах и следили за тем, как Шарль снимает загромоздившие площадь обломки колокольни, снесенной ракетой. В дверях кабильдо появился капитан и, придерживая фуражку, бегом бросился к машине генерала. По его бронзовому крестьянскому лицу с обвислыми усами Тавернье стало ясно, что перед ними один из тех офицеров, которым удалось благодаря войне и потерям выслужиться из солдат и для которых чтение карты представляло непреодолимую трудность.
       -- Прочешите город, -- отрывисто скомандовал генерал. -- Верните жителей в дома, отделив всех подозрительных. Один взвод выдвиньте к кладбищу в боевое охранение.
       -- Слушаюсь! -- козырнул капитан, но генерал уже не усмотрел на него, приказав водителю трогаться. Кавалькада направилась к дальнему концу города.
       Генерал мрачно буркнул:
       -- Все это прочесывание -- чепуха. Его, конечно, и след простыл. А этим недотепам повезло, что они его не обнаружили. Попробовали бы они его обнаружить!
       -- О ком вы говорите? -- поинтересовался Тавернье, хотя и предвидел, каков будет ответ. Как только прозвучало имя "Виктор", он вздрогнул, вмиг проникнувшись уверенностью, что речь идет о Корсакове.
       -- Наемник. Он работал здесь еще при Видалесе, готовил солдат правительственных войск, -- пояснил генерал. -- Видалес очень его ценил, одно время этот Виктор даже был его доверенным лицом, тренировал его личную охрану, но потом они поссорились, и Виктор переметнулся к мятежникам, стал обучать их солдат. Поверьте, мы скоро на себе почувствовали, каково иметь в рядах врагов подлинного- профессионала. Ходили слухи, будто этот Виктор -- русский, но я сомневаюсь, что это так: русские никогда не любили Видалеса, с какой стати им посылать для него такого инструктора? А он и на Видалеса, и на партизан работал на совесть. По-моему, ему все равно, за кого воевать, лишь бы платили. Мятежники называли его "команданте Виктор". Он убедил их в том, что он -- настоящий марксист, а на Видалеса работал только для отвода глаз. С тех пор он для мятежников стал чуть ли не богом. Но надо сказать, что он и впрямь прекрасный полевой командир. После этой надписи я не сомневаюсь: сегодняшней операцией отхода командовал он.
       -- А почему он обращается именно к вам? -- спросил Тавернье.
       -- Потому что у них хорошая разведка, много своих людей в столице. Они знали не только о наступлении -- это уж само собой разумеется, но и о том, что наступающей группировкой буду командовать я. А мы с Виктором были очень хорошо знакомы. Как ни странно, но однажды мы вместе с ним уже брали Номбре-де-Дьос -- я. командовал мотопехотным батальоном, а он -- специальной штурмовой ротой. По сути, они с Коронадо одновременно начинали одно и то же дело -- формирование специальных войск, только Виктор постоянно сам водил своих солдат в бой. Они, конечно, гибли, но тоже преклонялись перед ним.
       Автомобиль проехал мимо группы причитающих женщин. Несмотря на свое неподдельное горе, при виде военных машин они, словно по команде, испуганно примолкли. Женщины собрались вокруг двух мертвых тел, покрытых простынями, -- видимо, случайных жертв артобстрела. Увидев, что Шарль снимает эту сцену, Мондрагон снова болезненно поморщился.
       -- Войны без жертв не бывает, господа, -- сказал он. -- Особенно если противник постоянно прикрывается мирным населением.
       Выехав из города, машины запетляли по проселочным дорогам среди посевов. Местность была уже прочесана войсками: боевые машины виднелись далеко впереди, приближаясь к покрытым лесом холмам предгорий. Следы гусениц и колес в разных направлениях исполосовали рыхлую землю полей, вмяв в землю растения. Лишь кое-где искалеченный стебель упрямо поднимался над множеством мертвых собратьев, показывая всем, кто хотел видеть, свои изломанные члены, свою разлохмаченную плоть. Броневик, возглавлявший движение, также порой катил прямиком по посевам, сокращая расстояние до шоссе, на которое, по словам генерала, им следовало выехать. Наконец они достигли шоссе, миновав в месте его пересечения с проселком группу солдат, возводивших укрепленный пост, и охранявший строителей танк. По асфальту броневик помчался со скоростью легкового автомобиля, вынуждая джипы поспевать за ним. Кавалькада обгоняла по свободной встречной полосе бесконечную вереницу армейских грузовиков, вновь потянувшуюся вперед, за боевыми частями, преследовавшими отступающего противника. Один раз броневику, а за ним и джипам пришлось принять вправо, притираясь к бортам грузовиков, так как навстречу им проехал в тыл тягач, тащивший на тросе поврежденный броневик. Еще один броневик из числа попавших под обстрел двигался в тыл своим ходом. У него разрывом мины была сворочена на сторону пушка, и ствол смотрел в небо, скривившись, словно в идиотской гримасе. Наконец они достигли того места, где попал в засаду разведывательный батальон. Бетонные плиты, образовывавшие завал, и разбитые машины, не подлежавшие ремонту, сволокли с дороги. Обгорелые, с покривившимися башнями, с подломившимися колесами, броневики служили предметом боязливого любопытства солдат,, глядевших на них из проезжавших мимо грузовиков. От одного из "скорпионов" и вовсе осталась только груда обгорелого металла -- это была командирская машина, в которой взорвался боекомплект.
       -- Не повезло, -- покачал головой Мондрагон. -- Хороший был офицер.
       Увидев, что Шарль с камерой выбирается из джипа, Мондрагон сказал ему:
       -- Можете работать смело -- мин здесь уже нет. Впрочем, и те, что были, -- одни противотанковые.
       Шарль принялся обходить со всех сторон искалеченные машины, стараясь найти наиболее впечатляющий ракурс. Мондрагон обратился к Тавернье:
       -- Завтра утром я отправлю вас в столицу. Послезавтра должны состояться официальные торжества по случаю вступления генерала Коронадо на пост президента страны. Завтра парламент ратифицирует решение правящей хунты, а потом все как обычно: военный парад, прием послов и так далее. Запечатлеете торжества -- и милости прошу обратно к нам, но только должен предупредить: снимать войну в джунглях куда опаснее, чем войсковые операции вроде той, что проводилась сегодня. Засады, внезапные налеты, случайные стычки -- обычное дело. Короче говоря, если вы захотите снимать настоящий бой, то это будет ближний бой, а значит, опасность удесятеряется.
       -- Генерал, я думаю, вы слышали, что мы не новички в своем деле, -- усмехнулся Тавернье. -- Я, к примеру, начинал во Вьетнаме, и снимать в джунглях мне не в новинку. Последняя наша точка -- это Бейрут, и я не могу вам сказать, что опаснее: снимать бои в джунглях или уличные бои в огромном городе, где стреляют из каждого окна.
       Мондрагон улыбнулся и поднял руку в знак согласия:
       -- Хорошо, хорошо, не сердитесь. Я знаю, вы мастера своего дела и знаете, на что идете, но предупредить вас я все же был обязан. Итак, судя по времени, мой штаб уже переместился в город, так что мы можем вернуться туда, перекусить и отдохнуть с относительным комфортом. Двигаться дальше вперед вам нет никакого резона -- войска остановились вдоль намеченной линии, окапываются и ждут приказа на продвижение в глубину партизанской зоны. Думаю, ждать им придется не один день, такие решения требуют тщательной проработки, а тут еще эти торжества... Одним словом, вам есть прямой резон вернуться в столицу, тем более что я имею соответствующий приказ.
       -- Приказ есть приказ, -- философски заметил Шарль, закончивший съемку и теперь просматривавший в окуляр отснятые кадры.
       Броневик, а за ним и джипы развернулись, захватывая колесами кювет, в котором после утреннего боя было полно стреляных гильз, обрывков бинтов, солдатских ботинок, и помчались по шоссе обратно к Номбре-де-Дьос. Штаб ударной группировки и впрямь уже успел расположиться во дворце крупнейшего местного плантатора, так что ночевать французам пришлось в роскошной спальне с потолком, украшенным фресками и лепниной, и с кроватью под балдахином, такой огромной, что расположись в ней даже четверо усталых путников, им все равно не удалось бы стеснить друг друга. После плотного ужина, состоявшего из тушеной баранины с овощами, фруктов и очень недурного местного вина, журналисты уснули как убитые и остались очень довольны тем, что наутро их разбудили не слишком рано. Солдат принес им воду для умывания, мыло и полотенце. Завтракать в зале, превращенном в офицерскую столовую, им пришлось вдвоем -- офицеры, видимо, давно разъехались по своим частям. Впрочем, когда они пили кофе, в столовой появился лейтенант в черном комбинезоне танкиста и, приложив ладонь к черному берету, отрапортовал, что ему поручено сопровождать их в Санта-Фе. Вместе с лейтенантом они вышли на улицу. Вчерашние джипы и "скорпион" уже стояли перед дворцом, водители и солдаты охраны курили, развалившись на сиденьях. Тавернье начал было спускаться по ступеням парадного входа, но вдруг остановился, задрал голову и приложил руку козырьком к глазам. Окрестность наполнилась грозным гулом. С юга к городу стремительно приближались две тройки "Фантомов", напоминающие два схематически изображенных на облачном небе наконечника стрел. Впрочем, и сами машины имели стреловидные очертания, и эта удвоенная стреловидность еще усиливала впечатление почти немыслимой стремительности, создаваемое их полетом. Словно приплюснув своим ревом к земле все живое, штурмовики промчались над городом, скрылись за холмами, и оттуда почти сразу же донеслись раскаты бомбового удара. Стихший было гул начал нарастать снова, и вскоре следующие две тройки пронеслись следом за первыми двумя. Из-за холмов вновь докатились разрывы, а над одним из гребней возник и начал неторопливо подниматься к небу жирный черный гриб. Появились, оглушили округу и умчались к горам еще две тройки, и не успел стихнуть их рев, как с юга донесся другой звук, не менее мощный, но напоминавший унылое церковное пение на одной ноте. В небе на юге замаячило множество точек, приближавшихся на разной высоте, -- Тавернье понял, что это боевые вертолеты, готовящиеся довершить работу "Фантомов".
       -- Да, торжества торжествами... -- произнес Шарль и, не докончив фразы, широко зевнул. Волна боевых машин с грохотом прокатилась над городом. В открытом боковом люке одной из них Тавернье различил установленный на турели тяжелый пулемет и стрелка, сидящего в кресле и сквозь прицел глядящего на землю. Журналисты погрузили свое имущество в джип, уселись сами, и лейтенант дал команду трогаться. Шоссе по-прежнему было запружено войсками, но теперь среди техники, двигавшейся по встречной полосе, Тавернье то и дело выделял группы боевых машин с необычным тоном камуфляжной раскраски и трафаретной эмблемой на бортах -- распростертым в прыжке ягуаром. Солдаты, поглядывавшие через борта грузовиков на маленький встречный караван, выглядели щеголевато в своих черных беретах, черных шейных платках и камуфляжной форме той же расцветки, что и их машины. Ладности их облика не нарушали обвешивавшие их многочисленные подсумки, а также ножи, лопатки, фляжки и прочие предметы военного обихода, Бросалось в глаза разнообразие их вооружения: если обычные пехотинцы почти все, за исключением пулеметчиков, имели штурмовые винтовки "галил" или "М-16", то эти солдаты были вооружены кто штурмовой винтовкой с подствольным гранатометом, кто снайперской винтовкой, кто легким пулеметом, кто обычным противотанковым гранатометом. Вдобавок из-за бортов выглядывали устремленные в небо ноздреватые стволы тяжелых пулеметов, прикрепленных для удобства перевозки к днищу кузовов. На то, что Шарль снимает их, солдаты реагировали весьма нервно, переговаривались, показывая пальцами на джип, а один из солдат даже вскинул винтовку и прицелился в Шарля. Лейтенанту пришлось передать по рации приказ генерала Мондрагона не препятствовать работе корреспондентов. После этого озлобление на лицах солдат сменилось приветливыми улыбками, и в воздухе замелькали растопыренные в виде знака победы смуглые пальцы.
       -- Не сердитесь на них, -- сказал лейтенант. -- Это специальные войска, батальон "Кетцаль". Про них журналисты чего только не писали, изображали их форменными людоедами, так что...
       Конец его фразы был заглушён ревом очередной тройки "Фантомов", промчавшейся на север, к горам. Тавернье оглянулся и увидел, что над холмами предгорий в воздухе на разных ысотах взад-вперед снуют вертолеты, словно маленькие хищные насекомые. Становилось ясно, что новый командующий решил с помощью карательных рейдов авиации показать населению партизанских районов цену вражды с правительством.
       -- Коронадо знает, что делает! -- радостно воскликнул лейтенант, перекрикивая шум ветра. -- Сперва их проутюжит авиация, а потом за дело возьмется "Кетцаль". Я этим марксистам не завидую!
       Тавернье за эти дни слышал уже множество подобных восклицаний и потому промолчал. Шарль дремал, переваривая обильный завтрак. До въезда в Санта-Фе Тавернье молча оглядывал поля, проносившиеся по сторонам дороги, на которых кое-где
       виднелись тракторы или одетые в белое фигурки сельскохозяйственных рабочих. На контрольно-пропускном пункте у въезда в город они оставили броневик -- видимо, таково было распоряжение генерала Мондрагона, считавшего подобный эскорт чрезмерным для столицы. Однако всего лишь через четверть часа выяснилось, что генерал жестоко ошибался.
       Когда лейтенант, предъявлявший на посту документы, вновь уселся в джип рядом с водителем, Тавернье по какому-то наитию попросил его проехать в отель через самый центр города, через квартал правительственных зданий. Некий голос подсказывал журналисту, что в канун торжеств если что-то и может происходить в столице, то исключительно в центре, где атмосфера насыщена электричеством политики и войны. Лейтенант не получал от своего начальства никаких запретов на сей счет и только пожал плечами: "Через центр так через центр". Своим согласием он подписал себе и своим людям смертный приговор, но об этом не мог знать ни он, ни Тавернье, впоследствии не раз видевший во сне молодое и жизнерадостное лицо лейтенанта -- таким, каким оно было за десять минут до смерти. Смерть уже перевернула в тот момент свои песочные часы, и песчинки бежали вниз с той же скоростью, с какой два джипа приближались к Пласа де Индепеденсиа -- площади перед зданием парламента. Вокруг площади возвышались помпезные здания Конституционной палаты, Верховного суда и других государственных учреждений, деятельность которых за время непрерывного правления военных постепенно приобрела совершенно таинственный характер, хотя отпрыски лучших семей страны исправно, ходили сюда на службу и получали немалое жалованье. То обстоятельство, что даже запутанные имущественные споры в Тукумане разрешались генералами, ничуть не мешало обильному производству бумаг в мраморных дворцах на Пласа де Индепе-денсиа. Тавернье обратил внимание на то, что на улицах стало значительно меньше солдат и в особенности бронетехники. Лейтенант объяснил, что большая часть войск столичного гарнизона стянута в новую часть города, к резиденции президента и городку иностранных посольств, откуда по Авенида Майор войска должны проследовать мимо правительственной трибуны к пригородным казармам. Извилистые улицы старого города, хотя и довольно широкие в центре, не приспособлены для прохождения военной техники. Лейтенант говорил с Тавернье, повернувшись к нему с переднего сиденья, а джип тем временем выехал на обширную центральную площадь. Одну ее сторону целиком занимало выстроенное в духе позднего классицизма величественное здание парламента. Огромная лестница, поднимавшаяся к колоннаде перед главным входом на всю высоту цокольного этажа, с обеих сторон была обнесена мраморной балюстрадой и цепочкой бронзовых бюстов героев Республики. Сновавшие по циклопической лестнице фигурки посетителей дворца казались крошечными, как и фигурки солдат, дежуривших в тени колоннады у выложенной из мешков с песком пулеметной точки. У подножья лестницы стоял одинокий танк "Т-55". Люки были открыты, танкисты, не в силах долго оставаться внутри раскаленной стальной коробки, сидели на броне, покуривали и потягивали из банок кока-колу. На другой стороне площади под пальмами, окаймлявшими фасад здания Министерства юстиции, виделся еще один пост с пулеметом. В целом вся картина создавала впечатление невозмутимого покоя. Тавернье окинул ее одним взглядом, не переставая в то же время беседовать с разговорившимся лейтенантом. "Какой контраст!" -- подумал Тавернье, невольно вспомнив рев штурмовиков над Номбре-де-Дьос.
       С противоположной стороны на площадь выехал крытый армейский грузовик. Покачиваясь на брусчатке, он свернул с обозначенной разметкой полосы, по которой автотранспорт должен был пересекать площадь, и остановился перед лестницей парламентского дворца, неподалеку от караульного танка. Тавернье безучастно наблюдал за перемещениями грузовика, который по мере движения джипа становился все ближе, и вдруг, не поверив собственным глазам, увидел, как через задний борт на мостовую ловко, как кошка, спрыгнул худощавый парнишка с гранатометом, встал на одно колено и навел гранатомет на танк. Одновременно откуда-то сзади защелкали выстрелы. Танкисты, сидевшие на броне, встрепенулись, но, увидев направленное на них смертоносное орудие, скатились с танка и бросились наутек в разные стороны. Через задний борт грузовика посыпались вооруженные люди, один из которых ловко вскарабкался на танк и исчез в открытом башенном люке. За ним тут же последовал второй. Взвизгнули покрышки, джип занесло, Тавернье бросило вперед, и они с лейтенантом пребольно стукнулись головами. Когда Тавернье сумел наконец выпрямиться на сиденье замершего посреди площади джипа, он увидел, что пуля неизвестного снайпера, угодившая лейтенанту в лоб, вырвала у него всю заднюю часть черепа, а после этого пробила ветровое стекло. Водитель бессильно привалился боком к дверце машины. Очнувшийся Шарль издал нечленораздельный вопль, подхватил свой чемодан, перекувырнувшись через голову, вылетел из джипа и распластался на мостовой у колес, служивших хоть и ненадежным, но все же прикрытием. Тавернье последовал его примеру, но спокойнее ему от этого не стало -- пули со всех сторон звонко щелкали по брусчатке, высекая из нее искры, и противно визжали, рикошетом взмывая в небо. Со стороны Министерства юстиции по партизанам, взбегавшим по лестнице парламентского дворца, ударил было крупнокалиберный пулемет, но тут же захлебнулся и смолк. Тавернье посмотрел в ту сторону. Один солдат из расчета лежал на бруствере из мешков с песком, свесив руки наружу, остальных не было видно. Походило на то, что невидимый снайпер застрелил всех. Оглянувшись на джип с охраной, Тавернье увидел, что пулеметчик бессильно обмяк в своем кресле, водитель уронил голову на руль, а из двух других солдат один, держась за живот, корчится от боли на брусчатке, второй же, припав на колено, стреляет из-за машины куда-то в сторону Министерства юстиции. Солдат повернул голову к Тавернье.
       -- Лежите, не поднимайтесь! -- возбужденно крикнул он. -- Это снайпер, я засек его!
       Внезапно с глухим уханьем взорвался бензобак джипа, за ним -- запасная канистра в кузове. Волной жара солдата и Тавернье отшвырнуло от машины. Столб дымного пламени отделил их от снайперов, и обстрел со стороны Министерства юстиции прекратился. Тавернье посмотрел в сторону парламентского дворца. Волна партизан уже докатилась снизу до колоннады, оставив за собой на лестнице несколько неподвижно чернеющих тел. Тавернье заметил, что по армейскому посту у входа во дворец кто-то стреляет из окон самого здания. Пулемет замолчал, а в нескольких окнах дворца появились красные флаги. У поста щелкнуло несколько одиночных выстрелов -- видимо, партизаны пристреливали раненых. Большая часть атакующих скрылась в здании, но человек пять из них остались у поста и принялись выволакивать на лестницу тела солдат и сбрасывать их вниз. Внутри дворца ощущалось какое-то зловещее оживление: открывались и закрывались окна, раздавались отрывистые команды, вопли ужаса, изредка -- одиночные выстрелы. Тавернье неожиданно обнаружил, что Шарль, раскрыв чемодан и достав камеру, уселся спиной к колесу джипа и снимает все происходящее.
       -- Брось это! -- крикнул Тавернье. -- Если они увидят, что ты снимаешь, они нас перебьют!
       -- Едва ли, -- спокойно возразил Шарль, не отрываясь от окуляра. -- Разве им не хочется войти в историю?
       Со стороны автостоянки, расположенной у Министерства юстиции, к парламентскому дворцу через площадь на большой скорости промчался микроавтобус, затормозил у подножья лестницы, и три человека с винтовками, лавируя между трупами, начали подниматься наверх. Тот, что поднимался первым, несколько опередив двух остальных, показался Тавернье смутно знакомым: его мягкая и в то же время уверенная походка напомнила журналисту Корсакова, хотя, разумеется, это был другой человек -- чтобы вполне походить на Корсакова, ему не хватало эффектной белокурой шевелюры. Однако померещившееся сходство заставило Тавернье инстинктивно ударить по стволу винтовки, когда уцелевший солдат охраны прицелился в террористов, поднимавшихся по лестнице парламентского дворца. Грохнул выстрел, и пуля ушла в небо. Солдат с недоумением посмотрел на Тавернье, и тот, оправдываясь, крикнул:
       -- Не стреляйте! Сначала уйдем с открытого места!
       Тавернье указал в сторону Министерства юстиции. Солдат, пригибаясь, побежал туда и исчез за дымом горящего джипа. Террорист, первым поднимавшийся по лестнице, обернулся на ходу, остановился, видимо, заметив бегущего, и поднял винтовку. Над головами журналистов засвистели пули. В разрывах дыма Тавернье увидел, что солдат уже лежит ничком на брусчатке и, судя по его неестественной позе, убит наповал. Террористы нырнули в тень колоннады. Тавернье напряг зрение и разглядел, что стрелявший, тот, который напомнил ему Корсакова, задержался у поста и отдает какие-то распоряжения. Очевидно, он приказал ликвидировать пост, а мешки и пулемет перенести внутрь здания, потому что именно этим и занялись рядовые боевики, в то время как сам вожак налегке скрылся за высокими дверями. Дворец лихорадочно укреплялся: в оконных проемах мелькали человеческие фигуры, со звонком осыпались вниз выбитые стекла, резко звучали команды. Террористам приходилось торопиться: в городе уже раздавался вой полицейских сирен. На площадь неторопливо выполз танк, развернулся и навел пушку на окна второго этажа, однако стрелять не стал. После этого площадь стала быстро заполняться военной техникой -- броневиками, артиллерийскими установками, самоходными орудиями. В небе над дворцом завис ар мейский вертолет. Тяжелые машины маневрировали уже в непосредственной близости от журналистов. Шарль выключил камеру, вытер пот со лба и поднялся на ноги, предусмотрительно держась за броней ближайшего "скорпиона". На площадь стали выбегать солдаты специальных войск, занимая позиции под прикрытием бронетехники. На журналистов никто не обращал внимания, и они примостились у массивных колес "скорпиона". Затем Шарль вполголоса выругался, ловко вскочил на броню и, прячась за башней, навел камеру на дворец. Поодаль он увидел группу офицеров в камуфляжной форме спецвойск. Стоявший в центре группы, видимо, старший, был в наушниках и что-то говорил в микрофон рации. В этот момент из окон выпустили два гранатометных заряда. Ракеты разорвались на брусчатке, и тут же броня под Шарлем вздрогнула -- это "скорпион" ответил орудийным выстрелом по дворцу. Через полминуты во дворце и на площади стреляло все, что могло стрелять. Снаряды высекали глубокие шрамы в мощной каменной кладке, струи пулеметного огня скрещивались на окнах, но повстанцы, грамотно забаррикадировавшись, все же находили возможность огрызаться, и их пулеметы заставляли осаждающих держаться под защитой брони. Подбитая удачным гранатометным выстрелом, зачадила артиллерийская установка, пытавшаяся выдвинуться поближе к дворцу. Четыре человека, составлявшие ее экипаж, выскочили из люков и бросились к своим. Расстояние до спасительной брони было совсем небольшим, однако преодолеть его под плотным огнем удалось только двоим -- двух остальных пули, попавшие в спину, швырнули на брусчатку. Ответный танковый снаряд угодил в проем окна, где непрерывно пульсировали вспышки пулеметного огня. Из окна повалил дым, вниз полетели обломки и какие-то тлеющие клочья. Пляшущие по стенам дымки от попаданий малокалиберных снарядов счетверенной артиллерийской установки постепенно переместились к другому оконному проему. В помещении глухо громыхнул взрыв, и из окна посыпались вниз мешки с песком. Ко дворцу медленно двинулись танки и броневики, прикрывая собой перебегающую пехоту.
       -- Неужели будут штурмовать? -- изумленно пробормотал Тавернье. -- Ведь там же полно народу! Парламентарии из лучших семей страны! И как раз все в сборе -- намеревались ратифицировать решение хунты. Безумие, просто безумие!
       Обороняющиеся отчаянно отстреливались, но их огонь слабел, подавляемый пристрелявшейся артиллерией осаждающих. Внезапно Тавернье заметил, что танк, карауливший дворец и казавшийся подбитым, вздрогнул и стал поворачивать башню. Тавернье вспомнил, что с самого начала террористической операции несколько боевиков залезли в танк и наружу больше не показывались. На броне танка что-то дымилось -- видимо, дымящийся предмет бросили для маскировки сами террористы, дабы танк казался выведенным из строя.
       -- О боже, танк! -- воскликнул Тавернье. -- Шарль, смотри, танк!
       Изрыгнуло огонь орудие, нацеленное на танк атакующих, и тут же прогремел страшный взрыв, от которого содрогнулась вся округа. От попадания в упор боекомплект в армейском танке взорвался, и объятая пламенем башня взлетела в воздух на добрых тридцать метров. Кувыркаясь, она рухнула на привезший пехотинцев грузовик, и тот почти мгновенно окутался пламенем и черным дымом. В грузовике пехотинцев уже не было, но тех, что подбирались ко дворцу, взрыв танка расшвырял по мостовой. Оживший "Т-55" рывком рванулся с места и ринулся в атаку, давя и тараня бронетранспортеры и грузовики, поливая все движущееся из пулемета. Пехотинцы, уже готовые к штурму, рассыпались кто куда, спасаясь от вертящейся волчком пятидесятитонной махины и от убийственного пулеметного огня в упор. Танк судорожно метался в разные стороны, стараясь держаться как можно ближе к врагу. Из-за этого по нему какое-то время не стреляли, опасаясь поразить своих. Положение осаждающих осложнялось тем, что из дворца по ним продолжали стрелять, причем подавленные было огневые точки вновь ожили. Однако постепенно паника среди правительственных войск улеглась. Пехота откатилась к краям площади, залегла и открыла огонь по дворцу, танки и бронемашины, маневрируя по площади, постепенно оторвались от бешено мечущегося врага. Неожиданно Тавернье обнаружил, что захваченный террористами танк оказался прямо перед их джипом. Хобот орудия повернулся, и бездонное черное дуло взглянуло Тавернье прямо в глаза. Шарль, успевший спрыгнуть с броневика в самом начале суматохи и теперь снимавший все происходящее, лежа у колеса джипа, рывком откатился за машину и замер ничком, накрыв камеру собственным телом. Тавернье зажмурился, ожидая неминуемой смерти, но вместо орудийного выстрела послышались два удара ракетных снарядов, впившихся в броню. Открыв глаза, Тавернье увидел окутанный дымом неподвижный танк с поникшей к земле пушкой. Открылся башенный люк, стрелок, вылезая из него, подтянулся на руках, но тут же чья-то меткая пуля угодила ему в голову, руки его подломились, и он мгновенно, как кукла, провалился обратно во внутренность машины. Механик-водитель успел по пояс высунуться из своего люка, но в этот момент очередь из крупнокалиберного пулемета словно выдернула его из люка наружу. Его тело прокатилось по броне и мешком свалилось под гусеницы. Дым из моторной части танка повалил гуще, но больше из машины никто не показывался. Осаждающие уверились в том, что с внезапной вылазкой покончено. По площади, пригибаясь, забегали санитары, подбирая убитых и раненых, уворачиваясь от боевых машин, начавших вновь стягиваться ко дворцу. Тавернье обратил внимание на броневик, остановившийся неподалеку от их джипа. Уже виденный им старший офицер -- погон его Тавернье различить не мог, -- высунувшись из башенного люка, что-то говорил в микрофон. Чтобы перекричать шум перестрелки, он вынужден был повышать голос, и, когда стрельба ослабевала, до журналистов долетели отдельные реплики: "Отбили контратаку... Заложники на втором этаже... Безусловно, возьмем... Нет, не гарантирую... Но вы же знаете телефоны, позвоните им!" Тавернье догадался, что власти пока даже не сочли нужным связаться с террористами. Ему все же не верилось в то, что после первой неудачной попытки штурм возобновится. "Ну пусть Коронадо плевать на этих парламентских болтунов, -- думал он. -- Однако Коронадо живет не на Луне. Правящая верхушка не простит ему гибели парламента, ведь там сплошь выходцы из лучших семей страны. Нет, штурм для Коронадо -- Это чистое самоубийство!"
       У въезда на площадь появилось подкрепление -- новые бронетранспортеры с десантом. Они остановились, не выезжая на простреливаемое пространство, и, видимо, готовились совершить рывок к дворцу в тот момент, когда огневые точки будут подавлены орудиями бронетехники, придвигавшейся все ближе к стенам здания. Неожиданно над площадью разнеслись раскаты громкоговорителя. Срывающийся от ярости голос выкрикивал:
       -- Через пять минут мы начинаем убивать заложников! Будем убивать их по одному каждые пять минут, а если начнете штурм, мы перебьем их всех. Мы требуем начала переговоров, а до этого требуем прислать во дворец телевидение и газетчиков -- мы хотим устроить пресс-конференцию. Пусть все узнают, что убийцы не мы, убийцы те, кто сбрасывает напалм на .мирные деревни в освобожденной зоне. И не надейтесь, что мы начнем со всякой мелкой сошки вроде секретарш -- начнем с этих жирных котов из парламента. Я, команданте Диего, с удовольствием перестреляю их всех!
       Стрельба затихла, и в наступившей тишине люди на площади напряженно прислушивались к словам командира террористов. Тот начал выкрикивать еще что-то, но Тавернье пропустил его слова мимо ушей, потому что метрах в пятнадцати от себя заметил снайпера. Тот, припав на одно колено, целился из винтовки с оптическим прицелом в человека с громкоговорителем. Выстрела Тавернье не услышал, зато увидел, как снайпер выронил винтовку, поднял руки к лицу, словно собираясь молиться, и тяжело повалился на бок. Залитое кровью лицо лежащего было повернуто к Тавернье, глаза остались открытыми. Со стороны дворца донесся еле слышный щелчок, и командир, переговоры которого по рации слышал Тавернье, судорожно взмахнув руками, исчез в люке броневика. Никто не успел понять, что произошло, как вдруг в одном из окон дворца появилась растопыренная фигура мужчины. Человек пытался удержаться в оконном проеме, но прозвучал выстрел, и тело, неуклюже переворачиваясь, полетело вниз, бесформенной грудой застыв на тротуаре.
       -- Эй вы, мы не шутим! -- снова заорал в громкоговоритель команданте Диего. -- Это только первая птичка полетела, а у нас их тут сотни две. Прекратите стрелять, прекратите передвигать танки, свяжитесь с нами по телефону или пришлите парламентеров. И поскорее собирайте журналистов, у нас нет времени долго ждать. Можете также прислать санитаров, тут много раненых и убитых.
       Броневик, в котором исчез подстреленный офицер, покатил прочь с площади, демонстративно отвернув пушку в сторону от дворца. Навстречу ему на площадь выехал джип под белым флагом и затормозил у подножья лестницы рядом с грузовиком, на котором приехали террористы. Сидевший рядом с водителем офицер, повернувшись к площади, закричал в громкоговоритель:
       -- Всем оставаться на местах! Прекратить огонь! Приказ главнокомандующего -- прекратить огонь и начать переговоры!
       Вслед за этим офицер, лавируя между неподвижными телами, взбежал вверх по лестнице и исчез во дворе. Через некоторое время послышался вой сирен, и на площадь одна за другой вылетели несколько карет "Скорой помощи". Тавернье и Шарль переглянулись и, не сговариваясь, бросились вперед. Танкисты, которые, пользуясь затишьем, высунулись из люков боевых машин, провожали их удивленными взглядами. Камера Шарля продолжала работать, а сам он несколько раз остановился, дабы заснять корчащихся раненых и убитых, тело одного из которых было ниже пояса размозжено гусеницами танка. Журналисты заняли позицию возле санитарных карет. Шарль заснял тело убитого заложника под окнами дворца, а вскоре начал снимать санитаров с носилками, выносящих из парадных дверей убитых и раненых. Команданте Диего, по словам санитаров, велел им первым делом вынести убитых террористов. Некоторые из мертвецов были страшно изуродованы разрывами снарядов -- кое-как накинутые простыни не могли этого скрыть. Зато два или три лица, с которых сползли простыли, поразили Тавернье своей живостью -- казалось, смерть их еще не коснулась. Особенно врезалось ему в память одно лицо, необыкновенно напоминавшее лик распятого Христа: длинные черные волосы, черная бородка, меловая, но не трупная бледность и скорбная улыбка, как бы прощающая убийц. Бессильно свесившаяся с носилок рука, покрытая потеками запекшейся крови, то и дело задевала мостовую. Шарль тоже обратил внимание на необычного мертвеца и не сводил с него объектива до тех пор, пока труп не исчез в фургоне, предназначенном специально для перевозки убитых террористов. Именно эти снятые Шарлем кадры увидели впоследствии в Нью-Йорке мальчик-коридорный и полупьяный старик-портье. Они узнали в убитом постояльца по имени Патрик де Соуза, а санитары, несшие носилки, называли его "команданте Хорхе".
       Тавернье принялся расспрашивать санитаров о том, что происходит во дворце, и они рассказали ему, что все заложники, отдельно -- мужчины, отдельно -- женщины, заперты в туалетах и примыкающих к туалетам курительных комнатах. Из секретариата до санитаров донеслись обрывки разговора команданте Диего с каким-то важным чином, возможно, с самим Коронадо. Террорист затребовал два армейских десантных вертолета для переброски его людей и части заложников в партизанскую зону. Там он обещал этих заложников освободить. Остальных он собирался выгнать на лужайку за дворцом, где предстояло сесть вертолетам, и после взлета заложники освобождались как бы сами собой. Обязательным условием оставалась предварительная пресс-конференция, очень краткая -- всего на пятнадцать минут. "Нам болтать некогда, мы только сделаем заявление о происходящем в стране, вот и все", -- сказал команданте Диего. Судя по его веселому виду после окончания разговора, сторонам удалось прийти к согласию. И действительно, вскоре вслед за полицейской машиной с включенными сиреной и мигалкой на площади появилось несколько легковых автомобилей, и оттуда высыпало множество журналистов, нагруженных приспособлениями для съемок. Тавернье и Шарль тут же юркнули в эту толпу. Кто-то, удивленный их растерзанным видом, крикнул им вслед: "Эй, эй, а вы куда?!" -- однако было уже поздно: пишущая братия неудержимо устремилась вверх по лестнице. В вестибюле дворца каждого из вошедших подвергли тщательному обыску, осмотрели всю принесенную аппаратуру и затем, бесцеремонно подталкивая, препроводили всех журналистов в один из парламентских конференц-залов. Большинство террористов выглядели сущими мальчишками, они обменивались шутками и весело скалили зубы. Их не смуща ли ни лужи крови на мозаичном полу, ни щербины от осколков на стенах, ни пороховая вонь; стоявшая внутри здания. Затолкав журналистов в конференц-зал, юные конвоиры скромно присели в уголке, составляя благожелательную публику для своих командиров. Когда журналисты расположились на передних рядах кресел и приготовились к съемке, в президиуме конференц-зала появились команданте Диего, лицо которого скрывали смоляная борода и огромные зеркальные очки, и комиссар Анхель, нижняя часть лица которого была обвязана пестрой косынкой. Странное словосочетание "комиссар Анхель" заставило смешливого Шарля прыснуть в кулак, что привлекло к нему негодующие взгляды рядовых боевиков, сознававших, по-видимому, всю серьезность момента.
       -- Тихо! У нас мало времени, сейчас прибудут вертолеты! -- рявкнул команданте Диего в микрофон так, что у всех заложило уши. Возбужденно переговаривавшиеся журналисты притихли. Кое-кто из замешкавшихся бросился к президиуму, чтобы установить перед выступающими диктофон, а главарь террористов, не обращая на них внимания, уже принялся размеренно зачитывать по лежавшей перед ним бумажке "Обращение к мировому сообществу". В обращении констатировался срыв переговорного процесса правящей хунтой и подчеркивалась та роковая роль, которую сыграл в возобновлении гражданской войны лично генерал Коронадо. Тавернье подумал, что такие слова, как "негодяй", "горилла" и "кровавый мерзавец" в обращении к мировому сообществу вряд ли уместны и уж никак не свидетельствуют о стремлении к примирению. С другой стороны, Тавернье сам был свидетелем того, что вновь развязала войну именно правительственная сторона, причем о серьезности ее намерений говорили огромные силы, собранные для удара по повстанческим зонам. Команданте Диего продолжал рычать; он отшвырнул бумажку и перешел к угрозам. В душе Тавернье воцарилось уныние: он понял, что и вторая враждующая сторона преисполнена жаждой войны, и захват заложников для партизан вовсе не способ заявить на весь мир о своих страданиях, а просто боевая операция, жестокость которой прикрывалась высокими словами о справедливости и гуманности. Изрыгнув напоследок обещание превратить в ад все города страны, команданте Диего поднялся и, не слушая посыпавшихся вопросов, удалился через специальную дверцу для выступающих с таким видом, словно в этом зале его смертельно обидели. За ним последовал комиссар Анхель, за все время пресс-конференции не проронивший ни единого слова. Однако в дверном проеме комиссар на мгновение задержался, повернулся к залу, поднял над губами косынку и внятно произнес:
       -- В освобожденной зоне сейчас ад. Но этот ад скоро придет сюда.
       "Какого еще ада им надо?" -- подумал Тавернье, вспомнив заваленную трупами площадь. Журналисты потянулись к выходу из зала. Конвоиры поднялись и последовали за ними в огромный гулкий вестибюль и далее к выходу. В центре вестибюля стоял худощавый седой мужчина в темных очках, со снайперской винтовкой в руке. Он внимательно вглядывался в лица проходивших мимо него журналистов. Когда его взгляд упал на лица французов, он, издав негромкое восклицание, указал на них конвоиру. Тот, орудуя автоматом, отделил Тавернье и Шарля от толпы уходящих и заставил их подойти к неизвестному в темных очках. Впрочем, тот снял очки, когда французы приблизились к нему.
       -- Вам привет от команданте Виктора, он же мсье Корсаков, -- на безукоризненном французском обратился незнакомец к журналистам. Когда Тавернье услышал его голос, журналисту показалось, будто он сходит с ума. Этот человек, которого он видел впервые в жизни, говорил голосом Корсакова! Было от чего прийти в замешательство. Впрочем, растерялся не только он, но и мальчишка-конвоир, не понимавший, почему команданте Виктор говорит о себе в третьем лице. Седой человек закинул винтовку на плечо, повернулся и зашагал обратно в опустевший конференц-зал, сделав французам знак следовать за ним с той великолепной уверенностью, которая изобличала в нем многолетнюю привычку приказывать. Тавернье и Шарль проследовали за незнакомцем в зал и там, повинуясь его жесту, присели в кресла. Конвоир закрыл дверь и остался снаружи.
       -- Не могу понять, узнали вы меня или нет, -- обратился незнакомец к Тавернье.
       Тот ответил:
       -- Я никогда не забываю людей, с которыми мне довелось встречаться. Ваши голос и походка мне определенно знакомы, но вот лицо...
       -- А вы присмотритесь повнимательнее, -- предложил незнакомец. Его синие глаза испытующе впились в глаза Тавернье.
       Француз пробормотал:
       -- Боже мой, эти глаза... Что случилось с вашим лицом?!
       -- Вы помните, конечно, сообщение в газетах о моей смерти? -- с усмешкой спросил Корсаков. -- Слухи о моей смерти оказались несколько преувеличены, но все-таки меня и впрямь едва не застрелили. Пуля прошла сквозь обе щеки, я получил контузию, потерял сознание и при падении раздробил себе кости лица. К счастью, мне удалось связаться со старым другом, он нашел хорошего хирурга, и тот собрал мое лицо по кусочкам. Как видите, то, что у него получилось, не очень походит на прежнее лицо. Впрочем, друг впоследствии разъяснил мне позицию этого врача, которая заключалась в том, что сходство нового лица с прежним может мне только повредить. По-моему, некоторые исправления эскулап внес еще и от себя.
       -- А волосы? -- спросил Тавернье. -- Вы же были блондином!
       -- Произошел сдвиг в обмене веществ -- то ли из-за стресса, то ли из-за лекарств, -- объяснил Корсаков. -- В результате изменился цвет волос. Такие случаи, как мне объяснили, не так уж редки. Куда реже вместе с цветом волос меняется еще и лицо. Впрочем, нет худа без добра: в нашем деле всю жизнь носить одно и то же лицо -- слишком большая роскошь.
       Тавернье пробурчал что-то невразумительное. Перемена лица казалась ему совершенно немыслимым событием, близким к катастрофе.
       -- Скоро прибудут вертолеты, -- продолжал Кор саков. -- С нами полетит часть заложников, и вы вместе с ними. В этом случае вас никто не упрекнет в том, что вы якшаетесь с террористами. В освобожденной зоне вы сможете хорошо поработать, а я вам помогу. Сейчас эти ублюдки из хунты одумались, и дальше все пойдет гладко. Об одном я жалею: что мне не удастся перестрелять шайку жуликов, называемую парламентом Республики Тукуман. Каждый уже сто раз заслужил пулю.
       -- Прекрасно! Мы готовы! -- живо заявил Шарль. В дверь заглянул оставшийся снаружи на страже парнишка-боевик.
       -- Команданте, вертолеты заходят на посадку, -- доложил он.
       -- Всех заложников гоните к выходу во двор, -- приказал Корсаков. -- Мужчины впереди, женщины за ними. Отберите группу заложников, которые
       должны выйти первыми и погрузиться в вертолеты. В нее должны войти только члены парламента. Никаких технических работников -- это для нас бесполезный балласт. У каждого из заложников должны быть документы -- без них во дворец просто не пускают. Сверяйте лицо каждого с фото на его документах -- эти канальи могут уговорить какую-нибудь мелкую сошку сесть в вертолет вместо себя. Сначала грузим подрывников, взрывчатку и заложников, потом начинаем грузиться сами -- группами по пять человек в каждый вертолет. Последними уходят посты прикрытия, наблюдающие за площадью. Все ясно?
       -- Команданте, я насчет документов... -- смущенно пробормотал парнишка. -- Я ведь не умею читать.
       -- Проверкой документов пусть займется комиссар. В помощь себе для ускорения дела пусть возьмет кого-нибудь из студентов. И передай от меня комиссару: в революционной армии приказы не обсуждаются.
       -- Слушаюсь, команданте, -- выпалил боевик, вскинул руку со сжатым кулаком в революционном приветствии, повернулся и вышел.
       Корсаков тяжело вздохнул, покачал головой и произнес:
       -- Большая часть моих людей -- вот такие деревенские ребята. Они послушны, преданны, храбры, но им все приходится объяснять от "а" до "я", вплоть до мелочей.
       -- Я думал, здесь командует команданте Диего, -- заметил Тавернье.
       -- Он только делает вид, и слава богу, что это так, -- сказал Корсаков. -- Диего -- не солдат, а болтун, и наркоман к тому же. Я делаю дело, а то, что командиром считается он, меня не волнует, тем более что моя зарплата от этого не меняется. Если он захочет командовать по-настоящему, я живо поставлю его на место. Солдаты слушаются только меня, потому что знают: в бою я их уберегу, а Диего угробит. А вообще партизанское начальство за редким исключением такие же подонки, как и хунта, разве что в другом роде.
       -- Стало быть, вы работаете здесь только из-за денег? -- спросил Тавернье.
       -- Совершенно верно, -- кивнул Корсаков. -- Хотя на повстанцев работать все-таки приятнее -- в их среде еще сохранились какие-то идеалы. Тяга к идеалу всегда привлекает, даже если в сам идеал и не веришь.
       -- Мне казалось, будто здешние повстанцы -- это люди, гордящиеся собственной бедностью, -- сказал Тавернье. -- А теперь выходит, что они имеют достаточно денег, чтобы платить специалистам, которые им нужны. Честно говоря, это для меня новость.
       -- Во-первых, я для них не просто специалист, -- возразил Корсаков. -- Они уверены в том, что я их единомышленник. С моей стороны играть такую роль, конечно, не совсем честно, но этот маленький обман очень помогает мне в работе.
       -- Но деньги, деньги! -- напомнил Тавернье.
       -- Кокаин, -- коротко ответил Корсаков. -- Остальное я объясню вам на месте, -- добавил он, увидев, что в дверном проеме возник юный террорист.
       -- Команданте, все готово, доложил запыхавшийся парнишка. -- Вертолеты сели, можно выводить заложников.
       -- За мной, -- скомандовал журналистам Корсаков.
       Собеседники поднялись с кресел и зашагали следом за пареньком через вестибюли и далее по прохладным коридорам дворца. У тех дверей дворца, что выходили в небольшой регулярный парк, вдоль стен вестибюля сидели заложники. Их было много, человек полтораста, одни мужчины. Они старались не смотреть на боевиков, стоявших над ними с оружием на изготовку, и вполголоса переговаривались друг с другом. От этих приглушенных бесед в вестибюле стоял глухой гул, при появлении Корсакова сразу же смолкший. Корсаков огляделся и спросил:
       -- А где наш мудрый руководитель команданте Диего?
       Ему ответили, что команданте и комиссар уже в вертолете. Корсаков выругался по-русски и скомандовал:
       -- Первую группу из пятнадцати человек -- в вертолет. Вот этих двоих тоже прихватите, -- подтолкнул он к конвоирам Тавернье и Шарля. Увидев, что боевики с подозрением приглядываются к камере в руках Шарля, он прикрикнул на них: -- Вы что, деревенщина, думаете, я автомата не отличу от кинокамеры? Или вы думаете, что ваш командир кого-то пустит в вертолет без проверки? Вот за эту вещь, которую он держит в руках, вы все отвечаете головой. Ее нельзя бить, ронять и тем более терять. Ясно? Ну, теперь марш в вертолет.
       Погрузка в вертолеты прошла под руководством Корсакова без всяких осложнений. Вслед за заложниками из дворца стали выбегать и садиться в вертолеты повстанцы, покидавшие свои посты в здании. Последними дворец покинули пулеметчики, огневые точки которых находились на верхнем этаже, -- они спустились из окон по веревкам и пробежали к люкам, пригибаясь под уже работающими винтами. Машины оторвались от земли, и через несколько секунд Тавернье увидел под собой крышу дворца, площадь, забитую боевой техникой, солдат с задранными к небу лицами, парк, расчерченный дорожками на правильные круги, квадраты и треугольники. Вертолет поднялся выше, описал круг над тонущими в зелени крышами столицы и, оставляя в стороне сверкающий частокол небоскребов новой части города, устремился на север. Его тень стремительно проносилась по прямоугольникам полей на равнинах, пересекала дороги, по которым бежали игрушечные грузовички, и затем закачалась на зеленых волнах лесистых предгорий. Лавируя между людьми, сидевшими на полу салона, и с трудом сохраняя равновесие, Корсаков прошел в кабину пилотов. Наклонившись к уху того пилота, что держал штурвал, он принялся ему что-то объяснять. Властным движением руки он пресек протестующие жесты летчика. Вертолет резко изменил курс, через несколько минут снизил скорость, завис над безлюдной поляной в джунглях и стал садиться. Приземлившись на поляне, пилоты не выключали моторов. По высокой траве от вертолетов к зарослям бежали серебристые волны, а в зарослях Тавернье разглядел фигуры в камуфляжной одежде с винтовками на изготовку. Легкий пинок в бедро оторвал Тавернье от созерцания вида за окном. Худенький паренек интеллигентного вида, вероятно, студент, стволом автомата Калашникова показал ему на открытый люк и беззвучно произнес: "Пошли!" Спина Шарля мелькнула в проеме люка и исчезла. Заложники на полу вертолета радостно зашевелились, предвкушая скорое освобождение.
       -- Сидеть, сволочи! -- рявкнул на них Корсаков, стоявший у кабины пилотов, и клацнул затвором автомата. Из всех партизан в вертолете оставался он один. -- Пошли! -- приказал он Тавернье, указывая стволом на люк. Никто из заложников не поинтересовался судьбой уводимых повстанцами двух журналистов -- все были донельзя рады тому, что для них самих опасность миновала. -- Еще встретимся! -- крикнул заложникам Корсаков, вслед за Тавернье соскакивая на землю. Взревели двигатели, и вертолеты зависли над поляной. Повстанцы, выпрыгнувшие из вертолетов, двумя цепочками тянулись к зарослям. Вступив под свод листвы, отряд слился в единую колонну и двинулся в глубь леса по тропе, совершенно незаметной сверху. Переход длился около полутора часов; время от времени по обе стороны тропы в лесном полумраке Тавернье различал фигуры постовых, наблюдавших за тропой. В небольшой котловине между холмов, куда они в конце концов вышли, среди уже начавших зарастать молодой порослью развалин разбомбленного селения их ожидали два джипа и большой грузовик. Все автомобили, по словам Корсакова, были отбиты у армии во время партизанских рейдов. Корсаков с журналистами сел в один джип, команданте Диего и комиссар Анхель -- в другой, рядовые повстанцы набились в грузовик, и колонна тронулась по грунтовой дороге, извивавшейся среди покрытых лесом холмов. Дорога, разумеется, не отличалась особенной ровностью, но было видно, что за ней ухаживают: в выбоины подсыпался гравий, поперек промоин лежали бревенчатые настилы. Тавернье сделал по этому поводу одобрительное, замечание, и Корсаков, сидя на переднем сиденье вполоборота к журналистам, ответил:
       -- Как ни странно, дорогами приходится заниматься мне. Дороги -- одни из важнейших факторов войны: тот, кто не успевает вовремя подбросить резервы к месту схватки, оказывается разбит. Отчасти, конечно, за дорогами следят и местные крестьяне, но крестьянские и военные требования к дорожной сети далеко не всегда совпадают. Я всегда считал себя исключительно военным, но здесь выяснилось, сколько забот у военного помимо поля боя. Раньше меня обеспечивали всем необходимым, чтобы я мог воевать, а здесь я сам занимаюсь обеспечением. Вот, к примеру, видите эти строения справа от дороги? Здесь целый комплекс: оружейные склады, оружейные мастерские, авторемонтные мастерские, продовольственные склады с холодильниками, электростанция. Мне пришлось заниматься строительством с самого начала, с поиска подходящих специалистов и технической документации.
       Машины въехали в довольно большое селение, раскинувшееся в неширокой долине среди покрытых лесом гор. По местным масштабам это скорее был городок, если судить по наличию каменных общественных зданий. Встречные крестьяне, увидев Корсакова, кланялись, снимая шляпы. Тавернье удивился:
       -- Как, однако, вас здесь уважают!
       -- Оно и понятно, -- усмехнулся Корсаков. -- Когда-то я руководил карательной экспедицией в эту деревню. Местные власти решили, что поддержка партизан слишком дорого им обходится, и простой народ убедили в том же. Возможно, они были правы, но меня послали сюда ликвидировать мятеж, а не выяснять, кто прав, кто виноват.
       -- И что же, пришлось кого-то... э-э... казнить? -- полюбопытствовал Шарль.
       -- Ну а как же без этого, -- равнодушно промолвил Корсаков. -- Если бы я не устроил экзекуции, жители подумали бы, что им разрешается продолжать в том же духе. Так уж они здесь воспитаны.
       Машины остановились перед длинным одноэтажным зданием, у входа в которое в плетеном кресле важно восседала толстая негритянка. Увидев Корсакова, она всполошилась, с трудом выбралась из кресла и, размахивая руками, с радостными возгласами ринулась к джипу. Корсаков спрыгнул на землю, подошел к кабине затормозившего грузовика, в котором ехали рядовые бойцы, открыл дверцу и что-то приказал шоферу. Перегруженная машина натужно взревела, окуталась облаком выхлопных газов и, поднимая пыль, покатила дальше по поселку. Корсаков наградил подбежавшую толстуху вежливым объятием и, высвободившись, показал на нее журналистам:
       -- Прошу любить и жаловать -- Анна-Мария, хозяйка местной гостиницы. Образец чистоплотности и трудолюбия, добрейшее существо в мире. Ненавидит только одну вещь в мире, а именно кокаин. Сын у нее работал в городе и там пристрастился к зелью.
       Корсаков отдал негритянке по-испански несколько распоряжений касательно того, как разместить гостей, причем та пристально смотрела ему в лицо и постоянно суетливо кивала. Затем он обратился к французам:
       -- До завтрашнего утра у вас есть время хорошенько отдохнуть. Денек сегодня выдался тяжелый. А завтра нам предстоит довольно длительное путешествие: мы должны посетить одну кокаиновую фабрику, принадлежащую генералам. Предупреждаю: дело опасное. Можно ограничиться экскурсией по такой же фабрике, но только партизанской. Правда, съемок уже не будет -- если я разрешу вам снимать кокаиновую фабрику, принадлежащую партизанам, они меня не поймут.
       -- А нельзя ли совместить и то и другое? -- спросил Тавернье. -- Осмотреть в спокойной обстановке фабрику, чтобы понять, что к чему, а потом уже пойти в рейд. Там-то у вас не будет времени на разъяснения.
       -- Хорошо, так и поступим, -- кивнул Корсаков. -- Утром я за вами заеду. Учтите, это будет довольно рано, так что не засиживайтесь.
       Он вскинул руку в партизанском приветствии, повернулся и пошел к джипу. Журналисты направились в дом вслед за непрерывно болтающей и жестикулирующей Анной-Марией. Им отвели просторную комнату с двумя широченными кроватями, застланными чистейшим накрахмаленным бельем. На беленых стенах были развешаны пучки душистых трав, распятия, образки святых и портреты марксистских лидеров: Че Гевары, Карлоса Фонсеки, Фиделя Кастро, Даниэля Ортеги. После всего пережитого за день хотелось расслабиться, и Тавернье спросил у негритянки, не найдется ли в ее заведении чего-нибудь выпить. Та удивленно взглянула на иностранца, неожиданно заговорившего по-испански, но затем заулыбалась, закатила глаза и сделала восхищенный жест, давая понять, что поражена чистотой выговора Тавернье. Проворно сбегав куда-то, она принесла на подносе два блюда с фруктами, лед и, к удивлению французов, бутылку весьма недешевого виски "Джек Дэниэлс". На подносе стояли три бокала. Анна-Мария заявила, что хочет выпить с гостями за их здоровье.
       -- Вижу, что вы из тех людей, которые знают, на чьей стороне правда, -- произнесла она торжественно, призвала на помощь своим постояльцам всех святых во главе с Богородицей и Иисусом Христом, после чего опрокинула в рот полный бокал неразбавленного виски без льда. Провожаемый удивленными взглядами французов, напиток глоток за глотком исчез в ее горле. Удовлетворенно крякнув, Анна-Мария извлекла из кармана опрятного передника дешевую сигарку, прикурила от самодельной бензиновой зажигалки и, пожелав гостям приятного отдыха, величественно удалилась.
       -- Прекрасная женщина, -- с умилением глядя ей вслед, заметил Шарль. -- Жаль, что мне не по средствам платить экономке, а то я бы непременно сманил ее в Париж.
       Да, похоже, вы с ней поняли бы друг друга, -- усмехнулся Тавернье. В окно он заметил Анну-Марию, направившуюся куда-то через обширный двор с ведрами. -- Кажется, мы сможем принять душ, -- сообщил он.
       -- Не сейчас, -- простонал Шарль, с бокалом в руке раскинувшийся поперек кровати. -- У меня нет сил. Только завтра утром.
       -- Боюсь, утром на это не будет времени, -- предупредил Тавернье.
       -- Ничего, я встану пораньше, -- заверил его Шарль. -- Ты ведь знаешь: сон алкоголика крепок, но краток.
       -- Если ты меня разбудишь, я, пожалуй, тоже потерплю до утра, -- сказал Тавернье. -- Похоже, сил у меня не больше, чем у тебя. Хочется просто выпить и забыть весь этот ужас.
       О принятом решении гости сообщили хозяйке, вскоре появившейся в дверях. Та в знак понимания выставила вперед огромные розовые ладони:
       -- Само собой! Я слышала, что у вас сегодня был трудный день, но господь помог вам все выдержать. Душ в конце коридора и направо. Там будет все приготовлено. Тапочки я вам сейчас принесу. А свои вещи положите на стул за дверью, когда соберетесь ложиться спать: я сейчас же их постираю, и до утра они, пожалуй, высохнут.
       Друзья не в состоянии были бороться с этим мощным натиском дружелюбия. Потягивая виски, они неторопливо обсуждали бурные события минувшего дня, пока усталость, алкоголь и непроглядная тьма за окном в сочетании с монотонным звоном цикад на улице и столь же монотонным мурлыканьем Анны-Марии где-то за стеной не заставили их раздеться и нырнуть под одеяла, предварительно воспользовавшись ночным горшком, который вместе с двумя парами домашних туфель принесла Анна-Мария.
       Когда Тавернье утром вернулся из душа, завтрак уже стоял на столе. Выглядел он по-английски: яичница с беконом, поджаренные хлебцы с маслом, джем, кофе. Волчий аппетит гостей явно внушал симпатию Анне-Марии, которая сидела на стуле у двери, сложив руки на объемистом животе.
       -- Кушайте, кушайте, -- повторяла она, от усердия ерзая на сиденье. -- Я вам и с собой съестного приготовила. Путь-то, слышно, вам предстоит неблизкий.
       -- Откуда слышно? -- поинтересовался Шарль с набитым ртом.
       -- Ну как же, ведь команданте Виктор хотел вас взять с собой, а он водит людей бог знает куда, -- объяснила толстуха. -- Некоторые наши боятся с ним ходить, а некоторые, наоборот, так и рвутся к нему под начало. Он -- настоящий мужчина. Многие говорят, будто он жестокий, но вы им не верьте, на самом деле он очень добрый. Шутка сказать, половину своих заработанных денег тратит на наших бедняков, больных, раненых... Вот господь ему и посылает удачу в бою.
       С улицы донесся сигнал джипа. Журналисты торопливо допили по третьей чашке прекрасно заваренного кофе и вышли на улицу. Следом за ними вперевалку семенила Анна-Мария и что-то толковала о белье, которое не совсем еще высохло, и о том, что белье, которое она оставила взамен выстиранного в душевой, тоже совсем неплохое. Корсаков сам сидел за рулем и был в машине один. Он поздоровался с журналистами, подставил щеку для поцелуя Анне-Марии, глянул на часы и сообщил:
       -- Рейдовой группе на подготовку отведено полтора часа, соответственно наша экскурсия продлится столько же. Обратно в гостиницу вы сегодня уже не вернетесь, так что прихватите с собой все, что нужно в походе.
       -- А как же! -- вмешалась Анна-Мария, перебрасывая через борт джипа рюкзаки журналистов. -- Я им тут все собрала: провизию, оружие, таблетки для воды и все такое. Можете не сомневаться, ничего не забыла.
       -- Да, у Анны-Марии опыт большой, -- улыбнулся Корсаков.
       -- А что это она говорит насчет оружия? -- поинтересовался Шарль.
       -- Ну, мало ли что может случиться в джунглях, -- ответил Корсаков. -- Там никто не будет разбираться, кто вы такие: увидят, что не свой, и нажмут на курок. Так что для самозащиты вам нужны пистолеты. Пистолеты в джунглях -- это исключительно оружие самозащиты, поэтому ваша совесть может быть чиста.
       -- Так я не беру камеру? -- тоном скорее утвердительным произнес Шарль.
       Корсаков покачал головой и завел мотор. Журналисты забрались в кузов и расположились на заднем сиденье. Машина помчалась по селению, где между домами виднелись отрытые на огородах щели для укрытия во время бомбежек и задернутые маскировочными сетями счетверенные зенитные установки советского производства. Кое-где попадались на глаза фигуры вооруженных людей, но особенно много их было возле одного из каменных домов в центре селения. Становилось понятно, что штаб и казарма повстанцев находятся именно здесь.
       -- Раньше бойцы жили по своим домам, но я это прекратил, -- кивнул Корсаков в сторону штаба. -- Если ты солдат, то ты принадлежишь армии, а не семье, даже если живешь в двух шагах от штаба этой армии.
       Джип вырвался из селения, миновав прикрытый маскировочной сетью пост с пулеметом. Солдаты проводили автомобиль внимательными взглядами, один из них помахал ему вслед рукой. В лесу было еще сумрачно, рассветные лучи едва, просачивались сквозь своды листвы, надежно скрывавшие дорогу сверху. Дорога, петляя и огибая поросшие деревьями скалы, упорно взбиралась вверх. На ее поворотах и на скалах виднелись бессонные часовые, узнававшие автомобиль еще издали и потому не старавшиеся маскироваться.-- напротив, они, видимо, горячо желали, чтобы Корсаков убедился в их бдительности. Дорога перевалила через хребет, спустилась в долину, и здесь глазам журналистов впервые предстали участки земли, очищенные от леса и занятые кустарником трехметровой высоты, высаженным правильными рядами. Овальные тускло-зеленые листья с серебристым отливом и мелкими цветочками в пазухах не позволяли усомниться в том, что это и есть плантации коки, уже виденные журналистами ранее в Колумбии, Боливии, Перу и Эквадоре. Корсаков сбавил скорость и начал объяснения:
       -- Климат в этих местах напоминает климат на восточных склонах Анд, в Перу и Боливии. Кстати, в этих странах, в отличие от Тукумана, посадки коки узаконены -- тамошние индейцы с незапамятных времен жевали ее листья, чтобы как-то выдерживать голод и холод высокогорья. Сейчас кока дает Боливии больше дохода, чем любой другой продукт, производимый этой страной, не исключая ее знаменитых оловянных рудников. В прочих андских странах картина сходная. Тукуман слишком зависит от США, и потому легализовать производство кокаина и выращивание коки местные власти никогда не решатся. Однако и отказаться от такого источника доходов они не в состоянии. Поэтому плантации коки находятся в труднодоступных местах и с точки зрения закона являются нелегальными. Более того, симулируется постоянная борьба с кокаиновым бизнесом.
       -- Простите, я могу записать ваши слова На диктофон? -- спросил Тавернье. -- Разумеется, ваше имя нигде упоминаться не будет.
       -- Почему бы и нет? -- пожал плечами Корсаков
       и продолжал свой рассказ: -- Несмотря на нищенскую оплату, кока все же является важнейшим источником доходов для местных крестьян. Лист собирают женщины и дети; за день работы семья собирает в среднем двадцать пять килограммов сырого листа. После просушки вес дневного сбора сокращается до десяти килограммов. Далее урожай поступает в лаборатории. Сушеные листья там обрабатывают щелочным раствором, и под воздействием извести или поташа из листа в раствор выделяется четырнадцать алкалоидов, одним из которых является кокаин. Затем лист сутки вымачивают в чанах с керосином. Когда алкалоиды растворятся в керосине, лист вынимают, а в чан наливают серную кислоту. Соединяясь с алкалоидами, кислота образует несколько солей, и в их числе -- сульфат кокаина. После откачки керосина в чан вновь заливают щелочной раствор, чтобы нейтрализовать кислоту. На дно чана оседает вязкое сероватое вещество -- это кокаиновая паста. Из тонны свежего листа получается всего десять килограммов пасты. После дальнейшей очистки из двух с половиной килограммов пасты получают килограмм так называемого кокаинового основания. Его можно курить, хотя вдыхать еще нельзя. Чтобы изготовить кокаиновый порошок, пригодный для вдыхания, основание необходимо растворить в эфире с добавлением ацетона и соляной кислоты. Затем раствор фильтруют, фильтрат просушивают и получают белый порошок -- гидрохлорид кокаина. Сейчас его регулярно употребляют не менее пяти миллионов американцев. Для получения одного килограмма наркотика требуется семнадцать литров эфира. Теперь вам понятно, почему в этой стране постоянно ведется битва за побережье? -- Кажется, понятно, -- подумав, ответил Тавернье. -- Причин вообще-то несколько, но главная из них -- эфир.
       -- Совершенно верно. Девяносто процентов эфира ввозится из США и Западной Германии. Американцы одной рукой ловят наркодельцов, а другой снабжают их сырьем. Только один процент эфира, поставляемого ими в Латинскую Америку, предназначен для законных потребителей -- на этом сходятся все люди, знакомые с нынешним кокаиновым бизнесом.
       Автомобиль миновал долину и вновь начал подниматься по горной дороге. По левую руку по-прежнему простирались разбитые на склонах плантации коки, по правую высился лес. Выше по склону плантации кончались, и дорога шла между двумя сплошными стенами зарослей. Наконец джип выехал на площадку, которой дорога заканчивалась, точнее, на участок леса, укрытый сверху листвой громадных деревьев, но внизу тщательно очищенный от под. леска. Среди мощных стволов Тавернье насчитал восемь навесов с деревянными, приподнятыми над землей полами и цинковыми крышами. Часть навесов имела стены из дранки. Под двумя располагались какие-то служебные помещения, под третьим виднелись нары, на которых могли разместиться человек сто. Гости вышли из джипа и зашагали по территории фабрики.
       -- Все, что вы здесь увидите, и все, что я вам расскажу, в равной мере относится и к кокаиновым фабрикам, контролируемым правительством, -- сказал Корсаков. -- Будем считать, что все мои объяснения относятся к ним. Партизаны тщательно скрывают свое участие в кокаиновом бизнесе. Мне еще предстоит, неприятный разговор из-за того, что я пустил сюда репортеров, но, думаю, этого придурка команданта Диего я сумею урезонить, а высшему начальству хватит моего ручательства за вас, тем более что начальство осведомлено о вашем приезде и само хотело бы встретиться с вами.
       Французы озирались по сторонам и испускали восхищенные вздохи. Их глазам представали промывочные и сушильные машины, генераторы, душевые, столовая, склады... Бесцеремонно отодвинув оборванного охранника с автоматом Калашникова в руках, Корсаков вошел в дверь склада, и гости последовали за ним. В полутьме они увидели сотни канистр с бензином, керосином и дизельным топливом, штабеля барабанов с ацетоном и эфиром. В особой комнате, откуда тянуло сладковатым запахом эфира, стояло несколько десятков открытых пластиковых мешков, наполненных полужидкой массой гидрохлорида кокаина, подготовленной к просушке. Покинув склад, гости последовали за Корсаковым к маленькому белому домику, в котором находился пункт связи. Корсаков зашел внутрь, чтобы отдать какие-то распоряжения своим солдатам, которые готовились к рейду, а журналисты остались обозревать лагерь, где под навесами уже задвигались оборванные фигуры -- рабочий день здесь начинался рано. От кухни потянуло аппетитным дымком, который отчасти заглушал витавшие в воздухе запахи керосина и эфира.
       -- Потрясающе! -- произнес Шарль. -- Действительно целая фабрика! Какая жалость, что нельзя снимать!
       -- Снимать нам сегодня еще предстоит, -- заметил Тавернье. -- Важно при этом не нарваться на пулю. Кроме того, я не уверен, что эта экскурсия для нас пройдет без последствий.
       Его предсказание не замедлило сбыться. Когда джип, лихо развернувшись, затормозил у здания штаба, там уже стоял команданте Диего, окруженный кучкой солдат. Его смуглое отечное лицо подергивалось от гнева, неповоротливые маслянистые глазки выражали злобу. Подступив вплотную к Корсакову, вышедшему из машины, он заорал:
       -- Кто тебе разрешил брать этих буржуйских писак с собой на секретный объект? Какого черта ты у нас здесь распоряжаешься, ты, безродный иностранец? Я найду на тебя управу!
       Корсаков с насмешливым видом выслушал все эти возгласы, после чего дружелюбно похлопал своего ненавистника по плечу и спросил:
       -- Сколько ты уже выпил с утра, старина? Только тут Тавернье заметил, что команданта
       Диего и впрямь изрядно пьян. В толпе партизан послышались смешки.
       -- Что вы смеетесь, идиоты? -- взвизгнул Диего. -- Они раззвонят по всему миру, что мы делаем, кокаин, -- кто нам тогда поможет? Друзья бросят нас на произвол судьбы, и гориллы нас раздавят. А все из-за таких международных авантюристов, как этот тип, которые из-за денег готовы служить кому угодно. Сколько они тебе заплатили за интервью?!
       В ответ Корсаков сделал неуловимое движение правой рукой, и команданта Диего с удивлением обнаружил, что его противник держит в руке пистолет стволом вверх. Все окружающие притихли. Возможно, кто-то из них и сочувствовал команданте Диего, однако все знали, что в случае чего Корсаков успеет выстрелить первым и не промахнется.
       -- Капрал Роа, капрал Хименес! -- позвал Корсаков.
       -- Здесь! Здесь, команданте! -- послышалось из толпы, и двое партизан встали перед Корсаковым навытяжку. Тавернье узнал этих людей -- он видел их при захвате парламентского дворца накануне. Еще тогда он обратил внимание на то, с каким обожанием они смотрят на команданте Виктора и с какой готовностью бросаются выполнять его приказания.
       -- Арестуйте этого типа за попытку сорвать рейд в тыл противника, -- приказал Корсаков. -- Мы -- солдаты, и не потерпим, чтобы в военные дела вмешивались всякие безответственные болтуны.
       Капралы подхватили команданте Диего под локти. Тот возмущенно крикнул:
       -- Вы с ума сошли! Я -- представитель ЦК Фронта национального освобождения, я возглавляю этот освобожденный район! Вас всех расстреляют!
       -- А это хорошая мысль, -- задумчиво промолвил Корсаков. -- Расстреляйте-ка его, пожалуй. Все равно от него один только вред. С таким начальством много не навоюешь.
       Капралы поволокли упирающегося команданте Диего за угол. Тот дергался в их руках, словно паяц, изрыгая страшные угрозы, но затем, видимо, осознав бедственность своего положения, неожиданно перешел к униженным мольбам о пощаде.
       -- Я был не прав, команданте! Я сделал политическую ошибку! -- истошно вопил приговоренный. -- У революции нет иностранцев, я это понял только теперь! Позвольте мне кровью врага смыть свою вину!
       -- Какая там кровь врага, -- пробормотал Корсаков. -- Такие могут только других посылать на смерть, а сами в бою первыми наваливают в штаны. Эй, Роа, Хименес! -- крикнул он. -- Ладно, так и быть, отведите его на гауптвахту. Когда вернемся, решим, что с ним делать.
       -- Спасибо, команданте! -- с чувством воскликнул пленник. -- А нельзя ли мне прихватить с собой на нары бутылочку текилы?
       Все партизаны и Корсаков вместе с ними покатились со смеху.
       -- Боже мой, что за клоун, -- отдышавшись, проговорил Корсаков, утирая слезы. -- Вроде бы и образование есть, и подвешенный язык, а на самом деле -- полное ничтожество.
       Он приказал отряду взять из казармы оружие и припасы, необходимые для рейда, и затем построиться на площади. Когда приказ был выполнен, Корсаков, расхаживая перед строем, разъяснил:
       -- С нами в рейд пойдут два французских журналиста, искренние друзья революции. Они понимают, что производство кокаина для нас -- неизбежное зло, потому что нам нужны деньги на оплату нашей борьбы. Мы тратим эти деньги на оружие, на питание и лекарства для бедняков, на школы для детей, в то время как правящая верхушка производит отраву для личного обогащения и во имя этого стремится лишить крестьян даже тех жалких клочков земли, которые у них еще остались. В этой стране быди люди, сумевшие провести земельную реформу и дать крестьянам землю, но эти люди погибли, и убили их помещики и прочие богатеи, которым выгодно, чтобы народ не имел земли и вынужден был продавать свои рабочие руки за жалкий кусок хлеба. Но толстосумы забыли, что руки могут держать не только заступ, но и винтовку. Они забыли о том, что у тех, кто борется за справедливость, найдутся друзья по всему миру. Двое из этих друзей стоят перед вами, -- Корсаков широким жестом показал на французов. -- Они всей душой сочувствуют нашей борьбе, и лучшее тому доказательство -- их желание отправиться с нами сегодня в рейд, из которого вряд ли все мы вернемся живыми. Затем они покажут миру нашу борьбу. Мир увидит и то, каким образом богатеют наши противники, которым уже не хватает тех денег, которые они выжимают из обездоленных масс. Пусть мир увидит кокаиновые фабрики, принадлежащие правительству страны, постоянно выступающей за борьбу с наркобизнесом. Ваша задача -- охранять наших друзей в бою, выполнять все их пожелания, беречь их аппаратуру. Вопросы есть? Тогда напра-во! Разведчики -- в голову колонны! Шагом марш!
       По селению отряд двигался колонной по два, но, вступив в лес, растянулся в колонну по одному. Впереди, по сторонам и позади колонны шли хорошо знавшие местность разведчики, уже успевшие ранее изучить подходы к плантации, скрывавшейся в лесах за много миль от партизанской зоны. Во главе с Корсаковым они обшаривали эти подходы много суток, составили схемы минных полей и скрытой сигнализации, нанесли на схему посты охраны и вернулись, сумев не обнаружить себя и разработать наиболее безопасный, хотя и не самый короткий маршрут выдвижения к объекту атаки. Все это Корсаков вполголоса сообщил Тавернье, пристроившемуся в колонне рядом с ним. Журналист, в штабе наскоро переодевшийся в камуфляжную форму, теперь на ходу мазал лицо и руки легко смываемой темной мазью.
       -- Ближе к месту вас возьмет под опеку капрал Роа, -- сказал Корсаков. -- Я не сомневаюсь в том, что вам уже приходилось работать в джунглях, но это было давно. К джунглям надо привыкнуть. Кое-что все же запомните: избегайте лишних движений, потому что человеческий глаз в джунглях видит прежде всего движущиеся предметы; соблюдайте полную тишину, ибо звук здесь разносится гораздо дальше, чем в других местах, особенно ночью; ничего не должно белеть, блестеть, никаких ярких пятен, поскольку джунгли однотонны, и опытный наблюдатель сразу выделит на их фоне все необычное. Ну и, само собой, надо сохранять хладнокровие. Потеряв голову, вы не увидите и сотой доли того, что следует видеть в джунглях, а стало быть, станете легкой добычей для того, кто остался спокоен.
       Корсаков ушел в голову колонны, и французы молча зашагали след в след за впереди идущим. Им было легче, чем солдатам, потому что те несли на себе оружие и боеприпасы -- не только личные стрелковые, но и минометные трубы, и мины в специальных плетушках, и ячеистые мешки с гранатометными зарядами. Мягкая лесная почва глубоко вминалась под солдатскими ботинками кубинского производства, приспособленными для тропиков -- легкими, но с подошвой и носком каменной твердости. В колонне после Шарля и Тавернье неизвестно откуда появился капрал Роа, коренастый паренек с лицом чисто индейского типа, таким темным, что ему даже не требовалась мазь. Повинуясь сигналам невидимых разведчиков, колонна время от времени меняла направление марша, то поднимаясь в гору, то спускаясь, но не замедляя скорости хода. Бойцы закусывали на ходу, порой делали глоток воды из фляги, но час ходьбы следовал за часом, а никто и не собирался останавливаться. Тавернье обливался потом и чувствовал, что мышцы ног у него вконец одеревенели. Внезапно по колонне от головы к хвосту пробежал словно какой-то беззвучный импульс, и все солдаты повалились на мягкую землю. Отдых продолжался с полчаса, и за все это время никто не проронил ни единого слова, не кашлянул, не закурил. Затем так же безмолвно солдаты от головы к хвосту поднялись на ноги, поправили амуницию и снова зашагали вперед. Отдых не успел восстановить силы журналистов, не привыкших к подобным переходам: Тавернье видел, какой неуверенной сделалась походка Шарля, как он без нужды поправляет то рюкзак, то камеру на боку. Вдруг Тавернье кто-то сзади похлопал по руке. Он обернулся -- шедший следом за ним капрал Роа делал ему какие-то знаки. Не увидев понимания в глазах француза, капрал ловко сдернул с его плеч лямки рюкзака и потянул рюкзак на себя. Тавернье было ужасно стыдно, но он не нашел в себе сил сопротивляться. Капрал продел сквозь лямки палку, закинул палку себе на шею и таким образом приладил рюкзак себе на грудь. Затем он догнал Шарля, с той же мягкой непреклонностью отобрал у него рюкзак и вернулся на свое место в колонне. Рюкзак Шарля он передал назад солдату, шагавшему следом за ним. Пожалуй, лишь эта операция позволила французам продержаться на ногах до темноты, когда темп продвижения ощутимо замедлился. В сгущающемся сумраке Тавернье увидел, как капрал Роа вышел из строя, подошел сзади к Шарлю, похлопал его по плечу, призывая остановиться, и когда тот повиновался, принялся прилаживать к его голове прибор ночного видения. Закрепив прибор, капрал легонько подтолкнул француза вперед и поманил к себе Тавернье. Действуя деликатно, как нянька, капрал укрепил прибор на голове Тавернье. Хотя мир сквозь линзы прибора выглядел обесцвеченным и довольно неприглядным, однако идти стало куда свободнее.
       Через некоторое время отряд остановился в котловине среди поросших деревьями скал. Небольшими группами бойцы вслед за разведчиками поднимались по скату котловины и исчезали за деревьями. Затем разведчики возвращались за новой группой. Наконец очередь дошла до журналистов. Разведчик шепотом объяснил им, что двигаться надо след в след, потому что вокруг минное поле, а неподалеку -- посты охраны. Пригибаясь и перебежками следуя за своим провожатым, Тавернье вдруг заметил, что они находятся уже на краю леса, на границе расчищенного пространства, окружающего кокаиновую фабрику. В отдалении виднелись постройки, очень похожие на постройки, виденные утром Тавернье в партизанской зоне, ограждения из колючей проволоки, вышки и пулеметные точки. Однако если партизаны при организации охраны своей кокаиновой фабрики уповали, по-видимому, на хорошее знание джунглей и замаскированность своих постов, то правительственные охранники рассчитывали на то, что обширную расчищенную полосу под плотным огнем никакие нападающие преодолеть не смогут. Тавернье тоже не понимал, на что рассчитывает Корсаков, ведь открытое пространство простиралось от кромки леса почти на километр, и преодолеть его незамеченным отряд никак не мог -- охрана даже ночью успела бы обнаружить его и прижать огнем к земле, а ведь кроме охраны оставались еще и сигнализация, и мины, и собаки. Справа на свободном от деревьев пространстве внимание Тавернье привлекла какая-то странная темная масса. Приглядевшись, он понял, что это самолет. Тут у Тавернье несколько отлегло от сердца: он догадался, что большую часть расчищенного пространства занимает взлетно-посадочная полоса, и очень сомнительно, что прилегающая к ней земля может быть заминирована: тогда на минах постоянно подрывались бы люди, обслуживающие самолеты и подносящие грузы. Тавернье подумал еще и о том, что кокаиновая фабрика представляет со бой весьма уязвимый объект, если принять во внимание большое количество горючих и взрывоопасных материалов на складах и множество склонных к панике штатских рабочих. Походило на то, что Корсаков вовсе не такой авантюрист, как могло показаться с первого взгляда. Неожиданно Тавернье услышал у себя над ухом шепот Корсакова, неслышно подобравшегося к нему:
       -- Я выяснил, что на рассвете им на грузовиках подвозят припасы -- эфир и все прочее. Я выслал на дорогу группу лейтенанта Эрнандеса -- они разберут мост, перехватят грузовики и въедут на них на территорию фабрики. Когда там начнется стрельба, мы тоже откроем огонь и начнем штурм.
       -- Рассвет уже близко, -- прошептал Тавернье, глянув на светящиеся деления циферблата своих часов.
       -- Вот и готовьтесь, -- похлопал его по плечу Корсаков и бесшумно исчез.
       Однако его плану не суждено было сбыться в том виде, в каком он задумывался. Сумрак стал редеть, Тавернье уже различал невооруженным глазом людей на вышках. Он снял прибор ночного видения и спрятал его в свой рюкзак, возвращенный ему капралом Роа. И в этот момент откуда-то с левого края цепи партизан, развернувшейся вдоль опушки леса, раздался пронзительный предсмертный вопль, затем еще один, затем по округе гулко раскатился звук выстрела. На минуту воцарилась напряженная тишина, и вдруг с вышки ударил пулемет. Стрелы трассирующих пуль неслись к лесной чаще и терялись в ней. Пулеметчик постепенно снижал прицел, нащупывая то место, где залегла цепь. Заработал пулемет и на второй вышке, посылая очереди туда же, куда бил и первый. Над головой Тавернье засвистели пули, вниз посыпались сбитые ветки и листья. Огонь становился все плотнее: вспышки замерцали и в амбразурах укрепленных пулеметных гнезд. Корсаков запретил своим людям отвечать, и охране приходилось стрелять вслепую, но партизаны все равно не могли поднять головы. В это время в глубине леса послышались упругие звонкие удары -- выстрелы из 82-миллиметровых минометов. На территории фабрики полыхнули огни разрывов. Они подбирались все ближе к складским постройкам, но тут и в глубине зарослей послышались автоматные очереди, взрывы гранат, вопли раненых.
       -- Спокойно! -- крикнул Корсаков. -- Всем оставаться на местах! Стреляют их посты, которые мы обошли! С ними скоро будет покончено, а вы готовьтесь к атаке. Без команды не стрелять и вперед не двигаться!
       Внезапно бледный утренний свет словно налился кровью. Огненный шар взвился над территорией фабрики, и тяжкий грохот взрыва упругой волной прокатился по долине. От эпицентра взрыва в разные стороны полетели сорванные с крыши куски жести, бочки, доски -- все это было охвачено пламенем. Через несколько секунд полыхнул новый взрыв, к небу поднялся еще один огненный гриб, и по долине прокатилась еще одна волна грохота. Тавернье видел, что лежащий слева от него Корсаков уже несколько минут, словно окаменев, целится из своей снайперской винтовки. Выстрелов Тавернье не слышал из-за прогремевших взрывов, но он заметил, что плечо Корсакова несколько раз подряд дрогнуло от отдачи. Переведя взгляд на фабрику, журналист увидел, что фигура пулеметчика на вышке, отчетливо выделявшаяся на фоне пожара, как-то странно заметалась по площадке, а затем полетела вниз. Пулемет смолк. Корсаков перевел ствол винтовки на другую цель. Тавернье вновь посмотрел на позиции обороняющихся и заметил, что пулеметчик на второй вышке, видимо, почувствовав свою уязвимость, спускается вниз с каким-то тяжелым грузом на плечах. Походило на то, что он прихватил с собой на твердую землю пулемет. Корсаков вновь повел стволом винтовки И скомандовал:
       -- Вперед!
       Цепь поднялась. Солдаты, пригибаясь, бросились вперед. Корсаков остался на месте, прильнув глазом к окуляру оптического прицела. Фигуры бежавших партизан, видимо, перекрывали ему линию огня, но он терпеливо продолжал целиться, сохраняя при этом поразительную неподвижность, -- так замирает хищное животное, выбирающее момент для броска на жертву. Справа от Тавернье бухнул выстрел из безоткатного орудия, и тут же с треском взорвался топливный бак самолета, в который угодил снаряд. Взрыв повалил самолет на бок так легко, словно тот был картонным, при этом одно крыло и части оперения разлетелись по полосе в разные стороны, а над машиной поднялся столб пламени и дыма. Группа партизан переместилась вправо, чтобы подобраться к фабрике под прикрытием нового пожара. Остальные продвигались вперед перебежками: одна группа залегала и прикрывала огнем другую, которая поднималась для броска. Тавернье поразила слаженность этого движения: бежавшие вперед ни на секунду не оставались без огневого прикрытия. Впечатляли также сила и точность огня наступающих -- легким пулеметом был вооружен едва ли не каждый второй из них, и Тавернье видел, как трассирующие пули указывают цели на линии обороны остальным стрелкам и как под сосредоточенным обстрелом гаснут пульсирующие вспышки огня обороняющихся. Звуки перестрелки в чаще начали стихать, но минометы продолжали бить по фабрике через головы атакующих. Волнообразное движение наступающей пехоты не останавливалось ни на минуту, тогда как ответная стрельба заметно слабела. В то же время по мере приближения перебегающих фигурок к линии укреплений эта стрельба становилась действеннее, и атакующая цепь оставляла за собой все больше неподвижных темных холмиков -- убитых или раненых. Боковым зрением Тавернье заметил, что плечо Корсакова вновь содрогается от отдачи -- видимо, он наконец выбрал удобный момент для выстрелов. Переведя взгляд на линию обороны, Тавернье заметил, что непрерывно вспыхивавший до этого острый огонек в амбразуре пулеметного блиндажа теперь погас. Корсаков отложил было винтовку и приподнялся, но тут огонек замигал снова, и он вновь распластался на земле, притянул к себе оружие, поднял его к плечу и прильнул глазом к окуляру. По коже Тавернье пробежал холодок -- такую смертельную угрозу выражала мнимая неподвижность позы стрелка. До Тавернье донеслись щелчки выстрелов, и огонек в амбразуре вновь погас. Поймав взгляд француза, оторвавшийся от прицела Корсаков подмигнул ему, показал на винтовку, сделал ласкающий жест ладонью, встал и зашагал вперед, оставив винтовку на земле. Тавернье понял немую просьбу Корсакова позаботиться о его оружии и, пригибаясь под посвистывающими шальными пулями, перебрался поближе к лежавшему на земле "ремингтону". Тем временем разрывы мин стали вспыхивать вдоль линии обороны, не давая защитникам фабрики отстреливаться, загоняя их в укрытия и настигая их даже в траншеях и блиндажах. Тавернье видел, как Корсаков зигзагообразными перебежками догоняет своих солдат, но те, не дожидаясь его приближения, уже подошли к оборонительным позициям на расстояние броска гранаты. Минометы умолкли* дабы не поразить своих, но вдоль линии укреплений захлопали разрывы гранат. Тавернье понял, почему солдаты Корсакова, несмотря на трудность перехода, были сплошь обвешаны подсумками с ручными гранатами и гранатометными зарядами в специальных мешках и корзинах. Разрывы на секунду смолкли, фигурки наступающих метнулись вперед и затерялись среди укрытий, воронок, построек фабрики. Стрельба почти прекратилась, доносились только отдельные короткие очереди и одиночные выстрелы. Фигура Корсакова скрылась из виду, и Тавернье подумал, что им с Шарлем следует переместиться поближе к центру событий, дабы до отхода успеть заснять как можно больше на захваченном объекте. На территории фабрики метались какие-то фигуры, черные на фоне пожара, и было невозможно понять, кто это -- повстанцы или солдаты-охранники. Вскоре стрельба вспыхнула с новой силой -- вспышки выстрелов замигали среди построек. Стало ясно, что выбитые из укреплений защитники фабрики не собираются признавать свое поражение и намерены драться за каждый барак. К тому же их еще предстояло выбить из укрытий по другим сторонам периметра охраняемой территории. Конечно, легкие бараки не представляли собой надежного убежища -- один из них запылал буквально за минуту, пораженный из гранатомета. Однако у нападавших было мало времени -- с минуты на минуту к оборонявшимся могли перебросить подмогу по воздуху, а затем и по земле. Тавернье с Шарлем переглянулись и, не сговариваясь, перебежками двинулись вперед. Когда они в очередной раз залегли, то, озираясь, заметили с правой стороны на дороге три армейских грузовика, на полном ходу приближающихся к фабрике. Сердце Тавернье заколотилось. Он не знал, удалось ли повстанцам перехватить этот конвой, и потому неотрывно следил за машинами. Приход подмоги к одной из борющихся сторон мог сейчас решить исход сражения. Журналисты подобрались уже настолько близко к огороженному периметру, что могли теперь укрываться в неглубоких воронках, оставленных недолетевшими партизанскими минами. Шарль вел объектив своей камеры за головным грузовиком, а Тавернье снял с плеча винтовку Корсакова, которую прихватил с собой, и стал рассматривать тот же грузовик в оптический прицел. Он увидел силуэты двух человек в кабине, но ему не удалось понять, кто это -- повстанцы или солдаты правительственной армии. И те и другие носили камуфляжную форму, а разницу в ее оттенках на таком расстоянии уловить было невозможно. К тому же Тавернье догадывался, что для достижения полной внезапности нападения партизаны, перехватившие конвой, вполне могли надеть армейскую форму. В огороженной зоне продолжалась перестрелка, один за другим загорались бараки, и по всей долине бродили розоватые отсветы пожаров,
       хотя солнце еще не показалось из-за гребня окружающих гор. Не сбавляя скорости, грузовики пронеслись через контрольно-пропускной пункт, представлявший собой сооруженное из мешков с песком пулеметное гнездо. Пулеметчики не стреляли, видимо, уверенные в том, что это свои мчатся им на помощь. Свою ошибку они поняли через несколько секунд, когда из последнего грузовика в них полетели гранаты. Взрывы взметнули в воздух землю, песок, клочья мешков и человеческих тел, а пулемет выбросили на бруствер. Головной грузовик пересек открытую площадку перед выездом с территории фабрики и на полном ходу вломился под один из навесов. Было видно, как партизаны прыгают через борта и рассредоточиваются вокруг, ища укрытия. Второй грузовик на такой же бешеной скорости, что и первый, зигзагами миновал открытое пространство и скрылся за бараками. Там, где он исчез, тут же вспыхнула стрельба. Третий грузовик круто свернул у самого КПП и вылетел с тыла к самой линии укреплений, так что сидевшие в нем партизаны могли прыгать чуть ли не прямо в траншеи. Охранники, которым на головы посыпались сначала гранаты, а потом вооруженные партизаны, немедленно прекратили сопротивление. На остальной территории стрельба стихала; между горящих строений перебегали и падали какие-то фигуры, но ближе к тому месту, откуда велась съемка, партизаны ходили, почти не пригибаясь, и занимались уже не боевыми делами: собирали брошенное оружие, раненых и пленных, а также, как мог разглядеть Тавернье, обшаривали мертвецов и минировали все мало-мальски сохранившиеся постройки и укрепления. С той части территории фабрики, которая была охвачена пожаром и почти скрылась в дыму, появились группы пленных с поднятыми руками. Партизаны подталкивали их стволами автоматов, спешно выстраивая в колонну. Вдруг где-то среди охваченных пламенем бараков неистово затрещала пальба, и трассирующие очереди во всех направлениях понеслись в небо. Тавернье понял, что огонь добрался до склада боеприпасов. Затем загрохотали взрывы, и вверх полетели горящие обломки -- видимо, это начали работать подрывные заряды, уничтожая все то, что уцелело во время боя. Колонна партизан, разбавленная пленными, выстроилась на глазах и тут же начала двигаться вперед, повинуясь жестам Корсакова, заставлявшего своих людей поторапливаться. Из-за бараков выбегали отставшие подрывники и пристраивались в хвост колонны. Один из них мимоходом полоснул короткой очередью по бензобаку стоявшего у траншеи грузовика и затем что-то бросил в сторону продырявленного бака. Раздался глухой взрыв, и машину охватило пламя. Колонна уже вышла на открытое пространство и вступила на взлетную полосу, где чадили останки самолета. Вокруг нее кружили бойцы с носилками, подбирая раненых. Дрожь отвращения пробежала по телу Тавернье: он заметил, как один из санитаров, сняв берет и набожно перекрестившись, затем выстрелил в голову своему лежавшему на земле беспомощному товарищу. Минутой позже то же самое проделал другой санитар. Однако не время было давать волю чувствам: колонна уже проходила мимо позиции журналистов, и Корсаков, шагавший сбоку, повелительно помахал им рукой. Тавернье и Шарль поднялись и пошли, однако Шарль продолжал снимать горящую фабрику, уже превратившуюся в один колоссальный костер. В глубинах ревущего пламени рвались боеприпасы и емкости с топливом, и тогда огненная стихия изрыгала из себя пылающие обломки и светящиеся стрелы трассирующих пуль, терявшиеся в прозрачном воздухе. Пиршество уничтожения происходило на фоне мирного горного пейзажа, на который уже брызнули лучи солнца, поднявшегося над хребтом. Шарль успел напоследок заснять догонявшего колонну подрывника: тот остановился на секунду, нажал на кнопку передающего устройства, и тут же две ближайшие караульные вышки бессильно повалились на землю, подкошенные взрывами, прогремевшими у их основания. Когда колонна вступила в лес, к ней присоединились минометчики и бойцы штурмовых групп, уничтожавших расставленные в лесу посты правительственных войск. Сократив подлежащую переноске поклажу за счет расстрелянных боеприпасов, партизаны зато с избытком восполнили это облегчение, взяв с собой трофейное оружие, многочисленных раненых, а также около сотни мешков готового кокаина. Впрочем, раненых несли пленные -- одни носилки на четырех человек. А уходить следовало как можно скорей -- пленные утверждали, что из ближайшего города была вызвана подмога на вертолетах. Счет времени поэтому шел на минуты. На тропе, которую, проходя, успевала вытоптать колонна, замыкающая группа, имевшая в своем составе нескольких подрывников, оставляла противопехотные мины, причем на постановку каждой саперам, благодаря долгой тренировке, требовалось всего несколько секунд.
       Тавернье молча шагал сбоку от колонны рядом с Корсаковым. Шарль пристроился следом за ними. Оба француза получили обратно свой багаж от сержанта Роа и оттого сразу помрачнели, памятуя о том, как трудно им было дойти до цели, даже проделав заключительную часть пути налегке. Однако оба понимали, что на помощь теперь рассчитывать нечего -- тот же сержант Роа был весь увешан трофейным оружием и нес на себе два гранатомета, три пулемета, а в руке держал автомат. Впрочем, самому командиру отряда приходилось не легче -- при одном взгляде на Корсакова у Тавернье начинали ныть плечи. На груди у Корсакова висела снайперская винтовка, которую он отобрал у Тавернье. Положив на нее руки, Корсаков шел бодро, чуть ли не приплясывая, и поминутно оборачивался, чтобы обвести взглядом колонну, порой отдавая распоряжение или отпуская шутку.
       -- Неплохой был бой, верно? -- весело обратился он к Тавернье. Журналиста несколько покоробило такое любовное отношение к той вакханалии уничтожения, которую ему пришлось наблюдать.
       -- По-моему, вы понесли большие потери, -- заметил Тавернье, руководствуясь подсознательным стремлением уколоть собеседника.
       Корсаков остро взглянул на него и усмехнулся:
       -- Это как посмотреть. При атаке на подобный объект командир вправе потерять и вдесятеро больше людей, чем я потерял сегодня. Просто я не могу позволить себе роскошь тратить людей в таких количествах, а сократить потери можно только одним способом: тщательно готовиться к бою. Только изучать подходы к этой фабрике пришлось добрых два месяца. Я уж не говорю о том, сколько времени требуется на то, чтобы люди умели не только метко стрелять и бросать гранаты, но и взаимодействовать друг с другом в бою. А ведь раньше тактического обучения в повстанческой армии почти не велось. Отсюда стремление решать все боевые задачи числом, отсюда и большие потери -- по-настоящему большие, а не такие, как сегодня.
       -- Я все же, наверное, никогда не смогу относиться к человекоубийству как к эстетическому явлению, -- проворчал Тавернье. -- Хотя не спорю, все было, на мой дилетантский взгляд, сделано сверхпрофессионально. Но я не могу понять вашего веселого настроения -- ведь вы как-никак потеряли не один десяток человек и каждый из них, вероятно, был вам знаком.
       -- Еще бы, -- кивнул Корсаков. -- Однако ведь рано или поздно им пришлось бы умереть, и вполне вероятно, что другая их смерть выглядела бы бессмысленной и отталкивающей. Сегодня же они умерли как мужчины и победители, такому уходу из жизни можно только позавидовать. А если взглянуть на дело с другой стороны, то приходится вспомнить о том, что сохранение своей жизни не является ни целью, ни обязанностью солдата. Он обязан выполнить боевую задачу, вот и все, а уж каким способом -- это решать не ему. То же самое можно сказать и о командире: он обязан выполнить боевую задачу, располагая при этом определенным количеством ресурсов, в том числе и ресурсов живой силы. Расход ресурсов для достижения цели -- нормальное условие любой человеческой деятельности.
       -- Зато сама ваша деятельность ненормальна, -- возразил Тавернье.
       -- Ну, это уже упрек не ко мне, а ко всему человечеству, -- пожал плечами Корсаков. -- Оно воюет с тех пор, как себя помнит. Следовательно, утверждение, что человечество станет лучше, если не будет воевать, -- это не более чем гипотеза, поскольку воевало оно всегда. Почем знать, может, оно, наоборот, станет хуже?
       -- На войне человеческая жизнь рассматривается, по вашим же словам, как обычный ресурс, -- напомнил Тавернье. -- Разве это уже не говорит о бесчеловечности войны?
       -- Человек расходует свою жизнь, занимаясь любой деятельностью, -- заметил Корсаков. -- Разница только в мере этого расхода, то есть чисто количественная. Давно пора понять, что люди и не могут, и не хотят договариваться друг с другом мирно, а потому война такой же необходимый и почтенный вид деятельности, как и всякий другой. И вполне логично то, что ресурсом при этой деятельности выступают жизни тех, кто ее начинает: человекоубий-ственная деятельность требует соответствующих ресурсов. Другое дело, что в обязанности хорошего командира входит не тратить без толку вверенные ему средства, в том числе и его солдат. Недаром я натаскиваю своих людей с утра до вечера. При любом роде занятий человек считается профессионалом тогда, когда он добивается поставленных целей при минимальном расходовании средств. Если запас средств не ограничен, то цели достигнет любой дурак.
       -- Тогда понятно, почему вы пристреливаете своих раненых, -- сказал Тавернье. -- Просто они уже перестали быть боевым ресурсом.
       -- Не все так просто, -- хладнокровно возразил Корсаков. -- Добивают только тех, кого все равно не удастся донести живым до базы. Поверьте, что у моих людей достаточно опыта для того, чтобы понять, безнадежен раненый или его можно поставить на ноги. Если есть хоть какая-то надежда, то бросать его нельзя, и не из гуманных соображений, а из чисто военных: когда солдаты знают, что в случае ранения их либо бросят, либо пристрелят, то они начинают больше думать о том, как сберечь себя, чем о том, как выиграть бой. С другой стороны, если таскать с собой покойников, то можно погубить живых. А живым сейчас, между прочим, каждая минута дорога.
       Словно подтверждая его слова, до слуха идущих донеслось нарастающее гудение вертолета. К счастью, густые своды листвы надежно скрывали движущуюся колонну.
       -- Это пока разведчик, -- констатировал Корсаков. -- Десантные прилетят чуть позже. Надо прибавить шагу.
       И он зашагал к голове колонны, окриками подгоняя солдат и пленных-носильщиков. Затем он прошел назад к арьергарду, и оттуда донеслись отдаваемые им команды. Вскоре Корсаков догнал Тавернье и снова зашагал рядом с ним все той же ровной пружинистой походкой.
       -- Попрошу вас кое-что иметь в виду, -- обратился он к журналисту. -- Перед выходом в рейд я связался с начальством из ЦК Фронта национального освобождения и доложил им о вас. Мне пришлось представить вас как законченных леваков, которые, вернувшись в Европу, будут лить воду на их мельницу. Поэтому я думаю, что руководство повстанцев не только одобрит ваш визит на принадлежащую повстанцам кокаиновую лабораторию, но и разрешит вам ее заснять. От вас требуется одно: пообещать, что в Европе вы представите эту лабораторию как принадлежащую военному правительству страны.
       -- Пообещать-то можно... -- нерешительно протянул Тавернье. Корсаков усмехнулся про себя: "Ох уж эти акулы пера! Куда деваются принципы, как только речь зайдет об эффектных съемках!"
       Вслух же он внушительно произнес:
       -- Нет, не пообещать, а именно так и сделать. Кстати, это не будет в полной мере ложью -- когда-то лабораторию и впрямь контролировало правительство, пока те места не заняли повстанцы. Им посчастливилось захватить лабораторию целехонькой, но какое-то время она не использовалась, пока ЦК не решился поступиться идеологической чистотой во имя денег.
       Тавернье в нерешительности опустил голову. Корсаков продолжал:
       -- Поверьте, что я вовсе не намерен выставить повстанцев ангелами. Я прекрасно знаю им цену и не испьтываю к ним особых симпатий, тем более к их руководству. Однако мне придется находиться здесь еще пару лет с небольшими перерывами, и если информацию, которую я вам предоставлю, вы используете во вред партизанам, то меня можно считать покойником. Вот когда мой контракт закончится -- тогда другое дело. Вы сможете рассказать обо всех темных делах повстанческой верхушки, и поверьте, что я буду этому только рад, поскольку ненавижу волков в овечьей шкуре. Более того, я обязуюсь к тому времени предоставить вам новые документы и дать вам какое угодно интервью, рассказать все, что знаю, -- а знаю я, как вы понимаете, немало, просто не все сейчас можно обнародовать.
       -- А как вы собираетесь давать интервью -- от собственного имени или инкогнито? -- поинтересовался Тавернье.
       -- Могу и от собственного, -- пожал плечами Корсаков. -- Все равно моя здешняя жизнь ни для кого не тайна. Главное -- чтобы не было видно моего нового лица. Ведь это можно устроить?
       -- Разумеется, -- кивнул Тавернье. -- Но как я объясню свое молчание в течение столь долгого времени?
       -- Боязнью за жизнь своего информатора. Вы ведь знали, что я в руках у партизан. К тому же я смогу подтвердить ваши слова. Если же до вас дойдет известие о моей смерти -- а я позабочусь, чтобы оно до вас дошло, -- то в таком случае вы, естественно, свободны от всех обязательств передо мной.
       -- Будем надеяться, что этого не случится, -- пробормотал Тавернье.
       -- Зарекаться тоже не стоит, -- заметил Корсаков. -- На моей памяти множество парней, прошедших огонь и воду и знавших о войне все, погибали совершенно по-дурацки, и смерть от шального осколка или пули -- еще не самая глупая смерть на войне. К примеру, один мой приятель в Эфиопии помер оттого, что его на привале покусал бешеный шакал. Человек прошел восемь войн, и вот вам пожалуйста. Перед смертью он корчился так, что у него сломался позвоночник.
       Корсаков привел еще с десяток столь же печальных случаев, подтверждавших вывод о том, что война -- это лотерея, выигрыш в которой -- жизнь. Некоторое время Тавернье удавалось на равных поддерживать разговор, но затем от усталости язык его стал заплетаться, а мысли -- путаться в голове. Зато Корсаков был неистощим и рассказывал своему спотыкающемуся собеседнику солдатские байки одну за другой.
       -- ...И тогда вьетконговцы взорвали дамбы, -- словно издалека доносилось до Тавернье. -- Наши зацепились впереди за хребет, и, чтобы доставить им боеприпасы, нам следовало пересечь долину, занятую рисовыми полями, и подняться на гребень гор. Вьетконговцы как раз собирались заливать посевы водой, ведь рис растет в воде, но не успели этого сделать, потому что мы начали наступление. Однако взорвать дамбы им все-таки удалось. И вот когда мы топали через грязь в этой проклятой долине, на нас обрушились сразу две напасти: во-первых, начала прибывать вода, а во-вторых, косоглазые через гребень начали кидать в нас мины. Они просто засыпали нас минами, и хотя стреляли вслепую, долина была не так уж велика, и мы сразу начали нести потери. Представьте себе положение: у каждого из нас на плечах по два ящика с боеприпасами, передвигаемся мы по этой грязи еле-еле, мины рвутся каждые двадцать секунд, и, даже слыша их свист, залечь нельзя, потому что вода дошла уже почти до пояса. Когда начался обстрел, мы прошли примерно треть пути, и приходилось решать, то ли двигаться дальше под огнем, то ли побросать все это добро в воду и удирать обратно. Уверен, мы не получили бы никакого взыскания, но мы подумали о тех ребятах, что-сидели на гребне, -- если бы их оттуда сбросили, то внизу, в затопленной долине, их перестреляли бы, как куропаток. И вот мы плелись к горам, не в силах даже прибавить шагу, а мины все рвались и рвались, и то один, то другой из нас исчезал под водой, и никто не мог сказать, куда упадет следующая мина и кто следующим отправится к праотцам.
       -- Но вы все-таки дошли?.. -- исключительно из вежливости спросил Тавернье заплетающимся языком.
       -- А как же, -- бодро откликнулся Корсаков. -- Точнее, только половина из нас. Обратно мы, разумеется, уже не пошли, так и остались на хребте. Потом появились вертолеты и начали подбрасывать нам боеприпасы и провизию по воздуху. Важность тех высот состояла в одном: с них можно было вести огонь во фланг нашей наступающей группировке, и как раз мы, несколько десятков грязных пехотинцев с нашими несчастными ящиками, -- как раз мы, вмешавшись вовремя, и не позволили вьеткон-говцам взять высоты. Но я, собственно, вел речь не об этом -- я' хотел привести вам пример лотереи, господства слепого случая. Вьетконговцы не знали, куда упадут их мины, мы не знали, на кого из нас они упадут. Это не зависело от того, хороший ты солдат или плохой, боишься ты или нет, хорошо или плохо вел ты себя в прошлой жизни... Когда все кончилось, те, кто выжил, сделали себе татуировку на память -- личный номер с солдатского медальона. Устав этого, разумеется, не требовал. Теперь, когда ребята созваниваются, они вместо имени просто называют личный номер. Очень важно иметь общие ритуалы -- они сближают, чувствуешь, что тебе есть на кого опереться в жизни.
       "Какого черта он мне все это рассказывает? -- билось в висках у Тавернье. -- У меня сердце вот-вот разорвется, а он все мелет языком". Они шли уже шесть часов, не сбавляя шагу, а Корсаков все говорил да говорил. Еще через час, когда Тавернье перестал даже из вежливости реагировать на неумолкаемую речь своего спутника, тот дал команду устроить привал. Все повалились на землю там же, где их застиг долгожданный приказ, и принялись расслаблять ремни рюкзаков, устраиваясь поудобнее. Только Тавернье и Шар_ль не двигались, опустившись на землю, и даже не пытались изменить первоначальную неловкую позу.
       -- Позвольте-ка, -- пробормотал Корсаков.
       Он расстегнул ремни рюкзака Тавернье, вытащил рюкзак из-под тела журналиста и несколькими движениями опытного массажиста придал телу своего спутника, не подававшего признаков жизни, удобное положение, позволявшее расслабить мускулы. Сняв куртку, он подложил ее под голову Тавернье и занялся его рюкзаком.
       -- Ну так и знал! -- негромко воскликнул он. -- Жаль, там некогда было проверять. Тащит с собой столько лишнего -- можно подумать, что хороший ходок. И размещена поклажа черт знает как. Его же все время влево должно заносить! Интересно, зачем ему эти консервы?.. А эта бумага?..
       Тавернье лежал неподвижно, и лишь по трепетанию его век можно было догадаться, что он слышит бормотание своего спутника. Рядом с его рюкзаком росла горка вещей, которые Корсаков намеревался выбросить. Капрал Роа, следивший за действиями своего командира, поднялся и почтительной походкой направился к Корсакову.
       -- Вы собираетесь все это оставить, командан-те? -- осведомился он. -- Лучше отдайте мне и моим людям. Вы же сами знаете, как бедно мы живем.
       Нам и консервы пригодятся, и бумага -- ведь детям в школе не на чем писать...
       Корсаков, не прекращая своего занятия, взглянул на капрала исподлобья.
       -- А донесете? -- скептически спросил он. -- Имейте в виду: оружие бросать нельзя, оно мне нужнее, чем всякое барахло.
       -- Конечно, донесем, команданте! -- воскликнул капрал. -- Умрем, но донесем, ведь это целое богатство!..
       -- Тогда заберете это все, когда будем сниматься со стоянки. И вот еще что, капрал: разберите точно так же вещи другого француза, но смотрите не отнимайте у него ничего лишнего.
       -- Слушаюсь, команданте, -- радостно улыбнулся темнолицый капрал и сделал движение в сторону неподвижно лежавшего Шарля. Однако Корсаков остановил его повелительным жестом.
       -- Постойте, я вас еще не отпускал... Интересно, капрал, почему вы в прошлый переход несли чужую поклажу? Вам стало его жалко, да?
       -- Да, -- помявшись, односложно ответил капрал и нерешительно улыбнулся. Корсаков кивнул, движением руки отпустил его и снова склонился над рюкзаком Тавернье. Покосившись на владельца рюкзака, по-прежнему не подававшего признаков жизни, он вздохнул, расстегнул свой подсумок, извлек оттуда деревянную коробочку и раскрыл ее. В коробочке хранилась паста из свежих листьев коки. Такая паста имелась у всех солдат Корсакова, но употреблять ее без крайней необходимости им не разрешалось. "Здесь все-таки не высокогорье, и нет нужды постоянно жевать коку, -- говорил Корсаков. -- Если люди, привычные к допингу, все-таки выбьются из сил, то их уже ничем не поднимешь. А так я знаю, что на крайний случай у меня есть последний козырь, то бишь кока". Корсаков потряс Тавернье за плечо, и тот медленно поднял на него мутные глаза.
       -- Откройте рот, сударь, -- предложил ему Корсаков. -- Вам надо принять лекарство. Увидите, как быстро вам полегчает.
       Однако Тавернье продолжал смотреть на него невидящим взором. Тогда Корсаков нагнулся к нему и больно надавил пальцами на его челюстные мышцы. Рот лежавшего раскрылся механически, как у покойника. Корсаков взял в щепоть комок пасты и положил Тавернье под язык.
       -- Не притворяйтесь мертвым, -- предупредил он, -- идти все равно придется. Это снадобье вам поможет, только не вздумайте его глотать -- пожевывайте, посасывайте потихоньку. Эй, капрал, -- обратился он к капралу Роа, возившемуся неподалеку над рюкзаком Шарля, -- угостите нашего друга кокой -- ему самое время подкрепиться. Но людям пока не давайте!..
       -- Слушаюсь, команданте! -- откликнулся капрал. Корсаков стянул в узел тесемки рюкзака Тавернье, поднялся и пошел вдоль колонны, придирчиво разглядывая своих отдыхающих солдат. Конечной целью его прогулки являлась проверка арьергарда, куда он выделил самых надежных людей. В арьергарде все оказалось в порядке, посты по обе стороны колонны были расставлены, и Корсаков зашагал обратно. Вернувшись, он обнаружил, что Тавернье хотя еще и лежит, но уже в более живой позе, и смотрит на него вполне осмысленным взглядом.
       -- Извините меня за то, что я так постыдно отключился, -- произнес Тавернье. -- Мне еще не приходилось ходить на большие расстояния с таким грузом и в таком темпе. Но сейчас мне здорово полегчало. Что это вы мне дали?
       -- Да так, одно местное снадобье, -- отмахнулся Корсаков. -- Ну что ж, пора подниматься, нам ведь еще идти и идти. Я понесу ваш рюкзак, пока вы окончательно не придете в себя.
       -- Мне, право, неловко... -- смутился Тавернье.
       -- Понимаю, но делать нечего, -- усмехнулся Корсаков и начал навьючивать на себя снаряжение.
       За все время привала ему так и не удалось расслабиться, но он не позволял себе думать об этом. Когда люди стали подниматься, выяснилось, что двое пленных не желают вставать. Их можно было понять -- охранные части не готовили к таким длительным переходам. Двое немолодых уже солдат лежали ничком и никак не реагировали на тычки и угрозы. Корсаков с досадой сплюнул. "Еще один грех на душу", -- подумал он и подозвал капрала Роа.
       -- Останетесь с ними, капрал, и, когда весь отряд пройдет, расстреляете, -- деловито приказал Корсаков. -- К носилкам вместо них поставите двух своих людей. С французом закончили?
       -- Так точно, команданте.
       -- Избавьте его от вещмешка, пока ему не полегчает, -- распорядился Корсаков.
       Не успел он отойти, как сзади его со смехом позвал капрал:
       -- Команданте, что мне делать? Они передумали!
       Повернувшись, Корсаков увидел обоих кандидатов на расстрел: с трудом волоча ноги, они ковыляли к оставленным ими носилкам, на которых без сознания лежал раненый партизан.
       -- Дайте им коки, -- бросил Корсаков и двинулся вперед.
       Кока оказала на непривычных к ней французов самое благотворное действие: усталость прошла, и все мускулы завибрировали в жажде движения. Остаток пути для Тавернье прошел почти незаметно, хотя и потребовал многочасовой ходьбы, в том числе и ночью. Корсаков сделался молчалив и уже не
       развлекал спутника рассказами. Когда Тавернье по пенял ему на это, он ответил:
       -- Вообще-то я очень редко так много говорю. Мне просто хотелось отвлечь вас от вашего плачевного состояния.
       Вернувшись в селение, они обнаружили там следы недавней бомбардировки: пустая каменная коробка с языками копоти над окнами вместо здания кабильдо, целый переулок сгоревших домов, воронки на центральной площади и сразу несколько похоронных процессий, направляющихся к кладбищу. Корсаков сразу помрачнел и, поручив журналистов заботам неутомимого капрала Роа, направился в штаб. Не успели журналисты обуздать восторги расплакавшейся Анны-Марии и принять душ, как капрал вновь явился за ними.
       -- Приказано отвести вас на съемки -- тут неподалеку, -- доложил капрал.
       -- Что -- пешком?! -- воскликнул в ужасе Шарль.
       -- Тут неподалеку, -- бодро повторил капрал. Журналисты начали одеваться. Их вздохам и стонам недоставало искренности, так как они были заинтригованы. Пройдя следом за капралом на окраину селения, они увидели на лесистом склоне горы выжженное пространство, покрытое исковерканными обломками металла. Тавернье, снимавший немало разбившихся самолетов, с первого взгляда определил, что и здесь погиб самолет, но не гражданский, а военный. Капрал Роа радостно пояснил:
       -- Команданте приказал заснять этот самолет. Его сбили во время вчерашней бомбежки. Он сказал: пусть все знают, что у нас есть средства борьбы с любой буржуазной техникой.
       Услышав эту фразу из уст счастливо улыбавшегося капрала, Шарль невольно прыснул, но тут же включил камеру и начал снимать. Когда они, закончив съемку, вернулись в гостиницу, у входа их уже ожидал Корсаков.
       -- Урон от налета в целом невелик, -- сообщил он. -- Уничтоженные дома мы быстро восстановим. Очень важно то, что удалось сбить их самолет, вполне современный истребитель. Теперь летчики не будут воспринимать вылеты на штурмовку как простую охоту.
       Корсаков отпустил капрала и вошел в дверь гостиницы, журналисты последовали за ним. Они втроем расселись у стола, вокруг которого, гудя, как огромный шмель, сновала Анна-Мария. Когда стол покрылся горшками, горшочками и тарелками, Корсаков щелкнул пальцами и коротко скомандовал:
       -- Виски.
       Анна-Мария унеслась прочь и явилась снова с двумя большими бутылками "Джек Дэниэлс", стаканами и миской со льдом. Расположив все это на скатерти, она напряженно замерла над своими гостями, соображая, что бы еще сделать. Корсаков, не повышая голоса, приказал ей исчезнуть и никого к ним не пускать. Что-то бормоча извиняющимся тоном, Анна-Мария удалилась, и Корсаков приступил к делу.
       -- Интересно знать, как вы собираетесь выбираться отсюда? Видимо, вы предполагаете с моей помощью выйти в район, контролируемый правительством, и далее воспользоваться услугами властей. Я прав?
       -- Ну да, -- пожал плечами Тавернье. -- А что, возникли какие-нибудь трудности? Проблемы с начальством?
       -- Ни трудностей, ни проблем, -- покачал головой Корсаков. -- Просто я не знаю, что придет в голову генералам, когда они просмотрят ваши мате-риалы, а они найдут способ их просмотреть. Еще больше они насторожатся, если вы выйдете к ним с пустыми руками.
       -- Как я понимаю, у вас есть контрпредложение? -- спросил Шарль.
       -- Совершенно верно, -- кивнул Корсаков. -- У меня есть возможность скрытно доставить вас к побережью и вывезти из страны морем.
       -- Не продолжайте, мы согласны, -- решительно заявил Шарль.
       Ночь отъезда выдалась необычно темной даже для тропиков. Было так темно, что все разговаривающие невольно переходили на шепот. К гостинице подкатили два джипа, и журналисты погрузились в машину, которая была средней в колонне. Анна-Мария так суетилась, что Корсаков втолкнул ее в дверь гостиницы и приставил к двери часового. Из-за закрытой двери понеслось скорбное мычание, напоминавшее приглушенное пение без слов. Джипы тронулись и, не зажигая габаритных огней, медленно покатили по улице селения и дальше по проселочным дорогам. Шоферы со своими приборами ночного видения, прикрепленными к головам, напоминали инопланетян и сидели неестественно прямо, что выдавало их напряжение. Время от времени из придорожных зарослей доносился окрик невидимого патруля, и ему отвечал такой же возглас из головного джипа. Караван приближался к пересечению проселках шоссе, и Тавернье заволновался.
       -- Здесь должен быть пост! -- прошипел он.
       -- Наш пост, -- вполголоса уточнил Корсаков. -- Во всяком случае, на эту ночь. Без шума такой пост снять очень трудно, но деньги иногда лучше, чем ножи. В поселке будет труднее.
       Когда машины пересекали полотно шоссе, далеко впереди сверкнула зыбкая светящаяся полоска, проложенная молодым месяцем в беспредельной черноте ночного моря. Одним концом свечение упиралось в горстку огоньков -- видимо, рыбацкий поселок на берегу.
       -- Это Сан-Карлос, -- прошептал Корсаков. -- Мы должны выйти к берегу южнее, там нас встретит лодка и отвезет на корабль. В поселке полно военных, важно, чтобы они не помешали нашему судну отойти от причала.
       Джипы съехали с насыпи, миновав еще одно безмолвное укрепление, и, переваливаясь с боку на бок, неторопливо поползли прямиком по полям. В здешних местах большинство культур вызревало по нескольку раз в год, и сейчас машины двигались по убранному полю. Неожиданно в отдалении темное пространство пересек бледный движущийся отсвет. Машины остановились.
       -- Патруль, -- шепотом пояснил шофер. -- Все, дальше нельзя. Дальше сплошные дороги, и по ним всю ночь разъезжают патрули.
       Пассажиры, Корсаков и несколько партизан-охранников высадились из машин, которые тут же на поле развернулись.
       -- Ждите нас у поста по ту сторону шоссе, -- приказал Корсаков. -- Перед рассветом уезжайте, даже если нас не будет. С рассветом срок нашего договора с гарнизоном поста истекает, -- пояснил он, обращаясь к Тавернье.
       Наискосок через поле группа гуськом двинулась по направлению к морю. Глаза Тавернье привыкли к темноте, к тому же небо сплошь усеяли звезды и слабо светил молодой месяц, поэтому можно было различать дорогу и без помощи прибора ночного видения. По знаку впереди идущего группа припала к земле, а затем по новому знаку стремительно перебежала дорогу. Где-то в ночи послышался шум мотора патрульного джипа и, постепенно удаляясь, затих. Под ногами стали все чаще попадаться камни, затем отряд вступил в полосу поросших кустарником прибрежных скал. Петляя между валунами и скальными выступами, спотыкаясь о камни и корни кустов, раздирая себе кожу о колючки, Тавернье вслед за Корсаковым по еле заметной тропе поднимался все выше и выше. Наконец Корсаков вышел к невысокой каменной стене, ухватился за ее край, подтянулся и взлетел наверх. Оттуда он протянул руку Тавернье. Увлекаемый мощным рывком, француз оказался на неровной площадке, увенчивавшей мощный утес. Далеко внизу серебрилась пена волн, лениво облизывавших блестящие валуны. Волны шумели, словно совсем рядом, с глухим громыханием ворочая камни, и Тавернье на миг захотелось прилечь и забыться здесь же, у края обрыва. Легкий лязг заставил его обернуться. Корсаков вынимал из рюкзака какие-то никелированные железки, тускло поблескивавшие в лунном свете, и мотки веревок.
       -- Вам не приходилось заниматься альпинизмом? -- с улыбкой поинтересовался он, заметив недоуменный взгляд Тавернье.
       -- Вы что, хотите сказать, что нам придется спус каться вниз по веревке? -- с ужасом спросил Шарль. Корсаков ничего не ответил, продолжая разбирать веревки, а его солдаты деловито укрепляли в камне костыли. Через несколько минут веревки, по всей длине снабженные узлами, полетели вниз.
       -- Мне будет потруднее, чем вам, -- сообщил Корсаков. -- Я спущусь первым, посажу вас в лодку, подожду, пока ваше судно не снимется с якоря, а потом мне придется подниматься наверх по той же веревке. Все удобные подходы к морю охраняются войсками. А вы что, надеялись отчалить с курортного пляжа на прогулочном катере?
       -- Нет, но... -- пробормотал Шарль, перекрестился и принялся попрочнее прилаживать у себя на спине чемоданчик с камерой и кассетами. Тавернье еще раз посмотрел вниз, вздохнул и произнес:
       -- На войне как на войне.
       -- Двум смертям не бывать, а одной не миновать, -- добавил по-русски Корсаков и тут же для Тавернье перевел эту фразу на французский.
       -- Типичный восточный фатализм, -- огрызнулся тот, и оба рассмеялись. Перед самым спуском Тавернье лихорадочно придумывал способ, позволяющий при падении с подобной кручи ограничиться минимальным числом переломов. Он решил в случае чего изо всех сил цепляться за все колючки, растущие на склоне, поскольку ободранные руки вылечить легче, чем сломанный позвоночник. В глубине души он сознавал всю глупость и беспомощность такого рецепта, но просто положиться на судьбу не желал. Однако спуск против ожиданий прошел легко: рукам в перчатках было удобно держаться за многочисленные узлы на веревке, а сама веревка держалась вверху вполне надежно. Тавернье удалось ни о чем не думать, что крайне важно в подобных ситуациях, а также не смотреть вниз. Стукаясь боками об отвесный склон, он перебирал руками узлы, пока у него не заныли мышцы. Только тогда он глянул вниз и, обнаружив, что висит в полуметре над прибрежной галькой, отпустил веревку. Камни, на которые он спрыгнул, щелкнули совсем негромко, однако Корсаков на утесе ухитрился расслышать этот слабый звук.
       -- Идиот, щелкопер несчастный, -- злобно про . шипел он и, обращаясь к Шарлю, скомандовал: -- Теперь вы, марш!
       -- Тупой солдафон, -- буркнул Шарль себе под нос, но достаточно внятно, ухватился за веревку и сполз с кромки откоса. Корсаков в задумчивости по-тер переносицу. С высоты были хорошо видны огни судов: некоторые из них неподвижно висели в темной бесконечности, некоторые двигались, и по скорости их движения Корсаков определил, что некоторые из огней обозначают сторожевые катера.
       -- Н-да, что-то оживленно сегодня на море... -- пробормотал он и обратился к своим солдатам: -- Группа прикрытия -- марш вниз! Я спускаюсь последним. Когда спущусь, поднимайте веревку, собирайте снаряжение и уходите.
       -- А как же вы, команданте? -- спросил кто-то.
       -- Я отправлюсь с ними на корабль. Так мне будет спокойнее. Слишком много патрулей сегодня в море.
       Когда Корсаков проворно, как белка, слетел по веревке вниз, затратив на это впятеро меньше времени, чем Тавернье, в темноте моря уже замаячило серое пятно -- большая резиновая шлюпка. Когда шлюпка приблизилась, то оказалось, что в ней сидят двое гребцов, каждый из которых орудует одним веслом по своему борту. Суденышко остановилось, и один из гребцов бесшумно скользнул через борт в воду. Оказавшись по пояс в воде, он побрел к берегу. Из-за валунов его окликнули, и он произнес пароль. Поднявшись из укрытия, Корсаков вошел в воду, с трудом сохраняя равновесие на скользких камнях, подошел к посыльному, обменялся с ним несколькими словами и, повернувшись к берегу, жестом приказал своему отряду садиться в шлюпку. Тавернье с трудом перевалился через округлый уворачивающийся борт и плюхнулся в воду, натекшую на дно шлюпки с одежды уже погрузившихся партизан. Негромко зафыркал мотор, запущенный на малых оборотах, и суденышко устремилось в непроглядную темноту.
       -- А где же корабль? -- недоуменно спросил Тавернье.
       -- Стоит с погашенными огнями, поэтому его и не видно, -- пояснил один из приплывших на лодке и обратился затем к Корсакову: -- Катера разошлись
       в разные стороны, думаю, мы должны проскочить. А почему вы не остались на берегу? Вроде бы вы не должны были плыть.
       -- Много патрулей, -- ответил Корсаков. -- Надеюсь, что смогу вам помочь, если вас остановят.
       -- Напрасно, команданте, нам ведь не впервой...
       -- Не впервой возить эфир, кокаин и оружие, -- возразил Корсаков. -- Сегодня у вас более важный груз. Вот за этих двоих отвечаете мне головой.
       Собеседник Корсакова повернул голову, всмотрелся в Тавернье и Шарля, кивнул и лаконично произнес:
       -- Понятно.
       Прямо по курсу над слабо отсвечивавшей водой стал вырисовываться черный силуэт рыбацкого баркаса. Вода негромко плескалась у его бортов. Мотор смолк, и шлюпка, описав по инерции плавную кривую, мягко прикоснулась к борту судна. Подплывших окликнули сверху и, услышав в ответ пароль, сбросили веревочную лестницу. Журналисты, за ними -- группа прикрытия и последним -- Корсаков поднялись на борт. В лодке остались два матроса, прилаживая к специальным петлям скинутые сверху тросы для подъема лодки на баркас. Появление на судне Корсакова было встречено капитаном с изумлением: он долго рассматривал во мраке лицо пассажира, дабы убедиться в том, что зрение его не обманывает, и наконец спросил:
       -- Команданте? Что вы здесь делаете?
       -- Сегодня у вас особо важный груз, -- ответил Корсаков. -- Видите этих двух парней с чемоданами? Мне необходимо, чтобы они добрались до места в целости и сохранности. Ну и, кроме того, в рюкзаках у моих людей центнер готового порошка. Так что мне будет спокойнее сплавать туда и обратно вместе с вами. Надеюсь, вы не против?
       -- Разумеется, нет, -- пожал плечами капитан. -- Но, думаю, все пройдет спокойно. Катера разошлись, и мы должны проскочить.
       -- Ну что ж, не будем терять времени, -- заключил Корсаков. Капитан кивнул, повернулся и, прежде чем скрыться в рубке, нагнулся над открытым люком в машинное отделение.
       -- Полный вперед! -- скомандовал он. Мотор зафыркал, затем взревел, и баркас, набирая скорость, понесся в непроглядную тьму. Корсаков присел у борта на осевшей корме, окутанной смутно белевшими в темноте пенными струями. "Черт возьми, -- думал он, -- как много шума от такой скорлупки!" Морщась, он прикидывал, на какое расстояние может разноситься над водой шум двигателя. В то же время он понимал, что высокую скорость, усиливавшую шум, приходилось держать, дабы побыстрее миновать зону пограничного контроля. Баркас несся все дальше, и беспокойство Корсакова постепенно улеглось: по мере удаления от берега у них оставалось все меньше шансов быть задержанными. Огоньки, возникавшие на горизонте, не приближались, а, напротив, вскоре пропадали. "Похоже, проскочили", -- подумал Корсаков и зевнул. Однако сонливость с него как рукой сняло, когда он заметил огоньки, приближавшиеся со стороны берега. Корсаков сразу почувствовал, что они обозначают силуэт сторожевого катера, да и вряд ли какое-нибудь другое судно могло так быстро догонять идущий полным ходом баркас. Корсаков выругался и вскочил на ноги. Он не первый раз бывал на этом баркасе и знал о тайниках, имевшихся на его борту, однако не сомневался в том, что все тайники обнаружатся при серьезном досмотре, а вместе с ними -- оружие и кокаин. Впрочем, чтобы хорошенько влипнуть, хватило бы присутствия на судне парочки иностранцев без документов, но с киносъемочными принадлежностями.
       Сторожевик приближался, гул мощного двигателя нарастал. Внезапно луч прожектора упал на палубу баркаса, и повелительный голос раскатисто произнес в громкоговоритель:
       -- Эй, на баркасе! Приказываю остановиться! В случае неподчинения открываю огонь! Всем оставаться на местах!
       Корсаков успел войти в рубку, где к нему нервно обратился капитан:
       -- Ну и что прикажете теперь делать? На судне полно лишнего народу, да и тайники найти ничего не стоит. Я чувствую -- они настроены серьезно.
       -- И часто у вас случаются такие встречи? -- поинтересовался Корсаков.
       -- Нет, конечно. Иначе не было бы смысла этим заниматься. Когда они случаются, приходится откупаться, но я нутром чую: сегодня такой номер не пройдет. Здесь вообще не должно было оказаться патруля, я же все рассчитал!
       Корсаков сразу подумал о том посте у шоссе, который удалось миновать благодаря подкупу. Если встреча в море -- не простая случайность, то сообщить береговой охране о рейсе баркаса не мог никто, кроме гарнизона поста. Корсаков дал себе слово рассчитаться за такое вероломство, хотя шансов удачно выйти из переделки у повстанцев имелось явно немного. Сторожевик подошел уже вплотную, ослепляя команду баркаса направленным в упор светом мощного прожектора. Прикрывая глаза рукой, Корсаков окинул взглядом палубу патрульного судна. Скорострельная пушка на носу, тяжелый пулемет на корме. И у пулемета, и у пушки -- по два человека. У ближнего борта, возвышавшегося примерно на метр над бортом баркаса, скопилась группа досмотра в спасательных жилетах, с автоматами "узи" на изготовку. -- Ведите себя спокойно, делайте все, что они потребуют, -- бросил Корсаков капитану и нырнул в люк, выводивший в каюты экипажа и в трюм. Краем глаза он успел заметить, что офицер, возглавлявший досмотровую группу, уже перепрыгнул на палубу баркаса. Сверху слышались отрывистые команды -- это десант сгонял в одно место всех, кто находился на палубе. Всего на баркас высадилось, как успел подсчитать Корсаков, шесть человек. По меньшей мере двое должны были караулить арестованных на палубе. "Остается четверо, -- подумал Корсаков. -- Уже легче". Над лесенкой и в коридорчике между каютами зажглись тусклые лампочки -- видимо, так приказал офицер. Из каюты высунулась взлохмаченная голова Шарля и спросила:
       -- Я так понимаю, что выспаться нам не удастся?
       -- Не выходите из каюты, -- ответил Корсаков. -- Делайте вид, будто спите.
       По лесенке вниз забухали солдатские ботинки -- обыск перемещался в каюты и трюм. Корсаков спрятался в темную нишу за лесенкой и слышал оттуда, как солдаты вышибают двери и поднимают обитателей кают. Как он и рассчитывал, офицер приказал одному из своих людей отвести арестованных на палубу, а сам с двумя оставшимися солдатами полез сквозь лаз в переборке в трюм, где размещались емкости для улова и откуда несло тяжелым рыбным духом. Там же в стенках трюма были вмонтированы тайники. "Что ж, их ждет приятный сюрприз. Надеюсь, он их отвлечет", -- подумал Корсаков, нащупывая в углу за своей спиной древко остроги. Из коридорчика вышли и стали подниматься вверх по лесенке матрос, отдыхавший в каюте, за ним -- Шарль и Тавернье. Замыкал процессию вооруженный солдат. Когда он начал подниматься по лесенке, Корсаков, улучив момент, между ступенек нанес ему удар острогой в грудь. Гарпун насквозь пробил грудную клетку, и солдат, выронив автомат, бессильно обмяк, наколотый на острогу. Табернье оглянулся, услышав лязг выпавшего оружия, и оцепенел от неожиданности. Корсаков, изо всех сил удерживая древко с насаженным на него отяжелевшим телом, с трудом сумел плавно опустить его к низу лестницы.
       -- Стоять! -- прошипел Корсаков.
       Он выдернул из трупа острогу, поставил ее в нишу, затем туда же затолкал тело и взлетел на лестницу, где его в нерешительности ожидали трое пленников.
       -- Поднимайтесь с поднятыми руками, -- продолжал Корсаков. -- Если в рубке окажется солдат -- нападите на него, если нет -- выходите на палубу. Когда начнется стрельба -- сразу ложитесь. И быстро, у нас всего несколько секунд. Ну, вперед, не трусьте!
       Они поднялись по лесенке и через люк оказались в рубке. Там никого не было. На залитой мертвенным прожекторным светом палубе маячили две фигуры солдат, державших под прицелом автоматов толпу матросов и пассажиров баркаса, сидевших на корточках на палубе. Корсаков закрыл створки люка и продел в петли ручку швабры, подвернувшейся ему под руку. Теперь он на некоторое время мог забыть о троице внизу. Один из стоявших на палубе солдат обернулся и с улыбкой посмотрел на новых пленников, выходящих из рубки с поднятыми руками.
       -- Ложись! -- рявкнул Корсаков и из-за угла рубки выпустил две коротких очереди.
       Услышав грохот выстрелов, солдаты на носу сторожевика метнулись к орудию, но Корсаков новой длинной очередью успел свалить обоих. Партизаны подскочили к караульным, распластавшимся на палубе, подхватили их оружие и залегли у бортов. Следующей очередью Корсаков разнес прожектор, но во тьме, обрушившейся на суда, заплескалось
       пламя на корме сторожевика и раздался глуховатый грохот -- это заработал крупнокалиберный пулемет. Очередь барабанной дробью пробежала по борту баркаса, оставляя рваные пробоины в металле; следующая очередь, зацепив рубку и заставив со звоном осыпаться ее стекла, полоснула по борту уже над палубой, расщепив обводивший его деревянный брус. Обладавшие огромной энергией пули, легко прошив тонкий металл и источенное временем дерево, швырнули на палубу несколько человек. Послышались стоны. Корсаков выругался -- он знал по опыту, какие ужасные раны наносит пуля такого калибра, и понимал, что все те, кто только что был ранен, почти наверняка обречены. Пулеметчик, видимо, пользовался инфракрасным прицелом и плотно прижал всех находившихся на палубе к дощатому настилу, уже ставшему скользким от крови. Корсаков обогнул рубку с другой стороны, стараясь подобраться поближе к пулеметному расчету. Он осторожно выглянул из-за угла надстройки. Пулеметчики, загораживаясь щитом от огня партизан, огрызавшихся короткими очередями, неумолимо поливали пулями носовую часть баркаса. К счастью, им мешала небольшая качка, но все же хватило бы еще нескольких минут такого кинжального огня, чтобы уничтожить на баркасе все живое, да и само суденышко пустить ко дну. Положение пассажиров баркаса стало и вовсе отчаянным, когда по ним начали стрелять еще и из рубки сторожевика: рубка, находившаяся значительно выше палубы баркаса, позволяла вести огонь сверху вниз. Глаза Корсакова понемногу привыкли к темноте, слегка рассеиваемой сигнальными фонарями судов и вспышками пулеметных очередей. Уловив момент, когда пулемет вместе со щитом повернулся на вертлюге и открылись две смутные фигуры, пригнувшиеся к гашетке, Корсаков нажал на спуск. Знакомое ликование охватило его: он знал, что не промахнется. Струя свинца из "узи" впилась в темную массу человеческих тел и отбросила стрелков от пулемета. Донесся отрывистый ввпль, глухой стук падения трупов на палубу -- в том, что стрелки убиты наповал, Корсаков не сомневался. Пулемет смолк. Корсаков пробежал обратно вокруг рубки и наткнулся на Тавернье, Шарля и нескольких матросов и солдат, укрывавшихся за надстройкой от огня. Его встретили радостными возгласами.
       -- Ну, что там? -- отрывисто спросил Корсаков.
       -- Кроме тех, что здесь, почти все убиты, -- сообщил Тавернье. -- Хорошо, что мы успели сразу спрятаться за рубку, -- там, на носу, был сущий ад, особенно когда стали стрелять еще и снизу сквозь доски. Теперь там только трупы и кровь, как на бойне.
       -- Ну и плавание, -- процедил Корсаков сквозь зубы. -- Все через пень колоду.
       Он посмотрел из-за угла надстройки на сторожевик, но там было все спокойно, зато снизу, из-под палубы, донеслись приглушенные звуки выстрелов.
       -- Должно быть, они хотят прорваться в машинное отделение, -- сказал один из матросов. -- Думаю, у них ничего не выйдет: переборка и люк прочные, металлические.
       -- Не понимаю, почему катер не уходит? -- пробормотал Корсаков. -- Я бы на их месте отошел на приличное расстояние, поставил новые расчеты к пушке и к пулемету, а потом вернулся и просто разнес бы в щепки эту нашу посудину.
       -- Должно быть, они надеются выручить своих, -- заметил Шарль.
       -- Надеюсь, автоматы вы не побросали? -- осведомился Корсаков.
       -- Никак нет, команданте, взяли с собой. Правда, патроны уже кончаются.
       --. Ну и прекрасно. Сейчас я переберусь на катер, а вы меня прикроете.
       -- Да вы с ума сошли, -- встревожился Тавернье. .-- Это же чистое самоубийство! Вы не можете оставить нас без командира!
       -- Не можем же мы болтаться тут до рассвета, -- возразил Корсаков. -- Тем более не исключено, что они промажут.
       Корсаков выскочил из-за угла надстройки и, пригибаясь, бросился к мостику, перекинутому со сторожевика на баркас. Двое автоматчиков вслед за ним высунулись из-за угла и открыли огонь по рубке сторожевика. Прежде чем Корсакова успели обстрелять, он уже перелетел на сторожевик и оказался в мертвом пространстве под рубкой. Затем, продолжая оставаться в мертвом пространстве, подобрался по палубе к пулемету, отпихнул ногой труп пулеметчика и, развернув ствол на 180 градусов, нажал на гашетку. Выпущенный в упор поток пуль ударил по надстройке, от которой полетели искры и обломки. Когда лента кончилась, Корсаков достал другую из стоявшего тут же ящика и вновь принялся стрелять. Сверху повалилась срезанная пулями мачта с антенной, затем в воздух взвилась крыша рубки и с грохотом рухнула на палубу. Корсаков на секунду перестал стрелять и заорал:
       -- Оставьте одного прикрывать люк, остальные -- ко мне!
       Пригибаясь, его люди начали перебегать на катер. Двое из них тут же вооружились автоматами убитых пулеметчиков. Двух других Корсаков приставил к пулемету, а сам осторожно приблизился к надстройке над спуском в машинное отделение и прокричал вниз:
       -- Эй вы там! Вылезайте и сдавайтесь, иначе мы подожжем катер!
       -- А нас не расстреляют? -- донесся голос снизу.
       -- Ты еще будешь торговаться! -- рассвирепел Корсаков. -- Если не вылезете, то вам уж точно конец!
       -- Не стреляйте, мы поднимаемся! -- после некоторого раздумья сообщил голос.
       Вылезших наверх мотористов уложили ничком на палубу, а двое матросов с баркаса спустились в машинное отделение.
       -- Осторожно, -- крикнул им вслед Корсаков, -- сразу же задрайте люк в переборке! Внизу еще есть их люди!
       Корсаков внезапно увидел перед собой Тавернье и Шарля.
       -- А вы что здесь делаете? -- зарычал он. -- Какого черта путаетесь под ногами? Вся эта мясорубка -- из-за вас, так не хватало еще, чтобы вас пристрелили. Спрячьтесь куда-нибудь ненадежнее, и чтобы до конца заварухи я вас не видел!
       Повернувшись к пулеметчику, Корсаков сделал ему знак рукой, и тот выпустил очередную длинную очередь по изрешеченной надстройке. Под прикрытием огня Корсаков с двумя партизанами подбежал к надстройке, выпустил последние остававшиеся в магазине "узи" патроны во входной проем и сам ворвался внутрь. Под ногами у него захрустело битое стекло, зазвенели стреляные гильзы. На полу рубки распластался труп, а сам пол был скользким от крови. Отбросив бесполезный уже автомат, Корсаков вытащил из-за пояса "кольт" и осторожно взобрался по лесенке вверх на наблюдательный мостик. Эта верхняя часть рубки была почти полностью снесена шквальным огнем, и на ее полу тоже лежал мертвец. Обведя с возвышения взглядом горизонт, Корсаков не увидел ни огонька и спустился в рубку. Оттуда лесенка вела вниз, но упиралась в закрытый люк. Корсаков выстрелил в крышку люка и крикнул:
       -- Эй вы, внизу! Предлагаю сдаться, в противном случае зажгу судно вместе с вами! Если не будете валять дурака, возьмем вас с собой и высадим по другую сторону границы!
       Залязгал замок открывающегося люка, и снизу полезли остатки экипажа -- всего-навсего три человека. Корсаков со всеми предосторожностями осмотрел внутренность катера, но обнаружил только пару автоматов, ящик гранат и ящик сигнальных дымовых шашек. Последняя находка порадовала его больше всего. Он приказал своим людям перетащить ящики на баркас и закинул за спину оба автомата. Захваченный катер ему понравился: он был куда просторней рыбацкой скорлупки, да вдобавок имел такую неоценимую вещь, как пушка.
       -- Ну, что там внизу? -- спросил он, вернувшись на баркас, у партизана, караулившего люк.
       Тот пожал плечами:
       -- Сперва начали стрелять в люк, но когда я пальнул в ответ, притихли. Так что пока там тихо.
       Корсаков достал из ящика дымовую шашку и зажег ее, стволом автомата приподнял крышку люка и сбросил шашку вниз. Через полминуты изо всех щелей палубного настила повалил густой ядовито-зеленый дым. Еще через минуту голос снизу в промежутках между приступами надрывного кашля прокричал:
       -- Не стреляйте! Мы сдаемся!
       -- Раньше надо было сдаваться! -- мстительно произнес один из партизан и, тронув Корсакова за рукав, попросил: -- Команданте, разрешите мне их расстрелять!
       -- Ну вот еще! -- фыркнул Корсаков. -- Какой в этом смысл? Люди просто выполняли свой долг. Заберем их с собой, а потом обменяем на кого-нибудь из наших.
       -- Они бы нас не пощадили, команданте, -- возразил партизан.
       -- Хочу напомнить: на войне не принято расстреливать пленных, зато принято расстреливать за споры с командиром, -- сказал Корсаков. -- Итак, слушайте мой приказ: проверьте, может, кто-нибудь на носу еще жив, тогда перевяжите его и спустите вниз. Этих, -- показал Корсаков на пленных, понуро застывших около люка, -- перевести на сторожевик и запереть в каюте вместе с теми, кого взяли там, кроме мотористов. Охранять их будешь ты, -- приказал Корсаков кровожадному партизану. -- За их здоровье и жизнь ответишь головой. Ты и ты -- будете присматривать за их мотористами, потому что их судно мы заберем с собой. Наши мотористы пусть переходят обратно сюда. Ты пойдешь со мной на сторожевик -- там надо основательно прибраться в рубке. Мсье Шарль, -- перешел Корсаков на французский, -- наведайтесь-ка вниз, посмотрите, в порядке ли ваш груз, -- остальное меня меньше волнует.
       Шарлю, похоже, тоже не терпелось проверить сохранность материалов -- с такой готовностью он кивнул и бросился в люк. Через минуту снизу донесся его голос, полный облегчения:
       -- Все в порядке! Они вскрыли тайники, но ничего не тронули, кроме оружия. Правда, там все залито кровью -- она до сих пор капает сверху.
       -- Мсье Тавернье, -- любезно сказал Корсаков, -- простите, но мне некого больше попросить навести порядок в нижних помещениях. Придется вам заняться этим делом. Ведро вон там, если его ненароком не продырявили.
       Тавернье и в голову не пришло возразить Корсакову -- он зачерпнул ведром забортной воды и спустился вниз, где при свете тусклых лампочек увидел, что изрешеченные доски настила над его головой во множестве мест сочатся кровью, темно-багровая жидкость лениво плещется в проходе между емкостей для рыбы, стенки кают и корпуса судна сплошь в кровавых потеках, а на залитом кровью полу коридорчика кто-то, судя по следам, успел неоднократно поскользнуться. Шарль в носовой части открывал чемоданы с аппаратурой и пленкой, чтобы убедиться в сохранности отснятых материалов. Обернувшись на шум шагов и увидев Тавернье, он радостно провозгласил:
       -- Добро пожаловать в школу юнг, сударь! Веселенькая уборочка нам предстоит, ничего не скажешь. Одно утешает: эти молодцы, что сидели здесь в осаде, ничего не тронули, кроме пулеметов, -- из них они палили через доски в тех, кто находился на палубе.
       Сверху послышались тяжелые шаги, невнятные слова, и затем у борта раздался громкий всплеск. Вслед за этим со стороны моторного отсека донесся сбивчивый кашель мотора, который становился все громче, ровнее и увереннее, пока баркас не дрогнул и не тронулся с места. Судно набирало скорость, и вместе с тем с обоих бортов раздавались тяжелые всплески. Тавернье насчитал их девять. Баркас, все ускоряя ход, двигался по направлению к границе. Тавернье, вынув из ведра мокрую тряпку, с размаху хлопнул ею по окровавленной стенке и принялся смывать потеки крови.
       -- Да, работенки здесь хватит на все плавание, -- проворчал он. Взглянув на потолок, он приказал Шарлю: -- Ступай наверх, открой люк, куда сваливают рыбу. Будешь принимать от меня ведра с грязной водой и подавать мне с чистой. Кстати, постарайся найти швабру и сбрось ее мне.
       -- Черт возьми, -- воскликнул Шарль, -- у меня такое ощущение, будто я снова в армии!
       -- А мы и есть в армии, -- мрачно возразил Тавернье. -- Во всяком случае, командир у нас точно есть.
       -- Что ж, будем выполнять приказ, -- заключил Шарль и направился к лестнице.
      
       Глава 5
       ВОЗВРАЩЕНИЕ ВОЛКА
       Генерал раздвинул тяжелые шторы, создававшие в кабинете уютный полумрак, и посмотрел в окно на Лубянскую площадь. Про себя генерал всегда называл площадь Дзержинского именно так, поскольку любил все исконно русское и был убежден в том, что наступит день, и официальный интернационализм державы сменится почитанием ее истинных духовных основ: русской истории, русских традиций, православной религии. Однако солдату приходится защищать свою родину такой, какова она есть, а не тот идеал родины, который живет лишь в его воображении. Это умозаключение позволяло генералу спокойно работать и в полной мере проявлять свои выдающиеся качества разведчика, главным из которых, как считал он сам, являлось терпение. И в том деле, которое он вновь обсуждал сейчас со своим заместителем, требовалось терпение -- спешкой можно было только все испортить.
       На площади вокруг памятника Дзержинскому хаотично кружился, блистая эмалью, многоцветный водоворот машин. С выцветшего и как бы слегка вибрирующего неба на город струился прозрачный поток зноя, сливаясь с поднимающимся от земли ма-.ревом выхлопных газов. В этом движении воздуха темная громада Госплана утратила резкость очертаний, а более отдаленные здания подрагивали и студенисто растекались. Глядя на раскаленную жарой Москву, генерал ощутил смутное удовлетворение: кондиционер создавал в кабинете приятную прохладу, в которой витали запахи кофе, американских сигарет, даже большинству работников Комитета недоступных, и французского одеколона, привозимого из Парижа специально для генерала. Достаточно было представить себе, как плавятся в своих раскаленных стальных коробках водители автомобилей, кружащихся по площади, и невольная ироническая улыбка трогала мужественный рот хозяина кабинета. Генерал не терпел суеты, считая, что истинно важные дела представляют собой плод долгих неторопливых размышлений. А о том деле, материалы по которому лежали у него на столе, немало размышляли и он сам, и люди из Аналитического отдела. На фотографиях, полученных со спутника, объект, строившийся на окраине небольшого иранского городка, из хаоса траншей, котлованов и недовыведенных стен превращался в четко продуманный производственный комплекс.
       -- Сергей Николаевич, -- обратился генерал к заместителю, удобно расположившемуся в глубоком кожаном кресле, -- что говорят аналитики о нашем объекте? Их доклад я, конечно, прочту, но мне интересно ваше впечатление от беседы с ними.
       Заместитель не торопился с ответом. Генерал ценил в нем неторопливость и вдумчивость, которые странно сочетались с суетливостью и искательностью. Отхлебнув кофе и поставив чашечку с блюдцем на столик, заместитель взял из пепельницы сигарету и произнес:
       -- Впечатление такое, что вопрос, был проработан серьезно. Сопоставив полученные снимки с изображениями других производственных объектов, хранившихся в памяти компьютера, пришли к выводу, что сфотографированные сооружения представляют собой фармацевтическую фабрику, -- точнее, комплекс по глубокой переработке лекарственного сырья. Если принять данное предположение за факт, то можно легко объяснить назначение всех строений, видных на снимках. Мы знаем, что такой вывод согласуется с сообщениями нашей резидентуры.
       -- Глубокая переработка, -- поднял палец генерал. -- Следовательно, конечный продукт предполагается производить на месте. Чувствуете новизну?
       -- А как же, -- кивнул Сергей Николаевич. -- Уже не надо везти полуфабрикаты в Европу, отпадает зависимость от европейских лабораторий. Полная свобода в выборе рынков сбыта. Но главное -- деньги, поскольку прибыль от конечного продукта в десятки раз выше, чем от поставок сырья или полуфабрикатов. Думаю, что уже сейчас ведется работа по созданию собственной сети сбыта на Западе.
       -- Все-таки может ли идти речь не о наркотиках? -- поинтересовался генерал.
       Его заместитель покачал головой:
       -- Нет. Все сходится одно к одному. Во-первых, из всех видов лекарственного сырья в регионе в товарных количествах производятся только опийный мак и индийская конопля. Ни о каких программах поддержки выращивания других культур речи нет -- я специально поручил резидентуре выяснить этот вопрос. Во-вторых, ни одна из крупных фармацевтических фирм Запада, как удалось выяснить, не намерена вкладывать деньги в Иране, а сами иранцы без сотрудничества с Западом поднять это дело не смогут. Наконец, обстановка секретности вокруг строительства, какие-то европейцы, отнюдь не похожие на инженеров и технологов, толки среди населения...
       -- И тем не менее все это не давало бы стопроцентной уверенности, если бы не брюссельский источник, -- напомнил генерал. -- Как его зовут?
       -- Вилли ван Эффен, -- ответил Сергей Николаевич. -- Бывший наемник, ныне владелец вербовочной конторы. Очень охотно пошел на контакт и затем на вербовку. Уверяет, что по-настоящему работает только на нас, так как мы, по его мнению, не допустим огласки нашего сотрудничества.
       -- Ну, это время покажет, -- заметил генерал. -- Так вот, именно в Последнем сообщении ван Эффе-на я вижу явственное подтверждение того, что на наших южных границах затевается некое серьезное предприятие, связанное с наркотиками. Вербовка для службы в Иране людей, имеющих опыт полевых операций, предпочтительно в горных районах, работавших инструкторами по вооружению, -- мне это о многом говорит.
       -- Да, и еще желательно знание фарси, -- дополнил заместитель. -- Жалованье очень высокое. Предусматривается ведение реальных боевых действий, оговариваются условия страховки...
       -- Что за боевые действия в нынешнем Иране, против кого? -- перебил генерал. -- Местные шайки, тоже промышляющие наркотиками, а следовательно, конкуренты, -- вот вероятный противник. Аналитики правильно отмечают еще следующий момент: географическое положение города таково, что он является удобной отправной точкой для транспортировки товара через Турцию, однако для переброски товара в СССР это место просто идеальное -- долина, в которой находится город, тянется прямо к нашей границе. Городов на пути в Турцию много, но выбирают почему-то именно тот, который оптимально расположен по отношению к советской границе. Я в подобные совпадения не верю и потому считаю, что готовится большой транзит наркотиков через нашу территорию, -- точнее, постоянный транзитный путь. При этом неизбежно, что значительная часть товара будет оседать на нашем внутреннем рынке. Ничто не развивается так быстро, как рынок дурмана.
       '-- Не знаю, сумеем ли мы этому помешать, -- озабоченно заметил Сергей Николаевич. -- Вы же знаете, какая обстановка в стране и тем более в Средней Азии.
       -- Знаю, разумеется, -- угол рта генерала дернулся в гримасе отвращения. -- Современный феодализм, только без тени рыцарства и чести. Все продажно снизу доверху. Чего ради мы держим на своей шее весь этот сброд, если он все равно не может и не хочет жить так, как требует цивилизация?
       -- Наши люди нащупали окно на границе, -- сказал Сергей Николаевич. -- Судя по всему, центральная фигура в этом деле -- начальник УВД Тахта-Ба-зарского района. Обстановка взята под контроль, однако производить аресты пока считаю преждевременным. Необходимо выяснить, какую роль играют пограничники, куда следует опий от границы и так далее.
       -- Согласен, -- кивнул генерал. -- Однако я уверен, что подобных окон на границе немало. Всю ее полосу пограничники прикрыть не в состоянии, а что касается местных властей, то тут с помощью денег решаются все вопросы. Да и помимо денег существуют еще эти нелепые родовые узы и, наконец, страх. Впрочем, я бы очень удивился, если бы узнал, что кого-то из местных начальников понадобилось запугивать и тем более убивать -- это отчасти возродило бы во мне веру в человечество. Я-то думаю, что они только и ждут, когда же им предложат продаться.
       Генерал набил трубку дорогим табаком. Слегка подрагивавшие пальцы выдавали его раздражение. Окутавшись облаком ароматного дыма, он встал и несколько раз прошелся взад-вперед по огромному ковру, застилавшему весь пол просторного кабинета. Заместитель молчал, справедливо полагая, что молчание успокаивает, а лучшее начальство -- это успокоившееся начальство. Генерал остановился в центре кабинета, прищурился и весьма узнаваемым жестом ткнул трубкой в сторону заместителя:
       -- В ваших рассуждениях, Сергей Николаевич, есть противоречие. Вы верно заметили, что создать современную фармацевтическую промышленность без помощи Запада иранцы сейчас не смогут. Но почему же вы думаете, что они смогут, тем более в такие сжатые сроки, как мы видим, построить и запуе тить современную суперлабораторию по производству наркотиков? Значит, следует предположить наличие сотрудничества иранских спецслужб с криминальными структурами Запада. Это первое. Второе: вы сказали, что предстоит перестройка системы сбыта наркотиков в Европе. Ваше предложение было бы верным, если бы иранцы всерьез рассчитывали монополизировать весь европейский наркобизнес. Но вряд ли они настолько наивны, чтобы надеяться на успех в таком деле. Западный рынок наркотиков давно поделен, и любая попытка передела вызывает бешеное сопротивление. Против чужака объединятся все старые преступные кланы. А общественность? К своим преступникам люди привыкли, но разве они потерпят вдобавок еще каких-то чернобородых мусульман? Мой вывод таков: интересующий нас объект создается в тесном сотрудничестве с западными преступными сообществами на основе их технологической и, возможно, финансовой помощи. Мы должны выяснить, что за структуры участвуют в этом проекте, который явно нацелен на нашу страну, и попытаться показать им, что они затеяли опасное и невыгодное дело. Я понимаю, что проникновение в интересующие нас организации, да еще в столь сжатые сроки, чрезвычайно затруднительно, но все же что-то непременно следует предпринять.
       -- Думаю, стоит обратить внимание на сообщение ван Эффена о вербовке специалистов определенного рода. По-моему, шансы на успех кроются в первую очередь именно здесь, -- заметил Сергей Николаевич.
       -- Совершенно верно, -- кивнул генерал. -- Активизируйте получение информации от этого ван Эф-фена, пусть сообщает, как идет вербовка, кого взяли на работу, данные на всех этих молодцов и их родственников, возможности воздействия -- дети, больные родители, жадные жены, любовницы, сексуальные отклонения... Подумайте, может быть, пора предложить им и непосредственно кого-нибудь из наших людей.
       Сергей Николаевич с сомнением покачал головой.
       -- Слой наемников-специалистов очень тонок, -- сказал он. -- Ведь заказ поступил именно на специалистов, а не просто на пушечное мясо -- его на Востоке всегда хватало. Да и в Европе сколько угодно бездельников, искателей приключений, любителей пострелять, а вот что касается настоящих профессионалов -- те наперечет. Иранцы могут проверить завербованных ван Эффеном по своим каналам.
       -- Думаю, вы ошибаетесь, -- генерал, уже вернувшийся в кресло, вновь сделал характерный жест трубкой, над которым его заместитель втайне потешался. -- Во-первых, заказ поступил не от иранцев, а от их западных партнеров. Иранцам хватило бы своих кадров, причем с неплохим боевым опытом, приобретенным на войне с Ираком. Собственная вооруженная сила в чужой стране необходима именно тем, кто сотрудничает с этой страной, но не вполне доверяет своему партнеру. Однако дело не в этом, а в том, что проверять ван Эффена -- занятие бессмысленное, так как он все равно лучше знает рынок наемников, чем те, кто будет его проверять.
       Генерал с минуту помолчал, попыхивая трубкой.
       -- С другой стороны, риск, конечно, есть, -- задумчиво произнес он. -- Однако опасность разоблачения исходит не столько от заказчика, сколько от других завербованных. Их, то есть наемников-специалистов, действительно очень немного, они должны знать друг друга или хотя бы друг о друге слышать. Понятно, что никому не знакомый человек, неожиданно появившийся в их обществе, привлечет к себе внимание и желание выяснить, откуда он взялся, где работал и так далее. Разработать ему легенду на все случаи жизни мы не сможем: наемники в одиночку работают редко, всегда найдется человек, у которого можно навести справки, проверить достоверность рассказа... Хорошо, мы еще обдумаем этот момент.
       -- Я шутки ради приобщил к докладу несколько вырезок из газет, -- кивнул Сергей Николаевич на папку, лежавшую на столе перед генералом. -- В Иране вовсю продолжаются казни торговцев наркотиками.
       -- Я видел, -- усмехнулся генерал. -- Очень мудрое мероприятие. Во-первых, иранские спецслужбы, ставя наркобизнес под свой контроль, устраняют конкурентов, а во-вторых, режим создаёт себе имидж бескомпромиссного борца с зельем. -Западные газетчики, разумеется, не могут не дать такой экзотический материал, так что муллы ведут пропаганду бесплатно.
       -- Н-да, иногда кажется, будто журналисты сами не ведают, что творят, -- заметил со вздохом Сергей Николаевич. По его интонации чувствовалось, как утомила его свободная пресса в собственной стране.
       Генерал именно так его и понял, доверительно сообщив:
       -- Знаете ли, мне одно время приходилось частенько иметь дело с журналистами, и должен вам прямо сказать: такого количества откровенно глупых людей я не встречал ни в какой другой сфере человеческой деятельности. Создается ощущение, будто в редакциях или на факультетах журналистики в университетах существуют тесты на недостаток интеллекта. В сочетании с невероятным апломбом
       данное свойство совершенно невыносимо. К счастью, вся эта публика трусовата, поэтому работать с ней было легко.
       Сергей Николаевич понимающе засмеялся. Генерал продолжал:
       -- А чему, собственно, удивляться? Талантливые люди идут в поэты и писатели, куда податься бездарности с большими амбициями? Ясное дело, в журналисты. Поэтому я не согласен с теми, кто говорит о повальной продажности журналистов, о том, что они будто бы сплошь агенты ЦРУ... Такие люди просто не знают журналистов. Когда те упорно работают во вред собственному государству, они делают это порой за деньги, но гораздо чаще просто по глупости, которая является их профессиональным качеством. Если, к примеру, понадобится организовать утечку информации в нашу демократическую прессу о том деле, над которым мы сейчас размышляем, то реакция мне известна заранее: нас обвинят во вмешательстве во внутренние дела сопредельного государства и чуть ли не в разжигании войны. На то, что года через полтора в страну валом повалят наркотики, всем наплевать: уж коли коварные спецслужбы что-то делают, долг всякого свободомыслящего человека, а тем более журналиста -- совать им палки в колеса. Наверняка найдутся даже такие молодцы, которые заявят, что, дескать, употреблять наркотики или нет -- личное дело каждого, и нечего жестоким чекистам ущемлять права человека.
       Сергей Николаевич закурил новую сигарету и, пыхнув дымком, произнес:
       -- У нас привыкли верить всякому печатному слову -- я уже не говорю о телевидении. Туповат народ, что поделаешь.
       -- Народ наш не более туп, чем другие, -- нахмурился генерал, не выносивший огульных нападок на русский народ. -- Просто если отрезать людей от
       верной информации и снабжать одной неверной, то эта последняя и станет восприниматься как верная, причем даже самыми умными людьми. Я не ретроград и понимаю, что именно это и происходило в годы культа личности или застоя. Однако тогда искажение информации происходило во имя укрепления государства и общества. Пусть сам замысел, сама конструкция общества оказались неправильными, но все же средства массовой информации работали на созидание, а не на разрушение. А теперь любой сопляк, вчерашний студентик, не может спокойно спать, если не оплюет какой-нибудь государственный институт. Оплевывать собственную историю, народ, к которому сам принадлежишь, -- такого мазохизма мне понять не дано. Ну а если ты не русский, не россиянин по духу, если ты отделяешь себя от народа, живущего в этой стране, так зачем ты живешь здесь, где тебе все не нравится? Эмиграцию ведь разрешили -- пожалуйста, катись на все четыре стороны.
       -- Вот именно, -- поддакнул Сергей Николаевич. -- Пусть в Израиле учит, как надо правильно жить.
       -- А я не только евреев имею в виду, -- с некоторым неудовольствием возразил генерал, не понимавший антисемитизма. -- Среди евреев множество патриотов своей страны, а среди русских сколько угодно таких, которым наплевать на Россию. Меня вот что огорчает: каждое следующее поколение должно бы в целом быть умнее предыдущего, а у нас все не так. Молодежь совершенно не хочет думать. Взять хотя бы тех же журналистов: старшее поколение билось над какими-то проблемами, переживало за судьбу Отечества, стремилось к общественному благу в меру своего разумения... А что слышишь от нынешних? "Газеты -- или телевидение, все равно -- должны развлекать, остальное не важно". Его спрашиваешь: "Ты хоть понимаешь, дурак, что каждое слово, а тем более сказанное на всю страну, когда-нибудь отзовется?" А он не понимает! Смотрит на тебя как баран на новые ворота.
       Генерал раздраженно выбил трубку в пепельницу и взглянул на свои часы -- великолепный "Ро-лекс". И пепельница, и "Ролекс" были подарками от дружественных спецслужб. Часы, о получении которых генерал благоразумно упомянул в рапорте, ему в виде поощрения разрешили оставить в личное пользование.
       -- Заговорились мы с тобой, Сергей Николаич, -- откинувшись на спинку кресла, благодушно произнес генерал. Заместитель давно знал, что переходы с "вы" на "ты" и обратно служили вернейшим барометром генеральского настроения, и сразу приободрился: начальник, похоже, простил ему пару мелких бестактностей и посчитал состоявшийся разговор полезным. Однако в следующую секунду заместитель вздрогнул от генеральской реплики: --Я бы с тобой и еще покалякал, но у тебя ведь, кажется, дела? Давай дуй на свою встречу...
       Покинув кабинет начальника и шагая по коридорам, Сергей Николаевич размышлял: "Вот ведь хитрый старик, все знает, все держит под контролем, все замыкает на себе! Старорежимный стиль... Хотя я, пожалуй, поступал бы так же. Почему бы и нет, если голова нормально работает? А в своем хозяйстве хороший хозяин должен знать каждый гвоздик. Старик ведь из крестьян, вот и относится к службе как к своему личному подворью. Подворья-то, положим, у него никогда не было, но инстинкты остались..."
       Мысль Сергея Николаевича сделала скачок и заработала в другом направлении. "А соображает шеф все-таки здорово и излагает связно. В этом деле с фабрикой наркотиков он сразу сориентировался. Профессионал, что там говорить! Если бы не перестройка, долго бы мне еще ждать повышения, ну а сейчас его, конечно, уберут по политическим мотивам. Он же запятнанный, служил при всех режимах, и руки у него, конечно, в крови. С одной стороны, жаль его, он ведь не сможет без работы, а с другой -- своя рубашка ближе к телу. Ну а пока надо его слушаться -- старик плохого не посоветует. Задал он мне, однако, задачку с этой вербовкой наемников для Ирана! Кого туда впихнешь? С другой стороны, он прав -- другого шанса у нас, похоже, нет. Ладно, будем что-то решать... Надо посоветоваться с этим ван Эффеном, пусть брюссельская резидентура свяжется с ним поскорей".
       И Сергей Николаевич, размышляя таким образом, вприпрыжку спустился к подъезду, возле которого его уже ожидала "Волга" с обычными частными номерами.
       В это же самое время, только в еще большую жару, за много тысяч миль от Москвы -- в Нью-Йорке, такси остановилось около небольшого отеля поблизости от Ист-Ривер. Пассажир расплатился с таксистом, вызвав почтительную благодарность с его стороны, и вышел из машины. В руках он держал почему-то трехлетней давности газету, развернутую на статье с жирным заголовком: "Тукуман: партизаны переходят в наступление". Газета вовсе не служила условным знаком для встречи, так как ее владелец тут же выкинул ее в стоявшую неподалеку урну. Приехавший был одет в прекрасно сшитый, свободного покроя темно-зеленый костюм -- пожалуй, слишком темный для такой жары. Глада любителя старых газет скрывали темные зеркальные очки, жесткие очертания скул и подбородка скрадывала темная с проседью густая борода. Энергичным движением откинув со лба такие же темные с проседью волосы, человек в зеленом костюме зашагал ко входу в отель. Пружинистая и в то же время слегка развинченная походка выдавала в нем спортсмена, весельчака, хозяина жизни -- именно такое впечатление он произвел на портье, скучавшего за стойкой в пустынном холле. Поздоровавшись, незнакомец без предисловий заявил:
       -- Хотелось бы переговорить с менеджером вашего заведения.
       -- По какому поводу, сэр? -- осведомился портье, маслянистый брюнет.
       -- По поводу неотложных проблем гостиничного бизнеса, -- последовал ответ, внушительность которого подкреплялась парой купюр. -- Я очень спешу, -- объяснил незнакомец свою щедрость. Портье вызвал по интеркому коридорного, дабы тот посидел вместо него за стойкой, и когда тот появился, жестом пригласил приезжего следовать за ним в кабинет менеджера гостиницы. Войдя в кабинет (чтобы сделать это, пришлось также по интеркому получить разрешение), портье неразборчиво пробормотал: "К вам, сэр... По поводу бизнеса, сэр...", -- после чего исчез.
       -- Проблемы с сервисом у нас решены, мистер, -- произнес менеджер, с легкой враждебностью исподлобья взглянув на посетителя и тут же снова опустив взгляд на бумаги.
       -- Неужели и к прачечной нет претензий? -- с фальшивым изумлением воскликнул посетитель.
       Хозяин кабинета вновь вскинул на него взгляд, на сей раз уже откровенно враждебный, и задержал его подольше.
       -- Не хотелось бы отвлекать вас надолго, -- продолжал незнакомец, не позволив менеджеру сказать грубость и говоря для этого с преувеличенным оживлением, переходящим в откровенную угодливость. -- Все дело в том, что мне позарез необходимо встретиться с вашим боссом мистером Берганцоли. Встреча должна состояться в течение ближайших двух дней, потому что я вскоре должен уехать-в Европу. Однако меня долго не было в Нью-Йорке, и адрес офиса мистера Берганцоли я позабыл. Надеюсь, что вы мне его напомните.
       -- Я не знаю никакого мистера Берганцоли, -- огрызнулся менеджер. -- Похоже, вам дали неправильную информацию.
       -- Мне всегда дают правильную информацию, -- любезно возразил гость. -- У вас со мной не должно .быть никаких проблем: мне просто нужно поговорить с мистером Берганцоли. Скажите, где мне его найти, и забудем о том, что мы видели друг друга.
       -- Думаю, мистер, что вам лучше уйти, -- процедил менеджер. Его рука потянулась к пульту интеркома, но в воздухе наперерез этому движению мелькнул какой-то предмет, и рука намертво припе-чаталась к бумагам, лежавшим на столе. Менеджер оторопело уставился на ладонь, лежавшую поверх его ладони, -- уродливо расплющенную, со странными наростами и утолщениями. Незнакомец, в свою очередь, с интересом смотрел на него сверху -- на одутловатое маленькое лицо.с большими коричневыми глазами навыкате, в выражении которого противоречиво сочетались наглость, трусость и непреходящее уныние. Полминуты длилась немая сцена, после чего пришелец ласково произнес, обнажив в улыбке зубы, очень белые на смуглом лице:
       -- Я никому ничего не скажу. Ведь я же мог все узнать и от кого-нибудь другого, верно? Менеджер наконец осознал, что так настойчиво разыскивать самого мистера Берганцоли может только очень серьезный человек. Ласково улыбавшийся пришелец в непроницаемых зеркальных очках напоминал злобного робота из фантастических фильмов. В столкновении таких монстров, как семейство Скаличе и колумбийская мафия, никто не придаст значения исчезновению маленького беззащитного человечка -- менеджера второразрядного отеля. Маленький человек, внезапно всем своим существом прочувствовавший собственную ничтожность, непослушным языком назвал адрес. Колумбиец улыбнулся еще шире и отпустил его руку.
       -- Думаю, что у вас вряд ли в будущем возникнут проблемы с мистером Берганцоли, -- произнес он. Впрочем, возможно, он и не был колумбийцем -- менеджер подумал об этом, отметив про себя его типично бруклинский выговор. В пользу колумбийской версии свидетельствовали дерзость, смуглая кожа, вид беззаботного франта и неосведомленность о таких элементарных вещах, как местонахождение офиса мистера Берганцоли. Пока эти и многие подобные мысли вихрем проносились в голове перепуганного менеджера, пришелец, не поворачиваясь спиной к хозяину кабинета, попятился до двери. Выходя, он одними губами выдохнул ответ на вопрос, в наибольшей степени мучивший его невольного информатора: -- Я ни-ко-му не скажу.
       Менеджер в ответ только вздохнул и тупо уставился на затворившуюся дверь. "Плохо быть маленьким человеком", -- подумалось ему.
       Тем временем его странный посетитель ехал на такси по полученному адресу. Раскинувшись на мягком сиденье, он не думал ни о чем, полностью расслабившись, как отдыхающее животное. Машина остановилась в паре кварталов от здания, где находился офис, и человек в зеленом костюме неторопливо зашагал по улице, беззаботно озираясь по сторонам. Берганцоли обосновался в неказистом двухэтажном здании, словно раздвинувшем боками прилегающие дома. У входа возле нескольких припаркованных автомобилей слонялся молодец знойной наружности, бросавший на прохожих внимательные взгляды. Когда человек в зеленом костюме решительно направился к дверям, брюнет без суеты, но столь же решительно устремился ему наперерез, причем рука бдительного стража как бы случайно оказалась за бортом пиджака. Визитер предупредил возможные вопросы, осведомившись, нельзя ли переговорить с секретарем мистера Берганцоли.
       -- У вас назначена встреча? -- спросил привратник.
       -- К сожалению, нет, -- ответил гость и пояснил: -- Видите ли, я впервые в Нью-Йорке, никого здесь не знаю, но мой брат и я -- мы решили открыть в Нью-Йорке филиал нашего дела. Брат поговорил со знающими людьми, и нам посоветовали обратиться к мистеру Берганцоли, потому что в этом районе города, где больше всего наших земляков, он влиятельный человек. Кроме того, брату сказали, что мистер Берганцоли -- человек чести.
       Последняя фраза прозвучала чем-то вроде пароля, так как визитер произнес ее с особым нажимом и на сицилийском диалекте. Жесткое, костистое лицо охранника неуловимо изменилось: вместо отстраненной холодности на нем появилось такое выражение, словно он смотрел на нечто хорошо ему знакомое.
       -- Хорошо, к секретарю я вас провожу, но не уверен, что сам мистер Берганцоли сможет сегодня вас принять, -- сказал охранник. -- Идите за мной.
       Они прошли через просторный холл, выглядевший на редкость казенно и уныло, словно, в нем витала тоска всех тех многочисленных посетителей, которые некогда дожидались здесь беседы с могущественным человеком. И сейчас в креслах, разбросанных группами там и сям по неуютному пространству холла, томилось несколько человек, с завиствю посмотревших вслед счастливцу, уверенно шагавшему в святая святых. Тот вслед за охранником поднялся на второй этаж, распланированный довольно странно: длинный узкий коридор и всего две двери. Гость сразу догадался, что первая дверь ведет в секретариат и посетителей впускают именно в нее, а вторая представляет собой отдельный выход из кабинета самого мистера Берганцоли.
       Охранник толкнул дверь и пропустил искателя покровительства в комнату, служившую чем-то вроде зала ожидания, где почтенные посетители, в особенности земляки, дожидались вызова к хозяину офиса. В комнате сидели только два здоровенных охранника, видимо, из числа самых доверенных. Они привольно раскинулись в креслах напротив двери, и из-под их расстегнутых пиджаков виднелись кобуры пистолетов. Один из них, с перебитым носом и шрамом на щеке, встал и спросил:
       -- Как доложить?
       -- Скажите, что Дженко Ди Марцио, предприниматель из Чикаго, пришел искать покровительства, -- с чисто сицилийской напыщенностью на диалекте ответил гость.
       Охранник кивнул и вышел в соседнюю комнату, прикрыв за собой дверь. Там, судя по писку компьютера и женскому голосу, отвечавшему на телефонный звонок, находился собственно секретариат, за которым, очевидно, уже располагался кабинет мистера Берганцоли. Быстро прикинув это в уме, гость неожиданно сделал шаг назад и, не оборачиваясь, локтем резко ударил вошедшего вместе с ним привратника в солнечное сплетение. Глухо хрустнула грудная клетка, послышался сдавленный стон, и тяжелое тело шмякнулось на ковер. Охранник, сидевший в кресле, встать не успел: нож, неизвестно откуда оказавшийся в руке посетителя, мелькнул в воздухе и вонзился ему в глаз по самую рукоятку. Мощное тело обмякло в кресле, голова запрокинулась на спинку, и по лицу побежала струйка крови, огибая раскрывшийся рот. Посетитель развернулся, и его нога со страшной силой врезалась в висок привратника, задыхавшегося на ковре. Вновь раздался хруст, и тот, кто секунду назад корчился в позе эмбриона, теперь конвульсивно -вытянулся во весь рост и затих. Уловив судорогу противника, нападавший утратил к нему всякий интерес и повернулся к двери в секретариат. Сделал он это вовремя, потому что дверь открылась и появился охранник с перебитым носом, уходивший для доклада. Реакция охранника оказалась вполне профессиональной -- в долю , секунды он успел заметить в приемной два трупа и послать руку к кобуре за борт пиджака. Однако это было последним движением, которое он сделал в своей жизни: ладонь гостя метнулась вперед, сложенная в подобие лезвия, послышался хруст раздробившихся горловых хрящей, и громила, не сгибаясь, вывалился из дверного проема и ничком грохнулся на пол. Секретарша открыла было рот, чтобы закричать, однако вместо крика замерла в оцепенении с разинутым ртом: дуло пистолета, мгновенно выхваченного гостем из кобуры охранника, уставилось ей прямо между глаз.
       -- Тихо, -- улыбаясь, прошептал человек в зеркальных очках. -- Тихо, или умрешь.
       Мягкой походкой он подошел к секре'тарше, убрав на ходу пистолет во внутренний карман пиджака, нагнулся над ее столом и уверенным движением врача пальцами, сложенными в щипцы, с двух сторон надавил на нежную женскую шею. Для убийства воздействие было слишком кратковременным, но его хватило для того, чтобы секретарша обмякла и, приоткрыв рот, сползла со стула на пол, галантно поддерживаемая усыпителем. Уложив дамочку поудобнее на полу, гость выпрямился, оправил, одежду, убрал ладонью волосы со лба. В этот момент ин-терком захрипел с неподражаемо наглыми интонациями крупного бандита:
       -- Джуди, ну где там этот парень из Чикаго? Пусть заходит.
       -- Слушаюсь, сэр, -- хмыкнул посетитель себе под нос и открыл дверь в убежище мистера Берган-цоли.
       Один из самых влиятельных людей в Нью-Йорке с важным видом восседал за огромным письменным столом, заваленным бумагами, и, судя по ег.о сосредоточенному виду, напряженно размышлял о насущных проблемах сицилийского землячества. На самом же деле предмет его помыслов был весьма приятен и у любого человека, не владеющего собой столь блистательно, вызвал бы на лице блуждающую улыбку. Барон мафии вспоминал о мулаточке, виденной им на днях в машине Марко Галло, финансового директора семьи. Полнокровному мистеру Берганцоли бросились в глаза пухлые, резко очерченные губы девицы, и он мимоходом сделал комплимент вкусу Марко. Тот хихикнул в ответ:
       -- Девчонка -- просто блеск! Она обожает минет, это написано на ее мордашке, но я все же не думал, что до такой степени.
       Марко во всех деталях поведал компаньону, как искусна мулаточка в оральных ласках, поломался для виду после просьбы мистера Берганцоли поделиться счастьем и наконец, словно делая огромное одолжение, продиктовал телефон девицы.
       -- Звони ей завтра, старина, -- сказал на прощание Галло. -- Я скажу, чтобы она весь день была дома.
       Теперь мистер Берганцоли размышлял о том, позвонить ли мулаточке прямо сейчас и вызвать ее в офис или же договориться о встрече вечером. Хотелось устроить себе маленькое развлечение прямо на работе -- в этом было нечто особо возбуждающее, однако не стоило огорчать секретаршу, также постоянно оказывавшую шефу оральные услуги.
       Мистер Берганцоли ценил Джуди, и жизненный опыт подсказывал ему, что какими бы необязательными ни были отношения с женщиной, в определенных ситуациях она не может не приревновать. Что же касается вечера, то его хотелось провести в лоне семьи. В этом и состояла проблема, омрачившая чело влиятельного человека. Следовало признать, что она была мелковата по сравнению с вечностью, в которую мистеру Берганцоли предстояло вскоре перейти, однако не следовало его ни в чем упрекать, ведь так уж устроены люди: они не подозревают о приближении своего рокового часа.
       Уловив звук открывающейся двери, хозяин кабинета поднял суровый взор на посетителя. Ди Мар-цио произвел на мистера Берганцоли двойственное впечатление: понравилась угодливость, сквозившая в его улыбке, в скованных движениях, в поклоне, переходящем в постоянную сутулость, но не понравилось то, что визитер не снял очков. Темные очки, если их ношение не вызывается необходимостью, всегда порождают враждебность к владельцу, ибо говорят о его желании поставить себя выше окружающих, читая их мысли в их глазах, но не позволяя ничего прочесть в собственном взгляде. Посетитель, не переставая слащаво улыбаться, что-то забормотал о своем брате, о намечающемся открытии филиала в Нью-Йорке, но мистер Берганцоли, стремясь сократить визит, перебил его вопросом:
       -- Что за дело?
       -- Похоронная контора, старая жаба, -- ответил визитер. Мистер Берганцоли не обиделся:' он просто решил, что последние слова ему померещились.
       "Надо бы вызвать врача, сбить давление, а то уже в ушах звенит", -- подумал он, а вслух произнес:
       -- Не будем ходить вокруг да около, мистер Ди Марцио: покровительство стоит денег. Я могу уже сейчас начать оказывать вам услуги: подобрать помещение на выгодных условиях, позаботиться о том, чтобы вы не слишком страдали от конкуренции, но для этого мне необходимо знать, когда вы . начнёте платить и в какую сумму вы оцениваете нашу помощь. Случается ведь и так, что скупость не позволяет человеку успешно делать бизнес в нашем городе. Кстати, не могли бы вы снять очки?
       Улыбка посетителя сделалась еще лучезарнее.
       -- Это опасно, -- с мягким укором произнес он, словно разговаривая с капризным, но милым ребенком. Мистер Берганцоли какое-то время молчал, став в тупик: он не знал, как следует отвечать на такую странную реплику. Как бы желая вывести его из затруднения, гость пояснил: -- Дело в том, что некоторые люди могут видеть мое лицо только при том условии, если они сразу после этого умрут. Вы как раз из таких людей, мистер Берганцоли.
       "Сумасшедший", -- пронеслось в голове у хозяина кабинета. Визитер между тем продолжал:
       -- Впрочем, возможно, мы с вами поладим, и наша встреча не увенчается летальным исходом. Если вы откровенно ответите мне на пару вопросов, то останетесь жить.
       И гость добавил на сицилийском диалекте:
       -- Вы можете мне доверять, я ведь тоже человек чести.
       Нога мистера Берганцоли поползла к вделанной в пол кнопке звонка. Однако гость каким-то непонятным образом уловил это движение и предупредил:
       -- Не шевелитесь, или я вас убью. Собственно, как вы, наверное, понимаете, звонить вам уже некому, но все-таки лишний шум мне ни к чему. Должен сознаться, я был с вами не вполне искренен. Меня зовут вовсе не Дженко Ди Марцио. Готов представиться по всей форме: Корсаков, Виктор Корсаков.
       Гость снял очки, и его голубые глаза, удивительно яркие на смуглом лице, уставились на мистера Берганцоли с ледяной беспощадностью, совершенно не вязавшейся с любезным тоном.
       -- Но почему же... -- промямлил было мистер Берганцоли, но осекся.
       -- Почему я говорю на вашем тарабарском наречии? Скажите спасибо вашему шефу, мы вместе росли, а у меня с детства способности к языкам. А может, вы хотите спросить, почему я не похож на свою фотографию, которую вам, конечно, показывали? Это мне так перекроили физиономию ваши холуи из полиции, когда вы решили меня подставить. Правда, в результате все они умерли... Ну, хватит лясы точить, а то еще заявится не вовремя кто-нибудь.
       С этими словами посетитель обогнул стол, подхватил мистера Берганцоли под мышки, выдернул его из вращающегося кресла и одним движением переметнул на середину комнаты. Подножкой уложив толстяка на ковер, он сдернул с лежащего пиджак, закатал рукав его шелковой сорочки и, вынув из кармана тонкий резиновый шланг, перехватил им дряблый бицепс мистера Берганцоли.
       -- Несколько раз сожмите и разожмите пальцы, -- скомандовал Корсаков. Мистер Берганцоли покорно повиновался, и вены в его локтевой впадине призывно вздулись. Корсаков извлек из внутреннего кармана пиджака ампулу и шприц, ловко обломил кончик ампулы и с профессиональной ловкостью набрал в шприц прозрачной жидкости. Мистер Берганцоли испуганно застонал и попытался привстать, но тут же получил мощный пинок под ребра. -- Лежите неподвижно, -- посоветовал Корсаков. -- Я вам введу скополамин, здоровью он не вредит, а я буду уверен в вашей откровенности. Ну-ну, не бойтесь, боль от укола совсем ничтожная...
       Шприц впился в лиловое вздутие, темная кровь бросилась в его прозрачное брюшко, волокнисто смешалась с прозрачным снадобьем, но поршень выгнал ее обратно в вену. Корсаков выдернул шприц, убрал его в карман и пристально посмотрел в глаза мистера Берганцоли.
       -- Мне нужно узнать у вас две вещи. Первое: где мне найти Джо Скаличе. Я знаю, что он сейчас в Европе, но не знаю, где именно. Второе: какое дело заставило его поехать в Европу. Подумайте и отвечайте.
       Корсаков, не отводя взгляда от жирного человечка, лежавшего на ковре, подошел к двери и выглянул, дабы убедиться в том, что секретарша еще не пришла в себя. Затем он вновь подошел к мистеру Берганцоли и встал над ним, уперев руки в бока.
       -- Ну, лежи не лежи, а начинать надо, -- ободряющим тоном произнес он.
       То ли голос его прозвучал как-то особенно убедительно, то ли скополамин уже начал действовать, но только мистер Берганцоли вдруг ощутил неудержимый позыв к откровенности. Он начал говорить, и, когда наконец в изнеможении умолк, Корсаков задумчиво покачал головой.
       -- То, что вы нанимаете солдат, это любопытно. Это даже очень хорошо. Но если вдуматься -- до чего же вы, бандиты, вредоносный народец! Была одна страна, не знавшая больших проблем с наркотиками, -- это моя Россия, но теперь вы и к ней подбираетесь. Я так и знал, что вы затеваете какую-то уникальную гадость. Ладно, возможно, у вас что-нибудь и получится, но лично вам от этого проку уже не будет. Я ведь, кажется, обещал оставить вас в живых? Так вот, я вас обманывал.
       Корсаков подхватил обмякшее от ужаса тело с ковра, рванул его кверху и поймал плешивую голову мафиози в локтевой захват. Раздался громкий хруст шейных позвонков, возвестивший о переходе влиятельного человека в иной мир, где он не пользовался ни малейшим влиянием. Корсаков опустил мертвеца на ковер, брезгливо отряхнул руки и надел очки. У стола он резким движением оборвал провода обоих стоявших на нем телефонных аппаратов. Выйдя в смежную комнату, он встретил устремленный на него из-под крашеной челки затравленный взгляд секретарши. Корсаков не считал эту бабенку опасным свидетелем, потому что знал: нельзя запомнить внешность человека, у которого зеркальные очки закрывают пол-лица. Он сделал шаг к секретарше, и та испуганно вжалась в спинку кресла.
       -- Не бойся, я тебя не трону, -- успокоил ее Корсаков. -- Передай своим хозяевам, что им кланяется школьный друг мистера Скаличе.
       Он подошел к столу секретарши и тоже оборвал телефонные провода. Женщина вздрогнула от его резкого движения. Он усмехнулся:
       -- Что ты трясешься, дура? Те, на кого ты работаешь, куда страшней, чем я.
       Переступив через труп охранника с перебитым носом, он вышел в приемную и, подойдя к мертвецу в кресле, осторожно вытащил нож из его головы. Вытерев клинок о пиджак убитого, Корсаков сунул оружие в рукав. Что-то щелкнуло -- видимо, устройство, закрепляющее нож на месте, и он остался в рукаве, не стесняющий движений и совершенно незаметный со стороны. После этого Корсаков спустился в унылый холл, где маловажные посетители уже, казалось, срослись с мебелью, пересек его и вышел на раскаленную улицу. "Зря дожидались, -- подумал он о тех, что томились в холле. -- Скоро им предстоит узнать об отмене приема".
       Лука Терранова приехал домой из Чикаго уже за полночь. Еще со двора он услышал, что в доме надрывается телефон. Звонки на минуту смолкли, но когда Лука стал подниматься на второй этаж, они возобновились. Терранова выругался про себя, ибо знал, что с такой маниакальной настойчивостью способен звонить только Де Камиллис и уж непременно по какому-нибудь неприятному делу. Опыт его не обманул: когда он поднял трубку, то и впрямь услышал скрипучий механический голос Де Камил-лиса.
       -- Привет, Лука, -- произнес тот. -- Ты давно не был в офисе у Берганцоли?
       -- Порядочно, -- с недоумением в голосе ответил Терранова. -- Ты же знаешь, я сейчас по большей части работаю в Чикаго.
       -- Нехорошо забывать друзей, -- наставительно проскрипел Де Камиллис. -- А ты попробуй все же навестить его. Лучше прямо сейчас.
       -- Сейчас?
       -- Ну да, сейчас. Обещаю тебе любопытное и поучительное зрелище.
       Через час Терранова, Галло и Де Камиллис уже после осмотра места происшествия беседовали в холле, сдвинув поближе кресла.
       -- Его видела эта блондиночка Джуди, -- сказал Де Камиллис. Когда-то он пытался переспать с Джуди, но не преуспел и потому очень хотел бы сейчас воспользоваться случаем и подвергнуть упрямицу допросу с пристрастием. -- Отдайте ее мне, и она у меня живо вспомнит все, что нужно.
       -- Девчонка в истерике, от нее ничего путного сейчас не добьешься, -- возразил Галло. -- Я велел отвезти ее в больницу. Не думаю, что она может рассказать больше, чем уже рассказала. Парень был один, без оружия, -- то есть она не видела у него оружия, -- волосы седые, такая же бородка. Лицо закрыто большими зеркальными очками. Может, Джуди что-то и упустила, но главное мы знаем.
       -- Не понимаю, как его пропустила охрана, -- они же видели его фотографии. Внешность у него слишком характерная, чтобы не опознать его даже в очках, -- этакий хорошенький блондинчик, -- сказал Де Камиллис.
       -- По-твоему, наш русский друг таким образом напоминает нам о себе? -- спросил Галло. -- Судя по описанию, приходил другой человек. Наши люди уже опросили посетителей, дожидавшихся в холле, и все говорят примерно то же самое, что и Джуди.
       -- Борода накладная, волосы -- парик, плюс оч-, ки, -- пожал плечами Де Камиллис. -- Просто не все умеют пользоваться такими вещами, а парень умеет.
       -- Да, дон рассказывал, что этот Корсаков еще в школе любил такие маскарады, -- заметил Террано-ва. -- Бывало, загримируется -- не отличишь от девчонки.
       -- Он что, голубой? -- поинтересовался Де Камиллис.
       -- Вроде Лоуренса Аравийского, -- с ухмылкой добавил Галло.
       -- Нет, совсем нет, -- ответил Терранова. -- Правда, шеф мне говорил, что в молодости он имел дело больше со шлюхами: слишком мало у него было времени на баб. Он ведь из бедной семьи, работал и учился...
       -- Выучился на нашу голову, -- злобно сплюнул Де Камиллис. -- Жалко, мы тогда не смогли найти в Европе его мамашу -- изрезал бы суку на мелкие ку-. сочки. Надо же родить такого паскудника!
       -- Ну ладно, мы отчасти сами виноваты, -- заметил Галло. -- Расслабились, все же столько лет прошло. Дону сообщили?
       -- Да, я позвонил ему в Неаполь, когда все здесь осмотрел, -- сказал Терранова, машинально потерев ухо, в котором еще звучали выкрики Джо Скаличе: "Это он! Он вернулся! Бдительности не терять ни на секунду! Неужели вы еще не поняли, насколько
       он опасен?!" Немного успокоившись, Джо велел зарезервировать сто тысяч наличными тому, кто сумеет ликвидировать Корсакова. "Подключите Ди Карло и его людей, -- распорядился дон, -- пусть обойдут гостиницы, мотели, оружейные лавки. Не люблю иметь дело с полицией, но, видно, придется -- четырех жмуриков никуда не денешь. Впрочем, у копов с ним свои счеты, и если они на него выйдут, то он покойник". Скаличе сообщил Терранове, что переговоры по поводу "азиатского проекта", то есть организации производства наркотиков непосредственно в Азии, продлятся, судя по всему, еще месяца два, и на них необходимо присутствие Гал-ло. Услышав об этом от Террановы, Галло кивнул:
       -- Хорошо, завтра вылетаю.
       -- Давай-давай, лети, -- осклабился Де Камил-лис. -- А мы с Лукой останемся. Нам-то не привыкать разгребать дерьмо.
       -- Я, между прочим, еду не на отдых, -- огрызнулся Галло. -- Если хочешь, можешь поехать вместо меня.
       -- Ну ладно, ладно, -- потрепал его по плечу Де Камиллис, -- я же пошутил. Передай дону -- мы сделаем все, что в наших силах. Правда, если этот тип сегодня выглядит так, а завтра иначе, то задача будет не из легких.
       Человек, которому формально принадлежало здание офиса, вызвал полицию, Галло и Терранова уехали. На всякий случай остался Де Камиллис, который, казалось, никогда не спал. Уже под утро Тер-ранову вновь разбудил его телефонный звонок.
       -- На этом типе не было никакого парика, -- без предисловий заявил Де Камиллис. -- Он просто-напросто изменил внешность. Или она сама изменилась. Одним словом, его теперь не узнать.
       -- Откуда сведения? -- сиплым спросонья голосом осведомился Терранова. -- И как это внешность может сама измениться? Что-то ты темнишь.
       -- Сведения от нашего человека в полиции, -- пояснил Де Камиллис. -- Когда этот Корсаков застрелил сначала Эдвардса, а потом еще и четырех ко-пов, ему ведь тоже досталось: видимо, он был ранен в лицо. С помощью приятеля он сумел найти врача, который занимается лицевой хирургией, тот заново слепил ему лицо, а заодно, наверное, постарался, чтобы новое лицо поменьше походило на старое. Фэбээровцы один раз вышли на Корсакова, когда он скрывался на каком-то ранчо. Ему удалось уйти, но они видели его лицо и смогли составить фоторобот.
       -- А что же этот твой источник столько времени молчал? -- со злостью спросил Терранова.
       -- Он только недавно начал с нами сотрудничать. Кроме того, подобными сведениями ФБР делится не слишком охотно.
       -- Вот бы нам достать этот фоторобот, -- вздохнул Терранова.
       -- Если дело будет расследовать полиция, то нет проблем. Но не стоит особенно надеяться на эту штуку -- на нем все лица похожи друг на друга. Чтобы кого-нибудь поймали по фотороботу, парень должен быть кривым, горбатым или одноногим.
       -- Ну, хоть одна зацепка все же будет, -- сказал Терранова. Они с Де Камиллйсом распрощались, уговорившись встретиться на следующий день к вечеру. В дневных выпусках газет Терранова прочел о "трагедии в офисе предпринимателя сомнительной репутации", о "тяжелых потерях в рядах мафии" и даже об "остановке мотора семейства Скаличе". Терранова всегда терпеть не мог внимания прессы к деятельности семьи, но тут его разозлила еще и явная несправедливость, выразившаяся в переоценке роли усопшего. "Мотор, тоже мне, -- фыркнул Терранова. -- Только и умел, что тянуть деньги со всех мелких лавочников в округе, а от серьезных дел всегда умудрялся отвертеться". Не порадовало его и суеверное почтение газет к убийце, которого в одной статье называли "неуловимым мстителем", в другой -- "ангелом смерти, не нуждающимся в оружии", а в третьей -- "героем-одиночкой, очищающим город от мафии". "Да он просто мясник! И, похоже, еще и маньяк к тому же, -- возмутился Терра-нова. -- Они что, боятся его, что ли?" Настроение у Террановы к моменту встречи уже испортилось, а когда ему пришлось понапрасну прождать Де Ка-миллиса два часа в итальянском ресторанчике на Брайтон-Бич, он уже не находил себе места от раздражения. "Где шляется в такое время эта полоумная обезьяна?" -- бормотал он себе под нос. Никаких опасений он не испытывал, все-таки Де Камил-лис -- не Берганцоли, на одном месте он не сидит и выйти на него нелегко. Терранова безрезультатно обзвонил из ресторана несколько мест, где мог находиться исчезнувший компаньон, и в отвратительном настроении отправился домой. Там он, не обращая внимания на изумленный взгляд жены, хватил за ужином вместо обычного красного вина несколько бокалов неразбавленного виски, отключил телефон и завалился отсыпаться за предыдущую беспокойную ночь.
       Проснувшись, он почуял запах свежей типографской краски. Жена не осмелилась его будить и положила сверток утренних газет на столик у изголовья. Первый же аршинный заголовок заставил Терранову подскочить на кровати: "Смерть палача мафии". Подзаголовок пояснял: "В бруклинской пиццерии неизвестным из двух пистолетов расстреляны обедавший там влиятельный член мафиозного клана Скаличе Франко Де Камиллис и трое его телохранителей". В статье сообщалось, что стрелявший был в темно-зеленом костюме, больших зеркальных очках и носил бородку. Стрельба продолжалась не долее минуты. Никто из сицилийцев даже не успел выхватить оружие -- все были тут же убиты наповал. Газета отмечала, что подозрения, как и в случае с убийством Берганцоли, падают на вступившего в неравный поединок с мафией профессионального наемника Виктора Корсакова, в свое время отличившегося во Вьетнаме. Вывод газеты подкреплялся тем, что на месте преступления оказались брошены два пистолета "беретта", официально зарегистрированные в полиции и принадлежавшие лицам, служившим телохранителями у мистера Берганцоли. Оба эти телохранителя погибли вместе со своим шефом, а их оружие было похищено. "А мы-то, ослы, и забыли проверить, на месте ли пистолеты, -- крякнул Терранова, но тут же сам себя урезонил: -- А что изменилось бы, если бы и проверили? Дело в другом: как он сумел вычислить Де Ка-миллиса? Парня несколько лет не было в Нью-Йорке, он приезжает и тут же начинает получать всю нужную ему информацию. А что, если кто-то из наших сумел на него выйти и его руками убирает соперников? Но кто? Может быть, Марко? Зачем ему это -- неужели хочет сделаться доном? Кишка тонка у этого чистоплюя".
       Лука Терранова так и не успел узнать, что смерть Де Камиллиса и его собственная близкая смерть стали результатом стечения обстоятельств. Случайного. В Бруклине Корсаков встречался с кое-какими людьми, знакомыми ему еще по работе на Чарли Пратта. Чарли и его люди работали сейчас на семейство Скаличе -- осуществить свою мечту и сделаться великим среди черных братьев Чарли так и не удалось. Поэтому верхушку семейства знакомые Корсакова знали неплохо. В разговорах прозвучали имена Де Камиллиса и Террановы; один собеседник похвастался, что с таким крутым человеком, как Де Камиллис, он постоянно обедает в пиццерии "Кальтанисетта" -- разумеется, не за одним столиком. Другой собеседник рассказал, что Терра-нова пошел по стопам великого Лански и организовал в порту своеобразную форму транспортного рэкета, когда сгружаемые товары волей-неволей приходилось перевозить на грузовиках, принадлежавших семье Скаличе, и под охраной ее же людей. Разумеется, Терранове приходилось контролировать прохождение грузов и иметь своих людей в профсоюзе докеров. Недавно докеры решили выставить дополнительные требования по оплате труда, и было назначено профсоюзное собрание, на котором ожидалось присутствие Террановы. Те, с кем говорил Корсаков, в криминальном мире являлись мелкой сошкой и понятия не имели о том, в каких отношениях их старый приятель находится с семейством, иначе скорее согласились бы отрезать себе языки, чем проболтаться.
       Собственно, желание отрезать себе язык появилось у того мелкого торговца наркотиками, который похвастался, что каждый день видит за обедом самого Де Камиллиса. Хозяин пиццерии обратил внимание на то, что сразу после убийства один из его постоянных клиентов прекратил посещать заведение. Этой информацией заинтересовались люди Ди Карло и быстро выколотили из болтливого торговца всю подноготную. Убивать его не стали, так как его труп никому не был нужен, но лечиться бедняге после допроса, перешедшего в экзекуцию, пришлось целый год. Что же касается Террановы, то он после смерти Де Камиллиса решил во все деловые поездки надевать бронежилет, отчего его фигура, и без того бочкообразная, раздулась еще больше. Повсюду он появлялся в сопровождении внушительной охраны. И все же ни охрана, ни бронежилет его
       не спасли: охрана -- потому, что любая охрана, со- стоящая из людей, неважно видит в темноте, бронежилет -- потому, что Корсаков имел дурную привычку стрелять (и попадать) в голову, а бронежилет, как известно, на голове не носят.
       Профсоюзное собрание закончилось, как и следовало ожидать, затемно, улыбающийся Терранова, пожимая всем руки, проследовал в окружении тело- хранителей и ликующей толпы к выходу из клуба докеров. Автомобили и охрану он оставил у заднего выхода из клуба, а сам направился к парадному, куда специально для него должны были подогнать один-единственный "Кадиллак". Ошибка его состояла в том, что он недооценил хитрости противника. Корсаков вовсе не считал скопление охраны и лимузинов возле одного из выходов гарантией того, что жертва покинет здание именно через этот выход. Наоборот, подсознательно он сразу склонился в пользу парадного выхода. Терранова забыл еще и о том, что мощные микрофоны и шум толпы позволяли сметливому человеку на расстоянии в несколько десятков метров определить, что происходит в помещении. Слоняясь поблизости, Корсаков услышал рев и взрыв аплодисментов после заключительной тирады ведущего. Шум перемещался в вести- бюль, однако то не был гул негромких реплик, которыми выходящие с собрания обычно обмениваются друг с другом, -- слышались восторженные возгласы и здравицы в честь "старины Луки" и "молодчины Луки". Такое могло происходить лишь в присутствии самого триумфатора, сопровождаемого к колеснице толпой. На белых шторах, закрывавших окна вестибюля, плясала многорукая и многоголовая масса теней, медленно двигавшаяся к парадному выходу. Корсаков, стараясь держаться подальше от света, падавшего из окон, не спеша направился по переулку туда же. Когда к парадному выходу подкатил
       черный лимузин, Корсаков окончательно уверился в том, что правильно выбрал позицию. Выделить в повалившей на улицу толпе кубообразную и слегка раскоряченную от собственной массивности фигуру Террановы оказалось проще простого. Корсаков вытащил из-за пояса пистолет, Терранова сделал один шаг, другой, повернулся вполоборота, разговаривая с кем-то... Метрах в пятидесяти от выхода из клуба в темноте полыхнули вспышки. Терранова не успел среагировать на звуки выстрелов, потому что первая же пуля, выпущенная из мощного пистолета, пробила его висок, пронизала навылет череп и, выйдя с противоположной стороны, вырвала височную кость, обрызгав всех стоявших рядом мозгом и кровью. Терранова взмахнул руками -- при его могучей комплекции этот жест выглядел комично -- и всей своей огромной массой навзничь грохнулся об асфальт. Стрельба прекратилась мгновенно, хотя жертва и успела получить три пули в голову и в шею, и потому телохранители не смогли определить, где находился стрелок. Выхватив оружие, они принялись метаться в разные стороны, кто-то бросился вызывать "Скорую помощь", кто-то попытался помочь раненому, но было уже поздно. Простреленная голова Луки Террановы покоилась в быстро расползавшейся луже крови, рот недоумевающе приоткрылся, и закатившийся глаз с тем же недоуменным выражением уставился в звездное небо. Таким и запечатлел покойного репортер "Кро-никл", которому вместо скучноватой заметки о рутинном профсоюзном собрании неожиданно удалось сделать сенсационный репортаж. Через несколько часов Корсаков с улыбкой читал этот репортаж, сидя в удобном кресле самолета, выполнявшего рейс на Брюссель. В противоположном направлении через океан летел другой самолет, в котором сидел спешно вылетевший из Неаполя в Нью-Йорк Марко Галло. Джо Скаличе поручил ему взять на себя руководство семейством, верхушка которого редела на глазах. Надо сказать, что по-собачьи преданный семье Марко на сей раз принял поручение без всякого энтузиазма. Вылавливать в десятимиллионном городе стреляющего без промаха маньяка с кучей паспортов ему еще не приходилось.
       Возле здания насосной станции, расположенного на берегу небольшого водохранилища, стоял фургон водопроводной компании. В нескольких сотнях метров за плотиной, там, где горная речка делала поворот, белели строения виллы, окруженной ухоженным парком. К реке от виллы уступами спускались террасы и тянулись дорожки, вдоль которых возвышались статуи римских богов. Рабочие в форменных комбинезонах водопроводной компании не смотрели в сторону виллы, по горло занятые своим делом. Судя по их суете, насосной станции предстояло подвергнуться нешуточному ремонту. Слышались команды, туда-сюда перетаскивали лестницы, козлы, какие-то агрегаты, часть рабочих принялась возобновлять побелку стен. Тишина царила только в стоявшем поодаль фургоне. В прямоугольном чреве фургона имелся особый отсек, отделенный от основной части кузова глухой звуконепроницаемой стенкой и совершенно незаметный для постороннего, который вздумал бы открыть дверцы и заглянуть в кузов. Отсек был набит звукозаписывающей аппаратурой, принадлежавшей итальянской разведке. Новейшая установка американского производства, для предоставления которой итальянским коллегам потребовалось разрешение самого президента, позволяла прослушивать и записывать все разговоры в закрытом помещении на расстоянии свыше километра. Интерес к горной вилле объяснялся тем, что она была через подставных лиц приобретена неаполитанской мафией-каморрой и превращена в место проведения важных совещаний. Агентура полиции и разведки в рядах каморры в последнее время отмечала возросшую активность международных контактов криминальных структур: неаполитанской, сицилийской, американской. Кроме того, в кругах, близких к мафии, стали необычно часто мелькать лица явно не итальянского происхождения, большинство из которых знало по-итальянски лишь несколько обиходных слов и уж совсем не владело ни неаполитанским, ни сицилийским диалектами. Были замечены также выходцы с Востока, скорее всего иранцы, судя по их подчеркнутому аскетизму, набожности и чопорному поведению. Настораживала та почтительность, с которой местные мафиози относились к этим загадочным людям: она однозначно указывала на складывающееся зловещее партнерство. Слежка за подозрительными иностранцами позволила установить лишь их имена, скорее всего фальшивые, и то, что они находятся в стране абсолютно легально. Контакты между высшими лицами различных мафий отмечались в последние месяцы чуть ли не ежедневно, позднее, после появления гостей с Востока, в этих встречах стали участвовать и они, однако совещания с участием всех сторон происходили лишь несколько раз на вилле, за которой немедленно организовали постоянное наблюдение. В чердачном помещении насосной станции установили мощные телескопы и съемочную аппаратуру с дальнобойной оптикой, а подслушивание велось из специального фургона, замаскированного под фургон водопроводной компании. Разведчикам приходилось вести самые настоящие ремонтные работы, зато в окрестностях насосной станции перестали слоняться мрачные личности, ненавязчиво интересовавшиеся природой возникших неполадок и ходом ремонта. Утечка сведений через руководство водопроводной компании практически исключалась, так как агентом разведки являлся сам председатель компании и производство работ исправно отражалось во всех технологических и бухгалтерских документах. Постепенно удалось выяснить, что в ведущихся контактах принимают участие главарь одной из мощнейших нью-йор-ских семей мафии Джо Скаличе, бароны сицилийской мафии Козимо Наварро и Карло Арредаменти, неаполитанцы Гаэтано Турко и Микеле Пезенти. Фотографии всех этих людей были получены во время съездов на вилле, однако содержание переговоров тогда узнать не удалось, поскольку по поводу предоставления установки в пользование итальянцам еще только шли переговоры. Неожиданно американцы сделались на удивление уступчивы, прислали установку, помогли смонтировать ее на грузовике, обучили итальянских операторов. Причина такой перемены крылась в докладе аналитиков ЦРУ, где говорилось, что зафиксированный космической съемкой строящийся объект на севере Ирана является скорее всего суперлабораторией по производству наркотиков из местного растительного сырья. По мнению аналитиков, на такое предприятие иранцы могли пойти только в сотрудничестве с крупными криминальными структурами Запада. Основным рынком сбыта готового сырья должны были стать США, основными путями транзита -- Турция и, как ни странно, Россия. К подобным соображениям руководство ЦРУ отнеслось скептически, однако приходилось признать их определенную логичность -- так безукоризненно логичен порой оказывается бред сумасшедшего. Вчитываясь в доклад, вновь и вновь его обсуждая, начальство пришло к выводу, что происходящие события оставлять без внимания нельзя: необходимо предоставить итальянцам соответствующую аппаратуру, но в то же время получить постоянный доступ к результатам наблюдения и прослушивания. С последним итальянцы легко согласились, полагая, что сотрудничество в борьбе с наркомафией не может нанести вред ничьим национальным интересам.
       Замеченные наблюдателями подозрительные европейцы в высоких совещаниях участия не принимали. Большая их часть проживала во флигелях виллы и караулила ее территорию, хотя тем же занималась и охрана из местных бандитов. Было ясно, что этим людям предстоит выполнить какую-то более важную задачу, нежели простая сторожевая служба, поскольку для охраны виллы не составляло труда набрать сколько угодно готовых на все здешних уроженцев. Полученные фотографии позволили установить личность некоторых из загадочных чужестранцев. Таких набралось трое, все -- американцы, все ранее воевали в качестве наемников в различных "горячих точках" планеты -- в Конго, Катанге, Южном Судане, Центральной Америке, служили инструкторами в армиях различных государств. Впрочем, преступлений в обычном смысле слова за ними не числилось. Данные были получены из ЦРУ, которое через различные подставные организации само постоянно занималось вербовкой отрядов наемников для укрепления армий антикоммунистических режимов. Напрашивался вывод о том, что в данном случае имело место формирование своего рода подпольной армии, призванной решить в некой точке "х" серьезные военные задачи, далеко превосходящие уровень заурядного терроризма, -- для последнего требуются скорее фанатики, чем профессиональные солдаты. Те иностранцы, которые не были опознаны, сохранили свое инкогнито, видимо, потому, что происходили из Европы и не работали ранее под эгидой ЦРУ. Оставалось непонятным, для чего мафии понадобилось набирать профессиональный военный отряд: она прекрасно умела решать задачи по устранению неугодных руками собственных киллеров, создавая порой для этой цели даже специальные организации вроде "Мердер инкорпорейтед" Луиса Бухалтера и Аль-берто Анастазиа. Стоило, однако, принять на веру головокружительные выводы доклада аналитиков из ЦРУ, как все становилось на свои места: в борьбе с воинственными горными племенами, для которых война -- образ жизни, а промысел наркотиками -- главный источник доходов, не могли пригодиться даже самые кровожадные городские бандиты, умеющие стрелять из-за угла, скрываться с места преступления и заметать следы, но не знающие толком ни современного оружия, ни полевой тактики на различных театрах военных действий, ни тем более восточных языков.
       В последние дни вокруг виллы наблюдалось явное оживление. Взад-вперед сновали грузовички, из которых выгружали и вносили в погреб продукты и напитки; на одной из террас расставлялись столы и стулья для банкета; привезли ракетную установку для фейерверка; между деревьями натягивали гирлянды для праздничной иллюминации. Активизировались и службы безопасности мафии: председатель водопроводной компании сообщил, что выставил на улицу двух самозванцев, отрекомендовавшихся офицерами финансовой гвардии, однако сделал это лишь после того, как те успели ознакомиться с документацией по ремонту насосной станции и водопровода на горном плато. Прибавилось и число охранников, фигуры которых мелькали теперь не только на территории виллы, но и по всей округе на лесных прогалинах, полях и дорогах. Охранники не преминули осмотреть насосную станцию, заглянули и в фургой, однако пункты наблюдения и прослушивания были достаточно хорошо замаскированы, а так называемые рабочие вели себя достаточно естественно, чтобы не возбудить подозрений. Вдобавок водопроводная компания начала в окрестностях ремонт старых акведуков, сооруженных еще в XVII веке, что явно не могло преследовать никаких разведывательных целей и потому должно было успокоить бандитов.
       Наконец утром к вилле начали съезжаться шикарные лимузины: мощные, дорогие, но не слишком броские "Мерседесы", "Роллс-Ройсы", "Бентли". Отечественные "Феррари", "Ламборджини" и "Бу-гатти" мафиози явно недолюбливали из-за своей приверженности к традициям и консервативному стилю жизни. Впереди и позади лимузинов следовали автомобили с охраной и свитой. У въезда на территорию виллы кортежи встречали охранники в строгих черных костюмах, белых сорочках и галстуках, но с автоматами через плечо, а также седовласый распорядитель, указывавший каждой процессии, куда ей надлежит проезжать и где разместить машины. Въезжая на территорию поместья, машины исчезали в аллеях, и приехавшие затем появлялись из-под лиственных сводов уже пешком, все сплошь, от босса до охранника, одетые с одинаковой старомодной чопорностью. Наемники, стоявшие группами по два человека вдоль дорожек среди статуй, не составляли исключения, и лишь некоторые из них выделялись среди итальянцев своей шевелюрой, чересчур светлой для уроженцев юга. Большая часть охранников осталась коротать время за столиками под полосатыми тентами, специально расставленными в стороне от главного пиршественного стола, дабы рядовые не мешали веселиться генералам преступного мира. Вилла была построена недавно, и разведчикам не составило особого труда заполучить в возводившей ее архитектурно-строительной фирме и общий план поместья, не претерпевший при новых хозяевах особых изменений, и план внутренних помещений главного здания. Поэтому приемные устройства подслушивающей аппаратуры без колебаний решили нацелить на окна большой гостиной на втором этаже, служившей при нужде и конференц-залом. Тончайший лазерный луч пролег между кузовом фургона и широким полотнищем стекла, выполняя роль провода, по которому до преобразователя докатывались малейшие колебания стеклянной поверхности, вызванные человеческой речью и другими звуками внутри комнаты. Преобразователь вновь выстраивал эти колебания во внятную речь. В наушниках операторов прозвучали первые реплики, завертелись бобины магнитофона. Секретное совещание главарей наркомафии началось, с самого начала перестав быть секретным. Какое-то время оно протекало без присутствия одной из заинтересованных сторон, а именно гостей с Востока. Двое мрачных чернобородых мужчин неопределенного возраста подъехали на од-ном-единственном "Мерседесе" с одним-единствен-ным охранником лишь после того, как Джо Скаличе подвел черту под первой частью совещания, заявив: -- Дело мы им наладим, но оно должно находиться под совместным контролем: наши специалисты и управляющие, наша охрана. Весь поток продукции нам следует держать под контролем, ничего не должно уходить налево. Транзит по их территории организуют они под нашим контролем, дальше перевозка становится исключительно нашим делом. Сбыт сосредоточивается всецело в наших руках. Здесь мы должны быть едины: если халатники решат полностью захватить дело в свои руки, они не должны продать без нас ни единого грамма, и все их попытки создать собственную сбытовую сеть надо пресекать решительно и жестоко. Да, жестоко! -- с нажимом повторил Джо. -- Мы собрались здесь для того, чтобы получить выгодного компаньона, а не для того, чтобы собственными руками вырастить сильного соперника. Жесткий контроль над транспортировкой и особенно сбытом -- наша единственная гарантия. Они -- хозяева положения у себя в стране, потому что действуют от лица государства. Наши государства нам не помогают, но мы останемся у себя хозяевами положения до тех пор, пока контролируем сбыт. Если мы сумели остановить колумбийцев, которые находятся у нас под боком, то этих-то тем более остановим, но только при одном условии: если будем держаться вместе. Они могут попытаться сиюминутными выгодами подкупить нас поодиночке, но мы не должны поддаваться соблазну. Мы, христиане, -- для них не люди, мы -- неверные собаки, с которыми можно поступать как угодно. Мне приходилось вести дела и с турками, и с арабами, и я знаю, о чем говорю, а те, с которыми мы сейчас имеем дело, -- самые оголтелые из всей этой публики. Их цель -- не только заработать большие деньги: они считают, что с помощью наркотиков сумеют сделать христиан слабее. Что ж, мы должны только возблагодарить господа за то, что он внес в их мозги такую дурацкую мысль. Мы-то знаем, что, если есть спрос, всегда появится и товар, но одно дело, когда рынок насыщен всякой суррогатной отравой, и другое -- когда на нем в достатке качественного, чистого товара по приемлемым ценам. Мы можем насытить рынок отличным товаром по доступной цене, и потому мы имеем право контролировать рынок, и контролировать жестко. То, чем мы занимаемся, -- слишком серьезное дело, которое не может вестись без жесткой руки. Что касается конкретных цифр, то справедливой долей для нас я считаю семьдесят процентов прибыли, тем более что и вложенный нами капитал на сегодняшний день составляет примерно семьдесят про центов от всего капитала, вложенного в проект. Будем помнить: в данном случае мы не имеем дело с людьми чести. Поэтому будем держаться жестко и упорно стоять на своем.
       -- А как мы поделим полученные семьдесят процентов между собой? -- спросил по-английски голос с сильным акцентом.
       -- Законный вопрос, дон Гаэтано. Прибыль, как мне представляется, было бы справедливо распределять соответственно величине капитала, вложен-дого в дело. Однако при этом не следует забывать и о вкладе в успех предприятия, внесенном каждым из участников, то есть об умственном капитале. К примеру, мы не можем не принять во внимание усилия дона Гаэтано по формированию наших, так сказать, вооруженных сил. Думаю, что нам следует создать специальную согласительную комиссию для руководства совместным проектом. Она, в частности, займется и учетом вложений, пропорционально которым будет распределяться прибыль.
       В этот момент доложили о прибытии иранцев. Послышались шум сдвигаемых стульев, покашливание, торопливый обмен репликами. Затем старейший из собравшихся, дон Карло Арредаменти, произнес:
       -- Вы все, конечно, знаете наших друзей -- господина Абдуллу Неджефи и господина Мохаммеда Кермани. Эти люди оказали нам честь, предложив нам стать их компаньонами. Наша задача -- сделать так, чтобы они не пожалели о своем решении...
       Операторы в фургоне возбужденно переглядывались. Качество приема было прекрасным, но поражало не это, а само содержание разговора. Подслушивавшие как бы присутствовали при рождении нового, дотоле невиданного криминального альянса. Иранцы были немногословны и без обсуждения принимали все условия мафии. Чувствовалось, что они имеют твердое задание непременно заключить сделку. Возразили они только однажды, когда речь зашла о борьбе с отрядами горцев, также промышляющих наркотиками. Турко довольно легкомысленно заметил:
       -- Ну, для таких дел можно подключить и армию.
       -- Невозможно, -- холодно возразил один из иранцев. -- Вернее, возможно, но в весьма ограниченных пределах. Не забывайте: наше предприятие сугубо неофициальное, не надо связывать с ним государство и государственные институты. Надеяться нам следует прежде всего на собственные силы, в том числе и в военных вопросах.
       -- Ну что ж, возможно, так и впрямь будет лучше, -- примирительным тоном сказал Турко. -- В соответствии с нашей предварительной договоренностью мы набрали для ведения военных операций и охраны объекта группу из двадцати человек. При необходимости дополнительный набор с вашей помощью осуществим на месте -- разумеется, неофициальным образом.
       -- Двадцать человек? -- с сомнением в голосе повторил один из иранцев. -- Не слишком ли мало? У них будут достаточно серьезные противники.
       -- Ну, не можем же мы перевезти к вам целый батальон, -- возразил Турко. -- Кроме того, каждый из этих парней на самом деле стоит батальона. Все имеют богатейший опыт. Владелец вербовочной конторы утверждает, что лучших специалистов просто не существует.
       Судя по длительности переговоров, производство отравы являлось весьма непростым делом. Для обсуждения технологических вопросов пригласили специалистов, голоса которых зазвучали в наушниках. Затем перешли к проблеме транспортировки товара. Операторы удивленно переглянулись: иранцы предлагали проложить основной транзитный путь по территории СССР. По их словам, окна на границе существовали уже сейчас. В ближайших к границе городах имелись надежные люди, готовые организовать перевалочные базы для грузов. Перевозка товара автотранспортом по территории СССР не представляла трудностей. Часть товара можно было сбывать на месте, остальное же предстояло вывозить на Запад из прибалтийских портов.
       -- Не стоит бояться России, -- говорил иранец. -- Вы не представляете, до чего это продажная страна. За деньги там можно сделать все, во всяком случае, можно решить все наши проблемы. Важно только знать, к кому следует обратиться, а мы это знаем.
       Видимо, итальянцы уже были знакомы с идеей транзита через СССР, так как она не вызвала у них ни удивления, ни возражений. Они лишь заявили, что возьмутся за организацию отправки товара из портов Прибалтики. Оттуда наркотикам предстояло поступать в США, Англию, Италию, на юг Франции и вливаться в уже налаженную систему сбыта. В процессе обсуждения складывался законченный и стройный образ величайшего проекта наркобизнеса XX века. Это, по-видимому, чувствовали и сами участники переговоров -- в их голосах появились торжественные нотки.
       -- Полагаю, что если мы успешно проведем работу с конкурентами и сумеем избежать падения цен на рынке, то предприятие сможет приносить нам, по довольно скромным подсчетам, сумму порядка 50 миллионов долларов, -- объявил Джо Скаличе. Повисла недоуменная пауза.
       -- Сколько? -- оскорбленным тоном переспросил' наконец иранец.
       -- Пятьдесят миллионов долларов... В день, разумеется, -- добавил Скаличе и рассмеялся. Вслед за
       ним облегченно засмеялись и другие. Скаличе продолжал: -- Полагаю, важнейшие вопросы предприятия мы сегодня обсудили. Если возникнут новые, будем решать их в рабочем порядке, поскольку имеем надежный контакт между собой. А сейчас нам предстоит маленькое торжество по поводу успешного начала сотрудничества.
       -- Должен извиниться, -- мрачно произнес один из иранцев. -- К сожалению, нас ждут срочные дела. Желаем вам приятно провести время.
       Послышались сдержанные прощания. Затем, когда восточные гости, видимо, уже покинули гостиную, послышались реплики: "Неотесанные свиньи", "Дикари", "Фанатики" и тому подобные. Кто-то, судя по дребезжащему старческому голосу, дон Карло Арредаменти, весело заметил:
       -- Да бросьте вы, ребята, пусть катятся! Мне, например, важно получить от этих придурков свою выгоду, а видеть их постные рожи мне ни к чему. И потом, что им с нами делать? Им же запрещено пить вино!
       -- Но нам-то не запрещено! -- подхватил дон Тур-ко. -- Милости прошу!
       В наушниках вновь послышались смех, реплики, шум сдвигаемых стульев: все общество неторопливо перемещалось на воздух, где суетившиеся лакеи заканчивали сервировку стола под полосатым навесом. Операторы принялись спешно переналаживать аппаратуру для подслушивания разговоров, происходящих под открытым небом. Эта работа потребовала некоторого времени, и бароны успели прогуляться по аллеям и расположиться за накрытым столом. Согласно традициям, деловые разговоры за столом не велись: говорили о детях, о кушаньях, о винах. Бойкий старичок Карло Арредаменти веселил всех рассказами из жизни старой сицилийской деревни, в которой он когда-то родился в семье простого пастуха, чтобы сделаться затем миллиардером. Впрочем, миллиардера в нем никто бы не признал: одевался он в мешковатый черный костюм, галстуки надевал только в торжественных случаях, чаще просто застегивая до горла белую рубашку, говорил либо на диалекте, либо с примесью сицилийских словечек и поговорок. Патриархальные забавы сицилийских баронов, любовные похождения виноделов и пастухов, проказы молодых священников в изложении дона Арредаменти веселили собравшихся до упаду. Кто бы мог подумать, что этот добродушный старичок только собственными руками убил в жизни больше двадцати человек? Операторам-полицейским карьера дона Арредаменти была хорошо известна, и потому потешаться над его историями они не могли. Однако дон неаполитанской каморры Гаэтано Турко по числу убийств далеко переплюнул своего сицилийского коллегу, хоть и сильно уступал ему годами. Начинал убивать Гаэтано Турко еще тринадцатилетним мальчишкой, которых каморра нередко использует для мокрых дел: в случае поимки им ничего серьезного не грозит. К совершеннолетию будущий дон уже имел на своем счету около сорока покойников и мрачную славу, распространившуюся даже за пределы Неаполя благодаря нескольким нашумевшим газетным публикациям. Впрочем, Гаэтано Турко умел не только нажимать на курок: до него не могли добраться ни-полиция, ни родственники убитых, ни те, кто хотел бы на всякий случай заткнуть ему рот. Сам же он полученные за убийства деньги не тратил на пустяки, а копил, пополняя их также грабежами, а когда подрос -- рэкетом и торговлей наркотиками. Сходную карьеру сделал друг его детства Микеле Пезен-ти. Тот сосредоточил свои усилия на портовом хозяйстве Неаполя и теперь славился тем, что мог обеспечить прием, хранение и дальнейшую отправку любого криминального груза. Однако самой колоритной фигурой среди собравшихся являлся, пожалуй, молодой барон сицилийской мафии Козимо Наварро. Он и вправду происходил из семьи аристократов -- испанских дворян, получивших некогда в правление Карла V земли на острове. Свободно владея диалектом, Наварро в то же время предпочитал говорить на безукоризненно правильном литературном языке; помимо этого он благодаря гувернерам как родным владел английским и французским, знал испанский и немецкий языки. Стройный, одетый всегда с безупречным вкусом и в то же время просто, он представлял собой живой музей аристократических манер старинной мафии, умея поддержать разговор в самом приличном обществе, имея массу знакомых и в аристократических кругах, и в среде художественной богемы, но в то же время позволяя подчиненным целовать себе руки и вообще проявлять самое отталкивающее раболепие. Наварро хвастал, что ни разу не запачкал рук человеческой кровью; возможно, чисто формально это и было правдой, однако ружейная смазка не раз пятнала изящные руки дона Козимо, когда он расстреливал своих врагов из "парабеллума", которому отдавал предпочтение среди других видов оружия. Пистолет ему в таких случаях, как правило, подавал его клеврет, и он же затем подавал дону хрустящий от крахмала льняной платок, дабы тот вытер руки. Кровь, естественно, замывали другие, а дон Козимо лишь производил ритуальный выстрел, считая его своей обязанностью перед семейством. Впрочем, сам себе он признавался, что исполнение данной обязанности приносит ему немалое удовлетворение. По приказу дона Козимо вырезались целые семьи, однако для себя он твердо решил, что никогда его нога не переступит порога ни палермской тюрьмы Уччардоне, ни какой-либо другой тюрьмы планеты. Несмотря на всю свою утонченность, он искренне смеялся соленым байкам дона Карло, находя в них оригинальность и свежесть. Что касается Джо Скаличе, то он ощущал упоительное чувство вновь обретенной родины и, несмотря на присутствие неаполитанцев, то и дело вставлял в речь сицилийские словечки, а когда ошибался, дон Карло благодушно его поправлял.
       -- Ты там у себя чуток отвык от нашего языка, парень, -- сказал дон Карло. -- Видно, родная речь не забывается, только если всосать ее с молоком матери. Вот твой отец хоть и жил с девятилетнего возраста в Америке, а все же на нашем языке говорил до самой смерти без единой ошибки. Большого ума был человек, упокой, господи, его душу, хоть толком ничему и не учился. Жаль, что он рано умер, из-за этого и тебе пришлось смолоду много работать. Ну ничего, нет худа без добра, а уж в труде-то и вовсе нет большого худа. Конечно, поучись ты побольше, может, оно и пошло бы тебе на пользу, но наверняка тут ничего сказать нельзя. Ум у человека все-таки в голове, а не в книжках, -- будь он в книжках, не осталось бы дураков на свете. А мой сынок уйму книжек прочитал, а все дурак дураком.
       -- Ничего, дон Карло, ум приходит с годами. Прекрасно, если у человека есть время найти себя, определить, что ему нужно в жизни. Когда у меня появятся дети, я не буду принуждать их идти по своим стопам, -- примирительным тоном произнес Джо Скаличе.
       -- А что это мы сидим без музыки? -- своим мурлыкающим голосом вопросил дон Наварро, не любивший семейных разговоров, которые казались ему бессодержательными. Дабы потешить себя экзотикой, он пригласил ансамбль во главе с солистом, исполняющим народные песни. В наушниках послы шались звуки гитары, скрипки, бубна, зазвучали залихватские куплеты, импровизировавшиеся певцом на лету в ответ на реплики слушателей, разражавшихся взрывами смеха на особенно удачный куплет. Празднество проходило хотя и в чисто холостяцкой компании, однако пока вполне невинно: специалисты по слежке знали, что пиршества такого рода частенько перерастали в вакханалии, заканчивавшиеся совместным купанием обнаженных гостей и их подруг в бассейне с шампанским или свальным грехом прямо на лужайке у столов под руководством приглашенных порнозвезд. Самые невинные грешки водились за доном Карло Арредаменти, фантазия которого не заходила дальше того, чтобы, находясь в разлуке со старой мужиковатой супругой, потребовать привести себе девчонку "согреть постель". Впрочем, оргии и всякие безобразия генералы мафии устраивали в особом, параллельном мире, существовавшем как раз для воплощения в жизнь любых фантазий состоятельных людей. В собственной же семье каждый из руководителей преступного мира, даже рафинированный Козимо Наварро, мог с полным основанием считать себя образцовым мужем и отцом -- в противном случае он рисковал лишиться и житейского, и делового авторитета, что в силу специфики их занятий могло оказаться равносильно смерти. О делах в кругу семьи тоже не принято было говорить, и шпионить за семьей, даже когда ее глава отдыхал дома, означало пустую трату времени.
       Запись продолжалась, однако, долгое время не слыша ничего существенного, операторы уже слушали вполуха, курили и обменивались репликами. В отличие от наблюдателей на чердаке насосной станции они не видели, как весь парк озарился огнями иллюминации, между деревьями зажглись гирлянды, а на лужайках -- вензеля участников встречи, -- разумеется, за исключением некомпанейских иранцев. Однако о происходящем можно было догадаться по взрывам восторга и цветистым похвалам в адрес устроителей празднества -- Турко и Пезенти. Вдруг гости на минуту умолкли и затем разразились особенно громкими восторженными воплями и аплодисментами -- это в небо взвились ракеты фейерверка, разрываясь в черном небе и образуя султаны, зонтики и крутящиеся колеса.
       Операторы в фургоне понимали, что происходит, но самого фейерверка наблюдать не могли. Не видели они и смутной тени, кошачьими скачками передвигавшейся между купами низкорослых деревьев по скалистому горному склону, нависавшему над дорогой, проходившей мимо насосной станции. Впрочем, чтобы уловить движение этой тени, требовалось, во-первых, обладать исключительно острым зрением, потому что стоило ей попасть в тень дерева или валуна, как она мгновенно полностью пропадала из глаз и вообще ничем не выделялась на фоне ночной темноты, становясь заметной лишь в лунном свете и на фоне белесых камней и скал. Крутой склон находился с другой стороны дороги от насосной станции и площадки, на которой стоял фургон. Тишину подчеркивали ночные звуки: плеск реки, вскрики ночных птиц и зверьков, звон цикад и отдаленные музыкальные рулады и взрывы смеха, доносившиеся из поместья. Взошла луна, в свете которой полоса дороги ярко отсвечивала во мраке. Тень, скачками передвигавшаяся по склону, нырнув во всякую другую неподвижную тень, надолго оставалась под ее прикрытием, но все-таки успела к восходу луны подобраться к кювету и там исчезнуть. Вновь она появилась примерно через полчаса уже из противоположного кювета. Видимо, она спустилась ниже по дороге, дабы незамеченной проскочить освещенную луной полосу асфальта. Выглянув, она спряталась снова -- ее смутил прохаживавшийся взад-вперед человек в форменном желтом комбинезоне водопроводной компании. Когда человек, покуривая, приблизился к кювету и повернулся к нему спиной, собираясь продолжить прогулку, тень метнулась из кювета, словно выброшенная катапультой, послышался глухой удар, ноги у человека в желтом подкосились, и тень, словно паук, поволокла его безжизненное тело в кювет. Выглянув затем снова и осмотревшись, тень одним бесшумным заячьим прыжком перелетела освещенное луной пространство и скрылась из виду за краем откоса, с трех сторон окружавшего стоянку для парковки машин, на которой стоял фургон. Сделано это было своевременно, так как из-за фургона появился еще один страж в желтом комбинезоне. Обходя площадку по краю, он поравнялся с тем местом, куда падала тень от фургона, и тут же, взмахнув руками, шмякнулся на асфальт. Ни вскрикнуть, ни застонать он не успел, как не успел, вероятно, даже почувствовать боли: черный комок метнулся к нему, и через долю секунды тело в желтом расслабленно вытянулось на асфальте. Похожий на тень человек, одетый с ног до головы во все черное, перекатил лежавшего замертво часового под грузовик и замер, прижавшись спиной к теплому стальному борту. Среди пряных запахов южной ночи откуда-то едва уловимо тянуло сигаретным дымком. Черный лазутчик, бесшумно ступая, прошел вдоль затененного борта фургона, затем нырнул под днище машины. Там, посвечивая крохотным фонариком, он обнаружил то, что искал: чуть заметное вентиляционное отверстие, открываемое изнутри, из которого и выползал дымок. Из складок своего черного одеяния лазутчик вынул объемистый баллон размером с пивную банку в треть литра и, направив его распылителем в отверстие, пустил газ. Вкачивание газа вовнутрь продолжалось добрых десять минут, пока баллон не опустел. Лазутчик спрятал его обратно под одежду, выбрался из-под грузовика, подошел к кабине и, достав из-за пояса какой-то странный цилиндрический предмет наподобие толстого сверла, упер его в замок кабины и стал совершать вращательные движения пальцами вокруг оси цилиндра. Вскоре послышался легкий хруст, говоривший о том, что ключ подобран и вошел в замок. Стараясь производить как можно меньше шума, человек в черном приоткрыл дверцу, вскочил в кабину, нырнул под рулевую колонку и, обнажив нужные провода, приготовил их к соединению напрямую, без ключа зажигания. Затем, словно вспомнив о чем-то, он выскочил из кабины, вытянул из-под фургона бесчувственное тело часового и отволок его в сторонку. После этого он вернулся в кабину, и через минуту ночную идиллическую тишину разорвал мощный рык дизельного двигателя. Не включая огней, грузовик задним ходом стремительно выехал на дорогу, на ходу разворачиваясь в сторону подъема в горы. Скрежетну-ла передача, вновь взревел двигатель, и машина с рычанием стала взбираться по крутому подъему Вскоре она растворилась во мраке, стих и шум мотора -- видимо, грузовик перевалил через вершину холма и спустился в долину. Из здания насосной станций выбежали несколько человек и заметались по площадке, по огороженному дворику, по дороге, вскоре обнаружили двух выведенных из строя караульных, причем один из них, едва его привели в чувство, зашелся в приступе рвоты, так как от удара по затылку получил, видимо, сотрясение мозга. Второй пребывал в глубоком то ли сне, то ли обмороке и упорно не желал приходить в себя. Видимо, похититель фургона в спешке чересчур сильно пережал ему сонную артерию. Из гаража возле насосной станции один за другим вырвались два легковых автомобиля, один из которых повернул на подъем, туда, где исчез грузовик, а второй помчался вниз, в долину, к городу, -- предварительно в него загрузили пострадавших часовых. Оставшиеся люди в форме водопроводной компании скрылись в здании станции и заперли дверь изнутри, словно готовились к предстоящей осаде. Однако ничего страшного не происходило: по-прежнему светила луна, стояла тишь, наполненная сладкими запахами и звоном цикад, мерцали звезды и огни иллюминации за рекой. Музыка в поместье давно стихла, гости отправились на покой, и лишь кое-где в приборы ночного видения можно было различить фигуры охранников, не проявлявших ни малейших признаков беспокойства. Грузовик к поместью не подъезжал, да и поехал он в противоположную сторону. Впрочем, через пару часов вернулась машина; направившаяся за ним вдогонку. Следом за нею, к удивлению вышедших навстречу разведчиков-водопроводчиков, из-за дорожного взгорка выполз и сам похищенный грузовик. Из него вынесли и перетащили в легковушку двух операторов подслушивания, находившихся под действием усыпляющего газа. Поверхностный осмотр показал, что, несмотря на довольно грубо взломанную дверь замаскированного отсека, оттуда ничего не было похищено: на месте оказались и аппаратура, и кассеты с записями. И то и другое обладало для знающего человека фантастической ценностью, однако в глазах обычного мелкого воришки не стоило и ломаного гроша. Если работал обычный угонщик, то не следовало удивляться тому, что он ничего не взял. С другой стороны, откуда было взяться угонщику ночью, в таком глухом месте, чтобы угнать громоздкий фургон, который практически невозможно продать? И откуда угонщик мог выучиться всем профессиональным приемам нейтрализации часовых? Как он догадался о существовании потайного отсека и где раздобыл усыпляющий газ, вовсе не продающийся на каждом углу? Короче говоря, становилось ясно, что похищение грузовика готовилось заранее, готовилось профессионалом и именно с целью проникновения в секретный отсек. Однако лишь под утро, когда операторы продрали глаза, стало ясно, чем на самом деле стремился завладеть нападавший. Покачиваясь от сонной одури, операторы первым делом проверили запас бобин и обнаружили, что нескольких бобин недостает.
       -- Так я и думал, -- простонал один из них. -- Он просто-напросто переписал нашу запись, ее оставил, а копию забрал с собой. А может, наоборот: оригинал забрал, а копию оставил нам. На этой аппаратуре копии пишутся классно, так что разницы никакой нет. Одного не могу понять: почему ему было не взять оригинал и тут же не смотаться? Зачем-то переписывал, терял время... Правда, это недолго, но все же лишний риск!
       -- Ну, он загнал грузовик в такое место, что быстро найти его мы не могли, тем более ночью, -- пояснил один из преследователей. -- Он свернул на почти незаметный съезд буквально в паре минут ходу отсюда и спокойно принялся за дело, а мы тем временем проскочили километров тридцать вперед по шоссе, пока нашли на бензоколонке оператора, который не спал и сказал нам, что мимо него не проезжало ни одной машины и что нам надо поискать на проселках в долине. На проселках мы, само собой, тоже ничего не нашли и заметили тот съезд совершенно случайно, только возвращаясь сюда.
       -- Парень отлично знает местность, -- заметил еще один из собеседников.
       -- Ясно, что он ее изучал заранее, потому что это явно профессионал, а не просто какой-нибудь местный жулик. Взять хотя бы то, как он раскусил наш фургон. А как вырубил часовых, как вскрыл машину!
       А этот газ чего стоит! И никто его не заметил до тех пор, пока он не завел мотор.
       -- Но все же этот номер с копированием записи мне не дает покоя, -- уныло произнес оператор. -- Никак не пойму, какой в нем смысл.
       Тут из фургона вылез второй оператор, нетвердой походкой приблизился к кучке коллег, беседовавших на свежем воздухе, и сообщил:
       -- Так я и думал -- оригинал он забрал, а нам оставил копию.
       -- С чего ты взял? -- спросил его напарник.
       -- Он переписал только то, о чем они говорили в гостиной, -- только самую важную часть разговора. Все остальное он переписывать не стал. Должно быть, торопился.
       -- А откуда ему было знать, что важно, а что нет? Он что, сначала все прослушал, а потом выборочно переписал, когда погоня была на хвосте? -- спросил командир группы наблюдения. -- Похоже, он знал, как протекал день на вилле: включил прослушивание и как только услышал, что пошла запись банкета, так вынул бобину и смотался.
       -- Да, видно, мы не одни следим за этим местом, -- констатировал один из разведчиков. -- Конечно, можно догадаться, что в застолье о делах говорить не будут. Но, с другой стороны, любая такая запись -- большая ценность, и не всякий решился бы пожертвовать чуть ли не половиной материала. Мне почему-то кажется, что он знал, о чем говорили за столом, -- хотя бы в общих чертах, знал, что при недостатке времени этой частью можно пренебречь. И еще: он хотел, чтобы у полиции тоже была своя запись. Для этого он и сделал копию. То есть если ему самому не удастся хорошенько навредить мафии, то этим займется полиция. Похоже, парень очень не любит мафию.
       -- Кто-то из мафиози решил пошантажировать своих боссов? -- скептически хмыкнул командир группы. -- Я ему не завидую. Это хуже, чем самоубийство.
       -- Там были не одни мафиози, -- заметил офицер, наблюдавший за виллой. -- Явно какие-то типы со стороны -- что-то вроде дополнительной охраны.
       -- Все равно они знают, с кем имеют дело, -- возразил командир. В его мозгу промелькнула дикая мысль: не скрыть ли все происшедшее, поскольку, в сущности, ничего важного не было похищено? Однако в следующий миг он подумал, что, должно быть, от переживаний и бессонницы он сильно поглупел. Шила в мешке не утаишь, из такой кучи народу кто-нибудь обязательно проболтается. А куда девать раненых и отравленных, угодивших в больницу? Да начальству уже наверняка обо всем сообщили. От этих здравых мыслей на душе, однако, легче не становилось. Какой-то бандит шутя справился с охраной и похитил сверхсекретный материал -- поощрений по службе за такое ожидать не приходилось. Командир не мог упрекнуть себя ни в каких серьезных просчетах: возможно, охрана и была слабовата, но его люди работали круглосуточно, и он просто не имел морального права заставлять их еще и нести ночной караул. Да и те, кто стоял в карауле, не какие-нибудь слабаки, а профессионалы, и вся беда заключалась в том, что им пришлось столкнуться с профессионалом исключительно высокого класса. Кто мог предположить, что такой молодец сумеет все разнюхать и атакует группу, когда на объекте слежения, то есть на вилле, ничто не говорило о тревоге? Конечно, если бы начальство позаботилось усилить группу и в карауле стояло бы втрое больше людей, то, возможно, все и обошлось бы. Однако начальство и само не ожидало подобного оборота дела. Впрочем, нечего и думать свалить неудачу на начальство -- отвечать придется самому, и невозможно предугадать, чем обернется вся эта история. Командир с досадой сплюнул и пошел в свою комнатку внутрь станции сочинять рапорт. А тем временем доставивший ему столько неприятностей человек в черном, успев миновать крутые скалистые склоны, спуститься в долину реки, пробраться через заросли и переплыть реку, не замочив одежды, которую в виде узла держал на голове, -- этот человек-тень бесшумно приблизился своими кошачьими перебежками к охраняемой территории поместья, легко просочился сквозь первую цепь постов и подошел с тылу к одному из охранников.
       -- Не зевай, парень, -- произнес будничным голосом человек-тень, на всякий случай положив руку на автомат охранника, чтобы испуганный страж сдуру не поднял пальбу. Тот вздрогнул, но человек в черном успокоительно потрепал его по плечу: -- Смотри не надуй в штаны. Хорошо, что ты не спишь, но караулишь ты так, будто тебе уши дерьмом залепили. Я же топал, как слон.
       -- А, это ты, Вине, -- с облегчением произнес охранник. -- Брось ты эти свои подковырки: крадешься, как кошка, а говоришь, что топаешь. Опять тебе не спится?
       -- Что делать, не привык я спать по ночам, -- ответил человек в черном. -- Ночь -- самое опасное время: кто хочет перерезать тебе глотку, обязательно попытается сделать это ночью. Имей в виду, парень: насчет тебя у него проблем не возникнет.
       -- Ну, это мы еще посмотрим, -- с легким неудовольствием возразил охранник. -- Да и кто сюда сунется? Я вообще не понимаю, зачем понаставили столько постов. Как будто кругом война.
       -- Что ж, может, так оно и есть, -- туманно произнес человек, которого назвали Винсом, повернулся и бесшумно растаял в темноте. Охранник недоуменно посмотрел ему вслед. Только сейчас он осознал, что этот чужак, то ли англичанин, то ли немец, говорил с ним по-итальянски.
       На следующий день обстановка на вилле и вокруг нее оставалась обычной. Заночевавшие гости, освежившись в бассейне и нагуляв аппетит, расположились завтракать под тентом. Их разговор по-прежнему записывался, и наблюдение за виллой продолжалось. Обсудив происшедшее ночью, высшие чины разведки и корпуса карабинеров пришли к выводу, что действовал все же шантажист-одиночка, и решили не сворачивать операцию. Просто арестовать главарей мафии в данный момент было бы бессмысленно: запись предварительных переговоров, за которыми еще не стояло никаких действий, не могла стать аргументом для суда. Преступников следовало брать с поличным, а для этого постоянно находиться в курсе их замыслов. Между тем сами мафиози, судя по их поведению и разговорам, и не подозревали о том, что за ними ведется слежка. После завтрака, прошедшего в весьма непринужденной обстановке, они один за другим начали разъезжаться с виллы. Агентам разведки еще в городе удалось приладить "жучок" к "Бентли" Микеле Пезенти, и теперь за его машиной на достаточном отдалении следовал "хвост". Слушая в своем автомобиле то, что говорилось в салоне "Бентли", агенты пришли к выводу, что Пезенти понятия не имеет о раскрытии его намерений: он источал благодушие и постоянно намекал своим подручным на дело, которое должно потребовать немалых усилий, но сулит баснословное обогащение. "Будет много товара, -- сказал, в частности, Пезенти, -- надо уже сейчас постараться прибрать к рукам весь рынок, а не только какую-то его часть. Хватит церемониться с.конкурентами. Кому-то можно дать отступного, а кто не понимает по-хорошему -- убирать". Все говорило за то, что к похищению пленок мафиози не имеют отношения,
       что они полны желания воплотить свои план в жизнь, а ночное происшествие означало лишь одно: в дело вмешалась некая третья сила. Следовало выяснить, что это за сила и чего она добивается. Было бы чертовски обидно, если бы все свелось к сенсационным разоблачениям в газетах: бандиты от всего бы отперлись, шумиха со временем стихла бы, и зловещий проект развивался бы своим чередом. Однако случившееся ночью выглядело куда серьезнее, чем простая охота за информацией погорячее, а сам исполнитель похищения представлялся более . внушительной фигурой, чем заурядный шпион и шантажист, -- слишком уж смело и профессионально все было исполнено. Так действовать мог только человек, совершенно не сомневающийся в себе. Агент иностранной спецслужбы? Нет, ни одна спецслужба не смогла бы организовать параллельное наблюдение за мафиози и остаться вне поля зрения итальянской разведки. В любом случае провернуть подобную операцию мог только человек, так или иначе связанный с мафией. Представлялось сомнительным, что работал коренной сицилиец или неаполитанец: они слишком высоко ценят семейную солидарность, да и проделано все было слишком профессионально для любого бандита. Уж не ведет ли двойную игру один из тех иностранцев, которые появились на вилле, нанятые, видимо, для военных операций в горах? В таком случае мафиози пригрели на груди настоящую змею, которая когда-нибудь может ужалить их весьма болезненно. Впрочем, нельзя было исключить и всевозможные случайные совпадения. Придется следить за тем, где и при каких обстоятельствах всплывет похищенная информация -- походило на то, что выйти на самого похитителя удастся только так. Тем не менее по каналам разведки следовало выявить наиболее квалифицированных военных специалистов, работающих по найму, установить, кого из них взяла на работу мафия, и попытаться выяснить, не имел ли кто-нибудь из этих людей собственных особых причин для того, чтобы вступить в смертельно опасный поединок со своими могущественными работодателями. На совещании было решено установить слежку за иранцами, так как случившееся могло явиться следствием либо внутрииранских междоусобиц, либо непрекращающейся в исламе грызни различных толков сект, группировок и направлений.
       Через две недели после странного ночного происшествия в окрестностях Неаполя консьержка Шарля Жубертона, напарника Франсуа Тавернье, забрала у почтальона небольшой пакет, в котором, судя по форме, находились две плоские картонные коробки. Ни самого Шарля, ни Тавернье в то время в Париже не было. Конверт с коробками консьержка вместе с прочей почтой занесла в квартиру, когда приходила туда делать уборку. Когда Шарль вернулся из поездки, он попал не домой, а в больницу, так как в Шри-Ланке ему прострелили ногу. Вернувшись через два месяца домой, Шарль с ужасом взглянул на гору корреспонденции и принялся звонить друзьям и подругам, дабы достойно отметить свое выздоровление. Празднество длилось целую неделю, но Тавернье, как человек положительный и семейный, присутствовал на нем лишь в первый день. Торжества завершились тем, что хозяина забрали в полицию за то, что он нагишом отправился в лавочку за выпивкой. Когда присмиревший и осунувшийся Шарль вновь очутился дома, ему позвонил Тавернье и велел спешно собираться в очередную поездку, на сей раз в Кашмир. Почту разобрать так и не удалось. Поездка в Кашмир продлилась еще два месяца, после чего, вернувшись в Париж, Шарль около месяца не разгибая спины трудился над отснятым материалом. Однажды, когда он рабо- тал в комнате, служившей лабораторией, сидевший в другой комнате Тавернье встал из-за компьютера, Чтобы размяться, и тут взгляд его упал на груду бу- маг на столике у входной двери. "А вдруг там что-ни- будь срочное? Так все на свете можно проворонить", -- подумал он. Стоило ему пошевелить гору бумаг, как она покачнулась, и огромный ворох с шумом обрушился на пол. Тавернье с досадой выругался, однако тут его внимание привлек облепленный иностранными марками квадратный конверт из плотной бумаги. Он поднял конверт, вскрыл, и оттуда показались две коробки с бобинами пленки и конвертик поменьше -- с фотографиями и письмом. По спине Тавернье пробежала дрожь, напоминавшая знакомый поэтам холод вдохновения: он вспомнил этот твердый, красивый, аккуратный почерк, которым было написано письмо. В его памяти встал образ Корсакова и тут же раздвоился: красивый блондин с тонкими чертами лица отодвинулся в сторону, уступая место человеку с жестким, бугристым от шрамов лицом, окаймленным седой бородой, с . темной шевелюрой, иссеченной сединой, но с теми же холодными яркими глазами, меняющими цвет от блекло-голубого до синего в зависимости от состояния души. Этот образ связывался в сознании с кровью, смертью и страхом, но в то же время служил предвестником удачи. Тавернье пробежал глазами письмо. Оно, в частности, гласило: "Будьте осторожны с этими материалами, они смертельно опасны. Не спешите предавать их гласности, какими бы острыми они вам ни показались, поскольку в своем настоящем виде они не представляют особой угрозы для тех, за кем велось наблюдение, а на вас и на меня навлекут непосредственную опасность. Хранить материалы у себя я не имею возможности, поэтому пересылаю их вам, хотя и понимаю, что причиняю вам и Франсуа тем самым немалое беспокойство. Однако у меня, кажется, есть неплохие шансы пополнить посылаемые мной материалы, дабы они приобрели доказательную силу не только для общественного мнения, но и для суда. Впрочем, ни на общественное мнение, ни на суд я до конца не полагаюсь -- точнее, не полагаюсь вовсе, и потому намерен не только накапливать информацию, но и всеми прочими способами противодействовать тем планам, о которых вы узнаете, прослушав запись. Я отправляюсь на Восток с твердым решением полностью сосредоточиться на этом деле вплоть до его полного разрешения, поскольку на сей раз дело касается моей родной страны. Если в ближайшие полгода от меня не поступит известий, можете смело публиковать материалы и поставить в православном храме свечку за упокой моей души. В бога я, правда, не верю, но уж такова традиция. Вы знаете, что я всегда, избегал не только саморекламы, но и всяческой известности, и потому вы не заподозрите меня в излишнем честолюбии, если я попрошу вас упомянуть в вашей публикации обо мне. Хотелось бы, чтобы соотечественники знали: пусть я жил не во имя Родины в отличие от моих предков, однако мне посчастливилось умереть за нее". В письме содержался также прозрачный намек на то, что звукозапись осуществлена итальянской разведкой, однако изъята у нее не вполне легальным способом. "Учтите это при публикации, -- советовал Корсаков. -- Рекомендую заранее выстроить легенду, которая защитит вас от обвинений в хищении со стороны итальянцев". Тавернье быстро перетасовал приложенные к письму фотографии. На них были изображены на фоне ухоженного парка солидные и уверенные в себе мужчины в темных костюмах, при галстуках, со свитой на заднем плане. Лица некоторых из этих людей показались Тавернье мучительно знакомыми.
       -- Шарль! -- закричал он. -- Иди скорее сюда, ты мне нужен!
       Встревоженный тоном его выкрика, Шарль, щурясь от дневного света, выскочил из лаборатории и уставился на снимки, протянутые ему Тавернье.
       -- Ну как же! -- воскликнул он. -- Помнишь: Сицилия, начало 70-х, похищение журналиста Мауро де Мауро? Мы делали там репортаж, а во всех газетах была фотография вот этого типа -- он, конечно, тогда выглядел помоложе, но уже считался главным среди местных бандитов.
       Шарль показал пальцем на снимок, запечатлевший дона Карло Арредаменти поднимающим бокал во главе роскошно сервированного стола. Профессиональная память Тавернье наконец включилась, в ней замелькали репортажи из жизни мафии, фотографии с газетных полос и подписи к ним. Он начал называть имена:
       -- Микеле Пезенти, каморра, Неаполь... Гаэтано Турко, тоже каморра... Снова Арредаменти... Джо Скаличе, нью-йоркская мафия... Козимо Наварро, Сицилия... Собрались в одном месте, на чьей-то вилле. А это что за типы?
       Тавернье посмотрел на оборот заинтересовавшего его снимка. Действительно, будучи, видимо, уверен в журналистской памяти Тавернье, Корсаков не снабдил подписями фотографии "людей чести", однако на снимке, запечатлевшем двух угрюмых бородачей явно восточной наружности, имелось пояснение: "Секретные иранские эмиссары (см. звукозапись). Имена, возможно, не подлинные. Уполномочены вести переговоры с мафией о строительстве на паях в Иране завода по производству наркотиков из местного сырья".
       -- Надо залезть в компьютер, покопаться в наших досье, -- задумчиво произнес Тавернье. -- Возможно, эта парочка под другими именами уже успела наследить в Европе. Неужели мафия снюхалась с муллами? Ни за что бы не поверил. Ладно, давай прослушаем запись.
       Пока из магнитофона неслись реплики участников совещания на вилле, Тавернье то краснел, то бледнел и судорожно сжимал ручки кресла. Это был не материал, а настоящая атомная бомба. Сходные чувства, видимо, испытывал и Шарль, то и дело вскакивавший с кресла и принимавшийся бегать по комнате, нервно приглаживая волосы. Они своими ушами слышали, как рождался кошмарный криминальный союз, но поделать ничего не могли: никаких реальных преступных действий еще не произошло. В этом смысле Корсаков, прося не торопиться с публикацией, был совершенно прав. Предстояло вдобавок решить немало проблем с привязкой голосов и реплик к конкретным лицам, а фотографий -- к конкретному месту, где происходило совещание. Когда запись кончилась, друзья несколько минут молчали.
       -- Н-да, ну и дела творятся на белом свете, -- наконец произнес Шарль. -- Вообще-то из этого можно сделать ударный материал.
       -- Ну нашумим, а что толку? -- поморщился Тавернье. -- Он прав: надо повременить до получения дополнительных материалов.
       -- Если станет известно, что запись у нас, мы можем смело заказывать себе места на кладбище, -- заметил Шарль. -- А каким числом помечено письмо? Меня ведь не было дома почти полгода.
       Тавернье вздрогнул. "Полгода! Что же, идти ставить свечку в церкви и печатать статью?" Его душа не желала с этим примириться.
       -- Надо повременить, -- решительно повторил он.
      
       Глава 6
       ВЕЛИКОЛЕПНАЯ СЕМЕРКА
       За окном стало тише -- к вечеру поток машин спал, к тому же подморозило, и грязная снежная каша перестала издавать хлюпающий шум, разлетаясь из-под тысяч колес. Сквозь щель в шторах светилась чистая лимонно-желтая полоса заката, на которой вырезывались черные прямоугольники зданий с венчающей их порослью антенн. Генерал, удобно расположившись в кресле и водрузив на нос очки, внимательно читал донесение агента -- владельца брюссельской конторы по вербовке наемников Вилли ван Эффена. Наиболее любопытные куски он зачитывал вслух сидевшему перед ним с чашечкой кофе заместителю. Тот, разумеется, был знаком с донесением, но, акцентируя внимание на особо важных местах, генерал как бы ненавязчиво осуществлял свое руководство. Он давно уже свыкся с мыслью о том, что его не сегодня-завтра попросят уйти в отставку, и старался держаться со своим заместителем предельно тактично, поскольку знал, каково простому пенсионеру иметь в числе недругов генерала КГБ. Вообще-то ван Эффен сделал свое донесение устно, во время конфиденциальной встречи с брюссельским резидентом, а тот все услышанное пересказал на бумаге. Генерал читал:-- "Агент заявил: "Внедрить в состав набираемого отряда рекомендованных вами людей оказалось невозможным, так как набор осуществлялся в предельно сжатые сроки и партия специалистов была сформирована и отправлена в Италию еще до того, как ваши люди вышли на контакт со мной. Тем не менее полагаю, что им следует сохранять со мной связь, так как нанимателям скорее всего потребуется новая партия квалифицированных военных, и тогда я смогу порекомендовать им ваших людей.
       Должен, однако, сообщить, что к проекту "Восток" неожиданно проявил интерес мой старый знакомый и коллега Виктор Корсаков, он же Орсини, он же Кортес и так далее, американец русского происхождения, прекрасный военный специалист, работающий по найму после войны во Вьетнаме, во время которой получил квалификацию снайпера экстра-класса. Виктор Корсаков владеет практически всеми видами полевого вооружения современных армий, а также приемами рукопашного боя, что делает его чрезвычайно опасным даже и без оружия. Не так давно в перестрелке Корсаков был ранен в лицо, в результате чего его внешность изменилась до неузнаваемости. Поскольку покушение на Корсакова было организовано мафией, он намерен отомстить и с этой целью попросил моего содействия. Он намеревался проникнуть в формируемый мафией отряд наемников и затем предпринять против своих нанимателей диверсионные действия. Каким образом он узнал о формировании отряда и о "восточном проекте", мне неизвестно. Несмотря на его изменившуюся внешность, я опознал его по голосу и по некоторым деталям нашего совместного прошлого, о которых никто, кроме него, знать не мог. К тому же он назвал свой армейский личный номер, который мне был известен. Свои надежды на успех Корсаков связывает со своей нынешней неузнаваемостью и с тем, что я постараюсь не рекомендовать для включения в отряд тех специалистов, с которыми он мог быть ранее тесно знаком. Я решил пойти Корсакову навстречу, так как предположил, что подрывная деятельность против "восточного проекта" отвечает советским интересам". Ван Эффен добавил, что Корсаков оставил ему на хранение крупную сумму денег и разрешил ему распоряжаться ею по своему усмотрению в том случае, если в результате действий Корсакова против мафии ван Эффену придется скрываться. Корсаков обещал сообщать ван Эффену о своем положении, с тем чтобы тот успел принять меры безопасности, если подрывная деятельность Корсакова будет раскрыта. Ван Эффен выразил пожелание получить от нас аналогичные гарантии на тот случай, если ему удастся внедрить наших людей в отряд наемников, предназначенный для осуществления "восточного проекта".
       Генерал поднял глаза на своего собеседника и продолжал:
       -- Резидент пишет, что от имени Центра выразил согласие, так как агент выглядел обеспокоенным. Полагаю, резидент поступил правильно: если обнаружится, что ван Эффен подсунул мафии диверсантов, сфабриковав им фальшивые биографии и поручившись за них, то ему неизбежно придется скрываться, иначе его очень быстро ликвидируют. Конечно, жаль терять такого агента, хотелось бы работать с ним и дальше. Он мог бы сигнализировать нам о многих готовящихся тайных операциях... -- генерал мечтательно закатил глаза.
       -- Но пустить на самотек "восточный проект" мы тоже не вправе, -- заметил его заместитель. -- Мы обязаны любой ценой помешать его осуществлению, и прекрасно, если это удастся сделать изнутри, без особого шума.
       -- Да я с вами и не спорю, -- вздохнул генерал. -- Но этого ван Эффена раньше времени терять тоже не следует. Надо его успокоить, выделить для него приличную сумму из агентурного фонда и зарезервировать ее в банке, но только так, чтобы он раньше времени не мог ее снять. Впрочем, судя по некоторым деталям доклада, этот ван Эффен -- человек порядочный, как то ни странно при его роде занятий.
       -- По-своему, конечно, -- задумчиво кивнул заместитель. -- Интересно, откуда Корсаков узнал о "восточном проекте"? Надо полагать, не от самих авторов проекта. Впрочем, теперь это не так важно -- придется исходить из сложившейся ситуации. Мы должны иметь хоть какой-нибудь источник информации из того района, чтобы быть в курсе событий.
       -- Городок, где строится фабрика, называется Сеидабад. Известен тем, что там находится гробница какого-то мусульманского святого, -- порывшись в бумагах, сказал генерал и добавил: -- До чего же я не люблю всю эту азиатчину! Невозможно работать с этими черными, ни одному нельзя верить... Ну ладно, дайте задание резидентуре, пусть займется вербовкой в этом Сеидабаде, чтоб ему провалиться. Наши ребята пускай остаются в Брюсселе и держат связь с ван Эффеном. Пусть возьмут у него личный номер Корсакова -- наши люди в Америке смогут по этому номеру многое узнать.
       -- А если все-таки удастся зачислить наших в этот отряд, как им действовать? -- спросил заместитель.
       -- Ну мы же с вами об этом уже говорили, Сергей Николаевич, -- поморщился генерал. -- Взорвать всю хренотень к такой-то матери, и все. Что они еще могут сделать? Сообщать о том, сколько там отравы произвели? Другой информации в такой глуши они не получат, а фабрика тем временем будет работать и гнать товар, между прочим, в нашу страну. Неравноценный обмен получается: информация никудышная, а вред от работающей фабрики очень большой.
       Сергей Николаевич с глубокомысленным видом задумался о том, нельзя ли указание старика представить как свидетельство потери квалификации и профессионального маразма. Ни к какому определенному выводу он не пришел и решил в том же направлений подумать на досуге. Вслух же он произнес:
       -- Хорошо, Павел Иванович, так и будем инструктировать людей. Взрывчатку могут получить через резидентуру, планы фабрики мы им пришлем, куда что закладывать, они сами разберутся. Будем работать, Павел Иванович.
       -- Работайте, работайте, Сергей Николаевич. Родина следит за вашими усилиями, -- с доброй улыбкой произнес генерал, но что-то в его тоне заставило заместителя вздрогнуть. В голове Сергея Николаевича неожиданно промелькнула нелепая мысль о том, что старик-то, возможно, еще посидит в своем кресле. Самолет местных авиалиний, вылетевший из Тегерана, заложил предпосадочный вираж над аэропортом Мешхеда, столицей области Хорасан. Пассажиры зашевелились в своих креслах. По салону прошел стюард и распорядился пристегнуть ремни. Корсаков с любопытством смотрел вниз в иллюминатор на город, о котором он когда-то столько читал. Блеснула синяя извилистая лента реки Кешефруд, и тут же золотом полыхнул купол храма-усыпальницы шиитского имама Ризы. Рядом между двух стройных минаретов сиял бирюзой казавшийся колоссальным даже с высоты купол мечети Гаухаршад. Когда Корсаков вышел на трап самолета, он понял, почему самолет так трясло перед посадкой: дул ровный и сильный северо-западный ветер, обдавая лицо сухим жаром, а уши наполняя смутным гудением. Корсаков вспомнил, что этот ветер, проносящийся сквозь проходы в Хорасанских горах, называется "ветром ста двадцати дней". У трапа самолета уже выстроились трое гладко выбритых мужчин в темных очках, в добротных штатских костюмах и галстуках, но с неустранимой военной выправкой.
       Один из них держал в руке бумажку со списком. Корсаков, он же Винсент Келли, не пытался скрывать свое знание языка фарси, так как согласно легенде работал в Пакистане, обучая афганских моджахедов владению современным оружием. Однако слишком свободно общаться с местным населением он тоже не хотел, чтобы не отмежевываться тем самым от девяти своих товарищей и не привлекать к себе особого внимания. Спустившись по трапу, Корсаков и один из подручных Карло Арредаменти по имени Криспино Ла Барбера поздоровались с встречающими и представили им всех членов прибывшей группы, причем один из иранцев постоянно косился на список, который держал в руке.
       -- Они, наверно, думают, что мы привезем русских агентов, -- буркнул себе под нос на диалекте Ла Барбера, но Корсаков сделал вид, будто не понял его реплики. Хищная физиономия Ла Барберы с крючковатым носом, складками от ноздрей ко рту, словно прорезанными ножом, и горящими свирепым огнем черными глазами ни у одного нормального человека не могла вызвать ни симпатии, ни доверия. Белый костюм Ла Барберы привлекал к нему неуместное внимание иранцев, предпочитавших темные тона в одежде, да и товарищи Корсакова, подопечные Ла Барберы, тоже всегда старались одеваться неброско. Никого из этих девяти своих спутников Корсаков раньше не видел, и это радовало: старого знакомого можно ведь узнать не только по лицу, но и по голосу, по неповторимым привычкам, по излюбленным словечкам. Впрочем, трое из девяти были итальянцы, точнее, сицилийцы, и с ними Корсаков не мог встречаться раньше. Как догадался Корсаков, на родине эти люди оказали немаловажные услуги мафии и теперь находились в розыске, а потому их отправили сюда, на край света: и укрыть от властей, и приспособить к делу. Все трое по большей части молчали и только изредка перебрасывались между собой репликами на диалекте. Корсаков подозревал, что кроме островного наречия они толком не знают никакого другого языка. Вид у всех троих был самый простецкий: мощные торсы, короткие кривоватые ноги, обветренные лица пастухов. Однако Корсаков нисколько не обманывался на их счет, понимая, что кого попало на столь ответственное задание не пошлют. Да и глаза этих людей говорили о многом: маленькие, глубоко посаженные, колючие, как горные растения, они впивались в каждого незнакомца, словно прикидывая, как бы половчее всадить в него нож. Когда выяснялось, что незнакомец прислан компаньонами или просто человек посторонний, сицилийцы теряли к нему всякий интерес, однако огонек настороженности продолжал тлеть в их глазах. Один из них, согласно списку -- Пьетро Аббандандо, всю дорогу от самого Неаполя перебирал четки и бормотал молитвы, но это благочестие совершенно не вязалось со свирепым выражением его щетинистого лица. Второй, Луиджи Торетта, самый молодой из своих товарищей, выглядел придурковато из-за постоянно приоткрытого рта и застывшего взгляда. Время от времени Торетта вытаскивал из-за пазухи какие-то фотографии, всматривался в них, и тогда блаженная улыбка растягивала его тонкие губы почти до ушей. Третий сицилиец, Сальваторе Д'Акилья, постоянно дремал, но Корсаков заметил, что стоило кому-нибудь приблизиться к нему или просто пройти мимо, как косматые брови дремлющего мгновенно вскидывались, вспыхивал настороженный взгляд, а затем брови вновь нависали над сомкнувшимися веками. С шестью остальными все было более или менее ясно: все они были подтянутыми мужчинами лет сорока -- сорока с небольшим, по виду -- уроженцы Северной Европы. Трое из них оказались немцами, быстро познакомились и всю дорогу болтали друг с другом. Карстен Томас и Клаус Байтлих были невысоки, белокуры, подвижны и походили друг на друга, как братья. Впрочем, они, возможно, и впрямь приходились друг другу какой-нибудь родней -- фамилии в списке вряд ли являлись подлинными. Высокий, с лошадиной челюстью, длинными темными волосами и неповоротливым взглядом больших бледно-голубых глаз, Эрхард Розе ужасно напоминал Корсакову Франкенштейна из фильма. Однако смеяться над ним почему-то не хотелось: Корсаков знал, что во всей этой компании нет комических персонажей. Трое остальных, по наблюдениям Корсакова, и раньше знали друг друга. Переговаривались они по-французски, но, судя по выговору, были бельгийцами. Почему-то, как заметил Корсаков, маленькая Бельгия дала миру непропорционально большое количество наемников. Некоторые объясняли это тем, что во время длительных войн в бельгийском Конго, а позже -- в Катанге именно Бельгия всячески поощряла наемническое движение, не будучи в силах защитить свои интересы в Африке без помощи "солдат удачи". Корсакову же думалось порой, что бельгийская нация просто не смогла выплеснуть во Второй мировой войне естественную тягу к агрессии, и ее сыны, тоскующие по войне, покидали свою благополучную родину и отправлялись на поиски опасности за тридевять земель -- сначала в Конго, а потом и во все концы света, где только лилась кровь. Среди наемников прежних времен попадались совсем необстрелянные юнцы, но встречались и бравые вояки, солдаты Второй мировой; если первые в Биафре и Конго только втягивались в войну, которая с тех пор становилась для них необходимостью, то вторые смотрели на ремесло солдата просто, пройдя самую страшную из войн в истории и повидав многие тысячи смертей. Для таких, которым не в диковинку было оставаться в живых после боя одному из. целого взвода, а то и роты, войны в экзотических странах представлялись и впрямь всего лишь интересной и высокооплачиваемой работой, особенно ценимой из-за пряного привкуса риска. Старые солдаты были по большей части немцами, англичанами или поляками, а из бельгийцев профессиональные солдаты выковывались уже в джунглях Биафры и в саваннах Катанги. Беседовали бельгийцы тихо, как солдаты на привале, однако из тех реплик, которые донеслись до его слуха, Корсаков понял, что двое из них, значившиеся в списке как Кристоф Фабрициус и Рене Тер-линк, служили в 70-е годы в южноафриканской армии и находились в составе батальона "Буффало", когда тот едва не прорвался к Луанде.
       -- Но тут некстати подоспели кубинцы и русские, и нам пришлось уносить ноги. Многих' ребят мы тогда потеряли, -- рассказывал небритый плотный коротышка Фабрициус, к коже которого, казалось, навечно прилип африканский загар. Он весь как бы светился: глазки его слезились, кожа лоснилась, на толстых пальцах поблескивали перстни. Бледный, черноволосый и черноглазый Терлинк только мрачно кивал, подтверждая достоверность рассказа. Ему, как подумал Корсаков, видимо, доводилось попадать в плен: его нос и губы были расплющены, и все лицо изрыто такими шрамами, какие остаются после ударов прикладом или тяжелым солдатским ботинком. В тех местах, где бугрились шрамы, и без того бледное лицо Терлинка приобретало какой-то синюшный оттенок. Даже профессиональные боксеры редко украшены подобными отметинами, да тщедушный на вид Терлинк и не тянул на боксера. Третий бельгиец значился в списке как Жак Вьен -- для него-то, собственно, и велся рассказ, так как он во время боев на подступах к Луанде служил, насколько смог расслышать Корсаков, инструктором в Заире, готовя правительственные войска к карательным операциям против катангских повстанцев. Благодаря безукоризненно правильному профилю Вьен мог показаться красавчиком, но лишь до тех пор, пока не поворачивался анфас. Тогда обнаруживалось, что его глаза посажены слишком близко друг к другу, да вдобавок еще скошены к переносице, отчего взгляд Вьена приобретал совершенно бессмысленное выражение. Наиболее симпатичными из всей компании Корсакову показались немцы Томас и Байтлих, однако первому впечатлению он привык не придавать никакого значения: на войне предоставляется вполне достаточно случаев, чтобы его проверить.
       К трапу подрулил автобус "Мерседес", на который с легким удивлением посматривали пассажиры, потянувшиеся пешком через летное поле к зданию аэровокзала. Десять "специалистов", один из иранцев и Ла Барбера погрузились в автобус, иранец скомандовал шоферу: "Трогай", и автобус помчался к выезду с летного поля. По прекрасной объездной дороге они миновали Мешхед с его сияющими на ослепительном солнце разноцветными куполами и высящимися в центре многоэтажными .зданиями европейской постройки. На дорожной развязке мелькнул указатель с названиями городов -- Кучан, Серахс, Герат; водитель уверенно повернул на северо-восток, на Серахс, в сторону советской границы. Шоссе хотя и сузилось, но оставалось вполне приличным. Автобус время от времени обгонял, отчаянно сигналя, тяжелые грузовики, двигавшиеся на подъем в том же направлении. По обе стороны от дороги громоздились горы; чем дольше продолжался подъем, тем более резкими и зловещими становились их очертания, напоминая кинематографическую декорацию какой-нибудь кошмарной страны демонов. На многочисленных крутых поворотах водитель и не думал сбавлять скорость, хотя стена об рывистых скал порой прерывалась, открывая за столбиками ограждения пропасть в пару сотен метров глубиной, на дне которой пенилась горная речка. Эрхард Розе раскрыл рот, похожий на рот Щелкунчика, и обратился к Корсакову:
       -- Эй, Винс, скажи этому парню за рулем, чтобы он гнал потише. Лично я никуда не спешу, Корсаков произнес короткую фразу на фарси, шофер засмеялся и кивнул. Товарищи Корсакова с любопытством вслушивались в звуки незнакомого языка. Фабрициус спросил, перейдя на понятный всем английский:
    -- Как тебе удалось выучить ихнюю тарабарщину, Винc?
       Корсакова передернуло -- иранец рядом с водителем наверняка понимал английский, да и водитель скорее всего тоже. Пытаясь загладить бестактность, Корсаков возразил:
       -- На самом деле очень неплохой язык, не хуже любого другого. Пять лет назад в Северо-Западной провинции я служил инструктором у моджахедов, вот и пришлось выучиться говорить по-ихнему. Нанимали меня и платили саудовцы. Неплохое было время: под пули лезть не надо, а деньги положили очень хорошие. Жаль, не стали возобновлять контракт, но оно и понятно: у них благодаря мне появились свои инструкторы.
       Разговор перекинулся на профессиональный риск, вызываемый подлостью работодателей. Общее мнение сводилось к тому, что едва ли не самое главное в деле наемника -- это умение обеспечить себе получение гонорара после окончание контракта. Деятельность профессиональных солдат никогда не бывает вполне официальной, а значит, закон неблагосклонен к ним; часто очень трудно бываетдоказать факт смерти наемника во время исполнения контракта, а значит, и получить страховку. Фабрициус заявил:
       -- Единственный выход для таких, как мы, -- это обеспечить себе получение гонорара по частям через доверенных лиц. Заключаешь контракт -- получил аванс; закупил оружие, если у нанимателя его нет, -- еще часть; проработал три месяца -- еще долю, и так далее. Как только денежки перестают капать, надо собирать манатки. Лучше всего было бы получать каждую неделю, как на заводе...
       -- Кристоф, ты бы тогда все пропил, -- мрачно ухмыльнулся Терлинк.
       -- Но я же сказал: через доверенных лиц, -- не смутился Фабрициус. -- Конечно, в какой-нибудь африканской дыре тебе и деньги ни к чему, и обчистить могут в любую минуту. Пусть переводят на европейский банк, а там получает тот, кого я назову, -- к примеру, жена.
       -- Которая? -- поинтересовался Терлинк. Фабрициус предпочел пропустить это замечание мимо ушей и продолжал:
       -- Обговариваешь с банком порядок выплаты денег с твоего счета -- и можешь спокойно отправляться работать. Если наниматель расторгает контракт, ты, конечно, теряешь остаток денег, но зато ты и работать уже не обязан. Тут важно иметь надежный контакт с Европой, чтобы тебя вовремя известили, если возникнут какие-нибудь заминки с выплатами. С денежками нынче надо держать ухо востро: частные работодатели неохотно отдают свои кровные, а иные правительства так проворовались, что для них казенные деньги все равно что свои. Так что и те и другие норовят нас нагреть. У иных правительств денег просто нет. Таким голодранцам проще пальнуть человеку в спину, чем рассчитаться с ним по-честному. Потому-то и важно иметь счет в банке, с которого вдова через определенное время все равно сможет получить твой заработок, плюс страховка.
       -- Большое утешение, -- хмыкнул Терлинк.
       -- Эх, славные были времена при полковнике Майке Хоре! -- воскликнул Фабрициус. -- Тогда мы были силой, с нами считались все. Пожалуйста, можешь нам не платить -- мы все возьмем сами, и возьмем с лихвой. И действовали мы так, как считали нужным, -- никто не смел нам приказывать. А сейчас кто мы такие? По сути дела -- обыкновенные работяги, которые должны радоваться, если им попадутся приличные хозяева.
       -- Времена изменились, -- философски заметил Терлинк. -- В последний раз как самостоятельная сила ребята выступили с Бобом Денаром на Сейшельских островах. Хорошая была мысль: посадить своего президента и заиметь собственное государство. Нежиться на песочке до самой смерти, попивать ром да трахать мулаток. Ребята прошли огонь и воду -- разве они этого не заслужили? Так нет, вмешалась ООН, всякие там общественные деятели, и Бобу вместе с его людьми пришлось сматываться с островов. Теперь-то приходится работать порознь, чуть ли не поодиночке. Только ленивый нас не обидит.
       -- Ну, это вряд ли, -- с усмешкой каркнул Эрхард Розе и умолк, не став пояснять свою мысль.
       За него это сделал похожий на мальчишку светловолосый Клаус Байтлих:
       -- Мы тоже кусаемся, разве нет? Умные работодатели об этом знают!
       Он заразительно улыбнулся окружающим, но, когда улыбка сошла с его лица, губы его сложились в беспощадную складку, и Корсаков в очередной раз подумал о том, как обманчива внешность. Конечно же, с такими людьми разумнее было обходиться по хорошему -- они умели за себя постоять, и вред, который они могли нанести обидчику, заставлял задуматься о том, стоит ли овчинка выделки.
       Автобус, натужно ревя, взобрался на крутой подъем, затем на нейтральной передаче покатился вниз, и неожиданно по левую руку открылся проем в стене скал, словно прорубленный гигантским мечом. "Сеидабад" -- гласил указатель на фарси. Английская надпись была довольно небрежно замазана -- очевидно, это замазывание являлось одним из проявлений борьбы с "великим западным шайтаном". Автобус повернул налево, заставив с визгом притормозить большой пестро разукрашенный грузовик и нервно закряхтеть -- Эрхарда Розе. Промчавшись пару километров между отвесными каменными стенами, автобус начал по спиральным виткам дороги спускаться в долину. На фоне возвышавшейся на горизонте очередной зубчатой стены гор, увенчанной кое-где снежными шапками, раскинулась панорама межгорной долины, где из массы зелени плодовых садов там и сям возносились к небу стрелы тополей и кипарисов. Следуя за петлями горной реки, где-то далеко впереди сбегавшей с гор и стремившейся к северо-востоку, взгляд находил на горизонте пики минаретов, купол мечети, коробки современных домов в центре города и облепившие окрестные холмы и склоны кварталы традиционной мусульманской застройки с их куполообразными и плоскими крышами. Автобус пронесся несколько километров среди усыпанных плодами плодовых деревьев, между которыми изредка сверкали волны реки, снизив скорость, беспрепятственно миновал контрольно-пропускной пункт, возле которого слонялось несколько вооруженных людей в военной форме без знаков различия, проехал мост, пропетлял между глухих глинобитных стен окраинных кварталов и выехал на окаймленную тополями центральную площадь Сеидабада. Там автобус остановился перед четырехэтажным зданием в европейском стиле, над которым на "ветру ста двадцати дней" развевался национальный флаг. По ступенькам неторопливо спустился бородатый человек в черном костюме и косоворотке. Справа и слева рядом с ним шли добродушного вида толстяк в военной форме и сутулый старик в чалме и халате -- видимо, мулла.
       Сопровождавший группу иранец вышел из автобуса на асфальт площади. Он и представители светской, военной и духовной властей Сеидабада составили кружок и некоторое время что-то оживленно обсуждали. Впрочем, поправил себя Корсаков, светскую власть в нынешнем Иране вряд ли стоит отделять от духовной: чиновники следят за нравственностью и выполнением предписаний шариата, а муллы смело решают административные вопросы, в итоге какой-то порядок в стране продержится еще лет двадцать, пока не спадет волна энтузиазма, поднятая революцией, а потом наступит полный бардак. Непонятно, как нормальные люди могут позволять управлять собой священнослужителям -- вон какую кислую рожу скроил этот козел в чалме, когда услышал, что приехали европейские специалисты для строительства фармацевтического комплекса. Он небось скорее согласится на то, чтобы его соотечественники перемерли от самых страшных болезней, чем потерпит здесь проклятых кафиров. Но, с другой стороны, идея травить наркотиками западного шайтана тоже принадлежит муллам. Значит, комплекс будет строиться, что бы ни говорили по этому поводу мелкие провинциальные святоши.
       Пока Корсаков размышлял таким образом, иранец в черном костюме и иранец, сопровождавший группу, поднялись в автобус. Мулла и военный остались стоять на площади: мулла, видимо, из неприязни к иностранцам, а толстяк-военный -- просто из лени. Иранец в черном костюме несколько минут внимательно вглядывался в лица пассажиров автобуса.
       -- О Аллах, ну и рожи! -- вымолвил он наконец.
       -- Осторожнее, господин, один из них знает фарси, -- взмолился сопровождающий, указывая глазами на Корсакова. Тот притворился, что дремлет.
       Иранец в черном произнес краткую речь, тут же переведенную сопровождающим. Речь сводилась к казенным изъявлениям радости от прибытия в эти края весьма ученых и знающих людей, друзей здешнего народа, готовых оказать ему помощь в борьбе с болезнями и при этом уважать его религию, мораль и традиции. Говоря все это, оратор не переставал обводить цепким взглядом каждое из смотревших на него лиц. Эрхард Розе, крайне не любивший такого разглядывания, завозился в кресле, хотел было что-то сказать, но, передумал и только раздраженно закряхтел. Речь закончилась, представитель власти вышел из автобуса, шофер закрыл за ним дверь и завел двигатель. Автобус миновал мечеть и, поднимая клубы пыли, покатил по немощеным улочкам старой застройки, где к глухим глинобитным стенам испуганно шарахались женские фигуры без лиц. Покинув город, дорога некоторое время шла садами, затем круто свернула влево, и автобус выехал на обширное открытое пространство. Перед пассажирами предстала панорама близкого к завершению промышленного строительства. Зрелище поразило Корсакова: он не ожидал увидеть столь огромное предприятие, и к тому же почти уже достроенное. На территории, обнесенной двумя рядами проволочной изгороди с широкой контрольной полосой между ними, уже были расставлены полтора десятка коробок производственных корпусов, складов, гаражей, электроподстанций и других построек, назначение которых непосвященный человек с ходу определить не мог. Кое-где еще виднелись штабеля стройматериалов, торчали краны и суетились строители, но выполняли они, как заметил Корсаков, отделочные работы. Бригада рабочих, скопившись возле дорожного катка, раскидывала кучи дымящегося асфальта, видимо, намереваясь сплошь покрыть им территорию фабрики. Между контейнеров с оборудованием расхаживали инженеры в чистых голубых комбинезонах и касках, с какими-то схемами в руках. Автобус остановился прямо напротив контрольно-пропускного пункта, однако направился не к нему, а повернул налево и, обогнув весь периметр ограды, подкатил к небольшому двухэтажному зданию, тоже обнесенному оградой с трех сторон. С четвертой стороны его ограда совпадала с внешней оградой фабрики. У заменявшего ворота проема в ограде стоял часовой в форме местной жандармерии. Двери автобуса раскрылись, и сопровождающий объявил:
       -- Можете выходить.
       Он зашагал к зданию, и наемники, кренясь под тяжестью своих сумок, гуськом побрели за ним. Внутри здания было пустынно и гулко. Сопровождающий вынул из кармана связку ключей и объявил:
       -- Сейчас я вам все здесь покажу. Все идите за мной, чтобы каждый знал, что где находится. Сегодня вы будете располагаться, а завтра появится обслуживающий персонал, и начнется нормальная работа.
       Сопровождающий пошел по коридору, открывая двери одну за другой. Обнаружилось, что в здании имеются кухня, столовая, комната отдыха с телевизором и видеомагнитофоном, медпункт с двумя палатами на две койки, прачечная с сушилкой и небольшой спортзал. В подвале размещались тир и оружейная комната, покуда пустая. Жилые двухместные комнаты, каждая с отдельным санузлом, находились на втором этаже. Кровати были уже застелены, в вазах на столах и тумбочках стояли свежие цветы, холодильники ломились от напитков (правда, исключительно безалкогольных), а из больших окон открывался -великолепный вид на речную долину и возвышающиеся над нею горные склоны, похожие на складки кожи какого-то доисторического животного.
       -- Стало быть, это и есть наша казарма, -- неопределенно хмыкнул Терлинк.
       -- Ну, старина, бывало и хуже, -- хохотнул Фабрициус. -- Вот помню в Конго...
       -- Да иди ты со своим Конго, -- оборвал его Терлинк. -- С этих гор мы здесь как на ладони. Если не выставить там охранение, нас оттуда расщелкают за полчаса.
       -- Если понадобится -- выставим, -- примирительно сказал Фабрициус. -- Но пока мы здесь ни с кем не ссорились, а значит, можно наслаждаться жизнью.
       -- Чем тут наслаждаться? -- мрачно осведомился обследовавший холодильники в нескольких комнатах Карстен Томас. -- Никакой выпивки, даже пива ни одной бутылки. Разве это жизнь?
       -- В той комнате, где телевизор, надо устроить бар, -- поддержал его Клаус Байтлих. -- Не хватало нам тут еще помереть от жажды. Винс, объясни этому типу, что мы не мусульмане и не обязаны соблюдать их законы. Если они сами не пьют, то это их дело, а нормальный человек без выпивки не может.
       Сопровождающий появился на пороге комнаты, где происходил разговор.
       -- Ваши пожелания будут учтены, -- сухо произнес он по-английски. -- Вы имеете право жить по своим законам. Однако и наши законы вы обязаны уважать: вы не имеете права появляться в городе в нетрезвом виде ("Избави бог!" -- лицемерно воскликнул Томас), поскольку в этом случае вас может задержать любой патруль жандармерии или стражей исламской революции ("Тем более", -- заметил Томас). Вы не имеете права вторгаться в частные жилища и приставать к женщинам-мусульманкам...
       -- За кого он нас принимает -- за бандитов? -- возмутился Терлинк, хотя его возмущение выглядело тоже не вполне убедительно. -- Врываться в жилища! Мы приехали работать, а не грабить. Уж в Европе-то можно побольше награбить, чем в этой дыре.
       -- Он имел в виду, что нельзя просто заходить в жилища мусульман без особого приглашения, -- объявил Корсаков, но Терлинк не унимался.
       -- Да насрать мне на их приглашения и на их жилища! Чего я там не видел? А что это значит -- "не приставать к женщинам"? Он что, за дикарей нас считает? Мы европейцы, мистер, к вашему сведению!
       -- Приставать к чужим бабам в незнакомом городе -- верный способ получить нож в спину. Дураков нет, -- наставительным тоном изрек Эрхард Розе.
       -- Однако расходы на алкогольные напитки не будут включаться в стоимость довольствия -- их придется вычесть из вашей оплаты, -- невозмутимо продолжал иранец ("Пожалуйста!" -- пренебрежительно фыркнул Карстен Томас). -- Должен вас предупредить, что попытки самостоятельно купить спиртное в городе, во-первых, скорее всего не увенчаются успехом, а во-вторых, также будут расцениваться как нарушение закона и повлекут за собой серьезные неприятности как для вас, так и в особенности для продавца. То же относится к наркотикам ("Не употребляем", -- пробурчал Карстен Томас). Графики выхода в караул и увольнений в город составите сами. Кто из вас будет командовать -- это пусть решает ваш старший.
       Иранец имел в виду Ла Барберу. Тот, продремав всю дорогу в автобусе, теперь остался развеять дремоту, прогуливаясь с сигаретой во дворике казармы, и не имел никакого желания видеть уже им ранее осмотренные помещения. Однако, как только речь зашла о нем, он неожиданно возник в дверном проеме и заявил:
       -- Пусть командует Винсент Келли -- он один может объясняться со здешними людьми. На первых порах придется решать много хозяйственных вопросов, и потому потребуется знание языка.
       -- Пардон, мистер, разрешите с вами не согласиться, -- вежливо, но твердо произнес Терлинк. -- Мы ничего не имеем против Винса, но нам не приходилось служить с ним вместе. В нашем деле важно знать своего командира. Поэтому я голосую за Фабрициуса -- большинство из нас его знает или хотя бы слышали о нем. Он к тому же постарше, поопыт-ней и сумеет защитить наши интересы перед компанией, а это, пожалуй, самое главное. С местными мы как-нибудь договоримся, а если возникнут затруднения, тогда позовем Винса.
       -- Я не против, -- поднял руки Корсаков, он же Винс Келли. -- Пусть командует Кристоф, у него больше опыта.
       -- Доплату за командование переведете на мой счет, -- обратился Фабрициус к Ла Барбере.
       -- Никаких доплат, -- отрезал тот. -- Вас всего-то раз-два -- и обчелся, за что тут доплачивать? К тому же большинство вопросов вы все равно будете решать сообща.
       -- Ну тогда сами и командуйте, -- огрызнулся Фабрициус.
       -- Прекрасно! Мы подберем вам своего человека, -- сказал Ла Барбера и посмотрел на сицилийцев, которые молча стояли в коридоре, переводя глаза с одного говорившего на другого.
       -- Он согласен, -- решительно сказал Терлинк. -- Согласен, вы поняли?
       Ла Барбера потоптался в дверях, словно соображая, как замять неприятное впечатление от происшедшей перепалки, однако ничего не придумал.
       -- Ну что ж, тогда располагайтесь, не буду вам мешать, -- сказал он. -- Желаю приятного отдыха. Завтра утром получите оружие и инструкции на первое время. Этой ночью вас еще будут охранять, но с завтрашнего дня начнете охранять себя сами. Сразу могу сказать, что поначалу вашей основной задачей станет внешняя охрана территории фабрики, то есть скрытый контроль дальних подступов к ней. Арриведерчи!
       Трое сицилийцев почтительно поклонились, остальные наемники невнятно что-то пробормотали. Терлинк накинулся на Фабрициуса, упрекая его по-французски:
       -- Вечно ты со своими деньгами! Хочешь, чтобы нам посадили на шею какого-нибудь неотесанного макаронника? Велика важность -- командовать десятком человек! К тому же мы не какие-нибудь желторотые новобранцы: тут каждый и без тебя разберется, что ему делать.
       -- Вообще-то я считаю, что человек ничего не должен делать бесплатно, -- возразил Фабрициус. -- Но товарищам я, конечно, не могу отказать, особенно если они так убедительно просят. Что ж, ребята, раз отныне я ваш командир, то вот вам моя первая команда: разбейтесь по комнатам, на каждую комнату по два человека. Мы, как старые однополчане, будем жить с Рене.
       Процесс размещения по комнатам завершился очень быстро: помимо старых приятелей Терлинка и Фабрициуса, сразу же решили поселиться вместе немцы Томас и Байтлих и сицилийцы Аббандандо и Д'Акилья. Корсаков вошел в одну из открытых комнат, сел на койку и расстегнул "молнию" дорожной сумки. Из оставшейся троицы -- зловещего Эрхарда Розе, красавчика с бессмысленным взглядом Жака Вьена и придурковатого сицилийца Луиджи Торет-ты -- ни один не внушал ему симпатий, и он решил ; положиться на судьбу. Через некоторое время в комнату боком, как краб, протиснулся долговязый Розе и, усевшись на кровать, тоже стал распаковывать пожитки. Некоторое время, разбирая вещи и не глядя на соседа, Корсаков слышал только его угрюмое сопение. Пахнуло запахом чужого тела, едким потом, и Корсаков ощутил легкую тошноту. Прихватив туалетные принадлежности, тапочки и халат, он отправился принимать душ. Подняв руки под струями воды, он в очередной раз напомнил се-бе вытатуированный номер следует скрывать -- вдруг кто-нибудь догадается, что это такое, залезет в армейские списки, поскольку они не засекречены, и узнает, кем на самом деле является Винсент Келли. Выяснится, что злейший враг мафии охраняет самое ценное ее предприятие. Да, общие ритуалы -- вещь, конечно, хорошая, но с этой татуировкой слишком много проблем. И кому пришло в голову выколоть именно личный номер? Выкололи бы себе все какого-нибудь вьетнамского дракона... Причесавшись после омовения, Корсаков вышел в комнату, прошлепал к своей кровати, рухнул на нее во весь рост и закрыл глаза. Он слышал, как сосед направился в ванную, как плескался там, что-то бормоча, как затем по комнате прошаркали его ноги и под тяжестью огромного тела скрипнула койка.
       -- Ты не против, если я закурю? -- услышал Корсаков и от неожиданности открыл глаза. Собственно, в самом вопросе не было ничего неожиданного -- Корсакова удивила лишь странная просительная нотка в голосе Розе. Выпуклые водянистые глаза выжидательно смотрели на него.
       -- Вообще-то я не курю, но дым мне не мешает, если его не очень много, -- ответил Корсаков. Розе чиркнул зажигалкой, закурил и откинулся на спину, придвинув пепельницу, стоявшую на тумбочке, поближе к себе. Воцарилось молчание, но Корсаков чувствовал, что сосед собирается что-то сказать.
       -- Ты небось не очень-то доволен тем, что я поселился с тобой? -- хрипло спросил Розе и как-то невпопад ухмыльнулся. Корсаков вежливо возразил:
       -- Да нет, отчего же... Какая мне разница?
       -- Брось, я же вижу. Не ты один такой. Всем не по себе, когда я рядом. Раз я вытащил из-под огня парня, раненного в живот, -- если бы не я, ему бы точно пришел конец. Так когда его поставили на ноги, он стал просто бегать от меня -- боялся, чТо я начну навязываться к нему в друзья. Со мной так бывало не раз, но все же к этому трудно привыкнуть.
       -- Хочу тебя предупредить -- утешитель из меня плохой, -- сказал Корсаков.
       -- Да я и не хочу, чтобы ты меня утешал, -- возразил Розе. -- Что есть, то есть, -- какие тут могут быть утешения? Просто хотел тебя предупредить, что я все понимаю и можешь со мной особенно не стесняться. Но все же попробуй не обращать внимания на то, что я такой урод.
       Корсаков озадаченно молчал. "Может, голубой?" -- пронеслось у него в голове. Словно прочитав его мысли. Розе сказал:
       -- Ты не думай, я не педик. С бабами у меня тоже никогда не возникало проблем -- везде, где я только бывал, я шел в бордель, перебирал в нем всех шлюх, и можешь мне поверить: в каждом борделе найдется хоть одна такая, которая без ума от уродов и готова была спать со мной даже бесплатно. Нет, я им, конечно, всегда платил, а вот они мне радовались совершенно бескорыстно... если, конечно, не считать того, что в постели я -- настоящий жеребец. Да, с бабами у меня, всегда был полный порядок.
       -- Ну; здесь тебе борделя не найти, -- заметил Корсаков.
       -- Я знаю, да и черт с ним. Я могу долго обходиться без этого, но если уж дорвусь, то мне удержу нет. А здесь -- что делать, потерпим.
       Наступило молчание. За окном начинало смеркаться. Снежные вершины далеких гор порозовели, чистейшая синева неба темнела по мере того, как стекал к западу солнечный свет. Глаза у Корсакова слипались, он снял халат, отбросил его на стул и забрался под одеяло. Бесшумно работавший кондиционер создавал в комнате приятную прохладу, и Корсаков с удовольствием это отметил -- он ненавидел спать в духоте, высасывающей из тела вместе с липким потом всякую бодрость.
       -- Винс, ты не спишь? -- спросил Розе и, услышав отрицательное мычание соседа, спросил: -- Что ты думаешь обо всем этом... об этой работе?
       -- Мне платят не за то, чтобы я думал, старина, -- ответил Корсаков. До недавних пор в мире было три человека, которым он мог всецело доверять: мать, Бронек Кауфман и Жорж Вальдес; они могли не всегда его понимать, но в любом случае не предали бы. После штурма парламентского дворца в Сан-та-Фе таких людей осталось всего двое. -- Я не буду стесняться, старина, -- сказал Корсаков, чтобы смягчить резкость своего ответа, и повернулся лицом к стене.
       Проснувшись наутро уже засветло, он услышал из ванной плеск воды -- видимо, Розе принимал душ. Однако и без этих звуков здание полнилось жизнью, составлявшей контраст его вчерашней гулкой пустынности: на кухне перекликались голоса и погромыхивала посуда, в коридорах слышались торопливые шаги и стук в двери, откуда-то доносилась восточная музыка. Розе появился из ванной, и Корсакова невольно передернуло при виде его могучего костяка, больше подходившего для какого-нибудь вьючного животного, обтянутого землистого цвета кожей в прыщах и бледных татуировках. Розе уловил реакцию Корсакова, но не подал виду, лишь углы его рта слегка опустились. Вытираясь, он повернулся, и Корсаков увидел на его спине страшные бугристые шрамы, словно после ударов топором. Неожиданно Розе оторвал полотенце от лица и посмотрел на соседа через плечо.
       -- Интересуешься, откуда у меня эти метки? -- хрипло спросил он. -- Видишь, у такой образины, как я, даже шрамы какие-то уродские. Как-то давным-давно я попал в плен в Биафре: мы шли в разведку и напоролись на засаду. Я отстреливался, пока не кончились патроны, ну а потом черные подвесили меня на дереве и начали допрос. Я им ничего не сказал, и тогда они начали полосовать меня штык-ножами по спине. С тех пор я стал еще больше походить на Франкенштейна из кино -- того ведь тоже собирали из кусочков.
       Раздался стук в дверь, и в комнату просунулась лоснящаяся голова Фабрициуса. Она недовольно произнесла:
       -- Долго спите, ребята: оружие привезли и уже разгружают. Сейчас завтрак, а после завтрака собираемся в оружейной комнате, посмотрим, с чем нам придется работать. Там же решим, кто чем займется сегодня.
       Кормежка оказалась совсем недурной, напомнив Корсакову кухню кавказского ресторанчика в Бруклине, куда он порой заходил. Много мяса, много специй, много овощей, теплый хлеб домашней выпечки... Покончив с едой, Корсаков неторопливо выпил чашку отличного кофе, запил ключевой водой, стоявшей в графине на столе, и в умиротворенном состоянии духа подошел к окошку раздачи, собираясь поблагодарить повара. Обросший щетиной суровый мужчина в ответ на поощрительные слова Корсакова с достоинством кивнул и что-то серьезно произнес на смутно знакомом Корсакову языке, но затем, видя, что собеседник его не понимает, спохватился и слова признательности высказал уже на фарси. В кухне рядом с поваром суетились три малорослые женщины. Лица их были открыты, что показалось Корсакову необычным.
       -- Вы не здешние? -- спросил Корсаков у повара.
       -- Почему, здешние, -- мрачно ответил тот. -- Просто мы христиане, армяне. Местные мусульмане не хотят здесь работать, ну а нам можно.
       -- Слава Аллаху! Лучший повар этих земель будет услаждать нас своим искусством! -- напыщенно воскликнул Корсаков. За шутку он был вознагражден угрюмым взглядом и кривой улыбкой повара.
       Когда наемники спустились в оружейную комнату, оружие уже было расставлено вдоль стен и разложено на столах. Фабрициус объявил:
       -- Личное оружие подберите себе по своему вкусу, все остальное будем брать по мере необходимости. Все стволы пристреляны, проверены и готовы к работе. Ключ от оружейной комнаты отныне будет у меня, но отказу никому ни в чем не будет -- просто в таком деле должен быть порядок.
       -- Смотри не загони пушки налево, Кристоф, -- хохотнул Терлинк. -- Состоять при складе и ничем не попользоваться -- для этого нужна стальная воля.
       Фабрициус заметно смутился, а похожие на близнецов Байтлих и Томас покатились со смеху. Молчаливые иранцы между тем еще продолжали таскать в комнату оружие -- на сей раз они вдвоем, тяжело дыша, внесли плиту от 82-миллиметрового миномета советского производства.
       -- Ого! Серьезная штука! -- воскликнул Терлинк. -- Неплохо бы придать нам еще и пару ишаков, чтобы таскать эту хреновину.
       -- Если вы заметили, ребята, за нашей казармой есть гараж, -- сказал Фабрициус. -- Туда на днях пригонят три джипа, так что у нас будут свои колеса.
       -- Отлично! -- воскликнул Томас, высоко подпрыгнув с автоматом Калашникова в руках. -- Вот погоняем по горам, правда, Клаус?
       -- Погоди, как бы нас самих не погоняли, -- ухмыльнулся Терлинк. Он держал в руках снайперскую винтовку, потом положил ее на стол и принялся разглядывать автомат с укороченным стволом и откидным прикладом, потом присел над скорострельным безоткатным орудием с питанием барабанного типа. -- А интересные штучки делают русские, -- сказал он со счастливой, почти детской улыбкой. -- Так и хочется скорее их попробовать в деле. Пока мне приходилось стрелять только из "Калашникова".
       -- Не надо торопиться, мы не дети, чтобы играться оружием, -- рассудительно возразил Фабрициус. -- Те, на ком ты будешь все это пробовать, тоже не лыком шиты. Не бойся, денежки рано или поздно придется отработать, так зачем с этим спешить?
       -- Ты уж очень прямо все понимаешь, Кристоф, -- насмешливо возразил Терлинк. -- Мне тоже неохота подставлять голову под пули. А пострелять можно и в горах по пивным банкам. Кстати, надо подобрать места для постов охранения. Кто идет со мной в горы?
       -- Кстати, а где пивные банки? -- дурашливо завопил Клаус Байтлих. Корсаков подошел к Терлинку и тронул его за рукав со словами:
       -- Я бы не прочь прогуляться.
       -- О'кей, -- сдержанно кивнул Терлинк.
       Кто-то снова тронул его за руку, он обернулся и увидел нависшую над собой покойницкую физиономию Эрхарда Розе. Тот проскрипел:
       -- Меня возьмете?
       -- О'кей, -- повторил Терлинк, хотя на сей раз уже с некоторой заминкой. Он обратился к Фабрициусу: -- Кристоф, мы идем в горы, выдай нам бинокли и рации. И поторопи хозяев: вечером я рассчитываю на выпивку.
       -- А мы рассчитываем гораздо раньше! -- захохотали немцы-близнецы.
       -- Ничего подобного, -- возразил Фабрициус. -- Вы двое патрулируете периметр фабрики со стороны долины, я и Жак Вьен -- со стороны гор. И вообще, парни, мой вам совет: кончайте придуриваться. Работать за вас никто не намерен. Но имейте в виду: из таких местечек, как это, не выгоняют просто так. Если поработаете, как следует замажетесь кровью -- тогда другое дело. А если сейчас хозяева решат, что вы им не подходите, то вы вполне можете остаться здесь навсегда. Слишком уж много вы успели повидать. Так что угомонитесь, ребята, здесь вам не Конго.
       -- Да брось, Кристоф, что мы такого сказали? -- примирительно произнес Томас. -- Мы просто не поняли, что уже сегодня выходим на работу. Думали, дадут денек отдыха...
       -- С какой стати? -- удивился Фабрициус. -- Денежки-то вам идут с сегодняшнего дня. Ну все, собирайтесь и выходите во двор.
       -- Постой, Кристоф, а где эти наши макаронники? -- поинтересовался Терлинк. -- Они что, на особом положении?
       -- Вроде того, -- пожал плечами Фабрициус. -- Шеф сказал, что их дело -- сторожить казарму и выполнять всякие особые поручения.
       -- Понятно. Шпионить за нами, короче говоря, -- кивнул Терлинк. -- Ну и черт с ними, все равно в настоящем деле от них мало толку. Пошли, ребята.
       На гребень, казавшийся таким близким, они поднимались более трех часов. Очертания гор здесь были мягкими, а склоны -- довольно пологими и поросшими там и сям сухой травой, колючками и карликовыми кустарниками. В течение всего времени подъема их овевал знойный ветер, вырывавшийся откуда-то слева, но когда они оказались на закругленном гребне, ветер обхватил их, гудя и содрогаясь, и попытался сбросить вниз со склона. Им приходилось с трудом удерживать равновесие и кричать, чтобы слышать друг друга сквозь несмолкаемый гул. Казалось, что сама небесная синева трепещет и бьется, как огромный флаг. У их ног лежала иссеченная расселинами ложбина со скудной растительностью. По ложбине, словно ожившая накипь, медленно ползло стадо овец. В бинокль Корсаков отчетливо разглядел пастуха-туркмена на лошади, его огромную папаху, надвинутую на глаза, и выдубленное солнцем и ветром лицо в резких морщинах. Вокруг стада сновали огромные косматые псы. За плечами у пастуха висела старая английская винтовка. Ложбина плавно переходила в следующую цепь гор, но уже пониже, за той виднелась следующая. Округлые вершины теснились, словно застывшее стадо, обдуваемое нестихающим порывистым ветром, и лишь где-то в туманной дымке можно было разглядеть в бинокль извилистую ленту реки и волнистые линии, обозначающие границы наносных пластов. По-видимому, река, сбегавшая с гор к востоку, была одним из притоков Теджена. "Там уже Россия", -- промелькнуло в голове у Корсакова, и он неотрывно всматривался в окуляры бинокля, пока Терлинк не прокричал ему на ухо:
       -- Поднимись вон туда -- там, кажется, неплохое местечко. Мы пойдем правее.
       Корсаков кивнул и, шатаясь под налетающим ветром, пошел по гребню к седловидной вершине, возвышавшейся над гребнем. Взобравшись на нее по пологому склону, на котором отливала металлом иссушенная до блеска трава, Корсаков обнаружил природную огневую точку: чашеобразную выемку в макушке горы, откуда можно было вести круговой обстрел и ложбины впереди, и долины с фабрикой в тылу, и гребня в обоих направлениях. Чтобы оборудовать пулеметное гнездо по всем правилам, требовалось только немного поработать киркой и лопатой. В бинокль Корсаков увидел Терлинка и Розе, карабкавшихся на одну из вершин невдалеке. Со стороны гребня фабрику прикрыть оказалось несложно: такие идеальные пулеметные точки, расположенные на господствующих вершинах, взять внезапной атакой практически невозможно, поскольку пологие склоны не создают мертвого пространства и во все стороны имеется прекрасный обзор. Подавить такую точку, конечно, можно, особенно из миномета, но в таком случае нападающим придется обнаружить себя. Корсаков не торопился к своим товарищам: приставив к глазам бинокль, он внимательно изучал взглядом окрестности. Левее, к северо-западу, ложбина круто, уходила вниз, а дальше, после некоторого промежутка, вновь начиналась горная цепь. Корсаков выбрался из своего гнезда, спустился по склону на гребень и, сутулясь под ветром, зашагал в том направлении. Борьба с ветром отвлекла его внимание, и он вздрогнул от неожиданности, когда перед ним разверзлась пропасть. В ущелье с обрывистыми стенами ветер завывал, как в аэродинамической трубе, и всерьез угрожал сорвать Корсакова с края обрыва, а потому тот лег на живот и поднес к глазам бинокль, рассматривая то, что происходило на дне ущелья.
       Там велось дорожное строительство. Два бульдозера, то двигаясь вперед, то пятясь, разравнивали подушку шоссе. Возвышались кучи щебня и песка, а к противоположной стене ущелья приткнулось несколько сарайчиков непонятного назначения. Впереди ущелье сужалось, и у этого сужения на грудах скальных обломков суетились люди. Вдруг они бросились бегом врассыпную. Отбежав на почтительное расстояние, они попрятались за грудами щебня, и через несколько секунд Корсаков увидел в месте сужения ущелья разрастающееся облачко и услышал звук взрыва. Туда, где обвалилась порода, направился, покачивая ковшом, скрепер, а взрывники пошли к сарайчикам, в одном из которых, как догадался Корсаков, хранилась взрывчатка. Он подождал, пока рабочие не откроют сарайчик и не начнут вытаскивать упаковки со взрывчаткой, хотя рация голосом Розе уже хрипела: "Винс... Винс..." Корсаков направил . бинокль на упаковки и вгляделся в них. "Похоже, аммонит", -- пробормотал он, поднялся на ноги и зашагал по гребню обратно. Все трое встретились на склоне, спускавшемся в долину, и Терлинк озабоченно произнес:
       -- Прикрыть фабрику со стороны хребта -- пара пустяков. Можно даже частично прикрыть подходы к ней со стороны долины. Но меня смущают все эти сады: ночью под их прикрытием можно подобраться довольно близко к периметру. А как с твоей стороны, Винс?
       -- То же самое, -- ответил Корсаков. -- Впереди и с флангов я контролирую все пространство, но позади простреливаются только склоны, а дальше начинаются те же сады. Кроме того, слева, метрах в трехстах, пролегает ущелье. В нем могут накапливаться люди для последующего броска в долину, под прикрытием зелени. Надо бы свести полосу садов, начиная от того пункта, где дорога ныряет в ущелье, и кончая предместьями города. Тогда охрана фабрики будет контролировать открытое пространство перед периметром, а мы -- патрулировать дальние подступы, то, что не контролируется непосредственно с территории. А то сейчас из-за этой зелени дальние подступы незаметно переходят в ближние.
       -- Толково излагаешь, Винс, -- похвалил Терлинк. -- Но ты забыл одну вещь. Сколько нас тут для прикрытия дальних подступов, патрулирования и тому подобного? Я сперва думал, что десятеро, но, оказывается, итальяшки будут только шпионить за нами и заодно охранять казарму. Я так понимаю, что если кто-то из нас проштрафится, то они же должны исполнять приговоры начальства. Так что же получается: нас остается только семеро? Семерка, может, и великолепная, но только это не кино. На фабрике тьма охраны, сплошь итальяшки, а мы всемером должны контролировать линию, которая раз в двадцать длиннее периметра фабрики.
       -- Ты что, собираешься все бросить? -- поинтересовался Корсаков. -- А помнишь, что сегодня утром говорил Кристоф? Думаю, он был прав.
       -- С чего ты взял? -- возмутился Терлинк. -- Зачем я тогда перся за тридевять земель? Я просто не выношу несправедливости, не выношу, когда ко мне относятся по-свински. И потом, я привык отвечать за свою работу, а за что я могу отвечать, если мы всемером прикрываем такую линию? Местные бандиты знают тут все ходы и выходы: просочатся мимо наших постов, а мы окажемся виноваты.
       -- Скажи обо всем этом шефу, -- посоветовал Корсаков.
       -- Что значит -- "скажи"? Тебя что, это не касается? -- удивился Терлинк.
       -- Я ничего не буду говорить, -- покачал головой Корсаков. -- Все равно начальство сделает так, как задумало. По правде говоря, я был готов к тому, что нас не будут тут особенно беречь.
       -- Правильно, Винс, -- неожиданно поддакнул Розе, шагавший сзади, но внимательно прислушивавшийся к разговору. -- Искать справедливости -- дохлое дело. И вообще, Рене, ты рано беспокоишься: пока никто не стреляет, мы потихоньку работаем, денежки идут -- чего еще надо?
       -- Когда начнут стрелять, будет поздно, -- отрезал Терлинк. --Ладно, вы, конечно, правы, с начальством скандалить бесполезно. Но я все же поговорю с этим итальянским павлином спокойно, без скандала: просто скажу ему, что семь человек не могут эффективно охранять такую огромную территорию.
       -- Не надо так драматизировать, Рене, -- успокоительным тоном произнес Корсаков. -- Со стороны хребта прикрыть фабрику несложно, а со стороны долины от нас требуется только патрулирование. Непосредственно за охрану фабрики отвечают итальянцы.
       -- Это ты так считаешь, а начальство, думаю, считает по-другому, -- возразил Терлинк. -- Раз получаешь деньги за охрану фабрики, то ты и в ответе, если с ней что-то случилось.
       -- Ребята, послушайте, -- возбужденно захрипел, поравнявшись с ними, Эрхард Розе. -- Не забивайте себе голову всей этой ерундой. Я вот о чем подумал: нас заставляют заниматься охраной, чтобы только мы не бездельничали. Заодно мы, как профессионалы, должны помочь составить схему внешней линии охраны. Потом нас заменят итальянцами, а нам придется делать что-то другое, я в этом уверен. Не стоило нанимать таких людей, как мы, чтобы нести обычную караульную службу. Ну скажите, разве я не прав?
       Эрхард Розе оказался прав. Уже на следующий день Фабрициус созвал всех наемников на совещание в комнате отдыха. Там их уже ожидали Ла -Бар-бера и какой-то незнакомый иранец в темных очках и с бородой, неразговорчивый и мрачный, как все, с кем им приходилось иметь дело. Одежда его заставила Корсакова задуматься о том, почему при всех идеологизированных тоталитарных режимах в обществе господствует строго определенный стиль одежды. Видимо, режим настолько грозен, что страх вынуждает подданных мимикрировать, дабы одеждой не выделяться из рядов преданных граждан. Додумать эту не слишком свежую мысль до конца Корсакову не удалось, так как Фабрициус раздал всем присутствующим подробные карты горного района на границе с Афганистаном. На картах был подробно обозначен маршрут будущей экспедиции, причем отдельные обозначения имел тот участок пути, который предполагалось преодолеть на джипах, и тот, который следовало пройти пешком. Конечной целью являлся кишлак, помеченный на карте крестиком. На обратной стороне карты имелся размноженный на ксероксе и аккуратно подклеенный план окрестностей кишлака.
       -- Из того района, который вы видите на карте, планируется снабжать фабрику сырьем, -- начал пояснения Ла Барбера. -- Однако местные князьки, каждый из которых имеет собственные вооруженные отряды, совершенно неуправляемы. Им уже было сделано предложение поставлять все сырье на нашу фабрику по справедливым ценам, но они отказались, -- думаю, из чистого упрямства, поскольку при согласии они больше выиграли бы, нежели проиграли. Теперь мы должны сделать им такое предложение, от -которого они не смогут отказаться. Для начала надо преподать им урок: устранить наиболее упорных, тех, кто представляет собой главное препятствие для конструктивного сотрудничества. Кишлак, помеченный на карте, -- это база некоего Адам-хана и его отряда, откуда Адам-хан правит всей округой. Местные крестьяне сдают сырье ему, а он определяет, куда перепродать его дальше. Наша задача -- во-первых, устранить Адам-хана, как влиятельную фигуру в тамошнем раскладе сил, и, во-вторых, сделать это так, чтобы все выглядело максимально поучительно и ни у кого не возникало сомнений в нашей решительности и мощи. То, что вы сделаете, -- не только военная акция, но и акция пропаганды, акция устрашения...
       В продолжение всей речи Ла Барберы Терлинк недоуменно разглядывал карту, поворачивая ее так и сяк.
       -- Я кое-чего не понимаю, мистер, -- наконец произнес он. -- Если карта не врет, то этот ваш кишлак расположен на территории соседнего государства, то есть Афганистана. Как только мы пересечем границу, мы тут же окажемся абсолютно вне закона.
       -- Вся ваша работа протекает за гранью закона, мистер Терлинк, -- со злобной улыбкой процедил Ла Барбера. -- Удивительно, что вы этого не понимаете. Неужели вы думаете, что власти или руководство компании признают свою связь с вами, если вы попадете в переплет? Разумеется, все от вас тут же отрекутся. Кстати, в этом отношении контракт не предусматривает никаких гарантий.
       -- Ну конечно, какие там гарантии, -- проворчал Терлинк. -- Когда предвидится горячее дельце -- мы нужны, нас кормят на убой и так далее, а случись неладное, нас и знать никто не хочет.
       -- Пустой разговор, Рене, -- поморщился Корсаков. -- Мы вас слушаем, босс.
       Вместо Ла Барберы заговорил иранец:
       -- В тех местах, куда вы должны направиться, уже есть люди, готовые сотрудничать с нами и перевести на компанию все поставки сырья. Однако договоренность с ними пока держится в секрете. Они боятся других местных главарей, тех, что против тесного сотрудничества с нами. Необходимо нанести несколько мощных неожиданных ударов, по тем, кто противится нашим планам, чтобы на первый план выдвинулись те, кто готов работать с нами.
       -- Неужели ваше государство не может организовать все так, как нужно? -- спросил Розе. -- Развести плантации сырья, охранять их, направить армию против тех, кто будет мешать...
       -- Забудьте о государстве раз и навсегда, -- отрезал иранец. -- Наше государство объявило джихад наркотикам, и оно доведет его до победного конца. Наркотики противоречат нашей религии, и в нашей стране не будет этой заразы. Весь проект направлен на внешний рынок. Раз христиане хотят употреблять наркотики, они их получат, -- в голосе иранца прозвучала нотка злобного торжества. -- Однако мы не можем открыто признать наше участие в проекте -- это чревато международными осложнениями, -- заключил он.
       -- Ну да, своих травить нехорошо, а христиан -- пожалуйста. Слыхал я уже эти песенки про гнусных кафиров, про белых собак... Кое-кого из нехристей даже отправил за них на небеса, к ихнему пророку, -- бурчал Терлинк. Корсаков, слушая речь иранца, внутренне сжался: люди, слушающие подобные откровения, обычно не заживаются на белом свете. "С нами не стесняются, словно мы уже покойники", -- подумал он.
       -- А что касается армии, -- продолжал иранец, -- то она много раз пыталась навести порядок в тех местах, но в полной мере сделать это невозможно, как и установить настоящую границу. Эти горы -- единая страна, без границ, без центральной власти, с постоянной междоусобной войной. Там все мужчины носят оружие, там постоянно идет партизанская война против любого правительства. И Тегеран, и Кабул уже давно отказались от мысли установить жесткое управление на этих территориях и довольствуются общим контролем и изъявлениями покорности, которые никого ни к чему не обязывают. К тому же, напоминаю еще раз, большая часть горной страны официально принадлежит Афганистану.
       -- Стало быть, мы должны сделать то, чего не смогли сделать ни правительство, ни армия? -- саркастически полюбопытствовал Терлинк.
       -- От вас никто этого не требует, -- возразил иранец. -- Вы должны только изменить расстановку сил в регионе. Местные главари благодаря вам убедятся, что противодействовать нам опасно и невыгодно, -- гораздо выгоднее отбросить амбиции и спокойно сотрудничать.
       -- Короче, ребята, хватит трепаться, а то наш друг подумает, будто мы не деловые люди, -- заявил Ла Барбера. -- Рассмотрите внимательно карты местности и скажите, что вам потребуется для успеха операции.
       Корсаков вгляделся в карту. Кишлак был маленьким, полузаброшенным и, видимо, заглох бы окончательно, не избери его Адам-хан своим пристанищем. Горное плато, на котором располагался кишлак, пересекало русло пересохшей реки. Обширную территорию близ сухого русла покрывали какие-то незнакомые Корсакову обозначения.
       -- Это кяризы, -- в ответ на его вопрос пояснил иранец. -- Каналы, закрытые сверху, чтобы вода не испарялась. Но река пересохла, и теперь вся система заброшена.
       -- Это неплохо, -- задумчиво пробормотал Корсаков. Система кяризов подходила к самому кишлаку, вокруг которого со всех сторон лежала открытая местность -- выжженное солнцем каменистое плато. Корсаков машинально стал просчитывать в голове всю операцию: в каком месте следует укрыть джипы, откуда выйти на плато, в какое время подобраться к кишлаку... Потом он заметил, что Фабрициус тоже погрузился в размышления и делает ка-кие-то пометки в записной книжке. "Командир-то он, а не я", -- сказал себе Корсаков и попытался отвлечься, но в голове все равно упорно крутились мысли о том, откуда вести наблюдение, какое оружие взять с собой...
       Ход его раздумий прервал вопрос Терлинка:
       -- А бесшумки нам выдадут?
       -- Мы заказали и бесшумные винтовки, и бесшумные автоматы, но пока их не получали, -- сказал Ла Барбера. -- Придется пока поработать обычным оружием.
       -- Обычным оружием! -- фыркнул Терлинк. -- Легко сказать! Там в кишлаке сотни полторы головорезов, а мы всемером должны с ними справиться обычным оружием!
       -- Во всяком деле бывают объективные трудности, мистер Терлинк, -- злобно блеснув смоляными глазами, возразил Л а Барбера. -- Раньше бесшумок вообще не делали, а люди вашей профессии уже существовали. Вам, между прочим, платят не только за то, чтобы вы стреляли, но и за то, чтобы вы думали, как решить возникающие проблемы. Руководство компании ставит задачи, а уж дальше дело ваше, на то вы и специалисты.
       -- Ставить задачи все мастера, -- процедил Терлинк, махнул рукой и умолк.
       Розе наклонился к нему и шепотом, который услышали все, успокоительно сказал:
       -- Ничего, Рене, часовых мы уберем без шума, я ручаюсь. Ну а дальше все будет проще.
       Терлинк посмотрел на немца как на идиота и только пожал плечами.
       -- Помните: главная задача -- устранить Адам-хана, -- сказал иранец. -- Он контролирует производство сырья, весь товар стекается к нему. Устраните его, и мы сможем убедить его людей поставлять сырье нам.
       -- Считайте, что он уже покойник, -- не отрываясь от карты, пробормотал Фабрициус.
       Выехали они на следующее утро, когда едва начинало светать. Через четыре часа езды по пыльным каменистым дорогам они загнали джипы в ложбину, незаметную с дороги, и дальше пошли пешком. Перевалив через горную цепь, окружавшую плато, они залегли среди валунов на склоне, и Фабрициус направил бинокль на кишлак. Корсаков разглядывал кишлак через прицел советской снайперской винтовки. Оборонять селение было несложно, так как вокруг него расстилалась открытая местность без единого деревца или травинки. Однако благодаря этой же открытости наблюдатель мог разглядеть систему обороны кишлака и все сторожевые посты. Полевое охранение отсутствовало, посты располагались на крышах окраинных домов, защищенные брустверами из мешков с песком. Корсаков увидел кяризы, своды которых местами обвалились, оставив в земле зияющие черные дыры. Там, где система кяризов ближе всего подходила к кишлаку, тоже находился пост: на плоской крыше строения над бруствером виднелась голова в чалме и торчащий из-за плеча ствол винтовки. Корсаков прикинул расстояние до часового, направление и силу ветра. Звук выстрела на таком расстоянии в кишлаке не должны были услышать, тем более что нестихающий ветер отнесет его в сторону. Если удастся снять часового, то группа, подобравшись по кяризам, сможет незаметно проникнуть в кишлак. Не вызывало сомнений то, что Адам-хана следует искать в большом двухэтажном глинобитном доме с галереей вокруг второго этажа, стоявшем в самом центре селения. У дома слонялись вооруженные люди в широких местных одеяниях, в чалмах или плоских нуристанских шапочках. Обнесенный глинобитной стеной двор, примыкавший к дому, был полон таких же вооруженных молодцов. Некоторые из них просто болтали, сидя на корточках у стен, некоторые, расстелив на земле тряпицы, чистили оружие, другие следили за стряпней, сгрудившись в углу двора, где в углублении под котлом дымились дрова, а вокруг котла суетились повара. Корсаков негромко произнес:
       -- Идите вперед. Я сниму того парня на крыше и вас догоню.
       -- При таком ветре? Да брось! -- воскликнул Фабрициус.
       -- Я говорю -- идите, -- твердо повторил Корсаков. В голосе его слышалась такая уверенность, что Фабрициус, перекинувшись парой слов с остальными, приказал им следовать за собой. Наемники, пригибаясь, цепочкой, заскользили вниз между скальных отрогов и валунов, а Корсаков вновь припал к окуляру прицела. Никакие расчеты и поправки на расстояние, высоту и ветер не могли сделать выстрел точным без того чувства слияния с оружием, которое через несколько минут наполнило его ликованием и уверенностью, и он плавно спустил курок. В гуле ветра, врывавшегося на плато сквозь тесные горные проходы, звук выстрела тут же затерялся, отлетев куда-то в сторону. Корсаков видел в прицел, как часового швырнуло спиной на мешки с песком и как затем он сполз вниз, скрывшись из виду за бруствером. Шестеро наемников, используя каждую складку местности, подбирались к проломам в земле, обозначавшим вход в кяризы. В каждом движении этих людей чувствовался профессионализм, вошедший в кровь. Когда они наконец исчезли под землей, Корсаков еще раз внимательно обвел взглядом сквозь прицел подходы к кишлаку. Над бруствером поста, ближайшего к тому, что он обстрелял, торчал, уставившись в синее горное небо, ствол крупнокалиберного пулемета. При отходе этот пулемет мог достать группу даже на удаленном от кишлака склоне хребта. Корсаков собрал свою поклажу: закинул за спину гранатомет, сумку с зарядами, винтовку, повесил на грудь советский автомат с укороченным стволом, поправил на поясе сумки с гранатами и не спеша, прячась среди валунов и расселин, стал спускаться вниз. Там изрядную часть пути ему пришлось проделать ползком, так как он сразу увидел, что прикрыть его со стороны кишлака могут только чуть заметные неровности почвы и старые, давным-давно пересохшие промоины. Съехав на животе в пересохшее речное русло, он, пригибаясь, перебежал его и протиснулся в устье кяриза. В узком и глубоком подземном канале было сухо, но не совсем темно -- свет поступал через щели и проломы в потолке, и Корсаков мог довольно легко ориентироваться, выбирая направление на кишлак: Выбрав подходящий пролом, он подпрыгнул, подтянулся и выглянул на поверхность, щурясь от яркого солнца. Невдалеке от себя он увидел пост, где снял часового. Чуть заметные следы на иссохшей глинистой земле указывали на то, что группа воспользовалась этим же выходом и затем разделилась: часть направилась в одну улочку, часть -- в другую. Пост с крупнокалиберным пулеметом скрывался за изгибом стены, и Корсаков, перебежав мертвое пространство, начал вдоль стены продвигаться к пулеметному гнезду. Наконец ветром до него донесло обрывок разговора, смех, слабый запах сигаретного дыма.
       Он крадучись вышел из-под стены, увидел крышу с бруствером, торчащий ствол. Караульных не было видно -- вероятно, они присели перекурить, спрятавшись за бруствером от ветра. Корсаков примерился и, плавно взмахнув рукой, запустил в гнездо одну за другой две гранаты. Бросившись обратно под стену, он через пару секунд услышал хлопки взрывов, прозвучавшие на ветру до странности глухо. Надо было спешить: с автоматом на изготовку он вбежал в улочку, пинком распахнул дверь в глухой глинобитной стене, швырнул гранату во двор и после взрыва через повисшую на одной петле дверь ворвался во двор, затянутый облаком пыли. Палец его дрогнул на курке автомата, но выстрела не последовало: он вовремя понял, что в центре двора лежит всего лишь труп собаки, подергивающей в предсмертных судорогах задними лапами и хвостом. Припав на колено, Корсаков сорвал С плеча гранатомет и из дверного проема выпустил в стену дома кумулятивный заряд. Пронизав стену, граната глухо грохнула внутри помещения. Взрывная волна изнутри сорвала с петель дверь, которая в клубах дыма вылетела на середину двора. Корсаков перебежал двор и дал несколько очередей из автомата в зияющий дверной проем, стараясь поразить все углы комнаты. Людей в большой комнате не оказалось -- только иссеченные осколками голые стены, мешки, из пробоин которых текло зерно, в углу -- кустарный ткацкий станок, превращенный взрывом в груду деревянного хлама. Корсаков пересек комнату, рванул на себя следующую дверь, швырнул в помещение гранату, а сам отскочил от дверного проема и прижался спиной к стене. Как только раздался взрыв, он ворвался в комнату и выпустил по углам несколько коротких очередей. Когда дым чуть рассеялся, уплыв в узенькое окошко, Корсаков сплюнул от досады -- людей и тут не оказалось. Больше в доме комнат не было, и Корсаков со всех ног бросился назад во двор. Сделал он это вовремя: с крыши по лепившимся к стене глинобитным ступенькам спускался, хромая и вздрагивая от боли, раненый часовой. На его одежде темнели пятна крови, бритая голова, с которой свалилась чалма, блестела от крови, словно покрытая красным лаком. Часовой увидел Корсакова, и в глазах его сверкнула ненависть. Он вскинул руку с пистолетом, но выстрелить не успел: короткая очередь из автомата Корсакова снесла ему верхнюю часть черепа, веером разбрызгав по стене кровавые ошметки. Корсаков взбежал на крышу. В пулеметном гнезде лежали два трупа, иссеченные осколками так, что напоминали уже не людей, а два бесформенных кровавых комка. На плоскую крышу из-под них вытекала темная лужа крови. У крупнокалиберного пулемета, валявшегося треногой кверху, осколки сильно искорежили приемник и ствольную коробку, так что стрелять из него было уже нельзя. Отпихнув ногой пулемет и чувствуя противную липкость крови даже сквозь толстые подошвы ботинок, Корсаков припал к брустверу, повернувшись в сторону резиденции Адам-хана. Оттуда к посту уже бежали по узкой улочке вооруженные люди. Стоило им достигнуть изгиба улочки, и они попали бы в мертвое пространство, держась в котором они могли бы, не опасаясь обстрела, подобраться вплотную к посту и забросать Корсакова гранатами. Взорвавшийся посреди улочки гранатометный заряд заставил их остановиться, а короткие точные автоматные очереди скосили передних. Остальные залегли вдоль глухих глинобитных стенок и открыли ответный огонь. Корсаков еле успел пригнуться -- первые же очереди вспороли самый гребень сложенного из мешков с песком бруствера. Люди Адам-хана стреляли совсем неплохо и не прекращали стрельбу, за-i ставляя противника прятаться за бруствером. Корсаков с трудом раздвинул мешки и в образовавшуюся щель выставил ствол автомата. Открывать огонь он не торопился, предпочитая сначала оценить обстановку. Двое бандитов неподвижно валялись в пыли, двое других волокли раненого в какой-то проход в стене. Еще несколько готовилось к перебежке, но Корсаков парой очередей заставил их снова залечь. Сравнив первоначальное число нападавших с тем, что теперь находилось в поле его зрения, он понял, что часть успела прорваться в мертвое пространство и ему предстоит ближний бой. Уступить инициативу было равносильно гибели: нападавшие наверняка растекались сейчас но лабиринту закоулков и двориков, со всех сторон обкладывая пост. Корсаков навел гранатомет на стену, вдоль которой залегли стрелявшие в него бандиты, и один за другим выпустил три остававшихся у него заряда. Улочка скрылась в туче дыма и пыли, а Корсаков, оставив гранатомет и винтовку, выскочил с одним автоматом из-за бруствера, подбежал к краю крыши и без раздумий прыгнул вниз. Уроки Томми Эндо не прошли впустую: он приземлился мягко, коснулся ладонями земли и тут же перекатился вбок, краем глаза заметив фигуру бандита, вскинувшего автомат. Очередь просвистела у него над головой, выбив из стены град осколков, но он, кувыркаясь в пыли, успел нажать на курок и увидеть, как бандит рухнул на колени, а затем медленно повалился в пыль. Из-за стены того дома, где Корсаков уже побывал, донеслись крики, и он, целясь на голос, перебросил через стену гранату. Метнувшись после взрыва вправо, он вышиб пинком дверь в противоположный двор, швырнул туда очередную гранату и вслед за взрывом, стреляя из автомата, ворвался во двор. Упав на землю, он продолжал стрелять, но уже прицельно: в клубах пыли мигнул огонек -- это кто-то пытался подстрелить Корсакова из-за угла маленькой хозяйственной постройки, но пули прошли мимо. Стрелявший скрылся за углом, и Корсаков, держа автомат наготове, вскочил и бросился к дому, чтобы укрыться за ним, но в этот момент из-за угла появился стрелявший человек, сделав пару неуверенных шаг гов, споткнулся и замертво растянулся на земле, раскинув руки и ноги.
       Корсаков все время ощущал врагов в окружавшем его лабиринте зданий и стен, но теперь это чувство ушло. Со стороны дворца Адам-хана донеслись звуки перестрелки, и Корсаков, перелезая через ограды, вышибая калитки и двери, перебегая по извилистым улочкам, направился на шум. На углу одной из улочек он миновал два распростертых в пыли неподвижных тела. В груди одного из мертвецов, лежавшего навзничь с удивленно разинутым ртом, торчал всаженный по рукоятку десантный кинжал, вокруг головы второго растеклось темное пятно. Затем Корсаков наткнулся на стену, в которой зияли два огромных пролома, а сквозь проломы виднелась груда дымящихся обломков. Из-под обломков, словно выражая угрозу, торчала чья-то рука со скрюченными пальцами. Взобравшись с груды на смежную плоскую крышу, Корсаков оказался свидетелем начала атаки на резиденцию Адам-хана. В воздухе что-то мелькнуло, и в следующую секунду на крыше дворца, где пулеметчик, защищенный мешками с песком, вслепую палил по лабиринту строений, разорвалась граната. За ней по той же немыслимой траектории пролетела и взорвалась другая. Из-за бруствера в воздух взлетели какие-то клочья, и пулемет смолк. Корсаков решил, что прицельно бросать гранаты на такое расстояние может только великан Эрхард Розе. Раздалось уханье гранатометных выстрелов, причем стрельба велась парами: первый стрелок прожигал стену кумулятивным зарядом, поражая все живое внутри строения, и тут же второй всаживал в непрочную глинобитную стену разрушительный осколочный заряд. Огонь велся с двух скрещивающихся направлений, и с двух сторон здания между узеньких окошек появились рваные дымящиеся проломы. Корсаков не сразу заметил, отвлеченный гранатными разрывами, пляшущие вокруг оконных проемов дымки. Невидимый пулеметчик короткими очередями с исключительной точностью бил по окнам, лишая гарнизон резиденции возможности отстреливаться и просто осмотреться. Двое бандитов выставили было пулемет на галерею второго этажа, но тут же на галерее рванула ручная граната, посланная с точностью опытного баскетболиста, и оба пулеметчика бессильно повалились по обе стороны от своего орудия. Прошло всего несколько минут после начала атаки, но первый этаж был уже весь в разных направлениях пронизан гранатами, и вокруг него клубились облака дыма и пыли, так что казалось, будто здание вот-вот рухнет. Атакующие перенесли огонь на второй этаж: взрыв разнес в щепки дверь на галерею и одновременно сбросил вниз тела мертвых пулеметчиков и сам пулемет. Окна на втором этаже были шире, чем на первом, и потому гранатометчикам раз за разом удавалось посылать заряды прямо в них. Взрывы глухо громыхали внутри здания, из оконных проемов повалил густой дым -- видимо, внутри что-то загорелось. На галерею выскочил человек в дымящейся одежде, но пулеметчик срезал его короткой очередью, и несчастный, взмахнув руками, с воплем полетел вниз. Со своей точки Корсаков заметил окровавленного бандита, протискивающегося в пролом на первом этаже. Сдвоенный щелчок короткой очереди--и верхняя часть тела бандита бессильно обвисла, так что кончики пальцев касались земли, а ноги застряли в проломе. Над кишлаком взвилась зеленая ракета, пулемет трещал непрерывно, поливая свинцом все окна и проломы. Под прикрытием этого огня, к которому и Корсаков присоединил стрельбу из своего автомата, из лабиринта построек выбежали пятеро в камуфляжной форме и со всех ног бросились к изуродованному зданию. Корсаков без передышки бил по окнам второго этажа, пока пулеметчик менял ленту. Затем пулеметчик вновь открыл огонь, дав Корсакову возможность сменить магазин. В проеме двери на галерею появилась было человеческая фигура, но очередь отшвырнула ее обратно в задымленный полумрак. Корсаков узнал в бегущих немцев-"близнецов" Томаса и Байтлиха, Фабрициуса, Терлинка и великана Розе. Розе, обогнав всех на своих длинных ногах, швырнул гранату в пролом, а сам отстранился, прижавшись спиной к стене. Остальные на секунду припали к земле. После взрыва Розе ворвался в дверь, и изнутри помещения тут же послышались автоматные очереди. Один за другим все атакующие ворвались в здание. Из дома доносились теперь только одиночные выстрелы, затем на втором этаже дважды хлопнули гранатные разрывы, послышались крики, на галерею, прихрамывая и продолжая кричать, выскочил человек в запыленном халате, но бывший начеку пулеметчик дал очередь, и афганец бессильно сполз по стене на пол галереи. Стрельба некоторое время продолжалась и на втором этаже, но наконец прекратилась. В дверном проеме появился Терлинк, оглядел окрестности, после чего позвал:
       -- Эй, Винс, где ты там? Иди скорей сюда!
       -- А мне что делать? -- донесся откуда-то слева голос Жака Вьена.
       -- Оставайся там и смотри, чтобы к нам никто не подобрался. Я покараулю с другой стороны.
       Корсаков наконец разглядел, где сидел Жак Вьен со своим пулеметом. Рядом с куполообразной крышей одного из строений возвышалось странное сооружение, похожее на усеченную фабричную трубу с площадкой наверху, обнесенной парапетом. На площадку вела деревянная лестница. Корсаков догадался, что купол обозначает мечеть, а возвышение с лестницей служит минаретом. Впрочем, в настоящий момент оно служило пулеметным гнездом для Жака Вьена. Бельгиец проник в мечеть, через дверку вышел к подножию лестницы, которую от дворца загораживал увенчанный куполом куб мечети, и, поднявшись по ней, сразу получил прекрасный об- зор большей части кишлака. Люди Адам-хана, побоявшись осквернить святое место, совершили ошибку, лишившись прекрасной пулеметной точки, которую не преминул использовать противник. Жак Вьен справедливо считался придурком всюду, где бы он ни работал, но ему посчастливилось обнаружить в себе неожиданный талант -- талант пулеметчика. Корсаков с удовольствием эстета наблюдал за тем, как он стрелял по дворцу. Бельгийца стоило упрекнуть лишь в том, что, ведя огонь с парапета, он был весьма уязвим для ответного огня, так как его плечи, грудь и голову парапет не закрывал. Однако Жак Вьен имел смутное представление об опасности -- его храбрость была храбростью человека, лишенного воображения. Сейчас Корсаков видел только его берет, маячивший над парапетом. Спрыгнув с крыши и обходя тела убитых бандитов, валявшиеся на площади, Корсаков направился к зданию резиденции. Неожиданно прямо перед ним грохнулся в пыль и забился в агонии афганец с перерезанным горлом. Корсаков посмотрел вверх и встретил безумный взгляд Карстена Томаса, но немец тут же повернулся и исчез внутри помещения. На первом этаже толстый слой пыли покрывал все -- скомканные ковры, обломки мебели, выломанные взрывами куски стен и трупы людей. Сквозь проломы Корсаков увидел площадь по другую сторону дворца -- там чадили два грузовика, осевшие на простреленных шинах, но дым не успевал подняться к небу -- его тут же сносило ветром. Вокруг машин валялось добрых два десятка трупов -- видимо, эти люди как раз собирались отъезжать, когда попали под обстрел. Кое-как пробираясь между загромождавшими комнаты предметами, Корсаков дошел до лестницы на второй этаж и поднялся наверх, по дороге перешагнув через застрявший на ступеньках труп женщины. На втором этаже его глазам предстала сцена допроса. В ряд стояли трое захваченных в плен людей Адам-хана и бородатый старик, судя по одежде -- мулла. Четвертый бандит, раненный в ноги, сидел, прислонившись спиной к стене и свесив голову на грудь. Из смежной комнаты доносились всхлипывание и подвывание. Покрывая эти звуки, успокоительно гудел надтреснутый бас Эрхарда Розе. Допрос вели "близнецы" Томас и Байтлих, а Фабрициус сидел на корточках в углу, внимательно наблюдая за происходящим. Корсаков подошел к Фабрициусу, присел на корточки рядом с ним и спросил:
       -- Что это у вас покойники из окон падают -- разве дело не кончено?
       -- Ребята спрашивают этих халатников, где Адам-хан, -- пояснил Фабрициус. -- Думаю, что мы его укокошили, однако надо удостовериться. Найдем труп, отрежем башку и прихватим с собой.
       -- Ты что, серьезно? -- поднял брови Корсаков.
       -- Конечно. Наниматель вправе знать, за что он платит деньги, -- пожал плечами Фабрициус и переключил внимание на допрос.
       Карстен Томас размахивал кинжалом перед глазами одного из пленных и орал:
       -- Адам-хан! Адам-хан! Где Адам-хан, скотина? Будешь молчать, и тебя прирежу, как барана!
       -- Помоги ему, Винс, объясни этим ублюдкам,
       что нам нужен Адам-хан. Скажи, что одного из них мы прирезали для примера, точно так же перережем и остальных, если не получим Адам-хана, живого или мертвого. Скажи, что расстреляем женщин и детей, которые вон в той комнате.
       Корсаков подошел к пленным и заговорил на фарси, поочередно подходя то к одному, то к другому и глядя в глаза, полные ненависти и страха. Только у старичка-муллы взгляд был безмятежно спокоен. Томас не выдержал и заорал вновь:
       -- Молчишь? Говори, сука! Говори!
       -- Заткнись, -- оборвал его Корсаков и вновь обошел маленькую шеренгу пленных, повторяя те же слова, но ответом ему вновь было молчание. Томас неожиданно отшвырнул его в сторону и со сдавленным рычанием всадил кинжал в грудь одному из пленных -- тому, что стоял ближе всех к двери на галерею. Удар был нанесен профессионально -- точно в сердце, жертва обмякла и безвольно повалилась на пол.
       -- Подожди, -- вмешался Байтлих. -- Они у тебя слишком легко умирают. Винс, переведи им, что если они будут молчать, то каждый из них будет умирать несколько часов. Скажи им, что мы не шутим, что мы вытягивали всю подноготную и не из таких, как они. Скажи, что глупо терпеть адские муки из-за трупа, которому уже на все наплевать.
       После того как Корсаков повторил его слова на фарси, Байтлих процедил: "Минута на размышление", -- подхватил труп под мышки, выволок на галерею и сбросил вниз.
       -- Там уже ербачки сбегаются, -- хихикнул он, вернувшись в комнату. -- Ну что, будут они говорить?
       Корсаков перевел вопрос. Один из пленных, рослый чернобородый красавец с простреленной рукой, спокойно произнес:
       -- Вы можете жечь нас на медленном огне -- мы все равно ничего не скажем. Мы не можем выдать на поругание тело нашего благодетеля.
       -- Можешь не переводить, я все понял, -- со зловещей улыбкой промурлыкал Томас. -- Сейчас я буду его резать, резать, резать на маленькие кусочки...
       -- Постой, Карстен, -- задумчиво протянул Байт-лих. -- Покромсать их мы всегда успеем. Попробуем по-другому.
       Он снял с плеча автомат и шагнул в соседнюю комнату. Пленные тревожно зашевелились. Байт-лих крикнул из другой комнаты:
       -- Винс, скажи им: если они не покажут нам Адам-хана, живого или мертвого, я перестреляю его жен и детей. Жду одну минуту.
       Корсаков перевел его слова. Из соседней комнаты донесся лязг автоматного затвора, и сразу же в смертельном испуге заголосили женщины, заплакали дети. Рослый бородач сказал:
       -- Пусть не стреляет. Я покажу вам тело Адам-хана. Господин простит меня, ведь я делаю это, чтобы спасти его сына.
       Бородач шагнул к стене и здоровой рукой сорвал ковер, который почти сливался со стеной из-за покрывавшей его пыли. В открывшейся стенной нише стоял труп тучного мужчины огромного роста в халате из дорогой материи, с золотыми украшениями на шее и пальцах. Левая сторона лица покойника была изуродована попавшим в нее осколком и представляла собой ужасное черно-багровое месиво. Пленные упали на колени и зарыдали, повторяя: "Адам-хан, прости нас!" Только старичок-мулла остался стоять, невозмутимо перебирая четки и бормоча молитвы. Корсакова поразило его спокойствие, словно старика все происходящее нисколько не трогало. Байтлих за волосы подтащил к дверному проему плачущую женщину.
       -- Это Адам-хан? -- прорычал он ей в ухо. -- Винс, спроси ее, -- это Адам-хан?
       -- Она говорит, что да, -- вслушавшись в бормотание женщины, сказал Корсаков.
       Байтлих удовлетворенно ухмыльнулся и уволок жену Адам-хана обратно в комнату. Томас передернул затвор автомата, и, прежде чем Корсаков сообразил, что тот собирается сделать, грохнули два одиночных выстрела, и двое пленных молча повалились ничком на усыпанный обломками пол. Затем Томас короткой очередью добил раненого, сидевшего у стены, -- тот лишь сильно вздрогнул и остался сидеть в той же поае. Тут же автоматные очереди загремели и в соседней комнате. Раздались истошные вопли нескольких женщин, но тут же один за другим оборвались, а с последней короткой очередью смолк и последний голос, повисший на высочайшей ноте истерического визга. Грохнул еще одиночный выстрел, и все стихло. В дверном проеме появился Байтлих и с мальчишеской улыбкой обратился к своему "братцу":
       -- Карстен, не хочешь тепленькой мертвечинки? Я их специально не очень уродовал. Вспомни Африку -- там ты любил это дело.
       -- Да ну их, -- беспечно отмахнулся Томас. -- Нет настроения.
       -- Смотри, здесь бабу не скоро найдешь, -- предупредил его Байтлих. Корсаков подошел к нему и заглянул в смежную комнату. Он увидел груду женских тел в темной одежде, словно нарочно наваленных друг на друга. Казалось, каждая из женщин надеялась спрятаться за другой от града пуль. В углу такой же грудой застыли тела четверых детей Адам-хана. В складках одежд, в скрещениях тонких ручек и ножек Корсаков различил пряди слипшихся от крови волос и развороченные пулями личики -- Байтлих стрелял точно в голову. Неподвижно стоявший Розе пристально смотрел на картину избиения, и лицо его, как обычно, не выражало ровно ничего. Корсаков почувствовал легкий приступ тошноты. Он вспомнил палящий африканский полдень, дымящиеся развалины городка, взятого утренней атакой, и своих черных солдат, выстроившихся в очередь к женщине, распростертой на пыльной утоптанной земле. Один из солдат с остервенением трудился над женщиной, поблескивая на солнце черными ягодицами, и в такт его движениям раскачивались груди женщины и беспомощно моталась по земле ее голова. Присмотревшись, Корсаков заметил на голове блестящие потеки крови и вьющийся над ней рой мух. Он понял, что женщина лежит так безвольно потому, что она мертва. Его не передернуло и не стошнило -- как пьяницы утрачивают рвотный рефлекс на алкоголь, так он еще во Вьетнаме навсегда утратил рвотный рефлекс на ужасы войны. Он потряс головой, чтобы отвлечься от воспоминаний, и увидел, как Фабрициус, сидя к нему спиной, старательно трудится над телом Адам-хана, делая резкие движения локтем. Закончив работу, Фабрициус поднялся на ноги, держа в правой руке окровавленный штык-нож, а в левой -- голову Адам-хана.
       -- Жаль, повредили малость черепушку, -- проворчал Фабрициус, приподняв голову на уровень своих глаз и критически ее рассматривая.
       -- Ничего, узнать все равно можно, -- утешил его Корсаков.
       -- Вот и отлично, -- облегченно вздохнув, сказал Фабрициус. -- Во всякой работе главное -- успешное начало. Думаю, начальство будет довольно.
       Вытащив откуда-то иголку и нитку, он в несколько стежков зашил ворот халата Адам-хана, затем стащил халат с трупа и получил некое подобие мешка, в которое и закатил голову. Корсаков успел заметить, что драгоценности с мертвеца уже успели исчезнуть, однако промолчал. Карстен Томас оказался не таким бескорыстным.
       -- Неплохие побрякушки были на покойнике, правда, Кристоф? -- спросил он, обаятельно улыбаясь, но взгляд его оставался холодным.
       -- Да и на его бабах наверняка кое-что имелось, верно, Карстен? -- парировал Фабрициус. -- Все сдать мне, поделим на базе. И впредь будем делать так же. Коли работаем вместе, то и навар должен делиться поровну.
       В этот момент со стороны мечети донеслось щелканье пулемета Жака Вьена. Словно перекликаясь с ним, на крыше застучал автомат Терлинка, и сам стрелок заорал:
       -- Ребята, уходим! Что-то они зашевелились на том конце кишлака!
       Однако Фабрициус, глядя в глаза Томасу, продолжал неподвижно стоять с протянутой рукой. Тот хмыкнул и кивнул Байтлиху:
       -- Что ж, Клаус, давай. На всех так на всех. Байтлих сгрузил на ладонь Фабрициусу горсть
       каких-то украшений, и тот ссыпал их в опустевший подсумок для гранат. Осмотрев помещение еще раз, дабы не оставить в нем ничего ценного, Фабрициус первым затопал вниз по лестнице, за ним -- двое "близнецов". С галереи в комнату вошел Терлинк, огляделся и присвистнул:
       -- Ага, вот и сам хозяин... А голову, должно быть, Кристоф прихватил с собой?
       Корсаков утвердительно кивнул. Терлинк прошел в смежную комнату, и там на некоторое время воцарилось молчание. Затем донесся голос Терлинка: "Эрхард, ты что, покойников не видел? А ну пошли отсюда". Толкая впереди себя немца, впавшего в ступор, Терлинк вышел из комнаты, подтолкнул Розе в спину в направлении лестницы, а сам вышел
       на галерею и крикнул вслед Фабрициусу, бежавшему через площадь:
       -- Кристоф, здесь еще старичок остался, что с ним делать?
       Старик-мулла, присевший на корточках у стены, продолжал безучастно перебирать четки, но глаза его, ясные и живые, не оставляли сомнений в том, что от него не ускользает ни одна деталь происходящего. С площади долетел ответ Фабрициуса на вопрос Терлинка:
       -- Старика не трожь -- пусть расскажет здешнему народу, как все было. И пусть Винс ему втолкует напоследок, что мы работали от лица компании.
       -- Мы пришли сюда, потому что Адам-хан не хотел сотрудничать с компанией, -- начал объяснять Корсаков старику. -- Компания...
       -- Не надо больше говорить, я все знаю, -- сказал старик и посмотрел в глаза Корсакову своими живыми серо-голубыми глазками.
       -- Откуда? -- невольно спросил Корсаков.
       -- На все воля Аллаха, -- туманно ответил старик и умолк, прикрыв глаза и продолжая перебирать четки. Терлинк потеребил Корсакова за плечо и, превратно истолковав егомедлительность, сказал:
       -- Не убивай старичка, Кристоф велел его не трогать. Пошли!
       Остальных они догнали довольно быстро -- Фабрициус, Розе и Вьен медленно брели по той самой улочке, по которой бандиты пытались приблизиться к захваченному Корсаковым посту.
       -- Вы что еле тащитесь? -- удивленно спросил Терлинк и тут же вскинул автомат и присел, услышав неподалеку автоматные очереди.
       -- Да все эта парочка, -- пожаловался Фабрициус. -- Того, что было во дворце, им показалось мало, и теперь они обшаривают все дома и убивают всех, кого найдут. Они говорят, что таков приказ.
       -- Был приказ нагнать страху, но, по-моему, мы его уже выполнили, и теперь пора сматываться, -- сказал Терлинк. -- Пусть эти двое делают что хотят, а я не собираюсь дожидаться, когда сюда нагрянет еще одна шайка халатников. Так и скажи им, Кристоф.
       -- Эй, постойте! -- весело закричал сзади Байт-лих, и неразлучная парочка со всех ног кинулась догонять товарищей, выйдя из какой-то двери в глухой стене. Томас, приплясывая, крутил над головой женское ожерелье из монет и приговаривал:
       -- На всех, на всех, на всех!
       Когда "близнецы" поравнялись с остальными, Корсаков заметил, что их форма сплошь забрызгана кровью. Ему даже показалось, будто он ощущает пресный металлический запах бойни.
       -- О боже, вы что, отбивные из них делали? -- с брезгливой гримасой поинтересовался Терлинк.
       "Близнецы" рассмеялись, приняв шутку, и Байтлих пояснил:
       -- Понимаешь, Рене, в комнатушках, где они живут, такая теснота, что никуда не денешься -- все ошметки летят на тебя. Ну, мы там неплохо поработали. Пусть знают, как бороться с компанией.
       -- Ладно, пошли, надо торопиться, -- скомандовал Фабрициус, принимая у Томаса и ссыпая в подсумок очередную пригоршню побрякушек. -- Рене говорит, на той окраине зашевелились халатники -- как бы не сели на хвост.
       -- Не сядут, -- неожиданно сказал Жак Вьен на своем ужасном английском. -- Я их убил. Или ранил, -- подумав, добавил он.
       -- Откуда ты знаешь? -- удивленно спросил Терлинк по-французски.
       -- Там, на той окраине, появились какие-то люди, я стал стрелять в них и попал. Четверых убил наверняка, остальные разбежались, -- пояснил Вьен.
       -- Ну вот видите! -- обрадовался Байтлих.-- Время есть, почистим сейчас еще и с другой стороны. Не хотите возиться -- можете нас просто подождать.
       -- Вы как хотите, а я ухожу, -- заявил Терлинк. -- Дело мы сделали, а такие игры мне не по душе. К тому же все равно можем влипнуть, что бы там Жак ни говорил. Короче, командуй, Кристоф.
       -- Уходим, -- распорядился Фабрициус и решительно зашагал по улице. Розе, Корсаков, Вьен и Терлинк последовали за ним. "Близнецы" переглянулись и неохотно двинулись за остальными.
       Вскоре группа подошла к тому месту, где Корсаков задержал огнем людей Адам-хана. В пыли валялись шесть трупов, в стенах темнели глубокие выбоины от попаданий гранатометных зарядов, окруженные брызжущей насечкой, оставленной осколками.
       -- Твоя работа, Винс? Молодец, -- одобрительна сказал Фабрициус.
       -- Будьте поосторожнее, -- вместо ответа посоветовал Корсаков. -- Они ушли отсюда к дворцу, когда там началась стрельба, но, может быть, кто-то и остался -- засел в этих проклятых закоулках.
       Наемники мгновенно рассредоточились, образовав две цепочки по обеим сторонам улочки и держа оружие на изготовку, так что одна цепочка прикрывала другую. Чуть позади держался Жак Вьен с пулеметом, прикрывая тыл.
       -- Внимание, пост! -- показал Фабрициус на бруствер, возвышавшийся над крышей, но Корсаков тут же крикнул:
       -- Не стрелять! Там должно быть чисто!
       Байтлих поднялся с колена и снял с плеча гранатомет. "Настоящие профи, жаль, что психи", -- подумал Корсаков о "близнецах". Группа приблизилась к посту, и Корсаков сказал:
       -- Одну минутку, я там кое-что оставил.
       Знакомым путем он поднялся на крышу. За ним увязался Томас, не оставлявший, по-видимому, надежды пристрелить еще кого-нибудь. Труп часового на лестнице вызвал у Томаса одобрительное хмыканье, а поднявшись на крышу и увидев мертвецов в пулеметном гнезде, он восхищенно присвистнул.
       -- Похоже, Винс, мы и выйдем отсюда спокойно тоже благодаря тебе. А тот твой первый выстрел, которым ты снял часового, -- я в жизни не видел ничего подобного! А уж повидал я немало, можешь мне поверить.
       -- Я верю, -- сказал Корсаков, закинул за спину оставленные им на посту винтовку и гранатомет и стал спускаться вниз.
       По дороге на базу Корсакову пришлось сменить за рулем джипа Терлинка, который задремал от усталости и на одном из крутых поворотов едва не вырулил в пропасть. Подъезжая к казарме, Корсаков увидел злобные физиономии двух дежуривших на въезде сицилийцев, Аббандандо и Д'Акильи, и у него сразу сделалось муторно на душе. Выходя из гара жа, он наткнулся на третьего сицилийца, Луиджи Торетту, как всегда увешанного образками святых. Тот восторженно глядел на пошатывавшихся от усталости наемников, выходивших из гаража, и бормотал: "Слава богу! Слава богу!" Шедший рядом с Корсаковым Терлиик заскрипел зубами и замахнулся на Торетту:
       -- Заткнись, придурок!
       И Терлинк пояснил Корсакову извиняющимся тоном:
       -- От таких богомольцев никогда не знаешь, чего ждать. Перережет тебе глотку, а потом бежит в церковь, и господь ему отпускает все грехи. За это они господа так и любят.
       Дверь номера Корсакова и Розе оказалась открыта. Когда тяжелые ботинки Корсакова забухали по коридору, из номера выскользнула женщина в белом платке и белом халате, надетом поверх черного платья. Пролепетав какие-то извинения на ломаном английском, она устремилась по коридору в ту сторону, где на первом этаже располагался медпункт, и свернула на лестницу. Корсаков успел заметить только нежную смуглую кожу лица и робкие черные глаза. Машинально посмотрев вслед женщине, он сделал вывод, что у нее недурная фигура, хотя сказать наверняка было сложно из-за мешковатости здешних женских одеяний. В номере он обнаружил идеальную чистоту, свежие цветы, холодильник, забитый напитками, в числе которых появилось и пиво. Усилием воли Корсаков заставил себя принять душ, поскольку не хотел грязным ложиться на белье снежной свежести. Выйдя из ванной, он увидел, что его сосед по номеру чужд подобных предрассудков: Эрхард Розе в форме и ботинках лежал поверх одеяла и оглушительно храпел, разинув свой огромный рот. Корсаков без церемоний перевернул его на бок, дабы прервать храп, достал из холодильника банку пива, забрался с ней под одеяло и, осушив банку в три глотка, сам не заметил, как погрузился в сон.
       Проснувшись, он не сразу понял, где находится, и только вид Эрхарда Розе вернул его к действительности. Тот уже успел раздеться и, судя по мокрым волосам, совершить омовение, а теперь лежал, закутавшись в одеяло, как мумия, потягивал пиво из банки и мрачно глядел в потолок. Заметив, что Корсаков не спит, он спросил:
       -- Не возражаешь, если я закурю?
       -- Можешь и мне дать сигаретку, -- добродушно сказал Корсаков.
       -- Ты же вроде не куришь? -- удивился Розе.
       -- Сегодня можно. Стоит расслабиться после трудов праведных. А вообще-то снайпер курить не должен -- уж лучше пусть напивается время от времени. У того, кто курит, уже нет той уверенности в руках. Тем более что на позиции, как правило, нет возможности ни возиться с сигаретами, ни пускать дым. Тебе-то можно, -- добавил Корсаков, -- ты, конечно, хороший стрелок, но ты не снайпер, а снайпер и просто хороший стрелок -- разные вещи.
       -- Да уж, потрудились мы на славу, -- проскрипел Розе, видимо, думавший о своем. -- Сотни две мы убили, как думаешь?
       -- Думаю, что сотни полторы, -- ответил Корсаков. -- А что?
       -- А сколько из них женщин и детей? Человек пятьдесят?
       -- А, вот ты о чем, -- поморщился Корсаков. -- На войне без этого не обходится, Эрхард. Всегда найдется псих, для которого главное -- дорваться до крови. Ты же не стрелял в женщин и детей, значит, и грех не на тебе.
       -- Нет, и на мне тоже, -- возразил Розе. Голос его зазвучал торжественно. -- Я родился в Кенигсберге и был еще мальчишкой, когда русские начали штурм города, но многое прекрасно помню. Помню горящие дома, горящие деревья на улицах... Город и перед этим бомбили американцы, но все знали, что налет можно пересидеть, что они сбросят бомбы и улетят. Русские не собирались никуда уходить -- им нужен был город вместе со всеми, кто в нем находился. Когда оборона затрещала, уцелевшие войска стали отводить к порту Пиллау, чтобы эвакуировать морем, но вместе с войсками двинулось и население -- десятки тысяч беженцев. Пиллау стоит на узкой косе, и по косе, сплошь забитой людьми, лошадьми, повозками, военной техникой, русские били из пушек с окраин города, с кораблей, с воздуха. Все, что находилось на косе, они смешали с песком -- до сих пор удивляюсь, что в том аду кто-то еще уцелел. Когда вокруг стали рваться бомбы, меня швырнуло взрывной волной в сторону, я потерял сознание, а когда пришел в себя, то вокруг были только трупы и горы песка, а под песком -- тоже трупы. Многие мертвецы до того обгорели, что невозможно было не только опознать их, но даже понять, женщина это или мужчина. Среди воронок и холмов песка бродили уцелевшие, пытаясь отыскать своих. Бродил и я, но родителей найти так и не смог. Не думаю, чтобы они смогли спастись, -- скорее всего их либо изуродовало до неузнаваемости, либо засыпало песком. Со стороны Кенигсберга подходили все новые беженцы -- они подобрали меня и на повозке довезли до Пиллау, а там посадили на корабль. Это было маленькое рыболовецкое суденышко, и просто чудо, что русские летчики его не утопили: точно такой же кораблик, точно так же забитый людьми, штурмовики пустили ко дну на наших глазах. Когда тот корабль накренился и люди с него посыпались в воду, со мной сделалось от страха что-то вроде истерики, и я потом почти два года не мог нормально говорить. Но потом постепенно это прошло...
       Розе умолк на минуту, глотая пиво, затем затянулся сигаретой и продолжал:
       -- Я к чему об этом рассказываю? Всегда стоит задуматься над тем, что ты делаешь сейчас, и тогда можно представить себе свое будущее. Немцы на Восточном фронте тоже не задумывались над тем, что они воюют: они говорили, что выполняют свой долг, а все остальное не их ума дело. Но вслед за ними шли зондеркоманды, а потом и их самих посылали жечь деревни и убивать мирное население. Немцы творили страшные грехи, и я презираю тех, кто говорит, что во всем виноваты только эсэсовцы: они просто боятся посмотреть правде в глаза. Если ты создаешь убийце условия для того, чтобы он мог
       безнаказанно убивать, то разве ты сам не убийца? А потом, когда ты стал соучастником, он говорит тебе: "А чем ты лучше? Убивай и ты тоже!" Господь воздает каждому по делам его, и я знаю: то, что я видел под Кенигсбергом, как раз и было воздаянием немцам за их грехи.
       -- Но если господь воздает точно мера за меру, то тогда русские должны были жечь деревни, убивать мирных жителей... Насколько я знаю, они этого не делали, -- заметил Корсаков.
       -- А я и не говорил, что точно, -- возразил Розе. -- Господь напоминает грешнику о том, что творящий зло может и сам стать жертвой, и тем призывает его к покаянию. Лишь оказавшись в шкуре жертвы, грешник способен покаяться. Но по своему бесконечному милосердию господь вовсе не стремится уничтожить грешника -- он только хочет пробудить его душу от греховного сна.
       Корсаков с сомнением покачал головой, вспоминая кровожадного бога Ветхого Завета, однако, по опыту зная всю бессмысленность споров, ничего не сказал. Странная логика набожных людей тоже была ему хорошо знакома, и потому он не стал спрашивать Розе, почему для вразумления великих грешников потребовалось уничтожать под Кенигсбергом ни в чем не повинных женщин и детей. Розе между тем продолжал:
       -- Сам не знаю, как тогда мы доплыли до Росто-ка, -- должно быть, погода стояла нелетная, потому что обычно небо кишело вражескими самолетами. Поскольку родителей моих найти не удалось, меня отдали в детский приют в Эберсвальде, но, когда русские форсировали Одер, приют эвакуировали во Фленсбург, где нас и застал конец войны. Я помню, что родители меня любили, но не знаю, за что, потому что я с детства был уродцем. Сейчас-то я могу за себя постоять, а что я тогда мог? Только плакать.
       Рос я еле-еле, потому что время было голодное, но и ту еду, что нам давали, у меня отнимали товарищи. Про побои я уже не говорю, меня только ленивый не бил. Однако нашлись добрые люди, которые подкармливали меня и не дали мне подохнуть, а давать сдачи я со временем сам научился. Я понял, что уступать нельзя никому: пусть противник сильней тебя, пускай он наверняка тебя побьет, но ты можешь сделать так, что в следующий раз он не захочет связываться с тобой, потому что ты каждый раз дерешься насмерть. Когда я чуть подрос, я сбежал из приюта. Страна была разрушена, работать было негде, и такие беспризорные ребята, как я, тянулись либо в деревню, либо к казармам американцев. Помню, попадались среди нас такие, которым казалось, будто на их долю войны не хватило, и они повсюду разыскивали оружие, чтобы ее продолжать, а поскольку никто другой не хотел иметь со мной дела, я примкнул к ним. Эти ребята ничего не боялись, и мне пришлось стать таким же, как они, потому что кроме них ко мне никто не относился по-человечески. Когда впервые в жизни найдешь друзей и знаешь, что других друзей у тебя уже никогда не будет, то легче умереть, чем их потерять. Мы разыскивали оружие, учились с ним обращаться, устраивали стрельбы на пустырях и в развалинах. Вот тогда-то я впервые почувствовал, что такое оружие, и полюбил его. С оружием я становился не уродливым карликом, а великаном, хозяином чужой судьбы... Мы начали грабить солдат союзных войск, причем от раза к разу становились все нахальнее. У нас завелись продукты, одежда, деньги, у моих друзей появились девчонки. Я наконец-то начал есть досыта и сразу стал расти -- скоро я перерос всех ребят из моей шайки, но красивее я от этого не сделался, и девчонки по-прежнему шарахались от меня. Парни-то хорошо ко мне относились, можно сказать, даже любили, потому что знали: я не струшу, не предам, всем поделюсь с друзьями. Мне просто пришлось стать хорошим, потому что друзья значили для меня больше, чем весь остальной мир, и я должен был заставить их забыть о том, что я похож на чудовище из кино. Ребята, конечно, понимали, что я редкостный урод, но им это даже нравилось: они мной гордились, называли меня "наше страшилище" и пугали мной других беспризорников. Я к тому времени уже мог ударом кулака сбить с ног любого взрослого, так что боялись меня не зря. Но хоть я и был знаменитостью, все равно я во всех затеях старался держаться впереди всех, потому что мне казалось, будто в компании меня только терпят из милости. И все у нас шло удачно до тех пор, пока мы не задумали налет на один продовольственный склад американцев. Охрану мы сняли без особого труда, но, когда уже выносили ящики с продуктами, на Нас совершенно случайно наткнулся патруль военной полиции. Началась перестрелка, нам предложили сдаться, но ребята не хотели сдаваться... -- Розе помолчал и закурил новую сигарету. Некоторое время он следил за поднимавшимися к потолку волокнами дыма, а потом севшим голосом произнес: -- Все были убиты. Мы держались до конца, как настоящие солдаты, и все мои друзья погибли. Я видел смерть каждого из них. Американцы подтянули к складу тьму солдат, броневики, но ни одного из нас им не удалось взять живым. Пальба стояла такая, что весь город не спал, и в конце концов я остался один. Пока они собирались с духом, чтобы пойти на штурм, я нашел канализационный люк в полу и спустился в него, а сверху обрушил штабель каких-то коробок. Возможно, меня даже и не искали -- они ведь не знали, сколько нас было. С тех пор я всю свою жизнь нигде не мог стать своим, -- с тяжелым вздохом закончил свой рассказ Розе.
       -- А что ты делал потом? -- спросил Корсаков.
       -- Потом я побыстрее двинул в Бремен и нанялся там матросом на торговое судно. Так что какое-то время поплавал я по морям, повидал свет... По правде-то говоря, я мало что видел, кроме тросов, швабры, лебедки и таскания разных тяжестей, так что матросская жизнь мне быстро надоела. Мне уже невмоготу было без риска, без приключений, хотелось снова подержать в руках оружие. Когда у тебя в руках оружие, ты как бы отделяешься ото всех и всех заставляешь считаться с собой, независимо от того, любят тебя или нет, урод ты или не урод. А на кораблях никто не стеснялся показать мне, что я лишний в компании. Приключений никаких не было -- если, к примеру, шторм, то перекатываешься на койке с боку на бок и ждешь, развалится твоя посудина или нет. Разве что попойки в портах, но и пить мне приходилось одному. Правда, как раз в портовом борделе я впервые узнал, что могу нравиться женщинам.
       Розе усмехнулся и сам себя поправил:
       -- Не женщинам, конечно, а. шлюхам. По гроб жизни буду им благодарен -- после моих погибших друзей мне только с ними было хорошо, и не важно, где находился бордель -- в Гамбурге или в Монтевидео: шлюхи повсюду оказывались добрее, чем так называемые порядочные женщины. Но речь не о них: воспоминания о нашей тайной войне не давали мне покоя, и я стал отыскивать в газетах статьи о войнах и вооруженных конфликтах. Читая, я прикидывал, смогу ли я принять участие в данной войне. Когда я узнал из газет условия приема во французский Иностранный легион, я решил, что это мне подходит. Поскольку вербовочной комиссии я показался чересчур молодым, зачислять меня сперва не хотели, но я был сильным парнем и уже тогда неплохо владел стрелковым оружием, людей же в Индокитае не хватало, и меня решили взять. Председатель комиссии сказал: "Косоглазые передохнут со страху, едва его увидят". На самом деле чуть не подох я, потому что подцепил желтуху, и меня эвакуировали в Европу. Но за пару месяцев, которые я успел отвоевать, начальство обратило на меня внимание, так что я остался в легионе и после выздоровления попал в Алжир. Там я навоевался досыта, -- кстати, тамошние горы чем-то похожи на здешние. А может, мне это только кажется, потому что и там, и здесь пришлось иметь дело с мусульманами. Именно в Алжире во мне поколебалась вера в то, что я правильно живу: там я увидел, как душили газами укрывшихся в пещерах женщин и детей. Но то были лишь первые проблески истины -- я еще не мыслил себе жизни без войны, и потому, едва стало ясно, что французы не удержат Алжир, я, как и многие мои товарищи, дезертировал из Иностранного легиона и отправился в Конго. Там для наемников наступили золотые денечки. К середине шестидесятых в Конго с нашей помощью стало малость потише, но не успели мы пропить в Европе заработанные денежки, как началась заваруха в Биафре. Там черномазые едва не освежевали меня, как свинью, но я все же выжил, а когда встал на ноги, появилась работа в португальских колониях, потом в Экваториальной Гвинее и снова в Конго -- в Катанге, которую переименовали в провинцию Шаба...
       -- Обычный путь "диких гусей", -- кивнул Корсаков. -- Наслышан об этих местах. А я начинал во Вьетнаме. Когда в Португалии произошла революция и Ангола получила независимость, я как раз переводился в подразделение снайперов. Я-то думал, что в Анголе все успокоится, а выяснилось, что там тогда все только начиналось, так что и мне довелось там побывать.
       -- Во Вьетнаме война была серьезная, -- с уважением промолвил Розе. -- Все африканские кампании по сравнению с ней просто легкие прогулки, -- если, конечно, не считать Биафры. Я раньше жалел, что мне не пришлось побывать на вьетнамской войне, а теперь благодарю бога за это: не прибавилось грехов на душе, которая и без того черным-черна. Я порой думаю, насколько беспредельно милосердие господне: после целой жизни, посвященной человекоубийству, он явил мне свой свет, отделил в моих глазах добро от зла и заставил вновь возлюбить добро. Я всегда считал, что данное слово должно быть свято, но сейчас меня мучит вопрос, следует ли выполнять нынешний контракт? Если господь позволил мне ясно увидеть всю скверну моего занятия, то я буду вдвое более грешен, если останусь таким же псом войны, каким был доселе. И потом, во имя чего мы здесь воюем? В Африке мы помогали тем, кто мог заплатить, но какая бы сторона там ни побеждала, остальной мир это не слишком волновало. А здесь мы должны обеспечить успешную работу громадной фабрики по производству наркотиков, которая в состоянии завалить отравой всю Европу! Конечно, те, кого мы убиваем, тоже промышляют наркотиками, однако они -- просто кустари по сравнению с теми, кто нас нанял. Но как вырваться отсюда?..
       Розе умолк, задумчиво прихлебывая пиво. Корсаков тоже молчал, лихорадочно размышляя. Правила его профессии не позволяли ему откровенничать с человеком, которого он знал совсем недавно. В то же время весь жизненный опыт, все его знание людей говорили ему, что Розе с ним искренен. Еще не приняв окончательного решения, Корсаков с расстановкой произнес:
       -- Что же, допустим, ты отсюда вырвешься. Но останусь я, останутся другие, и мы доведем дело до конца. Ты останешься чистеньким, зато отрава хлынет в Европу. Впрочем, я знал много богомольных людей, и все они были одинаковы: главное -- самим не запачкаться, а там хоть трава не расти.
       -- Что же делать? -- прохрипел Розе и сплющил в комок опустевшую пивную банку.
       -- А зачем что-то делать? -- удивился Корсаков. -- Сматывайся, да и все. Я скажу, что ничего не знаю.
       -- Винс, ты же говоришь сейчас не то, что думаешь! -- воскликнул Розе. Он повернулся на койке и уставился в лицо Корсакову своими огромными выкаченными глазами. Обычно мертвенные, теперь они смотрели умоляюще. -- Я чувствую -- ты хочешь сказать мне что-то еще, но боишься. Винс, из всех, кто здесь работает, я верю только тебе. Я сразу тебе поверил, а у меня чутье на людей. Когда всю жизнь получаешь незаслуженные пинки, поневоле начинаешь чуять доброго человека. Скажи мне все, Винс, иначе я просто рехнусь. Работать здесь -- великий грех, но и просто смотаться, -- тоже грех не меньший. Может, пойти в газету?..
       -- А где у тебя доказательства? В любую мало-мальски известную газету каждый день приходят разные психи и приносят сногсшибательные сенсации. Тебя примут за обычного психа, старина, -- сочувственно сказал Корсаков. -- Могу тебе, кстати, напомнить мои слова, с которыми ты вроде бы был согласен: исчезнуть отсюда очень непросто. Я начинаю сомневаться, что даже после истечения срока контракта нас отпустят подобру-поздорову. И если ты просто откажешься работать, то с тобой тоже не станут церемониться.
       Розе молчал, с напряженным ожиданием глядя на Корсакова, и тот решил говорить. Привыкнув, как всякий профессиональный солдат, полагаться на свою интуицию, он решил, что настал как раз такой случай, когда только она может подсказать правильное решение. Он сознавал ничтожность своих шансов на победу -- сознавал с того самого дня, когда окончательно продумал план действий и приступил к его осуществлению. Однако как бы ни были малы его шансы, они все же увеличивались вдвое с появлением партнера, особенно если им согласится стать такой профессионал, как Розе. Корсаков заговорил, неторопливо подбирая слова:
       -- Ты правильно сделал, Эрхард, что обратился именно ко мне. Наверное, ты и впрямь разбираешься в людях, коли так сразу меня раскусил. У меня точно здесь свой интерес. Этот интерес, если говорить коротко, состоит в том, чтобы у компании ничего не получилось. Понимаю все твои сомнения и переживания, то есть в известной степени мы с тобой единомышленники. Но между нами есть существенная разница: тебя сомнения одолели по-настоящему только здесь, а я сюда ехал с конкретной целью и с четким планом действий. Так что если ты хочешь работать на пару со мной против компании, то тебе придется слушаться меня, не спорить и не задавать лишних вопросов.
       Насчет четкого плана Корсаков, конечно, лукавил: в его положении нельзя было строить никаких планов, а действовать следовало только по обстоятельствам. Однако в любой армии, даже самой крохотной, перед началом боевых операций требуется определить, кто кому должен подчиняться, -- в противном случае неизбежны разброд и поражение. Поэтому Корсаков должен был показать своему растерявшемуся напарнику, что он полностью владеет ситуацией и потому вправе командовать. Розе с восторгом воскликнул:
       -- О чем разговор, Винс, конечно! Я буду делать все, что ты скажешь. Ты для меня -- настоящий посланник божий: сначала господь просветил мне душу, а потом послал тебя, дабы я мог поратовать во имя его.
       -- Ратовать, Эрхард, надо с умом, -- заметил Корсаков. -- Это для библейского Самсона все было просто, раз он мог сколько угодно народу перебить ослиной челюстью. Мы же пока не должны вызывать ни малейших подозрений, иначе нас тут же прихлопнут, как мух. Значит, некоторое время нам придется работать на компанию точно так же, как и раньше. И пусть совесть тебя не мучит: те, кого сейчас уничтожает компания, -- вредоносные твари, вполне заслужившие смерть.
       -- Хорошо, Винс, как скажешь. Конечно, ты прав, -- с восторженной покорностью фанатика произнес Розе. Корсаков подозрительно покосился на него: огромный рот, растянувшийся в улыбке едва ли не до ушей, и взгляд, молитвенно устремленный в потолок, обличали крайнюю степень религиозного блаженства. "Похоже, этот чудак и впрямь принимает меня за посланника божьего", -- подумал Корсаков и, дабы Розе поскорее очухался и вернулся к действительности, произнес вслух:
       -- Ну, раз мы теперь одна компания, то не мешает выпить по такому поводу чего-нибудь покрепче пива. И кстати, Эрхард, урок тебе на будущее: никогда не веди опасных разговоров в закрытых помещениях, а тем более в доме твоего врага. Откуда ты знаешь, что нас не подслушивают?
       Розе растерялся -- видимо, такая мысль не приходила ему в голову. Он принялся шарить глазами по комнате, словно надеясь таким способом обнаружить "жучок". Корсаков сжалился над ним:
       -- Да не волнуйся ты так, я с самого начала проверил все места, где можно натыкать "жучков", а когда мы сегодня вернулись, быстренько проверил их еще раз. Пока все чисто -- думаю, начальство просто не видит смысла в том, чтобы прослушивать наши разговоры. Мы для них обычные мясники, наемные громилы, и слава богу, что они так думают. Однако
       впредь прошу язык не распускать, слишком много народу на этом погорело.
       -- Да, Винс, конечно. Извини, -- виновато кивнул Розе. Корсаков продолжал:
       -- И будем вести себя так, будто этого разговора не было. Запомни: мы с тобой даже не приятели, просто работаем в одной команде. Договорились? Вот и отлично. Как ты относишься к джину?
       Корсаков наскоро оделся, вышел в коридор и направился в комнату отдыха, где должны были оборудовать бар. Поддавшись неясному побуждению, он сделал крюк и спустился по дальней лестнице, чтобы пройти мимо медпункта. По коридору первого этажа Корсаков двигался бесшумно и в приоткрытую дверь увидел давешнюю девушку, так резво выскочившую из его номера. Он прислонился к дверному косяку и, стоя в небрежной позе покорителя сердец, стал наблюдать за тем, как девушка, не видя его, распаковывает коробки с лекарствами и раскладывает упаковки по ящичкам аптекарского шкафа. После нескольких минут пристального созерцания он сделал вывод, что даже уродливо сшитое платье не может скрыть наличия по-настоящему хорошей фигуры. "Истинная стать всегда себя покажет", -- глубокомысленно заключил Корсаков и уже открыл рот, готовясь тактично кашлянуть, как вдруг девушка повернулась и увидела его. Испуганно ахнув, она выронила коробку с упаковками каких-то ампул, но у самого пола ловко ее подхватила. В бар хатных черных глазах девушки читались удивление и робость, однако Корсаков готов был поклясться, что уловил в этих глазах вспышку лукавства и женского торжества. "Эге! Похоже, в этом омуте черти водятся", -- подумал он и заявил:
       -- Извиняюсь за беспокойство, но что-то мне нездоровится.
       Она ответила тоже по-английски, с трудом подбирая слова:
       -- Врача сейчас нет, он уехал в Мешхед за лекарствами. А что случилось?
       Корсаков болезненно сморщился и ответил уже на фарси, поглаживая себя по животу:
       -- Что-то не то... Что-то мне не по себе... По правде говоря, я ужасно страдаю, но признаюсь в этом только вам, как врачу. Вообще-то я все переношу очень мужественно -- Аллах укрепил мои силы.
       -- Но я не врач, -- возразила девушка. -- Я всего лишь медсестра.
       -- Не верю! -- с пафосом воскликнул Корсаков. -- В ваших глазах я вижу великую мудрость. Я ставлю вас выше любого врача!..
       Девушка хотела что-то возразить, но Корсаков упрямо продолжал:
       -- Я вижу, что вы мудры, как Айша, могучи, как Фатима...
       Девушка не выдержала и рассмеялась. С трудом овладев собой, она строго произнесла, хотя в глазах ее плясал смех:
       -- Зачем вы мне все это говорите? Лучше скажите, что у вас болит, вы ведь пришли за помощью.
       -- Душа болит, -- заявил Корсаков. -- Душа и сердце. Я ужасно одинок в этой жизни, но свое одиночество я почувствовал только сейчас, когда увидел вас. Теперь я всегда буду страдать, когда вас не будет рядом со мною.
       -- Мне не подобает слушать такие речи, -- сердито сказала девушка. -- Почему вы решили, что со мной можно так себя вести?
       -- Да, я виноват, -- смиренно потупился Корсаков. -- Я знаю, что оскорбляю вашу скромность, но у меня нет другого выхода. Кто знает, где я окажусь завтра? Потому-то я и дерзнул заговорить с вами. Я бы никогда себя не простил, если бы не сделал этого.
       -- Но ведь вы меня впервые видите! Да и я вас совсем не знаю, -- возразила девушка.
       -- Ну, во-первых, я уже видел вас сегодня в своем номере. Очень вам благодарен за порядок, который вы там навели, хоть это и не входит в ваши обязанности. Во-вторых, простите меня, ради Аллаха, за то, что сразу не представился. Меня зовут Винсент Келли, я родом из Ирландии, хотя живу по большей части в Америке.
       -- А здесь вы чем занимаетесь? -- поинтересовалась девушка.
       -- Помогаю строить фабрику, я ведь инженер, -- не моргнув глазом соврал Корсаков. -- Но вы не сказали, как вас зовут.
       -- Рипсимэ, -- после секундного колебания ответила девушка.
       -- Рипсимэ? Никогда раньше не слышал такого имени, -- поднял брови Корсаков. -- Оно христианское или мусульманское?
       -- Разве мусульманка стала бы здесь работать? -- вопросом на вопрос ответила Рипсимэ. -- Я армянка, и имя у меня армянское. Была такая святая -- Рипсимэ, она распространяла христианство в Армении.
       -- Как же вы очутились в этих краях? -- спросил Корсаков. -- Ведь отсюда до Армении неблизкий путь.
       -- В XVIII веке персидский шах переселил армян в Персию, -- объяснила Рипсимэ. -- С тех пор мои предки живут в этой стране. В Мешхеде поселился мой дед -- он перебрался сюда из Тебриза после армянского погрома, еще до войны. Здесь, в маленьком городке, жить спокойнее.
       -- Но уж не веселее, -- заметил Корсаков.
       -- Я училась в медицинском училище в Мешхеде, -- продолжала Рипсимэ. -- Шла война, требовалось много медсестер. Мешхед -- город большой, но веселиться было некогда -- учиться приходилось изо всех сил. Нас хотели выпустить поскорее, потому что с фронта поступало очень много раненых. Мы и английский немножко учили, чтобы читать аннотации к лекарствам. А откуда вы так хорошо знаете фарси?
       -- Работал когда-то в этих краях, -- туманно пояснил Корсаков.
       -- В Афганистане? -- уточнила Рипсимэ.
       -- Да, -- с удивлением в голосе ответил Корсаков. -- Как вы догадались?
       -- Я знаю, что вы сказали мне неправду, -- объяснила Рипсимэ. -- Вы вовсе не инженер -- вы и ваши товарищи приехали сюда воевать. Поэтому я подумала, что вы могли бывать и в Афганистане, ведь там тоже война и тоже говорят на фарси. Мне кажется, именно там вы стали интересоваться исламом.
       -- Почему вы думаете, что я интересуюсь исламом? -- еще больше удивился Корсаков.
       -- Если бы вы не знали ислама, вы не знали бы, кто такие Айша и Фатима, -- ответила Рипсимэ.
       -- Что ж, правильно, -- улыбаясь, кивнул Корсаков. -- Действительно, мне было очень любопытно узнать, чем живут люди здесь, на Востоке. В Европе и в Америке об этом почти никто не знает. Мне хотелось понять мусульманский мир, ведь он составляет, наверное, треть человечества.
       -- Ну что ж, кое-что вам удалось, вы говорите на фарси вполне прилично-, -- тоном знатока сказала Рипсимэ. -- Неужели вы изучили его в Америке?
       -- Представьте, да, -- ответил Корсаков. -- Должен похвастаться: не только фарси, но и арабский, и турецкий, и немножко урду. Выяснилось, что у меня врожденная способность к изучению языков. Я никогда не был особенно трудолюбив, но с языками мне помогал сам господь бог... или аллах. В Америке Восток и восточные языки преподают во многих университетах, так что удивляетесь вы напрасно. И ученые в Америке живут из самых разных стран, поэтому арабскую культуру может преподавать араб, иранскую -- иранец и так далее.
       -- А с армянским языком вам случайно не пришлось познакомиться? -- спросила Рипсимэ. -- Ведь наша культура -- одна из древнейших в мире.
       -- Знаю, но не пришлось, -- развел руками Корсаков. -- Есть предел силам человека. Хотя в Нью-Йорке, в том районе, где я жил, было немало армян.
       -- Да, армяне есть везде, -- со вздохом произнесла Рипсимэ и умолкла. Корсаков подождал, не скажет ли она еще чего-нибудь, после чего сообщил:
       -- А как было бы хорошо -- изучить основы армянского языка в свободное время! Такой пробел в образовании можно было бы заполнить! Не хотите стать моим преподавателем? Увидите, я очень способный ученик.
       -- Но почему именно я? -- лукаво спросила Рипсимэ. -- Я могу подыскать вам человека и старше, и опытней, -- человека, которому уже приходилось преподавать языки. Хотите?
       -- Не хочу, -- покачал головой Корсаков. -- Дело в том, что, когда вы смотрите на меня, мне хочется быть совершенством, мне хочется знать все. А какое это великое счастье -- говорить с вами на вашем родном языке! Может, таким образом я стану вам ближе...
       Рипсимэ улыбнулась, но ответить не успела -- в коридоре послышались тяжелые шаги. Корсаков, приблизившийся мало-помалу к девушке почти вплотную, отступил к двери, оглянулся и увидел мрачного небритого здоровяка-повара. Тот стоял, уперев руки в боки, и испытующе смотрел на Рипсимэ. Девушка вспыхнула и отвернулась к столу, на котором громоздились коробки с лекарствами, однако продолжать работу, прерванную появлением Корсакова, ей было непросто -- у нее все валилось из рук. "Вот чистая душа! -- порадовался Корсаков. -- Какая-нибудь европейская сучка выпроводит из дому любовника, через пять минут встречает мужа и даже не покраснеет". Угрюмец-повар явно не собирался уходить, и Корсаков со вздохом произнес:
       -- Что ж, спасибо за помощь. Как-нибудь на днях зайду сообщить, как идет лечение.
       Повернувшись к повару, он сказал ему повелительным тоном:
       -- Пройдемте-ка в бар, уважаемый, мне там кое-что нужно. И нечего смотреть на девушку волком: она -- сама скромность.
       -- Слушаю, господин, -- с легким поклоном отозвался повар, пропустил Корсакова вперед и за его спиной что-то резко произнес по-армянски. Корсаков оглянулся и увидел, что Рипсимэ стоит у стола, низко опустив голову, и, как ему показалось, собирается заплакать. "Да, зря Абу Нувас писал о податливых христианках, -- подумал он. -- Здесь и у христиан нравы суровые". Бросив внимательный взгляд на темное щетинистое лицо повара, он неожиданно заметил в нем парадоксальное сходство с нежным личиком Рипсимэ. "Ну конечно же, это ее отец! -- догадался он. -- Какой ужасный тиран! Борьба с ним будет нелегкой... Ну да ладно, мы еще посмотрим, кто кого". Они дошли до комнаты отдыха, где повар зашел за стойку наспех устроенного бара.
       -- "Бифитер", две бутылки, -- распорядился Корсаков. -- И чего-нибудь закусить -- фисташки, маслины... Запишите на счет Винса Келли.
       Повар, он же бармен, услышав фамилию, вскинул на него недобрый взгляд, словно стараясь получше его запомнить, сосчитал сумму на микрокалькуляторе, записал ее в журнал и выставил бутылки на стойку.
       -- Благодарю, господин весельчак, -- поклонился Корсаков, сунул бутылки в карманы брюк, остальные покупки рассовал по карманам и направился к лестнице на второй этаж.
       Когда он вошел в номер, Розе сел на кровати, потер ладони и радостно воскликнул:
       -- Наконец-то! Что случилось? Ты до первого этажа ходил битый час!
       -- Недурная девчонка работает тут в медпункте, -- вместо ответа сказал Корсаков. -- Если ее приодеть, будет просто шик. Вот с ней-то я и заболтался.
       -- Молодец! -- восхитился Розе, из всех женщин общавшийся без трепета только со шлюхами. -- С бабами здесь неважно, так что тебе повезло. Здешние бабы нас боятся, как чумы.. Как это ты так ловко подъехал к этой медсестричке, что она тебя не испугалась?
       -- Она испугалась, но не так чтобы очень, -- сказал Корсаков. -- Вся обслуга в нашей казарме -- армяне, а они христиане, поэтому предрассудков в отношении европейцев у них поменьше. Но нравы и у них строгие: через некоторое время ее папаша обнаружил, что наш разговор затянулся, пришел и встал над душой, так что мне пришлось сматываться. Папаша работает у нас поваром и по совместительству барменом. Кстати, Эрхард, не думай, что у всех ребят комната так здорово прибрана, как у нас.
       -- Да? Ну и что? Ты это к чему? -- озадаченно спросил Розе.
       -- А к тому, что лоск у нас наводила как раз моя новая знакомая, -- объяснил Корсаков, не скрывая радостной ухмылки. -- Она ведь не должна этим заниматься, так что кто-то из нас, похоже, ей приглянулся. Видишь, какая чистота, цветочки, полный холодильник... У ребят такого нет.
       -- "Кто-то приглянулся"! -- фыркнул Розе. -- Ну не я же!
       -- Да, похоже, что я, -- согласился Корсаков. -- Хотя и не понимаю, во-первых, где она могла меня рассмотреть, а во-вторых, почему ей понравился > именно я. Я ведь за ней не ухаживал, до сегодняшнего дня ни словом с ней не перемолвился, и красоты во мне никакой. То ли дело эта сумасшедшая пароч- ка -- твои земляки, Томас и Байтлих: с головой у них, конечно, не все в порядке, но со стороны видно только то, что они оба красавчики. Может, они голубые? Женщины, наверное, это чувствуют лучше, чем мы.
       -- Они не голубые, Винс, -- покачал головой Розе. -- Они и в самом деле братья.
       -- Откуда ты знаешь? -- удивился Корсаков.
       -- Да как-то случайно услышал их разговор, -- пожал плечами Розе. -- Нехорошо, конечно, но я, ей-богу, не нарочно. Они говорили о доме, о родителях...
       -- Ну и ну, -- повторил несколько раз Корсаков. -- Спасибо, что сказал, -- такие вещи полезно знать. Само собой, все останется между нами.
       -- А что ты будешь делать с девчонкой, Винс? -- перевел разговор Розе.
       -- Надо что-то придумать, -- пожал плечами Корсаков. -- Плохо то, что ее папаша работает тут же. Если бы мы были в Европе, это ничему бы не помешало, но здесь другие порядки: родительская власть выше всего. Ну да ладно, это все дело техники. Другое непонятно: что она во мне нашла? Может, думает выскочить замуж за старичка-европейца, быстренько овдоветь и стать свободной европейской вдовой?
       -- Да брось, Винс, ну какой ты старичок? Скачешь по горам, как горный козел, ни один молодой с тобой не сравнится, -- возразил Розе. -- Я вот смотрю на тебя и не могу понять, сколько тебе лет?
       -- Тридцать семь, -- обсасывая маслину, почти машинально ответил Корсаков. Он снова видел перед собой бархатные черные глаза, нежный овал лица, точеный носик с горбинкой, упругие лепестки губ. Неожиданно к его сердцу подкатила волна нежности, и это ощущение поразило его. Ему приходилось испытывать нечто подобное, однако те, былые ощущения были несравнимы по силе с тем, что нахлынуло на него сейчас. Он сидел со стаканом в руке, не замечая удивленного взгляда Розе, и, улыбаясь, смотрел в пространство. Его привел в себя стук в дверь, вслед за которым в комнату ввалился Фабрициус, уже основательно набравшийся. Его красное обветренное лицо лоснилось еще больше обычного, глаза остекленели, в углу рта торчал окурок, Фабрициус взял предложенный ему стакан и произ- нес заплетающимся языком:
       -- Ребята, должен вас обрадовать. Завтра в одиннадцать состоится инструктаж, а послезавтра выезжаем на новое задание. Похоже, наши денежки нам предстоит отработать до последнего цента.
       -- Что они, вконец рехнулись? -- возмутился Розе. -- Да после такой работы, как в том кишлаке, мы должны отдыхать по меньшей мере пару недель!
       -- Начальство говорит, что надо действовать сейчас, пока бандитские главари еще не успели насторожиться, -- пояснил Фабрициус и разом опрокинул в глотку полстакана джина. Отдышавшись, он добавил: -- Я так понял, нам опять придется всемером передавить целый гадючник. И бесшумок опять не привезли. Рене чуть с ума не сошел от злости. Да ладно, плевать, справимся. В Африке бывало и хуже, а все равно как-то справлялись...
       Фабрициус налил себе еще полстакана джина, залпом выпил и, продолжая что-то неразборчиво бормотать, тяжело поднялся со стула и вышел в коридор. Собутыльники некоторое время прислушивались к его удаляющимся шагам, а затем Розе поднял свой стакан и, описав им в воздухе сложную кривую, торжественно провозгласил, с трудом ворочая глазами и языком:
       -- За успех нашего дела, Винс! И за гибель компании!
       Корсаков чокнулся с ним и осушил стакан. Некоторое время Розе сидел, улыбаясь своим мыслям, а затем стал клевать носом. Корсаков кое-как перевалил его со стула на кровать, удивляясь твердости его тела -- плоть у Розе была как деревянная. Включив электрический светильник у своего изголовья, Корсаков погасил в комнате свет и улегся на кровать поверх одеяла, держа в одной руке стакан с джином, а в другой -- сигарету. "Рипсимэ, -- думал он, -- какое неудобное имя. Просто так и не выговоришь. Надо звать ее Ритой. Рита -- красивое имя и почти русское. А собственно, почему "почти"?" Корсаков лежал, прихлебывая джин, и мысленно созерцал облик Рипсимэ, однако черты ее лица стали расплываться и путаться. "Завтра надо увидеть ее снова, -- подумал Корсаков. -- Хорошо будет идти в рейд и вспоминать ее лицо". В темноте за окном над темной массой гор мерцали и кружились мириады звезд. Казалось, они уплывают в черную пустоту. Молодой месяц висел над тускло отсвечивающей листвой садов, напоминая то ли раскаленную кузнечную заготовку, то ли отгрызенный ноготь. Пока все это было просто пейзажем, и алкоголь позволял любоваться им, не задумываясь о том, что через полсотни часов пейзажу предстояло стать декорацией сцены боя.
       К середине дня группа находилась уже в ста двадцати километрах от базы, заняв позицию на гребне гор, окружавших обширную плодородную долину.
       Внизу блестела извилистая лента реки, зеленели сады и квадраты посевов, а ближе к тому месту, где цепи гор размыкались, позволяя реке пробежать сквозь ущелье и слиться с рекой Герируд, теснились глинобитные кубики и купола небольшого, но оживленного городка. Справа от Корсакова Фабрициус внимательно изучал долину, разглядывая ее в установленный на треноге телескоп "Унертл". Объектив телескопа нацелился на окраину городка, где даже невооруженным глазом можно было разглядеть окруженный парком загородный дом. Парк располагался у подножия гор, в верхнем течении реки, от которой, видимо, и питались водой многочисленные парковые фонтаны. Изучать территорию поместья Корсаков предоставил Фабрициусу, а сам разглядывал в бинокль спуск с горного хребта и подступы к нему. Они с Фабрициусом составляли группу наблюдения, а остальные прикрывали их с тыла и с флангов. В рюкзаках у всех имелись пуховые спальные мешки и другие теплые вещи, поскольку наблюдение предстояло вести как минимум двое суток. Когда Ла Барбера услышал об этом, он сделал кислую мину и хотел было что-то возразить, но Корсаков напомнил ему о том, что в предстоящей операции на каждого бойца группы придется по меньшей мере по дюжине врагов. "Поэтому мы должны уничтожить их внезапно, пока они не успели опомниться, а значит, нам надо знать, где их посты, когда происходит смена, как они вооружены, ну и все тому подобное. А главное, нам надо точно знать, на месте ли хозяин". Корсакова поддержал Фабрициус: "Винс прав, горячку тут пороть нечего. От нетерпения начальства проваливались многие отлично задуманные операции. Думаете, нам очень хочется пролеживать там бока на камнях?" Ла Барбера задал глупейший вопрос: "Но вы можете гарантировать успех операции?" Фабрициус ухмыльнулся и показал на потолок: "Только господь бог знает, чем кончится дело. Мы-то сделаем все, что можем, а можем мы не так уж мало. Голова Адам-хана расскажет вам об этом, если, конечно, вы еще не выкинули ее на помойку". -- "Ладно, поступайте как знаете, но имейте в виду: время дорого. Каждый потерянный день лишает компанию миллионных прибылей", -- недовольно сказал Ла Барбера. "Это мы понимаем", -- за верил его Фабрициус. Главной целью операции и на сей раз являлось уничтожение местного князька по имени Вахабудин. Этот Вахабудин не был просто горным бандитом, как Адам-хан: он жил в долине, в богатой усадьбе на берегу реки, устроенной на английский манер, владел плодородными пойменными землями и торговал не только наркотическим сырьем, но и продуктами своих обширных поместий, вывозя их, помимо ярмарки в близлежащем городке, в Герат, Мешхед и Кабул, невзирая на войну, терзавшую Афганистан. Научившись договариваться и с иранскими властями, и с множеством властей, существовавших в Афганистане, с компанией Вахабудин договориться не смог, а точнее, не захотел: почуяв грядущее увеличение спроса на наркотическое сырье, он решил, что выгоднее сохранять полную самостоятельность и иметь возможность в любой момент переменить своих торговых партнеров. Боевикам компании предстояло доказать ему, а на его примере и остальным местным князькам, что противодействовать компании -- отнюдь не признак мудрости.
       Фабрициус и Корсаков двое суток непрерывно наблюдали за территорией усадьбы и подступами к ней. За это время они передвинули свою позицию поближе к усадьбе, чтобы облегчить наблюдение в ночное время. Фабрициус, не отрываясь от телескопа, наносил на схему усадьбы посты, маршруты передвижения часовых, время смены караулов и прихода машин с различными грузами. Затем, когда в условленное время вся группа подтянулась к наблюдательному пункту, он провел инструктаж.
       -- Первыми выйдут Терлинк и Вьен. Заминируете дорогу, которая ведет из поместья в город, и затем вернетесь вот сюда, -- Фабрициус ткнул толстым пальцем в схему. -- Здесь местность позволяет устроить засаду и держать под контролем въезд на территорию усадьбы со стороны города. Ваша задача -- отсечь огнем все подкрепления, которые могут подойти к противнику и одновременно уничтожить или хотя бы нейтрализовать посты у въезда. Двигаться будете вдоль русла реки: течение бурное, заглушает любой шум, а под береговым откосом охрана вас не заметит. Если онемеют ноги в воде, не паникуйте, от этого не умирают...
       -- Ага, только ревматизм заработаем на всю жизнь, -- вставил Терлинк.
       -- Лучше заработать ревматизм, чем пулю в лоб. Мы выходим через полчаса после первой группы, проходим тоже по речному руслу, вот здесь поднимаемся по откосу, снимаем поочередно вот эти три поста и кратчайшим путем быстро продвигаемся к главному зданию усадьбы -- Вахабудин ночует там, он приезжает со стороны города каждый день перед закатом. Проще всего было бы попросить Винса шлепнуть его издалека, но он въезжает на машине прямо в гараж под домом и уже из гаража поднимается к себе, так что его практически невозможно взять на мушку. К тому же мы имеем приказ не просто убрать Вахабудина, а при этом еще и навести побольше страху -- перебить приближенных, спалить дом и все такое.
       -- Опять стрелять в женщин? -- ядовито заметил Терлинк. -- Слава богу, что это будет без меня.
       -- Ничего, старина, с этим мы и без тебя справимся. Приказ есть приказ, -- парировал Байтлих,
       почуяв камень в свой огород. Фабрициус сделал вид, будто не слышал перепалки, и продолжал:
       -- Как только сделаем дело, сразу отходим в горы. Сначала отходят Терлинк и Вьен, мы их при-крываем потом они останавливаются вот здесь и прикрывают нас. Главное -- оторваться от противника и скрыться вот за этими скалами, тогда обстрел из долины для нас уже не страшен. Туда ведет что-то вроде тропы -- пусть каждый заметит для себя ориентиры на местности, чтобы выйти точно на эту тропу. Иначе можно отбиться в темноте от своих или в лучшем случае переломать себе ноги.
       -- В таком деле неизвестно, что хуже, -- сказал Терлинк. -- Кому ты нужен в горах с переломанными ногами? Свои же пристрелят, вот и все.
       -- Правильно, -- хладнокровно кивнул Фабрициус. -- Так что рассмотрите хорошенько подходы к цели. И запомните: когда снимем посты и рванем к дому -- не терять ни минуты. Если они успеют огнем из дома прижать нас к земле, то нам крышка: там на каждого из нас по десятку человек охраны.
       -- И в плен не сдашься -- после того, что мы натворили в кишлаке Адам-хана, -- добавил Терлинк. -- Поэтому надо их сразу как следует ошарашить. Эти дикари от всякой неожиданности впадают в панику. Помню, в Африке...
       -- Здесь не Африка, Рене, -- возразил Корсаков. -- Здешний народ воюет из поколения в поколение и к неожиданностям успел привыкнуть. Так что надо постараться до последнего момента не поднимать шума.
       -- Совершенно верно, -- подтвердил Фабрициус. -- Имей мы артиллерийский дивизион, тогда другое дело, а так... Короче, до дома надо постараться добраться тихо. В доме действуем быстро: гранату в дверь, потом из автомата по всем углам, и пошел
       дальше. Вопросы есть? Если нет, тогда вот так, по обратным скатам, двигаемся к месту спуска. Рене и Жак впереди.
       К тому времени, когда стало смеркаться, группа успела спуститься в ущелье, пересечь реку вброд, подняться по обратному скату хребта и занять позицию на гребне над самой усадьбой. Фабрициус и Корсаков продолжали рассматривать усадьбу в бинокли ночного видения. Там все шло своим чередом, за исключением одного: кортеж Вахабудина, черный "Мерседес" и два джипа с охраной впереди и сзади, все еще не появился со стороны города.
       -- Что за черт! -- пробормотал Фабрициус. -- Я думал, что он не любит приезжать домой затемно. А днем нас тут запросто могут обнаружить. Неужели придется топать обратно в темноте?
       Время шло, но дорога из города оставалась темной. Фабрициус, уже отправивший вперед Вьена и Терлинка, от волнения сопел все громче. Неожиданно из-за темной массы городских построек сверкнули огни фар, полосы света обшарили поля и легли на дорогу. Блестя стеклом, никелем и эмалью, кортеж из трех автомобилей неторопливо направлялся к усадьбе, выхватывая фарами из темноты купы деревьев в садах, насыпи вдоль оросительных каналов и придорожный бурьян. Фабрициус стиснул руку Корсакова и прохрипел:
       -- Слава богу, едут... Подождем, пусть заедут в дом, дальше все по плану.
       Однако операция обернулась не так, как планировал Фабрициус. Когда машины приблизились к въезду в усадьбу, со стороны речного русла что-то сверкнуло, и вслед за этим до группы донеслось уханье гранатометных выстрелов. Оба заряда угодили в автомобиль, следовавший в центре кортежа, -- в лимузин Вахабудина. Огненным шаром озарил ночь взорвавшийся бензобак, и в ту же секунду кумулятивная граната разнесла изнутри салон. Кувыркаясь, "Мерседес" полетел в придорожную канаву, а к темному небу взмыли, описывая причудливые траектории, охваченные пламенем обломки. Наемники, словно завороженные, наблюдали за тем, как они, рассыпая клочья огня, валятся на землю. Из-за шума воды и гудения ветра казалось, будто они падают совершенно беззвучно. Однако щелканье пулемета донеслось до залегшей на гребне группы достаточно отчетливо, затем с глухим грохотом взорвался бензобак переднего джипа, и возле машины заметались охваченные пламенем фигурки людей. Еще раз ухнул гранатомет, и замыкавший кортеж джип тоже взлетел на воздух. Три пылавшие машины ярко освещали дорогу, въездные ворота и пост у ворот. В освещенном пространстве метались человеческие фигуры, некоторые из них упали и распластались на земле, но остальные рассеивались за укрытиями и пропадали из виду. В темноте там и сям замерцали вспышки выстрелов, стремительные пунктирные линии трассирующих пуль понеслись сквозь мрак к тому месту, откуда обстреляли кортеж. В бинокль ночного видения Корсаков ясно различил цепочки людей, бежавших через парк к въездным воротам. Вероятно, это зрелище заставило Фабрициуса наконец очнуться от изумления, потому что он прохрипел:
       -- Черт! Там Терлинк! Все вниз, держитесь тропы!
       Он сорвал с плеча автомат и ринулся вниз, остальные гуськом последовали за ним, чутьем угадывая в темноте изгибы тропы, а точнее -- просто промоины, вилявшей между скал и валунов. По мере спуска трескотня перестрелки становилась все громче, пока не превратилась в доносившийся со стороны въезда в усадьбу сплошной рев. Фабрициус, бежавший впереди, не стал поворачивать к реке: осторожными перебежками, время от времени припадая к земле, он направился прямиком к линии постов. Группа развернулась в цепь, когда откуда-то из-под земли раздался вопль на фарси: "Стой! Кто идет?" В ту же секунду Фабрициус взмахнул рукой. Где-то в чреве земли багрово полыхнула вспышка, рыкнул взрыв, и Фабрициус, выпрямившись, ринулся вперед. Корсаков бросился за ним. Слева он услышал новые взрывы гранат. Фабрициус обернулся и заорал:
       -- Не растягиваться! Держитесь за мной! Оттесняйте их от реки, надо дать ребятам прорваться вдоль берега!
       Впереди и левее Корсаков заметил несколько темных фигур, выбежавших из-за купы деревьев. Не целясь, он дал очередь от бедра, и один силуэт беззвучно упал на газон, но другие открыли ответный огонь -- во мраке запульсировали голубоватые вспышки, и в воздухе над головой Корсакова повеяло зловещим ветерком от пуль, прошедших чересчур высоко. Слева одновременно ударили три автомата, скосив стрелявших, а кто-то несколькими трассирующими очередями прошил для верности то место, где они упали.
       -- Ребята, не зарывайтесь, вперед только перебежками! -- прокричал Фабрициус. Команда прозвучала вовремя, потому что ответный огонь становился все плотнее. Группа залегла, но через несколько секунд Фабрициус, а за ним Корсаков поднялись и бросились вперед. Пока они делали перебежку, остальные прикрывали их, стреляя по вспышкам и по возникающим среди кустов и деревьев темным фигурам. Фабрициус с Корсаковым упали на землю и в свою очередь открыли огонь, пока остальные подтягивались к ним. Они уже поравнялись с домом, и когда Корсаков поднялся для следующей перебежки, со стороны дома донеслось щелканье пулемета, и очередь взбила землю и траву прямо перед носками его ботинок. Он вновь покатился на траву и успел заметить вспышки выстрелов на втором этаже дома. Еще одна очередь вспорола дерн совсем рядом, только чудом никого не задев. Пристрелявшемуся пулеметчику хватило бы еще нескольких секунд, чтобы разделаться с группой, но этих секунд ему не дал Карстен Томас: среди свиста пуль он встал на одно колено, не спеша навел гранатомет на окно, откуда бил пулемет, и выпустил заряд, влетевший точно в оконный проем и разорвавшийся в комнате. Взрывом вынесло наружу кусок стены, оконную раму и пулеметчика вместе с пулеметом -- переворачиваясь в воздухе, стрелок тяжело рухнул на газон. Сквозь проломленную стену было видно, что в развороченной взрывом комнате что-то загорелось -- неяркие пока блики заструились по окружавшим дом дорожкам и по траве газона, освещая лежавшие там и сям неподвижные тела. Томас, войдя в раж, выпустил еще одну гранату в сторону фонтана, над парапетом которого показались головы в . плоских шапочках. Граната попала как р.аз в кромку парапета -- грохнул взрыв, брызнули в разные стороны осколки камня, и вода, хлынувшая из фонтанной чаши, затопила усыпанную песком площадку с валявшимися на ней телами охранников, отброшенными взрывной волной. Группа продолжала продвигаться к излучине реки, неподалеку от которой находились въездные ворота, озаренные пламенем пылающих автомобилей. Корсаков уже видел при свете пожара луг в излучине, по которому рассеялись уцелевшие люди Вахабудина, короткими перебежками подбиравшиеся к кромке берега. Пулемет Жака Вьена, огрызаясь короткими очередями, прижимал их к земле, однако атакующих было слишком много. Корсаков заметил какое-то движение у въездных ворот -- видимо, там накапливалось подкрепление для охранников Вахабудина, пытавшихся расправиться с Вьеном и Терлинком. Рассмотреть подробнее то, что происходило у ворот, Корсаков не успел -- от реки докатилось уханье гранатомета, и заряд, пролетев добрых двести метров, раздробил один из воротных столбов, после чего кирпичная арка покачнулась и рухнула вниз -- прямо на головы людей Вахабудина, перебегавших к речной излучине на помощь своим. От ворот донеслись вопли, а рядом с собой Корсаков услышал восхищенный смех -- смеялся Клаус Байтлих.
       -- Молодец, Рене, -- воскликнул "близнец", -- отличный выстрел!
       -- Карстен, Клаус, оставайтесь здесь, будете прикрывать нас с фланга. Мы отбросим от реки всю эту шайку, дадим возможность Жаку и Рене отойти и тогда сами отойдем тоже. Держите под обстрелом пропускной пункт у ворот, там особенно много халатников, -- распорядился Фабрициус.
       -- Слушаюсь, генерал! -- со смехом отозвался Байтлих, и "близнецы", поминутно припадая к земле, двинулись влево, выбирая подходящие огневые позиции. Фабрициус, Корсаков и Розе направились дальше к излучине под прикрытием огня, который вскоре открыли "близнецы". Сделав несколько перебежек, они достигли границы усадьбы, обозначенной всюду решетчатой оградой, а в этом месте, у реки -- глинобитной стеной в полтора человеческих роста.
       Розе скомандовал:
       -- Отползите от стены и не вставайте, пока я ее не разобью.
       Он достал из-за спины гранатомет и из положения лежа всадил в стену гранату, взрыв которой заставил всех троих вжаться в землю. В стене образовалось отверстие, достаточное для того, чтобы пролезть человеку. Розе перезарядил гранатомет и выстрелил в стену еще раз, затем еще и еще. В конце концов большой кусок стены обвалился, и все трое, не теряя времени, бросились к пролому и залегли вдоль его нижней кромки. Корсаков увидел, что атакующие растекаются по лугу, охватывая с двух сторон то место, откуда отстреливались Тер-линк и Вьен. Передвигаться людям Вахабудина было непросто -- их фигуры четко выделялись на фоне полыхавших автомобилей, однако их огневой перевес заставлял обороняющихся поминутно прятаться под береговым откосом и менять позиции. Фабрициус, Корсаков и Розе заняли свою позицию в проломе стены в самый критический момент и, тут же оценив обстановку, начали действовать. Когда несколько темных фигур на лугу поднялись, чтобы сделать перебежку, Фабрициус свалил всех троих очередью из автомата, а Розе, как-то механически взмахнув рукой, швырнул гранату туда, где мигали огоньки автоматов, прикрывавших рывок тех, в кого стрелял Фабрициус. Рявкнул взрыв, на фоне пожара вверх взлетели какие-то клочья, послышались стоны, и зловещие огоньки погасли. Розе, весь обвешанный гранатными сумками, продолжал доставать из них одну гранату за другой и точным движением робота метать их туда, где замечал малейшее шевеление, с легкостью меняя направление и дальность броска. Корсаков впервые увидел такую точность расчета, когда граната разрывалась в воздухе над залегавшей группой бойцов противника, поражая сразу несколько человек. Фабрициус короткими очередями бил по правофланговому отряду охранников, который обходил Терлинка и Вьена слева и оказался ближе других к ограде усадьбы.
       -- Винс, надо остановить тех, которые дальше отсюда, которые обходят справа! Они вот-вот доберутся до русла! Ты видишь их?
       Корсаков достал из-за спины снайперскую винтовку и припал глазом к окуляру прицела ночного видения. Бесцветные, слегка светящиеся фигуры перебежками продвигались к реке. Корсаков поймал одну из них в перекрестье прицела и плавно нажал на спуск. Фигура, словно налетев на невидимое препятствие, остановилась, выпрямилась и замерла, а затем медленно повалилась на землю. Корсаков забыл об опасности, об ответном огне и словно слился с винтовкой, ощущая линию прицеливания как линию движения его собственной руки, готовящейся сделать смертоносный выпад.
       -- Все в порядке, Кристоф, я хорошо их вижу, -- сказал Корсаков, переводя ствол винтовки на следующую бегущую фигуру. -- Думаю, они сейчас остановятся, -- добавил он, вновь нажимая на курок и лишь краем глаза заметив, как подстреленный человек поворачивается вполоборота и оседает на землю на подкосившихся ногах. Корсакову некогда было наблюдать за тем, как падает жертва: он выискивал прицелом все новые цели и стрелял раз за разом, упиваясь чувством единения с оружием. Он слышал разрывы гранат, которые Розе швырял с размеренностью метронома, щелканье автомата Фабрициуса и видел, как люди на лугу сначала прижимаются к земле, а затем, почувствовав, что пули и гранаты достают и лежащих, начинают то отползать, то перебегать назад к дороге. Пулемет Вьена наконец смолк, и Корсаков понял, что их товарищи, положившись на огневую поддержку с фланга, по речному руслу идут к ним. Он стрелял не переставая, пока люди Вахабудина не покинули окончательно луг и не залегли в канаве вдоль дороги. Прекратив огонь, Корсаков тем не менее настороженно следил в прицел за невысокой насыпью, обозначавшей канаву. Когда один из охранников приподнялся над насыпью и положил на плечо гранатомет, Кор саков мгновенно поймал его в прицел, грохнул выстрел, и гранатометчик, видимо, только раненный, молниеносно юркнул в укрытие, бросив гранатомет на наружном скате насыпи. Розе для острастки тоже швырнул в сторону канавы пару гранат, разорвавшихся в воздухе с небольшим недолетом и заставивших людей Вахабудина еще плотнее вжаться в землю. Тем временем из-под берегового откоса донеслись всплески, приглушенные голоса, и над кромкой откоса появилась голова Терлинка. Тяжело дыша, голова прохрипела:
       -- Кристоф, дай руку! Не чувствую ног, не могу влезть.
       Фабрициус перебежал к берегу и помог выбраться сначала Терлинку, а потом Вьену. Терлинк сразу распластался на земле и принялся тереть ноги одна об другую, а Вьен попытался привстать, но тут же упал.
       -- Ноги как деревянные, -- со смущенной улыбкой пояснил он. -- Вода в реке очень холодная.
       В руках Вьен держал пулемет и при падении бережно поднял его над головой. Терлинк раздраженно заметил:
       -- Я ему говорил: брось свою машинку, все равно патроны кончились, а он ни в какую.
       -- Эрхард, Винс, отходите, а эти ребята вас,прикроют -- все равно они пока не могут ходить, -- распорядился Фабрициус.
       -- А ты? -- спросил его Корсаков.
       -- А я буду растирать им ноги, -- невозмутимо ответил Фабрициус. Корсаков рассмеялся, выпустил, почти не целясь, несколько пуль по головам, показавшимся над гребнем насыпи, и, заставив их вновь попрятаться, закинул винтовку за спину. Делая зигзаги и пригибаясь, он побежал к тому месту, откуда вели непрекращающийся огонь "близнецы". Через минуту он растянулся на земле возле Байтлиха, лежа на боку, перезарядил винтовку и приготовился стрелять. Однако люди Вахабудина, убедившись в меткости своих противников, предпочитали себя не обнаруживать -- стоило одному из них дать короткую очередь, как Томас мгновенно пометил место, откуда тот стрелял, трассирующими пулями, и Байтлих немедленно всадил туда же добрую половину магазина. Томас и Корсаков в это время не стреляли, настороженно вглядываясь в темноту, готовые прикрыть Байтлиха, если кто-нибудь вздумал бы открыть по нему ответный огонь. Пожар во дворце Вахабудина тем временем разгорался все сильнее, сквозь гул пламени то и дело прорывался треск рвущихся патронов, и огненные стрелы вылетали в темноту через лопающиеся со звоном окна. Ярко освещенные дорожки и площадка вокруг фонтана были густо усеяны неподвижными телами -- на некоторых из них тлела одежда. Мертвецов стало значительно больше по сравнению с тем моментом, когда Корсаков в первый раз поравнялся со зданием. Словно прочитав его мысли, Байтлих похвастался:
       -- Это мы с Карстеном поработали. Видишь, сколько накосили? Они закрыли ставни на окнах со • стороны гор, и когда пожар стал разгораться, им пришлось прыгать на эту сторону, а тут они были как на ладони. По-моему, мы ни одному не позволили уйти. Некоторые сидели в доме до последнего, но и тем пришлось выскочить, когда начало припекать.
       -- Молодец, -- похвалил его Корсаков. В этот момент во мраке, колеблемом отсветами пожара, возникли темные бегущие фигуры, голос Фабрициуса предостерегающе крикнул: "Свои!", и рядом с Корсаковым, звякнув снаряжением, плюхнулись на землю Фабрициус, Терлинк и Вьен. Пулемет, для которого уже не было патронов, Вьен приладил на спину, а в руках сжимал автомат, видимо, взятый им по дороге у убитого.
       -- Отходите, мы прикроем! -- предложил Терлинк.
       -- Ну нет, зачем? -- возразил Томас. -- Мы отлично тут все пристреляли. Лучше вы отходите. За нас не волнуйтесь, все будет отлично. Эрхард, иди с ними, останешься у начала тропы и дождешься нас.
       -- Все правильно, -- поднимаясь, сказал Фабрициус, -- пошли, ребята.
       -- Не нравится мне это, -- ворчал Терлинк, следуя за ним. Розе только молча потрепал Корсакова по плечу, и четверо, пригибаясь, исчезли во тьме.
       Оставшиеся некоторое время выжидали, а затем Томас произнес:
       -- Ну, Винс, давай. Мы тебя прикроем.
       Однако не успел Корсаков приподняться и закинуть винтовку за спину, как вдруг по долине -- по верхушкам садов, по дороге, по тополям вдоль каналов -- забегали бледные отсветы. Сомнений не было -- по дороге к усадьбе на полной скорости приближались с включенными фарами два бронетранспортера. Откуда-то из-за кустов донеслись торжествующие вопли людей Вахабудина.
       -- Доннерветтер! -- выругался Томас. -- Обрадовались, ублюдки! Винс, оставайся здесь, Клаус, за мной!
       Корсаков приподнялся, но "близнецы" уже рванулись вперед, и он понял, что не успеет их остановить. Со стоном он растянулся на траве, вновь припал глазом к окуляру прицела, но тут же оторвался от него. В "близнецов" никто не стрелял, они благополучно пересекли газон и скрылись за куртиной подстриженных кустов. "Совсем рехнулись!" -- пробормотал в отчаянии Корсаков. При свете пожара и невооруженным глазом было прекрасно видно, как бронетранспортеры стремительно приближаются к воротам и как выскакивают из кюветов и бегут вслед за ними отлеживавшиеся в кюветах охранники. Передний бронетранспортер, однако, в воротах замешкался: путь ему преграждал завал, созданный обрушившейся аркой. Рыкнув, машина стала взбираться на груду обломков, но при этом повернулась бортом к тому месту, где скрылись из виду "близнецы". Тут же ухнул гранатометный выстрел, заряд мелькнул в воздухе, прожег борт машины и разорвался внутри. Бронетранспортер вздрогнул и замер, окутавшись дымом и еще больше загромоздив ворота. Люки не открывались -- видимо, экипаж погиб сразу. Следующая граната пролетела над самой башней второго бронетранспортера. Тот проворно попятился от ворот, рискуя передавить поднявшуюся из кюветов пехоту, и принялся трассирующими очередями из крупнокалиберного пулемета молотить по газонам, кустам и дорожкам ухоженного парка. Маневрируя на дороге, он спихнул в канаву уже почти догоревшие останки двух джипов и "Мерседеса", что вызвало горестные вопли людей Ваха-будина, боявшихся, видимо, что от их вождя в результате вовсе ничего не останется. Пока бронетранспортер скашивал свинцом подстриженные кусты, валил деревца и перепахивал газоны, группа охранников попыталась под прикрытием его огня прорваться в ворота. Корсаков несколько раз подряд нажал на курок винтовки, и три фигуры, словно споткнувшись, повалились и застыли на битых кирпичах. Остальные залегли там же за грудой обломков. Корсаков увидел, как "близнецы" один за другим перемахнули через куртину и, быстро перезарядив винтовку, выпустил половину магазина в проем ворот, а другую половину -- в темные фигуры, подбиравшиеся к решетке ограды. Заставив противника в очередной раз прижаться к земле, Корсаков заорал:
       -- Бегите за дом, я прикрою!
       "Близнецы" перебежками, прячась за кустами и бордюрами дорожек, обогнули полыхавший дворец Вахабудина и скрылись в темноте. Переползая и перекатываясь по траве, Корсаков добрался до кром- ки берегового откоса и вдруг расслышал в ровном шуме бегущей воды негромкие всплески шагов. Он догадался, что людям Вахабудина удалось добраться до русла реки и предпринять обход по воде. Похвалив себя за своеврменный отход, Корсаков достал из подсумка гранату, выдернул зубами чеку и, сжимая взведенную гранату в кулаке, приподнялся над краем откоса. Он не ожидал, что враги успели подойти так близко: до их черных фигур, отчетливо выделявшихся на светящемся фоне воды, оставалось всего метров двадцать. Походка идущих была неуверенной -- видимо, от ледяной воды они уже не чувствовали под собой ног. Приподнявшегося над откосом Корсакова они заметили сразу: замигали белые огоньки, загрохотали автоматные очереди, светящийся пунктир трассирующих пуль пронизал темноту. Корсаков вовремя успел припасть к земле, но уже засек местоположение обходящей группы и швырнул гранату не глядя, лежа на боку. Прогремел взрыв, послышались вопли раненых. Корсаков метнул вторую гранату, стараясь попасть в то же самое место, и после взрыва высунулся из-за кромки откоса. Над водой больше никого не было, только быстрое течение перекатывало по камням безвольные тела. Корсаков по откосу съехал в воду и, преодолевая силу потока, зашагал вверх по руслу. Камни вывертывались у него из-под ног, холод словно клещами сдавливал плоть. Он заставил себя доковылять до того места, где неподалеку было начало тропы. Река бежала здесь в каменных берегах, и Корсаков, отыскав расселину в гранитной стене, полез наверх. Ноги его по чувствительности ничем не отличались
       от протезов, и он всаживал их между стенок расселины, словно неживые предметы. Добравшись до верхнего края обрыва, он совершенно выбился из сил и некоторое время лежал, переводя дыхание, на неудобных каменных выступах, больно вдавливавшихся в ребра. Со стороны усадьбы по-прежнему раздавалась стрельба: бронетранспортер поливал темный массив гор трассирующими очередями. Стрелять ему приходилось вслепую, так как товарищи Корсакова не отвечали на огонь, чтобы не обнаруживать себя. Корсаков поднялся на ноги, сделал несколько неуверенных шагов, но потерял равновесие и упал, больно ударившись о камни.
       -- Ребята, это я, Винс! -- крикнул он, опасаясь, что наемники, заслышав шум, решат, что их обошли, и поднимут стрельбу.
       -- Давай сюда, -- проскрипел из темноты голос Эрхарда Розе.
       Корсаков, с трудом заставив себя встать, почувствовал, что вот-вот снова упадет, и сел, прислонившись спиной к валуну, защищавшему его от обстрела со стороны усадьбы. Сняв ботинки, он принялся растирать свои холодные как лед ноги и вскоре услышал голос Розе прямо у себя над головой:
       -- Винс, ты в порядке? Мы все ждем тебя.
       -- Пришлось уходить по реке, и я, кажется, отморозил ноги, -- объяснил Корсаков.
       Розе успокоил его:
       -- Ничего, сейчас разотрем, и все пройдет. Рене и Жак тоже промочили ноги, а сейчас уже прекрасно бегают.
       Розе принялся энергично растирать правую ногу Корсакова, а тот сосредоточился на левой. Вскоре уколы возобновляющегося кровообращения заставили его застонать сквозь зубы.
       -- Ничего, сейчас они отойдут, -- сказал Розе. -- Вставай, обопрись на меня и пошли, а то эти ублюдки очухаются и сядут нам на хвост.
       Корсаков не думал, что люди Вахабудина осмелятся полезть в ночные горы после полученной трепки, да и число их изрядно сократилось, однако огонь со стороны усадьбы заметно усилился. По горам, высекая из камней искры и осколки, бил уже не только пулемет бронетранспортера, но и десятки других стволов. Тропа, петлявшая среди скал, была защищена от пуль, но до нее предстояло пройти полсотни метров по открытой местности. Корсаков продолжал ощущать в ногах колотье и зуд, но все же поднялся, цепляясь за валун, и двинулся вперед. Розе подхватил его под руку. Пули посвистывали в воздухе, однако при поддержке Розе Корсаков благополучно добрался почти до самого начала тропы. Он уже услышал приветственные возгласы "близнецов", как вдруг его словно кто-то ткнул сзади в бедро бильярдным кием. "А, черт!" -- выругался Корсаков и, споткнувшись, свалился за валун в объятия Фабрициуса. Горячая струя крови побежала по ноге вниз, но отрадно было хотя бы то, что пуля не задела бедренную артерию -- в противном случае кровь била бы фонтаном и ее вряд ли удалось бы остановить. Корсаков видел на своем веку множество смертей от ранений в бедро и подумал, что ему повезло: пуля засела в мягких тканях, не задев ни артерии, ни кости, к тому же не оказалась крупнокалиберной, иначе ногу могло просто оторвать.
       --. Что такое? -- встревоженно спросил Фабрициус, усаживая Корсакова на землю. -- Ты ранен? Идти сможешь?
       -- Ранен, но легко, -- ответил Корсаков. -- Похоже, даже смогу идти, хотя пуля засела в ноге, я ее чувствую. Помогите мне сделать перевязку.
       -- Ничего, Винс, мы тебя донесем, если что, -- с готовностью заявил Карстен Томас. -- Когда горы кончатся, можешь сесть на меня верхом. В детстве мы постоянно играли в "конный бой", и потом мне это пригодилось. Помнишь, тогда, в Африке, Клаус?
       -- Да, он тащил меня, вернее вез, километров пять, когда меня тоже ранило в ноги. Когда мы добрались до своих, он, по-моему, уже не мог говорить, а только ржал, -- подтвердил Байтлих, и "близнецы" разразились беззаботным смехом.
       Фабрициус скомандовал:
       -- Вперед, за мной. Не отставать!
       Поддерживаемый Томасом под левую руку, Корсаков захромал по тропе. Позади него шел Байтлих, тоже готовый его поддержать. Каждый шаг отдавался тупой болью в пробитой мышце, но терпеть было можно. Когда группа переваливала через хребет, Корсаков оглянулся, чтобы в последний раз взглянуть на усадьбу. Горевший дом никто и не пытался тушить, на его крыше от жара скрутилась жесть, а из открывшихся провалов в темноту неслись вороха искр. По освещенным пламенем пожара газонам и дорожкам вяло слонялись редкие фигуры, уже не стреляя по горам -- видимо, открывшаяся в усадьбе картина погрома ошеломила этих людей. Однако Корсаков заметил, что бронетранспортер движется по дорожкам к западной границе усадьбы, проходившей у подножия гор. Видимо, экипаж хотел высадить группу преследования, но сделать это ему не удалось: грохнул взрыв, тяжелую машину слегка подбросило в воздух, а затем она ткнулась носом в землю, словно усталая лошадь, припавшая на колени. На звук взрыва обернулись и товарищи Корсакова.
       -- Что это было? -- изумленно спросил Розе.
       -- Мина, старина, обычная противотанковая мина, -- откликнулся Терлинк. -- Я же их не израсходовал в самом начале дела, потому что нам пришлось работать из гранатометов. Ну и чтобы не таскать с собой это добро, я чуть задержался, когда мы отходили к горам, и расставил мины на дорожке. Ясно ведь было, что они рано или поздно прорвутся через ворота и покатят за нами. Я столько этих кастрюль расставил в Африке, что поставить четыре штуки для меня -- секундное дело.
       -- Что же, Рене, сегодня ты сделал самое главное, -- заметил Фабрициус. -- Как командир группы, я намерен потребовать для тебя поощрения у начальства.
       -- Дождешься от них, как же, -- пробурчал Тер-линк.
       Когда группа спустилась с хребта и зашагала по ровному плато, "близнецы" перестали поддерживать Корсакова, Томас пригнулся и сказал:
       -- Ну, Винс, садись мне на плечи.
       -- Ты что, серьезно? -- удивился Корсаков.
       -- Конечно, серьезно. Не зря же я такой бестолковый -- я должен был родиться верблюдом! -- И Томас рассмеялся собственной шутке.
       Корсаков отдал Байтлиху винтовку, рюкзак, подсумки с оставшимися боеприпасами и послушно вскарабкался Томасу на спину.
       -- Ну, вперед! -- бодро прокряхтел "близнец". -- Сейчас бы пивка с горохом и салом -- как бы я тогда пернул для ускорения!
       Рипсимэ сидела в своем медпункте и время от времени принималась плакать. Застав ее за разговором с наемником, отец наговорил ей множество обидных слов, и теперь она в одиночестве предавалась занятию, хорошо знакомому всем несправедливо обиженным людям: подбирала убедительные возражения на упреки отца. "Я просто поговорила с ним, вот и все! -- горячо доказывала Рипсимэ воображаемому собеседнику. -- Мы не должны вести себя как дикари и шарахаться от европейцев. В конце концов, мы такие же христиане, как они, а наша культура древнее на тысячу лет". -- "Вот именно -- у нас своя культура, -- рычал отец. -- Наши женщины не болтают запросто с какими-то проходимцами. Ты не маленькая и должна понимать: он хочет от тебя только одного. Не забывай, вокруг люди -- что они скажут о тебе, о твоих родителях?" -- "Отец, я уже выросла и могу общаться с другими людьми, пусть это даже мужчины. Если они не позволяют себе ничего лишнего, то что тут плохого? Вспомни, я ведь работала с ранеными в военном госпитале!" -- "То были раненые, а не здоровенные быки, как здесь. Что за вред от раненого? Сам бог велел проявлять к нему милосердие, а в каком милосердии нуждался тот тип, который любезничал с тобой? Разве ты не знаешь, что за нравы в Европе? Тебя, неопытную дурочку, мигом охмурят и бросят. Все будут считать тебя шлюхой -- ты подумала о том, что за жизнь тебя ждет? Не забывай, где ты живешь. Нам здесь и так несладко, а если ты еще запачкаешь свое имя, да и мое заодно? Нас и вовсе сживут со свету. А может, ты надеешься, что тебя возьмут в Европу?" И в ушах Рипсимэ вновь раздавался язвительный смех отца. "А может.и возьмет, -- разве я так уж плоха?" -- мысленно произносила Рипсимэ возражение, которого никогда не осмелилась бы произнести вслух. "Короче говоря, если я еще раз увижу, как ты болтаешь с этим бандитом, то запру тебя дома, так и знай. Обойдемся без твоих денег! А потом выдам тебя замуж за первого, кто захочет жениться на такой бесстыжей дуре". Рипсимэ вновь видела, как отец, уничтожающе сверкнув глазами, вылетает из медпункта в коридор, с треском захлопнув за собой дверь, и в очередной раз заливалась слезами. В сущности, она ничего не могла противопоставить доводам отца. Если бы ее спросили напрямик, признает ли она их верность, ей пришлось бы ответить утвердительно -- таковы уж были ее воспитание и склад ее ума. Однако сердце недвусмысленно подсказывало ей, что от мужчины, который так почтительно и галантно разговаривал с нею, она не должна ожидать ничего плохого. Она сразу выделила его из всех его товарищей, потому что он один не бросал на нее голодных взглядов, не отпускал шуточек, сопровождавшихся гнусным хохотом, и даже, кажется, ее не замечал. Однако во время беседы Рипсимэ читала в его глазах искреннее восхищение, и это было ей чрезвычайно лестно. Она знала, что перед ней стоит не обычный человек -- его спокойные синие глаза, крепкая фигура, непринужденная речь действовали на Рипсимэ успокаивающе. В его присутствии она чувствовала себя защищенной. И в то же время этот человек внушал ей какой-то безотчетный страх -- она боялась не его самого, не дерзкого поступка с его стороны, а того, что может с ним произойти, потому что исходившее от него почти сверхъестественное спокойствие могло порождаться только презрением к жизни.
       Ночь прошла спокойно. Ближе к утру Рипсимэ, не раздеваясь, прилегла вздремнуть на диванчике в комнате отдыха для медперсонала. Проснулась она уже засветло по звонку будильника и решила до приезда врача из Мешхеда принять душ, чтобы освежиться и прогнать сонную одурь. Врач приезжал каждый раз, когда группа европейцев куда-то выезжала. Рипсимэ понимала, что врач ожидает раненых -- недаром к ее скромному медпункту примыкала неплохо оборудованная операционная.
       Избалованные европейские дамы, несомненно, ужаснулись бы, взглянув на безукоризненно чистые платье и белье Рипсимэ -- такую одежду в Европе носили, должно быть, лет триста назад, да и то простолюдинки. Однако, взглянув на обнаженную Рипсимэ, любая европейская богачка отдала бы все свои самые изысканные туалеты и самые дорогие украшения хотя бы за одно из достоинств робкой христианской девушки из безвестного восточного захолустья: за безукоризненную пропорциональность ее фигуры, за ее упругую золотистую кожу, словно светящуюся изнутри, за полную высокую грудь, за крошечные округлые ступни../ Зеркало на стене душевой было слишком маленьким для того, чтобы Рип-симэ могла увидеть себя с головы до пят, однако оно позволяло ободряюще улыбнуться собственному отражению. Полные, красиво очерченные губы разомкнулись, открыв сияние ровных жемчужных зубов, бархатные черные глаза лукаво прищурились, и Рипсимэ неожиданно показала себе язык. Взбодрившись после контрастного душа, она решила, что унывать не стоит -- неужели такая девушка, как она, не сможет заставить события подчиниться своей воле? "Все будет так, как я захочу", -- подумала Рипсимэ. Она наливала себе в чашечку кофе из кофеварки, когда с улицы донесся шум моторов. Посмотрев в окно, она увидела, как в облаках пыли подъезжают джипы: впереди четыре военных, а в конце -- "Тойота", на которой обычно приезжал на фабрику врач. Видимо, машины встретились на дороге и продолжили путь вместе. Военные джипы, обогнув здание, скрылись из виду, направляясь в гараж. Рипсимэ успела сосчитать сидевших в них вооруженных людей в запыленной камуфляжной форме и в темных очках: при выезде их было семеро, а теперь стало на одного меньше. Сердце Рипсимэ сначала замерло в груди, сдавленное испугом, затем бешено заколотилось, но тут она увидела, как из "Тойоты", остановившейся у входа в здание, выскочил шофер, обежал машину, открыл переднюю дверцу и засуетился, помогая выбраться наружу человеку с перевязанной ногой. Рипсимэ узнала Корсакова и вскрикнула от радости: во-первых, оттого, что он жив, а во-вторых, ему явно предстояло теперь совершенно легально пребывать некоторое время под ее опекой, и даже отец против этого не сможет ничего возразить. Правда, в следующее мгновение Рипсимэ устыдилась столь эгоистических мыслей, подумав о том, что раненому, конечно же, очень больно, и, чего доброго, он теперь навсегда останется хромым. Поддерживаемый с двух сторон шофером и врачом, Корсаков заковылял ко входу в здание, а Рипсимэ бросилась им навстречу. Увидев девушку в коридоре, врач повелительным жестом отправил ее обратно в медпункт:
       -- Готовьте инструменты, сейчас будем удалять пулю.
       Корсаков улыбнулся и произнес ей вслед:
       -- Не жалейте наркоза, я ужасно боюсь.
       Рипсимэ унеслась в операционную, но на бегу успела с улыбкой оглянуться, и у Корсакова в груди сразу разлилось блаженное тепло, а тянущая боль в бедре перестала раздражать. Врач по-английски лаконично приказал ему раздеться, и Корсаков неожиданно для самого себя испытал мучительную неловкость. Его замешательство врач истолковал по-своему, решив, что пациенту не по себе от усталости и потери крови. Он усадил Корсакова на кушетку и кивнул на него Рипсимэ:
       -- Помоги ему раздеться, быстро!
       -- Нет-нет, я сам! -- испуганно вскрикнул Корсаков и вдруг почувствовал, что стремительно летит куда-то вправо. Он успел ощутить тупой удар -- очевидно, о кушетку, на которую он рухнул, потеряв сознание. Его падение сопровождалось равнодушной репликой врача:
       -- Что смотришь -- снимай с него штаны. Корсаков пришел в себя уже в палате изолятора
       при медпункте. Тупая боль пульсировала в его правом виске, бедро сдавливала профессионально сдеданная тугая повязка. Во рту было сухо, хотелось пить, и потому 6н искренне обрадовался, когда в коридоре послышался шум, смех и в палату, оттеснив пытавшуюся помешать Рипсимэ, ввалились "близнецы", успевшие уже переодеться в джинсы и клетчатые рубашки и хорошенько выпить. К груди каждый прижимал по нескольку упаковок с разными соками.
       -- Ну вот, я же говорил, что ему давно пора проснуться! -- обрадованно завопил Байтлих. -- Винс, извини, но эта красоточка стережет тебя, как лев: сначала вообще не хотела нас пускать, а потом отобрала у нас всю выпивку, которую мы несли для тебя. Что ему сделается от пары стаканчиков? -- обратился он к Рипсимэ, гневно взиравшей с порога на вторжение.
       -- Да что вы в этом понимаете! -- воскликнула та. -- Он только что свалился без сознания! А кроме того, спиртное и наркоз несовместимы!
       -- Какая она хорошенькая, когда сердится! -- заметил Томас. -- Ишь как ноздри раздуваются -- как у породистой кобылки. И по-английски болтает неплохо. А как о тебе заботится, Винс! По-моему, она к тебе неравнодушна.
       Краска бросилась в лицо Рипсимэ. Она заявила мужественно, хотя и дрогнувшим голосом:
       -- Я уйду, только если вы поклянетесь мне, что не дадите ему пить -- то есть ничего, кроме сока. И, конечно, если вы не будете курить в палате.
       -- Клянемся! -- в один голос воскликнули "близнецы" и принялись наперебой открывать упаковки с соками. Рипсимэ удалилась, демонстративно оставив дверь открытой. Байтлих задумчиво произнес:
       -- Да, хорошенькая... А баб тут днем с огнем не сыщешь...
       -- Ты это брось, -- прервал Корсаков ход его мыслей. -- Это моя сиделка.
       -- Ладно, ладно, Винс, я пошутил, -- поднял руки
       Байтлих. -- Я же не слепой -- вижу, что у тебя есть шансы. Никогда не переходить дорогу товарищу --
       вот мое железное правило.....
       -г Ну ладно, ребята, хватит болтать, давайте бутылку. Клятвы клятвами, а выпить все-таки нужно.
       "Близнецы" переглянулись и дружно расхохотались. Байтлих полез за пазуху и вытащил заткнутую за ремень плоскую бутылку с бренди. Он щедро плеснул Корсакову в стакан, стоявший на тумбочке, а в качестве закуски отсек ножом угол у пакета с апельсиновым соком.
       -- Выпей, Винс, сам за свое здоровье, а потом и мы выпьем за то же, -- непривычно серьезным тоном произнес он. -- Мы с Карстеном, да и все другие тоже, очень рады иметь такого товарища, как ты. Без тебя нам пришлось бы очень трудно. Будь уверен: что бы ни случилось, мы всегда тебя выручим.
       -- Спасибо, ребята, -- лаконично произнес Корсаков и опрокинул бренди в рот. Ему хотелось сократить визит "близнецов", так как он боялся, что их потянет на воспоминания о совместных походах, а он не был склонен сейчас что-либо вспоминать, и меньше всего -- подвиги "близнецов" в кишлаке Адам-хана. Не желая обижать гостей, Корсаков довольно удачно притворился, будто впадает в дремоту, и они мало-помалу притихли, посовещались и на цыпочках вышли из палаты.
       Сразу после их ухода в палату ворвалась Рипси-мэ, словно ожидавшая этого момента в коридоре, потянула носом воздух и заявила обвиняющим тоном:
       -- Вы пили с ними спиртное! Не смейте кивать на сок -- я чувствую запах! Как вы могли -- ведь вы же дали слово!
       -- Я? Ничего подобного, -- возразил Корсаков. -- Это они дали слово, они же его и нарушили. То ли дело я -- человек воистину строгих правил... -- И Корсаков попытался ухватить Рипсимэ за талию. Однако та ловко отпрянула к двери, так что Корсаков, потеряв равновесие, едва не свалился на пол.
       -- Видно, правильно говорил о вас мой отец, -- находясь на почтительном расстоянии, тем же прокурорским тоном произнесла Рипсимэ. -- Вы не способны почтительно относиться к женщине, уважать ее. Вам нужно только использовать ее и потом отшвырнуть, как ненужную ветошь...
       -- Но я вовсе не хотел вас отшвыривать -- боже сохрани! -- возразил Корсаков. -- Наоборот, я хотел прижать вас к своему сердцу, которое болит от одиночества. Простите, если мое поведение показалось вам слишком дерзким, -- на самом деле оно является только знаком искреннего дружелюбия. У нас, если мужчина не попытается обнять и поцеловать жен щину, с которой он знаком уже несколько дней, то женщина думает, что он ее не только не любит, но и не уважает. Мне легче умереть, чем допустить, чтобы вы так подумали обо мне. Еще раз прошу у вас прощения и обязуюсь впредь не повторять своих ошибок. Умоляю, скажите, что вы меня простили!
       -- У вас на теле столько шрамов... -- задумчиво произнесла Рипсимэ после паузы, не ответив на мольбу о прощении. -- Я знаю, это все следы ранений. Почему вы стали заниматься таким опасным ремеслом?
       -- Судьба, -- лаконично ответил Корсаков.
       -- А что это у вас за номер на руке?
       -- Личный армейский номер. Выколол на память.
       И Корсаков спросил, меняя тему разговора:
       -- Можно, я буду называть вас Ритой? Ваше имя для меня слишком непривычно, мне трудно его выговаривать, но очень хочется называть вас каким-нибудь красивым именем. Рита -- это красивое имя, можете мне поверить, и его вполне можно считать уменьшительным от Рипсимэ.
       -- Рита... -- повторила Рипсимэ. -- Действительно красивое имя. Очень короткое -- его, конечно, удобнее произносить, чем мое. Мне кажется, "Рита" -- это уменьшительное от имени "Маргарита".
       -- Почему -- "кажется"? -- удивился Корсаков. -- Так оно и есть.
       -- Потому что у нас во всей округе нет женщины по имени Маргарита, -- объяснила Рипсимэ. -- И я
       никогда в жизни не слышала, чтобы кого-нибудь звали Рита. По-моему, мусульманских имен я знаю больше, чем христианских.
       -- Ничего, -- утешил ее Корсаков, -- отныне это имя вы будет слышать постоянно. Хотя я очень боюсь вам надоесть, но без вас мне еще страшнее: я начинаю думать, что будет, если я никогда вас не уви жу, а это очень страшно, Рита.
       -- А по-моему, с вам не случится ничего особенного, -- с напускным равнодушием пожала плечами Рипсимэ. -- В Европе множество красивых женщин, куда красивее меня. Вернетесь домой, увидите их и тут же забудете обо мне.
       Корсаков покачал головой и тихо рассмеялся. Рипсимэ с замирающим сердцем ждала его ответа, но тут в коридоре послышались тяжелые шаги, дверь распахнулась, и на пороге возникла нескладная фигура Эрхарда Розе. Рипсимэ с испугом посмотрела на безобразного пришельца. Гигант, однако, и сам был смущен: он топтался в дверях, бормоча что-то невразумительное. Рипсимэ расхрабрилась и заявила решительно:
       -- Если вы опять будете пить вино, я никуда не уйду. Сяду и буду сидеть.
       -- Милая Рита, нам с Эрхардом надо поговорить, -- сказал Корсаков. -- Честное слово, я больше не буду нарушать режим. Хотя какой может быть
       вред от стаканчика бренди? -- добавил он, увидев, что Рипсимэ направляется к двери. Возмущенно фыркнув, Рипсимэ повернулась, но Корсаков со смехом поднял ладони вверх: -- Клянусь, больше ни глотка!
       Когда она, прошмыгнув под локтем Розе, скрылась за дверью, Корсаков поманил сообщника в палату и показал ему на свободный стул. Уловив по многозначительному выражению лица Розе, что он намеревается начать разговор об их подрывных замыслах против компании, Корсаков вовремя успел приложить палец к губам и жестом заставил немца придвинуться к его койке вместе со стулом, после чего прошептал в его уродливо скрученное ухо:
       -- Молчи о нашем деле. Работай, как и раньше, а я пока разузнаю, как устроена фабрика. Когда поправлюсь, взорвем ее к чертовой матери.
       И вслух, отстранив Розе, Корсаков произнес:
       -- Извини, Эрхард, выпить с тобой не смогу -- не хочу ссориться с сестрой, очень уж она хорошенькая. Так что ты глотни бренди, а я ограничусь соком.
       -- Жаль мне тебя, -- искренне сказал Розе, справившись с замешательством, достал бутылку из внутреннего кармана куртки и сделал огромный глоток прямо из горлышка. -- Эх, до чего же хорошо расслабиться после работы, -- добавил он, переведя дух. -- Нет, правда, жаль мне тебя, Винс. Как можно не выпить после такого напряга?
       -- Да ты меня особенно не жалей, "близнецы" уже налили мне стаканчик, -- объяснил Корсаков. -- Как думаешь, сколько мы набили в этот раз?
       -- Сотни полторы, не меньше, -- поразмыслив, солидно ответил Розе. -- А как классно сработали Ре-не и Жак! Без них нам пришлось бы повозиться с этим Вахабудином.
       -- И Кристоф тоже четко командовал, -- заметил Корсаков. Они еще некоторое время беседовали таким же образом, немногословно обсуждая перипетии минувшего боя и ощущая крепнувшую между ними тайную связь. Затем Корсакова вновь начало неудержимо клонить в сон, и он признался в этом собеседнику. Розе усмехнулся:
       -- Обычное дело после ранения. Да хранит тебя бог, Винс, ты заслужил его заботу. Я буду молиться за тебя.
       Корсаков пробурчал что-то невнятное, поскольку не знал, как принято благодарить за ходатайство перед господом. Через минуту он уже крепко спал. Розе, выходя, столкнулся в дверях с Рипсимэ, посмотрел на нее, открыл рот, собираясь что-то сказать, но ограничился только смущенным кряхтением и, сутулясь, удалился по коридору.
       Проснувшись, Корсаков медленно открыл глаза и умиротворенно улыбнулся: на стуле у окна сидела Рипсимэ и, шевеля губами, читала какую-то потрепанную английскую книжку.
      
       Глава 7
       ЛЮБИМЕЦ СМЕРТИ
       Дожидаясь заживления раны, Корсаков не предавался лени: поутру он до седьмого пота проделывал различные упражнения для рук, которым простреленная нога не могла служить помехой, а затем прогуливался вокруг казармы с палкой из какого-то невероятно твердого горного дерева, которую ему принесли "близнецы". Группа несколько раз выходила на задания без Корсакова, и "близнецы" после возвращения непременно приходили проведать раненого товарища. Подвыпившие, оживленные, они, совершенно не стесняясь Рипсимэ, наперебой с хохотом рассказывали о таких вещах, что Корсаков вынужден был просить свою строгую сиделку удаляться на время их визита. Оказалось, что группа пару раз устраивала засады на дорогах в пограничном горном районе, а однажды разгромила какой-то кишлак.
       -- Ерундовое задание, Винс, просто детская игра! -- гомонили "близнецы". -- Не то что с Адам-ханом. У них там даже охранения нормального не было. Дом, где жил ихний вождь, мы разнесли сразу же, а потом просто прочесали все мазанки, чтобы собрать оружие... ну и все прочее, что подвернется. Давай поправляйся скорей, тебя ждет твоя доля. Кстати, на место нас теперь вывозят на вертолете, жизнь пошла просто шикарная. Не надо трястись на джипах по сумасшедшим дорогам, потом эти джипы прятать и ждать, что местные разбойники устроят возле них засаду. То ли дело вертолет: вылез, прошел десяток километров, отработал, вернулся, улетел...
       -- Да, это отлично, -- соглашался Корсаков, а сам мечтал о том моменте, когда "близнецы" уйдут и вернется Рипсимэ. С ней Корсаков мог разговаривать часами, иногда ловя себя на том, что, глядя на нее, сам уже не понимает, о чем говорит. Мало-помалу Рипсимэ перестала дичиться и не протестовала, когда Корсаков накрывал своей грубой ладонью ее точеные пальчики, отличавшиеся, впрочем, немалой силой. Она не возмущалась, когда он клал руку на ее упругое бедро, только вздрагивала и умоляюще смотрела на него своими бархатными глазами. Корсаков, сам себе удивляясь, вздыхал и убирал руку. Папаша Рипсимэ по-прежнему ходил мрачнее тучи, поглядывал на Корсакова очень недобро и устраивал дочери сцены, однако та все его обидные слова выслушивала как будто в забытьи, торопясь вернуться к выполнению своих обязанностей сиделки.
       За своей лечебной идиллией Корсаков не забывал и о деле. Во время прогулок с палочкой он внимательно разглядывал с разных сторон территорию фабрики, ее уже достроенные корпуса, в которые спешно завозилось оборудование, караульные вышки и посты. Перед отъездом к новому месту работы он успел проштудировать несколько десятков книг по химии, фармацевтике, технологии и организации фармацевтической промышленности. В результате теперь он видел перед собой не беспорядочное скопление построек, а четкую производственную систему, в которой ход главного цикла обеспечивался многочисленными обслуживающими подразделениями. Словно заполняя пустые клетки кроссворда, Корсаков определял назначение каждого из корпусов: цех, где скапливалось и проходило предварительную обработку сырье, цех, где должны были протекать главные химические реакции -- извлечение из сырья алкалоидов и превращение их в пригодные к употреблению соли, цех изготовления растворов, стекловарный цех, фасовочный цех и прочие. На плане, который мысленно составлял Корсаков, появились электроподстанция, котельная с топливным складом, склады сырья, реактивов и готовой продукции, административный корпус, корпус для размещения охраны. Все это Корсаков рассматривал с точки зрения технологической важности, отыскивая такое звено, уничтожение которого выведет из строя всю производственную цепь. Затем он начинал присматриваться к этим наиболее уязвимым органам чудовища глазом опытного подрывника, определяя, в какое место следует поместить подрывной заряд с тем, чтобы причинить максимум разрушений при минимуме расхода взрывчатки. Корсаков, разумеется, понимал, что вряд ли ему удастся спокойно расхаживать по фабрике и раскладывать заряды в полюбившиеся места, однако важно было наметить первоочередные объекты для удара, дабы не думать над этим в последний момент.
       Когда от хождения Корсаков начинал ощущать тянущую боль в раненой ноге, он присаживался на какой-нибудь бугорок и вновь принимался рассматривать фабрику, отмечая все новые детали, следя за прибывающими машинами, перемещениями охраны и внутрифабричными перевозками. Ощущение умиротворенности и внутренней гармонии не покидало его, и о вероятности успеха он не задумывался ни на секунду, потому что знал: Рипсимэ рядом, и он когда угодно может увидеть ее.
       В те дни, когда Корсаков залечивал рану, разговаривал с Рипсимэ и готовился к решительному сражению, за тысячи километров от иранских нагорий зрели события, грозившие вскоре увлечь его за собой. В административном корпусе фабрики Ла Бар-бера два чернобородых иранца в неизменных темных очках и прибывший на фабрику под покровом ночи Марко Галло сидели в директорском кабинете и обсуждали ситуацию, сложившуюся с поставками сырья. Марко Галло восседал за столом директора, в правой руке у него дымилась сигарета, а левой он машинально барабанил по клавиатуре компьютера. Оба иранца и Ла Барбера сидели за столом для совещаний, приставленным перпендикулярно к директорскому. Все усиленно курили, что выдавало волнение совещающихся, а Ла Барбера, кроме того, еще и периодически подливал себе в стакан вермута. Галло и мусульмане ограничивались "Перье". Пустая бутылка из-под вермута виднелась в корзине для бумаг, чем отчасти объяснялась чересчур энергичная жестикуляция Ла Барберы.
       -- Короче говоря, как я понял, к качеству проведения боевых операций претензий нет, -- произнес Галло. -- Сотни трупов, убитые главари, сожженные кишлаки, но ситуация с поставками сырья не меняется.
       -- Да, эти парни работают неплохо, -- хмуро подтвердил Ла Барбера. -- Всемером наделать таких дел!.Сейчас в тех краях только о них и говорят. И при этом практически без потерь -- только один из них легко ранен в ногу и скоро выздоровеет.
       -- Вот это как раз и плохо, -- задумчиво сказал Галло. Ла Барбера озадаченно посмотрел на него и переспросил:
       -- Что плохо: что ранен или что выздоровеет?
       -- Что нет потерь, -- пояснил Галло. -- Эти люди слишком много знают. Срок окончания их контракта уже не за горами, а выпускать их отсюда нельзя.
       -- Ну, там будет видно, -- сказал Ла Барбера. -- Во всяком случае пока их можно эффективно использовать -- подходящие объекты найдутся.
       -- Разумеется, используйте, -- вежливо согласился Галло. -- Но вот этих слов насчет "будет видно" я что-то не понял. Кажется, я выразился ясно: выпускать этих людей отсюда нельзя. Поэтому найдите такие способы их использования, чтобы они просто не вернулись с задания, -- это избавит нас от излишних хлопот.
       -- Да уж, если они что-то заподозрят, хлопот с ними не оберешься, -- мрачно подтвердил Ла Барбера. -- Как они разделали целую банду в укрепленном кишлаке! А голову ихнего предводителя принесли мне. Я заспиртовал ее в колбе. Хотите посмотреть?
       Галло внимательно посмотрел на Ла Барберу и после паузы произнес:
       -- Спасибо, потом. Позвольте я продолжу свою мысль. Наши друзья утверждают, что помимо нас и местных князьков в том районе, который нас интересует, действует некая третья сила, и она настолько влиятельна, что даже после наших успешных военных операций никто не хочет сотрудничать с нами, поскольку все опасаются возмездия с ее стороны. Я правильно понял?
       -- Совершенно верно, -- без малейшего акцента сказал один из иранцев. -- Я хочу пояснить. В здешних краях издавна существует множество различных исламских сект. В исламе есть мощное течение, называемое исмаилизмом, но и оно, в свою очередь, неоднородно. Так вот, здесь наиболее влиятельным и хорошо организованным религиозным течением являются низариты. Это восточная ветвь исмаили-тов. Она известна еще с XI века и уже тогда славилась экстремизмом и склонностью к тайному террору. С тех пор секта вроде бы успела цивилизоваться: ее члены живут замкнутыми общинами, законов не нарушают, к ним все привыкли. Их духовный глава, Ага-хан, как и его покойный отец, постоянно живет в Швейцарии, женат на христианке -- в этом он тоже взял пример с отца, -- имеет состояние в несколько миллиардов долларов и является одним из крупнейших в мире предпринимателей.
       -- Денежки, конечно, вкладывает в разные шайки исламских террористов... -- бесцеремонно вставил Ла Барбера.
       -- Ничего подобного, -- покачал головой иранец. -- Никакой поддержки фундаменталистских групп, никакой помощи экстремистским режимам. Вспомните, что между низаритами и другими мусульманами имеются большие различия в вероучении, и потому Ага-хан может держаться особняком от прочих исламских движений, и при этом никто не назовет его предателем -- разве что еретиком, но теперь за это не убивают. Короче говоря, Ага-хан -- вполне респектабельная личность. Коллекционирует произведения искусства, занимается благотворительностью, оказывает гуманитарную помощь своим бедным единоверцам...
       -- Ну так почему вы заговорили о низаритах? -- с недоумением спросил Галло. -- Выходит, что они вполне добропорядочные люди. Кого волнует, во что они верят?
       -- Не торопитесь, -- поднял руку иранец. -- Жизнь низаритов скрыта от постороннего глаза, многого о них мы не знаем. Это относится и к тем из них, которые существуют вполне легально. Однако по ряду признаков мы можем предполагать, что около сотни лет тому назад из среды низаритов выделилось нелегальное крыло, цель которого -- расширение влияния братства различными нелегальными путями. По нашему мнению, постепенно верхушка нелегального крыла соединила в своих руках все рычаги управления братством, и тот же Ага-хан теперь является скорее декоративной фигурой. Однако полностью скрыть деятельность мощной подпольной структуры все-таки невозможно. Мы постоянно получаем сообщения о неких высокопрофессиональных вооруженных группах, которые не относятся ни к одному из известных нам вооруженных формирований, будь то племенные ополчения, разного рода повстанцы или отряды местных князьков. Все больше земель и другой недвижимости переходит в руки явно подставных лиц, а распоряжается этим имуществом какая-то третья сила в своих интересах. Мы имеем множество факторов террора, шантажа, подкупа, которые не можем приписать никому конкретно. Людей заставляют действовать в интересах некой организации, при этом ни о самой этой организации, ни о том, к чему она стремится, никто ничего толком не знает. Низариты всегда старались без необходимости не нарушать закон, но если уж шли на противозаконные действия, то с крайней жестокостью, не оставляя ни улик, ни свидетелей. В подобных делах у них огромный опыт. Они ловко пользовались тем, что долгое время всем в стране было не до них. Они же занимались одним: укрепляли свое влияние. Надо сказать, что эмиссары низаритов во все времена существования братства тайно путешествовали по разным странам, всюду
       вербуя новых сторонников. Особенно активно они занимались этим в последние годы. Однако вербовка новых людей -- это лишь одна и далеко не главная часть их деятельности. Они стремятся к абсолютной власти, которую дают богатство и оружие.
       -- Так какое нам до них дело? -- нетерпеливо перебил иранца Ла Барбера, которому надоел этот исторический экскурс. Тот повернул голову к неучтивому европейцу. На лице иранца не дрогнул ни единый мускул, а глаза были скрыты темными стеклами очков. Тем же ровным лекторским тоном, которым он рассказывал о низаритах, на том же безупречном английском, звучавшем особенно аристократично на фоне бруклинского говорка Ла Барберы, иранец спокойно ответил:
       -- Наркотики. Они вовремя поняли, какие деньги и какую власть могут принести наркотики, -- наверное, раньше всех в этом районе Азии. Практически все земли, которые, как мы считали, перешли в руки низаритов в последние годы, используются для выращивания опийного мака и индийской конопли. Кроме того, они поняли, что дешевле и прибыльнее не скупать земли, чтобы потом вести на них хозяйство, а вооруженным путем брать под контроль производство на этих землях, с тем чтобы вся продукция проходила через их руки. Именно поэтому местные князьки и бандитские главари отказываются работать с компанией, даже невзирая на угрозу репрессий. Все они давно уже находятся в зависимости от низаритов и выполняют их задания, а если они перестанут это делать, то низариты покарают их быстрее и эффективнее, чем компания.
       -- Да, ушлые ребята, что и говорить, -- усмехнулся Ла Барбера, со стуком поставив на стол опустевший стакан. Галло погасил сигарету в пепельнице, помолчал и затем спросил:
       -- Я все-таки не понял, почему вы решили, что эта ваша таинственная организация является ветвью братства низаритов? Вы же сами говорите, что о ней ничего толком не известно.
       -- Для того чтобы сделать такой вывод, нам понадобилось немало времени, -- ответил иранец. -- Отдельные данные складывались в обитую картину, как головоломка. Возьмите, например, такой факт: деятельность неизвестной организации мы отмечаем уже много лет, однако не имеем ни одного свидетеля, никого, кто мог бы дать развернутые показания. Почему во всем мире знают Абу Нидаля и его группу, а самого Абу Нидаля не могут ни поймать, ни даже ликвидировать? Да потому, что Абу Нидаль для своих людей -- бог, воплощение Аллаха на земле. Молчать, хранить тайну можно по-разному. Тайна, которой окружена интересующая нас организация, явно имеет религиозную природу. Низариты действуют не в вакууме: они не в состоянии убивать всех людей, с которыми вступают в контакт, да и после тех актов террора, которые они совершают, порой остаются свидетели. Поэтому мы мало-помалу накапливали сведения о том, как выглядят члены тайной организации, как себя ведут, о чем говорят. Низариты волей-неволей должны вступать в различные деловые контакты, иногда легальные, иногда нелегальные, и эти контакты нам удается отслеживать. Нам удалось проследить с воздуха за несколькими вооруженными группами и грузовыми караванами низаритов и установить, где находится основной район их базирования и штаб-квартира их руководства.
       -- Так-так, это интересно, -- оживился Галло. -- И где же находится этот район, -- надеюсь, в пределах нашей досягаемости?
       -- Вполне, -- кивнул иранец. -- Правда, это уже территория Афганистана, но здесь на такие мелочи не обращают внимания. Важнее другое: не пугает ли вас неудача военной акции? Низариты охраняют свою базу настолько тщательно, что уже многие годы к ней не может приблизиться ни один посторонний человек. Собственно, кроме низаритов там и нет никакого другого населения. Рассчитывать на внезапность трудно, а взять их числом мы тем более не сможем: их очень много, и они неплохо вооружены.
       -- Но они ведь должны куда-то сбывать товар? -- перебил Ла Барбера. -- Перерезать дороги, по которым идет сбыт, и дело с концом. Очень скоро они сами к нам прибегут с предложениями.
       -- Или подошлют террористов, -- усмехнулся иранец. -- По этой части у них куда больше опыта, чем по части мирных переговоров. Скажите спасибо, что вы находитесь на территории страны, где существует устойчивая власть и какой-то порядок, поэтому низариты и оставляют пока вас в покое. Честно говоря, мы просчитались в оценке их влияния: мы не думали, что оно так сильно и распространяется на такую огромную территорию. Мы надеялись, что благодаря сочетанию военных акций и переговоров нам удастся закрепиться в пограничном районе, однако мы опоздали: результаты проведенных акций показывают, что практически весь этот район уже находится под контролем низаритов, так же, как и пути сбыта на восток, в Пакистан и далее морем через порты Хайдарабад и Карачи, и на северо-восток, в Горный Бадахшан.
       -- Что это еще за местечко? -- хмыкнул Ла Барбе-ра. -- Никогда не слыхал
       -- Местность на границе Афганистана с Россией,. один из самых высокогорных районов земли. Тамошние горцы -- сплошь низариты, -- ответил иранец.
       -- Сколько же товара они могут потребить? -- поинтересовался Галло. -- Или... или вы считаете, что они переправляют товар в Россию?
       -- Не столько в Россию, сколько через Россию, -- поправил его иранец и пояснил: -- Несомненно, они уже наладили пути транспортировки товара через Россию в Европу, так что мы в этом отношении не будем первопроходцами. Отсюда следует только один вывод: в России вовсе не так сложно работать, как считалось до сих пор, особенно теперь, когда там началась перестройка. Теперь в России разрешили бизнес, дали больше самостоятельности местным властям, ограничили права КГБ, -- словом, обстановка стала гораздо более благоприятной. Отрадно, что мы, кажется, успеем первыми использовать новые обстоятельства.
       -- Ну, положим, первыми стали эти ваши низа-риты, и никаких новых обстоятельств им не понадобилось, -- заметил Галло. -- Интересно, как же они гонят товар через весь Афганистан? Ведь там сейчас и русские, и разные группировки моджахедов, и кабульское правительство...
       -- Просто платят, вот и все, -- пожал плечами иранец. -- Конечно, им надо договариваться с очень многими людьми, поскольку товар должен пересекать всю страну, но ведь у них везде свои люди. Основное правило их деятельности -- рассылать представителей братства по всему миру. А в последнее время это правило несколько изменилось: повсюду есть представители легальной ветви низаритов, которые действуют под контролем тайной, террористической части братства. Уверен, что их эмиссары имеются и в Москве.
       -- В Москве? Ну да! -- присвистнул Ла Барбера.
       -- Напрасно вы смотрите на Москву как на зону смерти, -- покачал головой иранец. -- Мой друг работал в России последние два года и прекрасно справлялся, даже неважно зная русский язык. Уверяю вас: если знать, кому и сколько платить, в России сейчас можно делать то, что немыслимо ни в Тегеране, ни в Нью-Йорке, ни даже в Боготе. Кстати, в Москве сейчас начали крутиться какие-то колумбийцы -- пока они занимаются в основном скупкой произведений искусства. Думаю, вам не надо объяснять, кого на самом деле представляют эти люди.
       -- Ну ладно, с колумбийцами мы как-нибудь потом разберемся, -- поморщился Галло. -- Хотя, конечно, спасибо вам за информацию. Сейчас нам надо решить, какой тактики придерживаться в наших отношениях с этими самыми низаритами. Практика показывает, что наша диверсионная группа в ее нынешнем составе действует в этих местах весьма успешно. В то же время всем ее членам самое время умереть. Поэтому дадим группе задание уничтожить штаб низаритов. Тем самым мы убиваем двух зайцев: если они выполнят задание, то будет нанесен существенный вред структурной целостности вражеской организации, а больше всего -- ее авторитету...
       -- Шпарит как по-писаному! -- вставил с восхищением Ла Барбера, осушив еще стакан вермута.
       Галло покосился на него и продолжал:
       -- Если же группа будет уничтожена, то это избавит нас от необходимости уничтожать ее своими силами, тем более что это может оказаться проблемой. Кстати, должен вам сообщить: в Европе нами уже набраны новые люди, которые должны вылететь в Тегеран через пару дней. Завербованные считают, что они должны усилить ту группу, которая уже существует, на самом же деле они должны ее полностью заменить. Когда новая группа появится здесь, первая должна находиться на задании, с которого, вероятно, она не вернется. Если же все-таки им удастся вернуться, то они не должны застать на базе своих сменщиков, так что тех по прибытии тоже необходимо отправить на задание. Итак, когда первая группа вернется из рейда на базу и расположится на отдых, ее необходимо уничтожить. Это ясно? -- обратился Галло к ЛаБарбере.
       -- Что же тут неясного? Сделаем, -- ухмыльнулся тот.
       -- Сделать это надо аккуратно, а не как мясники, -- жестко сказал Галло. -- Постарайтесь, чтобы в стенах было поменьше пулевых выбоин, а на полу -- кровавых пятен; Те, кого мы наняли, -- люди опытные и все поймут. Если уж очень наследите, лучше взорвите все здание -- скажем, что произошел террористический акт. Но учтите: здание стоит дорого, и ущерб вам придется возмещать из своих доходов. Кстати, обслуживающий персонал тоже надо будет ликвидировать.
       -- Ну, это само собой, -- кивнул Ла Барбера. -- Хотя и жаль -- там есть одна такая девочка... -- он причмокнул. -- Я, честно говоря, думал как-нибудь попользоваться, но что делать -- работа прежде всего.
       -- Тебе что, все мало телок, Криспино? -- засмеялся Галло.
       -- Хорошо тебе смеяться! В Нью-Йорке их, конечно, сколько хочешь, а пожил бы ты здесь! -- с обидой произнес Ла Барбера.
       -- Мы можем помочь вам решить этот вопрос, -- деловым тоном произнес иранец, но Галло вмешался;
       -- Вопросы с бабами обсудим потом. Мы еще не закончили. Можем ли мы наметить сейчас план операции против низаритов?
       -- Разумеется, -- ответил иранец. -- У нас есть с собой карты местности, мы частично выявили их посты охранения...
       Он что-то сказал на фарси своему молчаливому спутнику, и тот, раскрыв кейс, начал неторопливо выкладывать оттуда на стол карты.
       В это же время, если сделать поправку на разницу в часовых поясах, в Москве тоже совещались. Генерал в своем кабинете на Лубянке мирно изучал доклад по совершенно другому делу, как вдруг интерком произнес голосом секретарши:
       -- Павел Иванович, к вам Сергей Николаевич. Говорит, что вы его не ждете, но дело неотложное. Абсолютно неотложное, говорит.
       -- Ну что ж, пусть заходит, -- ровным голосом сказал генерал. Он страшно не любил, когда его беспокоили во время работы, но понимал, что в его неустойчивом положении личные привычки и амбиции лучше держать под контролем, дабы кадровый вопрос не возник раньше времени. К тому же он хорошо знал уравновешенный характер своего заместителя: тот никогда не появился бы в кабинете у начальника в неурочное время и тем более не стал бы настаивать на приеме без веских на то причин. Генерал, который порой называл Сергея Николаевича "рыбой", был сильно удивлен возбужденным видом своего заместителя, когда тот вошел в кабинет, с излишней силой захлопнув за собой дверь.
       -- Кажется, закрутилось, Павел Иванович!.. -- выпалил заместитель, сделав энергичный жест рукой. -- Закрутилось, кажется!..
       -- Что закрутилось, Сергей Николаевич? -- доброжелательно полюбопытствовал генерал.
       Заместитель помолчал, приводя в порядок мысли, и затем объявил:
       -- Пришло сообщение от резидента в Брюсселе, касающееся "восточного проекта".
       -- Как, еще одно? -- поднял брови генерал. -- Мы же на днях получили от него сообщение по тому же самому делу. Насколько я помню, там говорилось, что ван Эффен включил двух наших людей в новую группу наемников, вербуемую под "восточный проект"...
       -- Да, а теперь ван Эффен снова вышел на связь, -- возбужденно проговорил заместитель. -- Он сообщил резиденту о том, что наши люди прошли проверку, их включили в состав группы, заключили с ними контракт и даже положили аванс на их банковские счета. Послезавтра они вместе с группой вылетают в Иран. В связи с этим ван Эффен снова ставит вопрос об организации для него ухода и прикрытия, так как в случае уничтожения фабрики мафия, несомненно, его ликвидирует, как только поймет, что он ей сосватал диверсантов. Как с ним быть, Павел Иванович?
       -- Да пока никак, -- сказал генерал равнодушно. -- Когда зафиксируем уничтожение фабрики, тогда подумаем. Кто его знает, этого ван Эффена, может, он на два фронта решил поработать. Послал, к примеру, следом за нашими людьми такую сопрово-диловку, что после ее получения их сразу ликвидируют. Так что пока потяните кота за хвост, скажите, что вопрос изучается... При этом все время оставайтесь с ним на связи, чтобы он не запаниковал и не наделал глупостей.
       -- Но подготовить прикрытие, видимо, все-таки пора? -- заметил заместитель.
       -- Конечно, -- кивнул генерал, почувствовав, что его заместителю по каким-то пока неизвестным причинам очень дорог владелец вербовочной конторы. -- Ничего не надо делать в пожарном порядке. Разработайте ему легенду, сделайте документы. Пусть он у нас поселится где-нибудь в Прибалтике -- допустим, он сын латышского легионера, решивший вернуться на родину отца...
       -- Хорошо, будем думать в этом направлении, -- сказал Сергей Николаевич.
       -- Думайте, голубчик, но с прикрытием не спешите, -- с мягким нажимом произнес генерал. -- Ска: жите, а из Мешхеда какие-нибудь известия есть?
       -- Ничего особенного, все на уровне слухов, -- извиняющимся тоном сказал заместитель. -- Сеида-бад -- крохотный городишко, очень трудно вести там агентурную работу, а тем более внедрить туда нового человека. Форсировать это дело в резиден-туре боятся, чтобы не засветить наш интерес к объекту.
       -- В чем-то они, конечно, правы, но и наших людей тоже нельзя оставлять без прикрытия. Этот Корсаков -- отрезанный ломоть, а вот ребят будет жалко...
       Генерал помолчал и добавил:
       -- Впрочем, и Корсакова потерять не хотелось бы. В любом центре подготовки один такой кадр десяток преподавателей заменит. К тому же ему есть что рассказать. Вы, конечно, в курсе, что наши в Америке пробили его по личному номеру? Интересная у парня судьба... Так что, Сергей Николаевич, отход ван Эффену готовьте, но торопиться не будем. Договорились?
       Корсаков, уже почти не прихрамывая, возвращался в казарму со своей ежедневной прогулки, когда у входа его встретил Фабрициус. Командир группы был мрачен и нервно курил. Выглядел он трезвым, хотя от него исходил крепкий запах алкоголя. Начал он с вполне безобидного вопроса, заданного, однако, каким-то неуверенным тоном:
       -- Ну что, Винс, как дела, как здоровье? Идешь на поправку?
       Корсаков внимательно посмотрел на Фабрициуса и спросил в свою очередь:
       -- Новое задание, Кристоф, да? Не надо крутить, говори прямо. Если дело серьезное, я иду с вами.
       -- Все правильно, Винс, ты все сам понял, -- с тяжёлым вздохом ответил Фабрициус. -- Просто конвейер какой-то -- из боя в бой, с задания на задание. Дело даже не в этом -- последние операции были не очень сложными, и я не стал бы тебя беспокоить... Но теперь мне что-то не по себе. Я нюхом чую, что на сей раз нас посылают в гиблое место. Винс, предчувствие меня никогда не обманывало: задание это паршивое, и без тебя мы уж точно пропадем. Правда, можем пропасть и с тобой -- все зависит от того, в какую задницу нас посылают. Так что решай сам -- ты еще не совсем поправился, и приказывать я тебе не могу.
       -- Я же сказал -- если дело серьезное, я иду с вами, -- напомнил Корсаков.
       -- Ну, это еще не точно, это ведь только мое предчувствие, -- смущенно пробормотал Фабрициус.
       -- Я тоже верю в предчувствия, -- сказал Корсаков, подводя черту под разговором. -- Когда выходить?
       -- Завтра в шестнадцать ноль-ноль грузимся в вертолет, -- ответил Фабрициус.
       -- Почему такое странное время? -- удивился Корсаков.
       -- На закате мы высадимся, будем идти всю ночь, а потом в намеченном пункте остановимся на дневку, и так несколько раз, -- объяснил Фабрициус. -- Я так понимаю, что днем в тех местах нас живо обнаружат, а это не радует. Нам могут и не позволить идти назад только ночью, а днем где-то отсиживаться. Ну да ладно, на месте разберемся. Во всяком случае, мы знаем точку, из которой нас должны забрать, знаем время, когда там будет ждать вертолет, и знаем расстояние до этой точки от места работы. Стало быть, нам нужно всего-навсего пройти определенное расстояние за определенное время. Зайди ко мне вечером, Винс, помозгуем над картой.
       -- Слушаюсь, командир, -- отдал честь Корсаков.
       -- Спасибо, Винс, -- кашлянув, сказал Фабрициус и щелчком отшвырнул окурок.
       Корсаков ничего не сказал Рипсимэ о том, что уйдет с группой на задание, и день прошел как обычно: Рипсимэ сидела у Корсакова в палате, и он разговаривал с ней, отмечая в памяти все выражения ее ясного лица, все ее движения, все слова. На сей раз Корсаков рассказывал ей о тех городах, где ему пришлось побывать, а она внимательно слушала, поставив локоть на колено, а подбородок уперев в кулачок. Иногда она заливалась смехом, когда Корсаков описывал ей причудливые европейские нравы или национальные характеры, но когда он рассказывал о повадках европейских женщин, Рипсимэ замолкала и слушала с напряжением и ревнивым интересом. Когда она собралась уходить -- к вечеру ей полагалось находиться в медпункте, -- Корсаков неожиданно привлек ее к себе и поцеловал в щеку. Она мягко высвободилась и произнесла с укором:
       -- Не надо... А вдруг кто-нибудь увидит?
       -- А если бы никто не видел? -- поймал ее на слове Корсаков. В ответ Рипсимэ повернулась и выскользнула из палаты, но на пороге оглянулась, и Корсаков увидел ее лукавую улыбку. Он только крякнул и покачал головой. Ему почему-то подумалось, что это лукавое создание, просидев немало часов на стуле в его палате, ни разу не позволило себе даже положить ногу на ногу, а тут такая улыбка, в кото562 рой и обещание, и сознание своей силы... Корсаков так и заснул, видя перед собой сияние улыбки Рип-симэ.
       Наутро он спустился в оружейную комнату и стал там не торопясь готовиться к рейду: разобрал, почистил и собрал оружие, набил боеприпасами подсумки и карманы куртки, проверил походную аптечку. Перебрасываясь репликами с товарищами, он установил, что придется нести ему, а что понесут другие. Впрочем, ноша ему досталась самая легкая, потому что Фабрициус сказал:
       -- Ребята, на Винса навьючивать как можно меньше, у него еще нога не зажила. Раз согласился идти с нами, то пусть идет налегке.
       Подбирая снаряжение, Корсаков думал о Рипси-мэ, но все же не решился зайти к ней и сообщить о своем уходе, а сразу поднялся к себе в номер, когда завершил сборы. Он был один -- Розе остался в подвале, набивая гранатами сумку за сумкой. Присев на койку, Корсаков со вздохом, думал о том, что нехорошо будет уйти, ничего не сказав Рипсимэ, но утешал себя соображениями вроде "нечего зря беспокоить" и "она мне не жена". Подспудно он понимал, что ему просто не хватает духу, и злился на себя за это. Между тем от Рипсимэ не укрылась суета сборов. Она слышала топот в коридорах, возбужденные возгласы наемников, лязг оружия. Зайдя в палату, где лежал Корсаков, она обнаружила, что пациента нет. Тогда она понеслась на второй этаж, полная гнева на такое вопиющее нарушение лечебного режима. Ей казалось, что достаточно просто призвать больного к порядку, опираясь на свой медицинский авторитет, и все образуется. Однако когда она приблизилась к номеру Корсакова, вся ее решимость куда-то испарилась, и она едва заставила себя робко постучать в дверь. "Да-да!" -- донеслось изнутри, и она шагнула в номер. Корсаков сидел на койке и виновато смотрел на нее исподлобья. Оба в первый момент не нашлись, что сказать, а затем Корсаков с усилием хрипло произнес:
       -- Как раз собирался зайти к тебе, попрощаться... Мы уходим на задание.
       -- Пусть они уходят, но ты-то здесь при чем? Ты же ранен! -- с эгоизмом любящей женщины воскликнула Рипсимэ. Корсаков уловил эту красноречивую нотку в ее возгласе и улыбнулся, несмотря на свое смущение.
       -- Ну как это -- при чем я? -- мягко возразил он. -- Нас же всего семеро, каждый человек на вес золота. Притом у каждого своя основная специальность. Если меня не будет, ребятам придется очень трудно, а если они погибнут, я никогда этого себе не прощу. Так что, сама видишь, лучше идти.
       -- Ничего я не вижу! -- возразила Рипсимэ. -- Ты не такой, как они. Они -- убийцы, а ты совсем другой. И дело, которое они здесь защищают, тоже наверняка нечистое. Почему же ты беспокоишься о них? Почему ты заставляешь себя идти с ними?
       "Всей жизни не хватит, чтобы ей это объяснить", -- подумал Корсаков, а вслух сумрачно произнес:
       -- Не будем говорить об этом. Тебе все равно не понять. Прощай.
       Он поднялся с койки и подошел к окну. Через некоторое время он услышал за спиной легкие шаги, и теплая рука легла ему на плечо. Обернувшись, он натолкнулся на умоляющий взгляд бархатных глаз Рипсимэ, в которых стояли слезы. Она проговорила тихо:
       -- Прости меня, пожалуйста. Я действительно глупая -- многого не понимаю, а пытаюсь поучать тебя. Мне просто не хочется, чтобы ты уходил -- именно в этот раз, именно сегодня. У меня дурное
       предчувствие: мне кажется, вас посылают на очень опасное дело. Я боюсь.
       -- Что толку бояться -- это моя работа, -- ласково ответил Корсаков и, преодолев слабое сопротивление, мягко притянул ее к себе. -- Мне обязательно нужно идти -- если ты сейчас не можешь этого понять, то поверь мне на слово. После возвращения нам обещали месячный отдых, и тогда...
       Корсаков почувствовал, как застыли под его пальцами плечи Рипсимэ. Он и сам еще не знал, что должно произойти*"тогда", не знал, что скажет через несколько секунд девушке, которую держал в объятиях, но эти слова, назревавшие в его душе, внушали ему сладкий ужас, предвещая хотя и желанную, но все-таки катастрофу. Он поднял лицо Рипсимэ за подбородок, улыбнулся ей, и тогда она обхватила руками его шею и прижалась губами к его губам -- сильно, но совсем неумело. Он переждал ее судорожный порыв, слегка отстранил ее от себя и нежно поцеловал -- сначала ее глаза, закрывшиеся в ожидании ласки, потом маленькое розовое ушко, потом упругие влажные губы. Рипсимэ прерывисто вздохнула и спрятала голову у него на плече. Непоправимые слова грозно нарастали в душе. Корсаков зажмурился, подумал: "Помоги мне, господи", мысленно перекрестился, а вслух произнес:
       -- Я хочу, чтобы ты поехала со мной в Европу. Когда мы вернемся, я поговорю с твоим отцом. Ты мне разрешаешь?
       Вместо ответа Рипсимэ только крепче его обняла, и он, сам не отдавая себе отчета, сказал прямо в душистые черные волосы:
       -- Все будет хорошо. Не бойся. Я обязательно вернусь, ведь я люблю тебя.
       В этот торжественный момент дверь со стуком распахнулась, и на пороге возникла нескладная фигура Эрхарда Розе, заполнив собой весь дверной проем. Розе с удивлением уставился на обнимающуюся парочку, и Рипсимэ в испуге отпрянула от Корсакова. Тот сказал с досадой:
       -- Эрхард, погуляй пару минут.
       Розе с нечленораздельным мычанием ретировался в коридор. Рипсимэ еще раз обняла Корсакова, несколько раз быстро поцеловала его в губы, щеки и нос, после чего выскользнула из комнаты. Впрочем, на пороге она остановилась, как и накануне, однако вместо улыбки бросила на Корсакова тревожный прощальный взгляд, словно стараясь получше его запомнить.
       -- Я буду ждать тебя, -- серьезно сказала она и закрыла за собой дверь.
       Первый отрезок пути вертолет проделал на большой высоте. Охваченная сверху сияющим голубым куполом, внизу лежала страна бесплодных бурых плоскогорий, отделенных друг от друга складчатыми тушами невысоких хребтов. Ближе к афганской границе очертания гор становились резче, хребты поднимались выше, а разломы ущелий дела-лись все грубей. В межгорных распадках появилась зелень, по долинам, зажатым между неприступных на первый взгляд каменных громад, запетляли реки, среди излучин которых теснились квадраты посевов, сады шеренгами подступали к подножиям гор, и коробчатая лепнина кишлаков, начинаясь на равнине, ползла вверх по скалистым отрогам, поднимаясь до немыслимой высоты. Вертолет нырял в ущелья и летел вдоль изрубленных трещинами слоистых обрывов, стараясь держаться на минимальной высоте: в этих беззаконных местах вслед любому воздушному судну в любой момент могли выпустить ракету из ручного зенитного комплекса или очередь из "ДШК" ради одной только сомнительной надежды найти что-либо ценное среди дымящихся обломков. Дабы сбить прицел таким охотникам, опытные пилоты предпочитали проходить горы по ущельям и на бреющем полете. Горные пики возносились все выше и выше, и временами вертолет, следуя извивам ущелья, подолгу летел в угрюмой тени. Затем горы как-то незаметно начали понижаться, исчезли белые пятна ледников, склоны сделались более пологими, и вертолет вновь, словно в воду, влетел в сияющую толщу предвечернего света. Теперь внизу вновь расстилались бесплодные каменистые плато, где лишь изредка попадались островки зелени и возделанной земли. Неожиданно вертолет резко снизил скорость, по.вернул и, пролетев некоторое время вдоль одного из пологих горных кряжей, завис над ровной площадкой у его подножья. Наемники, сидевшие на откидных скамеечках вдоль грузового отсека, зашевелились, помогая друг другу надеть заплечные мешки и поудобнее приладить снаряжение. С легким толчком вертолет в облаках пыли опустился на площадку, пилот поднял крышку люка и откинул лесенку. Мотор продолжал работать, винты крутились, поднимая пыль, и наемники, ступая на землю, тут же отходили подальше в сторонку. Фабрициус и пилот остались вдвоем у вертолета и некоторое время что-то кричали на ухо друг другу. Затем пилот похлопал Фабрициуса по плечу, повернулся и побежал к кабине. Двигатель взревел громче, заставив Фабрициуса схватиться за голову, чтобы поднявшимся вихрем не унесло его берёт. Машина вертикально поднялась над площадкой, некоторое время неподвижно повисела в воздухе -- в этот момент семеро с земли помахали на прощание экипажу -- и вдруг боком, словно подхваченный ветром лист, прянула в сторону, чтобы через минуту полностью раствориться в мягкой искрящейся голубизне предвечернего неба. Семеро еще некоторое время смотрели в ту сторону, где исчез вертолет, пока Фабрициус не произнес, сам себя прерывая кашлем из-за попавшей в глотку пыли:
       -- Так, ребята, трогаемся. Сейчас пойдем вдоль кряжа, когда стемнеет, перевалим на равнину. За ночь нам надо пройти до места дневки очень приличное расстояние, так что собирайтесь с силами. Винс, если что-то будет не так, сразу говори, не терпи до последнего. Ну, за мной!
       Маленький отряд, растянувшись в цепочку, зашагал гуськом вдоль горного склона. Вокруг, сколько хватал глаз, все было неподвижно, если не считать постепенно удлинявшихся предвечерних теней, только непрерывно гудел и трепетал "ветер ста двадцати дней".
       В ночь перед возвращением Марко Галло из Ирана Джо Скаличе приснился ужасный сон. Он увидел себя на совершенно пустынной бруклинской улице, ярко освещенной огнями витрин и многочисленными фонарями. Звук его шагов гулко разносился между домами, но каждый шаг давался ему все трудней и трудней, потому что он точно знал: в конце улицы из-за угла навстречу ему выйдет нечто ужасное. Джо заставлял себя идти, чтобы не выглядеть в собственных глазах трусом, хотя ужас сковывал все его движения и шевелил волосы на голове. Он почувствовал большое облегчение, когда из-за угла в конце улицы медленно вышла человеческая фигура. Всего-навсего человек! Джо расстегнул кобуру под мышкой и нащупал теплую рукоятку пистолета. Бояться стоило скорее этому типу, который застыл на тротуаре, расставив ноги, словно киношный ковбой. "Эй ты, с дороги!" -- гаркнул Джо, выхватив пистолет, но неизвестный только сделал шаг ему навстречу и вновь застыл на месте. Свет фонаря упал на его лицо, и Джо окаменел от ужаса, увидев бугристую ноздреватую плоть, скрепленную отвратительными тяжами, безгубый рот и криво прорезанные узкие щелочки глаз. "Привет, Джо!" -- произнес знакомый голос. Пальцы Джо сами собой разжались, и пистолет с лязгом упал на асфальт. "Не узнаешь, сволочь? Что молчишь, а ну говори, кто я!" -- потребовал голос, и в воздухе мелькнула рука монстра, точнее подобие руки, потому что на ней было только два огромных уродливо искривленных пальца. "Что, страшно? А ведь это из-за тебя меня так разуделали! А ну, говори, кто я! Скажи, что ты меня узнаешь, а то вырву у тебя сердце!" "Вик! Вик Корсаков!" -- хотел было крикнуть Джо, но язык перестал его слушаться, и изо рта вырывалось только нечленораздельное хрипенье и бульканье. "Ах вот ты как? -- рассвирепел монстр. -- Ну, пеняй на себя, Джо!" Тупые пальцы чудовища вдавились в грудь короля мафии, пролезли в щель между ребрами, нащупали сердце и сдавили его с такой страшной силой, что Джо Скаличе закричал от боли и проснулся. Он был весь в поту, сердце ныло, из угла рта на подушку бежала слюна. Немедленно явившийся домашний врач, как обычно, констатировал невроз, на всякий случай вкатил Джо изрядную дозу строфанта и велел принять успокоительное.
       -- Имейте в виду, док, вам не поздоровится, если я загнусь от такого невроза, -- сказал в спину уходившему врачу Джо.
       Телохранитель бесцеремонно вытолкал из спальни врача, пытавшегося сказать что-то в свое оправдание, а босс взялся за телефон -- он звонил Ди Карло.
       -- Привет, Дженко, -- сказал он, когда Ди Карло снял трубку. -- Послушай, извини, что разбудил, но у меня возникли кое-какие вопросы. Скажи, ты видел фоторобот того парня, Корсакова?
       Напоминать, о ком идет речь, Ди Карло не понадобилось -- Корсаков оставил о себе в Нью-Йорке достаточно крепкую память. Однако главный убийца семьи не смог ничем порадовать своего дона -- сиплым спросонья голосом он объяснил:
       -- Этот фоторобот кто-то из полиции обещал достать Де Камиллису, но когда ухлопали сначала Де Камиллиса, а потом Терранову, всем стало не до того. Ты же помнишь, какая буча поднялась. Кроме того, никто не знает, с кем вел дела Де Камиллис, так что я теперь не знаю, к кому обращаться за этим фотороботом.
       -- Слушай, Дженко, что за чушь ты несешь! -- взорвался Скаличе. -- Если фоторобот вообще существовал, а я уверен, что так оно и есть, то его выдавали чуть ли не каждому полицейскому! Неужели мы так мало платим полиции, если не можем в нужный момент получить такого пустяка? Короче говоря, делай что хочешь, но завтра к трем часам чтобы фоторобот был у меня. Заодно поговорим и о других делах -- завтра с востока прилетает Марко.
       -- Ладно, дон, я что-нибудь придумаю, -- со. вздохом произнес Ди Карло, и Джо повесил трубку, но тут же поднял ее снова.
       Набрав номер, он распорядился:
       -- Завтра к трем принесите мне досье на всех тех, кого мы наняли для ведения военных операций в рамках "восточного проекта". Вы, надеюсь, не забыли сделать для нас копии досье? Ну вот и отлично. Не забудьте фотографии -- для меня важнее всего именно фотографии этих людей.
       В три часа в офисе Джо собрались сам хозяин офиса, Марко Галло и Дженко Ди Карло. Совещание прошло, однако, как-то скомканно: когда Ди Карло молча положил Джо на стол кусочек глянцевой бумаги с фотороботом, дон впился в него глазами, а потом начал перелистывать одну за другой папки с досье, то и дело переводя взгляд с фотографий в досье на фоторобот. В ответ на все предложения Галло Джо только одобрительно кивал, не отрываясь от своего занятия. Оживился он только после того, как Галло сообщил о неминуемом уничтожении диверсионной группы.
       -- Правильно, -- сказал Скаличе, -- всех так всех! Но для меня важнее всего, чтобы умер вот этот. -- И Джо швырнул на стол, за которым сидели его клевреты, досье, раскрытое на странице с фотографией, и фоторобот, на котором был изображен человек с холодным взглядом и жестким лицом, заросшим бородой. -- Ну что, похож? -- спросил Джо.
       -- Я так понимаю, это полицейский фоторобот твоего русского приятеля, Джо? -- спросил Галло. -- Того самого, который успокоил Эдвардса, Де Ка-миллиса, Терранову и многих прочих?
       -- Ну да, -- кивнул Скаличе. -- Только здесь он уже с новым лицом. Сегодня во сне мне пришла в голову интересная мысль: а вдруг он завербовался в тот отряд, который мы набрали для работы на Востоке? Что ему помешает? В лицо его уже не узнать, документов у него сколько угодно на разные фамилии, как у всякого наемника...
       -- Да нет, Джо, вряд ли, -- протянул Ди Карло. -- Он небось рад до смерти, что вообще вырвался из Нью-Йорка. Да и не верю я в такие совпадения: набирают десяток человек со всей Европы, и он как-то умудряется в этот десяток влезть. Такое и впрямь только во сне может привидеться.
       -- Не смейся над снами, Дженко, -- с укором покачал головой Скаличе. -- Во сне с нами разговаривает бог, важно только уметь прислушиваться к его словам. Меня сны никогда не обманывали. Кроме того, ты не учитываешь некоторых вещей. Во-первых, я хорошо знаю своего старого дружка и могу сказать тебе наверняка: из Нью-Йорка он уезжал без
       всякой охоты, потому что не сумел добраться до меня. Он не успокоится, покуда существует наше семейство или покуда пуля не успокоит его самого. Во-вторых, если он попал в группу, которую мы набрали, то в этом нет никакого чуда: он же наверняка знает ту контору, через которую мы вербовали людей. Обратился туда, узнал, что идет вербовка, и предложил свои услуги. Одно меня интересует: неужели он сумел обвести вокруг пальца и хозяина конторы? Или ван Эффен сознательно подсунул нам этого молодца, прекрасно зная, кто он на самом деле? Так или иначе, но если я прав, то ван Эффен нас предал: либо по-небрежности, либо по злому умыслу, либо из корысти. Так или иначе он заслуживает смерти.
       -- А откуда этот твой русский узнал, что именно мы набираем людей? -- спросил Ди Карло.
       -- Ты помнишь, как умер Берганцоли? -- вопросом на вопрос ответил Скаличе. -- Помнишь след от укола, который нашли у него на руке? Может, ты думаешь, что Чиро на старости лет вдруг стал наркоманом? Я-то думаю, что Чиро впрыснули такое снадобье, после которого ему сразу захотелось исповедаться, а ведь он многое знал насчет "восточного проекта", и ван Эффена нашел тоже он. Вот наш друг и отправился в Европу наниматься к нам же на работу. И как я, идиот, сразу не сообразил, что к чему? У меня в голове все концы связались только этой ночью во сне.
       Ди Карло и Галло долго рассматривали фотографии из досье, придирчиво сравнивая их с фотороботом. Затем Ди Карло произнес со вздохом:
       -- Я бы не поручился, что это один и тот же парень. По фотографии и то не всегда узнаешь человека, а уж по фотороботу тем более. Приклей мне бороду, и я буду выглядеть точно так же. К тому же бороду в любой момент можно сбрить. И вообще как-то невероятно все это.
       -- А наш друг вообще человек необычный, -- со злобной усмешкой сказал Джо. -- Вам бы давно следовало это понять и порадоваться, что он оставил вас в живых. Думаю, если бы он очень постарался, то и кое-кто еще мог бы отправиться вслед за Терра-новой и Де Камиллисом. А главное -- я чувствую сходство! Причем не только снимков из досье с фотороботом, но и его прежнего лица вот с этим новым. Конечно, если разбирать по отдельности нос, рот и все такое, то они не похожи, но я чувствую что-то общее, а в таких делах главное -- чувствовать. Кстати, я вспомнил одну вещь: у Корсакова на руке, у подмышки, есть татуировка -- армейский личный номер. Надо распорядится, чтобы этот номер срисовали, передали нам, а мы выясним по армейским спискам, кто же это такой. Пока не выясним, я не смогу спокойно спать.
       -- Не стоит так волноваться, Джо, -- успокоительным тоном сказал Галло. -- Судя по всему, группа не должна вернуться с задания. Но я сегодня же прикажу выяснить этот его личный номер. Пусть поставят видеокамеру в душе или еще что-нибудь придумают...
       Галло вкратце рассказал о низаритах, но к этой проблеме Скалйче отнесся спокойно.
       -- Я ожидал чего-то подобного, -- заметил он. -- Что ж, будем потихоньку оттеснять конкурентов. Туда уже вылетела новая группа на замену первой, пусть продолжают карательные операции. Стоит это сравнительно недорого, а результаты может принести неплохие. Никому не нужна постоянная война, и рано или поздно мы договоримся. В конце концов, если эти сектанты будут поставлять нам сырье оптом по разумным ценам, то я не вижу в этом ничего страшного, -- лишь бы, повторяю, цены бы ли разумными. При таком варианте мы избавляемся от мороки со сбором и перевозкой сырья, а значит, могли бы платить за сырье подороже.
       --А не мог ван Эффен включить и во вторую группу каких-нибудь вредных типов? -- спросил Ди Карло.
       -- Не думаю, -- покачал головой Скаличе. -- Вик Корсаков всегда любил работать в одиночку, а это дело он рассматривает как свое личное, так что вряд ли он взял кого-нибудь в компанию. К тому же он никому не верит. В любом случае пусть Ла Барбера использует вторую группу на все сто процентов, а там будет видно. Что касается ван Эффена, то, повторяю, Корсаков мог просто обмануть его, однако нам от этого не легче. Нам подсунули не просто непроверенных людей, а злейшего врага, и такого вероломства мы простить не можем, иначе каждый будет вправе презирать нас. Так что отправьте в Брюссель толковых ребят, которые смогут не просто отправить ван Эффена на тот свет, но перед этим заставить его рассказать, как же все произошло на самом деле.
       -- А если этот Винсент Келли все-таки не Виктор Корсаков? -- спросил Галло.
       -- Вот и надо побыстрее все выяснить. Узнать его личный номер, поговорить с ван Эффеном... Был бы жив Де Камиллис, я бы, конечно, послал в Брюссель его, но теперь придется отправить ребят помоложе. Пусть разберутся, заговор это или случайность.
       -- Или ты просто зря беспокоился, -- добавил Галло.
       -- Дай бог, -- набожно перекрестился Скаличе.
       За всю свою жизнь Корсаков не видел таких безотрадных и зловещих мест, как те, через которые 574 проходила группа. На первую дневку они остановились в заброшенном кишлаке, но тщетно Корсаков высматривал в бинокль из укрытия хоть малейший признак жизни: повсюду его глазам представало только пыльное, без единой травинки плоскогорье, вспоротое там и сям скалистыми отрогами гор. В развилках кишлака гудел ветер, и под этот монотонный шум Корсаков погрузился в сон. Когда он проснулся, то услышал рядом с собой французскую речь -- Фабрициус и Терлинк сидели, прислонившись спинами к стене, и Терлинк что-то горячо втолковывал своему командиру. Фабрициус недоверчиво покачивал головой, однако слушал внимательно.
       -- Поверь, Кристоф, мне никогда ничего не мерещится, -- убеждал его Терлинк. -- Просто я замечаю то, чего не замечают другие. Я всю жизнь был разведчиком, такой уж у меня глаз. Поверь мне, Кристоф: сейчас мы лезем прямо к черту в пасть, а черт следит за тем, как мы это делаем, и ждет, чтобы мы залезли поглубже. Потом ему останется только глотнуть, и все.
       .-- Какой еще черт, Рене, о чем ты говоришь? -- поморщился Фабрициус. -- Ты можешь сказать, что ты конкретно видел?
       -- В том-то и штука, что ничего конкретного, -- ответил Терлинк. -- Но я чувствую, что за нами следят, -- на такие вещи у меня нюх, меня не обманешь. И потом, какое-то движение я даже вижу, но только краем глаза, а стоит мне повернуться, и все пропадает. Те, кто следят за нами, -- сущие дьяволы, Кристоф, я в жизни не видел, чтобы люди умели так прятаться там, где и спрятаться-то негде. И при этом они идут, идут за нами, они со всех сторон...
       -- Рене, ты, может, перебрал коньячку? -- сочувственно спросил Фабрициус. -- Хотя вроде бы не похоже. Я, между прочим, тоже не слепой, но ничего особенного не заметил. Ты, должно быть, просто устал. Ну ничего, вернемся и целый месяц будем отдыхать. Представляешь, какая лафа?
       -- Ты мне зубы не заговаривай! -- обозлился Тер-линк. -- Я не какой-нибудь необстрелянный молокосос, которому всюду видятся всякие страхи. Если надо, я готов здесь подохнуть, но ты мой командир, и я обязан тебя предупредить. Мы не можем очертя голову лезть на рожон.
       -- Я и без тебя знаю, что мы можем и чего не можем, -- рассердился в свою очередь Фабрициус. -- Не можем мы, к примеру, уйти назад только потому, что тебе почудилось, будто нас преследуют. Мы вообще не можем прервать эту операцию: она главная для нас, мы должны довести ее до конца во что бы то ни стало. Будь начеку, Рене, но не паникуй -- мы идем вперед.
       Пока они говорили, Корсаков сосредоточенно припоминал все, что видел во время перехода, и то странное чувство, которое охватывало его время от времени. В ночных пространствах, обесцвеченных оптикой ночного видения, не замечалось никакого движения, и все-таки пустыня казалась одушевленной и наблюдала за идущими множеством враждебных глаз. Корсаков сказал, заставив собеседников вздрогнуть:
       -- По-моему, Рене прав. Я тоже почувствовал нечто подобное. Странно одно: чувствую, что за нами следят, но не могу никого заметить. Такого со мной никогда еще не бывало. Жутковатое ощущение, надо сказать.
       -- Интересно, с кем мы тут собираемся воевать? -- понизив голос, произнес Терлинк. -- А вдруг это вообще не люди? Разве могут люди обитать в таких местах? Разве мог бы я не заметить их, если бы это были люди?
       -- Тебе надо выспаться, Рене, -- холодно сказал Фабрициус, поднимаясь на ноги. -- Когда отдох' нешь -- поймешь, что мы должны выполнить это задание. Поймешь и то, что если нас и вправду так плотно пасут, как тебе кажется, то противник находится повсюду, в том числе и сзади. Отступать нам некуда, стало быть, мы идем вперед, и не будем больше говорить об этом.
       -- Я не за себя боюсь, Кристоф, я уже сто раз должен был погибнуть, -- проворчал Терлинк. -- Но ты еще вспомнишь этот разговор.
       -- Конечно, вспомню, Рене, -- улыбнулся Фабрициус, -- Когда вернемся на базу, с тебя бутылка джина.
       -- Ловко придумано, -- хмыкнул Терлинк. -- А что я получу с тебя, если мы не вернемся?
       Когда стемнело, группа, успевшая засветло собраться, по команде Фабрициуса вновь тронулась в путь и девять часов шла в темноте по пустынным плоскогорьям, переваливая порой через невысокие горные кряжи. Подъемы и спуски_в темноте отнимали массу времени, так как приборы ночного видения не позволяли отчетливо рассмотреть склон под ногами и приходилось долго примериваться перед тем, как сделать шаг. Фабрициус нервно поглядывал на часы, но не решался торопить своих людей: если бы в спешке кто-нибудь сломал ногу, получилось бы еще хуже. На ровной местности группа прибавляла ходу, стремясь к рассвету добраться до места дневки. В черной небесной толще над головами идущих плавно роились звезды, напоминая частицы мути в воде, сносимые течением, но все же упорно стремящиеся ко дну. Вокруг по-прежнему расстилались безжизненные пространства -- каменистые равнины, там и сям прорезанные скальными отрогами, однако за их внешней неподвижностью Корсаков теперь явственно ощущал сгущающуюся угрозу. Если бы он увидел хоть одного вражеского разведчика, ему стало бы легче: безмолвие и неподвижность, наполненные невидимой враждебной жизнью, тяжким гнетом ложились на душу. Даже усталость от долгого ночного перехода не рассеивала копившегося в душе глухого беспокойства, и когда пришло время остановиться на дневку, Корсаков понял, что не сможет заснуть.
       День им предстояло провести в заброшенном мусульманском монастыре -- его строения темной массой выросли на фоне звездного неба. Группа рассыпалась среди камней, дожидаясь, пока разведчики, Терлинк и Вьен, прочешут монастырь. Вернувшись, разведчики повели группу за собой -- к увенчанному куполом каменному кубу мечети. К мечети были пристроены башня минарета и длинное, приземистое жилое помещение для шейха, его учеников и паломников. Оказавшись в просторном гулком помещении, люди, располагаясь на отдых, невольно переговаривались полушепотом. Сняв с себя снаряжение и оружие, Корсаков привалился к стене и вытянул ноги. Ему не спалось, хотя он мог спокойно вздремнуть, потому что в караул Фабрициус назначил самого себя и Жака Вьена. Мрак, царивший в мечети, начал бледнеть, и Корсаков разглядел в стене проем, а в проеме -- подножье лестницы, которая вела на крышу мечети и на минарет. Фабрициус и Вьен, пригибаясь, нырнули в этот проем и стали подниматься наверх, а Терлинк подхватил свой рюкзак и направился в проход, соединявший молитвенную залу с жилыми помещениями. Вернулся он без рюкзака и пояснил смотревшему на него Корсакову:
       -- Оставил подарочек для тех, кто туда, не дай бог, заберется. -- И он подкинул на ладони плоский . пульт -- передающее устройство для подрыва радиоуправляемых зарядов на расстоянии. Корсаков кивнул, вспомнив о том, что в этот рейд Терлинк взял немалое количество взрывчатки.
       Мало-помалу совсем рассвело, Розе и "близнецы" крепко спали, но Корсаков продолжал сидеть у стены, словно ожидая чего-то. Он видел, что и Тер-линк тоже не спит. Бельгиец бесцельно перебирал свое снаряжение и тоже, казалось, чего-то ждал. На лице его ясно читалось беспокойство, он встал и несколько раз прошелся взад-вперед, не находя себе места. И когда на крыше вдруг прогремела пулеметная очередь, Терлинк произнес с нескрываемым облегчением:
       -- Ну вот и началось.
       Томас и Байтлих, словно подброшенные пружиной, вскочили и, схватив автоматы, кинулись к окнам, скорее напоминавшим бойницы. Переход от сна к полной боевой готовности занял у "близнецов" считаные секунды. Розе поднялся на ноги не торопясь и деловито, словно и не спал. Осторожно глянув в бойницу, он издал стон, походивший на мычание коровы.
       Припав к ближайшему окну, Корсаков понял, что его так поразило. Плато, ночью казавшееся совершенно пустынным, теперь кишело людьми: из-за каждого валуна, из-за каждой скалы высовывались головы в чалмах или в плоских шапочках и торчали стволы. То и дело группы из нескольких человек поднимались и перебегали поближе к монастырю. Никто не стрелял, все происходило в полной тишине. Перестали стрелять и часовые на крыше, ограничившись одной предупредительной очередью, -- видимо, у Фабрициуса оставалась слабая надежда мирно поладить с хозяевами гор. "Черт, они же совсем рядом", -- подумал Корсаков, нашарил рукой прислоненную к стене винтовку и выставил ее в окно. В перекрестье прицела он поймал бородатого горца, присевшего возле установленной на треноге безоткатной пушки. Каждая минута ожидания казалась ему мучительно долгой, тем более что осаждающие не прекращали своего неторопливого продвижения к убежищу группы. "Все, начинаю стрелять", -- решил Корсаков, но в этот момент кто-то закричал в мегафон на ломаном английском:
       -- Эй вы, гнусные наемники, сдавайтесь! Вы окружены, сопротивление бесполезно! Сдавайтесь, и Горный Старец сохранит вам жизнь!
       Когда Корсаков услышал о Горном Старце, то понял, с кем они имеют дело. "Низариты!" -- пронеслось у него в гблове -- именно так в древности называли главу этой секты, жившего в окруженной зловещими легендами неприступной крепости Ала-мут. Позднее главу низаритов стали называть Ага-ха-ном, но, видимо, фигура Ага-хана потребовалась для прикрытия той мрачной деятельности, которую вели Горные Старцы, по-прежнему обладавшие в братстве реальной властью. Сделав такой вывод, Корсаков затем подумал и о том, что его открытие останется неизвестным миру: группа явно не имела никаких шансов вырваться из той переделки, в которую попала. Он услышал шаги на лестнице: это Фабрициус спустился с крыши в молитвенный зал.
       -- Ну, ребята, давайте решать, что будем делать, -- сказал Фабрициус.
       -- В каком смысле -- "что делать"? -- поинтересовался Терлинк.
       -- Да похоже, надо сдаваться, -- пояснил Фабрициус. -- Их снаружи тьма-тьмущая, я видел безоткатные пушки, минометы... Шансов у нас никаких.
       -- Ты что, Кристоф, смеешься над нами? -- вкрадчиво спросил Терлинк. -- Чтобы я, Рене Терлинк, прошедший двенадцать войн, сдался каким-то халатникам?! Чтобы я, который столько убивал, вдруг испугался смерти?! Да как ты мог предложить мне такое!
       -- По правде говоря, я тоже не хочу сдаваться, -- улыбнулся Фабрициус. -- Во-первых, неохота позориться на старости лет, а во-вторых, этим азиатам сдаваться бесполезно -- все равно прирежут. А ты что думаешь, Винс?
       -- Я думаю, что пора начинать стрелять -- они подходят все ближе, -- не отрываясь от прицела, ответил Корсаков.
       -- Понятно... А ты что скажешь, Эрхард?
       -- Что я могу сказать, если ребята решили драться? -- пожал плечами Розе.
       -- Ясно... А как вы, ребята? -- обратился Фабрициус к "близнецам".
       -- Сдаваться? Да ни за что! -- весело откликнулся Томас.
       -- Пускай попробуют нас взять, -- ухмыльнулся Байтлих.
       -- А с Жаком ты говорил? -- спросил Фабрициуса Терлинк.
       -- Ну ты же знаешь Жака, -- ответил Фабрициус. -- Он сказал, что поступит так, как я скажу.
       -- Вот и скажи ему, что мы будем драться, -- подытожил Терлинк. -- Пусть он для начала отшвырнет их подальше от мечети, а то они вконец обнаглели.
       В этот момент Корсаков заметил бородача со снайперской винтовкой, из-за валуна целившегося куда-то вверх -- видимо, в Жака Вьена, сидевшего с пулеметом на крыше. Корсаков перевел ствол своей винтовки на снайпера, но тот успел выстрелить раньше, чем Корсаков нажал на спуск. Сумел ли бородач попасть в цель, Корсаков не видел, зато результат своего выстрела разглядел вполне отчетливо: бородач выронил винтовку, которая по камню скатилась на землю, и, взмахнув руками, скрылся за валуном, но Корсаков знал, что убил его наповал. Тут же ударили автоматы "близнецов" и Розе.л Терлинк выпустил в окно заряд из гранатомета. Граната взорвалась точно под треногой безоткатного орудия, расшвыряв расчет в разные стороны. С крыши ударил пулемет Вьена, и Корсаков с облегчением решил, что снайпер промахнулся. Очереди заставили перебегавших к мечети низаритов сначала остановиться, взбив прямо перед ними фонтанчики пыли, а потом залечь за камнями и бугорками. Однако эти укрытия не защищали от огня сверху, и Вьен продолжал упорно молотить из пулемета передовые группы осаждающих, пока те, кто уцелел, не повскакали с земли и не бросились с воплями отчаяния подальше от страшного места. Впрочем, отойти в тыл мало кому удалось: "близнецы" из окон безостановочно палили вдогонку бегущим, оглашая своды мечети ликующим хохотом. Получив такой убийственный отпор, низариты перестали без нужды высовываться из-за укрытий и открыли ответный огонь. Фабрициус скомандовал:
       -- Винс, пойдем со мной на крышу, там обзор получше. Ребята, экономьте патроны и воду. Рене, возьми рацию из моего рюкзака -- я буду говорить тебе с крыши о том, что вижу. Эрхард, если они подойдут близко, вылезай тоже на крышу с гранатами, а то отсюда тебе бросать неудобно.
       По узкой винтовой лестнице, извивавшейся в темной цилиндрической утробе минарета, Фабрициус и Корсаков поднялись на крышу и увидели Вьена, лежавшего за пулеметом, но в какой-то странной, напряженной позе, словно он боялся раздавить что-то хрупкое под собой.
       -- Эй, Жак, ты в порядке? -- окликнул его Корсаков, йо Вьен молчал и не шевелился. Пригибаясь, Корсаков и Фабрициус подбежали к нему по крыше, потормошили за плечо, перевернули на спину и тут увидели, что камуфляжная куртка на его груди пропиталась кровью, а красивое лицо мертвенно-бледно. Фабрициус вынул из чехла нож, ловко распорол куртку и майку на груди раненого, и Корсаков увидел черно-багровое отверстие под правым со ском. Судя по шумному клокочущему дыханию Вье-на и по расположению раны, у него было прострелено легкое. Фабрициус вытащил санитарный пакет, быстро ввел раненому промедол в вену, обнажил его торс и начал перевязывать. Потом он взялся было за пулемет Вьена, но раненый неожиданно открыл глаза и прохрипел:
       -- Оставь пулемет. Я буду стрелять.
       -- Ты, что спятил? -- поразился Фабрициус. Ты же еле дышишь!
       -- Нет, я буду стрелять, -- упрямо повторял Вьен. Корсаков, не дожидаясь окончания этого спора, перебежал на другую сторону крыши и увидел, что ни-зариты под прикрытием сосредоточенного пулеметного огня подбираются все ближе к мечети. По глухим отрывистым звукам выстрелов он определил, что по окнам бьют пулеметы "ДШК". Рядом с Корсаковым на крыше распластался Фабрициус, дал очередь по перебегающим низаритам и крикнул:
       -- Винс, заставь заткнуться эти пулеметы! Наши даже не могут отстреливаться через окна!
       Корсаков начал шарить прицелом по нагромождению скал в нескольких сотнях метров от мечети и наконец заметил сначала вспышки, а потом рассмотрел, хотя и неясно, пулеметчика, согнувшегося над гашеткой. Он начал целиться, заставляя себя не отвлекаться на происходившее внизу, куда Фабрициус безостановочно посылал из автомата очередь за очередью. Теперь стреляли и по ним тоже, пули, откалывая куски кладки, с визгом отскакивали от парапета, на куполе мечети плясали дымки и на глазах возникали все новые и новые выбоины. В какой-то момент Корсаков перестал воспринимать все вокруг, сосредоточившись всем существом в перекрестье прицела, намертво застывшем под чалмой пулеметчика. Одинокий выстрел оказался почти не слышен в общем шуме пальбы, но Корсаков увидел, как пулеметчик безвольной массой сполз за камень. Падая, он цеплялся за гашетку, и ствол "ДШК" бессмысленно задрался вверх. Корсаков поймал в прицел второй пулемет, затем стрелка, совсем молодого парня. Тот услышал, что первый пулемет, находившийся справа от него, перестал стрелять, и настороженно посмотрел в ту сторону, на секунду прекратив огонь. Затем он перевел взгляд на мечеть, и Корсакову показалось, будто он смотрит ему прямо в глаза. Пуля, попавшая в грудь, отшвырнула пулеметчика от гашетки, и он, взмахнув руками, скрылся за скальным гребнем. Тем временем внизу раздались взрывы -- это Фабрициус швырнул в мертвое пространство одну за другой несколько грачат, уничтожая низаритов, успевших добежать до стены. Остальные отходили от мечети перебежками, прикрывая друг друга огнем, стремясь уйти с открытого места и добраться до спасительных скал и валунов. На противоположной стороне крыши загремел пулемет -- это стрелял Вьен. Корсаков содрогнулся при мысли о том, какую жуткую боль тот должен был испытывать от отдачи в простреленную грудь. Вьен все стрелял и стрелял; мало-помалу стрельба вокруг монастыря начала затихать, и штурмующие вернулись на исходные позиции. Фабрициус достал из-под куртки рацию и сказал в микрофон:
       -- Рене, это Кристоф. Как у вас дела? У нас ранен Жак. Что? Убит? Черт возьми!.. Жак? Да, тяжело -- в грудь, пробито легкое, но он стреляет... Не знаю как -- знаю, что стреляет, вот только теперь перестал. Ну ладно, я пока остаюсь здесь, а Винс спустится к вам, посмотрит, что и как.
       -- Кто убит? -- мрачно спросил Корсаков.
       -- Томас, -- ответил Фабрициус. -- А второй "близнец" вроде как спятил. Сходи посмотри, что там у них.
       Корсаков, пригнувшись, перебежал к ходу в минарет. Над головой у него свистнуло несколько пуль, выбитые ими осколки камня больно стегнули его по щеке. Спускаясь по витой лестнице, Корсаков в наступившей тишине явственно услышал снизу надрывные, почти женские рыдания. Пройдя через низкий проход в молитвенный зал, Корсаков увидел лежащее посреди зала неестественно плоское тело с бессильно раскинутыми руками. Головы у тела не было, вместо нее остался неровный обрубок шеи, еще сочившийся черной кровью. У трупа на коленях стоял Клаус Байтлих и рыдал без слез, то и дело склоняясь над покойником и припадая головой к его груди. Когда ему удавалось справиться с рыданиями, он начинал причитать по-немецки.
       -- Kaк его убили? -- спросил Корсаков у Эрхарда Розе, стоявшего боком у окна и осторожно выглядывавшего наружу.
       -- Из крупнокалиберного пулемета попали в амбразуру, когда он оттуда стрелял, -- объяснил Розе и равнодушно добавил: -- Нас всех так перебьют.
       -- Что он говорит? -- поинтересовался Корсаков, кивнув на Байтлиха.
       -- Говорит, что кроме брата у него никого не было на свете... Что это несправедливо... Что ему теперь незачем жить... -- все также бесстрастно перевел Розе. В этот момент снаружи грохнул разрыв мины, выпущенной, судя по силе взрыва, из батальонного миномета, и Корсаков побежал к лестнице, успев только на прощанье ободряюще стиснуть широкую, как лопата, ладонь Розе. Мины вокруг монастыря рвались уже одна за другой почти беспрерывно, когда Корсаков выскочил на крышу и вновь увидел там распростертое тело и над ним стоящего на коленях человека. Жак Вьен лежал на спине и широко раскрытыми глазами смотрел в небесную глубь, а Фабрициус внимательно вглядывался в его
       лицо, уже покрывшееся зеленоватой покойницкой бледностью.
       -- Помер наш дурачок, -- сообщил Фабрициус и закашлялся. Справившись с кашлем, он добавил: -- Кончил стрелять, только когда помер. Хороший был солдат, царство ему небесное, вот только бронежилет носить не любил.
       Фабрициус пальцами закрыл глаза мертвеца и пригнулся -- низаритские снайперы заметили его голову над парапетом, и мимо просвистели пули, защелкав по куполу. Фабрициус вставил новую ленту в пулемет Вьена вместо прежней, расстрелянной покойником до последнего патрона. Корсаков перебежал на другую сторону крыши и тоже залег за парапетом. Внизу продолжали рваться мины, и вместе с камнями и кусками ссохшегося грунта к небу взлетали клочья тел многочисленных низаритов, погибших при штурме. Некоторое время мины каким-то чудом не попадали в постройки монастыря, однако терпения у артиллеристов хватало, и они упорно продолжали пристрелку. Корсаков подумал: "Я бы уже давно разнес тут все к чертовой матери на их месте", -- но тут же он вздрогнул и скорчился у парапета -- взрыв грохнул прямо за его спиной, осколки хлестнули по крыше, и купол мечети с гулким раскатистым вздохом рухнул вниз в облаках пыли. Еще две мины угодили в бывшее жилое помещение монастыря. Корсаков только успел подумать о взрывчатке Терлинка, как тут же от скрежещущего грохота у него заложило уши, и горячая взрывная волна толкнула его в бок. Из-под ладони, которой он закрывал лицо, Корсаков успел заметить, как детонировавшая взрывчатка в долю секунды разметала здание в разные стороны. Сквозь клубы дыма и пыли блеснуло пламя -- это загорелись обрушившиеся стропила и прочие деревянные обломки. Мечеть задрожала, словно тоже собираясь развалиться, но все же устояла. Корсаков почувствовал, что его трясут за плечо, и поднял голову. К нему склонился Фабрициус и прокричал:
       -- Сматываемся отсюда вниз -- крыша сейчас рухнет!
       -- Ложись! -- вместо ответа крикнул Корсаков, увидев в воздухе дугообразный дымный след ракеты. Она попала в верхушку минарета, и та разлетелась на куски, словно фарфоровая. Обломки застучали по крыше вокруг пролома, оставшегося от провалившегося купола. Корсакова пребольно ударило по ягодице куском кирпича. Еще одна мина ударила в стену мечети под самым парапетом и тут же взо- рвалась. Брызнули обломки, словно в стену кто-то ударил исполинской киркой. Корсаков определил, что в дело вступили более мощные минометы -- скорее всего 120-миллиметровые. С крыши и впрямь следовало уходить.
       Вслед за Фабрициусом Корсаков, огибая провал, оставшийся на месте купола, перебежал к ходу на лестницу. Ступеньки были усыпаны обломками кирпичей, вверху на месте снесенной ракетой верхушки минарета сияло чистое небо. В полукруглом проеме, соединявшем внизу лестницу с молитвенным залом, Корсаков налетел на спину Фабрициуса, а тот резко остановился потому, что на крыше вновь раздался взрыв, и сверху посыпалась в клубах пыли очередная порция кирпичей, обрушившись на пол у самых ног Фабрициуса. Когда обвал прекратился, оба бросились в зал. Все, кто остался в живых, припали к окнам и безостановочно стреляли: низариты снова пошли на штурм. Обезглавленное тело Кар-стена Томаса было погребено под горой обломков разрушенного купола, а его брат, который не мог себе позволить предаваться горю, залег с пулеметом в дверном проеме за насыпью из битых кирпичей и с невероятным проворством, словно робот, переводил ствол с цели на цель. Низариты скапливались для последнего броска перед входом в мечеть, однако под огнем Байтлиха никак не могли подняться, а те, кто поднимался, не успевали сделать перебежку, тут же падая под пулями. Напротив входного проема громоздились уже целые валы мертвецов, но меткий огонь не смущал атакующих: они вновь и вновь отрывались от земли, чтобы еще на шаг приблизиться к цели и рухнуть замертво. Корсакова, который стрелял с колена из глубины зала, поразили их странно сосредоточенные лица. "Господи, да они, кажется, все обкуренные!" --догадался он наконец. Внезапно за своей спиной он услышал отрывистый вскрик и обернулся. Эрхард Розе корчился у стены под окном, правой рукой сжимая бицепс левой. Присмотревшись, Корсаков с содроганием понял, что левая рука у него оторвана выше локтя.
       -- Кристоф, перевяжи Эрхарда, он ранен! -- крикнул Корсаков Фабрициусу, но тот не расслышал его за грохотом выстрелов и взрывов и продолжал стрелять из окна, припав к пулемету, которым владел раньше Жак Вьен. Корсаков подбежал к Фабрициусу и потрогал его за плечо -- он знал, как ловко тот делает перевязки, и вновь прокричал ему свою просьбу прямо в ухо.
       -- Не мешай, мать твою! -- огрызнулся Фабрициус. -- Сам перевяжешь, не маленький!
       Корсаков бережно приставил винтовку к стене и принялся за перевязку, сначала туго-натуго перехватив культю жгутом, затем обработав рану антисептиком и введя в вену на уцелевшей руке проме-дол. Розе привалился спиной к стене, лицо его осунулось и взмокло от пота. Он прошептал:
       -- Черт, как жаль, как жаль... Винс, мы ничего с тобой не успели... Я так скверно жил и ничего не смогу поправить...
       По его лицу покатились слезы. Корсаков убежденно произнес:
       -- Ничего, Эрхард, господь знает, что ты хотел начать жить по-другому. Ты не успел, но твоей вины в этом нет. Не бойся, на том свете тебе придется легче, чем мне, ведь ты верил в бога.
       -- Значит, по-твоему, мы не отобьемся, -- утвердительным тоном пробормотал Розе. -- Значит, все-таки мы сегодня умрем.
       -- Конечно, Эрхард, ты ведь с самого начала об этом знал, -- спокойно сказал Корсаков. -- На, хлебни водички и не бойся, а мне пора.
       Стрельба стихла, наступающие откатились от мечети, и снова посыпались мины. Время от времени здание содрогалось от попаданий, и вниз обрушивались лавины кирпичей и пыли. Корсаков наскоро руками и прикладом винтовки выкопал углубление между наваленных на полу груд битого камня и улегся в него. Такая предосторожность была не лишней, потому что в любую секунду мина могла залететь внутрь помещения через разбитую крышу. Байтлих и Терлинк тоже залегли среди обломков, даже Розе прилег на бок, и только Фабрициус перебегал от окна к окну, следя за тем, чтобы низариты не поднялись внезапно в атаку. Грохнул очередной взрыв, и верхний угол мечети с шумом осыпался вниз. Корсаков крикнул:
       -- Кристоф, ложись, следующая -- наша!
       Фабрициус и ухом не повел, продолжая вглядываться в окно, за которым проносились клочья дыма. Даже не слухом, а кончиками нервов Корсаков различил зловещий шелест приближающейся мины и с криком "Ложись!" уткнулся носом в пыль. Оглушительно треснул разрыв, куски кирпичей забарабанили по его спине. Кашляя от пыли, Корсаков приподнялся и увидел, что Фабрициус сидит, привалившись спиной к стене, и смотрит на свои ноги.
       Поднявшись, Корсаков подошел к нему, пройдя сквозь пелену пыли, висевшую в зале. Ноги Фабрициуса, в нескольких местах перебитые осколками, были вывернуты под немыслимыми углами, и камуфляжные брюки на них быстро темнели от крови.
       -- Кристоф... Черт, Кристоф... -- засуетился вокруг раненого подбежавший Терлинк, но Фабрициус простонал:
       -- Брось, Рене, не трогай меня, мне больно. Все равно кровь не остановишь, артерии перебиты. Вот, возьми, -- раненый непослушной рукой достал из нагрудного кармана потертый бумажник и протянул его Терлинку. -- Это номер счета в банке и адрес жены. Все ей... Ты не украдешь, я знаю, -- коснеющим языком бормотал Фабрициус, в то время как его лицо заливала мраморная бледность. Пыль под ним почернела, пропитавшись кровью; некоторое время он еще что-то неразборчиво бормотал, потом умолк и прилег на бок, словно собираясь вздремнуть. При этом он потревожил свои искалеченные ноги и вздрогнул от боли.
       Через мгновение судорога повторилась, и Терлинк хрипло произнес:
       -- Все, отходит...
       Когда Терлинк стал засовывать бумажник Фабрициуса в карман своей куртки, из него выпала фотография. Терлинк поднял ее, взглянул, хмыкнул и показал Корсакову. На снимке улыбающийся Фабрициус на фоне горного отеля обнимал за плечи красавицу-брюнетку, на вид годившуюся ему в дочери.
       -- Давно мог бы уйти на покой -- все для нее старался, -- с горечью произнес Терлинк. -- А мне про нее ребята такое рассказывали...
       У входа в мечеть снова затрещал пулемет Байт-лиха. Терлинк с Корсаковым метнулись к окнам. Корсаков выглянул в окно и тут же отпрянул -- автоматная очередь угодила в амбразуру, пули, взвизгнув, выбили осколки из толщи стены. Однако прятаться было нельзя -- приходилось отстреливаться, и Корсаков вновь выставил винтовку в окно. Ветер дул ему в лицо, и по ветру на мечеть несло клочковатую массу дыма, в которой мелькали фигуры атакующих.
       -- Черт, ничего не вижу! Они завесу поставили! -- заорал Терлинк.
       У входа в мечеть взорвалась граната, и пулемет смолк. Терлинк, на ходу прикрепляя штык-нож к автомату, бросился туда, а за ним и Корсаков. Спина у Байтлиха была вся разворочена взрывом, невероятным усилием он приподнялся на руках, встал на колени, и в этот момент автоматная очередь пробила ему грудь. Он отрывисто выругался по-немецки и рухнул ничком, припав щекой к прикладу своего пулемета. Из клубов дыма, непрерывно стреляя, выросла целая цепь низаритов. Корсаков отшвырнул винтовку и бросился за пулемет, но потерял несколько драгоценных мгновений -- тяжелое тело Байтлиха мешало ему. Терлинк, стоя во весь рост, длинной очередью с бедра изрешетил нескольких атакующих.
       -- Что, получили?! -- ликующе вопил он. Переднему из набегавших на него низаритов он ловко перерубил горло штык-ножом, второму всадил штык в живот, но автоматная очередь, выпущенная в упор, швырнула его на камни. Злобно рыча и скаля зубы, Терлинк попытался подняться, но рослый боро-дач-низарит длинной очередью пригвоздил его к полу, и он умер -- как и Байтлих, с проклятием на устах. Один из нападавших уже занес над Корсаковым штык, однако из глубины, помещения грянул вы стрел, и низарит, выронив автомат и схватившись за шею, повалился навзничь. Стрелял Эрхард Розе, неуверенно поводя в воздухе стволом пистолета.
       Хлопнули еще три выстрела, но все три раза он промахнулся. Бородач спокойно сменил магазин автомата, прицелился и выпустил очередь. Рука Розе бессильно упала, лязгнув пистолетом о камни, голо ва свесилась на грудь, он дернулся несколько раз, словно пытаясь встать, после чего затих. Корсаков перекатился по полу, чтобы оторваться от нападавших, но те не мешали ему: оставшись без оружия, он увидел десяток направленных на него автоматных стволов и медленно поднялся на ноги. На нем был бронежилет, но он прекрасно знал, что автомат Калашникова на таком расстоянии пробьет практически любой бронежилет, что и подтвердилось на примере Терлинка и Розе. "Все равно прирежут, а перед этим еще и будут мучить", -- вспомнились ему слова Фабрициуса, и он, решительно вытащив из чехла нож, начал пятиться к противоположной стене. Боковым зрением он заметил, что низариты выходят из проема в стене, соединявшего молитвенный зал с разрушенным жилым помещением. Те, что стояли перед ним, тоже стали надвигаться на него, причем часть заходила сбоку. Они явно хотели взять его живым, но броситься вперед не решались, видя, что наемник решил не сдаваться и намерен сопротивляться отчаянно. Корсаков пятился, надеясь упереться спиной в стену и обезопасить свой тыл, но внезапно двое из тех, что обходили его с флангов, решительно бросились между ним и стеной. Корсаков развернулся, сделал пару обманных движений корпусом, и когда один из нападавших на него со спины низаритов на миг потерял ориентировку, нырнул ему под левую руку и всадил ему в сердце нож. Обмякшее тело сползло к его ногам, но в следующий миг другой низарит с разбегу бросился на него, схватив за руки. Запнувшись о мертвеца, Корсаков в обнимку с тем, кто прыгнул на него, грохнулся на битые кирпичи. Он не успел высвободить руку -- низариты толпой набежали на него, и страшный удар в висок, нанесенный тяжелым армейским ботинком, швырнул его во мрак беспамятства.
       Корсаков очнулся от холода. Он лежал на голом цементном полу в огромной, совершенно пустой комнате с обитой железом дверью. В узкое окошко под высоким потолком виднелось пронизанное сол- нечным светом синее небо -- правда, синеву сверху вниз грубо прочерчивали три железных прута. Голова у Корсакова болела, к виску было больно прикоснуться. Низариты, видимо, накачали его снотворным -- на локтевом сгибе виднелся след от укола. От наркоза и от полученного сотрясения мозга пленника мутило. В его памяти понеслись картины гибели "великолепной семерки", и он застонал -- он успел привязаться к своим товарищам, хотя и понимал, что вряд ли кто-нибудь во всем мире пожалеет о таких людях. Впрочем, он тут же с усмешкой вспомнил о красотке -- жене Фабрициуса: вот она-то пожалеет наверняка, но не о невзрачном и немолодом муже, а о деньгах, лежавших на секретном счете, номер которого вместе с бумажником пули разорвали на груди Терлинка. "Да, разве этой шлюшке понять, каким солдатом был ее пузанчик-супруг", -- подумал Корсаков и, вторично застонав от ломоты во всем теле, кое-как поднялся на ноги. Подойдя к окну, он подпрыгнул, ухватился за оконные прутья, подтянулся и выглянул наружу. Перед ним разверзлись такие неизмеримые дали, что от неожиданности он чуть не свалился на пол. Далеко внизу лежало безжизненное каменистое плато, пересеченное светлой линией дороги. По дороге, поблескивая, бежал автомобиль, крохотный, как божья коровка. Равнина упиралась в невысокую горную цепь, за которой, сколько хватал глаз, теснились другие вершины, постепенно размываясь и голубея. По-прежнему бесстрастно гудел "ветер ста двадцати дней", задувая в окно холод высокогорья. Корсаков подтянулся повыше и посмотрел вниз. Прямо под ним к земле уходила гладкая, словно стесанная гигантским резцом базальтовая стена головокружительной высоты. Правее Корсаков увидел внизу обширный двор, обнесенный мощной стеной. Двор служил одновременно и взлетной площадкой: на нем стояли большой десантный вертолет и второй вертолет поменьше. От ворот, возле которых стояли вооруженные часовые, постепенно понижаясь, на плато спускалась насыпь таких титанических размеров, что трудно было принять ее за творение рук человеческих, даже если допустить, что основой ее послужил горный отрог. Все увиденное Корсаковым было так огромно, что ему показалось, будто он попал в иной мир, в угрюмую страну великанов, равнодушную к маленькому человечку. Это впечатление отчасти рассеивали лишь тупо ноющий висок да маленькие фигурки часовых во дворе. Корсаков спрыгнул на пол и, усевшись у стены, стал ждать. Он понимал, что находится в главном убежище низаритов, в обиталище Горного Старца, и при мысли о том, что их всем миром отправили атаковать эту таинственную крепость, словно выстроенную могучими джиннами, лицо его искривляла злобная гримаса. Начальство явно не хотело их возвращения: свое дело наемники сделали, и теперь наступало время переговоров и соглашений, когда вояки становятся лишними. Эти мысли разогнали в голове у Корсакова сонную одурь, а в душе -- подавленность и покорность судьбе. Ему остро захотелось вернуться и довести до конца свои счеты с компанией. "Не стоит умирать прежде смерти", -- подумал он словами Томми Эн-до. Превозмогая боль во всем теле, он принялся делать разнообразные упражнения, разрабатывая затекшие мышцы и одновременно согреваясь. Через некоторое время он услышал звук шагов за дверью, в замочной скважине залязгал ключ, и дверь распахнулась. На пороге стоял тот самый бородач, который убил Терлинка и Розе, а за его спиной -- еще несколько вооруженных до зубов низаритов. В руке бородач держал пистолет.
       -- Свяжите его, -- распорядился бородач, кивком пропуская мимо себя своих подручных.
       Те ринулись к Корсакову, обступили его и крепко скрутили ему руки за спиной. Удостоверившись в том, что пленник надежно связан, бородач убрал пистолет в кобуру. Корсаков отметил про себя, что кобуру он не застегнул. Пленника вытолкали из камеры и повели куда-то по бесконечным сводчатым коридорам, шедшим то вниз, то вверх, по извилистым лестницам, высеченным в скале. Отпирались неприметные бронированные двери, и процессия ныряла в тесные проходы, за которыми открывались просторные гулкие залы, вновь сменявшиеся лабиринтом коридоров. Корсаков обратил внимание на кожухи силовых кабелей, тянувшиеся вдоль стен, на чуть слышный ровный гул мощной вентиляции, выводившей из бесчисленных помещений излишнюю сырость, на телекамеры, впивавшиеся в проходивших своим стеклянным глазом. Видимо, где-то в скальных недрах скрывалась тепловая электростанция. На всех скрещениях коридоров и в залах, куда выходило по нескольку дверей, стояли часовые. В приоткрытые двери Корсаков видел то компьютерные залы со множеством операторов, вглядывавшихся в мониторы, то заставленные цапками стеллажи. Средневековая твердыня имела вполне современную начинку, но от этого становилась еще более зловещей. Корсаков поблагодарил судьбу за то, что низариты, экономя электричество, довольно скупо освещали коридоры: благодаря этому его охранники не замечали тех мелких безостановочных волнообразных движений, которые совершала кисть его правой руки, то крутясь, словно резец, вгрызающийся в дерево, то выламываясь из всех суставов. Покойный Томми Эндо по части умения освобождаться от любых пут и оков вполне мог бы потягаться с великим Гарри Гудини и терпеливо обучал этому искусству юного Корсакова. "Конечности должны быть гибкими, но этого мало, -- говорил Томми. -- Мало просто сгибать руки так и сяк, таща их из пут, -- надо сгибать их часто-часто, делая сотни движений в минуту, чтобы рука сама нащупала слабину и пролезла в нее, как червяк или кошка. Попробуй связать кошку и уйти, -- вернувшись, ты ее уже не найдешь. А все потому, что связанная кошка вертится не переставая. Безостановочных движений не выдержит никакой узел". И Томми, иллюстрируя собственные слова, словно вытекал из всех веревок, которыми ученики стягивали его, не жалея сил. Теперь Корсаков вспоминал его уроки и улыбался, предчувствуя удачу. Шагавший справа от него бородач покосился на его лицо и на ломаном английском прорычал:
       -- Смеешься, американец? Постой, скоро тебе будет не до смеха. Если Старец прикажет, я сам намотаю твои кишки на барабан.
       -- Ну, это если прикажет, -- беззаботно отозвался Корсаков на фарси. -- Правда, от этого ты не перестанешь быть сыном шлюхи.
       Бородач на миг онемел, а за спиной у Корсакова кто-то прыснул. Вся процессия вошла в помещение, служившее, видимо, приемной, где за компьютерами сидели трое юношей в национальных одеждах и стояли, положив правую ладонь на цевье автомата у бедра, трое часовых. Резким контрастом с европейским видом приемной выглядел сводчатый потолок, вырубленный в базальтовой толще. Тяжелые стальные двери беззвучно раздвинулись, и Корсаков бодро шагнул через порог кабинета. Ускорение ему придал увесистый пинок, которым его, не сдержавшись, наградил оскорбленный бородач. "Необычный дизайн", -- обведя взглядом кабинет, ирониче-- ски подумал Корсаков. Впрочем, высеченную в толще скалы угрюмую пещеру язык не поворачивался назвать просто кабинетом: помещение явно было рассчитано на то, чтобы своей зловещей атмосферой сразу ошеломить и подавить посетителя. В центре пещеры возвышался один-единственный предмет меблировки -- огромный трон, сплошь покрытый резьбой и выглядевший чрезвычайно архаически. Корсаков даже не сразу разглядел на величественном троне щуплую фигурку в сером -- хозяина всего, что находилось в недрах горы.
       -- Подведите его поближе, чтобы я видел его лицо, -- тихий вкрадчивый голос Горного Старца донесся из глубины пещеры совершенно отчетливо.
       Корсаков, не дожидаясь тычка в спину, зашагал вперед -- его охватило безудержное веселье. Пятеро сопровождающих двинулись за ним, и шагах в десяти от трона- бородач придержал его за локоть. Корсаков с любопытством вгляделся в лицо Горного Старца и вдруг узнал в нем того самого старичка-муллу, которого наемники оставили в живых во дворце Адам-хана. Старец тоже напряженно рассматривал Корсакова с ног до головы. Корсаков от- вел взгляд, словно смутился, а сам быстро оглядел своих охранников. Справа от него стоял бородач; Корсаков прикинул расстояние до него, чиркнул глазом по его расстегнутой кобуре и вновь поднял взгляд на Горного Старца. В горячке во дворце Адам-хана Корсаков не старался запомнить лицо старенького муллы, но теперь, рассмотрев то же лицо как следует, он вынужден был признать, что оно как-то мелкотравчато для того не просто высокого, но даже романтического положения, которое занимал его обладатель. Мелкие черты, пронзительные серо-голубые глазки, жестокая и алчная складка тонких губ -- такое сочетание не сулило ничего хорошего. Корсаков, впрочем, не испугался, потому что ничего хорошего не ждал, надеясь только на себя и на тот душевный подъем, который он испытывал сейчас и который всегда предвещал ему удачу. Горный Старец произнес заурядным дребезжащим голоском, лишенным всякой значительности, -- правда, на вполне правильном английском:
       -- Приветствую старого знакомого. Наша прошлая встреча не доставила мне удовольствия, но я вас не виню -- такова ваша работа. Да, работали вы прекрасно: смело, четко, беспощадно...
       Корсаков понял, что резня, устроенная "близнецами", была воспринята Старцем как должное. Он поклонился:
       -- Спасибо на добром слове. Кстати, тогда у нас возник спор, отпускать вас или нет. Я был за то, чтобы отпустить. Надеюсь, что вы ответите мне тем же.
       Старец хищно улыбнулся:
       -- Мой долг по отношению к братству запрещает мне отпускать врагов. Вот если вы согласитесь стать нашим другом...
       -- Позвольте, -- ритворно удивился Корсаков, -- как же я могу стать вашим другом, если я даже не мусульманин?
       -- Друзьями становятся не только бескорыстно, -- пояснил старец. -- Вы удивились бы, узнав, сколько у нас друзей во всех европейских столицах. Все эти люди служат нам верой и правдой, не являясь ни иранцами, ни азиатами, ни мусульманами. Ну и мы их не забываем -- они ни в чем не знают нужды. Повторяю, совершенно ни в чем. Мы способны
       выполнить любое их желание... И любое ваше, если вы станете одним из них.
       -- Чем же я могу вам помочь? -- поинтересовался Корсаков и еще раз окинул взглядом своих стражей. Судя по их неестественно прямоугольным фигурам и застывшим складкам одежды, все они были в бронежилетах, тогда как с него бронежилет, разумеется, сняли. Он вслушался в слова Старца:
       -- ...У нас есть такое понятие -- "любимец смерти". Это человек, который может убивать других людей и подвергаться всем прочим опасностям, не опасаясь разозлить смерть. Если обычный человек начинает слишком вольно обходиться с ней, смерть карает его почти немедленно, но она не в силах поднять руку на своего любимца. Такие люди очень редки и высоко ценятся, их надо уметь отличать от тех, кто просто самонадеянно заигрывает со смертью и потому скоро погибнет. Я умею отличать любимцев смерти и знаю, что вы -- один из них, потому-то мой долг -- призвать вас на службу братству. А делать вам придется то же, что вы привыкли делать -- вызывать смерть.
       -- Здесь у вас достаточно своих людей, так что мне, видимо, придется работать далеко отсюда, -- задумчиво произнес Корсаков. -- Но если я изменю вам, разве вы сможете на таком расстоянии покарать меня? Не слишком ли вы мне доверяетесь -- да и не только мне, а вообще всем своим европейским агентам? Вдруг человек просто удерет, прихватив денежки?
       -- Я же вам сказал, что у нас много людей в городах Запада, -- напомнил Старец. -- Мы всегда в состоянии проследить за тем человеком, который только начинает служить братству. Более того, первое время мы будем контролировать каждый его шаг.
       -- А потом? -- полюбопытствовал Корсаков.
       -- А потом человек понимает, как это хорошо --
       служить братству. Я же сказал вам, что мы выполняем все желания тех, кто честно работает на нас, и поверьте, людям нравится такая жизнь. К тому же мы очень осторожны, мы не даем своим агентам непосильных заданий -- в отличие от ваших хозяев.
       -- Ну, мои хозяева -- это особый разговор, -- буркнул Корсаков и спросил: -- А если я откажусь?
       -- Думаю, что такой глупости вы не сделаете, -- усмехнулся Старец. -- Вы же не хотите, чтобы вас прямо здесь прирезали, как барана? И тот, кто стоит справа от вас, сделает это с величайшим удовольствием, как я вижу по его лицу. Впрочем, он вроде бы хотел вымотать из вас кишки? И это тоже можно устроить.
       "Оказывается, он слышал наш разговор", -- с легким удивлением подумал Корсаков. Сильно удивить его в этом замке не смогло бы ничего: сам факт существования низаритов и их кошмарной резиденции уже был достаточно удивителен. Корсаков вежливо покивал и спросил:
       -- А если я соглашусь, то как мне придется действовать в ближайшее время?
       -- Какое-то время вы пробудете здесь, читая священные книги братства, -- ответил Старец и, увидев, как. поморщился Корсаков, добавил: -- Но от вас никто не будет требовать, чтобы вы уверовали в наше учение. Прочтение книг требуется уставом братства, а верить или не верить -- дело вашей души и вашего разума. Затем вам объяснят в общих чертах, какие задания вам придется выполнять на Западе. Затем вместе с нашими людьми вы отправитесь туда, куда братству благоугодно будет послать вас. Там вам дадут координаты, адреса, познакомят с нашими агентами. Работать вам придется по большей части в одиночку, но все же вовсе без контактов не обойтись. А затем вам откроют счет в банке, и вы начнете готовиться к выполнению задания и ждать
       приказа. Все устройство вашей легальной жизни на первых порах мы возьмем на себя, вам не придется ни о чем беспокоиться.
       Корсаков бросил еще один беглый взгляд в сторону бородача, стоявшего справа, и со вздохом ответил:
       -- К сожалению, я должен отказаться от вашего любезного предложения. На ближайшее время у меня совершенно другие планы.
       Старец вгляделся в светившиеся весельем глаза своего пленника, и улыбка на его лице сменилась гримасой сатанинской злобы, однако приказать он ничего не успел. Охранники не поняли слов Корсакова и потому не насторожились. Пленник сделал шаг назад, поравнявшись с бородачом, и выбросил в сторону ладонь правой руки с вытянутыми пальцами, сложенными в подобие клинка. Удар пришелся бородачу в шею, хрустнули раздробленные хрящи, и командир охранников, захрипев, стал заваливаться на спину. Пока он падал, Корсаков успел вырвать у него из кобуры пистолет, сделал прыжок в сторону и одновременно нажал на курок. Охранники успели только развернуться лицом к пленнику, неожиданно освободившемуся от пут, и схватиться за оружие, но затем прозвучали четыре выстрела, слившихся в один, и четыре тела безвольно, как сбитые шаром кегли, повалились друг на друга. Бронежилеты их не спасли, потому что всем четверым пули угодили в лицо. Горный Старец некоторое время тупо смотрел на мертвые тела, ошеломленный той быстротой, с которой его охрана превратилась в груду неодушевленных предметов. Корсаков подбежал к трону, схватил Старца за бороду и сдернул его на пол. Он был уверен в том, что из-за толстых стен и двойных дверей в приемную не донеслось ни единого звука, однако Старец мог машинально нажать на кнопку вызова охраны. Поэтому Корсаков поставил его перед собой, держа за шиворот, и направил пистолет на дверной проем. Когда через несколько минут никто не появился, он отшвырнул старца к дверям, а сам принялся собирать оружие убитых. К его немалой радости, у одного из мертвецов нашелся пятнадцатизарядный пистолет "беретта" с парой запасных магазинов, а у другого -- пара гранат. Корсаков восхвалил склонность восточных людей обвешивать себя ненужным оружием и повернулся к Старцу.
       -- Не люблю, когда мне делают одолжения, -- сказал он. -- Пожалуй, вам все-таки придется меня выпустить, хотя я и не пойду к вам на службу. Более того, вам придется даже меня проводить.
       -- Ни за что! -- злобно прошипел Старец. Корсаков усмехнулся:
       -- Думаю, ваши подчиненные не дадут мне разнести вас в клочья гранатой. А чтобы вам не вздумалось наговорить глупостей, придется заткнуть вам рот.
       С этими словами Корсаков нагнулся и молниеносно размотал чалму с головы бородача, бритый затылок которого с глухим стуком ударился об пол. Бородач захрипел, и Корсаков почувствовал угрызения совести, видя, как кровавая пена пузырится у несчастного на губах. Грохнул выстрел, тело бородача судорожно подскочило и затем неподвижно вытянулось на полу. Корсаков оторвал кусок от чалмы покойного, ласково привлек к себе Старца и затолкал обрывок чалмы ему в рот. Продолжая обнимать Старца левой рукой, в которой сжимал гранату, правой рукой, в которой был пистолет, Корсаков нажал на кнопку, замеченную им у подлокотника трона. Через несколько секунд стальные двери бесшумно разъехались в разные стороны, и на пороге появились один из секретарей и охранник. На заднем плане у стены виднелась фигура другого охранника. То, что они увидели в зале, заставило их на миг окаменеть: у подножия трона стоял недавний пленник, левой рукой прижимавший к себе Горного Старца, а в правой державший пистолет. На полу беспорядочно громоздились тела перебитых охранников и валялся кусок веревки, несколько минут назад представлявший собой путы Корсакова. Не давая вошедшим опомниться, Корсаков раздельно произнес на фарси:
       -- Слушайте меня внимательно, собачьи дети. В левой руке у меня взведенная граната. Стоит мне выпустить ее или хотя бы разжать пальцы, и от вашего начальника только клочья полетят. Поэтому не делайте резких движений и проводите меня во двор. Там меня должен ждать вертолет с пилотом и работающим двигателем. Я сяду в вертолет вместе со Старцем, а по ту сторону границы отпущу и его, и вертолет. Все ясно?
       Пока Корсаков говорил, в дверном проеме, забыв о субординации, столпились все секретари и все охранники, находившиеся в приемной, а также охранники, ворвавшиеся в приемную из коридора. Корсакова разбирал смех: то, что происходило сейчас в сказочной крепости, удивительно напоминало будничный захват заложника полоумным террористом в провинциальном американском аэропорту. Американские власти успели привыкнуть к таким ситуациям, однако низариты оказались выбиты из колеи: поняв, что случилось, они сперва разразились горестными воплями, а затем принялись возбужденно совещаться. Корсаков подождал с полминуты, а затем рявкнул:
       -- Вы меня поняли или нет? Пусть один из вас ведет меня во двор, а остальным -- убраться с дороги. И передайте пилоту, чтобы не задерживался и не вздумал строить из себя героя. Стреляю во всех, кто будет делать резкие движения. В меня стрелять не советую, потому что тогда вы лишитесь своего мудрого руководителя.
       Корсаков, подталкивая Старца, решительно двинулся вперед. Толпа в дверях оцепенело взирала на него, но расступилась при его приближении. Он услышал бормотание за спиной и, не оборачиваясь, цыкнул:
       -- Молчать, собачьи дети! А ну живо одного вперед!
       Старец отчаянно замычал. Один из секретарей, приняв это мычание за приказ, выскочил вперед и, поминутно оглядываясь, засеменил по коридорам.
       -- И без глупостей у меня! -- обратился к нему Корсаков, пригрозив пистолетом. -- Не вздумай петлять, веди кратчайшим путем, не то пристрелю!
       Дорога во двор и впрямь заняла куда меньше времени, чем путь из темницы Корсакова до кабинета Старца. Двери скоростного лифта отсекли Корсакова, его пленника и секретаря от следовавшей за ними толпы, вздыхавшей, шаркавшей подошвами и ужасно действовавшей Корсакову на нервы. Лифт бесшумно скользнул вниз, через минуту двери его раскрылись, и перед Корсаковым предстал широкий туннель, освещенный электричеством, в конце туннеля-- двор, посреди двора -- вертолет с работающим двигателем и над темной стеной -- синее солнечное небо. Во дворе стояли кучки настороженных низаритов с оружием на изготовку, при виде плененного Старца издавшие страдальческий вопль.
       -- Не бойтесь, -- ус