Емельянова Надежда Михайловна
Крепости исмаилитов

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 5, последний от 20/07/2010.
  • © Copyright Емельянова Надежда Михайловна (coordinator2006@yandex.ru)
  • Обновлено: 01/04/2007. 20k. Статистика.
  • Статья: Культурология
  • Оценка: 7.90*22  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Версия статьи опубликована в книге "Крепости и вооружение Азии" под названием "Последний оплот асасинов" (в соавторстве с Н.А.Сологубовским - Тунис, Хаммамет).М.: Бук Хаус, 2006

  • См. фотоальбомы к статье АЛАМУТ-2004 и МАХДИЯ и АЛЬ-АЗХАР

    Аламут. Эльбурзские горы. Научная командировка в Иран, 2004 год

    В разных уголках Ближнего Востока - в Тунисе, Иране, Сирии, Египте разбросаны остатки древних крепостей. От времени их основания прошло уже почти 10 веков. Эти крепости - свидетельство былого владычества на этих территориях ордена исмаилитов.

    Исмаилизм - ответвление шиитского ислама. Шиизм, возникший на самом раннем этапе ислама, постепенно и сам раскололся на несколько течений. Шииты обвинили трех первых халифов - Абу Бакра, Умара и Усмана - в узурпации власти и заявили, что наследование власти в мусульманской общине должно было осуществляться по линии двоюродного брата и зятя пророка Мухаммада Али Бен Абу Талиба и его жены, дочери пророка Фатимы. Основы правовой школы (мазхаба) и доктрины имамата в шиизме заложил Джафар ас-Садик. Они базировалась на вере в необходимость для человечества постоянного Божественного руководства со стороны непогрешимого имама, который станет авторитетным учителем после пророка Мухаммада, наставником и руководителем людей во всех их духовных начинаниях.

    По представлениям шиитов, мир не может существовать без имама, являющегося, по сути, представителем Аллаха (худжжат Аллах) на земле. Признание подлинного имама времени и подчинение ему являются абсолютной обязанностью каждого верующего. Начало движения исмаилизма связано с именем старшего сына Джафара ас-Садика Исмаила и расколом среди шиитов, часть которых признали своим седьмым имамом другого сына Джафара - Мусу ал-Казима. Впоследствии они стали называться имамитами, а те, кто признал наследником имамата Исмаила - исмаилитами. Сегодня исмаилиты проживают в 25 странах мира, а их численность превышает 20 млн. человек.

    Расцвет исмаилизма пришелся на Х-XI века и связан с созданием в 909 году в Северной Африке Фатимидского халифата. В конце IX века исмаилитские миссионеры появились в разных районах Магриба. Им удалось обратить в новую веру берберские племена кутама, которые поняли из учения исмаилитов следующее: придёт новый мессия и восстановит на земле справедливость. Ожидание сокрытого Спасителя ("Махди") полностью отвечало ожиданиям народа. И когда имам Обейд-Аллах объявил себя "Махди", народ восстал. В 909 г. племена кутама вторглись на территорию Ифрикии, как арабы стали называть бывшую римскую провинцию Африка (территория современного Туниса) и свергли правившую в то время династию Аглабидов. 15 января 910 г. Обейд-Аллах на белом коне въехал в Кайруан. В резиденции эмиров он принял титул халифа и был официально провозглашён Махди. Обейд-Аллах аль-Махди (так он стал именоваться) основал династию Фатимидов и решил перенести столицу в новое, более удобное место.

    Он выбрал для своей столицы участок земли, расположенный на узком и недоступном, далеко выходящим в море мысе Африка, на месте пунической фактории. Новой столице было дано название Махдия. Город был окружен крепкими крепостными стенами. Попасть внутрь крепости можно было только через массивные ворота. Арабский историк Ибн Халдун сравнивал город с "кинжалом, крепко сжатым в кулаке".

    После окончания строительства крепости в 921 г. Обейд-Аллах аль-Махди перенёс свою резиденцию в Махдию. За стенами крепости был построен королевский дворец, большая мечеть, административные и жилые дома для чиновников и богатых горожан, мастерские для ремесленников. Для проживания ткачей, кузнецов, ювелиров и других был отведён пригород Махдии - Зоуила.

    Весной 2005 года нам удалось побывать в Махдии, пройти по дороге, вьющейся извилистой лентой вдоль морского побережья, посетить древнее мусульманское кладбище, белеющее памятниками на протяжении нескольких километров вдоль морского берега. Стены старой крепости сохранились до сих пор, но внутренний двор ее перестроен. Жители Махдии, с которыми мы общались, гордо говорили о себе: "Мы - потомки фатимидов""

    Аль-Махди сделал ставку на силу оружия и религию, незнакомую многим в ифрикийском обществе. Суннитские же проповедники убеждали, что исмаилиты - более страшный враг, чем христианский Рим.В Ифрикии возникло движение борьбы с исмаилитизмом. Вслед за суннитами на позиции противников исмаилитов встали хариджиты, которых возглавил Абу Язид. Объединив недовольных, он принял титул старейшины правоверных ("шейх аль-Муминин"), смог собрать армию повстанцев в 100 тысяч человек и двинул её на Ифрикию. В 941-947 гг. страна стала ареной кровавых событий. Хариджиты захватили Кайруан, Тунис и осадили Махдию. По некоторым источникам, они разрушили около 30 тысяч селений, безжалостно расправлялись как с исмаилитами, так и с суннитами. Грабили, захватывали их имущество, жгли и разрушали дома. Подавив с большим трудом восстание, Фатимиды не чувствовали себя спокойно в Ифрикии. Они решили создать новую столицу халифата в Египте.

    Завоевание в 969 году Египта и основание Каира стало особым этапом в фатимидской истории. При фатимидах Египет стал крупнейшей морской державой, где получили высокое развитие культура, наука, искусство. Постепенно Каир превратился в центр для подготовки сети исмаилитских религиозно-политических миссионеров-даи.

    Каир был обнесен крепостными стенами, которые не сохранились до наших дней. Но в их пределах сохранились памятники фатимидского периода, и один из главных - это аль-Азхар, построенный исмаилитами в 970 году - мечеть, предназначенная как для учебы, так и поклонения. Надо сказать, что сегодня, когда слово "исламский" нередко вызывает ассоциации с терроризмом, египетские власти начинают продвигать более нейтральное понятие "Каир Фатимидов".

    Будущие миссионеры прибывали в Египет из разных уголков мира. Пройдя специальную подготовку в теологических школах Каира, они направлялись с особой пропагандистской миссией в регионы, как правило, не входящие в состав Фатимидского халифата, носившие среди исмаилитов название островов ("джазаир"). Под понятие "островов" подпадали такие государства как Китай и Индия, Иран и Византия... Правители территорий, на которых проповедовали даи, зачастую враждебно относились к пропаганде исмаилитских идей, поэтому миссионерская работа чаще всего была тайной.

    Фатимидское государство просуществовало более двух с половиной веков. В середине XI века оно распалось на независимые феодальные владения и города-республики. Эта раздробленность и междоусобицы резко ослабили Ифрикию, сделав её лёгкой добычей для завоевателей, в 1087 г. пизанско-генуэзский флот разгромил столицу Ифрикии - Махдию.

    Давали о себе знать и внутренние распри. В 1094 году исмаилиты разделились на два течения - мустаалитов и низаритов. В 1117 году Салах ад-Дин бен Айюб прочел в Каире хутбу от имени правившего аббасидского халифа, и Египет возвратился к суннитскому исламу. В 1123 г. в Ифрикии появились норманны (викинги, скандинавы - участники завоевательных походов). Они заняли ряд североафриканских городов и территорий, в том числе остров Джерба, города Сусс и Сфакс, и после взятия Махдии в 1148 г. положили конец существованию династии Фатимидов на территориях Северной Африки.

    После разрушения Фатимидского халифата, суннитские историки - оппоненты исмаилитов, с удвоенной энергией обрушили свою критику на этот таинственный орден. Вымыслы и нелепые истории об исмаилитах перекочевали на страницы исторических сочинений европейских авторов Средневековья.

    Однако исмаилитское государство еще не раз испытало подъем, возрождаясь в разных местах Ближнего Востока. К северо-западу от Тегерана, в Эльбурзских горах, затерялись развалины еще одной древней крепости исмаилитов. Это - Аламут. Девять веков назад здесь правил руководитель общины исмаилитов-низаритов Хасан Саббах, имя которого заставляло его врагов трепетать от ужаса и одновременно испытывать к нему чувство неподдельного уважения. Этого человека называли Владыкой Аламута, память о нем сохранилась среди жителей Аламута по сей день.

    К этой крепости лежал наш путь во время одной из командировок.

    Конечной точкой маршрута в наших планах был Аламут - горное царство Старца горы, Хасана ас-Саббаха. Накануне мы опрашивали студентов одного из тегеранских институтов, знают ли они историю Аламута. Немногие могли ответить на этот вопрос, но все ответы как правило сводились к следующему: было такое горное царство, где жители одурманивали себя наркотиками, а потом устраивали оргии с живущими в крепости девушками, которые тоже были в наркотическом опьянении. Надо сказать, что это - довольно распространенная версия истории исмаилитов...

    Что же такое Аламут на самом деле? Если вы хотите добраться до него из Тегерана, сначала надо поехать в Казвин. 150 км, и позади остается Тегеран. Перед вами - широкие просторы степей, справа - цепь уходящих вдаль гор. От Казвина до Аламута еще около 200 км, дорога сложная, проходит по горной местности, и в Казвине лучше заказать такси с опытным водителем, хорошо знающим этот маршрут.

    Поднимаемся по зеленеющим холмам, покрытым ореховыми рощами. Внизу под пеленой городского смога остается Казвин. Дорога уводит нас все дальше от городской цивилизации, и мы поднимаемся по заснеженным склонам выше и выше. После того, как исмаилиты потеряли Египет, они стали стремиться к горным вершинам, желая жить свободными и независимыми там, где только синь небес, чистота гор, и над всем этим парят орлы. Горное царство Аламут - историческая святыня исмалитов-низаритов. Здесь- царство вечных снегов. Ледяные вершины Эль-Бурза отделяют этот край от всего внешнего слабого мира, в котором сильны законы условностей. Главный закон Аламута - сила, помогающая выжить в суровой атмосфере; независимость; осознание себя частицей Бога и созданного Им вселенной.

    Солнце, горы, снег и - полное отсутствие людей и селений. Вспоминается много раз читанная у разных авторов история о том, как монгольский правитель Хулагу-хан отправился в эти горы, чтобы окружить и на несколько лет запереть в осаде людей Хасана Саббаха во главе со своим предводителем. Лошади монголов должны были быть очень выносливыми, чтобы суметь пройти сквозь эти горы. Думается, что победить Аламут для монголов стало чем-то наподобие спортивного рвения и интереса. Победа над Владыкой Аламута или Старцем Горы (по-разному называли Хасана Саббаха) давала и много политических дивидендов - если бы они сумели разбить даже этого непобедимого противника, никто уже не смел бы им более сопротивляться.

    Призраками будущего мелькают вдали линии электропередач, изредка шуршат по асфальту шинами нагруженные железом "сайпы" - небольшие грузовички местного производства.

    Женщины здесь выглядят не так, как в Тегеране и Казвине, они не носят черных вуалей, одеты в длинные юбки, шерстяные кофты, повязаны цветастыми платками. У местных жителей - иной тип лица, это настоящие горцы. Они и говорят по-другому, на своем диалекте. Они не устают пересказывать легенды и предания о Хасане Саббахе и его крепости.

    Местность очень напоминает Памир, горные памирские перевалы. Горы, может быть, не выше, но дороги здесь круче, чем в Бадахшане. Поднимаемся, спускаемся и поднимаемся вновь. Проезжаем небольшое горное селение Дашт, а потом еще одно - Заробад. Появляются саманные глиняные домики, но много строений из кирпича. По дороге берем попутчика до ближайшего селения. Он показывает нам виднеющуюся вдали гору Хасана Саббаха, и говорит, что она называется Меймондеш. На этой горе, в отличие от всех окружающих, не бывает много снега. Именно с этой горы сбрасывались в пропасть воины Саббаха, осажденные монголами. Место, куда падали тела федаинов (сподвижников Владыки Аламута), местные жители выложили камнями. Под стеной сохранилось место, где раньше находилась аптека Саббаха. Лечили здесь травами и горным медом. По склонам гор и сегодня виднеются скопления ульев. Для проведения хирургических операций выращивали наркотические травы.

    Позади почти 200 километров пути. Открываем окна, и в машину врывается свежий солнечный, пахнущий снегом, воздух Аламута. Даже не верится, что еще утром мы были в забитом пробками машин, задыхающемся от смога, Тегеране. Проезжаем по навесному металлическому мосту бурлящую даже зимой горную речку. Отскакивают от колес падающие сверху, со скал камни. Да, Аламут, должно быть, стал настоящим "камнем преткновения" даже для видавшей виды армии монголов.

    В местности вокруг горы появляются еще одно новое и такое знакомое явление природы, как на Памире, - пирамидальные тополя. Они взрываются тонкими упругими свечами в синеву небес. На горных склонах пасутся овцы, злые пастушьи собаки с отрезанными ушами бегу, надрываясь, за машиной, норовят укусить чужаков за колеса. И когда через эти земли пошли на Памир исмаилитские даи, то им всё было знакомым, узнаваемым - и тип местности, и внешний вид, и язык людей, их открытость миру и свои особые древние культы, связанные с горами. Под влиянием исмаилитов в ряде мест Центральной Азии ислам соединился с местной традицией и получил отличное от официального ислама звучание.

    Подниматься в крепость лучше летом. В конце ноября 2004 года, во время нашего визита в Аламут, дорога была занесена снегом и льдом, идти по ней вверх опасно. Оставляем машину внизу, и все равно начинаем путь наверх. На склоне горы поставлен указатель: "Культурный исторический проект. Бастион Хасана Сабаха (Аламут). Дата строительства: 246 г. лунной хиджры, 859 г. н.э. Регистрационный номер памятника культуры 7252".

    Медленно поднимаемся по бетонным ступеням-новостройкам, покрытым снегом и льдом, наверх. Мы прошли, может быть, 100 или 150 метров, и очутились на первой площадке. Здесь можно отдохнуть, повернуть направо, и снова идти наверх. Еще несколько отрезков пути, аналогичных тому, который мы только что прошли. Сердце бьется учащенно - вершина крепости находится на высоте 2 тысячи метров над уровнем моря. Но мы до нее не дошли, понимая, что не сможем сейчас это сделать. Скоро начнется закат солнца. Следующий подъем совсем иной - ступени круче, менее устойчивы, покрыты толстой коркой льда. Пройти здесь можно, крепко держась за металлические поручни, которыми обнесена лестница.

    Крепость Саббаха только немного приоткрыла нам свою тайну. Далеко наверху едва различимы оконца, проложенные в камне и глине. На крутом склоне отвесной скалы, где нереально пройти простому смертному, высечены ступени в горной породе. Днем под лучами солнца небольшие островки снега, сумевшего таки долететь до этой неприступной твердыни, таяли, образуя лужи в ступенях. А сейчас под вечер их прихватило морозом, и из ступеней, где раньше ставили свои ноги исмаилитские федаины, свисают вниз огромные ледяные языки. Хотя, согласно исследованиям историков, основная лестница находилась внутри скалы, и к ней вёл тщательно укрываемый и оберегаемый потайной ход.

    Спускаемся очень медленно. Уходим со ступеней влево, под отвесную стену скалы. Если прикоснуться к ней руками, то почувствуешь, что от нее исходит тепло нагретого солнцем дня, и какой-то шепот идет изнутри - может, это переговариваются где-то в других измерениях люди Саббаха? Жители говорят, что раньше, забравшись наверх, можно было пройти по необъятному лабиринту замковых построек. Но несколько лет назад от землетрясения обвалилась вершина горы, и доступ в крепость оказался закрытым. Лабиринт пытались раскопать, но до сих пор не могут это сделать.

    Берем несколько мелких камней, упавших со скалы, на память, и спускаемся вниз.

    Возвращаемся затемно. На повороте нас догоняет и сигналит грузовик "Сайпа". Останавливаемся, из машины кричат, не могли бы мы взять с собой до Казвина попутчика? Почему нет, конечно, можем. К нам в машину забирается, продрогший до костей, мужчина. Он одет нарядно, но крайне легко, - рубашка и белый шерстяной пиджак. По салону машины разливается волна тяжелого парфюма, к которому примешан аромат цитрусовых.

    Мужчина спросил, где мы были. А когда узнал, что ездили в крепость Саббаха, то просто взорвался от восторга.

    - Он был прекрасный психолог, очень хороший психолог! - выкрикивал наш новый знакомый.

    По существующему здесь преданию, когда Хасан ас-Саббах искал место, где мог бы проповедовать учение исмаилизма, он дошел до Аламутских гор. Он разговаривал по дороге с разными людьми, но они не привлекали его внимание, и он шел дальше. И вот в Аламуте он встретил человека, который шел по дороге и нес на плече тяжелый мешок. Хасан Саббах обратился к нему с приветствием, а потом стал беседовать с прохожим. Их разговор продолжался 20 минут. За это время встретившийся Саббаху человек не разу не опустил мешок на землю, и тогда Саббах понял, что здесь живут открытые и простодушные люди, и среди них можно будет вести проповедь, потому что своим чистым сердцем они откликнутся на его призыв.

    - Он был очень хороший психолог, - еще раз повторил наш попутчик.

    Казалось, он знает о Саббахе сотни историй. И как тот пришел сюда, и занял эти земли, измерив землю шкурой быка. И о том, как он установил маяки в крепостях по дороге от Казвина до Аламута. На вопрос, как все мог придумать один человек, мужчина вскричал, постукивая себя по лбу пальцем:

    - Он был гений. У меня других слов нет - просто гений!

    В Иране и Центральной Азии исмаилиты развернули борьбу за свою самобытность, и во многом это была борьба против арабизации родной культуры. От многих жителей Аламута мы и сегодня слышали не раз: "Если бы не было Саббаха, то все иранцы сейчас говорили бы не на персидском, а на арабском языке, свой родной язык мы давно бы забыли". Это не прибавляло любви к исмаилитам в среде "правоверных" мусульман, в чьих глазах они становились все большими еретиками. Их закрытость, оборона в крепостях, продолжали обрастать легендами и домыслами во внешнем мире.

    Мы спросили, живут ли сейчас в Аламуте исмаилиты. Попутчик ответил, что они живут в восьми селах вверх от Аламута. Последователи исмаилизма стойко хранят свою веру. У них есть книга, оставшаяся от времен Саббаха, которой они следуют, из которой узнают будущее. У них есть обряд гадания о том, каким будет следующий год. Но этот обряд - тайный, иноверцы не могут узнать о нем ничего. Исмаилиты Аламута крепко держатся своей веры, они не берут в жены иноверок и не выдают за людей другой религии своих девушек. Они до сих пор живут, как сотни лет назад.

    Добрый попутчик попрощался с нами, назвав свое имя. Он пообещал, если мы приедем, рассказать много новых историй про Хасана Саббаха.

    Думается, если бы великие полководцы увидели то, что довелось увидеть нам в этих горах (а ведь это - лишь малая часть, буквально крупица, былой жизни исмаилитов-низаритов), они бы по-настоящему восхитились военным гением средневековья.

    Сколько небылиц сочинили о Саббахе его оппоненты, а легендарная слава Властелина Аламута так и не померкла в веках. Кого-то она пугает, многим становится просто любопытно - кто же такие асасины. Некоторые говорят, что именно они положили начало созданию масонских орденов в Европе, что их конспиративные методы через века едва ли не взяли на вооружение современные спецслужбы мира.

    Но все эти рассказы бледнеют после того, как вы побываете в этих неприступных горах, проедете по дороге, которую, казалось, невозможно здесь проложить. И постепенно вы окажетесь практически во времени, когда была основана эта могучая крепость, когда она жила своей таинственной жизнью, когда она гордо пала под напором и коварством многочисленного врага.

    И если вы решите пойти с визитом к Старцу Горы, невидимые маяки будут подавать сигналы, опережая вас, и сообщая хозяину крепости, с каким сердцем вы к нему идете. А вас, может, будут ждать здесь как посланцев из Будущего в Прошлое. И ждать, что вы оправдаете надежды невидимых призраков, и по сей день живущих в этих горах.


  • Комментарии: 5, последний от 20/07/2010.
  • © Copyright Емельянова Надежда Михайловна (coordinator2006@yandex.ru)
  • Обновлено: 01/04/2007. 20k. Статистика.
  • Статья: Культурология
  • Оценка: 7.90*22  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.