Ерофеев Александр Вячеславович
Из книги "Человек времён империи"

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Ерофеев Александр Вячеславович (lechiy@rambler.ru)
  • Обновлено: 19/02/2017. 109k. Статистика.
  • Сборник стихов: Поэзия
  • 2016. Человек времён империи
  • Скачать FB2
  •  Ваша оценка:

    Трёхкнижие. Книга памяти

    Aлександр Ерофеев

         Магнитогорск: Алкион, 2016.
         Оформление автора.
         ISBN 978-5-7114-0566-5
         104 с.


         Из книги 'ЧЕЛОВЕК ВРЕМЁН ИМПЕРИИ'

         стихи разных лет

         * * *

         раннее утро март на дворе туман
         глухо звякает цепь у собачьей будки

         дед разводит огонь в печи и такой дурман
         наполняет дом берёзовым духом что побудка -

         мне уже не страшна... в три с половиной года
         начинается утро удивительными чудесами -

         хлеб посыпанный сахаром гудок завода
         улица наполненная лаем и голосами

         в три с половиной года мир не велик
         зато и скроен из неоднородной материи...


         PRESENT PERFECT


         ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ ПАРСУНЫ

         1. ОСТРОВ МЕЧТЫ

         в бедном платьице прореха в голове - шурум-бурум
         никогда ей не уехать жить на остров Итурун

         никуда уже не деться от родительских забот
         будет вечно длиться детство - Ирка дурочкой слывёт...

         в этом тихом городишке не водилось отродясь
         ни оставленных ни лишних - здесь другая ипостась

         для житейского успеха своенравный строй у струн -
         кто удачлив тот уехал жить на остров Итурун

         а у Ирки что ни слово то не в лад и невпопад
         дети дразнятся 'коровой' 'белой дурой' - все подряд

         дай-то бог ещё случится может быть когда-нибудь -
         посодействует жар-птица злую долю повернуть

         мамке старенькой со смехом дарит Ирка гриб-скрипун
         так ей хочется уехать жить на остров Итурун

         где её не будут люди 'белой дурою' бранить
         попрекать ничем не будут - то-то славно станет жить

         там повсюду вероятно лишь улыбки да любовь
         ей никак нельзя обратно - Ирка хитро хмурит бровь

         мамка старенькая плачет разве ж девке разъяснишь -
         в жизни всё совсем иначе от себя не убежишь

         как бы ни было обидно - всё останется как есть
         сколько ждёт их очевидно лет потерянных - не счесть

         сколько яростных отметин зимних солнц и летних лун...
         а и есть ли он на свете - этот остров Итурун

         2. ВОЗДУХ ВОСТОКА

         О. Х.

         как его ни разглядывай
         он и в профиль хорош и в анфас -
         записной весельчак балагур и лихач господин Ганджубас

         всё ему по плечу
         всё ему нипочём и в душе благодать -
         свят во славе своей да пребудет Господь и небесная рать

         он свернёт косячок
         пыхнет дымом в лицо чтобы был начеку
         нашинкует колбаски и сыра заварит крутого как дёготь чайку

         и откинувшись в кресло
         опять поведёт бесконечный рассказ
         про удушливый воздух Востока про веру и дивный Шираз

         а потом помолчит
         и добавит с усмешкой - была бы война
         а полковник найдётся... пускай за спиною - чужая страна

         пусть один против всех -
         не беда если знаешь за что умирать...
         всё ему нипочём всё ему по плечу и на всё - наплевать

         он не врал никогда
         не лукавил и душу не рвал напоказ
         и наверно ещё пригодится отчизне своей коли будет приказ

         он готов хоть сейчас
         на поверку готов - и на подвиг и в строй
         господин Ганджубас настоящий полковник храбрец и герой

         только вот ведь обидно -
         такая уж вышла не к месту беда
         что ни флага ни родины нет... а полковник - найдётся всегда

         3. ПОСЛЕ ПРЕМЬЕРЫ

         на лавке в сквере вечерком
         феллини местного разлива

         креплёное потягивает пиво
         и потешает голубей райком

         про то как скудоумные жлобы
         великую охаивали фильму

         порой и провидение бессильно
         как говорится - абы да кабы...

         а дома ждёт его унылая жена
         детишки мал-мала и меньше

         а в голове - хао́с полнейший
         ну в чём помилуй бог его вина?

         и не задался жизненный союз
         и денег - только что на пиво...

         меланхолически-тоскливо
         плывёт над сквером соул-блюз

         и стая корпулентных голубей
         кружится в ожидании подачки

         и сигарет оставшейся полпачки
         ему не хватит на ночь хоть убей...

         никто его ни словом не уважит
         никто не успокоит - а зачем?

         и солнце - опускается меж тем
         за тёмные горбы многоэтажек

         4. НЕОКОНЧЕННАЯ ПОЭМА

         Ю. А.

         . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
         он начал свой рассказ с заоблачных высот:

         'подвыпивший рыбак ступает гладью вод
         и вслед за ним плывут со стороны Кариб
         сверкая чешуёй двенадцать гордых рыб

         двенадцать кораблей спешат ему вослед
         и нет его смелей и безрассудней - нет
         и глаз не отводя семи ветрам открыт...'

         он громко хохотал он говорил навзрыд
         как будто лишь ему известен адресат:

         'без малого тому - две тыщи лет назад
         никто забыть не мог безумства твоего
         и если ты не сын то всё вокруг - мертво

         и зря блистали вслед железной чешуёй
         двенадцать белых рыб на день сороковой
         а тот кто предавал - слезы не проронил...'

         он замолчал на миг и вновь заговорил
         глотая фраз концы - как истинный поэт:

         'и нет его добрей и беспощадней - нет
         пустых и долгих дней невыносимый звон
         сквозь время отпусти его судьбе вдогон

         и поспеши скорей - смешон блажен юрод
         вослед за рыбаком бредущим гладью вод...'
         . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

         он опустил глаза прервавшись сел на стул
         накрыл лицо платком и тотчас же - уснул

         * * *

         прошлое не меняется вместе с нами
         но мягче делаются его черты...

         начало семидесятых Стас Намин
         'Цветы'

         занятия музыкой - соло на бас-гитаре
         пальцы на левой руке в кровь

         Ручьёв Кондратковская и Люгарин
         любовь

         славные годы студенческих странствий
         палатка гитара друзья костёр

         неугомонный спорщик и страстный
         бретёр

         есть что вспомнить на что подивиться
         но главное - понял наверняка

         как ни кажется что долго длится -
         жизнь коротка...

         прошлое не меняется с нами вместе
         оно - остаётся в душе навек

         и так это просто и страшно - если
         прерывается бег

         УХОДЯЩЕЕ

         памяти И. Холина

         1
         фронтовики уркаганы блокадники
         как по ранжиру - шинели да ватники

         строгий надзор да барак в Лианозово
         воздух звенящий стихами и прозою

         голь перекатная пьянь и развратники
         лучших себе выбирали в соратники

         каждый второй баламут и смутьян -
         Гробман Некрасов Сапгир Бахчанян...

         неугомонные вечные страдники
         первыми ставшие - шестидесятники

         2
         время бесстрастно и многим по совести
         не воздаёт ни во славе ни в горести

         всё чем гордились на что ни надеялись -
         ветром эпохи нещадно развеялось

         и ничего не останется вскорости
         кроме обыденных дней бестолковости

         кроме стихов да разрозненной памяти -
         не разобрать письмена на пергаменте...

         всё разбазарят лихие наследники -
         первыми бывшие станут последними

         3
         . . . . . . . . . . . . . . . .
         . . . . . . . . . . . . . . . .

         не торопясь как в кино чёрно-белом
         слово утихнет последним пределом

         неугомонные вечные страдники
         фронтовики уркаганы блокадники

         всё у них было - по-настоящему...
         лишь и осталось вослед уходящему

         выкликнуть имя да буквой заглавною
         жизнь помянуть - и шальную и славную

         СМЫСЛ ПАМЯТИ

         1.
         из клятвы юного пионера
         я запомнил всего лишь три слова -
         какучит коммунистическая партия

         всё что мне говорили я готов был принять на веру
         и потому повторял без устали снова и снова -
         какучит коммунистическая партия

         я думал тогда что какучит
         означает гремит всею своею мощью
         как оркестр - какучит коммунистическая партия

         и казалось что мне никогда не наскучит
         даже если твердить неустанно и днём и ночью
         как молитву - какучит коммунистическая партия

         в детстве всё представляется
         совсем иначе чем оно есть на самом-то деле...
         всё лучшее детям! - так говорили в Советском Союзе

         и учили никогда не отчаиваться
         дабы здоровый дух пребывал в здоровом теле
         ибо нет ничего на свете глупее бесплодных иллюзий...

         всё лучшее детям! - нам говорили
         и обещая бороться за счастье будущих поколений
         мы в большинстве своём просто не знали слова апатия

         пели смеялись играли любили
         и повторяли как завещал нам дедушка Ленин
         странную мантру - какучит коммунистическая партия

         . . . . . . . . . . . . .
         . . . . . . . . . . . . .

         и вот мы выросли повзрослели
         слова обрели свой истый смысл и как будто
         детство советское было совсем даже неплохой закалкой -

         многие в жизни добились чего хотели
         и терзаться вроде бы не о чем... но почему-то
         детских иллюзий - пускай и бесплодных - всё-таки жалко

         2.
         огромный остроугольный колпак
         с прорезью для лица и рук
         и оперением по бокам -

         так в первом классе меня нарядили родители
         в школу на новогодний костюмированный бал

         им казалось неважным что я ничуть не мечтал
         стать космонавтом или лётчиком как мой отец
         а хотел быть - ну что за дикость! - простым шофёром...

         старославянский язык и историческая грамматика
         неизъяснимые прелести морфологической
         и синтаксической систем -

         вот от чего меня неизменно клонило в сон
         все те годы что я учился в педагогическом

         но после школы мне сказали - практически
         ты можешь быть металлургом или учителем
         а я-то мнил себя - экая чушь! - историком-архивистом...

         когда у меня родился первенец - сын
         я был счастлив как бывает счастлив человек
         которому и самому-то недавно исполнился двадцать один

         друзья и родные наперебой поздравляли меня
         и говорили уверенно - теперь не прервётся род

         я искренне радовался хотя и думал наоборот
         что несмотря ни на какие традиции всё-таки
         первой в семье - такая вот блажь! - должна рождаться дочь

         . . . . . . . . . . . . . . . . .
         . . . . . . . . . . . . . . . . .

         меня всегда окружали красивые люди
         внимательные и заботливые
         и за это им - исполать...

         много случалось всякого и хорошего и не очень
         но я ничего не стал бы в прошлом своём менять

         человеку не на кого - кроме как на себя пенять
         хотя временами одно и то же мне приходит на ум:
         должна ведь начаться - а как же иначе! - и настоящая жизнь

         3.
         став частью речи - слово умирает
         и сделавшись как мумия сухим
         бесцветным

         распадается на звуки
         и даже иногда теряет смысл
         первоначальный...

         чувственная страсть
         найдя ответный отклик - затухает
         хиреет на глазах

         лишаясь красок
         и незаметно превращаясь в бред
         становится помехою в пути

         . . . . . . . . . . . . .
         . . . . . . . . . . . . .

         и так - во всём
         на что ни кинешь взгляд
         нет в мире совершенства

         и ни в чём
         не может быть уверен человек
         сегодняшним живущий днём...

         хотя порой
         так хочется насытить глубиною
         преобразить - и чувства и слова

         но силой новой уходящий миг
         наполнить могут только -
         память и любовь

         ПЕЙЗАЖ

         И. Лосееву

         1
         у входа два гипсовых в бронзу окрашенных пионера
         слева - с горном и с барабаном - справа

         футбольное поле и забор измазанный чем-то серым
         просвечивающий старой надписью 'Слава

         юным строителям коммунизма!' за забором
         пруд с дощатой кабинкой на берегу заросшем травою

         время своего не упустит - возьмёт измором
         так или иначе завершая начатое отметкою нулевою...

         2
         здесь никто теперь не бывает - эпоха остановилась
         как останавливается игрушка без батарейки

         а то немногое что местами ещё сохранилось
         больше походит на декорации для дрянного ремейка

         на тему детства - незапятнанного и незамутнённого
         без социальных сетей без сотовых и айподов

         со звонкими песнями про Щорса и Будённого
         про друга отца учителя и гения всех времён и народов

         3
         отсутствие человека не может обезобразить пейзажа
         скорее наоборот - он выглядит лучше гораздо

         без лишних и чуждых ему деталей - сиречь стаффажа
         всецело заслуживающего 'Похвалы' Эразма

         человек в пейзаже - хорош лишь в литературе
         которая от лукавого... и чего не напишешь ради успеха

         а пафос эпохи в гипсовой запечатлённый фигуре
         неизбежно ветшает и разрушается становясь потехой

         4
         до конца невозможно вспомнить как выглядела когда-то
         местность знакомая с детства - всё изменилось

         с трудом узнавая глядишь с улыбкою туповатой
         на то немногое что от прежней жизни ещё сохранилось

         и понимаешь что окунуться в минувшее как выпить водки
         со старым другом - упоительно до сердечной боли

         говорить взахлёб перебирая чёрно-белые фотки
         с пацанами на лодочной станции и на футбольном поле

         5
         время своего не упустит и бессмысленно с ним тягаться
         там где нельзя иначе - просто возьмёт измором

         а человек в пейзаже - весьма убедительная иллюстрация
         'мужественного отчаяния' Сёрена Кьеркегора

         неспособность осилить собственную конечность
         лишь усиливает трагическую самонадеянность человека

         в своих упованиях рассчитывающего на вечность
         но увы - не всегда доживающего даже до половины века...

         6
         лишь в провинции и мог ещё сохраниться такой пейзаж
         к которому трудно что-то добавить или убавить

         оглядываясь на прошлое словно впадаешь в раж
         где не работает беспристрастная логика - только память

         о шалопутной юности за которую право не грех бы выпить
         да жаль вот некуда за 'Солнцедаром' сгонзать...

         на ветру развевается рваный пожухлый вымпел
         и на крашеных пионерах фальшивая шелушится бронза

         ДИДАКТИЧЕСКИЕ СТРОФЫ

         ну кто теперь разгадает
         тёмные смыслы рассыпавшейся эпохи?..
         история как лукавый слуга выбирает того кто щедрей заплатит

         а свидетельства
         живых современников предубеждённо плохи
         сплошь субъективны и потому - топорщатся как чужое платье

         на нищенке
         взбирающейся на паперть ранним субботним утром
         которая что-то бормочет вслух - да трудно что-либо разобрать

         история
         как тот проныра слуга если и прислуживает кому-то -
         на то есть причины... и никакими свидетельствами не переиграть

         совершённого
         в неопределённом прошлом да это и невозможно
         ибо капризная Клио - не признаёт сослагательного наклонения

         но современники
         тем не менее почти поголовно врут безбожно
         прикрывая отсутствие аргументов - правом на личное мнение...

         как говорит
         почитатель истории Ирек Равильевич Атнагулов -
         никто никогда ни о чём не знает что впрочем ещё ничего не значит!

         и это гораздо честнее
         самых высокопарных слов и пустых похулов
         поскольку время всё по своим местам расставит - так или иначе...

         и нет никакого смысла
         разгадывать тайны рассыпавшейся эпохи
         если из прошлого - хорошего ли плохого - не извлекать уроков

         да только -
         воздуха не хватает и дыхание перехватывает на вдохе
         когда у Матфея читаешь о том что в своём отечестве нет пророка

         * * *

         Не славь высокую породу,
         Коль нет рассудка, ни наук;
         Какая польза в том народу,
         Что ты мужей великих внук?
         М. Херасков

         ...уж лучше право же Херасков - с его 'любезну строить лиру'
         чем Лепс Киркоров или Басков!
         сродни клистиру

         пиитов доморощенных потуги - у миннезингеров и менестрелей
         в башке одно бабло и буги-вуги
         до дрожи в теле

         не выскочить из замкнутого круга - как ни хрипи и ни криви лица
         в заветном поле ни жены ни друга
         одна попса

         как будто одинаковой огранки - перетасуй не сможешь разобрать
         глотну 'снотворного' полбанки
         и лягу спать

         глядишь поутру - прояснилось! - и на сердце легко и в голове
         и что бы дальше ни случилось
         на это мне

         с высокой самой колокольни теперь плевать - такой уж я мудак
         души кремень краеугольный
         стоит ништяк

         давно пора засесть за Дхаммападу и Батюшкова снова перечесть
         и выбирать - не то что 'надо'
         а то что есть

         и не скакать другим в угоду не есть с руки и чтить простой завет -
         не славь высокую породу
         коль ты поэт

         не льстись бездарной похвальбою - каким бы ни был славы звук
         а просто будь самим собою
         великих внук

         ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ

         ...тако и аз,
         по многим книгам избирая
         сладость словесную и разум,
         и совокупих аки умех воды морския.
         Даниил Заточник

         1.
         старея тиран превращается - и сам не заметив того - в шута
         ему мешает вставная челюсть одолевает подагра
         и человеческая тщета

         его тяготит такая желанная прежде - безраздельная власть
         и хорошо если тирану удастся - до своего успения -
         в маразм не впасть

         старея тиран становится - не сознавая этого - сентиментален
         вдруг с умилением подмечает что сапоги изношены
         и мундир засален

         а горничная довольна мила́ будто раньше её и не видел вовсе
         как много чего ещё - властелину всегда приходится
         делить на восемь

         старея тиран перестаёт - не давая себе отчёта - быть тираном
         и как простой человек не любит поздно засиживаться
         и просыпаться рано

         и пенку на киселе и плохо растёртых комочков в манной каше
         и государственных разговоров которых нет ничего
         отвратительнее и гаже

         старея тиран стареет - не постепенно а как-то внезапно разом
         волочит правую ногу всё чаще сам говорит с собою
         и левым косится глазом

         только одно ему и осталось - в самом конце - научиться жить
         впрочем на это всегда не хватает времени да и кто
         может этому кого научить...

         старея тиран уходит - и ожидает что вслед ему пропоют осанна
         но как бы ни были человечны люди а всё равно никто
         не станет жалеть тирана

         2.
         за чертою оседлости расположена словно совсем другая страна
         её подданным не страшны - ни инфляция
         ни война

         им не приходится думать о том - как из рубля можно сделать два
         и как быть оптимистом несмотря на то что
         жив едва

         старый Борух бормочет себе под нос бесконечное - мазаль тов! -
         и не глядя на рваную обувь и прохудившееся
         пальто

         он выходит на рынок каждое утро - нужно же чем-то кормить детей
         этим здесь озабочен всякий достопочтенный
         еврей...

         за чертою оседлости расположена словно совсем другая страна
         где тому кто не чтит себя патриотом - всегда
         хана

         где на многие вёрсты одни леса озёра реки и не встретишь людей
         такие просторы не в силах осмыслить праведный
         иудей

         красавице Голде хотя бы одним глазочком на те чудеса взглянуть
         но дочери балагулы не выбраться за черту -
         этот путь

         одолеть можно только если готов принять проклятье своей семьи
         вкусив от истины православной и прелестей
         ектеньи...

         за чертою оседлости расположена словно совсем другая страна
         быть единственной и непохожей на прочие она
         обречена

         здесь совсем иначе воспринимаются каждая полночь или рассвет
         и несмотря на то что как будто видимой разницы
         вовсе нет

         юный Мотл вряд ли когда-нибудь станет генералом от инфантерии
         хотя как и все считается - гражданином великой
         империи...

         но Господь - милосерд и каждый получит то что снискал сполна
         неважно за или в черте оседлости - ведь это одна
         страна

         3.
         жизнь прекрасна -
         если смотреть вокруг не очень пристально
         не занимать на пузырь у соседа не бегать от судебного пристава

         не возвращаться поздней ночью оглядываясь по тёмным улочкам
         и ничего никому не обещать - чтоб не попасть
         как кур в ощип

         но это в целом
         тогда как в частностях - жизнь отвратительна
         поскольку обычно приходится от чего-то отказываться мучительно

         и соглашаться с чем-то о чём потом будешь жалеть неоднократно
         и бесконечно надеяться что всё завершится -
         благоприятно...

         так и живёшь -
         выбирая между необходимостью и желанием
         поселиться у озера Эри - неважно в Онтарио или же Пенсильвании

         между возможностью скататься в Германию и неподвижностью
         чтением и бездельем - себя самого удивляя порою
         своею наивностью

         так и живёшь -
         перемогаясь с трудом от воздержания до соблазна
         и принимая за данность что жизнь - и отвратительна и прекрасна

         ОДНАЖДЫ
         (идиллическое)

         Н.

         1
         и наверное всё у нас будет ещё -
         я надеюсь что будет!

         так устроено в мире что всё происходит когда-то
         рано поздно ли но - происходит...

         однажды
         ты проснёшься под утро в Венеции в день карнавала

         от негромкого пенья и скрипа весла гондольера
         ты услышишь как плещется сонная рыба в каналах

         и напротив Палаццо Дукале на Пьяцца-Сан-Марко
         выпьешь кофе любуясь фигурой крылатого льва

         2
         всё у нас ещё будет я знаю наверно -
         конечно же будет!

         невозможное прежде - когда-нибудь станет
         обычнейшим делом...

         однажды
         я пройдусь по Арденнским горам - до долины Мааса

         где с приятелем старым отведаю сент-эмильон
         и конечно ещё побываю в музее Винсента Ван Гога

         и потом буду долго бродить по кривым переулкам
         по старинным - глухим мостовым Амстердама

         3
         уж поверь мне что всё ещё будет у нас -
         обязательно будет!..

         но пока не приспела пора воплощения давних
         и самых заветных

         желаний
         будем жить как и прежде довольствуясь каждой минутой

         каждой каплей дождя каждым солнечным днём
         лунным светом в окне и дорожкой на глади речной

         нам всего-то и нужно от жизни - друг друга любить
         повторяя как мантру чудесное слово 'однажды'

         * * *

         я купался в трёх заливах - Кольском Финском и Персидском
         и всю жизнь мечтал - однажды в Гималаях побывать

         не надеялся на Бога забывал о самом близком
         как ребёнок верил в чудо даже после сорока

         и всегда платил по счёту - кем бы ни был он предъявлен
         мне казалось - очень важно по своим платить счетам

         да не всякому по вкусу жить среди цветущих яблонь
         и не каждый уцелеет среди глупости и лжи

         словно в трёх различных жизнях - я купался в трёх заливах
         но морей куда выводят Кольский Финский и Персидский

         не увидел - так случилось... иногда проходит мимо
         что-то важное - оставив на поверку пустяки

         словно в трёх мирах различных я сумел пожить - и в каждом
         мне хотелось плыть как птице над пустынной гладью моря

         не метаться не яриться а скользить чтобы однажды
         долететь до Гималаев - поглазеть на Чогори

         я совсем не прочь увидеть и быть может - был бы случай -
         прогуляться по Монмартру заглянуть в Кафе де Флор

         на губах своих почуять - соль Атлантики шипучей
         погрузиться с головою утром в Тихий океан...

         впрочем что напрасно грезить? пусть всё будет так как будет
         я купался в трёх заливах - что выводят к трём морям

         видит Бог как я старался но увы! - не вышел в люди
         потому-то мне неважно кто за кем и что почём

         * * *

         О. Чванову

         огурчик солёный
         картошка колбаска и старка
         и можно всю ночь размышлять о 'Беседах' Плутарха

         и звёздное небо -
         разглядывать над головою
         и спящей и тихо сопящей во сне - любоваться женою...

         да всё бесполезно
         когда закрома - опустели
         когда ни порыва в душе не осталось ни радости в теле

         ничто не насытит
         того кто сквозит пустотою
         того кто по самому краю скользит по-над тёмной водою...

         и всё-таки - всё
         повторяется вновь неизменно
         нежданная смерть и рождение жизни из праха и тлена

         неспешно клубится
         над лампою дым папиросы
         и можешь себе задавать бесконечно простые вопросы

         но правду искать -
         всё равно что скрести по сусеку...
         а собственно что ещё нужно от жизни своей человеку?

         бездонное небо -
         разглядывать над головою
         и спящей и тихо сопящей во сне - любоваться женою

         огурчик солёный
         картошка колбаска и старка -
         до утренней ранней звезды что сияет пронзительно ярко

         ПЕСЕНКА
         (17 октября)

         1
         фиолетово-синие полосы
         распушил на лугах шалфей

         с ранней осени ходит по лесу
         беспокойный мужик Ерофей

         ничего-то его не радует -
         заблудился день в чигирях

         вот и листья на землю падают
         вот и ветер свистит в полях

         2
         на зверей и прохожих пялится
         укрываясь среди ветвей

         фанфаронится дурью мается
         беспокойный мужик Ерофей

         редким дождичком осыпается -
         осень долгая по утру

         спелым колосом стынет ярица
         всё наладится всё - к добру

         3
         первым снегом земля укроется
         разыграется снеговей

         и до самой весны успокоится -
         беспокойный мужик Ерофей

         чтоб весною - с иною запевкою
         хоть минуточку улучить -

         в догонялки побегать за девками
         да берёзовый сок посочить

         * * *

         мир безнадёжно печален
         и даже когда распускается вишня...
         прав был поэт написавший об этом в ночи беспросветной

         следом за буйством весенним и лето пройдёт незаметно
         вспомнит ли кто о судьбе лепестков
         бесконечно-унылой зимою

         СОЗЕРЦАНИЕ

         А. Макарову

         1
         обозревая пространство со стороны
         скорее сумеешь заметить то -

         как тихо движется вдоль стены
         человек одетый в гороховое пальто

         и как поглядывают из-за плеча
         такие милые и дружелюбные лица

         а всё что однажды сказано сгоряча -
         идёт на заметку ан пригодится

         неважно кому да и неизвестно когда
         здесь ничего не пропадает зря

         здесь если и выбиваются в господа -
         то это не вопреки а благодаря

         2
         так уж оно повелось испокон -
         тут никто не признает ничьей вины

         это несложно прозреть глубоко
         когда видишь минувшее со стороны

         но до этого нужно ещё дожить -
         и дерево посадить и воспитать детей

         и построить дом и в себе убить
         раба который сильнее семи смертей

         но до этого - нужно ещё успеть
         осознать насколько ты слаб или силён

         и Галича 'Песню о счастье' спеть
         в не самое добродетельное из времён

         3
         на смену вчерашнему новый день
         приходит неспешно - как дважды два

         и лезет в голову всяческая дребедень
         и пухнет от разных забот голова

         и кто придёт первым и кто споткнётся -
         возьмётся ли кто-нибудь прорицать?

         а то что не пишется и давно не поётся
         так в тишине - отраднее созерцать

         вот и глядишь на империю со стороны
         а небо над ней - искрасна-желто...

         не все одинаково в смерти равны
         и в жизни - друг другу не равен никто

         ЧЕЛОВЕК НАШЕГО ВРЕМЕНИ

         Уж эта мне Азия!
         что люди, что речки -
         никак нельзя положиться!..
         М. Лермонтов

         Куда мы шли,
         что с нами приключилось?
         И. Заморский

         1
         глаз не способен вместить имперский пейзаж... его размах
         пышность и в то же время убогость не разделить на части

         долго его разглядывать - всё равно что блуждать впотьмах
         не узнавая того что находится рядом и прикасаясь пястью

         к пыльной поверхности навеки оставленных забытых вещей
         удивляться тому что можешь ещё чему-нибудь удивляться

         а вспоминая пору первых свиданий и юношеских прыщей
         вдруг осознать что со многим попросту не готов расстаться

         такая уж это забавная штука время - прошлого не вернёшь
         главное не упускать из виду что с ног отрясая былого прах
         рискуешь однажды в себе не узнать себя... так - и живёшь

         2
         глаз не способен вместить имперский пейзаж... в его ветрах
         и равнинах кроется странная сила которую никак не одолеть

         она разъедает плоть твою и разжижает в венах густую кровь
         не потому ли всё время хочется одного и того же - пить и петь

         а спозаранку как правило пробивает на жажду или любовь
         и в этом нет ничего необычного для имперского человека

         всякий раз открывая глаза - видишь мир как будто по-новому
         хотя окружающее тебя почти не меняется от века до века

         и рад бы выйти на следующий уровень - да игра-то сломана
         и её уже не исправишь... престольный град на семи холмах
         строго следит за тем чтобы провинция особо не выделялась

         3
         глаз не способен вместить имперский пейзаж... увы и ах! -
         любоваться его неизменностью это всё что тебе осталось

         впрочем возможен ещё и другой вариант например сбежать
         в девственных скрыться лесах Амазонки или в горах Перу

         это конечно если сумеешь осилить Великого океана гладь
         что нисколько не проще чем жить на пронизывающем ветру

         вот и выходит - что ничего другого тебе не дано кроме того
         что замечает глаз твой привычный к самым простым вещам

         беспроводная мышь клавиатура и монитор - вот божество
         от которого ты никуда не сбежишь что бы и кому ни обещал...
         к счастью или несчастью но мы не в силах что-нибудь изменить

         4
         глаз не способен вместить имперский пейзаж... нелепый страх
         перед пространством - не одолеть и остаётся как прежде жить

         не обращая внимания на сквозняки гуляющие в пустых домах
         ветер ветер ветер один только ветер вокруг... ну да и что с того

         время отпущенное с лихвою ещё остаётся - пускай и немного
         но достаточно чтобы дожить как и подавляющее большинство

         покорно-бесстрастно не снимая уютных тапочек и шлафрока...
         в глубинке куда спокойнее чем в метрополии у прохожих лица

         а люди - добросердечнее и сострадательнее и гораздо проще
         добиться всего того чего бы хотел от жизни своей добиться -
         даже если в графе об образовании ставишь короткий прочерк

         5
         глаз не способен вместить имперский пейзаж... в полутонах
         и мерцании - мир предстаёт не такой уж мёртвой природой

         что же до остального так из праха вышедшие и уйдём во прах
         лучшие как обычно первыми - с чистой совестью на свободу

         где нет ни долгов ни обязанностей одна ослепительная пустота
         которую не осмыслить - так же как и не разглядеть из столицы

         того что в каждом имперском пейзаже есть особенная черта -
         ни на людей ни на речки здесь совершенно нельзя положиться

         да и героев уже не осталось - вымерли при Евпаторе Митридате
         и чтобы найти хоть одного нужно по-настоящему исхитриться...
         антропологии почти не известен этот вид - homo nostrae aetatis*

         * homo nostrae aetatis (лат.)- человек нашего времени.

         Ф Р А Г М Е Н Т

         ...и получается что человек - всего лишьТворения промах досадный
         как выпавший в майские праздники снег
         и ветер прохладный

         такой бы безделкой гордиться не вправе - нелепая глупая малость
         погрешность которую взять да исправить
         всего и осталось...

         ARS MORIENDI*
         (строки по поводу)

         imperium - означает 'власть' и тому кто глядит на мир с её высот
         наплевать на всех кто погряз в домострое
         и косности

         тем паче в провинции где - как заметил поэт - никто никому не даёт
         поскольку здесь все далеки друг от друга
         как в космосе

         но рано ли поздно и от могущественных держав не остаётся следа
         всё когда-нибудь поглощает первоначальная
         пустота

         лишь человек научившийся умирать понимает что всё это лабуда -
         и стремление к превосходству и жизни самой
         тщета...

         высокомерие заносчивость и гордыня не единственные искушения
         которые душой человеческой безраздельно
         овладевают

         смерть следует по твоим стопам - и не радует горькое утешение
         что другие умирают первыми... однажды -
         все умирают

         но лишь человек научившийся умирать осознаёт насколько он мал
         и у него совсем не остаётся времени для
         бесполезных дел

         и чем бы он впредь ни занимался и на что бы отныне ни уповал -
         человек научившийся умирать отодвигает
         смерти предел...

         imperium - означает 'власть' которая в свою очередь - означает
         как глупо стремиться к тому в чём нет
         радости и тепла

         впрочем каждый делает выбор и каждый по делам его получает -
         и за благие намерения и за ошибки коим
         несть числа

         пока ещё полон сил - не помнишь о встрече которой не избежать
         уверенный в том что многое можешь вскоре
         переменить

         смерть упорно идёт по пятам и лишь человек научившийся умирать
         научается самому сложному и чарующему -
         искусству жить

         * ars moriendi (лат.)- искусство умирания.

         ПОСОШОК

         В. Хорхолюку

         1
         помолчим на дорожку... давай помолчим на дорожку
         мы такого за жизнь наплели что не грех - помолчать

         представлялось что это - пустяк ерунда понарошку
         всё ещё впереди... только время-то наше - прошло

         и осталось одно - помолчать на дорожку осталось
         да по сто пятьдесят замахнуть и опять - помолчать

         принимая минувшее за немудрёную милую шалость
         над собой посмеёмся - ведь правда же это смешно

         2
         а и то хорошо что не всё что случалось - напрасно
         из реки выходили - семь тучных семь тощих коров

         и невзгоды менялись везеньем - судьбе сообразно
         до седин доживали не все... нам с тобой - повезло

         и к тому же ещё мы смогли что-то важное сделать
         разглядеть в облаках удивительный блеск куполов

         насладиться любовью земной и цветеньем омелы
         и довольно недурно сумели освоить своё ремесло

         3
         помолчим на дорожку... пора помолчать на дорожку
         чем болтать не смолкая давай подставляй стакашок

         приближается время дождей не спеша - понемножку
         но едва наступает пора расставаться у росстани -

         то ли в горле першит то ли ветер промозглый горчит
         провожая весёлые дни - на дорожку нальём посошок

         и по сто пятьдесят замахнём... и опять - помолчим
         о понятном любому без слов: хорошо-то как Господи!


         PAST INDEFINITE


         ПОИСК ФОРМЫ
         (однословья)
         (1981-1982)

         * * *

         Пост
         прост -
         в рост
         звёзд.

         * * *

         Круг
         рук.
         Крюк
         ровн.

         Хряк
         хрипл -
         крик,
         кровь.

         * * *

         Гимн,
         гонг,
         лоск
         лиц.

         Ринг
         громк.

         Рук
         плеск,
         ламп
         блиц...

         * * *

         Блеск
         глаз,
         вин
         брызг.

         Всплек
         ласк...
         Сын.
         Иск.

         * * *

         В стык
         склок...
         Вскрик -
         с ног!

         * * *

         Поиск
         формы -
         спор,
         ссоры.

         Скрип
         хрома -
         страх
         реформы...

         Смерть
         вскоре
         всё
         скроет -
         слёз
         кроме.

         * * *

         Лог
         долог -
         снег
         лёг.

         Поверх
         слов -
         слог
         лёгок.

         * * *

         Страсть -
         всласть...

         Власть -
         страсть!

         REMINISCENtIA*
         (1987)

         1.
         'Как мальчик вечером песок
         вытряхивает из сандалий...'

         Перепроверив каждый слог,
         перепоймёшь - хотя едва ли

         постигнешь подлинную суть
         того, как производят слово -

         как будто вспарывают грудь
         у от рождения немого...

         И всё равно - ещё живёшь,
         наивно всматриваясь в дали,

         как мальчик, вытрясая ложь -
         песком вечерним из сандалий.

         2.
         'Когда сквозь иней на окне
         не видно света божья...'

         Иная жизнь взрастёт во мне,
         которая - дороже

         всего, что значило с тех пор -
         до скрипа ненавистных,

         когда я выглянул во двор
         и удивился мысли,

         что все мы убегаем вспять
         от мира коим - не

         умеем божий свет познать
         сквозь иней на окне.

         3.
         'Есть рифмы в мире сём:
         разъединишь - и дрогнет...'

         и полыхнёт огнём,
         и обернётся догмой,

         и будет жить в тебе
         единственной заботой -

         о невозможном дне,
         когда блеснёт киотой

         последний слог небес,
         немая благодать

         той рифмы, коей - без
         дрожи не разъять.

         4.
         'В темноте у окна,
         на краю темноты...'

         где ни верха ни дна -
         только небо и ты,

         только слово и Бог,
         только тьма и вода...

         Остужаешь висок,
         чтобы так - навсегда,

         на одной высоте
         оставаться - в строю.

         У окна в темноте -
         темноты на краю.

         * reminiscentia (лат.) - воспоминание; отражение чьего-либо влияния в худо-
         жественном произведении.

         ПОБАСЕНКА
         (1982)

         - Чего, дурак, рот раззявил? -
         громыхнул в небе Илья-пророк. -
         Страха не чуешь,
         анчутка беспятый?

         - Вот ещё! - усмехнулся я. -
         Выдумал тоже грома бояться.

         - А верёвку тебе на шею?
         А клюкой по башке да в трясину?
         То-то храбрости, поди, поубавится? -
         заурчала, вступилась Кика Белая.

         - Ладно, ладно, - отмахнулся я. -
         Помолчала бы, существо ты мифическое,
         пустотелая ты фантазия...

         - А-а-а!.. - заревели лешаки.
         - Фанта-а-зия?.. - взъярились оборотни.
         - Бойся нас! - затряслись кащуны с игошами.

         Разозлили меня -
         не на шутку.

         - Надоели! - ору. -
         Отвяжитесь, припадочные!
         Чать, не дитятко малое,
         чтоб пугаться детских побасенок!..

         И плюнул в сердцах,
         и ногами застучал...

         И так-то тихо вдруг сделалось.
         Оглянулся вокруг - пусто.

         Только молнии полыхают,
         ливень хлещет, деревья гудят,
         да старый пруд рябью пенится.

         И никого рядом нет.
         Никого...

         Как же мне теперь одному-то?
         Страшно.

         НАДПИСЬ К ОФОРТУ
         (1988)

         А. Польских

         - Вот это дерево своей ветвистой кроной
         подобно к солнцу развернувшейся ладони,
         в которой, верно, вить себе гнездовье
         птенцы сегодняшних птенцов ещё могли бы?

         - Но разве дом без дерева поставишь
         и зимними согреешься ночами? -
         задумчиво ответил дровосек...

         - А этот вол? Ещё в нём хватит силы,
         чтобы тянуть по девственному полю
         за бороздою борозду, не уставая,
         предугадаешь ли, на сколько долгих лет?

         - И долго ли протянешь ты, питаясь
         одною чечевичною похлёбкой? -
         ухмылкою отделался мясник...

         - Но человек! Не прожив трети века,
         что может знать он о своей природе,
         о том, каких высот могла достигнуть
         его душа - когда бы жить да жить?


         - Уйди, глупец, и вспомни на досуге,
         зачем и кто выдумывал законы? -
         меня с презреньем оттолкнул палач...

         И я подумал - в мире нет единства,
         и понял я, что всех противоречий
         исчислить и осмыслить невозможно,

         а потому - не стоит удивляться,
         что, внешне разные, мы так бываем схожи
         в иных делах и помыслах своих.

         * * *
         (1983)

         Процесс превращения мыслящих граждан
         в жующих животных издревле отлажен -

         немного елея и вкрадчивой лести,
         и вот уже в ногу шагают все вместе,

         и песню выводят старательно, хором
         о светлом и ясном грядущем, в котором

         не будет обиженных, жалких и сирых
         при добрых и мудрых отцах-командирах,

         а тем, кто шагает с другими не в ногу,
         пожалуй что можно и в морду - ей богу,

         от них не убудет - потерпят засранцы,
         чать, наши, родные, а не иностранцы -

         должны понимать, что для пользы и блага,
         для славы отчизны и мирного флага...

         В покорных и преданных родине граждан
         процесс превращения - истинно важен,

         без этого, как и в любви без коварства -
         не может прожить ни одно государство.

         РОДИНА
         (1984)

         Город угрюмый суровую нить
         тянет и тянет,

         жаждет изложницы душ напоить -
         тоннами стали.

         И, наполняя чугунной тоской
         годы и годы,

         пользуется темнотою людской
         чёрный мой город.

         И от него не дождаться вовек
         чуткого слова -

         накрепко связан простой человек
         нитью суровой...

         Как изрыгающий пламя дракон,
         денно и нощно -

         дышит тяжёлым, глухим шепотком
         в час неурочный.

         Город угрюмый суровую нить -
         тянет и тянет,

         здесь добровольно захочет пожить
         кто-то - едва ли...

         Мысли потоком чугунным текут -
         как мы похожи!

         И ничего не поделаешь тут -
         родина всё же...

         * * *
         (1991)

         Ни страны той давно уж в помине нет,
         ни великих идей, ни иных примет,
         ничего не осталось,

         кроме глупых, дурацких, пустых забот -
         обмануть бы кого и набить живот
         да скопить на старость,

         кроме разве что гордости - за балет,
         за великих поэтов, которых нет...
         Шаг держа триумфально,

         время медленно катится - под уклон,
         как глубокий и чуткий на выдох сон
         посткоитальный...

         * * *
         (1981)

         Чай китайский или индийский,
         расплескавшийся на столе.

         Рядом - перья и кисти,
         рисовавшие пистолет

         с боевым патроном
         в воронёном стволе...

         Я - последний ребёнок
         на Тарпейской скале.

         ВЕСНА
         (1985)

         1
         В тени оврагов серый холод
         ещё отлёживал бока,

         ещё утрами солнца сколок
         едва проглядывал сквозь полог,
         что в небе ткали облака,

         ещё будить не смели почек -
         грачи, ещё не забродил

         в берёзах сок - февраль окончен,
         а март ещё не наступил...

         И в это первое мгновенье
         необъяснимого смятенья,

         мгновенье силы и упадка,
         разлада слаженных колец -
         всё громче, громче стук сердец...

         И страшно,
         и легко,
         и сладко.

         2
         Распадом солнечных петард,
         огнём с немыслимых высот

         он возвещает свой приход -
         чернорабочий месяц март.

         И, восходящим днём дыша,
         ветрами шелестит - 'иду-у-у!..'

         Готовься к долгому труду,
         чернорабочая душа.

         3
         И гул, и звон, и кутерьма
         весёлым катятся кольцом,

         и осыпается зима -
         хрустящим грязным леденцом...

         А значит - время убирать
         в подвалы зимний инвентарь,

         со стёкол сняв мороза гарь,
         наряды ветхие латать,

         и новые наряды шить,
         и заново учиться жить -

         смеяться, петь,
         любить, летать!


         FORIS TEMPORIS


         * * *

         спроси у неба спроси у деревьев спроси у трав -
         для жизни благой и ясной не нужно многого

         каждой букве да будет дано утешение в месяц ав
         земному как говорится земное а Богу - богово

         просто живи свободно - люби жену и плоди детей
         не забывай возжигать свечу на закате дня

         ибо душа человека - светильник Господа и о ней
         нужно радеть неустанно... не задувай огня -

         перед скитальцем который на твой ступил порог
         не отводи глаза от врагов не бросай друзей

         да будет законом тебе и судьёй лишь единый Бог
         следуй его путём не убегай от судьбы своей

         живи легко и открыто - и не угаснет в твоих глазах
         любовь которою всякая божья душа полна

         в ночь на четырнадцатое нисана - Господь пасах
         чтобы хранить в скрижалях избранных имена

         ибо нет ничего на свете важней чем родимый дом
         и ничто не связует крепче чем кровь и плоть

         полнится день человеческий и радостью и стыдом
         всем что тебе завещал и чем оделил Господь

         вот и живи достойно - и смертию смерть поправ
         оборотись однажды окрест с холма отлогого

         спроси у неба спроси у деревьев спроси у трав -
         для жизни благой и ясной не нужно многого



  • Оставить комментарий
  • © Copyright Ерофеев Александр Вячеславович (lechiy@rambler.ru)
  • Обновлено: 19/02/2017. 109k. Статистика.
  • Сборник стихов: Поэзия
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.