Ерофеев Александр Вячеславович
Из книги "По темной воде"

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Ерофеев Александр Вячеславович (lechiy@rambler.ru)
  • Обновлено: 19/02/2017. 10k. Статистика.
  • Сборник стихов: Поэзия
  • 1997. По темной воде
  • Скачать FB2
  • Оценка: 6.28*9  Ваша оценка:

    Из книги "ПО ТЕМНОЙ ВОДЕ"


    В круге вечном
    (Екклесиаст 1, 4-9)

    Род проходит, и род приходит,
    а земля пребывает во веки.

    Солнце всходит, и вновь заходит,
    и торопится снова к месту
    своему, где оно восходит.

    Ветер к югу идет, и ветер
    переходит к северу;
    ветер
    на ходу своем кружится, кружится,
    возвращаясь на круги свои.

    Реки в море текут, но море
    переполнить они не в силах;
    и опять возвращаются реки
    к тому месту, где их начало,
    чтобы в море все так же течь.

    Все на свете в труде;
    всего
    человек рассказать не может;
    не насытится око зрением,
    не наполнится ухо слушанием.
    То и будет, что было от века,
    и что делалось, будет делаться,
    ничего нет под солнцем нового...

    Род проходит, и род приходит,
    а земля -
    пребывает во веки.


    * * *

    над лесом
    расколется эхом
    охотничий выстрел...

    (и кроны деревьев
    зальются осеннею кровью
    и наземь падут
    посеченные ливнями листья
    и птица взлетит
    над своим опустевшим гнездовьем)



    * * *

    А разговоры все - вокруг,
    да - около,
    да - мимо...
    И только сердце -
    стук-постук,
    почти неощутимо,
    и только время -
    раз и два,
    и - костенеет в белом,
    когда ни мысли, ни слова
    уже не станут делом.


    Эпикриз

    В. М. ...

    когда белой бабочкой -
    бред
    поднимает на гребень

    всего лишь - уйти
    перестать
    передвинуть
    как мебель

    на плоскость иную - себя
    где и мысли и тело
    утратят свое
    им присущее ныне
    значенье

    а что обретут -
    неизвестно
    и в общем - неважно

    поскольку само по себе
    измененье пространства
    уже хорошо -
    избавлением от постоянства...

    но то-то и страшно
    что это почти невозможно...

    безумные дети -
    мы блазним о Царствии Божьем...
    так холодно в мире...

    и темные тощие ребра
    всеобщей системы
    центрального отопленья -
    гудят да не греют
    ни центра
    ни периферии

    что кстати удобно весьма -
    ибо холод пространства
    легко объясняет
    природу
    российского пьянства...


    * * *

    И. К. ...

    Если что и остается -
    это только вкус миндаля,
    запах ила, тихий воздух...

    (ни печали ни любви
    ничего не отразится
    в наших жизней темных водах

    лишь несбывшееся время
    да несказанное слово -
    лягут белым у виска)


    ...если что теперь и страшно -
    осознание былого
    гулким сном пустых зеркал.


    Из юности
    (угасающее)

    И. Л. ...

    сквозило ветром сентября
    над старым домом
    крошился лопнувших ступеней
    желтый мрамор

    на ближнем к небу этаже
    где вечный гомон
    вечерних улиц
    в этот час - почти не слышен
    гитара пела

    и веселою отравой
    бродила нежность
    в нас
    мы пили спирт

    все тише
    все тесней -
    сливались речи
    отшаркали
    умолкли за стеною
    и время умерло
    и опустилась вечность -
    на миг
    на год
    на - жизнь

    над старым домом
    в глухом
    Кривоарбатском переулке

    сквозило ветром сентября
    и желтый мрамор
    ступеней лопнувших
    крошился и крошился

    и хмурый
    бесконечно пьяный дворник
    в охапки бурые
    сгребал сухие листья


    Провинциальные стансы

    В. П. ...

    Что-то случилось... И вот в феврале -
    здесь, на Урале! -
    в этой оставленной Богом дыре
    пахнет миндалем.

    Пахнет сомнением, горечью брома,
    тяжестью моря -
    свищет и свищет всю ночь возле дома
    вешний Егорий.

    Ломится в двери всю ночь напролет,
    в окна стучится.
    И, задыхаясь, надрывно поет
    птица-зегзица...

    Словно открылась внезапною кровью
    вся наша сирость:
    "Это за мною! Ты слышишь - за мною!
    Что-то случилось!"

    И встрепенется спросонья подруга:
    "Что за причуды?
    Что ты все мечешься? Чем-то испуган?..
    Всё - от простуды..."

    И, разомлевшая в пекле перин,
    комкает простынь:
    "Всё от простуды... Прими аспирин!"
    Как это просто.

    Просто и ясно: метет на дворе,
    дует из щели.
    Просто и ясно: уснешь в феврале,
    встанешь - в апреле.

    Встанешь, спохватишься - ни журавля
    и ни синицы...
    Просто - покатою стала земля.
    Просто - не спится.


    * * *

    какою-то тайною силой влеком
    как вестник - по темной воде босиком

    до страшной минуты до Судного дня
    мой ангел безумный оставил меня

    казалось бы ладно - и быть посему
    никто не обязан ничем никому

    но так это больно что хочется - выть

    последними прядями держится нить
    последнею верою - слезы из глаз
    ведь было же что-то предвечное в нас
    что выше и чище любого огня

    мой ангел безумный оставил меня

    и тихо и пусто и в горле комок
    дай Бог тебе ангел мой
    дай тебе Бог


    * * *

    Знать, приспела пора...

    (поутихли и страхи и страсти
    и рассыпанных дней не собрать
    по озябшим углам

    ну и что же теперь -
    уповать чтобы вышнею властью
    счет оставшихся дней уравнялся
    несобранным дням

    уравнялся - да полно! - кого
    не себя ли морочим

    пуст и черен алтарь)


    ...и повинен, и бит, и прощен,
    предстаю пред закрытые -
    страшные Божие очи;
    и уже не надеюсь,
    и все-таки -
    верю еще.


    * * *

    Что там дышит легкой тенью
    у раскосого виска -
    пальцев ли переплетенье,
    сердца злая ли тоска?..

    Лишь подумал, лишь заметил,
    ан - и жизнь прошла, как сон,
    и уже заводит ветер
    темный креп со всех сторон.


    * * *

    Г. Г. ...

    Только стынь и только морок...
    Да высокое окно
    и размытой охрой в шторах -
    лампы бедное пятно.

    (и спешит из чета в нечет
    губ слепое воровство
    и нечаянное встречей -
    душ рождается родство)


    Только снег и только ветер...
    Да высоко надо мной
    легким светом небо метит -
    тихий выдох горловой.


    * * *

    То ли тенью сквозит,
    то ли близким сердечным недугом...

    Ветер кружит и кружит,
    одним ограничившись кругом.

    И тревожит, и саднит,
    и манит последним пределом,
    где стремительный всадник
    является - белым на белом,
    где на семеро губ
    приготовлены трубы свои,
    где никто не владеет
    последнею частью земли.

    И уже не разъять
    неизбежность -
    на "лучше" и "хуже".

    Ветер кружит - и вспять
    возвращается,
    кружит и кружит.

    ...то ли - век на излом,
    то ли просто душа колобродит.
    Что-то будет потом? -
    високосная жизнь
    на исходе.


    * * *

    Прозрачная обморозь листьев,
    узорчатый ивень -
    тускнеет и гаснет.

    Печеное яблоко солнца,
    пытаясь по ветвям поникшим
    на землю скатиться,
    подхвачено было в движенье
    неведомой силой,
    да так и осталось висеть
    по-над самой землею...

    Пьянит и тревожит
    январская сухость
    оправленных в сумерки дней.


    * * *

    Мне привиделся сон...

    (по колено в снегу
    я бежал за тобой
    и кричал на бегу
    и рвалась и мешалась
    бессвязная речь
    тонкой жилкой в висок -
    удержать уберечь -

    рыхлый снег проминая
    усталостью ног
    я бежал и - упал
    и подняться не смог
    и уснул
    а во сне -
    по колено в снегу
    вновь бежал за тобой
    и кричал на бегу)


    ...и забыть этот сон
    я хочу - не могу.


    * * *

    И видно, в том еще моя вина,
    что у меня - любимая жена.

    Но что любовь, коль вся ее казна -
    моя вина.

    И значит, в том еще моя беда,
    что выше надо мною - нет суда.

    А что темна во облацех вода -
    моя беда...


    * * *

    Н. ...

    Когда она уснула, два крыла -
    еще летели...

    (трепетный и влажный
    струился воздух
    между пальцами -
    была
    такая призрачность
    и легкость)

    ...что тела! -
    нам не принадлежали
    даже тени.


    * * *

    День, прожитый напрасно,
    бездумно и безгласно -
    казался нескончаем.
    Вдруг
    он тихо выскользнул из рук,
    как блюдце, и -
    расколот!..
    И пасмурно.
    И смутно.
    И в ранке на запястье -
    невынутый осколок...

    Но говорят, как будто,
    посуда бьется -
    к счастью.


    * * *

    ...и хотя не вышли сроки
    той полуночной мороки -
    потускнел и выцвел праздник,
    как рисунок на ковре,
    и уже похмельно блазнит
    ранний сумрак во дворе.

    И ни пасмурно, ни грустно.
    Просто тихо, просто пусто.
    Собрались и вышли гости -
    как-то сразу, как-то вдруг.
    . . . . . . . . . . . . . . .
    . . . . . . . . . . . . . . .
    И часов глухая поступь
    размыкает новый круг.

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Ерофеев Александр Вячеславович (lechiy@rambler.ru)
  • Обновлено: 19/02/2017. 10k. Статистика.
  • Сборник стихов: Поэзия
  • Оценка: 6.28*9  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.