Гамула Ирина Петровна
Приключения Маленькой Феи

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 2, последний от 15/02/2010.
  • © Copyright Гамула Ирина Петровна (irga@mail.ru)
  • Обновлено: 20/06/2008. 331k. Статистика.
  • Повесть: Детская
  • Оценка: 5.31*25  Ваша оценка:

      
      Вот уж не думала обычная московская школьница Настя Карасикова, собираясь утром на пруд, что станет героиней необыкновенной истории. Накануне над маленькой подмосковной деревней Лукошкино пронесся страшный ураган, достаточно непривычный для этих мест. Много разрушений доставил он и Москве. Падали деревья, рекламные щиты, даже Кремлевская стена пострадала! Деревушка же как ни странно выстояла. Правда по дороге на пруд Настя заметила следы разрушений: поваленные деревья, вырванные с корнем кустарники, поваленные столбы электропередач, смятая трава. Но в остальном мало что говорило о вчерашнем ненастье. День был солнечный и ясный, весело щебетали птицы, радуясь погожему деньку, и даже веснушки на курносом Настином носу празднично сияли. Девочка бежала по тропинке, пританцовывая и напевая на ходу, и даже не представляла, какие приключения ей скоро придется пережить. Именно так обыденно и началась наша история. Хотя, если уж говорить правду, то эта история началась немножко раньше и не совсем под Москвой...
      
      Пролог, в котором рассказывается о том, что случилось на Совете фей, и к чему это привело.
      
       - Ах, ума не приложу что делать нам с этой девчонкой? Она совсем отбилась от рук, - причитала фея Струелла. Для феи она была довольно высокого роста и очень тоненькая. И голос у нее был тоже высокий и тоненький. Струелла задумчиво почесала вздернутый носик, затем продолжила - и друзья у нее не такие как у приличных фей. Взять хотя бы этого лоботряса эльфа Веселуна, или этого гнома-хитреца, как его там, не знаю зовут. Ну, где это видано, чтобы приличные феи дружили с таким отребьем?
      Ответом ей стал зловещий хохот Грымзельды, который буквально парализовал всех фей. Ростом она была даже повыше Струелы и имела очень внушительную и колоритную внешность. Надо сказать, что когда-то очень давно эту милую даму звали Гризельда. Правда, с тех пор много воды утекло. Никто не заметил, когда в ее имени появилась лишняя буква. Это получилось как-то само собой. Сначала стали так называть ее за спиной, обличая неуживчивый и злобный нрав, а потом стали обращаться так напрямую. И что самое удивительное новое имя понравилось ей даже больше, чем прежнее. Оно казалось ей более изысканным что ли... Когда-то она слыла красавицей. Тогда у нее были прекрасные серые глаза и пепельные волосы. Но со временем, цвет лица ее приобрел какой-то мышиный оттенок, а некогда величественный орлиный нос стал отвратительно крючковат. Хохот Грымзельды оборвался так же неожиданно, как и начался.
       - У приличной феи вообще не бывает друзей. Лучший товарищ феи она сама! Если бы все следовали этому старинному правилу, то у нас вообще не было бы проблем.
       - Ну, так нельзя, уважаемая, - решилась, наконец, вступить в разговор пухленькая розовощекая фея по имени Сластенка. - Времена меняются. Теперь феи охотно общаются друг с другом. Встречаются за чашечкой цветочного чая с нектаром и медом, делятся разными новостями и поверьте мне (в этом месте Сластенка хихикнула), ничего страшного при этом не случается. Грымзельда тут же буквально заморозила ее взглядом.
      Все начинается с малого, - огрызнулась она. - От дружеских чаепитий до близкой дружбы с эльфами и гномами один шаг.
       - Ах, не будем ссориться, - вмешалась Струэлла. - Мы должны решить, что делать с Зелиндой.
      Я предлагаю связать ей крылья и сослать на три весны в Бесцветный дол, - прошипела Грымзельда. - Чтоб другим неповадно было.
      Тут нам придется сделать небольшое отступление, чтоб рассказать вам об упомянутом Грымзельдой Бесцветном доле. Надо сказать, что в стране фей никогда не бывает зимы. Но, так как в природе все должно время от времени обновляться, да и жить в вечном лете было бы уж очень однообразно и скучно, то еще в древности могучие волшебники, которые жили тогда вместе с феями, устроили так, чтоб в этой стране сменялись три времени года: осень, весна и лето. Конечно же осень там никогда не бывала такой холодной и слякотной, как у нас, да и весна была гораздо приветливее, а уж о лете и говорить не приходится. Дождик там идет только по желанию феи. Выйдет такая фея на крылечко своего уютного домика, посмотрит на небо и скажет: "А неплохо было бы дождику полить мой садик с огородиком". И в тот же момент начинается веселый легкий дождик. И идет он только там, где фея его заказала. А после дождя на небе появляется радуга многоцветная. Волшебная, как и все в этой стране. По ней можно гулять как по мостику и любоваться сверху землей. Конечно, для любой феи не проблема подняться в воздух, ведь у них есть крылья. Но в гулянии по радуге была особая радость. Ведь тебя тогда со всех сторон окружают разноцветные воздушные струи, которые еще и мигают, как лампочки на елке! (Хотя подобное сравнение было бы непонятно для фей. Ведь у них не росли елки, не было зимы, а значит и Новый год они вообще не праздновали.) Эти воздушные струи можно было перебирать руками, как струны арфы, и тогда рождались удивительные мелодии. Некоторые феи были просто виртуозами и создавали целые симфонии, которые с удовольствием слушали другие феи. Особой популярностью пользовалась Домисолька. Ее даже просили давать заранее объявления о предстоящих концертах, на которые собирались феи со всех концов волшебной страны, а по непроверенным сведениям даже некоторые гномы и эльфы, которые, как известно, никогда не бывают страстными меломанами. Вообще вся волшебная страна напоминала большой цветник, но было в ней одно место, которое поражало своим унынием. Там не было цветов и других растений, только какие-то колючки росли на голых камнях. И дожди там никогда не идут, даже по желанию фей. Бесцветный дол - так называется это гиблое место. В стародавние времена туда иногда на несколько дней ссылали провинившихся фей, эльфов и гномов. Наказание казалось таким чудовищным, что уже давным-давно к нему не прибегали. И вообще многие считали это легендой. Поэтому предложение Грымзельды заставило фей содрогнуться. Сердобольная фея Добрушка содрогнулась: "Там ведь никто давным-давно не бывал. Ходят слухи, что там находится логово страшных камнеежек". В этом месте ее похожие на красное сердечко губки задрожали, на огромные голубые глаза навернулись слезы, и Добрушка разрыдалась. "Мне тоже кажется, что это слишком", - поежилась Струелла. - "Достаточно просто связать ей на месяц крылья и отобрать волшебную палочку. Я уверена, что это ее образумит"
      Остальные феи тут же присоединились к этому приговору. Надо сказать, что они особенно и не прислушивались к тому, что говорилось на Совете. Феи привыкли жить по принципу "Мой дом - моя крепость". И хотя в последнее время они стали чаще общаться друг с другом, ни одна из них так и не завела себе настоящих друзей. Феи не были привязаны ни к месту, ни к дому, ни к соседям. Да и домов в том понимании слова, как мы привыкли, у них не было. Фее достаточно было приглядеть себе подходящий цветок, а дальше все уже было проще простого. Поселившись в чашечке цветка, фея тут же начинала обживать пространство, разбивала вокруг цветник, сажала маленький огородик. Не знакомый нам огород с картошкой, редиской и кабачками. Нет, нет и нет. Здесь феи выращивали "свои" овощи к обеду: крембульонсы, мармелдоны, сирупуны и т.д. Ах, что за чудесные супы получались из этих растений. У меня чудом сохранился рецепт одного из блюд: "Три сирупуна сварить в утренней росе, добавив 1 столовую ложку нектара и щепотку цветочной пыльцы. Затем взять 1 крембульонс, мелко порезать и протушить с семенами цукатона в ореховом масле. Затем все перемешать, добавить пряностей и варить еще пять минут. Перед подачей на стол добавить гренки из хачапурса, политые соусом из куснуса." Можете поверить на слово, просто объедение получается, пальчики оближешь... На чем же мы остановились? Ах да, я рассказывала о феях! На завтрак феи предпочитали выпивать чашечку цветочного чая с нектаром или медом. Для этого им не надо было и из дома выходить. Цветок снабжал их всем необходимым. Удобство жилья заключалось и в том, что в доме всегда вкусно пахло и было много свежего воздуха. Если же аромат цветка надоедал, то фея тут же начинала подыскивать новый дом, благо в их стране разнообразных цветов было великое множество, да и запахи у них были один другого лучше. Ничто не нарушало мирного течения их жизни, пока не появилась Зелинда. Откуда она взялась? Этого никто не знает. Даже феи не знают секретов своего появления на свет. Просто в один прекрасный день вырастает цветок, в чашечке которого находится маленькая фея. Этот цветок становится ее первым домом. Вырастая, фея тут же покидает свое жилище и обзаводится новым, чтоб доказать всем свою самостоятельность. Первой, кто нарушил вековой распорядок, оказалась Зелинда. Она наотрез отказалась покинуть свой цветочный домик, заявив всем, что глупо порхать с места на место. Может быть никого и не удивило бы ее решение, если бы не выбор цветка. Домиком Зелинды был мохнатый чукромб-вонючка - самый непривлекательный цветок Волшебной страны. Его так прозвали за терпкий запах, который издавал не только сам цветок, но также стебель и листья, густо покрытые пушистыми ворсинками. Весь цветок: бутон, лепестки, стебель, листья были одного цвета - зеленые. Правда, разных оттенков: от темно - зеленого в стебле и листьях до салатного в лепестках. За приверженность к этому цветку новую жительницу Волшебной страны так и прозвали - Зелинда. И это оказалась не единственная причуда новой феи. Она быстро завела дружбу с эльфом Пуфиком и гномом Копушоном. С тех пор все полетело кувырком в размеренной жизни фей. Эльф раздобыл где-то семена смешины златолистой, и они посадили их возле домика Грымзельды. Она была единственной из фей, не имеющей цветника, хотя дома меняла чаще других. Ее все время что-то не устраивало. И вот друзья решили помочь старушке в благоустройстве территории, а заодно и повеселить ее немножко. Уж больно их смущал ее вечно кислый вид! Проснувшись утром, Грымзельда почувствовала странный запах. Она вдохнула поглубже и... расхохоталась впервые за несколько столетий. И уже не смогла остановиться. Пришлось ей срочно эвакуироваться из опасного места, а ведь только накануне она отметила новоселье. Феи с удивлением провожали взглядом стонущую от смеха Грымзельду, в панике покидающую новый дом.
       - Голубушка, не слишком ли часто вы меняете домики, ведь и дня не прошло, как вы туда въехали. И уж так веселиться при этом совсем неприлично! - поджимая губки сказала ей вслед Кристаллик, соседка, живущая слева от нее.
       - Неужели это наше общество так на вас подействовало? - обиделась Златоглазка, ее соседка справа. В ответ Грымзельда наградила их ядовитым взглядом, сопроводив его взрывами оглушительного хохота. Соседки сразу же притихли. А скоро и до них долетел веселящий душу аромат. Пришлось целый день сражаться с зловредным растением, выкорчевывая его под корень. А на следующий день Струэлла обнаружила под дверью своего дома маленькую камнеежку и до смерти испугалась. Три дня она не выходила из дома, совсем отощала, т.к. пила только чай с нектаром. Гном Копушон и не представлял, сколько шума наделает его подарок Зелинде. Он привязал камнеежку к стеблю ее цветочного жилища, но в темноте перепутал домики. Это и оказалась последней каплей, переполнившей чашу терпения фей. Хотя, стоп! Вы же ничего не знаете о камнеежках! Придется сделать небольшое отступление и рассказать о них. Ведь такие зверушки у нас на Земле никому не известны. А вот жителям Волшебной страны они известны давно. Очень давно. Правда, если Вы спросите кого-нибудь о том, насколько давно, пожалуй правильного ответа Вы так и не услышите. Дело в том, что его никто не знает. Просто в один прекрасный (душки - феи скажут ужасный) день они просто объявились в стране горных гномов. Там они сразу же пришлись ко двору. Горные гномы, как и положено горным гномам, жили под землей в больших подземных городах. Это были трудолюбивые, дружные и общительные существа. Они привыкли, в отличие от фей, все делать сообща, вполне справедливо полагая, что так получается и лучше и быстрее. Именно они первыми обнаружили в небольших пещерках стадо маленьких, серых зверьков. Камнеежки питались камнями и землей, т.е. были весьма неприхотливы в пище. Гномы стали использовать их при строительстве своих подземных тоннелей. Идею приручения камнеежек в целях дальнейшего использования при строительстве выдвинул гном Корнеплод. Он же успешно завершил этот на первый взгляд безумный проект, за что и был награжден медалью, выточенной из огромного куска горного хрусталя. Теперь гномам не нужно было таскать наверх землю и камни, остающиеся от строительных работ. Камнеежки быстро подбирали отходы, а затем тихо засыпали где-нибудь в укромном уголке. Зверушки оказались не только полезными, но и крайне миролюбивыми. Поэтому гномов весьма озадачило отношение к камнеежкам со стороны фей. Увидев издали маленького серого зверька, феи начинали визжать с такой силой, что у гномов закладывало уши, а несчастные виновники истерики сжимались в комок так, что видны были только дрожащие маленькие обрубки-хвостики. Казалось, что они хотят сделаться как можно незаметнее, как будто и вправду стесняются своей внешности. Почему же феи так не любили этих безобидных животных? Наверное, точно ответить никто из них не смог бы. Среди фей ходили страшные истории о коварстве камнеежек. Якобы не столь уж они и безобидны. А как только встретят одинокую фею, так и набрасываются на нее с не установленными намерениями. Подтвердить или опровергнуть эти сплетни было некому. Только одна фея во всеуслышание заявила о подобном нападении. Это была Грымзельда. С пеной у рта она требовала изгнания "злобных тварей" из волшебной страны. Однако гномы оказались несговорчивы в этом вопросе. Мало того, они подвергли сомнению даже сам факт нападения, попытавшись выяснить, каким образом это могло случиться. При этом выдвигались версии одна обиднее другой. Гном Сердолик заявил, что вероятно фея, гуляя по земле пешком, с непривычки, споткнулась о корень и растянулась на траве. А камнеежка, не подозревая о зловредном характере старушки, кинулась ей на помощь. Гном Грохотун выдвинул еще более интересную гипотезу. Он предположил, что старуха так одряхлела, что у нее отказали крылья, и она свалилась вниз прямо на камнеежку, которая в это время мирно предавалась заслуженному отдыху после трудового дня. И т.д. и т.п. Большинство фей поверило россказням Грымзельды по той причине, что внешний вид камнеежек просто раздражал их эстетические чувства. Другие феи, смущенно хихикая, заявляли, что камнеежки так сильно пахнут плесенью и сыростью, что невозможно и минуты простоять рядом. Были и такие, которые возмущенно задирая вверх нос, рассказывали, что после камнеежек всегда остается пыльный след, а это не может не раздражать таких поборниц чистоты и порядка, как феи. Как бы то ни было, факт остается фактом: ни одна камнеежка не смела и шагу ступить в страну фей. Более того, на границе с царством гномов висел огромный щит, на котором светящимися буквами, чтоб можно было прочесть в темноте, было написано; "Камнеежкам вход строго воспрещен!" Теперь Вам понятен тот переполох, который вызвала камнеежка Зелинды. Кстати, Зелинда и не подозревала, что может быть такой скандал из - за такого симпатичного зверька. Часто бывая в гостях у гнома Копушона, она очень подружилась с камнеежками и даже попросила принести одну к ней домой, чтоб прорыть подземный ход к домику Копушона и сократить таким образом дорогу. Гном Копушон должен был рыть подземный ход с другой стороны. И вот такой прекрасный план сорвался! Искренне возмущенная поступком сограждан, Зелинда, спрятавшись за лепестком Крапчатого Многолистника, на котором проходило заседание Совета, самым бессовестным образом подслушивала разговоры фей. То, что она услышала, не столько напугало, сколько обескуражило и разозлило своей несправедливостью. "Ну погодите, Вы еще пожалеете о своей жестокости! - пробормотала она сквозь зубы. - "Пойду-ка я в гному Капушону, потом к Веселуну - эльфу, поживу у них, а когда вернусь, все и позабудется!" Зелинда легко вспорхнула с листочка, на котором сидела и устремилась в небо. Через час она была уже в горах. К несчастью занятая своими мыслями, она залетела слишком далеко, оставив вход в царство гномов позади. Пытаясь найти обратную дорогу, она наткнулась на странную пещеру, перед входом в которую были выбиты в камне странные слова; "Остановись! Здесь заканчивается волшебная страна" .Зелинда была страшно любознательна и это предостережение только разожгло ее любопытство. Она протиснулась сквозь узкий лаз и оказалась в темной пещере. Здесь не было ничего интересного, и маленькая фея уже хотела повернуть прочь, как вдруг заметила на одной из стен великолепное панно, украшенное инкрустацией из золота и драгоценных камней. Она подошла поближе, чтобы рассмотреть изображение. Перед ней была карта незнакомого ей мира с морями, океанами, большими материками. В центре карты была маленькая дырочка, отделанная золотом. Зелинде показалось, что там что-то спрятано. Она просунула туда волшебную палочку и поковырялась ей в углублении. Неожиданно раздался странный треск, а вслед за ним страшный грохот. Стена раскололась на две половины. За ней ничего не было. Только пугающая пустота. И эта страшная пустота вдруг пришла в движение! Откуда-то налетел ветер. Воздушные струи подхватили ее и закружили. Совершенно беспомощная, она почувствовала, как ее затягивает в какую-то черную трубу, не имеющую стен, и тут она потеряла сознание...
      
      Глава 1,
      в которой Настя Карасикова встречает маленькую фею.
      
      Ну а нам самое время пришло вернуться к нашей невероятной истории и к Насте Карасиковой, которую мы оставили на тропинке, ведущей к пруду.
      Над прудом неподвижно висели стрекозы, издалека доносилось довольное мычание коров, а воздух был напоен горьким и пряным ароматом луговых трав. Вода приятно бодрила и, когда Настя окунулась, утренняя дремота слетела с нее в одно мгновение. Наплававшись и наплескавшись в прохладной воде, девочка растянулась на теплой от солнца траве. Окружающую ее тишину сельской идиллии нарушало лишь потрескивание кузнечиков, да ликующий щебет птиц. Настя лениво размышляла о том, что пора бы приступить к составлению гербария. И так уже время упущено: ландыши отцвели, ведь сейчас - июнь. Правда, липа в самом цвету. Но это дело нескольких дней. Скоро вместо душистых цветочков появятся твердые маленькие шарики. Их тоже надо будет включить в гербарий. А вот целебный зверобой зацветет только в середине лета. Настя очень любила ботанику, даже посещала дополнительные занятия в школьном кружке. Учительница всегда приводила ее в пример нерадивым ученикам. Приехав на лето к бабушке, Настя собиралась тут же заняться гербарием, но дни стояли такие теплые и погожие, и пролетали они так незаметно, что она только вчера обнаружила, как много времени прошло с момента ее приезда. Да, пора заняться делом. Она оглянулась по сторонам, надеясь обнаружить вокруг что-нибудь подходящее для своего гербария. Ну вот, так и есть! Далеко ходить не надо! Красный мак - раннецветущее растение степей. Просто чудо встретить его цветущим здесь на лугу в Подмосковье летом. Настя протянула руку и тут заметила какое-то движение внутри чашечки. Она приподнялась, набрала в рот воздуха, чтобы сдуть невидимое насекомое, присела на корточки и осторожно раздвинула лепестки... Какое-то время спустя она все еще продолжала сидеть с раздутыми как у хомяка щеками и тупо смотреть на цветок, не в силах объяснить увиденное. Она потерла глаза, зная из классической литературы, что это помогает в подобных ситуациях. Ей - не помогло. Глаза по-прежнему видели то, чего в природе быть не могло - крошечную девочку с прозрачными крылышками. И это не все. Непонятное существо было живым, а не игрушечным. Сладко потянувшись, девочка-стрекоза открыла зеленые как трава в мае глаза, расправила крылья, вспорхнула и стала медленно кружить вокруг Настиной головы. Подлетев к ее лицу, она вдруг села ей на кончик вздернутого носа. Настасье стало щекотно, и она с силой выдохнула воздух, сдув с носа непрошеную гостью. Та завертелась в воздухе, будто подхваченная чудовищным смерчем и, перекувырнувшись несколько раз, упала в траву и осталась лежать неподвижно. Настя тут же кинулась на помощь. Она осторожно взяла маленькое существо и положила себе на ладонь, аккуратно расправив смятые при падении крылышки. Девочка-стрекоза открыла глаза и с ужасом уставилась на свою спасительницу. "Не ешь меня, великанша!", - жалобно пропищала она. От возмущения Настя сразу же пришла в себя.
       - Да с чего ты решила, что я собираюсь тебя есть? Кто ты вообще такая?
      Малявка неожиданно успокоилась, пошевелила крылышками и, убедившись, что с ними все в порядке, приняла гордый и неприступный вид.
       - Я фея Волшебной страны сказок и легенд! Сейчас путешествую, знакомлюсь с другими странами и народами.
       - Что-то я раньше никогда не слышала о таком государстве - "Страна легенд". Ты ничего не придумываешь?
       - Если ты чего-то не знаешь, то это не значит, что этого нет в природе. И вот что я тебе еще скажу - ты вообще не производишь впечатления мудреца - всезнайки.
      Насте неожиданно стало смешно. Фея выглядела страшной задавакой и она решила проучить ее.
       - Как же выглядят по-твоему "всезнайки"?
       - Ну, у них длинные белые бороды и ...они знают все!
       - Вот так аргумент!
       - Я знаю, что говорю, - возмутилась фея. - Именно так выглядят гном Старомир и эльф Антик-Ум. А уж они-то знают обо всем на свете! Именно от них я узнала о стране людей. Представляешь, Старомир и Антик-Ум помнят еще те времена, когда мы жили среди вас. Это было так давно, что многих из нас еще и на свете не было.
      Некоторое время Настя переваривала услышанное. Не то, чтобы она сразу поверила новой знакомой, но и не верить рассказу было нельзя, особенно учитывая то, что рассказчица действительно была больше похожа на фею, чем на человека. Вдруг Настю осенило: "Да это опять Пашкины проделки! Наверное, вчера ночью приехал. Как же я сразу не догадалась! Опять свои механические штучки демонстрирует. Ну, ничего! Сейчас у него этот номер не пройдет". Настя радостно ухмыльнулась, представив обескураженное выражение Пашкиного лица. "А ведь как здорово сделал, просто живая совсем", - восхитилась она про себя. Паша был ее двоюродным братом. Он жил на севере - в Мурманске, а летом тоже приезжал к бабушке Кате. В этом году его собирались на две смены отправить на море, но видно что-то изменилось. Сколько Настя его помнила, мальчишка всегда что-то мастерил. А больше всего на свете он обожал делать всякие механические штучки. В прошлом году он напичкал электроникой игрушечную курицу и выпустил ее в огород. Бабуля сначала сама пыталась поймать ее, а затем привлекла к этому занятию Настю. Курица словно издевалась над ними. Она терпеливо ждала, когда к ней подберутся совсем близко, а в последнюю минуту с громким кудахтаньем срывалась с места, но далеко не убегала, а, притаившись неподалеку за кустиком укропа или пучком лука, поджидала своих преследователей. Словом, вела себя не по - куриному. Но это их почему-то не насторожило. Пашка же в это время прятался за забором и радостно хихикал, нажимая кнопочки дистанционного управления. Наверное, его афера так бы и не раскрылась, он бы просто " дал убежать" курочке, а потом смог бы еще не один раз насладиться своей дурацкой шуткой, но Насте вдруг пришла в голову гениальная идея. Она схватила сачок и накрыла им неуловимую беглянку. Тут то все и открылось. Досталось тогда Пашке от бабушки по первое число. "Опять за старое принялся. Хотя тут ему ничего не угрожает, так как бабуля здесь не задействована, то и наказания он не боится," - про себя размышляла Настя. - "Ну да меня не проведешь! Я дважды на одни грабли не наступаю, сейчас я сама его разыграю". Она быстрым движением схватила фею двумя пальцами за талию и, пытаясь разглядеть в кустах рыжую шевелюру, громко закричала: "Сейчас я этой игрушечке крылышки-то обломаю!" Настя ожидала, что Пашка тут же с извинениями бросится к ней. Но не тут то было. Пока девочка ошеломленно озиралась по сторонам, фея проявила неожиданную активность. Она вытащила из чехольчика на поясе серебряную палочку и щелкнула ею по Настиной ладошке. У той потемнело в глазах, рука разжалась, а все вокруг закружилось, словно в хороводе. В следующее мгновение ей показалось, что она перенеслась с помощью волшебства на родину феи. Повсюду росли огромные как деревья цветы. Но самым удивительным было то, что весь мир был наполнен странным гулом. Все вокруг жужжало, стрекотало, зудело. Сливаясь вместе, эти звуки создавали невероятную симфонию, наполняя душу миром и покоем. "Как прекрасна волшебная страна", - подумала Настя и вдруг почувствовала легкое беспокойство. Один из множества звуков усилился, как бы приближаясь к ней. Ужасным было то, что в этом зудении ей слышались угрожающие нотки. Когда же она увидела источник звука, то содрогнулась. К ней летело существо прозрачно-серого цвета с множеством конечностей и длинным хоботом. Настя испугалась, но попыталась взять себя в руки и успокоиться: "Это всего лишь эльф, как его там... Антик-Ум. Он наверное решил, что я пришла с враждебными намерениями. Надо его успокоить", - решила она про себя, а вслух прокричала дребезжащим от страха голосом: "Привет, милый эльф! Мне..." Сказать, как ей нравится волшебная страна, она так и не успела, т.к. "милый эльф" едва не проткнул ее хоботом. Увидев, что эльф-мудрец явно собирается повторить свою попытку, она дико завизжала, и тут увидела, как фея, храбро подлетев к "эльфу", щелкнула его по хоботу волшебной палочкой. Хобот тут же исчез, как будто его и не бывало, а "эльф", стыдливо скрючившись, убрался восвояси.
       - "Кккак-то я нне ттак представляла себе эльфов! Ну и мудрец! Я бы сказала, что это скорее всего маньяк-убийца", едва переводя дух и, заикаясь на каждом слове, выдохнула Настя.
       - "А где ты видела здесь эльфа?" - в свою очередь удивилась фея.
       - А разве этот, с хоботом, не эльф?
       - Конечно - же, нет! Это кто- то из обитателей вашей страны! Жуткий урод, между прочим!
      Настя задумалась. "Постой, постой! Кажется, я поняла в чем дело. Подумать только, дед Филя сколько раз рассказывал о своих встречах с инопланетянами, а ему никто не верил. Пьяницей обзывали! Как будто пьяница не может встретить инопланетянина! А ведь он подробное описание давал. Только я невнимательно слушала, вот и не узнала. Конечно - же, это был представитель инопланетной цивилизации. А ты его отпугнула!" - непоследовательно обиделась она на фею.
       - Ну и каша у тебя в голове! Уж не знаю, о чем ты сейчас болтаешь, только страшилище это вовсе не с Луны прилетело. Это земной обитатель! Наверное, какое-то насекомое.
      (Как впоследствии оказалось, это был обыкновенный комар).
       - Не может быть! Все насекомые - крошечные создания. А это был какой-то монстр, размером с... Тут ее взор упал на фею, и она с удивлением обнаружила, что та стала одного с ней роста.
      "Как ты выросла!" - восхитилась она. "Это ты стала со мной одного роста" - поправила ее фея. Настя оглянулась по сторонам, и у нее словно открылись глаза. Все части головоломки встали на места: и огромные, как деревья цветы, и страшный крылатый монстр, и внезапно выросшая фея. На ее глаза навернулись слезы. Новое положение не сулило ей ничего хорошего. Может быть, фее и привычно было разгуливать по Земле, будучи ростом с букашку. К тому же у ней были крылья и волшебная палочка, что несомненно облегчало ей жизнь. А вот что делать в этой ситуации Насте? И как она теперь покажется на глаза маме? Тут Настя не выдержала и расплакалась, так ей стало себя жалко.
       - "Да не убивайся ты так" - успокоила ее фея, с интересом наблюдавшая за ней все это время, - " Я верну тебе прежний вид, как только ты захочешь. Просто я хотела немножко наказать тебя за бесцеремонное поведение". У Насти мгновенно высохли слезы. Она даже стала находить в своем положении много положительных моментов.
       - "Вот это приключение," - подумала она - "не каждой девочке выпадает такая удача".
       - Давай знакомиться, - обратилась она к фее. - Меня зовут Анастасия, можно просто Настя.
       - А мое имя Зелинда, - обрадовалась фея - Я так рада, что мы подружились. Сначала ты мне показалась не очень-то любезной. У тебя было такое злое лицо, когда ты была великаншей! А сейчас ты выглядишь намного добрей и симпатичней!
      Услышав это, Настя немного обиделась. Она вовсе не считала, что большой рост делает человека менее привлекательным или более страшным. Например, папа и мама, хотя и были намного выше ее, вовсе не казались ей от этого уродами. У нее мелькнула мысль, что фея просто поддразнивает ее. Настя уже открыла рот, чтобы сказать об этом своей новой подружке, но слова застряли в горле. Прямо перед собой она увидела огромную усатую морду с хищными клыками и злобно горящими глазами. Чудовище было покрыто лохматой шерстью и весь его вид не предвещал ничего хорошего тем, кто встретится на его пути. Оно широко раскрыло зубастую пасть, похожую на сталактитово-сталагмитовую пещеру, облизнулось и... Маленькая фея снова не растерялась. Стремительно подлетев к чудовищу, она ткнула в него волшебной палочкой. В тот же миг чудовище стало ростом с муравья. И тут Настя обнаружила, что никакое это не чудовище, а всего лишь мамин любимец - кот Тутанхамон. Домашние звали его сокращенно Тутом или Тутиком, не утруждая себя произнесением его полного имени. Маме это не очень нравилось, но ничего с этим она поделать не могла. Тутанхамон был на редкость ленив и флегматичен. Ничто не могло его вывести из состояния неги, близкой к апатии. Собственно говоря, за это его и ценили в домашнем кругу. Обычно, приехав в деревню, Тут никогда не уходил далеко от дома. Он любил понежиться на крылечке, теплом от летнего солнышка. Так тихо и спокойно проходили дни. Сегодня же, увидев выходящую их дома Настю, он на свою беду почему-то последовал за ней. Так он оказался на поляне. Понаблюдав, как Настя купается в пруду, кот растянулся на траве и задремал. Проснулся он от крика своей хозяйки. Похоже было, что она с кем-то разговаривает, только собеседника нигде не было видно. И вдруг, прямо на его глазах Настя исчезла. Только что была девчонка и вот ее нет. Как сквозь землю провалилась. И тут кота стали мучить слуховые галлюцинации. Ему все время слышался Настин голос, негромкий, скорее похожий на мышиный писк. А тут еще послышалось, что она на помощь зовет. Вся флегма с Тутанхамона в одно мгновение слетела. Он смело бросился на зов и... вот что из этого получилось. Кот растеряно таращил янтарные глаза. Привычный мир исчез, а вокруг простирались непроходимые джунгли. Одна радость - хозяйка нашлась. Тутик успокоился и потерся об ее ноги. Настя тоже ему обрадовалась. Засмеявшись, она повернулась к Зелинде: "Представляешь, это всего лишь мой кот Тутанхамон. А я его за чудовище приняла". Наклонившись, она почесала кота за ухом, и он радостно заурчал.
      
      Глава вторая, в которой Тутанхамон волею судьбы разлучается со своей хозяйкой и впервые в жизни переживает настоящее приключение.
      
      Не успели друзья успокоиться, как судьба приготовила им новое испытание. Увлекшись выяснением личных отношений, подруги не заметили, что погода начинает портиться. Небо заволокло тучами, закрывшими собой солнце. Вся земля вдруг содрогнулась от страшного грохота, а затем небо рассекла чудовищная огненная стрела. Зелинда и Наташа оцепенели от ужаса. Фея никогда в своей жизни не сталкивалась ни с чем подобным, в ее Волшебной стране никогда не было бурь, а Настя, хотя до этого и часто видела летние грозы, впервые наблюдала разгулявшуюся стихию в таком масштабе. Ведь теперь она сама была размером с муху, поэтому все казалось ей ужаснее, чем обычно. Подружки в страхе прижались друг к другу, и тут огромные водяные капли сбили их с ног. Почти потерявшие сознание от силы удара, девочки в последнюю минуту схватились за руки. Очнулись они под какой-то корягой. Густая трава и коряга над головой немного ослабляли силу водяных струй. Это и спасло им жизнь в ту минуту. Но возникла новая опасность. Сильный ливень способствовал тому, что весь луг стал постепенно превращаться в маленькое мелководное озеро, которое становилось все глубже и глубже. Необходимо было срочно предпринимать какое-то решение. В этой ситуации маленькая фея оказалась на высоте. " Послушай", - обратилась она к Насте, - "Я сейчас верну тебе прежний вид, иначе ты погибнешь. За меня можешь не беспокоиться, у меня хватит сил долететь до вон того дуба и спрятаться в дупле, которое обнаружила я сегодня утром". Она схватилась за волшебную палочку, но тут Настя обнаружила исчезновение Тутанхамона.
       - Остановись. Мне надо найти своего кота. Я не могу уйти без него. Он же погибнет без нашей помощи.
       - У нас нет выбора. Если даже он не погиб, то мы все равно не сможем его сейчас отыскать в этой неразберихе. Мы сами пропадем, если будем терять время. С этими словами она коснулась Насти волшебной палочкой. В первую минуту той показалось, что она как на качелях взлетела к небу. У ней даже закружилась голова и перехватило дыхание. Гроза продолжала бушевать, дождь лил как из ведра. Прямо из - под ее ног вспорхнула маленькая стрекоза и на секунду замешкалась у ее головы. "Как ты?" - словно сквозь вату услышала она слабый голос Зелинды и прошептала в ответ: "Все в порядке". Фея тут же устремилась прочь. "Встретимся завтра на этом же месте" донеслись до Насти ее последние слова.
      Девочка долго не могла уйти с поляны. Она ползала по раскисшей от грязи земле, раздвигая руками мокрую траву, в надежде найти несчастного кота. Но все было тщетно. Тутанхамон как сквозь землю провалился. Настя медленно поднялась и, сгорбившись, побрела к дому. Она уже не сомневалась, что кот погиб и винила во всем себя и свою трусость. "Если бы я не растерялась, а сразу схватила его на руки, то теперь он был бы со мной", - казнила она себя. Нахлынули воспоминания, каким забавным котенком он был, когда его принесли в дом, как весело было с ним играть. Со временем он стал более солидным, но не менее проказливым. Настя вспомнила, как Тутанхамон воровал пельмени на кухне. Мама поставила их на стол и кинулась отвечать на телефонный звонок. Тутик развалился на краешке стола, прикрыв глаза и старательно делая вид, что все происходящее не имеет к нему никакого отношения. Сам же потихоньку протягивал вперед мохнатую лапку и, деликатно нанизывая на коготок пельменину, медленно подтягивал ее к себе, а затем быстро расправлялся с добычей. Настя невольно улыбнулась картинке из счастливого прошлого. На душе стало еще тяжелее при мысли о том, что надо будет все как - то объяснить маме. Наконец впереди показался дом. Когда она открыла дверь, ей навстречу кинулись встревоженные мама и бабушка. Пока ее не было, они ужасно беспокоились. Заметив, что она промокла насквозь, они сразу же отправили ее переодеваться. Из своей комнаты девочка слышала бормотание бабушки: "Еще и кот куда-то подевался. Ну, задам я этому гуляке, когда вернется, чтоб не повадно было". У Насти к горлу подступил комок. "Не вернется, больше никогда он не вернется. Не ругайте его, это я во всем виновата", - хотелось крикнуть ей. Но она понимала, что домашние вряд ли поверят истории с феей. Она бросилась на кровать и заплакала от собственного бессилия. Мама, обеспокоенная ее состоянием, принесла ей чай с малиной. Настя выпила и, отказавшись от ужина, легла спать. Она еще долго терзала себя горькими раздумьями, пока не забылась тревожным сном.
      Ну а мы пока вернемся к Тутанхамону. Что же случилось с ним на самом деле? Мы расстались с ним, когда началась гроза. Обычно животные чувствуют приближение опасности и успевают спрятаться. Однако неожиданное превращение в букашку несколько выбило кота из привычного равновесия, поэтому гроза тоже застала его врасплох. Оглушенный обрушившимися на него каплями, он вдруг осознал, что хозяйка опять куда-то исчезла и в испуге заметался среди гигантских стеблей травы. Ему хотелось отыскать вредную девчонку, забраться к ней на руки и ... все тогда разрешиться как-нибудь само собой. Ветер завывал, как огромный раненый зверь, временами раздавался ужасающий грохот, от которого у Тутанхамона вся шерсть вставала дыбом. Вода прибывала, он уже по горло стоял в ней, а ведь коты, как известно, плавать не умеют. Тут уж злосчастный кот забыл о своем желании отыскать хозяйку и, охваченный паникой, бросился вперед, не разбирая дороги. Вдруг он увидел небольшой земляной холмик, а на его вершине вход в чью-то норку. Оттуда потянуло запахом жилья. Не задумываясь о возможной опасности, кот юркнул в норку и помчался по длинному коридорчику. Странно, конечно, что спасаясь от наводнения, он выбрал такой путь спасения. Ему бы вспомнить, что коты по деревьям лазить умеют, да хотя бы по травяному стеблю повыше забраться, да затаиться под листочком! А он вместо этого, убегая от одной опасности, мчался навстречу другой, совершенно забыв, что ростом он теперь не больше букашки и также беззащитен. Забегая вперед, скажем, что в этой норке жила семья мышек-полевок. В этот час они расположились в своей гостиной - большом подземном зернохранилище - и мирно ужинали. Разыгравшаяся непогода их нисколько не волновала. Этот день был для них удачным, т.к. они обнаружили чей-то забытый тайник с запасами прошлогоднего зерна. Весело попискивая, мышки грызли хрустящие зернышки и обсуждали радостное событие, скрасившее их вечер. Где-то там наверху проносилась гроза, а у них в норке было тепло, сухо, уютно, а сами они набивали бархатные брюшки вкусными, аппетитными зернышками. Чего лучшего можно было желать от жизни! О чем еще можно было мечтать в такой прекрасный вечер? Неожиданно что-то неведомое нарушило мирное течение вечера. Невыносимый, ужасный запах начал наполнять их уютную норку, заставляя трепетать от страха их маленькие сердечки. Первым почувствовал ненавистный запах мышь-папа. Не может быть, - тут же подумал он, - просто за целый день набегался по земле, нанюхался всего, вот и мерещится! И он попытался отогнать тревожные мысли. В эту минуту до мыши-мамы тоже донесся необычный запах и ее носик задрожал от страха. Мышь-папа заметил это, и его тревога вернулась вновь. Теперь уже и мышата уловили новый запах. Перестав хрустеть зерном, они стали тревожно попискивать. Мышь-папа принялся всех успокаивать, напоминая, что по такому узкому коридорчику и котенку не пролезть. Но страшный запах не только не исчезал, а наоборот, неотвратимо приближался. Теперь уже никто не сомневался, что их вечный враг находится совсем близко. Мышь-мама и малыши, закрыв глаза, приготовились к смерти, а мышь-папа выступил вперед, готовясь принять на себя первый удар. Потекли тягостные секунды ожидания...
      Стремительно продвигаясь вперед, Тутанхамон вдруг тоже ощутил какой-то противный запах. Он остановился и попытался разобраться в своих чувствах. Запах был смутно знаком. Внезапно наступило озарение. Кот весь подобрался, его янтарные глаза загорелись зелеными огнями, а походка стала упругой и уверенной. Увидев выступающий из земли корень, Тутанхамон с наслаждением почесал о него свои когти, и эхо услужливо донесло этот леденящий кровь звук до перепуганных мышей. Еще миг - и кот оказался в гостиной. Он воинственно вздернул усы и издал воинственный вопль котов всех времен и народов: Мяу! И это были последние мгновения его торжества. Вместо устрашающего клича раздался лишь слабый писк! Ведь бедняга совсем забыл о своем новом обличье! Ответом его "торжествующему" писку был дружный радостный вопль мышей. Скульптурная группа вдруг ожила! Увидев кота-букашку, мышата радостно запищали, а мышь-мама, вспомнив пережитый кошмар, хищно оскалила зубы. Это был их звездный час! Отомстить за всех бесславно погибших мышей этому коту - выродку, отомстить немедленно - эта мысль пришла им в голову одновременно. Мыши сомкнули ряды и двинулись вперед единым фронтом. У Тутанхамона словно пелена с глаз упала. Он вдруг обнаружил перед собой не просто мышей, а фантастических чудовищ устрашающе-огромного размера. И тут Тутанхамон проявил невероятную находчивость. В один миг осознав весь трагизм своего положения, он предпочел бегство позорной смерти. Ведь что может быть хуже для кота, чем смерть от зубов мышей! Резво развернувшись, он бодрой рысью помчался в обратном направлении. Мыши на секунду замешкались, потрясенные его прытью, и это позволило ему выиграть время. Но не надолго! Вскоре он услышал за собой топот погони. Мыши не только не отставали, а наоборот медленно догоняли его. Ведь скорость у него уже была не та, что раньше! Но недаром все домашние ценили кота за его изобретательность. Не дожидаясь, когда мыши его догонят, он, свернув за очередной поворот, подпрыгнул и зацепился когтями за корень какого-то растения. Погоня пронеслась мимо. Тогда он спустился вниз и, мудро рассудив, что нора должна иметь еще один выход, бросился в противоположную сторону. Скоро он выбрался наружу. Второй выход из норы оказался прямо у корней большого ветвистого дуба. На этот раз Тутанхамон не растерялся и полез вверх. Вскоре он увидел маленькое дупло и решил спрятаться там до утра. На этот раз он был осторожнее: просунув мордочку в дупло, он втянул носом воздух. Не почуяв никаких тревожных запахов и, не услышав никаких тревожных звуков, Тутанхамон прыгнул в дупло и упал на что-то мягкое и теплое. Оно испуганно вскрикнуло, когда кот на него приземлился.
      
      
      
      Глава третья,
      в которой друзья снова вместе и Зелинда делает Насте замечательный подарок.
      
      Как известно, коты хорошо видят в темноте, поэтому Тутик не успел испугаться, ибо сразу же разглядел очаровашку-фею. Фея оказалась в худшем положении, т.к. в отличие от кота совсем ничего не видела в окружавшей ее кромешной мгле. А хитрец вовсе не спешил объявляться. Сначала он безумно обрадовался знакомому лицу и хотел - было окликнуть ее. Но, вспомнив все пережитые унижения, решил затаиться и понаблюдать за тем, что будет дальше. Зелинда какое-то время размахивала руками и трясла головой, очевидно решив, что на нее упал кусок сгнившей древесины. Затем она отчетливо услышала чье-то сопение и страшно перепугалась. Дело в том, что залезая в дупло, она потеряла волшебную палочку и без нее чувствовала себя очень беспомощной. И тут Зелинда заметила два светящихся в темноте глаза. Забившись в уголок, фея тихо захныкала от испуга. Тутанхамон решил ее еще немного попугать, чтоб неповадно было издеваться над другими. Он начал скрести когтями кору, одновременно постукивая по дереву хвостом. И тут он перестарался! Услышав поднятый котом шум, фея решила не сдаваться без боя. Она зачерпнула ладонями со дна дупла разный мусор и швырнула его прямо в светящиеся глаза. Не ожидавший нападения кот зажмурился и жалобно замяукал. Зелинда насторожилась. Где-то она уже слышала эти звуки! "Тутанхамончик, это ты?", - обратилась она в темноту. "А кто же еще?" - недовольно проворчал кот-"До сих пор я не слышал, чтоб кто-то еще умел мяукать".
      
      (Пусть вас не удивляет тот факт, что фея и кот разговаривали друг с другом. Дело в том, что когда-то феи, эльфы, животные и растения были частью одного большого мира, и они прекрасно понимали друг друга. Это умение они не растеряли в веках).
       - Как здорово, что ты нашелся! Мы так волновались, так переживали за тебя.
       - Это поэтому мне такой торжественный прием с фейерверком из мусора приготовили ? - раздраженно фыркнул Тут. Он в душе, конечно, понимал, что виновата в его последней беде лишь его мстительность, но сдержаться от нападок не мог. Слишком много переживаний выпало на его долю в последнее время. "Тут и до бешенства недалеко", - с тоской подумал он. Зелинда же, судя по всему, не чувствовала никакого раскаяния. Словно прочтя его мысли, фея вдруг решила проявить заботу о нем: "Тутанхамончик, тебе очень больно? Хочешь, промою тебе глазки? Благодарности не надо, я этого не люблю". С этими словами она выкарабкалась из дупла и принесла немного дождевой воды в желудевой шапочке, найденной среди мусора. Она тщательно промыла коту глаза, и он сразу же почувствовал себя лучше.
       - Знаешь, - вдруг тоскливо сказала Зелинда, - где-то здесь я потеряла свою волшебную палочку. Не знаю, что теперь и делать, ведь без нее ты не станешь прежним, а я никогда не смогу вернуться домой.
       - А как выглядела твоя волшебная палочка?
       - Маленькая, похожая на еловую иголочку, серебряная с крошечной звездочкой на конце. Я пыталась ее найти, но тут так темно...
       - Что за проблемы, подруга! Тутанхамон сразу же приободрился, услышав, что у него есть надежда восстановить прежний облик. "Задам же я жару этим проклятым мышам, как только верну себе свои размеры!" - Вдохновленный этими мыслями, он огляделся по сторонам и тут же обнаружил волшебную палочку. Схватив ее зубами, он передал сокровище в руки Зелинде. Фея рассыпалась в благодарностях. "Милый котик" в упоении слушал славословия в свой адрес и размышлял о том, как полезно, оказывается, вращаться в обществе фей. Вот прожил он большую часть своей жизни у людей и ничего, кроме "хитрюга" и "проныра" о себе не слышал. Люди, вообще неблагодарные создания. Вон, давеча, бабуля уселась с Настей вечером чаи гонять, молочко со сливками на стол поставили, маслице свеженькое, вареньице, медок. А как только он к своей миске подбежал, да заурчал, обжорой толстым его обозвали! И где же их хваленая справедливость! То ли дело феи. Те смотрят в самый корень! Режут самую, что называется, правду-матку в глаза и никого не обижают. Вот что, значит, попасть в высшее общество! "Умный, красивый, храбрый, находчивый", - эти слова музыкой звучали в его голове. "Да, очень приятный народ феи", - засыпая подумал кот.
      Утром на поляну пришла Настя и очень обрадовалась, увидев Тутанхамона. Тому это страшно польстило. Вон он какой оказывается незаменимый. Положительно, жизнь с приключениями начинала ему нравиться. Он уже немного привык к своему новому облику и даже нашел в нем много привлекательного. С утра они с Зелиндой полетали над поляной и озером, делая разведку. То есть, летала конечно же, фея, а Тутанхамона она крепко прижимала к себе. Сначала ему было немножко страшновато, но потом он привык, и ему даже понравилось путешествовать таким образом. Затем они с феей плотно позавтракали. Кот, правда, пренебрег цветочной пыльцой и нектаром. Какое-то время ему даже казалось, что он так и не сможет заморить червячка. Но потом Зелинда разговорились с семейством божьих коровок. Они были так любезны, что посоветовали им посетить колонию тлей на старой ольхе. "Там вы сможете отведать молочка. Сами мы предпочитаем питаться не молочком, а его производителями" - хищно улыбнулись божьи коровки. - "Обычно там много молока разлито на листьях, но, если захотите свеженького, то пощекочите тлю и получите все, что нужно", - добавили "миролюбивые" хищники. Колонию тлей фея с котом нашли без проблем. Они вдоволь напились сладкого тлиного молочка, несколько странного на вкус, но питательного и сытного. Правда, не все обошлось гладко. Их заметил муравей, охранявший стадо. Зелинда и Тутанхамон оглянуться не успели, как на них двинулась целая муравьиная армия, вызванная на подмогу, муравьем-охранником. Тутанхамон и фея были потрясены внезапностью нападения. Настя им потом объяснила, что муравьи используют для получения и передачи информации запахи, осязание и звуки, поэтому-то и смогли так быстро отреагировать на сигнал муравья-пастуха. Спасла же их только наблюдательность Тутанхамона. Он еще тогда, когда опасности не было и в помине, заметил напавших на тлей личинок каких-то насекомых. Они собирали с тлей вещество, похожее на воск и мазали им себе спины. Именно личинки первыми оказались на пути у муравьев. Но те не обратили на них внимания. Тогда Тутанхамон и фея с быстротой молнии последовали примеру личинок. И вовремя! Муравьи были уже рядом, но, не обнаружив воров, в недоумении остановились, покрутились на месте и удалились. А Зелинда с Тутанхамоном, сытые и довольные, спокойно отправились на цветочную поляну. По дороге фея превозносила находчивость и наблюдательность Тутанхамона. Она так растерялась во время нападения, что даже забыла о волшебной палочке. Неизвестно, чем бы это все закончилось, если бы не находчивость кота. Рассказывая Насте о своих приключениях, Зелинда добавила, что в ее стране муравьи не такие агрессивные. Они наоборот добродушные, воспитанные, всегда готовые помочь. И тлей у них тоже нет, ведь они приносят такой вред растениям. А уж божьи коровки так и вовсе самые добродушные создания на свете! А Настя подумала, что неплохо будет пригласить семейство божьих коровок к себе на огород. Там они смогут завтракать, обедать, ужинать все лето.
       - О чем ты задумалась? - словно издалека донесся до нее голос феи, - я уже целый час не могу до тебя докричаться!
       - Я думаю об ольхе, которую уничтожает тля. Вы даже не представляете себе, какое это замечательное дерево. С виду оно может и неказистое, иногда даже с кривым стволом, но без него трудно пришлось бы другим растениям. Ведь они не могут жить без азота, а добывать его из воздуха тоже не могут. И тут им на помощь приходит ольха. Опадающие осенью листья ольхи богаты азотом. Попадая на землю, они быстро перегнивают и обогащают ее. Благодаря этому другие растения могут полноценно развиваться. Поэтому я думаю, что напрасно вы осудили божьих коровок за их хищный нрав. Если бы не они, то стремительно размножающаяся тля уничтожила бы всю растительность на своем пути. Им надо спасибо сказать!
       - Да не кипятись ты так! Никто и не говорит, что тля - полезное насекомое. Нам с Тутом оно тоже не нравится.
       - Ну, молочко у них очень даже ничего! Я бы даже сказал, что не хуже коровьего будет.
       - Да, некоторые, кроме как о еде ни о чем ином и не думают. - Тут кот решил обидеться. Настя тоже замолчала. Наконец, Зелинде показалось, что минута молчания слишком затянулась. "У меня есть для тебя подарок", - сказала она, напустив на себя таинственный вид. Настя тут же заинтересовалась: "Какой подарок?"
       - Нет, так неинтересно. Попробуй отгадать. Угадаешь, получишь в придачу мою брошку. Не угадаешь, отдашь мне свой браслет со стрелочками.
       - Это не браслет. Это часы. По ним время определяют.
       - Как могут стрелки время показывать? Ты меня разыгрываешь. Да и зачем это нужно, если достаточно на цветы посмотреть. Раскрылись цветы шиповника - значит 4 утра, если они закрылись, то 19 или 20 часов. В 5 утра раскрывается мак и закрывается в 14-15 часов. В 7 утра просыпается картофель, который раньше всех сомкнет лепестки - в 13-14 часов.
       - Ну, это все не очень точно и надежно. А если зима, то как тогда определить время?
       - Зима? Что это такое? И Насте пришлось долго объяснять фее, что такое времена года, а заодно и рассказать о часах все, что она знала. Фее так понравилось то, что она услышала, что ее желание получить часики только усилилось. "Давай отгадывай побыстрее,"-торопила она девочку. Настя колебалась, т.к. не представляла себе, как объяснит маме исчезновение часов. Уверенности же в том, что она может отгадать, у нее не было. Однако, отделаться от феи не было никакой возможности. Она торопила Настю, обвиняя в жадности, и той пришлось принять уговор. Настя, правда, не прочь была выиграть брошку, на которую обратила внимание сразу же, как познакомилась с феей, но девочка прекрасно понимала, что шансов на выигрыш у нее почти нет. Так и оказалось. Она сделала несколько попыток, перечисляя возможные подарки: флакончик цветочных духов, бутылочка нектара, коробочка с цветочной пыльцой, но все было не то. Настя даже робко предположила, что это может быть волшебная палочка, но фея только рассмеялась в ответ. Грустно вздохнув, девочка сняла часики и протянула их фее, объяснив как ими пользоваться. Фея, лукаво сощурившись, поглядела на Настю.
       - Что же ты о подарке не спрашиваешь? Неужели не интересно? Настя радостно встрепенулась. - Да, действительно, а где же обещанный подарок?
       - В твоей коллекции насекомых! Это стрекоза. Фея просто ликовала. У Насти даже руки опустились. Она почувствовала себя обманутой. - Значит твой хваленый подарок - это моя дохлая стрекоза? - ехидно переспросила она. - Мы из нее праздничный ужин приготовим или котлет нажарим на обед? Она желчно рассмеялась над своей шуткой. Фее это не понравилось. - Какая ты тупица! Я дарю тебе крылья! Сегодня, когда мы с Тутом летали над поляной, я и вдруг поняла, что если у нас будут крылья, я смогу приставить их к твоей спине, прикоснуться к ним волшебной палочкой и ... они заработают! Ты сможешь летать также как и я. Но не убивать же нам какого-то бедолагу ради этого! И тут я вспомнила о твоей коллекции насекомых. Ты вчера говорила, что у тебя там есть бабочки, стрекозы, пчелы... Нам, собственно говоря, подойдут любые крылья, но я думаю, что лучше всего взять крылья стрекозы. Так что отправляйся домой и тащи сюда свой экспонат. Насте не пришлось повторять это дважды. У нее даже дух перехватило от счастья. - Только бы получилось, только бы получилось, - приговаривала она по дороге. Про часы она и думать забыла. Еще бы! Тут надвигалось такое приключение! В своих мечтах она уже парила в небесах, наблюдая землю с высоты птичьего полета. Ворвавшись в свою комнату, она вытащила из стола коллекцию, безжалостно оторвала у стрекозы крылья, и помчалась обратно так, что только пятки засверкали. На поляне за это время ничего не изменилось. Зелинда с Тутанхамоном, развалившись в чашечке крупной ромашки, принимали солнечные ванны. Их совсем разморило, и когда Настя предложила сразу же приступить к тренировочным полетам, фея лениво поморщилась. - Какая ты нетерпеливая! У нас еще целый день впереди. Это тебе завтрак в постель мама принесла, а нам пришлось добывать себе пропитание в поте лица своего, можно даже сказать сражаться за него, добывать в бою! Мы так обессилели, что нуждаемся в отдыхе. Настя обиделась. - Ты сама придумала про крылья. Игру в угадайки затеяла. А как часы мои выиграла, так сразу в кусты? Фея вздохнула так тяжело, как будто ей предстояло за один час построить каменный дворец с хрустальной крышей, золотыми мостами и серебряными теремами. - Ох, ох, ох, обещания выполнять надо, - неизвестно к кому обращаясь, сказала она. Уменьшив Настю в размерах, она приставила ей к спине крылья, и попросила Тутанхамона подержать их какое - то время. Затем взмахнула волшебной палочкой, пробормотала под нос непонятные слова "кхгрмбас - зрнглвас. Аштыючччуйя!" и ткнула Настю палкой в спину. Та испытала странное ощущение, похожее на то, когда во время простуды мама ставила ей на спину банки. А затем крылья за ее спиной вдруг затрепетали, и она оторвалась от земли. Настя не знала, как ей управлять крыльями, поэтому ее подъем сопровождался толчками, вращением на одном месте, стремительными поворотами в обратную сторону и прочими неприятностями. А хуже всего было то, что Тутанхамон так и не успел убрать лапы и остался висеть у нее на спине, вцепившись в нее изо всех сил острыми когтями. Ему, бедняге, тоже приходилось несладко, так как крылья все время хлопали его по голове, которая и без того шла кругом от бесконечных вращений. Нечего и говорить, что он и Настя находились в полуобморочном состоянии. Обычно, начинающих пилотов сопровождают в полете опытные инструкторы, которые бдительно охраняют их от ошибок. В данном случае об этом не могло быть и речи. Первые же виражи летающей пары привели Зелинду в состояние буйного веселья. Согнувшись от хохота пополам, она упала на землю, продолжая корчиться от смеха. Между тем, положение становилось угрожающим. Призывы о помощи достигли наконец не только ушей, но и сердца феи. Она встала, расправила крылья и уже собралась взлететь, чтоб отправиться на помощь, как вдруг злополучная парочка на бреющем полете пронеслась мимо. В эту минуту Настино платье не выдержало тяжести повисшего на нем кота и разорвалось. Тутанхамон с вытянутыми лапами, в которых развевался пестрый лоскут, похожий на флаг, приземлился прямо на голову фее, сбив ее с ног. Когда Зелинда наконец - то выбралась из под совсем потерявшего способность мыслить и двигаться Тутанхамона, ей было уже не до смеха. Насти нигде не было видно. Кое - как растолкав обалдевшего кота, она подхватила его на руки и отправилась на поиски подружки. Тутанхамон первым увидел свою хозяйку. Она зависла над серединой пруда и, вращаясь на одном месте, медленно опускалась вниз. Глаза ее были закрыты. Друзья кинулись ей на помощь. Поймав девочку за руку, Зелинда потащила ее прочь от опасного места. Когда Настя немного успокоилась, она решила снова попытаться научиться летать. Фея не оставляла ее ни на минуту и вскоре Настя почувствовала, что может управлять своими крыльями не хуже подружки. Преодолев некоторую напряженность первых уроков, она бесстрашно кувыркалась в воздухе, камнем падала вниз, чтобы в последнюю минуту стрелой взметнуться ввысь. Зелинда отругала ее за подобное легкомыслие, сказав, что очень глупо так бессмысленно рисковать. Это несколько охладило пыл Насти и она на какое - то время успокоилась.
      Заигравшись, они не заметили, как наступил вечер. Настя с Тутанхамоном отправились домой. Крылья спрятали в дупло дуба, где собиралась ночевать Зелинда. Настя предложила ей переночевать у нее дома, но фея предпочла остаться на поляне. По дороге домой Настя старалась не думать о том, что скажет мама, увидев ее разорванное платье и расцарапанную спину.
      
      Глава четвертая,
       в которой Насте приходится немного потрудиться, а Тутанхамону предстоит встреча со старыми друзьями.
      
      Действительность превзошла все Настины ожидания. Мама разбушевалась как тайфун. От нее не удалось скрыть ни оборванного платья, ни исцарапанной спины. Может быть Настины объяснения, что она напоролась в лесу на ветку и возымели бы миротворческий эффект, но тут мама заметила исчезновение часов. А сообщение, что дочка их где-то потеряла не улучшило ей настроения. А когда на ее глаза попался взъерошенный кот, воровато пытающийся проскользнуть на кухню, произошел настоящий взрыв. Обычно спокойная мама схватила веник и несколько раз прошлась им по спине остолбеневшего Тутанхамона со словами "А ты где шляешься, бездельник? В доме мыши скоро хороводы водить будут. Займись делом, амеба хвостатая. И не жди на ужин ничего, кроме мышиных деликатесов". Оскорбленный до глубины души Тутанхамон скрылся под кроватью, где и провел целый вечер, зализывая раны. Настя раздобыла для него на кухне куриной печенки, что несколько примирило его с жизнью.
      На следующее утро мамин гнев не утих, как рассчитывала Настя. Не обошлось, правда, здесь без бабулиных напутствий. Засыпая, Настя слышала, как она ворчала: "Вот, погоди, вырастит, покажет тебе... Сейчас уже никого не слушает... Слоняется где-то целыми днями..." Под это заунывное жужжание девочка заснула, искренне надеясь, что к утру домашняя буря утихнет. Но ее ждало большое разочарование. Мама, решив, что в этом случае трудовая терапия будет только на пользу, уже подготовила для нее фронт работ. Поэтому, сразу же после завтрака Настя была направлена на борьбу с сорняками. Следить за выполнением этого нехитрого задания вызвалась вездесущая бабушка.
       - Не забудь хорошенько полить грядки, - закончила свои наставления мама.
       - И не экономь. Воды в колодце много, - тут же встряла вредная бабка.
      Солнце уже высоко стояло в зените, а Настиной борьбе с сорняками все не было конца. Те никак не хотели покидать полюбившиеся им насиженные места, сопротивлялись что было сил, впивались в нее колючками, и, казалось, еще глубже врастали в землю корнями. Настя совсем отчаялась. Ей уже мерещилось, что это никакие не сорняки, а живые существа с очень вредным характером. Ей хотелось с кем-нибудь поговорить, отвести, что называется душу, но вокруг не было ни души. Бабушка, конечно, не в счет. Настя совершенно справедливо полагала, что разжалобить ее своим рассказом не удастся. И Тутанхамон снова куда-то пропал. Вечно его рядом нет, когда он нужен. "Этот кот безответственен до безобразия, безрадостно размышляла Настя, - наверное, дрыхнет где-нибудь, бездельник".
      Она была недалека от истины. Все это время Тутанхамон действительно спал. Это был заслуженный отдых после трудовой вахты, которую он нес ночью. Накануне вечером, после того как все улеглись спать и потушили свет, наш кот тоже вылез наконец-то из под кровати, где скрывался от рассерженной бабы Кати и Марины Петровны. Привычно свернувшись в кресле у окна в комочек, он уже зажмурил глаза и успел задремать, как вдруг его разбудил какой-то противный запах, причем очень знакомый. Нюх не подвел Тутанхамона. Семейка полевых мышей решила нанести ночной визит семье Карасиковых. Как вы сами догадываетесь, их не смутило то, что хозяева мирно посапывали в своих кроватях. Наоборот, именно это делало визит таким привлекательным. Присутствие в доме кота их тоже больше не тревожило. Познакомившись с ним вчера поближе, они не только перестали его бояться, но искренне полагали, что опасаться должен скорее он. Поэтому вся семья находилась в приподнятом праздничном настроении. Они давно прослышали, что в дом на горке приехали из города гости и привезли много разных вкусностей, а главное, СЫР. Слышали они и то, что в доме есть кот, но страшно ленивый, а посему не опасный для окружающих. И все-таки, отличаясь очень робким характером, они не решались проникнуть в дом. Но теперь, после того, как они познакомились поближе с этим котиком, мыши уже ничего не боялись. Они смело проникли в дом и стали искать кладовку или буфет, то есть то место, где люди обычно хранят подобные деликатесы, когда в доме нет холодильника.(А надо сказать, что баба Катя жила по старинке, поэтому ни холодильника, ни стиральной машины в доме не было). Исключение было сделано для телевизора, хотя включала бабушка его крайне редко. Иногда она смотрела бесконечные сериалы о красивой жизни всяких Луисов-Альберто, Хуанов, Марий, Лусинд и прочих вымышленных персонажей латинских сценаристов. А в конце дня бабуля обязательно смотрела новости и, чтоб не слышать ее комментариев, Настя уходила в другую комнату. Мама, застряв где-то в пределах среднего царства Египетской истории, не обращала никакого внимания на происходящее. Поэтому театр одного актера разыгрывался обычно без участия зрителей. Ситуация в корне менялась, когда приезжал папа. Егор Степанович отличался невероятным спокойствием характера и природным добродушием. Однако бабулины комментарии и его выводили из себя. Он тут же вступал с ней в дискуссии. А бабе Кате, казалось, только этого и было надо. Она просто расцветала в ходе этих дискуссий. Но сейчас папа находился в командировке, и поэтому бабушке не с кем было отвести душу. Она даже телевизор смотрела реже, чем обычно. А зачем, если нет былой радости? Но мы опять отвлеклись, поэтому давайте вернемся к нашей истории.
      Сырный дух разливался по всему дому и кружил мышам головы. Забравшись на кухонный стол, они обнаружили оставшийся от ужина сыр, бережно накрытый льняной салфеткой. Мыши с жадностью набросились на вожделенное лакомство. Нечего и говорить, что за столь приятной трапезой они не сразу почувствовали присутствие нового запаха. Но даже уловив его, они нисколько не встревожились, а наоборот радостно запищали, признав старого знакомого. ЭТОТ кот не представлял для них никакой опасности! Но каков наглец! Зная об их присутствии, он еще смеет разгуливать по всему дому, вместо того, чтоб забиться в какую-нибудь щель! Сейчас узнает, где раки зимуют! Конечно, убивать его нельзя, ведь тогда люди могут завести более опасного хищника. Но припугнуть будет не лишним. Когда еще смогут они так позабавиться? Подобные мысли раззадорили мышей еще больше. Они представили себе, как в их роду от отца к сыну и от сына к внуку будет передаваться легенда о том, как маленькие, но храбрые мыши-полевки победили огромного, но трусливого и глупого кота. Идиллия закончилась в ту минуту, когда они увидели насколько огромен этот кот. А в его горящих глазах они не заметили ни намека на трусость или глупость. Этот взгляд не предвещал ничего хорошего. Мыши, жалобно попискивая, суетливо забегали по столу. И это их спасло. Тутанхамон растерялся, не зная за кем ему гнаться в первую очередь. Тем временем мыши скатились со стола и врассыпную кинулись прочь из комнаты. Кот бросился следом. Он торжествовал. Конечно же, он мог их сразу уничтожить, но ему захотелось поиграть с ними в кошки-мышки. Правда, подобное занятие не для философа и аристократа, каковым считал себя Тутанхамон, а скорее для какого-то жалкого деревенщины. Да, да, никогда еще ему не приходилось опускаться до подобных развлечений. Но с этой семейкой у него свои счеты! К тому же Тутанхамон начинал входить во вкус деревенских забав. Весело урча, он начал свое преследование. Схватив за хвост одного из мышат, он начал подтягивать его к себе. Но в эту минуту ему на глаза попалась мышь-мама. Если бы Тутанхамон был человеком, он бы конечно знал пословицу о неудачной охоте тех, кто пытается поймать сразу двух зайцев. Но Тутанхамон был всего лишь котом, хотя и очень умным. Потянувшись, чтоб схватить второй лапой маму-мышь, он ослабил хватку и мышонок выскользнул. Поймать мышь-маму ему тоже не удалось. Вместо этого он зацепил когтями клеенку на столе и сдернул ее вместе с тарелками. Звон разбившейся посуды разбудил бабушку, которая уселась на кровати, недоумевая в чем дело. Тутанхамон меж тем продолжал охоту. Тем временем, мышь мама и мышь папа обнаружили в обивке старого кресла дырку, спрятались там вместе с одним из мышат. Решив добраться до них во что бы то ни стало, Тутанхамон начал рвать когтями обивку. Не дожидаясь, когда он до них доберется, мыши потихоньку выскользнули оттуда и кинулись к лазу в полу рядом со стеной, надеясь добраться туда раньше, чем кот настигнет их. Оставшиеся мышата уже поджидали их там, высовывая из лаза несчастные мордочки. Но их план не удался. Тутанхамон настиг их, когда убежище было совсем близко. Не растерявшись, мыши спрятались в стоящем на полу кувшине с узким горлышком. Они думали, что коту надоест караулить их, и он уберется прочь. Тогда и они смогут убежать домой. Но Тутанхамон оказался не из тех, кто отступает перед трудностями. Он попытался достать их оттуда, просунув в кувшин лапу. Но быстро понял, что это не так просто. Тогда Тутанхамон опрокинул кувшин в надежде, что мыши вывалятся оттуда. Кувшин был сделан из глины, поэтому тут же раскололся на множество кусочков. Мыши выскользнули из под обломков и юркнули в спасительный лаз. Кот попытался схватить их, но тут чьи-то стальные челюсти впились ему в лапу. Дикий кошачий вопль разрезал тишину. Бабушка, наконец-то определив, откуда доносится весь этот шум и грохот, включила на кухне свет. Среди обломков разбитой посуды и клочков разодранной обивки кресла она обнаружила жалкого Тутанхамона, попавшего лапой в мышеловку. "Ах ты, обжора проклятый" - разгневалась бабушка. Вспомнив, что кот с вечера остался голодным, она решила, что тот решил ночью подкрепиться. "До чего же жадный и тупой кот! - никак не могла успокоиться бабушка, - Даже из мышеловки пытался сыр достать, все ему мало было!" Тутанхамон был уничтожен несправедливостью обвинения. Освобожденный из капкана, он был безжалостно брошен в чулан. Там он долго зализывал рану, жалобно мяукая, пока наконец не заснул. А добрая старушка, убирая в комнате, не переставала ворчать: " Нет, кому рассказать, так не поверят. Мыши в доме, а коту хоть бы хны. Ставишь мышеловку, а туда только этот глупый кот и попадается. Просто чудеса!"
      Утром мучения Тутанхамона не закончились. Он всегда любил покушать, а после вчерашней ночной переделки, наш кот испытывал просто невыносимые мучения от голода. Но оказалось, что про него просто все забыли. И что хуже всего - дверь чулана была закрыта. Но эти трудности не сломили Тутанхамона. Он сначала попытался как-то выбраться из чулана. Обследовал маленькое окошечко, в надежде, что оно окажется открытым или всего лишь закрытым на щеколду. А с подобными запорами Тутик давно научился справляться. Оказалось, что окошко намертво заколочено гвоздями. Тогда несчастный кот еще раз попытался открыть когтями дверь. Убедившись в очередной раз, что это невозможно, он огласил своими воплями окрестности. Конечно же, если бы в эту минуту хоть кто-нибудь был дома, его бы обязательно услышали и выпустили на свободу. Но, к несчастью мамы вообще уехала в Москву на работу, а бабушка приглядывала за Настей, сражающейся с сорняками. Спасение пришло неожиданно. Зелинда, так и не дождавшись друзей, решила узнать, что же с ними случилось. Она прилетела к дому и влетела в открытое окно. Тут она услышала голодные вопли Тутанхамона и освободила его. Конечно же открыть чулан она не могла, поэтому поступила просто: просунулась в щель под дверью, уменьшила Тутанхамона с помощью волшебной палочки, затем вместе с ним вылезла обратно. Тутанхамон первым делом набросился на крошки, оставшиеся после завтрака. К счастью при его теперешних размерах насытиться было легко. Фея тоже не отказала себе в удовольствии попробовать человеческой пищи. В этом она была похожа на настоящих путешественников, которые, оказавшись в незнакомой стране, стремятся попробовать все и узнать как можно больше о народе и обычаях. Насытившись, Зелинда с Тутанхамоном под мышкой вылетела из окна на поиски Насти.
      
      
      
      
      Глава пятая,
      в которой подруги проказничают в огороде, а Тутанхамон снова попадает в переделку.
      
      Долго им искать не пришлось. Окно кухни выходило прямо на огород. Поэтому они сразу же заприметили Настю, красную, как вареный рак и страшно злую, что было видно невооруженным глазом. Подлетев поближе, фея повисла над ее ухом и весело поздоровалась. Настя даже подпрыгнула от неожиданности. В эту минуту она как раз ухватилась за огромный куст чертополоха, особенно не надеясь, что он поддастся ей. К ее удивлению, куст оказался в воздухе вместе с ней. И даже, как ей показалось, сам издал удивленный свист, прощаясь с матушкой Землей. К Настиной радости, бабушка неожиданно решила пойти отдохнуть. Долгое пребывание на солнце утомило старушку, и она решила вздремнуть перед обедом. Настя решила, что и ей не мешает отдохнуть. Фея взмахнула волшебной палочкой... и вот уже друзья, уютно устроившись на листе огромного лопуха, наперебой жаловались Зелинде на несправедливости, которые им чинились. Неожиданно фея заметила знакомое семейство божьих коровок. Встретив их ранним утром, она рассказала им о Настином приглашении на огород. Как оказалось, божьи коровки не заставили себя ждать. Тутанхамон был просто шокирован жадностью, с которой они набросились на несчастных тлей. Будучи по своей природе существом миролюбивым, он даже пожалел несчастных насекомых, неспособных даже защитить себя в этой ситуации. Одна замешкавшаяся божья коровка в ответ на его сетования сказала: "Ты сам не знаешь, что говоришь. Тля живет недолго, дней 6, но размножается с такой скоростью, что если бы не короткая жизнь и не такие любители полакомиться ими, как мы, то вся Земля давно бы уже превратилась в пустыню." Тутанхамона не убедили ее доводы и он продолжал неодобрительно взирать на картину уничтожения беззащитных букашек. Но постепенно его жалость сменилась презрением и раздражением. Тля не только не желала защищаться, но и попыток спастись тоже не предпринимала. Более того, они продолжали безмятежно пастись на зеленых листочках даже в то время, как божьи коровки пожирали их соседей. Казалось, единственным желанием этих насекомых, было желание есть, и даже желание жить отступало перед этой страстью на второй план. "Да, за жизнь надо бороться", - подумал Тутанхамон, не предполагая, что уже через минуту ему придется на деле доказывать эту истину. Но оставим его на время и вернемся к подружкам. В ту минуту, когда жестокая судьба готовилась подвергнуть кота новым испытаниям, Настя как раз уговаривала Зелинду посетить грядки с клубникой и полакомиться сочными ягодами. Фея очень заинтересовалась предложением и они отправились на поиски грядок. Дело в том, что с момента превращения Насти в малютку, огород тоже претерпел некоторые изменения. Пейзаж преобразился как в сказке. Трава напоминала густой непроходимый лес, сквозь который было очень непросто продвигаться вперед. Настя даже пожалела, что так плохо очистила огород от сорняков, ведь тогда бы не было таких проблем. Наконец впереди высоко над головой замаячили огромные конусообразные плоды. Насте даже страшно стало, когда она представила, что может случиться, если эти огромные ягоды упадут ей на голову."Пожалуй, это будет последняя моя неприятность в этой жизни"-философски подумала она и в эту минуту заметила, что некоторые ягоды под собственной тяжестью склонились так низко, что практически лежали на земле. Настя бросилась к одной из них и вгрызлась в ароматный бочок. Картина огромных ягод, каждая из которых была размером с нее, просто заворожил фею. Она долго изливала свои восторги, прежде, чем попробовать сочную, душистую мякоть. Наконец Зелинда аккуратно откусила кусочек и в восторге закатила глаза. Затем воцарилась тишина, нарушаемая время от времени громким чавканьем. Откусывать от огромной круглой ягоды было неудобно, поэтому подруги просто отковыривали от ягод руками небольшие кусочки, а уж потом откусывали от них, как от арбузных долек. Внезапно, Насте пришла в голову довольно безрассудная мысль. К этому времени она уже наелась до отвала и стала просто сбрасывать мякоть на землю, все глубже и глубже проникая вглубь ягоды. "Что ты делаешь", - заинтересовалась Зелинда.
       - Играю в маленького червячка. Хочу прогрызть подземный ход. Хотя правильнее будет сказать внутриягодный ход. Ты тоже можешь присоединиться, так будет даже быстрее.
      Фея с энтузиазмом откликнулась на новую игру.
       - Я - червяк-сладкоежка, - в упоении кричала Настя.
       - А я гусеница-обжора, - вторила ей Зелинда
       - Я грызу быстрее!
      - Нет, я!
      Они начали дружно рыть с двух сторон навстречу друг другу. Но в своих расчетах они где-то допустили ошибку и их встреча не состоялась. Зато в ягоде теперь было 2 параллельных хода. Не растерявшись, они прогрызли коридорчик, который соединил эти 2 хода. Заметив, что сверху почти вплотную к этой ягоде прижимается другая ягода, подруги прорыли ход сверху и уже оттуда начали рыть ход в новой ягоде. Прорыв в ней новый ход, они выглянули наружу и обнаружили рядом еще три ягоды, к которым легко было добраться, шагая по листьям как по мостику.
       - Да у нас получится целый дворец, вот здорово. Мы сможем даже поиграть в прятки. Не остановившись на достигнутом, они рыли в ягодах новые и новые ходы, иногда поднимаясь вверх, иногда опускаясь вниз. Когда им это занятие наскучило, они стали развлекаться игрой в прятки и догонялки, то скатываясь как по горке вниз по покатым коридорчикам, то карабкаясь вверх. Короче веселились от души. Когда они наконец выбрались наружу и посмотрели друг на друга, то оказалось, что все, что было на них одето, да и сами они стали красного цвета. Красными стали белые трусики Насти и ее светло - голубой сарафанчик, а зеленое платьице феи потемнело так, что стало просто черным. Их волосы слиплись от клубничного сока. Это так развеселило подружек, что они просто катались по земле от хохота. Затянувшееся веселье нарушили истошные вопли Тутанхамона. Правильно оценив ситуацию, фея взмахом волшебной палочки увеличила Настю, села ей на плечо, и они поспешили на помощь коту, попавшему в серьезную переделку.
      Предаваясь философским наблюдениям за тлей, Тутанхамон не заметил, что в его сторону направляется бабушкин любимец - петух Петька. Бабушка ценила его, как ни удивительно именно за то качество, за которое его дружно ненавидели остальные. Этот красавец-петух был невероятно горластым. Первое время все просто подпрыгивали в своих постелях в 4 утра, когда раздавалось его раскатистое "ку-ка-ре-ку". Наверное, даже вой пожарной машины не вызывал бы такого переполоха. Со временем эффект неожиданности пропал, но неприязнь к петуху сохранилась. Теперь все просто в середине ночи просыпались и беспокойно ворочались в кроватях, дожидаясь, когда злополучный петух исполнит утреннюю арию и можно будет снова заснуть. К тому же петух Петька отличался крайне задиристым нравом. Он никого не мог пропустить мимо, не попытавшись клюнуть в пятку. Только для бабушки делал он исключение, ходил за ней как собака, преданно заглядывая в глаза. Тутанхамон обычно побаивался петуха-задиру и старался избегать с ним встречи. Но, как говорится, от судьбы не уйдешь.
      Разгуливая по огороду в поисках дождевых червей, Петька высмотрел на зеленом листочке некий объект, который принял за мохнатую гусеницу. Он нацелился на него своим клювом, но тут от легкого ветерка листочек, на котором сидел Тутанхамон пошевелился, и петух промахнулся. Заметив промелькнувший перед ним грозный профиль, кот в ужасе скатился вниз и, преследуемый Петькой, заметался в траве, призывая на помощь свою хозяйку. Петух не отступал, про себя удивляясь прыти, которую проявила гусеница.
      Когда Настя прибежала на его зов и увидела ненавистного петуха, все накопившееся против него раздражение вспыхнуло с новой силой. Она сорвала с ноги сандалию и швырнула во вредную птицу. Это сразу же отрезвило петуха и заставило отказаться от дальнейшего преследования резвой гусеницы. Однако, его смирение не охладило Настин пыл. Она сняла вторую сандалию и снова швырнула ее в петуха, сбив его с ног. Зелинда к этому времени успела вернуть Тутанхамону прежний облик. Заметив, что удар попал в цель, Настя даже запрыгала от счастья. Но на этом ее веселье и закончилось. Вернувшаяся с работы мама и проснувшаяся от шума бабушка стали свидетелями разыгравшейся баталии. Нечего и говорить, что их симпатии (в основном, бабушкины) были на стороне пострадавшего петуха.
      Остановись, негодница, - истошно завопила бабуля. - Ишь чего задумала! Птичку невинную со света сжить хочет. Эх, Маринка! Что ж ты за чудовище такое вырастила! Она ж тебе на старости лет стакан воды не подаст. У чужих людей из милости будешь век свой доживать!
      Настина мама, не испытывая теплых чувств к "невинно пострадавшей птичке", может быть и пропустила бы эти слова мимо ушей, но к этому времени она смогла получше разглядеть собственную дочь, отчего просто рассвирепела.
       - Нет, ты только посмотри на нее. Никакого сладу нет с этой девчонкой. Скажи мне, в какой канаве ты валялась? - в сердцах закричала она. - Боже! Да она вся перемазана клубникой! Ты что, упала на клубничную грядку?
      Тут бабушка снова встрепенулась. - Ох-хо-хонюшки! Ну и помощница выросла. Всю клубнику передавила, а мне стоило такого труда ее вырастить. У Насти голова пошла кругом от несправедливых упреков. Она попыталась что-то промямлить в свое оправдание, но рядом уже никого не было. Бабушка бодрой трусцой направлялась к клубничным грядкам, чтоб оценить нанесенный ущерб и, как на буксире, тащила за собой маму. До Насти, как сквозь сон, донеслись обрывки разговора: "Ничего не пойму! Грядки целы, прополоты и политы, где же она так вымазаться успела?... Ой, смотри, как червяк ягоду прогрыз! Теперь ее только в мусорное ведро..."
       Глава шестая, в которой Настя показывает фее дом и знакомит ее с Клеопатриком
      
      Настя сидела в корыте, отмывая с себя клубничный сок. Ванны у бабушки в доме не было. Обычно, по субботам, бабушка растапливала баню, и все (бабушка, мама и Настя) долго парились там, похлестывая друг друга березовыми вениками. На деревянные скамейки бабушка выливала крутой кипяток с заваренными травами, поэтому в маленькой баньке стоял удивительный дух: пахло то ли лесом, то ли лугом и цветами. И странное дело, когда они наконец-то выбирались из тесной баньки, на душе становилось как-то просторнее и светлее. Когда папа приезжал к бабушке в гости, он обычно мылся после них. Заходил в баньку и пропадал там надолго, и только его счастливое повизгивание и кряхтение говорило близким, что беспокоиться нечего, папа жив и здоров. Он так щедро хлестал себя веником, что когда появлялся на свет божий, был скорее похож на вареного рака, чем на человека. Сегодня была не суббота, поэтому баньку топить не стали, а просто налили теплой воды в корыто, справедливо рассудив, что отмыть клубничный сок можно и таким способом. Мама щедрой рукой налили туда пены для ванны, поэтому со стороны могло показаться, что девочку всю окутали воздушной ватой. Рядом с ней плавала любимая целлулоидная уточка. Когда Настя была еще маленькой и гостила у бабушки, ее часто мыли в этом корыте, и, чтоб развлечь ребенка запускали в воду эту уточку. На ее спине было углубление, куда ставили свечку. Сегодня там вместо свечки сидела фея, уже смывшая с себя следы утренних проказ. Пора было выбираться из корыта, но пена была такая красивая, ее так приятно было трогать руками, что они продолжали барахтаться в воде. Настя взяла соломинку и, опуская ее в пену, стала выдувать красивые, переливающиеся всеми цветами радуги, пузыри. Это так понравилось фее, что она тоже решила попробовать, но у нее ничего не получилось. Настя хотела забрать соломинку, но Зелинда не отпускала ее. Девочка дернула посильнее, не заметив, что вместе с соломинкой в воздух поднялась и упрямая фея, и с ходу опустила соломинку в пену, выдув огромный пузырь, в центре которого болталась ее новая подружка. Пузырь тут же лопнул, и Зелинда свалилась в воду, не успев, что называется, и крыльями взмахнуть. Она тут же камнем пошла на дно. Настя лихорадочно стала шарить руками по дну корыта, но сквозь пену ничего не было видно. Оставалось только одно. Настя выскочила из корыта, перевернув его. Вся вода растеклась по кухне, зато фея была спасена от страшной смерти.
      Теперь перед подружками встала новая проблема: во что одеть Зелинду. Дело в том, что перед тем, как идти мыться Настя постирала ее платье и повесила сушиться на веревочку за окном. Платье еще не высохло. Пришлось срочно искать какую-то замену. Наконец Настя нашла среди заброшенных еще с прошлого лета игрушек маленького пупсика, распашонка которого хоть и была широковата и длинновата, но все-таки хоть как-то подошла фее. Пока девочка была занята поисками, Зелинда, завернувшись в ее носовой платок, застыла перед клеткой с попугаем.
      "Ах, какой чудесный домик! - восторгалась она. - Кто здесь живет?"
       - Ах, да, - спохватилась Настя, - забыла тебе представить: Клеопатрик.
      Здесь нам опять придется сделать небольшое отступление в прошлое и рассказать вам о том, кто такой Клеопатрик и почему он носит такое удивительное имя.
      Дело в том, что Настина мама, будучи не только историком по образованию, но еще и специалистом по Древнему Египту, стремилась всем домочадцам давать соответствующие имена. С папой она, правда, ничего уже поделать не могла, так как у него уже было свое имя, когда они встретились - Александр Александрович. Когда родилась дочь, Александр Александрович, поспешил побыстрее окрестить ее, совершенно справедливо опасаясь, что мама назовет ее Нефертити или еще более интересным именем, чем глубоко обидел Марину Петровну. До сих пор она не могла забыть сей досадный факт. Но зато смогла отыграться в дальнейшем, давая немыслимые египетские имена всему зверью, попадавшему к ним в дом. Сначала это был огромный и пушистый сибирский кот, получивший громкое имя Аменхотеп I. То есть сначала он был просто Аменхотепом, но это имя он носил недолго, т.к. вскоре сбежал от них. Папа с Настей потихоньку от мамы смеялись, что его сибирскому достоинству было слишком жарко под таким экзотическим именем. На смену ему пришел сиамский красавец Аменхотеп II. (Очевидно, этот египетский Аменхотеп был чем-то особенно дорог сердцу мамы, что она так долго не могла расстаться с этим именем.) Аменхотеп II тоже недолго прожил у них. Однажды, когда дома никого не было, в квартиру проникли воры. Поживиться им особенно было нечем, поэтому, уходя, они забрали кота, рассчитывая, очевидно, выручить за него какие-нибудь деньги на птичьем рынке. Следом за ним в доме появился Тутанхамон, кот совершенно безродный и беспородный, зато философ в душе. Его вполне устраивало его царственное имя. А совсем недавно папа купил на птичьем рынке огромную самку попугая. Мама тут же назвала ее Клеопатрой. А спустя год, один знакомый орнитолог, посетив семью Карасиковых, заметил, что на самом деле это не самка, а самец попугая и добавил какое-то замысловатое латинское название. Тогда-то Клеопатра была спешно переименована в Клеопатрика. И без того скверный характер этой птицы от этого только ухудшился. Он вообще был слишком оскорблен беспардонным отношением к своей персоне и считал, что у него есть веские причины открыто выражать свое недовольство. Незадолго до того, как ему сменили имя, соседи по лестничной площадке, уезжая в отпуск попросили Карасиковых присмотреть за своим попугаем Гошей. Мама, давно уже обеспокоенная хмурым видом своего пернатого красавца, страшно обрадовалась. Она решила взбодрить Клеопатру, поселив к ней в клетку соседа. Мама уже спала и видела, как у душечки Клеопатры появляются маленькие детки. Затолкнув упирающегося Гошу в клетку, мама деликатно покинула комнату. К счастью далеко уйти не успела... Израненный и изрядно пощипанный Гошка был извлечен из камеры пыток и возвращен в свою уютную клетку. Сначала клетки попугаев поставили рядом, но после маминой попытки их сблизить соседство друг друга стало для них невыносимым. А у всей семьи начинала трещать голова от того гвалта, который поднимали попугаи. Кончилось дело тем, что Гошу выпроводили жить на кухню, где он спокойно дождался возвращения соседей. А папа с Настей после этого случая стали недолюбливать сварливую Клепу. Правда, объяснения орнитолога несколько прояснили ситуацию. Действительно, ждать птенчиков от попугая было бы верхом глупости! В поведении попугая были найдены смягчающие мотивы, однако отношение к нему в семье не изменилось. Сам попугай считал это верхом несправедливости. Этим летом папа уехал в длительную командировку, поэтому Клеопатрика пришлось взять с собой в деревню. Долгое путешествие в машине утомило попугая. К тому же дорога была плохая, и машину все время кидало из стороны в сторону. А эти люди, создания по мнению Клеопатрика совершенно безалаберные, затолкали в машину столько предметов, как будто собирались всю оставшуюся жизнь провести на необитаемом острове. Рядом с клеткой расположили целую библиотеку, не иначе. Во всяком случае, одному, или даже двум людям прочесть все это за каких-то три месяца невозможно. Так думал попугай, раздраженно мигая круглыми глазами.
       - А может и правда, на всю жизнь уезжают, разлетаются с хозяином по разным гнездам? В таком случае хорошо, что с хозяином не оставляют. А то он совсем недавно пригрозил шею свернуть! А чего, спрашивается, пальцы в клетку совал? - На этом месте Клеопатрик прервал свои размышления, так как машину снова тряхнуло, книги посыпались прямо на клетку, а угол одной из них, проскользнув через решетку, больно ткнул зазевавшегося попугая в бок. Пылая жаждой мести, он просунул клюв сквозь прутья клетки и начал рвать страницы толстого тома, оказавшегося трудом известного профессора-египтолога. За это и был тут же наказан. Мама схватила плед и накрыла им клетку. Поэтому весь оставшийся путь он проделал в страшной духоте и темноте. Все это наполнило душу попугая страшными предчувствиями, которые его не обманули. На новом месте Клеопатрику не нравилось абсолютно все. Начать с того, что по приезде выяснилось, что из Москвы забыли взять корм для попугаев, а в этом богом забытом местечке о таком деликатесе и слышать не слышали. Пришлось довольствоваться просом, как какой-то курице. Но это еще не все! Был нарушен и его постельный режим. Какая - то неведомая птица каждую ночь в одно и то же время начинала громко вопить за окном, призывая всех окружающих разделить с ней ее бессонницу. Будучи эгоистом по натуре, Клеопатрик не склонен был сочувствовать этой птице в ее беде. В ответ на "Ку-ка-ре-ку" он начинал громко орать "Кошмаррр, кошмаррр" и с надеждой ждал, что кто-нибудь поможет страдальцу за окном успокоиться навек. Вместо этого на него обрушился гнев бабушки, которая втихаря сократила ему питательный рацион да еще пригрозила сварить из него суп, если он по-прежнему будет всем мешать спать по ночам. Вот так печально и голодно тянулись его дни в сельской глуши. Только беседы с Мариной Петровной проливали бальзам на его истерзанную душу.
       - Ну как дела, Клео, - доверительно спрашивала Марина Петровна, подсаживаясь поближе к клетке.
       - Кошмар, кошмар, - хрипел Клеопатрик в ответ.
       - А как я сегодня выгляжу? - кокетничала Марина Петровна.
       - Кошмар, кошмар! - спешил успокоить ее Клеопатрик.
      Как ни странно, Марина Петровна нисколько на него не обижалась, а наоборот, считала птицей остроумной и веселой. Постепенно Клеопатрик смирился со своей деревенской жизнью и так бы и дотянул спокойно до отъезда, если бы не трагическая встреча с феей. Пребывающий в вечном раздражении попугай внезапно обнаружил у своей клетки нечто, очень напоминающее стрекозу. Он уже приготовился прищелкнуть ее своим клювом, как вдруг стрекоза, опередив попугая на какое-то мгновение, проткнула его своим ядовитым жалом. На самом деле не было никакого жала, тем более ядовитого. Просто фея прикоснулась к нему волшебной палочкой, и Клеопатрик резко уменьшился в размерах, став похожим на маленькую пчелку. Ощущение, которое он при этом испытал, было довольно болезненным, поэтому и возникла мысль о ядовитом жале. В следующую минуту мир преобразился. Прутья клетки куда-то исчезли, вокруг стало светлее и просторнее. Свобода! Не хватит никаких слов, чтоб объяснить это ошеломляющее, странное чувство, охватившее Клеопатрика! И не удивительно, что, опьяненный этим, он в тот же миг, не задерживаясь больше ни на минуту, устремился туда, где ярко светило солнце на голубом небе и пахло свежей травой. Конечно же, его клетка никуда не исчезла, просто попугай так уменьшился в размерах, что расстояние между прутьями стало для него огромным и он легко выбрался наружу. Все это произошло так быстро, что Настя не успела ничего предпринять и теперь судорожно размышляла, что же такое сказать маме. На смену этим эгоистическим мыслям пришли другие, более благородные. Настя представила, каким беззащитным окажется несчастный попугай перед теми опасностями, которые его поджидают в большом и незнакомом мире. Девочка кинулась тормошить фею, понимая, что только она способна теперь отыскать попугая:
       - Зелинда, надо его спасти. Лети за ним и попробуй его вернуть! Кстати, твое платье уже высохло. - С этими словами Настя сорвала с веревки крошечное платьице. - Прошу тебя, поторопись!
       - Попробую, но ничего не обещаю, - пробормотала фея, запутавшись в складках. - Скоро пойдет дождь и мне надо будет укрыться.
       - С чего ты это решила? Правда, сегодня очень припекало, но это не обязательно означает, что будет дождь.
       - Когда я утром летела к тебе, то случайно сломала стебель хвоща. Там были капельки влаги.
       - Да, я слышала о такой примете. Но никак не пойму, откуда ты о ней знаешь.
       - Хвощи самые старые растения на земле. Они были еще при динозаврах. Ничего удивительного, что мы, феи тоже о них слышали.
       - Ладно, сейчас проверим эту примету. Я знаю такую же примету про репейник. Если его бутон сжимается, то это к дождю. Сейчас посмотрим. Настя высунулась из окна и уставилась на репейник, который рос недалеко от куста белой сирени.
       - Ты не ошиблась. И все-таки, пока дождя нет, надо попробовать его найти.
       - Уже лечу. С этими словами маленькая фея устремилась в погоню за блудным попугаем.
      
      Глава седьмая,
      в которой Марина Петровна принимает гостя, который совсем не нравится Насте.
      
      Настина мама не обрадовалась, увидев наводнение на кухне. Справедливости ради надо признать, что это вряд ли кого бы обрадовало. А в последнее время для Насти все так неудачно складывалось, что ожидать прощения было бессмысленно. Она затаилась в своей комнате и стала ждать, что будет дальше. Хотя не надо было быть гадалкой, чтобы предсказать дальнейший ход событий. На мамины охи и ахи, как на крыльях прилетела шустрая бабуся и тут же подлила масла в огонь: "Ну и помощнички приехали! Девчонка просто разбойница какая-то! А мамаша все ей с рук спускает. Попомни мои слова, Маринка, ждет тебя большая беда с этим ребенком!" Настя еще глубже вжалась в кресло, услышав бабушкины наставления, и решила: "Буду сидеть в темноте, тихо-тихо, может быть, они не догадаются, что я здесь, а утром все как-то забудется". Но она недооценила бабушку. Шерлок Холмс в подметки не годился Екатерине Романовне. Если уж она брала след, то сбить ее с дороги было нелегко. Взяв направление в сторону Настиной комнаты, она распахнула дверь, включила свет и тут же обнаружила забившуюся в кресло Настю. "Ах, вот ты где, голубушка! А мы тебя обыскались. Зовем, зовем, а ты все не откликаешься. Наверное, как - то не так кличем, может титул какой надо добавить, ваше высочество, али ваша милость, может тогда соизволите к нам снизойти". Баба Катя ехидно поджала губки. За ее спиной выросла мама и уже раскрыла рот, чтоб внести свою лепту в разговор, как вдруг вся побледнела и осела на пол, издав странный булькающий звук. Бабушка, учуяв новый скандал, тут же набросилась на несчастную Марину Петровну: "Что еще-то стряслось? Говори скорее, не томи!" Однако та не спешила удовлетворить ее любопытство. Потеряв дар речи, несчастная женщина подобно рыбе, вытащенной из воды, какое-то время беззвучно открывала и закрывала рот, прежде чем смогла выдавить: "Где Клеопатрик?" Настя подавленно молчала, потому что ей было нечего сказать в свое оправдание. Ведь скажи она правду, ей все равно никто не поверил бы, да еще досталось бы за вранье. Вместо девочки речь произнесла Екатерина Романовна. В своем роде это был маленький шедевр ораторского искусства. Она произвела неизгладимое впечатление на слушателей, правда, по разным причинам. Начала бабушка с пословицы: "Да, пришла беда - отворяй ворота! Пока ты, Маринка своими ископаемыми коконами занималась, девку ты проворонила!" "Мумиями, а не коконами!" - тут же возмущенно поправила ее мама. "Не в словах дело, на ребенка посмотри!" - сказала, как отрезала баба Катя. - "Что она со странностями без очков видно".
       - Да, что Вы такое на ребенка наговариваете, мама, - неуверенно произнесла Марина Петровна. - Да и какие такие особенные странности Вы видите? Это просто возраст такой у нее, переходный.
       - И куда ж он переходит? - тут же вскинулась бабушка. - Я вот что тебе скажу, Маринка. Ты голову всякими модными словечками себе не забивай, прислушайся-ка к советам старших. Уж как-то помудрей тебя будем, хоть университетов не кончали. Все наши университеты здесь, на природе прошли. И уж сколько я всего тут насмотрелась и сказать страшно. А с болезнью такой, как у Настьки я уже встречалась. Не знаю, как у вас в городе, а здесь, на природе, она часто встречается. На моем веку уже второй случай такой. Не знаю, с чем это связано, может воздух у нас такой особенный, что опьяняет с непривычки, вот некоторые и заболевают, те, что послабее. Помнишь, у соседки Глашки в начале лета москвичка одна летом дачу снимала. Сынишка у нее был маленький, Сашкой звали. Вот он и заболел. Не успели недели прожить, как он тронулся.
       - "Куда это тронулся" - не поняла мама.
       - "Не куда, а чем" - и бабушка выразительно постучала себя по черепушке. - "Да ты не перебивай меня, а слушай. Однажды утром Глашка пошла козу доить, а той и след простыл. И курятник тоже пуст. Все куры по деревне разбежались. Она их потом целый день собирала, да так нескольких и не досчиталась" В этом месте бабушка отвлеклась от основной темы и стала размышлять о том, куда делись пропавшие куры. В этом вопросе она была не согласна с Глашкой, которая считала, что сбежавших кур украл местный пьяница Егорка. Екатерина Романовна считала, что если Егорка и украл курицу на закуску, то только одну, а пропало три. Егорке бы такое и в голову не пришло, а вот этой скряге Кузьминичне пришло бы. Она так и зыркает по сторонам, где бы что взять такое, что плохо лежит, а тут оно ей само можно сказать в руки прибежало. В этом месте мама, потеряв терпение, снова прервала бабушку.
       - Даже если это и в самом деле так, и этих кур украла твоя Кузьминична, то какое отношение это имеет к Глашкиной дачнице, ее сыну и моей дочери?
       - Кузьминична не имеет, а вот сын дачницы Сашка, самое прямое. Это он кур-то повыпускал. Глашка его пытала-пытала, зачем он это сделал, а он ей угрожать стал, вот погоди говорит, если не прекратишь мучать зверье, то придет Зорро и тебя убьет. Помню, Глашка тогда страсть как испугалась. Когда мне рассказывала, аж тряслась вся. Глаза говорит, у него горят, голос дрожит, ну чистый маньяк - убийца. Ну и ладно бы он только у Глашки безобразничал. Так, нет! Он повадился и соседскую живность на волю отпускать. Мы его все бояться стали. Он еще на калитках стал знаки какие-то мелом чертить, помечал значит дома мучителей животных. Я, вот те крест, по ночам тогда плохо спать стала, все просыпалась, да в окно смотрела, не идет ли убивца ко мне. Вспомнила, Вы тогда еще не приехали. А Глашкина дачница к вашему приезду уже уехала. Сказала, что на работу срочно вызвали. А я так сразу поняла, что она не смогла людям больше в глаза смотреть. Наверное, повезла его сразу в сумасшедший дом. Жаль мальца, пять лет ему всего было, а уже не жилец среди людей. - В этом месте бабушка многозначительно посмотрела на Настю и добавила - Здесь главное, не упустить время, тогда есть надежда на выздоровление. Я не знаю, как по научному эта болезнь называется, но я для себя назвала ее птицемания. Больной на первой стадии преследует беззащитных птичек. Вспомни, как она сегодня на бедного Петьку-то набросилась! Малец-то этот, Сашка, в прошлом году тоже кур гонял по двору. Они ведь и в прошлом году здесь жили, но тоже неделю или две, а потом уехали. На работу, якобы мамашу Санькину вызвали. Только я сразу смекнула, что что-то тут не так. А в этом году у него уже другая стадия началась. Теперь он всю живность отпускать на волю стал. Да и внешне это уже проявилось. Он Глашкину простыню в черный цвет покрасил, обмотался ею, как приведение, маску черную напялил и в таком виде по деревне разгуливал. Не поверишь, я прямо из дома выходить боялась. И зачем только сумасшедших на воле держат? - на секунду бабушка замолчала, переводя дух, но тут же снова ринулась в бой - У твоей дочки уже вторая степень началась. И выход тут только один. Срочная медицинская помощь!
       - Ты хочешь, чтоб я скорую вызвала? - удивилась мама.
       - К счастью этого делать не придется. Мне тут вот что в голову пришло... В этом интересном месте бабушка вдруг замолчала, взяла маму под локоток и вывела из комнаты. Уже на пороге, она обернулась к Насте - А ты спать ложись, утро-то вечера мудренее. Да не забудь молочка перед сном попить, парного.
      Настя послушалась бабушкиного совета не только потому, что очень любила парное молоко, а еще и потому, что надеялась услышать во время своих перемещений на кухню и обратно, что же такое задумала бабушка. Но из - за дверей гостиной раздавалось лишь невнятное бормотание. Поэтому пришлось Насте лечь в неведении относительно своей дальнейшей судьбы.
      Утром ее разбудил гул голосов, среди которых она уловила незнакомый бас. " Кто это может быть?" - заинтересовалась Настя. Она весело вскочила с кровати и побежала умываться. Умывальник у бабушки находился во дворе, рядом с огородом. Так как водопровода в деревне не было, то нужно было по несколько раз в день наливать в небольшой эмалированный умывальник воду, принесенную из колодца. Хорошо еще, что колодец находился почти сразу же за воротами, так что далеко ходить не приходилось. Настя находила это очень утомительным, а вот бабушка никогда не роптала. Наоборот, на Настины причитания она всегда возражала тем, что у них в деревне вода намного вкуснее, чем из московского водопровода, да и полезнее к тому же. На это возразить было нечем. Вода действительно была хорошая и не пахла ничем противным, вроде хлорки, как у них дома. И кипятить ее было вовсе не обязательно перед тем, как напиться. Умывшись, Настя собиралась уже возвратиться в дом, как вдруг прямо на плечо ей спикировала фея. Чувствовалось, что у нее уже с утра было хорошее настроение.
       - Привет, привет! Денек что надо. Просто создан для полетов. Не забыла, что нужно твою птицу поискать? Вчера я не успела, слишком быстро дождь начался, я еле успела спрятаться. Зелинда буквально пропела это на одном дыхании. Настя ужасно расстроилась. Она слишком понадеялась, что фее удастся сразу же найти Клеопатрика, поэтому за ночь она успела прогнать тревожные мысли. И вот все снова возвращается.
       - Сейчас не могу. Я еще не завтракала. Если я сейчас уйду, мама страшно рассердится. И вообще у нас гости.
       - О, возьми меня с собой. Мне жуть как интересно! - попросила фея.
       - Ладно, залезай в карман, там тебя никто не увидит, - неожиданно легко согласилась Настя.
       - Нет, я оттуда ничего не увижу. Лучше я сяду тебе прямо на голову. Все подумают, что это новая заколка. И она тут же уселась прямо над ухом девочки.
      Когда Настя подошла к двери в гостиную, то ее остановил голос мамы "Ах, Сергей Павлович, что это была за птица: игривая, ласковая, как ребенок".
       - Удивительное дело, я слышал, что попугаи этой породы бывают, гм, несколько недружелюбны, - прогудел в ответ мужской голос.
       - Что вы, что вы, голубчик. Это была на редкость миролюбивая, добрая и умная птица, - совершенно искренне продолжала плести небылицы мама.
      Настя задумалась о непоследовательности взрослых. Мама при всей своей любви к попугаю прекрасно знала, какой он противный. И на все папины и Настины жалобы отвечала тем, что Клеопатрик не виноват, что ему достался такой характер. И вот, стоило попугаю исчезнуть, как он сразу же превратился в ее глазах в ангелочка. Наверное, если я пропаду, мама тоже будет всем рассказывать, каким вундеркиндом была ее дочь. Утешив себя подобными мыслями, Настя вошла в гостиную. За столом сидела мама и толстый дядька в огромных очках. Увидев ее, мама сразу же засуетилась: "Садись за стол, доченька! Знакомься, наш сосед, сын Марии Валентиновны Скрынник. Тоже приехал погостить. Он врач, помогает людям, потерявшим душевное равновесие, тем, кто находится в разладе с собой и окружающими". Настя мамину тираду просто пропустила мимо ушей. От бабушки она много слышала о "сынке-психопате Маньки Скрынник, который психам в больнице мозги вправляет". Но ей и в голову не могла прийти мысль о том, что сегодня его пригласили, чтобы "вправить мозги" ей. О таком коварстве бабули она не подозревала. Поэтому Настя невинно поинтересовалась, где бабушка, удивившись, что той нет за столом. Обычно, Катерина Романовна не пропускала возможности потрепаться с соседями о том о сем, да и запастись парочкой свежих сплетен. Мама облегченно вздохнула, заметив, что Настю совершенно не заинтересовала профессия соседа и радостно затараторила: "Бабушка на огороде, выбирает кочан цветной капусты на обед. Знаете, Сергей Павлович, меня нельзя назвать хорошим кулинаром, но цветная капуста - мое коронное блюдо". Настя недовольно сморщила нос: "Опять цветы на обед есть будем!" Гость поперхнулся чаем. Мама неестественно захихикала: "Моя дочь увлекается ботаникой. Представляете, она утверждает, что цветная капуста не овощ, а цветок". Настя возмущенно возразила, что это утверждает не она, а наука. "Люди вообще очень часто едят цветы, не задумываясь об этом. Например, головка артишока на самом деле бутон этого растения. В некоторых странах едят даже желтые цветы кабачков, - с жаром продолжала она, - а в салаты для вкуса добавляют лепестки настурции или календулы". "Какой интересный случай" - пробормотал очкарик. Тут мама снова вступила в разговор, предложив гостю еще чашечку чая. "Спасибо, спасибо, блинчики с медом просто объедение. С удовольствием съем еще парочку". "Вот обжора, все ему мало - раздраженно подумала Настя. В эту минуту фея по волосам сползла к ее уху и прошипела: "Про меня не забудь, я мед тоже люблю". От феиных перемещений у Насти сильно зачесалась голова и она энергично поскребла над ухом всей пятерней. Мама, будучи поборницей хороших манер, пошла красными пятнами. Сергей Павлович сделал вид, что он ничего не заметил. Чтобы заполнить неловкую паузу, Марина Петровна заговорила о погоде. Настя сердито засопела. Она страшно злилась на фею, которая все время впутывала ее в какие - то неприятности. Вот теперь сосед будет думать, что она плохо воспитана, да и по маме видно, как она недовольна. Надутый вид девочки не ускользнул от внимания психиатра. Исподволь он продолжал внимательно за ней наблюдать, механически отвечая на мамины замечания. Рассматривая девочку, он обратил внимание на ее заколку в виде девочки-стрекозы. "Ишь, какая большая, пол головы занимает, - подумал он. - И зачем такую носить, ведь тяжело, наверное!" И тут ему показалось, что заколка, изменив положение, как - то сама по себе, цепляясь за волосы крошечными ручками, сползла вниз. Сергей Павлович испуганно заморгал глазами, снял и протер очки. Какое - то время он боялся даже смотреть на девочку. " Вот как опасно частое общение с психически больными людьми. Уже галлюцинации начинаются", - проносились в его голове безутешные мысли. Между тем, Настю мучил вопрос, как выполнить просьбу феи. Пока она раздумывала, Зелинда совершила новую пробежку к ее уху. - Чего ты тянешь? - снова прошипела она. Настя зачесалась еще энергичнее, чудом не погубив при этом фею, попавшую прямо под пальцы. Та свалилась вниз и в последнюю минуту зацепилась прямо за ухо. Мама выпучила глаза и стала сверлить дочь взглядом, всем своим видом призывая к соблюдению приличий. Настя же, махнув на все рукой, решила, не дожидаясь новых выходок феи, выполнить ее просьбу. Она взяла блюдце с медом и, делая вид, что просто задумалась, поднесла его к уху. Зелинда, успевшая к тому времени вернуться на старое место, снова сползла вниз, вызвав новый приступ чесотки. Настя выронила блюдце, и оно со звоном разбилось. Мама кинулась вытирать пол, а фея завыла ей прямо в ухо: "Вот ворона, удержать не могла что ли". Настя невольно захихикала: "Ой, щекотно то как. Отодвинься!" Мама просто оцепенела, а Сергей Павлович еще более заинтересованно уставился на Настю. Под его взглядом ей стало еще более неуютно. Чтобы исправить положение, она решила хоть как - то объясниться. "Понимаете, ветер все время треплет мне волосы, поэтому и голова чешется, а уж когда в ухо попадает, то вообще щекотно". Еще не договорив, она посмотрела в окно и заметила, что стоит тихая безветренная погода. Мама с гостем тоже бросила взгляд в окно, после чего Марина Петровна уткнулась в салфетку и горько зарыдала, а Сергей Павлович бросился ее утешать. Не зная, что еще можно предпринять в этой ситуации, Настя набросилась на еду. Тут она заметила, что Зелинда, воспользовавшись тем, что никто за столом за ней особо не следит, спустилась вниз и, отломив от блина крошку, макает ее в мед и ест. Испугавшись, что фею заметят, Настя быстро протянула руку и зажала строптивую подружку в кулаке. К сожалению, при этом она столкнула чашку с чаем прямо на брюки соседа - утешителя. Пока мама суетилась вокруг него, она приблизила кулак ко рту и принялась шепотом отчитывать фею. Она так увлеклась, что не заметила, как повысила голос. "И вовсе не такая уж ты незаметная", - неожиданно донеслось до ушей взрослых. Все внимание снова переключилось на нее. Уставившись прямо в вытаращенные от ужаса глаза мамы, Настя быстрым движением засунула негодницу-фею в карман и снова пустилась в объяснения: "Понимаете, Сергей Павлович, я просто муху хотела отогнать, а вот что из этого получилось". В ответ мама икнула и снова начала всхлипывать. "Ничего, ничего, случай, конечно, запущенный, нарушена координация движений и, конечно, эти странные разговоры с невидимым собеседником... Но, надежду в любом случае терять нельзя! Нужно понаблюдать какое-то время, возможно ребенок переутомился в школе. Отдохнет и все пройдет. Надо всегда надеяться на лучшее. А пока пусть попьет валерьяночки, вреда от этого не будет. Вы просто не поверите, в некоторых случаях от нее просто чудеса случаются. Засим спешу раскланяться, матушка уж заждалась меня совсем". И сосед как-то бочком стал продвигаться к двери. Но мама цепко ухватилась за него двумя руками: - Милейший Сергей Павлович, задержитесь на минутку. Лекарство давать лучше всего при враче, а ведь вы сами признали, что медлить нельзя. Исчезнув на минуту в спальне, Марина Петровна вернулась уже с чудодейственным лекарством. Не обращая внимания на инструкцию по применению и советы "милейшего С.П.", она щедро вылила половину содержимого в стакан, добавила воды из чайника и протянула позеленевшей от испуга дочке: - пей! Тем, кто не знаком с Настиной мамой подобное поведение показалась бы весьма и весьма эксцентричным. Но девочка уже привыкла к подобным всплескам эмоций. Единственно, что ее испугало, так это лошадиная доза вонючего зелья. Стараясь оттянуть процедуру, она тоскливо понюхала стакан, и ее сразу же затошнило. Настя жалобно посмотрела на мать, но та была неумолима. Тяжело вздохнув, девочка закрыла глаза и поднесла стакан к губам. В голову пришла мысль, что неплохо было бы и фее угоститься этим чудодейственным ароматным бальзамом. К сожалению, сейчас осуществить это было бы весьма трудно. Но Настя тут же дала себе клятву оставить на донышке лакомство для подружки и угостить ту при первой же возможности. Она уже открыла рот и приготовилась сделать первый глоток, как вдруг в комнату буквально вкатился Тутанхамон. Шерсть на нем висела клочьями, местами была видна запекшаяся кровь.
      
      Глава восьмая,
      в которой рассказывается о битве Тутанхамона с петухом Петькой, и о встрече Клеопатрика с пчелами и жуком - навозником.
      
      Тутанхамон своим истерзанным видом мгновенно привлек внимание мамы и Сергея Павловича. Это дало Насте возможность незаметно выплеснуть валерьянку под стол. В ту же секунду кот с диким воплем бросился в том же направлении. Сергей Павлович испуганно шарахнулся в сторону. Из - под стола донеслось утробное рычание. "Сссккажжите, ввы дделллали ккоту ппрививввку отт бббешенсства?" - заикаясь на каждой согласной поинтересовался несчастный доктор. Мама растерялась: Да как-то ни к чему было. - Советую сделать, если, конечно не поздно! - выразительно посоветовал Сергей Петрович перед тем, как захлопнул за собой дверь. Мама рухнула на стул и обхватила голову руками: "Ума не приложу, что происходит. Все как будто с ума посходили". Настя решила, что наступила подходящая минута, чтобы исчезнуть. Она тихо вышла из комнаты во двор. Ярко светило солнце, весело чирикали птицы, словно приветствуя ее, и весь воздух был пропитан сладковато-нежным ароматом липы и шиповника. Настроение сразу же улучшилось. "А погода-то и правда летная!" - счастливо вздохнула Настя. Она осторожно вытащила из кармана изрядно потрепанную фею. Зелинда нисколечко не раскаивалась в своем поведении. Она звонко расхохоталась в ответ на Настины упреки и трижды перекувырнулась в воздухе. Настя тут же забыла все свои обиды и потребовала срочного приращения себе крыльев. Вспомнив, что крылья были спрятаны в дупле дуба, подружки побежали на цветочную поляну. По дороге их нагнал Тутанхамон. Кот вовсе не жаждал никаких приключений и спокойно мог бы побыть дома, но сегодня все оборачивалось против него. Сначала утром у него состоялся страшный бой с петухом Петькой. Тутс желал отомстить вредному горлопану за вчерашний позор. Он настиг бедолагу в огороде и тут же набросился на него. Если кот и ожидал быстрой победы, то ему пришлось быстро разочароваться. Петька оказался прирожденным борцом. Он больно до крови клевал несчастного кота, не давая ему опомниться. Тутанхамон уже собирался отступить с позором, как вдруг случилось нечто неожиданное. Бабушка, набрав овощей в обеду и, выбрав наконец кочан цветной капусты, отправилась к дому. Путь ее, к несчастью для Тутанхамона, пролегал мимо поля боя. Медленно продвигаясь между грядок, бабушка внезапно увидела своего любимца, сражающегося с наглым котом. Старушка издала страшный крик и стала искать глазами предмет, которым можно было бы огреть наглеца. В эту трудную минуту Петька проявил невероятное коварство. Едва только перед ними выросли бабушкины калоши, как петух вдруг упал на спину, свесил на землю клюв, закатил глаза, задрал кверху лапки и всем своим видом изобразил мертвую птицу. Больше уж бабушка не колебалась ни минуты. Она швырнула в ненавистного кота тяжелую корзину с овощами и бросилась к Петьке. Воспользовавшись мигом затишья, кот выбрался из под даров флоры и поплелся в дом зализывать раны. Но не тут то было! В доме его потрепанный вид не только не вызвал жалости у обычно милостивой к нему Марины Петровны, но наоборот. Заметив Тутанхамона, вылезающего из под стола, Настина мама проявила редкостное ожесточение. Она схватила веник и попыталась отлупить бывшего фаворита. Из огорода ей на помощь уже спешила бабуся, к тому времени уже "реанимировавшая" петуха. Не дожидаясь дальнейшего развития событий, Тутанхамон бросился вслед за своей хозяйкой. Добравшись до цветочной поляны, фея и ее друзья закончили последние приготовления перед полетом и дружно взмыли вверх. Кот уютно свернулся клубочком в руках Зелинды. Друзья наконец то отправились на поиски Клеопатрика. Ну, а мы сейчас вернемся немного назад и посмотрим, что же случилось со злополучной птицей, когда уменьшенный Зелиндой, он столь безрассудно выпорхнул в окно. Сначала он был так опьянен свободой, что не сразу заметил, что окружающий его мир несколько видоизменился, угрожающе увеличившись в размерах. Неожиданно огромная черная туша, рассекая крыльями воздух, пронеслась мимо, хищно разинув клювище. Потоки воздуха, образовавшиеся при этом, закружили Клеопатрика и сбросили на землю. Оглушенный, он несколько мгновений не мог прийти в себя. Никогда ничего подобного не видел он в своей жизни. Он даже не догадался, что это была обычная ласточка. Не знал Клеопатрик и того, что был на волосок от гибели и спасла его лишь окраска перьев, в которой преобладал желтый и черный цвет. В природе это сигнал опасности, так как птицы хорошо запоминают укусы пчел и стараются держаться подальше от насекомых, хоть отдаленно чем-то их напоминающих. Когда Клеопатрик пришел в себя, он огляделся по сторонам и ужаснулся. Все вокруг было пугающе незнакомым. С тоской вспомнил он свою уютную клетку. Как бы он хотел вернуться назад! К несчастью, он улетел довольно далеко и теперь не знал, как ему вернуться. Конечно же, на самом деле, это не было далеко, как ему представлялось. Просто для существа такого маленького размера, это расстояние действительно могло показаться огромным. Клеопатрик расселся в траве, соображая как поступить дальше. А вокруг него кипела удивительная жизнь. Рядом находился пчелиный улей. Настин дедушка работал на пасеке, а выйдя на пенсию, у себя дома тоже построил 2 домика для пчел. После его смерти бабушка не забросила их. Она продолжала заниматься бортничеством, поэтому в доме всегда было много меда, и вся Настина семья зимою спасалась от простуд с помощью медотерапии. Зная о пчелах буквально все, бабуля могла рассказывать о них часами. Прожив несколько дней в деревне и слушая ежедневно пчелиные истории, Клеопатрик стал считать себя специалистом в этой области. Правда, лишь в теоретической части. А сейчас у него появилась редкая возможность понаблюдать за пчелами на практике. "Интересно, - бормотал себе под нос попугай - старушенция говорила, что некоторые цветы заманивают пчел с помощью особого цвета, который человеческому глазу кажется совершенно другим. И будто бы пчелы даже видят узоры на цветке, невидимы нам, которые для них, как сигнальные огни на посадочных полосах аэродромов, указующие пчеле ту часть, где лучше сесть и собрать пыльцу. Ха! Если люди не могут это видеть, то как они узнали об этом? Ведь не пчелы же им об этом рассказали?! Ну, ничего, сейчас я сам проверю!" Клеопатрик был вообще невысокого мнения о человеческом разуме. Он стал пристально наблюдать за пчелой, присевшей на соседний цветок. "Ох, цветок как цветок, никаких сигнальных огней, как я и думал" - наконец сделал вывод Клеопатрик. - "Так я и знал, что все это бабушкины сказки!" - Тут он вспомнил другие рассказы бабушки о том, что пчела за один раз должна облететь не менее 1000 цветов, чтоб собрать нужное количество нектара, в день же она совершает до 10 таких вылетов, а чтоб собрать 1 кг меда она должна собрать нектар с 50 миллионов цветов. Клеопатрик умел считать только до 10, поэтому единственное, что он уяснил из этого рассказа было то, что это очень, очень, очень много. А насколько много это он сейчас узнает сам занявшись исследованием этой проблемы! Он решил совершать перелеты вместе с увиденной им пчелой, делая зарубки на веточке, которую будет переносить в клюве, после каждого десятка цветов. Он с азартом принялся за дело. Но занятие оказалось на редкость однообразным, и через какое-то время Клеопатрик заскучал, а спустя час почувствовал смертельную усталость, и только упрямство заставляло его не бросать начатое дело. Но вот на пути пчелы попались кустарники, усыпанные душистыми цветами. Это облегчило пчеле задачу. Да и попугаю уже не приходилось летать за пчелой с цветка на цветок. Он уселся на веточку, ожидая когда пчела наберет нужное количество нектара. Наконец, его спутница решила вернуться в улей. Он отправился за ней следом, решив продолжить свои наблюдения. Внутри пчелиного домика пчелка уселась на соты и стала заполнять одну шестигранную ячейку нектаром. При этом она очень энергично кружилась, взмахивая крылышками. Клеопатрик замер, завороженный ее танцем. Он не сразу вспомнил, что подобным образом пчелы сообщают друг другу информацию о наличии пищи и ее количестве, расстоянии и направлении полета. Получив нужную информацию, несколько пчел, только что освободившихся от нектара, тут же отправились в путь. Знакомая Клеопатрика через некоторое время тоже улетела. Попугай решил остаться в улье и немного отдохнуть. Некоторое время он наблюдал за рабочими пчелами. Они деловито сновали по улью, очищая его от мусора, кормили личинок пчелиным молоком. Некоторые занимались ремонтом восковых сот. И все это молча! Пчелы вообще оказались малоразговорчивы. Они предпочитали язык жестов. Удобно устроившись в уголке, Клеопатрик задремал. Мирное гудение пчел приятно убаюкивало. В улье было прохладно и приятно пахло цветочным нектаром. Неизвестно сколько времени прошло, только жужжание пчел стало угрожающим. Клеопатрик разлепил глаза и увидел, что пчелы его обнаружили. Привыкший к всеобщему вниманию, попугай совершенно искренне считал, что ему все всегда будут рады. Поэтому он гордо выступил вперед, распушил перья, выпятил грудь колесом и попытался представиться: " Клеопатрик. Гость из - за границы. Приятно тронут вашим вниманием и конечно же тоже рад знакомству." Однако, к его удивлению, пчелы не спешили проявлять свою радость. Более того, он начал догадываться, что в нем они скорее всего видят не интересного гостя, а своего врага. Они сгрудились перед ним, выставив вперед острые жала. В памяти Клеопатрика вспыхнули подробности о действии пчелиного яда на людскую особь. "А как подействует этот яд на маленького попугая? - в панике промелькнуло в его голове, и тут же другая мысль заставила его просто подпрыгнуть. - Ведь яд может и не понадобиться. Эти огромные жала просто проткнут его насквозь." Меж тем пчелы не спешили нападать. Они о чем-то посоветовались и несколько молодых пчелок исчезли в темноте. Клеопатрик вспомнил, что без царицы они ничего не могут решить сами. "Значит у меня есть немного времени, пока не вернуться гонцы с ответом"! Клеопатрик не стал дожидаться этого момента и быстро выпорхнул на волю, благо вход в улей был недалеко от него. Опасаясь погони, он какое-то время летел без оглядки, а затем решил присесть и отдохнуть. А заодно и подкрепиться чем-нибудь. Он уселся на сухую веточку, но она вдруг зашевелилась под ним, и перепуганный Клеопатрик свалился на землю, не успев даже расправить крылья. Очухавшись, он услышал за спиной странное потрескивание, напоминающее смех. Он оглянулся и увидел странного жука, сжимавшего в лапках темно-коричневый шарик.
      - Ты что, смеешься надо мной - спросил уязвленный попугай?
       - А разве не смешно, что ты уселся на гусеницу, приняв ее за ветку? - довольно миролюбиво вопросом на вопрос ответил жук. - Мы, насекомые, чтоб не стать добычей птиц, должны уметь маскироваться и прятаться. Вот некоторые гусеницы, выпрямившись на ветке, притворяются сучками. Как раз на такую гусеницу ты и сел. И жук снова стал потрескивать. Клеопатрика это ужасно раздражало, да и от голода у него совсем желудок свело, что не способствовало улучшению его настроения.
       - Ну будет вам, любезнейший, - прервал он затянувшееся веселье, - подскажите мне лучше, где я смогу подкрепиться?.
      - Ох, да что же это я не предложил вам своего лакомства? Вот, угощайтесь на здоровье! - с этими словами жук пододвинул свой шарик к Клеопатрику. Попугай жадно отклюнул кусочек и остановился. "Лакомство" на вкус таковым не оказалось. Но движимый голодом, он снова отщипнул кусочек. Меж тем жук радушно подбадривал его, давая понять, как ему приятно угощать такого симпатичного собеседника. Попугай продолжал безрадостно ковыряться в шарике, как вдруг у него буквально кусок в горле застрял от слов собеседника.
      - Я, знаете ли, жук-навозник. Собираю мусор и навоз и скатываю вот в такие шарики, куда затем откладываю яйца. А затем я полностью перерабатываю свои шарики. Меня по праву можно назвать санитаром полей и огородов. Но люди не хотят ничего об этом знать. Встретив бедного навозника, они брезгливо давят его ногами. Закончив рассказ, жук заметно опечалился. Отведавший навоза попугай выглядел не менее печальным. Жук решил, что тот переполнен состраданием к его бедам.
      - А сам ты кто такой? Вопрос заставил Клеопатрика встрепенуться. "Сейчас я покажу этому ничтожеству кто есть кто",-подумал он.
      - Я попугай царского рода.
      - Хм, о таких насекомых я ничего не слышал. Хотя конечно бывают жуки-носороги. Наверное и жуки-попугаи тоже бывают.
      - Я не жук, а птица, - страшно обиделся Клеопатрик. - Приехал с хозяйкой из города, вылетел прогуляться и заблудился.
       - , а, - протянул задумчиво навозник. - Ну, если из города, то может быть. А то у нас таких крошечных птиц не бывает. Советую быть поосторожнее со своими сородичами. Да и с некоторыми насекомыми тоже. Я тут недавно видел, как оса атаковала муху твоего размера. Она ее и жалила и кусала своими острыми челюстями до тех пор, пока муха не потеряла подвижность, а затем оторвала ей ноги, крылья и разжевала в кашу. А затем стала кормить этим пюре своих личинок. Так они раскрывали рты совсем как птенчики! И жук снова стал потрескивать, радуясь отличной шутке. Клеопатрик страшно испугался, но решил не показывать вида: "Я врагу спину никогда не покажу!"
       - Вот и прекрасно, дружочек. Я вижу, кое-что и ты знаешь. Спина у нас, у насекомых, самое уязвимое место. С этими словами жук покатил свой шарик дальше, продолжая весело потрескивать. Он совсем не принял всерьез Клеопатрика, посчитав его обычным хвастуном. Нисколько не опечаленный его уходом, попугай только вздохнул свободнее. По - прежнему мучимый голодом, он попытался поклевать пыльцу, но она оказалась слишком сладкой. Тогда он закусил обычной травой. Отщипывая клювом горьковатые крошечные кусочки, он в мечтах видел себя в клетке перед кормушкой, наполненной вкусными зернышками. От этих мыслей у него теплело на душе.
      
      Глава девятая, в которой рассказывается о дальнейшей судьбе Клеопатрика.
      
      Начало смеркаться. Самое время было поискать пристанище на ночь, но благоразумие не входило в число достоинств высокомерного попугая. Он продолжил поиски до тех пор, пока весь мир вокруг него не превратился в огромное черное пространство, наполненное таинственными шорохами и звуками. "Н - да, собственного клюва не видно, а ведь маленьким его не назовешь, в хорошие времена все время перед глазами маячил", - заволновался Клеопатрик. Он уже успел порастерять свой апломб и теперь не знал, что делать дальше. Продолжать поиски он не мог, т.к. в темноте все время натыкался на что-нибудь, и ему уже стало казаться, что еще немного и его великолепный клюв сплющится от этих бесконечных ударов. К счастью в эту минуту он заметил крошечный огонек. Воодушевленный этим, Клеопатрик энергичнее замахал крыльями. Раз есть огонь, значит рядом люди, а там, где люди - его дом, родная уютная клетка, полная вкусных зернышек кормушка, забота, внимание, восхищение...Увы! Чем ближе продвигался он к огоньку, тем ясней становилось, что к людям он не имеет никакого отношения. К вполне понятному огорчению прибавилась еще и тревога, когда он почувствовал, что за ним явно кто-то гонится. Все быстрее хлопая крыльями, злосчастный попугай наконец увидел источник света. Оказалось, что световые сигналы подавала какая-то жучиха, которая неожиданно набросилась на него, не скрывая своих плотоядных желаний. Клеопатрик осознал, что если он не хочет стать ужином для этой красотки, то должен постоять за себя. Ему повезло что несмотря на смехотворный размер, клюв его не потерял прочности и силы. Вскоре враг был обращен в бегство. Все еще чувствуя чье-то присутствие за спиной, Клеопатрик резко обернулся. Он увидел еще одного светящегося жука, который, однако, не спешил нападать. Напротив, весь его внешний вид говорил о крайней степени потрясения. "Ага, увидел, как я расправился с его подружкой и струсил", - позлорадствовал Клеопатрик. - "Ничего, сейчас он у меня узнает, где раки зимуют!" Попугай приготовился к новой атаке, но тут у его преследователя прорезался голос. "О, благодарю тебя, мой спаситель! Если б не ты, я бы погиб во цвете лет. А ведь жизнь так хороша, эти ночи так прекрасны..."
       - Можешь не продолжать - прервал поэтическую тираду жука Клеопатрик. - Ты лучше объясни, чего ты гнался за мной, если не был заодно с этой хищницей?
       - Да ведь это на меня она охотилась, меня хотела завлечь своими сигналами и съесть, а не тебя! - воскликнул жук.
       - Чем же ты ей так насолил? - потрясенно промолвил Клеопатрик.
      Вместо ответа жук начал смущенно пыхтеть и вздыхать, давая понять, как ему неприятен этот разговор. Наконец он снова заговорил.
       - Все это наши внутрисветлячковые распри. И только тебе, мой спаситель, я открою нашу тайну. На свете существует очень много светлячков разных видов. И, к стыду своему, должен признаться, что самки одного вида не считают зазорным полакомиться самцами другого вида. А заманивают они нас нашими же световыми сигналами. Мы летим на знакомый огонек, надеясь увидеть любимую, а встречаем свою смерть. И если бы не ваше благородное заступничество, то и меня бы постигла та же участь. Скажи же мне, чем я смогу отблагодарить тебя за твою безмерную доброту?
      Клеопатрик приосанился, обдумывая столь щедрое предложение, но не успел сказать и слова, как вдруг светлячок страшно разволновался и весь трепеща, прострекотал: "Добрый друг, я должен немедленно тебя покинуть! Меня призывает сама любовь!"
       - Куда ты спешишь? - в отчаянии завопил Клеопатрик. Светлячок удивился:
       - Как, разве ты не видишь огонька вдали. Это она, единственная зовет меня к себе. И я должен спешить пока кто-нибудь не опередит меня.
       - Глупец, а если это снова обман и ты будешь съеден? - урезонивал любвеобильного жучка Клеопатрик.
       - Нет, нет. На этот раз сердце не обманывает меня. Меня ждет счастье! - лепетал совсем потерявший голову светлячок.
       - Постой, где же твоя благодарность? - попытался удержать неверного друга попугай.
       - Мы еще встретимся. Ночи такие длинные. И тогда я тебя обязательно отблагодарю! - стрекотанье светлячка постепенно затихло вдали.
       - Помоги хоть на ночь устроится, в темноте совсем ничего не вижу. С ног валюсь от усталости, а ничего не могу найти! - прокричал ему вдогонку попугай, но ответило ему только эхо: "Ти, ти, ти!" И сейчас же что-то зашуршало в кустах, как будто там пробирался большой зверь, а прямо над его ухом жутко заухала сова: "Ух, ух, ух!" От ужаса у Клеопатрика перья встали дыбом. Увидев дерево, при свете выглянувшей на миг из-за туч луны, он метнулся к нему, надеясь найти какое-нибудь дупло. Как ни странно, ему повезло. Почти сразу же он обнаружил полуразвалившееся заброшенное гнездо и устроился там почти с комфортом. Через пять минут он уже забыл о новом знакомом. Все его мысли устремились к дому, к родной клетке, и он не заметил, как заснул.
      Открыв глаза с первыми лучами солнца, он по привычке шагнул в сторону предполагаемой кормушки, и тут же вывалился из гнезда. После того как он пару раз ударился головой о ветки, он догадался - таки раскрыть крылья, после чего был вынужден отправиться навстречу новым приключениям. Позавтракав семенами одуванчика, Клеопатрик с восхитительной твердостью отогнал от себя мысли о более калорийной пище из прошлой жизни. Расправив крылья, он взлетел и отправился на поиски дома. Однако, очень скоро он понял, что летит не в ту сторону. Лес становился все гуще и мрачнее. Попугай был вынужден остановиться, чтоб осмотреться. К тому же Клеопатрик захотел пить. Невдалеке он заметил симпатичное растение с собранными в розетку листьями, покрытыми розовыми волосиками с красными головками на концах. Листики были усыпаны капельками росы, соблазнительно поблескивающими в лучиках солнца, с трудом пробивающихся через громады крон деревьев. "Надо же, везде роса уже высохла давно, а в этой сырости еще сохранилась на мое счастье",-подумал попугай и припал клювом к сверкающей капельке. Однако жидкость оказалась противной на вкус. Он хотел спрыгнуть с листочка, но почувствовал, что прилип к нему. Клеопатрик заметался, пытаясь высвободиться и случайно задел соседние волоски, которые тут же потянулись к нему, как щупальца и обволокли своей слизью. Краешек листика стал загибаться, постепенно накрывая собой мечущегося попугая. Тут уж Клеопатрик по настоящему испугался. К счастью, он обладал бойцовским духом, и это его спасло. Пустив в дело свой твердый, как камень клюв, он смело вступил в бой с кровожадной росянкой. Ему пришлось исклевать в клочья все растение для того, чтоб освободиться. Весь покрытый слизью и остатками волосков, он свалился на землю, где припал к грязной лужице, оставшейся от недавнего дождя. Напившись и почистив свои перышки, он отправился в обратный путь. Скоро он заметил впереди просвет и вылетел на поляну перед прудом. Клеопатрик был просто измучен перелетом и битвой с коварной росянкой, поэтому решил передохнуть. Обнаружив в одном из деревьев небольшое дупло, он расположился в нем с большим удобством, да и сам не заметил, как задремал.
      
      Глава десятая, в которой рассказывается о манипуляциях Насти с волшебной палочкой и о том, к чему это привело.
      
      Ну а теперь оставим на время нашего попугая и вернемся к Насте с Зелиндой. Если вы еще помните, они отправились на поиски Клеопатрика. И действительно, какое-то время они его искали. Облетели вокруг дома, сада и большого луга за домом. Долетели до леса, который начинался сразу же за лугом, потом вернулись к пруду, и поискали в его окрестностях. Они очень устали и расположились на привычном месте у пруда, чтоб передохнуть. Тутс страшно проголодался и, справедливо рассудив, что на поляне он вряд ли найдет что-нибудь вкусненькое, бодрой трусцой отправился к дому. Фея устало сомкнула глаза и мгновенно заснула. Насте же совсем не хотелось спать. И она даже не представляла, чем бы могла заняться в ближайшее время. Возвращаться домой, совсем не хотелось. Еще заставят по такой жаре на огороде сорняки полоть! Нет уж, дудки! И тут ее взгляд упал на волшебную палочку, висевшую в чехольчике у пояса феи. "А что, если... Нет, нельзя", - сама себя одернула Настя и отвернулась, чтоб не соблазняться. Но мысли ее продолжали крутиться вокруг волшебной палочки. Как здорово было бы воспользоваться этой чудесной возможностью. Она представляла себе одну картину заманчивее другой. Постепенно Настя убедила себя, что она вправе воспользоваться волшебной палочкой, что вреда от этого не будет, а только польза. Да и вообще никто об этом никогда не узнает. Ну и что ж, что без разрешения! Бедненькая Зелинда так устала, что было бы просто свинством с ее стороны будить ее по такому ничтожному поводу. Конечно же, подружка разрешила бы ей воспользоваться палочкой, в этом нет сомнения. А раз так... В конце концов она схватила палочку и бросилась бежать, испугавшись, что фея вдруг проснется и отнимет ее. Отбежав на приличное расстояние, она остановилась и огляделась по сторонам. Вокруг было тихо и спокойно. "Итак, что же мне с ней делать? Нельзя же тратить волшебство на всякие мелочи!" - пробормотала себе под нос практичная Настя. В эту минуту навстречу ей выбежал симпатичный маленький песик. Он радостно затявкал, путаясь у нее между ног. Настя тут же умилилась. Она давно мечтала о собаке, но мама, обычно такая покладистая в вопросах приобретения животных, тут проявляла невероятную твердость. Обычными ее аргументами в любом споре были воззрения древних египтян на данную тему. А поскольку эти древние умники обожествляли только кошек, то завести кошку или кота в доме - к счастью! А вот насчет совместной жизни кошек и собак даже русская поговорка есть, так что все и так ясно! Никаких собак в нормальной городской семье быть не может! Еще в деревне, в качестве сторожа, в отдельной будке. Но вот что странно: бабушка разделяла мамину неприязнь к собакам. Поэтому у ней тоже не было собаки. Она не раз говорила, что в сторожах она не нуждается, а держать собаку просто так, увольте! Не удивительно, что Насти только мечтать приходилось о собаке. Собачонка же, которая терлась у ее ног, была крошечной, но не настолько, чтобы мама ее не заметила. Лаская песика и поглаживая его шелковистую шерстку, Настя нащупала ошейник, к которому была приколота записка: "Харлампиус Ш. В случае пропажи вернуть доктору Сергею Павловичу Скрыннику". "Ах, ты, бедняжка, - залепетала Настя. - У этого пожирателя блинов даже фантазии не хватило, чтоб имя тебе приличное дать. До тебя уже двое носили это имя. Наверное, умерли от стыда, а тебе удалось сбежать. Ну, ничего, я тебе другое имя дам - Василек! Нравится?" Песик умильно замахал хвостиком и изловчившись, лизнул ее в нос. Настя совсем растрогалась: " Вижу, что нравится. Забудь теперь о своих неприятностях. Со мной тебе будет хорошо. А мама ничего не узнает. Она даже не догадается, что ты живешь со мной. Правда, тебе придется смириться с тем, что ты станешь еще меньше, но думаю, что это не страшно для тебя. Ты ведь и так не великан. Привык, наверное, что тебя с игрушкой путают, а теперь станешь еще поменьше, только и всего." С этими словами она ткнула в него волшебной палочкой. Песик мгновенно стал размером с божью коровку. И не сказать, чтоб это оставило его равнодушным. Он встал на ее ладони на задние лапки и так горестно завыл, что Насте на минуту стало стыдно. Но тут она увидела выходящего из леса Сергея Павловича, и последние сомнения оставили ее. "Молчи, глупый, ты сам не понимаешь своего счастья!" - прошипела она и зажала песика в ладошке. С неодобрением наблюдала она за приближающимся доктором. Тот, судя по всему, долго бегал по лесу: очки его запотели, сам он дышал как паровоз, на брюках повисли репейники. "Добрый день, доктор! - чересчур вежливо поприветствовала его Настя. Сергей Павлович вздрогнул, увидев ее, и нервно оглянулся.
       - Добрый день, девочка! Не видела ли ты маленькую собачку?
       - Нет, собачку не видела, а вот божью коровку, похожую на мохнатую собачку видела, - хихикнула Настя, порадовавшись удачной шутке.
       - Да-а, - задумчиво протянул доктор, - странно, что тебя выпускают гулять одну.
       - А какой породы была собачка? - решила проявить некоторую заинтересованность Настя.
       - Йоркширский терьер. Это очень ценная порода. И шерсть у нее не как у остальных собак, а имеет волосяные луковицы, как у людей. Впрочем, это неважно. Ты ведь ничего не видела. После этих слов доктор заспешил прочь. А счастливая девочка побежала домой, чтоб приготовить домик для Василька. По дороге она больше никого не встретила и была этому очень рада. Дело в том, что на душе у нее было очень неспокойно. Собачка всю дорогу жалобно выла у нее в кулачке, и никакие увещевания не помогали. Дома, к счастью тоже никого не было. Настя облегченно вздохнула, т.к. не представляла, как бы она смогла объяснить этот не умолкающий заунывный писк маме или дотошной бабушке. Найдя на кухне пустую стеклянную банку, она посадила туда безутешного Василька со словами: "Здесь тебе будет хорошо, вот увидишь! Надо будет только привыкнуть немного. А банку даже закрывать не надо, ты же все равно не сможешь выбраться. Так что воздуха тебе тоже достаточно." Но, похоже, что новое место жительства Василька не устраивало. Он метался по дну банки, издавая непрерывные вопли. Хуже всего было то, что звук в банке усиливался. Желая хоть как-то умиротворить сварливого пса, Настя набросала в банку мясных крошек, и Василек с жадностью на них набросился. "Уже лучше! Ты, оказывается, просто был голоден! Сейчас я познакомлю тебя с Тутом. Надеюсь, что вы станете друзьями". Она подошла к своей кровати, на которой, свернувшись уютным клубочком, спал Тутанхамон и сунула ему под нос банку. Учуяв кота, песик тут же разразился пронзительным лаем. Его даже не испугали размеры Тутанхамона. Он готов был прямо сейчас наброситься на кота. Тут лениво открыл глаза, фыркнул несколько раз, и вся его шерсть стала дыбом. Но уже через минуту он снова развалился на кровати, наблюдая прищуренными глазами за беснующимся в банке зверьком. Настя с грустью поняла, что друзьями они пока стать не могут. И тут она услышала бабушкины шаги за окном. Она бросилась к двери, решив перехватить старушку на пол пути к своей комнате. Маневр удался. Бабушка с внучкой мирно отправились обедать на кухню. За столом бабуля поделилась с внучкой деревенскими новостями. Будучи любительницей почесать язычком, Екатерина Романовна всегда нуждалась в собеседнике. Конечно, лучше, если этот человек проявляет интерес и обсуждает детали, но молчаливый собеседник тоже неплох. Настя относилась ко второй категории. Молча выслушивала она утомительные подробности деревенской жизни, и это тоже устраивало старушку. И вдруг Настя услышала новость, которая заставила ее даже подпрыгнуть. Почувствовав подлинный интерес к своей истории, бабушка стала разливаться соловьем: "Вот я и говорю ему, а зачем же Вы, Сергей Павлович, взялись присматривать за чужой собачонкой? Хлопот то ведь сколько. С каких-то Пушистых карьеров что ли привезли ее. Даже не знаю где это. У нас за деревней тоже карьер есть. Оттуда песок возят. И дворняжки там тоже бегают. Но это, мутант какой-то. Слышь, Настюха, у ней волосы человечьи растут. Наверное из под Чернобыля завезли к нам. А взяли они ее из жалости. Во, страсти какие! А ведь стоит она целое состояние из - за уродства своего редкого. Дом на эти деньги построить можно! И как бедолага расплачиваться - то будет? Хозяин собачки - начальник его. Угодить ему хотел, за собачкой присмотреть взялся пока начальство у турок отдыхает. Вот подхалим - то! Я так и сказала соседке: пострадал твой сынок из за своего подхалимства. Перед начальством выслужиться хотел! И нечего обижаться на правду!"
       У Насти от полученной информации даже кусок в горле застрял. Что же делать? Ясно одно: собаку, конечно же, придется вернуть хозяину. И как можно быстрее, пока она своим лаем не привлекла внимание. И как только она приняла это решение на душе у ней стало легче. Но покой ее был тут же нарушен. "Никак не пойму, в ушах у меня что ли все время звенит?" - донесся до нее голос Екатерины Романовны. Бабушка застыла на месте, прислушиваясь - "А иногда кажется, что и не звон это, а собачий лай, только какой-то странный, тонкий-тонкий". Девочка вся похолодела от страха. "Нет, ничего не слышу, бабушка, это, наверное, и правда в ушах звенит!" - и, залпом допив компот, Настя опрометью кинулась в свою комнату. Там она застала ужасную картину. Тутанхамон, просунув лапу в стеклянную банку, пытался схватить когтями заливающегося от лая песика. Настя кинулась спасать собачку. Первым делом она вернула Васильку его первоначальный облик, и пес тут же протяжным воем огласил комнату. Настя молниеносно зажала его пасть, надеясь, что никто не успел его услышать.
       - Да замолчи ты, урод! И как только я могла так в тебе ошибиться. Какой же ты Василек? По тебе же сразу видно, что ты всего лишь 3-й в роду Харлампиусов. А ум, если у кого и был, то достался первым 2-м. С этими словами она выскочила из комнаты, чтоб отправиться на поиски Сергея Павловича и вернуть ему собаку. То-то он обрадуется, еще и благодарить будет. Но этому чудесному плану не суждено было осуществиться. Прямо на пороге дома она нос к носу столкнулась с доктором, который как раз пересказывал маме свою историю. В руках он держал сетки с мамиными покупками. "А я тут вашу собачку нашла!" - промямлила Настя и быстро сунула завизжавшего от радости пса доктору. "Так вот кто лаял у нас в доме!" - раздался из - за ее спины голос бабы Кати. - "Теперь понятно, почему тебя так мой рассказ заинтересовал!" В смущении Настя протянула руку, чтоб погладить Харлампиуса, но тот вдруг завыл так, что у присутствующих кровь застыла в жилах. Сергей Павлович возмущенно сверкнул глазами: " Я бы настоятельно советовал Вам, Марина Петровна, уделять больше внимания нравственному воспитанию вашей дочери. Конечно же, состояние ее психики очень нестабильно, но пробелы в нравственном воспитании могут только усугубить это состояние". Он аккуратно поставил сумки на крыльцо и гордо удалился, прижимая к сердцу неблагодарное животное. Настя оставила остолбеневших от изумления бабушку с мамой стоять на пороге, а сама быстро побежала по дорожке к пруду, справедливо полагая, что еще успеет выслушать очередные нотации вечером. Сейчас нужно было срочно вернуть волшебную палочку, пока фея не заметила пропажу. Да и попытаться забыть эту неприятную историю как можно скорее. Скоро к ней присоединился Тутанхамон. В последнее время дома ему было не слишком комфортно. Бабушка все время пребывала в плохом настроении и, не задумываясь, тут же выплескивала его на кота. А Марина Петровна была настолько озабочена своими проблемами, что не спешила защитить своего любимца. На поляне было по-прежнему тихо и спокойно. Настя едва успела засунуть волшебную палочку в чехольчик, как фея открыла глаза. Они решили снова продолжить поиски Клеопатрика. Настя приставила крылья стрекозы, фея прикоснулась к ним волшебной палочкой и вот уже 2 крошечные фигурки плавно взлетели в воздух. Тутанхамон уютно свернулся на руках у хозяйки. Надо сказать, что он очень полюбил летать таким образом. В глубине своей ленивой души он был страстным путешественником и авантюристом, просто до поры до времени он и сам об этом не догадывался.
      
      Глава одиннадцатая, в которой рассказывается о том, как был найден Клеопатрик и потеряна волшебная палочка.
      
      В это время отдохнувший и набравшийся сил попугай выбрался из своего убежища и тоже решил отправиться на поиски дома. Каково же было его изумление, когда он увидел над поляной знакомые лица. Дочь хозяйки и ее противная подружка летели прямо ему навстречу. В эту минуту они уже не казались ему такими уж плохими. Он за последний день немного поумнел и подобрел и теперь на многие вещи смотрел другими глазами. Клеопатрик радостно устремился навстречу подружкам. Увлекшись беседой, они не заметили несущегося прямо на них попугая. Клеопатрик же от радости не успел вовремя притормозить и столкнулся лбом в воздухе с зазевавшейся феей. Точнее, она стукнулась лбом о клюв Клеопатрика. Сделав удивительный кульбит в воздухе, попугай камнем упал вниз. Сверху прямо на него рухнула истекающая кровью фея. Настя, охнув, бросилась на помощь подруге. Схватив Зелинду за плечи, Настя поволокла ее к пруду, чтоб промыть рану. Фея по дороге открыла глаза и, схватившись за голову рукой, почувствовала что-то липкое. Посмотрев на свои руки, она увидела, что они измазаны чем-то красным. Весь лоб феи был залит кровью. К счастью рана была небольшая, и ее было почти не видно под волосами. Но фея была безутешна. Все время пока Настя промывала ей рану, прикладывала к ней кусочек подорожника, чтоб остановить кровотечение и перевязывала своим пояском от платья, Зелинда жаловалась на свою судьбу, горестно причитая о том, какое она бедное, несчастное существо, обреченное влачить жалкое существование на чужбине. Кое-как успокоив фею, Настя напомнила ей о том, что они должны заняться поисками Клеопатрика. Девочка была так сильно увлечена разговором, что не заметила столкновения феи с попугаем. Она посчитала, что подружка наткнулась в воздухе на какую-то муху и, неудачно упав на землю, поцарапала лоб. Зелинда же успела в последнюю секунду перед падением рассмотреть своего обидчика.
       - Нет надобности! - проворчала она. - Эта ужасная птица сама нашлась. Кто же мне лоб расквасил, как ты думаешь?
       - Вот здорово. Ну, я хотела сказать, здорово, что он нашелся, а не то, что лоб тебе расцарапал. Все-таки одной бедой меньше. Вот мама-то обрадуется. Поспешим к нему, пока он снова не потерялся.
      Не дожидаясь ответа феи, Настя отправилась к месту катастрофы. Она нашла Клеопатрика на том же самом месте. Он уже успел немного прийти в себя и меланхолично чистил перья.
       - Ох, как же я рада тебя видеть! - улыбнулась Настя.
       - Что-то не заметно, - пробубнил попугай. - Лично мне так не показалось. От меня отмахнулись как от назойливой мухи. Тем более, что я и напоминаю ее по размерам, - с горечью добавил он.
       - Об этом можешь не беспокоиться. Сейчас тебе вернут прежний облик и мы вернемся домой.
      С этими словами Настя повернулась к подошедшей фее. - Доставай скорее свою волшебную палочку. Зелинда потянулась к чехольчику и застыла. Волшебной палочки не было на месте.
       - Что случилось? - забеспокоилась Настя. Фея растеряно захлопала ресницами.
       - Чехольчик пуст. Наверное, волшебная палочка выпала при моем падении на землю.
       - Что ж мы стоим и теряем время. Надо ее найти. Хорошо еще, что мы точно знаем, где искать, ведь Клеопатрик не двигался с места. Давайте поищем ее все вместе.
      Настин призыв не оставил никого безучастным. Даже Клеопатрик проявил неожиданное рвение. Раздвигая клювом траву, он одновременно, как курица ногами разгребал землю, поднимая вверх столько пыли, что первой не выдержала фея.
       - Тебе, чудовище, мало, что ты мне голову раскроил, ты еще и все глаза мне пылью запорошил. И она язвительно добавила: Моя палочка не крот, в землю не зарывается, так что искать ее надо на поверхности, а не под ней. Тутанхамон по достоинству оценил ее шутку, одобрительно фыркнув. Клеопатрик тут же отошел обиженно в сторону, но поисков не прекратил. Настя молчала. В голове ее проносились мысли одна печальнее другой. Время шло, а волшебная палочка так и не находилась.
       - Что же делать, если мы ее так и не найдем? - ужаснулась про себя девочка. - Неужели я на всю жизнь останусь Дюймовочкой, никогда не увижу мамы?. - А что будет зимой со всеми нами. Мы умрем от голода и холода! На ее глаза навернулись слезы.
      Устав от безрезультатных поисков, вся компания расселась на земле в тягостном молчании, которое нарушил Тутанхамон.
       - Может быть мы ищем не в том месте. Мне кажется, безмозглая птица сама не помнит, туда ли она упала, где мы ее нашли.
       - Да у меня мозгов больше, чем у всех вас, - встрепенулся Клеопатрик. - Если я говорю, что не двигался с места, то так оно и есть. Другое дело, что волшебная палочка могла откатиться в сторону при падении.
       - Да, правильно, нам надо расширить зону поисков. - Настя как за соломинку ухватилась за новую идею. Все с энтузиазмом приступили к новым поискам, которые оказались такими же безрезультатными. Тягостное молчание нарушила фея. - Ох, как же есть хочется. Давайте подкрепимся чем-нибудь, а потом уже решим, что нам делать дальше. Все одобрительно встретили это предложение. Даже Настя на время отвлеклась от грустных мыслей.
       - Хлебушка-то как хочется. Жаль, что мы не на Таити, - вздохнула она.
       - А что мы там забыли, - проворчал кот. - Дома тоже неплохо было.
       - Да я не о том, чудак. На Таити хлебные деревья растут. Плодоносят круглый год. Захотел поесть - срывай плод, режь на пластинки и жарь. А, если плоды положить в яму и дать им забродить, то получится тесто, из которого можно печь лепешки. А если туда добавить кокосового молока или апельсинового сока, то вообще вкуснятина получится. Это вообще замечательное дерево. Из его луба делают даже ткани, из сока с добавками - клей, из коры краски. Древесина идет на постройки. А листья заменяют бумагу, тарелки и даже головные уборы.
       - Да, живут же люди. Все под рукой, ничего делать не надо. То-то они целыми днями пляшут. - Тут же позавидовал им Клеопатрик. Он еще в Москве видел по телевизору передачу, посвященную племенам, живущим на островах Полинезии и в частности на Таити. Всю программу он не запомнил. Обратил внимание лишь на то, что там много танцевали. Сейчас, услышав рассказ о хлебных деревьях попугай решил, что наконец - то понял причину столь легкомысленного поведения таитян. На этом Клеопатрик не успокоился и через минуту продолжил свои размышления. - Да, такую родину потерял. Как же мне не повезло, что я к вам попал. Как же тут характеру не испортится. Ангел бы и тот зачах с горя, а я простой попугай, лишенный Отечества. Эх, чужбина, что ты со мной сделала? Жил в клетке, как преступник в вечной неволе. А на старости лет в муху превратился! Дожил до такого позора. Лучше б я умер!
       - Вот и я думаю, что это было бы лучше. Но это никогда не поздно. Раз жизнь тебе не дорога, то мы можем решить благодаря тебе проблему голода. - Хищно ухмыльнулся Тутанхамон. - Можно даже будет сказать, что ты погиб благородной смертью, спасая жизни товарищей. Ну, а насчет родины, так это ты загнул. Откуда ты прибыл, ты и сам не знаешь. Существо ты без роду и племени. Вот так-то!
       - Ах, не ссорьтесь, пожалуйста. А ты успокойся, Клеопатрик. Никто не собирается из тебя суп варить, это была неудачная шутка Тута. Да и вообще не только на Таити есть интересные растения. Вот, например белые кувшинки в этом пруду. Их корневища содержат крахмал, белок и сахар. И если их разрезать на кусочки, замочить на несколько часов, чтоб ушла горечь, потом высушить, то можно будет их помолоть на муку. Правда муку тоже надо будет несколько раз замачивать, чтоб убрать горечь. Ну, а потом так можно и хлеб печь.
       - Н-да. К этому времени, пожалуй, едоков уже в живых не останется, - вступила в разговор фея. Даже если мы каким - то чудом вытащим гигантский корень из воды, остальной процесс потребует слишком больших временных затрат. А есть хочется уже сейчас. У меня есть более простой план. Мы вернемся домой, подкрепимся крошками с обеденного стола, а заодно оставим записку, чтобы твоя мама не волновались из - за отсутствия любимой дочки. План феи был принят на ура. И вся компания дружно отправилась к Настиному дому.
      
      Глава двенадцатая, в которой рассказывается о дальнейших поисках волшебной палочки и о новых встречах на лужайке.
      
      Проникнув через открытое окно на кухню, они дружно занялись поисками съестного. К сожалению, Настина бабушка так любила чистоту и порядок, что задача оказалась непосильной. На столе они не обнаружили ни одной крошки. Стол был протерт начисто, а все продукты заперты в кладовке. Конечно же, будь Настя прежнего роста, открыть кладовку для нее, было бы парой пустяков. Однако теперь это стало для нее невозможно. Самым неожиданным образом повезло Тутанхамону. Любящая порядок во всем бабушка и тут не оплошала. Уходя из дома, она не забыла налить ему в мисочку молока. Голодный кот проявил подлинное благородство, поделившись им с друзьями.
       - Однако одним молоком сыт не будешь, - шмыгнула носом Настя.
       - А может попробуем найти щелочку в кладовке. Мы ведь такие маленькие, что могли бы забраться туда без проблем, - порадовала всех новой идеей фея.
      Друзья бросились на поиски щелочки и, действительно, вскоре обнаружили крошечное отверстие довольно высоко над полом. Зелинда с Настей могли бы подлететь к этому отверстию, но проникнуть внутрь не могли. Для них оно оказалось слишком маленьким. И тут неожиданно на помощь пришел Клеопатрик. Сначала он своим твердым клювом подолбил отверстие, слегка расширив его, а затем кое - как протиснулся внутрь. Секунду спустя, друзья услышали глухой стук. Они окликнули попугая, но тот не отозвался.
       - Наверное, уже пристроился к какому-нибудь блюду. Слышали, как он клювом щелкнул, обжора проклятый, - высказал свое предположение Тутанхамон. В эту же минуту из кладовки раздался протестующий вопль.
      - И это благодарность за то, что я чуть жизни не лишился.
       - Что же случилось? Мы тебя позвали, а ты молчишь...
       - Головушку свою разбил я, когда из дырки вывалился. Крылья не успел расправить, а зацепиться было не за что, вот и упал головой вниз на полку.
       - Было б там что разбивать, тогда б и поплакали, - ядовито прошипел в сторону Тутанхамон. Клеопатрик все же услышал его и страшно обозлился.
       - Ах, так. Тогда я сам наемся и не вылезу к вам. Здесь поселюсь.
      - Клеопатрик, миленький, нельзя, чтоб тебя кто-нибудь увидел, - испугалась Настя.
       - Да и о нас не мешало бы подумать. Мы здесь по твоей вине оказались, - возмутилась Зелинда.
       - А по чьей вине я оказался в таком положении, хотел бы я поинтересоваться у вас, любезная фея? - желчно ответил ей попугай. - Я не намерен и дальше выносить оскорбления. В сложившейся ситуации я - жертва. Это из за ваших преступных действий я оказался без крова.
       - Клеопатрик, милый. Давай забудем былые обиды и не будем больше ссориться, - попыталась добиться примирения Настя. Но не тут - то было. Попугай уперся и продолжал стоять на своем. Он требовал всевозможных извинений.
       - Так, придется мне вмешаться, - грозно промурлыкал Тутанхамон. - Слушай меня внимательно, раскрашенная ворона. Я с тобой церемониться не буду. Сейчас я с помощью феи поднимусь вверх, проползу через щель и разберусь с тобой по - своему. Предупреждаю сразу: я очень голодный. А так как мне есть чем зацепиться, то уж я свою головушку не расшибу. Клеопатрик струхнул. Перспектива остаться наедине с голодным котом его не прельстила. В результате, взвесив все за и против, попугай принялся за дело. Скоро через дырочку он начал проталкивать обнаруженные в кладовке лакомства: крошки пирога с капустой, кусочки колбасы и сыра. Все это он предварительно отщипывал своим твердым клювом, подлетал к отверстию и проталкивал через него наружу, а фея с Настей подхватывали их с другой стороны и относили на стол. Когда пищи на столе оказалось достаточно, Клеопатрик вылез наружу и друзья дружно набросились на еду.
       - Ох, и наелся же я, - довольно промурлыкал Тутанхамон. Он сыто зажмурил янтарные глаза и свернулся уютным клубком прямо на столе. - Теперь бы вздремнуть часок.
       - Ты чего это развалился здесь? Скоро мама с бабушкой вернутся, нас искать начнут. Спешить надо, а не в спячку впадать, - заволновалась Настя.
       - А у него мозги от жира заплыли. Раскормили, пузатого, уж очень. Надо его на диету посадить, - насмешливо проскрипел Клеопатрик.
       - Ну что ж, посмейся немного, поплакать успеешь, когда я тебе хвост выщипаю, ехидная птица. До этого я старался быть Тутанхамоном справедливым, но тебе придется узнать и Тутанхамона мстительного. - У кота даже шерсть от возмущения встала дыбом, и он хищно оскалился. Попугай порядком струхнул. Ему пришлось бы несладко, но тут вмешалась Настя.
       - Замолчите оба. Нам надо засветло вернуться на поляну и попробовать отыскать палочку. Перед уходом Настя оставила на столе записку для мамы : "Уехала в Москву с Таней и ее мамой. У Тани завтра день рождения, так что вернусь дня через 2-3, когда ее мама сможет привезти меня обратно. Целую, Настя". Написать записку оказалось гораздо труднее, чем она думала. Ведь удержать в руках ручку она бы не смогла. К счастью, в точилке на своем столе она нашла кусочек грифеля от карандаша. Им - то Настя и нацарапала записку, после чего друзья отправились на поляну. Уже начинало смеркаться. Новые поиски ничего не дали. Волшебная палочка как сквозь землю провалилась. Друзья пригорюнились.
       - Ну не могла же она сама спрятаться, - горестно причитала фея.
       - Верно, не могла. Ты это, феюшка, верно заметила. Ей кое - кто помог. - хищно оскалился Тутанхамон. - Верно я говорю, великий путешественник? - С этими словами он грозно воззрился на несчастного попугая. - Чего молчишь? Удивлен, что тебя раскрыли так быстро? Так особого ума тут и не потребовалось. Перестарался ты, когда землю ковырял лапами, следы заметал. А ну, признавайся, куда палку дел, ворона разноцветная?.
       - Да с какой стати мне ее прятать? Я ведь сам от этого страдаю больше всех? - Клеопатрик был искренне поражен. Настя с Зелиндой тут же поддержали его.
       - Тогда кто спрятал ее? Ведь рядом никого не было!
      Они тоскливо оглянулись по сторонам. Вокруг кипела обычная жизнь со своими маленькими трагедиями и радостями, обычно не заметная взору человека. Мимо наших героев пролетел самец эмпидной мухи с завернутым в шелковые нити свертком. Заглядевшись на странную компанию внизу, он столкнулся с зависшим в воздухе Клеопатриком и выронил свою ношу. Отпихнув попугая, он тут же устремился за ней вниз.
       - Эй, дружище, что за спешка? Можно подумать, что ты уронил бесценное сокровище и боишься, как бы его не утащили из - под твоего носа! - недовольно пробурчал Тутанхамон, потирая ушибленное свертком ухо.
       - Суетится так, как будто от этого кулька зависит его жизнь! - раздраженно прохрипел Клеопатрик, столь бесцеремонно отодвинутый с дороги новым знакомым.
       - Еще как зависит! - заволновался их обидчик. - Этого комара я поймал сегодня для моей подружки! Без этого свадебного подарка я сам могу стать праздничным обедом! Крепко прижав к себе бесценный сверток он умчался прочь.
       - Ну что за нравы! - ужаснулся Клеопатрик, вспомнив ночную встречу со сверчком.
       - Наверное им наша жизнь тоже кажется странной, - вздохнула Настя. От долгих поисков ей стало жарко, и она, развязав на голове косынку, небрежно набросила ее на плечи. Решив размяться, она встряхнула крыльями. Косынка тут же повисла на расправленных крыльях, сделав ее похожей на симпатичную бабочку. Не успела девочка стащить косынку со спины, как ее обволокло едким вонючим запахом. В ту же минуту она почувствовала чье-то нежное прикосновение. Вздрогнув, Настя обернулась и увидела не менее чем она потрясенную этой встречей бабочку - махаон. Именно ее усики так ласково щекотали ей спину.
       - Ах, извините мою оплошность! Я принял вас за свою соплеменницу, - застенчиво прошелестел незадачливый ухажер.
       - А вонять-то зачем? Захотел приударить за девчонкой, так старайся быть привлекательнее. А то все подружки разбегутся, - возмутился Тутанхамон.
       - А что, запах вам действительно показался неприятным? - довольно хихикнул махаон.
       - Он еще издевается над нами! - разбушевался Тутанхамон. - Сейчас тебе не до смеха будет! И кот, выпустив когти, попытался схватить ехидного ухажера. Тот, ловко увернувшись, взлетел вверх и уже оттуда радостно застрекотал: Ничего вы не понимаете, дуралеи! Чем противнее запах, тем больше у меня шансов заполучить в подружки самую красивую бабочку. А такой запах зависит от того, сколько семян с ядовитыми ароматами ты съел, когда был гусеницей. Мне в этом отношении сильно повезло! Прощайте, олухи! Желаю, чтоб вам вполовину повезло так, как мне. И, обдав их на прощание новой волной отвратительного запаха, бабочка весело упорхнула прочь. Впрочем, никто и не пытался ее задержать.
       - Да, немного удачи нам не помешает, - философски заметила Зелинда. В это время за ее спиной Клеопатрик издал хриплый вопль. Он уже некоторое время с интересом наблюдал за муравьем, копошащимся в траве. Тот, согнувшись от непосильной ноши, тащил куда-то дохлую муху. Увлекшись своим наблюдением, попугай не обратил никакого внимания на стычку с бабочкой. Казалось, что какая-то мысль не дает ему покоя. Результатом этих размышлений и стал радостный вопль, напугавший Зелинду.
       - Я понял, куда делась наша волшебная палочка! - ликовал попугай. От нетерпения он стал даже подпрыгивать.
       - Для полного счастья только спятившего попугая не хватает! - пробормотала Зелинда.
      - Смотрите все сюда, в траву! - не унимался Клеопатрик.
       - Да мы уже туда целый день смотрели, все глаза уж проглядели, - пробурчал Тутанхамон. - А если у тебя уже галлюцинации начались, то нечего к ним других подключать!
       - Да на муравья посмотрите, - у попугая даже голос осип от волнения.
       - Это действительно чудо из чудес! Муравей, несущий муху в муравейник. Пожалуй мы сейчас все заплачем от умиления, - издевался Тутанхамон.
       - Это он сейчас муху тащит. А днем это могла быть наша палочка! Ведь эти деятели все в свой муравейник тащат!
       - Что ж ты раньше молчал? - заволновались все разом.
       - Так я только сейчас об этом подумал. Увидел этого муравья и вспомнил, что уже видел такого же рядом, когда пропала палочка.
      Вдохновленные новой надеждой, друзья кинулись на поиски муравья. Но тот как сквозь землю провалился. Только что был рядом и вот уже исчез вместе со своей тяжелой поклажей.
      
      Глава тринадцатая,
      в которой рассказывается о встрече друзей с жуком - чернотелкой и спасении болтливого муравья.
      
      Между тем совсем стемнело. Пора было подумать о ночлеге. Друзья попытались было отыскать какое-нибудь дупло, но ночь была безлунная, поэтому поиски оказались безрезультатными. Положение спасла Настя. Ей и тут пригодилось знание ботаники. Она предложила найти убежище в лишайнике, покрывавшем ствол ближайшего дерева. Сначала это не вызвало особого восторга у ее спутников. У Тутанхамона же от ее предложения даже шерсть встала дыбом. Дело в том, что слово "лишайник" ассоциировалось у него с весьма неприятной болезнью, встречающейся у его приятелей-животных. Поэтому он тут же тревожно поинтересовался, не покроются ли они все лишаями, проведя ночь в столь опасном месте. Пришлось Насте рассказать друзьям о том, что лишайники даже не растения, а сложные организмы, состоящие из 2-х частей: водоросли и гриба. Гриб защищает водоросль, живущую внутри его, от холода и сильного ветра, а водоросль, в свою очередь, питает гриб веществами, которые сама же и вырабатывает.
       - В лишайниках часто живут разные насекомые, почему бы и нам не провести там ночь? Все же удобнее и безопаснее, чем в траве, - этим вопросом закончила Настя свой рассказ. По правде говоря, можно было бы поискать жилье и получше, но в Насте проснулся азарт ученого. Мысль о том, что она сможет хорошо рассмотреть лишайник изнутри, очень вдохновила ее, сделав необыкновенно красноречивой. И хотя ее спутники какое-то время колебались, пламенная речь девочки убедила их в правильности этого решения. Вся компания отправилась к ближайшему лишайнику и, отыскав вход, пробралась внутрь. Увиденное (вернее неувиденное, ибо было очень темно) немного разочаровало Настю. Впрочем, все так устали, что могли думать только об отдыхе. Им хотелось побыстрее найти уголок поуютнее и заснуть. Они отправились вглубь лишайника. Возглавлял шествие Тутанхамон, глаза которого видели в темноте лучше, чем у других. Но в этот день бедный кот так устал, что держать их открытыми стоило ему невероятных усилий. В результате, он брел с полузакрытыми глазами, из - за чего и случилась весьма неприятная история. Когда друзья наконец-то отыскали довольно уютный уголок, оказалось, что его уже облюбовал жук-чернотелка. Располагаясь на ночлег, они его просто не заметили, так как жук, будучи черным от природы, весьма органично сливался с окружающим мраком. Чернотелки - насекомые очень медлительные, поэтому жук не сразу отреагировал на пришельцев. Но, заметив, что те не собираются уходить, страшно разозлился. Он сделал стойку на передних лапках, слегка наклонился, обратив брюшко в сторону врагов, и выпустил оттуда струю необыкновенно вонючей жидкости, которая вмиг обволокла шерсть Тутанхамона, оказавшегося ближе всех к воинственному обитателю лишайника. Если бы не усталость, кот уже давно бы отреагировал на присутствие жука. Теперь же, когда глаза остальных тоже привыкли к темноте, они смогли разглядеть очертания чернотелки рядом с несчастным Тутанхамоном. Раздраженный неприятным запахом и собственной оплошностью, кот ринулся в бой. Друзья поддержали его. С шумом, криками они набросились на ошеломленное насекомое. Тутанхамон острыми когтями поцарапал ему глянец на крыльях, а Клеопатрик больно клюнул в спину, вспомнив рассказ жука-навозника о самом уязвимом месте у насекомых. Жук-чернотелка с позором был вынужден покинуть насиженное место. Оставшись одни, товарищи по несчастью, смогли наконец - то предаться долгожданному сну. Правда, предварительно, они все же отселили Тутанхамона в дальний уголок, т.к. запах, которым пропиталась его шкурка был просто невыносимым.
      Проснувшись утром, Зелинда с Настей первым делом попытались отмыть в росе шерсть несчастного кота. Он правда пытался сопротивляться, уверяя, что помоется привычным для котов способом, но ему не позволили это сделать. Ведь никто не знал, насколько ядовита жидкость жука - чернотелки! Пришлось Тутанхамону смириться со своей участью. Во время купания он фыркал и пыхтел, как паровоз. А когда, наконец - то был с миром отпущен сушиться на солнышке, жалобно мяукнул, с укоризной посмотрев на хозяйку янтарными глазами. Настя смотрела, как он карабкается на листик, грустно свесив некогда молодецкие усы, и сердце ее сжалось от сострадания. Между тем, день выдался погожий, ярко светило солнце. Подкрепившись нектаром и пыльцой, друзья почувствовали, что настроение у них улучшается. Покончив с завтраком, они отправились искать муравейник. Скоро им повезло. Они увидели под сосной, копошащегося в хвое муравья.
       - Он - то и покажет нам дорогу в свой дом! - Радостно воскликнула Настя и вместе со своими спутниками устремилась ему навстречу.
       - Осторожнее! - Пропищал вдруг муравей. - Не подходите близко, а то и сами угодите в ловушку.
       - Да что случилось? - Вырвалось у Зелинды, уставшей от бесконечных неприятностей.
       - Я собирал сосновые иголки для муравейника, и на меня напала личинка пилильщика. Она питается сосновой хвоей, а в особом мешочке, рядом с головкой, хранит сгустки смолы. Она выстрелила в меня сгустком смолы, склеившем мои лапки, и теперь я погибну, - жалобно простонал муравей.
      Нечего и говорить, что друзья не могли покинуть муравья в беде. Осторожно приблизившись к нему и, все время оглядываясь по сторонам, они помогли ему освободиться от клейкой массы, а затем поспешно покинули опасное место. Отдышавшись в безопасном месте, подружки набросились на муравья с расспросами. Перебивая друг друга и, путаясь в вопросах, они при этом так сильно тормошили муравья, что бедолага, и без того напуганный утренней стычкой с личинкой, растерялся еще больше. Он начал заикаться и нервно вздрагивать, когда Зелинда с Настей обращались к нему с вопросами. От Тутанхамона же вообще толку было мало. Он все-время вылизывал свою шкурку, бормоча под нос какие-то проклятия в адрес жука-чернотелки. Сумятице положил конец Клеопатрик. Дождавшись паузы в разговоре, он четко и внятно спросил муравья о дороге в муравейник. Облегченно вздохнув, новый знакомый в сопровождении спасителей отправился домой. Вскоре наши путешественники убедились, что он не отличается особым интеллектом. Его даже не заинтересовало, зачем им нужна дорога в муравейник, о чем и с кем они собираются там беседовать. Радуясь своему спасению, муравей не умолкал ни на минуту, выбалтывая на ходу тайны муравейника. Тутанхамон даже фыркнул от досады, услышав, как этот пустозвон в подробностях описывает запасной вход в муравейник, тщательно укрытый его соплеменниками от посторонних глаз.
       - Да ты просто подарок для муравьиных врагов, - не смогла удержаться от колкости Зелинда.
      Муравей, услышав только то, что он для кого - то "подарок", просто расцвел от счастья.
       - О, вы настоящие друзья. С вами говорить одно удовольствие. Не то, что братья - мураши. С ними и поговорить не о чем. Только одно и знают - раз ты рабочий муравей, то должен работать, а не болтать. А мне другого хочется... - Тут муравей принял мечтательный вид, закатил глаза и прерывающимся от волнения голосом продолжил:
       - Вообще жизнь у нас очень тяжелая. Вот нашим заграничным родственникам живется послаще. Они нектар собирают. Некоторые насосутся нектара так, что брюхо делается размером с виноградину. Они даже двигаться не могут, так и висят на потолке, как живые горшки с медом, а другие рабочие муравьи за ними присматривают. Этим медом потом вся колония питается. Вот это жизнь! Муравей завистливо вздохнул и замолчал.
       - Что же хорошего в том, что ты все время висишь на потолке, а из твоего пуза мед добывают? - Искренне поразился Тутанхамон.
       - Да, конечно, хорошего тут мало, - тут же поддакнул новый знакомый и быстро сменил тему: Мне вообще - то хотелось бы знать, где были муравьи - воины, когда я в беду попал. Единственное их занятие - защита таких работяг, как я! Так они и с этой задачей не справляются! Вот пойду и пожалуюсь царице. А то сидит себе в своей камере, откладывает яйца и знать не желает, что творится в муравейнике.
      Неожиданно вмешался в разговор Клеопатрик:
       - А у вас что, на каждого рабочего муравья приходится охранник - воин?
       - Ну, не совсем на каждого, - замялся муравей. - Мы, в основном, ходим кучками. Так ведь легче работать. Нарезаем траву небольшими кусочками или собираем зерно и уносим в муравейник, где храним в своих теплых и сухих подземных гнездах. А отряды воинов сопровождают нас на работу.
       - Почему же ты один оказался, - удивились друзья.
       - Да я заработался и не заметил, как один остался, - неубедительно объяснил муравей и тут же радостно закричал, - А вот и мой муравейник. Видите верхушку над кустом шиповника? Обратили внимание, какой он огромный? А ведь это только наземная часть. Есть еще и подземная, и она не меньше. И все это великолепие создано нами! В голосе муравья слышалась неподдельная гордость за своих собратьев - муравьев. В эту минуту он впервые показался нашим друзьям довольно симпатичным.
      
      Глава четырнадцатая,
      самая печальная.
      
      Чем ближе друзья подходили к муравейнику, тем чаще им встречались целые команды муравьев, занятых повседневной работой. На них никто не обращал внимания. И только когда они подошли совсем близко к муравейнику, навстречу им бросились, угрожающе шипя, довольно крупные муравьи. Их страшные челюсти сильно напугали Настю с Зелиндой. Тутанхамон с Клеопатриком совсем было приготовились к бою, как вдруг выяснилось, что страшилища устремились не к ним, а к их новому знакомому. Скоро подоспели и другие муравьи. Набросившись на беднягу, они засыпали его упреками. Муравей, оправдываясь, рассказал свою историю, но она не разжалобила его сородичей. Со всех сторон только и слышалось:
       - Так тебе и надо, бездельник. Ты - лентяй и дармоед. От тебя муравейнику нет никакой пользы. Нет, ни иголки ты добывал, а прохлаждался в тени, от работы отлынивал. А теперь смеешь еще с пустыми руками домой являться. А ну, марш вперед, принимайся за дело! Муравей съежился от стыда и резво помчался к команде рабочих муравьев, занятых сбором семян одуванчика. Настя со спутниками растеряно наблюдала всю эту картину, не зная, что делать в этой ситуации. Но долго оставаться в неведении ей не пришлось. Как только муравей отправился к месту работы, к ней обратился крупный муравей с величественными манерами и поблагодарил от лица своих сородичей за спасение нерадивого рабочего. Друзья поняли, что это был начальник отряда охранников - воинов. Настя вежливо рассказала ему о пропаже волшебной палочки и своих предположениях насчет ее местонахождения. Узнав, что они хотят добиться аудиенции у царицы, начальник отклонил их просьбу, сославшись на занятость своей повелительницы. Взамен он пообещал всяческого содействия в их поисках. Он собрал муравьев, занимавшихся накануне собиранием хвойных иголок, и спросил их, не подбирали ли они маленькую палочку, похожую на иголку? В рядах насекомых возникло какое-то движение и, наконец, вперед выступил, понурив голову, спасенный друзьями утром бедолага.
       - Это я доставил ее в муравейник, - выдавил он из себя и еще ниже свесил голову, ожидая наказания. Вместо этого на него обрушился шквал радости. Начальник воинов одним движением остановил это излияние чувств, отослал муравьев на их рабочие места и обратился к путникам: Если правильно рассчитать порядок и объем выполненных работ, то мы сможем отыскать вашу пропажу, но на это уйдет время.
       - Я помогу вам, ведь неспроста я была первой по математике в школе, - вызвалась Настя. Муравьи с удовольствием приняли ее помощь и дружно принялись за подсчеты. Остальная компания удобно устроилась в чашечке шиповника, поедая сладкую пыльцу и нежась в лучах ласкового летнего солнышка. Они уже предвкушали счастливое возвращение домой. Меж тем, уже определилось место, где могла находиться волшебная палочка, и муравей - предводитель пригласил Настю с друзьями войти в муравейник. Он пообещал лично показать им муравейник и проводить к заветному помещению. В эту минуту поляна вдруг огласилась громкими криками. Из леса выскочила троица хохочущих подростков.
       - Ух, ты, смотри какой огромный муравейник! - Завопил рыжий мальчишка, весь усыпанный веснушками.
       - Ненавижу муравьев, - передернулся второй с реденькими черными волосами, свисающими до плеч, - они больно кусаются.
       - Ах, кусаются, - вступил в разговор третий, похожий на мальчика - отличника, голубоглазый, с аккуратной стрижкой и милыми ямочками на щеках, - так мы им сейчас покажем, кто царь природы! Он вытащил из кармана зажигалку, чиркнул ею и поднес пламя к муравейнику.
       - Не надо, - успел только крикнуть рыжий, но было уже поздно. Муравейник вспыхнул как костер. Темноволосый с красавчиком захлебывались от восторга, глядя на снующих у их ног маленьких насекомых.
       - Ага, забегали, будете теперь знать, как кусаться, - вопили они.
      Настя, Зелинда, Тутанхамон и Клеопатрик были уже в муравейнике, когда случилось это несчастье. Они замешкались на мгновение, не зная, что предпринять в этой ситуации : выбежать наружу, или попытаться добраться до волшебной палочки. Выскочить из горящего муравейника - значит потерять палочку навсегда. Продолжение же поисков могло окончиться их гибелью. И все - таки, сами не зная на что они рассчитывают, друзья бросились по горящим коридорам наверх - туда, где должна была находиться волшебная палочка. Бежать было все труднее, они задыхались от дыма и копоти. Вдруг впереди вспыхнули странные огни, похожие на бенгальские. Внезапно эти огни образовали круг, внутри которого появилось какое - то ровное сияние.
       - Это горит волшебная палочка! Нам ее уже не спасти! - еле переводя дыхание пробормотала Зелинда. - У нас остается только один путь - вперед - в середину этого кольца. Видите этот огненный круг? Это на какой - то миг открылась дверь в волшебную страну. Через секунду она захлопнется, а мы все погибнем в огне. Поспешим, я уверена, что жители Волшебной страны смогут нам помочь!
       - Тогда вперед, ведь у нас все - равно нет выбора! - воскликнула Настя.
      И, собрав последние силы, друзья бросились в мерцающую бездну.
      
      Конец 1 части.
      
      
      
      
      
       Часть вторая
      
      
       Глава первая,
       в которой рассказывается о том, как феи встретили нежданных гостей.
      
      
      Настя очнулась в полном мраке. Она испуганно позвала друзей и страшно обрадовалась, услышав их отклик. Когда глаза наших путешественников привыкли к темноте, они обнаружили, что вокруг не такая кромешная мгла, как им сначала показалось. Оглядевшись, они заметили, что находятся в огромной пещере, которая освещалась слабыми лучами солнца, проникающими через многочисленные щели и проемы.
       - Ну вот, я почти дома. Я знаю, где находится выход из этой пещеры! Идите за мной, - радостно закричала вдруг Зелинда. - Сейчас вы увидите, как прекрасна моя страна! Друзья не разделяли бурного восторга маленькой феи. На душе у них просто кошки скребли. В эту минуту они поняли, что даже если эта страна и прекраснее, чем их Родина, им легче все равно не станет! В тягостном молчании они потянулись вслед за воспрянувшей духом подружкой. Сделав несколько шагов, Зелинда свернула за какой - то камень, и перед ними неожиданно открылась панорама изумительной цветущей долины. Вниз спускалась извилистая заброшенная тропинка, и они стали по ней осторожно спускаться. Вокруг цвели удивительные цветы, росли невысокие деревья, увешенные незнакомыми плодами, порхали огромные бабочки, крылья которых переливались на солнце всеми цветами радуги. А нежное и мелодичное пение птиц заставило их забыть обо всех тревогах последних дней. Надежда снова вернулась в их сердца, и будущее уже не казалось таким беспросветным. Настя и сама не заметила, как шаги ее стали легче, а Тутанхамон даже замурлыкал какую-то веселую кошачью песенку. Клеопатрик, до этого понуро сидевший на плече у хозяйки, вдруг встрепенулся и, почистив перышки, радостно взмыл в небо. Именно он первым увидел странную процессию, идущую им навстречу, о чем и предупредил друзей. А скоро и Настя вместе с остальными спутниками увидела весьма необычную компанию, направляющуюся им навстречу. Эльфы, феи, гномы тоже в изумлении замерли, обнаружив нежданных гостей.
       Здесь нам придется вернуться немного назад и рассказать о том, что происходило в Волшебной стране после того, как маленькая фея покинула ее.
       Надо сказать, что феи не сразу обеспокоились отсутствием Зелинды. Они посчитали, что она прячется у своих друзей, и даже вздохнули с облегчением. Будучи по своей природе существами не злыми, они вовсе не горели желанием принять участие в страшном наказании связывания крыльев себе подобной. Поэтому какое-то время жизнь в стране фей текла по старому руслу до тех пор, пока гном Капушон и эльф Веселун не стали разыскивать свою подружку. Правда, случилось это тоже не сразу. Не застав фею дома гном подумал, что она гостит у эльфа, а эльф решил, что она отправилась навестить гнома. И какое-то время они жили спокойно. Но, однажды непоседливый Веселун подумал, что неплохо было бы навестить друзей и отправился в царство гномов. Тут-то и друзья и обнаружили, что Зелинду уже давно никто не видел. Новость быстро распространилась по всей Волшебной стране. Тут уж и феи забеспокоились. Забыв былые распри, они, объединившись с гномами и эльфами, кинулись на поиски Зелинды. Прошло несколько тревожных дней. Наконец, было решено продолжить поиски в горах. И вот, когда они поднимались по тропинке, навстречу им вышла сама пропавшая! Да еще не одна, а в компании чужаков. Впереди шла Зелинда с понуро висящими за ее спиной обгоревшими крыльями, за ней светловолосая девочка с удивительным зверьком, покрытым густым мехом. Над их головами кружилась невиданная в этих краях пестрая птица с хриплым резким голосом. Увидев сородичей, Зелинда вскрикнула и кинулась им навстречу, бормоча какие - то бессвязные фразы. Перецеловав всех, до кого смогла дотянуться, маленькая фея судорожно всхлипнула и залилась слезами. Жителей Волшебной страны не оставила безучастной эта встреча. Кое - кто захлюпал носом, некоторые стали смущенно прятать глаза, на которые навернулись слезы. Наконец, Зелинда немного успокоилась и сразу же вспомнила о своих спутниках. Задыхаясь от волнения, она стала рассказывать о своих странствиях. История маленькой феи взволновала всех присутствующих. В их глазах она предстала знаменитой и отважной путешественницей, вернувшейся из далекой и опасной страны, о которой до них дошли легенды. Никто из них давно уже не верил, что тот мир, о котором рассказывали их предки, действительно существовал. И вот теперь они могли своими глазами увидеть представителей этого мира. Еще больше удивились они, узнав, что в "том мире" не верят в гномов, эльфов и фей, считая их порождением фантазии. Приключения Зелинды так заинтересовали присутствующих, что ей было предложено приступить немедленно к написанию мемуаров, чтобы все жители Волшебной страны смогли насладиться ее рассказами. Самой фее это предложение тоже понравилось. "Как нехорошо! - Вдруг спохватилась она. - Я совсем забыла о своих друзьях. Им же надо помочь вернуться домой!
       - А зачем им возвращаться? - искренне изумились все. - Из того, что ты нам рассказывала, мы поняли, как неуютно жить в их мире. Там на каждом шагу их подстерегают страшные опасности. Пусть остаются с нами.
       - Ох, нет, - заплакала Настя, услышав это предложение. - Я хочу к маме.
       В воздухе повисла тишина. Гномы, эльфы и феи не знали этого слова, но не хотели в этом признаваться. Наконец, молчание нарушил Капушон
       - А кто такая мама? - спросил он.
       - Мама - это... Это... Это - лучшее, что может быть у человека, - растеряно пробормотала Настя. Она вдруг поняла, как трудно ответить на этот вопрос.
       - Лучше, чем друзья? - продолжал допытываться любопытный гном.
       Именно в эту минуту Настя вдруг осознала, насколько любит свою взбалмошную эксцентричную маму. Да, конечно, вечно занятая своим Египтом, та на первый взгляд, уделяла мало внимания своим домочадцам. Но Настя знала, как умеет ее мама быть внимательной и заботливой. А какие она умеет устраивать праздники! Девочке вспомнился один дождливый осенний день. В том году осень вообще была холодной. Почти каждый день лил дождь. И, когда пришли выходные, Настя страшно огорчилась, потому что с самого утра зарядил дождь. Сразу же стало понятно, что никакого совместного похода в зоопарк не будет. И вдруг... мама взяла в руки зонтик и сказала: А чего вы сидите? Дождь - это еще не повод, чтоб менять планы. Кто сказал, что нельзя гулять под дождем? Да ведь самые лучшие прогулки бывают только под дождем! Они пошли в зоопарк и там веселились до упаду. Домой они вернулись страшно голодные и уставшие. И тут выяснилось, что их ждет великолепный обед, который мама успела приготовить рано утром, пока они спали. И торт! Невероятный, сказочный торт, который просто таял во рту. На глазах ее закипели слезы при этом воспоминании.
       - Конечно, лучше, - всхлипнула Настя, отвечая на вопрос гнома.
       - Но не лучше же, чем солнечное утро, напоенное ароматом цветов, умытых росой, и заполненное дивными птичьими трелями, - патетично воскликнула Струэлла.
       - Да ничего вы не понимаете, - горько вздохнула Настя, - когда мама рядом, даже самое хмурое утро станет ласковым, солнечным и незабываемо прекрасным.
       - Неужели в вашей суровой стране есть такие могущественные волшебницы? - изумилась Грымзельда.
       Настя хотела сказать, что никакого волшебства в этом нет, но неожиданно осознала, что некоторые вещи бывают посильнее волшебства, и промолчала. Она вдруг искренне пожалела фей, которым не дано было узнать тепло материнских рук. А жители Волшебной страны вдруг почувствовали себя страшно обделенными. Их, совершенный на первый взгляд мир, уже не казался им таким идеальным и замечательным. И, словно в подтверждение этой мысли, вдруг сверкнула страшная молния, раскат грома пронесся над горами, и начался страшный ливень. Для Насти ничего непривычного в этом явлении не было. Жители же Волшебной страны словно окаменели от удивления. Они стояли с открытыми ртами, не замечая, что туда затекают струйки дождя. За всю свою жизнь они не разу не испытывали подобного потрясения. Разве можно было сравнить этот ливень с симпатичными дождиками, вызванными взмахом волшебной палочки? Промокнув до нитки и изрядно озябнув, феи в панике кинулись искать спасения от ледяных струй в своих хрупких домишках-цветках, а гномы и эльфы с не меньшей скоростью бросились в сторону своих убежищ. Зелинда, стряхнув минутное оцепенение, схватила Настю за руку и помчалась к своему домику.
       - Что за паника? - изумилась Настя. - Это ведь обычная гроза, а Вы ведете себя так, как будто война началась.
       - Может для вас это и обычная гроза, - пропыхтела на бегу Зелинда, - а для нас подобные бури непривычны. И чем это может закончиться, никто не знает. Так что поспешим в дом. Это хоть и слабая, но все - таки защита от непогоды. В словах феи была доля истины. Навстречу друзьям неслись потоки воды, ноги увязали в размокшей почве и передвигаться было все труднее и труднее. К счастью, дом Зелинды оказался не очень далеко. Как она и предупреждала, цветок не был идеальной защитой от сильных дождевых струй. Вода просачивалась сквозь лепестки. И все же, внутри не было так мокро и страшно, как снаружи. Свет молний не проникал внутрь и, зарывшись в мягкие тычинки, друзья постепенно согрелись.
      
      
       Глава вторая,
       в которой рассказывается о разрушениях, нанесенных Волшебной стране страшной бурей.
      
      
       Дождь лил целую неделю. Для Волшебной страны это оказалось настоящим стихийным бедствием. Некогда цветущая долина постепенно превращалась в огромное болото. Продрогшие феи боялись и нос высунуть из своих жилищ. Но, к сожалению, их цветочные домики тоже не были приспособлены к подобным природным катаклизмам. Водяные струи проникали через неплотно пригнанные лепестки и ледяными брызгами окатывали несчастных фей. Некоторые из них, оказавшиеся наиболее дальновидными, в первый же день перебрались в более подходящие цветочные домики с большим количеством лепестков да еще прикрытых крупными листьями. Случилась с феями и еще одна неприятность: от влажности у них отсырели волшебные палочки, и они уже не могли ими пользоваться. К концу этой невеселой недели беда пришла к фее Розовое Перышко. Она сидела в своем уютном домике, и пила чай с нектаром. А надо сказать, что Розовое Перышко устроилась действительно хорошо. Она уже давно жила в огромной капуастрии, многочисленные толстые и глянцевые лепестки которой как нельзя лучше защищали ее от дождя. Поэтому Розовое Перышко и не чувствовала себя такой уж страдалицей, как многие ее подружки. Она вполне справедливо полагала, что когда-нибудь этот ливень закончится. А пока у нее было под рукой все, чтоб с наибольшим комфортом пережить неприятные дни. И вдруг ее благополучие в один миг закончилось. Не успев поднести чашечку с чаем ко рту, она полетела вверх тормашками, а весь горячий чай вылился ей прямо на голову. Розовое Перышко долго не могла прийти в себя от изумления. Выбравшись, наконец, наружу она установила причину столь странного происшествия. Оказывается, толстый и мясистый стебель капуастрии прогнил от дождей, и цветок рухнул на землю. Скоро выяснилось, что она была не единственной пострадавшей. Еще несколько фей оказались к концу недели такими же бездомными, как и она. Больше всех пострадала фея Лимонелла, у которой во время падения сломались крылья. Теперь она не могла летать, а передвигаться иным путем стало просто невозможно, так как земля раскисла и превратилась в топкую грязь. Конечно же, летать под таким дождем тоже было непросто, но все - таки феи умудрялись передвигаться на небольшие расстояния. Общая беда их сплотила, сделав более дружными. Они не оставили в беде Лимонеллу, нашли для нее новый домик, перенесли туда и помогли устроиться на новом месте. Надо сказать, что на этом несчастья фей не закончились. Хотя к концу недели дождь и прекратился, но на смену ему пришел сильный порывистый ветер. Перед новой бедой феи оказались бессильны. Цветочные лепестки также мало защищали от пронизывающего ветра, как и от дождя. И совсем плохо стало, когда разошлись тучи, и выглянуло солнце. Если кто и рассчитывал согреться в его лучах, то он жестоко обманулся. Вот уж когда оказалась верна поговорка "Светит, да не греет"! Меж тем, цветы раскрыли навстречу солнцу свои лепестки, и феи оказались на пронизывающем ветру совершенно незащищенными. Однако, и на этом их мучения не закончились. Порывы ветра оказывались иногда такими сильными, что срывали фей с чашечки цветка и уносили прочь. Вращаясь в воздушных потоках и сталкиваясь с другими предметами, подхваченными ветром, феи получили много разных ушибов и травм. Когда же им удавалось ухватиться за какой -либо прочный стебель, они сползали по нему вниз, к земле, и прятались в норках. Ветер, принесший с собой такие беды, одновременно принес и некоторую пользу, так как высушил лужи. К вечеру ветер немного утих. Цветы с заходом солнца стали закрываться, и у фей появилась надежда хотя бы эту ночь провести спокойно. Они потихоньку выползали из нор и устремлялись в свои жилища. И тут раздался звон волшебного колокола...
       В этом месте нам снова придется сделать небольшое отступление и рассказать о волшебном колоколе. Каждый житель Волшебной страны слышал о волшебном колоколе, но почти никто его не видел, поэтому многие считали это очередной легендой. Этот колокол стоял на заповедной поляне у границы трех царств Волшебной страны : фей, гномов и эльфов. Стоял с незапамятных времен, отлитый в подземных мастерских прапрадедами нынешних гномов по проекту прапрадедов, некогда населявших эту страну магов и волшебников, из каких - то неведомых сплавов металлов. На нем были выбиты следующие слова: "Я буду молчать долго, может быть вечно. Я не потревожу ничей покой, если в этом не будет нужды. Но, когда беда придет в Волшебную страну, вы все услышите мой голос, и придете ко мне, чтобы спасти наш мир".
       И вот теперь, хотя многие из обитателей Волшебной страны давно забыли о существовании этого колокола, услышав его звон, они все вспомнили слова, выбитые на золотых боках волшебного колокола. Со всех концов Волшебной страны потянулись жители к заповедной поляне. В их числе были и Настя с Зелиндой. Неделя, проведенная в Волшебной стране, показалась Насте вечностью. Перенесенные испытания не сломили ее, а наоборот, заставили собраться с силами. Она отчаянно скучала, сидя с Зелиндой в ее цветочном домике. Сначала Тутанхамон с Клеопатриком хоть как - то разгоняли скуку своими разговорами, но под конец и они приуныли.
       - Ну вот, - ворчал Тутанхамон, - в кои - то веки попал за границу, а ничего не вижу. Питаюсь соками, как какая - то тля, а не всеми уважаемый кот.
       - Ха - ха - ха! И кем же ты так уважаем, толстопуз? - хрипло расхохотался Клеопатрик.
       - Да всеми, кто имел счастье познакомиться со мной! - гордо промяукал Тутс.
       - Ох, держите меня, сейчас мы все взлетим от смеха, - Клеопатрик закудахтал как курица.
       В эту минуту шквальный порыв ветра подбросил попугая вверх и закружил в воздухе. Вместе с ним завертелись в странном воздушном танце все его друзья по несчастью. Дико орущий Тутанхамон, в тщетной попытке за что-нибудь зацепиться, выпустил когти. И ему действительно удалось это сделать! Этим "что-нибудь" оказалась спина Клеопатрика. Почувствовав, как острые когти, проткнув его перья, впиваются ему в спину, несчастный попугай жутко захрипел. Тут ветер внезапно утих, и вся компания рухнула на землю, прямо в еще не совсем высохшую грязь. В низу кучи распластался Клеопатрик с намертво прилипшим к его спине потрясенным Тутанхамоном, которого в свою очередь почти расплющили Настя и Зелинда. Первым опомнился Тутанхамон, жалобно промяукав :
       - Ох, вот она какая, заграница - то! И чего нам только дома не сиделось! Он потряс головой и рассудительно добавил: Нет, мне такое волшебство не нравится.
       - А где ты тут волшебство увидел? - Удивилась Зелинда.
       - Да как это где! Вы оглохли что ли? Не слышали, как эта раскрашенная ворона сказала, что мы сейчас взлетим, если она захочет. Разве ж это не волшебство, когда какое - то чучело чего - то хочет, а другие делают это вопреки своим желаниям? И страна ваша называется волшебной потому, что желания все исполняются. Только мне по душе другое волшебство: я заказываю мясо - и оп ля, оно передо мной. И даже если при этом все по кусочку получат, я против этого возражать не стану! Кот принялся с тоской оглядываться по сторонам, в надежде, что его догадки насчет исполнения желаний верны, но тщетно. Он опять завелся: Плохое волшебство...
       Договорить ему не удалось. К Клеопатрику наконец-то вернулся дар речи. Весь черный от грязи он и впрямь напоминал ворону.
       - А ну, отцепись от меня, котяра! И раньше у тебя мозги набекрень сидели, а теперь видно совсем потерялись в пути, если ты уже ветер за волшебство принимаешь. А все потому, что думаешь только о том, как пузо набить.
       Внезапно Тутанхамону стало стыдно. Он окончательно пришел в себя и понял, каких глупостей только что наговорил. Сделав вид, что ничего не случилось, он втянул когти, отцепился от спины попугая и начал очищать от грязи свою шкурку. Клеопатрик же, яростно приводя в порядок свои перья, продолжал ехидничать:
       - Мир ему захотелось увидеть. Можешь теперь радоваться, что увидел его с высоты птичьего полета! С благополучной посадкой!
       Ах, прекратите! Неужели нельзя жить дружно? - вмешалась Настя. - И так несладко, а тут еще ваши распри. Она огляделась по сторонам. Вокруг царило страшное запустение. То тут, то там виднелись сломанные цветы и смятая трава. Повсюду стояла не засохшая грязь. Неожиданно раздались стоны из соседнего пучка травы. Настя с Зелиндой кинулись туда. На земле лежала плачущая Струелла, придавленная сухой веткой. Она никак не могла выбраться из завала. Подружки бросились ей на помощь. Освободив несчастную фею и убедившись, что с ней все в порядке, они хотели уже отправиться все вместе на поиски места для ночлега, как вдруг услышали звон колокола. Зелинда была, пожалуй, единственной в Волшебной стране жительницей, которая никогда не слышала о колоколе. К счастью, рядом оказалась Струелла, которая смогла ей все рассказать. Вот так и получилось, что Настя с Зелиндой тоже оказались на заповедной поляне.
      
      
       Глава третья,
       в которой рассказывается о том, что было решено на общем собрании жителей Волшебной страны.
      
      
       Оказавшись перед колоколом, Настя с Зелиндой заметили, что почти все феи, гномы и эльфы собрались на поляне. Их появление не осталось незамеченным. По рядам взволнованных жителей Волшебной страны пронесся неодобрительный шепот. Нетрудно было догадаться, что неблагоприятные изменения в климате все связывали с появлением пришельцев. Настя и сама частенько задумывалась о том, что именно их приход нарушил природный баланс Волшебной страны. Внезапно шепот стих и на какое-то время воцарилось гнетущее молчание. И тут вперед выступили гном Старомир, эльф Антикум и фея Грымзельда. У каждого из них был в руках древний свиток. Слово взял гном Старомир. Разгладив свою длинную, серебристую бороду, он торжественно произнес:
       - В этот трудный для наших народов час я приветствую вас, жители Волшебной страны! Наши предки были мудрее нас, ибо несмотря на то, что им приходилось труднее, чем нам, они создали наш мир. Они долго боролись за отделение его от мира людей, а когда это удалось, они создали мощную систему защиты. Но у них хватило мудрости предвидеть возможность прорыва этой системы. Чтобы у их потомков была возможность сохранить Волшебную страну, они записали последовательность заклинаний и волшебных обрядов, способных восстановить наш мир. Все они были записаны на старинном манускрипте, разделены на 3 части и поделены между каждым народом, населяющим нашу страну. Мы трое, являемся хранителями этой тайны. Старомир закашлялся, и тогда эльф Антикум, почесав длинное ухо и, окинув сограждан серьезным взглядом огромных, прозрачных, как озера, глаз, закончил за него:
       - Каждый житель должен принять участие в этом действе. Никто не может уклониться, ибо тогда заклинания потеряют силу. Вы должны все повторять за нами как можно точнее, любая ошибка может привести к необратимым последствиям.
       Ответом на эту речь была напряженная тишина. И вдруг резкий голос Грымзельды рассек вечерний воздух:
       - Мы не можем проводить обряд, пока пришельцы с нами. Заклинания не сработают! Все бесполезно!
       По рядам жителей Волшебной страны пронесся ропот недовольства.
       - Нет, нет! - тут же успокоил народ Старомир. - Пришельцы могут остаться, если всем сердцем пожелают этого. Тогда мы сможем провести все как надо.
       Взоры всех присутствующих устремились на Настю. Тутанхамон и Клеопатрик прижались к ней, почувствовав всю ответственность момента. У Насти от ужаса сжалось сердце и перехватило дыхание. Она хотела закричать от горя, но не могла промолвить и слова. Мысль о том, что она навечно останется на чужбине, пугала и угнетала ее. И тут внезапно снова зазвенел колокол. Всего один удар, и долгий печальный звук прокатился по всей Волшебной стране.
       - Увы! - опечалился Антикум. - Без согласия этой девочки мы не можем провести обряд, а ее сердце навеки осталось там, среди людей. Нам всем надо приготовиться к страшным испытаниям.
       - У нас есть еще маленькая надежда, - задумчиво промолвил Старомир.
       - Что ты предлагаешь, гном? - нетерпеливо спросила Струелла.
       Старомир, погруженный в свои мысли ей не ответил, зато тут же вмешалась Грымзельда:
       - Нечего тешить себя бесполезными мечтаниями! Все напрасно! То, что хочет предложить Старомир невозможно.
       - А если это у них получится? - засомневался Антикум.
       - Невозможно!!! Не тешь себя несбыточными иллюзиями! Наш мир погибнет, и никакие пришельцы его не спасут! - прокаркала старая фея.
       Старомир очнулся от своих дум. Поглаживая бороду, он медленно заговорил:
       - Нельзя терять надежду. Если есть хоть малейший шанс, надо его использовать. В нашем манускрипте написано, что есть способ вернуть обратно того, кто нарушит нашу систему защиты. Гном помолчал и продолжил: Существует еще одна запасная дверь в мир людей. Она находится в стране магов и волшебников. Эта страна находится где-то совсем рядом, но никто не знает туда дороги. Страшными заклинаниями закрыты ее границы. Если ты, девочка хочешь вернуться домой, то ты должна найти дорогу в эту страну.
       - Я обязательно ее отыщу! - воскликнула Настя.
       Жители Волшебной страны взволнованно зашумели. Похоже было, что Настина уверенность их успокоила. Одна только Грымзельда продолжала ехидно ухмыляться.
       - Это будет очень непросто! Кто покажет тебе эту дорогу? Или ты уже знаешь куда идти? А может ты знаешь, хотя бы, откуда начнешь свой путь? Или знаешь того, кто подскажет тебе это? Откуда такая самоуверенность? Ведь тебе ясно дали понять, что НИКТО не знает этой дороги!
       - Я знаю, - раздался откуда - то снизу тихий голосок, который, однако, услышали все.
       - Ты? - изумленно вскрикнули Старомир, Антикум и Грымзельда, воззрившись на маленькую камнеежку, пристроившуюся у ног Зелинды.
       Маленькая фея приютила ее во время дождя, когда норку несчастного зверька залило водой. А утром, когда подул холодный ветер, Зелинда положила камнеежку себе в карман, чтоб согреть, да и забыла о ней. А камнеежка была слишком скромной, чтоб напоминать о себе. Во время собрания она выползла наружу и тихо пристроилась у ног феи. Увидев, что взоры всех присутствующих устремились к ней, камнеежка сильно смутилась.
       - Откуда ты можешь знать эту тайну? - презрительно выдохнула Грымзельда. Она была разгневана тем, что это серое ничтожество, место которому только в Бесцветном доле, претендует на знание великой тайны! И еще старая фея была уязвлена тем, что она, знаменитая Грымзельда не имеет об этом никакого понятия.
       - Ты все это придумала, жалкая горсть грязи! Хочешь показаться значительнее, чем ты есть?
       - Нет, неправда! - чуть слышно прошептала растерявшаяся камнеежка.
       - Тогда скажи это сейчас, при всех.
       - Не могу! Это не моя тайна. Я знаю единственную тропинку, ведущую в страну магов, на которую не наложено заклятья. Я могу провести по ней девочку, но не могу раскрыть эту тайну всем.
       Грымзельда почернела от гнева, но прежде, чем она раскрыла рот, вмешался Старомир. Он признал справедливость требований маленькой камнеежки и предложил всем разойтись по домам. На заповедной поляне должны были остаться только Настя, Клеопатрик и Тутанхамон, ведь именно они больше всех были заинтересованы в поисках страны магов и волшебников. Зелинда напросилась остаться с ними, пообещав хранить тайну. Маленькая камнеежка не смогла устоять перед ее просьбой.
      
      
       Глава четвертая,
       о трудной дороге в страну магов и волшебников.
      
      
       Дождавшись, когда последний гном покинет поляну, камнеежка сказала: Мы не можем терять ни минуты. Положение гораздо серьезнее, чем вы думаете. Если за 3 дня мы не завершим наше дело, то все погибнем. Дорога же будет нелегкой. Прежде, чем мы тронемся в путь, я скажу несколько слов о предстоящей дороге. Она тоже охраняется заклятьем. Я покривила душой, когда сказала, что знаю неохраняемую тропинку. Такой не существует. Маги и волшебники наложили заклятье на все пути-дороги, ведущие к ним. Но, так уж случилось, что именно нам, камнеежкам, они рассказали, как снять заклятье с одной из тропинок. Дело в том, что мы для них всегда были друзьями и желанными гостями в их стране.
       - Кто же вы такие? - изумилась Зелинда.
       - Давайте не будем сейчас терять времени. На все вопросы можно ответить по дороге! - поторопила их Настя.
       - Девочка права. Впрочем, в этом нет ничего удивительного, ведь она человек, а люди умеют ценить время, в отличие от нас, - вздохнула камнеежка. - В путь! Нас ждут суровые испытания.
       Маленькая процессия отправилась вперед за камнеежкой. Увязая в грязи, тут и там натыкаясь на поваленные ветром стебли, прорываясь сквозь настоящие джунгли из внезапно разросшихся после дождя трав, путники быстро устали и разговоры прекратились сами собой. Легче всего должно было бы быть Клеопатрику, которому не надо было преодолевать таких трудностей, шагая по земле. Ему ведь достаточно было подняться в воздух! Но, к сожалению, попугай за период долгого сидения в клетке обленился и отвык много летать. Долгий перелет показался ему очень утомительным. Хитрый попугай смекнул, что, вряд ли кто захочет нести его на руках в сложившейся ситуации. Поэтому он решил, не спрашивая разрешения, нелегально, устроиться со всеми удобствами. Клеопатрик завис над медленно плетущимся в хвосте процессии Тутанхамоном и бесшумно приземлился ему на спину. Кот почувствовал, что идти стало труднее, но никак не связал это с коварными происками пернатого друга. Он только чаще стал сетовать на трудности дороги, призывая сделать остановку. Между тем, впереди показалась огромная лужа, напоминающая небольшое озеро. Дорога в обход заняла бы много времени, поэтому было решено перебираться вброд. Тутс подошел к воде и, слегка наклонившись, лапой попробовал насколько холодна вода. И тут с его спины кубарем скатился в воду задремавший попугай. Фонтан ледяных брызг, поднятый им, мгновенно привел в себя остолбеневшего от его наглости кота. Тутанхамон, набросившись на зловредную птицу, попытался утопить обидчика в луже. Это оказалось невозможным, так как она хоть и была огромной, но совсем неглубокой. Тогда он схватил зубами попугая за хвост и вырвал оттуда пучок перьев. Победно помахав им перед глазами Клеопатрика, кот радостно мяукнул: "Знай наших, бесхвостый!" Клепа и в этой ситуации показал свой бойцовский характер. Отбиваясь крыльями, он яростно клевал Тутанхамона, вырывая из его шкурки клочья шерсти. Настя и Зелинда с трудом оторвали их друг от друга.
       - Я оставлю вас здесь навсегда - яростно закричала Настя. - От вас я не вижу никакой помощи, вы превратились в обузу.
       - Как вы не понимаете, что отнимаете драгоценное время, - вторила ей фея. - Дальше мы пойдем без вас!
       Перспектива остаться одним в одинаковой степени отрезвила и кота, и попугая. Клеопатрик вообще привык жить среди людей, к тому же приключения последних недель его так напугали, что мысль об одиночестве привела его в отчаяние. У Тутанхамона была дополнительная причина для отчаяния. Мысль о том, что до конца своей жизни он будет питаться нектаром и цветочной пыльцой, сразила его наповал.
       - Не покидайте меня, хозяйка. Я умру от голода, - жалобно завыл кот, уткнувшись мордой в колени девочки. Пришлось взять с них обещание, что впредь они будут вести себя более достойно. Изрядно потрепанная экспедиция продолжила свой путь. Вдруг прямо перед ними вырос камень с надписью "Бесцветный дол. Дальше дороги нет!" У Зелинды тревожно застучало сердце. Много страшных историй слышала она об этом месте. И вот теперь ей предстояло вступить на эту землю. Она еще надеялась, что камнеежка свернет куда-нибудь в сторону, но та уверенно продвигалась вперед. Они обошли камень и увидели нагромождение скал, за которыми, казалось, не было ни одного просвета.
       - Не отставайте, - бросила им камнеежка, устремляясь к еле заметной расщелине. Втиснувшись в нее, они увидели узкий проход. Довольно долго они пробирались по нему в полной темноте, сворачивая то в один, то в другой коридор, пока не вышли наружу. Перед ними раскинулась песчано-каменистая пустыня. Картина была довольно безрадостной. Никакой растительности. Только песок и камни. Правда, приглядевшись, друзья заметили, что это не совсем так. Среди песка они разглядели небольшие оазисы желтой колючей травы и такого же цвета низкорослые кустики с серыми ягодами.
       - Я советую вам подкрепиться перед дорогой. Эти ягоды хоть и неказистые с виду, но довольно вкусные. К тому же они зарядят нас энергией, которая сейчас необходима. Я же пока обдумаю ситуацию. Что - то мне тут не нравится! Но друзья ее уже не слышали. Настя с Зелиндой с жадностью набросились на ягоды, уплетая их за обе щеки. Клеопатрик с Тутанхамоном тоже не отставали от них. Они очень спешили, так как знали, что скоро снова отправятся в путь. Пока путешественники утоляли голод, камнеежка вела себя очень странно. Она переползала от одного камня к другому, что-то вынюхивая. При этом она все время бормотала себе под нос какие - то заклинания.
       - Все намного хуже, чем я думала, - эхо разнесло ее голос по всей пустыне. Все камнеежки уже покинули дол. У нас почти не осталось времени. Поспешим! Увлекая за собой спутников, камнеежка приблизилась к огромному серому камню, стоящему почти в центре песчаной пустоши. Когда они оказались перед ним, камнеежка построила всех вокруг камня, приказав держаться друг за друга. Сама же она довольно ловко вскарабкалась по почти гладкой поверхности на его вершину. Затем она подняла мордочку вверх, к заходящему солнцу и стала произносить заклинания. Когда были произнесены последние слова, наступила страшная тишина. Казалось, что все застыло: облака в небе, ветер, и даже солнце остановило свой ход в угоду каким - то высшим силам. И вдруг все рухнуло в темную бездонную пропасть. Вихреобразные потоки подхватили Настю с ее спутниками и швырнули прямо в эту пропасть. В глазах девочки потемнело, и она потеряла сознание.
      
      
       Глава пятая,
       в которой камнеежка рассказывает путешественникам историю страны магов и волшебников.
      
       Настя открыла глаза, почувствовав на своей щеке чье-то теплое дыхание. Рядом сидел Тутанхамон, обеспокоенный долгим обмороком хозяйки. Настю растрогало его сочувствие и она, протянув руку, погладила его по мягкой шкурке. Кот в ответ моргнул своими янтарными глазами, радостно лизнул ее в щеку, а потом фыркнул и отошел в сторону с независимым видом. Вообще, за последнее время характер у него стал более мягким и покладистым. И, если с Клеопатриком он еще позволял себе яростные перепалки, то с Настей держался все более почтительно. Дело в том, что в Волшебной стране Тутанхамон чувствовал себя чужаком, а единственным человеком, который соединял его с прошлой жизнью, была Настя. Именно с ней связывал он надежду на возвращение домой. Вот почему он так присмирел.
       Настя села на траву и осмотрелась по сторонам. Она сразу же заметила, что пейзаж сильно отличается от Страны фей. Там преобладали цветочные поляны, а здесь ее со всех сторон окружал густой лес. Она находилась на опушке леса, и все казалось таким знакомым, что в первую минуту Настя решила, что она у себя дома, а история с Волшебной страной ей только приснилась. Она еще больше укрепилась в этой мысли, когда увидела Зелинду, сидящую на чашечке цветка, похожего на ромашку.
       - Ура! Я дома! - радостно завопила Настя.
       - Нет, нет! - осадила ее маленькая камнеежка. - Ты по-прежнему в Волшебной стране, только сейчас ты не в стране фей, а в королевстве магов и волшебников. Здесь каждый становится такого размера, каким создала его природа, если, конечно, не наложено особое злосчастное заклятье. Его почти невозможно снять. Хотя и тогда размер иногда меняется, хотя и ненамного. Но не будем отвлекаться! Скажу лишь о том, что тебе все здесь кажется таким знакомым потому, что этот мир был создан по образцу и подобию того мира, когда люди и волшебные существа жили вместе. Но есть здесь и некоторые отличия! Например, если ты приглядишься, то заметишь, что здесь нет солнца. Настя бросила взгляд вверх и увидела, что это действительно так. Было светло, но только от того, что само небо светилось ровным мягким светом. Девочка посмотрела на камнеежку и увидела, что маленький зверек тоже изменился. Размером он теперь напоминал ежика. А самое главное - она поменяла цвет. Из серой она стала многоцветной. Правда, более правильно было бы сказать не многоцветной, а переливающейся всеми цветами радуги. Заметив изумление в глазах девочки, камнеежка сморщила нос.
       - Наверное, пришло время рассказать вам о камнеежках! - задумчиво сказала она. - Остановлюсь только на тех фактах, которые связаны с историей Волшебной страны, а значит и с нашим делом.
       В далекие времена, о которых сейчас никто и не помнит, все жители Волшебной страны жили вместе, и между ними не было никакой вражды. Да, да, да! И гномы, и феи, и эльфы, и волшебники жили очень дружно. Это были прекрасные времена. Но однажды фея Грымзельда, впрочем, тогда еще просто Гризельда, серьезно поссорилась со своей лучшей подругой волшебницей Мелиссой. Фея не смогла простить той ее любовь к магу Бергамоту. Гризельда считала, что Мелисса предала их дружбу. И как красавица-волшебница ни пыталась убедить раздраженную подружку в том, что ее дружеские чувства ничуть не охладели, Гризельда осталась глуха к ее доводам. Она даже не пришла на свадьбу некогда любимой подружки. Собственно говоря, больше всего разозлило фею не то, что Мелисса полюбила Бергамота, а то, что тот ответил ей взаимностью. У Гризельды были на него свои виды. Ей самой нравился веселый, симпатичный маг. Но тот вовсе не был расположен уделять ей внимание. Наоборот, он всегда старался избежать с ней встречи. Бергамот уже тогда смог разглядеть за ее красивой внешностью коварную и черную душу. Все это случилось вскоре после того, как жители Волшебной страны построили свой мир, отгородившись от людей. И вот Гризельда стала распространять слухи, что волшебники ничуть не лучше людей и, что жизнь в Волшебной стране станет гораздо приятнее, если ее покинут все маги и волшебники. Сначала к ее словам никто не прислушивался, но мстительная фея знала, как добиться своего. Уже в те времена Гризельда умела сделать так, что ее сплетня попадала на благодатную почву. Так, например, встретив эльфа Грегуаруса - любителя истории, хранителя обычаев и традиций эльфийского народа, она рассказала ему, как презрительно относятся волшебники к эльфам.
       - Представь, они считают вас легкомысленными и беспутными, - злобно раздувала ноздри фея. - Они считают вас недостойными жить рядом с ними.
       А Корнеплоду, гному с гордым и независимым характером, она твердила о том, что волшебники хотят поработить его народ, превратив всех гномов в своих слуг, добывающих для своих господ золото и драгоценности. Она знала, каким уважением пользуются Корнеплод и Грегуарус у своих собратьев. Конечно же Антикум и Старомир пользовались не меньшим уважением, но их провести было бы гораздо труднее. Грегуарус и Корнеплод отличались к тому же взрывным характером, что было очень на руку коварной фее. Она не успокоилась до тех пор, пока отношения между волшебниками и остальными жителями Волшебной страны не испортились окончательно. Законы Волшебной страны всегда были суровы к злостным хулиганам. Их ссылали на вечные времена в Бесцветный дол. Но это было очень давно, еще в те времена, когда волшебные существа и люди жили вместе, Тогда еще встречались колдуны и злые волшебники, от которых можно было ожидать любого коварства. Именно к ним и приходилось применять эти суровые законы. Но вот запретов на мелкое пакостничество не было. Просто потому, что никому и в голову не приходило вредить своему соседу. А тут по всей стране прокатилась волна мелких хулиганств: то у какого-то гнома песок на зубах заскрипит, когда он отведает своей похлебки, то его фею-соседку всю перекосит от дегустации нектара цветка-вонючки, присланного неведомым доброжелателем. А эльфам вообще пришлось несладко. Под ними вдруг стали ломаться ветки, на которых они строили свои домики. Когда терпение у жителей Волшебной страны лопнуло, они собрались у Колокола, чтоб обсудить ситуацию. Волшебники были потрясены, узнав, в чем их обвиняют. На смену удивлению пришло негодование. Они не стали оправдываться, справедливо посчитав, что если они не виноваты, то и не нуждаются в чьем - либо прощении. Оскорбленные волшебники покинули собрание, а на следующий день просто исчезли из Волшебной страны. Они создали свой мир между Волшебной страной и миром людей, наложив страшные заклятья на все пути, ведущие к ним. Они поклялись, что никого не допустят в свой мир. Но волшебники не учли одного. Свой мир им пришлось создавать в Межземелье. Это большое пространство, лишенное не только плодородной почвы, но и земли, как таковой. Может быть кто-то и пришел бы от этого в отчаяние, но только не волшебники. Они смогли найти себе верных помощников. Ими оказались мы, камнеежки. Вся земля, которую вы видите здесь, принесена нами из Волшебной страны. Так что весь этот прекрасный мир, который нас сейчас окружает, создан не без нашего участия. Для волшебников мы стали не только средствами доставки земли, но и источником последних новостей из Волшебной страны. Мы прогрызали тоннели в горах и приносили долгожданную землю в своих желудках, а волшебники с удовольствием слушали наши истории. О, они гораздо мудрее эльфов и фей. Они не презирали нас. Наоборот, они давали нам понять, что мы их друзья. За это мы тоже платили им любовью и помогали, как могли. Вот почему еще так прекрасен этот мир. Он построен на законах и принципах любви.
       Настя еще раз огляделась вокруг и неожиданно в полной мере осознала то, о чем говорила маленькая камнеежка. Да, вокруг росли красивые деревья, птицы сладкими трелями наполняли воздух, пропитанный нежным ароматом изысканных цветов. Но, кроме красоты, все вокруг было подчинено удивительной гармонии. Трава, на которой расположилась кампания, так мягко обволакивала, как будто сама приглашала их устраиваться поудобнее. А маленький чистый ручеек журчал так умиротворяюще, что все не заметили, как их веки сомкнулись, и они сладко заснули.
      
      
       Глава шестая,
       в которой рассказывается о переговорах с Мелиссой.
      
      
       Проснулись они полными сил, бодрости, оптимизма и уверенности в том, что все у них получится. Нужно было снова собираться в путь, но прежде камнеежка предложила всем подкрепиться плодами какого-то странного дерева. Оно было невысокое и даже какое - то корявое, но очень привлекательное из - за листьев, необыкновенно изящной формы, ярко - изумрудного цвета с красными прожилками. Под каждым листом прятался сочный оранжевый плод размером с яблоко. Как только путешественники его срывали с ветки, он сам разламывался у них в руках на несколько долек. Каждая долька имела свой вкус. Плоды оказались необыкновенно питательными и калорийными. Съев несколько долек, друзья почувствовали, что наелись досыта, как если бы съели полноценный обед из нескольких блюд с десертом. И действительно это очень напоминало домашние обеды: коричневая долька по вкусу напоминала аппетитный куриный бульон с зеленью, красные - на кусочки жареного мяса с картошкой, белая растаяла во рту подобно воздушному пирожному, а золотистая заменила стакан сока. Сытно пообедав, вся кампания отправилась в путь. Настя, шагая впереди с камнеежкой, затеяла разговор о жизни в Волшебной стране. Она решила, что раз уж ей довелось отправиться в такое путешествие, то грех не воспользоваться свободной минуткой, чтоб узнать побольше подробностей о жизни обитателей этих краев.
       - Скажи, почему ты стала здесь многоцветной, а у фей была серой? - обратилась она к своей спутнице.
       - Не знаю. Все камнеежки меняют цвет, как только попадают в Волшебную страну. Наверное, здесь мы чувствуем себя дома, поэтому и начинаем переливаться всеми цветами радости от счастья, - задумчиво ответила камнеежка.
       - Как должно быть все счастливы в этом мире!
       - К сожалению, это не так! - вдруг опечалилась ее собеседница. - Несчастья случаются даже в Волшебной стране. Она замолчала на какое - то время, а затем продолжила свой рассказ.
       - Когда волшебники создавали свой мир, то каждый был занят определенной работой. Большая часть волшебников-мужчин как раз должна была побеспокоиться об основе - о земле. Они собрались у волшебного колокола. Кто-то из жителей Волшебной страны, симпатизирующий волшебникам, обещал принести старинное заклятье, которое помогло бы им. Имя этого доброжелателя осталось неизвестным. Что случилось в ту ночь, тоже никто не знает. Наверное, заклятье не сработало, или сработало не так, как ожидали. Но с тех пор никто о них ничего не слышал, все они исчезли без следа. Возможно, заклятье отбросило их в неведомые дали прошлого бытия, откуда никто не возвращается. Так иногда бывает, когда используются старинные заклинания. С тех пор волшебницы живут почти одни. В стране осталось не так много магов и волшебников - мужчин. Благодаря нам, камнеежкам, волшебницы смогли построить прекрасный мир, но счастья они так и не обрели. Особенно безутешна Мелисса. В ту ночь она потеряла не только мужа, но и дочь. Бергамот взял девочку с собой. Мелибера, так ее звали, была очень привязана к отцу. Она не хотела расставаться с ним ни на минуту. С тех пор, как исчезли Бергамот с Мелиберой, Мелисса не знает покоя. Она закрылась в своем замке и никого не принимает. И это самое печальное известие для нас, потому что только она в состоянии помочь нам.
       - Почему? Что такого может Мелисса, чего не знают другие волшебницы?
       - Дело в том, что она является хранительницей "Большой книги заклятий, хроник и летописей Волшебной страны". Оттуда мы могли бы почерпнуть нужную нам информацию. Надо придумать, как проникнуть в замок. В разговорах время пролетело быстро, и они сами не заметили, как большая часть пути была пройдена. Вскоре они увидели впереди высокие башни замка. Тропинка сделала еще один виток, и путники оказались перед дивным озером. Посреди озера на небольшом, утопающем в зелени острове, возвышался величественный замок.
       - Ну, вот мы и пришли, - пробормотала камнеежка.
       - Как же мы пройдем в замок? Здесь нет мостика.
       - И лодки тоже не заметно! - наперебой засыпали друзья вопросами свою спутницу.
       - Увы! В замок проникнуть невозможно. Остается только надеяться, что госпожа Мелисса захочет нас принять. Вздохнув, камнеежка посмотрела в сторону замка глазами, полными грусти. - Сначала нужно сообщить о нашем прибытии. Она подошла к растущему у самой воды цветку, напоминающему наш колокольчик, только красного цвета и гораздо большего размера, и потрясла стебель. Тут же раздался тихий мелодичный звон.
       - Ха, ха, ха, - развеселился Клеопатрик. - Кто же услышит этот звонок? Его спутники хоть и молчали, но по их лицам было видно, что они полностью солидарны с ним.
       И в эту минуту, словно опровергая это заявление, из камышей горделиво выплыл прекрасный белый лебедь. Подплыв к стоящей у самой воды камнеежке, он вытянул вперед шею и снисходительно выслушал ее объяснения. Через минуту царственная птица величаво уплыла в сторону замка.
       - Вот это да! - обрадовались путники. - Какой изумительный привратник в этом замке.
       - Нам рано радоваться. Мы еще не получили ответа. Камнеежка, как завороженная, не оборачиваясь, смотрела в сторону замка.
       Прошло немного времени, и лебедь вернулся. В его клюве была записка. Настя возбужденно выхватила ее и тут же прочла вслух: "Госпожа Мелисса никого не принимает. Беды Страны эльфов и фей ее уже давно не интересуют". Внизу была приписка: "Каждый за себя".
       Друзья ошарашено смотрели вслед важно уплывающему прочь лебедю.
       - Да разве можно так поступать, когда на карту поставлена жизнь целого народа, - возмутилась Настя.
       - Что значит "каждый за себя"? Мы же не только о себе думаем! Какой ужасный эгоизм! - вторила ей Зелинда. От негодования она не находила себе места и все время вертелась на чашечке крупного пестрого цветка. Не удержавшись, она свалилась вниз и, наверное, больно расшиблась бы, если бы на ее пути не попался сочный и крупный зеленый лист.
       - Что же ты не воспользовалась крыльями, глупая?
       - А я забыла о них совсем! Ну да, крылья! У меня же есть крылья! - радостно завопила фея.
       - Конечно, у тебя есть крылья, - вмешался в разговор Тутс. Он уже давно хотел что-нибудь сказать, да все не представлялось возможности. - И у тебя, и у этого остолопа африканского, конечно же, есть крылья. Только нам от этого не холодно и не жарко. Никакой пользы от них нет!
       - А вот и есть! Я тут кое - что придумала! Мы сами слетаем с Клеопатриком к Мелиссе и попробуем уговорить ее нам помочь!
       Наконец-то хоть какое-то дельное предложение, - продолжал брюзжать Тутанхамон. - Хотя не знаю, какой может быть толк в этих переговорах от нашего туземца. Пропавшего Бергамота он ей заменить не сможет. Уж больно глуп и неказист! Вот разве только в дом его возьмет вместо пропавшей дочурки. Тутанхамон злорадно мяукнул, порадовавшись своей шутке. Клеопатрик в ответ раздулся как шар, приготовившись к новой словесной дуэли с вредным котом, но был сразу же остановлен Настей.
       - Замолчи, Тутанхамон! Предложение Зелинды заслуживает внимания. Во всяком случае стоит попытаться!
       Подруги принялись обсуждать тему предстоящих переговоров: о чем сказать в первую очередь, о чем лучше промолчать, на чем остановиться поподробнее. Наконец речь была подготовлена. Зелинда с Клеопатриком, расправив крылья, поднялись в воздух и взяли направление на замок. Однако их полет закончился быстрее, чем они рассчитывали. Не успели они подлететь к кромке воды, как тут же свалились на землю. Еще не осознав толком того, что случилось, они попытались возобновить полет, но снова упали вниз.
       - Дожили! Уже и летать разучились. Вот как на чужой спине кататься! И дня не прошло, а птица уже инвалидом стала! Ты, феюшка, не переживай! У тебя, видно, после пожара крылья еще в норму не пришли. Беспокоиться должен только наш иностранец. Теперь век придется об этом инвалиде заботиться, да на своей спине его таскать. Вот невезуха-то! - не унимался кот.
       - Да что ты такое мелешь? - Клеопатрик даже заскрежетал клювом от злости. - Нам просто что - то мешает. Как будто тут стена невидимая стоит.
       Зелинда молчала, потирая ушибленный лоб. От бессилия на ее глазах выступили слезы, и она боялась, что расплачется, если скажет хоть слово.
       - Я не хотела вас останавливать, хоть и знала, что пространство над озером заколдовано, чтоб никто не мог проникнуть в замок.
       - Почему же ты молчала?
       - Мне просто очень хотелось поверить в невозможное! Ведь наложенное заклятье могло со временем потерять силу, или просто ослабеть! Простите меня!
       - Милая камнеежка! Не расстраивайся! Мы обязательно что-нибудь придумаем, - утешила ее Настя. - Только давайте сначала передохнем. Мне нужно обдумать кое-что. Я уверена, что упустила нечто важное из того, что слышала.
       - Ты о чем?
       - О том, что является ключом ко всей этой истории. Девочка отошла в сторону и уселась возле пестрого цветка, с которого недавно упала Зелинда.
       - Как называется этот цветок? - спросила она, отрешенно глядя в мерцающую сердцевину.
       - О, это удивительный цветок! Если его сорвать, он мгновенно увядает, но если не трогать, то он цветет круглый год. Мед, собранный с этих цветов, обладает невероятно целебными свойствами. И, кроме того, возвращает утраченную молодость. Вот почему все волшебницы так его любят. Они называют его "утраченный рай".
       - Утраченный... - задумчиво повторила Настя и замолчала. Ей в голову пришла мысль, которую она сосредоточенно обдумывала. Внезапно она решилась.
       - Камнеежка! Мы должны снова вызвать лебедя!
       На звон колокольчика снова выплыла белая птица. Настя подошла к воде и звонким от волнения голосом произнесла: - Передай своей госпоже, что я знаю, где она может найти своего мужа! - Эхо далеко разнесло ее голос. Лебедь взволнованно взмахнул крыльями так, что по воде разбежались круги. Неожиданно от ворот замка прямо к ногам Насти протянулся хрустальный мостик. Едва только вся компания вступила на него, как ворота распахнулись, и им навстречу выбежала прекрасная девушка в струящихся белых одеждах. Ее длинные черные шелковистые волосы стягивал на голове золотой обруч. Огромные черные глаза с надеждой смотрели на непрошеных гостей.
       - Мелисса, - взволнованно прошептала за спиной Насти камнеежка. - Сама Мелисса встречает нас. - На середине моста путешественники встретились с волшебницей.
       - Девочка, скажи, ты действительно знаешь правду, или это была всего лишь хитрость, чтоб встретиться со мной?
       - Я еще не совсем уверена. Я могу и ошибаться, ведь то, что я вам скажу, так просто. Вы и сами могли бы до этого додуматься. Но мне почему-то кажется, что я не ошиблась в своих рассуждениях.
       - Тогда войдем в дом. Любая догадка - спасение для меня. Многие годы я сходила с ума от отчаяния. Хочу хоть на час окрылиться надеждой, иначе не смогу больше жить.
      
      
       Глава седьмая,
       в которой рассказывается о возвращении Бергамота и пропавших волшебников.
      
      
       Друзья вошли под своды беломраморного дворца. Они прошли через анфиладу комнат, каждая из которых имела свой цвет. Это были комнаты из розового, голубого, лимонно-желтого, лилового камня с мозаичными полами, прекрасными картинами и гобеленами на стенах. Повсюду в роскошных вазах стояли невероятно-прекрасные цветы, уложенные в сложные букеты. Клеопатрик, заинтересовавшись одним из них, подлетел поближе. В ту же минуту раздался мелодичный звон. Цветы зашелестели листьями и тоненькими голосами стали напевать какую-то старинную балладу. Друзья застыли, завороженные прекрасной мелодией. Мелисса, оглянувшись, вздохнула:
       - У каждого букета своя история, как, впрочем, и у гобелена или картины. Если подойдете к ним поближе, то убедитесь сами.
       Настя, заинтригованная этими словами, подошла к картине с видом ночного леса. Всмотревшись, она заметила, как во мраке вспыхнули огоньки и стали медленно перемещаться. Вот уже сотни маленьких светлячков зажгли свои фонарики. Дрогнула ветка, с которой, шумно взмахнув крыльями, взлетела сова. И вот уже весь лес наполнился странными звуками и шорохами...
       - Я с такой любовью обустраивала этот дом, так мечтала стать здесь счастливой. А теперь этот дом стал для меня тюрьмой. Из глаз Мелиссы потекли слезы.
       - А почему вы не попробовали с помощью заклинания вернуть пропавших волшебников?
       - Мы перепробовали все, что знали. Волшебница Красилена смотрела в свое волшебное зеркальце, но оно запотевало каждый раз, как только она просила показать ей исчезнувшего брата. Колдунья Черноока не раз катала золотое яблочко по волшебному блюдечку в надежде увидеть сына. Не помог и магический кристалл и хрустальные шары Светловзоры. Золотое яблочко потускнело, шары разбились, а кристалл дал трещину. Вот все, чего мы добились. Самое странное, что "Книга хроник и летописей Волшебной страны", которую я храню, остановилась на той странице, которая предшествовала печальному событию. И с тех пор больше не пополнялась новыми записями.
       - Скажи Мелисса, а мы можем ознакомиться с этой книгой? - взволнованно спросила Настя. - У меня есть кое-какие догадки, но я хотела бы найти им подтверждение.
       - Я не уверена, что имею право давать читать посторонним эти записи и выведывать наши сокровенные тайны. Ведь ты даже не жительница Волшебной страны... Мелисса на какое-то время задумалась. - Ну, да ладно! Может, ты на самом деле сможешь помочь, увидишь то, что мы проглядели. - С этими словами несчастная волшебница прошествовала в кабинет, украшенный солнечным янтарем, жестом пригласив путников следовать за ней. Подойдя к маленькому бюро, она вытащила небольшую книгу и, прочитав заклинание, положила ее на бюро. Неожиданно книга стала расти. Она заняла всю поверхность бюро и, внезапно щелкнув, раскрылась на середине. Это оказалась последняя глава, та, о которой упоминала Мелисса. Настя углубилась в чтение.
       - Как же все-таки бестолково написаны эти волшебные книги, - про себя посетовала девочка через какое-то время. Она вспомнила рассказы матери о предсказаниях дельфийского оракула. Простой человек ничего не способен был в них понять без специальных пояснений жрецов. Но и их толкования не были бесспорными. Зато, если предсказание не сбывалось, то вину всегда можно было возложить на жреца, неправильно его истолковавшего. Вот и в этой книге сплошной туман! "Ничто не исчезает бесследно. Если где-то что-то пропадет, то в другом месте обязательно прибудет". Настя даже вскрикнула от удивления: Вот тебе и Волшебная страна! Это же закон сохранения вещества, мы его в школе проходили! Значит, здесь он тоже действует... Она задумчиво повторила: "В другом месте прибудет". Некая мысль уже давно тревожила ее. Еще тогда, у озера, ей неожиданно вспомнилась фраза, сказанная их спутницей о серых камнеежках. Что-то о том, что волшебницы обнаружили в заброшенном доле доселе никому не известных зверей. Интересно, когда это случилось? До исчезновения волшебников или после? Она спросила об этом Мелиссу и та, устало прикрыв глаза, попыталась вспомнить.
       - Это было значительно позже. Сначала мы по всей Волшебной стране искали наших пропавших спутников. Ведь они так и не успели найти землю в пространстве Межземелья. Только обнаружив камнеежек, мы смогли решить эту проблему.
       - Как же вам не пришла в голову мысль, что несчастные камнеежки и есть ваши пропавшие волшебники, только заколдованные неизвестным злодеем. От волнения у Насти побледнели веснушки на носу. - Ведь последняя запись в книге тоже указывает на это. "Ничто не исчезает бесследно", - процитировала она.
       Мелисса стала белой, как снег.
       - Не может быть, чтоб все было так просто!
       - Не так и просто, ведь их надо еще расколдовать! - внес ложку дегтя в бочку меда Тутанхамон.
       - Да, это действительно непросто. Ведь, если заклятье наложил кто-то из жителей Волшебной страны, то и снять его может лишь житель Волшебной страны. Мы, волшебники, уже давно стали гражданами Межземелья, поэтому слишком слабы, чтоб снять это заклятье. К тому же это должно быть существо с чистым и добрым сердцем.
       Зелинда просочилась вперед.
       - Я могу попытаться это сделать! Она взмахнула волшебной палочкой и прикоснулась ею к маленькой камнеежке.
       Загрохотал гром, сверкнула молния, и на секунду все вокруг потемнело. Когда же прояснилось, друзья увидели перед собой светловолосого хрупкого юношу со светлыми лучистыми глазами и доброй улыбкой.
       - Бергамот! - вскрикнула Мелисса и упала в его объятия.
      2 - Как я счастлив видеть тебя, любимая! Мне кажется, что я долго спал и видел страшный сон. В нем я жил жизнью странного существа. Все называли меня камнеежкой. И самое ужасное, что я не помнил, кто я на самом деле!
       - Это был не сон! - заплакала Мелисса и вдруг всполошилась: А где наша дочь? Она ведь была с тобой!
       - Не знаю. В моем сне ее не было, - грустно промолвил Бергамот.
      
      
       Глава восьмая,
       в которой рассказывается о Большом праздничном бале.
      
      
       Новость о счастливом освобождении Бергамота от чар распространилась быстро. Тем более что взмах волшебной палочки Зелинды освободил не только мужа Мелиссы, но и всех заколдованных волшебников и магов. И теперь все они торжественно вступили на цветущие просторы Межземелья. Счастливые волшебницы решили устроить праздник в честь возвращения своих возлюбленных в главном городе страны - Чародейске. Вся страна засверкала яркими разноцветными огнями. Они зажглись на цветах, листьях, плодах. Самое удивительное было в том, что эти огни могли передвигаться, складываться в сверкающие узоры, картинки, лозунги и приветствия. Настя была приятно поражена, когда, приблизившись к огромному бальному залу в центре города, увидела на пороге приветствие в свой адрес, обрамленное красивым переливающимся орнаментом: "Добро пожаловать, прекрасная Настасья". Не успела она смущенно пригладить волосы, как огни уже обращались к новому адресату: "Приветствуем тебя, волшебно-одаренная Зелинда"! Юная фея надулась от гордости, а на пороге уже искрились пожелания здоровья и долголетия ее друзьям - Клеопатрику и Тутанхамону. Огни уже начали снова перемещаться, чтоб приветствовать новых гостей, как вдруг Клеопатрик, не удержавшись, клюнул один из них. Раздалось странное жужжание, и все огоньки, поднявшись в воздух, подлетели к обидчику и облепили его со всех сторон. Попугай сразу же стал похож на огромный сверкающий шар.
       - Ой, ой, ой, как больно! - закричал он. - Не кусайте меня, я больше не буду. Ну, прекратите же! Это не я виноват, а условные рефлексы, как у собаки Павлова, может, слышали о такой! - Но огоньки очевидно ничего ни о каких рефлексах и собаках не слышали и, считая виноватым только злосчастного попугая, жалили его без зазрения совести. Клеопатрик стал кататься по земле, тщетно пытаясь скинуть с себя озлобленных насекомых. Ибо, при ближайшем рассмотрении волшебные огни оказались чем-то вроде земных светлячков, только поярче и покрасивее. Пришлось Насте самой вступиться за глупую птицу. Ее извинения были благосклонно приняты и, вскоре, на пороге уже переливалось разноцветными огнями новое приветствие. А Настя с Зелиндой, изрядно потрепанным Клеопатриком и удовлетворенно мурлыкающим Тутанхамоном уже вступила в бальную залу. Мягко и ненавязчиво звучала музыка. Все помещение было украшено гирляндами невероятно прекрасных, благоухающих цветов. И, что самое неожиданное, по воздуху медленно, в такт музыке, никому не мешая и ни на кого не натыкаясь, кружились подносы с самой разнообразной закуской. И чего же там только не было: кусочки ароматных фруктов, разноцветные конфеты, замысловатые пирожные и, конечно же, просто фантастическое мороженное. Друзья тут же накинулись на все это изобилие. Внешний вид деликатесов их не обманул. Пирожные и конфеты просто таяли во рту, освежая его чудесным ароматом, а мороженое бархатными комочками мягко скатывалось в желудок, давая ощущение неги и прохлады. Сочная мякоть фруктов не только насыщала, но и прекрасно утоляла жажду. Увлеченные едой, друзья не заметили, как начался бал. Настю тут же подхватил под ручку какой-то толстенький карапуз. Закружив ее в вихре вальса, он тут же признался ей в страстной любви. А еще через несколько секунд предложил руку и сердце. Надо сказать, что кавалер выглядел несколько странновато: низенький и невероятно толстый, с морщинистым старообразным лицом. Повадками же он напоминал озорного мальчишку. Не желая обижать неказистого партнера, Настя мягко заметила, что он вероятно ошибается в своих чувствах, или путает ее с кем-то, так как увиделись они впервые минуту назад, да и вообще ей еще рано думать о свадебных колоколах.
       - Ах, что за проблемы. Мне исполнилось 250 лет - самый подходящий возраст для любви, - воскликнул коротышка. Ну, а если тебя не устраивает твой возраст, то не беда. Я помещу тебя на несколько минут в ускоритель времени моей маменьки-ведьмы Лумо. Ты сама не заметишь, как превратишься в 200-летнюю дамочку. Заметив некоторое сомнение на лице партнерши, он решил ее успокоить: Этот ускоритель ее последнее изобретение. Никаких побочных эффектов! Проверил на себе! И новоявленный жених потащил ее к выходу. Настя, к своему ужасу, поняла, что не в силах выбраться из цепких, толстых ручек сынишки Лумо. Она в отчаянии оглядывалась по сторонам, надеясь увидеть кого-либо из своих друзей, но никого не было видно. Помощь пришла неожиданно и не оттуда, откуда ее ждали.
      - Малумоня-негодник, вот ты где! - раздался грозный голос над самым ее ухом. Настя сжалась от страха и подняла глаза. Перед ней стояла квадратная женщина, затянутая в железный корсет, как в кольчугу. На ее груди висел кулон в виде песочных часов.
       - Вот разбойник, что сотворил! Повзрослеть он решил видите ли! А то, что мозги, как были куриными, так и остались, так это его не волнует! А ну, марш домой! Пропущу обратно через ускоритель и принимайся за уроки. А то завтра снова двоек в школе нахватаешься! С этими словами мамаша Лумо, схватив за шиворот сынка, поволокла его из зала.
       - Не хочу назад в ускоритель. Против шерсти будет больно! - пискляво верещал Малумоня.
       Настя облегченно вздохнула и тут же увидела друзей. Клеопатрик с Тутанхамоном сладко спали в углу. Кот свернулся на кресле в уютный комочек, из центра которого торчала голова попугая. Настя поспешила к ним и тут же заметила Зелинду, пробиравшуюся в том же направлении.
       - Ну и денек! От кавалеров отбоя нет. Так устала, что ног под собой не чувствую! У маленькой феи горели глаза, и вся она светилась от радостного возбуждения. Настя не разделяла ее счастья. Время уходило, просачивалось, как песок сквозь пальцы, а они так и не приблизились к цели.
       - Где Мелисса? Я ее нигде не вижу. Она же обещала нам помочь! - обратилась девочка к Зелинде.
       - Мелисса не пришла на бал. Она вместе с Бергамотом скорбит о потере своей дочери. Как видишь, ей снова не до нас.
       - Это нечестно. Она обязана нам помочь, - возмутилась Настя. - Возвращаемся в замок. Она растолкала спящих друзей, подхватила упирающуюся Зелинду и выбежала из зала.
      
      
       Глава девятая,
       в которой друзья узнают о долине снов.
      
      
       К замку Мелиссы они добрались не так быстро, как им хотелось. На каждом шагу им попадались шумные компании, которые норовили затащить их в свои неистовые хороводы. А уж когда в небе рассыпались мерцающими огнями волшебные фейерверки, то даже Настя на какое-то время забыла о своих тревогах. Да, такое зрелище можно было увидеть нечасто! По ночному небу ползли огненные гусеницы, между звезд порхали огромные бабочки, стрекозы и экзотические птицы, переливаясь всеми цветами радуги. А когда их огни медленно угасали, на их месте тут же вспыхивали новые картины: вырастали фантастические цветы и деревья, на которых моментально созревали яркие разноцветные, огненные плоды. И снова новые, не менее захватывающие картины! Забыв обо всем на свете, друзья любовались этим восхитительным зрелищем. Первой опомнилась Настя и растормошила друзей, в экстазе наблюдавшим за фейерверком. Она напомнила им, что нужно спешить, что они и так потратили много времени.
       - А зачем нам все время куда-то бежать? - удивился Клеопатрик. - Здесь не так уж и плохо. А главное, всегда тепло и сытно. Захотел - поел, захотел - поспал. То ли дело дома было. То зима, то лето. То покормить забудут, то из клетки не выпустят, когда хочется крылья размять, то будить начнут, когда спать хочется. Давайте тут останемся!
       - А это не такое уж глупое предложение! - поддержал его Тутанхамон. - Не мешало бы, хозяюшка, к нему прислушаться. Ведь тебе годков - то уж немало. Целых девять! По-нашему, по-кошачьему, ты уж пенсионерка, не в обиду будь сказано. А женихов на горизонте все нет. А пора бы уж и о будущем подумать. Как там дома дела пойдут неизвестно. А здесь тебя все уважают. И жених уже есть, что немаловажно. Сам видел, как вы лихо отплясывали. Так что полный порядок!
       - О каком таком женихе ты тут болтаешь? Об этом чокнутом Малумоне? - Настя даже задохнулась от возмущения. - Да его собственная мать в грош не ставит! Хороши же друзья, раз таких прекрасных женихов мне находят! А вообще - вольному воля! Оставайтесь здесь, я без вас пойду. Настя расправила плечи и сделала несколько шагов вперед.
       - Ну что ты, хозяюшка, так разобиделась? Да мы же только вынесли предложение. Нет, так нет. И вообще, домой очень хочется. По снегу мы соскучились. Здесь же его поди отродясь не бывает. То ли дело дома. Постоянная смена погоды. Лето короткое, весна еще короче, зима вот снежком порадует, а осень так вообще заканчиваться не хочет. Что за жизнь! Одним словом "очей очарованье". А здесь что - "вечное лето". Это не по нам. Так и с тоски умереть можно. Клеопатрик и Тутанхамон семенили за девочкой, забрасывая ее наперебой этими бессвязными фразами. Зелинда все это время молчала, о чем-то крепко задумавшись. Догнав Настю, она взяла ее за руку и тихо сказала: Не сердись! Пожалуй, я их понимаю. Ведь и мне не хочется возвращаться в страну фей. Я все время как зачарованная. Мне здесь так хорошо, как не было нигде. Фея замолчала на какое-то время и застенчиво добавила: Как будто я дома. В полном молчании друзья продолжили свой путь и к утру добрались к знакомому озеру. Вокруг было тихо и печально, как будто всеобщее веселье обошло стороной этот край. На звон колокольчика с поникшей головой выплыл знакомый лебедь. На просьбу о встрече с волшебницей и ее мужем он неприязненно прошипел о том, что Мелисса и Бергамот, пребывая в скорби по пропавшей дочери, никого не принимают.
       - Ах, вот как! - в ярости воскликнула Настя. - Ну, так напомни им об услуге, которая им была оказана, и об обещании твоих господ мне помочь.
       Лебедь, возмущенный ее тоном и громким голосом, протестующе зашипел и медленно поплыл к замку. Всем своим видом он показывал, как потрясен столь недостойным поведением гостьи. В воздухе повисла тишина, только в этот раз в ней было больше напряжения, чем печали. Когда Настя совсем отчаялась получить ответ, через озеро вновь перекинулся хрустальный мостик, и ворота замка распахнулись. Правда, на этот раз никто не спешил им навстречу. Но это не смутило наших героев, и они смело устремились к замку. Проникнув внутрь, они стали в беспокойстве озираться, не зная, куда идти дальше. И тут, словно в ответ на их безмолвный вопрос, распахнулась одна из дверей. Они прошли по длинному коридору, освещенному многочисленными светильниками в виде замысловатых цветов. По мере их приближения, огни в светильниках вспыхивали и затем медленно угасали, стоило им отойти подальше. В конце коридора они повернули направо и, ориентируясь на горящие светильники, поднялись по узкой винтовой лестнице. Распахнулась дверь, и путники оказались в библиотеке. Это была огромная комната, вся заставленная стеллажами с книгами. Возле окна стоял стол, на котором лежала книга в золотом переплете. Над ней склонились Мелисса с Бергамотом. Сидя в креслах, они лихорадочно листали страницы, о чем - то тихо переговариваясь между собой. Заметив вошедших, волшебники оторвались от своего занятия и вежливо поздоровались с ними. Первым начал разговор Бергамот.
       - Не думайте, что мы забыли об оказанной услуге. Мы умеем держать слово. И, хотя наша печаль столь велика, что мы не можем принимать участия во всеобщем веселье, мы постараемся вам помочь. Дело в том, что дверь в страну людей будет заблокирована до тех пор, пока не будет исправлено все зло, нанесенное нам, волшебникам. Об этом есть специальная запись в книге. - Он виновато посмотрел на Настю. - Поэтому у нас остается один выход: отыскать Мелиберу. Только тогда ты и друзья смогут вернуться к людям. Прости, что так случилось. Все это время мы просматривали наши исторические хроники в надежде найти хоть какую-то подсказку для решения вашей проблемы. Надежда почти оставила нас, как вдруг нам попалась на глаза следующая запись: "Если же кто не найдет в этой книге полных ответов на свои вопросы, то вооружившись храбростью и зарядившись терпением, он найдет их в Долине забытых снов".
       - Господи, ну что за абракадабра какая-то. Нам что, теперь в спячку впасть надо, чтоб ответ получить?
       - Нет, девочка! - подала голос Мелисса. - Долина снов действительно существует. Там бродят сны всех жителей Волшебной страны, даже тех, кого давно уже нет с нами. Только проникнуть туда очень трудно, почти невозможно. Вход в эту Долину засекречен.
       - Почему? - удивилась Настя.
       - Тот, кто знает чужие сны, знает чужие тайны. Это страшное оружие, - вмешался Бергамот. - Садитесь поудобнее, мы расскажем вам об этой Долине.
      Давным-давно, все жители Волшебной страны жили вместе весело и счастливо. Гномы, эльфы, феи, волшебники дружили друг с другом . Однажды одна такая разношерстная компания отправилась на пикник в дальний уголок Зачарованного леса. Они расположились на прекрасной полянке, усыпанной благоухающими цветами, разложили продукты и вкусно пообедали. После обеда устроили веселые игры. Утомившись, они легли прямо на траву и задремали. А когда проснулись, то увидели, что вся поляна заполнена какими-то тенями. Приглядевшись, они обнаружили там своих друзей и знакомых, оставшихся дома. Они не знали, что и подумать. Тени вели себя странно. На вопросы не отвечали, не разговаривали друг с другом. Все их поведение напоминало розыгрыш сцен из какого-то спектакля. Постепенно участники пикника успокоились и развеселились. Они решили, что кто-то из их друзей устроил это представление с помощью волшебства. С интересом наблюдали они за спектаклем. Внезапно фея Лучана испуганно вскрикнула: Ох, да ведь это мой сон. В эту минуту от скопища теней как раз отделились две тени: одна была бледной копией вышеназванной феи, другая напоминала гнома Тугодума. У лже-феи, отставшей на несколько шагов от спутника, было недовольное, кислое выражение лица. Неожиданно она ткнула его в спину волшебной палочкой и он превратился в маленький пенек. Лже-Лучана тут же уселась на него с довольным видом и расхохоталась. И сразу же эта картина растаяла в воздухе.
       - Ты сказала, что это твой сон? Значит, вот о чем ты мечтаешь во сне! - наконец облек в слова свое возмущение Тугодум. До этого он только открывал и закрывал рот, как рыба, вытащенная из воды.
       - Да нет же! Я ни о чем таком не мечтаю. Этот глупый сон мне сам приснился. А ты лично мне очень даже симпатичен, - оправдывалась Лучана.
       Но гном ее не слушал.
       - Я давно уже заметил, что ты ко мне плохо относишься. Тебя все время раздражает, что я долго думаю перед тем, как что-нибудь сделать или сказать. А как же можно иначе? От поспешных решений один вред. Так учил меня еще мой дед.
       - Я с тобой полностью согласна, - зачастила Лучана. - Я вот только сегодня утром себя за завтраком все время уговаривала "Ну, подумай еще немного, Лучана, подумай, может не стоит тебе так сразу садиться есть? Что бы на это сказал твой друг Тугодум? Он бы сначала хорошенько подумал!
       Гном стал лилового цвета от злости.
       - Ты что, издеваешься надо мной? Лучана от волнения сильно побледнела и, заикаясь, затараторила еще быстрее.
       - Что ты, что ты. Я даже на пикник корзинку не сразу собирать стала. Все думала: надо подумать, прежде всего надо подумать...
       - И о чем же ты собиралась подумать? Брови Тугодума грозно сошлись у переносицы.
       - Да так, ни о чем таком особенном. Просто хотела подумать, - лепетала фея.
       Отвлеченные разгоревшимся скандалом, их спутники не сразу заметили, что тени, приблизившись к ним, начинают смешиваться с ними. И тут каждый обнаружил своего двойника. Тени молча, словно совершая какой-то ритуал, заученно повторяли какие-то действия, то объединяясь в живые картинки, то вступая друг с другом в мимические споры. Скоро ни для кого не стало секретом, что они видят свои и чужие сны. Одни сны вызывали дружный хохот, из-за других разгорались дикие споры. Первым опомнился Тугодум. Все это время он сидел, нахохлившись, в стороне и не принимал участия в нежданном развлечении. Вдруг он встал, растолкал стоящих в первом ряду зрителей и сказал, обернувшись лицом ко всем присутствующим: Мы должны это остановить, иначе не видать нам мира в нашей стране. Все задумались над его словами. Посовещавшись, друзья объединили волшебные силы фей, гномов, эльфов, волшебников и наложили страшные заклятья на эту поляну. Поднялся страшный смерч и, подхватив бледные сновидения, закружил их в дикой пляске и унес далеко-далеко - в Долину забытых снов. Этими словами Бергамот закончил свою историю.
       - А как вообще случилось то, что сны появились на этой поляне? - изумилась Настя.
       - До истины так и не удалось добраться, но несомненно это был чей-то злой умысел. Кто-то хотел посеять семена злобы и вражды в Волшебной стране. К счастью, попытка сорвалась. Победило здравомыслие, а не праздное любопытство.
       - Значит, я должна попасть в эту Долину, чтоб найти нужный мне ответ. Но вы же сами сказали, что это невозможно.
       - Почти невозможно. Существует только один путь туда - по Волшебной радуге воскресного дня. Это самая длинная радуга на свете. По ней ты дойдешь до зеркального колодца. Колодец всегда закрыт. Если ты найдешь общий язык с его хранителем, то у тебя появится шанс проникнуть в Долину забытых снов. Больше мы ничего не знаем.
       - А кто хранитель колодца?
       - Этого тоже никто не знает. Все это относится к области старых преданий и легенд.
       - А как же я попаду на радугу?
       - О, это-то как раз очень просто. Завтра - воскресение. Радуга появляется ближе к полудню. Но не думай, что это будет легкий путь. Много опасностей таит в себе эта дорога, а мы даже не можем рассказать тебе о них, так как сами ничего не знаем точно. Поэтому попробуй хорошо отдохнуть перед дорогой.
      
      
       Глава десятая,
       в которой Настя снова встречается со старым знакомым.
      
      
       Пущенный твердой рукой камень попал точно в цель. Стекло зазвенело и осыпалось на пол. Настя тут же проснулась и высунулась из разбитого окна, но ничего не увидела.
       - Что бы это могло быть? - встревожилась она и вылезла наружу. Вокруг было тихо и спокойно, но, когда она уже хотела повернуть обратно, кусты под окном зашевелились, и оттуда выполз коренастый толстенький мальчишка с круглой, озорной мордашкой.
       - Батюшки, да ведь это же Малумоня! - изумилась Настя.
       - А, узнала меня все-таки! Я, правда, моложе стал, нет во мне былой красоты... - засмущался мальчишка.
       - Ничего, таким ты мне больше нравишься , - перебила его Настя.
       - Да, вас, женщин, не поймешь. Стараешься тут, красоту наводишь, а вам, оказывается это совершенно не нужно.
       Настя даже содрогнулась, вспомнив старообразное, похожее на сморщенный непропеченный блин лицо вчерашнего Малумони.
       - Какой же ты смешной! - развеселилась она. - Постой, а как же ты сюда попал? Как тебе удалось перебраться через озеро?
       - Ах, это... Меня лебедь переправил. Он, как только меня увидел, так прямо ручным стал. Садись, говорит, Малумонюшка, мне на спину, вмиг на остров доставлю.
       - Удивительное дело! С нами он не был так любезен.
       - Дак, подход нужно было найти. Лебедь-птица деликатная.
       Настя с сомнением посмотрела на мальчишку. Менее всего она могла бы заподозрить его в наличии деликатности.
       - Гм. А где же он сейчас?
       - Там, в кустах отдыхает. Утомился очень пока меня переправлял. Я ведь не из легких буду.
       Настя машинально заглянула в кусты и увидела там лебедя, крепко обмотанного прочной веревкой. Даже клюв его был связан.
       - Ты что это наделал? - поразилась Настя.
       - Да, это я его на всякий случай связал, чтоб он на каждый зов не кидался. Чтоб отдыхал по полной программе.
       - Ах, вот значит, как дело было, - возмутилась Настя. - Ты насильно заставил несчастную птицу переправить тебя на остров. Развяжи его немедленно!
       - Ладно, ладно. Только предупреждаю, он ведь сразу же ябедничать полетит.
       - А ты не делай ничего такого, о чем потом приходится жалеть.
       - Ну, и умная же ты! Хотелось бы знать, как ты в заварушку эту попала, если такая правильная? - пропыхтел Малумоня, распутывая веревки.
       Настя смутилась. В словах мальчишки было много правды. Пришлось ей признаться самой себе, что делать подобные упреки она не имеет морального права.
       - Все равно ты поступил нехорошо и должен извиниться перед лебедем, - добавила она после некоторого раздумья. - Может быть, я и не всегда поступаю правильно, но это не оправдывает тех, кто поступает еще хуже.
       Меж тем с лебедя были сняты последние путы, и из кустов раздалось его злобное шипение в ответ на извинения Малумони. Вытянув шею, изрядно потрепанная птица выкарабкалась из кустов и со всех лап бросилась к замку.
       - Так, уже жаловаться отправился. Вот вредный экземпляр какой попался! - пробурчал ему вслед Малумоня.
       - Зачем ты вообще сюда явился? Кто тебя звал? - поинтересовалась, наконец, Настя.
       - Может, и никто не звал. Но сердце подсказало мне еще вчера, что ты нуждаешься в моей помощи. Вот я и пришел, чтоб с тобой вместе отправиться к зеркальному колодцу.
       - Ах, какое чувствительное у нас сердце, - съехидничала Настя.
       - И нечего иронизировать. Без моей помощи ты все равно не обойдешься. Смотри, что я принес. Тут Малумоня вытащил из кармана маленькую воронку. - Это ускоритель времени. Если этот ускоритель одеть на голову, как шапочку, то сразу начнешь стареть, как я вчера. А если узким концом приставить к уху, то снова помолодеешь. Но это еще не все! Если приложить узким концом к губам, подуть и нажать красную кнопочку - само время полетит вперед, а ты останешься прежним. А если сделать все наоборот и нажать черную кнопочку, то ты вернешься в прошлое. Правда, это пока я знаю только в теории. Не было еще возможности проверить. Мамаша Лумо только вчера утром закончила работать над ним. Я сразу же постарался проверить кое-что на себе. Таким красавцем стал, что сам себя в зеркале не признал. Да ты и сама видела вчера результат моего эксперимента. И нечего врать, что я тебе не понравился. Перед таким красавцем устоять невозможно было. Будь я девчонкой, точно бы не устоял. Ну, а все остальные качества ускорителя мы проверим в дороге.
       Настю страшно заинтересовал этот таинственный прибор, но связываться с несносным мальчишкой не хотелось.
       - Не нужен мне этот ускоритель. Тем более, что он еще не прошел испытания. Да и взял ты его, наверное, без спроса у мамы.
       - Конечно, без спроса. Так бы она мне его и дала, спроси я разрешения!
       - Тогда советую как можно быстрее вернуть его обратно, пока тетушка Лумо не спохватилась. Пока. Мне пора собираться в дорогу. С этими словами Настя вернулась в дом.
       - Вот задавака! - в сердцах пробормотал Малумоня. - Ну, ничего, еще придет миг моего торжества. Тогда ты совсем по другому со мной заговоришь. Сама будешь о помощи просить. А вообще, пора переходить к плану Б. И, Малумоня, решив дождаться дальнейшего развития событий, спрятался в кустах.
      
      
       Глава одиннадцатая,
       в которой рассказывается о начале путешествия и связанных с ним хлопотах.
      
      
       Прекрасная воскресная радуга раскинулась прямо над дворцом Мелиссы. Один ее конец упирался прямо в основание дворцовой лестницы, другой, перекидываясь через озеро, исчезал в Поднебесье.
       - Ух, ты! - изумилась Настя. - Да в этой радуге цветов больше, чем в нашей земной.
       - Конечно, - улыбнулся Бергамот. - Это же волшебная радуга Волшебной страны! Можешь полюбоваться ею, но недолго. Радуга исчезнет через несколько минут. Пора отправляться в путь, а то придется ждать целую неделю.
       - Как же мы вернемся, если она исчезнет? - испуганно мяукнул Тутанхамон.
       - Не волнуйтесь! Как только вы начнете обратный путь, радуга появится снова, - подала голос Мелисса.
       Настя обвела взглядом друзей. Тутанхамон и Клеопатрик, сосредоточенные и серьезные, стояли рядом с ней. Не было лишь маленькой феи.
       - Где же Зелинда? - удивилась Настя. - Неужели она решила бросить нас в трудную минуту? На нее это непохоже.
       В эту минуту к ней подплыл лебедь, в клюве которого была зажата записка, написанная корявым почерком.
       Настя взяла ее и прочитала следующее: "Зодержусь по делу эсключитильной важнасти. Идете впирет, а я вас даганю. З." Лебедь решил сделать пояснение. Его просто переполняли негативные эмоции.
       - Я нашел это послание на пороге своего хрустального домика. Записка была небрежно брошена на пол. Кто это сделал, я не видел, а то не поленился бы сделать внушение за нарушение этикета. Доставить же записку адресату я посчитал своим долгом.
       - Ты все сделал правильно! - одобрила его действие Мелисса.
       - Вот оно, отсутствие воспитания и образования, - грустно констатировала про себя Настя. - Особенно удручает незнание орфографии. Ошибка на ошибке. Вот что значит плохо учиться в школе! Записку написать и то проблема! Просто стыд! - Тут она одернула сама себя. - Нужно быть справедливой! Кто ее бедняжку учил чему - либо? Девочка заставила себя отвлечься от грустных мыслей и обратилась к своим спутникам: Вперед! Мы не можем больше ждать!
       Друзья осторожно вступили на переливающуюся прозрачную поверхность радуги, и их тотчас окружили разноцветные воздушные струи. Замок и его обитатели исчезли как по мановению волшебной палочки. Только откуда-то издали донесся слабый голос Мелиссы : " Прости, забыла предупредить. Ты должна придумать и сыграть мелодию. Если не сделаешь этого, вы так и не найдете дороги. Так и будете вечно бродить по Волшебной радуге". Настя испугалась. Легко сказать "придумай мелодию". Она что, композитор? Да у нее вообще проблемы с музыкальным слухом. По музыке в школе ей никогда больше "4 с минусом" не ставили. Да и то исключительно за ее добросовестность. И на чем, скажите, играть?
       Ее спутников перспектива остаться на радуге тоже не обрадовала.
       - Чем же мы тут питаться будем? - заволновался Тутанхамон. - Уж, ты, хозяюшка, расстарайся, сыграй что-нибудь!
       - Да на чем тут можно играть? - бормотал попугай, испуганно озираясь по сторонам. - Не нравится мне все это! Поворачиваясь, он задел одну из воздушных струй клювом, и она в ответ тревожно зазвенела.
       - Я, кажется, поняла на чем играть. Остается придумать ЧТО играть. Настя задумчиво стала перебирать струи воздуха, вспоминая свой дом, родные лица. И тут случилось чудо! Под ее пальцами родилась грустная и нежная мелодия. У ее друзей на глазах выступили слезы. Слушая эти звуки они как - будто перенеслись в прошлое - такое далекое теперь и родное, когда все было просто и понятно. Мелодия напомнила каждому из них о чем-то своем: о тепле домашнего очага, тарелке теплого молока и жирной сметане, запахе хлеба, сладких зернышках в кормушке и нежном прикосновении теплых материнских рук. Настя долго перебирала руками переливчатые струи, и слезы текли по ее щекам. Она никак не могла остановиться. Ей, казалось, что музыка была единственным, что связывало ее теперь с домом. Между тем, туман потихоньку стал рассеиваться. Перед нашими странниками показалась тропинка, по которой они и отправились навстречу новым испытаниям...
       Мелисса и Бергамот тоже услышали музыку и облегченно вздохнули. Они поняли, что Настя справилась с заданием. Радуга начала тускнеть. В эту минуту раздался громкий топот и некто, сбив с ног, а точнее, лап, вытянувшего от любопытства шею лебедя Шуу, промчался по нему как по мостику, вспрыгнул на радужную тропинку и скрылся в тумане. Все это было проделано с такой скоростью, что никто не смог толком рассмотреть его.
       - Кто это был? - потрясенно спросил Бергамот.
       - Наверное, Зелинда, - неуверенно пробормотала Мелисса. - Она же предупредила, что опоздает.
       - Если это была Зелинда, то она очень покрупнела и потяжелела за ночь, - прошамкал, втоптанный в землю неведомым спортсменом, Шуу. Шея его при падении закрутилась узлом, и он теперь никак не мог ее расправить. - Теперь я знаю, какое важное дело у ней было. Она отъедалась на будущее. И весьма успешно, скажу я вам. Теперь год может питаться своими запасами.
       Мелисса и Бергамот молча помогли стражу озера подняться и распрямили ему шею. Они воздерживались от комментариев, так как не хотели принимать участия в обсуждении неблаговидного поступка Зелинды. Однако, в их глазах можно было заметить легкое осуждение подобной экстравагантности. Маленькая фея сильно упала в их глазах.
      
      
       Глава двенадцатая,
       в которой рассказывается о таинственных голосах и о новой встрече Насти со старым знакомым.
      
      
       Меж тем, Настя и ее друзья шли по радужной тропинке вперед. В их ушах звучал голос Мелиссы : "Радуга воскресного дня - самая длинная в мире. Никто не знает, где она заканчивается. Несмотря на то, что феи очень любят гулять по радугам, они никогда не рисковали подняться на эту радугу. Иногда, самые храбрые отваживались сделать несколько шагов по тропинке, но всегда сразу же возвращались назад, испугавшись странных голосов. По слухам там живут странные существа - обитатели Поднебесья. Во всяком случае, именно так называли себя эти голоса. Но их никто не видел, поэтому никто не знает, как они выглядят". Друзья вслушивались в тишину и оглядывались по сторонам в тщетной надежде если не увидеть, то хотя бы услышать этих таинственных существ. Вокруг царило воистину волшебное спокойствие. Но только Настя успела подумать, что все эти рассказы о таинственных голосах всего лишь выдумки трусливых фей, как вдруг прямо над ее ухом зазвенел тоненький дискант.
       - Смотрите, смотрите, это даже не жители Волшебной страны!
       - Кто эти пришельцы и чего они хотят? - басовито прогудел кто-то за ее спиной.
       - Нельзя, нельзя пропускать их вперед! - на все голоса переливчато затрезвонили невидимки.
       Путники были вынуждены остановиться, ибо стоило им сделать шаг, как сразу же раздавался такой перезвон, что начинала жутко трещать голова, и им приходилось закрывать уши, чтоб не оглохнуть. Они попытались идти с закрытыми ушами, но тогда начинало вибрировать все тело. Застыв в неподвижности, они дождались, когда голоса стихнут, и только тогда смогли перевести дух. Настя попыталась вступить в разговор с невидимками. Она объясняла им цель своего путешествия, но вокруг стояла мертвая тишина. Казалось, что все вымерло. Но стоило им только попытаться продолжить путь, как весь кошмар повторился заново. Хор разнообразнейших голосов: визгливых, гундосых, басовитых, пронзительно-звонких терзал не только уши, но и их души. И самое страшное было в том, что, чем дальше продвигались они по тропинке, тем ужасней звучали голоса. Не выдержав, путники снова остановились. Продолжать путь было невозможно. Нужно было искать какое-то другое решение. Настя попробовала было снова вступить в переговоры с голосами, но это оказалось столь же безнадежным делом, как и в первый раз.
       - Что же нам теперь делать? Как можно с вами договориться? - в отчаянии воскликнула девочка.
       - Никак! - пропыхтел кто - то позади нее. - С этими голосами договориться нельзя. Настя обернулась и увидела Малумоню, раскрасневшегося от быстрого бега.
       - Как ты здесь оказался? - удивилась она.
       - Так же, как и ты. Я давно собирался прогуляться по этой радуге. Да все случая не представлялось. А тут такая редкая возможность! Я знаю об этих радугах все. Это любимое место прогулок фей. Им нравится играть на воздушных струях. А самая прекрасная музыка рождается на Радуге Воскресного Дня, только гулять по ней невозможно из-за этих голосов. Поэтому сейчас никто и не делает таких попыток. Но мне кажется, что я разгадал загадку звуков. Тут Малумоня приосанился в ожидании комплиментов своему уму и проницательности. Однако, никто не спешил им восторгаться. Лишь очумевший от всего этого тартарарама Тутанхамон хрипло мяукнул: Кишка тонка!
       - Да что ты понимаешь, меховая шапка! - обиделся Малумоня. -Сами пораскиньте мозгами! Звуки появляются только тогда, когда мы движемся. Это воздушные струи реагируют на движение, а волшебные кирпичики тропинки создают вибрацию. Ведь, когда мы неподвижны, то и голоса молчат, и внутри нас все не трясется. Если идти не по кирпичикам, а заткнув уши, рядом с тропинкой, то мы спокойно дойдем до цели!
       - Какое прекрасное решение! Нужно только отойти подальше от тропинки. Клеопатрик, взмахнул крыльями и взмыл вверх.
       - Не советую тебе этого делать, - успел только крикнуть ему вслед Малумоня, как попугая и след простыл.
       От огорчения Настя набросилась с упреками на мальчишку: Это ты во всем виноват, если бы не ты ...
       - Если бы не я, вы бы давно повернули обратно, так и не выполнив задуманного. А теперь у нас появился шанс добраться до зеркального колодца. Мы можем воспользоваться ускорителем времени мамаши Лумо. Только сначала надо найти птицу. Мы должны все вместе преодолеть пространство, иначе время остановится.
       - А я и не собиралась бросать друга в беде, - возмутилась Настя.
       - Тогда - в путь, верней, с пути! И вся компания сошла с тропинки в сторону. Их тут же окутал густой туман. Чтоб не потеряться, Настя с Малумоней взялись за руки, а Тутанхамон уютно устроился на круглых и мягких плечах мальчишки.
      
      
       Глава тринадцатая,
       В которой рассказывается о жителях Поднебесья.
      
      
       Внезапно Настя почувствовала, что под ногами закончилась твердая почва. Сделав несколько шагов, она просто повисла в воздухе. От неожиданности она задергала ногами и, выпустив руку Малумони, попыталась за что-нибудь уцепиться. Но цепляться-то как раз было не за что. Вокруг был только воздух. Все ее судорожные движения привели к тому, что она вдруг сделала резкий кувырок в воздухе и повисла вниз головой.
       - Помогите! - сдавленно пискнула она, забыв, что помощи особо ждать неоткуда. Настя совсем приуныла, как вдруг почувствовала, что в ее пятку впились острые колючки. И тут же услышала знакомое мяуканье: Держись хозяйка! Колючки впились еще сильнее, а затем крепкая рука Малумони схватила ее за щиколотку, потянула вверх и помогла вернуться в исходное положение.
       - Мы спрыгнули с края моста вниз. Сейчас мы в стране облаков, - серьезно пояснил мальчик.
       Туман рассеялся, и Настя увидела далеко внизу землю. Сверху она была похожа на нарисованные в книжке по географии карты: зеленые квадратики, коричневые прямоугольники, голубые круги. Внизу это выглядело по - другому: зеленые лужайки и лесные массивы, голубые пруды и озера, коричневые ленты дорог. А вокруг, куда бы только Настя не бросала взор, плавали белые, пушистые, как кусочки ваты, облака.
       - Слушай, а мы не упадем вниз? - обеспокоено спросила она Малумоню.
       - Ну, если до сих пор не упали... Он не стал продолжать развивать свою мысль.
       - Не беспокойся, хозяйка! Уж если это и случиться, то держись за меня крепче. Ведь кошки, как известно, падают на четыре лапы, - гордо промурлыкал Тутанхамон.
       В это время к ним медленно подплыло облако, похожее на мягкий диванчик. Соблазн был так велик, что Настя, Малумоня и Тутанхамон, не сговариваясь, повинуясь минутному импульсу, плюхнулись прямо на него. Предчувствие их не обмануло. Облако не только с виду было мягким и удобным. У него был только один недостаток. Оно уже было занято! Наши путешественники приземлились прямо на спящего жителя Поднебесья. Дикий вопль, вырвавшийся у него, заставил их буквально подпрыгнуть, хотя сделать это, сидя в ватном облаке, было нелегко. Выкарабкавшись из под обрушившихся на него туш, горемыка с недовольным видом уставился на незваных гостей. Он был необыкновенно тощим и длинным, с остреньким носиком, маленькими, колючими глазками, кустистыми седоватыми бровями и ежиком таких же по цвету волос. Одет он был в одежду светлых, пастельных тонов: маечку и короткие штанишки, из которых торчали костлявые коленки.
       - Да, красавцем тебя никак не назовешь, - удачно начал беседу Тутанхамон.
       - Убирайтесь немедленно прочь! - тут же завизжал их новый знакомый. - Ступайте к себе на землю, чтоб и духа вашего здесь не было!
       - Ну, ну, любезный! С такой внешностью не мешало бы быть поприветливей! А то тобою детей пугать будут! - развил затронутую котом тему Малумоня.
       - Они еще и обзываются! Вон!!!
       Настя решила в очередной раз выступить миротворцем.
       - Не сердитесь, пожалуйста! Мы вовсе не хотели вас обидеть. Да и задерживаться мы тут не собираемся. Нам бы только найти Клеопатрика и снова вернуться на радугу. Клянусь, мы тогда вас больше не потревожим.
       - Ах, да тут притаился еще какой-то проходимец! - с этими словами уродец, юркий и скользкий, как уж, начал быстро ползать по дивану, заглядывая буквально в каждую щель. Не обнаружив никого, он раздраженно уставился на них и вдруг снова заверещал:
       - Никого здесь больше нет! Вы нарочно придумали эту байку про пропавшего дружка, чтоб навечно поселиться у меня. Убирайтесь немедленно!
       - Что случилось? Чего это ты так расходился, О-Мю? - раздался голос с соседнего облака, похожего на корабль. Оно как раз медленно проплывало мимо их диванчика. - О, да у тебя гости! Как же я тебе завидую. Ты счастливчик. У тебя оказывается гости с земли. Ты узнаешь столько новостей! Но, извините меня, я еще не представился. Меня зовут О-Лю.
       В отличие от неприветливого О-Мю новый знакомый весь так и лучился добродушием. Он был невысокого роста, кругленький и мягкий. Одет он был в широкие и длинные белые брюки и такого же цвета широкую рубаху. К тому же он обладал природной говорливостью. Рот О-Лю не закрывался ни на минуту.
       - Но какой же ты оказывается скрытный. Никогда не говорил, что у тебя есть такие знакомые.
       О-Мю весь напыжился от гордости, услышав подобные речи. Он вдруг осознал, что у него есть преимущество перед соотечественниками, раз он может похвастаться таким интересным знакомством.
       - Ладно, ладно, - проворчал он. - Проплывай дальше. Нам еще о многом надо поговорить с друзьями.
       Но "друзья" не оправдали его надежд. О-Мю был им слишком несимпатичен. Поэтому у них не было никакого желания продолжать это знакомство.
       - Любезный О-Лю! - в один голос закричали они. - Не уплывайте так быстро. Возьмите нас к себе на корабль. Мы только стеснили вашего друга. Он сам мечтал, чтоб мы поскорее его покинули.
       - Раз так, то я готов взять вас к себе на борт, - обрадовался О-Лю. Его круглое, добродушное лицо озарила приветливая улыбка. Не задерживаясь больше ни минуты, друзья перебрались на облако - корабль. Скоро облако - диванчик осталось далеко позади. О-Мю с кислым выражением лица провожал удаляющийся корабль. Он страшно сожалел о потерянной возможности прихвастнуть перед знакомыми таким интересным приключением.
      
      
       Глава четырнадцатая,
       В которой рассказывается о некоторых жителях Поднебесья.
      
      
       Удобно расположившись на кораблике, друзья продолжили свое путешествие. Они рассказали гостеприимному хозяину о своих злоключениях и встретили у него искреннее сочувствие. Слушая их рассказ, жизнерадостный О-Лю погрустнел.
       - Я не могу доставить вас к зеркальному колодцу. Все пространство над радугой заколдованно. Там нет ни малейшего ветерка, а без движения воздуха облака не могут передвигаться. Но все-таки кое в чем я могу вам помочь. Например, отыскать вашего друга. Да, да! Нельзя откладывать его поиски. Иначе ваше путешествие может затянуться на долгие, долгие годы. Уж так устроено наше Поднебесье, что все здесь находится в вечном движении. К сожалению, сказать где сейчас находится ваш друг невозможно. Придется воспользоваться экстренной связью.
       С этими словами О-Лю поднес к губам маленький серебряный свисток, который висел у него на шее на блестящей цепочке. Он тихо подул в него. В тот же миг со всех сторон послышался ответный свист. Все вокруг замерло.
       - Осторожно, я бросаю якорь! Держитесь крепче!
       Наши путешественники ожидали, что сейчас будет спущен настоящий якорь, ведь их облако так походило на настоящий корабль. Но вместо этого, О-Лю вдруг вытащил откуда - то длинный шест и пронзил им свое облако. Оно тут же остановилось. Оглянувшись по сторонам, Настя и Малумоня с удивлением увидели, что соседние облака были остановлены таким же странным способом. О-Лю высунулся с корабля и закричал: Нужна помощь! Мои гости ищут друга, упавшего с радуги. Кто из вас видел его, или хотя бы мог что-нибудь рассказать об этом? Эхо подхватило его голос и разнесло по окрестностям. Через какое-то время стали поступать ответы. Но все они были неутешительными. Никто не видел незнакомца. Друзья потеряли последнюю надежду найти здесь Клеопатрика. Они решили, что он вернулся на землю и поэтому нужно самим продолжать путешествие. Настя решила уже попрощаться с добрым О-Лю и попытаться как-нибудь вернуться на радугу, как вдруг поступило тревожное сообщение. Его передали из дальних краев Поднебесья, простирающихся над Волшебной страной гномов, фей и эльфов. Свирепые ураганные ветры стали там нормой. Они подхватывали облака, рвали их на части, кружили вместе с обитателями в смертельном хороводе. Первое время обитатели Поднебесья еще как-то справлялись с ситуацией, и им удавалось вырулить в более спокойные области. Но в последние дни обстановка резко ухудшилась. Образовались мощные воздушные водовороты, которые засасывали в себя облака и те уже не могли вернуться назад. Теперь поднебесные жители старались и близко не приближаться к опасной зоне. Беда заключалась в том, что ее границы все время менялись, постепенно приближаясь к Межземелью. Поэтому время от времени продолжали случаться несчастные случаи. А сегодня в водоворот затянуло самого знаменитого жителя Поднебесья - О-Я-Го-Рю. Это был удивительный экземпляр, поэтому о нем стоит рассказать поподробнее. Все жители Поднебесья имели имена, которые прибавлялись к первой букве О (Облако). И только один житель имел сразу три имени. Как это случилось? Дело в том, что когда О-Я-Го-Рю только появился на свет, то первое, что он сказал было Я. С тех пор соседи только и слышали : Я сделаю, я слетаю, я такой...Так появилось первое имя О-Я. Шло время. Наш герой подрос, окреп. И теперь с громким криком "О-го-го" носился по всему Поднебесью, частенько сшибая своих соплеменников. Некоторые, незнакомые с его настоящим именем, искренне считали, что этим криком он заявляет о своем приближении. Дескать, осторожнее, О-го приближается. Так продолжалось какое-то время. Часть жителей звала его О-Я, часть О-Го. Но самого О-Я-Го-рю это не устраивало. Он придумал себе новое имя О-Рю и стал представляться новым друзьям именно так. Ему казалось, что это имя звучит мужественно и по-боевому, за счет раскатистой букве Р. Как вы понимаете, при таком положении дел не могло не возникнуть путаницы. Вот и пришлось со временем упорядочить его имя. Но так как очень многие знали его под разными именами, то решили все их и оставить. Вот так появилось это экзотическое имя, которое на самом деле очень четко отражало суть самого О-Я-Го-Рю. Если бы жители Поднебесья знали значение слова гореть, то они бы и сами признали справедливость подобного замечания. Он ничего не делал спокойно и полностью отрицал созерцательный образ жизни, характерный для обитателей этой страны. Передвигался он так быстро, как будто в спину ему дули все ветры мира. Его облако походило на два больших крыла, с помощью которых он и развивал такую скорость. О-Я-Го-Рю поднимался выше всех жителей Поднебесья. Он умудрялся спускаться на землю, подслушивал разговоры фей, эльфов и волшебников, был знаком с их заклинаньями и ворожбой. Частенько, возвращаясь из своих экспедиций, он усаживался на чье-нибудь облако и делился последними новостями Волшебной страны и Межземелья. Проплывающие в это время мимо него облака тут же становились на якорь. Всем хотелось быть в курсе последних событий. И вот теперь этот знаменитый путешественник пропал без вести в воздушной пучине. Все пригорюнились.
       - Может быть еще можно ему чем-то помочь? - закричала, высунувшись с корабля Настя. - Давайте все прицепим облако к облаку и приблизимся к опасной зоне. Кто-нибудь попытается войти в нее и, если увидит О-Я-Го-Рю, возьмет его на свое облако. А остальные, крепко держась друг за друга, вытащат их. Это предложение понравилось всем. Раздался одобрительный гул, а затем все стихло в ожидании новых указаний. И тут сзади донесся кислый голос О-Мю: Прекрасно! Но кто будет тот герой, который войдет в опасную зону? Пусть покажется нам, ведь его облако должно быть первым в цепочке. Повисла напряженная тишина. Настя беспомощно оглянулась. Все отводили глаза. Никто не хотел быть первым. Тогда она умоляюще посмотрела на О-Лю. У того посерело лицо, он тяжело вздохнул и опустил голову. Но тут же взял себя в руки, твердо посмотрел в глаза девочке и сказал: Я думаю, что мы должны показать всем пример. Мой корабль будет первым! Раздался облегченный вздох. Облака медленно снимались с якорей и прицепившись шестами друг к другу медленно продвигались в сторону Страны фей, эльфов и гномов.
      
      
      
       Глава пятнадцатая,
       в которой рассказывается о спасении О-Я-Го-Рю и встрече с Клеопатриком.
      
      
       Вскоре все почувствовали усиление движения воздушных потоков. Облака уже не просто плавно передвигались по небу, а неслись вперед все быстрее и быстрее. Впереди показалась Страна фей, эльфов и гномов. Все воздушное пространство над ней походило на страшную воронку из бешено вращающихся потоков воздуха.
       - Срочно передайте по цепочке: Всем облакам стать на якорь! - прокричала Настя.
       Вой и свист ураганных ветров, проносившихся над некогда прекрасной страной, почти заглушил ее голос. Но ее все-таки услышали на соседнем облаке и по цепочке передали приказ дальше. Все облака застыли, вытянувшись в одну длинную линию. Настя, высунувшись с облака-корабля, попыталась разглядеть, что происходит на земле. Однако, порывы ветра были так сильны, что ее едва не выбросило вниз. Поэтому она ничего не успела разглядеть, кроме волнующейся зелени деревьев и кустарников. Жители попрятались в норах, часть фей нашла приют у гостеприимных гномов, забыв о былых распрях. Некоторые схоронились в дуплах крепких деревьев Вековечной рощи. Настя пришла в отчаяние. Что же делать дальше? Как помочь пропавшему О-Я-Го-Рю, если она не может высунуть нос с корабля? Меж тем, их хоть и медленно, но начало затягивать в воронку.
       - Мы не сможем здесь долго продержаться. Еще немного и нас сорвет с якоря и швырнет в воронку, - прокричал ей в ухо обеспокоенный этим положением дел О-Лю. Настя и сама понимала, что нужно возвращаться, пока все они не погибли. В последний раз, собравшись с силами, она выглянула за борт корабля. И вот, когда она уже готова была дать команду об отступлении, она увидела, как в воронке появился какой-то странный предмет, похожий на грязный снежок. Приглядевшись внимательнее, Настя разглядела маленького человечка, делавшего отчаянные попытки выбраться из западни.
       - Смотрите, смотрите! Там кто-то есть! - завопила она во весь голос и заметалась по палубе корабля. Найдя моток веревки, Настя бросила один конец прямо в воронку. Человечек сразу же схватился за него. Веревка натянулась, и девочку чуть не выбросило за борт. Хорошо еще, что рядом крутился Тутанхамон, который успел в последнюю минуту схватить ее зубами за край платья. Ткань затрещала, но выдержала. А тут уж и Малумоня с О-Лю подоспели. Ухватившись друг за друга, они стали подтягивать веревку с висящим на ее конце человечком к кораблю. Человечек же тоже помогал им как только мог. Сопротивляясь сильным воздушным потокам, он медленно подтягивался к кораблю. Вскоре он уже карабкался на борт корабля. Настя отдала команду об отступлении. Облака медленно потянулись прочь от опасной зоны.
       Едва отдышавшись, спасенный человечек тут же заговорил.
       - Ах, я чуть было не погиб. Еще немного и меня засосало бы в воронку окончательно. У меня уже почти не оставалось сил, чтоб бороться. Крылья поломались, а со сломанными крыльями сражаться с ветром было все труднее. Что и говорить, вы подоспели вовремя.
       - Как же мы счастливы, что вы живы! - искренне обрадовался О-Лю.
       - Не думал, что мои земляки ко мне столь привязаны, что способны на такие славные деяния! - задумчиво проговорил О-Я-Го-Рю. - Приходиться признаться, что я был несправедлив, считая всех вас равнодушными, недалекими и ленивыми. Простите меня, братья! На его глазах стояли слезы. Растроганно обняв О-Лю, он повернулся к Насте с Малумоней и только тут заметил, что они не относятся к жителям Поднебесья.
       - Что за чудеса поджидают меня сегодня? Земные жители в гостях у нас, обитателей Поднебесья?
       Пришлось Насте, в который раз, заново рассказывать свою историю. Она уже так понаторела в этом деле, что речь ее текла гладко и выразительно. О-Я-Го-рю с интересом выслушал эту историю, покрякивая от удовольствия в тех местах, которые ему особенно понравились. Стоило девочке только закончить свой рассказ, как он тут же сообщил, что утром он встретил удивительное пестрое существо с крыльями.
       - По-видимому, это и был ваш друг. Он свалился на меня, когда я пролетал под воскресной радугой. На его тощих маленьких ножках были довольно острые когти, и он оцарапал мне спину. Да еще пребольно клюнул в затылок. Мы с ним немного повздорили. Боюсь, что я слегка погорячился при этом. О-Я-Го-Рю смущенно отвел взгляд и добавил скороговоркой: Дело в том, что я сразу же понял, как хочется ему вернуться на радугу, только силенок не хватает. Вот и пришлось придать ему некоторое ускорение с помощью хорошего тумака. Ваш друг взлетел, словно выпущенный из катапульты и приземлился точнехонько в районе зеркального колодца. Там вы его и найдете.
       - Ты ударил гостя? Мне стыдно за тебя! - О-Лю был искренне опечален этим рассказом . - Я вынужден просить у вас прощения за нашего хулигана!
       - Да ничего страшного. Клеопатрик заслуживает трепки! - вмешался Тутанхамон. - Я могу вам о нем такого порассказать... Но тут его перебила Настя. - Скажите, вы уверены, что он вернулся на радугу? Ведь пространство над ней заколдовано!
       - Я знаю заклятье, поэтому у меня не возникло проблем!
       - Значит, вы и нас можете вернуть на радугу?
       - Конечно! Только нужно спешить. Радуга скоро погаснет. И тогда вам придется ждать неделю, чтоб вернуться на нее.
       Настя умоляюще посмотрела на О-Лю. Тот сразу же догадался, о чем она хочет его попросить, и направил корабль к Волшебной радуге.
       - Приготовьтесь к прыжку, - скомандовал О-Я-Го-Рю. Он спешно пробормотал какие-то заклинания. О-Лю приподнял корабль повыше, дождался, когда Настя, Малумоня и Тутанхамон спрыгнут с палубы на мост, и снова спустился вниз. Путешественники успели увидеть прощальный взмах его руки, услышать добрые пожелания О-Я-Го-Рю, и вот уже облако-корабль, смешавшись с другими облаками, уплыло за горизонт.
       Наши странники решили продолжить путь, развернулись и... прямо перед своим носом увидели зеркальный колодец. Ошибиться было невозможно. Точно такой же по форме колодец стоял в деревне Лукошкино рядом с домом бабушки, и Настя частенько ходила туда за водой. Правда, тот колодец был сделан из бревен, поэтому не выглядел таким красивым. Этот же был весь украшен зеркальной мозаикой. Кусочки зеркал, разные по размерам и форме были сложены в красивые узоры, ярко блестели и переливались на солнце. А вокруг радостно плясали тысячи солнечных зайчиков. И что самое удивительное, на сверкающем срубе, понурившись, сидел нахохленный Клеопатрик.
       - Вот это да! - обрадовалась Настя. - Мы снова вместе и почти у цели! Надеюсь, что мы решим загадки и вернемся домой.
       Услышав знакомый голос, Клеопатрик приосанился. - Рад приветствовать вас друзья. Признаюсь, что я вас уже заждался! Не хотелось бы никого критиковать, но двигаетесь вы как черепахи.
       - А это потому, что нам не придали нужного ускорения, - насмешливо промурлыкал Тутанхамон.
       Клеопатрик задумчиво посмотрел на него. Уловив иронию, он размышлял о причинах, вызвавших ее. Так и не объяснив себе странного юмора кота, он решил продолжить:
       - Вы, наверное, удивились, что я вас так внезапно покинул. Дело в том, что я решил провести небольшой разведполет. И, как оказалось, не напрасно. Мне пришлось вступить в бой с опасным противником. Он явно собирался пробраться на радугу, чтобы помешать нам выполнить задание. К счастью для всех нас, на его пути встал я. Диверсант был силен. Я чуть не погиб. Но не хочу много говорить об этом, а то некоторые ( в этом месте он покосился на кота) совершенно напрасно могут решить, что я хвастаюсь.
       - Действительно, совершенно напрасно! Хвастаться тут нечем. Если считать особой доблестью нападение на мирного жителя, а заслугой - получение от него тумака, то тут ты вознагражден по полной программе. И Тутанхамон даже глаза зажмурил от удовольствия. - Блестящий результат никому ненужной разведки!
       - Какой ужасный навет! Я вижу, поверженный мной враг, уже настроил вас против меня! Вы...
       - Ну, хватит, - перебила его Настя. - Мы, действительно, наслышаны о твоих подвигах. Так что нечего продолжать нам сказки рассказывать. Врагов каких-то выдумал. Слишком много боевиков по телеку насмотрелся, дружок! Совсем крыша поехала. Вспомни, зачем мы здесь и как мало времени у нас, чтоб его тратить на всякие глупости.
      
      
       Глава шестнадцатая,
       в которой путешественники встречают хранительницу зеркального колодца.
      
      
       Настя подошла к колодцу поближе и попыталась заглянуть вниз. Это оказалось невозможным, так как сверху он был закрыт большой зеркальной крышкой. Когда Настя попыталась поднять ее, у ней ничего не получилось. Друзья попытались все вместе навалиться на крышку, но результат был прежним. Крышка словно намертво приросла к колодцу.
       - Что же нам делать? Как добраться до хранительницы колодца?
       - Может нужно постучать? И Клеопатрик, не задумываясь, стукнул клювом по крышке. По зеркальной поверхности тут же разбежались трещины.
       - Что же ты наделал, дурак! - В сердцах крикнула Настя. - Кто с нами после этого разговаривать будет?
       - Я, - прохрипел кто-то прямо у ней над ухом так зловеще, что девочка подпрыгнула на месте. - Я буду не столько разговаривать с вами, сколько задавать вопросы. Кто Вы такие и что здесь делаете? Почему пытались разбить зеркальную крышку? Зачем искали хранительницу колодца?
       Обернувшись на этот жуткий голос, путешественники увидели невесть откуда взявшегося скрюченного старичка, закутанного в разноцветные тряпки.
       - Извините, что мы испортили крышку! - взволнованно начала Настя, но старичок тут же перебил ее, разразившись сиплым хохотом.
       - Ха, ха, ха, эту крышку нельзя испортить. Она заколдована! Настя бросила взгляд на колодец и увидела, что трещины на крышке исчезли, словно их и не бывало.
       - Это замечательно, - обрадовалась она. - Значит, одной виной меньше. А кто мы такие и зачем ищем хранительницу колодца, я вам сейчас расскажу. - Настя быстро и коротко изложила старичку основные факты. Когда она закончила свой рассказ, старичок закашлялся, высморкался в какую-то тряпку и неожиданно заявил, что он и есть хранительница колодца по имени Хрусталина. У Насти от удивления отвалилась челюсть.
       - Вот это да! - вылез вперед Тутанхамон. - А почему вы говорите о себе, как о женщине? Если глаза меня не обманывают, вы - старик. У вас даже борода растет!
       - Где это ты увидел у меня бороду? - грозно сдвинул брови старичок. Друзья внимательно пригляделись и увидели, что то, что они принимали за бороду, на самом деле было бахромой от платка.
       - Извините, - растеряно пробормотали они. Старичок сбросил с себя тряпки, и они увидели молоденькую волшебницу. Ее можно было бы назвать хорошенькой, если бы не красный распухший нос.
       - Все эти ужасные сквозняки! - Хрусталина снова замоталась в свои тряпки, вытащила из этих лохмотьев носовой платок и снова высморкалась. - Совсем в чучело превратилась.
       - Не понимаю, как мы могли так ошибиться! Наверное, нас ослепили солнечные блики. У меня даже глаза слезиться начали, - деликатно оправдывалась Настя.
       - Посидишь тут с мое, так не только глаза слезиться будут. И солнце тут не причем. Оно в последнее время хоть и светит, да не греет. Кошмарный холод! Просто до костей пробирает.
       Тут и Настя почувствовала, что страшно замерзла. Она поежилась и обхватила себя руками, чтобы согреться. Но это мало чем помогло. И в эту минуту что-то мягкое, теплое и пушистое обвилось вокруг ее шеи. Это оказался Тутанхамон. Почувствовав, что хозяйка мерзнет, он вскарабкался ей на плечи и попробовал согреть ее своим теплом. Настя растрогалась, а волшебница с завистью посмотрела на живой меховой воротник.
       - А здесь всегда так холодно? - поинтересовался Малумоня, клацая зубами. Он весь посинел, а под носом у него даже выросла маленькая сосулька.
       Хрусталина, кутаясь в тряпки, простужено просипела:
       - Да в том-то и дело, что так было не всегда. Этот холод наступил недавно. Но если так будет продолжаться и дальше, то чихать начнут даже сновидения, которые я охраняю.
       - Значит, ненастье подобралось уже к Межземелью, - задумчиво молвила Настя. - У нас почти не осталось времени. Вы должны нам помочь, иначе погибнет весь ваш мир вместе с нами.
       - Не представляю, чем могут помочь забытые чужие сны! Я ведь все время на них смотрю. И скажу прямо: до сего дня не замечала в них ничего необычного. - Хрусталина шмыгнула носом, откашлялась и продолжила. - Хотя, может быть тут нужен свежий взгляд. Так что, милости просим! - С этими словами она прикоснулась рукой к колодцу и начертила там какие-то знаки. Раздался щелчок, и зеркальная крышка исчезла. Взору путешественников открылся спуск в колодец. Хрусталина первой ступила на прозрачную стеклянную ступеньку и смело зашагала вниз по лестнице, показывая дорогу своим спутникам. По дороге она продолжила рассказ о своих подопечных.
       - Мои сновидения тихие, спокойные. Ходят себе стайками, шепчутся. Нет никакой нужды за ними присматривать. И зачем только я тут нужна? Ну, куда они могут деться? Вопрос, слетев с ее языка, повис в воздухе, а сама волшебница застыла с открытым ртом. Каким-то таинственным образом ветры проникли в долину снов и унесли прочь все сновидения. Во всяком случае, так показалось в первую минуту. Но, приглядевшись, путешественники заметили, что это не совсем так. Ветры только разметали легкие сновидения по всей долине. Часть их застряла в густых кустарниках или кронах деревьев, а остальные, гонимые злыми ветрами носились в воздухе.
       - Может быть, мы сможем что-нибудь узнать, побродив по долине и, прислушавшись к рассказам сновидений? - неуверенно пробормотала Настя. Ветер тут же унес ее слова, так что пришлось ей громко прокричать свое предложение.
       - Бессмысленно, - закричала ей в ответ Хрусталина и закашлялась от напряжения. - Разрушена целостность снов, да и разговоров при таком ветре не услышишь. Они ведь всегда говорили тихо шепотом. Скорее шелестели, чем говорили.
       - Что же делать? Неужели все наше путешествие по радуге было бессмысленной тратой времени? У Насти на глаза навернулись слезы. Понурив голову, она мрачно наблюдала за страшной картиной разрушения Долины Забытых Снов, осознавая, что на самом деле это картина крушения ее последних надежд.
      
      
       Глава семнадцатая,
       в которой раскрывается прошлое и будущее Долины Забытых Снов.
      
      
       Малумоня, до сих пор тихо стоявший в сторонке, неожиданно подошел к Насте и, наклонившись, радостно проверещал ей прямо в ухо:
       - Я знал, знал, что он еще нам пригодится!
       Настя в ужасе посмотрела на несносного мальчишку. Волосы у него стояли дыбом, глаза лихорадочно блестели.
       - Ох, да он сошел с ума от горя, - пронеслось у нее в голове. Видимо, такая же мысль появилась и у Тутанхамона. Он тут же начал нашептывать Насте в другое ухо полезные советы.
       - Тут надо соблюдать осторожность, хозяйка! Отодвинься от него подальше, а то он может наброситься и покусать. Тогда все мы пропадем. Где докторов здесь найдем, чтоб от бешенства лечиться? Порыв сильного ветра услужливо донес его слова до сведения Малумони.
       - Что ты тут несешь, облезлый воротник? - возмутился он.
       - А, что? Вот у бабки ее в деревне соседская собака взбесилась и покусала кучу народа. Пришлось им потом всем иголками лечиться!
       - Как это иголками? - заинтересовался Клеопатрик. Окоченев от холода, он пристроился на плече у Малумони, и почти впал в спячку. Речи Тутанхамона пробудили его. Он передвинулся поближе к коту, расположившемуся на плечах Насти. - Как можно лечиться иголками?
       - А вот так! Выставив вперед острый коготь, Тутанхамон вонзил его прямо в попугая. Тот даже подпрыгнул от неожиданности, а коварный кот радостно заурчал от удовольствия. Он уже давно вынашивал план отмщения легкомысленной птице и, наконец, смог его осуществить. Клеопатрик же вовсе не собирался прощать нанесенных ему обид. Так что Насте пришлось вновь урезонивать своих друзей по несчастью. Она задумалась о том, что ее спутники так до конца и не осознали опасности, которой они все подвергаются. Привыкшие за свою короткую жизнь к тому, что все и всегда за них решают люди, кот и попугай продолжали жить той жизнью, к которой привыкли. Они верили в то, что Настя решит сама как-нибудь все проблемы. Девочка поняла, что надеяться ей нужно только на себя, тем более, что Малумоня тоже вел себя очень странно. Она искоса посмотрела на него и увидела, что он пришел в еще большее возбуждение. Пока шла перепалка между его спутниками, он беззвучно шевелил губами, морщил лоб и, даже взмахнул пару раз руками, привлекая к себе внимание. Хрусталина тоже обратила внимание на его странное поведение. Выйдя из оцепенения, она поплотнее закуталась в лохмотья, отодвинулась от него подальше и горестно поджала губы. Это страшно возмутило мальчишку.
       - Вы что, думаете - я сумасшедший? - завопил он так громко, что смог перекричать даже ветер. - Вот дураки! Да я умнее всех вас!
       - Чего ж тебя так корчит всего? - изумился Тутанхамон.
       - Да с вами нужно просто волшебное терпение. То кричите, что у нас времени нет, то отношения свои выясняете. Я ж вам помощь предлагаю! Забыли что ли про ускоритель времени? Я же говорил, что с его помощью можно вернуться в прошлое. Правда, ненадолго, всего на час. Но ведь за это время мы все успеем: вернемся в прошлое Долины Забытых Снов накануне ураганов, пообщаемся со сновидениями и вернемся обратно. Теперь поняли?
       - А ведь и правда! - обрадовалась Настя. - Это же просто удача, что у тебя есть этот ускоритель. Доставай же его скорей, не будем больше терять ни минуты! Хрусталина только головой покачала при виде такой горячности. Малумоня, подзадориваемый Настей, вытащил из кармана ускоритель и, не задумываясь о своих действиях, поднес его к губам и дунул. В ту же секунду ландшафт перед ними резко изменился. Они стояли в обледенелой пустыне. Вокруг свирепствовала снежная буря, зловеще завывал ветер. А когда он на секунду смолк, воцарилась какая-то особенная, пугающая тишина. Стало понятно, что во всем этом замороженном мире нет ни одной живой души. В следующее мгновение ветер снова завел свою нагоняющую страх монотонную песню. От ужаса путники застыли как изваяния.
       - Ох, да ведь я по ошибке отправил нас в будущее! Скорей назад, пока мы тут не погибли от мороза. Малумоня поспешил исправить ошибку, вернув всех назад.
       - Не может быть, чтоб это было наше будущее, - заплакала Хрусталина. - Все было так прекрасно! Почему нам послано это испытание?
       - Сейчас не время предаваться слезам. Теперь ты видишь, в какой опасности ваша страна! - Настя попыталась привести волшебницу в чувство.
       - Да, да! Нужно спасать себя... и страну! - Находясь под впечатлением от увиденного, Клеопатрик наконец-то осознал, как близки они к гибели. Обращаясь к своим спутникам, он хотел было после слов о себе поставить точку, но вовремя спохватился, вспомнив, что его спасение в какой-то степени зависит от спасения страны. Но на его слова все не обратили особого внимания. Успокоив Хрусталину, Настя попросила Малумоню быть в следующий раз повнимательнее.
       - Сама ж меня торопила, вот я и ошибся, - бурчал себе под нос мальчик, настраивая ускоритель времени. На этот раз он не ошибся. Как по волшебству ветер стих, зачирикали весело и беззаботно птицы. Друзья увидели группы бледных теней, которые стайками гуляли на цветущих полянах. Хрусталина сбросила лохмотья и радостно зажмурилась, глядя на жаркое солнце.
       - Как мало мы ценим то, что имеем. Жаль, что нельзя остаться тут навсегда, что придется вернуться в этот ужасный холод!
       - Будем надеяться, что мы решим загадки, и все будет по-прежнему! Настя старалась быть оптимисткой. - У нас всего час. А сделать надо многое. Надо познакомиться со всеми снами, а главное, еще и правильно их понять. От этого зависит многое.
       - Чего же мы ждем? Малумоня устремился вниз по лестнице, но был тут же отброшен назад какой-то неведомой силой.
       - Не так все просто, - остановила его Хрусталина. - Только один из нас может спуститься вниз. И это не должен быть житель Волшебной страны! Таково правило! - Она посмотрела на Настю и продолжила: - Иди, девочка и помни, что наше будущее в твоих руках.
       - И не забывай, что у тебя не так много времени, - прокричал ей в спину Малумоня.
       Настя, подобно спринтеру, заслышавшему звук стартового пистолета, сорвалась с места и вихрем пронеслась вниз по ступенькам.
      
      
       Глава восемнадцатая,
       в которой говорится, что не всегда находишь тот ответ, который ищешь.
      
      
       Буквально слетев с лестницы, Настя врезалась в толпу мирно прогуливающихся снов, посеяв среди них некоторый переполох. Порыв ветра, образованный от скорости ее движения, раскидал бледные тени в разные стороны. А одна худосочная фигура, как две капли воды похожая на фею Грымзельду, перевернулась в воздухе вверх тормашками и в таком положении была закинута порывом ветра на ближайший куст. Куст был весь густо усыпан душистыми, крупными ягодами голубого цвета. Из каждой ягоды торчал длинный, острый шип, за который и зацепился двойник Грымзельды. Настя кинулась на помощь. Она подошла к кустику поближе и сразу же почувствовала аппетитный запах. Желудок ее жалобно заурчал, напоминая о том, что не мешало бы подкрепиться. Настя протянула руку к шипу и попробовала отломить его. Но шип отломился вместе с ягодой.
       - Как удобно! Как будто шашлык на палочке держишь, - подумала девочка. Она осторожно надкусила плод. К ее удивлению, по вкусу ягода напоминала мясную сочную котлетку, щедро сдобренную пряностями. Забыв обо всем на свете, Настя жадно набросилась на пищу. Наевшись до отвала, она сорвала несколько ягод для друзей. В Долине же , пока она перекусывало воцарилось прежнее спокойствие. Сны важно прогуливались по тропинкам, переговариваясь друг с другом. Но Настя совсем не обращала на них никакого внимания. Напившись чистой воды из ручейка, она прилегла на мягкую зеленую травку, и погрузилась в глубокий сон.
       - Как здесь хорошо. Как ласково пригревает солнышко. Хорошо, что я сюда пришла. А, кстати, зачем я сюда пришла? Хотя не все ли равно... - Вот такие мысли проносились у нее в голове, пока она не заснула окончательно.
       Друзья с тревогой следили за ней. Когда она приблизилась к кусту с голубыми ягодами, Хрусталина жалобно простонала:
       - Ох, только не это. Это же ягоды забвения.
       - Не ешь их, - закричал Малумоня, - а то все забудешь!
       Но Настя не услышала его предостережения...Минуты убегали одна за другой, а девочка и не думала просыпаться. Друзья были в отчаянии и не знали, как ей помочь.
       - А что за куст такой? - вдруг поинтересовался Тутанхамон. - Чего вы все так переполошились? Ядовитый что ль? Так ее ж тогда нужно срочно спасать!
       - Да нет! - с досадой пробурчала Хрусталина. - Ее жизни ничего не угрожает. Только и хорошего тут ничего нет. Просто, кто этих ягодок отведает, тот сразу же заснет, а как проснется, все забудет! И как я ее не предупредила! Этот куст к нам попал из Окраинной Пустоши. Случайно семена занесло Восточным ветерком. С тех пор и мучаемся. Нет-нет, да и съест кто-нибудь ягодку. Правда, недавно терпение наше лопнуло, и мы сослали противный куст в Долину Забытых Снов. Думали, тут-то он никому зла не причинит. А оно вот как обернулось!
       - Как это сослали? - поразился Клеопатрик. - Разве можно сослать куда-то дерево или куст? Они ж в земле торчат и сами двигаться не могут!
       - Ну и необразованный же ты! - решил блеснуть эрудицией Тутанхамон. - Люди тоже так делают. У них это пересадкой называется. Вона Настина бабушка нынче пересадила розовый куст с одного места на другое, говорит, солнца ему там мало было, потому он и чах. А я вот думаю...
       - Ничего мы не пересаживаем, - раздраженно перебила их болтовню Хрусталина. Мы довольно часто высылаем провинившиеся растения. Одних на Окраинную Пустошь, другие сюда. Как только Совет старейших жителей Волшебной страны выносит приговор, наказанное дерево, цветок или куст немедленно под конвоем доверенных лиц отправляется своим ходом к месту ссылки. Волшебница замолчала на минуту, а потом ехидно добавила: - Ведь в нашей стране растению, к счастью, не приходится ждать, когда его кто-нибудь сообразит передвинуть на более удобное место. Они сами могут передвигаться по земле с помощью корней.
       - Все-таки несправедливо ссылать растение только за то, что оно таким уродилось! Оно ж в этом не виновато! - вступились за несчастный куст кот с попугаем.
       - А за это никто и не наказывает. Существует правило, по которому все растения должны предупреждать о своих качествах. Так, например, Гармодиум должен предупреждать о том, что его благоуханный и сладкий сок, который время от времени стекает с цветков прямо в скрученные в рожок листья и скапливается там, обладает способностью вызывать звуковые галлюцинации. Для любителей музыки это настоящий подарок. Выпил сока - и прослушал целую симфонию. Но есть ведь и те, которые музыку терпеть не могут! Гармодиум поступает всегда честно и благородно. Стоит только приблизиться к нему, как он уже виновато шепчет: "Только для меломанов!" Или вот, Чукромб-вонючка. Он всегда кричит: "Сейчас выстрелю газом" перед тем как выпустить струю воздуха с едким, терпким запахом.
       Пока волшебница рассказывала свои истории, Малумоня не оставлял попытки разбудить Настю. Он кричал, свистел, улюлюкал, пока не охрип. Тогда он обратился к Хрусталине: "Сделай же что-нибудь! Ты же волшебница". Та только развела руками в ответ.
       - Я знаю что делать! - проявил неожиданную сметливость Клеопатрик. - Ты должна вызвать дождь. Ведь волшебники это умеют делать, не так ли?
       - А зачем?
       - Когда человек падает без чувств на землю, на него всегда брызгают водой. И он сразу же приходит в себя! Я много раз видел это в киноящике.
       - О каком таком ящике ты говоришь?
       - Делай, что тебе говорят, вдруг поможет, - вмешался Малумоня. - А в каком ящике видел он эти чудеса - не важно...
       Настя очнулась от того, что внезапно пошел дождь. Холодные струйки воды стекали по ее лицу и скатывались прямо за шиворот. Она поежилась и проснулась. А проснувшись, все вспомнила. Дело в том, что она не была жительницей Волшебной страны, поэтому на нее ягоды не оказали такого сильного влияния, как на ее обитателей. Идея Клеопатрика оказалась успешной! Настя подняла глаза и увидела Грымзельду, висящую вниз головой. Девочка со стыдом вспомнила, что так и не помогла ей освободиться . Она протянула руки, чтоб исправить свою ошибку. В эту минуту Грымзельда заговорила. То есть заговорила не настоящая фея Грымзельда. Это был ее сон, в котором она рассказывала о своих черных делах. "Превращу их всех в жутких, страшных камнеежек. Пусть все шарахаются от них, как от чумы. Если не мне, то ты, Бергамот, никому не достанешься! Все отвернутся от тебя. А дочурку твою любимую я превращу, превращу... Нет, не сейчас, подумаю об этом в следующий раз!" На этом сон Грымзельды прервался, а сама фея безобразно захрапела.
       - Ах ты, мерзкая ведьма! Я не позволю тебе спать! Говори, что ты сделала с Мелиберой! - Настя, набросившись на Грымзельду, попыталась потрясти ее за плечи. Однако ее руки прошли сквозь воздух, а тень Грымзельды, соскользнув с шипа, присоединилась к группе таких же безразличных ко всему на свете снов.
       - Что делать? Я почти ничего не узнала, а времени осталось мало, - пронеслось в голове у Насти. Она в отчаянии побрела вслед за Грымзельдой, особо ни на что не рассчитывая. Разгуливая по поляне, она вскоре начала испытывать отвращение к самой себе.
       - И как это некоторые люди любят подслушивать чужие секреты? Это так противно, подло и грязно! Не хочу больше слушать все это! - И Настя даже заплакала. А сны трещали без умолку. - "Вот тебе и Волшебная страна!" - раздраженно пробормотала себе под нос девочка. - "Все эти гномы, эльфы и феи ведут себя как базарные торговки. А главное, все бессмысленно. Я не получила никакой полезной информации." Ее печальные размышления были прерваны самым неожиданным образом.
       - Кхм, - раздалось откуда-то из-под нее ног, и Настя даже подпрыгнула от испуга. - Не хотел вмешиваться, но придется. - Девочка увидела за кочкой чью-то лохматую голову, щедро припудренную песком. - Еще немного, и вы засыплете землей весь мой дом. Как будто стадо кустоломов с Пограничного леса прибежало.
       - Простите, о ком это вы говорите?
       - Хм, ну и дела! Не знает кто такие кустоломы! Ты что, с неба свалилась? А кто я такой, тебя не интересует? Или это тебе известно?
       - Я, действительно, не знаю, кто вы такой, хотя рада буду познакомиться. Дело в том, что я не жительница Волшебной страны, поэтому многого не знаю.
       - Что ж, прощаю ваше неведение. Хотя и не скажу, что так же рад знакомству, как и вы. И попрошу без обид! Я люблю уединение. Меня зовут гном Отшельник. Однако законы гостеприимства мне не чужды. Спускайтесь вниз, я угощу вас чаем с ирисовым вареньем, расскажу о себе, о кустоломах, Волшебной стране и еще кое о чем, очень важном.
      
      
       Глава девятнадцатая,
       в которой Настя беседует с гномом Отшельником, но не узнает ничего нового.
      
      
       Отшельник, рискуя показаться невежливым, спускался первым. Он показывал Насте дорогу и предупреждал о неровностях спуска. Наконец, внизу забрезжил свет, и девочка оказалась в тускло освещенной комнате. Отовсюду из стен торчали корни растений. Причудливо переплетаясь, они создавали удивительные картины. Настя принялась с интересом их рассматривать. К своему удивлению, она обнаружила, что эти картины все время меняются. Стоит только рассмотреть одну из них и переключить внимание на другую, как первая картина тут же меняется.
       - Ха, ха, ха, - развеселился гном, заметив ее изумление. - Как видишь, мне скучать не приходится. Целыми днями я сижу и рассматриваю картины, пью сок гармодиума и слушаю прекрасные мелодии. Чего еще желать старому гному?
       - И вам никогда не бывает одиноко? - осторожно спросила Настя.
       - Одиноко? Мне незнакомо это слово. Это все ваши людские выдумки. Разумное существо не может быть одиноким, если у него есть любимые занятия. Посмотри на меня. Я всегда счастлив и доволен.
       Настя усомнилась в этом, разглядывая угрюмые складки, избороздившие лицо "счастливца". Однако, проявила тактичность и не стала его разубеждать. Гном подвел ее к группе грибов, растущих прямо из земли, и усадил на один из них. Затем он поставил на более высокий и широкий гриб, используемый им, очевидно, вместо стола, чашечки с соком. Приглядевшись, Настя заметила, что это листья гармодиума, напоминающие по форме пиалы. Она с удовольствием выпила сок, источающий дивный аромат и, к тому же, обладающий изысканным, восхитительным вкусом. Тотчас зазвучала музыка. Девочка оглянулась, ожидая увидеть музыкантов, однако, в комнате по-прежнему находились только она и гном, закативший от удовольствия глаза. Настя никогда не была страстной меломанкой и, когда однажды папа затащил ее в консерваторию на Баха, то она заснула в первом же отделении, чуть не свалившись со стула, когда раздались аплодисменты. С тех пор она всегда насторожено относилась к папиным предложениям "сходить на концерт". Она уже поняла, что концерт для папы это Бах, Моцарт и компания, а вовсе не развеселые песни ее любимой группы "Крыша поехала". Музыка, которую она слышала сейчас, напоминала скорее любимые папины мелодии. Гном же совсем впал в экстаз.
       - Ого, наверное, такой же отсталый старик, как и мой папа, - тоскливо подумала Настя . -Вот уж не думала, что услышу подобное в Волшебной стране. Она сладко зевнула, приготовившись подремать, как вдруг все изменилось. Музыка стала напоминать бой часов из балета Сергея Прокофьева "Золушка". Корни и ветки деревьев, торчащие из стен, все, как одна, сложились в картины с изображением часов. Причем стрелки показывали одно и то же время!
       - Ох, - встрепенулся гном. - Я слишком увлекся. А время не терпит. Я должен рассказать тебе, девочка, одну давнюю историю. Возможно, она поможет тебе спасти Волшебную страну и вернуться домой. Хотя многое из того, о чем я расскажу, тебе уже известно. Равновесие было нарушено очень давно, еще тогда, когда Грымзельда превратила всех магов и волшебников в камнеежек и заколдовала дочку Мелиссы и Бергамота. Ты смогла освободить магов и волшебников, но Мелибера так и не была найдена.
       - Я заставлю Грымзельду рассказать правду!
       - Она и сама не помнит этого...
       - Но ее сон! Я же видела его!
       Это все, что она помнит. Дело в том, что душевное напряжение от совершенного злодеяния было так велико, что Грымзельда заболела и следующее преступление она совершала уже в бреду. Я оказался единственным свидетелем этому. В то время я жил рядом с Пограничным лесом. Место это мне очень нравилось. У него был только один изъян. Стада кустоломов избрали его для своих пастбищ. Они постоянно нарушали мое уединение. Эти животные очень хитрые, наделенные разумом. Они невзлюбили меня и, понимая, как важен для меня покой, постоянно из вредности вторгались на мою поляну и устраивали там бешеные скачки с препятствиями. Это было их любимым развлечением. А в качестве препятствия они выбрали мой домик под старым пнем, рядом с которым рос ветвистый куст гармодиума. Самым большим удовольствием для них было выводить меня из терпения. Я выбегал из домика с увесистой палкой, изготовленной специально для таких случаев, и начинал гоняться за ними по всей поляне. Конечно, это было бессмысленное занятие для меня. Мои ноги в два раза короче и не такие мускулистые, как у них. Они это понимали и веселились от души. Я же был тогда молодым дураком и не понимал, что своим возмущением только доставляю им удовольствие. Однажды я так вошел в раж, гоняясь за особо наглым кустоломом что убежал довольно далеко от дома. Там-то я и встретил Грымзельду. Она была похожа на безумную: волосы растрепаны, глаза лихорадочно блестят. А сама бормочет какие-то страшные вещи. "Всему конец. Пусть все погибнет!" Я даже струхнул немного. Думал, вдруг это болезнь какая заразная. И тут она как закричит: "Где же девчонка? Во что я превратила ее? Не помню, совсем не помню..." Я тогда не понял, о чем она говорит. Домой побежал и спрятался от греха подальше. Ну, а потом до меня дошли слухи об исчезновении магов и волшебников и пропаже дочери Мелиссы. Тут я все понял.
       - Почему же вы никому ничего не сказали, - поразилась его равнодушию Настя.
       - Я вообще ни во что не вмешиваюсь, никого не трогаю и хочу, чтоб меня тоже не трогали. Так гораздо проще жить.
       - Вы эгоист! Живете только для себя.
       - Вы совершенно правы, - довольно потер руки Отшельник.
       - А почему сейчас вы мне все рассказали?
       - Я чувствую, что Волшебная страна погибает. А если она погибнет, то погибну и я! А вот этого мне очень не хочется. Поэтому мне приходится сейчас общаться с тобой и выслушивать твои нелепые обвинения. Я не многим могу помочь тебе, так как не знаю, где дочка Бергамота и Мелиссы. Но я подскажу тебе, как найти ее. Возьми кусочек зеркала от колодца. Тот, кто посмотрит в него, обнаружит свою истинную сущность. Так ты сможешь найти девчонку. А, когда она обретет своих родителей, равновесие восстановится. Дверь в твой мир откроется, и ты сможешь вернуться домой. Путь нелегкий, но попытаться стоит! А теперь поспеши! Часы уже отсчитывают минуты...
       Настя без сожаления покинула общество противного гнома.
      
      
       Глава девятнадцатая.
       Снова вместе.
      
      
       Она добежала до хрустальной лестницы за один миг и вихрем взлетела по ступенькам. Когда она поравнялась с друзьями, налетевший порыв ветра чуть не сбросил ее вниз. Казалось, непогода вернулась с утроенной силой. Огромные хлопья снега сыпались с неба и, подхваченные ветром, кружились в зловещем хороводе.
       - Ты что-нибудь узнала? - стуча зубами от холода, поинтересовались Хрусталина и Малумоня.
       - Кажется, да! Не знаю, поможет это нам или нет. Возможно, у нас просто не хватит времени, но попытаться стоит. Я вам все расскажу по дороге к колодцу.
       Путь наверх занял гораздо больше времени, чем спуск. Ветер, ставший почти ураганным, грозил сбросить их вниз. Просто чудом выбрались они наружу. К этому времени Насте удалось закончить свой рассказ. От постоянного крика у нее разболелись горло и голова.
       - Не хватало только заболеть, - подумала Настя и обратилась к Хрусталине. -Мне нужен кусочек зеркала!
       - Что ж, раз другого выхода нет... - вздохнула волшебница и достала из кармана волшебную палочку. Она провела ею несколько раз по стенке колодца, прошептала какое-то заклинание и у нее в руках оказался маленький кусочек зеркала. Хрусталина отдала его Насте, посоветовав, когда отпадет в нем необходимость, вернуть его обратно.
       - Для этого нужно будет сказать волшебные слова "Карамба, барамба, марамба, дарамба" и начертить зеркалом в воздухе вот такой знак. Она показала девочке последовательность движений и заставила несколько раз повторить заклинание на память. - Если ты все сделаешь правильно, зеркало само вернется на место.
       - Хорошо, - согласилась Настя и задумалась о том, как им пройти обратный путь по кричащему мосту. Несмотря на непогоду, ужасные голоса не утихали. Наоборот, они обрели новую силу.
       - Сюда, скорее, я уже устал ждать! - донесся, откуда-то снизу знакомый голос. Настя увидела О-Я-Го-Рю, сидевшего в облаке, напоминающем по форме самолет.
       - Ну, чего стали, спускайтесь ко мне. Я мигом доставлю вас на землю! Друзья не заставили себя ждать. Внутри самолета-облака было гораздо уютнее, чем снаружи, и они расслабились, почувствовав приятное тепло. Облако мягко стало спускаться вниз, и скоро они увидели башни замка Мелиссы. О-Я-Го-Рю приземлившись на лужайке, выпустил своих пассажиров наружу. Он хотел сразу же отправиться в обратный путь, но Настя задержала его.
       - Прошу тебя, посмотрись, пожалуйста, в это зеркало!
       О-Я-Го-Рю не смог скрыть своего изумления.
       - У меня что, лицо волдырями от холода покрылось? - Он с некоторым испугом выхватил у нее зеркало и обозрел свое изображение. - Нет, вроде бы все в порядке. Ну, и напугала же ты меня! Странные шуточки у вас, людей! Ладно, мне пора. Желаю удачи! - С этими словами бесстрашный удалец взмыл в небо и исчез за горизонтом.
       - Почему ты решила, что он может оказаться дочкой Мелиссы? Ведь пропала девочка, а не мальчик! Это была пустая трата времени, - наперебой набросились на нее спутники.
       - Вовсе нет! Мы ведь не знаем, в кого превратила девочку Грымзельда. Но я думаю, что она все равно будет выделяться среди массы ей подобных своим поведением, поступками, желаниями. Она будет среди них чужеродным телом. О-Я-Го-Рю именно таков. Он не похож на своих соплеменников. Поэтому я и провела этот опыт. К сожалению, я ошиблась на этот раз. Жаль! Ведь столько времени может уйти на то, чтоб каждый житель Волшебной страны посмотрел в зеркало... Она замолчала на полуслове, так как ее вдруг осенила новая мысль.
       - Послушай, Малумоня! Мы ведь можем вернуться с помощью твоего ускорителя в далекое прошлое и прямо там все исправить! И как мы раньше не догадались!
       - Не получится. Это опытный экземпляр. Мамаша говорит, что со временем шутки плохи. Поэтому она изготовила только такой ускоритель, который переносит в недалекое прошлое и будущее. Хотя, если она захочет, то, наверное, сможет...Малумоня застыл на месте с вытаращенными глазами и открытым ртом.
       - Что случилось? - испугалась Настя.
      - Я, кажется, з-знаю, в-в кого превратилась д-дочка Бергамота и Мелиссы. У мальчишки загорелись глаза, и он даже заикаться стал от волнения.
       - В кого? - в один голос выкрикнули его спутники.
       - В мамашу Лумо! Уж очень она огромная для этой страны. А ты сама сказала, что это должно быть что-то выдающееся!
       - Ох, Малумоня, - засмеялась Настя. - Какой же ты глупый. Вспомни, сколько лет твоей матушке! Она ведь наверняка ровесница Грымзельды! Как же она может быть дочкой Мелиссы.
       - Как же я об этом сразу не подумал! - Малумоня растерянно почесал затылок.
       - Вот то - то же! Вечно у тебя так. Все делаешь, не думая.
       - Почему это "не думая"? - донесся из-за кустов простуженный голос. - Он всегда думает, когда какую-нибудь гадость замышляет. В этом деле он мастак! И невидимка громко чихнул.
      
      
       Глава двадцатая, заключительная.
      
      
       Голос показался Насте очень знакомым. Она посмотрела на Малумоню, ожидая взрыва возмущения с его стороны, но он виновато отвел глаза. Невидимка же продолжал всячески ругать мальчишку. Постепенно Малумоня опомнился и стал тянуть Настю прочь от этого места, уговаривая не терять больше времени и поспешить во дворец.
       - Это все цветы-обманщики. Они заманивают путников и развлекаются тем, что сбивают их с толка.
       Девочка уже готова была его прислушаться к его советам, как вдруг услышала жалобный вопль из кустов:
       - Не бросайте, меня. Не уходите! - Больше не раздумывая, Настя бросилась на этот зов, решив, во что бы то ни стало, отыскать владельца голоса и прояснить ситуацию. За кустами она обнаружила небольшую полянку, заросшую пестрыми цветами с сильным пряным запахом. На первый взгляд полянка казалось необитаемой.
       - Ну, помогите же мне скорее! - раздался совсем близко голос неугомонного невидимки. Настя внимательно посмотрела вокруг, но снова никого не увидела.
       - Да здесь я, апчхи, здесь! - продолжал хрипеть и чихать невидимка.
       - Ой, да ведь это наша Зелинда! - вдруг завопил Тутанхамон. - Лежит себе в цветочке, прохлаждается. А мы тут такие страсти переживаем.
       - Кто это прохлаждается, тупица? - возмущенно прогудела Зелинда. - Не видишь что ли, что я привязана к этому проклятому цветку. А у меня, между прочим, аллергия на цветочные запахи. Я потому и поселилась в чукромбе-вонючке, что это был единственный цветок, запах которого меня не раздражал.
       К этому времени Настя тоже увидела Зелинду. Маленькая фея лежала в чашечке пестрого большого цветка, привязанная к нему прочными серебряными нитями волшебной паутины. Не оставалось сомнений в том, что Зелинда была пленницей.
       Как же ты тут оказалась? - спросила Настя, с трудом распутывая нити.
       - Апчхи, да ведь это твой новый дружок Малумоня постарался. Заманил меня сюда запиской за твоей подписью, а дальше я и опомниться не успела, как оказалась связанной. Апчхи!
       - Какой запиской? Я ничего тебе не писала. Это от тебя я получила записку. - Настя рассказала Зелинде обо всем, что с ними за это время приключилось. За время ее рассказа Малумоня пришел в себя и ринулся в бой.
       - Послушай, фея! С чего ты взяла, что это я привязал тебя? Может быть, это были твои недруги? А, может быть, ты сама испугалась трудностей и попросила кого-нибудь привязать тебя, лишь бы только не идти навстречу опасностям? - Зелинда, наконец-то освобожденная от уз, с возмущением отвергла мысль о собственном отступничестве и показала Насте полученную записку.
       - Посмотри! Почерк на этой и полученной тобой записках один! И в каждой полно ошибок. Настя с изумлением прочитала: "Прихади на паляну с папугайчиками, как стимнеет".
       - Ничего не пойму! С какими это попугайчиками ты должна прийти, с Клеопатриком что ли?
       - Да при чем здесь Клеопатрик! Это цветы так называются за свою пестроту.
       - Как же ты могла поверить этой записке! Я никогда не написала бы такого, потому что даже не знала названия этих цветов.
       - Ну, не знаю. Теперь я и сама удивляюсь. А тогда это меня не удивило. Ведь, в конце концов, ты могла услышать об этих цветах от обитателей замка.
       - Ах, Малумоня! Как же тебе не стыдно! И не смей врать, что не ты автор этих записок. Ведь это легко проверить, сличив твой почерк.
       - А чего я плохого сделал? Без меня и моего ускорителя ваше положение теперь было бы более безнадежным. И, вообще, победителей, я слышал, не судят.
       - Тоже мне, победитель, - раздраженно проскрипел Клеопатрик и больно клюнул озорника в затылок.
       - Ох, больно! - только и успел взвизгнуть мальчишка. - И за что, спрашивается? Что особенного в том, что фея посидела денек-другой в цветочке. Для нее это дело привычное.
       - Я же сказала уже, олух, что у меня аллергия! Это была самая настоящая пытка. Я вся чешусь. Наверное, все тело в волдырях! И глаза слезятся! Каким же чучелом я смотрюсь, наверное. - Маленькая фея попыталась руками пригладить взъерошенные волосы. - Дайте мне зеркало, чтоб я могла хоть немного привести себя в порядок, прежде, чем я появлюсь в приличном обществе. Настя протянула ей кусок зеркала от волшебного колодца, и Зелинда стала прихорашиваться перед ним. Внезапно, она пошатнулась и, с трудом ворочая языком, выдавила из себя: "У меня все расплывается перед глазами, наверное, последствия аллергии". Не успела она закончить фразу, как раздался мощный удар грома, все потемнело, небо прочертила огненная стрела, а в следующую секунду все вокруг снова заиграло красками дня. Потрясенные увиденным, друзья стояли с выпученными глазами посреди поляны. Все произошло так быстро, что им не верилось, что вообще что-то было. И тут они заметили, что Зелинда исчезла. Вместо нее стояла незнакомая девочка - ровесница Насти.
       - Что случилось со мной? - спросила незнакомка голосом Зелинды. И если уж говорить откровенно, то и внешне она тоже немножко напоминала маленькую фею.
       - Вот и конец приключениям, - задумчиво произнесла Настя. - Кто бы мог подумать, что ты и есть дочка Мелиссы и Бергамота? Хотя, если задуматься, то ничего необычного в этом нет. Ты ведь всегда вела себя несколько странно для феи. И эта аллергия на цветочные запахи...
       И тут все вокруг ожило. Взволнованно зашелестели листья, зазвенели тонкими серебряными голосами цветы, зашептались травинки под ногами путешественников. Веселое эхо подхватило новость и понесло ее все дальше и дальше, опережая путников. И вот уже высоко в небе птицы завели песни о конце страшного колдовства. А навстречу Насте и ее спутникам уже спешили счастливые обитатели замка вместе с некоторыми обитателями Волшебной страны. Бергамот и Мелисса обняли Мелиберу так крепко, что она чуть не задохнулась.
       - Наконец-то закончились наши страдания и мы снова вместе.
       - А для кого-то эти страдания только начинаются, - Мамаша Лумо сверкнула глазами в сторону Малумони. - Но это дело будущего. А сейчас поговорим о настоящем. Разрушения в Волшебной стране временно приостановились, но страна фей и эльфов в руинах, обвалы почти уничтожили подземные города гномов. Я могу попытаться вернуть время вспять и повернуть его по нужному пути. Но для этого Настя с ее друзьями должна вернуться домой. Только тогда мы остановим разрушения окончательно и вернем красоту нашей стране.
       Голос мамаши Лумо отрезвил всех. Стало понятно, что наступил час разлуки. Малумоня виновато протянул величественной хранительнице времени украденный прибор. Мгновение - и вот все они стоят на опушке темного леса. Настя огляделась вокруг и поняла, что именно с этого места они начали свое странствие по стране магов и волшебников. Где-то там, среди огромных валунов, был заколдованный ход в страну фей.
       - Да, ты права, - прочел ее мысли Бергамот. - Отсюда все начиналось. Здесь находится дверь в Страну эльфов, гномов и фей. Здесь же и еще одна дверь: в мир людей.
       - Постойте, я же должна вернуть кусок зеркала от колодца, я обещала. - Настя отошла в сторону и сделала все так, как учила ее Хрусталина. Зеркальце растворилось на ее ладошке и исчезло из вида. Жители Волшебной страны с одобрением посмотрели на девочку. Они умели ценить честность и благородство.
       Между тем, Мамаша Лумо, не отличающаяся особой сентиментальностью, уже начала читать заклинание. В небе появились тревожные сполохи, повеяло холодом. - Приготовься, девочка, дверь уже приоткрылась!
       Настя прижала к себе Тутанхамона. Клеопатрик сел ей на плечо. Она бросила последний взгляд на новых друзей и встретилась глазами с Мелиберой. Та внезапно, бросилась к ней.
       - Возьми, - горячо прошептала она на ухо Насте, и что-то сунула ей в карман. Это моя брошка. Помнишь, ты хотела получить ее в подарок. В ее центре волшебный камень. Если ты захочешь меня увидеть, дохни на него и потри левой рукой, появится мое изображение, а потом потри правой и все сотрется. Мы даже сможем переброситься парой слов! Не забывай меня!
       Мелибера едва успела отскочить от Насти, как у той все закружилось перед глазами...
      
      
       ЭПИЛОГ
      
      
       - Ну что ж ты так мало погостила у своей подруги? Мамин голос вернул Настю к действительности. Она обнаружила, что стоит на пороге своего дома, и даже не помнит, как долго это продолжается. Вспомнив, что перед исчезновением она оставила записку о поездке к подруге, Настя решила и дальше придерживаться этой версии. Тем более, что скажи она правду, ей все равно не поверят!
       - Мам, я решила вернуться пораньше. Надоело в городе. Вот и вернулась с оказией. А ты откуда идешь?
       - С электрички. Тоже в городе была, заодно на работу заскочила. Представляешь... - Марина Петровна собиралась углубиться в подробности своего творческого процесса, но тут ей на глаза попался попугай. - Я вижу, что Клеопатрик нашелся! Вот радостное событие! Иди ко мне, мой мальчик. Как же я соскучилась по всем вам, ребята. Все, с завтрашнего дня никаких работ. Будем загорать, купаться, ходить в походы! И Тутанхамона с собой возьмем. Нечего ему дома отлеживаться, жиры наживать. Ишь, какой толстый стал! Пора тебе, дружок, похудеть немного! С этими словами Марина Петровна, обняв Настю за плечи, вошла в дом.
      
      КОНЕЦ Москва 2004

  • Комментарии: 2, последний от 15/02/2010.
  • © Copyright Гамула Ирина Петровна (irga@mail.ru)
  • Обновлено: 20/06/2008. 331k. Статистика.
  • Повесть: Детская
  • Оценка: 5.31*25  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.