Гитин Виктор Владимирович
Убоженька

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Гитин Виктор Владимирович
  • Обновлено: 11/02/2012. 70k. Статистика.
  • Пьеса; сценарий: Драматургия
  •  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пьеса о случайной встрече в палате маленькой районной больницы пяти женщин с разными судьбами, разными характерами и разными жизненными позициями. Четыре из них переживают большую личную драму. Но встреча с простой невзрачной санитаркой Анечкой, которая полна веры и любви, всех их заставляет измениться и переосмыслить свою судьбу. Это пьеса о месте веры в Бога в нашей противоречивой жизни и том, как в суете повседневности мы не замечаем прикосновения ангелов к нашим душам.

  •    Действующие лица
      
      АНЕЧКА - санитарка.
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА - врач.
      ЛАРИСА ИВАНОВНА - женщина преклонного возраста.
      ЛЮБАША - женщина 35-40 лет.
      ВЕРА - молодая беременная девица.
      
      =========================================================
      
       СЦЕНА 1.
      
      Больничная палата маленькой районной больницы. Три койки, тумбочки, холодильник, стул, стол. На одной из коек лежит пожилая женщина Лариса Ивановна. Ей очень тяжело и она стонет от боли. На другой койке лежит молодая беременная девица Вера. Она закинула ноги выше головы и смотрит в потолок. На стуле, положив нога на ногу, сидит Любаша, и листает глянцевый журнал.
      В палату решительно по-хозяйски входит в белом халате Зинаида Карловна, врач в возрасте около сорока пяти лет. У нее в руках медицинские карты больных.
      Любаша откладывает журнал, вскакивает и насторожено смотрит на врача.
      
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. У нас обход! Все больные должны быть на своих местах! (Осматривается) Я - ваш лечащий врач Зинаида Карловна.
      
      Любаша суетливо бежит и садится на свою кровать.
      Зинаида Карловна берет стул и подставляет его к кровати Ларисы Ивановны.
      
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Здравствуйте, Лариса Ивановна. Как у вас дела?
      ЛАРИСА ИВАНОВНА. (Стонет). Ой! Болит, доктор. Сил нет, как болит!
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Знаю, что болит. Я спрашиваю, есть какие-то изменения? Одышка, температура, головокружение?
      ЛАРИСА ИВАНОВНА. Все есть. Я даже вставать не могу, падаю сразу...
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Это нормально. Так и должно быть при вашем заболевании.
      ЛАРИСА ИВАНОВНА. И болит очень.
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Понимаю, но что я могу сделать?! Мы вас лечим, как можем! Таблетки даем и от язвы, и от гастрита. Лекарства сейчас дорогие, сами знаете. У нас все по нормативам. Если у вас родственники приличные есть, то пусть они о вас позаботятся. Я могу помочь за деньги приобрести более сильные лекарства, каких нет в больнице. Решайте...
      ЛАРИСА ИВАНОВНА. У меня никого не осталось. Муж год как помер. Сын в Чечне погиб.
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Тогда придется потерпеть.
      ЛАРИСА ИВАНОВНА. Одна я на белом свете. Зажилась вот лишнего. Помирать пора.
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Кому когда умирать это не вам, а нам решать. Рано такие выводы делать. От язвы и от гастрита люди сейчас не умирают.
      ЛАРИСА ИВАНОВНА. Так ведь жить уже нет сил. И по мужикам своим я соскучилась. Пора мне к сыну и мужу, туда...
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Хватит капризничать. Я вам какие-нибудь простенькие обезболивающие пропишу. Попьете - сразу легче станет.
      
      Зинаида Карловна встает и пересаживается к кровати Любаши.
      
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Что у вас?! Вы кто? По направлению госпитализированы?
      ЛЮБАША. Я - Любаша. Можно просто по имени. В моем возрасте можно еще без отчества.
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Странное какое-то направление у вас! Госпитализированы в нашу районную больницу из областного центра? И диагноз невнятный!
      ЛЮБАША. Ой, доктор! У меня тоже все болит. И тут болит, и тут болит! А здесь вообще - очень болит! Это у меня от работы наверно. Перетрудилась я сильно...
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Что прямо так везде и болит?!
      ЛЮБАША. Ага! Везде! Меня надо всесторонне обследовать. Основательно и во всех местах! И деньги у меня на лекарства есть. Об этом не беспокойтесь.
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Хорошо, посмотрим. Я сделаю назначения на анализы. Попробуем выяснить - почему у вас все и везде болит.
      ЛЮБАША. Ага! И вы хорошенько все посмотрите. Без спешки. Я долго тут готова лежать.
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Долго нельзя. У нас все по нормативам. На каждое заболевание определен свой срок койко-дней.
      ЛЮБАША. (Доверительно). Доктор, если вам что-то нужно, помощь какая-нибудь, то вы только намекните! Я могу постараться для вас...
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Мне ничья помощь не нужна! Я сама все свои проблемы решаю. Это у меня все помощи ищут и просят!
      ЛЮБАША. Но я знаю, точно знаю, что у меня самое тяжелое заболевание. То, на которое больше всего койко-дней положено.
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Откуда вы это знаете? Вы врач?
      ЛЮБАША. Чувствую, доктор. Всем организмом чувствую, что самое тяжелое!
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. (С возмущением). Больные такие грамотные стали! Лучше врачей разбираются, как их надо лечить. Сделаем анализы - тогда увидим, что у вас за болезнь.
      
      Зинаида Карловна встает и переходит к кровати беременной Веры. Вера, не меняя позы, безразлично смотрит на врача.
      
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Что у нас здесь?
      
      Изучает бумаги, с возмущением смотрит на Веру.
      
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Беременная на сохранение?! Почему ко мне в палату? Почему не в родильное отделение?
      
      Вера вяло и недовольно окидывает взглядом врача, опускает ноги и садится на кровати. Достает жвачку из упаковки и засовывает ее в рот.
      
      ВЕРА. Сказали, что в родильном мест нет. Там в коридоре уже лежат и трубу прорвало. Поэтому меня сюда положили временно. Мне еще до родов далеко.
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Безобразие! Совсем охамели. У меня терапия, а мне роженицу подсовывают. Как не стыдно?!
      ВЕРА. (Злобно). Почему мне должно быть стыдно?! Это ваши врачи решали. Я вообще рожать не хочу. Сделайте мне аборт - я вам только спасибо скажу. Мне это дите никаким боком не нужно.
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Зачем тогда забеременела?!
      ВЕРА. Так получилось! Оглянуться не успела и залетела.
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Думать надо было, когда гуляла! Сейчас с таким сроком тебе никто прерывать беременность не станет. Даже за большие деньги. Нам криминал не нужен. А в больницу зачем легла?
      ВЕРА. В поликлинике предложили я и согласилась. Я нигде не работаю, а жрать хочется. И отдохнуть надо. Я устала с пузом таскаться. Все парни от меня рожи воротят, как от уродины. Пока не рожу - никакой нормальной жизни не будет. Поэтому уж лучше на государственных харчах поваляться. Когда от пуза освобожусь, тогда наверстаю упущенное.
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Тогда, милая, у тебя миллион других забот появится. Кормить, обстирывать, растить. Не до гулянок будет!
      ВЕРА. Ну, это мы еще посмотрим. Для этого государство есть. Сдам его в дом малютки, пусть Президент о дите заботится. Они вон по телику все врут, что рождаемость им нужна. Вот пусть моего и растят.
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Значит, ты решила от ребенка отказаться?
      ВЕРА. Я его не заказывала. Поэтому и получать не собираюсь. Была бы возможность - я бы и не рожала.
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Понятно. Как только родовое отделение примет тебя, чтобы ноги твоей в моей палате не было!
      ВЕРА. Ага, разбежалась! Если положили в больницу, то кормите, поите и не вякайте! Это ваша обязанность. А в каком отделении лежать - мне по барабану!
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. (С возмущением). Не больница, а проходной двор какой-то! Всякую шпану на лечение кладут. Возись с ними, нянькайся за смешную зарплату. Порядок в палате наведите! Я к вам санитарку сейчас пришлю. Чтобы у меня палате все блестело!
      ЛЮБАША. Все сделаем! Вы не волнуйтесь, пожалуйста!
      
      Зинаида Карловна встает и уходит.
      
      ЛАРИСА ИВАНОВНА. (Со стоном к Вере). Как звать-то тебя доченька?
      ВЕРА. Веркой все зовут.
      ЛАРИСА ИВАНОВНА. Имя, какое хорошее, Вера, Верочка, Верунька. Как же ты решила от ребеночка отказаться. Ведь это твоя кровиночка, твоя родненькая малюточка!
      ВЕРА. Что я - дура?! Отец ребенка признавать не хочет, а я должна всю жизнь теперь горбатиться? Почему отцов, которые своих детей бросают, никто не осуждает? А матерей, что еще пожить нормально хотят и не нагулялись - все готовы со свету сжить? Где справедливость?
      ЛЮБАША. Это точно! Мужики часто пользуются неопытностью женщины в корыстных целях для самоудовлетворения. И справедливости в этом мире нет. Я вот тоже столько для людей добра сделала. И никакой благодарности в итоге! Одни гадости и претензии...
      
      В палате появляется прихрамывающая убогого и невзрачного вида санитарка Анечка с ведром и шваброй. Начинает прибирать палату.
      
      АНЕЧКА. Здравствуйте. Можно я приберусь немного?
      ЛЮБАША. Давай по-быстрому. А то врач ругалась. И мне постель заправь красиво.
      ВЕРА. Стерва она, эта врач.
      ЛЮБАША. Стерва или нет, а ссориться с ней не советую. Иначе вылетишь из больницы за нарушение режима. Кто тебя тогда кормить будет? Сама сказала, что жрать хочется.
      АНЕЧКА. Зинаида Карловна - женщина суровая. Но ругать ее не надо. Ей ведь тоже не сладко здесь работать. Больница маленькая, в нашем отделении всего пять женских палат и пять мужских. Заболевания у всех разные, а специалистов нет. Больные лежат вперемешку. Ей приходится во всех болезнях разбираться. Это сложно...
      ЛЮБАША. Чего ты ее защищаешь? Она тебе родственница?
      АНЕЧКА. Нет. Я здесь только третий день работаю. Я сирота. Когда бабушка умерла, я оказалась на улице. Без дома и пропитания. Зинаида Карловна меня на работу взяла и разрешила жить в кладовке.
      ЛЮБАША. Плохо, что не родственница. Помогла бы мне с ней договориться. Ладно, сама все решу.
      ВЕРА. Все равно врачиха - дрянь. Была бы нормальная - согласилась мне аборт сделать. А так придется рожать...
      АНЕЧКА. Аборт - это грех.
      
      Анечка подходит к Вере и внимательно ласково на нее смотрит.
      
      АНЕЧКА. Можно я твой живот потрогаю?
      ВЕРА. Это еще зачем?
      АНЕЧКА. Хочу твоего ребеночка почувствовать.
      ВЕРА. (Смеется). Трогай, мне не жалко.
      
      Анечка кладет руки на живот Вере и закрывает глаза. Ее губы что-то тихо шепчут.
      Вера с удивлением смотрит на Анечку.
      Любаша с любопытством подкрадывается и заглядывает через плечо Анечки.
      Анечка открывает глаза и с улыбкой говорит.
      
      АНЕЧКА. Девочка будет. Красивая такая, черненькая и умная.
      ВЕРА. Ты-то откуда знаешь? Ты что - ходячий аппарат УЗИ?
      АНЕЧКА. Знаю! Нельзя тебе аборт делать. Надо рожать и растить потом дочку. Это твоя главная радость в жизни будет. Самое большое твое счастье!
      
      Вера отталкивает руки Анечки.
      
      ВЕРА. Иди ты! Если такая умная - себе ребенка засади и сама его расти. Все готовы советы давать! Если все ваши поучения в деньги перевести, то я миллионершей стану!
      ЛЮБАША. Я тоже считаю, хотите мне помочь - не морочьте голову советами, а дайте деньгами.
      
      Лариса Ивановна стонет.
      
      АНЕЧКА. (Вере). Пойми, тебе доченьку Бог послал. Нельзя от Божьего дара отказываться!
      ЛАРИСА ИВАНОВНА. Правильно девушка говорит. Верочка, дорогая, одумайся. Рожай и расти свое чадо.
      ВЕРА. Да пошли вы все! Надоели! Заткнитесь!
      
      Вера одевает наушники и включает плеер.
      
      ЛЮБАША. Чего к девке пристали? Как захочет, так и сделает. Это ее ребенок, а не ваш. Я тоже не люблю, когда посторонние свой нос в мои дела суют. Есть такие любопытные люди, что им самое большое удовольствие в чужих проблемах копаться. Вот ты простая санитарка. Как ты узнала, что у нее будет девочка, да еще и черненькая?
      АНЕЧКА. Меня бабушка научила. Руки класть и молитву читать. Дальше само собой все происходит.
      
      Любаша толкает в бок Веру и ожидает от нее поддержки. Вера недовольно сдвигает наушники на шею.
      
      ЛЮБАША. Ты хочешь сказать, что ты - экстрасенс?
      АНЕЧКА. Никакой я не сенс и не экстра. Я не знаю, что это такое. Моя бабушка всегда в Бога верила и меня в вере воспитала.
      ЛЮБАША. Если ты такая необыкновенная, то, может, и от болезней лечить умеешь?
      АНЕЧКА. Я обыкновенная и лечить не могу. Но помочь человеку и облегчить его страдания, боль снять - иногда получалось. Искренняя и честная молитва, если она из сердца идет - большая сила!
      ЛЮБАША. Тогда покажи нам какой-нибудь фокус. Вот на старушке, на Ларисе Ивановне, например!
      
      Ларисе Ивановне стонет. Анечка подходит к ней и начинает гладить.
      
      АНЕЧКА. Где у вас болит?
      ЛАРИСА ИВАНОВНА. Не слушай ее, доченька. Не надо никаких фокусов. Мне бы помереть быстрее.
      АНЕЧКА. Когда помирать - это Господь решает. Мне так бабушка всегда говорила.
      ЛАРИСА ИВАНОВНА. Вот я и жду, когда он меня призовет. Но только что-то не зовет, медлит. Я уж совсем измучалась от болей. Врачи тоже не знают точно - толи это язва, толи обострение гастрита. Надо какие-то сложные анализы делать. А оборудования такого в нашей больнице нет. Надо в область ехать.
      АНЕЧКА. Вы полежите спокойно, а я помолюсь.
      
      Анечка кладет руки на живот Ларисе Ивановне, закрывает глаза и начинает что-то тихо шептать. Лариса Ивановна вначале стонет, но постепенно затихает.
      Любаша подходит к Вере и хихикает.
      
      ЛЮБАША. Во дает санитарка! Молодая, а мошенничает так профессионально, что можно поверить. Где и когда научилась? Даже я в ее годы так грамотно дурить людей не умела! Сейчас еще немного нам наврет, а потом денег просить будет.
      ВЕРА. Ты откуда знаешь?
      ЛЮБАША. Уж мне-то не знать! Я в этих делах - профессор! Смотри, как искренне притворяется. Даже свет от нее какой-то исходит. Надо же, как грамотно у нее все получается! Но меня такими фокусами не проведешь.
      ВЕРА. А мне показалось, что она не врет.
      ЛЮБАША. Это потому что ты сама еще молодая и глупая.
      
      Анечка открывает глаза и отходит от Ларисы Ивановны.
      
      АНЕЧКА. Ну как?
      ЛАРИСА ИВАНОВНА. Полегчало. Боль впервые прошла и дышать легче стало.
      ЛЮБАША. И сколько ты за один сеанс денег берешь?
      АНЕЧКА. Я денег ни с кого не беру. Разве можно за молитву деньги брать?
      ЛЮБАША. Не можно, а нужно! В любой церкви за молитву деньги берут. За здравие, за упокой и прочее.
      АНЕЧКА. Но я же не священник, мне стыдно деньги требовать. Молитва, она ведь Богу посвящается!
      ЛЮБАША. Все в этом мире чего-то стоит. Так жизнь устроена. Если ты нарушаешь законы жизни, то ты преступница. Ты должна за свою помощь брать деньги! Смотри, Лариса Ивановна даже порозовела после твоей молитвы.
      АНЕЧКА. И хорошо! Значит, Господь принял мою молитву. Это такая радость - помочь ближнему. Самое большего счастья на свете - это сделать доброе дело угодное Богу.
      ЛЮБАША. Ты что, дурочка с переулочка?! С дуба свалилась - головенкой повредилась?!
      ЛАРИСА ИВАНОВНА. Отцепись ты от девчушки. (Привстает и садится). Она мне боль сняла, а ты ее за это готова заклевать. Спасибо тебе, милая!
      ЛЮБАША. Я ее осуждаю за то, что она бесплатно это делает. Не по правилам.
      ЛАРИСА ИВАНОВНА. В чем же твои правила? Любое дело только с корыстью делать?
      ЛЮБАША. Мне больше нравится называть это не корыстью, а интересом. Без личного интереса ничего в мире не происходит. Личный интерес - это основа всей жизни. Если она (кивает на Анечку) говорит, что делает свои делишки без личного интереса, то это подозрительно. Либо врет, либо дура. И то и другое плохо и опасно.
      АНЕЧКА. Я не вру! Мне действительно ничего не надо. Лишь бы людям хорошо было от моих молитв.
      ЛЮБАША. Значит, ты и мне можешь помочь совсем бесплатно?!
      АНЕЧКА. Могу.
      ЛЮБАША. Тогда валяй! Лечи меня от всех болезней.
      
      Любаша ложится на постель. Анечка нерешительно подходит к ней, закрывает глаза и начинает молиться. Вдруг резко одергивает руки и отходит от Любаши.
      
      ЛЮБАША. Что, вылечила уже?
      АНЕЧКА. У вас нет никаких болезней. Ваше тело здорово...
      ЛЮБАША. Как это - я здорова?! Ты хочешь сказать, что я зря в больнице лежу?
      АНЕЧКА. Зачем вы в больнице - я не знаю. У вас другая проблема.
      ЛЮБАША. Какая?
      АНЕЧКА. У вас душа больна... Она не чистая. Вам душу лечить надо. Но это не в больнице делают, а в храме.
      ЛЮБАША. Еще чего! Всякая шарлатанка будет меня жизни учить. Иди, мой полы! Твое дело в палате убирать, а не проповеди читать.
      АНЕЧКА. Простите. Я не хотела вас обидеть.
      
      Анечка берет швабру и начинает мыть полы. Любаша со злобой смотрит на нее, потом подходит и с возмущение обращается к Вере.
      
      ЛЮБАША. Представляешь, эта мошенница считает, что я симулирую и у меня грязная душа. Во, нахалка!
      
      Вера лениво и вяло смотрит на нее, потом на Анечку и, жуя жвачку, огрызается.
      
      ВЕРА. Зачем сама к ней лезла? Сама напросилась - сама и получила. И вообще меня ваши разборки не касаются.
      
      Вера демонстративно надевает наушники от плеера и, задрав ноги, ложится на постель.
      Любаша недовольно фыркает и подходит к кровати Ларисы Ивановны.
      
      ЛЮБАША. (Ларисе Ивановне). Нынче молодежь наглая пошла. Рожать не хотят, взрослым - хамят. Это ж надо было придумать, что у меня, видите ли, душа нечиста!
      ЛАРИСА ИВАНОВНА. Ты не задирай их сама - не будешь получать грубость в ответ. С людьми надо по-доброму, с любовью себя вести. Тогда и сама получишь добро и любовь.
      ЛЮБАША. За что мне людей любить? Если всех будешь любить, то на себя любви не останется.
      АНЕЧКА. Злая вы! Тяжело жить со злом в душе. Накапливая зло в себе, вы сами себя на мучения и каторгу обрекаете...
      ЛЮБАША. Типун тебе на язык! Какая каторга?! Я в тюрьму не хочу. Каркаешь тут, ворона грязная. Здесь нормальные люди болеют. Убрала - пошла вон отсюда!
      ВЕРА. Заткнитесь все! Дайте музыку послушать спокойно! Как меня все заколебали!
      ЛАРИСА ИВАНОВНА. Девочки, не ругайтесь. Вы же люди, а лаетесь, как собаки!
      
      =====================================================================
      
       СЦЕНА 2.
      
      Та же больничная палата. Лариса Ивановна лежит на кровати и стонет. Любаша делает себе маникюр. Вбегает Вера.
      
      ВЕРА. Слыхали новость? Наша санитарка, ну эта Анечка, в соседней палате мужика от простатита вылечила! Полный атас!
      ЛЮБАША. Не может быть! Брехня.
      ВЕРА. (С обидой). Я не вру. Вся больница только об этом и говорит.
      ЛЮБАША. Шарлатанка она, твоя Анечка. Любая женщина, если захочет, может мужика от простатита вылечить. Для этого никаких молитв не надо. Достаточно ноги раздвинуть. Ты-то сама должна знать это, шалава!
      
      Вера грозно, выставив беременный живот вперед, надвигается на Любашу.
      Любаша вскакивает и встает в позу обороны.
      
      ВЕРА. Это кто шалава?! Я?! Ты не смотри, что я пузатая. Сейчас так врежу по заднице, что зубы вылетят! Сразу от всех своих болезней вылечишься.
      ЛАРИСА ИВАНОВНА. Девочки, остановитесь! (Пытается встать с постели, стонет). Здесь больница, а не базар. Прекратите ругаться. Что с людьми твориться?! По всякой мелочи готовы разорвать друг друга на части. (Стонет).
      
      Вера отступает и плюхается на свою койку.
      
      ВЕРА. Зачем она меня шалавой обозвала?!
      ЛЮБАША. Потому что ты врешь и сплетничаешь.
      ЛАРИСА ИВАНОВНА. Обе хороши. Угомонитесь! Любаша, лучше подай мне водички, Горло пересохло.
      ЛЮБАША. Я в сиделки не нанималась. Санитарку Анечку свою вызовите, пусть она обслуживает.
      ВЕРА. Не вставайте, я подам.
      
      Вера встает и наливает стакан воды и подает его Ларисе Ивановне.
      
      ЛЮБАША. Скучно с вами! Что-то я проголодалась.
      
      Любаша подходит к холодильнику и открывает его. С возмущением оборачивается к соседкам по палате.
      
      ЛЮБАША. Где моя банка черной икры?! Я вчера ее сюда поставила!
      ЛАРИСА ИВАНОВНА. Посмотри внимательно в холодильнике. У нас в палате посторонних не было. Только все свои.
      ЛЮБАША. Свои обычно и воруют втихушку. Чужие грабят с шумом и гамом. (Роется в холодильнике). Нет! (Злобно смотрит на Веру). Ты спёрла, сучка пузатая? В милицию тебя надо сдать!
      ВЕРА. Чо ты гонишь? Ни ты, ни твоя икра мне триста лет не нужны! (Со злорадством). Сама сожрала и забыла. Вон ряху какую отъела. Видела я тебя в гробу!
      ЛЮБАША. Сейчас ты у меня в гробу окажешься!
      
      Любаша захлопывает холодильник, берет в руки полотенце и грозно приближается в Вере. Вера вскакивает с койки и хватает в руки подушку, чтобы отбиваться.
      
      ЛАРИСА ИВАНОВНА. Любаша, остановись! Неужели ты из-за какой-то икры паршивой будешь бить беременную девочку?!
      ЛЮБАША. Не паршивой, а за двести долларов! Это девочка ваша паршивая! А икра у меня качественная. Этой соплячке давно пора задницу надрать.
      ВЕРА. Сама ты симулянтка. Я на тебя настучу! Тебя из больнички быстро выпрут!
      
      Любаша резко останавливается и со злостью отбрасывает полотенце.
      
      ЛЮБАША. Стукачка! Я еще с тобой разберусь, погоди...
      
      Вера успокаивается и, бросив подушку на кровать, с превосходством смеется.
      
      ВЕРА. Ага, разберись. Тока пупок свой не надорви. Круче тебя обламывала. Иди тайгу пылесосить.
      
      Любаша подходит к Ларисе Ивановне и со злостью сопит.
      
      ЛЮБАША. Вы ее защищаете, а зря! Если это не она украла мою икру, то кто? Вы сами сказали, что чужих здесь не было. Значит, тогда получается, что это вы съели мою икру!
      ЛАРИСА ИВАНОВНА. (С возмущением). Я?! Как ты можешь такое говорить? (Стонет от боли). Я вообще есть ничего не могу.
      ЛЮБАША. Сами виноваты. Если вы не на моей стороне, то значит - против меня. Если защищаете моих врагов, значит - вы мой враг. Может быть, вы вместе с этой шалавой, мою икру сожрали. Поэтому и не поддерживаете меня.
      ЛАРИСА ИВАНОВНА. Я ни тебя, ни ее не поддерживаю. Вы обе ругаетесь по пустякам. Нормальные люди не должны так жить.
      ВЕРА. А как должны? Я что, суетиться под этой дурой должна? Слушать ее мутоту и кайф ловить?
      ЛАРИСА ИВАНОВНА. Добрее надо быть друг к другу. Неужели вам самим приятно творить друг другу гадости?
      ЛЮБАША. Я за справедливость выступаю. Мне икры не жалко. У меня денег достаточно. Я могу себе еще купить. Но почему эта потаскушка со мной так разговаривает? Почему она меня не уважает? Я женщина состоятельная, воспитанная и требую к себе почтения. А она со мной как с равной себя ведет. У нее еще молоко на губах не обсохло, молокососка блядская! Где твоя культура? Где твоя интеллигентность по отношению ко мне? Я в твои годы скромнее была!
      
      Входит Анечка и начинает незаметно прибираться в палате.
      
      ВЕРА. Да я с тобой на одном гектаре срать рядом не сяду. Чувырла! Чтобы уважения требовать, сама других уважай и западло людям не делай!
      ЛАРИСА ИВАНОВНА. Девочка права. Высокомерия в тебе много. Поэтому все от тебя и отворачиваются...
      
      Вера демонстративно ложится на свою койку и надевает наушники плеера.
      
      ЛЮБАША. Хорошее отношение тех, кто мне нужен - я всегда могу купить. Для этого есть деньги. На остальных мне наплевать, как и им на меня. Мир сейчас такой, жизнь такая - каждый сам за себя. Никому нет дела до других. Каждый хочет выжить как-нибудь и под солнцем устроиться удобно.
      АНЕЧКА. А как же добро? Оно есть в каждом из нас. И у вас в душе есть добро. Просто вы его спрятали от всех и боитесь показать. Люди не плохие, они просто запутались в своих страстях и маются от этого. Вам тоже надо раскаяться и очистить душу от скверны...
      ЛЮБАША. Еще одна молокососка меня учить вздумала! Ты пол чище мой и пыль на холодильнике вытри. На себя посмотри. Работаешь уборщицей, мой мусор подбираешь и туда же в учителя выскочить хочешь. Ты всю жизнь будешь за мной дерьмо убирать. У меня образования всякие есть. А у тебя ничего кроме половой тряпки. Вы обе с Веркой за мной должны бегать, чтобы я вас уму научила. Поэтому заткнись, пока я на тебя врачу не нажаловалась.
      АНЕЧКА. За что? Я стараюсь, полы по два раза в палате мою. И пыль всегда вытираю хорошо...
      ЛЮБАША. Любому человеку можно нервы испортить. Для этого причин искать не надо. Было бы желание! У меня на это талант от рождения. Вот у меня банка с черной икрой из холодильника исчезла. Верка врет, что не брала. Лариса Ивановна ее защищает и тоже клянется, что не ела. Я им не верю, но у них круговая порука. Остаешься ты, санитарка. Больше в нашу палату никто не заходит!
      АНЕЧКА. Что вы говорите?! Я никогда ничего чужого не брала. Бабушка всегда учила, что воровство - это смертный грех.
      ЛЮБАША. Согласна - грех! Поэтому я хочу получить возмещение материального урона. Кто-то должен ответить мне за мою пропажу деньгами. Если заплатишь, то не буду врачу на тебя жаловаться. А если деньги не отдашь, то попрошу врача разобраться с тобой. Пусть больница вычтет из твоей зарплаты.
      
      Анечка начинает тихо плакать.
      
      ЛАРИСА ИВАНОВНА. Как тебе не стыдно, Люба! (Анечке). Иди ко мне деточка, не плачь!
      
      Анечка походит к Ларисе Ивановне и та прижимает ее к груди, гладит.
      
      АНЕЧКА. Болит?
      ЛАРИСА ИВАНОВНА. Опять болит, доченька.
      АНЕЧКА. Давайте я снова помолюсь над вами.
      ЛАРИСА ИВАНОВНА. Помолись, милая. Прошлый раз помогло...
      
      Анечка кладет руки на живот Ларисы Ивановны и что-то тихо шепчет.
      
      ЛЮБАША. Во дела! Меня обворовали и меня же стыдят! Вы думаете, что я деньги из воздуха делаю?! Они мне тяжким трудом достаются. Я за эти доллары пашу как пчелка! Чтобы финансовую схему придумать, знаете сколько ума надо! (Анечке). Это тебе не тряпкой махать. (В сторону Веры). И не пузо с парнями нагуливать!
      ВЕРА. (Снимает наушники). Ты же не видела, что это Анечка взяла.
      ЛЮБАША. Если бы я видела ее воровство, то я бы ей морду этой банкой избила. У меня сейчас других платежеспособных подозреваемых все равно нет. (Ларисе Ивановне). С вас взять нечего. Вы даже лекарства себе купить не можете. (Кивает в сторону Веры). С шалавы тем более. У нее кроме трусов грязных и вонючих ничего своего нет.
      
      Вера вскакивает с постели.
      
      ВЕРА. Ты опять на меня бочку катишь? Ты мои трусы нюхала?! Будешь языком трепать, я тебе ночью всю рожу черной краской измажу.
      ЛЮБАША. О! Как встрепенулась! (Язвительно смеется). Ты же в наушниках была, я думала, что наш разговор тебе не интересен.
      ВЕРА. (Замявшись). И не интересен! Но про меня не болтай. Нарвешься!
      ЛЮБАША. Ой-ой-ой! Как я испугалась! (Потягивается). Тоскливо мне здесь. Развлечений не хватает. Негде развернуть инициативу и деловую хватку. Но придется терпеть и развлекаться с вами. Но, это ненадолго.
      
      Решительной и резкой походкой входит врач Зинаида Карловна.
      
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Обход! Все по койкам!
      
      Вера нехотя укладывается на свою кровать. Любаша суетливо, как прилежная ученица, садится на свою кровать. Зинаида Карловна осматривается и замечает Анечку, которая продолжает молиться над Ларисой Ивановной.
      
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. (Грозно Анечке) Это что за безобразие? Опять спиритические сеансы устраиваешь?
      АНЕЧКА. (Испугано). Я боль молитвой снимаю...
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Больнице нужны уборщицы, а не шаманы!
      ЛАРИСА ИВАНОВНА. Зинаида Карловна, не ругайте ее. Мне, правда, легче от ее молитвы. Она ничего плохого не делает.
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Что плохо, а что хорошо в моей палате - мне решать! Больных лечат врачи. А санитарки убирают за больными. Сейчас вся больница считает, что это не я вылечила мужчину из соседней палаты от простатита, а уборщица! (Анечке). Ты подрываешь мой авторитет, как специалиста. Если каждая санитарка начнет лечить, то зачем тогда я буду нужна?! Я тебя сюда из милости взяла. Ты должна мне быть благодарна.
      АНЕЧКА. Я благодарна...
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Я вижу, как ты благодарна. Иди, убери туалеты на втором этаже! Если такое еще раз повторится, то я тебя вышвырну на улицу с работы и из подсобки нашей, где живешь.
      
      Анечка покорно встает и уходит.
      
      ЛЮБАША. Правильно, доктор. Вот так они нас добрых людей благодарят - подлостью и обманом. Мы им всю душу отдаем, а в ответ они нас порочат и насмехаются...
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. С вами тоже надо разобраться. Пришли результаты ваших анализов. У вас нет никаких болезней. С научно-популярной точки зрения вы не представляете интереса для медицины. Вы хронически здоровы. Я не понимаю - почему вас из области направили в нашу районную больницу?!
      ВЕРА. (Злорадно). Значит, Анечка была права! Ты - симулянтка!
      ЛЮБАША. (Вере). Заткнись! Я с доктором разговариваю!
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Вера, вас ждут в кабинете физиотерапии. Идите срочно туда!
      
      Вера надевает наушники плеера и демонстративно уходит.
      Любаша берет Зинаиду Карловну под руку и отводит в сторону, опасливо озирается.
      
      ЛЮБАША. Понимаете, доктор, тут такое сложное дело... Мне месяца три надо отлежаться в больнице.
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Вы здоровы! Здесь больница, а не дом отдыха!
      ЛЮБАША. Это вопрос жизни и смерти!
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Объясните или я сегодня же вас выпишу.
      ЛЮБАША. Я занималась продажей квартир в областном центре, моя фирма хотела дом построить. Деньги с дольщиков собрали. Но потом все пошло плохо. Эти лохи, ну дольщики, подняли скандал. Требуют вернуть деньги и возбудить уголовное дело. Мне надо, пока шум и гам - уйти на дно и спрятаться. Видите, как я вам доверяю - всю правду рассказала! Но я ни в чем не виновата! Я сама - жертва своей доброты. Посмотрите в мои честные глаза! Разве я похожа на мошенницу?
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Не буду я в глаза смотреть. Я не окулист, а терапевт. Меня эти скандалы не касаются.
      ЛЮБАША. Правильно, вас это не касается! Какое вам дело до дольщиков?! Но меня спасти вы можете. Придумайте мне какое-нибудь заболевание - месяца на три, пока скандал утихнет и все угомонятся, следствие успокоится. Тогда я улизну куда-нибудь подальше. Сейчас опасно - ищут меня. Помогите мне.
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Я даже не знаю... Это сложно...
      ЛЮБАША. Вы сможете! Вы такая умненькая, такая правильная, такая хорошенькая! Просто солнышко!
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Зачем мне из-за вас рисковать своей репутацией и работой? Мне тоже семью кормить надо! Я и так на эту нищенскую зарплату двух сыновей вырастила, выучила и женила!
      ЛЮБАША. Я вас отблагодарю! Я ведь не пустая из фирмы ушла, кое-что прихватила.
      
      Любаша озирается, бежит к тумбочке, достает пакет и несет его врачу.
      
      ЛЮБАША. Вот тут я уже приготовила. Немного денег, баночку черной икры. Не подумайте плохо, но я от себя отрываю, только чтобы вам угодить.
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Хорошо, я попробую для вас что-то сделать. Но только банкой икры здесь дело не обойдется.
      ЛЮБАША. Я понимаю. Оплачу услуги, как полагается. Мы с вами деловые люди, поэтому договоримся. Вы только диагноз мне подберите, и документы все правильно оформите. Чтобы месяца на три спрятаться хватило.
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Хорошо.
      
      Зинаида Карловна берет пакет и громко на всю палату говорит.
      
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Давайте ваши выписки и результаты анализов. Мы сверим их с нашими. Может быть, вы правы и наша лаборатория ошиблась. Возможно, у вас действительно сложное хроническое заболевание.
      ЛЮБАША. Проверьте, пожалуйста! Будьте так любезны. (Наклоняется к врачу и льстиво сообщает). И еще вы мудрая женщина, что ругаете эту неряху Анечку. Таких надо гонять и гонять! У меня есть подозрение, что она стащила из холодильника мою банку черной икры, которую я вам подарила.
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. (С удивлением). Какую банку? Эту, что в пакете?
      
      Любаша неловко вздрагивает и оправдывается.
      
      ЛЮБАША. Ну, вроде как эту. Она почти украла... или хотела украсть. Но меня так просто не проведешь. Я вспомнила, куда спрятала банку и она нашлась... (Громко). В общем, санитарка - потенциальная воровка! Она нецензурно домогалась моего имущества. Вы поругайте ее хорошо. Для ее же пользы!
      
      Зинаида Карловна пожимает плечами и уходит.
      Любаша довольная, проходит к своей постели и гордо смотрит на Ларису Ивановну.
      
      ЛАРИСА ИВАНОВНА. Как тебе не стыдно, Любаша?!
      ЛЮБАША. За что мне должно быть стыдно?! За то, что я такая умная? Или за то, что я слишком красивая? Больше мне стыдиться нечего!
      ЛАРИСА ИВАНОВНА. Зачем ты на бедную девушку напраслину возводишь? Она же сирота!
      ЛЮБАША. Это ей должно быть стыдно! Она своим превосходством и достоинствами унижает окружающих.
      ЛАРИСА ИВАНОВНА. Тебе не дает покоя, что она может лечить людей?
      ЛЮБАША. Мне не дает покоя - почему она, а не я?! Это несправедливо. И вообще, тоскливо с вами тут. Пойду в холл у телевизора с мужиками позаигрываю.
      ЛАРИСА ИВАНОВНА. Ты же говорила, что у тебя все болит?!
      ЛЮБАША. Это у меня для доктора все болит. А для мужиков я здорова. Любого кобеля вымотаю и все соки из него выжму. Я баба еще хоть куда!
      
      =================================================================
      
       СЦЕНА 3.
      
      Та же больничная палата. В палате Вера. Входит Анечка и начинает убирать.
      
      АНЕЧКА. Где Лариса Ивановна?
      ВЕРА. На процедуры увезли. А чувырла эта, Любаша, пошла по больнице шляться. Ей в палате скучно. Давай я тебе помогу.
      АНЕЧКА. Не надо! Тебе беречься надо.
      ВЕРА. Надоело бездельничать. Ты не думай, что я неумеха. Я все умею делать, с детства сама о себе заботилась. Всему научилась.
      АНЕЧКА. Все равно нельзя. Как ты себя чувствуешь? Как ребеночек?
      ВЕРА. Нормально. Ворочаться стал. Мешает он мне. Скорее бы выскочил, чтобы от пуза освободиться.
      АНЕЧКА. Ребенок должен родиться, когда положено. Ни раньше, ни позже. Ты ему сейчас слова добрые и ласковые говори. Он ведь уже все слышит. И любовь чувствует.
      ВЕРА. Чушь! Зачем мучиться, рожать, а потом вырастет такое чмо, как Любаша. Она такая жадная, что даже свою дурь в голове копит и не выбрасывает.
      АНЕЧКА. Это зависит от тебя. Как будешь воспитывать, таким и человек будет. Может вырастишь такую же, как Лариса Ивановна. Добрую, чистую, светлую. Или такую же хорошую, как ты...
      ВЕРА. Ну, уж нет! Такую, как я - не надо! Мне от себя самой иногда тошно. Блевать охота. Я сама с собой жить не могу. Если еще и дочка будет на меня похожа, то от двух таких я точняк удавлюсь.
      АНЕЧКА. Ты себя не любишь. Если сама себя не любишь, как же тебя другие будут любить?
      ВЕРА. А меня никто и не любит, я никому не нужна. Мать, когда ее отец бросил, бухать начала. Ей на меня начхать. Пацаны все, кореша мои, только о том, как потрахаться думают. Для них чувства - туфта.
      АНЕЧКА. Значит, плохие у тебя друзья. Надо верить в лучшее и в себя. Вот я верю, что где-то на белом свете живет тот, кто меня полюбит по-настоящему. И я его полюблю. И когда мы встретимся, то обязательно будем счастливы.
      ВЕРА. Ты - убоженька. Как будто наркоша под кайфом. В любовь веришь. Не о любви надо мечтать, а о хорошем папике с баблом. Чтоб хата была шикарная и тачка крутая. Настоящее счастье - найти такого и выскочить за него замуж. Но если я киндера рожу, то уже ни за какого не выскочу. Нафиг я кому-то с пеленками и распашонками нужна?!
      АНЕЧКА. Себе и ребенку своему нужна! Всем добрым людям и Богу нужна! Ты подаришь миру новую жизнь. У твоей доченьки будет душа.
      ВЕРА. Слушай, а что если при рождении мне досталась не моя душа. Ну, я родилась, а в мое тело вложили чужую душу.
      АНЕЧКА. Это как?
      ВЕРА. Бывает же, что в роддоме подменяют младенца. Не специально, а по ошибке. Вот и мне душу перепутали. Поэтому я такой тормоз, злая и глупая. Я хочу быть доброй и хорошей, но у меня не получается. Я все время срываюсь и от этого злюсь еще больше. Вдруг и моей дочке при рождении душу перепутают и она тоже будет непутевая?
      АНЕЧКА. (Смеется). Так не бывает. Душа человеку от Бога достается. А он не ошибается.
      ВЕРА. Никогда?
      АНЕЧКА. Никогда!
      ВЕРА. Клево! Пусть моей дочке хорошая душа достанется. Чтобы она не мучилась, как я.
      АНЕЧКА. У твоей девочки будет очень хорошая душа! Честное слово, я это чувствую. Она вырастет и научится любить людей, мир, Господа.
      ВЕРА. Ты думаешь - Богу нужна моя или твоя любовь?
      АНЕЧКА. Не знаю. Все люди хотят любить и быть любимыми. Это - счастье. Любовь к Богу нужна не ему, а мне. Я не могу жить без этой любви. Если я не буду любить Бога, то не ему, а мне будет плохо.
      ВЕРА. И он тебя за это любит, ну как бы в ответ?
      АНЕЧКА. Нет. Бабушка говорила, что Бог любит всех просто так. Мы его дети. А хороший родитель всегда любит своё чадо. Ты тоже сможешь стать хорошей матерью. Если захочешь...
      ВЕРА. Не знаю... Сомневаюсь... И зачем рожать, если все равно мы все помрем. Вот как Лариса Ивановна. Жила, маялась, сына растила. А потом бац - война, Чечня. Сына убили, муж умер. Осталась одна, никому ненужная! Почему жизнь дает Бог, а отнять ее может любой? И за что он наказывает добрых людей, таких как Лариса Ивановна?
      АНЕЧКА. Господь ее не наказал. Он ее призывает к себе. Время ее земной жизни кончается. Поэтому она уходит от нас, в иной мир.
      ВЕРА. Ну да, посмотри, как она страдает перед смертью?! И при жизни мучилась - за что Бог отнял у нее сына и мужа?! Разве все это справедливо? Разве правильно, что я родилась такой некрасивой, что со мной парни только трахаться хотят и больше ничего? Мне за всю жизнь никто ни разу цветочка не подарил! А я так люблю цветы! За что мне все это? Зачем твой Бог придумывает нам нужду, бедность? Разве счастье положено не всем людям? И почему если он за нас переживает, то боится показаться людям? Ему стыдно за то, что он с нами делает? За все эти войны, болезни, страдания, которые по его воле творятся на Земле? Откуда у него столько жестокости? В этом его любовь и добро к людям? Если ему нравится то, что творится в мире, который он создал, то я сомневаюсь в его мозгах.
      АНЕЧКА. Ты сейчас злишься и поэтому говоришь такие слова. Попробуй не осуждать Бога и людей, а понять и полюбить их. Тогда ты сама найдешь ответы на все вопросы, которые мне задаешь. И на многие другие вопросы найдешь ответы. Бабушка всегда говорила, что истину можно узнать не умом, а сердцем. И что истина в любви.
      ВЕРА. Опять любовь! Как меня это уже достало! От любви только пузо вырастает, как у меня. Твой Бог придумал эту любовь, чтобы у людей было больше неприятностей. Я уже три раза ошибалась в любви. Сколько еще надо? Хватит!
      АНЕЧКА. Ты не в любви ошибалась, а в страсти. Любовь и страсть - не одно и то же.
      ВЕРА. И в чем разница?
      АНЕЧКА. (Смущенно). Не знаю, я еще не любила ни разу. Но я думаю, что любовь - это то, что идет от сердца. А страсть - это то, чего хочет наше тело. И все беды на земле от недостатка любви. Мало у нас в душе любви - от этого и страдаем.
      ВЕРА. Скажи, а что ты хочешь для себя от Бога?
      АНЕЧКА. Ничего.
      ВЕРА. Как это - ничего? Все чего-то хотят, о чем-то просят. Ну, там богатство, мужа крутого, славы, власти.
      АНЕЧКА. Обращаясь к Богу с просьбой исполнить наши желания, мы часто забываем выполнить его желания и его волю. Я хочу понять, что он от меня хочет. Если он выполняет наши просьбы и желания, то в этом нет чуда. Для него это легко. Настоящее чудо, когда мы, простые люди, выполняем его желания. Поэтому я всегда молюсь, чтобы все было не по моему желанию, а по его воле. Так бабушка научила.
      ВЕРА. Это потому что нас пугают Богом. Говорят, что он накажет, если мы будем грешить. Ты тоже его боишься и поэтому подстраиваешься.
      АНЕЧКА. Я не боюсь Бога. Я боюсь жить без него. Бог есть любовь, а любовь есть Бог!
      ВЕРА. Ну, ты прямо того - не в себе! Точно - убоженька!
      
      Входит врач - Зинаида Карловна.
      
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Где Лариса Ивановна?
      ВЕРА. На процедуры увезли.
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. (Анечке). Ты тоже здесь? Я тебя говорила, что твое шаманство до добра не доведет! Из-за тебя мне больные прохода не дают. Все хотят, чтобы ты их лечила своими заговорами!
      АНЕЧКА. Не заговорами, а молитвой.
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Это одно и то же! Они теперь не верят в лекарства. Ты позоришь меня и медицину.
      АНЕЧКА. Я просто хочу помочь людям, облегчить их страдания. Вот вы Ларису Ивановну от язвы лечите. Но у нее другая болезнь. У нее плохая черная опухоль.
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Рак что ли?
      АНЕЧКА. Я не знаю названия, но эту опухоль вырезать надо было. Тогда еще пожила бы немного. Сейчас уже поздно. У нее по всему телу от этой опухоли ростки пошли...
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Метастазы?
      АНЕЧКА. Не знаю...
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Это уже вопиющая наглость! Какая-то недоучившаяся санитарка будет дипломированного врача учить, как лечить больных! Ни одного медицинского термина не знает, но советы дает и упрекает, что мы человека неправильно лечим! Если я от тебя еще хоть слово о медицине услышу или увижу, что ты шаманишь с больными - вылетишь из больницы, как пробка из бутылки! Это последнее предупреждение! Обнаглела. Ни стыда, ни совести! Пошла туалеты убирать!
      
      =======================================================================
      
       СЦЕНА 4.
      
      Та же больничная палата. В палате сидит на стуле Лариса Ивановна.
      Входит Анечка.
      
      АНЕЧКА. Можно я в палате приберусь?
      ЛАРИСА ИВАНОВНА. (Стонет). Анечка, милая. Помоги мне, сил уже нет.
      
      Анечка подходит к Ларисе Ивановне, кладет руки и начинает молиться. Потом останавливается и со слезами смотрит на нее.
      
      АНЕЧКА. Я не могу больше вам помочь...
      ЛАРИСА ИВАНОВНА. Значит, пора... Страшно умирать. Понимаю, что надо, но страшно... Жизнь прожита, столько ошибок сотворила... Я по молодости гордая была и жестокая. За мной многие парни ухлестывали. Но я над ними только посмеивалась и свысока смотрела. Один был такой милый, кучерявый - Петенькой звали. Хороший парень и скромный. Через месяц уже повел меня к родителям знакомить. У них переполох жуткий случился. Вся родня суетилась вокруг меня, как принцессу обихаживали. А я сразу знала, что ничего у меня с этим Петей не будет. Но хотела гордыню свою потешить. И любопытно было - как это невестой быть. Вот и играла роль неприступной девицы. Парня жалко. Головенку ему вскружила. Когда он предложение мне сделал, то отшила его с насмешкой. Он долго потом мучился, страдал. Но что мне до его страданий? Стыдно сейчас - зачем хорошему человеку нервы мотала? Но с другой стороны, если бы я на его ухаживания ответила, то и себе и ему жизнь испортила. Ведь я его не любила. Он бы от горя еще пить начал... Спился бы, наверно.
      АНЕЧКА. Без любви всякая семья несчастна.
      ЛАРИСА ИВАНОВНА. Позже, когда повзрослела, уже так себя не вела. Познакомилась с Сереженькой. Этот был парень сильный. По нему многие девки сохли. Но я сумела его заполучить. Мы с ним год жили. И вроде все хорошо. Я была рада и он доволен. Но однажды соседка мне говорит, что у моего Сережи есть другая женщина. Я не поверила, поругалась с ней. Но она посоветовала мне вернуться домой как-нибудь днем, когда он дома после смены отдыхает. Я ее все равно послала куда подальше, но сомнение зародилось. И вот вскоре так получилось, что я действительно пришла домой днем. Мой Сереженька должен был спать после ночной. Он и спал. Только не один, а с какой-то девкой. Та увидела меня, испугалась и убежала. А Сережа остался в одних трусах стоять, как вкопанный. Что-то говорил, оправдывался. Я не слушала. У меня как будто мир перевернулся вверх ногами. Все стало безразлично. Так в памяти и остались его трусы, перекошенные набок и одетые впопыхах наизнанку...
      В общем, выгнала я его. Потом ревела целые сутки. Волосы на себе рвала. Выла и стонала. Жить не хотелось. На следующий день немного успокоилась, но чувствую что-то у меня не так. Самочувствие изменилось. Сходила к врачу и узнала, что беременная. Что делать? Как жить? Возвращать Сергея - ни за что! Предатель, изменщик. Опять гордыня не позволила. Но ребенку отец нужен. Хотя бы в паспорте записать.
      Долго не думала - за неделю нашла себе мужика, окрутила его и расписались. Без любви, без чувств. Только для штампа в паспорте. Я ему, естественно, про беременность ничего не сказала. Тем более срок совсем маленький был. Мужики в этих делах обычно плохо соображают. Подумала, что когда рожу, то обману, что роды преждевременные. А дальше - будь что будет. Не уживемся - то разойдемся. Но у ребенка будет по документам папаша. Вася, муж мой, совсем простой был и доверчивый. Его легко было вокруг пальца обвести. Но человек он оказался удивительный. Как узнал, что я беременная - так обрадовался. На седьмом небе от счастья порхать стал. Пушинки с меня сдувал. На руках носил. Наша встреча поменяла нашу жизнь. У него жизнь приобрела смысл, а у меня - опору и твердость.
      Когда сын родился, то совсем я в его любви утонула. Глядела на него и мучилась. Понимала, что придет время и надо будет признаться. Но как это сделать - не представляла. Как подумаю, что не он отец моему сыну, так и расплачусь. Стыдно за себя, обидно за него. Он не понимает - утешает меня. А я еще больше реву. Все оттягивала этот разговор...
      Сынишка мой, Сашенька, рос, взрослел. И даже в чем-то на Васю походить стал. Все его манеры перенял, осанку. И хоть внешне не похож был, но по поведению и разговору - вылитый Василий. Муж и во мне и в сыне души не чаял. О такой любви, какой Вася нас одарил, даже в сказках не пишут. Я ему не только благодарна была, но и чувства у меня к нему проснулись. Настоящие, сильные. И от этого мне еще больнее стало за мой грех и обман. Так и вырастили мы Сашеньку вдвоем. А Васе я ничего не сказала. Решила, когда женится сын, свою семью заведет - тогда и придет мой час покаяться во всем. И перед Васей и перед сыном. И пусть они меня судят любым судом. Но Сашеньку призвали в армию. А там Чечня... (Плачет). Погиб наш мальчик. И уж тогда признаваться Васе, что не его это сын - стало совсем невозможно. Это было все равно, что убить его. Горевал Вася сильно. Словами не передать, как горевал. Потому наверно и умер раньше времени. Мужики у нас в стране вообще меньше женщин живут. Так я обоих и похоронила, а сама со своим грехом живу. Всю жизнь страдаю за гордыню свою и обман. Наверно и свою болезнь за все за это заработала. Вначале душой переживала, мучилась, а под конец теперь болью страдаю. Как пред Богом каяться - не знаю. Боюсь, что не верит он больше в меня. Слишком много я в своей жизни сделала неправильно. Поэтому, может быть, он и отвернулся от меня... Но еще страшнее мне перед Васей ответ держать. Ведь я его любовь предала, чувства его обманула. Никому никогда я эту тайну не рассказывала. Вот тебе первой открылась.
      АНЕЧКА. Тогда это, значит, как исповедь...
      
      Входит Любаша и Вера.
      
      АНЕЧКА. Господь милостив. Надо верить в его любовь... Жизнь нам ничего не прощает, а Бог людям многое прощает...
      ЛАРИСА ИВАНОВНА. Сделай для меня последнее доброе дело. Отведи меня на улицу - к солнцу. Хочу к свету. Тяжело жить среди людей. Может там будет лучше...
      
      Анечка помогает Ларисе Ивановне встать и уводит ее за сцену.
      
      ЛЮБАША. Видала? Опять санитарка за старое взялась. Снова мошенничает. Не пойму только - зачем ей это нужно?
      ВЕРА. Тебе и не понять.
      ЛЮБАША. Почему?
      ВЕРА. У тебя мозги по-другому повернуты.
      ЛЮБАША. Это точно. У меня все правильно рассчитано и продумано. Относись ко мне с уважением и тебя многому научу. Даже денег с тебя за науку не возьму.
      ВЕРА. Тебе-то это зачем?
      ЛЮБАША. Ты похожа на меня в молодости. Такая же резвая и с характером. Людей не любишь и не доверяешь им. Если не будешь со мной ругаться, то может быть из тебя выйдет толк. Сделаю своей помощницей. Мне одной бизнес делать тяжело. Надежных людей мало. Да и одиноко бывает. У меня все есть, но порой такая тоска берет.
      ВЕРА. Ты, правда, меня в свой бизнес можешь взять?
      ЛЮБАША. (Смеется). Сейчас с пузом ты мне не нужна. А когда от ребенка освободишься, можно попробовать. К тому времени и мои проблемы закончатся. Можно будет новый проект начать. Ты ведь хочешь быть богатой?
      ВЕРА. Да, хочу!
      ЛЮБАША. Чтобы парни за тобой бегали?
      ВЕРА. Ну, тоже хочу.
      ЛЮБАША. Шубу норковую, машину, квартиру?
      ВЕРА. А кто не хочет?
      ЛЮБАША. Все это можно легко устроить.
      ВЕРА. Как?
      ЛЮБАША. Слушайся меня беспрекословно. Подчиняйся мне, служи верно. Но только мне! Больше никому!
      ВЕРА. А не врешь? Я никого никогда не предавала и не подставляла. Меня кидали, а я никого! Можешь у ребят с нашего микрорайона спросить. Все скажут, что Верка правильная девчонка, верная в доску!
      ЛЮБАША. Это хорошо. Такая мне и нужна. Завидуешь мне? Правильно завидуешь! Я женщина самодостаточная. Сама свою жизнь делаю. А жизнь должна быть вечным праздником. Жить надо только для себя! Я, конечно, не сразу такой умной стала. Меня любовь взрослой сделала. Еще малолеткой была, когда влюбилась до беспамятства. Он был уже взрослый солидный. Как я его любила! Как любила! Как кошка готова была за ним бегать и о его ноги тереться. На все ради него могла пойти. Мать когда узнала - дикий скандал мне устроила. Дома заперла и сказала, что не выпустит. А мне наплевать! Я со второго этажа спрыгнула. Чуть ноги себе не переломала. Убежала из дома - к своей любви необыкновенной. Ой, дура была!
      ВЕРА. Почему дура?
      ЛЮБАША. Потому что бросил он меня! Проигрался, позабавился, и как надоела, то выгнал. Все люди - сволочи, а мужики - сволочи вдвойне. После этого я и решила, что никогда никому не позволю себя использовать. Сама всех буду использовать и жизнью наслаждаться. Ты вот думаешь, что любовь - это чувство? Нет, милая, любовь для женщины - это единственное средство борьбы за свое существование. Это способ выживания в мире зверей по имени мужчины! Любовь - это великая сила! В постель надо ложиться, только если это выгодно. Или для собственного развлечения. Эх! Сейчас бы шампанского и хорошую компанию... Повеселиться бы! Но нельзя. Надо потерпеть. Когда у меня проблемы закончатся, вот тогда я отдохну по полной! С деньжищами, что у меня есть, можно хорошо развлечься. С деньгами везде классно. Хоть в нашей долбанной стране, хоть за бугром. Уж я-то знаю. У меня опыт есть, как правильно деньгами распоряжаться и удовольствия получать. Я в этом деле - настоящий гений! Но почему-то настоящий талант признают только после смерти. Вот я такая талантливая, но мной никто не интересуется. Только следственные органы и то по доносам.
      ВЕРА. Наверно ты ментам очень нравишься, что они тобой интересуются. А я вот их не люблю.
      ЛЮБАША. Я тоже не люблю. Хотя мужчины в форме мне привлекательны. В них есть что-то такое притягивающее, искушающее! Противостоять искушению, конечно, можно, но не хочется! Был у меня один майор. Видный из себя такой. Почти как настоящий полковник. Я его даже в шутку звала - мой генерал. Ему нравилось. Влюбился он в меня. Так сильно, как умеют любить настоящие мужчины только до свадьбы. Ухаживал, комплименты мне всякие говорил на армейскую тему. Я тогда еще только начинала бизнесом заниматься. В делах неопытная была. И когда у меня проблемы с деньгами начались, он как-то охладел ко мне. А потом совсем исчез. Я его поначалу искала. Переживала, дура, нервничала. Но позже успокоилась. Решила - пусть страдают те, кому мы не достались! И бизнес у меня наладился. Появилась возможность нового мужчинку завести себе для разнообразия. Тяжело нам, бабам! Ой, как тяжело! Не все это понимают, что нам тяжело вдвойне. Мы должны быть не просто человеком, но еще и женщиной. А женщиной тяжелее быть, чем человеком! Столько сил уходит, чтобы пробиться, чтобы занять свое место в жизни. И при этом надо выглядеть лучше всех. А еще эта несправедливость - почему только мы должны рожать? Да вообще, дети - это побочное следствие любви! От них мало радости. Больше хлопот и проблем. Поэтому я сама детей не завожу. С мужиками встречаюсь, но детей нет.
      ВЕРА. Тебе легко говорить - у тебя все есть. Деньги, бизнес, мужики...
      ЛЮБАША. В нашей стране, для того чтобы стать добропорядочным гражданином, вначале надо побольше украсть. Солидность в обществе напрямую зависит от того, сколько денег тебе удалось украсть у государства или у других граждан.
      ВЕРА. И многих ты обчистила?
      ЛЮБАША. Я - честная и никого не обманывала! Но честность - это еще не повод говорить всем правду. Люди сами приходили ко мне со своими иллюзиями и фантазиями. Хотели за копейки получить жилье на миллион. А правда - это понятие относительное. Она зависит от того, как к ней относиться. Вот наша врач считает себя умной, грамотной и убеждена, что все делает правильно. И это ее правда. Анечка говорит, что врач неправильно лечит Ларису Ивановну. И это ее правда. Все зависит от того, с чьей точки зрения смотреть. Люди любят обманывать себя своими ожиданиями. Я лишь не мешала им домыслами и фантазиями вводить самих себя в заблуждение. Тем более, что им всем было очень приятно - мечтать и самообольщаться. Поначалу. И еще запомни, Верка, любое несчастье ближнего при желании можно обернуть себе во благо. И любое свое благо при желании можно обернуть неприятностями для окружающих. Не я это придумала, так жизнь устроена! Я тебе дам телефончик для связи. По нему потом, когда у тебя с дитем и у меня с дольщиками все закончится, сможешь меня найти. Если захочешь ума набраться и в жизни правильно устроиться.
      ВЕРА. Спасибо...
      
      Возвращается Анечка.
      
      АНЕЧКА. Лариса Ивановна отошла... К Богу отошла. Тихо и с улыбкой на лице. Так уходят люди, исполнившие свою судьбу. Упокой, Господи, ее душу. (Креститься).
      ВЕРА. Жалко бабку. Хорошая она была, добрая.
      ЛЮБАША. Померла, ну и ладно. О живых надо беспокоиться, а не о мертвых. (Анечке). Ты - санитарка, быстро прибери за ней. Нечего тут вещи покойника хранить. Надо проверить, может у нее что-то ценное осталось и можно забрать. (Роется в вещах Ларисы Ивановны). Наследников у нее никаких не было. Хотя какие у нее могут быть ценности? Тряпки рванные только...
      
      Входит врач, Зинаида Карловна.
      
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. (Анечке грозно). Я тебя предупреждала - прекрати эти фокусы с больными! Как ты посмела больную без моего разрешения вывести на улицу?! Ты понимаешь, что ты ее этим убила?!
      АНЕЧКА. Ее не я убила, а болезнь. И неправильное лечение...
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Заткнись! Вон из моей больницы! Чтоб духу твоего здесь не было! Теперь за себя молись, чтобы тебя к суду не привлекли за убийство старухи! Я тебя покрывать не собираюсь!
      АНЕЧКА. Я не виновата...
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Виновата! Ты еще и воровка! Мне сигнал поступил от больных, что ты по тумбочкам и холодильникам ценные продукты питания таскаешь!
      АНЕЧКА. Хорошо, я сегодня же уйду. Только не кричите...
      
      Анечка плачет и уходит.
      
      ЛЮБАША. (Врачу). Как я вас понимаю! Я тоже, когда коллективом руководила, то намаялась с подчиненными. Трудно найти правильных помощников! А прислуга вообще такая наглая стала! Совсем страх потеряли.
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. С вами у меня отдельный разговор есть. Я только что узнала, что ваша фирма обокрала мою невестку в областном центре. Они с мужем, не посоветовавшись со мной, вложили все деньги в дом, который вы обещали построить. Теперь они вынуждены судиться, потому что никакого дома не будет! И денег тоже нет!
      ЛЮБАША. (Меняется в лице). Зачем же они доверилась? Сами виноваты!
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Что значит - сами виноваты? Они поверили вашей рекламе! Вам поверили.
      ЛЮБАША. Дураков было слишком много и я за всех не отвечаю. Если бы я знала лично вашу невестку или сына, то я бы им отсоветовала. Вспомните, вы сами говорили, что вас эти проблемы не касаются. Сейчас уже сделать ничего невозможно...
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Что значит невозможно? Кто будет долги возвращать обманутым дольщикам?
      ЛЮБАША. Только не я! Я в нищете жить не собираюсь.
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Значит так, если семья моего сына не получит назад свои сбережения, то я сама первая пойду и заявлю на вас куда следует.
      ЛЮБАША. А я расскажу там, где следует, что вы взяточница, спекулируете лекарствами и поддельными больничными листами.
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Как вам не стыдно?!
      ЛЮБАША. А вам?! Вы ничем не лучше меня. Но я наживаюсь на здоровых людях, а вы на больных! Вы еще хуже!
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. (Задыхается от возмущения). Вон! Вон из моей палаты! Я не собираюсь держать здесь симулянтов!
      ЛЮБАША. Какие мы честные стали! Наверно моей икры обожралась? Или денег еще захотела?
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Чтобы через минуту духу твоего здесь не было. Иначе я вызову милицию.
      
      Зинаида Карловна резко разворачивается и уходит.
      
      ЛЮБАША. Надо линять отсюда. Эта врачиха совсем с ума сошла. Может ментам на меня настучать.
      
      Любаша суетливо собирает вещи.
      
      ВЕРА. Обязательно настучит. Ты ее сильно обидела.
      ЛЮБАША. Это она меня обидела! Я к ней со всей душой. Банку икры подарила. Ту, что вы у меня украсть собирались.
      ВЕРА. Ничего мы не воровали!
      ЛЮБАША. Ну, да. Это я так думала. Я ее сама спрятала и забыла куда. А потом врачихе подарила. Денег дала ей, как приличной женщине. А она оказалась дрянь. Никому верить нельзя, кроме себя! Вообще в жизни никогда точно не угадаешь - кто врет, а кто правду говорит. Вот мусорщица эта, Анечка, на вид такая убогая, такая простушка! Но ведь сумела к Богу подлизаться, хитрюга. Как она эти способности получила - болезни угадывать и лечить?! Мне бы так! Я бы такой бизнес развернула. На миллионы! Надо в церковь по пути забежать. Свечку поставить и денег немного отстегнуть. (Судорожно считает деньги). Нет, это много будет. (Часть прячет в бюстгальтер). Вот столько достаточно. Вдруг сработает? Может и мне повезет...
      ВЕРА. Что это ты про Бога вспомнила?
      ЛЮБАША. Я и не забывала! Я когда дела вела, каждый праздник нашему батюшке конверт с деньгами вручала. На всякий случай. Немного конечно, чтобы не избаловать. Но всегда поздравляла. Это Бог меня забыл! Мне сейчас очень помощь нужна. От следствия и от дольщиков спрятаться. Я в тюрьму не хочу. Я еще молодая, мне хорошо пожить охота. А от Бога никакой помощи. Надо, наверно, свечку большую поставить, дорогую! При таких проблемах, как у меня - маленькой свечкой не откупишься.
      
      Входит Анечка с сумкой.
      
      АНЕЧКА. Я зашла попрощаться.
      ВЕРА. (Анечке). Как же ты теперь? Куда ты?
      АНЕЧКА. Не знаю. Но ничего страшного. Мир не без добрых людей.
      ВЕРА. Я врачихе отомщу за тебя! Придумаю какую-нибудь подлянку и накажу ее!
      АНЕЧКА. Не вздумай! Отомстить и наказать легко. Тяжело понять, простить и помочь! Лучше я за вас за всех молиться буду. И за покойную Ларису Ивановну, и за вас Любаша, и за тебя, Верочка. Особенно за твое будущее дитятко.
      ЛЮБАША. Ага! Помолись за меня хорошенько. Вдруг поможет. Я тебе даже заплачу за это. Сколько стоит одна молитва? Если скидку сделаешь, то я может две или три куплю.
      АНЕЧКА. Я вам говорила, что за молитвы денег не беру.
      ЛЮБАША. Ты, правда, какая-то блаженная! Или глупая? Но, если бесплатно - мне же лучше. Скажи честно, как ты это делаешь? Может, и я научусь.
      АНЕЧКА. Просто молюсь. Господу, Деве Марии, всем святым...
      ЛЮБАША. Это неправильно! Я читала - каждый святой отвечает за свой участок работы. Если всем святым молиться, то никакой персональной ответственности не будет. Когда все - это значит, что никто ни за что не отвечает!
      АНЕЧКА. Святые мудрее нас и сами разберутся, кто в чем сильнее. Главное чтобы молитва чистая была, от сердца. Так бабушка говорила.
      ЛЮБАША. Ладно, некогда мне с тобой спорить и учить тебя. Надо бежать! Опять бежать... Так и пожить по-человечески с деньгами не успею. Мне сейчас хорошие связи нужны. Среди ментов или прокурорских. Откупаться придется, а это дорого стоит. Нынче ментовская крыша дороже божьей благодати. (Печально смотрит на Анечку). Жаль, что мы мало пообщались... Я бы хотела еще с тобой поговорить. Все-таки ты не простая девочка. Что-то в тебе есть...
      
      Любаша с сумкой со своими вещами уходит. С полпути возвращается и нерешительно с сомнением протягивает Вере сверток.
      
      ЛЮБАША. На это тебе. Это черная икра. Дорогая!
      ВЕРА. (Испугано). Не надо!
      ЛЮБАША. Бери! Бесплатно. Для врачихи готовила. Тебе сейчас это важнее. Тебе рожать...
      
      Любаша неловко кладет сверток на кровать, и спешно уходит.
      
      ВЕРА. Чо это она? Чо случилось? То за банку икры убить готова была, а сейчас всю отдала бесплатно. В бизнес свой взять обещала. Богатой сделать... Может мне в натуре в помощницы к ней податься?
      АНЕЧКА. Не знаю. Возможно и у нее душа проснулась... Не осуждай ее. Никого осуждать нельзя. Это тебе самой навредит. И ребенку твоему. Ты сейчас должна больше о дите думать, чем о себе и всяких глупостях.
      ВЕРА. (Улыбается) Хорошо. Уговорила.
      АНЕЧКА. Ну, будем прощаться. Храни тебя Господь!
      ВЕРА. И тебя! Светлая ты такая. Убоженька! Вот бы мне такой стать...
      АНЕЧКА. Родишь, станешь хорошей матерью - будешь лучше меня. Я тебе книгу на память принесла. Библию. Прочти обязательно!
      
      Девушки обнимаются. Анечка уходит. Вера вытирает слезы.
      
      ================================================================
      
       СЦЕНА 5.
      
      Та же больничная палата. На кровати сидит Вера. Она гладит свой живот и разговаривает с ним.
      
      ВЕРА. Еще Анечка говорила, что ангелы и Бог живут не на небе, а вокруг нас. Мы просто их не замечаем в суете. Все куда-то бежим, скачем. Кайф поймать хотим. Вот и ты там, в пузе - еще не родилась, а уже куда-то бежишь. Ногами дергаешь. Зачем? Лежи спокойно. Придет время, я тебя рожу, и мы будем жить с тобой вдвоем. Я буду тебя любить и за тобой ухаживать. Потом ты вырастешь и станешь красивая, умная и счастливая. И тебя полюбит красивый парень. Такой классный, как в сказке бывает. Типа принц. И ты его полюбишь. И вы будете жить долго и счастливо. Мне это Анечка обещала. А я буду на тебя смотреть и любоваться. Слышишь, доченька? Ой! Пнула! Значит слышит!
      
      Входит подавленная Зинаида Карловна и задумчиво смотрит на Веру.
      
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Как ты?
      ВЕРА. Нормально.
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Все еще хочешь делать аборт?
      ВЕРА. Нет! Я рожать буду! А потом сама буду растить дочку. Я так решила.
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Дочку? Откуда ты знаешь, что девочка?
      ВЕРА. Анечка сказала.
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Ну да, Анечка... Она была права. Пришли результаты вскрытия. У Ларисы Ивановны действительно был рак на последней стадии. Анечка угадала... Мы неправильно ее лечили...
      ВЕРА. Она не угадывала, она чувствовала.
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Ты случайно не знаешь - куда Анечка ушла? Она тебе адрес свой не оставила?
      ВЕРА. Нет, не знаю. Зачем он вам?
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Мне ее найти срочно нужно.
      ВЕРА. Вы же ее сами на улицу выгнали! Что, мало над ней издевались? Захотелось еще ей нервы попортить?
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Ты наверно меня осуждаешь...
      ВЕРА. Анечка говорила, что осуждать никого не надо. Но и хвалить вас за это не буду!
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Я что, по своей воле такая стала? Жизнь меня такой сделала! Я одна двух сыновей вырастила. Все силы на них положила. Чтобы одеты, обуты были, чтобы образование хорошее получили. Чтобы все как у людей было. Чтобы ни в чем не нуждались. Я ведь тоже, когда на врача училась, думала что буду людям помогать, от болезней всех лечить. А как лечить, если вся медицина разваливается, если никому там наверху ничего не надо? Вот и я решила, что и меня ничего кроме моих детей не касается. А тут одна беда за другой...
      
      Зинаида Карловна бессильно сползает на стул и вдруг начинает рыдать.
      
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Сама, сама выгнала! Что я наделала!
      
      Вера наливает стакан воды, пытается успокоить врача.
      
      ВЕРА. Успокойтесь! Что случилось?
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. У меня младший сын попал в автомобильную аварию... Очень тяжелое состояние. Мне нужна Анечка! Есть какая-нибудь информация, где она?
      ВЕРА. Я не вру. Правда, ничего не знаю. Она как добрый ангел прилетела, коснулась нас всех своим крылом и улетела в неизведанные края. Как в сказке...
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Что же делать?! Я всегда думала, что я сильная. Никогда никого ни о чем не просила. А сейчас мне так нужна ее помощь!
      ВЕРА. Вы - врач. Медицина сейчас многое может...
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Знаю я нашу медицину! Лучше других знаю. Поэтому ничего хорошего и не жду! Если бы Анечка помолилась, то Бог ее услышал бы и помог.
      ВЕРА. Попробуйте помолиться сами.
      ЗИНАИДА КАРЛОВНА. Меня Бог не услышит!
      ВЕРА. Анечка говорила, что он всех слышит. Просто мы не о том просим. Или вместо голоса сердца пытаемся докричаться до него словами разума. Она всегда повторяла, что важно не то, кто просит и молится, а важно о чем и как мы просим Бога. А любит он нас всех одинаково. Ведь все мы его дети, блуждающие во мгле и ищущие света и любви...
      
      Занавес.

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Гитин Виктор Владимирович
  • Обновлено: 11/02/2012. 70k. Статистика.
  • Пьеса; сценарий: Драматургия
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.