Гринберг Яков
Как В Этой Жизни Не Сойти С Ума

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 4, последний от 02/03/2019.
  • © Copyright Гринберг Яков (griyak@hotmail.com)
  • Обновлено: 25/04/2010. 68k. Статистика.
  • Руководство: Публицистика
  • Иллюстрации/приложения: 1 штук.
  • Оценка: 6.07*58  Ваша оценка:

      Предисловие.
      
       Раньше я жил напротив сумасшедшего дома, а теперь живу напротив своего.
      
       Невозможно сойти с ума, если его нет.
      
      Написать эту книгу меня побудила довольно-таки странная мысль: я вдруг осознал, что живу среди сумасшедших. Если внимательно присмотреться и правильно понимать людей, то становится ясно, что сумасшедшие повсюду. Куда бы ты ни заходил, где бы ни появлялся, они тебя окружают. На работе, в транспорте, особенно в часы пик, в любой длинной очереди, в общем, везде и, если случайно возникает какое-либо недоразумение, конфликт или ссора, то их 'психопатология' сразу бросается в глаза, причем раздражает, что сами они об этом не подозревают и относятся к тебе, как к равному. Один из отцов-основателей кибернетики как-то сказал: 'Чтоб отличить человека от интеллектуального робота нужно с ним достаточно долго разговаривать'. С 'неадекватными' гражданами значительно проще: поговорил пять минут и все понятно, диагноз готов. Считать их настоящими сумасшедшими в медицинском смысле этого слова, по-видимому, все же нельзя, это будет явное преувеличение, но, с другой стороны, нормальными таких людей тоже не назовешь, поэтому правильнее всего характеризовать их состояние как пограничное.
      Такое неожиданное открытие было невозможно долго держать при себе, очень хотелось с кем-нибудь поделиться, как тому брадобрею, который увидел у шаха ослиные уши, поэтому я, в конце концов, не выдержал и под большим секретом рассказал о возникших у меня подозрениях знакомому журналисту. Какого же было мое изумление, когда выяснилось, что для него это вовсе не секрет, более того, он просто уверен, что кругом одни сумасшедшие. 'Тоже мне Америку открыл, - воскликнул удивленно. - Да это всем давно известно'. Я был в шоке! Оказывается, каждый об этом знает, однако все молчат. Получается заговор молчания сумасшедших, круговая порука!
      Потом я подумал, а откуда, собственно, все эти неврастеники и психопаты взялись, ведь в детстве, среди моих друзей, приятелей, одноклассников, ребят, с которыми я играл во дворе, никто таким не был. Хулиганы были, двоечники, ябеды, законченные гады и маменькины сыночки, отличники и придурки были, но не сумасшедшие! Все были вменяемыми и адекватно себя вели, другой вопрос, нравилось ли мне, что они вытворяли, но каждого я понимал. Его мотивы, характер, почему он так себя повел в такой-то ситуации, то есть получается, что все были нормальными, а стали погранично-сумасшедшими, и произошло это, когда все перестали быть детьми и стали взрослыми. Тогда вывод, который сам собой напрашивается, можно сформулировать так: 'Эта жизнь сводит человека с ума!' Может, звучит банально, зато верно. И если не сопротивляться, то конец, ведь если Бог хочет наказать, то отнимает разум.
      И еще одно рассуждение. В знаменитой фразе Н.Островского: 'Жизнь дается человеку только один раз, и прожить...' справедлива только первая часть его утверждения. Ни один человек или группа людей, ни один общественный, политический или религиозный институт не может диктовать вам (хотя все хотят!) как правильно проживать свою жизнь, это ваша личная прерогатива, ваш независимый и уникальный выбор. Поэтому не очень научный, но весьма практический трактат: 'Как в этой жизни не сойти с ума', представляется мне полезным и своевременным (я вообще удивляюсь, что никто до меня еще такого не написал). Рассматриваются следующие темы: как не сойти с ума на работе, как не сойти с ума от учебы, а также от любви, зависти, скуки, азарта, невезения и старости.
      
      
      Глава 1. Как не сойти с ума на работе.
      
      Лауреат Нобелевской премии по литературе Элиас Канетти писал 'Масса и власть' в течение тридцати лет, причем, если буквально следовать за мыслью и духом произведения, то становится ясно, что автор в процессе работы над этой действительно уникальной книгой сам постепенно сходит с ума. Там есть такое рассуждение: 'Страх увольнения с работы - сублимация изгнания из своего племени. Начальник - это вождь, который может казнить, может миловать. Всякий его вопрос есть вторжение в тебя. Используемый как средство власти, он проникает словно нож в тело спрашиваемого'.
      Остаться без работы - это подсознательный страх умереть от голода, поэтому увольнение в цивилизованном обществе - самая страшная вещь на свете. Оно незримо маячит за спиной у каждого, оно заставляет терпеть причуды и несправедливости начальника, заставляет нас делать вид, что мы вкалываем не покладая рук, а иногда действительно приходится наступать ногой на горло собственной песни и делать то, чего не хотим. Мы боимся, что нас уволят. Увольнение может быть связано с неудовлетворительным качеством работы, может явиться результатом чьей-то интриги, случиться по вине третьих лиц или произойти случайно, просто так легла карта нашей судьбы в незримом производственном пасьянсе. Увольнениям подвержены все, причем не в равной степени. Начальника уволить проще, чем, скажем, уборщицу, а другое место ему найти значительно труднее, и он это тоже знает и боится, соответственно, больше. В подобных случаях действует закон пирамиды: чем выше поднимаешься, тем меньше площадь сечения, то есть, чем выше квалификация и соответствующая ей должность, тем меньше свободных вакансий для соискателя.
      Сейчас все сложнее стало объяснить, скажем, ребенку или стороннему наблюдателю, чем мы, собственно, на работе занимаемся, в чем состоит наша функция. Раньше человек мог сказать, что он делает чертежи для машины или что-то там строит, затем появилось программирование и потребность в написании программ для какого-то важного проекта, затем интернет и работа, да и жизнь многих людей, стала такой же виртуальной. Однако, странная вещь, несмотря на наличие компьютерных сетей и весьма доступной информации о каждом гражданине, для человека стало, практически, невозможно с первого раза решить даже самый простой вопрос, - в любом учреждении, всегда найдется какая-то зацепка или помеха при получении справки или соответствующей услуги. Это раздражает обе стороны: чиновники нервничают и недовольны тем, что проситель опять не запасся всеми нужными исходными документами (или деньгами), а среднестатистический гражданин возмущается запланированным апофеозом всеобщей бюрократии и волокиты.
      При социализме, к которому различные люди относятся по-разному, работа не была таким проблемным фактором. Человек мог начать, как тогда говорили, свою трудовую деятельность на каком-нибудь предприятии и без проблем проработать там до самой пенсии, другой вопрос, что получали за это копейки. Сейчас другое дело. Кому тогда могло прийти в голову, что его конкретная работа и, что еще важнее, ежемесячная зарплата - это транснациональная категория, напрямую связанная с мировым кризисом, с ценой барреля нефти или с курсом доллара. Стало невозможно ничего просчитать наперед, хоть как-то спрогнозировать потребность в производимом товаре или услуге, что резко увеличивает личную нервозность и озабоченность. Возникает все большая неопределенность в перспективах работника, и, как следствие, в его месте под солнцем. Период социалистической расслабухи закончился безвозвратно, и вместе с ним исчезла беспечность в вопросе занятости.
      В последнее время все более актуальной становится проблема безработицы, когда тысячи продуктивных людей неожиданно оказались за бортом благоустроенной жизни и еще тысячи с ужасом ждут аналогичной участи. Увольнение, несомненно, влияет на психологический климат семьи, создавая там невиданные доселе напряжения, что дает уволенному уникальную возможность объективно оценить с кем он, на самом деле, живет, потому что, как сказала Анна Франк: 'Для того чтоб понять человека, нужно с ним поссориться'. Понимание дорого стоит, иногда на это уходит полжизни, поэтому, как всегда, нет худа без добра.
      Давно замечено, что лучше всего личность человека проявляется и раскрывается в процессе работы, и дело тут не в его характере или уменье сдерживать себя. Работа - это квинтэссенция отношения человека к окружающей его системе ценностей, она, как ни странно это звучит, полностью отражает его мировоззрение. Одному очень важно, чтоб в его работе был смысл, а другому на конечный результат своего труда, по большому счету, наплевать, он будет механически выполнять инструкции, особо не вдаваясь в подробности. В процессе работы уважающего себя и свою квалификацию работника происходит утверждение, укрепление и вынужденная борьба собственного эго со всеми, кто игнорирует или не разделяет его мнение, то есть самый большой раздражитель для человека - это не сама работа, а другой человек или группа людей. Иногда складывается впечатление, что все вокруг стремятся вас принизить, использовать, навязать вам свое собственное, подчас абсурдное, решение вопроса или возникшей проблемы. Вы, понятно, не можете допустить такое положение вещей, и вынуждены сопротивляться экспансии на вашу личность, что обычно приводит к множественным конфликтам и распрям, как по вертикали - с начальством, так и по горизонтали - с другими сотрудниками. Не хочется выглядеть болваном, когда другие указывают вам что делать, навязывают вам свои решения, крутят и вертят вами, как хотят, или, что еще хуже, считают слабохарактерным трусом, который не в состоянии отстоять свою точку зрения. Психологически это всегда трудно, а если еще есть объективные причины и времени в обрез, а кругом все нервные и начальство дергает по каждой ерунде, то такая изматывающая борьба - это прямая дорога к повышенной раздражительности и стрессу.
      Кроме того, следует сказать несколько слов про довольно представительную группу работников испытывающих постоянный страх перед возможным увольнением. Особенность мнительных сотрудников заключается в том, что иногда они входят в некое беспокойное состояние, когда им начинает казаться, что их всеми правдами и неправдами выживают с рабочего места. Обычно - это только кажется, очень редко - происходит на самом деле. В подобных ситуациях они не просто страдают, но испытывают прямо-таки шекспировские муки. Искренне веря в теорию заговора, они всегда ожидают очередного нападения или провокации со стороны... всех. Поэтому в качестве защитной реакции формируют в сознании негативную модель рабочих взаимоотношений, то есть непропорционально остро и болезненно, иногда даже довольно агрессивно, реагируют на любые требования, пожелания или замечания в свой адрес. А вечером, вместо заслуженного отдыха в кругу семьи, мучают близких бесконечными рассказами о творящихся у них на работе безобразиях и несправедливостях, приводя многочисленные примеры некомпетентности и вопиющей неблагодарности начальника. Это напоминает влюбленность со знаком минус или, точнее, ненависть с признаками влюбленности, когда все мысли и чувства работника оказываются сконцентрированными вокруг идеи возвращения расположения человека, который раньше относился хорошо, а теперь почему-то разлюбил и хочет уволить. Срочно в отпуск! Длинный или кратковременный, оплачиваемый или нет - неважно! Нужно уехать куда-нибудь подальше, и там попытаться спокойно разобраться в ситуации, оценить со стороны сложившуюся картину, скажем, посмотреть на нее глазами воображаемого биографа, описывающего данный фрагмент вашей жизни в очередном томе серии ЖЗЛ. В общем, выйти наружу, подняться над конфликтом, иначе можно запросто стать обладателем какой-нибудь весьма специфической мании, а это, поверьте, нисколько не лучше, чем потерять очередное место работы.
      Мне когда-то в научно-исследовательском институте довелось наблюдать за действиями странного человека по прозвищу 'луноход' (у него была привычка постоянно прогуливаться по институтскому коридору). Он иногда подходил к какому-нибудь сослуживцу, оглядывался по сторонам, близко наклонялся и заговорщески произносил: 'О вас говорят'. После чего, многозначительно покачивал головой и, не слова более не говоря, отходил в сторону. Он был настоящим шизофреником, и все об этом знали, но все равно находились мнительные сотрудники, на которых подобное сообщение производило сильнейшее эмоциональное впечатление. Они его догоняли и устраивали форменный допрос, то есть начинали возбужденно спрашивать: 'Кто говорит? Почему обо мне? Что конкретно говорят? Кто-то мной недоволен?' В общем, сильно волновались и переживали. Мне кажется, что это хороший пример неадекватной реакции на абсурд.
      Еще один проблемный фактор - это большой объем и, как следствие, интенсификация работы. Многие исполнители душевно страдают, когда их несправедливо отчитывают за то, что они не успевают или не имеют физической возможности нормально исполнять свою работу. Для этого у них может быть ряд объективных причин. Например, завал в самой работе или состояние общей неразберихи, не помогают или мешают окружающие, начальство сознательно занижает вашу значимость и не уважает вас ни как работника, ни как личность, кроме того, существуют запутанные, неоднозначные и противоречивые правила игры, меняющиеся к тому же в процессе самой игры. На этом фоне, тихое бешенство вызывает тот факт, что всегда находится кто-то, на кого общие правила не распространяются. Все это способно довести даже самого благожелательного и добросовестного работника до того, чтоб, образно говоря, ему захотелось вынуть автомат Калашникова или, еще лучше, самурайский меч и, как в фильме 'Убить Билла', отрубить головы всем участникам производственного процесса. Затем сделать себе харакири, потому что терпеть такое положение на работе и подобное отношение к себе уже нет никаких человеческих возможностей. Так как автоматом Калашникова или самурайским мечем, которым можно восстановить истинную справедливость, владеет сравнительно небольшой процент населения, то это желание подавляется, переходит на уровень подсознания и начинает медленно, но верно разрушать психику начинающего неврастеника. Так что не стоит удивляться тому, что в конце рабочего дня или по дороге домой кто-то на кого-то неожиданно наорал без всякой видимой причины, просто нужно понять - это профилактика, разрядка, так люди снимают нервное напряжение, то есть предохраняются от стресса.
      Для тех, кто хочет получить более конкретный алгоритм поведения во время производственного конфликта, можно посоветовать следующее. В острых ситуациях нужно переводить все взаимоотношения в сугубо формальную плоскость, выполнять только должностные инструкции и попробовать общаться с противоборствующими сотрудниками и начальством ѓ- как будто всех вас уже посадили, и вы находитесь на очной ставке в присутствии следователя. Все сказанное вами и вашими оппонентами фиксируется, вносится в протокол и имеет вес документа. Иногда это помогает, так как официальность позволяет отношения дисциплинировать, перевести их из эмоциональной сферы в сугубо деловую.
      Тот, кто полагает, что открытие личного бизнеса, то есть полное искоренение самого понятия 'начальник', - это решение всех его проблем, панацея, которая окончательно раскрепощает, дает свободу и независимость, прав только отчасти. Собственное дело заставляет бизнесмена любого калибра переживать и думать о своем бизнесе практически всегда, в любое время дня и ночи. Он постоянно волнуется и боится! Наемному работнику, в этом смысле психологически намного легче, ему грозит максимум потеря рабочего места, а бизнесмену угрожают многие разнообразные опасности, - он боится изменения конъюнктуры, невозвращения долгов, возможного рэкета, и, главное, разорения. Относительно высокие доходы - это плата за страх, который он постоянно испытывает, ведь от тюрьмы и от сумы никто из них не застрахован, поэтому основной контингент пациентов у практикующих психологов, - это успешные бизнесмены!
      Заканчивая данную главу, позволю себе сформулировать общую рекомендацию человеку, который идет на работу, как на каторгу, подвергается там моральному истязанию и психологическим перегрузкам, в общем, мучается и страдает: 'Каждый вовлеченный в процесс коллективного труда работник должен четко представлять себе, какую предельную цену он согласен платить за выживание на своем рабочем месте'. И если в какой-то момент он осознает, что больше такое положение терпеть не может, первое, что следует сделать, - это усилием воли заставить себя перестать бояться увольнения, так как человек, который не боится, становится сильнее, менее уязвим, и, кроме того, душевное здоровье, в любом случае, дороже. Некоторые наемные работники начисто забывают, что в словарном запасе человека имеется емкое и очень важное в жизни слово 'нет', которое он может и имеет право применять в любой ситуации.
      В общем, как говорится, Минздрав предупреждает: повышенная нервозность вызывает постоянный стресс, который, в свою очередь, снижает иммунитет, то есть сильно переживающий человек может не только незаметно для себя сойти с ума, но и стать легкой добычей вредоносных микробов.
      В качестве весомого аргумента в пользу того, что никогда не следует опускать руки, и жизнь, пока не умер, продолжается, хочу привести историю французской певицы Линетт Далмассо, которая в сорок четыре года написала в своем дневнике: 'Петь я больше не могу, жизнь моя закончена'. У нее была крайняя степень депрессии: она осознала, что потеряла работу навсегда, а ничего другого делать не может и не умеет, даже начала подумывать о самоубийстве. Кто-то посоветовал ей поехать в Непал подлечить нервы, вернее, отдохнуть и сменить обстановку. Короче, она объездила на велосипеде полмира, и вместо того, чтоб смириться со своим положением и жаловаться на несправедливость судьбы, стала признанным специалистом-этнографом.
      Следует на веру принять простую истину: неизвестно что написано про вас в книге судеб, и что вам еще предстоит сделать в этой жизни, поэтому не стоит опасаться крутых виражей. Во-первых, изменения - естественны, в Древнем Китае даже написали по этому поводу фундаментальный труд под названием 'Книга перемен', а, во-вторых, у человека на распутье всегда есть шанс еще раз крутануть колесо фортуны!
      
      
      Глава 2. Как не сойти с ума от учебы.
      
      Много лет, причем, согласитесь, лучших лет: детство, юность и даже некоторую часть своей взрослой жизни человек проводит в учебе. Это понятно и оправдано, ведь если ребенка не учить, то он вырастает высоко примативным типом, то есть по своим реакциям близким к приматам, и любое раздражение будет воспринимать как агрессию. У такого 'пассажира' цивилизованное поведение и привычка дискутировать отсутствуют начисто, зато есть глубокая уверенность, что всегда и везде нужно демонстрировать силу. Данный подход обычно оказывает негативное влияние на судьбу человека, увеличивая вероятность получить недоданные в детстве воспитание и образование... в тюрьме.
      Дети учатся в школе по современным программам, составленным таким образом, что у них есть серьезные подозрения, если не сказать, уверенность, что авторы учебников и методических пособий уже давно сошли с ума. Никто из родителей на этот прискорбный факт не обращает должного внимания и старается не замечать, что их ребенок в течение многих лет будет посещать районное отделение общеобразовательного сумасшедшего дома. Долгие годы в переполненном и шумном классе нервные, сами доведенные до предела учителя будут вдалбливать в его голову предметы и знания несовместимые с реалиями современной жизни, ставить на нем воспитательные и образовательные эксперименты, причем никогда не спрашивая его мнения, ведь разницу между тем что ему нужно или не нужно, он сможет осмыслить только потом.
       Как нормальный ребенок может себя чувствовать в сумасшедшем доме? Правильно, плохо! Только природная способность выживать в трудных условиях и вырабатывать иммунитет против раздражающих факторов, включая многолетнюю психическую атаку учителей и сверстников, позволяет ребенку окончить школу не слишком отягощенным полезными знаниями, но в относительно дееспособном состоянии.
      Открою страшный секрет: школьники, в своей массе, ненавидят не только естественные науки, но и великих классиков литературы! При этом возникает логичный вопрос: 'Как нужно преподавать предметы, чтоб добиваться такого эффекта отторжения?' Ответы учителя обычно не дают, их специальность не отвечать, а спрашивать, но, очевидно, что они научились преподавать так, чтоб на всю оставшуюся жизнь отбить у человека всякое желание читать вообще, и классику, в частности, а заодно, способность творчески мыслить. Это происходит, потому что система преподавания основана на принципе 'запомни-повтори', а для лучшего усвоения материала применяется, хорошо в свое время себя зарекомендовавший, метод Аль Капоне: 'Добрым словом и пистолетом вы можете добиться гораздо большего, чем одним только добрым словом'.
      Человек, далекий от процесса школьного образования, просто не в состоянии понять простой факт: в школе идет непрерывная и непримиримая война, стенка на стенку. Воюют учителя против учеников и наоборот, поэтому все эти сказки про заботу и любовь между враждующими лагерями - это дезинформация, распускаемая обеими сторонами, чтоб скрыть свои истинные намерения. Силы сторон явно не равны, на одной стороне - власть, знания и опыт, на другой - численность, крикливость и анархичность толпы. Учителя хотят солдатского повиновения, ученики - хаоса и бунта. Во время активных действий противнику наносятся множественные моральные раны, иногда психологические травмы незаживающие по многу лет. Сдавшегося на милость врага без всякого сострадания затаптывают свои, о беспощадности противника слагаются легенды, причем договориться о перемирии удается лишь на короткое время, после чего военная баталия возобновляется с новой силой, но каждая из сторон свято верит в то, что она только защищается.
      Через много лет после окончания школы, когда все старые раны уже окончательно затянулись, а обиды позабыты, легко заявить, скажем, в какой-нибудь популярной телепрограмме о неистребимой любви к своей первой учительнице. Но для того, чтоб понять истинное положение вещей в системе образования, честнее будет спросить теперешнего первоклассника о его стартовых впечатлениях, чтоб он рассказал в подробностях, какого ему живется, чего он боится, и кто его там обижает.
      В рассказе 'Мой двор' я привожу такой эпизод из далекого школьного прошлого: 'Мое диссидентство началось в первом классе. У учительницы, которая держала класс в ежовых рукавицах, была своеобразная манера воспитания детей: минут за двадцать до окончания последнего урока она начинала отпускать домой тех, кто хорошо себя вел. Весь класс замирал и льстивыми глазами выпрашивал разрешение. Домой хотелось невыносимо! Каждые пару минут кто-то получал индульгенцию и со счастливой улыбкой, чувствуя себя победителем всех оставшихся, покидал класс. Именно тогда, после моих молящих взглядов, которые, тем не менее, не приводили к результату, я понял, можно сказать, глубоко осознал, что вообще не хочу в эту игру играть, мне противно и оскорбительно что-либо вымаливать, не нужны никакие поблажки, и я готов уйти домой после финального звонка. С этого момента я стал свободным человеком, и мне стало хорошо на душе'.
      В институте поначалу кажется значительно легче. Все вокруг выглядят взрослыми и серьезными, лекции и семинары, судя по всему, проводят более или менее нормальные преподаватели, шума, смеха и безобразий нет, поэтому в обучении появляется смысл и, соответственно, возможность не только зубрить, но и понимать предлагаемые предметы. Проблема заключается в том, что долгие годы обучения из-под палки не проходят даром. Главное, чему не научили в школе, - это уменью учиться. Самому, без принуждения. Поэтому через некоторое время, когда проходит эйфория от веселой, бесконтрольной студенческой жизни и наступает подготовка к экзаменационной сессии, студент начинает тонуть и захлебываться от объема, навалившегося на него материала. Он пробует заниматься еще больше и интенсивнее, но из-за усталости усваивает все меньше. Это вызывает чувство неуверенности в себе, в своих силах и способностях и может стать для отчаявшегося молодого человека причиной тяжелого психологического состояния, даже довести до депрессии. Этого допускать никак нельзя. Срочно нужен отдых или помощь друзей, может быть, дополнительные консультации у преподавателей, иначе возможны разные плохие продолжения. Отсев после первого курса всегда был и будет, главное, чтоб в каждом отдельном случае удалось избежать летальных последствий. Всегда больно и обидно, когда из-за такой ерунды, как образование, из жизни уходят здоровые, молодые люди, ведь известно, что ученье - свет, а неученых - тьма, и никому это не мешает.
      В странах с высоким уровнем развития демократии и личной свободы весьма актуальна обратная проблема, там внутренний конфликт со своим учебным заведением разрешается не обычным суицидом, а реальным применением пистолета, винтовки или другого огнестрельного средства. Перед самоубийством студент является в свою Alma Mater и открывает огонь по всем, кого встречает. Групповое убийство студентов и преподавателей постепенно входит в норму в университетах и колледжах западного мира, то есть студент считает виновным в своей неуспешности не себя, а всех остальных, и пытается таким образом восстановить 'справедливость'. Такие трагедии стали регулярно происходить в сильно продвинутых, высокотехнологичных образовательных центрах, то есть, можно сказать, перефразируя Гойю, что торжество разума порождает чудовищ.
      Некоторые люди после окончания школы и института наивно полагают, что с учением покончено навсегда, то есть можно окончательно расслабиться и отдыхать до пенсии. Они ошибаются, учиться приходится всю жизнь: профессионально, на новом месте работы, в семье, при воспитании детей, кроме того, жизнь в обществе всегда подкидывает человеку какую-нибудь новую проблему. Ведь история ведет себя как женщина легкого поведения с очень плохим, иногда даже вздорным характером, она не любит ламинарного течения времени и длительных периодов благостного застоя. У нее нет принципов, морали или какой-нибудь философской основы, создается впечатление, что ее девиз: 'Лучше безобразие, чем однообразие!' Периодически, чтоб никто не заскучал, она подкидывает человечеству масштабные разборки, организует грандиозный перекрой границ и сфер влияния. Кроме того, любит устраивать гражданские и обыкновенные войны, локальные революции, затяжные и скучные межнациональные конфликты, а также такие кризисы, что приходится срочно учиться выживать в новых условиях, ведь картина последнего этапа жизни беспечно жующих мамонтов способна напугать уже не только пессимистов.
      Для помощи в решении бытовых, семейных и прочих проблем в окружении всегда находится особый, специальный человек, который продолжает учить жизни уже добровольно, обожает давать всевозможные советы по поводу и без повода, но, как и все предыдущие учителя, не несет никакой личной ответственности за полученный результат. Будьте осторожны и помните: по любому конкретному вопросу мнения специалистов всегда расходятся, поэтому закон один, не важно, кто и что вам посоветовал, отвечаете всегда вы сами, поэтому учитесь фильтровать входную информацию.
      
      
      Глава 3. Как не сойти с ума от любви.
      
      Сойти с ума от любви в начале двадцать первого века, на первый взгляд, невозможно, более того, даже процесс любовного помешательства в глазах граждан, занятых каждодневными заботами об улучшении своего уровня жизни, выглядит как-то несерьезно. Известно, что в индустриально развитом обществе на серьезную любовь сериального типа уже не хватает ни сил, ни нервов, ни времени. Вот у героев Достоевского, когда никто из них не только не работал, но, за редким исключением, вообще ничего полезного ни для себя, ни для общества не делал, была уйма свободного времени, которое они проводили в бесконечных выяснениях отношений и сложных любовных переживаниях, попутно решая две главные проблемы лучших людей своего времени: 'Где достать денег?' и 'Кто из присутствующих тут самый благородный и возвышенный?'. По своему честные и неплохо образованные люди в отсутствии настоящего дела занимались настолько непродуктивным времяпрепровождением, что, понятное дело, в конце концов, поголовно сходили с ума. Тургенев, например, вообще бросил все, оставил, страшно сказать, Родину и отправился в Париж за своей Полиной Виардо. Кто сейчас может на такое решиться? Тогда это, наверное, тоже выглядело довольно странно, но все же не воспринималось обществом, как откровенное умопомешательство. Однако ни для кого не секрет, что любовь по своей природе иррациональна, осмыслению и осуждению неподвластна. Ведь до сих пор встречаются излишне впечатлительные люди, которые считают, что настоящая любовь должна излучать свет и тепло, то есть это, формально говоря, радиоактивное чувство, с довольно коротким временем, как показывают многочисленные опыты, полураспада любовного вещества, но с такой точкой зрения можно спорить.
      Не подлежит сомнению, что в век быстрого интернета затяжные любовные переживания кажутся пережитком далекого прошлого, даже, можно сказать, атавизмом эпохи романтизма, но, тем не менее, данный вид сумасшествия, как говорится, имеет место быть и, следовательно, должен быть рассмотрен.
      Одна моя знакомая как-то рассказала мне по секрету, что расхожее представление о том, как на самом деле происходит любовное помешательство, мол, мужчина увидел женщину, влюбился, был отвергнут, после чего начал пить, страдать и мучиться от неразделенной любви и, наконец, окончательно от этого свихнулся - это полная чушь. Мужчина не сходит с ума в одиночку, на этот шаг его должна подтолкнуть женщина, вернее, она, как опытный инструктор-альпинист, должна провести его по опасной и извилистой тропе любовных отношений в некое скрытое от окружающих, потайное место, где находится его нирвана. Там она его бросает, нирвану забирает и оставляет одного в таком беспомощном состоянии, что он уже не может выбраться оттуда нормальным человеком. Выглядит немного страшновато, когда представляешь себе все это в лицах. Хочется патетически воскликнуть: 'Бедные мужчины, как нас заставляют страдать!'
      По мнению этой знакомой, во всех поколениях существует некая особая, обычно очень немногочисленная группа женщин, к которой она, без ложной скромности, себя причисляла, которые всех без исключения мужчин, попадающих в зону их влияния, фактически сводят с ума. Они влюбляют их в себя до ненормального, патологического уровня, создают устойчивую психологическую зависимость, затем манипулируют ими, заставляют свои жертвы делать невообразимые подарки и, вообще, страдать и мучиться, а в случаях разрыва отношений даже накладывать на себя руки. Поверить в это трудно, даже, я бы сказал, невозможно, но из дальнейшего повествования моей знакомой прямо следует, что ее жизненный путь, образно говоря, был усеян трупами пригретых, а затем отвергнутых поклонников.
       - Мне было двадцать два года, и я была замужем, - рассказала она, - а ему было сорок, причем он был кинорежиссером, то есть уже взрослый человек, не мальчик и должен был что-то понимать в жизни. Нас познакомили общие знакомые, когда я была на Украине в доме отдыха. Он пригласил меня покататься на лодке, на что я, без всякой задней мысли, согласилась. После чего, он проводил меня домой и вежливо попросил разрешения зайти вечером. Мы пошли погулять в парке, и там выяснилось, что у него по отношению ко мне весьма серьезные намерения. Он был вдовец, его жена умерла несколько лет назад, и на курорте он был со своей дочерью, моей ровесницей, и ее мужем. Наши отношения, сопровождаемые его бесконечными объяснениями в любви, дорогими подарками и прочими знаками внимания, развивались по нарастающей в течение всего месяца нашего совместного отдыха. Однажды его дочь уехала по делам в Киев на пару дней, и моему курортному кавалеру показалось, что ее муж уделяет мне чрезмерное внимание, что он ему и высказал в довольно нелицеприятной форме. Ревность ѓ- тень любви! Ничего с этим не поделаешь, но мне эта сцена почему-то не понравилась, я возмутилась и заявила, что он не смеет никому делать подобные выговоры, так как я не его жена, и у него на меня нет никаких прав. На следующий день, когда его дочь вернулась обратно, и мы в большой компании сидели утром на пляже, мой отвергнутый любовник явился туда страшно пьяным и устроил безобразный скандал. Мне стало противно видеть его в таком состоянии. Дочь с трудом его увела. Вечером он пришел ко мне протрезвевший, в нарядном костюме, с галстуком и цветами. Он извинился за утренний инцидент, после чего очень серьезно, практически в ультимативной форме спросил, поеду ли я с ним в Киев, да или нет, на что я ответила, что об этом не может быть и речи, что у меня есть законный муж, и я возвращаюсь к нему. Он спросил еще раз, окончательное ли это решение, и, услышав мой ответ, вынул из кармана ключи от своей новой машины. 'Это тебе мой последний подарок'. Положил ключи на стол и сразу ушел. Утром, когда я возвращала эти ключи его дочери, она мне сказала, что он срочно уехал, даже не хотел объяснить почему, а еще через день позвонили из Киева и сообщили, что он застрелился.
      Когда я услышал эту историю, мне стало грустно на душе и резко пропало желание шутить над пережитками романтизма. Не могу отделаться от дуальной мысли, во-первых, как мне повезло, что меня такое миновало, а, во-вторых, это же надо - в наше время так смертельно влюбиться! Но, говоря серьезно, у каждого есть пример трагической любви, это кто-то из знакомых, или нам рассказали про подобный случай. Я сам однажды в одном доме, не помню даже, где это было, обратил внимание на фотографию исключительно красивой, одухотворенной девушки. Когда я поинтересовался, кто она такая, то мне объяснили, что она покончила с собой через две недели после того, как утонул ее муж.
      Кроме того, существует, и никуда от этого не денешься, юношеская патологическая влюбленность. Там все в первый раз, поэтому значение таким глупостям как любит, не любит, придается огромное, несуразное. В результате дети вешаются, травятся и выпрыгивают из окон. У одних моих знакомых единственная шестнадцатилетняя дочка покончила с собой, так она, понятно каждому, убила заодно своих родителей тоже. Вот и смейтесь после этого над такими несовременными любовными переживаниями.
      Заканчивая данную главу, приходится констатировать, что полностью избежать приступов любовного невроза практически никому не удается. Все, так или иначе, через это проходят: прививки от любви еще не придумали, поэтому этим необходимо переболеть, желательно без серьезных последствий для подсознания. Гипотетически, наверное, можно представить себе абсолютного циника, который всю жизнь глушил любовь сексом, или законченного эгоиста, которого ни разу не поранила стрела Гименея, но при этом возникает смутное ощущение, что они потерял, вернее, не испытали что-то очень важное.
      Для отчаявшихся влюбленных, которые не находят себе места и чувствуют, что сходят с ума от неразделенной любви или ревности, можно порекомендовать проверенное самой жизнью средство: самое надежное лекарство от безнадежной любви - это другая любовь! Как говорят люди с сильно ослабленной моралью, но с обширным и многолетним опытом внебрачных связей: 'Клин клином вышибают, а хороший левак укрепляет семью!' Но правы ли они и стоит ли им верить, каждый решает для себя сам.
      
      
      Глава 4. Как не сойти с ума от зависти.
      
      Прежде всего, давайте сформулируем необходимые определения. Зависть, как известно, бывает 'белая' и 'черная'. 'Белая' - это когда к объекту зависти относятся хорошо и про себя не желают, чтоб он сломал себе ногу, а 'черная' ѓ- это когда смеются и радуются на его похоронах. 'Белая' зависть, конечно, не очень плохая, не то что 'черная'. Куда только смотрит прогрессивная общественность? Расизм какой-то, открыто происходит дискриминация по принципу цвета зависти, что в современном мире является абсолютно недопустимым публичным оскорблением. Где, позвольте вас спросить, элементарная политкорректность? Похоже, иначе никак не объяснишь, что к двум видам зависти привыкли, как к двойной морали, смирились и воспринимают так же естественно, как заговор Сионских мудрецов.
      Самое неприятное, что даже самая 'белая' зависть от постоянного использования темнеет и, в конце концов, превращается в 'черную'. Для тех хороших людей, которые не представляют себе истинный масштаб 'черной' зависти, привожу характерный анекдот. Однажды Бог пришел к одному очень завистливому человеку и сказал: 'Выбирай все что угодно, но у твоего соседа будет в два раза больше'. Человек подумал и сказал: 'Выколи мне глаз'.
      Еще зависть бывает смертельной, но не пугайтесь, это фальшивое название, которое совершенно не соответствует действительности. Иначе от нее умирало бы больше народа, чем от чумы, холеры и СПИДа вместе взятых, хотя... некоторые доверчивые (да и не очень доверчивые) люди считают сглаз вполне реальным и ощутимым явлением, что-то вроде материализованного проявления смертельной зависти. У них всегда есть разнообразные примеры и наглядные, доказанные случаи сглаза, произошедшие с их близкими родственниками и, особенно, с детьми. Только начни такое слушать, жить становится страшно: оказывается, кругом бушуют страшные магические силы и тому, кто зазевался, грозят неминуемые страдания. Сглаз или наведение порчи, по свидетельству очевидцев, могут вызвать такие плачевные последствия, что жертва оккультного воздействия должна срочно бежать за помощью к профессиональным колдунам, знахарям или ведьмам, которые обычно успешно снимают сглаз с невинно пострадавшего.
      Все вышеперечисленные виды зависти, судя по всему, весьма сильно распространенны среди населения, так что радуйтесь - вы не одиноки в этом мире, кроме того, это позволяет с большой вероятностью предположить: 'Завидуют все и всем!' У этого постулата есть довольно-таки философское, поэтому весьма сомнительное для многих, следствие: 'Завидуют не тому, чему стоит завидовать!' В этой связи невозможно не процитировать Остапа Бендера, который очень точно выразил, правда, в другом контексте, ту же мысль: 'Я человек завистливый, но тут завидовать нечему'. Справедливо это практически всегда, когда речь идет о материальной сфере, а духовное сейчас практически выпало из черного списка настоящей зависти, то есть духовные ценности подходят только при условии, если сильно подкрепляются материальными.
      Если внимательно присмотреться к объекту вашей зависти, то наверняка выяснится, что завидовать всем без исключения компонентам его жизни, принимая во внимание темноватое прошлое, проблемное настоящее и неопределенное будущее, для вас совершенно невозможно. Нормальная знаменитость с большой вероятностью бросила кучу жен и детей, которые их ненавидят, лечилась от алкогольной или наркотической зависимости, периодически страдает от приступов депрессивно-маниакального психоза, поэтому завидовать всему этому букету может только сумасшедший. Обычно завидуют только одной черте предмета обожания, как то: славе, богатству, известности или признанной красоте. Зависть эта имеет ярко выраженную фасадную природу и глянцевый журнальный характер, то есть никто не берет в расчет реальную жизнь их кумира, его настоящие проблемы и трагедии. По-вашему, стоит завидовать миллионеру, который болен неизлечимой болезнью, или просто старик?
      Меня когда-то поразило, что самые популярные и богатые спортсменки, звезды мирового тенниса, пока активно выступают на корте, не могут завести себе мужей или хотя бы постоянных любовников. На это есть несколько объективных причин: к примеру, нормальный мужчина не может бросить свою специальность, работу, карьеру и девять месяцев в году таскаться за женой по теннисным турнирам, которые проходят каждый раз в другой стране, не может зависеть от перепадов настроения при проигрышах и выигрышах, от ее доходов и капризов. В общем, факт остается фактом, на женском теннисном турнире вы никогда не увидите на трибуне того, кого спортивный комментатор может назвать ее мужем или приятелем.
      В общем случае понять, кто кому завидует и почему, практически невозможно, из чего прямо следует вывод: 'Зависть неконструктивное, алогичное (чтоб не сказать тупое) чувство, у которого ни в коем случае нельзя идти на поводу', то есть получается, что приведенное выше следствие: 'Завидуют не тому, чему стоит завидовать!' - это вполне универсальный закон.
      Очевидно, что зависть весьма негативно, если не сказать, деструктивно влияет на нашу жизнь, принижает в наших глазах ее красоту и значимость, и этому весьма способствует телевизор, эти безумные любовные сериалы и бесконечная демонстрация шикарного времяпрепровождения могут вызвать у излишне доверчивого зрителя приступы зависти к богатым и успешным. Ведь, если принять за факт, что настоящая жизнь протекает где-то в другом месте, то получается, что наши радости - не радости, наши женщины - не фотомодели, одеваемся мы не у модных кутюрье, обедаем не в лучших ресторанах, общаемся не с сильными мира сего и знают нас не миллионы, а только такие же неприметные люди, которые нас любят.
      А теперь давайте спустимся с 'высокой' зависти к знаменитым и богатым к бытовой зависти ко всем подряд. Здесь запросто можно встретить практически любого. Это может быть сосед, который опять купил себе что-то дорогое, сотрудник, которого повысили в должности, классный товарищ, который был таким олухом в школе, а сейчас страшно разбогател. Слаб человек, обидно ему наблюдать подобные несправедливости, однако еще в стародавние времена Конфуций подметил: 'Благородный муж винит себя, малый человек винит других'.
      Женщине обычно не нравится чужая хорошая фигура, не нравятся почти все участницы конкурса красоты, чрезмерный успех у мужчин или чересчур удачное замужество близкой подруги, зато нравятся фразы типа: 'не знаю, что он в ней нашел'. Да чему только не завидуют люди? Весь вопрос, стоит ли? Для тех, кто не верит, что, как правило, завидуют не тому, чему стоит завидовать, приведу пример. Когда-то один мой знакомый, топ-менеджер крупной компьютерной фирмы, случайно встретив своего не очень успешного школьного приятеля, получающего минимальную зарплату в какой-то забытой богом конторе и бьющегося, как рыба об лед, в стремлении как-то обеспечить семью, сказал:
      - Тебе хорошо, тебе ни о чем не нужно беспокоиться: работаешь себе спокойно и не за что не отвечаешь, а я каждый день с ума схожу, и все на мне висит. Сотрудники - безответственные, никому ничего толком поручить нельзя, приходится все проверять самому, начальство - малограмотное, требует того, что сделать вообще невозможно, а я между ними, как между молотом и наковальней.
      Он искренне так считал и говорил вполне откровенно, хотя для посторонних людей, непосвященных в тонкости его производственных проблем, сам представал типичным примером для зависти: прекрасная карьера, сумасшедшая зарплата: ничего не стоит на недельку слетать в Амстердам или Альпы. В общем, жизнь на высшем уровне, о которой большинство людей могут только мечтать. Как такой человек мог завидовать рядовому исполнителю, стоящему в иерархической лестнице на много ступеней ниже его, уму непостижимо!
      В общем, был прав тот древний грек, когда в качестве объяснения своего развода, сказал: 'Посмотри на мой сандаль. Разве он не красив, не моден, не предмет зависти для других, но кто знает, как он жмет мне ногу'. Поэтому, в качестве дополнительного довода, могу привести следующую мудрость собственного производства: 'Вы никогда не знаете, чему вы, на самом деле, завидуете!' Не понятно? Привожу умозрительный пример: у кого-то, скажем, красивая жена, но попробуйте сами пожить с ней пару недель, и всю оставшуюся жизнь будете благодарить бога за то, что она жена приятеля, а не ваша. Так что, если не хотите излишне страдать, не будьте завистливым, а если все же не получается, то перед тем, как кому-нибудь позавидовать, вспоминайте, что все в этом мире относительно - это помогает.
      Кроме того, дополнительная проблема настоящего завистника заключается в том, что аккумулированная зависть незаметно переходит в ненависть, а постоянный объект зависти - в категорию врага. Так что подумайте хорошенько, стоит ли из хороших знакомых и друзей делать личных врагов, это все же сомнительное удовольствие - жить среди людей, которых ненавидишь.
      
      
      Глава 5. Как не сойти с ума от скуки.
      
      Все в жизни повторяется, а все то, что повторяется, становится со временем неинтересным, обременительным и скучным, поэтому любой цивилизованный человек должен научиться бороться со своей скукой. Сколько полезных вещей было сделано с единственным мотивом: 'чтоб не было скучно', невозможно сосчитать. Можно сказать, что скука, как постоянный стимул разумной деятельности человека, пронизывает всю нашу цивилизацию, развивает науку и искусство. Это с одной стороны, а с другой - сколько во имя скуки было выпито водки, сколько глупостей и несуразностей совершено.
      'Кто не рискует, тот не пьет шампанское', - любил в ранней молодости повторять один мой приятель. Прошло время, и после некоторого количества личных экспериментов в этом направлении он почему-то изменил свое мнение и начал утверждать, что, образно говоря, пить обычное вино тоже неплохо, по крайней мере, безопаснее. Не знаю, в каком случае он был прав, однако следует заметить, если жизнь человека полностью подчиняется только здравому смыслу, то она вообще теряет всякий смысл, поэтому выбор остается за каждым в отдельности.
      Единственное, что в данном конкретном случае не работает - это поиск новых развлечений! Любые развлечения, если они не превращаются в манию, быстро надоедают, а скука остается. Кроме того, если вы попытаетесь один раз всерьез классифицировать, то есть перечислить и написать на листе бумаги, полный список всех ваших возможных развлечений и удовольствий, то придется признать, что количество пунктов будет значительно меньше, чем ожидалось. В этом направлении человечество продвинулось несильно, похоже, что в общении людей навеки сохранилась все та же культура застолья, то есть вначале выпивка и обжираловка, как в Древнем Риме, а потом, в качестве развлечения, выступают артисты, гетеры и гладиаторы-каратисты из американских боевиков.
      В современном обществе появилась новая проблема, которая идет рука об руку со скукой: 'Как не сойти с ума от одиночества?' Она также приобретает существенное значение. В последнее время все большее количество нормально обеспеченных мужчин (реже женщин) предпочитают на практике реализовывать журнальный образ 'playboy'. Выгоды налицо: комфортабельное времяпрепровождение в кругу друзей и постоянно обновляемых любовниц, никаких проблем с ограничением личной свободы, которые неизбежно возникают в семейной жизни, более того, не нужно вкладывать время и силы в процесс воспитания детей, не нужно вне работы ни под кого подстраиваться и так далее. Проблема в том, что в этой замечательной, на первый взгляд, жизни нет положительной обратной связи, то есть сам 'playboy', сам того не замечая, постоянно находится в группе риска. Он может начать пить, принимать наркотик или делать другие глупости, и никто его вовремя не остановит, он будет обязательно подвержен острым приступам скуки и хандры, будет искать новые, неизведанные и все более экстремальные виды развлечений, что тоже не панацея. Таким людям можно посоветовать попробовать переключиться на 'средний путь', то есть не только ублажать собственное тело, но и всерьез заняться духовной сферой.
      Когда-то лауреат Нобелевской премии по литературе Иосиф Бродский прочитал выпускникам колледжа лекцию про скуку! 'Все, что обнаруживает регулярность, чревато скукой, - заявил он, - будь вы богаты или бедны, рано или поздно вы пострадаете от избыточности времени, вам наскучит ваша работа, ваши друзья, ваши супруги, ваши возлюбленные, вид из вашего окна, мебель или обои в вашей комнате, ваши мысли, вы сами. Соответственно, вы попытаетесь найти пути спасения. Кроме приносящих удовлетворение вышеупомянутых игрушек, вы сможете приняться менять места работы, жительства, знакомых, страну, климат. Вы можете предаться промискуитету, алкоголю, путешествиям, урокам кулинарии, наркотикам, психоанализу. Впрочем, вы можете заняться всем этим одновременно; и на время это может помочь. До того дня, разумеется, когда вы проснетесь в своей спальне среди новой семьи и других обоев, в другом государстве и климате, с кучей счетов от вашего тур-агента и психоаналитика, но с тем же несвежим чувством по отношению к свету дня, льющемуся через окно'.
      Нельзя сказать, что И.Бродский большой оптимист и картина, которую он нарисовал, сильно вдохновляет, но он гениальный поэт, значит, умеет чувствовать и выражать правду. Его совет: 'Когда вас одолевает скука, предайтесь ей. Пусть она вас задавит; погрузитесь, достаньте до дна'.
      Не буду спорить, но настоящее лекарство от скуки - это, на мой взгляд, отвлечение от себя любимого. Перестаньте рефлексировать, копаться в себе, в своих мыслях и чувствах, ничего нового вы там все равно не выкопаете, займитесь лучше чем-нибудь конкретным. Сделайте ремонт в квартире, пойдите учиться на курсы китайской каллиграфии или, самое трудное, попробуйте начать заботиться о ком-либо другом и, уверяю вас, ваша скука улетучится или, по крайней мере, временно отступит, ибо замечено, что многодетным матерям это чувство практически незнакомо.
      
      
      Глава 6. Как не сойти с ума от азарта.
      
      То, что человек может совершить в состоянии азарта, - уму непостижимо. Каждый, хоть раз в жизни, мог в этом убедиться.
      Достоевский рисует очень убедительную, осязаемую картину временного помешательства человека во время азартной игры: 'Я прямо сразу поставил на четку двадцать фридрихсдоров и выиграл, поставил пять и опять выиграл и таким образом еще раза два или три. Я думаю, у меня сошлось в руках около четырехсот фридрихсдоров в какие-нибудь пять минут. Тут бы мне и отойти, но во мне родилось какое-то странное ощущение, какой-то вызов судьбе, какое-то желание дать ей щелчок, выставить ей язык. Я поставил самую большую позволенную ставку, в четыре тысячи гульденов, и проиграл. Затем, разгорячившись, вынул все, что у меня оставалось, поставил на ту же ставку и проиграл опять, после чего отошел от стола, как оглушенный'.
      Когда-то я слышал на эту тему прекрасный анекдот. Один американец поехал в Лас-Вегас и крупно проиграл. Вернулся домой, а внутренний голос начал его уговаривать, убеждать: 'Поезжай! Сыграй еще раз! Тебе повезет!' Боролся он со своим внутренним голосом, боролся и, в конце концов, не выдержал и поехал в Лас-Вегас. Пошел в казино и проигрался в пух и прах. Вышел на улицу без гроша в кармане, и внутренний голос ему говорит: 'Ну и дурак же ты!'
      Однако, как хорошо известно, 'история нас учит, что история нас ничему не учит', поэтому до сих пор встречаются люди, которые не просто играют, а играют по-крупному и, как правило, сильно проигрывают. В карты, тотализатор, рулетку или другие азартные игры. Сейчас это можно сделать, даже не выходя из дома, посредством интернета. Азартные игроки, чаще всего, в чем-то очень доверчивые люди: они искренне верят, что отличаются от всех остальных, что у них с богом, с чертом или с судьбой заключен некий незримый договор, по которому им, в конце концов, должно повезти. Однако утверждение 'человек умирает с половиной' актуально до сих пор, то есть можно легко показать, что сама логика азартной игры порочна изначально. Рассмотрим содержательный пример, давайте предположим, что вы поставили на кон некоторую сумму и выиграли в два раза больше. Ваши дальнейшие действия? Вы прекратите игру, радостный и счастливый уйдете домой? Нет, вы будете продолжать играть: выигрывать и проигрывать до тех пор, пока у вас остаются деньги, то есть, если вам всю дорогу бешено везло, - проигрыш все равно гарантирован! Мания игры неизбежно приводит азартного и слабовольного человека к искаженному восприятию действительности, и, как следствие, к разорению, обнищанию, развалу семьи, деградации личности и прочим жизненным неудобствам и неурядицам.
      В последние годы все большее распространение получили, так называемые, компьютерные игры. В общем случае - это реализация азарта без денег, попытка уйти от пугающей или раздражающей человека реальности в новый, прекрасный, виртуальный мир, который по-своему честен, справедлив и демократичен, там, по-настоящему, все равны. Кроме того, каждый игрок анонимен, что снимает психологический груз ответственности, то есть не нужно публично переживать за собственные промахи и ошибки. В качестве неявной ставки там выступает наше время. Кажется, ерунда, но игроки просиживают перед компьютером существенную часть своей жизни. Отрешенные и безучастные ко всему остальному, они неотрывно смотрят в экран дисплея и бесконечно нажимают на мышь. Ну и черт с ними, скажете вы, это никому не мешает. Ошибаетесь! Перед компьютерами сидят не только потерявшие интерес к реальному миру взрослые, но и наши дети. Это становится глобальной мировой проблемой. Конфликт поколений, про который веками говорили все кому не лень, рассосался сам собой ввиду полного отсутствия контактов между ними. Поколения стали неинтересны друг другу, как разные жанры. Сейчас век интерактивных игр, и тот, кто этого до сих пор не понял, безнадежно отстал. Вхождение в мир игры, не так прост, как кажется со стороны, он требует определенных навыков и специфических способностей, что льстит самолюбию и поднимает престиж игроков в собственных глазах. В запутанном лабиринте возможностей они способны находить правильные продолжения, поднимаясь до уровня 'магистров игры'. Это занятие требует длительного времени и постепенно переходит в привычку каждый день по многу часов просиживать перед компьютером, затем привычка переходит в устойчивое привыкание, как это происходит при курении, а затем в манию. Человек попался, он, сам того не замечая, стал составной частью, живым элементом некого виртуального мира. Такой игрок, не имея поддержки со стороны семьи или близких друзей, имеет высокие шансы в обозримое время окончательно утратить связь с реальностью, со всеми вытекающими отсюда последствиями.
      На мой взгляд, самым лучшим средством от необузданного азарта является знание предмета, то есть изучение курса теории вероятностей. Это даст игроку понимание и теоретическую основу для точного расчета своего случайно распределенного счастья.
      Составной частью жизни любого человека в обществе, даже если он об этом не подозревает, является игра в политику. Активно в политику играют интересанты, пассивно приходится играть всем. Наше вроде бы уникальное мнение искусно формируется, видоизменяется и в нужное время направляется в нужное русло, то есть на избирательные участки. В политике существуют свои правила игры, но они, как правило, не работают, что автоматически превращает политику в 'игру без правил', а политиков в самых азартных игроков на свете. Политика - древнейшая профессия, ей занимались с незапамятных времен и продолжают до сих пор вкладывать сердце и душу в довольно нескромное занятие по узурпированию ответственности за судьбы других. Ставка там очень высока - в политику нужно вложить (или заложить) душу. В качестве игровых фишек или фигур выступают люди, которых можно приблизить и выдвинуть, ими можно пожертвовать или с выгодой разменять, однако, в отличие от честных шахмат, политические фигуры независимо от игрока могут менять свой цвет: переходить из стана врагов в союзники и наоборот, что делает игру в политику еще интересней. Главная цель политика - руководить, повелевать, управлять, то есть испытать непередаваемо-сладостное ощущение избранности, особого чувства присущего только вождям, царям, предводителям людей и народов.
      Для начинающих политиков там действует закон шоссе: 'Не нужно быть правым, нужно остаться целым!' Учитывая большую скученность многочисленных участников политического движения, это приводит к длительному ожиданию своей очереди в пробке соискателей, а затем к непрерывному маневрированию. Настоящий политик, чтоб не стать настоящим неврастеником, должен обладать кожей бегемота, чтоб не воспринимать многочисленные уколы исподтишка и открытые удары конкурентов, а также талантом флюгера, чтоб крутиться в том направлении, куда дует руководящий ветер. Это весьма сложное занятие, как правило, убивает миллионы нервных клеток, которые, как известно, не восстанавливаются, и повышает шансы попасть не в следующий кабинет министров, а в сумасшедший дом, однако посоветовать политику заняться чем-нибудь другим так же абсурдно, как порекомендовать представительнице другой древнейшей профессии не брать денег с клиентов.
      В последнее время меня не покидает мысль, что действующие политики разных стран коллективно сходят с ума. Вообще-то говоря, подобный эффект обычно наблюдается непосредственно перед мировыми войнами, когда потенциальные жертвы перестают адекватно понимать ситуацию и очень хотят договориться с теми, с кем договориться нельзя. Так что, может быть, мы скоро на своей шкуре почувствуем, каков будет конечный результат борьбы за мир и всеобщую гармонию между несочетаемыми культурами, религиями и народами.
      
      
      Глава 7. Как не сойти с ума от невезения.
      
      Неудачи и проигрыши преследуют нас с самого детства на протяжении всей нашей жизни. Высокая концентрация неудач способна довести до белого каления даже самого уравновешенного человека. Неудачи бывают реальные и мнимые, вымышленные. Причем, отношение к мнимым неудачам часто, мягко говоря, необъективное. Например, одна моя знакомая много раз лихо выпрыгивала из автобуса на ходу перед остановкой, но когда в один прекрасный день это привело к вывиху ноги, то попрыгунья почему-то страшно расстроилась и решила, что ей крупно не повезло! Как это не повезло, если за тысячу экстремальных прыжков она ни разу не сломала себе ногу или шею, не ходила на костылях и не стала инвалидом, прикованным к постели? Когда я попытался объяснить ей, что она, на самом деле, страшно везучая, то почему-то не нашел понимания с ее стороны.
      Однажды со мной приключилась история, прекрасно комментирующая ситуацию мнимого невезенья, а именно, когда один водитель посчитал себя жутко обиженным. Дело было так. Заехал я как-то на просторную стоянку около крупного универмага. Передо мной водитель повернул налево, а я, заметив свободную стоянку, повернул направо. Припарковался, только успел выйти из машины, как вдруг ко мне подбегает совершенно незнакомый человек среднего возраста и начинает орать:
      - Выезжайте! Сейчас же выезжайте отсюда!
      Он не просто кричит, а аж подпрыгивает от возбуждения. У меня есть некая особенность в характере: терпеть не могу, когда на меня орут, хочется сразу что-нибудь проорать в ответ. Зная эту свою отрицательную черту, я сильно сдерживаюсь и спрашиваю:
      - Это почему еще?
      'С чего это я должен этому психу освобождать свое место?' - подумал я удивленно. Он даже задохнулся от возмущения.
      - Это мое место! - кричит и как-то ненормально притоптывает ногой и головой мотает из стороны в сторону.
      Ну, я сразу решил про себя: 'Все ясно - сумасшедший, сейчас начнется у него приступ, эпилепсия или что-нибудь в этом роде, упадет, начнет пену изо рта пускать, что я тогда буду с ним делать'.
      - Послушайте, уважаемый, - говорю примирительно, - стоянка ведь тут большая и полупустая. Какая у вас проблема? Что вы привязались ко мне с этим местом? Что оно для вас медом намазано?
      Но он слов не слышит, глаза пустые, в них только бешенство и безумие, мыслей нет.
      - Выезжайте отсюда немедленно! - кричит. - Сейчас же освободите это место!
      Такое создалось впечатление, что он сейчас вытащит пистолет из кармана и начнет стрелять. 'Черт с тобой, - думаю, - псих ненормальный. Это же надо так сходить с ума из-за какой-то чертовой автостоянки, пятиминутной парковки. Поставь машину на другое место, так будет еще десять метров до входа. Какая разница?' Считаю про себя до трех для успокоения нервов и говорю голосом профессионального психиатра:
      - Окей, я сейчас уеду. Не волнуйтесь.
      Сажусь в машину, пытаюсь переехать на другую стоянку и не могу. Как назло, не заводится машина, хоть тресни. После нескольких моих неудачных попыток, вдруг опять подбегает мой противник.
      - Друг! Извини! Я сегодня что-то не в себе. Не заводи больше двигатель, а то стартер сожжешь. Не волнуйся, я поставлю на другое место, все же кругом свободно. Открой капот, давай посмотрю в чем там дело, я в машинах разбираюсь, - говорит он извиняющимся голосом, при этом улыбается виновато и руку мою пожимает дружески.
      Вот такая произошла удивительная метаморфоза. Оказалось, что причина нашего конфликта в том, что он повернул налево только для того, чтоб задом въехать на ту стоянку, которую я только что занял, а я ничего не заметил, внимания не обратил на его маневр.
       Кто тут прав, кто виноват - это не так уж важно, а важно явное временное помешательство моего визави. Он оказался вполне приличным человеком и подробно объяснил, как его все вокруг достали: хорошую работу потерял, жена сидит дома с ребенком, сама переживает и от этого скандалы ему закатывает каждый день, а родственники, вместо того, чтоб помочь материально, с советами лезут. Его сознание оказалось сдвинутым в сторону психопатичного настроения несправедливым, на его взгляд, накоплением неудач и проигрышей, которые свалились на него в последнее время. То, что я нагло занял его законное место парковки, могло стать последней каплей, переполнившей чашу терпения. Он уже плохо себя контролировал, и наше выяснение отношений могло запросто закончиться безобразной дракой с непредсказуемыми последствиями, хорошо еще, что я сдержался, и мы расстались друзьями.
      Нельзя не упомянуть еще один тип людей, для них: 'большой успех - это страшная неудача!' Получилась фраза в стиле Джорджа Оруэлла, но для многих неокрепших душ, она, к сожалению, справедлива. Есть индивиды, для которых неожиданное резкое повышение по службе, выигрыш крупной суммы денег в лотерею и другие подобные экстремальные радости жизни вызывают парадоксальную реакцию. Вначале они, понятно, сильно радуются, но через некоторое время бремя успеха оказывается непосильной ношей, задавливает, подминает под себя: они впадают в тревожное состояние, которое может закончиться апатией или ненавистью ко всему миру. Осуществление мечты - тяжкое испытание для человека, так что следует остерегаться таких радостей, которые невозможно осилить и переварить.
      Людям, которым кажется, что весь мир ополчился против них, можно посоветовать повторять про себя знаменитую фразу Альберта Эйнштейна: 'Природа не злонамеренна, она равнодушна', то есть, в общем случае, никто специально не стремиться вас обижать, нервировать, бесить и, в конце концов, довести до невменяемого состояния, все это флуктуации, игра случая и после полосы неудач обязательно наступит праздник на вашей улице. Но не забывайте, что успех, в конечном счете, зависит от вас, от ваших собственных решений и, если они ошибочны, то никакая статистика не поможет.
      
      
      Глава 8. Как не сойти с ума от старости.
      
       Многие люди весьма болезненно, иногда даже в форме навязчивой идеи, относятся к тому очевидному факту, что они стареют. Для тех, кто понимает, актуальная цитата: 'Больно не то, что старость наступила, а то, что молодость прошла!'
      В рассказе 'Предназначение' я когда-то написал: 'Что он знает о старости? Как представляет ее себе? Шаркающие и немощные, бредущие, как лунатики, среди людей, которые их не замечают, по своим неведомым, старческим делам. Мелким делам, делишкам, копеечному интересу. Отрешенные, неинтересные никому на шумной, веселой улице жизни...' Несмотря на то, что никого не привлекает, более того, даже страшит такая перспектива, ничего с этим не поделаешь - объективный закон природы, но, следует заметить, что с определенного возраста человек совершенно перестает бояться старости и начинает бояться только смерти.
      Процесс старения начинается в расцвете сил и продолжается всю оставшуюся жизнь. Альтернатива старости - это умереть в молодости, но абсолютное большинство людей соглашается все-таки стареть. Старение никого не оставляет равнодушным, что бы там не говорили ханжи, особенно это относится к женщинам и особенно к красивым женщинам. Им есть что терять. То, что еще несколько лет назад давалось им играючи, легко и непринужденно, - не работает: мужчины уже не улыбаются глуповатой заискивающей улыбкой и не провожают многозначительным взглядом, а остальные женщины уже не ненавидят. В общем, прошла молодость! Раньше, совсем недавно, она заходила в любое место, и мужчины тут же хотели с ней заговорить, помочь, были готовы что-то для нее сделать, а сейчас в их глазах можно прочесть, что зашла тетка среднего возраста, которая никому не нужна и никому не интересна. Какой совет в этой связи можно дать? Совет простой, как апельсин: 'Не будь теткой! Всегда будь женщиной и мужчины к тебе потянуться'. Главная проблема - не в возрасте, а в мироощущении. Например, с сорока у некоторых женщин начинается вторая молодость, потом вторая затяжная, затем третья, четвертая и так далее. У настоящих мужчин наступление очередного возрастного периода означает лишь некоторое сужение или сдвиг диапазона интересующих их женщин.
      Профессионально от старения страдают посредственные киноактеры, которые уже не могут играть героев-любовников, а на другие амплуа их не хватает, девицы с обложек журналов, рекламирующие себя и еще какой-то дорогой товар не первой необходимости, спортсмены, которые, скрепя зубами, вынуждены уходить от славы и обожания болельщиков. Страдают балерины, 'подпевалы' у известных певцов и телеведущие второго плана. Все они заложники своего возраста, потому что развлекающаяся публика хочет видеть на сцене и на экране молодых и красивых.
      Разные люди реагируют на возраст по-разному. Уже много лет я знаком с женщиной, которая по-настоящему плакала в день своего тридцатилетия. Ей казалось, что молодость безвозвратно прошла, и это было так грустно и обидно, что собственный день рождения она восприняла, как личную трагедию: невольные слезы катились из ее глаз и красиво капали в бокал с шампанским и на белую скатерть праздничного стола, уставленного по случаю торжества разнообразными блюдами из дефицитных тогда продуктов.
      Можно старение воспринимать спокойно, как данность, и тогда с индивидом ничего особенного не происходит, потому что это длительный процесс мелких, практически незаметных изменений. Настоящая проблема начинается, когда человек решает всерьез, иногда не на жизнь, а насмерть, бороться со своим возрастом.
      К относительно спорным мерам по собственному омолаживанию относятся голодание, обливание холодной водой, раздельное питание, самые различные диеты и системы тренинга тела и духа. Борьба с собственным организмом может вестись с различным успехом и на разных фронтах, главное, чтоб она не закончилась полной и окончательной победой. С какого-то момента конвенциональные средства уже не работают и в ход идут пластические операции по постепенной замене выпирающих частей тела и лица, а также заодно и видимого кожного покрова. Бесспорными лидерами по самореконструкции являются популярные певицы. За ними просто не уследишь: не успеваешь привыкнуть к одной внешности, как она опять так помолодела, что выглядит моложе своей дочери.
      Замечательным примером к подражанию является шквал разводов известных деятелей искусства. Неожиданно, на склоне лет, они поняли, что женитьба на молодых, рождение новых детей - это не только борьба со скукой, но и их собственный возврат в молодость. Все остальное у них уже есть, только этого не хватает. При этом ясно, что они выглядят рядом со своими новыми, молодыми женами, как их отцы или дедушки, однако настоящему мужчине это не мешает, скорее, наоборот.
      В общем, никого не осуждая, приходится констатировать, что каждый реагируют на возраст по-своему, цепляется и борется за неудержимую, навсегда проходящую молодость, с душевной болью смотрит в зеркало на постаревшее с трудом узнаваемое лицо и постепенно сходит с ума от осознания тщетности и обреченности усилий в жестких условиях необратимости одноразовой жизни.
      

  • Комментарии: 4, последний от 02/03/2019.
  • © Copyright Гринберг Яков (griyak@hotmail.com)
  • Обновлено: 25/04/2010. 68k. Статистика.
  • Руководство: Публицистика
  • Оценка: 6.07*58  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.