Хохлачев Юрий Сергеевич
Метамеметика

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 764, последний от 29/07/2014.
  • © Copyright Хохлачев Юрий Сергеевич (jhohl@yandex.ru)
  • Обновлено: 15/01/2014. 51k. Статистика.
  • Статья: Обществ.науки
  •  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обзорная статья о меметике

  •   МЕТАМЕМЕТИКА
      
      Ю.С.Хохлачев
      
      В последнее время происходит интенсивное развитие новой науки - меметики. Об этом свидетельствует появление в сети Интернет серверов, посвященных этому научному направлению: www.hok.no/marius/memetics, www.cpm.mmu.ac.uk/jom-emit/1998/vol2/lynch_a.html, а также телеконференций alt.memetics и др., на которых проводится обсуждение проблем меметики.
      
      Меметика - наука, основанная на аналогиях между социальной и биологической эволюциями. Идеи эти никак нельзя назвать новыми. Ещё Дарвин в своих работах прямо указывал на аналогию между эволюцией видов и эволюцией человеческих языков.
      На подобные параллели обращали внимание многие ученые. Один из основателей этологии - К.Лоренц в статье "Кантовская доктрина a priori в свете современной биологии" (1941), сформулировал исходные принципы эволюционной эпистемологии. Согласно Лоренцу, - сама жизнь есть познавательный процесс, когногенез в самом широком смысле этого слова, а рост знания представляет собой непосредственное продолжение эволюции объектов живого мира, причём динамики этих двух процессов идентичны. Дальнейшее развитие эволюционная эпистемология получила в работах К.Поппера, Ж.Пиаже, Д.Кэмпбелла и многих других учёных.
      
      Крупнейший генетик и физиолог М.Лобашов в работе "Сигнальная наследственность" (1961) развил концепцию сигнальной наследственности как аналогии наследственности генетической. Сигнальная наследственность - это, согласно Лобашову, наследование опыта, которое есть и у животных, но достигшее у человека своего максимума.
      Примерно в то же время была написана знаменитая "Сумма технологии" (1963), в которой С.Лем рассмотрел биогенез, лингвогенез, а также техногенез как крупномасштабные самоорганизуемые процессы, сопоставляя три эволюции: жизни, языка и технологии.
      Однако во всех упомянутых концепциях не ставился вопрос о носителе семантической информации, носителе, который можно было бы назвать аналогом гена.
      
      Началом создания нового подхода в изучении информационных процессов в сообществах стали работы известного этолога Р.Докинза "Эгоистический ген" (1976) и "Расширенный фенотип" (1982), развивающие идеи сигнальной наследственности на основе понятия о репликаторах - самовоспроизводящихся единицах информации.
      Докинз впервые ввел понятие "мем", которое использовал для описания процессов распространения и хранения отдельных элементов культуры. В эти же годы Э.Уилсоном и Ч.Ламсденом была предложена концепция культургена, а известный биолог Б.Медников опубликовал статью "Геном и язык (параллели между эволюционной генетикой и сравнительным языкознанием)" (1976) и, несколько позже, - более подробный анализ этой проблемы в книге "Аналогии".
      Данные концепции способствовали закреплению аналогии между механизмами передачи генетической и культурной информации.
      
      Современное меметическое движение, согласно Википедии, начинает отсчёт с середины 1980-х годов:
      "В январе 1983 года в "Metamagical Themas", колонке Д.Хофштадтера в журнале "Scientific American", а также в одноимённом сборнике статей и было опубликовано предложение назвать дисциплину, изучающую мемы, "меметикой" (по аналогии с генетикой).
      Однако в своём современном виде меметика ведёт отсчёт с выхода в 1996 году двух книг авторов, не относящихся к академическому мэйнстриму: "Психические вирусы. Как программируют ваше сознание" Р.Броуди, бывшего менеджера компании "Майкрософт", и "Thought Contagion: How Belief Spreads Through Society" А.Линча, математика и философа, много лет проработавшего инженером в компании "Fermilab".
      
      Практически сразу же по возникновении меметическое движение разделилось на тех, кто следует определению мемов как единиц информации в мозгу, данного Докинзом, и тех, кто желает определить их в качестве наблюдаемых культурных артефактов и поведения. Два направления изучения меметики получили названия "интерналистского" и "экстерналистского".
      
      В 2002 г. С.Блэкмор, психолог университета University of the West of England, вновь определяет мем как любую информацию, скопированную от одного индивида к другому, будь то привычки, навыки, песни, истории и т. д. Она также утверждает, что мемы, подобно генам, следует рассматривать в качестве репликаторов, то есть как информацию, копируемую вариационно и селективно.
      Большие группы мемов, копируемых и передаваемых совместно, получили название коадаптированных мемических комплексов, или мемплексов. По определению Блэкмор, таким образом, мем реплицируется посредством имитации. Для этого необходима способность мозга к обобщённой или селективной имитации модели. Поскольку процесс социального научения различается у людей, процесс имитации не может стать абсолютно точным. Общность идеи может выражаться различными вспомогательными мемами; частота мутаций в меметической эволюции крайне высока, и мутации возможны даже в момент любого взаимодействия в рамках имитационного процесса.
      Из этого следует вывод, что социальная система, состоящая из комплексной сети микровзаимодействий, на макроуровне создаёт культуру.
      В своей последней работе "Третий репликатор эволюции: гены, мемы - что дальше?" (2009) С.Блэкмор ставит вопрос о "третьем репликаторе" - который по ее мнению должен сменить со временем мемы, точно так же как мемы в свое время появились и "заменили" гены в эволюционном процессе".
      
      Дальнейшее развитие меметики связано с работами известного российского учёного, д.б.н. В.Ф.Левченко. Эти работы обобщены в книге "Эволюция биосферы до и после появления человека" (2004)
      
      http://www.evol.nw.ru/labs/lab38/levchenko/book2/book.htm
      
      В своих работах Левченко пришёл к выводу, что о разных субпопуляциях биологически одного и того же вида Homo sapiens следует говорить как о разных видах или подвидах. При этом разница между такими "экологическими подвидами", (например, разница в том, как их популяции взаимодействуют друг с другом и с окружающей средой) определяется главным образом различиями культур этносов, к которым они принадлежат, а не различиями на биологическом уровне.
      Для обозначения "экологических подвидов" людей Левченко использовал термины этновид и этнопопуляция. Под культурой в его работе понимается совокупность ментальных и материальных средств, способствующих самосохранению этнопопуляции. Различия между этновидами характеризуются этноспецифическими совокупностями мемов.
      
      Мемы (по Левченко) - это обучающие информационные сообщения конечной протяженности, создаваемые одними разумными субъектами для передачи другим разумным субъектам.
      
      Далее Левченко проводит структурный анализ информационных сообщений: "...информационные сообщения (не только мемы) могут иметь, по крайней мере, две компоненты, выполняющие различные функции. Это, во-первых, "чистые" данные и, во-вторых, инструктирующие сведения, подсказывающие способы интерпретации этих данных; в случае общения мыслящих существ - это весьма часто контекстуальные сведения".
      Та часть сведений информационного сообщения, которая формирует контекст или - шире - инструктирует каким образом обрабатывать и использовать некоторую группу сходных по какому-то признаку данных, обозначена термином инструктон.
      Инструктоны являются необходимыми компонентами таких информационных сообщений как мемы. При этом инструктоны способствуют интерпретации передаваемых данных, выраженных теми или иными знаковыми средствами (с помощью слов, букв, фигур, цифр и т. д.). Однако инструктоны сами могут быть зашифрованы как данные, например, записаны словами.
      
      Процесс обмена информацией между животными, также, как и между компьютерами, включенными в сеть, происходит при помощи информационных сообщений, названных промемами. Промем содержит некоторую группу данных и инструктон, но не подразумевает культурную трансмиссию, обязательность мышления и разумность. Т.е. "языки" промемов - это языки подсознательного, до- и внесознательного.
      
      Инструктоны промемов передают сравнительно более примитивные, не связанные с человеческой культурой контексты и также могут передаваться отдельно от данных (например, индуцирование состояния тревоги). В то же время, в отличие от мема, промем иногда может быть редуцированным и не иметь инструктон.
      Это возможно, когда промемы используются только для передачи конкретного типа данных, а инструкции по их интерпретации уже известны системе в силу ее конструктивных технических или, например, врожденных особенностей.
      
      Кроме того, Левченко приходит к заключению, что система передачи данных по принципу "данные + инструктон" характерна даже для вирусов и мобильных генетических элементов (MGE, называемых также в части русскоязычной литературы подвижными элементами генома). В самом деле: часть генетического материала вируса "обучает", инструктирует работу зараженной клетки на производство новых вирусных частиц, другая же часть содержит данные, являющиеся "проектом", по которому продуцируются новые вирусные частицы.
      Более того, механизмы функционирования компьютерных вирусов, по его мнению, имеют много аналогий с механизмами функционирования вирусов биологических. В функциональном аспекте компьютерные вирусы производят, в сущности, те же операции, что и обычные и, фактически, распространяются в виде промемов.
      
      Вывод: информационный обмен между людьми можно рассматривать на языке концепции мемов - единиц культурной трансмиссии. На этом языке возможно описание информационного обмена между различными системами, которые используют информационные сообщения для управления своим состоянием, включая такие системы, как генетические и компьютерные.
      
      Размышляя о происхождении новой семантической информации, Левченко приходит к мысли о существовании информационной среды сообщества:
      "Генерация нового сообщения может рассматриваться как процесс, аналогичный приему сообщений, но таких, которые приходят не от иных субъектов, а, условно говоря, из "мира идей..."
       "Идеи и в самом деле являются прообразами, но не вещей, а мемов, то есть того, что предназначено для сознания, и что конструируется всякий раз из заготовок той или иной знаковой системы".
      "В рамках этой простой модели принимается, что в каждой субпопуляции взаимодействующих между собой индивидов "мир идей" - общий, что лежит в русле представлений о коллективном бессознательном..."
      
      В итоговых выводах работы появляется интересная мысль, аналогичная представлениям Докинза о "расширенном фенотипе":
      "... человек превращается из биологического существа в нечто подобное биомашине, у которой "биологическая начинка" снабжена и (или) пользуется множеством средств, являющихся усилителями физиологических возможностей. Это, например, приспособления, позволяющие более эффективно эксплуатировать окружающую среду, медицинские препараты, протезы, компенсирующие недостаточность функций естественных физиологических механизмов, средства защиты от неблагоприятных условий - одежды, жилища, - а также усилители возможностей мозга - библиотеки, компьютеры и т.п.
      При таком подходе следует обсуждать уже не эволюцию человека, а эволюцию связанных информационным обменом разумных биомеханизмов, принадлежащих виду "Homo mechanicus", или (если использовать традиционную для биологии латынь) - "Homo machinalis". Нет нужды предполагать, что такое возможно где-то в фантастическом будущем, населенном супер-биороботами; будущее уже наступило, причем довольно давно, но мы - люди, слишком занятые собственными делами, - не слишком это осознали".
      
      Представляется, что исследования в области меметики, выполненные В.Левченко, позволили, наконец, продвинуть эту науку далее теории репликаторов.
      
      Среди работ, касающихся проблем меметики, следует особо выделить книгу известного физика, специалиста по квантовым вычислениям Д.Дойча "Структура реальности" (2001). В этой книге рассмотрены, в частности, свойства различных типов репликаторов, введено понятие активного репликатора, а также понятие "ниша" для набора всех возможных сред, которые данный репликатор может побуждать к созданию его копий.
      
      Репликатор (по Дойчу) - это любой объект, который побуждает определенные среды его копировать.
      
      Одна из основных идей данной работы - интерпретация жизни как формы реализации известного принципа Тьюринга: "Возможно построить генератор виртуальной реальности, репертуар которого включает каждую физически возможную среду". В результате такого подхода появилось новое определение жизни: "...жизнь - это разновидность формирования виртуальной реальности".
      Представляется, что использование этого подхода позволяет рассмотреть возможность разрешения тех проблем меметики, которые до настоящего времени были основным препятствием для её широкого признания: проблем определения и измерения мемов.
      Решение становится возможным на стыке кибернетики (принцип Тьюринга) и семиотики - науки, исследующей способы передачи информации, свойства знаков и знаковых систем в человеческом обществе, природе (коммуникация в мире животных) или в самом человеке (зрительное и слуховое восприятие и др.).
      
      В краткой форме это решение выглядит следующим образом:
      Рациональным мы считаем поведение, адекватное поставленным задачам в данной среде (ситуации). Если рациональное поведение не обладающего разумом живого организма интерпретировать как имеющее биологический смысл, то смысл этот - функция степени соответствия виртуальных моделей объективной реальности, создаваемой данным организмом, самой объективной реальности.
      Соответственно можно сделать вывод о существовании смыслов разных уровней:
      - биологический смысл: функция соответствия моделей виртуальной реальности - реальности экологической ниши;
      - социальный смысл: функция соответствия моделей виртуальной реальности - реальности коллективных структур;
      На разумном уровне происходит целенаправленное построение моделей объективной реальности во всех её аспектах. Смысл в этом случае - функция соответствия этих моделей объективной реальности.
      
      Такой подход позволяет по-новому сформулировать само определение меметики:
      
      Меметика - наука о передаче семантической информации между генераторами виртуальной реальности.
      
      Мем - это семантический репликатор, одна из основных функций которого - передача семантической информации между генераторами виртуальной реальности. Другой важной функцией мемов является репликация самой информационной среды, в которой происходит обмен информацией между генераторами виртуальной реальности.
      
      В такой интерпретации мем - аналог понятия "файл". Семантический файл со свойствами репликатора.
      На этой основе также появляется возможность дать определение семантической информации, передаваемой с помощью мемов:
      
      Семантическая информация - это такая информация, которая изменяет передачу (отображение) среды в виртуальной реальности данного генератора виртуальной реальности с помощью сигналов другого генератора, находящегося в общей для них информационной среде.
      
      Обмен семантической информацией на уровне промемов происходит не только между животными, но и между отдельными клетками многоклеточных организмов. Подобный обмен имеет место также между клетками отдельного организма и его нервным центром (мозгом). У людей этот обмен не ограничивается уровнем промемов. Некоторая часть поступающей в мозг информации (включая также информацию, поступающую из внешней среды) преобразуется из ощущений в восприятия и представления, что соответствует преобразованию семантической информации из промемов в мемы.
      Кроме того, у людей возможен и обратный процесс: мемы могут преобразовываться в промемы и, соответственно, воздействовать на различные органы и подсистемы организма. Результаты такого воздействия бывают самыми разнообразными: от эйфории - до летального исхода.
      Однако механизм взаимодействия клеток самого мозга - нейронов, участвующих в таких преобразованиях (в результате чего и проявляется сознание), не сводится к обмену промемами, а представляет собой гораздо более сложный комплекс информационных процессов.
      Науками о мозге накоплен большой объём данных о механизмах такого рода преобразований. Верификацией теоретических моделей было бы создание искусственного интеллекта, но эта задача, похоже, ещё далека от практического разрешения. Тем не менее, уже сейчас понятно, что столь сложную задачу невозможно решить исключительно формально-логическими методами.
      
      Краткая характеристика уровней семантической информации:
      
      
      
      
      
      Более подробно свойства семантической информации в контексте синтеза меметики и теории социальных эстафет представлены в статье "О семантической информации":
      
      http://lit.lib.ru/h/hohlachew_j_s/text_0030.shtml
      
      Семантическая информация передаётся с помощью конвенционального знания - предварительной осведомлённости о средствах общения. Это языки разного уровня - от человеческих, до разнообразных языков, используемых животными для общения, а также сигналов, передаваемых с помощью самых разных химических соединений (например, ферромонов).
      
      Данный подход снимает проблему измеримости мемов, поскольку количество информации, которое может быть передано с помощью мемов зависит от предварительной осведомлённости (тезауруса) получателя информации и, следовательно, является величиной в принципе относительной.
      
      Ещё более интересен вопрос о природе и свойствах среды, в которой происходит обмен семантической информацией. Так же, как работа компьютерных программ невозможна без соответствующей программной среды, обмен информацией между генераторами виртуальной реальности невозможен без соответствующей информационной семантической среды.
      Для обозначения этой среды лучше всего подходит существующий в науке метагеномике термин "метагеном" Этот термин подразумевает возможность рассмотрения набора генов найденных в образцах некой среды в качестве генома одного организма. Такое уподобление среды единому организму используется для воссоздания функциональных свойств данной среды.
      Глубокая аналогия между мемами и генами позволяет расширить существующее понятие "метагеном" введением производных понятий: генетический метагеном (набор генов, найденных в образцах некой среды) и семантический метагеном (совокупность мемов и промемов определённой социокультурной среды). Такое расширенное толкование понятия "метагеном" наглядно отображает принципиальное сходство свойств мемов и генов как репликаторов.
      Далее в настоящей работе речь пойдёт исключительно о семантическом метагеноме.
      
      Представление о единой информационной среде возникло отнюдь не на пустом месте. Начиная с И.Канта, немецкая классическая философия постепенно отказалась от понимания сознания как исключительно индивидуального свойства и перешла к трактовке сознания как "родового", "коллективного", "общественного" сознания.
      С.Кьеркегор ввёл понятия объективного и субъективного мышления, определяя объективное мышление как продукт общественного сознания, в отличие от индивидуального (субъективного) мышления.
      Основным содержанием философии Гегеля, опирающейся на систему его логики, стало, как известно, превращение абсолютной идеи в абсолютный дух. Промежуточными этапами, через которые совершается этот процесс, служат природа и конечный дух, развивающийся в форме индивидуального, субъективного духа, объективного духа и всемирно-исторического духа.
      К.Поппер также различал мышление в субъективном смысле и мышление в объективном смысле. К первому он отнёс процессы, осуществляемые в уме. Ко второму - объективное содержание мышления: проблемы и проблемные ситуации, теории, рассуждения, аргументы как таковые. Субъективное мышление предполагает мыслящего субъекта и изучается психологией. Объективное мышление, согласно Попперу, не предполагает познающего субъекта и принадлежит к особому "третьему миру", воплощенному преимущественно в текстах. "Третий мир" является продуктом человеческой деятельности, но, возникнув, приобретает автономию и развивается по собственным законам.
      Г.Щедровицкий на основе разработанной им теории деятельности пришёл к выводу, что мышление может рассматриваться как самостоятельная субстанция, развивающаяся по собственным объективным законам. Ее носителем может быть и человек, но не обязательно, ибо мышление может с таким же успехом захватывать знаковые системы, машины и т.д. В этом позиция Щедровицкого сближается с позицией В.Левченко, рассматривающего обмен семантической информацией с помощью мемов (промемов) как универсальный язык информационного обмена между различными системами, включая такие системы, как генетические и компьютерные.
      
      Понятие "объективное мышление" имеет много общего с понятием "метагеном". Однако введение данного понятия позволяет сместить акценты: от рассмотрения "общественного сознания" в целом - к конкретному анализу процессов передачи семантической информации в сообществах.
      
      Контуры метагенома сообщества именно в этом смысле увидел известный учёный В.Турчин с помощью своей теории метапереходов (В.Турчин, "Феномен науки", http://www.ets.ru/turchin):
       "...Давно отмечено, что человеческое общество можно рассматривать как единый организм. Тело этого организма есть совокупность всех людей и ими сделанных вещей. Его "физиология" - это культура общества и, прежде всего, язык".
      
      Именно на примере языка, как единой структуры, можно наглядно представить реальное существование неощутимой в своём единстве информационной среды. Каждый, кто когда-либо попадал в страну, где говорят на незнакомом языке, испытывал незабываемое ощущение некоторой беспомощности. Но далеко не каждый задавался при этом вопросом о том, кто является носителем всего языка в целостности. Понятно, что каждый индивид - носитель лишь очень небольшой части языка, поскольку в развитом языке существует огромное количество слов, которые известны лишь узким специалистам.
      Ответ может быть только один: носитель языка в целом - всё сообщество, говорящее на данном языке. И никто конкретно. Локализовать языковую среду так же невозможно, как локализовать сознание внутри мозга. Но и то и другое, без сомнения, - единые информационные структуры. Но есть и важное отличие: сознание всё-таки неотделимо от мозга, в то время как вопрос о локализации языка полностью лишён смысла, так же, как и вопрос о локализации человеческой культуры.
      Метагеном - это информационная среда, включающая как язык, так и другие (внеязыковые) составляющие человеческой культуры, причём это активная среда, развивающаяся во многом по собственным законам.
      
      Метагеном можно определить как семантическую информационную среду, включающую совокупность всех мемов, сохранённых на любых носителях (в т.ч. - в человеческом мозге) за всё время существования Цивилизации, и обладающую способностью к самоусложнению и самоупорядочиванию в социокультурной среде.
      
      Метагеном - динамическая информационная среда, которая должна постоянно реплицироваться в данном сообществе, причём реплицироваться во всех деталях. Связано это с тем, что мемы, так же как и гены, - это части целостных органичных систем. Части таких систем существуют только внутри целого, а без него перестают функционировать. Мемы - это именно такие части метагенома сообщества.
      Однако мемы - информационные образования и вне целого перестают не только функционировать, но и существовать в этом качестве. Исчезает семантическая составляющая информации - смысл. Именно это мы и наблюдаем, когда обнаруживаем древние надписи на неизвестном языке.
      В этой связи возможно ещё одно определение мема:
      
      Мем - это семантический репликатор, одна из основных функций которого - создание и поддержание обратных связей в системе индивид-сообщество-метагеном.
      
      Это также означает, что постоянно реплицироваться должны не только, к примеру, научные концепции или произведения искусства. Реплицироваться должен в первую очередь язык и, соответственно, все составляющие языка - конвенциональные знаки вплоть до букв и звуков данного языка.
      Основа репликации среды - система обучения в сообществе: семья - школа - и т.д. вплоть до обучения на самом высоком научном уровне. Но не только обучение.
      Та лавина информации, которая обрушивается на нас из средств массовой информации - это, в значительной мере, репликация среды на самом низком уровне. Те же задачи решаются в бытовом общении: специфически мужских и женских разговорах, разговорах светских: о погоде, о политике и т.д. и т.п. В этом случае ценность передаваемых мемов близка к нулю, а в случае передачи мемов, искажающих представление об объективной реальности, ценность становится отрицательной. Но, тем не менее, - это один из способов репликации среды.
      
      Для обозначения мемов, относящихся к устройствам и способам воздействия на физический мир, далее используется термин "техномемы", а для мемов, обеспечивающих информационное взаимодействие в сообществах (в т.ч. в специализированных) - "социомемы".
      
      Представления о способах бытия информационных объектов в социуме получили дальнейшее развитие в работах известного философа, д.ф.н., проф. М.А.Розова, которые, в свою очередь, основаны на разработках в области системо-мыследеятельностной (СМД) методологии не менее известного философа - проф. Г.П.Щедровицкого.
      В сборнике статей "Социум как волна (Основы концепции социальных эстафет)" (2004) М.Розов сформулировал представление о социальных процессах как о волноподобных объектах, распространяющихся в форме социальных эстафет.
      С основами данной концепции можно ознакомиться в фундаментальном труде: В.Степин, М.Розов, В.Горохов, "Философия науки и техники", гл. "Социальные куматоиды и социальные эстафеты":
      
      http://lib.rus.ec/b/100452/read
      
      "Начнём со старой, старой проблемы, которая волновала ещё древних греков. Представьте себе легендарный корабль Тезея, который дряхлеет и который все время приходится подновлять, меняя постепенно одну доску за другой. Наконец, наступает такой момент, когда не осталось уже ни одной старой доски. Спрашивается, перед нами тот же самый корабль или другой?
      Отложим решение этой проблемы и покажем вначале, что очень многие явления вокруг нас похожи на корабль Тезея. Например, что такое Московский университет? Это, конечно, студенты, но они полностью меняются с периодичностью в пять лет, а Московский университет остаётся Московским университетом. Это преподаватели, но и они меняются, хотя и не с такой строгой периодичностью. Может, следует указать на конкретное здание и сказать: "Вот Московский университет!" Мы, однако, прекрасно знаем, что университет может переехать в новое здание и остаться тем же самым университетом. Что же такое университет? Мы не способны связать его с каким-то конкретным материалом, с каким-нибудь веществом. Если вдуматься, - это очень загадочное образование.
      Однако наука уже давно изучает явления, обладающие похожими загадочными свойствами, - это волны... И действительно, представьте себе одиночную волну, бегущую по поверхности водоёма: её нельзя идентифицировать с какой-то частью воды, она захватывает в сферу своего влияния все новые частицы и проходит дальше. Образно выражаясь, волну нельзя зачерпнуть ведром. Ну разве не похожа она этим своим качеством на корабль Тезея или на университет?"
      
      В другой своей работе - "Проблема способа бытия в гуманитарных науках" Розов пишет:
      "Социальные эстафеты и эстафетные структуры - это некоторая новая реальность, которая фактически еще никем не исследовалась. Что же она собой представляет? Есть ли в мире науки нечто аналогичное? Мне представляется, что социальная эстафета очень похожа на волну.
      Вот бежит по поверхности озера одиночная волна, и она все время новая по материалу, она захватывает все новые и новые частицы воды, заставляет их колебаться определенным образом и оставляет позади себя. Так и социальная эстафета реализуется на все новом и новом материале, захватывая в сферу своего действия все новых людей и определяя характер их поведения.
      Меняется все: люди, объекты оперирования, средства. Будем называть такие волноподобные объекты социальными куматоидами (от греческого kuma - волна). Социальная эстафета - это элементарный куматоид. Но к числу куматоидов можно отнести и многие, если не все, социальные явления: университет, наука, президент США и т.д. Любой знак, знание, речевая деятельность и деятельность вообще - это социальные куматоиды. Утверждения такого типа имеют примерно такую же методологическую значимость, как и утверждение, что свет - это электромагнитная волна.
      Мне представляется, что, вводя представление о социальных куматоидах, мы решаем тем самым проблему способа бытия объектов гуманитарного знания и более того - открываем новую "волновую" эпоху в развитии гуманитарных наук".
      
      К числу куматоидов, согласно определению Розова, можно отнести огромное количество, вообще говоря, разнородных явлений, от волн на воде до живых организмов, однако, поскольку речь идёт о социальных куматоидах, возникает вопрос о некотором общем механизме их существования.
      Поскольку связать бытие куматоида с определённым материалом невозможно, то, как указывает Розов в своей работе, остаётся только одно - рассматривать его как программу или, точнее, как совокупность программ, в рамках которых организуется и функционирует все время обновляющий себя материал. Таким образом, любой социальный куматоид можно рассматривать как своеобразное устройство памяти, в которой зафиксированы некоторые инварианты в форме неявного знания, которое передаётся от человека к человеку или от поколения к поколению на уровне воспроизведения непосредственных образцов.
      Отдельно взятая эстафета - это элементарный социальный куматоид. Эстафеты не существуют и не могут существовать изолированно, но с некоторыми оговорками всё же можно говорить об отдельных эстафетах и их связях друг с другом, об эстафетах простых и сложных. Очень распространённый вид такой связи состоит в том, что одна эстафета обеспечивает условия реализации для другой.
      
       В работе ("Социум как "волна", http://rozova.net/materials/Socium_kak_volna_RozovMA.pdf) Розов отмечает, что понять механизм эстафет нельзя в рамках элементаристских представлений.
      Отдельно взятых эстафет просто не существует и не может существовать, они возникают только в рамках некоторого эстафетного универсума.
      В этой же работе: "Для гуманитарных наук очень важно, что к числу социальных куматоидов принадлежат все семиотические объекты: знаки, знания, литературные произведения, научные теории".
      "Слово, следовательно, - это, по крайней мере, две связанные друг с другом социальные программы, одна из которых определяет условия реализации другой. Очевидно, что перед нами пример куматоида, языковое выражение как куматоид."
      
      Нетрудно увидеть, что мемы в такой интерпретации представляют собой лишь частный случай социальных куматоидов, обеспечивающих выполнение рассмотренной выше функции циркуляции семантической информации в сообществах. Таким образом, согласно данной концепции взаимодействие мемов с индивидами и сообществом можно представить как взаимодействие социальных эстафет (куматоидов) самого разного масштаба и сложности, а метагеном - как универсум семиотических социальных куматоидов.
       Из сказанного следует, что содержание мемов зависит от контекста и, соответственно, содержание конкретного мема в принципе не может быть определено количественно.
      
      Рассмотрение мемов в качестве семиотических куматоидов окончательно снимает основную проблему меметики - проблему измеримости мемов.
      
       Тем не менее, как показал В.Левченко в упомянутой выше работе, вполне возможны качественные оценки свойств сложных мемов. В частности - ценности информации, содержащейся в данном меме. В работе Левченко приведена соответствующая методика расчёта.
      
      В отличие от концепции мемов, концепция социальных эстафет рассматривает не только циркуляцию семантической информации в сообществах, но также процессы взаимодействия мемов с их материальными воплощениями в процессе человеческой деятельности.
      Так в примере Розова о корабле Тезея "...совокупность программ, в рамках которых организуется и функционирует все время обновляющий себя материал" есть не что иное, как совокупность техномемов, материальное воплощение которых и есть данный корабль, а непосредственное взаимодействие данной совокупности техномемов с их материальным воплощением - кораблём происходит в результате человеческой деятельности.
      
      Розов в своей работе рассматривает, в частности, особенности изменения и обновления сложных объектов, состоящих из разнородных составных частей. Обновление подобных объектов зачастую определяется спецификой обновления частей этих объектов: способом (непрерывный, периодический), периодом обновления и другими параметрами. Выбранный Розовым для такого случая образ волны - не более чем аналогия, наглядно демонстрирующая независимость процесса обновления от конкретного материала объекта.
      В результате такого рода деятельности происходит постоянное обновление структур, образующих в совокупности Цивилизацию.
      
      Такой подход полностью соответствует взглядам Г.Щедровицкого на природу деятельности:
      "По традиции, поскольку само понятие деятельности формировалось из понятия "поведение", деятельность как таковую в большинстве случаев рассматривали как атрибут отдельного человека, как то, что им производится, создается и осуществляется, а сам человек в соответствии с этим выступал как "деятель". И до сих пор большинство исследователей - психологов, логиков и даже социологов, не говоря уже о физиках, химиках и биологах, - думают точно так; само предположение, что вопрос может ставиться как-то иначе, например, что деятельность носит безличный характер, кажется им диким и несуразным.
      Но есть совершенно иная точка зрения. Работы Гегеля и Маркса утвердили рядом с традиционным пониманием деятельности другое, значительно более глубокое: согласно ему человеческая социальная деятельность должна рассматриваться не как атрибут отдельного человека, а как исходная универсальная целостность, значительно более широкая, чем сами "люди". Не отдельные индивиды тогда создают и производят деятельность, а наоборот: она сама "захватывает" их и заставляет "вести" себя определенным образом. По отношению к частной форме деятельности - речи-языку - В.Гумбольдт выразил сходную мысль так: не люди овладевают языком, а язык овладевает людьми.
      Каждый человек, когда он рождается, сталкивается с уже сложившейся и непрерывно осуществляющейся вокруг него и рядом с ним деятельностью. Можно сказать, что универсум социальной человеческой деятельности сначала противостоит каждому ребенку: чтобы стать действительным человеком, ребенок должен "прикрепиться" к системе человеческой деятельности, это значит - овладеть определенными видами деятельности, научиться осуществлять их в кооперации с другими людьми. И только в меру овладения частями человеческой социальной деятельности ребенок становится человеком и личностью.
      При таком подходе, очевидно, универсум социальной деятельности не может уже рассматриваться как принадлежащий людям в качестве их атрибута или достояния, даже если мы берем людей в больших массах и организациях. Наоборот, сами люди оказываются принадлежащими к деятельности, включенными в нее либо в качестве материала, либо в качестве элементов наряду с машинами, вещами, знаками, социальными организациями и т.п. Деятельность, рассматриваемая таким образом, оказывается системой с многочисленными и весьма разнообразными функциональными и материальными компонентами и связями между ними".
      (Г.П.Щедровицкий, Избранные труды, Исходные представления и категориальные средства теории деятельности.)
      http://www.docme.ru/doc/70209/shhedrovickij-g.p.-izbrannye-trudy
      
      См. также: Г.П.Щедровицкий, "Теория деятельности и ее проблемы":
      
      http://www.fondgp.ru/gp/biblio/rus/98
      
      К аналогичным выводам Щедровицкий приходит и в том, что касается биологических объектов: "...в органических системах и, более точно, организмах мы всегда должны двигаться не от элементов к целому, а наоборот, от целого к элементам, от структуры целого к функциям элементов и затем к их морфологическому строению, определяемому прежде всего функциями".
      
      В основе меметики лежит аналогичный принцип: целое (метагеном) есть универсум, первичный по отношению к своим элементам - воплощениям метагенома в конкретных индивидах.
      
      Сходство общих понятий теории деятельности, теории куматоидов и меметики позволяет не только установить соответствие между этими понятиями, но и сделать более широкие обобщения из сопоставления данных теорий.
      Биологические куматоиды (живые организмы) содержат всю необходимую информацию о собственной структуре в своём геноме. Но отдельный организм представляет собой лишь комбинацию генов, уже существующих в генофонде данного вида. Кроме того, в генофонде каждого вида имеется часть генов, общих для всех живых организмов, входящих в биосферу. Таким образом информационную составляющую всех организмов, входящих в биосферу, можно представить как совокупность всех существующих генов, конкретная комбинация которых и определяет конкретный организм.
      Структура информационной составляющей социума - метагенома представляет собой с такой точки зрения практически полную аналогию информационной структуры биосферы. Вся информация о структуре социальных куматоидов содержится в метагеноме. Информационная составляющая каждого конкретного социального куматоида представляет собой уникальный мемокомплекс, состоящий из мемов, уже существующих в метагеноме. Эти же мемы могут также входить и в другие мемокомплексы.
      
      Классами в такой аналогии можно считать социальные куматоиды, связанные с мыследеятельностью (термин теории деятельности), т.е. деятельностью касающейся моделей реальности, и социальные куматоиды, связанные с деятельностью, относящейся к реальным объектам.
      Виды, соответственно, - это разновидности куматоидов, информационная основа которых - социомемы, и разновидности куматоидов, информационная составляющая которых связана с практической деятельностью (комплексы техномемов и социомемов).
      
      Такая аналогия позволяет представить метагеном не аморфным образованием, состоящим непосредственно из мемов, а упорядоченной структурой, состоящей из мемокомплексов, содержащих информацию о самых разных социальных куматоидах и их сочетаниях.
      
      Существование части материальных воплощений сложных мемокомплексов поддерживается социумом в форме куматоидов. Именно социум обеспечивает сохранение соответствующих структур, частично или полностью заменяя составляющие куматоид "материалы", в т.ч. и входящих в данный социальный куматоид индивидов. При этом материальные воплощения отдельных техномемов, т.е. вещи, подлежащие замене по мере физического или морального износа, также становятся частью таких социальных куматоидов.
      Теория социальных эстафет конкретизирует механизм взаимодействия мемов с их материальными воплощениями. Однако теория эстафет не охватывает весь комплекс процессов циркуляции семантической информации в сообществах. Синтез теории мемов и теории социальных эстафет (куматоидная меметика) позволяет получить существенно более полную картину информационных взаимодействий в сообществах.
      
      Более подробно с основами такого синтеза можно ознакомиться в реферативной статье "О синтезе меметики, теории деятельности и теории социальных эстафет":
      
      http://lit.lib.ru/h/hohlachew_j_s/text_0020.shtml
      
      Цивилизация с такой точки зрения представляет собой совокупность биологических и социальных куматоидов.
      
      С помощью синтеза теории мемов и теории куматоидов появляется возможность обоснования положения о том, что само существование биологических и социальных объектов в форме куматоидов и есть реализованный в эволюции способ борьбы с постоянной угрозой деградации и разрушения, заложенной в самой основе нашего мира.
      В случае биологических куматоидов - это постоянное обновление материала, входящего в состав живого организма, при сохранении его структуры. При этом сохранение структуры обеспечивается с помощью информации, содержащейся в геноме данного организма.
      Существование социальных куматоидов, как и билогических, связано с постоянным их обновлением при сохранении структуры. Мемокомплексы, содержащие информацию о социальных куматоидах как и входящие в них мемы, - семантические куматоиды.
      Таким образом, куматоиды - это универсальная форма существования живых и социальных объектов.
      
      Синтез меметики и теории социальных эстафет позволяет по-новому представить самую общую схему структуры Цивилизации:
      
      1. Цивилизация представляет собой функционально целостную структуру, состоящую из автономных псевдоорганизмов - социальных куматоидов.
      2. Универсум социальных куматоидов представляет собой иерархическую фрактальную структуру. Или близкую к фрактальной.
      3. Социальные куматоиды представляют собой функционально целостные псевдоорганизмы, включающие индивидов.
      4. Куматоиды - универсальная форма существования живых и социальных структур, выработанная в процессе эволюции как способ противодействия деструктивным факторам.
      5. Вся семантическая информация, необходимая для создания и функционирования социальных куматоидов, а также для формирования у индивидов сознания содержится в метагеноме в форме мемов и мемокомплексов.
      
      В работе "Эгоистичный ген" Р.Докинз пишет: "У мемов, по-видимому, нет ничего, эквивалентного хромосомам, и ничего, эквивалентного аллелям. Я полагаю, что в некотором тривиальном смысле многие идеи имеют свои "противоположности". Но в общем мемы больше напоминают первые реплицирующиеся молекулы, беспорядочно и свободно парившие в первичном бульоне, чем современные гены, аккуратно расположенные в своих парных хромосомных формированиях". Докинза, как биолога, можно понять - совокупность мемов действительно не похожа на локализованную структуру, подобную хромосомам.
      Непреодолимым психологическим препятствием для обнаружения упорядоченных структур мемов, аналогичных хромосомам, стала принципиальная нелокализованность всей семантической информации, содержащейся в метагеноме. И только анализ с использованием теории куматоидов позволил сделать вывод, что аналогом хромосом для мемов являются мемокомплексы, содержащие информацию о социальных куматоидах.
      
      
      Новое определение мемов и введение понятия "метагеном сообщества" позволяют, кроме решения проблем собственно меметики, по-новому рассмотреть давнюю философскую проблему о субъектных свойствах общества.
      Вопрос этот достаточно полно рассматривается в учебниках философии. Например, в одном из самых современных: (Кузнецов В.Г., Кузнецова И.Д., Миронов В.В., Момджян К.Х. Философия: Учебник).
      
      Существует два полярных взгляда на общество: сингуляризм (социальный атомизм) и универсализм.
      Сингуляризм рассматривает общество как результат сознательного соглашения между отдельными людьми об устройстве совместной жизни. Сингуляристскому взгляду на общество противопоставляется точка зрения социально-философского универсализма, согласно которой общество есть некая подлинно объективная реальность, не исчерпывающая совокупность входящих в ее состав индивидов. Кроме того, существуют альтернативные подходы как внутри сингуляризма, так и универсализма.
      
      Вывод авторов упомянутого учебника:
      "Мы склонны поддерживать позицию "универсализма", но не согласны с необоснованным "очеловечиванием" матриц социального взаимодействия, с приписыванием им способности действующего субъекта. Мы склонны признать и "индивидуализм", если он не отрицает существования законов или структур коллективной жизни, а также их решающего влияния на становление человека и его функционирование в обществе, если он лишь настаивает на том, что эти законы и структуры не способны действовать сами по себе, что способность к целенаправленной деятельности дарована только людям и никому другому".
      
      Однако очевидно, что прямой и обратный информационные потоки между индивидом и метагеномом несопоставимы: относительный вклад среднестатистического индивида в метагеном исчезающе мал, а возможность получения информации из метагенома ограничена только возможностями индивида. Таким образом, независимость процесса эволюции метагенома от среднестатистического индивида представляется вполне очевидной. Ещё точнее математическая аналогия: это влияние представляет собой бесконечно малую величину. Специализированные сообщества (научно-технические, гуманитарные) вносят более существенный вклад в развитие метагенома, однако каждое из этих сообществ имеет дело с его всего лишь небольшой обособленной областью.
      Всё это позволяет сделать вывод, что метагеном - сверхсложная информационная система, развивающаяся преимущественно по собственным законам. Независимость метагенома от целеполагающей и целенаправленной человеческой деятельности наглядно проявляется в истории как разительная пропасть между декларируемыми целями сообществ и реальными результатами совершаемых действий.
      Рассмотрение общества, как структуры, включающей индивидов и информационную среду (метагеном) позволяет рассматривать субъектные свойства не общества в целом, а именно этой среды. Такой подход снимает значительную часть противоречий между сингуляризмом и универсализмом.
      
      Представленная выше общая схема структуры Цивилизации хорошо совместима с представлениями о частичной субъектности коллективных структур. С точки зрения изложенного - это проявление частичной субъектности псевдоорганизмов - социальных куматоидов, причём уровень субъектных свойств этих псевдоорганизмов снижается со снижением уровня куматоида в иерархической структуре. Максимальным уровнем субъектности обладает Цивилизация, точнее её внешний геном.
      
      Этот вывод не противоречит выводам авторов учебника. Метагеному также как и обществу невозможно в настоящее время приписать способности действующего субъекта, однако есть все признаки развития его субъектных свойств.
      Именно это всё менее контролируемое развитие информационной среды и отметила С.Блэкмор в упомянутой статье "Третий репликатор эволюции: гены, мемы - что дальше?". Представляется, однако, что Блэкмор ошиблась: третьего репликатора не существует. Но описанное ею ощущение приближающегося качественного перехода буквально витает в воздухе. Объяснение причин этого перехода возможно на основе аналогии нового уровня: между функционированием мозга и общества.
      Соответственно объектом изучения метамеметики - науки, основанной на этой аналогии, должен стать процесс становления нового субъекта - Метагенома, как структуры, приобретающей в процессе развития свойства, которыми обладает человеческий мозг: сознание, и, в дальней перспективе, - разум...
      
      Вот что писал академик Н. Моисеев в своей книге "Судьба цивилизации. Путь разума.":
      "Лавинообразное развитие средств связи, накопления и обработки информации и компьютерных технологий создает совершенно новые возможности для развития Коллективного Разума. Этот процесс чем-то напоминает историю развития мозга живого существа, когда увеличение числа нейронов и усложнение связи между ними привело однажды к появлению сознания, свойства которого никак не являются следствием свойств отдельных нейронов, которые практически идентичны у всех живых существ.
      Не происходит ли нечто похожее в настоящее время с Коллективным Интеллектом, где роль отдельных нейронов играют индивидуальные разумы и отдельные информационные системы? Если моя гипотеза верна, то однажды неизбежно произойдет качественное изменение места Коллективного Разума в планетарной организации человечества".
      Эта гипотеза Моисеева вполне может быть дополнена представлениями об обществе, как о совокупности социальных куматоидов. В такой структуре роль нейронов могут играть социальные куматоиды, а индивидуальные разумы и информационные системы - роль переносчиков соответствующего взаимодействия.
      
      Количество связей между нейронами в человеческом мозгу пока ещё несравнимо больше, чем связей между индивидами в обществе, да и сами эти связи ещё недостаточно надёжны и оперативны. Тем не менее процесс установления таких связей растёт по экспоненте и обусловлено это, в первую очередь, бурным и всё ускоряющимся развитием Сети. Так что сравнимость параметров - исключительно вопрос времени...

  • Комментарии: 764, последний от 29/07/2014.
  • © Copyright Хохлачев Юрий Сергеевич (jhohl@yandex.ru)
  • Обновлено: 15/01/2014. 51k. Статистика.
  • Статья: Обществ.науки
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.