Ирхин Валентин Юрьевич
Библейский образ Христа и его роль в самоопределении личности

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 4, последний от 24/08/2010.
  • © Copyright Ирхин Валентин Юрьевич (Valentin.Irkhin@imp.uran.ru)
  • Обновлено: 21/08/2010. 41k. Статистика.
  • Статья: Религия, Эзотерика, Обществ.науки
  • Иллюстрации/приложения: 1 штук.
  • Оценка: 4.25*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    На основе широкого круга первоисточников рассматривается образ Христа - активного высшего начала, внутреннего учителя, который пребывает в каждом человеке и призван соединить его с Богом. Будучи главным и в конечном счете единственным героем всех писаний, Христос постоянно меняет свое лицо и объединяет всех остальных в своей личности. В сб.: Новые идеи в аксиологии и анализе ценностного сознания, Екатеринбург, Наука, 2007.


  •  []
       В современном понимании личность возникла только с появлением христианства. Восхищаясь древними героями, мы нередко забываем, что в античности восприятие мира и человека было совершенно иным (см., напр., труды А.Ф. Лосева). Личность человека неотделима от личности Христа, в которой воплощено все идеальное и высокое для западного сознания. Все (а не только внешне благочестивые) идеи новой европейской философии и культуры вышли из Евангелия. Христос искушен во всем, кроме греха (Евр.4:15); как писал Кальвин, мы приобрели все заслуги Христа. С другой стороны, Мессия взял на себя наши немощи и понес наши грехи и болезни, а потому в его виде нет ни величия, ни привлекательности - он презрен и умален в этом мире (Ис. 53). Разобраться с этой диалектикой не так просто; ниже будут рассмотрены только некоторые подходы к данной проблеме.
       Образ Христа раскрывался и продолжает раскрываться на протяжении всей истории христианской цивилизации. Этот образ-символ гораздо шире и глубже, чем можно услышать в церковных проповедях. "Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч" (Мф. 10:34). "Препояшь Себя по бедру мечом Твоим, Сильный, славою Твоею и красотою Твоею" (Пс. 44:4)."Я буду управлять народами, и племена покорятся мне; убоятся меня, когда услышат обо мне, страшные тираны; в народе явлюсь добрым и на войне мужественным" (Премудрость Соломона 8:14-15).
       Благодаря своему мужеству Христос побеждает весь мир (Иоан.16:33). Кроткого проповедника и мыслителя Иисуса из Назарета, отвергнутого людьми, в определенное время сменяет грозный апокалиптический всадник, безжалостный рыцарь Иисус Навин. Его миссия - добиваться успеха уже не учением, а силой: "продай одежду свою и купи меч" (Лк. 22:36; одежда - символ учения; меч и есть крест). Две эти ипостаси постоянно сменяют друг друга в истории.
       "Пришел Человек, чтобы управлять миром, Он, как свидетельствует история, правил не только на благо, но и на погибель; Он разрушил мир, в котором родился" (А.Швейцер. Вопрос об историчности Иисуса). Свою разрушительную и очищающую миссию Иисус выполняет с помощью Слова, выходящего из его уст, как острый меч (Откр. 19:11-16): "Сошло с небес от царственных престолов на средину погибельной земли всемогущее слово Твое, как грозный воин. Оно несло острый меч - неизменное Твое повеление и, став, наполнило все смертью: оно касалось неба и ходило по земле" (Премудрость Соломона 18:15-16).
       Христос - главный герой Библии, который призван соединить человека с Богом. В некотором смысле это и единственный герой, объединяющий всех остальных в своей личности и постоянно меняющий свое лицо. "Род Его кто изъяснит? Ибо Он отторгнут от земли живых" (Ис. 53:8). Образ Христа, Сына Человеческого, можно найти не только в возвышенных местах пророческих книг и жизнеописании царя Давида, но и в других судьбах страдающих и мятущихся, начиная с Эдема, - Адама, Авеля, Каина... Во Христа придется облечься каждому (Гал.3:27). Согласно Филону Александрийскому, Логос (небесный человек) - прообраз всякого человека. Согласно Талмуду, мир был создан ни для кого другого, как только для Мессии. По большому счету, Иисус из Назарета, Иисус Навин и великий иерей Иисус из книги пророка Захарии являются одним и тем же лицом: своей единой судьбой эти герои сливаются в одну личность по законам лицедеяния. Лики Христа, в том числе неожиданные, мы находим во всем Писании под разными именами. В Евангелии (Иоан.3:14) Иисус сам сравнивает себя с медным змеем Моисея, вознесенным на крест. Этот же символ - райский змей-искуситель, висящий на дереве познания добра и зла; здесь мы снова сталкиваемся с двойственностью роли Христа.
       "Писания свидетельствуют о Мне" (Иоан. 5:36) - эти слова относятся не только к Библии. Чтобы раскрыть образ Христа, мы можем привлечь не только канонические тексты Нового Завета, но и апокрифические тексты (см.: Апокрифы древних христиан. М., Мысль, 1989), не смущаясь их заведомой "неисторичностью". Жизнь Христа по разным версиям включает путешествия в Индию и Тибет. Однако и здесь лучше обратиться не к сомнительным историческим свидетельствам, как это делают теософы, а к оригинальным восточным текстам.
       Приключениями Христа полны священные книги всех религий. "И рассеет тебя Господь [Бог твой] по всем народам, от края земли до края земли, и будешь там служить иным богам, которых не знал ни ты, ни отцы твои, дереву и камням. Но и между этими народами не успокоишься" (Втор. 28:64-65). Как пишет ап. Павел легкомысленным галатам (Гал. 3:1), Христос был распят именно у них, причем на самом деле, а не как бы (эти слова вставлены стыдливыми переводчиками). Бурные мессианские события позднего средневековья (движение саббатиан, явление Бешта, развитие хасидизма) происходили как раз в Турции (в районе Малой Азии, бывшей Галатии) и Восточной Европе. В Новое время Христос бродил и проповедовал в России, которая добровольно взяла на себя роль Палестины и Нового Иерусалима.
       Еще больше материала можно найти во всей мировой художественной литературе, в прозе и в стихах. Для этого вовсе не обязательно искать на страницах книг имя Иисуса: его образ проникает в текст независимо от воли и намерения автора. Соответствующая методика толкования (часто разрушительная для привычного контекста) обсуждается в нашей книге "Посеянное в тернии" (изд-во Уральского ун-та, Екатеринбург, 2003-2004, http://lit.lib.ru/i/irhin_w_j). При подготовке данной статьи использованы материалы готовящейся книги "Спящий на мачте", в которой мы представим полную и подробную аргументацию тезисов данной статьи, а также раскрыть другие грани личности Христа.
       Последние научные методы анализа новозаветных текстов разрушили либеральную теологию - попытку опереться на реконструкцию жизни Иисуса. Теолог Р. Бультман пишет:"Я спокойно отношусь к этому пожару, ибо вижу: то, что там горит, - лишь фантастические образы, созданные теологией жизни Иисуса, и сам "Христос во плоти" [т.е. исторический Иисус, 2 Кор.5:16]". Современный человек встречается с Христом в слове Евангелия, и как раз это было и остается главным.
       "Существуют некоторые тексты, или онтология сознательной жизни, сознательного бытия, - совершенно объективная, нами не отменяемая есть какая-то структура души и структура истории. Они не меняются. Они различным образом символизируются, проясняются, но все время повторяются, как бы по каким-то кругам, некоторые структурные сцепления. Скажем, жизнь Христа и образ Христа есть текст сознательной жизни, он - символ того, что и какие возможности есть у нас в душе... Задача наша, как людей, состоит в том, чтобы в собственной жизни медитировать на такого рода текстах" (М.К. Мамардашвили. Психологическая топология пути. Спб, 1997).
       Научный подход к судьбе библейских персонажей не приносит особой пользы. Важно само Слово, а не исторические обстоятельства, условия и личности. Учитывая мнение ученых (историков, текстологов, археологов...), мы обворовываем себя. Работа веры происходит, когда сняты все исторические и прочие ограничения на свое сознание. В этом случае наши силы и возможности станут безмерными, и мы обретем свободу и блаженство. Если смысл учения оживет внутри нас, мы можем реализовать все плоды, обещанные в нем, достичь самого высокого результата на уровне изложенной истины. В противоположность здравому смыслу светской науки, для нас не будет ничего необычного и невероятного. Просветление - договор, положенный на стол, соглашение сознания со своей будущей надеждой, начало, за которым еще последует все хорошее.
       К сожалению, современные философы, даже все хорошо понимающие, сами обычно не переходят к конкретной разработке библейских тем. С другой стороны, занимаясь этой работой, можно вызвать дискомфорт у "верующего" читателя, который привык ограничиваться внешним восприятием догматов. Такой пока не готов примерить текст Писания на себе, вместо того чтобы листать Евангелие за механической молитвой.
       "Доныне, когда они читают Моисея, покрывало лежит на сердце их; но когда обращаются к Господу, тогда это покрывало снимается. Господь есть Дух; а где Дух Господень, там свобода. Мы же все открытым лицом, как в зеркале, взирая на славу Господню, преображаемся в тот же образ от славы в славу, как от Господня Духа" (2 Кор. 3:15-18). Имея же в виду прежде всего внутренний смысл и призывая к благим свершениям, мы можем говорить без всякого стеснения (2 Кор.3:12).
       Призывы бросить все дела, чтобы срочно стать христианами или иудеями, восторженно ожидающими своего Вождя, не нужны. Независимо от религий, духовных школ и организаций, факт остается фактом: приход Мессии - определяющий момент судьбы для любого человека. Каждый должен быть готов к этому событию, заранее решив главный вопрос своей биографии; никакие наставники и учителя здесь не помогут. Единственный учитель - Христос (Мф.23:8), причем внутренний.
       "Это я написал вам об обольщающих вас. Впрочем, помазание, которое вы получили от Него, в вас пребывает, и вы не имеете нужды, чтобы кто учил вас; но как самое сие помазание учит вас всему, и оно истинно и неложно, то, чему оно научило вас, в том пребывайте" (1 Иоан. 2:26-27). Явление Христа может быть только личным, произойти здесь и теперь. "Ты увидел Христа - ты стал Христом" (Евангелие от Филиппа 44). Приняв мессианское помазание, человек сам становится Христом и вступает на царский путь совершенства.
       Неподвижно сидел на Снежной Горе -
       Чего он смог этим добиться?
       Был приход его бесполезным,
       Несчастьем для людей и богов.
       Две тысячи лет никем он не был замечен,
       Лишь сегодня, с ним повстречавшись, я понял его.
       (Дзякусицу Генко. В сб.: Годзан бунгаку. Поэзия дзэнских монастырей. Спб, Гиперион, 1999; ср. Еккл. 6:6)
       Подобно Моисею, Иисус спускается с горы после сорокадневного поста, который сильно затянулся с точки зрения тех, кто остался внизу. Ушедшая двухтысячелетняя история христианской цивилизации, богатая злосчастными поисками и приключениями, для нового поколения осталась бесплодной - все надо делать заново.
       Когда, о Мазда, придут солнечные всходы,
       Дабы мир добыл себе Ашу?
       Когда [придут] могущественные спасители с мудрыми изречениями?
       Кому на помощь придут они ради его Доброй Мысли?
       Ко мне, ибо избран я тобою для завершения, Ахура!
       (Авеста, Ясна 46.3, см.: Авеста в русских переводах. СПб, 1998)
       Мессия является для того, чтобы привести к завершению строительство будущего и закончить все дела этого мира, включая процессы всех религий, которые соединятся в нем, едином Законе. Для успеха Мессии требуются воля Бога, добрая мысль и мудрые указания, которые позволят действовать. У иудеев и язычников не только один Бог (Рим. 3:29), но и общий Сын, который, будучи душой мира, берет на себя его грехи, а затем судит всех людей.
       Вот человек в лесу на горном склоне
       Поет, смеется, плачет, говорит -
       И эхо слышно, но нельзя увидеть -
       Так надлежит все дхармы постигать.
      
       От песен, музыки, равно и плача
       Хотя и происходит эхо -
       Их голосов не сыщешь в его звуках -
       Так надлежит все дхармы постигать.
       (Самадхираджасутра 9, в сб.: Стержень жизни, Спб, 1997; ср. Иоан. 3:8)
       Христос не имеет идольского образа; вера в Него идет из мира звуков, от слышания (Рим.10:17). Христос как активное начало, внутренний Наставник пребывает в каждом человеке, и он может слышать Его голос. Человек действует и переживает, думает и проповедует под влиянием высоких идей, приходящих к нему изнутри. "Господь Бог дал Мне язык мудрых, чтобы Я мог словом подкреплять изнемогающего; каждое утро Он пробуждает, пробуждает ухо Мое, чтобы Я слушал, подобно учащимся" (Ис. 50:4).
       Однако человек слишком часто ошибается, принимая за Христа свое личное эгоистическое "я", которое насквозь иллюзорно. Соблазн и издевательство принимается за руководство и наставление, помощь Высшего Учителя-Гуру.
       Не доверяйте
       Ему ни тайн своих, ни снов,
       Не говорите лишних слов,
       Под пули зря своих голов
       Не подставляйте!
       (В.С. Высоцкий)
       Голос, звучащий внутри, может и бессовестно обманывать, в том числе по-крупному. Ангелы, приходящие свыше, нередко преследуют своекорыстные цели. За экстатические состояния приходится дорого платить...
       Бывает друг, сказал Соломон (Еккл.7:28),
       Который больше, чем брат.
       Но прежде, чем встретится в жизни он,
       Ты ошибешься стократ.
      
       Девяносто девять в твоей душе
       Узрят лишь собственный грех.
       И только сотый рядом с тобой
       Встанет - один против всех.
      
       Девяносто девять, заслыша гром,
       В кусты убечь норовят.
       И только сотый пойдёт с тобой
       На виселицу - и в ад!
       (Р. Киплинг. Cотый (The thousandth man))
       Путь, который человек проходит вслед за Христом, ведет на крест, а затем - того, кто сораспялся Ему, - в ад. Путь через ад кратчайший, поскольку искомое находится на той стороне, на противоположном берегу реки смерти. И какой же герой без шрамов и потерь? И блаженство, и жестокая битва, и победа с поражением-отступлением, и каторжный труд без результатов неизбежны и необходимы.
       Проблема полноты человеческой природы Христа, которая стояла в центре догматических споров на Вселенских соборах, до сих пор волнует теологов, философов и деятелей искусства. Христос - Сын Человеческий - превыше всех ангелов (Евр. 1:4). Однако абстрактные вопросы о высшей праведности и божественности Иисуса Христа непосредственно не касаются людей. Споры о соответствующих церковных догматах бесплодны и бесполезны с единственной практической точки зрения - принципиальных вопросов бытия, которые человек должен решить для себя сам.
       Глупец! Ты веруешь в бессмертие Христа,
       Но ослеплен лишь тем, чье имя - суета.
       (Ангелус Силезиус. Херувимский странник. Спб, Наука, 1999)
       Очень печально, когда общение с высшим началом превращается в слепое поклонение, блокирующее саму возможность духовной работы.
       Но нельзя его оплакать
       И нельзя его почтить,
       Потому что там и тут
       В кучу сбившиеся тупо
       Толстопузые мещане
       Злобно чтут
       Дорогую память трупа -
       Там и тут...
       (А.А. Блок)
       Поклонение, принявшее коллективный характер, особенно опасно. Время отбросить хлам ветхих теологий и подумать о своей жизни, а не о чужой смерти.
       Ведь умирающее тело и мыслящий бессмертный рот
       В последний раз перед разлукой чужое имя не спасет.
       (О.Э. Мандельштам)
       Не спасет, но участвовать в твоем спасении будет, помогая в поисках и способствуя в делах, отвлекая и сбивая с пути. Усложняя задачу, он тем самым приближает к заветной цели. Обманывая и соблазняя, испытывая, он предлагает тебе пройти новыми, трудными, но короткими путями.
       Поклонение внешнему Христу или его образу есть идолопоклонство (по терминологии пророков - блуд) - нарушение одной из основных библейских заповедей.
       "Духа Божия (и духа заблуждения) узнавайте так: всякий дух, который исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти [т.е. внутри человека], есть от Бога; а всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога, но это дух антихриста, о котором вы слышали, что он придет и теперь есть уже в мире. Дети! вы от Бога, и победили их; ибо Тот, Кто в вас, больше того, кто в мире. Они от мира, потому и говорят по-мирски, и мир слушает их. Мы от Бога; знающий Бога слушает нас; кто не от Бога, тот не слушает нас. По сему-то узнаем духа истины и духа заблуждения" (1 Иоан. 4:2-6, ср. Мф. 24:23-26).
       Здесь не стоит останавливаться на тривиальном историческом толковании этого отрывка, которое отцы церкви использовали в борьбе с гностиками, якобы говорившими о "кажущемся" явлении Христа в иллюзорном теле. Постараемся копнуть глубже: попытки приписать главную роль внешнему событию уводят от сути дела; внешний Христос легко превращается в мертвого идола. Для спасающегося есть только внутренний мир, все остальное для него по большому счету не существует, у него нет никаких внешних отношений. "Ибо многие обольстители вошли в мир, не исповедующие Иисуса Христа, пришедшего во плоти: такой человек есть обольститель и антихрист. Наблюдайте за собою, чтобы нам не потерять того, над чем мы трудились, но чтобы получить полную награду" (2 Иоанна 1:7-8).
       Истинный спаситель рождается и пребывает только в сердце человека. На самом деле явность прихода Христа к самому человеку превосходит все, что может можно почерпнуть из исторического предания. "А если Христос не воскрес, то вера ваша тщетна: вы еще во грехах ваших" (1 Кор. 15:17). Пока это событие не произошло, человеку не на что рассчитывать.
       "Не надейтесь на князей, на сына человеческого, в котором нет спасения" (Пс. 145:3). Задача состоит в том, чтобы правильно исповедовать Христа-Спасителя и не допустить идолопоклонства, столь будничного в любой религии. Однако и при правильном - внутреннем - понимании Христа и христианства человек встречается с рядом острейших проблем. "И блажен, кто не соблазнится о Мне" (Мф. 11:6). Впрочем, через такой соблазн предстоит пройти всем (Мф. 26:31). Христос как начало души человека дает материал для его внутренней работы. Встретившись с Ним, человек обретает свою личность и уже не может вернуться к прежнему беззаботному, полуживотному состоянию. Такая встреча в Эдеме со змеем и привела к грехопадению Адама и Евы, ставшему началом их сознательного жизненного пути. "Ибо не знавшего греха Он сделал для нас грехом [в синодальном переводе: жертвою за грех], чтобы мы в Нем сделались праведными пред Богом" (2 Кор. 5:21).
       Тот, кто совращается движениями своей души - внутренним Христом, делает его идолом, а не исповедует свои грехи через отречение, становится грешником. Таким образом, Христос может стать либо искупителем и спасителем, либо змеем-искусителем, а затем судьей. Тот, кто ложно исповедует Христа, получает себе в наказание и палача. Вырастить последнего нетрудно - нужно лишь вместо познания истины стать на путь спасения через внешние правила и тем самым проклясть самого себя (Гал. 2:18). Обо всех этих опасностях без стеснения говорит Новый завет. Не случайно послание апостола Иоанна кончается предупреждением: "Знаем также, что Сын Божий пришел и дал нам свет и разум, да познаем Бога истинного и да будем в истинном Сыне Его Иисусе Христе. Сей есть истинный Бог и жизнь вечная. Дети! Храните себя от идолов" (1 Иоан. 5:20-21). У апостола Павла также вырывается отчаянный крик сомнения: "Если же, ища оправдания во Христе, мы и сами оказались грешниками, то неужели Христос есть служитель греха?" (Гал. 2:17).
       Апостол Павел пишет: "Подражайте мне, как я Христу" (1 Кор. 4:16). Однако внешнее "подражание Христу" (также название известной книги Фомы Кемпийского) к самому Христу уже отношения не имеет - это всегда болезнь и одержимость; излечение состоит в обретении и принятии себя. Как отмечал К. Юнг, такое подражание никогда не делает человека Спасителем. Нужно сознательно следовать понятому учению, а не совершать нелепые поступки, пародируя Христа и занимаясь клоунадой подобно лжеюродивым. Исчерпывать судьбу своего кумира - временного спасителя, а на самом деле соблазнителя - придется их незатейливым последователям (Рим. 6:16). "Ученик не выше учителя, и слуга не выше господина своего: довольно для ученика, чтобы он был, как учитель его, и для слуги, чтобы он был, как господин его. Если хозяина дома назвали веельзевулом, не тем ли более домашних его?" (Мф. 10:24-25).
       Согласно еврейскому мидрашу, медный змей сохранял свою исцеляющую силу вплоть до царя Езекии (4 Цар. 18:4). Однако царь велел уничтожить его, сказав: если укушенный умирает, он все же остается живым в будущем мире; если же он поклонится этому идолу, он умирает для будущего мира. Каждый должен сознавать, какое спасение он выбирает. "Неужели вы не знаете, что, кому вы отдаете себя в рабы для послушания, того вы и рабы, кому повинуетесь, или рабы греха к смерти, или послушания к праведности? Благодарение Богу, что вы, быв прежде рабами греха, от сердца стали послушны тому образу учения, которому предали себя" (Рим. 6:16-17).
       Коль собрался пахать ты вместе с Иксионом,
       В едином колесе вертеться будешь с оным.
       (Ангелус Силезиус. Херувимский странник)
       Тот, кому человек поклоняется и служит, вместо спасения поведет его по круговой орбите своего мирового периода (согласно Корану, будет его сотоварищем и спутником)."И, совершившись, сделался для всех послушных Ему виновником спасения вечного" (К Евреям 5:9). Горе и тому, через кого приходит соблазн, - он попадает на крест. Учитель, сделавший свой выбор, привязывает ученика к себе и своим страданиям. "Верно слово: если мы с Ним умерли, то с Ним и оживем; если терпим, то с Ним и царствовать будем; если отречемся, и Он отречется от нас; если мы неверны, Он пребывает верен, ибо Себя отречься не может" (2 Тим. 2:11-13).
       Нет такого учения, которое бы указывало на технические средства помощи другому; с помощью техники можно лишь сделать других своими рабами. Библия отрицает роль взаимной опоры и помощи людей в деле спасения. Этика коллективного спасения - гуманистическая в самом дурном смысле. Человеческая нравственность - обманчивое учение, когда ею пытаются заменить категории высшего.
       "Перестаньте вы надеяться на человека, которого дыхание в ноздрях его, ибо что он значит?" (Ис. 2:22). "Человек никак не искупит брата своего и не даст Богу выкупа за него" (Пс. 48:8). Бог разрушает все такие попытки; прощение и спасение в мире людей не будет принято Им. Высший Судья и Обвинитель - только Бог, а человеческая справедливость и добродетель - мерзость в Его глазах. Когда один человек поддерживает другого, он лишь вселяет в него временную надежду и облегчает муки. Это хорошее мирское дело, но к спасению оно отношения не имеет.
       "Слово все еще звучит, поддерживая небеса" (Бешт, хасидская традиция). Бог возлюбил мир (Иоан.3:15); Он послал туда Своего Сына, чтобы этот мир был спасен и не исчез. Христос не дает уйти человеку от гибели к свободе, искушает и оставляет его здесь, давая ему жизнь вечную (Иоан.3:16), пока он не искупит (если не хочет спастись) греховных деяний. Это топливо греховности Христос подбрасывает как искуситель. Тем самым мир оказывается "спасен", вращаясь по колесу бытия. Чем больше человек искушается, тем дольше он живет, искупая грехи своей жизнью-душой через совесть и осуществляя жертвоприношение верой. "Ибо, хотя они в глазах людей и наказываются, но надежда их полна бессмертия" (Премудрость Соломона 3:4). Если бы перестал действовать Христос, люди наконец искупили бы свои грехи и безвозвратно ушли на небеса. Или, точнее, вообще были бы чисты и безгрешны изначально.
       Нехитрым замыслом влекомый,
       Я подвигался тем путем,
       И хоть в дороге был, хоть дома -
       Я жил в пути и пел о нем.
       (А.Т. Твардовский)
       "Когда Я скажу беззаконнику: "смертью умрешь!", а ты не будешь вразумлять его и говорить, чтобы остеречь беззаконника от беззаконного пути его, чтобы он жив был, то беззаконник тот умрет в беззаконии своем, и Я взыщу кровь его от рук твоих. Но если ты вразумлял беззаконника, а он не обратился от беззакония своего и от беззаконного пути своего, то он умрет в беззаконии своем, а ты спас душу твою. И если праведник отступит от правды своей и поступит беззаконно, когда Я положу пред ним преткновение, и он умрет, то, если ты не вразумлял его, он умрет за грех свой, и не припомнятся ему праведные дела его, какие делал он; и Я взыщу кровь его от рук твоих. Если же ты будешь вразумлять праведника, чтобы праведник не согрешил, и он не согрешит, то и он жив будет, потому что был вразумлен, и ты спас душу твою" (Иез. 3:18-21).
       Здесь Бог обращается к Христу и говорит о тайнах жизни и смерти, спасения и проклятия. Диалектика искусителя и ангела-хранителя (взаимоотношения закона и благодати) сурова. Существует четыре типа людей - два беззаконника и два праведника. Первый тип - абсолютный грешник, которого Бог обрек на проклятие; за него будет наказан и Христос, который как раз выступает в качестве главного искусителя (ср. 2 Цар. 7:14). Второму беззаконнику будет дан совет, но тот ему не последует. Такую же ответственность несет Христос за праведников. Как выбрать из этих четверых лучшего? На небесах, как известно, больше всего радуются кающемуся грешнику, вкусившему плода. Закон любви - способ закабаления человека в мире, а вовсе не обещание легкого спасения.
       Все больше донимает батогами
       Вас бог любви? Хвала ему и честь!
       Еще покорней будьте, чем вы есть,
       Вот мой совет, а там решайте сами.
       Придет пора - он вспомнит о бальзаме,
       Не даст мученьям душу вам разъесть:
       Весомее раз в пять, когда не в шесть,
       Добро любви, чем зло. И к вашей даме
       Направьте ваше сердце напрямик,
       Пронзенное любовью, если верно
       Я ваше песнопение проник.
       Держитесь этого пути примерно,
       Ведь бог любви вознаграждать привык
       Лишь тех, кто служит преданно и верно.
       (Данте)
       Мессия - острая стрела, хранящаяся в колчане Бога (Ис. 49:2). Индийский бог любви Кама (он же буддийский демон-искуситель Мара) соблазняет восторгами запредельного, поражая сердца пятью цветочными стрелами. "Остры стрелы Твои, [Сильный], - народы падут пред Тобою, - они - в сердце врагов Царя" (Пс. 44:6). Пятичастный мир чувств - камалока (кама - страсть), царство Купидона (Амура). В этом мире властвуют любовь и смерть. Ось его вращения, пронзающая сердце человека, - скипетр смерти, желание. Христос, находящийся в сердце, дает любовь, путь к истинной женщине-премудрости. Как и Амур (или св. Валентин в католической традиции), Христос стремится соединить с ней мужчину (Еф.5). Тот, кто верно понял песни Библии (слова Закона), может теперь обратиться через Христа к благодати. Сладкие стрелы искушения Мары никто не может преодолеть - мы верим ему, ведь никто не подвергнет сомнению любовь, свою личную страсть. Христос есть в душе каждого - универсальный механизм искушения находится в нашей груди. О каком бы боге ни говорилось - все это составные части нашего интимного театрального представления, нашей привычной мозаики, примитивная реальность нашего бытия. Каждый телесно воплощенный человек имеет все это в полном наборе внутри себя.
       Надежды человечества на второе пришествие и быстрое спасение, бытовавшие в раннюю христианскую эпоху, не осуществились. Святые отцы, пропагандирующие путь закона (выполнение религиозных заповедей и предписаний), ошибочно принимают его за "путь спасения". Это лишь напряженная, но по существу не слишком трудная разминка. В лучшем случае (если человек не увлекся аскетическими подвигами как самоцелью) такая практика - первый этап, "детоводитель к Христу". Дальше начинается собственно путь Христа, сложный и трагический, по которому и пошло человечество.
       Король, что тыщу лет назад над нами правил,
       Привил стране лихой азарт игры без правил,
       Играть заставил всех графей и герцогей,
       Вальтов и дамов - в потрясающий крохей!
       Названье крохея - от слова "кроши",
       От слова "кряхти", и "крути", и "круши".
       (В.С. Высоцкий)
       Христос определил новые правила игры - развития всемирной истории, отменив закон и заменив его благодатью, требуя от человека лишь любви. Эта игра происходит на всех социальных и культурных уровнях - везде своя ставка. Слово Иисуса содержит мощный потенциал - и созидательный, и разрушительный.
       Строгая крест, он видит в нем
       Свой мир, сомкнувшийся кругом.
       Счищая довод долотом,
       Он доказательства строгает
       И небо звездное пронзает
       Догадок собственных лучом.
       (Э. Верхарн)
       Всеми возможными способами упрямый человек сам себе строит крест - орудие пытки. Но крест станет и стартовой площадкой для вознесения - путешествия к небу.
       Непревзойден в ученых спорах,
       Напором доказательств скорых
       Он разжигает разговоры,
       навязывая теоремы
       И эксцентрические темы
       Самим им созданной системы.
       (Э.Верхарн)
       Диалог греховности и чистоты постоянно уводит с прямого пути; человек плетет для себя сеть, создавая систему мирских представлений о царстве небесном. Таков механизм искушения внутренним мудрецом. Так строится теология, которая живет в каждом человеке, даже неверующем, в виде совести-Христа.
       "Люби после Бога душу благую" (Изречения Секста. Секста - гностический апокриф из Наг-Хаммади). Сын человеческий, Христос, второй в Троице, есть душа человека; только через нее можно приблизиться к Богу. Однако этот процесс оказывается крайне мучительным, поскольку Его планы нам не понять: они не вписываются в человеческие представления о хорошем и плохом.
       Как сын любимый за родным отцом,
       душа стремится за своим творцом.
       Но, сунув сыну сласти зла, обмана,
       отец от сына спрятался нежданно.
       (Кабир)
       Отношение к Христу каждого человека, вступившего на духовный путь и тем самым взвалившего на себя крест спасения себя и других людей, является глубоко интимным и личным. Только такой верой в Христа достигается спасение человека. Иисус Христос - один во всех, единственный Сын Божий, как и каждый уникальный человек. Само понятие человеческой личности символизируется Христом; Христа как ядро мы можем найти во всяком живом человеке.
       "Ибо Он достоин тем большей славы пред Моисеем, чем большую честь имеет в сравнении с домом тот, кто устроил его, ибо всякий дом устрояется кем-либо; а устроивший все есть Бог. И Моисей верен во всем доме Его, как служитель, для засвидетельствования того, что надлежало возвестить; а Христос - как Сын в доме Его; дом же Его - мы, если только дерзновение и упование, которым хвалимся, твердо сохраним до конца" (Евр. 3:3-6). В то время как Моисей - внешний человек, который тлеет, Христос - внутренний человек, который все время обновляется (2 Кор. 4:16). Моисей - незыблемый телесный уровень Закона и связанной с ним веры и верности; Христос - хрупкая живая душа, несущая надежду, Начальник жизни (Деян.3:15).
       Иисус, известный нам из евангелий, имеет все слабости обычного человека, и не надо их стыдиться в себе: парадные иконы Христа годятся лишь для самоосуждения идолопоклонников. После воскресения он явился в своей совершенной форме не всему народу (церкви), а лишь немногим избранным - тем, кто сам прошел через все искушения и приблизился к совершенству (Деян.10:40-41).
       - Ну что толкуют обо мне на свете?..
       - Сто тысяч анекдотов!
       Повесили тебя комедианты!
       - И мальчики уж винегрет готовят
       Из мозга твоего и из костей.
       - Ты стал божественным, чего ж еще?
       - По площадям и улицам поют,
       А на театрах про тебя танцуют.
       (Сервантес)
       Последователи Христа, младенствующие умом, готовят из кусков его непонятого учения винегрет для своего пиршества. Они объявляют своего учителя богом, превращают его в идола, объект поклонения на литургических празднествах, карнавалах и шествиях. Комедианты - те, кто воплощают своей жизнью представление закона со всеми его многочисленными параграфами и толкованиями (символически иудеи). Этот закон и ведет Иисуса на крест.
       "Отец, терзающийся горькою скорбью о рано умершем сыне, сделав изображение его, как уже мертвого человека, затем стал почитать его, как бога, и передал подвластным тайны и жертвоприношения. Потом утвердившийся временем этот нечестивый обычай соблюдаем был, как закон, и по повелениям властителей изваяние почитаемо было, как божество. Кого в лицо люди не могли почитать по отдаленности жительства, того отдаленное лицо они изображали: делали видимый образ почитаемого царя, дабы этим усердием польстить отсутствующему, как бы присутствующему" (Премудрость Соломона 14:15-17).
       Как писал С.Кьеркегор, жизнь Христа с самого начала являет собой историю искушения. На основе Евангелия легко заняться идолотворчеством, делая Христа внешним кумиром и поклоняясь ему, тем самым отделяясь от него и предавая его. С другой стороны, текст Евангелия может быть использован и по своему прямому назначению - как этическо-нравственное основание внутренних практик спасения, которые затем переносятся и во внешний мир. Первый путь отвергается сразу как языческий, но и при втором подходе возможны варианты. Биографию Христа можно писать с позиций человеческой этики, говоря лишь о его высоком сострадании и любви. Поддавшись соблазну упрощения и сокращения библейского материала, здесь легко прийти к детскому евангелию Л.Н. Толстого, где нет места чуду. Но можно пойти по другому пути, описывая посредством толкования текстов весь спектр духовных превращений личности, которая совершает работу для мира согласно своему предназначению и судьбе.
       "Да не смущается сердце ваше; веруйте в Бога, и в меня веруйте" (Иоан. 14:1). Иисус говорит каждому: "Иди за мною" (Иоан. 21:22). Верность Христу есть верность самому себе, своему пути (Иоан. 14:6). Боязливых и неверных ждет самая тяжкая участь (Откр.21:8). Мало кто может вынести личное присутствие Христа. Евангельский сотник отказывается от прихода Иисуса и предпочитает слепую веру в исцеление своего слуги по одному слову учителя. Благочестивый апостол Петр также не может выдержать присутствия Христа в своей лодке.
       Есть дерево, от корня до вершины
       Наполовину в пламени живом,
       В росистой зелени наполовину;
       Бушует древо яростным костром
       И тень прохладную струит в долину;
       Но тот, кто меж листвою и огнем
       Повесил Аттиса изображенье,
       Преодолел печаль и искушенье.
       (У. Йейтс)
       В этих стихах срединное царство - мир, обретаемый на пути в результате различения крайностей - представлено деревом, составленным из двух частей, слитых воедино. Зелень, крона - это жизнерадостные, цветущие истины мира, а горящая часть - мучения преисподней, прекращение всего радостного в море огня. Портрет, находящийся между двух крайностей, - образ того, кто проявляет путь как чудесную картину в сердце пробужденного. Христос - это картина о духовном подвиге. Вот все, что происходит на пути, - мы видим, слышим и чувствуем через того, кто сказал о себе: "Я есмь путь. Истина и жизнь - два стражника-разбойника, которые находятся справа и слева от меня как обочины". Этот желанный для всех лик можно увидеть, только встав в середину. Какими словами он разговаривает с нами? Это укоры и тирания стыда и совести, невидимые контуры, воспринимаемые внутренним зрением, фигуры смысловой геометрии, понятые и воспринятые кладовой нашей памяти.
       Вдоль по дорогам, меж дюн и болот,
       Рыщет и свищет
       Тот, кто дурные советы дает...
       Шепотом сладким, назойливо-страстным,
       Он подстрекает к поступкам опасным.
       (Э. Верхарн)
       Дурные советы дает совесть, когда она обвиняет, чтобы затем осудить (Рим.2:15-16). Христос принимает ее образ и гонит человека по пути. Так человек обрекает себя на тяжкую стезю искупления греха; путь спасения легко становится путем закабаления. Опасные поступки - дела закона, попытки оправдания через заповеди - способ действий, который решительно отвергается в Новом Завете (особенно в посланиях ап.Павла).
       "Мир вам! Мой мир, приобретите его себе! Берегитесь, как бы кто-нибудь не ввел вас в заблуждение, говоря: "Вот, сюда!" или "Вот, туда!" Ибо Сын человека внутри вас. Следуйте за ним! Те, кто ищет его, найдут его. Ступайте же и проповедуйте евангелие царствия. Не ставьте предела кроме того, что я утвердил вам, и не давайте закона как законодатель, дабы вы не были схвачены им" (Евангелие от Марии, ср. Мф. 24:26).
       Твоя единственная обязанность -
       быть... верным самому себе.
       Быть верным еще кому-либо,
       или чему-либо
       не только невозможно, -
       это явный признак лжемессии...
       Где ты родился? Где твой дом?
       Куда ты идешь? Что ты делаешь?
       Время от времени
       думай об этом
       и следи, как изменяются твои ответы.
       (Р. Бах. Иллюзии. Справочник Мессии. М., София, 2002)
       Человеческий путь - это спасительный срединный путь, о котором также говорил Будда. Хотя есть более сильные и блаженные существа, только человек способен принимать самостоятельные разумные решения и строить свою судьбу, не надеясь на кумиров. Ситуация на пути спасения постоянно меняется, все новые идолы оказываются свергнутыми
       Я начал: "Братья, вашими делами..." -
       Но смолк; мой глаз внезапно увидал
       Распятого в пыли тремя колами.
      
       "Тот, на кого ты смотришь, здесь пронзенный,
       Когда-то речи фарисеям вел,
       Что может всех спасти один казненный (Иоан. 11:50).
      
       Он брошен поперек тропы и гол,
       Как видишь сам, и чувствует все время,
       Насколько каждый, кто идет, тяжел."
       (Данте. Ад 23:109-120)
       В "Джатаке о великой обезьяне" (Гирлянда джатак, см.: Будда. История прошлых рождений. М., Эксмо, 2000) рассказано, как бодхисаттва, будучи вожаком стада обезьян, спасает свой народ от приближающегося войска царя: "Держась за ветку крепко и натянув стремительно тростник, он жестом стаду приказал немедленно покинуть дерево". Тогда обезьяны, обезумевшие от страха, увидели путь к спасению и устремились по нему, не заботясь о том, что бегут по его телу, и благополучно спаслись тем путем.
       Являясь единственным наставником, первым помощником и проводником на пути спасения, Христос всегда с тем, кто совершает внутреннюю работу. Как любой настоящий учитель, он весьма суров и настойчиво побуждает к действию. Если не найден правильный способ общения с ним, он будет суровым искусителем человека.
       Всего прекрасного безжалостный губитель,
       Любимый сын владыки тьмы,
       Всемощный, вековой - и наш мироправитель!
       Он - рок; его добыча - мы.
       Злодейству он дает торжественные силы
       И гений творческий для бед,
       И медленно его по крови до могилы
       Проводит в лаврах через свет.
       (Н.М. Языков)
       Любимый сын Творца и Господина света и тьмы (Ис. 45:7) - Христос, который вечно царствует в мире и разрушает любые иллюзии. Он действует как судьба любого живого человека, от которой не уйти ни православному христианину, ни африканскому идолопоклоннику, ни буддийскому монаху.
       Каждый идол - Христос, только веры другой и другого обличья;
       Боги смутной надежды, они не достигли величья.
       (Аполлинер)
       Как пишет Данте (Рай 19:109), эфиопы еще посмеются над "благочестивыми" западными христианами. Каждый получает помощь, вдохновение и силу от Христа - виноградной лозы, питающей всех своим соком-кровью, но сам выбирает, куда ему идти. Все прекрасное дается только для временного использования, как завлекающий фактор грехопадения. После этого предстоит долгий личный труд, на который и толкает Христос, постоянно ставящий перед человеком новые задачи. И пока внутри нас действует эта сила, есть жизнь и надежда, и ничего не потеряно.
      

  • Комментарии: 4, последний от 24/08/2010.
  • © Copyright Ирхин Валентин Юрьевич (Valentin.Irkhin@imp.uran.ru)
  • Обновлено: 21/08/2010. 41k. Статистика.
  • Статья: Религия, Эзотерика, Обществ.науки
  • Оценка: 4.25*9  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.