Колташов Василий Георгиевич
Эрос и бюрократия / Секс в жизни российских чиновников

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 6, последний от 17/05/2010.
  • © Copyright Колташов Василий Георгиевич (koltashov@gmail.com)
  • Обновлено: 17/02/2009. 105k. Статистика.
  • Монография: Психология
  • Иллюстрации/приложения: 1 штук.
  • Оценка: 4.13*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Книга посвящена психоаналитическому исследованию "сексуальности характера" и половой жизни российской бюрократии. Она содержит массу интересных примеров, охватывающих сексуальную сферу чиновников от ритуалов ухаживания, представлений, природы фантазий и сновидений, до ориентаций и разновидностей секса. До момента выхода книги публикуются только избранные главы произведения.


  • В. Колташов

      

    ЭРОС и БЮРОКРАТИЯ

    СЕКС В ЖИЗНИ РОССИЙСКИХ ЧИНОВНИКОВ

    Проект обложки книги [Василий Колташов]

    (избранные главы: 1.1, 2.2, 2.4, 3.4, 4.1)

    Полный текст книги: http://www.orgonomic.narod.ru/w/other/koltashov_eros/koltashov_eros.htm

       ____________________________
      
       Книга посвящена психоаналитическому исследованию "сексуальности характера" и половой жизни российской бюрократии. Она содержит массу интересных примеров, охватывающих сексуальную сферу чиновников от ритуалов ухаживания, представлений, природы фантазий и сновидений, до ориентаций и разновидностей секса.
       ____________________________

    Содержание:

      
       Вступление: От бюрократии к чиновникам
      
       1. Часть: Бюрократический организм
          -- Как устроен русский чиновник
          -- Общий портрет: мужчины и женщины
          -- Новые отношения и бюрократия
          -- Государственная любовь
      
        -- Часть: Сексуальная реакция
          -- Сексуальные наклонности
          -- Сексуальные фантазии
          -- Вымысел и реальность
          -- Одежда и сексуальность
          -- Эротические сны
      
        -- Часть: Представление и бытие
          -- Женщины в представлении мужчин
          -- Мужчины в представлении женщин
          -- Возбуждение и оргазм у чиновников
          -- Ритуалы ухаживания
          -- Проституция и семья
      
        -- Часть: Сексуальные варианты
          -- Педофилия
          -- Садомазохизм
          -- Гомосексуализм
          -- Зоофилия
          -- Разновидности секса у чиновников
      
      
      
       1.1. Как устроен русский чиновник
      
       Нет никакой тайны в том, что огромная машина государственного аппарата в России давно уже стала особым, закрытым до оскала острых зубов миром. Это великолепный по своим размерам механизм четко переваривает каждые сутки миллиарды часов общественно-полезного времени, превращая его в бессмысленные и, по сути, не нужные заботы каждого простого человека нашей страны. Массы людей мучительно толпятся в бесконечных очередях к многообразным российским бюрократам в надежде вырвать очередную бумагу, необходимую для получения еще десятка других таких же бумаг, чтобы в итоги добраться до финальной приемной очередного государственного управленца и, наконец, добиться своего. Но чаще всего несчастному гражданину придется туже работу проделать вновь еще ни один раз - таковы реалии сложного и, безусловно, полезного механизма российской бюрократии.
      
       Хорошие манеры чиновников редкость во всем мире, но что касается чиновников из России, то их безграничное хамство и человеконенавистничество известно на всех континентах. И если кто-то думает, что подобное поведение позволено нашей бюрократии только на родине, то он глубоко заблуждается. Не раз приходилось автору слышать жалобы иностранцев на невыносимую злобу сотрудников российских посольств (даже в США). Ни на минуту не смущаясь, порочат государственные люди свою родину в глазах других народов. Презирая человека в любой стране "наши дипломаты" не делают исключения и для своих граждан оказавшихся за рубежом. Последнее дело, свидетельств этому множество, обращаться в российское посольство, в каком бы трудном положение вы не оказались в чужой стране. Бюрократы, сосредоточенные на этом островке российской государственности вряд ли захотят вам помочь - их дело государство, а не человек.
      
       И все-таки как устроен российский чиновник - порядок без сердца и ум без порядка? Что за душа спрятана в его сытом и малоподвижном теле, столь пренебрежительном к окружающим? Бюрократы всех народов очень похожи. Они даже могут представлять некий интернационал - сообщество повадок и черт, способных выделить их как особых жителей планеты. Однако чиновники России, сохранив и поддержав заслуженную еще много веков назад всеобщую ненависть народа, по праву могут быть отнесены к "лучшим" представителям сообщества государственных людей. Каждый день, выполняя свою "бесценную" работу, они поддерживают деловую и личностную репутацию русской бюрократии. Вековая традиция отчуждения, подчинения и почитания имперской славы, хранится ими как некий вечный огонь - основа их душевного состояния и жизненного порядка. Но все это еще не ключ к пониманию русской бюрократии, ее природы и чувств, ее желаний и их сексуальных воплощений.
      
       Никому не удавалось понять жизнь, как отдельного человека, так и целого социального улья без глубокого мысленного проникновения в личностную природу каждого маленького элемента исследования. Без того, чтобы, преодолев форму добраться до содержания, как оно есть и, исследовав каждую деталь системы отрыть в сумме полное ее значение. Тем более, невозможно раскрыть сексуальность человека, понять значение его влечений и поступков, не добравшись до основ его характера - до социальной природы его породившей, до отношений без которых его не могло быть.
      
       Чиновник начинается с детства. Сперва он появляется на свет. Затем посещает ясли и идет в школу. Крепко держа портфель с книжками, вышагивает он влекомый общественным механизмом на осенней улице по направлению к самой обыкновенной школе. Он садится за парту, и не спеша и заботливо переворачивая странички букваря, начинает превращаться в чиновника - результат не обязательный, но не редкий. Как это происходит?
      
       "Внимательно слушай учительницу...- говорит маленькому существу мама,- ...ты должен учиться на одни пятерки, быть послушным и правильным". Малыш, неважно мальчик это или девочка, не моргая, кивает своей причесанной головой. Он будет слушаться. Он правильный механизм. И когда после занятий он придет домой, он откроет учебник и будет чутко сидя под лампой большого письменного стола читать его, что-то вдумчиво выписывая в тетрадку. Он не пойдет вечером гулять с друзьями по грязным закоулкам. Не станет пробовать вкус свободы и табака. Он не отважится лазить по крышам, деревьям и старым сараям. Он будет познавать мир по книжке и никаким иным образом - противопоставление вот в чем секрет. Потому что так решили его родители и другие взрослые. Будут идти годы. И он не выдержав схватки за свое право на клочок детской свободы, сдастся им.
      
       В такой момент маленькое обреченное другими людьми существо бывает жаль. Но по настоящему чиновник начинается еще раньше...
      
       Едва родившись, крошечный человек оказывается связанным правилами и авторитетами - его лишают прав и "награждают" обязанностями. "Ты должен слушаться папу, маму, бабушку и дедушку или будешь наказан". Он неожиданно попадает в капкан строгих общественных отношений. Капкан, связывающий его правилами и авторитетами на всю жизнь. "Тетя сказала тебе вести себя хорошо, и ты должен быть послушным",- сухо говорит малышу родитель. Ребенок опускает глаза.
      
       С первых шагов детства будущему чиновнику запрещено гораздо больше, чем позволено. И каждая его попытка вырвать себе с боем немного прав и радости заканчивается суровым наказанием. Из него усиленно и целенаправленно делают раба, послушный механизм циничного мира. Его "готовят к жизни". Не к жизни, пьяный аромат которой манит шумом из-за приоткрытого окна, а к жизни организованной и правильной, иерархичной и точной. Попросту ребенка ломают, уродуют постоянными и тяжелыми правилами, подчиняют системе лишая любого права на самостоятельный выбор и поступок. Так делаются будущие бюрократы - люди, чей жизненный путь направлен в стороне от творческих замыслов и порывов подлинного человека.
      
       И вот малыш идет в школу. Запертый в душном классе с массой далеких ему, непонятных существ с челками и косичками, малыш набирается сил и дает шанс своей мечте, жажде радости и свободы. Он бунтует. И если маленький человек прорывается к свету жизни, обнаружив брешь в обороне противника, он уже не будет хорошим чиновником. Он, скорее всего не будет им вообще. Не будет, потому что почувствует и полюбит людей. Сперва игры, а потом реальные события мира завлекут его и он, охваченный порывами желаний, чувств и интересов пойдет своей дорогой. Он сам выберет профессию, женщину или мужчину, он не сломается и не сдастся. Он останется человеком и не станет чиновником.
      
       Родители будущего бюрократа зорко следят за его судьбой и если они видят, что ребенок "отбивается от рук", радостно бежит вечером на встречу к друзьям или швыряет после занятий портфель в угол, хватает запрещенные книжки, то они жестко принимаются за воспитание. На ребенка безмерно усиливается моральное давление, его буквально душат отчуждением, ему с такой силой навязывают правила "взрослой жизни", что его внутренних сил в один момент перестает хватать. Иногда, чтобы усилить эффект психической атаки ребенка дерут. Бьют не очень сильно, но душевно и методично.
      
       И вот уже безрадостно сидит одинокое существо за партой в бушующем классе. Оно уже знает, что правила нарушать нельзя, оно знает, что необходимо быть "серьезным", послушным и исполнительным. Ему известно, что каждый своевольный поступок ведет не к пьянящему аромату воли, а к жестоким наказаниям - к страданию и боли. Существо сдалось, не сопротивляется больше. Оно знает, что в жизни есть только одна дорога. Взрослые нацелили его на нее, и оно пойдет по ней - дитя рабов. Должности, деньги, грамоты и медали, оценки руководства и правительства станут для него высшим благом. И только маленькая, сказочная капля мечты еще теплится в детской душе. И если чуть-чуть отпустить контроль, ослабить седло и подпругу, эта жизнь станет расти и личность вырвется на свободу. Но как часто этого не происходит.
      
       Школу сменяет университет, или еще хуже российская армия. В первом месте юный продукт беспощадной системы, все так же некритично черпая знания только из учебников и наставлений, жестко соблюдая правила, и стремясь эти правила навязать товарищам, окончательно мутирует из человека в штамп. Он становится чиновником, человеком-вещью для которого ступеньки карьерной лестницы - вся жизнь. Он окончательно набирается цинизма и подлости. Второе место - федеральная армия, удел беднейших классов России. Здесь не готовя высоких управленцев. Но самый мелкий и жестокий вариант российского бюрократа производится здесь. Из изуродованных человеческих судеб делается милиция - полиция нынешней России. Структура, в которой низкие служаки режима, глупые, безвольные, чуждые уважения как к человеку в себе, так и к человеку в других, ведут от лица власти борьбу со своим народом. Перешагивая через закон, право и свободу.
      
       Нет вещи страшнее российской армии. Нет вреднее ее для человеческой души, для гордого и доброго характера человека. Беспощадная, основанная на бесправии солдата, построенная на издевательстве над ним, пытках и постоянных избиениях она призвана воплотить только одну цель - не защитить страну, а изуродовать как можно больше человеческих душ и жизней. Только так, переломав в военно-бюрократическом конвейере судьбы, можно на выходе получить злобное, трусливое, но послушное существо. Существо только и способное быть полицией - собакой на поводке системы нацеленной желтыми зубами на тело всего общества. Но к счастью не со всеми людьми удается проделать такое. К гордости нашего народа не мало тех, кто, выдержав всю цепь нравственных и физических экзекуций, остается человеком. Они не одевают милицейских погон. Возвращаясь в обычную жизнь, они трудятся в ее сферах, прекрасно зная, что армия, милиция, суды и прокуратура их враг, а не защитник.
      
       За школьной или университетской партой, в казармах или училищах милиции и спецслужб, всюду системой достигается один эффект - создается мелкая, рабская душа российского бюрократа. В строгом костюме, платье или мундире этот зверь будет годами терзать свой народ. Мстя ему изо дня в день за собственную слабость, комплексы, детские обиды и боли. Но это и есть основное дело российской бюрократии.
      
       Судьба каждого чиновника индивидуальна. И тот путь, что мы описали не всегда и не во всех деталях проявляется в жизни русского бюрократа. В становлении личности возможны самые различные повороты случая. И мы немного остановимся на них, еще раз подтвердив, что именно нравственные установки делают человека чиновником.
      
       Игорю, 47 лет. Он работает в одной из окружных администраций столицы. Свою аппаратную карьеру начал еще в советское время. Семья, в которой он вырос, была обычной - в ней не было потомственных руководителей. Родители воспитывались в сельской местности и познакомились уже в институте (отец учился после армии), в Москве. Городе, в котором они и остались, потом работать на одном из промышленных предприятий. Из-за трудного, мало-сговорчивого характера карьера у отца не получалась. От этого все свои силы он прилагал к формированию сына.
      
       В семье мальчика воспитывали довольно строго, считая, что только через дисциплину можно сделать из ребенка "достойного человека". Из своего детства Игорь хорошо помнит, что ему часто не давали играть, заставляя садиться за уроки - учился он хорошо, но давалось это с трудом. За плохие оценки его лишали права гулять и не разрешали играть (конструировать было его любимым занятием). Физически почти не наказывали, но могли запереть дома на весь день и дать "строгое задание". Ребенка старались не просто контролировать, но стремились управлять им, как машиной.
      
       "Все задания, что давали мне отец или мать, были предельно точным...- вспоминает Игорь.- Особенно строг был папа, он просто требовал как от солдата все делать точно и в срок... За плохую успеваемость могли престать со мной разговаривать - и тогда я попадал в какой-то капкан отчуждения... Если они чего-то хотели от меня то добивались этого методично и последовательно... С сестрами я такого не замечал".
      
       Уже в школе, в пионерской организации Игорь проявил себя как "надежный и исполнительный парень". Отец требовал от него быть образцом не только в учебе, но и в общественной работе, при этом он не позволял сыну проявлять свою волю - здесь действовал самый жесткий запрет. В последствии молодой человек легко поступил в институт, где в комсомоле и начал свое "продвижение по службе". "Первым серьезным успехом было избрание меня секретарем ячейки, потом из-за хорошей организованности продвинулся на ступеньку выше, потом еще... но дальше карьера не пошла - видимо я как-то унаследовал прямолинейность отца, а карьере это вредило,- рассказывает Игорь,- помню, был один серьезный конфликт, не я его спровоцировал, ...но мне тогда тяжко пришлось..."
      
       В администрации Игорь не занимает высокий пост, но работает уже больше 5 лет и считается пунктуальным сотрудником. До этого, сразу после падения СССР и исчезновения комсомола он трудился на благо государства в одной из районных администраций Москвы, затем был переведен в округ.
      
       Описанный нами герой типичный хороший представитель российской бюрократии старой школы. Он не склонен к подхалимажу (это не нормально для российской управленческой сферы), но очень исполнителен и пользуется доверием руководства. Подобные люди среди русских чиновников встречаются редко. Человек Игорь довольно скучный, угрюмый и редко улыбающийся. Он носит застегнутый на все пуговицы строгий костюм, неплохо скрывающий полноту, бесцветный галстук и разговаривает вялым измученным голосом в котором, тем не менее, звучит строгая нотка - сотрудники говорят, что таким он был всегда. Семейная жизнь этого человека началась рано. Она вполне стандартна, за исключением того, что детей у него нет. Коллеги отмечают, что с чиновниками младшего ранга он бывает довольно груб, но при этом в решениях редко бывает несправедлив.
      
       В детстве Игорь мечтал стать инженером-конструктором и создавать машины, но строгость семейных заповедей не позволила развиться этому его детскому желанию. В дальнейшем вся жизнь его подчинилась "какому-то течению" и привела его в управленческую сферу.
      
       Не станем задерживаться на подробном разборе характера описанного человека - мы еще остановимся на подобных примерах детально, и перейдем к следующему герою, чей жизненный путь в бюрократию существенно отличается от судьбы Игоря.
      
       Елизавета - коренная москвичка, принадлежит к тому же поколению, что и Игорь. Ей 42 года. Работает она в аппарате Государственной Думы и заведует чем-то вроде отдела. Как это часто бывает с девочками, родители (интеллигентная семья) воспитывали ее дольно мягко, при этом, стараясь заложить в ребенка свои представления о женской нравственности и успешности - здесь они проявили завидную последовательность и упорство.
      
       Девочка училась отлично и даже получила медаль по окончании школы. Она была примерной пионеркой и комсомолкой. Правда несколько эгоистичной и честолюбивой по характеру, от чего страдали ее подруги - с одной из них удалось поговорить. Чуждая обычных развлечений Елизавета умела хорошо приспосабливаться к учителям и начальству, не брезгая доносами на товарищей и откровенным лицемерием. Рано определив для себя, что подчинение окружающих может быть источником приятных ощущений, она с первых шагов в школе стала прокладывать себе путь к власти. "Быть лучшей ученицей, командиром звена..." и так далее. В интересах карьеры Елизавета вышла замуж в 23 года, подобрав тихого и безвольного, но обладавшего неплохими семейными связями мужа. Это и обеспечило ей дальнейшее продвижение уже в новое, постсоветское время. Получив работу сперва в министерстве, а потом в Госдуме, Елизавета не только проявила себя как неплохой организатор, но и завела несколько любовных романов с руководством. Что ей не только не помешало, но и помогло. Сослуживцы считают ее безжалостной начальницей, которой, тем не менее, удается казаться милой и даже иногда доброй.
      
       В браке у Елизаветы два сына. Но к мужу она не питает никаких чувств кроме презрения, что выражается в постоянном ее стремлении командовать им. Подобным образом она ведет себя и в отношении к детям. Послушная с начальством, Елизавета любит причинять душевную боль подчиненным, отыскивая их слабые места и мелко унижая в бытовых ситуациях. Все это она вполне спокойно объясняет себе необходимостью поддержания порядка и иерархии.
      
       В истории российской бюрократии последних десятилетий в связи с разрушением СССР существует два довольно отличных поколения. Одно из них, примеры людей из которого мы дали выше, формировалось в управленческой системе Советского Союза, другое связано своим появлением уже с капиталистической Россией. Оба они имеют общую психическую структуру, но различаются по целому ряду моральных установок. Старшее поколение бюрократии более консервативно и по отношению к различным идеологиям более цинично - ему привычна их смена и оно легко приспосабливается к изменяющимся государственным ориентирам. Молодежь отличается честолюбием, часто нескрываемой тягой к роскоши и богатству. Нравственно она более свободна, чем предыдущее поколение, но в целом, в сравнении с общественным пониманием моральных границ кажется слишком консервативной в своих устоях, эгоистичной и беспринципной. Обе чиновные "школы", несмотря на существенное различие эпох их породивших представляют собой одно целое и независимо от деталей соединяют в себе душу и тело одного социального целого - бюрократической касты.
      
       Владислав, стал чиновником относительно недавно. Ему 25 лет, работает в паспортном столе (отделение внутренних дел, город Самара). Отец всю жизнь проработал в милиции (дослужился до майора), мать - служащим в социальной защите. Сына воспитывали строго, отец часто, когда был пьян, прибегал к физическим мерам. Мать объясняла ему, как устроена жизнь. В период ельцинских реформ семья не бедствовала. В распоряжении ребенка были дорогие и безвкусные игрушки. Время мальчика почти не контролировали, но постоянно держали в плотном эмоциональном напряжении, требуя выполнять (чаще всего не связанную с учебой) волю старших.
      
       Учился Владислав довольно средне, в институт поступил без особых трудностей - обучался на финансиста (платно). На работу попал по знакомству, сразу после окончания института. Помогли связи отца. Вначале с виду тихий молодой человек не хотел работать в милиции, но еще в студенческие годы, поняв, что деньги можно зарабатывать и без непосредственной коммерции, пошел по стопам родителя. Оказавшись на государственной службе, он сразу разобрался с ситуацией и встроился в существующие отношения - продвижение по службе у него шло быстро (снова помогали связи), но главным была возможность хорошо зарабатывать на "помощи в выдачи документов".
      
       По характеру Влад, кажется человеком тихим и спокойным, даже неуверенным в себе. Но в делах, как говорят его друзья, он способен проявить себя "очень упертым мужиком". При более близком общении видно, что за периодическими сменами тихого и напористого поведения у Влада прячется большое число комплексов и непрерывных болезненных психических переживаний. Все это молодой человек умеет хорошо скрывать. В жизненных ценностях Владислав довольно стандартен, его привлекают дорогие машины, роскошные квартиры, он любит носить модные костюмы, разбирается в фирменных часах. Женщины так же привлекают его по внешнему лоску - к эмоциональным контактам с противоположным полом он не стремится - наоборот старается его избегать.
      
       Сексуальная жизнь молодого чиновника представляет собой череду походов в рестораны со случайными знакомствами, посещений сауны с проститутками и "почти семейной" дружбы с официальной девушкой. На которой Влад собирается вскоре жениться.
      
       История русской бюрократии насчитывает много веков. Немало изменилось с тех времен, когда впервые простой человек должен был столкнуться с представителем власти - слугой государства. Технический, культурный и социальный прогресс проделали за эти столетия колоссальную работу, изменив лицо нашей страны до неузнаваемости. Изменив все общество, подвигнув его вперед, освободив от многих оков в революционных битвах начала XX века. Но поменялось ли отношение общества к бюрократии? Стал ли чиновник более привлекательным для людей по сравнению с минувшими временами? И если нет, то почему? Обратимся на время к тому, каким видели русского бюрократа те, кто был уже знаком с более зрелыми общественными отношениями. Французский путешественник, роялист ставший после знакомства с монархической Россией либералом, Астольф де Кюстин посетил нашу страну в 1839 году, написав затем книгу "Россия в 1839 году". Вот как он описывал свои ощущения после первого знакомства с российской бюрократией:
      
       "...в Петербурге чиновники разобрались с ними в три минуты, меня же не отпускали в течение трех часов. Привилегии, на время укрывшиеся под прозрачным покровом деспотической власти, вновь предстали предо мной, и явление это неприятно меня поразило.
      
       Обилие ненужных предосторожностей дает работу массе мелких чиновников; каждый из них выполняет свои обязанности с видом педантическим, строгим и важным, призванным внушать уважение к бессмысленнейшему из занятий; он не удостаивает вас ни единым словом, но на лице его вы читаете: "Дайте мне дорогу, я - составная часть огромной государственной машины". Эта составная часть, действующая не по своей воле, подобна винтику часового механизма - и вот что в России именуют человеком! Вид этих людей, по доброй воле превратившихся в автоматы, испугал меня; в личности, низведенной до состояния машины, есть что-то сверхъестественное. Если в странах, где техника ушла далеко вперед, люди умеют вдохнуть душу в дерево и металл, то в странах деспотических они сами превращаются в деревяшки; я не в силах понять, на что им рассудок, при мысли же о том давлении, которому пришлось подвергнуть существа, наделенные разумом, дабы превратить их в неодушевленные предметы, мне становится не по себе; в Англии я боялся машин, в России жалею людей. Там творениям человека недоставало лишь дара речи, здесь дар речи оказывается совершенно излишним для творений государства.
      
       Впрочем, эти машины, обремененные душой, чудовищно вежливы; видно, что их с пеленок приучали к соблюдению приличий, как приучают других к владению оружием, но кому нужна обходительность по приказу? Сколько бы ни старались деспоты, всякий поступок человека осмыслен, только если освящен его свободной волей; верность хозяину чего-нибудь стоит, лишь если слуга выбрал его по своей охоте; а поскольку в России низшие чины не вправе выбирать что бы то ни было, все, что они делают и говорят, ничего не значит и ничего не стоит.
      
       При виде всевозможных шпионов, рассматривавших и расспрашивавших нас, я начал зевать и едва не начал стенать - стенать не о себе, но о русском народе; обилие предосторожностей, которые здесь почитают необходимыми, но без которых прекрасно обходятся во всех других странах, показывало мне, что я стою перед входом в империю страха, а страх заразителен, как и грусть: итак, я боялся и грустил... из вежливости... чтобы не слишком отличаться от других".
      
       Конечно, современный российский бюрократ не такой, каким он был в XIX веке. Изменилась социальная среда, отношения, другим стал тот мир ценностей и норм, ориентируясь на который формируются русские чиновники. Ушли в прошлое сословные разграничения и привилегии аристократии - исчезла она сама, однако почти неизменным остался принцип приоритета иерархии и материальных благ в жизни государственных управленцев. Но продвижение по службе, деньги и власть, пускай не большая, но ощутимая, выражают и создают внутреннюю природу чиновника, его психические проблемы
      
       В детстве и юности, когда человек под давлением старших только начинает свое превращение в часть бюрократической системы, первое что он испытывает это чей-то внешний контроль над своим временем. Потом, видя, что его время превращено другими в нечто управляемое извне, он ощущает, что его поступки, все его поведение поставлено под контроль. Подвергаясь проверкам, оказываясь в особом механизме систематизированного наставниками общения, постоянно ощущая мощное эмоциональное давление, человек исподволь приучается к тому, что его самостоятельного Я не существует. Не существует свободного выражения чувств, и вся их механика должна строиться на достижении поставленных задач - радость от успеха в санкционированном деле, при выполнении отведенной работы, тревога и страх в случае неудачи. Эмоции контролируются и подавляются, приучаясь к состоянию жестких нравственных табу, в которых скучное бытие не отделимо от подавления ощущений. Ощущений как положительных, так и негативных.
      
       Главное в чем оказывается ограничен ребенок - это игры. Не только их время, но и содержание контролируется родителями, изменяясь ими не в установке на более полное и свободное отражение действительности с целью извлечения ребеночком уроков из окружающего мира - творческого обучения жизни, а в ином направлении. Старшие преследуют другую цель. Ими осуществляется программирование маленького человека на определенный "правильный" жизненный путь полностью возможный только благодаря внушаемым ему ценностям и жизненным установкам. Параллельно родители бессознательно переносят на ребенка собственные комплексы - страхи взрослых, их болезненные реакции и нравственные искажения травмируют еще не сформировавшееся существо. Вместе с этим в отношениях маленького человека и старших появляется отчуждение, а так же тревожность и нестабильность в его ощущениях. Личность ребенка оказывается под мощным ударом негативных образов и поведенческих систем.
      
       Вместе с играми, родители контролируют и контакты ребенка, его друзей и общение. Давая характеристики отрицательным на их взгляд знакомым мальчика или девочки, взрослые тенденциозно используют перенос негативных нравственных образов, часто связанных с их реакционными представлениями о необходимости существования социального и экономического неравенства. Однако все же, в своем решении запретить маленькому человеку общение с каким либо сверстником родители и наставники руководствуются отнюдь не рациональными оценками - их они не редко выдумывают в ответ на возмущенное "почему". Прочно занимая второе место, банальный расчет в духе "это девочка из богатой семьи" или "у этого мальчика папа директор фабрики" по распространенности уступает первенство переносу родителями собственных психических проблем на ребенка и его окружение. По своей природе явление это носит бессознательный - не осознаваемый характер. Обе причины семейных репрессий к личным контактам маленького существа приносят равный вред. Вырабатывая с одной стороны цинично-прагматичное отношение к дружбе, с другой стороны через перенос родительских комплексов, они ведут к глубокому травмированиюю еще очень хрупкой психики ребенка.
      
       Важным фактором воспитания будущего чиновника является страх. Систематически внушаемый ребенку вместе с другими болезненными ощущениями со стороны взрослых, он через подавление ответных негативных эмоций ведет к усугублению общего состояния отчужденности и подменяет собой здоровые жизненные ориентиры - прежде всего радость. Чувства человека приобретают искаженный характер. Приучаясь выстраивать свое поведение так чтобы избегать последствий неизменного страха (оскорблений и наказаний родителями) маленькое существо постепенно привыкает к тому, что непрерывная боязнь является его постоянным состоянием. Ощущением, возникающим из-за закрепленного в психике чиновника правила подавлять естественное возмущение собственным унижением, то есть желание ответить на него, а не избегать неминуемые преграды. Все это выступает еще одной причиной толкающей человека на путь лицемерия и самоизоляции как по отношению к старшим, так и к остальному окружающему миру отношений.
      
       На ряду со страхом существует еще одно важное ощущение - стыд. Нося физиологический и социальный оттенок, по своей сути оно выражает общую социально-экономическую природу, заложенную в человека консервативным воспитанием. Острое чувство стыда, переживаний за свои реальные и вымышленные недостатки сопутствующее большинству русских чиновников всю жизнь и является закономерным выражением табуированности их внутреннего мира, основы которого закладываются в детские годы.
      
       В дальнейшей жизни у человека происходит закрепление, либо в лучшем случае частичное снятие, приобретенных в детстве болезненных черт. Однако даже если на протяжении жизни у личности, избравшей путь бюрократического существования, и разрешаются некоторые психические противоречия, связанные с прошлым, то усугубление других проблем, неизбежное в данной системе, ведет к сохранению прежнего эмоционального и нравственного состояния. Суммарно это не просто накладывает отпечаток на сексуальную жизнь, но вообще формирует ее как некое болезненно-своеобразное целое.
      
       Каждый чиновник - исковерканная личность. Какой бы высокий пост он не занимал, ни что не может скрыть его душевного уродства, глубоких ран нанесенных еще в детстве. Носитель самых консервативных правил, циничных, двуликих моральных норм, вечно сутулый, если не в жизни то в душе, испуганный и подлый - таков конечный продукт "хорошего" воспитания, формирования личности основанного на страхе и подавление. Именно в этом кроется причина неприглядной сексуальной жизни российских государственных управленцев. И внимание к ней с нашей стороны закономерный итог многовекового существования отчужденной бюрократической касты.
      
       2.2. Сексуальные фантазии
      
       Распад традиционных представлений о семье, крушение массы табу, разрушение религиозных иллюзий обуславливает не только значительное освобождение сознания современного человека, но и богатство его сексуальных фантазий. Однако чиновничество, в особенности российское, враждебный прогрессу оплот буржуазного мира. И все новое, что в обществе уже заняло свое место, в среде русской бюрократии превращается в некую разъедающую государственный фундамент субстанцию. Смесь, которая все же не в состоянии сокрушить систему. Произвести то, что может сделать только воля масс.
      
       Сексуальные фантазии у русской бюрократии не являются в чистом виде троянским конем прогрессивных общественных тенденций направленных на слом существующего государства. Однако они наносят традиционной управленческой системе серьезный вред, подрывая в представлениях ее винтиков могущество власти, ее "вечную" мощь. И хотя подавление сексуальности у чиновников по-прежнему значительно сильнее, чем у других социальных групп, именно сексуальные фантазии наносят ему, как государственному инструменту, основной урон. Побуждая к действиям, прорывая табу на секс, фантазии ведут к поступкам через возникающие неуправляемые желания и ожидания. Но фантазии, как уже частично свободная мысль, не возникают в умах бюрократии сами собой. Они пробуждаются в психики индивидов воздействием меняющегося общества.
      
       Разрушение старой буржуазной морали делает сексуальные фантазии особенно яркими даже там, где эта нравственность демонстрирует свою иллюзорную прочность - в среде русской бюрократии. Особенно насыщены они у чиновников, людей зачастую эмоционально подавленных настолько, что секс в их жизни отсутствует вообще. Тем не менее, даже в таких печальных случаях сексуальные фантазии все равно существуют. Тщательно скрываемые от окружающих и даже от самих "авторов" они не ускользнут от опытного взгляда анализа. Взора, который в отличие от церковного бога не считает их грехом.
      
       Как бы чиновники не пытались скрыть факт существования у них сексуальных фантазий и их характер, истина сама открывает себя, стоит только немного побыть наблюдательными - погрузиться в бюрократическую среду и потратить время на общения с ее представителями. Результаты не замедлят сказаться, он окажется интересным и во многом неожиданным.
      
       Основная масса чиновников гетеросексуальна, но среди мужчин последнее время стихийно и массово растет число латентных гомосексуалистов, что определяет типологию их фантазий - это нам и интересно в данный момент. Гетеросексуальные фантазии у людей с сильным эмоциональным и сексуальным подавлением тоже достаточно известны.
      
       Основная масса чиновников, со страхом относясь к взаимоотношению с людьми, выбирают себе недостижимых сексуальных партнеров для фантазий. Самый простой вариант здесь это чужие мужья, жены, любовники и любовницы. Они бессознательно наделяются нужными чиновнику сексуальными качествами, нередко воображение даже сильно изменяет их физиологию. Так у очаровательной соседки, за которой ухаживает друг детства, способен появиться член и секс с ней может напоминать секс с трансвеститом за исключением того, что полового акта вполне может не быть. Чувствуя вину, заложенную еще в детстве, за проникновение члена во влагалище, чиновники зачастую испытывают бессознательный страх перед половым актом. В жизни это выражается в мужской импотенции и болевых ощущениях у женщин в момент сексуальной близости. Такое поведение физиологии обусловлено существованием бессознательного представления о порочности полового акта, его греховности и постыдности. Закрепленное в подсознании это ощущение "греха" во многом ограничивает характер сексуального воображения.
      
       Очень популярны у чиновников сексуальные фантазии, когда их, людей в основном не слишком молодых или рано постаревших, соблазняют юные порочные существа. Женщинам представляются юноши, хотя в жизни они отдают предпочтение мужчинам старше себя. Мужчины испытывают тягу к молоденьким девушкам. Но и в данном типе фантазии половой акт наступает не часто, хотя если личность бюрократа достаточно раскрепощена (процент таких людей среди чиновников очень низок) то завершающей частью такой связи может быть не просто раздевание или ласка, а полноценный оргазм. Интересно и то, что у чиновников подобного склада или тяготеющих к подобному складу роль соблазнителя в фантазии может принадлежать им. Но чаще всего чиновникам нравится представлять, как их соблазняют и побуждают к "порочной", "постыдной" и потому притягательной связи, в которой многие самые эротичные моменты могут оставаться за кадром заботливо вырезаемые цензорами психики.
      
       Все чиновники фантазируют, но их мечты и представления отличаются, как мы уже заметили, в зависимости от сексуальной ориентации. Но даже чиновники не гомосексуальной ориентации склонны представлять себе секс с начальниками и подчиненными. Особенно интересно здесь то, что и мужчин и женщин объединяет одно - бессознательная тяга к анальному сексу с руководством. Нередко такие фантазии сопровождаются садомазохистскими сценами и носят навязчивый характер. Мастурбируя в момент таких представлений, мужчины и женщины склонны сами причинять себе боль щипками, уколами и ударами. Такие фантазии, давая сильные душевные переживания, тем не менее, оставляют неприятный осадок. Это отличает их, к примеру, от стандартных фантазий секса с моделями и звездами кино, которые так же распространены в среде чиновников, но на которых не имеет смысла останавливаться подробно. Они хорошо изучены современной наукой и довольно популярны.
      
       Садистский характер фантазий очень важная черта наклонностей русской бюрократии. Запуганная и сексуально подавленная жертва государственной вертикали она получает острое удовольствие от подобных умозрительных связей. Групповой секс в качестве фантазии, как и на практике, встречается у чиновников не часто, но как фантазия он больше всего может быть отнесен к явно садомазохистской стилистике. Представляя сексуальный контакт с большим числом сослуживцев, чиновник четко воспроизводит иерархию связей, когда он жертва для начальства и деспот для подчиненных. Подобный характер фантазий с его навязчивым распределением ролей и аппаратными деталями полностью воспроизводит подавление личности системой пирамидальных отношений, ее абсолютную подчиненность даже в сексуальных фантазиях машине власти.
      
       Секс с запрещенными объектами так же характерен для чиновников. Животные, собственные дети, родители, очень пожилые партнеры или искусственные партнеры (резиновые куклы или манекены), все те с кем в жизни сексуальный контакт невозможен, становятся объектами сексуальных фантазий, отделаться от которых самостоятельно государственным людям почти не удается. Подобные воображаемые акты любви символически копируют весь характер повседневной деятельности чиновников, когда, выполняя команды руководителей, они заняты чуждым и малоинтересным делом - защитой интересов любимого ими Российского государства.
      
       Постоянно запрещая себе совершать различные поступки как аморальные, и табуируя самые разные сексуальные желания, чиновничество подавляет собственную сексуальность, превращаясь в некое агрессивное монашество нашего времени. Разумеется, это не означает, что секса у бюрократии нет. Но даже если его нет, всегда есть сексуальные фантазии. И даже хорошо организованное, мощное цензурное подавление не в силах уничтожить их вообще, а может, только ограничивая их, вызвать самовозникающие, навязчивые и "порочные" картины. Борьба с ними бессмысленна, все это симптомы невротического состояния загнанной психики.
      
       Часто в жизни многие чиновники не способны к занятию сексом без искусственных стимуляторов в виде алкоголя и иных возбуждающих средств. В эротических фантазиях этот препарат часто играет центральную роль, его мысленное принятие как бы является сигналом заученного разрешения, когда многие формы контакта с партнером становятся временно разрешенными. Примерно ту же роль играют в фантазиях и возбуждающие средства, они так же создают иллюзию сильного желания, которое способно преодолеть табу. После воображаемого принятия таких средств, жидкости или таблеток, человек получает разрешение на секс, поскольку желание теперь сильнее табу нейтрализованного "химически". Это приводит к более свободным фантазиям, но демонстрирует с одной стороны слабость и несамостоятельность личности, ее зависимость от внешних условий, а с другой ее желание преодолеть существующие запреты, что является для многих положительным симптомом.
      
       Возбудители в фантазиях не редко используются и для пробуждения желания у партнера. Мужчины представляют себе как красивая женщина, приняв таблетку волшебного средства, загорается желанием и берет на себя почти активную роль в сексе. Аналогичны представления женщин, для них типична сцена с подобным возбуждением мужчины. Иногда роль "волшебных таблеток" может быть взята на себя обычным обедом, который нерадивая хозяйка все же приготовила мужчине, взамен получив секс с ним, чаще по его инициативе. Подобные средства разжигания страсти являются некой компенсаций собственной беспомощности, ненужности и непривлекательности. Объяснением - побуждением, согласно которому соблазнительный партнер идет на секс.
      
       Характерными чертами сексуальных фантазий чиновников является их навязчивость, многократное тиражирование и детальная обусловленность. Последняя черта может выражаться как в виде описанного волшебного помощника (алкоголь, наркотики, виагра) либо в особой прорисовке места и условий в которых секс оказывается разрешен. Происходя как свидание в тюрьме, воображаемый сексуальный контакт мысленно изображается в специальном помещении либо как следствие каких-то сложных манипуляций. Секс почти никогда в представлениях чиновников не бывает случайным, правилом является его причинная обусловленность. Он может быть следствием поездки на дачу, похода в сауну или продолжением застолья.
      
       Место, в котором представляется занятие сексом, у многих чиновников прорисовывается довольно подробно и служит едва ли не главным фактором полового возбуждения. В отличие от черт партнера оно детализировано порой настолько, что каждый раз навязчиво восстанавливаясь, передается с мельчайшими деталями, которые, разумеется, несут в себе сексуальный символизм. Не редко такие детали связаны с первым еще детским сексуальным опытом, либо сильными переживаниями прошлого.
      
       Изнасилование одна из самых любопытных сексуальных фантазий русской бюрократии. И у мужчин и у женщин она пользуется популярностью, поскольку в скрытой форме выражает душевное состояние чиновника - состояние жертвы. Крайне редко чиновник изображает себе картины, когда он играет роль агрессора, а не жертвы. В жизни являясь хищником, бюрократия переносит чувство вины в свои сексуальные фантазии.
      
       Роль совратителя, как и роль соблазняемого, притягательна для чиновников любого пола. В ней при помощи своих фантазий они могут выразить наиболее затаенные желания. Разрушение непорочности, как например секс с девственницей или девственником так же притягателен для русских чиновников. Его представляют себе очень многие государственные деятели, и он по праву может считаться одним из самых массовых представлений. Представлений романтического, нежного характера, либо злобного насилия над скрытой порочностью мужчины или женщины, которая только прячется в робкой невинности. Данный вид фантазии выражает некую компенсацию, в виде новой надежды или в виде мести, за отсутствие в реальном мире самого сладкого - сексуальной невинности, а в месте с ней бескорыстной правильности и девственной нежности.
      
       Фантазии с животными не отличаются богатством сцен. Их главной особенностью является приписывания меньшим братьям большей роли, чем они способны играть в действительности в сексе с человеком. Особенно нравятся такие фантазии пожилым дамам бюрократии, поскольку полностью выражают их призрение к себе и глубокое жизненное и сексуальное разочарование. Здесь животное-партнер становится своего рода местью женщины самой себе за бессмысленность устройства мира и собственную слабость.
      
       Характерной и интересной является фантазия, в которой чиновник занимается сексом сам с собой. Такое представление, особенно в случае, когда оно приобретает навязчивый характер, указывает на глубокое личное одиночество человека. Но чаще всего в своих фантазиях русские бюрократы "выбирают" себе другие объекты. Которые, как и мысленно совершаемые с ними сексуальные действия зачастую приобретают навязчивый характер, что свидетельствует о наличии глубоких внутренних противоречий между тем, что человек хочет и тем, что он должен делать.
      
       Крайне любопытно, что половой акт представляется чиновникам не очень часто и сам по себе не всегда является сексуально привлекательным. Напротив, действия совершаемые перед ним могут быть крайне притягательны. Различного рода ласки, интимные прикосновения, многократно тиражируясь фантазией, приводят чиновников в возбужденное состояние. Зачастую, когда фантазия сопровождает мастурбацию этого вполне достаточно для достижения оргазма и воображаемый половой акт попросту не нужен. Это тем более естественно, что он по-прежнему ощущается большинством чиновников порочным и грязным, в то время как ласки являются не такими табуированными. Но даже в этом случае многие чиновники стыдятся своих фантазий вместе с действиями, совершаемыми по самоудовлетворению.
      
       В силу фетишистской натуры чиновники любят стриптиз, и в их сексуальных представлениях он играет заметную роль. Выступая как в открытом виде, так и в виде частичного обнажения натуры стриптиз вызывает в бюрократах сильное сексуальное возбуждение, поскольку открывает частицу запретной "тайны" человеческой природы, к которой их бессознательно тянет, несмотря на мощные табу. Представляя себе сцены раздевания, подглядывания за переодеванием или принятием душа, мужчины и женщины мысленно прорываются к тем действиям, которые в жизни, соблюдая все правила, они оказываются неспособны совершить.
      
       Большинство государственных служителей России считают мастурбацию безнравственным и вредным явлением. Испытывая по поводу собственных подобных действий сильные переживания, этот комплекс формируется еще в детские годы (как правило, не без участия родителей), русские чиновники часто в сексуальных фантазиях сознательно накладывают табу на некоторые персонажи знакомые им лично. Запрещая себе представлять эротические сцены с коллегами по работе, подругами и друзьями, мужчина или женщина бюрократ тем самым как бы пытается оградить эти фигуры от "грязи" - сохранить их "непорочную чистоту". Другой стороной данного факта выступает изредка даваемое чиновником самому себе разрешение на запрещенную сексуальную фантазию с кем-либо из знакомых лиц. Здесь вместе с возникающим сильным сексуальным желанием, связанным с выполнением запретного действия, проявляется и исключительная природа этого разрешения "только на фантазию и один раз".
      
       Еще одним любопытным элементом описываемого эротического феномена является его оградительная роль в плоскости реальных контактов. Накладывая табу даже на фантазию с участием сексуально интересных своих знакомых, чиновник тем самым бессознательно устанавливает и другое табу - табу на настоящие личные отношения с этими людьми. Интересно, что данный "мастурбационный" механизм имеет большее распространение у представителей мужского пола - женщины чиновники чаще вообще запрещают для себя мастурбацию, а не только подобные фантазии.
      
       Другой сексуальный комплекс "грязи" связан у чиновников с анальным сексом. Его в одинаковой степени испытывают представители обоих полов - неважно представляется гетеросексуальный или гомосексуальный контакт. Проявляясь в виде воображаемых людьми анальных половых актов, часто происходящих после упрашивания партнера (характер жертвы очень важен) ощущения стыда, страха и боли выступают едва ли важнейшим источником полового возбуждения. Секс, в представлении консервативной социальной среды, вообще не может быть отделен от этих болезненных чувств. Противоестественность же совершаемых в воображении сексуальных действий только усиливает садомазохистское удовольствие, как бы выступая его главной привлекательной стороной. Так же анальный акт у обоих полов выступает некой местью - бессознательной компенсацией за отсутствие девственности, за собственную "безнравственность" и "аморальность" партнера. Именно данный характер анального акта делает его одной из самых популярных в консервативной среде русских чиновников сексуальных представлений.
      
       К особым моментам фантазий связанных с анальными контактами стоит отнести распространенную у мужчин потребность воображать, как женщина всовывает палец им в анальное отверстие, произнося "порочные" слова вроде: "Ну, теперь ты завелся грязный пес..." Женщины так же испытывают интерес к подобной фантазии - для них она выступает как бы прелюдией к предстоящему, либо возможному, анальному акту. У мужчин так же распространена фантазия, в которых женщина овладевает ими при помощи искусственного члена. В этой картине находит свое выражение комплекс сексуальной вины перед женщиной и потребность мужчины в наказании за свои желания, либо поступки. Как правило, данная фантазия распространена в отношении каких либо конкретных женщин, а не женщин вообще. Иногда в ней партнером мужчины выступает мать или сестра, чаще собственная подруга.
      
       Близко к анальному сексу по своей "безнравственности" у чиновников находится и оральный секс. Долгие годы, считаясь в патриархальном обществе чем-то морально неуместным для мужчины и постыдным для женщины, он и сегодня сохранил в наиболее консервативной социальной среде свои "врожденные" черты. Именно "аморальная" природа делает сексуальные фантазии с оральными ласками привлекательными для представителей государственной бюрократии. Форма этого эротического представления довольно проста, выстраивается она из сочетаний минета и кунилингуса (реже используется анилингус), происходя чаще всего без особой детализации процесса - главное здесь не изощренность действия, а сам его "преступный" факт.
      
       Мочеиспускание и испражнение, а так же действия связанные с ними в сексуальном воображении чиновников, особенно это касается менее табуированной молодежи, занимают не маловажное место. Получая от подобных фантазий эротическое наслаждение, представители бюрократии редко осознают, что именно грязь и стыд как особый фактор данного вида воображаемых событий придают им притягательную и возбуждающую силу - вызывают через несексуальный, "спонтанный" физиологический акт некую санкцию на секс.
      
       В фантазиях с мочеиспусканием, их субъект чаще всего не сам осуществляет физиологический акт, а оказывается его "жертвой". В представлениях чиновников мужчин активную роль берет на себя писающая на них женщина. В этой фантазии так же заключена некая подмена ролей, когда не мужчина выступает источником "оплодотворяющего потока", а роль эту берет на себя женщина. Превращаясь, таким образом, из главного действующего лица традиционного сексуального действа в объект женской активности, мужчина как бы ощущает себя женщиной. В подобных фантазиях у женщин (чаще всего бездетных) мочеиспускание на них мужчины бессознательно выражает потребность ощутить себя оплодотворенной - именно с актом осеменения самки связывает табуированное сознание санкцию на секс. Одновременное с этим унижение только усиливает желание.
      
       Сексуальные представления с испражнением (либо поеданием испражнений) по характеру воображаемых в них действий похожи на фантазии с мочеиспусканием. Их главным и определяющим отличием является более сильный элемент "грязи" в рисуемых действиях. Воображая, таким образом, собственное нравственное падение чиновник эмоционально оказывается в зоне порока - там, где "мерзкий, но приятный" сексуальный контакт возможен. Подобные сцены характерны для представителей обоего пола (могут выражать любую сексуальную ориентацию) и не редко выступают прелюдией к вагинальному либо анальному акту. В ходе очищения организма происходит как бы удаление преграды для полового акта.
      
       Важным, но не обязательным другим "грязным" элементом сексуальных фантазий бюрократии является физическая грубость и брань. Выражая потребность в унижении и оскорблении (садомазохистскую природу личности), она выступает сильным возбуждающим ингредиентом воображаемой сексуальной картины. Сцены, в которых партнер (партнерша) унижает и бьет героя фантазии, принуждая его к сексу - наделе помогая преодолеть табу, возникают как у мужчин, так и у женщин.
      
       Подглядывание - одна из самых известных в истории секса фантазий. Выражая мощные табу на открытость человеческого тела и связанные с ним прямые удовольствия, она широко распространена в среде наиболее нравственно задавленных представителей бюрократии. По своей внутренней структуре фантазия подглядывания состоит чаще всего из раздевания (возможно, кого-то из близко знакомых людей, иногда это детские воспоминания) и значительно реже из наблюдения за чужим половым актом. Присутствующий в ней сильный элемент фетишизма позволяет пронаблюдать как великана в отдельных случаях даже в воображаемой форме связь полового возбуждения и вещей у чиновников.
      
       Но как небыли бы разнообразны сексуальные фантазии бюрократии и как бы детально мы не останавливались на самых интересных из них, необходимо четко представлять себе, что, несмотря на все, русская бюрократия это в основном сочетание романтических натур, даже если ее романтизм фетишизирован и прагматичен. Цинизм этого реакционного по своему окрасу явления, маскирующего, по сути, сексуальное подавление, его кажущееся противоречие с материальными ценностями, все же создает нам тот вектор, отклоняясь от которого в самые неромантичные стороны мы получаем сексуальные фантазии бюрократии.
      
       Фантазия это не воплощенное желание, часто месть подавленных чувств и идей собственной слабости, собственным табу и страхам. Не редко вызываемые бессмысленностью жизни, ее пустотой, массой нереализованных запретных желаний сексуальная фантазия чиновной касты наиболее ярко выражает ее душевное состояние непрерывного страдания, страха и злобы, стыда и разочарования.
      
       2.4. Одежда и сексуальность
       Государственный аппарат в России всегда отличался большими масштабами, строгой иерархией, и низкой эффективностью. Со времен Петра I в нем существовали звания, жесткий регламент и униформа. Не всегда описанные в законах и уставах, эти детали российской государственности неизменно оказывали большое влияние на общественную и политическую жизнь страны. Так происходит и теперь.
      
       С началом эпохи Путина исчезли с управленческой сцены "молодые реформаторы" с их склонностью хоть иногда появляться на политической сцене без галстука, в свитере или рубашке. Вместе с тем в чиновном аппарате был установлен консервативный порядок всеобщего употребления строгого костюма. Пример был взят с Президента.
      
       Политика во всех странах не обходится без костюма. В Латинской Америке он должен идеально сидеть на государственном деятеле. Быть дорогим на вид, иметь роскошный галстук и богато дополняться аксессуарами. Перстни с камнями, запонки, золотые часы с массивным браслетом - вот составляющие политического снобизма "Третьего мира". Этим страдают чиновники любого ранга. В Европе и США свободы в области стиля гораздо больше, а правил значительно меньше.
      
       На Западе не принято потрясать "богатством". На предвыборных плакатах, стремясь подчеркнуть свою близость к народу и доступность, политики часто предстают в расстегнутых рубашках и пиджаках без галстука. Даже назначаемые на должности лица пользуются большим правом выбора одежды, чем чиновники в России. Но конечно и здесь есть свои традиции. Так однобортный костюм на двух пуговицах, не взирая на колебания моды, уже почти двадцать лет неизменно остается атрибутом американской политики. Но той гегемонии, которой обладает его российский собрат, он не имеет. Возможно, именно в этом кроется часть секрета неэффективности, и даже вредности бюрократической машины в России?
      
       Реализуя задачу поднять результативность работы государственной системы, российская власть в очередной раз в истории выбрала экстенсивный путь. Стремясь с одной стороны увеличить число чиновников, а с другой эмоционально их подавить через многообразные правила (в том числе и в одежде) и контроль за их соблюдением, она пытается выстроить абсолютно управляемую, и потому эффективную систему. Но так не бывает. И так в особенности не бывает в России.
      
       Еще в годы Первой мировой войны русский военный атташе в Париже граф Игнатьев отмечал, что если бы отечественные чиновники могли работать так же продуктивно как французские, то дела у России шли бы гораздо лучше. При этом талантливый дипломат не упускал из внимания и демократических свобод, действовавших в Третьей республике и невозможных в николаевской России. Многие другие видные политические мужи так же считали, что все лучшие начинания в нашей стране гибли из-за бюрократии. Из века в век подобные мысли высказывались постоянно. Проблема тревожила умы, требовала ответа, но ее природы никто так и не смог объяснить. Однако причины загадочной неэффективности и гражданской вредности российской бюрократии были найдены. И как это часто бывает, не там где их искали.
      
       В начале 1930-х годов выдающийся немецкий ученый психоаналитик Вильгельм Райх исследовал вопрос влияния одежды на сексуальное поведение человека. В то время его интересовал вопрос природы подчинения - Германия тогда стояла на пороге фашизма. Прежде всего, он определил, что строгий костюм, застегнутая рубашка с воротником и галстук приводят к мышечному напряжению в области шеи, предплечья и живота. Живот "втягивается" и, вызывая напряжение мышц паха, выключается из дыхания, которое становится грудным. Таким образом, возникает общее мышечное напряжение. Замедляется кровообращение, тормозятся гормональные процессы, меняются ощущения человека. Постоянно оставаясь напряженной, личность теряет часть уверенности в себе. Падает сексуальное влечение, в поведении как бы исчезают половые признаки - человек становится более послушным.
      
       Любопытной стороной подавления сексуальности является значительная потеря интереса к жизни. Происходящие события перестают волновать, становятся чуждыми. Чувства охладевают, приобретают жесткость. При этом личность находится в состоянии как бы замороженного постоянного напряжения. Она агрессивна, но управляема. Утрачивая способность к уверенным поступкам, человек получает раздражительность и вспыльчивость. Именно поэтому так тяжело общаться с российскими чиновниками.
      
       В древности причиной появления одежды явился не только холод, но и необходимость "скрыть" человеческую сексуальность в целях более рационального с точки зрения экономики использования личного времени каждого. Сегодня чем более вертикальной, консервативной, не требующей творческого вовлечения является профессия, тем четче одежда отвечает задаче подавлению сексуальности. Поэтому максимальной строгостью в России отличается костюм чиновника - человека рутины, мало увлеченного своим делом. Человека, от которого, прежде всего, требуется иерархичное подчинение, а не профессиональное мастерство.
      
       Тип одежды так же сказывается и на мышлении. Постоянно находясь в состоянии организации, нацеленности на контроль, сознание теряет свободу. Мыслительные процессы протекают медленно, непрерывно натыкаясь на табу и общее напряжение. Идеи не развиваются. К тому же тип личности склонной к работе в бюрократической системе изначально сильно табуирован. Это еще больше усложнят дело.
      
       Из строгих костюмов российские чиновники предпочитают однобортный. На трех, реже на двух пуговицах, он должен быть темного тона. Из цветов чаще всего используется "императорский" синий (темный оттенок), черный или по советской привычке серый. Широкий галстук модники-бюрократы повязывают большим узлом. Его цвет крайне редко бывает ярким. Допускается красный или синий в различных оттенках. Броскость тонов в государственной машине не дозволяется. Прекрасно ощущая характер и значение личной индивидуальности, видя сексуальный окрас в одежде своих элементов, власть не поощряет свободу выбора даже в одном компоненте - галстуке. Общая серость и принципиальное однообразие служат единой и основной задаче - подчинению. Но подчинение не мать результата.
      
       Одежда женщин из управленческой системы не имеет, несмотря на экспансию стиля unisex полного внешнего сходства с мужской. Но в ней, как средстве изменения эмоционального состояния, наблюдаются те же черты что и у чиновников-мужчин. Женщины носят костюмы, юбки и свитера. Крайне ограничен дозволенный политическим этикетом выбор украшений. Из них разрешается иметь броши, кулоны, серьги и кольца не вызывающего, то есть не эротичного вида. В плане украшений у мужчин действуют те же консервативные правила - никаких перстней с дорогими камнями, роскошных аксессуаров и тем более пирсинга.
      
       Милиция - любопытный в смысле костюма элемент российской бюрократии. Ее отталкивающая и примитивная униформа, разработанная специальными "модельерами" отличает полицейскую группу бюрократии по стилю даже от своих унифицировано одетых коллег. Оставаясь старомодной, как и вся чиновная каста, форма одежды прокуратуры, судебных приставов и даже федеральной армии не несет на себе такой сильный отпечаток уродства и безвкусицы как одежда милиции. Предназначенная специально, для того чтобы вызывать в носящем ее существе чувство злобы, стыда за свой вынужденный отвратительный стиль, полицейская униформа в России частично воспитывает злобный характер милиции - ее человеконенавистнический реакционный дух.
      
       Способствуя развитию комплексов, одежда милиции формирует в индивиде-полицейском чувство своей ущербности, отчужденности от общества и его естественной жизни. Вынужденные почти непрерывно носить не просто специальную, но крайне унизительную для человеческого достоинства униформу сотрудники милиции постепенно привыкают к своему установленному государством низкому положению. Любопытной деталью "одежды" российской милиции является полное недоверие к этому институту со стороны населения, хорошо осведомленного обо всех отвратительных наклонностях находящихся на полицейской службе людей. В отличие от России во многих западных странах люди доверят полицейским, по крайней мере, по бытовым вопросам.
      
       Сексуальная сторона униформы милиции и других однообразно одетых государственных бюрократических учреждений является ее высокий сдерживающий половое влечение характер. По существу в современном обществе сексуально привлекательным одетого в униформу человека считаю только наиболее консервативные женщины - в отношении мужчин "женщина в форме" как правило не вызывает интереса. Но и строгий костюм и установленная законом однообразная одежда в сумме дают в этом направлении близкий результат, превращая в плане сексуальной привлекательности человека в безликий объект - в эротически неинтересный механический субъект.
      
       С каждым годом неписаные правила одежды чиновников России становятся строже и строже. Сотрудники государственных ведомств уже выглядят однообразными солдатами государственной машины. Почти год назад Путин отменил коллегиальные заседания министерств, заменив их железной вертикалью. Теперь в Государственной Думе специальным распоряжением установлен порядок, запрещающий пропуск в здание лиц со спортивными сумками и рюкзаками. Повсеместно ходят слухи о скором запрете ношения в государственных учреждениях любой одежды кроме строгой. Возникает подозрение, что власть в России определяет перед собой осмысленную задачу поставить под административный контроль не только все политические институты, но и каждую личность. Ее чувства и желания. Мысль эта не является заблуждением.
      
       3.4. Ритуалы ухаживания
      
       Половые отношения у пар чиновников начинаются со знакомства. Здесь по утвержденной и твердо соблюдаемой русской бюрократией традиции мужчине принадлежит первая активная роль. Люди в наше время знакомятся всюду: на улице, в транспорте, в кино, театрах, кафе, ночных клубах, на работе, праздниках и просто случайно. Поводом для знакомства так же может быть любой пустяк. В последние годы этот ритуал, раньше имевший много ограничений (например, не принято было знакомиться на улице и в транспорте), значительно упростился и потерял ряд социальных границ.
      
       Знакомясь, чиновники обоего пола ведут себя почти так же как нормальные люди, за исключением того, что при оценке партнерши мужчины бюрократы, несмотря на испытываемое ими всегда чувство стыда при подобной церемонии, уделяют больше внимания материальной и статусной обеспеченности девушки. Ее внешность оценивается в первую очередь не по выражению лица, движениям или даже фигуре, а потому, на какую сумму она выглядит. Подсознание чиновника мужчины сразу определяет не только сексуальную привлекательность фигуры, но и "рыночную стоимость" понравившейся особы. Аналогичным образом рассматривают мужчины и женщины из государственной бюрократии, с первого момента ощущая, подходит ли им по социальному статусу мужчина или нет. Часто дорогой автомобиль и громкая директорская должность помогает женщине сделать выбор в пользу определенного мужчины, даже если он не привлекателен внешне.
      
       Хотя для обоих полов бюрократии важно в первую очередь, чтобы будущий партнер отвечал их представлениям о статусе, мужчины в выборе женщин имеют некоторые психологические преимущества. Чиновники "главного пола" в силу сохранения патриархальных, отводящих мужчине социальное лидерство, правил не просто ориентированы на женщину как материальный предмет, средство поднятия собственного значения, но и как на объект сексуального удовольствия. Оценивая противоположный пол, они рассматривают не только выражаемый вещами статус женщины, но и ее сексуальное воздействие на них. Однако в наше время, под влиянием процессов эмансипации, женщины бюрократы постепенно начинают все больше внимания уделять мужской сексуальности, не редко выводя ее на первый план по сравнению с материальным положением мужчины. Выражая заинтересованность в отношениях с эротически привлекательным представителем противоположного пола, они способны даже на некоторую инициативу. Но среди леди чиновников старшего поколения большинство все еще ориентировано на свою пассивную социальную и любовную, лишенную удовольствия в сексе роль. Это, кстати, является одной из причин женского ожирения у государственных управленцев, когда подавляемое сексуальное желание слабый пол бюрократии пытается заменить обильным приемом пищи. Подобная компенсация так же характерна и для мужчин страдающих сексуальной неудовлетворенностью по причине своих психических проблем. Процент таких людей среди федеральных ведомств и в разнообразных аппаратах крайне велик.
      
       Иногда, в момент знакомства с мужчиной женщины чиновники чтобы подогреть страсть незнакомца делают вид, что не интересуются им, но потом как бы очарованные соглашаются обратить внимание. Среди наиболее архаичных женщин (большинства в бюрократии), так же не принято явно давать мужчине понять, что он им интересен. Редкость в российской чиновной среде и сексуальные домогательства женщин по отношению к мужчине, в то время как мужчины часто считают своим долгом "ухаживать" за коллегами в юбке.
      
       Часто российские государственные управленцы придают большое значение условиям знакомства, его месту, времени и обстоятельствам. Это связанно с тем, что если для наиболее внутренне свободных людей нашего времени значение имеет человек, отношения с ним, то есть внутренняя, эмоциональная сторона, то для бюрократии гораздо важнее выглядеть "правильно" и соблюсти все нормы. Чиновники обоего пола предпочитают лучше упустить потенциально интересного партнера, чем выйти за узкие границы своей морали. Так же согласно патриархальной этической схеме имеющей еще прочные позиции у бюрократов, мужчина должен выбрать женщину сам - женщина не может выбирать мужчину, она не может проявлять инициативу при знакомстве и затем на первом этапе отношений. Эта норма соблюдается практически всеми поколениями русских чиновников.
      
       За знакомством наступает первый этап отношений. Мужчина должен пригласить женщину на свидание. Для этого необходимо, чтобы он воспользовался телефоном, который взял у нее в момент их "случайной" встречи. Женщина ждет его звонка. И хотя принято не давать телефон не понравившимся кавалерам, часто дамы чиновники решают (руководствуясь материальной стороной и своими иррациональными переживаниями) это не сразу. Иногда уже после прохождения партнерами ряда этапов "обольщения" они вдруг неожиданно "понимают", что данный мужчина им не интересен. Мужчины, нацеливаясь не столько на "удовольствие" от ухаживания, сколько на сексуальную близость, как правило, сразу определят, привлекателен ли для них объект.
      
       Потребительский характер сексуальных отношений у чиновников проявляется уже на первом свидании, когда мужчина часто изображает ненасытно возбужденного искателя ласки, а женщина стремится закрепить свою роль потребителя материальных благ за счет мужчины. Часто первое свидание проходит в кафе или ресторане, где в четком и неуклонном соответствии с архаичными нормами "подкупа женщины", очарования ее пищей и алкоголем, платит мужчина. Так же у русских чиновников мужчина платит и во время походов в кино или театр. В то время когда в обществе уже активно формируется материальное и нравственное равноправное полов у бюрократии по-прежнему прочно держатся отжившие ритуалы. Интересная деталь: данный консерватизм управленческой каты не характерен только для России - он существует и в других странах, в том числе и там, где внешнее равноправие полов уже стало нормой.
      
       Вслед за первым свиданием, наступает череда из нескольких встреч под различными предлогами - сексуальный интерес индивидов обязательно должен быть прикрыт. Чаще всего у чиновников это потребительские, развлекательные (мужчина должен делать даме интересно) походы в кино, ночные клубы, сидения в кафе, или просто прогулки. На одной из подобных встреч (чаще всего уже на второй, если мужчина достаточно смел) между партнерами совершается первый сексуальный контакт - поцелуй. Инициатива здесь, как и на всем предыдущем этапе отношений, принадлежит мужчине. Хотя и женщины даже в бюрократической среде сегодня имеют право ее проявить.
      
       Любопытно, что посещение кафе и ресторанов, излюбленный консервативными женщинами "прием их покорения мужчиной". Практически всегда он состоит из публичного поедания большого количества пищи - разговор и прием блюд парой происходит в плотно заполненном людьми помещении. При этом в силу того, что мужчина всегда оплачивает заказ и пытается держаться в духе "руководителя мероприятия", явно вырисовывается смысл данного ритуала. Бессознательно демонстрируя окружающим, что пища, которую поедает дама, его собственность самец-чиновник как бы пытается создать впечатление, что женщина так же принадлежит ему. Все это очень важно для его уверенности в себе и сохранения "правильного понимания" начинающейся связи. Обоюдное удовольствие, как моральное, так и физиологическое (пищеварительное) выступает условным залогом успешного выполнения данного ритуала.
      
       Отношения пары до первого секса, как и после него, несмотря на идиллию бесконфликтной "влюбленности", по интересам партнеров лишь частично являются сексуальными. Имя традиционную социально-экономическую природу движение к браку и его ритуальному закреплению, эротически-романтические связи в паре только маскируют при помощи фетишей-подарков (брошек, цветов и колечек) акт купли-продажи между субъектом-мужчиной и объектом-женщиной. Однако в этой "финансовой операции" женщина, играя менее активную роль, все же из-за своей более традиционной психики является морально самой заинтересованной стороной. Вместе с этим, отношения полов в цепочке обрядов, не несут в себе даже небольшого подлинного внимания партнеров к личности друг друга.
      
       Поцелуй - важный шаг в развитии отношений пары. Добившись его, мужчина приступает к главному для него ритуалу - соблазнению девушки. В итоге партнеры должны совершить половой акт или как минимум оказаться в одной постели, если девушка еще девственница и боится. Чиновники мужчины, как и женщины имея консервативные жизненные установки, стараются выбирать наиболее традиционных по взглядам партнерш. Это связано не только с эмоциональной совместимостью, но и с устойчивыми страхами собственной неполноценности, испытываемыми государственными управленцами "сильного пола" при контакте с женщинами, представляющими более передовые социальные отношения. Такие женщины, как правило, активны, положительно эмоциональны, уверенны в себе. Их представление о сексуально привлекательном мужчине сильно отличается от бюрократического. И они не склоны положительно оценивать мужчину только по тому насколько точно он соблюдает ритуал и какую должность занимает.
      
       Интересно, что многие аппаратные работники, знакомясь с женщинами и стараясь поразить их свои социальным статусом, даже показывают им свои рабочие удостоверения. Подобная тактика помогает далеко не всегда, но зато она сразу выделяет из женщин тех, с кем мужчина чиновник может завязать отношения. В подобной схеме поведения важно отметить, что мужчина чиновник обладая традиционным мышлением, считает, что принадлежность к государственной машине делает его более привлекательным сексуально. Однако в современной России отношение к государству у передовой части общества не может не быть враждебным и вытекающая отсюда негативная реакция ничем не может приблизить мужчину чиновника и избранный им объект.
      
       Женщины из бюрократической среды не могут в силу большего, чем у мужчин числа табу и нравственных правил вести себя, так же как и их коллеги сильного пола. Добиваясь желаемого, они прибегают к традиционным чарам - заманиванию самца при помощи заигрывания, флирта, притворства, косметических средств и иногда интриги.
      
       Первое занятие любовью между партнерами у чиновников происходит, как правило, не раньше чем через месяц знакомства. Принято, что мужчина приглашает к себе женщину домой и она, предварительно отказав один или несколько раз, соглашается. В момент приглашения о сексе не принято говорить, люди идут смотреть на "морскую черепаху" или "рыбок", слушать музыку и пить чай (алкоголь часто используется мужчинами для снятия собственной половой зажатости).
      
       Первый половой акт партнеров редко бывает особенно удачным. Оказавшись у себя дома подругой (могут быть и похожие сценарии) когда там нет никого кроме них, мужчина после нескольких общих сцен общения, обнимает и начинает целовать женщину. Она немного сопротивляется и если видит в дальнейшей близости с партнером социальный интерес (брак или длительная связь) и чувствует, что хочет с ним секса, то уступает.
      
       После первого сексуального контакта отношения пары переходят в принципиально новую фазу. Если прежде мужчина вел женщину к "своим" целям, то теперь направляющей постепенно становится она. Выделяя вложенные в нее родителями и консервативной средой цели удержания мужчины и прикрепления его к себе при помощи брака, самка-чиновник или консервативная избранница бюрократа мужчины начинает выстраивать из своего сексуального партнера "нерушимый союз" семьи.
      
       Важной особенностью описанных ритуалов ухаживания у чиновников является их жесткое распределение ролей. Согласно ему активная роль в движении к сексу отводится в силу большей психической свободы мужчине, в то время как более консервативно ориентированная женщина берет на себя роль семейного строителя. Тяга к прикреплению к себе мужчины и сексуальная пассивность (фригидность), тесно связаны у женщин российской бюрократии и происходят из нравственных установок "правильности" и "чистоты". Мужчины чиновники так же воспитанные в консервативных ценностях всячески поддерживают в своих сексуальных партнершах эти черты, при этом постоянно переживая из-за их сексуальной пассивности. С детства мужчин бюрократов учат тому, что при девочке нельзя произносить слова ругательства сексуального значения. Им так же внушается представление о хрупкости и слабости противоположного пола, вкладывается идея защищать и оберегать "слабый пол". Будущим женщинам делается установка на то, что обязанность мужчины заботиться о них, обслуживать их материальные интересы - создавать "каменную стену" за которой находится дама сердца. Все это в дальнейшем будет играть важную роль в ритуальном спектакле образования пары.
      
       Находясь в остром конфликте с общественными процессами изменения полового характера, когда женщина активно приобретает "мужские" черты, а мужчина "женские", нравственные установки чиновников делают их испуганными и слабыми людьми. Существами, цепляющимися за рушащимися социальными формами. По этим же причинам, ориентируясь больше на защиту от мира с помощью традиций, а не на творческий поиск бюрократы обоего пола оказываются плохими любовниками. Скованные и невротичные, они непрерывно переживают из-за своих комплексов, испытывают навязчивые страхи сексуального характера, борются с "аморальностью" собственных желаний.
      
       Изложенная ритуальная цепочка сексуального поведения, в силу распада социально-экономической базы бюрократии как института, активно разрушается не только во всем обществе, заменяясь свободными отношениями полов, но и у самих русских чиновников. Поэтому в жизни она часто нарушается и дает сбои. Характер повальной эпидемии среди женщин государственных управленцев имеет сбой в программе, вызванный распадом брака и представления о вечности отношений с одним партнером. Теряя эти представления, но, оставаясь завязанными на схемы, многие женщины чиновники стараются многократно повторить с разными или одним и тем же мужчиной всю архаичную линию: пройти от знакомства до первого полового контакта. Специально разрушая после секса с партнером отношения с ним при помощи "внезапной ссоры", женщины потом стараются помириться с мужчиной и повторить весь цикл снова. Очень важно, что подобные циклические схемы выражают бессознательную потребность консервативных женщин в любви, реализовать которую без кардинального пересмотра собственных ценностей они не могут. Что ведет их в условиях внешнего освобождения к желанию имитировать ощущение любви при помощи многократных повторов ритуалов.
      
       В различных сексуальных отклонениях у чиновников так же проявляется склонность к эпизодической реализации стандартных ритуалов. Но здесь они не играют той сексуально ограничительной роли, какую имеют у гетеросексуальных пар. Механически повторяя заложенные в подсознание обряды, представители сексуальных отклонений (гомосексуалисты и зоофилы) среди чиновников тем самым просто удовлетворяют свою потребность в бессознательном "по всем правилам" снятии табу на секс. Любопытно, что большинство геев и лесбиянок среди чиновников в общении друг с другом испытывают те же комплексы "запрещенных слов" и "постыдных действий". Имея большую свободу отношений, чем архаичные гетеросексуалы, они все же платят за нее существенной психической травмой. В том числе комплексом неполноценности, страхами и стыдом.
      
       4.1. Педофилия
      
       Промышленное развитие буржуазного общества вместе с ростом больших городов и крушением ряда феодальных пережитков в общественных, а вместе с тем и сексуальных отношениях, вызволило женщину, а вернее значительную часть ее природы из мрака семейного быта и бросила в пучину индустрии заводов и офисов. Поставив ее в значительной мере наравне с мужчинами. Ни мужчины, ни женщины такого развития событий не ожидали. Слабый пол начал осваиваться на месте новой социальной роли почти наравне с мужчинами, шаг за шагом преобразуясь в иной тип личности. Вместе с этим мужчины так же не прекратили свою социальную эволюция и постепенно стали утрачивать патриархальные модели поведения, привыкая к наступающему равенству полов. Вслед за этим бюрократия столкнулась с проблемой поставки кадров отвечающих меркам необходимой для данного вида деятельности личности. Выход был найден в привлечении к аппаратно-управленческой работе женщин консервативной ценностной ориентации, которые хотя и небыли уже замкнуты в семье, но все же не представляли собой тип прогрессивной леди. Они были сексуально подавлены больше чем их коллеги мужчины, послушны, целеустремленны - преданы бюрократическим жизненным ориентирам.
      
       Некоторые мужчины чиновники приняли наступившие перемены в характере социальных ролей полов восторженно, некоторые сдержанно, но большинство было шокировано. Неистово потрясено новыми дамами, которые не в чем не желали уступать мужчинам, не желали оставаться забитыми, не смущались быть смелыми, даже наглыми и грубыми. При этих колоссальных переменах в психике "слабого пола" произошли и значительные перемены в психике мужчин. Перемены эти были вызваны разрушением основ их патриархального могущества, что сказалось даже в наиболее консервативной среде русского общества - его бюрократии.
      
       Описанные изменения с социальной природой полов произошли из потери для общественного производства прежнего значения физического труда, который тысячелетиями был обязанностью сильного пола. Утратив социальное "господство мышц" мужчины потеряли свое привилегированное, но не свободное, положение.
      
       Сексуальные отношения и даже малозаметные детали эротических игр и ласк всегда были связаны в истории человечества с производством и социально-хозяйственными связями, преобразуясь вместе с ними. Оказавшись под ударом новых социальных ролей, сексуальные черты полов не могли не измениться даже у бюрократов. Именно в этом кроются причины распространения педофилии у мужчин, небольшой, но симптоматичный рост ее среди женщин в наше время. Однако современная педофилия по своей сути существенно отличается от педофилии предыдущих эпох.
      
       Нельзя сказать, чтобы в прежние века мужчины были педофилами в меньшей степени. Но в те времена, будь то прежнее буржуазное общество, феодализм или рабовладельческий строй, это было естественной, продиктованной хозяйственными причинами, нормальной формой подчинений женщины мужчине, которое происходило через вступление ее в брак в раннем возрасте, когда формирование основ психики еще далеко не завершено. Аналогичным образом в определенных социально-исторических условиях подавляли и молодых мужчин, по принуждению родственников вступавших в брак с женщинами намного старше их самих. Однако сегодня все эти традиционные формы отношений рушатся под натиском технического прогресса, разрушается и прежняя социально-половая функция мужчин быть главным и самым сильным, брать только на себя ответственность и все решать. Вместе с этим распадается и функция женщин подчиняться мужчине, не возражать и все делать, как говорят. "Слабый пол" перестает быть человеком второго сорта.
      
       Но этот процесс не завершен, а только идет, и формирование новой психики, моральных норм у обоих полов не закончено, а лишь разворачивается. В его динамике можно выделить прогрессивные явления, как-то распад буржуазного брака, или признание юридического равенства полов, но существуют и некоторые консервативные этические нормы. К их числу можно, прежде всего, отнести сохраняющуюся педофильскую буржуазную мораль, довольно прочно держащуюся в среде русской бюрократии. Нравственность, согласно которой мужчины сохраняют молодость дольше женщин, этику, согласно которой в браке мужчина должен быть старше женщины. Однако и эти принципы активно разрушаются.
      
       Мужская педофилия основана как на страхе, испытываемом консервативным представителем "сильного пола" перед уверенной женщиной, так и на травмах получаемых мужчиной от невротического поведения "слабого пола", выражающего глубокие внутренние противоречия - симптом ломки ценностей. Женская педофилия, потребность в сексуальных отношениях с мальчиками подростками, имея те же социальные корни, что и мужская, в психике основывается на страхе перед мужчиной, комплексах собственной непривлекательности и глубоких романтических разочарованиях во взрослых мужчинах. Не редко семейные отношения приводят к росту у чиновников интереса к юным любовникам.
      
       Николай, 39 лет, чиновник московской мэрии, живет с Настей уже год - вместе они три года. С 15 летней девушкой он познакомился в ночном клубе, где отмечал служебное повышение приятеля. Не слишком робкая Настя легко пошла на контакт, только в начале немного смутившись разницей в возрасте. Развивая завязанные отношения, Николай не стремился сразу завлечь в постель свою молодую подругу, а решил "лучше развить отношения, чтобы потом сохранить их в дальнейшем". Настя - девушка из простой небогатой семьи, Николай - симпатичный и сдержанный мужчина, карьера для него складывается удачно. Настя решила связать свою судьбу с этим зрелым мужчиной не просто под влиянием чувств. Девушка честолюбива и стремится многого добиться в жизни, а без Николая ей не удалось бы даже поступить в университет. Материальная составляющая жизни с мужчиной много старше себе устраивает ее вполне.
      
       "С женщинами мне не везло, не то чтобы я был по характеру слабым или не уверенным - неуверенным конечно был, но давно. Дело, наверное, в чем-то другом, женщины в наши дни изменились. Стали какими-то пошлые, циничные и еще очень наглые... Испортились, что ли. С одной стороны им хочется от мужчины успешности, защиты и разных благ, а с другой они только нервы мотают и видно, что в их голове только одни сравнения тебя с кем-то другим... Не нравится мне когда меня, который для них должен быть единственным и самым лучшим, сравнивают с кем-то, кто у них уже был. Женщина должна быть чистой, мужчина у нее должен быть один...,- говорит Николай,- В прошлом у меня было достаточно женщин, на одной даже был женат. Мы прожили вместе 7 лет - это был кошмар. Детей у нас к счастью нет, и мы давно расстались. Потом я решил попробовать отношения с девушкой, которую наше общество еще не успело испортить... По началу все складывалось хорошо, но потом она начинала вести себя по-другому и мы расставались. Переживал сильно, винил себя, говорил себе, что не смог удержать... И только теперь появилась Настя, с ней у нас все здорово, я не торопился как прежде, помогаю ей - она учится в университете, через год мы поженимся... Когда первый раз оказался с ней в постели сума сходил, ей всего 16, она боится, дрожит, все у нее в первый раз... Мне с ней и в моральном плане хорошо - она послушная".
      
       Часто первое представление о сексе российские чиновники получают еще в детстве, наблюдая за родителями. В этом возрасте они копируют в играх и усваивают модели социального поведения свойственного старшим. Затем зафиксированные отношениями в бюрократическом коллективе, эти навыки станут основным препятствием для самостоятельного сексуального поиска. Во многом благодаря им консервативный чиновник мужского либо женского пола станет не вырабатывать новые формы отношений с представителями противоположного пола, а пытаться моделировать старые - традиционные сексуальные связи с молодым и несформированным партнером.
      
       "Когда мы первый раз оказались с ним, и Коля в меня вошел, мне было страшновато,- рассказывает Настя,- но было и очень интересно, и я ощущала к нему какое-то необычное влечение - потом поняла, что как с мужчиной мне с ним даже нравится. Было особенно приятно, когда он целовал меня всюду и даже в анус... Он это любит особенно часто проделывать, но анальный секс считает аморальным, низким - счастлив, что он у меня первый мужчина, ...не думаю, что единственный, и что навсегда..."
      
       Нередко травмы нанесенные психике чиновника в детстве ведут к его педофильским интересам. Подобные явления могут быть связанны с садистками или педофильским наклонностями родителей (не редкость сочетание и того и другого). Но чаще всего ребенок становится жертвой обычной сексуальной неудовлетворенности взрослых, которые при помощи истеричного поведения переносят на него свои комплексы. Потом, уже став взрослым человеком и оказавшись в консервативной, бюрократической системе контактов, бывший мальчик или девочка вполне может испытывать страх перед половозрелыми партнерами видя в них копию своих родителей, и, наоборот, в "юношеской чистоте" ощущая источник подлинных чувств и отношений.
      
       Екатерина 34 года. Это немного полноватая энергичная женщина, всю жизнь работающая в органах государственной власти. Екатерину воспитывала мать, строгая консервативная дама, рано потерявшая мужа и не сумевшая создать отношения с другими мужчинами. В детстве Катю часто наказывали старшие - мать и бабушка. Они считали что "только требовательность поможет правильно воспитать порядочную" девушку. В школе Екатерина училась хорошо, но в пионерской и комсомольской среде никак особенно себя не проявила, хотя считалась исполнительной.
      
       Напряженная, но целеустремленная девушка получила сперва среднее образование в колледже, а затем, уже став работать в одной из районных администраций Новосибирска, высшее в академии государственной службы. С детства мать (завуч школы) и бабушка ("правильная" женщина фронтовик) были для Екатерины жизненным примером. Но она не просто старалась угодить родителям, но и боялась вызвать на себя их гнев, неизбежно ведший за собой отчуждение. Это существенно повлияло на ее характер, смягчение которого произошло только после начала сексуальной связи Екатерины с сыном.
      
       С мужчинами Екатерина стала встречаться довольно поздно. Молодой предприниматель Олег ставший ее первым мужем был и первым ее мужчиной. Но отношения не сложились, и женщина, уже имея одного ребенка, вышла замуж второй раз. И снова ее придирчивая требовательность и "совершено правильный" характер подвели Екатерину - второй муж ушел через два года, оставив ее одну уже с двумя детьми. Оба мужа женщины были недовольны сексуальной зажатостью супруги, считая семейную сексуальную жизнь плохой. Оставаясь довольно стандартными мужчинами, второй муж Екатерины так же был предприниматель, супруги женщины прибегали к услугам проституток и часто ссорились в "фригидной и стервозной" женой.
      
       Не сложившаяся семейная жизнь, Екатерины привела к серьезной психической травме - полному разочарованию в сильном поле, "воспитанном не так как должно". Женщина решила сосредоточиться только на работе и воспитании детей: 3-х летней дочери и 11-ти летнего сына. Перенеся на мальчика свое требовательное обращение с бывшими мужьями ("Где ты был? Почему ты мне врешь? Не смей мне врать! Я сказала тебе сделай это..."), женщина не только тотально контролировала Станислава, но и часто срывала на ребенке накопленный гнев - внешне успешная карьера давалась тяжело, а сексуальной жизни не было. Однажды рассердившись из-за "упрямства" мальчика мать ударила его и тут же ощутила новые для себя переживания. Ей стала жаль ребенка ("будущего нормального мужчину") - чувство, которое она прежде в себе контролировала и подавляла, полностью ей завладело. Она взяла ребенка, мальчика 9 лет, с собой в постель, неожиданно ощутив, что воспринимает его как мужчину. Прикосновения к мальчику возбуждали ее, наводя на редкие моменты сексуальных воспоминаний. Через некоторое время Екатерина начала брать Стаса в постель каждый раз. Постепенно она стала не просто "по-матерински" ласкать ребенка, но и заставлять его проделывать с ней сексуальные действия - целовать, трогать грудь и половые органы, орально ласкать гениталии. Проделывая эротические действия в ответ на прикосновения ребенка, женщина объясняла себе (для этого она даже написала специальную моралистическую статью), что во всем этом нет ничего аморального, пока она не совершает с мальчиком половой акт. В тех же "нравственных" целях женщина не ложится спать в одежде, "чтобы не раздеваться и исключить сексуальный элемент в играх". Интересной деталью отношений матери и сына являются эротические игры в доктора, учителя, маму и папу. Последний вариант больше всего возбуждает Екатерину и используется ей чаще всего.
      
       Брак так же является важным источником проявления латентной педофилии. Как у мужчин, так и у женщин в силу семейных противоречий основанных на традиционной схеме формирования сексуально-экономического союза, в ходе совместной жизни может развиваться тяга к мальчикам или девочкам. При этом брак ведет так же и к садистскому характеру гетеросексуальной, бисексуальной либо гомосексуальной связи с ребенком.
      
       Много лет работающий в милиции, Виктор почувствовал, что испытывает сексуальное влечение к девочкам подросткам только на пятнадцатом году семейной жизни. Обнаружив, что ощущает интерес к старшей дочери, он не сразу решился на какие либо действия в отношении 13 летней Ксении. В ходе одного из рабочих дней им с коллегами были "взяты" малолетние проститутки, которых милиционеры в качестве дани заставили заниматься с ними сексом. Виктор впервые "делал любовь с 14 летней девочкой, и неожиданно для себя вместо заслуженно грубого обращения с этой падалью был с подростком очень ласков и даже дал немного денег". После этого эпизода, мужчина неоднократно принуждал к сексу малолетних проституток. Но только спустя год на даче в отсутствии жены решился "соблазнить" собственную дочь. Она привлекала его девственной чистотой и нежным обращением с грубоватым отцом. Подпоив подростка "вкусным вином", отец-милиционер упростил себе задачу, но не решился в первый раз совершить половой акт. Прошло несколько месяцев, прежде чем Виктор отважился продолжить "забытый девушкой от алкоголя урок". На несколько дней уехав с дочерью к в гости к друзьям, он получил необходимую возможность. "Действовал я не спеша, о том эпизоде на даче она ничего не помнила, но было заметно что девочку уже интересуют парни, а значит, задача упрощалась... На одной вечеринке мы, как бы в шутку стали изображать пару, а потом тоже в шутку удалились в нашу комнату и тогда, я ее впервые поцеловал, а она мне неумело, но ответила...- Рассказывал Виктор,- Я ей сказал, что кое-чему нужно научиться, прежде чем она выберет себе парня по вкусу. И я готов ее этому научить... Мы много ласкали друг друга - ничего подобного у нас женой никогда не было. В остальном я не торопился, растягивал удовольствие - ее тело влекло меня, оно было таким юным и совсем еще детским, в этом было что-то, что превращало меня в одну сплошную страсть..."
      
       Жена, с которой Виктор недавно развелся, ничего не знает о его отношениях с дочерью - девушка навещает отца раз в неделю и не брезгует брать от него деньги. В сексуальном плане, считает Виктор, у него все хорошо и "малышка вполне его удовлетворяет". У Ксении есть друг, но он ничего не знает о ее связи с отцом.
      
       Среди российских чиновников много подофилов - не всегда проявленных. Не мало из них впервые почувствовали половое влечение к детям и подросткам именно в ходе неудачной, с точки зрения эмоционального удовлетворения, реализации семейных идеалов.
      
       Усиливаясь благодаря традиционной семейной жизни, скрытые педофильские желания могут не просто быть формой бегства от сексуальных отношений со сверстниками, но и видом искаженной реализации модели родительской заботы. Подобное поведение "отца" или "матери" по отношению к своему юному любовнику или любовнице широко распространено в чиновной среде. При этом мужчины редко реализуют такую модель отношений с мальчиком, а женщины с девочкой. Не испытывая в этом потребность в связи с партнером собственного пола, они могут в эротической игре брать на себя роль "мамочки" либо "папочки", либо делать из мальчика "дочку", а из девочки "сына".
      
       Ирина сотрудник налоговой инспекции в Туле. Ей 37 лет, в прошлом она сменила несколько профессий - работала в банке, потом неудачно руководила собственным кафе. С 8 летней дочерью, разведенная мама имеет явно эротические отношения, остающиеся при этом довольно осторожными. Построенные только на игровой, ролевой основе, они как считает мама, не признающаяся себе полностью в сексуальном аспекте, должны, помочь девочке научиться правильно вести себя в будущем. Постельный характер игр мама-чиновник объясняет отсутствием времени и просто семейным теплом. Но несмотря на такое "очертание границ" объятия, длительные поцелуи и даже иногда имитация полового акта в игре "папа-мама" не могут существовать как не эротические действия. Другой игрой Ирины с дочерью является "мамина забота", когда дочь изображает маленького ребенка и сосет грудь женщины.
      
       Мужчины у Ирины нет уж больше 6 лет. Отношения не налаживаются, как она считает, из-за того, что у нее есть ребенок и она слишком самостоятельная, а нынешним "мачо нужна только самка-домохозяйка и куча шлюх". Энергичная и требовательная по натуре Ирина в прошлом имела много сексуальных контактов, по последние годы по причине многократных измен последнего "поклонника" решила, "что с нее хватит уже страданий". "Меня воспитывали как бы для семьи, учили как себя нужно вести, но я же всего этого вокруг почти не вижу... Отношения изуродованы, опошлены",- признается она.
      
       Особый интерес представляет в оценке педофильских отношений у русских чиновников и то, что они далеко не всегда испытывают потребность в половом акте с ребенком. Гораздо чаще главным источником удовольствия выступают ласки. Такое ограниченное сексуальное поведение типичное для всех консервативных социальных слоев, выражает глубокую "романтическую" табуированность сексуальных отношений для данных представителей общества вообще, а не только в рамках половой связи с ребенком. При этом эмоциональная сторона отношений является очень сильной, и взрослый партнер привязывается к ребенку глубже, чем к взрослому человеку. Поскольку не видит для себя иного варианта реализации собственных социально-эротических желаний.
      
       Имитация неудавшейся семейной жизни взрослого с ребенком является важным механизмом защиты чиновником традиционных ценностей от изменяющегося мира. Закрываясь, таким образом, от реальности государственный управленец сохраняет в себе воспитанные в нем идеалы и поведенческие нормы, что на время снимает для него остроту внутренних противоречий.
      
       Одним из основных признаков склонности к педофилии у чиновников является потребность в "чистоте" отношений, в наличии девственности у девочек и отсутствии сексуального опыта у мальчиков. Иногда от того насколько присутствуют у малолетнего партнера эти "черты" зависит не только половое возбуждение, но возможность и острота оргазма.
      
       Евгений судья, работает во Владимирской области. Ему 44 года, женат, сыну 19 лет, есть 15 летняя дочь. Впервые интерес к мальчикам собственного пола он почувствовал пятнадцать лет назад, но не позволил себе связи с собственным сыном, считая это аморальным в рамках общей семьи. Отношения с женой, 42 летней домохозяйкой, у Евгения последние годы холодные и больше деловые. Между супругами почти не возникает ссор, но никакого интереса друг к другу у них не сохранилось. Эмоционально Евгений не чувствует к жене ничего, просто считая, что иметь женщину - жену удобно в бытовом плане.
      
       Только спустя пять лет, после того как Евгений понял, что его интересуют мальчики, он решился попробовать сексуальную связь с подростком. Первым любовником Евгения стал 17 летний Александр, с которым судья познакомился в баре для гомосексуалистов. Потом появились другие знакомства, а возраст партнеров стал снижаться. При этом сексуальные отношения потерявшего интерес к женщинам в "чистом виде" судьи и его друзей были жестко разделены по ролям: Евгений всегда брал на себя только "мужские функции", оставляя за партнером пассивную роль, наряжая своего любовника женщиной (косметика парики, нижнее белье).
      
       Несколько лет Евгений не мог признаться себе в том, что он педофил гомосексуалист. С одной стороны мешало строгое моральное воспитание, с другой, как он сам говорит, наличие семьи и "гетеросексуальный" характер любовных игр. Сейчас он уже не так переживает из-за своих связей и сексуальной ориентации, но его по-прежнему интересуют только молоденькие мальчики. В данный момент его любовнику 15 лет.
      
       "Среди моих коллег, только мужчин, есть и другие педофилы,- признается Евгений,- Многие из них отдают предпочтение мальчикам, но большинство все же выбирают девочек. Мы встречаемся в одном из баров в городе, где делимся впечатлениями и иногда даже обмениваемся партнерами, все это конечно держится в тайне... Однажды я попробовал секс с девочкой, ей было не боле 12 лет - это подруга одного знакомого, но не получил удовольствия".
      
       Педофилия больше распространена среди мужчин, чем среди женщин. Проявляясь в многообразных видах половых связей, она в своем латентном роде может быть без труда обнаружена в таких признаках, как популярность у мужчин стиля "бэби". Испытывая бессознательную потребность видеть в женщине ребенка, русские чиновники, как и другие джентльмены, часто предпочитают блондинок из-за их большей, чем у другой тональности похожести на молоденьких девушек. По тем же причинам мужчинам не нравится видеть у женщин волосяной покров. Консервативные женщины чувствуют подобные влечения "сильного пола" и с возрастом теряя привлекательность, начинают активно перевоплощаться в белокурых бестий.
      
       В этом и других приводимых в книге эпизодах изменены имена и некоторые общие детали, по которым могут быть узнаны реальные лица. В описываемых случаях, а так же в иных примерах (сновидения, эротические фантазии и т.д.) использованы сведения собранные автором в ходе психоаналитической практики и предоставленные людьми, оказывавшими содействие в сборе интересных материалов.
      
      

  • Комментарии: 6, последний от 17/05/2010.
  • © Copyright Колташов Василий Георгиевич (koltashov@gmail.com)
  • Обновлено: 17/02/2009. 105k. Статистика.
  • Монография: Психология
  • Оценка: 4.13*12  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.