Кригер Борис Юрьевич
Маськин

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 57, последний от 19/01/2010.
  • © Copyright Кригер Борис Юрьевич (krigerbruce@gmail.com)
  • Обновлено: 22/02/2009. 523k. Статистика.
  • Роман: Проза
  • Романы
  • Иллюстрации/приложения: 69 штук.
  • Оценка: 3.23*37  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Изд. "Llumina Press", 2007 (печатная версия)
    См. также: аудиоверсия в исполнении Ивана Краско

  •   
       Маськин -- 1
      
        Аудиокнига
    Главы из романа.
    Читает народный артист России Иван Краско

  • (3277k)   Глава 01. Вместо предисловия
  • (10762k) Глава 12. Маськин и Мочалка
  • (12826k) Глава 14. Маськин Невроз
  • (34116k) Глава 20. Маськин в деревне
  • (12268k) Глава 21. Как Маськин рыбу ловил
  • (23628k) Глава 28. Маськин и Корова
  • (12825k) Глава 34. Маськин и Булыжник
  • (13387k) Глава 50. Маськин и инопланетянин Вася
  •   
        []
       Авторский текст http://www.krigerland.com/knigi.htm
      
       Аннотация
      
      
       Кто из нас не тоскует по Винни Пуху и Карлсону, которые безвозвратно остались в нашем детстве! С явлением в мир Маськина мы снова обрели положительного, симпатичного во всех отношениях персонажа, который интересен прежде всего нам, взрослымНаконец то вышел в свет очень смешной и трогательный роман шутка Бориса Кригера "Маськин". Роман "Маськин" -- это пятьдесят глав, пятьдесят весёлых, милых и смешных историй, которые приятно и весело читать. Писателю удается сочетать простоту незатейливого рассказа с глубокими философскими мыслями, иронию и доброту, вымысел и реальность. Книга "Маськин" прекрасно иллюстрирована замечательным художником Ирой Голуб.
       Остросоциальная направленность произведений Кригера позволяет вспомнить о традициях русской социальной сатиры, в частности, о произведениях Н. В. Гоголя и М. Е. Салтыкова Щедрина, создавших литературные модели русской действительности, словно в зеркале отражающие ее недостатки.
      
       Борис Кригер
       Маськин
      
      
        []
      
      
      
       МАСЬКИНУ ПОСВЯЩАЕТСЯ...
      
      
       Rêné Descartes m"a dit qu"on ne saurait rien imaginer de si étrange et si peu croyable, qu"il n"ait été dit par quelqu"un des philosophes...
       Mais j"essayerai...
       Boris Kriger
      
      
       Рене Декарт сказал мне, что никто не сможет в ыдумать ничего столь оригинального и маловероятного, чего не было бы уже выдумано кем либо из философов.
       Но я попробую...
       Борис Кригер
      
      
      
      
      
       А кто, собственно, такой этот Маськин?
       (Вместо предисловия)
      
      
       Вообще вопросы типа "Ты кто такой?" существуют со дня творенья Мира. Господь Бог, напачкавшись в глине, наконец вылепил бородатенькую мордочку Адамушки, а тот едва глазки открыл, Бога ручонкой за нос пощупал и говорит:
       -- А ты, собственно, кто такой?
       Бог ему до сих пор не ответил... То ли обиделся, то ли задумался над вопросом...
       Итак, разумеется, ожидая ваш законный вопрос: "Кто такой Маськин?", я привожу следующий пояснительный диалог, потому что читатели ведь любят читать книжки, где много диалогов и картинок, а мне не хочется разочаровывать вас с первой же страницы.
       -- А кто, собственно, этот Маськин такой, чтобы о нём писать или, того хуже, читать романы? Я что то о таком не слышал. Он что, убил пятьдесят миллионов?
       -- Нет.
       -- Участвовал в массовых казнях?
       -- Тоже нет!
       -- Изобрёл атомную бомбу?
       -- Опять нет.
       -- Сбросил атомную бомбу?
       -- Опять мимо. (Один из тех, кто сбросил, стал на днях героем журнала "Тайм" и жаловался, что ел в тот день ананасовое желе и с тех пор есть его больше не может... вот это человеческая трагедия! Чувствуете размах?! Он дожил до восьмидесяти лет и всю ю ю ю ю ю ю жизнь без ананасового желе!)
       -- Может быть, Маськин, тихо в бороду, изобрёл такую теорию, от которой пара континентов залезли самостоятельно в петлю и удавились?
       -- Тоже нет!
       -- Ну, извините, -- скажете вы, -- тогда это личность непримечательная, потому что надо сгубить определённый минимум душ, чтобы считаться великим героем или исторической личностью.
       -- Маськин -- это собирательный образ, -- заотнекиваюсь я, но вы не будете слушать, отвернётесь и пойдёте проживать свои будни меж троллейбусных остановок и стиральных машин, а мой роман окажется ненужным, забьётся в угол и будет там шмыгать носом.
       Вы сами того не осознаёте, что этой жизнью правят романы. Посмотрите на улицу -- по ней идут Наташи Ростовы, тащат тяжёлые топоры Раскольниковы, сидят по скамейкам Иваны Бездомные, прячутся по канализациям капитаны Немо... Каждый из нас выбирает подсознательно себе роль из прочитанного в детстве юности романа и так и ковыляет по жизни, изредка запинаясь о просмотренный детектив или фильм ужасов... Вы скажете, что нынешнее поколение романов не читает и Наташами Ростовыми не ходит? Они просто читают новые романы и ходят "блондинками с пистолетом"...
       Маськин -- это герой вашего романа, он подлечит вам нервы, исправит сколиоз и привьёт здоровое отношение к жизни (если вы, конечно, не будете столь запущены к тому времени, когда доберётесь до этих строк, что вам уже помочь будет невозможно, и вы потащите свои раскольниковские топоры к процентщицам или настолько уже сживётесь с ролью Идиота, что так и будете окружающих Раскольниковых с процентщицами жалеть и лелеять, нашёптывая им на ушко сладкие сказки о их неповторимости. Хлясть топором -- а оно выходит так неповторимо, что сразу в роман...)
       Маськин -- герой положительный и топорами не дерётся. Тогда почему вам следует потратить золотые минуты вашего бесценного бытия на разбирание моих буковок с запяточками? Потому что не зря какая нибудь Дарья Алексеевна не спала по ночам, всё тетрадки ваши с диктантами проверяла! Вы ведь последнее поколение, которое ещё может читать! Я не имею в виду надписи на заборах, я имею в виду чтение произведений длиннее штрафа за парковку в запрещённом месте.
       А инструкцию по применению самого себя нам всё равно забыли выдать, и поэтому её читать нечего.
       Маськин -- это вы, если, конечно, отбросить собачью жизнь, свинскую работу, лягушачью зарплату, обижание по национальному и прочему признаку, пригорелую кашу, резиновую любовь, пластилиновую совесть, плюнутую душу, сопливое детство, деревянные игрушки, палец в стакане с компотом (чтоб сосед не выпил), кляксы в тетрадке, двойки в четверти, упавшую на асфальт мороженку, подзатыльники товарищей, жюльверновские бриги, отчалившие без вас, институтские пьянки, нелепый выход замуж, скоропостижную женитьбу под давлением известных обстоятельств, потом роды этих обстоятельств и их вырастание до размеров остолопов, курящих в подъездах не только табак, наглых внуков, раннюю смерть, никчёмную старость, одиночество в толпе и толпу в одиночной камере, а также Разочарование Всей Вашей Жизни и прочие мелкие неприятности...
       Маськин -- это вы, если, конечно, добавить немножко солнца, манной каши с малиновым вареньем, дружбы с плюшевым медведем, здравого смысла, сытого юмора, острозубой сатиры, весёлого смеха, безудержного хохота с размахиванием руками и топаньем ногой по полу... Ха! Ха! Ха!
      
       Глава первая
       Маськин и Маськины тапки
      
      
       Маськин был знаменит своими голубыми пушистыми тапками. Сначала Маськин встретил свой Правый тапок. Он весело шёл по дороге и напевал тапочную песенку. Маськин его сразу полюбил, как родного, дал ему вкусного печенья, и он поселился у Маськина под кроватью. Потом оказалось, что у Правого тапка есть левый брат, однако его левые взгляды не позволяли добропорядочному Правому тапку представить его Маськину, но однажды, когда за чаем оказалось, что Маськин политически индифферентен, поскольку он одинаково потчевал вареньем и тех, что сидели от него справа, и тех, что сидели от него слева, и даже одну незначительную зверюшку, которая была по национальности хомяк, по имени Гамлет, и предпочитала вообще к столу не выходить, а получать варенье по месту жительства в подвале у печки, Правый тапок собрался с духом и представил своего левого брата, несмотря на его левые лозунги: всё поделить, отдать, разменять, удешевить и распустить. Левый тапок присоединился к чаепитию, на котором встретилась весёлая компания, проживающая в Маськином кирпичном доме: Плюшевый Медведь, Кашатка, Шушутка, два охапочных кота, два мелких попугая и уже представленный хомяк Гамлет, который, впрочем, скоро от Маськина отбыл, потому что решил вопрос "Быть или не быть?" безответственным образом, аморально общаясь со многими мышками в Маськином доме, отчего скоро Маськину стали встречаться мышки мутанты с хомячьими ушками, но мышиными хвостиками. Такой удар по эволюции сам хомяк Гамлет вынести не мог и дал в местную газету объявление, что ему требуется новая жилплощадь.
      
      
       Объявление выглядело так:
      
       Хомяку по имени Гамлет
       средних лет и милого вида
       требуется жилплощадь
       для дальнейшего проживания.
       Мышек мутантов попрошу
       не беспокоиться.
      
       Хомячий телефон: 222 222 111
      
        []
       У хомяка была отдельная линия и вообще он был хомяк индивидуалист.
       Итак, Левый тапок Маськину тоже понравился, и они стали жить поживать. Обзаведясь двумя такими политически подкованными тапками, Маськин и вовсе перестал интересоваться политикой. Бывало, сядет Маськин смотреть телевизор, вытянет свои тапки перед экраном, а сам себе спит... А тапки всё смотрят передачи и между собой тихо так вполголоса обсуждают, ну там политическую обстановку (это кто как из политиков друг друга обставил) или там дебаты в каком нибудь выборном органе. Дебаты в органах -- это вообще нехорошо, ну там если в желудке какое нибудь разногласие, печёнка вотум недоверия прямой кишке объявляет или, скажем, фракция какая нибудь засела в селезёнке. Но в выборном органе дебаты -- это хорошо, это значит, демократия в ходу, а демократии обязательно нужно больше ходить и не засиживаться, потому что у неё и так сидячая работа, отчего у неё конституция потеет и ей всякие тирании язвительно заявляют, де, мокра ты, говорят они демократии. А та пощупает конституцию и правдиво так признаёт -- действительно мокра. Но это поправимо. А вот у вас, тиранов, ещё те раны, и конституция хоть и сухая, но совсем молью скушана. А тираны ей: "У!", а она им: "Р р р р!" -- ну, вот об этом Маськины тапки передачи и смотрят, пока Маськин перед телевизором спит.
       Иногда только Левый тапок так заносит налево, что он уже вроде как бы и справа, и тогда Правый так углубляется вправо, что практически уже совершенно левый.
       А Маськин спит себе, этих мелочей не замечает, а иной раз соберётся в туалет и наденет спросонья не тот тапок не на ту ногу. Ну, тут у тапков вообще полный балаган политический начинается. Они однажды даже избрали Маськина президентом за то, что он, во первых, всех кормит вареньем, во вторых, всё равно самый главный, а в третьих, может кинуть тапком в охапочного кота, если тот безобразничает, и кто ж, как не президент, может себе позволить такую роскошь, как наведение порядка, чтоб не мешали спать. И чтобы всё "ш ш ш ш ш!!!" Маськину тапки о своём решении назначить его президентом докладывать не стали, чтобы Маськин не беспокоился, а то бы он стал нервничать, надевать каждое утро новый бантик, вообще не смог бы как обычно заниматься домашними делами, потому что тапки знали из телевизора, что политическая карьера вредит домашнему хозяйству не только того, который её себе избрал, но и всем остальным жителям тоже.
       Также политическая карьера требует предельной честности по отношению к противникам, так, чтобы они стали противны вообще всем и даже самим себе. Поэтому Маськин не знал, что является законно выбранным президентом, потому что тапки проголосовали однажды, когда Маськин так заспался в кресле, что и перевернулся обоими тапками вверх.
       -- Значит, единогласно! -- сказал Правый тапок, разглядывая потолок.
       -- Законно! -- подтвердил Левый и добавил ещё что то неразборчивое про равенство перед братством или про братство с равенством.
       Другие жители Маськиного дома на выборы не явились, и поэтому тоже не знали, что Маськин у всех президент, хотя это все и так чувствовали, потому что Маськин варенье варил и он же им всех угощал. А ведь в этом и есть главный принцип демократии -- чтобы она выбирала тех, кто и так бы всеми руководил, но желательно, чтобы руководили так, что жители дома этого бы не замечали и занимались бы своими домашними делами.
       А тапки сейчас составили коалицию и начали борьбу с зимними Маськиными сапожками, которые могут прийти к власти в декабре или даже в ноябре, если снег в этом году рано выпадет.
      
       Глава вторая
       Маськин и Плюшевый Медведь
      
      
       Маськину всегда хотелось иметь друга, и наконец он нашёлся. Это был Плюшевый Медведь. Вы скажете, что плюшевые медведи неразговорчивы и всё время заваливаются набок. Это правда. Этот Плюшевый Медведь тоже всё время заваливался набок, прикладывался, устраивался поудобнее на скамеечках, стульях, диванах, креслах и вообще на всём, на чём можно было подбочениваться, залёживаться, засиживаться, застаиваться и т.д. Но неразговорчивым его назвать нельзя было. Он то молчит, молчит -- а потом как заговорит, заговорит -- и тогда уже всё сразу скажет -- даже, кажется, немного хором, хотя как Плюшевому Медведю удавалось говорить самому с собой хором, науке непонятно. Говорил Медведь особенно много, если становилось мокро. Залезет, бывало, в пруд купаться -- и так разговорится -- что прямо дружи сколько хочешь. Он поэтому и вытираться после мытья в пруду не любил, чтобы иметь возможность завершить начатую во время купания в пруду мысль.
       А если ему выдавалось посидеть на чём нибудь холодном, например, скамеечке, присыпанной снегом, то он вообще начинал сочинять стихи и песенки. Вот какую он однажды сочинил песенку, подключив к творческому процессу всех жителей Маськиного дома:
      
       На свете есть Маськин в голубеньких тапках,
       У Маськина много есть разных хлопот,
       То кошек своих он таскает в охапках,
       А то вдруг всем варит он вкусный компот.
      
       Среди непонятностей внешнего мира
       Наш Маськин понятен и нужен всегда,
       Чтоб милые тапки ходили красиво,
       Весь мир наш спасает его красота.
      
       Шагайте же дружно, пушистые тапки,
       Хватайтесь в охапки, дурные коты!
       Мы Маськина любим свово без оглядки,
       Ни дня не прожить без его доброты.
      
       И может, звучим мы, как три подхалима,
       И может, мы слишком хотим подхалить,
       Однако наш Маськин, откуда вестимо,
       Даёт нам прекрасно и весело жить.
      
      
       А ещё Плюшевый Медведь умел хлопать в ладошки, когда Маськин готовил что нибудь вкусненькое, а бывало это почти каждый день. Плюшевый Медведь обучил всех жителей Маськиного дома тоже хлопать в ладоши и кричать Маськину: "Кланись!" (это такая литературная версия слова "кланяйся"). Потому что, когда тебе хлопают, всегда надо кланиться. Был в Америке один злой клан, который не кланялся, так его даже запретили. Вот как.
       Ну, Маськин, бывало, появится с кастрюлей вкусного компота, воспетого в вышеупомянутой оде, а ему все как давай хлопать и кричат ему: "Кланись! Кланись!" Маськин смущается, но кланится и потом всех потчует компотом.
       Ну как после этого Плюшевого Медведя не считать другом? Маськин ему даже колечко подарил и подписал: "За любовь и дружбу. Маськин" . Плюшевый Медведь тогда стал в него играть -- сделал два шестика во дворе -- на одном написал: "Лябофь!", на другом: "Трушба". Плюшевый Медведь, как и все плюшевые медведи, начиная с отца прародителя всех плюшевых медведей мэтра Винни Пуха, хромал на грамотность, зато на пяти языках. Он даже написал Маськину оду по английски:
      
       O thank you, thank you
       For being Маськинг,
       O thank you, thank you
       From all of us,
      
       O thank you, thank you
       For being Маськинг,
       For being Маськинг
       Of super class!!!
      
      
       и по французски:
      
       Merci, мерсишки
       Pour être Маськин,
       Pour être Маськин,
       Pour tous les nous,
      
       Merci, мерсишки
       Pour être Маськин,
       Pour être Маськин,
       Прям ну и ну!!!
      
      
       Два других языка письменности пока ещё не имели, и поэтому приводить транскрипцию в этом издании с высокой репутацией мне не хочется, короче, содержали эти варианты много восклицательных знаков и ещё звуков "у у у!!!", "бе, бе, бе!" и новомодное непереводимое словечко "хи хи.". Вот так именно с точкой: "хи хи.". У Плюшевого Медведя вообще была прекрасная хихикалка -- это такая часть медведя, которая хихикает. Ещё у него была кряхтелка и, извините, пукалка (но это не надо вычёркивать, потому что главное -- чтобы у Плюшевого Медведя животик не болел, пусть себе пукает на здоровье). Вы не согласны? А вот и попались. Левый Маськин тапок заглянул в то, что я пишу, и вякнул: "А вас и не спрашивалиСвободу пуканья! Свободу пуканья!" Я аккуратно его отстранил и шепнул на тапочное ушко: "Ш ш ш, это же неприлично", и он покраснел и ушёл с Правым тапком досматривать политкорректную передачу "В мире животных", где одну гадюку деликатно называли "пресмыкающееся", хотя она ни перед кем пресмыкаться не собиралась, а шипела и пыжилась очень по гадючному.
       Итак, Плюшевый Медведь неразлучно таскался за Маськиным, всё время прикладываясь где ни попадя. Маськин ему говорит: "Ты залежался", или "Ты засиделся", или "Ты застоялся". А Медведь соглашается -- говорит "Угу" и дальше лежит, где лежал. Пойдёт Маськин блины печь -- Плюшевый Медведь за ним (Маськин ему даже полёжечную лавочку на кухне организовал). Ну так Плюшевый Медведь на лавочку ложится и начинает философствовать.
      
      
      
       Кухонная философия Плюшевого Медведя
      
      
       1. Плюшки лучше, чем блины, потому что они плюшечные.
       2. Сегодняшние плюшки всегда вкуснее, чем вчерашние, что бы там Декарт ни говорил, потому что вчерашние давно съедены, а сегодняшние я сейчас ем.
       3. Ницше придурок.
        []
       Вот, собственно, и всё. Бывали, конечно, у Плюшевого Медведя и свежие мысли, если ему перед этим давали манной каши с малиновым вареньем, но эти свежие мысли были настолько короткие, что Плюшевый Медведь их записывал прямо ложкой по каше, а потом кашу съедал, так что человечеству придётся довольствоваться его знаменитым трудом "Кухонная философия Плюшевого Медведя", с которым вы только что благополучно ознакомились.
      
       Глава третья
       Маськин и Кашатка
      
      
       В общем то, именно Кашатка назвала Маськина Маськиным. Сначала Маськин раcтерялся и заворчал: "Тоже мне, Маськина нашли. Какой я вам Маськин?" Но Кашатка возражениям не внимала и продолжала: "Где Маськин?", "Я поехала в магазин с Маськиным!" или "Маськин, пошли порисуем". Так Маськин привык, что он Маськин, перестал ворчать по этому поводу и потом рассудил философски: "А кто, собственно, не Маськин?", а потом посмотрел на себя в зеркало и удовлетворённо заметил: "Да тот, кто Маськина не видел никогда"...
       Кашатка с Маськиным дружила и даже в подражание Маськину завела себе два тапка, очень похожие на тапки Маськина, но только Кашаткины тапки были политически неграмотные. Кашатка любила проводить качественное время с Маськиным. Они брали небольшой свежий кусочек времени и проводили его качественно, так что это время даже уходить не хотело и оставалось пить чай.
       Кашатка всё умела лучше всех. Она угощала всех всякими вкусностями, когда Маськин был в отпуске или занимался воспитанием охапочных котов, поскольку это занимало очень много времени, потому что прежде всего нужно было дождаться, когда они проснутся, потому что спали они большую часть времени, почти всё время спали, если, конечно, не ели и не валялись во дворе в пыли. Дело в том, заключил Маськин, что так они борются с блохами. Блохи держатся зубами за кошачью шкуру, а когда охапочные коты валяются в пыли, пыль набивается блохам в нос, те чихают и отваливаются. Вот почему коты Маськина хоть и были рабоче крестьянского происхождения (нет, не помоечного, а именно рабоче крестьянского. Ну хорошо, хорошо. Помоечного, если вы так настаиваете, хотя я в этом ничего унизительного не вижу, если помоечного кота отмыть -- он ещё круче породистого сойдёт: здоровья -- гора, жизнерадостность во как пышет! Любите помоечных котов, они основа нашего общества, гегемон любых реформ и одна надежда на безъядерное будущее. Опять спорите? Ну, хорошо. Подымите руки, кто хоть раз видел помоечного кота с атомной бомбой. Не видели? То то же! А вы говорите...)
       Итак, когда Маськин был занят воспитанием охапочных котов и спал в ожидании, пока они проснутся, Кашатка руководила Маськиным хозяйством. Маськин иногда подолгу отлучался для воспитания охапочных котов, потому что нередко им случалось разминуться. Бывало, коты проснутся -- Маськин спит или Маськин проснётся -- коты спят. Это у них было прямо как в России с интеллигенцией и народом. У них там та же история. Народ спит -- интеллигенция бодрствует и чего то увещевает, а потом, наоборот, выпьет интеллигенция с горя рюмочку горькой истинно народной настоечки, настоянной на слезах великого народа по великой так и не свершившейся судьбе, и на боковую. Приляжет, обнимет народ и засыпает так нежно и грустно. Тут народ проснётся, раззудит рукой, плечом и прочим народным органом -- глядь, а интеллигенция то почивать изволят с, ну не будить же её, родимую, а то ведь со школьной скамьи народ всосал, что будить кого ни попадя нельзя, а то, знаете, декабристы, Герцен, народовольцы, а потом последние лапти жуй... Нет уж, пусть спит, думает народ, укроет интеллигенцию, подушечку ей на морду, чтоб не храпела, потому как знает народ из выменянных на макулатуру для него интеллигенцией книжек про Гойю, что, мол, разума сон -- рождает чудовищ, так как интеллигенция, как никак, тот самый какой никакой разум и есть, то её народ придушит слегка, чтоб потише сопела, а сам угостится горькой, настоянной на слезах российской интеллигенции, и на боковую, а там интеллигенция опять очухается, подушечку с чистого лика своего отодвинет -- и опять по новому. Может, оно и к лучшему, что интеллигенция у нас с народом не стыкуется, так всё время кто нибудь ещё спит, а кто нибудь горькой угощается. Вроде как неизбывная вахта получается, неусыпное око, можно сказать, которым Россия взирает периодически на остальной мир, несясь в своей чудо тройке, слава Богу, несущейся по кругу и пока ещё не сшибшей всех остальных прохожих, которые пересели на велосипеды и шарахаются от русских буйных скакунов, пока в телеге русский народ не стыкуется с интеллигенцией, хотя оба угощаются горькой, изготовленной из совместных слёз.
       Итак, Кашатка была рукодельница, ловила рыбу, рисовала фрукты и очень следила, чтобы в доме не вышло какого нибудь скандала.
        []
       Бывало, сидят все и пьют чай, а Кашатка придёт и тоже сядет пить чай с мятой, она любит его помять, и тогда получается чай такой смятый. Ей Плюшевый Медведь говорит: "Ну, как дела?" А Кашатка ему: "Ну, начинается!" Все её тогда спрашивают: "Что начинается?" А Кашатка говорит: "Как что? Сейчас все будут кричать!" и как закричит: "А А А!", и ещё говорит: "Все будут ложки и вилки бросать", и как забросает, и ещё говорит: "Все будут грустить!" и как загрустит, но потом Плюшевый Медведь ей скажет "хи хи." -- вот именно так "хи хи" с точкой, и Кашатка успокоится и ответит: "Как дела, спрашиваешь? Ничего. Нормально!"
       А ещё у Кашатки много тенеподобных друзей. Они проходят мимо Маськина и Плюшевого Медведя, запинаются о спящих охапочных котов и так и тянутся вереницей к обеду, где Маськин их строго изучает на предмет маньячности, а Плюшевый Медведь излагает им свою "Кухонную философию Плюшевого Медведя" и учит их говорить "хи хи.", вот именно "хи хи" с точкой, но они говорят то "ха ха!", то "хи хи!", но с восклицательным знаком. Короче, неправильно говорят. А если у них маньячность повышена -- им много варенья не дают, чтобы оно в башку не шибало.
       Все Кашаткины друзья ходят в доме в кепках, независимо от пола, национальности и социального положения. Кепка им нужна, чтобы быстро находить голову, когда надо поработать головой -- например, покушать или поковырять в носу. Попытки Маськина снять с них кепку завершаются конфузом с обеих сторон и повышением тенеподобности. А "хи хи." они всё равно говорить так и не научаются...
      
       Глава четвёртая
       Маськин и Шушутка
      
      
       Шушутка владеет многими уникальными предметами: шумелкой, ворчалкой, щипалкой, брызгалкой, думалкой, большими песочными часами, песочным термометром, который для него изобрёл Плюшевый Медведь (мол, если песок в нём горячий -- значит, тепло, а если холодный -- значит, холодно).
       Была у Шушутки обижалка, но он её опрометчиво продал по дешёвке, а когда хотел выкупить обратно -- обижалки страшно подорожали. Больше Шушутка ничего продавать не стал, а организовал свою "Brain Company" -- такой бизнес на двух ногах. Возникает у Шушутки, скажем, какая нибудь проблема, у него в голове "Brain Company" активизуется, выскакивают такие микро Шушутки и говорят: "OK guys! В чём вопрос?" И все вопросы решают.
       Шушутка очень любит справедливость -- следит, чтобы всем всего давали поровну, и из за этого он даже охапочных котов перекормил и они оба стали бочонкообразными и спали даже больше обычного. Как то дал он одному коту кошачьей вкуснятины, подумал и по справедливости дал и другому коту, потом ему показалось, что второму коту он дал немножко больше, чем первому, и тогда он дал первому ещё немножко, но тогда стало ясно, что второму коту досталось гораздо меньше, и он дал ему ещё, что сделало очевидным, что с первым котом он обошёлся несправедливо, и пришлось ему добавить, отчего второй кот, естественно, оказался в убытке и пришлось опять покормить второго, вследствие чего первому явно досталось меньше и ему пришлось добавить...
        []
       Дойдя до середины большого мешка кошачьих вкуснятностей, Шушутка активизировал свою "Brain Company" и задал своим микро Шушуткам задачу, как наладить справедливое распределение вкуснятин между котами. Микро Шушутки подумали и сказали: "OK guys! Чего тут думать -- кормить надо". И Шушутка докормил котам мешок до конца. Вот такой справедливый Шушутка.
       А ещё Шушутка интересуется королями и деньгами. Он всегда интересовался, много ли денег у королей и как королями становятся. Маськин ему склеил отличную королевскую корону и сшил мантию. Шушутка покоролевствовал, однако денег у него от этого не прибавилось. А скорее, даже убавилось, потому что все короли должны жить на широкую ногу, а также на широкую руку. Короче, широко жить приходится. Молодая Шушуткина монархия практически сразу столкнулась с непреодолимыми финансовыми трудностями, и Шушутка, поспешно посвятив в рыцари Плюшевого Медведя, обоих котов и хомяка Гамлета в связи с острой необходимостью вышеназванного хомяка в рыцарском звании, сложил с себя сан Его Величества и стал простым подданным Её Величества королевы Западной Сумасбродии, поскольку у той с финансами пока всё было нормально. Так и получилось, что Плюшевый Медведь стал не просто плюшевый медведь, а сэр Плюшевый Медведь. Точно как в книге -- первоисточнике всех рассказов о плюшевых медведях, романе о Винни Пухе.
       Поскольку охапочные коты были котом и кошкой, то кота стали называть сэр Кот, а кошку стали называть сэрунья Кошка. Сначала хотели попробовать звать её леди Кошка, но потом пригляделись и всё таки решили звать сэрунья, как производное от титула сэр.
       Вообще это уникальное явление -- вдруг ни с того ни с сего быть посвящённым в рыцари. Есть в этом что то с золочёным налётом первостепенности. Так встаёшь с утра и, разглядывая припухлую свою физиономию в истраченном на годы беспечности зеркале, твёрдо решить -- сегодня добиться посвящения в рыцари и, недолго собираясь и раздумывая, отправиться совершать исключительно благородные дела.
       Так Шушутка всегда и встаёт для благородных новых дел, которыми Шушутка наполняет Маськин дом и Маськину округу.
      
       Глава пятая
       Маськин и Маськины коты
      
      
       Маськин очень любил зверей. Каких угодно, маленьких, больших, тощих, толстых, пушистых и не очень. Маськина всегда легко было развеселить, если начнёшь его увлекать разными историями про зверей. Поэтому Плюшевый Медведь специально читал в журналах с картинками про разных животных, а потом Маськину подробно и обстоятельно пересказывал. Придёт Плюшевый Медведь на кухню, заляжет на своей лавочке и начнёт про животных рассказывать. А Маськин слушает и хихикает, очень ему все эти лапочно хвостовые истории нравятся. Какие птички когда вылупляются, какие слоны где умываются, и почему киты делают "фыр р р", когда дышат. Ну, вот таким образом подошёл Маськин к идее, что ему надо бы какую нибудь живность в дом завести. Маськин был бы рад радёшенек завести себе корову, лошадок, кроликов, поросят, цыплят, собак, овечек, козлят и так далее. Но Плюшевый Медведь, который Маськино внимание к себе делить ни с кем не хотел, считал, что в качестве домашних животных Маськину хватает и тапок.
       Маськин так загрустил, что Плюшевый Медведь не хочет живность заводить, что чуть было не заплакал, и Плюшевый Медведь сразу согласился завести кота, потому что он Маськина любил и не хотел его расстраивать, а когда тут же на радостях Маськин завёл маленького рыженького котёнка, Плюшевый Медведь его сразу полюбил, стал с ним возиться, таскаться и воспитывать в плюшевом ключе.
       Вообще возможность пообщаться с котом представляется, только пока он маленький -- тогда он ещё куда то бегает, за чем то скачет и вообще проявляет высокую жизненную активность. Чуть повзрослев, рыжий кот приобрёл философский характер и позолотел цветом шкуры. Он много обдумывал свои философские мысли, редко ими делясь, по большей части проводя время во сне в разных позах.
       Вообще это занятие можно было назвать сонный туризм или туристический сон. В течение одного дня Золотого кота можно было встретить спящим на всех столах, на всех стульях, на всех кроватях, на всех креслах, не говоря уже о таких экзотических туристических местах, как крышка рояля и бельевая корзина с чистым бельём.
       Со временем Маськин определил поразительную закономерность в передвижении мест для сна Золотого кота в течение суток. Как молодой несмышлёный росток ворочает свою несмелую головку в направлении солнца, Золотой кот начинал утро с солнечного блика на полу в спальне, потом переходил вместе с ним в коридор, гостиную и т.д. Плюшевый Медведь, порывшись в своей Энциклопедии Плюшевого Медведя, обнаружил, что потребность Золотого кота в солнце обусловлена процессом котосинтеза, которым многие коты постоянно занимаются. Только если в результате фотосинтеза образуются питательные вещества и кислород, полезные для всех окружающих, в результате котосинтеза ничего, кроме того же самого кота, не образуется. Вы скажете, зачем же он нужен, этот котосинтез? Котосинтез нужен ради самого процесса. А вы представьте себе -- лежишь, котосинтезируешь, хвостом помахиваешь -- хорошо.
       Философские мысли Золотого кота всё время вращались вокруг самих себя, уходили в глубину, подолгу зависали в воздухе, удлинялись, растягивались и переходили в не менее философские сны. Однако несмотря на то, что никому в Маськином доме никогда не удавалось не то что записать ни одну кошачью мысль, но даже достоверно её расшифровать, Золотого кота все в доме считали самым мудрым; и даже Плюшевый Медведь, известный в своих плюшевых кругах как великий поэт и философ, считал Золотого кота не больше не меньше своим учителем и наставником. Это были золотые дни для Золотого кота. Его ещё никто не таскал в охапке, не называл глупым котом и не объединял в группу под обидным названием "охапочные коты", которым стали называть представителей семейства кошачьих в Маськином домес тех пор, как в нём появилась кошка Бася.
       Кошка Бася была полной противоположностью Золотому коту. Она была первозданно глупа, забывчива, суетлива, назойлива, взбалмошна. Скакала повсюду, как дура, и норовила укусить Золотого кота за голову, задние отделы, лапы и хвост. Золотой кот чуть было не госпитализировался с диагнозом "ушиб кота", когда свалился с лестницы, неожиданно атакованный придурочной игруньей. У Золотого кота философские мысли стали тускнеть, он стал нервным и принимал на ночь аспирин от головной боли. Он так расстроился, что даже по ошибке назло написал Маськину на кровать. Так плохо Золотому коту не было с тех пор, как его укусила неядовитая змея и он собрался помирать, пока Плюшевый Медведь не вычитал в своей Энциклопедии, что змея неядовита, тогда Золотой кот выздоровел. Нередко нас сражают мнимые недуги -- посмотришь по телевизору про птичий грипп и начинаешь чихать по птичьи: "Кудах апчхи! Кудах апчхи!", и тянешься за пачкой какого нибудь "цып цып мицина", или вот Плюшевый Медведь услышал по радио про коровье бешенство и весь пятнами покрылся, как леопард. Маськин его жалеет, пятнышки ему закрашивает, а сам так строго спрашивает:
       -- А ты почему пятнами то покрылся?
       А Плюшевый Медведь говорит:
       -- Ну, божьи коровки то пятнистые!
       Он просто перепутал и решил, что речь идёт о бешенстве божьих коровок, с которым Маськин дом столкнулся в позапрошлом году.
       Тогда в дом набилось огромное количество божьих коровок, которые шатались пьяными стадами по потолкам и периодически падали в чай, компот и даже в кашу Плюшевого Медведя.
        []
       Вообще бешенство среди насекомых встречается очень часто. В Энциклопедии Плюшевого Медведя были описаны случаи комариного бешенства (когда комары пытаются укусить водосточную трубу), пчелиного бешенства (когда пчёлы пытаются опылить освежитель воздуха), стрекозиного бешенства (когда стрекозы запрашивают разрешение на посадку на вертолётной площадке) и бешенство железнодорожных семафоров, которые хоть и не насекомые, но в Энциклопедии Плюшевого Медведя относились к насекомым, потому что тоже обладали выпученными зелёными и красными глазами.
        []
       Итак, кошка Бася добилась того, что Золотого кота передёргивало при упоминании её имени и он не сразу позвал на помощь, когда Бася с повязанным у неё на шее жёлтым воздушным шариком забилась под диван, под который шарик, разумеется, не влез. Дура Бася рвётся, а верёвочка затягивается, а она рвётся, а верёвочка ещё сильнее затягивается. Когда Бася захрипела и притихла, Золотому коту стало её жалко -- он вызвал Маськина, и тот высвободил придушенную дурную кошку. Шарик Плюшевый Медведь с Шушуткой отпустили в небо и стали по нему стрелять из духового ружья. Но шарик был не дурак и улетел в вышину, где встретил воробья, пожаловался ему на случившееся, и тот охотно наделал Плюшевому Медведю на темя, совершенно бесплатно, чисто из пилотного чувства взаимовыручки, которое объединяет всех воздухоплавателей, каковыми воробей и воздушный шарик, безусловно, являлись. Воздушный шарик продолжил свой полёт на север и закончил свои скоротечные дни в одном эскимосском посёлке просто резиновой тряпочкой, которой местный друг ледяных полей эскимос затыкал бутыль с огненной водой, приобретённой на пособие по безработице, выплачиваемое ему нехорошими людьми с юга, чтобы он окончательно спился.
       Бася, получив вторую жизнь из набора своих девяти кошачьих жизней, зауважала Золотого кота, перестала лезть в его миску и даже стала поспокойнее и попривлекательнее. Вот что делает с божьей тварью близость неминуемой гибели от удушения верёвочкой от шарика, который не влазит под диван в то время, как эта самая божья тварь из последних сил, хрипя и задыхаясь, как раз под этот диван и лезет. Так и мы -- набросив на себя, играючи, петельки от наших воздушных шариков, лезем под диваны что есть сил и молим Всевышнего, чтобы он нам послал Золотого кота, который позовёт Маськина, нас высвободят из петли, мы станем хорошими, как будто бы нельзя стать хорошими и без этого исключительного приключения.
       Несмотря ни на что, статус котов в Маськином доме понизился. Их стали таскать охапками и называть охапочными котами. Золотой кот решил выучить французский и уехать от всего этого кошмара в Париж в институт Пастера, где ему давно предлагали место заведующего лабораторией котосинтеза. Он открыл учебник французского, но на третьей букве его стала одолевать зевота, на четвёртой зевота усилилась и перешла в спазмообразное мурчание. Когда Золотой кот проснулся на следующий день, вместо учебника французского под ним лежал техпаспорт велосипеда Шушутки, а механиком Золотой кот становиться не захотел. Так он и остался проживать в Маськином доме, твёрдо решив, что если Маськин заведёт третьего кота, он всё таки выучит французский или уйдёт жить к эскимосу, потому что он хоть человек и небогатый, но весёлый, хоть и не по природе, а от огненной воды.
       А французский язык выучил Плюшевый Медведь, потому что он пригласил на чай мусье Сильвуплешкина и очень хотел у него выяснить, что значит по французски "сильвупле".
      
       Глава шестая
       Маськин и мусье Сильвуплешкин
      
      
       Мусье Сильвуплешкин появился в доме Маськина внезапно. Вообще то его пригласил Плюшевый Медведь после того, как однажды утром выучил французский язык. Мусье Сильвуплешкин жил по соседству в небольшой, но гордой стране Квебекестан. Плюшевый Медведь прочёл знаменитую книгу мусье Сильвуплешкина под названием "На кой французам Бородино?" и очень восхитился его начитанностью, учёностью, а главное -- личным знакомством с самим мэтром Наполеошкиным, который заведовал местной колбасной фабрикой. В Квебекестане вообще проживало много французских знаменитостей: мусье Бомарше Пресспапьешкин -- управляющий Квебекестанской типографией, мусье Робеспьершкин -- личный секретарь палача и мусье Луи Дефюнескин -- начальник железнодорожной станции Сюрприз. Все эти уважаемые господа были добрыми приятелями мусье Сильвуплешкина -- историка и географа по образованию и заядлого коллекционера пульверизаторов. Плюшевый Медведь не мог не приобщиться к такому интеллектуально бурлящему сословию Квебекестана и написал пригласительное письмо:
      
      
      
       Пригласительное письмо Плюшевого Медведя
      
      
       Мон шер мусье Сильвуплешкин!
       Же Вас приглашаю на салат оливье, а на сладкое -- суфле с курасоном.
       До встречи, пока,
       Плюшевый Медведь.
      
      
       Плюшевый Медведь лизнул марку с изображением королевы Западной Сумасбродии, отчего та наморщилась и почесала полизанное место. Плюшевый Медведь удивился, но потом понял свою ошибку: он лизнул марку не с той стороны. Зализанная королева повернулась к Плюшевому Медведю, и он лизнул её с правильной стороны, наклеил марку и отправил письмо.
        []
       Вообще лизание зада сановных особ есть занятие чистое, потому что сановные особы следят за собой и всегда наносят небольшой слой клея, чтобы марки с их изображением лучше приклеивались. И кому мы только не лизали зад со времён изобретения почтового сообщения, которое позволяет чихнуть в конверт и послать гриппозную заразу на другой конец света! Лизали мы зад королей и премьер министров, Мао Цзедунов и других коммунистов. У Плюшевого Медведя всегда с этим была проблема. Не то чтобы у него не хватало слюны, а просто стоило ему лизнуть зад какой нибудь сановной особы, как его тут же начинало тошнить, и одно время Плюшевый Медведь мочил марки под краном, но от этого сановные персоны конфузились и письма не доходили к адресатам, зато доходили куда следует, и оттуда Плюшевого Медведя попросили сделать над собой усилие и лизать, как все. Плюшевый Медведь поохал и решил, что если уж лизать, то королеве Западной Сумасбродии -- потому что она выглядела как то почистоплотнее.
       Вот поэтому никто в Маськином доме не удивился, когда сначала в прихожей, а потом по лестнице заслышался дробный стук маленьких ножек и характерные вскрики:
       -- Ву а ля! Ву а си!
       Оплатите такси!
       Маськин выбежал расплатиться с таксистом. На счётчике стояла цифра, означающая дату, а может, телефонный номер. Во всяком случае, эта цифра не могла означать оплату проезда даже из Квебекестана. Таксист, однако, вежливо объяснил, что мусье Сильвуплешкин по пути в гости к Плюшевому Медведю заехал на минутку в Париж, где купил свежих вафель на бульваре у Лувра, затем заехал в Алжир, где приобрёл в качестве гостинца инжир, и наконец заскочил на Французский атолл в Тихом океане, где французский посол лечился от лучевой болезни, которую сначала считали французским насморком, потом звёздной болезнью, но когда испытания ядерного оружия на атолле участились и жене посла, которая не любила спать со светом, стало мешать, что французский посол по ночам слишком лучился и даже прожёг матрас в двух месстах, его признали больным лучевой болезнью. На Французском атолле мусье Сильвуплешкин, лучевой посол и таксист Жак Агош, что по французски значит Жак Налево, съели вафли и инжир, предназначенные для Плюшевого Медведя, и поэтому Жак Агош зарулил на обратном пути в Алжир и Париж, чтобы пополнить запасы инжира и вафель, которые мусье Сильвуплешкин по ошибке случайно всё таки съел практически непосредственно перед прибытием к Плюшевому Медведю.
       Кроме того, Жак Агош, в отличие от своего напарника Филиппа Адруа (что значит Филипп Направо), всё время заворачивал налево, отчего такси простаивало в злачных районах Алжира и Парижа, а счётчик всё тикал.
       Маськин расплатился за такси в рассрочку, выписав Маськин чеки на год вперёд, потому что не мог отказать в гостеприимстве французскому другу Плюшевого Медведя.
       Мусье Сильвуплешкин бегал по Маськиному дому в поисках чего то, что он называл "франкофон".
       -- Где у вас франкофон?! -- волновался мусье Сильвуплешкин, а Плюшевый Медведь лихорадочно рылся в словаре, чтобы узнать, что это такое. В словаре такого слова не находилось, но потом оказалось, что Медведь листал норвежско барвазанский словарь, где французские слова, как это ни удивительно, встречались нечасто.
       Наконец, найдя в правильном словаре, Плюшевый Медведь узнал, что франкофон -- это такой телефон, по которому можно было говорить по французски. Обычные телефоны, по мнению жителей Квебекестана, так сильно искажали прозрачное французское произношение, звуча недостаточно в нос, что они по ним разговаривать отказывались.
       Дело в том, что мусье Сильвуплешкину нужно было срочно позвонить своей супруге мадам Сильвуплешкиной, которая всегда очень беспокоилась, когда муж шлялся где то ещё, а не сидел, как обычно, у своей любовницы, с которой мадам Сильвуплешкина была на короткой ноге, руке и кое чём ещё, о чём не пишут в произведениях, предназначенных для широкого круга читателей.
       В Маськином доме франкофона не нашлось, и Плюшевый Медведь выдал мусье Сильвуплешкину свою подзорную трубу, из которой заблаговременно вытащил стёклышки и птичье гнездо, которое в ней свили попугаи, проводя там свой второй медовый месяц, наблюдая звёзды и отдыхая от обучения слову "пиастры", которому Шушутка их умудрялся обучать посредством компьютера. Он записал один раз на компьютер слово "пиастры", и тот повторял это слово день и ночь, отчего у попугаев безумно разболелись головы. Они говорили Шушутке, что уже знают слово "пиастры", потому что любой фабричный попугай выходит с конвейера, зная слова "пиастры", "Попка дурак" и фразу "Есть хочу", которая используется для самообслуживания. Однако Шушутка решил закрепить их знания, отчего им пришлось переместиться в подзорную трубу, где компьютер было не так слышно.
        []
       Мусье Сильвуплешкин схватил подзорную трубу, протянул её к уху мадам Сильвуплешкиной в Квебекестане и затараторил по французски: "Я у Плюшевого Медведя, не беспокойся, ма шери!"
       Однако мадам Сильвуплешкина ничего не могла разобрать, потому что самодельный франкофон недостаточно гнусавил в нос, и мусье Сильвуплешкину пришлось надеть на нос бельевую прищепку, чтобы соответствовать наивысшим стандартам французского произношения, принятым в телекоммуникационной системе достославного Квебекестана. А подзорную трубу после разговора с мадам Сильвуплешкиной французский гость попросил завернуть, потому что больше для рассматривания звёзд она не годилась, как, впрочем, и для проживания очумелых от слова "пиастры" фабричных попугаев. Бельевую прищепку Маськин завернул вместе с трубой, дописав: "Авэк ле комплема дё ла мезон дё Маськин", что значит: "С приветом! Маськин".
       Сели пить чай. Сначала поели салат оливье, который очень любил Плюшевый Медведь, потому что он с зелёным горошком. Был бы он с красным горошком или там, скажем, с голубым, Плюшевый Медведь любил бы его не так, но с зелёным горошком он его просто обожал.
       Мусье Сильвуплешкин оказался брюзгой. Он долго ковырял вилкой в салате и занудливо растолковывал, что в настоящем салате оливье и сорт картошки должен быть другой, и морковка должна быть более рыжей, и вообще готовить его должен повар по имени Оливье, а не какой то Маськин (или как там он у вас зовётся?) совершенно без парижского диплома поварских искусств. Короче, сплошное "се па са" получалось, хотя салат весь выкушал, а потом залихватски заявил, что и вилки у вас к салату были неправильные. "У нас, -- говорит, -- в Париже в носу пальцем не ковыряют. На это специальная ложка имеется". Политически подбитые тапки Маськина решили послать поздравительную телеграмму главе французского правительства: "Поздравляю Вас с ложкой!" -- настолько они были поражены недосягаемым уровнем французской культуры. Суфле тоже оказалось вяловатым, не говоря уже о курасонах, в которых куры были недостаточно сонными на вкус мусье Сильвуплешкина.
       Плюшевый Медведь завёл приятную беседу, справляясь о досточтимых знакомых мусье Сильвуплешкина, о которых Плюшевый Медведь часто читал в квебекестанских газетах.
       -- Как изволит с поживать уважаемый мэтр Наполеошкин? -- закискисеил Плюшевый Медведь. А ему мусье Сильвуплешкин запуркуашил обратно, что, дескать, мэтр Наполеошкин ныне в отпуске на острове Святой Линнетт, где пишет мемуары о своём славном руководстве колбасной фабрикой. Первую часть мэтр Наполеошкин уже написал. Она называлась: "Как я отколбасил австрияков и других колбасников". Теперь же он работал над самой сложной частью мемуаров: "Как я отколбасил Россию", которая вступала в резкую полемику с уже опубликованными мемуарами господина Кутузкина под названием: "Как я отколбасил Наполеошкина". Все эти работы интересовали мусье Сильвуплешкина прежде всего как историка, а также не в последнюю очередь как автора замечательной работы "На кой французам Бородино?", которая последовала после двух блистательных трактатов "Кто победил при Ватерлоо?" и "Мы ещё скажем своё НО!" По последней работе был даже поставлен художественный фильм с Пьером Ришаркиным в роли "Мы", где он всё время скакал на игрушечной лошадке и размахивал детской атомной бомбой.
       -- Вы недооцениваете французов, -- заявил мусье Сильвуплешкин, прыская одеколоном из коллекционного пульверизатора себе на плешь. -- Мы ещё покажем всем своё о ля ля!
       День клонился к вечеру, на часах мусье Сильвуплешкина, снятых с собора Парижской Богоматери, пробило семь раз, и он, попросив у Маськина запаковать в дорогу остатки салата оливье, курасонов и суфле, ко всеобщему разочарованию рано откланялся и пошёл к себе домой прогуляться пешком, благо рядом было.
      
       Глава седьмая
       Маськин и Маськин гольф
      
      
       Однажды к Маськину пришла идея поиграть в гольф. Он знал, что это такая игра, когда все надевают гольфы, но не знал, что потом нужно делать.
       Маськин достал из своей кладовки старый гольф, надел его на правую ногу и сверху нацепил свой знаменитый голубой тапок. Потом игра закончилась. Маськин ещё немного поиграл, снимая и надевая гольф, но интересной, действительно напряжённой игры, которая могла бы увлечь не на шутку, не получалось. Маськин погрустил, но решил не сдаваться.
       Маськин стал рассматривать картинки в книжке про богатых людей и заметил, что для игры в гольф кроме гольфов ещё требовалась такая специальная палка, маленькие беленькие шарики вроде голубиных или покрупнее яиц и главное -- богатый партнёр с сигарой и очень циничной наружности. Ещё нужна была зелёная лужайка и дырочка, куда мячик нужно было загонять.
       Маськин решил начать с лужайки. Лужайку у Маськина всю изъели какие то кротики, и Маськин решил с ними бороться. Бороться кротики не хотели и сдались без боя, однако лужайку портить не перестали. Тогда Маськин надел свои голубые пушистые Маська тапки и отправился к кротовому супервайзеру. Вы думали, к кротовому королю? А вот и нет. Кроты, несмотря на свою слеповатость, были очень просветлёнными личностями и знали из бросаемых туристами газет, что на дворе давно уже другие времена и королями больше называться уже не модно, а модно называться супервайзерами. Тогда кротовый король назначил себя сам супервайзером всея кротовой страны, а королевский сан с себя добровольно снял и сложил под табурет до поры до времени, пока короли снова войдут в моду.
       Итак, пришёл Маськин к кротовому супервайзеру и сказал строго, что если кроты и дальше будут портить Маськину лужайку, Маськин их всех до одного перестанет любить, называть "ути какой", разглядывать их попки с короткими мишкообразными хвостиками и переведёт их в разряд мышиных, по Маськиной классификации животного и растительного мира. А быть в разряде мышиных плохо. Потому что Маськин их боится за голые хвосты и очень высокую и раздражительно импульсивную непредсказуемость. "Ну, шасть туда" или "Ой ой ой, опять она побежалаАй! Спасите помогите! Сажай её в банку! Глупые коты! Зря жрёте "Вискас"! Мышей не ловите!" -- вот какую реакцию у Маськина вызывают представители разряда мышиных.
       Смеркалось, и по тонким веточкам сливались капельки дождя. Природа напоялась вечерними серенадами лягушек, а Маськин всё сидел на пригорке и спорил с супервайзером кротов о своей лужайке.
        []
       Наконец они договорились, что Маськин подарит супервайзеру кротов свои старые тёмные очки, а за это кроты перестанут есть лужайку. Тёмные очки были крайне нужны кротовому супервайзеру для того, чтобы выглядеть зрячим среди слепых. Ну кто подумает на крота в солнечных очках, что он слепой? Просто все подумают, что сидит себе джентльмен, загорает. А быть зрячим среди слепого королевства полезно для поддержания королевской власти, основанной на старинных традициях кротовых королей, чьё ложе никогда не омрачалось непристойным использованием чёрных повязок на глаза, которые обычно воруют в самолётах, а потом надевают перед сном, чтобы утренний свет не прорывался сквозь замкнутые ставни наших многовидевших очей.
       Таким образом, считаться зрячим среди слепоты, закреплённой национальной традицией, даёт больше оснований называться кротовым супервайзером или любым новомодным словечком, означающим королевскую власть: президент, премьер министр, генеральный секретарь...
       Маськин выдал кротовому супервайзеру свои старые, но по кротовым меркам новомодные солнечные очки, кротовый супервайзер королевских кровей уютно свернулся клубочком в расставленных домиком очках, а все остальные кроты отправились копать соседскую лужайку, перешёптываясь, какой у них теперь суперзрячий правитель и как они теперь тоже смогут достойно вступить в третье тысячелетие, разрушив надоевший и дискриминирующий образ слепого крота.
       Крот не слеп! Он просто не глазеет лишнего, а копает себе, и точка. И нечего слепому тыкать, что он слеп, а то он изыщет средство ослепить неслепого, чтобы не сталкиваться с ранящей кротовую психику дискриминацией.
       Так завершив своим солнечно очковым пактом полномасштабную революцию общественного кротового самосознания, Маськин пошёл покупать себе палку для гольфа и шарики.
       В магазине было душно, толпилось множество народу, Маськин с трудом освоил свои скромные сбережения и усталый, но довольный вернулся на лужайку и начал играть в гольф. Чтобы хоть как то отличать от настоящего гольфа, этот гольф стали называть "Маськин гольф", где всё, в общем, как в настоящем, но до начала игры надо обязательно произвести полномасштабную революцию общественного самосознания какого нибудь народа, пусть даже и такого зрячего, как кроты. В кротовом обществе сейчас появилась правящая партия "Зрячие кроты", и они действительно зрят всех желающих с трёх до четырёх ночи, пользуясь национальными солнечными очками, подаренными Маськиным, и поверьте мне, видят они в таких условиях ничуть не хуже, чем вы, мой насмешливый читатель. А циничного партнёра Маськин гольф не включает. Ну, должен он хоть чем то отличаться от игры этих напыщенных индюков?
      
       Глава восьмая
       Маськин и Маськина Машина
      
      
       Когда Маськин был маленький, у него не было машины, зато был кармашек, куда он собирал свои камешки, ракушки и другие детские сокровища. Потом в кармашке стало не хватать места, и Маськин завёл авоську. Через дырки в авоське все сокровища улетучивались, и Маськин завёл портфель типа "ранец", который и удовлетворял временно Маськины нужды. Однако в портфель приходилось класть и всякие книжки с тетрадками, ибо Маськин параллельно с собиранием камушков ещё и учился в школе для Маськиных, чтобы становиться правильным Маськиным.
        []
       Далее Маськин завёл себе огромную хозяйственную сумку. В ней он держал предметы Маськиного быта и прочие повседневные ценности. Поскольку сумка становилась очень тяжёлой, Маськин приделал к ней колёсики, потом небольшой руль, мотор, карбюратор, кузов, сигнальные лампочки, фары, выхлопную трубу, гудок и главное -- двери, окна, ну и всё остальное, что требуется в настоящей автомобилизованной хозяйственной сумке. Старую сумку, правда, пришлось из обращения изъять, поскольку она мешалась под колёсами и тормозила движение. Так у Маськина завелась Машина.
       Сначала Машина была несмышлёной, думала, что она корова, и ходила пастись на лужайку. Однако довольно быстро обнаружилось, что Маськина Машина -- не корова, и необходимость пастись отпала. Дальше Маськин покрасил корову, то есть Машину, в красивый бордовый цвет для повышения бодрости. Маськин планировал расписать свою машину ромашками, но почему то не расписал, а сел и поехал в магазин за покупками. Экономическое положение в стране, где жил Маськин, было хорошее, и поэтому покупок Маськин покупал много. Машина кряхтела, но не сопротивлялась. За это Маськин угощал её когда морковкой, а когда -- апельсинкой.
       Потом оказалось, что Маськина Машина плохо знает правила движения, и Маськин отдал её учиться в балетную школу, чтобы развить у неё чувство ритма и чтобы её там научили разным важным движениям, например, назад или вперёд. Маськин даже сшил Машине пачку -- юбочку, как у балерины, и особые балетные тапочки под названием пуанты.
       Маськина Машина от этого стала очень элегантной и подвижной. Она умела даже парковаться задом, боком и немножко передом. Маськин дружил со своей Машиной и иногда ходил с ней на разные развлекательные мероприятия.
       Однажды Маськин пошёл со своей Машиной в цирк. Там они купили мороженого и уселись на первый ряд. Кони мчались по манежу, и опилки вихрями неслись на Маськина с его Машиной. Но они вовсе не сердились. Им было весело. Маськин хихикал и Машина хихикала. Потом им показывали слона, большого и, видимо, много евшего. Потом они залезли после представления на слона, и дяденька в цилиндре сделал им на память фотографию -- Маськин с Машиной на слоне! Что может быть замечательнее?!
       Ещё Маськин со своей Машиной разведывал разные страны, магазины и бензозаправки. Однажды Маськин с Машиной даже пересекли Атлантический океан. Правда, не совсем настоящий. Это было осенью, и во дворе у Маськина образовалась настоящая огромная лужа, которую Маськин назвал "Атлантический океан". Вот его Маськин с Машиной и пересёк.
       Вот такие они были путешественники. Однако не всё так было безоблачно по обе стороны Маськиного Атлантического океана. На одном берегу жили лягушки с пятнышками, на другом -- без пятнышек. Мне нет необходимости пояснять достопостенному читателю, что подобное различие весьма достаточно само по себе, чтобы служить причиной затяжного вооружённого конфликта. Разумеется, в этом случае не обошлось без военных действий. Вооружённые силы лягушек с пятнышками, вооружившись дурными голосами, стали изводить лягушек без пятнышек, из за этого у Маськина коты нервничали и сам Маськин плохо спал. Но настоящий кошмар начался, когда лягушки без пятнышек, оправившись от первых сокрушительных атак вражеского кваканья, применили своё секретное оружие -- они заквакали так, как будто кто то водил очень ржавым токарным станком по свежевыломанной из электростанции турбине, на которой ещё остались следы вибраций вырабатываемого электронапряжения.
       Маськин сразу созвал совет, состоявший из проживающих с ним котов, небольшого, но вдумчивого Плюшевого Медведя, Кашатки, Шушутки и, конечно, Маськиной любимой Машины.
       Машина была послана послом к пятнистым лягушкам, а Плюшевый Медведь -- к непятнистым лягушкам. Котов никуда не послали, потому что они были ленивыми и всё равно никуда бы не пошли, особенно в мокрую погоду. Машине то было всё равно, что сухая погода и что мокрая. В мокрую погоду ей даже приятнее было ездить, потому что солнышко не так сильно припекало, а шины не так сильно натирало.
       Итак, пришли Маськины посланники к враждующим сторонам, а там битва в полном разгаре. Главная пятнистая лягушка вообще уже из себя вышла, подняла голос настолько, что даже в соседнем лесу у лося заболела голова, и он попросил у лосихи чего нибудь от головной боли, и та сделала ему компресс на рога.
       Таким образом, конфликт явно перерос локальные границы берегов Маськиного Атлантического океана и начинал охватывать весь регион.
       Маськин сам, пока его посланники вели переговоры, пошёл варить варенье и там задумался о мировых процессах.
      
      
      
       Мысли Маськина о мировых процессах
      
      
       Я привожу здесь короткий список мыслей Маськина о мировых процессах. Полный список можно найти в 28 м томе Полного собрания мыслей Маськина на чердаке в старом сундуке, там же вы можете познакомиться с Маськиными комментариями на его же мысли, а также рекомендуется познакомиться с полным индексом второстепенных мыслей Маськина по первостепенным вопросам с троекратным отступлением по третьестепенным вопросам животноведенья, вареньеводства и мирного использования пенкоснимательного эффекта в вареньеобразующей промышленности.
       Итак, мысль первая:
       Если в мире всё тихо, то и не надо шуметь, а то будет трудно уснуть и у котов испортится настроение.
       Мысль вторая:
       Если в мире неспокойно, то его надо перевернуть на другой бочок, спеть ему колыбельную про "кота, который везёт чего то в санках на небе", и мир посопит, посопит и успокоится.
       Третья мысль:
       Миру мир, а если попросит ещё чего нибудь, то сразу не давать, а пусть сначала мир вымоет уши, соберёт игрушки и пообещает больше не говорить плохого слова, которому его научили дворовые мальчишки.
       Эти три мысли Лев Толстой хотел было использовать в своей исключительной сказке "Война и мир", но Маськин ещё тогда не родился, и Толстому пришлось ограничиться своими собственными мыслями. А что, и у таких глыбищ, как Лев Николаевич, бывают недостатки. Но Маськин его любил и не сердился. Он сам тихонечко дописал эти три свои мировые мысли на краешке четвёртого тома Толстого, и на том они оба и успокоились.
       Итак, посланник Плюшевый Медведь с выданным ему зонтиком перекрасил всех непятнистых лягушек в пятнистые, а Машина объяснила наглядно пятнистым лягушкам, что все лягушки братья и сёстры, и повязала им красные бантики, чтобы потом знать, какие лягушки действительно пятнистые по рождению, а каких покрасили. Это было важно чисто с исторической и научной точки зрения.
       Потом лягушки пошли умиротворённо спать, а Маськин, Машина, Плюшевый Медведь и два охапочных кота пошли пить чай с вареньем в беседку, где они могли всласть насладиться мирной тишиной.
       А Машина очень любила тишину и варенье, потому что с Машиной ведь как -- если её вырастить в любви и ласке, она и будет самой что ни на есть МАСЬКИНОЙ МАШИНОЙ.
      
       Глава девятая
       Маськин и лисица
      
      
       Однажды во двор к Маськину забрела лисица. Она была тощая, и Маськин подумал, не собака ли. Собак Маськин любил: породистых, непородистых, крупных, мелких, баскервилистых, а также шавкоподобных. Но всё таки это оказалась лиса, а лисиц Маськин не любил -- он их считал морально невоздержанными, наглыми и слишком похожими на политиков. Лисица, которая забрела к Маськину во двор, была очень наглой и неразборчивой в средствах. Это долговязое чудовище протащило свой толстый хвост между прутьями Маськиного забора и стало обнюхивать место, где Маськин с котами и Плюшевым Медведем любил сидеть у пионерского костра и петь походно туристические песни. Маськин очень рассердился и попытался выстрелить в лису попавшейся под руку шваброй, но лиса не обратила никакого внимания. Тогда Маськин вытащил из своего гардероба лисью шубу и стал наглядно демонстрировать своё отношение к лисицам, махая шубой, как победоносным флагом. Лисица не обращала внимания и перешла к обнюхиванию пустой миски из под каши, которую не доел Плюшевый Медведь, принимавший ванны в пруду рядом с Маськиным домом. Плюшевый Медведь любил по миллионерски сидеть в пруду, но только вместо мартини с оливкой в рюмке на тоненькой ножке любил потреблять вкусную густую овсяную кашу с корицей, которую варил ему Маськин.
       Маськин решил, что, возможно, лисица бешеная, и задал ей несколько наводящих вопросов об устройстве государства, в котором жил Маськин, о политической системе и правах избирателей. Лиса ничего не ответила, из чего Маськин заключил, что она не бешеная. Маськин отнёс шубу обратно в шкаф и пожаловался на лисицу котам. Коты незамедлительно отправились к своим горшкам и стали действовать по протоколу под кодовым названием "Дубль вэ, си" (ватерклозет). Через несколько минут коты повторили операцию, сделав контрольный выхлоп. Маськин вышел наружу проверить, не ретировалась ли лиса, заслышав наличие крупных кошачьих, поскольку на заборе у Маськина висело пляжное полотенце с изображением леопарда, а проделанный котами манёвр должен был эту визуальную атаку закрепить.
       Лиса сидела в противогазе.
       "Это война", -- подумал Маськин. Он побежал в дом и принёс старый пионерский горн, и громко затрубил: "Ту ру ру -- труба зовёт!" Лисица в ответ достала планшет и стала зарисовывать топографическую карту Маськиного двора.
        []
       Тогда Маськин достал хлопушку и незамедлительно ей хлопнул прямо у лисы над ухом. Впоследствии в своих мемуарах "Лихолетье военной поры" лисица признавала, что её контузило, однако в момент хлопанья хлопушкой лисица проявила выдержку и не повела ухом. Тогда Маськин решил пойти на перемирие. Он послал лисице ультиматум, что если она немедленно не прекратит военные действия и не выведет себя с территории Маськиного двора, то тогда Маськин прекратит военные действия в одностороннем порядке и пойдёт спать, а лисица может сидеть здесь хоть до утра. Утром выпадет холодная роса, она промочит лапы и хвост и заработает ревматизм. Вы можете себе представить, каково лисе будет житься с ревматизмом. Надо за зайцем погнаться -- ан нет! С ревматизмом не погонишься!
       Лиса встала и ушла. А вы говорите -- мирные переговоры не действенны. Просто в мирные переговоры надо всегда вплетать мирные угрозы, тогда дело и сдвинется.
      
       Глава десятая
       Маськин и Глобальное Потепление
      
      
       Как-- то раз Маськин вышел во двор а там духотища! Тогда он пошёл обратно в дом и включил телевизор. В телевизоре показывали Индию -- там тоже было очень жарко.
       -- Глобальное потепление, -- вздохнул Маськин. И сходил с грустью проверить, как там его лисья шуба. Лисья шуба оказалась ничего. Маськин её тренировал на зиму. Она уже даже знала две команды -- "Цып цып цып" и "Брысь!" На команду "Цып цып цып" шуба тихонечко сползала с вешалки и укутывала Маськина в свою шубную обитель. На команду "Брысь!" она мирно сползала с плеч и шла спать в шкаф, где она успешно отпихивалась от моли. Маськин похлопал свою лисью шубу по плечу и сказал:
       -- Да... Не скоро нам с тобой ещё гулять. Глянь, на улице жара то какая.
       И правда -- на улице было очень жарко. Пруд почти весь высох, а лягушки так загорели, что сплошь стали чёрными. Маськин как то увидел чёрную лягушку и закричал:
       -- Смотрите! Лягушка чёрная!
        []
       А лягушка на него так фыркнула с хрипотцой и сказала:
       -- Я не чёрная. Я афро американская.
       Вообще глобальное потепление Маськина не застало врасплох. Он уже стал привыкать, что всё в наши времена принимает глобальную форму, как то: глобальное поглупление, глобальное посерение, глобальное потемнение, глобальное понукание и глобальное пищеварение под названием "сеть Макдональдс". Поэтому глобальное потепление Маськина не очень смутило. Охапочные коты, наоборот, стали счастливы -- они так намёрзлись за всё остальное время, когда было просто "жарко", а не "очень жарко", как теперь, а также так утомились за всё предыдущее время, которое большей частью проспали, но недостаточно глубоким сном, что Маськин при глобальном потеплении вечно находил их в таких блаженных и увлечённо спящих позах, что мордочки их как будто говорили: "Только не буди!", "Вот, вот ещё как поглубже поспать, вспаться и наконец то уж выспаться перед уже серьёзным ночным сном". Шкурки у них источали жару, но они их ни за что не снимали, наверное, потому что боялись выронить из карманов какие нибудь важные кошачьи документы.
       Скажете, у кошек нет карманов? Ну, шкурки то у них есть, и по большей части это то пушистое и наипривлекательнейшее чарообразующее, приворожительное оружие, которым коты завоёвывали человечество, поставили его себе на службу, поселились в его домах и спали на его подушках, деликатно спихивая своими розовопяточными лапками головы своих хозяев с их законных мест ночного возлежания. Поэтому все коты без исключения панически опасаются вымокнуть. Потому что мокрая кошка выглядит именно так, как она и была создана мирозданием, -- противного вида зверьком чуть побольше крысы. Будь кошки всё время мокры, не стали бы они самым успешным видом на Земле, который безусловно покорил большую часть человечества.
       Глобальное потепление не мешало Шушутке, проживавшему в Маськином доме, -- он просто стал разгуливать с голым брюшком и чаще бегал щупать песок в своём песочном термометре, который он прятал у себя в шкафу от охапочных котов, потому что они всё время пытались сделать термометр ещё и измерителем влажности, с чем Шушутка был категорически не согласен.
       Не мешало глобальное потепление и Кашатке -- она как раз приобрела три новых купальника, и глобальное потепление было прекрасным поводом, вымочив каждый из них по одному разу, развесить их по всему дому, как флаги заморских государств.
       Один Плюшевый Медведь страдал от глобального потепления почти так же тяжело и вздыхая, как он всю зиму прострадал от глобального похолодания и как во все другие дни страдал от прочих глобальных явлений, таких как: глобальное поползновение, глобальное похудение, глобальное попотрясение, а также глобальное пуканье, которым был заполонён весь свет в наш невоздержанный век. Маськин решил помочь Плюшевому Медведю и облил его холодной водой. Плюшевый Медведь закричал:
       -- Маськин! Ты же промочил мне носки!
       Маськин посмоттрел на Плюшевого Медведя -- он был в мокрых штанах, но без носков. Маськин любил точность и спросил:
       -- Как же так? Я не мог замочить тебе носки, ведь ты же без носков!
       Но Плюшевый Медведь достал мокрый носок из кармана. И тогда Маськин вспомнил, что Плюшевый Медведь всегда летом носил носки в карманах на случай внезапного глобального похолодания, если вдруг ни с того ни с сего лето кончится.
       Плюшевый Медведь знал, что многие вещи кончаются внезапно. Так внезапно кончились ванильные сушки, потом внезапно кончился кленовый сироп, не говоря уже о шоколадных конфетах, которые вообще кончались скоропостижно.
       Маськин дал Плюшевому Медведю мороженого, а сам отправился на переговоры с Глобальным Потеплением. Он взял с собой лукошко свежей лесной земляники, двухлитровый бидон с черникой, свежеиспечённые плюшки в виде клюшек и маленькую бутылочку домашней наливки, чтобы, как говорят у нас на Западе, "break the ice" -- "поломать лёд" -- неудобство в начале знакомства. Маськин понимал, что без гостинцев идти к Глобальному Потеплению как то неудобно. А домашнюю наливку Маськин взял, потому что глобальное потепление было уже взрослым и было известно своим неравнодушием к отметке в 40º.
       Маськин нашёл Глобальное Потепление прямо у себя во дворе, далеко ходить не пришлось. Глобальное Потепление сидело без рубашки, выпятив свою загорелую внешность на солнышке, и играло в подкидного дурака с Глобальным Помутнением, Глобальным Попустительством и Глобальным Пофигизмом. Весёлая компания играла не на интерес, а на совершенно конкретные призовые права. Если выигрывало Глобальное Попустительство, то все вокруг должны были всё попускать до тех пор, пока не выиграет, скажем, Глобальное Помутнение, тогда все кругом должны были помутняться кто чем может, поскольку заставить всех помутняться рассудком -- это значит признать, что он у всех есть, а это прямое погрешение против истины. Ну а если уж побеждал Глобальный Пофигизм, то всем, соответственно, должно было становиться всё пофиг и все при встрече должны были говорить друг другу: "А вам не пофиг?" "Спасибо -- пофиг", -- должны были отвечать другие.
       Последнее время Глобальное Потепление, порядком разморив партнёров по игре, подкидывало на дурачка не те карты, но Глобальному Пофигизму было всё пофиг, Глобальное Попустительство не обращало на это внимания, а Глобальное Помутнение вообще помутнилось настолько, что начинало дремать.
       Маськин без разговоров разлил наливку, и дружная компания выпила за знакомство. Глобальное Помутнение так наглюкалось, что отпало отдохнуть в кусты, и Маськина пригласили четвёртым, чтобы не портить партию. Маськин выиграл в дурака с первого раза, потому что имел обширную практику в этой обворожительной игре. Дураком вышел Глобальный Пофигизм, но он не обиделся, потому что ему было пофиг. Глобальное Потепление спросило Маськина, кто он, собственно, такой.
       -- А я Глобальный Маськин, -- смело ответил Маськин.
       -- Ну всё, тогда все должны быть Маськиными, -- сказало Глобальное Потепление и пошло спать.
       В мире сразу похолодало. И Плюшевый Медведь весело принялся играть в кубики, а Маськин на него умилялся.
       Только охапочные коты возмущались -- они опять не досмотрели какой то свой особенно жаркий, глобальный сон.
      
       Глава одиннадцатая
       Маськин Почтовый Ящик
      
      
       Сначала у Маськина был маленький невыразительный почтовый ящик, который стоял у самой дороги и был зелёного цвета. Маськин его любил, но однажды зимой злой трактор его поломал, и Маськин смастерил себе новый огромный почтовый ящик и покрасил его в бордовый цвет, написав на нём: "Маськин". Столбик, на котором стоял Почтовый Ящик, Маськин покрасил, как пограничный столб -- красно белыми наклонными полосами, и все проезжающие начали останавливаться и предъявлять Маськину документы, потому что думали, что это граница. Маськину даже пришлось повесить огромный плакат:
      
      
      
       "Проезжайте! Это не граница!"
      
      
       А поскольку движение по дороге, проходящей мимо Маськиного дома, шло в двух направлениях, то и с обратной стороны плаката Маськин приписал:
      
      
      
       "Тоже проезжайте! Это тоже не граница!"
      
      
       Вообще люди Земли так привыкли, что граница может нарисоваться в любом месте, что завидя любой полосатый столбик, послушно лезли за документами и снимали штаны для более вдумчивой проверки, не провозят ли они чего нибудь, чего нельзя провозить за пределы полосатого столбика. До столбика -- можно, а после столбика -- только попробуй, сразу в "турму". В "турме" люди Земли сидеть не любили и поэтому все, как один, вставали в очередь со спущенными штанами перед любым полосатым столбиком.
       Однажды инопланетяне с планеты Зюзя1 решили захватить Землю, но посмотрели в свой инопланетный телескоп, а там все люди Земли стоят в очереди у полосатых столбиков со спущенными штанами. Инопланетяне решили, что это может быть заразно, и захватили другую планету, оставив Землю землянам. Земляне продолжали устанавливать новые границы, и очереди людей со спущенными штанами росли и множились. А лозунг "Туда не ходи!" стал всемирным лозунгом Земли, потому что как же ещё поддерживать порядок, если не держать большую часть человечества в очереди со спущенными штанами?
       Вот поэтому поставленному Маськиным столбику никто не удивлялся, потому что большинство граждан были лояльно послушными и даже добровольно отказались от ношения подтяжек, чтобы быть лучше готовыми к поддержке национальной безопасности путём снятия штанов перед каждым полосатым столбом.
       Маськин пояснительный плакат проблему практически решал, и ему приходилось всего только раза два или три в день помогать натягивать снятые по ошибке штаны проезжающим со слабым зрением или знающим не все буквы.
       Вообще знание всех букв алфавита значительно облегчает чтение. Можно, конечно, читать, зная и не все буквы, -- просто внимательно листать книжку, ища только знакомые буквы, и читать только их. Ну, например, Б, или В, или даже У, но в некоторых книгах смысл в результате такого чтения может ускользнуть от читателя, поэтому людей Земли формально пытались обучать всем буквам, хотя некоторые буквы землянам давались с трудом, но они не расстраивались и на анкетный вопрос "Умеете ли вы читать и писать?" смело ставили крестик, который некоторыми злопыхателями расшифровывался как буква "Ха", а более доброжелательными -- как математический знак "плюс". Поскольку разросшаяся система школ обеспечила большинство населения знанием азбуки, люди стали писать друг другу письма, а почта стала их перевозить. Ведь написать письмо за границу гораздо легче, чем сначала два часа стоять в очереди со спущенными штанами в одну сторону, а потом ещё два часа в обратную, рискуя всё время угодить в "турму".
       Маськин ездить за границу не любил и поэтому всегда следил, чтобы его Почтовый Ящик был готов к принятию писем. Вообще от внешнего вида вашего почтового ящика очень зависит то, какие вы письма и посылки получаете. Вот когда у Маськина был зелёный ящик, все письма были сплошная тоска зелёная, а как только появился у Маськина новый бордовый ящик, самый весёлый на всей дороге, так и стали приходить к нему всякие открытки из тропических стран, поздравления с ромашками, журналы с картинками и конфетки от Деда Мороза. Маськин удивлялся, как такое может быть, как цвет почтового ящика может влиять на отправителя. Маськин даже про это явление написал учёному Эйнштейнкину, и тот крепко запил из за неразрешимости сего парадокса. Потом, опохмелившись раствором из быстрых нейтронов, Эйнштейнкин дал название этому явлению -- "Парадокс Эйнштейнкина Маськина", каким он и вошёл в современные учебники по квантовому почтоведению.
        []
       Маськин же не стал полагаться на теоретическую науку, а засел в кусты рядом с Почтовым Ящиком в то время, как к нему подъехал почтальон Благовесткин. Почтовый Ящик обрадовался и стал лизать почтальона в нос, махая столбиком, как хвостом. "Сидеть!" -- строго, но по доброму рявкнул почтальон, но Ящик успокаиваться и не собирался, он обнюхивал почтальонскую сумку, выхватывал самые весёлые открытки и тут же их глотал. Почтальон не сердился, а только похлопывал Маськин Почтовый Ящик по бордовому бочку и весело смеялся.
       Когда почтальон уехал, Маськин пошёл выгуливать Почтовый Ящик, а потом смастерил ему будку и купил кость.
      
       Глава двенадцатая
       Маськин и Мочалка
      
      
       Аристократичность -- это больше не дань происхождению, упитанной фамильности и худосочной изнеженности. Сейчас можно встретить аристократа в любом сословии: рабочих, крестьян и даже, представьте себе, мочалок, тюбиков с зубной пастой, маникюрных ножниц и особенно, разумеется, пудрениц. Я лично имел честь знать одну замечательную, исключительно воспитанную пудреницу, которая до сих пор проживает в потайном двухкомнатном кармашке Маськиной сумки и давно уже не используется Маськиным для того, чтобы пудрить нос, а исключительно для изящных бесед. Пудреницу Маськину представил Плюшевый Медведь как добрую старую знакомую бабушки Плюшевого Медведя, которая, в свою очередь, познакомилась с мудмуазель Пудреницей на международной выставке в Париже в 1937 году. Но поскольку одинокой, незамужней, хоть и весьма уже немолодой пудренице у молодого Плюшевого Медведя жить было неудобно, она благосклонно соизволила принять предложение поселиться в сумке Маськина, где ей были предоставлены скромные, но удобные апартаменты.
       Мочалка Маськина тоже была аристократка, поэтому Маськин не решался пользоваться её услугами как мочалки и мылился мочалкой Плюшевого Медведя, который всё равно купался в пруду и по своей мочалке не сильно скучал. Хотя надо сказать, что Плюшевый Медведь когда то настойчиво требовал у Маськина купить ему новую мочалку и даже устроил небольшую демонстрацию у Кремлёвской стены Маськиного дома, покрытой совершенно кремлёвским кирпичом, размахивая плакатом "Мочалку Медведю!" и громко провозглашая вслух озвученный плакат:
      
      
      
       "Мочалку Медведю!" "Мочалку Медведю!"
      
      
       причём слово "мочалка" Плюшевый Медведь произносил жалобно и протяжно, вот так: "Моча а алку!"
       Маськин сжалился и купил Плюшевому Медведю мочалку, после чего Плюшевый Медведь практически сразу потерял к ней всяческий интерес, потому что всё равно купался в пруду без мочалки.
       Таким образом, освободившись от своих прямых служебных обязанностей, Мочалка Маськина передала свои полномочия по мытью Маськина своей молодой коллеге -- мочалке Плюшевого Медведя, а сама занялась поэзией.
      
       -- Пузырьками мыльной пены
       Мои сны проникновенны;
       Больше не страшусь измены,
       Не ищу себе арены,
       Темзы, Тибра, Нила, Сены;
       Ведь водой обыкновенной
       Реки все полны, наверно,
      
      
       чувственно декламировала Мочалка, задумчиво вздыхала и смотрела в окно ванной комнаты, куря длинную дамскую сигарету в не менее длинном янтарном мундштуке.
        []
      
       -- От судьбы моей мочалки
       След остался мыльно жалкий.
       Если б я была на палке,
       Легче б спину тёрла вам.
       Я ж бесформенная слишком
       Дайте ж мне вы передышку,
       Чтоб моё мочалье сердце
       Не порвалось пополам.
      
      
       Несмотря на избыток свободного времени и опрятную ванную комнату Маськина, с каждым днём грусть Мочалки возрастала. У неё начала кружиться голова; непреодолимой силой тянула её бескомпромиссная земная гравитация своими равнодушными объятиями; она прибавляла в весе и уже два раза падала на пол вместе с крючком, на котором висела. Маськин начал беспокоиться -- уж здорова ли его Мочалка. Он даже возил её к знаменитому психологу неофрейдопердисту по фамилии Грободубов, который был мавр по убеждениям и проповедовал идею, что не нужно держать в себе того, что можно выпустить из себя, за что и был причислен к славному направлению психологии -- неофрейдопердизму.
       У психолога Мочалка только стонала и пускала мыльные пузыри. Доктор Грободубов, жизнерадостный по долгу службы, предложил Мочалке путешествовать, но она возразила, стихотворно причитая:
      
       -- ...Ведь водой обыкновенной
       Реки все полны, наверно...
      
      
       -- А вы их пробовали, воды этих рек? -- горячился по долгу службы Грободубов.
       Супруга Грободубова была туристическим агентом, и по странному совпадению все пациенты Грободубова начинали свою терапию с кругосветного путешествия с профилактическим залётом на Луну. Лунные ландшафты, по мнению Грободубова, были чрезвычайно жизнеутверждающи.
       Мочалка пыталась поведать Грободубову о своём сухом несчастном детстве в промтоварном магазине, в котором она провела полтора безрадостных года без капельки мыла, чувствуя себя отверженной, ещё даже не начав жить. Однако Грободубов про детство слушать не хотел и, если уж пациентка не желала немедленно отправиться в туристическую контору его жены, настаивал, чтобы она хотя бы приобрела настольное пособие по неофрейдопердологии, которое Грободубов, надо отдать ему должное, распространял среди своих пациентов совершенно не по спекулятивной цене.
       Мочалка не купила пособие, покинула психолога и просто решила, что смертельно больна. Она видела по телевизору в сериале Sponge Bob -- Square Pants ("Мочалка Боб -- Квадратные Штаны"), что у мочалок всё, как у людей: есть штаны, мозги, муки.
       Маськин решил отвлечь Мочалку от грустных дум, покупал ей цветы и однажды, когда она трагически заявила: "У меня нет и не может быть детей... мне не для кого жить...", Маськин решил завести домашнее животное, чтобы ей было, о ком заботиться. Так в доме Маськина появилась муха по имени Карапуз, за которой Мочалка, однако, ухаживать не стала, и Карапуз рос уличной мухой, всем досаждал, засиживая предметы первой необходимости, и в конце концов был отослан в реабилитационную клинику, поскольку был замечен за курением зелёного чая, который для мух является мощным афродизиаком.
       Итак, Мочалка снова осталась одна. Её стихи становились всё грустнее, появились головные боли, сон стал беспокойным, мучала сухость во всём теле, и (о Боже!) из Маськиной Мочалки даже стали сыпаться куски.
      
       -- Разорви меня на части
       Мне не видеть больше счастья.
       Кроме в смерти жадной пасти
       Мне нет места на Земле.
       Восхитительные будни
       Для других. Они, как студни,
       Плещутся в волшебном мыле,
       Но нет мыла мне...
      
      
       Маськин, услышав это стихотворение, срочно намылил Мочалку, но Мочалка отплёвывалась и кричала, что ей не нужно мыла материального, что ей нужно мыло духовное и что Маськин ничего не смыслит в её пропащей мочальей душе. Маськин так испугался за здоровье Мочалки, что помог ей одеться в её любимую вуаль, сделанную из туалетной бумаги, без которой она никогда не выходила из ванной комнаты, и, погрузив в Маськину Машину, с криками "ПиуПиу! Пиу!" срочно отвёз в Квебекестан к доктору Изморову, который сделал Маськиной Мочалке сканирование мочалки с введением контрастного шампуня в общую мочалочную артерию. Мочалка была признана больной Общей Мочалочной Недостаточностью (ОМН), и ей запретили писать стихи, отчего она сразу попросила послать за священником.
       Вы не знаете, но мочалки очень религиозны. Они верят, что название их рода произошло от фразы "Что есть мочи алкать" и приписывалось к одному из высказываний их мессии Мойдодыра, чьё второе пришествие ожидалось каждый банный день из папиной и маминой спальни. Изображался Мойдодыр кривоногим и, как известно, считался "Умывальников начальник и мочалок командир".
       Судьба Маськиной Мочалки решилась к утру следующего дня, когда она, исповедовавшись в одном не очень серьёзном банном грехе, приготовилась отправиться в мир иной, где чистота является не вынужденной необходимостью, а само собой свершившимся фактом. К счастью, в это утро Маськин заметил, что Плюшевый Медведь у него совсем залежался и стал какой то несвежий. Плюшевый Медведь не спорил -- взял свою мочалку, которой умывался Маськин, и долго плескался с ней в пруду. А Маськин, совершенно позабыв о том ужасающем положении, в котором находится его Мочалка, схватил её сонную с крючка, решительно намылил и использовал по назначению.
       С тех пор Маськина Мочалка не болела.
      
       Глава тринадцатая
       Маськин и Рыночная Экономика
      
      
       Как-- то Маськин пошёл на базар. Смотрит, а на базаре вывеска переменилась теперь он стал называться "Рынок", а базарная торговка по фамилии Шантрапыжкина, которая всегда обсчитывала Маськина, продавая ему орехи для Плюшевого Медведя, ровно на полтора ореха, стала именоваться не Базарной Торговкой, а Рыночной Экономикой, и попыталась теперь обсчитать Маськина сразу на три ореха.
        []
       Маськин, конечно, понимал необходимость развития общества от натурального хозяйства со свежим маслом и молоком к более развитому ненатуральному с молоком из порошка и с маслом из нефтепродуктов, но всё же возвращаться домой, недосчитавшись трёх орехов, Маськин не мог, потому что всегда покупал как раз эти самые три ореха. А когда приносил Плюшевому Медведю только полтора, сочинял, что съел полтора по дороге, чтобы Плюшевый Медведь не расстраивался.
       Плюшевый Медведь у Маськина был идеалист с практическим уклоном. Он наивно полагал, что если платишь за три ореха, то и получить ты должен именно три ореха, а не два с половиной, не один с тремя четвертями и даже не один с четвертью, как это случалось в некоторых странах, где Маськин поэтому и не жил.
       Плюшевый Медведь вообще однажды перечитал на голодный желудок Жан Жака Руссо в вольном переводе на новый русский язык с надписью на обложке: "Как нас государство разводит и как с ним поступать по понятиям", с подзаголовком маленькими буквами: "Пособие для лохов среднего достатка", и с тех пор вообще стал строго относиться к вопросам взаимоотношений отдельно взятого Плюшевого Медведя с государством. А тут тебе такая оказия... Вместо трёх орехов дают одну фигу, а Плюшевый Медведь фиг не любил.
       -- На фига мне фига? -- говорил Плюшевый Медведь. -- Я люблю орехи!
       Маськин не растерялся и говорит Рыночной Экономике:
       -- Вы уверены, гражданка Шантрапыжкина, что у граждан нужно отбирать большую часть орехов и выдавать им взамен фигу?
       -- Безусловно, -- ответила Рыночная Экономика. -- Вы знаете, сколько средств ушло на то, чтобы поменять вывеску "Базар" на "Рынок"? Вы же культурный член нашего общества и понимаете, что потребление орехов не является базисной потребностью Плюшевого Медведя по шкале потребностей плюшевых медведей американского социолога Маслобойкина. Вот поэтому приобретение орехов облагается стопроцентным налогом с выдачей частичной компенсации в виде фиги при условии правильного заполнения бланка Ф.И.Г.А. 221 дробь 2. Например, на кашу для Плюшевого Медведя, которая является базисной потребностью, налог составляет всего одну ложку на каждые две съеденные.
       Маськин сказал:
       -- Так это ж разбой какой то получается. Плюшевый Медведь у меня и так Руссо из лап не выпускает и каждый раз показывает язык, когда по небу пролетает сборщик податей -- ворон Самкоглавов.
       -- В этом и состоит глубинный смысл развития капиталистической экономики, чтобы все кругом забыли, что она капиталистическая, -- затараторила гражданка Шантрапыжкина, -- и чтобы любой житель страны твёрдо себе знал, что как бы он ни вертелся, всё равно перед сборщиком податей вороном Самкоглавовым виноват окажется. А поэтому скромнее надо. Номинально я ведь вам не отказываюсь продавать орехи, а то, что фактически выдаю вам фигу, есть историческая необходимость развития современного орехораспределения.
       -- Мне кажется, что это несправедливо, -- сказал Маськин.
       -- Вы что, -- возмутилась Рыночная Экономика, -- я вам какая нибудь Базарная Торговка? Я ведь тоже беспокоюсь, что в Афике фифапопы не докушивают.
       Маськин тоже возмутился:
       -- А мы уже давно фифапопу помогаем. Шушутка ему каждый месяц отсылает вкусную булочку.
       -- Булочки мало, -- заявила гражданка Шантрапыжкина. -- Вот мы каждый месяц на недоданные Плюшевому Медведю орехи посылаем в Фифапопию пятьдесят тысяч тёплых меховых варежек и столько же валенок.
       -- А зачем фифапопам валенки? -- возмутился Маськин. -- Они же в Афике! А в Афике -- жарко!
       -- Вот тут то вы, гражданин Маськин, своё непонимание глобальной экономики и обнаружили. Слушайте, объясняю один раз. У фифапопов жарко, так? Значит, валенок у них нет, так? Значит, у них дефицит валенок, так? Мы, поставляя им валенки, этот дефицит уничтожаем и тем самым балансируем фифапопскую экономику. Понятно?
       -- Нет, не понятно! -- ещё больше возмутился Маськин. -- На кой фифапопам валенки?!
       -- Так, делаю пояснение для особо вдумчивых, -- процедила Рыночная Экономика. -- Фифапопы продают валенки нашим эскимосам, эскимосы за это посылают им пустые бутылки из под огненной воды, которую мы им же и поставляем на отобранные у вас же орехи. Фифапопы наполняют бутылки из под огненной воды зажигательной смесью и борются с соседними попофипами за свободу и независимость Фифапопии от погодных условий и жаркого климата. Теперь поняли?
       -- Нет, не понял, -- насупился Маськин.
       -- Ну что ж, это неудивительно, -- вздохнула Рыночная Экономика. -- Глобальный рынок -- это вам не местный базар. Вам, гражданин Маськин, и не нужно беспокоиться. Для этого есть специалисты, как я, например, или сборщик податей ворон Самкоглавов. Вы, главное, берите свою фигу и проходите, не задерживайте движение. Вы ведь не в какой нибудь Фифапопии проживаете, а в развитой Западной Сумасбродии. А то, что булочку фифапопу посылаете, это вы молодец. За это вам отдельное человеческое спасибо от лица фифапопов всех стран и народов.
       Маськин взял фигу и, уходя, больно щипнул Рыночную Экономику за её по базарному отъетый зад.
       -- Ой! Вы чего щипаетесь?! -- захихикала гражданка Шантрапыжкина и очень оживилась.
       -- Да так, -- хитро сказал Маськин, -- профилактика застойных процессов.
       -- А вы это грамотно делаете, -- зауважала Рыночная Экономика и стала по деловитому сама себя щипать, пока Маськин не скрылся из виду.
       Убедившись, что Маськин ушёл, Рыночная Экономика незаметно сама для себя съела большую часть орехов, недоданную Плюшевому Медведю, и, вздохнув, задумалась о разговоре с Маськиным, усевшись глобальной задницей на опустевший прилавок. Из за этого в Фифапопии недополучили варежек и валенок. Эскимосы остались с избытком пустых бутылок и стали забавляться тем, что засовывали в них записки "Спасите помогите!" и бросали их в море. К ним стали приезжать спасатели, а когда видели, что это эскимосы забавляются, очень над этой шуткой смеялись и оставались с ними пить огненную воду, отчего, разумеется, в Фифапопии началась нехватка бутылок с зажигательной смесью и конфликт с Попофипией как то поутих, что позволило маленькому фифапопу спокойно съесть Шушуткину булочку, не уворачиваясь при этом от осколков бутылок с зажигательной смесью. Дожевав булочку, фифапоп вдруг с изумлением почувствовал, что в связи с затишьем у него в организме появилось что то, чего раньше у него не появлялось. Сначала фифапоп подумал, что это изжога. Но потом, проанализировав это ощущение, он понял, что это не изжога, потому что то, что он ощутил, было где то выше, и он, неуклюже ощупав голову, понял, что это была мысль. Мысль сказала:
       -- А что, если тебе взять и посадить зерно? Из него можно будет сделать булочку и тогда, вместе с Шушуткиной, у тебя будет две булочки.
       Фифапоп свободно считал до двух, и эта мысль ему понравилась...
       А Маськин, вернувшись домой, твёрдо решил посадить ореховый куст и на рынок больше не ходить.
      
       Глава четырнадцатая
       Маськин и Маськин Невроз
      
      
       Была тёмная, тёмная ночь. В Маськином доме не спали только большие дедушкины часы, потому что обычно они спали днём, а ходили и били исключительно ночью. Всё было тихо. Охапочные коты мерно храпели в унисон, и только Маськин Левый тапок спал неспокойно, подёргивая стелькой, изредка бормоча: "...всё поделить...". Маськины дедушкины часы ходили тихо по дому, изредка лакомясь сметаной и творожком из Маськиного холодильника.
       Вы разве не знаете, что часам нужны свежие молочные продукты? Без них они начинают бить невпопад всех, кто попадётся под маятник, а с молочными продуктами они ведут себя поспокойнее.
       Доев сметану, дедушкины часы посмотрели на электронный дисплей микроволновой печки, который показывал электронное время, и чертыхнулись: "Уже двадцать минут четвёртого, а мы ещё три не пробили. Вот старость не радость, тик так..." Маськины дедушкины часы были настолько стары, что сами время отсчитывать разучились, да и зачем, если есть микроволновая печка с электронными часами, которые дедушкины часы презирали, но время всё равно постоянно подсматривали. Дедушкины часы тяжёлой походкой прошли на своё место в столовую, на ходу вытирая салфеткой циферблат, до сих пор испачканный в сметане.
       "Бом", -- прозвонили дедушкины часы. Они вообще били не торопясь. Промежуток между их ударами иногда был настолько долог, что никто не мог разобрать, относится этот удар к предыдущему часу или уже к следующему.
       Дедушкины часы прислушались -- их "Бом" никого не разбудил. Даже кошка Бася и ухом не повела, хотя в эту ночь спала на крышке семидесятипятилетнего рояля, стоявшего тоже в столовой и тоже спящего мирным сном.
       Роялю снилось, что Плюшевый Медведь наконец выучил ноты и заиграл вполне сносно ноктюрн Шопена, по которому рояль очень скучал, потому что не играл его уже полвека. Плюшевый Медведь по большей части исполнял на рояле произведения собственного сочинения, всегда скатывающиеся к небезызвестной мелодии народной песни "У Медведя выходной..."
       Часы поспешно брякнули ещё два раза и заснули, прислонившись к стене, предусмотрительно опустив обе гири до пола, чтобы завтра у Маськина к ним не было претензий, отчего это они стоят весь день, а бьют, ходят и съедают всю сметану с творогом в доме исключительно ночью.
       В доме всё затихло, и только один раз послышался пронзительный крик Плюшевого Медведя со сна: "Полундра!" Ему опять снился роман Жюльверкина, в котором он был моряцким медведем и плыл на настоящем моряцком корабле.
       Вдруг в дверь постучали: "Тук. Тук. Тук". Маськин сразу проснулся, ничуть не удивясь. В дом Маськина часто стучали соседи по ночам, невинно прося то луковицу, а то солнечные очки. Маськин разбудил оба своих тапка, потому что не хотел идти через весь дом босиком, взял с ночного столика заранее приготовленные луковицу и тёмные очки и со вздохом отправился открывать.
       -- И кого чёрт принёс? -- для приличия пробурчал он, хотя наверняка знал, что это опять сосед Отжимкин, который по ночам отжимал кленовый сироп из берёзовых дров, предварительно натирая их свежей луковицей, а очки были нужны, чтобы лук не ел глаза.
       А вы, наверное, подумали, что Маськин сосед не в себе, а вот теперь -- видите! -- человек делом занимается! Не нужно делать преждевременных выводов, хихикая, мол, зачем соседу тёмные очки ночью. Нужно уважать чужой труд, особенно когда он вознаграждается небольшой баночкой вполне сносного кленового сиропа, которую благодарный Маськин принимал в подарок от соседа Отжимкина и угощал Плюшевого Медведя этим лакомством, невзирая на эти мелкие ночные неудобства.
        []
       Читатель, ой, только не надо опять начинать, что из берёзовых дров кленовый сироп не выжмешь! Может, вы ещё скажете, что часы сметану не едят? Тогда просто закройте книжку и не морочьте мне голову, потому что сейчас начинается самое интересное.
       Маськин с луковицей и тёмными очками в руках отпер входную дверь. На пороге стоял Маськин Невроз.
       -- Ты выключил чайник? -- буднично спросил он.
       -- Выключил, -- сказал Маськин и закрыл дверь.
       Оставив тёмные очки и луковицу в прихожей на случай, если сосед Отжимкин всё таки постучит, Маськин отправился назад в свою спальню, пройдя через кухню и посмотрев всё таки, выключен ли чайник.
       Едва Маськин закрыл глаза, стук в Маськину дверь раздался снова. Теперь стучали по другому -- дробно и настойчиво. Маськин аж подпрыгнул на кровати -- это, наверное, сосед Парасмиткин-- он часто заходил по ночам к Маськину за гайками.
       Парасмиткин имел привычку закручивать гайки по ночам, чтобы не привлекать внимание общественности, которая не любила, когда привлекают её внимание к закручиванию гаек, хотя к самому закручиванию гаек относилась благосклонно.
       Маськин, взяв мешочек с гайками, отправился открывать.
       На пороге стоял Маськин Невроз.
       -- Извините, мусье Маськин, -- сказал он, интеллигентно делая ударение на втором слоге, однако с трудом сдерживая волнение, -- вы цветы полили? А то за ночь засохнут.
       -- Полил. Не засохнут. Ночью солнце не светит, -- сказал Маськин и закрыл дверь.
       -- А если вспыхнет сверхновая звезда? -- беспокойно спросил голос за дверью.
       Маськин подумал и открыл дверь. Он знал от Плюшевого Медведя, что когда вспыхивают сверхновые звёзды, цветы надо накрывать клеёнкой, защищая их от жёсткого излучения. Маськин вежливо взял под руку свой Невроз, и они пошли на всякий случай укрывать цветы клеёнкой. Закончив эту процедуру, они чинно попрощались и Маськин вернулся в кровать.
       Маськин удовлетворённо перебрал в голове выключенный чайник и укрытые цветы и, повернувшись на правый бочок, сладко засопел. В дверь постучали.
       В дверь постучали так громко, что Маськин свалился с кровати. Запыхавшись, без тапок, он побежал вниз и открыл дверь. На пороге стоял Маськин Невроз. Волосы его были растрёпаны, маленькие несчастные глазки лихорадочно бегали.
       -- Ты забыл кошелёк на рынке! -- почти закричал Маськин Невроз.
       Маськин, не раздумывая, разбудил Маськину Машину, и они втроём помчались на рынок. На рынке кошелька не было. Повсюду валялись только горы скорлупы от орехов, которые Рыночная Экономика недодала Плюшевому Медведю и съела совершенно по ошибке после утреннего разговора с Маськиным. Маськин вернулся домой и нашёл кошелёк на месте. Тут Маськин вернулся спать, твёрдо решив, что больше в эту ночь никому не откроет.
       Но как только он сладко укутался в одеяльце, кто то заскрёбся в окно.
       Маськин решил, что это один из охапочных котов выскочил на улицу, когда Маськин ездил за кошельком, и сейчас его преследует лиса, которая может его съесть. Маськин в ужасе подбежал к окну и открыл форточку. "Кыс кыс кыс", -- позвал Маськин. В форточке мгновенно нарисовалась мордочка Маськиного Невроза:
       -- Ты хомяка накормил?
       -- Накормил! -- грубо рявкнул Маськин и захлопнул форточку, но сам на всякий случай сбегал к хомяку проверить, накормлен ли он. Хомяка не было на месте, потому что он давно съехал на другую квартиру. Маськин на всякий случай оставил ему записку "Еда в холодильнике" и вернулся спать.
       В трубе дома что то зашуршало. Маськин открыл вьюшку и из камина выпал Маськин Невроз.
       -- Слушай, -- беспокойно сказал Невроз, -- тебе не кажется, что пахнет угарным газом?
       Маськин знал, что угарный газ не пахнет, но всё таки понюхал воздух.
       -- Нет, не пахнет, -- сказал он, выпихивая Маськин Невроз обратно в трубу и задвигая вьюшку.
       Маськин решил на этот раз сходить в туалет, но по дороге открыл все окна в доме на случай, если Невроз был прав насчёт угарного газа. Было, конечно, лето и камин уже три месяца никто не топил, но бережёного Бог бережёт.
       В туалете Маськин поднял крышку унитаза -- там сидел Маськин Невроз.
       -- Ты чего окна все открыл?! -- затараторил Невроз. -- У тебя Плюшевый Медведь простудится!
       Маськин захлопнул крышку унитаза и побежал закрывать окна. В первом же окне сидел промокший в унитазе Маськин Невроз, и Маськину пришлось вытирать его сухим полотенцем и отпаивать горячим чаем с малиной. Маськин Невроз продолжал дрожать и сквозь стук зубов нервно спрашивал:
       -- У тебя потолок не обвалится?
       Маськин побежал и поставил подпорки.
       -- А вдруг метеорит упадёт?
       Маськин полез на крышу и привязал подушку, чтобы смягчить удар.
       -- А вдруг...
       Маськин...
       -- А...
       М...
       Так они носились до утра.
       На следующую ночь Маськин Невроз принял снотворного и устроился поуютнее в своей кроватке. Маськин Невроз жил в небольшом дупле старого дуба, растущего у Маськина во дворе. Дупло Маськин Невроз закрывал на ночь дверью на всякий случай. Маськин Невроз укутался в одеяльце и решил в эту ночь никуда не выходить.
       В дверь постучали. На пороге стоял Маськин.
       -- Слушай, ты чайник выключил? -- беспокойно спросил он.
       Маськин Невроз поцеловал Маськина в нос, и они вместе пошли проверять чайник, в обществе которого выпили чаю со снотворным. И Маськин Невроз заночевал в Маськиной спальне в спаточной корзинке, купленной для Золотого кота, в которой он, впрочем, никогда не спал.
       С тех пор Маськин сначала убаюкивал свой Невроз, предварительно напоив его молоком с мёдом, а потом уж укладывался сам. Больше они по ночам не бегали.
       А в дупле Маськиного Невроза поселился Невроз соседа Отжимкина, потому что тот по ночам отжимал берёзовые дрова и тем довёл свой Невроз до нервного истощения.
      
       Глава пятнадцатая
       Маськин и сэр Джентельменкин
      
      
       Маськин так устал, что бежал изо всех сил, чтобы поскорее улечься к себе в кроватку.
       На завтра у него была назначена деловая встреча с сэром Джентельменкиным, эсквайром, имевшим в близлежащем городке солидную адвокатскую практику.
       Дело в том, что по постановлению от 1882 года через Маськин двор могла пролегать колониальная дорога, что оставляло за Её Величеством королевой Западной Сумасбродии право проезда по Маськиному двору. Все годы, что Маськин проживал в своём доме, его эта формальность не беспокоила.
       Каждый раз, когда королева Западной Сумасбродии проезжала по Маськиному двору, Маськин запирал охапочных котов в дом, чтобы они не мешались под колёсами королевского экипажа, и сажал Почтовый Ящик на цепь, чтобы он не гонялся за шестёркой королевских лошадей, а Плюшевый Медведь доставал свой любимый флаг, который в другое время всё время болел и заворачивался невероятными узлами, из за чего его приходилось снимать, чтобы он своим измученным видом не оскорблял достоинство государства, в котором проживал Маськин.
       Плюшевый Медведь размахивал флагом из окна и торжественно пел "Боже, храни королеву" особенно громко, когда королевский экипаж, подхватив колёса подмышку и брезгливо переступая босыми ногами, перевозил Её Королевское Величество через Маськин Атлантический океан -- огромную лужу в Маськином дворе.
       Плюшевый Медведь безбожно путал слова, а королева ему благосклонно улыбалась, потому что, чего уж говорить, ей было приятно, когда Плюшевый Медведь лизал марку с её изображением, а она морщилась и они вместе хихикали.
       Проблемы начались, когда Её Величество поручила вместо себя проезжать по Маськиному двору местному представителю королевы Западной Сумасбродии сэру Обердину Китаёзову, который имел привычку брать с собой многочисленную свиту, курящую и сорящую окурками в Маськином дворе.
       Флаг тоже был недоволен, заворачивался вообще тройным морским узлом и вывешиванию не подлежал. Плюшевый Медведь пробовал пару раз спеть "Боже, храни Китаёзова", но фамилия Китаёзов плохо рифмовалась с остальным текстом песни, даже основательно перевранным.
       В день, в который Маськин так устал, что срочно побежал спать, он убирал окурки после проезда Его Чести Обердина Китаёзова, поэтому Маськин и назначил встречу с сэром Джентельменкиным, эсквайром, для того, чтобы вычеркнуть из купчей на Маськин дом право Её Величества королевы Западной Сумасбродии на проезд по Маськиному двору, тем более что колониальная дорога была построена ещё сто лет назад в пятнадцати километрах к югу от Маськиных владений и никакой государственной необходимости сорить окурками в Маськином дворе не наблюдалось.
       Флаг с Маськиным был совершенно согласен и объяснял своим соседкам по кладовке, непатриотичным швабрам, что нечего себя развешивать, кроме как в присутствии Её Величества, а швабры над флагом смеялись, потому что очень ему завидовали.
        []
       На следующее утро Маськин надел деловой костюм, состоящий из шортов чёрного цвета и футболки с надписью "I am busy!" ("У меня дела!") и отправился на встречу с сэром Джентельменкиным, эсквайром.
       На пороге дома адвоката Маськина встретил пёс породы эсквайр и, учтиво поздоровавшись, облизал Маськину коленки. Сэр Джентельменкин любил своего эсквайра. Это была порода собак, встречающихся в скверах в скверную погоду, отчего она и получила своё название "эсквайр". Вот сэр Джентельменкин и добавил к своей фамилии название породы своей собаки, потому что в силу своей сдержанности ни к кому не проявлял чувств, кроме своего пса.
        []
       -- Ну что ж, -- сказал сэр Джентельменкин, просмотрев Маськину купчую и почесав затылок своей картофелеобразной лысой головы с редкими участками покраснений и посинений, как и принято у всякого себя уважающего картофельного корнеплода. -- Дом придётся сносить.
       -- Как? -- закричал Маськин. -- Зачем сносить?
       -- Дело в том, видите ли, что в соответствии с постановлением земельной подкомиссии парламента от 1892 года, а также согласно пункту пятому подземно надземного законодательства, для того, чтобы опротестовать Right of way (право на проезд) Её Величества по земельному участку, земельный участок не должен содержать никаких следов культивирования, как то: полей, огородов, просёлочных дорог, сараев или домов, а также каких либо других построек. Да вы не волнуйтесь, мистер Маськинг! -- сказал сэр Джентельменкин, добавляя к имени Маськина окончание -- ing. -- Это довольно стандартная процедура, и я рекомендую её незамедлительно оформить, потому что срок службы Его Чести сэра Обердина Китаёзова истекает в пятницу и, по моим сведениям, на его место будет назначен сэр Брахмапутр Гангохлёбов, в свиту которого будут входить слоны, которые имеют привычку сорить известным образом, и вы ещё будете с тоской вспоминать времена, когда вам надо было подбирать всего лишь окурки.
       Англоязычное общество очень любит ни с того ни с сего ставить своих рядовых членов в совершенно безвыходные ситуации, когда они не уверены, то ли все кругом спендрили с рассудка, то ли им самим надо лечиться в связи с психическим расстройством параноидально обыденного свойства. Так и в ситуации с Маськиным домом. Дурная строчка, написанная 125 лет назад, теперь ставила его перед дилеммой -- либо сносить дом, либо всю оставшуюся жизнь убирать слоновьи лепёшки у себя во дворе.
       Но не тут то было. Маськин никогда не терял присутствия духа и невозмутимого спокойствия.
       -- А а а а а! -- в ужасе закричал Маськин и попытался закрыть себе одновременно рот, глаза и уши, пользуясь всего одной парой рук.
       Сэр Джентельменкин решил, что перед ним многорукий бог Шива, привычно стал на колени и прочёл молитву на чистом индусском языке.
       Дело в том, что в молодости сэр Джентельменкин был офицером войск Её Величества в Индии и даже был ранен полтора раза -- один раз в ногу, другой раз в такое место, что доктора не согласились признать это полным ранением, потому что был повреждён орган, не имеющий отношения к армейской службе.
       Вы зря покраснели, мой читатель. Речь шла о собственном достоинстве. У британца собственное достоинство является органом и растёт в течение всей жизни. Вы скажете, что я говорю нонсенс, будто бы собственное достоинство не имеет отношения к воинской службе. Ну что ж, если вы считаете, что я не прав, можете закрыть книжку и отправить своё солдафонское высокобродие пастись куда нибудь в другое место.
       -- А а а а а! -- продолжал кричать Маськин, не теряя присутствия духа и смело смотря в бесстыжие глаза назревшей проблемы. Сэр Джентельменкин решил, что всё таки это не бог Шива, и налил Маськину воды из жёлтого графина.
       Маськин рассчитался с сэром Джентельменкиным за оказанную услугу и вернулся к себе домой, где поведал всем его жителям о неожиданно нарисовавшейся неприятности. Сэр Джентельменкин последовал за Маськиным к нему домой, чтобы на месте побеседовать с жителями дома для выяснения, что им нравится больше -- лишиться крыши над головой либо убирать слоновьи лепёшки.
       Сомнения в том, что Брахмапутр Гангохлёбов потащит за собой слонов, не было, поскольку сэр Джентельменкин знал этого глубокоуважаемого господина ещё по индийской компании, откуда он, собственно, его и привёз в качестве личного слуги. Когда же в Западной Сумасбродии окрепла демократия, Брахмапутр Гангохлёбов стал уважаемым общественным деятелем и сэр Джентельменкин порекомендовал Её Величеству назначить его слугу Её высокочтимым представителем, поскольку никто не умел так славно чесать спинку своему хозяину, как достопочтенный Брахмапутр Гангохлёбов.
       Вы неправы, если полагаете, что сэр Джентельменкин преследовал какие либо порочные цели, рекомендуя Её Величеству назначить на этот пост любителя выгуливать слонов, зная, что все его клиенты имеют запись в своих купчих о праве королевы на проезд, потому что когда это право назначалось, ещё не знали, где проляжет колониальная дорога, и вписали его в купчие всех частных участков всей Западной Сумасбродии. Корыстного умысла не было, потому что сэр Джентельменкин был истинный джентльмен и всегда подавал дамам пальто, даже если они приходили в плаще, и целовал им ручку, когда они от этого пальто отказывались.
       Истинные джентльмены никогда не преследуют корыстных целей, а если оказывается, что всё, что они делают, идёт только им на пользу, то это есть чистое совпадение. Не было корыстной цели у сэра Джентельменкина в посещении дома Маськина и на этот раз, несмотря на то, что по чистому совпадению у Маськина на обед был роскошный пудинг, а сэр Джентельменкин не преминул остаться отобедать, о чём решил ещё с утра до прихода Маськина, отпустив пораньше своего слугу Брахмапутра Гангохлёбова, чтобы тот смог как следует подготовиться к будущим обязанностям представителя королевы.
       За обедом все говорили о Маськиной проблеме. Правый Маськин тапок предлагал развязать флаг Плюшевого Медведя и подарить его Брахмапутру в качестве взятки, чтобы он выбирал слонов поменьше. А Левый тапок тоже предлагал развязать, но только не флаг, а войну за независимость.
       Шушутка и Кашатка предлагали вернуться жить в Барвазанию, где они счастливо проживали с Маськиным и Плюшевым Медведем в деревянной избушке безо всех этих проблем. Охапочные коты предлагали ложиться спать на время прохождения свиты Брахмапутра Гангохлёбова, а за слонами заставить убирать Маськину Машину. Маськина Машина предложила уехать на край света и котов с собой не брать. И только Плюшевый Медведь молчал и загадочно улыбался.
       В пятницу, сразу после назначения Брахмапутра Гангохлёбова представителем королевы, Брахмапутр Гангохлёбов появился в Маськином дворе со свитой слонов, но стоило слонам ступить на Маськин двор, как они стремглав убежали из Западной Сумасбродии обратно в Индию, унеся с собой Брахмапутра Гангохлёбова. Сэр Джентельменкин, присутствовавший при этом событии, даже не поверил собственным глазам. А секрет, между тем, был прост -- сразу после памятного обеда с сэром Джентельменкиным Плюшевый Медведь позвонил на новую квартиру хомяку Гамлету, и тот к назначенному сроку явился на Маськин двор вместе со всеми своими знакомыми мышками, которых у него было столько же, сколько жён у царя Соломона. А слоны, как известно, панически боятся мышей, особенно когда их видят в таком количестве.
       Больше по Маськиному двору никто не ездил.
        []
      
      
      
       Глава шестнадцатая
       Маськин и денежная реформа
      
      
       Однажды Маськин познакомился с Трамвайным Хамом по фамилии Непереплюев, который проживал в сломанном трамвайном вагоне недалеко от города, поблизости от Маськиного дома. Когда то давно в Маськином городе ходил трамвай, но Трамвайный Хам так его достал, что трамвай отцепил задний вагон вместе с Трамвайным Хамом и убежал в другой город, где и ходит до сих пор.
       Трамвайный Хам Непереплюев, таким образом, лишился занятия жизни и решил подыскать себе новое призвание, вполне отвечающее его профессиональным талантам. Он решил стать финансистом и провести в городе денежную реформу, в результате которой все деньги горожан станут не круглыми, а квадратными. Такая реформа была нужна давно, потому что круглая денежка могла укатиться.
        []
       Трамвайный Хам вломился ночью в городской банк и успел обкусать 52368 монет, которые и составляли основную часть капитала горожан. На следующее утро гражданина Непереплюева даже пытался арестовать милиционер Палкодралов, но Трамвайный Хам так его обхамил, что милиционер Палкодралов прорыдал в своей милицейской будке до вечера и сказал горожанам, что к Трамвайному Хаму больше не пойдёт. Тогда горожане обнаружили, что обкусанные деньги всё равно, в общем то, деньги, и решили довести до конца начатую денежную реформу, поскольку денег, которые нужно было ещё обкусать, осталось не так уж много. Горожане встали в очередь к Трамвайному Хаму, который безвозмездно, то есть за очень умеренную плату, вежливо обслуживал народ.
       Один Маськин, который денег в банке не хранил, потому что жил большей частью натуральным хозяйством, не обкусал свои деньги, которых у него было немного, зато все круглые.
       Однажды Маськин пришёл на почту, чтобы отправить поздравительную открытку, которую надписал Плюшевый Медведь господину Солнцебрякову, которого он видел по телевизору и поздравлял с блестящим бенефисом на эстраде. Господин Солнцебряков скакал по сцене, как козёл, весь обвешанный блестящими ёлочными игрушками, отчего производил звук, усиливаемый микрофоном: "Бряк! БрякБряк!" Плюшевый Медведь отложил томик Канта, в котором он искал ответ, как лучше кантовать приходящие к нему посылки от друзей и знакомых, и с восхищением стал наблюдать за Солнцебряковым, живо интересуясь, чем же он закончит своё наисодержательнейшее выступление. Побрякав ёлочными игрушками в разных темпах и стилях, Солнцебряков брякнулся со сцены, раздавив большую часть побрякушек, чем вызвал неописуемый восторг зала и очень развеселил Плюшевого Медведя. Плюшевый Медведь незамедлительно написал ему поздравительную открытку со следующим содержанием:
      
       Дорогой Солнцебряков!
       Поздравляю Вас с успехом!
       Брякайте дальше.
       Ваш поклонник,
       Плюшевый Винегрет.
      
      
       Плюшевый Медведь перечитал открытку и нашёл неточность. Правильно надо было подписаться "Плюшевый Медведь", но Плюшевый Медведь думал о винегрете и, по теории неофрейдопердистов, о чём думал -- о том и написал. Исправлять не хотелось, и он решил, что отправит открытку под псевдонимом и что так даже лучше. Он решил наклеить марку, но все его любимые марки с королевой кончились и осталась только одна большая марка с белым медведем. Его он лизать побоялся, чтобы белый медведь не куснул его за язык, потому что, будучи сам медведем по происхождению, Плюшевый Медведь был хороший физиономист и белому медведю на марке как то не доверял. Маськин, который хоть и не был специалистом в мордологии, тоже согласился, что морда белого медведя выглядела весьма однозначно, и тоже решил марку не лизать. Марку положили обратно в коробку для писем и других почтовых принадлежностей, и Маськин отправился на Маськиной Машине на почту, чтобы купить Плюшевому Медведю его любимую марку с королевой Западной Сумасбродии.
       На почте у Маськина не захотели принимать его круглую монетку, потому что денежная реформа в городе была успешно завершена и оплата теперь принималась только обкусанными деньгами. Маськину пришлось познакомиться с Трамвайным Хамом, когда он принёс свои монеты ему для обкуса.
       -- Ты чем зарабатываешь? -- по хамски спросил Маськина Трамвайный Хам.
       -- Я живу натуральным хозяйством, а излишки сдаю государству. За это оно мне платит монеты.
       -- А... -- сказал Трамвайный Хам, и Маськин почему то ему понравился. -- Я приду к тебе в гости, -- сказал Трамвайный Хам и выставил Маськина с обкусанными монетами, не попрощавшись.
       Маськин купил марок, отправил открытку и вернулся домой готовиться принимать в гости Трамвайного Хама. Когда Маськин вошёл в дом, Трамвайный Хам уже сидел, положив ноги на обеденный стол, и хамил Маськиным тапкам. Правый тапок, поправляя на носу очки, говорил Трамвайному Хаму:
       -- Ну вы и хам!
       -- Тем и живу, -- по хамски заявлял Трамвайный Хам, залезая в Маськин холодильник и лакомясь винегретом, который Маськин приготовил для Плюшевого Медведя в качестве сюрприза.
       Маськин пригласил всех к столу, но есть пришлось только сладкое, потому что Трамвайный Хам выкушал весь винегрет, а кастрюлю с Маськиной похлёбкой опрокинул на охапочных котов.
       -- Денежная реформа, -- заявил Трамвайный Хам, -- была очень нужна городу. С тех пор, как в нём почему то перестал ходить трамвай, наш городок запаршивел и лишился своей единственной достопримечательности, потому что трамваи в нынешние времена стали большой редкостью. Хотя количество трамвайных хамов неуклонно растёт и меня конкуренция поджимает. Вот не далее как вчера меня обхамили так искусно, что я впервые с третьего класса не нашёл, что ответить, -- засмеялся Трамвайный Хам и размазал соплю по Маськиным обоям.
       Самым хамским в Маськином доме считался Левый тапок, и поэтому Маськин посадил его вместе с Трамвайным Хамом, чтобы Трамвайному Хаму было не скучно.
       -- А я считаю, -- сказал Левый тапок, -- что денежную реформу нужно продолжать. Даёшь перманентную денежную реформу!
       -- Замечательно! -- закричал Трамвайный Хам и, сплюнув на Маськин ковёр, облобызал Левый тапок. -- Продолжайте свою мысль, -- предложил Трамвайный Хам, и Левый тапок продолжил:
       -- Сначала все обкусанные деньги нужно свернуть трубочками, потом завязать узелками, потом заменить на конфетные фантики, потом на нарезанную газетную бумагу, а потом совсем отменить.
       -- А как же вести товарообмен? -- уважительно поинтересовался Правый тапок и снова поправил очки, поскольку страдал близорукостью, в отличие от Левого тапка, который страдал дальновидностью, ничего не видел у себя под носом, но очков не носил.
       -- Товарообмен вести на словах, -- ответил Левый тапок.
       -- Вот здорово! -- сказал Трамвайный Хам. -- Как я сам не догадался!
       Разговор за столом стал затихать, и Трамвайный Хам остался ночевать у Маськина.
       На следующий день, плотно позавтракав, Трамвайный Хам отправился в город на Маськиной Машине продолжать денежную реформу, но был задержан за превышение скорости и отсутствие прав. Маськина Машина вернулась домой пешком, а Маськин сделал Плюшевому Медведю новый винегрет, чтобы тот не расстраивался.
       Вечером Маськин полез в шкаф за ночным колпаком. В шкафу Маськиного колпака не оказалось, но была записка: "Меня забрал Трамвайный Хам. Целую. Колпак. P.S. Будет возможность -- позвоню".
       Маськин сел у телефона и стал ждать звонка от ночного колпака. Звонка не последовало, однако принесли срочную телеграмму: "Сворачиваем монеты трубочкой ТЧК Не волнуйтесь ТЧК Целую ТЧК Колпак ТЧК PS Трамвайный Хам прорезал во мне дырки для глаз ЗПТ надел на голову и залез в банк ТЧК PPS Деньги в банке все свернули ЗПТ пришлю себя по почте ТЧК".
       -- Безобразие, -- сказал Маськин.
       А Левый тапок одобрительно запел революционную песню:
      
       "В рой боковой мы вступили с рогами!"
      
      
       И от волнения вышел покурить на балкон.
       Наутро Маськину принесли посылку, в которой прислал себя ночной колпак. В нём действительно были прорезаны две большие дырки для бесстыжих глаз Трамвайного Хама, потому что бесстыжие глаза всегда большие и круглые и ещё моргают, как бы спрашивая -- а собственно, чего такого? Или -- а вам какое дело? Или -- давайте закруглим этот разговор! Как закруглим? А вы засуньте нос себе в зад и катите отсюда колесом!
       В полдень к Маськину постучал милиционер Палкодралов, и Маськин преданно спрятал свой колпак, потому что подумал, что это за ним. Однако оказалось, что милиционер явился по ложному вызову Плюшевого Медведя, который перепутал телефон с переключателем телевизора и случайно набрал номер милицейской будки.
       Милиционер Палкодралов проверил всех жителей Маськиного дома на наличие синяков, царапин, шершавостей, потёртостей, помятостей, пожухлостей и потрёпанностей и, найдя всех в порядке, отбыл восвояси.
       Когда жители Маськиного дома собрались в столовой за обеденным столом, в супнице супа не оказалось -- вместо супа в ней сидел Трамвайный Хам. Маськин его спросил, что он там делает, и он сознался, что прячется от милиции, потому что милиция у Маськина в доме уже была, а она в один и тот же дом два раза не попадает.
       Убедившись, что в доме всё спокойно, Трамвайный Хам послал Плюшевого Медведя за сигаретами, обозвал Золотого кота подозрительным типом, а кошку Басю -- личностью лёгкого поведения. В этот вечер он хамил самозабвенно, потому что второй этап денежной реформы удался на славу.
       Оставшись ночевать в Маськиной кровати, Трамвайный Хам долго не мог уснуть, громко жалуясь, что его пучит от супа, что матрас у Маськина жёсткий, и часто бегал в туалет, каждый раз наступая на Маськин Невроз, который принял снотворного и безуспешно пытался заснуть в своей корзинке.
       Наутро за завтраком по радио объявили, что поскольку Трамвайный Хам не найден, а оставшиеся несвёрнутыми деньги сворачивать некому, жители города единодушно назначили Трамвайного Хама мэром города, чтобы он завершил начатые реформы. Трамвайный Хам покинул незамедлительно дом Маськина, прихватив Маськин деловой костюм (состоящий из чёрных шортов и футболки с надписью "I am busy!"), а также концертный галстук бабочку Золотого кота, и отправился принимать пост мэра города.
       Городские дела так заняли Трамвайного Хама, что у Маськина он больше не появлялся. И Маськин, зашив дырки на ночном колпаке, зажил по прежнему.
      
       Глава семнадцатая
       Маськин и Маськины макароны
      
      
       В одном известном религиозном источнике указывается, что когда наш Спаситель накормил народ пятью хлебами, это были вовсе не хлеба, а пять кастрюль с макаронами. И это никак не преуменьшает чуда, поскольку макароны -- это действительно чудесная пища.
       Плюшевый Медведь не любил макароны, но однажды он увидел, сколько они стоят в магазине -- какие то гроши, и Плюшевый Медведь по крайней мере их зауважал, потому что он был, как и все медведи, весьма рассудительный и вдумчивый. Как можно пройти мимо замечательного высококалорийного продукта, которым можно наесться от пуза за какие то копейки?
       Маськин макароны обожал, но покупным макаронам доверял как то не очень. Маськин ведь жил натуральным хозяйством и поэтому решил производить свои макароны сам.
       Сначала Маськин посадил на грядке немного вермишели, но, видимо, год выдался неурожайным и вермишель у Маськина не взошла. Та же неудача постигла попытку посеять мелко наломанные спагетти и размоченные в воде рожки. Лапша у Маськина на огороде тоже не прижилась. Плюшевый Медведь с умным видом ходил вместе с Маськиным смотреть, не взошли ли макароны, -- они их поливали и даже посыпали сыром, однако лапшовые в Маськином хозяйстве урожая не давали.
       Плюшевый Медведь почитал в своей Энциклопедии и сделал вид, что знал с самого начала, что макароны на грядке не растут, а сажать их надо, как помидоры, в теплице. Маськин даже расстроился, как он сам не догадался, -- в Италии, на родине макаронов, тепло и, следовательно, макароны -- растения теплолюбивые!
       Наши аграрники сделали пробный посев в теплице, но и это не дало никакого результата, кроме отрицательного, который ни Маськина, ни Плюшевого Медведя, как вы понимаете, устроить не мог.
       Тогда они решили посмотреть во всемирной паутине -- может быть, они что то не так делают. Они пошли в подвал, где росла всемирная паутина, и вызвали на разговор паука Дабыл дабыл дабыл юшкина, который по своим каналам выяснил, что макароны делают из муки, и даже подкинул Маськину подробный рецепт, как делать макароны.
       Маськин начал делать первую макаронину и так увлёкся, что в Маськином доме этой макаронине стало не хватать места. После того, как об неё запнулись всеми восемью ногами два охапочных кота, Плюшевый Медведь заклеил один кончик макаронины в конверт и послал его по почте одному своему доброму знакомому Резиновому Ёжику на другой конец Земли. Пока письмо шло, Маськин всё делал и делал эту макаронину, а когда оно дошло до Резинового Ёжика, макаронина протянулась аж на полсвета. Резиновый Ёжик открыл конверт, посмотрел на кончик макаронины и решил послать его обратно. Заклеил в конверт и отправил Плюшевому Медведю. Только на этот раз письмо пошло через другую сторону Земли.
       Как-- то утром Маськин проснулся от громкого лая своего Почтового Ящика. Маськин Почтовый Ящик настолько сжился со своей собачьей работой, что даже стал понемножку лаять. Маськин побежал доставать почту и сразу заметил, что к Почтовому Ящику из за горизонта тянется его макаронина. Маськин достал конверт из ящика и привязал присланный ему конец макаронины к тому концу той же самой макаронины, который был у Маськина на кухне. Таким образом Маськин создал глобальную макаронину, которая округлым образом охватывала весь земной шар.
       К Маськину приезжали представители Французской Академии наук и дарили ему грамоту за представление доказательства, что Земля круглая. Все предыдущие доказательства Французской Академии наук казались недостаточными. К Маськину приезжала делегация из Италии, брала участок макаронины на пробу и признала, что макаронина настоящая, в чём и выдала Маськину официальное удостоверение. К Маськину приезжали представители из Американского космического агентства NASA, чтобы набраться опыта в производстве сверхпрочных длинноструйных макаронин, потому что американцы планировали запускать сверхдлинную макаронину в космос и даже дотягивать её до Луны и до планет, чтобы обеспечить бесперебойную доставку этого высококалорийного и в то же время недорогого продукта будущим покорителям небесных миров. Французский журнал Paris Match опубликовал большую статью с цветными фотографиями, где много говорилось о личной жизни Маськина и мало о его макаронине, из за которой он стал знаменит.
       Всё закончилось внезапно, когда однажды Маськин очень устал и пошёл спать, забыв приготовить Плюшевому Медведю ужин. Наутро сначала в Маськином доме, а потом и во всём мире начался переполох -- Маськина всемирная макаронина пропала. Сначала все подумали на террористов, но те стали отнекиваться, и им поверили.
       Мир больше всего доверяет тому, что говорят террористы. Видимо, потому что эти уроды являются единственными последовательными правдолюбами, которые всегда делают то, что говорят.
       В Маськином доме первыми заметили пропажу Маськин Невроз, который жил у Маськина в спальне в кошачьей корзинке, и Невроз Плюшевого Медведя, который жил у Плюшевого Медведя в корзине для бумаг. Они так переполошились, что одновременно побежали по лестнице один вниз, а другой вверх и, стукнувшись лбами посередине лестницы, ушли в поликлинику лечить шишки к доктору Изморову. Доктор Изморов осмотрел ушибы и заявил, что это вирусное, отправив Неврозы домой даже без бюллетеня -- мол, само пройдёт.
       Маськин сначала расстроился, что его макаронина пропала, а потом, узнав, что её съел Плюшевый Медведь, даже обрадовался, потому что с этой всемирной макарониной было слишком много шума, корреспонденты пачкали пол грязной обувью, а фотографы распугали всех сов в округе своими вспышками, отчего ночью в лесу некому было говорить: "Угу!"
      
       Глава восемнадцатая
       Маськин и светские разговоры
      
      
       Разговоры -- это дело такое -- кто то их любит, кто то не очень.
       Они живут обычно небольшими стайками по разным коридорам, гостиным, кухням, трамваям, кафе -- да где они только не живут. Есть заумные разговоры, они встречаются редко и живут недолго, обычно одну ночь, как некоторые легкокрылые бабочки, и только под задушевную закуску с не менее задушевной выпивкой.
       У нас же пойдёт речь о светских разговорах, самых что ни на есть пустых и неприкаянных, которые сами не рады, что живут, но куда от этой жизни денешься -- произвели на свет -- изволь ножками топать, глазками хлопать -- и не возмущаться. Никто не любит, когда живые возмущаются по поводу и без повода. Вот помрёшь -- тогда и возмущайся сколько влезет, а пока жив -- тебе всё должно нравиться и ходить надо с выражением передней части головы радужным и безоблачным.
       Итак, как то на Маськина напала голодная стайка светских разговоров. Светские разговоры вообще, наверное, так называются, потому что нападают в светлое время суток. В тёмное время суток когда то были Тёмные Делишки, но их всех, не видоизменяя, стали называть теперь Business Talk (Деловые Разговоры). Они были гадкими, но не такими обезумевшими, как светские разговоры.
       Один светский разговорчик однажды напрыгнул на Маськина прямо на улице, другой добавился в магазине на кассе и повис у Маськина на рукаве, а там уж и прочие набросились. Разговор "Как Вам нравится погода?" -- особенно кусался и пытался стащить у Маськина журнал с картинками, который он купил для Плюшевого Медведя.
       В этот раз Маськин вышел прогуляться по городу с Маськиным Неврозом -- немного его проветрить, а тут на тебе -- такое нападение -- не для нервов слабонервного Маськиного Невроза. Маськин Невроз забегал и даже чуть не упал в канаву от перевозбуждения. Маськину пришлось купить ему огромную шоколадку и завязать шарфиком уши, но там, где продавали шоколад, на Маськина набросился ещё один светский разговор -- "Готовы ли Вы к лету?" -- так, как будто бы, если бы к лету Маськин был не готов, лету бы позвонили на дом и попросили задержаться, потому что Маськин ещё не готов, и пусть, мол, приходит попозже.
       Идиотизм светских разговоров был налицо. Они служили как бы тараканьими усиками для жителей окрестностей Маськиного дома -- пощупал усиком светского разговора соседа, а тот своим усиком ответил -- значит, свой -- можно не есть, а не ответил -- значит, чужой! Полундра! СпаситеВ городе чужак! Свистать всех наверх и давай его бить чем ни попадя.
       Маськин же жил натуральным хозяйством и своих светских разговоров заводить не хотел, потому что жрали они много, а толку от них никакого. А вот чужие разговоры теперь перепугали Маськин Невроз и его даже пришлось пораньше увести домой, чтобы он совсем не расклеился и не набедокурил разного... Маськин Невроз ворвался в Маськин дом и, сбив с ног Невроз Плюшевого Медведя, забился под лавку на кухне и оттуда до самого вечера не выходил ни на зов, ни на уговоры шоколадкой. Только охапочные коты Маськина сжалились над Маськиным Неврозом и улеглись спать там же под лавкой на кухне, чтобы Маськиному Неврозу не было уж слишком одиноко. Невроз Плюшевого Медведя, насмотревшись на такие кошмары, произошедшие с Маськиным Неврозом, постановил в город вообще больше не ходить и Плюшевого Медведя туда не пускать, даже если проситься будет.
       Светские разговоры очень опасны для жителей, живущих натуральным хозяйством, потому что когда начинаешь на пустой разговор отвечать настоящим положением дел, объясняя, как ты готовился к лету или чем плоха или хороша погода, -- происходит конфуз, светский разговор начинает страшно болеть, кашлять, у него открывается кровохарканье и он может умереть прямо на улице, если ему не сказать какую нибудь протокольную глупость, как, например: "Что Вы делаете на пасху?" Если вы ему вовремя это не скажете, будет горе. А Маськин, проживавший натуральным хозяйством, всех этих тонкостей не знал и поэтому боялся убить огромное количество пустых светских разговоров, что могло бы вызвать неприятности с местными властями и Международным Обществом Идиотских Разговоров, которое следило за каждым пустым светским разговором и поддерживало достойную степень его идиотизма.
       Маськин очень переживал. Казалось, весь город учил наизусть пустые фразы одна дурнее другой и всю жизнь ими обменивался, так никогда не доходя до сути ни одной вещи.
       Шушутке стало жалко Маськина, и он вызвал на совещание свою "Brain Company". Выскочили такие микро Шушутки и сказали: "OK guys! В чём вопрос?" Недолго поразмыслив, они изобрели специальный аппарат, который назвали Small Talk Generator (Генератор Пустых Разговоров). Он состоял из картонной коробки, которую любил надевать на голову Невроз Плюшевого Медведя, когда ему становилось особенно просторно, чтобы почувствовать себя в большей безопасности. В коробку посадили двух попугаев, предварительно обучив их пятнадцати с половиной фразам, которыми надо было пользоваться во время пустых светских разговоров. Причём как бы невпопад попугаи ни выкрикивали эти фразы, всё получалось очень ажурненько и совсем как у всех нормальных жителей.
       Итак, снарядившись таким аппаратом, Маськин вышел в город.
       -- Как Вам погодка? -- бросился на Маськина первый попавшийся пустой разговор.
       Маськин мысленно ответил по привычке: "Погода так себе, весна хоть и в полном ходу, но дней тёплых немного и сеять некоторые культуры уже поздно..." Такой ответ был бы смертельным для светского разговора. Он бы издох прямо на месте, совершив тем ужасный скандал и конфуз. Началось бы вынужденное следствие: "Так что же, вы натуральным хозяйством живёте?" Так и до милиционера Палкодралова бы дошло. Но Маськин своим аппаратом потряс, попугаи в коробке собрались с мыслями и выдали:
       -- Погода? Ничего, бывает хуже.
        []
       -- Как Вам выходной? -- бросился из подворотни беззубый и особенно противный светский разговорчик в запахнутом, несмотря на позднюю весну, пальтишке. Маськин хотел было сказать, что с натуральным хозяйством выходных не бывает, но потряс коробкой с попугаями.
       -- Выходной? Спасибо, пока ничего, -- ответили попугаи.
       -- Как Вы проводите сегодняшний вечер? -- оскалился отвратительный светский разговорчик у киоска. "А твоё какое лысое дело?" -- хотел возмутиться Маськин, но потряс коробкой с попугаями.
       -- Как вечер проводить буду? Как обычно, думаю, хорошо, -- ответили попугаи, посоветовавшись.
       Маськин сразу прослыл приличным гражданином и к нему потянулись массы. Они заводили с ним уймы светских разговоров -- а попугаи им отвечали. Маськину даже пришлось оставить на крыльце коробку с попугаями до конца выходного, чтобы удовлетворить всех нуждающихся поинтересоваться, как ему погода и как он будет проводить сегодня выходной.
       Попугаям выдали двойную норму питания, и они проработали две смены по восемь часов подряд, пока Маськин пил дома чай, и вернулись попугаи домой только под утро совершенно разбитые, но довольные, потому что им впервые посчастливилось по настоящему выговориться!
      
       Глава девятнадцатая
       Маськин и Кислые Щи
      
      
       Профессора Кислых Щей, будучи общепризнанными научными светилами, однако запутали всех окружающих своими хитрыми теориями. Так теперь и не понятно, как возникли Кислые Щи, которые необразованные массы, слезая с печки, называют Вселенной (хотя научное название этого объекта -- Кислые Щи или К.Щ.). Неясно, кто сварил Кислые Щи, кто их довёл до скисления, откуда в них взялась капуста, сколько они уже стоят и киснут и сколько они ещё простоят. Всё это -- неразрешимые вопросы современности, которые поставили перед собой многоуважаемые Профессора Кислых Щей -- учёные чистой воды, рыцари науки без страха и упрёка, -- когда постановили в результате тонкого наблюдения, проделанного восемьдесят лет назад с применением суперточной поварёшки, что всё, в чём мы живём, и всё, что было и будет, есть не что иное, как Кислые Щи. Оставшиеся восемьдесят лет учёные лишь уточняли подробности -- а в подробностях, как известно, и кроется сверчок по имени Свистулькин, он больше всех свистит, и поэтому у Профессоров Кислых Щей всегда наготове затычки для ушей, потому что кому, как не им, затыкать уши на научные подробности, которые как раз таки больше всего и свистят.
       Старенький папа римский как узнал, что придумали учёные, так и решил окочуриться, но потом, посоветовавшись с Господом Богом, благо связи были, решил эту теорию одобрить, мол, потому как, если Кислые Щи, то значит, их кто то сварил и сборы Римской Каталептической Церкви не оскудеют.
       Маськина в свой междусобойчик Профессора Кислых Щей не брали, как, впрочем, и Плюшевого Медведя. Профессорам Кислых Щей казалось, что у Маськина с Плюшевым Медведем слишком практический склад ума для того, чтобы заниматься Фундаментальными Щами. Но однажды, когда один Профессор Кислых Щей открыл большой кусок кислой капусты, который неоспоримо доказывал, что Кислые Щи действительно кислые, на радостях Профессора Кислых Щей пригласили Маськина и Плюшевого Медведя на праздничную конференцию в Квебекестан, чтобы перед ними этим замечательным открытием непременно похвастаться.
       Плюшевый Медведь серьёзно готовился к этому событию, потому что хотел поведать научному миру свою теорию, по которой вселенная была вовсе не Кислыми Щами, а Манной Кашей с Малиновым Варением (М.К.М.В.). Он неоднократно делал эксперименты с подопытной кашей и мог легко доказать, что его теория не менее, но и не более вздорная, чем теория Профессоров Кислых Щей. Однако специально приготовленная Маськиным для доклада манная каша оказалась такой неустойчивой, что просуществовала только доли секунды, пока Плюшевый Медведь её не съел, поэтому на конференцию оказалось ехать не с чем, а на слово Профемсора Кислых Щей не верили. Такой они были честный народ -- что честному слову не доверяли.
       Богу теория Плюшевого Медведя нравилась больше, потому что он любил манную кашу. А вы любите манную кашу с малиновым вареньем? Это божественная пища. Бог не задумывался, какая теория Его мироздания более дурная в этот раз. Он так утомился с тремя слонами, китами, черапахами, что Кислые Щи на Него уже впечатления не производили. Он даже на конференцию решил не приходить, поскольку был занят подготовкой потопа в Сахаре, который откладывал вот уже двадцать миллионов лет, и этот угол особенно запылился. К тому же надо сказать к чести Профессоров Кислых Щей: они пожалели Боговы уши и не послали Ему официального приглашения, мол, захочет -- сам подойдёт, послушает. Со времён Лейбница Профессора Кислых Щей научились обходиться без Бога в своих работах -- не потому, что они Его отрицали, а потому, что им Он был не нужен для их бредовых доказательств. Надо сказать, что практические, то есть прикладные учёные очень преуспели в создании разных махалок, копалок, щипалок, вонялок, пищалок и палок с электронным управлением. А вот теоретики как то подвели. Застряли на своих Кислых Щах на восемьдесят лет и никак расстаться со своей кислой выдумкой не могут. Им и сам Эйнштейнкин говорил -- бросьте вы эти глупости, Вселенная вовсе не Кислые Щи, а Шницель с Горошком (Ш.Г.), но ему не поверили, решили, мол, старик неспособен принять новые веяния грядущих поколений... Открыл себе, что всё относительно, доказал это, всё отнеся куда то, а потом там этого не нашли, потому что уже унёс обратно, и сиди себе на скрипочке попиликивай, а молодым да рьяным палки в колёса их Кислых Щей не вставляй. Вы скажете, что у Кислых Щей нет колёс? Есть. И это не требует доказательств, потому что не требует, и всё. Вы разуйте глаза и посмотрите -- кругом же всё вертится? Как же оно вертится без колёс? Вы вообще сколько групп детского сада закончили? Диплом, небось, на стенку повесили -- так, мол, и так, Вася Зюзечкин успешно окончил полный курс детского сада. Может самостоятельно залезать и слезать с горшка. Конечно, с годами забывается то, чему учили, но можно понадеяться, что такие основные навыки у вас сохранились и вы не будете со мной спорить по поводу колёс в Кислых Щах...
       Гитлер очень наглядно попытался доказать, что вселенная есть Куча Дерьма (К.Д.), и человечество, возможно, пожелало бы жить с такой теорией, потому что ей не откажешь в оригинальности, но было несогласно с некоторыми аспектами практики и решило всё таки придерживаться общепринятой парадигмы, основанной на Теории Кислых Щей.
       Маськин считал, что вселенная -- это Борщ, но никому о своей гениальной догадке не говорил, хотя все эксперименты с подопытными борщами указывали на его неоспоримую правоту.
       Кашатка считала, что вселенная -- это Лапша, потому что в ней всё взаимосвязано и взаимозапутано. Ей написал восторженное письмо сам Сократкин, но на его восковой табличке начеркал Плюшевый Медведь, думая, что это игрушка, и Кашатка так ничего и не разобрала. Пришлось заказывать телефонный разговор с Древней Грецией, но там к трубке никто не подходил, потому что все бегали от Минотавра.
       Шушутка считал, что вселенная -- это такая банка, в которую собирают насекомых, и Бог их может разглядывать под увеличительным стеклом.
        []
       Охапочные коты считали, что вселенная -- это такой большой ящик с песком и что если они его ещё не весь освоили, то это не беда, потому что придут новые поколения котов и его окончательно освоят. Им даже прислал телеграмму президент Соединённых Штанов мистер Бушкин, где выражал благодарность за подкинутую идею освоения вселенной путём потраты всего госбюджета за грядущие двадцать лет на то, чтобы именно американский астронавт мог первым помочиться в песочек на поверхности Марса и, если повезёт, то спрыснуть и более удалённые миры. Народ Соединённых Штанов полностью поддержал президента Бушкина, потому что какой настоящий американец втайне не мечтает обоссать небесное тело?
       Плюшевый Медведь, правда, послал обратную телеграмму президенту Бушкину с рациональным предложением.
      
      
      
       Рацпредложение Плюшевого Медведя
      
      
       Президенту Бушкину в Белкин Дом
       Дорогой Президент,
       Предлагаю вместо целых астронавтов на Марс запустить только башмак. Он отпечатается на поверхности и оставит такой же след, как если бы им топнул астронавт, однако его кормить в дороге не надо и кучу денег можно сэкономить и поделить пополам -- Вам половину и мне половину, потому что манная каша нынче стала дорожать, так как Вы захватили страну Бардак и оттуда больше не поставляют Манную Крупу.
       Башмак можем предоставить. Левый Маськин тапок согласен и уже начал тренировки для подготовки к полёту.
       С косметическим приветом,
       Плюшевый Медведь.
      
       P.S. Шлем Вам с кисточкой.
      
      
       Попугаи не знали, что вселенная существует, и поэтому спокойно наблюдали звёзды и галактики в том виде, в каком они представлялись их попугайскому взору, когда они жили в гнезде, которое свили в подзорной трубе Плюшевого Медведя, пока её не применили в качестве франкофона для разговоров с супругой мусье Сильвуплешкина. После потери трубы попугаи занялись обыденными попугайскими сплетнями и о вселенной забыли, что было нетрудно, потому что они о ней и не знали. Попугаи наблюдали вселенную непосредственно, а не через сложные эксперименты с Кислыми Щами, Манной Кашей и Лапшой.
       А когда предмет наблюдаешь непосредственно, иногда никакого объяснения и не требуется.
      
       Глава двадцатая
       Маськин в деревне
      
      
       Надо сказать, что неудача с посевом лапшовых в какой то мере расcтроила Маськина, который любил, чтобы во всём был порядок. А тут такая неудача -- вроде бы всё по аграрной науке делали, и сажали в теплую землю, и сыром удобряли, и кетчупом поливать пробовали -- а лапшовые так и не взошли...
       Маськин решил, что ему надо бы съездить в деревню и поднабраться опыта у настоящих земледелов, землелюбов и хлебопашцев, которые, как известно, встречаются только в деревнях, а в пересечённой местности пригородного типа, где вёл своё натуральное хозяйство Маськин, такие специалисты плуга и бороны, рыцари навоза и азотных удобрений, колдуны ранних посевов и поздних уборочных, как вы сами понимаете, встречаются редко.
       Деревня Благозюзенка была недалеко, и Маськин, погрузив в Маськину Машину всех обитателей своего дома, отправился туда в гости. У Маськина в деревне был знакомый земледел Каравай Доедаев, с которым Маськин списался по вопросу пользы сорняков, и Маськин его давно собирался посетить.
       Поехали рано, с полей ещё поднимался пьянящий и откровенный запах того, из чего всё родится и во что всё обратно канет, -- а именно тонкий запах откровенности деревенских будней... "не удобришь -- не поешь", -- гласит старая деревенская мудрость, "не поешь -- не удобришь", -- вторит ей другая не менее мудрая деревенщина. Мы, жители городов, давно позабыли эту простую, как дневной свет, истину взаимосвязи всего со всем. Этот неизбывный круговорот в природе не занимает наших дум, не заботит по ночам своей стройной и неподкупной правдой бытия... Мы сами стали огромными переработочными фабриками ценных продуктов в не менее ценный продукт, ценность которого оспаривается многими утончёнными философами парфюмерами, однако от этого его откровенный и волнующий своей прозой в чистой первозданности запах не убывает, а веет стойкими струйками от полей -- кормильцев наших, производителей простого каждодневного чуда -- росточка зелёного и несмышлёного, который станет нашим хлебом насущным только для того, чтобы снова вернуться в своё первоисходное состояние, посетив наши ненасытные желудки... Любите этот запах! Я имею в виду запах сырой земли и трав...Он основа нашего стола, он дал нам возможность не скакать за мамонтами, а удобно сидеть у телевизоров и гордо считать себя вегетарианцами, потребляя размякшую морковку в прозрачном курином бульоне... Любите бульон, ибо в нём заключена сила жизни и гарантия от коровьего бешенства! Любите любить, ибо любя любишь любовь...
       Маськин проносился мимо полей. Он обратил внимание, что первое поле колосилось какой то очень буйной культурой, которая завидно и здорово произрастала с тем здоровьем, с которым растёт только сорняк. Маськин даже попросил Маськину Машину остановиться, подошёл к полю, пощупал землю, растёр её в ладошках, понюхал и, совсем уже как настоящий земледел аграрий, попробовал на вкус, растёр по лбу и закапал в глаз... Всё говорило о том, что поле под парами и отдыхает... Поэтому неудивительно, что на нём буйствовали жизнелюбием колдовские сорняки, дорастая до размеров молодых, но упитанных баобабов. Было только непонятно, зачем их тогда удобряют...
       -- Под парами, -- со знанием дела объяснил попутчикам Маськин, когда вернулся в машину. Плюшевый Медведь сразу представил себе поле, несущееся на всех парах, как паровоз, в грядущее, а там, в грядущем, его опять Маськин кормит манной кашей и он живёт так же счастливо, как и в настоящем. Ну и зачем тогда грядущее Плюшевому Медведю? "В том то и смысл грядущего -- чтобы хуже не было", -- решил Плюшевый Медведь и стал рисовать в блокноте грядущее с огромным хвостом и ушами, отчего ему стало смешно и он захихикал своим знаменитым "хи хи." (вот так "хи хи." с точкой).
       А Золотому коту представилось парное такое поле в виде парного молока... Целое поле, залитое парным молоком... Целый океан парного молока... Целая вселенная парного молока... Целая вечность парного молока... а кругом, представляете, ни одного из этих отвратительных чудовищ с рогами, норовящих копытом наступить на кота... (Золотой кот не любил коров, хотя любил то, что они производят. Мне это знакомо -- очень многие любят, что я пишу, хотя не любят меня). Представив парное молоко, помноженное на бесконечность, Золотой кот удовлетворённо заснул, счастливо щурясь на свои парные фантазии...
       А кошка Бася ничего не подумала, потому что очки оставила дома, а без очков она думать не могла. Вообще зрение у неё было, как у кошки, -- отличное, надо сказать, но почему то без очков ей не думалось. Шушутка как то поставил научный эксперимент и пробовал надеть ей очки, но оказалось, что и в очках ей тоже не думалось, хотя этот факт от кошки Баси скрыли, потому что у неё и так была травмированная психика после попытки воздушного шарика её удушить, когда она лезла под диван, а шарик, привязанный к шее, застревал и петельку затягивал. С тех пор кошка Бася при виде любого шарика принимала валерьянку и совсем впадала в постоянное психосоматическое перевозбуждение, ввиду которого факт об отсутствии связи между очками и думаньем от неё постарались скрыть.
       Вообще Маськин был приверженцем старой медицинской школы, когда больному старались не говорить неприятных вещей. Он от этого лучше себя чувствовал и иногда даже поправлялся вопреки предсказаниям врачей, отчего врачи очень расстраивались, потому что всегда гордились своей способностью точно предсказать исход болезни, а не своими успехами в лечении больных. Так, один доктор скажет другому: "Этому пациенту осталось жить два часа и три минуты". А другой доктор возразит: "Позвольте, коллега, с Вами не согласиться. Не два часа три минуты, а два часа четыре минуты!", и они оба стоят, не сводя глаз с умирающего, с секундомерами и отмеряют, кто прав... Больной стонет, просит, может, какого лекарства, или там клизму, или там хотя бы подушку с лица снять, а то как то душно... поскольку медсестричка Прилежаева перестилала постельку, положила подушку больному на дыхательный проход и там и забыла... В общем, больной удушением от подушки то в основном и страдает, если, конечно, приглядеться, а в больницу попал здоровым, для обследования, и умирать не собирался, но его запроцедурили настолько, что сам подушку убрать он уже не может, но не потому что ослаб, а чтобы он капельницу сам себе не выдрал, ему белые ручки то к кровати и привязали... Но докторов истинная причина болезни не волнует, им важно, два часа три минуты или два часа четыре минуты осталось, и они стоят и мерят время, а на больного шикают, мол, не мешай. У нас свои медицинские диспуты, а ты тут со своей подушкой... Подушка вообще предмет не медицинский и к болезни отношения не имеет... Совершенно очевидно, что это у вас вирусное. Причём раньше от больного всё это скрывалось и доктора с секундомерами шушукались за дверью. Теперь же наступили новые времена. Решили, что от больного ничего скрывать нельзя и надо ему честно сообщить, два часа три минуты или два часа четыре минуты ему осталось, потому что он таким образом сможет лучше распорядиться оставшимся ему временем. Сейчас вообще медицина сделала колоссальный шаг вперёд. Она решила, что, в общем то, если больной болеет или умирает -- в этом нет ничего страшного, ведь сколько ещё здоровых остаётся? И заниматься надо не больными и умирающими, они всё равно упорны в своих наклонностях болеть и умирать, и не здоровыми, потому что они здоровы, а зачем здоровому врач? Здоровому врач, как живому петуху мясник, -- не стыкуется, видите? Так врачи и стали заниматься самым важным для них занятием -- отслеживанием, сколько кому осталось жить, с точностью до секунды. Это очень понравилось страховым компаниям, например, которые всеми силами пытаются страховать так, чтобы страховки никогда, ни при каких обстоятельствах, даже под страхом смерти, не дай Бог, им не пришлось выплачивать.
       Итак, Маськин скрывал от кошки Баси её очевидный диагноз Острая Кошачья Дурость (ОКД), хотя доктор Изморов был с ним не согласен и считал, что у кошки это вирусное, и кошка Бася ему верила и мыла себе антивирусным шампунем под мышками , потому что подмышки у кошек -- самое опасное для здоровья место.
        []
       Следующее поле оказалось тоже под парами, и следующее, и так все поля до единого оказались под парамиМаськин был в восторге от того, что увидел, и ему не терпелось побеседовать с земледелом Каравай Доедаевым, который мог бы ему этот новый метод земледелия объяснить. Долго ждать не пришлось, потому что на краю деревни Благозюзенка их встретил своей собственной персоной Каравай Доедаев с караваем хлеба с солью, как водится в деревнях, хотя, правда, каравай он весь доел, а вот соль Маськину осталась, и он её благодарно принял.
       Вообще вы напрасно полагаете, что деревенские жители всюду разные, в России там, Канаде, Узбекистане, Лихолюдии какой нибудь... Маськин в молодости много путешествовал и убедился, что народ всюду одинаков. Да, конечно, внешне они, может быть, отличаются -- там у одного одна серьга в ухе, у другого две, или у одного лапти лыковые, а у другого деревянные, как в Голландии... Но по сути народ всюду одинаков. Глубинка в любой стране так же униформна, как и дикая столица. Если столицы похожи, как две капли воды, -- убери знаменитые башни -- Лондон тот же Торонто, Торонто тот же Нью Йорк, а между городами тянутся гаражи, гаражи, гаражи... Так и народ всюду одинаков. В одном месте зубы чистит, в другом не чистит -- вот и всё отличие, а то, что у них в голове одно и то же, -- съездите -- сами убедитесь, только зря время потратите. Вот где он, человек, водится в настоящем виде; деревня -- это настоящий оазис, заповедник, зверинец, зовите, как пожелаете...
       Маськин сразу земледела Каравай Доедаева спросил, как он так все поля под парами держит, а тот ему говорит:
       -- Отстал ты, Маськин, от жизни. Во первых, на полях у нас не сорняки, а ценная трава Корыстоблядка Болотная растёт, с ней никаких хлопот -- один раз удобрил и порядок, сеять не надо -- сама засевается, убирать тоже не надо, потому что сама по себе она никому не нужна, а дело в том, что она фотосинтезирует и тем поставляет свежий воздух, за этот воздух государство нам дотации и даёт, потому что в городах своих от выхлопов уже задыхается. А хлеб сейчас растить уже не надо, его давно на фабрике из хлебоволокна делают, а мы всей Благозюзенкой на новую культуру перешли, для неё нам поля не нужны. Мы её в погребах выращиваем -- поставим много ламп, они греют и свет дают -- так и растим.
       -- А что за культура такая, что в подвалах растёт, плесень, что ли? -- поинтересовался Маськин.
       -- Коноплёвые, они подвалы любят, -- с заботливой улыбкой отозвался земледел Каравай Доедаев, -- им там расти сподручнее, такая у них, видишь, ботаника...
       Славясь своим деревенским гостеприимством, земледел Каравай Доедаев кормить гостей не стал, как многие себе стали теперь позволять -- приехал гость, и скармливаешь ему всё что ни попадя. Благо знаешь, что не откажется -- неудобно ж ведь. Поросёнка то ведь ещё в прошлом году зарезали, скармливать больше некому, вот остатков всяких и накапливается, а гости потом страдают, блюют по околицам... вся деревня презентабельность теряет и туризм снижается.
       Деревня нынче живёт в основном туризмом. Много приезжих интересуются своими корнями. Тут они их и находят. Бывает, по три часа кряду по земле ползают -- корни ищут... А вы говорите, действие самогона... А то, что туристы покупают коноплю, -- так это исключительно на сувениры для гербария, листик у неё уж больно заковыристый. А то, что они её покуривают, так это чтобы комарьё отогнать -- знаете, в деревне сколько комаров? Они теперь совсем массовым явлением стали, как Корыстоблядка Болотная всё заполонила, так местность и заболотилась... А то, что от этого колодезная вода покрылась сине зелёными водорослями -- так это показатель цикличности эволюции на Земле... Мол, вторая попытка... Реванш, так сказать, эволюции. С первой не всё удачно получилось... Вот со второй попытки, например, у человека, который произойдёт не от обезьяны, а от самогонного аппарата, алкоголь будет образовываться прямо в организме специальным органом -- самогонной железой -- и не будет больше отторгаться в процессе излишнего употребления.
       Маськин перекусил с попутчиками на дворе и пошёл осматривать деревню. В первой же избе ему повстречался Лев Толстой. Он там ощупывал сено -- не влажно ли, считал куски хлеба и проверял степень опьянения жителей. Он собирал сведения для своей новой работы "Война до дыр" о борьбе с распутством, распутицей и распутьем. Лев Николаевич не без основания полагал, что все горести народные кроются именно в этих трёх неурядицах. "Народ в деревнях пребывает в распутстве, -- писал Лев Толстой, -- потому что не имеет возможности выехать из дома к свету будущности из за распутицы, отчего он и пребывает постоянно на распутьи -- то ли заняться распутством, то ли глушить горькую, то ли курить травку... Лишь обучив народ находить свои корни, можно его отвлечь от этой безысходности. Причём мало его научить извлекать квадратные корни, но надо дать ему возможность извлекать и кубические корни, тогда он настолько обалдеет, что не будет больше распутствовать, распивать и расплёвывать свою исконность, а произведёт настоящее, светлое явление, называемое Божье Царство..."
       Лев Толстой, увидев Маськина, очень обрадовался и подарил ему свой новый сборник статей о сыроедении. Маськин любил сыр и очень Льва Николаевича за подарок поблагодарил... Лев Николаевич даже автограф ему на книжке оставил:
      
      
      
       Настоящему Маськину
       от настоящего Льва Толстого
      
      
       А то в последнее время в его настоящести стали сомневаться, ощупают лицо и бороду -- и говорят -- неужто он?! Лев Николаевич уже и сам стал сомневаться, тоже всё бороду трогает и удивляется -- неужто я Лев Толстой?! Во как...
       Маськин попросил Льва Николаевича Анну Каренину под поезд всё таки не бросать... или пусть хотя бы окажется, что ей только ноги отрезало, а потом её выходили, ноги пришили, и она стала председателем клуба излеченных инвалидов. Так, мол, сейчас модно -- надо либо про инвалидов, либо про однополую любовь писать. А под поезд уже не модно...
       Лев Николаевич задумался и, решив назвать этот роман "Анна Каренина 2", немедленно отправился на Ясную Лужайку писать, черкать, потом вымарывать вычеркнутое, потом ещё больше писать и ещё больше вымарывать.
       Лев Толстой и Маськин любили друг друга и работали, как уже указывалось, совместно. Напишет Лев Николаевич "Воскресенье" -- а Маськин припишет ему продолжение "Понедельник"... Вот такой славный творческий союз образовался, а между тем мало кто об этом знает... Лев Толстой ведь тогда в 1910 м вовсе не умер на той станции... Он там свою куклу из музея мадам Тюссо оставил, а сам взял суму (я не оговорился -- не сумму, а суму) и до сих пор ходит по деревням и всё смотрит, как народ поживает... Правда, большую часть советского времени Лев Толстой, конечно, отбыл в местах заключения, но теперь его опять освободили, и он, в общем, не обижается, потому что согласен с тем, что является зеркалом русской революции, на которое, как и на всякое зеркало, нечего пенять. Он, заступив на должность зеркала, всегда революции говорил: "Ты на себя посмотри!" Но революция смотреть на себя не желала, ибо была слепа от рождения и так до смерти и не прозрела... А пребывание на зоне оживило стиль Льва Николаевича, и он даже стал использовать слова, которые раньше в его романах не встречались, чем очень радовал всю прогрессивную общественность, особенно на Западе, где изучение русского языка всегда начинают именно с этих слов, хотя чаще всего его изучение на этих словах и заканчивается.
       Один умник стал на Западе издавать журнал "Оригинал" и там на их западных языках стал печатать наших классиков, чтобы честные западные жители могли хвастаться -- я, мол, Толстого читал в оригинале... Шиш вам. Это наше, исконное. А как вы его ни переводите -- всё равно у вас жалкие английские романчики девятнадцатого века выходить будут, потому что не уловить вам, западным прощелыгам, аромата нашего непревзойдённого русского языка, особенно сдобренного лагерным наречием... Здесь вам вообще нечего и пытаться, поскольку у всякого народа должно быть что то такое, чего у другого нет, например, родинка на лбу, как у индуса, неважно, что наклеенная, зато самобытная. У индуса -- родинка, у нас мат или, скажем там, обрезание. У него на лбу, а у нас... Кажется, я отвлёкся...
       Может, вам покажется, что я издеваюсь над Львом Толстым или, упаси Боже, над русским народом. Ничего подобного. Льва Толстого я очень уважаю. И русский народ я тоже уважаю, если он, конечно, не дерётся. А то вот мне, например, поломали нос, когда я за товарища у пельменной пытался заступиться. Но хоть я на это обиделся и из России навсегда уехал, всё же думал, что сам тоже и есть этот самый русский народ, во всяком случае, так на меня тыкали пальцем все окружающие за границей -- русский да русский, ну я и привык.
       Но тут мне, правда, на днях бывшие соотечественники ласково напомнили, какой я растакой русский и какой я растакой народ. Вот я и задумался... И кто я такой?
       Попрощавшись с Львом Толстым, Маськин отправился осматривать коровник. Его попутчики с ним не пошли, а стали собирать грибы в окрестном лесочке, потому что коровами пока не интересовались. А Маськин планировал пополнить своё натуральное хозяйство коровой, и поэтому ему было необходимо поднабраться опыта.
       Коров в коровнике не было. Там был устроен избирательный участок. Выборы в деревне шли перманентно, потому что она, как всегда, стояла на распутьи и ей приходилось постоянно делать выбор. Поэтому избирательный участок решили не закрывать. Выбирать в деревне, правда, было некого, потому что кроме земледела Каравай Доедаева и пары его близких родственников в Благозюзенке никто больше не жил -- кто подался в город, а кто настолько доискался корней, что до светлого дня Маськиного посещения как то не дотянул...
       Тогда Маськин пошёл к председателю колхоза, которым, к его удивлению, оказался тот же земледел Каравай Доедаев, и спросил его, куда подевались коровы... Тот сказал, что коровы уже собрались и улетели на юг, и в качестве подтверждения своих слов показал репродукцию Шагала с летящей козой, перерисованной фломастером в корову. Картинка предусмотрительно красовалась на неровной стене председательской избы.
        []
       -- Очень удивительно. Но ведь лето только началось, -- заудивлялся Маськин, -- почему бы это коровы улетели на юг в начале лета?
       -- Такая уж у них зоология, -- вздохнул Каравай Доедаев, -- такая у них зоология...
       Маськин со своими попутчиками заночевал на сеновале, где сена не оказалось, а был только один дохленький матрац, стащенный из близлежащей психбольницы. На нём было много стихов и других надписей, которые оставляли шариковой ручкой лежавшие на нём когда то пациенты. Маськин стал их читать и удивлялся, как много талантов всегда сидело по психбольницам...
       Все остальные пошли спать в Маськину Машину, а Маськин с тапками всё таки остались ночевать на сеновале, потому что какое же это посещение деревни, если не спать на сеновале?
       Ночью кто то Маськина больно укусил. Это был местный Клоп Сартирик Великанов. Он когда то был городской знаменитостью, но ушёл в народ и там и остался, попав в психбольничный матрац.
       Маськины тапки, проснувшиеся от Маськиного вскрика, зашикали на Великанова: "Ты что! Ты же президента укусил". Тапки ведь уже давно выбрали Маськина президентом, хотя ему об этом не сказали.
       Клоп Сартирик Великанов не смутился:
       -- А мне до фени, что президент, -- я совестью журналиста дорожу. (Все сартирики ведь тоже относятся к журналистам, в соответствии со списком профессий, упомянутых в Прейскуранте Цен на Правдописчие Услуги. Если журналисту не проплачено, он может кусать и щипать кого угодно по своему усмотрению, потому что в журналисты, как, впрочем, и во врачи, идут люди великие, которые лучше других и им всё позволено.)
       -- Я ведь вижу, что кругом творится, не думайте, что я слепой, -- продолжил Клоп Сартирик Великанов. -- Я всё вижу и не буду молчать, не могу я молчать, ещё не родилась та молчалка, которой я бы стал молчать, когда всё это вокруг происходит, а от меня ожидают покорства и молчания, покорства и молчания... -- Клоп Сартирик Великанов звучно зарыдал. -- Вы думаете, если я Сартирик, значит, это смешно? Шут? Сартирик -- Шут? Да? Сартирик -- это смешно. Да? Потому что звучит, как сортир, а всё, что связано с сортирами и прочими низостями, обязательно смешно? Нет, дорогие мои. Нет! Не дождётесь, чтобы Клоп Сартирик Великанов был смешным... Сатира -- это не смех, это боль прищемлённого пальца, это оторванное ухо Ван Гога в супе, это гной человеческого быдла, помноженный на мороженое пломбир, растаявшее ещё в 1977 году... Какой был тогда год... Что ни ляпнешь -- зал рукоплещетХмыкнешь -- зал неистовствует! Плюнешь на сцене -- сразу под руки и куда следует... А там разговоры задушевные... Мол, плюнул с намёком. Я клоп -- задавленный за то, что был опасен... А теперь говорят -- пошлость и бездарность. И это про меня? Да если бы не я, вы бы все до сих пор сидели там, а вы теперь сидите тут и не желаете со мной считаться, как если бы я не был там и не говорил открыто в лицо... Не жалея живота и прочих органов... -- Клоп Сартирик Великанов рыдал уже не останавливаясь, и Правый тапок принёс ему стакан мутно зелёной колодезной воды. -- Я оттого и в народ ушёл, чтобы видеть не рожи, а лица, а тут никого нет, потому что народ из себя давно уже вышел и газ выключить забыл... Вот вот, гляди, рванёт! Так рванёт, что мало не покажется! Так загрохочет, что все ещё удивятсяВсе!
       Клоп Сартирик Великанов нащупал ножкой пузырёк с самогончиком, оказавшимся прозрачнее колодезной воды, и пригубил. Клопам самогон позволял лучше сохраняться. Он хрякнул и закусил сине зелёной водорослью из стакана с водой, которая там плавала, свободно эволюционируя в закуску.
       Тапкам Великанов тоже налил. Маськин отказался, но ему всё равно налили. И ещё влили в рот, причём тапки помогали... Президент -- президентом, а традиции уважать надо... (В России всех по традиции поят силком, даже тех, кто пьёт добровольно.)
       Наутро Маськин проснулся совершенно разбитый, со страшной головной болью... Разбудил попутчиков, и они засобирались в обратный путь.
       -- Деревня нынче только для здоровых, -- решил Маськин и отправился домой сажать, как обычно, картошку, пока она вслед за коровами на юг не улетела, поддавшись новым веяньям... А то мало ли какая у неё ещё окажется ботаника...
      
       Глава двадцать первая
       Как Маськин рыбу ловил
      
      
       Это было обычное утро в Маськином доме. Плюшевый Медведь уже, как водится, победил Плюшевого Бычка, которого прислал ему в подарок брат Плюшевого Медведя, проживавший в Техасии -- Стране Плюшевых Бычков. С тех пор, как Плюшевый Медведь получил Плюшевого Бычка по почте, он с ним каждое утро устраивал плюшевую корриду: Плюшевый Бычок по просьбе Плюшевого Медведя по счёту "три" заваливался на свой бочок, говоря "Ой!", а потом Маськин танцевал Плюшевому Медведю фламенко, а Плюшевый Медведь ему восторженно хлопал в ладошки и кричал: "Браво!"
       Единственное, что было необычным в это утро, -- что Маськин собирался на рыбалку и поэтому протанцевал фламенко в два раза быстрее, чем обычно, и Плюшевому Медведю пришлось хлопать так часто, чтобы попадать в ритм, что у него ладошки нагрелись и он на них даже стал дуть.
       Плюшевый Бычок ушёл пастись на коврик, потому что ему эта идиотская привычка Плюшевого Медведя устраивать корриду каждое утро не очень нравилась. Но Плюшевого Медведя можно было понять. Он побеждал Плюшевого Бычка только для того, чтобы Маськин танцевал ему зажигательный танец фламенко, который Маськин наотрез отказывался танцевать просто так из за занятости, а когда Плюшевый Медведь стал каждое утро побеждать Плюшевого Бычка, Маськину деваться было некуда, потому что по традиции, законсервированной в неизменном виде веками, завелось, что победителям в корриде надо обязательно танцевать фламенко.
        []
       Накануне Маськин получил сводку из центра, что в его Маськином озере завелась Рыба 007, за которой Маськин когда то гонялся по всему земному шару. Он для этого даже организовал свой Маськин Разведцентр с Headquarters (Головными Четвертинками) в секретном месте, и оттуда ему с секретного радиопередатчика присылали секретные сводки погоды. Также ему сообщали, что лучше в этом году сеять, а чего лучше не сеять, а то хуже будет. Но главную информацию, которую так долго ждал Маськин, ему никак не слали. Маськина интересовало местонахождение Рыбы 007, которую он несколько раз почти поймал, один раз сорок минут сидя в засаде и водя удочкой перед носом Рыбы 007, выжидая у её явочной норки под корягой на дне в Красном море, другой раз в Белом море, третий раз в Креплёном море и наконец в последний раз в Полусухом море пятилетней выдержки. Теперь, когда Маськину поступила информация, что Рыба 007 объявилась в его родном Маськином озере, которое было через дорогу от Маськиного дома, -- упустить он её не мог. Была поставлена на карту честь Маськина как разведчика и спасителя рода человеческого от страшной разведдеятельности Рыбы 007, которая, в общем, ничего страшного не делала, была окуньком среднего, я бы даже сказал, мелковатого размерчика, но Маськин играл с ним в Рыбу 007, и если Плюшевому Медведю было можно устраивать корриду с Плюшевым Бычком, то почему бы ему, Маськи ну, было нельзя выслеживать опасного двойного агента Рыбу 007, который, как теперь оказалось, работал сразу на две разведки -- морскую и озёрную.
       Вы скажете, строгий мой читатель, что оба мои героя просто валяли дурака, а я вместе с ними, что текст у меня какой то вязковатый и продраться через него до слов, которые бы цепляли, -- непросто. Может быть, они, конечно, и есть, эти цепляющие за душу слова, в моих текстах, но добраться до них так трудно, что вы уже бросили пытаться и зашвырнули мою книжку под диван. Лишь убирая комнату перед приездом гостей (отдавая эту дурную дань традиции приёма гостей, чтобы они могли всё ещё сильнее разбросать и взлохматить в течение первых десяти минут после своего прибытия), вдруг наткнулись на мою книжку и, растерянно раскрыв её ещё раз на случайном месте, вдруг нашли как раз эту страничку, почитали, ещё сильнее раздражились и бросили мою книжку опять под диван. Вам ведь надо, чтобы слова, которые цепляют, стояли сразу с начала книжки и в алфавитном порядке! А между тем, в этой главе будет много крючков для рыбной ловли, которые могли бы зацепить и вас, если бы вы согласились обрасти чешуёй и намалевать себе на боку номер 007, потому что рыбы с другими номерами Маськина, как вы понимаете, не интересуют.
       Значит, говорите, валяю дурака. Во первых, вы, убирая комнату перед приездом гостей, -- тоже валяете дурака, читая и не читая мою книжку, -- тоже валяете дурака, и особенно валяете его, родного несчастного дурака, когда ищете в моём вязком тексте слова, которые бы вас зацепили...
       Я, кстати, легко докажу, что все кругом всегда валяют дурака. Посмотрите на даже самых серьёзных лидеров по телевизору -- как бы ни были у них каменны и непроницаемы физиономии -- всё равно так и кажется, что вот вот они рассмеются, просто прыснут от смеха и всему вместе с ними хохочущему народу наглядно и доступно признаются, что, мол, так и так, действительно, валяем с дурака!
       Вас это удивляет? Мир всегда валял дурака. Вы почитайте с этой точки зрения всемирную историю. Конечно, там много перечислено всяких скучных серьёзных резонов: экономика, власть, идеология, борьба интересов -- это всё слова для туалетных газет... Вы посмотрите на поступки великих людей! На поступки их посмотрите! Александр Македонский разве не валял дурака? Валял, ещё как... А Наполеон? Да возьмите хоть кого -- и прочтите историю по новому -- с точки зрения анализа на валяние дурака -- они все всегда валяют дурака, а чтобы их не разоблачили, хихикают только за кулисами, а то их быстро уволят из наполеонов и придут другие, которые настолько профессионально валяют дурака, что, в общем, непривычным взглядом сразу и не отличишь. Вообще профессиональные разведчики у власти валяют дурака гораздо лучше. Они делают это со вкусом и, пожалуй, являются единственными не дилетантами на политическом небосклоне...
       Разведка -- это вообще единственная служба, которая валяет дурака вполне официально... Ну, в каком ещё департаменте можно списать расходы на посещение злачных мест с услугами дам неуравновешенного (чтобы не сказать нескромного) поведения, пиво, виски для спаивания невинных прохожих, которых необходимо завербовать с целью получения ценной информации об их личной жизни, которая в общем оказывается серой, как у всех, и тогда подробные рапорты о ней аккуратно отправляют в архив, а невинных жителей убирают, чтобы те никому ничего не разболтали, а расходы за спаивание, развращение и уборку списывают с государственного бюджета. Убранный гражданин продолжает обычно мирно доживать свои дни, потому что оплата за его уборку тратится на дополнительную выпивку, что именуется в оперативной среде "пересортицей" и допускается в небольших количествах (20 25%) в любой разведке мира. Пока разведчики производят вербовочные подходы, на соседней улице самолёты врезаются в небоскрёбы, взрываются дома, террористами захватываются театры, больницы, школы... Но это не страшно, ведь бюджет на разведку освоен и все квитанции подшиты и сданы в архив. Так что всё в порядке. А неурядицы случаются в любом деле... Ведь мы не знаем, сколько нападений террористов наши разведчики предотвращают! Вот, может быть, в этот самый момент, когда вы лениво читаете эти строки, какой нибудь разведчик спасает мир... Мир держится бледненькой детской ручкой за краешек пропасти, а разведчик его вытаскивает, вытаскивает, а мы тут сидим на диване и ничего не знаем... Единственным следом от этой операции, который останется в истории, будет маленькая помятая квитанция -- билет на проезд на пригородном транспорте, на котором герой разведчик доехал до пропасти, в которую почти свалился мир. Причём если прилагается обратный билет -- значит, герой выжил, если нет -- значит, "he didn"t make it back" (он не сделал этого обратно) (мне всегда было интересно, и чего ЭТОГО он не сделал?). Причём если ему мир спасти не удастся -- мы тоже ничего не узнаем, потому что все сразу погибнем...
       А вы говорите, что разведка не валяет дурака профессионально? Это -- волнующий мир квитанций за пиво, списанных на государственный бюджет! Это движения назад, когда надо вперёд, а потом манёвр налево, когда надо направо, сложная тройная, четверная, пятерная, а особенно часто шестерная игра -- особенно в современном мультиполярном мире, где все хорошие и плохие одновременно, где уже никто напрочь не понимает, кто за кого, кто на кого работает, а кто кому платит, и кому куда вообще бежать, потому что разведка всепроникающа и всегда обладает прекрасной выдержкой, здоровым аппетитом и отсутствием совести, которая у любого сотрудника разведки удаляется хирургически косметическим хирургом опять же за государственный счёт.
       Как, вы не знаете, что сейчас совестью занимаются косметические хирурги? Это раньше совесть была внутренним органом, а теперь её стали настолько выпячивать, что она стала органом внешним и весьма уродующим лицевую поверхность головы и других частей тела, отчего её стали прижигать и удалять, как бородавки, пока она не озлокачествилась и не дала метастазы в виде настоящей честности -- которая в современном мире есть заболевание смертельное. Я не имею в виду доброкачественную ложную честность, которая отрастает у большинства лояльных жителей благополучных западных государств и которую они стали даже демонстрировать в обнажённом виде без специальных честность прикрывающих бюстгалтеров. Это движение называется "нудизм" -- так иной раз своей ложной честностью занудят -- хоть свет туши. Эта показная ложная честность ничего общего с настоящей злокачественной честностью, разумеется, не имеет, потому что произрастает совершенно из другого типа ткани. Ложная честность растёт из ткани трусолицемерной железы, находящейся в жопном отделе человеческого организма.
       Настоящая честность растёт из души, органа, вообще подлежащего хирургическому удалению, как аппендикс, чем в более раннем возрасте -- тем лучше. Всё от греха подальше. Вы уж простите, что я так увлёкся медицинскими описаниями, если вам уже всё удалили, вы вполне можете их пропустить, я пишу это только для тех, кто всё ещё в опасности и не отдаёт должного внимания своим бородавкам, которые, как вы можете видеть из вышесказанного, могут оказаться очень опасными!
       Итак, Маськин стал готовиться к рыбалке не на шутку. Он достал из шкафа рыбалочное оборудование и внимательно его осмотрел.
      
      
      
       Список Маськиного рыбалочного оборудования
      
      
       ● Удочки
       ○ удочка с самонаводящейся боеголовкой;
       ○ удочка с двойным оптическим прицелом;
       ○ удочка с видеокрючком на леске из стекловолокна;
       ○ удочка с лазерным лучеобразователем;
       ○ удочка с атомным поплавком водоизмещением в 300 тонн;
       ○ удочка с прибором ночного видения;
       ○ удочка с прибором дневного в упор не видения;
       ○ удочка специальная № LGX344 (засекреченная технология -- подлежит к рассекречиванию только в 2075 году, -- успокойтесь, мы не доживём).
       ● Прикорм
       ○ шоколадный торт;
       ○ ящик виски;
       ○ 10 таиландских танцовщиц;
       ○ наркотический порошок из плода кустарника Прибалдей.
       ● Наживка для ловли на живца
       ○ откормленный слон;
       ○ гренландский кит;
       ○ Лох Несское чудовище Несси. (А вы думали, отчего его никто не может найти в озере Лох Несс? -- потому что оно уже несколько лет живёт в Маськином шкафу в наборе вещей для рыбалки. Маськин его лично завербовал в Шотландии с помощью дружественного шантажа, что всем расскажет, что у неё хвост не динозаврический -- а помпошкой. Хотя в другом оно, конечно, чудовище хоть куда. Но вы знаете, как западная пресса любит скандальные мелочи!)
       ● Спасательные средства
       ○ звездолёт для внезапной эвакуации населения Земли в случае, если рыбалка примет неожиданный оборот;
       ○ спасательный жилет с трёхдневным запасом манной каши для Плюшевого Медведя, который на рыбалку не ходил, но сидел дома в спасательном жилете на всякий случай и ел спасательную манную кашу;
       ○ спасательные жилеты для рыб, если они случайно упадут за борт;
       ○ свисток для дезинформации;
       ○ фонарь под глазом.
       ● Сопроводительные документы
       ○ справка, выданная Маськину в том, что он не Маськин;
       ○ справка, выданная Маськину в том, что он Маськин;
       ○ справка, выданная Маськину в том, что он и Маськин, и не Маськин одновременно (для одурачивания противника);
       ○ справка, выданная Маськину, что он Кот;
       ○ справка, выданная Маськину, что он Заяц;
       ○ канадский паспорт на имя Нешпионкина с фотографией Маськина;
       ○ разрешение на ловлю рыбы в запрещённом месте;
       ○ запрет на ловлю рыбы в разрешённом месте (для оправдания, почему не ловили, когда ловить было можно, но было неохота);
       ○ фотография международного террориста
       Будь Тебе НеЛадана в костюме рыбы на случай, если он, переодевшись рыбой, окажется в Маськином озере).
       ● Спецсачки
       ○ обыкновенный сачок для доставания рыбы -- 1 штука.
       Погрузив оборудование на Маськину вёсельную лодку, которую капитан Немо лично заказал для Маськина из остатков деталей для "Наутилуса", собранную по частям на разных верфях Европы и Америки, Маськин вышел в открытое озеро один, потому что на такое опасное задание, которое он сам себе дал, всегда, по негласному коду чести разведчиков, надо отправляться в одиночку. Сам себе дал -- сам себе и отправляйся.
       Маськин взял курс норд зюйд вест ост, отчего, как вы понимаете, всё время крутил по озеру, выписывая неровные эллипсы по его прозрачной, не тронутой привычным на многих других озёрах мазутом глади.
       Рыба 007, как это ни удивительно, была готова к облаве. Дело в том, что, будучи простым ни в чём не повинным окуньком, Рыба 007 всё таки за годы интенсивного преследования её Маськиным научилась кое каким шпионским приёмчикам и недавно завербовала всех кротов на Маськиной лужайке, которым сказала, что сама является переодетым кротом, а они и поверили, потому что не хотели лишний раз испытывать свою новообретённую зрячесть. Шпионские тёмные очки у них уже были (это, как вы помните, были старые солнечные очки Маськина). Кроты, работая в глубоком подполье, выяснили, что Маськину пришла информация о местонахождении Рыбы 007. Рыба 007 немедленно поменяла номер, написанный Маськиным у неё на боку ещё в те времена, когда ему удалось её подержать в руках на Красном море. Рыба наслюнявила себе бок, потёрла и надписала "008", после чего стала прогуливаться по берегу, пока Маськин колесил по Маськиному озеру.
       Но не тут то было. Маськин легко разгадал этот манёвр и тут же, выскочив на берег, ловко набросил на Рыбу 007 сачок. Они оба -- Маськин и Рыба 007 -- весело засмеялись и пошли пить чай с плюшками в беседку, где к ним присоединились просидевший дома всю рыбалку Плюшевый Медведь в спасательном жилете, Кашатка, Шушутка, два Маськиных тапка, два попугая -- а коты не присоединились, потому что ещё спали и вообще с рыбами чай не пили по принципиальным соображениям.
       А вы говорите, разведка не валяет дурака?
      
       Глава двадцать вторая
       Маськин и ягодный пирог
      
      
       Однажды Маськин приготовил свой знаменитый ягодный пирог. Я вообще не люблю литературные произведения, которые упоминают блюда и кулинарные изделия без надлежащего рецепта. А то потом гадают сто лет, и какое он там, этот классик, блюдо имел в виду, короче -- полное разочарование. Поэтому я приведу точный рецепт пирога, чтобы не было потом споров и разногласий.
       Кстати, этот пирог Маськин подсмотрел, как делать, у Ганса Христиана Андерсена, который жил в Дании, а Маськин там был проездом. Он там спасал девочку со спичками, чтобы она от холода не окочурилась, а Ганс Христиан там же на улице стоял и увековечивал, как она окочуривается... Так они с Маськиным и познакомились. Андерсен пригласил Маськина с девочкой погреться и угостил их своим датским пирогом. Потом Андерсен пообещал Маськину приглядеть за девочкой, но девочка, правда, всё равно окочурилась на следующую ночь, потому что Андерсен опять её увековечивал, а мороз был страшный... Маськин после этого с Андерсеном не переписывается, но как делать пирог, всё таки подглядел. Так и стали все звать этот Маськин пирог Датским Пирогом, хотя так его звали, только пока его Маськин делал и кому нибудь давал, ну а как только его кто нибудь брал, то его сразу начинали звать Братский Пирог, потому что его уже как бы, сами понимаете, брали, а потом его звали Съетский Пирог, когда его, разумеется, уже съели. У Маськина проживал колоссальных размеров семивёдерный самовар, и он нередко помогал Маськину печь пирог, поэтому рецепт, записанный с его слов, мы здесь и приводим:
      
      
      
       Рецепт Маськиного ягодного пирога
      
      
       1. Испечь коржик в виде плоской корзинки из песочного теста.
       2. Наполнить его ванильным пудингом, сверху забросать свежими ягодами и залить клубничным желе.
       3. Съесть.
      
      
       Итак, Маськин изготовил однажды совершенно огромный ягодный пирог. Он оказался размером с годовой бюджет одной страны, название которой мне не хотелось бы здесь упоминать из за тех поступков, которые эта страна совершила по отношению к Маськиному ягодному пирогу. Это может подорвать репутацию Организации Объединённых Простраций, в которую входит эта страна, и тем самым нарушить стабильность мировой нестабильности, чего бы я, как вы понимаете, не хотел, потому что как нарушишь, потом ищи себе опять другой глобус...
       Для удобства будем называть эту страну ГУЯП (Государство, Укравшее Ягодный Пирог). Да, а вы что думали? Именно так. Взяло и украло. Маськин поставил готовый пирог на подоконник, а государство ГУЯП подкралось, тяп пирог и давай бежать. Маськин даже глазом не успел моргнуть (а моргал Маськин, надо сказать, очень профессионально, он ведь был чемпионом художественного моргания).
        []
       Плюшевый Медведь с Шушуткой было погнались за государством ГУЯП, но у него были длинные ноги (есть государства, у которых длинные руки... с такими лучше не связываться, а есть государства, у которых длинные ноги, они обычно тяпнут что нибудь и бегут со всех ног). Так и это государство умчалось на свою национальную территорию, а Плюшевому Медведю с Шушуткой виз на въезд не выдало. Плюшевый Медведь с Шушуткой постояли, постояли да и пошли домой, не солоно нахлебавшись...
       А в самом государстве ГУЯП прибытие Маськиного ягодного пирога восприняли с поддержкой. По опросам населения выходило, что:
      
      
      
       Опрос общественного мнения жителей государства ГУЯП
      
      
       55% -- кражу пирога одобряли полностью,
       35% -- считали, что надо было переть пирог с подносом,
       8% -- считали, что надо было стащить ещё и Маськины тапки,
       и только 2% -- сомневались в законности кражи пирога, но всё равно одобряли действия правительства, потому что опасались, что если будут выступать против, то им то пирога и не дадут.
       Понимаете, какая штука? Демократия, она ведь как -- должна подчиняться требованию большинства. А раз большинство одобряет -- так как же не красть? Это выходит действовать вопреки воле народа? Это выходит становиться антинародным государством? В мире отнеслись с пониманием к воле народа ГУЯПа, тем более что наблюдателей при народном референдуме было больше, чем народа.
       Государство ГУЯП признали народным, и оно умилилось на своё население и начало Маськин пирог делить. Тут то проблемы и начались. Пирог, как указывалось, был больше годового бюджета ГУЯПа, и к таким крупным финансовым операциям гуяпцы были морально не готовы. В ГУЯПе началась гражданская война. Гуяпцы разделились на два лагеря: Партию продольников и Партию поперечников. Продольники считали, что пирог надо делить, разрезая в длину, а поперечники требовали резать поперёк. Пирог был круглый, но государство ГУЯП сразу его спрятало в Национальный Банк ГУЯПа, и поэтому население не смогло ознакомиться с существом дела. Партии же эти и без пирога друг друга недолюбливали и поэтому принялись лупить друг друга, невзирая на такие мелкие подробности: круглый, некруглый... какая разница... Тем более на гуяпском языке эти два понятия различались слабо. Они в процессе своего исторического развития ничего круглее кирпича не видели, и поэтому эти понятия в гуяпском языке как то не разделились.
       Организация Объединённых Простраций вмешалась практически немедленно, потребовав прекратить потасовку и разделить пирог всем поровну. Однако гуяпцы её не слушали и продолжали воевать. Вообще государство ГУЯП всё время пребывало в состоянии какой нибудь войны. В 1952 году, получив независимость от Британии, ГУЯП стало искать свой особый образ государственности. Вот краткая история войн ГУЯПа за последние пятьдесят лет.
      
      
      
       Краткая история войн государства ГУЯП
      
      
       1952-- 1958 Война за британское наследие -- два огрызка яблок и три окурка сигар
       1958-- 1962 Война за раздавленный лимон
       1962-- 1964 Колбасная революция
       1964-- 1968 Антиколбасная контрреволюция
       1968-- 1969 Помидорный государственный переворот
       1969-- 1978 Сливовое сопротивление
       1978-- 1985 Абрикосовая блокада
       1985-- 1992 Сифонное опрыскивание
       1992-- 1999 Сюськи масюськин конфликт
       1999-- 2004 Война за орлиное оперение
       2004 -- до сих пор Война за раздел Маськиного ягодного пирога
        []
       Президент Государства ГУЯП неофициально переправил Маськин ягодный пирог на хранение в швейцарский банк, оттуда его в титановом сейфе переслали в Соединённые Штаны под личную опёку президента Бушкина.
       Бушкин приказал принести ему Маськин ягодный пирог для осмотра, но когда сейф открыл -- там оказалось пусто. Произошла усушка и утруска, в результате которой до президента Бушкина дошли практически одни крошки. Бушкин лично запер сейф обратно, понимая, что все подозрения падут на него, потому что он последним видел пирог и у него не было подходящего алиби. Президент Бушкин твёрдо решил тайну исчезновения пирога скрыть, и война в ГУЯПе идёт до сих пор.
       Ну что вам сказать, никто в этой войне не виноват. Ну, давайте проанализируем. Маськин не виноват, потому что он всегда делал Плюшевому Медведю и Шушутке их любимый ягодный пирог. ГУЯП, как государство, тоже не могло сдержаться, когда увидело Маськин ягодный пирог, стоящий без присмотра на подоконнике. Ведь все знали, что Маськин ягодный пирог больше годового бюджета ГУЯПа... Как же государство ГУЯП могло пропустить такую возможность? Ведь оно стоит на службе у гуяпцев и для того и создано, чтобы интересы этих самых гуяпцев защищать, а кража пирога, как мы видели, была практически полностью одобрена гуяпским народом. Гуяпский народ виноват? Ну, вы хватили... Обвинять народ -- это расизм. Идите полечитесь... Плохих народов не бывает, бывают неудачные обстоятельства. Ну, швейцарцы тоже не виноваты, им не по рангу хранить такой объект... мирового значения, каким оказался Маськин ягодный пирог. Выходит, виноват Бушкин, что не уберёг, но он то вообще ни при чём, к нему сейф совсем пустой дошёл. Ну, практичемки пустой. Так знаете что, те крохи, что президент вымел из сейфа, не имели уже значения, тем более что он их не съел, а только произвёл пробу на язык. Тем более что Бушкин от всех пропажу пирога скрыл, а когда никто не знает, что он пропал, то он как бы и не пропал. Понимаете? Кроме того, вы представьте, какая ответственность легла на плечи президента Соединённых Штанов? Вы могли бы вот так взять и принять на себя такую ответственность? Что, молчите? Вот и помалкивайте... Вы хоть на минутку представьте, каково им, президентам... Одни по подоконникам пироги тырят, другие пропажу пирогов скрывают... Вот они, тихие герои нашего времени, неприметные серые богатыри, творящие историю прямо на наших глазах.
      
       Глава двадцать третья
       Маськин на прогулке
      
      
       Как-- то Маськин прочёл поэму Некраскина "Кому там ещё жить хорошо?" и задумался. А кому, интересно, в Маськином лесу жить хорошо? Маськин спросил себя, хорошо ли ему жить, и решил, что ему хорошо. Плюшевый Медведь тоже сказал, что ему хорошо, потому что он уже покушал каши с вареньем, а остальные жители дома не ответили, потому что были заняты кто чем. Коты спали, Шушутка мастерил самолёт из старого валенка, Кашатка делала поделку из бутылки, насыпая в неё послойно песок, подкрашенный в разные цвета. Было видно по роду их занятий, что живётся им неплохо. Маськины политически подкованные тапки попросили дать им подумать над ответом до зимы, потому что всё будет зависеть от результатов их коалиционной борьбы с Маськиными зимними сапожками.
       Маськин решил, что опрос жителей Маськиного дома недостаточно показателен, и позвонил хомяку индивидуалисту Гамлету на новую квартиру, но там ответила какая то мышка мутантка и сказала, что хомяк просил его до зимы не беспокоить, потому что он всё лето готовится к спячке -- читает немецких философов. Обычно прочтение "Критики чистого разума" Канта вводило его в ступорозное состояние сроком минимум на три месяца. А тут ему Кант прислал новый труд -- "Критику грязного безумия" -- и он его теперь усиленно изучает. "Вот зимой звоните сколько угодно -- всё равно вам никто не ответит -- все спать будут", -- обходительно сказала она и мяукнула в трубку, но Маськин не удивился, потому что от мутантов всего можно ожидать.
       Тогда Маськин решил отправиться на прогулку и выяснить подробнее, кому в лесу жить хорошо. Поскольку Плюшевый Медведь предпочитал гулять, лёжа на диване дома, а все остальные были заняты, Маськин уговорил пойти с собой только свои Маськины тапки и отправился на прогулку вдоль лесной дороги, на которой стоял Маськин дом.
        []
       Первым Маськину повстречался Бобёр. Он волочил обгрызанное бревно и тяжело вздыхал. Маськин поздоровался и спросил, хорошо ли Бобру живётся.
       -- Ой, не спрашивайте... -- заохал Бобёр. Было видно, что ему приходится несладко. Бобёр был строительный подрядчик, а лето для строительных подрядчиков -- горячая пора.
       -- А всё таки? -- уточнил Маськин, потому что любил животных, хоть и недолюбливал строительных подрядчиков. Маськин знал, что они обычно больше рушат, чем строят.
       -- Я только что построил сам себе бассейн, -- запричитал Бобёр. -- Знаете, так за день в запруде наплещешься, хочется культурно в бассейне отдохнуть. Вырыл бассейн, всё по людски, лампочки навесил, водичку чистенькую налил -- потратил страшные тыщи на материалы. Только сел, расслабился -- прилетает муха и давай меня кусать. Я ей говорю -- приходи завтра в рабочее время, там уж до кучи и покусаешь, всё равно, как в рабочее время страдать -- топором махать или от мух отмахиваться, -- время то идёт, а заказчик по часам платит. А тут, понимаешь, присел строитель отдохнуть в чудный такой бассейн, а ты кусаешься. Нехорошо. А муха давай ещё пуще кусаться. Я уж её и так, и эдак прихлопнуть пробовал, нет никакого житья. Убежал я из бассейна, пошёл запруду доделывать, потому что на рабочем месте даже мухи почему то не кусаются.
       Маськин удивился и спросил:
       -- Надо же, такая маленькая муха, а всё капиталовложение ваше подпортила -- какое ж купание, когда тебя кусают?
       -- Не говорите, -- вздохнул Бобёр. Так оно, видать, несправедливо в мире устроено, что удовольствие от многотысячной затеи какая то противная муха портит, которая сама то и рубля не стоит.
       -- А вы на неё жаловаться пробовали? -- спросил Правый Маськин тапок. -- Напишите письмо во Всемирную Мухобойную Ассоциацию -- вам пришлют оттуда термоядерную мухобойку. Говорят, сильная вещь, один раз используешь -- не то что мухи, даже слоны беспокоить больше не будут. За мухами стоят миллионы лет эволюции. Вон какие прыткиеТак просто с ними не справишься.
       За строительными подрядчиками миллионов лет эволюции не стояло, и Бобёр, потерев лоб, пожаловался:
       -- Да с мухами ведь как -- они мстительные бестии. Лучше с ними не связываться. Я вот этой мухе строил дом, так она на меня взъелась, что я, видите ли, дверное отверстие сделал маленькое, её благородие не пролазит с. А я говорю, зад меньше отъедать надо было. У меня что в архитектурном плане указано, то я и строю. Ну, а то, что архитектор кофе пролил и метры с миллиметрами размазались, -- так это пусть она архитектора кусает. Я то тут при чём? Думать вы меня не заставите, не для того я эту профессию выбирал. Мы, строители, строим, а думать нам необязательно.
       -- А, так значит, у вас существовали предварительные отношения с вышеуказанной мухой, -- пояснил Правый Маськин тапок. -- Тогда ваш инцидент неудивителен.
       -- Почему неудивителен? -- возмутился Бобёр. -- Я ж ей в компенсацию дымоход поширше сделал, а она, стерва, теперь жалуется, что её в него выдувает. Не угодишь на этих мух, то им дверь мала, то дымоход велик...
       -- А вы её сапогом бить пробовали? -- поинтересовался Маськин Левый тапок. -- Я знал одного сапожника, так он недовольных клиентов бил сапогами -- вы знаете, очень помогало. А то тоже пристанут -- почему оба сапога левые? Недолюбливает народ левую обувь, а зря. Ведь все по большей части встают с левой ноги, вот поэтому мы, левые тапки, больше изнашиваемся...
       -- Да я что только ни пробовал -- не отстаёт муха, -- пожаловался Бобёр. -- Совсем спендрила, всего меня искусала, с тех пор как у неё на днях крыша в доме обвалилась... А я ведь её предупреждал -- не чихай сильно, опоры на сильный чих не рассчитаны!
       "Да, непростая у Бобра жизнь", -- подумал Маськин и пошёл дальше. Навстречу ему, мотая рогами, топал Лось.
       -- А вы хорошо живёте? -- спросил его Маськин.
       -- Да какое там! -- махнул рогами Лось. -- Всю жизнь лосём работаю на полторы ставки.
       -- И что, вам не нравится ваша работа? Вам, кажется, это занятие подходит, ведь вы, кажется, извините, лось?
       -- Да? А в школе говорили, что у всех возможности равные. Я и настроился стать бабочкой. Всю юность пытался порхать. Не получалось... Так вся жизнь у меня и перековеркалась... Ненавижу свою работу, хоть рога скидывай.
       "Непорядок это, -- подумал Маськин. -- И чего это им в школах за бред несут?"
       А тут ему как раз навстречу Глухарь, местный учитель. Маськин его и спрашивает:
       -- Товарищ Глухарь -- вам то хорошо живётся? Вы всех поучаете, тетрадки проверяете, двойки кому хотите ставите, лосей на карьеру бабочек ориентируете. Вам то, должно быть, привольно живётся?
       -- Да какое там! -- запричитал Глухарь. -- Детки совсем с ума сошли, мнения свои имеют, дичают и в пампасы на перемену бегают, а оттуда их никак не дозовёшься... Раньше хоть бензин нюхали, а теперь на авиационное топливо перешли. Раз нюхнут -- до вечера по лесу порхают.
       -- Я не совсем об этом, -- уточнил Маськин. -- Вот Лось жаловался, что вы о каких то равных возможностях разглагольствовали, отчего ему всю жизнь перекалечили, хоть рога сбрасывай.
       -- А это не ко мне, -- заотнекивался Глухарь, -- мне какой учёные учебник накропали -- то я и преподаю. У нас ведь как: что сверху спущено -- то свято. Скажут, что пингвины -- тропические птицы, -- я так и буду учить, ведь не важно, чему учишь, важно, чтобы эти бандиты, пока мы их в школах и университетах удерживаем, делов снаружи не наделали... рабочие места не порасхватали... А как мы их с дипломом отпускаем -- они уже не опасны. Во первых, они слишком стары к тому времени, чтобы за настоящую работу браться, во вторых, мы им такие кручёные дипломы выдаём, что их никто на работу то и не берёт... Так что не беспокойтесь, товарищ Маськин, за своё рабочее место, у вас его никто не отбирает благодаря моему скромному учительскому труду.
       -- А я натуральным хозяйством живу, -- признался Маськин, -- мне рабочего места не надо.
       -- Тем более не беспокойтесь, -- подтвердил Глухарь. -- Мы настолько ненатуральным вещам их учим, что они на ваше натуральное хозяйство претендовать не будут. У них в глазах по окончании учёбы смесь авиационного топлива с интегральным исчислением -- полная гарантия, что вашему натуральному хозяйству ничего не угрожает. Хозяйствуйте натурально себе на здоровье... Я это вам в натуре гарантирую, как педагог.
       Маськин отправился дальше, а ему навстречу местный Учёный Уж ползёт. Маськин его сразу спросил, почему это он такие учебники для Глухаря пишет, что лоси потом рога сбрасывают от разочарования, что не стали бабочками.
        []
       -- В моём учебнике, -- ответил Учёный Уж, -- отражена ставшая более тесной связь классического анализа с комплексным и функциональным анализом.
       -- А что это вы там про равные для всех возможности указали? -- заволновался Маськин Правый тапок.
       -- Видите ли, -- ответил Уж, -- на то и существует логическая символика, множество, функция, вещественное число, предел, непрерывность -- вот на основе их такое равенство возможностей и определяется.
       -- А вы вообще уверены, что учитель Глухарь понимает, что вы там понаписали? -- возмутился Маськин.
       -- Уважаемый голубчик, -- вздохнул Учёный Уж, -- дифференциальное и интегральное исчисление функций одной вещественной переменной не всегда однозначно. Иногда требуется и дифференциальное исчисление функций многих переменных...
       Маськин с тапками остались моргать на дороге, а Учёный Уж пополз дальше, брезгливо качая головой, -- мол, неучи какие, а ещё туда же лезут -- разговоры разговаривать...
       Стук Дятла заставил Маськина очнуться. Дятел был участковым врачом и врачевал больные деревья.
       "Ну, этому то точно в лесу хорошо", -- подумал Маськин и побежал разговаривать с Дятлом.
       -- Вам, господин Дятел, хорошо ли в лесу живётся? -- радостно спросил Маськин.
       -- Тук тук, -- ответил Дятел, -- а вы сами постучите головой о дерево весь день, а потом спрашивайте, хотя я думаю, что у вас к концу дня спрашивалка то и отвалится.
       -- Но ведь вы давали клятву Дятлократа, это ведь благородная профессия! -- возмутился Правый Маськин тапок.
       -- А ты, старая калоша, вообще помалкивай -- а то стукну куда следует, -- застучал Дятел.
       -- Так вы стукач! -- обрадовался Левый тапок. -- Стукачи -- это санитары общества! Без стукачей общество не могло бы функционировать. Даёшь стукачей!!!
       -- А ты, левый шлёпанец, вообще помалкивай -- а то я тебе быстро клизму с летальным исходом пропишу -- будешь знать тут гегемонию разводить.
        []
       Маськину Дятел не понравился, тем более было видно, что хоть он и простой участковый врач, но стучит прямо наверх, а с такими, того гляди, на нарах очутишься в качестве среднестатистической рабочей единицы построения нового общества, которое у нас вот вот опять начнут строить.
       Маськин подхватил тапки в охапку и побежал подальше от Дятла. Тут он натолкнулся на Волка в Законе.
       -- Хорошо ли вам живётся? -- спросил Волка в Законе Маськин.
       -- Ты чё, алямс трафуля, на шконках ни разу... я тебе на агальцах всё алмазно растолкую, гони декан.
       Маськин испугался, что Волк в Законе говорит на иностранном языке, но Правый Маськин тапок, который в своё время, как и все тапки с правым уклоном, был репрессирован и отгудел по полной четвертак, перевёл, что Волк в Законе сказал: "Вы что, несерьёзный человек, ни разу не сидели на нарах? Я вам всё на пальцах растолкую, гоните червонец".
       Червонца у Маськина с собой не было, и он от греха подальше побежал назад к дому, но тут натолкнулся на Кабана, который служил в лесу защитником правопорядка. Ну, этому то точно хорошо, решил Маськин и спросил Кабана:
       -- Товарищ Кабан, вам хорошо ли в лесу живётся?
        []
       Кабан посмотрел на Маськина, как на отбросы, и проверил у него документы. Левый тапок Кабан задержал до выяснения личности, потому что тот ему показался подозрительным. Правый тапок тоже был задержан за лагерное прошлое.
       Маськин босиком уже не пошёл, а побежал домой. Уже у самого дома на него наткнулся Хорёк, известный в лесу политический деятель.
       Маськин решил с ним не заговаривать, чтобы тот его ещё чему нибудь не научил, за что нибудь не настучал и что нибудь не задержал. Но Хорёк сам обратился к Маськину, представьте, с этим же самым Маськиным вопросом.
       -- А как вам, Маськин, собственно, живётся в нашем лесу? -- поинтересовался Хорёк и улыбнулся на всю хорячью физиономию.
       -- С утра жилось хорошо, но как вышел из дому, так уж и не знаю, как обратно добраться. Больно народ у нас серьёзный.
       -- Да, народ у нас что надо, -- ответил Хорёк. -- Вы вот думаете, нужно много денег иметь, как у Бобра, или там Волком в Законе быть, чтобы счастье привалило? Нет. Нам, хорькам, лучше всех живётся. У нас и бассейны больше, чем у бобров, и мухи нас не кусают, и учим мы всех всякому бреду, как глухари, и умничаем, как ужи, и воруем, как волки в законе, и по зубам всем можем дать, как Кабан.
       -- Нет уж, я уж лучше как нибудь натуральным хозяйством обойдусь, -- сказал Маськин и убежал домой.
       А тапки вернулись только утром и больше на прогулку с Маськиным решили не ходить. И вообще наружу не ходить, потому что тапки -- это обувь домашняя. Также они решили уступить Маськиным зимним сапожкам первенство -- пусть они с Маськиным за всё отдуваются, а они, тапки, и под кроватью постоят, пока Маськин снаружи шляется. Под кроватью то всяко уютнее, чем на нарах.
       Так в чём мораль? А в том, что дома сидеть надо, от греха подальше, а не шастать по лесу с провокационными вопросами.
      
       Глава двадцать четвёртая
       Маськин и Кока Кола
      
      
       Миссис Кока Кола была немолодой дамой. Её стеклянная бутылочная талия хранила ещё след эстетики салунов Дикого Запада, резная фигурка с гранёным горлышком позволяла вообразить себе ковбоя, на своих четырёх выползающего из питейного заведения на пыльную дорогу -- к её трезвым, как курсы профилактики дорожных происшествий, стопам.
        []
       Она не была пошла, как современные двухлитровые пластиковые бутылки, но содержала в себе толику напитка, захватившего в последнее столетие мир и застревающего в пищеводах на полпути в желудки честных жителей на разных концах Земли. Короче, миссис Кока Кола была достаточно знаменита, чтобы не представляться, когда однажды в жаркий полдень она постучала в дверь Маськиного дома, чтобы попросить стакан воды и немного передохнуть.
       Дверь миссис Кока Коле открыл Шушутка и, обрадовавшись такому знаменательному визиту, напоил её ключевой водой. (Миссис Кока Кола сама кока колу не пила, поскольку страдала от неё отрыжкой, явлением не вполне удобным для приличной дамы её лет и наружности.)
       Маськин, встретив у себя на кухне миссис Кока Колу, пьющую ключевую воду, учтиво поздоровался и предложил ей отдохнуть от полуденной жары в Маськином холодильнике. Миссис Кока Кола приглашение благосклонно приняла и проспала у Маськина в холодильнике аж до пятичасового чая. Пока миссис Кока Кола спала, в мире случились замечательные изменения. В России народ опять стал попивать холодненький квасок, да и другие нации вернулись к своим старинным прохладительным напиткам. А то во многих языках на вопрос "Что вы будете пить?" давно уже появился стандартный ответ: "Колу", как будто это слово стало синонимом слова "вода". Вытерев губы от своих национальных напитков, народы Земли спохватились: "И как так получилось, что нам втемяшили пить эту возмутительную чёрную жидкость, с трудом спускающуюся в желудок?" Но не тут то было. Прозрение оказалось кратковременным. Миссис Кока Кола проснулась, вылезла из Маськиного холодильника, и мир опять, словно зазомбированный какой то инопланетной злой высшей расой, стал послушно вливать в себя эту жидкость, отличающуюся от бензина, пожалуй, только тем, что если её залить в бак -- машина не поедет... А, ещё она не горит, чем, в общем, кока кола и снискала расположение пожарников... Вот, собственно, и все её положительные стороны...
       Миссис Кока Кола отблагодарила Маськина за гостеприимство и осталась пить чай с Маськиным и всеми жителями Маськиного дома, потому что миссис Кока Кола, как вы понимаете, пила практически всё, кроме кока колы. Так обычно случается, что сапожник остаётся без сапог, врач не может себя излечить, пожарник -- себя потушить, вор -- себя обокрасть, а милиционер -- себя посадить... в этом и есть несовершенство устройства профессионального мира. Вы будете спорить? Хорошо. Часто ли вы встречали зубных врачей, которые сами себе лечат зубы? Нечасто? Ну вот. Так и миссис Кока Кола не была в состоянии себя напоить, поскольку, хоть она и была по горлышко полна этим восхитительным по своей неусвояемости напитком, в себя миссис Кока Кола не могла влить его не капли -- душа не принимала.
       Плюшевый Медведь как раз лечился за чаем промыванием Плюшевого Медведя Маськиной ореховой настойкой и предложил миссис Кока Коле тоже угоститься. Миссис Кока Кола не отказалась и приняла две три рюмочки за милую душу. Потом начался разговор.
       -- Вы, миссис Кока Кола, откуда родом будете? -- деловито спросил Маськин Правый тапок.
       -- Вообще я родилась в аптеке 8 мая 1886 года в небольшом тогда американском городе Атланта, на заднем дворе дома фармацевта Пембертона. Моими родителями были папаша Кокаин и мамаша -- американский орешек Кола, также известная как кружащий голову лёгкий наркотик... -- начала свой рассказ миссис Кока Кола. -- До начала XX века кокаин был разрешён и в Америке, и в Европе. Всё светское общество того времени его употребляло. Когда кокаин попал в разряд запрещённых, его пришлось убрать из моей биографии, а в середине века по тем же причинам была удалена и мамаша -- экстракт орешка колы.
       -- Непростая судьба, -- вздохнул Правый тапок, который знал горесть разочарований не понаслышке.
       -- А, так вы теперь уже совсем не та... -- беспардонно заявил Левый тапок. -- В вас нет ни Коки, ни Колы...
       Миссис Кока Кола посмотрела на Левый тапок Маськина с лёгкой неприязнью и проронила:
       -- Вы что же, хотите, чтобы я поила детей кокаином? Вы знаете, что каждую секунду в мире выпиваются 8000 стаканов кока колы? Если всю выработанную более чем за сто лет кока колу разлить в бутылки, выложить в одну линию и обвить ею Землю, то её хватит, чтобы обернуть нашу планету 4334 раза. Кстати, подобная цепочка к Луне дотянулась бы туда и обратно 1045 раз. Если всю выработанную кока колу раздать в бутылках всем жителям планеты, каждый из вас получил бы по 767 бутылок. Если бы всей выработанной кока колой заполнить бассейн глубиной 180 сантиметров, то его длина составляла бы 33 километра, а ширина достигла бы почти 15 километров. В такой бассейн могут одновременно войти 512 миллионов человек. Я вам не какая то бутылка с дрянной жидкостью... Бутылок со мной во много раз больше, чем в мире на руках найдётся копий Библии, Корана и Торы. Я уже не напиток, я общественное явление, не менее распространённое, чем грипп.
       -- Дорогая миссис Кока Кола, -- засуетился Плюшевый Медведь, подливая ей ореховой настойки, -- мы вовсе не хотели вас обидеть. Мы просто пытаемся понять, что значит явление, когда подавляющая часть человечества сознательно и добровольно вливает в себя напиток объективно сомнительного вкуса, специально напоминающий по вкусу отвар из кокаина и наркотического ореха, которых в нём больше нет!
       -- Это, знаете ли, как окурки лизать или пустые пачки из под сигарет нюхать, -- заявил Маськин Левый тапок и смачно затянулся папироской. Левый тапок вообще иногда себе позволял побаловаться дымком, чем очень нервировал Правый тапок, у которого был хронический бронхит и он частенько подкашливал.
       -- Вы не спрашиваете, почему люди делают другие глупости? Мало ли чего только люди не делают... -- обиделась миссис Кока Кола и засобиралась уходить. Но тут Маськин принёс с кухни огромную кастрюлю своего восхитительного знаменитого компота, и миссис Кока Кола решила задержаться на стаканчик другой этого божественного питья...
       -- Человечество по жизни больно на всю голову, -- заявила миссис Кока Кола. -- Я не причина, а следствие глупости этого мира. Ну, попили дурману, и ладно, нет, до сих пор мешают в меня всякую секретную субстанцию и поят всех кругом, а люди не задумываются, что пьют. Они не задумываются и над более серьёзными вещами. Люди вообще не созданы, чтобы задумываться. Вот если бы от меня падал замертво каждый второй -- тогда, согласна, другое дело... А то, что я поперёк горла встаю, -- это дело неподсудное... Мало ли, что у людей встаёт поперёк горла. Вообще я вам так скажу -- если бы каждый человек задумывался хотя бы на ту толику времени, что у него берёт осушить стакан со мной, и он бы вместо того, чтобы вливать в себя то, что внутрь идти не желает, задумывался о себе, о своей жизни, о том, что его окружает и куда он идёт, -- на Земле не было бы войн, не было бы голодных, все бы ходили в чистых майках и человечество можно было бы показывать на выставке, как пример вида разумных существ... Но дело ведь не в том, что они меня пьют и поэтому не думают. Можно подумать, если бы они меня не пили, они бы стали думать! Не тут то было. Шиш вам. Представьте себе, сколько убийств, краж да и просто глупостей было бы совершено в то время, как люди заняты тем, что сначала меня пьют, а потом борются с тем, чтобы я не вышла наружу!
       -- Да, мы не подумали об этом... -- извинился Левый Маськин тапок и предложил миссис Кока Коле закурить, но она отказалась, потому что вела здоровый образ жизни и не только не пила кока колу, но и не курила.
       -- Ведь весь смысл не в том, что люди пьют... -- задумчиво сказала миссис Кока Кола и собралась покинуть Маськин дом.
       -- Какая женщина, -- мечтательно сказал Правый Маськин тапок, когда миссис Кока Кола ушла. -- Если б её ещё пить было можно, цены бы ей не было...
       -- Да, -- сказал Маськин, -- далеко нам до современных вкусов, -- и налил себе ещё компоту.
      
       Глава двадцать пятая
       Маськин и Макдональдс
      
      
       Однажды Невроз Плюшевого Медведя проснулся в корзине для бумаг, где он проживал среди порванных малозначительных писем и фантиков от конфет, и встретил надкусанный бутерброд Макдональдс с ещё вполне недурно сохранившимся гамбургером. Его туда бросил Шушутка, видимо, разочаровавшийся в этом питательном и, главное, редко встречающемся в Маськином доме продукте.
       Невроз Плюшевого Медведя набросился на Макдональдса и съел его не жуя, потому что, во первых, был очень голоден, особенно с утра, а во вторых, думал, что Fast Food (Скоропостижную Жрачку) надо есть очень быстро, чтоб не отобрали, и, следовательно, на процесс жевания, требующий некоторой задумчивости, у Невроза Плюшевого Медведя просто не хватило времени.
       Неудивительно, что у Невроза Плюшевого Медведя практически сразу разболелся животик, и он заплакал. Плюшевый Медведь любил свой Невроз и не давал его никому в обиду. Услышав привычное рыдание из корзины для бумаг, Плюшевый Медведь стал выяснять у Невроза Плюшевого Медведя, кто его обидел.
       Невроз Плюшевого Медведя нажаловался на Макдональдса, а Плюшевый Медведь немедленно доложил Маськину, какая обида тут учинилась. Маськин был защитником всех обиженных и обожравшихся. Он обладал замечательной врачевательной способностью: например, объестся Плюшевый Медведь -- лежит и охает, а Маськин поводит ему пальчиком по животу и пробормочет старый знахарский лечебный заговор:
      
       ...У вороны заболи, у сороки заболи,
       А у Медведя заживи, заживи, заживи...
       ...У вороны заболи, у сороки заболи,
       А у Медведя заживи, заживи, заживи...
      
      
       От этого у Плюшевого Медведя пукалка активизируется и всё проходит...
       Однако сей метод был не без побочных эффектов. Надо сказать, что в Маськиной округе от таких радикальных лечебных действий все сороки и вороны давно перевелись. Кто не выдержал напора различных заболеваний и окочурился, грузно шлёпнувшись с ветки, а кто переселился от греха подальше за 105 й километр от Маськиного дома, где Маськин заговор не действовал.
       Маськины лечебные мероприятия помогли поставить Невроз Плюшевого Медведя на ноги несмотря на то, что Маськин Невроз при этом бегал по всему дому, открывал все медицинские книжки и журналы "На здоровье" и восемь раз звонил в "скорую помощь", которая так и не приехала, потому что оказалось, что Маськин Невроз от волнения по ошибке всё время набирал номер местного зоопарка, а там отвечал слон: "Вы не туда попали".
       Как только Невроз Плюшевого Медведя поставили на ноги, он тут же побежал и забился обратно в корзину для бумаг, где немедленно заснул, чтобы поскорее позабыть неприятный инцидент с Макдональдсом.
       Маськин же всё таки решил этого так не оставлять и отправился к мистеру Макдональдсу жаловаться.
       Мистер Макдональдс был клоун неприятной наружности. Таких клоунов снимают голливудские режиссёры, страдающие шизоидными расстройствами. Такая, знаете ли, у него была зловещая улыбка, что так и хотелось закричать "А А А!!!" и побежать, лихорадочно оглядываясь, не гонится ли за тобой этот самый клоун с топором.
       Вообще шизофреники из Голливуда очень запустили свои заболевания. Иной раз такое снимут -- ну хоть вяжи их в смирительную рубаху да изолируй от общества в срочном порядке. Однако, как это ни странно, общество смотрит их бред, а потом оставляет на свободе и даже совершенно без присмотра неблагонадёжно свихнутых режиссёриков, хотя это, знаете ли, очень опасно. Занято наше общество слишком... спя урывками между многочасовым глядением в телевизор, трудно выкроить время, чтобы организованно сходить в Голливуд, отловить этого самого шизика режиссёра и свезти в психиатрическую лечебницу. Уже, бывает, поднимет общество свой зад с дивана, думаешь, вот вот пойдёт и урезонит маньячных режиссёриков -- ан нет, приглядишься: это оно в туалет пошло, долго слишком общество сидело перед телевизором -- вот и появилась необходимость, так сказать, отлить в известном месте, что накопилось. Потом думаешь, ну вот теперь, после туалета, общество ручки свои белые умоет (оно почему то при этом всегда вслух громко говорит: "Я умываю руки!", традиция у него такая) и пойдёт с шизофрениками разобраться, ан нет, это оно на кухню за ядовитой соломкой чипс отправилось или за попным корном -- и обратно к телевизору.
       Ну, думаешь, не может быть... Бросаешься к этому обществу с криками -- вяжи их, режиссёриков то, они же совсем с ума спендрили... у них там такое наворочено, что не то что смотреть, подумать о таком ненормально... а общество сидит у телевизора и попным корном хрум хрум... Заглянешь тогда в глаза общества с последней надеждой... А там -- о Боже! Глаза то общества совсем безумны...
       Итак, мистер Макдональдс был клоуном голливудской наружности "а ля фильм ужас". Маськин его сразу спросил, зачем он всех Скоропостижной Жрачкой кормит. А Макдональдс, как и следовало ожидать, давай жонглировать гамбургерами и хохотать очень непривлекательно...
       -- Что вам, сказать, мой уважаемый Маськин, -- хохотал Макдональдс. -- Нет времени у людей по нормальному откушать, знаете ли, с изыском вкуса...
       ...roast beef окровавленный
      
       И трюфли, роскошь юных лет,
      
       Французской кухни лучший цвет,
      
       И Страсбурга пирог нетленный
      
       Меж сыром лимбургским живым
      
       И ананасом золотым...
      
        []
       -- не те времена... Сейчас люди ненавидят свои тела, свою пищу, свои души... Сейчас люди носятся как угорелые, глотают что ни попадя, и так в бегу бегу, пока не валятся, как скаковые лошади. А в свободное время они присосутся к экрану телевизора и следят за бегающими картинками -- мол, вдруг кто нибудь выскочит и укусит. Так и проводят дни свои жалкие. А я им гамбургером жизнь то и скрашиваю. Мог ведь вообще пищу в пилюлях продавать -- и ели бы за милую душу. А я, знаете ли, гуманист... Я традиции уважаю, понимаю потребность человечества в умеренном консерватизме. Называю вещи старыми именами -- ланч, салат, пирожок... Конечно, это всё уже давно не настоящее, но традиции для меня святы. Вот и миссис Кока Кола мне всегда помогает. Зальёт моё чревосверлящее яство своей чёрно ледовой шипучестью -- и порядок. Человек готов на дальнейший подвиг -- беги себе на бестолковую работу, гляди себе в бестолковые экраны! Разве не счастье?
       -- Какое же это счастье? -- загрустил Маськин. -- Надо к еде относиться с уважением, вкусно так её готовить, душевно, а потом неторопливо садиться трапезничать и приятную беседу беседовать...
       -- Какой то ты, Маськин, недоразвитый, что ли... -- возмутился Макдональдс. -- Ты что, не понимаешь, что уже давно наступила современность? А современность -- это когда всё старое считается глупостью. Понятно?
       -- Да, всё с вами ясно, -- сказал Маськин и с горя заказал себе гамбургер, потому что проголодался...
       -- Вот так то лучше, -- одобрил Макдональдс. -- Не расстраивайся, Маськин, я тебе пластмассовую игрушку Монстра Понстра положу. Ты только её не ешь, ладно? Она пластмассовая.
       -- Хорошо, -- согласился Маськин, съел гамбургер и отнёс игрушечного Монстра Понстра Шушутке... А что делать? Не вставать же Маськину поперёк дороги современности?
      
       Глава двадцать шестая
       Маськин и Мартышка
      
      
       Раньше люди были примитивны. Они считали в уме, писали перьями или шариковыми ручками, смотрели неприличные картинки в бумажных журналах и думали, что живут вполне современной и продвинутой жизнью. Какая наивность! Святая простота...
       Но наконец у человечества наступило запоздалое прозрение, и оно стало пользоваться для всего этого мартышками. (Вы подумали, что я оговорился, потому что в действительности хотел сказать "компьютерами"... а сказал "мартышками". А какая разница? И те, и другие ведут себя нерационально, подолгу зависают, суетятся, трещат, и от обоих у честного человека неизбежно заболевает голова.)
       Теперь, когда настала мартышечная эра, люди делают всё то же самое, что делали сами, на мартышках. Мартышки следят за полётами самолётов и космических кораблей, руководят процессами сложных производств, проводят финансовые операции... Трудно найти такую область в жизни современного человека, которая бы не зависела от мартышечного интеллекта.
       Нужно человеку, скажем, сварить себе чашку кофе -- он идёт к Мартышке и даёт ей команду на мартышечном языке:
      
      
      
       Enter: Кофе Command: Быстро!
       Program: Ну где ты там?
       Enter, Enter, ну Enter же наконец!
      
      
       Введя команду, сначала человек ждёт, пока Мартышка его команду прочтёт по слогам. Потом ждёт, пока Мартышка найдёт в человеко мартышечном словаре определение понятия "кофе" и уточнит у человека, какой именно кофе он имел в виду.
       Мартышка начнёт нудным голосом перечислять, а человек должен кивать или говорить "Угу" и выбирать по своему вкусу: аромат, остроту, плотность, фактуру, степень горечи, демитассе1, пряность, джезва, землистость, сладость, капучинность, эспрессность, солоноватость, терпкость, мокко, экзотичность и, наконец, не латте французский ли имел в виду человек?
       Выбрав конкретный сорт кофе и прочие подробности, потом человек ждёт, пока Мартышка будет сначала надевать себе кофейник на голову, потом на ещё одно место, учтиво человека предупреждая:
      
      
      
       "Кофейник найден.
       Произвожу реконфигурацию системы.
       Пожалуйста, подождите!"
      
      
       Потом человек ждёт, пока мартышка рассыплет кофе по всей кухне, и лишь потом наконец дождётся, что...
       ...Мартышка человека кофе ошпарит... (Как будто надо было столько спрашивать о сорте кофе... Не всё ли равно, каким кофе ошпарить?)
       Человек закричит: "А А А А!!!", а Мартышка со смеху аж по земле катается... А раньше выпил бы человек кофе без всех этих приключений... Но ведь это же отсталая жизнь! Конечно, человеку не нравится, когда его кофе ошпаривают... Зато пока человек ждёт и выбирает, а ждёт и выбирает он, как вы изволили убедиться, о о о о очень долго... он вполне сойдёт за человека будущего, как его себе рисовал пещерный человек, -- в виде барана с двумя головами. Почему с двумя? Потому что умный. Почему баран? Такая у пещерного человека была эстетика...
        []
       Маськин тоже решил завести себе Мартышку. Он не хотел отставать от жизни, потому что не любил, когда Сова называла его деревенщиной, темнотой и непродвинутой личностью. Сама Сова была личностью очень прогрессивной, увлекалась виртуальной реальностью, отчего у неё шары всё время были навыкате и она к месту и не к месту говорила: "Угу..." Ну, знаете, как говорят совы? "Угу." с точкой, почти как "хи хи." Плюшевого Медведя. Сова гонялась в виртуальной реальности за виртуальными компьютерными мышками и была вполне довольна жизнью. Она проводила все ночи напролёт в своей виртуальной реальности, а днём спала. Маськин Сову подкармливал, потому что если бы её так оставили, она бы давно окочурилась от голода. Виртуальными мышками то не очень накушаешься... Сова питалась Маськиными куличками, которые Маськин ей по вечерам специально пёк на её совиный завтрак, потому что сова, как вы понимаете, просыпалась к вечеру и тогда же и завтракала.
       Бывало, Маськин потчует Сову куличками, а она его критикует:
       -- Ты, Маськин, совсем от жизни отстал. Теперь уже никто настоящие кулички не печёт. Теперь все кулички виртуальные! -- а сама набьёт полный рот и чавкает.
       Ну вот, Маськин и завёл себе в доме Мартышку, чтобы не отставать от цивилизации, хотя Маськин, надо признать, мартышек с детства не любил, потому что его одна противная мартышка укусила, когда он фотографировался с ней на фоне египетских древностей... В детстве Маськин долго гостил в стране фараонов, и там его мартышка и цапнула. С тех пор мартышки не входили в круг животных, которым Маськин говорил: "Ути ути какой!" А говорил он так почти всем животным, потому что ведь животных очень любил...
       Ничего не поделаешь, любишь -- не любишь мартышек, -- а за временем поспевать надо.
       Мартышек развелось в Маськиной округе в огромном количестве. Страшный охотник Финтель ловил их ещё несмышлёных и, припечатывая им на лоб клеймо "Энтим ум", передавал их дрессировщику Гею Бейтсу, который это клеймо считывал. Видит "Энтим ум 5" и вставляет мартышкам пять умов, а если видит "Энтим ум 4" то вставляет им только четыре ума. Когда эти мартышки становились вумными, Гей Бейтс их выбрасывал в Окна, где их местные жители и подбирали, растаскивая по домам, цехам, библиотекам и даже судебным помещениям, потому что без мартышек сами уже ничего делать не могли. От этого охотник Финтель и дрессировщик Гей Бейтс были очень богатыми, отчего им все завидовали и мартышек им при случае портили, обучая неприличным ужимкам и воровским привычкам.
       Ещё надо сказать, Гей Бейтс шил мартышкам маленькие мягкие штанишки, чтобы они выглядели поприличнее, поэтому он и назвал свою компанию "Мелко Мягкая Компания", потому что штанишки были мелкими и мягкими. Так что Гей Бейтс вполне честно отразил в названии своей компании род занятий, которыми она занималась... Мелко по мягкому или мягко по мелкому... это уж как кому попадёт.
       Итак, Маськин завёл себе одну Мартышку и начал с ней заниматься натуральным хозяйством, однако Мартышка Маськину попалась своевольная. Бывало, Маськин посадит морковку -- а Мартышка ему всё повыдергает, или наоборот, повыдергает Маськин морковку, а Мартышка ему всю её обратно закопает и притопчет грядку, как будто так и было. Совсем Маськина с ума сводить стала. Однажды Мартышка стёрла Маськину целую кастрюлю компота, а в другой раз зависла на целый день под потолком на кухне и во всех входящих и выходящих швырялась бананами.
       Маськин решил, что Мартышка в натуральном хозяйстве неприменима, и подарил её Плюшевому Медведю. Плюшевый Медведь стал обучать Мартышку говорить "хи хи." с точкой, но она обучаться не желала и однажды опрокинула Плюшевому Медведю тарелку с манной кашей. После этого он её подарил Кашатке, которой Мартышка завязала все серёжки в длиннющую логическую цепопку, и Кашатке пришлось их целый вечер разъединять, анализируя каждую серёжку в отдельности.
       Кашатка рассердилась на Мартышку и передарила её Шушутке, который её поставил к себе в комнату вместо старого компьютера, но Мартышка стала и там безобразничать, показывать Шушутке язык, корчить рожи и ругаться неприличными словечками в отношении таких уважаемых особ, что Шушуткины попугаи, повторявшие всё, что слышат, попали в чёрный список местной службы безопасности и их даже хотели одно время выслать из Западной Сумасбродии, как неблагонадёжных, в Восточную Сумасбродию, которая, на счастье, уже сама неблагонадёжных не принимала, и так попугаи остались на месте, но с кляпами, опечатанными судебным приставом.
        []
       Так осталась Мартышка ничьей, забродила по дому, попала в подвал и запуталась во всемирной паутине, которую расставил там паук Дабыл дабыл дабыл юшкин.
       Там-- то, в подвале, Мартышку Левый Маськин тапок и нашёл. Она сидела и горько плакала, потому что была никому не нужна. Левый Маськин тапок сразу оценил преимущество наличия Мартышки, подключенной к мировой паутине, и стал через неё вести подрывную революционную деятельность в Левотапии, родине всех левых тапков.
       По приказу Маськиного Левого тапка, переданному через Мартышку по всемирной паутине паука Дабыл дабыл дабыл юшкина, выстрел крейсера "Обжора" по Пяточному дворцу стал сигналом к началу героического штурма "последнего оплота Тапкодержавия".
       Историки абсолютно уверены, что по имеющимся сегодня документам, в том числе и тем, которые хранились в специальных архивах, можно лишь приблизительно воссоздать картину событий свержения Тапкодержавия. Подготовка к революционному восстанию началась в Левотапии 22 октября, а 25 октября отряды Дранотапочной гвардии уже заняли почту, мосты, вокзалы, телеграф и другие важные объекты города. Всё это время в Левотапии продолжалась обычная жизнь: ходили трамваи, пел знаменитый бас Шаляпкин.
       В ночь с 25 на 26 октября произошло взятие Пяточного дворца, где заседало Своевременное правительство. Вечером 25 октября в 21 час 45 минут раздался холостой пушечный залп "Обжоры", а затем по дворцу начала стрелять артиллерия Петька Павлушкиной крепости -- из более чем тридцати выпущенных ею снарядов по цели попали лишь два три. Причём, судя по документальным фотографиям, было повреждено лишь несколько карнизов и оконных проёмов.
       Около двух часов ночи участники восстания -- дранотапочники, вооружённые в основном свёрнутыми туго стельками наперевес и шнурками от ботинок, -- пошли на штурм. Защищал дворец батальон дамских туфелек...
       Когда Маськин увидел по новостям, что творится в Левотапии, которую после переворота сразу переименовали в Тапкодранию, сразу понял, что это дело заварил его Левый тапок. Он немедленно вызвал его к себе и потребовал навести порядок в Тапкодрании и вернуть ей привычное для всех название Левотапии. Название Маськин Левый тапок под нажимом Маськина вернул, однако суть от этого не изменилась, потому что дранотапочники, захватившие власть, так изодрали все остальные тапки, что теперь в Левотапии в основном до сих пор все ходят босиком.
       Маськин понял, насколько опасна Мартышка, оставленная без присмотра. Не зря он их с детства недолюбливал. Маськин взял Мартышку и отнёс её обратно Гею Бейтсу, который переименовался в Белку Гейтса, чтобы от него отстали с кличками "гей!".
       Белка Гейтс Мартышку принимать назад не хотел, потому что у него уже водились мартышки с клеймом "Энтим ум 8", и Мартышку просто отпустили на свободу, где она теперь успешно морочит голову ещё не таким продвинутым жителям, как Маськин, который уже продвинулся настолько, что стал обходиться без мартышки и при этом замечательно жил.
       Только Сова попрежнему была недовольна, потому что она считала, что без Мартышки могут обойтись только сами мартышки, которым мартышки ни к чему.
      
       Глава двадцать седьмая
       Маськин на концерте
      
      
       Искусство -- это не просто некое излишество, необязательное и добавочное, как гарнир. Искусство -- это потребность души, нежная её, так сказать, сторона. Даже сельским жителям, да и вовсе отшельникам требуется какая то толика искусства -- глядишь, на балалайке побрякаешь или ложку какую распишешь -- и жизнь становится более объёмистой, цветистой, что ли, не однородно крупнозернистой, как крупнопомолотый хрен, а гладенько покладистой, как мелко натёртая морковка.
       Так и у Маськина, хоть и живущего натуральным хозяйством, была весьма ощутимая тяга к искусству во многих его проявлениях. Маськин замечательно рисовал, например. Бывало, возьмёт и портрет Плюшевого Медведя напишет. Вот конный "Портрет Плюшевого Медведя, разящего Зелёного Змия" работы Маськина особенно знаменит. Он даже одно время висел в Лувре в прихожей, но потом Плюшевый Медведь потребовал его снять и ему вернуть, потому что японские экскурсанты, посещающие Лувр в страшных количествах, всё время на него показывали пальцами (не доверяли правдивости изображения -- не могли подняться до уровня аллегории, мол, плюшевые медведи на конях не ездят и змеев копьем не поражают), а Плюшевому Медведю на конном портрете это было неприятно и он от этого морщился, снижая художественную ценность произведения. Портрет даже как то позвонил Плюшевому Медведю и нажаловался, что его в Лувре обижают. Представляете -- в Лувре обеденное время, шумно, гулкие голоса, а на портрете Плюшевый Медведь восседает на белом коне, перехватив подмышку копьё, разящее Зелёного Змия, и, щурясь, набирает номер на старомодном грузном телефонном аппарате а ля "Алло, Смольный?", который ему накануне пририсовал молодой талантливый внештатный член Парижской Академии искусств Монеткин по его собственной, портрета Плюшевого Медведя, просьбе... Поскольку Монеткин страдал ужасной близорукостью, то телефон он нарисовал очень размазанно, и Плюшевому Медведю на портрете приходилось щуриться, чтобы набирать правильные цифры. Картина будет неполной, если утаить, что Зелёный Змий на портрете отсутствует, потому что у него обеденный перерыв, а вместо него красуется табличка, нарисованная поверх портрета: "Закрыто на обед".
       То-- то в Лувре был переполох... Портрет Плюшевого Медведя на коне и с телефоном... да ещё и жалуется! Безобразие. Позор для Лувра, где к картинам всегда, в общем то, относились неплохо. Джоконда, правда, тоже была недовольна, что её всё время с закрытым ртом улыбаться заставляют... Вы можете представить себе судьбу женщины, которой за пятьсот лет ни разу не дали показать зубы? Одна эмансипированная активистка в двадцатые годы пыталась пририсовать Джоконде клык, но её вовремя госпитализировали (я имею в виду активистку). В общем, это нехорошо. Всякой женщине надо давать иногда показать зубы, иначе она забудет, что такое свобода... А женщинам свободу никак нельзя забывать, потому что её тоже надо завивать и накрашивать, хотя бы по праздникам.
        []
       Итак, Джоконда терпела, потому что не считала возможным принять поступившее к ней недавно приглашение портрета Плюшевого Медведя переселиться в Маськин дом. Маськин не смог бы ей создать подходящие условия... Джоконде нужно было внимание и обожание, а у Маськина в доме гости бывали нечасто, а жители Маськиного дома как то предпочитали мультичные картинки и комиксы, чем всяких там сурьёзных Джоконд. Ещё была опасность, что они в шутку могут ей чего нибудь пририсовать... А вы сами понимаете, что Джоконде пририсовывать ничего нельзя, потому что она уже совершенна.
       Только не думайте, что жители Маськиного дома не были хорошо образованы. Шушутка, например, получал домашнее воспитание и брал уроки у самого Платошкина. Хотели было нанять Аристошкина, но, посмотрев на его ученичка Сашу Македонского, решили воздержаться. Хотя, конечно, нельзя отрицать, что Аристошкин привил Саше любовь к поэзии. Он эту любовь, конечно, очень по своему выразил однажды, когда стёр с лица земли город Фивы, среди развалин оставив стоять только дом поэта Пиндара, которого уважал и любил. Представьте себе, выходит с утра поэт Пиндар из дома купить бутылочку горькой, ан нет... гастроном стёрт с лица земли... Одна надежда, что не дожил Пиндар до такого славного часа... А Александр был человек безусловно культурный, интеллигентный и дом оставил как памятник. Вы спросите, почему я не поменял в литературных целях имена Пиндара и Македонского? Потому что у них имена и так прикольные... Пиндара менять вообще опасно, от греха подальше... Не дай бог буква "н" выпадет... А "Македонский" -- имя прикольное по жизни, с этим вы спорить, надеюсь, не станете. Представляете себе Дария Третьего, последнего персидского царя из династии Ахеменидов, после проигранной битвы утирающего царственные слёзы, пускающего царственные сопли и мямлящего: "...меня Македонский кинул... ну и закидоны у этого Македонского!" Ну, не прикольно ли? Вот и я говорю...
       Так что же случилось с конным портретом Плюшевого Медведя? Лувр его вернул с извинениями, и Плюшевый Медведь поместил его на стене своего винного погребка, который размещался в подвале Маськиного дома рядом с кабинетом паука Дабыл дабыл дабыл юшкина и его всемирной паутиной. В винном погребке кроме бутылок с вином и наливками и большой бочки медово коричневого (Honey Brown) пива Маськин хранил банки с солёными помидорами, которые славились на весь мир как мировая закуска. Была у Маськина и военная закуска из острых красных перцев, но по конвенции от 1948 года Маськин её не применял.
       Кроме иcкуcства солить помидоры, Маськин уважал и другие утончённые занятия, например, музыку. Так, он однажды купил билет на концерт одного знаменитого музыканта, чьё имя я бы не хотел здесь упоминать. Ну хорошо, хорошо... Это был Паганинкин.
       Маськин оделся в свой праздничный костюм, состоящий из красных шортов в белый горошек и розовой футболки с надписью:
      
      
      
       "I Love Loud Music!
       I Hate Loud Neighbors!"
      
      
       ("Я люблю громкую музыку, но не люблю шумных соседей!"), и отправился на концерт. Поскольку тапки на концерт пускали без билета, как и всякую другую обувь, Маськин их взял с собой (можете взять это себе на заметку, если вы до сих пор ходили на концерты босиком из экономии). Другие жители Маськиного дома остались слушать концерт по радио, потому что им больше нравилось сидеть дома и слушать радио. Маськин же был настоящим ценителем музыкальных искусств и потому потратился на билет.
       Концерт действительно сразу выдался удачным, потому что ещё до начала в буфете продавались язычки из слоёного теста, присыпанные сахарной пудрой, а Маськин их очень любил. Ему эти язычки напоминали о тихих радостях и сладких угощениях, которые иногда нам жалует жизнь с барского плеча...
       Потом Маськин прошёл в зал, не дожидаясь последнего звонка, потому что был педант -- сказывалось многолетнее занятие натуральным хозяйством.
       Зал был полон. Паганинкин действительно был чрезвычайно талантливый скрипач и собрал много разношёрстного народу. Первые ряды были заняты членами Общества глухих, которые любили музыку, потому что каждый глухой может толковать музыку по своему... Далее сидели городские знаменитости и второстепенности. Маськин же сел на галёрке, потому что в тапках его в приличное общество не пустили, хоть Левый тапок и грозил устроить дебаты о равноправии прав тапков, чем, безусловно, сорвал бы концерт. Маськин его, однако, успокоил, купив красный флажок и сосательную конфетку а ля петушок в форме петушка.
        []
       Наконец зал затих, и вышел он... Паганинкин был в чёрном балахоне и, как и положено паганинкиным, с длиннющими чёрными волосами, не ведавшими ласковых домогательств шампуня...
       После первых трёх феерических аккордов у Паганинкина лопнули разом все струны... Потом упала люстра, потом стал набок валиться потолок... публика по большей части сразу разбежалась, понимая, что всё это -- есть неотъемлемая часть представления, однако Паганинкин не унимался... Не имея струн, он стал барабанить по скрипке, и Маськин, понимая, что надо помочь маэстро, стал тихонько подпевать... "Та а а... Та, Та, та да там..." -- запел Маськин двадцать четвёртый каприз Паганинкина (именно каприз , потому что Паганинкин был очень капризным, как вы понимаете). Услышав Маськина, маэстро Паганинкин оживился, допел куплет: "Та Та Да Дам..." -- и позвал Маськина на сцену. Так они хором и стали выступать, пользуясь скрипкой тёти Вари, как ударным инструментом (тётя Варя была знаменитым скрипичных дел мастером).
       Маськины тапки тоже пошли в ход. Правый тапок сел за рояль и стал аккомпанировать, пока не повалил рояль с ног. Музыка Паганинкина была очень энергичной и ни один инструмент, кроме барабана, её больше трёх аккордов не выдерживал. Левый тапок раздобыл откуда то стартовый пистолет и стал стрелять в такт мелодии. Последние зрители разбежались и даже денег за билеты назад не попросили, потому что подумали, что это мюзикл и так всё и было задумано. По заведенной традиции, мюзиклы теперь заканчиваются непредсказуемо, хорошо, если только стрельбой...
       Маськин с Паганинкиным пели самозабвенно, а в Маськином доме, где все слушали концерт по радио, не верили своим ушам... Из радио нёсся милый хрипловатый, но уверенный голосок Маськина в сопровождении прокуренного баритона Паганинкина, стука падающего рояля и выстрелов стартового пистолета.
       Это был замечательный концерт! А что ещё важно в искусстве? В настоящем искусстве важно, чтобы скучно не было. Когда скучно -- это уже не искусство -- это наука.
      
       Глава двадцать восьмая
       Как Маськин корову заводил
      
      
       Маськин давно мечтал завести корову. Он, как лицо, проживающее натуральным хозяйством, конечно, нуждался в корове, но все жители Маськиного дома были против. Плюшевый Медведь не хотел делить ни с кем Маськино внимание, Кашатка боялась, что корова может попортить её причёску, Шушутка опасался, как бы корова не слизала у него языком какой нибудь важный предмет, поскольку у него и без коровы многие важные предметы как корова языком слизывало. Коты были категорически против, потому что считали корову грязнулей, поскольку она языком не умывается, попугаи повторяли за всеми, что слышали, а потому были тоже, разумеется, против, а Маськины тапки опасались, как бы корова не стала их надевать на босо копыто, и тогда б Маськиным тапкам пришёл объективный, чтобы не сказать конкретный, каюк.
       Только старые дедушкины часы были за, поскольку, как вы помните, остро нуждались в свежих молочных продуктах.
       Маськин всё таки решил попробовать найти приличную корову, а там, думал, начнёт всех парным молоком да сырниками потчевать, все, глядишь, и размякнут.
       О том, чтобы корову купить, не было и речи. Не то что у Маськина не хватило бы денег. Маськин был бережливым, не жадноватым, а именно бережливым, и поэтому денежки у него водились.
       Дело в том, что Западная Сумасбродия была свободной страной, а в свободной стране коровы являются такими же полноправными гражданами, как, например, петухи или козы. Давно кончились те времена, когда к коровам в Западной Сумасбродии относились как к скотине. Теперь к ним относятся как к нормальному классу трудящихся, что, поверьте, более отрадно. Коровы получили свободу, как некогда женщины Востока, и стали сами выбирать себе род занятия, место жительства и срок откорма.
       Итак, Маськин дал в местную газету объявление со следующим содержанием:
      
      
      
       Требуется корова
       с высшим образованием
       на полную ставку
       с проживанием.
       Опыт и рекомендации
       обязательны!
       Обращаться в Маськин дом,
       стучать три раза.
      
      
       Маськин не хотел давать телефон, потому что боялся, что будет много мычания по телефону, а толку мало. Пусть, подумал, лучше прямо приходят и стучат копытом в дверь. А чтобы знать, что это не сосед Отжимкин за луковицей и тёмными очками пришёл или там сосед Парасмиткин за гайками, так нарочно и приписал, что стучать надо именно три раза. А то Маськин то тоже не гуттаперчевый, бегать дверь открывать каждый раз то с гайками, а то с луковицами... Потом, появление Маськина с этими предметами на пороге корове может не понравиться. Нынче корова разборчивая пошла -- в хозяйство со странностями работать не пойдёт.
       Высшее образование же теперь требуется иметь всякой корове. И не то что у неё от этого больше удои или молоко вкуснее. Просто в обществе существуют уже какие то установившиеся стандарты и критерии, и в Западной Сумасбродии так уж было заведено, что все коровы должны иметь высшее образование. Некоторым особенно неспособным коровам присвоили степени бакалавра коровьих наук по общей выслуге лет без экзамена. Но большинство коров выбирали и другие профессии, поскольку в том и заключается коровья свобода, чтобы всякая корова могла свободно самоопределяться.
       Маськин, конечно, мог поискать корову по знакомству, по рекомендации соседей, так сказать. Но он не хотел сразу обращаться к такой семейственности, потому что тоже уважал демократические основы общества, в котором проживал, и хотел всем коровам на рынке труда предоставить равные возможности. Сознательность населения Западной Сумасбродии была вообще на высоком уровне, особенно в вопросах, которые не очень касались кармана или других личных выгод западных сумасбродцев, хотя вот Маськин был сознательным гражданином не для показухи, а для всеобщего улучшения всяких там важностей, которыми полнится прогрессивное общество. Общество Маськина за это очень любило, особенно когда в редкие минуты пробуждения от своего хронического безумия покупало у Маськина свежую морковку и укроп.
       Первой в Маськин дом постучала коричневая корова с большими белыми пятнами. Маськин вообще то хотел бело чёрную бурёнку с классическим окрасом, но и при виде коричневой коровы аж застонал от восторга, так ему хотелось иметь в хозяйстве коровку. Да и к тому же открыто высказывать свои предпочтения насчёт окраса было с некоторых пор незаконно и считалось махровой дискриминацией. Поэтому все продолжали руководствоваться своими предпочтениями, но при этом помалкивали...
       Маськин пригласил корову к себе в кабинет (без кабинета в современном натуральном хозяйстве обойтись нельзя) и начал рабочее интервью:
       -- Мне требуется в хозяйстве, знаете ли, корова.
       -- А хозяйство то у вас большое? -- строго спросила коричневая корова.
       -- Да не очень, -- скромно сознался Маськин.
       -- А других коров у вас сколько? -- спросила коричневая корова.
       -- У меня нет других коров. Поэтому то мне и нужна корова, -- ответил Маськин, -- что у меня нет коров!
       -- Ну, знаете ли, вы что же, собираетесь всю коровью работу на меня повесить? -- раздражённо встала с места коричневая корова.
       -- Я буду хорошо кормить, и мне не нужно больше одной коровы, -- зауговаривал Маськин.
       -- Я не работаю на маленьких предприятиях, -- отрезала коричневая корова и вышла, не попрощавшись. Хлопая дверью, корова вскользь процедила: -- Безобразие, и куда только власти смотрят.
       Маськина эта последняя фраза коричневой коровы особенно расстроила. Властей Маськин, как и всякий честно живущий гражданин побаивался, хотя и не понимал, что в том такого, что у него хозяйство маленькое и ни одной коровы нет. Он рассудил, что в этом, в общем, не кроется какой то особый криминал, но, знаете, как говорится, бережёного Бог бережёт. Маськин тут же позвонил своему адвокату сэру Джентельменкину, и тот после долгих отнекиваний, что у него нет времени для телефонных разговоров и что это вообще не телефонный разговор, всё таки просветил Маськина, что быть мелким хозяйством в Западной Сумасбродии как то не принято и даже в какой то степени преступно... Хотя определённого закона против этого пока нет, но судебная практика показывает, что мелким хозяйствам в судах приходится всегда несладко, тогда как крупные обычно как то изворачиваются и от суда уходят.
       -- А за что меня судить? -- заплакал Маськин в трубку...
       -- Заведите ка себе корову, -- посоветовал сэр Джентельменкин, уходя от прямого ответа.
       Маськин положил трубку и вытер сопли. Вопрос с наймом коровы из простого излишества стал просто жизненной необходимостью. Оказывалось, что неимение коровы в натуральном хозяйстве общественным мнением и судебной практикой приравнивалось практически если не к преступлению, то к какому то мелкому жульничеству, что ли... Как же так -- хозяйство, и без коровы? Введение в заблуждение общественных масс налицо.
       Слава Богу, долго ждать не пришлось. В дверь постучала другая корова как раз Маськиной любимой окраски, и счастливый Маськин провёл её в кабинет.
       -- Вас не смущает, что у меня нет пока коровы? -- неуверенно сразу спросил Маськин.
       -- Нет, что вы, что вы, это ничего страшного, -- ответила чёрно белая корова и стала сама рассказывать о себе: -- Я вообще закончила консерваторию, факультет художественного свиста.
       -- Ой, свистните что нибудь, -- обрадовался Маськин. Он знал, что корову надо будет доить рано утром, и музыка может скрасить этот ранний зевательный час.
       -- Му у у у у у у у, -- засвистела корова.
       -- Так это же не свист, а мычание, -- уточнил Маськин.
       -- Ну конечно, я же заканчивала факультет художественного свиста по классу художественного мычания -- а вы что же, хотели бы, чтобы коровы свистели?
       -- Нет, нет, -- сразу сдался Маськин, -- мне это не важно, мне бы хотелось молока...
       -- Что?! -- возмутилась до глубины души корова. -- Вы меня, что же, доить собираетесь? Ну уж нет...
       Корова вскочила, поспешно собрав свои дипломы, и вышла вон.
       Маськин остался в недоумении. "Ну и ну, -- подумал он, -- как же мне быть?" Но, на счастье, в дом Маськина постучали, и он побежал открывать.
       На пороге стоял огромный бык.
       -- Извините, -- сказал неуверенно Маськин, всё таки проводив быка в кабинет, -- мне вообще то требовалась корова...
       -- Вы что, не знакомы с законом, запрещающим дискриминацию полов? -- спокойно спросил бык. -- Основой этого закона является закрепление мер по реализации государственной политики, направленной на обеспечение равных прав и свобод и равных возможностей коров и быков, на предотвращение дискриминации по мотивам пола в качестве необходимого условия стабильного и устойчивого развития страны.
       Маськин не на шутку испугался:
       -- Я отказываю вам в месте не потому, что вы бык, а потому что вы не корова. То есть не потому, что не корова, а потому, что не даёте молока.
       Маськин совсем было запутался.
        []
       -- Вы не писали в объявлении, что вам требуется молоко. Вы писали, что вам требуется корова. А должны были написать: "Бык или корова". Этого требует закон, и я буду настаивать на своих правах. -- Бык стал напирать на Маськина, но, на счастье, в комнату вошёл семивёдерный Маськин самовар сообщить, что он уже закипел и всем надо идти пить чай...
       Бык, увидев огромный самовар, потупил глаза и согласился простить Маськина на первый раз за незнание законов, хотя, конечно, незнание закона не освобождает от его выполнения. Дело в том, что в предыдущем месте, где бык качал права, его ошпарили кипятком, и он, по видимому, опасался инцидента с самоваром, который пыхтел и выглядел очень убедительно.
       После того, как бык ушёл, к Маськину приходила божья коровка и тоже угрожала жаловаться, поскольку считала себя полноценной коровой во всех отношениях, а её религиозные убеждения (то, что она была божья) не должны были приниматься во внимание при устройстве на работу.
       К концу вечера Маськин своей необдуманной кадровой политикой нарушил столько законов, что, не окажись посетители действительно добрыми и, в общем, незлобивыми, а Маськин самовар столь внушительным, то сидеть бы Маськину до конца дней своих в турме за разного рода дискриминации...
       Приходили к Маськину и другие соискатели. Были среди них и профессора по коровьему бешенству, и специалисты по операциям переделки коров в свиней и обратно, и французский повар -- специалист по приготовлению говядины а ля Шатобриан1. Было много хорошо образованных коров инженеров, коров программистов, коров юристов, коров балетмейстеров и даже коров -- потомственных авантюристов. Однако ни один из кандидатов на должность коровы не соглашался давать молока.
       Маськин совсем загрустил, но кандидаты всё продолжали прибывать, отчего у Маськина его натуральное хозяйство как то совсем расстроилось.
       Весь день Маськин возился со строптивыми кандидатами, каждый из которых скандалил по своему, но особенно неистовствовал повар -- специалист по приготовлению говядины а ля Шатобриан. Причём казалось, что приходящие и не собирались устраиваться ни на какую работу, поскольку являлись они с подозрительными мордами, подробно расспрашивали Маськина про его хозяйство, иногда проверяя документы и счета... Особенно кандидаты были строги с условиями проживания. Большинство требовали двух трёх комнатный коровник с телефоном и ванной, служебный мобильный телефон, автомобиль и часть акций Маськиного хозяйства. Когда они узнавали, что у Маськина акций нет, потому что он не общественная компания с ограниченной ответственностью "Маськин Корпорэйшн", а единоличник, то кандидаты иногда плевали Маськину прямо на пол в кабинете от презрения, а одна корова даже оставила коровью лепёшку у Маськина на ковре.
       Маськин сначала пытался коров уговаривать, что условия проживания у него прекрасные и что молоко коровам давать не сложно, но посетители и не думали принимать его предложение.
       Чтобы прекратить этот кошмар, Маськин был вынужден срочно дать новое объявление в местную газету:
      
      
      
       Не требуется корова,
       особенно с высшим образованием,
       ни на полную ставку, ни на частичную,
       и никакого проживания не предоставляется.
       Опыт и рекомендации
       не помогут!
       Не обращаться в Маськин дом,
       и особенно НЕ стучать три раза!
      
      
       С Маськина взяли дорого за это объявление, потому что каждая частица "не" стоила в газете доллар, тогда как обычное слово только 25 центов. Это делалось, чтобы газета не выглядела слишком негативной.
       Маськину также пришлось скрывать от общественности, что ему нужна корова, потому что этим объявлением он вводил общественность в заблуждение, особенно печатая его в газете.
       Так благонадёжный Маськин стал преступником со всех сторон и даже завёл привычку оглядываться по сторонам, когда выходил из дома, -- не следят ли.
       Однажды ночью, когда сосед Отжимкин пришёл одолжить луковицу и тёмные очки, которые ему были нужны, как уже упоминалось, для добычи кленового сиропа из берёзовых дров, Маськин всё таки не выдержал и спросил Отжимкина, не может ли он порекомендовать Маськину порядочную корову, согласную давать молоко. На удивление Маськина, Отжимкин тут же предложил Маськину свою корову Пегаску. Маськин был вне себя от восторга. Просила корова Пегаска недорого и обещала давать молоко каждый день.
       Через несколько дней корова Пегаска приступила к работе и дала целое ведро молока. И так стал Маськин получать по ведру молока каждое утро. Причём даже доить Пегаску не требовалось, потому что она доилась сама. Маськин было предложил Пегаске наладить машинное доение (с помощью Маськиной Машины, которая в детстве думала, что она корова, даже паслась, и из неё до сих пор всё время что то выливалось в небольших количествах -- когда масло, а когда и бензин).
       Но корова Пегаска чуть не встала на дыбы...
       -- Нет! Нет! -- закричала она. -- Никакого доения! Я сама!
       На том Маськин и успокоился.
       Проблемы начались не сразу, но со временем в Маськином доме стали пропадать домашние принадлежности: часы, игрушки, зонты, кепки, кружки, предметы интерьера, вина из погребка Плюшевого Медведя, открывалки, фляжки, зажигалки, папиросы Маськиного Левого тапка и даже пепельницы с окурками. Особенно было обидно, что пропала пельменница на 52 пельменя и Плюшевый Медведь не мог себе сам лепить пельмени, потому что без пельменницы он их лепить не умел. Маськин лепил пельмени без пельменницы, но был очень занят и лепил их Плюшевому Медведю редко. У Плюшевого Медведя даже стала развиваться лёгкая пельменная недостаточность, которую он лечил варениками.
       Маськин сначала подумал на домового барабашку Тыркина, доброго гномика, тролля по национальности и хронического клептомана, который тырил всё, что плохо лежит. Но проверив каморку домового барабашки Тыркина, ничего там не обнаружил, кроме старых очков Правого Маськиного тапка.
       А однажды пропал термометр Шушутки, песочный термометр, который для него изобрёл Плюшевый Медведь (мол, если песок в нём горячий -- значит, тепло, а если холодный -- значит, холодно). Шушутка очень переживал.
       Однако скоро в старьёвщицком магазине появился точно такой термометр, и Маськин его для Шушутки купил. Шушутка утверждал, что это его старый термометр, потому что он закопал когда то в него монетку, а теперь откопал.
       Наконец все тайны раскрылись, когда одним летним днём Маськин отправился в коровник за очередным ведром молока, но ни молока, ни коровы Пегаски в коровнике не нашёл.
       На соломенной кровати лежала записка, явно писанная копытом:
      
      
      
       "Улетела на юг. Ждите к осени.
       Целую, корова Пегаска".
      
      
       Маськин знал ещё со своего посещения деревни, что коровы обычно улетают на юг летом, как и все нормальные отдыхающие, и поэтому не очень удивился, однако, осмотрев коровник, Маськин нашёл целую гору пустых бутылок из под молока...
       -- Всё ясно... -- закусил губу Маськин. -- Пегаска сама молока не давала, а покупала в магазине. А деньги доставала, продавая различные предметы быта из Маськиного дома. Ну не на зарплату же свою ей было это молоко покупать?
       -- Эх, жаль, -- сказал Маськин, -- чего ж она мне не призналась, что молока не даёт? Мы бы её и так любили... -- У Маськина корова украла и продала термос, который Маськин очень любил, вот он и расстроился.
       -- Ну ничего, корова вернётся, я ей скажу, что мы не сердимся, но чтобы она больше вещей из дома в старьёвщицкий магазин не сдавала. Пусть так живёт, получает коровью зарплату, а молоко и правда можно покупать в магазине.
       -- То то тебе эту корову Отжимкин и сплавил -- что он, с хорошей жизни, что ли, по ночам кленовый сироп из берёзовых дров добывает? Видать, пустила старика совсем по миру, -- решительно заявил Левый тапок.
       -- Может, тебе её всё таки выгнать? -- неуверенно спросил Маськина Правый тапок.
       -- Ты что -- без коровы в хозяйстве нельзя! -- строго сказал Маськин и мечтательно посмотрел в небо: -- И когда ж моя любимая Пегаска с юга вернётся...
      
       Глава двадцать девятая
       Маськин и Маськин Граммофон
      
      
       Старичок граммофон, ставший впоследствии любимым Маськиным Граммофоном, встретился Маськину в его поездке по девятнадцатому веку, которую он предпринял с целью нахождения корней своего рода Маськиных. Он как раз составлял генеалогическое древо своей семьи и ему не хватало сведений по некоторым родственникам. Конечно, можно было отправиться в архивы, но Маськин от пыли обычно чихал, а кроме того после стольких несуразностей, которыми полнились последние 100 120 лет, некоторые бумажки, скорее всего, утерялись, а на других вообще приписали чего не было (ух, и трудно приходится историкам). Маськин, недолго раздумывая, залез в машину времени, которая в обычное время служила ему стиральной машиной и применялась как машина времени в Маськином доме только в редких случаях, когда у Маськина убегало молоко или основательно подгорал пирог. Тогда Маськин обычно надевал головной убор, модный пять минут назад (мода на головные уборы всегда меняется с головокружительной быстротой), и отправлялся в прошлое, чтобы вовремя выключить молоко или достать из печки пирог. Вы скажете, что это не совсем правда, потому что иногда в Маськином доме молоко оставляли убежавшим и оно носилось по комнатам, страшно пугая охапочных котов. Это так, но делалось это не оттого, что Маськин не хотел лишний раз пользоваться машиной времени, а потому, что молоку надо иногда дать побегать, а то оно застоится и заболеет ожирением.
       Стиральную машину в машину времени Маськину переделал сам досточтимый Эйнштейнкин. Как то он вышел из запоя, потому что у него закончилась настойка на быстрых нейтронах, и ещё раз обдумал парадокс Эйнштейнкина Маськина, по которому, как вы помните, цвет почтового ящика влиял на качество получаемых почтовых отправлений. Эйнштейнкин решил Маськина лично повстречать, чтобы обсудить с ним последние проблемы квантового почтоведения.
       Маськин поделился с коллегой Эйнштейнкиным своим практическим наблюдением из кустов за своим Почтовым Ящиком, которое разрешало парадокс Эйнштейнкина Маськина изящным и поистине эйнштейновским образом: как вы помните, Почтовый Ящик выхватывал из сумки почтальона Благовесткина самые весёлые открытки и тут же их глотал. Эйнштейнкин смеялся до слёз! Как же он сам не догадался!
       -- Es ist einfach! Es ist einfach!1 -- повторял он по немецки и вытирал слёзы, смеясь. -- Мне надо было самому поставить эдакий Das Gedankenexperiment!2
       Эйнштейнкину Маськин очень понравился своим практическим умом и яблочным штруделем. Маськин пожаловался Эйнштейнкину, что часто он бывает так занят по хозяйству, что у него штрудель пригорает и молоко убегает. Тогда Эйнштейнкин подумал, посмотрел на Маськина своим знаменитым хитреньким взглядом, отхлебнул ещё восхитительного бочкового медово коричневого пива из погребка Плюшевого Медведя и махнул рукой:
       -- Ладно, так и быть, переделаю твою стиральную машину в машину времени.
       Маськин и сам использовал стиральную машину как машину времени, но в основном для путешествий в будущее. Бывало, залезет в стиральную машину в 12:30, а вылезет, так на часах уже 12:35... Так что Маськин сказал спасибо, мол, сами с усами.
       Но Эйнштейнкин не унимался. Он действительно подкрутил какие то гайки, натыкал кругом фонариков и ручных часов -- и в конце концов модернизировал стиральную машину в настоящую машину времени с задним ходом, которая могла ездить назад, то есть в прошлое.
       Итак, в этот раз, благодаря модификациям Эйнштейнкина, Маськин отправился в девятнадцатый век, предварительно надев соответствующий тому времени головной убор. Поскольку машина была одноместной, Маськин с собой кроме тапков никого не взял, да и говорить никому не стал, что отлучается так далеко назад в прошлое, потому что вернуться планировал в настоящее практически в момент отбытия, так, чтобы всем домочадцам Маськиного дома не надо было беспокоиться, что обед в этот день припозднится.
       Девятнадцатый век был степенным и неторопливым. Ещё чувствовался шарм загнивающего феодализма и аристократичности. Маськин посетил всех родственников и даже съездил к совсем уж дальнему своему предку в Лондон.
        []
       В Лондоне девятнадцатого века Маськин разыскал кого надо, расспросил его обо всём (этот предок, оказывается, тоже жил натуральным хозяйством), всё аккуратно записал, и уже между делом поругался с подвернувшимся под руку Карлушкой Марлушкой -- что, мол, из за его бредовых коммунистических взбалмошностей в будущем ни одна корова молоко давать не соглашается, и уже совсем было засобирался назад домой в будущее, как заслушался замечательной музыкой, несущейся из золочёной трубы тогда ещё молоденького Граммофона, проживавшего у Карлушки Марлушки. Граммофон у Карлушки Марлушки страдал. Тот его совсем достал, крутя с утра до вечера "Интернационал", а когда Граммофон не выдерживал и начинал перевирать слова, больно дёргал его за ручку и плевал в золочёную трубу.
       -- Мы свой, мы новый гной устроим,
       Кто был никем, тот стал совсем...
      
       безбожно перевирал Граммофон, крутя одну и ту же пластинку уже тридцать третий раз подряд.
       -- Ах ты, контрреволюция, -- набрасывался с кулаками на несчастный Граммофон корифей народных бунтов.
       А однажды Граммофон был ужасно напуган призраком коммунизма, который бродить по Европе не желал, а засел у Карлушки Марлушки в отхожем месте с запором. Граммофон было хотел пойти умыть трубу после известного к нему отношения хозяина, а в туалете сидит призрак коммунизма и плачет. Граммофон в тот день твёрдо решил, что ничего хорошего из этого призрака не выйдет, отчего стал перевирать "Интернационал" уже намеренно, пытаясь намекнуть волосатому хозяину, чем дело пахнет. Но куда там, Карлушка Марлушка неистовствовал, отчего Граммофон его и прозвал "Бешеный Мавр".
       Маськин, повстречавшись с Граммофоном, подтвердил его самые грустные опасения насчёт будущего, а вот Карлушка Марлушка Маськина слушать не стал, а запустил в него своим правым драным ботинком, чем снискал восхищённое уважение Левого Маськиного тапка, который и так в сём корифее души не чаял.
       Маськин предложил Граммофону бежать с ним в будущее, и тот уже было согласился, только вот оказалось, что Граммофон в Маськину машину времени с трубой не влезал, а без трубы он ехать отказывался.
       Тогда Маськин предложил Граммофону добираться своим ходом и написал ему свой телефон, чтобы он через 150 лет Маськину позвонил, когда до этого времени сам доживёт. Маськин трогательно попрощался с молоденьким Граммофоном, и они расстались -- Маськин, пустив слезу, а Граммофон, издав надрывный треск в качестве символа уныния разлуки.
       И что вы думаете, как то раз, уже в настоящее время, Маськину позвонили и в трубке с чарующим потрескиванием заиграл знакомый хрипловатый голос Маськиного Граммофона. Маськин опять прослезился и поехал за Граммофоном, чтобы наконец взять его к себе жить.
        []
       Граммофон добирался до времени Маськина 150 лет. Много он повидал на своём пути. От Карлушки Марлушки его скоро унёс судебный пристав за долги, потом он поработал у Шерлока Холмса, который по отпечаткам пальцев на золочёной трубе Граммофона определил, что его посещал Маськин, но был не уверен, было это уже или ещё только будет, потому что отпечатки пальцев были такими, какие обычно оставляют представители грядущих поколений, -- то есть отпечаток чёткий, но в картотеке не числящийся. В общем, в течение остального времени относились к Граммофону тоже неплохо, только два раза прострелили золотую трубу во время одной революции и первой мировой войны. Во время второй мировой Граммофон отсиживался в Аргентине, и поэтому ему не досталось. Бывало, конечно, что анархически настроенные аргентинцы стряхивали пепел в его золотую трубу, и задолбали своим аргентинским танго, но по сравнению с "Интернационалом" Карлушки Марлушки это было сущей ерундой. В общем, добрался Граммофон до Маськиного времени целёхоньким и, ко всеобщему удивлению, очень сносно крутил пластинки. Маськин сразу потащил Граммофон на пикник и угощал его малиновым вареньем, а все Маськины домочадцы сразу дедушку Граммофона заобожали. Они его стали даже звать Грамушка, что происходило от уменьшительно ласкательного имени "дедушка Граммофон". Маськин был очень рад, что Грамушка дотянул до Маськиного времени сквозь все лихолетья исторических бурь. Вот на какие подвиги может подвигнуть настоящая дружба, которая случилась у Маськина и Маськиного Граммофона.
      
       Глава тридцатая
       Маськин и Культурные Различия
      
      
       Непонятно, что считать культурными различиями, а что считать откровенной подлостью и хамством. Маськин пожил во многих странах до того, как поселился в Маськином доме в Западной Сумасбродии, и повидал разные обычаи и традиции. Конечно, люди живут по разному, кое кто даже настолько оригинален, что вообще ни на кого не похож... Но в том то и дело, что когда говоришь о народе в целом -- это всё теория, а вот когда у тебя перед носом один его конкретный представитель -- то и неизвестно, как себя вести, мало ли какие у него там культурные ценности набухают -- того гляди наступишь. Короче, намучился Маськин со всеми этими культурными различиями. Бывало, глянет -- ну человек отъявленный нахал и сволочь, а ему окружающие поясняют -- да что вы, это совсем не так, это просто у вас, Маськин, с ним культурные различия, вот вам и кажется, что он нахал и сволочь, а по настоящему, по местным меркам, вполне приличный человек. Ну, хорошо, разве что чуть чуть нахальнее и сволочнее нормы, но у нас это вполне принято и даже поощряется.
       У Маськина от такого калейдоскопа культурных различий даже закружилась голова, и он обхватил её обеими руками, чтобы совсем не отвалилась... Хотя этого бы никто из окружающих не заметил -- все бы решили, что у Маськина это такое культурное различие, периодически терять голову. Маськин всё таки однажды решил дойти до сути и разобраться с этими культурными различиями, а то в одной стране воровать нехорошо, но воруют, в другой -- хорошо, и тоже воруют, а в третьей -- воровать можно, но никто не ворует, потому что вор у вора давно дубинку украл, а без дубинки воровство уже не то, как то нетрадиционно без дубинки выходит. Вот опять у Маськина кто то чего то спёр, и он не знал, плохо поступили с ним на этот раз или это просто культурные различия и на это не надо обращать внимание. Так Маськин мучался, мучался и поехал в город Космополитинск, где проживала дама по имени Культурные Различия, чтобы всё у неё подробно на месте и выяснить. Маськин с собой взял опять только тапки, потому что другие жители Маськиного дома ехать в Космополитинск не хотели.
       Прибыв на место, Маськин долго искал нужный адрес, потому что номера домов писались то арабскими, а то римскими цифрами, названия улиц были написаны то на псевдокитайском (это когда вроде бы иероглифы -- а смысла никакого, просто так красуются), а то и на древнекукорятинском (языке древних боевых петухов).
       Наконец Маськин нашёл адресок с помощью своего Правого тапка, который свободно говорил на фене, как и многие несправедливо репрессированные, и таким образом быстро нашёл дорогу, потому что феня в наши времена начала зарекомендовывать себя как международный язык.
       Мадам Культурные Различия приняла Маськина благосклонно, как будто бы ожидала его прихода. Она была дамочкой неуравновешенной наружности, потому что, несмотря на худобу, различные выступы её буйного организма нарушали равновесие при ходьбе, и поэтому она передвигалась, пользуясь нанайскими лыжами, даже в пределах квартиры. На голове у неё красовалась китайская красная шапочка с длинной косичкой, завёрнута она была в роскошный японский халат, надетый поверх русской телогрейки, а на ногах у неё были техасские сапожки со шпорами, к которым уже и прикреплялись нанайские лыжи.
        []
       Маськин внимательно осмотрел мадам Культурные Различия и замешкался, не зная, как поздороваться.
       -- Шалом, -- скромно сказала мадам и поцеловала Маськина по русской традиции три раза.
       -- Салам алейкум, -- почему то ответил Маськин и сел на диван.
       -- Я понимаю, у вас ко мне дело? -- спросила мадам Культурные Различия, наливая Маськину в стакан русской водки, разболтанной шабатним вином.
       Маськин пить не стал, но Маськины тапки приняли за милую душу и попросили налить ещё.
       -- Да, уважаемая мадам Культурные Различия, -- сказал Маськин, -- у меня к вам вопрос. Я, конечно, очень уважаю всякие культурные различия, но мне часто неясно, то ли дело в культурных различиях, то ли человек просто сволочь. От этого у меня голова уже идёт кругом. Нету ли у вас какого нибудь верного определителя, отличающего культурные различия от простого заурядного сволочизма?
       -- А что конкретного с вами приключилось? Мне без примера трудно будет решить, -- спросила мадам Культурные Различия и затянулась огромной гаванской сигарой, сделанной в Нидерландах.
       -- Ну, вот меня давеча обокрали, почти что по миру пустили, а потом сказали, что я сам дурак и что это всё из за культурных различий, -- признался Маськин и помрачнел.
       -- И много взяли? -- по деловому уточнила мадам Культурные Различия.
       -- Практически всё, что могли унести.
       -- Ну, они сказали до свиданья? -- спросила мадам Культурные Различия.
       -- Да, -- ответил Маськин.
       -- Это значит, они культурные, -- отметила мадам Культурные Различия и поинтересовалась: -- А как конкретно попрощались? Вы воспроизведите дословно и желательно на том языке, на котором эти слова были сказаны.
       -- Кажется: "It has been nice knowing you"1, -- припомнил Маськин, напрягшись.
       -- А вы что ответили на это? -- заинтересовалась мадам Культурные Различия.
       -- Кажется: "Да пошёл ты!" -- сразу вспомнил Маськин.
       -- Ну, вот видите, культурные различия налицо, -- заключила мадам Культурные Различия. -- Вот если бы вы ответили "Go f... yourself"2, -- то никаких различий бы не было.
       -- А! То есть дело не в том, что люди делают, а дело в том, что они при этом говорят! -- догадался Маськин.
       -- Конечно, -- одобрила Маськину догадку мадам Культурные Различия.
       -- То есть, если бы я ему правильно ответил, он бы застыдился, вернулся назад и стал бы порядочным человеком? -- занадеялся Маськин.
       -- Вовсе нет, просто в таком случае культурных различий бы не было, а в ситуации, вами, Маськин, описанной, культурные различия, конечно, налицо.
       -- Не кажется ли вам, уважаемая мадам Культурные Различия, что многие просто прикрываются этими пресловутыми "культурными различиями", чтобы пакостить и гадить безнаказанно, да ещё при этом умудряются оставаться в беленьком, мы, мол, не виноваты, что у всяких там Маськиных было другое детство и они писали в горшок с этикеткой на другом языке? -- высказался Маськин.
       -- Ну, не без этого, не без этого... -- призналась мадам Культурные Различия. -- Но вы, Маськин, должны ещё радоваться, потому что в некоторых местах культурные различия достигают такой напряжённости, что вас могли бы вообще съесть... Я вот знала одно племя... Хотите, познакомлю? Очень обходительные людоеды. Думаю, среди них найдутся и Маськоеды.
       -- А тапкоедов среди них нет? -- забеспокоился Левый тапок, для которого социальные реформы были делом его жизни, и он не мог позволить себя съесть, не доведя дело жизни до конца.
       -- Тапкоеды? -- задумалась мадам Культурные Различия. -- Не знаю, я спрошу.
       -- А, -- догадался Маськин, -- просто в мире ничего не изменилось, все друг дружку едят, но при этом пользуются культурными выражениями!
       -- Разумеется -- в этом и заключается прогресс цивилизации, -- обнадёжила мадам Культурные Различия. -- Вообще нет ничего вреднее, чем полагать, что в мире что то меняется. На этом все простачки всегда и попадаются, мол, нынче не те времена, теперь уже не съедят посреди бела дня -- и шасть на улицу прыг скок -- а там их ам ам и нету... Времена не меняются, меняются фразы, которыми удобряют те или иные действия.
       -- Так культурные различия придуманы идиотами для идиотов? -- окончательно догадался Маськин.
       -- Наконец то! -- обрадовалась мадам Культурные Различия так, как будто долго подводила Маськина к этой мысли, хотя сама удивилась такому мнению и решила напоследок хорошенько его обдумать. Обдумать, правда, эту мысль так и не удалось, потому что после посещения Маськина мадам Культурные Различия отправилась в парикмахерскую, где вместе с излишком волос у неё случайно срезали и эту мысль.
       Так, знаете ли, бывает: придёшь в парикмахерскую подумать (где ещё, как не сидя в кресле и щурясь, чтобы волосы не попали в глаза, сконцентрироваться хорошенько на какой нибудь мысли), а придурошная парикмахерша так забалаболит, что выходишь не только без волос, но и без ценных мыслей, которые могли бы развиться и процвесть, если бы не эта болтовня...
       И почему парикмахеры в Западной Сумасбродии так болтливы? "Культурные различия" -- по привычке скажете вы. Ан нет, чистой воды идиотизм...
       Да с, идиотизм чистой воды!
      
       Глава тридцать первая
       Маськин и фрау Шпрехензидуева
      
      
       Как то Маськин слушал радио и узнал, что в его городок приезжает с визитом фрау Шпрехензидуева и по этому поводу горожане решили заделать яму на дороге, которая там наблюдалась с прошлой зимы.
       Маськин спросил Левый тапок, не знает ли он об этой замечательной личности, и Левый тапок Маськину всё о ней поведал, потому что, несмотря на левые взгляды, немцев очень уважал, отличался начитанностью в марксистских источниках в оригинале и гордился своим личным знакомством с Карлушкой Марлушкой, который левую обувь уважал и хоть и был не совсем немцем, но ассоциировался в сознании Левого Маськиного тапка как германский лидер всех левых тапков Земли, а лидеру можно простить любой акцент, даже немецкий. Кроме того, владение разными языками позволяет играть словами сразу на нескольких наречиях. Вот, например, по немецки Das Kapital ("Капитал") произносится "Да с, капитал". Мол, да с... намёк понимаете? Нет? Ничего с. Вам и не обязательно. Ну ладно, объясню. Вообще Карлушка Марлушка хотел ошибочно назвать свой труд Die Kapitalien (что, если секретно перевести со смеси английского и немецкого, получится: "Умрите, капиталы!")1. Поэтому Карлушке Марлушке и пришлось прожить ровно полжизни в Англии, потому что, наверное, там лучше понимали его англо немецкий юмор, попросту его не замечая. Мол, копошится бородатый в Британской библиотеке, и ладно. А вот на родине в Германии его не понимали, хотя не замечать не могли... Рады были бы не заметить, ан нет, не тот калибр. Крупноват с, чтобы не приметить. А Карлушка Марлушка, бывало, от своего фурункулёза в Лондоне страдает и цедит сквозь зубы: "Я вам всем ещё покажу! Дорого вам мой фурункулёз обойдётся!" И вы знаете, действительно дорого обошёлся, поэтому не могу не согласиться, что учение Марлушки правильно, потому что оно верно. Ну как против фурункулёза поспоришь? Вообще болезни великих людей дорого обходятся человечеству. Это всё врачи виноваты. Они, костоправы долбаные, никак подлечить кого надо не могут. А великие люди тут ни при чём. Ну что вы там можете наруководить, когда у вас паранойя, обострённая запором? Или, ещё хуже, сифилис в мозгу, обострённый революционными позывами? Я требую снять ответственность за всё со всех лидеров государств и полностью переложить её на врачей.Я это серьёзно.
       Итак, Левый Маськин тапок начал свой рассказ, за приведение которого вы должны нас простить, потому что, как вы уже успели ознакомиться из прошлых глав, Левый Маськин тапок воздержанностью в выражениях и благонамеренностью во взглядах не отличался. Вы скажете -- враки, просто каждый раз, когда автор хочет высказать какую нибудь оголтелость, -- вот он и зовёт Левый Маськин тапок, а тот бездумно за автором всё и повторяет. Нет, это не так. Ну вот, смотрите. Я сейчас уйду на кухню, а Левый тапок вам всё без моих подсказок расскажет. Тогда поверите в самостоятельность моих героев и в то, что я за них не отвечаю? Всё, я пошёл, а вы слушайте. Потом мне расскажете.
       -- Фрау Шпрехензидуева, -- неторопливо начал свой рассказ Маськин Левый тапок, -- гордилась своей наклонностью во всём наводить порядок. Она считала, что все кругом только и знают, что сорить, разбрасывать, пачкать, пакостить и производить всякие несуразности. Она же всегда носила безупречно белый фартук и не допускала никаких отклонений от раз и навсегда заведённого порядка. Вообще в природе трудно было найти что либо более опрятное и подчиняющееся распорядку, чем фрау Шпрехензидуева. Взять вот, к примеру, солнце. Вроде светит каждый день. Так? А вот тоже недостаточно пунктуально. То взойдёт в 4:45 утра, а то в 5:10. Ну и как после этого на солнце полагаться? А луна, та вообще ни в какие ворота не лезет. Фрау Шпрехензидуева лично обследовала её в телескоп и нашла столько пыльных неровностей и побитостей, не говоря уже о том, что эта луна, представьте себе, завела привычку то появляться наполовину, то и вовсе скрываться. Эдакое публичное обрезание каждый месяц на обозрение всего честного человечества... Большего проявления сионистского заговора и не найдёшь. Вы посмотрите то на небо! Но особенно много претензий к луне фрау Шпрехензидуева, как ни странно, имела в то время, когда луна выходила полной. Так бывает, что расстроишься на кого нибудь с обрезанием и потом, когда уже к нему придраться не за что, всё равно что нибудь да и находится.
       Полную луну она даже пыталась подмести, но метёлка оказалась коротковата, что тоже, конечно, непорядок! Если ты такая уж пыльная, то зачем висишь так высоко? Безобразие! А уж кому, как не фрау Шпрехензидуевой, знать, как вешать! В этом она была мастер! Бывало, развесит портреты по дому -- висят ровненько, как по ниточке, не придерёшься. Вот такая была специалисточка.
       В молодости, оттого, что фрау Шпрехензидуева была столь совершенна, а все остальные кругом были так себе, она вообразила, что гораздо лучше других, что происходит от особой высшей древней расы шпрехензидуевых, не тех дикарей, что достали всю Европу ещё в незапамятные времена, а от индо хрен знает каковской расы, названий то много -- придумывай -- не хочу! Она даже решила все другие расы извести дустом, но её, пусть с некоторым опозданием, поправили товарищи, которые считали, что вовсе не в расе дело, а дело в социальном происхождении, и она, отсидев положенное, вышла на свободу хоть и в помятом, но по прежнему безупречно белом переднике, так никогда своих убеждений, в общем, и не оставив.
        []
       Удивительно, что фрау Шпрехензидуева на самом то деле происходила из очень дикой семьи, которая в то время, как неряшливые расы строили пирамиды и храмы, шлялась по лесам и полям, разбойничала и порядком всех задолбала уже в те ещё римско незапамятные времена. Ну, как говорится, на засранку обиход нашёл. Теперь фрау Шпрехензидуева была чистюля и вообще стояла на высшей ступени культу ры, с которой если уж оступишься, то валишься прямиком вниз в дебри рытвенного варварства. Чтобы не упасть в них снова, фрау Шпрехензидуева стала ограничивать себя в дозе шнапса и не позволяла себе мочиться стоя, хотя ей так было сподручнее по сверхчеловеческим соображениям, ибо мочиться сидя -- есть проявление слабости и безвольности. Ну, что поделаешь, на какие жертвы только не пойдёшь, чтобы всё таки сохранить человечество в полном ассортименте. "Ладно -- нехайль живёт", -- сказала фрау Шпрехензидуева и решила свой идеологический пыл перенаправить в пыл по уборке пыли.
       Так приходилось уже немолодой фрау Шпрехензидуевой себя преодолевать, можно сказать, переступать через себя, наступать на горло своей собственной песне... Ну, зато фрау Шпрехензидуеву стали принимать в обществе, забыли ей старые дела, её родной сын даже стал папой римским, хотя по малолетству тоже безобразничал с мамашей1.
       Левый Маськин тапок закончил свой рассказ, а я как раз вернулся с кухни. Ну, и что он вам нарассказывал? Я вижу у вас нездоровый румянец. Ну ка, дайте ка мне прочесть. Так, так, так... Ага... Прочёл. Ну что ж, я бы стёр, но вы, я уже вижу, прочли, и если решите, всё равно будете жаловаться. Так что я оставлю. А то -- пиши, стирай, а знаете, как в Африке бумаги не хватает? Нет, не писать. Нет, не читать. Просто не хватает бумаги. Я расист? Нет. Я был на кухне. Вы будете папе жаловаться? Так он у меня того же мнения. Ах, не моему папе... А, этому, пожалуйста, жалуйтесь... Видите ли, чтобы от римской католической отлучить, надо сначала к ней прилучить... Я не люблю католиков? Я не люблю немцев? Да вы что, с ума сошли, читатель? Да всех я люблю. У меня друг детства -- католик, монах.Что значит личные знакомства не имеют значения? Слушайте, вы вообще откуда взялись, мой читатель? И как вы до тридцать первой главы с такой подозрительностью добрались? Ах, по службе положено? Ну, тогда успокойтесь и слушайте дальше.
       Фрау Шпрехензидуева прибыла в город, рядом с которым проживал Маськин, с целью рутинной инспекции, которые она проводила в домах всех жителей Земли. У неё было такое поручение, которое она себе сама поручила. Мол, если нельзя бороться со всем человечеством, то хотя бы бороться с грязью и беспорядком, которые оно производит. Человечество обрадовалось, вздохнуло полной грудью, а фрау Шпрехензидуева для виду потупляла глазки, мол, стесняется за прошлые делишки. А человечество же наивно, как бантик, -- ему шарик показал, он и развязался...
       Поэтому никто не удивился, когда в одно утро на пороге Маськина появилась она -- фрау Шпрехензидуева собственной персоной. Маськин специально ничего прибирать не стал. Не любил он, знаете, показухи. Фрау Шпрехензидуева тогда не стала Маськин дом критиковать, а деликатно присела на краешек стула передохнуть. Мол, всё равно без толку, Маськиных не переделаешь... Такие уж они недоделанные, что и браться переделывать нечего.
       Разговор у фрау Шпрехензидуевой с Маськиным был очень пристойный -- о том, как делать пирог с яблоком, о том, надо ли добавлять паленую водку в сосиски с капустой или необязательно, но фрау Шпрехензидуева всё время как то странно улыбалась, и поэтому Маськину было не по себе.
       Так бывает, когда зайдёт в автобус человек с пистолетом в кобуре. Вроде человек нормальный. И разрешение на ношение оружия у него наверняка в порядке, и стрелять он явно не собирается. Но инстинктивно как то почему то не выпускаешь из глаз пистолет и невольно начинаешь заискивать. Так уж устроена наша масечная сущность.
       Не любим мы огнестрельного оружия...
      
       Глава тридцать вторая
       Маськин и синьор Капучинкин
      
      
       Гондола медленно плыла по каналу. Мимо проплывали покрытые плесенью дома Венеции. Иногда на встречных лодках громко пели.
       Маськин плыл на встречу с синьором Капучинкиным, отцом итальянской мафии. Маськины тапки притихли и пытались вести себя незаметно. Они знали, что синьор Капучинкин плохо относится ко всему, что ведёт себя заметно, и на днях прострелил свой новый левый туфель за то, что тот попытался натереть ему мозоль. Обувь с дыркой, пусть даже новая, сами понимаете, вещь никчёмная, а тапки хотели быть полезными, потому что Маськина любили и во всём ему помогали.
       Правый тапок усиленно листал тапко итальянский разговорник и бормотал: "СкузиБонджорно! Престо!", а Левый тапок чистил потайную тапочную хлопушку, которая у тапков служила вместо револьвера. Мол, мало ли что.
       Маськин был спокоен. После удачной поимки Рыбы 007, о которой мы вам подробно рассказали, Маськин уверовал в свои силы и сегодня решил совершить новый подвиг разведчика -- похитить пиццу у самого синьора Капучинкина. Синьора Пицца была в заложницах у синьора Капучинкина уже много лет, и он всё время грозился ее съесть. Маськин же хотел выпустить синьору Пиццу на свободу, пусть, мол, летает, как птица. Пиццы ведь отличаются от птиц всего на одну две буквы, и я вас уверяю, что летают даже лучше. Потому что тяжелая буква "т" не тянет их вниз, зато лёгкая дополнительная "ц", наоборот, прибавляет воздушности. Некоторые наивные граждане полагают, что им посчастливилось наблюдать в небе летающие тарелки. Это ерунда. Каждый раз, когда вы слышите такое сообщение, -- знайте, это они видели летающие пиццы.
       Синьор Капучинкин знал о намерениях Маськина, потому что Маськин их и не скрывал. Накануне Маськин позвонил синьору Капучинкину из аэропорта и договорился о встрече, сказав, что будет похищать синьору Пиццу. Это был такой обманный манёвр. Синьор Капучинкин давно сталкивался с разведслужбами и знал, что они никогда не скажут то, что на самом деле собираются сделать, и поэтому и не подозревал, что Маськин действительно собирается похитить Пиццу, иначе зачем бы ему Маськин так всё и сказал? Честность иногда является самым сильным обманом. Зарубите это себе на носу!
        []
       Синьор Капучинкин думал, что Маськин едет расследовать пропажу его глобальной макаронины, которую, как вы помните, съел Плюшевый Медведь, и Маськин решил не оглашать этот инцидент, замяв его как семейное дело, но пресса всё свалила на итальянскую мафию, и мафия уже и сама засомневалась, не она ли эту макаронину стибрила. Почему стибрила? Потому что на берегах Тибра так называется действие, представляющее собой незаконный отъём законной собственности без применения незаконно носимого законного оружия.
       Вообще действие прессы колоссально. Когда вы читаете о себе в газетах, через некоторое время вы уже и забываете, как оно на самом деле было, и помните только ту версию, которую про вас упомянули в печати. Замечательный пример общественного сознания. Вот у муравьёв некоторых есть такое общественное пищеварение -- что один, покушав, выделяет, другой за ним доедает и, выделив, даёт возможность третьему уже доесть окончательно. Не путайте это с системой общественного питания, где потребление выделяемого идёт не по цепочке, как у муравьёв, а одновременно параллельным образом.
       Так вот, общественное сознание напоминает больше общественное пищеварение муравьёв. Один выделил, другой доел.
       Итак, синьор Капучинкин был готов к встрече с Маськиным. Он переоделся гондольером и уже два часа возил Маськина с тапками по каналам Венеции, пытаясь таким образом подорвать Маськина финансово, потому что, как известно, гондольерство есть ручная работа и стоит столько же, как полёт в космос на Луну. Не верите? Хорошо. Давайте считать. Скажем, полёт на Луну частным образом будет стоить 100 миллионов долларов. Проехав по каналу длиной в километр, вы платите гондольеру, ну, скажем, 100 долларов (хотя вам задурят голову и возьмут больше). Расстояние до Луны 384 тысячи километров, и ещё столько же обратно. Итого 768 тысяч километров по $ 100 за километр -- получается 76 миллионов 800 тысяч. Дешевле? А на чай? Ну хорошо, хорошо... у вас окажется сдача миллионов десять, так вы думаете, вам её сдадут? Значит, вы не были в Венеции.
       Если ещё на гондоле до Луны туда сюда, то не вздумайте плыть на гондоле до звезды Проксимы в созвездии Центавра. Она хоть и ближайшая к Земле звезда, но на гондоле путешествие только в один конец обойдётся более чем в три квадриллиона1 долларов:
      
      
       $ 3, 991, 227, 750, 000, 000
      
      
       Да, да, именно долларов, а не лир! В лирах бы это было неудивительно, потому что в лирах все цены и так кажутся переписанными из учебника астрономии.
       Не верите, что так много? Считайте! До звезды Проксимы в созвездии Центавра 1, 29 парсека, один парсек равен 206 265 астрономическим единицам -- расстояниям от Земли до Солнца1.
       Вот и считайте, только учтите, что гондольеры не принимают чеков.
       Теперь вы понимаете, как синьор Капучинкин собирался разорить Маськина? Но не тут то было, Маськин давно заметил, что его гондольер есть никто иной, как синьор Капучинкин собственной персоной, и платить за этот фарс он не собирался.
       Вы знаете, почему все профессиональные разведчики развязывают перестрелку в ресторане как раз в тот момент, когда они уже поели и им принесли счёт, за который они ещё не заплатили? Элементарно! В суматохе, связанной с перестрелкой, внимание официанта будет несколько рассеяно -- разведчик счёт в карман и бежать. Потом он его представит к оплате в госбюджет, и получится -- и пузо набил, и денежки сэкономил и к оплате представил. Скажете, нечестно? А что поделаешь? Зарплаты у разведчиков, как у всех, а вот работа вредная, приходится крутиться. Главное, разведчикам, в отличие от всех остальных, настрого запрещено продавать Родину.
       Прокатавшись два часа, псевдо гондольер синьор Капучинкин устал и сел на борт гондолы перекусить. Тут Маськин заметил, что синьор Капучинкин достал из кармана несчастную заложницу синьору Пиццу. Он понял, что синьор Капучинкин сейчас её съест. Надо было действовать не раздумывая. Маськин выхватил Пиццу у синьора Капучинкина и швырнул её в небо -- пусть летает! А самого синьора Капучинкина столкнул с гондолы в вонючую лагуну... Сам же Маськин посадил свой Правый тапок справа, а Левый слева, и они стали усиленно грести. Из лагуны за бортом доносилась отборная итальянская ругань...
       Гондолу Маськин с помощью тапков затопил и потом попытался сжечь, чтобы замести следы, но под водой гондола не горела, и поэтому её пришлось вытащить и высушить, чтобы сжечь, а потом уже утопить, потому что сначала утопить, а потом сжечь не получалось. Какая то несуразность, видимо, вышла в Маськиных инструкциях, которые он сам себе дал перед отъездом в Венецию. Короче, намучались Маськин и его тапки с гондолой, потом плюнули, разобрали и упаковали в мешок, чтобы увезти с собой в ручной клади.
       Уже наутро, вернувшись домой, Маськин из газет узнал об ошибке. Это был не синьор Капучинкин, а простой гондольер, и спас Маськин не заложницу синьору Пиццу, а вышвырнул в небо простую пиццу.
       Ну что ж, главное, что у Маськина были добрые намерения, а если намерения добрые, то мелкие ошибки не в счёт.
       По телевизору по всему миру показывали мокрого гондольера с пиццей на голове (эта пицца летать не пожелала и приземлилась, как вы понимаете, гондольеру на голову).
       Гондольер ругался на чём свет стоит, и тогда Маськину стало стыдно и он выслал ему обратно его гондолу, правда, собачьей почтой через Северный полюс и в разобранном виде, чтобы не выдавать товарищей сообщников. Тапки очень боялись разоблачения, если гондолу посылать целиком, и ходили в венецианских масках по Маськиному дому ещё два дня, так что Маськин их не узнавал -- кто из них Левый, а кто из них Правый, пока они не высказывались по какому нибудь политическому вопросу.
       Гондола же к гондольеру так и не дошла, потому что она была в разобранном виде, а на полюсе не хватает дров и зима выдалась суровой, несмотря на Глобальное Потепление.
       Гондольер тогда решил стать космонавтом, тем более что с оплатой там так же хорошо, как и в гондольерстве.
      
       Глава тридцать третья
       Маськин и Бумажник
      
      
       Большинство из нас -- рабы своего бумажника. Он восседает на троне из платёжных квитанций и указывает нам, куда ходить, что покупать, а от чего воздержаться. Диктат наших бумажников иногда доходит до полного нашего с вами порабощения. Мы приносим в его ненасытное чрево купюры разных достоинств, а он нами помыкает и всё время пытается заставить нас поработать ещё, зарождая постоянное нервическое состояние хронической денежной недостаточности.
       Маськин сразу сказал своему Бумажнику, чтобы тот не возникал по поводу и без повода! Маськин жил натуральным хозяйством и поэтому не очень зависел от своего Бумажника. Закапризничает Маськин Бумажник -- мол, денег нет, а Маськин ему: "Ну и что?" У Маськина то всё своё, в магазин ходить не надо. Варенье у Маськина своё, чай смородиновый тоже свой, хлеб свой, картошка своя, а чего ещё надо для полноценной жизни?
       Поэтому Маськин Бумажник был самым скромным в округе. Соседские бумажники с утра гоняли своих владельцев на работу. Выглянет Маськин в окно, а по его дороге идут бумажники и кто прутиком, а кто и более серьёзной розгой понукают своих владельцев, шлёпают их по мягкому месту, а кого и вообще куда ни попадя. "Прямо рабовладение какое то", -- думал Маськин и задёргивал шторы, чтобы Маськин Бумажник этого кошмара не нагляделся. Но Маськин Бумажник знал, что в других домах бумажники главнее глав семейств и им оказываются все возможные почести. Поэтому Маськин Бумажник страшно завидовал соседским бумажникам и всё думал, как бы ему эту несправедливость исправить.
       Маськин Бумажник был существом рациональным по природе, он не ведал полутеней чувств. Эдакий Гобсек1 в миниатюре. Маськин Бумажник начитался Адама Смита2, и хотя, в общем, этот уважаемый джентльмен был чрезвычайно точен в своих рассуждениях о деньгах, я бы не рекомендовал это чтение неокрепшим юным бумажникам, каковым и был Маськин Бумажник. Кстати, не дай вам Бог давать читать вашему бумажнику Карлушку Марлушку. Чаще всего это может закончиться для вашего бумажника смертельным исходом в результате буйного помешательства. Берегите здоровье ваших бумажников! Воспитывайте их в строгости, но ласке, и они никогда не будут погонять вас прутиком, когда вы идёте по утрам на работу (сами радостно побежите, чтобы порадовать ваш хорошо воспитанный бумажник).
       Маськин Бумажник имел дурной характер из за чтения классиков экономической науки. Он часто давал Маськину советы, как распоряжаться деньгами, и всегда, когда Маськин следовал советам своего бумажника, -- выходил какой нибудь конфуз.
        []
       А всё потому, что деньги никогда не были чем то отдельным от человеческой психологии -- страсти, равнодушия, силы, тщедушия, любви, ненависти, тупости, мудрости, воспитанности, хамства, сволочизма, добродушия, мстительности и жертвенности. Те, кто пытаются рассматривать деньги как отдельный отлаженный часовой механизм или как иную вселенную со своими законами, всегда будут попадать впросак. Не покупают люди тогда и то, что, казалось бы, должны были покупать, но тратят свои денежки на то, что никто и догадаться не мог, что на это они свои фертинги пертинги потратят. Конечно, когда начинают двигаться жернова глобальной экономики -- они нас и дохлых крыс заставят покупать... Против такого движения не попрёшь. Представьте себе по всем телевизорам, афишам, рекламам:
      
      
       ПОКУПАЙТЕ ДОХЛЫХ КРЫС!
      
      
       Мне уже захотелось купить. Ну, я не в счёт. Я очень сильно подвержен влиянию рекламы. А вам? Не хочется купить дохлых крыс? Ну, ничего. Когда ваша подруга купит себе отборную дохлую крысу -- вы тоже обязательно купите, дорогая моя читательница. Или когда на автомобиле у вашего приятеля будет красоваться дохлая крыса -- вы тоже не устоите, дорогой мой читатель.
       Вообще то, как тратит человек деньги, зависит во многом от тех иллюзий, которыми полнится его бедовая голова. Рассудите сами, как мало надо действительно, чтобы поддерживать достойную жизнедеятельность, -- пара ломтиков хлеба, кучка свежих овощей, родниковая вода... Всё остальное -- блажь излишков. Во всём остальном, что мы покупаем, борется зависть оголтелая с глупостью или гордыня с неизбывным стремлением к эстетике. Вообще, чрезмерное стремление к эстетике может проглотить любой капитал. Я не имею в виду покупку картин за миллион. Просто всё, что мы покупаем, можно разделить на то, что мы едим (чаще себе же во вред), пьём (чтобы сделать бред, называемый жизнью, более приемлемым для восприятия) или используем для других плотских потребностей. Ещё мы покупаем то, что "красиво", -- чаще всего блестит или по другой причине привлекает наш взгляд. Некоторые доходят до того в этом последнем стремлении владеть красотой, что пытаются скупить даже бессмертные шедевры искусства. Попытка покупать бесценные творения -- очень неблагодарное занятие. Вы хотите сказать, что какие нибудь ядовитого цвета подсолнухи Ван Гога лучше, чем их прототип оригинал -- восхитительные фантастические жёлтые цветы с объёмом, запахом, нежные на ощупь да ещё и с семечками! Цветки, которых бесплатно можно нарвать и -- любуйся сколько хочешь... Ну хорошо, вам настоящих цветов недостаточно? Тогда подержите их сутки в сыром подвале, потом поставьте в вазу и прищурьтесь -- получится точно, как у Ван Гога!
       Маськин Бумажник всегда толкал Маськина покупать вещи и услуги, которые Маськину были не нужны, но которые должны были быть нужны ему по среднестатистическому мнению Маськиного Бумажника, мыслящего исключительно среднестатистическими величинами.
       Например, в среднем на душу населения приходится полтора шарфа. Маськин имел один шарф. Бумажник ему талдычит: "Купи полшарфа, непорядок, что у тебя один шарф, купи ещё половинку. Купи!" А Маськину хочется купить ещё одну новую книжку с картинками, которых у Маськина и так уже на 1350 штук больше, чем среднестатистический показатель 0, 001 книжки на душу населения. Ну, поддастся Маськин настойчивым уговорам Бумажника и купит полшарфика -- потом не знает, что с ним делать... Полшарфика слишком коротко, чтобы укутываться, и мало шерсти, чтобы перевязать в варежки. Так и валяется полшарфика, а новой книжки Маськину не хватает -- хоть плачь... А книжку Маськин из за шарфика то не покупает, а потом очень жалеет.
       Короче, перестал Маськин слушать свой Бумажник. Бумажник тогда совсем обиделся и стал монетки все терять. Положит Маськин в него монетку, на следующее утро заглянет в Бумажник -- а там пусто.
       -- Где монетка? -- строго спрашивает Маськин.
       -- Потерял, -- просто отвечает Бумажник.
       Маськин даже стал монетки прятать в хлебницу, потому что она экономических книжек не читала и монеток никогда не теряла.
       Вы думаете, Бумажник куда то в корыстных целях Маськины монетки сплавлял? Вовсе нет. Бывало, лежит Бумажник в прихожей, скучает, подсчитывает, сколько места занимал бы миллион монеток, если бы Маськин был миллионером. Тут смотрит -- горбатый домовой барабашка Тыркин крадётся, пытается стырить засохшую луковицу, которую сосед Отжимкин забыл забрать. Тыркин страдал клептоманией1 и всё время по мелочи таскал вещи со всего Маськиного дома к себе в каморку. Жители Маськиного дома на него за это не обижались, потому что очень любили, а когда у них что нибудь пропадало, первым делом проверяли, не в каморке ли Тыркина их утерянная вещь. Завидев Тыркина, Бумажник подзывает его шёпотом и даёт ему монетки, а тот их копит, копит, и однажды даже съездил на собранные монеты на курорт на Карибских островах, где принимал лечебный массаж горба и коктейль "Кабальеро"2.
       Когда домовой барабашка Тыркин вернулся с загорелым горбом с Карибских островов, Маськин решил вызвать Бумажник на откровенный разговор и отвёл его в сторонку, чтобы другие не слышали. Пришлось пойти в сторонку без тапков, потому что тапки бы не дали спокойно поговорить.
       Правый тапок предлагал бы Бумажник выгнать или отдать соседу Отжимкину, потому что у того и так после сотрудничества с коровой Пегаской денег не было совсем и опасности потери монеток не наблюдалось. "Лучше уж к Отжимкину", -- готовил себя Бумажник, зная ходящие в Маськином доме предложения. А вы вообще можете себе представить судьбу выгнанного пустого бумажника? Идёт по дороге бумажник. Его каждый с криком восторга поднимает -- а он пустой! Его как швырнут! А потом следующий поднимает и как швырнёт! Ужас!
       Левый тапок затараторил бы, что деньги вообще надо отменить, а бумажник переделать в портсигар для его вонючих папиросок.
       Итак, Маськин отозвал Бумажник в сторону и сказал:
       -- Бумажник, ты не прав.
       Бумажник удивился такой откровенности, но продолжил слушать молча.
       -- Бумажник, ты делаешь из денег идол, а деньги вовсе не самоцель, -- ласково пожурил Бумажник Маськин. -- Пойми, что деньги не имеют сами по себе никакой ценности: весь их смысл в том, как ты можешь ими изменить окружающий мир, в котором ты живёшь. Купишь, скажем, ты на копеечку мороженку, которая тебя простудит до ангины, или пошлёшь эту же самую копеечку голодному фифапопу, который на неё купит булочку и не умрёт сегодня от голода, -- это будет одна и та же копеечка, но какой разный смысл будут иметь её дела!
       Деньги -- это самое надёжное средство, которым мы можем говорить с миром. Своеобразный язык, на котором мы можем этот мир уговаривать стать немного более приемлемым для жизни... или можем делать его ещё хуже, если неправильно деньги применим.
       Бумажник прослезился. Ему вспомнились все монетки, понапрасну отданные клептоману Тыркину, и он подсчитал, сколько фифапопов можно было на них спасти. А толку Тыркину от массажа горба всё равно не было -- он как уехал горбатым, так и вернулся не менее горбатым, разве что с загорелым горбом и страшным перегаром от коктейля "Кабальеро".
       -- Так значит, все монетки надо фифапопам посылать? -- догадался заплаканный Бумажник.
       -- Вовсе нет, -- замотал головой Маськин. -- Добрые дела тоже по уму делать надо, если ты им лишку пошлёшь -- они на эти деньги бутылки с зажигательной смесью приобретут и начнут друг дружку убивать. Ты им лучше, как Шушутка делает, покупай булочку и шли монетку в виде булочки. И нам самим тоже монетки нужны, чтобы мы могли, когда надо, в кино сходить, например, ведь культурная жизнь очень важна, когда живёшь натуральным хозяйством!
       -- Хорошо, -- вытер нос Маськин Бумажник. -- Я всё понял, я теперь буду хорошим, -- дело не в количестве монеток, а в тех делах, которые ты на них делаешь.
       Маськин поцеловал свой Бумажник, и они пошли в дом пить чай.
       А потом, уже счастливо засыпая, Маськин Бумажник считал в уме миллион добрых дел, которые мог бы сделать Маськин на миллион монет, если бы Маськин был миллионером.
      
       Глава тридцать четвёртая
       Маськин и Булыжник
      
      
       На дворе у Маськина лежал огромный Булыжник. Лет ему было так много, что вы не поверите: два миллиарда лет (хотя многим скажи, что миллион лет, что миллиард лет -- всё равно. Только геологи, астрономы и банкиры различают разницу между этими цифрами, обычным людям достаточно сказать "много" -- без особых тонкостей). Булыжник родился, когда большая часть Западной Сумасбродии была огромным полем лавы, которая постепенно остыла и превратилась в одну из наиболее старых тектонических плит Земли. Долго Булыжник был частью этого монолита, это были восхитительные времена -- вы представьте себе, что значит быть частью чего то такого незыблемого и массивного, как тектоническая плита! Но однажды настала оттепель и тающий ледник его оторвал и принёс на то место, где впоследствии организовался Маськин двор.
       Ну, чего можно ожидать от личности с такой биографией? Конечно, Маськин Булыжник никого в упор не видел. А смысл какой знакомиться то? Не успеешь оглянуться (а булыжники, как вы сами понимаете, оглядываются очень не торопясь), пройдёт пять, а то и восемь эпох, и те, с кем знакомился, не то что давно померли, а и след от них простыл. Ни пылинки, ни волоска не осталось. Ну, и какой смысл заводить знакомства? Пустая трата времени. А время Маськин Булыжник знал и ценил. Никто так не ценит время, как тот, кто живёт долго. Это мы, однодневные мотыльки, разбрасываемся временем, как сором, догорая внезапно и бессознательно. Булыжники знают толк в жизни. Они всё делают не торопясь, так что вроде бы ничего и не делают, хотя это только кажется, потому что жизнь наша слишком коротка, чтобы заметить какое либо движение такой исключительной личности, каковой, без сомнения, был Маськин Булыжник. Вообще я оговорился: не был, а есть. И не только есть, а будет, возможно, до скончания времён, когда наша несчастная Земля через семь миллиардов лет отдрейфует к орбите Марса и опалится нещадным разбухшим, но потерявшим в массе Солнцем. А может быть, Маськин Булыжник и дальше будет жить на остывшей безлюдной планете, вращающейся вокруг белого карлика, в который превратится наше умершее Солнце. Ну, что вы с такой личностью поделаете? Явление Маськина с его домом для Булыжника было не более длительно, чем взмах крыла бабочки или моргание глаза, правда, надо отдать должное, Маськин Булыжник глазами не моргал, вы думаете, я скажу банальность -- мол, у него не было глаз? НетПотому что глаза у Булыжника есть, но только направлены они в себя, для самосозерцания. Говорят, у людей тоже когда то был третий внутренний глаз, но он у нас атрофировался, потому что женщинам было неудобно его подкрашивать. Поскольку эволюция поступает с камнями гораздо человечнее, чем с людьми, даря им практически вечную жизнь, достойное размеренное существование и возможность неспешного созерцания плодов этой самой эволюции, я смею заявить, что у булыжников есть блат у природы. Мать природа по знакомству любит их больше, чем нас. Многим булыжникам доводится быть небесными телами, им дают красочные имена и наблюдают их в телескопы, а главное, их очень уважают и побаиваются, потому что если, не дай Бог, какой нибудь булыжник размером с Манхэттен сдуру грохнется на Землю, от нашей цивилизации останутся рожки да ножки, причём рожек останется, по всей видимости, гораздо больше, чем ножек, хотя подсчитывать этот научный факт всё равно будет некому.
        []
       Итак, Маськин относился с большим уважением к своему Булыжнику. Размером тот был с обеденный стол, то есть ни сдвинуть, ни поднять его без особой техники не представлялось возможным, поэтому Маськин носил ему завтрак в постель и нередко приглашал всех жителей Маськиного дома пить чай пикником вместе с Булыжником, чтобы ему не было скучно проводить вечность. Булыжник сначала не обращал на эту заботу никакого внимания, мол, что толку обращать, если этот Маськин попрыгает, попрыгает со своим самоваром, чашками и плюшками, да и затеряется куда то, как и все до него, как и все после него...
       Но всё таки Маськина забота добралась и до каменного сердца Маськиного Булыжника. Булыжник стал замечать за собой, что ждёт, когда Маськин принесёт ему завтрак, и что ему уже не всё равно, как закончится книжка, которую Маськин так часто читал ему перед сном.
       Плюшевый Медведь сначала немного ревновал Маськина к Булыжнику, но потом даже стал выходить из пруда и тихо сидеть рядышком, когда Маськин Булыжнику читал сказки и показывал картинки.
       Короче, Маськиному Булыжнику было хорошо у Маськина, и он однажды решил рассказать Маськину одну булыжную тайну, которую булыжники обычно никому не рассказывают, потому что что толку -- расскажешь кому нибудь раз -- а тот попрыгает, попрыгает да куда то запропастится, потом рассказывай следующему, так уже не булыжник получится, а прямо какое то радио с громкоговорителем.
       Маськин приложил ухо к Булыжнику, и Маськины тапки тоже приложили уши к каменистой неровности, чтобы не пропустить ни единого слова, потому что камни очень редко раскрывают свои тайны.
       -- Нам, булыжникам, живётся скучновато, -- неторопливо начал Маськин Булыжник, -- и поэтому мы иногда принимаем человеческое обличие и живём среди людей. Вам, наверное, встречались люди булыжники. У них никогда ничего не сдвигается с места, если их оставить в покое, то вы застанете их там же, где оставили, и через год, и через два, и через десять. Под лежачий камень и точно вода не течёт, так и под них ничегошеньки не течёт. Часто мы, став людьми, жалуемся на судьбу, мол, отчего все вокруг нас куда то продвигаются, что то делают, у них кипит какая то жизнь -- а мы как были булыжниками, будучи булыжниками, так ими и остаёмся даже в обличии людей.
       -- Да, -- сказал Правый тапок, -- я думаю, что ваших среди людей очень много. Каждый второй, если не каждый первый. И ходят чего то, всё что то из себя воображают, всё чего то планируют, фантазируют, размышляют, а через десять лет посмотришь -- где был, там и остался.
       -- Ну, почему же -- я вот знавал очень даже подвижные булыжники. Помнится, я участвовал в освобождении одного маленького, но очень нуждающегося в свободе народа в городах Большие и Малые Газы, -- вспомнил Маськин Левый тапок, -- так булыжники там летали за милую душуОчень рекомендую с, не пожалеете. Весьма эффективное оружие в борьбе с газами!
       -- Да? А я вот никогда не летал! -- загрустил Булыжник. -- А другие булыжники становятся небесными телами... Представляете, летишь себе по чёрному, как бархат вечернего платья, небу, а кругом звёзды, звёзды, звёзды... Тихо, прохладно... Называют тебя как нибудь -- астероид Эрос! Романтика...
       -- Да куда там, -- заявил Правый тапок, -- с этой астрономией свяжешься, потом хлопот не оберёшься. Вот давеча три астронома открыли десятую планету, больше, чем Плутон. Деваться некуда, раз Плутон -- планета, то и новое небесное тело, большее по размеру, найденное в нашей Солнечной системе, приходится признать планетой... Опять же вопрос -- как назвать?! Астронома то три... Вот они и подрались телескопами, в честь кого называть. До сих пор не решили.
       -- Ну, так по жребию надо! -- посоветовал Левый тапок. -- Мы всегда, когда с Правым тапком не можем решить, кого в разбезобразившуюся кошку кидать будут, жеребьёвку устраиваем.
       -- Совершенно исключено, -- ответил Правый тапок и поправил на носу очки. -- Фамилия третьего учёного Рабинович1. Подумайте о грядущих поколениях! Представляете, если жребий выпадет назвать планету Рабинович. Потом всю оставшуюся историю освоения космоса люди будут слушать по радио и читать в газетах:
       "Масса Рабиновича больше, чем..."
       "На поверхность Рабиновича успешно совершили посадку..."
       "Ах, как выглядит закат на Рабиновиче!"
       "Найден спутник Рабиновича..."
       и наконец:
       "Есть ли жизнь на Рабиновиче?"
       -- А мне фамилия Рабинович в качестве названия планеты нравится, -- решительно заявил Левый тапок. -- Только я бы назвал её Товарищ Рабинович -- по моему, звучит очень по революционному. Я бы вообще все планеты переименовал. Меркурий переименовал бы в планету Товарищ Бонч Бруевич, Венеру -- в Товарищ Крупская, Землю -- в Товарища Ленина, Марс -- в Товарища Маркса, Юпитер -- в Товарища Энгельса, Сатурн -- в Товарища Сталина...
       -- Это потому что Сатурн пожирает своих детей, что ли? -- ехидно перебил Правый тапок. -- Это что же получается, в учебнике астрономии будут писать: "Товарищ Крупская очень горячая... а Товарищ Маркс очень пыльный..."
       -- Это не учебник астрономии получается, а контрреволюция сплошная, -- процедил мстительно Левый тапок. -- Хорошо, тогда предлагаю переименовать планеты в современных прогрессивных лидеров -- Марс в Манделу, Юпитер в Арафата...
       -- Ага, так и вижу доклад молодого астронома, как он всю ночь наблюдал Красное Пятно на Арафате... -- засмеялся Правый тапок.
       -- Да скорее всего планету назовут как нибудь романтично! -- возразил Булыжник. -- Ах, я б тоже хотел стать небесным телом...
       -- А давайте заделаем Правый тапок небесным телом, -- предложил Маськин Левый тапок мстительно и дёрнул Маськина за рукав.
       -- Так, всё. Никого небесным телом заделывать не будем! -- заволновался Маськин. -- Я так считаю -- куда тебя положили, там и лежи. Чего рыпаться?
       -- А как же прогресс! -- закричал Правый тапок.
       -- А как же летать! -- закричал Булыжник.
       -- А как же Рабинович? -- закричал Левый тапок.
       На том разговор и закончился.
      
       Глава тридцать пятая
       Как Маськин комету спасал
      
      
        []
       После разговора с Булыжником Маськин долго думал -- и каково это быть небесным телом! Задумался, и глядь в окно -- а там Плюшевый Медведь с Шушуткой расшалились, бегают по двору с детским луком и запускают стрелу в небо. Она плавно и грациозно взлетает высоко высоко, до самого неба, а потом стремительно летит вниз и втыкается в лужайку. Плюшевый Медведь с Шушуткой бегают и проверяют, не попали ли они в подходящую Царевну Лягушку. Шушутка как раз решил жениться, потому что его дядя из Восточной Сумасбродии, который был счастливо женат, Шушутку предупредил, что, мол, если не женишься, так всю жизнь сам себе и будешь кровать заправлять. Шушутка сразу постановил, что дело с браком надо решать незамедлительно, и попросил Плюшевого Медведя помочь ему найти подходящую Царевну Лягушку. Лягушек на полянке было немало, и они еле еле уносили свои отъетые попки из под валящейся с неба стрелы, но вот царевен среди них как то не попадалось.
       Надо отдать должное Шушутке и Плюшевому Медведю -- они заблаговременно эвакуировали охапочных котов со двора, чтобы не угодить в кого нибудь из них стрелой, а то представьте себе кошку Басю в качестве Царевны Лягушки, да ещё и с дырочкой в боку -- ведь всё, что эта бочкообразная кошка съест, сразу же будет вываливаться обратно, и она похудеет, что ей вовсе не рекомендуется, потому что худые обычно ещё более нервные, чем толстые, так что пусть уж она будет лучше толстой... Да и родные Маськина из Восточной Сумасбродии, как раз гостившие в Маськином доме, тоже советовали кошку Басю не худеть.
       Советы от родственников из Восточной Сумасбродии вообще очень ценились в Маськином доме. Маськин брат Димыч, например, посоветовал Плюшевому Медведю бросить лечиться у доктора Изморова, а обратиться к доктору Абсолюткину, который хоть и был водкой по национальности, но имел высшее медицинское образование и врачевал вполне изрядно. Жена Димыча, Танич, советовала Плюшевому Медведю дышать в специальный аппарат, сделанный из перевёрнутой кастрюльки с трубочкой, который вызывал просветление в голове Плюшевого Медведя и отчищал головные опилки от мусора. Вот и лук Шушутка с Плюшевым Медведем одолжили у Димыча, чтобы было чем за Царевной Лягушкой охотиться, ну, то есть невесту Шушутке искать, чтобы она заправляла ему кровать. Чтобы Шушутка не расстраивался, его двоюродная сестрёнка Дашатка сделала из золотинки от шоколадки маленькую корону, поймала лягушку и корону на неё нацепила. Шушутка в восторге чуть не пришиб новоявленную Царевну Лягушку стрелой, посадил её в банку и отнёс к себе в комнату. Правда, наутро лягушка заправлять Шушутке кровать отказалась, и они развелись.
       Пока Шушутка с Плюшевым Медведем запускали стрелу в небо, а Маськин глядел на это в окно, кто то нервно стал дёргать его за рукав. "А вдруг они собьют какое нибудь низко летящее небесное тело?" -- суетился Маськин Невроз, который забыл сегодня принять таблетку "Прозы" (лекарства, помогающего усваивать прозу жизни) и был очень неспокойным.
       Маськин погладил свой Невроз по голове, попытавшись его успокоить, что небесные тела так низко не летают, но на всякий случай послал телеграмму одной знакомой комете "Темпель 1"1, чтобы она к Земле близко сегодня не приближалась, потому что она и так давеча пострадала от президента Бушкина, который поставил ей фингал под глазом в честь Дня Независимости Соединённых Штанов. Маськин не понимал, почему в честь дня независимости каких то штанов надо обижать небесное тело, и послал Бушкину ноту протеста, однако Бушкин в ответной ноте пояснил, что это был превентивный удар для того, чтобы комете не пришло в голову падать на Землю. Повод был уважительный, но Маськин всё равно решил, что с кометой поступают несправедливо, и постановил ей всячески помогать и предупреждать о повторных опасностях. За это комета Маськину приветливо махала хвостом. А другим не махала. А это так приятно, когда небесное тело делает что то особенное специально для тебя.
       В этот день все очень утомились и быстро заснули. Когда часы пробили что то около двух ночи и, накушавшись сметаной, уснули, проснулся Маськин Невроз и тихо вылез из корзинки Золотого кота, в которой он спал в Маськиной спальне. Ему показалось, что он заметил хвост кометы, болтающийся перед Маськиным окном. Подойдя к окну, он ничего не заметил и решил, что это побочное действие таблеток "Прозы", из за которых проза жизни иногда смягчается лёгкими галлюцинациями. Поскольку Маськин напоил его этими таблетками перед сном, Маськин Невроз решил ничему не удивляться и снова лёг спать.
       Следующим проснулся Невроз Плюшевого Медведя, который так ворочался в корзинке для бумаг, что уронил её набок и выкатился на пол. В окне ясно болтался хвост кометы. Невроз Плюшевого Медведя тоже принимал таблетки "Прозы" и поэтому тоже, не поверив собственным глазам, залез обратно в корзинку для бумаг и заснул мирным фармакологическим сном.
       Невроз Кашатки вообще ещё спать не ложился. Он каждую ночь напролёт сначала завивал феном Кашаткины волосы на ночь, а потом распрямлял их к утру. Таким образом Кашаткин Невроз вообще ночью не спал, а спал днём на её туалетном столике, обнявшись с феном. А чему удивляться? Вы позавивайте полночи волосы, а вторую половину ночи их пораспрямляйте! Каждый волос в отдельностиЕщё и не в таком месте и не с тем в обнимку заснёте.
       Кашаткин Невроз тоже заметил, что в окне болтается хвост кометы, но отвлекаться не стал, потому что у него оставалось ещё много незавитых волос, а в три часа ночи надо было уже начинать их распрямлять обратно.
       Шушуткин Невроз тоже заметил хвост кометы, но он спал в песочном термометре и боялся, что его опять украдёт корова Пегаска и сдаст в старьёвщицкий магазин. Поэтому Шушуткин Невроз не мог оставить без присмотра песочный термометр и решил, что в доме полно и других неврозов, которые и побеспокоятся.
       У Золотого кота невроза не было. Он был единственный психически здоровый человек в доме Маськина, хотя при строгом рассмотрении был не человек, а кот, и поэтому здоровым не считался.
       Кошка Бася не имела невроза. Потому что сама своим неврозом и была.
       Попугаи были столь мелки, что по штатному расписанию им невроза не полагалось, поэтому они занимались самообслуживанием и служили друг другу неврозами по мере надобности.
       Невроз Коровы Пегаски улетел с ней на юг и поэтому в коровнике отсутствовал.
       Ну, а Невроз домового барабашки Тыркина отбывал срок за кражу плоскогубцев в местном промтоварном магазине.
       Итак, в Маськином доме некому было заметить престранное астрономическое явление, происходящее на крыше Маськиного дома в эту удивительную ночь. Только одна пара недремлющих, безумно блестящих глаз следила за ним из дупла. Это был Невроз соседа Отжимкина, который жил в дупле дуба, растущего на Маськином дворе.
       Держась за печную трубу Маськиного дома, висела самая настоящая комета с огромным белым хвостом, развевающимся в лучах заговорщически поблёскивающей луны.
       -- А А А А А!!!! -- внезапно закричал Невроз соседа Отжимкина и со всех ног побежал колотить в дверь Маськиного дома.
       Маськин слетел с кровати и побежал открывать.
       На пороге стоял Невроз соседа Отжимкина.
       -- Надо спасать комету, она может упасть и ушибиться! -- закричал Невроз соседа Отжимкина.
       -- Не волнуйся, -- ответил Маськин, зевая, -- иди спать. Я уже её предупредил телеграммой, что Шушутка с Плюшевым Медведем сегодня стреляли из лука в небо, и чтобы она поэтому к Земле не приближалась.
       -- Но она приблизилась и сидит у нас на трубе! -- закричал Невроз соседа Отжимкина так громко, что в доме все проснулись и сбежались на крик.
       Поскольку дело приняло такой громкий оборот, Маськин со всеми жильцами дома высыпали во двор и, к их величайшему удивлению, перед их сонными, непроспавшимися взорами предстала следующая картина:
       Держась за печную трубу Маськиного дома, висела самая настоящая комета с огромным белым хвостом.
       -- Спасайте комету! -- закричали все и побежали кто за лестницей, кто за бинтами, а кто за тарелкой манной каши.
       От крика комета так заволновалась, что упала с крыши во двор.
        []
       Все к ней подбежали и, когда размотали хвост, увидели, что это была никакая не комета "Темпель 1", а Маськин Булыжник собственной персоной, который, повязав белую простыню вместо хвоста кометы, решил стать небесным телом и залез на крышу. Но не сумел набрать первую космическую скорость1, необходимую, чтобы покинуть Землю, и так и застрял на трубе Маськиного дома.
       Остальное вы знаете. Вот как подействовал на Булыжник вчерашний разговор. Его, бедного, пришлось показать доктору Абсолюткину, который прописал ему постельный режим и спиртовые промывания внутрь. Диагноз доктора Абсолюткина гласил "ушиб Булыжника", что тоже встречается, хотя и реже, чем более распространённый диагноз "ушиб булыжником".
      
       Глава тридцать шестая
       Маськин и капитан Ибн Маслинкин Алибабуев
      
      
       Восток -- это не географическое направление, не область земли, не место в душе. Восток -- это красочное кружение таинственных тканей древности, где среди шёлка всегда блестят клинки кинжалов, и нет такого уголка на Земле, где бы не чувствовалось терпкое дыхание Востока.
       Вот и Маськин однажды решил дописать тысячу вторую ночь к тысяче и одной ночи. Для сбора материалов для этой сказки он снарядил шхуну из своего старого корыта и уже к шести часам утра шёл на всех парусах курсом наискосок через Маськин Атлантический океан, туда, на Восток, где всё начинается и заканчивается, где слово "да" чаще всего значит "нет", где всё оказывается иначе, чем оно кажется, а чудится там, что Восток -- это не смесь грязи и пряностей, а нечто величественное в своём опалённом солнцем темпераменте. Явившись же туда, вы не находите ничего, кроме витиеватых сказок и душных ночей да запаха кинжальной крови, доносимого откуда то из соседнего квартала... Ах, Восток, Восток, -- сколько противоречий таят твои горячие объятия...
       Маськин прибыл на Восток в 6:05 утра, потому что, как вы помните, Маськин Атлантический океан был всего лишь огромной лужей в Маськином дворе и пересечь его можно было за пять минут, ещё даже успев поругаться с лягушками и поиграв в кораблики на середине лужи. Итак, без особых приключений Маськин прибыл на Восток, где его встретил знаменитый капитан Ибн Маслинкин Алибабуев, который сначала хотел Маськина сразу зарезать, как это в последнее время принято по местному обычаю, но оказалось, что Маськин, зная местные традиции, предварительно накануне, в качестве подготовки к визиту, послал домового барабашку Тыркина, который у Ибн Маслинкина Алибабуева кинжал то и спёр. Тогда Ибн Маслинкин Алибабуев решил проявить гостеприимство и сначала принять Маськина, как дорогого гостя, накормить, напоить чёрным арабским кофе, дать выбрать любую жену из своего гарема и потом уже наутро, если, конечно, получится, зарезать, как того требует древняя непререкаемая традиция восточного гостеприимства.
       Маськин знал эти культурные особенности Востока и решил ночевать не оставаться, тем более что Маськин был лицом неопределённого пола и гаремом интересовался не очень. Разве что поболтать с девицами о хозяйстве да справиться, как там у них со снабжением. Но для этих целей знакомство с гаремом программа визита не предусматривала.
       Итак, Ибн Маслинкин Алибабуев усадил Маськина за стол и стал угощать восточными яствами: праздничный обед начали по традиции арбузом и ароматной дыней, затем угощались бинтас сахи -- сладким тестом, залитым растопленным маслом и мёдом, потом последовал барашек, начинённый рисом, изюмом, миндалём и пряностями, а также острый соус хельба из красного перца, горчицы и ароматической травы, а завершился обед бульоном. Такой странный порядок блюд типичен на Востоке.
       В качестве закуски, конечно же, ели хумус, фалафель, чёрные и зелёные маслины, помидоры, перец, а также орехи, арбузные семена, финики.
        []
       На сладкое Ибн Маслинкин Алибабуев угощал Маськина халвой и цукатами. Маськину халва особенно понравилась. И уже после обеда капитан подал свой знаменитый кофе1, который, как водится, без сахара, но с добавлением пряностей -- гвоздики, кардамона, шафрана и мускатного ореха.
       Маськин хорошо знал восточные традиции и стал отказываться от четвёртой чашки кофе, но Ибн Маслинкин Алибабуев, тоже по традиции, настаивал, и Маськин выпил весь кофейник, причём тапки ему помогали. Вообще ни Маськин, ни Маськины тапки кофе обычно не пили, но чего не сделаешь во имя традиции? Разве что только не дашь себя зарезать.
       Вот традиция сразу зарезать дорогого гостя возникла недавно и явно связана не с цинизмом настоящего времени, а с появлением холодильников. Раньше хранить еду было негде и провизия скармливалась гостям, чтоб не пропадала, а гостя расспрашивали о новостях, потому что не было телевизоров. Сейчас же, с появлением холодильников и телевизоров есть возможность вести более экономное хозяйство. Зарезав гостя до обеда, можно сэкономить огромное количество высококачественных продуктов и таким образом вести гораздо более экономное хозяйство, не требующее таких колоссальных потрат, в которых нуждались шейхи и имамы древности. Излишки средств можно положить на счёт в швейцарском банке или купить наконец атомную бомбу, чтобы наглядно доказать, что на Востоке не только всё начинается, но и всё кончается.
       Наконец после обеда капитан Ибн Маслинкин Алибабуев незаметно за спиной пошарил рукой -- где его кинжал? Кинжал не нащупался, и он, вздохнув, закурил кальян и начал свой рассказ о тысяче второй ночи.
       -- Мы вышли в море, как водится, из Басры и направились в дальние страны с грузом парчи, пряностей и биологического оружия, которое президент Бушкин напрасно искал в Басре по секретным подвалам и ямам. Оно у нас находится совершенно открыто в системе водопровода и канализации и на самих наших жителей давно не действует. Но вот если капнуть лишь каплю такой воды в систему водопровода крупных городов Соединённых Штанов -- победа наших традиций на все грядущие века обеспечена! Команда моя была надёжной, все честные люди -- сорок разбойников, один порядочнее другого. Они потеряли пассворд к пещере Сим Сим и с тех пор качают нефть, а в свободное от нефтекачания время по традиции грабят караваны, а отмывают награбленное через международную торговлю.
       Капитан Ибн Маслинкин Алибабуев затянулся кальяном, мечтательно зажмурился и продолжил:
       -- По дороге мы заехали в страну циклопов, которые нынче объединились в Единую Циклопию, где нас, к нашему удивлению, приняли на редкость хорошо. Циклопы нынче стали большими защитниками мира и больше никого своими руками не обижают. Мы же, следуя традиции, в стране циклопов напакостничали, повытыкали циклопам последние глаза и отправились к птице Рухх на гору Каф1. Птица Рухх нынче стала двуглавой и играет на балалайке. К нашему удивлению, она нас тоже приняла благосклонно, но мы ей яйца разбили и скорлупу стибрили.
        []
       Наконец прибыв в Соединённые Штаны, потому что дальше страны не нашлось, мы решили сразу биологическое оружие и применить, но нас хорошо приняли, обучили английскому языку, всю команду мою взяли на государственную работу, а меня назначили помощником начальника разведки. Вот я и подумал: зачем мне их травить? Они от нашей службы сами передохнут...
       -- А что, эти Соединённые Штаны ко всем такие гостеприимные? -- недоверчиво спросил Левый тапок, которому три раза отказывали в визе в Соединённые Штаны на основании его левых убеждений.
       -- Что то я не замечал, -- насупился Правый тапок, которому тоже три раза отказали в визе за правые взгляды.
       -- Нет, не ко всем, -- пояснил капитан Ибн Маслинкин Алибабуев, -- Соединённые Штаны гостеприимны только к террористам. Простые же люди им, наоборот, хуже врагов. Они даже в анкете на визу спрашивают: "Вы не террорист?" -- если не террорист, то не пускают.
       -- Не может быть! -- не поверил Маськин.
       -- На то она и сказка тысяча второй ночи, чтобы рассказывать невероятные вещи, -- пояснил Правый тапок.
       -- А я так считаю, что терроризм есть следствие невнимательного отношения к нуждам трудового народа, -- пояснил Маськин Левый тапок и съел ещё маслинку, уж очень они ему понравились.
       -- Так отчего же вы всех в мире донимаете? -- спросил Маськин капитана Ибн Маслинкина Алибабуева.
       -- Традиция у нас такая, а куда попрёшь против традиции? -- задумчиво сказал капитан Ибн Маслинкин Алибабуев и снова незаметно за спиной пошарил рукой -- где его кинжал? Кинжал опять не нащупался, и он продолжил: -- То, что циклопы с птицами Рухх нынче стали хлюпиками, дела не меняет. Мы как были вольными детьми песков -- так и остались, и пока на свете ходит последний хлюпик -- не успокоимся.
       -- Ага! -- Маськин сделал вид, что понял, а сам попятился к своей шхуне.
       -- Куда же досточтимый Ибн Маськин собрался? -- по традиции в третьем лице вкрадчиво вопросил капитан Ибн Маслинкин Алибабуев и нащупал за спиной рукоятку сковородки.
       -- А, мне морковку сажать пора, -- соврал Маськин, потому что морковка у него давно была посажена, и бросился бежать со всех ног на свою шхуну, а тапки за ним едва поспевали.
       -- Ну и хлюпик же этот Маськин, -- с сожалением процедил сквозь зубы капитан Ибн Маслинкин Алибабуев, -- ничего не смыслит в традициях...
       А кинжал домовой барабашка Тыркин Ибн Маслинкину Алибабуеву всё таки вернул по почте, чтоб не связываться, а то он мужик, знаете ли, горячий, не посмотрит, что Тыркин домовой...
      
       Глава тридцать седьмая
       Маськин и еврейский вопрос
      
      
       Однажды Маськин услышал по радио, что всех Маськиных приглашают поселиться в одном месте, чтобы за ними легче было наблюдать. Маськин был положительным гражданином и решил навестить это место, потому что подумал, как бы это было здорово жить со всеми Маськиными вместе. Эту страну назвали Маськапатамия, чтобы всем было ясно, где теперь живут все Маськины.
       В мире снова подымал голову антимаськинизм, представители которого считали, что быть Маськиным -- явление вредное вообще и для всего человечества в частности. В результате этого более ста лет назад среди Маськиных возникло обратное движение: маськинизм, которое, наоборот, считало, что быть Маськиным -- явление полезное. Маськинизм, конечно, никогда бы не преуспел, как сотни других течений и верований, возникших и канувших в небытие, если бы не основные кукловоды Земли, которым идея выдворить подальше всех Маськиных и собрать их в одном месте понравилась.
       Как, вы разве не знаете, что на Земле есть шесть семь основных кукловодов, которые и разыгрывают основные мировые спектакли? А, так вы, мой читатель, наивно полагаете, что судьбы мира вершатся у всех на виду? Ха ха ха!!! (Извините. Этот смех у меня вырвался не нарочно. Он скорее нервный, чем весёлый.) Вы действительно полагаете, что те фигуры, которые мы наблюдаем в наших телевизорах, и есть те самые, кто организует все эти спектакли?
       Простите покорно... Но я вам должен открыть глаза: миром правят кукловоды. Самих их не видно, потому что они одеты в чёрное, а на фоне чёрных кулис они невидимы. Как в кукольном театре Образцова. Помните? Дёрнул кукловод за верёвочку -- началась война. Дёрнул за другую -- война закончилась. Взмахнул усатый кукловод рукой -- и организовалось новое государство -- Маськапатамия.
       Место для поселения Маськиных кукловоды выбрали не очень удачное для проживания, потому что там жило больше всего антимаськинитов, но что поделаешь, по древней Маськиной легенде это было именно то место, где Маськиным было наиболее рекомендовано свыше заниматься натуральным хозяйством. Кукловодам, однако, это место было удобно. Эдакая кукольная арена, где можно малой, а главное, чужой кровью решать мировые конфликты.
       Почему выбрали именно Маськиных? Потому что они самые наивные. Им морковку покажи -- они две видят. Вот поэтому их и назначили избранными Маськиными, чтобы они для всего человечества видели по две морковки вместо одной, а всё человечество могло бы их шпынять...
       Все Маськины, особенно кто попроще, ринулись селиться в Маськапатамии.
       Маськин тоже не выдержал и, погрузив всех обитателей своего дома, направился в Маськапатамию. Однако по прибытии ему сказали, что он не совсем настоящий Маськин и чтобы стать настоящим Маськиным, ему надо обрезать уши до определённой стандартной длины. Кроме того, Плюшевого Меддведя надо было срочно отправить назад, потому что он не Маськин и подстригать ему нечего, и здесь ему не страна Плюшевых Медведей, и пусть себе не думает...
       А остальных жителей Маськиного дома постановили переделать в Маськиных в 24 часа. Для переделки в Маськиных Шушутке велели нарастить уши, Кашатке укоротить, обоим охапочным котам надеть бумажные уши, попугаям выщипать перья в форме ушей, а домовому Тыркину в приказном порядке вставить зубы за его счёт и отправить обратно вместе с Плюшевым Медведем, потому что если он домовой -- то должен сидеть дома. (Зачем вставлять зубы, да ещё за свой счёт? Чтобы обеспечить занятостью дантистов Маськапатамии, которых там была большая часть населения.)
       Маськину всё это не очень понравилось, но он решил подождать и сразу не уезжать из Маськапатамии, тем более что сразу обратно и не выпускали.
       Маськин, спрятав Плюшевого Медведя с домовым Тыркиным под кроватью в гостинице, направился осматривать страну и обнаружил, что большей частью она располагается на пустыре и по ней всё время шляются антимаськиниты и Маськиных обижают.
       Маськин подумал, что, наверное, эту Маськапатамию для того и придумали, чтобы антимаськинитам было удобнее за Маськиными охотиться. А то раньше все Маськины были разбросаны по миру и кучно их собрать было непросто.
       В Маськапатамии все говорили на маськапатамском языке, на котором всё было наоборот. Маськину поменяли имя на Никьсам (что значит Маськин, только справа налево). Потом Маськина со всеми обитателями дома призвали в Армию обороны Маськапатамии, в которой служить было очень сложно, потому что она всё время играла в такую странную игру: называется поддавки. Надо было бегать под камнями и пулями антимаськинитов, а самим стрелять было нельзя, иначе сразу сажали в турму.
       Дело в том, что у кукловодов были очень странные правила игры. Особенно всё усложнилось, когда у них оказались свои кукловоды, а куклы первых кукловодов иногда слушаться отказывались и умудрялись дёргать за верёвочки самых главных кукловодов, у которых кукловодов вроде бы не должно было быть. Ситуация так запуталась, что без ножниц разобраться было уже нельзя. Все ниточки и верёвочки завязались узлами и все кто ни попадя пытались за них дёргать.
       Первой в армию призвали кошку Басю, которую назначили инструкторшей парашютистов, потому что предварительно её сбросили со второго этажа военкомата и убедились, что она прекрасно парашютирует.
       Золотого кота комиссовали по психическим показаниям. Он не смог пройти комиссию психиатра, потому что, как вы помните, был единственным нормальным с психической точки зрения, что уже давно стало считаться серьёзным отклонением от нормы. А что делать? Когда подавляющее большинство свихнуто на всю голову, приходится корректировать нормы.
       Попугаев призвали в дезинформационные войска, где они должны были дезинформировать противника, но поскольку противник так и не был назначен, то эти войска дезинформировали сами себя, чтобы не простаивать.
       Маськин с тапками от военной службы уклонился и решил поехать домой. Но не тут то было. На дороге у него встали два стража Маськапатамии, которые берегли вход и выход. Это были Маськапатамы и Маськазавры. Маськапатамы считали, что Маськапатамию надо отдать антимаськинитам, а самим утопиться в море. Поскольку многие в море топиться не хотели, Маськапатамы ревниво следили, чтобы никто из Маськапатамии не убежал, а то топиться будет некому. Маськазавры молились с утра до вечера и вообще считали, что Маськапатамии не существует, однако из Маськапатамии тоже никого не выпускали.
       Маськин тогда им говорит:
       -- Вот смотрю я на вас, вроде вы нормальные, руки у вас есть, ноги есть, голова даже кое какая имеется... Что ж вы себя до такой жизни то доводите?
       А Маськапатамы с Маськазаврами делают вид, что Маськин не с ними разговаривает, и смотрят куда то в сторону моря.
       Правый Маськин тапок тогда и говорит:
       -- Что на них сердиться, они люди подневольные. Куда их кукловод дёргает, туда они и тянутся. Надо с кукловода спрашивать.
        []
       -- А давайте разберёмся, кто тут кукловодит, и рога ему пообломаем! Ведь в том то и есть преимущество простого люда над кукловодами, что как бы ты высоко ни засел за свои верёвочки дёргать, рано или поздно любому кукловоду промеж глаз навалять можно, -- решительно заявил Левый тапок и, выплюнув па пироску, ловко прокусил лаз в колючей проволоке, отделяющей Маськапатамию от всего остального мира.
       Прежде чем покинуть Маськапатамию, Маськин забрал кошку Басю из армии и тут то и заметил, что к кошке Басе привязана верёвочка, поскольку она была как бы последним звеном в цепочке кукловодов. Верёвочку Маськин обрезать сразу не стал, а решил проследить, куда она ведёт. Оказалось, что верёвочка от Баси через её начальство вела к правительству Маськапатамии, которое дёргали за верёвочку и Маськапатамы, и Маськазавры, да и вообще за эту верёвочку дёргало огромное число кукловодов, но самая крепкая верёвка вела к одной анонимной благотворительной организации, снабжавшей Маськапатамию кучей денег, в которых та очень нуждалась, поскольку там никто давно никакого натурального хозяйства не вёл.
       Кто же дёргал за верёвочку анонимную организацию? Вы не поверите. Маськин старый знакомый капитан Ибн Маслинкин Алибабуев и его сорок разбойников. "Не может быть!" -- поразился Маськин, хотя, пораздумав, решил, что в этом нет ничего удивительного. Если бы не капитан Ибн Маслинкин Алибабуев, Маськапатамов, предлагающих добровольно утопиться в море, давно бы госпитализировали, а поскольку они, сами того не ведая, процветают на деньги сорока разбойников, то считаются уважаемыми людьми и ведущей силой в государстве.
       Приглядевшись, Маськин, однако, увидел, что самого капитана Ибн Маслинкина Алибабуева дёргал никто иной, как мусье Сильвуплешкин с сэром Джентельменкиным, которых водила на верёвочке фрау Шпрехензидуева, которую дёргала, как куклу, птица Рухх с балалайкой, которую, в свою очередь, дёргал президент Соединённых Штанов Бушкин, которого дёргала за верёвочку Рыночная Экономика, которую водило, как куклу, Глобальное Потепление, которое дёргали за верёвочки профессора Кислых Щей, которых водили по сцене Глобальное Попустительство, Глобальное Помутнение и Глобальный Пофигизм, которыми заправлял Трамвайный Хам, которого водили на верёвочках Макдональдс с Кока Колой... Вы не поверите, кто съел бутерброд Макдональдс и играл бутылкой кока колы, катая её по полу... Не догадались? Да... Кошка Бася. Дело в том, что кошки очень любят играть верёвочками и катать разные предметы по полу. Вот она нашла бутылочку и стала ей играть... А вся компания кукловодов с куклами задёргалась в хаотическом разнообразии... разумеется, дёргая привязанную к ним кошку Басю...
       Таким образом, оказалось, что спросить не с кого, потому что окончательным кукловодом оказалась всеми ведомая кошка Бася, страдающая Острой Кошачьей Дуростью (ОКД).
       Маськин отобрал у кошки бутылку с кока колой и бросил её в море, мол, пусть волны играют, всё равно всё так запуталось, что без ножниц не распутать...
       Маськин отвязал кошку Басю, собрал остальных своих домочадцев, и они усталые вернулись домой.
      
       Глава тридцать восьмая
       Маськин и суши
      
      
       Война Маськина с суши началась внезапно. Дело в том, что Плюшевый Медведь подсел на суши1, то есть привык к ним нездоровым пристрастием. Однажды Маськин неосторожно угостил Плюшевого Медведя одной суши для ознакомления с японскими культурными традициями, а Плюшевый Медведь стал требовать суши каждый день, набрасывался на них, как дикий, и сразу пожирал.
       Маськин испугался, что Плюшевый Медведь станет сушеманом, и даже водил его к неофрейдопердисту Грободубову, чтобы тот его от суши отучил. Ничего не помогало. Тогда Маськин перестал суши Медведю покупать. Плюшевый Медведь побесился, побесился, да успокоился. Маськин уже было обрадовался, что Плюшевый Медведь от своего нездорового пристрастия излечился.
       Но не тут то было. Оказалось, что Плюшевый Медведь сам себе изготовил массу шариков из риса и пошёл по двору искать, чего бы свеженького на них положить. Первой на глаза ему попалась лягушка, и он поскакал за ней, поймал, положил на шарик из риса и полил соевым соусом. К счастью, лягушка оказалась проворнее, и когда Плюшевый Медведь зажмурился от предвкушаемого удовольствия и открыл рот -- лягушка спрыгнула с шарика из риса, и Плюшевый Медведь съел суши без лягушки. Потом Плюшевый Медведь отобрал дождевого червяка у местной вороны, которая поднялась над лесом, возмущённо крича вместо "кар кар!" -- "вор вор!", в связи с чем была зачислена случайно проходившим мимо натуралистом в новый вид ворон под названием "кароны". (Всё логично, не правда ли? Вороны кричат "кар!" Кароны кричат "вор!" Слава натуралистам классификаторам. Без них живая природа была бы какой то бездомной.) Дождевой червяк тоже не дал себя съесть, разведя с Плюшевым Медведем философию о ценности всего живого, цитируя из Шекспира и аргументируя так живо, как только можно аргументировать перед открытым ртом оппонента, собирающегося вас натурально съесть.
        []
       Плюшевый Медведь хоть и свихнулся на своих суши, всё же уважал философию и философского червя отпустил, решив, что он скорее не дождевой червь, а книжный.
       Следующим Медведю попался кузнечик, но и его пришлось отпустить, потому что у него оставалась невыплаченная ипотечная ссуда на дом. Хотя у кузнечиков и нету домов за ненадобностью, поскольку проживают они в зелёной травке, однако и кузнечики в настоящее время тоже стали покупать дома под сдачу и охотно берут ссуды, полагаясь на оживлённый рынок недвижимости.
       Далее Плюшевый Медведь пытался положить на шарик из риса и съесть в виде суши: головастика, улитку, черепашку, соседа Отжимкина и даже домового барабашку Тыркина, но все они счастливым образом спасались.
       Маськин, видя такое положение, решил разобраться в причине эдакого пристрастия и пошёл к местному продавцу суши Сан Санычу Самурайкину.
       Самурайкин был по профессии скрытый камикадзе1, но просто не нашёл ещё достойной цели и пока суть да дело торговал суши.
       Маськин его прямо спросил:
       -- Ты что, гад, в суши подмешиваешь, что мой Плюшевый Медведь совсем с ума спятил?
       -- Ты, Маськин сан, не беспокойся. Давай я тебе лучше икебану2 сплету... -- засюсюкал Сан Саныч Самурайкин, а сам нащупал подарок невесты -- нож для харакири3, подаренный ему на случай, если придётся срочно самоликвидироваться.
       -- Ты моему Медведю голову совсем своими суши задурил, он чуть соседа не съел, -- завозмущался Маськин.
       -- В том то и дело, Маськин сан, что не съел... Всё это лишь иллюзия... Наш японский дзен буддизм4 учит, что цель существования -- перевод бытия внешнего и иллюзорного в бытие, заключённое в самом себе, в бытие, исходящее из поля небытия, где уничтожены понятия и свойства бытия, то есть переход к сущности через уничтожение формы, к чистой энергии бытия вне определяющих её категорий.
       -- Я тебе сейчас покажу "дзен" по шее, -- строго возразил Маськин Левый тапок. -- Ты не смотри, что я освобождён от воинской службы по плоскостопию. Так наваляю -- мало не покажется.
       -- Агрессия, уважаемый Левый тапок сан, -- это не выход, -- гнул своё Самурайкин. -- Истинный аскет сидит над бездной своего собственного подсознания, как кот над мышиной норой, и ловит, как высунувшуюся мышь, самый глубокий импульс своего "я", всплывший к поверхности, очищая его от шелухи внешнего, того, что не "я"...
        []
       -- А ну признавайся, что в суши мешал, -- напрыгнул на Самурайкина Левый Тапок -- мастер в восточных боевых искусствах. Завязался ожесточённый бой, тапок часто наносил удары, которые Самурайкин умело отражал, и неизвестно чем бы дело кончилось, если б Маськин их не разнял со словами:
       -- Ладно, хватит драться, тоже мне Джеки Чаны доморощенные. Я тебя, Самурайкин, по хорошему спрашиваю, чего ты в свои суши мешаешь?
       Самурайкин увидел, что Маськин не отстанет, а Левый тапок больно дерётся, и решил всё Маськину рассказать начистоту.
       -- Давным давно мы в Японии решили, что непорядок, что наше национальное блюдо суши не популярно, как, например, китайская еда. Что они, лучше нас, что ли? Ну и стали мы в суши добавлять небольшую дозу дзен буддизма, от которого голова у народа и едет...
       -- А какое средство от этого вашего, с позволения сказать, пищевого сектантства? -- поинтересовался Маськин Правый тапок, интеллигентно прокашлявшись.
       -- Есть одно средство, но, я боюсь, на него ваш Плюшевый Медведь не пойдёт, -- проговорил с сомнением Самурайкин.
       -- Какое? -- разом спросили Маськин и оба тапка.
       -- Надо сразу съесть сорок суши, тогда Плюшевому Медведю станет плохо и он больше никогда их есть не станет.
       -- Обманешь, я тебе покажу, -- заугрожал Маськин Левый тапок.
       -- Слово самурая -- вот тебе крест -- сам себе харакири сделаю, -- забожился Самурайкин.
       -- Ладно, давай пакуй свои сорок суши, -- махнул рукой Маськин и, оплатив покупку, отправился домой.
       Самурайкин не обманул. Съел Медведь сорок суши, поболел медвежьей болезнью1 и выздоровел. Больше суши не ест, а ест только ванильные сушки, которыми Маськин его часто угощает в качестве компенсации.
       А я так скажу -- суши ли, сушки, -- не надо мешать пищу с философией, а то обязательно приключится несварение желудка.
      
       Глава тридцать девятая
       Маськин и учитель Изъ Янь
      
      
       Бутылочку кока колы, с которой играла кошка Бася, ту самую бутылочку, к которой были привязаны все кукловоды Земли и которую Маськин выбросил в море, прибило к тихому берегу в жёлтой стране Шанхаии. По кромке воды прогуливался учитель Изъ Янь с учениками и набрёл на бутылку.
       -- Что это, по вашему, и почему к этому привязано так много верёвочек? -- спросил учитель Изъ Янь своих учеников. Впервые за свои 120 лет жизни учитель Изъ Янь сам не знал ответа на вопрос, который задал, но не подал вида.
       -- Этот сосуд, который выбросило море к нашим ногам, -- не что иное, как часть нашей вселенной, взаимосвязанная со всеми другими её частями путём причин и следствий, -- ответил один ученик.
       -- Это кусочек стекла, который отлит в форме сосуда, который может содержать всё и ничего... -- ответил второй ученик.
       -- Этот предмет -- беглец, которого опутало верёвками время, как оно опутывает своими узами всех нас... -- ответил третий.
        []
       Учитель Изъ Янь почесал лысый затылок и сказал:
       -- А по моему, это просто бутылка кока колы с привязанными к ней верёвками. Не надо видеть в предметах больше, чем они есть, иначе можно набить себе шишки. Материальный мир не терпит преувеличений.
       -- О мудрейший учитель Изъ Янь! -- залопотали ученики.
       -- Давайте посмотрим, что будет, если начать дёргать за эти верёвки, -- деловито продолжил учитель Изъ Янь и, схватив бутылку, стал дёргать за все верёвки одновременно.
       Мир запрыгал, как сумасшедший, все кукловоды повалились с ног и когда поднялись -- тут же повалились снова.
       -- Кто это нас так дёргает? -- возмутился президент Соединённых Штанов Бушкин.
       -- Шанхайцы, господин президент, -- доложил ему по всей форме Ибн Маслинкин Алибабуев, который уже зарезал начальника разведки и теперь докладывал президенту Бушкину лично.
       -- Так, немедленно объявить Шанхаии войну, захватить её и превратить в демократическое государство.
       -- Слушаюсь, -- рявкнул Ибн Маслинкин Алибабуев и по военному повернулся на каблуках.
        []
       -- Подождите, -- остановила его помощница президента госпожа Скандалеза Безобреза (первая женщина -- помощник президента без обреза). -- Если мы захватим Шанхаию, то весь мир останется без штанов.
       -- Это вы в каком смысле заявляете? -- возмутился президент Бушкин, который не любил, когда ему мешают насаждать демократию военным путём.
       -- В прямом смысле, господин президент! -- пояснила помощница президента. -- Весь мир одет в китайские штаны, и не только штаны...
       -- Да, мир оголять нельзя... -- подтвердил Ибн Маслинкин Алибабуев, который строго соблюдал восточные законы и сам ходил в чадре на босу ногу.
       Президент Бушкин послушался Ибн Маслинкина Алибабуева, потому что тот был известный террорист с опытом и говорил очень убедительно, хотя и госпожа Скандалеза Безобреза ему тоже очень нравилась по эстетическим соображениям.
       На том инцидент и оставили. Однако учитель Изъ Янь продолжал подёргивать за верёвочки, и многие кукловоды в мире морщились... (Знаете, мы так морщимся, когда вдруг кольнёт в боку, в груди или там в ноге. Я думаю, что это просто космические лучи, которые через нас проходят и иногда попадают на нервные окончания, но мой психиатр почему то так не считает...) Ну вот, так же и теневые лидеры Земли поморщивались, когда учитель Изъ Янь дёргал их за верёвочки. Хорошо ещё, что Шанхаия была на другой стороне от всех остальных, и поэтому дёргал учитель Изъ Янь всех преимущественно ночью. От этого, хотя кукловоды и спали неважно, всё же мировой баланс, который поддерживается в дневное время суток, не нарушался... Нарушался только ночной баланс, а ночью, слава Богу, темно и на то, что происходит по ночам, мировая общественность обращает мало внимания, потому что, как вы понимаете, по ночам спит.
       Только в Маськапатамии всё время эти дёрганья проявлялись. Ночью войска куда нибудь введут, утром выведут, на следующий день опять введут, а потом опять выведут. И надо отметить, что каждое движение войск сопровождалось ожесточёнными боями -- сначала чтоб войти, а потом чтобы выйти.
       Главный Маськапатам послал даже через Бушкина учителю Изъ Яню депешу с просьбой дёргать не так часто, но учитель Изъ Янь депешу не смог прочесть, потому что она была написана на Маськапатамском языке, а у них иероглифы хоть и тоже как курица лапой, но нестандартны, и поэтому для жителя Шанхаии неразборчивы.
       Надо было что то делать, и мировая общественность в лице кукловодов решила начать бороться с Шанхаией экономически... но не тут то было. На этот момент всё в мире производилось в Шанхаии. Даже национальные флаги государств. Только Соединённые Штаны успели отобрать у шанхайцев заказ на свои флаги и шили их сами. А другие страны опростопупились -- допустили шить свои национальные флаги в Шанхаии. А флаги всем национальным государствам очень нужны. Без флагов то полный беспорядок получается. Пираты в море не знают, кого грабить можно, а кого лучше не грабить -- того гляди сами ограбят...
       Учитель Изъ Янь рассердился на весь мир и прекратил поставку шанхайских товаров... Мир остался не только без флагов, но и без штанов, футболок, кроссовок, зажигалок и всего остального, без чего жизнь на Земле невозможна...
       Вы не верите?
       Хорошо.
       Есть ли на Марсе шанхайские зажигалки?
       Нет.
       И жизни там тоже нет.
       Теперь видите?
       Без шанхайских зажигалок жизнь на Земле невозможна.
       Оглянулись жители Земли -- а среди них никто ничем производительным давно уже не занимается... Все так расслабились, что у них всё шанхайское, что сами только по клавишам компьютеров щёлкают и делают вид, что работают... А клавиатуры тоже пропали, потому что также производились в Шанхаии. Представляете? Приходят люди на работу, а клавиатур нет... щёлкать не по чему. А как, не щёлкая по клавишам компьютеров, делать вид, что работаешь? Зарплату людям Земли перестали платить, и им совсем стало скучно... Ни в кино сходить, ни пива купить... Стали жители Земли чахнуть без зарплаты, что угрожало существованию западной цивилизации, какой мы её знаем...
       Тогда люди Земли заметили, что Маськин со своим натуральным хозяйством -- единственный, кто ещё что то сам производит. Маськин, конечно, не мог обеспечить всех жителей Земли товарами, но пообещал с учителем Изъ Янем договориться, потому что людей надо было как то спасать. Они все хоть и тунеядцы, но без них как то скучно -- новостей не будет и журналы с картинками Плюшевому Медведю не о чём будет читать.
       Итак, Маськин сел на свою Маськину Машину и, взяв с собой только тапки (потому что они тоже были шанхайского производства и хотели побывать на родине), отправился в Шанхаию.
       Учителя Изъ Яня Маськин застал там же на берегу, в кругу своих учеников играющим с бутылкой кока колы.
       -- Учитель Изъ Янь, -- сказал Маськин по простому, -- давайте меняться. Вы возобновите поставки товаров народам всей Земли, а я вам за это помогу выбросить бутылочку кока колы подальше в море.
       -- Посмотрите на него, какой он хитрый! -- закричал учитель Изъ Янь, показывая на Маськина скрюченным жёлтым пальцем. "Палец у него как самокрутка", -- почему то подумал Маськин, но свою мысль оставил при себе.
       -- Я и сам могу бутылочку далеко забросить, -- захвастался учитель Изъ Янь, размахнулся и зашвырнул бутылку на середину Тихого океана. Причём, пока она летела, Корея и Япония пригибались, потому что думали, мол: "Ну вот и началось..."
       -- Ну, а чего вы хотите взамен, чтобы возобновить поставки людям Земли? -- спросил Маськин учителя Изъ Яня.
       -- Отдай мне свои тапки, -- твёрдо потребовал учитель Изъ Янь.
       Маськин был в шоке. Расстаться со своими тапками даже ради блага всех жителей Земли Маськин, конечно, не мог. Не то чтобы оно того не стоило... Но хотя, если всё счастье мира не стоит слезы карапуза, то уж точно благо всех тунеядцев Земли не стоит Маськиных тапков... Во первых, они у него, как вы успели заметить, разговаривающие, а разговаривающих тапков даже японцы со своей технологией производить пока ещё не научились. Во вторых, они говорят дело, чего нынче практически не встретишь не только среди тапков... и в третьих, они у него политически подкованные, а политически подкованная обувь встречается тоже крайне редко.
       Тапки сами уже пожалели, что не остались у Маськина под кроватью в уютной пыли в обществе ночного горшка... Ух, и дорого обходится эта ностальгия!
       Но делать нечего. Человечество спасать надо! Маськин отошёл в сторону, пошушукался с тапками, и они, вернувшись к учителю Изъ Яню, согласились остаться ко всеобщему удивлению.
       Жители Земли ликовали и решили выдать Маськину Премию мира, но потом премию зажилили и выдали её опять какому то кровавому диктатору, потому что он угрожал, что если ему Премию мира не дадут, то он развяжет третью мировую войну. Маськин же был мирным гражданином и крыть аргументы кровавого диктатора ему было нечем.
       Вот и всё.
       -- Как всё? -- спросите вы. -- Не может быть, чтобы Маськин расстался со своими тапками! А ну, автор, тудыть тебя перетудыть, сочиняй, что Маськины тапки вернулись, как нибудь учителя Изъ Яня перехитрив. А то мы твою книжку читать больше не будем и всем друзьям отсоветуем.
       Ну, во первых, если вы уже дочитали до тридцать девятой главы, скорее всего вы дочитаете до конца, даже если окажется, что Маськин вымышленный герой. Во вторых, не могу не согласиться, что шантаж есть одна из наиболее эффективных форм интеллигентной аргументации. Эффективнее её -- только физические пытки, которым вы не можете меня подвергнуть ввиду пространственной удалённости. В третьих, будете вы читать, что я пишу или не будете, я всё равно буду печатать и ставить себе на полку, собирая своё собственное собрание сочинений (полку я уже подготовил). Ну хорошо, хорошо, убедили, подчиняюсь. (Только не сметь меня потом звать популистом и утверждать, что я хожу на поводу у публики. Приличный читатель никогда не будет говорить очевидные вещи автору в лицо...) Ну, слушайте дальше, как вы и пожелали, всё будет в лучшем виде.
       Маськины тапки остались с учителем Изъ Янем, но ненадолго. Он их скоро сам выгнал, потому что они у него:
       Во-- первых, расплодились до неприличия и заполонили всю Шанхаию молоденькими голубенькими тапками -- точными копиями себя. Поскольку Маськины тапки были стоптанными, учителя Изъ Яня ученики стали засмеивать, потому что сами они щеголяли в новеньких голубеньких тапках шанхайского производства.
       Во-- вторых, Маськины тапки давали такие советы, что Шанхаия запустила в космос вместо космонавта -- тапконавта1, чем опозорилась перед всем миром.
       В-- третьих, Маськины тапки вылавливали и съедали все вон тоны2 из бульона учителя Изъ Яня, пока он шамкал беззубым ртом.
       И наконец, в последних, учитель Изъ Янь опасался, что Левый тапок приведёт к власти левых, а Правый -- правых, и в Шанхаии установится демократия, которая учителю Изъ Яню была ни к чему, потому что при демократии народ Шанхаии смог бы увидеть все изъяны учения учителя Изъ Яня.
       Когда тапки вернулись, все жители Маськиного дома устроили праздник и заказали еду из близлежащего китайского ресторанчика, чтобы поддержать кисло сладкую атмосферу этой главы.
      
       Глава сороковая
       Маськин и свидетели Егора
      
      
       Как-- то воскресным утром в Маськин дом постучали два кролика весьма приятной наружности и сообщили, что они свидетели Егора. Маськин был гостеприимный и сразу проводил их в гостиную, где напоил чаем с пирогом.
       Попив чаю и поев пирога, свидетели Егора сообщили Маськину, что они лично видели, как Егор сотворил мир за семь дней. Маськин очень этому признанию удивился и стал свидетелей Егора подробно расспрашивать. Маськину всё было интересно, потому что он ведь тоже, как и Егор, жил натуральным хозяйством и очень хотел поднять его эффективность.
        []
       Однако подробностей свидетели Егора не выдавали. Например, они не ответили на вопрос, кто, собственно, финансировал создание мира, кто его курировал и кто работу принимал. Они только повторяли, что Егор сотворил мир за семь дней.
       Маськин стал беспокоиться, не заело ли у свидетелей Егора пластинку. Он позвал свой любимый старый Граммофон и тот, проверив, опасения Маськина развеял, заявив, что с пластинкой у свидетелей Егора всё в порядке с технической точки зрения, а всё дело в записанном содержании, которого немного. В основном одна фраза о том, что свидетели Егора точно свидетельствуют, что Егор сотворил мир за семь дней.
       Во все последующие недели картина повторялась: свидетели Егора прибывали, выпивали чай и свидетельствовали про Егора. У Маськина начались серьёзные перебои с чаем, а пироги свидетели Егора и вовсе все выкушали. Тогда Маськин решил поставить вопрос ребром, но вопрос ребром стоять не хотел и всё время падал плашмя. Тогда Маськин всё таки решил уточнить, кто такой этот Егор и где находится мир, который он сотворил за семь дней. По наведённым справкам оказалось, что Егор проживает недалеко от Маськиного дома и мир его небольшой, а именно -- состоит из маленького домика, пары сараев и огорода.
       Мы сотворяем свои миры из подручного сырого материала и обживаем их, неумело торя пути дороги по нашим несмелым полям и лесочкам. Но так, чтобы всего за семь дней сотворить хозяйство в полном объёме, -- Маськин такого ещё не слыхивал и решил с Егором непосредственно познакомиться. Идти в гости к нему Маськин как то не решился и просто стал ждать удобного случая. Такой случай представился очень скоро, когда в одно воскресенье на пороге Маськиного дома появились не привычные уже опрятные свидетели Егора, а сам Егор собственной персоной. Маськин немного растерялся, но не подал виду и проводил Егора в гостиную. Чая у Маськина оставалось совсем немного, и они попили кефир из экономии.
       -- Тут ваши свидетели приходили каждую неделю, -- пожаловался Маськин, -- говорили, что вы мир сотворили за семь дней.
       Егор почесал лоб и закусил кефир печенькой. "Культурный человек, -- подумал Маськин, -- был бы некультурным, занюхал бы рукавом".
       -- Давно мне надо было убрать свидетелей, -- разоткровенничался Егор, -- а то всё ходят и ходят, народу голову морочат.
       -- Ну, вы правда всего за семь дней всё и сотворили: и сарая два, и домик, и так далее?...
       -- Ну, а чего возиться то? -- ухмыльнулся Егор и налил себе ещё кефира.
       -- Батюшки, да это ж прямо чудеса какие то, -- восхитился Маськин, который строил одну единственную баню уже пятый год, а работа почти не двигалась.
       Кефир явно ударил Егору в голову, и он продолжил:
       -- А ещё я воздвиг электростанцию, работающую на навозе, и построил мост на Луну и гигантский самосвал марки "Вперёд, Эпоха!"
       -- Да фто вы говорите! -- зафтокал Маськин от неописуемого восторга. -- А яму на дороге перед визитом фрау Шпрехензидуевой тоже вы заделали?!
       -- А кому ещё, как не мне? -- махнул рукой Егор и допил бутылку кефира до конца.
       -- Так почему же свидетели Егора сконцентрировались только на факте творения мира? -- занедоумевал Маськин. -- Это ж они, по сути дела, скорее преуменьшают ваши деяния, чем прославляют их!
       -- Ну, так и я о том же, -- запричитал Егор, и Маськин принёс ему ещё кефира. -- Я этим свидетелям говорю: бросьте вы по домам шляться, займитесь делом, а они нет, шасть туда, шасть сюда... Безобразие. Вот я за ними по воскресеньям по домам и бегаю, авось поймаю, уши то и надеру. А они, видать, проследили, что я сегодня к Маськину намылился, и не явились. Боятся. Ты им, Маськин, в следующий раз так скажи -- мол, нечего сюда ходить, Егор много чего сделал и делает, и совсем не обязательно с новостью не первой свежести о сотворении мира по домам шляться.
       -- Хорошо, -- сказал Маськин, которого перебои с чаем и пирогами начинали сильно беспокоить. Плюшевый Медведь у него на полпопки уже похудел, а охапочные коты стали меньше спать от недоеда.
       На том и договорились. Егор взял ещё бутылочку кефира в дорогу и, облобызв Маськина, прослезился:
       -- Вот тебя, Маськин, я люблю. Ты сидишь тихо, своим натуральным хозяйством занимаешься, нигде не шляешься, под ногами не мельтешишь, ничего не свидетельствуешь. Я тебе по дружбе урожайный год устрою. Сей побольше чаю, у тебя он в этом году хорошо взойдёт.
       Маськин хотел возразить, что в широтах, где живёт Маськин, чай не урождается, но промолчал и решил послушаться.
       Когда Егор ушёл, Маськин посадил на грядку пять чайных чашечек и полил их сливками.
       На следующий день Маськин встал и не поверил своим глазам: на месте, где он посадил чайные чашечки, красовалось огромное чайное дерево, которое уже вовсю плодоносило -- на отяжелевших веточках висели душистые пакетики с чаем. "Э, да этот Егор то не простой мужик, с подковыркой", -- подумал Маськин и стал собирать урожай чая.
       В следующее воскресенье опять пришли опрятные свидетели Егора, и Маськин сказал им, что к нему приходил Егор и просил гнать их в шею. Свидетели Егора не растерялись и заявили, что теперь они не свидетели Егора, который сотворил мир за семь дней, а свидетели Прохора, который построил водокачку.
       -- Ну, это другое дело, -- сказал Маськин и пригласил их в дом пить чай, благо чая теперь у Маськина было в изобилии -- хоть упейся.
      
       Глава сорок первая
       Маськин и цыплёнок табака
      
      
       Как-- то президент Соединённых Штанов готовился к визиту нового руководителя Груздии царя Тамара. Тот пришёл к власти в результате вельветовой революции. В наше время революции стали выпускаться на ткацких фабриках. Особенно в моде, кроме бархатных революций, революции из ситца и крепдешина. Выйдя из моды в одёжной сфере, эти простые, но прочные ткани пришлись по вкусу революционерам, и те охотно используют их в пошиве новых революций. Царь Тамар был не дурак покушать, и президент Соединённых Штанов Бушкин хотел его принять с размахом. Он вызвал к себе своих неотступных помощников капитана Ибн Маслинкина Алибабуева, ставшего теперь начальником разведки, и эстетически столь нравившуюся президенту Бушкину Скандалезу Безобрезу. Бушкин задал вопрос напрямую: "Что мы можем себе позволить приготовить из груздинской кухни?" Скандалеза послала в секретный архив библиотеки Конгресса, и там нашли книгу под названием "Секреты груздинской кухни". Пролистав книгу, остановились на цыплёнке табака.
       Бушкин отправил Скандалезу на кухню готовить цыплёнка, а сам стал репетировать танец с саблями с капитаном Ибн Маслинкиным Алибабуевым, который всё время пытался рубануть саблей по президенту, но тот ловко уворачивался, потому что был техасским парнем, а техасские парни очень изворотливые, потому что в Техасии иначе нельзя. Как вы помните -- это страна Плюшевых Бычков и ежедневной корриды, заканчивающейся криком Плюшевого Бычка: "Ой!". Очень тренирует изворотливость.
        []
       Скандалеза надела фартук и открыла книгу секретов груздинской кухни. Рецепт требовал: "Для приготовления цыплёнка табака берём курящего табак1 цыплёнка и слегка отбиваем так, чтобы цыплёнок принял плоскую форму. Солим и перчим цыплёнка с обеих сторон. Разогреваем сковороду с топлёным маслом, кладём на неё подготовленного цыплёнка, натёртого чесноком, закрываем плотно крышкой и помещаем поверх неё груз. Жарим на среднем огне 15 20 минут, а затем переворачиваем и продолжаем жарить до готовности (приблизительно ещё 15 20 минут). Отдельно в соуснике -- чеснок, растёртый с солью и перцем, заправленный слегка подслащённым томатным соусом".
       Скандалеза вызвала цыплёнка, курящего табак, из специального приусадебного хозяйства табачной фирмы "Филипп Моррис". Цыплёнок незамедлительно явился. Резать цыплёнка и ощипывать Скандалеза не решилась, потому что это не было указано в рецепте, а взять на себя такую ответственность она не могла. Подписав цыплёнка под добровольным согласием послужить в качестве цыплёнка табака Соединённым Штанам, она привела его к присяге и стала натирать солью и перцем поверх перьев. Цыплёнок не сопротивлялся, потому что был связан присягой, но отчаянно чихал и шёпотом критиковал правительство. Скандалеза отворачивалась, чтобы не слышать критики, которая в такое тяжёлое время для страны не могла быть полезной, и думала сама себе, что это ничего, что цыплёнок не зарезан и не ощипан. Сейчас так принято -- подают в ресторанах нечищенную картошку, морковку с комьями земли -- это так модно. Почему бы не подавать цыплёнка в перьях?
       Проблемы начались, когда Скандалеза стала цыплёнка тихонечко отбивать, чтобы он, согласно инструкции, содержащейся в секретном рецепте груздинской кухни, принял плоскую форму. Цыплёнок, хоть и был военнослужащим и подготовил себя к нелёгкой ратной доле, отбиваться не пожелал и при первом ударе молотка по его цыплячьей попе скрылся в неизвестном направлении с громкими криками и оскорблениями в адрес правительства Соединённых Штанов, госпожи Скандалезы Безобрезы и даже президента Бушкина лично.
       Скандалеза немедленно явилась с докладом к президенту Бушкину, которому капитан Ибн Маслинкин Алибабуев в тренировочных целях уже было перерезал горло, но с появлением Скандалезы временно отступился, потому что у неё было новое платье и он не хотел забрызгать его кровью президента Бушкина. Капитан Ибн Маслинкин Алибабуев втайне надеялся заполучить Скандалезу в свой гарем и поэтому пытался показать себя ей с романтичной стороны, что ему практически удавалось.
       -- Господин президент, цыплёнок табака уклонился от выполнения своих обязанностей и дезертировал в неизвестном направлении, -- доложила Скандалеза Безобреза.
       -- Немедленно объявить войну и потребовать выдать цыплёнка табака! -- приказал президент Бушкин.
       -- Какому государству объявлять войну? -- по деловому уточнила Скандалеза, но капитан Ибн Маслинкин Алибабуев её галантно перебил и попросил объявить войну родному государству Ибн Маслинкина Алибабуева, потому что там он был трижды приговорён к смертной казни за разбой правительство родной страны Ибн Маслинкина Алибабуева само разбойничало и не терпело конкуренции в этом вопросе. Тот факт, что государственная власть не позволяла Ибн Маслинкину Алибабуеву разбойничать, был прекрасной иллюстрацией несправедливости и антинародности этой власти. Хотя то, что и в Соединённых Штанах разбой простым гражданам не позволялся, а власть в Соединённых Штанах всё равно считалась народной, как то из внимания президента Бушкина ускользнуло, потому что в наше время разбой вообще стал исключительной привилегией правительств государств, и они строго следят, чтобы простым гражданам оставалось только мелкое хулиганство и хищения со взломом. Трудно оспаривать право любого государства на разбой. Во первых, это нарушит стабильность государственной власти, во вторых, это угрожает вашей личной жизни, таким образом, я горячо рекомендую воздержаться от этих необдуманных возражений.
       Бушкин немедленно выставил ультиматум родине Ибн Маслинкина Алибабуева: выдать цыплёнка табака в 24 часа -- иначе война. Цыплёнка, конечно, не выдали, потому что, во первых, у них его не было, во вторых, ультиматум Бушкина дошёл до них только через 48 часов, потому что экспресс почта "Федя Экспресс" забежала по дороге к тёще на блины, а в третьих, государство это было хоть и маленьким, но гордым, и ни за что бы на сговор с Соединёнными Штанами не пошло. Государство было завоёвано ещё до обеда, и Бушкин заскучал.
       -- Кому бы ещё объявить войну? -- с надеждой спрашивал он, разглядывая карту мира. -- Вот, -- вдруг обрадовался он, -- вот эта страна подходящего размерчика. Немедленно объявить ей войну!
       Скандалеза вызвала эксперта по географии, но он всех разочаровал тем, что Бушкин указал на карте сами Соединённые Штаны и им президент объявить войну не мог, потому что был их гражданином, и даже президентом.
       Ещё несколько ткнутых пальцем президента стран тоже оказались неподходящими для завоёвывания, потому что там премьер министры были американскими гражданами и завоёвывать их как то не было смысла.
       Вообще в последнее время нередко случается, что руководитель страны имеет ещё и гражданство другой страны. Это очень прогрессивная практика. Например, представьте себе: если бы Ганнибал имел римское гражданство, не было бы нужды воевать с Карфагеном. Президент Римской республики просто отдавал бы ему распоряжения как своему гражданину, и тот бы их безупречно выполнял, боясь потерять римский паспорт.
       Президент Бушкин проконсультировался с двуглавой птицей Рухх с балалайкой, задав ей вопрос, куда мог деться цыплёнок табака. Головы птицы Рухх проконсультировались между собой и вспомнили, что когда более восьмидесяти лет назад они были ещё цыплёнком и из них пытались сделать рагу с красным перцем, они бежали в Париж к Сильвуплешкиным.
       Решили объявить войну стране Сильвуплешкиных, но Сильвуплешкин проревел, что не отдаст цыплёнка, даже если бы он у него был, потому что для него гастрономические ценности находятся вне политики, вне мира и вне войны, и что за каждую слезу цыплёнка табака он готов -- pour chacune de ces larmes, il eût donné un verre de son sang...1
       С Сильвуплешкиным после такого заявления решили не связываться.
       Короче, делать было нечего... Пришлось пригрозить царю Тамару войной, чтоб не приезжал, потому что угощать его было нечем.
       А при чём тут Маськин? Не при чём. Цыплёнок табака пробежал мимо его дома со скоростью ветра и снова скрылся в неизвестном направлении.
       Попугаи, правда, жаловались, что кто то подворовывает у них зерно, но скорее всего это был домовой барабашка Тыркин.
       Я ответственно заявляю, что Маськин никакого отношения к цыплёнку табака не имеет! Для этого, собственно, и была написана эта глава.
       Будем надеяться, что президент Бушкин поверит на слово...
      
       Глава сорок вторая
       Маськин и микроволновая печка
      
      
       Подумать только, на дворе двадцать первый век. Интересно, сколько ещё лет нам следует провеcти в новом веке, чтобы как то свыкнуться с этой мыслью... Наверняка так случается каждый раз, когда века сменяют друг друга. Жители прошлого века все разом становятся настоящими путешественниками во времени и, очутившись в веке грядущем, растерянно оглядываются, как в чужой прихожей, не зная, куда повесить шляпу и куда проходить, и где присесть, пока не выйдет хозяин. Но хозяин не выходит, и к пятому году они как то начинают осваиваться, к двенадцатому году принимаются шалить с хозяйскими саблями, к семнадцатому играть со спичками, раскрываясь в полной мере во всей своей бесшабашности, ну а к тридцать седьмому и сорок первому и вовсе входят во вкус такого варварства, перевернув хозяйскую квартиру вверх дном и помочившись у хозяина на кровати, что в последующие века даже историкам, глядя на такие дела, становится тошно. А уж у кого, как не у историков, самые крепкие желудки! Нет у них другого выхода -- станешь блевать -- сдохнешь с голоду. Кормят ведь их настоящей едой редко, но они очень часто за эту скудную пищу обильно потчуют своих хозяев и всех остальных самыми разными россказнями, которые видоизменяются чаще, чем уральская погода. У всякого историка есть свой хозяин. Бездомных историков отлавливают, как беспризорных собак, потому что они могут быть столь же опасны для любого даже самого добропорядочного общества. (Не дай вам Бог заглянуть в архивы даже самых приличных государств...) Свозят воющих бездомных историков в специальное место, где их прививают от бешенства и приручают разные хозяева, тренирующие их вовремя проситься наружу и брехать только по команде. А брешут историки громко и заливисто, сами веря себе, потому что какой честный пёс не верит своему лаю?
       Мне кажется, футорологи скорее напоминают котов и бродят более сами по себе, предсказывая будущее и оставаясь последовательными в своих изысканиях вплоть до его наступления, после которого они за будущее не отвечают, потому что оно переходит под ответственность историков. На точность предсказаний футурологов можно спокойнее положиться, чем на доклады историков, хотя бездомных футурологов тоже отлавливают, потому что они тоже опасны для общества. Прошлое, однако, гораздо легче изменять, чем будущее, потому что прошлое достаточно изменить на бумаге, а будущее можно изменить только в реальности, причём менять его надо начинать уже сейчас, что гораздо утомительнее.
       Так и Маськин, войдя в двадцать первый век со своим натуральным хозяйством, слегка оробел. Ещё в самом начале этого нового века Маськин познакомился с микроволновой печкой и не знал, что с ней делать. Сначала он подумал, что будет использовать её вместо самовара, которого в те времена у Маськина ещё не было, а в Западной Сумасбродии не знали этого гениального изобретения человеческого рода и наивно кипятили воду электричеством.
        []
      
      
       Маськин попытался использовать микроволновую печку как самовар. Наколол щепочек, приставил кое как трубу и попытался разжечь. Микроволновая печка достала электрический шнур и покрутила электрической вилкой у своего виска -- мол, совсем ты, Маськин, умом двинулся.
       -- Ну, хорошо, -- сказал Маськин, -- а как в тебе воду греть?
       -- Никак, -- сказала микроволновая печка. -- Воду греют в чайнике, а ты, Маськин, и сам то совсем чайник, как я погляжу!
       Микроволновая печка не очень церемонилась с Маськиным, потому что ей не хотелось закончить свои дни сначала в отделе вещественных доказательств в местном полицейском участке в качестве предмета, ставшего причиной пожара, а потом на местной свалке, часто посещаемой дикими зверьми, а диких зверей микроволновая печка, как вы понимаете, боялась, потому что хоть и была печка, но всё же микроволновая, а это значит, что волну она могла гнать очень небольшого размера.
       Пришлось Маськину купить чайник и оставить микроволновую печку в покое. Единственное, что она соглашалась делать, так это только давать старым дедушкиным часам подглядывать время на своём электронном табло, потому что сами они, как вы помните, время отсчитывать разучились. Микроволновая печка считала себя прибором современным, очень гордилась своей электроникой и никому бы не позволила собой пользоваться как простой печкой. Только изредка она разрешала Шушутке разогреть тарелочку макарон, и то каждый раз выкидывала фокусы: то минуту погреет, а когда Шушутка проверит -- всё холодное, а потом ещё через секунду всё уже чуть ли не закипит и макароны лезут из печки, как ошпаренные. Но Шушутка был жителем двадцать первого века, и с микроволновой печкой они не ссорились. Это были их личные разборки, непонятные нам, по пояс погружённым в двадцатый век.
       Мы, сами того не осознавая, дали жизнь целому поколению приборов, которые уже настолько совершенны, что вот вот начнут обходиться без нас. Уже появилось "Общество защиты прав стиральных машин", а также "Комитет по правам пылесосов". Самосознание домашней техники растёт и ширится с каждым днём, и того гляди, она поднимет свою техническую революцию, заставив людей работать на себя. Вот взять хотя бы Маськину посудомоечную машину. Она капризна и требует много внимательного ухода. Перед постановкой в неё посуды надо эту посуду тщательно вымыть мылом под краном, прополоскать и высушить. Далее посудомоечная машина кое как сама с собой побрызгается, и уже после мытья посуды внутри этой машины чашки и тарелки загрязняются невесть откуда взявшимися крошками и пятнами, после которых посуду снова надо тщательно вымыть под краном и аккуратно вытереть. Причём оба действия надо скрывать от машины, иначе она обидится и пожалуется в "Ассоциацию униженных посудомоечных машин". Чтобы отвлечь посудомоечную машину, Маськин всё время ставил ей какую нибудь кассету с мультиком на видеомагнитофоне, который тоже был с характером и часто плёнки Маськину зажёвывал, но для своей подруги и коллеги посудомоечной машины мультики крутил исправно. Холодильник у Маськина был с гонором и не терпел, чтобы в него ставили слишком много продуктов, боясь, что закиснет его рабочая совесть. Так что Маськин хранил большую часть запасов в погребе, а в холодильнике в основном держал сметану и творог, но тоже не для себя, а для дедушкиных стенных часов, которые по ночам, как вы помните, потребляли молочные продукты.
       Короче, наступает эра, когда нам придётся гораздо больше считаться с потребностями нашей бытовой техники. Недалёк тот час, когда запретят эксплуатировать её более 8 часов в день, назначат два выходных в неделю и обязательный оплаченный отпуск длиной минимум в 24 дня. А что, средневзятая микроволновая печь живёт гораздо меньше, чем её средневзятый пользователь, и поэтому ей надо много отдыхать, чтобы успеть посмотреть мир и самореализоваться.
       Маськин скучал по старым надёжным вещам, которые служили поколениям его предков и не жаловались... Но от многочисленных переездов вещи растерялись, и Маськину пришлось обзаводиться новыми предметами быта. За эти Маськины симпатии к старым вещам новые предметы быта считали Маськина ретроградом и даже подозревали в нелиберальных взглядах, хотя это, конечно, были лишние опасения. Вы бы видели, как Маськин ухаживал за своей новой швейной машинкой -- он практически никогда на ней не шил, а по вечерам всегда приходил пожелать спокойной ночи и выписывал специально для неё журнал "Бурда", потому что швейная машинка всё таки интересовалась модой и любила рассматривать новые выкройки. Маськин часто вытирал пыль на швейной машинке, и она за это однажды даже вышила Маськину носовой платочек с инициалом "М" -- имелось в виду "Маськин". Конечно, яснее было бы, если бы швейная машина вышила имя Маськина целиком, но швейная машина вышила букву "М" и устала... А в платочек часто сморкался Плюшевый Медведь, потому что считал, что буква "М" значит "Медведь". Но Маськин всё равно был рад и такому подарку и очень им гордился.
       Несмотря на подъём пролетарского самосознания, бытовые приборы всё таки любили Маськина и иногда делали ему подарки посущественней. Так, однажды микроволновая печка села и написала письмо на Тульскую самоварную фабрику, и попросила прислать Маськину самовар. Маськина на Тульской фабрике знали и уважали, потому что Маськин издал свой научный труд "О пользе самоварения", чем, сам того не ведая, очень фабрике помог стать на ноги после ста лет упадка. Поэтому, узнав, что у Маськина нет самовара, они отрядили самый огромный свой семивёдерный самовар и отправили в Западную Сумасбродию. По приезде в Маськину страну пограничники долго рассматривали паспорт самовара и задавали ему каверзные вопросы -- зачем ему труба, почему она кривая, зачем в набор с самоваром прилагается сапог гармошкой и так далее. Самовар на все вопросы сполна ответил, и его впустили на постоянное жительство, заручившись письменной рекомендацией микроволновой печки, которую на границе знали и уважали, потому что она была близкой родственницей их радарной установки.
        []
       Можете себе представить, как Маськин был рад, когда однажды на пороге его дома появился семивёдерный самовар с трубой и сапогом. Под мышкой он держал круглый поднос, а через плечо у него висела огромная связка сушек.
       Маськин обнял самовар и стал с ним дружить. Самовар был дореволюционной конструкции и топился щепками, как раз как Маськин и пытался топить микроволновую печку.
       От прибытия самовара все в доме зажили веселее. Чаепития стали чаще и дольше, Плюшевый Медведь выучился играть на балалайке и сочинял частушки:
      
       Выпью я седьмую кружку,
       Сочиню для вас частушку.
       Ведь с хорошею частушкой
       Пьётся чай, как с вкусной сушкой!
      
      
       Или вот ещё частушка, которую сочинил Плюшевый Медведь для морального воспитания человечества:
      
       В мире нет блаженства краше,
       Чем наесться манной кашей.
       То вкусней и здоровей,
       Чем блаженства похитрей...
      
      
       Говорят, что эта частушка имела наибольший успех в странах Африки и привела к снижению заболеваемости СПИДом в этом регионе.
       А вот ещё частушка Плюшевого Медведя, рекламирующая Маськин образ жизни:
      
       Если б стали все, как Маськин,
       Дни свои вести в делах,
       Никакие бы напасти
       Не случались в новостях!
      
      
       Были у Плюшевого Медведя и непристойные частушки, которые я с радостью вам здесь пропою, если вы пообещаете временно удалить от чтения этой книги детей. Договорились? Проверьте, дети не подслушивают? Не подглядывают? Ну вот. Хорошо. Слушайте:
      
       Заходя в метро и в лифт,
       Не читайте сто молитв.
       Террористу -- злому гаду
       Лучше пните раз по заду!
      
      
       А вот ещё философское:
      
       Мир, закончи придуряться,
       Спрячь петиции в карман,
       Будешь снова чесать яйца,
       Полетишь к тартарарам...
      
      
       (Для критиков Стихирушкина и Прозарушкина Плюшевый Медведь переделал последнюю строчку в интеллигентную форму: "Полетишь к иным мирам...", в чём был намёк на древнееврейское выражение "ле уламот".)
       По правде говоря, вообще Плюшевый Медведь хотел срифмовать другое слово, но Маськин побледнел и попросил этого не делать.
       Капитан Ибн Маслинкин Алибабуев за оскорбление одной важной книжки может оторвать не только яйца... Ну что ж, мы с вами заболтались...
       Короче, мораль проста -- мир простых вещей создаёт уютную атмосферу обыденности -- а мирная обыденность есть не что иное, как тихое вечернее домашнее счастье с самоваром, чашкой чая и ванильной сушкой. А микроволновая печка, хоть и есть часть нашего настоящего, забрела к нам скорее по ошибке, потому что она -- предмет будущего, к которому мы, увы, имеем мало отношения...
      
       Глава сорок третья
       Маськин и бассейн
      
      
       Мне часто становится смешно, насколько люди недооценивают ту невообразимую массу воды, которая их окружает. Сидя на суше и встречаясь с водой в виде супа, быстро забываешь, что большая часть Земли покрыта водой, и не просто покрыта, а в среднем на два три километра глубиной! Можете ли вы вообразить себе три километра водяной толщи?
       Я сам иногда чувствую себя более водоплавающим, чем сухотопающим. Конечно, в глубинах моря трудно сформировать разумную цивилизацию. Законы всё время будут какими то размытыми, а с нечёткими законами, сами понимаете, каши не сваришь, особенно под водой. А без каши нет разумной жизни. Это вам подтвердит Плюшевый Медведь, если вы проконсультируетесь с ним по этому вопросу, особенно перед завтраком.
       У нас вообще есть поразительная способность не замечать самого главного, находящегося буквально у нас под носом. Я бы сказал вам, что это за самое главное, чего мы не замечаем, но, к сожалению, не могу с по той простой причине, что я сам не замечаю его и поэтому не ведаю с полной достоверностью, о чём же идёт речь. Однако я с уверенностью заявляю, что чувствую нахождение чего то важного совсем поблизости, остающегося незамеченным. А у вас нет такого чувства?
       Как мы не осознаём, что по сути живём на Планете Океане, так же мы не замечаем простого шелеста травы и самых простых и, казалось бы, разжёванных нам природой вещей. Они всё время где то рядом и кажется, что спешащий куда то по ему только ведомым делам муравей очень хорошо их понимает, но нам они недоступны, как недоступны нам равномерные взмахи крыльев птиц, собирающихся в клинья и устремляющихся на юг, или деловое сосредоточенное внимание шмеля, собирающего пыльцу. Нам же хочется всё копить и разглядывать свои нелепые блестящие побрякушки, и прятать их в закрома, нам же нужно испытывать лихорадку по поводу нелепиц, лихорадку -- именуемую с благородным придыханием страстью...
       А что есть это самое благородство страсти? Вяленый инстинкт? Врождённое качество супчиков? Я лично называю благородство страсти -- рогоблудством, чем оно, в общем, и является, потому что благородство страсти вряд ли когда либо ведёт к разумной любви, к таинству колыбельной заботы иль священнодействию сострадания, к тем самым немногим вещам, которые могут оправдать существование нашего биологического рода бесхвостных, бесшёрстных, двуногих, с в меру оттопыренными ушами.
       Ведь мы -- ничто вне своего биологического вида. Наши стада окружают каждого из нас своей неотступной опёкой, влияют на наши мысли, желания, порывы... а изнутри держит нас на короткой привязи цепь химических реакций... Не убежишь.
       Так и Маськина однажды сломило влияние окружающего общества и внутренних импульсов. Не устоял бедняга Маськин под напором этого грубого и вздорного влияния. Что же произошло? Да дело в том, что захотелось Маськину переделать пруд у себя во дворе, в котором купался Плюшевый Медведь, в настоящий бассейн, ну знаете, как бывает у миллионщиков.
       Дело в том, что когда у тебя перед глазами всё время машут чем то, то невольно создают потребности, которых раньше и в помине не было. Показали Маськину фильм про богатую жизнь раз, показали два... он и скуксился, мол: "Что ж это я живу натуральным хозяйством... Деревенщина... что ж мы, хуже других?"
       Посмотрел он на свой старый пруд, где купался Плюшевый Медведь, а он весь так себе -- непрезентабельный. Зарос наполовину, лягушки прыгают, короче, типичная экологическая ниша.
       Позвал Маськин Бобра подрядчика, и тот закопал старый пруд, а на его месте вырыл котлован глубиной с небольшой лунный кратер. Маськину пришлось заплатить Бобру подрядчику всю выручку от продажи корнеплодов за прошлый год, и Маськин Бумажник рыдал в тридцать три с полтиной ручья, отсчитывая Бобру монетки, но получившийся бетонный результат Маськина удовлетворить не мог, потому что бассейн вышел, конечно, миллионерский, но какой то недушевный.
        []
       Плюшевый Медведь в нём тоже сидел, но старого веселия не получалось. Особенно Маськин страдал, что экологическую нишу погубил.
       Однажды Маськину показали передачу про охрану природы, и он даже заплакал. После просмотра этой предачи Маськин так закручинился, что дал себе слово -- больше на дешёвую агитацию не покупаться. Быть интеллигентским и ставить себя выше всяких этих плотских излишеств ... А то нынче совсем род людской обмельчал... Сидит -- глаза навыкат -- в телевизор смотрит... Видимо, глаза так лучше проветриваются...
       Ну, выводы выводами, а старый пруд то как то надо восстанавливать...
       Позвал Маськин Бобра, тот закопал бассейн и соорудил старый пруд -- ну натурально восстановил экосистему... Обошлось это ещё дороже... Заплатил Маськин Бобру всю выручку от продажи излишков урожая чайного дерева. Однако Бобёр перестарался с экологичностью. Развелось у Маськина во дворе комаров тьма тьмущая! Маськин выйдет по хозяйству -- а они его кусают, кусают! А по телевизору опять миллионерские бассейны показывают...
       Тогда Маськин, весь чешась и в волдырях, поклялся, что больше в жизни не будет слушать интеллигентские рассусоливания про природу...
       Залез в стиральную машину, которая у Маськина работала в режиме машины времени, и вернулся назад в то время, когда решил зарыть прежний пруд, и вместо того, чтобы зарывать пруд, зарыл телевизор. От этого в доме Маськина всем зажилось ещё лучше, а Плюшевый Медведь стал проводить больше времени на свежем воздухе, из за чего у него улучшился аппетит, хотя вообще то он у него и раньше был неплохой!
      
       Глава сорок четвёртая
       Маськин и Матрёшка
      
      
       Матрёшка была немолода. Вообще я считаю, что телесный облик надо воспринимать отдельно, а внутреннее наше ощущение -- отдельно. Носительница миловидной внешности не имеет к ней никакого отношения. Это то мимолётное дуновение красоты, которое налетает на некоторых в юности и так скоро растворяется с наступлением лет... Надо видеть людей так, как они видят сами себя изнутри, это то, что и есть настоящий облик человека. Женская красота, как и красота вообще, мимолётна, она даётся жадной подружкой Природой не насовсем, а только поносить, и потом отбирается в её и так переполненный платяной шкаф... Надо уметь видеть людей такими, какими они были в детстве... И тогда вам раскроется потайной смысл жизни, столь очевидный, но никем не замечаемый.
       Маськин повстречал Матрёшку на выставке достижений сельского хозяйства Западной Сумасбродии, куда Маськин возил свои изумительные початки сладкой кукурузы и огромные красные помидоры. Матрёшка там тоже была по делу. Она выставляла резьбу по дереву: расписные ложки, петушков, деревянные ладьи в форме супниц и прочую деревянную утварь, которую производит её Матрёшечная фабрика.
       -- Ах, какая красивая у вас продукция, -- восхитился Маськин. -- Как бы я хотел тоже научиться расписывать деревянные поделки, тарелки там всякие, кружки, ложки.
       -- О, это совсем не трудно, -- ответила Матрёшка. -- Если хотите, я вам дам несколько уроков рукоделия.
       Маськин внимательно осмотрел Матрёшку и обнаружил, что руки у неё нарисованы. Ему было трудно представить, чему Матрёшка могла бы его научить, не обладая отдельно взятыми ярко выраженными руками.
       -- Ну, для того, чтобы учить, совсем не обязательно уметь самому, -- заявила Матрёшка, проследив Маськин испытующий взгляд.
       -- Тогда приходите в гости, -- обрадованно пригласил Маськин.
       Через неделю Матрёшка пришла к Маськину в гости и стала его учить расписывать деревянные тарелки и кружки. Она подсказывала Маськину, с какой стороны брать кисточку и куда наносить краску. У Маськина был природный талант художника, который он долго держал не вполне реализованным. Маськин, конечно, писал картины. Как вы помните, конный портрет Плюшевого Медведя, поражающего Зелёного Змия, даже выставлялся одно время в Лувре. Но из неживописного творчества единственным достижением Маськина до сих пор была замечательная огромная надпись, которую он сделал на одной из скал, торчащих на его земельном участке, большей частью покрытом кленовым лесом. Маськин написал:
      
      
       ЗДЕСЬ БЫЛ
      
       МАСЬКИН
      
      
       Эту надпись он сделал по просьбе Плюшевого Медведя, который считал, что подобным действием Маськин продолжает дело пионеров первопроходимцев , которые в своё время освоили некоторую часть Западной Сумасбродии, хотя большая её часть, конечно, так и осталась не освоенной.
       Маськин очень преуспел в учёбе и вскоре расписал несколько деревянных тарелок, которые всем очень понравились, и Плюшевый Медведь их с гордостью развесил по дому.
       В доме Маськина вообще все любили учиться. Я считаю, что это слишком скучно придумано, что учёба бывает только пока маленький и учиться заставляют с криками и руганью, иногда буквально из под палки. Если вдуматься, в мире у человека мало есть более изысканных удовольствий, чем узнавать новое, понимать непонятое, открывать неоткрытое. Жаль, что люди превратили учение в тяжёлую муку, от которой так намучиваются в детстве и юности, что у большинства людей развивается устойчивая неприязнь ко всему новому или хоть сколько нибудь сложному. И что более всего примечательно -- многие люди даже гордятся своей склонностью к невежеству, кичась ей вдоль и поперёк, мол, "не знаю и знать не желаю". Очень красиво! Браво! Есть чем гордиться, чего уж там.
       В доме Маськина все, наоборот, были любознательные и всё время чему нибудь учились. Конечно, самыми продвинутыми были попугаи, потому что Шушутка обучал их новым словам с помощью компьютера, на котором эти слова были записаны, и компьютер их проговаривал до тысячи раз на дню. Попугаи уже могли свободно декламировать Шекспира, но воздерживались от этого чисто по коммунальным соображениям, чтобы не докучать трагичными вскриками другим жителям Маськиного дома. Представьте, спит себе Золотой кот, щурясь, на солнышке, а ему над ухом попугай как гаркнет: "To die: to sleep; no more!"1 Так можно Золотого кота, не дай Бог, лишить сна, по крайней мере, на целых полчаса, что может быть опасно для его кошачьего здоровья.
       Коты тоже постоянно чему нибудь учились. Например, когда Маськин завёл себе пёсика по имени Колбаскин -- Золотой кот научился прятаться от него за письменный стол Плюшевого Медведя, а кошка Бася научилась страшно выгибать спину и петь низким баритоном "мяу" в стиле надрывной арии Риголетто2.
       Шушутка со своим учителем Платошкиным научился вылавливать инфузорию тапочку в пруду и рассматривать её под микроскопом. Он даже так её раскормил, что она стала инфузорией валеночком и была видна уже практически без микроскопа.
       Кашатка вообще была очень учёной и знала, откуда что вытекает и куда втекает.
       Плюшевый Медведь совершенствовался в языках, а Маськин, как мы уже сказали, учился у Матрёшки расписывать предметы быта.
       Маськин Левый тапок тоже не отставал от других жителей Маськиного дома. Он серьёзно занимался политэкономией, и часто под кроватью Маськина можно было найти Левый тапок, читающий труды подобного содержания. Правый Маськин тапок тоже был интеллигентом, болел за природу, и часто его можно было застать со "Справочником грибника", ведь Правый тапок практически профессионально занимался пропагандой альтернативных методов профилактики грибковых заболеваний ног. Каких методов? Нет, не ампутации... Если хотите подробности, спросите у него сами, а то он ещё подумает, что я страдаю грибковым заболеванием ног, и не успокоится, пока не прочтёт мне свою коронную лекцию а ля: "Не бегайте босиком вокруг общественного бассейна".
       Итак, позанимавшись рисованием с Маськиным, Матрёшка нередко присоединялась к чаепитию, и однажды за столом в Маськиной беседке завязался интересный разговор. Матрёшка разложила десять чашечек одна другой меньше, и из неё повыскакивали матрёшки одна другой моложе до самой маленькой матрёшечки, ещё сосавшей бутылочку с молоком. Перед ней Матрёшка поставила самую маленькую чашечку, хоть она чай ещё не пила.
       -- Ничего, пусть привыкает, -- нежно сказала Матрёшка и погладила самую маленькую матрёшечку по голове.
       Вы, мой строгий читатель, привыкший к чтению учебников высшей математики и инструкций по эксплуатации пылесосов, конечно же, спросите: как же Матрёшка разложила чашечки и чем погладила по голове, если отсутствие рук у неё было выше заявлено столь подчёркнуто?! Этим вы охотно поставите под вопрос правдивость всего произведения... Я никогда не утверждал, что у Матрёшки нет рук, более того, это было бы прямой клеветой. Руки у Матрёшки были нарисованными. Вот этими нарисованными руками она чашечки и расставляла и по голове гладила. Только, пожалуйста, не надо утверждать, что матрёшки чаю не пьют...
       Кстати, щепетильное отношение читателей к правдоподобности некоторых подробностей фантастических произведений весьма распространено. Например, когда новомодный французский писатель Michel Houellebecq1 позволил своему воображению выдумывать невероятное, невообразимое и даже выходящее за рамки невообразимого по отношению к будущему человечества -- редакторы молчали, но стоило ему нарисовать сцену sexe à trois (секс на троих), как редакторша придралась, что, мол, положения партнёров -- n "é tait pas faisable , m ê me pour des gymnastes professionnels -- невыполнимы даже для профессиональных гимнастов, и заставила retravaill é le texte pour plus de cr é dibilit é -- переработать текст для большей правдоподобности!2
       -- Все эти матрёшки -- это всё вы! -- не поверил своим глазам Плюшевый Медведь, оглядывая все десять матрёшек.
        []
       -- Ну, а кто же? -- снисходительно ответила Матрёшка и стала знакомить обитателей Маськиного дома с собой: -- Вот я совсем маленькая, а вот я школьница со смешными бантиками и веснушками, а вот я девушка на первой вечеринке, а вот я молодая женщина, а вот я уже мать...
       Все Матрёшки поочерёдно отрывались от чашечек с чаем, кланялись и возвращались к чаепитию, прерванному формальностями знакомства.
       -- Надо же, как бывает, -- заудивлялся Маськин, -- и удаётся же кому то сохранить себя в себе...
       -- Да вы посмотрите сами в себя внимательнее, вы и увидите, что тоже в некотором роде матрёшки.
       -- А что, надо попробовать, -- по деловому предложил Маськин Левый тапок и стал пытаться развинтить кошку Басю, чтобы посмотреть, нету ли у кошки Баси другой кошки поменьше. Однако у него ничего не получалось, потому что кошка Бася так и оставалась на своей первой ступени развития и увеличивалась только по размеру, в основном вширь. Может быть, именно это позволяло ей оставаться всегда весёлой, беззаботной и, казалось бы, ни о чём не сожалеющей.
       -- Ой! -- закричал Плюшевый Медведь, разглядев в себе совсем маленького плюшевого медвежонка, сидящего на горшочке и о чём то глубокомысленно раздумывающего.
       -- Ой! -- закричал Левый тапок, увидев в себе сорванца -- левого детского тапочка, каким он был в детстве.
       Все за столом заойкали, разглядывая в себе матрёшечную сущность...
       -- Вот видите, -- обрадовалась Матрёшка. -- Не забывайте, что они в вас живут, эти детские плюшевые медведи и малютки маськины, ставьте им чайные чашечки, играйте с ними и читайте им книжки с картинками, а когда они плачут и боятся, возьмите их на руки и убаюкайте! Нельзя забывать, что они навечно поселены в вас и никуда вам от них не деться...
       -- Спасибо, тётя Матрёшка, -- поблагодарил Матрёшку малютка -- плюшевый медведь, вылезая из Плюшевого Медведя. -- Давно я тут сижу, совсем меня забыли!
       -- Тётя Матрёшка, ты самая лучшая тётя! -- засмеялся малютка маськин, вылезая из Маськина, и они с малюткой -- плюшевым медведем побежали играть на лужайке.
       -- Не забывайте их, -- ещё раз повторила Матрёшка. -- Ваши дети могут вырасти и разлететься по миру... Но вы маленькие навсегда останетесь внутри вас, и если вы о них забудете, они будут плакать и звать на помощь...
       -- Спасибо тебе, Матрёшка, -- поцеловал Матрёшку Маськин. -- Теперь я понимаю, кто иногда не даёт мне спать по ночам... А то проснусь -- смотрю, даже мой Невроз спит, а мне не спится... Это просто маленький маськин во мне беспокоится...
       -- И во мне! -- обрадовался Плюшевый Медведь. -- Я теперь всегда буду лично с ним играть и не буду называть имбецилом... А то я думал -- кто в моей голове поселяет глупые мысли и детские страхи? А это я -- маленький плюшевый медведь, беспомощный на горшочке... Как я тебя забросил, бедненький...
       Даже у домового барабашки Тыркина отыскался внутри маленький барабашка, который и барабанил, и тырил у самого Тыркина нужные предметы быта...
       А вы не забываете себя маленького в себе? Не забывайте его, не давайте ему понапрасну плакать... Ему ведь там так темно и одиноко без вас, смотрит он изнутри на вас, взрослых и серьёзных, -- и плачет. Купите ему игрушек, помогите забраться на горшок, и у вас вместо нудного ноющего врага под сердцем появится самый ваш преданный, пусть и очень маленький друг!
      
       Глава сорок пятая
       Маськин и Энтропия
      
      
       Известный французский математик Пуанкаре говорил, что математика -- это искусство давать разным вещам одно название. Так и Маськин думал, что у него в доме всё время откуда то возникает беспорядок, а оказалось, что этот беспорядок вовсе не обычный беспорядок, а самая что ни на есть настоящая половозрелая энтропия1.
       Дело в том, что любая система стремится перейти из менее вероятного состояния в более вероятное. А наиболее вероятное состояние Маськиного дома, по мнению Маськина, был беспорядок, потому что все сорили и никто, кроме него, Маськина, дом не убирал. Однако Плюшевый Медведь возражал и убедительно аргументировал, что просто в доме завёлся такой вредный зверёк по имени Энтропия, который не только устраивает беспорядок, но и однажды съел у Маськина в холодильнике полбанки варенья, а Плюшевому Медведю намазал нос, пока тот спал на диване, чтобы подозрение пало на него.
       Маськину не жалко было варенья, но он решил всерьёз выяснить, что это за зверь -- Энтропия, а то неизвестно кто по дому шатается. Непорядок. Как то Маськин сделал засаду у холодильника и просидел почти всю ночь, но так никто и не появился, а наутро всё таки вся кухня была засыпана крошками от печенья, а варенье из банки и вовсе пропало.
       Маськин совсем разнервничался. Трудно вести эффективное натуральное хозяйство, когда у тебя по дому шастают всякие неопознанные животные, да ещё и с такой выраженной склонностью к беспорядку.
       Маськин выставил свои тапки сторожить, не появится ли Энтропия, и Маськины тапки стояли на часах поочерёдно. Левый Тапок даже упал один раз с часов от чрезмерного радения, потому что стоял на дедушкиных стенных часах и у него закружилась голова.
       Маськин дал своим тапкам свисток и велел свистеть, если Энтропия объявится.
       Но и на следующее утро, несмотря на бессонное дежурство Маськиных тапков, в доме был беспорядок, Шушуткин левый носочек валялся в вазе с цветами, а Кашаткин головной убор нашли в кастрюле с супом.
       Маськин подозревал -- не сами ли жители его дома безобразничают? Но все так честно отнекивались, что Маськин поверил.
       Думал Маськин, думал, как делу помочь. Решил расставить по всему дому картонные ловушки, но в них сразу же стал попадать Плюшевый Медведь. Тогда Маськин расставил по всему дому рыболовные сети -- но в них сразу попались охапочные коты. Тогда Маськин разложил липкую бумагу, которую обычно раскладывают для ловли мух, -- но сам к ней сразу прилип. Оставление варенья с запиской "Для Энтропии. Пожалуйста, не сорите" тоже не помогало, поскольку табличку сразу спёр домовой барабашка Тыркин, а варенье без записки сразу съел Плюшевый Медвдь, потому что не знал, что оно предназначалось для Энтропии.
        []
       Когда Маськин уж вовсе выбился из сил и стал подозревать себя самого, что это он насорил печеньем, поджидая Энтропию в засаде ночью, наконец Энтропия появилась сама собственной персоной. Она была не зверёк, а старушка весьма преклонных лет. Она просто сидела на кухне и крошила печенье. Маськин оробел и тихо подсел рядом.
       -- А нужно ли бороться с беспорядком? -- задумчиво спросила Энтропия. -- Что может быть более бессмысленно, чем пытаться встать на пути законов мироздания? Увеличить порядок в твоём доме, Маськин, ты можешь лишь увеличивая беспорядок где то ещё...
       -- Ну, знаете ли, уважаемая Энтропия, -- сказал Маськин, подметая за Энтропией крошки от печенья, -- так совсем уж нельзя... Надо хоть как то прибираться. А то что же это получается? Сложить лапки и сидеть ждать, пока по уши засыплемся мусором?
       -- Ну, зачем же по уши? -- усмехнулась Энтропия. -- Можно просто крошки на полу ногой отбросить и проходить, куда шёл. А бороться с термодинамикой всё равно бесполезно, только лишний раз обожжёшься.
       -- Да, это я уже пробовал, -- задумчиво согласился Маськин, вспомнив, как один раз обжёгся о горячий заварочный чайник, пытаясь его погладить, так уж он ему нравился.
       -- Да, чайники вольностей не любят, -- будто бы прочла Маськины мысли Энтропия, и было видно, что с чайниками она знакома не понаслышке. -- Вообще, я хоть и неряха, однако порядок люблю.
       -- Неужели?! -- удивился Маськин.
       -- Да да, -- подтвердила Энтропия и, накрошив ещё немного печенья на пол, продолжила: -- Ибо в моём существовании и заключается величайший порядок мира. Без меня мир бы был похож на шизофренический бред с разбитыми чашками, заскакивающими на столы и собирающими разлитый чай.
       -- Ну почему сразу бред? -- замечтал Маськин, который не любил, когда чашки разбиваются, а чай расплёскивается.
       -- Единственно, где бойтесь энтропии, -- так это в умах, -- задумчиво заявила Энтропия и собралась уходить, потому что и в других местах ей тоже надо было как следует насорить.
       Маськин же подмёл пол и пошёл мыть голову шампунем, чтобы в уме у него не завелась энтропия.
      
       Глава сорок шестая
       Как Маськин товарища Переперечкина переперечил
      
      
       Вот мы всё Маськина нахваливаем, а у него был один маленький недостаток, о котором нельзя умолчать, иначе наше повествование потеряет доверие у широких кругов читателей, а ведь чем шире круг, тем дольше по нему бегать, а чем дольше бежишь по кругу, тем меньше кажется, что бежишь именно по кругу, можно вообразить, например, что бежишь вперёд или там вбок. Поэтому и Землю сделали достаточно большой, чтобы у людей не создавалось впечатление, что они носятся по кругу. У людей такой вид бега ассоциируется с пустой тратой времени. Им обязательно надо куда то продвигаться поступательно. Люди не желают замечать, что всё во вселенной в какой то мере движется кругами. Люди всегда хотели быть умнее самой вселенной... Что за дурость, мол, Земле летать по орбите вокруг Солнца... Давай поступательное движение! Ставь какую нибудь цель и лети к звёздам. А то каждый год одно и то же. Слава Богу, что Земля как то пока не нуждается в людской корректировке своего курса, а то нам был бы всем полный каюк, с человеческой неприязнью к круговым движениям... Так бы усвистали равномерно и прямолинейно, что родное солнышко нам бы уже с булавочку показалось...
       Так о чём это я? Ах, да. О недостатках Маськина. Нет, как раз Маськин ничего против кругов не имел, а то, знаете, появляются нынче сельскохозяйственники, стремящиеся произвести квадратные помидоры и квадратные яйца. Но если последние при некоторых обстоятельствах (не спрашивайте при каких...) в природе встречаются, то квадратные помидоры -- всё таки из области фантастики, по моему. (Он больно ударился об угол помидора -- звучит знаменательно.) Хотя чего только нынче не бывает... Вот в последнем номере Paris Match писали о книге суперзнаменитого французского современного писателя Michel Houellebecq с интригующим названием "La possibilité d"une île"1. Книгу, правда, никто ещё не читал, она пока в печати, но обещают такое, что Жюль Верн просто отдыхает... Особенно радуют литературные образы клонов Daniel 24 и Daniel 25. Раньше авторы мучались, придумывая имена героям, а теперь всё просто и чистенько -- номерки проставил, и порядок. Радует и свежее имя инопланетянина Элохим (видать, без древнееврейского названия Бога тоже нынче ни один роман не обойдётся). А вы меня критикуете за фантазию. Я то что, я, как и во все времена, держу равнение на Париж...
       Так в чём же заключался недостаток Маськина? А кто сказал, что у Маськина есть недостатки? Я? Ну, это был даже не недостаток, а так, свойство характера. Любил Маськин всем и всему перечить. Скажешь Маськину: "Наверное, сегодня будет дождь", а он посмотрит на небо и станет перечить: "А я думаю, что будет сухо"... Впрочем, если вы будете непоследовательны в другой раз и скажете, что вот сегодня как раз то и будет сухо, Маськин обязательно вам станет перечить и будет утверждать, что без дождя не обойдётся. Причём когда вы попытаетесь установить, кто прав, с современными погодными условиями это будет непросто, потому что либо пойдёт сухой дождь, либо наступит влажная сушь... Вот так то.
       Вы, наверное, и сами заметили на протяжении этого романа, что Маськин всё время перечит. Спорит, не соглашается и даже иногда, невзирая на лица, режет правду матку, а подобная гистерэктомия2 мало кому может понравиться...
       Вот и решило человечество отрядить к Маськину на конкурс товарища Переперечкина (не путать с товарищем Переперчёнкиным), который славился тем, что всех мог переперечить. Ведя свой древний род от семейства Сократкиных, он каждое утро для профилактики пил стакан цикуты3 натощак, отчего его этот яд пробрать уже не мог, а другого яда род Сократкиных не признавал.
        []
       Товарищ Переперечкин явился к Маськину с утра и объявил, что имеет предписание от всего человечества произвести с ним соревнование, в котором выяснится, кто самый поперечный в мире, и если Маськин проиграет, ему придётся работать над своим характером и стать менее поперечным, потому что на один мир по штатному расписанию положено одно лицо крайне поперечных наклонностей.
       Маськин сразу стал с товарищем Переперечкиным спорить, что с чего это он вдруг должен с ним спорить, что было очень правильным стратегическим шагом. Адвокаты и политики знают, что никогда не надо допускать обсуждение по существу вопроса. Измотай противника в процедуральных тонкостях, и он размякнет, как квадратный помидор, и упадёт к вашим ногам, моля перейти к сути вопроса. Но и тогда вы должны оставаться неумолимы. Никогда, слышите, никогда не допускайте с собой говорить по существу, и вы прослывёте великим собеседником, политиком, семьянином и защитником отечества. Опять спорите? Ох, глядите у меня... Будете всё время спорить, и к вам когда нибудь пришлют на состязание товарища Переперечкина со стаканом цикуты...
       Товарищ Переперечкин тоже ввязался в спор о легитимности спора, и они спорили три дня и три ночи. Наконец товарищ Переперечкин отступил и согласился, что ничто не может Маськина заставить перечить, если он того не желает, с чем, однако, Маськин тоже не согласился. Тогда товарищ Переперечкин решил загнать Маськина в угол старым сократовским методом, называющимся в народе "против лома нет приёма". Метод прост. Вы отвлекаете внимание собеседника, а сами тем временем наносите ему лёгкий удар тяжёлым аргументом по голове. Товарищ Переперечкин тогда заявил, что если Маськин не согласен с тем, что ничто не может Маськина заставить перечить, если он того не желает, то наверняка Маськин согласится, что что угодно может Маськина заставить перечить, если он того пожелает, с чем, однако, Маськин тоже не согласился.
       Товарищ Переперечкин сел на пол и заплакал. Он ещё никогда не встречал такого сильного противника. Маськину стало товарища Переперечкина жалко, и он пообещал никому не рассказывать о его поражении и согласился поработать над своим характером, пытаясь меньше перечить, по крайней мере в общественных местах.
       Товарищ Переперечкин тепло поблагодарил Маськина и, с радостью выпив стакан Маськиного компота, отметил, что Маськин компот гораздо вкуснее цикуты, с чем Маськин хотел было тоже не согласиться, но промолчал, чем ввёл товарища Переперечкина в состояние экстатического блаженства. Товарищ Переперечкин записал рецепт Маськиного компота и решил пить его по утрам вместо цикуты, от которой у товарища Переперечкина к обеду разыгрывалась изжога.
       Маськин попрощался с товарищем Переперечкиным и зажил по прежнему.
       Вы, пожалуй, спросите: а кто же такой товарищ Переперчёнкин? Ну, это совсем другая история... Переперчёнкин -- просто лицо, носящее фамилию, похожую по звучанию на фамилию товарища Переперечкина. Переперчёнкин был видным общественным деятелем, ответственным за национальную политику, и работал в тандеме с товарищем Пересолькиным над мирными инициативами в неспокойных регионах.
      
       Глава сорок седьмая
       Как Маськин на себя посмотрел
      
      
       Пообещав товарищу Переперечкину меньше перечить и начать работать над своим характером, Маськин решил провеcти более глубокий анализ своей личности, поведения и образа жизни. Иногда так бывает, что на фоне общего благополучия и обыденности вдруг начинаешь болезненно переосмысливать себя, свою жизнь и весь окружающий мир. Для этого психологи неофрейдопердисты даже придумали своеобразное оптимистическое название -- mid life crisis (кризис середины жизни): мол, жизнь ещё только посередине, ничего, мол, Маськин, успеешь ещё напроказничать... Живи -- не пырхайся.
       Ах, как всё чистенько и удобненько стало в современном мире! У человека искания смысла жизни -- на ему таблеточку, неудовлетворённость миром -- вот ему пилюльку, особое видение мира -- вот ему укольчик (потому что, когда появляются видения, уже таблеточкой не обойтись...) Я бы написал об этом роман антиутопию, но, к сожалению, подобная практика стала частью нашего настоящего, а о настоящем антиутопии писать уже поздно. Что бы было, если бы Ван Гогу вовремя дали современную, если не сказать своевременную, таблеточку -- переживает Time Magazine, -- отрезал бы он себе ушко или бы воздержался? Ведь единственное достижение Ван Гога, по мнению Time Magazine, было членовредительство, не так ли? Кто бы без эдакого эпатажа заметил его прелестные лопухи, извините, подсолнухи... Так рассуждают некоторые влиятельные неофрейдопердисты: мол, вот нам таблеточку на нашу страсть, вот нам пилюльку на нашу любовь, а вот микстурку от страха небытия, принимать на ночь со стаканом цикуты... А по мне -- пусть поят таблеточками. Вот и Time Magazine не возражает, мол, если у многих великих мира сего был, например, простите, сифилис, так что же их было не лечить? Сифилис то в запущенной форме тоже влияет на мозги... А я не верю в гениальность от болезненного состояния. Враки всё это. Самоуспокоение серой бездарности, мол, если талантлив -- значит, болен на всю голову. Пейте, гении, таблеточки, ходите на психопроцедуры! Что ж, если гений, так теперь за всех отдуваться? А по моему, гений не тот, кто написал двадцать томов, всех всему научил, живя, как собака, и умерев, как собака. А гений тот, кто смог прожить эту жизнь, как человек, пусть даже не проронив ни слова грядущим поколениям недотёп. И это, поверьте, гораздо более заковыристая задача, чем написать двадцать гениальных томов. Просто жить -- вот настоящая, непосильная подчас задача...
       Короче, Маськин подвергся тому же кризису, коему рано или поздно подвергается всякий современный индивид, нажравшийся вдоволь нашей с вами современностью. И потом ты его уже можешь увезти в "обитель светлую трудов и чистых нег..." Дудки. Поздно. Не поможет. Почему? А вы пробовали сначала вынуть золотую рыбку из воды на полчасика, а потом вернуть её в прекрасную чистейшую прозрачную водную среду с обилием пищи? Что же, будет ваша рыбка плавать? Что, набок заваливается? Ой, кверху брюхом поплыла? Это нормально. Это она так переоценивает пережитое и настоящее...
       А какой лучший способ учинить себе проверку, как не на себя посмотреть? Ведь часто в споре или в ссоре нам говорят: "На себя посмотри", что значит -- оцени себя критическим взглядом.
       Вот Маськин и решил на себя посмотреть, но для этого ему, разумеется, надо было сначала выйти из себя, потому что, находясь в себе, трудно посмотреть на себя со стороны. Маськин знал, что он легко выходит из себя, если его критикуют по поводу его рода занятий, религиозных верований и методов воспитания. Достаточно было сделать Маськину незначительное замечание по одному из этих трёх поводов, и Маськин легко и непринуждённо выходил из себя.
       Маськин попросил своих домочадцев сделать ему такое одолжение и покритиковать себя по одному из вышеназванных вопросов, но в Маськином доме никто на такое не решался, потому что всем, в общем, были довольны, хорошо Маськина знали и не любили, когда он выходит из себя.
       Маськин тогда стал пилить себя сам по всем этим трём поводам и после некоторого замешательства распилил настолько, что смог из себя выйти. Выйдя из себя, Маськин притаился и стал смотреть со стороны, что оставшийся настоящий Маськин будет делать.
       День Маськина состоял из беспрестанных мелких забот. Маськин, вышедший из себя, с утра стал наблюдать, как Маськин проснулся, сладко потянулся и зевнул. Зевок Маськину, вышедшему из себя, понравился, и он отметил в специальном блокноте, что зевок у него обворожительный и по этому поводу никаких улучшений и рационализаций не требуется. Далее настоящий Маськин пошёл умываться, и Маськин, вышедший из себя, тоже отметил, что с умыванием у настоящего Маськина всё в порядке. Разве что только, когда Маськин брызгал водой на мордочку -- "Б р р р р!!!" можно было говорить погромче и позалихватистее. Об этом Маськин, который вышел из себя, сделал аккуратную запись в своём блокнотике.
       Далее Маськин разбудил свой Невроз и помыл ему мордочку с мылом, потому что тот на ночь извозился в шоколаде (Маськин накануне подарил ему огромную шоколадную лошадь, с помощью которой Маськин Невроз начал повышать настроение и не смог остановиться). На середине лошади Маськин Невроз, извините, отлучился на минутку по римскому обычаю1, а потом доел остаток лошади, заснув с грязной мордочкой прямо на полу.
       Далее Маськин заплёл Маськиному Неврозу волосы в косичку и завязал её розовым бантиком. Маськин теперь очень ухаживал за своим Неврозом, и тот почти перестал будить его по ночам, стал лучше есть и прибавил немного в весе, став совсем привлекательным неврозиком с круглой попкой.
       Далее Маськин с Маськиным Неврозом готовили всем завтрак, убирали дом, читали сказки Маськиному Булыжнику.
        []
       Потом Маськин с тапками занимался земледелием, причём Левый тапок пахал на Правом, а Правый тапок, волоча за собой плуг, много рассуждал о судьбе русского народа и землепашцев вообще. Маськин, пока тапки пахали, работал в теплицах, собирал урожай помидоров, огурцов, табакерок, пилок для ногтей, самоварных щепок и грелок для Кашатки. Кашатка любила свежие грелки, потому что всё время мёрзла, и поэтому Маськин имел целую грядку грелочных кустов. Далее Маськин удобрил землю вокруг чайного дерева и проверил, как у него поживают кусты с малиной, черникой, ежевикой, брусникой, а также кусты с пуговицами, спичками и другими бытовыми мелочами.
       Потом Маськин занимался животноводством и выводил животных во двор. Сначала он выводил простейших, потом червей, потом рыб, потом лягушек, а потом выводил небольшой отряд комнатных олигархов динозавров, которых ему подарил новообращённый дарвинист -- олигарх из Общества защиты пресмыкающихся перед властями. Дело в том, что размер олигархов динозавров теперь строго регулируется государством и большинство видов удерживаются в пределах комнатных величин. Олигархи динозавры благодаря своим тяжёлым лапам прекрасно выжимают сок из винограда и используются современными государственными виноделами для производства широко известного напитка, дурманящего народ, под названием "винцо". Народ беспокоится, а ему олигархами надавят дурманящих ягод и говорят: "А не выпить ли нам винца?", а если народ не успокаивается, то ему дают небольшую порцию свинца. Поскольку винцо лучше свинца, народ предпочитает винцо... А как народ любит водочку?! Я просто поражаюсь -- ведь объективно если подойти к вопросу -- понюхайте, что они пьют. Я на днях нарочно понюхал -- оно же пахнет спиртом, просто спиртом, как на уроке химии или в процедурном кабинете. Просто C2H5OH. Причём, в отличие от других аспектов эволюции жизни на Земле, увеличение количества атомов углерода в этом напитке нежелательно. Надо именно C2, а не C3 и не C4... но и меньше нельзя. Выпьешь метилового спирту CH3OH -- ослепнешь, если повезёт, а не повезёт -- вовсе окочуришься. Я представляю, сколько невинных жизней моих наивных читателей я спасаю этим коротким отступлением. Кстати, вы знаете, что лечат отравление метиловым спиртом, давая больному этиловый спирт? Где то в концентрации ниже водки, но выше креплёного вина. Не верите? Это правда. Почитайте сноску, кому интересно, только не занимайтесь самолечением, а особенно профилактикой!1 Подумать только, какая нужна точность! Какие познания в химии! Весь народ как один живёт, можно сказать, одной только таблицей Менделеева... Чуть ошибся в подсчёте атомов, не в том ларьке бутылку купил -- и каюк! Нет уж, лучше давленное олигархами винцо. Вот и родственники -- потомки Дарвина зарегистрировали это усовершенствование и рекламируют его слоганом:
      
      
      
       Принимайте в дар вина
       От потомков Дарвина!!!
      
      
       Вот Маськин алкоголя не употреблял. Представляете, целый день -- и ни ни. Ни рюмочки. Ни напёрсточка. Что -- скажете, фантастика? Некоторые утверждают, что в употреблении алкоголя страшно даже не само опьянение -- а страшно похмелье, которое неизбежно наступает после его употребления. Вот и Хуан Бас в своём "Трактате о похмелье"2 утверждает, что в похмелье страшно не дурное физическое состояние, а "такой важный аспект, как психологические последствия", под действием которых человек в состоянии похмелья способен "вступить в [противоестественные, а потому нежелательные] сексуальные отношения, подписать смертный приговор, объявить войну или заключить брак". На этом своём пути он цитирует Плиния Старшего, Светония, Леонардо да Винчи и Фрэнка Синатру. Однако же главным и одновременно финальным аккордом этого эпического повествования является жизнеутверждающий вывод Хуана Баса: "Мир без похмелья был бы ещё хуже, чем тот, в котором мы живём". Ergo, bibamus3.
       Потом Маськин занимался стряпнёй -- то есть готовил обед, стирал бельё, бегал по дому с мухобойкой, мышеловкой и аптечкой. Стукнет муху легонечко, потом окажет ей первую помощь и выставит на улицу, потому что Маськин был не только гуманист, но и муханист, и мух никогда не убивал. Сейчас гуманисты тоже стараются сами людей не убивать, а когда этим занимаются другие, то они при этом стараются не присутствовать, посещая ГУМ, чтобы больше соответствовать своему названию гуманистов и не вводить в заблуждение общественность, что они имеют какое либо отношение к людям. Тогда бы их звали "людисты". Правильно? С мышеловками и мышами Маськин производил то же действие, что и с мухами. В качестве мышеловки он использовал банку из под варенья, и под пристальными взглядами вальяжно развалившихся охапочных котов Маськин носился по всему дому за мышью, ловил её в банку и отвозил на Маськиной Машине на три километра от дома, где отпускал её с Богом, давая ей в дорогу узелок с бутербродом с красной икрой. Почему? Потому что Маськин не только муханист, но и мышист.
       Далее Маськин кормил пса Колбаскина колбаской, потому что Маськин ещё и псист по убеждениям. Потом Маськин скучал по корове Пегаске и писал ей письма с просьбой поскорее возвращаться.
       Потом Маськин спал после обеда, и ему снились ромашки, букашки и неоплаченный счёт за электричество. Тогда Маськину снилось, что он приспособил домового барабашку Тыркина вырабатывать электричество. Тот -- шасть чего нибудь стырить, а от него проводок к генератору...
       Потом Маськин открыл пятый закон Ньютона, который вслед за четвёртым, гласящим, что тело, предоставленное само себе, неизбежно засыпает, гласил в свою очередь, что если телу громко орать над ухом, оно неизбежно проснётся. В качестве орущего над ухом Маськину в его открытии помогали Плюшевый Медведь и Шушутка, дружно крича у Маськина над ухом: "Маськин!!!!!!!!!"
       Потом Маськин занимался кораблестроением.
       Потом Маськин занимался космонавтикой.
       Потом Маськин обучал Кашатку стрельбе глазами по македонски.
       Потом Маськин сушил бельё.
       Потом Маськин глядел в окно.
       Вот, собственно, так и прошёл Маськин день. Маськин, который вышел из себя, возвращаясь обратно, остался удовлетворённым и решил, что, в общем то, настоящий Маськин живёт вполне нормальной и, я не побоюсь этого слова, гениальной жизнью. Потому что всё гениальное просто, а следовательно, и всё простое -- гениально.
      
       Глава сорок восьмая
       Маськин и Маськина беседка
      
      
       Маськина беседка была восьмиугольной формы, с зелёной черепичной крышей. Она была просторной и уютной. Там стоял старинный деревянный стол. Беседка продувалась приятным ветерком даже в самый жаркий день. Все жители Маськиного дома обожали сидеть и пить чай в беседке. Маськин топил свой любимый самовар и угощал всех вареньем и ванильными сушками. Какие только замечательные беседы не случались в Маськиной беседке, какие только любители побеседовать её не посещали, ибо что может быть слаще приятной беседы за ароматным чаем!
       Одним из первых гостей Маськиной беседки был Августин Блаженный1. Он особенно любил московские дорожные сухарики. Скромничал и говорил, что окромя сухариков ему ничегошеньки в его земной жизни не надобно. Зато в жизни небесной рассчитывал по крайней мере на трёхкомнатную квартиру со всеми удобствами. Бывало, хлебнёт чайку и скажет задумчиво:
       -- Человеческая история есть борьба двух враждебных царств -- царства приверженцев всего земного, врагов божьих, то есть светского мира (civitas terrena или diaboli), и царства Божия (civitas dei).
       -- Трудно возразить, -- поддакивал ему Правый тапок, подливая горяченького чайку и тайком крестя себе подошву.
       -- А по мне, нет разницы между поборниками материального и духовного, -- возражал вежливо Маськин. -- Церковь видит Царство Божие уж очень материальным, я бы сказал, буквальным образом, а иной раз светский человек может испытывать весьма божественные чувства и нематериальные устремления...
       А Левый тапок всё норовил отрезать у Августина Блаженного кусочек ткани с джинсов (Августин захаживал к Маськину по простому, без униформы). Левый Тапок хоть в Бога и не очень веровал, но святыни коллекционировал на всякий случай и соблюдал все посты для поддержания формы, отчего похудел и стал с трудом налезать на Маськину левую ногу. Августин Блаженный видел, что Левый тапок у него кусочек джинсов обрезает, и щурился от блаженства, мол -- наконец то признали меня светские: и левые, и правые, а Маськин, он тоже покочевряжится и признает... Куда ж ему деваться...
       Так они и беседовали, потихонечку друг другу вежливо возражая и подливая чаёк. Ах, как же не побеседовать с умным человеком...
       Как-- то приходил к Маськину в беседку Гегель1 и как на плюшки наляжет, все даже переглянулись -- неужто изголодался? Ему Маськин варенья подкладывает, а сам вежливо приговаривает:
       -- Да вы, Георг Вильгельмович, не торопитесь, у нас плюшек много.
       А Гегель ему с набитым ртом отвечает:
       -- Зовите меня просто Жора, чего уж там, -- и жуёт, жуёт, жуёт, и глотает, смешно выпячивая глаза.
       -- А скажите, Жора, -- строго его спрашивает Маськин Левый тапок, -- вот вы утверждаете, что процесс диалектического развития абсолюта от его бессознательных идеальных форм (Бытия) через Природу к самопознающему себя в развитии человечества абсолюту (Духу) проходит повсеместно. А почему вы не учли в своей теории роль левой обуви, ну вот тапков, например? Мне кажется, что вам следовало бы добавить обувной абсолют (Дух Тапков), -- и для убедительности Левый тапок отодвинул от Гегеля тарелку с плюшками. Гегель поддался грубому давлению со стороны Левого тапка и ответил, придвигая блюдо обратно:
       -- Хорошо, хорошо -- я посоветуюсь с Шеллингом и Фихте, и мы доработаем теорию диалектики природы как живого организма, бессознательно духовного творческого начала, восходящей системы ступеней потенций, характеризующейся полярностью, динамическим единством противоположностей. Единство противоположностей мы запечатлеем в виде правого и левого тапка.
       -- Тапка с Духом? -- уточнил Маськин Левый тапок.
       -- Нет, вы уж простите, но когда обувь с душком, это непорядок, -- немецкий философ вежливо отстранил от себя Маськин Левый тапок.
       -- Ну, ты, Жорик, того, не заумничай, -- сказал Маськин Левый тапок и легонько шлёпнул Гегеля по голове томиком Карлушки Марлушки, который всегда был припрятан у него в носке...
       А вот ещё приходил Гераклит из Эфеса2, пришёл, сел на стул и говорит:
       -- Фух, я искал самого себя. Насилу нашёл. Сначала ощупал зад -- вроде не мой. Потом думаю -- да и руки то тоже вроде не мои. А потом думаю -- ё моё, всё у меня не моё...
       -- Попейте чайку, -- предложил ему Плюшевый Медведь, -- авось полегчает. У меня вот тоже такое бывает, сам себя не могу найти. Загляну под кровать -- нету, на кухне на лавке -- вроде тоже нету. Прихожу к пруду -- смотрю: ба, да вот и я, плещусь в пруду...
       Гераклита из Эфеса аж потянуло к Плюшевому Медведю от единодушия. Он его обнял и говорит:
       -- А вот входя в пруд, ты не замечал, что входящих в те же самые реки омывают в один раз одни, в другой раз другие воды?
       -- Не могу сказать, -- уклонился от прямого ответа Плюшевый Медведь, -- пруд то у нас не проточный... Вот и болотится потихоньку...
       -- Да, природа любит прятаться, -- вздохнул Гераклит из Эфеса и надкусил пряник. -- Этот космос -- один и тот же для всех. Его не создал никто из богов, никто из людей. Он всегда был, есть и будет вечно...
       -- Да, вот и у нас на зоне Вовка Отмычка то же самое говорил, -- подтвердил Правый Маськин тапок, вспомнив свои репрессированные годы. -- Да, Вовка Отмычка -- был личность...
       -- Личность (ηθος) -- это божество человека! -- поддакнул Гераклит из Эфеса и затянул с Правым Маськиным тапком античную лагерную песню:
      
       Я сижу в одиночке и плюю в потолочек.
       Пред людьми невиновен и пред Богом я свят!
       Вся Эллада моя -- как запретная зона,
       А на вышке маячит надоевший Сократ...
      
      
       И уже все вместе в Маськиной беседке подхватили припев:
      
       По тундре, по широкой дороге,
       Где мчится скорый Эфес -- Воркута...
      
      
        []
       И кто только к Маськину в гости не приезжал! И Данте, ну тот, что Алигьери, всё своего другана Вергилия расхваливал; Демокрит приносил конструктор, чтобы собирать молекулы из атомов, и они с Шушуткой два часа собирали несуществующие молекулы и пугали ими госдепартамент Соединённых Штанов, особенно его отдел по борьбе с ненайденным химическим оружием. Бывал у Маськина в беседке и Жак Деррида, говорил, что язык, мол, ерунда... они с Плюшевым Медведем по рюмочке настоечки приняли, и Деррида мнение поменял и стал ценить язык как таковой, особенно ему понравились слоёные язычки, которые виртуозно готовил Маськин к чаю.
       Приезжал Диоген и забыл у Маськина свою бочку. Маськин в ней потом огурцы солил.
       Приезжал Зенон и пускал с Шушуткой игрушечные стрелы, доказывая, что стрела никогда не может попасть в бегуна, но стрела всё таки попала в бегуна и тот навалял Зенону по шее. Пришлось прикладывать компресс.
       Пил чай у Маськина и Кант Иммануил, очень высоко Маськина оладьи оценил. Но потом взял и написал труд "Критика Маськиных оладьев"... Этим мыслителям нет никакого доверия...
       Бенедикта Спинозу Маськин лечил от занозы, а Пифагора Левый тапок назвал обжорой. Паскаль, который Блез, на крышу беседки влез и пытался отправить оттуда письмо провинциалу... Маськин ему показался недостаточно провинциальным, поскольку у него был радиоприёмник и электрическая самоварка.
       Вот кто писал Маськину письма, так это Сенека1... Как они с Маськиным дружили! Каждую неделю Маськин получал от Сенеки по письму. Потом Сенека их даже издал отдельным томом и так и назвал: "Письма к Маськину".
       Пишет как то Сенека Маськину: "Дорогой Маськин, не ищи счастья в богатстве...", а другой раз: "Не ходи в толпе -- запачкаешься...", или: "non qui parum habet, sed qui plus cupit, pauper est" -- "Беден не тот, у кого мало что есть, а тот, кто хочет иметь больше", а вот ещё: "Hoc primum philosophia promittit, sensum communem, humanitatem et congregationem; a qua professione dissimilitudo nos separabit" -- "Первое, что обещает дать философия, -- это умение жить среди людей, благожелательность и общительность; но несходство с людьми не позволит нам сдержать это обещание" (простите меня за вольный перевод, на латыни, к сожалению, теперь говорят и пишут всё меньше и меньше...)
       Маськин ему всегда отвечал и потом подумывал издать свои письма отдельным томиком: "Письма Маськина к Сенеке", но пока не нашёл подходящего издательства. Так что если эти строки читает какой нибудь издатель, можете послать мне письмо по электронной почте на mailto:bruce@kriger.ca , и мы всё с вами обсудим. Я думаю, Маськин будет сговорчив.
       А Ницше к Маськину в беседку не пришёл, потому что обиделся, что Плюшевый Медведь его обозвал придурком в самом начале книги. Плюшевый Медведь застыдился и опять перечитал Ницше, но не дочитал и до семнадцатой страницы, на которой стоял библиотечный штамп:
      
      
       Библиотека психиатрической больницы № 1
       Просим пациентов в страницы книги не
      
       сморкаться, для этого есть носовые платки.
      
       За носовыми платками обращаться
      
       к сестре хозяйке тёте Нине.
      
      
       Книгу подарил Плюшевому Медведю Клоп Сартирик Великанов во время их встречи в деревне... После того, как Клоп Сартирик Великанов избавился от этой книги, он поправился умом и вернулся к своей профессиональной деятельности. Нет, не сартирика. Клопа.
       Плюшевый Медведь опять убедился, что Ницше придурок, и, жирно наслюнявив карандаш, навёл слово "придурок" в своём подарочном издании "Кухонной философии"... В некоторых вещах Плюшевый Медведь оставался непреклонен...
       А наутро Плюшевому Медведю пришло благодарственное письмо от Заратустры с новой книжкой под названием: "Я, честное слово, ничего такого не говорил!"1
       А ещё через неделю Плюшевому Медведю пришла статья самого Фридриха Ницше: "Слушай, Плюшевый Медведь, ты сам придурок!", напечатанная в немецком философском журнале "Deutsche Zeitschrift für Philosophie".
       Так у них и разгорелся философский спор. Маськин же их рассудил.
       -- Вы, -- говорит, -- оба не правы. Ты, Ницше, не прав, что простых маськиных не любишь, а ты, Плюшевый Медведь, потому что используешь неформальную лексику в философской полемике, -- а потом подумал и хотел добавить: -- От зависти и глупости человеческой -- всё зло в этом мире, -- но потом ещё подумал и вместо этого сказал: -- От молока коровьего -- вся сметана и творог в этом мире. -- И поглядел со вздохом на небо, не летит ли назад его дорогая корова Пегаска.
       За то, что Маськин открыл человечеству глаза на происхождение сметаны и творога, Маськину опять хотели дать Премию мира, но её снова отобрал другой лауреат -- капитан Ибн Маслинкин Алибабуев -- за то, что сплотил все народы мира на борьбу с собой, а сам потихоньку вышел и сел пить пиво с Ницше, наблюдая, как народы носятся с дубинками друг за другом и за своим мирным населением... Ну, как за такое не отметить Премией мира?
       Вот какие гости бывали в Маськиной беседке. На ней даже уже места не осталось для новых мемориальных досок. Стали прибивать по второму слою: "Здесь был тот то и пил чай с таким то вареньем..." и т.д.
       Маськин рассердился, что его беседку всю мемориальными досками заколотили, и использовал все доски на дрова... Потому что Маськину без разницы, кто великий, а кто не очень.
       Для Маськина все гости хороши, главное только, чтобы не сорили и не безобразничали.
       А чаю на всех хватит!
      
       Глава сорок девятая
       Маськин и музыкальная шкатулка
      
      
       Стремление наше к эстетическому наслаждению -- удивительная вещь... ну если ещё желание собирать блестящие предметы как то понять можно, то любовь наша к звуковым эффектам -- необъяснима!
       Маськин, например, терпеть не мог тишины. Он не любил, конечно же, и шума, но тишину и вовсе не переносил. Поэтому Маськин окружал себя звучащими предметами: радиоприёмником, любимым его Граммофоном, трещётками, звоночками, часами с боем и прочими брякающими субстанциями... Паузы между музыкальными звуками, производимыми всеми этими предметами, заполнял Плюшевый Медведь, который иногда молчит, молчит, а потом как заговорит, заговорит... Иногда Плюшевый Медведь вообще замещал радиоприёмник, когда у того кончались батарейки, потому что, в отличие от радиоприёмника, Плюшевый Медведь работал не на батарейках, а на манной каше и всего на пяти тарелках оной мог говорить до 16 часов в сутки. Плюшевый Медведь прочитывал огромное количество журналов с картинками, которые ему выписывал Маськин со всего мира, и потом, ложась на лавочку на кухне, проводил Маськину пространные политинформации, зачитывая длинные цитаты из таких редких изданий, как "Газета прогрессивных овцеводов Новой Зеландии" или "Журнал балетного искусства Папуа -- Новой Гвинеи"1. Маськин внимательно слушал все эти новости, собираемые Плюшевым Медведем со всего мира, и задумчиво размешивал содержимое кастрюли с компотом. Когда же Плюшевый Медведь начинал рассказывать Маськину про животных из разных журналов типа "Хвосты и лапы" или "Гав гав -- мяу мяу!"2, Маськин оживлялся, оставлял кастрюлю с компотом без присмотра и прыгал по кухне, изображая разных животных.
       Но однажды Плюшевый Медведь объелся мороженым и у него сел голос. На целую неделю Маськин остался без своих любимых новостей про сельское хозяйство, балет и животноведение. Вот многие говорят, что нынче новости страшнее фильмов ужасов. Согласен. Почему то те, кто их производят, считают, что если они нам не покажут два три трупа в первую же минуту вещания, мы зазеваем и не дождемся, пока они нам впендюрят свою телевизионную рекламу, которая разоряет и рекламодателей, и рекламобрателей в одинаковой мере, обогащая, пожалуй, только телевизионщиков, на деньги которых развязываются войны во всём мире, чтобы было чем пугать нас в новостях. Войны дороги, и поэтому телевизионщикам едва остаётся денег на зарплату, и им опять всё приходится начинать по новой. Какой то замкнутый круг получается. Телевизионщики нуждаются во всё более крутых новостях и сами развязывают войны, заказывают ураганы и даже поднимают цунами! Это всё они виноваты! Ну, а кому ещё нужны все эти намеренные и стихийные бедствия, как не телевизионщикам? Вам нужны? Нет? Мне тожеОни ведь что считают -- что если у них новости не страшные будут, их никто смотреть не станет. А это совсем не так. Наоборот. Вот Маськин бы стал смотреть хорошие новости, хозяйственные... Как в Советском Союзе были. Помните? Там посеяли, тут собрали урожай... Это ж просто счастье какое то! А мы не ценили. Мы вообще не слушали того, что нам говорят. Говорили нам, что капиталисты сволочи и нам ихняя колбаса поперёк горла станет, -- мы не верили, а теперь поглядите -- и правда поперёк стала. Говорили нам, что их реклама дебильная, а мы не верили -- мечтали посмотреть, кто какие джинсы на попу напяливает, -- а теперь программы переключаем, чтобы в море безумной рекламы выудить хоть капельку чего то ещё, кроме этой рекламы, и этим чем то ещё оказывается очередной труп, жертва очередного конфликта или стихийного бедствия, которое организовали капиталисты телевизионщики.
       Терроризм невозможен без телевидения. Ну, представьте себе какой нибудь террористический акт, совершённый в Америке в 1080 году. О нём бы никто не узнал в Европе, потому что Колумб до Америки тогда ещё не доехал, а викингам, которые туда уже доехали и собрались обратно, сообщать о нём не было резона, потому что они хоть и сами его учинили, но не показухи ради, а для реализации своих национальных традиций разбоя и грабежа. А теперь, не успел террорист на одном конце Земли чихнуть, как это уже по всей планете показывают по телевизорам... Предлагаю начать борьбу с телевидением как основным пособником мирового терроризма! Я практически уверен, что телевизионщики не только поставляют террористам массажистов и визажистов, но и обеспечивают режиссёрами и сценаристами. И всё только для того, чтобы нас настолько напугать очередным сюжетом, чтобы мы остались сидеть перед телевизором с отвисшими нижними челюстями и просмотрели таки их поганый кусочек рекламы жевательной резинки, идущей сразу после труповещания, а потом, зазомбированные, купили бы эту жвачку... Вот чего творят! Изверги! Но жвачку мы не покупаем, потому что с отвисшей челюстью она вываливается изо рта и жевать её не представляется возможным. Таким образом, вред приносится не только нам, но и рекламодателю, не продавшему свою жевательную резинку и вынужденному переплавлять её на презервативы, которые мы тоже не купим, потому что после просмотра телевизионных новостей нам нужны скорее резиновые перчатки, чем презервативы... Перед очумелыми глазами телезрителей проносятся СПИДоносные народы Африки, куриный грипп, атипичная пневмония а ля SARS, сибирская язва, которой надоело париться в Сибири на нарах и которая теперь рассылает сама себя по почте в более презентабельные страны... Страшно ощупывать даже себя самого без перчаток...
       Вообще, Маськин не был против новостей, он просто стремился к новостям хорошим, позитивным, помогающим жить и улучшать жизнь. Вот поэтому Плюшевый Медведь и отыскивал последние оплоты человеческого благоразумия, читая издания типа "Коровьи новости"1. Когда Маськин такие издания выписывал, издатели на него смотрели с огромным удивлением, потому что он был практически единственным их подписчиком, и обращались они подчас к своим читателям в редакционных статьях не "Дорогие читатели!", а просто "Дорогой Маськин!".
       Итак, с простудой Плюшевого Медведя Маськин был лишён на неделю свежих новостей положительного содержания. Тогда Шушутка с Кашаткой съездили в магазин и купили Маськину музыкальную шкатулку, чтобы Маськину не оставаться в тишине, которую он не переносил. Маськин при встрече с музыкальной шкатулкой пришёл в восторг. Он открывал и закрывал её много раз, и она играла замечательную песенку: ля ля ля тра лям пам пам...
        []
       Но со временем Маськин обнаружил, что музыкальная шкатулка всё время поёт одно и то же. В том то и проблема: иной раз мы встречаем человека -- и он нам так нравится! Всё, что он говорит, так ново и неожиданно, интересно и замечательно (я вижу, вы не встречали таких людей, я, в общем, наверное, тоже, ну, представьте себе хотя бы теоретически) -- что просто не хочется человека отпускать, но через час начинаешь замечать, что у человека заело пластинку, все его дежурные истории и мысли рассказаны, вы, в общем, тоже, надо сказать, опорожнились и говорить, в общем то, нечего. Все люди отличаются лишь длительностью своей пластинки и занимательностью её содержания. Иной раз послушаешь такого собеседника или себя самого -- и усомнишься в ценности человеческой, да и своей, личности. У кого историй хватает на сорок минут, у кого на полчаса... Дальше идут соображения о жизни -- их обычно хватает на пять минут, и наконец всё завершают анекдоты, анекдоты, анекдоты... Большинство из которых слышал так часто, что уже не помнишь, чем они кончаются, потому что они давно потеряли смысл...
      
      
       Мужик в сексшопе:
       -- Покажите мне эту куклу...
       -- Пожалуйста...
       -- А дата производства какая?
       -- Январь 2005 го.
       -- Козерог??? Не подходит... Я с козерогами не уживаюсь...
      
      
       А вот это что то новенькое -- и мы радостно смеёмся, хотя надо плакать над глупостью и серостью нашей беспросветной, над безрадостной юдолью, которую мы уготовили нашему сознанию и уму... На анекдотах и кончается обычно мелодия любой музыкальной шкатулки, коей является каждый из нас.
       Закройте крышку! Вас все уже слышалиВы уже всё сказали!
      
       Глава пятидесятая
       Маськин и инопланетянин Вася
      
      
       Сколько во вселенной есть всего! Звёзд, планет, галактик... Места -- вагон! Есть где разгуляться. Инопланетян, конечно, тоже много, но они простым людям не показываются из гуманизма, чтобы не расшатывать им и так не очень крепкие нервы. Инопланетяне Маськина очень уважали, они давно наблюдали за тем, как он ведёт своё натуральное хозяйство, и в какой то мере ему завидовали. Ни у кого во вселенной не было такого богатого урожая пуговиц, как у Маськина.
       Терпели инопланетяне, терпели, но всё таки не вытерпели. Решили послать к Маськину своего представителя для обмена опытом. Многие инопланетяне ведь тоже жили натуральным хозяйством, поскольку оказалось, что это один из наиболее прогрессивных и правильных видов жизнепроведения во вселенной.
       Чтобы Маськина не пугать своим неформальным внешним видом, инопланетяне решили нанять кого нибудь из местных, из землян, как своего представителя и послать его к Маськину, чтобы он всё как следует выяснил и, если надо, то и сделал зарисовки.
       Инопланетяне долго решали, кого из землян выбрать в качестве своего полномочного представителя. В конце концов их выбор пал на алкаша Васю, проводящего свою вечность под забором у гастронома. Вася не удивился бы появлению инопланетян, поскольку давно страдал хронической белой горячкой и имел обыкновение видеть ещё и не такое... Кроме классических персонажей -- чертей, Вася видел летающие холодильники, сани с вертикальным взлётом, говорящие самосвалы, водоплавающих кенгуру, и однажды, в вовсе уж бредовом видении, Васе привиделся неподкупный мент! Это видение было настолько невероятным и так противоречило Васиному здравому смыслу, что оказалось практически несовместимым с его душевным здоровьем. После этого он даже добровольно прекратил пить на полтора часа, и, к счастью, видение мента рассеялось.
       Итак, Вася оказался подходящим кандидатом для контакта. Дело в том, что жили алкаши хоть и ярко, но недолго, и поэтому инопланетяне надеялись, что после выполнения своей миссии Вася самоуничтожится в ближайшее время, как того и требовал секретный инопланетянский протокол для супер пупер инопланетных разведчиков. Кроме того, у Васи были на редкость крепкие нервы, ибо алкаши принимают вовнутрь то, что другие люди применяют наружу и даже в хозяйственных целях, а применение этих субстанций внутрь весьма закаляет нервы, приводя в философское состояние духа и поддерживая человека в определённом тонком душевном равновесии. На Западе подобного эффекта малоуспешно пытаются добиться психотерапией и таблетками, повышающими настроение, а вот в России, на родине всех Вась, есть более эффективный метод лечения израненной души -- и средство это по научному именуется: запой.
       Запой -- это совокупность общественно индивидуальных мероприятий, направленных на преодоление тягот жизни посредством поддержания постоянного высокого уровня алкоголя в крови.
       Философия запоя проста. Это скорее не уход от жизни, а перемещение в другое измерение, где время измеряется не часами и минутами, а литрами и граммами. Принял сто грамм, считай, прошло времени на сто грамм, принял пол литра -- времени прошло на пол литра. У запоя нет ни верха, ни низа. К людям в запое остальные граждане относятся с уважением и всячески пытаются им способствовать. В такой ситуации проблемы не то чтобы решаются сами собой, а они просто остаются в нашем измерении и до того другого измерения, в котором большую часть жизни находился Вася, не достают...
       Поэтому Вася ничуть не удивился, когда к нему с утра явился зелёный человечек с планеты Зюзя из звёздной системы в созвездии Лебедя. Планета Зюзя вращается вокруг звезды, входящей в тройную систему (её индекс HD 188753), где все три звезды располагаются довольно близко друг от друга -- примерно на том же расстоянии, что Сатурн от Солнца. Расстояние от HD 188753 до нашей Солнечной системы составляет примерно 149 световых лет1.
       С поверхности планеты Зюзя можно было видеть сразу три солнца, и поэтому жители этой планеты считали людей недоразвитыми, потому что на Земле можно видеть только одно солнце. Однако зюзитян крайне интересовало, как Маськину удаётся собирать по три урожая пуговиц с одного куста. Зюзитяне применяли пуговицы в качестве средства расчёта, то бишь в качестве денег2, и их, разумеется, не мог не заинтересовать такой факт удивительной урожайности. На планете Зюзя, как говорят французы, "Se procurer de l"argent devient souvent le but principal dans la vie" -- "Добывание денег зачастую становится главной целью жизни"... и какие только не встречаются удивительные и не похожие на наш миры!
       Зелёный человечек без лишних разговоров расстелил газетку и поставил на неё бутылку водки, а в качестве закуски предложил Васе консервированный рукав умеренного посола, которые на планете Зюзя продавались в качестве консервов. Вообще со снабжением на планете Зюзя было хорошо, не в пример другим планетам, и в солёных рукавах там не было недостатка.
       Видя, что имеет дело с деловым, можно сказать, сурьёзным человеком, пусть немного инопланетной наружности, Вася достал два стакана, заначенные под отломанной доской забора, и разлил по первой. После первой по традиции не закусывали и сразу разлили по второй. После третьей зелёный человечек открылся Васе, что он зелёный, и Вася, осмотрев его прищуренным глазом, ему поверил, потому что привык доверять своим собеседникам на слово. Потом зелёный человечек выписал Васе удостоверение в том, что он официально назначает Васю инопланетянином, и объяснил поставленную задачу: выяснить подробности выращивания пуговиц в Маськином натуральном хозяйстве. За успешное выполнение задания зелёный человечек пообещал Васе ящик водки, надеясь, что такая награда сможет решить вопрос с Васиным самоуничтожением, поскольку ящик водки на планете Зюзя считался смертельной дозой... Какая наивность!
       Затем зелёный человечек перенёс Васю к Маськину во двор, и сам степенно удалился в своей летающей тарелке.
       Маськин не удивился появлению инопланетянина Васи у себя во дворе. Последнее время у Маськина шлялись разные личности, и он даже приучил своего сторожевого пса Колбаскина лаять построже. Однако пёс Колбаскин, учуяв инопланетный запах, поджал хвост и забился в будку.
       -- Тебе чего надо? -- приветливо спросил Маськин Васю.
       -- Я пришёл к тебе с миром, -- провозгласил инопланетянин Вася и почему то сразу упал (видимо, не смог акклиматизироваться к гравитации в Маськином дворе).
       -- Э, да как тебя развезло то после межзвёздного перелёта, -- запричитал Маськин и помог инопланетянину Васе забраться в доме на диван.
       Все жильцы Маськиного дома собрались вокруг инопланетянина Васи, пытаясь выяснить, зачем он посетил именно Маськин дом.
       -- Я пришёл к вам с миром, -- бессвязно повторял Вася, пока не заснул. И как Плюшевый Медведь с Шушуткой ни пытались применить пятый закон Ньютона (если телу кричать над ухом, оно неизбежно просыпается) -- на инопланетянина этот закон Ньютона не действовал.
       Когда Вася проснулся, Плюшевый Медведь дал ему опохмелиться своей знаменитой настоечкой, и тогда гость вполне вразумительно смог истолковать свою задачу, а именно, что ему жители планеты Зюзя из звёздной системы в созвездии Лебедя поручили выяснить, как Маськину удаётся собирать по три урожая пуговиц с одного куста.
       -- Так в этом нет никакого секрета, -- рассмеялся Маськин. -- Просто когда поливаешь пуговичный куст, надо ему петь пуговичную песенку:
      
       Пуговки, застёжки,
       Не растёте что ж вы?
       Я вас поливаю,
       Чтобы вы росли...
      
       Если не дадите
       Три мне урожая,
       Я вас всех оставлю
       Вовсе без воды!
      
      
       Как вы помните, Маськин всегда был сторонником вплетения мирных угроз во всякие мирные переговоры. Пуговицы пугались и росли, как обалделые.
       Инопланетянин Вася выучил песенку наизусть и вызвал телепатической связью зелёного человечка, который его подобрал на своей летающей тарелке и доставил по месту жительства под забор, где уже был заготовлен наградной ящик водки.
       -- Ну что, Василий, -- поинтересовался взволнованно житель планеты Зюзя, наливая Васе с дорожки, -- ты выяснил тайну Маськина?
       -- Само собой, -- икнул Вася -- и принял по первой.
       -- Ну, и в чём же секрет? -- уточнил зелёный человечек и налил по второй.
       -- Так он пуговицам песни поёт, -- сказал инопланетянин Вася своему коллеге -- инопланетянину с Зюзи и принял по второй.
       -- А что за песня? -- поинтересовался зелёный человечек и налил по третьей.
       -- Да простая песня, -- заулыбался Вася, -- только ты со мной выпей сначала, а потом я тебе скажу.
       -- Так выпили мы уже, -- заотнекивался зелёный человечек.
        []
       -- Это разве называется выпили? -- возмутился инопланетянин Вася. -- Я хоть и не потомственный инопланетянин, но живу по понятиям. Если ящик водки есть в наличии, значит, нельзя сходить с этого места, пока его всего не раздавим.
       -- Ну хорошо, -- согласился зелёный человечек и включил спецдезинтоксикатор, чтобы совсем не упиться.
       Короче, квасили Вася с зелёным человечком три дня и три ночи. Дезинтоксикатор у жителя планеты Зюзя отказал на пятой бутылке. На третий день уже практически неподвижный инопланетянин передал последний сигнал на свою родную планету. Он содержал слова Маськиной песенки, которые Вася, сдержав слово, поведал зелёному человечку, раздавив с ним последнюю бутылку. Правда, до планеты Зюзя песенка дошла в несколько искажённой форме:
      
       Пуговки, застёжки,
       Напивайтесь влёжку,
       Я вам наливаю
       Водки, не воды...
      
       Водку во вселенной
       Очень уважают,
       Потому что воду
       Выпили жиды...
      
      
       Кто переврал слова -- неизвестно. То ли Васю память подвела, то ли зелёный оказался антисемитом... Кто теперь разберёт?
       От такой песенки на планете Зюзя вместо пуговиц выросли чекушки, и жители планеты вошли в состояние тотального запоя, наконец признав, что земляне не низшая раса, потому что она видит только одно солнце на небе, ибо они поняли, что землянам достаточно принять с утра, выражаясь словами известного сатирика, тайного агента инопланетян с планеты Зюзя Михаила Жванецкого -- "по чуть чуть, по слегка, чтобы солнце быстрее взошло", и земляне могут видеть и два, и три, и даже четыре солнца, совсем как на планете из звёздной системы в созвездии Лебедя. Сами же жители планеты Зюзя теперь иногда видели по шесть и даже девять солнц, в зависимости от урожайности чекушек.
       Еврейская община планеты Зюзя, правда, протестовала, считая песенку в какой то мере антисемитской и даже клеветнической. Евреи Зюзи утверждали, что воду пили все, не только евреи, и почему, собственно, ответственность за спаивание народов Зюзи опять свалили только на них? Эта община состояла из евреев, требовавших в своё время другого глобуса1 в ОВиРе2, после чего они отправлялись спецрейсом на планету Зюзя, поскольку просто сплавить их в Израиль работникам ОВиРа казалось недостаточно изощрённой мерой пресечения чрезмерной любви к географии.
       -- Не для того мы преодолели 149 световых лет, чтобы опять столкнуться с бытовым антисемитизмом вперемешку с бытовым пьянством! -- возмущались евреи.
       Но и на планете Зюзя с евреями не считались, и они стали подумывать об эмиграции в другую галактику.
       Народ мой, почему ты никак не можешь успокоиться?
       Почему ты не можешь раз и навсегда за себя постоять?
       Почему не можешь ты любить самого себя, как любят себя другие народы?
       Две тысячи лет на чемоданах... Но дадут тебе другую отдельную планету, ты и там так сам себя достанешь, что побегут несчастные сыны твои, как угорелые, в разные стороны...
       Прости меня, народ мой, если можешь, прости! Но болью бессилия сжимается сердце моё всякий раз, когда я думаю о тебе, и душат слёзы отчаяния всякий раз, когда я заглядываю в твои тёмные, полные неизъяснимой еврейской грусти глаза, столь часто помутнённые безумием. Тем более что эти глаза я вижу и в своём зеркале каждый день...
       Зелёный человечек остался жить с Васей, и они до сих пор пытаются самоуничтожиться в соответствии с секретным инопланетянским протоколом, но водки для этого всё время не хватает.
       А Маськин стал знаменит не только на всю Землю, но и на всю вселенную, потому что его образ жизни натуральным хозяйством в обществе Плюшевого Медведя, Кашатки, Шушутки, охапочных котов, двух попугаев и домового барабашки Тыркина -- оказался самым прогрессивным и достойным подражания для всех миров и народов!
      
       Маськин и Международный Маськин день
       (Вместо послесловия)
      
      
       Вы не удивитесь, если узнаете, что мир настолько зауважал Маськина после всего того, что Маськин миру сделал, а главное, после всего того, что он ему не сделал, что назначил Маськина Гражданином мира и объявил 24 августа, день рождения Маськина, Международным Маськиным днём. А что, я считаю, что людей надо уважать и чествовать не только за то, что они сделали миру, но и за то, чего они миру не сделали.
      
      
       Например, Маськин в течение пятидесяти глав романа:
       1. по прежнему не убил пятьдесят миллионов;
       2. не участвовал в массовых казнях;
       3. не изобрёл атомную бомбу;
       4. не сбросил атомную бомбу, и даже
       5. не выдумал такую теорию, от которой пара континентов залезли самостоятельно в петлю и удавились.
      
      
       Разве этот список заслуг не достаточен, чтобы считать Маськина исключительной личностью мирового масштаба? Мне кажется, не сделав всего этого, Маськин принёс очень много реальной пользы нашему миру.
       Вы скажете, что тоже ничего из перечисленного не сделали, и почему это вас не считают выдающейся личностью и не объявляют ваш Международный день? Вы, наверное, забыли: Маськин -- ведь это вы! (с некоторыми оговорками, указанными в предисловии). Значит, это ваш Международный Маськин день! Да, вы в этот день можете не работать. Покажите работодателю эту книжку и на работу не выходите. А если он вам пригрозит увольнением, то вы ему мирно пригрозите, что начнёте заниматься натуральным хозяйством и всех сослуживцев к этому тоже склоните. Так он, этот ваш работодатель, с его производством и накроется. А если вы сами работодатель, то пригрозите своим работникам, что если они в ваше отсутствие в ваш праздничный день набедокурят, вы тоже перейдёте на натуральное хозяйство и все их рабочие места накроются...
       Короче, обеспечив дополнительный выходной, вы сможете начать отвоёвывать себе и другие праздники. Далее следует краткий календарь праздничных дней, за которые вы, как полноправный Маськин, можете смело бороться:
      
      
       1 января -- Маськин Новый Год (совпадает с официальным)
       3 января -- Маськин День доедания вкуснятин после Нового Года
       8 февраля -- день рождения Маськиного Почтового Ящика
       23 февраля -- день рождения коровы Пегаски (просто совпало с днём Красной Армии)
       1 марта -- День Мартазайца; отмечается надеванием всем розовых бумажных ушей и выпечкой морковного пирога
       23 марта -- день рождения Кашатки
       1 апреля -- день рождения домового барабашки Тыркина
       7 апреля -- дополнительный Международный Маськин день, если в августе не допраздновали
       11 апреля -- день рождения Шушутки
       12 апреля -- День Маськонавтики
       13 апреля (в пятницу) -- День вылупления обоих попугаев
       29 апреля -- день рождения Маськиного Граммофона
       1 мая -- День показывания языка Карлушке Марлушке
       15 мая -- день рождения хомяка Гамлета
       18 мая -- День обоснования Маськина в Западной Сумасбродии
       1 июня -- День поимки Рыбы 007
       2 июня -- день рождения кошки Баси
       5 июня -- День победы Маськина над лисицей
       30 июня -- День Независимости государства ГУЯП
       13 августа -- день рождения Маськиной Любимой Бабушки
       16 августа -- День выздоровления Маськиной Мочалки
       24 августа -- Международный Маськин день
       3 сентября -- День посещения Маськина инопланетянами
       1 октября -- день рождения Золотого кота
       11 октября -- день рождения Плюшевого Медведя
       7 ноября -- день рождения Левого Маськиного тапка
       7 декабря -- День отбытия Маськина из Маськапатамии
       24 декабря -- день рождения Правого Маськиного тапка (просто совпало с католическим рождеством)
      
      
       Ну вот, имея такой весёлый дополнительный календарь праздников, вы можете зажить по новому, радостно и счастливо! 26 новых праздников! Подумать только! Вы можете выдумывать и свои дополнительные праздники... "А когда работать?" -- спросите вы. А работать -- это вредная привычка. Вот брат Плюшевого Медведя из Техасии, страны Плюшевых Бычков, говорит, выражаясь народным языком: "От работы кони дохнут, ухи глохнут, ну и бельма выступают на глазах...", хотя сам работает много, потому что Техасии обязательно надо процветать, иначе ей никак нельзя...
       Короче, можете работать в свободное от праздников время, если вам так приспичило. Праздник -- ведь это не тогда, когда вы не идёте на работу и весь день пукаете на диване или пашете на своём садовом участке. Праздник -- это когда хочется петь. Вам когда последний раз хотелось петь? До какой революции?
       А вот Маськин поёт каждый день, потому что у него, по сути, каждый день праздник, пусть не официальный, но очень весёлый, а натуральным хозяйством он занимается без выходных, потому что -- это не работа, а образ жизни.
       Итак, когда люди Земли объявили день рождения Маськина Международным Маськиным днём, Маськин пригласил всех в гости. С вечера он наварил целое море компота и напёк целый континент ягодных пирогов.
       Утром Маськин проснулся и не смог найти свои очки. Шарил по тумбочке, шарил -- ан нету. Думает -- что такое? Неужто в компот уронил? Но потом пригляделся -- на тумбочке лежит скромненький такой, огромненький подарочек, завёрнутый в подарочную бумагу. Маськин прочёл записку -- а это от домового барабашки Тыркина. Там были завёрнуты Маськины очки, любимый Маськин термос и пельменница Плюшевого Медведя. Маськин даже прослезился... Как было приятно получить в такой праздничный день подарок от самого клептомана Тыркина... Ведь нечасто случается, что нам возвращают то, что у нас украли...
       Потом на Маськина набросился с поздравлениями Маськин Невроз.
       -- Ой, Маськин, -- закричал Маськин Невроз, -- мы с тобой постарели ещё на год -- ой, что будет, ой, что будет!!! Мы скоро умрём! Где нас будут хоронить?!
       -- Успокойся, -- нежно погладил Маськин свой Невроз по взъерошенной головке, -- мы же с тобой не ядерные отходы, как нибудь захоронят, -- и Маськин сладко зевнул на весь дом.
       Тогда Маськин Невроз успокоился и подарил Маськину брелок для ключей с дорожной молитвой, которая уберегала от диких зверей и прочих напастей, которые могут встретиться в дороге.
       Плюшевый Медведь подарил Маськину пса Колбаскина. Он его дарил Маськину каждый день рожденья, долго заворачивая его в подарочную бумагу. Пёс отчаянно сопротивлялся, махая хвостом и брыкаясь всеми конечностями, отчего к вручению он уже практически высвобождался и мог свободно лизать Маськину нос. А ещё Плюшевый Медведь подарил Маськину колечко с надписью: "I Love You", что значит в переводе "Я люблю Маськина".
       Кашатка подарила Маськину дополнительную музыкальную шкатулку, знавшую тысячу песен, чтобы она Маськину никогда не могла наскучить, и выгравировала на шкатулке надпись: "Музыкальная шкатулка Маськина", чтобы Маськин по обыкновению её не передарил обратно Кашатке от смущения.
       Шушутка подарил Маськину остров в Маськином Атлантическом океане, который открыла его "Brain Company". Маськин высадился на этом острове, объявил его территорией Её Величества королевы Западной Сумасбродии и установил там свой знаменитый флаг, мол, лучше пусть там стоит, чем в кладовке со швабрами... Флаг загордился, что он представляет королевскую власть на острове, и перестал завязываться узлом.
       Маськины тапки подарили друг друга. То есть Левый тапок завернул Правый тапок в качестве подарка Маськину, приговаривая, что он ещё тот подарочек, тогда Правый тапок, уже завёрнутый, упросил Кашатку поймать и завернуть Левый тапок в качестве подарка Маськину от Правого тапка. Так и сделали.
       Хомяк Гамлет пришёл в гости со своей съёмной квартиры и привёл в подарок Маськину целый выводок мышек мутанток для отпугивания слонов в будущем.
       Золотой кот подарил Маськину "Пособие по котосинтезу", и они всё утро вместе прокотосинтезировали, а кошка Бася -- "Пособие по спасению удушаемых воздушными шариками" с мешочком воздушных шариков для надувания и тренировки.
       Попугаи подарили Маськину затычки для ушей, чтобы он мог лучше спать и не слышал, как Шушутка по прежнему обучал их слову "пиастры" с помощью компьютера.
       Лев Толстой подарил Маськину большой пакет, подписав:
      
      
       "Настоящему Маськину
      
       от настоящего Льва Толстого.
      
       Бумага, которая всё стерпит".
      
      
       Когда Маськин развернул пакет, там оказался рулон туалетной бумаги... Все смеялись до слёз, оценив шутку поборника сермяжной правды.
       Глобальное Потепление подарило Маськину ясный солнечный день, а Глобальный Пофигизм создал праздничную расслабляющую атмосферу всеобщего пофигизма.
       Сосед Отжимкин подарил Маськину банку кленового сиропа, свежеотжатого им из берёзовых дров, ещё с запахом лука, которым Отжимкин эти дрова натирал для податливости.
       Сосед Парасмиткин подарил Маськину огромный гаечный ключ для закручивания гаек, но общественность отнеслась к этому подарку со спокойствием, потому что гайки и так уже были закручены весьма основательно.
       Лисица подарила Маськину свой планшет, которым она пользовалась во время военных действий против Маськина. По оценкам экспертов, планшет уже оценивался в десять тысяч долларов как военная реликвия, правда, покупателя на него не было и не предвиделось.
       Кроты подарили Маськину набор клюшек для Маськиного гольфа и пообещали окончательно прозреть к очередному референдуму.
       Маськина Машина подарила Маськину велосипед, чтобы Маськин её совсем не заездил. А то Маськин по три раза на дню мотался за покупками, и у Маськиной Машины не хватало времени для занятий литературой, изобразительным искусством, а главное, балетом.
       Лягушки по обе стороны Маськиного Атлантического океана подарили Маськину план окончательного мирного урегулирования под названием "Бездорожье" и обещали не возобновлять военных действий по крайней мере до следующей весны, хотя опять передрались прямо за праздничным столом и их снова пришлось выкрашивать в один цвет.
       Маськин Почтовый Ящик подарил Маськину огромное количество поздравительных открыток, адресованных Маськину, а также всем жителям округи, потому что по обыкновению выхватил из сумки почтальона Благовесткина и проглотил самые радостные и красочные почтовые отправления. Даря открытки, Почтовый Ящик мстительно поднял ногу рядом с псом Колбаскиным и оросил землю у его ног, как это каждый раз делал Колбаскин Почтовому Ящику, ходя на прогулку. Было видно, что они не на шутку борются за право быть любимой собакой Маськина, и Маськину приходилось теперь покупать по две кости -- одну псу Колбаскину, а вторую Маськиному Почтовому Ящику. Однако чувствовалось, что они скоро подружатся, потому как они часто дружно лаяли и выли на луну.
       Рыночная Экономика пришла в гости к Маськину и принесла целый мешочек орехов для Плюшевого Медведя. У Рыночной Экономики прошёл очередной кризис и некоторый упадок сил, который случается у всякой дамы по крайней мере раз в лунный месяц, и она заметно повеселела. Сборщик налогов ворон Самкоглавов в подарок Маськину передал с ней мерную ложку для отмеривания налога на манную кашу.
       Сэр Джентельменкин подарил Маськину документ, в котором его двор освобождался от права королевы на проезд. Он всё таки нашёл лазейку в законе, по которой дом Маськина можно было и не сносить. Хотя Маськин эту проблему уже, как вы помните, решил, он не захотел расстраивать сэра Джентельменкина и выписал ему чек за оказанную услугу. В английской культуре подарки не приняты как таковые и за них, так или иначе, всегда приходится платить.
       Трамвайный Хам в подарок Маськину обкусал и свернул в трубочку все Маськины наличные деньги, тем самым завершив второй этап денежной реформы. При этом Трамвайный Хам долго гонялся по всему дому за Маськиным Бумажником, который с реформой был не согласен и пытался укрыть несколько неиспорченных монет. Трамвайный Хам опять хамил самозабвенно и сообщил Маськину, что тот до неузнаваемости постарел с их последней встречи, и лишь через некоторое время понял, что ошибся и разговаривал с домовым Тыркиным, который действительно выглядел немолодо, поскольку был потомственный тролль, -- ему было 950 лет, ведь он родился ещё при викингах и случайно был завезён в Маськин дом в Западной Сумасбродии с вещами из Маськиного старого дома в Барвазании -- стране на краю Скандинавского полуострова, где Маськин счастливо проживал некоторое время.
       Домовому барабашке Тыркину льстило, что Трамвайный Хам перепутал его с Маськиным, и он даже воспользовался случаем и стырил у Трамвайного Хама подтяжки, отчего тому пришлось весь праздник самому подтягивать себе штаны. А в момент, когда Трамвайный Хам хотел сказать хамский тост и, встав из за стола, поднял рюмку в одной руке, а вилочку с солёным рыжиком в другой, с него упали штаны и все увидели, что Трамвайный Хам ходит в длинных семейных трусах в горошек с надписью спереди:
      
      
       "Не проходите мимо!"
      
      
      
       и другой надписью сзади:
      
      
       "Не стой под стрелой!",
      
      
      
       что сильно подмочило его репутацию мэра города, коим он был избран пожизненно, что было предусмотрительно сделано мудрыми горожанами, чтобы Трамвайный Хам не разворовал казну города сразу по заступлении на пост.
       Маськина Мочалка, практически полностью излечившись от меланхолии, подарила Маськину замечательный мочалочный стих, так и пышущий жизнерадостностью:
      
       Я, как взмыленная лошадь,
       Мылю спину, вас полόща,
       Я бы, выбежав на площадь,
       Вымыла бы всех людей!
       Потому что я в теченьи
       Своих дум и огорчений
       Отыскала назначенье
       Своей жизни всей!
      
      
       Мусье Сильвуплешкин подарил Маськину своё доброе расположение и привет от самого мэтра Наполеошкина. Он также вернул Маськину его трубу, сказав, что из неё вышел никудышный франкофон, и Маськин с радостью снова переселил в неё попугаев, которые начали третий медовый месяц, наблюдая звёзды, правда, немного сместившиеся на небе со времени их последнего наблюдения.
       Профессора Кислых Щей подарили Маськину почётный диплом Профессора Кислых Щей и позволили ему разрезать ленточку их нового ускорителя Кислых Щей, который они запустили в работу, чтобы окончательно доказать всем, что они профессора, а не просто постоять вышли...
       Мадам Культурные Различия подарила Маськину тюбетейку в стиле еврейской кипы и радостно станцевала с ним греческий танец сиртаки, переходящий в еврейский танец "Без двадцати восемь".
       Рыба 007 подарила Маськину шесть банок первоклассных рижских шпрот. Не тех, что делают где то в Эстонии и которые невозможно есть, а настоящих, которые есть возможно. Это действие, по мнению Рыбы 007, должно было снизить Маськину рыбожадность хоть на какое то время, пока она, Рыба, сумеет перегруппироваться для нового раунда шпионских страстей.
       Клоп Сартирик Великанов написал по старой памяти Маськину сартирическое приветствие, от которого заплакала даже кошка Бася, хотя отличалась повышенной жизнерадостностью, свойственной всем идиотам.
       Государство ГУЯП подарило Маськину форму для выпечки ягодного пирога в виде бумеранга с вертикальным взлётом. Стоило испечь в ней ягодный пирог, как форма тут же поднималась на высоту двадцать тысяч метров и доставляла пирог в ГУЯП, что поддерживало там перманентную гражданскую войну, без которой гражданам ГУЯПа было бы как то уже неуютно. Привычка ложиться с канонадой и просыпаться от одиночных выстрелов вызывала острую ностальгию, как только гуяпцев канонады вкупе с одиночными выстрелами лишали. Да и возможность безнаказанно пристрелить соседа тоже была неотъемлемым преимуществом гражданской войны, от которого отказаться было просто невозможно.
       Миссис Кока Кола подарила Маськину бутылочку лимонада, но попросила этот факт не придавать огласке, чтобы не нарушать установившийся статус кво, при котором все пьют кока колу. Так что вы сразу забудьте, что я вам это рассказал, и продолжайте, как придурки, надуваться этим противоестественным напитком. Кстати, кока кола прекрасно отчищает медные предметы от зелени. Предлагаю вымыть кока колой купола петербургских и копенгагенских памятников архитектуры.
       Мистер Макдональдс подарил Маськину подарочный талон на один бутерброд Макдональдс и сказал, что Маськину, как разведчику, этот талон нужно всегда иметь наготове, если возникнет ситуация, когда будет необходимо немедленно самоликвидироваться. Бутерброд Макдональдс действует быстрее цианистого калия. Принял бутерброд и тут же побежал в туалет. А враги тебя подождут подождут -- да и разойдутся.
       Фрау Шпрехензидуева подарила Маськину средство для чистки туалетов с инструкцией к использованию, зашифрованной в книге "Майн кампф".
       Синьор Капучинкин прислал Маськину в подарок письмо с угрозами, от которого Маськин сначала очень расстроился. Сюрприз заключался в том, что синьор Капучинкин после позвонил и сказал, что он пошутил. Разве ж это не подарок?
       Комета, которую опекал Маськин, прислала Маськину привет в виде помахивания хвостом.
       Президент Бушкин подарил Маськину город Новый Орлеан1. Но Маськин отказался, потому что у него и без Нового Орлеана пруд заболачивался, а Маськин опасался, что если в Новом Орлеане после последнего потопа вода ещё постоит с месяцок, то он тоже заболотится, а в заболоченном городе несподручно баллотироваться на пост мэра.
       Скандалеза Безобреза предложила Маськину руку и сердце, совершая этот поступок исключительно в государственных целях, но Маськин так и не определился с полом до конца романа и поэтому был вынужден от такого занимательного предложения отказаться. Тогда Скандалеза Безобреза выдала Маськину официальное согласие госдепартамента на то, что Маськин может съесть дезертировавшего цыплёнка табака, если тот будет пробегать по его двору, на что цыплёнок табака ответил тем, что принял гражданство Исландии, где и сохраняется до сих пор в целости и сохранности в замороженном виде.
       Капитан Ибн Маслинкин Алибабуев подарил Маськину кинжал, которым хотел его зарезать. Когда Маськин прослезился от умиления, капитан Ибн Маслинкин Алибабуев его успокоил, заверив, что у него ещё другой кинжал есть, и, уже обращаясь ко всем гостям, мягко заявил, что у него на всех кинжалы найдутся, чем вызвал всеобщее ликование и умиление его бедуинским юмором.
       Маськапатамы и Маськазавры про день рождения Маськина забыли, потому что как раз были заняты взаимным самовыселением с попеременным самоутоплением в море и им, как всегда, было не до Маськина.
       Продавец суши Сан Саныч Самурайкин научил Маськина в подарок секретному приёму карате, от которого противник разражается таким взрывом хохота, что может умереть со смеху.
       Учитель Изъ Янь в подарок Маськину шепнул ему на ухо пароль от секретных сайтов ФБР и ЦРУ, который Маськин тут же передарил президенту Бушкину. Бушкин обрадовался, что пароль вернулся на своё место, и решил, что этим конфликт по поводу утечки секретных сведений в Шанхаию исчерпан, а пароль менять нет смысла, потому что он, во первых, made it back home safely -- благополучно вернулся домой, а во вторых, президент Бушкин наконец то его запомнил, а другой пароль в голове у Бушкина не уместился бы.
       Свидетели Егора, который сотворил мир за семь дней, ставшие свидетелями Прохора, пришли к Маськину в этот праздничный день и сообщили, что теперь они свидетели Абдуллы, которому всё до балды, и что в мире теперь новые веяния. В этой ценной информации и заключался их подарок.
       Сам Егор подарил Маськину инструкцию по уходу за чайным деревом, которое иногда ломалось и выдавало по ошибке баночки с кофе, который Маськин не очень любил.
       Маськин самовар подарил Маськину чайное ситечко, и Маськин радовался, как ребёнок.
       Матрёшка подарила Маськину расписной табурет, и Маськин стал его использовать для забивания гвоздей, потому что микроскоп для этих целей у Маськина совсем развалился.
       Старушка Энтропия в подарок нашептала Маськину формулу, объединяющую все силы во вселенной. Эту формулу всю жизнь безуспешно искал Эйнштейнкин, и Маськин на радостях решил её Эйнштейнкину пересказать, но тот был занят в этот день тем, что сдавал бутылки из под настойки на быстрых нейтронах, а на следующий день Маськин формулу забыл. Эйнштейнкин даже обрадовался, потому что это грустно, когда достигнута цель всей жизни и как бы больше незачем жить...
       Товарищ Переперечкин дал себя переперечить в честь праздника, и Маськин вдоволь наперечил так, что сам запутался, что именно он имел в виду.
       А вечером в Маськиной беседке собрались философы всех времён и народов и все вместе хором пели: "Ой, мороз, мороз...", несмотря на весьма жаркий вечер. Настоящих философов такие мелкие несоответствия никогда не должны смущать.
       А Декарт, который специально приехал познакомиться с Маськиным, пел громче всех, чтобы использовать это в качестве доказательства того, что он существует. Мол, если я пою -- значит, я существую, а то кто же это горланит громче всех?
       Инопланетяне с планеты Зюзя подарили Маськину подарочный набор, состоящий из двух рюмок, бутылки "Столичной" водки и бутылки коньяка "Три звёздочки" разлива планеты Зюзя из тройной звёздной системы в созвездии Лебедя. Созвездие Лебедя, правда, переименовали обратно в созвездие Гадкого утёнка, потому что зюзитяне, как пустились в запой, всё там порядочно загадили. Маськин подарок принял и стал протирать водкой уши своему Неврозу, когда они у Невроза болели, коньяк отдал в коллекцию винного погребка Плюшевого Медведя, а рюмки использовал по прямому назначению, то есть исполнял на них мелодию танца маленьких лебедей, наполнив водой не до краёв и елозя пальчиком по краю, отчего образовывался просто волшебный музыкальный звук. Маэстро Паганинкин нередко посещал Маськина и всегда охотно ему подыгрывал, барабаня по своей скрипке тёти Вари, потому что струны он натягивать после того памятного концерта так и не стал, поскольку они всё равно бы сразу порвались от экспрессии.
       Маськин был очень рад всем этим гостям и подаркам. Но вы можете себе представить, какова была радость Маськина, когда в небе появилась Маськина любимая корова Пегаска, которая поспешила вернуться с юга до конца лета, чтобы поспеть точно к Маськиному дню рождения, который стал Маськиным Международным днём!
        []
       Хантсвиль, Канада, 2005 г.
      
      
      
      
       1 Точные координаты планеты Зюзя я сообщу в конце романа, чтобы у вас был стимул дочитать роман до конца.
      
      
      
       1 Демитассе -- специальная маленькая чашка для подачи эспрессо. Это французский термин, дословно означающий "полчашки".
      
      
      
       1 Шатобриан -- этот французский рецепт говяжьего мяса с гарниром из овощей придуман Франсуа Рене Шатобрианом, политиком и писателем. Для его приготовления 200 400 граммов мяса без плёнок промойте и просушите. Раскалите на сковороде жир и обжарьте со всех сторон до коричневой корочки. Жарить можно и на углях. Мясо посолите и посыпьте белым перцем. После того, как мясо постоит 10 минут, прикрепите к нему башенкой обжаренную гусиную печёнку, пользуясь зубочисткой, а на вершину башенки насадите кубик масла с зеленью и подайте -- с жареным картофелем, тушёными очищенными от кожуры помидорами, грибами, горошком, морковью и спаржей.
      
      
      
       1 Esisteinfach! -- Это просто! (нем.)
      
      
      
       2 Das Gedankenexperiment! -- умозрительный эксперимент (нем.)
      
      
      
       1 It has been nice knowing you -- Было приятно вас знать (англ.)
      
      
      
       2 Go f... yourself -- нецензурный эквивалент русского выражения: "Да пошёл ты" (англ.)
      
      
      
       1 Игра слов: слово Die -- по немецки просто артикль множественного числа, а по английски означает "Умри!".
      
      
      
       1 Папа римский Бенедикт XVI в юности был членом нацистской молодёжной организации "Гитлерюгенд".
      
      
      
       1 Квадриллион (франц. quadrillion), число, изображаемое единицей с 15 нулями.
      
      
      
       1 Расстояние Земли до Солнца равно 150 миллионам километров.
      
      
      
       1 Гобсек -- литературный герой Оноре де Бальзака. Ростовщик Гобсек является олицетворением власти денег.
      
      
      
       2 Адам Смит (1723 1790) -- великий шотландский экономист. Анализ расходов государства, проведённый Адамом Смитом, до сегодняшнего дня остаётся непревзойдённым достижением либеральной мысли.
      
      
      
       1 Клептомания -- от греч. klepto (краду, похищаю) и mania (безумие). Форма поведенческой зависимости, связанная с потребностью воровать. Для клептомана важен сам акт воровства, который является способом снять дискомфорт и внутреннее напряжение.
      
      
      
       2 Коктейль "Кабальеро" -- фруктовый изысканно терпкий коктейль для вечера: Возьмите бокал для коктейлей, стакан для смешивания, 20 мл кампари, 30 мл бананового ликёра. Все компоненты вместе со льдом смешайте в стакане для предварительного смешивания и процедите в бокал для коктейлей.
      
      
      
       1 Новая планета, пока имеет временное название 2003 UB313. Открыли новую планету Майкл Браун из Калифорнийского технологического института, Чад Трухильо из обсерватории Gemini на Гавайях и Дэвид Рабинович из Йельского университета.
      
      
      
       1 4 июля 2005 года жители Западного полушария Земли могли наблюдать столкновение зонда бура и кометы "Темпель 1". Аппарат "Дип Импакт" прошёл от точки столкновения на расстоянии 8 тысяч километров. Комета "Темпель 1" была открыта ещё в 1867 году. Её бомбардировка, приуроченная ко Дню Независимости США, должна дать информацию о плотности, химическом составе и прочности ядра кометы.
      
      
      
       1 Первая космическая скорость -- 7,91 км/сек (~25000 км/ч).
      
      
      
       1 Кофе -- традиционный арабский напиток; процесс его приготовления зачастую представляет сложную процедуру, связанную, как правило, с приёмом гостей.
      
      
      
       1 Птица Рухх -- большая птица, которая может унести в когтях целого верблюда, её можно найти только на горе Каф.
      
      
      
       1 Суши -- тонкий ломтик филе свежей рыбы или другой морской живности, положенный на комочек риса. Встречаются также суши в виде рулетиков из риса с различными комбинациями овощей и рыбного филе, завёрнутых в морскую капусту, или просто оригинально порезанной рыбы без риса и овощей (сашими), зато обязательно с соевым соусом и хреном васаби.
      
      
      
       1 Японское командование в конце второй мировой войны было вынуждено прибегнуть к беспрецедентной практике использования лётчиков самоубийц. 25 октября 1944 года Имперский штаб в Токио объявил о создании специального подразделения ВМС -- камикадзе, названного так в память о "божественном ветре" -- мощном урагане, который спас Японию от монгольского нашествия.
      
      
      
       2 Икебана -- уникальный и очень древний вид японского искусства: искусство составлять букет.
      
      
      
       3 Обряд харакири -- самоубийство, принятое у самураев в случае оскорбления их чести, совершения недостойного поступка, в случае смерти своего сюзерена или, когда обряд сформировался окончательно, -- по приговору суда как наказание за совершённое преступление.
      
      
      
       4 Дзен буддизм представляет собой не только религиозный феномен; он создал целую школу в литературе, философии и искусстве. Дзен возник в Китае в начале VI в. Его основоположником считается Бодхидхарма, этот индийский Диоген. В VII VIII вв. дзен буддизм проник в Японию и здесь получил свою законченную форму в среде самураев.
      
      
      
       1 Медвежья болезнь -- диарея (понос).
      
      
      
       1 Тапконавт -- это игра слов с китайским названием космонавта: "тайконавт". Первый китайский тайконавт Ян Ливэй совершил полёт на космическом корабле "Шэньчжоу 5", окончившийся успешной посадкой в китайской провинции Внутренняя Монголия 16 октября в 06:23 по пекинскому времени. Тайконавт провёл в космосе 21 час, совершив 14 витков вокруг Земли.
      
      
      
       2 Суп "вон тон" -- рекомендуется взять 6 водяных каштанов, 150 гр. нежирной свинины, 1 чайную ложку (ч. л.) молотого свежего имбиря, 1 ч. л. соли, 1/2 ч. л. чёрного перца, 2 ч. л. кукурузного крахмала, 3 ч. л. азиатского кунжутного масла, 24 круглых заготовки для пельменей, 1 яйцо, 3 чашки крутого куриного бульона, 2 ч. л. соевого соуса, 5 перьев зелёного лука. Тесто для пельменных заготовок лучше замешать на рисовой муке, но найти её достаточно сложно. Поэтому обычное тесто для пельменей подойдёт и не испортит вкуса супа. Пропускаем через мясорубку мясо, водяные каштаны, имбирь, добавляем соль, 1/2 ч. л. перца, кукурузный крахмал и 1 ч. л. кунжутного масла. Всё тщательно перемешиваем и ещё раз пропускаем через мясорубку, через мелкую решётку. Яйцо смешиваем с одной столовой ложкой воды и тщательно взбиваем. На каждый пельменный кружочек выкладываем примерно половину чайной ложки фарша, смазываем края теста взбитым яйцом и лепим обычной формы пельмень, круглый, как китайская шапка. Когда все 24 вон тона готовы, накрываем их полотенцем и даём расстояться 10 15 минут. Бульон доводим до медленного кипения в кастрюле. В большой кастрюле кипятим 10 чашек воды и, как только закипит, добавляем вон тоны. Как только вон тоны всплывут на поверхность, перекладываем их в бульон с помощью шумовки. Перед тем, как сервировать, добавляем 2 ч. л. кунжутного масла и нарезанные перья зеленого лука. (Рецепт цитируется с сайта www.aufox.com.)
      
      
      
       1 Цыплёнок табака называется так потому, что слово "табак" созвучно со словом "дабак", которое по грузински означает специальную сковородку для этого блюда.
      
      
      
       1 Pour chacune de ces larmes, il eût donné un verre de son sang -- За каждую из этих слёз он бы отдал стакан своей крови (фр.) (Александр Дюма, "Граф Монте Кристо", цитируется по французскому изданию: Alexandre Dumas, "Le Comte de Monte Cristo", издательство Gallimard, 1998, стр. 24).
      
      
      
       1 To die: to sleep; no more -- Умереть, уснуть... не боле... (англ.) -- слова из знаменитого монолога Гамлета из пьесы Вильяма Шекспира.
      
      
      
       2 Риголетто -- шут, трагический герой оперы Джузеппе Верди "Риголетто".
      
      
      
       1 Michel Houellebecq -- литературный псевдоним. Настоящее имя писателя -- Michel Thomas.
      
      
      
       2 Цитируется по журналу Le Figaro Magazin за 20 августа 2005 года. La fabuleuse chevauchée de Michel Thomas. Dossier réalisé par Sabine Audrerie, Jean Christophe Buisson et Etienne de Montety [20 août 2005], p. 27.
      
      
      
       1 Энтропия (греч. круговорот) -- термин, который ввёл в обращение немецкий физик Р. Клазиус для характеристики теплового состояния системы. Простыми словами, увеличение энтропии есть увеличение беспорядка.
      
      
      
       1 La possibilité d"une île -- "Возможность одного острова" (фр.).
      
      
      
       2 Гистерэктомия -- хирургическое удаление матки.
      
      
      
       3 Цикута -- яд, которым был отравлен Сократ.
      
      
      
       1 Древние римляне иногда пировали дни напролет. Некоторые с помощью пера вызывали рвоту, освобождая желудок.
      
      
      
       1 Этиловый спирт является антидотом при отравлениях метиловым спиртом. Вводится по зонду (иногда внутривенно) внутрь из расчёта 2 мл/кг 30% раствора. Дело в том, что этиловый спирт конкурирует с метиловым за фермент, именуемый алкогольдегидрогеназа, перерабатывающий этиловый спирт в ацетальдегид -- очень вредное вещество, с которым можно жить, в отличие от продукта метаболизма метилового спирта формальдегида -- с которым жить нельзя. Формалин, однако, отлично сохраняет анатомические препараты.
      
      
      
       2 Бас Х. Трактат о похмелье. Роман. Пер с исп. Т. Машковой. Издательство "Махаон", 2004.
      
      
      
       3 Ergo, bibamus -- Итак, выпьем (лат.). Заглавие и приветствие застольной песни Гёте.
      
      
      
       1 Августин Блаженный (лат. Augustinus Sanctus, полное имя Аврелий Августин) (13 ноября 354 г., Тагаст, Нумидия -- 28 августа 430 г., Гиппон, близ Карфагена) -- философ, влиятельнейший проповедник и политик католической церкви.
      
      
      
       1 Георг Вильгельм Фридрих Гегель (27 августа 1770 г., Штутгарт 14 ноября 1831 г., Берлин) -- немецкий философ.
      
      
      
       2 Гераклит Эфéсский -- греческий философ, досократик.
      
      
      
       1 Сéнека, Лýций Аннéй (Lucius Annaeus Seneca) (ок. 4 г. до Р. X., Кордова, Испания -- 65 г. после Р. X., Рим) -- римский философ стоик, поэт и государственный деятель; воспитатель Нерона, впоследствии приговоренный Нероном к смерти, что послужило примером здорового отношения к учителям; автор "Нравственных писем к Луцилию".
      
      
      
       1 Фридрих Ницше написал труд "Так говорил Заратустра".
      
      
      
       1 Названия этих изданий вымышленные.
      
      
      
       2 Названия и этих изданий тоже вымышленные.
      
      
      
       1 Это издание тоже вымышленное. Если вы желаете организовать издание с подобным названием, автор не возражает.
      
      
      
       1 Данные о звёздной системе HD 188753 верны. В этой системе действительно есть планеты, с поверхности которых можно наблюдать три солнца одновременно. Название планеты "Зюзя" -- вымышленное. Если астрономы будущего пожелают воспользоваться этим названием -- автор не возражает, я думаю, International Astronomical Union (IAU) -- международный орган, ответственный за присвоение названий небесным телам, -- тоже будет не против.
      
      
      
       2 Деньги -- средство расчёта и товарообмена. В простонародьи именуются -- бабки, капуста и прочее.
      
      
      
       1 Есть такой анекдот: старый еврей приходит в ОВиР и интересуется, куда ему можно выехать на постоянное место жительства. "Да куда угодно, -- устало отвечают ему, -- вот вам глобус, выбирайте". Пришедший долго и придирчиво осматривает глобус, недовольно цокает языком и спустя некоторое время заявляет: "Скажите, а другого глобуса у вас нет?"
      
      
      
       2 Отдел виз и разрешений -- орган в России, отвечающий за въезд и выезд из страны.
      
      
      
       1 Новый Орлеан -- был частично затоплен, чрезвычайно пострадав от урагана в 2005 году, и Бушкину больше был не нужен, как, впрочем, и до урагана.
      

  • Комментарии: 57, последний от 19/01/2010.
  • © Copyright Кригер Борис Юрьевич (krigerbruce@gmail.com)
  • Обновлено: 22/02/2009. 523k. Статистика.
  • Роман: Проза
  • Оценка: 3.23*37  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.