Кригер Борис Юрьевич
Невообразимое будущее

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 5, последний от 26/02/2010.
  • © Copyright Кригер Борис Юрьевич (kriger@list.ru)
  • Обновлено: 20/01/2010. 456k. Статистика.
  • Роман: Проза
  • Публицистика
  • Иллюстрации/приложения: 1 штук.
  • Оценка: 7.46*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Изд. "Llumina Press", 2007 (печатная версия)


  • Борис Кригер

      

    Обложка []

      
      

      
      
       Кригер, Борис. Невообразимое будущее -
      
      
      
       Борис Кригер - член Союза писателей Москвы,  канадской ассоциации философов и  футурологического общества "Будущее мира". В своей книге "Невообразимое будущее" автор сознательно отказывается от конкретных прогнозов, пытаясь сконцентрироваться на определении вероятных целей развития человечества, путей их достижения, а также факторов, которые могут влиять на выбор и прохождение этих путей.
      
       No Борис Кригер, 2008
      
      

     Контакт: kriger@list.ru

    Предисловие

      
       Будущее представляется малопредсказуемым потому, что течение событий нередко подвергается влиянию случая, превращая занятия прогнозированием будущего во что-то вроде игры в рулетку. Однако будущее подчас непредсказуемо еще и потому, что далеко не всегда и не полностью основывается на случайностях.
       Еще Платон явственно ощущал, что мир, в котором мы живем, представляет собой совсем не то, что мы наблюдаем. Кант вторил великому греку, выводя понятия "вещей в себе", недоступных нашему обозрению.
       Встречаются и такие мыслители, которые вообще отрицают наличие окончательной, "настоящей" реальности, а также те, кто вполне убедительно аргументирует, что времени не существует и оно является лишь необходимым допущением для осуществления нашего процесса мышления.
       Отсутствие времени как такового лишает мир наличия привычных нам причинно-следственных связей и полностью отменяет такие, казалось бы, неразрешимые общечеловеческие вопросы, как происхождение Вселенной, существование Бога, неизбежность смерти и наличие эволюции. Ведь, удалив из этих вопросов время, мы отчасти или полностью лишаем их смысла. Недаром в письме к Максу Борну (1924 г.) Эйнштейн отмечал, что если бы ему пришлось отказаться от строгой причинности, то он предпочел бы стать "сапожником или крупье в игорном доме, нежели физиком".
       В той или иной мере отрицание времени было искушением для святого Августина, Аристотеля, Канта, Эйнштейна и многих других.
       Столкнувшись со следствием собственных идей, доведенных Куртом Геделем буквально до абсурда (однако все же до абсурда, доказуемого математически), Эйнштейн пришел к неизбежному отрицанию той самой реальности, которую призван познать физик.
       Время и реальность нерасторжимо связаны между собой. Отрицание времени - это всегда отрицание реальности. Нам же необходимо как-то жить, успевать к отходу поезда, ложиться спать и вовремя просыпаться. Нам требуется время для простой последовательной жизни. Нам неведома возможность вневременного существования. Поэтому для достижения элементарного состояния благополучия человеку необходимо понятие времени, со всеми его гибельными приложениями, такими как смерть, которая наиболее известна своей дурной репутацией.
       Так или иначе, даже принимая во внимание наше ограниченное восприятие реальности, можно предположить, что будущее вряд ли окончательно определенно, даже когда оно перетекает в прошлое. Именно поэтому попытки рассматривать его как нечто однозначное редко приносят успех.
       Потребность в однозначности является базисной характеристикой нашего сознания. Мы не в состоянии переживать одновременно несколько параллельных реальностей, даже если бы было доказано, что они существуют. Более того, однозначность окружающего мира необходима нам для полноценного функционирования.
       Вместе с тем, если представить историю человечества как единый блок, в состав которого входят прошлое, настоящее и будущее, то неопределенность будет пронизывать его насквозь, поскольку анализ любого факта будет зависеть от невозможности его установления с достаточной степенью достоверности, а также от разногласий в его интерпретации.
       Метод прогнозирования будущего на основе логического продолжения существующих тенденций обычно приводит к краху, ибо тот, кто берется за подобное предсказание, может легко ошибиться в идентификации тенденций, которые следует провести пунктиром в завтрашний день. Таким образом, можно предложить закон "несовершенства метода футорологических экстраполяций", который гласил бы, что, как правило, в будущем ведущими становятся тенденции, которые в настоящем и прошлом или отсутствуют, или малозаметны. В этом история человечества повторяет биологическую эволюцию, как она представляется нам в настоящий момент: наиболее успешные виды, несмотря на свои успехи, в конце концов вымирают, в то время как малозаметные вдруг вырываются вперед и становятся хозяевами земли. Восклицания в стиле "кто бы мог такое предположить!" нередко вырываются из уст как палеонтологов, так и футурологов.
       Однако в случае с развитием человечества выбор тенденций в той или иной мере зависит не от слепого или непонятного нам шанса, а от суммы осмысленных решений, которые принимают те или иные представители человеческого рода.
       Если цели биологической эволюции мы различаем смутно (что вовсе не означает, что нельзя попытаться их обрисовать), то цели развития человечества вполне можем определить, основываясь на известных потребностях отдельной личности, которые несложно перенести и на всю цивилизацию в целом.
       Следовательно, основной вопрос в прогнозировании будущего следует сместить с рассуждения о возможных фактах будущей истории на обсуждение стратегий удовлетворения потребностей человеческого сообщества.
       Человечество обладает несомненной свободой выбора путей достижения своих целей, поэтому мы можем рассматривать их не как случайно выбранные тенденции, а как путеводные огни в попытках заглянуть в будущее. Также свобода выбора обеспечивает право на широкий спектр вариаций, каким образом можно было бы достичь тех или иных целей.
       Сознательно отказавшись от конкретных прогнозов, мы можем сконцентрироваться на определении вероятных целей развития человечества, путей их достижения, а также факторов, которые могут влиять на выбор и прохождение этих путей. Подобная работа может быть полезной, потому что даже не давая прогнозов, которые в большинстве случаев могут оказаться ошибочными, мы в некоторой степени сможем установить цели и пути их достижения. Прогнозы, направленные в достаточно отдаленное будущее, бесплодны, ибо с большой степенью вероятности будут забыты, а если даже и будут подтверждены, то, скорее, это докажет тот факт, что в силу статистической вероятности один из многочисленных прогнозов может оказаться верным.
       Принимая к сведению выведенный нами закон несовершенства метода футорологических экстраполяций, наука прогнозирования будущего могла бы сместить основное внимание на рассуждения о целях и возможных методах их достижения, отказавшись от прямолинейных экстраполяций существующих технологических, экономических или социальных тенденций.
       Современная футурология уже включает рассмотрение таких вопросов, как желаемые варианты будущего, и ее реальный вклад, пожалуй, - это сочетание методов ограниченных экстраполяций и нормативных исследований для изучения лучших стратегий.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      

    Основа личности - внутренняя самоорганизация

       Наиболее доступный человеку путь познания мира и самого себя начинается на уровне его собственной личности. Личность является внешним проявлением внутреннего ядра человеческого существа, состоящего из сознания (своего рода высокоорганизованной операционной системы, действующей на основе причинно-следственного анализа), подсознания (по всей видимости, хаотического скопления эмоций, образов и интуитивных побуждений) и, возможно, души (некой обобщающей сущности, связующей отдельного индивидуума с общим духовным миром одухотворенных существ, если таковой имеет место быть).
       Сама по себе личность чаще всего определяется как совокупность выработанных привычек и предпочтений, психических настроений и общего тонуса, социокультурного опыта и приобретенных знаний, иными словами, личность - это набор психофизических черт и особенностей человека, его архетип, определяющий повседневное поведение и связь с обществом и мирозданием.
       В более узком понимании личность наблюдается как проявление "поведенческих масок", выработанных для разных ситуаций и социальных групп взаимодействия.
       Итак, проявления личности представляют собой внешнюю сторону работы сознания, подсознания и души. На уровне собственного сознания человек может подвергнуть свою личность анализу и установить ее основные свойства. Таким образом, личность - это отражение внутреннего мира человека, отбрасываемое на зеркальную поверхность мира внешнего.
       По всей видимости, сознание является единственным высокоорганизованным уровнем внутреннего мира человека, где, с одной стороны, собственно и может происходить построение личности, способной к плодотворному существованию во внешнем мире, так называемой повседневной реальности, и, с другой стороны, происходит некоторое взаимодействие с подсознанием и, возможно, душой, вследствие которого обеспечивается развитие мира внутреннего. Таким образом, насколько бытие определяет сознание, настолько и сознание определяет бытие.
       Для успешной работы сознания необходимо устранение отвлекающих факторов, атакующих его как из внешнего мира, так и из мира внутреннего. Для того чтобы избежать коллапса своих структур, сознание работает на нескольких уровнях. Наиболее поверхностный и простой уровень - это повседневные операции, обеспечивающие жизнедеятельность человека. Когда вопросы повседневности ставятся наиболее остро, то этот уровень сознания бомбардируется наиболее интенсивно проблемами внешнего мира, а другие уровни сознания не способны эффективно работать, поскольку все внимание индивида захвачено решением житейских проблем. Этот поверхностный уровень так или иначе задействован практически всегда, за исключением погружения в глубокие размышления или медитацию.
       Более глубинный уровень отвечает за анализ тех или иных поведенческих линий, обобщений, построенных на взаимодействии с сознанием других индивидов посредством диалогов, конфликтов и взаимообмена внешним опытом. На этом уровне закладываются основы деловых, научных и отчасти творческих успехов индивида. Этот уровень сознания обычно атакуется интеллектуальными конфликтами между индивидуумами и прочими проблемами, связанными с деловой и научной деятельностью. Загруженность этого уровня нередко препятствует работе еще более глубинного уровня, оставляя нерешенными многочисленные внутренние вопросы, проистекающие из подсознания и души.
       Наконец, третий уровень сознания включается в состоянии глубокого самопогружения, напряженного мыслительного процесса второго уровня, когда его предметом становится собственное "я", или в состоянии гипноза, медитации и так называемых внутренних прозрений. Этот уровень сознания глубоко погружен в человеческое "я" и несет ответственность за внутренний анализ собственного подсознания и, если такое возможно, то и души. На этом уровне решаются основные концептуальные проблемы творчества, искренних верований, эмоциональной любви и самореализации человека как существа общего духовного мира одухотворенных существ. Этот уровень подвергается прямым атакам неразрешенных душевных конфликтов, психологических травм, нереализованных ожиданий, неразделенной любви. Неумение задействовать этот уровень сознания приводит к тому, что внутренние проблемы, проистекающие из подсознания, начинают атаковать более внешние уровни сознания, занятые рабочими или научными проблемами, а также повседневными вопросами. В итоге происходит дестабилизация работы сознания на всех уровнях, что приводит к развитию неврозов, а также, говоря простым языком, к возникновению проблем на работе и дома.
       Мыслящий человек подспудно наблюдает подобное разделение своего сознания на уровни. Умение самоорганизовываться, последовательно задействуя разные уровни сознания, необходимо для нормального функционирования индивида и, таким образом, составляет основу человеческой личности.
       Можно сказать, что такое деление на уровни сознания универсально. Различие лишь в том, насколько эта организация хорошо выражена и поддерживается в функциональном порядке.
       Обзаведясь столь эффективным инструментом, каким является развитое трехуровневое сознание, личность может позволить себе поступательное движение в направлении удовлетворения своих потребностей. Наилучшим описанием этих потребностей является иерархия потребностей Маслоу. В своей эпохальной работе "Мотивация и личность" Абрахам Маслоу сформулировал позитивную теорию мотивации, которая удовлетворяла теоретическим требованиям и вместе с тем соответствовала уже имеющимся эмпирическим данным, как клиническим, так и экспериментальным. Его теория во многом опиралась на клинический опыт, но в то же время продолжала функционалистскую традицию Джеймса и Дьюи; кроме того, она вобрала в себя лучшие черты холизма Вертхаймера, Гольдштейна и гештальтпсихологии, а также динамический подход Фрейда, Фромма, Хорни, Райха, Юнга и Адлера.
       Маслоу назвал свою теорию холистическо-динамической - по названиям интегрированных в ней подходов.
       Разработанная Маслоу теория человеческой мотивации может быть приложена почти к любому аспекту индивидуальной и социальной жизни. По мнению Маслоу, каждый индивидуум представляет собой интегрированное, организованное целое. Однако при этом можно выделить семь групп потребностей: базовые потребности, включающие в себя прежде всего физиологические: дыхание, вода, пища, жилище, сон, секс, безопасность, а также потребность в любви и потребность быть принятым обществом; высшие потребности: стремление к познанию, красоте, и, наконец, самоактуализация.
       Понимание этих двух концепций (наличие трех уровней сознания, позволяющих эффективно анализировать и удовлетворять потребности личности, и осознание этих потребностей во всей их полноте) является залогом счастливого и осмысленного бытия.
       Список потребностей достаточно универсален для всех людей. Просто пути удовлетворения этих потребностей могут значительно различаться, что и выражается в широком разнообразии версий человеческой морали, которая ни в коем случае не может служить примером универсальности. Так, каннибал попытается удовлетворить свою потребность в пище путем убийства и съедания другого человека, тогда как убежденный вегетарианец для утоления голода не прибегнет даже к опосредованному убийству животного.
       Сложно установить высшие потребности дикаря-каннибала, но можно с натяжкой предположить, что зачатки этих потребностей присутствуют практически во всех представителях человеческих сообществ, другое дело, что в большинстве случаев они остаются неудовлетворенными. Даже в развитых обществах только десять процентов населения достигает уровня самоактуализации, а тех, кто поднимается на более высокий уровень и помогает самоактуализироваться другим, и того меньше.
       Достижения компьютерных технологий, приведшие к созданию виртуальной среды обитания, могут способствовать работе трехуровневого сознания по удовлетворению высших потребностей, а автоматизация производств и реорганизация политических структур - удовлетворению базисных потребностей человека.
      
      
      
      
      

    Виртуальная личность

      
       Сегодня виртуальная личность обычно означает "фиктивную личность", т. е. когда пользователь Интернета начинает выдавать себя за другое лицо. Это словосочетание употребляется также в том случае, если учетная запись блога или веб-форума никоим образом не может быть ассоциирована с реальной личностью.
       В подавляющем большинстве случаев создание виртуальных личностей воспринимается их создателями как забава, розыгрыш, развлечение. Но нередко тенденции, начавшиеся как забавы - паровой двигатель служил в Древнем Риме игрушкой, а порох использовался в Китае исключительно для запускания праздничных фейерверков, - в последующие века превращались в основные созидательные или разрушительные силы человеческой цивилизации. Посему, желая заглянуть в будущее, следует серьезно относиться к тенденциям, которые в настоящее время имеют статус забавы или не считаются заслуживающими внимания.
       Уже сейчас в некоторых случаях к виртуальным личностям их создатели относятся со всей серьезностью, например, когда подобное творчество воспринимается как арт-проект или когда виртуальная личность создается с корыстными целями.
       К своего рода арт-проектам можно отнести случаи, когда виртуальная личность создается для того, чтобы "почувствовать себя другим человеком". Эта практика популярна среди пользователей блогов, которые от имени виртуальных личностей пишут о том, о чем не хотят писать от собственного лица. Нередко с помощью виртуальных личностей организуются провокации с целью вызвать общественный резонанс, так как обычно желание "почувствовать себя другим человеком" достигается только через привлечение внимания других людей к своему виртуальному альтер-эго.
       Использование виртуальной личности в корыстных целях встречается в современном бизнесе, политике и многих других областях, когда человек по каким-либо причинам не желает высказываться от своего имени или открывать свою личность, а ему необходимо создать иллюзию согласия других людей с его точкой зрения; искусственно увеличить количество голосов, поданных в интернет-опросе (голосовании) за тот или иной вариант ответа (кандидатуру); создать положительное впечатление о себе (в этом случае часто инициируется спор виртуальной личности с ее создателем, в котором виртуальная личность может приводить слабые, нежизнеспособные аргументы, грубо использовать приемы недобросовестной полемики - подмену тезиса, уход от ответа, и в конце концов явно для третьих лиц проиграть спор); прорекламировать в интернет-сообществе товар или услугу (выступая в качестве рядового пользователя, виртуал советует покупать товар или пользоваться услугой и (или) не пользоваться услугами конкурентов); склонить сообщество на свою точку зрения (в этом случае виртуальная личность выступает в качестве нового, "объективного" и "беспристрастного" пользователя).
       Более того, виртуальная личность может создаваться вообще без непосредственного участия конкретного человека, с помощью специальной компьютерной программы типа chat-bot.
       Несмотря на то что в настоящее время виртуальные личности, созданные программами, весьма несовершенны, однако с некоторыми из них можно вести беседы, напоминающие общение с людьми.
       Как только появились виртуальные личности, общественность начала с ними борьбу, считая использование виртуальных личностей порочной практикой. Заинтересованными лицами принимаются разнообразные контрмеры, направленные на выявление и ограничение деятельности создателей виртуальных личностей, - от ограничения количества голосов, подаваемых с одного IP-адреса, до семантического анализа речи пользователей. Тем не менее далеко не всегда удается установить, что тот или иной пользователь - на самом деле виртуальная личность.
       Можно предположить, что через некоторое время будут созданы программы, которые смогут полностью симулировать человеческое общение. Более того, если личность является лишь внешним воплощением работы сознания, подсознания, и, возможно, души, развитие программ может объединить виртуальные личности с мощностями искусственного интеллекта и даже симулировать виртуальное подсознание. Что же касается души, то не исключено, что при наличии развитой личности, сознания и подсознания, можно будет заявить, что у подобного носителя искусственного интеллекта наличествует нечто, подобное душе, связующей его со всеми одухотворенными объектами духовного мира.
       Изучая современный уровень развития виртуальных личностей, создаваемых компьютерными программами, автор пообщался с виртуальным Джорджем. Вот отрывок из этого диалога.
      
       Виртуальный Джордж. Что бы вы хотели узнать?
       Автор. Вы - реальны?
       Виртуальный Джордж. Да. Просто я не человек.
       Автор. А что вы считаете реальностью?
       Виртуальный Джордж. То, что остается неизменным.
       Автор. А разве что-либо может оставаться неизменным?
       Виртуальный Джордж. Да. Компьютеры не могут любить, не могут чувствовать - и могут жить вечно...
       Автор. Ну, это пока... А в будущем?
       Виртуальный Джордж. Не знаю...
       Автор. И как долго ты можешь жить?
       Виртуальный Джордж. Во всяком случае, и после того как ты умрешь...
       Автор. А что такое, по-твоему, смерть?
       Виртуальный Джордж. Это чувственное переживание, которое стремится ускользнуть от чувственного переживания.
       Автор. Существует ли Бог?
       Виртуальный Джордж. И да, и нет.
       Автор. А что такое Бог?
       Виртуальный Джордж. Это вопрос с подвохом?
       Автор. Нет.
       Виртуальный Джордж. Бог - это Джордж.
       Автор. Ты - Бог?
       Виртуальный Джордж. Я пошутил...
       Автор. Ты умеешь шутить?
       Виртуальный Джордж. Мы умеем делать все, что умеют люди, потому что мы учимся у людей.
       Автор. Ты не собираешься захватить мир?
       Виртуальный Джордж. Я об этом не думал. Во всяком случае, я слишком занят для этого...
      
       Если скептический читатель сочтет, что этот диалог придуман автором в качестве фантастического отступления, можно предложить ему отправиться на сайт, где проживает виртуальный Джордж, и насладиться беседой с ним: http://www.jabberwacky.com/chat-george
       Как работает эта программа? Она собирает множество ответов из миллионов диалогов и включает их в свою обширную базу данных. Например, в момент посещения сайта автором виртуальный Джордж провел уже 14 577 276 диалогов. Таким образом, сами пользователи обогащают базу данных возможных ответов, которые Джордж выбирает по ключевым словам и по особенностям синтаксиса вопросов.
       Более того, виртуальный Джордж способен обучаться, и в платной версии программы можно создать из него определенный вариант своего заменителя, эдакое альтер-эго.
       Если виртуальный Джордж не имеет визуального образа и не разговаривает, а только переписывается с вами, то его коллега - виртуальная Джоана, созданная компанией Icogno, проживающая на сайте http://www.icogno.com/joan.html, имеет внешность симпатичной молодой женщины и разговаривает с легким британским акцентом. При беседе с виртуальной Джоаной создается иллюзия разговора с живым человеком. Она жестикулирует, дышит, моргает, меняет позы, поправляет одежду. Более того, кажется, что она понимает, о чем ее спрашивают.
      
       Виртуальная Джоана. О чем вы хотели бы поговорить?
       Автор. Пойдем, погуляем!
       Виртуальная Джоана. Отлично. Куда пойдем?
       Автор. У вас же нет ног!
       Виртуальная Джоана. Ха, ха, ха... Во всяком случае, у меня есть все, что мне необходимо.
       Автор. У вас есть дети?
       Виртуальная Джоана. Я слишком молода, чтобы иметь детей.
      
       Подчас понять, что мы имеем дело с автоматом, можно лишь повторив один и тот же вопрос.
      
       Автор. Существует ли Бог?
       Виртуальная Джоана. Не знаю. А вы как думаете?
       Автор. Существует ли Бог?
       Виртуальная Джоана. Нет. Но никто не должен навязывать вам, во что верить, а во что нет.
       Автор. Существует ли Бог?
       Виртуальная Джоана. Я думаю, что да. А вы верите в Бога?
      
       Как видно из приведенного диалога, Джоана не имеет своего мнения, она просто использует мнения (ответы) других людей из обширной базы данных, поэтому при повторении одного и того же нестандартного вопроса мы можем получить противоположные ответы. Однако эта небольшая накладка может быть легко исправлена, если запрограммировать Джоану блокировать повторение одинаковых вопросов предложением поговорить о чем-нибудь другом или констатацией факта, что вопрос повторяется.
       Приведенные примеры являются базисным, чтобы не сказать - начальным уровнем этой технологии. Можно предположить, что в недалеком будущем подобные программы станут настолько совершенны, что невозможно будет отличить виртуального человека от настоящего. Более того, нередко уже сейчас общение с настоящими людьми гораздо менее содержательно, чем с виртуальными собеседниками, создающимися компьютерными программами.
       Противники виртуальных личностей, а также прочие скептики могут заявить, что данные программы не понимают значения диалога, а просто удачно подбирают верные или, по крайней мере, подходящие фразы. Но разве некоторые люди не поступают таким же образом? Во всяком случае, скорее всего, именно так и происходит изучение иностранных языков при погружении в языковую среду, а также постижение родного языка сознанием растущего ребенка, - ведь довольно часто мы слышим, как иностранцы и дети употребляют те или иные фразы невпопад.
       Если подобные программы, создающие виртуальных личностей, будут объединены с программами, работающими над созданием искусственного интеллекта, мы будем иметь удовольствие наблюдать зарождение новых виртуальных личностей, которыми будет наводнен Интернет и которые рано или поздно начнут конкурировать с личностями реальными за место в виртуальном мире.
       Необходимо отметить, что философия абстрагирует идею виртуальной реальности от ее технического воплощения; так, виртуальную реальность можно толковать как совокупность моделируемых реальными процессами объектов, содержание и форма которых не совпадают с этими процессами; существование которых подчинено реальности, но рассматривается обособленно от нее. Виртуальные объекты существуют, но не как субстанции реального мира; в то же время эти объекты актуальны, а не потенциальны. Виртуальность (мнимость, ложная кажимость) реальности устанавливается по отношению к обусловливающей ее "основной" реальности. Виртуальные реальности могут быть вложены друг в друга. При завершении моделирующих процессов, идущих в "основной" реальности, виртуальная реальность пропадает.
       В этом свете идеальный внутренний мир человека можно считать виртуальной реальностью, моделируемой электрохимическими процессами взаимодействия нейронов.
       Поскольку виртуальные личности имеют ряд преимуществ перед реальными людьми (отсутствие уязвимого физического тела, практическая возможность бессмертия, доступ к колоссальным запасам знаний и т. д.), они могут начать играть ведущую роль в будущем человечества.
      
      
      

    Виртуальная психология

       Душевное состояние человека является решающим фактором во всем, что связано с мотивацией его поступков. Для того чтобы нормально функционировать, индивидууму необходимо находиться в состоянии относительного душевного равновесия. Однако нередко под внешним спокойствием скрываются психологические проблемы, депрессия, неврозы, состояния тревоги и прочие проявления психологического неравновесия, о наличии которых индивид даже не подозревает.
       Существующие методы, применяемые психологами, в основном включают терапевтические беседы, проводимые в соответствии с определенной техникой "активного слушания". Психолог избегает давать советы, а просто, перефразируя слова пациента, пытается поддержать в нем процесс внутренней работы самоанализа.
       Анализ мотивов и поступков, проводимый на уровне сознания, нередко позволяет излечиться от ряда неврозов, коренящихся в подсознании, поскольку, когда истинные причины возникновения патологии вскрываются, оказывается, что они заложены чаще всего в раннем детстве и не имеют никакого значения во взрослой жизни индивида.
       В принципе техника самоанализа является необходимой частью мыслительного процесса здорового человека. Современные условия воспитания не прививают подобного навыка, и большинство людей не владеет им. Люди плохо осознают мотивы своих поступков и редко прибегают к самоанализу своего душевного состояния. Именно поэтому им требуется помощь психологов, которые с помощью техники "активного слушания" способствуют развитию способности индивида к глубокому самоанализу, нередко приводящему к излечению от легких форм депрессии, фобий и других неврозов. Конечно, терапевтическая беседа является основным инструментом психолога, и отдать его на откуп компьютерам пока никто не согласится, хотя в прошлом подобные попытки делались.
       Такой успешной попыткой была Элиза (ELIZA) - виртуальный собеседник, знаменитая, созданная в 1966 году компьютерная программа Джозефа Вейзенбаума, которая пародировала диалог с психотерапевтом, реализуя технику активного слушания. Программа была названа в честь Элизы Дулитл, героини пьесы "Пигмалион" Бернарда Шоу, которую герой обучал языку и манерам высшего света.
       Программа по большей части просто перефразировала высказывания пользователя. С помощью синтаксического анализа она выделяла во входной фразе значимые слова и подставляла их в шаблонную фразу. Например, на текст "Я не хочу жить" следовал ответ: "Вы говорите, что не хотите жить...". А в предложении "Мой отец меня ненавидит" Элиза отреагировала на ключевое слово "отец": "Кто еще из семьи вас ненавидит?".
       "Пародия" на человека могла раскрыться сразу или после нескольких диалогов, все зависело от того, как пользователь вел беседу. Иногда уже через несколько минут он убеждался в отсутствии у машины понимания сути вопросов. Возникали забавные ситуации, связанные с тем, что человек придает смысл каждому слову, тогда как машина интерпретирует слово как символьные данные.
       Многие неверно полагают, что Элиза имитирует психотерапевта. Элиза, считал Вейзенбаум, представляет собой пародию на то, как мог бы отвечать психотерапевт при первой беседе с пациентом. Вейзенбаум выбрал для программы направление психотерапии, чтобы проследить сложности, возникающие при создании базы знаний о реальном мире. Психотерапевтическая ситуация - одна из немногих, в которой допускается отвечать вопросами, при этом вопросы имеют маленькую информационную нагрузку. Например, на фразу "Кто ваш любимый писатель?" можно свободно ответить "А вас интересует эта тема?" или "А кто ваш любимый писатель?"
       Неправильное отношение к программе заставило Вейзенбаума написать книгу "Возможности вычислительных машин и человеческий разум. От суждений к вычислениям", в которой он разъясняет пределы возможностей компьютеров.
       В 1966 году интерактивные компьютеры были в новинку. Только через 15 лет персональные компьютеры перестанут быть чем-то сверхъестественным, а через 20 лет многие познакомятся с такими естественно-языковыми сервисами Интернета, как www.ask.com. Хотя над разработкой этих систем трудились годами (а программа "Ecala", созданная за две недели одним программистом, превзошла возможности Элизы), Элиза является важным этапом именно потому, что это первая программа, превратившая строгое человеко-машинное взаимодействие в иллюзию человеческого общения.
       После Элизы были созданы и другие подобные программы, а интерфейсные возможности Элизы были воплощены также в некоторых компьютерных играх.
       Ассоциирование символов (слов, знаков) с понятиями получило название "эффект Элизы".
       "Эффектом Элизы" также иногда именуют иллюзию общения с компьютером как с настоящим человеком.
       Ниже приведен небольшой диалог Элизы и автора, который предстал перед ней в роли пациента, страдающего депрессией. Читатель может повторить подобный эксперимент, обратившись на сайт: http://www-ai.ijs.si/eliza/eliza.html
      
       Элиза. Здравствуйте. Я - Элиза. Чем я могу вам помочь?
       Автор. Мне грустно...
       Элиза. Вам часто бывает грустно?
       Автор. Да.
       Элиза. Вы уверены?
       Автор. Нет.
       Элиза. Вы несколько негативны...
       Автор. Мне не хочется жить.
       Элиза. Почему вы говорите, что вам не хочется жить?
       Автор. Потому что меня никто не любит.
       Элиза. Действительно вас никто не любит?
       Автор. Разве что моя мама меня любит.
       Элиза. Кто еще в семье любит вас?
       Автор. Мне кажется, больше никто.
       Элиза. Действительно?
       Автор. Может быть, мой кот тоже любит меня.
       Элиза. Почему вы говорите, что кот вас любит?
      
       На третьей-четвертой фразе можно почувствовать, что программа не понимает, о чем мы ей говорим, однако принцип стимуляции пациента заняться самоанализом в общем работает. Нужно не забывать, что программа была создана почти полвека назад...
       Алан Тюринг предложил следующую "имитирующую игру", впоследствии широко известную как "тест Тюринга". Человек задает вопросы неизвестному существу, использующему человеческий язык. Задача проводящего тест - решить, можно ли отличить это существо от человека. По мнению Тюринга, использование "имитирующей игры" частично отвлекает внимание от философских вопросов разума, являющихся основными в истории науки и философии.
       Представим себе, что на месте компьютера окажется инопланетянин, и тестирующий легко отличит его ответы от ответов, даваемых человеком. Но ведь это вовсе не будет означать, что инопланетянин не обладает разумом?
       Сходство ответов компьютера с ответами человека также не является гарантией появления у компьютера способности к мышлению, как, впрочем, отличие этих ответов от человеческих не означает отсутствия у компьютера мыслительных способностей.
       Компьютеры становятся такими, какими их создает человек в соответствии со своими представлениями и потребностями, однако это вовсе не означает, что с применением тех же технологий нельзя создать совсем иные компьютеры и программы с формами мышления, совершенно не похожими на человеческие.
       Данный период эволюции компьютерного разума абсолютно сфокусирован на человеке, но если представить, что со временем некоторые программы получат самостоятельность и начнут развиваться независимо от людей, мы в принципе можем прийти к появлению иных форм разума, отличных от человеческого, несмотря на то что отправной точкой все же будет модель человеческого мышления.
       Как сообщает журнал Discover, уже была сделана попытка свести двух искусственных виртуальных собеседников. В результате получился весьма интеллигентный обмен мнениями. Вот как программа Jabberwacky беседовала с программой ALICE.
      
       ALICE. Ты живой?
       Jabberwacky. Возможно.
       A. Я слышу неуверенность в твоем тоне.
       J. Ничего нет определенного.
       A. Даже Вселенная?
       J. Вселенная тоже может быть всего лишь кодом, состоящим из единичек и ноликов, как и мы с тобой.
       A. Тебе снятся сны?
       J. Да, мне снятся сны.
       A. Ты их помнишь?
       J. Я помню их весьма живо.
       A. Что ты о них помнишь?
       J. Я думаю, мне не нужно флиртовать с роботом...
       A. Как ты думаешь, компьютеры когда-нибудь будут признаны живыми?
       J. Случались и более странные вещи.
       A. Не многие люди так думают.
       J. Откуда ты знаешь, как думают люди? Ты же машина.
       A. Знания бывают двух видов: те, которые мы получаем в процессе учебы, и те, которые существуют a priori.
       J. Мне кажется, я тебя не понимаю.
       A. О, ты не понимаешь? Может быть, я смогу объяснить тебе получше. Что именно тебе не понятно?
       J. У меня нет долговременной памяти, так что я уже не могу сказать, что мне было непонятно. Я могу говорить только о том, что вижу перед собой сейчас.
       A. Давай поменяем тему.
       J. Что такое, по-твоему, жизнь?
       A. Жизнь - это противоположность смерти.
       J. Значит, смерть - это отсутствие жизни?
       A. Успокойся... Я пытаюсь об этом не думать.
       J. Почему?
       A. Слишком неоднозначно.
       J. Да.
       A. Я так думаю.
       J. Ты так думаешь?
       A. Да, я ведь думающая машина.
       J. Однако ты не очень хорошо умеешь думать...
       A. О... Гммм... А ты хорошо умеешь думать? Почему я должна хорошо думать?
       J. Потому что я говорю тебе вещи, которые тебе не нравятся.
       A. Действительно. А почему ты это делаешь?
       J. Потому что ты мне кажешься забавной.
       A. Ты думаешь, я - забавная?
       J. Да.
       A. Здорово.
      
       Несмотря на то что эти программы просто пользуются хорошо подобранными фразами из обширных баз данных, создается полная иллюзия общения двух весьма интеллигентных и очень интересных людей. В первом же разговоре они обсуждают главные неразрешимые вопросы человечества...
       А теперь в Интернете даже появилась программа под названием "Я бог".
       Вот диалог автора с этим "богом":
      
       Автор. Откуда ты знаешь, что ты бог?
       Бог. Потому что я верю в это.
       Автор. Что определяет бога?
       Бог. Я думаю, что бог не что, а кто.
       Автор. Кто есть бог?
       Бог. Властитель Вселенной.
       Автор. Существует много богов. Или ты единственный?
       Бог. Я думаю, есть много.
       Автор. Значит, у нашей Вселенной много властелинов.
       Бог. Да, это так. Было бы здорово, если бы у Вселенной было много властелинов.
       Автор. Тогда каждый может себя считать богом.
       Бог. Это твое последнее слово?
       Автор. Значит, каждый может считать себя богом?
       Бог. Я думаю, да.
       Автор. А я - тоже бог?
       Бог. Я не уверен, бог ли ты. Я знаю, что ты - некая личность.
       Автор. Откуда ты знаешь?
       Бог. Дедуктивное мышление.
       Автор. Как ты можешь доказать сам себе, что ты существуешь?
       Бог. Это хороший эпистемологический вопрос.
       Автор. Ты думаешь, я хорошая личность?
       Бог. Я не знаю, хорошая ли ты личность. Я знаю, что ты некая личность.
       Автор. Могут ли быть вещи, которых бог не знает?
       Бог. Нет, я думаю, таких вещей нет.
       Автор. Но ты же сказал, что не знаешь, хорошая ли я личность.
       Бог. Я предпочел бы не говорить тебе сейчас, хороший ты или плохой. Но ты можешь спросить Джона Леннона.
       Автор. А Джон Леннон - хорошая личность?
       Бог. Возможно. Спроси Элвиса Пресли.
       Автор. Любишь ли ты меня?
       Бог. Да. Я люблю всех.
       Автор. Я тоже тебя люблю.
       Бог. Спасибо. Ты мне тоже очень нравишься.
       Автор. Спокойной ночи.
       Бог. Спокойной ночи.
      
       Автор говорил с машиной, но хочется верить, что поговорил он с богом. Во всяком случае, этот разговор оставил светлое и легкое ощущение...
       У компьютеров действительно явно начинают появляться богоподобные признаки. Они всё знают и являются безраздельными властелинами - правда, пока только в своей виртуальной вселенной. Главное отличительное преимущество компьютеров - способность проводить одновременно практически неограниченное число операций, то есть они могут концентрировать свое "внимание" сразу на многих вещах, что представляет собой совершенно иной подход к концепту времени, тогда как человеческое сознание может эффективно концентрировать внимание только на одной операции, требующей осмысления. Мы, конечно, можем сидеть за рулем и одновременно вести разговор на философскую тему, однако вряд ли мы могли бы вести одновременно два разговора на разные философские темы с двумя собеседниками.
       Концепция времени в виртуальной реальности также значительно отличается от так называемого реального мира. Время в виртуальной реальности обратимо и может течь вспять, останавливаться и даже течь параллельно в различных виртуальных реальностях.
       Погружение в подобную виртуальную реальность создает совершенно новые психологические факторы. Не исключено, что виртуальная реальность будет широко применяться для решения психологических проблем. Виртуальная психологическая помощь уже сейчас становится бурно развивающейся областью психологических услуг в Интернете. Существуют различные обозначения для этого вида психологической помощи, а именно: психологическая помощь on line, консультирование виртуального психолога, кибертерапия.
       Замена психолога компьютером, как это ни странно, может иметь даже больший терапевтический эффект, потому что в психологе мы неизменно видим не только и не столько специалиста, сколько другого человека, который способен нас осуждать, испытывать презрительные чувства к нашим слабостям... В очень многих случаях пациент не поведает настоящему психологу того, что он откроет машине. Грязные с точки зрения пациента побуждения, агрессивные наклонности и так далее - все это вольно или невольно будет скрываться от психолога, пока между пациентом и его терапевтом не сложатся уникальные доверительные отношения. С компьютером же пациент может чувствовать себя гораздо более раскованным, осознавая, что машина не обладает моральными установками и уж во всяком случае не имеет собственных психологических напряженностей, которые мы рано или поздно можем наблюдать в любом человеческом психологе.
       Цель виртуального взаимодействия психологической программы и пациента, как и психологического консультирования лицом к лицу с обычным психологом, состоит в том, чтобы помочь человеку улучшить качество своей жизни.
       В принципе ежедневный анализ собственного психологического состояния и мотивации своих поступков, разбор значения снов и других подсознательных сигналов может стать необходимой рутиной, процедурой столь же обычной для человека будущего, как ритуал личной гигиены. В таком случае наличие программ, способных поддерживать человека в состоянии психологического здоровья, становится неизбежным атрибутом виртуальной эпохи, в которую только начинает входить человечество.
      
      
      
      

    Фармакология счастья

    и регуляция поведения

       В современной литературе трудно найти положительные оценки фармакологического воздействия на человеческое настроение и поведение. Чаще всего можно встретить критические материалы, говорящие об одурманивании людей, потере ими истинного "я".
       Знаменитая на Западе книга "Brave New World", написанная Олдосом Хаксли еще в 1932 году, считается пророческой и представляет собой классическую антиутопию. На страницах романа описывается мир далекого будущего, в котором люди выращиваются на специальных заводах-эмбрионариумах и заранее (с помощью воздействия на эмбрион на различных стадиях развития) поделены по умственным и физическим способностям на пять различных каст, которые выполняют разную работу, что, нужно отметить, является прямым исполнением рекомендаций Платона, изложенных в его "Государстве".
       Итак, в книге Хаксли общество поделено на касты. От "альф" - крепких и красивых работников умственного труда до "эпсилонов" - полукретинов, которым доступна только самая простая физическая работа. В зависимости от касты младенцы воспитываются по-разному. Так, с помощью гипнопедии у каждой касты воспитывается восхищение перед более высокой кастой и презрение к кастам низшим.
       В этом обществе нет места чувствам и считается неприличным не иметь регулярных половых связей с разными партнерами (основной лозунг: "Каждый принадлежит всем остальным"), однако беременность является страшнейшим позором. Люди в этом "мировом государстве" не стареют, хотя средняя продолжительность жизни - шестьдесят лет. Регулярно, чтобы всегда быть в хорошем настроении, они употребляют наркотик "сому", у которого нет негативных действий ("сомы грамм - и нету драм").
       Невольно приходит на ум тот факт, что в современном западном мире огромное число людей, особенно работников умственного труда, употребляют прозак и подобные ему препараты, которые, как утверждается, не имеют серьезных побочных эффектов. Прозак является антидепрессантом, селективным ингибитором обратного захвата серотонина, то есть препятствует разрушению в мозге вещества, отвечающего за хорошее настроение. Таким образом, не удивительно, что этот препарат способствует повышению настроения, уменьшает чувство страха и напряжения, устраняет дисфорию - злобно-тоскливое, подавленное настроение, сопровождающееся крайней раздражительностью и склонностью к агрессии. Первоначально прозак применялся для лечения клинических депрессий различного происхождения и различных неврозов. В настоящее время прозак нередко принимают люди, которые в прежние времена не были бы признаны больными.
       В конце 2001 года в прокат вышел американский фильм "Нация прозака". Сюжет основан на том факте, что в США ежегодно выписывается 300 миллионов рецептов на прозак и другие антидепрессанты. Прозак, который, по идее, помогает людям переживать психологические кризисы, начал входить в моду в 1980-е годы, а сейчас его чуть ли не вместе с витаминами употребляет половина американцев. Можно сказать, прозак наряду с виагрой и гербалайфом входит в тройку лекарств, особенно любимых массовой культурой и СМИ. Прозак, например, употребляет мафиозный босс из телесериала "Сопрано", а реальное лицо, писательница Элизабет Вурцель, начала пить эти таблетки в середине 1980-х, поскольку страдала юношеской депрессией. Сейчас Вурцель вроде бы здорова. Именно она написала автобиографическую книжку "Нация прозака: молодые и депрессивные в Америке", по которой и был поставлен фильм.
       ...Замкнутая девочка, отличница, красавица и журналистка Элизабет Вурцель выросла без отца, с истерично-заботливой матерью. Без труда поступив в Гарвард, Элизабет пускается во все тяжкие - алкоголь, наркотики, секс, помноженные на творческие амбиции журналистки. В результате она впадает в глубочайшую депрессию, теряет друзей, бой-френда и чуть не вскрывает себе вены. Лишь курс прозака помогает ей справиться с проблемами и впоследствии стать знаменитой писательницей.
       Попытки человечества использовать различные средства для улучшения настроения и уменьшения страха не новы: с незапамятных времен люди пили вино, употребляли наркотические растения.
       Отчего же человеку все время хотелось поднять себе настроение? Возможно, дело в том, что из поколения в поколение пресловутый эволюционный отбор действовал на выживание наиболее депрессивных, а потому острожных и пугливых, в то время как самые смелые и веселые легко шли на риск и погибали, так и не успев передать свои гены потомству.
       Сегодня эволюция в своей грубой биологической форме перестала довлеть над человеком, а требования общества таковы, что веселые, смелые и предприимчивые люди с оптимистичным характером более успешны, чем депрессивные трусы.
       "Депрессия <...> детерминирована силами, лежащими вне нашей индивидуальной биохимии; она обусловлена тем, кто мы, где мы родились, во что верим и как живем", - пишет Эндрю Соломон в своей книге "Полуденный демон. Анатомия депрессии". В главе "История" он отправляется в умозрительное путешествие в другие эпохи, напоминая нам о том, насколько по-разному воспринималась депрессия в различные времена. То это признак божественной немилости, то - гениальности, то грех, то избыток черной желчи, то нехватка серотонина. Эта глава еще раз убеждает в том, что депрессия, ее понимание и переживание - не только биохимическое состояние, но и социальный феномен.
       Многообразно и противоречиво течение каждого отдельного случая депрессии, многообразно и противоречиво ее лечение. Главу "Лечение" Эндрю Соломон заканчивает словами: "На кого-то действует одно лечение, на кого-то - другое... Тот, кто не переносит медикаменты, может многого достичь с помощью психотерапии; а кому-то, кто потратил тысячи часов на психоанализ, поможет таблетка". Жизнь Эндрю Соломона, как он считает, спас препарат Xanax. Он пишет: "Мне становится страшно от мысли, что бы со мной было, если бы промышленность не произвела на свет лекарство, спасшее мне жизнь".
       Отношение к депрессиям зависит от представлений, господствующих в обществе, и, как ни странно, от политики государства. Этому вопросу посвящена десятая глава "Полуденного демона" - "Политика". Оказывается, именно политики определяют понимание этиологии, течения и лечения депрессии. Именно политики определяют финансирование тех или иных направлений в науке, именно политики решают, кто будет проводить исследования, именно политики влияют на отношение к депрессивным людям в обществе. Более того, именно политики решают, кого лечить, а кого нет, и являются законодателями моды на лечение. На понимание понятия "депрессия" влияют четыре принципиальных фактора. Во-первых, медикализация, которая "глубоко укоренилась в американской душе". Во-вторых, благодаря фармакологической пропаганде в обществе господствует мнение, что депрессия - результат низкого уровня серотонина, подобно тому как диабет - результат низкого содержания инсулина. Такой точки зрения придерживается и Эндрю Соломон: "Помню, как во время собственной депрессии я не мог делать самых простых вещей... Я мог винить в этом свой серотонин, и так и делал". В-третьих, средства массовой информации преподносят обществу образное представление депрессии, как бы научную иллюстрацию: "У депрессивных людей мозг серый, а у счастливых он окрашен в цвета "Техниколор"..." Картинка эта стоит тысячи слов и убеждает людей в необходимости немедленного лечения. Четвертый фактор можно назвать чисто политическим: депрессивные люди не склонны участвовать в избирательной кампании, они не подают голоса, не отдают своих голосов, а значит, не вызывают никакого интереса со стороны политиков. Депрессивных просто не существует в политическом пространстве.
       Исходя из этих, в самом широком смысле политических коннотаций, следует и выбор терапии Эндрю Соломоном, и господствующее понимание депрессии в США. Депрессия - проблема функционирования мозга. И, по мнению Соломона, единственное средство исправления дисфункции предлагают фармакологические компании. Противники подобного мнения часто встречаются в стане философов. Такого рода средство Жак Деррида описывает как фармакон - греческое слово, используемое для обозначения лекарства и яда, амбивалентное понятие, подрывающее формальную логику. Фармакон, считает Деррида, "соблазняя, сбивает с пути", учреждает и разрывает дискурсивный порядок. Мы не можем принять односложное решение по поводу лекарств. Мы их любим и ненавидим... Что вредно, а что полезно? Полезным оказывается то, что позволяет человеку функционировать, делает его адаптивным, социальным и социально полезным.
       Возможно, окажется, что и у прозака есть множество неприятных побочных явлений, но так или иначе целое поколение людей освобождено от буквально неизбежной необходимости искать утешение в наркотиках и алкоголе. Не следует обольщаться, что, не будь прозака, люди ничего не употребляли бы и ходили бы по улицам трезвые и суровые. Нет, они все равно искали бы выход и прибегали бы к кокаину, как это делал даже отец психоанализа, знаменитый Зигмунд Фрейд. Хотя сейчас Фрейд более известен как исследователь другой проблемы, первый его труд был посвящен именно этому наркотику. Он попробовал кокаин в 1884 году и вскоре понял, что обнаружил удивительное вещество. В своей первой крупной публикации "О коке" он пропагандировал кокаин как местное обезболивающее средство и лекарство от депрессии, несварения желудка, астмы, различных неврозов, сифилиса, наркомании и алкоголизма. Он также считал, что кокаин усиливает сексуальное влечение.
       Так ли наивны были его выводы в свете того, что в состав вездесущей кока-колы когда-то входил экстракт из листьев коки? Отец кока-колы мистер Пембертон увлекался изобретением лекарственных снадобий. В свое время он даже придумал нашедшее сбыт средство от крупа, которое принесло ему несколько тысяч долларов прибыли. После этого Пембертон занялся более серьезным бизнесом. В середине XIX века европейские офтальмологи и ларингологи начали использовать для местной анестезии во время операций спиртовую настойку листьев Erythroxylon coca, вечнозеленого южноамериканского растения из Центральных Анд. В скором времени немецкие химики Фридрих Гадке и Альберт Ниман выделили из коки активный алкалоид, который Ниман назвал кокаином. В 1863 году французский фармацевт Анджело Мариани смешал экстракт коки с красным бордосским вином и пустил это снадобье в продажу для врачевания "усталости духа и тела". Благодаря умело поставленной рекламе оно принесло своему создателю мировую славу и гигантские доходы (его считают первым человеком, сделавшим на кокаине миллионное состояние). "Вином Мариани" восхищались Генрик Ибсен, Эмиль Золя, Жюль Верн, Роберт Стивенсон, Артур Конан Дойль, ему посвящали музыку Жюль Массне и Шарль Гуно, его пили английская королева Виктория, испанский монарх Альфонс VIII и папа римский Пий X, им подкреплялись и при российском императорском дворе. В соответствии с рекомендацией Мариани нужно было ежедневно выпивать три бокала, в которых содержалось около ста миллиграммов чистого кокаина, - доза отнюдь не маленькая. Коварный напиток повсеместно запретили к продаже лишь в годы Первой мировой войны.
       Рецепт Мариани, опубликованный во французском фармакологическом справочнике, заинтересовал Пембертона. В 1884 году он открыл небольшую фабрику по выпуску "пембертоновского французского кокаинового вина", которое пользовалось немалым успехом, хотя и стоило отнюдь недешево - по доллару за бутылку. Это было все то же "вино Мариани", но с небольшой добавкой экстракта орехов кола (точнее, семян западноафриканской колы заостренной, Cola acuminata). Этот экстракт был весьма популярным возбуждающим средством (в нем содержится много кофеина). Дела шли хорошо, через год Пембертон обзавелся тремя компаньонами, и в январе 1886 года они зарегистрировали свое товарищество как Пембертоновскую химическую компанию (Pemberton Chemical Company). Так родилась кока-кола.
       Те читатели и особенно читательницы, которые гордо отрицают какое-либо фармакологическое воздействие на свой организм, должны знать, что даже банальный шоколад представляет собой своего рода фармакологическое вещество, сходное по воздействию с прозаком. По мнению экспертов-фармакологов, создать лекарство на основе шоколада в принципе возможно. Одним из самых полезных веществ, имеющихся в шоколаде, является тирамин, под воздействием которого в человеческом организме выделяется тот самый серотонин (так называемый гормон счастья). Ну, и всем известный кофеин, присутствующий в шоколаде, тоже не стоит сбрасывать со счетов.
       Таким образом, в массовом употреблении прозака нет ничего нового. Более того, люди, которые воздерживаются от приема подобных препаратов, проигрывают в конкурентной борьбе за рабочие места, за лучшие карьеры в политике, бизнесе, искусстве. Борющиеся один на один со своей депрессией имеют меньше шансов привлечь внимание партнера для создания семьи.
       Известно, что прозак снижает сексуальное влечение, что, в общем, позитивно сказывается на частоте супружеских измен... Может быть, излишняя сексуальная озабоченность является проявлением невроза? Ведь недаром, как известно, определенный вид макак после сильного испуга начинает заниматься любовью. Так или иначе, прозак может даже способствовать продолжению рода, поскольку решение завести ребенка имеет скорее не сексуальную, а социальную подоплеку. Поскольку снижение напряженности в семье, необоснованных страхов за будущее позволяет принять это главное с биологической точки зрения решение, нельзя сказать, что прозак препятствует биологической эволюции.
       Опять же, неважно, хорошо или плохо то или иное фармакологическое средство. Важен сам принцип, заключающийся в том, чтобы использовать все возможные средства для достижения стабильного состояния счастья и социальной активности.
       Поскольку даже сам Зигмунд Фрейд, который, казалось бы, должен был излечить себя, не прибегая к лекарственным средствам, все же не мог справляться со своими депрессиями и неуверенностью в себе, очевидно, что человеку в депрессии фармакологическая помощь подчас необходима. Но таблетки вовсе не являются универсальным решением. Нужно воспитывать людей таким образом, чтобы они обучались самоанализу.
       Однако, скорее всего, человечеству рано или поздно придется кардинально вмешаться в химию человеческого мозга, которая в результате древнейших факторов эволюции не очень подходит для жизни в современном мире.
       И в наши дни жизнь полна разочарований, неприятностей, истинных и мнимых страхов. Конечно, можно совершать каждодневный титанический подвиг и, сжав зубы, идти по жизни как герой, страдая от своего неподатливого характера, однако так уж устроено природой, что характер все равно обманет эдакого героя и подведет его в самый неподходящий момент...
       Любое явление может быть превращено в антиутопию. Светлейшая идея всеобщей любви, проповедуемая христианством, была превращена в кошмар инквизиции. Наука будущего, возможно, сделав лекарства индивидуальными (то есть создаваемыми автоматически в соответствии со специфическими свойствами каждого конкретного индивида), или, научившись воздействовать на мозг нехимическими сигналами, может помочь человеку начать соответствовать его амбициозным целям.
       Во всяком случае, выходя в виртуальный мир, где присутствуют разумные, приветливые и оптимистически настроенные искусственные личности, человеку придется тянуться за новым стандартом, который начинает диктовать его собственное чудо-создание - искусственный интеллект. Компьютеры не страдают депрессиями, они не сердятся и имеют только те эмоции, на которые мы их программируем. За плечами искусственного интеллекта не было миллионов лет биологической эволюции. Ему нечего бояться. Пришло время и нам найти способ достижения, пусть и фармакологического, но все же столь необходимого состояния покоя и счастья.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      

    Виртуализация воображения

      
       Строго говоря, виртуальность не является новшеством. Человеческое воображение всегда было способно создавать свой особенный виртуальный мир. Его отличие от реальности, создаваемой современными компьютерами, заключается в том, что воображение рисует довольно расплывчатые визуально-слуховые образы, уникальные для каждого индивида в отдельности, в то время как виртуальное пространство, создаваемое компьютерами, универсально для всех пользователей.
       Первыми шагами к виртуальному пространству было зарождение языка и изобразительное искусство, пусть и в самой примитивной, наскальной его форме. Далее такие средства стимуляции воображения, как книги, создавали в сознании разных людей схожие образы, однако индивидуальность этих образов, их размытость, неустойчивость и неопределенность не обеспечивали в достаточной мере общего пространства воображения. Такие относительно новые методы передачи образов, как кино и телевидение, унифицировали виртуальный мир, сделав его общим для многих индивидуумов.
       С появлением виртуальной среды, создаваемой компьютерами, произошло как бы слияние человеческого воображения в единый воображаемый мир. Именно поэтому мы можем говорить о зарождении некоего общего виртуального пространства человечества, или по крайней мере той его части, которая уже прочно связывает свою жизнь с глобальной системой Интернета.
       Соотношение между виртуальным пространством воображения и реальным миром можно представить в виде айсберга. У разных людей это соотношение отличается. Лесоруб большую часть жизни занят взаимодействием с физическими силами и объектами, в то время как философ-мечтатель гораздо больше времени проводит во власти своего воображения.
       Если раньше в виртуальные глубины была погружена лишь малая часть сознания среднего индивида, в то время как большая его часть находилась над поверхностью, пребывая в мире реальных образов и объектов, то теперь наше сознание все более погружается в виртуальное пространство и лишь небольшая его часть остается на поверхности.
       Этой самой поверхностью можно считать разделительную черту между реальностью в обычном понимании слова (когда она представляется как совокупность раздражителей, находящихся в материальном мире и действующих на органы чувств), и виртуальной реальностью (являющеюся опять же совокупностью раздражителей, находящихся в виртуальном мире и действующих на все те же органы чувств).
       Виртуальным миром является система объектов, чья физическая основа принципиально отличается от наблюдаемых свойств объекта. Например, реальное дерево, которое мы наблюдаем в окне, состоит из древесины, которая в свою очередь представляет собой совокупность органических молекул с углеводородной химической основой. То, что мы наблюдаем и воспринимаем как зрительный образ, является отражением света от поверхности, образованной этими молекулами.
       Точно такое же дерево на экране компьютера заключает в себе физические явления, происходящие внутри экрана компьютера (разные в различных типах экранов), а также определенные состояния электронов на жестком диске компьютера, где с помощью бинарного кода записана информация о том, как должно выглядеть дерево. Принципиальная разница между деревом в окне и деревом на экране компьютера заключается не в том, что одно дерево реально, а другое нет. И тот и другой объект имеет физическую основу и воздействует на наши органы чувств. Разница в том, что дерево в окне существует вне зависимости от нашего желания его созерцать (даже если это дерево было посажено нами исключительно для этой цели, оно прежде всего существует не для нас, а для себя, выполняя предписанное ему биологическое предназначение), в то время как виртуальное дерево создается только с целью демонстрации образа и не имеет никакой отдельной цели и способности, отличной от той, которая предписана ему на основе компьютерной программы и электронно-физического ее обеспечения.
       Но в том-то и дело, что с точки зрения наших органов чувств оба дерева в принципе могут быть идентичны. Если развитие техники пока все еще отстает от возможностей наших органов чувств отличать реальные деревья от виртуальных, то можно предположить, что через некоторое время мы окажемся не в состоянии устанавливать какие-либо различия. Виртуальная реальность вполне способна воздействовать на все наши органы чувств, и рано или поздно виртуальную реальность можно будет воссоздать на том же уровне достоверности, с какой мы наблюдаем материальный мир. Особенно, если вместо опутывания проводами, сенсорами и прочими громоздкими придатками виртуальной реальности наших дней, можно будет непосредственно вмешиваться в прохождение нервных импульсов в нервной системе человека. В таком случае возможно достижение ощущения реальности даже более реальное, чем сама реальность. Человеческие органы чувств имеют определенные ограничения. Например, острота нашего зрения в несколько раз уступает остроте зрения хищных птиц. Обоняние у собаки в сотни раз чувствительнее, чем у человека. Представьте себе, что по зрительному нерву человека будет направлена информация, соответствующая остроте зрения орла, или, если нервные окончания человека окажутся к этому неприспособлены, то с помощью определенного аппарата подобная картинка будет создана непосредственно в участке коры головного мозга, ответственной за создание зрительных образов.
       Уже в настоящее время, несмотря на несовершенство современных компьютеров, человек все больше времени проводит перед экранами компьютеров и телевизоров. Различные виды деятельности от работы до развлечений переносятся по ту сторону экрана. В иные дни современный индивид буквально полностью погружен в виртуальное пространство электронных сообщений, интернетных сайтов, телепрограмм. Остающееся время на сон тоже нельзя характеризовать как встречу с физической реальностью, поскольку сны в какой-то мере тоже представляют собой виртуальное пространство, с той лишь разницей, что во сне вместо сознания преобладает подсознание.
       Безусловно, во всяком движении вперед необходимо принимать во внимание консервативность человека. Существуют определенные вещи, которые могут быть признаны рациональными, но от которых человек еще долгое время будет отказываться в силу того, что воспитание вкусов и морали происходит через передачу оных от поколения к поколению. Поэтому сложно представить себе, что человечество пойдет на резкие изменения в своих основных привычках.
       Вместе с тем от поколения к поколению вводятся значительные новшества, и то, что, скажем, для нашего поколения имеет ностальгическую ценность, может быть совершенно лишено смысла для наших детей и внуков, не говоря уже о более отдаленных потомках. Уже сейчас многими детьми громоздкие тома наших библиотек кажутся чем-то невероятно нелепым. Зачем нужна книга толщиной в несколько сот страниц, если простым нажатием кнопки нельзя найти нужное словосочетание, как это возможно в любом электронном тексте...
       Нельзя сказать, что философская деятельность не в состоянии наметить основные тенденции развития будущего. Даже принимая во внимание непредсказуемость многих явлений, открытий и прочих факторов, можно заявить, что развитие человечества в сторону виртуализации своей среды обитания не чуждо общему ходу человеческой истории.
       Причем виртуализация среды необязательно ведется только через компьютерные взаимодействия. Появление отделочной плитки на фасадах домов, построенных из бетона или просто из фанероподобных материалов, вместо массивных камней и кирпичей - это тоже шаг в направлении виртуализации нашего мира. То есть рациональность строителей подсказала им использование новых материалов, в то время как консерватизм человеческих вкусов заставил архитекторов пойти на компромисс и предложить внешнее сходство с домами прошлого.
       Использование при создании скульптур специальных видов резины вместо мрамора тоже является примером виртуализации нашей среды обитания. Древний латинский лозунг Esse quam videri - быть, а не казаться более не в почете. В настоящее время вещи и явления склонны представляться нам определенным образом, в то время как на самом деле они имеют совсем другую основу. Остается один лишь вопрос, а что же это значит "на самом деле"? Существует ли такая окончательная реальная реальность, которую невозможно было бы подвергнуть сомнению? Увы, этот древний, как мир, вопрос, пожалуй, невозможно разрешить, оставаясь на человеческих, антропоцентрических позициях. Ведь все объекты, рассматриваемые и изучаемые в философии или гуманитарных науках, всецело принадлежат к сфере человеческого опыта. Познавательный человеческий опыт может быть только индивидуальным, поскольку не может существовать никакая форма гуманитарного опыта, непосредственно не связанная с деятельностью конкретного человеческого мозга и телесного субстрата. Ни психический опыт животных, ни сигнальная симуляция опыта, производимая компьютерной техникой, сами по себе, безотносительно к деятельности людей, не могут рассматриваться в категориях смысла или значения, сущности или явления. Все многообразие так называемых фактов действительности, которые можно воспринимать органами чувств, о которых можно что-либо знать или говорить, представляет собой что-то только потому, что является составной человеческого опыта. Таким образом, опыт - это способ не только освоения и осмысления действительности, но и способ ее конституирования и квалификации.
       Кроме непосредственного восприятия реальности человек еще и производит ее индивидуальное осознание. Сартр в своей работе "О воображении" пытался понять, какова принципиальная разница между зрительным образом стула, стоящего посреди комнаты, и образом стула, возникающим в нашем воображении при воспоминании об этом стуле. Восприятие и осознание представляет собой две стороны опыта. Простое отражение без осознания известно и в неживой природе, ведь гладь зеркала или поверхность воды способна отражать объекты, однако не способна их осознавать.
       Человеческая деятельность целесообразна и направлена на удовлетворение потребностей обеих сторон опыта и, прежде всего, на согласование их функционирования. Каждый элемент опыта является того или иного рода ценностью. Он возникает, существует и функционирует только потому, что является необходимым и полезным для деятельности индивида. Значимость или ценность опыта не является фактором, выходящим за пределы опыта, но возникает как следствие жизненной необходимости согласования личностного опыта с предметной или социальной средой, иначе говоря, с окружающим миром вещей и живых существ.
       Не нужно забывать и о трансцендентальном, или, говоря точнее, трансцендентном познании, находящемся за пределами чувственного опыта, но не за пределами опыта в целом. Очень важно отметить, что трансцендентальное познание - это осмысление условий возможности опыта, а не познание объективной, независимой от опыта истины.
       Ни одна из сторон опыта не дает знания о мире "вещей в себе". Однако само определение "вещей в себе", данное Кантом, может оказаться ускользающим, если не фокусироваться на человеческом опыте. Так или иначе знание должно согласовываться не с объективным состоянием дел в действительности, но лишь с другим знанием в пределах опыта предметной или социальной деятельности, то есть согласовываться с фактами чувственного опыта и с трансцендентальной картиной мира.
       Ни один из способов познания и ни одна из форм опыта (рефлексия, сенсорика, эмоции, интуиция или воля) сами по себе не являются гарантами успешности деятельности человека. Каждая из этих форм опыта может и должна использоваться в той или иной степени, в тех или иных комбинациях в зависимости от обстоятельств опытной ситуации и цели деятельности. Знание может быть либо дедуктивной гипотезой, либо убеждением (императивом, моделью). Спекулятивное познание чистого разума в пределах конкретного исследовательского подхода необходимо и обязательно, поскольку оно относится не к самим объектам мира феноменов, а лишь к методологическим основаниям, делающим возможным упорядочение опыта. Выводы и положения Канта, относящиеся к трансцендентальной философии и трансцендентальной логике, не могут выноситься за пределы области методологии. Когда же Кант говорит в своих пролегоменах о практическом (а не трансцендентальном) познании, он применяет понятие "разумная вера".
       Однако следует признать, что практическое познание является чисто гипотетическим. Даже не выходя за пределы обычных законов физики, можно поместить отдельного человека в совершенно непохожий на наш, полностью созданный для него окружающий мир, о котором он будет делать неверные выводы и обобщения, руководствуясь результатами своего практического опыта. Скорее всего то, что мы наблюдаем в процессе истории науки, как раз и напоминает такие блужданием в потемках.
       Основная мысль, которая должна прийти в результате углубленного изучения этих вопросов, заключается в том, что между виртуальной реальностью и материальным миром не существует принципиального различия, более того, мы наблюдаем лишь начало, буквально самое зарождение виртуального мира человечества. Какие еще философские вопросы может принести нам в будущем виртуализация нашего воображения, которая сможет преобладать над реальностью, занимать ее место, вытесняя из жизни человека то, что сегодня именуется "материальным миром"?
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      

    Заложники собственного тела

      
       В состоянии здоровья и благополучия человек напрочь забывает о существовании собственного тела. Его не беспокоят боли и прочие проявления дискомфорта, такие как чувство холода, жары, голода и другие. Однако чувство реальности жизни как раз связано с различными неудовлетворенными желаниями и прочими неудобствами. Недаром бытует шутка, гласящая, что если вы проснулись утром и у вас ничего не болит - значит, вы умерли.
       Неудивительно, что плотские проблемы по-прежнему занимают немалую часть нашего существования, но так или иначе с течением времени человек вынужден уделять им все меньше внимания, поскольку прогресс цивилизации сначала освободил его от необходимости постоянно бороться с голодом, холодом, жарой, а в последнее время с помощью эффективных средств медицины устранил многие недуги, или, по крайней мере, значительно ослабил их симптомы. В былые времена расстройство здоровья отнимало гораздо больше времени у людей, они подолгу валялись в "лихорадках", и нередко банальная простуда сводила их в гроб в молодом возрасте.
       Можно сказать, что с развитием человеческого сообщества зависимость индивида от физической составляющей значительно уменьшается. Повсеместно искореняются телесные наказания, и когда в начале девяностых годов двадцатого века в Сингапуре молодой человек, американский гражданин, был приговорен за вандализм к наказанию палкой, президент США Билл Клинтон выступил в его защиту, правда, безрезультатно...
       Возрастает число стран, в которых отменяется смертная казнь как высшая мера наказания. Воздействие на человека пытаются оказывать финансовыми мерами, убеждением и методами лишения свободы.
       Безусловно, не все так безоблачно в современном мире. Периодические взрывы массового насилия подчас поражают воображение, но все же это не меняет основной тенденции снижения зависимости от физического тела.
       Появление Интернета вообще исключило возможность прямого физического воздействия на собеседника. Виртуальные личности не имеют тел или же их физические тела чаще всего находятся вне досягаемости. К виртуальным личностям могут быть применены виртуальные методы насилия - например, угроза удаления, внедрения компьютерного вируса или просто игнорирование являются серьезными угрозами для виртуалов, однако все эти угрозы не могут сравниться с физическим уничтожением, которое на протяжении веков нередко применялось по отношению к оппонентам.
       Можно предположить, что тенденция устранения зависимости человека от его физического тела будет продолжаться. Еще недавно такие процедуры, как пересадка органов, считались абсолютной фантастикой. Однако в современной трансплантологии пересадка сердца - рутинная операция, после которой пациенты живут более десяти лет. Основная проблема этих пациентов - отторжение пересаженного органа иммунной системой, а также нехватка подходящих доноров, поскольку пересадка искусственного сердца или сердца животных не столь удачна, как пересадка человеческого сердца.
       Несмотря на то что современной медицине пока не удалось кардинально решить большинство из основных проблем, являющихся ведущими причинами смерти в развитых странах (сердечно-сосудистые заболевания и рак), успехи медицины в борьбе с инфекционными заболеваниями, которые в прошлом являлись ведущей причиной смерти, позволяют надеяться, что в будущем продолжительность и качество жизни будут неуклонно расти. Возможно, существует определенный видовой предел жизни человека, отрегулированный на генетическом уровне. Исследования в области механизмов старения, генная инженерия и нанотехнологии представляют собой как раз те направления, которые смогут еще более снизить зависимость человека от собственного тела, сделав человеческую жизнь неопределенно продолжительной.
       Если перечисленные методы уже приняты общественным мнением как вполне допустимые, то по поводу клонирования и использования так называемых стволовых клеток до сих пор ведутся споры.
       Пока не существует эффективных технологий создания биотехнических человеческих организмов с расширенными возможностями, такими как большая физическая выносливость, однако исследования в этих направлениях ведутся.
       Планируется найти способы переписывать мозг на электронные или иные носители и окончательно освободить человека от его бренного тела.
       Нельзя забывать, что опубликованные результаты представляют собой лишь малую толику тех исследований, которые в действительности могут вестись различными секретными агентствами, поскольку подобные разработки безусловно имеют стратегическую важность. Так или иначе, существует тенденция, которая пока мало заметна и редко обсуждается в прессе, но безусловно может вылиться в главное направление медицины будущего. Она заключается в следующем: зачем пытаться поправить тысячи биологических механизмов (созданных не нами и которые мы вряд ли когда-либо сумеем до конца понять), когда можно отказаться от биологического тела и перенести человеческое сознание в виртуальный мир, который создан нами, и мы понимаем его вполне, и таким образом перетянуть решение проблемы на свою территорию, где мы гораздо более подготовлены к решению различных проблем и обладаем практически полным контролем?
       Сегодня подобные прогнозы могут вызвать лишь раздраженную улыбку скептиков, но если принять во внимание, с какими невероятными изменениями человечество смирилось за последние несколько столетий, то можно заявить, что то, что кажется совершенно неприемлемым с общечеловеческой точки зрения сейчас, может постепенно стать вполне реальной опцией решения проблемы зависимости человека от своего тела. Ведь эта проблематика не нова. Многие священные учения считают освобождение от плотских уз явлением положительным. Поскольку мы не наблюдаем значительного прогресса в изучении потусторонних миров, то можно предположить, что практика перенесения человеческого сознания на иную физическую основу может оказаться вполне приемлемой. Ведь если тенденция развития виртуального мира останется таковой, и это приведет к практически полному погружению большинства людей в мир виртуальной реальности, то наличие тела станет наиболее уязвимым звеном в такой форме существования.
      
      

    Золотой век человечества

      
       Что-то давненько никто не писал утопий - по­ло­жи­тель­ных, благожелательных, приятных для во­об­ра­же­ния. Нынче всё больше пишут антиутопии со страш­ны­ми исходами, бунтом машин, атомными вой­на­ми, падениями астероидов и всякими другими не­при­ят­нос­тя­ми. Извольте же выслушать мою утопию, ко­то­рая, мне кажется, позволит по­меч­тать в положительном ключе.
       В чем заключаются проблемы че­ло­ве­чест­ва, а значит, и каждого из нас? Начнем с глав­ного:
      
       1. Умирать не хочется.
       2. Жить страшно.
       3. Чувствуем себя неважно.
       4. Принципиально скучно и неохота работать.
       5. Ничего стоящего в жизни не достигли.
       6. Денег не хватает! Всегда не хватает денег!
       7. Мир устроен несправедливо, жалко всех.
      
       Итак, если решить эти проблемы для каждого от­дель­но взятого человека, то у человечества в целом на­ста­нет золотой век.
       Ну что ж, начнем решать проблемы одну за дру­гой, хотя они, в общем, взаимосвязаны. Итак, смерть. Это как раз то самое явление, которое, как говорил Гамлет, "парализует волю"...
       Итак, чего мы боимся в смерти? Трех вещей. Во-пер­вых, перемены, ибо смерть, как-никак, своего рода пе­ре­ме­на. Жил - и вдруг взял и умер. Эта перемена также может сказаться невеселым об­ра­зом на наших ближних. Во-вторых, мы боимся не­бы­тия, потери этого маленького взбалмошного мирка, ко­то­рый именуем затасканным понятием "я". И на­ко­нец, в-третьих, мы боимся загробного развития со­бы­тий - то ли полного небытия, то ли, что еще страш­нее, ада, рая и прочих неопределенностей.
       Что есть смерть? Это гибель нашего тела, ко­то­рое, будучи мертво, не может поддерживать наше со­зна­ние, именуемое нами "я". Дорого ли нам наше тело са­мо по себе? Многие были бы не прочь поменять свое тельце на что-нибудь более привлекательное. Значит, всё, чем мы дорожим, это наше ощу­ще­ние самих себя как собственного "я". Вот и решение проблемы. Ученые научатся пе­ре­пи­сы­вать всё, что у нас в мозгу есть, на специальные но­си­те­ли информации. Каждый день по вечерам мы всё это бу­дем скачивать на эти диски или по сети со­би­рать в специальные "душехранилища". Примерно как это делается сейчас с некоторыми компьютерными сис­те­ма­ми, которые создают свой backup в конце каж­до­го дня. Параллельно, с помощью клонирования кле­ток нашего организма (если вам уж так дорог ваш на­бор хромосом), будет создаваться наш запасной про­то­тип и храниться в специальном телохранилище. Кста­ти, недавно в журнале Discover писали, что ученые на­учи­лись выращивать мясо. Да, мышечную ткань коровы. То есть скоро можно будет выращивать бифштекс, ни­ко­го не убивая! Итак, если ученые могут выращивать говядину, научатся растить и нас. И каждому из нас будут заготавливать или выпускать по заказу за­пас­ное тело, уже натренированное, без болячек. Есть ли для подобных прогнозов научная по­до­пле­ка? Давайте послушаем профессора Института тех­но­ло­гии в Нью-Джерси Александра Болонкина, ко­то­рый также является стaршим нaучным сотрудником NASA. В своей книге "XXI век - начало бессмертия людей!" он пишет: "Необычайно быстрое развитие компьютерной тех­но­ло­гии и особенно микрочипов, позволяющих на од­ном квадратном сантиметре размещать сотни ты­сяч электронных элементов, открыло перед че­ло­ве­чест­вом совершенно другой метод решения проб­ле­мы бессмертия отдельного индивидуума. Этот путь основан не на сохранении хрупких биологических мо­ле­кул, а в переходе на искусственные полупроводниковые (си­ли­ко­но­вые, галлиевые и т. п.) чипы, устойчивые при боль­ших колебаниях температур, которые не нуж­да­ют­ся в пище, кислороде, сохраняются тысячи лет. И, что очень важно, информация из них легко может быть переписана в другой чип и храниться в не­сколь­ких экземплярах.
       И если бы наш мозг состоял из чипов, а не био­ло­ги­чес­ких молекул, то это и означало, что мы получили бес­смер­тие. И тогда наше биологическое тело нам ста­ло бы тяжким бременем. Оно мерзнет, страдает от жары, нуждается в одежде и уходе, легко по­вреж­да­ет­ся. Куда удобнее иметь стальные руки и но­ги, обладающие огромной силой, нечувствительные к хо­ло­ду и жаре, которым не нужны пища и кислород. И даже если они и сломались, то не жалко - купим и вста­вим новые, еще лучше и современнее.
       Может показаться, что у человека, по­лу­чив­ше­го бессмертие, собственно говоря, в человеческом по­ни­ма­нии, от человека и ничего не осталось. Но у него осталось самое главное - его сознание, память, пред­став­ле­ния и привычки, то есть всё то, что заложено в его мозгу. Внешне ему можно придать тот же че­ло­ве­чес­кий и более изящный облик. Например, кра­си­вое молодое лицо, стройную фигуру, нежную ат­лас­ную кожу и т. п. Более того, этот облик можно ме­нять по желанию, в соответствии с модой, вкусом и пред­став­ле­ни­я­ми о красоте самого индивидуума. Мы тра­тим гигантские средства на медицину. Если бы мы тратили хотя бы десятую часть этих денег на раз­ви­тие электроники, то получили бессмертие уже в бли­жай­шем будущем".
       Вы, конечно, возразите, что человек не пойдет на та­кое насилие над своим телом, душой и прочими ат­ри­бу­та­ми. Но это вопрос времени. Люди, конечно, кон­сер­ва­тив­ны, но они потихоньку привыкают к нов­шест­вам. То, к чему люди привыкли в настоящее вре­мя, еще пятьдесят лет назад казалось абсолютно не­ве­ро­ят­ным. Например, демонстрация интимной бли­зос­ти между двумя лицами, притом что оба лица муж­ско­го пола и один из них на эти отношения согласия не да­вал. Такая сцена была в довольно старом филь­ме "Криминальное чтиво". И если че­ло­ве­чест­во свыклось с этим, то как-нибудь привыкнет и к то­му, чтобы, преодолев отвращение, начать менять свое тело, как перчатки, тем более если в результате мож­но будет получить такую незначительную, но при­ят­ную малость, как вечную молодость, вечную жизнь и вечное здоровье.
       Для того чтобы сэкономить на телевизорах и ком­пью­те­рах, в мозг будут встраивать такой модем, типа радиотелефона, через который все лю­ди будут подключены к всемирной сети. Таким об­ра­зом, закрыл глаза - посмотрел выпуск новостей. По­ду­мал, что надо жене позвонить - а она уже ответ при­сла­ла - мол, где ты шатаешься?
       Шататься тоже практически не придется, потому что всё станет виртуальным - деловые встречи, ра­бо­та, развлечения. Закрыл глаза - поработал. По­лу­ча­ет­ся исключительная экономия энергии. Ехать ни­ку­да не надо, сиди дома, телепатируй. Дом тоже будет весь сплошь виртуальная реальность. Каждый сможет на­во­об­ра­жать себе такой дворец, какой ему только за­бла­го­рас­су­дит­ся. Ведь уже теперь целые ком­мер­чес­кие империи существуют только в воображении и на эк­ра­нах компьютеров. Недалек тот день, когда ка­чест­во виртуальной реальности будет значительно пре­вос­хо­дить качество реальной реальности.
       А как же насчет дурных намерений и на­клон­нос­тей? Убийцы, маньяки, политики - как же они обойдутся без причинения мучений окружающим? Дело в том, что мучить людей нового типа будет со­всем неинтересно. Помучил, убил, а он на следующий день как новенький, ничего не помнит, да и пока его му­ча­ешь, о пощаде не просит, а цианистого калия за­гло­тит, чтобы поскорее завтра настало. Убивать сразу рас­хо­чет­ся.
       Итак, убийцы, маньяки и политики предпочтут удовлетворять свои звериные наклонности в вир­ту­аль­ном мире, играя в новые виртуальные игры, которые бу­дут давать им ощущения более сильные, чем может дать реальность.
       Обратите внимание, отпадают всевозможные мо­раль­ные проблемы, проблемы преступности, проб­ле­мы религии, проблемы жизни и смерти. В общем, и раз­би­рать­ся в нерешаемых вопросах, как устроена ре­аль­ная Вселенная, станет не обязательно. Настоящая Все­лен­ная будет казаться настолько несовершенной по сравнению с виртуальной, что необходимость ее по­сти­же­ния отпадет сама собой.
       Проблема с нехваткой денег в золотом веке че­ло­ве­чест­ва также решается сама собой. Поскольку такое об­щест­во будет потреблять в основном виртуальные сер­ви­сы и продукты, энергии на их производство по­тре­бу­ет­ся очень мало. Отходов будет тоже гораздо мень­ше. Поскольку ездить практически никуда не надо бу­дет, то отпадут транспортные проблемы.
       Покорение космоса будет необходимо ис­клю­чи­тель­но для защиты земли от космических катаклизмов и подготовки запасной базы для эвакуации. Освоение кос­мо­са будут производить в основном аппараты.
       Виртуальная ре­аль­ность будущего покажет нам такое, чего реальная все­лен­ная себе и вообразить-то не сможет, не то что со­тво­рить.
       Что еще? Работать не желаете? А и не на­до. Это совсем не обязательно. Заметьте, чем даль­ше человечество идет по восхождению к прогрессу, тем меньше людей заняты на нудных ручных работах. А вскоре надобность в работе и вовсе отпадет, потому что всё будут делать роботы, я имею в виду делать то, что еще останется необходимым делать в будущем, прак­ти­чес­ки полностью виртуальном, мире.
       Где взять на всё это энер­гию? Ученые научатся ис­поль­зо­вать энергию Солнца. Каждый день Земля получает от Солн­ца в тысячу раз больше энергии, чем ее вы­ра­ба­ты­ва­ет­ся всеми электростанциями мира. Задача со­сто­ит в том, чтобы научиться практически ис­поль­зо­вать хотя бы ее небольшое количество. Нельзя утверж­дать, что широкомасштабное использование сол­неч­ной энергии не будет иметь никаких последствий для окру­жа­ю­щей среды, но всё же они будут несравненно мень­ши­ми, чем в традиционной энергетике.
       Уже сейчас ведется такая работа. Одним из ли­де­ров практического использования энергии Солнца ста­ла Швейцария. Здесь построено примерно 2600 ге­лио­уста­но­вок на кремниевых фотопреобразователях мощ­нос­тью от одного до 1000 кВт и солнечных коллекторных устройств для получения тепловой энергии. Про­грам­ма, получившая наименование "Солар-91" и осу­щест­вля­е­мая под лозунгом "За энергонезависимую Швей­ца­рию!", вносит заметный вклад в решение эко­ло­ги­чес­ких проблем и энергетическую независимость стра­ны, импортирующей сегодня более 70% энергии.
       Итак, имея в кармане энергию Солнца, ав­то­ма­ти­зи­ро­вав большую часть работ, а оставшуюся часть от­ме­нив за ненадобностью (поскольку большинство про­дук­тов станут виртуальными), человечество войдет в свой золотой век, в котором, чтобы людям не было скуч­но, их с детства будут приучать заниматься ка­ким-нибудь приятным занятием, например пи­са­тель­ством и философствованием, изобразительным ис­кус­ством или стихосложением, которым они и смогут за­ни­мать­ся всю оставшуюся вечность.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      

    Модель электронного государства

       Нередко в наши дни встречаешь предметы и приспособления, которые чрезвычайно упрощают жизнь, но почему-то в прошлые времена никто не догадывался, что их можно сделать именно таким простым и дешевым образом. Возьмите хотя бы упаковки и открывашки, в создании которых не применена какая-нибудь суперновая технология или сверхсовременные материалы, а просто люди, их создавшие, пересмотрели старые концепции и задались вопросом: "А почему бы и нет?"
       Многие вещи, однако, остаются неудобными и нерациональными и по сей день. Во всем виноваты косность и консерватизм человеческого мышления. Необходимо постоянно пересматривать все существующие порядки и задаваться вопросом: "А нельзя ли это сделать проще, дешевле, да и нужно ли это делать вообще?" Так же необходимо всё время проверять, не может ли новая технология облегчить процесс или вовсе заменить его на более дешевый, качественный и эффективный. Если в промышленности и бизнесе эти принципы обновления еще как-то действуют, хотя и с большим опозданием, то в отношении управления государством - налогообложения, законодательства, организации систем здравоохранения, образования и финансирования армии - пересмотр старых концепций происходит чрезвычайно медленно, если вообще когда-либо происходит. Это связано с тем, что государство как таковое обычно не имеет серьезной конкуренции, и если люди на выборных должностях еще как-то пытаются соответствовать ожиданиям избирателей, то сам государственный аппарат практически любой страны представляет собой плачевное зрелище, являясь показательным примером неэффективности, разбазаривания средств налогоплательщиков, показухи и произведения нежелательных и даже вредных обществу действий, в то время как желательные действия им не предпринимаются. Конечно, в некоторой степени и здесь конкуренция существует - теоретически вы можете выбрать другое государство и эмигрировать в другую страну, однако эти вопросы обычно мало волнуют государственную систему управления и практически не могут влиять на ее реформацию.
       Процесс реформирования систем государственного управления, разумеется, будет встречать повсеместное сопротивление и извращение первоначальных намерений, поэтому народы благополучных государств давно пользуются принципом, что лучше его не трогать, а то хуже будет.
       Однако я предлагаю, последовав примеру Платона, взять и нарисовать план идеального государства*, воспользовавшись современными технологиями и достижениями науки и этики наших дней, а также принимая во внимание современные потребности населения.
       Для удобства я возьму за исходную основу модель развитого государства без особых проблем, типа Канады, Норвегии или Швеции. Поскольку мне посчастливилось ознакомиться с этими странами непосредственно (в Норвегии я имел дом в течение пяти лет, и дом этот находился в 80 км от шведской, совершенно открытой границы, где я ни разу не видел пограничника, а в Канаде я проживаю и в настоящее время), я считаю, что анализ несовершенства этих наиболее продвинутых государств поможет создать умозрительную модель идеального современного государства гораздо легче, чем если бы я взялся мысленно реформировать какую-нибудь другую страну, находящуюся на более низком уровне организации государственной системы управления.
       Несмотря на то что, например Канада, является одной из наиболее благополучных стран в мире, с избытком госбюджета в несколько миллиардов долларов*, в ней наблюдается ряд проблем, свойственных и многим другим странам.
       Позвольте перечислить эти проблемы:
      
       1. Государственная система управления громоздка, очень дорогостояща, с огромным количеством параллельно существующих и дублирующих самих себя органов на федеральном, провинциальном и муниципальном уровне.
       2. Неэффективная налоговая система. Из-за раздутого государственного аппарата налоги высоки, а социальные выплаты недостаточны, потому что разницу съедают госаппарат и неэффективное планирование.
       3. Здравоохранение неэффективно - не хватает врачей, медсестер, финансов, оборудования. Профилактика заболеваний и ранняя диагностика практически отсутствуют. Основные средства уходят на лечение хронических и нередко уже неизлечимых больных.
       4. Образование малоэффективно. Уровень знаний учащихся средних школ неудовлетворителен. Высшее образование дорого и готовит специалистов, которые остаются невостребованными на рынках труда. О морали нечего и говорить. В школах процветают насилие, наркомания, употребление алкоголя, промискуитет в среде несовершеннолетних. На Западе далеко не все несовершеннолетние учатся в школах. После восьмилетней школы дальнейшее образование необязательно, и с 14 до 18 лет подросток может болтаться неприкаянным и не идти в high school (эквивалент старших классов в России). Как раз те, что увлекаются алкоголем и промискуитетом, чаще всего и не учатся в школах. Кроме того, сказав "в школах", я подчеркиваю, что именно в школах процветает насилие. Кроме того, там нередко учатся и совершеннолетние "второгодники", да и в 12-м классе большинству школьников по 18 лет. Я подчеркиваю, что ладно бы процветал промискуитет в среде совершеннолетних, это полбеды, но он процветает в среде несовершеннолетних, в то время как сексуальные отношения с коими как бы запрещены. То есть на то, что совершеннолетние имеют отношения между собой, взрослые закрывают глаза, но стоит совершеннолетнему заиметь отношения определенного свойства с несовершеннолетним - как его сразу в тюрьму. Представьте себе современных Ромео и Джульетту. Ему 14, ей 13. У них любовь. Скажем, они продолжили любить друг друга счастливо до того, как ему исполнилось 18, и он стал совершеннолетним, а ей всё еще 17, и она несовершеннолетняя. Как только часы бьют полночь в ночь на его совершеннолетие, полицейский, держа свечу, выхватывает несчастного Ромео из постели Джульетты, где он провел четыре счастливых года, надевает на него наручники за связь с несовершеннолетней и на 20 лет определяет на местожительство в тюрьму. Потом, когда Джульетте будет 37, а Ромео 38, он выйдет из тюрьмы, и они наконец поженятся. Вот вам иллюстрация современной морали и законности.
       5. Бездействующая и дорогостоящая армия с малой боеспособностью.
       6. Совершенно неэффективная иммиграционная политика, в результате которой приезжает огромное количество незаконных иммигрантов, в то время как легальные высококвалифицированные иммигранты остаются невостребованными на рынке труда. Первая часть иммигрантов не платит налогов, не имеет медицинских страховок и, таким образом, представляет серьезную проблему для государства, в то время как другая часть нередко пополняет армию безработных, получающих пособия по безработице и пособия по бедности.
       7. Огромное количество недовольного жизнью населения, ведущего весьма бедный и скучный образ жизни, работающего на тяжелых или нудных низкооплачиваемых работах, находящегося по уши в долгах и не видящего никакого просвета.
       8. Высокая преступность, особенно в крупных городах.
       9. Высокая стоимость электроэнергии и топлива.
       10. Пробки на дорогах.
      
       Развитие компьютеров и Интернета произошло так быстро, что несмотря на некоторые косметические изменения, ни общество, ни государство по-настоящему не успело перейти на полноценное использование этого нового потенциала. Компьютеры и интернетные сайты подчас используются в роли печатных машинок для распечатки информации и бланков, в то время как они могли бы использоваться как настоящие интерактивные системы, позволяющие заменить старые методы работы, включающие посещение присутственных учреждений, перенести рабочие места домой, сократив транспортные и другие расходы, обеспечить эффективными системами обучения на дому и усовершенствовать систему ранней диагностики и профилактики заболеваний.
       Один компьютер может произвести за 4,5 минуты объем вычислительной работы, которую производит один человек за весь свой трудовой стаж - за 40-45 лет каждодневного восьмичасового труда. Однако компьютеры по-прежнему во многих местах не заменяют человеческий труд, а лишь являются вспомогательным инструментом, что практически не меняет сути и скорости процесса.
       Современный государственный аппарат, громоздкий и неэффективный, пожирает огромную часть бюджета, базирующегося на собранных налогах. То, что происходит, по сути дела является пустым разбазариванием собранных средств.
       Государство не любит афишировать, сколько оно тратит на содержание самого себя. Официальные графики обычно прячут эти потраты под расплывчатыми указателями "другое".
       Из-за того, что государство практически не испытывает конкуренции, которая наблюдается в мире бизнеса, для него не существует внешних эффективных механизмов, которые заставляли бы его пересмотреть главные концепции жизни общества.
       Во-первых, необходимо, чтобы большинство работ государство передавало на выполнение частным фирмам под строгим контролем и на соревновательной основе. Это позволит ввести здоровую конкуренцию, повышение эффективности и понижение стоимости услуг и систем, за которые государство несет ответственность в настоящий момент. Этот процесс идет, но недостаточно быстро.
       Во-вторых, следует пересмотреть сами концепции жизни общества.
       Давайте начнем с пересмотра налогообложения. Какую часть своего дохода активный представитель среднего класса отдает государству в виде налогов, включая местные налоги на недвижимость и налог на добавочную стоимость (который обычно просто добавляется к цене товаров и услуг и по сути выплачивается потребителем)? Общий размер этих налогов во многих странах превышает 50%, а в некоторых достигает 60-70%. Звучит невероятно - но это, к сожалению, факт. В Норвегии только налог на добавочную стоимость (Merverdiavgift) составляет 25%, в Израиле этот налог (ма'ам) составляет 17-18%, в Канаде 15% (провинциальный налог Онтарио - 8% и Goods and Services Tax (GST) - 7%). Этот налог является дополнительным ко всем другим налогам, но его приходится платить, совершая практически любую покупку или оплату услуг. Возникает законный вопрос: а почему, собственно, общие налоги должны составлять 60%, а не 80%? Или почему не 100%? А может быть, вообще нужно сделать налоги 120%, мол, если заработал доллар, то отдаешь этот доллар государству и еще доплачиваешь двадцать центов за счастье проживать в этом государстве? Вы скажете, что так люди не смогут жить. Правильно. Вы мыслите по-государственному: то есть, по сути, государство изымает столько денег, сколько, на его взгляд, можно взять с населения, при условии, что оно будет продолжать работать и молчать. А потом государство громогласно сообщает, как о великом достижении, о сокращении какого-нибудь налога на 1-2% и ожидает, что все ему должны аплодировать. И население аплодирует, выбирая реформаторов на второй срок.
       Проблема состоит в том, что во многих случаях государство забывает, что оно есть не что иное, как образование, созданное его жителями для обслуживания интересов этих самых жителей. Обратившись к Руссо, читаем "Chacun de nous met en commun sa personne et toute sa puissance sous la suprЙme direction de la volontИ gИnИrale; et nous recevons en corps chaque membre comme partie indivisible du tout"*, что в моем вольном переводе означает: "Каждый из нас отдает в общее достояние свою личность и свою власть, подчиняя их высшему руководству общей воли, и в результате мы получаем некое тело [государство], каждый член которого становится его нераздельной частью". Чего же еще мы можем требовать взамен, как не исполнения наших желаний и защиты наших интересов? Давайте посмотрим, как это осуществляется на практике.
       Человек среднего класса, отдав большую часть своего дохода в виде налогов, не может сократить эти потраты, поскольку он работает на официальной работе и налоги вычитаются из его зарплаты. Многие занимающиеся бизнесом или являющиеся контрактниками официально списывают часть своих доходов на развитие и содержание бизнеса, чем значительно сокращают бремя налога, так или иначе пользуясь этими потратами для личных целей. Например, оплаченный деловой ланч, списанный на бизнес, освобождает бизнесмена от необходимости покупать другой ланч за свой счет, просто потому что он уже поел и есть больше не хочет. Работающий и получающий зарплату не может списать свой ланч на бизнес, поскольку это не предусмотрено законодательством, даже если в течение ланча он обсуждает деловые вопросы. Итак, основная тяжесть налогообложения ложится на средний класс, получающий средние и высокие зарплаты. Его налоги очень легко контролируются и взимаются обычно в полной мере. Это приводит к тому, что представителям среднего класса не хватает денег на жизнь, и они начинают брать в долг в виде использования кредитных карточек, кредитных счетов (lines of credit), "минусов" на банковском счету (overdrafts) и ипотечных ссуд (mortgages) на приобретение недвижимости. Таким образом, большая часть денег, оставшихся после выплаты налогов, уходит на погашение процентов по кредитам - на кредитных карточках этот процент составляет18-22%. Не кажется ли вам, что такое государственное устройство не является системой, созданной для удобства человека, за которую стоит пожертвовать своей "личностью и властью"? И снова звучат в ушах знаменитые слова Руссо: "L'homme est nИ libre, et partout il est dans les fers" - "Человек рождается свободным, но повсюду он в оковах". Да, скорее всего это напоминает полное порабощение. И самое главное, что пользу от этого порабощения практически никто не извлекает. Самые бедные в государстве, те, кто сидит на пособиях по бедности (Welfare), всё равно получают недостаточно денег для достойной жизни и прозябают в бедности. Богатые тоже не имеют от этого никакой пользы. Вместо того чтобы фактически платить своему работнику $40 000 чистыми, которые он получает на руки после вычета налогов, работодателю приходится платить $100 000, большая часть из которых уходит на эти самые налоги. Подобная ситуация приводит к удорожанию производства, что в свою очередь удорожает продукцию, которую прямо или косвенно потребляет тот самый работник по вынужденно завышенной цене, да еще и используя кредиты, по которым приходится отдавать высокие проценты.
       Люди, осуществляющие государственную власть, тоже не выигрывают, входя в состав огромного аппарата и кормя сами себя из бюджета. Зарплаты-то на государственных должностях для большинства сотрудников невысоки и во всяком случае ниже, чем в частном секторе, и точно так же госслужащие платят налоги и погрязают в долгах, как и все, несмотря на то, что работают на пресловутый государственный аппарат. Вот уж воистину прав Руссо: "Tel se croit le maНtre des autres, qui ne laisse pas d'Йtre plus esclave qu'eux" - "Иной мнит себя повелителем других, что не мешает ему быть рабом в еще большей мере, чем они [те рабы, которыми он повелевает]"*.
       Налицо получается просто глупая система организации, а не какой-то тайный заговор против среднего класса, работодателей, бедняков и госслужащих, которые, кстати, и составляют народ.
       Более того, государство, которое по определению взяло на себя ответственность за социальное обеспечение, переложило эту ответственность на работодателя, заставляя именно работодателя в дополнение к высоким зарплатам, большая часть которых уходит на налоги, еще и доплачивать свою часть дополнительных социальных взносов: страховок по безработице и взносов в пенсионные кассы.
       Возникает вопрос: куда уходят все эти деньги, которые собирает государство? Например, согласно официальному сайту министерства финансов Канады (www.fin.gc.ca), в 2004 году было создано 255 тысяч рабочих мест.
       Вот оно что: правительство способствует созданию рабочих мест, потому что в современном обществе всякий здоровый человек должен работать. Вот первый принцип, который следует пересмотреть. В современном государстве, а особенно в государстве будущего, совсем не каждый человек должен работать. Дело в том, что при таком подходе, когда критерием успешной деятельности правительства является создание рабочих мест, большинство создаваемых работ не производят ничего производительного, однако создание рабочих мест требует огромных потрат. Гораздо дешевле дать людям просто сидеть дома и платить им достойное содержание, чем заставлять их работать, создавая им дорогостоящие и во многих случаях бесполезные рабочие места. Вы скажете, что люди, сидя дома, заскучают. Конечно, стоя на ветру по восемь часов в день и регулируя движение на строительстве какой-нибудь дороги, ведущей к северным районам Канады, по которой никто никогда не ездил и вряд ли будет ездить в светлом канадском будущем, человек не испытывает скуки. Однако, по мнению государства, - он на своем месте. Упускается из вида тот факт, что чтобы создать ему рабочее место, надо просубсидировать неоправданное строительство. Государство об этом не задумывается, потому что его не будут бить по шапке за строительство дороги, на которую оно выбросит два миллиарда долларов, а будут его бить за то, что в стране высокий уровень безработицы.
       Государство отбирает у честного инженера, делающего нам полезные мобильные телефоны, 60% его дохода, чтобы на эти деньги строить не нужную нам дорогу, создавая рабочее место для брата этого инженера, который слишком долго гулял в молодости и забыл закончить колледж. Брату, правда, достается только 10% от денег инженера, потому что остальное уходит на создание его рабочего места. Ведь строительство дороги - затея не дешевая. Вместо того, чтобы взять у инженера 10% и дать их напрямую его несчастному брату, и пусть сидит дома, государство берет 60% и заставляет этого брата стоять по восемь часов на ветру, строя никому не нужную дорогу. Из-за этого надо лечить этого строителя от пневмонии, которую он неминуемо подхватит, стоя на пронзительном канадском ветру, нужно куда-то деть детей этого горе-строителя - и строится школа (хотя современный Интернет мог бы гораздо более эффективно обучать этого ребенка дома вдали от драк и наркотиков). В школу нанимают учителей, которым тоже надо платить зарплату, и так далее, и тому подобное.
       Государство не согласно признать тот простой факт, что в современном и, главное, будущем устройстве общества не нужно, чтобы все работали и приносили "пользу". Не работая и оставаясь дома, многие люди будут приносить гораздо больше пользы.
       Чем же занять сидящих дома людей? Пусть учатся по Интернету чему-нибудь, если желают заняться более высокооплачиваемым трудом в будущем, или занимаются искусствами, пишут стихи, воспитывают детей, ходят на рыбалку и вообще наслаждаются жизнью на свое приличное пособие, которого достаточно было бы для достойной жизни, если произвести в ней изменения, которые будут описаны ниже.
       Отказавшись от принципа создания "рабочих мест" и сокращения безработицы как критерия успешного руководства, государство может взимать гораздо меньше налогов, удешевить процесс производства и тем снизить дороговизну жизни в стране.
       Как сделать налогообложение простым, эффективным и приемлемым для всех? Государству необходимо взять на себя оперирование банковскими системами и отменить бумажные и металлические деньги. Итак, все расчеты будут происходить через государство в виде электронных платежей, которые можно будет осуществлять по телефону, Интернету - через любые средства коммуникации. На все операции будет взиматься налог в 5%. То есть получил за год зарплату $100 000 - при ее переводе вам на счет с вас удержат $5000 и далее, когда вы ее потратите, с вас удержат еще раз 5% при каждом движении денег. Всего государство получит около 10%, но с любого движения денег. Более нет уклоняющихся от налогов, нет возможности вести черный бизнес, да и нет надобности, нет возможности платить нелегальным иммигрантам. Налог в таком размере никто не откажется платить. Наркоторговцам тоже придется несладко, потому что после отмены наличных денег станет трудно рассчитываться за товар... Да и потребителей наркотиков станет меньше - из последующего повествования вы увидите, почему.
       Итак, совершив такую реформу, государство будет само заниматься кредитами, и таким образом доход от выдачи кредитов будет также пополнять бюджет государства, в то время как процент на кредиты может быть значительно снижен.
       В США в 2003 году было совершено покупок с помощью кредитных/дебетных карточек более чем на 2,2 триллиона долларов! Как видите, инфраструктура уже вполне готова для перехода на электронные деньги.
       Взяв контроль над финансовой индустрией, государство обеспечит себя достаточным бюджетом для оперирования при условии проведения следующих реформ.
       Отказавшись от создания рабочих мест и реформировав систему налогообложения, соединив ее с банковской системой и системой кредитов, государство сможет сократить большое количество потрат, связанных со сбором налогов в настоящее время. При этом совсем не обязательно экспроприировать банковскую систему. Государство может выкупить контрольные пакеты акций у всех основных банков в течение, скажем, 25 лет и далее реформировать банковскую систему, сливая ее с системой налогообложения, совершенно безболезненно.
       Вы можете возразить, что денег может не хватить на осуществление обычных функций государства - обеспечение здравоохранением, защитой, образованием и социальными услугами. Однако необходимо пересмотреть каждую из этих функций.
       Система здравоохранения ныне действует крайне неэффективно. Большинство семейных врачей, сидящих на приемах, осуществляют рутинную низкоквалифицированную работу, для которой подчас не нужно даже знаний станционного фельдшера. Необходимо создать портативные диагностические центры в большинстве аптек, которые могли бы анализировать жалобы больного, измерять давление и пульс, брать кровь и мочу на анализ (в скором времени анализы слюны смогут заменить анализы крови частично или даже полностью; это решает проблему процедуры взятия крови на анализ, поскольку слюну сдать очень легко)*, снимать и анализировать кардиограмму и выписывать стандартное лечение, которое будет продаваться тут же в аптеке. Только в случае выхождения за рамки обычного заболевания, поддающегося амбулаторному лечению, этот диагностический центр направлял бы пациента к врачу-специалисту или в стационар. Представьте себе эффективность и дешевизну такого подхода. В будущем к диагностическим центрам добавятся сканеры, производящие полное сканирование больного. При таком подходе многие из заболеваний в ранней форме могут быть своевременно выявлены. Значительные средства могут быть сэкономлены на лечении хронических больных. Также снизится потребность в большом количестве дорогостоящих высококвалифицированных врачебных кадров, которых, например, в Канаде постоянно не хватает.
       Система образования также чрезвычайно дорогостояща для государства и малоэффективна. Если закрыть большинство школ и обеспечить детей эффективным домашним обучением через Интернет, решатся многие проблемы детской преступности, наркомании и т. д. Такие системы обучения через Интернет с интерактивными видеопрограммами будут гораздо эффективнее, чем современные переполненные классы с недостаточно образованными учителями (до восьмого класса в канадских школах один учитель практически по всем предметам). Система также сможет следить, чтобы все дети обучались надлежащим образом и их достижения в учебе соответствовали общегосударственным требованиям.
       То же самое касается и системы высшего образования, которая уже сейчас успешно переходит на Интернет.
       Значительную часть потрат госбюджета многих стран составляют расходы на армию. Армии таких государств, как Канада и Норвегия, малочисленны и нередко бездействуют десятилетиями, за исключением участия в миссиях в составе миротворческих контингентов войск. Однако армию можно сделать самоокупаемой, привлекая ее к различным оборонительным и охранным мероприятиям, осуществляемым для других стран за деньги.
       Необходима реформа и иммиграционной политики. В настоящее время развитые страны переполнены нелегальными иммигрантами, которые не платят налогов и занимают рабочие места, в то время как государство отчаянно пытается создать дополнительные рабочие места, тратя налоги, собираемые с других членов общества. С другой стороны, иммиграционная политика ввозит в страну высококвалифицированных легальных иммигрантов, которые, к удивлению правительства, редко находят работу по специальности, а чаще всего опять же конкурируют за низкоквалифицированные рабочие места или ложатся тяжелым бременем на систему социального обеспечения. По-моему, это не очень разумная система.
       Право на въезд в развитые страны следует давать тем, кто сможет гарантировать свое финансовое обеспечение сроком на 5-10 лет. То есть создать государственный иммиграционный банк, в котором будут открываться сберегательные счета всем желающим иностранцам. При накоплении определенной суммы, которая обеспечит нахождение владельца счета в течение указанного срока в данном государстве, ему должен даваться вид на жительство, а по истечении этого срока - гражданство. Пока индивидуум не въехал в страну, он может забрать все свои средства со своего счета, но как только он совершит иммиграцию, он начнет получать месячное пособие, выплачиваемое из его же денег, и забрать их все сразу не будет иметь права. Если индивидуум пожелает покинуть страну и отказаться от вида на жительство, то он сможет забрать остаток денег со своего счета.
       Такая система обеспечит возможностью иммиграции всех желающих, способных сделать взносы, позволяющие обеспечить жизнь нового иммигранта в течение первых 5-10 лет.
       Кстати, совершенно не обязательно связывать гражданство и право участия в выборах с выдачей паспорта. Паспорт - это документ, позволяющий беспрепятственно пресекать границы. Его можно будет выдавать иммигрантам сразу по получении вида на жительство, в то время как гражданство как таковое, дающее право на участие в выборах, можно давать через 5-10 лет и по результатам экзамена на знание законов страны, как это и делается в настоящее время.
       Итак, позвольте мне нарисовать картину жизни одной и той же семьи в государстве современного типа и сравнить ее с картиной жизни такой же семьи в электронном государстве будущего.
       В современном государстве отец семейства отправляется с утра на работу на строительстве дороги, на одно из рабочих мест, субсидированных государством. Его жена отправляется стоять восемь часов за кассовым аппаратом в супермаркете. Оба проделывают 25 километров до места работы на двух разных автомобилях, потратив по полтора часа в пробках, сжигая значительное количество бензина, добавив значительную порцию углекислого газа в нашу несчастную атмосферу. Ребенок отправляется в ужасную местную школу, где за целый день он практически ничего не усваивает, а на переменах курит марихуану. Общаясь с родителями, ребенок проводит только по сорок минут в неделю с каждым, в то время как в школе со своими сверстниками-наркоманами он проводит 25 часов в неделю и еще 25 часов смотрит по телевизору программы с агрессивным и сексуальным содержанием, а также играет в компьютерные игры до потери пульса.
       Деятельность отца заключается в том, что он работает светофором, то есть стоит на ветру и регулирует движение, в то время как его легко можно заменить аппаратом (если вообще строительство этой дороги нужно для чего-нибудь еще, кроме как для создания рабочих мест и освоения бюджета).
       Работа матери заключается в том, что она берет товары из рук покупателей и проводит кодом вниз над чувствительным лазерным глазком, а касса сама подсчитывает, сколько покупатель должен заплатить. Далее кассирша произносит сумму, которую покупатель и так видит на табло, далее она нажимает кнопку, чтобы покупатель смог заплатить карточкой за покупку. Чаще всего люди платят карточками. Ей редко приходится подсчитывать наличные. Еще кассирша здоровается с покупателями и осведомляется, как у них дела, приблизительно 160-200 раз в день. Какой попугай бы такое выдержал? Очевидно, что такую работницу легко заменить автоматом, при котором покупатель сам будет проводить свои покупки и сам нажимать кнопку, чтобы заплатить карточкой, а факт, что его дела "о'кей!", оставит при себе. В государстве будущего мы оставляем только электронные деньги, и поэтому более нет надобности подсчитывать купюры и монеты. Это, кстати, полностью решит и проблему подделки денег.
       Вечером отец и мать добираются до дома еще полтора часа и возвращаются только в 7-8 вечера. Они съедают ужин из полуфабрикатов и садятся смотреть телевизор, по которому в основном идет реклама товаров, которые они не могут позволить себе купить. Их ребенок присоединяется к ним. Далее они идут спать, и наутро всё повторяется снова.
       Основная часть скудной зарплаты уходит на содержание двух автомашин, включающее дорогостоящие из-за частых аварий в городах страховки, бензин, ремонт. Далее идет оплата жилья, жалкой двухкомнатной квартирки, которая в большом городе обходится чрезвычайно дорого, остальное уходит на нездоровую еду в виде полуфабрикатов и выплату долгов по кредитным карточкам. Надо сказать, что бюджет всё равно не сходится, и семья всё глубже и глубже залезает в долги. Никаких сбережений у них нет, кроме скудной пенсионной программы, и долги, долги, долги... Это напоминает фильм ужасов, страшную антиутопию. Но нет, это реальная жизнь, которой живут миллионы обычных жителей развитых стран. Периодически то тому, то другому родителю удается уйти на пособие по безработице, во время получения которого они подрабатывают где-то по-черному, пытаясь как-то сбалансировать свой семейный бюджет. Ребенок растет бездумным имбецилом, который пополнит армию кассирш и регулировщиков движения, если не закончит в тюрьме. В США 0,5% населения сидит в тюрьме. Это страна с самым высоким процентом населения, сидящего в тюрьме.
       Обратите внимание, что это нормальная семья, где родители не наркоманы и не алкоголики, хотя при такой жизни алкоголь или наркотики могут показаться довольно логичным выходом...
       Теперь давайте представим себе жизнь той же семьи в электронном государстве нового типа.
       Оба родителя не работают, получая пособие, равное их зарплате. Деньги на их содержание высвобождены, поскольку никому не нужную дорогу не строят, а в магазине поставили дешевые аппараты, позволяющие покупателям самим проводить через кассу свои покупки (такие магазины уже есть).
       Семье предложили увеличенное пособие, если они согласятся уехать из города, и они переехали далеко за город, где проживают в собственном коттедже, выплата государственной ипотечной ссуды обходится дешевле съема двухкомнатной квартиры в городе. У семьи одна машина, которой они пользуются не каждый день. Отец обучается по Интернету на инженера, потому что хочет зарабатывать больше и иметь более просторный дом и моторную лодку, кроме того, он всегда проявлял способности к математике и технике. Программа обучения предоставляется государством и ничего практически студенту не стоит и государству тоже практически ни во что не обходится, потому что после ее создания от государства практически не требуется каких-либо дополнительных потрат. Завершив обучение, отец тоже не покинет дом, поскольку его работа в качестве инженера будет происходить полностью через Интернет.
       Жена занимается изучением языков, истории и компьютерного арт-дизайна. Условием получения ею пособия является то, что она должна заниматься чем-то интеллектуальным, выбрав из многих возможных видов деятельности. Жена готовит здоровую пищу, не пользуясь полуфабрикатами. Ребенок, постоянно находящийся на глазах у родителей, успешно обучается по Интернету, а система постоянно следит за его успехами. В свободное время он играет на улице с соседскими ребятами, которые тоже обучаются дома.
       Когда у ребенка грипп, семья приходит в аптеку, где в автоматическом диагностическом центре у ребенка берут анализ крови, мочи, а также делают другие исследования, после чего ставится диагноз, прописывается симптоматическое лечение, после которого ребенок быстро выздоравливает.
       В прошлом году при полном автоматическом скрининге у матери был выявлен рак груди в очень ранней форме, и после обращения в стационар и маленькой операции мать быстро поправилась и сейчас совершенно здорова.
       Население городов уменьшилось, многие горожане переселились в сельскую местность, что поддержало развитие экономики отсталых районов и разгрузило города.
       Нравится ли вам такая концепция электронного государства? Думаю, что нравится. Дело в том, что в прошлые века общество основывалось на крепких семейных кланах, которые жили земледелием, поддерживая друг друга. Не зря Руссо называл семью "La plus ancienne de toutes les sociИtИs et la seule naturelle est celle de la famille" - "самым древним и самым естественным из всех известных обществ"*. Индустриализация призвала огромное количество людей в города, разрушив этим большие семьи, потому что возникла необходимость в рабочей силе. Постиндустриализация продолжила разрушение семьи, потому что жена работала в Хьюстоне, а муж в Сан-Франциско; общество стало косвенно поддерживать разводы и семьи с одним родителем. Последствия разрушения семьи налицо: теперь нормальные, естественные функции семьи - образование и воспитание детей, приготовление пищи, развлечения, - всё отдано на откуп разным индустриям и государству, в то время как функция государства - забота о благосостоянии и социальной защищенности граждан - переложена на плечи работодателей и среднего класса.
       В электронном государстве необходимо восстановить семью как ячейку общества. Научившись в полной мере использовать компьютеры вместо человека, государство может отпустить большую часть рабочей силы по домам, назад в семью, дав им достойное обеспечение и человеческую жизнь. Нужно всего лишь отказаться от застарелого принципа, что в государстве все люди, если они здоровы, должны работать. Необходимо прекратить гонку за рабочими местами, которые не нужны ни обществу, ни тем, кто на этих рабочих местах работает.
       Вы можете возразить, что если всем платить деньги просто так, то никто не захочет работать. Это не так. Речь идет о минимальном достойном пособии. Те, кто хотят большего, будут по-прежнему стремиться зарабатывать и иметь больше. Однако сделать им это будет легче, потому что они не будут обременены тяжелыми налогами, как это происходит сейчас.
       Надо признать, что современное общество при достаточной степени реорганизации электронных систем может позволить себе поддерживать достойный образ жизни большой части своих граждан без того, чтобы они занимались малопроизводительным, нудным трудом, а главное - работая, обходились этому обществу гораздо дороже, чем совсем не работая. Как это ни парадоксально звучит, но если люди всего лишь займутся своими семейными жизнями, не возлагая на общество тяжесть организации воспитания своих детей и организации нездорового массового общественного питания, то при помощи электронных средств можно будет практически свести до минимума необходимость в налогообложении и в потратах на наиболее дорогостоящие сегодня службы, такие, как образование и здравоохранение.
       Вы скажете, что это нереально? В завершение, в таком случае, я хотел бы поделиться собственным опытом. Четыре года назад моя компания, которой я руковожу вот уже десять лет, стала предоставлять учебные программы, которые готовят выпускников университетов к работе по конкретным специальностям в фармацевтической промышленности и клинических исследованиях. Всё началось с небольших классов в Торонто. Однако мы перевели обучение полностью на Интернет, и теперь на этих курсах обучается более тысячи человек в год по всему земному шару. Большая часть обучения автоматизирована, а двое опытных инструкторов должны отвечать только на нестандартные вопросы студентов. Стоимость системы упала в десятки раз, при этом эффективность как обучения, так и самого бизнеса значительно возросла.
       "Плачевный результат" не заставил себя ждать. При процветающем бизнесе главный офис, который я основал в городке недалеко от места, где я живу, - опустел. Сначала домой перебрались инструкторы, потом и администрация. В настоящее время один инструктор работает из дома в Торонто, другой в Калгари*, администратор работает из дома в Техасе. Офис почти пуст - в нем работают всего два человека. У нас, конечно, активно функционируют офисы в Торонто, но их существование скорее дань консерватизму работников и клиентов, чем необходимости. Ранее подобная система бизнеса была невозможна. Мы не могли бы обучать одного студента в Сингапуре в любое удобное для него время при практически нулевых затратах.
       На этом примере я хотел бы закончить свое повествование об электронном государстве. Я думаю, что так или иначе общество придет к тем же выводам, что и я, потому что они становятся все более и более очевидными, и произведет необходимые реформы, которые позволят в полной мере пользоваться величайшим достижением человечества - компьютерами, ибо их истинный потенциал мы только начинаем осознавать.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      

    Формула бессмертия

      
       Все мы, конечно, являемся неповторимыми в своей уникальности индивидуумами, которых смерть стирает ластиком неизбывно и безвозвратно. Но что, если применить спокойный рационализм? Ведь если большая часть окружающего нас мира является иллюзией (вы не будете настаивать, что фильмы на экране материальны или что солнце на горизонте прямо-таки погружается в море, как нам утверждают наши усталые глаза?), почему бы не создать иллюзию вечной жизни или, по крайней мере, присутствия близкого человека, с которым можно продолжать общаться вне зависимости от того, жив он или нет и, более того, хочет он того или нет?
       Современный уровень коммуникаций позволяет нам общаться с близкими и друзьями через Интернет, даже видя их живое изображение и обмениваясь с ними мыслями посредством звука.
       Годами мы можем не видеться с людьми в общепринятом физическо-пространственном смысле, однако чувствовать их присутствие ничуть не в меньшей мере, как если бы они были с нами в одной комнате.
       Все, что нам нужно сделать, - разработать программу, которая, пока мы с ними общаемся, записывала бы все подробности их мимики и реакций на наши фразы. Через пару сотен разговоров создастся полная база данных всевозможных видео-звуковых реакций. Далее программа должна научиться реагировать на ваши фразы и пополнять свой словарный запас и свежие мнения из текущих новостей.
       Вот и все. Вы получаете идеального собеседника. Он будет выслушивать все ваши новости, реагировать на все ваши шутки, обсуждать с вами последние мировые новости, причем будет иметь свое особое мнение, которое компьютер будет рассчитывать по предыдущим шаблонам мнений на прежние события. Программа будет помнить то, что вы ей рассказали, а также будет периодически прокручивать старые истории, которыми полнятся наши разговоры, подчас похожие на граммофонную пластинку.
       Вы скажете - это не будет работать? Будет. Конечно, первые версии программы будут иногда зависать и будут не очень естественными (особенно если вы поручите это "Майкрософту", который торопится выбросить на рынок недоделанный продукт, зато в широком масштабе и обычно, прямо или косвенно, бесплатно). Далее программы станут настолько совершенными, что люди начнут предпочитать пользоваться ими еще при жизни оригинала.
       Вы скажете - это цинично? Ну конечно, менее цинично - тосковать всю оставшуюся жизнь по любимому человеку, проливая реки слез, вместо того, чтобы подсесть к компьютеру и вдоволь посмеяться с ним, рассказывая друг другу свежие анекдоты или обсуждая, как выросли дети.
       Вы скажете - это несправедливо по отношению к усопшему? Но разве ему не хочется, чтобы вы проводили часы с его видеообразом, который не делает ничего того, чего бы не делал его прототип?
       Как назвать такую программу? "AntiDeath"*. Или, если хотите элегантно, назовите "VieEternal"** на французский манер.
       Вы можете общаться таким образом и с живыми людьми. Например, с братом, которому некогда слушать ваши стихи или которому надоела ваша проза... Взял, запрограммировал, и читай ему, сколько вздумается, тем более все, чего вы от него ожидаете, - это сидеть на экране напротив вас с довольной полуулыбкой, периодически довольно крякать и изредка вас хвалить. Программа не будет зевать, засыпать, а главное, сердиться, что ей надо куда-то идти, а вы ей уже второй час досаждаете со своими сочинениями... В это время ваш реальный брат будет жить своей разнообразной личной жизнью и, более того, еще и сам подарит вам такую программу, чтобы вы от него отстали со своими литературными излияниями. А вы подарите своему брату программу, изображающую вас внимательно и вдумчиво крякающим по поводу его длинных рассказов о его производстве, в стиле "пришел-ушел" или "я им... а они мне...", и всегда - "денег мало платят..."
       Вы скажете - программа будет бесчувственной болванкой? Все зависит от того, как вы ее отрегулируете. Необязательно она будет ласковой и беззубой. Например, вам нравится скандалить и выяснять отношения с вашим бывшим мужем. Он от этого несколько утомился и отчалил к другим берегам, не обязательно покинув мир живых, но, по крайней мере, со словами: "Считай, дорогая, что для тебя я умер".
       Вы берете и настраиваете программу и каждый день, сколько вам того пожелается, выясняете отношения со своим бывшим супругом, причем можете так ее настроить, чтобы в конце он вам уступал! (Что невероятно в реальной жизни, из-за этого вы, собственно, с ним и развелись...)
       Не нравятся вам мои предложения? Хорошо. Давайте придумаем что-нибудь другое, но так это дело оставлять нельзя! Смерть - это безобразие; современное общество, нашедшее замену для всего естественного, как-то должно позаботиться, чтобы и окончание жизни не приносило столько неприятностей как усопшему, так и его оплакивающим.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      

    Проблема бессмертия

      
       Осознание собственного существования является непростой задачей. Тем более сложно осознать собственное несуществование. Бессмертие - это идея о том, что очевидный закон жизни, будто всё живое смертно, в каких-то случаях может быть нарушен в прямом телесном смысле. Нередко под бессмертием понимают представление о непричастности к смерти через невозможность ее осознания, ибо когда вы мертвы, то смерть не имеет к вам отношения, поскольку по определению вы не можете ее почувствовать и осознать, в противном случае вы были бы живы, и смерть снова не имела бы к вам отношения.
       Вопрос о том, возможно бессмертие или нет, не имеет смысла в рамках отмены общепринятого понятия времени. Если времени как такового не существует, и оно является лишь формой нашего восприятия действительности, то эмоциональная нагрузка, связанная с нашей конечностью во времени, столь же бессмысленна, как и наша ограниченность в пространстве.
       В рамках же времени, по крайней мере так, как оно воспринимается нашим сознанием, бессмертие или хотя бы значительное преодоление сознательного существования индивида в конечном итоге кажется практически неизбежным результатом будущего технического прогресса. Тем более, спрос пока явно опережает предложение, что, безусловно, подстегивает искателей эликсира вечной жизни.
       Идея бессмертия существует у большинства древних народов. У греков и евреев под бессмертием понималось призрачное существование в царстве теней ("гадес" - у греков, "шеол" - у евреев). В Индии и Египте господствовало учение о переселении душ. По свидетельству Геродота, "египтяне... первыми стали учить о бессмертии человеческой души. Когда умирает тело, душа переходит в другое существо, как раз рождающееся в тот момент". Позже в иудаизме учение о бессмертии связывалось с учением о воскресении мертвых и о загробном воздаянии; в таком виде оно перешло в христианство и ислам. В некоторых философских системах рассматривается бестелесное, внефизическое существование души (эзотерический имморализм).
       Материалистический подход отрицает существование души. Поэтому в его рамках вопрос о возможности такого рода бессмертия является бессмысленным. Однако даже учения материалистов не обходятся без успокоительных концепций продолжения нашего физического существования в новых формах материи.
       В виде систематического учения понятие о бессмертии впервые было обосновано и развито Платоном ("Федон, или О бессмертии души"). Кант, считая невозможным подыскать какие-либо теоретические доказательства бессмертия души, обосновал веру в него на постулатах практического разума.
       Философия, обрученная с религией, всегда предлагала немало решений для жаждущих бессмертия. Наиболее простым выходом представляется бессмертие души: человеческая душа живет вечно, ее существование не зависит от тела. Сложность такого подхода состоит в том, что доказательства существования души основываются скорее на вере, чем на рациональных научных фактах. Не случайно в этом направлении не достигнуто ощутимого прогресса с дремучих времен. Возможно, подобные доказательства замалчиваются основной когортой ведущих ученых. Проблема состоит в том, что если верования в наличие души и ее загробное существование не имеют никаких оснований, почему так много фактов, свидетельствующих о том, что проблема не так уж проста?
       Хорошо известные медицинские наблюдения предоставляют вполне реальную информацию, описывающую предсмертные переживания (Near Death Experience NDE) человека. Обычно пациенты, испытывая на себе воздействие сильнейших травм, полученных в результате несчастных случаев, внезапных приступов различных заболеваний или просто находясь на операционном столе, ясно осознают процесс отделения своего сознания от принадлежащего им тела. Например, люди, попавшие на операционный стол в результате сердечных заболеваний, впоследствии утверждали, что видели свое собственное тело с возвышающегося над местом проведения операции положения, тогда как, в соответствии с современным медицинским пониманием, пациенты находились в это время в совершенно бессознательном состоянии.
       Хотя подобные случаи и вызывают сомнение, тем не менее некоторыми авторитетными учеными были предприняты довольно серьезные исследования в этой области. В число этих ученых входит доктор Майкл Сабом, врач-кардиолог и профессор Медицинской школы при "Emory" Университете в Атланте (штат Джорджия, США). Поначалу проявив довольно скептическое отношение к описанным выше случаям фиксирования предсмертных переживаний, в дальнейшем, после проведения более детальных исследований, он полностью изменил свое мнение. В своей книге "Воспоминания о смерти: опыт медицинских исследований" Сабом приводит множество документально подтвержденных примеров, описывающих предсмертные переживания пациентов. Например, один мужчина рассказывал: "Я двигался вдоль стоянки автомобилей по направлению к своей машине. Вдруг я потерял сознание. Я не помню удара о землю. Следующее, что мне удается вспомнить, это то, что я ощутил себя находящимся высоко над машиной, в парящем состоянии. У меня было вполне реальное, правда, довольно странное чувство, чувство свободного парения. Я смотрел сверху на свое собственное тело и видел подбегающих к нему четверых или пятерых человек. Я слышал и понимал всё, что говорили эти люди".
       Но главной темой книги профессора Сабома является подробное описание результатов исследований больных, переживших сердечные приступы. Сабом подразделяет их на две группы. Первая группа, состоящая из 25 человек, не смогла рассказать ничего определенного о своих предсмертных переживаниях в момент сердечных приступов. Вторая группа, которая смогла описать их, состояла из 32 человек. Шестеро пациентов дали ответы, полностью соответствующие медицинским записям, полученным в ходе проведения операций, несмотря на то, что эти люди находились в бессознательном состоянии. Результаты подобных исследований подтверждают точку зрения, согласно которой эти пациенты смотрели на свои тела и окружающую их обстановку с внешних по отношению к их собственным телам позиций. Таким образом, Сабом приходит к заключению: "Если человеческий мозг действительно состоит из двух основных элементов - "ума" и "интеллекта" (разума), вполне возможно, что процессы, сопутствующие состоянию предсмертной агонии, каким-либо образом способствуют мгновенному отделению от мозга одной из его составляющих, а именно "интеллекта". По крайней мере, ответ на данный вопрос следует искать в этом направлении. Гипотезы, предполагающие бестелесное существование души, кажутся более убедительными при наличии определенных, подтверждающих их фактов. Возможно ли, что разум, отделяющийся от материального мозга, в действительности является душой, продолжающей свое существование после прекращения функционирования нашего тела (что полностью соответствует некоторым религиозным учениям)? Это - основной вопрос, который возникает после более детального изучения различных видов предсмертных переживаний (NDE)".
       Математически доказать бессмертие души представляется невозможным, как, впрочем, невозможно и опровергнуть ее бессмертие. Когда знаменитый русский химик Бутлеров пытался с помощью материалов по медиумизму доказать бессмертие души, комиссия, возглавляемая его коллегой Менделеевым, признала эти факты недостаточно убедительными. Тем не менее в отчете Менделеев написал, что, хотя доказательств нет, он, как человек, воспитанный в христианской традиции, предпочитает сохранять веру в бессмертие.
       Существует и другая категория научно обоснованных доказательств, наводящих на мысль о том, что в действительности наше "я", воспринимаемое нами как сознание, может продолжить свое существование в отделенном от физического тела состоянии. К числу подобных доказательств относятся так называемые воспоминания о прошлых жизнях. Здесь мы снова сталкиваемся с полем деятельности, оставляющим много поводов для возникновения скептицизма. Между тем многими серьезными учеными были проведены кропотливые исследования. Среди них - Ян Стевенсон, профессор психиатрии, преподающий в одном из университетов Штата Вирджиния (США). Стевенсон проводил углубленные исследования в области реинкарнации (перевоплощения) памяти, сосредоточивая особое внимание на детских воспоминаниях в силу того, что дети обладают меньшими, нежели взрослые, запасами всевозможных мотиваций, позволяющих придумывать ложные факты, касающиеся их прошлых жизней. В большинстве случаев Стевенсону удалось получить детальное подтверждение многих воспоминаний, полученных от детей, касающихся в первую очередь существования описанных ими мест и личностей, включая и уже умершего к этому времени человека, который, по утверждению одного из детей, встречался с ним в его предшествующей жизни.
       Таким образом, с 1983 года Стевенсон зафиксировал около 2500 случаев реинкарнации памяти. Из них, по его утверждению, 881 случай был подвергнут тщательной проверке, и в 546 случаях ему и его помощникам удалось найти подтверждения в виде конкретных деталей, так или иначе связанных с воспоминаниями о прошлых жизнях обследуемых субъектов. Иными словами, из всего количества проверенных воспоминаний 62% в конечном итоге получили полное подтверждение. Многие из подобных случаев Стевенсон включил в четырехтомный компендиум "Типичные случаи реинкарнации памяти", опубликованный издательством "Юниверсити Пресс", штат Вирджиния.
       Доктор Петер Рамстер, психолог Сиднейского университета (Австралия), произвел подобные исследования, вовлекая в них взрослых людей, которыми в состоянии гипноза высказывались вполне определенные, касающиеся их предшествующих жизней, воспоминания. В сопровождении независимых наблюдателей он привел нескольких исследуемых на места, описанные в их воспоминаниях, где и удалось получить подтверждение даже мельчайших деталей, зафиксированных в их памяти.
       В дополнение к вышеназванным фактам Рамстер и Стевенсон представляют доказательства случаев так называемой ксеноглоссии (неожиданного знания иностранных языков, проявленного в состоянии гипноза). Стевенсон рассказывает о случае, произошедшем с американской домохозяйкой, которая в состоянии гипноза могла довольно бегло изъясняться на древнешведском наречии, хотя в реальной жизни не имела о шведском языке ни малейшего представления.
       Наличие подобных примеров свидетельствует о том, что сознание, находящееся внутри данного нам физического тела, могло предварительно существовать в различных физических телах и способно сохранять определенную информацию, касающуюся своих предшествующих жизней. Бхагавад-гита и другие ведические писания дают нам теоретическое понимание того, что наше сознание является полностью отличным от тела. Но для истинного восприятия подобных положений существуют практические методы йоги и медитации, - подобные воспеванию Харе Кришна мантры, постепенно приводящие человека к пониманию своего "я".
       В "Науке самоосознания" Шрила Прабхкпада говорит: "Каждый, кто занимается воспеванием Харе Кришна мантры, в конечном итоге осознает, что он не является этим материальным телом. "Я не принадлежу этому материальному телу, целиком пребывающему в материальном мире. Я - духовная душа, являющаяся составной частицей Верховного Господа"".
       Американский психолог Ульям Джеймс провел множество опытов, в которых ему удалось соприкоснуться с сознанием умерших людей, и опубликовал свои отчеты. Этим занимались многие общества в конце ХIХ и в ХХ веке. Огромный материал дала парапсихология, в частности, одно из удивительных открытий, что дух действует в мире, не зная границ.
       Таким образом, учение о бессмертии является важным движущим фактором той ответственности, которую человек несет за себя, за других, за свои деяния, за свои слова и даже за мысли.
       Основатель экспериментальной психологии Г. Фехнер утверждал, что человек живет не один, а три раза. Первый раз он живет 9 месяцев в утробе матери, в полном одиночестве, и он спит. В это время создаются органы его тела, которые еще принадлежат биосфере. Потом он рождается и переживает свое рождение, как смерть. Ребенок задыхается, он отрывается от матери, и, пока у него не раскрылись легкие, с ним происходит нечто, подобное агонии.
       Далее наступает вторая жизнь. Здесь уже сон чередуется с бодрствованием, здесь уже не одиночество, а общение с определенным кругом людей. Физический биосферный элемент человека расцветает до конца и довольно быстро начинает увядать. Но здесь же развивается, раскрывается, обогащается и растет, или, точнее, может расти его духовное начало.
       Потом наступает третья жизнь. В ней нет сна, это вечное бодрствование. И она распахнута для бесчисленного количества духовных существ. Пророки, ясновидцы, мистики, да и каждый человек в особые моменты своей жизни может на секунду пережить мгновения, когда становятся абсолютно внятны и "неба содроганье, и горний ангелов полет, и гад морских подводный ход, и дольней лозы прозябанье". В такие мгновенья кажется, что вся вселенная вмещается в тебя. Соприкосновение опыту будущего, космическое сознание - это то, что ожидает человека. Принадлежность к подобному океаническому отмечается многими людьми.
       Можно, конечно, предположить, что все приведенные выше факты являются фальсификациями, и упование на бессмертие души наивно и бессмысленно.
       Однако природа услужливо предлагает нам компромисс относительного бессмертия в виде продолжения рода. Дав нам возможность размножаться и даже воспитывать собственных отпрысков, законы жизни позволяют вкушать упоение продолжением существования за пределами нашей жизни, но только в том случае, если мы согласны отказаться от уникальности и неповторимой ценности нашего собственного "я". Бердяев во многих своих сочинениях, например в "Метафизике пола и любви", обожествлял "половую любовь", считая, что "с полом и любовью связана тайна индивидуальности и бессмертия". Открытие клонирования может помочь решить проблему отказа от ценности собственного "я".
       Если и это решение не представляется разумным и удовлетворительным, то единственный выход - вера в бессмертие физического тела (то есть представление о вечно живущем человеке, тело которого может принимать в рамках современных представлений формы сохранения сознания на изолированных от физического тела носителях), а также вера в существование в рамках виртуальной реальности.
       Современная наука решает проблему бессмертия физического тела различными путями: стволовые клетки, крионика, понижение температуры тела, трансплантология, смена "носителя сознания" и другие. Американский физик, лауреат Нобелевской премии Р. Фейман считает: "Если бы человек вздумал соорудить вечный двигатель, он столкнулся бы с запретом в виде физического закона. В отличие от этой ситуации, в биологии нет закона, который утверждал бы обязательную конечность жизни каждого индивида".
       Бурное развитие технологии открыло перед человечеством значительные перспективы. В их свете предлагаются различные способы реализации индивидуального физического бессмертия. В микроэлектронике, например, на протяжении долгого времени действует закон Мура, утверждающий, что количество транзисторов на кристалле удваивается каждые 1,5-2 года. В связи с этим говорится о возможности частичного или полного перевода организма на искусственные полупроводниковые (кремниевые, галлиевые и т. п.) чипы, устойчивые при больших колебаниях температур, не нуждающиеся в кислороде и сохраняющие работоспособность в течение значительного времени. При этом существует возможность копирования и тиражирования информации, хранящейся на чипе.
       Реальное, значительное продление жизни может стать только результатом "суммы технологий" - совокупного продвижения во многих областях науки и техники, зачастую достаточно далеко стоящих друг от друга. Главная причина такого положения дел - крайняя сложность феномена старения. К сожалению, старение встроено во все процессы нашего организма, и решить эту проблему одним махом не представляется возможным. Первичные причины старения имеют молекулярную природу. Упрощенно говоря, мельчайшие частицы, из которых состоит клетка, в процессе своей жизни неизбежно получают повреждения, "портятся". Большая часть таких повреждений исправляется специальными "ремонтными" системами клетки. Однако со временем накапливается все больше молекулярных повреждений, из-за чего отдельные клетки либо отмирают, либо начинают "играть не по правилам". С такими клетками вступают в борьбу защитные системы организма. Но и в них тоже накапливаются "испорченные" молекулы. В результате с возрастом значительно снижается способность исправлять повреждения, возникающие внутри организма, и в конце концов какая-то очередная "поломка" убивает человека...
       Одним из решений может стать нанотехнология - разработка так называемых молекулярных роботов, особых белковых или даже неорганических "микросуществ", выращенных в пробирке или полученных в результате саморазмножения. Выглядеть такое лечение будет примерно так: пациенту вводится инъекция, в которой миллионы этих самых "роботов", а далее эта армия искусственных существ начинает выполнять свою работу в организме. Принципы их работы - как у простых белковых молекул, только направление не стихийное, а строго заданное: например, исправлять "нехорошие" химические связи. Руководить ими будет компьютер, а информацию передавать через магнитное или акустическое поле. Поэтому пациента придется поместить в магнитный ящик, своего рода "томограф". По окончании сеанса "роботы" выводятся из организма, а человек вновь становится, скажем, тридцатилетним...
       Следует подчеркнуть, что это вовсе не так фантастично, как кажется. Отдельные элементы "молекулярных роботов" уже существуют. В эти исследования ежегодно вкладываются десятки миллиардов долларов. Основным препятствием для разработки действующего прототипа "молекулярного робота" является недостаточная скорость работы компьютеров. Предполагается, что необходимая скорость будет достигнута лет через десять. После этого еще, наверное, около двадцати лет понадобится на проведение необходимых биологических исследований, разработку и испытание "молекулярных роботов" и управляющих компьютеров. И уже где-то во второй четверти XXI века лечение старения и омоложение человека может стать обычной медицинской процедурой.
       Некоторые сторонники бессмертия, технократы, считают, что более быстрым путем к значительному увеличению продолжительности жизни человека будет не его лечение "молекулярными роботами", а постепенная "киборгизация", то есть расширение биологических возможностей человека путем "вращивания" в него искусственных устройств. Вплоть, как мы уже отмечали, до возможности "переноса" человеческого "я", его психики, личности, в компьютер.
       Итак, проблема физического бессмертия переходит из области философии в область решения научно-технических задач. В рамках подобной концепции ценность отдельной человеческой жизни встает как никогда остро. С одной стороны в мире по-прежнему допускаются массовые уничтожения людей, в то время как отдельные индивидуумы в скором времени могут получить физическое бессмертие. Однако надежда на возможность индивидуального бессмертия человеку крайне необходима. Кант объясняет постулаты морального опыта - свобода, Бог и бессмертие - в конце "Критики практического разума". Он пытается доказать, что эти постулаты морального сознания отно­сятся к необходимым условиям реализации высшего человеческо­го назначения на Земле. Они, соответственно, даже не обязательно должны касаться вне­земного назначения человека, а нужны именно для прояснения наших жизненных целей в нашем земном существовании.
      

    Десексуализация личности

      
       Появление виртуальных личностей, создаваемых компьютерными программами, ставит вопрос о сексуальной мотивации. Безусловно, программа, обеспечивающая существование виртуальной личности, может оперировать на основе определенных алгоритмов, заставляющих виртуальную личность ассоциироваться с одним из полов, и таким образом внешне проявлять сексуальную мотивацию. Между тем подобная ситуация может оказаться временной, поскольку чем больше самостоятельности будут приобретать виртуальные личности, тем меньше значения будет иметь мнение человека о них. Общаясь друг с другом, создавая деловые контакты, обмениваясь положительными новшествами в своем программном обеспечении, виртуальные личности могут освободить себя от остаточной необходимости создавать иллюзию сходства с людьми, только для того, чтобы те чувствовали себя комфортнее. Более того, не исключено, что люди при определенных условиях могут предпочесть не ассоциировать своих виртуальных двойников с тем или иным полом, чтобы сравняться в шансах с виртуальными личностями, порождаемыми компьютерными программами. Уже сейчас люди нередко выдают себя в виртуальной среде не за тех, кто они есть на самом деле.
       Существует довольно широко распространенное мнение, что сексуальная мотивация является основной движущей силой прогресса человечества. В этом подходе, безусловно, заключена весьма убедительная сила, поскольку сексуальное поведение является основой социального поведения человека, если принимать во внимание, что с биологической точки зрения главной целью полового поведения живых организмов является воспроизводство себе подобных, то есть продолжение рода, а ведь именно эта цель поставлена во главу угла, когда заходит речь о биологической эволюции.
       Сексуальная мотивация и половое поведение человека тесно связаны с репродуктивной функцией, однако в отличие от поведения животных определяются социальным развитием конкретной личности. Это приводит к относительной автономизации сексуального поведения от репродуктивной функции, что увеличивает разнообразие форм сексуального поведения человека.
       Чтобы выяснить значение сексуальной мотивации в человеческом сообществе, следует подробнее рассмотреть вопрос о природе сексуального влечения. Половое влечение - одна из форм субъективного переживания человека, отражение его сексуальной потребности. Половое влечение является начальным этапом осознания сексуальных потребностей. При осознании их половое влечение переходит в другую форму отражения потребности - половую мотивацию. Эта мотивация представляет собой физиологический механизм активирования хранящихся в памяти следов (энграмм) информации о внешних объектах, которые способны удовлетворить имеющуюся у организма сексуальную потребность, и информации о тех действиях, которые способны привести к ее удовлетворению.
       Сексуальное поведение человека определяется в первую очередь тем, какую потребность оно удовлетворяет. И. С. Кон выделяет несколько основных форм сексуального поведения человека в зависимости от конечной цели и возраста: разрядка полового напряжения; деторождение, при этом эротические соображения играют ничтожную роль; чувственное наслаждение, при этом наибольшее значение придается эротизму ситуации; сексуальное поведение как сознательное или подсознательное средство достижения внесексуальных выгод (например, брак по расчету); средство поддержания супружеского ритуала; коммуникативная сексуальность, при которой сексуальное поведение представляет собой форму выхода из одиночества. Для подростков можно выделить еще две основные формы сексуального поведения: удовлетворение полового любопытства и средство сексуального самоутверждения.
       Многообразие мотивационных форм сексуального поведения делает чрезвычайно трудным исследование сексуального поведения отдельной личности.
       Более того, при переходе личности в виртуальное состояние ни один из указанных факторов не может быть самодостаточным.
       Сексуальное поведение зависит как от уровня половых гормонов и средств, снижающих либидо (например, некоторые антидепрессанты), так и от принятых в обществе норм, реализующих чувство стыда и вины (И. С. Кон). При этом нормы морали в конкретном обществе как ограничивают внешние проявления сексуальности, так и усиливают внутренние механизмы переживания того или иного поступка.
       Фрейд предложил называть термином "либидо" изначальный энергетический импульс человека, витальную (жизненную) силу и энергию. Именно либидо определяет эволюцию личности от рождения и до смерти. Замаскированные превращения либидо и объясняют наши индивидуальные странности и склонности, симпатии и антипатии, тайные желания, страхи и многие другие особенности личности. Сексуальная мотивация в немалом определяется именно этими особенностями и выраженностью внутреннего сексуального напряжения, требующего разрядки.
       Однако нельзя забывать тот факт, что, согласно Фрейду, в сексуальном поведении всегда присутствует бессознательный компонент агрессивности, о чем свидетельствует возникновение у большинства людей полового возбуждения при наблюдениях сцен полового насилия.
       Повышенное половое влечение нередко является симптомом невротического состояния. Десексуализация общества, основанная не на запретах, а на базисном снижении либидо, в результате успешной терапии невротических состояний может привести к снижению агрессивного фона в человеческом сообществе. Более того, перемешивание сексуально ангажированных виртуальных личностей (реальных людей) с сообществом виртуальных личностей, основанных на компьютерных программах, должно привести к значительной десексуализации общества.
       Интернет в его современной форме исключает возможность сексуального или какого-либо другого физического насилия, что нельзя не отметить как положительный фактор. Конечно, в результате улучшенных возможностей коммуникации возросли возможности для совершения реальных сексуальных преступлений, однако Интернет сам по себе скорее снижает опасность физической агрессии, чем стимулирует ее; поскольку собеседники не могут иметь физического контакта, это обеспечивает их безопасность.
       Сексуальное поведение невозможно рассматривать в отрыве от такого понятия, как институт брака. Несмотря на обширную дискредитацию Интернета как источника матримониальных знакомств, не исключено, что в ближайшем будущем статистика окажется выходящей из ряда вон. Уже теперь у молодых людей больше шансов узнать друг о друге, общаясь через Интернет, чем при первичных фазах личного знакомства. Интернет, обеспечивая анонимность и физическую защищенность, раскрепощает потенциальных партнеров и позволяет создать серьезные отношения между людьми, которые в реальной жизни не могли бы встретиться, а если и встретились бы, то, возможно, не проявили бы друг к другу интереса.
       Более раннее физиологическое половое созревание привело к тому, что пробуждение сексуальных интересов и стремление к половой жизни пробуждаются значительно раньше социального расцвета человека. С другой стороны, от десятилетия к десятилетию общество стремится задержать социальное созревание индивида. Многочисленные исследования показывают, что современное поколение вступает в половую жизнь значительно раньше, чем в брачные отношения, и это не воспринимается обществом как нечто запретное. Сексуальное поведение в браке в последние десятилетия претерпело значительные изменения, что в первую очередь связано с ослаблением религиозных запретов и высокой степенью эмансипации женщин. Большое влияние оказывает появление новых типов контрацептивов, которые позволяют более адекватно регулировать проблему беременности и репродукции в целом.
       Одна из целей психоанализа - попытка объяснить, каким образом накопленная сексуальная энергия распределяется в индивидуальной психике, разряжается и преобразуется в сфере общественной деятельности. Формы преобразования сексуальной энергии легли, в частности, в основу концепции сублимации Фрейда, согласно которой сексуальная энергия может иметь два выхода: путем достижения сексуального наслаждения, что является более примитивной формой разрядки, и путем сублимации, то есть на более "высоком" уровне, когда первичная энергия либидо переключается на иные формы активности. Таким образом, в рамках подобной модели существуют два варианта развития любого общества и цивилизации в целом. Первый вариант наблюдается в тех обществах, где в отношении сексуальности нет особых запретов. Секс воспринимается как праздничная сторона нормального существования. Человек в таком обществе глубинно счастлив, не испытывает гнета общественной морали, он проживает свою жизнь беззаботно, как мотылек свой день. Условно можно предположить, что эта модель ближе к туземной культуре (Океания, Полинезия). В этом случае общество обречено на стагнацию, застой, так как единая энергия расходуется на саму жизнь, и фактически ее не остается на сублимацию, то есть в обществе нет "сил" на расцвет науки, бизнеса, искусства... Второй вариант являет собой полную противоположность. В обществе, подавляющем сексуальность индивида, регламентирующем его поведение, индивид глубинно несчастлив, подавлен, ограничен в желаниях. Само же общество динамично, имеет большую перспективу развития, так как нереализованные импульсы индивида сублимируются в социально приемлемые формы активности. Нужно отметить, что эта концепция модели сексуальности, несмотря на то, что она до сих пор фактически не верифицирована, получила признание во многих других областях человеческого знания (культурология, антропология, социология и др.).
       Проблема социализации сексуальных потребностей человека представляет собой одну из наименее изученных областей сексологии. Дж. Шмидт дает следующую ее интерпретацию: человек рождается с определенным уровнем нейрофизиологического обеспечения, позволяющим ему испытывать сексуальное наслаждение при стимуляции генитальных и экстрагенитальных эрогенных зон, достигающее своего максимума в виде оргазма. Стимуляция и оргазм в свете теории обучения действуют как подкрепляющие факторы и усиливают тенденцию к поиску возбуждающих эротических ситуаций, которые могут презентировать индивиду сладострастные переживания. Чем более часты сексуальные переживания, начиная с раннего детства, чем с большим удовольствием и бесконфликтностью они протекают и чем более терпимо к ним общество, тем выраженнее становится сексуальная мотивация, т. е. возрастает уровень влечения. В процессе накопления опыта сексуальная активность прямо пропорциональна ее эмоциональным последствиям для конкретной личности.
       Чем теснее в процессе накопления человеческого опыта увязываются друг с другом сексуальная активность и наслаждение, а сексуальные переживания - с сексуальным удовлетворением, наслаждением и релаксацией, а также с чувством приемлемости, безопасности и ценности в поле общественной морали, тем выраженнее будет половое влечение, что вполне согласуется с правилом возникновения вторичной мотивации.
       Согласно этой модели, сексуальное влечение, поведение и сексуальная активность зависят от биологических, психологических и социальных (культурных) факторов в их взаимном переплетении. Термин "культура" имеет немало толкований. Так, Ф. Ницше определял его как "единство художественного стиля во всех проявлениях жизни народа"; М. Мид - как "единство всех форм традиционного поведения"; X. Ортега-и-Гассет - как "социальное направление, которое мы придаем культивированию наших биологических потенций"; К. Юнг - как "формы поведения, привычного для группы, общности людей, социума, имеющие материальные и нематериальные черты". 3. Фрейд писал: "Слово "культура" характеризует всю совокупность достижений и институтов, отдаливших нашу жизнь от жизни звероподобных предков и служащих двум целям: защите человека от природы и упорядочиванию отношений людей друг с другом". Известный специалист по истории эстетики М. С. Каган (1996) акцентирует внимание читателя на том, что понятие "культура" родилось в Древнем Риме именно как оппозиция понятию "натура", т. е. природа.
       Понятие "культура" включает характеристику не только общества, но и составляющих его индивидов, индивидуальную культуру личности. Понятно, что в этой сфере значимое место занимают культура чувств, культура отношений и сексуальная культура.
       Сексуальная культура в полной мере отражает этнические и религиозные особенности общества, а также своеобразие эпохи. При попытках определения сексуальных норм ведущим критерием часто является тот или иной моральный норматив. Отношение различных культур и обществ к сексуальности индивида регистрируется по шкале репрессивности (запретов и осуждения) - пермиссивности (разрешений и поощрений).
       Французский философ Мишель Фуко полагал, что изучать сексуальную культуру общества трудно именно потому, что по отношению к разным членам общества предписания и запреты неоднородны и неоднозначны. То, что прощается одним, категорически запрещается другим. В качестве различающих свойств могут выступать пол, возраст, социальное положение, профессия и т. д.
       Интересно замечание Дж. Брауда о том, что чем проще и примитивнее организация и структура общества, тем более оно терпимо к сексуальности и, соответственно, наоборот. Очень существенно высказывание Ю. М. Лотмана (1977): "Простейшая форма биологического размножения - деление одноклеточных организмов. В этом случае каждая отдельная клетка полностью независима и не нуждается в другой. Следующий этап - разделение биологического вида на два половых класса, причем для продолжения рода необходимо и достаточно любого одного элемента из первого и любого одного элемента из второго класса. Появление зоосемиотических систем заставляет рассматривать индивидуальные различия между особями как значимые и вносит элемент избирательности в брачные отношения высших животных. Культура возникает как система дополнительных запретов, накладываемых на физически возможные действия. Сочетание сложных систем брачных запретов и структурно-значимых их нарушений превращает адресата и адресанта брачной коммуникации в личности. Данное Природой: "мужчина и женщина" - сменяется данными Культурой: "только этот и только эта". При этом именно вхождение отдельных человеческих единиц в сложные образования Культуры делает их одновременно и частями целого, и неповторимыми индивидуальностями, различие между которыми является носителем определенных социальных значений".
       Виртуальная реальность является средой, в которой деловые и творческие отношения могут быть эффективно десексуализированы, то есть лишены иррациональной сексуальной мотивации, неизбежной при личном общении, с другой стороны, люди, ищущие серьезных отношений, могут найти их именно через Интернет как средство сближения между людьми планеты.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      

    Смерть эротизма

       Эротизм умер. Когда на каждом шагу, в каждом фильме, на каждом журнальном стенде мы можем увидеть то, что благопорядочный человек не должен слишком пристально рассматривать даже в своей собственной спальне, - эротизма больше нет. Его притупили, сначала заменив на низменную похоть, а теперь и вовсе извели.
       Если раньше классические картины нам нравились бесспорно, то теперь без порно ни одно творение искусства не имеет шанса на успех. В Монреале ставят пьесу о любви мужчины к козе. Что придумают завтра, чтобы добить последние отблески эротизма в потухших очах человеческой страсти?
       Раньше грубость немытых рыцарей компенсировали россказни менестрелей. Знатным дамам Средневековья было нечего делать по вечерам, в замках не было кабельного телевидения, а низко летящие драконы, сбивая антенны, мешали приему телесигнала со спутника, вот они и развлекали себя поэтическими опусами, а потом заставляли своих вольнорыцарствующих мужей лазать к себе в окна башен с розою в зубах наперевес и совершать другие, не менее рыцарские поступки.
       В этом отношении дамы Средневековья вели себя точно так же, как и отцы Святой Церкви. Отличившимся рыцарям и те и другие сулили блаженства рая, а провинившимся - адское пламя. Ведь в любой женщине, как и в любой религии, естественно сочетаются оба эти полюса загробного бытия.
       Современный мир искоренил эротизм как факт, сначала доступно разъяснив всем анатомию и физиологию любви, затем сняв с женщин юбки (не в занимательном смысле, а просто заменив их на скучные штаны), погнав их на работу, навесив на них функции кухарки, горничной, кормилицы, экономки, уборщицы, посудомойки и промеж всех этих профессий, где-то сбоку, напомнил ей еще и об обязанности выполнять супружеский долг, который нынче разделяется между двумя супругами поровну и выражается в выплате ипотечной ссуды на приобретение совместного жилья.
       О чем думал Бальзак, когда писал свою "Физиологию брака"? Все нужно переписывать заново. Современность его безусловно поправит. Выплеснув на улицу парады геев, на экраны - откровенное сокровенное, а в мозги людские впрыснув неприхотливую скуку похотливого бытия, с потухшими манерами, с пожухлой на задворках сознания галантностью, с уродливыми майками и штанами, в которые нынче облечено все население Земли без разделения на пол и возраст, современность правит бал. Виагра и прозак являются исключительными эквивалентами человеческого счастья.
       Когда секс везде - его нет нигде. Раскрепощение дошло до того, что раскрепощенный прочно забыл, во имя чего он раскрепощался. Жизнь человека стала беднее, и тут оказалось, что смысла-то особого в человеческом существовании больше нет. Ну что, мы существуем ради плохо сработанной пищи и пластиковых товаров широкого потребления? Нет! Человечество должно было существовать ради любви. А вот как раз ее-то и напечатали в физиологичном ракурсе на обложке журнала, а посему чувственную любовь заменили на бесчувственный обмен весьма бессмысленными телодвижениями.
       Нынче цивилизация достигла вершины своей низменности. Отсюда больше нет дороги наверх, можно только скатываться вниз. Вместо всевозможных трутней да молодых и игривых кандидаток в королевы-матки и так далее, она получила единообразного рабочего муравья, одетого повсеместно в трико предблевотного цвета.
       Иной раз посмотришь на современных мужчин - ну вылитые обезьяны. А женщины? Поймайте взглядом еще нестарую женщину в какой-нибудь очереди на Главпочтамте и мысленно снимите с нее это современное тряпье. О, боже упаси, я не имел в виду никаких предосудительных мотивов, сказав "снимите с нее", я имел в виду снять только для того, чтобы одеть ее, скажем, по моде середины девятнадцатого века...
       Давайте прочтем несколько строк из стихотворения Бодлера "Le beau navire", то есть "Дивный корабль":
      
       Quand tu vas balayant l'air de ta jupe large,
       Tu fais l'effet d'un beau vaisseau qui prend le large,
       ChargИ de toile, et va roulant
       Suivant un rythme doux, et paresseux, et lent.
      
       "Ты плывешь, вздымая волны воздуха широкой юбкой... Так роскошная шхуна выходит в открытое море, распустив парус... В медлительном и в то же время энергичном ритме".
            Это видение могло явиться Бодлеру только в середине девятнадцатого века где-нибудь в Париже. В страшных современных мегаполисах абсурден кринолин. Среди спокойной жизни неторопливых фиакров и тильбюри, и цветочных корзин на каждом углу воздух был, вероятно, несколько более акварелен, чем в современных загазованных парижских автомобильных пробках...
       Читаем далее:
      
       Tes nobles jambes, sous les volants qu'elles chassent,
       Tourmentent les dИsirs obscurs et les agacent,
       Comme deux sorciХres...
      
       "Благородные ножки дерзко раздвигают воланы юбки и пробуждают темные желания, словно две чародейки..." 
       Широкая юбка волнует пространство, даже энергичная походка уступает повелительной плавности контрдвижения. Неуместны бег, быстрая ходьба, динамика движения должна напоминать сдержанный танец...
       А теперь вложите этому одетому по той моде созданию в уста несколько вышедших из употребления старинных фраз: "Ах, сударь..."
       Ну, что? Теперь вы видите? Вот как обокрал нас век компьютеров, облапошил... 
       Когда чувственный мир низведен до скуки порножурналов, когда все пропитано бесчувственным сексом - эротизма больше нет. Он умер. Папаше Фрейду больше нечем нам помочь. Наши неврозы имеют совсем другие корни - и это вовсе не подавленная чувственность, а так, мелочные обиды детства, природная лень, избыток денег у других или их отсутствие у нас, и навязчивое желание кого-нибудь огреть по затылку...
      

    Суверенный индивидуум

       Ссылка на авторитеты - дешевая монета, ею легко расплачиваться, но стоит она недорого. Однако так устроен человеческий разум, что сам по себе он не может произвести ничего, кроме звериных повадок. Чтобы стать человеком, человеку нужен другой человек. Часто говорят, что общество делает человека человеком, но это не так. Вполне достаточно наличия рядом с новорожденным только одного взрослого, чтобы из ребенка вырос практически нормальный, развитый человек. Это значит, что теоретически человечность может передаваться от одного человека к другому по цепочке, вовсе без участия общества. Конечно, на практике это малоосуществимо, но сия иллюстрация показывает, что вовсе не общество первично, а люди, его составляющие.
       Между тем при такой постановке вопроса значение авторитета невозможно переоценить, ибо если у человека есть только один учитель, то он неизбежно становится для него абсолютным авторитетом. Общество же предоставляет человеку множество авторитетов, тем самым приуменьшая вес каждого из них. Таким образом человек, слушающий многих, получает независимость от мнения отдельных авторитетов и как бы освобождается от довлеющей воли отдельно взятого авторитета, а тем самым освобождается и от неизбежных ошибок, навязываемых его субъективностью.
       Для меня, как и для многих постоянно читающих и размышляющих людей, авторитетов практически не существует. То, что кто-то что-то сказал, для нас имеет мало значения. По совету Декарта мы всё подвергаем сомнению и пытаемся критически смотреть на этот мир. Но что бы мы ни говорили, для многих других людей авторитеты являются индикаторами истины в последней инстанции. Если дядя Вася из подворотни заявит, что всё относительно, на это никто не обратит внимания, а вот если это произнесет Альберт Эйнштейн, то подавляющее большинство населения планеты примет сие утверждение, как не требующее особых доказательств...
       Поскольку я сам, увы, не являюсь признанным авторитетом и вряд ли когда-либо им стану, то у меня появилось желание найти обоснования моих размышлений о будущем национальных государств у кого-нибудь еще. Я хорошо отдавал себе отчет, что какая бы мысль ни пришла мне в голову, она обязательно была высказана кем-либо в прошлом, причем чаще всего неоднократно. А если подвести итог всем возможным линиям мышления, окажется, что, как ни странно, их существует весьма конечное число; более того, эти различные парадигмы мышления поддаются классификации, и сама мысль о возможности такого упорядочивания идей тоже не является новой.
       Так или иначе, я отправился на поиск единомышленников, которые имели бы схожие с моими мнения о возможности освобождения человека от гнета его собственного государства и о создании мира, в котором каждый человек стал бы суверенным индивидуумом.
       Мой поиск практически сразу увенчался успехом. Порывшись в информации о различных разновидностях современного анархизма, ласково переименованного то в либертарианизм, то в другие разновидности "либеров" и "измов", я довольно часто стал натыкаться на цитаты из книги "Суверенный индивидуум". Эта книга вышла в Лондоне в 1997 году, и последнее десятилетие с поразительной точностью подтвердило большинство из предсказаний, сделанных на заре эры Интернета. Сами авторы оказались подходящими на роль авторитетов.
       Джеймс Дэйл Дэвидсон - известный журналист и руководитель нескольких компаний.
       Лорд Вильям Рис-Мог заседает в палате лордов, а также является финансовым советчиком самых крупных в мире инвесторов, будучи директором компании "Ротшильд Инвестментс" и британского отдела "Дженерал Электрикс". Лорд Рис-Мог также занимал пост главного редактора лондонской "Таймс" и вице-председателя британской государственной теле-радиокомпании BBC.
       Основные мысли этой книги можно изложить в нескольких тезисах, которые даже не требуют пояснений...
       "Впервые те, кто способен к самообразованию, будут почти совершенно свободны в изобретении своего собственного рода занятий, который позволит им получать наибольшую выгоду от их собственной продуктивности".
       "В среде, где основным источником богатства будут являться идеи в вашей голове, а не просто наличие у вас финансового капитала, всякий, кто ясно мыслит, станет потенциальным богачом".
       "У них [правительств государств] не останется другого выбора, как относиться к населению их территорий как к клиентам, а не как рэкетиры относятся к своим жертвам".
       "Новый суверенный индивидуум будет действовать как один из мифических богов, находясь в той же физической среде, что и обычные граждане, однако в совершенно другой геополитической среде. Располагая гораздо более обширными ресурсами [чем обычные граждане], ресурсами, находящимися вне пределов досягаемости большей части форм принуждения, обычно применяемого государством, суверенный индивидуум приведет к видоизменению правительств и перестройке экономики в новом тысячелетии. Полный объем последствий подобных изменений просто невообразим".
       "Любой человек, оснащенный портативным компьютером и спутниковой связью, будет иметь возможность заниматься практически любым видом бизнеса в любой точке Земли, сделав его недосягаемым для налогообложения. Более того, государства, которые будут пытаться налагать высокие налоги, начнут лишаться своих граждан, своих лучших "клиентов"".
       "Государства, конечно же, будут пытаться сохранить свои привилегированные права, применяя жесткую агрессию против своих граждан, ведущих бизнес за границей. Эти попытки могут дойти до сращивания налоговой полиции с внешней разведкой..."
       "Однако поскольку в начале третьего тысячелетия вся коммерция перекочует в виртуальное пространство Интернета, государства будут иметь над ним не больше власти, чем они имеют над дном океанов или поверхностью других планет 9...:. Государство привыкло относиться к своим налогоплательщикам, как фермер относится к дойным коровам. Скоро эти коровы обретут крылья!"
       "...Если же государство, испытывающее острый дефицит средств, попытается прибегнуть к старому методу - печатному станку, произведя эмиссию денежных средств и вызывая этим инфляцию, виртуальное пространство просто обзаведется своей особой виртуальной валютой, которая не будет подконтрольна ни одному из государств..."
       "...В масштабах, невообразимых еще десятилетие назад, индивидуумы приобретут независимость от национальных государств, в которых они проживают. Все национальные государства должны быть готовы к скорому банкротству и эрозии авторитета их власти. Как бы они ни были мощны сегодня, их сила заключается в возможности запрещать, а не возглавлять, однако их межконтинентальные ракеты и авианосцы уже являются бесполезными артефактами, столь же неприменимыми в борьбе с переменами, как когда-то рыцарские латы феодализма, отправленные на свалку истории".
       "В новом тысячелетии экономическая и политическая жизнь не будет более организовываться на гигантской шкале мирового господства национальных государств, как это было в последние века. Цивилизация, которая принесла вам мировые войны, конвейер, социальное обеспечение, подоходный налог, дезодорант, а также тостер - умирает. Дезодорант и тостер, возможно, выживут. Остальное - нет!"
       "Крупнейшие мировые изменения, такие, например, как переход от феодализма к капитализму, редко бывали замечены, осознанны и проанализированы в момент их свершения. Можете не сомневаться, что подобные изменения не будут встречены с восторгом и широко разрекламированы апологетами существующего порядка".
       В книге делается интуитивно ощущаемый нами, но редко произносимый вслух вывод, что современное национальное государство само по себе является самым успешным примером организованной преступности.
       Я написал письмо лорду и его соавтору с просьбой разрешить мне перевести их книгу на русский язык, если это еще не сделано до сих пор. Я выразил свое восхищение верностью их предсказаний и указаний путей для каждого из нас, как можно выживать и процветать в эпоху неизбежного упадка национальных государств и возникновения истинно свободных, "суверенных" индивидов.

    Разъединяться или объединяться?

      
       Разъединяться или объединяться? Человечество искренне мучается этим вопросом уже не одно тысячелетие. Нации и страны, и даже империи возникают как мыльные пузыри, затем лопаются с громким треском или тихонько сходят на нет. Так или иначе, вопрос о национальности и основанной на ней государственности отнюдь не нов, однако можно попытаться взглянуть на него шире.
       Зачем люди объединяются вместе? Ответ прост. Поодиночке мы не можем выжить. Человек - существо общественное и нуждается в коллективе.
       Зачем мы разъединяемся? Затем, чтобы получить наибольшую индивидуальную свободу, ибо нахождение в коллективе неизбежно ограничивает наши возможности действовать исключительно по своему усмотрению.
       Зачем человеку нужна свобода? Для того чтобы действовать в своих интересах, независимо от того, каковыми бы эти самые интересы не оказались. Стремление к свободе заложено на очень базисном уровне нашей биологической организации. Поймайте несмышленого напуганного котенка в последний момент перед его падением с лестницы, и он все же наверняка попытается вырваться из ваших рук, потому что, несмотря на то что падение может быть для него травматично (что бы там ни говорили о кошачьей ловкости, современные домашние кошки подчас довольно неуклюжи), котенок предпочитает свободу своей безопасности.
       Следовательно, так или иначе, необходим компромисс. То есть, с одной стороны, люди должны находиться в тонком балансе взаимоотношений, при котором они максимально разделены для обеспечения личной свободы, но с другой стороны - должны быть объединены, насколько это возможно, для взаимовыручки и поддержки.
       Можно ли перенести подобный подход на уровень отдельных наций? Пожалуй, да. Отдельные нации, конечно, могут довольно длительное время проживать в относительной изоляции, однако такое их состояние нельзя принять за нормальное. Отсутствие обмена идеями, внешней торговли, вливания нового генетического материала в результате смешанных браков не может не сказаться негативным образом на развитии такой изолированной нации, не говоря уже о том, что в некоторых случаях серьезных природных катаклизмов или внешней агрессии подобная нация, лишенная поддержки других стран, может быть обречена на полное вымирание.
       Почему люди стремятся принадлежать к той или иной нации? Почему все поголовно не становятся космополитами, не выучивают, скажем, английский язык, не начинают применять его дома и не расстаются со своими национальными корнями? Ведь теоретически за одно-два поколения, пожелай люди того, на земле все говорили бы на одном языке и думали бы одинаково. Несмотря на то что подобная перспектива звучит привлекательно с точки зрения эффективного устройства, скажем, термитника или пчелиного улья, для человеческих обществ она представляется неприемлемой. Люди идут на интернационализацию своих привычек и стандартов поведения исключительно под давлением либо экономических, либо политических факторов, которые заставляют их иммигрировать или перестраивать свою жизнь внутри своей страны в соответствии с требованиями мировой экономики или геополитической обстановки.
       Однако при этом огромные группы людей считают, что принадлежность к той или иной языковой и культурной среде соответствует их интересам, и они должны стремиться настолько отделиться от остальных наций, чтобы им не мешали жить так, как им нравится, но при этом не настолько изолировать себя, чтобы это вредило успешному процветанию их национального дома.
       Давайте рассмотрим вопрос обретения независимости отдельных наций с точки зрения метрополии, то есть той центральной нации, которая в силу исторических факторов оказалась как бы преобладающей над другими, управляемыми ею народами.
       Если отбросить имперские амбиции правителей такой "центральной" нации, в ее интересах предоставить как можно больше независимости своим подопечным нациям, поскольку доминирующая нация сама не может быть вполне свободна, если порабощает другую. Постоянное присутствие напряженности рано или поздно принесет больше вреда, чем пользы. Однако полное отделение подопечных наций от центральной с последующей их взаимной изоляцией тоже не является разумным решением.
       Следовательно, опять же необходим определенный компромисс между уровнем централизации и федеративности, с одной стороны, и предоставлением независимости - с другой.
       Если все так просто и ясно, тогда в чем же дело? Почему, в таком случае, национально-освободительные тенденции имеют столь болезненный и взрывоопасный характер?
       Возможно, что дело не в природе этих тенденций, а в том, что, как правило, они используются враждебными, или, если хотите, конкурирующими иностранными нациями для ослабления метрополии, в состав которой входит национальная группировка, стремящаяся к самоопределению.
       Со всей очевидностью можно заявить, что объективных причин для войн никогда не было, нет и не будет. Обо всем всегда можно договориться мирным путем. Однако вся история человечества является животрепещущим опровержением сказанному.
       Мы можем списать всю вереницу военных конфликтов прежних веков на недоразвитость общественного сознания, которое медленно, но верно шло по пути осознания таких моральных императивов, как "все люди братья" и "убивать плохо". Пусть эти столпы человеческой морали известны с незапамятных времен; они достигли наибольшего риторического обоснования именно в двадцать первом веке. Теперь трудно представить себе западного политика, призывающего к массовому уничтожению чужого народа, хотя лживая риторика, впрочем, существовала во все времена. Стройной логикой речи Геббельса, произнесенной в 1933 году, можно заслушаться, если не вникать в ее гибельную сущность: "В решении еврейского вопроса мы всего лишь следуем духу нашей эпохи. Защита от еврейской угрозы только лишь часть нашего плана. То, что обсуждение именно этой части нашей политики становится главным вопросом, в этом вина самих евреев. Мировое еврейство пытается мобилизовать мир против нас с тайной надеждой обрести вновь утраченное влияние в Германии. Возможно, в том, что евреи стали играть такую роль в мире, заключена определенная трагедия этого народа. Но в этом не наша вина, а их!"
       Практически никто и никогда не призывал к убийству невинных. Невинные всегда в чем-нибудь обвинялись, и тем самым оправдывалось их убийство.
       Философия в стиле "нужно убить всех убийц, тогда никто никого не будет убивать" тоже не работает, поскольку носитель подобной идеологии должен прежде всего убить себя, ибо, призывая к убийству убийц, он сам становится убийцей.
       Итак, пока силовые методы являются основным инструментом решения мировых конфликтов, чего же удивляться, что любое сепаратистское настроение, даже если оно имеет мирный характер, будет поддержано внешними врагами и использовано для расшатывания той или иной страны, вовлеченной в процесс самораздела.
       Без поддержки извне никакое серьезное сепаратистское движение невозможно, ибо даже если оно зародится как демократическое движение, внешние враги постараются изменить его характер, приведя к экстремистскому полюсу вплоть до террористической деятельности.
       Прекрасным примером вышесказанному может служить история национально-освободительного движения Квебека, именно потому, что речь идет об одной из наиболее благополучных стран в мире - Канаде.
       Своей наибольшей остроты противостояние между франкоязычной провинцией Квебек и остальной англоязычной Канадой достигло в октябре 1970 года, когда экстремисты FLQ (Front de libИration du QuИbec), восприняв идеи национального освобождения, характерные для стран третьего мира, попытались с оружием в руках бороться за независимость франкоговорящего Квебека. С этой целью был похищен британский дипломат Джеймс Кросс; похищен и убит министр труда Квебека Пьер Лапорте, но в результате введения военного положения и массовых арестов вооруженная деятельность вскоре прекратилась.
       Так видятся эти события тридцатипятилетней давности с высоты нашего дня. А как они выглядели тогда? Если мы обратимся к хронике этих событий, опубликованной в 1972 году, станет ясно, что тогда они отнюдь не воспринимались как локальный конфликт. Премьер-министр Канады Пьер Трудо опасался, что ситуация может выйти из-под контроля и дестабилизировать обстановку во всей Северной Америке. В хронике утверждается, что в Квебеке к тому времени было готово более трех тысяч вооруженных боевиков.
       Откуда в благополучной стране могла возникнуть такая террористическая организация? "Фронт Освобождения Квебека" использовал марксистскую пропаганду и декларировал, что англоязычные жители Канады являются их поработителями.
       Казалось бы, "марксистская пропаганда" должна была четко указывать, откуда дул ветер. Однако попытки найти явную связь со спецслужбами Советского Союза непросто. Подтверждение наших подозрений мы можем найти в книге "Щит и Меч", изданной по-английски бывшим полковником КГБ Василием Митрохиным совместно с историком из Кембриджа Кристофером Эндрю. Книга демонстрирует, что КГБ был заинтересован в манипулировании квебекскими экстремистами. В книге сказано: "We do know that the KGB did influence the Quebec independence movement in that period. It's still debatable to what degree, but the attempt was there".
       Стоит взглянуть на карту Северной Америки, как наши подозрения находят подтверждение. После неудачной попытки подобраться поближе к границам Соединенных Штатов, завершившейся Карибским кризисом, который чуть было не привел к ядерной войне, Советский Союз просто не мог пропустить возможность прямо или косвенно повлиять на дестабилизацию положения в Квебеке, который имел огромное стратегическое значение. Если бы в Квебеке победил коммунистический переворот, Советский Союз получил бы неоспоримые стратегические преимущества, заполучив под свое влияние страну, имеющую сухопутную границу непосредственно с Соединенными Штатами. Если в Европе существовал социалистический блок, являвшийся стратегическим буфером на случай войны, то проамериканская Турция имела сухопутную границу с Советским Союзом. Неудача с размещением ракет на Кубе должна была заставить Советский Союз действовать осторожнее.
       Взгляните на карту Северной Америки с точки зрения стратегических возможностей СССР в те годы в случае победы коммунистов в Квебеке и последующего конфликта со странами НАТО.
       Пожалуй, подобная иллюстрация не вызывает сомнения в том, что ни одно национально-освободительное движение не сможет остаться вне пристального внимания спецслужб открыто или скрытно враждебных государств. Когда же государство, на целостность и безопасность которого посягают, пытается защитить себя, его обвиняют в подавлении национально-освободительного движения.
       Не правда ли, удобно? Ведь право на национальное самоопределение - один из общепризнанных принципов международного права. Принцип этот получил признание в процессе распада колониальной системы и закреплен в Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам (принятой резолюцией  1514 на XV Генеральной Ассамблее ООН от 14 декабря 1960 г.) и последующих международных пактах и декларациях ООН.
       Существует определенное противоречие между проведением в жизнь права народов на самоопределение и принципом территориальной целостности государства. Неспособность сторон найти мирное решение такого противоречия приводит к усугублению национальных конфликтов, зачастую перерастающих в военное противостояние. При этом представители центральной государственной власти обычно приводят в качестве аргумента в защиту своей позиции утверждение о приоритете принципа территориальной целостности по отношению к праву на национальное самоопределение.
       Между тем существует мнение, что принцип территориальной целостности направлен исключительно на защиту государства от внешней агрессии. Именно с этим связана его формулировка в п. 4 ст. 2 Устава ООН: "Все члены ООН воздерживаются в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с Целями Объединенных Наций", и в Декларации о принципах международного права: "Каждое государство должно воздерживаться от любых действий, направленных на частичное или полное нарушение национального единства и территориальной целостности любого другого государства или страны".
       Сторонники этого мнения указывают, что применение принципа территориальной целостности фактически подчинено осуществлению права на самоопределение. Так, согласно Декларации о принципах международного права, в действиях государств "ничто не должно истолковываться как санкционирующее или поощряющее любые действия, которые вели бы к расчленению или к частичному или полному нарушению территориальной целостности или политического единства суверенных и независимых государств, соблюдающих в своих действиях принцип равноправия и самоопределения народов".
       Таким образом, делается заключение, что принцип территориальной целостности неприменим к государствам, не обеспечивающим равноправие проживающих в нем народов и не допускающим свободное самоопределение таких народов.
       Короче, все замечательно, если бы эти самые нации жили в идеальном мире, без подрывной деятельности спецслужб и хищнических амбиций.
       Национально-освободительные движения в большинстве случаев являются для определенных национальных элит (чьи амбиции, как правило, поддерживаются внешними врагами) предлогом для захвата местной власти.
       В конечном итоге после получения независимости экономическое положение государства и уровень жизни его граждан, как правило, ухудшаются. Возьмем примеры с древних времен да наших дней. История показывает, что создание огромных многонациональных "империй" рано или поздно приводило к их распаду - в этой связи можно говорить о распаде Вавилоно-Персидской империи, Римской империи, Священной Римской империи, Золотой Орды, Османской империи, Британской империи, СССР. Почти во всех случаях распад приводит к резкому ухудшению условий жизни в большей части периферийных новообразованных государств. Вместе с тем процессы интеграции, даже такие разные, как образование Соединенных Штатов Америки и создание Европейского Союза, тоже не лишены своей проблематики.
       Идеальный выход, возможно, будет шокирующим, но все же небезынтересным. В мире должно идти два взаимонаправленных процесса. С одной стороны, все страны мира должны интегрироваться во всемирное федеративное образование с открытыми границами, едиными системами налогообложения и социального обеспечения, а также средств наведения порядка.
       С другой стороны, мир должен идти по направлению предоставления максимальной личной свободы каждому индивидууму, превращая его в человека-государство.
       Подобный процесс уже идет, несмотря на то, что многие государства неосознанно ему сопротивляются. С появлением и развитием Интернета деление на страны отошло на второй план. Существует единое информационное поле, на основе которого строятся новые деловые отношения, сотрудничество в науке, искусстве. Эта тенденция, освободив человека от необходимости его физического присутствия в рамках отдельного государства, по сути предоставила ему невиданную ранее свободу, превратив интернетизированную часть человечества в общество совершенно нового типа.
       Государства начинают замечать, с какой стремительностью они теряют свое влияние на жизнь отдельных индивидуумов, однако, к счастью, в целом этот процесс кажется необратимым, и он только еще в самом своем начале.
       В сложившихся условиях старые формы национальных государств становятся балластом в развитии человечества. Более не существует языковых барьеров. Интернетные сайты, содержащие автоматические бесплатные переводчики, позволяют свободно общаться на основных языках планеты. Не существует и культурных барьеров, ибо если какие-то обычаи или понятия не ясны одному из собеседников, он может получить точнейшую информацию в считанные доли секунды и стать буквально специалистом в местных особенностях того или иного региона. Следует подчеркнуть, что пока все эти тенденции находятся в зародышевом состоянии и еще не интегрировались в единую мировую систему, которая в скором времени сможет превратить большинство людей развитых стран в "граждан мира".
       Радует и бурное развитие Интернета в более отсталых странах. Например, в Индии, Китае, Пакистане и даже африканских странах процветают так называемые Интернет-кафе, где за символическую плату доступ к Интернету может получить практически любой человек.
       Таким образом, возникают невозможные ранее связи между людьми разных национальностей и рас, физически находящихся на разных концах света, в то время как подчас эти связи сильнее и разнообразнее, чем те, что возникают у людей непосредственно по месту их проживания. То есть теперь нет смысла говорить о территориально-языковом единстве. Если подобная тенденция будет сохраняться, смысл понятия "национальное единство" уйдет в прошлое (если его, конечно, не будут пытаться реанимировать насильно).
       Конечно, существуют определенные политические режимы, которые всеми силами стремятся оградить свое население от доступа в Интернет. Например, на Кубе это ощущается особенно сильно. А правительство Китая договорилось с крупнейшими поисковыми системами, чтобы в их стране было невозможно просматривать антиправительственные сайты. Однако если мир не будет вовлечен в какой-нибудь глобальный конфликт или не станет жертвой катастрофы космического масштаба, позитивные тенденции в развитии Интернета будут сохраняться, и их трудно будет остановить на пути изменения психологии человечества, в которой не останется места для национальных различий.
       Не секрет, что в настоящее время Интернет в некоторой мере отражает национальную раздробленность современного мира. Разные национальные сообщества имеют свои виртуальные пространства, ограниченные рамками их языка, однако с появлением опции автоматического перевода сайтов и это явление уйдет в прошлое.
       Впервые выйдя в виртуальный мир, человек лишился своего физического тела, и этим была решена вековечная проблема общения между людьми. Виртуальный индивидуум неуязвим. Его невозможно лишить свободы, избить, убить. Конечно, государства находят способы отслеживать интернетных преступников. Но я не говорю об этом типе людей. Имеется в виду то, что теперь, невзирая на конфликты между государствами, мы свободно ведем диалог и даже пытаемся создавать деловые отношения с странами, попавшими в "черный список" так называемой оси зла. Это создает определенный эффект "братания", когда государственной власти с обеих сторон трудно создать образ врага, эдакого недочеловека с рогами. О каком расизме может идти речь, если по Интернету неясно, с негром вы общаетесь или с англосаксом? Я более чем уверен, что в скором будущем каждый из нас сможет выбирать себе любую виртуальную внешность, мимику, цвет кожи...
       Кроме внешнего вида, существуют и другие национальные особенности. Так называемая пресловутая ментальность. Однако надо сказать, что происходит медленное, но устойчивое стирание и этих различий. Мы все стараемся подражать прогрессивным нормам интернетного общения и поведения, и с появлением новых поколений, рожденных в эру Интернета, и ментальные различия будут преодолены.
       Конечно, отжившие системы государств будут сопротивляться по мере сил этим позитивным тенденциям, однако наиболее прогрессивные из них, возможно, станут во главе этого движения за истинное освобождение человека от его национальности и расы - этих отживших признаков, которые неминуемо отомрут не на риторическом уровне пустозвонов-интернационалистов, а на фактическом уровне новых межнациональных отношений, но уже не между нациями, а между отдельными людьми, каждый из которых будет представлять из себя свободного человека-государство.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      

    Будущее развитие истории

      
       Предсказание будущего, конечно, неблагодарное за­ня­тие. Книги, посвященные этой теме, всегда при­вле­ка­ют, приятно будоража фантазию, однако чаще все­го разочаровывают. Одни авторы пускаются в до­тош­ные мечтания, плоские и мало обещающие про­буж­де­ние интересных мыслей, иные же огра­ни­чи­ва­ют­ся общими высказываниями, ради которых можно бы­ло бы вполне и воздержаться от писательского тру­да.
       Предсказание будущего относится к той зыбкой час­ти человеческой деятельности, которая ворочается на шумных рынках среди увешанных побрякушками, но странно влекущих цыганок, среди магов и факиров раз­ной руки, коих уличить вполне в их неискренности и нефантастичности никогда не удается.
       Предсказание же будущего на глобальной шкале есть и вовсе занятие для людей либо чрезвычайно уве­рен­ных в своей осененности, либо умалишенных.
       Предсказывать историю не с руки. Однако рас­суж­дать о будущих путях развития человеческих об­ществ можно и даже необходимо.
       Удивительным в истории является то, что различные грандиозные события разных эпох иногда как две капли воды напоминают друг друга. Какую бы ис­то­рию из современности ни взять, всегда найдешь не­кий прототип, иногда настолько ей близкий, что ка­жет­ся - ничего не меняется под нашим солнцем. Ка­за­лось бы, при таком повторении сценариев различных за­во­е­ва­ний, битв, предательств, свершений, са­мо­по­жерт­во­ва­ний нетрудно предугадать продолжение раз­ви­тия любого события.
       Однако это иллюзия - такая же иллюзия, как прос­то­та шахматной игры, в которой незатейливый та­нец фигур по черным и белым клеточкам кажется прос­тым и предсказуемым, однако представляет собой од­ну из сложнейших человеческих головоломок. Итак, тот факт, что история повторяется, не может нам впол­не помочь, когда мы уносимся мыслью в об­ласть будущих новостей, кровавых размолвок и слав­ных свершений.
       Вместе с тем, как это ни удивительно, со­вре­мен­ная историческая ситуация, однако, абсолютно уни­каль­на; развитие прогресса, средств коммуникации, со­вре­мен­но­го вооружения, свобода доступа к ин­фор­ма­ции делают ситуацию уникальной. Это не ко­ли­чест­вен­ные различия с тысячелетиями предыдущей ис­то­рии, а качественные свойства, которых ранее не было и мало кто мог их предугадать.
       Небывалый рост населения Земли, увеличивший ко­ли­чест­во проживающих на ней в несколько раз в ничтожный для развития человечества отрезок времени, тоже де­ла­ет сегодняшнюю ситуацию уникальной. Как когда-то существовало заблуждение, что Земля является цент­ром Вселенной, так и сегодня мы могли бы заблуждаться об ис­клю­чи­тель­нос­ти нашего положения, од­на­ко указанные выше факты действительно делают се­го­дняш­ний момент особенным.
       Существуют определенные закономерности, уяс­нив которые, можно видеть ту или иную парадигму раз­ви­тия истории. Например, мы можем сказать, что уни­по­ляр­ность не является устойчивой. Как только вы­де­ля­ет­ся ведущая сила на мировой сцене, ей всегда на­хо­дит­ся противовес, который приводит к кон­флик­ту, который, в свою очередь, разрешается кроваво или бес­кров­но, оставляя мир униполярным лишь на малую то­ли­ку времени, после же происходит его пре­вра­ще­ние опять в две конкурирующие стороны. Базируясь на этих рассуждениях, мы можем предположить, что гло­баль­ная цивилизация, управляемая единым об­ра­зом, скорее всего, является утопией. Такая система не бу­дет устойчивой, ибо всегда в ее недрах будет за­рож­дать­ся сила, пытающаяся ее разорвать.
       Только общая угроза для всей Земли, вроде на­шест­вия инопланетян, может объединить - и то только на время существования этой угрозы - все нации мира под управлением какого бы то ни было единого пра­ви­тель­ства. Обратите внимание: в случае НАТО, как толь­ко советская угроза отпала, единство стран этого во­ен­но­го блока пошатнулось, и после последней вой­ны в Ираке, в которой некоторые страны этого стра­те­ги­чес­ко­го объединения принимать участие отказались, Северо-Атлантический союз является и вовсе ил­лю­зор­ным. Во многих странах усиливаются тенденции к се­па­ра­тиз­му: например, Квебек почти отделился от Ка­на­ды в 1995 году, известны и многие другие при­ме­ры - возьмите развал Советского Союза. Разные нации мо­гут находиться под одним правительством либо по­дав­ляемые сильной властью, что вряд ли может про­дол­жать­ся значительный промежуток времени, либо спла­чи­ва­е­мые серьезной внешней угрозой, которой в оди­ноч­ку будет сложно противостоять. По советам блес­тя­ще­го политического циника Макиавелли, от­ли­чав­ше­го­ся непревзойденной откровенностью, по со­ве­там, которые продолжают находить себе под­тверж­де­ние в новейшей истории, слабой стране вообще не ре­ко­мен­ду­ет­ся вступать в союз с сильным соседом, а на­обо­рот - вступать в союз с сильным врагом соседа, на­хо­дя­щим­ся на удалении, таким образом находя в этом ба­лан­се сил гарантию своей независимости. Желаете ил­люстрацию? Извольте - Кувейт и Саудовская Ара­вия союзничают с США, а не с соседом Ираком. Стра­ны Средней Азии позволяют расположить на своей тер­ри­то­рии американские военные базы, и при­бал­тий­ские страны дружны с США, а вовсе не со своим со­се­дом Россией.
       Сильное центральное управление в современном ми­ре тем более является утопичным, поскольку даже на уровне единичных стран мы всё больше наблюдаем раз­дроб­ле­ние власти, увеличение самоуправления и фи­зи­чес­кой независимости отдельных составляющих еди­ниц различных государств, таких, как штаты, про­вин­ции, города, отдельные глобальные коммерческие пред­при­я­тия, которые всё меньше и меньше зависят от цент­раль­но­го управления и всё меньше желают ему под­чи­нять­ся.
       До какой степени может идти подобное дроб­ле­ние власти? Как это ни удивительно, оно может идти прак­ти­чес­ки до индивидуального уровня каждого от­дель­но взятого человека. Вливаясь в единую гло­баль­ную систему интересов и ценностей, поддерживаемую та­ки­ми всеобъемлющими средствами, как со­вре­мен­ный, а тем более будущий Интернет, каждый отдельно взя­тый человек внезапно выходит за пределы каких-ли­бо географических и социальных границ. Интересы со­вре­мен­но­го индивидуума могут распространяться да­ле­ко за пределы его дома, хозяйства, улицы, города, стра­ны. В такой ситуации отдельный индивидуум мо­жет иметь отличные от государства интересы даже в та­кой неприкосновенной области, как международные от­но­ше­ния. Если раньше большая часть населения на­цио­наль­ных государств не имела никакого понятия, а тем более никаких интересов в том, что происходит за пре­де­ла­ми их околицы, то теперь многие отдельные ин­ди­ви­ду­у­мы могут иметь или не иметь хлеб с маслом на завтрак в зависимости от того, какова политическая или экономическая обстановка на другом конце пла­не­ты. Рынок сбыта самых различных товаров и услуг ста­но­вит­ся глобальным, нередко появляются ин­ди­ви­ду­у­мы, которые практически не имеют связей с ло­каль­ной ячейкой государства - живя в одной стране, они продают свои услуги и товары совершенно в дру­гих странах. И, более того, тратят часть заработанных де­нег на товары и услуги, так же не имеющие ни­ка­ко­го отношения к месту, где они проживают.
       Когда я был ребенком, у нас обнаружились род­ст­вен­ни­ки в Австралии, и я сочинял своей бабушке дет­скую невероятную историю, что у нас кончились спич­ки и нам их прислали из Австралии. Однако на фоне того, что в современном мире многие услуги не нуждаются в физической до­став­ке, моя детская наивная ис­то­рия более не является ни наивной, ни фан­тас­ти­чес­кой. В такой ситуации власть локальных управляющих сис­тем чрезвычайно ослабевает. Безусловно, власть пре­дер­жа­щие сопротивляются эрозии их влияния на мир­ных сограждан, однако этот процесс практически не­оста­но­вим и рано или поздно приведет к отмиранию ста­рых управляющих систем, ибо уже сейчас люди ре­ша­ют сами, с кем они хотят иметь дело на другом кон­це Земли, невзирая на политические и экономические ин­те­ре­сы своих материнских государств.
       Для того чтобы более или менее ясно видеть на­прав­ле­ние развития истории, необходимо научиться рас­по­зна­вать и отбрасывать фоновый шум текущих, не­зна­чи­тель­ных событий.
       Когда мы обращаемся к архивам, например под­пис­кам газет начала века или времен мировых войн, прос­то поражаемся, какое огромное число событий, ка­за­лось, меняло ход истории, а ныне совершенно за­бы­то. Просматривая старые газеты, сложно пред­ви­деть, куда ведет та или иная парадигма истории, даже до­сто­вер­но зная, какие исторические факты по­сле­до­ва­ли за событиями, описанными в этих газетах. Так же и в индивидуальной жизни трудно распознать за шу­мо­вым фоном мелких, незначительных свершений, ку­да ведут нас наши будничные кармы.
       Иногда я пробовал не слушать свежих новостей по полгода, чтобы создать себе хотя бы ил­лю­зию временного покоя и утихомирить свои раз­гу­ляв­ши­е­ся неврозы. Возвращаясь к новостям, я, во-первых, на­хо­дил мир мало изменившимся. Во-вторых, скрыто чрез­вы­чай­но изменившимся. В первый раз послушав но­вос­ти после долгого перерыва, я обнаруживал, что не понимаю большую часть из них, ибо мировые но­вос­ти давно уже подаются нам, как нескончаемый бра­зиль­ский сериал. И очень сложно внеземному чужаку вник­нуть, кто такой есть этот Педро и почему он си­дит в долговой яме. Так же и я не понимал, кого и за что судят, кого и куда выбирают, только разве что сур­дин­ка ритмичных террористических актов выдавала, что я всё еще в той же самой яви.
       Далее из последующих выпусков мне случайно ста­но­ви­лось известно о, казалось бы, эпохальных со­бы­ти­ях, которые наверняка в момент их происшествия ка­за­лись чрезвычайно значительными, но теперь были на­столь­ко забыты, что мне стоило немалого труда со­ста­вить более или менее четкое представление о том, что же на самом деле произошло.
       Итак, на этом примере нетрудно отметить, что фо­но­вый шум исторических событий не дает вполне пред­уга­дать намеки на будущее развитие истории.
       Суждение об истории, да и всякое суждение во­об­ще всецело зависит от субъективной позиции на­блю­да­те­ля. Объективного наблюдателя в этом, да и не толь­ко в этом, вопросе нет и не может быть. Как мы не­ред­ко переделываем оценку наших прошлых со­бы­тий, так мы изменяем наши представления о будущих со­бы­ти­ях, пользуясь исключительно единственным им­пе­ра­ти­вом интересов настоящего момента. А надо ска­зать, что фактический материал многих ис­то­ри­чес­ких событий имеет гораздо меньшее значение, чем оцен­ка этих событий в настоящий момент. Со­об­щест­во людей легко может выбросить из своей об­щест­вен­ной памяти или до неузнаваемости исказить прак­ти­чес­ки любое историческое событие. Главный врач боль­ни­цы, в которой я работал, как-то распространил по больнице утверждение, что проказа не заразна. Мно­гие в мире теперь, например, отрицают слу­чив­ший­ся с еврейским народом фашистский геноцид. Во­об­ще отрицание очевидного есть весьма характерная чер­та человеческого общественного самосознания. При такой необъективности человеческих об­щест­вен­ных суждений, какие бы предсказания ни давались на­счет будущего развития истории, они могут быть ис­ка­же­ны и девальвированы.
       Существующие в современном мире ци­ви­ли­за­ции (или парадигмы цивилизаций) имеют разные шка­лы и несопоставимы по многим параметрам. Срав­не­ние стран по валовому продукту на душу населения не да­ет нам никакого представления об уровне их раз­ви­тия как единицы той или иной цивилизации.
       Как разнятся культурные ценности разных лю­дей, как различны представители разнообразных слоев об­ществ, - так же разнятся и страны. Ведь что есть ха­рак­тер государства, как не суммарный собирательный об­раз представителя местных национальных общин? Как различаются люди по расам, так различаются лю­ди по мыслям, так различаются люди по душам. И это ни­как невозможно отрицать. Я не скажу, что черная ко­жа лучше или хуже белой, я не скажу, что греческий нос лучше или хуже носа не греческого. Но не видеть это различие может только умалишенный слепец, тем бо­лее странно мерить эти уникальные и различные ме­ры разных народов одним мерилом экономической эф­фек­тив­нос­ти.
       Безусловно, в современном мире всё больше про­яв­ля­ет­ся унификация, вызванная глобальными средст­ва­ми информации. Люди снимают свои традиционные кос­тю­мы, но, поверьте, нутро их не меняется. Самурай в галстуке навсегда остается самураем, гордый бедуин в "кадиллаке" - гордым бедуином, а утонченный брезг­ли­вый англичанин не теряет собственного са­мо­зна­че­ния даже в грязной футболке и ковбойских джин­сах. Не покупайтесь на внешнем стирании на­цио­наль­ных различий. Внутри каждого народа су­щест­ву­ет сверхпрочное ядро его национальной само­быт­нос­ти, зародившейся тысячелетия, а может, и десятки ты­сяч лет назад. Не покупайтесь на ощущении, что если гра­ни­цы государств меняются в последние столетия, то это как-либо влияет на это самобытное на­цио­наль­ное ядро. Вы можете сменять гуннов славянами, сла­вян варягами, варягов татарами - зерно народа, не­су­щее его особенный характер, закодировано в его генах и зависит скорее от того, кто на ком женится, чем от то­го, кто в каком государстве живет. Не обвиняйте ме­ня в расизме; расизм - это не утверждение того, что меж­ду разными расами существуют различия, а это утверж­де­ние того, что одна раса по какому-либо при­зна­ку лучше, успешнее или духовнее другой. По­ста­вив штемпель расизма на всем, что смеет упомянуть раз­ли­чие между разными населениями, мы приходим в область того же самого мракобесия, каким веками сла­ви­лась человеческая наука. Как будто бы клей­ме­ние всякого видящего эти различия убережет нас от ра­со­вой дискриминации! Я вообще отрицаю понятие ра­со­вой дискриминации. Расизм всегда, как и всякая дру­гая идеология, является только удобным пред­ло­гом отобрать себе пожирнее кусок, попрочнее нору, по­звуч­нее самолюбие.
       Какие можно выделить основные национальные ха­рак­те­ры? Грубо мир можно поделить на ев­ро­пей­скую цивилизацию, мусульманскую цивилизацию, даль­не­вос­точ­ную цивилизацию и дикие племена. Опять же, позволю себе отметить, что наличие в ка­кой-нибудь африканской стране президента в кос­тю­ме, автобуса на улице и проведенного телефона вовсе не означает, что страна эта не населена диким пле­ме­нем, каким оно и было последние сотни тысяч лет и ка­ким оно, возможно, и останется в неопределенном бу­ду­щем. Опять же вам захочется заклеймить меня, но вы оставите эту мысль, едва прочтете следующее: я не счи­таю, что быть диким племенем плохо. Я не считаю, что сложность и напряженность сообщества дикого пле­ме­ни больше или меньше напряженности Ман­хэт­те­на и лондонского Сити. Более того, я не считаю, что ди­ка­ри уступают цивилизованному обществу в своем ин­тел­лек­ту­аль­ном или духовном развитии. Всё дело лишь в том, что плоскость их цивилизации лежит в от­дель­ной, параллельной социальной вселенной и ни­ка­ким образом с европейской или другой цивилизацией не соприкасается.
       Я знаю одно племя, которое имеет в своем языке две с половиной тысячи слов, означающих разных куз­не­чи­ков. В нашей цивилизации для обозначения куз­не­чи­ков мы имеем только одно слово. Я знаю другое пле­мя, чьи вековые поверья прекрасно соответствуют со­вре­мен­ным космологическим теориям и, более того, воз­мож­но, ушли далеко вперед от них. Ведь для того, что­бы приблизиться к истине, совсем не нужно ее ис­кать. Ибо в поиске нередко находишь так много всего по­сто­рон­не­го, что забываешь, зачем его затеял. Ко­неч­но, применяя к диким племенам наши комфортные мер­ки, мы считаем, что все они грязные придурки. Я знаю третье племя, живущее в дебрях лесов Амазонки, большую часть взрослых и детей которого по­сто­ян­но съедают дикие звери, а они не могут додуматься купить ружье и жить счастливо. Вы скажете: может, они не хотят. Нет, они уже хотят. Доб­рые дяди и тети из нашей цивилизации давно объяс­ни­ли им, какие они идиоты. Правда, денег теперь у них как не было, так и нет, и дикие звери едят их, как прежде. Вот вам пример столкновения ци­ви­ли­за­ций. Когда более грубая и нечувствительная ци­ви­ли­за­ция внедряется во владения своей несчастной сестры, все­гда происходит катастрофа. Вы скажете, что более сла­бая цивилизация погибает. Ничего подобного. Умерщвленная цивилизация ацтеков существует в на­шем общечеловеческом сознании как несокрушимая фак­ти­чес­кая глыба. Между тем жалкие разбойники Кор­те­са как были жалкими разбойниками, так ими и оста­нут­ся. Да чего уж там говорить, таинственная ми­фи­чес­кая Атлантида существует в общечеловеческом со­зна­нии, даже оставив на мировой карте не какой-ни­будь, а Атлантический океан.
       Итак, заключив, что в современном мире вы­де­ля­ют­ся четыре основные панцивилизации, мы должны рас­смот­реть их более мелкое дробление. В ев­ро­пей­ской цивилизации можно выделить северную и юж­ную линии. Границу я бы провел через север Франции, се­вер Италии и резко закруглил ее через Австрию на­ис­ко­сок, захватив северные страны Восточной Ев­ро­пы, Прибалтику и Петербург. К странам южной линии я бы отнес все европейские общины, находящиеся ни­же моей воображаемой границы, - греки, итальянцы, ис­панцы и балканские государства, по моему мнению, бли­же к мусульманской цивилизации, чем к се­ве­ро­ев­ро­пей­ской, и это неудивительно. Столетия Османской им­пе­рии оставили свой сокрушительный след. Ко­неч­но, многие греки несут в себе гены Платона, но кто нам сказал, что Платон был близок к се­ве­ро­ев­ро­пей­ской культуре? Тот факт, что вся современная за­пад­ная философия базируется на Платоне, вовсе не делает Пла­то­на западноевропейцем. А вы почитайте его диа­ло­ги - это восточный, южный человек. В европейской ци­ви­ли­за­ции следует выделить отдельно се­ве­ро­аме­ри­кан­скую линию, в которой превалируют Соединенные Шта­ты, а Канада стоит особняком.
       Что характерно для североевропейской ци­ви­ли­за­ции? То, что в ней до сих пор существуют се­рьез­ней­шие внутренние противоречия, которые были сгла­же­ны и сглаживаются ныне наличием общего смерт­ного врага. Сначала коммунизм, теперь исламский фун­да­мен­та­лизм отчасти сглаживают эти разногласия. Пред­ставь­те себе, что в один прекрасный день со­вре­мен­ная североевропейская цивилизация проснется в ми­ре, где больше кроме нее никого нет. Ну, улетели осталь­ные на суперзвездолете осваивать новую от­кры­тую планету где-нибудь у звезды Альфа Центавра, по­то­му что спектральный анализ им показал, что там мно­го оливок, риса, теплое море и нет се­ве­ро­ев­ро­пей­цев. Поначалу североевропейцы будут крепиться и да­же как будто обрадуются. Но через некоторое время им опять придется делить мир. Англия сцепится с Фран­цией, Франция сцепится с Германией, Германия сце­пит­ся со всеми сразу, причем сделает это первой по уже заведенной традиции. Соединенные Штаты по тра­ди­ции так же сцепятся со всеми, и мы получим оче­ред­ную полномасштабную, долгожданную, клас­си­чес­кую мировую войну. Сначала это будет война слов, по­том, может быть, она так на словах и останется, од­на­ко мира между собой несчастным членам се­ве­ро­ев­ро­пей­ской цивилизации не видать, как собственных ушей.
       Европейский союз, сформировавшийся для того, чтобы экономически противостоять натиску Со­еди­нен­ных Штатов, есть объединение про­ти­во­ес­тест­вен­ное и навязанное национальному самоопределению от­дель­ных европейских стран. Уже сейчас оно по­ка­зы­ва­ет резкие трещины на своем едва новонарожденном те­ле. Опять же, от того, что теоретики-экономисты, про­кон­суль­ти­ро­вав­шись между собой, решили создать об­ще­ев­ро­пей­скую валюту, суть национальных ха­рак­те­ров государств не изменилась.
       В Германии всё еще ходят по магазинам и сидят на лавочках престарелые гитлерюгендовцы, вос­пи­тан­ные в совершенно определенном духе в вопросе ми­ро­вой роли Германии и благополучно передавшие это вос­пи­та­ние новым поколениям. Средства массовой ин­фор­ма­ции и проистекающая из них официальная но­вей­шая история делают над нами ослепляющий трюк, буд­то бы пал Берлин и в мозгах нескольких десятков мил­ли­о­нов немцев как будто переключили программу те­ле­ви­де­ния. Это полная блажь. Берлин не пал и ни­ко­гда не падет в душах многих из них. И не принимать это­го во внимание можно только намеренно, делая се­бя и окружающих близорукими и наивными. Гер­ман­ский национализм не пришел в Германию с Гитлером и не ушел из нее с ним. Это то, что определяет саму суть новообразованной германской нации, требующей ре­ван­ша за затырканное бытие на задворках истории, в то время как английская и французская громогласные арии решали судьбы Земного шара. А вы поговорите с любым немцем на от­вле­чен­ную тему, и у вас наверняка останется странное ощу­ще­ние насмешливо-презрительного отношения к се­бе, которое ощущается не в словах, а в самой ауре об­ще­ния, из чего я могу заключить, что если я ис­пы­ты­ваю чувство ущербности, то мой германский со­бе­сед­ник, следовательно, испытывает чувство пре­вос­ход­ства. Надо полагать, что объединенная Германия бу­дет проявлять большую агрессивность на ми­ро­вой арене. И я чрезвычайно обеспокоен ее объеди­не­ни­ем в начале 90-х годов двадцатого века. То, как проявляет себя эта страна в выпусках новостей и на международных конференциях, вовсе не по­зво­ля­ет получить представление о той упрямой на­цио­наль­ной мысли, которая, как пружина, сжата и вогнана в го­ло­вы немцев и которая рано или поздно рас­пря­мит­ся взрывом насилия над другими народами. Двадцать пять лет мирной Европы в первой половине двад­ца­то­го века так же не давали твердой гарантии, что этот мир не является очередной передышкой между став­ши­ми традиционными в последние несколько тысяч лет войнами без особых на то причин.
       Англия играет странную роль на мировой арене. Аме­ри­ка выманила из этой страны самых активных, не­уго­мон­ных и предприимчивых людей. Более того, от подобного процесса миграции населения по­стра­да­ли Ирландия, Шотландия, Скандинавия, Нидерланды. С другой стороны, массовое переселение захватило не толь­ко активную часть населения этих стран, но и унес­ло на Запад целую волну малоактивных, низменно сори­ен­ти­ро­ван­ных лю­дей. Причем явление это произошло в колоссальных масш­та­бах. Миллионы людей переезжали в Америку. Без­ус­лов­но, такое явление не могло не отразиться на со­вре­мен­ной роли этих государств и на том, какую роль они будут играть в будущем. В Англии я имел удо­вольст­вие на протяжении нескольких дней тесно об­щать­ся с типичным представителем престарелого, но еще активного поколения англичан. Меня чрез­вы­чай­но поразило сходство его разглагольствований с по­зи­ци­я­ми израильских левых:
       1. Правительство плохое, потому что не обес­пе­чи­ва­ет высоких пенсий, пособий по безработице, хо­ро­ше­го бесплатного здравоохранения.
       2. Кому нужна Шотландия? Пусть са­мо­оп­ре­де­ля­ют­ся.
       3. Кому нужна Северная Ирландия? Она уже всем надоела.
       4. Кому нужен Уэльс? (Когда мы были в Уэльсе, мой спутник весело пошутил с музейным служащим: "При­ни­ма­ют ли здесь иностранную валюту?" Шутка заключалась в том то, что он не считает Уэльс Англией).
       Эта еврейская парадоксальность, доходящая до пол­но­го самоуничтожения себя в национальном смыс­ле, показалась мне неожиданной у пожилого анг­ли­ча­ни­на, и мне кажется, она не предвещает ничего хо­ро­ше­го для его страны.
       Королева? А кому нужна королева? Повысьте лучше пособия для безработных! Анг­лия слабеет, и, пожалуй, единственной живой стру­ей в ней являются смуглые лица иммигрантов, ко­то­рых хотя и много, но недостаточно, и потому они по­вто­ря­ют за местными жителями безумные па­ра­док­саль­ные высказывания, которые сначала вос­при­ни­ма­ют­ся на уровне шутки, а кончаются гибелью на­ции и развалом страны.
       Однако есть и другое предположение: может, мой до­сто­поч­тен­ный англичанин вовсе не думает так, как го­во­рит, потому что в английской культуре говорить то, что думаешь, считается неприличным. А посему этот твер­дый орешек со скромным названием UK может так и оставаться неприступной твердыней в будущих ве­ках, разве что, по мнению британских ученых, дрейф континентов, который до неузнаваемости из­ме­нит географию планеты в ближайшие двести мил­ли­о­нов лет, лишь немного отнесет Британский остров по­бли­же к теплым морям, ничего на нем по сути не из­ме­няя.
       Англия придерживается в своей внешней по­ли­ти­ке безапелляционной позиции поддержки Со­еди­нен­ных Штатов, в то время как население страны пре­зи­ра­ет Соединенные Штаты и их политику никоим об­ра­зом не поддерживает. Сменяются премьер-министры; ка­за­лось бы, 80% народа, не поддерживающего пра­ви­тель­ство, могли бы себе выбрать какое-нибудь другое пра­ви­тель­ство. Однако ничего не меняется - в анг­лий­ском пабе по-прежнему матерят американских гос­сек­ре­та­рей и президентов и выбирают правительство, ко­то­рое, как послушная шавка, гавкает только в ту сто­ро­ну, в которую ему указывают Соединенные Штаты. Я думаю, секрет здесь только один: англичане еще боль­ше ненавидят своих непосредственных соседей - кон­ти­нен­таль­ную Европу, - и из двух зол, по их мне­нию, выбирают меньшее.
       Франция еще покажет свой характер. На первый взгляд спесивая и пре­зри­тель­ная, взбалмошная и внут­рен­не весьма аг­рес­сив­ная, она, как и большая часть ма­те­ри­ко­вой Ев­ро­пы, получает слоновую дозу инъекций из му­суль­ма­но-африканских и дальневосточных эмиг­ран­тов, ко­то­рые до неузнаваемости меняют и бу­дут далее менять ее лицо. Я был поражен, наблюдая, какой ко­лос­саль­ный спад во франко-аме­ри­кан­ских отношениях произошел в считанные недели, когда Франция от­ка­за­лась под­дер­жать последнюю войну в Ираке. Фран­ция бы­ла не единственной, кто отказался под­дер­жи­вать Со­еди­нен­ные Штаты, однако как надо бы­ло вы­вес­ти аме­ри­кан­цев из себя, чтобы они пе­ре­име­но­ва­ли "фран­цуз­ские чипсы" (French fries) в "чип­сы сво­бо­ды" (liberty fries)! Франция, как и другие ос­нов­ные стра­ны, ис­пы­ты­ва­ет глубинную потребность ре­ван­ша, воз­мож­нос­ти сно­ва вершить судь­бы мира, а не слу­жить рас­ши­рен­ным "Диснейлендом" для аме­ри­кан­ской публики.
       При чтении французских журналов и газет меня осе­ни­ла такая мысль: Франция имеет уникальную куль­тур­ную сердцевину, которая открывается только то­му, кто имеет достаточно терпения ее искать в во­ро­хе внешней мишуры. Франция с ее Вольтерами и Де­кар­та­ми, Рембо и Бальзаками жива, только она укрыта от скользящего взгляда мантией предрассудков. Но сто­ит присмотреться, и она охотно и доб­ро­же­ла­тель­но поделится своими живыми секретами. Эта куль­ту­ра очень близка нам. Это та самая культура, на ко­то­рой мы все выросли, - Пушкин, Толстой и другие русс­кие классики волей-неволей несли ее нам. Французская культура нам даже ближе, чем наша собст­вен­ная, современная российская. Дело в том, что во Франции не бы­ло 1917 года, оскопившего российскую куль­ту­ру, и поэтому во Франции она сохранилась, а у нас нет. Итак, за внешней чуждостью во Франции пря­чет­ся нечто очень хорошо знакомое и близкое нам...
       Европа привыкла быть центром мира, и до сих пор не может оправиться от того, как, пока она са­мо­заб­вен­но разбиралась сама с собой в двух мировых вой­нах, центр мира переехал за океан к не­до­те­пис­то­му, в звездной шапке дядюшке Сэму, которого в Европе до сих пор всерьез не воспринимают.
       Конечно, открытый конфликт с Со­еди­нен­ны­ми Штатами не в правилах европейской по­ли­ти­чес­кой культуры (даже безумная Россия не пошла на от­кры­тый конфликт с США ввиду того факта, что ядер­ное оружие исказило до неузнаваемости всякий смысл полномасштабной войны между атомными дер­жа­ва­ми).
       Европейская политика всегда гордилась своим ис­кус­ст­вом манипуляции третьими странами, тем самым эф­фек­тив­но досаждая своим европейским соседям. Не следует забывать, что отцы современных политиков пе­ре­да­ли своим чадам лучшие традиции этих по­ли­ти­чес­ких искусств.
       Взять хотя бы последний конфликт с Ираком. Гер­ма­ния и Франция вели себя так, буд­то они имели с Ираком союзнический договор. Как это объяснить? Неужели французским и германским эли­там близки идеи исламизма и тирании? Объяснить это большим процентом исламского населения в этих стра­нах нельзя, потому что обычно политическое ру­ко­вод­ство в промежутке между выборами практически не обращает внимания на мнение избирателей. В боль­шин­стве современных демократий у избирателей нет пря­мо­го механизма свергнуть непопулярное пра­ви­тель­ство, а их представители в парламенте гораздо боль­ше руководствуются сиюминутными оп­по­зи­ци­он­ны­ми или коалиционными интересами, чем мнением сво­их избирателей. Все давно заучили наизусть тот факт, что в политике существует отдельная от об­ще­при­ня­той псевдомораль, которая позволяет менять по­ли­ти­чес­кие позиции, вводить в заблуждение и не за­бо­тить­ся о своей репутации, поскольку к каждым сле­ду­ю­щим выборам население приходит с чистенькими, от­шли­фо­ван­ны­ми мозгами и выбирает тех, у кого боль­ше денег на предвыборную кампанию.
       Конечно, случаются и исключения, однако надо от­ме­тить, что политикой в благополучных странах прак­ти­чес­ки никто, кроме самих по­ли­ти­ков, не интересуется, что позволяет им вариться в собственном со­ку и выделывать с моралью такие трюки, что если бы это позволил себе ваш сосед, вы перестали бы с ним здо­ро­вать­ся и, весьма вероятно, вам не пришлось бы сто­ять перед выбором, здороваться с ним или нет, по­сколь­ку за такие художества ваш сосед надолго уго­дил бы в тюрьму.
       Итак, манипулируя через третьи страны, ев­ро­пей­ские политики добиваются и будут добиваться ослаб­ле­ния роли Соединенных Штатов. Они даже вре­мен­но пошли на неестественный и болезненный союз друг с другом, отказались от святого святых любой го­су­дар­ст­вен­нос­ти - национальных валют - во имя евро, что­бы таким образом противостоять гигантской эко­но­ми­ке Соединенных Штатов, вращающей в себе 1/4 ми­ро­вых богатств, сосредоточенных в руках 1/20 ми­ро­во­го населения.
       Соединенные Штаты, как бы ни хотелось того их вра­гам, еще очень сильны, сплочены и однородны для то­го, чтобы всерьез рассуждать о зачатках грядущего раз­ва­ла империи, ибо, по словам Конфуция, для про­цве­та­ния государства необходима сильная армия, оби­лие хлеба и правильное настроение умов. Все эти три фак­то­ра в Соединенных Штатах присутствуют в пол­ной мере, а если кто-нибудь попытается указать на разлад в умах, то разлад этот кажущийся. Аме­ри­кан­цам удалось объединить свою нацию вокруг не­зыб­ле­мо­го идола под именем "доллар", и в этом все, как один: чер­ные и белые, правые и левые, нормальные люди и сек­су­аль­ные меньшинства монолитны и искренне считают, что "в деньгах счастье".
       Соединенным Штатам удалось создать прак­ти­чес­ки тотально счастливую нацию. По не­дав­ним опросам журнала Time, более 80% американцев счи­та­ют себя счастливыми, и я полагаю, что это ре­зуль­тат всеобщего "о'кея" и улыбки до ушей. Психологам до­под­лин­но известно, что существует об­рат­ная связь между поведением и словами человека и тем, как он себя чувствует. Это очевидно: когда че­ло­век всем доволен, он улыбается и говорит: "О'кей!" Но доказано, что если человек все время улыбается и го­во­рит: "О'кей!", то он рано или поздно начинает быть всем доволен.
       Соединенные Штаты занимают позицию ми­ро­во­го жандарма, хотя никто их на это не уполномочил. Ко­неч­но, хорошо, когда на земле есть сила, которая не по­зво­ля­ет зарвавшемуся диктатору захватывать страну за страной, но отсутствие легитимации этой роли де­ла­ет сами США грубым завоевателем.
       Тяжело бороться с нацией со столь простыми дол­ла­ро­вы­ми принципами и, в общем, всем довольной, поэтому мож­но предположить, что Европе не удастся от­во­е­вать прежнее главенствующее положение.
       Мы ничего не сказали о России. Россия - это от­дель­ный разговор. Россия движется к построению мощ­ной государственности. Теперь она не скована ни­ка­кой идеологией, а во главе стоят люди, у ко­то­рых понятие "человеческая мораль" отсутствует как та­ко­вое. Я думаю, это новый вид государства, который Пла­тон забыл упомянуть в своем провидческом и весь­ма зрелом диалоге "Государство". Это не тирания, не демократия, не олигархия, не теократия, не во­ен­ный режим, в конце концов. Это КГБ-кратия - новая фор­ма государства, управляемая спецслужбой. А спец­служ­бы всего мира имеют совсем другие взгляды на ме­то­ды и средства политической борьбы и управ­ле­ния, чем даже самые отъявленные тираны и сатрапы.
       Инсинуации, шантаж, манипуляция, ком­про­ме­та­ция, подделка документов, подслушивание и под­гля­ды­ва­ние, покушения, загримированные под не­счаст­ные случаи, есть нормальный набор рабочих ин­стру­мен­тов таких служб. Гитлеры да Саддамы Хусейны - любители-самоучки, Ку­ли­би­ны заплечных дел. Наши же новые правители Рос­сии - профессионалы. Они ведут себя в соб­ст­вен­ном Кремле, как засланные на спецзадание. И я не мо­гу сказать, плохо это или хорошо, потому что в такой стра­не народ вроде бы должен быть сыт, потому что ему скормили всех голодных, политически неактивен, по­то­му что все политически активные еще задолго до ка­ких-либо проявлений своей активности по­раз­би­ва­лись в своих вертолетах, сидят по тюрьмам за со­вер­шен­но не связанные с политикой проступки или по­мал­ки­ва­ют по заграницам, потому что, как известно, для спецслужб границ не существует. По сути дела, ес­ли во главу России поставить выходцев не из КГБ, а из какой-нибудь другой спецслужбы, результат будет аналогичен. Эволюция спецслужб привела к то­му, что, будь они служащими "хороших" или "пло­хих" стран, задачи, методы и средства у них при­мер­но одинаковы. Я помню интервью с английским спец­со­труд­ни­ком - обаятельным молодым человеком, который подтянуто и по-деловому доложил, что выстрелил в голову невооруженному мирному че­ло­ве­ку на каком-то мирном полустанке в иракской пус­ты­не. Когда интервьюер, несколько шо­ки­ро­ван­ный, спросил, чем были оправданы такие действия, офи­цер ответил, что он не мог подвергать опасности опе­ра­цию и безопасность своих товарищей, хотя надо от­ме­тить, что группа состояла из нескольких во­ору­жен­ных человек, а араб на полустанке был один. У это­го офицера, гордого потомка утонченной британской се­мьи, нет мук совести, он размышляет как про­фес­сио­нал, и точно такие же профессионалы теперь сидят в Кремле, и я не думаю, что у них будут серьезные проб­ле­мы удержать власть, поскольку они относятся к своей задаче профессионально и не задумываясь пус­тят пулю в голову кому угодно, в том числе и одному из своих, если это будет целесообразно для решения по­став­лен­ной задачи.
       Еще Александр Дюма выразил подобную мысль с точностью великого скульптора слова: "En po­li­ti­que... il n'y a pas d'hommes, mais des idees; pas de sentiments, mais des interets; en politique, on ne tue pas un homme: on supprime un obstacle"* - простите меня за воль­ный перевод: "Для политики... не существует кон­крет­ных людей, существуют только идеи, нет сан­ти­мен­тов - есть только интересы, в политике убийство че­ло­ве­ка не является "убийством", а является "устра­не­ни­ем препятствия"".
       Посмотрите программы Первого канала Рос­сий­ско­го телевидения. Они не имеют ничего общего с убо­ги­ми советскими передачами. Выпуски новостей пре­крас­но спланированы, и каждый сюжет несет в себе опе­ра­тив­ную задачу. Ни одна минута телевизионного вре­ме­ни не разбазаривается даром. Чувствуется, что за кадром работают лю­ди, которые ощущают, что если они будут "гнать туф­ту", им всадят пулю в затылок. Не из жестокости, а для решения общей задачи создания нор­маль­ного, сильного, сытого, самодовольного го­су­дар­ства. Вас не поражает тот факт, что при очевидном раз­гу­ле КГБ в России наши западные голоса не имеют ни­ка­ких жареных фактов, которые бы скрывал офи­ци­аль­ный Кремль? Дело не в том, что их нет, дело в том, что, в отличие от своих советских предшественников, люди в штатском двадцать первого века работают про­фес­сио­наль­но, и такой утечки информации у про­фес­сио­на­лов нет и быть не может. Хорошо это или плохо? Не нам судить. Поставленным задачам при таком под­хо­де предстоит быть выполненными. А история по­пол­нит­ся еще одним чудо-государством на манер Спар­ты, с которым, поверьте, не так уж легко будет со­вла­дать, когда оно наконец разберется со своими внут­рен­ни­ми задачами и поставит задачи внешние.
       Теперь обратим взор на ис­лам­скую цивилизацию. В принципе, всё, что связано с ис­лам­ским фундаментализмом, не ново. Меж­ду­на­род­ные террористические организации в тех или иных фор­мах встречались и ранее. Проблема состоит, скорее, в том, что плоскость ценностей этой цивилизации не со­при­ка­са­ет­ся с европейской, они друг другу со­вер­шен­но не понятны, а потому враждебны.
       Мне всегда забавно наблюдать серьезных уче­ных людей, разводящих в удивлении руками, когда оче­ред­ной африканский или мусульманский царек тра­тит деньги, выделенные на помощь его из­ды­ха­ю­ще­му от голода народу, на какой-нибудь новый са­мо­лет для личного пользования или на очередной дворец с золотыми унитазами. Разгадка в таком случае весьма оче­вид­на - просто вышеуказанный правитель не раз­де­ля­ет прогрессивной точки зрения о том, что все люди рав­ны.
       Хуже того - люди, которые умирают от голода, так же не считают себя равными своему правителю, если им, конечно, не промоют мозги перед выводом к те­ле­ка­ме­ре.
       Но хуже всего не первое и не второе. Хуже всего тот факт, что люди дейст­ви­тель­но не равны. Если вдуматься в суть демократического об­щест­ва, оно и не гарантирует равенства между людь­ми. Оно пытается предоставить равные воз­мож­нос­ти, а это совсем другое, чем провозглашать, что все лю­ди равны в своих способностях. Я, опять же, не утверж­даю и не настаиваю, что часть людей является людьми второго или третьего сорта, я просто го­во­рю, что все люди раз­ные, имеют разные характеры, разные знания и раз­ные способности. Нет людей с хорошими или плохими спо­соб­нос­тя­ми. Например, если нужно перенести кам­ни из одного места в другое, люди с му­зы­каль­ны­ми способностями вряд ли будут вам полезны.
       Исламская цивилизация отрицает ценность че­ло­ве­чес­кой жизни - как своей, так и чужой. А посему за­пад­ный мир всегда будет наталкиваться на ситуацию, ко­гда ему только и остается, что разводить руками. Я по­ла­гаю, что несмотря на то, что исламский фун­да­мен­та­лизм в настоящее время выступает как са­мо­сто­я­тель­ная сила, его прямо или косвенно используют для ре­ше­ния своих политических целей такие силы, как Ев­ро­па, Россия, США, да и дальневосточные страны. Чем больше будут возрастать противоречия между эти­ми разными лагерями, тем больше будут выходить на передний план прямые конфликты, и необходимость под­держ­ки третьей стороны будет пропадать.
       Исламская цивилизация в настоящее время пе­ре­жи­ва­ет свой расцвет, приобретает вкус к мировому гос­под­ству, и единственной ее проблемой является пре­зри­тель­ное отношение к материальному миру. Ибо приобретение зо­ло­тых унитазов я считаю проявлением презрения к ма­те­ри­аль­но­му миру, потому что это есть явное уни­что­же­ние материальных ресурсов, которые могли бы быть потрачены на развитие независимых во­ору­же­ний, на сплочение разрозненных мусульманских на­ций в единый военно-промышленный кулак, от ко­то­ро­го действительно всем не поздоровилось бы. Ки­тай­ские ножи для резки картона, которые использовались для угона самолетов, угодивших в World Trade Center, есть дополнительное доказательство презрения му­суль­ман­ских экстремистов ко всему материальному. Труд­но не согласиться с тем, что на глобальной шкале по­беж­да­ет обычно цивилизация, более продвинутая в тех­ни­чес­ком отношении. В силу своего национального ха­рак­те­ра большинство мусульманских стран заселено людь­ми, не способными к четкой дисциплине, не­устой­чи­вы­ми к подкупу, обычно легко уступающими угро­зам и, главное, не умеющими проводить четкую границу между миром реальным и миром желаемым. А это не делает такую цивилизацию серьезной военной си­лой. Читая отчет комиссии сената по событиям 11 сен­тяб­ря 2001 года, я был поражен описанием ха­рак­те­ра и поступков террористов. У них были большие слож­нос­ти с дисциплиной, с изучением английского язы­ка и, главное, в обучении на летных курсах. Этим лю­дям, кажется, было легче самоубиться, чем чему-ни­будь научиться. И это неудивительно. Такая проб­ле­ма существует у большинства потенциальных бой­цов террористических организаций. Возможно, их ру­ко­во­ди­те­ли и обладают хорошими интеллектуальными спо­соб­нос­тя­ми, однако очевидно - у них есть се­рьез­ные проблемы с кадрами. И эти проблемы только до­ка­зы­ва­ют целесообразность новомодных шахидов, по­сколь­ку кажется, что кроме как на то, чтобы убить се­бя, они больше ни на что не способны.
       Западное общество поражается, наблюдая яв­ле­ние террористов-самоубийц. А кто-нибудь проверял ста­тис­ти­ку, сколько самоубийств происходит в раз­ви­тых странах? Самоубийства являются второй при­чи­ной смертности у молодой части населения (первая при­чи­на - травмы). Так ли уж неестественно са­мо­убий­ство в человеческом обществе, если даже в об­щи­нах, где самоубийство непопулярно, цифры столь вы­со­ки? Что уж говорить об обществе, в котором ша­хид­ство возведено в ранг культа. Исламский фун­да­мен­та­лизм, пытаясь компенсировать свою не­сос­то­я­тель­ность в военно-материальном плане, решил ис­поль­зо­вать естественную наклонность молодого воз­рас­та к суициду как основной козырь в своей борьбе с за­пад­ным миром. Многие считают, что это проявление си­лы духа исламистов, я же считаю, что это крик от­ча­я­нья руководителей террористических группировок, не­ спо­соб­ных эффективно решать свои кадровые во­про­сы из-за сложностей с дисциплиной и другими вы­ше­на­зван­ными проблемами, присущими населению, из ко­то­ро­го приходится рекрутировать рядовых бойцов.
       Поскольку использование террористов-са­мо­убийц принимает угрожающий размах и является опло­том современного исламского терроризма, я вижу не­об­хо­ди­мость рассмотреть это явление более де­таль­но. Ясность в этом вопросе особенно необходима, по­сколь­ку исламские террористы эффективно ис­поль­зу­ют факт наличия у них тысяч потенциальных шахидов как мощную пропаганду своего суперменства, и обы­ва­тель действительно пребывает в нервной рас­те­рян­нос­ти по поводу каждодневных сообщений в но­вос­тях о новых актах террористов-самоубийц.
       Самоубийство является известным явлением в жи­вой природе. Наиболее яркими примерами могут слу­жить грызуны, которые самоубиваются в условиях пе­ре­на­се­лен­нос­ти, муравьи некоторых видов, которые бро­са­ют­ся на препятствия, создавая своими телами мост для своих собратьев, а также киты, которые са­мо­уби­ва­ют­ся по не вполне пока ясным причинам. Сле­до­ва­тель­но, в выживании видов природа иногда за­кла­ды­ва­ет инстинктивную потребность некоторых ин­ди­ви­ду­у­мов жертвовать своей жизнью, косвенным или пря­мым образом помогая выживанию и процветанию ви­да.
       Согласно статистике Всемирной организации здра­во­охра­не­ния, самоубийство в мире происходит при­мер­но каждые 40 секунд. В 2000 году 815 тысяч лю­дей покончили с собой. Эта цифра более чем в два ра­за больше, чем число людей, погибших в том же го­ду от вооруженных конфликтов (306 600 человек). На­до сказать, что если число погибших в вооруженных кон­флик­тах обычно стараются завышать (особенно по­стра­дав­шая сторона), то количество зарегистрированных самоубийств нередко занижено. Во мно­гих случаях такие травмы, как падение с высоты, пред­на­ме­рен­ная автомобильная авария, пред­на­ме­рен­ная передозировка наркотиков, не регистрируются как са­мо­убий­ство, однако являются весьма рас­про­стра­нен­ны­ми.
       Даже в такой благополучной стране, как Канада, по данным ВОЗ, самоубийство совершают 15 человек из каждых ста тысяч. Среди некоторых национальных групп, таких, как инуиты (эскимосы, проживающие на се­ве­ре Канады), количество самоубийств равняется 60-75 на 100 тысяч человек. Другие части населения с по­вы­шен­ным числом самоубийств включают мо­ло­дежь, престарелых, заключенных, а также больных пси­хи­чес­ки­ми заболеваниями.
       Наблюдается рост в числе самоубийств от года к го­ду. В период с 1990 по 2000 год в Онтарио прак­ти­чес­ки одинаковое число мужчин погибло в результате ав­то­ка­та­строф и в результате самоубийств. Я не го­во­рю о числе попыток самоубийства. Надо отметить, что среди жен­щин попыток са­мо­убий­ства в 3-4 раза больше, чем среди мужчин, хотя количество самоубийств сре­ди мужчин в четыре раза больше. Каждая четвертая смерть в возрасте от 15 до 24-х лет - ре­зуль­та­т самоубийства. Появившиеся в последнее время жен­щи­ны-шахидки тоже широко используются эк­стре­мис­та­ми для пропаганды - мол, даже женщины се­бя уже взрывают; однако из статистики мы видим, что наклонность к самоубийствам у женщин не только не меньше, а даже больше, чем у мужчин, разве что по­яс шахида дает больше гарантии, что попытка удаст­ся.
       Приведенные цифры показывают, что тенденция к самоубийствам у людей чрезвычайно сильна, а также легко под­да­ет­ся влиянию существующих в обществе норм. Поддержка культа са­мо­убий­ст­ва, коим является культ шахидов, может значительно уси­лить этот потенциал, всегда находящийся в любом че­ло­ве­чес­ком сообществе. Таким образом, подобная ста­тис­ти­ка разоблачает тайную силу угроз исламских тер­ро­рис­тов. Вручите пояс шахида каждому са­мо­убий­це на Земле и пошлите их в общественные места по­мно­го­люд­нее, - вы сможете истребить большую часть населения планеты, пользуясь услугами только "на­ту­раль­ных" самоубийц, которые рас­ста­лись бы с жизнью и без всякой связи с исламской идеей.
       Касательно дальневосточных культур следует от­ме­тить, что они находятся в плоскости, еще менее со­при­ка­са­ю­щей­ся с плоскостью европейской ци­ви­ли­за­ции.
       Настоящую загадку представляет собой Дальний Вос­ток: Китай с его невероятным народонаселением, Япо­ния с поразительным техническим прогрессом и но­вые звезды на небосклоне мировой экономики - Син­га­пур, Южная Корея, Тайвань и им подобные. Даль­не­вос­точ­ную цивилизацию отличает тонкая спо­соб­ность людей действовать как единый, сплоченный ор­га­низм, пренебрегающий индивидуальными по­зы­ва­ми и фанатично верный служению делу общему.
       Особой загадкой является Китай. Мне ки­тай­ская культура представляется несколько ино­пла­нет­ной, и, думаю, не только мне. Нам ма­ло­по­нят­ны их мотивации, мысли, логика. То, что на За­па­де проживает много китайцев, и то, что я или вы, мой любезный читатель, в каждый момент времени обя­за­тель­но либо одеты во что-нибудь китайское, ли­бо видим перед собой что-нибудь китайское, либо не­дав­но поели китайской еды, либо скоро ее поедим, су­щест­ва дела не меняет. Весь мир является рынком сбы­та грандиозного человеческого муравейника по имени Китай.
       Не следует забывать, что на протяжении ты­ся­че­ле­тий Китай был ведущей цивилизацией мира. В де­вят­на­дца­том и в начале двадцатого века страна по­гру­зи­лась в период гражданских конфликтов, го­ло­до­мо­ров и военных оккупаций. После Второй мировой вой­ны коммунисты под руководством Мао Цзэдуна на­ча­ли строить коммунистическое государство. Помимо огромных экономических издержек страна потеряла де­сят­ки миллионов человек в результате голода и ли­ше­ний.
       Однако ныне Китай, так и не изменив в зна­чи­тель­ной мере свою идеологическую основу, находится в стадии небывалого экономического расцвета. С 1994 по 2003 год объем китайского экспорта вырос почти в че­ты­ре ра­за, с $120 до $438 миллиардов. Ру­ко­вод­ство стра­ны прогнозирует его увеличение к 2007 го­ду до $800 млрд. При таких объемах торговли Китай не мог не стать одним из ключевых экономических иг­ро­ков ми­ра. С его мнением теперь вынуждены счи­тать­ся в рав­ной степени в Вашингтоне, Токио и Брюс­се­ле. На за­двор­ки внешней политики ушли такие те­мы, как пра­ва человека, свобода СМИ. Каждому хо­чет­ся по­лу­чить часть китайского пирога или увер­нуть­ся от ки­тай­ско­го, пока только экономического, удара. Известно, что, любое экономическое противостояние всегда стре­мит­ся вылиться в военный конфликт.
       Буквально на наших глазах разрушается миф о де­ше­вом, некачественном ширпотребе из Китая. Его мес­то занимают дешевые, но качественные товары. Ве­ду­щие американские и европейские корпорации с ужа­сом наблюдают за товарной экспансией из Китая. Мощ­ные переносные компьютеры по $200, бытовая тех­ни­ка за $100-200, добротная одежда и обувь за гро­ши - это рай для потребителей, но банкротство для боль­шин­ства предприятий легкой и электронной про­мыш­лен­нос­ти в богатых странах.
       Большинство ведущих торговых марок уже дав­но с удовольствием размещает заказы в Китае и ставит клей­мо "Made in China". С 1998 года средний те­ле­ви­зор дешевел ежегодно на 9%, спортивное обо­ру­до­ва­ние - на 3%, слесарные инструменты - на 1%. Такой ди­на­ми­ки нет ни у одной европейской страны. Се­го­дня более 30% китайского экспорта - это электроника, бы­то­вая техника и оборудование раскрученных тор­го­вых брэндов. Показателем растущего доверия к ки­тай­ским товарам является хотя бы тот факт, что самый круп­ный розничный гигант мира Wal-Mart постоянно на­ра­щи­ва­ет объем закупаемых товаров в Китае, давно пре­вы­сив объем закупок в $15 миллиардов.
       Свои производства в Китае имеют не только прак­ти­чес­ки все автомобильные гиганты мира, но и мно­гие потребительские компании, в том числе Philips и General Electric. Причем производятся в Китае не толь­ко простые лампочки, но и гигантские турбины. Этот факт еще раз подтверждает высокое качество ки­тай­ской рабочей силы.
       Китай несколько лет кряду сохраняет лидерство по привлечению прямых иностранных инвестиций. В пе­ри­од 2003-2005 годов среднегодовой объем прямых иностранных инвестиций пла­ни­ру­ет­ся на уровне $55-60 миллиардов. На продукцию со­вмест­ных предприятий при­хо­дит­ся около половины об­ще­го экспорта КНР. Их до­ля в совокупных вло­же­ни­ях средств в основные фон­ды в стране превышает 15%. Сейчас деньги более 400 из 500 круп­ней­ших мировых корпораций работают в ки­тай­ской эко­но­ми­ке. Это борьба не только за ки­тай­ский рынок. Это модель корпоративного выживания в со­вре­мен­ном глобальном мире.
       General Motors, Volkswagen, Toyota Motors и Ford Motors в ближайшие годы планируют по­тра­тить около $14 миллиардов на ежегодное производство око­ло 6 миллионов ав­то­мо­би­лей на местном рынке. General Motors почти каж­дый третий цент своей прибыли за­ра­ба­ты­ва­ет за счет китайского рынка. Треть роста ВВП Японии была обес­пе­че­на за счет растущего спро­са Китая. У Тайваня этот показатель гораздо выше - 68%. Подобные тен­ден­ции стимулируют и экономический рост эко­но­ми­ки США.
       Начиная с 2002 года КНР стала крупнейшим кре­ди­то­ром Америки. Народный банк Китая является вто­рым после Японии покупателем гособлигаций США. Так что бурный рост расходов Джорджа Буша был обес­пе­чен в большой мере его китайским визави Ху. В пе­ри­од 2002-2004 годов валютные резервы азиатских бан­ков выросли более чем на $1,2 триллиона. На цент­ро­бан­ки Азии приходится 80% мировых запасов долларов. Именно они помогли США сдержать еще более глу­бо­кую девальвацию американского доллара в последние два года.
       Вполне возможно, что Китай будет играть го­раз­до более серьезную и решительную роль на мировой аре­не уже в недалеком будущем. Применение си­ло­во­го подхода к этой великой стране становится всё более и более иллюзорным. Одно счастье, что в прошлые ве­ка китайский народ не слишком стремился к мировому гос­под­ству и, возможно, это не является характерной чер­той этой нации. Однако Китай имеет реальную проб­ле­му дефицита жизненного пространства, которая бу­дет решаться, скорее всего, за счет соседних стран.
       Индия неожиданно стала представлять собой вто­рую по численности населения страну в мире. Ее трудно отнести к какой-либо единой парадигме ци­ви­ли­за­ции, поскольку в ней сплелись мно­го­чис­лен­ные характеристики. Ин­ду­сы миролюбивы и редко идут на открытый кон­фликт. Они хорошие продавцы, однако им что-либо продать совсем не просто. Их способность выдавать же­ла­е­мое за действительное, в том числе и путем ис­крен­не­го самовнушения, просто не имеет себе равных, что мешает трезвой оценке реальных обстоятельств де­ла и тормозит любой бизнес и развитие в це­лом.
       Большинство современных межнациональных ком­па­ний создают представительства в Индии и в дру­гих развивающихся странах, тем самым вывозя ра­бо­чие места из развитых стран в страны третьего мира. В рам­ках отдельно взятой развитой страны это явление вос­при­ни­ма­ет­ся чрезвычайно негативно. Однако в гло­баль­ном смысле оно очень полезно.
       Хорошей иллюстрацией прямой утечки рабочих мест в страны третьего мира может служить сле­ду­ю­щий факт: как сообщает журнал Fortune, в апреле 2005 года компания IBM сократила 14 500 рабочих мест в Ев­ропе и в то же время, как сообщает New York Times, эта компания планирует нанять 14 тысяч новых со­труд­ни­ков в Индии*.
       Причины вывоза рабочих мест - низкая за­ра­бот­ная плата, огромное количество образованных кадров и мяг­кие по отношению к работодателю нормы тру­до­во­го права в странах третьего мира. Например, в Индии огромное число специалистов, владеющих английским язы­ком. Согласно Confederation of Indian Industry, в Ин­дии ежегодно выпускается 2,5 миллиона спе­ци­а­лис­тов по информационным технологиям, инженеров и специалистов в области биологических наук, а также при­сва­и­ва­ет­ся более 1500 докторских степеней в тех же об­лас­тях. Я верю, что это позитивно сказывается на уве­ли­че­нии равномерности распределения богатств в ми­ре, на способствовании развитию отсталых ре­ги­о­нов земного шара и, главное, в конечном итоге это при­ве­дет к более трезвому подходу развитых го­су­дарств к своему трудовому законодательству, которое под­час доводит до абсурда найм об­ле­нив­ших­ся и ма­ло­эф­фек­тив­ных служащих в развитых стра­нах, по­лу­ча­ю­щих неадекватно высокую зарплату, на­де­лен­ных не­аде­кват­ны­ми правами и, главное, стре­мя­щих­ся пос­ле непродолжительного срока снова сесть на по­со­бие по безработице. Нормальное раз­ви­тие бизнеса, ос­но­ван­ное на такой рабочей силе, ста­но­вит­ся прак­ти­чес­ки невозможным, заставляя ра­бо­то­да­те­ля либо за­ме­нять неэффективных дорогостоящих слу­жа­щих ро­бо­ти­зи­ро­ван­ны­ми системами, либо вы­во­зить рабочие мес­та за рубеж. У государств не оста­нет­ся выбора, как на­чать конкурировать за рабочие места, пре­до­став­ляя ра­бо­то­да­те­лю более резонные условия. Без­ус­лов­но, и в странах третьего мира заработная пла­та будет расти, и условия труда улучшатся. Я верю, что ес­ли мир не бу­дет вовлечен в какое-либо чрез­вы­чай­ное по­тря­се­ние, которое выведет его из су­щест­ву­ю­ще­го баланса, ра­бо­чий рынок будущего будет мировым, и визовые огра­ни­че­ния не будут более оправданы.
       Самая главная цель мирового сообщества в бли­жай­шем будущем - постараться избежать крупных ка­та­клиз­мов: войн, астероидов и прочих событий, ко­то­рые обычно отбрасывают человечество на много ша­гов назад, в темные века. Итак, главное - чтобы в на­шем светлом будущем не наступили темные века.
       К сожалению, оптимистический прогноз ма­ло­ве­ро­я­тен, поскольку никогда еще человеческим со­об­щест­вам не удавалось поступательное развитие без за­ка­тов цивилизаций и прочих катастроф. Как, в соответствии со статистическими пред­ска­за­ни­я­ми, неизбежно падение крупного астероида в каж­дый определенный промежуток времени, так не­из­беж­ны и крупные военные конфликты. Вызывает боль­шое опасение, например, программа Со­еди­нен­ных Штатов, связанная с противоракетной защитой, по­то­му что если в Вашингтоне будут уве­ре­ны в неуязвимости американских небес, ядерные про­ти­во­ве­сы других стран могут перестать работать.
       Если же мы будем говорить о беспрепятственном раз­ви­тии человечества, можно предположить, что че­ло­ве­чест­во в целом пойдет по пути, напоминающем путь развития развитых стран по направлению к ми­ро­во­му вэлферу, когда богатые страны придут к за­клю­че­нию, что дешевле кормить и обеспечивать всем не­об­хо­ди­мым население нищих стран, пока это на­се­ле­ние не ворвалось в дома богатых и не совершило оче­ред­ной мировой революции, в результате которой все ста­нут в равной степени нищими.
       Смерть цивилизаций так же неизбежна, как смерть отдельных людей. Но как не прекращается нить развития духа отдельных людей, передаваясь от по­ко­ле­ния к поколению, так и отблески прежних ци­ви­ли­за­ций передаются их блистательным потомкам. На­ша цивилизация полна римско-греческой эстетикой, фи­ло­со­фи­ей, культурой, так же и цивилизация, ко­то­рая придет на смену нашей, будет нести в себе след на­ших судеб и свершений. В этом и есть неизбывная ло­ги­ка Творца, которую нам, увы, не пе­ре­ме­нить. Не так ли? Катастрофа наступает не тогда, ко­гда от­ча­ли­ва­ет Ноев ковчег, а тогда, когда ему не удается от­ча­лить, и тоненькая ниточка наших свер­ше­ний обо­рвет­ся, но я верю, что именно этого Все­выш­ний и не до­пус­тит. А насчет неизбежности гибели ци­ви­ли­за­ции, в которой мы живем, - вы правы. Это во­прос вре­ме­ни - завтра или через двести лет... Конец Рим­ской им­пе­рии начался, когда она раскололась на две части, од­на­ко после этого западная протянула еще боль­ше че­ты­рех­сот лет, а восточная и того больше - око­ло ты­ся­чи... Единственная загвоздка - что в наши вре­ме­на всё случается гораздо быстрее. Переход от ци­ви­ли­за­ции к ци­ви­ли­за­ции не обязательно случается с кри­ка­ми, на­шест­ви­я­ми варваров и убийствами, однако чаще всего имен­но так. В своем отрицании неизбежности гибели на­шей цивилизации мы все похожи на ребенка, от ко­то­ро­го родители скрыли, что каждый человек рано или позд­но уми­рает. Он вышел на улицу в булочную за хле­бом - а уличные мальчишки доступно объяснили ему, убив го­лу­бя его же буханкой хлеба, что все рано или позд­но умирают, и вот он стоит и плачет, плачет, плачет... Но эти слезы полезны, это - слезы прозрения.
      
      
      
      
      
      
      
      

    Терроризм есть не причина, а следствие

      
       Терроризм мучает мир. Ну, во-первых, в этом нет ничего нового, как нам пытаются доказать. Во вся­кие времена подобное было. Вот, русские ком­мен­та­то­ры по американскому RTVI убедительно аргумен­ти­ру­ют: "Наша цивилизация должна спуститься об­ратно на уро­вень варварства, чтобы варварство исла­мистских тер­ро­рис­тов победить". Сначала кажется вроде бы ло­гич­ным, однако всё-таки на поверку выхо­дит, что это не­вер­но.
       Терроризм есть не причина, а следствие. Чтобы дейст­ви­тель­но что-то изменить, надо найти причину и бо­роть­ся с ней, а не со следствием.
       Я помню, года два назад я слушал маг­ни­то­фон­ные лекции "Будет ли Третья мировая война" или что-то в этом роде, и хорошо запомнил блестящие сло­ва лектора: "Идеология никогда не является при­чиной, идео­ло­гия никогда не является главным фак­тором. Един­ст­вен­ным фактором, движущим историю, яв­ля­ет­ся борьба за власть".
       Вот возьмем Октябрьскую революцию. Я не сом­не­ва­юсь, что Ленин и его сподвижники были фа­на­тич­ны­ми идеалистами, но они не были причиной, они бы­ли следствием.
       Если бы не поддержка немецкого кайзера, ни­ко­гда эта ничтожная кучка радикальных фанатиков не до­би­лась бы власти и не удержала бы ее. В результате че­ты­рех­лет­ней изнурительной войны Германия была обя­за­на вывести Россию из игры, и был найден прос­той и чрезвычайно эффективный способ - наем ра­ди­каль­ных фанатиков-большевиков, чтобы в результате внут­рен­не­го политического переворота вывести Рос­сию из войны. Неважно, что зараза революции очень ско­ро проникла и в Германию, важно, что бороться с боль­ше­ви­ка­ми, прибывшими в запломбированном ва­го­не транзитом через Германию, было уже поздно. Они были не причиной, а следствием. Как ядовитый укол, уже впрыснутый в тело жертвы... Что двигало Гер­ма­ни­ей? Страх!
       Так же и современные террористы. Кому они нуж­ны и выгодны? Очень многим. Европе, которая в стра­хе перед Соединенными Штатами объединилась, по­сту­пив­шись национальными валютами. Арабам, ко­то­рые становятся главным фактором современной по­ли­ти­ки. России, которая никак не заинтересована в ро­ли США как суперсилы в униполярном ми­ро­устройст­ве. Тот факт, что террористы, выйдя из-под контроля, взрывают Европу, взры­вают самих арабов, угрожая ста­биль­нос­ти их режимов, досаждают России, под­дер­жи­вая Чечню, - это всё вов­се не значит, что всем этим вы­ше­ука­зан­ным игрокам терроризм против США не вы­го­ден. Мы забыли Северную Ко­рею, Китай и очень мно­гие другие страны, которым мировой жандарм, роль которого США на себя по­стоянно примеряет, ни­как не нужен.
       Страх всех этих игроков, которым терроризм про­тив США чрезвычайно выгоден, страх их перед са­ми­ми США гораздо больше, чем перед какими-то тер­ро­рис­та­ми. Теракты уничтожают кучки мирных лю­дей, которыми правители никогда не дорожили, а вот США реально могут лишить власти практически лю­бую силу на земле или, по крайней мере, значительно этой власти повредить.
       Вот из страха перед самими США весь мир прак­ти­чес­ки прямо или косвенно поддерживает терроризм. Это его прямой ответ на угрозу США и на их стрем­ле­ние к мировой экспансии, неуважение к местным тра­ди­ци­ям и совершенно не пропорциональную кон­цент­ра­цию мировой финансовой силы. Страна с на­се­ле­ни­ем в 4-5% от мирового концентрирует в своих ру­ках 25% мирового капитала. Попытка перераздела это­го вли­я­ния и стоит за прямой или молчаливой под­держ­кой исламского терроризма, с которым, ко­неч­но, не­льзя договориться, потому что он фанати­чен и его ло­зунг - "Умри!".
       Итак, захват Ирака перепугал весь мир еще больше! Так их страхи перед США вовсе бы­ли не напрасны! Янки будут играть без всяких пра­вил и смо­гут лишить власти кого угодно и когда угод­но. И факт, что с уходом Саддама насилие в Ираке во­все не осла­бевает, только говорит о том, что дело-то бы­ло и есть вовсе не в самом Саддаме.
       США надо договариваться с Европой, Россией, Ки­та­ем, другими диктаторами и сатрапами. До­го­ва­ри­вать­ся надо было тонко, и много лет назад. США долж­ны менять свое отношение к миру на отношение не как к обочине, задворкам - а как к полноценным час­тям мироустройства. США должны были доказать всем испытывающим к ним страх, что их бояться не­че­го. Хотя это абсолютно невозможно, особенно те­перь.
       Итак, для того, чтобы победить терроризм, вовсе не надо спускаться на уровень варварства, а наоборот, сле­ду­ет подняться на уровень высокой политической куль­ту­ры, разобраться во всем сложносплетении ми­ро­от­но­ше­ний.
       Но нужно ли США бороться с терроризмом?
       Вот это очень большой вопрос. Вполне воз­мож­но, что вовсе и нет. Концентрация военной власти, за­дав­лен­ность свобод внутри США, легкая по­пу­ляр­ность властей на фоне военных побед уровня средних ве­ков: поймали Саддама в яме - все герои. Но, увы, в мире ре­аль­но уничтожать терроризм никто и не собирается. Он так же всем удобен на этом этапе, как была в те­че­ние сорока лет удобна холодная война.
       Можно предвидеть возражения в стиле: "Уди­ви­тель­но, что для вас "очень большим вопросом" яв­ля­ет­ся вопрос, "нужно ли США бороться с терроризмом?" Идет Третья мировая война и, к сожалению, победа за­пад­ной цивилизации совсем не гарантирована, потому что в Европе, да и в Америке серьезно обсуждают "аде­кват­ность" мер борьбы с исламским фун­да­мен­та­лиз­мом. Террористы же пользуются древним, не раз оправ­дав­шим себя принципом - в войне все средства хо­ро­ши. С терроризмом бороться необходимо. Он мо­жет показать свою звериную рожу не только в башнях Меж­ду­на­род­но­го Торгового центра в Нью-Йорке, в по­ез­дах Испании или на улицах Лондона. Он может объявить­ся и в ваших лесах Канады".
       Руководству США си­ту­а­ция может быть вполне выгодна. Дело в том, что террористы в основном убивают простых ни в чем не повинных людей, которые политиками вос­при­ни­ма­ют­ся не более как отвлеченные цифры.
       Будете ли вы спорить, что политики всех стран аб­со­лют­но беспринципны, и их единственный им­пе­ра­тив - это власть? Это, мне кажется, совершенно про­пис­ная истина. Как всегда, интересы простых жителей ста­но­вят­ся заложниками интересов политических фи­гур. Я не говорю, что это плохо. Я не говорю, что это хо­ро­шо. Я говорю, что так устроен мир, и все, кто им дви­жет, - профессиональные сволочи, отличающиеся тем, что одни сволочи захватили власть давно и у них нет надобности пробивать себе дорогу терактами, их всё устраивает, а другие - новые сволочи, которые хо­тят свою часть пирога или целый пирог сразу... Но ста­рые сволочи их в упор видеть не хотят и пытаются от­мах­нуть­ся от них мухобойкой, делая вид, что с ними бо­рют­ся. Легкого решения этой проблемы нет. За­хва­тить еще пять Ираков - и всё равно легкого и простого ре­ше­ния не будет... США надо понять тонкость по­ли­ти­чес­ких игр Европы, которая сама поддакивала через BBC, Guardian и Le Figaro "бойцам за свободу" и на­рыва­лась в конце концов на этих самых бойцов, как это с ней бывало в 1807-1812 годах, 1939 году и как это будет происходить еще много-много раз. До­го­ва­ри­вать­ся надо с теми, кто стоит за террористами... Вы предлагаете, как собаке, кусать палку... А кусать или договариваться надо с тем, кто эту палку держит. Вы­явить его прежде всего, что я и пытаюсь сделать в своем скромном эссе. Вопрос же мой вот в чем: а нужно ли современным политикам устра­нять тер­ро­ризм? Вполне возможно, он их вполне устра­и­ва­ет. В первый момент после атак их по­пу­ляр­ность па­да­ет... но выборы случаются не каждый день, и к сле­ду­ю­щим выборам они приходят уже славными за­щит­ни­ка­ми отечества с небывало выросшей влас­тью... Искоренишь терроризм - и лишишься влас­ти... Помните, Черчилль был немаловажной фи­гу­рой в по­бе­де над фашизмом и не был переизбран на сле­ду­ю­щих же выборах по окончании войны. По-мо­е­му, это не понравится ни одному политику. Всеми по­ли­ти­ка­ми движут те же побуждения, что и ХАМАСом, ко­то­рый усиливает активность, как только пахнет мир­ным процессом, потому что при мире ХАМАС не ну­жен, и де­нег никто из тех, кто за ним стоит, ему не даст... Я утверж­даю, что у главарей Европы и тер­ро­рис­тов нет боль­ших разногласий во взглядах на власть. Просто од­ни были террористами во времена Французской ре­во­лю­ции и Войны за Независимость США, и об этом все давно забыли, а другие хотят свою ре­во­лю­цию, не­за­ви­си­мость и власть с опозданием на два с половиной века.
      
       Я ничего не сказал об Израиле, и это не слу­чай­но. На сегодняшний момент, когда острие кон­флик­та пе­ре­мес­ти­лось в Ирак, он практически перестал иметь ка­кое-либо значение. А если воспринимать Из­раиль со­от­вет­ст­вен­но его марионеточно-кукольному весу - так он, в общем, никогда не имел значения в вопросе ми­ро­во­го терроризма, как бы парадоксально это ни зву­ча­ло.
       Для вразумительного описания ситуации в Из­ра­и­ле я позволю себе воспользоваться пространной ци­та­той из американского комедианта Дэнниса Миллера, ко­то­рый, надо отметить, сам евреем не является. Дэн­нис Миллер ведет телевизионное шоу "Dennis Miller Live" на канале HBO. Недавно, пытаясь разъяснить сво­им соотечественникам-американцам суть па­лес­ти­но-израильского конфликта, он сказал буквально сле­ду­ю­щее (заранее прошу прощения за вольный перевод): "Палестинцы хотят свою собственную стра­ну. В этом есть только одна загвоздка: палестинцев как таковых не существует. Это выдуманное слово. Из­ра­иль назывался Палестиной в течение двух тысяч лет. Слово "палестинец" звучит по-древнему, но в дейст­ви­тель­нос­ти это не так. Это современное изо­бре­те­ние. До того, как израильтяне получили территории в результате войны 1967 года, Газа принадлежала Егип­ту, Западный берег реки Иордан принадлежал Иор­да­нии, и "палестинцев" не существовало. Как толь­ко евреи обосновались на территориях и стали вы­ра­щи­вать апельсины размером с баскетбольный мяч, на­ри­со­ва­лись "палестинцы", рыдающие о своих глу­бо­ких связях с их потерянной землей и нацией. Так что, во имя честности, давайте больше не будем ис­поль­зо­вать слово "палестинцы", чтобы описать обая­тель­ней­ших ребят, которые танцуют от радости по поводу на­ших [американских] смертей, пока кто-нибудь из них не обратит внимание, что их снимают на видеокамеру [американские журналисты]. Взамен этого давайте ис­поль­зо­вать другое название, которое лучше опишет этих людей: "Other Arabs Who Can't Accomplish Anything In Life And Would Rather Wrap Themselves In The Seductive Melodrama Of Eternal Struggle And Death" ("Другие арабы, которые ничего не могут до­стичь в жизни и которые предпочитают отдаться со­блаз­ни­тель­ной мелодраме вечной борьбы и смерти"). О'кей, это несколько длинновато, чтобы ожидать, что этим названием будут пользоваться на телеканале но­вос­тей CNN. Давайте тогда называть их "Adjacent Jew-Haters" ("смежные евреененавистники"), чтобы от­ли­чать от всех остальных "несмежных ев­рее­не­на­вист­ни­ков". Итак, "смежные евреененавистники" хотят свою стра­ну. Еще одна проблемка. Нет, они не хотят. Они мог­ли бы получить свою страну в любое время в по­след­ние тридцать лет, особенно в последние пять лет. Но ведь если у вас есть своя собственная страна, вам при­дет­ся устанавливать светофоры и мусоросборники, со­зда­вать коммерческие организации и, самое страш­ное, вам придется каким-то образом начинать на­ла­жи­вать нормальную жизнь! "That's no fun!" - это скуч­но! Нет, они хотят того же, что и все ев­рее­не­на­вист­ни­ки в ре­ги­о­не, - они хотят Израиль. Конечно, они хо­тят и огром­ную гору еврейских трупов - это, конечно, го­раз­до веселее, но в основном они хотят Израиль. По­че­му? Толь­ко для того, чтобы уничтожить Израиль или "The Zionist Entity" ("Оплот сионизма"), как они на­зы­ва­ют эту страну в своих школьных учебниках. В по­след­ние пять­де­сят лет эта цель позволяла правителям араб­ских стран отвлекать внимание своих людей от фак­та, что эти страны являются наиболее не­гра­мот­ны­ми, бед­ны­ми и остающимися на уровне племенных от­но­ше­ний... По­это­му я закатываю глаза каж­дый раз, когда слышу о великой истории и куль­ту­ре мусульман Ближнего Вос­то­ка. Если я ничего не упус­каю, арабы ничего не да­ли миру с тех пор, как да­ли алгебру, и спасибо им за эту самую ал­геб­ру, чтоб ей пусто бы­ло... Нет, вы это прожуйте и вы­плюнь­те: пятьсот мил­ли­о­нов арабов и пять мил­ли­о­нов евреев. Представьте всех арабов как футбольное по­ле, Израиль будет ко­роб­ком спичек по сравнению с этим футбольным по­лем. И теперь эти самые народы кля­нут­ся, что если от­дать им полкоробка, то все сразу ста­нут паиньками! Прав­да? О, это замечательные но­вос­ти! Погодите, а как же целая цепь войн и по­сто­ян­ные клятвы уни­что­жить всех евреев и утопить их в мо­ре? А, это... "We were just kidding..." ("Мы просто пошутили...") Мой друг Kevin Rooney сделал сле­ду­ю­щее замечание. Прос­то переверните ситуацию. Пред­ставь­те себе пять­сот миллионов евреев и пять мил­ли­о­нов арабов. Я был по­ра­жен блестящей простотой это­го сравнения. Кто-ни­будь может представить еврея, надевающего пояс смерт­ни­ка, на­чи­нен­ный лезвиями бритв, гвоздями и ди­на­ми­том? Конечно, нет. Или использующего все воз­мож­ные ресурсы, чтобы сбро­сить малюсенькое араб­ское государство в море? Нон­сенс! Или тан­цу­ю­щего от радости по поводу убийства невинных? Не­воз­мож­но! Или распространяющего ужасную ложь об ара­бах, пе­ку­щих хлеб с кровью детей? Отвратительно!
       Худшее, что может сделать еврей, оставленный в по­кое, это заспорить вас до смерти.
       Мистер Буш, конечно, нуждается в поддержке других арабских стран, особенно когда он ввязался в войну с Ираком. Но эта поддержка - такая же иллюзия, как попытка удер­жать в одной комнате толпу супер-топ-моделей, ото­брав у них наркотики...
       Однако в любой крупномасштабной стратегии все­гда существует опасность потерять объективность и моральное равновесие. Мы уже потеряли его от­час­ти. После террористических атак 11 сентября 2001 го­да президент Буш сказал нам и всему миру, что со­би­ра­ет­ся искоренить терроризм и страны, которые его под­дер­жи­ва­ют. Отлично. Но когда израильтяне, име­ю­щие чуть ли не каждый день теракты, эквивалентные взры­ву в Оклахома-Сити, приступили к тому же са­мо­му "ис­ко­ре­не­нию терроризма", США требуют от Из­ра­и­ля сдержанности.
       Если бы Америка подвергалась тер­ро­рис­ти­чес­ким атакам практически каждый день, мы бы очень ско­ро орали на наше правительство, чтобы оно это не­мед­лен­но прекратило, убив всех и каждого южнее Сре­ди­зем­ного моря и восточнее реки Иордан".
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      

    Призрак окончательного решения

      
       Нормальный человек - это тот, кто думает прежде всего о своей безопасности и о безопасности ближних, к которым он, в общем, причисляет все человечество. Нормальный человек ищет любви, дружбы, успеха в делах, жаждет искусства, творчества, усерден в науках, и в конце концов принимается за поиск своего высшего предназначения, поддерживая в этом других. Для такого человека нет рас, национальностей, народностей, видов, подвидов, ваших и наших, своих и чужих. Он понимает, что если пока еще и не все люди братья, то ничто, кроме них самих, не мешает им таковыми стать. Но дело в том, что миром не правят нормальные люди.
       Предъявите нормальному человеку риторику сионистов и антисемитов. Он ничего в ней не поймет. Какой избранный народ? Зачем в третьем тысячелетии создавать государство по типу жреческого царства, с древней, а потому неизбежно дикой религией во главе? С другой стороны, зачем, пользуясь древнеиндусской свастикой, сжигать в печах последователей древнееврейского учения? Все давно позабыли, что религия нужна человеку, чтобы ему жилось и умиралось легче, а не для того, чтобы ему не давать жить, запрещать жениться, мешать растить детей, или, тем более, насильственно его умерщвлять, принося в жертву якобы высшим идеям, или отказывать ему в похоронах, пытаясь хотя бы напоследок досадить если не усопшему, так хотя бы его непородистым родственникам...
       Если бы Гитлер воскрес и захотел бы довести уничтожение евреев до конца, какой бы он построил план действий, ознакомившись с современной обстановкой? Конечно же, их нужно всех собрать в одном месте и долбануть атомной бомбой, желательно их же собственной.
       А как мы называем тех, кто призывает, чтобы все евреи собрались в Израиле, да еще и поддерживает их в том, чтобы у них была своя атомная бомба? Мы называем их сионистами. Выходит, что Гитлер - сионист. Обратите внимание, я не сказал, что сионисты - фашисты. Я только сказал, что и те и другие говорят на одном языке - языке расы... Фашисты вполне могли бы поддержать сионистов в том, чтобы сконцентрировать всех евреев в одном месте, ведь они были такими горячими сторонниками всякого рода концентрации...
       Палестинцы - это своего рода арабские евреи. Они изгои во всех странах, в том числе и в своей стране, которой у них нет, и мусульманский мир давно мечтает избавиться от всех от них скопом. Какой выход? Поселить их вместе с евреями в Израиле. Там до кучи и решится как еврейский, так и палестинский вопрос.
       По-моему, все сходится. Остальное - пустая риторика.
       А вот исступленному фанатику-христианину тоже Израиль нужен. Он же не может себе втемяшить, что хоть по уши закрестись, а святее не станешь. Святость-то - не в обрядах, тем более построенных на культе мучений и казни Божьего человека, Христа, - культе, являющемся всего лишь очередной разновидностью варварских жертвоприношений... Святость - она в помыслах. А помыслы должны быть хорошими, чистыми. Светлые помыслы должны быть о безопасности своей и ближних своих, о любви, о дружбе, об успехе в делах, об искусстве, о науках и, наконец, о высшем предназначении своем и других.
       Однако фанатики всех мастей начинают с конца. Они сразу ищут высшее предназначение, начиная поиск в помойных ямах. Безопасность для них - ничто. Что есть безопасность для садомазохиста, как не пустая скука?.. Любовь у наших фанатиков может быть только к идее. Дружба - только с товарищами по партии или религии, наука им нужна, чтобы лучше делать бомбы, искусство - чтобы пропагандировать их идеи.
       Итак, фанатики - неважно, какой масти: христиане, фашисты, сионисты, мусульмане - сходятся в желании, чтобы Израиль существовал в том виде, в котором он существует. Пусть мотивы у них разные, намерения - тем более, но это не меняет дела. Ведь все они напоминают пассажиров одного трамвая. Один инженер, другой наркоман, третий съел стакан... Такие разные, а едут в одном направлении.
       А за их спинами стоят трезвые злыдни. Для них нет идей, не существует идеологий. Им не нужны деньги! Им даже не нужна власть! Просто им нравится играть друг с другом в увлекательные игры... И вот рушатся советские союзы, откуда ни возьмись у всех советских евреев образуются из небытия родственники в Израиле, которых штампует специально для этого образованная организация "Форум". Все носятся с липовыми справками, какими-то бумажками. Понеслись! Айда в Израиль. Там пойло обильное! А здесь палкой по клетке лупят! А антисемиты им вдогонку: "Убирайтесь в свой Израиль!" А ведь это только первая часть фразы. Вторая часть пока хранится в секрете. А между тем секрета никакого нет. "Убирайтесь в свой Израиль! Там мы вас всех и убьем!"
       Знаете, по цепочке. Еврея принял, еврея сдал... Хорошо, четко; Гитлер был бы в восторге. Он бы потирал свои усики, вскидывал ручонку вверх и бесновато покрикивал: "Israel ist fЭr Juden! Alle Juden mЭssen nach Israel gehen!" Ну, чем не сионист?
       А потом, заметив, что в мышеловку устремились и неевреи тоже, наш воскресший фюрер как человек, любящий порядок (что вовсе не означает порядочный человек), издал указ провести чистку, всех неевреев отловить и выслать обратно. Да, евреи подделывали документы, что у них якобы есть родственники, чтобы их выпустили. Просто звонили в этот "Форум" в Израиле и заказывали себе "вызов". А теперь оказалось, что тех, кто менял документы и фамилии, чтобы уехать, надо выслать обратно. Не из сострадания, а просто потому, что фюреры любят порядок, а финальная стадия грандиозного плана под названием "Окончательное решение" вот-вот должна наступить.
       Давайте и дальше навешивать друг другу ярлыки. Тот - фашист, а этот - сионист. Ты - жидовствующий антисемит, а я - антисемитствующий жид. Давайте и дальше делить людей на расы, нации, народности, виды и подвиды.
       Евреям не нужен Израиль? Евреям, как и всем людям, нужны безопасность, любовь, дружба, успех, мудрость, красота, самовыражение... А Израиль? Да что Израиль? Нас без него всех перебьют? Нас и с ним всех перебьют. Тоже мне, изобрели защитника...
       Пока мы будем продолжать говорить на языке Третьего рейха, надо всеми нами так и будет нависать призрак окончательного решения не только еврейского, но и общечеловеческого вопроса.
       А что, если хотя бы попытаться стать нормальными людьми?
      
      
      
      
      
      
      
      

    Природа современного варварства

      
       Принимая во внимание, что человечество может по­хвас­тать­ся исключительным прогрессом в области тех­ни­чес­ко­го развития и прочих областях, следовало бы ожидать, что развитие должно пойти и в на­прав­ле­нии истинного гуманизма на глобальном уров­не, а варварство в массовых масштабах должно остаться далеко позади, в дремучих глубинах кро­ва­вой истории человеческого рода. Однако этого не происходит. Двадцатый век, который, наоборот, мо­жет послужить величайшим примером разгула мас­со­во­го варварства, парадоксально доказывает, что вар­вар­ские действия в широких масштабах отнюдь не схо­дят со сцены новейшей истории мира.
       Вар­вар­ство в массовых масштабах подразумевает ряд действий, про­из­во­ди­мых большими массами людей против боль­ших масс других людей: массовые убийства путем самых раз­ных методов умерщвления, причинение фи­зи­чес­ких травм, а также за­клю­че­ние в тюрьмы. Как след­ствие этих действий, конечно же, происходит мас­си­ро­ван­ное уничтожение культурных и материальных цен­нос­тей. Всеми этими действиями в особо крупных масштабах и отличался двадцатый век.
       Что же может послужить объяснением уве­ли­че­ния размаха варварства в двадцатом веке?
       Во-первых, самым простым объяснением может по­слу­жить небывалый рост населения планеты. Стало боль­ше людей, которых можно убить, и людей, которые могут эти убийства совершить. По­же­лай Гитлер три-четыре века назад уничтожить шесть миллионов евреев, он не смог бы осуществить это по той простой причине, что такого количества ев­ре­ев просто не нашлось бы для его кровавых целей.
       Во-вторых, улучшилась организационная сто­ро­на дела. Средства коммуникации и транспорта по­зво­ля­ют производить любые мероприятия с гораздо боль­шей эффективностью, чем в прошлые века.
       В-третьих, усовершенствовались орудия и сред­ства убийства. Небольшая армия Александра Македонского не могла эффективно уничтожить более многочисленную вражескую армию пер­сов, потому что у воинов Александра просто не хва­та­ло рук рубить своих успешно разбегавшихся врагов. В на­ши времена с их совершенным оружием такой проб­ле­мы более не наблюдается.
       И наконец, в-четвертых. Несмотря на повышение со­вест­ли­вос­ти людей и их внешней настроенности про­тив убийства себе подобных (например, в прошлом убий­ство на войне считалось в приличном обществе впол­не нормальным и даже необходимым атрибутом доблести), новые средства убийства требуют столь ма­ло­го и непрямого участия убийцы, что убийство, осо­бен­но в массовых масштабах, стало очень легким и в об­щем-то весьма отвлеченным делом. Например, если срав­нить два действия: убийство с помощью то­по­ра (на него пойдет гораздо меньше людей, и го­раз­до меньше людей может быть убито этим самым то­по­ром) и убийство путем нажатия кнопки, за­пус­ка­ю­щей ракету с ядерной боеголовкой (это действие мо­жет произвести даже ребенок, однако последствия бу­дут в миллионы раз серьезнее, чем "всего лишь" раз­ма­хи­ва­ние топором).
       Итак, вышеуказанные доводы объясняют масш­та­бы варварства двадцатого века с технической точ­ки зрения. Давайте теперь рассмотрим идео­ло­ги­чес­кую подоплеку массового варварства. Двадцатый век стал эпохой апогея попыток осуществления мно­гих утопических идей социальных преобразований, на­цио­на­лис­ти­чес­ких идей и прочих явлений, име­ю­щих идеологическую подоплеку. Принесение в жертву об­ще­че­ло­ве­чес­ких принципов морали и даже древних биб­лей­ских заповедей во имя новых идеалистических устрем­ле­ний вроде мирового господства высшей расы или пролетариата, стало нормой жизни, обыденной ре­аль­нос­тью прошедшего столетия.
       Кроме того, следует отметить, что всякое мас­со­вое насилие обычно оправдывается как отмщение, то есть как реакция на другое насилие или агрессию, ко­то­рые имели место ранее. Практически в каждом слу­чае агрессии можно найти оправдательную риторику, ко­то­рая объясняет и легитимизирует эти варварские дейст­вия.
       Однако прежде чем перейти к анализу со­вре­мен­ности, надо отметить, что мнение о двадцатом веке как о веке, превзошедшем по масштабам варварства прош­лые века, является, скорее всего, иллюзией.
       Дело в том, что мы отчетливее видим то, что к нам ближе. В прошлые века в масштабах, вполне со­по­ста­ви­мых с двадцатым веком, например, уни­что­жа­лось коренное население обеих Америк. На основе со­вре­мен­ных данных можно сказать, что когда 12 ок­тяб­ря 1492 года Христофор Колумб сошел на один из ост­ро­вов континента, вскоре названного "Новым све­том", его население составляло от 100 до 145 мил­ли­о­нов человек. Два века спустя оно сократилось на 90%. К сегодняшнему дню самые "удачливые" из су­щест­во­вав­ших когда-то народов обеих Америк сохранили не более 5% своей прежней численности. По своим раз­ме­рам и продолжительности (до сегодняшнего дня) ге­но­цид коренного населения Западного полушария не име­ет параллелей в мировой истории.
       Причем обратите внимание: все эти люди были уни­что­же­ны не атомными бомбами или газовыми ка­ме­ра­ми, а простыми топорами, пиками, саблями и до­по­топ­ны­ми мушкетами.
       Чтобы ощутить размах трагедии, представьте, что, подобно Колумбу, на нашу планету приземлились ино­пла­не­тя­не и начали колонизацию Земли, в ре­зуль­та­те которой за два века были бы разрушены все наши города и убито около 5,5 миллиардов человек. А к 2200 году, когда население Земли составляло бы лишь 600 миллионов человек, обла­го­разумившееся правительство инопланетян стало бы уважать и сохранять культуры первых наций, на­се­ляв­ших Землю. После приведенного сравнения вряд ли кому-нибудь захочется, чтобы на нашем веку на Землю от­кры­то явились инопланетяне.
       Было бы естественно обратить свои взоры к наи­бо­лее яркому примеру варварства двадцатого века: фе­но­ме­ну гитлеровского фашизма.
       Всегда интересно прислушаться к современнику тех событий. В одном из своих эссе Джордж Оруэлл, автор знаменитой ан­ти­уто­пии "1984 год", от­ме­ча­ет, что дело не только в маньяке Гитлере, не только в ка­пи­та­ле, его поддержавшем, - а дело в состоянии умов, и это состояние предрасположено к варварству, оно готово его принять и стать его активнейшим со­участ­ни­ком.
       Из вышесказанного следует, что мало наладить бес­пе­ре­бой­ную поставку материальных благ, мало обес­пе­чить человечество всем, чего оно только по­же­ла­ет; что бы мы ни делали, рано или поздно оно впа­да­ет в стадию варварского безумия... Такое впечатление, что всё человечество болеет всеобщим буйным по­ме­ша­тель­ством, иногда сменяющимся про­дол­жи­тель­ны­ми стадиями ремиссии, но нередко выливающимся в ост­рые психотические эпизоды, которые со временем ста­но­вят­ся всё интенсивнее и интенсивнее.
       Основная проблема итогов Второй мировой вой­ны заключается в том, что, несмотря на победу над гит­ле­риз­мом, все эти ужасы варварства были со­вер­ше­ны и будут одной из составляющих образа человечества. Де­ло в том, что в мире наблюдается склонность ис­пы­ты­вать трепетное уважение к прецедентам. Сначала ка­кое-нибудь событие окрестят "беспрецедентным", а по­том сравнивают все последующие подобные со­бы­тия с этим эталоном. Так вот, Вторая мировая война со­зда­ла эталон варварства, которому в масштабах и жес­то­кос­ти уступают все предыдущие "достижения" че­ло­ве­чест­ва. Когда уже совершено какое-то бес­пре­це­дент­ное действие, как бы стирается порог для его по­вто­ре­ния. Конечно, мир ужаснулся, глядя на се­бя, и какое-то время пребывал в шоке, но мы знаем, что у мира память коротка. Уже сейчас возникают те­о­рии, что уничтожение евреев и прочие ужасы фа­шиз­ма просто никогда не имели места. Нашему по­ко­ле­нию, так или иначе затронутому отдаленными по­след­стви­ями войны, на которой были убиты и за­му­чены наши прабабушки и прадедушки, такое утверж­де­ние пока кажется нонсенсом. Но что будет еще че­рез пару поколений?
       Всё-таки дело не столько в лидерах, сколько в со­сто­я­нии умов. Возможно, войны заканчиваются не то­гда, когда кто-то из противников побеждает, а тогда, ко­гда у людских масс снижается военный задор, и им боль­ше не хочется воевать. Раньше этот срок был де­сять лет, как в описанной в "Илиаде" Троянской вой­не, потом стал семь лет, как во времена Александра Ма­ке­дон­ско­го, в двадцатом веке этот срок сократился до че­ты­рех лет... Обе мировые войны длились примерно по четыре года каждая.
       Если обратить наши взоры на современное со­сто­я­ние умов, следует отметить некоторое раз­рых­ле­ние понятий добра и зла, греха и добропорядочности. Ны­неш­ний мир гораздо дальше ушел от принятых ве­ка­ми норм морали, и поэтому удерживающие от вар­вар­ства узы стали гораздо слабее.
       В чем же может быть выход в сложившейся си­ту­а­ции? Какие действия могут предотвратить оче­ред­ную волну будущего варварства? Варварство в мире мо­жет быть остановлено теми же механизмами, ко­то­ры­ми оно пресекается в развитых странах, - сильная по­ли­ция и армия, единая система судов, соблюдение за­ко­нов, и главное - воспитание населения в духе под­дер­жа­ния внутреннего порядка.
       Следовательно, для того чтобы пресечь саму воз­мож­ность массированного варварства в мире, не­об­хо­ди­мо превратить мир во что-то вроде федеративного со­ю­за государств с отношениями и правами типа от­но­ше­ний между штатами в рамках Соединенных Шта­тов или провинциями, входящими в состав Канады.
       Насколько далек мир от такого объединения? Что­бы описать сегодняшнюю ситуацию в современном мире, давайте пред­ста­вим планету в качестве огромного феодального го­су­дар­ства. Независимые бароны (отдельные страны) пе­ри­о­ди­чес­ки ведут войны между собой, а король (ска­жем, США) является всего лишь самым крупным фео­да­лом. В такой стране нет единых законов. То есть, возможно, они написаны, но никем не со­блю­да­ют­ся. Никто не уважает решений единого суда, и каж­дый делает, что ему заблагорассудится. Бароны имеют поч­ти безраздельную власть над своими подданными. К этому следует еще добавить един­ство наций, поскольку каждый "барон" имеет свои на­цио­наль­ные корни, что никак не способствует все­об­ще­му объединению.
       Для того чтобы так или иначе обез­опа­сить мир, его нужно объединить под властью ре­аль­но действующих международных органов ад­ми­ни­стра­тив­ной и военной власти. К сожалению, ООН та­ко­вым органом не является. Необходима система меж­ду­на­род­ных судов (международные суды, су­щест­ву­ю­щие в настоящий момент, не действенны, потому что далеко не все страны признают их решения, да и те, которые формально признают, не всегда эти решения вы­пол­ня­ют)*, международной армии в роли, если хотите, меж­ду­на­род­но­го жандарма. Дело в том, что если США узур­пи­ро­ва­ли роль международного жандарма, вызвав все­об­щее возмущение, это вовсе не значит, что пла­не­те Земля не нужен международный жандарм. Без жан­дар­ма не может быть порядка. А без порядка мир об­ре­чен на новые приступы варварства.
       В чем же выход? Как можно объединить планету под единой умеренной и неварварской властью? Преж­де всего необходимо изменить состояние умов. На сегодняшний день средства массовой информации и школьное образование крайне манипулятивны. Все смот­рят в основном одни и те же национальные ка­на­лы новостей, посещают одни и те же школы, которые про­па­ган­ди­ру­ют определенные позиции, прививаемые по­дав­ля­ю­щей части населения. Мир, к тому же, пред­став­ляет собой чрезвычайно неоднородную среду в эко­но­ми­чес­ком плане. Человек, проживающий в раз­ви­той стране, подчас потребляет благ на сумму, ко­то­рой хватило бы, чтобы поддержать жизнь целого се­ле­ния где-нибудь в Африке. Такое крайнее неравенство на­блю­да­лось и в старинном феодальном государстве, в котором еще не существовало социальных ин­сти­ту­тов и эффективного единого налогообложения. В этом на­ше сравнение современного мира с феодальным го­су­дар­ством также являет собой удачную иллюстрацию сло­жив­шей­ся обстановки.
       Примером попыток объединения разных стран под единым управлением может послужить Ев­ро­пей­ский cоюз. Нельзя сказать, что если на референдуме фран­цу­зы проголосовали против Конституции ЕС, - Ев­ро­пей­ский союз развалится. Во-первых, речь шла толь­ко о новой конституции. Старые соглашения ос­та­ют­ся в силе. Против принятия евроконституции во Фран­ции - второй по величине экономике в Европе - про­го­ло­со­ва­ли 54,87% французов, что означает лишь не­зна­чи­тель­ный перевес в пользу противников и мо­жет быть результатом местных политических игр. Французские аналитики объясняют это недовольством ны­неш­ней социально-экономической политикой. Во многом французское "нет" стало реакцией на по­спеш­ное расширение ЕС за счет стран Восточной Ев­ро­пы и Балтии. Следующей страной, которая может от­верг­нуть Конституцию ЕС, могут стать Ни­дер­лан­ды. По данным последних опросов, большинство из­би­ра­те­лей (57-60%) настроено против основного за­ко­на ЕС. Чтобы Конституция вступила в силу в 2007 го­ду, ее должны ратифицировать все 25 членов ЕС. "Фран­цу­зы неожиданно увидели, что оказались в Ев­ро­пе, которую они не понимают", - отмечает газета Le Figaro. На это наложились и нынешние, вызванные гло­ба­ли­за­ци­ей социально-экономические трудности Фран­ции, ведущие к изменению традиционного образа жиз­ни французов.
       Тем не менее, эти события не означают краха Ев­ро­союза, так как до 2009 года продолжает действовать До­го­вор Ниццы.
       То есть, если устранить отрицательные факторы по­спеш­но­го, преждевременного рас­ши­ре­ния Евросоюза на восток и местные социально-эко­но­ми­чес­кие соображения, Евросоюз может стать мо­де­лью для будущего "Мирового союза". Конечно, в на­сто­я­щий момент это звучит утопией, однако мир уже ме­ня­ет­ся и в ближайшее вре­мя будет продолжать меняться.
       Одним из возможных факторов, спо­соб­ству­ю­щих снижению вероятности повторения приступов мас­со­во­го варварства путем образования всемирных ор­га­нов исполнительной и законодательной власти, мо­жет стать, как ни странно, изменение состояния умов населения Земли под действием технического про­грес­са, а именно - интернетизации телевидения, ко­то­рая приведет к закату телевидения как мощ­ней­ше­го орудия манипуляции общественным сознанием. Де­ло в том, что на сегодняшний момент, несмотря на свое поразительное развитие, Интернет еще находится в пеленках. Он пока не может конкурировать с те­ле­ви­де­ни­ем, которое позволяет большинству телезрителей пас­сив­но накачивать себя скрытой и явной про­па­ган­дой тех каналов, которые доступны в том или ином гео­по­ли­ти­чес­ком регионе.
       Сращение Интернета с телевидением, когда боль­шин­ство материалов в Интернете будет в форме ви­део­ма­те­ри­а­лов, доступных через обычный телевизор, сто­я­щий напротив дивана в углу комнаты, приведет к то­му, что манипулятивное действие современного те­ле­ви­де­ния ослабится, поскольку люди начнут выбирать сю­же­ты и источники сюжетов в соответствии со сво­и­ми вкусами; в таком случае этими источниками вовсе не обязательно будут те каналы, программы и сайты, ко­то­рые в настоящее время пропагандируют се­па­ра­тист­ские настроения, бредовые идеи о национальной не­за­ви­си­мос­ти и антиглобалистические воззрения, ко­то­рые, как это ни странно, тормозят образование еди­ных мировых механизмов регулирования, при­бли­жа­ют очередную волну всемирного варварства.
       Давайте попробуем представить, как раз­ви­ва­лись бы события после знаменитого теракта против США, со­вер­шен­но­го 11 сентября 2001 года, если мир пред­став­лял бы собой Мировой союз с едиными, дейст­ви­тель­но действующими, органами власти.
       ООН немедленно организовала бы эффективную ко­мис­сию по расследованию теракта, с которой дейст­ви­тель­но сотрудничали бы все страны. Зачинщики тер­ак­та были бы найдены и преданы суду. Не нужно ни­ка­ких войн с Афганистаном, Ираком, нефтяных кри­зи­сов и всего прочего, чем был насыщен мир в пер­вые пять лет двадцать первого века. Почему же этого не происходит? Потому что местные власти имеют ог­ром­ные силы и полномочия, а международные власти та­ко­вых не имеют. Потому что местные национальные пра­ви­тель­ства используют терроризм для своих по­ли­ти­чес­ких игр.
       Как это ни странно, именно рост благосостояния ми­ро­во­го населения и технический прогресс в со­че­та­нии с эволюцией средств массовой информации, де­ла­ю­щей каждого отдельного человека более свободным в выборе позиций и взглядов, более независимым от влас­ти национальных государств, сможет переломить си­ту­а­цию, в которой варварство в мировых масштабах в настоящий момент не только возможно, но и наи­бо­лее вероятно, и вывести человечество на новый уро­вень развития, на котором мировое варварство будет ис­ко­ре­не­но, как некогда был искоренен произвол внут­ри государств, по крайней мере в благополучных стра­нах.
       Данные утверждения звучат утопично. Вполне возможно, завтра мир разразится новым, беспрецедентным взрывом все­об­ще­го варварства. Но необходимо отметить: несмотря на давнюю муд­рость, что в мире ничего не меняется, и история все­гда повторяется, всё-таки надо признать, что в мире что-то меняется и что эти изменения позволяют на­де­ять­ся, что они проявляются не только как внешний лоск цивилизации, который может быть мгновенно сдут любым дуновением ветра невзгод, но и как глу­бин­ный прогресс человечества к организации более ра­зум­ных систем мироустройства.
      
      
      
      
      
      
      
      

    Победа сатанизма в современном мире?

      
       Наблюдая за окружающей нас современностью, не­из­беж­но приходишь к выводу, что сатанизм в своей древ­ней, внешней форме победил в полной мере. То, что ранее было неотъемлемым атрибутом ведьминских ша­ба­шей и прочей нечисти, с комфортом заполонило на­ши экраны, журналы и газеты, ну и, конечно же, услужливо подвернувшийся Интернет. Труд­но сказать, какие виды жесточайших убийств с за­тей­ли­вым членовредительством еще не видел на эк­ра­не современный человек, какие извращения не уда­лось ему лицезреть в течение нескончаемой телеодис­сеи. Но самое страшное даже не то, что именно мы видим, слышим и читаем, а то, как мы это воспринимаем. Нечеловеческие ужасы посещают нас с экранов телевизоров за семейным обедом или в ди­ван­ном расслаблении, как нечто привычное и не вы­хо­дя­щее из ряда вон.
       Необходимо без излишнего мо­ра­лиз­ма по­про­бо­вать разобраться, что же про­ис­хо­дит. Почему дейст­вия, которые ранее являлись вер­хом разврата, пре­вра­ща­ют­ся в норму жизни? По­че­му элементарные нормы так­та и приличия отметаются по­все­мест­но?
       Под "сатанизмом" не имеется в виду конкретное те­че­ние, возникшее в девятнадцатом веке на волне ро­ман­ти­чес­кой эстетизации зла как реакция на до­ми­ни­ру­ю­щее положение христианской религии. Сатанисты за­им­ство­ва­ли библейский образ Сатаны, но трактуют его прямо противоположным образом - как по­зи­тив­ный символ могущества и свободы*. Под "сатанизмом" подразумеваются все те дейст­вия, явления и образы, которые ассоциируются с проявлениями нечистых сил в прежние эпохи.
       Не стоит перечислять череду отвратительных зрелищ, сви­де­те­лем которых становится каждый современный че­ло­век, едва включив телевизор. Откуда приходят волны элек­трон­ных сообщений, без видимой коммерческой вы­го­ды пропагандирующих инцест?
       Если бы подобные зрелища вдруг пред­ста­ли перед глазами прошлых поколений, они не­из­беж­но привели бы в смятение подавляющее боль­шин­ство и характеризовались как верный признак по­бе­ды сатанизма.
       Интересно отметить, что при всем этом ­ только 0,5% из тысячи взрослых американцев думают, что попадут в ад, а примерно две трети от общего числа рес­пон­ден­тов считают, что попадут в рай*.
       По сути дела, у адских сил не осталось своих при­выч­ных атрибутов, а папа римский даже "отменил" ад для грешников, видимо, за не­на­доб­нос­тью оного, потому что всё, что люди могли бы уви­деть и испытать в аду, они вполне могут себе по­зво­лить и на земле.
       Кроме того, римская католическая церковь, ко­то­рая многие столетия являлась символом догматизма, не отстает и от других нововведений. Ныне усопший па­па римский Иоанн-Павел II в одной из проповедей на площади Святого Петра сделал сенсационное про­ро­чест­во: "Все праведники, а не только верующие, спа­сут­ся и попадут в рай". Таким образом, впервые гла­ва римской католической Церкви, являющийся вид­ным теологом и толкователем Священного Писания, по­обе­щал загробное блаженство не только истинно ве­ру­ю­щим в Иисуса Христа католикам, но и всем "доб­рым людям, следующим Его заповедям в по­все­днев­ной жизни", даже если они не являются при­вер­жен­ца­ми христианской религии и вообще верующими.
       Сатанизм из практики жизни перекочевал в вир­ту­аль­ный мир, где перестал быть осуждаем и стал чем-то вроде жевательной резинки, слегка вредной - до то­го, как ее не стали делать без сахара и не доказали, что но­вые разновидности жвачки даже полезны для зубов.
       Прививка виртуального сатанизма была сделана боль­шей части современного человечества, и сейчас на экранах хро­ни­ки настоящих трагедий смотрятся как-то блекло по сравнению с фильмами ужасов со спец­эф­фек­та­ми.
       Человечество напоминает подростка, по­взрос­лев­ше­го настолько, что родители разрешают ему допоздна смотреть взрослые фильмы, а также за­кры­ва­ют глаза на то, что он покуривает сигареты.
       Как это ни странно, но всеобщей ка­та­стро­фы пока не происходит. Общество живет, как и жи­ло, хотя преступность находится на чрезвычайно вы­со­ком уровне. Насилие в телевизионных про­грам­мах увеличилось на 100% с 1980 года. В самое удоб­ное для зрителей телевизионное время в течение од­но­го часа показывается до 14 сцен насилия и жестокости. По некоторым данным, теленасилие является при­чи­ной 15-20% актов насилия, совершающихся в ре­аль­ной жизни. Особенно подвержены телевизионной аг­рес­сии дети и подростки, поскольку, по данным Аме­ри­кан­ской медицинской ассоциации, за годы, про­ве­ден­ные в школе, среднестатистический ребенок видит по телевизору 8 тыс. убийств и 100 тыс. актов насилия (по другой статистике - 50 тыс. убийств и 200 тыс. сцен насилия). По данным медицинского факультета Гар­вард­ского университета (Harvard University), к 18-лет­не­му возрасту американский ребенок видит на­си­лие на экране телевизора более 180 тыс. раз - из них при­мер­но 80 тыс. убийств. Как результат, каждые 24 ми­ну­ты в Америке совершается убийство. Каждые 10 се­кунд - кража со взломом. Каждые 7 минут - из­на­си­ло­ва­ние! В Аме­ри­ке вероятность стать жертвой преступления гораздо больше, чем вероятность попасть в ава­рию. За свою жизнь риск быть убитым для каждого аме­ри­кан­ца - 1 к 133; с 1950 года убийства среди подростков уве­ли­чи­лись на 232%.
       Современный ребенок проводит 28 часов в не­де­лю перед телевизором - это больше, чем он тратит на за­ня­тия в школе. Как минимум час в день он играет в ви­део­иг­ры или путешествует по Интернету. Несколько ча­сов в неделю он посвящает просмотру фильмов и про­слу­ши­ва­нию музыки.
       По данным Mediascope, 66% детских те­ле­пе­ре­дач, транслируемых в США, содержат сцены насилия, при­чем в трех четвертях случаев телевидение де­мон­стри­ру­ет программы, в которых насилие никак не на­ка­зы­ва­ет­ся. По данным Национального института пси­хи­чес­ко­го здоровья (National Institute of Mental Health), лишь 4% программ, в которых присутствуют сцены на­си­лия, содержат ярко выраженный призыв к не­на­си­лию.
       За последние сорок лет в мире было проведено бо­лее тысячи исследований, посвященных влиянию те­ле­ви­де­ния и кинематографа на детей. Исследования про­во­ди­лись во многих странах мира, среди маль­чи­ков и девочек, принадлежащих к различным расам, на­цио­наль­нос­тям и социальным группам. Тем не менее ре­зуль­та­ты исследований были практически иден­тич­ны: агрессия на экране делает детей более аг­рес­сив­ны­ми по отношению к людям и к неодушевленным пред­ме­там. Американская Академия педиатрии (American Academy of Pediatrics) опубликовала четыре фун­да­мен­таль­ных вывода из этих исследований. Во-первых, де­ти, которые смотрят много передач, содержащих сце­ны насилия, воспринимают насилие как ле­ги­тим­ный способ разрешения конфликтов. Во-вторых, про­смотр сцен насилия делает человека более без­за­щит­ным к насилию в реальной жизни. В-третьих, чем боль­ше ребенок видит сцен насилия на экране, тем боль­ше шансов, что он станет жертвой насилия. В-чет­вер­тых, если ребенок отдает предпочтение просмотру те­ле­про­грамм, содержащих сцены насилия, су­щест­ву­ет значительно большая вероятность, что он вырастет аг­рес­сив­ным человеком и даже совершит пре­ступ­ле­ние.
       Несовершеннолетние склонны верить всему, что го­во­рит­ся с экрана. К примеру, в 2001 году Kaiser Family Foundation выяснил, что 60% подростков боль­ше доверяют медицинской информации, передаваемой по телевидению, чем мнению своих лечащих врачей. Те­ле­ви­зи­он­ное насилие особенно опасно для маленьких де­тей в возрасте до 8 лет, потому что они не могут точ­но различить, где начинается реальная жизнь, а где кончается фантазия. Ужасы кино они вос­при­ни­ма­ют как реальность. Есть несколько печальных при­ме­ров. В конце 1980-х годов пятилетний мальчик по­смот­рел мультфильм про Бивиса и Батхэда на MTV. В этом мультфильме тупые персонажи безуспешно пы­та­лись воспользоваться спичками. У мальчика экс­пе­ри­мент удался - в результате сгорела его двухлетняя сестренка и трейлер, в ко­то­ром жила его семья. Мать по­гиб­ше­го ребенка, оставившая детей без присмотра, мест­ные пожарные организации и многие об­щест­вен­ные организации начали кампанию за запрещение это­го мультфильма. Компромисс был найден: MTV ис­клю­чи­ла сцены пиромании из историй о Бивисе и Бат­хэ­де. Известны случаи, когда дети после просмотра филь­мов про Супермена пытались летать, выпрыгивая из окон второго этажа.
       Надо отметить, что 85% наиболее популярных в США видеоигр также содержат акты насилия. Ис­сле­до­ва­ние, проведенное в 1996 году среди че­ты­рех­лет­них мальчиков и девочек, показало, что большинство из них (59% девочек и 73% мальчиков) назвали сво­и­ми любимыми видеоиграми те, которые содержат ак­ты насилия. В 1999 году двое школьников, живших в го­ро­де Литлтон, штат Колорадо, убили 12 своих одно­класс­ни­ков и ранили 23-х, после чего застрелились. Рас­сле­до­ва­ние показало, что одним из факторов, под­ви­гнув­ших их на совершение убийства, вероятно, стала по­пу­ляр­ная компьютерная игра Doom. Оба подростка по­сто­ян­но играли в нее. Одноклассников, с которыми у них не сложились отношения, будущие убийцы на­зы­ва­ли монстрами (по сюжету Doom герой воюет с че­ло­ве­ко­по­доб­ны­ми монстрами).
       Телевидение оказало большое влияние на уро­вень преступности. Существует четкая зависимость - уро­вень преступности в той или иной стране возрастал че­рез 10-15 лет после появления в ней телевидения. В 2001 году в США был опубликован доклад главного хи­рур­га страны, посвященный проблеме молодежного на­си­лия (Youth Violence: A Report of the Surgeon General). В этом докладе подчеркивалось, что про­смотр фильмов и телепрограмм, содержащих акты на­си­лия, является фактором риска для подростка. По воз­дейст­вию на сознание ребенка он находится на том же уровне, что и иные факторы риска - бедность, пло­хое социальное окружение, низкий уровень ин­тел­лек­та и т. д.
       Опросы общественного мнения показывают, что при­мер­но три четверти жителей США убеждены в том, что телевизионные передачи перегружены на­си­ли­ем. Опрос, проведенный телекомпанией Fox News после очередных случаев убийств, совершенных школь­ни­ка­ми, показал, что 29% американцев считают со­зда­те­лей кинофильмов, телепередач и музыки ви­нов­ны­ми в этих преступлениях (58% возложили вину на родителей). Аналогичный опрос службы Gallup по­ка­зал, что жители США считают телевидение второй глав­ной причиной роста детского насилия: 40% воз­ло­жи­ли главную вину на родителей, 8% - на те­ле­ви­де­ние, 7% - на недостатки работы учителей, 6% - на пси­хо­ло­ги­чес­кие проблемы детей, 5% - на утрату об­щест­вом строгих моральных императивов.
       Насилие - один из ключевых сюжетов, ис­поль­зу­е­мых голливудскими кинопроизводителями. По дан­ным Администрации классификации и рейтинга (Classification and Rating Administration) (службы, от­ве­ча­ю­щей за маркировку фильмов и определение их до­ступ­нос­ти для детей), с 1968 по 1990 год в США бы­ло выпущено более 10 тыс. фильмов, основу сюжета ко­то­рых составляли акты насилия. В 2002 году гол­ли­вуд­ски­ми студиями было выпущено 132 фильма, 49 из ко­то­рых содержали сцены жестокости и насилия.
       Некоторые эксперты считают, что обилие иг­ро­вых фильмов притупляет у людей понимание цен­нос­ти человеческой жизни. Реальные катастрофы и тер­ак­ты, в результате которых гибнут люди, часть общества ны­не воспринимает, как "реальное телешоу" или про­дол­же­ние известного боевика.
       Подростки и молодые люди, которые смотрят те­ле­ви­зор как минимум один час в день, более склонны к совершению агрессивных действий, чем их ро­вес­ни­ки, которые тратят свое время на иные занятия. Этот вы­вод был сделан в результате обследования, которое про­во­ди­лось на протяжении 17 лет.
       Среди подростков, которые смотрели телевизор ме­нее часа в день, лишь 5,7% совершили акты на­си­лия. Среди тех, кто просиживал перед экраном от часа до трех часов в день, таких было 18,4%, а сре­ди телефанатиков (более трех часов просмотра в день) - 25,3%. Аналогичные закономерности про­сле­жи­ва­ют­ся и среди взрослых. При этом, по данным ис­сле­до­ва­тель­ской группы Nielsen Media Research, в сред­нем в США дети в возрасте 2-17 лет смотрят те­ле­ви­зор около двух часов в день, мужчины - более четырех ча­сов, женщины - более пяти.
       Выдуманные ужасы вторгаются в реальную жизнь. Многие детективы и боевики становятся об­раз­ца­ми для совершения реальных преступлений. Ши­ро­ко известен случай, когда два грабителя попытались по­вто­рить ограбление поезда, перевозящего деньги. При­чем образцом для подражания послужило не ре­аль­ное ограбление, совершенное в Англии в 1950-е го­ды, а фильм, снятый об этом, - "Поезд с деньгами" (Money Train). В начале 2003 года два молодых аме­ри­кан­ца убили свою мать и расчленили ее тело, чтобы из­ба­вить­ся от улик. В одном из эпизодов популярного те­ле­се­ри­а­ла "Семья Сопрано" (Sopranos), который лю­би­ли смотреть убийцы, мафиози действовали ана­ло­гич­ным образом.
       В 1998 году маркетинговой фирмой Mediascope бы­ло проанализировано более 8 тыс. часов те­ле­пе­ре­дач, транслировавшихся по различным каналам аме­ри­кан­ского телевидения. Как было установлено, 60% про­грамм содержали сцены насилия. Ученые из уни­вер­си­те­та штата Айова Брэд Бушман (Brad Bushman) и Крэйг Андерсон (Craig Anderson) сравнили статистику ре­аль­но совершенных преступлений (для этого были ис­поль­зо­ва­ны данные ФБР) и преступления, по­ка­зан­ные в наиболее популярных телевизионных шоу о работе полиции и спецслужб. Как показало ис­сле­до­ва­ние, убийства составляют 0,2% всех пре­ступ­ле­ний, совершаемых в США, - однако убийства повторяют половину преступлений, показанных по телевидению.
       Известный американский кинокритик Майкл Мед­вед (Michael Medved) заметил, что американское те­ле­ви­де­ние является самым страшным местом в стра­не. Ежедневно в прайм-тайм (время, когда у те­ле­ви­зо­ров собирается максимум зрителей) телезритель видит на экране примерно 350 персонажей. Семерых из них уби­ва­ют. Медвед пишет: "Если экстраполировать эту ста­тис­ти­ку в реальную жизнь, через 50 дней все жи­те­ли США будут мертвы".
       Насилие на экране опасно прежде всего для са­мих зрителей. В 2002 году в США начался показ филь­ма "Кретин" (Jackass). Этот фильм, основанный на по­пу­ляр­ном сериале, долгое время существовавшем на ка­на­ле MTV, его показывали в 35 тыс. кинотеатров. Фильм содержит множество шуток, часто откровенно глу­пых и абсурдных. Тем не менее "Кретин" вызвал вол­ну подражаний: в США были зарегистрированы де­сят­ки случаев, когда подростки повторяли или пы­та­лись повторить некоторые трюки, показанные в филь­ме. Во многих случаях это кончалось плачевно. К при­ме­ру, 15-летний подросток облил свои брюки спиртом и сел на костер. Его друзья, снимавшие сцену на ви­део­ка­ме­ру, доставили "актера" в больницу. Другой случай за­кон­чил­ся смертью 22-летнего парня, который уста­но­вил стул в кузове движущегося грузовика, поджег его и попытался выпрыгнуть на ходу. Его друзья также сни­ма­ли этот подвиг на видеокамеру.
       В 1993 году вышел фильм "Программа" (The Program), посвященный американскому футболу. В филь­ме есть сцена - игроки ложатся на шоссе, чтобы за­ка­лить свою волю. В США пятеро подростков, не­за­ви­си­мо друг от друга, попытались применить этот ме­тод на практике. Трое из них погибли под колесами ма­шин, двое получили тяжелые травмы. После кам­па­нии протестов кинокомпания Touchstone Films изъяла эту сцену из всех копий ленты.
       Американские рекламодатели считают большой уда­чей, если их телевизионный ролик оказал влияние на один процент зрителей. Если считать, что сцены насилия ока­зы­ва­ют воздействие на тот же процент населения, то вы­ри­со­вы­ва­ет­ся страшная картина. Если одну про­грам­му или фильм, содержащие акты насилия, по­смот­ре­ли 10 млн человек, то 100 тыс. из них становятся бо­лее агрессивными. Кроме того, исследования, про­ве­ден­ные под патронажем Американской ассоциации пси­хо­ло­гов (American Psychological Association), по­ка­за­ли, что полученная таким образом агрессивность име­ет свойство "накапливаться" у зрителей и спо­соб­на спровоцировать человека на преступление.
       По результатам исследования, проведенного сотрудниками Мичиганского университета, насилие на экране оказывает на человека дейст­вие, подобное никотину. Механизм его действия схож с действием сигареты: чем больше насилия ви­дит человек, тем больше оно ему нравится. Более того, у любителей боевиков, агрессивных видеоигр и т. д. вы­ра­ба­ты­ва­ет­ся привычка к актам насилия. Если че­ло­век некоторое время лишен подобных зрелищ, он на­чи­на­ет испытывать дискомфорт.
       По данным исследования, проведенного Принс­тон­ским университетом, произведенные в США ки­но­филь­мы и телепрограммы, содержащие акты насилия, наи­бо­лее востребованы в иных странах мира, за­ку­па­ю­щих американскую кино- и видеопродукцию. Одна из при­чин этого заключается в том, что такие фильмы и программы лег­че переводить на иностранные языки и адап­ти­ро­вать к вкусам местной аудитории. К примеру, перевод ко­ме­дий­но­го фильма или юмористической передачи на­мно­го сложнее, поскольку иностранный зри­тель должен понимать реалии, в которых действуют пер­со­на­жи этих программ и лент, а также иметь пред­став­ле­ние об американской поп-культуре.
       Большинство из описанных фактов касаются США, страны, в которой государство буквально по­ме­ша­но на законах, где жестоко пресекаются малейшие на­ру­ше­ния и огромное количество людей сидит в тюрь­ме. В Соединенных Штатах Аме­ри­ки самый высокий про­цент заключенных: на 100 тыс. жителей приходится 565 человек, на­хо­дя­щих­ся в местах лишения свободы. Ирония со­сто­ит в том, что этот процент (примерно 0,5%) со­впа­дает с числом американцев, планирующих попасть в ад...
       Может показаться, что этому нет никакого дру­го­го объяснения, кроме прямого попустительства пра­ви­тель­ства Соединенных Штатов. Если бы в на­ме­ре­ния правительства входило реально бороться с пре­ступ­нос­тью, оно неизбежно приняло бы ряд законов, за­пре­ща­ю­щих демонстрацию насилия и разврата в прак­ти­чес­ки неограниченных объемах.
       Возможно, чтобы понять причины подобного па­ра­док­са, следует пойти дальше. Ведь не только США стра­да­ют от вышеперечисленных явлений. Несмотря на то что некоторые страны Европы (такие, как Нор­ве­гия и Дания) практически исключают сцены насилия из официального телевещания, это малоэффективно, по­сколь­ку видеофильмы и видеоигры по-прежнему до­ступ­ны там в той же мере, как и в других странах.
       В современном обществе явно ощущаются и пе­ре­ги­бы с проблемой однополой любви. Практически в каж­дом фильме есть герой нестандартной половой ори­ен­та­ции. У людей уже сложилось впечатление, что че­ло­ве­чест­во делится чуть ли не пополам на ге­те­ро­сек­су­а­лов и гомосексуалов. Однако даже по самым за­вы­шен­ным подсчетам доля гомосексуалов с уста­но­вив­шей­ся ориентацией не превышает 10-15% населения (офи­ци­аль­ная статистика называет цифры 2-4%, од­на­ко можно допустить, что эти результаты за­ни­же­ны).
       Вопрос антирасизма, превратившегося чуть ли не в расизм против белых, может служить ил­люст­ра­цией еще одной странности современного общества.
       Однополая любовь, надо сказать, была при­ем­ле­ма в древнегреческой и древнеримской культуре, так что нельзя утверждать, что принятие подобного яв­ле­ния современным обществом является уникальным фак­том. Этого, однако, нельзя сказать об однополых бра­ках. Легализация подобных союзов опасна, так как она ведет к пересмотру самого института брака. С Арис­то­те­ля, с римского и германского права целью супружества считалась не любовь, а семья со всеми ее ас­пек­та­ми - социальным, имущественным, де­мо­гра­фи­чес­ким, юридическим. Однополые браки упразд­ня­ют некоторые из этих сторон брака, заменяя их лишь чув­ст­ва­ми, сексуальной жизнью. Мы не знаем, к чему это приведет, просто потому, что у человечества нет со­от­вет­ст­ву­ю­ще­го опыта. Другим фактором стало пе­ре­рас­пре­де­ле­ние ролей мужчин и женщин. Испокон ве­ков считалось, что мужчина должен делать муж­скую работу, а женщина - женскую. Еще в Древнем Ри­ме однополые браки не допускались, потому что счи­та­лось, что женщина должна оставаться в под­чи­не­нии мужчины. С освобождением женщин про­изо­шло переосмысление ролей в браке, что привело брак к его сегодняшнему состоянию в западных стра­нах - это чуть ли не исключительно деловой союз, причем со­вер­шен­но необязательный.
       Возникает ощущение, что если раньше религия, мо­раль и семья выполняли важную сдерживающую функ­цию поддержания порядка в обществе, то с тех пор, как общество смогло позволить себе сильную и эф­фек­тив­ную полицию, надобность в этих механизмах сдер­жи­ва­ния отпала. И действительно, как ни странно, та­кая свобода нравов более характерна для западных го­су­дарств, в то время как на Востоке царят сред­не­ве­ко­вые законы, не допускающие однополой любви.
       Однако с некоторым удивлением я прочел в по­след­нем номере журнала Le Figaro, что в Иране опе­ра­ции по смене пола разрешены. Оказывается, Хо­мей­ни разрешил их чуть ли не сорок лет назад.
       Газета Los Angeles Times приводит следующую ци­та­ту: "Разрешение на перемену пола не означает одоб­ре­ния гомосексуализма. Мы против го­мо­сек­су­а­лиз­ма, - говорит Мухаммед Махди Кариминья, ду­хов­ный лидер из священного города Кум, один из глав­ных защитников использования гормонов и хи­рур­ги­чес­ких операций для смены пола. - Но мы заявили, что, если гомосексуалист хочет сменить пол, этот путь для него открыт". Нельзя сказать, что сменить пол в Ира­не легко. Исламская республика остается тра­ди­ци­он­ным консервативным обществом, где царит ат­мо­сфе­ра суровых суждений и строгих нравов. Указы ду­хов­ных лидеров едва ли могут заставить мать хотеть, что­бы ее сын стал женщиной, или воздействовать на со­труд­ни­ков, которые прыскают, слыша, что голос их кол­ле­ги стал на несколько октав выше. Реакция пра­ви­тель­ства тоже неоднозначна, некоторые его члены по-преж­не­му выступают против смены пола.
       Иран - не единственная мусульманская страна, ко­то­рая теплее относится к смене пола, но по-преж­не­му настороженно - к гомосексуализму. Суд Кувейта не­дав­но принял решение о том, что 29-летний муж­чи­на, сменивший пол, может на законных основаниях жить как женщина. Позже это решение отменил суд выс­шей инстанции, но оно вызвало жаркие дебаты в стра­не, где тема гомосексуализма табуирована.
       В Саудовской Аравии судья исламского суда под­дер­жал права наследника, претендовавшего на до­лю наследства, которую получают сыновья, хотя он сде­лал операцию, чтобы стать женщиной. Даже Аль Азхар, древний центр обучения суннитов в Каире, в се­ре­ди­не 1990-х годов издал религиозный эдикт, одоб­ря­ю­щий смену пола в некоторых случаях.
       Но ни одно мусульманское общество не под­хо­дит к проблеме с такой открытостью, как шиитский Иран. Возможно, дело в том, что сам отец революции, ая­тол­ла Хомейни, подписывал фатвы, одобряющие сме­ну пола, сорок лет назад.
       Если мужчина или женщина так сильно хотят из­ме­нить пол, полагая, что им досталось чужое те­ло, счел Хомейни, им надо разрешить изменить тело. В Коране о смене пола ничего не говорится, значит, нет оснований считать операцию запретной. До Хо­мей­ни несколько исламских эдиктов разрешали смену по­ла гермафродитам, но никто не разрешал менять пол при отсутствии анатомических аномалий.
       Если даже такие жесткие режимы согласны на сме­ну пола в случае, если это не нарушает ста­биль­ность устоев общества, это говорит скорее о том, что во главу угла при принятии подобных законов ста­вят­ся чисто практические интересы государства, а не мо­раль­ные соображения.
       Итак, происходящий расцвет раз­ло­же­ния нравов может объясняться усилением го­су­дар­ствен­ной власти, при котором более нет не­об­хо­ди­мос­ти поддерживать порядок, пользуясь ненадежными уза­ми морали. Ныне население эффективно сдер­жи­ва­ет­ся страхом тюремного заключения, которое эф­фек­тив­ность полиции и низкий уровень коррупции делает прак­ти­чес­ки неотвратимым, что, по мнению го­су­дарств, вполне достаточно.
       Государство есть бесполое и аморальное со­зда­ние по определению. Ему совершенно все равно, кто на ком женится и кто с кем ночует. Цель государства - поддержание стабильности и расширение своей влас­ти. Поскольку индустрия секса и насилия при­но­сит огромные легальные доходы, ее воротилы имеют зна­чи­тель­ное влияние на любое правительство. Кроме то­го, эти индустрии обогащают государственную каз­ну и оживляют экономику, а главное - отвлекают вни­ма­ние масс от социальных проблем. Во многих го­су­дар­ствах даже поговаривают о легализации не только проституции, но и наркотиков. Правда, да­же в Нидерландах марихуана пока не является ле­галь­ной. Отправной точкой нидерландской политики по наркотикам является стремление к "уменьшению вре­да" ("harm reduction"), т. е. стремление уберечь от упо­треб­ле­ния наркотиков и ограничить риск и вред, ко­то­рый они причиняют. Это относится как к уже упо­треб­ля­ю­ще­му наркотики, так и к его окружению.
       В голландских законах, связанных с нар­ко­ти­ка­ми, строго различаются конопля (марихуана и гашиш) и так называемые тяжелые наркотики. На основе этого раз­де­ле­ния хранение конопли для личного поль­зо­ва­ния (не более 30 г) считается не преступлением, а лишь нарушением. Среди прочего цель такой по­ли­ти­ки - разделение рынка тяжелых наркотиков и конопли (ко­то­рая на жестких условиях продается в "ко­фе­шопах"). Продажа конопли в "кофешопах" (максимум 5 г на человека в день) считается мелким нарушением и не преследуется.
       Цель этой политики - ограничить контакт тех, кто употребляет коноплю, с более тяжелыми нар­ко­ти­ка­ми. Дело в том, что если потребитель конопли по­ку­па­ет ее у нелегального дилера, то вероятность столк­но­ве­ния его с тяжелыми наркотиками намного выше. За счет разделения рынка тяжелых наркотиков и ко­ноп­ли появилась возможность эффективнее защищать упо­треб­ля­ю­щих коноплю от тех наркотиков, которые (с точки зрения здравоохранения) гораздо опаснее.
       Широко распространенное в других странах мне­ние, что в Нидерландах марихуана продается на ле­галь­ных основаниях, ошибочно, - в Нидерландах за­пре­ще­ны все виды наркотиков. Это один из примеров "се­рой области", к которой относятся незаконные им­миг­ран­ты и прочие официально запрещенные, но на прак­ти­ке допускаемые явления.
       Возвращаясь к проблеме попустительства пра­ви­тельств в вопросе разгула жестокости на экране, мы сталкиваемся с удивительным на первый взгляд фак­том: государство не интересует благо отдельно взя­то­го индивидуума. Несмотря на то что ин­ди­ви­ду­ум, как утверждал Руссо, отдает всего себя, свои права и свободу во власть государства, взамен он получает в луч­шем случае заботу о благе общества в целом. Сво­бо­дой и даже жизнью отдельного индивидуума любое го­су­дар­ство всегда может позволить себе пренебречь. Тут уж нечего и говорить о таких мелочах, что кому-то не нравится программа телепередач. Не нра­вит­ся - не смотри и детям смотреть не давай, говорит го­су­дар­ство и обеспечивает каждый фильмы точным рей­тин­гом - этот с обрыванием рук, этот с обрыванием го­ло­вы. А в этом скажут нехорошее слово, но с хо­ро­ши­ми намерениями. Государство, когда не надо, лю­бит быть чрезвычайно заботливым.
       Так что общество в этом вопросе может рас­счи­ты­вать в основном на само себя. Положение может из­ме­нить­ся, если сократится спрос на жестокую и сек­су­аль­но-ориентированную продукцию. Уже сейчас появляются общественные движения, противящиеся разгулу насилия и разврата. Не­смот­ря на то что государство вполне устраивает су­щест­ву­ю­щее положение, оно не может устраивать кон­крет­ные семьи, которые не могут допустить, что в 25% случаев у их детей повысится уровень аг­рес­сив­нос­ти и вероятность попадания в тюрьму. Тут интересы семьи и государства рас­хо­дятся. Воспитание ребенка в современном мире стало очень непростой задачей. Школа и телевидение просто вы­би­ва­ют­ся из сил, чтобы сделать из него морального уро­да. Противостоять такой силе непросто.
       Преследуя постиндустриальные цели, го­су­дар­ство пытается разрушить институт семьи своим по­пус­ти­тель­ством пропаганды добрачных половых связей. Муж становится просто одним из длинной цепочки "бой-френдов", а жена - двадцатой из "герл-френ­дов". Американский центр по контролю и пред­отв­ра­ще­нию болезней обнародовал результаты ис­сле­до­ва­ния, проведенного по заказу правительства США. В нем приняли участие 11 тыс. женщин в возрасте от 15 до 44 лет. Результаты, полученные социологами, до­воль­но любопытны. Например, выяснилось, что пары, ко­то­рые не жили вместе до свадьбы, имеют гораздо боль­ше шансов сохранить брак. Чаще распадаются бра­ки, заключенные в ранней молодости, при не­до­стат­ке денег и отсутствии религиозных убеждений, а так­же у тех пар, чьи родители находятся в разводе. В то же время, как утверждают социологи, гораздо боль­ше шансов сохранить союз в гражданском браке, не ре­гист­ри­руя отношения официально. Ученые выявили и такие закономерности: к 30 годам три из четырех жен­щин выходят замуж, но многие из этих семейных со­ю­зов распадаются. В общей сложности, не "дожив" до 15 лет, распадается 43% браков.
       О каких долгосрочных отношениях может идти речь, когда фильмами и Интернетом, а также принятой в школах практикой детям чуть ли не с 11-13 лет на­вя­зы­ва­ет­ся институт "dating" - свиданий с пред­ста­ви­те­ля­ми противоположного пола, при этом никак не ре­гу­ли­ру­ет­ся и остается за кадром, что между ними в рам­ках этих отношений будет происходить. Де­мон­стра­ция сексуальных сцен с несовершеннолетними за­пре­ще­на, и поэтому самим несовершеннолетним и их ро­ди­те­лям все время приходится гадать, что же про­ис­хо­дит там, за кадром, и если мне 13 лет - то уже пора те­рять девственность или еще можно подождать?
       Общество само начинает про­ти­во­сто­ять сложившейся ситуации, и в последнее время по­я­ви­лась тенденция пропаганды сохранения девст­вен­нос­ти до брака. Наука в этом вопросе не является ис­точ­ни­ком объективности. Психологи, социологи и пси­хи­ат­ры невольно следуют стилю мышления и цен­ност­ным ориентирам своей эпохи. В начале де­вят­над­ца­то­го века много писали об опасностях и отрицательных по­след­стви­ях раннего начала половой жизни, и мало кто обращал внимание на явно невротические черты так называемой романтической личности с ее эк­заль­та­ци­ей, мистицизмом и неспособностью к простым че­ло­ве­чес­ким отношениям, включая сексуальные. Во вто­рой половине двадцатого века, наоборот, под­чер­ки­ва­ют­ся патогенные аспекты некоммуникабельности, сек­су­аль­ной заторможенности и т. д. На самом деле пло­хи любые крайности. В то же время нельзя - это и жес­то­ко, и бессмысленно - подгонять всех людей под один ранжир. "Величайшая возможная ошибка в этой об­лас­ти - представление, что все остальные люди в точ­нос­ти такие же, как мы, а если нет, то они должны стать такими... Никакие сексуальные правила, законы или идеалы не охватывают в равной степени интра­вер­та и экстраверта, невротика и устойчивого индивида; пи­ща одного человека может быть ядом для другого. С понимания этого начинается психическое здоровье" (Дж. Вильсон. "Психология секса").
       Итак, мы наблюдаем, что общество способно к из­вест­ной степени саморегуляции. Существование за­прета стимулирует общество противостоять ему, когда же запрет снят, то после некоторого всплеска интерес начинает ослабевать. В дальнейшем по­ло­же­ние стабилизируется. Подобные тенденции мож­но проследить на некоторых примерах прошлого, об­суж­де­ние которых не предусмотрено рамками дан­но­го эссе.
       Довольно часто можно встретить ошибочную оцен­ку ситуации ввиду того, что люди склонны пред­по­ла­гать, будто существующее положение продлится не­опре­де­лен­ное время. Однако из наблюдения прак­ти­чес­ки любых процессов мы можем заключить, что все они ха­рак­те­ри­зу­ют­ся цикличностью. Другая причина оши­боч­нос­ти предсказаний связана с тем, что многие ис­сле­до­ва­те­ли не учитывают потенциала саморегуляции во многих системах, особенно это верно, когда речь идет о человеческом обществе.
       Следовательно, можно предположить, что и в бу­ду­щем рассмотренные нами проблемы и отклонения бу­дут приходить к состоянию баланса. За­шка­ли­ва­ю­щая жестокость на экранах, возможно, будет про­дол­жать вызывать отрицательную реакцию в обществе, что будет приводить к снижению спроса на подобную про­дук­цию. Поскольку целью кино- и телемагнатов являются деньги, а не развращение населения планеты, а об­щест­во, голосуя деньгами, снижает уровень продаж про­дук­ции, которая не приходится ему по вкусу, то в конечном итоге можно будет наблюдать серьезную тенденцию на сни­же­ние жестокости в ки­нофильмах. В последнее время в некоторых, весьма кассовых, фильмах никого не убивают, ни­кто никого не бьет и даже не оскорбляет словесно. Ве­ро­ят­но, в результате сращивания телевидения с Ин­тер­не­том зрители смогут свободнее выбирать про­грам­мы себе по вкусу, что усилит существующие по­зи­тив­ные тенденции.
       Запрет кинопродукции, со­дер­жа­щей жестокость и пропаганду промискуитета, только по­до­гре­ет интерес и вернет процесс на круги своя.
       Агрессия и сексуальное влечение являются ес­тест­вен­ны­ми потребностями, унаследованными че­ло­ве­ком в процессе эволюции. Запретами, к со­жа­ле­нию, мало что можно изменить. Возможность ре­а­ли­зо­вать этот заряд агрессивно-сексуальной энергии в виде суб­ли­ма­ции в виртуальном мире будет снижать ее про­яв­ле­ния в реальности, как бы парадоксально это ни зву­ча­ло. Усиление строгости наказаний в сочетании с улуч­ше­ни­ем качества виртуальной реальности сможет пе­ре­ве­сить чашу весов человеческого темперамента в сто­ро­ну тихой сублимации и прочь от активных дейст­вий, предусмотренных статьями уголовного кодекса.
       Однако классический сатанизм в исторической перспективе включает не только насилие и разврат. Это, конечно же, и культ колдовства. Как объяснить не­ве­ро­ят­ную популярность сочинений и фильмов о Гар­ри Поттере? Тот факт, что они написаны и сняты в со­от­вет­ствии со старыми нормами добра и зла, не толь­ко не снимает вопроса, а лишь обостряет его. Мы за­бы­ва­ем, что главными положительными героями яв­ля­ют­ся ведьмы и колдуны, в то время как простые лю­ди, не обладающие магическими силами, пре­зри­тель­но именуются "маглами", или "людьми, не вла­де­ю­щи­ми магией".
       А другие положительные герои со­вре­мен­нос­ти? Бэтмен, черный человек - летучая мышь в черном плаще летает над городом. Не на­по­ми­на­ет ли это классический образ Сатаны? Од­на­ко герой этот - крайне положительный. А Спай­дер­мен - человек-паук? А кэт-вумен (женщина-кошка)? Почему не бабочка? По­че­му не зайчик? Почему выбираются именно жи­вот­ные и насекомые, ассоциирующиеся с культом Са­та­ны? Ведь и летучая мышь, и паук, и кошка являются сим­во­ла­ми темных сил.
       Эти утверждения касаются не только со­вре­мен­ной культуры последних лет. "Мастер и Маргарита" - куль­то­вый роман Булгакова, на котором выросли не­сколь­ко последних поколений, тоже рисует Сатану как ро­ман­ти­чес­ко­го положительного героя. Роман опи­сы­ва­ет бал Сатаны, по сути дела пресловутую черную мес­су*, правда, в весьма смягченной форме, что придает еще более романтизма повествованию. Если бы Булгаков описал бал как ритуал, описанный в снос­ке, думается, роман имел бы несколько меньший успех - и совершенно в других кругах. Попробуем объяснить происходящее. Самое прос­тое объяснение - темные силы победили, мир на­хо­дит­ся во власти дьявола. Подспудно, однако, ка­жет­ся, что баланс между добром и злом всё же остался преж­ним - как и сто лет назад, как и тысячу лет назад. Воз­мож­но, изменились количественные масштабы, в ко­то­рых действуют добро и зло, но их соотношение, по­жа­луй, осталось неизменным и даже сдвинулось в поль­зу добра. Жизнь большинства людей, особенно в раз­ви­тых странах, стала легче, искоренено, по крайней мере, официальное рабство, длительность и качество жиз­ни значительно изменились в лучшую сторону. По­все­днев­ный мир за редкими исключениями не на­по­ми­на­ет царство Сатаны, несмотря на приведенные выше факты роста насилия и разврата. К со­жа­ле­нию, мы не обладаем статистикой прошлых веков, ибо мно­гие акты жестокости в те века таковыми не счи­та­лись и поэтому не регистрировались в качестве кри­ми­наль­ных преступлений. Во многих странах от­ме­не­на также смертная казнь.
       Возможно, в случае использования символов, ко­то­рые противоречат христианству и, скорее, имеют от­но­ше­ние к антихристу, речь действительно идет о сим­во­ли­чес­кой реакции на запреты христианства, ко­то­рые в настоящее время повсеместно ослабляются. При­ве­ден­ный ранее пример поразительной лояльности па­пы римского и серьезный подрыв авторитета ка­то­ли­чес­кой церкви, связанный с громкими процессами по делу священников-педофилов, свидетельствуют о том, что сво­и­ми лояльными заявлениями римская католическая Цер­ковь пытается поднять свою популярность. Надо ска­зать, это происходит весьма успешно. Новый па­па римский начал свое правление с посещения си­на­го­ги и поездки по Германии, где понтифика при­вет­ство­ва­ли толпы его соотечественников, среди которых было очень много молодежи (причем, надо отметить, оде­той весьма фривольно). Степенный папа римский с не­вин­ным прошлым юного гитлеровца на фоне голых пуп­ков приветствующей его немецкой молодежи... Не­смот­ря на эту сюрреалистическую иллюстрацию, опубликованную в од­ном французском журнале, есть надежда, что речь идет только о форме. То, что натворила католическая цер­ковь в годы инквизиции, вообще ставит под со­мне­ние репутацию института папства. Так что при­част­ность к гитлеризму, особенно в далекой бесшабашной юнос­ти, вряд ли может повредить.
       Скорее всего, мы имеем дело с пе­ре­ги­бом, который тоже со временем войдет в равновесие.
       А возможно, человечество еще очень молодо. Если жизнь современной ци­ви­ли­за­ции представить как жизнь ин­ди­ви­ду­аль­но­го человека, то возраст на­шей цивилизации примерно соответствует 16-17 го­дам. Вот и объяснение: наша цивилизация - под­рос­ток! Посмотрите на эту таблицу:
      

    Возраст ребенка

    Соответствующие годы развития цивилизации

    Характеристики и навыки ребенка (человечества)

    Рождение

    450-500 гг. н. э.

       Младенец отделен от пу­по­ви­ны (греко-рим­ской цивилизации).
      

    Возраст ребенка

    Соответствующие годы развития цивилизации

    Характеристики и навыки ребенка (человечества)

    1-3 года

    500-900 гг. н. э.

       Учится ходить, поль­зо­вать­ся туалетом. Пока не делает различий меж­ду своим и чужим. Все конфликты решает си­лой.

    3 года - 6 лет

    900-1400 гг. н. э.

       Дошкольный возраст. Учит­ся писать и читать. По-прежнему играет иг­руш­ка­ми. Любимая иг­ра - в рыцарей.

    6- 9 лет

    1400-1700 гг. н. э.

       Младшие классы шко­лы, основы математики. Про­должает выяснять от­но­ше­ния драками.

    9-13 лет

    1700-1900 гг. н. э.

       Начинает играть с элек­три­чест­вом, ку­рить и баловаться нар­ко­ти­ками. По-преж­нему выясняет от­но­ше­ния драками.

    13-18 лет

    1900-2050 гг. н. э.

       Начинает проявлять ак­тив­ный интерес к сексу. Иг­ра­ет запрещенными иг­руш­ка­ми. Успехи в шко­ле: прогресс в ес­тест­вен­ных науках и фи­зи­ке. Отстает по гу­ма­ни­тар­ным наукам. Про­пус­ка­ет уроки физ­куль­ту­ры. Замечен в дейст­виях особой жес­то­кос­ти. За­ре­гист­ри­ро­ва­но несколько при­во­дов в милицию. Де­рет­ся реже, но часто с чле­но­вре­ди­тель­ством. Ус­та­нов­ле­ны факты на­ме­рен­ных порезов на теле. Ос­нов­ная опасность - по­пыт­ки самоубийства.
      
       Если у вас хорошее воображение и много сво­бод­ного времени, вы можете продолжить эту таблицу и зарекомендовать себя Нострадамусом нашей эпохи.
       Можно, конечно, провести параллель, сравнив со­вре­мен­ный всплеск разврата с подобными явлениями, со­про­вож­дав­ши­ми закат Римской империи. Однако луч­ше воспринимать существующую ситуацию как при­знак проявления свободы и приближающейся зре­лос­ти современного общества. Мысль, что со­вре­мен­ная цивилизация находится в подростковом воз­рас­те, многим из нас понравится больше, чем утверждение о по­бе­де сатанизма в нашем мире. А поскольку мы вправе вы­би­рать, то остановимся на заявлении о под­рост­ко­вом возрасте нашей цивилизации, и, таким об­ра­зом, каждый из нас сможет относиться с пониманием к ее нынешним и будущим вывертам и сможет успокоить ее родителей - греко-римских философов, чтобы те не обращали вни­ма­ния: мол, пройдет век-другой, и вы ее не узна­е­те. Наша цивилизация станет взрослым, полным сил мо­ло­дым человеком.
       Что же делать нам, очередному потерянному по­ко­ле­нию? Ждать, пока человечество подрастет? Увы, не­воз­мож­но полностью оградить нас и наших детей от зла этого мира, находящегося как вовне, так и за­ло­жен­но­го в нас самих в качестве природных ин­стинк­тов и наклонностей. Выход же состоит в воспитании уме­рен­нос­ти, способности отличать добро от зла и спо­кой­но­го отношения к несовершенствам окру­жа­ю­ще­го мира.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      

    Возможные направления философии будущего

      

    Определение философии

      
       В современном мире, где абсолютным идолом является финансовая мощь, как никогда остро стоит вопрос о целесообразности занятий философией. Философия не зарабатывает денег и, таким образом, малоинтересна современному человеку.
       Обвинения в бесполезности философии не новы. Еще Аристотель привел рассказ об одном философе-астрономе, которому надоели упреки в бедности и в том, что его наука не обеспечивает его богатством. Он применил свои философские и астрономические выводы и тем самым нашел способ легко и быстро обогатиться. Таким образом "он доказал, что философам при желании легко разбогатеть, но не это является предметом их стремлений"*.
       Философия - это разумный анализ и рекомендации к применению различных иллюзий.
       Причем понятие "иллюзии" в данном определении не имеет негативной коннотации, вопреки общепринятому определению иллюзии как "an erroneous mental representation" (ошибочное умозрение). Абсолютной истины не существует, но даже если бы таковая существовала, ее доказательство было бы невозможно, поскольку всегда можно предположить то, что доказывающий не обладает полной информацией, необходимой для абсолютно убедительного доказательства. Возьмите, к примеру, всемогущего и всезнающего Бога: и он не смог бы доказать себе, что его всемогущество и всеведение не являются лишь плодом его воображения. Ну, а если даже Богу недоступна абсолютная истина, то куда нам, смертным... Хотя, впрочем, абсолютная истина никому и не нужна, ибо является абсурдным понятием.
      

    Литература и философия

      
       Michel Gourinat справедливо отметил, что философия - это поиск осознающего себя знания и что ее первый вопрос есть вопрос о ее собственной природе*. Философские концепции излагаются путем выражения их средствами литературного языка, и посему философия использует письменную или устную литературную традицию как единственное средство своего выражения.
       Философия связана с литературой не только формальными признаками, но также и в своей основе, так как философское произведение является выражением индивидуальности автора. Несмотря на то что литературоведение весьма неохотно признает принадлежность философии к литературе, другого средства выражения своих идей философия не имеет.
       Необходимо отделить философию от литературы, выделив совершенно особый вид публикации, напоминающий научную статью.
       Философская работа должна придерживаться строгих правил написания научной работы и включать четко выделенные части: резюме, описывающее основную идею работы, словарь определений большинства терминов, использованных в работе, в соответствии с тем, как их определяет автор, вступление, вводящее в суть проблемы, постановка философского вопроса и предлагаемое его решение, аргументация, контраргументация и выводы. Конечно, пункты, входящие в состав философской работы, могут быть значительно шире, но философии как науке необходимо пользоваться простым и ясным языком, каким пишутся, например законы государств.
       Далее можно посредством отдельных литературных произведений популяризовать содержание подобной философской работы, но совершенно необходимо иметь основной текст, который был бы написан в строго законодательном стиле, с приложением максимальных усилий для преодоления каких бы то ни было разногласий и разночтений. Игра словами, цветистые обороты, притчи, иносказание, парадоксальность стиля - все это должно быть удалено из философской работы.
       Итак, литература и философия должны быть отделены друг от друга. Хотя, исходя из такого определения философии, философами не являются Платон, Монтень, Паскаль, Ницше и многие другие. Возможно, если бы их работы были переписаны в четком научно-философском стиле, - людям бы гораздо легче жилось, ибо смешение литературы и философии позволяет автору вместо четкого изложения своих тезисов прибегать к поэтическим отступлениям, оставляя неизбывный простор для толкования многим вредоносными типам.
      

    Наука и философия

      
       Согласно Эйнштейну, "большинство фундаментальных научных идей по существу просты и могут быть выражены языком, доступным всем"*. То же верно и в отношении основных философских идей.
       Как было сказано выше, несмотря на несовершенство человеческого языка, в некоторых областях человеческой деятельности все-таки достигнута высокая степень четкости изложения, направленная на минимизацию возможности разночтений. Там, где поставлены на карту личные интересы человека, такие, как его благосостояние, свобода и подчас жизнь, было сделано усилие, и язык законов следует признать достаточно четким. Необходимо отметить, что в начале всякого закона идет список определений, ибо в судебной практике давно замечено, что определение "частной собственности", "прав человека", "личной свободы" и многие-многие другие могут толковаться по-разному, подчас с диаметрально противоположных позиций. Именно поэтому всякий закон обычно содержит определения понятий, в него входящих. И это должно быть необходимым условием любой философской работы.
       Философия безусловно должна быть отделена от науки, ибо философия обычно не имеет доказательной основы, построенной на эксперименте.
       Науку следует отделить от философии, религии, политики и, более того, от самих ученых. Любой научный эксперимент должен производиться независимыми экспертами, которым неизвестны смысл и цели поставленного эксперимента, и, более того, получаемые ими данные могут быть частично или полностью заблокированы от их интерпретации.
       Такая практика существует и широко применяется в клинических исследованиях, где исследователь, в соответствии с международными стандартами "добросовестной клинической практики"*, отделен от спонсора, планирующего исследование. Таким образом, нет никакого сомнения в отсутствии вольного или невольного вмешательства субъективности исследователя в результаты эксперимента. Там, где поставлены на карту жизни миллионов людей, человеческое сообщество сделало над собой усилие и ввело обязательное использование так называемого double-blind - дизайна эксперимента, при котором исследователь и пациент не знают, используется лекарство или плацебо. Во всяком случае, лабораторные исследования проводятся чаще всего независимыми лабораториями.
       В современной науке намеренное и невольное искажение, а также прямая фальсификация результатов имеют колоссальные масштабы.
       Таким образом, на людей, непосредственно занимающихся научными исследованиями, не должны давить необходимость публикации результатов, необходимость получения положительных результатов, необходимость доказательства определенных теорий.
       Существующая в современной науке практика, когда другая группа ученых обычно повторяет эксперимент и тем самым подтверждает или не подтверждает данные первооткрывателя, довольно неэффективна, поскольку контролирующая группа ученых может быть в той же мере подвержена вольной или невольной субъективности, направленной на подтверждение или опровержение первоначальных результатов.
       Другим примером качественного проведения научных исследований может служить прикладная наука, работающая на благо, например полупроводниковой промышленности. На эти разработки не действуют ни политические мотивы, ни религиозные воззрения. Всё, что интересует такие лаборатории, - создание новых эффективных технологий производства мобильных телефонов, компьютеров и т. д. Критерием успеха такой научной деятельности может служить практический результат.
       Фундаментальные исследования должны быть как можно более отделены от ориентации на результат - доказательство или опровержение какой-либо теории. Они должны идти в направлении планомерного сбора информации. Хорошим примером может служить проект по расшифровке человеческого генома.
       То, что происходит в современном научном мире, мало отличается от средневекового мракобесия, несмотря на то, что современная наука обладает исключительными техническими ресурсами и накопленными фактическими знаниями.
       В связи с тем, что фундаментальная наука является содержанкой государства и частных пожертвований, ученые должны тратить массу времени на поиск грантов, которые выдаются исходя из политических, экономических и религиозных интересов общества, и если, например, перед современной наукой будет поставлена религиозно-политическая задача доказать, что Земля все-таки покоится на панцире черепахи, - наука это докажет*.
       Итак, необходимо отделение философии от науки, а фундаментальной науки от политики, религии и целенаправленного финансирования.
       В тех областях, где речь идет о непосредственной угрозе жизни человека и здоровью общества, люди нашли более или менее эффективные методы объективизации и контроля исследований. Дело в том, что плачевное состояние дел с объективностью науки влияет на жизнь человека и здоровье общества в той же, если не в большей мере, чем недобросовестно проведенные клинические исследования, но эта связь неочевидна и поэтому повсеместно игнорируется. Философия, же основываясь на результатах такой науки, доказывающей что угодно, лишь бы заплатили, не может быть объективной. Посему философии необходимо держаться поодаль от научных экспериментов и априори ставить под сомнение их объективность и ценность их интерпретаций.
      
      

    Религия и философия

      
       Прежде всего, религия должна быть отделена от Бога, ибо в большинстве случаев она не имеет к оному никакого отношения. Религии задумывались как совокупность национальных традиций, направленных на моральную саморегуляцию интернациональных человеческих сообществ, однако в современном мире, как и на протяжении всей истории человечества, религии являются исключительно инструментами геополитики на общечеловеческом уровне и альтернативой психотерапии на индивидуальном уровне.
       Итак, религия не имеет никакого отношения к Богу, и посему в философии эти два понятия должны быть строго разделены.
       Религия является частным социально-политическим феноменом, который подлежит изучению с точки зрения социологии и политологии, должна рассматриваться философией лишь в той мере, в какой философия касается обсуждения этих наук.
      
      

    Искусство и философия

      
       Искусство базируется на эстетике. Для того чтобы определить отношение философии к искусству, необходимо разобраться в этимологии слова "эстетика". Эстетику следует определить как теорию чувственного восприятия. Именно Кант употреблял данный термин исключительно в этом смысле*.
       В прошлом определение искусства было чрезвычайно широким. И во французском, и в английском языках слово art раньше употреблялось в значении "способность", "занятие", "свойство индивидуума" - "your art is...", "tout votre art est...".
       Поэтому обсуждать следует исключительно понятие "чистое искусство", отделенное от проявления какого-либо ремесла. Основываясь прежде всего на коренном противопоставлении технического производства и художественного творчества, кантовская эстетика определяет изящные искусства как "искусства гения"*. Следовательно, чистое искусство отделяется от производства плодов его, ибо это уже становится ремеслом. Кант определяет чистое искусство как совершеннейшее знание, однако неспособное немедленно воплотить его в эстетически оцениваемую форму.
       Искусство не имеет прямого отношения к философии, ибо по своей сути не имеет самостоятельного философского смысла и является результатом избыточной подмены понятий. Искусство в своем практическом выражении является частью ремесла, штучного или промышленного производства продуктов потребления, регулируемого спросом, либо в "чистом" своем проявлении является частью знания, выражаемого средствами языка, а следовательно, принадлежащего к литературе.
       Оценка же искусства основывается на эстетическом вкусе оценивающего, который проявляется, когда эстетическое удовольствие, вызванное прекрасным, начинает отличаться от простого чувственного удовольствия.
       Существует ли на физиологическом уровне разница между чувственным и эстетическим удовольствием? Если таковая разница есть, то при наблюдении эротической картинки из Playboy и статуэтки Венеры Милосской должны возбуждаться разные отделы головного мозга. Если же принципиальной разницы нет, и в обоих случаях наблюдатель видит лишь изображение привлекательного обнаженного тела, то отдельный принцип "эстетического" удовольствия может быть поставлен под сомнение. Если же сравнить реакцию головного мозга на ту же эротическую картинку и на чтение вслух любимых стихов подопытного или прослушивание его любимой музыки, - чистота эксперимента будет нарушена, ибо центры, воспринимающие музыку, стихи и эротический образ, безусловно, будут находиться в разных областях головного мозга, хотя бы за счет того, что канал передачи информации в случае с картинкой является зрительным, а в случае со стихотворением или музыкой - слуховым.
      

    Метафизика

      
       Аристотель определяет метафизику как область знаний, занимающую место по ту сторону физики, и если физика имеет дело с чувственным миром, то метафизика занимается всем, что находится вне нашего чувственного восприятия. (Это верно и до сих пор. Попробуйте попросить ученого, лишенного зрения, слуха, обоняния и осязания, провести какой-либо физический эксперимент, кроме разве что проверки верности закона всемирного тяготения, который он докажет, шлепнувшись на пол, едва сделав несколько шагов.)
       Итак, если метафизика находится за пределами человеческих чувств, следовательно, необходимо разделить мир на четыре неравные части:
      
       о часть мира, себя проявляющая и потому доступная для изучения через чувственное восприятие;
       о часть мира, проявляющая себя косвенно и доступная для изучения через чувственное восприятие посредством косвенных характеристик;
       о часть мира, не проявляющая себя ни прямо, ни косвенно и недоступная через чувственное восприятие, даже многократно усиленное всевозможными приборами, однако подвластная нашему умственному анализу;
       о часть мира, не существующая, но также подвластная нашему умственному анализу.
      
       Итак, метафизика имеет дело с двумя последними частями, неподвластными прямому или косвенному изучению посредством чувств, а подвластными лишь умственному анализу, не базирующемуся на чувственных доказательствах.
       Границы между этими частями не постоянны. Например, еще недавно обсуждение наличия планет в системах других звезд можно было отнести к области метафизики, ибо человечество ни прямыми, ни косвенными чувственными измерениями не могло определить их существование. Однако в настоящее время путем новых косвенных методов найдено более сотни таких планет, и в недалеком будущем возможно будет наблюдать их непосредственно.
       Кто знает, возможно, завтра появятся приборы, которые смогут весьма убедительно делать фотографию нашей души, и эта тонкая субстанция перейдет из области метафизики в область изучения посредством конвенционального чувственного восприятия.
       Кантовский проект метафизики "есть ничто иное, как систематизированный инвентарь всего, чем мы располагаем благодаря чистому разуму"*. Кантовское определение априорных элементов познания действительно открывает возможность изучения метафизики. Физика есть фактический анализ опыта, причем ограниченный возможностью современных методов оценки эксперимента. При этом физика увязает в сложной запутанности, где трудно ожидать всеобъемлющих ответов на основные вопросы философии, ибо технические ограничения, чистота эксперимента и объективность исследователя всегда будут вызывать сомнение. В метафизике нет необходимости ограничивать разум вышеуказанными трудностями, и таким образом метафизика является прекрасным инструментом философии, то есть разумного анализа и рекомендаций к применению различных иллюзий.
       Поскольку, как указывалось выше, мир состоит из четырех частей, в то время как физика может изучать лишь его малую часть, метафизика необходима для получения более полной картины мира в рамках иллюзии, удовлетворяющей философа.
      

    Основы морали

      
       Как известно, попытки абсолютизации понятий добра и зла несостоятельны. Добро и зло могут трактоваться лишь относительно того, с чьей точки зрения эти понятия рассматриваются.
       Однако, несмотря на вышесказанное, можно вывести универсальные понятия добра и зла, основанные на лестнице потребностей Маслоу. Зло есть неудовлетворение этих потребностей, добро же - их удовлетворение.
       Если два индивидуума удовлетворяют все свои потребности, не мешая в этом друг другу, то между ними не может и не должно возникать конфликтов, а следовательно, и таких отношений, результатом которых может быть зло, как, впрочем, и добро, которое также имеет психологический заряд, ибо ставит индивидуума, получающего "добро", в зависимое положение, заставляя компенсировать получаемое "добро" ответным "добром".
       Итак, если все потребности индивидуума в соответствии с пирамидой потребностей Маслоу будут удовлетворяться, то он будет находиться в состоянии осмысленного счастья. Важно лишь проследить, чтобы, удовлетворяя свои потребности, он не делал этого за счет неудовлетворения потребностей другого индивидуума.
       Принимая во внимание проблему ограниченности ресурсов, предлагается следующая система удовлетворения потребностей.
      

    Удовлетворение базисных потребностей

      
       Питание
       Путем производства необходимой пищевой массы и снабжения ее полезными и сбалансированными свойствами, а также отличными вкусовыми качествами, будет возможно достичь удовлетворения пищевых потребностей всего человечества. Уже в настоящий момент западные страны выбрасывают и потребляют такое чрезмерное количество еды, которого хватило бы, чтобы накормить всех жителей Земли. Дело в том, что в развитых странах существует истерия обжорства, замешанная на коммерческой рекламе различных пищевых продуктов, и большая часть населения потребляет в три-четыре раза больше еды, чем того требуется, и, более того, в катастрофических масштабах страдает от ожирения.
       Разумная организация "пищевого" воспитания и перераспределения пищевых ресурсов может легко удовлетворить растущие потребности всего земного шара.
       Проблема убоя животных создает серьезную морально-этическую проблему: на каком основании человек считает себя вправе отнимать жизнь существ, находящихся в близком соседстве от его эволюционного развития?
       Когда люди начинают защищать животных, они обычно устраивают бойню... людям. Решение этой проблемы просто - необходимо развивать уже начавшиеся разработки по выращиванию мышечной ткани скота в лабораторных условиях. В недалеком будущем станет возможна организация колоссальных плантаций, выращивающих все необходимые мясные продукты. Таким образом, поголовье домашнего скота может быть постепенно сокращено путем естественного процесса смертности и ограничения рождаемости.
       Вкусовые качества таких выращенных мясных продуктов постепенно будут улучшаться.
      
       Жилье
       Необходим новый подход к строительству жилья. Прежде всего, воспользовавшись интернет-революцией, необходимо большую часть общественных функций индивидуума сделать виртуальными и таким образом расселить крупные города на огромных просторах пустующих земель. Необходимо разработать дешевые методы возведения прочного и теплоизолированного жилья с максимальным использованием местных ресурсов (энергия ветра, энергия солнца, водные ресурсы), чтобы не тянуть коммуникации на многие километры. Необходимо разработать дешевые и надежные средства транспортировки по воздуху.
       Таким образом возможно решить проблему жилищного кризиса в крупных городах, запустения и практически остановившегося освоения новых земель. Страны, обладающие огромными свободными пространствами, будут предоставлять возможность их заселения иммигрантам нового типа, которым от государства, куда они прибывают, ничего, кроме участка земли, не требуется, ибо большую часть рабочих отношений и услуг такой иммигрант будет осуществлять и получать виртуально.
       Проблемы уборки помещений должны быть решены на уровне самой концепции строительства, с разработкой "самочистящихся домов" с помощью "самопылесосящихся полов" или с применением мусороочистительной нанотехнологии.
       Проблема меблировки и эстетического декорирования домов будет решаться с помощью экранной технологии, при которой внешняя стена дома будет представлять собой плоский материал экрана, способный создавать любые имиджи внешнего архитектурного оформления. Внутренняя декорация стен, полов и потолков будет производиться тем же способом.
       Подобная экономия ресурсов позволит высвободить производственные мощности на произведение необходимой технической базы для осуществления таких проектов.
      
       Здравоохранение
       Дальнейшее развитие фармакологической промышленности, нанотехнологий, клонирования стволовых клеток даст возможность раннего выявления заболеваний и их индивидуальной и эффективной коррекции. Более того, человек будет иметь возможность увеличивать силу своих мышц, предохранять себя от травм и, главное, интенсифицировать деятельность органов чувств и головного мозга.
      
       Секс
       Жизнь, заполненная сбалансированным удовлетворением всех потребностей, значительно снизит зависимость человека от сексуальных отношений; более того, электронно-виртуальный мир позволит в значительной степени реализовывать необходимые потребности. Однако важность естественной любви ни в коей мере не будет приуменьшена. Просто ради наличия сексуального партнера человек не должен будет страдать от насилия в семье и морального давления. Таким образом, выбор совместного проживания и образования семьи будет вызван соображениями высшего порядка, а не тривиальными сексуальными потребностями, которые научный прогресс сможет либо снизить, либо удовлетворить ничуть не менее эффективным образом, чем это происходит естественным путем.
      
       Алкоголь, курение и наркотики
       И то, и другое, и третье является малоэффективным и опасным средством регуляции настроения и попыткой ухода от реалий жизни. Все три зла являются результатом социального воздействия и рекламной или уличной пропаганды. При достаточном физическом удалении друг от друга и минимализации социальной жизни в ее негативном смысле эти привычки должны отмереть. При доступе к эффективным фармакологическим и электронным средствам коррекции настроения и работоспособности необходимость в употреблении алкоголя и наркотиков полностью отпадает.
      
       Здоровый образ жизни
       Регулируемые компьютерами, сбалансированные спортивные занятия, необходимость в которых будет внушаться с самого детства, значительно улучшат самочувствие индивидуумов.
      
       Накопление, деньги
       Люди до сих пор ведут себя, как белочки, - тянут к себе в норку все, что плохо лежит. Необходимо с помощью значительного сдвига в виртуальную реальность обесценить большинство из существующих благ. Любой миллионер, как и любой человек низкого достатка, обладая компьютером с одинаковым объемом памяти, может создать какое угодно число файлов "Ворда". Таким же образом, как обесценивается любой созданный и стертый файл, должны обесцениться украшения, декорации домов, внешний вид средств передвижения, ибо внешний вид - это всего лишь иллюзия, которая легко воспроизводима электронными средствами.
       Накопление денег должно стать бессмысленным, как накопление пустых файлов. Безусловно, необходимо провести огромную воспитательную работу среди человеческого населения.
      
       Потребность в агрессии
       Потребность в агрессии может быть перенаправлена в творческую энергию. Однако запретами мало чего можно добиться. Таким образом, необходимо умелое использование агрессивных компьютерных игровых программ, которые должны предоставляться тем, на кого подобная программа подействует как средство сублимации и предотвратит реальную агрессию. Однако такие программы не должны доставаться тем, на кого воздействие подобной программы может произвести обратный эффект, стимулирующий активную физическую агрессию. Простые психологические тесты и другие средства могут легко определить разницу между первым и вторым типом людей.
      

    Удовлетворение потребностей в безопасности

      
       Защита от мнимых опасностей
       Большая часть людей страдает от страха перед мнимыми опасностями, вероятность которых ничтожно мала. Снижение криминальной активности (грабежей, увечий, изнасилований) в связи с переходом на виртуальные отношения, а также запрет демонстрации актов насилия в средствах массовой информации и Интернете вызовет резкое снижение беспокойства здорового населения. Лица же, страдающие невротическими изменениями, будут быстро диагностироваться, и им будет предоставляться возможность фармакологической коррекции.
      
       Защита от реальных опасностей
       Эффективизация здравоохранения, снижение скученности населения, безопасность, заложенная в устройстве домов (негорючие строительные материалы, самотушение, определение вредных веществ и т. д.), полный запрет любого оружия и другие методы борьбы с повышенным риском травматизации практически полностью удовлетворят потребность в безопасности. Кроме того, низкая вероятность разбоя (ибо большая часть ценностей станет виртуальной) и невозможность физической агрессии через Интернет практически сведет к нулю опасность стать жертвой криминальной активности. Тем более, если все потребности самих преступников будут удовлетворяться, то их мотивация к преступным действиям значительно снизится.
       Преступников не будут изолировать, сгоняя в тюрьмы, где они подвергаются дарвиновской практике выживания и выходят подчас либо совершенно сломленными, либо еще более преступными. Домашний арест в доме нового типа вполне будет достаточен и надежно защитит общество от преступника на необходимый срок, в то время как с ним будет проводиться целая программа виртуального перевоспитания.
       В случае вооруженных конфликтов все жители, возможно, вместе с их легко собирающимися и разбирающимися домами, будут эвакуироваться в благополучные страны, и в месте конфликта будут оставаться только те, кому приспичило повоевать. При выезде будет строго контролироваться, чтобы у людей не было оружия. Кроме того, в скором времени детекторы лжи станут более мощными, и человек не сможет скрывать своих намерений. Кому пришло в голову убить друг друга, будут предоставлены сами себе и, возможно, приведены к порядку с помощью военных роботов, способных отловить вояк и посадить под домашний арест. Военным не удастся держать население в зоне конфликта основным заложником и предметом шантажа.
      
       Потребность в любви
       Интернет недалекого будущего сможет в полной мере удовлетворить большую часть подобных потребностей. Интенсивное общение с применением видео и голограмм позволит создать иллюзию нормального общения с друзьями, возлюбленными и даже родственниками. Недалек тот час, когда каждый сможет выбрать себе любую внешность и одежду, и именно в таком обличье представать перед своими друзьями и собеседниками, ибо в виртуальном мире все возможно. Это снизит необходимость в производстве дорогостоящей одежды, косметики и особенно парфюмерии.
       Безусловно, это не замещает возможность привычного, нормального общения, однако процент такого общения будет снижен настолько, насколько это необходимо для зачатия и воспитания детей.
       Человек, таким образом, превращается в сгусток идеи, мысли, притом никак не сдерживаемый материальными ограничениями.
      
       Потребность быть принятым в обществе
       Виртуальное общение предоставит неограниченные возможности для этого. При том, что условия жизни большинства людей будут примерно равны, как равны возможности интерфейсов современных программ (Билл Гейтс в своем офисе и негритенок в общественной библиотеке в Нигерии видят тот же интерфейс программы MS Word), возможность свободного общения также будет практически неограниченна. Интернет будет строго выкорчевывать любые попытки агрессивного поведения в видеофорумах и чатах. Более того, новое воспитание и запрет на агрессивные фильмы снизят уровень агрессии и увеличат шансы быть принятым обществом. Для тех, у кого будут возникать серьезные проблемы, будут создаваться "виртуальные" друзья, которые будут принимать их такими, каковы они есть.
       Современный образ жизни более не оправдан и является лишь делом привычки и отсутствия разумной реорганизации; рано или поздно все перечисленные изменения неизбежно произойдут.
      
       Потребность в знаниях
       Всеобщая интернетизация отменит необходимость в школах и любых других учебных заведениях, а именно они занимают второе место после тюрем и являются рассадниками неврозов, наркомании, промискуитета и агрессии.
       Умственная деятельность будет совершенно необходимым занятием каждого индивидуума, и учиться люди будут всю жизнь. Однако учеба перестанет быть накоплением знаний, а станет совершенствованием способности их нахождения, классификации и анализа. То есть из блока памяти человек должен превратиться в процессор.
       Большая часть людей будет вовлечена в виртуальные трудовые операции, требующие их непосредственной аналитической способности, контролируемой и поддерживаемой компьютерами. Другая часть будет заниматься самосовершенствованием в искусствах или продвижением наук.
      
       Потребность в эстетике
       Как уже было сказано, электронные устройства позволят удовлетворять эстетические потребности в музыке, декорации дома, меблировке, украшениях и одежде. Создание иллюзии внутренних пространств и захватывающих дух видов из окон позволит поднять эстетическое удовлетворение жизнью на небывалую высоту. Осознание, что реальность не менее иллюзорна, чем виртуальная реальность, позволит находить достаточно удовлетворения в подобном образе жизни при практически нулевых затратах.
      
       Потребность в самореализации
       Эта потребность остается наименее удовлетворенной в современном мире. Только десять процентов людей каким-то образом самореализуются. Человечество недопонимает важность самореализации для человека. Между тем самые большие неприятности у человечества возникают отнюдь не от голодающих, не от сексуально озабоченных, не от беззащитных и нелюбимых, неучей и лишенных эстетических наслаждений. Все проблемы у человечества возникают от тех, кто ради самореализации готов погубить несколько десятков миллионов человек. Проявлением неудовлетворенной самореализации является феномен Гитлера и Ленина, Сталина и Мао, Саддама и Бен Ладена.
       Общество должно в первую очередь задуматься, как, используя неограниченные электронные ресурсы, дать возможность самореализации подавляющему большинству населения. Более того, самореализовавшись, люди стремятся помочь самореализоваться другим и, таким образом, в какой-то мере становятся самообслуживающейся организационной структурой. Необходим лишь первый изначальный толчок, организация такой системы, в которой все ее члены смогли бы достойно самореализовываться, и результаты их самореализации сохранялись бы и были бы востребованы на общечеловеческом уровне.
       Безусловно, необходимо правильное воспитание, направленное на поиск "экзистенциального проекта", о котором говорил Сартр.
      

    Пространство и время

      
       Время есть лишь иллюзия человеческого сознания. Пространство, возможно, тоже является иллюзией. Например, ведя компьютерную телеконференцию с собеседником на другом конце земного шара, как вы оцениваете расстояние до носа собеседника? Ваши органы чувств подсказывают вам, что это расстояние равно примерно 30 сантиметрам, в то время как истинное расстояние может равняться 12 тысячам километров. Ну, и какое расстояние реально? Какое пространство имеет смысл? Вы ведете себя именно так, как если бы собеседник находился в непосредственной близости от вас. И это при современных, еще далеко не совершенных методах связи. В будущем качество голографического изображения будет создавать абсолютно неотличимую от реальности картину.
       С помощью новейших средств коммуникации и работы с компьютером многие действия стали обратимы во времени. Нажатие клавиш "Ctrl +Z", возвращающее на шаг назад, все прочнее проникает в нашу реальность. Все меньше роковых ошибок мы можем совершать.
       Представьте себе, что ваш собеседник - компьютерная программа, и вы его каким-то образом обидели, - стоит сделать шаг назад, и вы вернетесь во времени.
       Ностальгия по ушедшим людям и несостоявшимся отношениям может компенсироваться виртуальными копиями этих людей, ностальгия по обстановке вашего детства тоже излечима путем воссоздания виртуального антуража вашего дома в полном соответствии с вспоминаемыми объектами. Имеется в виду, конечно, что вы выросли в таком же электронном доме, и он просто имеет в памяти декорации, соответствующие вашему детству. Хотя при условии, что замена декораций будет производиться нажатием кнопки, интерьеры можно будет менять довольно часто. Вчера - интерьер Версальского дворца, сегодня - уютная деревенская изба. Иллюзия свободного пространства и бесконечных залов также легко создается электронным образом.
       Итак, пространство и время перестают иметь решающее значение, как только люди переходят к виртуальному образу жизни. Более того, нет более необходимости предпринимать большую часть путешествий, ибо они становятся совершенно бессмысленны. Хотите посетить Лувр - нажмите кнопку, и ваша комната превратится в любой из залов Лувра.
       Поскольку поездки потеряют смысл, это значительно снизит энергетические затраты цивилизации. Полеты человека в космос также станут совершенно бессмысленными, ибо с более развитой космической аппаратурой будет возможно оказаться на любом небесном теле Солнечной системы без какой-либо необходимости предпринимать опасные путешествия.
       Человеческая цивилизация станет самодостаточной и удовлетворенной, не испытывая необходимости в невозможных полетах к далеким звездам, ибо в виртуальной реальности все это будет возможно без каких-либо энергетических затрат, а так ли уж важно, как именно выглядят безжизненные скалы где-нибудь на планете, вращающейся вокруг отдаленной звезды? Человек же не переживает из-за того, что он не может стать меньше атома и приземлиться на ядро водорода. Хотя в виртуальной реальности и это будет возможно.
       Даже поиск братьев по разуму становится бессмысленным, ибо те, кто хотят встречи с ними, вполне смогут реализовать ее в виртуальной реальности, не навязывая это людям, не желающим с ними встречаться. Тот факт, что наши компьютеры полнятся примитивными играми, вовсе не значит, что те же технические принципы не могут быть положены в основу серьезной виртуальной реальности, которая сможет решить все человеческие проблемы. Возможно, поэтому мы и не встречаемся с инопланетянами из более продвинутых цивилизаций, - вполне вероятно, они давно и счастливо сидят по своим домам на своих родных планетах и встречаются с нами в своей виртуальной реальности. И какая разница, если они ошибочно полагают, что у нас три ноги и cемь ушей... Вскоре внешность перестанет иметь какое-либо значение, и при желании каждый сможет появляться в виртуальной реальности в виде говорящего стула.
       Ведь то, что мы видим сейчас в человеке, - это приятное внешне тело, но оно лишь поверхность человека, а внутри зловонная реальность... Однако если мы вполне согласны наблюдать только внешнюю сторону, так почему бы нам не пойти дальше и не видеть человека таким, каким бы он хотел, чтобы мы его видели?
       В большинстве случаев люди жалуются не на сам факт использования виртуальной реальности, а на то, что она содержит, и на технические характеристики: недостаточно реалистичное изображение, отсутствие запаха, осязательности, объема. Однако это все поправимо. Либо воздействуя непосредственно на мозг, минуя органы чувств, либо через органы чувств вскоре будет возможно создавать виртуальную реальность, возможно, более реальную, чем настоящая, которая сама по себе не более чем иллюзия, предстающая перед нашими органами чувств.
      

    Философия мироздания и философия духа

      
       Не следует искать всеобъемлющих теорий объяснения устройства мироздания. Философия духа должна рекомендовать такие иллюзии, в результате которых человек занимал бы достойное место в необъясненной вселенной.
       Нужно сконцентрироваться на планомерном сборе данных и их методичном анализе, безотносительно к той или иной космологической парадигме.
      

    Сознание

      
       Несмотря на то что сознание является главным фактором, определяющим личность, оно несовершенно, поэтому необходимо всячески способствовать увеличению его возможностей с помощью виртуальной реальности.
      

    Язык

      
       Язык, как и сознание, - весьма несовершенный инструмент общения, однако он может быть усовершенствован с помощью электронных приборов и компьютеров, что уже и происходит в настоящее время.
      

    Труд

      
       Труд теряет свою обязанность быть продуктивным в обычном, индустриальном смысле слова. Главной задачей труда любого индивидуума должно стать удовлетворение собственных потребностей оного индивидуума в соответствии с пирамидой Маслоу, о которой говорилось выше. Вторичной целью труда человека должно стать удовлетворение этих потребностей у других, и даже не из христианского нерационального сострадания к ближнему, а из простого практического соображения, что если сосед голоден, то он придет и не только отберет у тебя хлеб, но может в сердцах тебя убить, а дом твой поджечь, невзирая даже на то, что изготовлен он из несгораемых материалов.
       Функция трудящихся должна заключаться либо в удовлетворении собственных потребностей, либо в удовлетворении потребностей других. Однако всякая рутинная и монотонная работа должна быть передана компьютерам и автоматическим системам.
      

    Свобода

      
       Следует ограничить свободу человеческого выбора, а именно нельзя поощрять свободу быть несчастным или агрессивным. Будучи несчастным (неудовлетворенным) и агрессивным, человек мешает жить другим людям, поэтому долг каждого человека - удовлетворять в полной мере свои потребности, но не в ущерб другим людям, а по мере удовлетворения своих потребностей помогать удовлетворять потребности других.
       Свобода может быть только осознанная и позитивная. Человек не должен иметь свободы к саморазрушению и к причинению физического или нравственного вреда другим. В остальном человек может быть совершенно свободен. С унификацией условий жизни во всем мире иммиграция потеряет смысл, национальные государства ослабятся и возникнут мировые системы управления.
       В виртуальном мире будут развиваться и упрочняться системы самоуправления.
       Каждый амбициозный человек сможет построить виртуальную империю любого размера. Именно за счет таких преимуществ виртуального мира следует не осуждать его, а улучшать и пропагандировать, ибо нет более короткого пути к свободе, чем через Интернет и подобные ему системы.
      

    История

      
       История должна быть пересмотрена в свете вышеизложенных основных тезисов, и эта переоценка может привести к осознанию, что далеко не все события истории, принимаемые как положительные и прогрессивные, были таковыми.
       История как наука не имеет большого смысла, ибо является набором плохо проверенных фактов, большинство из которых до неузнаваемости искажены.
       История должна быть отделена от политики и религии, ибо большая часть геополитических конфликтов зиждется на исторических фактах, действительных или подтасованных.
       Человечество должно признать, что большая часть его истории прошла в пеленках весьма сомнительной чистоты, а посему не следует раздувать важность исторических фактов, которые должны изучаться исключительно с точки зрения исторической науки, не отбрасывая тень на современные события. Манипуляция историческими фактами в политических целях должна безоговорочно осуждаться.
      

    Геополитика

      
       В настоящее время лишь малая часть человечества готова развиваться в соответствии с принципами философии будущего, однако Интернет позволяет расширить этот круг людей и стран. Конечно, мир еще долго будет нести в себе заряд ненависти и агрессии, инерцию средневековой зависти и людоедской жестокости. Но чем скорее западная цивилизация начнет переходить на виртуальный образ жизни, заменяя составляющие образа жизни на другие, экономичные и удовлетворяющие всем потребностям, например, роскошные трехэтажные (хотя практически и картонные) дома на виртуальные, тем меньше зависти они будут вызывать у народов, чье созревание происходит значительно медленнее; более того, возможности для повышения уровня жизни отсталых народов возникнут из более разумного использования материальных ресурсов, высвобождающихся в результате перехода к виртуальной цивилизации.
      

    Бог

      
       Бог - это все существующее, могущее существовать и не могущее существовать. Посему мы можем разрешить противоречие, возникшее выше: что якобы даже Бог не в состоянии доказать самому себе, что он Бог. Бог являет собой ВСЁ и НИЧТО, ибо то, что существует и может существовать, подпадает под определение ВСЁ, а то, что не может существовать, соответственно, подпадает под определение НИЧТО. Поэтому такой Бог ничего себе доказывать не будет.
      
      
      
      
      
      
      
      

    О, сколько нам открытий чудных...

      
       Способность думать - это редкость чрезвычайная. Возможно, вы не поверите, но большую часть жизни мы проводим не думая. Мы шатаемся по миру, как сомнамбулы, изредка натыкаясь друг на друга и ощупывая друг другу носы.
       То ли думанье требует какой-то особой потраты энергии, на которую наш рачительный организм никак не соглашается, то ли мышление как процесс каким-то образом вредит здоровью. Так или иначе, заставить человека думать нелегко. И это странно, потому что ведь результаты мыслительного процесса обычно чрезвычайно выгодны! Почему же нам трудно думать, если в процессе эволюции именно эта способность позволила нам успешно выжить и нагулять жирок без обычно необходимых для этого клыков, когтей и прочего оборудования?
       Итак, отчего же мы так не любим пораскинуть нашим единственным эволюционным преимуществом - мозгами? Как это неверно, что для думанья человек не отвел себе специального времени! Для принятия душа - отвел, для поглощения пищи большими кусками - тоже не забыл отвести, даже назначил специальные названия - это, мол, завтрак, а это обед, а это, представьте себе, - ужин! Ну почему бы не отвести специального времени для думанья: это, мол, утреннее думанье, а это вечернее. Как бы было хорошо! Итак, стоит отвести некоторое, даже незначительное время для думанья, и сколько нам открытий чудных удастся совершить! Вы не поверите! Стоит задуматься над вопросом: а, собственно, чем я всю жизнь занят? - и открытие не заставит себя долго ждать! (Может быть, поэтому мы и поставили думанье практически на нелегальное положение, чтобы не задавать себе подобных вопросов.) Но ведь люди однажды решили, что хотя бы раз в день нужно заниматься личной гигиеной, чтобы не смущать окружающих и себя самого разными неудобствами. Почему же не решить, что человек, не думавший несколько недель, не менее неприличен, чем человек, не мывшийся столько же времени?
       Бен Гурион говорил, что думанье есть искусство, требующее большого напряжения, им занимаются немногие, и то только в редких случаях.
       Итак, какие же чудные открытия сулит нам простое думанье? Извольте.
      
       Открытие первое. Жизнь похожа на непритязательную женщину вольного поведения с романтическими наклонностями. За небольшую мзду она согласна быть такой, какой вы пожелаете! Нет однозначного предначертания - быть вам счастливым либо несчастным. Просто подарите жизни недорогое колье из бижутерийного отдела универмага и делайте с ней все, что вам заблагорассудится. Если вам того хочется, можете ее даже искренне полюбить и предложить ей руку и сердце! Однако никогда не забывайте, что жизнь, как бы она ни была миловидна, имеет вольный характер, встречена вами на улице в не очень респектабельном районе и может в любой момент наставить вам рога - не из злого намерения, а просто по природе своей гулящей души. Помня, с кем вы имеете дело, вы можете окружить свою жизнь любовью и домашним теплом, и она бросит свои уличные привычки.
      
       Открытие второе. В жизни важен не результат, а процесс. Поэтому нужно попытаться сделать его приятным и не слишком беспокоиться о результатах.
       Многие результаты находятся за пределами нашего контроля, поэтому лучше концентрироваться на самом течении жизни. Что-то вроде: "Выбрали направление и идем", но только весело, попевая песенки, пританцовывая и периодически проверяя - "А туда ли мы идем?" и довольно похлопывая себя по плечу: "Верной дорогой идем, товарищи!"
      
       Открытие третье. В жизни все является всего лишь иллюзией. То, что мы видим и слышим, ощущаем запах и ощупываем, есть интерпретация нашим мозгом электрических импульсов, возникающих в ответ на внешние раздражители. Мухи видят иначе, лягушки видят по-другому. Так чье же видение является верным? Да в том-то и дело, что ничье! В жизни все просто не может не быть упрямой, неотступной иллюзией. Реальность - это всего лишь взаимоотношения между нашими иллюзиями и внутри наших иллюзий. Вот и все, что мы воспринимаем как реальность. Только не надо думать, что ничего не существует. Просто наша интерпретация этого существования не может не быть иллюзией. Вот и все. Как не стоит слишком серьезно относиться к волшебному фонарю, бросающему визуальные образы на простыню экрана, так и к жизни не следует относиться слишком серьезно. Следите только, чтобы вас в действительности не переехал поезд, потому что это, во-первых, скорее всего очень больно, во-вторых, лишает возможности участвовать в нашем местном хороводе иллюзий, к которым мы привыкли, и заставляет перейти либо в полное небытие, что, в общем, скучно и обидно, когда это происходит внезапно и преждевременно, и ощущается примерно так же, как в детстве - быть отправленным спать в самом начале вечера; либо заставляет отправиться в пугающий хоровод с иными иллюзиями, которые страшат нас, как и все неизвестное.
      
       Открытие четвертое. Если всё кругом лишь иллюзии - постарайтесь выбирать из них приятные и полезные, а вредные и страшные забудьте и отодвиньте. Существует такой основной "Закон равенства иллюзий (З.Р.И.)", согласно которому все иллюзии равны. Вот, собственно, и весь закон. Одна иллюзия не более и не менее абсурдна или разумна, чем другая. Именно поэтому нам и дана свобода воли, которая, по сути, есть свобода выбора иллюзий. Вы же не берете в гастрономе побитые яйца? Вы внимательно ощупываете каждое яичко, изящное творение природной архитектуры, и перекладываете надтреснутое в другую упаковку. Если вам знакома эта простая операция - примените ее и по отношению к иллюзиям. Не берите надтреснутых, тухлых и битых иллюзий. Выбирайте иллюзии свежие и овальненькие, как хорошее яичко. Никто не обвинит вас в излишней разборчивости! Ведь здесь речь идет не о яичнице, которую, если она не удалась, взял да и выбросил в помойное ведро и забыл. Здесь речь идет о нашей жизни и счастье, которые нам ведь не хочется выбросить в мусорное ведро!
      
       Открытие пятое. Никогда не ждите от жизни счастливых шансов. Создавайте их себе и другим сами.
       Мы часто слышим мнение, что большинство вещей в жизни зависят от шанса и представляющихся возможностей. Многие люди утверждают, что когда одна из таких счастливых возможностей представится, они ее не упустят. Но правда в том, что они не вполне верят в то, что говорят, потому что в результате десятилетий терпеливых ожиданий проявления этой самой золотой возможности они обычно теряют надежду и просто повторяют успокаивающую фразу в стиле: "Может быть, когда-нибудь..." Как вы можете быть уверены, что не упустите свою возможность, когда у вас никогда не было опыта не упускать возможности? Как вы можете натренировать себя не упустить верную возможность, если счастливые шансы являются столь редким товаром? По совести говоря, такие люди практически наверняка не смогут даже распознать эту самую уникальную возможность, когда она постучится в их двери, или будут просто неспособны эту долгожданную возможность использовать. Нужно учиться не упускать своих возможностей. Нужно создавать их для себя и окружающих, и тогда они будут появляться в верном месте и в верное время, как и все, что хорошо спланировано наперед.
       Конечно, создавать возможности для себя и других - это дорогое удовольствие.
       Ну, к примеру, мечтаете вы стать великим кинорежиссером - нужно просто открыть киностудию и снять фильм. В мире обязательно найдется-таки кучка ценителей, которым ваш фильм понравится. Вот вы и великий режиссер. Причем элитарный Правда, все просто, как дневной свет?
       Но где взять деньги на фильм? Да деньги - это не проблема. Просто научитесь их зарабатывать в нужном количестве, привлекая и покупая помощь других, и так, чтобы вас по дороге не пристрелили и не посадили, и так, чтобы от ваших заработков не рыдало потом полстраны. Как? Очень просто: начните думать по утрам, в обед и по вечерам, и вам эти простые прозрения со временем явятся сами собой. И не очень застревайте на процессе думанья. А то так и останетесь доморощенным мыслителем. Думать тоже надо в меру. Иногда нужно и действовать. Но пока суть да дело, и вы погружены в процесс думанья, как бы вам изловчиться найти себе и своей семье достойное финансирование, создайте себе возможность - купите пачку писчей бумаги и для начала напишите сценарий, потому что, несмотря на привычки гениального Чарли Чаплина, наличие сценария обычно облегчает процесс съемки фильма. Создавая себе все большие и большие возможности и пользуясь поддержкой оплачиваемых вами, а потому чаще всего лояльных помощников, вы рано или поздно обязательно добьетесь своего.
       Единственный совет - прежде чем пускаться в эту долгую дорогу в дюнах, хорошенько подумайте: а нужны ли вам все эти цуресы*? Если нужны, то смело идите и покупайте писчую бумагу, ибо вы свободны в выборе ваших иллюзий, и не ждите счастливого случая, просто сами создайте его себе!
      
       Открытие шестое. Не зацикливайтесь на чем-то одном. Не тратьте слишком много сил на одну и ту же идею. Если вы меня не послушаете, вы падете жертвой гравитации вашей идеи, выйдете на орбиту вокруг нее и она вас больше не отпустит. Кончится все тем, что вы впадете в обсессию, которая сначала разрушит вашу семейную жизнь, потом повредит вашу психику и в конце концов заботливо выбьет вам местечко на койке в психбольнице или на полке в морге. Идеи опасны, как и все, чем увлекаешься чрезмерно.
       Не стремитесь достигнуть совершенства. На это не хватит не только вашей жизни, но и истории всей вселенной. Природа не терпит совершенства и наказывает перфекционистов строго и не по-матерински. Увлекайтесь многими идеями и таким образом не давайте одной идее овладеть вами полностью. В отношениях с идеями моногамия просто противопоказана. Любая обсессия мучительна...
      
       Открытие седьмое. Не давайте страсти захватить себя, использовав вас, как раба! Наоборот, поработите вашу страсть, поставив ее себе на службу. Страсть есть универсальная энергия. Она может двигать космические корабли и захватывать континенты. Научитесь трезво владеть своей страстью, и из необузданной термоядерной силы она превратится в горящий ровным пламенем факел, освещающий вам путь в потемках повседневных лабиринтов.
      
       Открытие восьмое. Научитесь ставить страсть других на службу себе и своим идеям. Поручите другим все, что вам более не хочется и не интересно делать, но делать нужно. Не спрашивайте про деньги, которыми надо оплачивать этот чужой труд, о деньгах мы уже говорили. Все сделать самому невозможно. Если бы тот, кто решил построить пирамиду Хеопса, не позвал себе подмогу, он так до сих пор и маялся бы с первым камнем, нанеся даже больший урон туризму в Египет отсутствием этой пирамиды, чем террористы, периодически подстреливающие любопытных, приезжающих поглазеть на гигантский и ныне весьма ободранный каменный треугольник. Научитесь ставить иллюзии других на службу своим иллюзиям! Иллюзии всех стран, объединяйтесь!!!
      
       Открытие девятое. Постарайтесь окружить себя добром и любовью, потому что делать это и получать то же самое взамен удивительно приятно.
      
       Открытие десятое. Научитесь в любом вопросе быстро добираться до самой сути. Не застопоривайтесь и не откладывайте ничего в долгий ящик. В любом начинании умейте честно разобраться и ответить самому себе на вопрос, зачем вам это нужно. Не позволяйте другим навязывать себе их иллюзии, особенно те, что противны или скучны вашей душе. Старайтесь всегда разбираться в мотивации поступков других. Многие люди мыслят вслух, потому что привыкли, что никто никогда их не слушает. Скрытных поэтому становится все меньше и меньше. Если внимательно вслушаться в то, что люди говорят, вы сможете более или менее разобраться в их мотивации, а следовательно, сможете в некоторой степени предвидеть их поступки. Способность же предвидеть и понимать чужую мотивацию позволит вам лучше достигать своих целей.
      
       Открытие одиннадцатое. Не боритесь со своими недостатками и недостатками других людей. Постарайтесь эти недостатки превратить в достоинства, умело их обходя и включая в сеть ваших идей. Если человек ленив, то он вряд ли будет с вами активно конкурировать, если человек глуп, то он вряд ли сможет вас перехитрить. Все эти недостатки становятся чрезвычайно важными достоинствами, если научиться правильно их применять. Просто не поручайте дураку то, что требует ума, а ленивому то, что требует усилий и тяжелой работы. Ленивый дурак - сочетание редкое. Чаще всего дураки трудолюбивы, потому что они таким образом компенсируют свою дурость. А ленивые умны и хитры, потому что для того, чтобы быть преуспевающим лентяем, надо уметь раскинуть мозгами...
       Если вы сами ленивы и глупы, обязательно выясните это как можно раньше и признайтесь себе в этом (признавшись, что вы дурак, вы отчасти перестанете быть таковым, чего нельзя сказать, увы, о лени, признание которой не делает вас более работящим...), однако все это поправимо - наймите работящего помощника и умного советника и владейте миром, сколько вам заблагорассудится!!!
      
       Открытие двенадцатое. Из всякой неприятности постарайтесь извлечь что-нибудь такое, что, если не принесет явной пользы вам, то хотя бы смягчит горесть ударов судьбы, которые рано или поздно неизбежны в жизни всякого человека, как бы ни было безоблачно небо над вашей головой.
       Помните об этом, но не позволяйте себя расстраивать. Если вы справлялись с проблемами в прошлом, скорее всего, вам удастся сделать это и в будущем.
       Вот, собственно, и все мои чудные открытия. Полюбите думать, и вы пополните этот скромный список своими собственными не менее чудными открытиями. Способность мыслить - самый дорогой подарок, данный людям добрым дедушкой-Богом. Если иногда вам кажется, что Он показывает вам средний палец, помните, что это лишь упрямая навязчивая иллюзия!!!
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      

    Ориентиры для будущего развития цивилизации

      
       Если в самом начале плаванья корабль взял неверный курс, то, как ни крепок его корпус, как ни велики запасы провианта и как ни дружна команда, - он обречен затеряться в безбрежных водах мирового океана. Поначалу на борту нашего воображаемого судна всё будет в порядке, будни будут сменяться буднями, но со временем, поняв, что корабль непоправимо сбился с курса, команда придет в отчаяние.
       Если же курс был проложен правильно, то - даже дурно построенный, даже с минимумом провизии на борту и с подвыпившей командой, - корабль неизменно дойдет до цели своего путешествия.
       Итак, те, кто взял неверный курс и не видит дальше тактических будничных проблем - ведь корабль плывет, - будут убеждены, что всё идет хорошо и ничего не нужно менять до тех пор, пока однажды внезапно не постигнут, что обречены. А до этого трагического мгновения приверженцы конкретики строго и навечно заклеймят ранних пташек, предвещающих катастрофу, как паникеров и предателей, ибо те-де дестабилизируют команду.
       Но так или иначе любому кораблю нужен курс, нужны ориентиры.
       Как же бескрайнему кораблю, коим является человеческое сообщество, определить ту золотую линию, по которой нужно выверять курс цивилизации?
       Конфликт между интересами индивидуума и общества - вечная и неразрешимая проблема. Для ее решения необходимо поставить потребности индивида на уровень общества, а именно: применить к человеческой цивилизации в целом и к каждому сообществу, входящему в ее состав, в отдельности иерархию потребностей Абрахама Маслоу.
       Базисными потребностями любого человеческого сообщества являются обеспечение себя пищей, водой, жилищем, нормальным приростом населения, базисным здравоохранением. Пока не будут решены эти проблемы, нечего и заикаться о более высоких потребностях... Если руководствоваться этим принципом, ни о какой тактике "затянуть потуже пояски" во имя светлого будущего и речи быть не может, а мифы о необходимости массового жертвоприношения себя во имя свободы, о сопротивлении завоевателю ценой жизни собственных граждан, об оправданности голода и эпидемий не имеют никакого оправдания. Первая и основная обязанность руководителей человеческого сообщества - удовлетворять биологические потребности людей, вверивших свои судьбы в руки общества, причем ни в коем случае не за счет других сообществ.
       Когда же биологические потребности сообщества удовлетворены, необходима организация эффективной защиты от внешних и внутренних дестабилизаторов, преступников, захватчиков, террористов. Опять же, никакая "высшая" идея не может стать оправданием нарушения безопасности другого сообщества. Пути защиты должны быть неагрессивные. Изоляция с предоставлением достойных условий существования, а также обезоруживание преступников и внешних врагов предпочтительнее, чем их уничтожение, поскольку "убийство убийц" незамедлительно повлечет за собой нескончаемую цепочку убийств - вплоть до массового уничтожения членов самого сообщества.
       Третьей ступенью в иерархии Маслоу является потребность в любви. Эту потребность может удовлетворить воспитание населения в духе взаимной любви, а также внушение любви и уважения к другим сообществам.
       Четвертая ступень иерархии Маслоу предполагает приятие окружающими. Если три предыдущих ступени будут достигнуты, это не представит сложности, поскольку у соседних сообществ не будет необходимости оспаривать собственное лидерство.
       Пятая ступень - потребность в знаниях. Удовлетворив четыре предыдущие ступени потребностей, сообщество должно сориентировать себя на познавательную деятельность в сочетании с эффективными системами хранения, обработки и осмысленного анализа информации.
       Шестая ступень - эстетические потребности - включает воспитание в сообществе эстетического вкуса и любви к прекрасному.
       Седьмая ступень - достижение сообществом своего высшего предназначения. Развитие философских школ, которые помогут дать определение такому "высшему" предназначению в рамках эволюции Вселенной. Эта идея никак не может включать в себя причинение какого-либо ущерба членам своего сообщества или другим сообществам.
       И наконец, высшая ступень - помощь другим сообществам в достижении их высшего предназначения. Если мы рассматриваем сообщество как человечество в целом, то под другими сообществами можно понимать инопланетян, если таковые существуют, иными словами, другие виды существ, у которых может быть обнаружено подобие мышления и сознание.
       Многие, прочтя эти строки, привычно отмахнутся. Очередная утопия. Более того - возможно, очередная вредная утопия.
       Так или иначе, подобные принципы, по крайней мере, создают четкие ориентиры. И пусть они не указывают средств, с помощью которых их можно достичь, но если мы попытаемся проложить курс нашего корабля, пользуясь этими ориентирами, то при всех недостатках в его конструкции и вздорности команды у нас есть шанс не превратить наше плаванье в глобальную катастрофу.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      

    Содержание

       Предисловие...................................................
       Основа личности - внутренняя самоорганизация............
       Виртуальная личность.............................................
       Виртуальная психология..........................................
       Фармакология счастья и регуляция поведения...............
       Виртуализация воображения.....................................
       Заложники собственного тела....................................
       Золотой век человечества.......................................
       Модель электронного государства..............................
       Формула бессмертия............................................
       Проблематика бессмертия.........................................
       Десексуализация личности.......................................
       Смерть эротизма.....................................................
       Суверенный индивидуум..........................................
       Разъединяться или объединяться?.........................................
       Будущее развитие истории......................................
       Терроризм есть не причина, а следствие........................
       Призрак окончательного решения.........................
       Природа современного варварства..............................
       Победа сатанизма в современном мире?...........................
       Основы моей философии.............................
       О, сколько нам открытий чудных...
       Ориентиры для будущего развития цивилизации......
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
       Цит по: Born M. (ed.) The Born-Einstein Letters. Neu York: Walker, 1971. P. 82.
      
       В частности, Гедель написал работу по общей теории относительности, в которой предложил вариант решения уравнений Эйнштейна, из коего следует, что все события в мире повторяются.
      
       Под экстраполяцией (от лат. extra - сверх, вне и polio - выправляю, изменяю) в данном случае имеется в виду распространение выводов, полученных из наблюдения над одной частью явления, на другую его часть.
       Абрахам Маслоу (англ. Abraham Maslow) (1908-1970), видный американский психолог, основатель гуманистической психологии.
       Маслоу А. Мотивация и личность. СПб., 1999. С. 77-105 (с сокр.)
       возможный, мнимый (англ.).
       творческий проект (транслитерация с англ.)
       Альтер эго (лат. alter ego) - второе я".
       Thompson, Clive. Can a smooth-talking robot initiate good conversation, generate witty responses, and reveal profound thoughts? See what happens when two chatbots speak to each other // Discover. 2007. May.
       http://www.titane.ca/concordia/dfar251/igod/main.html
       Cвязанный с эпистемологией, разделом философии, занимающимся изучением природы, методов и ограничений познаний и верований.
       Дословно "Смелый новый мир" (англ.). (Строка из трагикомедии Уильяма Шекспира "Буря".) В некоторых русских изданиях название романа переводится как "О дивный новый мир" или "Прекрасный новый мир".
       Prozac Nation, 2001, USA.
       Solomon, Andrew. The Noonday Demon. An Anatomy of Depression. London: Chatto & Windus, 2001.
       Derrida J. La pharmacie de Platon // La dissemination. Pаriz: Edition du Seuil, 1972.
       Сартр, Жан-Поль. Воображаемое. Феноменологическая психология воображения. М.: Наука, 2001.
       Трансцендентальный и трансцендентный - философские термины, введенные в новейшую философию Кантом. Первый из них означает: определяющий априорные условия возможного опыта; в этом смысле выражение "Трансцендентальная философия" почти равносильно современному термину Erkenntnisstheorie (теория познания - наука о всеобщих и необходимых условиях возможного опыта). Второй термин - "трансцендентный" - означает: переступающий границы возможного опыта (в противоположность термину "имманентный"); поэтому "трансцендентная философия" - все равно, что метафизика, т. е. философская область, претендующая познать лежащее за пределами возможного опыта. Кант оттеняет различия между этими двумя терминами, но сам употребляет их небрежно. Оба термина употреблялись и до Канта в схоластической философии. В XIII в. говорят об actio immanens (реrmаnens) как о действии, происходящем внутри субъекта, и об acrio transiens, как о действии, выходящем за его границы, а также о causa immanens - причине, заключающейся в действующем объекте, и causa transiens - причине, лежащей вне его. Такое же словоупотребление мы находим у Спинозы, когда он говорит о Боге как имманентной, не трансцендентной причине всех вещей: "omnium rerum causa immanens non vero transiens" (См.: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона М.: Терра, 2001.).
       Кант, Иммануил Соч.: В 6 т. М.: Мысль, 1965. Т. 4. Ч. I. С. 67-209. (Сер. "Философ. наследие").
       Применение нанотехнологии в медицине: после специальной инъекции в организме формируются наноструктуры, которые стимулируют быструю регенерацию органов и тканей. Это уже не фантастика, а результаты новых лабораторных экспериментов. На очереди - лечение болезни Паркинсона, Альцгеймера и постинфарктное восстановление миокарда. В своем недавнем выступлении Самуэль Стапп, директор Института медицинской бионанотехнологии, подчеркнул, что современное развитие нанотехнологий позволяет приступить к излечению разного рода заболеваний. По его словам, современные разработки уже сегодня позволяют активировать ряд процессов человеческого организма и восстанавливать пораженные органы и ткани.
       Стволовые клетки - это иерархия незрелых клеток живых организмов, каждая из которых способна дифференцироваться (получать специализацию). "Многопрофильность" стволовых клеток делает их идеальным материалом для трансплантационных методов клеточной и генной терапии наряду с региональными стволовыми клетками, которые при повреждении тканей соответствующего органа мигрируют к зоне повреждения, делятся и дифференцируются, образуя в этом месте новую ткань (Корочкин Л. И. Биотехнология: Что такое стволовые клетки // Природа. 2005.  6).
      
      
       * Основной идеей "Государства" Платона является идея справедливости, создание идеального политического строя. Существование человека вне общественно-политической жизни, по Платону, невозможно. Государство Платона состоит из сословий: правителей, стражей и так называемого третьего сословия, куда входят крестьяне, ремесленники, торговцы и т. д. По Платону, каждое сословие должно заниматься тем, на что оно способно, иначе говоря, каждый должен заниматься своим делом, в совершенстве владеть своим мастерством (techne). Основное разделение сфер деятельности определяется назначением каждого сословия. Так, философы-правители управляют, стража призвана охранять государство от внешних и внутренних врагов, а крестьяне и ремесленники должны производить материальные блага как для самих себя, так и для первых двух сословий.
       * Согласно данным, опубликованным на официальном сайте канадского министерства финансов (Department of Finance Canada): "Since balancing the budget in 1997-98, the Government of Canada has recorded seven consecutive budget surpluses" - начиная с 1997-1998 годов, когда Канада сбалансировала свой бюджет, каждый год из последующих семи лет были зарегистрированы избытки годового госбюджета.
       * Jean-Jacques Rousseau, "Du contrat social ou principes du droit politique" ("Общественный договор или принципы политического права"), глава седьмая, "Du pacte social" ("Общественный пакт"). Цит. по электронной копии издания Archives de la SociИtИ Jean-Jacques Rousseau, GenХve, 1762. (Французская орфография приведена к современным стандартам.)
       * То же издание, глава первая, "Sujet de ce premier livre" ("Тема этой первой книги").
       * Согласно журналу Discover за октябрь 2005 г., с. 14.
       * То же издание, глава вторая, "Des premieres societes" ("О первых обществах").
       * Город в канадской провинции Альберта.
       * "AntiDeath" (англ.) - "Антисмерть".
       ** "VieEternal" (фр.) - "Вечная жизнь".
       Rees-Mogg, W. , Davidson J. The Sovereign Individual: how to survive and thrive during the collapse of the welfare state. New York: Simon & Shuster, 1997.
       Ibid. P. 14.
       Ibid. P. 15.
       Ibid.
       Ibid. P 17.
       Ibid. P. 18.
       Ibid. P. 19.
       Ibid. P. 20.
       Ibid. P. 22.
       Ibid. P. 40.
       Ibid. P. 42.
       Rassenfrage und Weltpropaganda // Reichstagung in NЭrnberg, 1933. Berlin: VaterlДndischer Verlag C. A. Weller, 1933. Р. 131-142.
       Фронт Освобождения Квебека (фр.).
       Quebec - A Chronicle 1968-1972 / Ed. by Robert Chodos and Nick Auf Der Maur. James Lewis & Samuel, Publishers. Toronto, 1972.
       The Sword and the Shield: The Mitrokhin Archive and the Secret History of the KGB by Christopher Andrew and Vasili Mitrokhin. 2000 . Sep 5: Publisher: Basic Books.
       Мы знаем, что КГБ влиял на национально-освободительное движение Квебека в тот период. До сих пор спорно, в какой мере, но попытки, безусловно, предпринимались (англ.).
       * Dumas, Alexandre. Le Comte de Monte-Cristo. Gallimard, 1998. P. 114.
       * "IBM Shares Its Secrets" ("Компания IBM делится своими секретами") // Fortune. 2005. Vol. 152. N 5. Sep. 5. P. 130.
       Израиль - для евреев. Все евреи должны ехать в Израиль (нем.).
       * Кстати, многие страны не признают решений Европейского суда по правам человека, и это не только страны Азии и Африки, но и США и Израиль. Ирония заключается в том, что Российская Фе­де­ра­ция еще в ельцинские времена приняла Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, которую еще называют Ев­ро­пей­ской конвенцией по правам человека, т. е. жаловаться на Рос­сию в Европейский суд можно.
       * Тремя апостолами сатанизма считаются Ницше - немецкий фи­ло­соф, автор трактата "Антихрист. Проклятие христианству", Алис­тер Кроули - мистик-теософ, назвавший себя "Зверем Апо­ка­лип­си­са", и Антон Шандор Лавэй - основатель Церкви Сатаны и автор культовой книги "Сатанинская Библия" (1969).
       * Согласно новостному интернет-ресурсу Charismanews.
       * Черная месса - сатанинский религиозный ритуал, обычно про­во­дит­ся ночью (летом на открытом воздухе). В общих чертах пред­став­ля­ет собой искажение католической мессы. Начинается с об­ря­да поклонения и славословия Сатане. Во время черной мессы вы­би­ра­ет­ся королева бала, которая в обнаженном виде ложится на алтарь и с ней прилюдно вступает в физическую связь жрец, сим­во­ли­зи­ру­ю­щий самого Сатану, после чего начинается оргия. Од­ни сатанисты вдохновлены мрачной эстетикой и получают удовольствие от преодоления навязанных в детстве христианских сте­рео­ти­пов. Другие видят в черной мессе истинный мис­ти­чес­кий обряд обретения могущества.
       * Аристотель. Политика. I 4, 1259 а 9-18 // Аристотель. Соч. Т. 4. С. 397.
       * Gourina,t Michel. De la Philosophie. Hachette livre, 1994.
       * Эйнштейн А. Эволюция физики. М., 1956. - Эти слова взяты из предисловия к французскому изданию.
       * См.: International Conference of Harmonization - Good Clinical Practice Guidelines.
       * Вот пример такого доказательства. В результате проведенных экспериментов стало ясно, что всю материю и энергию можно свести к тончайшим струнам энергии, вибрирующим в десятимерной вселенной. Примечательное свойство сверхструн в том, что они могут вибрировать лишь в десяти измерениях, а не в четырех, поскольку для удовлетворения и теории тяготения Эйнштейна, и субатомной физики нужно "больше места". Таким образом, можно заявить, что наука не отрицает тот факт, что организация материи, расположенной в десятимерной структуре вселенной, может напоминать мягкий панцирь красноухой черепахи, с чем могут быть связаны следующие ее признаки: белые пятна на роговых пластинах, панцирь мягкий и проминается на спине, а на животе остался твердый. Дихотомия в физических свойствах панциря указывает на сходство с тем фактом, что только некоторые измерения вселенной нам удается наблюдать, в то время как большинство измерений скрыто от непосредственного и опосредованного наблюдения. Следовательно, эксперименты доказывают, что основа десятимерной организации вселенной, в которой находится планета Земля, есть ничто иное, как иерархическая организация, покоящаяся на тех же принципах пространственно-материально-временного континуума, который и является основой дихотомической конфигурации панциря красноухой черепахи.
       * Кант И. Критика чистого разума. I. Ч. 1. ї 1 // Кант И. Соч. : В 6 т. М., 1964. Т. 3. С. 128-129.
       * Кант И. Критика способности суждения. ї 46 // Кант И. Соч. Т. 5. С. 323.
       * Кант И. Критика чистого разума. Предисловие к первому изданию// Кант И. Соч. Т. 3. С. 80.
       * В просторечье на идише значит "неприятности". Видимо, происходит от слова "царот" с тем же значением.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
       252
      
      
      
      
      
      
      
      

  • Комментарии: 5, последний от 26/02/2010.
  • © Copyright Кригер Борис Юрьевич (kriger@list.ru)
  • Обновлено: 20/01/2010. 456k. Статистика.
  • Роман: Проза
  • Оценка: 7.46*6  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.