Лаврентьев Максим
Притчи Соломона

Lib.ru/Современная: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Лаврентьев Максим
  • Размещен: 26/08/2022, изменен: 26/08/2022. 37k. Статистика.
  • Сборник стихов: Поэзия
  • Контексты


  •   
       ПРИТЧИ СОЛОМОНА
      
      
       1.
      
       Слушай наставления отца,
       мудрого не отвергай завета, --
       нет великолепнее венца,
       чем венец, дарованный за это.
      
       Если скажут грешники: "Пойдем,
       схватим беззащитных, вспорем плоть им,
       а следы так ловко заметем,
       словно всех их целиком проглотим,
      
       но пока не скрыла прах земля,
       трупы мы обыщем и разденем,
       и затем по-братски, как семья,
       меж собою честно все разделим", --
      
       сын мой! не пускайся с ними в путь,
       увлечен опасною беседой;
       рядом с кровопийцами не будь,
       с лютыми одной стезей не следуй.
      
       Волчьей стаей мчат они вперед,
       но не знают, что спешат к ловушке,
       что засада этих бестий ждет,
       утопивших разум в пенной кружке.
      
       Чем бы ни вскружилась голова,
       не переступай черту закона
       или ты погибнешь, -- такова
       первая премудрость Соломона.
      
      
       2.
      
       Сын! мои заветы сохрани,
       и под их благовестящей сенью
       острый слух с усердьем приклони
       к мудрости, а сердце -- к размышленью.
      
       Суть ищи не покладая рук,
       словно клад на дне сухого лога.
       Тайну тайн, секрет земных наук
       разгадаешь -- и познаешь Бога.
      
       Ибо мудрость нам Господь дает,
       ибо от Него исходят разом
       знание, что разум познает,
       и вот этот познающий разум,
      
       и сохранность верного пути,
       в небо уводящего отсюда,
       и способных по нему идти
       сбереженье от страстей и блуда.
      
       И когда уразумеешь ты
       как слепым ползти по бездорожью,
       цену хитрости и прямоты,
       пропасть между правдою и ложью,
      
       и когда по милости Творца
       мир увидишь в истинном ты свете, --
       отшатнешься, как от мертвеца,
       от кривой стези, ведущей к смерти.
      
      
       3.
      
       Слов моих не забывай, храни
       на скрижали сердца -- да умножит
       Бог твои, мой сын, земные дни,
       и в достатке век твой будет прожит.
      
       Думай, но не корчи мудреца --
       за какое ни возьмешься дело,
       только на Небесного Отца
       полагайся сразу и всецело.
      
       Разум твой и сердце отвори,
       от прибытка удели немного --
       и сторицей житницы твои
       преисполнит вскоре милость Бога.
      
       А накажет Он -- терпи, мой друг,
       видно, что зажился слишком сытно.
       И не злобствуй -- от отцовских рук
       вразумление принять не стыдно.
      
       Будь же щедрым к другу твоему,
       близким расточай без счета ласки,
       а не расставляй силки тому,
       кто живет с тобою без опаски.
      
       Радостно с безвинным примирись.
       Не уподобляйся лиходею.
       Обрети божественную высь --
       и придет земная мудрость с нею.
      
      
       4.
      
       Выслушайте, дети, до конца.
       Семя доброе для вас я сею,
       ведь и я был сыном у отца
       и любим был матерью моею.
      
       Соломон, седобородый муж,
       рос беспечно юношей безусым
       и отец его учил тому ж:
       умным становись, а не безумцем;
      
       на познанье денег не жалей,
       пусть тебя наставники тиранят,
       мудрость -- вот награда, перед ней
       цену даже золото теряет;
      
       по путям обдуманным иди
       не таясь и не петляя вором,
       глядя на распутье впереди
       разума незамутненным взором.
      
       Ты увидишь лживый мир как хлев,
       где глупец, отвергнув поученья,
       беззаконья пожирает хлеб,
       где лакает он вино хищенья.
      
       Но от правды отличая ложь,
       не склоняясь влево или вправо,
       мимо злого к славе ты шагнешь,
       ибо мудрого венчает слава.
      
      
       5.
      
       Сын! жена чужая нечиста.
       Чем она желанней, тем сильнее
       лгут медоточивые уста,
       речь полна притворного елея.
      
       Но пути ее нисходят в ад,
       смерть ее облизывает ноги.
       Оттого-то как полынь горчат
       любодейства жалкие итоги.
      
       Чтобы уклониться от беды,
       снадобьем любви не отравиться,
       чтобы в пору жизненной страды
       для чужого дома не трудиться,
      
       чтоб не истощить напрасно сил,
       а потом с собой еще бороться,
       помни, сын, о чем отец просил:
       воду пей из своего колодца.
      
       Не затем же ты его копал,
       укрывал от мусора и пыли,
       чтобы наплевал в него нахал,
       чтобы босяки в нем ноги мыли.
      
       Обходя засаду стороной,
       тайное не бойся делать явно:
       утешайся собственной женой,
       наслаждайся ею постоянно.
      
      
       6.
      
       Если поручился за кого,
       сам себя, считай, запутал в сети.
       Так беги и умоляй его,
       чтобы он расторгнул узы эти.
      
       А пока не наложили дань,
       не спеши свое давать ты слово,
       из ловушки выпрыгни как лань,
       сойкой упорхни от птицелова.
      
       Посмотри, лентяй, на муравья:
       силой и умом необычаен,
       трудится, как вся его семья,
       маленький, зато себе хозяин.
      
       Если не займешься ты трудом,
       прозеваешь дни обильной жатвы, --
       бедность и нужда придут в твой дом,
       нечисты, прожорливы и жадны.
      
       Вот еще, что не потерпит Бог:
       гордые глаза, язык гадюки,
       к злодеянью бег проворных ног
       и в крови запачканные руки,
      
       сердце, уводящее во тьму,
       сеть плетущее из хитрых петель.
       Но особо мерзостен Ему
       сеющий раздоры лжесвидетель.
      
      
       7.
      
       Помни наставления отца,
       сила да хранит тебя святая!
       Раз я был свидетелем юнца
       и блудницы тайного свиданья.
      
       Встретились у моего окна,
       словно заговорщики -- во мраке,
       и сказала так ему она,
       будто показала кость собаке:
      
       "Я коврами мягкими, как шелк,
       наше ложе убрала ночное,
       надушила их, пока ты шел,
       смирною, корицей и алоэ.
      
       Упиваясь молодым вином,
       будем до утра любить друг друга!
       Мой сегодня безопасен дом:
       муж в отъезде, в отпуске прислуга".
      
       И сказавши это, за собой
       повлекла оболтуса пройдоха,
       и как вол, ведомый на убой,
       он пошел, не чувствуя подвоха.
      
       Ибо зверь не чует западню
       и силки не различает птица.
       Будь разумным -- вот к чему клоню, --
       чтобы видеть и не оступиться.
      
      
       8.
      
       На распутье и у входа в дом,
       благородным и простому люду, --
       говорит премудрость об одном
       всем, всегда, везде и отовсюду:
      
       "Я белей и чище серебра,
       и ценней, чем золотые слитки.
       Кто со мной, тот всякого добра
       от меня имеет в преизбытке.
      
       Прежде мира я уже была,
       искони существовала в Боге,
       счет Его творениям вела,
       стоила надмирные чертоги.
      
       И когда подлунный окоем
       создавал Господь себе на диво,
       я была художницей при Нем,
       чудо мастерила кропотливо.
      
       Слушайте же, смертные, меня!
       Мудрых жизнь покойна и богата.
       Размышляйте до исхода дня,
       до последних отблесков заката!
      
       Счастлив тот, кого не ввергла в грех
       злая глупость, эта смерти сводня,
       с ним повсюду слава и успех,
       мой совет и благодать Господня".
      
      
       9.
      
       К тем, кому недостает ума
       выбраться из пропасти греховной,
       мудрость обращается сама,
       призывает к трапезе духовной.
      
       А немногих вестников своих
       в честных, но ошибочных порывах
       унимает -- недостойно их
       поучать безумцев нечестивых.
      
       Обличенье дураку не впрок,
       он за это ненавидит пуще;
       наставленье мудрому -- урок,
       а учиться мудрецу присуще.
      
       Те же, кто на мысль вострят ножи,
       и лгуны, клянущиеся Богом,
       пусть же обретаются во лжи,
       пусть петляют по кривым дорогам.
      
       Глупость скажет: "Заходи, вкуси
       от щедрот, которыми богата!" --
       и утонет негодяй в грязи
       посреди бесцельного разврата.
      
       Будет пожирать прогорклый хлеб
       на своей же непотребной тризне,
       будет хохотать он, глух и слеп,
       хладный труп, мертвец еще при жизни.
      
      
       10.
      
       Истина есть пища для сердец,
       и мудрец ее, как кость, не гложет --
       духом постигает, а глупец
       тужится, но раскусить не может.
      
       Даже если правда так проста,
       что переварить способен каждый,
       глупые и лживые уста
       сожжены вранья вседневной жаждой.
      
       Правда многим ест глаза, как дым,
       колет, как булат на поле брани.
       Вразумлять таких опасно -- им
       истина что уксус для гортани.
      
       И в ничтожном сердце бьется страх --
       страх перед судом, перед ответом
       как-нибудь потом в иных мирах,
       но оно наказано и в этом.
      
      
       11.
      
       Кто обвесит -- лишнее отдаст.
       К гордому приходит посрамленье.
       Умный же лукавить не горазд,
       умный ценит мудрое смиренье.
      
       Дураки болтают без конца,
       ближнего бесчестят и поносят;
       дорого молчанье мудреца,
       он не говорит, когда не просят.
      
       Ввысь ведет прямой короткий путь,
       по кривым путям ходить не смейте:
       губит побужденье обмануть,
       истина же бережет от смерти.
      
       Мудрый правдой отведет беду,
       даже если ров для трупа вырыт,
       а прохвост, хотя бы и за мзду,
       у жестоких жизнь свою не вырвет.
      
       Падает подлец, как мертвый лист,
       словно в бурю дерево гнилое.
       Торжествует тот, кто сердцем чист,
       и богатство умножает вдвое.
      
       А когда ему приходит срок
       дом родной оставить, умирая,
       то идут за роковой порог
       с ним вся скорбь и вся любовь земная.
      
      
       12.
      
       Человека ценят по уму:
       чем умнее, тем для всех дороже.
       А дурак не дорог никому,
       быть глупцом поэтому негоже.
      
       Но всезнайку из себя не строй,
       жаждой преклонения томимый.
       Лучше настоящий и простой,
       нежели значительный, да мнимый.
      
       А не веришь, убедишься сам:
       шарлатан всегда кончает плохо.
       Об уменье судят по делам,
       ждет разоблаченье пустобреха.
      
       Худо, если он поднимет крик,
       не до шуток с ним, когда буянит.
       Словно меч тогда его язык,
       расходившись, многим сердце ранит.
      
       Выдержка, однако, велика
       у того, в ком истинное знанье,
       пострадавшему от дурака
       мигом облегчает он страданье.
      
       Добрым словом душу взвеселит,
       даст совет с ученостью смиренной.
       Хлебосольный дом его стоит
       прочно даже на краю Вселенной.
      
      
       13.
      
       Отпрыск буйный -- горе для отца:
       вечно ненасытен, непокорен.
       Мудрый сын послушен, как овца,
       но за день грядущий он спокоен.
      
       Первому удачи нет ни в чем,
       лень бедняге надувает пузо,
       притворяется он богачом,
       а у самого в кармане пусто.
      
       У другого праздность не в чести,
       как ветрам, он всем открыт наукам.
       Нет сомнений, что в конце пути
       нажитое передаст он внукам.
      
       Первый жизнь в лишениях влачит,
       барышом второй делиться может.
       Все, что тунеядец расточит,
       труженик сторицей преумножит.
      
       Близкое родство не скрыть от глаз,
       видят все в кого такой потомок,
       если подрастает лоботряс,
       будущий развратник и подонок.
      
       Чтобы вырвать сердце из когтей
       зреющего исподволь злодейства,
       укрощайте вовремя детей,
       за грехи наказывайте с детства.
      
      
       14.
      
       Мудрая устраивает дом,
       глупой все крушить бы да беситься.
       С Богом ты идешь прямым путем,
       без Него петляешь, как лисица.
      
       Речи, обличая дурака,
       умному в беде соломку стелют.
       Где пустые ясли -- нет быка,
       если есть, то ясли не пустеют.
      
       Подлинный свидетель не солжет,
       а подложный сам себя обманет.
       Там, где непутевый прет в обход,
       медлить здравомыслящий не станет.
      
       Пусть иной болван грешит, смеясь,
       истинно лишь праведника счастье:
       между сердцем и душою связь --
       верное друг другу сопричастье.
      
       Болью в сердце отзовется смех,
       вмиг веселье обернется скорбью.
       Бытие обносит чашей всех,
       тех -- с вином любовным, этих -- с кровью.
      
       Примечая тупость у осла,
       опасаясь чтоб с пути не сбиться,
       мудрый удаляется от зла,
       идиот как раз к нему стремится.
      
      
       15.
      
       В кротости известный есть расчет,
       что всегда приносит облегченье.
       Кроткого не упрекнет сам черт,
       гордеца погубит обличенье.
      
       Кротким словом отвращают гнев,
       оскорблением приводят в ярость.
       Мудрый смирен, а рычит как лев
       дуралей, -- для Бога это явность.
      
       Преисподняя и Аввадон --
       Господу распахнутые бездны,
       и в сердцах людей читает Он
       все, что пишут ангелы и бесы.
      
       Радостные, скорбные сердца
       на лицо кладут свои печати.
       Вот где суть счастливого лица
       и другого, полного печали.
      
       Даже если закрома полны,
       в том злодею лишняя тревога.
       Как же с ним в сравнении вольны
       бедняки, боящиеся Бога!
      
       Кто советом отчим пренебрег,
       у того в успехе шансы слабы.
       Страх Господень -- мудрости урок,
       а смиренный дух -- предтеча славы.
      
      
       16.
      
       Сердцем выбираешь ты свой путь,
       далее тебя ведет Всевышний.
       Кроткий и прямой покоен будь,
       берегись дурной и никудышный.
      
       Ни к чему пронырливость лисы,
       если Божья над тобой опека.
       Верные у Господа весы
       для души любого человека.
      
       С правдою не бойся ничего --
       Бог тебе охрана и лекарство.
       Мерзость для владыки твоего
       лишь твое зловредное лукавство.
      
       Так рассудит всякий государь,
       разве только он не дьявол сущий:
       истину скрывающий -- бунтарь,
       а союзник -- истину рекущий.
      
       Не завидуй же тому, кто лжет,
       подличает, льстит или порочит, --
       как огонь, уста неправда жжет,
       постепенно злоба сердце точит.
      
       Если говорить не свысока,
       но всегда с достоинством и смело,
       правда на устах как мед сладка,
       благотворна для души и тела.
      
      
       17.
      
       Лучше хлеба черствого кусок,
       но без тайного в душе ненастья,
       нежели когда имеешь впрок
       все, что пожелаешь, кроме счастья.
      
       Судит Бог жестокие сердца,
       согрешишь -- и станешь пепелищем.
       Помни, толстосум: хулишь Творца,
       насмехаясь над калекой нищим.
      
       Для чего сокровища тебе,
       если веришь всякой ахинее,
       если мыслей меньше, чем в столбе,
       чтобы стать хоть чуточку умнее.
      
       Помолчи! Прими серьезный вид,
       не разоблачай в себе невежду.
       Даже идиот, когда молчит,
       подает какую-то надежду.
      
       Но не дастся умному дурак
       все не затыкающийся, бредя, --
       легче выйти в беспросветный мрак
       с голыми руками на медведя.
      
       Ну его! Коль к разуму он глух,
       вляпается в собственные козни.
       Радость мудрецу врачует дух,
       а унынье только сушит кости.
      
      
       18.
      
       Из глубин спешащая истечь
       свежая живительная влага --
       мудреца продуманная речь,
       что употребляется во благо.
      
       Не таков глупца кривой язык --
       то один в один с шакальим воем,
       то свирепый, точно львиный рык,
       он приводит к ссоре и побоям.
      
       Лакомство -- наушника слова,
       клевета, изветы, наговоры
       для того, в ком совесть так слаба,
       как предосторожность у обжоры.
      
       Нищий обращается с мольбой,
       а богатый отвечает грубо.
       Внешне ласков лицемер с тобой,
       но внутри не лучше душегуба.
      
       Всех -- и простака, и дурака,
       и томимого познанья жаждой, --
       жизнь и смерть во власти языка,
       от плодов его вкушает каждый.
      
       Попадет в ловушку тот, кто лжет,
       клеветник наказан будет строго.
       Лишь у слова правды есть оплот
       неприступный, вечный -- имя Бога.
      
      
       19.
      
       Лучше бедный, нежели дурной,
       то есть нищий разумом и лживый,
       что обходит правду стороной,
       за преступной торопясь поживой.
      
       Тут ленивец проявляет прыть --
       всех обчистит, каждого надует.
       А случись за это битым быть,
       негодяй на Бога негодует.
      
       Хоть щедра, мудрец, душа твоя,
       но и ты ведь свой прибыток знаешь,
       ибо нищему благотворя,
       самого Всевышнего ссужаешь.
      
       Пусть же словно резаный вопит
       сын, когда с него летит одежда, --
       коль сильней не розга жжет, а стыд,
       есть на вразумление надежда.
      
       Если клятвам жалостливым внять,
       если дать проказнику пощаду,
       завтра же нашкодит он опять,
       ну а дальше с ним будет сладу.
      
       И притоном обернется дом
       с молодым нахалом и тупицей.
       Не жалей. Не забывай: добром
       страх Господень воздает сторицей.
      
      
       20.
      
       Трезвый разум -- истины оплот,
       а вино -- опасная забава.
       Неразумен тот, кто много пьет,
       если судит -- судит он неправо.
      
       Трезвому, коль не задета честь,
       истеричная противна ссора;
       из-за пшика будет в драку лезть
       дурень, полный пьяного задора.
      
       Выпивох раскрепощенность -- миф.
       Мнящий, что как ветер он свободен,
       на поверку празден и ленив,
       ни к какому делу непригоден.
      
       Лишь позор навлечь на отчий дом
       очень просто этому смутьяну,
       и с врагами сидя за столом,
       лишнее болван болтает спьяну.
      
       Так смотри, не пристрастись к вину!
       К бражникам лихим не будь завистлив.
       И мирись, и объявляй войну,
       здраво, всесторонне поразмыслив.
      
       Пусть жемчужных перлов, как с куста,
       мудрому подчас приносят сети, --
       ясный ум, разумные уста
       драгоценней многого на свете.
      
      
       21.
      
       Сердце каждого в руке Творца.
       Каждое мгновенье жизни бренной
       взвешивает смертные сердца
       Вседержитель, Судия Вселенной.
      
       Грешнику проведать не дано
       сердце, отягченное грехами,
       словно бы оно погребено
       у него в груди в бездонной яме.
      
       Потому, приняв довольный вид,
       за лихой бросается поживой,
       блуд и беззаконие творит
       с легкостью, уму непостижимой.
      
       Вопли жертв ему ласкают слух,
       для мольбы недужных он -- гробница,
       даже к другу остается глух,
       если с тем несчастье приключится.
      
       Злой, надменный, с жиром в бороде
       так и на суде предстанет, пышен.
       Только в неминуемой беде,
       волком взвыв, не будет он услышан.
      
       На притворство тут надежды нет,
       ибо сердце выбрано залогом,
       чтобы по нему держать ответ
       правым и виновным перед Богом.
      
      
       22.
      
       Бедному спеши творить добро.
       Дав монету, дельно ты поступишь.
       Но ни за какое серебро
       имя доброе себе не купишь.
      
       В сердце чистота и на устах,
       трезвость, чувство меры, кротость нрава
       и спасительный Господень страх, --
       вот откуда происходит слава.
      
       Так старайся сызмальства, сынок,
       быть с отцом в ученье мягче воска,
       не ленись выслушивать урок,
       чтобы тела не коснулась розга.
      
       Пуще глаза ясный ум храни.
       Далеко от своего порога
       хитрецов, кощунников гони, --
       положись во всех делах на Бога.
      
       Заповедных не сдвигай границ.
       Не теряй на лодырей ни часа.
       Жертвуй, но не содержи блудниц
       и за должников не поручайся.
      
       Кто посеет ложь, пожнет беду,
       жизнь его срамна, а смерть нелепа.
       Кто приучен к правде и труду,
       тот в почете у земли и неба.
      
      
       23.
      
       Если жизнь, мой сын, тебе мила,
       не бери примера с тех несчастных,
       кто прельстился пищей со стола
       у людей завистливых и властных.
      
       Их слова и лакомства их -- ложь,
       хорошо приправленная падаль.
       Что проглотишь, вскоре изблюешь,
       будешь после мучиться. А надо ль?
      
       Не заглядывайся на вино,
       весело искрящееся в чаше, --
       аспидом впивается оно
       в достоянье и здоровье наше.
      
       Пьяница полезет на рожон,
       в каверзе не распознает фальши.
       Также на чужих не зарься жен,
       от блудниц всегда держись подальше.
      
       О богатстве слишком не пекись
       или, не взыщи, но оглоушу --
       вспугнутым орлом умчится ввысь
       алчность, пожирающая душу.
      
       Отроков противно бить и сечь,
       вразумлять словами благородней,
       но иначе как вас уберечь,
       несмышленышей, от преисподней.
      
      
       24.
      
       Злобным негодяям не ревнуй,
    бодро ополчись на душегуба,
       и всегда обдуманно воюй,
       даже если враг воюет глупо.
      
       Свежий, полный сил иди в поход.
       Разомлел -- считай, тебя убили.
       Там, где нечестивый упадет,
       праведный поднимется из пыли.
      
       Другу в помощи не откажи,
       за него вступись без отговорок, --
       видит Бог и не потерпит лжи;
       хитрый мерзок, а правдивый дорог.
      
       Бойся только Бога и царя:
       сторонись того, кто сеет смуту.
       Пропадут мятежники зазря,
       пресечется заговор в минуту.
      
       Но не веселись, когда твой враг
       превратится в труп или в калеку, --
       прогневит Всевышнего дурак,
       что беды желает человеку.
      
       Ибо смерть всегда нехороша,
       ибо и такой, в грехе погрязшей,
       хуже отлетевшая душа
       и светильник разума угасший.
      
      
       25.
      
       Множеством регалий и заслуг
       не кичись перед лицом владыки --
       лишь того он примет в ближний круг,
       чьи заслуги истинно велики.
      
       Неприятен всем докучный гость.
       Даже другу досаждать негоже.
       Мягкость переламывает кость,
       скромность подобает и вельможе.
      
       Пуст и бесполезен для вождя
       человек бессовестно хвастливый,
       все равно что туча без дождя
       в небесах над плодородной нивой.
      
       Серебра и золота ценней
       мудреца придворного наука:
       чтобы грозных вразумлять царей,
       правду надо говорить на ухо.
      
       Надо милосердствовать врагу,
       из войны не создавать потехи,
       и тогда перед тобой в долгу
       сложит враг оружье и доспехи.
      
       Надо жить, простую жизнь любя.
       Великаны духа были правы,
       посчитав позором для себя
       домогаться почестей и славы.
      
      
       26.
      
       Не поверишь мне -- узнаешь сам:
       как гроза опасна в пору жатвы,
       вредно время уделять глупцам,
       хоть они к вниманию и жадны.
      
       Умному, коль честь не дорога
       и страдает совесть ожиреньем,
       это все равно, что во врага
       запустить жемчужным ожерельем.
      
       В разговоры с глупым не вступай,
       ибо разум сделается мутным.
       В разговоры с глупым не вступай,
       ибо возомнит себя он мудрым.
      
       Как строптивого коня кнутом
       и осла бичом смирить не жалко,
       то же самое и с дураком:
       дурака угомоняет палка.
      
       Словно пес к блевотине своей,
       возвратится к глупости дурило.
       Только рук протягивать не смей --
       вцепится похлеще крокодила.
      
       Будь готов немедля дать отпор
       каждому привязчивому хаму,
       но не затевай напрасных ссор
       и вперед не рой другому яму.
      
      
       27.
      
       Хвастовство обманно: та же ложь
       говорить из глупого азарта,
       что за пояс завтра всех заткнешь,
       ведь не знаешь ты, что будет завтра.
      
       Пусть кичится суетный бахвал
       на потеху площадному люду,
       не провозглашай себе похвал --
       и тебя всерьез воспримут всюду.
      
       Друга поддержать спеши бегом,
       лишь бы не видна была натуга, --
       выглядит злокозненным врагом,
       кто чрезмерно громко хвалит друга.
      
       Ибо даже близкие сердца
       суеверны, мнительны, капризны.
       Но опасней поцелуй лжеца
       искренней жестокой укоризны.
      
       Скольких слава повернула вспять,
       почести в ловушку заманили!
       Жить достойно -- словно выплавлять
       серебро и золото в горниле.
      
       Сын мой, уваженье заслужи
       прилежаньем, ревностью в ученье,
       чтобы после не пропасть во лжи,
       не искать признания у черни.
      
      
       28.
      
       Захирев, развалится страна,
       где начальства как плодов на груше,
       но зато блаженствует она
       при одном благоразумном муже.
      
       Он искусно, ловко правит ей,
       изредка лишь подгоняя розгой.
       И, конечно, нет напасти злей,
       чем на троне государь безмозглый.
      
       Этот своенравный сумасброд
       по стране голодным львом гуляет,
       истребляет собственный народ,
       унижает, грабит, притесняет.
      
       Справедливость, честность и закон
       царь такой поставит на колени.
       Внутренне, однако, хилый он,
       грозен, а своей боится тени.
      
       Пусть, мой сын, обильная земля
       процветет с тобой под мирным небом.
       Ты ее возделывай поля --
       и она тебя насытит хлебом.
      
       Будь великодушен, милосерд,
       принимай от мудрых обличенье.
       Пусть трудом обремененный смерд
       ощутит на время облегченье.
      
      
       29.
      
       Разорит имение отца
       глупый сын, связавшийся с блудницей.
       Так и царь развратный без конца
       требует с народа реквизиций.
      
       И, как первый то лишь говорит,
       что в ночи любезная напела,
       судит он, оставив всякий стыд,
       и казнит, не разбирая дела.
      
       Если мудрый сдерживает гнев,
       разве только чуть насупит брови,
       этот негодяй, рассвирепев,
       льет вокруг себя потоки крови.
      
       Слова живодеру не скажи;
       окружен льстецов придворных кликой,
       утопает с головой во лжи
       и в несправедливости великой.
      
       Чтобы сын с тобою невзначай
       не повел себя как недоносок,
       обучай его и обличай,
       не жалей ни отчих ласк, ни розог.
      
       Не бросай среди бездумных нег --
       вырастет рабом или тираном.
       Только вразумленный человек
       будет в жизни человеку равным.
      
      
      
      
      

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Лаврентьев Максим
  • Обновлено: 26/08/2022. 37k. Статистика.
  • Сборник стихов: Поэзия

  • Связаться с программистом сайта.