Ляпин Виктор
Салют, Рогоносец!

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Ляпин Виктор (snybegemota@yandex.ru)
  • Обновлено: 08/10/2018. 154k. Статистика.
  • Пьеса; сценарий: Драматургия
  • Скачать FB2
  •  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Грустная комедия. Некто Щекастов вернулся на два дня раньше из командировки и оказалось..., что он вроде как попал в другой мир, в другую жизнь, в другую вселенную. ...Даже стал собакой. (A certain mister Shchekastov returns from his business trip two days earlier and turns out...to fetch up in a sort of another world, another life, in another universe... He's even turned into a dog).


  •    ВИКТОР ЛЯПИН
      
      
       САЛЮТ, РОГОНОСЕЦ
      
       ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
      
       ЩЕКАСТОВ ДМИТРИЙ НИКОЛАЕВИЧ, хозяин квартиры, 50 лет
       ЩЕКАСТОВА ЛИДИЯ ПЕТРОВНА, жена, 30 лет
       МАРГАРИТА ЩЕКАСТОВА, сестра Лидии, 25 лет
       МИША ПЕРЕХЛЕБОВ, 48 лет
       КРИСТИАН ЖУРАВЛЬ, фотомодель, 20-25 лет
       ГЕННАДИЙ, приемный сын, 24 года
       ПОДСЕКИН, бывший муж Лидии, 40 лет
      
      
       ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ.
      
       КАРТИНА ПЕРВАЯ.
      
       Улица перед домом Щекастовых. Скамейка. Появляются пьяные Миша Перехлебов и Щекастов.
      
       МИША. Вот, дружище. Вот. Здесь. Пришли. Вот этот дом из красного кирпича.
      
       Щекастов смотрит на свой дом.
       ...Садится на скамейку.
      
       ЩЕКАСТОВ. ...Посидим. ...Ноги не идут.
       МИША. Она ждет.
       ЩЕКАСТОВ. Садись. Посидим. Колотит что-то. Знобит. Ты уверен?
       МИША. В чем?
       ЩЕКАСТОВ. Здесь - Первая Цветочная улица. А там, рядом - Вторая Цветочная. А следующая - Третья Цветочная. И всюду дома из красного кирпича.
       МИША. Я к этой двери с завязанными глазами приду, не ошибусь. Рай. Блаженство. Сколько клиентов сюда переводил. У нее муж постоянно в командировках. А она - ох, пробивная бестия. Муж за порог - она сразу мне звонит. Хоть лоб расшиби - но чтоб немедленно был клиент. Платит исправно. Поштучно. Однажды из больницы меня вытащила. Из-под капельницы. Почти без сознания был. Ничего не соображал. А клиента ей привел. Дальнобойщика из Дагестана.
       Смешной ты человек. Пряные ночи. Соловьиные рассветы. Рай, земной рай. Разве можно забыть дорогу в рай?
       ЩЕКАСТОВ. Не знаю. Не был. ...Ядреная, говоришь? Королева грез?
       МИША. Королева. Грез.
       ЩЕКАСТОВ. Я когда в армии служил, меня тоже звали Дима Казанова. Смешно, да?
       МИША. Смешно. А меня - Пончик. Обидно. Пошли, что ли?
       ЩЕКАСТОВ. ...Сердце. ...Передохнем. ...Устал. Набегались. Резко взяли.
       ..."Клиент". Мило. "Милая, приготовь мне кофе?" - "Извини, у меня клиент". ...А почему ты там, на вокзале, в ресторане подсел именно ко мне? Ты меня знал?
       МИША. Откуда? Нюх. Я клиента мгновенно чую. У тебя был такой вид, словно ты ждешь именно меня. Ты смотрел на проходящих женщин, как Магеллан на корабли. Я никогда не ошибаюсь. И, кстати, не возвращаю задаток.
       ...Ну? Отдохнул? ...Собрался?
       ЩЕКАСТОВ. Сейчас. Минуту. Ноги.... Можешь помассировать мне шею? Когда меня прихватит, жена обычно массирует мне шею. У нее волшебные руки.
       МИША (Массирует ему шею). Так?
       ЩЕКАСТОВ. Осторожно. Сломаешь.
       МИША. Извини.
       ЩЕКАСТОВ. Почему ты не сказал, как тебя зовут?
       МИША. Ты не спрашивал. А зачем? Зачем тебе, как меня зовут? Ты же не полиция, а я не вор.
       ЩЕКАСТОВ. Надо, дружище. Теперь надо. Обязательно надо. А то бес какой-то из ресторана. Пили-пили, нашептывал-нашептывал. Привидение.
       МИША. Миша.
       ЩЕКАСТОВ. А дальше?
       МИША. Перехлебов.
       ЩЕКАСТОВ. Ручищи у тебя, Миша Перехлебов, как у костолома.
       МИША. Уж какой есть. ...Пошли. Рай ждет. Расправляй крылья. Не томи.
       ЩЕКАСТОВ. Подожди. Расскажи еще про ее мужа.
       МИША. А что рассказывать? Тюфяк. Взял себе жену на двадцать лет моложе и мотается по командировкам.
       ЩЕКАСТОВ. Зарабатывает деньги.
       МИША. Растит рога. Олень. Жена красавица, а муж идиот. Да он должен держать свой клюв в таком райском саду двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю, если не хочет, чтоб там пристраивались другие клювы.
       ЩЕКАСТОВ. А если он любит?
       МИША. Тем более. Кто же так любит? Разглядывай жену до свадьбы. А теперь что? Кряхти и зажмуривайся. Я от своей больше, чем на день, не отхожу. И то все дети на соседей похожи.
       ЩЕКАСТОВ. Миша, поговори со мной. ...Миша..., родной..., прихватило..., темно..., плохо вижу. Как это случилось?
       МИША. Бывает. Перебрал. Неуютно сидим. Уж больно место видное. Соседи. Прохожие. Спалимся. И она ждет. Там вино, там праздник.
       ЩЕКАСТОВ. Никуда не уйдет ваш праздник. Соседи в выходные на даче. Те - в Красново. Эти - на озерах. На прохожих наплевать. Миша, как же так? Как же так, Миша?
       Вернулся на два дня раньше из командировки. Решил немного развлечься. Имею право? Имею. Заказал в ресторане хорошего коньяка. Встретил Мишу. Тебя. Выпили. Поговорили. Пока все логично, да, Миша?
       МИША. Все чудесно. А будет еще чудесней. Я тебя не понимаю. С Мишей плохо не бывает. Миша знает, куда привести.
       ЩЕКАСТОВ. У тебя есть ружье или нож?
       МИША. Конечно. Есть. Нож. Охотничий. Шкуру с кабана снимает, как пенку с молока.
       ЩЕКАСТОВ. Одолжишь?
       МИША. Дома.
       ЩЕКАСТОВ. Не везет. ...А что ж я? У меня у самого дома целый набор. ...Надо еще выпить.
       МИША. Тебе достаточно. А то меня подведешь. Две бутылки коньяка в ресторане. Бутылка рома в шашлычной и еще одна по дороге. Дальше - там, в раю, с фикусами и на пуховых перинах.
       ЩЕКАСТОВ. ...Мне его жаль.
       МИША. Кого?
       ЩЕКАСТОВ. Мужа. Игла в сердце.
       МИША. Каково мужа?
       ЩЕКАСТОВ. Ее.
       МИША. Мужей не жалеют. Ты расчувствовался. Это лишнее. Это нам мешает.
       ЩЕКАСТОВ. Я ведь, Миша, в душе романтик. Чистый.
       МИША. Не удивил. Я тоже.
       ЩЕКАСТОВ. Я ведь не такой. Ну, не ангел, конечно. Но - не такой. Раз в году - имею право? Выкроил два дня от командировки. Ну - позволил себе.
       Я, Миша, год женат. Какой у нас медовый месяц был! Круиз - пол-Европы! Устрицы, шампанское, ананасы! Это моя шестнадцатая командировка за год. Деньги зарабатываю побаловать молодую жену. Она у меня слоников коллекционирует. Любительница. Хобби. Из каждой командировки ей по слонику привожу. (Вынимает из кармана слоника) Шестнадцатый. Такая забавница! Имена им дает. Милые слоники - Андрей Ярило, Леня Армянский, два Петра - Великий и Никудышный, три Николая - Николай Маленький, Николай Кривой и Николай Большое Гнездо, Василий Царь-Пушка ...Кто еще там? ...Забыл, кто еще там. Растерялся. Тебе рассказывать стал - и растерялся. Вернусь из командировки, соберем на постели всех слоников - и она мне про них разные истории рассказывает, а я только мурлычу да блаженствую.
       Знаешь, какая у меня жена? На все руки. И тебе кухарка, и красавица, и ласковая в постели, как персидская княжна.
       МИША. Все равно не лучше моей.
       ЩЕКАСТОВ. Каждый кулик свое болото хвалит.
       Вернемся, Миша, в ресторан - туда, на вокзал? Ну, всего-то на два часа назад? Как будто ничего не было? Как будто мы только встретились, и ты мне только в глаза посмотрел, и вовсе не знакомы, и никакой не Магеллан с кораблями, и я тебе сразу скажу, что пить с тобой буду, даже денег тебе дам, но никуда с тобой не пойду. Миша! Тебя нет, Миша! (Закрывает глаза) Руку протяну - тебя нет. Пшик. Туман. (Хватает Мишу за нос)
       МИША. Отпусти нос - сломаешь. Не грусти. Это пройдет. Сейчас развеселишься. А потом - к жене. И слоника подаришь. Назови этого для смеха - Миша. Скажи жене: "Вот, я тебе слоника принес уже с именем - Миша. Друг у меня такой. Милый человек". ...И будешь всегда меня вспоминать.
       Мне обязательно надо, чтоб мы туда пришли. Я сейчас, понимаешь, не при делах, без работы, поистаскался, в долги влез. Ну, короче, полный караул, катастрофа, кризис, каюк, нищета, супружница палкой бьет и домой не пускает. А она мне работу пообещала. Ей садовник требуется.
       ЩЕКАСТОВ. А ты садовник?
       МИША. В данный момент - несомненно. ...Вставай.
       ЩЕКАСТОВ. Знаешь какую-нибудь песню хорошую? "Битлов"? "Естудэй"? Споем? (Пытается петь)
       МИША. Не сейчас.
       ЩЕКАСТОВ. ...Действительно, чего я боюсь? Если верю - чего боюсь? Если хоть крупица веры - все сейчас само собой и рассосется. Да, Миша? И окажется - недоразумение..., ошибка..., искривление, этих, пространств. Улица не та, или дом, или город, или планета, или я с чужим паспортом и вообще еще с поезда не сошел, а это все - от пыли, от магнитных бурь, и вовсе неправда и не было никогда.... На солнце бури?
       МИША. На солнце бури.
       ЩЕКАСТОВ. А, пошли! Дай только, Миша, сфоткаюсь с тобой - селфи на память, из того мира - этому миру, от счастливых - растерявшимся и заплутавшим. С кем угодно могло случиться, только не со мной. Улыбайся, как я, смейся, хохочи. В глазах ужас, а рот - улыбка до ушей. (Вынимает сотовый телефон) ...Ах, ты - сдох, и телефон сдох. Придется без селфи - так, на авось...
      
       Миша идет к двери, нажимает на звонок домофона.
      
       ГОЛОС ЛИДИИ. ...И кто?
       МИША. Лидия Петровна, мы.
       ГОЛОС ЛИДИИ. Мишенька, заходи.
      
       Калитка отворяется.
      
       МИША. Один вопрос. Ты свою действительно любишь?
       ЩЕКАСТОВ. Кого? Ты о чем? Ты кто?
       МИША. Пошли-пошли.
      
       Миша заводит Щекастов в дом.
      
      
       КАРТИНА ВТОРАЯ.
      
       Гостиная Щекастовых. Стол накрыт для роскошного ужина на двоих. Свечи. Лидия в откровенном, соблазнительном наряде сидит перед зеркалом и прихорашивается.
       Входят Миша и Щекастов.
      
       МИША. Лидия Петровна, случайно проходили мимо. Решили, тсс-сказать, заглянуть.
       ЛИДИЯ. Очень мило, Мишенька, с вашей стороны. Кого ты с собой сегодня привел?
      
       Лидия оборачивается, встает и... застывает. Щекастов тоже стоит и смотрит на нее.
      
       МИША. Разрешите познакомить - Дмитрий Николаевич, чудесный человек, мой давнишний приятель, нынче в командировке, любимец дружеской компании, неутомимый собеседник, весельчак, много познавший и повидавший в жизни, страдавший и воскресавший, щедрая душа, сильная натура, красавец и балагур.... А что это все я говорю? Дмитрий Николаевич, а? Не угодно ли?
      
       Пауза.
       Щекастов берет со стола бутылку, разбивает ее об стол, держит руке оставшееся горлышко бутылки с острыми краями.
      
       ЩЕКАСТОВ. Зарежу. Разрублю обоих на куски. Скормлю собакам. Кости ступкой перемелю и в камине сожгу. А прах по улице развею или буду розы в саду удобрять.
       МИША. Не надо...
       ЛИДИЯ. Молчи, Миша. Пусть говорит.
       ЩЕКАСТОВ (Хватает Мишу за грудки). Тебе как больше нравится - по улице быть развеянным или розы удобрять?
       МИША. ...Мне, конечно, если бы..., на что я рассчитывал..., не знаю..., мне лучше никак..., не душите меня, мне воздуху не хватает, ...недоразумение..., казус..., меня дети дома ждут..., и я тут вовсе не при чем..., лучше поужинать и миром все решить...
       ЩЕКАСТОВ. Шваль. Прислуга. Слюнтяй. Разделаю как окорок. И сам сдамся. Лучших адвокатов найму. И ничего мне не будет. А засудят - отсижу. Плевать. Лучше в тюрьме, на каторге, в Сибири, на Северном Полюсе, чем с такой...
       Как ты могла?! Чего тебе не хватало?! Да я ради тебя дни и ночи трудился, пахал, как вол, мотался по командировкам, слоников привозил.... За что? Скажи, за что? ...Клиенты! В моем доме - клиенты! За моим столом - клиенты! В моей постели - клиенты! Сжечь! Все сжечь! Дом сжечь! Сад сжечь! Мишу этого сжечь!
       МИША. Вы меня неправильно поняли. Я на вашей стороне, Дмитрий...
       ЩЕКАСТОВ. ...Николаевич!
       МИША. ...Николаевич. Я с вами. Всей душой с вами. Всем сердцем - колотится, как отбойный молоток - с вами...
       ЛИДИЯ. Еще бегать за мной с бутылкой начни. Понятых позови. Протокол составь.
       ЩЕКАСТОВ. Что она говорит? О чем она говорит? Разве она человек?
       МИША. Не в себе. Она не в себе. И вы не в себе, Дмитрий Николаевич. Легкое недоразумение, ошибочный адресок. Нам всем успокоиться надо, одуматься, помириться, сесть. Выпить, заново познакомиться. А то давайте в ресторан, на вокзал вернемся, а? Как вы хотели. Как вы предлагали. Я, дурак, не согласился. Ах, я, дурак! Ах, чугунная голова! А сейчас думаю: "Почему не согласился? Дельная же мысль была". Хлоп - и все заново. Это всегда так бывает: хлоп - и все заново! Люди те же, а картина не та. И денег бы мне дали, и выпили со мной, и домой с богом отпустили.
       Я готов расцеловать вас за вашу принципиальность, честность и..., и..., и целомудренность. И верность. Только не убивайте. Что вам в моей смерти? Какая прибыль?
       ЩЕКАСТОВ. Поздно, Миша, дружище. Час расплаты пришел. У меня в сарае топор. Не вырваться. Ни тебе, ни мне не вырваться. Мясорубка, Миша, мясорубка. Затащило в мясорубку - терпи, вой, вопи, а ничего уже не изменишь. Кости хрустят, перемалываются. Прощай ресторан. Прощай официантки в черных чулках и белых фартуках с кармашками. Прощай прошлая жизнь. Все, Миша, все. Армагеддон. Бородинская битва.
       ЛИДИЯ. А что ты с ним говоришь, Миша? Молчи. Не унижайся. Перед ним - и унижаться? Слониками попрекнул!!!
       ЩЕКАСТОВ. Мне Миша все рассказал про этих слоников. Что я, не знаю, не понимаю, как ты им имена давала??? Я тебе слоников - а ты им имена!!!
       ЛИДИЯ. Что имена?
       ЩЕКАСТОВ. Милые слоники! Леня Армянский!
       ЛИДИЯ. Троюродный племянник из Еревана. Я тебе фотокарточку показывала. Его папа нам коньяк присылал. Ты пил коньяк и нахваливал. А теперь... Что? Не могу своего любимого родственника вспомнить?
       ЩЕКАСТОВ. Андрей Ярило! А? Что? Кто такой Андрей Ярило?
       ЛИДИЯ. Андрей Первозванный! Что с тобой, Дима? Ты все забыл. В день Андрея Первозванного ты меня в первый раз поцеловал. А Ярило - ты же для меня, как бог был..., чтоб любовь твою помнить..., фальшивую, как теперь оказалось, твою любовь...
       ЩЕКАСТОВ. Три Николая...
       ЛИДИЯ. Миша, ему три Николая не нравятся.
       МИША. Дмитрий Николаевич, ну, ты что? Николаевич. Николай. Папаша твой. Уважение жена к свекру проявила. Трижды. Умиляться надо. А ты... Кто там еще? Василий! Василий Царь-Пушка!
       ЛИДИЯ. О сыне мечтала. О его сыне. Теперь не буду мечтать.
       МИША. Грустно, Дмитрий Николаевич. Как хочешь, а мне стало грустно. Я хоть на твоей стороне, а все равно грустно.
       ЩЕКАСТОВ. Что ты мне поешь? Что ты из меня идиота делаешь? Ты куда меня вел? Ты что мне лепетал? Про какие безумные ночи? Про каких клиентов?
       МИША. Сдуру да с коньяка чего не говоришь? Язык заплетался. Что ты хотел услышать - то я и говорил. Человек ведь как? Человек только то слышит, что ему хочется услышать. Может, я совсем не то говорил, не с той интонацией, не с теми тонкостями. А ты хотел услышать - и услышал. И вообразил себе, и возомнил. Не то правда, что мы говорим, а то правда, что мы слышим.
       ЛИДИЯ. Брось его. Он видит во мне не женщину, а бездушную красивую куклу с накрашенными ногтями и куском льда вместо сердца, которую удобно обвинять в чем угодно и когда угодно. Пусть. Что видит - то и получит. Да, я беззащитна. Что ж, смотри на меня, смотри на мою боль. Я, может, часами ждала, стояла у окна, провожала спешащих прохожих и убеждала себя, что все хорошо, все нормально, все исправится, все так и должно быть и когда-нибудь ты меня поймешь. ...А ты приезжал и..., и... дарил мне своих проклятых слоников.
       Хочет нас убить - пусть убивает. Я ему сама помогу. (Идет к ящику комода и вынимает из него ружье в подарочном чехле) На годовщину свадьбы купила. Подарок любимому мужу сделать хотела. Всех знакомых в полиции переласкала, пока оформляла. К месту подарочек! На! Держи! И патроны есть. Заряжай. Да я сама заряжу. Миша, так? (Заряжает ружье) Помоги.
       МИША (Помогает). Да. Зачем? Не надо. Оно же выстрелит.
       ЛИДИЯ. Как просил, как молил - "На охоту хочу, кабанчика тебе завалить". Что ж, завали! Разом двоих завали - кабана и кабаниху!
       А еще лучше - зачем же себя под статью подводить? Зачем тебе в тюрьме за нас, блудных да нечистых, сидеть? Мы сами с собой покончим. (Взводит курок) Хочешь, чтоб мы сами с собой покончили? Чтоб совсем ни при чем остаться? Чтоб руки умыть? Так, на - получи. Мы тебе устроим! Да. Миша, устроим?
       МИША. Не понимаю, о чем вы. Я в обмороке, у меня все плывет - обои плывут, слова ваши плывут.... Давайте лучше чай пить с вишневым вареньем, я люблю у вас чай пить с вареньем - ...и тихо, и ласково, и не стреляют... Или шампанского..., шампанское я еще больше люблю...
       ЛИДИЯ. Нет, Миша! Отчаевничались. Баста. Отшампанились. Он намекает, а мы устроим. Давай, Мишенька, сами застрелим друг друга. Как этот Иуда хочет. Сначала я тебя застрелю, а потом - ты меня. (Машет ружьем)
       МИША. Умоляю, не надо.... Опомнитесь. ...Что вы предлагаете? Какой-то бред. Или хотя бы давайте я - первый, как мужчина...
       ЛИДИЯ. Вот ты какой, Миша - с ним заодно. Подпеваешь.
       МИША (Поднимает руки). Нет, нет.
       ЛИДИЯ. Все вы, мужики, такие! (Швыряет ружье на стол, ружье стреляет)
      
       Миша стоит бледный. Пиджак подмышками со стороны сердца прострелен насквозь. Продевает палец в дыру.
      
       МИША. ...Я..., вы..., мне дурно...
       ЩЕКАСТОВ. Замолчи, ничтожество, мышь. Не притворяйся. (Лидии) А это все - что? Кого же ты ждала сегодня? Кого ждала? Для кого это платье? Свечи? Шампанское? Ужин на столе? Посыльный? Эта вот сволочь?
       ЛИДИЯ. Для тебя.
       ЩЕКАСТОВ. Как для меня, если я еще два дня в командировке?!
       ЛИДИЯ. Мне подруга позвонила. В одном поезде с тобой ехала. "Вот, - говорит, - вместе возвращаемся. Встречай". Я и подумала - встречу родного, приласкаю. А потом сообразила - не зря мой любимый на два дня раньше возвращается. Не ко мне ведь, наверное, возвращается. Есть у него кто-нибудь, кто раньше меня его ждет, с кем он два дня забавляться будет на чужих перинах. Спасибо Мишеньке - помог. Встретил тебя. Проследил. Не только проследил - но и уговорил на теплую квартирку отправиться. Уговорил, Миша? Или может вы, два пьяных ловеласа, на философский семинар вытанцовывали?
       МИША. Извиняюсь, хочу уточнить насчет садовника?
       ЛИДИЯ. Принят.
       МИША. Уговорил. С полслова уговорил. И уговаривать не нужно было. Сидел и всех баб глазами сверлил - от официанток до последних привокзальных шалав. "Меня, - говорит, - в армии Казановой звали". Извини, Дмитрий Николаевич, но - что было, то было. Согласен?
       ЩЕКАСТОВ. Что??? Каким образом??? Откуда??? О чем вы??? Как вы смеете со мной так говорить???
       ЛИДИЯ. А ты думал, только ты смеешь? Беззащитной жене в лицо плевать и осколками тыкать много смелости не надо. И на куски ее с полузнакомым человеком порубить - тоже подвиг небольшой.
       МИША. Прошу прощения, если вы не возражаете, я пойду пока в сарай - грабли, вилы посмотрю, щипчики? Жена с мужем тешатся - третий лишний. Я так понимаю, Дмитрий Николаевич, я вам здесь больше не нужен. А мне завтра с утра к работе приступать. Розы в саду окучивать, клубнику рыхлить.
       ЩЕКАСТОВ. У меня голова болит. У меня в голове бушует туман. Я провалился в пропасть. Как это случилось? Почему? Остановитесь. Я не понимаю. Это не со мной. Молнии сверкают, слова путаются. Кто ты? Откуда? Сгинь, призрак. Исчезни, бес. ...Я сегодня здесь, в гостиной, спать буду.
       ЛИДИЯ. Я тебя в спальню и не приглашала. Иди, Миша. Завтра с семи утра приступай, окучивай, там, помидоры, розы. Если найдешь в камине прах и пепел - можешь прахом и пеплом.
       ЩЕКАСТОВ. Я же тебя любил...
       ЛИДИЯ. Любить, дружок, надо так, чтобы твою любовь чувствовал тот, кого ты любишь. А не слоников дарить. Не бросайся словами. Тем более, после того, что было. Адью, Казанова! (Лидия уходит в спальню и закрывает дверь на ключ)
       МИША. Дались ей слоники. Где нет страданий, там нет любви. ...И я пойду.
       ЩЕКАСТОВ. Подожди. О чем она? Что "было"? Что со мной произошло?
       МИША. Легкое недоразумение. Чаша желания не переполнилась вином наслаждения. Птица любви не свила гнездо на ветвях наших надежд. Нарциссы глаз от сердечной боли затуманило слезами. Как ваш новый садовник, я сейчас понял две наиважнейшие для человеческого бытия вещи. Истину нельзя увидеть глазами, истинно видит только сердце.
       ЩЕКАСТОВ. Первую не понял. Не въехал. Не в силах. Не сейчас. Не могу. А вторая?
       МИША. Вторая попроще. У таких хозяев, как вы, дождешься первой зарплаты - и сразу уходи. Бросай все - и беги, скрывайся, путай следы, прячься, как от цунами. Не оглядываясь. Лучше жизнь в нищете, чем нищета в жизни.
       ЩЕКАСТОВ. И эту не понял. Голова трещит. Я ведь не из прихоти спрашиваю, не из любопытства. Я понять хочу - с кем я живу, кто мне завтрак подает, кто передо мной по комнате ходит?
       МИША. Эк ты хватанул. Однако, запросы. Не пытайся понять женщину - трудно представить тот ужас и ту пропасть, которые тебе могут открыться. Тихо отойди и забудь.
       У меня жена - доцент философских наук, ну, или что-то в этом роде, до сих пор не разберу. Женился на красивой, а живу с умной. Каждое утро, когда мы просыпаемся в постели, она меня спрашивает: "Ты кто?" Сначала я обижался. Потом переживал, сравнивал, анализировал. Интонации, тембр, поиски смысла. А теперь привык. Да и действительно, сам порой проснусь ночью, гляну на нее и в ужасе шепчу: "Господи, кто ты?". ...Есть много верных способов понять женщин. Но их никто не знает. (Уходит)
      
       Щекастов ложится на диван и накрывается с головой пледом. Вскакивает.
      
       ЩЕКАСТОВ. Жена моя невиновна. Я виновен. Миша - наш садовник. Лихо. Не придерешься. Ужин на двоих испорчен. Обвели вокруг пальца. (Берет в руки ружье) Подарок жены. Годовщина свадьбы. А что же я ей подарю? Что со мной? Разве для меня этот ужин? А если для меня? Миша - скользкий, как угорь. Прижать его к стенке - все расскажет. А что он расскажет? Что я хочу услышать, то он и расскажет. Он сам признался. А что я хочу услышать? Что я хочу услышать? Нет, так я ни до чего не дойду. Уснуть, накрыться пледом, забыться. И видеть детские сны. А утром.... А утром Миша придет за розами ухаживать.
       Одно плохо - я ее люблю. Кто сказал, что я ее люблю? Избавиться от любви. Сто способов избавиться от любви. Просто. Завтра же. Отрезать, как палец. Красивых баб вокруг - на любом перекрестке. Любовь - похоть. Любовь - ерунда. Любовь - за каждым углом, только свистни. Любовь - наипошлейшее из занятий, которое самого умного делает дураком. Шестнадцать рогов. Шестнадцать слоников. Годовщина свадьбы. Плюнуть и избавиться. Кто я? Что я? Чем я дорожу? На что готов? На все готов.
       Спать, спать, спать. И ружье под подушку. Зачем? Подарок. Просто так. (Вынимает слоника из кармана) Слоника забыл подарить. Еще один слоник. Слоник Миша. Почему у меня такое чувство, что меня растоптали? Кто меня растоптал? Она? Или Миша? Или оба? А если бы я их пристрелил? Впрочем, пристрелить я теперь всегда успею. Хороший подарок. Хорошая жена. Знала, что подарить. ...А как она была сегодня красива! Фурия. Ураган. Вдруг она действительно меня ждала? Кретин. Тупица. А Миша? А шампанское? ...Спать, спать.
      
       Затемнение.
      
      
       КАРТИНА ТРЕТЬЯ.
      
       Гостиная Щекастовых. Утро следующего дня. Щекастов спит на тахте.
       Заходит Миша. Отдергивает шторы, открывает окна. В гостиную вливается утренний свет и щебет птиц из сада. Миша осторожно подходит к Щекастову и наклоняется над ним.
       Щекастов открывает глаза.
      
       МИША. Привет, дружище.
       ЩЕКАСТОВ. Время замерло. Пространство разомкнулось. Каждое мгновение мне доступна множественность миров. Мы сами творим мир, в котором живем.
       МИША. Обязательно. С добрым утром.
       ЩЕКАСТОВ. Чувство, что все время вхожу не в ту действительность. Не хочу тебя видеть. Изыйди. Попробовать еще раз. (Закрывает глаза, ощупывает руками пространство, прикасается к Мише, открывает глаза)
       МИША. Привет, дружище.
       ЩЕКАСТОВ. Нет, все то же самое. Неисправимо. ...Ты. Опять ты. Ты мне снился. Ты мне должен все сказать.
       МИША. Ничего я тебе не должен. Я садовник.
       ЩЕКАСТОВ. Я верил тебе. Я верил ей. Я ошибся. У вас с ней нет никаких принципов.
       МИША. Уже принцип. ..."Верил". С утра начинаешь. Прежде, чем верить женщине, надо выкачать себе все мозги. Он, видите ли, ошибся. Ну, ошибся. Ну, и что? Что изменилось? Вообще, ты слишком серьезен. Ты похож на решето. Из тебя все как-то сыплется - песок, угрозы, мольбы, вопли, сопли, слезы и все прочее. Остановись. Успокойся. Поговори со мной. Объяснись. Позавтракай.
       ЩЕКАСТОВ. Помоги мне. Скажи правду.
       МИША. Дмитрий Николаевич, чудесный мой, я бы, конечно, мог..., я бы мог вывалить на тебя три короба правды. Даже с превеликим удовольствием. Но думаешь, тебе станет лучше? И потом, это не в моих интересах. Мое дело - сад, сторона. Я столько врал, что для меня теперь все в жизни - правда.
       И вообще. Посмотри, какой чудный день! Не мне тебя учить, не мне давать советы. Но я вошел сегодня утром в ваш сад, вдохнул аромат девственных, белоснежных роз - и у меня гора с плеч упала, сердце запело, глаза очистились. Я другой человек! Я птица! Я ангел! Я все могу и всем прощаю! Необъяснимая радость. Необъятная радость. Фантастическая радость. Я забыл о том, что у меня жена, дети, долги, грыжа, враги, алкоголизм, одиночество, близкая старость. Забыл про твои вчерашние угрозы меня убить. Только розы. Белые розы. Их нежность и аромат.
       Любимая меня любила,
       устлав мне ложе лепестками роз...
       ЩЕКАСТОВ. Хватит заговаривать мне зубы. У меня в голове - дадаизм, буря. ...Какие розы?!
       МИША. Я говорю - ты не слышишь. Выйди из потока. Останься с собой наедине. Как в материнской утробе. Где нет ни слов, ни чужих глаз, ни рогов, ни любовников, ни любовниц, ни врагов, ни друзей. Блажен, как плод. Чист, как роза. Я вчера зря сопротивлялся.
       ЩЕКАСТОВ. Сопротивлялся?
       МИША. Когда ты хотел нас растолочь и сжечь в камине, а потом прахом и золой удобрять розы. В этом что-то есть. Не худший исход. Красивая судьба.
       ЩЕКАСТОВ. Ты хорошо шутишь.
       МИША. А ты плохо живешь.
       ЩЕКАСТОВ. Пожалуй, я действительно размозжу тебе башку.
       МИША. Подожди. Повремени. Отработаю месяц. Выплатишь зарплату, отнесу жене - тогда может быть.
       ЩЕКАСТОВ. Я плохо думаю о своей жене.
       МИША. Не переживай. Она о тебе думает не лучше. Миры и антимиры. Лед и пламень. Верх и низ. Ангел и бес. Роза и навозный жук.
      
       Дверь в спальню Лидии отворяется. Из нее выходит Кристиан Журавль в женском парике и в халате Лидии. Он подходит к столу, наливает себе вина из бутылки, с наслаждением пьет. Смотрит в сторону Щекастова, поднимает бокал.
      
       ЖУРАВЛЬ. Чиз.
       ЩЕКАСТОВ. Вы... кто?
       ЖУРАВЛЬ. Я? Странный вопрос. Я ваша новая массажистка.
       ЩЕКАСТОВ. Моя?
       ЖУРАВЛЬ. Нет, Лидии Петровны.
       ЩЕКАСТОВ. И давно?
       ЖУРАВЛЬ. Со вчерашней ночи. До вчерашней ночи был..ла просто знакомой, а вчера пришлось применить профессиональные навыки. Когда вы, пьяный и отдебоширивший, уснули, у Лидии Петровны был припадок, приступ, срыв, минута кризиса и отчаяния. У нее все болело.
       ЩЕКАСТОВ. И что же у нее болело?
       ЖУРАВЛЬ. Не знаю, как бы помягче перевести с моего профессионального языка на ваш дилетантский.... С тыла - защемление в двух упругих, с легким пушком половинках спелого персика, столь любимых богом Эротом. А с лица - стеснение сахарных, молочных, с голубыми прожилками холмов сладострастия и жар в стыдливом, целомудренном бугорке Венеры.
       МИША. Понятно. Воспаление седалищного нерва, стеснение в груди и проблемы в том месте, откуда мы все имели честь выйти. Классический женский набор. Каков, если не секрет, был ваш профессиональный диагноз?
       ЖУРАВЛЬ. Окончательно сказать пока не могу. После того, как она меня экстренно вызвала, мы трудились всю ночь.
       ЩЕКАСТОВ. Кто "мы"?
       ЖУРАВЛЬ. Какой вы недалекий. Я и Лидия Петровна, массажист...ка и пациентка.
       МИША. И как успехи?
       ЖУРАВЛЬ. Такие старания не проходят даром. Но я боюсь рецидива болезни. Возможно, мне придется задержаться здесь несколько дней или недель. Часто бывать, или даже жить.
       ЩЕКАСТОВ. Какая болезнь?! Какой рецидив?! Какое стеснение?! В чем?! С кем?! Почему?! Кто вы такая?
       ЖУРАВЛЬ. Извините, не представилась. Журавль. Кристиа..., Кристина Журавль. Массажистка и модель.
       ЩЕКАСТОВ. Прекрасно. Еще и модель. Дмитрий Николаевич, хозяин дома.
       ЖУРАВЛЬ. Я знаю. Лидия мне все рассказала.
       ЩЕКАСТОВ. Что "все"?
       ЖУРАВЛЬ. Абсолютно все. Больше, чем все. Больше, чем священнику на исповеди и мужу в постели. Профессиональный массажист - это как твое второе я, второе сердце и последняя надежда. Женщины в моих руках - нежны и исповедальны сверх всех ожиданий.
       МИША. А мужчины?
       ЖУРАВЛЬ. Я не специалист по мужчинам. Впрочем..., кто знает. В руках мастера и последний варвар преображается в цивилизованного раба. (Щекастову) У вас есть бритвенные принадлежности и свежие лезвия?
       ЩЕКАСТОВ. В ванной комнате.
       ЖУРАВЛЬ. Отлично. Я именно в ванную комнату и направляюсь. Приму душ и воспользуюсь вашими бритвенными принадлежностями. Обожаю бриться по утрам.
      
       Журавль идет в ванную комнату, закрывается и включает воду.
      
       ЩЕКАСТОВ. Что она собирается брить?
       МИША. Не имею представления. Женщины - загадки, если они настоящие женщины. Тем более, массажистки. Вам это важно?
       ЩЕКАСТОВ. Послушайте, что за чушь? Откуда она взялась?
      
       Журавль поет в ванной комнате под душем почти как Шаляпин - "Уймитесь волнения страсти".
      
       ЩЕКАСТОВ. Необычный голос. Не стесняется.
       МИША. Красивый женский баритон. Почти бас.
       ЩЕКАСТОВ. Караул. ...Массажистка. ...Странно. ...Однако. ...Вы любите массажисток?
       МИША. Они мне пока были не по карману.
       ЩЕКАСТОВ. Сколько вам лет?
       МИША. Сорок восемь.
       ЩЕКАСТОВ. Почти ровесник. Мне пятьдесят.
       МИША. Не унижайте меня. Вам шестой десяток, а мне пятый.
       ЩЕКАСТОВ. Что вы обо всем этом думаете?
       МИША. Все более чем очевидно. У меня никаких сомнений. Голос. Манеры. Напористость. Наглость. Горящие глаза. Сильные руки. Шикарная мускулатура. ...Вам крупно повезло. Прекрасная массажистка.
      
       Из спальни выходит Лидия.
      
       ЛИДИЯ. А где? ...Доброе утро.
       ЩЕКАСТОВ. В ванной комнате, если ты об этом.
       ЛИДИЯ. Вы уже познакомились?
       МИША. Ваша массажистка нас очаровала.
       ЛИДИЯ. Массажистка? Да, массажистка.
       МИША. Кристина, если не ошибаюсь, Журавль.
       ЛИДИЯ. Не ошибаетесь. Я думаю, Кристина у нас поживет.
       ЩЕКАСТОВ. Я хотел обсудить вчерашнее недоразумение...
       ЛИДИЯ. Какое недоразумение?
       МИША (Щекастову). Как у нас говорят, если жена тебя чем-то обидела - не стесняйся, попроси прощения.
       ЩЕКАСТОВ. ...Вчерашнее недоразумение..., я не знаю, как сказать..., возможно, я был слегка не в себе..., меня можно простить..., то, что я испытал, выпадает не каждому..., я до сих пор не понимаю, как это могло произойти, и что на самом деле произошло.... Мы не совсем поняли друг друга.
       ЛИДИЯ. Я тебя отлично поняла. Ты меня слишком обидел, чтобы сейчас, тем более при нашем садовнике, обсуждать твои причуды, фантазии и капризы.
       ЩЕКАСТОВ. Причуды? Капризы?
       ЛИДИЯ. Впрочем, какой смысл говорить о понимании? Ты никогда не понимал меня. И не любил.
       ЩЕКАСТОВ. Я? Не понимал? Не любил?
       ЛИДИЯ. Да, ты. Не понимал. И не любил. Ты никогда не говорил мне волшебных слов любви. Ты никогда мне не говорил, когда я отдавалась тебе: как прекрасны ноги твои, когда они обвивают шею мою.
       ЩЕКАСТОВ. Когда твои ноги обвивали мою шею?
       ЛИДИЯ. Ты не говорил мне, что я - твоя газель, что глаза мои - смертельные стрелы, соски - наконечники копий, и ты страдаешь от их ран. Ты не называл мои груди холмами блаженства, сахарными яблоками любви.
       ЩЕКАСТОВ. О чем ты? Какими сахарными яблоками?
       ЛИДИЯ. Ты никогда не говорил, что аромат моего тела пьянит тебя и сводит с ума, что поцелуй моих губ слаще бокала дорогого вина, а нега моих бедер подобна морским приливам и отливам. Ты не пил из уст моих кровь винограда. Ты не шептал, что проникаешь в меня, как в райский сад, полный таинств и наслаждений.
       ЩЕКАСТОВ. Я? В райский сад?
       ЛИДИЯ. Ты не чувствовал, поэтому не говорил. Ты слишком беден, а я попусту теряла время.
       Ты даже не декламируешь во время любви японские танки.
       ЩЕКАСТОВ. Какие танки?
       ЛИДИЯ. Про нефритовый ствол в руках любимой, про алый коралл в изумрудной воде, про страдающих обезьянок и немолчных ночных сверчков, про острую боль расставаний, которая сильнее радости встреч.
       ЩЕКАСТОВ. Откуда ты все это взяла? Кто тебя научил? Когда?
       ЛИДИЯ. Любовь. Жизнь. Страдания. Тебе нужна была только постель, а моя душа оставалась в одиночестве.
       ЩЕКАСТОВ. Но я таял от блаженства. И ты..., и ты...
       ЛИДИЯ. Ты таял от удовлетворения своего самолюбия. А я... Что я могла? Не будем обо мне..., слишком грустно...
       ЩЕКАСТОВ. Караул. Спасите. Во что ты превратилась? Кто ты?
       ЛИДИЯ. Я твоя несчастная жена, которую ты измучил ревностью, холодом и презрением.
       ...Прикоснись ко мне.
       ЩЕКАСТОВ. Что?
       ЛИДИЯ. Прикоснись.
      
       Щекастов осторожно прикасается к руке Лидии.
      
       ЛИДИЯ. Нет. Не то. Ничего. Не подкашиваются ноги, не появляются во рту четыре сорта сладкой слюны страсти. Там - словно бьет электрическим током. А здесь даже сердце не трепещет.
       ЩЕКАСТОВ. Где... там?
       ЛИДИЯ. В любви. Неважно. Нигде. Забудем.
       Я вижу, я позволяла тебе чересчур много и, в итоге, превратилась в твоих глазах в полное ничтожество, в какую-то дешевую уличную девку. Любовь убивает любовь. Кристина права. Став для тебя доступной, я стала твоей рабой. Дура. Кристина ночью на многое мне открыла глаза.
       ЩЕКАСТОВ. Опять Кристина. Всюду эта Кристина. Кристина открывает тебе глаза. Кристина учит меня жить. Кристина бреется в нашей ванной.
       ЛИДИЯ. Не ходить же ей небритой.
       ЩЕКАСТОВ. У меня вновь туман. ...Дорогая, послушай.... Не знаешь ли ты способ, как избавиться от него? Как узнать хотя бы часть чего-нибудь реального, часть правды?
       ЛИДИЯ. Да. Конечно. Знаю. Все забыть. (Смотрит на Щекастова) Почему же ты так уродлив?
       ЩЕКАСТОВ. Я?
       ЛИДИЯ. И холоден. Чужой человек. Как я раньше не замечала?
       ЩЕКАСТОВ. Безумие. Недоразумение. Мы жили душа в душу. Чего ты не замечала?
       ЛИДИЯ. Ты жил. Ты работал. Ездил в командировки. Иногда баловал меня. Дарил слоников. Отправлял на праздники к своим родным.
       ЩЕКАСТОВ. И ты была довольна.
       ЛИДИЯ. Ты был доволен. Ты наслаждался. А я... Я ждала. Я делала вид, что я тоже живу, и ...ждала. Это не твоя вина и не моя вина. Ты думал, что пробудил во мне женщину, исчерпал меня, достиг глубины. Я поддакивала тебе. Я соглашалась. Играла. Но моя глубина бездонна. Ты не понял. Ты не знал. Ты был доволен тем, что есть. Или тем, чего нет. Извини. Когда-то моя глубина должна была проснуться. Невозможно использовать себя только отчасти, только чуть-чуть. Все равно, что гениальную актрису или..., или какого-нибудь твоего талантливого в жопу футболиста заставлять играть посредственно. Можно наступить себе на горло. Можно терпеть, притворяться. День, два, неделю, месяц. А потом отказывают тормоза.
       Я старалась быть невинной. Я старалась быть твоей. Увы. Я была невинной. Я была твоей. Увы.
       ЩЕКАСТОВ. Увы? Какое "увы"? Кому "увы"? (Журавль выходит из ванной комнаты в платье Лидии с пакетом с одеждой) Что это значит?
       ЖУРАВЛЬ. Это значит, что я уже готова. (Бросает пакет у стола)
       У меня чудесный план. Мы едем с Лидией в турецкие бани. Необходимо продолжить лечение, закрепить начатое. Я почувствовала вдохновение. Болезнь состоит из приливов и отливов, ослаблений и бурных всплесков. Мне бесполезно вам об этом говорить. Вы все равно не поймете.
       ЩЕКАСТОВ. Вдвоем?
       ЖУРАВЛЬ. Непременно. Пациентка и массажист...ка.
       ЩЕКАСТОВ. Я с вами.
       ЖУРАВЛЬ. Нельзя. Ваше присутствие противопоказано. Вы все испортите. Вам нужен результат или скандал? Здоровая жена или шутовское удовлетворение вашей самости и тщеславия?
       МИША. Железные аргументы. Ни к одному невозможно придраться. У вас, судя по всему, большой опыт.
       ЖУРАВЛЬ. Мне необходим аванс и некоторая сумма свободных средств. Мой курс терапии требует определенных затрат - изысканных кушаний, фруктов, вин, сыров, прогулок в оранжереях, визитов в театр, ужинов в ресторанах, катаний на лошадях, ночных варьете и миллиона других необходимых для женского здоровья мелочей...
       ЛИДИЯ (Щекастову). Я думаю, ты одолжишь мне свою кредитную карту.
       ЩЕКАСТОВ. Это немыслимо.
       ЛИДИЯ. Это необходимо. Год ты на мне экономил. Сейчас время расплачиваться. (Подходит к стулу, на котором висит пиджак Щекастова, и вынимает из кармана пиджака его кредитную карту) Твоя кредитка. Мы вернемся к обеду.
       Ты видишь меня гадкой и подлой, а другие - вот, хоть, они - чистой и невинной. Кому я должна верить? Какой я должна быть? Для тебя все очевидно. Но спроси у своего сердца - этого ли ты хотел? Счастлив ли ты?
       Ты привык получать то, что хочешь. Вот и получил. Мы, женщины - пластилин. Видишь изменщицу? Пожалуйста. Видишь любимую, нежную, чуткую и верную? Я здесь, милый! Я с тобой!
       Ты хотел радостей жизни? Я делала все, чтобы твоя жизнь была самой прекрасной и сказочной на свете. Ты захотел печали? Получи. И не стони, что она так огромна и бездонна.
       Ты сотворил меня такой. Мы возьмем такси. Я вернусь - и мы еще кое-что обсудим. У меня для тебя сюрприз.
      
       Лидия и Журавль уходят.
      
       ЩЕКАСТОВ. Какое сегодня число?
       МИША. Для меня - первое.
       ЩЕКАСТОВ. Где мы?
       МИША. Каждый решает для себя сам.
       ЩЕКАСТОВ. Должен ли я хоть чему-то верить?
       МИША. Обязательно. Без веры нельзя. Без веры ты не человек. Мямля. Овощ. Моль. Пустое место. А с верой - приличный гражданин, член общества.
       ЩЕКАСТОВ. Зачем я вчера тебя встретил? Зачем с тобой пошел? Если бы не ты, жизнь моя текла мирно и счастливо. Очередной слоник - очередное отпущение грехов.
       Впрочем, о чем я говорю? Все не так. У меня прекрасная жена. У меня нет рогов. Я в полном порядке. Сейчас я напьюсь, а в обед все вдруг переменится и станет, как прежде.
       МИША. Меня смущает Кристина.
       ЩЕКАСТОВ. Ерунда. Рассосется. Призрак. Мистификация. Мираж в спальне.
       Я счастлив. Я смотрю на себя в зеркало и говорю: я - счастлив. Меня обводят вокруг пальца, выставляют полным олухом и остолопом, а я... счастлив.
       Поделом. Поделом. Сам напросился.
       МИША. Обнажил вопрос. Открыл рот, как родник живой воды. Щедро осыпал жемчужинами глубокомыслия. Было ли что-то из того, что было? Непраздный и непростой вопрос. Собери сто философов - и все ответят по-разному. (Замечает пакет с одеждой) Она забыла свой пакет.
      
       Щекастов берет пакет и вынимает из него джинсы, футболку, мужские ботинки и носки.
      
       ЩЕКАСТОВ. Джинсы. Футболка. Мужские ботинки, носки. (Принюхивается) Мужской одеколон.
       МИША. У меня есть два объяснения. Выбери лучшее.
       Первое. Стиль унисекс. Модно. Современно. Девушке нравится мужская одежда и мужские запахи. Она будет хорошей любовницей.
       Второе. Твоя массажистка - ...му-му-му.
       ЩЕКАСТОВ. Что "му-му-му"?
       МИША. Мужчина. Наша Кристина - никакая не журавлиха, а настоящий журавль. Время наставлять рога, время - отращивать. Диалектика. Мы с такой легкостью наставляем рога другим, и так трудно растим собственные.
       Женское сердце - как гостиница. Сегодня ночуешь ты, завтра - другой. Каждый мужик считает, что с ним такого не может случиться. Любого спроси. Хоть кого. В первом ряду, в пятом, в пятнадцатом. С кем угодно - может. Со всеми двумя или тремя миллиардами мужских особей - может. А с ним - нет. Его жена - из другого теста. Она свою родословную не от Евы ведет, а от лесной сырости. И он прав. Пока верит - прав. ...Лично я верю.
       ЩЕКАСТОВ. Я тоже сразу подумал про унисекс. По ней видно с первого взгляда. Мужеподобная дамочка.
      
       Миша ощупывает джинсы, вынимает из них визитку и читает.
      
       МИША. "Кристиан Журавль. Профессиональный массажист и манекенщик. Студия "Слезы любви". ...Н-да. ...Помогай. Есть версии?
      
       Щекастов ходит по комнате и ерошит волосы.
      
       ЩЕКАСТОВ. Ее брат. Конечно, ее брат. У нее есть брат. Она - Кристина, он - Кристиан. Они близнецы. Двойняшки. Вместе росли. Вместе играли. Безумно любят друг друга. Понимают с полуслова. У них одинаковые вкусы и одинаковые пристрастия. Они похожи во всем.
       МИША. Молодец. Дальше.
       ЩЕКАСТОВ. Иногда даже меняются одеждой. Шутки ради. Она носит его джинсы. Он - ее платья. Он первый стал массажистом и фотомоделью. Она - следом за ним. Они вдвоем очень модны и популярны. Почему нет? У тебя есть сестра-близняшка?
       МИША. Не замечал.
       ЩЕКАСТОВ. Поэтому тебе не пришло в голову. А подобное случается постоянно.
       Брат и сестра. Близнецы. Несомненно. Когда мыслишь логически, все встает на свои места.
       МИША. Прелестно. Упоительно.
       ЩЕКАСТОВ. Что тебя смущает?
       МИША. Со вчерашнего вечера меня уже ничего не смущает. Неизвестно, за что больше получишь по шее - за то, что из проститутки сделаешь девственницу, или из девственницы проститутку.
       ЩЕКАСТОВ. Я вижу - тебя что-то смущает. Тебя смущает, какой я жалкий и беззащитный. Тебя смущает, как я выкручиваюсь, придумываю, фантазирую, закрываю глаза на очевидное. Тебя смущает, какой я глупец и простак. ...Меня тоже.
       Если б твое сердце было моим, а мое - твоим.... Если б ты мог заглянуть, что там у меня внутри, какая там печаль, какое отчаяние, какая безнадежность и тоска.... Впрочем, что тебе? Зачем? Разве я для тебя что-то значу? Чего я хочу? Милосердия? Сострадания? Участия? Помощи? Спасения? От кого? От тебя? От нее? От манекенщика?
       МИША. Как новый садовник, я делаю все, что могу. Тебе не в чем меня упрекнуть.
       ЩЕКАСТОВ. Про близнецов - неубедительно? Скажи. Неубедительно? Сам вижу, неубедительно. Ты думаешь, я тебя хочу убедить? Я себя хочу убедить. Как мне жить, если я не сумею сейчас себя убедить?
       Неужели и теперь ты будешь мне врать, издеваться, унижать? Неужели и теперь я для тебя не человек?
       МИША. Честное слово, сам не знаю. Я сам с вами перестал понимать, что было на самом деле, а что мне привиделось. Я запутался. Смешал фантазию и реальность. Коктейль садовника. Я столько раз верил тому, что вы говорили. И теперь у меня - никакого представления о том, что же было на самом деле. Размывание памяти. Близнецы? Хорошо. Отлично. Договорились. Смирился. Согласен.
       ЩЕКАСТОВ. Неужели все ушло, как вода в песок, и больше не возвратится? А, Миша? Неужели прошлое не воскреснет? И я больше не буду целовать ее мягкие, влажные, нежные, невинные губы и пить с них, как росу, ее любовь? А, может, ничего не было? Ты веришь, что она меня любила? В глаза смотреть! Ты веришь, что это было? Ты веришь, что она ждала моих слов, как..., как первого снега..., таяла от прикосновений, жаждала ласк? Веришь?
       МИША. Если не поверю, я многим рискую. Мне больше не выдержать. Конечно, верю.
       ЩЕКАСТОВ. Я срывал ей ночью после короткого летнего дождя свежие розы с каплями звездного неба и приносил, не уронив ни одной капли. Белые розы. Сочащиеся лунным светом и, ...этими, ...трелями соловьев. И она была со мной такой же, как эти розы.
       МИША. Кто?
       ЩЕКАСТОВ. ...Она. ...Лидия... Моя Лидия... Моя милая, нежная Лидия...
       МИША. У каждого из нас своя Лидия.
       ЩЕКАСТОВ. Домашняя, кошечка, голубка, невинная пташка...
       МИША. С острыми коготками и крепким клювом.
       ЩЕКАСТОВ. Добрая, беззащитная, робкая, нежная, скромная в любви.
       МИША. Хваткая, расчетливая, деловая, обольстительная, развратная, жадная до мужчин и наслаждений, ненасытная, как пантера.
       ЩЕКАСТОВ. Мы говорим о разных женщинах.
       МИША. Несомненно. Но обе они - твоя жена.
       ЩЕКАСТОВ. Ты ходишь в грязных ботинках по моему сердцу.
       МИША. Извини. А кто виноват?
       ЩЕКАСТОВ. Поезжай к ним, в турецкие бани. Я дам тебе денег, возьми такси. Подсмотри. Тебе можно. Тебя пустят. Тебе они позволят. Я хочу знать все. Я хочу быть уверен.
       МИША. В чем? Милый мой, в чем? Не уверен даже тот, кто умер. Если хочешь быть уверен, пойди сам. Стань фальшивым мрамором на стенах, стань мыльной пеной, стань водой в бассейне, стань белоснежной простыней на ложе любви, стань его кожей, прижавшейся к ее коже. Не мучай меня. Что я могу? Я просто садовник.
       ЩЕКАСТОВ. Ты прав..., ты прав..., я сам..., да, все сам..., закрутили краник..., затянули галстучек...
      
       Бормоча, ходит по комнате, берет ружья, садится на стул, разувается, приставляет ружье к горлу и пытается голыми пальцами ноги достать до курка.
       Миша бросается к Щекастову, стараясь вырвать у него ружье.
      
       МИША. Ты с ума сошел! Отдай! Отдай!
      
       Раздается случайный выстрел. Миша падает. Щекастов тормошит его. Миша приходит в себя.
      
       МИША. Я жив?
       ЩЕКАСТОВ. Почти как я.
       МИША. Чувство счастья - в душе. Либо оно есть, либо его нет. Где я?
       ЩЕКАСТОВ. Ты со мной.
       МИША. А вы где?
       ЩЕКАСТОВ. Не знаю. В аду. Ты наш садовник.
       МИША. Не слишком ли я хорош для вашего садовника?
       ...Я видел ангелов. Я беседовал с ними. Они мне сказали: "Дурак же ты. За нищенскую зарплату садовника рискуешь своей жизнью. Возвращайся, проси расчет и уходи". Я хочу получить расчет. Сколько вы мне должны?
       ЩЕКАСТОВ. Любые деньги, все, что у меня есть, но потом. Ты сделаешь то, о чем я попрошу.
       МИША. Умирать совсем не страшно. Они уже там ждут. Сидят, болтают о футболе, о женщинах, о погоде, и ждут.
       ЩЕКАСТОВ. Где? Покажи. Куда тебя ранило?
      
       Миша показывает вторую дыру в пиджаке подмышкой теперь с другого бока.
      
       МИША. В сердце.
       ЩЕКАСТОВ. Паяц.
       ...Вот я перед тобой - голый, оболганный, раздавленный и униженный. Родина, нужны ли тебе такие?
       МИША. Родине - не знаю, но человек вы вроде неплохой. Страдание лечит.
       ЩЕКАСТОВ. Миша, дорогой, родной мой, единственный. Наверно, я люблю ее. Почему? Как? Я раньше не знал. Даже не подозревал. У меня этого не было. Никогда. Ни с кем. А тут хоп - и словно рог вырос. Седьмое чувство, ...восьмое, девятое, десятое чувство. Я понял внезапно. Как поясницу прострелило. Космос. Черная материя. Большой взрыв. Новый мир. И она. Всюду она. И ничего нет важнее любви, и чтобы она была рядом. Просто была рядом. И говорила. Или молчала. Понимаешь? Ничего нет важнее любви.
       МИША. Конечно, ничего нет важнее любви. Кто ж спорит? Ну, разве здоровье. Крепкий желудок. Хороший повар. Счет со многими нулями в банке. Непыльная работа. Вилла в Италии в живописном местечке на берегу моря. Пара шикарных машин, несколько яхт. Молодая красивая любовница. Лучше две. Талант делать деньги из пыли. Талант нравиться людям. Ум. Жизнерадостность. Немного наглости. Немного совести. Иногда - простодушие и милосердие. Ну и далее по списку. Но, в общем и целом - полностью согласен.
       Жизнь кажется бесконечной. Жизнь кажется безоблачной. Жизнь кажется простой. Но это не так. Ты влюбляешься, хватаешься за сердце - и замираешь. Душа переворачивается. И выхода нет.
       Никогда до конца не поймешь женщину, пока ее не полюбишь. А как полюбишь - так уже все...
       ЩЕКАСТОВ. Что "все"?
       МИША. Уже и понимать не нужно. Она может делать с тобой все, что захочет, безо всякого твоего понимания.
       Знаешь, как поступали охотники в Африке, если во время охоты оставшиеся дома жены им изменяли? Они их убивали. Спокойно. Без сожаления. По заветам предков. Р-раз - и отсекали голову, или пускали отравленную стрелу в сердце.
       ЩЕКАСТОВ. К чему ты?
       МИША. Просто к слову. Вспомнилось. А на Мадагаскаре, когда мужчины уходили на войну, женщины и девушки днем и ночью танцевали, не ложились спать и не ели дома. Танцевали, танцевали, танцевали. Типа, поддерживали воинов. И никогда не смотрели ни на одного мужчину. Потому что были уверены - если жена изменит, ее мужчину в тот же миг убьют. До сих пор, наверно, танцуют.
       ЩЕКАСТОВ. Откуда ты все знаешь?
       МИША. Специально изучал. Были причины. Личный философский интерес.
       Но мы не на Мадагаскаре. Мы в нашей прекрасной, благодушной, толерантной цивилизации. Если ты действительно любишь женщину, тебе все равно - где она, с кем она, что о тебе думает, как к тебе относится, есть у нее любовники или нет, обокрала она тебя или убила. Ты просто ее любишь и спрашиваешь по утрам: "Господи, кто ты? За что мне такое?".
      
       Миша подходит к окну и смотрит в сад.
      
       МИША. Эй! Эй! Стойте! Куда вы? Мои розы! Мой газон!
      
       Из сада в комнату входит Маргарита - сестра Лидии.
      
       МИША. Зачем вы сломали мои розы?
       МАРГАРИТА. Что еще за чучело?
       ЩЕКАСТОВ. Наш новый садовник. (Мише) ...Познакомьтесь - Марго, сестра моей жены.
       МИША. Михаил Владимирович.
       МАРГАРИТА (Мише). Принеси мне, братец, что-нибудь выпить.
      
       Пауза.
      
       ЩЕКАСОВ. Принеси, Миша. И нам заодно. (Садится в кресло, показывает в сторону кухни) На кухне в баре.
       МИША (Идет на кухню). Я садовник, а не прислуга.
       МАРГАРИТА. Что он сказал?
       ЩЕКАСТОВ. Зачем ты пришла?
       МАРГАРИТА. Ты еще спрашиваешь? Я, как дура, прождала тебя вчера целый вечер. Куда ты пропал? Мог хотя бы позвонить. Ты мог позвонить?
       ЩЕКАСТОВ. Не мог. Я забыл.
       МАРГАРИТА. Великолепно. "Он забыл". Он назначает мне свидание, и "он забыл". Ты соображаешь, что ты говоришь?
       ЩЕКАСТОВ. Плохо. Со вчерашнего вечера - плохо, с трудом.
      
       Возвращается Миша с тремя бокалами. Раздает бокалы.
      
       МИША. Виски. Лед я не нашел. (Садится в кресло, как Щекастов, и отпивает из своего бокала)
       ЩЕКАСТОВ. Лед в морозильнике.
       МИША. Я не сообразил.
       МАРГАРИТА. Человек, э-э, послушай.... У нас серьезный разговор. С каких пор я должна пить в этом доме с садовниками?
       МИША (Щекастову). Я буду в саду. (Встает и уходит)
       ЩЕКАСТОВ. Он - мой друг.
       МАРГАРИТА. Прекрасно. Где Лидия?
       ЩЕКАСТОВ. Уехала в турецкие бани со своей новой массажисткой.
       МАРГАРИТА. Еще лучше. Иди ко мне. Нет, лучше я к тебе. (Подсаживается на спинку кресла к Щекастову) Что происходит? Я звонила весь вечер и всю ночь. Твой телефон молчит.
       ЩЕКАСТОВ. Я забыл. Я его потерял. Я его растоптал.
       МАРГАРИТА. Милый. Какой ты милый. Ты стал еще милее. Садовник не подсматривает? Мы одни. Я хочу в вашу спальню. Или здесь. Мы никогда не занимались любовью здесь.
       ЩЕКАСТОВ. Ты сошла с ума.
       МАРГАРИТА. Надеюсь, ты тоже.
       ЩЕКАСТОВ. Прекрати. Они могут вернуться в любую минуту.
       МАРГАРИТА. Раньше тебя не заботило, когда они вернутся. Что, собственно, случилось? Где ты вчера был?
       ЩЕКАСТОВ. Мы выпили с Мишей в ресторане. Потом пришли сюда.
       МАРГАРИТА. ...И? Он тебя напоил?
       ЩЕКАСТОВ. Нет.
       МАРГАРИТА. Я не понимаю.
       ЩЕКАСТОВ. Я тоже.
      
       Входит Миша со сломанными розами.
      
       МИША. Они все равно сломаны. Мне жаль их выбрасывать. Поставлю здесь в вазу.
       МАРГАРИТА. Слушай, любезный, или как тебя там. Кто тебе позволяет вот так, без спросу, без вызова входить к хозяевам? Тебя учили, как должна себя вести прислуга?
       МИША. Извините. Хозяин, я могу поставить розы?
       ЩЕКАСТОВ. Да бога ради.
       МИША. С некоторых пор я каждое утро гадаю по китайской "Книге перемен". Иногда помогает. Сегодня мне выпала фраза: "Стойкость женщины ужасна". Теперь я над ней размышляю.
       МАРГАРИТА. Так. Послушай, ты, садовник. Тебя никто не спрашивал, чем ты занимаешься по утрам. Тебя никто не просил заходить сюда запросто, как к себе домой. Мне не нравится твое лицо. Мне не нравится то, что ты говоришь. Мне не нравишься ты. Что ты сделал со своим хозяином? Где вы вчера были? Что у вас произошло?
       МИША. Прошу прощения, я работаю всего первый день и многого еще не знаю. Если что-то не так, я постараюсь исправиться. Я больше никогда в вашем присутствии не буду говорить, чем я занимаюсь по утрам. Я могу идти?
       МАРГАРИТА. Исчезни. Закрой дверь. Где ключ? Я запру дверь.
       ЩЕКАСТОВ. Ключа нет.
      
       Миша уходит.
      
       МАРГАРИТА. Ты странный сегодня. Непонятный. Почему ты ничего не говоришь про мое новое платье?
       ЩЕКАСТОВ. Шикарное платье.
       МАРГАРИТА. И только?
       ЩЕКАСТОВ. Что еще можно сказать про платье?
       МАРГАРИТА. А я?
       ЩЕКАСТОВ. Ты тоже.
       МАРГАРИТА. Дорогой, я тебя не узнаю. Я тебя боюсь. Ты стал другим. Тебя подменили. Раньше ты мне говорил, что я твоя судьба, твое спасение, а теперь.... Огрызаешься, хамишь.
       ЩЕКАСТОВ. Перестань.
       МАРГАРИТА. Мне надо привыкнуть к тебе - новому. Мне надо понять, что с тобой. Здравствуй, мой новый мужчина. Странный. Незнакомый. Чужой. Поцелуй меня. Возьми меня. Я твой подарок. Я твоя беда. Я твоя награда.
      
       Маргарита садится на Щекастова, обнимает и целует его.
       Из сада снова появляется Миша с бокалом.
      
       МИША. Нет, нет, нет! И не уговаривайте меня! Не могу молчать. Все кипит. Розы! Любовь! Прислуга! Я ходил по саду и твердил бессмысленные слова. Я не мог остановиться, не мог думать ни о чем другом. Что-то не так. Все не так. Катастрофа неизбежна. Я не выношу недоговоренности. Где ошибка? В чем? Меня закружило, как щепку в Ниагарском водопаде. Мне не дали никаких инструкций. Как садовник, я совершенно растерялся. Жизнь прислуги бессмысленна, когда хозяйка уезжает с массажисткой в турецкие бани, а хозяин кувыркается в постели с ее сестрой. Почему мы не можем жить как лилии?
       МАРГАРИТА. Что? Я его прибью. Жить, как кто?
       МИША. Да, как лилии. Будьте как лилии. В вашем саду нет лилий. Так нельзя. Какой же я садовник, если нет лилий? Лучше всего простые полевые лилии.
       МАРГАРИТА. Сколько вы сегодня выпили?
       МИША. Только отхлебнул вашего виски. Возвращаю бокал.
       МАРГАРИТА. Невыносимый садовник. (Щекастову) Где ты его откопал? Мне тоже нужен садовник. Я найду себе еще круче. Такого же психа.
       Сейчас он пойдет в сад. Ты пойдешь в душ. А я пока расстелю тахту. Потом мы займемся любовью. Без него. И без его роз и лилий.
       МИША. ...Мне уйти? ...Хорошо. Не гоните. Я сам. Действительно, что я себе возомнил? Почудилось, что мы понимаем друг друга, говорим на одном языке. Идиот. Распутник. Скотина. Я..., конечно, я..., еще раз извините, ухожу.
      
       Щекастов уходит в душ. Миша идет к двери в сад.
      
       МАРГАРИТА (Мише). Подождите. Не обижайтесь. Отчего вы такой экзальтированный? Прям током бьет. Какая муха вас укусила? Вы сразу невзлюбили меня. Почему? За что? Что я вам сделала?
       МИША. Вы? Ничего. Разрушили мир.
       МАРГАРИТА. Как у вас смешно лицо перекосилось. Понятно. Я вам не нравлюсь. Но это не повод вешать на меня ярлык. Глупец. Я не шлюха. Я его спасение.
       МИША. Мне все равно. Ничего не хочу слушать. Я должен идти.
       МАРГАРИТА. Когда он узнал, что она ему изменяет...
       МИША. Разве он знал? Не может быть. Вы ошибаетесь.
       МАРГАРИТА. Естественно, знал. Невозможно жить с человеком и не чувствовать, что он тебя предает.
       МИША. Почему?
       МАРГАРИТА. "Почему"? Вы спрашиваете, почему? Я думала, вы его друг. Он представил вас как своего друга. Почему вы считаете его глупее себя? Что вы знаете о его командировках? В последнее время они становились все чаще и чаще.
       Вы видели его руки?
       МИША. Конечно. Ничего особенного. Как у всех. Две руки. Маленькие, почти женские ладони. Слегка влажные при рукопожатии. Мне они не понравились. Неприятно, когда у мужчины влажные ладони.
       МАРГАРИТА. Вы не только глупы. Вы еще и слепы. Когда он, обезумевший, пришел ко мне и в моей ванной в первый раз порезал себе вены, я спасла его. Я вытащила его из ванной. Я перевязала ему руки своей ночной сорочкой. Я вызвала "Скорую". Я, а не она. Я согрела его. Я его полюбила - несчастного, преданного, одинокого. Я заставила его забыть.
       МИША. Что забыть?
       МАРГАРИТА. Ее любовников, ее измены. И таких друзей, как вы. Он узнавал..., и забывал. ...Узнавал..., и забывал.
       МИЩША. Как это - узнавал..., и забывал?
       МАРГАРИТА. Так. Узнавал..., и забывал. Надо же было как-то жить. Только чаще ездил в командировки. А я спасала его. И тогда, когда он хотел броситься с крыши. И тогда, когда он открыл на кухне газ и проглотил все упаковки снотворного, которые были в доме.
       Но он никогда не любил меня. Это я нашла свою любовь, а он - всегда думал только о ней и жил только для нее. Так бывает. Я полюбила не того, не за то, не так. Но что поделаешь?
       МИША. Странно. Не могу поверить ни одному вашему слову.
       МАРГАРИТА. Не верьте. Мне плевать. Просто посмотрите вокруг. Хоть что-то вы должны видеть.
       Послушай, братишка. Вообще-то мне нравятся безумные садовники, и мне тоже нужен садовник. Вас отсюда все равно скоро вышибут.
       МИША. Нет. Эта работа не по мне. Я ошибся. Не мечите бисер попусту, не сажайте лилий. Шел мимо - и иди.
       МАРГАРИТА. Слышишь, как в ванной шумит вода? Словно ручей в лесной глуши. Он смывает с кожи ее прикосновения, очищается от липких объятий этого дома.
       МИША. Совсем не похоже. Он просто принимает душ. ...Сколько вам лет?
       МАРГАРИТА. Двадцать пять.
       МИША. О, всего двадцать пять. Романтические, светлые годы. Что можно в двадцать пять знать о несчастной любви? О любви, которая сжигает. О любви, которая лишает надежд и сводит с ума. Мне кажется, вы все придумали. Сколько раз вам разбивали сердце? Сколько раз ваш мир рушился, как соломенный домик? Сколько раз вы пили яд, как воду? Разве вы можете нас понять?
       МАРГАРИТА. Старичок, да ты еще и глуп. В двадцать пять только и любить. Впрочем, любовь не знает возраста. Не заботится о взаимности. Она просто приходит. И сносит тебе башку.
       МИША. Увы. Увы. И все же. ...Я ни о чем вас не спрашивал. Я всего лишь алкоголик и мелкий сводник. Но иногда люблю - бла-бла-бла - потрепать языком. Не втягивайте меня в вашу игру. Я вам не подхожу. Точнее, вы мне не подходите. Я пойду.
       МАРГАРИТА. Хорошо. Вы милый садовник, я бессовестная стерва. Успокойтесь. Я не в претензии. Оставим все, как есть.
      
       Миша уходит. Щекастов в халате выходит из душа.
       Маргарита застилает тахту. Щекастов ложится. Маргарита садится на него.
      
       МАРГАРИТА. Твой садовник - старый пень. ...Ну же, милый. Наконец-то мы одни. Наконец-то я с тобой. Я, твоя мечта, твоя киска, твоя ласковая зверюшка. А ты - мой новый хозяин, которого испортил безумный садовник. Люби меня нежно и страстно, как в первый раз. И обо всем забудь.
       ЩЕКАСТОВ. Прошу тебя, подожди. Хотя бы несколько минут. Мне нужно придти в себя. Умоляю. Не торопи.
       Давай просто полежим...
       МАРГАРИТА. Что?
       ЩЕКАСТОВ. Просто полежим - как в детстве, как в детском саду в тихий час, как мальчик и девочка, как брат и сестра, закрыв глаза и мечтая о самом дорогом.
       МАРГАРИТА. Цирк. Ты точно вчера здорово накачался. Ну, хорошо. Несколько минут. Мальчик и девочка. Детский сад. Новая ролевая игра? О чем будем мечтать? (Ложится с ним рядом)
       ЩЕКАСТОВ. Я - о вчерашнем дне.
       МАРГАРИТА. А я - о сумочке, которую мы с тобой в прошлом месяце видели в магазине, и которую ты мне обещал купить. Не против? Пусть я буду дурой. Согласен, если я буду дурой? Тебе же нравится, когда я бываю дурой. Помедитирую - и она окажется у меня в гардеробе. Только недолго. Пять минут. Я засекаю время. С тобой точно вчера что-то произошло.
      
       Оба закрывают глаза.
      
       МАРГАРИТА. ...Хм, ...как в детском саду..., в соломенном домике..., с любовником..., с любимым... мечтаю о сумочке..., как полная дура...
      
       Из спальни появляется Геннадий в простыне и с заплывшими глазами. Не может спросонья и с похмелья открыть глаза. Идет на ощупь. Натыкается на тахту, ложится с бока Маргариты, прижимается к ней и обнимает.
       Маргарита вскрикивает и вскакивает.
      
       МАРГАРИТА (Визжит). А-а-а!!! А-а-а!!! Уйдите отсюда!!! (Спихивает Геннадия на пол) Дима, кто это?
       ЩЕКАСТОВ (Вскакивает). Кто вы? Как вы попали сюда? (Маргарите) Ружье! Принеси мне ружье!
       МАРГАРИТА. Где оно?
       ЩЕКАСТОВ. Там!
      
       Маргарита ищет ружье. Геннадий трясет головой, с трудом открывает глаза.
      
       ГЕННАДИЙ. Что вы так переполошились? У меня чуть челюсть от страха не свело.
       ЩЕКАСТОВ. Марго, ружье!
       МАРГАРИТА. Я ищу!
       ЩЕКАСТОВ. Что вам надо? Как вы здесь оказались?
       ГЕННАДИЙ. Это ты?
       ЩЕКАСТОВ. Кто?
       ГЕННАДИЙ. Папа?
       ЩЕКАСТОВ. Какой папа?
       ГЕННАДИЙ. Как на фотографии. ...Здравствуй, папа. Я - твой сын.
       МАРГАРИТА. Что?
       ЩЕКАСТОВ. Что?
       ГЕННАДИЙ. Лидия сказала, что ты будешь очень рад.
       ЩЕКАСТОВ. Какой сын? Какая Лидия? Ах, Лидия. ...Какой сын?
       МАРГАРИТА. У тебя есть сын?
       ЩЕКАСТОВ. Нет у меня никакого сына. Прекратите нести чепуху. Кто вы такой?
       ГЕННАДИЙ. Ваш приемный сын. Геннадий. Если вам не нравится имя - могу его поменять. Аристарх, или Гарик, или Иван. Хоть Джон. Хоть Абдула. Абрам. Любое, на выбор.
       ЩЕКАСТОВ. Что значит - мой приемный сын? У меня нет никакого приемного сына.
       ГЕННАДИЙ. Теперь есть. Это сюрприз. Вы просто пока не знаете. Лидия сказала, что все вам объяснит.
      
       Из сада вбегает Миша.
      
       МАРГАРИТА. Вам что здесь нужно?
       МИША. Мне показалось, меня звали. Я слышал крики.
       ЩЕКАСТОВ. Вы мне не сын. Прекратите нести чепуху. Прошу, немедленно покиньте мой дом.
       ГЕННАДИЙ. Я не могу. Мне некуда идти. У меня нет ни денег, ни документов, ни желания.
       МИША. Кто чей сын? Как интересно. Радость-то какая. Ваш первенец?
       ЩЕКАСТОВ. Что? Какой первенец? У меня нет детей, и никогда не было.
       МИША. Тем более, радость. Похож. Нос, глаза, подбородок - определенно ваши. Я хороший физиономист.
       ЩЕКАСТОВ. Какой нос? Какие глаза?
       МАРГАРИТА. Любопытно. Ты мне открываешься с новой стороны.
       ЩЕКАСТОВ. Говорю тебе, это невозможно. Не сплю же я! Немедленно убирайтесь из моего дома, или я вызываю полицию.
       ГЕННАДИЙ. Вызывайте.
       МИША. Смелый молодой человек. Весь в папу.
       ГЕННАДИЙ. Мне некуда идти. Я буду ждать Лидию. Без нее я не уйду. Может быть, мы уйдем вместе.
       ЩЕКАСТОВ. Что?
       ГЕННАДИЙ. Она так надеялась. Она в слезах умоляла меня, на коленях просила. Хотела сделать вас счастливым. И я поверил. Я даже вас заочно полюбил. По-мужски, по-сыновьи, нежно и страстно.
       МАРГАРИТА. У вас нет отца?
       ГЕННАДИЙ. Я сирота.
       МАРГАРИТА. Лидия - не промах. Какой милый мальчик. Сколько вам лет?
       ГЕННАДИЙ. Двадцать четыре.
       МИША. Возраст зрелости, возраст надежд, когда особенно нужно крепкое отцовское плечо. Учитесь? Работаете? Кем мечтаете стать?
       ГЕННАДИЙ. Скитаюсь. Скитался. Пока не встретил Лидию. В детстве хотел быть футболистом.
       ЩЕКАСТОВ. Вы ночевали в нашей спальне?
       ГЕННАДИЙ. Естественно. Где же еще?
       ЩЕКАСТОВ. А массажистка?
       ГЕННАДИЙ. Нам всем было весело.
       ЩЕКАСТОВ. Я сойду с ума...
       МИША. Ребенок с мамой хорошо провел ночь. Что тут такого? Тем более, он уже совершеннолетний.
       МАРГАРИТА. А вы так сильно хотите быть усыновленным? Я к тому, что, если в этом доме вы кого-то не устроите, есть и другие дома. И мамы.
       ЩЕКАСТОВ. Прекратите. Прошу вас, прекратите. Объясните, как вы здесь оказались?
       ГЕННАДИЙ. Объясняю. Была лунная ночь.
       МИША. Когда?
       ГЕННАДИЙ. В прошлое воскресенье. Я жег костер на пляже, согреваясь лунным светом и портвейном. Она подошла. Она была одинока. Она была печальна. Она предложила мне искупаться в реке ночью нагишом, как дитя природы. Мы плавали. Мы болтали. Мы говорили о жизни. Мы смеялись. Мы почувствовали, что мы родственные души. Мы прижались щека к щеке, и по нашим жилам словно пробежал электрический ток.
       ЩЕКАСТОВ. Вас било электрическим током?
       ГЕННАДИЙ. Очень сильно. От каждого прикосновенья. На берегу, чтобы согреться, она обняла меня. Она поцеловала меня и растопила мое сердце. Она предложила стать моей приемной матерью. Она сказала, что вы очень несчастны.
       ЩЕКАСТОВ. Кто?
       ГЕННАДИЙ. Вы. Вам нужен наследник и сын, который бы вас понимал, который встречал бы вас радостным криком из всех командировок. Что-то вроде: - Салют, папа!
       МАРГАРИТА (Как эхо). Салют, постылый!
       МИША. Салют, рогоносец!
       ГЕННАДИЙ. С пеленками возиться вам утомительно. Да и возраст не тот. Лучше - сразу взрослый наследник. И я ей поверил.
       МИША. И с тех пор вы здесь живете?
       ГЕННАДИЙ. Да.
       ЩЕКАСТОВ. С ней?
       ГЕННАДИЙ. С кем?
       ЩЕКАСТОВ. С Лидией?
       ГЕННАДИЙ. С мамой.
       МАРГАРИТА. А почему у вас нет документов?
       ГЕННАДИЙ. А почему они у меня должны быть? Потерял. Да и зачем мне они, если я нашел Лидию? И папу.
       МИША. Многое прояснилось. Отцу всегда труднее принять и понять сына, чем матери. Тут никакого Фрейда не надо. У вас сейчас будет сложный период. Сшибка двух мужских вселенных. Обычное дело.
       ЩЕКАСТОВ. Я не хочу. Меня никто не предупреждал.
       МИША. Боюсь, уже поздно. Мальчик обрел семью.
       ГЕННАДИЙ. Хотите, я вам погадаю?
       МИША. А вы гадаете?
       ГЕННАДИЙ. Профессионально зарабатываю гаданием деньги. Всего сто рублей. Хотите?
       МИША. Очень.
       ЩЕКАСТОВ. Нет. С какой стати?
       МАРГАРИТА. Погадай своему отцу. (Вынимает деньги) Сто рублей - не деньги.
       ГЕННАДИЙ (Берет деньги). С удовольствием. Все - в числах. Вся наша жизнь - в числах. Есть в этом доме книга?
       ЩЕКАСТОВ. Вы не в библиотеке. Прекратите комедию.
       МИША. У меня есть. Любовная лирика. Подойдет? Самые сладкоголосые песни любви. Шедевры. Всегда ношу с собой. Читаю с упоением. Учусь излагать чувства и мысли.
       ГЕННАДИЙ. На худой конец сгодится. Дата рождения? Впрочем, Лидия мне говорила. Так, сегодняшнее число, месяц, год... Карандаш и клочок бумаги?
       МИША. Ручка и записная книжка.
       ГЕННАДИЙ. Давайте. (Забирает у Миши ручку и записную книжку, открывает записную книжку, читает) "...Похоже, мой хозяин - круглый дурак".
       МИША. Не здесь. Дальше чистая страница.
       ГЕННАДИЙ. Ах, да. Вот. (Что-то записывает) Так, так - сразу несколько троек и семерок.
       МИША. Это хорошо или плохо?
       ГЕННАДИЙ. Как сказать. С одной стороны, у китайцев тройка и семерка - небесные числа. С другой, по Пифагору семерка предвещает насилие, похоть, зависть и уныние, а тройка вообще - скаредность и скупость.
       МАРГАРИТА. Все сходится. Особенно скаредность и скупость.
       МИША. Что же ждет нашего дорогого хозяина?
       ГЕННАДИЙ. А мы сейчас узнаем. Открой-ка, братец, свою книженцию на тридцать седьмой странице и начни с седьмой строки.
       МИША (Читает).
       "Не опасаюсь я твоих измен.
       Твоя измена - беспощадный нож".
       ГЕННАДИЙ. Достаточно.
       МАРГАРИТА. И что это значит? Кто кому изменил?
       ЩЕКАСТОВ. Ничего это не значит. Никто никому не изменил. Ясно сказано - "не опасаюсь я твоих измен". Не опасаюсь. Значит, их нет. И не было. И не будет. Одни фантазии, предположения, наговоры. Она невинна. Я осел.
       МИША. А я, мой господин, понял совсем по-другому. Изменила, словно нож в спину всадила.
       ГЕННАДИЙ. Несомненно.
       ЩЕКАСТОВ. Ерунда. Вы ничего не смыслите в толковании гаданий.
       МИША. Ясно сказано: твоя измена - беспощадный нож.
       ГЕННАДИЙ. Склонен согласиться.
       ЩЕКАСТОВ. Не согласен. Вам меня не запутать.
       ГЕННАДИЙ. Еще погадать?
       ЩЕКАСТОВ. Хватит. Достаточно. Нагадали. Не хочу ничего слышать. Собирайте свои манатки и уматывайте.
       ГЕННАДИЙ. А как же Лидия? Я ей обещал.
       МАРГАРИТА. Что вы ей обещали?
       ГЕННАДИЙ. Поговорить с папой. Объяснить..., объяснить, как она меня страстно полюбила..., как сына..., как я нужен вашей семье, и, прежде всего, тебе, папа..., какая я для тебя опора и поддержка в старости, когда тебе нужно будет приносить воды и менять памперсы, и как ты будешь счастлив, когда все поймешь...
       ЩЕКАСТОВ. Счастья у меня уже достаточно.
       МАРГАРИТА. Не прогоняй мальчика. Хотя бы до прихода Лидии. Если он тебе мешает, я могу его пока забрать с собой. Моя машина - у ворот. Прокатимся на пляж, искупаемся, как дети природы, посидим в ресторанчике на берегу. Как никак, я теперь твоя тетя. А, племянник?
       ГЕННАДИЙ. Тетя? Мило. Всегда мечтал о тете. Я согласен. Но - как папа?
       МАРГАРИТА. Немного ревности папе только на пользу.
       МИША. Папа не против. Правда, папа?
       ЩЕКАСТОВ. Прекратите называть меня папой. Прекратите издеваться. Оставьте меня в покое. Я никого не хочу видеть.
       МАРГАРИТА. Вот и чудно. Поехали, племянник.
      
       Маргарита и Геннадий уходят.
      
       ЩЕКАСТОВ. Миша, что со мной?
       МИША. Душа растет. Разрывает кокон и превращается в бабочку, в красивую редкую бабочку. В такую, знаешь, волшебную Морфо Пелеиду с нежнейшими лазурными крылышками и сложной судьбой. Видел когда-нибудь? Нет? Жаль. А вокруг кружат коршуны, поднимается буря и завывает ветер, ломая деревья. Непременно купи себе атлас бабочек. И сачок.
       ...Над волной ручья
       Ловит, ловит бабочка
       Собственную тень.
       ...Мое любимое хокку. Там, правда, не бабочка, а стрекоза. Но какая разница? Можно и мне задать вопрос?
       ЩЕКАСТОВ. Валяй.
       МИША. Там, в ресторане, ты ведь не случайно подсел ко мне?
       ЩЕКАСТОВ. Теперь уже не имеет значения.
       МИША. Да, возможно. Наверно. Хозяина поймет не каждый садовник, и садовника поймет не каждый хозяин. Живем, мешая правду с выдумкой, и мешая друг другу.
       ...Закрой рот. Пойдем пить чай с ромом. Конец первого действия.
      
       Конец первого действия.
      
      
      
       ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ.
      
       КАРТИНА ПЕРВАЯ.
      
       Дом Щекастовых. Спустя несколько часов. Щекастов один с мокрым полотенцем на лбу. Вбивает в стену гвоздь и вешает ружье. Рядом кладет распечатанную коробку с патронами.
      
       ЩЕКАСТОВ. Никому не верить, никому.... Только себе... (Замечает оставленную книгу) Этот проходимец книжку свою оставил. Гадали.... Как они гадали? Дилетанты. Невежи. Простофили. Не верю. Я сам себе погадаю. Честно. Без обмана.
      
       Открывает книгу и тычет пальцем в строки.
      
       ЩЕКАСТОВ (Читает). "Уж если ты разлюбишь - так теперь,
       Теперь, когда весь мир со мной в раздоре".
       ...Нет, не то. Палец соскользнул. Успокоиться. Взять себя в руки. Сосредоточиться, сосредоточиться. (Закрывает книгу, открывает снова наугад)
       "Но, видно, так угодно высшим силам:
       Пусть лгут твои прекрасные уста..."
       ...Да что ж это??? (Закрывает книгу, снова открывает)
       "Мешать соединенью двух сердец
       Я не намерен. Может ли измена
       Любви безмерной положить конец?"
       ...Сговорились. Это не та книга, не та, не та. (Смотрит на обложку) Шекспир. Нашел, у кого искать правды. Выдумщик. Фантазер. Фигляр. ...Последний раз. (Закрывает и снова наугад открывает книгу)
       "О, женщины, вам имя -- вероломство!"
       ...Подсунули, и книгу подсунули. Нарочно подсунули. Успокоиться. Все забыть. Никаких гаданий. Я и без гаданий знаю, что все это чушь, бред и несусветная ересь, а у меня все хорошо.
      
       Кладет себе полотенце на глаза. Замирает.
       Входит Подсекин, крадется по комнате. Щекастов наблюдает за ним из-под полотенца.
      
       ЩЕКАСТОВ. Стоять! Руки! Руки, я сказал!
      
       Подсекин останавливается, поднимает руки.
      
       ЩЕКАСТОВ. Проходной двор какой-то. Как вы сюда попали?
       ПОДСЕКИН. Через сад.
       ЩЕКАСТОВ. А садовник?
       ПОДСЕКИН. В саду. Поливает розы и сажает лилии. Молодец. (Опускает руки) Вы кто? Вы тот несчастный?
       ЩЕКАСТОВ. Пока не знаю. Не понимаю, о чем вы.
       ПОДСЕКИН. Бросьте. Вы муж моей Тамары? Ну, или как ее там сейчас зовут - Галины, Лидии? Не имеет значения. Почему вы молчите? Я же знаю, что это вы. Что вас смущает? Я похож на сумасшедшего?
       ЩЕКАСТОВ. Еще как.
       ПОДСЕКИН. Голубчик, мне бы ваши глаза. Подождите. Скоро, скоро откроются ваши глаза. И тогда... Вы сами увидите, кто из нас сумасшедший. Я уже вас жалею. Сочувствую. Невидимые слезы текут по щекам. Где она?
       ЩЕКАСТОВ. Кто?
       ПОДСЕКИН. Ваша, как вы думаете, жена.
       ЩЕКАСТОВ. Моя, как я думаю, жена уехала с нашей, как я думаю, массажисткой в турецкие бани. Если вы немедленно не оставите мой дом, я буду вынужден выставить вас, как я думаю, сумасшедшего, отсюда силой.
       ПОДСЕКИН. Чудак. Вы еще уверены, что это ваш дом. Блаженны верующие.
       ЩЕКАСТОВ. А что?
       ПОДСЕКИН. Ничего.
       ЩЕКАСТОВ. Кто вы такой?
       ПОДСЕКИН. Я - муж вашей жены. Настоящий муж.
       ЩЕКАСТОВ. Вы бредите?
       ПОДСЕКИН. Паспорт показать? (Вынимает и показывает паспорт)
       ЩЕКАСТОВ (Читает). "В отделе ЗАГС города Костоплюева зарегистрирован брак с гражданкой Семенихиной Тамарой Петровной". И что?
       ПОДСЕКИН (Вынимает из кармана фотографии). Свадебные фотографии пятилетней давности. Единственное, что у меня осталось. Все остальное она похитила.
       ЩЕКАСТОВ. Моя Лидия.
       ПОДСЕКИН. Не Лидия, а Тамара. И не ваша, а моя. Впрочем, теперь уже не важно, чья.
       ЩЕКАСТОВ. Я не понимаю.
       ПОДСЕКИН. Что тут непонятного? Перед вами обманутый муж, лишенный всего - счастья, дома, семьи, любви, денег и прочей ерунды. Жертва этой дамы. Более жестокой брачной аферистки свет не видел. Обирает мужей и исчезает. Мегера. Черт в юбке. Ядерное нашествие. Я был третьим. Несколько фамилий, несколько паспортов, несколько мужей и выводок брошенных детей. Но до сих пор безумно люблю, ничего не могу поделать. Ужас. Можете себе представить - люблю свою мучительницу?
       ЩЕКАСТОВ. Этого не может быть.
       ПОДСЕКИН. Согласен. Не может. Я тоже не верил. И все-таки это так. Мне самому, когда я думаю о том, что со мной произошло, хочется закрыть глаза, улыбнуться, плюнуть и броситься с моста в реку. Но не могу - дети.
       ЩЕКАСТОВ. У вас с Лидией есть дети?
       ПОДСЕКИН. Трое. Все на моей шее. Без ласки, без жилья, без средств к существованию.
       ЩЕКАСТОВ. Я все понял. Вы актер. Фотографии можно подделать. Историю сочинить. Паспорт вообще ни при чем. В нем женщина с другой фамилией. Вы обыкновенный вымогатель. Жулик.
       ПОДСЕКИН. Разве я что-то у вас попросил? Нет. Наоборот. Я пришел вам помочь. Рискуя, между прочим, своей жизнью. Если она узнает, что я здесь, меня ждут муки ада. Когда два месяца назад я наконец-то нашел ее и приехал сюда (вы, как всегда, были в командировке), ее знакомые так отделали меня в вашем саду, что второй беседы с ними я не выдержу. Я вышел из больницы всего неделю назад. Мне было ясно сказано: еще одно появление здесь - и финита, красочное прощание с бездомным незнакомцем.
       ЩЕКАСТОВ. Почему я должен вам верить?
       ПОДСЕКИН. А я не прошу, чтобы вы мне верили. Мне совершенно все равно, поверите вы мне или нет. Я просто хочу вас предупредить.
       ЩЕКАСТОВ. О чем? Зачем?
       ПОДСЕКИН. Из сострадания. Брошенный муж помогает беззаботному преемнику. Не хочу, чтобы кто-то повторил мои муки.
       ЩЕКАСТОВ. Но этого не может быть. Я прекрасно знаю Лидию. Я знаю все про ее жизнь - детство, отрочество, юность, невинные увлечения, первые забавы. Все в ее альбомах - родители, друзья, поклонники, первая любовь. Вас там нет.
       ПОДСЕКИН. Ерунда. Я вам напечатаю сотни подобных альбомов. Комар носа не подточит. Это называется хорошее портфолио.
       ЩЕКАСТОВ. Когда вы успели завести троих детей?
       ПОДСЕКИН. В первый год близнецы - девочки, Маша и Вера. Через год - Костик, наследник.
       ЩЕКАСТОВ. Она уверяла меня, что до свадьбы со мной была почти невинна.
       ПОДСЕКИН. Зависит от нашего взгляда на вещи. Есть нюансы.
       ЩЕКАСТОВ. Ерунда. Розыгрыш. Полная чушь. Я бы знал. Я бы чувствовал, предвидел. Меня не обведешь вокруг пальца. Я уверен. Я достаточно умен и хитер.
       ПОДСЕКИН. У женщин другой ум и другая хитрость. Она хочет забрать Костика. Моего Костика. Моего мальчика, мою жизнь.
       ЩЕКАСТОВ. Забрать? Куда?
       ПОДСЕКИН. Она сказала, что перепишет на него дом и даст ему хорошее образование.
       ЩЕКАСТОВ. Чей дом?
       ПОДСЕКИН. Ваш дом.
       ЩЕКАСТОВ. А я?
       ПОДСЕКИН. А вы здесь уже практически никто.
       ЩЕКАСТОВ. Как никто?
       ПОДСЕКИН. Не знаю. Но я ей верю. Со мной было то же самое.
       ЩЕКАСТОВ. Она же бросила Костика.
       ПОДСЕКИН. Бросила. А теперь, утверждает, заговорила кровь. Хочет обеспечить родное дитя. Но я подозреваю самое худшее. Какие-нибудь ее новые махинации. Она втянет Костика в свои махинации.
       ЩЕКАСТОВ. Простите, а я?
       ПОДСЕКИН. А вы - на улицу. В психушку. Возможно, в тюрьму. Вполне вероятно, закажет своим мафиозным приятелям. Я не знаю. Не интересовался.
       ЩЕКАСТОВ. Вы вменяемы? Впрочем, не имеет значения. ...Хорошо, допустим. Допустим, я вам поверю. В чем-то, совсем немного. Допустим, вы и она - ...всякое может быть. Я не ханжа. ...Или ханжа? Вы считаете, что я ханжа?
       ПОДСЕКИН. Я не знаю. Как вам угодно. Нет, вы не ханжа.
       ЩЕКАСТОВ. Да, я не ханжа. Я современный, свободомыслящий, толерантный. Она ошиблась, вы попались под руку. Предположим, что-то из вашего бреда действительно было...
       ПОДСЕКИН. Спасите Костика, сына. Спасите мою жизнь. Не дайте ей разрушить семью, лишить меня последней радости и надежды. Со мной он вырастет человеком, а я без него погибну. На коленях умоляю. (Становится на колени)
       ЩЕКАСТОВ. Встаньте, вы мужчина.
       ПОДСЕКИН. Не встану. Я не мужчина, я отец.
       ГОЛОС МАРГАРИТЫ. Милый! Я вернулась!
       ПОДСЕКИН. Спрячьте меня! Вопрос жизни и смерти! Сюда, в шкаф!
       ЩЕКАСТОВ. Хорошо, в шкаф.
      
       Подсекин прячется в шкаф. Входит Маргарита.
      
       МАРГАРИТА. Я вернулась.
       ЩЕКАСТОВ. Ах, это ты...
       МАРГАРИТА. Он нудный. Он меня утомил. Он бросается на каждую юбку. Я оставила его на пляже в компании каких-то сомнительных девиц. Зачем тебе такой сын? Ни документов, ни совести, ни уважения к родственникам.
       ЩЕКАСТОВ. Действительно. И ты - вернулась.
       МАРГАРИТА. Считай, что я никуда не уходила. Люблю, горю, больше не могу терпеть. Ты мой бог и владыка.
       Я в душ, а ты пока застели тахту. Я выйду к тебе чистой и непорочной, и ты поймешь, что только я тебе нужна.
      
       Уходит в душ. Щекастов распахивает шкаф. Подсекин в полуобморочном состоянии стоит, намертво вцепившись в перекладину шкафа.
      
       ЩЕКАСТОВ. Выходите и бегите. Слышите, вы? Бегите, пока она не вышла из ванной. Это ее сестра. Вам здесь опасно. (Пытается оторвать Подсекина от перекладины)
       ПОДСЕКИН (Мычит). ...Не могу..., руки оторвать не могу...
       ЩЕКАСТОВ. Отдирайте ваши руки и бегите. ...Да что с вами?!
      
       Входит Лидия.
      
       ЛИДИЯ. Что ты там ищешь? Тебе помочь?
       ЩЕКАСТОВ. Нет-нет. (Захлопывает шкаф) Я уже все нашел. Что случилось? Где твоя массажистка? Вы хорошо провели время?
       ЛИДИЯ. Прекрасно. Я решила, что нам нужно поговорить. Недосказанность удручает. Я люблю ясность.
       ЩЕКАСТОВ. Да-да, конечно. Я тоже. О какой ясности ты говоришь, дорогая?
       ЛИДИЯ. Мы все-таки муж и жена. Мы не можем друг друга обманывать. Мы клялись в супружеской верности, если ты помнишь.
       ЩЕКАСТОВ. Я помню. Почему ты изменилась?
       ЛИДИЯ. Я? Когда? Я не менялась. Или нет - я всегда менялась. Женщины всегда меняются. Ты просто не замечал. Ты придумал меня. Ты придумал себе игрушку. Выстругал из деревяшки куклу, прилепил на лицо мою фотографию и ходил, любовался. Думал, что это я. А это не я. Я - живой человек. Как ты. Ни больше, ни меньше. Мне надоело притворяться, надоело быть для тебя сладким сиропом.
       ЩЕКАСТОВ. Я считал, что у меня примерная и послушная жена. Я дарил тебе слоников. Что вчера произошло?
       ЛИДИЯ. Ничего. Ты поверил первому встречному. Ты оскорбил меня своим подозрением.
       ЩЕКАСТОВ. Этот первый встречный теперь наш садовник и мой друг. И он вел меня в притон, которым оказался наш дом.
       ЛИДИЯ. Это твоя версия. Ты снова меня оскорбляешь. Уже и друг? Скоро же вы обзаводитесь друзьями. В конце концов, кто для тебя важнее - я или садовник?
       ЩЕКАСТОВ. Конечно, ты, любимая.
       ЛИДИЯ. Кому ты веришь - ему или мне?
       ЩЕКАСТОВ. Конечно, тебе.
       ЛИДИЯ. Первое доброе слово от тебя. Забудем вчерашнюю историю. Ты еще нужен мне. (Ложится на тахту)
      
       Шум в шкафу.
      
       ЛИДИЯ. Что такое?
       ЩЕКАСТОВ. Мыши. Я поставил там мышеловки. Пока не будем пользоваться шкафом. (Подсаживается к Лидии на тахту)
       ЛИДИЯ. Не выношу мышей. Ох, это так гадко. Возможно - ...я могу допустить, хотя бы в какой-то степени, на сотую долю процента - я тоже была в чем-то слегка неправа. Я увлеклась. Вышла из-под контроля. Нахлынула безумная волна - и всех унесла в море. Мы оба наговорили лишнего. Но ты - мужчина. Ты должен все прощать, понимать и успокаивать. Ведь так?
       ЩЕКАСТОВ. Я всего лишь хотел, чтобы ты сказала мне правду.
       ЛИДИЯ. Правду? Какую правду? Какую из правд? О чем?
       ЩЕКАСТОВ. О тебе и обо мне, о нас с тобой. ...Ну, хотя бы была ли ты раньше замужем и есть ли у тебя дети?
       ЛИДИЯ. Откуда вдруг такие вопросы?
       ЩЕКАСТОВ. Ниоткуда. Обычные вопросы. Между любящими супругами не должно быть никаких секретов.
       ЛИДИЯ. Раньше ты о моем прошлом речи не заводил.
       ЩЕКАСТОВ. Раньше я думал, что все о нем знаю.
       ЛИДИЯ. Странно. Очень странно. Ну, хорошо. Хотя это необъяснимо. И глупо. И не имеет никакого отношения ко вчерашнему. ...Ты уверен, что хочешь знать правду?
       ЩЕКАСТОВ. Правду, и только правду. Конечно. Всегда.
       ЛИДИЯ. Просто иногда лучше чего-то не знать, чем знать. Я всегда старалась беречь твои нервы, заботилась о твоем покое.
       ЩЕКАСТОВ. У меня крепкие нервы. Я выдержу.
       ЛИДИЯ. Помни, я тебя предупреждала.
       ЩЕКАСТОВ. Я запасся валидолом и виски.
       ЛИДИЯ. Ну, хорошо.... Если ты настаиваешь.... У меня есть дети от трех разных любимых мужчин.
      
       Щекастов падает в обморок. Лидия роется у него в карманах, находит валидол, засовывает ему в рот. Бьет его по щекам. Щекастов приходит в себя.
      
       ЛИДИЯ. Старший сын от первого брака. Сын и дочь от второго. И две дочери и сын от третьего.
       ЩЕКАСТОВ. Боже мой, сколько тебе лет?
       ЛИДИЯ. Дима, не сходи с ума. Ты прекрасно знаешь. По паспорту тридцать.
       ЩЕКАСТОВ. Шестеро детей? И я ничего не знал. И мы никогда о них не говорили. Ни намека, ни полслова.
       ЛИДИЯ. Я думала, что наша любовь заменяет все разговоры. Когда женщина хочет что-то сказать, она любит. Ей не нужны слова. Слова - пыль, лишнее, несущественное.
       ЩЕКАСТОВ. Откуда? Когда? От кого? Ты же говорила, что только со мной обрела счастье.
       ЛИДИЯ. Тридцать не пятнадцать. Тем более, мои тридцать. Что ты хочешь? Столько лет жизни. Марафон со многими остановками. Я говорила, что обрела с тобой новое счастье. Счастье бывает разное.
       ЩЕКАСТОВ. А твои уверения, что я у тебя практически первый мужчина?
       ЛИДИЯ. В тридцать лет? К слову пришлось. Не помню. В определенном смысле. Возможно, в порыве жалости. Такой - первый. Я не понимаю, какое все это имеет к нам с тобой отношение? Мое прошлое - это мое прошлое. Я никому его не навязываю и никого в него не пускаю. Я же не спрашиваю тебя о твоих прежних женщинах. Сколько их было?
       ЩЕКАСТОВ. Не помню. Не считал.
       ЛИДИЯ. Вот видишь. Ты сбился со счета. А я тебя ни в чем не упрекаю. Если ты действительно любишь меня, я многое готова тебя простить. Даже твое прошлое. Прошлое - прошлое, нынешнее - нынешнее. И между ними пропасть. Ты мой муж. Твое слово закон. Мне главное, чтобы ты сказал: "Сейчас ты - моя единственная, и пока ты со мной, у меня никого не будет". (Треплет волосы Щекастова) ...Ну?..
       ЩЕКАСТОВ. Сейчас ты - моя единственная, и пока ты со мной, у меня никого не будет. Дорогая. Любимая. Когда ты рядом, я теряю голову. (Обнимает Лидию)
      
       Из ванной в прозрачном пеньюаре с сотовым телефоном в руке выходит Маргарита. Она танцует и подпевает зажигательной мелодии, играющей в ее телефоне.
      
       МАРГАРИТА (Танцует и поет, кружась и полузакрыв глаза). Ла-ла-ла..., как мальчик и девочка в детском саду.... Погляди, какой чудный пеньюарчик я купила. Заглянула в магазин, и вот - подарок для тебя. В кармашке чек, милый. Ты порадуешь свою малышку? Твоя малышка идет к тебе.
       ЛИДИЯ. Извини, чья малышка?
      
       Маргарита смотрит на Лидию, запахивает пеньюар.
      
       МАРГАРИТА. Ах, простите. Не заметила. Замечталась. Привет, сестренка. Я - твоя малышка. Твоя, сестренка. Я младшая, ты старшая. Старушка, ты всегда была мне как мать. Я просто совсем не при деньгах. Вот, хотела попросить тебя помочь. Временно. В долг.
       ЛИДИЯ. "Милый"? И давно?
       ЩЕКАСТОВ. Ты все не так поняла. Недоразумение за недоразумением. Полоса невезения.
       ЛИДИЯ. "Ты - моя единственная"... "Когда ты рядом, я теряю голову"... Слова - пыль. Видит бог, я хотела, как лучше...
       МАРГАРИТА. Не устраивайте истерик. Если вам жаль для меня несчастных несколько тысяч, так и скажите. Найду, где занять. Что за манера - из каждого пустяка делать трагедию? Вы зудите, как старик и старуха.
       ЛИДИЯ. Я старше тебя всего на пять лет.
       МАРГАРИТА. А противнее на все двадцать.
      
       Входит Журавль в женском наряде.
      
       ЖУРАВЛЬ. Какой милый пеньюар! Великолепно. Все скрывает и все открывает. В моем стиле.
       ЛИДИЯ. Познакомься, сестренка, мой новый массажист - ...Кристина.
       МАРГАРИТА. Любопытно. Такой милый и нежный бас. С вашим голосом можно играть героев-любовников на сцене.
       ЖУРАВЛЬ. Мне говорили. У меня много талантов. И я с почтением отношусь к сестрам моих клиенток.
       Мне надо переодеться. Кажется, я повесила свой домашний халат в этот шкаф. Хочу принять душ. (Подходит к шкафу и открывает)
      
       Подсекин в ужасе смотрит на Журавля.
      
       ЖУРАВЛЬ. Что это?
       ЩЕКАСТОВ. Мыши.
       ЖУРАВЛЬ. Да? Странно? Одна большая мышь.
       ЛИДИЯ. Я очень боюсь мышей.
       МАРГАРИТА. Я тоже.
       ЛИДИЯ. Я хочу, чтобы ее там не было.
       ЩЕКАСТОВ. Уверяю, дорогая, завтра ее не будет. Как только вы уйдете, я ее поймаю и убью. Раздавлю. Сотру в порошок.
       ЖУРАВЛЬ. Однако все это - совершенно не мое дело. Я уважаю чужой выбор. Мыши так мыши. Я хотела только найти мой халат.
      
       Подсекин подает Журавлю халат. Журавль отрицательно кивает головой и показывает на другой халат. Подсекин подает ему другой халат. Журавль просит Подсекина помочь расстегнуть у него сзади платье. Подсекин расстегивает платье. Журавль снимает платье. Отдает Подсекину. Поправляет вату в лифчике.
      
       ПОДСЕКИН. Вата?
       ЖУРАВЛЬ. Больше нравится силикон?
      
       Принимает от Подсекина халат и надевает.
      
       ЖУРАВЛЬ. Прекрасно. Больше мне ничего не нужно. В вашем доме полно приятных сюрпризов. Лидия, помните - массаж через пятнадцать минут.
       МАРГАРИТА. Какие у вас волосатые руки.
       ЖУРАВЛЬ. Вы еще не видели мою грудь. Природа. С ней трудно спорить. Вы что-нибудь слышали о женщинах с бородами? Раньше они часто выступали в цирке, теперь перебрались в ночные варьете. Чего только не увидишь на свете.
       МАРГАРИТА. Сестренка, не одолжишь мне свою массажистку на пару дней?
       ЛИДИЯ. Не могу. Не сейчас. Может быть, позднее. Уж мы-то с тобой, сестренка, всегда договоримся. В детстве ты всегда донашивала мои вещи и играла моими игрушками
       ЖУРАВЛЬ. Дамы, я - вольная птица, свободная личность, а не предмет для торга и сдачи в аренду.
      
       Журавль уходит в ванную.
       Появляется Геннадий.
      
       ГЕННАДИЙ. Я вовремя. Наконец-то вся семья в сборе. Дорогая тетушка, почему вы меня бросили на пляже и оставили на растерзание этих вульгарных девиц?
       МАРГАРИТА. Потому, милый племянник, что ты смотрел на них, как козел на капусту.
       ГЕННАДИЙ. Не люблю сравнений. Привет, папа. (Пытается обнять Щекастова)
       ЩЕКАСТОВ (Отстраняется от Геннадия). Лучше без фамильярностей.
       ГЕННАДИЙ. Просто меня переполняют сыновние чувства. Впрочем, как угодно. (Идет к Лидии, лежащей на кровати) Мама, любимая! (Ложится рядом с Лидией, обнимает и крепко целует ее)
       МАРГАРИТА. Не слишком много сыновней любви?
       ЛИДИЯ. Сыновней любви никогда не бывает в избытке. И на тетушку хватит. Иди к нам.
       МАРГАРИТА. Не хочу.
       ЛИДИЯ. Как хочешь. Было бы предложено. (Геннадию) Солнышко, ты уже говорил с папой?
       ЩЕКАСТОВ. "Солнышко" со мной говорило. Но я ничего не понял. Почему дети в нашей семье появляются без моего ведома? Седьмой твой ребенок за последний час.
       ЛИДИЯ. Я хотела сделать тебе приятный сюрприз. Ты всегда твердил, что мечтаешь о сыне. Потом, не одной же мне быть многодетной родительницей. Хлебни и ты немножко отцовских забот. Я думала, ты будешь счастлив. Неужели я ошиблась? Это был еще один мой подарок на годовщину нашей свадьбы.
       ЩЕКАСТОВ. Предпочел бы, чтобы этот подарок не так нагло обнимал тебя у всех на глазах.
       ГЕННАДИЙ. Я слегка увлекся. Просто мама для меня - лучшая женщина на свете, образец всех женщин. В раннем далеком забытом детстве я всегда спал вместе с мамой и так к этому привык. (Отрывается от Лидии)
       ЩЕКАСТОВ. Детство прошло.
       ЛИДИЯ. Кролик мой, где ты был?
       ГЕННАДИЙ. На пляже.
       ЛИДИЯ. Ты испачкал рубашку в губной помаде.
       МАРГАРИТА. Не удивительно. Что еще делать на пляже?
       ГЕННАДИЙ. Сейчас сменю.
      
       Геннадий встает и идет к шкафу. Открывает шкаф. Видит Подсекина.
      
       ГЕННАДИЙ. Это...?
       ЩЕКАСТОВ. Мыши.
       ГЕННАДИЙ. Никогда таких не видел.
       ЛИДИЯ. Надеюсь, ты не боишься мышей?
       ГЕННАДИЙ. Равнодушен. Слегка удивлен, но равнодушен. Мне нужна рубашка.
      
       Подсекин торопливо снимает с себя рубашку.
      
       ГЕННАДИЙ. Чистая рубашка.
      
       Подсекин безмолвно извиняется и услужливо предлагает на выбор несколько чистых рубашек.
      
       ГЕННАДИЙ. Да, пожалуй, эта.
      
       Щекастов подходит и закрывает шкаф.
      
       ЩЕКАСТОВ. Сколько можно переодеваться?! Оставьте шкаф в покое. Вы его издергали.
       ...Почему я раньше не замечал? Кто открыл мне глаза? Плюнуть в лицо тому, кто открыл мне глаза. Кастрировать. Четвертовать. Разве я плохо жил? Разве я не был счастлив? Зачем? Я ни о чем не просил. Стечение обстоятельств. Затмение. Обморок. Несчастный случай. И я стою среди руин. В своем же доме - случайный прохожий, нежданный и нежеланный гость. Считаю детей, как цыплят. В ванной - массажистки, в шкафу - мыши. Кто-нибудь, помогите...
      
       Входит Миша.
      
       МИША. Свежие розы. Только что срезал в саду.
       ЩЕКАСТОВ. Зачем?
       МИША. Надо же мне чем-то заниматься. Иначе за что вы будете платить мне деньги. В некоторых лучших домах, как я слышал, садовникам за то, что они вовремя приносят к столу свежие розы, дают чаевые.
      
       Щекастов роется в карманах и дает Мише деньги. Лидия снимает платье.
      
       ЩЕКАСТОВ. Вымогатель.
       МИША. Премного благодарен. Детишкам на хлеб.
       ЛИДИЯ. Миша, раз уж ты здесь, будь добр, возьми мое платье, повесь в шкаф и принеси мой халат. Там мыши, а я боюсь мышей.
       МИША. Непременно, госпожа.
       ГЕННАДИЙ. Мама, как ты прекрасна.
       ЛИДИЯ. Спасибо, сынок. Твой отец так не считает.
       ЩЕКАСТОВ. Я считаю, но не понимаю. Как тебе не стыдно? В нижнем белье - перед...
       ЛИДИЯ. Перед кем? Здесь все свои. Кого нам стыдиться? Садовника? Пусть стыдятся люди с нечистой совестью - строящие своим близким козни и лгущие на каждом шагу.
      
       Миша берет платье Лидии, идет к шкафу и открывает его. Подсекин, как опытный гардеробщик, с готовностью принимает у него из рук платье. Подает ему халат.
      
       МИША. Премного благодарен.
       ЛИДИЯ. С кем ты говоришь?
       МИША. Не знаю. Не уверен. Сам с собой. На всякий случай.
      
       Из ванной выходит Журавль.
      
       ЖУРАВЛЬ. Ты прекрасна, как Афродита. Срочно на массаж.
       ЩЕКАСТОВ. А я?
       ГЕННАДИЙ. Ты, папа - как Аполлон. Но там ты будешь лишним.
       ЛИДИЯ. Заплати моей сестре за пеньюар. (Вынимает и отдает ему кошелек) Случайно прихватила вместе с кредитной картой твой кошелек. Помоги бедняжке, сколько позволит твоя совесть.
      
       Лидия и Журавль уходят в спальную.
      
       ЩЕКАСТОВ. Пять тысяч хватит?
       МАРГАРИТА. Какая у тебя маленькая совесть. (Берет деньги)
       ЩЕКАСТОВ (Отводит Маргариту в сторону). И еще. Я хотел тебе сказать. Я должен тебе сказать. Между нами все кончено. Я люблю ее.
       МАРГАРИТА. Кого?
       ЩЕКАСТОВ. Свою жену.
       МАРГАРИТА. Ты шутишь, котенок?
       ЩЕКАСТОВ. Она для меня единственная и неповторимая. Так получилось. Мне больше никто не нужен. Ты сама понимаешь - наша связь была ошибкой, мелким недоразумением, легкой шалостью.
       Я.... Ты должна понять.... Я не звал тебя. Ты пришла не вовремя. Тебе не надо было приходить. Я не могу тебя видеть. Оставь меня в покое. Исчезни из моей жизни. В конце концов, ты сама во всем виновата. Меня от тебя тошнит. Неужели так трудно уяснить: я люблю другую, я люблю ее.
       МАРГАРИТА. Подожди, подожди. Ты что - пьян?
       ЩЕКАСТОВ. К чему? Зачем? О чем ты? Ты не слышишь, что я говорю. Ты прекрасный, чудный, нежный человек. Но между нами ничего общего. Я старик. Ты молода. Ты найдешь себе мужчину много лучше, чем я. Ты будешь с ним счастлива. А я - просто мелкий эпизод в твоей жизни, заполнение пустоты. Короче, все. Все. Все, все, все. Прости и прощай.
       МАРГАРИТА. Подонок. Какой же ты подонок. Лжец и подонок.
       ЩЕКАСТОВ. Тише. Не скандаль. Считай, как хочешь. Уйди. Прошу. (Хочет отойти от нее)
      
       Маргарита бросается к Щекастову, обнимает ему ноги, целует их, не отпускает.
      
       МАРГАРИТА. Не отдам. Не пущу. Никуда не пущу. Ты мой. Очнись. Опомнись. Разве так можно со мной?
      
       Кусает его за ногу. Щекастов вопит.
      
       ЩЕКАСТОВ. Ай!!! Не кусайся!!!
       МАРГАРИТА. Мое. Все мое. Ты - мой, ты - только мой. Разве ты забыл? Я - женщина твоей мечты. Не она, а я. Ты перепутал. Ты заблудился. Тебя обманули. Я твоя судьба. Только со мной ты находил покой. Только я тебя выслушивала, понимала, жалела, любила. (Ползает за ним, вцепившись в ноги)
       ЩЕКАСТОВ. Хорошо, хорошо. Не помню, ничего не помню. Только уходи. Не надо слов. Уходи навсегда.
       МАРГАРИТА. А твои обещания? Твои признания? Твое "Ты мой ангел", "Ты мое солнце", "Ты мое небо"?
       ЩЕКАСТОВ. Прекрати. Прекрати немедленно. Ты бредишь. Ошибка. Все прошло. Мы не одни. Они смотрят.
       МАРГАРИТА. Ты мой. Никому не отдам. Я тебя спасала. Ошибка? Я - ошибка? Когда было плохо, ты шел ко мне. Ты топил во мне свою ярость, ненависть и отчаянье. Разве нет? Разве нет? Я окутывала тебя своей любовью, укрывала от унижений и обид. А теперь? Прогонишь меня - и с кем останешься? Кто тебя спасет? А что будет со мной? Я не могу без тебя.
       ЩЕКАСТОВ. Хватит. Пусти.
      
       Щекастов вырывается.
      
       ЩЕКАСТОВ. Тише. Шутка. Без сцен. Я шутил. Пусть так, пусть я подлец. Главное - расстаться, и больше никогда..., никогда...
       МАРГАРИТА. Перед кем мне таиться? Перед ним? Или перед ним? Плевать. Извини. Я все здесь разнесу.
       Ты соблазнил меня, почти невинную, обманул, пользовался мной, а теперь - ...ошибка??? Шепотом?! На ушко?! Чтобы я пошла и сунула голову в духовку или бросилась вниз с крыши двенадцатого этажа?
       ЩЕКАСТОВ. Пойми, так получилось. Когда мы счастливы, мы так мало заботимся о сохранении своего счастья, мало его ценим. Как сердце.
       Мое счастье - она. Лидия. Она. Лидия. Она. У меня открылись глаза. Она была моим миром. Я думал, мой мир прочен и поэтому позволял себе все - глупости, измены, невинные шалости с тобой. Я был слеп.
       ГЕННАДИЙ. Глуп.
       МИША. Недальновиден.
       МАРГАРИТА. Что? Шалости? Сволочь. Я любила тебя, я сломала себе жизнь, оставила работу, бросила друзей, бегала за тобой, как собачонка...
       ЩЕКАСТОВ. Не говори так, не говори. Ты сейчас просто возбуждена и не отдаешь себе отчета. Ты молода, ты красива, ты Клеопатра в постели. Все успокоится и перемелется, я - случайная встреча. А Лидия..., Лидия... Я не понимал, как много она для меня значит. Воздух. Свет. Хлеб. Теперь, когда ее нет, когда она изменилась - я живу в другом мире, на другой планете, в другом аду.
       МАРГАРИТА. Я красивей.
       МИША. Вульгарней.
       МАРГАРИТА. Моложе.
       ГЕННАДИЙ. Незрелей.
       МАРГАРИТА. Я сексуальней.
       МИША. Навязчивей.
       МАРГАРИТА. Я свободней.
       ГЕННАДИЙ. Доступней.
       МАРГАРИТА. Я честней.
       МИША. Глупей.
       МАРГАРИТА. Чего тебе не хватает? Чего? Чего? Скажи, и я дам. Почему она, а не я? Почему всегда она, а не я?
       МИША. Мужчин трудно понять. Слишком хорошо - тоже нехорошо. Торт - иногда, черный хлеб - на каждый день. Хотя я был бы не против.
       ГЕННАДИЙ. Я - тем более.
       ЩЕКАСТОВ. Занимайтесь своим делом.
       МИША. Каким? Мы и занимаемся.
       ГЕННАДИЙ. Мне обоих жалко. Папа, ты увяз как муха в меду.
       ЩЕКАСТОВ. Вас это не касается. (Маргарите) Все нормально. Успокойся. Все нормально. Ты найдешь себе лучше. Прощай, прости, забудь. Уходи. Уходи, умоляю.
       МАРГАРИТА. Ты - предатель. Ты - свинья. Где моя сумочка?
       ЩЕКАСТОВ. Да. Вот. Там. (Подает ее сумочку) Забирай сумочку и уходи.
      
       Маргарита хватает свою сумочку, вынимает из нее пузырек, разом выпивает содержимое.
      
       МИША. Яд филиппинской кобры?
       ГЕННАДИЙ. Французский коньяк?
       МАРГАРИТА. Так просто ты от меня не отделаешься.
      
       Маргарита снимает со стены ружье, вытряхивает из коробки горсть патронов, заряжает ружье.
      
       МИША. Эй, эй, не стоит. Да что же это такое?
       ЩЕКАСТОВ. Если ты собралась застрелиться, то хочу тебе сказать: из этого ружья крайне неудобно. Я пробовал.
       ГЕННАДИЙ. Из-за меня стрелялось много женщин. Потом они выглядели очень жалко и некрасиво.
       МАРГАРИТА. Я не собираюсь стреляться. Я собираюсь перестрелять вас.
       МИША. Боже мой, что за день. (Снимает с себя пиджак и вешает на стул)
       МАРГАРИТА. Зачем вы раздеваетесь?
       МИША. У меня нехорошее предчувствие и печальный опыт стрельбы в этом доме. Все пули здесь попадают в мой пиджак. Лучше в пиджак, чем в сердце.
      
       Маргарита наводит ружье на Щекастова. Щекастов прячется за Геннадия, Геннадий - за Мишу. Все с визгом бегают друг за другом, падают друг на друга, кувыркаются, вскакивают, опять бегут. Маргарита стреляет первый раз.
       Все смотрят друг на друга. Все целы.
       Из спальной выскакивает Лидия в пеньюаре.
      
       ЛИДИЯ. Что здесь происходит? Кто стрелял?
       ЩЕКАСТОВ. Ничего особенного. Все в порядке. Мы шутим. Обучаем твою сестру стрельбе.
       ГЕННАДИЙ. Развлекаемся.
       МИША. Обычные забавы в этом доме.
       ЩЕКАСТОВ. Иди, дорогая, не прерывай массаж. Массаж важнее. Если что-то случится, мы тебя позовем.
       ЛИДИЯ. Хорошо. Что ж. Странные забавы. Ладно. Вы уверены?
       ГЕННАДИЙ. А-а...
       МИША. Э-э...
       ЩЕКАСТОВ (Затыкает им рот). Они уверены.
       ЛИДИЯ. Вы нам мешаете. Так что прошу забавляться и шуметь потише.
       ЩЕКАСТОВ. Конечно.
       МАРГАРИТА. Обязательно. Как скажешь, дорогая.
      
       Лидия уходит. Маргарита снова наводит ружье на Щекастова.
       Опять та же беготня, визги, крики, кувыркания - но вполголоса. Маргарита стреляет второй раз.
       Все смотрят друг на друга. Все целы. Прислушиваются. Лидия не выходит.
       Уставший Миша снимает со стула свой пиджак. Показывает две дыры на уровне сердца.
      
       МИША. В сердце. Обе пули. Я же говорил.
       МАРГАРИТА (Предлагает ружье). Никто больше не хочет?
       ГЕННАДИЙ. Спасибо. Не сегодня.
       МИША. Я тоже, извините, в другой раз.
       МАРГАРИТА. ...Нет? ...Ладно.
      
       Маргарита подходит к Щекастову. Тот закрывается от нее руками.
      
       МАРГАРИТА. Из-за кого? Из-за этого старого плешивого мерзавца? Из-за этого ничтожества? Стыдно, ...как мне грустно и стыдно. Прощай. Адью. Тряпка. Ты для меня больше не существуешь.
       ЩЕКАСТОВ. Наконец-то.
      
       Маргарита дает Щекастову пощечину.
      
       МИША (Маргарите). По крайней мере, вы попытались.
      
       Маргарита уходит. Геннадий нервно улыбается. Миша собирает разбросанные по полу цветы и ставит в вазу.
      
       ГЕННАДИЙ. Что касается меня, то я ничего не слышал и ничего не видел. Папа, я нем, как рыба. Тетя вышла из берегов. С женщинами случается. Они не умеют себя контролировать в нужный момент. Маме я ничего не скажу.
       МИША. Я тоже. Надо же - "Клеопатра в постели"...Эх, молодежь...
       ГЕННАДИЙ. Пожалуй, я пойду. Меня ждут. (Идет к спальной)
       ЩЕКАСТОВ (Берет ружье и заряжает его). Молодой человек, нам надо поговорить. Присядьте.
      
       Геннадий возвращается и усаживается. Щекастов вешает ружье на стену.
       В шкафу раздается грохот. Из шкафа выходит весь в платьях Подсекин. Пошатываясь, делает несколько шагов и падает.
      
       МИША (Бросается к Подсекину). Вы убиты?
       ПОДСЕКИН. Не знаю.
      
       Миша поднимает Подсекина, усаживает, наливает ему в стакан виски и заставляет выпить.
       Миша ощупывает и оглядывает Подсекина.
      
       МИША. Крови нет. Цел. Просто нервное.
       ПОДСЕКИН. Я плохо слышал. Терял сознание. Вы изменяли нашей Лидии? Как вы могли?
       ГЕННАДИЙ. Извините за праздное любопытство, но все-таки кто вы?
      
       Подсекин мычит что-то неопределенное.
      
       ПОДСЕКИН. Э-э-э...у-у-у...м-м-м...
       ЩЕКАСТОВ. Муж Лидии.
       ГЕННАДИЙ. А ты?
       ЩЕКАСТОВ. И я муж Лидии.
       ГЕННАДИЙ. А я?
       ЩЕКАСТОВ. А вы наш сын.
       МИША. Э-э-э...
       ЩЕКАСТОВ. Заткнитесь все. Помолчите. Не мешайте нам решать семейные вопросы. (Геннадию) Оставим детали. Перейдем к главному. Что вам надо?
       ГЕННАДИЙ. О чем речь?
       ЩЕКАСТОВ. Сколько вам нужно, чтобы вы исчезли из моего дома немедленно и навсегда?
       ГЕННАДИЙ. Папа, я тебе не нравлюсь?
       ЩЕКАСТОВ. Не ломайте комедию.
       МИША. Человек много страдал и перенес.
       ГЕННАДИЙ (Подсекину). А вам я тоже не нужен?
       ПОДСЕКИН. У меня без вас трое детей.
       ГЕННАДИЙ. Увы. Сколько вы мне хотите предложить?
       ЩЕКАСТОВ. Пятьдесят тысяч. Наличными.
       ГЕННАДИЙ. Недорого.
       МИША. И документы. У меня племянница в паспортном столе. Можно договориться.
       ЩЕКАСТОВ. Я все оплачу. Сегодня. Сейчас. Немедленно. (Роется в кошельке, вынимает деньги, предлагает их Геннадию)
      
       Геннадий берет деньги.
      
       ГЕННАДИЙ. Спасибо, папа. (Смотрит на деньги) За что?.. Отец... сыну...
       ЩЕКАСТОВ. Из милосердия. Тебе было хорошо в этом доме. Но пора и честь знать.
       ГЕННАДИЙ. Ты очень добр. Ты меня растрогал. Даже слезы на глазах. Ты хотел от меня откупиться.
       МИША. Ничего не попишешь. Обстоятельства сильнее нас. Вы появились не вовремя. Возможно, в другое время Дмитрий Николаевич принял бы вас с распростертыми объятьями. Он хороший человек. Страстный. Чувствительный. Он меня вчера чуть не застрелил.
       ГЕННАДИЙ. Поцелуемся на прощанье, папа? (Обнимает Щекастова) Если тебе что-то понадобится, обязательно найди меня. Сделаю все, что смогу.
      
       Геннадий обнимает Подсекина.
      
       ГЕННАДИЙ. Жаль, что у вас уже есть трое детей.
       ПОДСЕКИН. Сам расстроен, но ничем не могу помочь. Нищ и обобран.
      
       Геннадий обнимает Мишу.
      
       ГЕННАДИЙ. Ты мне тоже нравишься.
       МИША. Не переживайте. Я провожу. (Щекастову) Я до паспортного стола и обратно. Если потребуется подтвердить личность - запишу своим внебрачным сыном. Друзья должны выручать друг друга.
       ЩЕКАСТОВ. Спасибо. Я не забуду. Чаевые за мной.
       МИША. Лучше сейчас.
      
       Щекастов дает Мише последние деньги.
       Геннадий идет к выходу, но возвращается.
      
       ГЕННАДИЙ. Нет, не могу. Что-то держит..., что-то держит... Мило. Трогательно. Но ...не могу. Я передумал.
      
       Геннадий снова садится.
      
       ГЕННАДИЙ. Я остаюсь. А деньги... - хочешь, я сожгу их прямо сейчас на ваших глазах? Дети, папа, так не продаются. (Бросает на стол деньги, вынимает спички)
       МИША (Бросается к нему и выхватывает спички). Что вы?! Опомнитесь!
       ГЕННАДИЙ. Пустяки. Хорошо. Не хотите - как хотите. (Забирает деньги) Я видел документы. Мама мне показала. Ты, дорогой папа, здесь никто. Такой же гость, как и я. И дом, и твой бизнес ты сам перед последней командировкой переписал на жену.
       МИША. Что он говорит?
       ЩЕКАСТОВ. Чушь. Ерунда. Бред. Это формальность. Пустая формальность. У меня возникли проблемы с налоговой. И с кредиторами. С одним серьезным человеком. Я занял деньги, и пока не отдал. Ну, как всегда.
       МИША. Надеюсь, не с Семеном Маратовичем?
       ЩЕКАСТОВ. А вы знаете Семена Маратовича?
       МИША. Кто же в нашем городе не знает Семена Маратовича?
       ЩЕКАСТОВ. Да, с Семеном Маратовичем. Странно, что вы о нем вспомнили.
       МИША. Странно, что вы о нем молчали.
       ЩЕКАСТОВ. Так, ничего особенного, обычная ситуация. Но мой адвокат посоветовал - временно, чтобы не дразнить гусей, оформить дарственную на жену. Он утверждал, что это чистая формальность, ничего не значит, но избавит меня от ненужных проблем. Мол, все так делают, муж и жена одна сатана и прочее. Я сейчас пойду, поговорю с ней, и мы заново все перепишем. Пустяк, минутное дело.
       ПОДСЕКИН. Бедняга. Я вас предупреждал. Почему я не пришел к вам раньше? Здравствуй, товарищ по несчастью. Здравствуй, нищий и бездомный.
       ЩЕКАСТОВ. Нет..., нет! Вы заблуждаетесь. Лидия не могла. Лидия не может. Мы обо всем с ней договорились. Она согласна в любую минуту. Она рыдала, она была готова ради меня на любую жертву. Она клялась.
       ПОДСЕКИН. В присутствии адвоката и свидетелей с ее стороны.
       ЩЕКАСТОВ. Откуда вы знаете?
       ПОДСЕКИН. Знаю.
       МИША. Несчастный. Кто же вы теперь в этом доме?
       ГЕННАДИЙ. Никто.
       ПОДСЕКИН. Гость. Как и я.
       ЩЕКАСТОВ. Ерунда. Я позову Лидию. Она подтвердит.
       ГЕННАДИЙ. У Лидии - массаж. Не стоит ее беспокоить. Она рассердится.
       МИША. Нелепый человек, что же вы наделали? Я вам верил. Я вас защищал. Я был на вашей стороне.
       ЩЕКАСТОВ. Она мне целовала мочки ушей, шептала нежные слова, и я таял от блаженства.
       ГЕННАДИЙ. Зачем нам мама? Я все и так знаю. Я видел бумаги. Я все могу объяснить. Половина дома - мне, половина - Лидии.
       ПОДСЕКИН. А моему Костику?
       ГЕННАДИЙ. Какому Костику? Э..., Константину, сыну от предыдущего брака? Да, ему - бизнес.
       ПОДСЕКИН. Вы погубите ребенка. Вы втяните его в свои грязные дела.
       ГЕННАДИЙ. Это меня не касается. Я говорю, как написано в бумагах.
       ЩЕКАСТОВ. Надеюсь, вы шутите?
       ГЕННАДИЙ. Я - нет.
       ПОДСЕКИН. Я тоже.
       МИША. Я тем более.
       ГЕННАДИЙ. Нищий.
       ПОДСЕКИН. Бездомный.
       МИША. Круглый дурак.
       ГЕННАДИЙ. Все заверено у нотариуса.
       ЩЕКАСТОВ. Караул..., спасите..., погибаю..., кто-нибудь, пристрелите меня...
       МИША. Могу предложить таблетку аспирина или стакан виски. Еще хорошо погулять по саду, вдыхая аромат цветов и думая о вечности. Вечность успокаивает. По себе знаю.
       ЩЕКАСТОВ. ...Куда мне идти? ...Кого мне обнять?
       ГЕННАДИЙ. Меня.
       ЩЕКАСТОВ. Не хочу.
       ГЕННАДИЙ. Ближе никого нет.
       МИША. И теперь уже не будет.
       ГЕННАДИЙ. Я твой наследник.
       ЩЕКАСТОВ. Когда это началось? Почему? Где я ошибся?
       МИША. Сын вырастает, чтобы похоронить отца. Прописная истина. Ничего не попишешь. На каждый вопрос всегда есть ответ. Но иногда его лучше не знать. Что касается меня - вся моя жизнь череда ошибок. Думаю, мы похожи. (Геннадию) ...Извините?
       ГЕННАДИЙ. Геннадий..., э-э... (Щелкает пальцами, глядя на Щекастова)
       МИША. ...Дмитрич?
       ГЕННАДИЙ. ...да, Дмитрич.
       МИША. Как я понимаю, Геннадий Дмитрич, я теперь поступаю в ваше распоряжение?
       ГЕННАДИЙ. Можете пока ухаживать за папой. Из милосердия.
      
       Щекастов делает несколько шагов. Смотрит на Подсекина.
      
       ЩЕКАСТОВ. А вы? Вы - кто?
       ПОДСЕКИН. Не узнаете?
       ЩЕКАСТОВ. Не узнаю.
       ПОДСЕКИН. Я муж вашей Лидии. Такой же, как вы.
       ЩЕКАСТОВ. Почему вы не бежите? Не скрываетесь? Не прячетесь в шкаф? Не закалываете себя тупым кухонным ножом? Не стреляете в сердце из подаренного на годовщину свадьбы ружья?
       ПОДСЕКИН. У меня дети.
       ЩЕКАСТОВ. А у меня?
       ПОДСЕКИН. У тебя никого.
       МИША. Как вы назвали последнего слоника?
       ЩЕКАСТОВ (Вынимает из кармана слоника). ...Дима.
       МИША. Жаль. Но тоже неплохо.
       ГЕННАДИЙ. Папа, не грусти.
       ЩЕКАСТОВ. Я не грущу.
       МИША. Собственно, нет поводов для грусти. Жизнь прекрасна. Она удивительна. Она дарит нам каждый новый день, как чудо. Столько открытий. Столько сюрпризов. Только подставляй руки. Солнце светит. Птицы поют. Всегда можно найти повод для радости. В конце концов, наследник - это прекрасно. Продолжение рода. Есть, кому в старости принести тебе стакан воды и закрыть глаза.
      
       Щекастов осматривает свой пустой бумажник.
      
       ЩЕКАСТОВ. Верни мне хотя бы пятьдесят тысяч.
       ГЕННАДИЙ. Зачем?
       ЩЕКАСТОВ. Куплю билет.
       ГЕННАДИЙ. Куда?
       ЩЕКАСТОВ. Куда угодно. В Париж, в Баден-Баден, в Рио-де-Жанейро, в Тьмутараканьск.
       ГЕННАДИЙ. Нет.
       ЩЕКАСТОВ. Чаевые?
       МИША. Извините, не могу, ...жена, дети.
       ЩЕКАСТОВ. У меня тоже - жена, дети.
       МИША. Ваши обеспечены.
       ЩЕКАСТОВ. Да, мои обеспечены.
       МИША. И самостоятельны.
       ЩЕКАСТОВ. И самостоятельны. Даже чересчур.
       МИША. Кроме того, вы уже не мой хозяин.
       ЩЕКАСТОВ. Я всего лишь вернулся из очередной командировки. Раньше на два дня.
       МИША. Возможно, в этом все дело.
      
       Щекастов садится на пол. Раздирает одежды.
      
       ЩЕКАСТОВ. Нищий. Бездомный. Одинокий. ...Прекрасно. Что впереди? Старость под забором. В лучшем случае.
       МИША. Красиво. Ты мудр, как Иов.
       ПОДСЕКИН. Еще только начало.
       МИША. Будет продолжение?
       ПОДСЕКИН. Не хотелось бы, но боюсь, что да.
       ЩЕКАСТОВ (Кричит). Лидия! Услышь меня! Приди ко мне! Спаси! Лидия! Лидия!
       ПОДСЕКИН. Что вы делаете?! (Прячется в шкаф)
       ГЕННАДИЙ. Давайте все вместе хором - Ли-ди-я! Ли-ди-я! Ну? Смелей.
      
       Из спальной выходит Лидия в пеньюаре.
      
       ЛИДИЯ. Боже мой! Что опять? В чем дело? Кто кричал? Я устала. Поймите, я устала. Я только немного задремала.
       ГЕННАДИЙ. Он.
       МИША. Он.
       ЛИДИЯ (Щекастову). Ты? Снова ты? Милый, ты мне надоел. Что тебе надо? Сначала ты пытался меня убить. Потом эта история с моей сестрой. Теперь какая-то дикая стрельба, крики, полный разгром в доме. Чего ты добиваешься? Полного разрыва? Хочешь, чтобы я тебя выгнала? Окончательно? Навсегда? Ты этого хочешь? Пострадать? Остаться без крова? Хорошо. У тебя получилось. Я больше не могу. Мое терпение не безгранично. Тут и у ангела терпение бы лопнуло. А я не ангел. Я - обычная женщина. Ты хотел? Что ж, получай. Немедленно покинь мой дом.
       ЩЕКАСТОВ. Что?
       ЛИДИЯ. Что слышал. Покинь мой дом. Вон из моего дома. ...Непонятно? Повторить? Миша, он еще здесь?
       ЩЕКАСТОВ. Как это "вон"? Из какого твоего дома? Извини. Это наш дом. Это мой дом.
       ЛИДИЯ. Уже нет. Ты забыл? Ты просил спасти тебя, стать хозяйкой, подписать бумаги.
       ЩЕКАСТОВ. На время. Пока я все улажу. Хочешь, все вернем, как прежде?
       ЛИДИЯ. Нет. Не хочу. Ты взвалил на меня эту ношу, я ее, как могу, несу.
       ГЕННАДИЙ. Я ему намекал.
       ЩЕКАСТОВ. Подожди-подожди, ...я плохо соображаю.... Ты выгоняешь меня?
       ЛИДИЯ. Да. Выгоняю. И ни к чему такой обиженный вид. На что ты, собственно, обиделся? Почему так надулся и помрачнел? Ты же сам просил меня подписать бумаги. Сам просил тебя спасти. Разве я забираю чужое? Я твоя жена. Это все мое. Ты попал в беду. Я забираю свое. Уверена, мы по-прежнему останемся друзьями. По крайней мере, я. Я всегда была тебе другом. Я не хочу с тобой ссориться. Ну, не получилось вместе жить - ну, бывает. Будем жить врозь. Но сохраним нашу дружбу. Да?
       ЩЕКАСТОВ. Но я..., но мы.... Лида.... Я тебя люблю. Я понял, что я тебя люблю.
       ЛИДИЯ. Я знаю. Поздно. Этого мало. Я не могу запретить тебе любить. Но любить можно на расстоянии. Издалека. Ненужная любовь утомляет. Ты меня утомил. Ты мне надоел. И потом - моя сестра, твои угрозы.... Зачем? Уходи. Уйди. Исчезни. По-хорошему. Сам. Сейчас. Немедленно. Пока - прошу.
       ЩЕКАСТОВ. Надеюсь, ты шутишь?
       ЛИДИЯ. Нет. Не шучу. Ты мне больше не нужен. Ты понял, что любишь, а я поняла, что ты мне больше не нужен. И Кристина мне так сказала. Лучше правда, чем ложь. Расстанемся. Поживем отдельно. Каждый своей жизнью. Попробуем. Рискнем. Не надо меня обвинять. Я защищаюсь. Я защищаю свою жизнь. Я старалась вписать тебя в свой мир. Не получилось. Не получилось с моей любовью. Не получилось с нашим сыном.
       ЩЕКАСТОВ. Получится. Я согласен.
       ЛИДИЯ. Поздно. Не лги.
       ГЕННАДИЙ. Он предлагал мне деньги, чтобы я исчез.
       МИША. К сожалению, у меня родственница в паспортном столе. Я собирался помочь с документами.
       ЛИДИЯ. Видишь. Слишком поздно. Ты изолгался.
       ЩЕКАСТОВ. Куда я уйду?
       ЛИДИЯ. Не знаю. Куда хочешь. Мне в моем доме сейчас, после садовника, нужна только собака.
       ЩЕКАСТОВ. Какая собака?
       ЛИДИЯ. Сторожевой пес, чтобы охранял дом, когда меня нет. Я посажу его на цепь. Буду ласкать и кормить. И он не впустит в дом никого посторонних. Я уже купила ошейник и цепь.
       ГЕННАДИЙ. Ты мне не говорила.
       ЛИДИЯ. Заглянула по случаю в собачью лавку. Кристина посоветовала.
      
       Пауза.
      
       ЩЕКАСТОВ. Только собака?
       ЛИДИЯ. Только собака.
       ЩЕКАСТОВ. Других вариантов нет?
       ЛИДИЯ. Нет. Не понимаю, о чем ты.
      
       Пауза.
      
       ЩЕКАСТОВ. ...Я согласен.
       ГЕННАДИЙ. Согласен на что?
       ЩЕКАСТОВ. Быть собакой. Сторожевым псом.
       МИША. Вы с ума сошли?
       ГЕННАДИЙ. Собакой? Гав-гав?
       ЩЕКАСТОВ. Собакой. Гав-гав. Я научусь. Не извольте беспокоиться.
       ЛИДИЯ. У тебя не получится.
       ЩЕКАСТОВ. Почему? Получится.
      
       Щекастов подходит к шкафу, вытаскивает из него за шиворот Подсекина.
      
       ЩЕКАСТОВ. Вот. Первый посторонний.
       ЛИДИЯ. Ба, ...и ты здесь? Откуда? Я же предупреждала.
       ГЕННАДИЙ. Мышь.
       ПОДСЕКИН. Прости меня, прости. Нам нужно поговорить о Костике, о нашем сыне, я прошу...
       ЛИДИЯ. Костик сам выберет, с кем и как ему жить. Он умный. Он взрослый. Обойдется без подсказок.
       ПОДСЕКИН. Я прошу! Я умоляю!
      
       Щекастов затыкает ему рот рукой.
      
       ЛИДИЯ. Вышвырни за дверь и больше не пускай.
      
       Щекастов вышвыривает за дверь Подсекина, кричащего "Нет! Нет! Умоляю! Дорогая! Любимая!".
      
       ЛИДИЯ. Хорошо. Молодец. Ну, не знаю. Ладно. Если хочешь, попробуем. Как мы тебя назовем?
       ЩЕКАСТОВ. Как скажешь. Приму любое имя.
       МИША. У меня был пес Арчи. Замечательный пес. Ньюфаундленд. Умница с человечьими глазами. Похожими, кстати, Дмитрий Николаевич, на ваши. Отменно служил.
       ЛИДИЯ. Арчи? Прекрасно. Почему нет? Согласен?
       ЩЕКАСТОВ. Согласен. С совершенным почтением.
       ГЕННАДИЙ (Подходит к Щекастову). Арчи. Милашка. (Треплет ему волосы на голове)
       ЩЕКАСТОВ. Всегда к вашим услугам.
      
       Щекастов отходит к Мише.
      
       МИША (Кладет Щекастову руки на плечи). Арчи. Друг. Зачем? Ты хорошо подумал?
       ЩЕКАСТОВ. Пока не полюбишь, не узнаешь человека. Не принимайте близко к сердцу.
       ЛИДИЯ. Ошейник и цепь в сумке.
       ГЕННАДИЙ. Собаку надо дрессировать.
       МИША. Обычно к своим псам я применял контрастный метод дрессировки. Но с Арчи, по-моему, нужен особый подход.
       ЩЕКАСТОВ. Да. Ваш покорный слуга.
       МИША. Моему ньюфу часто снились сны. Он пел во сне. Тебе, Арчи, снятся сны?
       ЩЕКАСТОВ. Каждую ночь. Искренне признателен.
       ЛИДИЯ. Что тебе снится?
       ЩЕКАСТОВ. Ты. Но я ничего не хочу этим сказать.
       МИША. И у большинства собак есть серьезная болезнь - страх одиночества. Когда хозяин уходит из дома, они виляют хвостом, суетятся, пытаются выказать свою любовь, скулят и лают - только бы их не оставляли одних. Тебя мучает страх одиночества?
       ЩЕКАСТОВ. Да. Постоянно. Однако не стоит беспокоиться.
       ГЕННАДИЙ. Это лечится?
       МИША. Практически никогда. Чтобы пес лучше переносил свою боль - уходя, оставьте ему любимые игрушки и негромко включите музыку.
       ГЕННАДИЙ. Бедняга. Покажи, как ты скулишь.
       ЩЕКАСТОВ. Слова всплывают из воздуха, а потом растворяются без следа. Одинок. Оставлен. Истерзан. Предан. Забыт. Примерно так. Более-менее. В дальнейшем я справлюсь.
       ГЕННАДИЙ. Тебе, наверное, плохо?
       ЩЕКАСТОВ. Да. Немного. Я несчастлив. Большое спасибо.
      
       Щекастов берет сумку, вынимает ошейник и цепь, надевает ошейник, протягивает Лидии цепь. Лидия подходит к нему, осматривает, берет в руки цепь.
      
       ГОЛОС ЖУРАВЛЯ (Из спальной). Лидия, ты скоро?
       ЛИДИЯ (Отдает цепь Геннадию). Продолжайте без меня. Будь умницей, Арчи. (Негромко включает музыку) Музыка для тебя. (Повязывает Щекастову на шею свой платок) И любимая игрушка. (Уходит в спальную)
       ЩЕКАСТОВ. Раздеваться?
       ГЕННАДИЙ. Раздевайся.
      
       Щекастов раздевается.
      
       ГЕННАДИЙ. Даже не знаю. Команды, может, поучить? Миша, вы собаковод. Давайте.
       МИША. Что делать, если жизнь несправедлива и немилосердна, а мы нежны и беззащитны? Арчи, сидеть.
      
       Щекастов садится.
      
       МИША. Арчи, лежать.
      
       Щекастов ложится.
      
       МИША. Арчи, голос.
       ЩЕКАСТОВ. Что я должен говорить? Лаять?
       МИША. Не знаю. Мне неловко. Что он должен говорить?
       ГЕННАДИЙ. Что угодно. Мне все равно.
       ЩЕКАСТОВ. Что бы я ни сказал, вы меня не услышите и не поймете. Я могу рыдать, лаять, вопить, захлебываться словами. Они улетят в пустоту, как мое дыхание.
       Птица. Ночь. День. Дождь. Солнце. Отчаянье. Радость. Предательство. Нежность. Собственное ничтожество. Глухая боль в груди. Командировки. Слоники. Поздний опыт. Безнадежность. Одиночество. Пустота. Стыд. Голод. Собака - единственное животное, которое любит хозяина больше, чем себя. Мой идеал. Буду стремиться к идеалу. Поставьте мне миску. Я хочу есть. Заранее премного благодарен.
       ГЕННАДИЙ (Мише). А что с ним стало?
       МИША. С кем?
       ГЕННАДИЙ. С псом.
       МИША. С Арчи?
       ГЕННАДИЙ. С Арчи.
       МИША. Его убили и зажарили гастарбайтеры, которые строили у нас новую дорогу.
       ГЕННАДИЙ. Варвары.
       МИША. Да.
       ЩЕКАСТОВ. Бывает. Помимо всего прочего.
       ГЕННАДИЙ. У меня слезы на глазах. Комок в горле.
       МИША. У меня тоже.
       ГЕННАДИЙ. Зачем я только спросил?
      
       У Геннадия звонит сотовый телефон.
      
       ГЕННАДИЙ. Да? Да, милый. Ничего. Извини. Просто я плачу. Растроган. Гастарбайтеры съели собаку. ...Все готово? У нотариуса? Хорошо. Обязательно задержи его. Будем. Через пятнадцать минут. Жди.
       МИША. Важное дело?
       ГЕННАДИЙ. Так, чепуха, мелочи. Я вынужден оставить вашу приятную компанию. Мне надо переговорить с мамой.
       ЩЕКАСТОВ. У нее массаж. Массажистка рассердится. Прошу прощенья.
       ГЕННАДИЙ. Ничего. Массажистка перебьется. Массажистка больше не нужна. Массажистка - деталь, мимолетная слабость, пятое колесо в телеге. Лишний рот. Балласт.
       МИША. А что делать с ним?
       ГЕННАДИЙ. Тренируйтесь. У вас неплохо получается.
      
       Геннадий треплет Щекастова по щеке, уходит в спальную.
      
       ГОЛОС ЛИДИИ. Уйди! Уйди! Не смей!
       ГОЛОС ЖУРАВЛЯ. Прекратите! Оставьте меня! Что? Что такое?
       ГОЛОС ГЕННАДИЯ (Из спальной). Ничего, ничего! Это ничего! Мама, успокойся! Ты срочно нужна мне! А это никуда не денется! Этого у тебя теперь будет предостаточно.
      
       Геннадий выталкивает из спальной Журавля в нижнем белье и замотанного в простыню.
      
       ЖУРАВЛЬ. Моя одежда!
      
       Геннадий возвращается в спальную, выносит одежду Журавля и швыряет ему.
      
       ГЕННАДИЙ. Пожалуйста. Извините. Подождите здесь. У нас семейный совет.
       ЩЕКАСТОВ. Без меня?
       ГЕННАДИЙ. Арчи, извини. Личное. Нельзя. Сидеть, Арчи.
      
       Щекастов садится. Геннадий возвращается в спальную и закрывает дверь.
      
       ЖУРАВЛЬ. Что происходит? Мы не закончили сеанс.
       МИША. Сочувствую.
       ЩЕКАСТОВ. Судя по виду, вы любите свою работу.
       ЖУРАВЛЬ. Отдаю, что могу. (Одевается)
       МИША. Таблетку аспирина? Виски?
       ЖУРАВЛЬ. Со мной никогда такого не было. Вышвырнули из постели как собачонку. Ни одна женщина так со мной не обращалась. Когда она выйдет, я потребую объяснений.
       МИША. Не стоит. Не стоит от женщины требовать объяснений. Их нет, не было и никогда не будет. Она просто женщина. А винить женщину в том, что она женщина - все равно, что винить ветер в том, что он ветер.
       ЩЕКАСТОВ. Перестаньте обсуждать мою жену. Обсуждайте свою.
       МИША. Э-э, нет. Кровоточащая рана. Утону в потоках слез.
       Если я больше не нужен, пойду заниматься лилиями. Арчи, ты со мной? Не упрямься, Арчи. Нет? Ну, ладно. Как хочешь. Оставайся здесь. (Уходит)
       ЩЕКАСТОВ. Собственно, что произошло? Ничего. Я просто понял, что я люблю ее. И все равно умру в одиночестве. Определенная ясность. Когда я понял? Когда изменил? Или когда она изменила? Конечно, когда она. Значит, ее измена пошла мне на пользу. К тому же, где измена? В чем? С кем? Не доказано.
       ЖУРАВЛЬ. Не доказано. Где? Что? Когда? Чистая работа. Никаких улик.
       ЩЕКАСТОВ. Мишины домыслы и предположения. Фантазер. Шекспир.
       ЖУРАВЛЬ. Почему вы голый? Цепь, ошейник. Маскарад?
       ЩЕКАСТОВ. Собака. Говорил себе всегда: "Будь внимательней, Дима. Будь внимательней. Не попади впросак. Не потеряй лицо". Особачился.
       Кто сказал, что она меня не любит?
       ЖУРАВЛЬ. Не я. Мне все равно.
       ЩЕКАСТОВ. Никто не говорил. Оставляем знак вопроса. Она сама призналась, мы - два равных человека. Равных. Ни больше, ни меньше. Две половинки яблока. Две вселенные.
       Моя вселенная немного подсдулась. Поправим, подлечим. Важен финал. А финал неизвестен.
       Пусть нищ, пусть обобран, пусть выставлен за дверь, пусть пес, пусть даже с рогами. Главное - в том, что касается ее любви, пока знак вопроса.
       Смелей, Арчи. Не вешай нос. Тебе не отрубили руки, тебя не четвертовали, не кастрировали. Тебя просто немного проучили. Ты полон жизни. Ты полон надежд. Ты юн душой. Вперед. ...Вот только, куда? ...Куда?
       Послушайте, вы, воплощенный опыт и знание женской души. Что способно вернуть любовь женщины?
       ЖУРАВЛЬ. Многое. Деньги.
       ЩЕКАСТОВ. Денег нет.
       ЖУРАВЛЬ. Красота.
       ЩЕКАСТОВ. Не смейтесь, посмотрите на меня.
       ЖУРАВЛЬ. Ревность.
      
       Щекастов подходит к Журавлю, садится на него, кладет ему руки на плечи.
      
       ЩЕКАСТОВ. Пожалуй. Не сопротивляйтесь.
       ЖУРАВЛЬ. Вы не в моем вкусе.
       ЩЕКАСТОВ. Неважно. Мне больше ничего не остается. Забудьте. Закройте глаза. Просто сеанс терапии. Вы доктор, я пациент. Все массажистки, когда приходят в дом, хотят заняться любовью с хозяином, пусть даже с бывшим.
       ЖУРАВЛЬ. Я - исключение. Вы сильно разочаруетесь.
       ЩЕКАСТОВ. Больше, чем сейчас, разочароваться невозможно.
       ЖУРАВЛЬ. Ошибаетесь.
       ЩЕКАСТОВ. Я подарю тебе мой мир. Отдам все, что у меня есть.
       ЖУРАВЛЬ. Я слишком дорога для вас. Я люблю роскошь.
       ЩЕКАСТОВ. Не вопрос. Когда женщина нравится, я - Крез. Я дам тебе все - все, что пожелаешь. Остров, хочешь остров? И корабль. И дачу в Каннах.
       ЖУРАВЛЬ. У вас есть?
       ЩЕКАСТОВ. Будет, обязательно будет. Тебе со мной хорошо?
       ЖУРАВЛЬ. Немного некомфортно.
       ЩЕКАСТОВ. Пройдет.
      
       Щекастов дотягивается до бутылки с коньяком на столе.
      
       ЩЕКАСТОВ. Сколько нам нужно выпить, чтобы ты поверила, что я твой мужчина, а ты - моя женщина?
       ЖУРАВЛЬ. Много. Особенно вам.
       ЩЕКАСТОВ. Но надежда есть.
       ЖУРАВЛЬ. Нет.
       ЩЕКАСТОВ. Один шанс из тысячи.
       ЖУРАВЛЬ. Ни одного шанса. Вы же знаете.
       ЩЕКАСТОВ. Ничего не знаю, и знать не хочу.
      
       Щекастов дотягивается до бокала. Наливает коньяк в бокал.
      
       ЩЕКАСТОВ. Пей. Пей как яд филиппинской кобры.
       ЖУРАВЛЬ. Бесполезно. Напрасно. Нарываетесь на скандал.
       ЩЕКАСТОВ. Пей. (Заставляет Журавля выпить)
       ЖУРАВЛЬ (Пьет). Все равно ничего не получится.
       ЩЕКАСТОВ. Мы сделаем это ради любви. Убьем сразу двух зайцев - и отомстим, и разожжем ревность.
       ЖУРАВЛЬ. Вы не в моем вкусе. Вы мне не нравитесь.
       ЩЕКАСТОВ. Не имеет значения. Ты мне нравишься. Понимаешь? Ты мне уже нравишься.
       ЖУРАВЛЬ. И что? Не трогайте меня за ногу. Я нервничаю. У меня в голове от вас туман и колики.
       ЩЕКАСТОВ. Я не буду вилять. Я не такой человек. Я другой человек. Я знаешь, какой человек?
       ЖУРАВЛЬ. Догадываюсь.
       ЩЕКАСТОВ. Вот. Я правильный человек. Я прямо скажу. Если мне кто нравится, я даже могу сразу жениться.
       ЖУРАВЛЬ. На ком?
       ЩЕКАСТОВ. На вас.
       ЖУРАВЛЬ. Вы уже женаты.
       ЩЕКАСТОВ. Ну и что?
       ЖУРАВЛЬ. И вы все знаете.
       ЩЕКАСТОВ. Я ничего не знаю.
       ЖУРАВЛЬ. А Лидия?
       ЩЕКАСТОВ. Что Лидия?
       ЖУРАВЛЬ. Зачем?
       ЩЕКАСТОВ. Чтобы отомстить.
       ЖУРАВЛЬ. Я не совсем понимаю. Я совсем не понимаю.
       ЩЕКАСТОВ. Пусть сдохнет от ярости. У собак в мозгах все по-другому. Пусть страдает и мучается. Пусть искупает свою вину.
       ЖУРАВЛЬ. Кошмар. Все вы, кобели, одинаковы.
       ЩЕКАСТОВ. Не надо лишних слов.
       ЖУРАВЛЬ. Вы смяли мне всю грудь.
      
       Щекастов щупает грудь Журавля.
      
       ЩЕКАСТОВ. Вата?
       ЖУРАВЛЬ. Вата.
       ЩЕКАСТОВ. Это же вата.
       ЖУРАВЛЬ. Конечно, вата. А что здесь должно быть?
       ЩЕКАСТОВ. Другое. Не вата.
       ЖУРАВЛЬ. Вы надеялись на другое?
       ЩЕКАСТОВ. Почти нет. Но был один шанс.
       ЖУРАВЛЬ. Не было ни одного шанса. Я предупреждал. Просто вы не слышали. Не хотели слышать. Не верили собственным глазам. Тешились иллюзиями.
       ЩЕКАСТОВ. Вы - ...не вы. Я прав?
       ЖУРАВЛЬ. Да, я - не я. Дураку понятно. (Снимает с головы парик) ...А вы - ...вы?
       ЩЕКАСТОВ. Я - собака.
      
       Смотрят друг на друга.
      
       ЩЕКАСТОВ. ...Зачем мы здесь с вами?
       ЖУРАВЛЬ. Сейчас объясню. (Сталкивает с себя Щекастова)
      
       Журавль встает и идет к двери в спальную. Открывает, заходит, через секунду выбегает из спальной.
      
       ЖУРАВЛЬ. Где они?
       ЩЕКАСТОВ. Кто?
       ЖУРАВЛЬ (Хватает Щекастова за грудки). Я спрашиваю, где они? Лидия и ...этот, ...ваш сын.
       ЩЕКАСТОВ. Там.
       ЖУРАВЛЬ. Там никого. И окно открыто. Они сбежали!
       ЩЕКАСТОВ. Куда? Почему?
       ЖУРАВЛЬ. Идиот! Очнись! Я от Семена Маратовича!
       ЩЕКАСТОВ. Что?
       ЖУРАВЛЬ. Меня прислал Семен Маратович. Ты должен два миллиона. Мне дали неделю. Я - твой последний шанс. Завтра - срок. Я проник в дом. Я соблазнил твою жену. Я составил хитроумный план, чтобы узнать, где деньги. Где деньги??? Мне конец, если я не верну деньги. Как и тебе.
       ЩЕКАСТОВ. Ты - от Семена Маратовича?
       ЖУРАВЛЬ. Наконец, дошло. Да оденься ты и отцепи эту мазохистскую ересь! Где они?
       ЩЕКАСТОВ. Не знаю. Какой-то нотариус. Ждет. Звонил.
       ЖУРАВЛЬ. Ты понимаешь, что нас с тобой закопают, если они уйдут? За два миллиона Семен Маратович разрежет тебя на мелкие куски, пропустит через мясорубку и скормит своим собакам. И меня вместе с тобой. Понимаешь? Меня вместе с тобой! Семен Маратович никогда не шутит. Я тебя пристрелю. Дом на ней?
       ЩЕКАСТОВ. Зачем спрашивать, если знаешь?
       ЖУРАВЛЬ. Она все продаст и исчезнет вместе с сынком. Дом, бизнес - все.
       ЩЕКАСТОВ. А я?
       ЖУРАВЛЬ. А нас с тобой - собакам. Семен Маратович не прощает. Где этот нотариус? Какой нотариус? (Швыряет Щекастову его одежду) Одевайся! Едем!
      
       Журавль торопливо помогает Щекастову одеться.
      
       ЖУРАВЛЬ. Шевелись! Шевелись! Пошли!
       ЩЕКАСТОВ (Садится). Я никуда не пойду.
      
       Журавль берет в руки ружье.
      
       ЖУРАВЛЬ. Пристрелю.
       ЩЕКАСТОВ. Я охраняю дом.
       ЖУРАВЛЬ. Я не шучу. Нет времени.
      
       Журавль взводит курок и наводит ружье на Щекастова. Щекастов хватается за сердце и падает.
       Затемнение. Звучит выстрел.
      
      
       КАРТИНА ВТОРАЯ.
      
       Та же комната. Щекастов спит на тахте. Из окон льется утренний солнечный свет.
       Входит Лидия.
      
       ЛИДИЯ. Привет, любимый. Просыпайся. Уже утро.
       ЩЕКАСТОВ. Что? Почему? Где я?
       ЛИДИЯ. Ты дома. Тебе лучше? Ты меня напугал.
       ЩЕКАСТОВ. Я? Когда?
       ЛИДИЯ. Вчера. Вчера ты был совсем плох. Весь день метался в бреду. Семь раз вызывали "Скорую". Слава богу, обошлось. Выпей лекарства. (Заставляет Щекастова выпить лекарства)
       ЩЕКАСТОВ. Что это?
       ЛИДИЯ. Успокоительное. Доктор прописал. Мой друг.
       ЩЕКАСТОВ. Почему ты здесь? А где Геннадий? Где этот манекенщик? Где Миша?
       ЛИДИЯ. Не волнуйся. Что с тобой? Я не хочу, чтобы приступ снова начался. Какой Геннадий?
       ЩЕКАСТОВ. Наш сын.
       ЛИДИЯ. Дорогой, у нас нет сына. Ты меня пугаешь. И кто такие эти манекенщик и Миша? Я думаю, тебе пока рано вставать. Надо отлежаться. Ты слаб. Болезнь еще не ушла.
       ЩЕКАСТОВ. Болезнь? Хочешь сказать, я вчера болел?
       ЛИДИЯ. Да, милый. Бредил весь день.
       ЩЕКАСТОВ. И нет никакого манекенщика? Нет Миши-садовника?
       ЛИДИЯ. У нас никогда не было садовника. Я принесла тебе наших слоников. Сейчас сделаю травяного чаю, и мы будем сидеть и любоваться слониками.
       ЩЕКАСТОВ. Как я сюда попал?
       ЛИДИЯ. Два дня назад тебя нашли на улице возле нашего дома случайные прохожие. У тебя был жар. Ты лежал в придорожной канаве. Ты никого не узнавал. Хорошо, что в твоем кармане были документы с адресом, и они принесли тебя домой.
       ЩЕКАСТОВ. Миша и Геннадий?
       ЛИДИЯ. Я не знаю их имен. Они торопились по делам и сразу ушли. Я не сообразила взять у них номера телефонов, чтобы поблагодарить. Вполне возможно, что их звали Миша и Геннадий, а может быть Арчи и Кристиан. Не помню. Я была в шоке. Я вызвала "Скорую", врача. Я плакала. Меня тоже трясло как в лихорадке. Но теперь все позади. Теперь ты поправишься. Теперь я спокойна. Выпей еще лекарства. (Заставляет его еще выпить лекарства)
       ЩЕКАСТОВ. Боже мой, все было бредом, дурным сном. Ты точно не знаешь никакого Мишу?
       ЛИДИЯ. Конечно, не знаю.
       ЩЕКАСТОВ. И у тебя нет трех мужей и шести детей?
       ЛИДИЯ. Не пугай меня. Выброси все плохое из головы.
       ЩЕКАСТОВ. И ты не выгоняла меня из дома? И я не был в этом доме сторожевым псом?
       ЛИДИЯ. Конечно, нет. Никто тебя не выгонял. И ты не был псом. И Миша с Геннадием не обучали тебя командам "Сидеть", "Лежать", "Голос". И ты не стрелял в меня из нового ружья. И не пытался покончить жизнь самоубийством. И не изменял мне с моей сестрой. И не прятал в шкафу моего бывшего мужа.
       ЩЕКАСТОВ. Откуда ты знаешь?
       ЛИДИЯ. Знаю. Вообще ничего не было.
       ЩЕКАСТОВ. От лекарства у меня комната кружится и какая-то сладкая слабость во всем теле.
       ЛИДИЯ. Доктор предупреждал. Пройдет. Тебе нужен покой и тишина. Можешь пошевелить пальцами на руке?
       ЩЕКАСТОВ (Шевелит пальцами). Да.
       ЛИДИЯ. Держать ручку?
       ЩЕКАСТОВ. Думаю, да.
       ЛИДИЯ. Отлично. Не буду тебя мучить. Лежи. Отдыхай. Пойду, приготовлю завтрак. (Делает несколько шагов) ...Да, приходил адвокат. Принес бумаги. Дарственная на дом и перевод на меня твоего бизнеса. Ты забыл расписаться на двух страницах. Это важно. Это обязательно. Это срочно. Вот они. Подпиши и я уйду. (Вынимает из кармана бумаги)
       ЩЕКАСТОВ. Что? Да. Конечно. Сейчас. У меня нет ручки.
      
       Двери шкафа распахиваются, из него высовываются Миша, Геннадий и Журавль с ручками в руках. Лидия подходит и берет ручки.
      
       ЛИДИЯ. Ручки, милый.
      
       Щекастов смотрит на Лидию. Смотрит на шкаф. Вскакивает, бросается к шкафу, распахивает его - в шкафу никого нет. Лидия, улыбаясь, идет к нему, встает на колени и протягивает документы на подпись и ручки.
      
       ЛИДИЯ. Любимый. Дорогой. Единственный.
       ЩЕКАСТОВ. В шкафу кто-то смеется.
       ЛИДИЯ. Мыши. Тебе показалось. Мой король-самец. Тот, кто научил меня любви. Тот, с чьих уст я пью кровь винограда, и кто проникает в меня, как в райский сад, полный таинств и наслаждений.
       ЩЕКАСТОВ. Какие знакомые, родные слова. Говори, говори.
       ЛИДИЯ. Конечно. Я теперь буду повторять их тебе каждый вечер и каждую ночь. Я - твоя газель, глаза твои - стрелы, и я страдаю от их ран. От мучительной боли расставаний с тобой меня спасает только радость ожидания новых встреч.
       ЩЕКАСТОВ. А сахарные яблоки любви?
       ЛИДИЯ. Они - твои. И аромат твоего тела пьянит меня и сводит с ума, а поцелуй твоих губ слаще бокала дорогого вина.
      
       В дверях на мгновение появляются Маргарита и Подсекин.
      
       МАРГАРИТА. Как я могла любить подобного идиота и кретина? Прощай, рогоносец.
       ПОДСЕКИН. Дмитрий Николаевич, я жду вас за воротами. (Маргарита и Подсекин исчезают)
       ЩЕКАСТОВ. Можно мне прикоснуться к тебе?
       ЛИДИЯ. Я таю от каждого твоего прикосновения.
      
       Щекастов нежно и осторожно касается рукой руки Лидии. Лидия целует его руку.
      
       ЩЕКАСТОВ. Что ты чувствуешь, дорогая?
       ЛИДИЯ. Бьет как электрическим током.
       ЩЕКАСТОВ. В пятьдесят лет в году всего несколько дней. Сегодня один из лучших. Что мне делать?
       ЛИДИЯ. Подписать. Мой свет. Моя радость. Мое сокровище. Мое солнце. Подписать.
       ЩЕКАСТОВ. Подписать?
       ЛИДИЯ. Подписать. И стать свободным как птица. Не будем же мы ссориться из-за подобных пустяков?
      
       Щекастов берет ручку и документы. Подносит ручку к бумаге. Гремит гром. Сверкают молнии. Раздается дикий хохот из шкафа. Наступает темнота.
      
       Конец пьесы.
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
       62
      
      
      
      

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Ляпин Виктор (snybegemota@yandex.ru)
  • Обновлено: 08/10/2018. 154k. Статистика.
  • Пьеса; сценарий: Драматургия
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.