Ляпин Виктор Вениаминович
Свадьба-песня

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Ляпин Виктор Вениаминович (snybegemota@yandex.ru)
  • Обновлено: 04/09/2016. 56k. Статистика.
  • Пьеса; сценарий: Драматургия
  • Скачать FB2
  •  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Комедия. История о подставной невесте.


  •   
      
      
       Виктор ЛЯПИН
      
      
      
      
      
      
      
       СВАДЬБА-ПЕСНЯ
      
       Пьеса в 2-х частях
      
      
       Действующие лица
      
       ПУЗЕМКИН Петр Дмитриевич
       АРХАРОВ Николай Капитонович
       АРХАРОВА Марья Михайловна, жена
       АРХАРОВА Елена Николаевна, дочь
      
      

    ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

      
       Спальня молодоженов. Кровать заправлена новым белоснежным покрывалом, на покрывале - горкой несколько подушек. Всюду цветы и подарки. В спальню торопливо вбегает раздраженный Пуземкин в костюме жениха. Он сильно пьян и растерян. За ним - Архаров, новоиспеченный тесть. Архаров с двумя рюмками, бутылкой водки и тарелкой с закусками. Из зала слышится нестройная песня хора гостей, в котором солируют мать невесты и невеста. Пуземкин бросается на стул. Архаров зачарованно слушает песню, с середины начиная подпевать.
      
      ПЕСНЯ ГОСТЕЙ (За сценой).
      Зачем, мой голубь сизокрылый,
      мое ты сердце разорвал?
      тебя любила я, Иуду,
      а ты со мною лишь играл.
      Пришла я в платье белоснежном,
      накрылась пышною фатой,
      а ты уж думал о разлуке
      и надругался надо мной.
      Стою одна среди позора
      и слезы катятся из глаз.
      Из слез моих родится море
      чтоб от позора скрыть меня.
      
      (Архаров вступает)
      
      Гори, гори ты, ангел драный,
      гори в аду, гори в огне!
      Чтоб расквитаться за обиду
      отец свой нож наточит мне!
      И под кровавою зарею
      в саду мы встретимся опять,
      но уж тогда тебе, голубчик,
      придется свой ответ держать.
      Воткну я в сердце тибе ножик,
      напьюсь я красного вина
      и напою тебя, злодея,
      твоею кровью допьяна.
      На свадьбу гости соберутся
      - А где невеста? где жених?
      ...Они найдут а траве примятой
      лишь бездыханных молодых!
      Ты не хотел любви невинной,
      с обманом ты ко мне пришел.
      Мой полюбовничек проклятый,
      ты сам нарвался на рожон.
      ПУЗЕМКИН. Что это за песня, а?
      АРХАРОВ. Народная. Свадебная. Веселая. Для настроения.
      
       ПУЗЕМКИН (Раздраженно). Я не понимаю!.. Где Елена Николаевна? Где моя невеста? Что это за свадьба? Куда она пропала после ЗАГСа? Вы говорили, она сейчас будет. Прошло четыре часа! Вон гости уже расходятся. В каком я положении?! Это неприлично!
       АРХАРОВ. Ну, успокойся, успокойся. Ну, что ты разошелся? Женские дела, понимаешь - то-сё поправить, то-сё переодеть... это такая, знаешь, у них ипохондрия. Придет. Куда она теперь от мужа денется? Обделали дельце, Петр Дмитриевич, - и ладно. И молодцы! Свадьбу отыграли - что надо, чин-чинарем. Давай лучше еще по рюмашечке? С селедочкой? (Разливает водку и тычет Пуземкина рюмкой) На! Вот так! За нас! (Выпивает сам и заставляет выпить Пуземкина) Сладко... то есть, горько... все равно... Разреши-ка я тебе галстучек поправлю? Галстучек у тебя слегка набок съехал, зятек ты мой дорогой.
       ПУЗЕМКИН (Растерянно). Вы мне так и не ответили, где моя жена?
       АРХАРОВ. Может, наряды свои в порядок приводит. Может, слезы вытирает. Ты раздевайся, ложись, отдыхай. Щас придет.
       У нас все без церемоний, по-простому. Видал, сколько гостей на свадьбе было? Я из них половину первый раз в жизни видел. В другой день и на порог бы не пустил. А сегодня - пожалуйста! Сегодня праздник! (Пуземкина перекашивает) Ты что? Тебе плохо? Ты что-то слабоват? Смотри кровать не запачкай. Может, тазик принести?
       ПУЗЕМКИН. Ничего... не надо... это от нервов. Оставьте меня. Идите лучше Лену найдите.
       АРХАРОВ. Не-а-а... тебе сейчас одному нельзя...
      
       В спальню испуганно и робко входит Елена Николаевна в наряде невесты.
      
       АРХАРОВ. Ну, вот. Ну, вот, и Леночка...
      
       Пауза. Пуземкин сначала непонимающе, потом изумленно смотрит на Елену. На какое-то мгновение бедняга даже теряет дар речи.
      
       АРХАРОВ. Ну, что? Что застыл? Вот тебе твоя Елена Николаевна!
       ПУЗЕМКИН. (Изумленно выдавливает) К-к-как?.. к-к-кто?.. (Тупо смотрит на Елену) ...но это... вы... а... это не она...
       АРХАРОВ. Ты что, перепил? То есть, как "не она"? Ты, парень, ври, да не завирайся, соображай, что говоришь?
       ПУЗЕМКИН (Кричит, страшно и мгновенно трезвея). Да не она!!! Вы что?! Вы за кого меня принимаете?! Что здесь происходит?! Кто это?!
       АРХАРОВ. Что ты так орешь-то? Что ты голос-то показываешь? Не будь ребенком! Давай лучше еще по рюмашке, вот, с солеными груздями! (Тычет ему вилку с соленым груздем в лицо)
       ПУЗЕМКИН. Не надо мне тыкать в лицо! Не надо мне вашей водки! Кто э-то та-ка-я? Кто? Я ее в первый раз вижу!
       АРХАРОВ. Вот чудак-человек... Гости еще не разошлись, а он уже скандалить начинает... Ну, что ты, как школьник, представления устраиваешь? "Первый раз вижу"! "Кто такая"! "Она", "не она"! Цирк какой-то! Садись, садись! (Пытается усадить Пуземкина) Да сядь ты, малохольный! Щас выпьем и разберемся!
       ПУЗЕМКИН. Не трогайте меня! Не прикасайтесь! И пить я с вами не буду! Кто эта женщина?! Что, вообще, происходит? Что за глупые шутки?!
      
       Елена Николаевна стоит со слезами на глазах.
      
       АРХАРОВ. Вот упрямый! Никак не угомонится! (Смотрит на Елену; морщится, как от зубной боли) Ты извини, ты иди пока к гостям... чтоб все там расходились, и все такое... Нам тут немного поговорить надо, обмозговать... а потом приходи.
      
       Елена Николаевна с рыданьями выскакивает из спальни.
      
       АРХАРОВ. Ты что ж это, паршивец, с моей дочерью делаешь? Ты что ж ее до слез довел? Ты что это такое выдумал?
       ПУЗЕМКИН. Я выдумал?.. Я??? Да вы, Николай Капитонович, белены объелись! Вы кого мне подсовываете? Слыханное ли дело! Вы кого мне подсовываете?
       АРХАРОВ. Да ты остынь, остынь немного. Сделанного не вернешь. Женился, стал членом нашей семьи, - так живи по нашим законам. Нечего ерепениться. Нечего свои порядки заводить.
       ПУЗЕМКИН (Вскакивает). Вы что, серьезно? Вы это все серьезно? Вы эту комедию - серьезно? Да ноги моей в этом доме через минуту не будет. Я женился на одной. А мне в спальню подсовывают другую.
       АРХАРОВ. Так. Чувствую, разговор будет долгий..
       ПУЗЕМКИН. Да никакого разговора. Какой разговор? Сейчас же, немедленно, слышите, ухожу, и никто меня не остановит.
       Я вас последний раз спрашиваю - где моя законная жена? Где Елена Николаевна? Где ваша дочь?
       АРХАРОВ. Да вот она сейчас и была тут моя дочь и твоя, стало быть, законная супруга. Перед тобой стояла! В рыданьях из-за тебя из спальни выскочила!
       ПУЗЕМКИН. Да я первый раз ее в жизни... Вы что меня, за сумасшедшего держите? Я хоть и выпил, но еще соображаю.
       АРХАРОВ. Плохо, значит, соображаешь. Давай так. Тебя что не устраивает? Девушка положительная, хозяйственная, к домашней работе приучена. Не пьет, вышивает, за парнями не бегает. Три курса института когда-то закончила.
       ПУЗЕМКИН. Послушайте..., я не понимаю... вы вообще... вы в своем уме? Какая девушка? Что вы городите? Я ее не знал, не знаю, и знать не хочу. Отдайте мою невесту!
       АРХАРОВ. Вот ведь упрямый какой попался! Заладил, как заведенный: "Отдайте да отдайте!". Да никто у тебя ее не отбирал. Просто недоразумение вышло, ошибка, перепутал ты сгоряча.
       ПУЗЕМКИН. Что перепутал? Что сгоряча? Что вы из меня идиота делаете? Нынче утром в ЗАГСе я с вашей дочерью Еленой Николаевной кольцами... того... обменивался, шампанское пили, вы же меня поздравляли, целоваться лезли с перегаром своим недельным! Было или не было?
       АРХАРОВ. Все было, Петр Дмитриевич, все было. Перегар у нас, между прочим, одинаковый. Как ты говоришь, все так и было. И во всех книгах записано, и все печати проставлены. И вот тебе моя дочь единственная Елена Николаевна, бери ее, властвуй, любите друг друга, и десять тысяч рублей денег в придачу даю.
       ПУЗЕМКИН. Сколько?
       АРХАРОВ. Десять тысяч. Это я сейчас решил... подарок, так сказать, сюрприз.
       ПУЗЕМКИН. Так не та же!!!
       АРХАРОВ. Тут ты, зятек, немного ошибаешься. Та, та самая, единственная, любимая, с пеленок выращенная, вот уж скоро как сорок лет на моих глазах.
       ПУЗЕМКИН (Изумленно). Сколько?
       АРХАРОВ. Тридцать два.
       ПУЗЕМКИН. Вы сумасшедший. Дайте мне пройти, я ухожу.
       АРХАРОВ. Никуда ты не уйдешь.
      
       В дверь просовывается голова жены.
      
       ГОЛОВА ЖЕНЫ. Лена спрашивает - вы скоро? Можно ей заходить?
       АРХАРОВ (Злобно кричит на нее). Да не мешай ты! Обожди! (Запирает дверь на ключ) Какие бабы все торопливые!
       Давай сначала... Чтоб не путаться. Неделю назад ты приехал в наш поселок в командировку. Налаживать на фабрике станки? Так?
       ПУЗЕМКИН. Я не понимаю, о чем вы... При чем тут это?
       АРХАРОВ. Ты меня не путай. Ты говори - так?
       ПУЗЕМКИН. Ну, так. Где моя невеста?
       АРХАРОВ. Да подожди ты! Ко мне в бригаду. Меня над тобой старшим поставили. Я тебе во всем помогал. Комнату в доме бесплатно предоставил, чтобы ты на гостиницу не тратился. Да и нет у нас в поселке гостиницы. Ты с моей дочерью познакомился. Любовь у вас началась, шляния по садам и огородам. Так? Так или не так?
       ПУЗЕМКИН. Но она же - это... не она!
       АРХАРОВ. Давай напрямик. В каком-то смысле, не она. Но это как посмотреть. Потому что по документам - тут не подкопаешься, тут точно она.
       ПУЗЕМКИН. Я не понимаю..., у меня голова закружилась...
       АРХАРОВ. Так я ж тебе, дураку, объясняю. Если ты насчет той Насти, что с тобой гуляла... ну, как бы заместо моей Ленушки... так ты не переживай - она давно этим делом промышляет. Это у нее бизнес такой. Ну, она вроде как приманка. Ну, подсадная утка, что ли. Вот ты охотник?
       ПУЗЕМКИН. Какая Настя? Какая подсадная утка?
       АРХАРОВ. Ты притворяешься, что ли, таким дураком? Вроде почти инженер, в станках кумекаешь... Я тебе битый час толкую. Эта Настя, что с тобой вместо Ленушки гуляла, - она так с каждым приезжим. Она у нас... ну, как бы тебе объяснить?.. она пять лет этим, стерва, промышляет. Об этом у нас каждый знает. Здорово приноровилась. За пять лет уже на восьмой свадьбе так подрабатывает. И ни одной осечки.
       ПУЗЕМКИН. Да какая Настя? Что значит подрабатывает?
       АРХАРОВ. А ты думал, она за просто так себя за мою Ленушку перед тобой всю неделю строила? За просто так с тобой по рощам да по сараям таскалась? Она, брат, такая стерва ученая, что кого хочешь за нос проведет. Я сам, брат, грешным делом с ней того... однажды... Так чуть потом дома расхлебался!
       Пять тыщ с меня за тебя и за Ленушку содрала, как с куста. Да еще завтра, увидишь, на свадьбу, бесстыжая, явится.
       Эта Настюха - огонь. Ей палец в рот не клади. Да ты с нами поживешь, сам про нее все узнаешь. Вот талант у бабы - мужиков охмурять. Любого за два дня окрутить может. А у самой никого нет. Одноразовая, паскудная бабенка.
       ПУЗЕНКИН (В ужасе глядит на Архарова). Вы что... хотите сказать, что она... что вы с ней... что это не она... что она вовсе не ваша дочь... Как же я с ней неделю в вашем доме чай с молоком пил? Как же я с ней кольцами менялся?
       АРХАРОВ. Мы тут все родня. Регистраторша в ЗАГСе - свояченица жены. Какая ей разница, кому кольца надевать и с кем под Мендельсона закусывать?
       Ты войди, брат, в наше положение. Мужиков молодых стоящих в поселке, считай, не осталось. Разбежались, кто куда. До города двести километров. Кругом - глушь, леса, волки воют. А нам, семейным, бежать некуда. Хозяйство не бросишь. Ладно, фабрика еще трепыхается. Да командировочные на нее иногда приезжают. Я тебе, Петр Дмитриевич, даже так скажу, начистоту. У нас в поселке все командировочные на два года вперед расписаны. Ты думаешь, вы сюда станки налаживать приезжаете? Да пропади они пропадом, эти станки!
       ПУЗЕМКИН. Я не понимаю.
       АРХАРОВ. А чего тут не понимать? Я же говорю, за пять лет восьмую свадьбу играем. Всё Настена! Талант у бабы. Актриса! Шульженко, стерва!
       ПУЗЕМКИН. Так это все... обман? Вы меня, выходит, обманули?
       АРХАРОВ. Зачем ты так? Наоборот, из беды выручили. Вместо гулящей - вона какую супругу тебе выискали. От сердца отрываем.
       ПУЗЕМКИН. Так!.. Так, так, так!.. (Кружит по комнате) Дожили, Петр Дмитриевич. А? Не смешно ли? В этой глухомани решили меня вокруг пальца обвести! Да вы хоть понимаете, что я с вами всеми сделаю?
       Так. Все. Видеть вас не могу. Вызывайте милицию! Или я сам сейчас в пункт охраны порядка побегу!
       АРХАРОВ. И бегать не надо. У меня там братья двоюродные. Скоро сюда придут, сменятся и придут.
       А моей Ленушке ты сразу приглянулся. Она молчит. Но я-то вижу, отец все-таки. Сердце мне подсказывает, поладите вы, душевно заживете. У нас девки не избалованные, не то, что городские. Им много не надо, а уж за ласку всегда отблагодарят.
       ПУЗЕМКИН. Я там в зале фотографа видел, он еще не ушел, журналиста из местной газеты. Я шум подниму. Люди! Караул! Люди! Помогите!
       АРХАРОВ. Тиши! Тише! (Прислушивается) Не кричи, милый, не кричи. Не позорь себя перед гостями. Прошлый жених у Макарихи сильно возмущался и кричал, так его сначала наши же мужики побили, а потом в больницу сдали. Три недели йодом мазали. Пока не образумился. Я же тебе только добра хочу. Видит бог, о тебе забочусь. Гости много выпили, у людей праздник. У нас народ добрый, но когда ему кто поперек, могут и не сдержаться. Всем сейчас трудно, понимать надо.
       ПУЗЕМКИН. Плохо вы меня знаете! Плохо вы меня знаете! Я просто так не дамся!
      
       Пуземкин бросается к окну и распахивает его. На окне - толстые железные решетки.
      
       АРХАРОВ. Предусмотрено. Не в первый раз. Ты, может, забыл, что у тебя и паспорт отобрали. И бумажечку ты в ЗАГСе подписал.
       ПУЗЕМКИН. Какую бумажечку? Вы о чем это? На что намекаете?
       АРХАРОВ. Это нас регистраторша после второго случая надоумила. Брачный уговор, что ли, называется. Мол, если ты сейчас без причины какой крендель выкинешь, мы с тобой что хошь сделать можем. Хоть в тюрьму, хоть деньгами. По конституции.
       ПУЗЕМКИН. Я ничего не подписывал.
       АРХАРОВ. Прям вместе со свидетельством о браке и подмахнул. Свояченица - баба ловкая.
       ПУЗЕМКИН. Не может быть! Скажите, что мне все это снится, что вы меня разыгрываете? Мы же с вами вчера до двух часов ночи о жизни говорили, в шахматы играли.
       Да как вы только могли?! Да кто вы после этого?.. Ах!.. (Хватается за сердце)
       АРХАРОВ. (Ловко наливает ему пол стакана водки) Вот выпей скорее, полегчает. Молодец! Закуси грибочком!
       ПУЗЕМКИН. (Не сообразив, отхлебывает; закашливается) Я спешу... мне срочно на автобус... меня ждут...
       АРХАРОВ. Да-да-да, успокойся, успокойся. Все предусмотрено. Начальница автостанции - подружка невесты.
       ПУЗЕМКИН. Что?
       АРХАРОВ. Они с моей Ленушкой однокашницы. Со школы - не разлей вода.
       ...Ну, что притих?.. Согласен, что ли?
       ПУЗЕМКИН. (Воет) А-а-а-а!..
       АРХАРОВ (Разочарованно). Сомневаешься... Как тебя еще убеждать? Для твоего же, дурака, блага стараюсь. Плюнуть бы - женись ты на этой вертихвостке, да жалко человека. Неплохой ты человек. Зазря пропадешь. На смех ведь поднимут. Житья не дадут.
       С этой Настеной, чтоб ей икалось, только ленивый в поселке амуры не крутил. Безотказная особа. И ты ее в жены брать хочешь? Да, бери, бери! Только уж тогда людям на глаза не показывайся!
       Ты погляди, сколько народу к тебе на свадьбу собралось. Поздравляли тебя, как родного. Все подарки принесли. Ну, кого тебе позвать? Ну, любого! Хоть председателя поселкового совета, хоть директора фабрики. Они тебе то же скажут: не чуди, парень, не гневи судьбу, бери хорошую девку, и живи честь по чести. А Настена никуда не денется! У нее это бизнес, заработок. Очередной командировочный приедет - она опять тут как тут. У бухгалтера Ивана Тимофеевича две дочери давно на выданье. Тоже совсем измучился человек.
       Ну что ты лицо перекосил? Давай еще по маленькой?
       ПУЗЕМКИН. Не буду я с вами, иудой, пить.
       АРХАРОВ. А ты со мной не пей. Мы - порознь. Вот это тебе, а это - мне. Это твоя закуска, а это моя. И как будто мы вовсе не знакомы. Я даже отвернуться могу.
      
       Пуземкин корчит мучительное лицо, но стакан берет. Оба, не глядя друг на друга, выпивают.
      
       ПУЗЕМКИН. Дернул же меня черт на эту командировку согласиться! Ведь должен же был Гаврилин ехать!
       АРХАРОВ. Судьба. Ты нам по всем статьям подходишь.
       ПУЗЕМКИН. Как, как вы не можете понять, что понапрасну со мной время тратите?! Не хочу я на вашей дочери жениться и не буду! Вы мне в душу плюнули! Уйдите, Христа ради, от меня, уберите свое лицо!
       Какой вы после этого папаша, какой отец? Мне представить страшно, что я с вашей дочерью сделаю, если, не дай бог, в вашем доме еще хоть на одну ночь останусь.
       АРХАРОВ. Это, в смысле, по супружески поучить? Это можно. Это мы не возбраняем. На то и муж, чтобы жена шелковая ходила. Только сильно бить ты не будешь. Кишка тонка. Я к тебе всю неделю присматривался. Я же говорю, ты нам по всем статьям подходишь.
       ...Может, семейные фотографии посмотрим? Моя Ленушка на фотокарточках не очень получается, в жизни она лучше. Тихая девчушка, скромная. Или вот альбом - увлечение, хобби. Коллекция богомолов. Чё она в них нашла? Странные они, эти богомолы. Смотри, смотри - всех сортов, всех видов. У них самец самку обрюхатить не может, пока та ему голову не откусит. Каприз эволюции. Забавно, да?
       ПУЗЕМКИН. Уходите.
       АРХАРОВ. Я ведь не настаиваю. Я уйду. Скажу родственникам, что жених устал, один побыть хочет. Свадьба, брат, как землетрясение, как цунами. Ее не остановишь. Люди в состояние вошли. Запру тебя и сиди тут хоть до второго пришествия. Двери дубовые. Родным твоим телеграмму отобьем. Мол, так и так, женился, нашел свою судьбу. А тебя - на хлеб и воду, на исправработы. Первый у Митрофановых три месяца так сидел. Подмоги ждал. Потом сдался. Бригадиром на фабрике трудится. Квартиру получил. Дочка на Покрова родилась. Не пьет почти. Жизнь, она учит уму-разуму. Не искушай, Петр Дмитриевич. У нас в поселке нравы суровые. Но справедливые. Мы за своих горой стоим.
       Давай так. Я тебе сейчас Ленушку приведу. Вы все обсудите. А я пока там родственников успокою. Скажу, мол, дело постепенно на лад идет. А то народ уж больно раздражительный. Бить начнут - не остановишь. Сам понимаешь, кое-кто выпил лишнего. Свадьба же. Ждут. У нас какая свадьба без мордобоя жениха?
      
       Пауза. Пуземкин поворачивает к Архарову заплаканное лицо.
      
       ПУЗЕМКИН. Николай Капитонович, отпустите меня, родимый! У меня через три дня командировка заканчивается. Уеду я в свой Карбышев и забуду ваше захолустье, как дурной сон. И вам будет легче. Не берите грех на душу, отпустите. У меня родители хорошие. Они меня воспитали, образование дали. Как я им теперь в глаза погляжу?
       АРХАРОВ. Так и поглядишь. Мы еще семьями дружить будем.
       (Морщится) Хорошо. Еще тыщу рублей прибавлю. Но это мое последнее слово. А хочешь, сначала здесь свадьбу отгуляем, а потом в твой Карбышев поедем?
       ПУЗЕМКИН. Видеть вас не могу.
       Разве так можно с человеком? Я же не скот какой. Поставьте вы себя на мое место. Я же ее ни разу не видел!
       АРХАРОВ. Ты какой-то обыватель, прости меня, Петр Дмитриевич. Обыкновенный обыватель. Мещанин. "Видел, не видел". Я свою жену сорок лет каждый день вижу - что от этого изменилось? Только хуже и хуже с каждым днем. Но ведь не устраиваю такие скандалы.
       ПУЗЕМКИН. О чем вы? Не понимаю я вас!.. Плохо мне...
       Скажите, Николай Капитонович, вы шутите? Признайтесь, разыгрываете меня? (Видит знакомые шахматы, судорожно хватает их) Давайте в шахматы сыграем, как вчера? Все само собой и позабудется. (Торопливо расставляет фигуры) Сейчас, сейчас... Я вот так...
       АРХАРОВ (Сгребает фигуры с доски). Родственники ждут. С моей стороны - еще куда ни шло. Тихие люди, интеллигентные, в основном, работяги. А вот со стороны жены... (Пауза)
       ПУЗЕМКИН. Значит, вы серьезно. Покажите фотографию! (Берет трясущимися руками фотографию) ...Нет, даже рассмотреть ничего не могу! Ничего не вижу, ничего не понимаю!..
       АРХАРОВ. Волнуешься. Это пройдет. Надо жить. Так и в мудрых книгах говорится - что бы ни случилось, надо жить. Зато у тебя теперь семья, дом, работа, близкие люди. Помогут, не оставят.
       ПУЗЕМКИН. Я не могу, Николай Капитонович, я так не могу!..
       АРХАРОВ. Не хочешь? Брезгуешь? (Отпирает дверь, садится в кресло) Иди! Иди на все четыре стороны!
      
       Пуземкин бросается к двери, раскрывает ее, сразу получает от кого-то из залы сильный удар в челюсть и опять отлетает в комнату.
      
       АРХАРОВ. Что?
       ПУЗЕМКИН (Изумленно потирая ноющую челюсть). Что это было?
       АРХАРОВ. Женины родственники, должно быть. Или мои братья двоюродные с дежурства вернулись. Позвать?
       Я никак не пойму, чего ты упрямишься? Разве тебе что-то плохое предлагают, второсортное, ненужное? Девка честная, время подошло, квартира, деньги, положение в обществе. Мечта командировочного.
       Тебе уже двадцать семь лет. Ты что, вечно так шландать по России хочешь, по гостиницам жить?
       Я тебе свою историю расскажу. Меня на танцах братья моей нынешней жены, Марьи Михайловны, до полусмерти измордовали. Тоже по ошибке. Если разобраться, все в жизни делается по ошибке. Какой-то парень ее на танец пригласил, а они прибежали и на меня набросились. Что делать? Женился. И живем сорок лет душа в душу. А ведь у меня тоже - романтизм был, девушка в городе, на Север хотел ехать. Перемололось, все перемололось. Человеку знать не дано, какой ему путь предназначен. Смирение и доброта, брат, никогда не помешают. Люди тебя только уважать больше станут.
       ПУЗЕМКИН. Послушайте, но..., но разве нельзя было по-хорошему, по-честному?
       АРХАРОВ (С чувством). Как?!.. Ну, как тут можно по-хорошему?!.. У тебя командировка - только две недели. За две недели моя Ленушка с тобой даже познакомиться не успеет. Она девушка скромная, воспитанная. Ей, чтобы к тебе только подойти, нужно две ночи в подушку прорыдать! Чурбан ты, чурбан. Неужели ты даже этого, садовая голова, не понимаешь? Неужели для тебя слова "девичья гордость", "девичья честь" - пустой звук? Нет, брат, мы люди бедные, но гордые. Мы себе цену знаем.
       ПУЗЕМКИН. Я устал. Дайте мне отдохнуть.
       АРХАРОВ. Выпьешь? (Пуземкин молчит)
       ...Видно, ошибся я в тебе. Прогадал. Переоценил. Ну, что ж... Порченая, стало быть, кровь. Мелкая рыбешка.
       Уйду я сейчас. Расстроился что-то. Живешь вот так, мечтаешь, планы строишь, тащишь на своем горбу весь этот воз. А потом какой-нибудь заезжий слюнтяй в одну минуту весь мир переворачивает. Не нравится ему, видите ли, как все в жизни у людей устроено. И начинает по ним сапогами ходить! То ему не так, это не подходит! Куркуль, провокатор. Сломать судьбу просто, только как ты потом людям в глаза смотреть будешь? Что ты детям своим скажешь?
       Вот выйдем мы сейчас, распахну я двери и дам тебе пинка под зад - иди, провокатор, на все четыре стороны. А народ ни с чем останется. С носом. С обманутыми надеждами. Не свадьба, а пшик!.. Мистификация!.. И мне позор на седины. Вставай! Пошли!
       Пошли, пошли! Что расселся в чужом доме? Так щас и скажем народу: - Вот он, отказывается от вашей свадьбы! Делайте с ним, что хотите! В каком смысле, что хотите? Да в любом смысле, что хотите! Сколько таких пустых людей по России без вести пропадает! А с меня взятки гладки! Умываю руки!
      
       Архаров берет за шиворот Пуземкина и тащит к двери. Пуземкин делает несколько шагов. Ноги у него подкашиваются. Он падает в обморок.
      
       ОБМОРОК ПУЗЕМКИНА.
      
       Пуземкин, раскинув руки, стоит в нереальном луче лунного света. Архаров ловко раздевает его.
      
       ПУЗЕМКИН (Отмахивается от видений, как от мух). Богомолы..., ...Кыш, проклятые! Ушли, ушли! Да что же это?! А ну как они все - богомолы?!.. Откусят голову - и до свиданья..., и живи...
      
       Пуземкин, как слепой, находит и ощупывает лицо Архарова.
      
       ПУЗЕМКИН. Мама!
       ГОЛОС АРХАРОВА. Да.
       ПУЗЕМКИН. Я умер?
       ГОЛОС АРХАРОВА. Ты спишь.
       ПУЗЕМКИН. Мама, я вернулся домой. Я вернулся в родной Карбышев.
       ГОЛОС АРХАРОВА. Ну и что?
       ПУЗЕМКИН. Мама, я снова свободен.
       ГОЛОС АРХАРОВА. Свобода - самый большой обман.
       ПУЗЕМКИН. Утром я пойду в цех, сдам отчет о командировке. Вот оно счастье.
       ГОЛОС АРХАРОВА. Не понимаю, чем она тебе так не угодила.
       ПУЗЕМКИН (Испуганно). Мама, это ты?.. Это ты?.. Мама!..
      
       Архаров исчезает.
       Затемнение.
      
      

    ЧАСТЬ ВТОРАЯ

      
       Та же спальня. Пуземкин приходит в себя после обморока. Он лежит на кровати, раздетый до трусов.
       Пуземкин вскакивает. Осматривает себя. Ищет свою одежду. В спешке находит брюки и рубашку и бежит к двери. Пытается открыть дверь. Несколько раз толкает ее, бьет плечом. Та не поддается. К двери крепко-накрепко привязана какая-то веревка, которая вроде как не дает ее открыть. Пуземкин хватается за веревку и ползет на коленях за ней, как Ариадна за своим клубком. Веревка приводит его к табурету за занавеской у окна, к которому она накрепко привязана. Он видит на табурете чьи-то ноги. Поднимает голову.
       ...На табурете с петлей на шее стоит тучный Архаров.
      
       ПУЗЕМКИН. Вы в своем уме? Вы что это? Что за шутки такие? А если бы я... Я же мог...
       АРХАРОВ (Со слезами в глазах). Чему быть, тому не миновать. Лучше смерть, чем позор.
       ПУЗЕМКИН. Перестаньте, я вам говорю. Слезайте. Это, в конце концов, не смешно.
       АРХАРОВ. Уйди. Собрался уходить - уходи. Видеть тебя не могу. Прощай, иуда.
      
       Архаров решительно делает шаг в пропасть со своего табурета и повисает в воздухе. Пуземкин бросается и подхватывает его, с трудом удерживая тучного Архарова. Кое-как в борьбе ему удается вновь подставить под ноги Архарова табурет, схватить с подоконника нож и перерезать веревку с петлей.
       Архаров валится на пол. Пуземкин поддерживает его и развязывает узел на шее Архарова.
      
       АРХАРОВ (Хрипит). Зачем? Кто тебя просил?
       ПУЗЕМКИН. Николай Капитоныч, вы успокойтесь, вы только успокойтесь... Нельзя же так.
       АРХАРОВ (В слезах и соплях). Зачем живем, Петя, зачем живем?.. Взять хоть меня. Копошился, как крот. По зернышку собирал. Копейка к копеечке. Мечтал. О продолжении рода. О внуках. О тихой старости под крылышком у доброго зятя.
       ПУЗЕМКИН. Может, все у вас еще будет...
       АРХАРОВ. "Будет"? Ничего у меня теперь не будет. Один позор и презрение. На смех всем поселком поднимут. На улицах пальцем тыкать начнут: - Вон Архаров идет, от чьей Ленки жених со свадьбы сбежал! Единственный в поселке! Белая ворона! Ударил ты меня в самое сердце.
       ПУЗЕМКИН. Да что я сделал? Это же моя жизнь. Вы тоже войдите в мое положение! Что же это такое? Без меня меня женили, да я же еще и виноват?!
       АРХАРОВ. Мы, как только на свет появляемся, уже во всем виноваты. Ангелов среди нас нет.
       ПУЗЕМКИН. Странный вы, Николай Капитоныч, человек. Рассуждаете, как ребенок. Семейка, конечно, у вас.
       АРХАРОВ. Вот ты и поговори со мной. Может, не только злое во мне да в нашей семейке найдешь? Нельзя же так с одного маху старого человека на смерть толкать.
       ПУЗЕМКИН. Да кто толкал? Кто толкал?
       АРХАРОВ (Внимательно и тщательно оглядывает Пуземкина). Ты...
       ПУЗЕМКИН. Это дико! Вы уж тогда объясните!
       АРХАРОВ. А что объяснять? Ребенку понятно. У каждого человека бывает в жизни его самый главный час. Когда он один на один со своей судьбой. Открыт. Без панциря. Беззащитен. Как черепаха, вылезшая из своей скорлупы. Как птенчик божий. Его в этот момент сожрать - раз плюнуть. Потому что нет у него защиты от этого мира.
       Вот ты сейчас уйдешь, отряхнешь прах со своих ног и забудешь про меня и все наше семейство... а я опять в петлю полезу, и никто меня не остановит. Все поймут. Потому что с таким позором не живут... потому что в самое сердце...
       ПУЗЕМКИН. Что вы паникуете? Подумаешь, какой-то жених не подошел... Так. Эпизод в жизни. Мгновенный сон. Да и какой вообще я жених? Одно название... Я и не собирался совсем... Вы... вы себе в сто раз лучше найдете!
       АРХАРОВ. Не понимаешь ты меня или... или просто издеваешься... С какой стороны тебя не обхаживай - все бесполезно. Кого я теперь найду? Очередь у нас. Командировочные в поселке на пять лет вперед расписаны. Я ж тебе говорю - мне один шанс в моей жизни дали, единственный, последний... Сколько унижений... Сколько стыда... С одним председателем сельсовета, считай, месяц самогон пил. А я его, по правде говоря, видеть не могу. Карьерист, зануда, бабник. Но куда денешься? Он решает, кому Настьку в аренду сдавать. Власть.
       Хочешь, я с тобой откровенно?
       ПУЗЕМКИН. Да чего уж теперь!
       АРХАРОВ. Нет, ты не отмахивайся, ты выслушай. Разве я виноват? Разве я виноват, что хочу продолжения своего рода? Что в этом плохого?
       ПУЗЕМКИН. Да ничего! Только я-то здесь при чем?
       АРХАРОВ. При том, чудак, при том. Ты - мое продолжение рода... ты, сволочь. Рыба-дура на нерест в верховья реки пробирается - знает, что не вернется. А все равно пробирается! На смерть! Сдирая на камнях в кровь брюхо! Икру отложить! Потомство! И я так! Знаю, что ты смерть моя, что хозяин пришлый, примак, что все мое хозяйство под себя загребешь, меня по миру пустишь, а все равно жду, зову, объятья тебе открываю. Мистический закон жизни. Как тебе втемяшить это в пустую твою башку?!
       ПУЗЕМКИН. Да на кой ляд мне ваши тазы и огороды?! Нет, это все точно мне снится. Не может ничего этого быть.
       АРХАРОВ. Может. Плохо ты людей знаешь. Молод. Соплив.
      
       Появляется подвыпившая Архарова - растрепанная ведьма. Видит Пуземкина. Пьяными, голодными глазами смотрит на него. Потом вдруг расставляет руки и начинает охоту. Тот к окну - она к окну. Тот в сторону - она в сторону. Пуземкин испуганно отступает и замирает.
      
       АРХАРОВА. Фантастика! Какой молоденький! Какой пухленький! Прям, лапочка... Мармелад! Вы, Петр Дмитриевич, в этом жениховском костюме - просто мармелад!
       ПУЗЕМКИН. Тьфу на вас, Марья Михайловна! Что вы меня так пугаете? Я думал у вас бзик какой-то...
       АРХАРОВА. А ты не тьфукай на старуху... Ну, выпила... ну, загуляла немного баба... Сегодня мне все можно. Сегодня, Петя, ты мой. Дождалась. Дотерпела.
       АРХАРОВ. До чего это ты дотерпела?
       АРХАРОВА. Ты вообще молчи. С тобой разговор особый. (Хватает его за чуб и начинает волочить по комнате) Кто из моего сундучка утром триста рублей стащил?!
       АРХАРОВ (Воет). Я же на свадьбу!
       АРХАРОВА. На какую свадьбу? На какую свадьбу? За свадьбу без тебя давно все заплачено и переплачено!
       АРХАРОВ. Пусти, дура! Пусти, Машенька! Да пусти же ты! Сегодня хоть перед зятем!..
       АРХАРОВА (Отпускает чуб, передразнивает). "Перед зятем"! Заголосил, запричитал... Ты бы в ЗАГСе так причитал... (Пуземкину) Извините, Петр Дмитриевич, это мы по-свойски, по-семейному. Я вернусь, Петенька, я скоро вернусь. Ты меня дождись, никуда не уходи. (Уходит)
       АРХАРОВ (Болезненно поглаживая свой чуб). Видал. Это она еще ласкаючи. Что смотришь? Хороша?
       ПУЗЕМКИН (Испуганно). А?
       АРХАРОВ. И я говорю - огонь-баба. Они все такие. Змеи, кобры, ехидны. Правда твоя Ленка послабже пока будет. Тебе б такую, как моя, - уж точно бы не соскучился. А до свадьбы тише воды, ниже травы была - тростиночка...одуванчик... дунешь - переломится. Как только окольцевала, соку набрала, - крылья вмиг расправила, щупальца. Бабам, Петя, семейная жизнь всегда на пользу идет. У них так организм устроен. Кровопийцы, одним словом. Впрочем, что-й-то мы все обо мне да обо мне? Праздник-то нынче твой!
       ПУЗЕМКИН. Ущипните меня.
      
       Архаров с удовольствием щипает Пуземкина. Тот вскрикивает от боли.
      
       ПУЗЕМКИН. А! Какая у вас рука тяжелая!
       АРХАРОВ. Это разве тяжелая? Тьфу, одно ласкание. Подожди, вот с Марьей Михайловной поближе познакомишься...
      
       Архаров задумчиво смотрит куда-то, неизвестно куда.
      
       ПУЗЕМКИН. Николай Капитоныч!
       АРХАРОВ (Очнувшись) А...
       ПУЗЕМКИН. Как вы можете?
       АРХАРОВ. Что? Что "как я могу"?
       ПУЗЕМКИН. Как вы можете сами так жить и... и еще и мне предлагать? Ну вот... елает неопределенный жест руками, показывая вокруг) ...вот так.
       АРХАРОВ. А что? Что "вот так"? Вот как??? Это, брат, любовь. Это чувство. Ты, наверно, не знаешь, что такое чувство? Ты, наверно, не любил никогда? Только все, небось, притворялся? Подыгрывал?
       ПУЗЕМКИН. Почему вы так обо мне думаете?
       АРХАРОВ. Да так... Подумалось. Жизнь надо любить. Всей душой. Всем хребтом. Да ты не обижайся. Я это все понимаю. И даже, может, одобряю. Потому что любовь - это... это, брат, такая мясорубка, что боже упаси... кости хрустят и трещат, и сердце рвется...
       ПУЗЕМКИН. То есть, вы считаете, что я не способен? Что я ущербный, что ли?
       АРХАРОВ. А я, Петя, не знаю. Это ты себе сам должен ответить. Без подсказчиков. Мое дело - дочь за тебя выдать. А твое - любить... или притворяться.
       ...Ну, ладно... Что мы все топчемся на месте, мямлим, юлим? На нет и суда нет. Оно же сразу видно - сыроват ты для супружеской жизни, не дозрел еще... Зачем зря время терять? Я лучше к гостям пойду, гостей провожу, телевизор посмотрю - новости, криминал... А ты тут - сам... как знаешь... как хочешь... Вольному воля...
      
       Архаров стремительно идет к двери, отбрасывает в сторону бесполезную веревку, вынимает из штанов ключ, отпирает дверь ключом и открывает ее в другую сторону. Пуземкин ошарашено смотрит, как за Архаровым захлопывается дверь, стучат засовы, понимая, что вся история с повешением была просто комедией.
       ...В комнате неизвестно откуда появляется Елена Николаевна. Пуземкин, увидев ее, замирает. Елена Николаевна осторожно делает несколько шагов к нему.
      
       ПУЗЕМКИН. Вы живая или у меня галлюцинации?
       ЕЛЕНА. А у вас галлюцинации?
       ПУЗЕМКИН. В вашем доме у нормального человека, что хочешь, может быть. Веселенький сегодня денек.
       ЕЛЕНА. Да, свадьба...
       ПУЗЕМКИН. И не говорите. Я свою свадьбу себе несколько иначе представлял. Вы почему все время вроде как в тень от меня отворачиваетесь? Не хотите, чтобы я ваше лицо видел? Бросьте! Ерунда! Я уже ко всему привык.
       ЕЛЕНА. И ничего я не отворачиваюсь. Просто... вы чужой человек... мне непривычно...
       ПУЗЕМКИН. А! Ну, да. Ну, да. "Непривычно", "чужой человек"... Смешно.
       ЕЛЕНА. У нас в поселке есть пруд. Возле сельсовета. В нем жили два лебедя. Весной прилетели. Не знаю, как папа сумел договориться с председателем. Месяц к нему ходил. Машину продал. Но все-таки уговорил. Этих двух лебедей зажарили к нашей свадьбе на праздничный стол. Одного для вас, другого для меня.
      
       Елена неожиданно поет.
      
       ПЕСНЯ ЕЛЕНЫ
      
      Плавали два лебедя в пруду у водокачки.
      Папа все начальство поил четыре дня.
      И вот этих лебедей зажарили на свадьбу:
      Одного - для тебя, другого - для меня.
      Кушай, кушай лебедя, мой жених заветный.
      Кушай с ним мою любовь, кушай мою плоть.
      Нас теперь не разделить ни дождем, ни ветром.
      Я теперь твое ребро, как сказал Господь.
       ПУЗЕМКИН. Да чушь собачья!
       ЕЛЕНА. Нет, правда. Первый раз я поняла, что я люблю своего отца. А вас - ...не знаю.
       ПУЗЕМКИН. Скажи, зачем ты пришла?
       ЕЛЕНА. Я?.. Уже та "ты"... Там есть черный ход. Он ведет во двор. Вот ключ. Начальница автостанции моя подруга. Автобус в райцентр отправляется через полчаса.
       ПУЗЕМКИН. Вы что? Я не понимаю. Вы предлагаете мне бежать?
       ЕЛЕНА. Вы еще молоды. У вас все в жизни будет. А такого счастья я не хочу.
       ПУЗЕМКИН (Со слезами в глазах). Елена Николаевна, дорогая моя, драгоценная, да вы не представляете себе, какой вы поступок благородный для меня совершаете..., да вы из петли меня вынимаете..., жизнь дарите..., не знаю, как вас за это и благодарить... (Торопливо ищет свою одежду и одевается). Это благородно. Это очень благородно. Вы даже себе не представляете, как это благородно.
      
       Внезапно, почти одевшись, замирает.
      
       ПУЗЕМКИН. А вы... это серьезно? Вы не шутите? Может, это опять моя галлюцинация?
       ЕЛЕНА. Вы совсем еще ребенок. Разве так шутят? Разве можно так шутить?
       ПУЗЕМКИН. О, еще как можно. Вы у своего папаши спросите... Послушайте, вам, может быть, денег надо, чтобы вы меня отпустили? Так я вышлю. Как домой доберусь, сразу вышлю. Вы скажите, сколько?
       ЛЕНА. Я вас по любви отпускаю.
       ПУЗЕМКИН. Отпускаете? Отпускаете... Странно. (Садится на кровать) У меня что-то ноги не идут. Вот, словно ватные стали. Никогда раньше за собой не замечал. Ой, и голова кружится. Давление, что ли, подскочило? Я никогда прежде на здоровье не жаловался.
       ЛЕНА. Может, папу позвать?
       ПУЗЕМКИН (Кричит). Не надо! (Садится) Как же это все со мной случилось? Жил-жил, и на тебе... Попал, как кур во щи...
       ЛЕНА. Мне вас жалко. Вы такой робкий, жалкий, неуклюжий. Я себе совсем по-другому представляла нашу встречу. Я о ней мечтала много лет.
       ПУЗЕМКИН. Да, я знаю, больше тридцати.
       ЕЛЕНА. Все равно в вас есть что-то привлекательное. Я буду по вам скучать.
       ПУЗЕМКИН (Робко). Так я... того... пойду?
       ЕЛЕНА (Кивает на дверь черного хода). Ключ положите в траву возле калитки.
      
       Пуземкин идет к двери черного хода, тщательно и осторожно отпирает ее. За дверью стоит Архаров.
      
       АРХАРОВ (Как ни в чем не бывало, обнимает Пуземкина и по-дружески волочет назад в комнату). Вот о чем я забыл тебя спросить, дорогой Петр Дмитрич. А как ты относишься к тому, чтобы нам начать с тобой какое-нибудь этакое совместное дельце? Этакий небольшой бизнес? По душевному, так сказать, согласию и расположению?
       ЕЛЕНА. Папа! Как ты мог!
       ПУЗЕМКИН (Вырывается из объятий Архарова). Не надо, Елена Николаевна. Не распаляйтесь. Это лишнее. Это совершенно ни к чему. Прекрасная комедия. Семейный дуэт. В четыре руки. Мат в два хода. Папаша начинает, дочка заканчивает.
       АРХАРОВА. Я говорил, доченька - он нам не верит. Этакий попался Фома неверующий, прости господи!
       ЕЛЕНА (Рыдает). Как мне теперь жить? Какими глазами я буду глядеть в лицо нашим детям?
       ПУЗЕМКИН (Меняясь в лице). Что? Что вы сейчас сказали? Каким нашим детям?
       АРХАРОВ. Будущим детям. Леночка это имела в виду. Она же мечтает иметь от вас детей.
       ЕЛЕНА. Папа!!! Не смейте!!!
       ПУЗЕМКИН. Ловкие вы люди. Горой друг за друга. Крепкая семья. У нас не так.
       АРХАРОВ. Я же говорю, - ты в хорошие руки попал.
       ЕЛЕНА. Он нас не любит, папа.
       АРХАРОВ (Пуземкину). Я никак не понимаю, что я такое нехорошее тебе предлагаю, что ты так упираешься и неприступную девственницу из себя строишь? Я же не убить тебе кого-нибудь предлагаю, а семейное счастье, домашний кров. Всегда сыт, обут, одет и нос в табаке. Жена любимая, послушная под боком. Детишки бегают, орут, визжат, целоваться лезут. Опять же в обществе почет и уважение. От чего тебя так перекосило-то?!
       (Грустно) Эх, Петя, друг мой сердешный. Не о том ты печалишься. (Елене Николаевне) Пойдем, Лена, к гостям. Надо их чем-то пока развеселить.
      
       Уводит плачущую Елену. Пуземкин остается один.
       Входит Архарова. Пуземкин пятится от нее. Архарова ловит Пуземкина, загоняет его к кровати, усаживает и садится рядом. Кладет ему голову на плечо.
      
      
       АРХАРОВА. Она не умеет. А я умею.
       ПУЗЕМКИН (Испуганно). Что вы умеете?
       АРХАРОВА. Голубки неразумные. Я тебя научу.
       ПУЗЕМКИН. Я не хочу. Не хочу ничему у вас учиться.
       АРХАРОВА. Глупышка, ты даже себе не представляешь. Петя, Петушок мой дорогой...
       ПУЗЕМКИН (Испуганно). Что?..
       АРХАРОВА. Не получается у нас ничего. Гости нервничают, сюда рвутся. Не так с тобой надо.
       ПУЗЕМКИН. Прошу вас. Оставьте меня. Вы... у вас...
       АРХАРОВА. Ты представь, что я - это она. Теперь я - это она. Понимаешь?
       ПУЗЕМКИН. Кто?
       АРХАРОВА. Цыпленочек мой! Почему ты меня не любишь?
       ПУЗЕМКИН. Да что вы, Марья Михайловна? Опомнитесь! Что вы такое городите?
       АРХАРОВА. Я, может, тебя весь свой век ждала. Ты, может, с детства во сне мне являлся - такой пухленький, розовощекий, не целованный...
       Все во мне рвется к тебе, зовет меня в твои объятья. Нет сил сопротивляться.
      
       Валит его на кровать и ложится рядом.
      
       ПУЗЕМКИН. У меня сейчас сердце остановится.
      
       Пытается вырваться. Но не может.
      
       ПУЗЕМКИН. Прекратите, Марья Михайловна! Умоляю!
       АРХАРОВА. Ты не прячься, ты от судьбы не прячься. Я, как тебя увидела, сразу поняла: вот он, ты, мой единственный, сокол мой ясноокий, солнце мое лучезарное!
       ПУЗЕМКИН. Кто??? Что вы говорите???
       АРХАРОВА (С умилением смотрит на него). Любовушка ты моя! Царь! Деспот! Александр Македонский! Песня моих губ, шепот моего дыханья. Уйдешь - умру....
       ПУЗЕМКИН. Прекратите, Марья Михайловна! Что вы? Сейчас Николай Капитонович, Елена Николаевна могут войти!
       АРХАРОВА. И пусть! Пусть! Пусть видят! Испуганный мой! Ложе тебе постелю из лепестков алых роз. Пить будешь из золота, кушать на серебре. Все желания твои исполню, самые заветные и самые стыдливые, потому что - твоя, каждой жилочкой твоя. Взойдет заря - а я под крылышком у тебя. Погаснет последняя зарница - а нас с тобой не разлучить.
       ПУЗЕМКИН. Кто вы? Откуда? К чему? Господи, да что же это? Да что же это за день такой?
       АРХАРОВ. День, когда сошлись наши судьбы. (Пытается поцеловать Пуземкина) На коленях перед тобой ползать буду... Ноги твои целовать, следы твои...
       ПУЗЕМКИН. Так нельзя.
       АРХАРОВА. Можно.
       ПУЗЕМКИН. Не надо, Марья Михайловна! Опомнитесь!
       АРХАРОВА. Это не я, это она.
       ПУЗЕМКИН. Зачем? Не хочу! Хочу только - ...чтобы осень... и я один... в березовой роще... гулять по ржавым листьям... и чтобы непременно белые стволы, и сквозь ветки - чистое, синее, прозрачное, ледяное небо...
       АРХАРОВА. Котенок! Поэт! Все, все тебе отдам по первому зову! Раба твоя, тень твоя! Возьми мою жизнь! Делай с ней, что хочешь, только будь со мной, только позволь хоть изредка к тебе прикасаться, край одежды твоей ловить, в глаза твои, подернутые истомой, глядеться...
       ПУЗЕМКИН (Начинает истерично смеяться). Гы-гы-гы!.. Кхе-кхе-кхе!.. Уф-уф!.. Помогите кто-нибудь!..
       АРХАРОВА. Я много лет этой любви ждала. Ты говоришь - а у меня колокольчики в мозгу звенят.
       ПУЗЕМКИН. Марья Михайловна! Гы-гы-гы... Вы меня пугаете! Опомнитесь! Вы - мать семейства, хозяйка дома, супруга этого... как его... да господи, ты, боже мой!.. Николая...
       АРХАРОВА. Да.
       ПУЗЕМКИН. Вы дочери свадьбу готовили.
       АРХАРОВА. Да. Говори, говори.
       ПУЗЕМКИН. При чем тут я?
       АРХАРОВА. Обморок. Любовь. Обухом по голове. Ничто меня не остановит, ничто! Все преграды снесу, смету, изрублю, зубами разгрызу!
       ПУЗЕМКИН. Караул. У меня в брюхе словно жаба какая босыми лапами отплясывает. Нет, этого не может быть!.. Марья Михайловна, вы мне снитесь?
       АРХАРОВА. Снюсь. И ты мне снишься. И сон этот теперь навек, до конца наших дней. Иди ко мне! Иди! (Тянется к Пуземкину, целует его в губы)
      
       Дверь со скрипом распахивается, и в комнату входят Архаров и Елена с подносом с закусками.
       Пуземкин и Архарова синхронно натягивают на себя простыню, пряча под ней лица. Лиц не видно, но теперь из-под простыни торчат две пары ног.
      
       АРХАРОВ. Вот, Петр Дмитриевич, посмотри, какая хозяйка. Не хозяйка, а мечта. Свежей закуски тебе несет, все обиды забыла...
      
       Архаров смотрит на две пары ног, торчащие из-под простыни. Подходит и сдергивает простыню, обнажая Пуземкина и Архарову.
      
       ЕЛЕНА (Растерянно). А-а-а!.. Да что же это?!.. Как вы могли, Петр Дмитриевич?!
      
       Архаров швыряет в Пуземкина простыню.
      
       ПУЗЕМКИН (Стирая с губ ярко-алую губную помаду Архаровой). Чистое недоразумение! Сразу хочу внести ясность, чтобы вы чего такого не подумали. ...Это... то, что вы видели..., это совсем не то, что вы видели, это вы неправильно поняли..., это обман. ...Объясните, Марья Михайловна, что вы - это вот она (Показывает на Елену), а я - это действительно я. Это такой фокус.
       АРХАРОВ. Теперь еще и обесчестен. Скажи, откуда в тебе такое изощренное иезуитство? Простой вроде парень, свой, а так, походя, разрушаешь жизнь человека, превращаешь его в ничто, дегтем мажешь...
      
       Пуземкин воет, начинает с безумными криками метаться по комнате, хватает висящее на стене ружье.
      
       ПУЗЕМКИН. Застрелю!!! (Архарова выскакивает из комнаты) Застрелюсь!!!
      
       Архаров бросается на Пуземкина. Тот неловко нажимает на курок. Звучит громкий выстрел в направлении раскрытого окна. За окном раздается дикий вопль. Пуземкин в ужасе бросает ружье.
      
       АРХАРОВ. Ну вот, Лена, дождались. Ты вышла замуж за убийцу. (Подходит к окну и кричит кому-то на улице) Сейчас я выйду, разберусь! Да сейчас же!!!
      
       Пуземкин в ужасе и в слезах бросается к Елене и прячет голову ей в колени. Та робко и нежно гладит его по волосам.
      
       ПУЗЕМКИН (В слезах). Я хочу спрятаться. Чтобы никто меня не нашел. Чтобы забыли обо мне. Забыли, что я есть. Вычеркнули. Стерли. Петр Дмитрич Пуземкин - дата рождения, должность, а дальше прочерк...
       ЕЛЕНА (Нежно). А вот теперь я верю, что вы ни в чем не виноваты. Для меня вы всегда будете ни в чем не виноваты. Это недоразумение. Привиделось. Померещилось. Папа все уладит. Ничего. Все образуется. Какой вы экзальтированный. Как в романах. Я никогда не думала, что мне так повезет. Вы настоящий комильфо. Вот есть женихи - совсем не комильфо, обычные. А вы - вы действительно жених.
       ПУЗЕМКИН (Поднимает на нее заплаканные глаза). Здорово... Замечательно... То, что надо.
       Я человека убил. Жизнь себе искалечил. А для вас - все комильфо...
       ЕЛЕНА. Даже если вас на десять лет посадят, на пятнадцать, на двадцать, я все равно вас ждать буду. Мы теперь неразлучны.
      
       Пуземкин только измученно мотает головой. Возвращается Архаров.
      
       ПУЗЕМКИН. Не надо, Николай Капитоныч, ничего не говорите. Я все и так знаю. Вы обо всем договорились. Только из уважения к вашему семейству. Дело улажено. Родственники даже на свадьбу придут и подарки принесут. Так? Ну, скажите, ведь так?
       АРХАРОВ. Приблизительно. Что-то я тебя не понимаю. Я зря договаривался?
       ПУЗЕМКИН. Почему же зря? Очень даже не зря. Что я, действительно, выкобениваюсь? Экий, можно подумать, бесценный фрукт! Нет, а вот действительно... если взглянуть со стороны... Даже странно, что я выгоды своей не понимаю.
       АРХАРОВ. Первые здравомыслящие слова. Обычно людям мешают понять друг друга политические взгляды, амбиции, прочая дребедень. У тебя есть политические взгляды?
       ПУЗЕМКИН. Я что - больной?
       ЕЛЕНА. Вы, Петр Дмитриевич, нас разыгрываете?
       ПУЗЕМКИН. Нет, я совершенно серьезно. Жена, хозяйство, почет и уважение, деньги немалые. А там - кому я там нужен? Что я такое, чтобы со мной там носились, как с писаной торбой? В партии никакой я не состою, талантов бог не дал, красотой мужской похвастаться - тоже не того... Что меня там ждет?
       АРХАРОВ. Что ты заладил "там" да "там"?! Будет тебе и тут и там!
       ПУЗЕМКИН (Со слезами в глазах смотрит вдаль). Может, это моя лебединая песня? Может, я создан, чтобы десяток таких же несчастных и несуразных настрогать? А! Пропади все пропадом! Ломайте хребет! Топчите! (Его колотит дрожь) Нету больше Пуземкина! (Истерично и саркастично протягивает к Елене руки) Здравствуй, Елена Николаевна, любовь моя!
      
       Архаров торопливо бросается к нему, подхватывает за руки, отворяет дверь в залу и выпихивает Пуземкина к гостям. На мгновение шум в зале затихает.
       Пуземкин замирает, на глаза у него наворачиваются слезы. Он только замечает двух родственников-милиционеров и слегка прикрывает лицо.
      
       АРХАРОВ. Вот и мы, гости дорогие! Вот и жених! (Архаров влюблено смотрит на Пуземкина и торжественно объявляет) Поздравьте нас - он согласен! Да, да, да, согласен! И даже приглашает нас всех к своим родителям в Карбышев.
       ГОЛОСА. Как? Всех?
       АРХАРОВ. Всех, всех! Ну, Петр Дмитриевич, давай с тобой поцелуемся! Отныне, брат, ты самый близкий мне человек! Зятек ты мой ненаглядный! Горько! (Обращается к гостям) Горько!
      
       Архаров яростно в губы целует растерявшегося и ошалевшего Пуземкина. По щекам Пуземкина текут слезы.
      
       АРХАРОВА (Неизвестно откуда взявшись). Дай уж и я тебя, зятек, поцелую!
      
       Архарова лезет к нему целоваться.
       Одинокая и забытая Елена медленно плетется вслед за ними. Гости радостно встречают молодых.
       Архаров возвращается в пустую комнату, вынимает из-под кровати спрятанный чемодан и уходит через черный ход.
      
      
       ЗАНАВЕС
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
      
       13
      
      
      

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Ляпин Виктор Вениаминович (snybegemota@yandex.ru)
  • Обновлено: 04/09/2016. 56k. Статистика.
  • Пьеса; сценарий: Драматургия
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.