Лобановская Ирина Игоревна
Женщины президента

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • © Copyright Лобановская Ирина Игоревна
  • Размещен: 19/12/2008, изменен: 06/02/2010. 550k. Статистика.
  • Роман: Проза
  •  Ваша оценка:

       ИРИНА ЛОБАНОВСКАЯ
      
      
       Женщины президента
       1
      
       - Валентина, одумайся! - раздраженно сказала мать.
       Как же она надоела... И зачем так стараться переделать взрослого человека, ни в какую не желающего меняться?!..
       - Я в который раз прошу, наконец, вспомнить: у тебя семья - очень хороший муж и ребенок! Пожалей Таньку! Все женщины в тридцать лет сходят с ума. Это массовая зараза! Но нельзя поддаваться общему психозу. Брось ты эти свои вечные весенние дела! Можно все-таки чем-то выделиться из окружения. Даже приятно быть непохожей!
       - А я не хочу ничем выделяться, - пробормотала Валентина. - Буду как все - сумасшедшая тридцатилетняя баба. Которую на ходу зашкаливает. Мне это нравится. И вообще я бестолковая.
       Да, ей это нравится... Даже очень...
       - Да что ты в нем нашла, в своем паршивом шефе?! - в отчаянии крикнула мать. - Видела я его! Обыкновенный деревенский мужлан! Топорная работа! А ты у меня - красавица! - в ее тоне переливами прозвенела вполне оправданная гордость настоящего мастера за собственное творение. - И стряпать служебный роман - самое последнее дело.
       Где это мать могла его видеть?.. Странно...
       Валентина мельком, с удовольствием глянула в зеркало. Она действительно очень ничего себе: нежная, тихая, но заметная сероглазка, с настораживающей, а потому особенно привлекающей хищной грацией, большой, но не повисшей, опасно-раздражающе натягивающей тонкие платья и блузки провокационной грудью. Возбуждалка что надо. Валентина никогда не оставляла мужчин равнодушными, а мартовские мужики вообще возле нее тотчас становились на уши.
       Но, к сожалению, долго любоваться собой времени не было. Валентина махнула матери рукой - тороплюсь на работу! - и хлопнула дверью. Объясняться бессмысленно. И давно опостылело.
       Сосед с четвертого этажа затормозился у подъезда.
       - Доброе утро! Как там Виталий?
       - Просто отлично, - сказала Валентина. - Весь в работе! Видимся редко. Как семья капитана дальнего плавания. Потому и живем.
       Сосед усмехнулся.
       Она открыла "Тойоту" и шлепнулась на перегревшееся в постоянно влажном московском банном воздухе и задыхающееся от духоты сиденье. За два года удалось скопить себе на личное авто. Благодаря адской работе и шефу. У Виталия своя "ауди".
       Какая-то ненормальная жара стоит все лето... Постоянно хочется смыть с себя липкую приставучую городскую пыль и выстирать платье и белье. Изрисованное самолетами, безжалостно изуродованное в вышине, расчерченное в белые плывущие, растапливающиеся линейки, разварившееся до вылинявшей синевы, прожарившееся на сковородке солнца уставшее и блеклое небо... Ему опротивели и наглые самолеты, и птицы, пытающиеся показать себя в полете, не понимающие, что часто отрываться от Земли не стоит, и люди, пробующие разгонять насмешливые облака, издевающиеся над слабостью человечества... Зажаренные измученные деревья и тощие бродячие собаки... Распаренный, еле двигающийся, выгоревший, растопившийся город... Он ждал новой зимы. И Валентина вместе с ним.
       Хорошо, что Танька на даче со свекровью. Нужно спровадить туда и мать - тогда на время станет полегче дышать.
       Валентина положила голову на "баранку" и задумалась. Что она нашла в своем шефе?.. Что она нашла в нем... Что... Но в жизни ничего не бывает отчетливо черным и четко белым. И все-таки... что она в нем нашла?..
      
      
       Она увидела его впервые два года назад. Тоже летом. В самом его конце. Тогда в июне Валентина погорела со своей частной школой и не знала, чем заниматься дальше. Она не справилась ни с руководством, ни с документами, категорически настаивающими на уплате за аренду помещения, тепло и свет, ни с тяжелыми дорогостоящими родителями, требующими открытым текстом вырастить и сотворить в частной школе за их немалые деньги из их тупоголовых недорослей гениев.
       Один сильно любящий папочка так и заявил ошеломленной Валентине:
       - Я вам очень много плачу! Почему мой сын до сих пор еще не гений?
       Она подумала, что он шутит. Оказалось, все очень всерьез.
       Виталий никогда не настаивал на ее обязательной службе: он был в состоянии содержать семью. Но Валентине казалось скучным и бессмысленным торчать дома, особенно когда у Таньки в наличии сразу две преданных и нежных бабушки. И вообще она считала роль домохозяйки для себя унизительной. Насмешливо понаблюдав за ее мучениями, Виталий предложил:
       - Приятель знает молодого бизнесмена, начинающего новое дело. Очень нужны менеджеры. Пойдешь?
       - В менеджеры? - обиделась Валентина и гордо вскинула к потолку подбородок. - Ничего себе завлекалка! В стиле нового времени. Я окончила университет!
       Виталий пристально осмотрел ее и усмехнулся.
       - Ну, мы университетов не кончали, - заметил он. - Жизнь дается нам всем один раз, но далеко не всем она удается. Запомни это и дерзай! Иначе ничего никогда не получится и даже не стоит рассчитывать на победы. Только если ты не желаешь жить путем проб и ошибок, больше не притворяйся феминисткой, погибающей возле семейного очага и тоскующей в домашних стенах. И не ной у меня над душой, что не можешь сидеть дома с Танькой. Ты, к сожалению, не бессловесная рабыня.
       Каждый мужчина в глубине души затаенно, тихо и сладко мечтает именно о подобном варианте. В такой ситуации им становится жить намного проще. Возможно, стоило прислушаться к откровенному жалобному мужскому зову и упростить мужу дальнейшую жизнь, но Валентина вместо этого нехотя отправилась знакомиться с молодым бизнесменом.
       Его первый помощник, молодая, с плоским блинообразным личиком явно нерусского оттенка, очкастая женщина, с лобиком в полтора сантиметра, встретившая Валентину очень приветливо, но излишне засахаренно, сидела, плотно зажав рукой висок.
       - Нет никаких сил! - кокетливо пожаловалась она Вале.
       - У меня есть пенталгин, - с готовностью предложила Валентина, мельком осматривая шикарный офис. - Вы наверняка переутомились.
       - Да нет, - лукаво-загадочно отозвалась помощница. - Просто в очередной раз побеседовала со своим начальником. А он у нас вспыльчив и горяч... Крутой нрав!
       Валя сразу испугалась: значит, предприниматель - зверь? Зачем ей лезть к нему в когти?! И осторожно, мечтая поскорее смыться в последнюю духоту летних улиц, тоскующих по осеннему дождю, вошла в кабинет.
       Смотрел бизнесмен исключительно в стол, ни одного взгляда на Валентину. Его грубовато рубленое лицо с глубокими, как борозды в поле, не по возрасту ранними морщинами за все время беседы не меняло своего выражения, казалось окостеневшим, неживым, застывшей маской. Большие руки, широкие плечи, высокий рост... Плохо выглаженная рубашка и мятые брюки. Какая у него странная жена... Или ее еще нет?.. А мама?..
       Вале стало тоскливо.
       Нет, отсюда надо удирать, и побыстрее. Иначе ее здесь слопают и не подавятся. Да и в работе менеджера она ни бум-бум. Лучше сидеть дома дальше. Глядишь, подвернется что-нибудь еще...
       Она в последний раз взглянула в лицо бизнесмена, тщетно пытаясь найти поддержку, хоть какой-нибудь ответ, прочитать хоть несколько разумных слов и увидела лишь жестко упертые в стол огромные, крепко стиснутые кулаки. На правой руке нечаянно весело блеснуло обручальное кольцо. И неожиданно уловила почти незаметный, скользящий взгляд исподтишка, слишком очевидно погладивший ее голые колени - зачем она надела эту короткую юбку?
       - Я подумаю, - неуверенно сказала Валентина, выслушав невнятную короткую речь бизнесмена.
       - Только недолго, - отозвался он и, заикнувшись, споткнулся на втором слове.
       Вдобавок, у него логоневроз... Совсем никуда.
       - У нас вам будет хорошо. Мы поладим, - упорно сражаясь с каждым слогом, бизнесмен внимательно изучал поверхность письменного стола. - Я думаю, вы возглавите отдел рекламы.
       Шеф явно нервничал и терялся, вмазавшись глазами прямо в женские коленки. Вот попала!.. Не думала, не гадала, на очередного поклонника нарвалась...
       - Но я никогда... - снова начала Валентина и замялась.
       Она уже и так призналась своему возможному будущему шефу в полном отсутствии менеджерского опыта. Стоит ли повторяться?..
       - Я жду вашего звонка, - еле справляясь с согласными, с большим трудом подвел черту под разговором бизнесмен.
       Еще один беглый взгляд грубо и откровенно впечатался в голые Валькины колени... Она вышла в приемную. Секретарь вопросительно уставилась в лицо.
       - Ну, как? - ласково пропела помощница в очках, чересчур испытующе и проницательно рассматривая Валю. - Надеюсь, вы договорились и пришли к взаимопониманию?
       Пришли... Взаимопонимание полное... Теперь надо делать от него проворные ноги. И заодно от его неестественно-жеманной помощницы. Казалось, молодая бизнес-леди вымученно старается слепить из себя совсем другого человека, чем есть на самом деле. Прямо из кожи лезет вон, чтобы попасть в новую. Эта искусственно созданная с помощью черточек и особенностей, взятых в долг у других, дама-руководительница должна обладать большим опытом, умением легко разгадывать человеческие души, проникать в них и управлять ими. Спокойно, мягко, с доброй улыбкой и заботой...
       Валя вздохнула. Она сама тоже порой перестает прислушиваться к себе и пытается что-то изобрести из себя, состроить несуразное, нарочитое, манерное существо, по чужим образцам и моделям, и тогда становится фальшивкой, нелепой подделкой, словно не имеющей ничего своего, живущей, двигающейся и рассуждающей все время в расчете на слушателя и зрителя.
       Но помощница босса не замечала своей изломанности и деланности. Чужая шкурка к ней здорово приросла.
       Секретарь сняла трубку и расплылась в заискивающей улыбке.
       - Одну минуточку, - проворковала девица и столь же ласково промурлыкала в телефон шефу: - Артем Максимович, вам звонит Сашенька.
       - Дочка, - по-прежнему мило улыбаясь, объяснила Вале помощница босса. - Он ее обожает! Кстати, мы с вами не познакомились. Меня зовут Жанна Александровна. Можно без отчества. Мы ровесницы.
       - Валентина, - пробормотала Валя. - Валентина Сушникова...
       В конце концов, она всегда сможет бросить работу и вернуться на шею мужа. Хотя когда есть куда отступать, не стоит и наступать... Но все равно всю башку обломаешь в поисках нужного решения.
       - Я вам позвоню, - сказала Валентина. - Мне нужно подумать...
       - Только недолго, - повторила своего шефа мать-командирша. - У нас масса желающих! Артем Максимович сделал вам исключение, приняв раньше других, поскольку хорошо знает человека, вас порекомендовавшего. Это, кажется, друг вашего мужа?
       Еще один острый, распиливающий насквозь взгляд... Что эта бизнес-леди пробует обнаружить у Валентины? Какие пороки и достоинства? Валя поежилась.
       - Да, друг, - сказала она. - И очень удачливый бизнесмен.
       - Как раз то, что нам очень нужно, - улыбнулась помощница по имени Жанна. - Артем Максимович ищет выгодные и полезные знакомства. Кто же их не любит?
       Улыбка не гасла на ее лице, работая без всякой подзарядки. Лихо... Валентине бы так научиться...
       - Я позвоню, - тупо повторила она и побрела к выходу.
       Истекающая лаской Жанна пристально смотрела ей вслед, словно пыталась навсегда запомнить ее походку, выучив наизусть все движения, и заметить в них нечто заразное, предосудительное и даже очень опасное.
      
      
       Дома Валентина долго бродила из угла в угол, пытаясь понять саму себя.
       Идти с дипломом филфака МГУ рекламировать продажу женского модного белья? Чушь! Вернуться преподавать в школу обычным учителем? Каждый день проверять тетрадки за десять тысяч в месяц и выслушивать бесконечные нотации занудных завуча и директора? Еще большая ахинея...
       После директорства, пусть даже кратковременного, никакого возврата в школу уже не получится. Валентина за это время приобрела начальственный голос, гордую осанку и поворот головы, продумала и отработала свои жесты. И куда все это теперь девать?!. Что она, зря так старалась, из последних сил выбивалась почти два года, делая из себя руководящую даму? И даже преуспела в этом: превратилась в красивую, элегантную, строгую директрису. Другое дело, что ее частная школа провалилась... Не выдержала конкуренции. Или в других школах запрашивали поменьше... Валя как-то слишком поначалу широко размахнулась. А потом уже было поздно...
       Кроме того, Валентина давно разочаровалась в своем предмете, школьных программах и мышлении Министерства образования, строго зацикленном на одних и тех же произведениях и писателях, десятилетиями грубо навязываемых школе. В Министерстве живых детей никогда не видели и даже не подозревали, что старшеклассницы, читая о войне, твердо считают "мессершмитт" "мерседесом", что дети тоскуют над абсолютно непонятной стилистикой "Евгения Онегина" и просят заменить Пушкина - нет, вы только подумайте - Пушкина! это же кощунство! - на Есенина и Ахматову. В Министерстве не задумываются, что детей лучше увлечь любовным романом "Анна Каренина", нежели изощренно пытать философией эпопеи "Война и мир", что тесты придуманы для дебилов, что научить писать сочинение нельзя - это творчество, а на него способны немногие...
       Валентина устала от тупых пособий по литературе, над страницами которых так хорошо дремлется, от учебников русского языка, возрастом превосходящих саму Валентину, от требований не ставить двойки - это позорит родную школу! - от чахоточно худосочной сетки часов, куда необходимо впихнуть, как угодно, с помощью коленки, немыслимое количество произведений и имен, от отведенных тебе двух (!) часов на Булгакова и трех - на Маяковского...
       Когда-то она рвалась в школу. Валентина любила детей и разборки с классом у нее начинались редко. Но разбираться с программами и с педагогическим могучим эшелоном власти она не могла. Как не смогла и руководить школой. Да, она все-таки очень бестолковая, нужно учиться смотреть правде в ее насмешливые глаза.
       Все-таки в этой непонятной пока фирме ей предлагают руководить целым отделом. Это что-то. А реклама... В конце концов, ее нюансами и особенностями Валентина овладеет. И деньги угрюмый верзила-шеф дает ей неплохие. В общем, жить можно, не такой уж плохой вариант... От одного и того же старта вперед уходят многие, но победителем станет только один. Остальные распределятся на очень разных ступеньках достижений.
       Виталий хорошо поработал над мнениями жены.
       Валя вспомнила косой взгляд будущего шефа, словно ощутила его прикосновение к своим коленям, содрогнулась от неясного, неопределенного, смутного предчувствия и позвонила Виталию. Он возвращался с работы очень поздно.
       - Я решила согласиться.
       - Замечательно, - рассеянно отозвался муж. - Извини, мне очень некогда. До вечера!
       Точнее, до утра. Чаще всего Валентина уже спала, когда Виталий открывал дверь в квартиру. Он давно поменял все брачно-постельные отношения, жену и ничего не стоящие поцелуи на деньги. Перевел все свои ценности на другие счета. Впрочем, так сделали многие. Вот только... Не было ли у него в офисе каких-нибудь других замен?.. Но об этом Валентина старалась не задумываться. Да и большого интереса к личной жизни мужа Виталия давно не испытывала. Их жизнь вдвоем слишком быстро разделилась пополам, а правильнее, на три части, учитывая маленькую Таньку. И никаких скандалов, непониманий, ссор... Наоборот, отличное, четкое понимание собственной ненужности друг другу.
       Они быстро исчерпали свои духовные ресурсы - их оказалось слишком мало - свои чувства и возможности, перестали гореть и загораться, и сжигать понапрасну свои последние - их стало жалко - истончившиеся до слабо трепещущего тонкого волоска, еще оставшиеся запасы привязанности, искренности и тепла. Любовь улетела, а ловить эту капризную Жар-птичку за хвост в высшей степени неразумно.
       Валентина была благодарна мужу за его редкую немужскую чуткость и тонкость. Он спокойно и легко ушел в сторону, в свои дела, прекрасно понимая, что затевать дискуссии в семье опасно. В конце концов, им нечего делить и не из-за чего поднимать шум. Пусть все останется безмолвным и безветренным. Хотя бы ради Таньки.
       Просто поменялись декорации. В который раз...
      
       2
      
       Месяц назад Артем Тарасов "снял" девочку возле Белорусского вокзала.
       Она зацепила его взгляд моментально и не собиралась возвращать. О, мама миа!.. Девочка стояла, заложив руки за спину, посреди летнего заката и широкой, забитой машинами площади. Стояла безмятежно, смирно, почти равнодушно, словно оказалась здесь совершенно случайно и не ждала никого, и ничего не хотела, ничего не добивалась... Ей просто нравилось быть столбиком среди смутного вокзального люда, обтекающего ее со всех сторон, но абсолютно ее не касающегося, посреди затухающего, измочаленного жарой дня. Девочка задумчиво рассматривала вокзальное пряничное здание и с удовольствием вдыхала запахи бензина, горячего асфальта и едкой городской пыли.
       Заканчивалась наша обычная "карикатура южных зим". Июль уже высказался до самого конца. Обалдевшие от жары и нескончаемых пассажиров электрички нехотя отрывались от любимого горячего вокзального перрона, чтобы снова отправиться своим хорошо изученным привычным маршрутом на запад с молодецким оголтелым посвистом.
       Девочка была очень просто, совсем не вызывающе одета: в дешевом, плохо выглаженном платьишке, доходящем ей до середины икры, в нечищеных туфельках, маленькая, худенькая... Золушка, ожидающая принца на площади Белорусского вокзала под скрип одуревших старых поездов, мечтающих о пенсии, и ухмылочки и выразительные, оценивающие взгляды водителей.
       О ее профессии и смысле жизни напоминало только место дислокации. Но особенно поразили Артема косы. Две светлые плотные косички уютно и привычно расположились на слабых плечах, демонстрируя полнейшую невинность и безучастность ко всему происходящему.
       Артем в несколько огромных шагов отмерил площадь и замер возле малышки с косичками. Она взглянула на него большими, неправдоподобно синими глазами. Чем их нужно мыть, чтобы они стали такими? От девочки пахло солнцем и морским песком.
       - Тебя как зовут? - спросил Артем.
       - Юля Рыкова, - она улыбнулась, наклонив светлую голову.
       У малышки оказался удивительно красивый низкий голос, точь-в-точь как у Натальи Пастушной, диктора телевидения, в которую Артем когда-то влюбился. Хотя сама дикторша была ни при чем: ему просто всегда нравились низкие женские голоса, он любил их слушать, и ни одна самая прекрасная глазасто-губастая пискля не имела ни малейшего шанса овладеть его вниманием и сердцем.
       Артем влип в асфальт.
       - У меня машина... - пробормотал он, ударяясь о каждую букву. - Я привезу обратно... Мы поедем ко мне на дачу... Идет?
       - Идет, - кивнула Юля Рыкова.
       Артему даже не пришло в голову спросить, сколько синеглазка берет за час.
      
      
       Он вырос в подмосковном Солнечногорске.
       Детство навсегда осталось холодным пронизывающим воспоминанием о сосульках необыкновенного вкуса и озере Сенеж, захлестнувшем жизнь Артема своими водами.
       Он жил недалеко от большого города по имени Москва и все-таки очень от него далеко. Он долго не знал и не видел каменных, страшных, пропахших пылью и гарью мешков, где вырастали бледные и худосочные дети, толком не представляющие, что такое настоящие зима и лето.
       Зимой по замерзшим волнам озера на зависть ровно и красиво скользили вереницы лыжников. Заглядываясь на них, Артем решил научиться бегать на лыжах так же пластично и быстро. И научился.
       Он мечтал лишь об одном...
       Вот она стоит возле озера, смотрит на его бесконечную, ослепительную, сметанную заснеженность и думает: а кто это стремительно идет на лыжах, кто мчится по Сенежу? Легко, грациозно, изящно? И он плавно подлетает к ней на лыжах, ловко тормозит - снежный вихрь во все стороны - и приветственно машет лыжной палкой, и сдержанно улыбается... Такой сильный, большой, ловкий... Скупо дарит безразличную трафаретную улыбку... Хотя больше всего на свете хочет больно смять ее в руках и зажать поцелуем рот...
       Она тоже была светленькая и синеглазая. Только кос не носила. Разлетающиеся прядки по узким тонким плечам. О, мама миа...
       Артем увидел ее летом на пляже возле Сенежа. Она лежала на одеяле и сражалась в карты с какой-то нескладной дылдой и ее долговязым ухажером, похожим на... На кого? Артем не успел подобрать сравнения, потому что плавки внезапно нехорошо отяжелели, наливаясь свинцом. Нужно было броситься за помощью к озеру, отлично помнившему своего ледникового прародителя и запросто расплавившему бы этот страшный, чужой, ненужный сейчас металл между ног, но Артем не мог и шагу ступить и больше всего боялся себя выдать, поэтому врос босыми ступнями в песок.
       Ситуацию спас родившийся из воды человек-амфибия в плотно облепившем его тело костюме для подводного плавания и с аквалангом в руке. Мокрая ткань отлично рисовала и ласкала каждую мышцу его безупречного, как из скульптурной галереи, тела. Хотя пловец был немного кривоног... Он неторопливо шел от озера, мягко и властно, тяжеловато ступая по песку, и синеглазая радостно вскочила ему навстречу и схватила полотенце.
       Человек-амфибия бросился втянутым жестким животом на одеяло, точно туда, где только что лежала она, и блондинка начала вытирать его, нежно и осторожно стаскивая с плеч водолазный костюм. Человек лежал, закрыв глаза. Он явно давно привык к этим женским рукам, к этим движениям, к этим ласкам...
       Дылда что-то лепетала, о чем-то спрашивала, хихикая, а Артем застыл, тупо уставившись на белокурую вытиральщицу. Зачем ей этот кривоногий? Нужен ли он ей? Нельзя ли их как-нибудь развести в разные стороны?
       Она была, правда, лет на пять старше Артема, но какая разница...
       Человек-амфибия почувствовал присутствие незнакомца. Он приоткрыл глаза и кинул в сторону Артема беглый нехороший взгляд. По спине Артема пробежали мурашки. Свинцовая тяжесть стала исчезать, насмешливо еще раз предупредив его о возможной будущей опасности и вполне реальном своем новом пришествии.
       У пловца было очень некрасивое, наспех, примитивно сколоченное лицо с неприятным мрачным профилем хищной птицы. Лицо уголовника. Он пристально осмотрел Артема, легко открыл зубами бутылку с пивом и что-то шепнул вытиравшей его девушке. Она засмеялась и тоже повернулась к зрителю. В ее глазах плескалось игривое любопытство, переливавшееся через синие края.
       Позже Артем в два счета освоил этот простой трюк с открыванием бутылок - нужны лишь крепкие зубы - и часто повторял его на глазах потрясенных девушек, всегда добиваясь нужного эффекта. Изумилась даже его будущая жена...
       - Эй, пацан, иди сюда! - позвал человек-амфибия и прихлебнул из горлышка пиво. - Посмотришь на нее вблизи.
       Девушка снова кокетливо засмеялась. Она была идеально сложена... Вместе с ней ржали двое долговязых.
       И вдруг Артем почувствовал непривычные ненависть, злобу, почти бешенство. Он ненавидел сейчас этих двоих, ненавидел и презирал, и готов был ударить, убить, стереть с лица Земли. За что? Почему? По какому праву? Ведь они не сделали ему ничего дурного. Во всяком случае, пока...
       - Вот и мой заместитель! - усмехнулся кривоногий и перевернулся на спину. - Когда, Светка, я тебя брошу, у тебя будет с кем погреться. Молодой и здоровый. Эй, пацан! Ты чего боишься? Я не кусаюсь. Иди к нам! Со Светкой познакомишься. Ты ведь этого сейчас хочешь больше всего!
       Артем помедлил несколько секунд, а потом повернулся и побрел прочь. За спиной раздался новый взрыв хохота.
       Светка... Ее зовут Светлана...
       Он несколько раз встречал ее в городе, одну или с кривоногим, но делал вид, что они никогда не видели друг друга. И его трусы уже не чугунели... Хотя и она, и ее спутник всегда узнавали Артема, улыбались и радостно махали ему руками. Он не понимал и не разделял их ликования. Они были просто глупы. Он ненавидел их за то, что они случайно оказались у него на дороге, мешая ему пройти вперед. Да, синеглазая ему нравилась, даже иногда снилась, он по-прежнему грезил их неожиданной возможной встречей на зимнем берегу - его лыжи, ее синеглазость и безмятежность ледяного озера. Но это нечаянность и необдуманность, а никаких непредвиденностей Артем не терпел. По молодому безрассудству он собирался сметать все грозящие ему препятствия и планировать все свои завтрашние и послезавтрашние поступки и события своей жизни. И ему наплевать, что будет с теми людьми, которых он все равно, рано или поздно, грубо и властно уберет со своей ровной шоссейки. Жизнь должна подчиняться лишь ему, ему одному, и никому больше. Он будет командовать ею - иное невозможно! И здесь подойдут любые средства. Светлана ненароком вмешалась в его существование, не имея на это никакого права. А ее кавалер еще осмелился предсказывать будущее. Это раздражало Артема. Он путался в своих противоречивых желаниях и настроениях.
       Через два года беленькая Светлана осталась одна. Ее кривоногий ухажер с лицом потенциального преступника оправдал пометку Бога и сел за драку с поножовщиной.
       Встретить Свету зимой на берегу Сенежа и лихо подкатить к ее ногам на лыжах Артему не удалось. И очень хорошо. Бездарная, пустая, детская мечта... Артем презирал себя за то, что подпустил ее к себе так близко. Один раз, уже на пороге выпускного, он увидел Светлану в магазине: потускневшую, резко, стремительно постаревшую, сразу опустившуюся... Она провела глазами по большой и нескладной фигуре Артема, слабо и жалко улыбнулась и спросила:
       - А ты помнишь, что готовился быть его заместителем?
       Артем дернул плечами, хамовато изучая и рассматривая ее в упор. Сальные, светлые, жидкие прядки по узким плечам, невыразительные глаза, сгорбившаяся спинка... Ему было непонятно, почему Светка вдруг стала такой несчастной и одинокой. Была красивая девка... Вокруг эскадрон парней летучих, далеких от ангелов... Но крылья у них по жизни, от этого деваться некуда. А на время никто из мужиков-солнечногорцев не отказался бы приземлиться рядом с синеокой красоткой. Неужели тот мрачноватый подводник закрепил ее за собой, предоставив лишь один возможный вариант - неуклюжего высокого юношу, с трудом контролирующего свои просыпающиеся желания?!. Кривоногий сделал это совершенно напрасно.
       - Никогда! - нагло отчеканил Артем, стараясь не заикаться.
       Изредка, если взять себя в руки, это удавалось. Родители пробовали его вылечить, но ничего не получилось.
       - Ваши летние дурацкие фантазии! Я никогда не буду никого замещать! И не мечтал работать заместителем! Даже в момент роста.
       Она сгорбилась еще больше...
       Окончив школу, Артем поступил в Плешку, то бишь в Академию Плеханова. Он верил, что сам прекрасно сдаст экзамены, но отец подстраховал сына приличной суммой долларов.
       Вообще Артем над выбором высшего учебного заведения не страдал, ему было довольно безразлично, куда поступать. А подрастая, кем он только не хотел стать! В детстве так всегда и у всех. Желания менялись в несколько минут и целиком зависели от обстоятельств. Прокатится на автобусе - захочет быть водителем широкомордой возилки. Сходит на елку - сразу начнет готовиться в массовики-затейники. А посетит шикарный туалет соседей-торгашей - тотчас представляет себя сантехником, зарабатывающим немалые "бабки".
       Порой жизнь рисовалась забавным интересным спектаклем, куда его пригласили, и он пришел, любопытничая, но ему забыли или просто не подумали объяснить сути и значимости представления, постичь которое он теперь пытался самостоятельно. Вникнуть в глубину оказалось не так легко.
       Он пытался найти ответы в книгах, которые глотал в огромном количестве. Но они, умные и толстые, четко обрисовывали лишь определенные ситуации и конфликты, которые Артем с большим трудом проецировал на свое существование. Они к его жизни никак не прикладывались, как ни крути, чужие и далекие, вроде Галапогосских островов.
       Он часто возвращался домой поздно, досыта набродившись берегами Сенежа и окрестными лесами. Там не надо было задумываться о будущем жизнеустройстве, строить планы и фантазировать свои быстро бегущие годы. Там никто не задавал вопросов и не ждал ответов. Возле деревьев проблемы бытия казались смешными и надуманными, как розы на соседней с огурцами грядке. Там просто неспешно шла жизнь, вросшая корнями в землю и не мающаяся дурью, вроде Тарасова. Будь его воля, он никогда бы не уехал из городка, но все вокруг твердили о высшем образовании, о том, что мужчина - выразительный взгляд матери в его сторону - должен зарабатывать деньги и содержать семью - какую еще семью?! Все рвались в рядом живущую Москву, как чеховские три сестры, всегда казавшиеся Артему законченными истеричками.
       - Нужно учиться! - категорически заявляла мать.
       В дальнейшие объяснения она никогда не вдавалась. Правда, Артем предпочитал лишних вопросов не задавать и пока решил подчиниться. Дальше он разберется сам. Артем дичился окружающих, и мать в том числе. Родители разошлись, отец давно уехал в Москву, но иногда заезжал, привозил сразу большую сумму денег, хлопал сына по плечу и басил:
       - Ну, как? Идут дела?
       О каких именно делах спрашивал отец, Артем понимал смутно, но на всякий случай всегда отвечал одно и то же:
       - Движемся по заданному маршруту! Только вперед!
       - Молодец! - смеялся довольный отец, любовно оглядывая огромного ребенка. - Это по-нашему, по-тарасовски!
       Что по-нашему и что по-тарасовски, Артем не понимал. Какая-то чушь...
       Они с отцом давно были далеки друг от друга, разъединены не просто многокилометровым расстоянием, поэтому всякое протягивание рук казалось Артему смешным, жалким и неестественным. И совершенно лишним. О чем говорить с ненужным тебе человеком, которого видишь полчаса раз в три-четыре месяца, Артем абсолютно не представлял.
       В институте он познакомился с Анастасией.
      
       3
      
       Это был очень странный троллейбусный маршрут. Возможно, городские власти ставили там какой-то неопределяемый логикой и смыслом эксперимент, потому что на этом маршруте всегда работал один и тот же контролер.
       Его давно прекрасно знали в лицо и узнавали все постоянные пассажиры, а мальчишки часто кричали ему: "Привет!", едва видели знакомую физиономию и чуть сутуловатую фигуру, смущенно и растерянно раздвигающую толпу от первых дверей.
       Настя обожала этот троллейбус, этого милого застенчивого контролера, свой район, его малышей и старушек. Она боготворила папу и маму, любила свою школу, учителей и одноклассников, а потом свой институт. Все, что было связано с ней лично, что оказалось пришито к ней крепкими нитками, привязано с детства или юности, Настя принимала на ура, сразу и навсегда, бесповоротно прикипая намертво, потому что считала - именно свое надо любить и лелеять.
       А поэтому ее мама - самая красивая и добрая, папа - самый умный и заботливый, друзья - самые верные и отзывчивые... Родители осторожно украдкой посмеивались над ней, в ее мысли и представления не встревая, считая это лишним, вредным и противоестественным, и разубедить Настю было некому. Пока за это не взялась сама жизнь.
       Отец, крупный экономист, работал в администрации Президента, мать хозяйничала, и Настя, единственная любимая дочка, росла в семейной теплице, не подозревая о ежевечерних уличных драках и опасных ночах и огнях большого города.
       Она вышла из родного троллейбуса, приветливо попрощалась с контролером, даже раскланялась, весело пожелав ему поймать как можно больше "зайцев", и двинулась в сторону своей Плешки, дорогой в полном смысле этого слова. На лоб упала тихая капля и, скользнув по щеке, остановилась. Настя вытерла воду и улыбнулась. Артем подумал, что эта улыбка предназначалась ему, удивился - какая-то совершенно незнакомая блондинистая девица - и внимательно оглядел Настю.
       Сокурсник больно ткнул его в бок локтем.
       - Не пропусти! Леди драгоценная! Алмазный фонд России! Видал, какое сияние тебе подарили? Это неспроста. Ты у нас крупняк! Всегда торчишь у всех на виду, как шпиль университета на Воробьевке.
       - А кто она? - спросил Артем.
       Приятель усмехнулся.
       - Ты почему-то никогда ничего не знаешь о стоимости девчат. А ведь перед тобой далеко не бесприданница! Это дочка...
       Он с трудом дотянулся до уха Артема и прошептал такую фамилию, что Тарасова качнуло. О, мама миа... Так вот кто она такая... Но разве она действительно улыбалась Артему?
       Настя училась на другом факультете, но Артем разыскал ее без труда.
       - Можно вас на минуточку? - пробасил он.
       Настя с видимым удовольствием снова окинула взглядом его мощную фигуру и отошла вместе с ним к окну. Апрельское солнце, искажаясь в грязных стеклах, стегнуло ее по глазам и заморгало, ломаясь, подмигивая и дразня. Настя сощурилась и засмеялась от счастья.
       - Почему вы все время смеетесь? - спросил Артем, не справился с волнением и сильно споткнулся на первом слоге.
       - А разве нельзя? - удивилась Настя и тотчас пожалела заикающегося юношу.
       Жалость сыграла решающую роль. Именно сочувствие и сострадание - самые серьезные аргументы женской привязанности.
       - Я ведь никому не мешаю и не делаю плохо...
       - Производит странное впечатление, - буркнул Артем, низко раскатив не в меру долгие буквы "з" и "с".
       - На кого? На вас?
       - На всех! - заявил Артем. - Вы слишком улыбчатая. Вы бы смеялись поменьше... Мы с вами идем сегодня в кино!
       - В кино? - растерянно повторила изумленная Настя.
       Ну и темпы у этого высокого юноши!..
       - Хорошо... Я не возражаю... А что смотреть?
       - Вы будете смотреть на меня, а я - на вас! - объяснил Артем, споткнувшись на отдельных буквах. - Идет?
       Настя кивнула. Только теперь, в яркой подсветке апрельского полдня, Артем рассмотрел ее хорошо, до мельчайших подробностей. Она ничего особенного из себя не представляла: просто симпатичная девчушка, привлекающая одной лишь милой юностью. У Анастасии были меленькие, не запоминающиеся черты лица, слишком бледная кожа и чересчур хрупкие, палкообразные блеклые волосы, падающие на лоб ровной прямой челкой. Мужчине здесь не на чем особо притормозить свой глаз.
       Но сначала ее будут вывозить модные дорогие тряпки и молодость, потом начнут выручать косметические салоны, массажи и дорогие краски, позже к спасению активно подключатся пластические операции и снова дорогие тряпки... Так что красота ей особо даже ни к чему. В ней куда больше нуждаются неимущие.
       Анастасия владела великим, приближенным к Кремлю папой, и известной всей стране фамилией. Для Артема этого было достаточно: жизнь предложила ему отличный шанс. Правда, фамилия эта оказалась еврейская...
      
      
       В семье Тарасовых не любили евреев, но открыто об этом никогда не говорили. И толком объяснить своего неприятия родители бы не сумели. Когда-то отец вяло твердил о родовом, дворянском, исконно русском правиле, согласно которому просто и спокойно, по неписаному закону, все на Руси жили обособленно, с другими нациями кровью не смешиваясь, предпочитая считать друг друга соседями - и не более. Но время перемешало народы и вывернуло психологию наизнанку. Отдаленность и сдержанность сменились ненавистью, аристократизм выродился в плебейство, хотя погромы канули в вечность. Вместе с бестолковыми объяснениями отца.
       Тарасовы разумно предпочитали обходить скользкий вопрос молчанием. Это лучше всего. И Артем с детства привык не высказывать своего отношения и антипатии. Он сорвался один-единственный раз, читая списки принятых в Плешку.
       - По-моему, их слишком много! - буркнул он стоящему рядом отцу.
       И встретил предостерегающий взгляд.
      
      
       Они с Настей встречались до осени почти ежедневно. И неуклюже ступая рядом с ней огромными ногами сорок седьмого размера, Артем иногда думал, что нет ничего глупее и бездарнее этого пустого блуждания по улицам или времяубивания в кафе рядом с девушкой в полном смысле этого слова. Какой-то идиотизм...
       У него было несколько пустых и коротеньких связей в родном Солнечногорске. Подмосковные резвые, нетребовательные и веселые девицы преподнесли ему серию непродолжительных и не очень интересных уроков любви и навсегда растворились в чисто-синем влажном воздухе Сенежа. Остались неудовлетворенность, смятение и недоумение перед тем, что называлось страстью и влечением.
       Предлагать Насте какие-нибудь другие отношения, кроме дружеских, Артем не собирался: он боялся спугнуть золотую рыбку. Его царевна должна сразу стать его женой - это без вариантов. Но когда она ею стала, Артем неожиданно растерялся. И причин было сразу несколько.
      
      
       Так получилось, что за Настей толком даже никто никогда не ухаживал. Сначала она сама не понимала почему. В дорогой частной школе, которую она окончила, в классах насчитывалось по четыре-пять человек. Балованные мальчики из привилегированных семей устраивали учителям неприличные истерики по поводу отметок, хвалились друг перед другом заморскими тряпками, интересовались, у кого отец больше зарабатывает, и стояли чересчур далеко от Настиных представлений о юноше и мужчине. Она очень любила папу, а уж на него - остроумного, начитанного, делового - эти слезливые облака в штанах не походили ни чуточки. В институте тоже попадались какие-то маменькины сыночки с тухлыми глазками и потными, робкими ручонками. И вот тогда перед Настей вдруг возник Артем Тарасов - огромный мужик из Подмосковья, заикающийся от волнения и способный ломать в кулаках монеты.
       Правда, насчет монет Настя точно не выясняла, но то, что высокий здоровый юноша ей приглянулся, скрыть от родителей не смогла. Да и не хотела. У нее не было никаких тайн от матери и отца.
       - Его зовут Артем Тарасов! - радостно доложила она им как-то вечером.
       Отец отложил газету, внимательно посмотрел на Настю и переглянулся с матерью.
       - Он тебе нравится?
       - Очень! - звонко призналась Настя. - Он большой и сильный! И ласковый...
       Вот этого говорить не следовало... Настя смутилась. Откуда она знает о его ласковости? Они даже ни разу не поцеловались... А так хочется... Она не целовалась с мальчиком ни разу в жизни. Как это делается?
       Но Артем не торопил события и с поцелуями не спешил. Он только иногда осторожно опускал большую руку на Настино плечо, но, очевидно, побаиваясь его ненароком сломать, быстро убирал широкую ладонь. Разнузданными фантазиями и настроениями он не страдал и неудовлетворенностью не мучился.
       - Тогда мы ждем его в гости, - резюмировал отец. - И чем скорее, тем лучше!
       Настя примчалась с этим приглашением к Артему, даже не пытаясь скрыть своего счастливого настроения. Она нетерпеливо поджидала его возле аудитории, негодуя на лектора, который никак не мог догадаться поскорее закончить никому не нужную дурацкую лекцию. Наконец студенты ломанулись из дверей, напоминая стадо радостных буйволов, благополучно избежавших ружей охотников. Тарасов легко вылавливался в любой толпе.
       - Ты придешь к нам в субботу, правда? - сказала ему Настя, рванувшись наперерез сложно-молекулярному студенческому движению. - Чтобы папа тоже был дома.
       Артем осторожно и ловко отвел Настю в сторону, прихватив за рукав -как бы эту дорогую игрушку не смели ненароком с его дороги! - и секунду помолчал. Папа?.. О, мама миа...
       - Идет... - пробормотал он, слишком сильно растерявшись перед буквой "д".
       Дни перед субботой Артем провел полубессознательно. Зато отлично представил себе состояние невесты, затомившейся в ожидании смотрин.
       - Неужели заболел? - спросила мать, подозрительно вглядываясь в его лицо. - И как раз накануне сессии!..
       - У тебя на уме одни только сессии! - вспылил Артем. - Как будто у человека не может быть никаких других дел!
       У Насти его встретили его замечательно. Казалось, более дорогого гостя в высокопоставленной семье не бывало еще никогда. Очень смущенный Артем, старавшийся говорить как можно меньше, чтобы не демонстрировать свой основной дефект, почти весь вечер просидел в виде неозвученного Собакевича и лишь изредка ловил на себе сияющий взгляд Насти и задумчивые - ее родителей. Он не слышал, о чем говорили, не понял, чем угощали, а самое главное - чем его визит может закончиться. Но чем-то закончиться он все-таки был должен...
       После его ухода отец позвал Настю к себе в кабинет.
       - У тебя только первый поклонник... - осторожно начал отец.
       Настя не дала ему договорить.
       - А зачем дожидаться следующих? Я хочу быть с Темой!..
       - Но ты его так плохо знаешь... - снова попытался словно что-то внушить ей отец.
       Она слушать его не желала.
       - Разве вам с мамой он не понравился?
       - Мы - не главные в этом вопросе. Пусть он нравится тебе, тебе с ним жить...
       - Папа! - сказала Настя и прижалась к отцу щекой. - Папа, я ужасно тебя люблю! И Тему тоже! Я буду любить теперь вас троих вместе с мамой!
       Отец тихо вздохнул. Дочка сделала свой выбор...
      
      
       Великий тесть сразу наладил для Артема жизнь, которой бы ему в одиночку пришлось добиваться десятилетиями. Тарасовы быстро заняли новую трехкомнатную - в расчете на будущих детей - квартиру, а после окончания Плешки Артем тотчас вступил во владение фирмой, неплохо раскрученной его предшественником, уехавшим за рубеж. К тому времени у Тарасовых уже подрастала Сашка.
       Сначала Артем воспринял предложение тестя как изощренное издевательство и приготовился к вежливому, но серьезному скандалу и отпору.
       Михаил Аронович пригласил Артема к себе в кабинет и сел рядом в кресло. И рассказал о фирме, торгующей женским бельем и оставшейся без президента, то есть без головы. Артем тотчас вскипел. Он должен торговать женскими лифчиками и трусами?! Ну, знаете ли!.. Подобного предложения он не ожидал ни от кого, тем более, от своего тестя. Михаил Аронович спокойно изучал нервное, темнеющее желваками на скулах, лицо Артема.
       - Подумайте, прежде чем отказаться, - заметил он.
       Он умышленно не переходил с зятем на "ты".
       - Сказать "нет" никогда не поздно. Я легко подберу вам что-нибудь другое, но в данном случае очень удобный, нечаянно подвернувшийся под руку вариант. Вам нужно приобретать опыт, а имеет ли какое-нибудь значение, чем торговать? Мне кажется, это все равно. Кроме того, учитывая специфику фирмы, в вашем подчинении будут в основном женщины, а руководить ими значительно проще, уж поверьте моему опыту.
       Тесть ошибочно не учитывал иную сторону медали. Разве он предполагал в своем зяте лебединую верность? На очень преданного Тарасов никогда не тянул...
       Артем задумался. Действительно, какая разница? И кто сказал, что торговать ювелиркой или компьютерами престижнее или выгоднее, чем дамским исподним? На тряпках можно сыграть, и довольно удачно.
       Для начала новый президент фирмы решил поменять коллектив, памятуя о том, что команда должна быть своя и только своя. Ему порекомендовали Жанну Петрову, сразу ставшую честным и преданным помощником, иногда напоминающим ему домашнюю собачку, готовую облизать тебе руку за большой кусок мяса из вчерашнего супа.
       - Интенсивная женщина, - сказали ему.
       На ее интенсивность стоило рассчитывать и опираться.
       Потом прислали Валентину. Но месяц назад он "снял" девочку... Возле Белорусского вокзала.
      
       4
      
       В то воскресенье Анастасия, захлебнувшись в очередном приступе ревности, схватила Сашку и отбыла с дачи к отцу. Поворот не новый. Поэтому коттедж временно пустовал.
       Артем гнал машину на Икшу, изредка посматривая на тихую, неподвижно и безмолвно сидящую рядом Юлю Рыкову. Странная девочка... Ни следа косметики на недавно умытом душистым мылом лице, детская прическа, пшеничные бровки... И ни малейшей завлекательности в чисто-синем поднебесном взоре.
       Казалось, они просто едут на пикник, где возле костра их уже давно ждут-поджидают старинные друзья и верные подруги, где жарко дышит горячий кровавый шашлык, льется густое бордовое вино и низко звучит гитара, с удовольствием припоминающая чужие слова и мотивы.
       У него никогда не было проституток. И он совершенно не понимал, что бросило его, просто поволокло к этой малышке на площади Белорусского вокзала.
       - Тебе сколько лет? - спросил он, увязая в словах.
       - Восемнадцать и много-много месяцев, - охотно отозвалась она и склонилась к нему улыбкой и косами.
       Артем чуть не вписался в идущий по левой полосе джип. Бог спас...
       - Я окончила школу год назад, - продолжала, как ни в чем не бывало, Юля,.- Но, в общем, знаешь, я ее даже не окончила. Мне просто выдали справку. Вместо аттестата. Потому что я совсем не училась. Я взбалмошная.
       И явно самокритичная...
       - Родителям удалось договориться с директором. За большие деньги.
       - У тебя такие богатые родители? - покосился на нее Артем.
       Юля пожала плечами и смирно уложила на коленях маленькие руки.
       - Относительно, - сказала она. - У моего папы своя адвокатская контора. Была... Он сейчас в Штатах.
       Артем снова едва не раздолбал машину о ползущий навстречу автобус. Спину заволокла липкая горячая пленка пота. Вряд ли они доберутся до Икши...
       - А тогда... - начал он и споткнулся на букве "т".
       Юля опять повернулась к нему белыми зубками.
       - Почему я там стояла? - договорила она. - Вообще-то я в первый раз...
       О, мама миа!.. За что ему такое редкое везение?!.
       Артем был убежден, что третьего столкновения ему не избежать ни за какие коврижки. Он увернулся от встречного "мерса" в самый последний момент.
       - Но ты не бойся, у меня уже были мальчики, - поспешила успокоить его чуткая и догадливая Юля. - Я даже была замужем. Целых два с половиной месяца...
       - А почему так долго? - с трудом справившись со словами, спросил Артем.
       Малышка вздохнула и задумчиво, ласково погладила себя по плечу. Хорошая девочка Юля...
       - Я влюбилась в другого... А жить без любви я не могу... Хотя, по-моему, я до сих пор не знаю о ней ничего. Ты не куришь?
       Она поискала в сумке сигареты. С ней все было ясно. Тяжелый случай. Артем стиснул зубы и с трудом выровнял машину, сбросив скорость до предела.
       - Тогда... как же со мной? Я не курю... И тебе не советую... О какой любви тут идет речь? И зачем ты пошла на площадь? Заработать или поиграть? Все-таки хотелось бы понять...
       - Мне бы тоже хотелось, - сказала Юля. - Сплошные непонятки... Я очень плохо понимаю себя. Может быть, я еще не выросла, а может, это от природы, не знаю. Но, во-первых, ты мне сразу понравился, а во-вторых, я пошла, чтобы узнать, что же это такое...
       Странная девочка...
       - Что это? - попытался уточнить Артем.
       - Да вот... это самое... все эти отношения в постели... Поцелуи там разные и всякое другое... Я их тоже никак не могу понять. Я думала, что когда у меня будет сразу много разных мужчин, я, наверное, наконец, кое-как разберусь сама с собой...
       - Значит, мы с тобой в одинаковом положении - я тоже довольно давно не могу ничего выяснить об этих отношениях...
       Юля хихикнула, но уставилась недоверчиво, нахмурив пшеничные бровки.
       - Ну да? А тебе сколько лет?
       - Нисколько! - обозлился Артем. - От лет это не зависит! Бывают и в пятьдесят дураки дураками!
       - Ну, ты скажешь тоже! - не поверила Юля. - А что тебе непонятно?
       - А что тебе?
       Они взглянули друг на друга и в унисон расхохотались.
       Хорошо, что встречный КАМАЗ сам осторожно отъехал зигзагом в сторону, сделав большую петлю по обочине.
      
      
       Анастасия его боялась. Почему? Он всю голову сломал, пытаясь ответить на этот коротенький вопрос. Похоже, у Тарасова жизни не хватит, чтобы на него ответить.
       Ему казалось, что она его любит. Всего лишь казалось... Или она вообще такая: замкнутая, скрытная, себе на уме? Да она никогда такой не была: очень жизнерадостный, открытый, распахнутый всем навстречу характер! И никакой наследственной, многовековой, родовой еврейской грусти в глазах...
       Только через год после замужества Настя резко изменилась, сломалась, стала смотреть оловянным взглядом, произносить деревянные слова и фразы, улыбаться стеклянной улыбкой, которую разбить - пара пустяков...
       Он затерзал себя, замучил упреками, окончательно забил обвинениями, стал заикаться в два раза сильнее и чаще, но не продвинулся вперед ни на миллиметр. Настя по-прежнему стыла под солнцем, обмерзала на жаре и клонилась под ветром стебельком цветка, тяжесть которого оказалась непосильной.
       А ночи? Кто-нибудь мог подсказать ему, научить, что делать с ней ночью?!.
       Ну ладно, сначала он все списывал на ее девичество и ждал, когда она немного пообтешется и разберется, что к чему... Не вышло, он промахнулся. Настя быстро забеременела и стала бояться за ребенка. Поэтому постель пришлось вообще отменить, пока не родилась Сашка.
       Потом у Насти долго болели швы, и начались бессонные ночи, вдрызг разбитые детским жалобным тоненьким плачем. Хотя у ребенка имелись няни в двойном комплекте - тесть нашел и оплатил.
       Кто ей еще был нужен? Но уж, во всяком случае, не он, не ее вроде бы любимый муж Артем Тарасов, которого она сама себе выбрала наперекор желанию и воле отца.
       Артем догадывался об этом. Любви между Настиными родителями и ним не наблюдалось. Да пусть, лишь бы она наблюдалась между молодыми Тарасовыми... Но этого тоже никто не замечал.
       Когда Настя решила ревновать и стала делать это с завидным удовольствием и регулярностью, Артем понял, что пришла пора искать женщину. И даже не одну. Иначе он подохнет, ошалеет, сойдет с ума... И, в конце концов, опустит Насте на голову гантель или чугунную сковородку. Что окажется под рукой.
       Поговорить с женой и выяснить их отношения он не сумел: Артем вырос неоткровенным, малоразговорчивым и до объяснений не охочим. Очевидно, потому, что слова давались ему с большим трудом.
      
      
       Дача на Икше принадлежала тестю. Шикарный двухэтажный дом в поселке летчиков-испытателей, недалеко от знаменитой избушки, возведенной из бутылок хитроумным владельцем.
       Артем затормозил у ворот, почти врезавшись в них, и в изнеможении откинулся на спинку сидения. Как это они доехали целыми и невредимыми?!.
       Юля, не заметившая ничего необычного в их поездке, с детским интересом и любопытством рассматривала необычный участок. Тесть оформил сад по-английски. Специальные дизайнер и садовод провели четкие песочные дорожки, развели вокруг газоны и низкие кусты, всегда идеально подстриженные с помощью личного садовника.
       Артем не любил Икшу. Его раздражали и доводили до бешенства, которое приходилось постоянно скрывать, и эти излишне геометрически ровные дорожки, и этот разлинованный, разграфленный участок, где все отлично продумано и измерено до миллиметра. Здесь он, наконец, догадался, почему тоску называют зеленой.
       Его не радовали ни водохранилище, ни лес, ни песчаные пляжи. Он терпеть не мог своих высокопоставленных соседей, хозяев соседних дач, и Дом творчества актеров, где еще хорошо помнили Смоктуновского, а сейчас отдыхали то Любшин, то Глаголева, то Невинный. Тарасов приезжал на дачу исключительно ради дочки, без которой начинал тосковать и мучиться уже на второй день ее отсутствия.
       Артем всегда рвался к себе на Сенеж, где холодное ледниковое озеро бесстрастно распласталось под просторным небом, не обращая внимания ни на бег времени, ни на смену поколений, ни на людей, по-куриному суетящихся вокруг. Но к матери он сейчас вырывался крайне редко, да и особая близость с ней, так же, как и с отцом... где она? Лишь один безучастный ко всему миру Сенеж продолжал его звать и манить, абсолютно ничего для этого не делая. Но, как известно, прожить жизнь у озера невозможно. Нельзя всю жизнь брать его силы, тянуть из него красоту и покой, довольствоваться его глубиной и безмятежностью. Приходит и наступает тебе на пятки время, когда все это нужно искать, находить, вырабатывать в себе. Или в людях, рядом живущих. Артем предпочел последний вариант. И продолжал вспоминать Сенеж.
       Только там змеились безупречно-четкие, длинные до бесконечности лыжни, ласково и заботливо уводящие за собой далеко за озеро... Только там падал на лицо с веток деревьев холодный и чистый, добрый снег... Только там весной ручьи яростно били с берега в озеро, принимающее их сдержанно и величаво... Только там летом облепляли лодками воду рыбаки, которым удавалось здесь наловить очень много... Только там по осени неповторимо пахло сыростью и грибами...
       Артем к Москве привыкал долго и с трудом, сначала в малокровном городе он просто задыхался. Ему казалось, что воздух здесь - густой, темный, вязкий - измусолен миллионами легких, и вдыхать его в себя тягостно и неприятно. Сквозь него Тарасов продирался уже несколько лет, как сквозь клубящийся, мрачный, обдающий огнем дым пожарищ. И не привык никогда. Больше всего хотелось умчаться к себе в лес и на озеро, прихватив с собой дочку Сашку.
      
      
       Артем опустил подбородок на бессильно уткнувшиеся в руль, слегка подрагивающие после веселой рисковой дороги руки и искоса посмотрел на Юлю. Милый синеглазик...
       Она смело открыла дверь машины, радостно протопала по плиточной тропке к дому и остановилась, поджидая Артема. Он издали, закрывая машину, украдкой, исподлобья еще раз внимательно осмотрел девчушку. Она так сияла, будто ничего в своей жизни никогда не ждала столь трепетно, как эту поездку с Артемом на Икшу.
       - Значит, будем с тобой вместе постигать азбучные истины секса, которые все нормальные люди давным-давно выучили наизусть, - пробормотал Артем, отпирая дом. - Как это у нас с тобой получится, не представляю...
       Он внезапно подумал, что соседи, увидев его здесь с незнакомой девицей, могут настучать Насте, и так уже лопающейся от ревности. Тогда совсем беды не оберешься... Тесть и теща не первый год глядят волками...
       Но думать надо было раньше. Как поздно до него все доходит!.. Артем вздохнул и пропустил Юлю в дом. Она вошла туда без всякого стеснения, как хозяйка.
      
       5
      
       У Настиного отца, Михаила Ароновича, было в запасе всего три этапа воспитания дочери и три фразы, определяющие все.
       Сначала он категорически заявлял жене: "Ребенок хочет!", и требовалось немедленно сделать максимум, чтобы выполнить детские желания. Затем, когда Насте исполнилось двенадцать лет, он начал упорно, настойчиво твердить жене, что девочку в таком возрасте нужно щадить. А когда Настя окончила школу, Михаил Аронович стал удивленно повторять, поднимая брови:
       - Женя, чего ты от нее хочешь? Она уже взрослая!
       Жена давно махнула рукой на его педагогические способности.
       Удивительно, что при таких своеобразных принципах воспитания, Настя выросла ласковой, тихой, послушной, любящей дочерью и милым, совершенно не наглым человечком. Она привыкла, что все в доме всегда решал и определял отец, что его мнение - закон, единственно верная точка отсчета, что лишь отец делает все всегда правильно и верно. Она привыкла подчиняться и любить, любить и подчиняться. И верила, что в ее собственной семье, когда она определится и сложится, будет точно так же.
       Но получилось иначе. Всем по-прежнему руководил Михаил Аронович, а вовсе не Артем. Да он и не умел ничего. Более того - постоянно обращался за помощью к тестю, ждал ее, мечтал о ней...
       Насте пришлось с этим смириться, особенно когда выяснилось - ситуация неизменяема. Во всяком случае, в течение ближайших десяти лет. И почти с первых дней замужества Насте стало упорно казаться, что Артем вообще женился не на ней, а на ее папе. И в семье дочки Сашки решать будет тоже не ее отец, а дед, души не чаявший в малышке и готовый ради нее на все. Настя понимала, что сравнивать всех мужчин со своим отцом - страшная и распространенная ошибка, но поделать с собой ничего не могла.
       Родители старались при Насте своих мнений о зяте не высказывать. Мама сорвалась только один раз, когда Артем забыл поздравить жену с днем рождения.
       - Мужик! Чудище лесное! - резко сказала мама, сделав вид, что не заметила строгого, предостерегающего взгляда мужа. - Доченька, неужели ты рассчитываешь его расколдовать?!
       Да, сначала она действительно на это рассчитывала, но с иллюзиями приходится поневоле расставаться...
       - Ой, Боже! - продолжала, не в меру разойдясь, мама. - Сын пивовара Таранова! То бишь Тарасова! Это почти о нем! Конечно, отец сколотил на пиве неплохое состояние, как же иначе? Но, кроме этого, не приобрел ничего!
       Кто-то когда-то внушил несмышленой Насте - или она прочитала где-то об этом? - что именно мужики и становятся настоящими, блестящими любовниками и классными партнерами в постели. Информация оказалась ложной: Артем и здесь никуда не годился.
       Впрочем, как раз тут Насте не с кем было сравнивать: Артем стал ее первым мужчиной. Обратись он к ней с определенной просьбой до свадьбы, она ему бы не отказала, но он не спешил, словно боялся чего-то, страшился промахнуться, сделать неверный шаг и все испортить. Поэтому тянул. И правильно делал. Он умышленно дождался той минуты, когда уже ничего нельзя исправить - хотя разгладить можно всегда что угодно! - когда отступать некуда, и они с Настей вдвоем, с глазу на глаз...
       Она ждала сверхъестественного. По неопытности и молодости. Но любимый Тема в постели оказался неуклюжим и неумелым ничуть не меньше, чем юная жена. Он постоянно придавливал Настю своим огромным весом, причинял боль, а главное - не открыл ей ничего нового и необычного, чего она так ждала.
       В постели он напоминал ей мешок с песком, который трудно поднять и перевернуть, чтобы поставить в дальний угол подвала и навсегда о нем забыть. Если нужно посыпать дорожки, привезут другой мешок. Вот и все...
       Настя стала избегать беспомощных ласк и объятий мужа и иногда только остро его жалела, услышав, с какими мучениями он справляется с очередной согласной, несогласной ему подчиняться.
       И еще... Артем сразу же влюбился в дочку и возился с Сашкой с такими нескрываемыми удовольствием и радостью, что Настя готова была ему многое простить. Но все равно не прощала.
       - Клякса, - нежно бормотал Артем, согнувшись пополам над детской кроваткой.
       Это прозвище привязалось к Сашке. Она платила отцу точно такой же бесконечной привязанностью. Хотя не меньше любила мать и московских деда с бабкой - Тарасовских она знала плохо. И Настя сразу начала ревновать дочь к мужу и ничего не могла с этой ревностью поделать.
       Она была почти уверена - хотя доказательств никаких! - что Артем изменяет ей. Да и как иначе, если их ночи превратились в тяжкое испытание для обоих, в ненужное им обоим, совершенно лишнее, досадное мероприятие?!
       Да, Настя не ошибалась: Артем женился не на ней, а на ее отце. Каждый день и каждая ночь неопровержимо доказывали это. Какие еще доказательства его неверности здесь нужны?..
       Артем не стеснялся звонить тестю по любым вопросам и поводам, спрашивать совета и просить помощи. Ему ни в чем не отказывали. Он прекрасно знал это и именно на это рассчитывал. Хитрый подмосковный мальчик, привыкший вычислять и проверять свои ходы заранее...
       И все-таки Настя иногда - очень редко! - ловила его мрачный, тоскующий, отчаянный взгляд, о чем-то, кажется, умоляющий - о чем? - и смягчающийся лишь при виде мирно воркующей или спящей Кляксы. Тогда Настя снова, в который раз, начинала нервничать и жалеть Артема, не понимая, почему и за что ей его так жалко, но тоже справиться с этим чувством никак не могла.
      
      
       Артем искоса взглянул на Юлю и взял в свои большие топорные мужицкие лапищи - вечно невысказанный, молчаливый упрек Настиных родителей - Юлины пальцы.
       - Почему у тебя такие холодные руки? Ты замерзла? В такую жару? Тогда тебе стоит согреться. Я сейчас налью...
       Девчушка взглянула ярко-сине и ответила вполне серьезно:
       - Я что-то кофе сейчас не хочу.
       Артем усмехнулся: о, мама миа! Какая наивность... И опорный пункт на площади Белорусского вокзала...
       - А потом у меня всегда такие руки. И ноги, - объяснила Юля. - Это называется болезнь Рейно: родители меня таскали по врачам. Когда кровь не доходит до самых маленьких сосудиков.
       - Сейчас дойдет! Добежит куда надо! - ухмыльнулся Артем и повел Юлю за собой на кухню.
       Там они сели на красивые резные табуретки и снова внимательно немного поизучали друг друга. Вокруг тихо кружились разгорячившиеся за день пылинки - Настя на домашние дела внимания не обращала. Лучи заходящего солнца чертили на полу и стенах все те же ненавистные Артему геометрические фигуры.
       Он удивился: на Юлином лице почему-то не оказалось теней. Он понимал, что так не бывает, просто не может быть, ему мерещится! Но эта девочка выглядела бестеневой и одноцветной.
       Она сидела перед ним, с удовольствием тянула яблочный сок пополам с вином - фирменный напиток Тарасова - синела глазами и подтверждала всем своим видом и обликом, что она именно такая: не отсвечивающая и темных пятен не оставляющая. И на ней эти черные пятна не остаются, к ней не прилипают, а проскальзывают мимо, поскольку им здесь ничего не светит.
       Никогда не тоскующему по сухому и красному, не увлекающемуся шершавыми коньячными послевкусиями Тарасову впервые в жизни захотелось выпить. Он уже нарушил свои собственные правила поведения, прихватив с собой незнакомую девочку, рискнул привезти ее к себе, и теперь ему не терпелось изведать всю страшную цепочку грехов до самого конца.
       - А что ты собираешься делать дальше? - поинтересовался Артем. - Снова стоять у Белорусского вокзала? Пока не поймешь, что к чему и почему? Перепархивая и перепрыгивая из постели в постель? Но прыжки бывают затяжными, и тогда они отнимут у тебя много времени. Курс обучения порой затягивается.
       Он поскользнулся на букве "п".
       - Ты как-то очень нехорошо это сказал, - заметила смышленая Юля. - Мне не понравился твой тон! Я никогда не думаю о том, что будет завтра. Сегодня я проснулась и встала - это правда! А что случится потом - случится потом. Я ничего не знаю об этом и не хочу знать. Может быть, я больше никогда не приду на площадь, а может, мне понравится, и я буду бывать там часто... Непонятки...
       Она дернула плечами.
       - Насколько я в курсе, - мрачно пробасил Артем, - это сплошные понятки. Ходить туда долго не придется: тебя сметут с дороги опытные проститутки. И их радетели сутенеры. Это тоже бизнес, как любой другой, и здесь идет такая же жесткая конкуренция, как и везде. Поэтому с площадью нужно побыстрее завязывать.
       Смекалистый синеглазик угадал его мысль.
       - Ты хочешь мне предложить что-нибудь другое? - спросила начинающая раба любви, старательно перебалтывая сок вилкой.
       - Я недавно взял новую фирму... - медленно сказал Артем. - Не совсем новую, в каком-то плане даже раскрученную. Но мне очень нужны люди. Сообразительные, энергичные и преданные. Мои люди... Свои...
       - "Команда, без которой мне не жить"? А почему ты думаешь, что я как раз твой человек? - поинтересовалась сметливая Юля и засмеялась. - Мы познакомились час назад. По-моему, ты сильно торопишься.
       - Наверное... - пробормотал Артем. - Но мне кажется, мы поймем друг друга всюду и всегда... И в постели тоже...
       Юля хихикнула.
       - Это полные невнятки! Я ведь тебе все очень доступно и популярно о себе объяснила.
       - И я тебе... - тихо отозвался Артем.
       Он прилип к девочке тяжелым сумрачным взглядом, но она не смутилась такой тяжестью, под этим мраком даже не поежилась, не вздохнула и не испугалась.
       - Ты мне сразу понравился, - повторила она и погладила пальцами свое плечо. Умница Юля, хорошая Юля... Милый синеглазик... - И я знала, что ты обязательно подойдешь ко мне. Ты просто не мог ко мне не подойти!
       Вероятно, она была права...
       - А чем я буду там у тебя заниматься? - деловито спросил девчушка, тотчас проворачивая в голове возможный вариант своего будущего жизнеустройства.
       - Будешь исполнительным директором! - не подумав, брякнул с ходу Артем.
       - Значит, исполнять все твои приказания и распоряжения? - засмеялся догадливый синеглазик и отодвинул пустой стакан. - Наверное, это мне подойдет! Я немного знаю компьютер, но не слишком хорошо. Пока те же самые невнятки...
       Артем не отрывал от девочки затемневшего угрюмого взгляда.
       - Научим! Кроме учебы пока от тебя ничего и не требуется. - буркнул Артем и встал. - Пойдем!
       - Куда? - с любопытством спросила Юля.
       - Странный вопрос! Учиться! Ведь ты сюда ради этого и приехала. А заодно исполнять все мои распоряжения! Сколько я тебе должен за такие услуги? Могу отдать заранее.
       Он потянулся за пиджаком, где лежало портмоне. Неожиданно Юля растерялась, возмущенно запыхтела и порозовела. Похоже, глупышка плохо себе представляла, на что отважилась, шагнув на площадь. Артем наблюдал за юной и отважной жрицей любви с откровенной насмешкой.
       - Но ты же собираешься мне платить какую-то зарплату! - сказала малышка.
       Тарасов хмыкнул.
       - Да, и немалую. Но когда ты еще ее получишь!.. А пока...
       Юля с силой ударила его по руке маленьким ледяным кулаком. Он не согрелся даже от вина.
       - Нет, мне от тебя ничего не надо!.. Я просто так... Ты...
       - ...мне понравился! - завершил ее фразу Артем.
       И оба дружно, с удовольствием рассмеялись.
       - У тебя маленький ребенок? - спросила вдруг Юля.
       Артем проследил за ее взглядом: на диване валялась забытая Сашкой куклешка.
       - Да, Клякса... Я ее так зову. Теперь ты не останешься?
       Замялся перед последним словом...
       Юля пожала плечами. И ее безразличие, старательно деланное, и нарочито равнодушное покачивание косичек в разные стороны - туда-сюда! туда-сюда! - и словно слегка поблекшая от нехорошей новости пронзительная синь глаз - все заклинило Артема отныне и навсегда...
       Юля Рыкова... Девочка с площади Белорусского вокзала...
      
      
       Она вошла следом за ним в спальню, огляделась с детским, еще не научившимся прятаться любопытством, и села на широкую тахту, сбросив пыльные туфлишки. Разношенные, они ей казались великоваты.
       Позже Артем понял, что ей великовата почти вся обувка. Стопа у нее была слишком маленькая, смешная, с плотно прижавшимися друг к другу пальчиками, которые, разминаясь, потихоньку двигались - туда-сюда! туда-сюда! И ноги очень забавные: напоминающие детские и одновременно по-женски плотные.
       Юля поболтала ими в воздухе и сняла с себя платье, освободив Артема от почетной обязанности ее раздевать. Малышка снова угадала: это право, которое дамы обожают даровать, как великую честь, да еще ожидая при этом шумных восторгов, он не выносил. Ситуация претила и раздражала хотя бы одними идиотическими поисками застежки, слишком часто оказывающейся не там, где ты ее, дурачина и простофиля, упорно тщетно разыскивал.
       - Начнем вместе учиться! - весело объявила Юля.
       Он прекрасно видел, что она боится: ее собственные фантазии оказались ей не по плечу.
       - Представь, что мы пришли в первый класс!
       - В таком виде? Это круто! И на редкость своеобразно, - усмехнулся Артем и сел рядом с ней. - Бедные учителя!
       На Юльке был маленький лифчик и узкие трусики, едва скрывающие юную и старательно выглаженную молодостью загорелую кожу. Светлые косички улеглись на узкие плечики и смотрелись там очень мило. Юля об этом прекрасно знала, поэтому имидж случайностью не отличался.
       - С чего мы начнем?
       - С начала! С самого! - сказала Юля. - Будем учиться целоваться. Учти, я не умею!
       Артем чуть не выпалил "Я тоже!", но вовремя удержался. Невозможно бесконечно признаваться и расписываться в собственной беспомощности.
       Юля встала на коленки, притянула к себе лицо Артема и языком открыла ему рот. Неумеха бедная!..
       - Кнопка... - пробормотал Тарасов, привычно теряясь перед согласными.
       - Как ты меня назвал? - живо заинтересовалась она, забыв дальше целоваться, и чуть-чуть отодвинулась.
       - Кнопка... - медленно повторил он и вернул ее на прежнее место.
       Юлька хихикнула, на минуту задумалась, потом моментально расстегнула его рубашку, просунула маленькие, совершенно ледяные и такие приятные в жару ладошки ему на спину и стала беспорядочно тыкать пальчиками в лопатки. Очевидно, изображая настоящую, профессионально-опытную даму. Было смешно и щекотно. Артем с трудом удержался, чтобы не засмеяться - такая забавная, милая, светленькая зверушка!
       - Ну, делай что-нибудь! - обиженно сказала ему Юля, на минуту оторвавшись от его губ. - Что ты сидишь истукан истуканом? Какое-то древнее изваяние! Не притворяйся, что ты действительно ничего не умеешь. Или ты, правда, ничего не хочешь? Тогда зачем...
       Артем осторожно взял в рот ее нижнюю губу, почему-то соленую на вкус, и расстегнул маленький лифчик, на редкость удачно справившись с застежкой. На него недоуменно уставились две лупоглазые, оставшиеся без контроля, небольшие твердые грудки с темными сосками. Кто ты таков? Откуда взялся? Нежные и тихие, страстью не тревожимые. Вроде своей хозяйки. Их можно было легко забрать обе в одну его ладонь. Но Артем жил все еще прошедшей минутой и никак не мог шагнуть в следующую.
       Он задержался на грани мгновения не потому, что оно было столь прекрасно. Отнюдь. Он просто вдруг подумал, что как раз здесь, возле Юли, этой маленькой девочки, схваченной им на площади, он может быть большим и сильным. Именно неподалеку от нее, рядом да около, он сумеет распоряжаться и приказывать, вблизи нее он станет, наконец, человеком, а не прихлебателем, примаком, непрерывно просительно заглядывающим в рот тестя. И постоянно стоящим с протянутой рукой. Хотя Артем сам выбрал себе такую судьбу...
       Но рядом с Юлей он сможет ничего не бояться, себя не стесняться и не презирать. Только вблизи нее...
       Он подхватил Юлю, поднял на вытянутых руках - она была почти невесомая - и опустил к себе на колени. Она завертелась, устраиваясь поудобнее, и плотно влипла грудками в его грудь. Яркая синева придвинулась еще ближе, совсем прикоснулась к его лицу и засинила собою все окружающее...
       В висках пронзительно зазвенело, словно туда ненароком вляпалась сверкающая шаровая молния, выбрав себе объект повыше. Пленка пота на спине стала плотнее и жарче. И он напрочь забыл о том, что у него никогда ничего не получается толком в постели...
      
       6
      
       Юля явилась к нему в офис через день. С теми же косенками, в том же побледневшем от стирок платьишке и в тех же пыльных туфлюшках.
       - Наш новый исполнительный директор! - представил Артем малышку Жанне Петровой. - Юлия Леонидовна Рыкова.
       Ушлая, несмотря на молодость, мадам пристально, сдвинув на нос очки, осмотрела Юлю и тотчас изобразила приторную улыбку. Этот мутный сахар часто хотелось разбавить холодной водой.
       "А шеф у нас неформал", - подумала Жанна и запела:
       - Очень приятно! Я очень рада! Пока нам придется делить один кабинет на двоих, но это временные неудобства. В дальнейшем Артем Максимович обещал нам роскошные апартаменты.
       И она наградила босса выразительным и лукаво-хитрым взглядом. Взгляд соглашался стать сообщником, обещал хранить тайну начальника, ее оберегать и помогать ей. На первых порах. Пока тайна сама не встанет на плотные ножки. "У тайны слишком распуштешный вид", - отметила про себя Жанна.
       - Я тоже... очень рада... - смущенно пробормотала Юля.
       Артем нахмурился, открыл дверь к себе в кабинет и пригласил Юлю к себе. Ей следовало многое объяснить. Одного дня для этого будет недостаточно.
       Жанна, наклонив голову, внимательно и недобро посмотрела им вслед.
      
      
       Сообразительная Юля освоилась удивительно быстро. Уже через неделю она радостно и шумно носилась по коридору, раздавая ценные указания, поспевая всюду и отслеживая сразу множество событий. Она могла говорить по мобильнику с менеджером, одновременно что-то диктовать секретарше, смотревшей ей в рот, и ругаться с шофером, опять не успевшим вовремя отвезти рекламу в редакцию "Бурды".
       Косы исчезли довольно быстро, волосы распустились и разлохматились, сделали Юлю старше, взрослее, дамистее, платье поменялось, но светлый вихрь по коридору оставался неизменным. Она напоминала вечный двигатель. Нон-стопка. С ее приходом в фирме тотчас многое сначала неуловимо, а потом очевидно изменилось, "завертелось, закружилось и помчалось колесом". Ритм жизни стал куда быстрее, чем раньше, дела проворачивались значительно успешнее, и Артем неожиданно понял, что пришел его настоящий помощник, и облегченно вздохнул. Кроме всего прочего, у него была тяжелая неизлечимая телефонная аллергия, и Юля, охотно перехватившая права и обязанности с утра до ночи постоянно ворковать в телефон, просто спасла своего босса.
       Юля казалась ему прозрачной. Его маленький ординарец... Он словно видел под тонкой загорелой кожей ее мерно пульсирующее полудетское сердце, ее беззвучно работающие на вдох и выдох легкие, ее слабо переливающиеся кровью больные сосуды, не желающие доставлять алую жидкость до кончиков слабых пальцев. Он никогда раньше не чувствовал другого человека, даже мать. Он жил сам в себе, один, не нуждаясь ни в ком и ни в чем. Разве что в озере... Сейчас ему вдруг показалось, что он понял эту малышку, проникся ею, ею заполнился, ушел в нее со всеми потрохами, как любила повторять его мать, увидев сына с очередной книгой в руке. Грубо, но точно. Чужие мысли и иная суть стали своими, близкими, родными. Это случилось впервые. И не было на свете никого нужнее этой светленькой девочки, случайно найденной им на площади Белорусского вокзала. Только... Только где все-таки она была ему необходима больше - в постели или в офисе?.. И не искал ли он просто еще одного, но более преданного, чем тесть, помощника?..
       Тарасов не стал долго размышлять над этим. Пустое... У него дела.
       Он потратил несколько дней, вдалбливая в довольно смышленую, но рассеянную Юлькину голову азбуку компьютера и сам разработал для нее забавную компьютерную программу. Они сидели рядом возле Юлиного компа, и Артем с великим трудом отклеивал глаза и ладонь от чересчур смирных коленей исполнительного директора. Она ему тихо улыбалась и нашептывала, что надо потерпеть до шести... И тогда...
       Так они оба учились: Юлька - обращаться с компьютером, а президент - ждать...
       При самых простых ошибках отданный в личное пользование исполнительного директора комп, натасканный суровым шефом, писал: "Кнопка, сначала думай, а потом жми на кнопочку!" При более серьезных оплошностях он начинал сердиться и выдавал фразу погрубее: "Кнопка, ты что, резко поглупела?" При недопустимых промахах он ругался: "Таких, как ты, чересчур кнопистых юзеров, нельзя подпускать близко к технике!"
       Юлька почитывала очередные послания президента и смеялась. Она была веселая девочка, рассчитанная и запрограммированная на улыбки.
       - Это распоряжение президента фирмы! - часто слышал Артем проникающий даже сквозь плотные стены его кабинета низкий, красивый, словно артистически поставленный Юлин голос и утыкался усмешкой в стол.
       - Как, вы не выполнили указания президента фирмы?! - с невероятным изумлением и настоящим ужасом спрашивала бледная от потрясения, вытаращившая синие глаза Юля, и любой провинившийся тотчас осознавал, что его проступок не имеет себе равных по степени тяжести. Как можно вообще решиться на такое непослушание?!
       - АэМТэ велел! - сказала как-то Юля секретарше Тамаре.
       - Кто? - не поняла та.
       - АэМТэ! - гордо и грозно отчеканила Юля и светлой песчаной бурей пронеслась по коридору.
       - Где же это Артем Максимович нашел для нас такое чудо? - ласково и хитро пропела Жанна.
       - Я - интернетдевочка! - не замедлила ни на секунду с ответом Юля и достала сигарету. - Я давала туда объявление. Самое обычное и дурацкое: "Ищу работу..." И президент мне позвонил... Я так удивилась!..
       Она жила одна, и поэтому проблем со встречами у них не возникло.
      
      
       Вообще она жила вдвоем с кошкой персидских кровей. С кисой Бланкой. Так кошку, тогда еще котенка, назвал Юлин муж, с которым она действительно пробыла под одной крышей два с половиной месяца. Больше не получилось.
       Познакомились они на дискотеке. Вырывалась туда Юля всегда с большим трудом, каждый раз преодолевая мощное, но плохо подкрепленное сопротивление матери.
       - Ты посмотри на себя! - в ужасе воскликнула в тот памятный вечер мать и закатила глаза.
       Юля послушно посмотрела: ничего особенного! Очень приличная ярко-красная блузочка и симпатичная мини-юбочка в горошек. Чего это матери опять не нравится в ее одежде?!
       - Ты бы уж лучше совсем разделась! - продолжала возмущаться мать. - Где ты взяла такое декольте? Сама вырезала?! Леня, Леня! - это отцу, который уже лег спать. - Ты встань, полюбуйся, как она снова вырядилась! Ночная рубашка - и то приличнее!
       - Это смотря какая, - логично заметила Юля, охорашиваясь перед зеркалом.
       - Леня, Леня! - неистово и тщетно взывала к отцу оставшаяся без всякой группы поддержки мать.
       - Я хочу спать! - недовольно донеслось из спальни. - Я полюбуюсь на нее утром, когда она придет.
       - А почему ты так уверен, что она вообще придет?! Это твоя единственная дочь! - закричала мать. - Ты бы ее видел!! После этого тебе уже никогда не захочется спать!
       Очевидно, именно поэтому отец остался глух к этим завлекающим призывам.
       В ту ночь Юлька и познакомилась с Петькой. Он упорно танцевал с какой-то красноволосой лохматой шалавой, и Юля очень быстро поняла, что шалава ее раздражает, а парень - ничего себе, и его стоит зацапать и увести. Но как лучше это сделать?
       Юля подождала, пока, наконец, девица удалилась в туалет, где подзадержалась, то ли разыскивая прокладку, то ли наводя марафет, то ли мучаясь запором. В любом случае она совершила трагическую ошибку. Потому что когда красноволосая вернулась в зал, Юля лихо отплясывала с Петром, не отрывавшим от нее глаз. Соблазненная и покинутая скривилась от злости, закусила багрово-алую, жестоко измалеванную помадой губу и мгновенно схватилась за стоящего неподалеку длинноногого джинсового парня.
       Все обошлось малой кровью. Утром Петька отвез Юлю домой на такси. Через неделю они подали заявление в ЗАГС и стали жить вдвоем.
       Петька работал в ателье - он шил брюки. И делал это так высококлассно, что во всем большом избалованном и капризном городе ему не нашлось равных. Он даже брал не слишком дорого - не любил рвачей, да и какой смысл перебирать? Клиент и так шел косяком.
       Петька дошел до таких нюансов, что сурово приказывал заказчику укладывать свое мужское преимущество только налево. Или направо, судя по фасону новых брюк. Потому что Петр - мастер-уникум - шил штаны, учитывая даже расположение самой важной, по мнению всего мужского клана, детали. Заказчики послушно укладывали свою игрушку, как велел брючник.
       - И не забывайте! - строго говорил Петр. - Всегда только налево! Иначе брючки сидеть не будут. И тогда я за свою работу и за фасон не отвечаю.
       Клиенты торопливо кивали. Они знали: мастер Петя зря петюкать не будет.
       От страдающих по новым брюкам клиентов отбою не было. Они часто звонили Петру домой, умоляя их обшить и приодеть, поэтому денег молодой семье вполне хватало. Юлька тихо сидела на диване, поглаживая Бланку, и думала, чем бы ей все-таки заняться. Но ее быстро развлекли родители и близкие родственники.
       Сначала тетя Галя, старшая мамина сестра, неожиданно на старости лет выскочила замуж за итальянца, и хотя все ее запугивали и на все лады стращали итальянской мафией, умыкнулась с мужем, маленьким вертлявым итальяшкой, в Милан, где и зажила в свое удовольствие среди многочисленной и шумной смуглой родни мужа.
       Потом стремительный кульбит совершила тетя Лида, младшая сестра матери, одарив любовью седовласого прямоспинного англичанина, и улетела с ним в Глазго, где ей очень понравилось.
       Обе бездетные тетки, неумеренно обожающие Юльку, без конца звонили в Москву, уговаривая и убеждая племянницу все бросить - а что особенного ей здесь бросать? - и приехать к ним навсегда. Их мужья спят и видят Юлю каждую ночь во сне, потому что жены просто пропиявили их ее именем и загнали в угол бесконечными рассказами о несравненных достоинствах единственной любимой племянницы.
       Юля внимательно выслушивала обеих теток, размышляла, как бы ей получше разорваться между Италией и Англией, и оставалась сидеть на диване в ожидании Петьки. Он ехать никуда не собирался, шил штаны и смотрел вечерами нескончаемые телевизионные сериалы. И кошку к ним пристрастил.
       Юля стала задумываться: а что бы он делал, не будь на свете столько любителей фасонных штанов и этой телевизионной мелодраматической вечности? Киса Бланка мирно дремала на Юлькиных коленях.
       Потом неожиданно вожжа под хвост попала родителям. Они стремительно разошлись, разменяли квартиру на три малогабаритки, разъехались, одну оформили на Юльку и умчались за кордон.
       Мать отыскала себе толстого немецкого бюргера, весьма неравнодушного к пиву, и отправилась в Дрезден. Отец поступил еще круче: женился на длинноротой молодой американке с худыми жилистыми ногами и стал жить с ней во Флориде. Теперь Юля напряженно думала, как бы ей поудачнее расчетвериться. Сплошные невнятки...
       Родители и тетки осаждали ее телефонными звонками и бомбили письмами с жесткими приказаниями немедленно все бросить и прилететь. Дорогу они оплатят. Какую ей выбрать?..
       Юля смирно сидела на диване, баюкая Бланку. Что отвечать своим полоумным родственникам, Юля не знала. И тогда она встретила Роберта. В "Макдоналдсе" на Бронной.
       - У меня муж... - объяснила ему Юля, с завидным аппетитом уплетая гамбургер.
       - Галантерейщик Буонасье? - засмеялся Роб и подвинул ей второй.
       Как он угадал? И насчет гамбургера, и насчет мужа...
       Юля переехала в свою квартиру, разошлась с Петькой, который горько сожалел об утрате, и попыталась выстроить свою жизнь во второй раз. И снова ничего не вышло.
       Вечером ей хотелось только спать, днем она не знала, о чем разговаривать с новым, на сей раз гражданским, мужем. Роберт оказался аспирантом химфака МГУ и постоянно искал формулу. Или сразу несколько. Юля думала, что, в конце концов, он, мужик упертый, ее достанет, но заодно достанет и Юлю.
       Ей стало безмерно скучно, родные разлетелись чересчур далеко, было не с кем посоветоваться, некому о себе рассказать, не с кем поделиться... Телефон и бумага - это всего-навсего телефон и бумага.
       Когда-то, выйдя замуж за Петьку, Юля пристала к матери со своей наболевшей безответностью:
       - И так теперь навсегда, на всю жизнь?
       - Что ты имеешь в виду? - для начала поинтересовалась мать.
       - Да все... Муж, какая-нибудь занудная тоскливая работа с завистливыми коллегами, дом, кастрюли, тарелки, телевизор... Пустые, как дым, разговоры... И это на мою долю?! Я вот так и проживу всю свою жизнь до конца?! Это какое-то прозябание!
       - Я не понимаю, чего ты хочешь?! - рассердилась мать. - Все женщины на Земле, без исключения, мечтают о семье и детях! Да-да, не гримасничай, нечего корчить такие страшные рожи, и о тарелках тоже!
       Юля недоуменно дернула плечами.
       - На всех мне ровным счетом наплевать! Почему я должна жить, как все? Кем это доказано? Неужели человеку так мало нужно для жизни?! Не может этого быть!
       - Ты глупая и капризная девочка! - обозлилась мать. - Не нравится настоящее - можешь найти себе интересную работу и другого мужа.
       - Какую это интересную? Где она? Насчет мужа я подумаю...
       - Что ты без конца для себя ищешь?! - нервно полюбопытствовала мать.
       - Непонятки... - задумчиво ответила Юля. - Если бы я знала, то, наверное, уже давно бы нашла...
       Она протерпела возле Роберта еще месяца полтора. Окна стали казаться серыми, свое собственное лицо - отвратительным, Бланка - страшной, как Фрэдди Крюгер... Ей надоело жить в постоянном ожидании перемен, пусть даже не очень счастливых, но обязательных. Если они не наступят, зачем тогда жить вообще?.. Но сколько можно их ждать? Ей хотелось их поторопить...
       И Юля навсегда попрощалась с Робертом и пошла на площадь Белорусского вокзала...
      
      
       Да, он ей сразу понравился. И она ему.
       Второй, третий, двадцать четвертый... Какое это имеет значение? Не может всем повезти с избранником прямо с первого захода! Он был большой и сильный. А Юлька - маленькая и слабая. И они очень подходили друг другу.
       - Кнопка... - бормотал он, властно сгребая большой ладонью ее напоминающие Сенежские сосульки пальцы-ледышки.
       И она действительно к нему прикнопилась. И они оба разом прикнопились друг к другу.
       Лет в двенадцать Юля стала терзать мать одним вопросом: как это можно - вдруг полюбить совсем чужого, незнакомого тебе человека? Встретить и полюбить? Мать в задумчивости морщила лоб, стараясь найти приемлемое и доступное для подростка объяснение. Отыскать его было нелегко.
       - Когда ты его встретишь, - сказала, наконец, мать, - ты сама все сразу поймешь.
       - А если я его пропущу? Не замечу? - беспокоилась Юля. - Ведь на нем не будет написано крупными буквами, что он предназначен именно мне! Как я его узнаю? Вдруг я пройду мимо?! Тогда как?
       - Нет, этого не может быть! - уверенно сказала мать. - Ты обязательно его угадаешь и мимо ни за что не пройдешь.
       Юля не очень ей поверила, вздохнула и, на всякий случай, стала смотреть вокруг в три раза внимательнее. Толку от ее смотрений не было никакого. Она уже чересчур "удачно" высмотрела себе Петьку и Роберта...
       Но когда Артем Тарасов, волнуясь, впервые начал возле нее неистово, судорожно давиться согласными, Юля ненадолго перестала слышать морзянку своего сердца, опечаленного тем, что ничего не может сделать, чтобы помочь этому высокому человеку четко и складно говорить.
       Юля догадалась, наконец, что такое любовь. Это когда у двух людей больше нет двух четко разграниченных жизней, а остается одна общая, и своей собственной тебе больше совсем не нужно.
       Сметливая девочка понимала, что в ее открытии нет ничего особенного. Это вообще не открытие. Но мир все равно каждый постигает самостоятельно, узнавая уже многим известные истины и открывая давным-давно обжитые и экономически развитые Америки исключительно для себя. Другого пути нет.
      
      
       Сначала Юльку смешило и забавляло, что фирма Тарасова торгует женским бельем. Это даже выглядело чуточку унизительным. Но Артем быстро разубедил ее, пояснив, что у них очень прибыльный бизнес. Хотя Юльку деньги интересовали не слишком - заграничные родственники обеспечивали ее по полной программе - она моментально сообразила, что лучше зарабатывать самой и освоить какую-нибудь профессию. Иначе как она будет существовать дальше? Сидеть за спиной мужа у нее тоже не слишком получается.
       А потом ее захватила новая роль, освоенная за полмесяца. Неизвестный раньше имидж очень понравился. Юлька хорошенько распробовала власть - завлекательную и неповторимую - и расставаться с ней наотрез отказалась.
       Ей льстило, что менеджеры, молодые и постарше, клиенты и поставщики, обращались к ней почтительно: "Юлия Леонидовна...". Тарасов приучил. Не какая-нибудь девочка Юля... Его полномочный представитель...
       Как всякая женщина, она очень любила все ставить на свое место и переставлять туда-сюда. Перемещать людей так, как она себе это представляла и мыслила.
       Ей подчинялись, ее боялись, с ней советовались... Она распоряжалась, отдавала команды, как в армии, и радовалась, зная, что в ее руках чужие судьбы, и она может в любой момент любого подмять под себя, убрать кого захочет, просто выкинуть вон, если ей кто-то не угодит, скажет хоть одно слово поперек... Ее не интересовали и не заботили ничьи жизни, кроме своей собственной, жестко прикнопленной к другой судьбе. Она повторила юношеские мечты президента и воплотила их в жизнь с ним наравне. Богиня, созданная им по своему духу и подобию... Они оказались очень похожи друг на друга.
       Юля искренне забывала, что вокруг - тоже живые люди: мятущиеся, любящие, страдающие. Маленькая и слабая, она поняла, наконец, как хорошо быть большой и сильной. Всевластье отшибло у нее память, сместило все прежние ценности и критерии, все перестроило и переделало, и, прежде всего, ее саму. Она вошла в силу, как входят в возраст невесты, заневестилась своим могуществом.
       Быть фавориткой оказалось очень приятно.
      
       7
      
       Валентина вышла на работу: излишне серьезная, строгая, в четко продуманном костюме, отрепетировав свои жесты и фразы, заранее приготовленные дома. Но все ее постройки мгновенно рухнули с появлением светловолосой, стремительной девочки, издалека ярко синевшей глазами. Она ворвалась в кабинет Тарасова, вызванная им по внутреннему телефону, и засмеялась, увидев Валентину.
       - Вот она, наша спасительница!
       Валя изумилась: она не подозревала о такой чести. Почему она стала вдруг спасительницей и кого и от чего она должна спасать?
       - Здравствуйте! Я Юля Рыкова, исполнительный директор. Нам железно нужна классная реклама! И побольше! А вы ее сможете написать и организовать.
       Откуда она знала, что Валя сможет?.. Валентина растерялась вконец.
       - Будем работать вместе! - продолжала энергичная и напористая девочка. - Нам нужно и сидеть пока вместе. Убери ты от меня эту орлеанскую деву! Иначе у меня скоро начнется диабет! Хотя нет: рекламе нужны свои апартаменты. Тогда тебе надо побыстрее придумать Вале кабинет. Я даже знаю, у кого можно отнять пару комнат.
       Валентина опустила глаза: синеглазая девочка слишком торопилась продемонстрировать короткость своих отношений с президентом. Но Валя ошибалась: девочка просто не задумывалась об излишней откровенности - чересчур счастливая этой короткостью.
       Тарасов привычно уткнулся бешеным взглядом в стол, на скулах заиграли опасные жесткие желваки. Морщины стали резче и прямее. Догадливая девочка тотчас поняла свою ошибку, испугалась и залилась мелом.
       - Ну, вы тут договаривайтесь, а я побегу! У меня срочные дела!
       И она метнулась вихрем из кабинета, боясь даже взглянуть на мрачного президента. Валя тоже робко стиснулась на стуле. Ей было неудобно и неловко, словно она случайно подсмотрела в замочную скважину и заметила то, что совсем не полагалось видеть.
       - В общем, все понятно... - с трудом справляясь с согласными, выговорил шеф. - Кабинет мы вам сегодня к вечеру обеспечим. В вашем распоряжении пока двое, но должно появиться не меньше семи-восьми человек. Это перспектива. Но реальная и недалекая. Будут вопросы, заходите. Или спрашивайте у Юли. Она знает все.
       Валентина кивнула и, сообразив, что аудиенция окончена, с облегчением вышла из кабинета. В коридоре на нее светлым ураганом обрушилась Юля и обняла за плечи.
       - Порядок? Я так и думала! Он очень злой?
       Валентина покосилась на исполнительного директора.
       - Я плохо его еще знаю... Кажется, не очень...
       - Ничего, узнаешь! - фыркнула Юля. - И очень скоро. Это наша "горячая точка". Близко не подходи - убьет!
       И умчалась по своим делам по коридору.
       Вале снова стало нехорошо: она не любила излишней распахнутости и беспредельной искренности и... Только не стоит прятаться от себя... Самое неприятное - внезапно постичь и поневоле осмыслить, что кроме жены, существует еще девочка Юля...
       Именно это оказалось чересчур отдающим горечью откровением.
      
      
       Тарасов вызвал к себе Юлю. Она влетела, привычно синея очами, и шлепнулась в кресло: вся из себя сплошное правдивое недоумение и большой знак вопроса. Огневушка-поскакушка...
       Артем с трудом подавил улыбку, но синеглазик Юля прекрасно ощутила ее совсем рядом, очень близко.
       - Что? - спросила она.
       Кажется, скандал завянет, не разгулявшись...
       - Ты сама знаешь что! Зачем так напрямик? И так уже все давно обратили внимание, что один лишь исполнительный директор мне тыкает.
       - Кто эти все? - ярко-синее сияние глаз прямо в глаза. - Жанна Александровна? Она меня прямо уела своими инквизиторскими взорами и пристальными рассматриваниями. Ты боишься, что узнает жена? Но вряд ли... Если ты так настаиваешь, могу называть тебя Артем Максимович. И на "вы".
       Юля хихикнула.
       - Только в это теперь уже никто не поверит!
       Артем бегло полоснул взглядом окно. Почему вряд ли узнает жена?.. Да, он действительно боится. Настя и так помешалась от ревности, хотя до встречи с девочкой на вокзале у Анастасии не было никаких поводов ревновать. Но осложнения в жизни ему не нужны. Последствия могут дорого обойтись. Он рисковал. Он не мог не рисковать...
       Прозрачная насквозь бестеневая девочка сидела напротив и нервно кусала свободные от помады губы. Она почти не красилась.
       Пожалуй, их здесь никто не продаст. Во всяком случае, пока. Секретарша смотрит Юле в рот, менеджеры отлично притворяются, делая вид, что их это не касается, и развлекаясь игрой "ничего не вижу, ничего не слышу, ничего никому не скажу"... Жанна... Нет, Петровой это невыгодно. И она никогда не опустится до сплетен.
       - Кнопка, ты иногда забываешься, - пробормотал президент. - Это момент роста...
       - Я больше не буду, - вяло пообещала Юля.
       У нее на самом деле часто вылетела из головы Тарасовская драгоценная жена... Эти постоянные напоминания, всегда покрытые острыми колючками, готовыми изодрать тебя в кровь...
       - Ты сегодня поедешь ко мне?
       Артем помолчал. Да, он сегодня поедет к ней... Настя снова на даче.
       - Ура! - шепотом выпалила Юлька и вылетела из кабинета.
       Тарасов по-прежнему пристально изучал чересчур гладкую поверхность своего стола.
      
      
       Настя приехала с дачи ненадолго. Она даже сама не понимала, зачем. Сашка осталась с мамой на Икше.
       У Насти бывали такие непонятные дни, когда она не могла оставаться в доме, в квартире, и начинала метаться в четырех надоевших ей стенах, рвалась сесть в машину, поезд, трамвай и ехать, просто ехать долго и далеко без определенной цели и смысла. Движение вперед успокаивало, оно создавало и укрепляло иллюзию, что жизнь идет по отлаженному маршруту, направляясь туда, куда задумано и куда необходимо попасть, где за ближайшим поворотом ждет не дождется то самое счастье, по которому так тосковалось...
       - Я поеду в Москву, - сказала Настя матери.
       Евгения Марковна грустно обреченно кивнула.
       Полупустая дневная перегревшаяся электричка, грязная и вонючая, как вокзальный бомж, быстро доставила Настю в Москву. Почему-то брать машину или вызывать папину не захотелось.
       Настя медленно прошлась по квартире, ставшей какой-то чужой за эти недолгие недели отсутствия, застывшей, утомившейся от летнего солнца. Везде были опущены шторы, тишина и покой. На кресле валялись джинсы Артема. Настя осторожно подвинула их и села рядом.
       Почему в ее жизни с Тарасовым все не так? С самого начала... И как можно ее изменить? И стоит ли вообще задаваться подобными вопросами? Они давно надоели ей самой. Ей повезло с родителями, зато ничего не получилось с мужем. Но жизнь всегда строго уравновешивает все плюсы и минусы. Всегда быть счастливой невозможно. Только в силу характера. А он у Насти оказался довольно противным... В молодости она не думала об этом. Но ведь есть люди, умеющие абстрагироваться от событий вокруг, словно уйти от бестолкового и проблемного мира, и жить по своим собственным законам, прислушиваясь к своей душе, от суеты не зависящей и принимающей бытие с благодарностью, как дар Свыше... Но таких людей мало.
       Джинсы мешали Насте сосредоточиться на личной жизни. Она осторожно погладила их рукой. Какие они грязные... И подозрительно пахнут неизвестным Насте дорогим лосьоном...
       Она с трудом постаралась не взорваться от ревности. Лосьон и лосьон... Ничего особенного... А вот Настя - плохая жена. Она быстро устает и легко утомляется. У нее совершенно несмотреный муж и вечно неприбранная квартира. Как это другие женщины успевают еще и работать?! Очевидно, она просто избалованная папенькина-маменькина дочка. Это правда...
       Настя задумчиво провела пальцем по тумбочке: палец стал серым. Нужно вытереть пыль... Вместо этого Настя взяла мобильник - лень даже дойти до телефона в коридоре - и позвонила Артему.
       - Я в Москве, - сообщила она.
       - Что-нибудь с Кляксой? - мгновенно встревожился Тарасов, услышав голос жены и сильно оступившись на первом слове.
       - Тебя интересует только она, - вздохнула Настя.
       Не только! - собирался выпалить Артем, но вовремя остановился.
       - А зачем ты приехала? Надолго?
       У него неестественная интонация... Или показалось?..
       - На день-два, - объяснила Настя. - Хочу кое-что купить...
       - Это так срочно? - низкий голос Артема разбухал раздражением. - Нельзя было отложить свои экскурсии на потом? В квартире, как видишь, прибрано, любовницы по диванам стопками не разложены! Ты опять приехала по души моих очередных увлечений?
       Настя искренне изумилась. Что это с ним? Он еще никогда не реагировал столь бурно на ее неожиданные визиты в Москву...
       - Я не понимаю... - сказала она. - Чем это я тебе помешала?.. Или...
       - Снова?! - заорал, уже не сдерживаясь, Артем. - Тебе не надоело мучиться самой и мучить других? Ты корчишь из себя страдалицу и незаслуженно обиженную и оскорбленную уже не первый год! У нас в доме давно сильно попахивает мелодрамой! Когда это кончится?! Я работаю с утра до ночи!..
       - Я вижу, как ты тут без меня работаешь! - заметила Настя и резко отключилась.
       Минуту посидела тихо. В общем, ничего особенного не случилось... Вечно ей мерещатся всякие ужасы в виде пышных блондинок в зеленом или ногастых брюнеток в красном...
       Настя немного подумала и решила переставить в спальне мебель: кровать подвинуть ближе к окну, журнальный столик - в угол, кресла - к стене... Она выключила мобильник и городской телефон и взялась за дело. Но хватило ее очень ненадолго...
       Внезапная резкая боль в спине будто сломала Настю пополам, заставила согнуться и почти лечь на пол. Настя уткнулась лицом в ковер. Полежав несколько минут, она попыталась встать. Но злая, незнакомая раньше, режущая боль снова бросила ее, теперь уже на бок. Она не могла ни пошевелиться, ни разогнуться, отодвинув колени от живота. Настя попыталась вступить в сражение с болью, но силы оказались слишком неравны. Какие там битвы...
       Сначала она проиграла боли любые, даже самые слабые движения, а потом вдох, превратившийся в едва заметное, чуточное всасывание воздуха, как сок через трубочку. Боль - и только она одна! - на правах полновластной хозяйки жестоко ограничила воздух в легких, просто пока не давая умереть. Она сковала и зажала Настю в свои грубые нежеланные объятия, как насильник в душном лифте, и явно не собиралась отпускать.
       Насте стало страшно. До телефона ей не доползти, да и подключить его она сейчас не в состоянии. Зачем она оставила мобильник в коридоре?.. У нее есть один-единственный выход - лежать так, по возможности неподвижно, калачиком-эмбрионом, чтобы не тревожить эту мучительную горячую боль, и ждать, пока приедет с работы Артем. Но он всегда возвращается очень поздно... И потом... Потом она должна, просто обязана встать до его прихода. Самостоятельно.
       Настя знала, что Артем давно уже молча раздражается на самое маленькое ее недомогание, стараясь сдерживаться из последних сил. Он рассчитывал на невесту с приданым, он выиграл в изуверски-проигрышную жизненную лотерею на редкость удачную жену, но она оказалась слабенькой от природы. Настя довольно легко простужалась, не выносила больших нагрузок, часто доставала из семейной аптечки болеутоляющие... Никогда не болевшему Артему все это казалось дурью и дикостью.
       - Выплюнь таблетку и пойди лучше прошвырнись по окрестным дворам! - советовал он бледной от головной боли жене. - А то неровен час отравишься всякой аптечной дрянью! Килограммами лопаешь.
       Настя старалась Артему своими болячками не докучать, но он сам прекрасно видел ее больные глаза и нервно перекрученные пальцы. Он готов был ей помочь, выручить в любой момент, но как лучше это сделать?! Бросить фирму и варить дома суп?! Нянчить Сашку?! Он и так при каждом удобном случае выхватывал дочку из Настиных рук и отправлялся с ней гулять. А предлагать Насте снова вернуться к няням он не хотел: каждое его подобное предложение рассматривалось женой как яркое, откровенное и неуемное желание привести в дом очередную любовницу.
       Настя попробовала еще раз пошевелиться. Может быть, это все-таки получится?.. Боль не позволила даже чуточку разогнуться. Она собиралась оставить поле боя победительницей. Настя уткнулась подбородком в колени и заплакала.
      
      
       Артем открыл дверь в квартиру и удивился странной, подозрительной, нехорошей тишине. Куда это подевалась Анастасия? Или заснула?..
       - Настя-я! - крикнул он.
       Молчание...
       Он заглянул на кухню, потом в детскую и гостиную. Никого... Очевидно, обозлилась и уехала на дачу. Ну и ладно... Меньше проблем. Во всяком случае, пока. Он снял ботинки и носки и прошлепал в ванную: очень любил, с самого детства, ходить босиком.
       - Тема... - донеслось до него слабое, еле слышное.
       Он бросился в спальню и увидел Настю на ковре: несчастную, сжавшуюся в позе зародыша, с обреванным, опухшим от слез лицом.
       - Настена... - бормотнул он в недоумении.
       Ей всегда нравилось, когда он ее так называл.
       - Настена, что с тобой?! Зачем ты улеглась на пол? Почему ты мне не отвечала?
       - Я отвечала... - пролепетала она. - Но ты не расслышал в прихожей... Я не могу сама встать... Уже давно... Мне больно двигаться...
       Артем рванул жену на себя, легко поднял и бережно уложил на кровать. Настя застонала. Какая она бледная, слабая, замученная... И, кажется, еще истончилась за один день. Впрочем, исхудать она могла и на даче. Ссохнуться от замучившей ее ревности. Жену стало жалко, но всего лишь на одно крохотное, тотчас бесследно исчезнувшее, канувшее в вечность мгновение. Слишком короткое, чтобы его можно было воспринимать всерьез.
       Тарасов давно устал от необходимости постоянно сочувствовать. Жена недомогала чересчур часто, тем самым обесценив всякое сопереживание и превратив Артема в какой-то домашний автомат, привычно полуравнодушно реагирующий на внешний раздражитель, как турникет с готовностью распахивает дверки, завидев магнитную карточку.
       - Где тебе больно?
       - Спина... - прошептала Настя.
       - А-а! - облегченно выдохнул Артем. - Это радикулит. Ерунда! Сейчас подправим и вылечим. Когда-нибудь раньше болел позвоночник? У тебя нерв защемило. Тяжелое двигала? Ну да, мебель не так стоит! Это от безделья. Загорелось? Меня дождаться не могла? Я испугался, думал, живот.
       - А живот страшнее? - слабо спросила неподвижная Настя.
       - Смотря какой живот, - уклончиво хмыкнул Артем. - Сейчас вымою руки и тебя разомну. Сразу будет легче.
       Настя испугалась.
       - Ты меня сломаешь! Разве ты умеешь делать массаж? Нужно врача! Позвони папе.
       Артем скривился: опять папа! Они просто шагу без него сделать не в состоянии...
       - Справимся без папы! Хотя у нас с тобой всегда труба пониже и дым пожиже... Лежи смирно! - распорядился он.
       - Я по-другому и не могу, - прошептала Настя.
       Массаж он делать умел. И даже разбирался, где у несчастного, раздавленного остеохондрозом человека самые болезненные точки. Когда-то научила одна из кратковременных подружек в родном городке, массажистка Надя.
       - Только ты на меня сразу не набрасывайся, - говорила, посмеиваясь, предусмотрительная Наденька, разминая вечерами уставшего после лыжных забегов по озеру Артема. - Все будем делать последовательно: сначала один массаж, а потом другой! И ты моему порядку не мешай.
       Под ее крепкими ладошками Артем сначала собирался запросто переплюнуть тринадцатый подвиг Геракла и, нарушая указания Нади, стремительно переворачивался на спину и бросал на себя хохочущую и отбивающуюся для виду хитрую массажистку. Потом он просто начинал мечтать распластаться вот так, под ее движениями, под этими умелыми женскими ручками навсегда, и чтобы они тебя гладили бесконечно... Но он, неуклюжий и тяжеловатый, быстро надоел ласковым пальчикам, и они исчезли из его жизни, правда, оставив после себя твердую память о том, как быстро помочь мающемуся спиной человеку.
       Артем не раз выручал отца, которого вечно продувало в машине, и приятелей в институте... Познакомиться близко с радикулитом приходилось многим.
      
      
       Тарасов бережно и совершенно равнодушно, как чужую, раздел Настю, и ей вдруг захотелось удариться в истерическую, судорожную панику. Закричать, завыть, как дикая зверушка, впервые столкнувшаяся с убийством и не понимающая, почему ее лесной собрат не шевелится... Заорать как можно громче... Если бы не эта тягостная боль, она мгновенно бы повернулась, чтобы просто заглянуть мужу в глаза...
       У него были совсем другие руки, другой голос, другие движения... Он изменился за месяц так, что она с трудом узнавала его, человека, с которым прожила не один год. Он осторожно гладил и разминал ее спину, а Насте больше всего хотелось немедленно рвануться из его пальцев, вскочить и убежать далеко-далеко, чтобы никто никогда ее не нашел... Даже папа...
       Незнакомый Насте, новый, чужой человек склонился над ней, он что-то говорил ей - доброе, нежное - утешал, помогал... И Настя поняла, что все ее предыдущие глупые вспышки ревности - чепуха, абсурд, дурные глюки и фантазии. По сравнению с настоящим, страшно и внезапно наступившим... Вот оно, перед ней, во всю свою издевательскую, неведомую до конца глубину, во всей своей отвратительной красе...
       Артем гладил сейчас вовсе не Настю - она только случайно оказалась на чужом месте - а какую-то другую женщину, нагло вломившуюся в Настину жизнь, чтобы окончательно ее изуродовать и сломать... Он вел себя иначе, иначе к ней прикасался, иначе ее перекладывал... Он видел перед собой совсем другие плечи, другую, не искореженную радикулитом спину, другие волосы... Насте тоже захотелось все это увидеть. И как можно скорее... Она сжалась и снова тихо заплакала.
       - Ну что ты, Настена... Ты просто перенервничала! Никогда не бросай телефон где попало, - завораживающе ласково уговаривал Артем. - Тебе ведь стало лучше. Сейчас все пройдет! Скажи правду: болит уже меньше?
       Настя кивнула. Он заботливо вытер ей слезы... Да нет, совсем не ей!.. А кому?!..
       Спина действительно почти не болела. Зачем Настя приехала в этот несчастный день в Москву?!..
      
       8
      
       Валентина с трудом вживалась в работу и привыкала к своей новой должности. Ей казалось, что подчиненные смотрят на нее презрительно, словно догадываясь о том, что она полная неумеха в рекламе. Правда, ей приходилось рекламировать свою частную школу, но это совсем другое дело.
       Ручки и карандаши валились у Валентины из рук, компьютер постоянно нахально зависал, телефон орал как оглашенный... Она все-таки очень бестолковая.
       Валя постаралась взять себя в руки. Первое, что необходимо сделать - познакомиться с каталогом продукции, изучить ее качество и особенности. Валентина взяла сигареты и пошла покурить и подумать в одиночестве. И сразу столкнулась с шефом.
       - Вникаете? - раскатил он по коридору мощный бас, упорно глядя в пол.
       Президент особо тяготел к изучению и рассматриванию плоских поверхностей, вроде столов и паласов.
       - Потихоньку... - робко прошелестела Валентина.
       - Давай покурим вместе! - через минуту ворвалась в курилку Юля.
       Она запросто становилась на короткую ногу с кем угодно и умела - в случае жестокой необходимости - превращаться в ласковую, как июльская морская волна, маленькую девочку.
       - Сушечка, мне сказали, что ты грустна и задумчива!
       А он, оказывается, очень внимательный... Не помешало даже исследование офисного паркета.
       - Чем тебе помочь? Я готова! Лучше я, чем Жанна. Хотя она куда больше меня понимает в деле. Более купленно-продажная! - Юлька хихикнула. - Но я тоже скоро всему научусь.
       Она закурила и приготовилась к долгой беседе: одна сплошная заботливость.
       - Каталог? - выслушав Валентину, Юля на секунду задумалась. - У нас пока еще нет, мы готовим... Я тебе сейчас выведу из своего компа все данные о продажах, какие есть. Главное - не смущайся! У нас есть классный фотограф, снимающий топ-модели в нашем белье. Ты обалдеешь!
       - От белья или от моделей?
       Юля снова хихикнула.
       - От всех оптом!
       "Неужели ему нравится этим заниматься?.. - с тоской подумала Валентина. - Женское белье - и он... Это смешно..."
       Но никому, кроме нее, смешно не было.
       - Это прибыльный бизнес! - заявила Юля. - Бельишко идет нарасхват! Дело в том, что мы перепродаем фирмам белье от известного французского производителя по приличным ценам, а покупаем по бросовым. И не придерешься! Там просто есть некоторый, ну, совсем крохотный, почти незаметный дефектик - например, бантик пришит чуточку криво. Об этом знаем только мы и французы. Наш союз с ними - самый союзный!
       - А что, его нельзя перешить? - удивилась Валя.
       - Что перешить?
       - Ну, бантик этот, криво пришитый. Дела на копейку!
       - Бывают случаи, - философски изрекла Юля с важным видом, - когда всякие бантики перешивать слишком поздно. А главное - не нужно! Пусть остается на своем месте! Вот и все!
       Она посмотрела на недогадливую Валентину с некоторым недоумением и слегка вскипающим раздражением: что тут непонятного? Валя смутилась от своей тупости.
       - У нас планов громадье, - снова гортанно защебетала Юля. - Мы собираемся выпустить не только каталог, который будет постоянно обновляться и пополняться, но и издавать свой журнал для профессионалов.
       "Очевидно, для проституток", - подумала Валентина, но поостереглась высказываться и комментировать что-либо вслух. И правильно сделала.
       - Так что работы на тебя свалится - обвал! - радостно заключила Юля. - Но зато заработать здесь тоже можно прилично. У нас есть приплаты. Тебе ведь сказали?
       Валя кивнула.
       - Ты не тушуйся, Сушечка, - Юля выбросила окурок. - Живи с улыбкой! Я сейчас тебе принесу все, что надо. Мы с тобой так отрекламируем этого мистера Гальтера Бюста, что у нас этого господина будут вырывать прямо из рук за любые деньги! - и вылетела из курилки.
       Валентина медленно вернулась к себе и села, не шевелясь, сжимая в пальцах ручку и думая, как бы побыстрее отсюда смыться навсегда. Надо только подыскать благовидный предлог, чтобы никого всерьез не обидеть и не задеть...
       - Вам у нас не нравится? - прогремело над ее головой. - Это пройдет! Момент роста...
       Валентина вздрогнула: он вошел чересчур неслышно и неожиданно. Чуточку подавился буквой "п"... Большие ноги как анкерные опоры...
       Шеф по обыкновению не смотрел на нее - все-таки он не умел этого делать - но она ощутила его взгляд как-то иначе, неизвестными и глубоко скрытыми, где-то запрятанными зрячими клеточками сознания.
       Он был небрежно, странно одет. И это всегда так: костюм мятый, ботинки нечищеные, рубашка с расстегнутым воротом... Герой без галстука - согласно моде и стилю современного телевидения. Правда, к приезду клиентов он слегка преображался, но незначительно. Создавалось впечатление, что либо жена за ним давно не следит, либо они вообще живут отдельно.
       Валя подумала, что он, наверное, всю жизнь мучается со своими гигантскими размерами. Ему наверняка трудно с ходу найти ботинки и брюки, нелегко раздобыть куртку и рубашки... А диван?.. Это тоже проблема... А спать в поезде, свернувшись калачом, когда потом болят ноги и ломит измученную спину?.. И в самолете непросто... Валентина представила себе все это и искренне пожалела шефа.
       - Я... - начала она неуверенно опровергать очевидное, но ей помешала Жанна.
       - Ах, простите! - кокетливо пропела мать-командирша, окинув их всезнающим, преследующим и всепроникающим оком. - Я, кажется, помешала... Но срочно звонит Питер!
       И сунула мобильник в большую лапу президента, задержав в ней чуть дольше, чем положено, свою изящную ладонь.
       - Я не могла заставлять дорогого клиента перезванивать!
       "Дрянь!" - подумала Валентина.
       - Дура! - хихикнула через минуту ворвавшаяся Юля, столкнувшаяся с Жанной в коридоре. - Она у нас фээсбэшница по совместительству. Я скоро буду запирать от нее двери. Но дело знает! Сушечка, я и тебе закажу хороший замок. Ты бери меня курить с собой, ладно? А что сказал Питер?
       Президент повернулся и молча вышел. Юлька вылетела вслед за ним.
      
      
       Киса Бланка очень нравилась Тарасову.
       - У всех кошек морды, а у нее - лицо, - задумчиво сказал он, познакомившись с кисой.
       Бланка согласно мяукнула и внимательно посмотрела на нового человека. Она любила гостей, но они приходили в дом редко. Юная хозяйка сутками пропадала на работе, и Бланка скучала в привычном одиночестве, терпеливо поджидая ее в кухне у окна. Раньше все было не так: они с хозяйкой проводили много времени вдвоем, а вечерами приходили молодые мужчины - сначала один, а потом другой - приносили с собой сложные запахи городских улиц, гладили Бланку и обязательно проверяли, есть ли в ее миске свеженький "Вискас". Подхалимы!..
       Первый хозяин сшил ей костюмчик для прогулок, но Бланке не нравилось гулять даже на Юлиных руках, поэтому костюмчик надевался исключительно для гостей.
       Второй объявил, что кошку нужно поить только дистиллированной водой и приносил ее из аптеки. Бланка эту воду не переносила, но послушно ее пила, пока Юля увлекалась вторым хозяином.
       Третий человек ее не гладил, к ней даже не подходил, словно в упор не замечал. И Бланка быстро привыкла к своему новому положению: тихо лежала на кухне, посматривая включенный телевизор, который очень любила - Юля часто включала его для кошки, перетаскивая из комнаты. Юлька передачами не интересовалась, твердо убежденная, что добрая половина певцов и актеров засветилась на экранах после успешного окончания школ для умственно отсталых.
       Иногда, правда, юная хозяйка неожиданно взрывалась.
       - Смотрит телевизор и смотрит! - кричала она. - Что это за зверь такой?! Позорище! Даже поесть забывает, лишь бы впялиться в новый мыльный сериал! Это Петька тебя приучил! Негодяй! Ты прямо стала какая-то фанатка! Паршивый пушистик! Нет, чтобы мне ласковую песенку на ночь спеть, так она опять в Караулова впилась! Глаз не отрывает! Надо ему письмо нашлепать о твоей неразделенной любви. Пусть человек порадуется. Или тебя интересуют одни только российские истины?
       Бланка слушала вполуха, никогда не обижалась, но от телевизора отрываться не собиралась.
       Срывалась хозяйка всегда без нового человека, когда оставалась вдвоем с Бланкой, и порой потерянно бродила по квартире, словно внезапно забыв, где находится выход...
      
      
       Настя решила попытаться вернуть Артема. Но как можно вернуть того, кого у тебя никогда не было? Кто тебе по-настоящему никогда не принадлежал? И как вообще очаровывают мужчин?..
       Она ломала над этим голову до самой осени, но выдумать что-либо оригинальное и беспроигрышное не сумела. Настя оказалась тупой и бездарной, абсолютно ничего не знающей и не умеющей, к жизни не готовой и для нее совершенно не подходящей... Думая так о себе, Настя замыкалась все сильнее. И все тревожнее становились взгляды Евгении Марковны.
       А Тарасов по-прежнему безумно любил дочь и продолжал сходить с ума возле нее.
       - Клякса... - нежно бормотал он, и в эти минуты Настя готовилась простить ему все.
       А что, собственно, требовалось ему прощать?.. Был ли он на самом деле виноват перед женой?.. Почему расставшаяся с головой Настя слишком часто устраивала мужу сцены ревности, легко впадая в полуистерику? Почему ей все время, постоянно, что-то казалось, что-то где-то мерещилось?
       Артем устал оправдываться и возражать.
       - Да, ты права! - заявил он вдруг угрюмо однажды осенним вечером. - Пора признаться: я изменил тебе уже дважды!
       Настя закаменела. Она так и знала... Спасибо, хоть не врет...
       - Виноват! Неделю назад подвозил домой даму-менеджера, очень славную морду, а позавчера прошелся под руку с заведующей отделом рекламы. Кстати, на редкость красивая женщина! Такой у нас с ней был променад по коридору - просто фантастика! Мне очень понравилось. - Он сильно задохнулся на первых фразах. - Но больше, увы, похвастать мне пока нечем, на данный момент это все! О дальнейших моих успехах и продвижениях на любовных фронтах обещаю сообщать тебе в неукоснительном порядке. Могу в письменной форме! Мой почерк подтвердит графическая экспертиза при деле о разводе. Как тебя больше устраивает?!
       Проснулась Сашка и позвала отца.
       - Клякса... - растерянно пробормотал Тарасов. - Вот остолоп!.. Разбудил ребенка!
       Он торопливо зашлепал босиком в детскую.
       - Кляксик, у тебя папа - дурак, зато он тебя очень любит! - прошептал Артем, подхватывая Сашку в огромные ладони. - Ты меня, пожалуйста, прости!
       Сжимая малышку, он потащил ее сначала зачем-то к окну, видимо, чтобы убедиться, что с ней все в порядке, потом начал таскать по комнате, усердно баюкая. Сашка доверчиво, сонно улыбнулась ему и обхватила за шею. Она была черненькая, в отца... Такая же замкнутая, возбудимая, нервная...
       Настя стояла в дверях детской, пристально наблюдала за мужем и думала, что сначала он женился на ее отце, а потом - на Сашке...
       Когда же, наконец, он женится на своей жене Насте?!.. И произойдет ли это когда-нибудь...
      
      
       - Сушечка, знаешь, на что похож ее взгляд? - спросила Юля о Жанне и заложила руки за спину, осматривая кабинет Валентины.
       Валя вопросительно посмотрела на исполнительного директора.
       - Тебе когда-нибудь брали желудочный сок?
       - Нет, у меня здоровый желудок, - удивленно пробормотала Валя.
       - Да? Это хорошо, а у меня часто болит. Наверное, на нервной почве. У меня неустойчивая нервная система! - и Юля ласково погладила ладошкой живот. - Так вот Жанкин взгляд - в точности та самая трубка, кишка, которую засовывают тебе в рот, чтобы вытянуть из пуза все твои последние соки. И вытягивает! Запросто!
       Юля хихикнула. Валя засмеялась.
       - Ну, ты понемножку приживаешься у нас? - весело справилась Юля. - По-моему, да. Не бросай нас, Сушечка! Ты нам нравишься!
       И вылетела из комнаты. Огневушка-поскакушка...
       У Валентины тяжело застучало в висках. Кому это "нам"? Что она имела в виду, эта проворная, боевая Юлия Леонидовна? Или выпалила просто так, не подумав?.. Хотя Валя давно заметила, что резвая девочка ничего не делает просто так и слов на ветер не бросает.
       Валентина не собиралась рассказывать Юле о том, как вчера, после ее отъезда в машине вместе с Тарасовым, Жанна Александровна задумчиво и грациозно вплыла в Валин кабинет.
       - Ну, как? - заботливо поинтересовалась она. - Привыкаете к нам понемногу?
       Вале уже порядком надоели эти допросы, ее смущали всякие визиты, но нагрубить в ответ невозможно.
       - Да, конечно, - без всякого энтузиазма пробормотала она.
       - У вас уже неплохие результаты, - поощрительно отметила Жанна. - Реклама в "Бурде" вышла просто отличной! А с президентом вы поладили?
       Валя удивилась вопросу: у нее пока просто не возникало повода нарваться на скандал, да и по характеру Валентина тихая, бесконфликтная.
       - Только придется частенько задерживаться, - сказала Жанна, поигрывая золотой цепочкой на своей груди. - Бывает многовато дел... И еще когда господин президент уезжает "рыкаться", - она усмехнулась, - здесь обязательно должен кто-нибудь быть, кроме меня. А это случается нередко...
       Она снова мило улыбнулась и пожала плечами, приглашая к пониманию - дескать, сделайте, Валюша, скидку на чувства, на неумеренные, неуправляемые страсти, на нечаянную любовь! Люди молодые, отчаянные... Простим им эту горячку юных лет!
       Жанна тренировочно, в виде ежедневной разминки, пококетничала, поиграла глазами - проблесковые огни! - и отчалила. Но ее чистосердечия на этом не закончились.
       Президент слишком редко покидал свой кабинет эмоциональной нагрузки сотрудников. Но о его выходах в открытое море никто и не мечтал: едва выйдет - тотчас накличет бурю! Пусть лучше сидит себе бирюк бирюком за закрытыми дверями, которые изредка решается тревожить только Юлька. У одной лишь Жанны сложилось другое мнение.
       - Чего он даже в выходной до вечера торчит у себя в кабинете? - пооткровенничала она вчера с Валентиной уже перед уходом домой. - Что он там делает? Онанизмом заниматься так долго - устанешь... Даже при его могучем здоровье. Работы у него не завал - фирменные девки пашут будь здоров, тянут на своих плечах возы, как волы в жарком поле, только успевай разгружать да подкладывать... Особенно первая помощница.
       Валентина брезгливо поморщилась Жанниной свободе слов. Никто здесь никаких особых секретов не делал, привязанности президента - это очевидность, но зачем так откровенно?.. И тайной поверенной Жанны ей становиться не хотелось. Хотя та явно стремилась сблизиться с Валентиной.
       Да если бы даже президент захотел перейти полностью на нелегальное положение, с Юлькой этот номер не прошел бы ни под каким видом: на ее ясной, чисто умытой, детской мордахе написано все до каждой буковки, ясно все до последней строчки, высветлены все тайны до мельчайших подробностей... Она не умела ничего скрывать. Хотя ей уже пора этому учиться.
       Валя постаралась выкинуть лишнюю, ненужную ей информацию из головы и стала набрасывать на компьютере примерный текст новой рекламы. И почему-то все ждала, что в комнате внезапно низко разнесется:
       - Вам у нас не нравится? Это пройдет!..
       Она уже прекрасно понимала, что "это" - не пройдет... Не первый день замужем...
      
       9
      
       Немолодая бухгалтерша плакала, и Юля тотчас влетела в кабинет президента.
       - Что случилось? - выпалила она с порога. - Опять невнятки?
       - Она увольняется, никаких невняток! - холодно бросил хмурый шеф, не глядя на Юлю.
       На скулах четко затвердели желваки. Дурной знак...
       - Почему?
       - Отказалась кое-что подписать...
       Юля хорошо знала, что именно. Она села в кресло, красиво и обещающе развалив попку, хотя ее в кабинет не приглашали и задерживаться здесь не просили. Артем взглянул исподлобья. Его взор светлого будущего не обещал. Но исполнительный директор привык к таким переполненным любовью и лаской обещалкам. Ничего особенного...
       - Но ведь эта партия... - Юля поискала нужное слово и не нашла его, - она ведь... в общем, ты бы лучше не связывался с этим товаром...
       - Кнопка... - тихо и выразительно сказал президент, тормознувшись на первом слоге. - Эти бумаги придется подписать тебе...
       Юля выпрямилась.
       - Как мне? Я не главный бухгалтер!.. И вообще...
       - Без всяких "вообще"! Через "вообще"! - резко оборвал ее угрюмый босс. - С сегодняшнего ты будешь исполнять обязанности главного бухгалтера! Временно. Пока я не подберу другого человека. Мне так удобнее! А право подписи у тебя и так уже есть.
       Да, конечно, ему так удобнее... И ей тоже... Но...
       Юля молчала. Иначе сейчас заговорит едва дремлющий и всегда готовый к пробуждению вулкан по имени АэМТэ... И ох как заговорит!.. Ничего нового...
       - Запомни ключевые слова, - чуточку поспокойнел президент, - "есть такая партия". И все. Других в данном случае не существует. Революционный момент!
       Исполнительный директор Юлька, отдавая честь, приложила пальцы к правому виску. Маленький расторопный ординарец...
       - Служу российскому бизнесу! - весело отчеканила она, грубо смяв все сомнения и подозрения в грязный комок, приготовленный для мусорной корзины. - Ну, улыбнись...
       Артистически поставленный низкий голос... Юля, девочка с площади Белорусского вокзала...
       Тарасов усмехнулся.
       - Кнопка, улыбаться - это всегда хотя бы немножко показывать зубы... Спасибо тебе за все... Что бы я без тебя делал?..
       Она хотела бухнуть, что нашел бы другую, на какой-нибудь другой площади, но поостереглась подавать слишком неплохую идею.
      
      
       Ближе к вечеру к президенту заглянула помощница Жанна. Отчиталась о проделанной работе, заключенных контрактах и продажах - он удовлетворенно кивнул, Жанна работала почти безупречно. И вскользь, между прочим, ласково заметила:
       - Артем Максимович, у Юленьки ведь нет образования...
       Тарасов поугрюмел и пострашнел. Медленно вытащил из карманов тяжелые кулаки. Морщины впечатались в скулы резче и глубже. Жанна не сводила с него испытующих проблесковых глазок. Похоже, она ничего и никого здесь не боялась. Но не осмелится ведь она на шантаж... А почему, собственно, нет?..
       В общем, президент сам отлично знает, что есть и чего нет у Юленьки. Как бы откровенно это ни звучало...
       - Нет и не надо! - громыхнул президент. - Зато у вас - два!
       Буквы "н" и "в" эхом отдались под потолком и разлетелись на кусочки, ударившись о стены.
       - Вам требуется ее образование? Мне - нет!
       Жанна наклонила хитрую гладкую головку: всем давно известно, что ему требуется!..
       - А если она вас не устраивает по каким-либо причинам...
       Он поднял на Жанну глаза, и тут она вдруг испугалась и поняла, что напрасно так обнаглела и решилась шагнуть чересчур далеко... Здесь в ее присутствии никто особенно не нуждается...
       - ...тогда вы можете с ней расстаться! Навсегда! И немедленно! Только не надо выкручивать мне руки!
       Жанна все-таки не ожидала ничего подобного. Ведь президент без нее пропадет, сломается на первой же сделке. Тарасов мало что понимает, но ему и не надо - он начальство. Он беспомощен и непрактичен, быстро теряется в неожиданных, непривычных ситуациях... Но шеф сейчас думает не об этом.
       Да, напрасно она встала на разные чашки весов с Юлей и попыталась помериться с ней весовыми категориями... Нужно срочно выкрутиться.
       - Вы слишком болезненно воспринимаете мои слова, - Жанна попыталась отползти на пузе на дорожку отступления. - Это всего-навсего маленькое напоминание о том, что наши подписи потом могут оспорить. В случае неприятностей...
       Угрюмый президент смотрел в стол слишком жестким взглядом.
       - У вас на сегодня все? Вы свободны! И впредь, пожалуйста, приходите ко мне лишь по моему вызову!
       Голос сильно отливал металлом.
       Жанна вышла в приемную с обвислым лицом. Щеки мгновенно смялись и сплющились, подбородок вытянулся. Секретарша Тамара сунулась с каким-то вопросом, осеклась и вытаращила изумленные глаза. Встретившаяся в коридоре, куда-то по обыкновению летящая Юля победоносно хихикнула. А не надо связываться, госпожа Петрова, вылитая дура, с бомбой в одну килотонну тротилового эквивалента... Разнесет так, что потом по кусочкам собирать придется.
       Ладно, посмотрим... Жанна с трудом выдохнула. У всех свои собственные склады взрывчатки на черные дни, а личные именные бронепоезда по-прежнему пылятся на запасных, извилистых и скользких путях... И будут там пастись до поры до времени.
       Соседка по лестничной клетке, дама в летах, частенько с восхищением говаривала Жанне:
       - Какая же вы стерва, моя милая! Просто великолепная завидная стерва в натуральную величину! Видно по походке. Я в молодости была точно такой же. Что за чудесные тогда были времена!.. Мы с вами очень подходим друг другу.
       Жанне нравилась эта характеристика. Устраивала на все сто. Жанна ее с удовольствием повторяла, цитируя соседку при каждом удобном и неудобном случае, словно гвоздями вбивала в чужие головы определенное мнение о себе. Ей хотелось быть стервой и соответствовать заданному образу. Иначе ее жизнь пройдет впустую, зря. Хотя пока Жанна явно недотягивала до своего идеала. Одного стремления оказалось маловато - на ее дороге стояла, посмеиваясь и заложив за спину маленькие цепкие руки, девочка Юля, переплюнуть которую никому не удавалось. Не завышала ли соседка оценку?..
       И Жанна пока подходила президенту лишь в качестве первой помощницы... Но это только пока...
      
      
       Валентина стала задерживаться на работе все чаще и чаще. Виталия все равно раньше полуночи в доме не застать, две бабушки и пара дедушек замечательно справляются с Танюшкой - один ребенок на такое количество взрослых! - так что Вале остается лишь заколачивать деньги.
       И она старалась их нарыть, тщательно скрывая от себя настоящие мотивы такого рвения. Хотя ее действительно заинтересовала новая работа: стало интересно привлекать внимание, не просто тупо расхваливая свой товар, но отыскивая в нем какие-то детали, нюансы, еще незнакомые и неведомые взгляду покупателя.
       Что можно найти в женских тряпках? В лифчиках, например?.. Валя ломала над этим голову не один день. Изучала виды мистера Гальтера Бюста, как называла его Юлька, вчитывалась в принесенные ей описания, стараясь запомнить основные подробности...
       - Классический бюстгальтер, - тихо бормотала Валентина, - это целиком закрытый лифчик, подходящий женщинам с пышным бюстом. То есть мне... "Балконет" - открытый бюстгальтер с большим декольте, демонстрирующим грудь во всей красе. Тоже подойдет... Слово "балкон" напрямую связано с названием, как по смыслу, так и по форме... Надо как-нибудь обыграть. Подумаем... "Корбэй" - опять открытый лифчик, но декольте у него поуже, чем у "балконета". "Брасьер" - открытый лифчик, его форма близка к прямоугольной. Интересно до обалдения...
       Валентина хмыкнула и задумалась. Она здорово повышает свою эрудицию в определенной области. Филолог с университетским образованием... Ужас!.. Но, в конце концов, каждому свое... Ничего предосудительного она не делает. Не героинчик ведь рекламирует...
       - Так, двинулись дальше... "Пуш-ап" придает груди дополнительный объем за счет тканевых или поролоновых вставочек, поэтому такие бюстгальтеры хороши для обладательниц небольшой груди. Это скорее для Юльки... Перейдем к трусикам. "Слип" - универсальная модель с вырезом до середины бедра. "Слипы" закрыты сзади, резинка может находиться как на уровне талии - классическая модель, так и опускаться до середины бедра. "Слипы" удобны для всех случаев жизни. Что они имеют в виду?..
       На редкость удачно позвонила менеджерша Ниночка, всегда задававшая море вопросов. Валентина с радостью отвлеклась от трусишек и с сожалением к ним снова вернулась.
       - "Стринг"... Оставляет ягодицы полностью открытыми. Это радует... Есть модель "стринг минимум". Маленький треугольник и тесемочки на бедрах. Для смелых модниц... Идеально подходит под узкие обтягивающие брючки и юбочки. Обойдемся... "Кулоты" - закрыты и спереди, и сзади, но более широко, чем "слипы", и тем самым зрительно увеличивают бедра. Мечта худышек... "Танга" открыты сзади и подчеркивают ягодицы. Великолепно подходят для соблазнения и эро-танцев... Ну, надо же!.. Учтем на будущее... Когда мне понадобится кого-нибудь соблазнить... Кого бы это?..
       Еще одно небольшое двухминутное отступление-размышление...
       - "Танга" - узкие и тонкие с обеих сторон, резинка на линии талии. Выполненные из прозрачного материала белого цвета или цвета айвори - а это что еще за цвет? Надо спросить у Юльки. "Боксер" - трусики макси в виде шортиков, обычно спортивного плана. До чего же надоело!.. Трусики "боксер" встречаются и женственного стиля из тесемочек, кружев и тканей с вышивкой. "Тонг" - трусики на бедрах, бывают и макси, и миди, и мини. Какое счастье... "Джей-стринг" - новинка и хит сезона. Их можно надеть под обтягивающие брючки с низкой линией талии, не опасаясь, что они будут выглядывать наружу. Я опасаюсь совсем другого: по-моему, я вот-вот сойду с ума... Хоть бы еще кто-нибудь позвонил... Умерли они там все, что ли? Или оптом попали в заложники к нашим конкурентам?
       Валя вздохнула и проверила положение телефонной трубки. Нет, все нормально...
       - В мире моды на белье уживаются две абсолютно противоречивые тенденции: минимализм и роскошь. Как же это они, бедные, там уживаются?.. Простота и скромность моделей, с одной стороны, богатство отделки, изысканность и подчеркнутая женственность - с другой. Ну, пускай их живут себе на здоровье... И я вместе с ними...
       Она поискала нас столе сигареты. Самое время пойти покурить и немного прийти в себя...
       - Что там еще?.. "Деван-дерьер" имеют одинаково узкую форму спереди и сзади, "слип-бразильен" закрыты сзади, но спереди поуже, чем "слипы". Выбирая бюстгальтер, надо обратить внимание на мягкость бретелек и их длину - их нужно регулировать... Понятно... А также на участки ткани подмышками: они должны быть прочными, обеспечивая компенсирование давления груди на лифчик... Никогда даже не подозревала об этом... Кроме того, на надежность застежки, которая в идеале - двух-трехслойная... Тоже интересно... На нагрудники... Нет, я больше не могу!..
       Валя набрала номер Виталия.
       - Я очень занят, - сказал он свое привычное. - У тебя что-то срочное?
       - Ты бываешь не занят только в постели! И то исключительно по воскресеньям! - вспылила Валентина. - У меня нет никаких сил заниматься лифчиками!
       Муж выразительно хмыкнул.
       - А тебя не устраивает моя свобода в постели? Могу и здесь тоже себя занять!
       Ну и наглец!..
       - Теперь насчет лифчиков... Я тебя к ним за руку не тянул! Предложение - не более того. Не нравится - увольняйся! Все! Остальное договорим вечером дома.
       Валентина вздохнула, с ненавистью посмотрела на экран монитора и стала читать дальше.
       - Хлопок, считающийся наиболее приемлемым для кожи, уступает место некоторым тканям или их комбинациям. Зачем же он так поступает, наш милый хлопок?.. Поэтому стоит выбирать материал, ориентируясь на свою личную "дружбу" с определенными тканями. Мы так и сделаем... Учитывая нашу возможную аллергию... Перейдем к размерам...
       От разрывающейся на части между бухгалтерией и своими прямыми обязанностями Юли помощи ждать не приходилось. Да и, в конце концов, рекламой занимается не исполнительный директор, а Валентина. За что ей деньги платят?.. Но Юля все равно иногда забегала ненадолго в кабинет Валентины, вымученно улыбаясь на ходу.
       - Ну, ты тут как без меня? Еще новый фасончик-бикинчик не изобрела? Пришли новые "стринги" и "танга". Барахло, но пойдут нарасхват. Потом покажу. А тебе самой ничего не надо? Есть чудненькие "слипы". Сушечка, а у тебя ведь, поди, пятый номер! Настоящий балдеж! Все мужики в ауте! Может, тебе стоит попробовать демонстрировать купальники?
       И вылетала.
       Под глазами у Юли затемнело, она стала частенько жаловаться на головные боли и просить у Валентины таблетки, но сдаваться не собиралась: точно так же носилась по коридору, на бегу отдавала тысячи распоряжений и успевала всегда вовремя подать президенту обед.
       - Кормление зверей! - иронически комментировала всякий раз Жанна. - И допуск к телу временно прекращен!
       Но он был запрещен ей навсегда, и именно это следовало изменить и исправить.
       Прерогатива преподношения шефу кофе, чая и еды изначально, конечно, принадлежала секретарше Тамаре. Но Юля сразу, холодно и решительно, отобрала эту почетную обязанность у секретарши навсегда. Тамара нисколько не возражала, даже обрадовалась: она президента побаивалась и лишний раз входить в его кабинет не мечтала.
       Юля прибегала на работу с большой сумкой и перекладывала из нее продукты в холодильник. Если утром она не успевала завернуть в магазин, то находила время выскочить днем. Гонять по магазинам офисного водителя Тарасов категорически жестко запретил кому бы то ни было, не сделав исключения даже маленькому исполнительному директору.
       К двум часам Юля увлеченно готовила салаты, с большим воображением раскладывала на тарелках огурцы и помидоры, художественно прилепляла к ним зелень, любовно и тоненько нарезала - как ей только так удавалось? - колбасу и сыр, обжаривала в микроволновке курицу... А потом с серьезным видом тащила все это в кабинет. И Тамара знала: президент обедает, поэтому в течение получаса его ни с кем не соединять и никого не пускать. А ест он лишь из одних рук. Известно, чьих.
       - У нас бизнес-ланч! - говорила исполнительный директор.
       Им нравилось обедать вдвоем в тихом кабинете. Юлька с большим удовольствием обсасывала куриную ножку и запихивала в рот полбутерброда, запивая все это черным кофе.
       - Знаешь, когда я была в Австрии, там давали такой сыр!.. - мечтательно сказала на днях шефу Юля и нежно погладила себя по плечу, предварительно вытерев пальчики.
       Умница Юля, Юля лапочка, хорошая девочка...
       - В Австрии? Это у кого же? У тебя там, кажется, на сегодняшний день никого нет, - удивился Артем. - Или одна из твоих резвых тетушек уже успела бодро перекочевать в Вену?
       - Нет, еще не успела! - засмеялась Юля. - Я там была с Робом по туристической. Стоило забыть его среди австриячек навсегда! Но как-то не получилось. Пришлось забывать здесь!
       Она прямо с утра начинала с нетерпением ждать момента, когда они сядут напротив друг друга, глаза в глаза, и будут спокойно лопать салат "Оливье" и говорить о пустяках, избегая упоминаний о всяких финансовых проблемах, сложностях с поставками и ленивыми сотрудниками... А в конце обеда Тарасов может спросить:
       - Ты когда сегодня освободишься? Я заеду к тебе...
       Но может и не спросить... В последнее время он задавал ей этот вопрос все реже и реже...
      
       10
      
       Артем хорошо понимал, что ведет себя, по меньшей мере, странно. И поступает в полном противоречии со своими взглядами и принципами, совершая глупые и необдуманные поступки. И он просчитался, думая, что обеспечился идеологией и философией в достатке на всю оставшуюся жизнь. При первом же прямом попадании, когда жизнь пошла не по касательной, а саданула в него прямиком, Тарасов тотчас потерял все свои запасы убеждений и законов.
       Артем отлично сознавал, что делает. И не мог этого не сделать.
       Да, он женился на стопроцентной еврейке, и его дочь, такая любимая, такая родная и необходимая Клякса согласно Талмуду - иудейского вероисповедания. Разве ему это не известно?..
       Он прекрасно понимал, что нельзя не любить только за принадлежность к национальности, как нельзя только за это любить. Понимал... Ломался на своих противоречиях... И с трудом жил дальше, теряясь перед согласными буквами...
       Да, Артем привел в фирму синеглазую светлокосую бестеневую девочку, едва окончившую школу, и сделал ее своим основным помощником, своей единственной опорой... Беспомощный, заблудившийся в синих очах президент... Но перед женщиной, как перед бутылкой, равны все должности и национальности. И Юлька действительно оказалась его стойким и преданным маленьким ординарцем, а биться в одиночку - жизни не перевернуть... Он все-таки задумал ее перевернуть...
       Правильно ли он ее разворачивал? Конечно, нет. И конечно, правильно. В нарушение всех своих собственных взглядов и основ. Но если их никогда не нарушать, жизнь станет, в конце концов, слишком тяжким бременем, ляжет последним камнем, бесстрастно напоминающим о вечности. И под ним ты можешь ненароком задохнуться... Жизнь играет в честную игру - не забывай! Она всегда заранее вежливо напоминает о последствиях. Твое дело - обращать на них внимание или нет. У тебя слишком шершавые вкусы и колючие настроения. С которыми тебе самому нелегко порой сладить. И далеко разбежавшиеся с твоими начальными представлениями и намерениями. Но когда это все было!.. Жизнь поменяла свои декорации и маски. В который раз.
       А центральными, главными мужскими ролями за последние несколько лет стали лишь две роли - героя-любовника и мужа великой женщины. Аллы Борисовны, например. Или Хакамады. На худой конец, Александры Марининой.
       Правда, есть еще один вариант: кричать Раиску, жену президента, на царство... Только далеко не все жены президентов об этом мечтают.
       На Земле еще неплохо помнили не такие уж лохматые, допотопные и не столь загадочные времена, когда мужчины не стремились выбиться в мужья Наташи Королевой или завоевать ложе Алсу, а мечтали стать генеральным конструктором ракет, космонавтом, физиком-теоретиком... Просто практика - живая, жесткая, требовательная - опрокинула и разом уничтожила все древние сказочные теории и подтвердила, что лучше всего, дешевле и легче играть в другие игры. И снова потихонечку и уверенно наступал на пятки матриархат. А мужикам необходимо было срочно перестроиться... Иначе им никак не выжить.
       Тарасов сидел напротив Юли, смотрел в ее ясно-синеющие, бездонные, подозрительно напоминающие ему беспределы прозрачных Сенежских вод глаза и думал, что все равно, несмотря ни на что, он поступил так, как надо. Хотя жить возле озера нельзя вечно...
       Юлька заботливо подкладывала ему помидоры и колбасу - ты не забывай о еде! нельзя только работать! - и что-то щебетала о родителях. Она еще ни разу - во всяком случае, пока! - не заводила разговора о разводе Артема.
       Почему?.. Это вопрос интересовал президента все сильнее и настойчивее.
      
      
       Юля быстро догадалась, что это - тема запретная. Любые намеки об уходе Тарасова из семьи приведут к необратимым и страшным последствиям. Она боялась этих последствий. Она не хотела его терять. Да, конечно, он вряд ли от нее сейчас бы отказался, но все-таки... Юля не отваживалась рисковать. Пусть рискует он один! И сильно рискует... Но на то он и мужчина, чтобы быть готовым всегда положить буйну голову на плаху. Юлькино дело - сторона. Он сам пришел... На площадь Белорусского вокзала.
       Несколько раз звонил Петька, жаловался на свое новое счастье и набивался в гости. Одолели родители и тетки. Донял Роберт, тоже пытающийся все вернуть на круги своя и вдохновенно рассказывающий о своих необыкновенных химических успехах.
       Юле было скучно и тоскливо их всех выслушивать изо дня в день. Она твердила, что очень занята и что Россия - самая российская. Родственники звонили и на работу, поскольку дома заставали Юльку с трудом. Она устала от телефона, ей надоело повторять одно и то же: она не рвется ни в Европу, ни в Америку, не выйдет снова замуж за своих верных предыдущих, талантливых мужей и даже не станет спать с ними по-новой. Зачем раскручивать колесо вспять, когда результат вполне предсказуем и маячит в ближайшем будущем, отнюдь не за высокими и далекими горами?
       - Я хочу и буду жить так, как я живу! - заявила она матери в одном из последних телефонных разговоров.
       - Откуда у тебя это аристократическое пренебрежение к деньгам и удобствам? - возмутилась огерманившаяся мать.
       - О моем аристократизме тебе лучше знать! - отрезала Юля. - А потом я здесь тоже сейчас неплохо зарабатываю. Самостоятельно! Я - русский продукт! И здесь мой любимый человек! Сколько еще можно вам всем объяснять?!
       - Но этот любимый человек никогда на тебе не женится! - запричитала мать. - Зачем он тебе сдался? Женщине природой назначено выходить замуж и рожать детей! А он тебя поманежит и бросит! Ты что, не понимаешь этого?!
       - Детей - я еще успею, - сказала молодая и глупая Юлька. - А просто замуж я уже выходила! И больше так не хочу... Мне не нравится делать что-нибудь просто так.
       - Что-то, по-моему, твой любимый подъемный кран не слишком учитывает твои желания, - съязвила мать. - Это настоящий долгострой! Одна ты только бегаешь на задних лапках и стоишь перед ним на цыпочках!
       - Не одна! - крикнула Юля. - К сожалению, вовсе не одна!..
       Действительно, чем президент так магнитил женское внимание? Что было в нем особенного, заставляющего юных и не очень леди прирастать к нему почти моментально, пытаясь пустить корни на этой сухой, жестко-морщинистой, неплодоносящей почве? Что заставляло их останавливаться рядом и замирать, мечтая о своем перемещении на совсем иные позиции? Что?..
       Как будто, если они вдруг найдут ответ на этот вопрос, их жизни мгновенно изменятся, засияют другими красками, расцветут радостью и покоем...
       Не расцветут и не засияют. Но им, глупым, нужны именно эти нерассветы и несияния.
      
      
       Виталий Сушников заметил изменения в своем доме далеко не сразу. А когда ему было их замечать? Сутками на работе...
       Сначала он был даже доволен, что Валентина перестала ныть у него над душой и занялась делом. Однако через несколько месяцев стал подмечать неладное. Стремление отнюдь не меркантильной, по деньгам не страдающей и вполне обеспеченной им жены сидеть на работе допоздна и почти ночевать в офисе перешагнуло все допустимые границы. Валентина все слабее интересовалась домашними делами, почти забросила Таньку, полностью сдав ее на руки безотказных, обрадовавшихся этому обстоятельству бабушек. Потом Виталий стал все чаще наблюдать нехорошие глаза и скорбно, осуждающе поджатые губы тещи. Губы сжимались не в его адрес и честь. Этот адресок был моментально вычислен: любимая жена, красотка Валентина, созданная для любви и поклонения...
       Виталий легко простил бы ей любые загулы - сам в этом деле не очень чист. Последняя глянувшаяся ему бабенка оказалась на редкость изящной в постели, хорошо его понимающей и чуткой на ласки. Ну и что? Это ровным счетом ничего не меняло в его семейной жизни. Поэтому даже если Валентина и отклонится чуток не в ту сторону... С кем не бывает! Все мы живые люди... Валька - баба видная, издалека заметная и неглупая. У дур даже на хорошие романы и их ласковые финалы ума не хватает. А эта побродит по темным закоулкам, по чужим рукам и простыням - и вернется. Но загулом жены здесь и не пахло... Надвигалась настоящая беда.
       И Виталий задумался, печально и всерьез. Начал срываться в телефонных разговорах с женой, а потом, наконец, заявил, что они почему-то слишком давно отлучены друг от друга как супруги. И ему это перестает нравиться...
       - Кто кого от себя отлучил? - рассеянно справилась Валентина. - Это как в детстве: ты первый начал! Я просто присоединилась к тебе позже.
       - Но сделала это чересчур охотно, - заметил Виталий. - Валюша, ты же видишь, как я вкалываю! Для дома, для семьи! Выматываюсь без остатка... Но если бы ты хоть руку ко мне протянула!.. А ты, мало того, что восприняла все, как само собой разумеющееся, но, похоже, даже обрадовалась этому! Во всяком случае, мне так кажется...
       Честная Валентина не стала отрицать очевидное.
       - Тебе кажется правильно, - подтвердила она. - Поскольку я тоже сейчас донельзя выматываюсь, у нас идет момент становления, и у меня нет ни сил, ни времени протягивать к тебе руки!
       - Ваш момент становления, по-моему, здорово затянулся! - с нехорошей интонацией заявил Виталий. - Это наводит на некоторые подозрения и размышления. И подходит мне все меньше и меньше...
       - Размышляй сколько угодно и подозревай в свое собственное удовольствие! - отрезала Валентина. - Вольному воля! А у меня дела!..
       Угораздило же Виталия пристроить жену в эту дурацкую, скользкую фирму "Обольщение" с подзаголовком "Тарасов и К"... Вообще-то она именовалась всего-навсего банальным "Шармом", но многие называли ее иначе. И отдать туда свою красавицу Вальку?!.. Вальку, возле которой на всех пляжах мира загорелые качки тотчас становились бледнолицыми шалыми братьями, едва увидев ее в купальнике?!.. Да Виталий просто последнего ума лишился, если отпустил ее из дома в эту проклятую бельевую фирму!.. Где сама пресловутая аура, как теперь принято говорить, способствует всякой любовной заразе, заботливо выращивая вредные флюиды! Это паршивая грязная среда! Все эти "тонги" и "боксеры", "балкончики" и "пуш-апы"...
       О чем же он думал раньше?.. Да ни о чем! Потому что раньше на его строгую красу ненаглядную никакие атмосферы не действовали, оставляя Виталия спокойным. Он отлично изучил свою правильную красавицу, не поддающуюся любым чужим ветрам и влияниям. Она всегда жила сама по себе, чуточку отстраненно, неподвластно, немного на обочине широкой общей проезжей части... И вот вам, пожалуйста...
       Теща горько стискивала губы...
       Что случилось с его тихой, размеренно и продуманно живущей, такой уютной и семейной Валентиной?!.
      
      
       Первый тяжелый камень в эту тихо дремлющую заводь бросил Роман, популярный фотограф, специализирующийся на съемках топ-моделей в купальниках и пеньюарах. Его знали все фирмы по продаже женского белья. Вечно обвешанный аппаратурой и юными, подающими большие надежды модельками, желающими потрудиться во славу нескольких эфемерных кусочков ткани, Роман в неизменных джинсах, кроссовках и легкой курточке производил впечатление никогда не унывающего профессионала-работяги, не обращающего внимание на характер своей деятельности. Полураздетые модельки он воспринимал как липы под окном своего дома и спокойно объяснял костром горящей от его разъяснялок молоденькой секретарше Тамаре:
       - Ты меня зря попусту не разыскивай! Дома я почти не живу, а мобильник часто блокирован, поскольку снимать сиськи и письки и одновременно трепаться по мобиле я не в состоянии. Это сложновато даже для такого корифея, как я. Сам буду выходить на связь каждый день, не психуй! Шефу нежный привет! Пусть обзаводится новыми трусишками! Я девок во всей его коллекции уже раза по три отщелкал!
       Именно Роман, заявившись однажды по делам к Тарасову, неожиданно впился глазами в Валентину.
       - Вы прятались от меня раньше? - с любопытством спросил он, окинув Валю оценивающим взглядом фотомастера.
       - Я просто здесь не так давно, - попыталась оправдаться Валентина, не понимающая сути вопроса.
       Она очень не любила зря маячить у людей перед глазами.
       - Ну и ну! Да вы просто находка! - продолжал Роман, все так же назойливо изучая Валентину во всех подробностях. - Вот вас и надо снимать! Темка! - закричал он, распахивая дверь в кабинет президента. - Ты зачем скрывал от меня такую роскошную женщину?
       Секретарша Тамара смотрела с завистью, Жанна подарила Валентине ненавидящий и переполненный лаской взгляд. Соединить несовместимое удавалось только ей.
       Президент с Юлей вышли из кабинета на молодецкий зов Романа. Им хотелось посмотреть, кого же они скрывали и прятали. Сразу заметив истекающую симпатией и добротой Жанну, Юлька привычно хихикнула, а потом с интересом воззрилась на Валентину.
       - А я Сушечке не раз говорила, что ей нужно демонстрировать наше бельишко! - с ходу заявила разговорчивая Юля. - У нее фигура!.. - Девчушка выразительно закатила глаза и скрестила пальцы за спиной. - Вы бы только посмотрели!
       Мужчины явно не возражали немедленно посмотреть. Президент ради этого даже с трудом оторвал глаза от пола.
       Валины каблуки приросли к паласу, она так растерялась, что была не в силах прервать не в меру и не вовремя разболтавшуюся Юлию Леонидовну.
       - Не красней, Валечка! Мужики на улицах всегда задают ей один и тот же неоригинальный вопрос: "Девушка, разрешите с вами познакомиться?" Но она никогда не разрешает. У нее пятый номер! Глаза как Тихий океан! А талия - шестьдесят семь! - И Юлька эффектно вытянула вперед свои ладошки, увеличивая ими свои невеликие грудки до Валиного размера.- Так что вам, Роман, я думаю, - деловито подвела Юля черту под разговором, - очень стоит нащелкать с Валюши разных отпадных фоток и показать где надо! Только обязательно в белье, которое мы продаем.
       Роман хмыкнул.
       - А как же иначе?
       Похоже, что вопрос был решен и согласован за несколько минут. Мнением Валентины по этому поводу никто не поинтересовался: оно не учитывалось напрочь, как не имеющее никакого веса и значения.
       - Вы что?.. - наконец, прошептала Валентина. - Вы... с ума сошли?!
       И бросилась вон из приемной, задохнувшись злыми слезами обиды. Ей казалось, что еще никто никогда не унижал и не оскорблял ее сильнее и страшнее. Юлька в испуге бросилась за ней.
       - Я увольняюсь! - закричала ей в лицо Валентина, судорожно хватая чистый лист бумаги для заявления. - И провалитесь вы все здесь пропадом с вашим бельем!
       - Сушечка, прости меня! - вдруг громко заревела, очевидно, за компанию, Юлька. - Я такая дурная и часто несу настоящую околесицу! Но ты мне очень нравишься! И ты вправду очень красивая! И умная, образованная! Ты так здорово придумываешь и пишешь свои рекламки! - Она по-детски горько и чуточку завистливо вздохнула сквозь слезы. - Не бросай нас! Я не хочу, чтобы ты ушла! Пусть лучше Жанка уволится! Давай ее вместе выгоним!
       - Уволится она, как же... - пробормотала Валентина, вытирая мокрые щеки. - Дожидайся... И потом она - хороший работник...
       - Стерва она хорошая... Ура! Ты меня простила! - завопила Юлька, схватила Валю за плечи и прижалась к ее груди хлюпающим носом. - Мы с тобой опять друзья! Правда? Будем снова вместе курить! Можно, я все расскажу АэМТэ? Он ведь тоже жутко расстроился! Прямо весь сжался в один большой кулак!
       И не дожидаясь Валиного согласия, вылетела в коридор. Огневушка-поскакушка... Русский продукт...
      
       11
      
       Бездельничать у Тарасова было невозможно. Он всегда отлично чуял нехорошие и ненужные ему праздники ничегонеделания и непослушания и моментально их пресекал.
       - Шеф чувствует, если запахло бездельем! - смеялась Юлька.
       День за днем президент становился все жестче и неразборчивее в своих решениях и методах. Большинство сотрудников задерживались у него в фирме всего на месяц - установленный им испытательный срок. Боевое месячное крещение оказывалось слишком боевым.
       Тарасов никогда не задумывался о том, что Юлька с ходу легко заразилась его опасными настроениями: ей нравилось его копировать и ему подражать. Она быстро понахваталась у босса и четко запомнила, что люди вокруг - марионетки, с помощью которых можно и нужно делать деньги, деньги и деньги, это автоматы для производства мани, не более того... Два человека жили сознанием неограниченной власти, многократно помноженной на жестокие в своем проявлении комплексы.
       Если бы президенту кто-нибудь намекнул, что кругом него - живые люди, которым тоже нужно есть, отдыхать, любить, растить детей, просто жить, в конце концов, а не только добывать для своего президента валютку - он бы изумился по-настоящему. Живые люди?.. Дурная фантазия!.. Мертвые души!.. Они не имеют права на настроения. На это права выданы только ему и Юльке. И еще, может быть, Валентине... Но это еще очень может быть...
       Президент не понимал, что чересчур ярко ежедневно демонстрирует всем свое тяжелое душевное состояние, отыгрываясь на окружающих за личное семейное несчастье. И это очевидность, которую куда лучше бы скрыть, чего он делать не пытался.
       Тарасову никто не сумел объяснить психологических особенностей, тонкостей отношений с людьми и подлинный смысл нового российского строя. Президенту понравилось воплощать дикий капитализм в России. Русский продукт...
       Недавно шеф убрал новую менеджершу, вполне насладившись ее ошибками в письмах: она несколько раз подряд перепутала адрес фирмы, а для фирмы это почти смертельно - клиенты обязаны владеть точными координатами.
       Узнав причину увольнения, секретарша Тамара ахнула и вскочила со стула.
       - Эти письма писала я... - прошептала она. - Это мои ошибки... Менеджер только подписывала... Я пойду скажу...
       Юлька удержала Тамару на пороге в кабинет президента.
       - Ты все равно уже ничего не исправишь! Поздно! Дама уволена с концами! Решение окончательное и обжалованию не подлежит! - заявила она. - А себе только напортишь! Сиди и работай! Не вмешивайся в процесс!
       Бледная, потерянная, невмешавшаяся Тамара опустилась на стул. Юля была права...
       Президента боялись, перед ним трепетали, робели, терялись... Прекрасное исключение составляли лишь две юные леди: исполнительный директор и первая помощница.
      
      
       Жанна приехала завоевывать Москву из небольшого приволжского городка. Наверное, она никогда бы не покинула свою красивую древнюю малую родину, но та была слишком мала, и по ней чересчур быстро разбежалась весть о нехорошем разводе Петровой.
       Она служила в мэрии, занималась коммуналкой, ее знал почти все город, за исключением неразумных младенцев в колясках, а поэтому... Поэтому она стала срочно искать какой-нибудь приемлемый выход. А выход чаще всего один - поспешное бегство. Жанна с трудом оставила маму, работу, дом... Но ничего другого ей не оставалось.
       Она выросла в странной семье и даже не понимала, любила ли ее когда-нибудь, прикипела ли к ней хотя бы в детстве или всегда только стыдилась и почти ненавидела. И давно хотела бросить.
       Жаннина мать работала водителем троллейбуса, обожала свою работу, свой парк и отличалась курносово-розовой миловидностью и удивительной безмятежностью и безотказностью. У нее "стояло" на любого мужика. Поэтому в семье, где мужчин отродясь не водилось, росло пятеро детей - абсолютно друг на друга непохожих, от разных отцов, которых они никогда не видели, хотя, вполне вероятно, не раз встречали на улицах родного невеликого городка. Зато отчество младшие Петровы носили одинаковое: мать всех подряд упрямо записывала Александровнами и Александровичами.
       У Жанны было две старших сестры и два младших брата - дружный и большой коллектив, по негласному уговору отцами и собственным происхождением не интересовавшийся. Рассматривая свое плосковатое лицо в зеркало, Жанна подозревала о личных азиатских или, возможно, ямальских кровях, но молчала на эту тему.
       Не задумывающаяся о морали и принципах мать начинала каждое утро с исполнения своей любимой песни Александра Серова под говорящим названием "Ворованная ночь". Ее знаковый хит Жанна тоже возненавидела. Когда догадалась о выборе репертуара...
       Вячеслав ушел от юной, высокой и обольстительно фигуристой жены Жанны к секретарше мэра. И если бы к молодой, свеженькой, хорошенькой... Так нет! Он выбрал бабу старше себя на четыре года, с тяжелым кирпичным задом, коротконогую и с мужским голосом. Крокодил крокодилом! Правда, природа подарила крокодилу дивные, незабываемые, темные очи. Что вынуждена была признать даже Жанна. Оставленная ради этих прекрасных глаз...
       Объяснил Славка все очень просто: во-первых, у них нет детей - а он мечтает о ребенке. И толстуха пообещала ему под завязку богатыря к исходу сентября. Как в сказке... А во-вторых - не это ли самое главное? - Жанна в два счета превратила его жизнь в ад, по сравнению с которым настоящий покажется прогулкой по берегу реки в середине лета под руководством Данте. Славка не стеснялся об этом всем рассказывать.
       По смешному совпадению фамилия секретарши тоже была Петрова. Даже менять ничего не пришлось. Но Петровых на Руси - как тоскующих по креслу в Думе. Вторая по популярности фамилия после Ивановых. Зато мэрия в небольшом городке только одна...
       Случайно подвернулось место в Московской Академии управления. Жанна бросилась за помощью к мэру. Он проникся состраданием, посетовал насчет сложности ситуации, выразил сочувствие... Он вообще ее всегда жалел - красотку полусироту из бедствующей многодетной семьи. И отправил Жанну учиться в Москву. Получать второе высшее образование.
       Петрова, девка очень толковая и центростремительная, обладающая немалой пробивной силой, - уже тогда она схлопотала себе прозвище "интенсивная" - легко выбилась в число лучших студентов. Но учеба стала приближаться к концу, замаячило неясное будущее... Возвращаться домой ох как не хотелось! Тем более что за это время у Славки на Волге, как ни странно, родился сын...
       Ни о разводе, ни о своей сомнительной семье Жанна в Москве никому никогда не рассказывала. Осмотрительная, она старалась лишних ошибок не совершать. Правда, иногда ненадолго задумывалась о том, почему она до сих пор одна. И почему не стала рожать Славке дитя. Ведь муж просил ее об этом... А ей казалось, что все еще впереди, куда ей спешить-торопиться, зачем себя связывать по рукам-ногам лишними заботами-тревогами? Она всегда успеет насладиться ими в полной мере. Не успела... Все пробежало стремительно, дни оказались намного короче, чем Жанна рассчитывала, счастье, в которое она верила, вообще моментально показало хвост, подразнило и с хохотом смылось за ближайшим углом, как воришка-карманник, выудивший последнюю мелочь...
       Несколько первых лет в Москве Жанна упивалась своим торжеством: она все-таки выиграла, вырвала победу, переплюнула всех своих убогих горожан, по утрам плетущихся на службу в позабывшие о ремонте конторы... А по воскресеньям важно прогуливающихся с безвкусно разодетыми детьми по главной, изуродованной грузовиками улице... Убогое зрелище! Какое везение, что Жанна теперь очень редко наблюдает эти красно-зелено-розовые процессии колясочных мам и пап!
       Мать писала раздражающие бесконечными ошибками - в родном городке "каждый пишет, как он слышит" - полные любви и ласки длинные письма, на все лады радовалась и гордилась дочерью, самой умной и удачливой своей средненькой... Братья-погодки собирались в военное училище. Старшие сестры благополучно вышли замуж и жили на соседних улицах. Сестренки никуда не рвались и не стремились, только ублажать по вечерам мужей-водителей (мать сосватала) горячим супом, а ночью - в согретых верностью постелях да растить детей, круглых троечников, постоянно хватающих то бронхит, то ветрянку, то грозные учительские замечания в дневниках.
       И возвращаться домой после учебы в Академии?! Да на какую роль?! В качестве кого?! Что Жанна будет делать в любимом городе с таким дипломом?! Повесит его на стенку в деревянной рамочке, любовно купленной матерью, и пойдет в ту же самую мэрию видеть каждый день Славкину кирпичнозадую жену и принимать вечно недовольных своим жильем горожан? А как можно быть им довольным?! Этими разваливающимися под слабым Волжским ветерком домами-конурками, где подчас в замызганные клетушки набивалось по семь-восемь человек?.. Они еще просят чего-то!.. Поменьше бы рожали!.. Наплодили детишек - не продыхнешь! А теперь всюду строят лишь одно элитное дорогое жилье для приезжих с Кавказа. Иначе любой городской бюджет лопнет по старым швам, разметав своими обрывками всех нуждающихся... Эту тьму-тьмущую...
       Жанна всерьез забеспокоилась. Она не мечтала возвращаться на свою малую родину. Ну ее в болото!..
       - От скромности я не умру! - любила честно характеризовать себя Жанна.
       Самым счастливым, блаженным ее воспоминанием остался серый, слепленный на скорую руку торопливыми архитекторами и строителями, кривоватый по жизни и рассыпающийся от времени и долгих лет безремонтного существования вокзал ее родного городка. Тот незабываемый, забросанный окурками и обертками от конфет, со стоячими лужами вечности перрон, где робко помахивала крепкой, несмотря на возраст, ладошкой невеселая мама в платочке немыслимого цвета. Тот проваливающийся, опасный, грозящий дырами и ямами перрон, от которого наконец лениво, неохотно оторвался поезд, навсегда увозивший Жанну в Москву. Навсегда - это безвариантно, именно так и никак иначе... Это поезд давал ей последний шанс...
       Как бы остаться в столице, найти здесь работу, снять жилье?..
       Помочь вызвался одни из преподов, видный экономист, плененный умом и достаточно яркой внешностью Жанны, заимевшей в Москве даже некоторый вкус. Не просто вкус к жизни - он у нее всегда при себе - но и небольшой, вполне пристойный вкус в одежде и макияже. Хотя слишком придирчивый знаток и ценитель обнаружил бы слишком жирно-черную подводку глаз, чересчур густые тени, неумеренную зализанность прически, демонстрирующей излишнюю строгость... Но это не каждый разглядит.
       Экономист мягко посоветовал Петровой соглашаться пока на любую работу - позже она разберется, что к чему. И через Настиного отца направил Жанну к Тарасову.
       Так они познакомились.
       Жанна сняла не очень дорогую однокомнатную квартиру в Текстильщиках и стала дальше завоевывать столицу, а теперь еще и своего президента. Со столицей дело обстояло куда проще...
      
      
       Девятнадцатилетие Юли Артем решил отпраздновать в ресторане.
       Утром ей преподнесли от фирмы роскошный, чуть ли не с нее ростом, букет, который не помещался ни в одну вазу, и пришлось срочно искать большую банку. В два часа президент увез ее с собой на машине.
       - Если что, звоните на мобильный, - сказал он Жанне. - Я до завтра работаю с клиентами.
       Жанна кивнула и понимающе улыбнулась. Свои сотовые они все равно через час дружно заблокируют. Как бы ей половчее разбить этот междусобойчик? Она высокая, статная, длинноногая... И должна быть удачливой. Но на любого мужчину она не согласна...
       Жанна приехала в Москву с единственной целью: подчинять и властвовать. И столица легко распласталась перед ней и с готовностью легла к ее прекрасным высоким ногам. За эту запросто доставшуюся ей победу Жанна презирала большой бестолковый город. Ей нравилось унижать его и дальше, раз он так спокойно позволял делать с ним что угодно. Его продавали, забрасывали пустыми коробками, грязными газетами, разорванными пакетами презервативов и рекламными листовками, предлагающими снежно-белые зубы, срубовые дома и месть злыдням-разлучницам, отважившимся увести законного мужа "от жены, от детей"... Его отдавали на откуп откормленным владельцам и строителям новой богатой жизни - своей собственной! - а заодно киллерам и их друзьям из ближнего Зарубежья.
       Жанна не любила Москву и не знала ее, просто не желала знать. Она никогда не бродила узкими, изогнувшимися лентами старыми улицами - а вы еще помните, как шелковые банты цепко схватывались за тугие косы столичных выпускниц, неслышно ступающих тут июньскими недремлющими ночами после выпускных балов? Когда-то очень давно и совсем недавно... Черные и белые клавиши начинающейся жизни, пытаясь сыграть свои первые сольные партии, разбредались от Красной площади по двое, стремясь укрыться именно в этой блаженной, многовековой тишине...
       Нитками извивались маленькие переулочки, измученные пылью и страдающие от иномарок, которые смотрелись здесь, как стиральные машины "Занусси" в чуме коренного жителя полуострова Ямал... В этих закоулочках майская трава без всякого труда, нежно и ласково, в короткие часы пробивала асфальт, чтобы настойчиво заглянуть в серо-зеленые лица прохожих, озабоченных неотложными делами, и безуспешно попытаться замедлить горожан, заставить обратить на себя внимание и вспомнить о другой зелени. В этих двухметровых в ширину переулочках стояли бывшие особняки - каменные и деревянные. Они еще кое-где сохранились, молча и преданно навсегда впечатавшие в свою память образы, лица, звуки... Слова и движения, детский смех, поцелуи и отчаянный, надрывный женский плач...
       Но Жанна не интересовалась подобной сентиментальщиной. Как и многие другие. Она не дурочка из переулочка...
       Зато она хорошо знала все рынки Москвы - жить-то надо! - один раз поплавала летом по реке на катерочке и погуляла в Парке культуры. И в Большом театре была, и в Ленкоме - даже два раза! И наблюдала Москву с высот Воробьевых гор, не подозревая, как осенью колдовски-медленно, в ритме танго, кружатся в холодеющем жестком воздухе кленовые, маскирующиеся под песок листья, опускаясь на дорожки, разбегающиеся под площадкой, густо облепленной туристами. Как пахнут эти листья - горечью и прохладой прощающегося лета, коротенького, как детская память, но всегда упрямо возвращающегося, словно имя твоей первой любви...
       Но наполеоны всех мастей, возрастов и народов никогда не интересовались красотой завоеванного города. Он пал - и да здравствует завоеватель!..
       Город... Подумаешь!.. Что это такое?.. Жанна усмехалась.
       Впрочем, сначала он ей даже понравился. На какое-то короткое время влюбил в себя и затянул в суету и непривычный ритм, заболтал призывами рынков, забаловал поездами метро и вкусным мороженым на каждом углу. Жанна лизала вафельные стаканчики и осматривалась вокруг. И довольно быстро хорошо осмотрелась.
       Грязные дома да пыльные проспекты... Разбитые мостовые... Настырная реклама... Опасные темные дворы и подъезды... А еще казино, бары, рестораны, парковки дорогих, искрящихся округлыми отъевшимися важными боками авто и крутенькие молодые бизнес-мужи... К сожалению, мужи чужие. Хотя нацеливались на них многие. Это действительно лакомый и неплохой кусок, который ой как нужно отломить для себя.
       Недавно новая иногородняя менеджерша Нина умоляла найти ей мужа-москвича с квартирой. Ниночка выросла крупноглазой девочкой с большой красивой грудью, всегда выставленной напоказ в боевой готовности - товар надо показывать лицом! - но странно и нехорошо контрастирующей с треугольно-замученной, забывшей о щеках бесцветной мордашкой. Четко-выразительные линии груди могли растревожить души многих, но, видимо, не настолько, чтобы отдать в Ниночкино распоряжение столичную жилплощадь, выраженную в строго определенных квадратных метрах. Нина страдала от непонимания и мучилась от личной нереализованности. Жанна тоже.
       - Девочки, мне все равно какого! - твердила Нина. - Лишь бы можно было к нему прописаться! А дальше я сама разберусь.
       - А если алкоголик? Судимый? Страшный, зеленющий и заплесневелый, как коряга болотная? - с детским интересом выспрашивала Юлька.
       - Девочки, мне совершенно все равно! - повторяла обездоленная провинциалка. - Лишь бы с квартирой...
       Но Жанне это было далеко не все равно...
      
       12
      
       В "Метрополь" Юлька попала впервые, , поэтому, заложив руки за спину, оглядывала дневной полупустой зал с младенческим неуемным любопытством. Чуточку позже оно переключилось на стол, заставленный всевозможными рыбами, икорницами и салатами.
       Два элегантных седовласых грузина, сидящие в темном уголку, внимательно, со знанием дела, присматривались к Юльке. Но увидев угрюмое лицо огромного Тарасова, не обещающее ничего хорошего, мгновенно сменили объект наблюдения. Юлька их словно не заметила.
       - А как ты будешь пить за мое здоровье? - спросила она. - Ты же за рулем!
       - Один глоток, - пробормотал мрачный Тарасов. - Я вообще не люблю... И рестораны тоже... Только ради тебя!
       - Мне нравится эта формулировка! - объявила Юлька, с аппетитом набрасываясь на семгу. - Не хмурься! Ты прямо золотой муж. Не пьешь, не куришь, все деньги - в дом... И дочку любишь. Ух ты, какой салатик! Шик!
       Артем возражать не стал, хотя Настя подобную точку зрения на мужа никогда не разделяла.
       - Почему ты ничего не ешь? - синеглазик быстренько и со вкусом опустошила две тарелки.
       - Не хочется... - вяло пробурчал Артем, не отрывая от нее глаз. - Можешь съесть и мои порции...
       - А зачем ты тогда заказал на двоих? - укорила экономная Юлька. - Обошлись бы меньшим количеством... Съешь хотя бы вот это! -И она подвинула Артему черную икру. - Давай я сделаю тебе большой отменный бутерброд! Ты здорово обленился и действительно привык есть лишь из моих рук.
       Юля недалеко ушла от истины. Привык... Прикипел намертво... Он рассматривал увлеченную едой девочку так, словно встретил ее сегодня утром. На площади Белорусского вокзала... Будь же она благословенна во веки веков!
       - Ты знаешь, - сказала Юлька с набитым ртом, - я, вероятно, всю жизнь голодала и теперь словно отъедаюсь оптом за прошедшие годы. Кормежка здесь - блеск! Или это у меня чисто нервное.
       - То есть? - не понял Артем. - Тебя дома не кормили? Вроде у вас далеко не нищая семья...
       - Дело не в этом! - махнула рукой Юлька. - Просто там никто никогда не обращал внимания на завтраки и обеды. Считали жратву унижающей человеческое достоинство темой. У нас часто был совершенно пустой холодильник и прямо противоположные идеалы. Но мои дорогие родственники лопали на работе, а что делать было мне? В школе, правда, кормили, но мне всегда не хватало... А когда я вышла замуж, то уже так привыкла к полуголодному существованию, что готовить не научилась... Вот немного с тобой... Намазался "нивеей фо мен"? Тоже ради меня? Пахнешь здорово! - Юля взглянула на Артема и замолчала, проворно уничтожая второй крабовый салат. - Родственники с утра обзвонились! - доложила она через две минуты. - Поздравляли, желали, целовали... Брала трубку даже молодая жена отца и лепетала по-английски по поводу happy birthday to you. Я рассыпалась в благодарностях так усердно и долго, что просто язык опух! Как всегда спрашивали, когда я к ним вылетаю. Интересовались числом отлета и номером рейса...
       Юлька хихикнула. Число тарелок с едой на столе стремительно уменьшалось. Артем любовался бодро и без остановки жующей девчушкой.
       - Смотри не объешься! - предупредил он. - Потом будешь жаловаться на живот.
       - Не волнуйся! Живи с улыбкой! - успокоила его Юля. - Во всяком случае, к тебе со своим животом я приставать не буду, - и поставила перед собой тарелку с большим антрекотом.
       - Ну, кажется, ты наелась надолго... - наконец, хладнокровно заметил Тарасов, оглядывая сильно опустевшее возле Юли белоснежное скатертное пространство. - Едем?
       - Ты что?! Как это едем?! - изумленно протянула Юлька. - А мороженое?!
       Президент усмехнулся.
       - Ах, да, прости! Совсем забыл! - и щелкнул в воздухе пальцами, подзывая официанта.
       По пути к Юлькиному дому они встретили свадьбу. Юля недовольно исподлобья осмотрела дурацкие ленты и кукол и насупилась.
       - Плохая примета! - пробурчала она и достала сигарету.
       - Кнопка, - усмехнулся Тарасов, - а ты, оказывается, суеверная! Я не верю в приметы!
       - Не веришь - и не надо! - бормотнула Юля, закуривая. - Я и без всяких примет знаю все наперед...
       Президент покосился на нее и промолчал.
      
      
       Поздно вечером Настя неожиданно опустила ладони ему на плечи. Артем оторвался от чашки кофе и удивленно взглянул на жену. Что еще за новый непредвиденный момент обольщения? Вот уж некстати...
       - Я тебя редко вижу... - сказала Настя.
       Артем хмыкнул: это правда!
       - Ты слишком много работаешь...
       И это верно...
       Продолжения Настя, видимо, придумать не сумела и замолчала в растерянности. Артем со странным для него самого интересом ждал, как родная жена собирается соблазнять его дальше. И дождался... Буквально вытянул из жены необходимые ему слова.
       - Я соскучилась без тебя... - пролепетала Настя и полыхнула, как яркое предзакатное солнце.
       Артем допил кофе. Жена могла бы купить сорт и получше.
       - А как поживает твой радикулит? - вежливо справился он.
       - Да я уже давно забыла о нем! - радостно сообщила Настя. - Когда это было!
       - Видишь, а ты боялась доверить мне свою спину, - заметил Артем. - Неужели тебе нравится быть со мной в постели? Только не ври и не сочиняй опять про свою скуку без меня! Сегодня не первое апреля! Ты тоскуешь не без меня, а просто потому, что вообще никого нет рядом. Я - неодушевленный предмет. Ты ошиблась во мне когда-то... По молодости, по неопытности, по глупости...
       Он пристально взглянул на жену. Она снова облилась огнем.
       - Но... - неуверенно попыталась она возразить.
       - Вот, пожалуйста, ты сразу начала с "но", хотя обычно им фразу заканчивают. Например: "Я очень люблю Артема Тарасова, но он напоминает мне глыбу январского льда!" Айсберг в океане. Еще одно утро в Арктике, где для разнообразия пьют кофе без кофеина. Настена, дверцу холодильника надолго не открывают! Его надо держать закрытым. А муж, увы, совершенно не похож на зиму, которая потрещит себе морозами, потрещит, да и уйдет благополучно восвояси. Наше кофепитие действительно затянулось!
       Он понимал, что это хамство: в конце концов, Настя никакого зла ему никогда не причиняла, но... Им всегда заканчивают фразу.
       - У тебя появилась женщина... - утвердительно сказала Настя.
       - Появилась, - внезапно для себя охотно согласился Артем. - Ты мыслишь в правильном направлении. Работает в моей фирме. Красотка из какого-то маленького городка. Не помню, как он там прозывается... Кострома или Ульяновск... А может, Ярославль... Моя первая помощница во всем. Жутко образованная баба и коммерсантша по натуре. С двумя высшими образованиями! Собирается в аспирантуру... Банальный заурядный служебный роман, растиражированный Рязановым. Да где еще встретить свою нечаянную любовь, если не на службе?..
       О привокзальных площадях он, конечно, умолчал.
       Почему он вдруг назвал Жанну? Не поддается никаким объяснениям... Глупо до крайности... Одна ложь родила другую, такую же бессмысленную и жалкую... Он сам себе был противен. И на глазах превращался в плейбоя. Он скурвился, опустился до постоянного вранья, изолгался, исподличался... Так что стоит ли теперь разруливать и расшивать ситуацию?.. Но как же его работа?.. Великий тесть?.. Дочь, в конце концов?!..
       Настя отошла в сторону, села на табуретку и задумалась, тупо глядя в стену перед собой. Артем исподлобья наблюдал за ней. Что она теперь будет делать? Побежит жаловаться отцу? Подаст утром на развод? Или выцарапает глаза Жанне? А может, сразу и то, и другое, и третье?..
       - Пойдем спать, - сказала Настя и встала. - Уже поздно, а тебе рано вставать.
       До утра она старательно делала вид, что безмятежно видит красочные сны. Артем заснул по-настоящему лишь тогда, когда прямоугольник окна начал вырисовываться все настойчивее, четко светлея за темными шторами.
      
      
       Утром президент явился на работу в невменяемом состоянии. Увидев его лицо, секретарша Тамара забыла поздороваться, Жанна благоразумно молча ретировалась сначала к себе в кабинет, а потом исчезла в неизвестном направлении каких-то шибко выгодных клиентов. Юлька удивилась.
       Валентина долго тщетно разыскивала Петрову. Нужно было утвердить новую рекламу купальников.
       - А где Жанна? - наконец спросила она у Юльки.
       - Жанна? - спокойно и твердо переспросила и привычно переплела пальцы за спиной Юлька. - А Жанны больше нет!
       - Да? Вот как? - засмеялась Валентина. - Куда же ты ее дела?
       В артистически низком голосе исполнительного директора прозвучали легкие нотки раздражения на Валину непонятливость.
       - Убила и съела! Чтобы всем сразу стало хорошо! С утра жутко есть хотелось. Не успела позавтракать.
       Валя снова засмеялась и пошла к себе. Она вообще не слишком понимала Юлькиного отношения к Петровой, на первый взгляд казавшейся не такой уж стервозной. Ну, да, леди неприятная, особого расположения к себе не вызывающая, но не более того. У Юли к первой помощнице чересчур серьезная, глубинная и не очень объяснимая неприязнь.
       Президент закрылся в кабинете и не вызывал к себе никого, даже Юльку. Она растерянно бродила по приемной, кусая губы и пытаясь доискаться причины. Вчера все было так хорошо... Он даже не слишком торопился домой... Что же случилось за те несколько часов, которые они не виделись?
       - Юлия Леонидовна, Palmetta из Екатеринбурга, - испуганно лепетала Тамара, передавая Юле трубку. - А теперь Милавица из Белоруссии...
       Юля говорила с фирмами, успевала отвечать на звонки на мобильный и напряженно следила за дверью. Наконец, она не выдержала, набросала на поднос кое-какой еды и в наглую вломилась в кабинет.
       - Почему так рано?! Еще нет двух! - заорал Тарасов. - У тебя до обеда еще масса дел! И у меня тоже!
       Секретарша Тамара побелела от ужаса. Юлька ногой ловко захлопнула за собой дверь.
       - Не шуми! Девочку до полусмерти испугаешь! - хладнокровно сказала она, переставляя тарелки на стол. - Потом нам же отвечать придется. Есть очень хочется, поэтому я немного пораньше...
       - Немного?! Мама миа! - президент выразительно сунул ей под нос часы.
       Едва по морде не заехал... С него станется!..
       - А секретарша вообще на страхи не имеет морального права! Она обязана белозубо сиять с утра до вечера, превратив улыбку в профессию! Циферблат видишь? Это, по-твоему, немного?!
       Монолог дался ему с большим трудом.
       - Ну, ошибся человек, перепутал... С кем не бывает! - миролюбиво продолжала Юля и намазала большой кусок хлеба маслом. - На, пожуй и успокойся! Чего зря глотку драть! Вот тебе еще колбаса. У конкурентов серьезные проблемы с растаможкой...
       Тарасов взглянул на нее и взял бутерброд.
       - А у нас?
       Юлька хихикнула.
       - У нас все чисто, шеф! Я сама этим занимаюсь. Дома поругался?
       Она понимала: он никогда не уйдет к ней, никогда не бросит жену, дочь, своего дорогостоящего тестя... И ждала этого каждую секунду: когда же он уйдет к ней, когда, наконец, оставит своих жену, дочь, драгоценного тестя?!.. Она была слишком молода, чтобы не верить, не ждать и не надеяться.
       Артем хлебнул кофе и скривился.
       - Что за гадость ты мне суешь раньше времени?
       - Это никакая не гадость, - серьезно объяснила Юля. - Просто я решила поменять сорт кофе. Ну, видно, прокололась чуток...
       - У тебя сегодня исключительно экспериментальный день - буркнул президент. - И что еще день грядущий мне готовит? То есть мой исполнительный директор?
       Юлька подняла на него синие глаза.
       - Я люблю тебя... - сказала она и привычно погладила себя по плечу. - У меня, кроме тебя, никого нет...
       Юля умница, Юля хорошая, Юля лапочка... Необыкновенно низкий, красивый, артистически поставленный голос... Девочка с площади Белорусского вокзала... Милый синеглазик...
       Что он мог ответить?.. Вчера одна, сегодня другая... Такие разные, но обе такие ему необходимые... Необходимые по-разному... И без обеих ему не выжить...
       - Я иногда спрашиваю себя, - медленно сказал Артем, задохнувшись на букве "с", - как же зовут мою жену? И отвечаю сам себе: ее зовут Юлия Леонидовна. А Настя? Настя - это недоразумение... Но связавшее меня на всю жизнь по рукам и ногам...
       - Ты сам себя связал! - дерзко заявила Юля.
       - Да, видимо, так... А теперь...
       - А теперь тебе придется решать! - снова отчаянно выпалила Юлька. - Ты, на мой взгляд, все-таки мужчина! Придумай что-нибудь!
       Президент угрюмо смотрел в стол. Да, давно пора разруливать и расшивать ситуацию... Но как?..
       Юлька выхватила из кармана пронзительно заверещавший сотовый.
       - Юлия Леонидовна, вас просит Kristy... - робко сообщила Тамара. - Дать им номер вашего мобильника?
       - Не надо! Они мне потом житья не дадут! Я сейчас подойду к городскому. Попроси минуту подождать.
       Юлька сунула телефон в карман и вылетела из кабинета.
      
      
       - Что с тобой? - с тревогой спросила Валентина. - У тебя опять болит голова?
       - Верхнее давление сомкнулось с нижним! - пробормотала Юля. - И стало одним большим общим давлением! Не выдерживаю его тяжести...
       Валентина усадила Юлю в кресло и попросила молоденьких менеджеров срочно приготовить кофе и поискать тонометр. Вдруг найдется у кого-нибудь из соседских фирм-арендаторов?
       Юлька выпила цитрамон, закрыла глаза и привалилась затылком к спинке кресла. Она не хотела ни думать, ни двигаться, ни работать.
       Домой... - думала Юля. - Только домой... К кисе Бланке... Зарыться в нее носом и забыть обо всем... А потом позвонить маме в Дрезден... Или отцу во Флориду... И сказать, что она завтра же вылетает... Если сумеет купить билет... Или тете Гале в Милан... Кому ей лучше позвонить?..
       Она в который раз запуталась, махнула рукой, попросила Валю ее подменить и поехала домой честно болеть. На самом деле она в своей жизни старалась болеть поменьше и пореже. Но ведь надо когда-то начинать...
       Частник никак не ловился, и Юлька с досадой плюнула и потащилась к столбу, равнодушно слабо мерцающему большой буквой "М". В метро она ездила нечасто, избалованная машиной президента и такси, и сейчас ей оказалось с непривычки противно втискиваться в дышащую жаром и раздражением толпу. Пахло бомжами и потом. Несмотря на осень. Иногда вдруг доносилось слабое дуновение духов, но тотчас обессиленно таяло в вагонном тяжелом угаре.
       Юлька с тоской вспомнила о навязчивой и явно бесполезной ежедневной рекламе дезодорантов, забилась в угол и всю дорогу до дома пыталась уговорить свою голову перестать болеть. Голова слушалась плохо, наверное, нужно выпить вторую таблетку и лечь спать, отключив все телефоны... Но ничего из этих благих намерений и планов у нее не вышло.
       Едва она разделась, вымыла руки и подбросила Бланке "Вискаса", заверещал сотовый. Юля раздраженно, не взглянув на него, нажала клавишу соединения.
       - Кнопка, - услышала она родной, низкий, подавившийся буквой "к" голос, - Кнопка, куда ты вдруг исчезла? Ни слова мне не сказала... Ты действительно заболела? Это правда? Но ведь я не могу без тебя, ты же знаешь... Меня уже совершенно задолбала энергичная дама из фирмы "Черемушки". Я оказался не в курсе ее проблем. Петрова куда-то сгинула... У нас что, внезапная эпидемия гриппа? Я жду тебя завтра! Или нет, лучше я приеду... Часа через два... Идет?
       - Идет... - сказала Юля, положила мобильник на стол и включила себе чайник, а Бланке - телевизор.
       Киса радостно бросилась смотреть криминальные новости. Только залохматился на мгновение красивый длинный хвост, уходящий в потолок прямой дымовой стрелой.
       Хозяйка неподвижно, изредка поглаживая себя по плечам и ничего не слыша, сидела на кухне. Юля, синеглазик с площади Белорусского вокзала... Умница, хорошая девочка...
      
       13
      
       Настя вызвала такси и поехала с Сашкой к родителям. Она часто туда ездила, чтобы подбросить матери Саньку дня на два-три. Бабушка и дед радовались внучке и раньше втайне надеялись, что эти свободные от ребенка дни необходимы Насте для ее сложного и малопонятного им мужа. Они заблуждались. Ни ей, ни Артему никакие освобождения от ребенка не требовались. Их общие ночи закончились. Тарасов, патологически скучающий без своей Кляксы, оставшись наедине с женой, из последних сил старался не показывать своего настроения, точнее, недовольства. Настя тоже начинала тосковать в одиночестве при муже...
       Но родителей никто ни в чем не разубеждал. Зачем? А потом Настино лицо говорило красноречивее всего, и мать становилась все грустнее и грустнее, а отец с возрастающей день ото дня ненавистью произносил имя зятя.
       К городу вплотную придвинулась пока еще нестойкая зима, намекнув о себе первым, тотчас расползшимся в грязь, раскисшим снегом, новыми травмами пешеходов, авариями на проспектах и радостным, быстро разгулявшимся ветром.
       В такси, медленно проползающем метр за метром, Сашка вытерла носом все стекло, удачно воспользовавшись безразличием матери, и ликующе прогнозировала снежную бабу во дворе. Или несколько. Настя автоматически кивала, почти не вслушиваясь в детские восторги.
       - Папа обещал мне слепить бабу! - доложила дочка, неразлучная с отцом.
       Да, он ее обязательно слепит... И даже не одну...
       - А еще он купит мне лыжи, и мы будем кататься! Папа меня научит! Мама, а ты тоже умеешь бегать на лыжах?
       - Что? - с трудом выбралась из своей задумчивости Настя. - На лыжах? Да, умею... Но не так хорошо, как папа.
       - Тогда мы с тобой будем учиться вместе, - объявила Сашка.
       Лучше бы они поехали на метро... Скорее бы добрались. Настя посмотрела в окно: их со всех сторон зажали заплеванные грязью по самую крышу машины с обезумевшими водителями, которые уже давно куда-то опоздали. Тормозное движение города стало его главной отличительной особенностью.
       Настя вздохнула: они обречены то стоять, то едва-едва тащиться в этой снеговой помойной жиже еще не меньше часа. Но теперь никуда не денешься... Это безнадежно... Не брести же ей сейчас с ребенком до ближайшей метрошной станции... А главное, зачем ей понадобилось навещать родителей? Каждый ее визит туда - новая боль. Нестерпимо видеть страдающие, соболезнующие глаза матери, уверенной в невыносимой тяжести дочкиной жизни и рассматривающей Сашку почти сироткой при живом отце. Ужасно замечать нехороший говорящий взгляд отца: а я ведь предупреждал тебя, дочка! Но ты не пожелала слушать. Вот теперь... А что теперь?!
       Ей хотелось заорать им в лицо, чтобы они раз и навсегда оставили свои сострадания и сопереживания, убрали куда-нибудь эти горькие, тоскующие по ее несчастной загубленной жизни глаза! Она, в конце концов, еще не покойница. И не нужно над ней рыдать и ее оплакивать! Она не нуждается в этом непрерывном сочувствии и жалости. Они ей донельзя противны, просто невыносимы.
       Настя боялась, что все это закончится когда-нибудь грандиозным скандалом, да еще при Сашке. Она не хотела ссор и разладов, боялась их, а поэтому, незаслуженно обижая родителей и каждый раз раскаиваясь, оставляла Сашку и торопилась поскорее исчезнуть с этих глаз долой.
       - Папу не дождешься? - грустно привычно справлялась мать. - Он так скучает без тебя... Ой, Боже, Настенька!.. Как же ты плохо выглядишь... Что-нибудь случилось?.. Хотя с таким мужем даже если и ничего не случается...
       Настя отрицательно качала головой. Нет, она не дождется отца... Зачем? Ей и так плохо... Вот только домой ехать тоже не хочется...
       Настя поцеловала Сашку, уже радостно прилепившуюся к бабушке, пообещала приехать за дочкой через два дня и вышла под мокрый снег. Он быстро залепил ей волосы, выбивавшиеся из-под капюшона, налип на куртку и брюки. Настя стояла в раздумье: куда деваться? Похоже, ей больше нет на этой Земле места... И вообще у нее никого нет... Ни родителей, с которыми невозможно разговаривать, ни мужа... Даже Сашка больше привязана к отцу и ни за что так просто с ним не расстанется.
       По лбу текли холодные капли, совсем недавно кокетливо порхавшие в воздухе изящными ажурными снежинками. Вспоминая о прошлом, они возмущались непредсказуемостью судьбы и быстротечностью жизни и злились на несправедливость по отношению к ним. Поэтому им доставляло особое наслаждение морозить и пачкать щеки, размачивать прически и смывать тушь с ресниц и век. Но это только начало... Зима еще возьмет свое и в марте бросит вымотанных, измочаленных холодами и темнотой хилых горожан в ледяные руки анемии и депрессии... Но Настя как раз любила зиму, пронизывающую легкие остывшим воздухом и создающую тебя словно заново. Она поплотнее натянула на лоб капюшон и подняла руку. Остановился частник.
       - Куда поедем? - спросил он, распахивая дверь.
       - На "Юго-Западную", недалеко от метро.
       - Садитесь, - кивнул водитель. - Цены знаете?
       Настя кивнула, и машина медленно потащилась в обратном направлении.
      
      
       Через пять минут они уже встали. Водитель открыл окно и закурил.
       - Не мешает? - спросил он Настю.
       Она равнодушно пожала плечами.
       - Это, как минимум, на полчаса, - прикинул водитель на глаз их ближайшее будущее. - Поставить Россию на ноги теперь уже ни за что никому не удастся. Сплошные колеса... В самом широком смысле этого слова. Вы не торопитесь?
       - Нет, мне все равно, - сказала Настя. - Хоть час!
       Уж лучше сидеть в машине, чем слоняться из угла в угол в пустой квартире и пиявить себя своей неудавшейся жизнью...
       Водитель внимательно взглянул на Настю. Он не походил на обычного бомбилу, хотя, вероятно, извозом промышлял нередко. Да сейчас многие так живут... Хорошо и со вкусом одетый, с маленькой узкой бородкой и темными волосами по плечам, он напоминал какого-нибудь художника или поэта на фоне небольших временных финансовых затруднений.
       Из стоящего рядом "рено" рванулась громкая дикая музыка, отдаленно напоминающая африканскую. Водитель поморщился и прикрутил стекло.
       - Вам не душно?
       Настя снова передернула плечами. Ей не хотелось отвечать, двигаться, чувствовать... Идеальный вариант - сесть где-нибудь в укромном, обязательно темном уголке и замолчать на веки вечные. И не видеть никого, и не слышать, и ничего не знать, и не думать ни о чем... И не нужны ей никакие дети, мужья и родители... Ей вообще отныне больше никто не нужен... Надоели...
       Мокрый снег прилипал к стеклу назойливым спутником, от которого теперь не отвязаться до самой весны. Он знал свою немалую будущую силу и радовался в предвкушении долгого полновластья. Я еще и в мае идти буду! - грозился и сулил он. - И может, даже в июне... А что?.. Запросто...
       - По-моему, вам нужен врач, - неожиданно сказал водитель.
       Как все обожают лезть не в свое дело!..
       - С чего вы взяли? - пробормотала Настя, сняла с пальца перстень и рассеянно повертела его в руке. - Вы психиатр?
       - Нет, рентгенолог, - сказал бородатый.
       - Одно и то же... - буркнула Настя. - Просвечиваете человека насквозь... Только с помощью техники. У меня просто начинается грипп. А мы тут неудачно застряли... Рискуете от меня заразиться... Подрабатываете?
       Водитель усмехнулся.
       - А вы хорошо себе представляете, сколько получает врач?
       - Примерно... - пробормотала Настя и смутилась.
       Ей иногда становилось стыдно за свое счастливое безбедное существование, за то, что она знать не знает и ведать не ведает, как экономить, считать рубли, покупать дешевку на рынке и при этом еще страшно радоваться каждой нищенской покупке, на которую долго собирали, откладывая жалкие десятки.
       Водитель поискал в кармане и протянул Насте визитку.
       - Если понадобится врачебная консультация, буду рад вас видеть...
       - Вообще-то я могу сфотографировать свои легкие и у себя в поликлинике, - пробубнила Настя.
       Знал бы он, в какой поликлинике лежит медицинская карточка его случайной пассажирки...
       - А при чем здесь ваши легкие? - снова усмехнулся водитель. - У вас есть мобильник? Могу одолжить. Позвоните домой, скажите, что застряли в "пробке".
       - Мне некому звонить, - раздраженно объяснила Настя и вернула пальцу его перстень. - Меня никто не ждет...
       И вдруг осознала, что это не пустые, отдающие мелодраматизмом слова, а правда... Простая и грубая. Ее действительно никто не ждет: Сашка у родителей, Артем - на работе рядом со своей этой... как там ее?.. верной помощницей... Им хорошо вдвоем...
       Насте вдруг захотелось резко развернуть машину и поехать к нему в офис, чтобы увидеть ее, наконец. А зачем? Увидеть и что сказать?.. Взглянуть и промолчать... Или не промолчать... Устраивать скандал на работе?.. Нет, это невозможно. А дома? И дома не стоит... Что же тогда?.. Что ей делать?!. Как себя вести?!.
       Хорошо бы поскорее добраться до квартиры, полежать в горячей ванне, а потом спрятаться под одеяло и заснуть... Артем приедет поздно. Как всегда. Наверное, она очень красивая... И умная... Не в пример Насте... Нет, все равно на нее надо посмотреть... Только не сегодня...
       - А мы никак не можем отсюда выбраться? - на всякий случай спросила Настя.
       Водитель пожал плечами. Увы... Настя плотно прижалась к спинке сидения и постаралась настроить себя на долгое тупое ожидание...
      
      
       Рано наступившая зима чисто побелила землю, асфальт и деревья.
       - Евроремонт закончился! - объявила Танька, выглянув воскресным утром в окно.
       Она здорово понахваталась у отца, занимающегося строительством и ремонтами офисов.
       Валентина засмеялась, собрала дочку и отправилась с ней в парк. Танька с радостным визгом носилась по дорожкам, лепила снежки и через полчаса вымокла с ног до головы. Валентина стала подумывать, что надо идти домой переодевать мокрого ребенка, но очень не хотелось уходить. Ей редко теперь при этой сумасшедшей работе удавалось гулять, тем более, с дочкой.
       По краю берега шла длинная цепочка лыжников.
       - Мама, смотри, как красиво! - крикнула Танька.
       Они действительно бежали на редкость легко и утонченно, немного рисуясь своей пластикой, изяществом каждого движения, каждого отточенного взмаха палки, каждого длинного шага вперед... Валентина засмотрелась. Неожиданно один из лыжников выпал из цепочки, спокойно и смело нарушив ее слаженность и отработанность, и плавно подъехал к Валентине.
       - Гуляете с дочкой? - услышала она знакомый бас, чуточку споткнувшийся на букве "д", и вросла в снеговую дорожку. - Вы недалеко живете?
       Он непривычно всматривался в ее лицо, и Валентина поежилась: ей стало неуютно, холодно, и она сразу вспомнила, что сегодня с утра было минус пятнадцать.
       - Да... - пролепетала она. - Вы очень хорошо бегаете на лыжах... Я не знала...
       - Редко получается, - объяснил он. - Иногда друзья вытаскивают.
       Подскочила румяная Танька и внимательно уставилась на незнакомого человека. Тарасов подал ей огромную ладонь.
       - Артем Максимович, - пробасил он.
       Танька доверчиво вложила ладошку в руку Тарасова, где сразу почти исчезла насквозь мокрая детская варежка.
       - А я Таня...
       - И сколько же тебе лет, Таня?
       Танька на мгновение призадумалась и сосредоточенно потерла мокрой варежкой серьезно наморщенный лоб.
       - Четыре с половиной... Нет, уже больше... Скоро пять...
       Шеф наклонился к ней пониже.
       - И моей Кляксе столько же... Надо бы вас познакомить. Будете вместе играть. У тебя есть подружки?
       - Нет, - покрутила головой Танька. - У меня одни бабушки!.. Зато их много!
       - Ну, надо же, какое совпадение! - усмехнулся босс. - И у моей барышни все то же самое. Вас нужно обязательно подружить. Вы не возражаете?
       И он снова внимательно взглянул Валентине в лицо.
       - Нет, почему же...- растерянно пробормотала она. - Очень хорошая идея...
       Президент опять усмехнулся. Ее заметавшиеся, словно попавшие в паутину глаза, и сразу заметно удлинившаяся мордашка настойчиво твердили совсем о другом... Валентина не понимала, причем тут дети и прогулки, но возражать не осмелилась.
       Шеф вежливо поклонился.
       - Ну, до завтра!
       - Вам их уже не догнать... - виновато сказала Валентина, глядя вслед его друзьям-лыжникам, превратившимся в миниатюры.
       Впервые в жизни она увидела, как президент улыбается... И, кажется, насмешливо...
       - Вы уверены? - его улыбка стала еще шире. - Долго не гуляйте: холодно!
       Он с силой оттолкнулся палками и моментально легко умчался прочь, ловко скользнув по краю реки. Валентина, не отрываясь, смотрела ему вслед. Фигура высокого лыжника все уменьшалась и уменьшалась, потом сравнялась с размерами бегущих впереди темных человечков, подлетела к ним и встала в строй, замкнув собой удивительно слаженную цепочку...
      
       14
      
       Утром Юлька с помощью Бланки, не вовремя сунувшейся под руку, вдребезги разгрохала дорогую сервизную чашку. И теперь радостно и нетерпеливо ждала обязательной счастливой неожиданности.
       - Ты знаешь, какая у меня мечта? - спросила Юля. - Слушай, расскажу! Я бы хотела, чтобы всегда завтра был Новый год. Потому что тогда можно загадывать, надеяться, верить... Чтобы весь год состоял из одних новых годов!
       - Желание похвальное. Только не годов, а предновогодних дней, - поправил ее Артем. - Праздник, который всегда с тобой... А ты надейся без него, просто так!
       С таким примитивным выходом Юлька не согласилась.
       - Но это не слишком прочно... В Новый год надежнее! Нужно отметить всем коллективом! До Европейского Рождества! Например, двадцатого. Форма одежда парадная! Всякие там декольте с разрезами! Голые сиськи до пупа, как любит говорить твой приятель Роман. Мы решили выпустить новогоднюю юмористическую газету. Этим занимается Нина. Та, что мечтает выйти замуж за москвича.
       - Ну и какие у нее успехи? - рассеянно поинтересовался президент.
       - Да никакие! - махнула рукой Юлька. - Дело непростое! Хотя она внешне вроде вполне ничего... А как... - она запнулась. - Как... мы с тобой... на Новый год...
       Артем внимательно исследовал глазами стол. Президент уже не раз задумывался над этим вопросом, понимая, что синеглазик его обязательно задаст. И она его задала... Да, ему пора что-то решить... Дело не в празднике, конечно, нет... Хотя и в нем тоже...
       - Ведь я... - прошелестела Юлька, - я буду совсем одна... Родителей нет, теток тоже... Только Бланка... Но она предпочитает моему обществу проклятый телевизор... - Юля через силу улыбнулась. - Я ей нужна, как дырка от бублика... Она может смотреть "ящик" до посинения, до потери пульса...
       Артем по-прежнему тупо молчал. Чашка оказалась злостной обманщицей.
       - У нас еще есть время... Кнопка, я тоже измучился... Но я увидел тебя...
       Он больно бился о каждое слово...
       - И я тебе понравилась! - завершила фразу Юлька.
       Оба невесело рассмеялись.
       - Так что пока готовься встречать в коллективе! - неловко заключил президент. - Наметим на двадцатое... Еще ко мне есть вопросы?
       Юлька хихикнула.
       - Есть! Один! И последний! Кто пойдет за "Клинским"?
       Но встреча Нового года в офисе не состоялась...
      
      
       Газету, над которой молоденькие менеджерши трудились три дня, вывесили с самого утра: создатели хотели порадовать коллег и дать возможность прочитать и обсмотреть все повнимательнее. Нина неплохо рисовала и оформила газету юмористическими рисунками и яркими заголовками. Прикрепляя газету к стене, Ниночка, не переставая, болтала.
       - Вы знаете, какой сейчас женский идеал в Америке?
       Коллеги высказали робкое предположение, что американский идеал напоминает нечто среднее между Николь Кидман и Джулией Робертс.
       - А вот и нет! Глупости! - сказала Ниночка. - У них теперь идеал - тоненькая девочка лет восемнадцати с огромной грудью! Которая ее просто перевешивает.
       И ласково скосила глазки на свою грудь. Там действительно было на что посмотреть и чем полюбоваться.
       - Будет тебе чепуху болтать! - поморщилась секретарша Тамара. - Прямо слушать противно!
       - Противно - не слушай! - обиделась Ниночка.
       - А грудь парафиновая? - изучая газету, поинтересовалась поникшая, грустная Юлька, только что выползшая из кабинета президента.
       Ей не давала покоя зудящая, как аллергия, мысль о близком своем одиноком Новом годе. Такого ей еще никогда на долю не выпадало. Она попыталась отвлечься, рассматривая газету. Очень забавно: Нина действительно хороший, даже талантливый оформитель и юморист. Смешные рисунки и веселые заметки. Надо учесть на будущие праздники. Двадцать третье февраля, Восьмое марта, день рождения президента... И вдруг Юлька споткнулась и замерла... Руки, привычно сцепленные за спиной, стали холоднее обычного... Она стояла, уткнувшись побледневшими глазами в рисунок, где без труда угадывалась она сама, клейко прильнувшая к президенту, и что-то там внизу было написано... Какие-то добрые бесхитростные слова, но с большим подтекстом, об их любви... И пожелание счастья, очевидно, вечного, на всю их общую оставшуюся жизнь...
       Нина не хотела ничего плохого никому, тем более, себе. Ниночка рассчитывала обрадовать высокое начальство. Глупая девочка...
       "Она зарвалась", - подумала Юля.
       Резко оттолкнув в сторону со своего пути недоуменно замолчавших, испуганно-изумленных менеджерш, Юлька рванулась в кабинет. Даже президент, давно привыкший к ее внезапным буйным появлениям на самой последней ракетной скорости, удивился и взглянул вопросительно. Юлька шмыгнула носом, показала рукой в сторону двери и неожиданно бурно заревела. Маленькие слезинки сначала безнадежно запутались в ресницах, потом залепили глаза, вдруг рванулись водопадом и затопили Юлю, в одно мгновение разрисовав щеки мокрыми красными полосками и сделав на редкость некрасивой.
       Тарасов испугался. Он ненавидел женские слезы, как все мужчины, потому, что они требовали немедленных и четких действий, а шеф далеко не всегда, опять же, как все мужчины, был к ним готов.
       - Что случилось? - тревожно спросил он. - Ты снова про Новый год? Но мы ведь договорились подождать...
       Юлька снова молча ткнула ладошкой в сторону двери.
       - Кому-то плохо? Тебе звонили из Европы? Тетки, мама? - допытывался босс. - Нет? Значит, Бланку изнасиловал наглый и страстный помойный котяра, не дождавшийся марта? Она сама тебе пожаловалась? Честное слово, это совсем не страшно! С кисами такое иногда случается.
       Он пытался шутить, чтобы хоть как-то ее успокоить, но делать этого не умел вовсе, а потому лишь заострил ситуацию.
       - Ты следишь только за прибылью! - впервые в разговоре с ним сорвалась Юля. - А ты пойди посмотри, как там твои сотрудники над нами насмехаются! Это прямо откровенное издевательство! Нинка просто обхамела! Поощряй дальше, если тебе нравится! В конце, концов, имею я здесь право голоса и хоть какую-нибудь власть, или я вообще никто, половая тряпка, о которую любой может вытереть ноги?!
       Половая тряпка?.. Это что-то новенькое...
       Артем поставил перед сорвавшейся с тормозов исполнительным директором чашку с водой и вышел в приемную. При его появлении наступила страшная предвзрывная тишина. Тарасов безмолвно внимательно изучил творение Ниночкиных рук и фантазии и попросил Жанну зайти к нему. Помощница, пряча улыбку в пол, направилась за ним.
       - Редактор и вдохновитель новогодней газеты может быть свободен. С сегодняшнего дня, - сказал Тарасов Жанне. - Распорядитесь моим именем. Чтобы я ее здесь не видел через пять минут!..
       Жанна послушно наклонила гладкую голову.
       - Юленька, не стоит принимать все настолько близко к сердцу, - ласково насладилась чужим положением Жанна. - Нина не со зла, просто не подумала... Она недалекая девочка. Что ж вы такая слабая? Нельзя так быстро сдаваться и падать духом!
       И добавила про себя невысказанное: не всегда, милый ребенок, возле тебя будет болтаться всесильный президент, готовый одним махом, запросто сбросить все камешки с твоего пути... Что ты себе думаешь по этому поводу? Не пора ли тебе научиться самой убирать эти камни и спокойно перешагивать через булыжники?.. Уж будь добра, попытайся, иначе тебя надолго не хватит...
       - А вы видели газету раньше? - спросил президент. - Не могли объяснить, что этого делать не следует?
       - Что вы, Артем Максимович! - тотчас возмущенно отказалась Жанна. - Я бы этого никогда не допустила! Мне никто ничего не показывал! Абсолютно самостоятельное решение!
       "Ой, врет! - подумала Юлька. - Как думский кандидат перед выборами..."
       - Хорошо, идите работать, - буркнул президент. - Хотя нет, еще две небольшие просьбы... Немедленно снимите и разрежьте газету! И, пожалуйста, принесите что-нибудь успокоительное. Валерьянку, корвалол, что найдете...
       Жанна снова наклонила голову и вышла, мельком опять с удовольствием взглянув на обреванную до неприличия, опухшую, страшненькую Юлю.
       - Рахат-лукум, облитый ядом... Сладко кусающая гадюка... И эту ее сладость ты запомнишь надолго... - пробурчала Юлька. - Одни гадины вокруг... А Нинка - просто шахидка...
       Тарасов молчал. Почему его так заклинило на этой синеглазой девочке?.. И весь свет, будь он неладен, сошелся на ней жестким клином... А в подобных случаях, говорят, вышибалой лучше всего работает другой и незаметный клинышек... Народная мудрость... Какая-то слабо стоящая на ногах, неокрепшая, новорожденная мысль неясно бродила в закоулках сознания, пытаясь побыстрее вырасти и, став взрослой, продиктовать свои собственные условия. Потребовать кое-чего, кое о чем попросить...
       - Езжай домой, отдохни, приди в себя, - посоветовал президент. - Ты все равно сегодня ни на что не способна. Да и вообще, какой уж тут праздник...
       - Нехорошо... - прошептала Юля. - Все очень нехорошо получилось...
       Тарасов соединился с секретарем.
       - Тамара, я попрошу вас все празднования на сегодня отменить. Мы их перенесем. Продукты пусть останутся в холодильнике до лучших времен. Мы работаем сегодня как обычно.
       - Да... - прошелестела подавленная Тамара.
       - Езжай к Бланке, она там давно тоскует по новостям с Брилевым, - сказал президент. - Я позвоню тебе вечером. Часов в семь-восемь. Идет?
       - Мне все идет... - пробубнила Юлька. - И платки, и шляпки, и бейсболки... Мой драгоценный папенька всегда повторял, что я неразорительная дочка и на меня не нужно особенно тратиться: даже в тряпье хороша! Насчет тряпья сомневаюсь, но слушать было приятно... А где твоя орлеанская дева с валерьянкой? Тут уже можно давно свободно умереть! Ты знаешь, кого посылать! Ладно, не нужен мне никакой корвалол, привет Петровой!.. Да, вот что... - она на секунду задумалась, - я возьму с собой Валю. Отпустишь ее? Мне с ней будет веселее. И мы с ней вместе будем ждать твоего звонка.
       Артем внимательно посмотрел на Юлю. Что это вдруг пришло ей в голову?.. Странная, неожиданная идея... Ну, конечно, пусть едут вдвоем... А кому же из них он собирается звонить?..
       Тарасов торопливо обрубил непрошеную, скверную мысль и кивнул.
       - Привет!.. - повторила Юлька и вышла.
      
      
       Валентина была несколько озадачена предложением. Но день сложился с самого утра так тяжело и плохо, несчастный день, облитый слезами сначала исполнительного директора, а потом - Нины, что лучше всего действительно поскорее слинять из офиса. Можно, на худой конец, и с Юлькой.
       В такси обе долго молчали и смотрели в окна в разные стороны. Время от времени Юлька по-детски громко шмыгала носом и вздыхала.
       - Дать тебе платок? - не выдержала Валентина.
       - У меня есть, - буркнула Юля.
       - Тогда вытри нос и успокойся, - строго велела Валя. - Вообще не стоило...
       - Вообще тебе лучше на эту тему не выступать! - закричала Юля. - Или возвращайся на работу! Не ее дело копаться в чужом белье!
       - Да мы все в нем по долгу службы с утра до ночи копаемся, - пробормотала Валентина.
       Юлька хихикнула.
       - Это верно! Но таковы наши служебные обязанности. А иначе нечего лезть... Никто не просил!.. Она слишком много на себя взяла!
       Юля снова судорожно вздохнула, вспомнив о стремительно надвигающемся елочном празднике, озвученном петардами и согретом бенгальскими огнями, гирляндами и свечками.
       - А ты где будешь встречать Новый год?
       Валя пожала плечами.
       - Дома, наверное... Где же еще? Танька ляжет спать, не досидит до полуночи... Соберутся родители и свекровь со свекром. А что?..
       Юлька молчала, уставившись в стекло. Валентина поняла - это не так уж сложно - и пожалела ее: глупую, маленькую, заблудившуюся в самом начале пути...
       - Хочешь, приходи к нам, - предложила она. - Виталий будет рад, он принимает всех моих знакомых, а Танька просто обожает новых людей. Год назад она все время заявляла, что больше всего любит маму, папу, бабушек, дедушек и гостей.
       Юля стерто улыбнулась.
       - Спасибо, я подумаю, - сказала она. - Но вряд ли... Я буду вам в тягость. Такой увесистый камешек на шее... Как удавка... Мне лучше остаться дома.
       Валентина вообразила себя на ее месте, представила свое собственное одинокое сидение дома в праздник и поежилась.
       - А если тебе полететь к родным?
       - Да ты что?! - простонала Юля. - Куда лететь?.. Хоть бы их у меня было немножко поменьше... Они считают, что я просто обязана сделать между ними выбор. Но каждый убежден, что выбор должен быть сделан в его пользу. А мне что делать, чтобы никого не обидеть?! Одни сплошные невнятки! Сидели бы в Москве, не было бы никаких проблем! Хочешь - лети на "Сокол" к маме, хочешь - валяй на "Южную" к тете Гале, а хочешь - катись на "Октябрьское поле" к отцу... Нет, понесла их нелегкая!
       - Да, тебе и впрямь не повезло, - согласилась Валентина. - Какая у тебя крылатая и непоседливая родня... И главное - все до одного такие! А в кого же тогда ты?
       - В того самого... - пробубнила Юлька. - Сама знаешь в кого!.. В него одного и ни в кого больше... Думаешь, у меня не было других? Еще как были... Петька до сих пор иногда звонит. Все просит вернуться... И на Новый год наверняка снова объявится...
       - Вот ты и встреть с ним Новый год! - посоветовала Валентина. - Что тут такого особенного? Твой бывший муж.
       Юлька фыркнула и вдруг закричала:
       - Эй, господин водитель, вы проехали поворот! Здесь надо было направо!
       Молодой водитель весело обернулся назад.
       - Мадам, показывать правильный путь - исключительно ваша задача! А встретить Новый год я могу с вами вместе. Если не возражаете.
       - Возражаю! - заявила Юлька. - И даже очень! Какой прыткий! Нечего зубы скалить! Сусаниным работаете? Здесь должен быть разворот...
      
      
       Дома у Юли Валентина сразу взяла на себя все распорядительные функции. Быстро, задав два-три вопроса, выяснила, что где находится, дала Юльке валидол из своей сумочки, накрыла стол и согрела чай. Юлька сосать валидол наотрез отказалась, заявив, что у нее от него всегда сильно кружится голова, и тупо-заинтересованно наблюдала за новой хозяйкой.
       - Я где-то читала, что здоровье нации определяется тем, сколько лекарств носят в сумках женщины.
       И Юлька выразительно покосилась на пакет с лекарствами Валентины.
       - Это складывается на всякий случай, - объяснила Валя. - Не такая уж я дохлая, как ты подумала.
       - Я ничего о тебе не подумала, - пробурчала Юлька. - Это я подумала о нации. Старики умирают, дети не рождаются... И все болеют... Без перспектив...
       - Ну, перестань, ты просто сегодня настроена не в ту сторону, - сказала Валентина, нарезая хлеб. - Демографических проблем тебе в одиночку все равно не решить.
       - Я как раз в ту, - проворчала Юлька. - В ту самую... В какую надо... А вот куда настроены некоторые остальные - непонятки...
       Удивленная Бланка, о которой в суматохе совсем забыли, сидела возле своей миски и тихонько, старательно подметала хвостом пол, тщетно пытаясь обратить на себя внимание. Все было напрасно: ее не кормили, не поили, не гладили, не восхищались ее персидской красотой. А главное - ей не включали любимый телевизор. А там наверняка шел новый боевик и, вполне вероятно, с Брюсом Ли.
       Но деликатная и очень хорошо воспитанная Бланка не решалась откровенно напоминать о своем присутствии и приставать к дамам и продолжала скромно сидеть в уголку, стараясь вычислить удобный момент, когда будет вполне уместно прыгнуть хозяйке на колени.
       Валентина не знала, о чем говорить с Юлей, какие слова произносить, как утешать. Здесь любая фраза казалась смешной, лишней и нелепой, особенно сказанная Валей. Хуже и циничнее утешительницы представить себе невозможно. Всю дорогу сюда она пыталась нащупать упорно ускользающую от нее нитку беседы, но так ничего и не нашла. Поколебавшись еще немного и осознав, что от замкнувшейся, глубоко и надолго провалившейся в себя Юли ждать многого не приходится, Валентина приняла единственно правильное, на ее взгляд, решение - рассказывать о себе. Абсолютно нейтральная, никого не кусающая и ни в кого не стреляющая тема. Да и Юлька наверняка легко вольется в нее, услышав что-нибудь по поводу животрепещущих и близко ее затрагивающих отношений отцов и детей.
       - Мне иногда хочется пожить вот так, совсем одной, как ты, - сказала Валентина, задумчиво осматривая маленькую кухню.
       Юлька сидела полуоглушенная и хмуро пила свой чай.
       - Чтобы никто не дергал, не мотал нервы, не приставал с ненужными вопросами... Чтобы не стояли над душой ни родители, ни свекровь. В такой одинокой жизни есть свои большие плюсы, например, тишина и полная свобода. Свобода действий... Жизнь по своему усмотрению. И можно приглашать к себе в гости кого угодно и когда угодно...
       Вот это совершенно зря... Валентина споткнулась, смутилась и торопливо глотнула из горячей чашки. Но Юлька, кажется, вообще ничего не уловила... Что к лучшему...
       - Житье вдвоем с кисой и ежевечерние разговоры с ней, Сушечка, тебе встанут поперек горла через месяц, - мрачно заметила Юлька. - И никакой свободой ты уже больше грезить не станешь.
       Она все прекрасно слышала.
       - Хотя иногда после бурного колготного дня очень здорово бывает посидеть в тишине. Все надоедают... Но это быстро проходит. И потом...
       Юлька замолчала. Валентина легко разгадала смысл ее молчания и что пряталось за словом "потом". Точнее, кто... Большой и сильный. И абсолютно беспомощный. Хотя в доказательстве теоремы "деньги решают все" демонстрирует недюжинные способности и мощь.
       - Сушечка, я понимаю, ты меня стараешься утешить, спасибо тебе, но одной жить очень паршиво. Я и хочу уехать, и не могу... Киса, ты у меня совсем оголодала! Иди сюда!
       Обрадованная Бланка взметнулась в затяжном прыжке и приземлилась взлохмаченной игрушкой хозяйке на колени.
       - Я ее даже забываю расчесывать, - грустно заметила Юлька. - Или другой раз нет сил... А эту персианку мыть нельзя, зато нужно обязательно чесать гребнем хотя бы раз в день. Иногда прихожу вечером, а Бланка сидит в ванне и пытается языком поймать капли из крана. Всю воду выпила за день, а другой ей налить некому... Мама хотела забрать ее с собой в Германию, а я не отдала. Без кисы тут совсем с тоски сдохнешь... Сейчас, мой нечесаный несчастный лохматик, мы тебя накормим, напоим и причешем...
       Юлька чуточку ожила, встала, налила кошке воды, насыпала "Вискаса" и отправилась в долгое путешествие по квартире на поиски кискиной расчески. Бланка быстренько слопала все ей предложенное, напилась водицы и преданно заглянула в глаза вернувшейся хозяйке. Лучше Юльки для кисы не существовало никого на свете.
       - Наверное, надо моей Таньке котенка завести, - задумчиво сказала Валентина. - У тебя тут прибавления семейства не ожидается?
       Юлька хихикнула.
       - Моя Бланка - девушка! И расставаться со своим девичеством не больно торопится. В отличие от хозяйки. Бережет честь смолоду, как у Пушкина! Наверное, читала в мое отсутствие, что ей скукой зря томиться! Так что с котятами тебе придется подождать. Глядишь, и встретится на кисином пути какой-нибудь страстный зеленоглазый поклонник с богатой родословной и шерстяной шубкой в полметра. Вот тут она и сломается, моя лапа! И даже про честь позабудет, потому что вдруг очень захочет ее подарить. Тогда, Сушечка, я тебе отдам одного котенка. Остальных продадим по рыночным ценам как можно дороже. Хотя одного малыша надо будет оставить маме. Как бы она не загрустила без детей... Кроме того, им будет куда веселее вдвоем ждать меня с работы...
       Юлька вздохнула. И в эту минуту позвонил мобильник. С гримасой отвращения Юлька вытащила сотовый из сумки и буркнула:
       - Слушаю!
       И услышала совсем не того, кого ожидала услышать, потому что ее лицо менялось так, как меняется лицо человека, узнавшего, что вчерашние анализы на СПИД болезни не подтвердили.
       Валя отвела взгляд. На Юльку было просто невозможно смотреть: ее счастье слишком откровенно, неприкрыто, ярко вырывалось на волю, бросалось в глаза очень резко, даже больно... Точно такой же она становилась, когда уезжала из офиса, вцепившись в руку президента, переполненная разноцветной радостью, ненормально-отсутствующая и забывшая обо всем. Лучший доносчик на саму себя.
       Она отложила мобильник.
       - Приедет? - спросила Валентина.
       Юлька кивнула, затопленная ожиданием.
       - Вы все еще пьете чай? - спросил президент. - Тогда мы идем к вам...
       Она не обратила внимание на странное и неожиданное "к вам"...
       - Сушечка, ты считаешь, как и все остальные, что я злая змея-разлучница? А ведь они просто очень давно не имеют друг с другом никаких прикроватных отношений... Только "да, любимая, да" и "нет, любимая, нет"...
       - Он сам тебе об этом рассказал?
       - Немного, - уклончиво ответила Юля. - Больше я сама догадалась... По разным обрывкам и недомолвкам. Так что ты ничего такого не думай: семьи и любви там нет и никогда и не было. Одни невнятки... Это я тебе точно говорю.
       Валентина задумчиво осмотрела Юльку. Семьи и любви там нет и никогда не было... Она тоже догадывалась об этом. Хотя бы по одним мятым рубашкам президента... Валентина усмехнулась. Значит, это правда...
       Зато у них с Виталием в постели было все тип-топ, как нельзя лучше... Они отлично понимали язык жестов, прикосновений и поцелуев. Безмолвный язык. А вот поговорить друг с другом... Их даже не тянуло на словоизлияния. Валентина иногда безрадостно подозревала, что они с Виталием еще не научились говорить, а ограничились натуральным обменом ничего не значащих пустых слов, скорлупками от слов, суть которых давно выскоблили и вытрясли другие. Безмятежное перекидывание фразами...
       И для жизни они себе выбрали тоже одну лишь оболочку - тело... Испугались глубины, не захотели ее понять или не сумели? Она не знала, почему, но они оба упорно избегали главного - свои собственные души. С ними у обоих не находилось общего языка. Да они его и не искали. Долгое время им казалось, что они прекрасно обходятся взаимопониманием в постели. Но оно, в конце концов, стало понемногу надоедать, не оставляя им ничего взамен... Опытный и предусмотрительный Виталий не учел, что его красавице Вальке вдруг может понадобиться поговорить с кем-нибудь другим. В начале просто поговорить - и ни шага больше...
       - Я поеду, - улыбнулась Валентина и встала.
       Значит, семьи и любви там нет и никогда не было... Это хорошо...
       - Сушечка, извини... - пробормотала сияющая Юлька.
       - Да за что? - искренне удивилась Валентина.
       Как бы очень скоро ей самой не пришлось просить прощения у Юли...
       Роман в России больше, чем роман.
      
       15
      
       Они молча лежали рядом. Темнота забила углы и закрасила мебель. Где-то далеко на Ленинградском проспекте сливались в единый, резвый, энергичный поток сумасшедшие машины. Их мощь казалась Тарасову раздражающе-противна. Настоящая глупость - куда-то нестись и рваться, зачем-то гореть, если все рядом, под рукой, родное и теплое, маленькое и нежное... Разве это нужно - осужденное на бессмысленность непрерывное движение и нескончаемое стремление вперед?.. Тот проклятый магнит, бороться с властью которого порой невозможно...
       Юлька пошевелилась и улеглась ему на живот. Она знала, что делала. Артем больше всего любил именно эти минуты, когда она, не шевеля ни одним пальцем, лежала животом у него на животе, впечатав в его кожу крохотные грудки и закинув руки ему за шею. И ему уже не требовалось ничего другого... Просто чтобы она вот так лежала, не двигаясь... Маленькая, она занимала так мало места... И не понимала главного... Артем ловил себя на нехорошей мысли: ему казалось, что это Клякса... Она тоже обожала разлечься на животе отца, раскинув маленькие руки в разные стороны, и затихнуть. А он блаженствовал и мог так валяться часами, которых ему, к сожалению, не хватало. Разве что в воскресенье...
       - Кнопка... - пробормотал Артем. - Тебе там не виден будильник?.. Который час?..
       Она обречена на этот вопрос. И ненавидела его больше всего на свете.
       - Еще не пора, - прошептала Юлька. - Ты успеешь добраться до дома вовремя... И тебя никто ни в чем не заподозрит... Ты сейчас на таможне.
       - Где я сейчас? - удивленно спросил шеф и слегка приподнял голову.
       - На таможне. Тамара в курсе. Занимаешься растаможкой партии купальников из Польши. Мобильник там часто не пробивается, я проверяла. Так что не подкопаешься... У тебя почти железное алиби! Я не просто твой исполнительный директор, но еще забочусь о твоей репутации и постоянно создаю правду из лжи. Измышляю правдивые ситуации на пустом месте... Ты должен мной гордиться, меня хвалить и вообще радоваться, что я у тебя есть...
       Тарасов молчал. Видимо, радовался... Его маленький полномочный представитель... Юлька тоже приподняла голову, и яркая синева даже в темноте ударила в глаза президента давящей болью.
       - Иногда мне кажется, что я нужна тебе только по работе... Всякие там дела фирмы, которые я уже хорошо изучила в деталях и подробностях... Бумаги, которые надо подписывать...
       - Это не так... - пробормотал, нервно задохнувшись буквами "т", Артем. - И я тебе об этом не раз говорил...
       - Ну, мало ли что! Говорить можно что угодно! - логично возразила Юлька. - Я ведь тоже говорю в офисе, что ты едешь вместе со мной разбираться с капризными покупателями. Никто и не верит! Разве что новенькие...
       - Чего ты добиваешься? - босс начинал раздражаться.
       - Своим враньем? - хихикнула Юлька. - А ты сам догадаться никак не можешь?
       - Не делай из меня идиота! - вспылил президент и крепче прижал Юльку к животу. - И не уползай в сторону! Лежи смирно, как лежала! Я знаю все твои гадкие подлые манеры - сразу смыться в угол дивана! Мне непонятна цель твоих задумчивых размышлений о собственной ненужности!
       Он пытался хоть как-то - неумело, неловко, даже грубо - выбить из нее, убить в ней мысль о его возможном разводе... И всякий раз боялся это делать или делал до того нескладно, что сам ужасался своей мерзости, беспощадности, безжалостности... Как только Кнопка его терпела и выносила его жестокость?..
       Тарасов понимал, что она когда-нибудь прямо спросит: а не собирается ли господин президент жениться на ней? На синеглазой девочке с площади Белорусского вокзала, ставшей незаменимой в его офисе, в его постели, в его жизни?.. И если нет, то почему?.. Он с ужасом ждал этого вопроса, но она пока его задавать не торопилась, ограничиваясь лишь пространными заявлениями о своем почти бессмысленном и очень одиноком существовании на Земле. И, в сущности, была абсолютно права...
       - Вот там живет загадочный, даже подозрительный человек, - неожиданно решила сменить тему Юлька и протянула ладошку в сторону окна. - Видишь красные шторы в доме напротив?
       - И в чем же его загадка? - пробасил президент, не проявив к сообщению большого интереса.
       - Я заметила это случайно, - объяснила Юлька. - Он слишком часто включает и выключает свет, иногда подряд несколько раз. У него почти никогда не раздвигаются шторы... Как ты думаешь, что он там делает в темноте?
       - Одно из двух: либо печатает фальшивые доллары, либо принимает дам. Например, работает жиголо. Впрочем, может, это из любви к искусству... Также не исключено, что резидент подает условные сигналы. Тебе что, нечего делать?! Поменьше смотри в окно!
       - Да я туда совсем не смотрю, - задумчиво отозвалась Юля. - Говорю же: это получилось случайно... Просто так...
       Тарасов провел пальцами по светлой голове.
       - Кнопка, ты не замерзла?.. Мне пора... Надо ехать...
       Она лежала, не шевелясь, словно не слышала...
       - Вся жизнь проходит в этих "надо"!.. Провались они пропадом! Неужели мне не светит никаких других замечательных слов?.. Интересно, как ты думаешь, Бланка понимает, чем мы здесь вдвоем без нее занимаемся? Она ведь у меня девственница. И, по-моему, даже не рвется к знакомству с котами.
       Президента не волновала девственность Бланки и ее непростые взаимоотношения с противоположным полом. Он осторожно снял с себя, легко подняв в воздух, Юльку, опустил рядом и встал.
       - Среди вечных "надо" проходит не одна твоя жизнь... Это удел многих.
       Юля осталась лежать, искоса наблюдая за шефом.
       - Почему у тебя всегда мятые рубашки и зависевшиеся в шкафу пиджаки? - вдруг спросила она. - Ты живешь на самообслуживании? Давай я поглажу.
       Никогда раньше об этом не заговаривала, будто не замечала...
       - В другой раз, сейчас некогда, - снова раздражаясь, буркнул Тарасов. - И не забудь потом закрыть за мной дверь, иначе твоя драгоценная кошка может выскочить следом. Она уже несколько раз пробовала это сделать.
       - Вряд ли. Она боится лестницы, подъезда, а больше всего - улицы. Разве что она влюбилась в тебя... А ради любви чего только не сделаешь!.. Хотя пока ты ей совершенно безразличен...
       Юлька лениво потянулась и села, набросив на себя халатик. Очень злая синева в упор...
       - Я тебе приготовила курицу с чесноком, как ты любишь... А ты даже не попробовал...
       - В другой раз, - нетерпеливо повторил президент. - Завтра с утра мне надо заехать к турецким поставщикам. Буду около двух. Если что, звони на мобильный...
       Бланка тихо сидела под дверью в коридоре и, опустив желтые глазки, скучая без телевизора, сегодня оставленного хозяйкой в комнате, терпеливо ждала, когда о ней вспомнят.
       - Купи для нее второй "ящик", чем без конца туда-сюда таскать этот, - посоветовал президент по пути в ванную. - Жалко зверя... Вон как мучается!
       - Обойдется одним! - буркнула Юлька. - Еще второй ей покупай! Фанатка! Раба ТиВи!
       - А какие передачи она больше всего любит?
       Уже из-за двери ванной...
       Юлька вздохнула и ответила, уткнувшись носом в щелку.
       - "Детектив-шоу", триллеры и "Момент истины". С удовольствием смотрит клипы, рассчитанные на детишек, еще не прочитавших ни одной книжки. Правда, после этих клипов книги им будут уже ни к чему... Неравнодушна к Сталлоне. А еще к "Империи страсти". Но это очень поздно. Пока они все там разденутся!.. Раздевайтесь с нами, раздевайтесь возле нас, раздевайтесь лучше нас... Раздеваемся все! Это куда проще душевных откровений других шоу-братьев, зато на порядок зрелищнее. Поэтому и показывают попозже, когда малышня спит. Я не выдерживаю напряжения и высокой температуры этих безумных вожделений и страстей, тоже раздеваюсь за компанию и засыпаю. Приходится выключать. Киса очень горюет. У нее переживательный характер.
       - Странные и противоречивые вкусы, - заметил президент из ванной. - Чтобы кошка - и политика?! Впервые слышу... Ну, раздевалки - это еще куда ни шло... У тебя что, опять нет горячей воды?!
       - У меня вместо горячей воды непрерывная реформа ЖэКэХа в действии. Чтобы не забывались! - ответила Юлька. - Зато жизнь сразу приобретает глубокий смысл. Ожидание горячей воды - и потом ни с чем не сравнимое блаженство при ее неожиданном появлении! По-моему, одни россияне понимают, что такое настоящее счастье.
       - Кроме меня... - пробурчал президент, выходя из холодной, как морозилка, ванной. - Меня такие смысл и счастье совершенно не устраивают. В следующий раз надо будет облаять диспетчерскую... А ты у меня молодец! Оптимистка!
       Он на секунду остановился и снова провел рукой по светлой голове.
       - До завтра, Кнопка... Не грусти...
       Бланка сидела на пороге и внимательно смотрела ему вслед.
      
      
       - Валентина, опомнись! - сказала мать. - Ты с утра до ночи думаешь только о нем!
       Валя изобразила удивление. Получилось неважно.
       - О ком это?
       - Ты отлично знаешь о ком! - жестко ответила мать. - Не прикидывайся дурочкой!
       Валентина смешалась. Она думает о нем?.. Замечательно... Просто отлично...
       - Разве это так заметно? Я вообще-то бестолковая...
       - Ты нашла себе отличное оправдание, - сказала мать. - Чуть что: сразу - я бестолковая! И с меня взятки гладки! Надеюсь, твой рассеянный муж, поглощенный одной лишь работой и тоже очень бестолковый, твоих странностей пока не замечает. И не будет замечать еще долго. Только ведь все до поры до времени... Рано или поздно он это обнаружит. Как теперь говорят - засечет! Что с тобой происходит? А главное - что тебе еще от жизни нужно?! Я никак не могу понять!..
       Валентина тоже никак не могла ни в чем разобраться. Какая-то смутная, серая путаница неясных чувств и желаний, заблудившихся в перекрестках и лабиринтах до сих пор не проснувшейся души... Словно второй раз наступило детство, а потом - отрочество, надолго задумавшееся, а потому больно столкнувшееся с юностью и не дотянувшее до зрелости.
       Валентине хотелось снова стать маленькой, второй раз проскакать по лесенке вверх, прыгая со ступеньки на ступеньку своих лет, и добраться до двадцати восьми, и остановиться, задержаться, чтобы, наконец, понять себя, стать собой и совсем другой, с другими мыслями, чувствами, настроениями... Оставив в прошлой, прежней жизни мужа и даже Таньку...
       Таньку?! Валентина вздрогнула. Как это к ней приходят подобные страшные мысли?..
       - Ты взрослая женщина! - продолжала мать.
       Ничего подобного... Откуда она это взяла?.. Если только доверять паспортным данным...
       - У тебя хорошая семья...
       И это довольно спорно...
       - Объясни: о чем ты думаешь?
       - Объясняю! - взорвалась Валентина. - Я думаю о работе! Мне она нравится! И ее у меня очень много!
       Мать иронически прищурилась. Валя терпеть не могла подобных сверх умных прищуров, подчеркивающих тонкой и выразительной чертой превосходство твоего судьи.
       - Кому ты это говоришь? Нравится... Да, нравится!.. Только не работа...
       - Мама, перестань! - истерически крикнула Валентина. - Почему ты все время упорно навязываешь мне свой образ жизни и так отлично знаешь мой? Тебе на пенсии неплохо бы подработать в ФеэСБе! Ты там стала бы незаменимой. Под кодовым именем мадам Штирлицева!
       - А тебе лучше вообще нигде никогда не работать! - отпарировала мать. - Когда ты сидишь дома, всем жить спокойнее!
       В дверях обрисовалась удивленная Танька: в ее доме крики были редкостью.
       - Видишь: напугала ребенка! - обрадованно укорила мать, пытавшаяся спасти единственную дочь в последней стадии разложения.
       - Еще неизвестно, кто напугал! - возразила Валентина.
       Танька молча ткнулась головой ей в колени.
       - Все в порядке, малыш! - успокоила дочь Валентина. - Мы больше не будем кричать. Это случайно вышло, извини...
       - А помнишь, мама, того высокого дядю в парке? - вдруг спросила Танька. - Ну, он еще заикался и так здорово бегал на лыжах? Он обещал познакомить меня со своей дочкой... Когда же мы пойдем знакомиться?
       - Ненормальная! - резко сказала мать и вышла из комнаты, хлопнув дверью.
      
       16
      
       - Ты заболела? Почему молчишь? Опять плохо со спиной? - высыпал Артем на Настю мелкие жесткие крупинки вопросительных знаков. - Давай снова сделаем массаж, ты с этим делом не затягивай! Позвоночником рисковать не стоит.
       - Со спиной? С чего ты взял? - удивилась она.
       - А вон, у тебя на столе визитка!.. Кандидат медицинских наук... Зачем он тебе, если ты здорова?
       Настя равнодушно смела визитку в ящик стола.
       - Да это так, случайный знакомый... Вдруг пригодится... Саша у мамы. И мы можем немного развлечься и отдохнуть...
       Она просительно и застенчиво взглянула на Артема.
       - Я так и понял, - буркнул он. - И я не устал. Но раз ты хочешь... А ты придумала, как мы будем развлекаться? Учти, у меня очень мало свободного времени.
       Настя ни о чем не думала заранее: просто сказалось и предложилось. Теперь она пыталась срочно изобрести хотя бы один развлекательный маршрут. Театр, кино, консерватория?.. Артем выходов в свет не любил, людей чурался... Сашка - один рассвет в его окошке... Да еще работа... Где находится его первая помощница во всем...
       Настя старалась гнать от себя прочь мысли об этой даме. Выходило плохо, но все-таки пока она с ситуацией кое-как справлялась.
       Артем рассеянно перебирал какие-то бумаги. Ну, почему он так всегда скучает без Сашки?! И ее нелегко оторвать от отца даже на два дня. Хотя он молчит, ничего не скажет... Только смотреть на его застывшее лицо нет сил... К чему эти невероятные страдания?!
       Настя начинала раздражаться. Опять его показательные выступления! Неужели она, мать, любит ребенка меньше?! Очевидно, главное в том, что Сашка живет у Настиных родителей. Это терзает его больше всего. Он не хочет делить с ними дочь... И вообще не хочет делиться ею ни с кем... Даже с Настей.
       Сашка родилась лунатиком. В полном смысле этого слова. Поэтому Настя всегда хорошо знала даты полнолуний: именно в эти ночи Сашка вставала с кровати и начинала бродить по квартире. Потом она ничего не помнила из своих ночных лунных путешествий. Дочка заходила на кухню, в ванную, подходила к двери лоджии... Счастье, что пока не дотягивалась до замков и запоров... Настя поднимала голову и настороженно прислушивалась к ее шагам. Немного погуляв, Сашка укладывалась в кровать и спала до утра. Но чаще всего она забиралась в постель родителей, а утром удивленно спрашивала:
       - А как я сюда попала? Ты меня перенес?
       - Да, перенес, - нежно бормотал Артем, прижимая к себе ее темную голову.
       Он так менялся рядом с дочкой - облако в штанах! она могла из него веревки вить! И Настя стала ловить себя на закипающей, противоестественной зависти к собственной дочери. Ну, почему Артем любит одну лишь Кляксу?! Одно утешение: его помощница тоже сильно проиграет Сашке.
       Когда она в своем странном лунном полусне устраивалась у родителей под одеялом, Артем укладывал ее к себе на живот и замирал. И он, и Сашка любили спать именно так. Настя удивлялась про себя: неужели им удобно? Она бы, наверное, в таком положении никогда не заснула. Но со своим недоумением старалась не возникать.
       - Я хочу как-нибудь заехать к тебе в офис...
       Вот оно, то самое, чего Артем ждал уже несколько дней!.. Он оторвался от бумаг и мрачно, исподлобья взглянул на Настю.
       - Это и есть наше общее развлечение? Сурово! Бурный всплеск фантазии!.. Ты не могла выдумать что-нибудь поинтереснее? Я все-таки рассчитывал на театр...
       Сильно завяз в словах...
       - А это и есть театр! Самый модерновый, сплошной сюр, - пробормотала Настя. - Но, конечно, нельзя смешивать свеклу с бисквитами... Я закажу билеты в Новую оперу. Не возражаешь?
       - Ничего не имею против, - буркнул Артем. - Один вопрос мы благополучно озвучили и решили. Давай справимся со вторым. Он будет посложнее... Зачем тебе ехать ко мне в офис? Что ты там забыла? Хочешь встретиться лицом к лицу с одной слишком интересующей тебя леди? Дамские штучки! Успокойся, я наврал: ты слишком донимаешь меня своей бессмысленной необоснованной ревностью. И уже сколько лет! Не надоело? На мой взгляд, довольно однообразное и скучное занятие.
       Нужно опять, как всегда, разрулить и расшить ситуацию... Любым доступным способом. Он не может рисковать Настей и семьей. Семьей?! Только одной Кляксой! Артем был абсолютно уверен, что в случае развода Настя сыграет на самом болезненном - запретит ему видеться с дочкой. Или жестко ограничит время их встреч. Он боялся больше всего именно этого... Он не сумеет жить без Кляксы... Это невозможно себе даже представить...
       Но еще он страшился остаться без могучей поддерживающей руки тестя... На что он способен без его помощи? И акции фирмы принадлежат в основном именно тестю. Ну, конечно, он озаботился заранее будущим дочери и внучки, он просчитал все возможные ходы и грациозные пируэты изворотливой судьбы и не захотел рисковать главным... И правильно, зачем ему это? Он заранее предусмотрительно связал Тарасова по рукам и ногам, чтобы еще раз подчеркнуть, кто в доме хозяин. За доказательством далеко ходить не придется... Артем был загнан, как попавшийся в руки ментов карманник, и прекрасно понимал, что выхода нет.
       - Я хочу посмотреть ваши новые партии белья, - сказала Настя. - Мне кое-что нужно купить...
       Взгляд мужа захмурел, как небо второй половины ноября.
       - Я тоже не умею врать, - признался он. - Учусь по ходу дела. Но у тебя это получается даже хуже, чем у меня... Ты никогда не покупаешь дешевку. Это раз. Во-вторых, я всегда могу доставить тебе на дом все необходимое. Зачем для этого куда-то ехать? Решила все выяснить на месте? В качестве контрольно-ревизионной комиссии?! Но, по-моему, при капитализме они стали сильно непопулярны...
       Первый раз в жизни он увидел на ее лице откровенное презрение. И едва удержался, чтобы не ударить... Настя отвела глаза: ей стало страшно... Но ждать от собственного мужа нежных слов, переполненных добротой - то же самое, что ожидать, когда России, наконец, отдадут Березовского...
       - Ты будешь, как всегда, копаться в женском белье?! Настоящая мужская работа! Тебе нравится?! Хорошо, что хоть не в грязном... Но это неизвестно!.. Вполне вероятно, что ты уже завяз в нем по уши!
       Он хотел закричать, объяснить, что сюда, в это проклятое пресловутое белье его толкнул ее разлюбезный, бесценный папенька, и, в конце концов, не все ли равно, чем торговать, были бы деньги!.. Так рассуждал когда-то и ее любимый папаша... Выкинуть, вышвырнуть ее вон из комнаты, беспомощно хлопнуть дверью!.. Или уехать прочь из дома!.. Хорошо, что сейчас нет Кляксы...
       Он бессильно стиснул большие кулаки. Окаменели скулы... Морщины на лице - слишком прямолинейные свидетели жизни Тарасовых - прорисовались резче и грубее...
       - У тебя плоховато с головой! Когда желаешь поехать?
       Президент отрезал себе все возможные пути отступления.
       - Завтра! - сказала Настя и вышла.
       Каждый получает то, чего упорно добивается...
      
      
       Небо набухло снегом и неторопливо размывалось зарозовевшим от холода близким рассветом. Бессонная Юлька смотрела в окно на красные шторы соседа. Они сейчас оставались темными. Ей абсолютно нечего делать дома... Ее сюда никогда и не тянет. Весь мир - в одной точке, "горячей точке" Та... Вся жизнь сбилась в один большой рабочий ком - офис. Она летела туда утром, как жеребенок к матери, и уходила оттуда радостно лишь в одном-единственном случае - держась за большую надежную мужскую ладонь...
       Но ведь нельзя жить, замкнувшись на одном человеке... Или можно?.. А вдруг как раз так и нужно?.. Но она живет как бы сбоку припеку, лепниной на чужом здании, задуманной для собственного развлечения глупым фантазером-архитектором, считавшим себя обязанным нацепить на дом множество лишних деталей... Со стороны они смотрятся довольно нелепо, жалко прильнув к стенам, прикнопившись, как любит повторять президент... Она никогда не просыпалась рядом с ним рано утром. Никогда...
       Юлька перевернулась на бок и снова взглянула на темные красные шторы. Что ей делать дальше?.. Сколько еще лет она вынуждена прожить рядом с ним, держась за его руку и зная, что она ей не принадлежит?.. И никогда не будет принадлежать... Хотя это неизвестно, кому она действительно принадлежит... А дом... Ну, мало ли у кого какой дом... Или даже несколько домов... Но президент - большой и сильный. А Юлька - маленькая и слабая. Она ничего не понимает, не умеет, не знает... Кроме одного - без него она пропадет... Но президент тоже пропадет без нее... И еще неизвестно, кто быстрее и страшнее. Хотя, скорее всего, она фантазирует и преувеличивает опасность: ничего такого не произойдет. Никто из них не сгинет, с пути не собьется, не сопьется, не изойдет слезами и мечтать о добровольном и скоропостижном, необдуманном уходе из жизни не станет. И Юлька, его единственная отрада - а ты забыла о дочке? - просто уедет, наконец, за бугор к великому торжеству ее родных эгоистов, готовых разорвать Юлю на клочки ради собственного удовольствия. А он... Ну, что он?.. Он останется здесь, под могучим вечным крылом отлично крышующего его тестя, с нелюбимой, но выгодной и ценной женой Настей и по-настоящему любимой дочкой Сашкой... И будет делать деньги дальше, продавать и перепродавать бабские тряпки, может даже на досуге застрогать еще одну девочку... Которая тоже станет обожаемой.
       Эти подробности не имеют ни малейшего отношения к счастью, но непосредственно и неразрывно, интимно-откровенно связаны с жизнью, которая в счастье часто вовсе не нуждается. Она куда острее бедует без материальных подпорок. Все проще и грубее, чем думают глупые восемнадцатилетние девочки, отправляющиеся в глухом отчаянии на площадь Белорусского вокзала. За счастьем... Как за спичками или грибами... И даже его нежданно-негаданно подбирающие на асфальте, там, где это абстрактное понятие нечаянно уронили...
       Ее никто никогда не любил. Хотя родители, тетки и даже АэМТэ были убеждены, что преданы ей и окутали ее своей верной, искренней и надежной защитой. Чего ей еще надо? Они любили по-своему, слишком по-своему, на свой лад и манер, как им было удобнее, представляя себе любовь любовью для себя. А любить ради себя - довольно легко, просто и приятно. Юльке хотелось, чтобы ее любили ради нее...
       - А помнишь, когда мы возвращались из ресторана в мой день рождения, мы встретили свадьбу? - спросила Юлька на днях шефа.
       - Я не верю в приметы, - упрямо ответил он.
       - Ну и не верь! - хмыкнула Юлька. - Они в твоей вере совсем не нуждаются!
      
      
       Когда они в первый раз после своего стартового вечера на даче приехали к Юльке домой, она неожиданно странно замялась на площадке перед запертой дверью.
       - Вспомнила о хахале? Сбереженном там на всякий пожарный? - задумчиво взглянул на малышку президент.
       - Хахаль... - горько вздохнула Юлька, в который раз суетливо, нервно перерывавшая карманы и в панике вытряхивавшая на грязный пол лестничной площадки всю чепуху своей сумочки. - Если бы хахаль!.. Он бы, по крайней мере, открыл нам дверь... Я просто опять забыла на работе ключи... Или снова их выронила...
       За дверью призывно подала голос соскучившаяся чуткая Бланка, услышавшая родные интонации хозяйки.
       - Киса, потерпи еще чуть-чуть, - попросила Юлька. - Не мяукай и не вмешивайся в процесс!
       Тарасов начал нагреваться.
       - Так что, вернемся на работу и поищем там ключики от квартиры, где кошка сидит? Заодно еще немного потрудимся на славу российского белья! Или ты предлагаешь мне расчудесный вариант любви в подъезде? - Он спотыкался почти на каждой согласной. - Способ, скажем прямо, оригинальный, молодежный и мной, признаюсь, еще ни разу не испробованный. Ты, я смотрю, взялась за меня крепко! Мечтаешь натренировать на плейбоя?
       - Не волнуйся, пожалуйста! - пробормотала Юлька. - Ключи я теряю через день... Я чумачедчая... Так папа всегда говорит... Поэтому запасной комплект хранится у добрых соседей. У меня рядом живет чудесная пара пенсионерчиков... Сейчас, подожди... Это три минуты...
       И Юлька метнулась к дверям напротив.
       Открывшая ей пожилая женщина обрадовалась Юльке так, словно девочка принесла ей известие о повышении пенсии в десять раз, а заодно о снижении квартплаты и стабилизации цен.
       - Юлечка! - радостно засмеялась соседка. - Неужели опять?!..
       - Да, тетя Ася... - виновато переминаясь с ноги на ногу, призналась Юлька. - Извините, пожалуйста...
       Женщина снова засмеялась, ушла в глубину квартиры и быстро вернулась, позвякивая ключами.
       - Ты завтра вновь закажи, если не найдешь, - сказала она. - А это кто же такой?
       Она внимательно оглядела Артема, еле сдерживающего рвущееся на свободу негодование.
       - Это?.. - Юлька испуганно взглянула на сцепившего зубы шефа. - Это, тетя Ася, очень хороший человек... Спасибо вам...
       И поспешно втолкнула в свою квартиру мелового от бешенства Тарасова.
       - Я не музейный экспонат! Не скульптура Родена в Пушкинском музее! - взорвался он в передней, больно ударяясь о каждое слово. - Что за кутерьма с ключами и тетями? Ты бы все-таки координировала свои действия и хотя бы немного обдумывала поступки!
       - Конечно, не скульптура, кто говорит, что скульптура... - торопливо оправдываясь, забормотала Юлька, пытаясь болтовней наспех забросать опасный огонь. - И я обдумывала, я все очень хорошо обдумывала... Если бы я так не делала, ты бы никогда меня не встретил и никогда бы мне...
       - ... Не понравился! - закончил президент и хмыкнул.
       - Ну да!.. Не сердись...
       Юлька прилипла носом к его груди и затихла.
       - Ты должен успокоиться и выпить чаю, - посоветовала она его молнии на ветровке.
       - Какого еще чая? - справился еще не до конца вернувшийся в приемлемые рамки взаимоотношений неустойчивый босс.
       - Горячего! Крепкого! "Брука Бонда", который заряжает на все сто! Я заварю. Раздевайся... - Юлька оторвалась от понравившейся ей молнии и помчалась на кухню.
       Бланка тихо сидела в прихожей и рассматривала нового гостя. Ее мнение о нем осталось неопределенным. И выражать его она не собиралась, хотя, судя по всему, была уверена, что хозяйка с ней напрасно никогда не советовалась, иначе совершила бы ошибок поменьше.
       Президент равнодушно покосился на кошку, снял ветровку и ботинки и пошлепал за Юлькой следом. Но заварить чай он ей не дал.
       - Маленькая хозяйка большого дома... - пробормотал он, прижал ее локти к бокам и легко поднял вверх. - Брось свои чашки... Они никому не нужны...
       - Будем учиться дальше? - осторожно полюбопытствовала Юлька. - Назови тему нашего следующего урока...
       - Сейчас... Дай подумать... Не так все просто...
       Он поставил ее на одно мгновение на пол, перевернул лицом к себе и снова рывком рванул вверх, к своим глазам.
       - Кнопка... - пробормотал он. - А мы вполне могли никогда не дожить друг до друга...
       - Ну, для чего такие пессимистические предположения? - философски заметила Юлька. - Ведь вышло все иначе!.. Смотри, как хорошо я уже умею целоваться... И все благодаря тебе...
       И осторожно раскрыла губами его рот...
      
      
       Наверное, Юльке нужно получить какое-никакое образование... На кого бы ей выучиться? Хотя она и так уже многое умеет... Надо просто получить бумажку, официально подтверждающую ее статус менеджера или бухгалтера. Тогда к ней больше никто не будет привязываться. Ведь ей придется потом жить самой... Самой... Значит, без него... Как она сможет так жить?!.. А ведь это неизбежно, мама права...
       Предметы в комнате понемногу обретали свои цвета, сбрасывая ночные тени, как пижаму. Ночь бережно хранили только углы комнаты, пряча черную неподвижность, как преступник скрывает до поры до времени нож.
       Дверь тихо поплыла в сторону, и бесшумно появилась ласковая, хорошо выспавшаяся, теплая и лохматая со сна Бланка. Она покачала светлым дымом хвоста и прыгнула к хозяйке на диван. Умная кошка всегда сначала проверяла, нет ли там кого-нибудь еще, и никогда не бросалась в постель в присутствии мужчин. Она любила одну лишь Юльку.
       - Доброе утро, киса, - сказала хозяйка, погладив длинную шерстку. - А давай поедем с тобой в Италию! Там хороший климат. Ты у меня быстро потемнеешь на жарком солнышке и станешь черной кошкой. И тебя все начнут избегать и будут в страхе от тебя шарахаться. Хотя, может быть, итальянцы совсем не суеверны или у них другие приметы. И миланцы подберут тебе достойного жениха. Ведь ты всегда себя очень хорошо ведешь. В отличие от меня...
       Бланка сомкнулась гибким кольцом и ткнулась Юльке в ладонь. Выяснить, хочет ли киса ехать за бугор, не удалось. Пора было вставать и собираться на работу...
      
       17
      
       - Лебедь белая! Рекламный модуль! - фыркнула Юлька, когда Жанна, убедительно и ярко подтвердив неограниченные возможности импортной косметики, выплыла из кабинета шефа. - И даже вдруг постриглась! Очень модная аранжировка... К чему бы это? С гладкой и строгой головой так просто никогда не расстаются. Здесь какая-то тайна.
       Секретарша Тамара тихо засмеялась. Она попала в крайне сложное, двусмысленное или даже трехсмысленное положение, из которого не выпутался бы и опытный дипломат, прослуживший в МИДе не один десяток лет и прошедший суровую бурсу российских посольств в горячих африканских странах. Но Тома, в конце концов, выпуталась.
       Ей, востроглазой и наблюдательной, приходилось каждый день искусно балансировать на грани невыносимого характера шефа и лавировать между Юлей, Жанной и Валентиной, тихой и незаметной на вид, но явно забирающей в свои ручки многочисленные веревочки театральных декораций, которые вот-вот резко поменяются, хотя об этом пока не хотел думать даже сам президент.
       Рядом с ним выживали немногие. Фирму лихорадило от непрерывной смены сотрудников, но президент этого словно не замечал или не желал замечать и спокойно перебрасывал на плечи Юли, Жанны и Валентины все последствия своей неуживчивости и той легкости, с которой он, якобы убедившись за месяц в полной непригодности очередного нового работника, отправлял его на все четыре стороны. Президентская команда имела строго ограниченное количество.
       Порой масла в огонь, и без нее горящий ровным незатухающим пламенем, подливала Юлька, не брезговавшая жаловаться на ленивых менеджеров. Нон-стопке казалось, что все обязаны выдерживать предложенный боссом и ею режим и ритм. Она не допускала никаких отклонений и смягчающих обстоятельств. Но ведь не могла огневушка-поскакушка, вся жизнь которой сосредоточилась в офисе, почти как у президента, работать сутками с ним вдвоем, требовались и остальные... Иначе кем ей руководить?.. А значит... Значит, пусть вся фирма принимает их условия игры!..
       Еще синеглазику очень нравилось наслаждаться и развлекаться не только властью над людьми, пробовать ее на вкус и на цвет, но - самое главное! - властью над президентом. Это потихоньку, незаметно, исподволь стало смыслом Юлькиной жизни, ее основной ценностью - видеть, как он готов в лепешку разбиться, сделать для нее все, что она попросит, как он мог после одного ее небрежного слова, детского указания пальчиком - вот этот, фас, распни его! - унизить любого, любого оскорбить и выкинуть вон...
       Маленькая хозяйка большого дома...
       Она быстро догадалась, сметливая девочка, что Тарасов, ее любимый президент, принадлежит к породе людей, рожденных повелевать. Даже страшно представить, что случилось бы с ним, доведись ему оказаться в роли безгласного подчиненного. Но жизнь широким жестом предоставила шанс очередному "рвущемуся к власти навластвоваться всласть..."
       Для него слишком большое значение имело, где сидеть. На стуле он бы вел себя совершенно иначе, гораздо мягче и спокойнее, но пересаженный в другую почву, то бишь в кресло, мгновенно оказался невменяемым. Пересадка, как и перестройка - всегда процессы болезненные, тяжкие и имеют необратимые последствия. Увы...
       Смышленая девочка сообразила и другое: именно такие сложные, на первый взгляд, неуправляемые натуры на деле очень легко поддаются чужой воле. К настоящему сопротивлению всегда готовы лишь выдержанные и тихие. И Юля осторожно и настойчиво стала чаще и чаще показывать свои острые белые зубки...
       Но к ее злым укусам очень скоро могли прибавиться коготки других нежных пальцев. Потихоньку настроениями президента начинала заражаться Валентина. Она музыкально поймала на слух его интонацию, легко ксерокопировала его стилистику, и в отделе рекламы зазвучало привычное, на тех же повышенных тонах, но на других октавах "Мы можем с вами расстаться!" или "Раз вы устали, то, пожалуйста, берите бессрочный отпуск!"
       Великий тесть президента думал лишь о дочке и внучке. О людях, которым предстояло трудиться под началом ненавистного ему зятя, Михаил Аронович не заботился и даже не задумывался. И напрасно... Хотя в чем можно обвинять человека, пытающегося худо-бедно устроить судьбу единственной дочери?.. Не бедно... Но зато очень худо...
       - Дышать можно, но только в другую сторону, - говорила о своем любимом офисе неглупая секретарша Тамара.
      
      
       Юлька очень похоже передразнила походку Жанны, заодно похвалившись своими колготно-ажурными модными ногами, снова рассмешив Тамару, и вылетела из приемной. В коридоре ее позвал мобильник.
       - Как там дела? - спросил любимый и родной бас.
       - Когда ты приедешь? - проигнорировав его вопрос, спросила она. - Здесь все тоскуют без тебя...
       - Странно... Я вовсе не Ален Делон! - пробасил шеф. - Буду через час-полтора. Да, Кнопка, там приедет одна дама... Блондинка в лисьей шубе. Это моя жена. Займи ее чем-нибудь до моего приезда. Какие-нибудь журналы... Можешь устроить дипломатический прием. Это несложно. Ей просто нечего делать.
       И вырубился, бахнув, словно между прочим, оглушительную, сшибающую с ног новость...
       Растерянная Юлька застыла с мобилкой в маленькой ладошке. Что это значит? Зачем сюда едет его жена? Она здесь ни разу не бывала... Подозрительно... У Юльки нервно забилась жилка на виске. Артем часто разглаживал ее, нежно-синеватую, переполненную волнением и тоской, которые некуда было выплеснуть.
       - Что у нас произошло? - ласково пропела рядом Жанна.
       Как всегда неслышно она ходит... Как тать в ночи. Хотя в офисе очень мягкие паласы... Но все равно незаметна одна лишь незаменимая помощница. Подбирает на редкость невыразительные, штилевые каблуки...
       "Почему я ее так ненавижу? - подумала Юлька. - Ну, это понятно..."
       Она сама недавно ответила на подобный вопрос Валентины.
       - Потому что она липнет к АэМТэ, как жвачка к зубам!
       - Но ведь это она липнет, а не он к ней, - логично возразила Валентина.
       Да, это правда... Только от потенциальных соперниц Юлька старалась избавляться заранее. Она уже успела выгнать смазливую, сильно ластящуюся к президенту секретаршу, работавшую до Тамары, и расправиться с юной резвой курьершей и не менее проворной кассиршей, которой очень понравилось ходить в президентский кабинет, якобы отдавая зарплату. Но вот зарплат этих стало, по мнению бестеневой девочки, слишком много...
       "А почему мне нравится Валечка? - спросила себя Юлька. - Не знаю... Но, по-моему, человек с лицом Сушечки не способен врать..."
       Однажды она так и сказала о Валентине президенту. И он ответил, усмехнувшись:
       - Врать может человек с любым лицом!
       Наверное, он был прав...
       Не выдержав дипломатического нейтралитета, Юлька злобно, резко кинула Жанне:
       - Тебя не касается! - и бросилась к Валентине.
       Хотя событие касалось напрямую именно Жанны...
       - Сушечка! - шлепнулась Юлька на стул. - Звонил АэМТэ... Передаю очередное послание президента! Сюда вот-вот должна заявиться его жена...
       - Кто?! - изумилась Валя, вдруг съежилась, втянула голову в плечи и стала серенькой и невыразительной, как летний зайка. - Зачем?
       Юлька развела руками. Она тревожно терзала в руках несчастный сотовый.
       - Он просил ее чем-нибудь занять до его приезда... Я не знаю, о чем с ней разговаривать и как себя вести...
       Валентина задумалась. Ситуация по зубам лишь опытным аналитикам, а не им с нон-стопкой.
       - Сушечка, ты не возьмешь ее на себя?.. - робко, со слабенькой, едва тлеющей надеждой спросила Юлька. - Ведь я не смогу... Как он все нелепо и нескладно придумал... Экстремал...
       - Скорее всего, это не он, - отозвалась Валентина.
       - Она? Но зачем ей сюда ехать? Что она тут забыла? -Юлька начала накаляться. - Мне только ее здесь с утра сильно недоставало! И так телефоны разорвались! Я спихну ее на Жанку! Пусть наша орлеанская дева с ней и валандается! Они там все с завышенными образованиями - так что должны друг друга понять как нельзя лучше. А я буду работать! У нас опять одна партия застряла на таможне. Значит, снова давай на лапу! Надоело! А Жанна Александровна отправляет туда всегда меня. Ей нравится переваливать дела на других. Совершенно обленилась! Нет чтобы самой хоть разок прошвырнуться на машине! Отъела задницу, как два арбуза! На стуле не помещается! Шкафандра!
       Они делили и никак не могли поделить власть. Но это ерунда, чисто внешнее оформление конфликта... Они делили и никак не могли разделить президента. Он на двоих не делится... На двоих?.. Почему же на двоих?.. Они обе жестоко обольщались числом... Забывали о законной жене... И еще кое о ком...
       Валентина попыталась спрятать заметавшиеся глаза.
       - Лучше бы Жанна, а не я... У меня тоже завал работы...
       Но толком ни о чем договориться не удалось: позвонил внутренний телефон, и Тамара умирающим голосом выдавила из себя, что приехала жена президента и ждет в кабинете. Она, Тамара, ее туда проводила, но не знает, что делать дальше.
       - Не делай ничего! - буркнула Юлька. - Я сейчас приду!
       Мужчины, объяснила она себе, смертельно, до полуобмороков, боятся точечных ударов, дорогих бутиков и зубных врачей. Мужчины предпочитают отправлять безотказных женщин на линии огня, будто случайно, на время, задерживаясь в тылу, то есть у поставщиков, где вполне можно отсидеться до прекращения бойни и объявления недолгого перемирия. Но им очень нравится включать для других на полную громкость музыку атаки...
       Юлька встала, погладила себя по плечу - умница Юля, хорошая девочка! - расправила крохотную юбчонку и решительно двинулась в одиночное плавание...
       Валентина задумчиво смотрела ей вслед.
      
      
       В приемной президента можно было запросто поджигать словно пропитанный бензином и готовый с минуты на минуту воспламениться воздух. Тамара деревянными движениями стучала на компьютере, стараясь не смотреть в сторону кабинета, где в дверях окостенела худенькая блондинка, конечно, в неплохих шмотках, но ничем другим взглядов не зацепляющая. Она глядела недобро, изучающе, кого-то высматривая, как глядит собака, тренированная на поиск наркотиков и вышедшая с утра на задание с одной четкой целью: найти эту мировую отраву.
       Юля исподлобья окинула жену президента игольчатым, колючим взглядом, пытаясь повторить проникновенные глазки-ежики Петровой, старающейся любого вывернуть наизнанку. Правда, пытливая Жанна частенько в своих экспериментах прокалывалась. Поэтому чистота ее изысканий и опытность исследователя находились у Юльки под большим сомнением. Но даже просто автоматически повторить Петровские просвечивающие рентгеновские взоры ей не удалось. Зато жена президента мрачновато уставилась на нее.
       - Вы Жанна? - тихо, бесцветно и почти утвердительно спросила она.
       Какой-то странный, неопределимый тон, балансирующий на грани нервного срыва... Здесь требовалось особое проникновение в тему и знание деталей и нюансов, которые Юльке остались неведомы.
       - Нет! - возмутилась она.
       С каких пор ее начали путать с этой стервой?!
       Тамара сделала Юльке предостерегающие, напоминающие о чем-то очень общеизвестном, большие глаза. Ну да, все правильно: жена президента Тарасова никогда не видела никого из сотрудниц. Все равно безобразие...
       - Я Юля Рыкова, исполнительный директор, - завязав все свои нервы в один тугой узелок, представилась Юлька. - А вас зовут...
       - Настя, - сказала блондинка и еле слышно перевела дыхание.
       Юля прекрасно знала, как зовут жену в законе, но требовалось сыграть в игру до конца. Ей все больше и больше не нравилось происходящее. Зачем шеф свалил все на них? Для чего вообще эта дама явилась в офис? Почему она такая дерганая и неровно настроенная?
       Нехорошая догадка бродила в Юлькиной смышленой голове, да и не одну женскую головку посетила вполне определенная, скверная и лежащая на поверхности мысль. Смущало одно: визит, смоделированный наспех, не прикрытый даже для вида каким-нибудь пустячным поводом, выглядел чересчур прямолинейным и откровенным, примитивным и прозрачно вызывающим, а поэтому попросту глупым. Он явно не продумывался, не разрабатывался стратегически и детально - да и какой стратегии можно ожидать от перегревшейся под высоким напряжением ревности женщины?
       Юлька увидела, что это не по ее душу, удивилась еще больше, окончательно отказалась что-либо понимать и, с трудом скрывая взвинченность, пустилась в открытое море без маяков.
       - Вы хотели видеть Жанну? Она сейчас подойдет, хотя мне кажется, что она вам ни к чему... Она будет здесь лишней.
       Знала бы Юлька, как сильно она ошибается!..
       - Я покажу вам все наши каталоги и проспекты... Пойдемте в кабинет, пока не приехал Артем Максимович.
       Тамара смотрела на Юльку во все круглые глаза с нескрываемым детским восхищением и восторгом, какого способны удостоиться лишь Юрий Гагарин, битлы и Михаил Ходорковский.
       Жанна на костер не торопилась. Она не народная героиня. И Юлька, скрипнув от злости зубами, увела даму в кабинет. Она выбросила перед женой президента веер проспектов и каталогов - пусть любуется! жалко, что ли? - села рядом, как всегда мило развалив на стуле круглую попку, и взялась за объяснения. Все равно дама без нее ничего не поймет.
       - У нас есть несколько своих торгующих точек. Настоящими магазинами их пока не назовешь, но они скоро такими станут. Там вы можете купить себе все, что есть в наших каталогах. И даже больше. Мы иногда не успеваем обновлять издания вслед за ассортиментом. Он быстро увеличивается. Вот, посмотрите...
       Юлька почти соприкоснулась с дамой светлыми волосами и с удовольствием подышала дорогим запахом ее духов. Настя спокойно взглянула Юле в глаза и даже сотворила подобие - но очень искреннее - улыбки. Это совсем сбило Юльку с толку. Так называемая жена, очевидно, совершенно не в курсе, ни о чем не подозревает и не догадывается... Тогда какого рожна она сюда заявилась?! Ей действительно просто нечего делать, как сказал АэМТэ?!
       Нет, это чепуха... Юлька заметила, что Настя не смотрит на страницы, ей по фигу все эти "кулоты" и "брасьеры"... Она кого-то ждет... Напряженно, нервно, еле-еле справляясь с собой... Она плохо понимала и видела все вокруг, и Юльку в том числе...
       "Кто же это нам так необходим? - задумалась Юля. - Ну, не муж ведь... Его можно подождать и дома. Рано или поздно он все равно туда явится. Тогда кто же?! Кого с таким нетерпением жаждет видеть эта блеклая дама, сильно нуждающаяся в немедленных услугах хорошего психотерапевта?.."
       Медленно, с чувством собственного достоинства вплыла свеже постриженная Жанна с нитяными бровями. Чем тоньше бровки, тем больше глазки... Она внесла себя на золотом подносе. Юлька в глубине души давно завидовала умению Петровой себя преподносить, как миллион долларов, и пыталась научиться ходить точно так же. У нее ничего не получалось, мечты продолжали мечтаться, а Юлька по-прежнему вечно срывалась на бег...
       Она даже не сразу поняла, что случилось. Ей почему-то захотелось сначала открыть окно, потом рвануться к двери, отчаянно закричать что-нибудь несусветное, наиболее подходящее в любых безнадежных, безысходных случаях, например, "Пожар!" и броситься за помощью...
       - Добрый день! - великосветски поприветствовала Настю Жанна. - Наконец-то вы к нам выбрались! Нам всем давно хотелось с вами познакомиться.
       И еще как хотелось... Юлька вжалась в сиденье стула. В кабинете президента сейчас зашкалило бы любой счетчик Гейгера. Неужели Жанка ничего не замечает? Похоже, что нет, иначе она моментально бы перестала изображать из себя упаковку расплывающихся во рту неземной сладостью кругленьких "Рафаэлло" и заливаться на разные голоса, как Максим Галкин, которому следовало бы родиться Скворцовым.
       - Мне тоже давно хотелось, - ровно ответил Настя.
       Юлька почувствовала, что еще минута-другая - и она превратится в тот самый знаменитый айсберг из песенки, о котором любит поминать шеф. Ее заморозит ледяное дыхание Насти и бесконечное равнодушие Жанны.
       А Петрова сегодня вполне ничего, в хорошей норме: очень удачно подмазала морду, на голове причисэ, и костюмешник в полном ажуре. Те же самые излюбленные беззвучные каблуки - где она берет такие? - и ножки напоказ. Тоже ничего... Большие выпытывающие, увеличенные стеклами очи, доставшиеся ей, видимо, по наследству от глазастого исторического прошлого в виде лучших следователей Лубянки - интересно, кем были ее родственники? - жадно тянули чужую душу.
       В середине тридцатых годов прошлого века железная леди из нынешнего бельевого бизнеса, наверное, сделала бы немыслимую карьеру в качестве энкэвэдэшницы. Но ей крайне не повезло с годом рождения, и потому пришлось вымещать свои промахи и комплексы и тренировать собственную поисковую систему на несчастных сотрудниках, мечтающих выиграть приличную зарплату.
       Тамара принесла чай. Пить его никто не стал.
       - Я вам все сама покажу и расскажу, - продолжала заливаться Петрова. - Мы подберем и закажем для вас много вариантов... Юля, я думаю, вы можете идти заниматься своими делами.
       Жанна искренне хотела убрать исполнительного директора из кабинета для общей пользы - ведь никому неизвестно, как и куда будет развиваться ситуация. И Юлька с готовностью встала, но Настя неожиданно не согласилась с предложенным вариантом двустороннего заседания.
       - Юля, если у вас есть немного времени, побудьте, пожалуйста, с нами...
       Ни времени, ни желания у Юли не было. Она мечтала замыться отсюда как можно скорее и дальше. Она мрачно взглянула на Жанну и прочитала в ее глазах спокойные четкие строчки: я пыталась помочь тебе, безголовая удачливая дура, но я не виновата, что вторая везучая дура - не менее безголовая... Значит, придется организовать тройственный союз и считать минуты до появления шефа...
       Когда Настя ждала ребенка, прекрасный врач из Института акушерства и гинекологии, наблюдавший ее за очень приличные деньги, сказал ей как-то:
       - Ничего не бойтесь и ходите с чувством собственного достоинства.
       Вероятно, кто-то то же самое посоветовал и Жанне. Ее отменным врожденным чувством личной гордости Настя откровенно восхитилась. Жанна намеревалась родить себя - новую, другую, усовершенствованную. И в ее твердом жестком намерении переродиться в московскую даму ей не находилось равных. Впрочем, желанию любой женщины продолжить или изменить свой род противостоять невозможно - никто не в силах отменить диктат природы.
       Настя внимательно рассматривала Жанну. Юлька, смирившаяся со своей жалкой, отвратительной ролью свидетельницы абсолютно непонятной ей разборки, беззвучно тосковала рядом.
       Двадцать пятый кадр... Это он, проклятый!.. Он явно сюда затесался, но Юля не в силах его отследить и разгадать. Сплошные непонятки...
       Ни одна женщина на свете еще не сумела догадаться, почему ее мужу приглянулась именно эта, хотя честно и настойчиво старалась допытаться до истины. Подобные бесполезные, бессмысленные поиски давно пора оставить за ненадобностью, но бедные, замороченные, измученные неясностью жены все пробуют и пробуют проникнуть в неведомую тайну - ну почему именно эта?! Почему?! Почему?!.. И стон риторического вопроса разливается по Земле...
       И каждая обманутая жаждет достичь вершины Альпийского пика своих собственных ошибок, каждая считает свой случай - исключительным, свою историю - неповторимой, а свою змею-разлучницу - самой подколодной.
       Вызывающе-победоносная, слишком уверенная в себе Жанна, особенно по сравнению с Юлькой, на змею и фурию тянула запросто, по определению, даже исключая горячую безусловную субъективность паспортной любимой. В то же время круглолицая первая помощница, несмотря на огромные, то и дело почти сваливающиеся с маленького носа очки, могла понравиться любому - Настя старалась удержаться в рамках справедливости и беспристрастности. Но только не Артему! Почему ему нет? А через почему! И не надо бросать самой себе дурацкие вопросы совсем иной области и других категорий.
       Симпатичная молодая женственная дама с хорошими волосами и длинно-ровными ногами... Правда, без всякой индивидуальности, но какой разумный мужик ее нынче ищет? Да с ней нарыдаешься всласть, с этой отличительностью и выразительностью! Никто в ней не нуждается... С бабенками попроще да понезаметнее куда как спокойнее...
       Настя не слышала, что там нежно напевала тягучим наговором Жанна. Она пыталась понять - почему?! Почему он все-таки выбрал эту круглолицую, очкастую, отлично причесанную мымру? Этого не может быть... Она ему не подходит, ну, не подходит - и все!! Или он действительно соврал?.. Но зачем?!.. А перед тем, как лечь с ним в постель, она снимает очки? Ну да, конечно, как же иначе... Но без них она плохо видит... И ему приходится брать всю инициативу на себя...
       Настя содрогнулась от гадливости. И где же они встречаются? Наверное, у нее есть здесь какое-нибудь временное пристанище... От слова "пристать"... Пристать к человеку... Причалить на время или навсегда...
       - Вам нравится? - настойчиво, очевидно, уже не в первый раз, спросила Жанна.
       И Настя вдруг заметила, какой у нее взгляд. Сразу она не обратила на него внимания. Так смотрит паук на муху, сачок - на бабочку, а дождь - на беззонтичных пешеходов. Этот взгляд насмешливо напоминал о своей несомненной роли и высоком предназначении, невыполнение которого невозможно. Так запрограммировано, так задумано сверху, и люди - жалкие букашки! - не в силах сопротивляться и противостоять этому могуществу. Жанна чувствовала себя властелиншей мира, во всяком случае, офисно-бельевого, и оспорить данную истину нелегко. Так что будьте любезны, примите, как должное!
       - Мне ничего не нравится! - отрезала Настя. - Кроме того, мне просто ничего не нужно, я ни в чем не нуждаюсь. Тем более, в ваших услугах! Я вас не задерживаю, у вас работа... Я вполне могу посидеть одна...
       Как глупо... Но Настя ничего не могла поделать с собой. Зачем она вообще устроила непредвиденные смотрины?!
       Жанна удивленно подтянула к переносице сползшие очки. Она тоже чего-то явно не понимала... А эта-то чего?!
       "Проклятый двадцать пятый кадр... - тосковала Юлька. - Почему так долго нет президента?!"
       - Артем Максимович попросил меня лично не давать вам скучать, - заявила Жанна.
       "Ой, врет! Как программа новостей! Никто ее ни о чем не просил... Мне надо идти, у меня полно дел", - мучилась Юлька и продолжала сидеть, скованная тяжкими кандалами неопределенности.
       Она уже бросила вдумываться в неразбериху сегодняшнего дня и пытаться осмыслить происходящее, махнула рукой на обеих надоевших ей, как чужие духи, дам, и просто сидела, стараясь вспоминать о хорошем. Например, о том, какие у Тарасова большие руки и какие у Бланки милые, раскосые, все понимающие человеческие глаза. Она не знала, сколько протекло часов и минут, о чем говорили Жанна и Настя - орлеанская дева снова, уладив некоторое необъяснимое напряжение, показывала Насте другие проспекты. Кажется, жена решила пойти на некий компромисс...
       Юлька перестала соображать. Сплошные невнятки... Она устала, замучилась, хотела горячего чаю и два хот-дога, и повидать, наконец, свой компьютер, и позвонить в магазины...
      
       18
      
       Президент вошел неожиданно и застал весьма впечатляющую, навсегда запомнившуюся картину: истосковавшаяся вконец Юлька с глазами Муму в финале известной повести, мирно воркующие, сомкнувшиеся головами над каталогами Настя и Жанна и кабинет, где можно в два счета задохнуться от громкого дыхания ненависти.
       Юлька увидела шефа и засмеялась от счастья. Почти такими же улыбками разрядились Настя и Жанна.
       - Неужели это все-таки свершилось? - поинтересовался президент, отодвигая от стола свое кресло.
       - Что это? - спросила Настя.
       - Ну, как же... вы втроем так отчаянно сияете, как десантники на своем бессмертном традиционном августовском съезде! Стало быть, Думу все-таки распустили, а Чубайса вместе с правительством отправили в отставку. Других причин столь дивной неистовой радости я не усматриваю!
       Юлька хихикнула.
       - Я пошла работать! - заявила она и весело вскочила. - Можно?
       - Идите, Юлия Леонидовна, - милостиво разрешил президент, исподлобья коротко взглянув на Юльку.
       Ей показалось: даже нежно... Но сантиментов у них не водится. Чуток растерявшаяся Юлька попыталась как-нибудь перевести его секундный взгляд на вербальный уровень и хоть о чем-нибудь догадаться. Не удалось... Шеф был на редкость благодушно настроен, но глаз от стола больше не отрывал. А что взглядами зря расшвыриваться? Они дорогого стоят. Наверное, удалось заключить очень выгодную сделку. Ну, это Юлька выяснит позже.
       Довольная и свободная, в состоянии преступника, вышедшего из тюряги после шестилетней отсидки, Юлька вырвалась из кабинета, подмигнула испуганной и не решающейся ни о чем спрашивать Тамаре и помчалась к себе, по дороге не забыв заглянуть к Валентине.
       Валя молча вопросительно взглянула на нее почти неживыми глазами. Она боялась своего, очень четко наметившегося и разрисованного яркими красками будущего. А если бы ей вот так пришлось, один на один, встретиться с его женой?! Нет, это даже невозможно себе представить... А еще существует Виталий...
       - Сушечка, опять сплошные непонятки, но, по-моему, все обошлось! Во всяком случае, мое личное дело почему-то оказалось непрочитанным и осталось лежать в стороне! - с хохотом отчиталась Юлька. - АэМТэ прибыл и разбирается теперь с женским вопросом самостоятельно, без моей помощи. Как-то все это странно... Жена у него с неадекватными реакциями... Мне показалось...
       Юля замолчала. Что там ей еще показалось?!
       - Не томи! - взмолилась Валентина. - Высыпай все как есть!
       - А почему ты такая подавленная? Тебя ведь это ни в коей мере не касается... Да, так вот... Не знаю, почему, но эта его блекленькая, уксусу напившаяся Настя с лаконичной фигуркой, похоже, почему-то имеет большой и острый зубик, просто настоящий волчий клык, готовый вонзиться в нашу героическую орлеанскую деву. Сплошные невнятки... Мы сидели втроем в кабинете, как зверики... Дикие и злые. И почти не петюкали. Русские страшилки...
       - Тебе показалось, - успокоила Валентина. - Хотя вообще на редкость дурная сцена. Придуманная очень плохим режиссером.
       Знала бы она, кто тот режиссер...
       - Великосветские дипломатические представления перед атакой... Между ними ничего нет и быть не может... И все-таки, Сушечка, - зачем она приехала?.. С этими женами всегда какие-то плюшки... - Юлька в задумчивости поиграла карандашом. - Давай выйдем за сигаретами. У меня кончились... А еще лучше купить коньячку и вусмерть напиться. На двоих! В темном уголку, чтобы АэМТэ нас не засек и не вырубил навсегда!..
       - Надежней всего в туалете! - предложила Валентина.
       Юлька хихикнула.
       - Ну, одевайся скорее! Там скрипит под ногами белый снежок и гуляет холод! Самая любимая моими сосудами погода! Я проснулась сегодня утром и подумала: а может, мне стоит срочно родить шефу сына?..
       Валентина внезапно безнадежно запуталась в рукавах дубленки...
      
      
       - Жанна Александровна, огромное вам спасибо за то, что не дали скучать жене в мое отсутствие, - на удивление вежливо и церемонно поблагодарил Жанну и раскланялся со своей первой помощницей Тарасов. - Очевидно, теперь вы можете заняться своими делами, если ответили на все вопросы моей половины. Как, Настена, мы с тобой отпустим Жанну Александровну?
       Настя изобразила довольно неплохую улыбку и кивнула.
       - А где ты был? Мы очень долго тебя ждали...
       - У проститутки подзастрял, - объяснил президент. - Никак не мог вырваться. Прямо вцепилась клещом...
       Жанна неловко вернула на свое место сползающие очки и стала быстро собирать со стола каталоги. Настя поправила идеально сидящую кофточку и повертела перстень.
       - Что это вы так разволновались? - удивленно хмыкнул президент. - Надо было соврать? Роман потащился снимать одну широко известную в определенных кругах особу и заманил меня с собой. Заявил, что лишь президент должен отобрать модели для рекламы. Больше у нас, видимо, некому! Это не упрек, Жанна Александровна, а констатация факта. Поскольку нам далеко не все равно, что эта леди будет на себя напяливать и рекламировать в соблазнительном виде и откровенных позах. А я не устоял - человек слаб! - поддался на Ромкины уговоры и поехал. Насладился вполне... Поэтому смысл этой поездки, довольно бестолковой, как все, что связано с Романом, все-таки отыскался... - Тарасов поискал в карманах мобильник. - Ага, вот он... И дама, я вам скажу честно, кое-где класс! Демонстрирует как надо и что надо на пять баллов! Пышный верх, крупный низ... Толстовата, по-моему... Но свое назначение оправдывает и в целом соответствует... А в общем, дура дурой! Закатывает глаза под потолок, рискуя навсегда остаться косой, но может, так теперь модно, не знаю... Бездарные фривольности... А чем вы занимались без меня? Надеюсь, тосковали не слишком?
       - Развлекались на полную катушку! Вместе с Жанной Александровной! - Настя внезапно подвинула к себе давным-давно остывший и забытый чай и залпом выхлебнула всю чашку.
       - Мы обсуждали кое-какие модели, - сообщали Жанна. - Было интересно... На мой взгляд...
       - И на мой тоже, - добавила Настя.
       Артем взглянул на нее и почувствовал себя зверем, застывшим под наставленным на него ружьем в последнем ожидании, когда воздух разорвется множеством обрывков - и это неминуемо! - хотя еще можно попробовать не позволить оборвать себя самого. Но он загнан, выдохся, спекся... Ему все надоело. Просто устал - и ничего больше. Он не рассчитал своих сил, почему-то уверенный в их беспредельности. Этот запас планировался надолго, на много разноцветных лет. Но не получилось. Резервы иссякли раньше, чем Тарасов задумался об их жестко ограниченном лимите. Он был большой и сильный. Так думала Юлька. Он был никудышный и никакой. И лишь удачно имитировал представительный вид, впечатляющий женское население столицы. Он сам из себя ничего ровным счетом не представлял. Но пока за ним стоит действительно могучий тесть... Пока он за ним стоит...
       Маячившая сзади тень... А что ему светит впереди? Разве что тот же самый тесть раздобрится и снова небрежно махнет рукой, как милицейским жезлом, открывающим путь машинам, этой волшебной палкой, отделяющий движение от неподвижности, яркой волшебной палочкой... И это та самая подгоняющая Тарасова палка - вперед, вперед, только вперед!.. Без ошибок, остановок и поражений...
       - Артем Максимович, я могу быть свободна? - церемонно справилась Жанна.
       - Да, конечно, - кивнул шеф.
       Жанна грациозно поплыла к двери. Тарасов судорожно сжал кулаки, искоса наблюдая за ровной цепочкой ее бесшумных шагов. Он напряженно ждал... Шаг, еще шаг, еще один... Настя молчала, не делая никаких попыток ни остановить первую помощницу, ни заговорить, ни добавить полслова. Она вообще словно ее не видела, за ней не наблюдала, ею не интересовалась. Будто заехала сюда ненадолго, заглянула мимоходом, случайно проезжая по соседней улице, минут эдак на пятнадцать-двадцать, чтобы подобрать себе с помощью мужа - такой ей достался на долю! - новое бельишко помоднее...
       Жанна вышла, никем не задержанная, даже не подозревая о возможной грозящей ей опасности, с которой секунду назад счастливо разминулась. Надолго ли? Президент по нечаянности и недомыслию, хорошенько не вглядевшись в будущее и рискованно вспылив, отпустил на волю неосторожное и не пойманное им слово... Создал нехороший прецедент. Мысль звучала официально, а поэтому чересчур тревожно.
       Тарасовы остались вдвоем. Тишину кабинета преданно охраняли стеклопакеты. Секретарша Тамара решилась на крайний шаг и с чувством человека, впервые в жизни вставшего на коньки, отважно не соединяла с президентом ни одного желающего услышать его низкий голос. Ее могли после этого либо немедленно выгнать, либо похвалить. Третьего не дано. Да куда ей еще этот третий вариант! Она и так замучилась в страшном ожидании финала, неизбежного вершителя нынешнего сложно-неопределенного двусмысленного положения.
       - Когда ты привезешь Кляксу? - спросил Артем.
       О чем он еще может спрашивать...
       - Если хочешь, завтра. Можно и сегодня. Ты так скучаешь?..
       Артем провел взглядом по столу. Как ей лучше объяснить... Или она сама все прекрасно понимает, не признаваясь в этом?.. Просто хочет снова услышать от него... Да объяснение самое примитивное, лежит на поверхности. И не стоит лишний раз его теребить и дергать за концы, перекладывая с места на место.
       Без Сашки их дом пуст. Да это вообще не дом без нее! Там словно никого нет, там не живут люди, любовь, честность, привязанность... Там без нее не дышат, не разговаривают, не смотрят друг на друга... Впрочем, они и при ней друг на друга не смотрят. Без Сашки в их доме умирают слова и не рождаются мысли, погибают желания и не распахивают глаза фантазии... Без нее их дом мертв. Это ее дом. Это дом лишь для нее! Но ведь должен же найтись - его не может не быть! - их собственный, принадлежащий им двоим дом! Их дом на двоих! Неужели у них остались одни родительские стены, куда, конечно, каждый из них при желании может в любой момент вернуться... Но, как ни странно, у них нет этого желания. И никогда не возникало. Они хотят быть вдвоем. Жить вдвоем. Они не могут жить вдвоем! И никогда не могли. Но почему?!..
       Какая глупость... Неужели они - оба! - до сих пор не знают ответа на этот простенький бесхитростный вопрос?! Знают! И знают отлично! Но не признаются себе в этом. Что происходит?.. Обычная живая жизнь... Живая и самая заурядная. Со всеми ее отклонениями от нормы... А кто определил, какой она должна быть, эта норма?!..
       - Да, - пробормотал Артем. - Мне всегда как-то плохо без Кляксы... Словно чего-то не хватает...
       Он начинал тосковать без нее сразу же, случайно натыкаясь на маленькие кроссовочки (Анастасия безалаберна и неаккуратна), на валяющуюся детскую курточку или брючки, на брошенных без присмотра медведя и мартышку, на оставшихся без хозяйки кукол...
       Он прекрасно помнил и никогда не забудет мгновение, когда на пороге роддома медсестра вручила ему крохотный белый кулек и с гордостью, словно сама этот кулек родила, сообщила:
       - Ваша дочка!
       Его дочка?! Он в ужасе, неловко взял в руки невесомое создание - почему же она такая маленькая?! неужели из этого может что-нибудь вырасти?! - и застыл. Сверточек открыл глазки-щелочки и туманно взглянул на него... И вдруг криво, неумело, наверное, впервые за свои несколько дней жизни, улыбнулся. И Тарасов понял, что это - навсегда...
       Из-за своей неуемной, бесконтрольной, не соблюдающей никаких границ ревности Настя сначала уволила одну очень хорошую симпатичную молодую нянюшку, привязавшуюся к Сашке искренне и быстро, потом выгнала старательную домработницу, приводившую их квартиру в должный порядок, но показавшуюся Насте излишне кокетливой, фривольно себя ведущей и вызывающе одетой. Что там она у кого вызывала, кроме патологической ревности у Насти, выяснить не удалось.
       После двух неудачных, с треском провалившихся экспериментов Настя проводить дальнейшие разумно не захотела, и Тарасовы навсегда остались без помощи нянь и экономок, а все тяготы семейного быта в полной мере свалились на Анастасию. Но она именно этого упорно добивалась, поэтому жаловаться права не имела. Да она никогда никому и не жаловалась...
       Саша до сих пор не научилась спать под одеялом и ночью без конца сбрасывала его с себя. Поэтому Настя всегда надевала на дочку теплую пижаму и носки - хоть и раскроется, но не замерзнет. Только Артем все равно несколько раз за ночь вставал укрыть дочь.
       - Да спи себе спокойно! Что ты дергаешься? - в полусне, не открывая глаз, сердилась Настя. - Ей не холодно.
       Но Артем упрямо шлепал босиком в детскую и закутывал Сашку в одеяло. Она сонно, нежно бормотала:
       - Папа...
       - Да, это я, Кляксик, укрою тебя и уйду...
       Ночи без Сашки были бессмысленными, тягучими, черными, чересчур длинными и слишком беспросветными...
       Настя осмотрела кабинет: очень модерновая шикарная комнатенка! Дела фирмы идут успешно... Мужу всегда плохо без Сашки, без нее одной...
       - А как же твоя пассия? - вдруг вспомнила Настя. - Вот эта красотка с пытающими глазками-клещами? Не заполняет пустоту будней своими душой и телом?
       Артем молчал, закипая медленно, но верно.
       - Тема, может, нам разойтись? - Настя сняла перстень и покрутила его в пальцах. - Сашку ты будешь видеть по-прежнему, я обещаю...
       - Как все женщины всегда торопятся с выводами! Постоянная программа "Итоги"! Вам лучше подходит "Зеркало". По крайней мере, есть куда посмотреться, - пробурчал президент. - Ты бы повременила малость с разводом... Настена, я повторяю: я обманул тебя!.. Соврал, как мальчишка... Но ведь ты сама меня заставила это сделать! Самая обычная психологическая подножка! Когда отвечаешь именно то, что от тебя так настойчиво и трепетно ждут. Когда ложь лучше признать за правду, нежели опровергать ее, спорить с ней, искать доказательства своей невиновности... Согласиться с обвинением часто проще и легче... Как ты не понимаешь таких элементарных вещей?! Тебе ревность застит весь здравый смысл! Жанна мне никто!.. Коллега!.. И толковый работник... Это правда...
       Да, это правда... Настя это сейчас хорошо видела. Хотя врут обычно наоборот: говорят "нет", а не "да". Он слишком поспешно и легко недавно признал ее предположение... И его психологических вывертов и выкрутасов она принимать к рассмотрению не желала. Не желала - и все!
       - Я привезу тебе Сашку, - холодно сказала Настя и встала. - К вечеру приедем: пока прорвемся сквозь "пробки"... Будем задерживаться, позвоню...
       Она пошла к дверям. Артем вдумчиво изучал стол. Почти на выходе Настя вдруг остановилась и сосредоточенно, неосмысленно, не замечая своего движения, покрутила кольцо на пальце.
       - Она даже ничего, твоя первая помощница... Вполне конкурентоспособна... Если бы не ее глазки-следователи... Не очи, а штыковые лопаты... А вот эта девочка у тебя... Юля, кажется?.. Какое милое, доверчивое, синеглазое создание... Мне она очень понравилась. Если бы у тебя все были такие... Я думаю, нам с тобой пора завести второго ребенка... Обдумай мою идею на досуге.
       Вздохнула и вышла.
       О, мама миа!.. Если бы у него все были такие... Офис-гарем, после которого он бы точно угодил в сумасшедший дом, где со всех стен, наподобие картин-украшалок, навстречу ему синели бы родные, любимые, знакомые глаза. Русские страшилки... Синели бы до тех пор, пока он окончательно и бесповоротно не распрощался бы с последним разумом...
       Тарасов схватил со стола телефон и со всей силы шарахнул его об стену. Хлипкий аппаратик жалобно пискнул, застонал и моментально разорвался на мелкие обломки, раскрошился в цветной пластмассовый песок... Кусочки трубки разлетелись по всему кабинету.
       Смертельно перепуганная Тамара войти к шефу не решилась. Ее страх и ужас стремительно нарастали, разбухали, как паника состоящих в одной партии российских депутатов перед своими идеологическими противниками в Думе. Да еще Юля с Валентиной не вовремя ушли прошвырнуться по магазинам...
       "Все, - подумала Тамара. - Это конец! Когда девочки вернутся, будет поздно..."
       О каком конце идет речь и что будет поздно, сформулировать для себя и для других Тамара не могла.
      
       19
      
       - Ой, Боже! - привычно ахнула мать, увидев Настю. - Доченька, да что же с тобой происходит? Что за жизнь ты ведешь со своим мужланом?!
       Родители постоянно подталкивали ее к неизбранному ей самой, противному ей решению, словно к узкой полоске обрыва, куда невозможно даже заглянуть. Их желанию она сопротивлялась до последнего.
       - Обычную, - пожала плечами Настя. - Самую заурядную. Со всеми ее отклонениями от нормы. А кто определил, какой должна быть эта норма? Живые люди... Шаг в сторону у нас рассматривается побегом.
       - Вот и юмор у тебя даже стал тюремно-лагерный! - причитнула мать. - Я это всегда предчувствовала!
       - Мой тюремно-лагерный юмор? - удивилась Настя. - Это уж слишком...
       Выскочившая из комнаты Сашка завизжала от радости, обхватила мать, прижалась к ней и затихла.
       - Куда мы сегодня опаздываем?
       Настя засмеялась. Она не обладала солдатским умением собраться за три с половиной минуты по тревоге, а потому вечно ковырялась с одеваниями и сумками и постоянно куда-нибудь с Сашкой опаздывала. Опаздывать им было куда - Настя водила дочку на английский, на хореографию, в студию рисования и на музыку.
       - Сегодня как раз никуда! Все наши кружки разошлись на рождественские каникулы. Может, поедем домой? - спросила Настя. - Папа скучает...
       - Да! - прокричала Сашка. - Поедем! Бабуля, ты отпускаешь меня? Теперь я уже приеду к вам в следующем году! Но сначала мы вас еще поздравим с Новым годом! Мы уже купили для вас подарки! А вы для нас?
       - Саша! - укоризненно сказала Настя. - Ну, разве прилично задавать такие вопросы? Пусть даже бабушке, все равно.
       Сашка быстренько отклеилась от матери и проворно прилипла к бабуле. Евгения Марковна поцеловала теплую, родную, темную макушку.
       - Дитенок мой, Сашенька! Тебе все прилично! А ты опять не дождешься отца?
       Мать горько взглянула на Настю, и она отвела глаза, поторопилась их спрятать, чтобы мать не угадала до конца то, о чем она и так давно отлично знала.
       - У него вчера сильно закружилась голова в ванной... Хорошо, что успел удержаться за стенку...
       Евгения Марковна замолчала: Настя совершенно ее не слушала и не слышала, заблудившись в своих попытках приостановить собственные головокружения.
       В такси Сашка по привычке прижалась к стеклу и непрерывно ворковала о приближающемся празднике, о дедушке с бабушкой, об отце... О том, как она будет ходить по разным елкам, о том, что скоро придет Дед Мороз с мешком, полным радостей, о лыжах, санках и снежках и других морозных удовольствиях...
       Настя по обыкновению половину пропускала мимо ушей, автоматически кивала и тоже смотрела в окно на забитую машинами, потускневшую и смирившуюся со своим задавленным положением улицу. И вдруг вспомнила: а где ее случайный знакомый бородатый водила? Который на самом деле якобы врач-рентгенолог... Если не врет... Как же его звали?.. Настя пошарила в памяти. Не вспомнить... Дома валяется его визитка... А для чего он ей? Почему она внезапно о нем подумала?
       Сашка вытерла варежкой грязное стекло, а потом приложила ее к щеке.
       - Саша, - прошептала Настя, - ты хотя бы следила за своими руками! Куда ты опять полезла, что ты вечно собираешь всю грязь? Мне потом опять стирать.
       Дочка виновато осмотрела свои почерневшие варежки.
       - Я их сама постираю! - объявила она. - Я теперь буду тебе помогать. Мы так договорились с бабулей! Она считает, что ты очень устаешь. А ты правда устаешь?
       И Саша внимательно заглянула матери в глаза.
       - Нет, неправда! - отказалась Настя.
       - Но у тебя усталый вид! Так говорит бабуля. Да я и сама вижу.
       Настя хотела сказать, что домашние дела здесь ни при чем, что она устала совсем не из-за стирки и магазинов, но вовремя остановилась. Кому она собиралась все это объяснять? Пятилетнему ребенку?..
       - Бабуля говорит, что тебе с папой хорошо бы съездить отдохнуть дней на десять. После Нового года. Какой-нибудь тур в Грецию или в Испанию. А я поживу у бабушки. Но могу поехать и с вами... Если вы меня возьмете с собой. Детей до двенадцати лет везут бесплатно!
       Сашка снова упорно любопытно заглядывала матери в лицо, пробуя там высмотреть что-нибудь интересное и новенькое. И разочарованно вздохнула - не удалось...
       Как же его звали?.. Глупость какая... Для чего он ей вдруг понадобился? А зачем ей отдых в Греции? Вдвоем с Артемом... Они слишком давно не жили вдвоем... Уже не первый год просто рядом... А вдвоем - совсем другое понятие... И, кажется, им теперь уже недоступное... А было ли оно вообще доступно им когда-нибудь?..
       В стекла злобно хлестал снег. Сашка снова мирно разболталась о своей спокойной детской жизни, крепко защищенной и надежно оберегаемой четырьмя взрослыми жизнями. Или даже шестью, если прибавить сюда родителей Артема.
       Куда же она сунула эту визитку? Как-то машинально смела в ящик стола, когда ее заметил Артем... Надо найти... Зачем?!.. Настя не знала и не искала ответ на свой некорректный вопрос совсем иной области и других категорий.
      
      
       Тамара встретила вернувшихся из магазина Юльку и Валентину глазами Ивана Грозного, минуту назад убившего сына. Юлька в безмолвном ужасе, не снимая дубленки, села на стул и оледенела.
       - Что? - коротко выдохнула Валентина.
       Секретарша внезапно залилась слезами.
       - Он вышел из кабинета и спросил: "Тамара, вы не могли бы поскорее найти фирму, где можно купить хороший телефонный аппарат?"
       - Ну и что? - изумилась Валентина. - Зачем же рыдать? Что тут такого? Телефон, видно, сломался... И это все?! Ничего не понимаю...
       Юлька тоже запыхтела поувереннее и поспокойнее.
       - Девочки, - сказала Тамара трагическим тоном, - это невозможно описать и объяснить... Вы не видели выражения его лица... Я не могу...
       И Тамара снова в голос заревела. Валентина переглянулась с неподвижным исполнительным директором.
       - Я туда не пойду! - неожиданно категорически заявила Юлька и покосилась на плотно притворенную - ни единой щелочки и вольности! - чрезмерно строгую и потому опасную для жизни дверь в кабинет.
       Валентина удивилась: что это вдруг с ней? Всегда раньше охотно бралась за трудности, с удовольствием бросалась грудью на амбразуру и любила вызывать испепеляющий огонь прямо на себя... Кончился запал? Или случилось нечто такое, о чем Валентина еще не знает, не догадывается, не подозревает?..
       - Сушечка, зайди к нему ты, - прошептала Юлька. - Задай пару нейтральных вопросиков... По поводу рекламки. И заодно выясни все подробности. С выражением его лица... Я почему-то боюсь...
       И впрямь посылать Юлю сейчас к шефу казалось тяжким преступлением: она стояла под накалившейся пулей, готовой в любой момент вырваться из ствола и вдребезги разнести чью-нибудь неосмотрительную голову.
       Валентина сделала глубокий вдох и осторожно постучала в дверь. Просить Тамару предварительно справиться об аудиенции было тоже совершенно бесполезно: юная, обезумевшая от чужих страстей секретарша продолжала лить непрерывные, никак не желающие иссякать слезы - какой-то вечный источник! - и твердить, что очень плохо себя чувствует и хочет домой.
       - Тебе хорошо, - сказала не сочувствующая ей Юлька, - у тебя мама и другая родня под боком: нужно посоветоваться - пожалуйста, хочешь жаловаться - сколько угодно! А моя мамуля далеко! Живет себе со своим немецким мужем и думать забыла о единственной дочке! - она вздохнула. - И колупайся тут в этой жизни одна-одинешенька в свое удовольствие!
       Тамара ничего не отвечала - не могла, а Валя, услышав из-за двери не сразу прозвучавшее, угрюмое: "Входите!", робко, неуверенно толкнула дверь. Президент сидел за столом в излюбленной позе первооткрывателя своего собственного письменного стола. Валентина смущенно двинулась вперед.
       - Садитесь! - буркнул президент. - У вас ко мне есть вопросы?
       - Да, - заторопилась, скованно присев на стул, Валентина. - Это касается наших отношений с "Плейбоем"... Они...
       - Они тут совершенно ни при чем! Не выдумывайте! Сегодня не первое апреля! - резко перебил ее президент. - С ними вообще все в полном порядке!
       Он внезапно поднял глаза и мазнул Валентину рассеянным и равнодушным взглядом. Зачем она пришла сюда?..
       - Мы могли бы встретиться в воскресенье на том же самом месте в парке, - сказал Тарасов. - Вместе с детьми. Часов в двенадцать. Идет?
       У президента наметились серьезные кадровые перестановки... Он не столько стремился к недостижимому идеалу - это ведь полная бессмыслица и абсолютно несерьезно - сколько горевал об упущенных возможностях, о неиспользованных шансах и подсчитывал в срочном порядке пока еще ему остающиеся.
       - Идет... - прошептала Валентина.
       Она пришла сюда ради одного этого своего коротенького слова. Она знала, что оно будет произнесено... И обязательно будет задан подобный вопрос...
       Теперь оставалось только придумать, что сказать Юльке по поводу выражения лица шефа... Президент решил по-своему разрулить и расшить ситуацию.
       Результат имеет силу приговора.
      
      
       Дома Настя сразу, раздев Сашку и сбросив шубу и сапоги, стала рыться в столе. Визитка нашлась очень быстро: она валялась сверху, прямо на расчетных книжках за квартиру, свет и телефон.
       - Как мы давно с тобой не виделись! - говорила Сашка у себя в комнате любимому медведю. - Что ты тут без меня делал? Играл с мамой?
       Настя взяла визитку в руки. Игорь Сергеевич Буркалев... Три телефона и два адреса... Ну, что ж, Игорь Сергеевич... Пришла пора нам познакомиться поближе... Холодная, жесткая, русская зима очень располагает и подталкивает к таким новым знакомствам...
       Настя во многом винила себя. Она не научилась вести хозяйство, не могла наладить свой дом, она слишком хорошо умела ревновать, ничего не понимала в постели... Вот, наверное, это главное. И не научилась до сих пор...
       Только ее обвинения в свой адрес - самый верхний, тонкий пласт, как слабая, гнилая от сырости, желто-бурая осенняя простыня листьев на земле. Внизу прячется черная, просыревшая грязюка, плотная, слежавшаяся, сбившаяся в жестко-каменную твердь. Там собака и зарыта... И эта Тарасовская собака, глубоко закопанная от досужих, чужих, наглых глаз - его собственная вина и ответственность перед женой.
       Настя безуспешно пробовала отучить себя перечислять и вспоминать все его многочисленные прегрешения, потому что это нехорошо, и нельзя валить все на других, когда ты сама тоже виновата. Но, помимо ее воли, память то и дело упрямо, настойчиво напоминала ей о поведении Артема. И когда накатывала эта девятибалльная штормовая волна обид, бороться с ней сил у Насти не находилось. А если честно, она не очень пыталась ей сопротивляться. Даже радовалась ее обвалу, шуму и грохоту, в котором четко звучали суровые обвинения мужу.
       Она ревновала его? Да, поскольку он шлялся за каждой юбкой и к любой прилипал глазами! Она плохо устроила дом? Так это опять же его вина! Разве можно пригласить в квартиру женщину моложе шестидесяти?! А постель... Ну, это слишком болезненное, назойливое воспоминание... Но и здесь Настя ни в чем не виновата. Она старалась не один год избавиться от заклеенной трещины на разбитом стекле - вставить новое уже не удастся! - от давящей, настырной, не стирающей детали памяти, не желающей умирать, уходить в темноту и запираться на ключ... От нее не удерешь к родителям, эту память не разорвешь на клочки и не сунешь, проходя мимо, в мусоропровод...
       Постоянно навязчиво загоралась лампочка ночника в спальне, в который раз выхватывая из темноты ненужные, лишние подробности, о которых давно неплохо бы забыть. Но никак не забывалось. Потому что каждая ночь, бегущая за предыдущей, становилась вторым экземпляром, слегка затертым, но твердящим с клинической настойчивостью об одном и том же: постель - это страшное пыточное место, куда можно попасть только по большой дурости и полной неопытности. Каждая новая ночь - это буквально калька, смазанная ксерокопия прошедшей, где все повторяется с неизменной мучительной последовательностью и терзающим постоянством.
       До Артема у Насти не было ни одного мужчины. И она по наивности считала это своим большим несомненным достоинством. Рассчитывала на любовь и умудренность Артема. И просчиталась во всем... Ладно, опыт, в конце концов - дело наживное, его совместными усилиями можно нажить, как наживают врага. Но любовь... Она не благо приобретается, не хранится до поры до времени в тайниках и не передается по наследству.
       Первая ночь с Артемом стала для Насти тяжким испытанием. И выплеснуть свое отчаяние на других она не могла. Стыдно... Как расскажешь о таком даже матери?.. Близких подруг у Насти не водилось. Все ее знакомые по школе и по институту, прознав о ее великом отце, мгновенно резко делились на две категории. Одни начинали заискивать и лизоблюдничать, рабски смотреть в рот, что было противно до отчаяния, а вторые начинали ее ненавидеть, выбиваясь из последних сил и делая ненависть единственным смыслом своей еще пока коротенькой, но уходящей в бесконечность жизни. Поэтому Настя жила одиноко и печально, но, как ни странно, улыбчато и приветливо. И люди вокруг думали: "А что ей не смеяться, дочке такого человека? Кому еще, как не ей, радоваться жизни?" Она ежедневно подтверждала эти мысли.
       В ту их первую ночь боль разорвала ее на части, невыносимая, тяжкая, нескончаемая боль... Ей казалось - боль не кончится никогда... И эта первая проклятая брачная ночь станет для нее последней, потому что после этого уже ничего невозможно...
       Они с Артемом выдержали все нормы и традиции прошлого, дождались свадьбы-трафаретки, белого платья и черного костюма, идиотических воплей страдающих от горечи гостей, машины с лентами... Дотерпели до свадьбы... Зачем?! Может быть, стоило все понять и открыть для себя значительно раньше?..
       До Насти Артем путался с несколькими подружками из родного солнечного города - так, ничего особенного, просто выпустить пар... Она знала об этом. Но Артем сроду не задумывался над тем, как надо вести себя с другими - неумелыми, испуганными, идущими по первопутку... Не все ли равно, какая разница... Да и потом, если она тоже хочет - значит, все сложится само собой. Не сложилось... Он это тоже прекрасно понял, но каждый раз думал - самое сложное позади, теперь все будет иначе... Но все повторялось с маниакальной, издевательской последовательностью...
       Мучаясь, он натаскал из магазинов книг по сексуальной патологии и разных литературных сексопособий. Не решившись принести их домой, Тарасов не нашел ничего лучшего, как спрятать их у себя в шкафу в служебном кабинете.
       Значительно позже их случайно обнаружила любопытная Юлька, вечно сующая свой нос куда не просят, подивилась, хихикнула, но любимому ни слова о своем открытии не сказала, решив, что это тоже все ради нее. Ведь они постановили когда-то вместе учиться...
       Учиться... Артем давно попал в бесконечный тупик... Настя так билась под ним в первую ночь, прикусывая от боли губы, не в силах даже целоваться и ответить хотя бы одному его несмелому движению, что сразу немного испугала его. Хотя особого значения он этому не придал. В общем, нормальное дело, естественное... Но прошло два дня, три, миновала неделя-другая, а Настины глаза не менялись, в них продолжал дрожать страх, большой, всесильный, насмехающийся над ними и захвативший в свои руки их общую судьбу.
       Настя его боялась. Она боялась приближающейся темноты, горящего ночника и расстеленной широкой супружеской кровати. Настя была готова на что угодно, даже на смерть, только бы не ложиться рядом с Артемом каждую ночь...
       - Мужик! - с презрением и ненавистью говорила о зяте мама.
       Но кто же когда-то внушил несмышленой Насте - или она прочитала где-то об этом? - что как раз эти самые простые мужики - деревень деревенью! - в делах постельных оказываются часто незаменимы?.. Она все время возвращалась к этой мысли. Тарасов к числу незаменимых не принадлежал. И вся любовь к нему Насти, вся ее увлеченность им размылась болью, которую он ей неизменно причинял.
       "Почему это всегда так больно? Так не бывает! Это должно пройти! Иначе люди никогда не занимались бы этим и не писали бы об этом, и не произносили бы так много слов, на поверку оказавшиеся лишними", - думала Настя.
       Но ничего не менялось. Или почти ничего. Не помогли и книги, накупленные Тарасовым. Пустые слова, для человеческой жизни бесполезные, ни ему, ни Насте неподходящие, ненужные. А существовала ли она, их взаимная любовь, напоминавшая скоротечную чахотку, в которую они оба так запросто поверили и в которой тотчас разуверились?
       Артем со страхом понял, что не только Настя, но - самое страшное! - он сам ничего не умеет, что всему в жизни нужно учиться, все необходимо постигать, если ты собираешься жить в ней человеком, а не братцем Иванушкой, норовящем нырнуть в грязную водицу ближайшей лужицы-копытца и стать козленочком, а потом вырасти в настоящего...
       Он в бешенстве смирялся с собой, привыкал к себе, ощущая свое бессилие - не то пресловутое, которое запросто загнать в угол с помощью какой-нибудь Виагры или клиники "Андролог". Это все пустяки, детские игрушки. Он был бессилен сделать настоящую женщину... Не на примитивном физиологическом животном уровне, близком к ерунде, на которую способен и дебил. Физиология здесь ни при чем. Все решается за другим, куда более высоким, духовным порогом, а туда путь ему оказался заказан... Дурачина ты, простофиля...
       Настя боялась его. И хотя боли ее перестали мучить, страх оказался другом верным и преданным. Чересчур.
       Она по-прежнему пугалась резкости Тарасова, его тяжести, которую он так и не научился брать на себя, его неловкости, неуклюжих, грубоватых движений - он постоянно то больно зажимал ей руку, то заставлял затекать ногу, то устраивал синяк на плече и засос на губах... Такая любовь Настю нисколько не вдохновляла. Да разве она должна быть такой? И Настя надумала сходить к врачу в платную.
       Морщинистая старушка, как гофрированная, навсегда смятая временем ткань, которую никогда не разгладить никаким утюгом, встретила Настю приветливо и разговорчиво.
       - Деточка, - сказала она, - это у тебя просто все такое узенькое в организме. Ты посмотри, какие у тебя ручки! Ты астеник от природы. Значит, нужно потихоньку растягивать. Можно зеркалом. Но пусть лучше это делает муж. Понемножку, осторожно... Вам нужно привыкать друг к другу. Семья - это всегда две шестеренки, которые прежде свободно крутились себе в свое удовольствие в разные стороны. А в семье им приходится притираться друг к другу. В любом смысле. Москва не сразу строилась...
       Москва, конечно, не сразу... Только ее мгновенного появления никто и не ждал. А Тарасову подавай все немедленно - полное совпадение настроений и желаний, абсолютное единение тел и мыслей... Всякие отклонения от нормы им не приветствуются. А кто определил, какой она должна быть, эта самая норма?!
       Старушка улыбнулась и ласково оглядела Настю. И вдруг проницательно спросила:
       - Да вы любите ли друг друга? Ведь эти проблемы - на самом деле чепуха. Они часто решаются очень просто, когда есть настоящее желание. Я всю жизнь занимаюсь физиологией. И чем больше ей занимаюсь, чем лучше ее знаю, тем больше понимаю, как мало порой от нее зависит. Иногда рожают женщины, которые никогда, по всем законам природы, родить не могут. И неожиданно выживают младенцы, которым предначертано погибнуть.
       "Верно", - подумала Настя.
      
      
       За несколько лет до ее рождения у родителей появились мальчишки-близнецы. Им удалось прожить на Земле всего три недели. У Жени нашли тяжелый пиелонефрит, и врачи рожать ей вторично запретили. Михаил, с трудом переживший смерть двоих детей и еле выходивший после родов жену, которая приходила в себя больше года, согласился с медицинским приговором. Ничего, живут и без малышей... Что же теперь делать...
       Он возил Женю по великим урологам, кормил лекарствами и отпаивал травами. Только его любимая Женька думала совсем иначе. Когда она объявила мужу о своей новой беременности - как это вышло-то?! - он думал, что инфаркта ему благополучно не миновать.
       - Я буду рожать! - заявила Женя.
       Ее дикое упрямство не могли сломить даже лучшие врачи Европы. Последний консультирующий Женю знаменитый российский гинеколог сказал Михаилу:
       - Все бесполезно! Бывают случаи, когда слова мертвы. Это тот самый! Пусть рожает... Мы постараемся сделать все возможное.
       Но сначала медикам предстояло сделать все возможное, чтобы Михаил вообще дожил до родов... Он был уверен, что не дотянет. Но выдержал эти самые страшные для него месяцы ради своей дурноватой Женьки, любимой и баламутной, легкомысленной и бесшабашной. В глубине души он приготовился снова услышать страшное известие о гибели ребенка или опять двоих, а еще - и жены...
       Женька ходила с гордым видом, вздернутым носом и пузом вперед.
       - Пришел живот на ножках! - через силу шутил Михаил.
       Жена была очень худая, до конца еще не оклемавшаяся после гибели близнецов. Огромный живот с трудом таскали две ножки-щепочки, грозившие сломаться в любой подходящий момент. Михаил смотрел на Женьку с жалостью и тоской: он давно попрощался с ней навсегда, со страхом считал дни до родов и ясно видел перед собой гроб с мелово-неподвижной женой...
       Родилась вполне здоровая девочка. Женю выписали домой через две недели с удовлетворительными анализами. Она смотрела взором победительницы. Врачи разводили руками и покачивали головами в замешательстве и глубокомысленном недоумении.
       Михаил назвал дочку Анастасией, что значит - "Воскресение". Болезнь матери она не унаследовала...
      
      
       - И в отношениях двоих главное все равно лишь одно - любовь, - продолжала старушка-докторша. - Что ей какая-то физиология? Так как же, деточка?.. Может, ты просто ошиблась? Это бывает и, к сожалению, нередко. Но свои ошибки нужно как можно скорее исправлять.
       Насте стало жарко. Она заметалась, не зная, что сказать. Ей казалось, что они любили... Ей это только казалось?.. Она не любит Артема? А он - ее? Попытаться с ним поговорить? О чем?! Какими словами?! Исправлять?! Но как?! Как это делается?! Настя боялась даже думать об этом.
       И Тарасовы продолжали замыкаться, отстраняться друг от друга, пугаться малейших прикосновений... Не успев еще толком ничего понять и узнать друг о друге, они уже оказались разделены многокилометровой дистанцией, преодолеть которую под силу лишь очень выносливому и опытному бегуну. Может быть, сумей они тогда поговорить друг с другом, что-нибудь и изменилось бы в их жизни... Может быть... Но они не сумели.
       Старенькая докторша никаких вопросов и проблем не решила.
       А потом Настя поняла, что беременна. Родилась Сашка. И болели швы... И плакал по ночам ребенок... И им обоим вообще стала по фигу эта неведомая пресловутая любовь...
       Да, она всегда его ревновала. Потому что не продержится молодой здоровый мужик несколько лет без бабы! Он без нее не обойдется. И все равно будет искать и найдет то, что ему надо... Каждый получает то, чего упорно добивается... А Настя сама ничего не может, не умеет - она так ждала когда-то помощи от Артема, так на нее надеялась...
       Через год после рождения Сашки они, конечно, сделали неловкую попытку вернуться к постельным отношениям. И оба в отчаянии поняли, что почти ничего не изменилось. Все повторялось с неизбежной выразительностью... Они мучились друг с другом и друг без друга... Так тянулись несколько лет.
       А потом... Потом в один жаркий летний день Настя вдруг почувствовала на себе его руки - только это были совсем не его руки, нет! Она перепутала! Ее массировали, разминали и гладили пальцы другого человека... И она все поняла и обо всем догадалась... Она много лет жила с этой догадкой, которая в тот день превратилась в твердую уверенность и убежденность - сбросила свою лягушачью шкурку и обернулась дивной царевной Лебедью... Жанной? В сущности, это не имело никакого значения.
       У каждого мужика свои царевны. И некоторые из них совершенно случайно отыскиваются в конце дотла сгорающего лета посреди площади Белорусского вокзала. И падают тебе под ноги первым, слегка зажелтевшим листом юной осени...
      
       20
      
       - Если вы меня, конечно, помните... - сказала Настя Игорю Сергеевичу. - Вы меня подвозили несколько дней назад. На "Юго-Западную"...
       - Я узнал вас по голосу, - спокойно отозвался бородатый доктор. - Он у вас очень запоминающийся.
       Да, Артем Тарасов умел выбирать голоса. Этого не отнимешь. Настя замолчала. Она абсолютно не представляла, зачем позвонила и что собиралась сказать и сделать. Просто ее одиночество перешагнуло через какую-то последнюю границу, миновало запредельные рубежи, и его тяжесть стала Насте не по силам.
       - Вы заболели? - пришел на помощь Игорь.
       - Нет... то есть да... Я не знаю... - запуталась в самой себе Настя.
       - Да вы и тогда показались мне не совсем здоровой, - хмыкнул врач. - Вам нужно проконсультироваться?
       - Да, - твердо сказала Настя и почувствовала, что у нее и впрямь стремительно растет температура.
       - Вы можете приехать ко мне домой. Я консультирую и здесь. Так даже удобнее, - флегматично сказал Игорь. - Адрес у вас на визитке. В шесть вам удобно?
       - Гу-гу... - невразумительно выразила свое согласие Настя, положила трубку и быстренько приложила к обеим неразумно горячим щекам по холодной ладони.
       Потом она внимательно полюбовалась на себя в зеркало. Зрелище не из приятных... Немедленно крем, самомассаж, вымыть голову... Что еще?.. Настя задумалась... Да она совсем прибабахнутая! Какой массаж?! Правильно говорит Артем: у нее плоховато с головой! А как же Сашка?! Куда она денет дочь?! Не надо было торопиться привозить ее от мамы... День-два все равно ничего не решают. Ей не вовремя захотелось обрадовать Артема... Обошелся бы, ничего бы с ним не случилось!.. Везти Сашу назад? Глупо... А куда же еще?! Не брать же ее с собой... И Настя придумала.
       - Сашунь! - крикнула она дочери в комнату. - Ты ведь всегда мечтала поехать к папе на работу!
       - Да! А что, можно поехать?
       Сашка вышла из детской, прижимая к себе куклу, и глядя на мать с вопросительной надеждой.
       - Вот пообедаем и поедем, - сказала Настя. - Ты там побудешь с папой до конца рабочего дня и вместе с ним вернешься домой.
       - Ура! - закричала Саша и повисла на матери. - Ты так здорово все придумала!
       Она действительно придумала все очень здорово...
      
      
       Артему ее предложение показалось не слишком заманчивым. Бурной радостью он не расцвел, но все равно очень хотел видеть дочь, и чем скорее, тем лучше, поэтому буркнул в телефон короткое "Привози!"
       Правда, перед этим он не преминул задать жене несколько наводящих вопросов.
       - А что, тебе так необходимо именно сегодня навестить врача? Поменьше бы моталась ко мне на работу, была бы поздоровее... Это уже второй визит за один день! А зачем тебе частник? Не лучше ли в поликлинику?
       - Папины кунцевские блатняги в белых одеждах из ЦКБ бессмысленны, - объяснила Настя. - Они умеют только выдавать улыбки, рецепты и бюллетени. Лечат совсем в других клиниках. Об этом известно любому фонарному столбу.
       - Твоя правда, - хмыкнул Артем. - Что у тебя все-таки болит? Опять спина?
       - Она тоже, - смылась от ответа Настя. - В общем, я беру машину и сдаю ребенка под твою ответственность. Храни и береги! До вечера!
       Ответственность, как любому другому нормальному мужику, Тарасову не понравилась, но дочка... И слабенькой жене тоже надо полную возможность развлечься и насладиться обществом людей, всерьез уверенных в своем умении исцелять недуги и облегчать страдания. На самом деле они громоздили лишь новые пирамиды болезней, вечных, как Хеопсовские, но ведь что-то они должны были делать...
       Конечно, у Артема на языке вертелось недоброе напоминание о том, что жена лишь сегодня привезла дочь от матери: могла бы тогда, в случае своей срочно наступившей хвори, и подождать чуток... Но что теперь обсуждать и спорить?..
       - Санька вполне может заняться чем-нибудь и сама, - продолжала Настя.
       Какая-то ее неуловимо изменившаяся, словно ожидающая чего-то интонация... Что-то не так... Но что?..
       - Кроме того, у тебя там масса милых дам, - Настя ехидно засмеялась. - Пусть развлекут ребенка и на время оторвутся от белья! Поручи девочку теплым женским сердцам и заботам - и все будет в порядке.
       - Ладно, разберемся, - буркнул Артем и отключил мобильник.
       Слегка подавленная торжественностью и долгим ожиданием своего визита на отцовскую работу Сашка вступила в офис осторожно и тихо. Она смущенно прошагала, уцепившись за ладонь матери, через большую приемную, еле пролепетала хрупкое "Здрасьте!" нескольким разулыбавшимся, внимательно ее рассматривавшим дамам... Саша стеснялась их, и они все показались ей на одно лицо, как листья на тополе, зато с пронзительным визгом повисла на отце, едва они, наконец, вошли в кабинет.
       - Папа, мы приехали! - прокричала она ему прямо в ухо, заставив отца понадеяться на выносливость своих барабанных перепонок.
       - Я вижу! И очень хорошо слышу! - усмехнулся Тарасов и радостно, блаженно вдохнул в себя детский, подзабытый за несколько дней, необъяснимый словами и неподдающийся никаким определениям почти молочный запах.
       Настя полюбовалась привычной сценой встречи дочки с мужем и направилась к двери, явно торопясь.
       - Встретимся дома, - напомнила она, выходя.
       Артем на секунду оторвался от Сашкиных волос и внимательно взглянул на жену. Что-то явно не так... Что?.. Наверное, ему показалось... И он снова с наслаждением спрятал нос и глаза в Сашкиных пушистиках.
      
      
       Сначала он решил до конца дня держать Сашку у себя в кабинете. Пусть рисует и слушает музыку. Но Клякса, изобразив несколько зимних пейзажей и создав папин портрет, через полчаса заскучала, заелозила на стуле, заболтала ногами, не решаясь оторвать отца от компьютера и чтения каких-то бумаг. На заключительной стадии работы над Тарасовским портретом в дверь просунула нос Юлька и мгновенно растворилась.
       - Тебе скучно? - спросил Артем, заметив тоскующую мордашку дочери.
       Сашка снова неуверенно поболтала ногами.
       - Немножко... А нельзя тут везде походить, все посмотреть?
       Она явно думала, что офис - большая шкатулка с множеством секретов.
       - Кляксик, у нас нет ничего примечательного, - попытался объясниться с дочерью Артем. - Самые обычные столы, стулья, телефоны и компьютеры, за которыми работают люди. Вот и все!
       Но Сашка смотрела недоверяющими глазками и, несмотря на свою любовь к отцу, твердо верила, что он многого не договаривает и просто не хочет ей ничего показать - наверное, потому что это нельзя показывать детям - и даже обманывает. Ее любопытство зудело крапивницей и захлебывалось в предвкушении тайны. Трудно сказать, что Сашка планировала увидеть в комнатах офиса: карусели, выставку кукол или кинотеатр, ориентированный на мультяшки... Она сама не сумела бы это сформулировать. Артем терялся в догадках: что может нафантазировать себе пятилетний ребенок? Даже интересно узнать...
       Но вызнать у Сашки было ничего нельзя: она просто хотела прогуляться по офису - и ничего больше.
       - Ну, ладно, - Артем встал и захватил огромной ладонью родные, теплые, маленькие пальцы. - Пошли погуляем. И ты все увидишь сама!
       Сашка ликующе вскочила со стула.
       - А правда, папа, я тебя здорово нарисовала? Как ты сидишь и работаешь?
       Артем взглянул на свой портрет и усмехнулся: компьютер узнавался с ходу, без труда, вот только сидел возле него какой-то боксер на пенсии с безусловными врожденными чертами уголовника...
       - Да, здорово, - охотно согласился он. - Просто вылитый! Даже подписи не требуется. Все и так сразу догадаются, что это я!
       Очевидно, дочка его мнения полностью не разделяла, потому что посмотрела на рисунок критическим взором мастера, ненадолго выхватила ладонь из руки отца, взяла карандаш и написала внизу крупно-печатно "Папа на работе", чтобы все-таки никто не заблуждался. Потом с удовлетворением еще раз осмотрела свое творение и вложила пальцы в отцовские.
       - Вот теперь пошли!
       И они двинулись, крепко держась за руки, в опасное путешествие по офису, сравнимое лишь с рискованной экспедицией в бескрайние прерии, переполненные грациозными движениями братьев наших меньших.
      
      
       Когда они вошли в кабинет Валентины, она сосредоточенно что-то подсчитывала с помощью маленького календаря с милой киской на обороте, чем-то напоминающей Бланку. Нет, не срок опоздания поставки последней партии пеньюаров, не сроки выплаты денег и не дни задержки месячных... Валентина судорожно пыталась вспомнить, как давно они были близки с Виталием. И к своему ужасу, вспомнить не могла. Как же так?! Ведь они всегда казались физически зависимы друг от друга... Что же произошло? Почему они так давно - и как давно?! - флегматично спят носами к стенке, показывая друг другу меланхоличные спины и не интересуясь тем, что можно... И не хочется ничего... И совершенно ненужно...
       Ну, хорошо, с ней все ясно, а Виталий? Тоже нашел себе кого-то? А она не заметила... Оправдания тяжелой изматывающей работой и ссылки на бесконечную хроническую усталость пригодны лишь для детей, грезящих о своем совершеннолетии. А ей нужен Виталий?.. Для чего она вдруг занялась подобным исследованием?.. Ведь совсем недавно ее вполне устраивала сложившаяся семейная ситуация. И Валя даже была благодарна за нее мужу.
       Валентина смутилась перед своими вопросами. Тогда зачем их себе задавать?.. Просто она не обратила внимания, как давно они не прикасались друг к другу... Как давно отношения двоих стали пустыми, превратились в бессмыслицу... Хотя было их общее летнее Средиземноморье, сбивающая с ног волна, в которую они падали с хохотом, обнявшись, перепутывая испачканные в песке, переполнившиеся солнцем ноги и руки, перегревшиеся загорелые тела... Она хорошо помнила, как их ударял разволновавшийся прибой, несущий с собой траву и мелкие камни... И смысл был именно в том, чтобы захлебнуться этой горько-соленой волной, вымокнув в ней с ног до головы, но не сбежать в укрытие призрачных, неприятно бледных домов, презрительно и насмешливо оглядывающих побережье незрячими окнами...
       Но все это происходило когда-то давно... В бесконечные дни, получившие кодовое, условное название прошедшего времени... Ставшего вдруг лишним, чужим, изжитым до конца, как изживается детство, потом - юность, а дальше - вся жизнь без остатка... Валентина тщетно пыталась зацепиться в этом прошлом.
       Прервав ее нехорошие, вредные размышления о незаметно ускользнувшей вдаль жизни, дверь осторожно, тихо приоткрылась, и они вошли... Крепко, с удовольствием сцепившись пальцами и весело поглядывая друг на друга.
       - Вот, Валентина Семеновна, хочу вам предъявить свою барышню... С вашей я уже познакомился. По-моему, из них выйдут хорошие подружки. Представим их друг другу, как вы считаете? Прямо в это воскресенье. Моя красавица согласна и хочет видеть вашу.
       Сашка в знак согласия усиленно закивала головой, рискуя ее оторвать.
       - Да, мы договорились, - прошептала Валентина и взглянула на девочку.
       Вылитый отец, даже косолапит в точности, как он... Папина дочка...
       - Осматриваем офис, - усмехнулся президент. - "Мороз воевода дозором обходит владенья свои..." Да... - он как-то странно, подозрительно растерялся перед буквой "д". - Там Юлия Леонидовна... Вы не могли бы потом...
       И улыбнулся дочке.
       Они побыли еще минут пять. Сашка внимательно осмотрела каталоги с ненужными ей пока лифчиками и трусиками-соблазнителями, очевидно, постаралась кое-что запомнить и сделать для себя далеко идущие вперед выводы, но промолчала, не задала ни единого вопроса и снова вцепилась в ладонь отца.
       - Пожалуйста, насчет Юли... Не забудьте, - попросил шеф, выходя.
       Недоумевающая Валентина немного выждала, чтобы дать папе с дочкой приличный запас времени для прогулки по коридору, и побежала к Юльке. Валя нашла исполнительного директора в настоящей истерике.
       - Как только шеф вышел с дочкой, и она их увидела, то как бросится бежать! - шепотом поведала Валентине Тамара. - Забилась в угол, не хотела идти в свой кабинет... Ревет, что-то бормочет, прямо как ума лишившаяся! Жалко, конечно, но не очень понятно. Хотя она уже всех здесь так заела, что немногие пожалели. Некоторые менеджерши так и сказали: "А поделом! Может, наконец, отольются ей наши слезки!"
       Тамара выложила наболевшее: Юлька давно опрокинула все нормы поведения. Она просто считала, что ничего недозволенного для нее не осталось, разрешила себе все - это президент ей все разрешил! - и поняла, наконец, что такое монархия и культ личности. Исторические понятия она упоенно ежедневно воплощала в свою личную жизнь.
       - Ты дура! - говорила Юлька менеджерше, лет эдак на пятнадцать старше ее. - Неужели непонятно, что этого делать было нельзя? Так поступить могла только полная, законченная идиотка!
       - Ты хоть что-нибудь соображаешь?! - кричала Юлька на новую бухгалтершу. - Нет, тебя тоже убирать надо!
       И тотчас шла жаловаться в кабинет.
       По ее доносам уволили многих. Юлию Леонидовну начали бояться.
       - Я занята! - грубо обрывала она обращающихся к ней с вопросами сотрудников. - Зайдете позже!
       Это "позже" могло и никогда не наступить, в зависимости от неровного, как мартовская погода, настроения резкого исполнительного директора. Но тревожить ее лишний раз - равносильно своему смертному приговору, поэтому в офисе понемногу привыкли обходиться собственными силами и советов бывалых. Например, той же Валентины.
       Она не оправдывала Юльку, хотя ни разу не сказала ни одного слова против. Она даже в чем-то ее понимала: жизнь во многом обобрала синеглазую девочку. А обсуждать чужую духовную нищету, и осуждать, и спорить, кто сам куда себя привел, независимо от обстоятельств, Валя не умела и не хотела. И сейчас она старалась помнить лишь одно: Юльке плохо. И надо помочь. Все остальное не имеет значения. Хотя значение имело как раз все остальное...
       Юлька уже отрыдалась и замкнуто, отрешенно затихла камешком в маленькой темной комнатенке возле столовой. В эту темнуху сваливали ненужный хлам: старые каталоги и проспекты, исписанные блокноты, битые дискеты... Когда на капризную, избалованную уборщицу Зину, нехотя прибирающую четыре офиса, накатывали беспокойные воспоминания о черном закутке, она проворно бросала мусор в мешки и выкидывала. Офис облегченно переводил дух, но уже через две недели комнатуха была полным полна, как песенная коробочка, а уборщица Зина снова брезгливо обходила ее стороной.
       Юлька несколько раз выдвигала свое излюбленное предложение выгнать ленивицу. Но президент уже уволил предшествующих Зине двоих дам, якобы не гнушавшихся пылесосить, смахивать пыль со столов и даже - это просто невероятно! - мыть туалеты. И осознал, что дефицитнее уборщиц в Москве только дворники, что нет силы, способной сломить желание дамы, подозрительно напоминающей летящую на сомнительное свидание Булгаковскую Маргариту, работать в нескольких фирмах, и что мнимая безработица может легко превратить в решето даже его жесткую волю.
       Поэтому теперь неслышная Юлька смирно сидела на пыльных каталогах и журналах, поджав под себя ноги, и смахивала на Роденовского "Мыслителя".
       Валентина насильно сунула отказавшейся от жизни и безразличной к ее любым проявлениям Юльке валидол - с таким же успехом можно было опоить ее ядом - подышала неназойливым запахом ее духов и спросила, в чем дело. На самом деле она просто выполняла просьбу президента - так, по дружбе, без всякого интереса: а что опять случилось с тобой, девочка? Почему, Юленька, у тебя глазки наплаканы, а щечки натерты кулачками докрасна? Жанна на время заткнулась, жена испарилась, про Валентину тебе пока ничего не известно... Тогда чего же ты ревешь, бесталанная?!
       Валентина думала совсем о другом. И находилась сейчас совсем в другом месте: в засугробленном, полусонном, еле глядящем из-под белых снеговых ресниц парке, возле раскатанной до паркетного блеска, причудливо завивающейся петлями лыжни, где в воскресенье - а это уже через два дня! - они увидит президента с дочкой... Пока с дочкой...
       - Сушечка... - сказала Валентине Юлька. - У меня мама... Она очень своеобразная женщина. Она все время боялась, что я давно не девушка... И один раз даже сволокла меня к врачу, чтобы проверить и убедиться, что в жизни все еще статус-кво... Сначала он притащил сюда жену... Теперь дочку... Это что, нарочно, чтобы сунуть меня носом в фактический материал, о котором я и так давно прекрасно знаю? Езда в незнаемое? Кабинет наглядных пособий?! Дающий полное право увидеть всех его женщин воочию?!
       - Он никого не привозил. Так получилось, - попыталась объяснить Валентина. - Тяжелое и нескладное стечение обстоятельств...
       А дальше оно планируется еще тяжелее и нескладнее... Почему Валентина так легко на это соглашается?.. Вот только не надо о любви... Но тогда о чем же?..
       Юлька ее не слушала и не слышала.
       - Разве можно так бить человека? - бормотала она. - Разве так поступают? И того, кто тебя... И за что?.. Я ведь ничего ему не сделала... - впала Юлька в беспамятство вечного женского стона Марины Цветаевой.
       Валентине очень захотелось к месту припомнить всех незаслуженно оскорбленных и униженных Юлией Леонидовной сотрудников, вспомнить ее хамство и наглость, ее вызывающий дерзкий вид, ее замашки распоясавшейся фаворитки, но она взглянула на самовластительную злодейку и передумала. Глупо все это и никому не нужно... Как-то низко...
       Валентина многое оправдывала любовью. Понимала, что ею извинять нельзя, это не аргумент, не доказательство для адвоката, только ничего с собой поделать не могла. Она ясно видела, что девочка любит. А все остальное... Именно сейчас силу приобрело все остальное.
       - Ты неправильно понимаешь, - сказала Валентина. - Это никакая не демонстрация. И у него очень милый ребенок. Ты в любом случае не имеешь права отвергать девочку! Тебе, наоборот, стоило к ней подойти и проворковать нежные и ласковые слова. Чтобы ребенок тебя полюбил. Вот ушлая Жанна, небось, извивалась перед малышкой ужихой-затейницей!
       - Ты угадала, - удивленно сказала наивная, при всей ее грубости, Юлька. - Вилась анакондой! И задала прорву дебильных вопросов из детских поэтических сериалов типа "А у нас в квартире газ, а у вас?" и "Как живете, как животик?"
       - Вот видишь, - кивнула Валентина. - А ты действуешь ему на нервы, когда как для него смысл жизни - его Сашка! Ты разве до сих пор не поняла? Он и думает в основном лишь о ней.
       - Не поняла... - обескураженная Юлька растерянно погладила себя по плечу. - Какая ты умная, Сушечка... Но как же этот его смысл... А я?! Куда же тогда меня?!
       - Юлия, тебе уже пора взрослеть! - Валентина холодно-ультимативно подвела черту дискуссии. - И принимать взрослый мир таким, каков он есть, а не придумывать себе разные глупости. Ты разве в лесу живешь? С милым в шалаше?
       Да, синеглазику придется принять мир новым, еще раз изменившимся... И очень скоро... Хотя тайну можно хранить долго... Пока ей самой не надоест быть тайной.
      
       21
      
       Таксист запросто отыскал нужный Насте дом. Она расплатилась и почему-то медлила выходить, задумавшись. Может, лучше отправиться назад, прихватить по дороге Сашку, купить торт - дочка любит, а дома нажарить рыбы, обмирающей в морозилке уже пятый день...
       Водитель повернулся и взглянул на пассажирку с удивлением.
       - Не тот, что ли? Вы говорили, дом двенадцать. Вот он, перед вами! Доставил прямо к третьему подъезду.
       Странная дамочка... Вся в каких-то нервных трепыханиях... Впрочем, они часто в таких.
       - Вам что надо-то? Вы что ищете?
       Если бы она сама понимала что...
       Настя суетливо кивнула, заторопилась и неловко, с трудом открыв дверь, выбралась из машины. Будто сроду в ней не ездила или вышла на улицу впервые после перелома ноги.
       Бородатый доктор долго не открывал дверь на звонок. Настя справилась с визиткой: все правильно. Тогда... Тогда ей действительно надо ехать домой... Оплеванной, униженной, законченной дурой... Она медленно нагревалась - вилку вогнали в розетку. Щеки изнутри пропитались летней жарой.
       Настя уже повернулась к лифту, как дверь неожиданно и резко распахнулась. У Игоря был крайне смущенный вид, как у восьмиклассника, застигнутого матерью за первым поцелуем соседки по подъезду. Бабу, что ли, другую принимал?.. Может, у него строгий график? И Настя, приехав чуть раньше, сорвала планы распаленного любовника, четко программирующего свои страсти?..
       Ей стало даже смешно. Так вляпаться может только дебютирующая в любовных делах леди. Но ведь когда-то надо начинать... Хотя теперь беспокоиться не стоит: первый неудачный, вполне сорвавшийся эксперимент - знак твоего провального нескладного будущего.
       - Извините... - пробормотал доктор. - Я не мог сразу открыть. Пожалуйста, не сердитесь, проходите...
       Настя вошла и огляделась, с трудом осмысливая негабаритность квартиры и себя в ней. Почему так сыро? В квартирке пахло мокрым бельем или несчастьем, обрушившимся сверху внезапным водопадом из незакрытого крана соседа-склеротика.
       - Не успел... - снова повинился растерянный до неприязни Игорь.
       Что уж так переживать? И что он не успел? Женщины вроде незаметно...
       Доктор с преувеличенной готовностью бросился снимать с Насти шубу, потом усаживал на диван, подвигал журнальный, заранее накрытый столик и все неловко косился в сторону открытой двери в коридор, словно рвался туда, вспомнив, что не выключил утюг... Настино раздражение, прилично подогретое собственным смущением и странностью своего визита, достигло необходимой вершины.
       - У вас неприятности?
       Да этого и скрыть невозможно... Настя готова была себя убить за сделанную глупость, за этот никому не нужный выверт. И старалась не смотреть на врача.
       - По-моему, мой визит оказался не ко времени, я напрасно пришла, и мне лучше всего уехать... А вы как раз без меня доделаете все свои дела. Так будет разумнее всего.
       - Настя... - доктор неприятно потер руки.
       С каждой новой минутой он нравился Насте все меньше и меньше. И она сама себе тоже. Рисовалась печальная картина. Нескладная, потерявшаяся в переплетении слов, поступков и догадок, в детской мозаике разноцветных и разнокалиберных мыслей - она их вышивала гладью, но эту гладь так и не вышила, как ни старалась - неловко задумавшаяся над собой, впервые собравшаяся изменить и измениться, молодая дама заявилась на новенького в насквозь пропахшую сыростью квартирку бородача, виденного лишь однажды...
       У этой вполне обеспеченной дамы респектабельного вида было все - и ничего не было. А что значит "все" и "ничего"? Каждый толкует эти понятия очень по-своему и слишком по-разному. И как раз именно от этих толкований порой зависит отношение к жизни, и значит, сама жизнь.
       Настя вкладывала в слово "все" всякую чепуху, вроде больших денег, квартир, дач, машин и семьи. Так, ничего особенного, шелуха от семечек... О которой мечтает добрая часть населения трудовой России, живущей на задерживаемую месяц за месяцем зарплату. На Россию Насте было наплевать. И правильно. Когда тут такое у нее дома творится...
       Зато за словом "ничего" у Насти стоял один большой, резкий, неприветливый человек, сам из себя ровным счетом ничего не представляющий, но до сих пор, несмотря на их давнее непонимание, представляющий для нее все. Она по-прежнему пыталась его понять и вернуть. Она до сих пор ждала, что все вдруг изменится...
       Ей хотелось поменять смысл и содержание двух слов, хотелось их переосмыслить и переписать, переиграть для себя. Не переигрывалось. Очевидно, поэтому он когда-то начал метаться в поисках других утешений, а она сегодня отправилась в чужую квартиру... Может быть, им стоило это сделать задолго до свадьбы?.. Мысль нехорошая, греховная...
       Настя сосредоточенно изучала эту другую даму, явившуюся, словно по вызову... Разве это она?..
       Еще месяц назад Настю возмутило бы одно лишь предположение подобного поступка. А сегодня результат имеет силу приговора... И они с Артемом давным-давно вытоптали, выдолбили ногами всю свою, отведенную им двоим поляну, и слишком упорно долго не хотели ступить в сторону, туда, где пушистилась и топорщилась крохотными кинжалами молодая зеленая травка. Вероятно, решение пряталось в этих ярких острых новичках земли - если сорвешь неловко, они больно изрежут руки до крови...
       - Я... - мялся доктор.
       Сколько можно выдавливать из себя по слову правду, как раба по капле... Чехов знал, что долго. Тоже доктором служил.
       - Настя, я давно живу один... Всегда на самообслуживании... Я даже когда-то специально повесил красные шторы: они, как выяснилось, не такие маркие. Приятель надоумил. Сегодня приехал пораньше, хотел к вашему приезду постирать... Понимаете, у меня все всегда такое запущенное, грязное... Неудобно, неловко... Тем более, перед вами... Думал, успею. Салфетки там, полотенца, скатерть хотел свежую для вас постелить... А стиральная машина, как назло, задурила... Подлый механизм... - Игорь старательно избегал Настиных глаз. - Я вообще-то многое умею делать сам... Жизнь заставила. Но пока я машину налаживал, прошло много времени... Извините...
       Настя засмеялась.
       - А у вас какая стиралка?
       - "Индезит". Да какая разница?.. Настя... Я вас прошу, вы не обращайте внимания... Я просто очень неустроенный, неприспособленный к быту, сильно заматеревший холостяк...
       Доктор растерянно пригладил длинные волосы. Похоже, Настя сильно преувеличила количество его женщин. Она сняла теплый жакет и засучила рукава блузки: наконец, ясно определилась цель ее визита сюда.
       - Фартук у вас найдется? Игорь, показывайте путь в ванную! Достираем ваше белье, выгладим его и постелим на стол свежую скатерть, как вы мечтали. А потом выпьем за исправную стиральную машину.
       - Нет, Настя... - пролепетал уже совсем на себя не похожий врач.
       - По-моему, она очень удачно и вовремя сломалась, - сказала Настя, вставая. - Она просто выручила нас и спасла от немыслимого количества ненужных слов и предисловий Вы ведь наверняка не умеете произносить положенные в данный скользкий момент речи!
       Игорь неуверенно улыбнулся. Так заискивающе, робко и трепетно улыбается манежу, резко округлившемуся внизу, начинающий гимнаст, впервые вставший на натянутый посередине цирка канат.
       - Но... - попробовал все-таки слабо допротестовать до конца доктор.
       Настя вспомнила мужа.
       - Не надо никогда начинать с "но", им обычно фразу заканчивают. Например: "Мы собирались провести вечер по-европейски, но нас подвел любимый и привычный, неизменяемый ни при какой погоде российский быт!"
       Игорь усмехнулся.
       - Машина как раз импортная...
       Он потихоньку приходил в себя.
       - Верно! Включайте свою закордонную гадюку! - Настя отыскала среди вороха тряпок приличный передник с кокетливыми оборочками. - Но водичка-то наша, родная, подмосковная, жесткая от прожитой суровой, полной тягот, глины и мусора жизни и прибежавшая из навозно-керосинных отстойников.
       - Вам очень к лицу, - сказал Игорь, заглядевшись на Настю в переднике.
       И врубил свою незабвенную стиралку.
      
      
       В половине двенадцатого Валентина с Танькой гуляли по снеговой аллейке, перебрасывались неклейкими от мороза, рассыпающимися, очень приблизительными по форме снежками и смеялись. Радовались. Таня ждала новую подружку и близкий Новый год, всегда битком набитый, как мешок Деда Мороза, конфетами, игрушками и билетами на елки. Валентина... Она по-прежнему не могла себе объяснить, почему когда-то споткнулась возле этого высокого человека точно так же, как он постоянно спотыкался на согласных. Но зацепилась, приостановилась, призадумалась... Из ее задумчивости выросла нехорошая привязанность, почти зависимость и покорность.
       Валентина казалась себе сильно патриархальной по природе, из породы тех женщин, которым постоянно хочется подчиняться и радостно выполнять мужскую волю. Только вот с Виталием было совсем не так: или она все-таки по ошибке причислила себя к разряду милых рабынь, или изменилась с возрастом. А может, он диктовал не слишком умело...
       По своему преподавательскому и директорскому опыту Валентина отлично знала, что один и тот же диктант каждый диктует очень по-разному. От текста ничего не зависит.
       Проворная Танька с визгом носилась по дорожке, ловко моментально извалявшись в снегу, и непрерывно приставала к матери с вопросом: когда же?.. Но мать, к сожалению, не знала. Она слишком часто поглядывала на часы: время натянулось, как холодный березовый ствол, мороз начал поторапливать и прогонять, а Тарасовы не появлялись.
       "Что-то случилось, - подумала Валентина. - Но почему он не позвонил на мобильник? Номер знает..."
       - Ну, мама! - заныла, наконец, расстроенная дочка. - Ты же обещала мне Сашу! Мне надоело ждать! Я больше не хочу гулять с тобой! Это скучно!
       - Сейчас, малыш, подожди, я позвоню...
       Валентина быстро, пугливо оглянувшись по сторонам, словно все деревья в парке собирались на нее настучать, отлично зная, кому она звонит и кого ждет, набрала знакомый номер сотового.
       - Тина, - совершенно неожиданным сокращением ее имени - так ее никто никогда не называл - прогудел в ответ слегка задержавшийся на букве "т" бас, - Тина, простите... Мы уже подъезжаем!.. На дорогах заносы... Я совершенно затыркался в "пробках"... Вы там еще не выкопали себе трехкомнатную берлогу? Подождите еще минут пять... Идет?
       - Идет, - прошелестела, как снег, тихо свалившийся с ветки прямо на мобильник, Валентина, вытерла телефон и сунула его в карман.
       От чересчур резко схлынувшего напряжения, неласково обнимавшего ее около часа, стало вдруг жарко. Валентина сдвинула шапку на макушку, отодвинула от шеи горячий, наэлектризовавшийся возбуждением хозяйки, превратившийся в липучку шарф и умылась снегом из первого попавшегося сугроба. И только тогда с ужасом вспомнила о косметике.
       - Ну, что он тебе сказал? - нетерпеливо дернула ее за руку подбежавшая Танька. - Когда они приедут?
       - Через пять минут. Засекай по часам! И не "он", а дядя Артем. А еще лучше - Артем Максимович.
       Она отогнула рукав, показав дочке циферблат. Но Таня еще плохо ориентировалась в движениях стрелок и полностью проигнорировала замечание по поводу обращений. Обходилась с людьми ввиду своего малолетства и независимости характера Татьяна вольно и свободно, никогда не дичилась и росла коллективно-положительным, приветливо относящимся к любому обществу человечком.
       Довольная обещанием матери, Танька снова поскакала по дорожке, а Валентина нервно, торопливо выхватила из сумочки маленькое зеркало. Как же можно так оплошать - у нее совсем голова не на месте! - и забыть о туши и тенях! Сейчас он приедет, с минуты на минуту, и застанет вместо зимней красавицы чисто умытый ужастик в дубленке.
       Валя почти уткнулась носом в зеркальце, чтобы получше разглядеть дело рук своих и следы разрушения водной стихии. И неумело поблагодарила Небо: холодный снег не успел хорошенько пройтись по ресницам и тональным щекам, ему не удалось буйно разгуляться и вдоволь порезвиться...
       - Вы заждались и замерзли? - пробасили рядом. - Но мы не нарочно! Правда, Кляксик?
       Валентина поспешно сунула зеркало в сумку. Они стояли рядом, взявшись за руки, и улыбались. Сашка усердно, как китайский болванчик, кивала головой, подтверждая слова отца. И Валя вдруг вспомнила, что второй раз в жизни видит на его лице улыбку. Тарасов не улыбался даже Юльке. Во всяком случае, в офисе. Она смутилась, не решаясь приписать это дивное явление своим чарам, и не зная, на чей еще счет это можно отнести.
       Тотчас подлетела Танька - как все-таки плохо у Вали воспитан единственный ребенок! - и схватила Сашу за другую руку.
       - Мы пойдем гулять парами! - заявила дочка. - Я с Сашей, а ты, мама, с дядей Артемом! Но мы впереди!
       Она решительно разбила дружный тандем Тарасовых и проворно увлекла явно растерявшуюся от такого бурного натиска Сашу за собой, туда, где дремала среди убеленных временем берегов, в синеве льда безмятежная река. Она блаженствовала без катеров, речных трамвайчиков, рыболовов и пустых банок из-под пива, взяв себе отпуск до весны.
       Саша на ходу беспомощно оглянулась на отца.
       - Таня! - попыталась вмешаться и остановить не в меру резвую, энергичную дочь Валентина.
       На рукав дубленки легла осторожная большая рука. Валентина в открытую неожиданно столкнулась с глазами, вечно спрятанными в стол, цвета которых она до сих пор так и не рассмотрела. Оказалось - цвета мокрой поздней осенней травы...
       - Не надо! - сказал Тарасов и снова улыбнулся. - Не мешайте им... Моей барышне очень полезно побегать с ровесницей! Ее слишком завоспитывали мамки, няньки и бабки. Кроме того, нас уже разделили на пары. И, по-моему, без промаха. Дети ошибаются редко.
       Он уверенно взял ее за рукав, и они медленно, прогулочным шагом, совсем как в середине июля, пошли по утоптанной дорожке вслед за девчонками, весело смеющимися впереди.
       - А вы бегаете на лыжах? - спросил он.
       - Да... Но не так быстро, - кивнула Валентина. - За вами мне не угнаться!
       - За мной и не нужно... - задумчиво, словно обдумывая какое-то внезапно пришедшее ему в голову решение, пробасил шеф. - А чем вы занимаетесь дома? С Таней, как я понимаю, сидит ваша мама?
       Валентина вздохнула.
       - И мама, и свекровь. И еще жива моя бабушка. Но ей уже, конечно, очень трудно. Все равно помогает... А я сибаритствую! Читаю... Хожу по подругам... Иногда в театры... В консерваторию... Я люблю музыку.
       Шеф покосился на нее. Большая рука плотно прикипела к ее рукаву.
       - Тина...
       Она снова вздрогнула от неожиданности. Ее никто никогда так не называл...
       - Тина... - повторил он. Ему словно нравилось выговаривать и повторять ее им почти придуманное имя. - Я хотел вам кое-что предложить...
       Сильно тормознулся на букве "п"... Волнуется... Валентина старалась не смотреть на него. Пока он не выскажется до конца.
       - Это можно рассматривать как лыжную прогулку...
       Снова больно ударился о буквы "м" и "п"... С трудом двинулся дальше...
       - Я ведь родился и вырос в Подмосковье... У меня там мама живет. И я в юности выучил наизусть там все уголки и закоулки... Что если мы с вами сядем в мою машину... например, первого января?.. Встретим вдвоем Новый год еще раз под елкой в лесу на лыжне?.. Потом, когда устанем и замерзнем, можно завернуть в теплый дом... Вечером я вас доставлю в столицу нашей Родины... Идет?..
       Последнее слово далось ему слишком нелегко. Он надолго замялся перед ним. Широкие, по-мужицки грубовато сработанные пальцы - почему он не наденет перчатки? ведь холодно! можно обморозиться! - нервно смяли рукав Валентины. Шеф напряженно ждал ее ответа.
       Валя не решилась заглянуть еще раз в его глаза. Она подумала, что где-то очень глубоко, в самом тайном, далеком, надежно спрятанном уголочке его души живет неуверенный в себе, замученный собственными несовершенствами, неумениями, пороками, всегда болезненно напряженный, исстрадавшийся человек, которого никому не видно и не слышно. Вместо него все видят, слышат и знают совсем другого: большого и сильного. И так будет всегда...
       - Идет, - сказала она. - Елку в лесу наряжать будем? Давайте расстараемся!
       Пальцы на рукаве ослабли.
       - Обязательно, - усмехнулся он.
       - Игрушки прихватите вы или мне позаботиться?
       - "Ты"! - сказал он и резко повернул к себе ее лицо. - Не "вы", а "ты"! Да, игрушки - это моя забота. И подарки тоже!
       Какие холодные, просто ледяные у него ладони... Валю затрясло. Она слишком перемерзла в долгом ожидании.
       - Наденьте, пожалуйста, перчатки! Все-таки зима!
       - Только если ты мне скажешь "ты"! Иначе рискую остаться на всю дальнейшую жизнь без пальцев! По твоей милости!
       - Пожалуйста, надень перчатки... - смущенно пробормотала Валентина. - Очень холодно... И нас могут увидеть дети...
       Он отпустил ее щеки, натянул перчатки и мельком глянул вперед: девчонки с визгом валялись в сугробах и не замечали ничего вокруг.
       - Тина, но в офисе лучше сохранить прежнюю форму отношений...
       Интересно, а если бы она рискнула ему отказать, он бы уволил ее в понедельник или все-таки повременил до вторника?.. Нет, вероятнее всего, тотчас попросил бы больше не выходить на работу... Никогда...
       Валентина усмехнулась.
       - Это ясно. Исключительно парадную!
       Он вдруг быстро наклонился, сгреб пригоршню снега и метнул прямо Вале в лицо пушистый, разлетающийся в посиневшем от холода воздухе комок. Она ловко увернулась и ответила такой же белой легкой гранатой, разорвавшейся над его лбом.
       - Берегись! - закричал он, одним взмахом руки обрушив на Валентину снеговую волну с веток ближнего дерева.
       Оно не очень хотело расставаться со своими белыми одеждами, и поэтому Артем начал его трясти и раскачивать, но напрасно: Валентина бросилась бежать туда, где дорожка переставала прятаться среди деревьев и уже петляла в открытую, минуя небольшой лесок.
       - Ага! Убежала! Испугалась! - весело крикнул шеф. - Значит, все равно моя взяла!..
       Впереди громко беззаботно хохотали счастливые девчонки. Валя остановилась и вновь натолкнулась на его мокро-темно-зеленые глаза.
       - Конечно, твоя, - прошептала она как можно тише, чтобы он не услышал. - А чья же еще?.. Только твоя, и ничья другая!..
       Он легко прочитал ее слова по движениям губ и усмехнулся. Прямо над его головой серым дымком промелькнула белка, стряхнув ему на шапку новую снеговую отделку.
       Низкое солнце зарделось от мороза до неприличия. По берегу реки, стройно и красиво, плавно скользила темная цепочка лыжников...
      
       22
      
       Тридцатого позвонила мама, поздравляла, робко интересовалась личной жизнью и просила Жанну приехать на Новый год домой.
       - Мы бы встретили все вместе, одной семьей, - уговаривала мать. - Тебе до нас добираться всего несколько часов... Братья дома, сестренки тоже придут ко мне со всеми домашними. Мы так решили. А тебя нам будет очень не хватать...
       Жанна представила себе это сборище и ужаснулась.
       - Да там и без меня будет страшно весело! Мужья, дети... Куда ты их всех положишь спать?
       - Мы все решили, - повторила мать. - Встретим Новый год и пойдем гулять. А потом разойдемся по домам. Конечно, детишкам нужно спать дома, ты права! В моей тесноте даже на полу неудобно. Может, приедешь с кем-нибудь вдвоем?..
       Мать замерла, почти бездыханная, в ожидании ответа. Ей страстно мечталось выдать дочку второй раз замуж за хорошего человека, не терпелось понянчить новых внуков и порадоваться за еще одну, сложившуюся последней, такую неудачную вначале судьбу в такой удачной семье... Она бы сама, если бы это было возможно, собрала бы по камушку, как надо, жизнь средней дочки, посватала бы ее, но та никакого вмешательства не выносила и в свои дела просила никого не лезть.
       - Нет, ехать мне не с кем, - отказалась Жанна. - Вообще я подумаю... Вдруг выберусь... Еще успею... Но точно обещать не могу. Много дел...
       - Но отдыхать тоже надо, доченька, - заволновалась мать. - Ты работаешь с утра до ночи, без праздников и выходных! Всех денег все равно не заработаешь! А жизнь лишь одна! Время свое упустишь - будешь потом очень жалеть. Детишек бы тебе, мужа хорошего...
       Да, уж мать своего времени даром не теряла: пятерых настрогала! И лучше Жанна пока горбатиться на президента... До поры до времени... Она сделает ему немалые деньги. А там посмотрим...
       - Что ж ты будешь сидеть одна в квартире? - не унималась мать. - Здесь все твои родные, все тебя любят и помнят...
       Как же - очень любят... И помнят... Когда нужны деньги или помочь кого-то устроить... Вот дети немного подрастут - и начнется... Правда, до сих пор к Жанне, как ни странно, никто ни с одной просьбой не обращался. Видно, совсем замшели в своем убогом городке близ текущей издалека Волги. Оно и к лучшему. Отказывать родным нелегко даже Жанне.
       - У меня тут есть одна соседка, - объяснила Жанна. - Может, с ней и встретим... Или одна, я привыкла. А может, и приеду... Я подумаю.
       Мать вздохнула: она не поверила в ее приезд.
       - Ты звони, доченька, - попросила она. - И пиши! Мы твои письма всегда читаем все вместе. И соседи заходят послушать, как ты живешь.
       Ну, да, всей деревней!.. Вообще писать после такого известия не захочешь!.. Только здравствуй и прощай! И две фразы посередине о сложной климактерической погоде в Москве. Зачем это нужно, чтобы о ее жизни знали все соседи?!
       Жанна попрощалась, отсоединилась и тотчас набрала номер соседки. Бывшая мидовская леди жила на пенсии одиноко и, кажется, действительно привязалась к Жанне, как к своему некоему подобию.
       - Ольга Николаевна, добрый вечер, это Жанна! А вы не возражаете встретить со мной Новый год? Я уже накупила разных вкусностей...
       - Вы прямо прочитали мои мысли! Я собиралась предложить вам то же самое, - обрадовалась соседка. - Приходите ко мне, Жанночка, завтра часов в девять. Или пораньше. Посидим, поболтаем... Я так люблю с вами говорить!
       - Спасибо, - поблагодарила Жанна. - Обязательно!
       Не ехать же ей в родные пенаты любоваться вечно сопливыми племянниками и выслушивать планы братьев - будущих защитников родного Отечества! Да и потом... Потом она вынашивала и сочиняла кое-какие, пока очень смутные личные проекты, касающиеся президента... Так, ничего особенного... Просто примерка. Пусть даже допуск к телу запрещен...
       Умная баба, Жанна хорошо понимала, что на одной Юльке он, околдованный сексом и ослепленный желанием, не остановится. Жена вообще не в счет. Но Жанна не учитывала других заинтересованных лиц...
      
      
       Артем увидел невеселую Юлькину мордашку и стиснул кулаки. Ну, что он может сделать для нее?! Не бросит ведь тридцать первого семью и не мотанется на Ленинградский проспект чокаться пузырьками паршивого шампанского?!..
       - Я бы эти праздники взял да отменил... - пробормотал Тарасов, когда кислая Юлька заглянула к нему с какой-то бумагой. - Только ради тебя!
       - Не в вашей власти, шеф! - отозвалась Юлька. - Буду встречать с Бланкой. Она уже мается в предвкушении новой прически Киркорова. Я привыкла!
       Президент спрятал глаза. По обыкновению в любимый стол.
       - А почему бы тебе не слетать на неделю в Европу? Я все-таки не очень тебя иногда понимаю... Полетишь на "Боинге"...
       - Ни за какие коврижки... Только на "Путинге"... - пробурчала Юлька. - Телефон уже оборвали... Я думаю, мы с тобой увидимся первого или второго. Ты все же вырвешься ко мне...
       Вот этого он и боялся... Боялся и ждал... Потому что не ждать невозможно...
       - Я думаю, второго, - уклончиво пробормотал он, не отрывая глаз от стола. - Выспимся... Хотел еще сбегать с ребятами на лыжах... Звали...
       Сильно замялся перед большинством слов...
       - Успеешь... - рассеянно согласилась Юлька. - Ты все успеешь, шеф... Тебе не привыкать!..
       И хихикнула.
      
      
       Тридцать первое пролетело суматошно, суетливо, битком набитое радостями, переполненное звонками-поздравлениями, вкусными коробками, бутылками, запахами свечей и хвои, плохо приживающейся в городских квартирах, визитом заказанного Деда Мороза со Снегурочкой и с мешком, визгом и смехом счастливой Таньки...
       Хлопотали родители, на ходу привычно перебрасывающиеся милыми колкостями по поводу воспитания единственного на шестерых ребенка со свекровью и свекром. Простуженный Виталий обиженно сопел носом и недоверчиво, подозрительно приглядывался к возбужденной беготне жены. Она его, казалось, не замечала, лишь изредка на бегу рассеянно справлялась о здоровье и равнодушно предлагала напоить фервексом или отечественным аспирином.
       Жена была вызывающе, неподражаемо хороша в новом, чересчур декольтированном, по мнению Виталия, платье. Для кого весь этот выпендреж? Для Танькиного Деда Мороза?! Но саднящее сухое горло и налившиеся гриппозной болью виски не давали Виталию по-настоящему сосредоточиться и поизучать поведение слишком новенькой жены. Он на все махнул рукой, зарылся под теплый клетчатый плед в спальне и попросил разбудить его в одиннадцать.
       Встретили как обычно, но утром Валентина неожиданно проснулась в девять и стала куда-то собираться. Виталий вытащил лохматую голову из-под пледа и настороженно справился:
       - Ты что, уходишь?
       - У нас лыжная прогулка. Массовое мероприятие! Всем офисом едем в лес, - объявила Валентина, спортивно принаряжаясь. - Хотим проветриться.
       - Странно, что не на Северный полюс, - буркнул Виталий и снова лег. - Массовое помешательство! Бабский психоз! Федор Конюхов, случайно, не с вами? Правильно теща говорит: все бабы под тридцать потихоньку начинают сходить с ума. И ты тоже на лыжах поехала! Доездишься! Хорошо, что у нас есть кому присмотреть за Танькой...
       - И за тобой! - съязвила Валентина. - Лечись, пей аспиринчик и согревай нос и ноги! Вернусь к вечеру и привезу тебе заснеженную ветку с лесной елки. А Конюхов - он специалист по волнам по морям. Учти на будущее, эрудит! Поцелуй за меня Таньку, когда проснется!
       Виталий махнул рукой на полоумную бабу и скрылся в уюте под пледом.
       Дом еще спал. Валентина осторожно прошла по коридору, надела лыжные ботинки, вынесла из кухонной лоджии с вечера приготовленные лыжи и внимательно глянула на себя в зеркало. Да, она еще очень ничего себе... Тридцать лет?! Смешно, какие это годы! И до тридцати осталось больше полутора лет. Мама любит преувеличивать.
       Валентина тихо закрыла за собой дверь и вызвала лифт. Он тихо удивился, кому там неймется, поскольку тоже собирался отдыхать в утро нового года, но на вызов послушно приехал. Темные окна подъезда наблюдали, как безумная Валентина, скользя непривычными к обычной дороге лыжными ботинками, перешла улицу и остановилась на углу. Обрадованный ее неосмотрительным появлением скучавший от безлюдья ветер, развлекающийся лишь ударами в стекла, тотчас злобно хихикнул, плюнул в лицо грязным снегом с крыши и с гоготом пообещал стереть глупую лыжницу с лица Земли навсегда, если она вовремя не сбежит под чью-нибудь надежную защиту. Как настоящий джентльмен, он давал ей последний шанс.
       Валентина втянула голову в плечи и огляделась в поисках этого шанса. Знакомый джип два раза подмигнул ей фарами. На всей посленовогодней заспанной улице их было только двое - Валя и автомобиль. Не считая водителя...
       - С Новым годом! - сказала Валентина, открывая переднюю дверь и забрасывая назад лыжи.
       - С Новым годом! - отозвался он, легко справившись со всеми гласными и согласными. - Не выспалась?
       - Успею по дороге! - засмеялась Валентина. - Когда, наконец, въедем в сугроб посреди леса, разбудишь!
       - Есть! - хмыкнул президент и вдруг вспомнил Юльку.
       Как она часто радостно, по-детски, брала под козырек, принимая его очередное распоряжение... Как всегда ждала этих распоряжений... Хорошая девочка Юля... Синеглазик с площади Белорусского вокзала... Все эти глубокие зарубки памяти очень не к месту...
       Тарасов нахмурился и включил двигатель. Шины тотчас занесло на скользкой дороге. Он стиснул зубы. Задумчиво мельком покосилась Валентина...
       - Там... - пробормотал президент, - я приготовил тебе кое-что новогоднее... Это потом... Сначала нам надо благополучно добраться до сугроба, о котором ты так страстно мечтаешь...
      
      
       Новый год Тарасовы встречали у Настиных родителей. Это Настя так решила. Вообще она повела себя как-то странно: сначала хотела остаться дома, потом вдруг резко передумала, набросала в машину Сашкины вещи и игрушки и велела Артему ехать к хорошо известному и ненавистному ему дому.
       Настя выглядела взвинченной, спущенной с тормозов, поэтому Артем лишний раз спорить не стал, сказал себе, что уже завтра увидит Тину, а значит, сегодня можно и нужно создать приличный вид, изобразить соглашательское настроение и потерпеть. Раз жене так приспичило...
       Особенно не стоило возникать после недавнего скандала, надолго разорвавшего видимость мирного существования Тарасовых, прогремевшего вечером после визита Насти к врачу. Они оба старались о разладе не вспоминать.
       - Ты познакомил Сашу с какой-то девочкой? Она без конца рассказывает о новой подружке Тане, - вскользь, на ходу заметила Настя.
       - Да, ей скучно без ровесниц, - пробурчал Артем. - Чем больше их будет, тем лучше...
       - Это верно, - кивнула Настя. - Ты хорошо придумал. Только ведь они, кажется, далеко от нас живут?
       - Не очень, - уклончиво отозвался Артем. - В общем, я найду способ их встречать... Это моя забота.
       Настя снова кивнула. Она давно привыкла к тому, что все касающееся дочери - первостепенная и основная забота мужа. Кроме того, ее мысли бродили сейчас в ином направлении.
       Первая измена женщины часто имеет в ее жизни куда большее значение, чем первая любовь. Поскольку любовь не слишком отягощает совесть. Чтобы ее немного освободить от тяжкого груза совершенного, Настя двинулась испробованным, истоптанным путем большинства: привычно свалила всю вину - или почти всю, целиком невозможно - на широкие плечи Артема. Она и не собиралась брать на себя никакой ответственности. Женщин вообще надо от этого освобождать. Или умей по-настоящему красиво и преданно, как требуется, любить свою единственную жену, а не беспредельные возможности ее отца, или, будь добр, приготовься принять уготованные тебе испытания на верность. Ты сам их вызвал на себя и себе запрограммировал! Так что неча на зеркало пенять...
       Он, правда, ни на что пока не пенял. Он вообще еще не подозревал о случившемся.
       Настя без конца перебирала в памяти, старательно перекладывала и никак не могла остановиться и успокоиться, пристроить и разложить поудачнее и посимпатичнее картинки одного вечера с Игорем.
       Бородатый доктор, такой, на первый взгляд, самоуверенный и самодостаточный, оказался очень растерянным по жизни и отнюдь не довольным собой. Это его стиральная машина подвела. Не будь ее довольно уместной и крайне своевременной поломки, Игорь, наверное, сумел бы выдержать свой второй, взятый напрокат имидж. Но, увы, его смыло водой сломанной стиралки. И очень хорошо. Иначе Настя уехала бы домой с другими настроениями и чувствами.
       Сначала они вместе наблюдали за стиркой, потом Настя проворно перегладила белье, потом набросила на стол пахнущую "Ариэлем" скатерку...
       Наверное, Артем уже собирается с Сашкой домой... Но это безразлично... Она очень задержалась у врача!.. Да и Тарасов частенько засиживается допоздна. Правда, дочка - стимулирующий фактор раннего возвращения домой... Ладно, перебьется... Он из породы тех редких отцов, которые прекрасно умеют обходиться с родным дитятей. Тарасов мог все: и переодеть, и памперс поменять, и на горшок усадить, а главное - вовремя с него снять... Голодным и холодным ребенка ни при каких обстоятельствах не оставит. Так что здесь волноваться не о чем.
       Хотя он может обратить внимание на ее странное долгое отсутствие... Но, скорее всего, не обратит. Поскольку на самой Насте давно не сосредоточивается. Себя он считал вообще неодушевленным предметом, а ее? Видимо, она - одушевленный предмет для обеспечения его блестящего карьерного роста и благосостояния, а также машина для воспроизводства маленьких Тарасовых, то есть опять же - все для его ясного будущего, не замутненного никакими деталями, для синего неба и теплого солнца над его головой. Но Насте очень надоело быть так мало одушевленным и так сильно значимым предметом.
       Ей хотелось самого простого - понять, наконец, чему посвящены стихи, поэмы и романы, о чем поют и говорят, о чем шепчутся и снимают фильмы, о чем твердят пьесы и вещают бесчисленные шоу... Она отлично понимала, что правда жизни и правда литературы - это две совсем разные, порой очень далекие друг от друга правды. И все-таки... Все-таки она слишком многого до сих пор не понимает.
       Она, не подозревая об этом, сделала примерно то же самое, что Юлька, девочка с косичками, когда-то явившаяся за разгадкой на площадь Белорусского вокзала. Настя пришла в чужую квартиру к незнакомому человеку...
       - Давайте для начала выпьем за вашу умную стиральную машину! - предложила Настя первый тост. - По-моему, мы еще долго будем за нее пить и уж, во всяком случае, вспоминать с благодарностью.
       Они выпили. Игорь снова потер руки... Какой неприятный у него этот жест... Но, наверное, и у самой Насти полно противных привычек и движений...
       - Вы не торопитесь? - спросил доктор.
       Настя покачала головой.
       - Нужно еще что-нибудь сделать? Приготовить обед? Я могу. Будет даже вкусно.
       Игорь смутился окончательно.
       - Да нет, вы меня не так поняли... Я уже просто не знаю, как перед вами извиняться... Давайте вернемся к основному: что вас беспокоит? Почему вы приехали ко мне за консультацией? За бесплатной, конечно. После ваших трудов я сам перед вами в неоплатном долгу...
       - Да уж! - хмыкнула Настя. - Врачебную консультацию я себе действительно отработала... А вы что, Игорь, такой наивный и действительно поверили этой версии? Непохоже! Особенно учитывая заранее накрытый стол и стирку. Зачем вы тогда сейчас мне врете?
       Бородач снова сменил имидж и превратился из некого подобия Карабаса Барабаса в сеньора Помидора. Под цвет своих штор.
       - Можно, я закурю? - спросил он и поискал на столе сигареты.
       - Вот они! - Настя подвинула ему пачку, спрятавшуюся за хлебницей. - Вы не поверили, что можно так сразу, откровенно? Признаюсь, я думала о вас куда хуже. Почему-то мне казалось, что здесь дамы бывают по расписанию, и вы - крупный специалист в этом вопросе. Извините!
       - Так вы искали специалиста именно в этом вопросе? - затянувшись, поинтересовался Игорь и с каким-то нехорошим любопытством недобро взглянул на Настю. - И ваш выбор чисто случайно пал на меня? Благодарю вас за доверие!
       Им пришлось снова быстро поменяться ролями. Настя пожелала своим загоревшимся щекам провалиться. И решила срочно ехать домой. Тем более что Артем наверняка уже привез Сашку.
       Искушать судьбу можно лишь до поры до времени. Она оказалась на редкость неискушаемой. В данном конкретном случае. А Настя заговоренной на верность. И слишком неопытной. Нарисованную ею картину требовалось побыстрее завершить, поскольку Настя устала от ее беспредельности.
       - А тут вдруг выяснилось, что Дон Жуаном здесь и не пахнет! - с наболевшей иронией издевательски продолжал Игорь. - Зато вместо него есть бестолковый бесхозяйственный холостяк, которого женщины обходят стороной... Ну, причины мы обсуждать не будем!.. В общем, типичное не то, что вы искали. И вас постигает горькое разочарование, а все грезы оказываются разглаженными горячим утюгом!
       - Игорь, перестаньте! - тихо попросила Настя.
       - Нет, это вы перестаньте! - разошелся и никак не мог вернуться в дипломатические рамки доктор. - Перестаньте искать во мне то, чего нет и никогда не было! Вам нравится по своим меркам перекраивать незнакомого вам человека в ловеласа и создавать из него любителя женских глаз и нежных ручек! Вас больше привлекает этот образ?
       - Игорь!.. - прошептала Настя и встала.
       Он обжег пальцы дотлевшим окурком и с досадой бросил его на тарелку.
       Настя подошла к нему и положила пальцы на его губы. Интересно, как они пахнут у курящего? Наверное, противно... Хотя, может быть, и ничего... Если дорогие сигареты и хороший табак... Ни ее отец, ни Артем никогда не курили.
       - Поцелуй мне руку! - приказала Настя. - Хотя бы за то, что она так славно ради тебя сегодня потрудилась.
       - Ты теперь будешь напоминать об этом при каждом удобном случае всю жизнь? - не успокаивался Игорь.
       - А мы проведем теперь вместе всю жизнь? У тебя далеко идущие планы... Я и не подозревала о них...
       Игорь усмехнулся.
       - Люблю остроумных женщин. Это редкость!
       - Вот и причина, по которой у тебя их нет! Ты о ней так не хотел говорить?
       Доктор снова улыбнулся и встал, прижав к себе ее голову.
       - Не зря мы с тобой все-таки простояли в "пробке" битых два часа! Под дикий рэп из соседнего "рено". И ведь что странно - совершенно молча...
       - Ну, теперь ясно, что ты те два часа обдумывал наше совместное будущее! О своем молчании я расскажу тебе в следующий раз... Уже в новом году...
       И Настя неуверенно потянулась к его губам. Понюхать, как они все-таки пахнут...
      
       23
      
       Бурно встретившая Новый год Москва блаженно отсыпалась. Артем гнал машину по пустым улицам, не слушая слишком часто рождающиеся не от хорошей жизни уверения Валентины, что при такой скорости и на такой дороге они приедут только на собственные похороны. А у них обоих малые дети... Которых неплохо бы успеть вырастить...
       Снег заметал в машине окна, "дворники" утомились и, лениво шевелясь, почти перестали бороться за чистоту родного стекла.
       Валентина устала служить Кассандрой, бросила пророчествовать и смирилась с судьбой. Тем более что за окном уже мелькали дачные поселки, а значит, где-то недалеко находился и желанный сугроб с елкой. От пронзительной белизны полей болели глаза, шоссе было пустынно, рыжее солнце, нехотя продравшее очи, скудно раскрашивало редкие дымки, уползающие в виде кошачьих хвостов в бесцветное небо. Валентину понемногу укачивало теплом и плавностью движения, и она действительно ненадолго задремала.
       - Тина, - сказал низко наклонившийся к ней бас, - мы приехали. Просыпайся, вставай и надевай лыжи! Тебе их не намазать?
       Валентина проснулась и удивилась.
       - А я думала, ты пошутил насчет лыж. Или сочинил неплохой повод для бегства из дома.
       - В следующий раз так больше не думай, - буркнул шеф. - Я не люблю шутить... Очевидно, мы с тобой поклонники разных видов спорта, - он усмехнулся и взглянул на нее с издевкой. - На лыжах-то стоять можешь?
       - Если поставишь, - засмеялась Валентина и выбралась из машины.
       Тарасов припарковался на маленькой, заметенной, тихой стоянке на краю шоссе, по обеим сторонам которого спал белый лес.
       - Вот тут есть лыжня, - кивнул направо президент. - Побежишь впереди. Устанешь - свистнешь!
       Он достал из машины лыжи, бросил их одним махом на опушку и закрыл машину. Валентина оглядела его с некоторой растерянностью, досадой и любопытством: она и впрямь думала, что лыжи - простой предлог. Хорошенький оказался мотивчик...
       Перед ней неподвижно застыл безмолвный промерзший лес, неизвестно для чего ей понадобившийся, хранивший где-то в своей глубине темноту и неприятную тишину. После коротенькой, почти бессонной ночи и тепла машины двигаться не хотелось. Холод моментально расправился с этим теплом, выгнав его из-под куртки и шерстяных носков.
       - Надевай лыжи, не стой на ветру, замерзнешь! - сказал бывалый Тарасов. - А там ветра нет. - Он снова кивнул в сторону деревьев. - Тина, да что же ты никак не проснешься?
       Артем подошел к ней совсем близко, наклонился, улыбнулся и на секунду прижался холодными губами к ее рту.
       - Бежим! - скомандовал он.
       Валентина вздохнула.
       - Ты решил устроить себе и мне погоню в горячей крови?
       Артем хмыкнул.
       - И кто за кем, по-твоему, будет гнаться? Ты за мной - это, прости, смешно. Я за тобой - еще смешнее. А мы еще долго будем обсуждать твой бессмысленный вопрос?
       Валентина пожалела о кратковременности мгновения и подчинилась чужой воле.
       Тарасов, в самом деле, хорошо знал окрестности, где вырос. И лыжня, четко проложенная, накатанная, сразу увела их за собой, заманила в черную, стынущую на морозе лесную жуть. Валентина слышала только легкое поскрипывание лыж сзади - иногда легкий комок снега холодно падал на лицо - да успевала едва поглядывать по сторонам. Белое безмолвие нарушали лишь они двое. Хотя это не называлось нарушением правил. Зимний, глубинный, лесной покой был не нарушаем ничем. Его нельзя уже сломать до самого марта. Пришлые и чужие, эти двое лыжников скоро уйдут, исчезнут, и лес забудет о них навсегда. И с трудом, нехотя припомнит, когда они появятся здесь вновь. Две цветные на белом снегу фигурки. Им не дано понять и постичь покой и тишину, не дано осознать величие мира и его силу, им выпало на долю лишь бежать, бежать и бежать... Они могут только это... Куда? Зачем? От кого?
       Но они упорно мчались, неслись вперед, стремились туда, где лыжня неожиданно уходила резко, обрывом, вниз, под гору, а потом снова тянулась дальше по долине, разделившей собой лес на две части. Артем прекрасно знал об этом. Он неожиданно обошел удивленную Валентину, крикнул:
       - Ставь палки поближе к лыжне! Ты их разбрасываешь в стороны! - и пошел впереди.
       Через несколько минут он внезапно исчез из вида, словно провалился сквозь землю. Растерявшаяся, вовремя не сумевшая сориентироваться Валентина поняла, что перед ней обрыв, только оказавшись на самом спуске, когда уже не тормознуть. Артем стоял внизу, приветственно размахивая лыжной палкой. Он предусмотрительно остановился подождать. Заботливый...
       В ушах засвистел внезапно родившийся ветер. Валентина испугалась: спуск был очень крутой и вдобавок случайный. Лыжи, разогнавшись, бодро и весело рванулись вниз, не заботясь о чужих страхах.
       - Тина, не бойся! Здесь не так круто, как кажется!.. Давай!..
       Эхо раскатило, расшвыряло по деревьям низкое "а"... Валентину занесло, она не сумела вовремя ровно повернуть лыжи, они сошли с лыжни, ворвались в тот самый сугроб, о котором она мечтала еще в Москве, и снег засыпал весь мир с головой...
       - Ты спортсмен! - насмешничал Артем, выкапывая Валентину из сугроба. - Я даже испугался, не сломала ли себе чего! Нигде не болит? Напрасно я тебя вовремя не притормозил! Встать можешь?
       Он отстегнул ее крепления и, легко встряхнув, поставил на ноги. Оранжевое солнце повисло над долиной лениво и сонно, решив им посветить просто от своей зимней скуки: иначе совсем нечего делать. Блестела лыжня. Ветки осторожно сбрасывали лишний снег.
       - Ты почему молчишь? - уже по-настоящему встревожился Артем. - Тина, тебе где-нибудь больно? До чего же я безголовый! Тина!
       Он занервничал и снова начал теряться перед каждой согласной.
       - Я просто очень испугалась, - прошептала Валентина. - Не сердись... Я никогда не спускалась с таких обрывов... Ты переоценил мои возможности. Давай вернемся, я устала...
       Тарасов облегченно вздохнул.
       - Давай! Альпинистка моя, скалолазка моя... Ехать можешь?..
       - Ну, а теперь недооценил! - с трудом улыбнулась Валентина, подняла голову вверх и ужаснулась.
       Ей ни за что не вскарабкаться на этот снеговой Монблан, подстроенный ей президентом. Он понял ее.
       - Что ты опять так испугалась? Бери лыжи и палки в руки! И мои палки прихвати, чтобы мне потом за ними не спускаться.
       И прежде чем Валентина догадалась, что он собирается сделать, Тарасов сгреб ее в охапку вместе с лыжами и палками и начал восхождение. Валентина в панике закрыла глаза. Сейчас он ее уронит, бросит - разве по силам такое человеку?! - подниматься в гору на лыжах, держа на руках совсем не дистрофичную даму, да еще вдобавок обвешанную лыжным снаряжением?! Но снеговая лесенка лыжных шагов Тарасова ловко и красиво тянулась все выше - он упорно приближался к вершине. Валентина услышала его тяжелое дыхание: шеф явно устал.
       - Хватит! Отпусти меня! Я попробую сама! - взмолилась она.
       - Ты уже один раз попробовала! Второго мне не требуется! - с трудом выдохнул он. - Сиди и молчи! Это лучше всего! Не вмешивайся в процесс.
       И снова не вовремя вспомнил Юльку. Это была ее любимая фразочка... Тарасов стиснул зубы - исключительно от тяжести незапланированного альпинистского подвига. Уже показалась лыжня между деревьев... Он поставил Валентину на снег и перевел захлебнувшееся дыхание. О, мама миа...
       - С благополучным прибытием, мадам! Доберемся до машины, там отдохнешь и поешь. Крепления застегнуть?
       Он наклонился к ее ногам. И ей показалось, что у него от напряжения даже побледнели глаза цвета темной травы поздней осени...
      
      
       Настя торопилась домой, и они сумели вырвать у жадного времени всего два часа. Но ей хватило и этого, чтобы приблизиться к некоторым примитивным азбучным истинам. И к своим ошибкам. Она до сих пор жила с помощью выдуманного ей самой чувства. И не пыталась навести порядка в определениях. Ведь нельзя же всерьез думать, что ты любишь всех тех, к кому тебя по тем или иным причинам когда-либо потянуло и прибило. А твой муж - это просто тот же самый - помнишь его? - постоянный контролер в троллейбусе... Слишком знакомое и привычное лицо, чтобы принимать его за контролера. Или за любимого... Она и не принимала. Ложь!.. Принимала! Но недолго... Ошибка, которую надо исправлять...
       Но Настя не хотела исправлять свою ошибку. Она хотела с ней жить дальше, жить долго. И, может быть, с ней умереть...
       Мой муж - моя ошибка!.. Звучит великолепно... Пафосно-трагическая и излюбленная, заботливо вынянченная многими дамами фраза... Оправдывающая сразу многое, придающая жизни глубокий смысл и позволяющая нести свое несчастье гордо, мужественно и высоко, как личный тяжкий крест, который никак, ну никак нельзя бросить!
       Игорь был нежен и мил. Игорь был заботлив и внимателен. Он ни разу не причинил ей боли или неудобства. А ей не нравилось в нем ничего: ни табачный запах (он оказался довольно мерзким), ни его бесконечное потирание рук (нервное, что ли?), ни его частые вопросы: "Тебе хорошо?" Ее раздражала его аистоподобная фигура и длинные волосы: Артем предпочитал стрижку новобранца.
       Домой она вернулась не так уж поздно. На ее взгляд. Накормленная, обихоженная, вымытая Сашка увлеченно играла в детской. Босой Артем вышел из гостиной.
       - Надеюсь, у тебя не нашли ничего серьезного? По-моему, напрасная трата времени!
       - Да, ты прав, - пробормотала Настя, торопливо раздеваясь. - У Льва Толстого есть о Пьере такая фраза: "Несмотря на то, что доктора лечили его, пускали кровь и давали пить лекарства, он все-таки выздоровел". Кажется, единственная у него юмористическая. Гений психологии и философии к юмору не тяготел.
       Артем хмыкнул.
       - Какой уж тут юмор при тринадцати детях! Я бы хотел поговорить с тобой...
       Настя насторожилась. Она не любила и не одобряла подобных мужских инициатив. А вот обвести мужа вокруг пальца так же просто, как зажарить на ужин яичницу. Мельком полюбовавшись на себя в зеркало - измена, оказывается, ей очень к лицу! украшает лучше всяких побрякушек! - и для порядка заглянув к Сашке, Настя вошла в гостиную. Артем плотно закрыл за собой дверь. Это и вовсе Настю не вдохновило. Она села в кресло и затихла в ожидании какой-нибудь неприятности и новой гадости в виде уже совсем другой Жанны. Артем сел напротив. В комнате горел только нижний свет, поэтому выражение глаз Тарасова оставалось запечатанным.
       - Ну, во-первых, я думаю, ты все, наконец, поняла насчет моей дурацкой выходки... - пробурчал Артем.
       Конечно, она все поняла. И довольно давно. Терять такую жену ему невыгодно ни при какой погоде. Где он еще найдет эдакую дуру с эдаким папой?!
       Настя молчала. Артем занервничал и тотчас подавился первым слогом.
       - Дальше... Ты сказала о втором ребенке... Бросила невзначай, уходя, на пороге... Согласись, об этом, наверное, не говорят между прочим...
       - Соглашусь! - перебила его Настя.
       Он немного подуспокоился, но все равно споткнулся на первом слове.
       - Тогда давай попробуем решить этот вопрос! Ты беременна?
       Настя насмешливо отрицательно покачала головой. Похоже, он начисто забыл, бедный, наивный, совсем еще неопытный мальчик, что без его помощи этот вопрос, увы, не решить, а их близкие отношения стали неблизкими немало месяцев назад... Всякое жалкое подобие интимности и эротики утекло вместе с весенними талыми водами.
       - Странный вопрос! Ты уже подзабыл, как это делается? Тебе напомнить? Или подсказать, сколько времени прошло с нашего последнего поцелуя?
       Артем с большим трудом постарался удержаться в дипломатических рамках. На щеках очугунели желваки.
       - А ты действительно хочешь второго?
       Он пристально, недоверчиво исподлобья смотрел на жену, словно не верил ни одному ее заявлению. Но какой смысл ей его обманывать?!
       - Видишь ли, я его совсем не хочу... Я не хочу больше никого, кроме и после Кляксы... Ты ведь знаешь. У нее даже сопли какие-то родные...
       Он мялся и терялся перед каждой согласной.
       - Догадываюсь, - пробормотала Настя. - А почему ты так уверен, что у другого не будет родных тебе соплей? Или у другой?
       Артем взглянул на нее растерянно. Видимо, он не задавался подобной проблемой.
       - Но... я не хочу никого больше любить...
       - Это слишком сложная постановка вопроса, - сказала Настя. - И кто-то, помнится, учил меня никогда не начинать фразу с "но", им, вроде бы, можно только заканчивать предложение...
       Артем озлобился: он не любил даже дружелюбных иронических выпадов и добрых насмешек в свой адрес. Но Настя была настроена сегодня не очень миролюбиво. Она не поверила его оправданию. Просто потому, что довольно давно ему вообще не верила.
       - Мне кажется, Сашке будет веселее расти с братом или сестрой. И потом в семье должно быть двое детей...
       - А почему не пятеро? - резко оборвал ее Артем, задыхаясь на каждом слове. - Или, скажем, семеро? Тебе нечего делать?! С утра до ночи мучаешься бездельем?! Так и скажи! Тогда иди работать, а Кляксе найдем няню! Выберем похожую на клонированного питекантропа, чтобы ты волновалась не сильно! А можно подыскать и ксерокопию рептилии! Настоящего крокодила! Бульдозеры будут в ужасе оборачиваться! Только, боюсь, ребенок испугается!
       Настя встала, подавив в себе всякую жалость.
       - Я не могу продолжать разговаривать с тобой в подобном тоне! Ты всегда не больно вежлив, но сегодня переходишь всякие границы! Кстати, ты не вспомнишь, так, между прочим, на досуге, как давно мы с тобой спали вместе? Хорошо бы это освежить в твоей нетвердой склеротической памяти! Чего же тогда такая паника? Детей аисты не приносят, смею тебя уверить! А какая там у тебя по счету Жанна, и как она на данный момент зовется - никакого значения не имеет! Просто очередное начало сто двадцать восьмой серии русского сериала. Ты в этом плане неуловимый! Даже если я совершенно не интересую тебя в постели, вряд ли кто-нибудь поверит в то, что нормальный здоровый мужик не спит ни с кем больше полугода.
       Да, в это действительно никто не поверит...
       Артем сидел, опустив голову. Женщина, если очень постарается, запросто вывернет тебя всего наизнанку и с наслаждением сунет эту изнанку тебе прямо в морду.
       - Ты пытаешься на всякий пожарный случай сохранить для себя пути отступления - но они ведь тебя лишь пугают! Ты мечтаешь о свободе - но она ведь тебе не нужна, потому что ты не знаешь, что с ней делать без меня! А точнее, без папы. У тебя очень сложная система взаимоотношений. И ты уверен, что лежачего не бьют! Хорошая позиция, но чересчур неустойчивая, несмотря на диван. Давай уж смотреть правде в глаза! Они у нее всегда очень жестокие. Ты хочешь жить так, чтобы полоса препятствий всегда неизменно оказывалась позади и одновременно ищешь острых ощущений. А так не бывает! Да, еще! Ты не забыл, что почти все акции принадлежат папе? Тебе тоже стоит прогуляться к врачу и попросить рецепт на какой-нибудь мощный стимулятор памяти. Очень тебе советую! Заодно справься где-нибудь о цене мужчины, который всем своим благосостоянием обязан женщине!
       Настя усмехнулась, взглянула на него и вышла из комнаты. У Тарасовых еще никогда не бывало таких чистосердечий. Она ему открыто угрожала... Но ведь когда-нибудь они должны были до этого дожить. Неизбежно...
       Да, Михаил Аронович давно вполне разумно постарался обезопасить будущее единственных дочери и внучки... И правильно сделал. А Артем Тарасов очень не хотел прибавления в семье... Настя отлично знала почему.
      
      
       Валентина с трудом добрела до машины. Обратный путь выдержать оказалось нелегко, он оказался слишком непохожим на первый. Болели колени: может быть, она растянула связки или просто перебегала лишнее? Лыжня блестела нагло и выглядела не в меру раскатанной, чересчур скользкой. Лыжи без конца проскальзывали назад, не слушались, стали тяжелыми, как кандалы. Артем подбадривал сзади, но толку от его ободрений было на две снежинки. Тогда он снова быстро обогнал ее по целине и остановился, опираясь на палку.
       - Девушка, разрешите с вами познакомиться! Мне страшно понравилось, как вы бегаете на лыжах! Первый раз встали?
       Зачем он это брякнул?.. Любимая фразочка Юльки...
       - Второй! - буркнула не расположенная к шуткам, тем более, неоригинальным, Валентина. - В первый раз мы уже упали!
       - Тина, ну, честное слово, я не знаю, как еще оправдываться перед тобой! - Вид у Тарасова и впрямь был очень виноватый и подавленный. - Осталось чуть-чуть, совсем немного! Может, мне тебя донести?
       - Ну, конечно! Только этого не хватало! - закричала Валентина. - Не выдумывай! Ты и так чуть не надорвался из-за меня на своей проклятой горе, а теперь собираешься задохнуться на лыжне! Я не сорокакилограммовая топ-модель!
       - Я это хорошо прочувствовал! - хмыкнул президент и показал палкой вперед. - Видишь?
       Там маячила светлым островом надежды стоянка. Деревья, наконец, перестали шушукаться над головами и размахивать ветками, лыжня превратилась в затоптанную снежную танцплощадку, и Валентина, держась из последних сил, сняла лыжи и добрела до машины. Артем открыл ей дверь и пошел собирать брошенный спортинвентарь. Валя тихо сидела, откинувшись на сиденье, и хотела одного - спать. Одной. Без всяких мужиков, помешанных на лыжных прогулках. И что она увязалась за ним? Глаза больно кололо... Спать... Таких многокилометровых пробежек ей не выдержать. Но ведь она думала, что это шутка... Хороша шутка...
       Артем сложил лыжи и палки, сел рядом и положил руку ей на колено.
       - Ну, что, бегунья, есть хочешь?
       Валя слабо покачала головой. Тарасов достал с заднего сиденья сумку и вытащил из нее термос, одноразовые стаканы и какие-то пакеты.
       - А я хочу, - он и покосился на нее. - Да и тебе, по-моему, выпить чаю не помешает. Вообще-то предупреждать надо, что на лыжах давно не ходила...
       Он открыл термос и разлил в стаканы исходящий паром, притомившийся в одиночестве чай.
       - Пей! - сказал он и насильно всунул стакан в ее окостеневшие пальцы. - Что ты как деревянная? Тина, тебе нужно сейчас это выпить! Немедленно! Иначе я зажму тебе нос и волью в тебя кипяток силой!
       Валя сделала несколько глотков. Горячий чай начал осторожно ломать нехорошую скованность и напряженность.
       - Побежал, побежал... - сказала Валя и засмеялась.
       - Что? - не понял Тарасов.
       - Да так, ерунда, вспомнила... - объяснила Валентина. - Я с Танькой лежала на сохранении, и со мной в палате оказалась одна женщина... Очень забавная. Она съест или выпьет что-нибудь и говорит, положив себе руку на живот: "Витаминчики побежали, побежали и тут задержались..."
       Президент улыбнулся и протянул Вале бутерброд. И она его взяла, и смолотила в семь с половиной секунд, и попросила второй, лучше с сыром, потому что с колбасой она не любит...
       Тарасов согласно кивнул. Ему нравилось кормить Валентину. И он вспомнил, как с Юлькой все было наоборот, там они менялись ролями... Да неужели он никогда не перестанет вспоминать и сравнивать?! А разве он думал, что это возможно?.. И если думал, то до какой же степени он дурак?..
       - Когда ты должна вернуться домой?
       - А ты? - возвратила ему вопрос Валентина.
       - Я первый спросил, - усмехнулся шеф.
       - Желательно не очень поздно, - уклончиво определила Валентина.
       - Тогда мы заедем ненадолго в один дом... Ты не возражаешь? - он внимательно взглянул на Валентину.
       Она не возражала. Тарасов завел двигатель, и в этот момент запел мобильник. Артем положил голову на "баранку". Он давно со страхом ждал такого звонка...
       - Ты не выключил? - удивилась Валентина.
       - Ну, так, на всякий случай... Мало ли что... - покаянно отозвался президент. - Сейчас...
       Он хорошо видел высветившийся номер телефона. Да, напрасно он не блокировал сотовый...
       - Я слушаю тебя! - сказал президент. - Но сначала еще раз с Новым годом!
       - Да уж, послушай меня! - недоуменно отозвалась Юлька. - Ты меня просто ошарашил одним своим подарком! Нет, с конфетами и шампанским все нормально, там яда не оказалось! Но зачем ты взял мне такой дорогостоящий купальничек на вырост? Спасибо, конечно, это классная фирма, не какое-нибудь фуфло, ты в этом деле специалист, но я ничего не поняла! В эти трусишки я просто провалилась с головой, а лифчик... - Юлька хихикнула. - Артем, ты что, еще ни разу в жизни не видел меня голой? Может, мне стоит все-таки, наконец, показаться тебе нагишом? У меня никогда в жизни не было и, думаю, уже никогда не будет такого размера груди! По-моему, в одну эту чашечку можно свободно засунуть мою голову. Я хотела примерить трусишки Бланке, но она жутко возмутилась и промяукала в твой адрес очень нехорошее. Я передавать тебе ее слова не буду. Неужели хлестанул перед выбором подарка?.. Ты ведь к бутылке не прикладываешься... Или переработал?.. Это вредно для правильных сюрпризов.
       Артем молчал: он сразу все понял. О, мама миа!.. Складки на щеках врезались в скулы почти до костей и стали малиновыми. Валентина взглянула с тревогой. Он махнул ей, чтобы молчала.
       - Извини, провыбирался... Все исправлю сразу после праздников. Ромка, негодяй, заболтал, вместе были... Еще его вечные говорливые девки в придачу... Финтифлюшки паршивые!.. Они в пакеты и укладывали... Не проверил за ними...
       - Ты приедешь завтра? - спросила Юлька и хихикнула. - Работать над ошибками...
       - Да, - подавился буквой "д" президент. - Я позвоню, Кно... Извини, сейчас очень неудобно...
       Он резко выключил сотовый. Ну, надо же уродиться такому клиническому болвану! Все просто... Он перепутал пакеты, перевязанные нагло-розовыми, изображающими праздник ленточками: Юльке достался купальник, предназначенный Валентине, и наоборот... Соответственно, сейчас на заднем сиденье лежит подарок, который не налезет Вальке с ее формами даже на один сосок... Идиот!..
       - Все нормально, - ответил он на беспокойный взгляд Валентины. - Попей еще чаю! И съешь что-нибудь... Тут ехать минут десять...
       И, злобно нажав на газ, рванул испуганную машину с места.
      
       24
      
       У Юли к полуночи правое ухо раскалилось, как спираль дешевого обогревателя. Родственники без конца поздравляли, обнимали, целовали, желали, звали, ждали, приглашали... Все, как обычно, только умноженное на новогодние обстоятельства. Она хотела переложить трубку к левому уху, но было очень неудобно, и пришлось мучиться до упора.
       - Бланка тоже поздравляет и желает! - сообщала Юлька родным, посматривая на тихо сидящую рядом, переполненную немой укоризной Бланку, и виновато разводя руками.
       Потерпи еще немного, киса, что же делать! Их слишком много, и еще не все отзвонились.
       Наконец телефон утомился, и Юлька помчалась накрывать на стол и кормить Бланку новогодним "Вискасом" и дорогой рыбой.
       После скучных развлекалочек, натужных острот и бессмысленных песен великих мастеров российской эстрады, разгулявшихся по всем каналам ТВ - правда, Бланка мило и терпеливо любовалась всеми подряд и внимательно все выслушивала с нехорошей иронической блуждающей усмешкой - Юлька зевнула, посмотрела на часы и развернула последний нераскрытый пакет из подарков босса. Она специально решила себя порадовать уже в наступившем новом году. И порадовала...
       Сначала Юлька засмеялась, приложила к себе трусики и фыркнула, развеселившись окончательно. Что это случилось с Тарасовым? Или это такая шутка? Даже вполне удачная...
       - Иди ко мне, киса, - позвала Юлька, - я дам тебе поносить один интимный женский предмет... Ну, давай, посмотрим, как ты будешь в нем выглядеть! Ведь ты же ходила в Петькином костюмчике! Помнишь, он тебе сшил? Такой красненький, с брючками... Не делай изумленных глаз, ты все прекрасно помнишь! Правда, ты свой костюмешник не очень любила... Но это из-за Петьки! Что это случилось с нашим АэМТэ?
       Юлька снова приляпала на себя сверху подарок. Здорово вышло! Нарочно не придумаешь! Ей до него расти и расти вверх и в ширину. Особенно вширь.
       А может, это девки в магазине так поиздевались над Тарасовым? Мужчина ведь не станет вытаскивать из пакета, не отходя от прилавка, бюстгальтер и проверять на ощупь его номер. Тогда шеф их всех там поубивает... Ух, что будет! А если...
       И Юлька задумалась, удивленно вздернув тонкие пшеничные бровки и глядя на Тарасовский сюрприз в полном смысле этого слова. Настя тоже худая... Тогда... Она быстро выстроила перед собой в ряд всех офисных дам... Кто подойдет?.. Фотомодели сюда не годились: им даже Юлькины вещи великоваты. Но кто же тогда?.. А, ну да... Вот у кого такие провинциально развитые, видные формы - все напоказ... Берешь в руки - имаешь вещь...
       Неужели она ему нравится?.. Да нет, не может быть... Эти блинообразные очки... Интересно, она их снимает, когда ложится в постель с мужчиной?.. И что она там видит?.. А что там нужно особенно видеть... Главное - слышать...
       Женские мысли и догадки повторялись с неизбежной выразительностью.
       Нет, этого не может быть! А почему не может?.. Недаром Юлька ее всегда так ненавидела...
       - Киса, - сказала Юлька, - а вдруг нас с тобой навсегда бросили и больше совсем не захотят с нами водиться? Что нам тогда с тобой делать? Ехать к моей добропорядочной мамуле, не допускающей секса до брака, или к такой же праведной тетке? Они тебе подойдут по характеру...
       Бланка оторвалась от прыгающих по экрану "Нанайцев" и строго глянула на Юльку. Я тебя предупреждала! - говорил ее взгляд. - Разве можно доверять всем этим проходимцам? Жила бы как я - и никаких тебе ни забот, ни хлопот!
       - Да, ты во всем права... - прошептала Юлька. - Чего теперь и казниться... Как нам с тобой тут недавно по "ящику" пели?.. Надеюсь, ты запомнила? "Он умчался в ночь на газонокосилке, от кустов остались пеньки да опилки, от любви мозги набекрень у дурилки..." Это правильно... Знаешь, что самое страшное в жизни, киса? Привыкнуть к тому, что твой телефон никогда уже больше не зазвонит по воле Артема Тарасова... Нечего на меня глазами зыркать! Тебе неплохо бы научиться рычать. Потому что на каждое "гав!" стоит отвечать вежливым "р-р-р!" Так утверждает президент. Мысль справедливая... А все-таки я не в силах отгадать, что могло ему понравиться в этой мымре... Надо будет у него спросить... Пусть объяснит!.. Это мне пригодится на будущее... С Новым годом, киса! Становись еще пушистее и глазастее! Только, пожалуйста, я тебя очень прошу, отвались ты в новом году от этого проклятого телевизора! Так можно испортить себе свои красивые глазки! Ты же не мечтаешь об очках...
       Сказала - и осеклась... Об очках мечтал президент... И видимо, давно и всерьез.
      
      
       - Солнце мое! - говорила соседка Ольга Николаевна Жанне. - Вы заслуживаете куда большего и совсем другой жизни. Но это все придет и наступит немного позже.
       Жанна вполне разделяла данную точку зрения и с большим уважением относилась к соседке, свободно владеющей двумя языками, элегантной, седой в синеву даме, отдавшей всю жизнь дипломатической службе, но так и не отыскавшей там себе ни мужа, ни семьи. Рожать для себя Ольга никогда не собиралась. Пусть ныне Ольга Николаевна жила одиноко - она не тосковала от своей пустоватой жизни, потому что целиком и полностью заполнила ее одной собой. А свое "я", свои душа и сердце - тема неисчерпаемая, поэтому Ольге Николаевне спокойно хватило бы жевать подробности и детали ее бурного существования до конца дней своих.
       Дипломатическая дама до сих пор еще нет-нет да и цепляла мужские взоры: гордой статью, великолепной армейско-генеральской выправкой и безмерным самолюбованием, в котором навсегда захлебнулся не один преданный поклонник.
       Жанна во многом напоминала Ольге Николаевне ее саму, ее молодость, ее неспокойное прошлое, ее юные зеленые надежды, пожелтевшие чересчур быстро... Зато сменив свою окраску, они сразу обернулись уверенностью и убеждением, что Оле дозволено и доступно буквально все.
       Однажды тридцатилетняя Ольга случайно подслушала в коридоре МИДа разговор о себе. Впрочем, случайного здесь было мало: она не брезговала иногда тихо постоять под чужими дверьми.
       - Есть такой тип женщины - "черная вдова", - сказал приятелю Василий. - Это как раз наша общелюбимая Оленька... Поспит-поспит с мужчиной, удовлетворит свою страсть и похоть, а потом его с наслаждением уничтожит. Берегись, друг! И остальных предупреди.
       Василий знал, что говорил. Он недавно вернулся из Аргентины, где его подставила и замарала именно она, Оленька Фалина. Ну, да, иначе у нее не получалось быстро получить желаемое место... А Васенька, добрый и рассеянный, ненавидящий официальные документы и любую бумажную волокиту, врал в этих документах за милую душу четыре раза на дню. И сваливал всю документацию на Ольгу. Она посмеивалась и все безмолвно исправляла. До поры до времени. А когда Василий ей надоел и стал поперек горла, случайно молча отчеркнула острым ярко-красным ноготком серьезный ляп в бумаге, подписанной Васькой-растрепой, перед лицом посла... Посол стал багровым. Васеньку отозвали в Москву...
       Но это еще пустяк, несерьезно... Можно было найти обвинение и покапитальнее, скажем, обвинить в моральном разложении за пределами нашей Родины. Хотя, конечно, она сама - дама не маленькая и должна соображать, что мужики кругом семейные и детишками обвешанные. Однако обманул, облапошил, лапшу на уши понавешал, а она, наивная и влюбленная, сдалась и теперь страшно кается, казнится и слезно вымаливает у всех прощения. Именно так Оленька поступила позже совсем с другим мужчиной.
       Она имела полное право похвалиться своей стервозностью перед Жанной.
       Они провели вместе чудесную новогоднюю ночь. В квартире соседки, увешанной коврами, даже стены кричали о достатке и настойчиво твердили о заслуженном отдыхе, который ох как надо заслужить! Квартира соседки назойливо наталкивала Жанну на гаремно-восточные настроения, разнеживала, растапливала и нашептывала в уши что-то хитро-сладкое. Хрусталь, серебро, дорогой фарфор... Яркие толстые свечи на новогоднем столе...
       Жанне он показался вульгарным, хотя, конечно, очень дорогим. Все-таки дипломатической даме не хватает чувства меры. Она живет напоказ.
       - Жизнь любит, чтобы ее исправляли и корректировали, - заметила соседка. - Она принимает и допускает всякие замены. Мне кажется, солнце мое, что вы недостаточно упорны и жестки в достижении своей цели. А эта цель в штанах - простите меня за прямоту! - сдается без боя и капитулирует в первые восемь минут прицельного огня.
       Жанна засмеялась.
       - У меня уже один когда-то капитулировал. Вы знаете... Что толку-то?.. Теперь стала немного бояться повторять подобные эксперименты.
       Ольга Николаевна поправила оплывающую свечу и картинно оперлась на полную, красивую, продуманно обнаженную руку.
       К соседке и по сей день частенько захаживал - Жанна прекрасно знала об этом - немолодой импозантный господин в дорогих шмотках. Иногда она удивлялась: разве в таком возрасте еще бывает?.. Слегка краснела, поймав себя на этой мысли, отмахивалась от нее, но потом вновь невольно возвращалась к ней. А в каком возрасте все эти страсти-мордасти становятся лишь блаженными, светлыми воспоминаниями? Мать, кажется, успокоилась... Хотя отсюда Жанне не видно. Или это у всех строго индивидуально и очень по-разному?
       Ей казалось смешным, что старики - а как их еще назовешь? - по-прежнему могут и хотят целоваться, обниматься, наслаждаться. Старые, размягченные временем, тряпично-дряблые, потные тела, разрисованные синими жилками, притиснувшиеся друг к другу в постели... Фу!.. Даже вообразить себе противно... Жанна брезгливо морщилась. И, конечно, держала свои мысли при себе.
       - Вы меня удивляете, - отозвалась соседка. - Эксперименты для того и существуют, чтобы их повторяли. Иногда даже часто. Этого нельзя бояться. Ах, как они глупы! Вы по молодости даже представить себе не можете, как они глупы!
       - Кто глупы? - не поняла Жанна. - Эксперименты?
       - Да нет! - с досадой отозвалась Ольга Николаевна. - Мужчины! Я расскажу вам кое-что интересное, о чем мало кто знает. Лет в двадцать пять я собралась замуж. Он был красив, как татарский хан! Да-да, с большой примесью татарской крови... И что-то я такое заподозрила, ну, знаете, чужая вера, чужие законы... Мы с ним были знакомы только пару месяцев. Я подумала, что ему не понравится, что я не девушка. В двадцать пять лет! Это просто смешно! И тем не менее мне захотелось соблюсти все формальности. И, поверьте, солнце мое, я его обманула! Очень легко! Изображала смущение, страх, вопила от боли, ну и так далее... Он потом всю жизнь думал, что именно ему досталась моя девственность. Дурак! Разницы между девушкой и женщиной он не ощущал. До него у меня было добрый десяток мужчин... А он кичился своей добычей... Настоящий азиат! Мы с ним разошлись через полтора года. И поверьте, так обмануть можно любого.
       Жанна чуточку смутилась, вернула на переносицу большие очки и с любопытством посмотрела на соседку. Однако удовлетворять его не стала: во-первых, выспрашивать о технических деталях и подробностях все-таки неловко, а во-вторых... Во-вторых, Жанне вряд ли понадобится претворять в жизнь сей забавный эксперимент. У нее проштампованный паспорт.
       Ольга Николаевна подвигала ближе к Жанне все новые и новые блюда.
       - Чтобы разлучить людей, - неожиданно сказала она, - нужно хорошо подставить одного из них. Вам ведь требуется именно это? Придумайте приемлемый подходящий вариант. Ненавязчивый, негрубый. Все тонко и легко... Действуйте, солнце мое, а не наблюдайте за происходящим со стороны. Быть сторонним наблюдателем - самое неблагодарное занятие и самая невыгодная позиция...
       Жанна слушала очень внимательно. "Моя вторая мама - ласково подумала она об Ольге Николаевне. - Мудрая и заботливая. Советующая, как выстроить жизнь правильнее и умнее. Мать - не та, что родила, а та, что подсказала, что делать, когда мамкин подол окажется очень далеко..."
       - У нас все дамы по нему кипятком писаются... - внезапно выдала себя Жанна и, застыдившись, уткнулась носом в тарелку.
       - Да? - живо заинтересовалась соседка. - Это говорит о многом!.. Значит, вы не ошиблись и сделали правильный выбор. А кстати, я все никак не соберусь у вас спросить... Почему вы все же разошлись с мужем? Его уход - это дело десятое. Главное не в этом... Меня вы можете не стесняться и не бояться...
       "Умная баба, все правильно угадала, - подумала Жанна. - Сначала душа расстается с душой, сердце отрывается от сердца... это очень больно... а потом уже - все остальное... Все эти бытовые формальности - они лишние, ненужные, они мешают главному - снова попробовать выжить и все-таки спасти свою душу..."
       - Я его задавила... - пробормотала Жанна. - Во всяком случае, он так утверждал...
       Славкиной любимой фразой была: "Не вяжись!"
       - Не вяжись ко мне! - просил он слишком часто.
       Но у Жанны прямо язык зудел: то муж не заплатил за квартиру, то не погасил за собой на кухне свет, то не склеил сломанный стул... Муж покупал не те вещи, выбирал не те фильмы и даже ходил не той походкой... Жанна требовала постоянных исправлений и обновлений, за которыми Славка явно не поспевал. И не хотел поспевать. И вообще всякому овощу свое время и свой огород... О чем он, в конце концов, поставил в известность Жанну.
       Ольга Николаевна пристально взглянула на молодую соседку.
       - Это похоже на правду... Вы на это способны, - сказала она и улыбнулась. - "Я сама была такою триста лет тому назад!" Выпьем за то, чтобы мы всегда побеждали! И вы, и я! Ну, для меня это уже, конечно, сейчас не так актуально, а вот для вас имеет первостепенное значение.
       И два бокала устремились друг к другу и тихонько радостно звякнули, тесно соприкоснувшись округлостями, как два верных, всепонимающих и всеведающих любовника.
      
      
       Артем снова гнал машину, словно собирался как можно быстрее попасть в иной мир, крикнув этому громкое и отчаянное "Прощай!". На такой скорости Валентина есть и пить не привыкла, а потому, подавившись глотком чая, оставила все попытки дообедать на потом. Если, конечно, доживет.
       - У нас дети... - попыталась она кротко снова, в который раз, напомнить президенту.
       - Представь себе, это мне давно хорошо известно! - отрезал он, не отрываясь от белой, напоминающей саван, дороги. - Лучше не встревай!
       Других попыток вмешаться Валентина делать не стала. Если ей суждено погибнуть вместе с ним в первый день нового года, значит, это обязательно случится. Жаль только... Щеки обожглись об ее распущенность. Но мысль упрямо хотела додуматься до конца. Жаль только, что они не успели стать близкими друг другу... Лучше бы разбиться после...
       Может, стоит донести эту идею до президента? По крайней мере, его чуточку развеселить... Валентина ужаснулась своим порочным настроениям и думам, исподтишка взглянула на изрезанного моментально углубившимися морщинами Тарасова и благоразумно решила промолчать.
       В небольшом городке шеф немного поубавил скорость, несколько минут попетлял зайцем по заметенным до самых окон первых этажей пустынным улочкам и остановился возле довольно приличного кирпичного дома.
       - Все! Приехали! Что ты там твердила, как автоответчик, о погоне в горячей крови? - сказал он и откинулся на спинку сиденья. - Я тебя совсем сегодня запугал... Не сердись...
       Он наконец взглянул на Валентину, и глаза были уже немного другими: растерянными и нуждающимися в ней... Или ей это показалось?..
       - Ты так со мной толком и не поела, - пробурчал он. - Что-то я сегодня все каюсь и каюсь с утра, казнюсь и казнюсь, никак не могу остановиться... Ладно, доешь в доме. Пошли! Лыжи оставь, надеюсь, машину не раскурочат.
       Они поднялись на последний этаж, и Тарасов отпер дверь.
       - Входи! - он пропустил ее вперед.
       Валентина вошла и остановилась. Лицо обжег настоящий мороз. Похоже, что квартирку дней несколько специально вымораживали. Было чуть теплее, чем на улице. Лучше бы они остались в машине...
       - Опять!.. Мама миа... - простонал Артем, хлопнув дверью. - Еще одно утро в Арктике!..
       - Здесь не работает отопление? - робко спросила Валентина.
       - Здесь голова не работает, а не отопление! - в бешенстве гаркнул шеф. - Не раздевайся, замерзнешь! Иди сюда!
       Он грубо втолкнул Валентину в комнату и захлопнул настежь распахнутое окно.
       - Меня уже достали эти окна, открытые прямо в середину зимы! - заорал он, закрывая окно в соседней комнате. - Просто не чаю, как мне пережить с грехом пополам маменькин климакс! Когда ни приедешь к мамуле, здесь вечно все выморожено до ледникового состояния! А она, представь себе, сидит с безмятежной улыбкой и спокойно попивает кофеек! Кофточка с коротким рукавом и голые ноги!
       Валентина улыбнулась. Квартира стала чуточку согреваться.
       - А она у тебя, случаем, не моржует?
       - Да ее в мороз на улицу можно выкинуть только силой! Даже до магазина прогуляться не желает! Холодно, говорит. А здесь зато, сама видишь, как тепло!
       Артем рискнул все-таки снять куртку и зажег на кухне все четыре конфорки.
       - Сейчас найду обогреватель! Потерпи чуток! - попросил он, слегка остывая.
       Большая импортная батарея-обогревалка нашлась довольно быстро. Артем затащил ее в соседнюю смежную комнату и врубил в сеть. Теперь стало можно спокойно разоблачаться. Валентина с удовольствием освободилась от лыжных ботинок, куртки и свитера. Насвистывая, Артем что-то грел на кухне, казалось, совсем забыв о своей спутнице.
       - А где мама? - неуверенно спросила Валентина.
       - Отбыла на все праздники к сестре в Курск. Но окна закрыть за собой, как всегда, подзабыла. Ты есть будешь?
       - Нет, - сказала Валентина. - Я буду спать... С тобой! Мы что, ехали сюда обедать? Или бегать на лыжах? Ты мечтаешь устроить мне еще один поход в лес? Как раз до ночи успеем! Ради чего вообще мы сюда приехали?
       И сама ужаснулась своей наглости и откровенности. На кухне наступила ошеломленная тишина. Стало слышно, как шипит то ли тоже изумленный, то ли возмущенный, все больше разъяряясь, газ. Косолапо шлепая по полу босыми ногами, Тарасов возник на пороге и застыл.
       - Разве у тебя были совсем другие планы? - спросила Валентина, шагая дальше по темной лесной дороге грехопадения. - Если да, то извини! Я не подумала и, видимо, ошиблась. Не выдержала искушения холодом!
       - Нет, других не было... - пробормотал президент. - Какие там еще другие... - Он подошел к ней, наклонился и прижался щекой к ее щеке. - Тина... - сказал он. - Что мы с тобой делаем, Тина?..
       И начал торопливо и резковато ее раздевать...
      
       25
      
       Второго января Юлька никак не могла дозвониться до Тарасова. Мобильник нахально твердил о недоступности абонента. Окончательно озверев, Юля набрала домашний номер.
       Настя не удивилась, даже, кажется, обрадовалась Юлькиному звонку, и очень дружелюбно и охотно объяснила, что Артем вчера накатался на лыжах, вернулся из Солнечногорска очень поздно и спит без просыпу уже много часов подряд. Ей не хочется его будить, но если что-то серьезное, она готова немедленно растолкать мужа ради пользы дела и успехов российского бизнеса.
       - Нет, ничего серьезного нет, - сказала обрадованная Юля и успокоилась. - Пускай спит себе спокойно дальше... Я вас поздравляю с Новым годом! Пусть он у вас будет намного лучше предыдущего!
       - Спасибо! - весело отозвалась Настя. - Пусть будет! Я тоже вас поздравляю и желаю вам... - она секунду поколебалась, - встретить в этом году свою большую настоящую любовь! Если, конечно, вы ее еще не встретили. А если да, то пусть она останется с вами навсегда!
       - Пусть, - помрачнев, отозвалась Юля.
       Может быть, стоило объяснить Насте, что к чему? Что эта уже встреченная любовь - как раз Настин беспорядочный муж?! И пожелала она, сама о том не подозревая, на редкость дикий и противоестественный расклад событий...
       - Я чем-то вас огорчила? - спросила чуткая Настя и забеспокоилась.
       Снова очнулись недремлющие в тревоге бессонные подозрения.
       - Нет-нет, все отлично! - постаралась выпутаться Юлька. - Спасибо!..
       Она положила трубку и побродила по комнате. Артем спит?.. Странно... Кто это его так ухайдакал на лыжах?.. Укатали Сивку крутые горки... Сомнительно... А что же тогда?..
       Юлька включила телевизор и крикнула уже несущейся на всех парах, распушившей хвост Бланке:
       - Киса, иди скорее сюда! Тут твой любимый Галкин в белом поет на разные голоса! Сплошная фанера! А ты как считаешь?
      
      
       Они шли рядом по заснеженной дорожке парка. Большая мужская рука привычно застыла на рукаве женской дубленки. Добропорядочная приятная семейная пара с двумя детьми. Эти двое детей с визгом носились впереди, валялись в снегу и жестоко и метко швыряли снежками в испуганных белок вместо того, чтобы покормить несчастных, замерзших, посеревших на зиму животных.
       - Таня! - наконец не выдержала Валентина. - Сколько же можно издеваться над зверьем?! Я дала тебе орехи и печенье для белок! Куда ты все это дела? Покормите хоть одну! Позови ее, она подбежит, они здесь почти ручные.
       - А ничего нет! Мы с Сашей все давно съели! - заявила дочь.
       Артем тихо засмеялся.
       - Безобразие! - рассердилась Валентина. - Тебя что, утром плохо накормили?
       - На свежем воздухе всегда разыгрывается аппетит, - доложила дочь.
       Тарасов снова ухмыльнулся. Валентина возмутилась всерьез.
       - По-моему, это ты разыгрываешься не в меру! И болтать стала слишком много!
       - Оставь ее в покое, - прошептал над ухом Тарасов. - Им хорошо вдвоем, не вмешивайся! Женщинам всегда надо все немного переиначить... Моя барышня в восторге от этих прогулок. Она растет сложно, стараюсь сильно не нагружать... Ты могла бы как-нибудь зайти с дочкой к нам в гости...
       Валентина остановилась.
       - Ты серьезно?..
       - Абсолютно! А что тебя удивляет? - сделал недоумевающие глаза президент. - Не стой на месте, замерзнешь! Все, что радует мою барышню, радует и меня...
       Валентина взглянула на него исподлобья.
       - Ты очень любишь дочь...
       На самом деле ее больно кольнула обида: Виталий оставался абсолютно равнодушным к Таньке.
       - Ты тоже... - отозвался он. - Не надо, Тина! Не возникай! Ты будешь только напрасно мучить себя... Эта тема закрыта. Ты приняла предложенный мной вариант, зачем теперь все-таки пробуешь его изменить? Он неизменяем.
       Они столкнулись глазами. Валентина не выдержала первая.
       - Да, это глупость... так просто... не обращай внимания...
       Он продолжал рассматривать ее, и она вдруг заметила в зеленых глазах издевку и насторожилась.
       - А не прогуляться ли нам с тобой снова завтра на лыжах? - предложил он. - Дорога знакомая, лыжня накатана, все горки испробованы... И машина на ходу...
       Валентина содрогнулась, вспомнив свою горку... Посмотрела вперед на беснующихся детей... Он еще издевается... Но она тоже может ему кое-что напомнить...
       - А как там наши окна? До сих пор распахнуты настежь? Тогда стоит сначала заехать к тебе домой, чтобы все закрыть и включить обогревалку! Заодно немножко поцелуемся! По-моему, тебе понравилось... Только, боюсь, в подобном случае лыжный поход тебе уже вряд ли понадобится... Хотя, как ты утверждаешь, мы с тобой любители разных видов спорта! Я не заметила...
       Артем хмыкнул и сильно задохнулся на букве "т".
       - Тина, немножко думай иногда, что говоришь! Ты неосторожно играешь с огнем, как ребенок... Еще одно слово - и я или изнасилую тебя на глазах у потрясенных белок, или мне придется искупаться в снегу! Тебе что предпочтительнее?
       Валентина приложила руки к загоревшимся щекам.
       - Прости... А...
       - Да, - спокойно кивнул Артем. - Самое лучшее - ездить туда. Вместе с лыжами. Удачнее не придумать.
       - Но...
       - Неизбежно наступит весна... - Тарасов усмехнулся. - Не так уж скоро. До ее появления я изобрету какой-нибудь другой приемлемый вариант. А вообще негры убеждены, что в России всегда лишь одно время года - зима. Зима белая и зима зеленая. Будем думать, как негры. В конце концов, существует еще пеший туризм. Очень популярный в Москве и Московской области. Насте очень нравится, что Клякса подружилась с Таней...
       - А я с тобой, - закончила Валентина.
       И оба дружно засмеялись.
      
      
       - Что случилось? - спросила Юлька, расставив, как обычно, обед на рабочем столе президента.
       - А что случилось? - Тарасов довольно неплохо, мастерски изобразил изумленную невинность.
       У него очень сложная система взаимоотношений...
       - Нет ничего, о чем бы не знал мой исполнительный директор! У нас нет неприятностей ни в бухгалтерии, ни в магазинах, ни на таможне. Или опять капризничает новый менеджер? Могу немедленно выгнать по твоему приказанию!
       - Ты меня избегаешь... - прошептала Юля. - Уже несколько дней...
       - Да я болею уже несколько дней! Простудился на лыжах! Горло и все такое прочее... На работу хожу только ради тебя.
       - Ты? На лыжах?! Горло? - Юлька задохнулась от возмущения. - Не надо врать! Тем более так бездарно! Сегодня не первое апреля! Скажи уж прямо... - она двумя ладонями сгребла и рывком подвинула к нему сразу все тарелки и миски. - Твоя путаница с подарками... Ты ей его тоже вручил или не успел? А вот интересно: она снимает очки в постели или нет? Надеюсь, ты уже успел это выяснить?
       Очки?.. Какие очки?.. Тарасов отлепил глаза от стола и пристально взглянул на Юльку.
       - Кнопка, что ты несешь? Дамские штучки! Кому-то все время за мой счет приписываются несуществующие дополнительные очки... В основном мадам Петровой. Везет же мне на ревнивых дам!.. Их у меня так много, как тюльпанов в Голландии. То Настя, то ты... И болеть я у вас научился. Поверь мне, твои фантазии - ерунда!.. Тебе пригрезилось, примерещилось...
       Он посмотрел на часы. Вспомнил, как она всегда лежит у него на животе маленьким, светлым, тихим, нежно пахнущим ребятенком и, приподняв крохотный нос, обожающе-восторженно смотрит на него... Народная теория запасных клиньев себя не оправдала.
       - У тебя много еще на сегодня дел?
       Она не слышала его, думая о своем.
       - Я спрашиваю: когда ты сможешь освободиться? Кнопка! Очухайся, наконец! Я с тобой разговариваю!
       Юлька с трудом очнулась от своего забытья...
       Через час они сели в машину и уехали.
       - Как обычно, "рыкаться", - хмыкнула Жанна Александровна и ласково добавила: - "Товарищ мужчина, а все же заманчива должность твоя..."
      
      
       - Ты был вчера у Юли? - закончив разговор о делах, спросила, глядя в окно президентского кабинета, Валентина.
       - Никто не делает из этого никакого секрета! - тотчас отрубил, резко задохнувшись на первом слоге, президент. - Не вижу в том ничего предосудительного и особенного!
       - Не видишь?!. - не доверилась своему слуху Валентина. - Ну, ты и скотина!
       Президент с размаха шарахнул кулаком об стол. Валентина вздрогнула и сжалась. Брови сомкнулись в одну прямую неестественную черточку, идущую под высоким напряжением.
       - Давай обойдемся без оскорблений! Если ты помнишь, я вообще ничего особенного тебе не обещал! Ни о каких коренных преобразованиях у нас вопрос не стоял! У тебя, кстати, тоже есть муж. И я, кажется, не интересовался проблемой ваших близких отношений А не нравится скотина - увольняйся! Как же с таким негодяем работать порядочной женщине?!
       Да, это у президента запросто, на выход с вещами в двадцать четыре часа...
       Он взглянул на нее и немного сбавил тон. Тарасов давился каждой буквой...
       - Тина, мне очень трудно разорвать все сразу, одним махом... Пойми меня и ее! Я живой человек!
       - Слишком живой! - съязвила Валентина и поинтересовалась: - А так тебе легко?
       Всегда готовые к очередному спектаклю слезы усердно напрашивались на зрителя. Валя попыталась уговорить их остаться за кулисами. Президент молчал.
       - Хорошо, поступай, как знаешь... Это называется "любить по-русски". В нескольких сериях! В конце концов, находиться в постоянном напряжении станет твоей работой. Ну и что? Ничего особенного! У шпионов, например, секретность тоже превращена в профессию. - Валентина встала. - Только... - она поколебалась мгновение, - только ты запутаешь все еще хуже...
       - Куда уж хуже... - пробормотал шеф.
       Находиться в постоянном напряжении - его работа... А у Тины колючий язычок...
       Настя была обязанностью и долгом. Долгом перед самим собой. Женщина-обязанность - это беспредел, тяжкий груз, почти невыносимый даже для его плеч.
       Кнопка стала тихим, ручным, домашним зверьком, смотревшим на него с бесконечным обожанием и всегда поступающим в соответствии с его волей и желаниями. Его маленький исполнительный, всегда законопослушный директор... Согласный на все.
       Валентина... Она просто показала ему, что такое женщина в постели. До Тины он плохо себе это представлял. Только с ней он забывал о доме, об обратной дороге, даже о Кляксе... Только с ней терял представления о пространстве, временах года и своих собственных поступках. Он становился свободен и бесконтролен. Пусть ненадолго, все равно... Тина ничего от него не ждала и не требовала, как Настя, не восхищалась им непрерывно, как Юлька, всем своим видом неизменно твердившая, что лучше его нет никого на свете. Это приятно, что тут скрывать, даже очень, но... Им всегда заканчивают фразу. Тарасов отлично понимал, что не годится ни в лучшие и ни в средние. Домысливать определение до конца не хотелось. Валентина просто спокойно вложила пальцы в его ладонь, еще раз осторожно подчеркивая, как тогда в парке, что "его взяла" и уверенно и незаметно все прибрала к своим рукам. Тот самый, необходимый ему вариант, который он искал. Якобы который он искал...
      
      
       Валя тихонько закрыла за собой дверь. В коридоре на Валентину бурей обрушилась Юлька и повисла на ней, как любила всегда делать Танька.
       - Сушечка, - залепетала Юлька, - как он там, не очень злой? Какая-то ты скучная и потерянная... Он на тебя нагавкал?
       Валентина внимательно посмотрела на соперницу. А с чего ему быть очень злым? Жена с великим тестем в придачу, любимая дочь, две довольно неплохие и преданные любовницы... И вечная "погоня в горячей крови..." Чего еще желать человеку для счастья и спокойствия духа?..
       - Не вижу причин, - холодно сказала Валентина. - Он в своем обычном состоянии непрерывной обороны от конкурентов.
       Изумленная ее тоном Юлька растерялась и залебезила.
       - Ты плохо себя чувствуешь? У тебя чудовищная нагрузка... Тянешь на себе воз... Может, поедешь домой отдохнуть?
       Она закашлялась.
       - Это ты, по-моему, плохо себя чувствуешь! - отрезала Валентина. - Простыла на ветру?
       - Это от курева. Хронический бронхит, - объяснила Юлька. - Нам с тобой надо завязывать с этим делом. Президент - и тот не курит!
       Да, Валентине нелегко пришлось с ним вместе целый день... Один лишь разок удалось хорошенько затянуться.
       - Завяжем! - буркнула она. - Выбирай подходящий для завязки день и час. А я к тебе присоединюсь.
       Их уже и так не разлить водой... Даже ледяной из рук президента.
       Мимо павой проплыла ярко-нарядная Жанна.
       - По двое не собираться! - мило промурлыкала она и скрылась в приемной.
       - Пошутить изволили! - злобно сказала Юлька. - Если бы ты только знала, Сушечка, как я ее ненавижу!
       Валентина это уже очень хорошо знала. Она заглянула в ярко-синие глаза, раскаленные до самых высоких запредельных температур, и подумала: неужели и ее ненависть к Юле может стать такой же неуправляемой и безобразной?! Валя брезгливо содрогнулась от гадливости и отвращения к самой себе.
       - Пойдем покурим! - предложила она Юльке. - Пока еще не завязали с этим делом.
       И маленькая хозяйка большого дома радостно схватила сигареты и весело поскакала за Валентиной.
      
      
       Тарасову с трудом удалось доставить в столицу первого января поздно вечером самого себя и Вальку. Она спала мертвым сказочным сном в ожидании живой воды на заднем сиденье и проснулась, только когда он сильно встряхнул ее, припарковавшись за квартал от ее дома.
       - Тина, мы приехали! Ну, вставай, спящая красавица! "Открой сомкнуты негой взоры!" И так проспала час без малого.
       Она открыла, как он настаивал, заспанные серые, как осеннее небо, глаза.
       - Уже?..
       - Уже! - усмехнулся президент. - Быстро? Еле доехал! Думал, засну прямо за рулем. В глазах как песком посыпали. Еле-еле удавалось разлеплять веки...
       Валя потянулась и потерла кулаками лицо.
       - Нет, за рулем не надо... Я и так всю дорогу думала, что мы разобьемся.
       - Я думал то же самое, - снова хмыкнул Тарасов и заглянул в ее тихий океан серых глаз.
       Валентина смутилась.
       - Не смотри на меня так...
       - А как это так? - он развеселился не вовремя. - Объясни, чтобы я знал на будущее!
       Он явно издевался над ней.
       - Ну, ладно, сам знаешь как... Не малый ребенок... - пробормотала Валентина, застегивая куртку и натягивая сброшенные ботинки.
       Тарасов талантливо, на высоком профессиональном уровне изобразил удивление.
       - Ты переоцениваешь мои знания! Я хорошо разбираюсь лишь в моделях бюстгальтеров. Что означает твое загадочное "так"? Придется мне подумать над этим на досуге...
       - Вот-вот, подумай... Займись, наконец, настоящим делом... А то все сплошные женские тряпки! - проворчала Валентина, выбираясь из машины и собираясь переходить улицу.
       Артем неожиданно открыл дверцу и выставил под снег по-прежнему удивленную физиономию.
       - Ты куда?..
       - Как куда? - по-настоящему растерялась Валентина. - Домой... Не валяй дурака! Я тебя не понимаю...
       - Плохо, - пробурчал президент. - Очень плохо, что ты меня не понимаешь и стоишь, как перегоревший фонарь... Тина, ну ты же должна меня поцеловать на прощание! Хотя бы изобрази этот недоступный и столь загадочный для тебя момент! Я жду!
       Он вытянул вперед мощную шею, оказавшуюся даже длинной, зажмурил глаза - наверняка хитро подсматривая - и замер в беспокойном ожидании. Валентина засмеялась, наклонилась к нему и вдруг почувствовала, как сильные руки грубо рванули ее на себя...
       - Ты что?.. - прошептала она. - Успокойся... Тебе пора к дочке...
       - Завернем куда-нибудь за угол, - пробормотал Тарасов, совершенно не соображая, что несет. - Садись снова в машину... В Москве уже опять спят, на улицах полчеловека... Можно и в машине... Откинем сидения... Тина... Не уходи... Пожалуйста, еще полчаса - а потом я тебя отпущу наконец к Таньке!
       Валя наклонилась еще ниже, изловчившись, не глядя, на ощупь сгребла под шинами на дороге затоптанный грязный снежок - как можно больше, сколько удалось зачерпнуть ладонью - и со всего размаха влепила холодной грязной кашей в лицо шефу. Он отшатнулся, поневоле разжал пальцы и выпустил Валентину из жестких рук. Потом неловко засмеялся и вытер тающий снег, затекающий за воротник.
       - А ты молодец! Сориентировалась мгновенно! Один-ноль в твою пользу! - похвалил он, поежившись от холода. - Занесло меня на крутом повороте куда-то не туда... То есть вообще-то именно туда, куда надо... Ладно, на сегодня хватит, пора и честь знать, целуй и пока! Увидимся в офисе. А вообще я позвоню.
       Он подставил щеку для поцелуя, не глядя больше на Валентину, резко захлопнул дверь и рванул машину с места.
       В лицо Валентине метнулся испуганный снег из-под колес.
      
       26
      
       Они курили, дымя в разные стороны, как делали это уже не первый месяц каждый день несколько раз. Опять заглянула бдительная Жанна, понимающе улыбнулась и исчезла.
       - Служба слежения! - проворчала Юлька. - По-моему, охрану пора уволить. Сэкономим на них! Надо предложить АэМТэ. Идея хорошая.
       Валентина рассеянно, равнодушно кивнула. Она вполуха слушала Юлькины комментарии и плохо отслеживала происходящее вокруг. Ее мысли навязчиво приклеились к вымороженной квартире в Солнечногорске.
       Валя привыкла к Виталию, как привыкают к соседям и шуму за окном. Она когда-то любила его или, во всяком случае, так думала. Только любовь не желала никакого однообразия и корчила рожи, насмешничала, издевалась... Эта гримасничающая капризная дама на букву "л" раздражала своей непредсказуемостью и вечной недосказанностью, ложной, манерной таинственностью. Валентина теперь почти не вспоминала о муже, которого спокойно перечеркнула. Она хотела одного: снова вернуться туда, в ту же самую промороженную насквозь квартиру... И чтобы...
       Сигарета обожгла пальцы. Юлька беззаботно болтала о чем-то.
       - Ты задумалась, Сушечка? Я говорю, нас опять нагрели на последней партии пеньюаров...
       Чтобы снова...
      
      
       У него была какая-то странность и особенность: он словно сначала ничего не мог, не умел - тупарь тупарем! - и двигался будто вслепую, впервые в жизни познавая и узнавая женщину... Он прикидывался топориком - ему так больше нравилось. В этом затаившемся, напряженном, настороженном ожидании было самое лучшее - а что покажет, чему научит его новая партнерша? Он вел игру не на равных, а заранее в поддавки - посмотри, взгляни, любимая, милая, как я еще неопытен и по-детски наивен, ты помоги мне, позови меня в даль светлую за собой... Либо... Но этой мысли Валентина не допускала всерьез: не может здоровый мужик под тридцать все еще путаться в первой позиции... А вдруг может?.. А как же тогда Настя и Юля?..
       - Работаешь под дурачка? - спросила она его в их первый общий вечер.
       Сначала она не сомневалась: его просто забавляла эта роль, она ему подходила, очень его устраивала.
       - Нет, почему?.. - обаятельно, наверняка умышленно, нарочито кокетливо и сильнее, чем требовалось, затянул он начало обоих слов.
       Они лежали рядом в согревшейся наконец квартире... Только он забыл свои руки там, где им больше всего нравилось: на животе Валентины... На ее долю выпала уже испробованная когда-то, облюбованная для себя роль учительницы в несколько ином ракурсе. Она в совершенстве умела, не навязываясь, не выходя на авансцену, исподволь внушить кое-что, предложить что-то свое, позвать за собой очень тихо, почти неслышно... Площадные ораторы и уличные трибуны хороши лишь в исключительных случаях и всегда для тупой толпы. Искушенному обществу требуются совсем иные завлекалки. И разве кто-нибудь замешкается перед несложным выбором между громогласной бойкой пропагандисткой свободной любви и задумчивой скромницей, застенчиво и доверчиво взирающей из-под пушистых бровей?..
      
      
       Валентина внимательно взглянула на соперницу, лопочущую о каких-то никому не нужных бельевых и финансовых проблемах. Да, Юлька еще совсем девочка, настоящий ребенок... Но именно эти девочки и ребенки дают прикурить зрелым дамам так, что искры из глаз сыплются...
       Виталий оказался опытным партнером, он быстро научил жену всему, что умел и знал, и так же стремительно остыл к продолжению уроков повышения квалификации. Хотя раньше иногда все-таки полуравнодушно протягивал к жене вечером руку и сжимал плечо.
       - Валюш, ты как, не против?
       Она обычно против не была...
       Прошлое, завязанное на Виталии, стало далеким, вроде первого пути в школу с огромным букетом гладиолусов, которые оказались размером чуть ли не больше Вали...
       Теперь ей нужно вернуться в промороженную насквозь квартиру... И Валя туда обязательно вернется... Несмотря ни на что...
       Она снова посмотрела на мирно воркующую Юльку.
       Да, несмотря ни на что...
      
      
       Игорь стал периодически позванивать Насте. А она - периодически наведываться в его квартирку. По легко сложившейся традиции, по новому ритуалу.
       "Постирать ничего не надо?" - всегда собиралась она поинтересоваться на пороге, но вспоминала его недоброе предсказание этого вопроса и вовремя себя останавливала. Похоже, ей просто нравилось играть в измену, как играют в шахматы или в кегли. А Игорь устраивал ее деликатностью, скромностью, бесшумностью. Игорь ее ничем не устраивал и быстро надоел, как только приелась игра в "саму себя другую".
       Она до сих пор, уже почти не надеясь, все-таки надеялась, на самом краю отчаяния - до него оставалось всего ничего! - что Артем вдруг вспомнит о ней, о ее жалком существовании, что он обернется к ней, улыбнется, как случалось когда-то очень давно, и скажет... Ну, это неважно, совершенно безразлично, что он скажет, лишь бы сказал хоть что-нибудь...
       - Ой, Боже! - повторяла мать. - Мужиком родился - мужиком и умрет! Не пойму, что тебя связывает с твоим замечательным мужем?!
       - Сашка! - привычно отзывалась Настя.
       Мать вздыхала. В этом ее вдохе звучало привычное, невысказанное: "И это все, Настенька?!"
       А что? Разве этого мало? Темноголовая Темина дочка Сашка по прозвищу Клякса, которая любит вставать и тихо блуждать ночами маленьким белопижамным призраком по квартире...
       Настя никогда не помышляла о разводе. Она по-прежнему надеялась на неожиданности и не верила неизменяемости жизни.
       У Игоря оказалась довольно приличная врачебная практика: он слыл неплохим диагностом и давно завел себе домашнюю клиентуру. Он почти никогда не раздвигал свои красные шторы: любил полумрак, часто гасил всюду свет и устраивал иллюминацию только при визитах больных.
       - Настенька, извини, ты не подождешь в кухне? - робко спрашивал Игорь. - Очень просили срочно проконсультировать человека... Звонили близкие друзья.
       И Настя послушно удалялась на кухню с книгой в руках.
       Игорь, казалось, пришел в этот мир для того, чтобы его везде и всюду обманывали. Продавцы, едва завидев его бородку интеллигента и длинные волосы, тотчас воодушевлялись и вытаскивали из-под прилавков завалявшиеся с прошлого лета салат и петрушку, подержанные сосиски и туалетную бумагу секонд-хэнд. Игорь в восторге притаскивал все это домой, как свои самые удачные приобретения.
       Насте несколько раз удавалось спасти доверчивого лопоухого доктора на краю гибели, выбросив в мусоропровод отливающее весенней зеленью мясо и оптимистично потолстевшие консервные банки с грибами и кукурузой.
       Она понемногу привыкла к своему недотепе и часто с удивлением пыталась догадаться, как он остался живым до ее появления в его квартире.
       Роман с трудом, задыхаясь и падая, тянулся к весне и к лету.
      
      
       - Ты меня только, пожалуйста, извини заранее за мою дерзость великую! Но, по-моему, ты говорила, что мечтаешь покататься на лыжах? Вдоль красной реки и до синей горы?
       Мобильник басил чересчур знакомо, слегка сорвавшись на первом слове.
       - А когда я мечтаю покататься, я случайно не говорила? - справилась Валентина.
       - Что-то такое на границе между субботой и воскресеньем... Или воскресеньем и понедельником. Так, кажется...
       - Довольно неопределенно. Но во втором случае мы почти сразу попадаем на работу.
       - Ах, да, прости! Совсем забыл! Ты ведь у меня любительница поспать... Тина, по некоторым причинам мне удобнее в воскресенье, - он стал серьезным. - Придется тебе выспаться в машине. Идет?
       - Идет, - согласилась она.
       - Какая ты у нас нынче кроткая да терпеливая, слишком законопослушная! - неожиданно съязвил он. - Даже снова соглашаешься на искушение холодом. А кто-то, помнится, довольно громко когда-то скандировал, что я настоящая скотина! Как же ты соглашаешься опять ехать с таким в лес? Да что там в лес! Это полбеды! Как ты соглашаешься с таким мерзавцем спать?! И ведь уже не в первый раз!
       - Жаль, что у меня нет под рукой большого сугроба... - пробормотала Валентина.
       Тарасов засмеялся.
       - Ладно, твоя взяла! Я подъеду к одиннадцати.
       Результат имеет силу приговора.
      
      
       Утром в понедельник Юлька как обычно разбежалась к нему в кабинет, шлепнулась на стул и попыталась понять: в кабинете появилась какая-то новая, совершенно неожиданная деталь... Случайно выхваченная глазом и тотчас брошенная за ненадобностью... А почему она не нужна? Может быть, это как раз что-то очень важное?.. Но что? Юлька растерянно повела глазами по стенам, по столу, по креслам... Все как обычно. Потом ее взгляд дополз до окна и остановился, недоумевая... На батарее нагло развалились огромные ботинки президента.
       "Что они там делают?" - подумала Юлька.
       Он поймал ее удивленный взгляд.
       - Сохнут, что же еще? - раздражаясь, буркнул Тарасов.
       Юлька глянула под стул президента: под ним стояла лужа растаявшего грязного снега, а Тарасов сидел в одних носках.
       - Утонул сидишь! - пробормотала Юлька. - Очевидно, бродил по неведомым тропинкам со следами невиданных зверей... Не успел высушить в машине? Жанна Александровна ходит с тобой на лыжах? Не знала...
       - Не ходит, а бегает, - недобро поправил он.
       Да, он не успел... Сказал Насте, что заночует у матери... Что сказала своим Валентина, попавшая домой только утром, - осталось невыясненным.
      
      
       Они неожиданно оба остановились на лыжне... Тарасов объехал Валентину и встал рядом.
       - Мой конь притомился, стоптались мои башмаки, - неожиданно тихо пропела она. - Куда же мне ехать, скажите мне, будьте добры?..
       И он ответил ей речитативом, хитро ухмыльнувшись:
       - Вдоль красной реки, моя радость, вдоль красной реки,
       До синей горы, моя радость, до синей горы...
       Они опять, уже привычно, столкнулись глазами...
       - А где же река и гора, притомился мой конь,
       Скажите, пожалуйста, как мне проехать туда?
       На ясный огонь, моя радость, на ясный огонь,
       Езжай на огонь, моя радость, найдешь без труда...
       Оба дружно в унисон вздохнули и улыбнулись.
       - А где же тот ясный огонь, почему не горит? - спросила у высокого лыжника Валентина. - Сто лет подпираю я небо ночное плечом...
       Фонарщик был должен зажечь, но фонарщик тот спит,
       Фонарщик тот спит, моя радость, а я ни при чем...
       Он больно стиснул плечи Валентины.
       И снова он едет один, без дороги, во тьму...
       Куда же ты едешь, ведь ночь подступила к глазам?
       Ты что потерял, моя радость? - кричу я ему.
       А он отвечает: - Ах, если б я знал это сам...
       - Только не здесь... - тотчас угадала Валентина. - Быстренько искупайся в снегу, тебе не привыкать! Он холодненький, белый и пушистый!
      
      
       Юлька смотрела быстро намокающими акварелями.
       - Запомни, Кнопка, что бы тебе там ни глючилось, - жестко отчеканил президент, но его, как всегда, подвели неподвластные согласные, - я никогда не бегаю на лыжах с женщинами! Ни при какой погоде! Потому что бегать с ними для меня примерно то же самое, что соревноваться по прыжкам в высоту с Кляксой. Тащи чай и побольше бутербродов! Я жутко устал, вымок и хочу есть. И вообще это последние пробежки в этом году - "ласточка с весною в сени к нам летит"! Не заметила?
       Она очень хотела ему верить... Как любой из нас всегда готов впасть в доверие к Метеоцентру, убежденно сулящему с самого утра двадцать шесть тепла без осадков.
       - Это правда? - спросила она неуверенно. - Но ты мог мне хотя бы позвонить... Я вчера все жданки прождала...
       Она была простодушна и доверчива, как трехнедельный котенок... Юля, девочка с площади Белорусского вокзала...
       - Правда! - хмыкнул Тарасов, глядя в свой любимый стол. - Особенно насчет чая. И насчет весны тоже...
      
      
       Соседка тетя Ася, заглянувшая поздно вечером к Юле узнать, не включили ли у нее, наконец, горячую воду, нарвалась на Юлькин кашель, и он ей не понравился.
       - Тебе, Юлечка, нужно к врачу! Тут, говорят, совсем рядом живет замечательный доктор. Всех вылечивает. И берет недорого! Если у тебя нет денег, я одолжу. Опять, небось, всю зарплату на тряпки просадила.
       - У меня есть деньги, - вяло сказала Юлька. - А для кого мне наряжаться, тетя Ася?
       - Как это для кого?! - изумилась соседка. - А твой-то верзила... приезжал еще тут с тобой не раз... Ну, здоровый такой!.. Ты знаешь, о ком я говорю!
       - Знаю, - не стала отрицать очевидность Юля. - Но у него жена, дети...
       - Как жена?! - совсем растерялась старушка-соседка. - Да еще и детишки... А зачем ты, Юлечка, связалась с женатым? Знала - и все равно связалась?!
       - Ну, вы прямо наивная, тетя Ася, как малое дитя! - сказала опытная Юлька. - Слово есть такое - "любовь"! Она вроде пыли: никогда не знаешь, откуда берется. Только тряпкой не смахнешь! И все объяснение.
       - Слово?! - почему-то разгневалась соседка. - Ты о словах мне тут лекций не читай! Грамотные все стали, шибко умные! Все знают, все понимают! Зато потом слезы горькие льют, и никакие слова тут уж не помогают! Даже о любви!
       - Ваша правда, тетя Ася, - согласилась понурая Юлька. - Слова не помогают...
       И снова сильно закашлялась.
       - Завтра же узнаю про врача, - сказала тетя Ася. - А пока давай я тебе налеплю на ночь горчичники.
       - Налепите, - согласилась Юля. - Только у меня это все равно от курева...
       - Ох, бить тебя некому! - ворчала соседка, размачивая в горячей воде, нагретой предусмотрительной и всегда готовой жить в условиях жилищно-коммунальной реформы Юлькой горчичные квадратики с горчицей - новомодное изобретение фармацевтики.
       Юля подумала, что тот, кто может бить ее ежедневно, давно нашелся, но возражать старушке не стала.
      
      
       - Игорь, сделай мне, наконец, ребенка! - попросила Настя.
       Игорь прикипел к дивану, где они лежали рядом.
       - А почему ты так испугался? Можно подумать, я тебе предложила убить премьер-министра! Я очень хочу второго. Мама говорит, что это часто бывает у тридцатилетних женщин.
       - Но... - выдавил с трудом из себя Игорь.
       - Без "но" никак не обходится! - вздохнула Настя. - Объясняю тебе все по порядку: с Артемом у нас давно нет никаких отношений, кроме бытовых. У него кто-то есть... Или даже несколько. Кроме того, он наотрез отказывается рожать второго!
       - И ты решила отомстить ему со мной? - почти догадался Игорь.
       Настя поморщилась.
       - Я никому мстить не собиралась! Но ты, как врач, должен соображать, что без помощи мужчины в некоторых ситуациях просто не обойтись.
       - Это почему же? - усмехнулся Игорь, сел, отбросил назад длинные волосы и закурил. - Существует метод искусственного оплодотворения, прекрасно себя зарекомендовавший и испробованный уже почти во всех странах мира. Можешь приобщиться!
       - Я не хочу к нему приобщаться! - сказала Настя. - Я очень консервативная и не люблю ноу-хау в постели. Мне как-то привычнее и милее самым обычным и примитивным способом... Пусть наука живет без меня!
       - Но ты тогда будешь жить с одним ребенком,- заметил Игорь. - Тем более что так вдобавок хочет твой муж.
       Огонек сигареты освещал его лицо, и Настя подумала, что он даже красивый, и если бы не Артем...
       - А ты не хочешь? - спросила Настя. - У тебя ведь, насколько мне известно, нет детей. Вот пусть и будет!
       Игорь повернулся к ней.
       - Я иногда просто отказываюсь тебя понимать! Ты это всерьез? И как это будет выглядеть?! Ты уйдешь ко мне? Извини, но я тебе этого пока что не предлагал... И не помню, чтобы мы с тобой обсуждали подобный вопрос... Или ребенок будет считаться все-таки, несмотря ни на что, произведением твоего мужа?
       - А ты, оказывается, грубый, - заметила Настя. - Почему-то мне раньше казалось, что ты очень тактичный и деликатный, особенно с женщинами.
       - На любовниц это не распространяется! - отхамил Игорь.
       Он пошел вразнос: видимо, Настино действительно дурацкое предложение его чем-то сильно и больно задело. Чем же?..
       Настя лежала и обреченно ждала, что вот сейчас вернется привычная когтистая тоска, от которой ненадолго избавляли встречи с Игорем, заставляющие на время забыть о том, чего никогда не было в Настиной жизни - о любви Артема...
       - Прости, это глупо, - прошептала Настя. - Но ты тоже меня не понимаешь... Я очень хочу родить второго, а вы мне не даете... Мне кажется, что если он или она родится, что-то изменится в моей жизни, случится что-то хорошее, необычное...
       Игорь молчал. Недовольно дымилась оставленная им без внимания сигарета. Зазвонил телефон.
       - Я сейчас, - сказал Игорь, зажег ночник и встал, набросив на себя простыню.
       Он поговорил несколько минут и вернулся. Немного смущенный.
       - Настя, ты меня извини... Но соседи слезно просят срочно посмотреть девушку с тяжелым кашлем. Ты ведь уже торопишься домой...
       Настя посмотрела на часы.
       - Да, мне пора... Хотя Сашка сейчас у мамы. Все равно надо ехать...
       Она оделась, накрасила в передней перед зеркалом губы... Игорь стоял возле, наблюдая за ее сборами.
       - А может, ты посидишь пока на кухне? Я отпущу девушку, и мы еще поговорим, - неуверенно предложил он.
       - Нет, - отказалась Настя. - Мне не нужны ваши пустые разговоры! Мне нужен ребенок!
       В дверь позвонили. Игорь открыл.
       - Добрый вечер! Проходите, пожалуйста...
       На пороге стояла Юля, милая девочка из офиса Артема, и во все свои синие глаза с интересом и любопытством глядела на Настю...
      
       27
      
       - Ты не сердись... - Юля странно мялась, расставляя тарелки на столе, - у меня вчера нашли запущенный бронхит... Мне надо лечиться...
       - Ну и лечись себе на здоровье, если надо! - с большим удовольствием откусывая от пиццы, сказал Тарасов. - Почему я должен сердиться? Можешь даже взять бюллетень. Ты и так пашешь здесь с утра до ночи, как ломовая лошадка! Петрова тебя на время заменит, - неосмотрительно вызвал на себя беспорядочный огонь президент.
       - Ах, Петрова?! - прошипела Юлька. - Опять эта твоя драгоценная Петрова! А больше она нигде меня не заменит?! Или уже заменила?!
       Президент изничтожил несчастную пиццу в одну секунду и сжал кулаки.
       - Кнопка, может, хватит? Мы с тобой уже выяснили этот вопрос и, по-моему, закрыли его раз и навсегда!
       - Это только по-твоему! - продолжала кричать Юлька, не заботясь о том, что ее могут услышать в приемной. - Кстати, хочу тебе сказать, что вчера вечером у врача я встретила твою дорогостоящую жену! И мне кажется, она приходила туда совсем не для врачебных консультаций!
       Юлька колебалась, рассказывать ли Артему о вчерашней встрече. И выпалила о ней довольно случайно. Ляпнула - и тотчас пожалела... Словно выдала и подставила... А у нее самой есть ли такое право?! У нее, спокойно спящей с мужем Насти...
       Артем снова откусил и нехорошо взглянул на Юльку. Затомился на букве "в"...
       - Вообще Настя в последнее время часто прибаливает... Могла и лечиться. Везет мне на дохлых баб!
       Жена права: у него действительно очень сложная система взаимоотношений. Излишне усложненная... И он сам ее сделал такой.
       - А ты меня к своей жене не припутывай! - снова взорвалась маленькой петардой Юлька. - Твои обобщения неуместны! Я очень редко болею! Во всяком случае, об этом не распространяюсь! В отличие от нее!
       Тарасов старательно упрятал глаза в стол.
       - Да, ты не болеешь...
       Юльке показалась подозрительной его интонация.
       - А кто болеет? Кроме твоей Анастасии?
       - Да так... никто...
       Он боялся себя выдать и до конца не понимал, как им с Тиной пока удается остаться в сурово-деревянных рамках строгой секретности. Пока его сероглазка - неучтенка...
      
      
       Три недели назад Валентина, обсудив с шефом все рекламные дела, неожиданно внесла изменения в их общий отработанный проект.
       - Я собираюсь сдавать на права. Ты не мог бы научить меня хотя бы немножко водить? Остальное довершат курсы.
       Просьба большого энтузиазма и яркого отклика у президента не вызвала, но отказать он не захотел.
       - Ладно, - буркнул Тарасов. - Попробуем совместить приятное с полезным. Найдем неведомые безлюдные дорожки... В двенадцать, как обычно.
       Валентина согласно кивнула и пошла к двери, но на пороге остановилась.
       - А нельзя ли уточнить, что значит приятное и полезное в твоем понимании? Первое, насколько я понимаю, безлюдные дорожки, как в январе, когда ты грезил наяву пустынными улицами? А второе, очевидно, лыжи, которые уже отошли в прошлое? Чем же мы их заменяем, походник? Помнится, ты говорил о каком-то пешем туризме.
       - А нельзя ли объяснить, - рявкнул президент, - почему все женщины охотно эксплуатируют исключительно одну-единственную тему?! Такой приятный и безопасный вербальный секс! Облачная раскованность фантазии! Безлюдные, потому что в бойком месте ты на свежака вломишься на машине в первый же столб! Это неясно?!
       - Зато вы склонны к обобщающим словам типа "все"! - не осталась в долгу Валентина. - Или у тебя такая завидная практика?..
       В воскресенье Артем посадил Валентину на водительское место и скороговоркой выпалил основные понятия: жмешь здесь, нажимаешь тут, давишь там... Учитель из него оказался неважный. Или чересчур безразличный. Валентина ничего не поняла. Он догадался по ее растерянному лицу.
       - Объясняю еще раз - и поехали! Постигать жизнь лучше всего на ходу!
       Машина неуверенно двинулась с места. Валентина испуганно вцепилась в руль: ей не верилось, что она заставила джип подчиниться своей воле. Джип тоже в это не верил. Он слушался неохотно и насмешливо, нахально, вульгарно крутил колесами, как проститутка бедрами, всем своим видом предсказывая - эти развлечения ненадолго.
       Машина лениво ползла по раскисшей дороге, а потом начала упорно заворачивать налево, направляясь в ближайший лесок. Артем сегодня сворачивать в лес не захотел, выправил положение и увеличил скорость. Валентина почувствовала, как их понесло вперед независимо от ее воли...
       - Останови, я боюсь! - закричала она. - Не надо так быстро!
       Тарасов нажал на тормоз.
       - Если боишься, тогда забудь и думать садиться за руль! И учить я тебя больше не буду! - пригрозил он и хмыкнул с любимой издевкой. - Пусть лучше тобой займется дядя-инструктор! У него в объятьях и кричи!
       Валентина тотчас одумалась. Ей куда больше хотелось кричать у Тарасова.
       - Это я в первый раз, - поспешно оправдалась она. - Сначала так у всех.
       - Не у всех! - буркнул шеф. - Это тебе не первая брачная ночь! Некоторые только садятся - и сразу едут!
       - Кто эти некоторые? Ты? Ты у нас действительно очень некоторый...
       - О, мама миа! До чего ж ты ехидная баба! - гавкнул президент. - Всегда готова показать белые зубы! Выбирай одно из двух: или учиться, или кусаться!
       - Я выбираю третье! - заявила Валентина. - Как это ты забыл еще один вариант? Странно...
       И задумчиво посмотрела направо... Тихий океан серых глаз...
       Тарасов усмехнулся, сразу потерял интерес к дальнейшему выяснению водительских отношений и закрыл руками ее ладони на руле.
       - Тина, сколько раз я тебя просил думать, прежде чем говорить! Ведь сугроба у тебя больше нет. Все растаяли! И сунуть меня туда в очередной раз тебе, к сожалению, не удастся.
       - Да, ты прав... Это я ошиблась... - пробормотала Валентина. - Как негр, для которого в России лишь одно время года - зима. Прости... Так мы поедем или нет?
       - Мы - обязательно! - хмыкнул президент. - А вот ты - не уверен!.. Ну, ладно, давай попробуем еще раз. Возьми себя в руки... И покрепче!
       За несколько занятий Валентина довольно неплохо приучила к себе самоуверенный джип. Но на днях она отвлеклась на каких-то там птиц - неужели именно за рулем нужно выяснять, прилетели грачи или скворцы?! - и чуть не сшибла на пустынной улочке девушку, в самый последний момент ловко увернувшуюся от колес испуганной зверушкой.
       Тарасов резко врубил тормоз. Белая Валентина превратилась в гипсовое изваяние. Джип возликовал и спрятал довольную рожу, сияющую фарами: теперь эта красивая дамочка ни за что больше не притронется к его рулю! И это правильно. Пусть сияет красотой в другом месте!
       - Насмотрелась на птичек? - рявкнул Артем. - Орнитологией интересуемся?! Шибко вовремя!
       Он быстро открыл дверь, вышел и осторожно прикоснулся к плечу незнакомки. Плечу почему-то сразу понравилась эта новая неожиданная нагрузка, и оно слишком охотно тотчас намертво прикипело к Тарасовским пальцам.
       - Простите... Она учится... Вы так неожиданно появились... Мы вас ударили?
       Он еле прорывался сквозь слова.
       Девушка смотрела на него во все глаза, но он так нервничал, что не сразу ее узнал.
       - Артем Максимович, - сказала пострадавшая, - это же я, Тамара!.. Не волнуйтесь вы так, машина меня даже не задела!.. Я сама виновата.
       И с огромным интересом заглянула в стекло машины, где медленно приходила в себя от одного страха Валентина, чтобы тотчас провалиться в другой...
       - А... что вы здесь делаете?.. - пробормотал Тарасов.
       Надо же им с Тиной так вляпаться... Но тайны по жизни обречены на открытия.
       - У моей бабушки тут дача, - Тамара махнула рукой в сторону. - А я часто у нее живу.- Секретарша снова хитро посмотрела на Валентину. - Здесь очень удобно учиться. Тихо... Вы не устали? Пойдемте к нам, я вас чаем напою! И бабушка будет рада. Я ей часто о вас рассказываю. У меня самая лучшая на свете бабуля! - Она подошла к машине поближе. - Пойдемте?
       Валентина уставилась на Тарасова, впаявшегося в дорогу, абсолютно тупым взглядом. Артем начал нагреваться: ну, что, она так и будет сидеть теперь, неозвученная, в машине?! Хоть бы ответила девочке... Зачем слишком жирно подчеркивать очевидное?! Юлька куда легче выпуталась бы из подобной ситуации... А как ему распутываться с самой Юлькой?..
       Тамара ждала их ответа.
       Валентина торопливо опрокинула свою сумку на сиденье, отыскала среди ключей, косметики и разного женского мусора пакет с лекарствами и сунула себе в рот круглую лепешку валидола. Тарасова передернуло. И эта вроде Насти! Только бы таблетки уплетать!
       - Я испугалась, что сбила вас, - прошептала Валя.
       Она никак не могла прийти ни к какому решению. Она видела, что Артем ждет его от нее, что он не знает, как поступить лучше... Но почему?! Неужели президент способен так опуститься и даже унизиться до самовара бабушки ничего для него не значащей секретарши?!
       Ничего не значащей?!. Валентина пристально оглядела шефа, привычно изучающего землю под ногами. Чем-то он Вале очень не понравился, этот чересчур весенний и никуда не спешащий президент. Юная Тамарочка цвела рядом с ним, слишком близко, подозрительно ярко. Валентина поймала его короткий исподтишковый взгляд, брошенный на большегрудую ногастенькую Томочку... Захотелось поискать еще одну таблетку...
       - Тамара, спасибо вам, но у нас уже закончился на сегодня лимит времени... Нам пора ехать, извините, - неловко объяснила Валентина. - Мы заедем к вам в следующий раз.
       Кое-как распрощавшись с Тамарой, они тронулись в обратный путь. Едва секретарша скрылась за поворотом, Тарасов резко остановил машину.
       - Поменяемся местами! - приказал он.
       Незадачливая водительница послушно и с большим удовольствием вернулась на свое законное пассажирское место рядом с ним.
       - Куда едем? - неожиданно спросил президент.
       - Как куда?.. - растерялась Валентина. - Мы разве...
       По всей вероятности, он уже активно настроился на Тамару...
       - Мы разве! - передразнил ее Артем. - Тина, ну почему сразу такая паника?! Сейчас ты скажешь, что у тебя разболелась голова, а сердце готовится ускакать навсегда!
       Диагноз он поставил безупречно, хотя жаловаться ему она не собиралась. Она отлично знала, что детям, мужьям и любовникам нужны лишь здоровые мамы и подруги.
       Заходящее солнце било прямо в лицо. От него Валентине стало еще хуже. В висках глухо постукивала тревога. Тарасов искоса взглянул на нее.
       - У самого дома такая же...
       Валя поняла, что одного валидола ей сегодня будет маловато.
       - А если такая же, тогда почему ты сейчас здесь, со мной?! Почему не сидишь дома с женой и дочкой?! Кстати, у тебя, кроме них, имеется кое-кто еще, замурежник! Очевидно, тоже точно такая же! Вот только непонятки, как она любит повторять: зачем дублировать хорошо изученный вариант?! Не лучше ли тебе поискать что-нибудь новенькое?! И поскорее, иначе ты рискуешь упустить свой отличный шанс! Вон он, сзади стоит на дороге! Молодой и трепетный! Может, вернешься и подхватишь заодно?! Профессия секретарши всегда предопределяет другой статус!
       - Тина... - сказал президент.
       Он устало сгорбился за рулем, который мог вот-вот затрещать в его огромных руках.
       - Тина, давай не будем продолжать, - тихо попросил он. - Не пробуждай во мне самосознание, не стоит... Поедем... Нам обоим нужно прийти в себя и напиться чаю...
       - Но сначала надо согреть квартирку! - отозвалась Валентина. - Наше неизбежное искушение холодом...
       Усложнять и без того сложные отношения не хотелось.
       - Без этого никуда! - хмыкнул Тарасов. - Хотя сейчас там уже значительно теплее. Ты как себя чувствуешь?
       - Езжай, заботник! - засмеялась Валентина. - До твоего морозильника как-нибудь дотяну.
       - Это радует, - пробормотал президент и включил зажигание.
      
      
       Рассказала ли что-нибудь Тамара Юльке?..
       Непохоже... Иначе она тотчас бы выплеснула шефу в лицо категоричное требование немедленно выкинуть вон Валентину вместе с горячим кофе сразу из двух чашек.
       - Кнопка, не влипай в чужие проблемы, - порекомендовал Тарасов. - У тебя навалом своих. Так как же насчет бюллетеня?
       - Я подумаю, - сказала Юлька.
       В дверь осторожно заглянула Валентина и тихо закрыла дверь за собой.
       "Я всех могу отсюда выгнать, кроме Жанны, - думала Юлька. - А раз он упорно не хочет ее увольнять, значит..."
       - Ты когда освободишься? - спросил президент. - Надеюсь, твой кашель не мешает всему остальному? А вообще тебе надо бросать курить. Я тебе уже сколько раз говорил... И что думает по этому поводу твой личный доктор?
       Роман в России больше, чем роман...
      
       28
      
       Юлька, скучая дома в одиночестве кашлять и выполнять предписания доктора Игоря Сергеевича, несколько раз в день звонила на работу справиться о текущих без нее делах. Она болеть не умела, своим положением не наслаждалась и мыслями все время оставалась в офисе, где без нее наверняка все идет не так, как надо. Поэтому бронхит лечению поддавался неважно.
       Зато, бездельничая, Юлька пристрастилась смотреть телевизор вместе с ликующей и сходящей с ума от восторга Бланкой, которая колбасилась от счастья по дивану. И открыла для себя немало нового. Во-первых, ее, даму от телевидения далекую и в чем-то даже серую, потрясло количество каналов, давно прорытых и переполненных бурной водицей. Правда, кроме этой довольно темной мутной воды в них ничего больше рассмотреть не удавалось, но там рыба водиться не любит. Она предпочитает естественные водоемы.
       Затем наступил следующий этап открытий. Юлька стала исследовать, что же там все-таки плавает. А плавало там много интересного и разного, потрясающего исполнительного директора день за днем все глубже и сильнее. Юлька сидела на диване, подобрав под себя ноги, рассеянно поглаживала Бланку и непрерывно удивлялась.
       Прежде всего, ее поразили страстно лобызающиеся лесбиянки в красном, которых стоило бы нарядить в розовое. Затем в самое сердце уязвили голубые, тоненько и нежно напевающие о неземной любви.
       Несмотря на молодость и обилие мужей, Юлька склонялась к консерватизму и твердой уверенности, что не стоит столь широко рекламировать любые физиологические подробности и отклонения. Телевидение было с ней совершенно не согласно. Оно давно прочно и активно занимало прогрессивную позицию свободы слова и потому желало демонстрировать все как есть, в живую.
       Юлька от души порадовалась, что ее целомудренная и праведная мамуля даже смутно не представляет себе, чем развлекает ее единственную дочь российское ТиВи, твердо ступившее на тропу войны и анатомических деталей.
       На экране вовсю мелькали красотки, с великосветской небрежностью кое-как наспех прикрывшие свои чресла яркими обрывками ткани. На большее у бедных девиц не хватало денег. Всюду прижимались друг к другу, обцеловывались и раскладывались в натуральную величину, где придется: на коврах, на траве и на столах.
       Без конца стреляли, взрывали и метали холодное оружие. Курсы каратэ, по мнению Юльки, отпали за ненадобностью: можно было запросто постичь все приемы, не отходя от телевизора.
       Нарядные дикторши и профессионально измученные корреспонденты без конца не так ударяли родные русские слова и увеличивали их на одну-две буквы, что задевало и глубоко оскорбляло грамотную от природы Юльку. Она начинала нехорошо дергаться, услышав "инцидент", "обеспече/ние" и "вылазили".
       Бланка по-прежнему наслаждалась.
       Но сломалась Юлька на многообразии шоу. Судя по их количеству и названиям, на оригинальность не претендующим, стало ясно - великая иллюзия шоу заработала на полную катушку и добилась немалой мощности. Юлю ошеломили заоконные и внутрисемейные разборки, их ненормативная лексика и количество желающих жить на публике, бить себя кулаками в грудь, метить в последние и предпоследние герои, искать друзей для постели при всем честном народе и получать дармовые телевизионные деньги за несколько правильных ответов на несколько вопросов.
       Проигрыши участников каждое шоу преподносило по-своему, хотя и здесь никто находками не блистал. В одном шоу слабейший проваливался под землю, точнее, под пол студии, иначе - в преисподнюю. Почему не ответивший попадал в ад - Юлька понять затруднялась. Ведь оценивались и рассматривались не грехи и проступки, а неправильные ответы, которые вряд ли относятся к тяжким прегрешениям. Впрочем, вполне вероятно, что авторы шоу путали основные понятия и не слишком разбирались в постулатах. В другом шоу не ответивший опускался вместе с креслом с вершин на пол - тоже своеобразное низвержение с высоты. В третьем проигравшего просто выдворяли с позором вон с поля боя. Причем ведущая, четко понимающая лишь два императива - выиграть и проиграть - удаляла неудачников с особым удовольствием, констатируя с настоящей зловещей радостью:
       - Вы - слабое звено!
       Ей безумно нравилось проявлять власть, унижать, высмеивать, пытать людей вопросами о личной жизни, добиваясь правдивых ответов.
       - Вылитая Петрова! - пробормотала Юлька. - И тоже в очках! Правда, наша лучше и значительно толще...
       О себе она, конечно, не подумала.
       Авторы бесчисленных шоу хитро манипулировали низменными страстями душ человеческих - например, желанием в погоне за деньгами любыми способами ликвидировать соперников. Впрочем, так нередко поступает и сама жизнь: опуститься куда проще и легче, чем подняться. Поэтому игрокам часто предлагалось проголосовать, сделав свой выбор - кто, по их мнению, не подходит для дальнейшей игры, кто должен выбыть из нее, уйти? Юля давно делала то же самое - значит, она права? Подловатый слабый народ голосовал охотно, в соответствии со своими личными расчетами и интересами, нередко устраняя отнюдь не самого слабого, а как раз сильного игрока, который может помешать выиграть, став реальным претендентом на победу. Так Юлька выгоняла соперниц... Человеку давалось право судить якобы в интересах команды, играющей на выживание. Точно так же играла и Юлька, ради маленькой команды своего президента, членов которой он, с помощью маленького исполнительного директора, строго и вдумчиво ограничил.
       "Они так и на смерть обрекут запросто, - вдруг подумала Юлька. - Чего же это такое делается?!."
       О себе она старалась не вспоминать и сравнениями увлекаться поменьше.
       - Киса, ты обратила внимание - герой у них прямо как Бог... - спросила она Бланку и с удовольствием утопила маленькую ладошку в шерстяных кошачьих джунглях. - Интересно, они забывчивые или совсем неграмотные?
       Потрясенная Юлька пыталась разобраться с основными жизненными истинами. Человекам несвойственны божественные роль и права. Вот исповедоваться - это да... Но снова неувязка: исповедь, насколько она понимала - это сокровенное и тихое таинство, скрытое от чужих глаз, предназначенное для одного духовника. Никто ведь не исповедуется на всю церковь...
       - Надо же, как все у нас падки на откровения, - невесело размышляла вслух Юлька. - Наверное, не знают, куда им со своими проблемами сунуться. Это большая нерешенная задача... Вот телевидение и подсуетилось... Видишь, киса, как оно просит: излей хоть нам свою душу, несчастный замученный маленький человек!.. Все как в жизни, все по правде... И все понарошку...
       Перед Юлькой на экране действительно шла какая-то очень опасная игра в жизнь. Зрители охотно примеряли на себя абсолютно неподходящую им роль исповедника, на которую права ни у кого нет. А дети всегда начинают с игры, только потом автоматически переносят ее правила в жизнь. И тогда получается взрывоопасная смесь неверно понятых жизненных правил и законов. Прямо как у нее...
       Перед ней проливались "Девичьи слезы" над несчастной юной леди, возлюбленный которой настаивал на увеличении ее груди - размер перестал устраивать. И Юлька стала всерьез прикидывать, не обратиться ли и ей в клинику пластической хирургии, потребовав себе хотя бы четвертый номер - пусть президент оплатит ее новый шикарный бюст! Но на следующий день "Окна" тоже нацелились на грудные проблемы и расстреляли в упор с помощью зрительских настроений другого самодура, требующего, чтобы жена уменьшила грудь: ревность мужа замучила. Юлька растерялась вконец: что ей-то делать?!
       Ни о какой духовности шоу не мечтали, нравственностью не интересовались, тоски по морали не испытывали. Это осознала даже Бланка, блестевшая хитрыми глазками. А привлекали к запретному плоду, вкус которого всегда так сладок вначале и так горек потом... Запросто переходя все грани допустимого и дозволенного.
       Юля, насупившись, мрачно сидела на диване. Экранная жизнь начинала слишком напоминать ей ее собственную...
       Но вершиной остроумия и основной находкой шоу оказались обсуждения любовных позиций и громкое осуждение молодого человека, которого бросила энергичная особа, настаивавшая на любовном контакте, когда она стоит на голове. А он не смог... Как же так? Неужели это столь трудно? Неспортивный мужик попался... Ведущий заявил, что для него любая позиция - ерунда, и предложил несчастной неудовлетворенной встать на голову прямо в зале, чтобы он наглядно показал, как это делается.
       Ошарашенная Юлька затаила дыхание. Неужели покажет?! Прямо при всех?! Целомудренная Бланка и та возбужденно завертелась от любопытства колесом обозрения и прилипла к экрану распаленными узкими глазенками, пожелтевшими, под цвет телевизионных настроений, еще больше.
       К великому разочарованию созревшего для экранной любви ведущего, аудитории и зрителей дама отказалась. Все-таки предложенный ей вариант был для нее слишком неожиданный.
       Окончательно обалдевшая и замороченная Юлька позвонила Тарасову и выпалила в упор, точь-в-точь как ведущие шоу:
       - Слушай, я вот тут смотрю телевизор... Прямо-таки ошеломляющее зрелище! Жалко, что я пропустила столько интересного! Скажи, если я буду стоять на голове, ты сможешь или нет?!. Давай попробуем завтра! Я пока потренируюсь в новой для меня стойке! А ты там без меня отработай свою личную позицию! Вместо меня пока используй, например, стул.
       Юлька хихикнула.
       - О, мама миа! Ты потренируйся не кашлять! - заорал Тарасов. - А завтра я для разминки выброшу твой "ящик" с балкона! Чтобы тебе больше никто не забивал дурью еще неокрепшие мозги, стоящие враскарячку!
       - Нет, это нельзя, - рассудительно сказала Юлька. - Во-первых, у бедной кисы сразу начнется депрессия, Бланочку потом придется лечить, а во-вторых, ты можешь убить человека.
       - Нескольких, - уточнил президент. - И одним махом! Исключительно ради тебя! Составь списки всех ведущих, авторов сценариев и редакторов! Никого не забудь! Чтобы я не взывал к помощи киллеров вторично!
       - Ладно, я постараюсь, - пообещала Юлька. - А еще тут в одном шоу молодая жена, желая привлечь к себе внимание охладевшего мужа, решает изменить ему прямо на его глазах. Это на тот пожарный случай, когда ты попытаешься ко мне охладеть. Еще одна ворует у собственного мужа деньги, покупая себе мнимого любовника...
       Тарасов грубо выругался, очевидно, в адрес телевидения, порекомендовал обратиться совсем к другому врачу - почему Юльке, а не телевизионщикам? - и, не дослушав, отключился.
       - Какой он у нас все-таки нервный, киса! - поделилась Юлька, вздохнув. - Его тоже нужно подлечить и ни под каким видом нельзя подпускать к телевизору. Правда, ему все равно некогда. А мы с тобой будем наслаждаться дальше... Тут столько новой информации, прямо настоящий балдеж...
       Великодушное телевидение предложило ей подобрать себе суженого путем простого, популярного ныне тестового опроса. Узнай лишь, о чем нашептывают его глаза и как он умеет признаться в любви - и все дела! А еще неплохо пожить вдвоем в милом домике под наблюдением кинокамеры, погулять, покататься на роликах, поплавать в бассейне - и смотришь, через несколько дней, когда появятся и уйдут возможные соперники или соперницы, семейная пара создана.
       Юлька снова всерьез призадумалась. Для чего тогда ее отчаянные поиски и высматривания потенциальных любимых?! Выходит, довольно тупое и бессмысленное занятие. Обратись на ТиВи - и все проблемы как рукой снимет!..
       А как там говорили! Юлька кайфовала, слушая и запоминая - у нее хорошая память! - замечательные фразочки типа: "Она меня не интересует как человек, и я люблю ее и уважаю", "Она предложила деловое предложение", "Убери с меня руки!", "Я переживаю за ее грудь", "А скульптура день за днем стоит в интимном месте", "Эта привычка не имела большого места", "Она не менее симпатичнее вас", "У него такой замечательный экстерьер", "Подробности, которые называются деталями"...
       Она снова попыталась поделиться услышанным с шефом, но опять промахнулась. Тарасов заявил, что ему недосуг слушать этот бредовый цитатник Мао и вновь пригрозил уничтожить все телевизоры на свете.
       Восторгалась Юля, и не без основания, имиджами ведущих. Почему-то сплошь одни пошляки, леди-вамп и дурачки. Может, последних путали на телевидении с шутами - самыми остроумными и наблюдательными людьми при дворе?.. Ей постоянно внушали, что нужно лишь суметь словчить, правильно рассчитать свой ход и ответ, вовремя раздеться - и тогда прекрасная жизнь тебе обеспечена. Пусть примитивно и далековато от нравственности... Но стоит ли усложнять и без того нашу непростую действительность? Будьте проще! Живите с улыбкой! Приходите на передачу - и все беды слиняют навсегда, как талые весенние воды! Люди подскажут, как жить дальше. Душа - штука несложная, она вся словно на ладони. Главное - развлечь, привлечь и раздеть.
       С работы звонили редко, и это глубоко оскорбляло и расстраивало Юлю. Неужели они могут запросто обходиться без нее?! Тамара уклончиво отвечала, что все в порядке. Как это так?!
       Зато, видимо, в качестве компенсации, почему-то позвонил Роберт и неожиданно и нагло поинтересовался, не хочет ли Юлька его видеть. Юлька не хотела. Она хотела на работу.
       Потом вдруг прорезался по телефону Петька и сообщил, что решил ехать шить брюки в Канаду. Не поедет ли Юлька вместе с ним в Оттаву, где его уже с нетерпением ждут необрюченные клиенты? Пятой страны Юлька не выдержала и обругала ни в чем не повинного Петьку. Намучавшись с родственниками, она давно поняла, без всяких Ильфа и Петрова, которых никогда не читала, что многовариантность - большое зло.
       - Ты, сперматозоид хвостатый! - сказала грубая, насмотревшаяся телевизора и заразившаяся его ненормативной лексикой Юлька. - Вали в свою Оттаву шить штаны и больше никогда не вспоминай обо мне! Ты уже совсем допетюкался! Вы все меня затрахали своей безразмерной любовью! А я мечтаю о своей собственной! Решение окончательное и обжалованию не подлежит! До тебя не доходит, придурок со швейной машинкой!
       Президент заехал проведать только раз и о новостях предпочел умолчать. Телевизор удалось спасти, больше о нем не упоминая.
       Расстроенная и подавленная жизнью Юлька позвонила Валентине, которая тоже подозрительно не интересовалась здоровьем своей юной подружки. Очевидно, по уши углубилась в рекламу.
       - Сушечка, я, наверное, скоро умру! - поделилась Юлька животрепещущей новостью.
       - Размечталась! - ответила почему-то абсолютно равнодушная к чужим страданиям и ныне совсем не склонная к сопереживанию Валентина.
       Юлька удивилась. Похоже, дело принимало плохой оборот...
       - А что там у нас происходит? - робко спросила она.
       Очередной ответ поставил Юльку в тупик.
       - Жанна Александровна подала заявление об уходе! - неожиданно бесстрастно сообщила Валентина.
       - Не может быть... - прошептала Юлька. - Это ее новый трюк! Шантаж!
       - Нет, никакой не шантаж, - сказала Валя. - Это у нас уже пройденный этап. Она рыдает, с ней с утра истерика, и твердит, что президент мало обращает на нее внимания!
       - Мало внимания?.. - хихикнула Юлька. - Ну, надо же! Ей еще и внимание президента подавай! Исстрадалась, бедная! Я, пожалуй, приеду завтра на нее полюбоваться. А то уйдет - и я ее никогда больше в своей жизни не увижу.
       - А стоит ли? - разумно спросила Валентина. - Много чести для нее! Лучше лечись. Хочешь, я сама к тебе как-нибудь заеду?
       - Заезжай! - обрадовалась Юлька. - Прямо сегодня, если можешь, все мне и расскажешь! Жутко интересно узнать все подробности!
      
      
       После своего неудачного во всех смыслах наезда Валентина ожидала наезда совсем другой области и категории. Теперь слишком многое сосредоточилось в пальчиках Тамары, девочки разумной, предусмотрительной и по-своему хитренькой. Будь она другой, то давным-давно разделила бы участь своей предшественницы. Томочка сумела выстоять, существуя якобы по указке, но сохранив при этом внутреннюю независимость и свободу, выражавшиеся в готовности немедленно, по первому намеку, оставить сие непростое заведение. Она жила, не возникая по пустякам, закрывая на многое глаза и неплохо изучив характеры своих властелинши и властелина. Сейчас к ним собиралась прибавиться третья...
       Президент нервничал и оступался на ровном месте, как на изуродованном ноябрьскими дождями и декабрьскими ветрами и метелями асфальте. Находиться в постоянном напряжении - его работа... Артем помнил, что Тамара пару раз порывалась уволиться. Знал даже, в какую фирму ее звали.
       Сметливая девочка приходила советоваться по этому поводу к своему президенту. Отговаривать он не стал - не в его правилах! - но выразил слабое сожаление, обоснованное нежеланием маленькой фаворитки расставаться с секретаршей.
       Сожаление, хорошо прочувствованное чуткой Тамарой, ей понравилось. Она во многом на него и надеялась, даже делала ставку, отправляясь за советом в кабинет психологической нагрузки. Кроме того, с большим удовольствием выслушала четкие рассуждения шефа о ее личных выгодах и плюсах, останься она на своем месте, и о ее очевидных минусах и неудачах, окажись она завтра в другом. На президентский взгляд, Тамарин уход выглядел ее явным нерасчетом.
       Тамара осталась и еще тоньше стала прислушиваться к очаровательному контральто Юлии Леонидовны и раскатистому задыхающемуся басу президента. Но после неудачного покушения на Томкину жизнь он неожиданно сам вызвал Тамару в кабинет. Она вошла настороженная, но уже неплохо осознающая свою найденную на поселковой дороге силу, потихоньку понимающая Юльку и проникающаяся фавориткиными настроениями.
       - Тамара, - пробасил напряженный шеф, затомившись на ее имени, - вы, кажется, собирались уходить? Не передумали?
       Ему сейчас слишком хотелось, чтобы она ушла. Это очевидность... Ну уж фига!..
       - Передумала! - весело объявила Тамара. - И довольно давно! Мне бабушка отсоветовала. Я всегда к ней обращаюсь в сложных и непонятных случаях.
       С родителями отношения Тамары не заладились. Они больше прикипели к младшей дочери, Томкиной сестре - более послушной, более незаметной и более их устраивающей. Родители впали в грех осуждения и сравнения и расставаться с ним не желали. Поэтому Тамара сбежала от родителей к бабушке лет пять назад да так там и осталась. Она училась на четвертом курсе Университета печати и вечерами отправлялась на занятия. Именно их и выдвинул когда-то президент в качестве аргумента: Тарасов всегда отпускает ее на учебу и на сессии, а как поведут себя в этом случае новые хозяева - еще неизвестно.
       От работы и учебы Тома уставала, и бабуля давала ей в субботу высыпаться: выключала телефон и ходила на цыпочках, пока, наконец, любимая внучка не протирала сонные глазенки. По весеннему теплу Тамара с бабушкой всегда уезжали на дачу. Родители и младшая сестра к выездам загород не тяготели.
       Тамарино "нет" президенту не понравилось. Он занервничал еще больше, затосковал на всех слогах подряд и неожиданно сообщил, что его мать живет совсем недалеко от Тамариной дачи и что он не возражает как-нибудь заехать выпить с Томкиной бабулей чая... По-видимому, ответ требовалось дать немедленно. Тамара была не глупее Юльки.
       - Только вы предупредите меня заранее, мы сейчас не каждые выходные туда ездим, - сказала Тамара. - А летом мы будем там жить...
       Кажется, президент хорошо усвоил полученную информацию. Тамара отправилась работать. В глубине души она очень радовалась возможному свержению нон-стопки. Тихая Валентина нравилась всем куда больше. Но... Как же тогда она, Тамара?! С кем и как она сама собирается делить чересчур широкое, на редкость просторное ложе президента? Да и собирается ли он вообще кого-нибудь свергать? Умненькая девочка догадывалась, что так вопрос не стоит, а мужские излишества часто превосходят женские в тысячекратном размере. И не хочет ли шеф просто-напросто купить таким нехитрым способом ее молчание?!
       Тамара задумалась.
      
       29
      
       Валя совершенно не находила себе покоя. Если секретарша их выдаст... Кому? Юльке или жене? А вдруг сразу обеим?!.. Чем все это закончится? Да уж наверняка ничем хорошим... Они зарвались, запутались, как теряется в своих первых неровных шагах ребенок, не понимающий, зачем он отправился в долгий путь...
       Валентина, презирая саму себя, стала неловко заискивать перед Тамарой, слишком часто, без всякого повода, обращаться к ней, без конца благодарить за какие-то незначительные услуги, чаще, чем нужно, похваливать. Умненькая девочка смотрела догадливыми хитренькими глазками и улыбалась. Несбалансированная Валентина психовала все больше и больше.
       Мать, сразу заметившая неустойчивость настроения дочери, возликовала: неужели любовь пошла на спад?! И сбудется ее заветная мечта о возвращении дочки в родную семью...
       Удивился и Виталий, присмотревшись к жене: она подозрительно осунулась за пару дней и выглядела безрадостной. Очевидно, мысль о восстановлении стабильного статуса верной жены была ей в тягость. Впрочем, умудренный жизнью Виталий обольщался не слишком и не очень поверил в тоскливые и грустные серые очи своей половины. Он по опыту знал, что от таких женщин, как его Валька, ни один здравомыслящий мужик так запросто не откажется - он сам когда-то здорово прокололся! - а поэтому... Поэтому разлад между возлюбленными, скорее всего, временный. Виталию очень хотелось, чтобы это время затянулось на неопределенный срок...
      
      
       - Что? - спросил Тарасов и осторожно провел ладонью по ее груди. - Тина, что случилось?..
       Они лежали рядом, уже успокоившиеся, тихие, умиротворенные, но Артем чутко уловил нехорошее изменение ее настроения. Его тонкость оказалась совершенно не к месту. Валентина вспомнила о Юльке... Ну да, снова о Юльке, в который раз... Он упрямо не желал с ней расставаться, даже мысли об этом не подпускал к себе близко. Зато опасное расстояние между Валентиной и Юлей неуклонно сокращалось до неизбежно-дуэльного.
       Валентина вдруг представила, как несколько дней назад Тарасов точно так же лежал возле Юльки, точно так же опускал тяжелую широкую ладонь на ее грудь... И в чем разница?!.. Только в размерах этой груди... Ритуальный характер их отношений... Валя представила себе, как он - точно так же! - раскрывает своими губами Юлькин всегда готовый распахнуться рот, как кладет ее на себя... Валя передернулась от гадливости.
       - Тина, что с тобой? - тревожно спросил Артем. - О чем ты так упорно думаешь?..
       - О том, как ты делаешь это с Юлькой! - выпалила Валентина и тотчас пожалела о сказанном.
       Но улетевшую птичкой откровенность за хвост уже не поймать... Тарасов резко повернул Валентину к себе. Она отлично ощутила его бешенство и отчаяние. Он старался удержаться на грани допустимого тона.
       - Согласись: женщина, думающая даже в постели, не слишком впечатляет! Это нонсенс!
       - А собственно, почему? - не согласилась Валентина. - Думать нужно даже сидя на горшке. И тебе как раз не мешает поразмыслить о многом!
       Она пошла вразнос. Тарасов больно сжал ее в ладонях.
       - Я учту твой ценный совет! И я не могу заставить тебя ни о чем не думать! Но я все-таки имею право тебя кое о чем попросить... Наверняка имею! Хотя бы побольше молчать! Это лишь вначале ты мне казалась сероглазой тихоней! Тина... - он сильно растерялся перед ее именем. - Мне будет очень плохо, если ты уйдешь... Но, понимаешь, мне будет тоже очень плохо, если я откажусь от нее... И еще тяжелее, если я не буду видеть Кляксу... Я понимаю, это очень нелепое, даже пошлое, вульгарно-романное статус-кво... Но мне нужно его сохранить, сберечь любыми способами и силами... Тина... Я прошу тебя: постарайся меня понять...
       - А я стараюсь, - сказала Валентина. - Очень стараюсь... Но у меня неважно получается... Почти ничего не выходит...
       Тарасов положил голову ей на грудь.
       - Тина, это действительно, наверное, звучит смешно и цинично... Глупо... Но я сказал тебе правду... Ты мне нужна... И они тоже... Ну, что я могу поделать с собой?!.. Я таким уродился... Урод уродом...
       - Какая редкая самокритика! - съязвила Валентина. - А как насчет перестройки? Очень модный мотив...
       - Ты опоздала с этим мотивом, - пробормотал Тарасов. - Он давным-давно устарел... Ты не уйдешь?..
       - Если ты меня не уволишь! У тебя это запросто...
       Артем вздохнул, молча соглашаясь, притянул Валентину к себе и раскрыл губами ее рот. И она постаралась торопливо замазать, забросать черными красками четкую картину недремлющего, чересчур живого воображения, бойко рисующего лохматую светловолосую девочку с синими глазами, покорными лишь одному человеку на свете...
       - Ты мне нужна... - повторил президент.
      
      
       Роман появился в офисе прямо с утра, как всегда, обвешанный фотоаппаратурой, в вечных джинсах и куртке. На его хвосте, по обыкновению прочно, сидели две долговязые и долгоногие фотомодельки, жестоко накрашенные и очень прилично раздетые. Они лепетали о чем-то своем, девичьем, тайном, и испытывали на прочность могучую Романовскую спину, пронзая ее взглядами опытных привораживательниц.
       Тренированный секс-фотограф на взгляды плевал, от липнувших к нему девок грубо отмахивался, как от комарья, и часто привычно матюгался. Они, тоже к нему давно привыкшие, ругани словно не слышали и нежно ворковали по-прежнему, преданно тянулись за ним, вешаясь ему на шею и облепляя ее тонкими пальчиками.
       Жанна встретила Романа ласковой улыбкой, неплохо скопированной у фотодив. Поднаторела в общении с ними.
       - Вы мне нужны, - сказала ему Жанна.
       - Я всем нужен! - поведал широко известную истину лишенный всякой деликатности фотограф.
       И в подтверждение своих слов мотнул головой назад на свое почетное сопровождение. Эскорт согласно просиял белозубыми улыбками.
       - Девочки немного подождут! - жестко сказала Жанна.
       Немного удивившись ее тону, Роман благоразумно решил не спорить дальше с проклятою бабой, отправил своих ногастиков в приемную к Тамаре и завернул в Жаннин кабинет.
       - Мы готовимся к юбилею Артема Максимовича, - сообщила Жанна. - Нам очень нужны его хорошие фотографии. Желательно вместе с Юленькой...
       Роман сразу заподозрил нехорошее.
       - Как-то очень быстро вы забыли историю с новогодней газетой, - мрачно сказал он. - Хотите повторить? Или это подвох? Обручальное кольцо президента крупным планом рядом с фавориткой?
       - Да нет, это совсем другое! - попыталась переубедить фотографа Жанна. - Мы ведь должны отметить такой день!
       - Должны и отметим! - бодро согласился Роман. - Соберемся и выпьем! Но сначала подарим ему белоснежный пеньюар. Если найдем его размеры! Только к фотографиям вы меня не припутывайте!
       - Ну, что вам стоит пару раз щелкнуть? - пробормотала обескураженная и расстроенная Жанна.
       - Это слишком прилично стоит: меня потом так щелкнут - не обрадуешься! Да и вас тоже! Так что советую обойтись без фоток шефа. Он, кстати, очень не любит фотографироваться и правильно делает - выходит отвратительно! А стараться ради его нефотогеничной физиономии, признаюсь, мне неохота. Ленив! Так что прощения просим!
       И Роман откланялся, напоследок взглянув на Жанну хитро и насмешливо. Да, ее последний, старательно обдуманный ход, большой оригинальностью не отличался. Ею двигало отчаяние. А оно дружит с недальновидностью и любит ошибки. Но Жанна слишком многое поставила на карту, чтобы теперь так просто отступиться... Ей не казалась препятствием Настя - странно! почему? - и верилось, что стоит лишь убрать с пути проклятую Юльку...
       Да, убрать... Но как это сделать?!..
      
      
       Восхитительный вид постройневшей, откинувшей запросто лет пять и пристрастившейся к спорту жены вызывал у Виталия постоянное раздражение. Хорошо, что они виделись редко: оба допоздна на работе. Он старался не задумываться о случившемся - пусть занимается спортом, если это теперь так называется! Ему наплевать! И это пройдет, как все на свете... Только неизвестно когда, а хотелось бы поскорее...
       Вдобавок жена слишком подружилась с какой-то Юлей, девушкой, очевидно, слабой и хилой, и часто шастала к ней домой. Новая подруга с некрепким здоровьем жила одиноко, а потому нуждалась в помощи и присмотре более опытной Валентины. А Танька, в свою очередь, подружилась с девочкой Сашей, и тоже, по примеру матери, опекала ровесницу.
       К женской дружбе Виталий всегда относился с большим предубеждением и подозрением. Поэтому Вальке он не доверял ни на грош, скептически выслушивал ее объяснения, делающиеся с широко распахнутыми чересчур честными, ясными, искренне-серыми глазами и неизменно насмешливо хмыкал. Ему, в общем, все равно... Он заставил себя так думать, убедил себя в этом, но каждый раз, едва видел переполненную радостью жену, впадал в глухое бешенство.
       Наконец он сообразил расспросить дочь: а вдруг Танька что-то знает? Во всяком случае, сможет ему прояснить и подсказать некоторые темноватые детали... И дочь не подвела. Она охотно запела о дяде Артеме - он даже выше тебя, папа! - о том, как они давно, с самой зимы, часто гуляют в парке, а Таня с Сашей, дочкой дяди Артема, вместе играют и бегают...
       С самой зимы... Идиот!..
       Правда, в этих невинных прогулках не было ничего предосудительного... Женаты... с детьми... Но Виталий давно прошагал и прошлепал вдоль и поперек все темные аллеи, где растут самые разные цветочки удовольствия, и прекрасно знал, что почем... Вот только надо ли ему вмешиваться?.. И он благоразумно решил устраниться и подождать.
      
      
       Она неслышно подошла сзади в пустом коридоре, положила ему руки на плечи и прижалась - так спокойно, так откровенно, так нагло - рисковая женщина! - что даже президент на мгновение растерялся. Не столько от ее беспредельной смелости, сколько от своей собственной реакции. Очевидно, он уже давно хорошо привык к своему положению между несколькими симпатичными стульями - еще немного, и их тоже станет двенадцать, как в широко известной книге - что созрел моментально и готов был ей ответить. И ответил...
       - Ты когда сегодня освободишься? - спросил он, повернувшись. - Я в шесть подъеду к универсаму на углу. Там тебя заберу... Идет?
       - Идет, - мило улыбнулась она и поправила сползшие на нос очки.
       У нее тоже был изумительный низкий голос... А Юлька больна надолго и всерьез, и помешать им некому...
       Без пятнадцати шесть в кабинет неожиданно вошла Валентина. Тихий океан серых глаз... Шеф явно торопился уезжать и нервничал.
       - Что? - спросил он стоя. - В воскресенье, как всегда, в двенадцать...
       Сильно споткнулся на первом слове...
       - У нас серьезные проблемы, задержись, - сказала Валентина.
       И положила на стол несколько бумаг.
       - Без Юли все ломается и катится в тартарары. Вот, посмотри, что подписала Петрова...
       Тарасов глянул и опустился на стул. Валентина с интересом, пристально изучала выражение лица президента. Сейчас заклокочет дремлющий вулкан... Темные морщины обозначились жестче, перерезав лицо некрасиво и властно.
       - Мама миа... За что это мы должны платить? За неполученный товар?! Что за странные, несогласованные со мной предоплаты? А из чьего кармана?! Она совсем ополоумела?!
       Валентина безразлично пожала плечами. Тебе виднее, шеф... Ты здесь самый главный... Тарасов шарахнул кулаком по столу. Валентина не пошевелилась.
       - Тамара, - тихо, запутавшись с первым слогом, сказал в телефон босс, - Петрову немедленно ко мне! Тина, ты останься!
       Она снова меланхолично пожала плечами. Денежные документы Валя случайно обнаружила на днях на столе новой бухгалтерши-растрепы... И взяла себе: хотела либо посоветоваться с Юлькой - как лучше себя вести? - либо подождать ее выхода... Но ждать было больше нельзя...
       Они остановились в коридоре возле темной и, как предполагалось и рассчитывалось, пустой комнаты... Но там не ко времени оказалась непутевая неурочная офисная уборщица Зина, вдруг решившая привести несчастную темнуху в очередной раз в порядок...
       Болтливая баба не утерпела. Валентина вошла в комнату своих подчиненных в тот момент, когда они все, задыхаясь от восторга, слушали красочный, явно приукрашенный, изобилующий множеством лишних, присочиненных деталей и подробностей рассказ уборщицы Зины о том, как "эта ваша вся из себя важная Жанна Александровна - не подступись! - прямо вешалась - ни стыда, ни совести! -на президента".
       - А он что? - спрашивали с горящими глазами менеджерши.
       Сейчас моментально разнесут повсюду эту свежевыпотрошеную новость...
       - Да что он? - пожимала плечами Зина уборщица. - Мужик - он и есть мужик! Ему жена не жена, дети не дети! Эта ваша Жанна его так облапила, что он прямо весь, бедный, затрясся!
       - От злости? - спросила юная менеджерша.
       - Дура ты! - сказала Зина. - Молодая еще, глупая! Чего выдумала - от злости! Как же! Ты мужиков-то в натуре видела? Сказал, что в шесть заберет ее от магазина на углу... Сама все слышала!
       - Зина, вы слишком много слышите! - холодно заметила до этого никем не замеченная Валентина. - Идите и работайте! И вам, коллеги, я тоже советую заняться делами!
       Она вышла, вернулась к себе, быстро нашла необходимые бумаги и взглянула на часы. Было без пятнадцати шесть...
      
      
       - Где ты нашла эти документы? - спросил президент у Валентины, пока ничего не подозревающая Жанна шла по коридору к кабинету.
       Валентина замялась. Сказать правду - значит, подставить новую бухгалтершу, которая теперь здесь долго не задержится... Хотя у нее все равно конец один - бумаги ею завизированы.
       - В бухгалтерии, - нехотя сказала она. - Валялись неприбранные... Нужно как можно скорее поправлять Юлию... Я не хотела тебе говорить, но Петрова давно уже абсолютно ничего не делает! Ленивая, бездарная и гладкая, как кафельная плитка. Не за что зацепиться.
       И подумала про себя: делает, конечно, и еще как делает - интенсивно ищет себе мужа-москвича... Солидно-обеспеченного. А жена для нее не препятствие.
       Вошла Жанна. Рекламное сияние на ее лице слегка потускнело, а потом и напрочь стерлось при взгляде на президента.
       - Почему вы это подписали, не согласовав со мной? - спросил он, совершенно не справляясь с неподвластными словами.
       "Дело сделано! - торжествующе определила Валентина. - Он никому никогда не простит желания даже на мгновение подменить его и стать выше..."
       Воплотить в жизнь новогодний совет Ольги Николаевны выпало на долю Валентины.
       - У вас есть гарантии, что это все будет оплачено? Письменные? Где они?! Вам не кажется, что вы слишком много на себя берете?!
       Ему с трудом дались эти несколько фраз. Валентина опустила глаза: она не могла спокойно слышать его тревогу и видеть его волнение и сразу начинала нервничать сама.
       - Вы не беспокойтесь, Артем Максимович! - попыталась кое-как выйти из положения Жанна. - Я все улажу! Там нас не обманут...
       У президента потемнели скулы с окаменевшими желваками.
       - Обмануть могут где угодно!
       Вот уж настоящая правда...
       - Но не это главное! Главное, что вы, я смотрю, довольно успешно осваиваете несвойственные вам функции! Вы прекрасно знаете, что я распорядился каждый - каждый! - финансовый документ согласовывать со мной! Я этих бумаг не видел! Кроме того, они вообще валялись абсолютно бесхозные на столе в бухгалтерии! Вы за бухгалтерией не следите? А это ведь одна из ваших прямых непосредственных обязанностей! Главный бухгалтер с завтрашнего дня свободна! Срочно ищите новую! Справьтесь, как себя чувствует Юлия Леонидовна! Нам ее очень и очень не хватает! Кстати, я вас тоже здесь совсем не задерживаю...
       Валентина боялась поднять глаза, чтобы Жанна не увидела в них то, чего ей все-таки при любом раскладе видеть не стоило. Впрочем, Жанне было не до Валентины...
       - Я хотела бы объяснить... - попробовала Жанна сделать еще одну попытку что-то исправить.
       Но она знала шефа куда хуже, чем Валентина и Юлька. Исправить здесь уже ничего нельзя.
       - Мне больше ваших объяснений не требуется! - президент встал, считая аудиенцию оконченной. - Валентина Семеновна, задержитесь ненадолго...
       Валя с трудом сдержала смех, вспомнив Мюллера и Штирлица, но тотчас притихла под бешеным взглядом шефа. Жанна неслышно исчезла.
       - Что ты хохочешь?! Тебе смешно? - спросил Тарасов. - Я чуть не грохнул по ее милости, за здорово живешь, прорву денег, а ты веселишься!
       Он мялся и терялся перед каждой буквой...
       - Но ведь не грохнул же! И как раз по моей милости! - сориентировалась Валентина.
       Он едва улыбнулся.
       - К походу готова, находчивая?
       - Всегда, президент! А что передать Юленьке? "Мой конь притомился, стоптались мои башмаки?.."
       Он снова стиснул тяжелые кулаки.
       - Какие вы все, бабы, ядовитые! И ты, Тина, не исключение! Просто язык чешется брякнуть какую-нибудь гадость! Дамские штучки!
       - Значит, я так ей и передам: ты очень ее любишь и жестоко скучаешь без нее! Просто погибаешь в невыносимых нечеловеческих страданиях! И моратория объявлять не собираешься! Она будет счастлива, замурежник!
       И Валентина вышла из кабинета. Тихий океан серых глаз...
       Тарасов сидел за столом, уперевшись вглядом в стол, изнемогающий под бременем тяжелых, в любой момент готовых к бою кулаков.
       Результат имеет силу приговора... Президент не хотел ни читать, ни слышать его текста.
      
       30
      
       Юля в настоящем детском восторге выслушала подробный отчет Валентины об отставке Жанны.
       - Сушечка! - на радостях Юлька обцеловала Валю. - Я уж не чаяла, когда это произойдет и случится ли вообще! Все жданки прождала! Ты такая молодчина! А вдруг она передумает и заберет свое заявление назад?
       Валентина прикусила губу.
       - Сделай так, чтобы он его не отдал! Сумеешь?
       - Я постараюсь! - проворковала Юлька и, не стесняясь Валентины, вне себя от радости, набрала знакомый номер. - Мне Валечка все рассказала, - выдохнула в мобилку Юля. -Подробности, которые называются деталями. Я скоро выйду на работу! Дня через два. Ты когда вырвешься?
       Юлькина мордашка слегка поскучнела. Валентина отвела глаза.
       - Да, конечно, хорошо... - бормотала грустная Юлька. - Позвони...
       Она положила сотовый на стол и снова уставилась на подругу. Несколько удивленно.
       - Разрешите к вам пристать и с вами познакомиться! - вдруг попросила она, словно только что рассмотрела Валентину. - Ты выглядишь как девушка без паспорта! Одни завидки! Может быть, и мне тоже ходить с тобой вместе в походы? Раз это так полезно и так здорово отражается на лице и на фигуре! А куда ты ходишь? Это далеко?
       Валентина вздрогнула... Маршрут известный: "На ясный огонь, моя радость, на ясный огонь, езжай на огонь, моя радость, найдешь без труда..."
       И это было бы просто отлично - всем вместе... Просто гвоздь нашей общей программы...
       - Вообще это довольно сложно... В нашем турклубе сейчас слишком много желающих... Тренер не хочет брать дополнительную нагрузку... Но я все равно о тебе поговорю...
       - Поговори! - просительно сказала Юлька. - Я буду себе там потихоньку прыгать за вами с кочки на кочку, как сумею! А Настя больше не появлялась?
       - Да нет, - пожала плечами Валентина. - Что она у нас забыла?
       - А знаешь, Сушечка, - неожиданно сказала Юлька, - по-моему, моя жизнь проходит очень нелепо... В этих сражениях... Я борюсь за то, что просто невозможно завоевать. Это бессмыслица...
       - У всех есть свои собственные бессмысленно прожитые годы, за которые потом становится стыдно, - пробормотала Валентина. - Не только у тебя... Об этом еще Островский писал.
       Юлька задумчиво наморщила лоб.
       - Островский? Это который про Бальзаминова? А где он такое писал?
       Валентина вздохнула.
       - Нет, это который про сталь... Неграмотное юное поколение!..
       - Почему? - не обиделась Юлька. - Грамотное!.. Только в другую сторону...
       Юная современница перестройки в России была русским продуктом совсем иной эпохи и закалялась в условиях реформы ЖэКэХа, смены президентов и построения капитализма.
      
      
       Артем долго колебался, говорить ему с Настей по поводу ее странных визитов к врачам или не стоит. В конце концов, она действительно могла плохо себя чувствовать. Но что-то беспокоило и настораживало его в этой ситуации, а что именно - он объяснить себе не мог. И считал унизительным для себя контролировать и проверять режим своей жены и график ее жизни. Не может ведь она действительно сидеть дома, как кастрюля...
       Однако скандал с Жанной вместо нового любопытного развлечения - ах, как президент по жизни любопытен! - вывел его из себя. Он всегда плохо переносил резкие смены ситуаций, был по природе стрессонеустойчив и терпеть не мог срыва личных программ.
       Он приехал домой слишком рано. Квартира встретила его оглушающей тишиной. Ну, ладно, Клякса у тещи и тестя, все известно, а где эта?.. Его драгоценная дорогостоящая половина?.. Куда замылась в очередной раз?.. К какому доктору?..
       Тарасов начинал закипать. Он прошел по квартире босиком, посмотрел на разбросанные игрушки и вздохнул. Да, ему для жизни нужна одна лишь Клякса... Почему же тогда?.. Он психанул и резко набрал Настин мобильник.
       - Ты где? Я хотел бы тебя видеть! И поскорее! - бросил он, сильно споткнувшись на первом местоимении.
       Настя изумилась. Почему такая срочность?..
       - Что с тобой? Что-то случилось?
       - Ты где?.. - заорал Артем. - Ты не ответила на мой вопрос!
       - Ты тоже! - отпарировала Настя. - И потише ори! Сашка спит...
       Рядом дремал Игорь.
       - Ты у родителей?.. - остывая, буркнул Тарасов. - А почему это Клякса так рано легла спать? Не заболела?
       - Набегалась, - флегматично отозвалась Настя. - Я буду через час. Если не застряну в "пробке"... Еда в холодильнике. Ты слишком рано сегодня вернулся... У тебя все в порядке?
       - Все! - снова гавкнул президент. - Я тебя жду! Будем ужинать вместе!
       Вместе?.. Ужинать?..
       Настя в замешательстве отложила мобильник. Где-то медведь сдох... Игорь мирно посапывал рядом. Настя прикоснулась щекой к его щеке и стала тихо собираться домой. Тарасов легко может ее проверить, позвонив по городскому и поговорив с Сашкой. Но он этого делать не станет. Никогда не унизится до таких ревизий.
       Доехала она довольно быстро. Артем вышел ей навстречу в переднюю, услышав звук ключа. В мятой футболке, грязных джинсах и по обыкновению босиком. Не стало еще одного бедного косолапого мишки... А она все-таки очень плохая жена... Почему у нее всегда такой неухоженный мужик?..
       Тарасов остановился, довольно талантливо подражая изваянию у косяка и наблюдая, как она раздевается.
       - Я ждал тебя, - нетерпеливо и раздраженно выразил он свое навязчивое желание. - Ужин готов...
       Настя внимательно посмотрела на мужа. Нет, так просто в жизни ничего не происходит... И сколько еще косолапых ей придется похоронить и оплакать за сегодняшний удивительный, насыщенный неожиданностями странный вечер?.. Никаких лесов не хватит...
       Настя вымыла руки и вошла в гостиную, стараясь не слишком удивиться всему ей предстоящему. Села к столу. Артем, явно ожидавший ее изумления и восторженных похвал - ах, Тема, какой ты заботливый и чуткий, нежный муж! как нам хорошо вдвоем! иногда... - стиснул зубы. Но Настя умышленно совершала одну ошибку за другой: ей нравилось злить и раздражать его, навязчиво хотелось отыграться у него на нервах, словно чуточку расплатиться за прожитые рядом с ним холодные годы.
       Артем разлил вино и тоже сел. Напротив.
       "Не рядом, - отметила Настя. - Хорошо это или плохо?"
       - Как там Клякса? - спросил он.
       Неужели она ждала другого вопроса?..
       - Хорошо, - отозвалась Настя. - А почему ты никак не пригласишь к нам в гости ее лучшую и единственную подружку Таню? Я, кстати, тоже ее до сих пор не видела, только слышала. И слышу о ней постоянно.
       Артем странно сжался.
       - Как-нибудь, - пробормотал он. - Ты права... Это надо сделать. Мы вообще очень редко видимся... Клякса часто у бабушки и деда... Ты где-то блуждаешь... Я работаю...
       Настя поставила локти на стол, опустила на них подбородок и опять пристально осмотрела мужа.
       - А ты хочешь видеться чаще? Странно... Раньше, насколько я помню, у тебя подобного желания не возникало.
       - Настена... - он задохнулся на первом слоге.
       Почему он так нервничает?..
       - Ты как себя чувствуешь?.. Как твоя спина? И вообще...
       Ну да, понятно, значит, эта синеглазая милая девочка проговорилась... Настя так и предполагала. А что, собственно, она могла ему сказать?.. Со свечой не стояла...
       - Тоже хорошо, - сказала она. - За что мы пьем? Ты придумал, пока я ехала сюда?
       - Тебя не было у родителей, - сказал он, едва справившись со своим сообщением. - Я туда звонил... ты врешь...
       Настя задумчиво поиграла салфеткой. А стол накрыт профессионально, на самом высоком ресторанном уровне... Чувствуется отличное знание дела.
       - Ну, кто из нас кому врет, я думаю, мы выяснять не будем. Это лишнее. Давай выпьем за правду! Если ты не возражаешь и в кои-то веки решил выпить... Ее всегда очень мало в нашем доме.
       Он смотрел на нее исподлобья, мрачно, изучающе. Потом тоже поднял свой бокал. Они соединили два звонких хрустальных красавчика и выпили.
       - Встань! - неожиданно рявкнул Артем, замявшись на первой букве.
       Настя недоумевающе поставила бокал на стол. Бить муж ее собирается, что ли?
       - Встань! - повторил он, снова теряясь перед коротким словом.
       Она пожала плечами и настороженно встала. Он двинулся к ней - медленно, косолапо, напомнив чем-то дикого зверя, разбуженного неясным зовом нехорошего, непонятного, неосознанного чувства... Подошел, на секунду притормозил и вдруг зажал ее руками больно и жадно, словно давно ждал этого момента и никак не мог дождаться... Настя усмехнулась.
       - А вставать-то зачем? Ты меня даже напугал! Так бы прямо и говорил: ляг! Это яснее...
       И потянулась к нему давно соскучившимся ртом...
       "Товарищ мужчина, а все же заманчива должность твоя..."
      
      
       Он понял главное: у него появилась другая жена... Именно это ему и требовалось узнать и проверить. Совсем другая... С иными движениями, ласками, даже с другими поцелуями. Чужой, благо приобретенный опыт... Как раз требовалось срочно узнать и опробовать. В Тарасове проснулся азарт игрока, любопытство теоретика-исследователя, испытателя, хорошо понимающего, - все проверяется практикой, экспериментальным путем. Он не мог удержаться от искушения...
       Но что же теперь делать?.. Обратного пути нет... Да и надо ли это пробовать возвращаться?.. Это нелепость. И во всех несуразностях и тупиках их жизни виноват он сам. Виноват в который раз... Зато теперь они квиты. И в случае чего он тоже может припомнить кое-что Насте. Это радует.
       Артем встал и пошлепал в ванную. Почему у Кнопки вечные проблемы с горячей водой? Надо, в конце концов, заняться водным вопросом и наорать на диспетчерскую. Надоело!.. Даже в родном Солнечногорске и то с этим делом лучше. Во сколько он забил стрелку с Тиной?.. Ядовитая сероглазка... А Кнопка ждет завтра... Нет, уже сегодня... Он взглянул на часы и усмехнулся. Настя мирно спала.
       Тарасов быстро набрал пока не слишком знакомый ему номер. Милый, чуточку сонный голосок отозвался сразу же...
       - Простите за поздний звонок! - сказал президент, затомившись на первом слоге. - Я вас не разбудил?
       - Нет, - отозвалась Тамара, - я недавно вернулась из института.
       - А если я навещу вас в пятницу? - предложил Тарасов. - У вас ведь, насколько я помню, нет занятий в этот день.
       У него была хорошая память. Президент все еще формировал, и никак не мог остановиться, свою собственную, преданную ему, маленькую команду, без которой ему не жить, с неуставными отношениями. Среди нее обязательно должны оказаться неучтенки.
       - Вы правильно помните, - усмехнулась наглеющая с каждой минутой Томочка. - Дорогу найдете?
       - Назовите только номер дома, - попросил президент.
       Да, обратного хода нет... Нет и не надо!.. Зачем ему повороты и возвращения, когда так много еще впереди?.. И все повторяется с неизбежной выразительностью... А жаль, что у него сорвалось с Жанной... Стерва... Но у нее тоже изумительный низкий голос... Он поймал себя на этой навязчивой мысли, стиснул зубы и открыл воду...
      
      
       Юлька расставила на столе привычный обед, когда замурлыкал мобильник.
       - Когда я ем, я глух и нем! - сообщила образованная Юлька.
       Президент хмыкнул, взглянул на засветившийся номер и пробасил:
       - Да, Настена! Что случилось?
       - На этот раз ты, наконец, угадал! - ответила жена. - Кое-что действительно случилось... Постарайся не впасть в истерику... У нас будет второй ребенок...
       Тарасову стало холодно. Результат имеет силу приговора...
       Юлька взглянула с тревогой.
       Он идиот!.. Ну да, это горькая правда... Он совершенно забылся тогда... И потом, позже... А Настя, дрянь, затаившись, в нетерпении ждала этого момента!.. Теперь ему никогда ни за что не вырваться... А разве он собирался вырываться?.. Чепуха... Ему даже чем-то понравилась его совершенно новая, иная жена, побывавшая в чужих хороших руках... Новая не только ночью, но и днем. У него появились, наконец, свежие рубашки, отглаженные брюки и домашние обеды.
       Но почему за все эти изменения он должен быть благодарен опыту незнакомого человека?! Спасибо тебе, друг, спящий с моей женой, за все, что ты для нас сделал!.. Я тебе шибко признателен... Это что, такое правило - искать истину на стороне, задохнувшись от своей беспомощности?!.. Правило для него... И он как был пустым, так и остался...
       - Ты молчишь и очень слабо дышишь? - нагло прокомментировала его состояние Настя. - Ладно, не переживай! Третьего я рожать не буду! - и, засмеявшись, отключилась.
       Юлька смотрела с ужасом, боясь даже спрашивать о происшедшем. По его лицу она сразу отлично поняла, что одним разбитым телефоном тут не ограничится.
       - Ты... все-таки... поешь... - робко прошептала Юлька. - Хоть немного... У тебя подробности, которые называются деталями?..
       Он мрачно исподлобья взглянул на нее. Морщины снова жестко впечатались в потемневшие скулы. Он вспомнил, как Юлька невесомо лежит у него на животе, приподняв смешной нежный маленький нос, и глядит обожающе-восторженно...
       Результат имеет силу приговора...
       - Ты когда сегодня освободишься? - спросил президент.
       Роман в России больше, чем роман.
      
      
       Вопреки мнению психологов, утверждающих, что девочки всегда радостно приветствуют появление в семье нового человечка, Сашка восприняла известие в штыки. После рождения брата она стала неадекватна и слишком часто предлагала отцу:
       - Папа, давай его бросим! Оставим где-нибудь, забудем в парке на скамейке. Его кто-нибудь обязательно подберет, ты за него не волнуйся!
       Артем устал без конца внушать ей очевидности, улаживать конфликты и мирить Кляксу с женой, воспринимающей слова дочери чересчур болезненно. Очевидно, любимая дочка угадала его настроение и тоже, как он, всячески противилась появлению малыша.
       Настя все чаще и чаще оставляла Сашу у родителей - а что ей еще делать? Маленькому Александру нашли няню, страхолюдину на должном уровне.
       В ЗАГСе на Тарасовых посмотрели с немалым удивлением.
       - У вас дочь Александра... И сына точно так же хотите назвать? А зачем? Есть много других хороших имен.
       Но упертую Настю оказалось невозможно сдвинуть с выбранного пути и заставить отказаться от полюбившейся идеи.
       - Да, пусть будут Александр и Александра! - заявила она. - У нас не хватает фантазии на другое имя!
       Работницы ЗАГСа сочли ее ненормальной и дальше разубеждать не осмелились.
       По воскресеньям Артем по-прежнему ездил по своим делам за город, так же задерживался вечерами... Но подросшая дочка стала куда наблюдательнее и могла нечаянно заложить и ненароком выдать любимого отца. Поэтому прогулки в парке стали все более редкими, а потом сошли на нет.
       Сашка тосковала без подружки и приставала к отцу с одним и тем же вопросом - почему они больше не ходят гулять вместе с Таней и тетей Валей?
       Тарасов не знал, что придумать, чтобы и волки были сыты, и овцы целы... И в отчаянии предложил Валентине компромиссное решение: гулять с девчонками без него. К его удивлению, она легко согласилась. Только вот забирал дочку с прогулки он всегда сам...
       И однажды Настя задумчиво сказала ему, внимательно глядя в его упорно ускользающие глаза:
       - Саша говорит, что ты и Танина мама в большой дружбе. На детском языке это называется дружить. Она радуется, как вы смотрите друг на друга. Она честная, глупая и маленькая девочка. И еще совершенно чистая. А ты сволочь! Грубошерстное существо! Животное в законе! Используешь даже своего ребенка!.. Прогулки в парке... Существуют правила, из которых нет и не может быть никаких исключений! Ты усвоил хотя бы это! Да, кстати, папа передал мне свои акции на якобы твою фирму... Так что теперь основной твой владелец - это я...
       Михаил Аронович стремился при жизни обезопасить и обеспечить будущее своих внуков и дочери. И слишком ненавидел зятя...
      
      
       Валентина положила голову на "баранку" и задумалась. Что она нашла в своем шефе?.. Что она нашла в нем... Что... Но в жизни ничего не бывает отчетливо черным и четко белым. И все-таки, что она в нем нашла?!..
       Какая-то ненормальная жара стоит все лето... Постоянно хочется смыть с себя липкую приставучую городскую пыль и выстирать платье и белье. Изрисованное самолетами, безжалостно изуродованное в вышине, расчерченное в белые плывущие, растапливающиеся линейки, разварившееся до вылинявшей синевы, прожарившееся на сковородке солнца уставшее и блеклое небо... Ему опротивели и наглые самолеты, и птицы, пытающиеся показать себя в полете, не понимающие, что часто отрываться от Земли не стоит, и люди, пробующие разгонять насмешливые облака, издевающиеся над слабостью человечества... Зажаренные измученные деревья и тощие бродячие собаки... Распаренный, еле двигающийся, выгоревший, растопившийся город... Он ждал новой зимы. И Валентина вместе с ним.
       Артем выпутается из своего непростого положения. Обязательно!..
       Она видела перед собой скользящую в душную летнюю неподвижность холодную четкую лыжню среди хорошо знакомой зимней тишины и лесной безмятежности. Тогда перед ними застыла вечность... Они плохо рассмотрели ее. Не вглядывались... Их заманивала нагло сверкающая под ржавым, безразлично намалевавшемся над горизонтом солнечным диском идеально выглаженная лыжня. Она звала их за собой.
       ...И снова он едет один, без дороги, во тьму...
       Куда же ты едешь, ведь ночь подступила к глазам?
       Ты что потерял, моя радость? - кричу я ему.
       А он отвечает: - Ах, если б я знал это сам...
      
      
      
      

  • © Copyright Лобановская Ирина Игоревна
  • Обновлено: 06/02/2010. 550k. Статистика.
  • Роман: Проза
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.