Майская Анна Романовна
Новая жизнь, часть 2

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Майская Анна Романовна (may2004@inbox.ru)
  • Обновлено: 13/09/2011. 1204k. Статистика.
  • Роман: Проза
  • Новая жизнь
  • Оценка: 5.27*11  Ваша оценка:

      
      1 мая 2005, суббота.
       Я проснулась от звонка в дверь. Что такое?! Посмотрела на будильник: завела его на 9.30, чтобы поспать хотя бы 3 часа, так как провозилась до шести с лишним. Сперва паковала багаж, потом отмывала дверь от соседских блевотины и испражнений, а после драила саму себя.
       С багажом вышло что-то странное: получилось два огромных баула, просто непонятно, из чего: одежды у меня мало. Правда, я на всякий случай положила туда все, что может пригодится, от учебника английской грамматики и словаря до пары упаковок критических прокладок (не тратиться же на них там); от толстой папки собранных данных по траффикингу до рулона туалетной бумаги ( вдруг припрет, а знаю я наши туалеты! Плюс Роберто живет один, и наверняка он, как всякий мужик, вечно забывает туалетную бумагу купить). Ну и всякие там фен, диктофон, косметика, аптечка, русская клавиатура для компьютера...
       Часы показывают 8.50. Жена Фертова не обманула: явился - не запылился! Открываю. Алексей мрачно окинул взглядом мою всклокоченную голову и заспанную рожу:
      - Крепко спишь! Я уже хотел уезжать.
      -Ты чего это, я же просила приехать к пол одиннадцатому!
      -Чтоб была готова через 10 минут, - не обращая никакого внимания на мои слова, ответил Фертов.
       Само собой, через 10 не получилось. Пока я умывалась и чистила зубы, пыталась разодрать расческой свои длинные густые волосья и одевалась (как всегда при спешке, колготки пустили стрелку, пришлось опять открывать сумки и пытаться найти другие в куче упакованных в одинаковые пакеты вещей), прошло все сорок. Боялась, что Леха не выдержит, опять психанет и свалит, но он буркнул только:
      -Опоздаем - будешь сама виновата.
      - Как это опоздаем, если вылет только в 14?
      -Сразу видно, что ты не летала...
      -Я летала!
      -Значит, давно этого не делала. Регистрация заканчивается за час, и еще примерно час надо в очереди стоять, чтобы ее пройти. То есть нам надо быть в аэропорту к 12, а сейчас уже почти 10. Лично я совсем не уверен, что мы успеем. Из этой твоей дыры вовремя доехать!
      -Леша, миленький, постарайся!
      -Ты еще такой день выбрала, когда все едут на дачи. Щас как в пробку попадем...
      
       Остаться здесь? С соседями? Каждый день отмывать дерьмо, мочу и плевки? Выслушивать угрозы, матерные оскорбления и пьяный гогот под окнами? Да я лучше...
      -Мы должны успеть!
      
       ...Слава богу, приехали в Пулково в 11. 57.
      - Ты мне ничего не хочешь отдать? - ехидно поинтересовался Алексей.
      - Ой, извини! Деньги! Я еще не проснулась до конца - забыла. - Отдаю ему мани за проезд. Затем протягиваю банку с Ламинолактом.
      -Это что еще такое?
      -Отправь, пожалуйста, это лекарство моей маме.
      - В честь чего? Я тебе вообще ничего не должен!
      -Я очень хотела сделать это сама вчера, но не успела. Вот адрес и 100 рублей на пересылку. Это раза в 2-3- больше, чем нужно, но чтоб точно хватило. Пожалуйста!
       Фертов нехотя берет бумажку с маминым адресом: - Ну ладно, вылезай, пошли. Да, вот еще, - он в свою очередь протягивает мне передачу для Евгении Васильевны.
       -Но здесь какие-то приборы, а вы с женой говорили, будут только книги...
       - Да ладно, не ссы!
      -А если меня спрашивать начнут, что это?!
      -Скажешь, приборы для лечения. Это в самом деле так и есть, сама посмотри. Они их там распространяют.
      Открываю инструкцию: какая-то х..рня по нормализации ауры. Что за бред?! А если на нашей или ихней таможне это примут за бомбу? Сейчас же все боятся террористов, и справедливо!
      -Ты обещала! - Фертов сверлит меня тяжелым взглядом.
      -Ладно, - я в который раз пожалела, что согласилась эту посылку передать. - Кстати, ты не хочешь извиниться за свое поведение?
      -Нет! - Вот придурок! Как хорошо, что я его 4 месяца не увижу!
       ...На таможенном контроле мои сумки только просят расстегнуть, пропускают их через металлоискатель - вот и весь досмотр. Пронесло! Здесь...
      -Ну, я пошел, - бурчит Фертов.
      -Еще 5 минут - постереги багаж, я должна поменять рубли на фунты: тоже вчера не успела!
       Но окошечко обменного пункта закрыто. Ко мне подходит неприметный невысокий мужчина средних лет: "Вам валюту поменять?"
      -Спасибо, я предпочитаю делать это официально
      -У меня все по честному,- замечает дядька с обидой, прежде чем отвалить.
      -Ну, чего? - Фертов походит ко мне.
      -Вот, закрыто. Может, в туалет пошла?
      ...Ждем 10 минут, пятнадцать...
      -Мне тут с тобой возиться целый день некогда, - изрекает Фертов.
      -Еще минуточку! - я несусь к проходящей мимо сотруднице аэропорта: -Простите, а другого обменника здесь нет?
      -Да вы вон к тому мужику обратитесь - мы все у него меняем, - она указывает как раз на дядьку - бледную моль. Ну-ну... Однако раз они ему доверяют, отлично! Подбегаю к нему и вываливаю на его составленные ковшиком ладони свои наличные: - Поменяйте все на фунты!
      -Хорошо. - Он отсчитывает мне несколько пестрых чужеземных бумажек и протягивает обратно 2 сотни рублей, полтинник и мелочь: - 25 фунтов. До 30 паундов (что это? А, фунты по английски!) не хватает 30 копеек.
      -Может, у вас есть английская мелочь?
      -Не держим. Ладно, - вдруг говорит меняла, забирает оставшиеся российские купюры с копейками и протягивает заморскую пятерку: - Считайте, что дарю!
       ...Я прохожу второй пост. Провожающим туда нельзя. Оборачиваюсь, улыбаюсь: - Ну что, Леша, до свиданья! До сентября!
      -Ты не вернешься! - вдруг вместо "пока" говорит Фертов. Как мне показалось, с какой-то затаенной грустью и завистью.
      "С чего ты взял?" - хочу спросить я, но он уже отвернулся и уходит. Пути назад отрезаны... Ну и хорошо! Не знаю, что меня ждет, твердо знаю только одно: хуже, чем в Черной речке, точно не будет!
       Прохожу в зал ожидания. Надо чем-то себя занять. Господи, я же не успела накраситься! Срочно, срочно привести себя в порядок! Ведь от первого впечатления зависит весь успех моего предприятия: сколько мне удастся там продержаться - вдали от соседей...
       Нахожу туалет. Пока я накладываю тени и крашу ресницы, входит молодая женщина с грудным ребенком. Тут же восклицает: - Черт! Думала: что я забыла? Памперсы! Ладно, как-нибудь выкрутимся... Не присмотрите за ним 5 минут? - я киваю, она уносится за дверь. Рыжий младенец, лежащий на пеленальном столике, сосредоточенно разглядывает меня небесно-голубыми глазами, потом начинает улыбаться все шире. Влетает его мама: - Все в порядке?
      -Спокойный он у вас! - замечаю я.
      -Это мы в папу! Англосаксонская кровь у нас, да? - уютно приговаривает она, пеленая своего карапуза. - Вот, были в гостях у дедушки с бабушкой в Сибири, впервые они нас увидели! Какие мы замечательные! - женщина производит впечатление абсолютно довольного жизнью существа. Ее не назовешь красавицей, вдобавок она слегка полненькая. Однако же кто-то ее полюбил, вот такую. Но вдруг она располнела уже после родов? С женщинами это часто бывает. Все равно, даже если убрать лишние жиры, ее фигуру идеальной никак не назовешь. А у меня, по крайней мере, лицо точно красивее. Значит, и меня тоже полюбят! Я все для этого сделаю...
       ...Мне очень хочется поговорить с этой женщиной, распросить, как ей живется вдали от родины, давно ли она проживает за границей, как познакомилась со своим избранником? Но на меня вдруг нападет странное стеснение. Ладно: я буду в Лондоне целых 4 месяца. Наверняка, наверняка встречу там кучу других бывших россиян: вон, Роберто пишет, русскоговорящие все время попадаются ему на улицах и в супермаркетах. И тогда уже, без спешки, я все про все узнаю!
      
       ...Накрасилась, сижу в зале ожидания, скучаю. Верчу башкой. Хочу найти женщину с рыжим младенцем и все-таки с ней пообщаться, но она куда-то подевалась. На мониторе напротив, на котором крутят клипы без звука, вдруг начинают мелькать кадры из финского фильма "Лиля навсегда": счастливое лицо юной русской дурочки, когда она летит за границу, и как потом ее насилуют многочисленные иностранные клиенты - все это тоже нарезано как клип. Что это: небо предупреждает о том, что меня ждет? Вокруг сидят сплошь пожилые иностранные люди и почему-то очень внимательно на меня пялятся. Или мне так кажется? Нет! Мне становится все больше не по себе. Чего это они меня так разглядывают? Думают, я проститутка и лечу на заработки? Чтобы не встречаться с ними глазами, лезу в сумочку. Черт! В спешке я забыла взять свою записную книжку! Вот абзац... Так: телефоны Наташки и Федотова, и Люды из Москвы я помню наизусть - как и половины редакций (а другие можно будет через Интернет обнаружить). Но вот телефон Нины, у которой поменялся номер, и Елены Иосифовны, которая переехала в Гатчину не найти никак! К Нине можно было бы послать Наташу уточнить, но и адреса ее я не помню - всегда приходила к ней, ориентируясь чисто визуально. Если Роберто захочет выгнать меня раньше срока, мне будет не позвонить Е.И. или Нине и не попросить приютить меня до конца лета, пока не съедут мои жильцы. Так что я должна любой ценой продержаться в Лондоне до 15 августа! Объявили посадку. Встаю. Первые шаги навстречу полной неизвестности... Наверное, так чувствуют себя только космонавты перед выходом с обжитого корабля в неземное пространство. Не знаю, что меня ждет, однако внутри у меня сейчас полный вакуум.
       ...Идем по трубе. Чем ближе самолет, тем все отчетливее мне вспоминаются динозавры ТУ -154 и ИЛ -86, на которых я летала в детстве с родителями с Севера в Сибирь: каждый раз мое нутро просто выворачивало, и не из-за того, из-за чего обычно у всех - от качки, а из-за ужасного запаха рвоты и земляничного мыла, которым "благоухали" самолеты. Ой! Опять дышать этой омерзительной вонью! Совсем про нее забыла. Не хочу, не хочу никуда лететь! Даже на секундочку не хочу снова обонять эту гадость! Так, без паники: вырвет - ничего страшного. Со многими в полете бывает.
       На входе невысокий рыжий стюард быстро, автоматически говорит всем "Афтенун!" - но только не совсем так, как мы это слово проходили в школе и не так, как показывает транскрипция в словаре - даже в моем новейшем, купленном недавно. В чем разница? Рыжий меж тем говорит это сокращенное "Добрый день!" и мне и гостеприимно улыбается отдельной персональной улыбкой. Может, потому, что я тоже рыжая - или потому, что похоже, я единственный человек его возраста в длинной веренице престарелых импортных туристов. И вдобавок симпатичная женщина. Я отвечаю тем же. Захожу, стараясь напоследок задержать дыхание как можно дольше перед тем, как три часа дышать зверской тошнотной вонью. Затем делаю первый неуверенный вдох. Второй, третий... Самолет ничем не пахнет!!! Боже мой! А я-то думала, что так воняют все самолеты, что это особый самолетный запах такой. А вот ничего подобного! Только российские, оказывается. Господи - вот облегчение-то!
       Нахожу свое место - оно у окна в самом хвосте. Рядом со мной располагаются две пожилые англичанки, которые тут же знакомятся и начинают оживленно болтать, делясь впечатлениями о проведенной в России турпоездке: "О, эти русские - они как дети!". У одной из них на передних верхних зубах стоят просто кошмарные пломбы: зубы желтовато- серые, а апломбы ярко-белые и вдобавок как-то криво наложенные. Короче, картина просто жуткая (увидишь спросонья - потом долго не уснешь). Вот тебе и хваленая западная медицина! Да у нас в любой районной поликлинике и то сделали бы лучше. Блин, куда я еду! Странная же эта бабушка: нет, чтобы пойти к хорошему врачу, - потратила деньги на поездку за тридевять земель!
       Внезапно начинает играть какая-то красивая музыка и самолет начинает разгоняться. Британские пенсионеры, которыми в основном набит наш лайнер, дружно, не сговариваясь, громко кричат в один голос: "Freedom!!" - "Свобода!", обнимаются и рукоплещут. Вакуум у меня внутри вдруг куда-то проваливается. И почему-то хочется плакать.
      
       ...Как здорово, что я выбрала место у окна! Я теперь понимаю тех, кто идет в пилоты. Прямо под нами пышные белоснежные облака, их так красиво оттеняет яркое солнце. Небо выше - чистое и ослепительно синее. Что там, над ним? Такое странное ощущение, как будто ты уже умерла и теперь летишь неизвестно куда - то ли в рай, то ли в ад. Нет, нет, точно не в ад - там я уже была! Внутри меня все больше нарастает ликование. Я освободилась, освободилась, я удрала! И теперь так долго не увижу постылые рожи гопников и их гнойные сальные глазки, от которых блевать хочется еще сильнее, чем от запаха российских самолетов!
       Хоть я сижу в хвосте, меня нисколечко не тошнит. Слежу на экране монитора за нашим перемещением. Ага, вот мы уже пересекли границу Прибалтики! Вспоминаю, что как раз сегодня страны Балтии, а еще Чехия, Словакия, Польша и еще целая куча стран - бывших вассалов Советского Союза вошли в ЕЭС. С огромным любопытством прижимаюсь носом к холодному стеклу и стараюсь разглядеть внизу Европу, над которой мы сейчас пролетаем. Уже замечаю какие-то отличия: дороги здесь, например, разрезают поверхность земли на множество аккуратных геометрических фигур - всегда правильных. На российской же территории эти самые дороги пролегают хаотично, и гораздо больше неосвоенных земель. Вот уже и Британия показалась внизу - но облака, ничего не видать. 14. 30 по местному времени, 17.30 по питерскому. Подлетаем...
       ...Что-то объявляют, но понять не могу. Да, я довольно легко читаю по английски, но уже поняла, прислушиваясь к разговору попутчиц, что English устный и письменный - две вещи несовместные, совершенно различные. Даже странно, что я довольно легко могла объясниться с американским жабом и Роберто по телефону - но ведь, как известно, американский и английский - это как 2 разных языка, а Роберто сам эмигрант и понимает мои проблемы. Короче, native British на слух я очень плохо понимаю. А уточнить не у кого! Самолет меж тем уже стоит, и люди начинают из него выходить. Я, естественно, тоже иду вместе с толпой. И вдруг замечаю, что некоторые из пассажиров (как раз те единицы, что не английские старички), остаются на своих местах. Может, мне тоже нужно было остаться? Что же делать? Продолжаю идти за всеми. Какая-то невообразимо длинная, просто нескончаемая дорожка-транспортер. Еду на ней куда-то (куда?!) и прихожу во все большее уныние. Сейчас меня ка-ак заловят вместе с неизвестными мне фертовскими хреновинами! Как посадят в местную тюрьму!
       ...Внезапно мы попадаем в огромный зал. Сколько людей! Гораздо больше, чем в Пулково. Ага, здесь уже можно забрать багаж!
      -Где выдают багаж с рейса из Петербурга, Россия? - спрашиваю у первого попавшегося сотрудника Хитроу, по виду откуда-то с Ближнего Востока. Он показывает мне. Багаж появляется на подвижной ленте очень быстро. Надо же - здесь, оказывается, можно взять специальную бесплатную тележку и везти все на ней, а не переть на себе, как у нас! Мне начинает нравиться тут...
       Смотрю: получив вещи, народ идет и становиться в какие-то очереди. Ну, иду тоже (а что мне еще остается?). Так, сейчас начнут проверять, чего лежит в моих баулах... Что я за дура! Зачем я согласилась взять эту сомнительную посылку? Надо было просто послать Фертова на хуй, как эта гнида послала меня. Причем с той же издевочкой в интонациях. Эта скотина причем даже не извинилась за свое хамское поведение. Нет, моя доброта меня точно погубит! Бедная я, бедная! Куковать мне оставшийся век в английской тюрьме... Однако, судя по всему, всем просто плевать, что там лежит у меня в двух огромных черных сумках. Таких, как я, тут сотни, если не тысячи. Меня спрашивают о цели приезда ( "буду писать книгу о русских в Лондоне", - выпаливаю первое, что приходит в голову. Даже сама удивилась, как складно соврала! Но не говорить же, что буду писать о себе). Спрашивают, где я буду жить. Все, я могу идти дальше - на выход. К встречающим. Сейчас я впервые увижу Роберто...
       Другой зал. За ограждением - толпа. Где он, где же он, где? Нету! А ведь обещал встретить... Как же я выберусь отсюда со своими сумищами? Без них можно было бы на метро, а на такси мне точно не хватит! Так, без паники, самое сложное позади. Надо найти номер мобильного Роберто, - по счастью, бумажка с его адресом и прочими координатами лежала в сумке отдельно от записной книжки. Ой! Вот он! Слава тебе господи, абсолютно такой же, как на фото - на тех, где он без бороды. Рядом Джошуа - я его узнаю, но он мало похож на себя на многочисленных присланных снимках. Те же только черты лица, но выражение его совсем другое - вовсе не надменное, не холодное. На фото он очень худенький, с гордой посадкой головы - но в жизни загорелый, румяный, с плотным таким животиком. Короче, живой и забавный. Красивый, но при этом застенчивый. Не такой уж и страшный! Подхожу к ним: - а вот и я! Хеллоу, бойз!
       Джошуа смотрит на меня с любопытством, а Роберто настороженно. Еще бы - я же не фотомодель, которую он ожидал! Улыбаюсь еще шире: будь что будет! Не выпрет же он меня обратно прямо сейчас. Спустя пару секунд Роберто наконец улыбается в ответ тоже: - О, хеллоу! Как ты?
      -Прекрасно! - отвечаю я. В самом деле, я счастлива уже хотя бы оттого, что хреновины по очистке ауры никак меня не скомпрометировали.
       Роберто легко подхватывает обе мои тяжеленные сумищи - он довольно худой, но при этом сильный! Фертов-то их по одной перетаскивал. Я меж тем разглядываю итальянца: на самом деле в нем нет почти ничего общего с Жаном Рено. То есть, я хочу сказать, он гораздо привлекательнее французского актера: черты лица более утонченные, глаза более удлиненные, темные и выразительные, кожа смуглая, зубы очень белые и ровные, причем абсолютно натуральные (Роберто писал, у него нет ни одной пломбы - счастливчик!) - и чертовски обаятельная улыбка. Он немного выше меня. Длинные ноги... Вот все утверждают, что люди выбирают себе партнера по образу и подобию родителя противоположного пола, - бредятина! Мне, например, никогда не нравились "шкафы" с ледяными стальными глазками, как у моего папани, мне всю жизнь нравились худые, длинноногие мужчины. Вот и в Роберто, несмотря на возраст, сохранилась какая-то мальчишеская грация. Волосы в самом деле серебряные, но вовсе не такие уж редкие, как описывал он сам (только на макушке просвечивает кожа), и не такие короткие, как на последнем фото: вьются почти до плеч. Красиво. Я так боялась, что мой лондонский приятель по переписке окажется мерзким жабом, как 70-летний америкашка, приславший мне как свое снимок 40-летнего "Шевчука"! Как здорово, что Роберто такой, как и на фото! Неужели и душа его такая же, как в письмах - столь же отзывчивая и прекрасная?
       Мы загружаемся в белое авто, Роберто просит меня и Джошуа подождать пять минут, сам куда-то уходит.
      -У тебя скоро день рождения, Джошуа?
      -Простите?
      Повторяю.
      -Да.
      -У меня есть замечательная идея, как его можно отпраздновать. Ты был когда-нибудь в Стоунхендже? - на самом деле это мне до смерти хочется попасть в знаменитый на весь мир мегалит, но я уверена, пацану это будет интересно тоже. В его возрасте я и мои приятели просто бредили всякими там инопланетянами, Атлантидой, Древним Египтом и Грецией. И Джошуа, насколько я могу судить из писем Роберто, в этом плане абсолютно типичный нормальный ребенок.
      -Простите, я не понимаю...
      Я повторяю, стараясь говорить медленно и раздельно.
      -Я не понимаю, какое место...
      -Стоунхендж.
       -Я не знаю, что это...
      -Как тебе объяснить...У меня не хватает слов! Это...очень древняя постройка. - Самой противно от собственного косноязычия на чужом языке! - Ей много тысяч лет!
      -Стоун сёклис?
      Так, сёклис - это, кажется, круги. Каменные круги. Может, Стоунхендж здесь так называется?
      Джошуа что-то говорит мне, выдав целый набор из длинных фраз, но я не понимаю его так же, как он меня. Я улыбаюсь и развожу руками: - Прости, повтори теперь ты!
      Но и повтор не дает желаемого эффекта.
      -У меня не было практики общения, - говорю я, начиная приходить в отчаяние от того, что беседа зашла в тупик, причем так скоро. - Я могу легко читать, но...
      -Вы можете читать и писать, но не можете говорить, - приветливо улыбнувшись, кивает мальчик, на сей раз уловив мою мысль с полуслова. Слава тебе господи! Какой он, однако - с одной стороны, совсем ребенок, и в то же время в нем есть что-то абсолютно взрослое. Причем то, что не в каждом по возрасту взрослом найдешь. Что же это? Ладно, разберусь потом - Роберто уже вернулся и садиться в машину. Он улыбается мне, теперь уже открытой радушной улыбкой, а не неестественной, как там, в аэропорту. Я почему-то теперь уверена на все сто: все будет хорошо! Они меня приняли! Оба.
      -Роберто, ты знаешь, что такое Стоунхендж? Может, в Англии это место называется по другому?
      -Да нет, так и называется.
      -У меня есть идея: показать его Джошуа на его birthday...
      -А он там уже был со школой. Два года назад.
      -Это далеко от Лондона?
      -Часа четыре езды, если пробок нет, - странно, но в отличие от его сынишки, я понимаю Роберто гораздо лучше, чем Джошуа. Может, дело в том, что акцент Роберто мне проще разобрать?
      -Хорошо, это была не самая лучшая идея насчет Дня рождения. Но можно мы туда съездим однажды?
      -Конечно, почему нет?
       ...Едем. Тут деревья уже зеленые! Дома: во всех огромные окна, и ни одного здания, даже отдаленно похожего на питерское.
      -Здесь часто бывает пасмурно, поэтому такие большие окна, - поясняет Роберто.
      -Мне очень нравятся большие окна!
      ...На стене одного из домов, выше крыши соседнего здания огромная надпись: "Welcome to hеll!" - "Добро пожаловать в ад!". Я невольно хмыкнула, но в тоже время слегка насторожилась. Что это - знак небес? Но ведь эта надпись встречает абсолютно всех прилетающих в Хитроу - тысячи людей каждый день! Не могут же все они попадать в переплет? Так что все это чушь, чья-то неудачная злая шутка. Роберто меж тем опять тянется к рычагу, и его рука откровенно прикасается к моему бедру - причем это уже не в первый раз всего-то за полчаса. Убирает ладонь Роберто опять далеко не сразу. Начинается! Я так и знала! Что же я буду делать ночью? Интересно, комната, где я буду спать, запирается? Ладно, потом что-нибудь придумаю. Стулом ее припру. Нет, Роберто, конечно, очень привлекательный внешне и все такое, но пока что я совершенно не готова с ним спать! Может, и не буду никогда...
      
      -Как здесь здорово! - невольно восклицаю я. Мы проезжаем такое удивительное место, которое я не видела даже в самом шикарном кино о красивой жизни: большие изысканные особняки здесь прячутся за деревьями, усыпанными розовыми и белыми цветами.
      -Это Хемпстед. Здесь живут очень богатые люди.
      -Понятное дело! Ничего: я сейчас получила контракт на новую книгу о русских в Лондоне... (уж Роберто я точно ни за что не скажу, что буду писать книгу о нас! Тогда он не будет вести себя естественно, и вообще неизвестно, как он эту идею воспримет. Вряд ли позитивно).
      -Конечно, за эту книгу мне заплатят мало. Зато потом эту идею можно продать на телевидение как сериал. Тогда я заработаю кучу денег! Короче однажды, если я буду достаточно богата, я куплю себе дом именно здесь! Потому что это похоже на мечту. Просто нереально!
       - Это цены на недвижимость здесь нереальные, - охлаждает мой пыл Роберто. - Дома в этом районе стоят около двух с половиной миллионов долларов.
      -А тот, в котором ты живешь?
      - 450 тысяч.
      -А знаменитый район Гринич Виллидж где находится?
      -В Нью- Йорке, - Роберто чуть улыбается. Вот я и впервые опозорилась! И это, дорогуша, еще только начало... Ничего!
      
       ...Роберто включает радио. Из него льется классическая музыка: -Это специальный канал классики, - поясняет он.
      -А у нас нет таких радиостанций.
      -Я люблю слушать только хорошую музыку.
       - Но наверно, Джошуа это не очень нравиться?
      -Джошуа должен развивать свой вкус.
      Тут я вспоминаю, что должна непременно втереться Роберто в доверие - чтобы он меня подольше у себя оставил. Чтобы как можно дольше в Черную речку не возвращаться, отдохнуть от нее как следует! Я чувствую, здесь мне будет намного лучше, чем там, поэтому я должна приложить все возможные усилия. Так, итальянцы, как все говорят, очень набожные - как и все латиносы. Я не хочу показаться лицемеркой, но то, что я сейчас скажу, с одной стороны желание понравиться моему другу и показаться ему своей - но с другой стороны, это абсолютно искренне, потому что я любопытна и мне в самом деле интересно: - Знаешь, Роберто, я бы хотела сходить в католическую церковь. Я там не разу не была! Ты сам часто туда ходишь?
      - Не был с детства. Я не верю в Бога, - ошарашивает меня ответом Роберто. Вот тебе и раз! Зачем тогда он назвал сына Джошуа, то есть Иисус?
      - Кстати, Джошуа, ты должен ходить в синагогу хоть иногда,- говорит сыну Роберто.
      -Зачем это? - недовольно бурчит пацан.
      -Это касается твоей веры и культуры твоего народа.
      Ничего не понимаю! Ведь даже мать паренька не может считаться еврейкой, потому что бабушка Джошуа была англичанкой, а по иудейским законам евреем считается только тот, кто родился от матери- еврейки. А не от отца! Мало того - в Джошуа половина италийских генов, а еврейских лишь какие-то проценты. Однако про католическую церковь и голос крови в этом случае Роберто почему-то не говорит. Странно это...
       -Ой! Пальмы! А ты же писал, тут зимой бывает снег.
      -Ничего, они выдерживают небольшие морозы. Лондон расположен на широте Украины, здесь не так холодно, как в России.
       "Да, но на Украине пальмы не растут", - думаю про себя. Однако предпочитаю помалкивать. Еще и потому, что стесняюсь вести разговор, который все время пробуксовывает. Дело в том, что очень часто я не воспринимаю на слух, или вовсе не знаю какое-то слово. При этом ты можешь понять почти всю фразу - но без этого слова смысл рассыпается, и Роберто приходится повторять заново. Я боюсь, он скоро устанет так общаться... боюсь слишком быстро ему надоесть.
      
       -Сколько людей всех цветов кожи на улицах! - опять изумляюсь я, глядя в окно. - Кажется, их даже больше, чем белых.
      -Ты права: 50 процентов населения Лондона приезжие со всего мира. И только 50 процентов, даже меньше, англичане.
      -Я, конечно, видела африканцев - в Петербурге и Москве есть иностранные студенты, и китайцев с вьетнамцами тоже видела. Но я никогда еще не видела женщин в мусульманских платках живьем. А тем более в чадрах! Да еще в таком количестве. Смотри: даже совсем маленькие девочки и то в платки замотаны! - не устаю поражаться я.- А вывески-то, вывески! Сплошь какие-то арабские названия лавочек...Как будто мы не в Лондоне, а где-нибудь в Бомбее.
      -Индийские и пакистанские диаспоры здесь самые большие, - спокойно поясняет Роберто. - А эти люди, как правило, мусульмане. - Затем идут приезжие с Джамайки и Карибов, потом из Африки.
       ...Тут я опять вспоминаю, что в самую первую очередь должна завоевать доверие Джошуа, потому что он для Роберто самое святое. И если я понравлюсь мальчишке, полдела сделаны.
      - Роберто писал мне, ты помогаешь маленькой пакистанской девочке, у которой очень трудная жизнь... (Роберто как-то написал мне, что они с Джошуа - вернее, конечно же, он сам, а Джошуа был просто поставлен перед фактом, - посылают ежемесячно несколько фунтов на образование и жизнь 8-летней Фатимы, девочки из многодетной бедной семьи, живущей где-то в Пакистане. Эту самую Фатиму они никогда не видели, просто если ты обращаешься в фонд, который помогает детям из слаборазвитых стран, тебе "выделяют" конкретного ребенка. Когда я выразила сомнение, что денежки доходят до Фатимы и ее родных - что мы, не знаем, как в этих фондах мани исчезают?! - Роберто ответил, что ты в любой момент можешь проконтролировать это).
      -Ну вот, а твой папа точно так же помогает мне. - Надо обязательно дать понять Джошуа, что я просто друг его отца и не больше (ведь это и в самом деле так) и ни в коем случае не претендую на место его мамочки!
      
       ...Как долго мы едем!
      -А где центр города?
      - Мы его уже проехали.
      - Но везде были только двух, максимум трехэтажные дома!
      -Весь Лондон таков. Он образовался из нескольких деревень и городов, затем пригородов большого города, которые сливались друг с другом, образуя единый организм. Вот это уже наш район, Вуд Грин, а это центральная улица - Хай стрит, где расположены почти все магазины эрии (района - соображаю я). Кстати, в каждом районе центральная улица, как правило, называется Хай-стрит.
      -Просто Главная улица?!
      -Да!
      -Это, наверное, очень неудобно, если нужно идти в магазин далеко от дома.
      - Тут в каждой семье есть машина, а то и не одна. Наоборот, это очень удобно, когда основное транспортное движение происходит только по Хай-стрит и вся грязь и шум остается здесь, а на остальных роудс и авенью тихо и спокойно.
       И правда: на прочих улочках за Хай-стрит ни души, ни машины. Фольксваген Роберто подъезжает к такому же двухэтажному красному с белым кирпичному домику, что и прочие. Выгружаемся. Заходим.
       -Вот твои ключи, - с ходу объявляет Роберто.
      Господи! Я еще никогда не жила в отдельном доме, тем более двухэтажном! Избы моих сибирских бабушек с подслеповатыми окнами и спартанской неказистой обстановкой, само собой, не идут ни в какое сравнение... Лестница! Никогда не видела лестницы в доме. Деревянная, янтарная, покрытая лаком - просто как в голливудском кино! По стенам всюду картины...
      -Картины и обстановка во многом достались мне от прежнего владельца, - он вернулся в Италию. Но кое-что я сам привез. Например, вон та гладильная доска - это еще моей бабушки.
      - И ты специально вез ее из Италии?!
      - Не только ее. Я люблю старинные вещи.
      - А сколько лет этому дому?
      -Более ста.
      ...Да, и унитазу, похоже, столько же! Сверху он чист безупречно, зато из под ободка выглядывает какая- то зеленоватая, мягко скажем, неприглядная накипь. Но наверное, она не оттирается... приросла за столько-то лет! Зато сама ванная комната - огромная просто. Рядом с ватерклозетом белоснежная ванна, вмонтированная в прямоугольное, покрытое синей плиткой основание. Такой же плиткой отделана и вся bathroom. Ой, а как же руки помыть?! В овальной, стариной, опять-таки, раковине, как и в ванной, 2 отдельных краника. И из одного хлещет ледяная вода, а из другого зверский кипяток - горячее, чем у нас. Ну и как быть?
      -Да, это проблема! - соглашается со мной Роберто, когда я делюсь с ним своим удивлением.- В Европе обычно везде стоят смесители, но в Англии принято затыкать раковину пробкой и мыть руки и лицо в раковине. Так же моют и тело - в ванной. Душ не в особой чести.
      Мыть лицо в той же мутной мыльной луже, в которой до этого оттирали грязные руки?! Фу-у! Мда...Первая проблема... ладно, как-нибудь приспособлюсь быстро-быстро споласкивать мыло кипятком и ледяной водой попеременно. И умываться буду так же... Ой! Я только сейчас обратила внимание: унитаз-то здесь как раз такой, какого я и опасалась! Я подобные унитазы, в которых отверстие с водой расположено по центру или в задней части, ненавижу, и неспроста. Один раз, несколько лет назад, в гостях, я на такой присела... потом с диким отвращением оттирала грязные брызги со всей задницы! Вот гадость-то... Мужикам еще ладно, а для женщин с их строением это опасность и очень большая вероятность какую-нибудь урогенитальную инфекцию подхватить! Дома и в коммуналках я мыла унитаз, как положено, раз в неделю. Здесь придется это делать через день, наверное - дабы обезопаситься от заразы.
      -Во Франции и Италии в каждом туалете помимо унитаза, как правило, располагается биде, - будто угадав мои мысли, говорит Роберто. - Поэтому нам, людям Средиземноморья, очень трудно привыкать к таким ванным комнатам. Нам это кажется нецивилизованным и диким. Я после пользования туалетом обычно принимаю душ,- мой друг показывает на кабинку в углу.
      Молодец какой! Мужики ведь обычно такие неряхи... Роберто начинает нравиться мне все больше и больше!
      -Вот комната, где ты будешь жить. В ней обычно сплю я, - мой друг распахивает передо мной дверь рядом с ванной. Небольшая комнатка окрашена в розовый. Потолок голубой, а между теплым розовым и холодным синим ярко-желтая полоса. Нифига себе расцветочка! Зато необычно и прикольно. Роберто сам делал ремонт, когда въехал, по собственному вкусу и своими руками. Вещей тут немного, да много здесь бы и не поместилось: большая кровать, старинное бюро, старый же шкаф ("Его нужно осторожно открывать, чтобы не сломать" - замечает Роберто), на полу лампа с бумажным абажуром в иероглифах, антикварное креслице и занятная металлическая вешалка-стойка, которая, как и сундук, довершающий обстановку, принадлежали три с лишним столетия назад какому-то студенту (это все Роберто успел рассказать). Да, еще напротив кровати висят три больших черных с золотом панно из ткани для кимоно, которым тоже пара столетий, а напротив входной двери опять-таки старинное зеркало (по фэншуй это вообще-то плохо, так как отражает всю поступающую энергию обратно). Зеркало поставлено на камин, в очаге которого, как на обычной полке, стоят книги. Над сундуком и у кровати на полу пара маленьких тканых ковриков. Все. Дверь. Никак не закрывается...
       Я помогаю Роберто спустить с чердака, вход в который расположен в потолке ванной, большой матрас. Мы втаскиваем его в детскую, расположенную напротив. Похоже, это самая большая комната в доме, и самая светлая. Стены нежно-голубые, потолок обычный, белый. На деревянном полу ничего ( у Джошуа в детстве была астма и ковры ему противопоказаны). Тоже камин, односпальная кровать, стол, стеллаж с книжками и игрушками, и множество детских рисунков, развешанных по стенам. То, что у Джошуа способности, видно невооруженным глазом: изображения очень выразительные. Под некоторыми подписи сделаны зеркально - справа налево. Левша! Когда-то в детстве я тоже так писала, и даже дневник так вела, чтобы никто ничего не понял. Я начинаю испытывать к пацаненку все большую симпатию.
       Мы спускаемся вниз. Гостиная-столовая, или ливин-рум, окрашена также экстремально: верхняя половина белая, нижняя оранжевая. Здесь расположено рабочее место Роберто (небольшой столик с ноутбуком в углу и старинное узкое кресло), рядом диван, сооруженный из кучи разномастных подушек, перед ним и над ним такие же маленькие тканые коврики, что и в "моей" комнате. Напротив большой телевизор. У окна светлый стол натурального дерева (моя мечта), три таких же добротных стула. За окном задний двор - небольшая зеленая лужайка, отделенная от соседских back yards довольно высоким деревянным забором, вдоль которого высажены разные растения. "А чей это бюст вон там между цветов?"- "Данте". У стены рядом со столом большая, опять-таки старинная тумба, на ней восседает толстенький улыбающийся Хотей - бог богатства у китайцев. Рядом на специальной подставке несколько гитар. Всю стену напротив окна занимает стеллаж с кучей книг (среди которых замечаю "Записки молодого врача" Булгакова и Зощенко на английском. Ага, все-таки Роберто немного имеет представление о нашей жизни! Потому что прошел век, но со времен Зощенко в психологии людей почти ничто не изменилось). Здесь же масса каких-то самых невообразимых вещей: лесные коряги, камни, раковины, и даже пара белых черепов каких-то мелких животных ( "это все мы с Джошуа привезли из разных путешествий" - говорит Роберто).
      -Здесь, как и во всех комнатах, очень необычная люстра (в самом деле, пестрые длинные треугольники ткани похожи на языки пламени). Это откуда-то с Востока?
      Роберто смеется:- Нет! Однажды моя подруга Даниэла, она, как ты знаешь, режиссер, владелица и актриса Акробатического театра, устраивала очередное представление. И все артисты были наряжены в такие вот костюмы. Они были похожи на гигантских цыплят, очень смешно! А после представления все зрители разобрали себе эти костюмы. Я сделал из одного из них лампы. Этот стеллаж для книг я тоже сам делал.
      -Здорово...(какой рукастый! В самом деле, необычно и красиво.)
       В другую комнату первого этажа нельзя - там обитает Майк, жилец из Канады. Роберто уже рассказал мне, этот парень днем работает в банке программистом, а ночами играет со своей группой по клубам и надеется продвинуться как композитор и музыкант. К нему недавно приехала его подруга Лиза - это для нее Майк купил роскошный букет из 10 тюльпанов, украшающий гостиную. Нет, Лиза не гёлфренд - just friend*(* сноска: просто друг). А у меня-то мелькнула мысль, что это Роберто мне цветы купил... Ну и хорошо, что это не мне: во первых, я не люблю срезанные, умирающие растения - только живые. Во вторых, я бы начала ощущать себя чем-то обязанной. Хотя и так ведь должна ощущать!
       ...Кухня. Маленькая, но очень чистенькая. Просто не вериться, что тут три мужика живут! И никакой приходящей домработницы у Роберто нет и не было.
      -Это вошин машин, - показывает Роберто. - ты умеешь ей пользоваться?
      -Ни разу не приходилось.
      Это легко,- мой друг объясняет мне, как управляться со стиральной машиной. - О, Майк забыл мокрое белье в вошин машин вчера! Ничего, он впервые без мамы. Нет-нет, не вынимай и не говори ему - пусть сам учиться.
      -Но это вредно для вошин машин! (мне проще думать про стиральную машину по английски, потому что ее название звучит дико смешно).
      -Ничего страшного.
      -Майку сколько лет?
      -25.
      -А Лизе?
      -19.
      Я выхожу обратно в ливин-рум, полная самых противоречивых, но в основном приятных чувств. Основное из них следующее: "Что я за непроходимая идиотка - почему я тянула с приездом ТАК долго? Сидела мучилась в аду Чернореченского гарлема, в то время как...". Роберто дружески похлопывает меня по плечу и говорит с явным сочувствием: "Это нелегко: оказаться в чужой стране!". "No, I"m fine!" - говорю я горячо и совершенно искренне. Мне кажется, что я сплю. Что сейчас проснусь и опять будет все то же: ледяной пол, пьяный ржач и мат за стеной, камни в окна, невыветриваемая сигаретная вонь, захарканная и обоссанная дверь...
      -Хочешь есть? Вот, я купил для тебя йогурт и фрукты: все только желтые и зеленые.- Роберто показывает на горку из бананов, яблок, авокадо, манго. Какой он милый!
      -Нет, спасибо, не сейчас, я не голодна, - я ничего не ела со вчерашнего дня, но у меня начисто отбило аппетит на нервной почве.
      -Если хочешь принять душ...
      - Лучше вечером.
      -Ну тогда можешь делать, что ты хочешь, разобрать вещи, осмотреть окрестности, а я обещал Джошуа пойти с ним в парк поиграть в футбол. Если ты захочешь, можешь позже к нам присоединиться. Это совсем рядом, надо только пройти вон по той улочке напротив и сразу увидишь.
      Ну нет! Я всю жизнь, с раннего детства, была, может, даже слишком самостоятельной, и мне это очень нравилось. Но сейчас я чувствую себя как новорожденный ребенок. Я ничего не знаю и всего боюсь! Больше всего - потеряться, тем более что я ничего не понимаю на слух, когда со мной говорят настоящие британцы. Только Роберто я понимаю довольно легко, как и он меня, поэтому и хватаюсь за него как за спасательный круг. Тем более что он единственный человек, которого я здесь знаю!
      -Я хочу пойти с вами.
      -О"кей!
       ...Выходим. Джошуа с футбольным мячом бежит вперед, оживленно крича что-то отцу, тот ему отвечает, а я отстаю и вовсе глаза смотрю на улицу, на которой мне теперь предстоит жить. Она по прежнему пустынна, ее освещает мягкое солнце. Перед каждым нарядным, словно игрушечным (сказочным!) домиком расположен прелестный цветущий садик, максимально ухоженный. Как на картинке! И все здесь как на картинке, вернее, как в том же голливудском кино. Я всегда думала, что это всего лишь декорации, что взаправду так не бывает, что это просто некое приукрашивание действительности, потому что реальность слишком уж неказиста (как, например, российское кино показывало и показывает, скажем, "шикарную" жизнь отечественных писателей, сплошь проживающих в трехэтажных виллах с бассейнами. Фиг кто-то отважиться запечатлеть мою жизнь или моей московской подруги Люды, у которой книжек вышло в 2 раза больше, чем у меня, но все равно она до сих пор живет впроголодь, потому что за толстый роман ей платят оскорбительные смехотворные 100-150 долларов. Или взять бытие моих приятелей Персикова и Вересова, у которых, несмотря на широкую популярность и снятые по их книгам сериалы, даже собственных кабинетов нет, не то что особняков и тем более бассейнов! А жена Андрея Персикова Вика, также писательница и журналист, редактор криминальной газеты, вовсе пишет урывками по ночам на кухне, чтобы мужу, работающему в гостиной, она же спальня, не мешать.).
       Неужели это все правда, все по настоящему? И мне это не сниться? Я о подобном даже никогда и не мечтала, я была уверена, что так просто не бывает! Но это больше чем мечта - и в то же время абсолютная реальность!
      
       ...Noel park. Он в самом деле в двух шагах. Мне нравятся здешние названия: район Wood Green - Зеленый лес, например. Все, как и подобает сказке! Глядя на улицу, где проживает Роберто, я думала, что представить что-то прекраснее уже невозможно - но этот парк! Это... это просто как в раю! Никогда не виданные мной деревья и кустарники сплошь усыпаны прекрасными цветами. Воздух сладкий от ароматов. Да, это рай, самый настоящий рай! И я, еще утром подгоняемая мрачным Фертовым, удирающая от соседских придурков - я теперь здесь! До сих пор не могу в это поверить.
       Роберто меж тем уже вовсю гоняет с Джошем (так он сокращенно называет сына) по ярко-зеленой лужайке. Даже трава здесь и то другая... В пределах видимости в футбол также играет негритянская семья с папой в очках и парой таких же упитанных сыновей, а в другой стороне женщина в мусульманском платке и одеянии до пят с азартом лупит ногой по мячу, носясь по полю с двумя своими детьми, мальчиком и девочкой. По тропинке навстречу нам не спеша идет смуглый мужчина с двумя маленькими отпрысками. Младший едва научился ходить, так смешно ковыляет! Отец подхватывает его и сажает себе на плечи. А там, в России, я никогда не видела за всю свою жизнь - а где я только не жила, полстраны объездила! - чтобы отцы даже просто гуляли со своими детьми, не то что играли с ними... Матери - да, разумеется. Бабушки, няни, старшие сестры; очень редко старшие братья - но вот папы... максимум, на что те способны - взять наследников с собой на какое-нибудь народное гулянье. Раз в год.
       ...Я вдруг ловлю себя на ощущении, будто у меня с плеч свалилась огромная гора. Невидимая, она лежала там всю жизнь и уничтожала меня своей тяжестью, а я о ней даже не догадывалась. Может, только подозревала смутно...
      -Можно я с вами? - кричу я Роберто и Джошуа.
      -Давай!
      
       Как здорово иметь детей! Можешь дурачиться с ними сколько угодно, и никто тебе слова не скажет, не покрутит пальцем у виска: мол, в твоем-то возрасте! Например, если ты идешь по улице, замечаешь пустую жестянку или камешек и начинаешь их пинать, что я довольно регулярно проделываю, обязательно кто-то посмотрит как на великовозрастную чудачку. Еще считается, что все женщины ненавидят футбол - вернее, обязаны ненавидеть почему-то. Не знаю. Я, например, лет до 10 его никогда не смотрела (именно из-за этого клише!), пока одна из одноклассниц не упомянула мельком, что она просто обожает следить за матчами по ТВ. Тогда я тоже решила это сделать. А то как можно не любить то, чего даже не знаешь? Не скажу, чтобы я была в диком восторге и тут же заделалась футбольной фанаткой, но что-то в этой игре определенно есть! Что-то азартное и в то же время расслабляющее.
       ...Меж тем на поле рядом с нами прихиляла компашка из парней возраста моих соседей-гопников, и расположилась буквально в нескольких шагах от нас также погонять мяч. Судя по всему, это местные "отморозки". Разумеется, до наших бабуинов им как до Луны, но все равно мое праздничное настроение сникает. Особенно когда я отчетливо слышу: " I like this slut!". Это сказано явно про меня, поскольку они не столько играют, сколько откровенно меня разглядывают. И я даже догадываюсь, что словечко "слат" означает!
      -Я подожду вас на скамейке,- говорю я Роберто и Джошуа.
       ...Сижу, вдыхаю аромат персиковых цветов, любуюсь парком и думаю: надо все-таки, несмотря на бурные телячьи восторги, спуститься на землю. Надо во что бы то ни стало сохранять трезвую голову. Надо вести себя очень правильно, чтобы все получилось! Чтобы остаться в этом цветущем раю и в этой чудесной семье как можно дольше! Действительно: я теперь даже представить не могу, как это - опять туда вернуться. Ни за что! Даже чтоб квартиру продать и деньги получить. Это все равно, что предложить узнику, чудом сбежавшему из Освенцима в годы Второй Мировой, вновь постучаться в Ворота Ада.
       Так: надо начать внушать Роберто с первых же дней, прямо с сейчас, что я настоящее сокровище, и что он должен быть до смерти благодарен судьбе, что меня заполучил. Этому я в свое время научилась у бывшей подружки Сонечки. Да, она была подлая девочка, зато очень хитрая. Ее рецепт был до гениальности прост: первые две недели ты полностью выкладываешься (еще больше, чем героиня Джулии Робертс в "Сбежавшей невесте"), убеждая мужика, что ты просто ангел во плоти. Причем именно такой ангел, который ему нужен! Который любит все то же, что и он. Стараешься ни в чем ему не перечить, только радовать и приятно удивлять, мило кокетничать, хлопать ресницами, загадочно улыбаться, слушать, затая дыхание (даже если он несет полный бред) и тд. И через 2 недели он будет готов для тебя на все! Сама видела: это работает безупречно. И у Сонечки, и у меня, хотя мне всегда было лень играть и притворяться в полную силу. Но в случае с Роберто мне вдруг захотелось стать его мечтой! И не только чтобы подольше тут остаться - вдали от соседей. Просто... Просто он, как безусловно хороший человек, тоже достоин чего-то хорошего.
       Вообще-то я, между нами (если откровенно) тот еще подарочек! Однако я твердо знаю, что я ничем не хуже других женщин. А во многом даже и получше. Например, я не стерва. Ради друзей я готова горы свернуть. Я всегда держу слово. И много чего еще. Но пока я не очень хорошо изучила Роберто, буду немножко прикидываться - идеальной хозяюшкой, например. Все говорят, мужики от этого просто без ума. Особенно западные, замученные феминизмом. Все: он будет мой! Никуда не денется! Наташка вон говорила, если я буду кормить Роберто так, как ее, когда она приезжает ко мне в гости, он точно меня полюбит и никогда не бросит! Вернее, не выгонит обратно. К соседям...
      - Я пойду домой! - кричу я Роберто.- Я хочу приготовить вам обед. То есть ужин.
      -О, не беспокойся! - Роберто подбегает ко мне. - Ты гость, это я тебя должен угощать!
       Так: еще я где-то читала, в какой-то психологической книжке, что чем больше мужик вкладывает в тебя усилий и средств, тем больше он потом будет тебя ценить. Может, пусть накормит меня - сегодня? Как лучше поступить?
      - Мы к тому же так рано за стол не садимся, - продолжает Роберто. -Ты проголодалась?
      -Может, я пока схожу в магазин? - предлагаю я.
      -Конечно, если хочешь.
      -Что надо купить?
      -Нам ничего, только себе.
      И тут я вспоминаю, что с моими 30 фунтами особо не разгуляешься! А надо ведь еще ездить по городу на что-то...
      -Тогда я просто подожду вас дома, - говорю я. Пойду посмотрю, что у них там есть в холодильнике и все-таки приготовлю какой-нибудь маленький, но вкусный сюрприз!
      -Хорошо, мы тоже скоро придем.
      Какой он доверчивый! Так запросто пустить к себе в дом абсолютно чужого человека ( ну и что, что Роберто знает меня 2 года по переписке! Мало ли мошенников на свете. Хотя мошенница, конечно, не стала бы 2 года париться и давно бы или приехала, или бросила все это). Я легко нахожу дорогу назад. Ага, кажется, никого! Я имею в виду жильца Майка. Тихонько приоткрываю дверь в его комнату и с любопытством осматриваюсь. Очень аскетично: люстра из треугольных лоскутков, стол, шкаф из плотной ткани, похожей на плащевку, лаптоп, кровать. Одна. И Роберто еще утверждает, что Лиза Майку только друг?! В жизни не поверю, чтобы молодые здоровые парень и девушка спали в одной постели и у них ничего не взыграло! Я была в такой ситуации с "просто другом" Димой. Так он после первой же проведенной рядышком ночи просто озверел. Когда я спросила, чего это он так рассержен, Дима начал обиженно шипеть про кошмарную бессонную ночь жутких мучений: пока я беззаботно дрыхла, у него яйца до того распухли и посинели, что к ним теперь притронутся невозможно.
       Иду на кухню. Так, а это что за дверь? Нижний туалет! Какой грязный... А, Роберто же упоминал, что его еще надо ремонтировать. Ну все, других дверей, за которые я еще не заглядывала, нет - значит, никаких неожиданных сюрпризов в духе Синей бороды меня не ждет. А вот и холодильник. Так, что мы имеем: йогурты, морковь, майонез, помидоры. Огурцов нет, свеклы нет, картошки нет, укропа тоже. Шкафчик: много разных видов макарон. Рис еще. Если уж готовить что-то легкое, быстрое и при этом типично русское, то получается только салат из тертой морковки с чесноком под майонезом.
       Звонок в дверь! Забыли ключи? Или это кто-то другой? Все равно открываю: на пороге стоит толстый черный мальчик и таращится на меня с таким же недоумением, как и я на него.
      -Хеллоу, - растерянно говорит он наконец. - Джошуа дома?
      -Они с Роберто играют в футбол в парке. Скажи мне свое имя, я передам, что ты приходил.
      -Дазвэл.
      -О кей, Дазвэл, я скажу о тебе.
      
       Почистила морковку, тщетно ищу терку. Никаких ее следов! Ага! Вот и Джошуа с Роберто вернулись!
      -Вы очень вовремя, - улыбаюсь я. - Джошуа, к тебе приходил Дазвэл. Роберто, я готовлю для вас. И не могу найти ...- Показываю руками, такого слова в моем универсальном словаре нет.
      - Грэйтэ! Эта подойдет? Я на ней обычно натираю сыр.
      -Если честно, слишком мелкая. Но попробую!
      -Готовь только для себя! - предупреждает Роберто.
      -Вы не любите чеснок?
      -Почему, чеснок может быть очень интересен в разных блюдах...
      Съест как миленький!
      -Я просто хочу угостить вас одним русским салатом.
      ...Тру морковку, терка тупая и зверски неудобная. Может для сыра она и годится, но для овощей ... Уже ободрала палец, но молчу - нытики никому не нравятся, да и вообще это пустяки, дело житейское.
      -Куда кидать мусор?
      - В этот пакет. Я использую мешки из-под покупок для мусора.- Ура! Ура! Я дома делаю точно так же! Вообще я не знаю никого из моего окружения и не окружения, кто бы так же делал - кроме Елены Иосифовны. Я больше всего ненавидела раньше, когда еще жила как все, отмывать мусорное ведро. Какое счастье, что здесь этого не придется делать!
      Роберто меж тем начинает что-то сам готовить, причем очень быстро: вытаскивает из холодильника какую-то неизвестную мне зелень (некий дикий рокет, как я прочла на упаковке), помидоры, еще что-то. Жарит что-то там. Вместе накрываем стол. Боже! Он положил помидоры и этот самый вайлд рокет, который я так хочу попробовать, на одну тарелку вместе с сырыми грибами! Последние причем раскрошились. Если хоть один кусочек гриба попадет внутрь меня, случиться страшное... Тогда верхний унитаз будет еще непривлекательнее, чем нижний! Когда я в последний раз пробовала грибы много лет назад, я три дня не отходила от горшка.
       Роберто зовет сына, который рисует с соседским Дазвэлом на крыльце, и ставит на стол еще два блюда: одно с котлетами странного цвета, а второе с какими-то желтыми решетчатыми квадратами.
      -Это соевые бургеры, а это из маш потейтоз (картофельного пюре, догадываюсь я).
      Разогретые полуфабрикаты, короче. Ну, чего еще ожидать от мужика! Пробую на вкус. Гораздо лучше, чем фабричная еда в России, но тоже не фонтан.
      -Это очень вкусно! - хвалит мой салат Роберто, и накладывает себе еще. Я застенчиво улыбаюсь и кротко опускаю ресницы. Работает!
      -Попробуй грибы. Это японские грибы, они очень полезны для здоровья.
      -Спасибо, я не люблю грибы. - Я писала Роберто, совсем недавно ведь, что грибы для меня самый опасный аллерген, хуже только анестезия, но он, похоже, не придал этому значения. Ну, чтож... Не буду акцентировать его внимание на том, что я не идеальна. Потому что, как известно, муж любит жену здоровую... и тд!
       Роберто решил поухаживать за мной и накладывает мне на тарелку всего по немножку: помидорку, салат. Грибы, уже готовые плюхнуться туда же, он опускает обратно на общее блюдо, но я вижу на своей тарелке их частицы. Мученически улыбаясь, вытаскиваю из кучи овощей листик рокета и жую. Надеюсь, пронесет! В смысле, ничего не случиться. А то если я буду от всего отказываться, он решит, что я капризуля и привереда. А такие мужикам точно не нравятся.
      У тебя же аллергия на красное и грибы! - хлопает себя по лбу Роберто.
      -Помидоры я могу спокойно есть, - говорю я, но он уже унесся на кухню и возвращается с тарелкой рокета и крошечных кукурузных початков. Без грибов. Отдельно для меня!
      -Спасибо. Это японские грибы? А помнишь мое прозвище, которое мне соседка по одной из коммуналок дала?
      -Японская шпионка! - Роберто смеется от души.
      -Все это, конечно, в самом деле весело, и в милиции смеялись так же, но если бы дело было в сталинские времена, по такому доносу могли запросто расстрелять. Или в сибирские лагеря на 25 лет послать. И Мариванна отлично это помнит!
      -Я так и не понял, за что она так тебя называла?
      - Да ни за что! Поумнее бы что-нибудь придумала, а то я очень похожа на японку! (Роберто окидывает взглядом всю меня, от золотистых волос до очень белой кожи, задерживается на моих больших, почти круглых, серо-голубых гляделках и снова начинает хохотать). Еще я в ее доносах была воровкой, хотя это она все время по моему холодильнику шарилась, проституткой, наркоманкой, и уже не помню кем еще. И все это вместе! Представляешь, какая я многогранная.
      -Ну, в полиции, очевидно, поняли, что невозможно быть одновременно наркоманкой и шпионкой?
      -Да в милиции этих коммунальных злобных бабок знают как облупленных! Сами говорили: такие всех соседей переживут, потому что без конца их кровушку пьют. Ну ладно, я пойду помою посуду.
      -Нет-нет, я сам! Только не сегодня: ты гость! - Роберто решительно отнимает у меня грязные тарелки.
      -Ну а завтра начнется... жизнь Золушки! - ехидный сарказм вдруг неожиданно для меня самой прорывается сквозь "овечью шкуру". Молчи! Тебя не для того сюда выписали, чтоб ты язвила и свое остроумие проявляла! Неприятностей хочешь? Надо приучиться фильтровать базар - каждое слово, что я говорю. Слово, как известно, не воробей, вылетит - не поймаешь и не воротишь. А молчание - золото. И тд.
      
       Кто-то открывает дверь! А, это жилец из Канады, рокер-программист. Ух ты! Красные волосы! Смуглый, коренастый, черные глаза. В руках пакеты, - видно, только что из магазина. Опускает их на стол, улыбается, говорит hello и welcome, nice to meet you, протягивает руку: - Я Майк.
      -Анна, приятно познакомится так же, - отвечаю я. Вспоминаю, что сегодня видела на столике у входной двери несколько писем, адресованных мистеру Майку Мартини. - У тебя итальянские корни?
      -Да. Там, где я живу, много итальянцев. Итальянские эмигранты очень поддерживали и поддерживают друг друга в Канаде и США.
      -И в Англии, как я посмотрю, - заканчиваю мысль я. Значит, и русские меня так же поддержат! Мы же такие душевные и отзывчивые, как это сами про себя всегда говорим. Канадский вариант английского я тоже понимаю на слух довольно легко: - Майк, ты подарил Лизе такие красивые цветы. Ты настоящий джентельмен!- рок-музыкант неожиданно краснеет и уходит на кухню. Я подумала было, что он просто пошел поболтать с Роберто, моющим посуду, но захожу туда и с изумлением вижу: Майк жарит мясо и режет овощи! Все это совершенно не вяжется с его крашенными в малиновый цвет волосами, но тем не менее.
      -Скоро придет Лиза, моя подруга, - поясняет Майк.
      -А Лиза кем здесь работает?
      -Она нигде не работает, она учится там, в Канаде.
      Я прихожу в еще большее замешательство. Надо же! Лиза не работает и, тем не менее, ужин готовит Майк, вкалывающий минимум в двух местах! При том, что он мужик! И рокер! Да от российского мужчины, тем более "творца" (то есть разгильдяя с бешеным самомнением) такого в жизни не дождешься. Из всех моих бывших иногда, очень редко, готовили только двое. И то невкусно и это еще преподносилось как царский подарок с их стороны.
       Роберто меж тем домывает посуду. Так непривычно: не под струей воды, как это делают в России, а заткнул раковину пробкой, напустил туда воды, там все намылил, а теперь быстро ополаскивает под снова открытой водой (слава богу - в кухонной мойке есть нормальный человеческий смеситель!). Ага, они же тут берегут воду, ее расход здесь подсчитывается. Надо это учесть и тоже не ударить в грязь лицом. Хотя при экономии воды это проблематично...
      
       Вот и Лиза. Очень хорошенькая, смахивает на 19-летнюю Джулию Робертс, только с каштановыми волосами. Мы знакомимся, затем Лиза уходит к Майку и Роберто на кухню и я слышу ее громкий голос: - Anna is very sexy!
      Другая женщина, не моя подруга, говорит у меня за спиной что-то хорошее обо мне, а не гадости, как это водится?! Просто ушам не верю! Тут я кое-что вспоминаю: -Скажи, Роберто, а какие синонимы есть у слова "проститутка"?
      Я вижу, он удивлен, тем не менее пишет на листке с добрый десяток названий. А вот и slut. Так я и знала! Оно даже произноситься почти как "шлюха". Интуиция меня, как всегда, не подвела! Настроение у меня опять скисает.
      -Пойду приму душ и разберу вещи, - говорю я. В самом деле, пора наверх: как раз приспичило. С утра была такая спешка, что мне было не до туалета, потом еще это сидение в самолете, нервотрепка. Короче, чувствую: запор. Но хуже всего то что я, неожиданно для себя самой, громко пукнула. Черт! Интересно, а Роберто слышал? Он внизу, но я слышу отсюда, как они там переговариваются. Ой, какой позор! С окончательно испортившимся настроением лезу в душ. Старюсь мыться как можно быстрее... Как будто опять в коммуналке. Но там это было из-за соседей. Так, что я вижу? Головка душа опущена в грязнейшее пластиковое корытце, все в каких-то липких черных комьях и хлопьях. Там же лежит совсем раскисшее мыло и стоят несколько шампуней. Конечно, это не как у Макса, который не мыл пол ни разу за все 8 месяцев жизни в съемной квартире, и когда я это затеяла, обнаружила: то, что я приняла за порожек, на деле спрессованная до состояния камня грязь. Но все равно: бе-е! Нахожу под раковиной щетку и отмываю подставку. Надеюсь, Роберто заметит и оценит, какая я хозяйственная и чистоплотная!
       После ванной разбираю сумки. Вниз спускаться не смею. Однако тянуть слишком долго нельзя: пробиотик Ламинолакт, про который я совсем забыла, может испортиться в тепле. Надеюсь, там я ни на кого не наткнусь, тем более что я сейчас совсем без косметики и с мокрыми волосами. Вроде не должна: Майк и Лиза куда-то свалили, Роберто читает сыну книжку в детской. Тихонько, на цыпочках, прокрадываюсь мимо их двери.
       ...Темная кухня. Ура, никого! Открываю холодильник и ищу самое неприметное место. Никто не должен знать, что я еще лечусь!
       Зажигается свет. Черт, попалась! Роберто подходит ко мне. Баночку в руках не кроешь: - Это мои таблетки для живота с полезными бактериями, их нужно в холодильнике держать. Ты знаешь, что антибиотики убивают не только вредные, но и полезные микробы и после них нужно естественный баланс восстанавливать?
      -Знаю. У тебя проблемы начались? Газы? - Роберто участливо смотрит на меня, и в его глазах я не вижу ни тени насмешки или упрека. Какой он классный! Кажется, с ним можно говорить обо всем, даже на самые скользкие темы, обсуждать которые не принято даже среди самых близких людей. Он в самом деле мой настоящий друг! А не только на бумаге, как я больше всего опасалась.
      -Роберто, - я решаю разрядить ситуацию шуткой, и заодно отвлечь его от моего ненакрашенного лица (он, хоть и мой друг, все же мужчина), -Хочешь анекдот?
      -Давай!
      -Я к тебе так долго не ехала, потому что думала, здесь мне будет хуже, чем в России. Но юмор в том, я поняла это сегодня, что это там я всю жизнь жила как в аду! - Господи, что это со мной?! Только не это! Я чувствую с ужасом, что моя веселая, причем искренняя улыбка, внезапно начинает превращаться в жуткую гримасу, а на глазах появляются слезы. И, как я не стараюсь их удержать, они текут и текут по щекам. Все пропало! Сейчас он решит, что я истеричка. Он же не знает, что я никогда не плачу, от силы раз в год, а в детстве вообще никогда! Ему же не объяснишь. Про отца, соседей, коммуналки и прочее, словом, всю мою жизнь в двух словах! От дикого стыда закрываю лицо руками. Роберто бросается ко мне и обнимает, но в тот же миг я вырываюсь и отшатываюсь. Ну вот - сейчас он начнет приставать ко мне, а так как я не в состоянии делать это через не могу, насилуя себя, Роберто меня вышвырнет на улицу. И куда я ночью в незнакомом городе без денег денусь?!
      ...Смотрю на него. Он теперь на расстоянии шага, продолжает гладить меня по плечу. В глазах сострадание, но и некоторый испуг. Немедленно прекрати реветь!
      -Сорри, сорри, Роберто! Обычно я никогда... Я не такая!
      -Ничего, все о кей. Я понимаю.
      
       ...Сижу в "своей" комнате. Сказала, что пойду совершенствовать английский (Роберто обещал на днях показать, где районная библиотека и можно взять аудио курсы - как раз то, что мне сейчас нужно). А как насчет бесплатных курсов, о которых он говорил по телефону - мол, на них можно запросто устроится? "Боюсь, это возможно только для тех, кто эмигрировал в Грейт Бритн на ПМЖ". Облом! Вернее, маленький такой обломчик. Ничего страшного. Что я, дура, что ли, совсем? Роберто вон, когда приехал сюда много лет назад, вовсе ни слова по английски не знал, зато спустя год уже говорил свободно. А у меня какая-никакая база имеется!
       Окно в комнате открывается не так, как обычно в России, нараспашку, а рама двигается вверх-вниз. Тонких тюлевых штор, защищающих от нескромных глаз, но при этом пропускающих свет, на нем нет, только свернутые сейчас жалюзи из ткани. Пытаюсь их опустить, но не получается. Чувствую себя неуютно от того, что с включенным светом (какая тут тусклая лампочка! Ватт 10! Так и есть! А в лампе у кровати? То же!), да и без него, меня отлично видно из соседнего дома, просто как рыбку в аквариуме. Тем более что этот самый дом расположен на том же расстоянии, что и здания во дворах-колодцах в Петербурге. Видно, короче, все, что напротив делается. Я, например, могу созерцать, как в доме наискосок в ванной на втором этаже толстая тетка со светлыми волосами в бигуди и очках поливает цветы. Окно там матовое, как и у нас в ванной, электричество не горит, и все равно. Ой! Значит, соседи могут так же преспокойно видеть все, что происходит в нашей ванной?! И как я там голая? Ой, мама! Я так не хочу! Роберто, может, все это пофигу, Джошуа тем более, но мне нет! Ужас! Надо как-то намекнуть Роберто, что там необходимы любые жалюзи, а то просто неприлично.
      
       Захотелось пить. Спустилась вниз, в ливин-рум, как они здесь называют гостиную. Роберто и Джошуа смотрят телевизор. А, я слышала про этот мультфильм "Анастасия" - про чудом спасшуюся дочь последнего русского царя.
      -Можно, я посмотрю с вами пять минут?
      -Конечно!- Роберто подвигается на подушках, но я присаживаюсь на кресло. Я пока еще не готова сидеть с ним совсем рядом, вплотную, мне это будет некомфортно. Опять-таки, опасаюсь, что он снова начнет распускать руки, как днем в машине, а на ночь глядя это особенно чревато.
       Что за бредятина этот мульт! Даже смешно становиться. Так переврать российскую историю! И еще каких-то злых волшебников туда присобачили.
      -Крейзи мувиз эбаут крейзи рашнз! (Безумная киношка о чокнутых русских!) - не выдерживаю я, вновь выпуская наружу свое более чем спорное чувство юмора. Роберто с Джошуа явно со мной не согласны, им нравится. Заткнись и сиди тихо! Как умная девочка!
      Меж тем злодей-колдун на экране вместо того, чтобы победить, сам отправляется в преисподнюю.
      -Аста ла виста, бэйби! - говорю я страшным голосом. Блин! Ну почему я никак не могу заткнуть фонтан? Однако эта шутка из "Терминатора" моим английским друзьям, похоже, понравилась - они хохочут, а Джошуа повторяет ее с восторгом много раз. Слава тебе господи... А с ними легко! Можно даже, наверное, быть собой...
      -Джошуа, тебе пора спасть,- говорит Роберто.
      -О кей, - легко соглашается пацан. Видно, при гостье-иностранке стесняется противоречить. Ведь еще и десяти часов нет! А ему уже почти десять лет, а завтра выходной. Я и мои друзья в этом возрасте динамили до двенадцати всеми способами, а беспризорные отпрыски чернореченских соседей, некоторые даже моложе Джошуа, болтаются на улице до 2-3 ночи. И всем пофигу! Джош меж тем убегает наверх чистить зубы, что-то напевая себе под нос. Может, он просто такой покладистый? Когда я перед обедом-ужином отдала ему шоколадку, пацан явно обрадовался. Но когда отец сказал: "только один кусочек", ребенок послушно и без споров отломил именно столько (я потом из любопытства достала плитку из шкафчика и посмотрела). Хотя может, Джош просто не любит шоколад?
      
       В доме напротив внезапно врубают очень громкую музыку. Судя по языку и смуглым обитателям, там живут то ли югославы, то ли болгары. Роберто подтверждает мою догадку: - Это новые соседи, я их еще не знаю. За последнее время в нашем районе столько славян появилось! Из России, Украины, Польши...
       "Черт, ну почему братья-славяне такие шумные?" - с тоской думаю я. На окнах многоопытных, битых жизнью соседей благоразумно колышутся тюлевые занавески, защищая их от посторонних глаз. Однако я не решаюсь пока сказать о них моему другу. Я и так сегодня отличилась!
      -Я заметила, ты явно любишь Россию, Роберто,- говорю я.- Почему?
      -Есть целый ряд причин. Во первых, это страна с богатейшей культурой. Когда я был маленьким, в магазине рядом продавали чудесные деревянные игрушки, сделанные в вашей стране. А однажды я нашел на свалке сломанные гусли, сам их починил и научился играть.
      -Сам?!
      -Я тебе потом покажу, надо только их найти. Позже, уже взрослым, я познакомился в Риме с русским ученым, это было еще до перестройки. Он и его семья были очень приятные, интересные, интеллигентные люди. Не стоит забывать, сколько научных достижений мир получил благодаря гениальным умам из России!
      -Но только почему-то в последние годы они стремятся уехать на Запад, потому что, как говорит мой знакомый Святослав Медведев - он директор института Мозга, "на зарплату ученого мои молодые сотрудники не могут себе позволить купить даже достаточно памперсов для ребенка".
      - Да, очень жаль, что у вас пока все так тяжело. Но ничего: вот увидишь, однажды все изменится! Не может быть плохо все время. Любые трудности - они преходящи.
      -А я думала, ты любишь Россию из-за того, что твоя бывшая жена была русской, - тихо говорю я.
      -Во первых, русской она не была - ее отец приехал из Одессы, но он был еврей. К тому же Одесса находиться на Украине, а это сейчас для вас отдельное государство. Нет, Донна здесь ни при чем! Со всеми своими бывшими подругами я сохранил добрые отношения, только с ней не получилось. Общаемся только из-за Джоша. - Слава Богу! Донны можно не боятся.
      - Скажи, в какое время я могу пользоваться твоим компьютером? У меня же контракт на книгу!
      -Я привезу тебе другой на днях.
      Хлопаю себя по лбу: - Совсем забыла! Я же должна позвонить одной женщине, меня попросили ей книги передать.
      -А не поздно? Уже десять!
      -В России считается приличным звонить до 11, а среди людей творческих до двенадцати - часу ночи.
      - А здесь до девяти. Я только своим самым близким друзьям могу позвонить в 10-11.
      -Я рискну!
      ...Договариваемся с Евгенией Васильевной на завтрашнее утро.
      -Гуд найт, Эна! Слип велл. - слава Богу! Изнасилование на сегодня отменяется. И еще: никак не могу привыкнуть к звучанию своего имени в устах Роберто. Вот Джошуа при том, что мы друг друга почти не понимаем, произносит его очень чисто, без акцента.
      -Гуд найт! А как по итальянски доброй ночи, доброе утро, день добрый?
      -Буона нотте, буона маттина, бон джорно.
      -Буона нотте, Роберто!
      -Буона нотте!- Что это? Он улыбнулся мне с нежностью?
      
      2 мая 2004, воскр.
       Я проснулась в 6 утра от топота босых ног и мурлыканья детского голоса за дверью. Во дает этот Джошуа! Детей у нас не вытащишь из постели в такую рань добровольно... Да еще в воскресенье! Так, я завела будильник на семь - думала, встану раньше всех, приведу себя в порядок и приготовлю завтрак, чтобы встретить Роберто и его сына во всеоружии и при полном параде. Но, похоже, планы придется срочно менять: быстро умыть рожу и бежать кормить Джошуа! А то Роберто подумает, из меня выйдет плохая мачеха.
       Спускаюсь вниз. Джош сидит перед теликом и с аппетитом ест что-то. Ага, мюсли!
      -Что ты хочешь на завтрак, Джошуа?
      -Спасибо, я уже, - мальчик показывает мне миску.
      -Что ты вообще любишь?
      -Шоколад, мюсли, фрукты, пиццу.
      -А что не любишь?
      -Не знаю... - Джошуа опять начинает что-то длинно говорить. Из всего я успеваю выудить только " уоте мэлон" и "кьюкамбэ", что означает арбуз и огурец.
      -Я тоже люблю арбузы и огурцы, - чтобы как-то поддержать беседу, замечаю я. Джош опять что-то говорит, но я не понимаю его совсем, хоть ты тресни! Развожу руками и улыбаюсь.
      -Джошуа, ты не научишь меня, как управляться с жалюзи в комнате, где я живу?
      -Конечно! - мальчик с охотой демонстрирует мне процесс и доброжелательно улыбается. Какой он хороший! Совсем не похож на диких детей с Черной речки.
       ...Спускаюсь на кухню, вижу в мойке грязную посуду. Ага, это, видно, специально для меня оставили, чтобы начинала вкалывать по дому, для чего меня, собственно, и пригласили. Мужики везде одинаковы - никто не хочет заниматься самым неприятным трудом, поэтому они выдумали, что это бабское занятие, недостойное их великого умища! Меня всегда обижала такая явная несправедливость, но сейчас мне пофигу - чтобы надолго остаться здесь, в этом дружественном доме, где, кажется, впервые в моей жизни я чувствую себя в безопасности, я готова делать не только это, а всю домашнюю работу с огромным энтузиазмом. В конце концов, когда я жила одна, я ведь тоже делала все это для себя. И в коммуналках приходилось убирать за неряхами-соседями. Ну, а тут придется убираться всего за 3 человеками, вернее, за пятью, пока Лиза не уедет обратно. Ну и что? По сравнению с проблемами моей жизни в России it is nothing* (* сноска - "ничто")!
       Мою, параллельно соображаю, что бы такое сварганить из имеющихся продуктов. Ага! Все дети любят сладкое. И вообще мало кто его не любит. Оладьи на йогурте с изюмом, вот что! Только я насыпаю муки в миску, на кухню входит Роберто:
      -Гуд монин, Эна!
      -Буона маттина! - он радостно мне улыбается.
      Что я за идиотка?! Совсем забыла, что я не одна! Надо было пойти накрасится и лифчик одеть, и дезодорантом попользоваться, а я... Тут еще эта мука рассыпалась!
      -Я готовлю завтрак.
      -Спасибо! У меня для тебя хорошая новость: сегодня мы поедем осматривать музей естественной истории. Джошуа это тоже будет интересно, потому что он там еще ни разу не был.
      - Джошуа сказал, вы любите арбузы и огурцы?
      -Фу!- отвращение на лице Роберто неподдельно. - Я совсем не могу это есть, просто ненавижу! У многих людей в Италии аллергия на эти продукты.
      - А что может быть?
      -Об этом лучше не думать! - Смеется Роберто. Вспоминаю вчерашний день и грибы и невольно начинаю хохотать тоже. Оладьи аппетитно пахнут. Ну, ничего, не такая уж это была глобальная ошибка! Даже весело.
      -А что вы с Джошуа больше всего любите?
      -Мне нравятся сосиски, горошек, фасоль, грибы, паста с теми видами соусов, в которых много компонентов (хм, все то, что я больше всего не люблю - даже готовить, из-за запаха. Часть этой пищи для меня вообще ядовита. А план по бобовым в голодные годы я перевыполнила на несколько жизней вперед, я их уже просто видеть не могу. Кроме того, это самая тяжелая пища, которая плохо переваривается у всех, вызывая повышенное газообразование. Кстати, обилие разнородных компонентов вызывает те же последствия. Но может, у Роберто какой-то особенный пищеварительный тракт?).
      - Я предпочитаю сложные, изысканные блюда, - меж тем продолжает разглагольствовать мой друг. - А Джошуа любит очень простую пищу - чем проще, тем для него лучше. По счастью он не такой, как дети здесь, в Англии. Все, что едят английские дети, это чипсы, сласти и шоколад. Потому что родители не следят за ними!
      -Но вчера, когда вы ходили играть в футбол, меня поразило, как много отцов гуляли и играли со своими детьми.
      -Если ты обратила внимание, это были в основном эмигранты из разных концов света. Натуральные англичане предпочитают в свободное время сидеть с банкой пива перед телевизором. Джошуа говорит, многие одноклассники ему завидуют, потому что только у каждого третьего из них отцы как-то проявляют к ним внимание. Для меня это удивительно - как можно быть настолько равнодушными к собственным детям? В Италии и Франции все совсем по другому - там культ семьи, и все родственники от мала до велика очень внимательны друг к другу. Это большое счастье - жить так.
      -Да... - тихо соглашаюсь я.
      -Даже если итальянцы уезжают в другие страны, мы все равно стараемся сохранять наши традиции. Недавно Майк связывался со своей семьей в режиме он-лайн. Было очень весело наблюдать, как почти все его родственники, несколько десятков человек всех возрастов, собрались вместе и махали ему руками с той стороны Атлантики.
      -Органик-кола, - Роберто достает из шкафчика жестянку и показывает. -Покупаю для Джоша все только натуральное! Потому что в настоящей коле слишком много химии, как и в обычной пище, что люди здесь едят.
      -А ты знаешь, что если колу или пепси налить на тонированное стекло на авто, они проедят покрытие? Представляешь, что твориться у людей внутри от подобной пищи? Я обратила внимание: на улицах здесь почти нет толстых взрослых, зато много толстых и очень толстых детей. Я думаю, это из-за химии - она накапливается внутри и передается от поколения к поколению. Обилие химии вызывает задержку жидкости в организме, отеки и лишний вес. Мой лишний вес - как раз из-за этого, а еще из-за стрессов - они провоцируют то же самое.
      -Да, я знаю. С моей преподавательницей гимнастики пилатес произошло то же самое. Она была стройная, но из-за стрессов буквально за пару месяцев стала как шар! Но потом похудела так же быстро - месяца за четыре стала как ты. Я уверен, ты очень быстро похудеешь, если будешь жить в спокойных условиях.
       Нет, он просто очаровательный человек! Как легко он может помочь выйти из самых "тупиковых" ситуаций! А еще он такой веселый! Если я чего-то не понимаю, показывает жестами. Мы то и дело смеемся. Как здесь здорово! И даже то, что Роберто действительно, как мне вчера показалось, не моет фрукты и овощи, а прямо так и сыпет этот вайлд рокет на тарелку из пакета, а вчера ел абсолютно немытое яблоко, сущие пустяки.
      -Ты никогда не моешь овощи? В Италии так принято?
      -Обычно я всегда ополаскиваю зелень, потому что не доверяю промышленной мойке, - сам себе противоречит Роберто. Однако пересыпает помидорки и салат в дуршлаг с тарелки, на которой уже понес все это в ливин-рум, и моет под струей воды. Как быстро он дрессируется! А еще говорят, мужиков перевоспитать невозможно...
       Ой! Похоже, менять придется не только привычку есть грязные фрукты- овощи. Роберто, когда доставал из верхнего шкафчика мюсли, задел пачку печенья, и оно упало прямо в грязную мойку, в которой к этому моменту чего только не было: остатки жира, грязной мыльной пены, испортившиеся подгнившие листики рокета, которые Роберто, заметив их только при мытье, принялся выкидывать из дуршлага... Однако все это моего друга не смутило. Он собрал упавшие печенюшки и запихал их обратно в пачку.
      -Это Джошуа, я печенье не ем, - пояснил Роберто. Разумеется, он это сделал не потому, что не любит сына - напротив, тот для него самое главное и ценное в жизни. Просто Роберто, видимо, не понимает кое-каких очевидных вещей в плане гигиены. Ну ничего, - потом ему как-нибудь объясню. Роберто меж тем достает из нижнего шкафчика стиральный порошок, засыпает его в вошин машин, а потом руками, густо покрытыми прилипшим порошком, открывает крышку йогурта и накладывает себе в стаканчик к уже насыпанным туда мюсли. При этом добрая порция порошка остается на крышке, краях пластиковой миски и, я видела, на самом йогурте.
      -Я привык на завтрак всегда есть мюсли с йогуртом, а потом уже другие блюда. - поясняет Роберто. Заметив мой испуганный взгляд, добавляет: - Не волнуйся, это "Эковер" - экологически безопасный порошок. Тут только натуральные компоненты. Ты можешь его даже съесть, ничего не будет.
      Да все равно! Я один раз, в 18 лет, сварила борщ в той же кастрюле, в которой до этого кипятила белье со стиральным порошком, потому что у меня тогда была одна кастрюля на все случаи жизни. И хотя я ее ополоснула, все же сделала это не очень тщательно, и потом я имела очень большие проблемы...и не мудрено! Ой-ей-ей! Как же мы уживемся?
       ...Звонит телефон. Роберто подходит. Отчетливо слышу, как он смеется с кем по по английски: - Энни? Нет, она только поменяла ее старые носки ( я в самом деле в той же юбке, в которой приехала и серой майке, которую одела вчера после душа, а носки я в самом деле утром одела свежие - вчера на мне были ношеные серые, а сегодня новые белые в темный ромбик).
      -Нет, она абсолютно не пытается меня соблазнить, - продолжает весело говорить Роберто. Ничего себе! Не очень-то приятно, когда тебя так вот с кем -то обсуждают... Есть устойчивое мнение, что это женщины обожают сплетничать о мужиках и перемывать им косточки. На деле же мужчины предаются болтовне о бабах с не меньшим азартом...
       Роберто меж тем прибегает в кухню с охапкой вещей и запихивает их в машину: - Когда имеешь ребенка, приходиться много стирать! - Он чуть виновато улыбается, словно извиняясь за что-то. Все равно он хороший!
       ...Накладываю первую порцию оладьев на тарелку, протягиваю Роберто: - Их можно есть с любым джемом, можно с йогуртом. - Черт! Зря я сейчас сказала про йогурт! Надо было просто незаметно выкинуть эту упаковку, и сказать, что съела.
       Мой друг послушно пробует оба варианта на половинках одного румяного кружка: - Вкусно! - Затем кладет два оладья на два блюдечка, рисует на каждом из них забавные рожицы из красного джема и белого йогурта и уносит попробовать сыну, который опять сидит на крыльце с приятелями.
       Отошедший Роберто вдруг меня зовет: - К тебе пришли!
      Возле крыльца стоит пара в возрасте: женщина с короткими черными волосами и орлиным носом и смуглый мужчина восточного типа.
      -Вы Евгения Васильевна и Ахмед? Проходите, пожалуйста! У меня как раз оладьи готовы...- я очень рада увидеть первых своих здесь.
      -Нет, мы пойдем.- Женщина поджимает губы так, словно я сказала что-то оскорбительное и неприличное.
      -Да зайдите хоть на секунду! Через порог общаться - плохая примета!
      Они заходят.
      -Я не Ахмед, - Ахмед,- делая ударение на первом слоге, вдруг на чистом русском языке говорит седоватый муж Евгении.
      -Откуда Вы, Ахмед?
      -Из Ирака.
      -О!- Сочувственно качаю головой.
      -Я оттуда давно уехал. Война меня не коснулась, - добродушно улыбается старик.
      -Вот то, что меня попросили передать. Там есть фото вашей внучки! Ахмед, а откуда вы так хорошо знаете русский язык?
      -Мы с Женечкой вместе учились в медицинском институте у вас в Петербурге. Потом я уехал сюда и бизнесом занялся. Потом она ко мне приехала. Сейчас мы оба уже на пенсии.
      -Ахмед, болтаешь слишком много, - обрывает его жена. Однако смеющееся личико маленькой внучки на снимках, кажется, немного ее смягчило.
      -Чай? Кофе? Оладьи с джемом?
      -Нет, спасибо, мы пойдем, - в глубине Евгения по прежнему осталась непреклонной.
      -Если можно, я хотел бы зайти в туалет, - извиняющимся тоном говорит Ахмед.
      -Это сразу на втором этаже.
       Пока ее мужа нет, пытаюсь разговорить Евгению: - Вы медик - замечательно! Я много общаюсь с вашими коллегами по работе. Возможно, вам было бы интересно прочесть одну из моих книг, она посвящена тому, как избавиться от аллергии. Она написана на базе общения с ведущими аллергологами Петербурга и в ней собрана самая передовая информация - например, об уникальных методиках диагностики, которые пока еще не применяются нигде в мире! Только у нас в Питере. Многие врачи говорили, это очень полезная книга - даже для медиков.
      -Уж поверьте, из вашей книжкии я ничего нового для себя не узнаю. - Евгения окидывает меня презрительно-снисходительным взглядом. - Сколько вам лет?
      -32, - ошарашено отвечаю я.- А к чему это?
      - В вашем возрасте вы не можете быть хорошим писателем, - выносит мне окончательный приговор Евгения.
      -В моем возрасте многие гении уже давно были в могиле, оставив после себя вечные шедевры! - не выдерживаю я.
      -То гении! - Евгения вновь обдает меня волной брезгливости. За что она так? Почему я ей не нравлюсь? Обычно все наоборот - людям приятно мое общество и я как личность. Я ей посылку привезла, рискуя собой, можно сказать, а она...
      -Сейчас у меня контракт на новую, уже одиннадцатую книгу о жизни россиян и экс-россиян здесь, в Англии. - Я уже решила для себя, что хоть я и ляпнула это в порядке экспромта на таможне, идея сама по себе неплоха. Что такое одна моя судьба? Только один пример одной частной жизни. А вот если их будет несколько, тогда уже можно делать какие-то выводы!
      - Может быть, вы могли бы меня с кем-нибудь познакомить? С теми, у кого интересные судьбы... Я уверена, у вас также необычная биография!
      -Нет, обо мне и муже вы писать ничего не будете, нам это совершенно не нужно. Мы живем спокойно, такая слава нам ни к чему. Я уверена, ничего у вас не выйдет - никто не захочет с вами откровенничать.
      - Почему?!
      - Да потому что!
      -Поясните свою мысль, пожалуйста! - я начинаю чувствовать растущее раздражение.
      -Во первых, вас никто не знает: кто вы, откуда, зачем явились, кто вас послал? Во вторых - чего ради? Я вам сразу могу сказать, чтоб вы не питали иллюзий: русские здесь живут очень закрыто, чужих в свою жизнь не пускают. Потому что многим пришлось пройти через ад: и чтобы сюда попасть, и чтобы здесь устроиться. Ворошить эти воспоминания снова не хочется. Многие до сих пор боятся КГБ и их ушлых ребят.
      -Почему вы мне не верите? Я могу показать вам все свои документы, контракт. Вы можете позвонить Фертовым, или в редакции газет, где я работаю и в издательство, чтобы убедиться, что я не из КГБ! И уж в любом случае эти органы простые люди не интересуют! Олигархи только...
       Евгения пожимает плечами: - Попробуйте сходить в русскую церковь, может, там сумеете кого-то разговорить. Здесь, в Лондоне, выходят две русскоязычные газеты "Лондон-ньюс" и "Лондонское время". Их можно купить на Оксфорд-стрит. Обратитесь в редакции, пообщайтесь с сотрудниками. Там же даются разные объявления о поиске новых знакомств и друзей. Но я сильно сомневаюсь в вашем успехе.
      -В любом случае спасибо за совет! Вы знаете, я бы еще хотела немного подзаработать... Где получиться устроиться, потому что писателям в России платят смехотворные деньги. Как вы думаете, куда возьмут реально?
      -Разве что официанткой, если у вас нормальный английский. Минимальная такса для нелегала пять фунтов в час. Правда, всякие желтые и черные и за меньшие деньги соглашаются. Так они соглашаются и посудомойками, и уборщиками работать! Но это все не для белых людей - белые этим не занимаются, поняли, да? Моя племянница-студентка, когда приезжала, вкалывала в трех местах, с утра до вечера - зато заработала приодеться за лето! - с гордостью сообщает Евгения. - Можете еще бэбиситтером попробовать устроиться. За те же деньги.
       Возвращается Ахмед. Евгения и ее вполне симпатичный дружелюбный муж уходят. Как он только терпит такую тюремную надзирательницу? Ладно, это не мое дело. Однако настроение все-таки здорово испорчено. Еще 10 минут назад оно было таким праздничным, солнечным, а теперь... Даже есть расхотелось, а ведь у меня такой аппетит до их прихода разыгрался! За что она так со мной?! Что я ей сделала? Она ведь должна понимать, каково это - в первые дни в чужой стране! И на тебе - вылила на меня целый ушат ледяной воды, вернее, помоев, хотя, как неглупый человек, прекрасно понимала, что я при этом должна чувствовать! Я ощущаю в душе то, что должно было появиться там уже давно - обиду и гнев. Эти чувства должны были родиться намного раньше, но я была слишком шокирована первой встречей с бывшей соотечественницей. Да как она смеет говорить, что я никто и меня никто не знает?! Я же который год работаю с мужем ее дочери Фертовым! Верно говориться: скажи мне, кто твой друг... таково же и его окружение! Такое же нечеловеческое! Стоп: но ведь жена Алексея нормальная женщина, пусть и чересчур ревнивая (хотя вряд ли кому-то сильно нужен ее порядком потасканный кобель)! Ладно, не стану больше думать о них всех. И ни за что не дам испортить себе настроение. Подумаешь, первая встреченная соотечественница оказалась равнодушной, высокомерной и подозрительной стервой! Еще не вечер! А только самое-самое начало...
      -Представляешь, эта женщина сказала, раз я не старуха, то не могу быть хорошим писателем, - я стараюсь перевести происшедшее в шутку, чтобы одновременно рассмешить Роберто и взбодриться самой.
      -Какая глупость! Талант и интеллект не зависят от возраста! - восклицает мой друг. - Здесь, в Англии, как и по всей Европе и Америке люди начинают работать очень рано. Многие продюсеры, режиссеры и музыканты из тех, с кем мне довелось работать, были немногим старше двадцати. И это были интересные, творческие, безусловно одаренные личности!
      -Она еврейка. Может быть, если б я была еврейской девушкой, она ко мне по другому отнеслась, - шепчу я, - я не спрашиваю Роберто, это просто мысль вслух.
      -Евреи все-таки очень эгоистичный народ! Как-то я работал с одним евреем, он был очень жадным. Всю славу и доходы старался утянуть под себя. - Интересно, вспомнил ли Роберто сейчас о своей явно эгоистичной еврейской экс-супруге? А я вспомнила о Елене Иосифовне и Лене - когда я, избитая, умирала на улице, и все мои многочисленные ухажеры и тогдашние подружки в миг отвернулись от меня, заимевшей проблемы, именно незнакомые люди с польско - немецко - еврейской кровью меня подобрали и спасли. Хотя выгоды им от этого не было абсолютно никакой - одна морока. Так что при чем тут евреи, не евреи... моральных уродов, как и людей порядочных, хватает в любой нации!
      ...Роберто меж тем достает постиранные вещи и собирается развешивать во дворе.
      -Я тебе помогу! - говорю я. Он странно смотрит мне на тишотку в районе сердца. Неужели там пятно от чая или готовки? Быстро опускаю глаза - нет, все чисто. Господи! Он же смотрел на мою грудь...
      -Спасибо! - мы быстро управляемся со всем. Мне хочется как-то разрядить напряженную обстановку, возникшую благодаря Евгении, поднять настроение моему другу и заодно себе.
      -Роберто, смеюсь я, - знаешь такую песню, она была очень популярна пару лет назад: " Mmm...Mm...Want you go bad with me?"* ( * сноска "Ээээ...эээ... Не хочешь ли пойти со мной в постель?").
      -Нет, не знаю, - Роберто доброжелательно-выжидающе смотрит на меня.
      -Я только хотела сказать: то, как эта девушка мычит, очень похоже на то, как я мучительно подбираю нужные слова, - шутка явно не удалась. Та песня действительно безумно смешная, и ее нелепая героиня экает и мемекает совсем как я, пытаясь построить связную фразу. Правда, из-за застенчивости, а не потому что у нее плохо с грамматикой. Но... Господи! Что если он понял, что я намекаю на постель?! Ужас! Я же совсем другое имела ввиду! Следи за базаром, клуша - причем за всеми возможными смыслами!
       Но Роберто, к счастью, понял мое высказывание правильно: - Много лет назад одна моя подруга приехала сюда и тогда говорила по английски гораздо хуже, чем ты. Она пошла в языковую школу. И как-то однажды хотела спросить у преподавателя: "каково ваше ник- нэйм" - ваше прозвище? Но вместо этого ошиблась и сказала: "каково ваше..." - Роберто сгибается от хохота и говорит что-то неразборчиво.
      - Что? - я понимаю, что это какая-то шутка и на всякий случай тоже улыбаюсь.
      -Она спросила не "каково ваше прозвище", а "каково ваше трусовое имя"! - Роберто для пущей наглядности задирает свою синюю майку и выуживает из под пояса брюк краешек плавок, поясняя свою мысль. Заодно демонстрирует волосатый живот. Ой-ой-ой! Еще и суток не прошло, а он уже начал раздеваться! Волосы на животе у Роберто не седые, а черные. Кудрявые. И растут не отталкивающе сплошь, а очень интересно и даже возбуждающе: как бы узкой стрелой. Никогда ничего подобного не видела...
      
       После ланча в 12 часов (как оказалось, в доме Роберто принято завтракать около восьми, "ланчевать" в районе двенадцати-часа и обедать, то есть, по нашему, ужинать примерно в семь) едем в музей. Смотрю на Лондон и понимаю: я хочу здесь жить. Именно здесь. И только! Может, спустя несколько лет я захочу переехать в другой город, другую страну, но сейчас... Это мой город! Я как-то сразу приняла его со всеми его традициями и древней историей, викторианскими особняками, цветущими садами, пестрой толпой на улицах. Я счастлива, что я здесь. Наконец-то!
       ...Погода внезапно портиться, хотя еще пять минут назад сияло Солнце. Просто как в Питере! Хорошо, что Роберто при выходе из дома протянул мне зонт. Предлагал одеть и куртку, но я отказалась - с утра и в тонкой майке было нормально. Но сейчас! Когда мы вышли из машины, толстые струи дождя обожгли как ледяной душ. Я быстро раскрыла зонт, но все же какая холодина! Ветер еще откуда ни возьмись. Роберто с Джошуа хорошо, они в теплых куртках, в таких даже при минусе не замерзнешь. А я... Я давно уже окоченела, и посиневшими губами спрашиваю: - Далеко еще?
      -Скоро придем.
       Тем не менее, оказалось, машина припаркована довольно далеко от музея, потому что нигде ближе не было свободных мест. Я влетела в здание на первой космической. Наконец-то можно отогреться! Странно: Роберто будто не видел, как дико мне холодно! Может, в самом деле не обратил внимания? Я предлагала им идти со мной под зонтом, но они оказались и топали под дождем. В свою очередь Роберто также не предложил мне накинуть его куртку хотя бы ненадолго. Но может, он думает, раз я с севера, то привыкла к холодам? Ладно, это все пустяки. Мне уже тепло!
       ...За музей платить не надо! Даже иностранцам! Вот это да! Роберто говорит, большинство музеев здесь бесплатные, за счет государственных средств. Вот где настоящий коммунизм!
       Сколько здесь людей! Причем большинство из них явно натуральные англичане, а не иностранцы, школьные экскурсии или одинокие эстеты, как в российских музеях. Почти 100 процентов посетителей - семейные пары с совсем маленькими детьми, не старше десяти лет. Многие совсем крошки лет двух - трех, не больше. Интересно: поймут ли они хоть что-то из того, что увидели?
       Какая прелесть маленькие английские девочки! С огромными синими глазами, светло-русыми или льняными кудряшками. И смотрят так, как говорили про героиню фильма "Гостья из будущего": не по нашему. Я где-то читала, у каких-то кармологов, что души в зависимости от тяжести накопленной кармы посылаются в хорошие или не слишком места. Те, что со светлой кармой, рождаются в счастливых семьях в благополучных странах. И, соответственно, наоборот. Глядя в неземные глаза английских малышек, я отчетливо понимаю - это правда. Вот только странно: как потом эти кудрявые ангелочки превращаются в неказистых мешковатых школьниц с грязными прямыми волосами, которых здесь тоже полно? Ой, близнецы! И еще одни! И еще!
      -Смотри, смотри! - я толкаю Роберто с восторгом: - Twins! How many twins here!
      -Ну да. - Роберт пожимает плечами. - В Англии почему-то рождается очень много близнецов. Отчего, неизвестно. Может, в климате что-то. Или в генах.
      
       ...Ходим по залам. Здесь показана вся история земли в том, что касается геологии, биологии, зоологии и проч. Музей как музей, но от российских он разительно отличается тем, что здесь многие экспонаты можно потрогать. Здесь почему-то никто не боится, что посетители могут поцарапать или разрисовать скажем, окаменевший кусок дерева, которому много миллионов лет. Хотя, может, это потому, что посетители здесь другие?
       Тирекс! Высотой в несколько этажей. Динозавры поменьше. Некоторые из них шевелятся и разевают пасти. Детям это, должно быть особенно интересно, а я уже не в том возрасте. Однако когда мы заходим в следующий зал, я, позабыв обо всем, хватаю Роберто за рукав и дергаю: -Ого! - Зал огромный, и во всю его длину подвешен кит в натуральную величину. Я даже представить не могла, что они такие длиннющие! Просто "Титаник" какой-то.
      -да, очень большой, - соглашается Роберто.
      Дети меж тем с азартом поднимают трубки телефонов, стоящих рядком и смеются. Я тоже поднимаю одну трубку, вторую... Вдруг до меня доходит, что это: - Роберто! - кричу я другу, стоящему вдалеке. - Тут голоса диких слонов! Хочешь послушать? - Он отрицательно качает головой и смотрит на меня с умилением. Так смотрят родители на своих маленьких детей - на своих любимых детей. Мои родители так на меня никогда не смотрели...
      -Дети очень любопытные, потому что им хочется познать мир, - замечает Роберто. И добавляет: - Как-то мы с Джошуа были в другом музее, и он, как всегда, спрашивал обо всем. Служительница даже сказала мне: "Ваш мальчик задает слишком много вопросов". На что я достаточно резко ответил: "А вы сами никогда не были ребенком?" - нет, Роберто классный!
       ...Идем дальше. Чучела, чучела, чучела. По фэншуй все мертвое, не важно, что это, животное или растения, является распространителем крайне негативной энергии. Я это прямо чувствую! Или все потому, что я давно уже очень хочу есть и пить? Со вчерашнего дня я ничего не ела, визит Евгении отбили всякий аппетит. Но сейчас...
      -Мы можем здесь купить воды? - умоляюще спрашиваю у Роберто.
      -Конечно, здесь должно быть кафе.
       Находим его, становимся в очередь. Роберто приобнимает сына и вдруг, на глазах у толпы, привлекает его к себе, целует в макушку, ласково ерошит пацаненку волосы. Мальчик довольно улыбается, в свою очередь обхватив отца рукой. Постояв так несколько мгновений, Джошуа отходит посидеть на скамейке неподалеку.
      -Я никогда не видела в России, чтобы мужчины вели себя так - ни дома, ни тем более на людях, - не выдерживаю я. - Русские мужчины обычно очень грубые. Мне очень нравятся ваши отношения (последнее слово я произношу так, как оно пишется в словаре: "релатиошипс", делая ударение на о, причем сама не знаю, почему).
      -Рилэйшэншипс! - Роберто догадался, что я имею в виду и ободряюще улыбнулся. - Да, это трудное слово.
       Ну вот! Как же я найду работу с таким английским? Роберто понимает меня и не смеется только потому, что он сам эмигрант и когда-то Инглиш и для него был абсолютно чужим. Но такую официантку, как я, точно поднимут на смех! Что же делать?
      -Да, наши отношения с Джошуа very affectionate. (быстро лезу в словарь, который захватила собой: ага, это значит "любящие, нежные". Эфекшэнит. Сразу запоминаю это слово). Но вообще это норма в странах Средиземноморья, Франции и Италии! Родители открыто проявляют свою любовь к детям - разве это плохо?
      -Это замечательно! - горячо говорю я.
       ...Наша очередь подошла. Роберто берет мне бутылку воды, а сыну шоколадный батончик. Я просто зверски хочу есть, но мне он ничего не предлагает. Мда... русские мужики при всем их беспорном хамстве непременно спросили бы: "что тебе взять?", даже просто чтоб не упасть в грязь лицом. Роберто, впрочем, тоже спросил - но только про вид минералки. Толстая чернокожая продавщица смотрит на меня с явным сочувствием - должно быть, у меня очень голодные глаза. Интересно, за кого она меня принимает? Роберто выглядит старше своих лет, а я много моложе, так что вполне могу сойти за старшую сестру Джошуа, тем более мы оба голубоглазые. Хотя нет, скорее всего она догадалась, что я невеста или молодая жена из третьесортной страны. Небось когда-то сама на моем месте была... Вспомнила вдруг Наташку с ее соционикой. Как-то она пришла в гости к давнему другу, и тот сидел при ней, голодной, и спокойно жрал, а ей даже из вежливости не предложил разделить трапезу. Но она не обиделась - мол, что с него взять, у него тип недогадливый! Если такому родители с детства не вдолбили, как нужно себя вести, сам он ни за что не допрет. Потратить, что ли, фунт на шоколадку? Ну уж нет - надо экономить, потому что мало ли на какие интересные встречи и на поиски работы придется ездить в ближайшее время. Вот и хорошо - буду худеть! Роберто, наверное, по этой причине мне ничего не предложил.
       ...Ходим смотрим на чучела дальше. Признаться, они мне изрядно надоели. Вот действующие схемы разных процессов, происходящих на земле, гораздо интереснее - как рождается ветер, как происходит извержение вулкана, имитация землетрясения и тд. И все равно, мне давно уже не десять лет! Терплю только ради Джоша, которому явно все очень нравиться. Наконец идем к выходу.
      -Вы меня подождете? Мне нужно в одно место, - говорю я Роберто.
      -Мы пойдем на выставку фотографий около музея. Ты нас там найдешь, - отвечает он мне.
       ...Сделав свои дела, выхожу на улицу. Брожу меж людьми, но Роберто с сыном нигде нет! Так, без паники - они могли пойти в то же место, надо их просто подождать. Нахожу скамейку. Рядом располагается английское семейство с двумя маленькими детьми. Старшая девочка, лет двух, протягивает ручки к голубю, одному из тех, что мирно пасутся рядом. -Бёд (птичка), - говорит она нежным детским голоском, который, как ни стараются, не могут подделать актрисы-травести (все равно у них выходит слишком слащаво. Их ошибка в том, что они стараются казаться глупенькими. А дети на самом деле самые серьезные люди на свете. Потому что для них все пока впервые!). Вроде пустяк, но я вдруг умиляюсь, глядя на нее, - так же как Роберто в зале с китом, глядя на меня.
       К скамейке подходит группа взрослых туристов. Вообще без детей - редкость здесь. О, да это же наши! Судя по характерному "г", которое звучит как "гх", явно откуда-то с Кубани.
      -Все для людей! - потрясенно говорит один мужик, причем повторяет это явно не в первый раз. - Кролик покакал - удобрил землю, потом травка проросла - ее скушал кролик. Все понятно! Все для людей! Все не как у нас!
      -Где здесь туалет, никто не знает? - спрашивает одна из группы.- У кого бы спросить? Как это по английски?
       Я знаю, но почему-то молчу. Сама не могу понять, почему я так усиленно стараюсь сохранить инкогнито. Может, потому что соотечественники выглядят слишком нелепо и растерянно. Просто жалко! Такое же полубрезгивое чувство в России обычно вызывает туповатая неприкаянность бомжей. Я сама была на их месте 8 лет назад, но я заставила себя действовать - из самых последних сил. Я стучалась во все двери, и повсюду меня посылали, но самая последняя мне открылась. А если бы нет, я бы лучше выбрала смерть - что я, собственно, уже и собиралась сделать, если б меня не спасли Лена и ее бабушка. Лучше смерть, чем жить, вернее, выживать, на улице, когда к тебе относятся, как к прокаженному животному! А я тогда к тому же еще сильно простыла, и у меня уже не было сил сделать еще один шаг. Вперед. Только разве что вниз.
      -Ну что, пойдем в отель? - неуверенно предлагает кто-то из них.- Или в паб? - они медленно двигаются с места. Я поняла, почему я так себя вела. Это туристы - от них все равно никакого толка! Что они тут видели, что знают? У меня и то уже опыта больше! Нет, мне нужны местные русские.
       ...Меж тем опять пошел дождик и снова похолодало. А у меня сейчас даже зонта нет! Опять пытаюсь найти Роберто и Джошуа среди стендов с фото - на них запечатлены все самые известные загадки нашей планеты: рисунки в долине Наска, мексиканские пирамиды, тот же Стоунхендж и тд. Очень красиво и красочно, таинственно и интересно! Пытаюсь что-то рассмотреть, но я так промокла, так замерзла, так устала от ходьбы в течение нескольких часов и ослабела от голода, что мне уже не до этого. Ну где же Роберто и Джош? Стою какое-то время на крыльце, но здесь людей еще больше - меня точно не заметят. Иду искать опять. Вот они!
      -Подожди нас - мы еще не все осмотрели, - просит Роберто. Что делать - плетусь на крыльцо опять...
       ...Наконец-то они идут ко мне! Едем обратно! Идем к машине, по дороге семейная пара окидывает нас взглядом: "Похожи на итальянцев". И я?
      
       ...Подъезжаем, Роберто говорит: - Сейчас мы с Джошуа быстро съездим в магазин. Мы недолго!
      -Если ты купишь фарш из курицы или индейки, я могу приготовить очень вкусные котлеты, - говорю я.
      -Хорошо, я посмотрю.
       Пока их нет, достаю маленький компас, что я привезла с собой, и быстренько ориентируюсь на местности. Wow! Фигово! Что за дом - здесь все направления для меня неблагоприятные! Буквально все: как расположена входная дверь в дом, дверь в "мою" комнату, направление плиты (если энергия в пище закручивается в неблагоприятном для тебя направлении во время готовки, такая пища будет ослаблять тело), направление изголовья. Я спала в неблагоприятных для себя направлениях все детство и позже в некоторых местах, иногда годами. И всегда это оканчивалось частыми головными болями и общей разбитостью. Не сразу, конечно, но эффект усиливался со временем. Зато если спать в хорошем для себя направлении, здоровье укрепляется и ничего не болит. Проверено на практике! Но поскольку кровать большая, выйти из положения можно, если спать улегшись наискосок. Но как же мы будем спать на ней вдвоем? Стоп! До этого еще не дошло! Сидеть за столом в ливин-рум я могу только лицом к окну, иначе это также неблагоприятно для моей энергетики и здоровья. Зато практически все направления хороши для Роберто, потому что он из западной группы Домов судьбы, а я из восточной. А Джошуа все равно, ему хорошо и так, и так, - что-то в плюс для тела, что-то для духа.
       Что же делать? Если все время получать неблагоприятные для тебя энергии, это чревато большими проблемами со здоровьем, неприятностями во всем... Опять-таки проверено на себе! Это все равно, что все время пытаться плыть против течения - выдохнешься равно или поздно. Я верю в фэншуй, потому что с тех пор, как я начала им заниматься всерьез несколько лет назад, он меня еще ни разу не подводил. Не зря же весь Восток относиться к этому учению абсолютно всерьез уже много тысяч лет. Даже солидные бизнесмены строят свои офисы и организуют пространство только по фэншуистским канонам! Странно: Роберто тоже вроде бы верит в фэншуй, тем не менее на стеллаже в ливин -рум белеют в полумраке две мерзкие черепушки. Что привлекательного нашел в них Роберто? Для чего они тут? Только энергию в доме отравляют! Ладно, потом как-нибудь намекну, сразу говорить не буду. Потому что фэншуй фэншуем, пусть это все проверено мной и тысячелетиями, но энергетика здесь все равно хорошая.
       ...Чем бы заняться? Надо хоть салат какой-нибудь приготовить, все равно больше в холодильнике продуктов никаких! Делаю салат из остатков рокета, помидор и оливкового масла, мою ножик, ставлю его в пластиковую подставку для посуды... что-то заставляет меня в нее заглянуть. Потом провести пальцем по дну одного из отделений. Боже! С трудом удерживаю рвотные спазмы. Палец весь черный! Сколько лет это не мыли? Похоже, что никогда! Вытаскиваю все чашки- ложки-тарелки и отмываю подставку. Как хорошо, что никого нет! Накаркала! Явились!
      -Мою подставку, она была грязная, - объясняю я.
      -Я тоже это делаю раз в неделю, - кивает Роберто. Ври больше!
      - Оставь, не мой посуду, я сам, - машет мне Роберто,- сейчас я буду готовить обед.
      -Давай вместе? Ты купил фарш?
      - Его не было, слишком поздно, уже раскупили. Сейчас я тебя угощаю!
      ...Ну ладно. Чувствую, завтра придется-таки самой тащиться в магазин и раскошеливаться и на фарш, и на свеклу... я действительно хорошо готовлю, но как это доказать, если готовить не из чего? У Роберто остались только йогурт со стиральным порошком и макароны, но к ним я прикасаться не рискую, а то еще засмеет! Это все равно, как если б какой-нибудь китаец или кениец затеяли сварить борщ. Иду опять совершенствовать английский. Включаю свет. Слышу, как соседи в доме наискосок переговариваться между собой по английски:
      -О, у парня напротив новая девушка!
      -Он ее привез как заморскую невесту.
      -Это не очень хорошо, вся эта ситуация, - а еще говорят, что в Англии соседи не влезают в чужую частную жизнь. Враки все это, как я погляжу!
       Наискосок живет какая-то странная семья: давешняя толстая белая тетка, и одновременно маленькая худенькая смуглянка, похожая на филиппинку, и еще я видела такого же смуглого пацана, он один из приятелей Джошуа. Новая девушка? Ах, развратник! Но он же писал, что у него пять лет никого не было? Они, наверно, думали про бразильскую квартирантку, что та гёлфренд Роберто...
      
       ...Как меня достал этот тусклый свет! Глаза очень быстро устают от напряжения, читать становится трудно. Именно из-за такого освещения (вернее, его отсутствия) плюс подъема тяжестей я теряла зрение в детстве - а вовсе не из-за Полярной ночи, хотя из-за нее у нас было две трети класса в очках. Тем не менее, зрение у меня почему-то падало летом, когда много солнца, в здоровом климате Восточной Сибири. А все потому, что бережливая бабуля по вечерам также пользовалась исключительно десятиваттными лампочками. А еще каждый божий день меня с утра и после обеда гоняли в магазин закупать продукты на всю огромную родню. Других детей, впрочем, гоняли тоже... Но почему-то не так часто, как меня. Как я ненавидела все это: торчать в очереди, изнывая от жары или под дождем часами, а потом переть на себе тяжеленные сумки, от которых искры из глаз сыпятся! Близоруким больше трех кило поднимать вообще нельзя, особенно когда ребенок растет. Это действительно очень опасно - из-за напряжения можно в миг ослепнуть или сильно потерять зрение. Так было с одной моей школьной подругой, когда она поднимала ведро с мокрым бельем на плиту, и еще с одной моей дальней родственницей, когда она поднимала мешок с картошкой. Как-то раз, мне тогда было восемь, тетя Лиля нагрузила меня авоськами с сахаром, его как раз "выбросили" в пору варки варенья. Такой дефицит! В Сибири же тогда, в годы "застоя", почти ничего было не купить кроме сырого и подгорелого серого хлеба, мелких подгнивших яблочек и разбавленной кефиром сметаны - и даже за этим нужно было стоять часами. Все смеялись: зайдешь в магазин, а там только килька в томате да пизда в халате! С этим сахаром я, помню, шла и рыдала - мне казалось, у меня полопаются глаза. Тетка стыдила меня: " Что ревешь? Ну-ка неси, а то как дам! Здесь всего-то десять килограммов"! Всего-то! Это была почти половина моего тогдашнего веса. А зрение в тот год у меня упало сразу на две диоптрии. Хорошо, что несколько лет назад в нашей стране тоже стали делать лазерную коррекцию зрения. Теперь у меня почти единица. Но я прекрасно помню, как все это было больно и дорого! И я не хочу пережить все это вновь, тем более что на втором глазу были осложнения, и пришлось лечиться и делать еще одну операцию. Нет, ни за что не стану терять зрение снова, да еще из-за такой идиотской причины, как тусклая лампочка! Роберто таких вещей видно, просто не понимает: он работает внизу, у компьютера стоит настольная лампа, там все в порядке. А здесь он только спит. К тому же у него зрение всегда было отличным - а люди обычно способны понимать только то, что пережили сами. Сегодня же спрошу у Роберто про лампочку помощнее. Но, разумеется, ни за что не стану посвящать в свои глазные перипетии - он должен думать, что я абсолютно здорова и безупречна. И всегда такой была!
      
       ...Роберто меня зовет, спускаюсь вниз. Так я и думала: макароны! В красном соусе. Надеюсь, не с...
      -Нет, это без грибов, - читает мои мысли Роберто.
      О, он даже приготовил мясо!
      -Это курица. Тебе ее можно есть, - помнит! Курица вкусная, хоть и чуть жестковатая. Макароны тоже вполне съедобные. Вспоминаю о своих бывших: Дима и Борис иногда что-то готовили, но это преподносилось как невероятное благодеяние с их стороны. Борис, один из всех, сам убирал свою квартиру, зато был очень подленьким душевно. Вот, в принципе, и все достоинства моих бывших. Готовили они, кстати, весьма посредственно, но я мужественно запихивала в рот сырые куриные ножки и пережаренную картошку, дабы Боречку не обидеть! Кстати, это был единственный его кулинарный подвиг. А так его и Димку максимум на что хватало - на бутерброды. Роберто говорит, многие мужчины во Франции и Италии любят и умеют готовить. Надо же! Еще все мои "эксы" почему-то меня безумно ревновали, хотя если у меня есть к кому-то чувства, другие мужики для меня просто перестают существовать, и это настолько очевидно... но почему-то для всех, кроме того, с кем я в данный момент делю жизнь!
       Еще Борис был решительно против того, чтобы я работала - особенно когда вопрос заходил о совместной семейной жизни. А Макс и Ананасов постоянно придирались, что я не успеваю по хозяйству из-за работы - хотя я работала побольше них, и они могли хотя бы мне помочь! И это при том, что все они зарабатывали, мягко говоря, недостаточно для семьи, особенно с ребенком! Я причем никакой не фанат работы, скорее, напротив. Но надо же иметь собственные деньги, Роберто верно говорил в письмах: "как бы ты себя чувствовала, если бы целиком от кого-то зависела?". Сейчас я целиком завишу от него самого, и это не слишком здорово. Потому что при всей деликатности и воспитанности ни один человек не удержится от того, чтобы не повыкаблучиваться над тем, над кем он имеет власть. Любого рода. Или можно просто не заметить не свои нужды, как сегодня. А унижаться и просить я не хочу.
      
       ...Роберто за ужином много шутит, рассказывает разные забавные истории о том, о сем. О путешествиях с Джошуа в разные страны. О кино говорим. "Джошуа, тебе нравится Джеки Чан?" - "Да!". "А фильмы, где люди целуются, тебе нравятся?" - "Не очень". "В твоем возрасте я их тоже терпеть не могла".
       Роберто показывает фотографии своего младшего брата, который всю жизнь прожил в их родном Турине: - Сколько снега! - поражаюсь я. - Как у нас в разгаре зимы.
      -Да, там зимой довольно холодно. Турин расположен в горах.
      -Каких?
      -Альпы. Это на севере Италии, рядом с Францией. Может, поэтому в тех местах сильно влияние французской культуры и почти все люди говорят по французски как на втором родном языке. Я тоже.
      -А Джошуа может так?
      -Джошуа даже по итальянски не говорит!
      -Почему? Почему ты его не учишь? - удивляюсь я. Роберто уклоняется от ответа. Зато в тот миг, когда Джошуа выбегает на задний двор, мой друг заговорщицки приглушает голос: "Я уверен, ты выучишь итальянский очень быстро!" - и ободряюще улыбается.
       "В честь чего это я должна учить итальянский, мы же в Англии живем? Мне бы для начала хотя бы Инглиш как следует освоить", - думаю я. Возвращается Джошуа. Роберто снова рассказывает о своем брате: тот работает на судостроительном заводе: - При этом в окрестностях Турина нет ни моря, ни другого места, где можно плавать на яхтах! - Роберто покатывается со смеху, мы с Джошуа тоже. Мне даже не нужно притворяться, что мне нравиться слушать Роберто - мне в самом деле очень интересно. Мало того, у него потрясающее чувство юмора.
       Я наконец оттаиваю и внутри тоже. Подумаешь, днем Роберто не заметил, что мне было холодно, и что я есть хочу! У них же тут равноправие, каждый сам себе все покупает и платит сам за себя. Зато сейчас он сама забота. Я здесь всего сутки, а как будто уже тысячу лет, так мне здесь комфортно и спокойно. При этом весело. Словом, замечательно! Я боялась дома, что с непривычки все время говорить на чужом языке у меня может разболеться голова, но ничего подобного! Я чувствую себя просто отлично, как внутренне, так и физически. Всегда бы так.
       После ужина иду мыть посуду: - Ты готовил, я буду убирать!
      -О, не беспокойся!
      - Я тоже должна что-то делать!
       Мылю тарелки - без воды, как это делал Роберто. Я счастлива. Несмотря ни на что, мне все здесь нравиться - даже это, хотя я никогда не любила мыть посуду, тем более за кем-то. Но они такие хорошие - Роберто, Джошуа, для них и посуду приятно помыть... Я так давно не делала ничего ни для кого! Это же так здорово - что-то подарить! Как сказал однажды Ростропович: " Господь Бог одарил меня величайшим даром - я могу помогать другим". Вот и я могу. Пусть даже малостью!
      -Можно мне шоколада? - спрашивает меж тем мальчик отца.
      -Джошуа, ты уже ел его сегодня. Слишком много шоколада вредно для твоего живота.
      -О кей, - соглашается пацан.
      -Я сейчас приду почитаю тебе книжку. Тебе пора чистить зубы и идти в постель.
      -О кей! - Джошуа бежит наверх. А я выхожу на задний двор и смотрю на горящее окно ванной. Так и есть! Отлично видно, как ребенок чистит зубы. А если смотреть из окон напротив?! Там дофига темпераментных смуглых мужиков, и мне вовсе не хочется, чтобы они за мною подглядывали! Зову Роберто, показываю на окно: - В России любимое развлечение парней и мужиков пялится в бинокль в окна напротив. А здесь и бинокля не нужно! - Роберто вместо ответа внезапно весело хохочет как мальчишка и бежит к сыну.
       ...Пошла мыться вслед за Джошем. Когда закрывала дверь в ванной, слышала, как Роберто с грохотом понесся вниз и выскочил во внутренний дворик. Неужели чтобы подсматривать за мной?! И зачем я ему сказала про русских мужиков? Кажется, все мужики и все соседи одинаковы. Во всех странах!
      
       После душа спустилась попить воды. Выхожу из кухни: - Ну, пойду дальше учить английский. Кстати, Роберто, нет ли у тебя лампочки поярче, а то у меня глаза болят?
      -Посмотри у плиты, - Роберто поднимает трубку зазвонившего телефона.
      ...Роюсь в ящиках. Чего там только нет! Ножницы, фото Роберто на документы, всякие инструменты... а вот и лампа. 40 ватт. Одной такой на комнату мало! Точно завтра придется тащиться в магазин и нормальные лампочки покупать.
      -Буона нотте, Роберто!
      -Буона нотте! - Так смотрят только на людей, которые очень нравятся! - О, Эна!
      -Что?
      -Я привезу тебе компьютер во вторник. Спи сладко!
      -Ты тоже!
      Иду наверх, параллельно слыша, как Роберто кому-то говорит по телефону:
      -She is not stupid. And really nice - "Она не глупа. И действительно милая. Нет, ее акцент вовсе не ужасный, и не похож на типично русский. Скорее напоминает франко-германский вариант".
       Он тоже милый! Не смеется над моим кошмарным английским! И вообще...
      
      3 мая 2004, понедельник
       ...Я проспала! Завела будильник на шесть, но просто его не услышала. Сейчас уже десять! Судя по звукам, вернее, полному отсутствию таковых, никого нет дома. Умываюсь. Внизу обнаруживаю записку: "Дорогая Анна, я вернусь вместе с Джошуа в пять - он сегодня должен быть в гостях у своего школьного друга. Приятного дня!". Итак, сегодня мне предстоит первая самостоятельная вылазка...
       Выхожу, погода прекрасная. Прохладно (думаю, у нас в Питере тоже сейчас градусов 12-14), но я в куртке теперь. По указаниям Роберто ( дойти прямо до конца улицы, затем повернуть направо и идти пока не увидишь школу, затем повернуть налево в сторону церкви и топать прямо, - и уткнешься в Хай-стрит, где расположены почти все местные магазины) быстро добираюсь да главной улицы эрии. Какая толкучка! Больше, чем на Невском. Сколько машин! Как сильно Хай-стрит отчается от других, пустынных улиц района! Двухэтажные красные автобусы - я их никогда не видела, но будто ездила на них всю жизнь. Фигачу по Хай-стрит. Мамочки - это же настоящая заграница! И - я здесь! Ура!!!!!
       Роберто был прав: лондонцы одеваются очень просто, без всяких выкрустас и кто во что горазд. Только молодые негритянки, и то не все, приодеты с некоторой претензией. Но при всем при том у одной из них прямо на коленке на черной блестящей колготке большая дыра, неровно и грубо заштопанная. У нас даже самые бедные женщины в таких колготках постеснялись бы ходить, а эта виляет бедрами, и ничего! Несет себя, как царица, хотя я с такими толстыми кривыми ногами вообще постеснялась бы в мини ходить!
       -Где здесь ближайший супермаркет?
      Язык до Киева доведет! Быстро нахожу искомый объект. Супермаркет как супермаркет - совсем как наши большие универсамы. Вижу полку с йогуртами и решаю взять один, а то в холодильнике шаром покати, там остался только йогурт со стиральным порошком и вчерашние макароны под томатным соусом. Так, стоит 69 пенсов - по нашему, примерно 35 рублей. Всего раза в полтора дороже, чем у нас. Фрукты-овощи: цены за кило яблок, или морковку, или картошку как наши - да нет, дешевле даже, чем в Питерских универсамах! Разделанная курица во всех видах стоит опять-таки, как в моем родном отечестве. Самым дорогим продуктом мне показался хлеб: около 60 пенсов за буханку или батон в среднем, это где-то 30 рублей. Но все остальное почти как у нас, или даже дешевле! Ничего себе! А еще говорят, Лондон после Токио самый дорогой город мира. Москва стоит за ним в списке самых бьющих по карману городов на третьем месте, а Питер на четвертом. Но если пересчитывать, исходя из уровня средних местных и российских зарплат, еще неизвестно, где жизнь дороже... Беру куриный фарш.
      - Я могу здесь купить лампочки? - спрашиваю у проходящего мимо продавца -индийца.
      -Конечно, - он бежит показывать дорогу. Выводит опять к рядам с фруктами. Да уж... Чувствую, с моим нынешним английским я найду себе работу! Буду просто нарасхват! Пожалуй, в местный цирк меня точно возьмут. В качестве клоуна. Хотя, может, индус сам тут недавно и его Инглиш такой же, как мой?
      -Да нет! Лампы! - я показываю наверх. - Лэмпс! Лэмпс!
      Он снова бежит, наконец-то приводя меня куда нужно. Беру набор из 3 лампочек по сто ватт. Хотела еще купить укропа и творога, но их тут нет совсем. Нормальной свеклы тоже нет, есть только сваренная, очищенная и запиханная в полиэтилен по 4 штуки. Написано: "Сделано в Испании". За четыре выбранных предмета с меня берут 8.32. Нехило я сходила в магазин! Наверно, это полиэтиленовая испанская свекла такая дорогая - я, балда, не посмотрела, сколько она стоит, ведь морковка и картошка были дешевле, чем у нас, я и расслабилась... А тут вам не там, как верно говориться! Остался 21 паунд, как тут называют фунты. С мелочью.
       ...Времени до возвращения Роберто и Джошуа еще много. Решаю зайти в пару-тройку магазинов одежды. Ура! Ура! Вижу туфельки совсем как мои (по цене в 10 фунтов. Я свои в "Плато" дороже покупала), и юбки точь- в точь той же модели, что на мне ( 10 фунтов). Не так уж плохо я одета! Да здравствует ушлая рыночная мода... Тот факт, что обе мои купленные у метро прошлым августом юбки, оказывается, последний "писк", вернее, одна из остромодных моделей, значительно поднимает мне настроение. Сумочки. Купила бы все, такие они невероятные по дизайну, расцветкам и цене, всего по 3-5 фунтов. По 150-250 рублей! У нас такие или похуже стоят в 5-10 раз больше. Но надо экономить...
       Бельишко. Набор из трех трусиков: паунд ноль пять. То есть примерно по 17 рублей одни. У нас на занюханных рынках и то дороже! Тонкие колготки - 99 пенсов. 50 рублей. Набор из 5 - 3.25. Маечки, кофточки... цены в пересчете те же, что у нас в общедоступных магазинах или вещевых рынках, на многое даже дешевле. Какого дьявола я искала вся в мыле шмотки там, когда могла купить все необходимое здесь, и даже сэкономить? Но я же не знала этого! Кроме того, не могла же я приехать совсем голой, одетая в тот ужас, который носила последние годы?
       ...Пора возвращаться. Ой! Как дойти до Хай-стрит, Роберто мне объяснил, но пока я бродила по магазинам одежды, окончательно потеряла ориентацию и ни за что не найду обратную дорогу! Ничего, сейчас я спрошу: - Где находится Руссел роад (так пишется название улицы Роберто: Russell road)?
      -Простите, я не знаю.
      -Не знаю.
      -Сорри!
      -Это точно не в этом районе!
      -Нет, в этом!
      -Простите! - Кого бы я не спросила, все только недоуменно пожимают плечами. Может, я как-то неправильно произношу? По английски ведь никогда не говориться так, как пишется! Начинаю показывать всем бумажку с названием, но эффект прежний. Уже 40 минут я как дура бегаю и всех спрашиваю, а толку никакого. Мне становиться не по себе, но тут рыжий водитель небольшого фургона восклицает: - Расл роуд! - и объясняет куда идти. Тён лэфт - тён райт, и снова направо, вот она самая и будет. Все понятно!
       Добираюсь до дома Роберто без приключений. На обратном пути мне встречается женщина с коляской, в ней сидит беленький кудрявый мальчик, ему годика полтора. Он говорит мне "хеллоу!", машет ручкой и улыбается. Я отвечаю тем же. Мать, или нянька, также неуверенно здоровается. На улицах за пределами Хай-стрит по прежнему пустынно. Единственная следующая встреченная персона - пожилая тетка, абсолютная копия злыдни Мариванны, сыпавшей мне в суп всякую дрянь и чуть не каждый день натравливавшая на меня милицию ложными доносами. Но только эта "Мариванна" с добрыми глазами! И от того, что это вылитая Мариванна (даже прическа та же и цвет волос), и от того, что это совсем другая Мариванна, у меня просто отвисает челюсть. Если допустить, что у каждого на земле есть двойник, может, если б настоящая Мариванна жила здесь, она тоже была другой?
      
       ...Уже три часа, пора за готовку. Котлеты хороши тем, что их всегда получается почти в два раза больше мяса, которое ты купила - за счет булки. Главное, чеснока побольше положить, а лука класть совсем не нужно, он только портит все. Запах готовых котлет обалденный. Наедаюсь до отвала, но еще много осталось. Сытая и довольная, сижу и жду своих мужчин. Учу дальше английский.
       Приехали!
      -Чем это пахнет, чем? - тараторит Джош.- Куриные котлеты! Я люблю куриные котлеты! - он хватает одну прямо с тарелки и запихивает в рот.
      -Джошуа, подожди, пока не сядем за стол, - недовольно говорит Роберто. - И ты должен помыть руки.
      - О кей, - Джошуа, похоже, никогда не спорит и не перечит!
       Я накрываю на стол.
      -Ну, что ты сегодня видела? - спрашивает Роберто
      -Хай-стрит и магазины. Меня потрясло, что у вас все стоит как у нас или даже дешевле, хотя у нас зарплаты несравнимо меньше... Хочу завтра поехать на Оксфорд-стрит купить русские газеты и наладить контакты.
      -Завтра мы с тобой еще сходим в библиотеку, возьмем тебе аудио- курс и те фильмы, которые ты знаешь и любишь - на английском. И, ты просила, купим металлический чайник.
      -Да, потому что пластиковые очень вредны, особенно для желудка и печени. Поверь мне как автору книги обо всех самых опасных веществах!
      -На мой взгляд, здесь в Лондоне все слишком, нереально дорого. И продукты, и жилье, и все остальное. Не случайно сами англичане ездят за недорогой и качественной одеждой во Францию и Италию.
      -А русские, представь себе, в Лондон! У нас нищая страна, а цены выше, чем в самом дорогом городе мира! Даже не в элитарных, в обычных магазинах.
      -Это неправда, Россия богатая страна, просто богатства в ней распределяются крайне неравномерно.
      Роберто открывает холодильник: - Ты купила йогурт? У нас же еще остался.
      Ну да - с порошком! Забыла выкинуть.
      -Фарш я бы тоже сам завтра купил - вместе с прочими продуктами.
      -Мне просто хотелось сделать вам приятное.
      -Спасибо! Напиши список продуктов, которые тебе нужны. А лучше сходишь завтра со мной и покажешь, сама выберешь.
       ... "Мои мужчины" уплетают с аппетитом. Я еще сделала салат из свеклы, а Роберто вчерашние макароны разогрел.
      -Мы были в гостях у одноклассника Джошуа, Миши,- поясняет Роберто.
      -Он русский?
      -Его папа еврей из России. Очень приятная семья. Чистоплотная! У них можно спокойно сидеть за столом. К большинству одноклассников Джошуа не может ходить в гости, не может там есть, потому что англичане очень неряшливый народ. Джошуа всегда ужасается: я беру вилку, а она вся жирная, грязная! Ты потом увидишь - здесь на телевидении есть передача, в которой людей учат, как убирать их жилища. Ты придешь в ужас, до чего люди здесь запускают свои дома! Действительно, англичане вери дисгастин! (лезу в словарь, который я теперь всегда держу под рукой на всякий случай: ага, это значит "просто отвратительные"). It"s horrible! (данное выражение я уже знаю, Роберто его часто употребляет: "это кошмарно!". Его собственный дом сияет чистотой, - полы, даже унитаз, что меня особенно поражает, - и это при том, что здесь живут три мужика, один из которых ребенок. Однако если сделать шаг влево - шаг вправо, как с теми же подставками для мыла и посуды, обнаружиться такое! Что же тогда твориться в домах у англичан, если их так критикует вовсе не образцовый Роберто?).
      -Ну ладно, Джошуа, хватит - ты и так уже съел слишком много! - Говорит ребенку отец.
      -Еще одну, - пацан, впервые не желая подчиняться, тянет с тарелки очередную котлету, одобрительно глядя на меня.
      -Роберто, тебе понравился салат из свеклы?
      -Да, и из моркови тоже! Это очень похоже на те салаты, которые делает Таня, жена старшего брата мамы Джошуа, когда мы к ним в гости приезжаем. Она прекрасный человек и замечательно готовит.
      Они дружат? У них же вроде с Донной неважные отношения?
      -У них двое детей возраста Джошуа. Это его единственные родственники здесь. Так вышло, что он не застал ни одной своей бабушки, ни одного дедушки. Таня и брат Донны Джон говорят по русски, но их дети почти нет.
      -А Донна понимает русский? - я улучаю момент, когда Джош отбежал от стола. Надо понять, могу ли я дарить свою открытку с провокационной надписью "сынок", или это чревато скандалами и разборками. И испорченным всем настроением.
      - Тоже нет. - Ура!
       ...Я собираюсь идти мыть посуду.
      -Нет-нет, оставь это, - машет мне Роберто. - Я сам!
      -Почему?
      - Почему ты должна это делать? Ты не повар, не уборщица, ты писатель и журналист. Ты должна заниматься своим делом.
      Я не должна мыть посуду?! Но разве он не для этого меня сюда выписал... Нет?! Господи! Все мои мужики, начиная с отца, настаивали, что мытье посуды - исключительно женская прерогатива! Курица - не птица, баба - не человек... "Ты почему до сих пор посуду не вымыла?! Кому ты такая нужна?! Это я тебя еще терплю, но мое терпение скоро лопнет!". Особенно удобно рассуждать о чужой лени, лежа на диване перед теликом или бродя по сайтам знакомств. "Ты что, не мог сам помыть за собой посуду? Я только что пришла, я устала!" - "Киска, это не мужское дело. И не спорь со мной, киска, не выводи меня из себя."
       Словом, в России я, как и прочие бабы, была обязана без разговоров делать по дому все: готовить, стирать, убирать, ежедневно переть домой тяжеленные авоськи со жратвой на всех... и тд. Помнится, мой здоровенный папаня при том, что у него было авто, ни разу на моей памяти не сподобился в выходной поехать за овощами - хотя бы. Поэтому миниатюрная мать каждый день тащила с работы сумки с молоком, хлебом и мясом, а все остальное, то есть сметану, кефир, картошку и прочие овощи -фрукты ежедневно перла на себе я - ребенок как Джошуа, простаивая каждый день в очередях по паре часов, а иногда по четыре. Само собой, подьем тяжестей вреден для растущего организма, для женского тоже - может развиться опущение органов, что с моей матерью в конце концов и произошло, и могут возникнуть проблемы с позвоночником ( это случилось со мной, и только несколько лет назад смещенные позвонки удалось вправить). Но куда там! Мой жутко занятый папаша ежедневно пролеживал на диване перед теликом те же четыре часа, что я проводила в магазинах. Да еще покрикивал на нас, что вокруг него суетились, бегая с тарелками: "не загораживайте мне новости", - и дальше матом. Все это было так несправедливо! Поэтому я и не хотела замуж никогда: я не бесплатная прислуга! Я такой же человек, мое время так же ценно! Должно цениться... Если мужчины сильный пол, почему они садятся нам на шею, да еще и ножки свешивают? Русские мужики, по крайней мере. Они же не инвалиды, у них имеется нормально функционирующий мозг, по паре рук и ног и физически они в самом деле сильнее нас, подъем тяжестей для них куда безопасней, а у женщин строение другое!
       Я внезапно поняла ответ: наши мужики так себя ведут, потому что мы им позволяем! Мы негласно своим всепрощением даем "добро" на все это хамство в обмен на нескончаемую работу и заботу. Но больше я так жить не хочу! Я ни за что не вернусь, ни за что, ни за какие коврижки!
      
       С трудом удержалась, чтобы не запрыгать как щенок - или не кинуться Роберто на шею: - Но ты же сам это делаешь!
      -Я люблю мыть посуду и готовить. Это несложно. Отвлекает. Расслабляет...
      -Можно я пока посмотрю свою почту в Интернете на твоем компьютере?
      -Конечно! - Роберто показывает, как пользоваться Макинтошем.
       -О кей? - Он снова мне улыбается. - Если тебе будет нужна моя помощь, зови!
       ...Писем пока ни от кого никаких - ни от Федотова, ни от Наты, ни от редакторов о моих последних отосланных по "мылу" статьях. Ни "как ты там", ни просто "привет, скучаю". Как будто я уехала, и меня разом вычеркнули из той жизни. Как будто меня там не было никогда!
       А здесь... Здесь я ощущаю себя одновременно ребенком и взрослым. Взрослым, потому что на тебя никто не давит и не указывает, что делать, и ребенком, о котором заботятся. Обо мне никто никогда так не заботился! Даже когда я маленькой была. В моей жизни, похоже, сбылась заветная мечта каждого малыша: у меня одни права и никаких обязанностей! Я просто как в раю. Может, я в самом деле попала в рай? Но ведь я жива? (щиплю себя на всякий случай). Господи! Неужели это не сон?! Неужели все это происходит со мной на самом деле, наяву? Ведь так хорошо не бывает, просто не может быть! Чтобы совсем без проблем, без врагов, без тысячи и одной заморочек. Никто на меня не орет и не оскорбляет, и не угрожает - впервые! В России же этого при всем желании избежать невозможно: если тебя не унижают родители, это сделает начальник, если начальник более-менее приличный, значит, устроят веселую жизнь соседи или муж. В крайнем случае, гарантировано не дадут скучать в общественном транспорте: там ты все о себе узнаешь, а также куда тебе следует идти. Какая я дура, что тянула с приездом - целых два года! Я счастлива, как никогда еще в моей жизни!
       ...Кто-то открывает входную дверь. А, это Лиза и Майк, они куда-то уезжали на пару дней. У них в руках куча покупок, и они сразу же отправляются на кухню. Роберто меж тем идет наверх читать книжку сыну. А Лиза громко кричит Майку, хотя он находиться от нее всего в двух шагах: - Интересно, Анна хочет спать с Роберто?
       Нифига себе здесь нравы! Вернее, в ихней Канаде. Я ведь сижу от них всего в трех метрах! Но может, оно подумала, я не услышу? Или не пойму? Я совсем расслабилась и забыла про секс, и что мне придется им заниматься. Интересно, а Роберто? Вот бы мы смогли с ним остаться просто друзьями! Но наверное, это невозможно. Да, конечно же. Но в принципе, я бы смогла с ним спать, я думаю. Только не сейчас. Все-таки я еще не совсем к нему привыкла. Странно: он очень красивый мужчина, я это осознаю. Но при всем при этом я к нему ощущаю только душевное расположение. Хотя, с другой стороны, прочие мужики все последние годы вызывали у меня только отторжение и отвращение, в лучшем случае равнодушие. С Роберто у меня, по крайней мере, этого нет. Наоборот: мне не было неприятно, когда он как бы случайно касался меня в машине или когда помогал освоить его компьютер. Я даже испытывала что-то похожее на любопытство. Но я совершенно не могу себе представить, как бы я с ним стала, скажем, целоваться! Еще 2 дня назад он был для меня всего лишь виртуальной тенью, парой строк на экране! К тому же я пока еще не похудела и не стала опять как фотомодель. А Роберто воспитан на французской культуре, а во Франции в моде девушки-скелетики. Плюс ближайшими друзьями Роберто были и являются всякие там танцоры - акробаты. На фоне их совершенных тел мое нынешнее будет стопроцентно проигрывать. А я не могу потерять все только из-за того, что мы уляжемся в постель слишком рано, пока я еще не вернулась к себе настоящей. Нет, надо тянуть с сексом так долго, настолько это возможно!
       ...Вспоминаю, что хотела спросить Майка кое о чем важном для моей лучшей подруги: - Скажи, это реально на твой взгляд - пробиться здесь музыканту и композитору? Вот тебе - из другой страны?
      -Очень трудно! - вздыхает Майк. - Думаю, если все так пойдет дальше, осенью вернуться в Канаду. Здесь жизнь слишком дорогая.
      Ну вот! А если ты еще и без языка - вернее, не можешь понимать и говорить, и связей здесь никаких абсолютно! Как же я пристрою Наташкину музыку? Ей легко говорить: предложи там кому-нибудь! Кому? На улице прохожему негру? Делюсь своими сомнениями с Роберто:
      -Я думала, мой английский лучше, чем он есть реально. Но вербально общаться мне очень трудно. Я хотела взять интервью у британских звезд кино и режиссеров, у Джоан Роулинг - авторе книги о Гарри Поттере, но с таким языком это просто бессмысленно.
      -Ты сможешь это осуществить, но чуть позже, когда твое восприятие английского станет лучше, - ободряет меня мой друг. - Что касается твоей подруги, мы можем записать ей компакт-диск, это просто, если она пришлет демо на обычной магнитофонной пленке. Потом ты сможешь его предлагать.
       ...Строчу по "мылу" письмо Наташке: " Какашка, срочно шли свою кассету по такому-то адресу: запишем тебе бесплатный компакт! Потом буду пытаться всучить его кому только можно. Целую. С нетерпением жду ответа. Я здесь лучше чем никогда. ".
       Ухожу наверх. Роберто продолжает болтать с Майком и Лизой. Вот и хорошо.
      
      4 мая 2004, вторник
       ...Утром спустилась вниз к семи, после душа, чистки зубов и макияжа. Хорошо, что не надо готовить завтрак, Роберто и Джош едят по утрам только мюсли. А то пришлось бы вставать в пять! Джошуа одет в ярко-синий форменный свитер.
      -О, это твоя школьная униформ? ( я сделала ударение на последнем слоге)
      -Май юнифом? (ударение, как и положено в английском, на первом). Йес!
      С заднего двора прибежал Роберто, таща ворох полусырого белья: -Хеллоу! Опять дождь! - он принялся перевешивать вещи на раздвижную сушилку. Я пошла за йогуртом, когда вернулась, увидела, как Роберто с молниеносной скоростью гладит детские брюки. Я завороженно следила за мельканием его рук. Как суперавтомат! И ни единой ошибки в движениях. Не зря говорится, что хомо сапиенс может бесконечно смотреть на три вещи: воду, огонь и как работает другой человек. Особенно если он работает так.
      - Как ты ловко и быстро все делаешь! - Мое восхищение было абсолютно искренним.
      -Когда у тебя есть ребенок, многое приходиться делать очень быстро, -усмехнулся Роберто. - Впрочем, я всегда все свои вещи гладил только сам. И вещи жены тоже. Я никогда не давал ей это делать.
      -Почему?
      Роберто не ответил и нахмурился.
      -Ну ладно, Джошуа, давай одевайся и нам пора ехать.
       Джошуа спускается вниз с несколькими мешками и пакетами в руках. Роберто протягивает ему еще пару.
      -Слишком много груза для одного мальчика! - Говорю я сочувственно.
      -Это потому, что сегодня Джошуа не вернется - он едет ночевать к своей матери.
      -Почему?
      -Потому что он проводит у нее половину недели - с обеда вторника до утра пятницы. Иногда мы меняемся. Я приеду через час. Потом мы сможем пойти в магазин за чайником и всем остальным и в библиотеку.
      -Хорошо.
      -Пока-пока, Анна! - кричит мне Джошуа.
      -Бай-бай, Джошуа! - дверь захлопывается.
       ...Залезла в Интернет. Наташа почему-то не отвечает - хотя я знаю, музыка для нее то же самое, что Джошуа для Роберто. Странно. Снова писем ни от кого. Читаю новости науки: "От пассивного курения на рабочем месте, оказывается, можно умереть. Так считает профессор Конрад Ямрожик из Имперского колледжа в Лондоне. Говоря о результатах проведенного им анализа, он оперирует конкретными цифрами. По данным Ямрожика, ежегодно в Англии около 700 человек умирают от пассивного курения на работе и более 3,5 тысяч у себя дома. Кроме того, каждую неделю хотя бы один человек погибает от воздействия табачного дыма в больницах и других медучреждениях. В результате исследования были сопоставлены данные по смертности от рака легких, инсульта и других заболеваний, связанных с распространенностью подобного явления. Обнародованные итоги вызвали широкий резонанс в британском обществе. Давно известно, что активное курение повышает риск возникновения сердечно-сосудистых болезней и рака на 50%. Но выяснилось, что вред от пассивного лишь немногим меньше. По оценкам ученых, пассивное курение увеличивает риск инфаркта на 30%. У людей, которые живут рядом с курильщиками, порезы и раны заживают дольше и чаще оставляют шрамы. Тем не менее, вряд ли работа, проведенная профессором Имперского колледжа, принесет ощутимые результаты: правительство Великобритании как не собиралось, так и не собирается вводить тотальный запрет на курение в общественных местах и на работе. Отказаться от курения человек должен по своей воле, полагают власть имущие. Должен-то должен, но вот сможет ли - это еще вопрос.
       Согласно официальной статистике, около 30% взрослых жителей страны подвержены вредной привычке. При этом 42 % некурящих британцев страдают от табачного дыма у себя дома, а 11% на работе. Кстати, пассивное курение происходит не только тогда, когда дымится сигарета. Согласно данным другого исследования, проведенного уже американскими учеными, продукты сгорания сигаретного дыма могут накапливаться в домашней пыли, сохраняя при этом свои опасные свойства.
       Так, в апреле этого года специалисты из Университета Сан-Диего изучили состояние воздуха в 49 коттеджах, где проживали семьи с маленькими детьми, а также взяли анализы крови, кожи, мочи и волос у этих людей. Результаты были ошеломляющие: в домах, где один или двое родителей курили (не в присутствии детей, естественно), в организм их сыновей и дочерей все равно попадали вредные соединения, образующиеся при сгорании табака. При этом иногда их концентрация в тканях оказывалась в семь-восемь раз выше положенной нормы!
       В результате был сделан вывод, что эти вещества накапливаются на поверхности мягкой мебели и в других местах. Затем со вдыхаемым воздухом они постепенно попадают в легкие некурящих членов семьи. Более того, по мнению ученых, в определенном смысле это даже опаснее, чем обычное пассивное курение - здесь организм постоянно атакуют сигаретные смолы, пусть даже в низких концентрациях. Это, в свою очередь, гораздо быстрее может спровоцировать развитие рака или других опасных заболеваний.
       Меж тем запрет на курение в общественных местах оказывает немедленный положительный эффект на здоровье населения. Его уже ввели крупнейшие города США и некоторые европейские страны".
       В моей книге об аллергии у меня есть целая глава про опасность пассивного курения для здоровья, особенно маленьких детей. Я там тоже привожу множество ссылок на научные исследования у нас в стране и за рубежом: уже доказано, что дети курильщиков, даже если те курят только в туалете или на кухне, как делал мой отец, все равно страдают бронхо-легочными, простудными и аллергическим заболеваниями в несколько раз чаще, чем дети некурящих родителей - та же аллергия возникает у 99 % таких детей. Дети курящих матерей рождаются недоношенными, болезненными и с поражениями нервной системы. То же самое происходит, если беременную женщину регулярно обкуривает муж. Курение сокращает жизнь на 10-15 лет и превращает человека в хрипящую развалину (так, у моей московской подруги Люды хронический бронхит, а у папаши вовсе неизлечимый склероз. И тд. Когда я все это рассказала моим веселым соседям, и гопники, и их матери принялись дружно ржать надо мной. Они же все курят. То, что им плевать на меня - понятно, но им наплевать и на свои семьи! У того же Евгения из квартиры 69 - маленький сын. Но им плевать на всех, даже себя. Они абсолютно не ценят свою жизнь.
       ...Еще новость: "Оказывается, правомерность пословицы о том, что молодо - зелено, а также укоренившиеся среди представителей старшего поколения представления о том, что молодежь крайне легкомысленна и безответственна, не пустое брюзжание, а научно установленный факт. Согласно последним исследованиям американских ученых, в излишней несерьезности лиц до 16 и чуть старше следует обвинять вовсе не ветер в голове, а банальную физиологию. Все дело в том, что природой задумано постепенное развитие человеческого организма. Согласно этому генплану, та часть мозга, которая несет ответственность за обработку информации, принятие решений и оценку ситуации, к сожалению, развивается позже всего. Отсюда и все проблемы, ошибки и просчеты, которые приходится совершать на пути к жизненному опыту.
       Избежать этого, увы, не удастся. Согласно данным, полученным сотрудниками Института душевного здоровья совместно с коллегами из Калифорнийского университета, в возрасте от 5 до 20 лет количество серого вещества в мозговых центрах постепенно уменьшается. Особенно активно этот процесс идет в подростковом возрасте, когда все силы организм отдает на развитие репродуктивной системы, отвечающей за размножение и выживаемость вида. Иными словами, имеет место, условно говоря, "прилив и отлив" мозговых клеток. В детстве их образуется довольно много, затем клетки регрессируют, чтобы восстановиться вновь, в более позднем возрасте.
       Способности же формируются у человека постепенно. В первую очередь все силы отдаются на развитие тех частей мозга, которые отвечают за чувства и движения. Потом настает очередь навыков ориентации и речи, и лишь после этого дело доходит до более совершенных механизмов, таких как получение и обработка информации, способность делать выводы и принимать решения". Чтож, остается надеяться, что чернореченские гопники тоже со временем поумнеют. Хотя Денису, Павлу, Евгению и Андрею уже давно за двадцать, а их мамочкам тем более. А толку никакого!
       ...Слышу, как открывается дверь.
      -Ты готова идти? - спрашивает Роберто.
      -Да!
       Выходим на улицу. Солнышко, птички, цветочки. Облака - маленькие, почти круглые, кудрявые, пухлые, ослепительно белоснежные. Похожие на ухоженных породистых овечек. Цвет неба меж ними - странный, не такой как у нас. Бирюзовый! Как это непохоже на дикое, непричесанное небо Черной речки, или все время меняющееся, мрачновато-таинственное небо Питера, или свинцово-серое низкое небо Крайнего Севера! Под этим безмятежным небом просто не может быть проблем. Тем не менее, они есть - даже у того, у кого их не должно быть: - Я поняла, почему Джошуа тактичный и взрослый не по годам. Такая жизнь, как у него, делает ребенка мудрым очень рано.
      -Она делает его старым слишком рано! - резко отвечает Роберто. - Нет, я считаю, у ребенка должно быть нормальное беззаботное детство. К сожалению, две трети одноклассников Джошуа ведут такую жизнь, что и он.
      -Но Джош не производит впечатления несчастного существа. Наоборот, он кажется абсолютно довольным ребенком...
      - Да, и я все делаю для этого! Джошуа, когда вырастет, обязательно будет счастливым, здоровым и успешным! Потому что фундамент для этого я закладываю сейчас. Когда его мать бросила нас, Джош был очень зол и несчастен. Мне пришлось уйти с работы, чтобы уделять ему время. Пришлось взять заем в банке. Я тогда был совершенно один, без всякой поддержки. Было очень трудно - без денег, без друзей. Мы тогда недавно вернулись из Италии, где прожили несколько лет, и все люди, что могли бы мне помочь, остались там. Иногда мне хотелось взять Джошуа и бежать куда-нибудь в Южную Америку, где нас никто не найдет. Но я заставил себя взять себя в руки. Я сказал себе: успокойся. Твоя жизнь сейчас очень трудна, но она не может оставаться такой вечно! Черные полосы всегда проходят. Надо постараться расслабиться, потому что излишнее напряжение может тебя погубить вместо того, чтобы помочь. Это как если ты оказался в открытом океане: если будешь стараться выплыть изо всех сил, скоро выдохнешься. Надо уметь видеть цель, разумно распределять свои силы и стараться сохранять самообладание. Через год, когда Джошуа исполнилось пять и он пошел в школу, стало легче. Я уже смог устроиться на работу преподавателем по утрам, пока он на занятиях. Через год Джошуа начал постепенно общаться с матерью. Он долго не хотел, отказывался это делать, но теперь у них нормальные отношения. Как каждый ребенок, Джошуа любит свою мать. Она больше не пьет, бросила наркотики, у нее стабильная работа - она арт-терапевт, занимается с детьми. Так что все нормально, - последнее Роберто говорит так, будто старается в первую очередь убедить в этом себя.
       Какая же сука эта Донна, думаю я про себя. Бросила такого чудного мальчика, как Джош. Даже его не пожалела - собственного ребенка! И такого замечательного мужа, как Роберто. Она просто набитая дура!
      -Не беспокойся, - горячо говорю я, - у такого отца, как ты, сын просто не может быть плохим! Он обязательно добьется успеха во всем, за что бы ни взялся. А еще ученые установили, что от смешения людей с непохожими генами, разных национальностей, рождаются особенно здоровые, красивые и талантливые дети. Гордость России - поэт Пушкин. Так вот, его дед был эфиопом! Я правоту этого факта вижу и по Джошуа. Так что от его матери все-таки была несомненная польза.
      
       ...Выходим на Хай-стрит. Нужно перейти дорогу. Я делаю шаг вперед, и тут Роберто рывком, чуть ли не за шкирку, вернее, схватив в охапку, вытаскивает меня прямо из под красного двухэтажного автобуса. Буквально из-под колес! Я даже не успеваю испугаться. Но понимаю, что миг назад могла оказаться в мире ином. Какие у Роберто твердые, сильные руки! Он выпускает меня из своих объятий. Мне нравиться его запах. Обычно мне не нравиться мужской запах, - но запах Роберто мне очень даже нравиться! Мы оба облегченно вздыхаем и улыбаемся.
      -Как ты думаешь, я могу ходить по городу одна? - Спрашиваю я.
      -Конечно, можешь, только будь осторожней, пока не привыкнешь к здешнему движению.
      "Посмотрела направо - посмотрела налево", - как заклинание, шепчу я про себя. Так мама в детстве заставляла меня повторять: "посмотрела налево - посмотрела направо".
       ...Библиотека. Проход через турникет.
      -Вон там ты можешь посмотреть и выбрать кассеты, - говорит Роберто.
      ...Кассет очень много. Ага, что я вижу! Знакомая улыбка. Хватаю и довольная тащу Роберто: -Вот! Джеки Чан.
      Роберто смотрит на меня как-то подозрительно. То ли не в восторге от моих вкусов, то ли догадался, что безбашенный китаец нравиться мне чуть больше, чем положено актеру. Потом переводит взгляд на кассету: - Мы не будем брать это фильм, за него нужно платить один фунт в сутки. Посмотри другие, без такой вот наклейки.
       ...Сморю опять, но похоже, все изобилие фильмов здесь исключительно для коммерческого использования. Подумаешь, фунт в сутки - всего-то 50 рублей! Какой жадный... Ага, вижу одну кассету без наклейки: -Вот, Роберто - "Крамер против Крамера".
      -Хорошо. Я взял тебе аудиокурс, - мимо проходит группа людей всех цветов кожи, которым смуглая сопровождающая объясняет, как пользоваться библиотекой. Наверное, свежеиспеченные эмигранты.
      
       Дальше идем в супермаркет с промышленными товарами. Чайники.
      -Вот, мне кажется, неплохой чайник, - говорит Роберто. - Всего 8. 25. Остальные от 22 до 24 паундов, и ничем не лучше.
      -Берем. Скажи, ты хочешь, чтобы я еще делала салаты из свеклы и морковки?
      -Да!
      -Тогда нам нужна нормальная грейтэ.
      ...Покупаем и терку. Идем в ближайший к нам супермаркет "Сэйнсбери", в котором я уже была вчера. Укропа опять нет, и творога, и кефира. Как я понимаю, их здесь просто не бывает. Ну и наплевать! Местные йогурты мне зато очень нравятся - не жидкие, как у нас, а густые, как сметана, хотя по жирности они как наши йогурты-водички. И это при том, что они без желатина и крахмала! Но не все, разумеется, - как я посмотрю, в здешних продуктах химии понапихано еще больше, чем у нас. Состав входящих ингридиентов больше похож на отчет химиков-вредителей об успешно проделанной работе. Но мы с Роберто любим все натуральное. Как здорово, что мы с ним так похожи! И все-таки в чем-то сильно отличаемся:
      -Я могу взять огурец? Для себя? - спрашиваю я.
      - Конечно, - говорит Роберто.
      -Для русских салатов лучше, если их готовить с грецкими орехами и сыром, а не просто с чесноком и майонезом. - покупаем сыр и орехи. Еще Роберто берет несколько упаковок сыра "Моцарелла" - никогда его не ела, интересно будет попробовать. Я пихаю в корзинку несколько фруктовых йогуртов - впрок, берем фарш индейки (Роберто сам предлагает), молоко для Джошуа и разные другие продукты. Потом наши пути расходятся: я иду на метро, снабженная справочником по Лондону, а Роберто домой, работать. На прощанье, вспомнив, как долго я плутала вчера в поисках дороги обратно, говорю полушутливо-полувсерьез: - Жди меня к ночи!
      Роберто принимается хохотать. Может, я сделала какую-то грамматическую ошибку? Я сказала "at night" - может быть, это прозвучало не " к ночи" а "на ночь" или "в ночи"? Хотя нет, "в ночи" будет " in night", а "на ночь" "on night".
      -Если тебя не будет в 11 вечера, я обращусь в полицию,- тоже полушутя, но уже не смеясь, отвечает Роберто.
      -О кей!
       ... Ближайшая к нам станция метро называется "Турнпик лэйн" - это если читать, как пишется. А мелодичный голос диспетчера в метро произносит ее как "Тёнпайк лэйн". Язык сломаешь, короче на этой "Поворотной дорожке". Роберто предупреждал меня, что здешний андерграунд is very horrible - но ничего ужасного я в нем не вижу. Абсолютно. Наоборот: сиденья в вагонах обтянуты нарядной тканью, а пассажирские места оделены друг от друга удобными подлокотниками. Рядом со мной садиться светло-рыжая англичанка примерно моих лет, с таким же златовласым младенцем, которого она непрестанно ласкает, тискает и говорит ему всякие нежности. Малыш улыбается довольно. А еще говорят, англичане холодные! Да ничего подобного. Я, например, не разу не видела в России, где бы ни жила - в столицах, в провинциях, на Севере или в Сибири, чтобы матери выказывали своим детишкам, даже совсем крошкам, такую явную любовь, да еще прилюдно. Напротив сидит полноватая кареглазая женщина с кожей янтарного цвета, также явно моя ровесница, тоже с ребенком в коляске - но она кажется очень уставшей и изможденной. Ей явно тридцать с небольшим, но я выгляжу намного, намного лучше нее. Неужели материнство так старит? Или это потому, что у нее слишком много разных других проблем? Мулатка грустно смотрит на меня погасшими глазами. Роберто был прав: здесь людям тоже может быть фигово. Особенно если они пересажены сюда из другой земли и пока не прижились.
       ...Вспоминаю, что сегодня забыла прочесть свою ежедневную молитву. Раскрываю бумажку (пока что мне привычней читать ее так, ведь я до недавнего времени вообще не молилась): "Боже, пожалуйста, вразуми человечество идти по пути добра. Помилуй нас. Пусть хорошим людям живется легче". Мужчина рядом со мной вдруг прерывисто, удивленно вздыхает, - я кидаю на него взгляд, но он поспешно отводит глаза. Ага, видно, в детстве учил обязательный русский в какой-нибудь стране - бывшем вассале бывшего СССР, поэтому прочел мою молитву и понял. Мой сосед слева молод и страшно худ, даже истощен. Наверно, маляр: поношенные и выцветшие черные джинсы и майка в застиранных, намертво "приросших" белесых пятнах. Растрепанные русые волосы, острый нос, впалые щеки, какие-то полубезумные глаза. Вернее, такими, мрачными, безнадежными, они были секунду назад. А теперь, когда я, и он со мной невольно - мы вместе прочли мою молитву, что-то в нем неуловимо изменилось. "Раз кто-то молится обо мне, значит, еще не все потеряно. Мир не такое уж полное дерьмо", - словно кричит растерянный вид этого прибалта или поляка.
       ...Лондонский андерграунд совсем не похож ни на московский, ни на питерский - скорей, смахивает на гигантскую паутину. Однако я ориентируюсь в нем довольно легко. Оксфорд-стрит - это самое сердце Лондона. Мне надо выйти на "Oxford Circus". Дома здесь уже не двух-трехэтажные, а повыше, но тоже не небоскребы. На Петербург опять непохоже. Народу еще больше, чем на Хай-стрит, приходиться все время лавировать. Несколько раз слышу про себя: "Джипси" - "Цыганка". Сначала не верю своим ушам, но потом слышу это вновь и вновь. Какая я цыганка, с русыми волосами и серо-голубыми глазами?! Может, это потому, что на мне длинная легкая летняя юбка, а сегодня совсем нежарко, градусов 10-12, и все одеты тепло, одна я явно выделяюсь одеждой не по сезону? Народ на Оксфорд-стрит выглядит, конечно, более пафосно: здесь много приезжих со всего мира, бизнесменов, которые работают в близлежащих офисах и вышли перекусить. Люди приезжают в этот район, чтобы посетить дорогие магазины. Это богатые кварталы для богатых. На общем фоне Оксфорд-стрит я, вероятно, кажусь наряженной чуть ли не в лохмотья... Мне становиться неуютно. Все-таки даже здесь встречают по одежке, хотя Роберто и говорил, что в Лондоне смотрят не во что ты одет, а тебе в лицо и в глаза.
      
       ...Примерно через час с помощью распросов нахожу газетно - журнальный магазинчик, где продаются в том числе и русскоязычные издания - как из самой России, так и местные. Но здесь я вижу только одну газету - "Лондонское время".
      -"Лондон-ньюс" будет завтра, - говорит продавец-индиец. - Пожалуйста, один паунд семьдесят пи.
      Восемьдесят пять рублей за какую-то газетенку?! А метро-то! 4.70 за day travel card - дневной проездной. Да, по нему ты можешь кататься весь день хоть до посинения на любом виде транспорта, но все равно, 240 рублей за один день разъездов - мне кажется, это чересчур. Особенно для моего теперешнего бюджета! Теперь мне понятно, почему говорят, что жизнь в Лондоне дорогая.
       ...Выхожу обратно на Оксфорд. На Хай-стрит я чувствовала себя абсолютно в своей тарелке, но здесь нет. Я как-то очень быстро вдруг выдохлась, душевно и физически. Может, просто потому, что очень замерзла на сильном ветру? Моя тоненькая летняя курточка из плащевки с вырезом до пупа абсолютно не греет! Хотела еще заехать в пару музеев, просто по Лондону погулять, тем более что все равно проездной уже оплачен, но сейчас мне ничего больше не хочется, кроме как домой. В тепло. К Роберто.
       ...С удовольствием спускаюсь обратно в метро. Тут хоть не дует! И еще радует, что нищих не видно совсем, ни в метро, ни на улицах, хоть Роберто и утверждал, что их тут тоже полно. Он, видимо, просто не осознает, что действительно значит horrible life... Когда по вагонам то и дело кто-то шастает с просьбой о подаянии, и, куда ни кинь взгляд, обязательно упрешься в унылую фигуру с картонкой у груди. Лично я к подобным картинам за 20 лет после перестройки так и не смогла привыкнуть. Меня они здорово угнетают. Особенно когда побираются молодые женщины не цыганского вида с грудными младенцами или маленькие дети.
       В полупустом вагоне напротив меня садятся двое молодых мужчин.
      -Гречанка, - говорит один, разглядывая меня.
      -Полька! - не согласен другой.
      -Одета, как цыганка, - подытоживает первый.
      Мне очень хочется показать им язык, или сказать что-нибудь по принципу "на себя бы посмотрел, придурок!", но я держу себя в руках. За три дня здесь я уже успела отвыкнуть от ежедневной порции мата и осознала, насколько же это здорово: жить без взаимных оскорблений. Я очень хочу стать такой же, как Роберто и Джошуа: вежливой, уравновешенной, оптимистичной и позитивно настроенной. Потому что сравнивая, как ведут себя люди у нас, в России, и здесь (те же Лиза и Майк, или пипл в целом на улицах и в метро), я поняла, что мне ни за что не хочется оставаться такой, какой я была еще совсем недавно. Хотя я и считала себя (и со стороны ведь считалась!) девушкой вежливой и воспитанной. Но здесь, например, если ты кого-то нечаянно заденешь в супермаркете или на улице, перед тобой обязательно извиняться: "Сорри!" - хотя это была твоя вина. А у нас тебя могут изо всей силы долбануть по позвоночнику (специально! Нарочно! Просто из разрывающей нутро агрессии), и после этого еще обложить троекратно. Все-таки как много у нас в стране грубых и злых людей! Просто невероятно. Что уж скрывать, сама такая была. Разумеется, я выходила из себя крайне редко, когда совсем уж доведут, но дать тычка под ребра плетущемуся впереди "тормозу" в метро для меня было в порядке вещей. Да еще и буркнуть что-то типа "Эй, дядя, кончай считать ворон! Не спим!". Но больше я не хочу быть такой. Ни за что! Я хочу быть хорошей, это ведь так здорово! Решено, я буду хорошей девочкой во все-таки в целом замечательном мире. Этом мире. Потому что, как ни крути, даже на пафосной Оксфорд стрит я все равно чувствовала себя в полной безопасности. Я так давно отвыкла от этого чувства. Вернее, мне кажется, я попросту не знала его никогда. У нас стоит только попасть под обстрел ментовских глаз на любой станции метро, и сразу чувствуешь себя террористкой или нелегальной белорусской рабсилой, хотя абсолютно чиста перед законом. А все эти новости о чуть не ежедневных терактах! А все это обилие криминальных известий! Да что там, стоит просто посмотреть в глаза соседу - ТАМ, и тебе уже становиться сильно не по себе...
       Пушкин писал: "На свете счастья нет, а есть покой и воля". Знаешь что, дружище Александр Сергеич: ты абсолютно не прав! Тот же покой сам по себе уже может быть счастьем, причем очень большим счастьем. Лично я бурь нахваталась выше крыши, поэтому все, что мне теперь нужно, это тихая гавань с аккуратным цветником под окнами и желтой деревянной лестницей, ведущей наверх.
      
       Когда я вернулась, Роберто не было дома. Я поставила на плиту новенький чайник, кастрюлю с картошкой, быстро нажарила трески (какая здесь свежая рыба, никогда такой не видела! Даже когда на Крайнем Севере жила. Что уж говорить про ту жесткую несусветную вонь, что продается даже в дорогих универсамах). Сделала еще полноценные салаты из морковки и свеклы, с сыром и орехами. Как раз вернулся мой друг: -Я привез тебе компьютер!
      -Спасибо! Давай поешь сначала, пока горячее.
      Смотрю на его кисть и пальцы: они здорово ободраны, в кровь!
      -Что с тобой случилось?
      -А, ничего - ударил о дверь, когда перетаскивал комп, - Роберто немного устало улыбается.
      Бедненький! Особый прикол в том, что и я сегодня пострадала: тоже ободрала пальцы о новую, а поэтому слишком острую, непривычную еще терку. Так что мы оба раненые. Но я ему про свои мелкие неприятности не говорю.
      - Перевязать тебе руку?
      -Зачем? Так заживет!
      -Тебе какая больше рыба нравиться - с базиликом или с имбирем? (это я сама придумала: специи здорово перебивают ту вонь, которой в рыбе на самом деле быть не должно, и улучшают вкус. Иначе ту гадость, что продается у нас, есть просто невозможно. Сейчас я положила специи просто по привычке.).
      -И так и так хорошо! - Роберто на сей раз ест жадно, но все равно красиво. - Да, ты права, салаты с орехами гораздо вкуснее!
      
       За ужином Роберто опять просвещал меня о тонкостях жизни в Лондоне. Оказывается, самое дорогое здесь - даже не проезд, а стоимость жилья и его аренды. Выяснила, что снять комнату в Лондоне стоит 70 -120 фунтов в неделю, скромную однокомнатную квартиру на окраине - 100-150 фунтов. А если покупать, это обойдется в 150 тысяч (не рублей, естественно).
      -Я плачу 1000 фунтов в месяц за дом, я же брал его в кредит (еще 7 лет осталось выплачивать), и около 400- 600 фунтов за газ, воду, электричество и все остальное. Да, по отдельности газ стоит всего 30 паундов в месяц, вода около 25, электричество примерно 15, но есть еще разные сборы. На скромное пропитание нужно около 200-300 паундов в месяц. И поверь, здесь тоже много нищих и бездомных. И пьяных - выйди вечером на улицу, особенно в центре! Жизнь в Европейских странах давно уже стала лучше, и не такая дорогая. В Лондоне постоянная нехватка учителей, медработников, социальных работников, потому что они получают 17-22 тысяч фунтов в год. А в месяц нужно 2000-3000 фунтов на жилье, транспорт и еду. Прожить на такие зарплаты нереально, разве что твой супруг получает нормально.
      -Нормально - это сколько?
      - Хотя бы 35 тысяч. Еще 2 года назад я получал 45-48 тысяч, поэтому я и смог заработать на дом, но после вступления Британии в войну в Ираке экономическое положение здесь значительно ухудшилось. Средства, вместо того, чтобы идти на социальные нужды, перекачивались на военные цели. Многие фирмы закрылись, люди потеряли работу. Последние 2 года мне приходиться жить очень скромно.
      Вот как!
      -Многие люди здесь живут в пригородах и тратят на дорогу 4-7 часов каждый день, потому что не могут найти работы в своих городках и деревнях, - продолжает стращать меня Роберто. - Они встают, проводят в дороге 2-3 часа, целый день работают, возвращаются и ложатся спать.
      - Ты должен был сказать мне раньше, что стеснен в средствах, - говорю я.- Я бы не сидела в Интернете по целому часу, а просто быстренько посмотрела свою почту, раз здесь все так дорого и ты считаешь каждый фунт!
      -О, не беспокойся насчет Интернета, - смеется Роберто. - Я плачу 20 фунтов в месяц и могу использовать его круглые сутки в неограниченных количествах.
      -Да это же дешевле, чем в России! - опять изумляюсь я. -А сколько ты платишь за телефон?
      - Около 20 фунтов в месяц. 10 паундов такса и около 10 за звонки.
      -А сколько стоит установка?
      - Примерно 20 фунтов.
      -И сколько нужно ждать?
      -Зачем ждать? Завтра же к тебе приедут и все установят.
      "Ничего себе!" - думаю я, вспоминая, как 2 года назад, когда я обратилась на свой телефонный узел, с меня попросили 700 долларов за коммерческую установку. Хотя у меня были 2 ходатайства от общероссийского и питерского изданий и право на внеочередную установку, поскольку в коммуналке у меня был личный (в свое время выбитый) телефон. И еще ждать пришлось полгода! А если б не все эти благоприятсвующие факторы, года два ждать бы пришлось...рассказываю все это Роберто. Вижу, что он не верит: -Не может быть! То, что ты рассказываешь, просто нереально! Люди не могут жить так! И быть такими грубыми и агрессивными.
      -Но это правда, я бы не смогла такое придумать, это все реальные факты!
      
       ...Компьютер, что привез Роберто, почему-то не работает. Мой друг тоже не понимает, почему: у своих друзей, у которых он его забирал, все было в порядке. Говорит, на днях постарается привезти другой. Я мою посуду: "ты раненый!". Роберто уходит опять работать за свой комп.
      -Могу я сейчас посмотреть фильм? Не помешаю?
      -Нет, конечно! - Он опять делает приглашающий жест на диван - но слишком уж тот рядом с ним, практически у его ног, и я ухожу в угол напротив и присаживаюсь за обеденным столом. Я видела этот фильм всего один раз, в 9 лет, когда мама взяла меня с собой в кинотеатр. Фильм мне понравился, но если бы не совершенствование устного Инглиш, пересматривать его еще раз у меня искушения не возникло. У меня вообще хорошая память, поэтому почти никакие фильмы мне не хочется пересматривать дважды, даже те, что меня потрясли. Только единицы какие-то, "Семь лет в Тибете", например, или "Леон". Вообще, этот фильм лучше показывать мужьям и бойфрендам, для их воспитания! А я что из него могу вынести? Что мужики в упор не слышат и не желают слышать даже якобы любимых женщин, пока те их не бросят, и думают только о себе? Так я это и так знаю.
       Ага! Все-таки 23 года - это срок! Да, я помню этот фильм почти наизусть, но один момент выветрился из моей головы начисто (или его вырезали в советском прокате): это когда подружка Дастина Хоффмана выбегает из постели в туалет, и натыкается на шестилетнего сыночка горе-папаши. На ней при этом только совершенно идиотские очки. Далее идет очень серьезный диалог "А вы кто? - Да я, понимаешь ли... А вы любите жареную курицу?", который я почти полностью пропускаю, начав дико хохотать. До Роберто, хоть он и сидит за работой в наушниках спиной к ТВ, все-таки доходят отголоски моего бурного веселья. Он с интересом оборачивается к экрану. На нем актриса как раз старается прикрыть обнаженные груди от вопрошающего взгляда малыша.
      -Фак! - невольно вырывается у Роберто. Само собой, я знаю, что это значит - но в англоязычных странах словечко "fuck" и его производные все-таки считаются более приличными, чем российский мат. Их даже могут употреблять с экрана ведущие или герои передач и при этом никто их не запикивает. Наверно, это будет что-то типа "Черт!" по нашему. Роберто просто не ожидал! Ага, он тоже, оказывается, умеет выражаться! Какие еще сюрпризы, дружище, ты мне преподнесешь? Слишком уж ты очаровательный, все это просто не может быть правдой.
       ...После окончания фильма ухожу наверх учить английский. Минут через сорок спускаюсь: захотелось пить.
      -Do you decide to hide from English? - С улыбкой спрашивает Роберто. Я не знаю, что такое "хайд", и опять лезу в словарь. "Спрятаться"! Он спросил: "Ты решила спрятаться от английского?". Обожаю его чувство юмора!
      Улыбаюсь ему. Он вдруг вcкакивает с о стула у компьютера и внимательно, выжидающе смотрит на меня. Со мной что-то не так? Еще влажные волосы, косметику уже смыла... В сумерках (лампа прицельно горит только перед экраном монитора) нелегко понять, что означает выражение его лица. До меня внезапно доходит, что еще ни разу мы толком не смотрели в глаза друг другу. Сперва была суета и стесненность в аэропорту, потом всегда рядом были Майк и Джошуа, или еще кто-то. Но сейчас мы впервые одни друг против друга, на расстоянии шага. Его глаза, которыми он впился в мои... у меня вдруг перехватывает дыхание. Где я видела такие же знакомые, такие красивые, такие родные глаза? Это очень важно вспомнить! Мне вдруг становиться жутко от догадки. Я боюсь признаться самой себе - даже не вслух. Дело в том, что у каждого на Земле, особенно если ты совсем юн, есть мечты. Они у каждого свои, но среди них обязательно присутствует мечта об идеальном партнере, о твоей половинке. Собственно, я никогда особенно не фантазировала на эту тему, я всегда была слишком трезвомыслящей девочкой, оперирующей только реальными категориями, и лицо моего воображаемого идеала всегда было очень расплывчатым. Просто некий смутный образ, сияющий ореол, но от него исходит ощущение тепла, и ты уверена на все сто - именно с этим человеком ты, если встретишь его однажды, обязательно будешь счастлива.
       Правда, одно в этом полупризраке было отчетливо - глаза. Вот эти глаза. Именно с этим выражением нежности и ожидания. Я не знаю, откуда они взялись в моем воображении (или в моей памяти?). В реальности я таких глаз не встречала ни у кого никогда. Даже отдаленно. И то, что я видела вокруг, в обычной жизни, слишком разительно отличалось от моих полугрез- полуснов наяву. Поэтому лет в 14 я окончательно забросила все эти дурацкие фантазии. Но они, оказывается, не умерли и никуда не исчезли! И вот сейчас вылезли вперед и дружно кричат: проснись! Это же Он! Тот, кого ты искала столько лет и ждала, даже не надеясь на встречу. Тот, кого ты знала всегда. Тот, кто создан только для тебя. И ты сама родилась для того, чтобы сделать его счастливым. Словно сама Вечность смотрит сейчас на нас, словно сама Вселенная, затаив дыхание, ждет: узнаем ли мы друг друга? Нас обоих как будто нет в этой конкретной точке Времени и Пространства, - все, что здесь есть, только две маленькие слабые тени. И в то же время словно бы мы (те, что за кадром! Те, что Там) были всегда. Вместе. И что бы ни происходило, мы всегда находили друг друга.
       Ты...? Ты есть!
       Не знаю, сколько прошло времени с тех пор, пока его темные удлиненные глаза не отрывались от моих - секунда? минута? - но за этот миг не жалко отдать целую жизнь. Я бы закричала из всех своих сил: "остановись, мгновенье!", но знала: бесполезно. А вдруг лучше уже не будет никогда? А вдруг слова все испортят? К тому же мы оба говорим на третьем, чужом для нас языке... Но неужели, раз уж нам позволили встретиться, мы не сохраним друг друга?
       ...Но Миг Волшебства, выполнив свою задачу: сделать так, чтобы твоя голова пошла кругом, довольно улыбнулся и исчез. Голова кругом... никогда не понимала этого выражения. Я никогда не верила в любовь с первого взгляда. Потому что это так глупо! Психологи недаром наваяли кучу научных трактатов на эту тему. Но с Роберто это ведь не с первого взгляда! Хотя на самом деле именно так. Я не понимаю, что со мной. Я сказала любовь? Да еще с первого взгляда? Господи, что за бред?! Нет, этого всего просто не может быть! Только не со мной! Пожалуйста! Я обязательно должна сохранять ум и сердце холодными и трезвыми и вести себя очень правильно, иначе я потеряю все! Но вести себя правильно, потеряв голову, невозможно. Боже мой, ну почему это случилось? Именно сейчас? Так не вовремя? И все равно это так прекрасно! В моей жизни ничего подобно не было никогда.
       Я понимаю, я вижу: он хочет меня поцеловать. Его губы...такие чувственные и красивые, они взволнованно приоткрыты, они приближаются. Но внезапно совершенно прозаическая мыслишка ехидной холодной змейкой струится по моему взвулканенному мозгу: " А на ужин-то вы ели салаты с чесноком! Может, это и хорошо, когда ты продрогла до костей как профилактика от простуды, но это совсем не здорово для поцелуев"!
       За первой мерзкой змейкой тут же следует вторая: "Вы сейчас одни, в доме больше никого; он обязательно постарается тобой овладеть, а ты сейчас такая одуревшая, что не сможешь дать отпора. И завтра же он, утолив свое любопытство, выпрет тебя обратно. К соседям. Хочешь этого?". Ни за что!
      - Буона нотте, Роберто, - опустив глаза, торопливо бормочу я, и бегу наверх, как будто за мной гонятся тысяча чертей. Я настолько ошалела от всего происшедшего и так растеряна, что даже не понимаю, ответил ли он что-нибудь мне.
      
       ...Сижу в "моей" комнате, пытаюсь прийти в себя. А вдруг он придет ко мне, когда я засну: дверь-то не закрывается! Именно так все вышло с одним моим бывшим, Борисом. Другой мой экс-муженек, Макс, также очень любил ласкать меня сонную, пока своей настырностью все-таки не добился того, чего хотел. Вернее, я просто согласилась заняться с ним сексом, чтобы он наконец дал мне поспать по человечески. .
       .Я подумала вдруг: что бы не случилось дальше, мне будет не жаль...потому что это Мгновение Мгновений в моей жизни было. Подлинное. Настоящее. Только твое. Вернее, наше. И что бы ни было потом, оно уже останется навсегда, как бы мы ни ошибались, не играли, не лгали, и как бы жизнь не разводила нас.
      
      5 мая 2004, среда
       ...Я проснулась от того, что он меня целовал. Я явственно ощущала, лежа с закрытыми глазами, его губы и волосы на своем лице, своем теле. Вчера я очень долго не могла заснуть - и, я слышала по шагам туда-сюда, вверх-вниз, Роберто тоже. Потом я то проваливалась в забытье, то резко просыпалась опять. И все-таки самое основное прозевала! Но что это: я слышу, как внизу открывается дверь. Как может Роберто быть одновременно внизу и со мной? Но почему я решила, что это он внизу? Стоп, а с чего я взяла, что он со мной? Так это был всего лишь сон, вернее, его ускользающий хвостик?
       Мне стыдно спускаться вниз и вообще выходить из комнаты. Я не знаю, смогу ли я посмотреть в лицо Роберто. Вдруг он все поймет?! Вчера я хотела только быть вместе, рядом - всегда. Сегодня я хочу уже большего. Интересно, как он это делает? Я хочу, чтобы это было наяву, а не в дурацком сне, просыпаясь от которого, чувствуешь себя так, как будто тебя обокрали. Вообще эротические сны снятся мне очень редко, едва ли наберется с десяток за жизнь - вернее, с пяток. Как правило, мне вообще мало что сниться, хотя доктора утверждают, что сны снятся всем, просто многие люди их не помнят. Возможно. В любом случае, самый частый мой сон был про стадион, в детстве он мучил меня почти каждую ночь. Как хорошо, что в последние годы я его уже не вижу! Из детских кошмаров меня до сих пор иногда преследует только один: мне года два, я в полной тьме на пляже, на побережье, и слышу тихий плеск волн. Невдалеке гигантское зарево, там горит двухэтажный дом, - наш дом, а вокруг видны бегающие черные силуэты опасных людей. Мне очень страшно, и я не знаю, что мне делать дальше.
       Но сейчас все-таки знаю: надо постараться притвориться, будто ничего не случилось, выиграть во времени хоть немного, чтобы адекватно оценить обстановку. И тянуть, тянуть с сексом насколько возможно! Уже не только чтобы как можно дольше не возвращаться назад, ачтобы как можно дольше остаться с Роберто, сохранив его интерес. Я не знаю, как я смогу теперь без него жить.
       ...Спускаюсь. Роберто стоит посреди ливин-рум. Он подстригся! Поводит рукой по волосам и смотрит на меня с ожидающей довольной улыбкой: ну как, мол? Ой, какой ужас... Нет, совсем неплохо, но только с более длинными кудрями он выглядел гораздо лучше. О чем я ему и сообщаю, стараясь, чтоб это выглядело потактичней.
      -За длинными волосами непросто ухаживать, - замечает Роберто. - Ладно, я сейчас поеду за новым компьютером для тебя, вот только выпью кофе. Он уходит на кухню, я тоже - взять йогурт. Роберто и Джошуа всегда перекладывают свой, более жирный йогурт в миску или чашку и едят маленькими ложечками, ну а я по простецки, прямо из фабричного пластикового стакана большой ложкой. Сейчас она погрузилась в полную упаковку слишком глубоко - чтоб не испачкать руки и не накапать на стол, с удовольствием облизываю ее черенок снизу вверх. И тут в ливин- рум входит Роберто. Черт! Но кажется, его нисколько не шокируют мои первобытные манеры. Напротив, он поглядел на то, что успел застать, взволнованно и жадно. Может, это пробудило в нем некие совершенно иные ассоциации? Он так на меня смотрит! Эти затуманенные, то смущенно опускающиеся, то завороженно останавливающиеся на тебе глаза... Так на меня всегда смотрели мои экс-мужчины в пору, когда были по уши в меня влюблены. Этот долгий, и в то же время невидящий взгляд со зрачками, расширившимися до пределов... Человек с такими глазами и в самом деле тебя не видит. Вернее, он, конечно же, видит - но только не тебя, а некое неземное существо, абсолютно без недостатков, словом, полное Совершенство. В таком состоянии из мужчины можно веревки вить. Сейчас проверим!
      -Знаешь, Роберто,- я захожу на кухню, где он следит за кофе, - Я действительно начала здесь быстро и сильно худеть. Посмотри: моя юбка уже совсем с меня сваливается! - Это правда, но на бедрах она пока еще держится. Я, как Роберто на днях, задираю свою тишотку и демонстрирую свободно болтающуюся юбчонку и, заодно, нежную кожу цвета спелой пшеницы. Роберто не может оторвать от всего этого пожирающих, обжигающих меня глаз. Вот-вот, пусть посмотрит и еще сильнее в меня влюбиться!
      -Мы сегодня или завтра обязательно сходим в магазин и купим тебе другую одежду, - говорит Роберто, глядя на меня так бесхитростно и доверчиво, как только маленькие дети на своих мам, которым они пока еще полностью верят.
      -Нет, не надо! - Я вмиг смягчаюсь.- Лучше потом это сделать, когда я окончательно похудею, чтобы одежду много раз не покупать. Я лучше немного пояс ушью.
       Я наклоняюсь достать из духовки горячие бутерброды с морацеллой, помидорами и свежим базиликом, которые придумала сама. При этом мои волосы касаются обнаженной руки Роберто - он решил мне помочь ("Осторожней! Горячо!"). Но на него это почти невесомое касание действует как ожог: у моего страстного итальянского возлюбленного перехватывает дыхание так, что он даже слегка стонет. Я поднимаю глаза к его лицу, но он смущенно отворачивается, не смея взглянуть на меня. По дороге наверх мой взгляд натыкается на такую чудовищную эрекцию, которой я в жизни своей не видела... Ого! Не сомневаюсь, биологи- зоологи получили бы большое удовлетворение, глядя на наши брачные игры высших млекопитающих, но им все равно не понять то колоссальное удовольствие, которое мы оба от этого получаем.
      -Роберто, пару бутербродов к кофе, я сделала для тебя!
      -Спасибо! - Он снова застенчиво опускает ресницы, как нецелованный школьник.
       ...Роберто пьет кофе и уезжает за новым компьютером для меня. А я снова еду на Оксфорд-стрит за второй русской газетой. Хотела еще подъехать в редакцию "Времени" познакомиться с людьми и редактором, но секретарь мне сказала: "звоните завтра, Уфаевой нет, и кроме нее, тоже никого нет, потому что наша редакция - это, в принципе, одна Катерина и еще ее муж-издатель. А журналисты присылают свои статьи по e-mail". "Лондонское время" я вчера вечером пролистала: первые полосы отданы под репортажи с местного конкурса красоты среди экс-россиянок, с выставки мод, светского раута и художественной экспозиции. Далее статья о том, не вредно ли для маленьких детей одновременное изучение русского и английского - не слишком ли это для них большая нагрузка? Нет, отвечает специалист из Лондонской русской школы, мозг детей до семи лет очень гибок и пластичен и почти постоянно готов к восприятию все новой и новой информации. Главное, чтобы она преподносилась в живой и увлекательной, а не скучной и давящей форме. Люди, для которых родным является не один, а два языка, так называемые билингвы, лучше сохраняют ясность ума в старости. Канадские психологи провели исследование среди полиглотов, возраст которых приближается к пенсионному: в ходе эксперимента, в котором участвовали 150 человек, исследователи измеряли скорость мозговых реакций разных групп. Выяснилось, что пожилые полиглоты, которым уже за 60, соображают так же, как более молодые носители одного языка. Объяснить такой феномен пока не удалось. Предполагается, что сохранить функции мозга билингвам помогает своеобразная зарядка для ума: им постоянно приходится отсекать лишнюю информацию и реагировать только на важные раздражители.
      Затем несколько полос рекламы недвижимости: много фото шикарных особняков в Лондоне и Лос-Анджелесе, вилл на Лазурном побережье и разных райских тропических островах. Что, так много желающих приобрести домишки ценой в несколько миллионов фунтов? Сперли денежки на родине, ограбили собственную страну, а теперь...
      ...Раздел "Знакомства": "молодая привлекательная девушка познакомиться с обеспеченным мужчиной, резидентом UK". И еще одна привлекательная девушка ищет обеспеченного резидента! И еще! Интересно, много ли желающих покупаются на такую откровенную, неприкрытую корысть? Хотя мужские объявы еще кошмарней: "одинокий волк ищет волчицу выть вместе"; "богатый, несвободный, ищет эффектную спутницу для веселого времяпрепровождения"; " познакомлюсь с целью заключения брака с девушкой из Латвии, Литвы, или другой гражданкой ЕЭС". Ну-ну!
       ...Немного новостей с бывшей родины: попытки новых терактов в Чечне, новые разоблачения "оборотней в погонах". Все как всегда. Колонка местных новостей: как выяснили британские социологи, 12 лет своей жизни люди проводят на работе - а с семьей, если оба супруга работают, только 2,5 часа полноценного времени. 15% принявших участие в опросе сказали, что лучше знают и понимают своих коллег, чем супругов. Ученые предполагают также, что число неполных семей или одиночек будет постоянно увеличиваться, потому что современные люди получают больше удовольствия живя отдельно, сами по себе, чем разделяя свою жизнь с кем-то. Им нравиться находиться в уединении, и чем дальше, тем больше! В крайнем случае, с собственным ребенком или домашним питомцем. Исследователи назвали это явление "социальным аутизмом". Установлено также, что 20 % британцев знакомятся со своими партнерами \ супругами в пабе, 17% находят свою "половинку" с помощью друзей, 16% встречают ее на работе, а 6 % счастливчиков отыскивают через Интернет. Среди них и мы с Роберто! Я не хочу сейчас думать о терактах в Чечне и оборотнях в погонах. Все это кажется нереальным кошмарным сном. Все это так далеко - а Роберто близко! Еще позавчера я составила себе целый план: посмотреть все музеи и вставки Лондона (те, что бесплатны, разумеется) и все самые интересные исторические и современные места, но теперь мои планы и умонастроение совершенно изменились. Ну на кой мне, скажем, мумии, что расположены в Британском музее? Чем они отличаются от мумий в Эрмитаже? Спорим, что ничем. В Эрмитаж все последние 10 лет я регулярно ходила как на работу, и в самом деле на работу ведь - описывала почти все новые выставки. Первые несколько лет обязательно потом спускалась в античные залы, но постепенно они перестали меня завораживать. А еще парой лет позже, когда приходилось выгуливать по достопримечательностям какого-то приезжего гостя, я уже говорила: ну ты пойди сам, спроси, где мумии, тебе покажут. А я тебя тут подожду. Я их уже видеть не могу!
       Еще в детстве я так любила разглядывать репродукции картин великих мастеров, особенно Леонардо да Винчи. Я мечтала, что однажды увижу их своими глазами. И это произошло, и было восхитительно - но только еще восхитительнее не лицезреть что-то, что не имеет к твоей жизни ни малейшего отношения и вызывает сожаление о несовершенстве твоего собственного бытия - а находиться внутри этого чуда! Теперь весь мир может завидовать мне! Сейчас у меня в душе переливается всеми красками безграничный океан счастья. Эта та нирвана, которой будущий Будда Гаутама тщетно пытался достичь, сидя под деревом много лет. Я же без всяких усилий осознала за прошедшие сутки, для чего и во имя чего стоит жить. Я не хочу больше ничего и никуда. Все, что мне нужно, это просто быть рядом с Роберто.
       ...Огненная лава с перцем чили в моих венах сменилась пьянящим вином любви. Теперь мне глубоко начхать, кто и что станет говорить мне вслед на Оксфорд-стрит, я словно бы оглохла для всего ненужного и лишнего, вернее, мой слух просто выключился для этого. Мне даже больше не холодно, я просто не чувствую, какая погода. Мне не до этого. В моей голове звучит только песня какого-то итальянского певца, кажеться Тото Кутуньо, которую я слышала в детстве: "esso grande amore, amore la vita - se finita amore, la vita finita". Кажеться, это можно перевести как "это великая любовь, любовь всей жизни, если кончиться любовь, кончится и жизнь". Итальянский язык очень простой, как и испанский. Впрочем, что тут понимать: amore, vita - finita - кто этих слов не знает? Но - у нас с Роберто ничего не кончиться! Ведь мы встретились! Все-таки... Наконец-то!
      
       Дохожу до вчерашнего магазина, продавцы-индийцы качают головами: - Нет, сегодня газеты "Лондон-ньюс" нет. Приезжайте завтра!
       Еще почти 5 фунтов на ветер? У меня и так осталось всего 12 "тугриков" - всего на 2 поездки! А когда придут деньги из российских изданий, неизвестно: может, как часто бывает, задержат. Я сегодня залезала в банкомат - на счету ничего. Сняла 10 фунтов, которые положила еще сама в Питере. Зато я взяла с собой, даже сама не знаю, зачем, газету "Лондонское время", что купила вчера. Там довольно много рекламы русских магазинов. Вот, например этот, со смешным и знакомым названием "Горбушка", находится всего за несколько станций метро. Работает каждый день с 11 до 20-ти. "Русские продукты для вашего стола. Большой выбор аудио и видеокассет, а также газеты, книги и журналы". Я не знаю, возможно, русскоязычные издания продаются и в других русских магазинах, но написано про них только в этой рекламе. Что я за балда! Сразу надо было ехать в эту самую "Горбушку", а не переться на Оксфорд к каким-то левым индусам. Правильно: свои братья- славяне наверняка мне помогут советом. Может, я с кем-то подружусь. Даже если и нет, завяжу контакты, узнаю что-то интересное и полезное. Может, даже на работу меня возьмут! Знаю по опыту, я хороший продавец. Местные русскоязычные газеты меня наймут как фрилансера на первых порах, поэтому параллельно устроюсь стоять за прилавком или бегать с подносом (зато заработаю по максимуму и оденусь как следует!). Ну и что, что у меня пока хромает английский: практика - лучшее лекарство! А я очень быстро учусь.
       ...Станция, на которой расположен этот русский магазин, называется "Ватерлоо". Но я ее проезжаю, потому что только когда двери уже захлопываются, до меня доходит, что то, что диспетчер объявлял как "Вателу" (ударение на первом слоге), это и есть искомое "Ватерлоо". Еду остановку назад. Выхожу. Тычу всем под нос адрес, написанный в рекламе. Нужный дом нахожу довольно быстро, он почти напротив метро, но там нет никакой вывески "Горбушка", ни по русски, ни латинницей, а только сидят смуглые арабы и продают часы и мобильники. Еще какое-то время болтаюсь туда-сюда. Но нет тут никаких следов русского магазина, и никто о таком, похоже, никогда не слыхивал! Боже мой, что за мистика? Дождик еще пошел, а я не взяла зонт. Мокрая влетаю к арабам, чтобы хоть минутку перевести дух и подумать, как дальше быть. Спрашиваю у них во второй раз, сама даже не знаю, зачем: - Может, все-таки где-то здесь есть русский магазин?
      Первый араб, которого я уже спрашивала, снова отрицательно качает головой, зато второй обрадованно кивает: -Да-да, это здесь! Вон туда дальше и вниз.
       Черт! А я тут бегаю как неизвестно что под дождем целый час! "Горбушка" находиться у черта в заднице, за Интернет-кафе, в полуподвале. И хотя в рекламе написано, что работает без обеда каждый день, магазин закрыт. Вижу сквозь жалюзи лежащую на столике за стеклом стопку "Лондон -ньюс". Как обидно! Может, подождать, пока обед закончиться? А если это не обед?
      -Не ждите, магазин больше работать не будет, - говорит проходящий мимо в комбинезоне и с набором инструментов для ремонта англичанин.
      -Совсем не будет?
      Он мне что-то отвечает, но я не понимаю. Читаю объявление на стене, написанное по русски, оно висит прямо напротив моего носа: " Ищете работу? Нужны симпатичные, привлекательные девушки. Знание английского не обязательно. Хорошая оплата. Спросить Сашу". Ага, это наверняка вербуют проституток! Как раз то, что мне нужно для сценария. Отрываю телефончик. Рабочий- англичанин, принявшийся перестилать в холле перед магазином линолеум, смотрит на меня полусочувстсвенно- полуосуждающе. Хотя откуда он может знать, что там написано? Вдруг слышу русскую речь. Кидаюсь туда с такой радостью, как только потерявшийся ребенок, услышавший наконец голоса родных. Но уже спустя пару шагов мое воодушевление заметно сникает: господи, какой мат! Даже в России не часто испачкаешь свои уши в таких словесных какашках. Даже страшно уже туда идти и не хочется, но пересиливаю себя. Думала, там тусуются какие-то бывшие уголовники, но нет - возле второго выхода на другую улицу стоят совсем молодые ребята, около 20, или даже моложе. Среди них одна девушка, коренастая, коротко стриженая, волосы взлохмачены. Парни же, напротив, очень худые, глаза у всех пустые как пуговицы и смотрят как бы сквозь тебя. Нарки?
      -Ребята, вы не из "Горбушки"?
      -Не имеем к ней ни малейшего отношения, - смотрят настороженно.
      -Понимаете, она закрыта, хотя написано...
      -Закрыта? Так что, пойдем тогда прошвырнемся по Вателу как всегда? - перебивая меня на полуслове, спрашивает своих приятелей один из нарков. Причем даже не перебивая специально мою речь, а эдак вяло, через силу, просто в упор меня не видя. Пролетающая мимо муха и то вызывает больше внимания и интереса! Его дружбаны также смотрят на меня, как на пустое место - будто я прозрачная. Только девчонка глазеет внятно и даже с неким доброжелательным любопытством. Похоже, ее окружение смертельно ей надоело и она не прочь обзавестись новыми знакомствами. Но я так ошарашена своей первой долгожданной встречей с соотечественниками, что оцепенело молчу. Парой секунд позже один из нарков, угрюмо глядя на меня, будто я представляю угрозу, подгоняет своих приятелей: - Ну пошли, пошли! - Они уходят.
       Вот тебе и первая встреча с земляками! Первая? Да нет - первая была с Евгенией! Мне кажется, что я сплю и вижу какой-то странный нелепый сон. Роберто говорил, итальянцы очень помогают и поддерживают друг друга по всему миру. А у нас, сколько я себя помню, все вокруг вечно талдычили, какие мы, россияне, невероятно открытые и добросердечные... Но хамски огрызающаяся толпа в метро или мои соседи - это ведь тоже русские. Только черта с два они кому-то помогут, даже своим дружкам! Вот нагадить ближнему, даже ни за что - это с превеликим удовольствием. Просто чтоб зло сорвать! Мое настроение внезапно становится таким же серым, как сегодняшнее пасмурное небо. Хочу писать, но где туалет, не знаю, - и наверняка он тоже стоит немало, особенно для меня сейчас. Когда я только приехала в Питер и тоже в нем не ориентировалась, я пару раз забегала в какие-то подворотни, находила глухие углы, когда тоже внезапно приспичивало. Но здесь заброшенными тупиками и не пахнет. Не поеду сегодня дальше искать работу по другим русским заведениям, не хочу больше видеть никаких русских. Хочу домой. Мой любимый - только он меня бережет и понимает! Кажется, в Америке есть такая поговорка: дом там, где твое сердце. Вот именно.
      
       ...Когда я шла к дому Роберто, дождь уже закончился, выглянуло Солнце. Я вновь было воспряла духом, но внезапно непонятно откуда выскочившая, острая как нож грусть пронзила мое сердце: да, сейчас между вами с Роберто все замечательно, - деловито зашептала она, обвиваясь вокруг меня как удав все крепче. - Он смотрит на тебя, как на ангела, он готов носить тебя на руках. Но что будет, когда ты ему надоешь? Вспомни: рано или поздно это случается в каждых отношениях. В России обычно бросала я, но сейчас все по другому - я никогда еще так не любила, поэтому, скорее всего, я надоем Роберто первой. И что тогда? Куда тебе идти?
      
       Может, надо начать искать запасной аэродром? Но с чего я взяла, что Роберто меня непременно бросит? Ведь сейчас все так хорошо! Однако работу надо искать безусловно, потому что сидеть на шее у Роберто я не хочу. А если он меня вышвырнет, как надоевшую игрушку, в Россию не вернусь ни за какие коврижки. Да, это разумно: стать самостоятельной и ни от кого не зависящей, но боже мой - я не хочу никуда уходить! Мне так хорошо здесь! Но, наверное, долго это не продлиться. Так всегда бывает: все хорошее кончается слишком скоро, как будто его и не было, и оборачивается горьким разочарованием, а то и чем похуже - скандалами и оскорблениями. Или вовсе вероломным предательством. Вспомнились строки из сборника древней индийской поэзии, который неизвестно как попал в библиотеку маленького северного городка, где прошло мое детство: "подобно сладкой, но вредной пище общенье с любимым: приятно на первых порах, а позже приносит одно страдание". Неужели так всегда и у всех? Но ведь я знаю счастливые пары, которые живут вместе годами и время только укрепляет их чувства и отношения. Значит, это все-таки возможно! А вдруг и для нас с Роберто? Я все сделаю для этого! Моя удушающая грусть сейчас - это просто... Просто пустяк. Влияние погоды. А еще приходит на ум Ахматова:
      "Первый признак - странное веселье,
      будто ты пила хмельное зелье.
      А потом печаль, печаль такая,
      что нельзя вздохнуть, изнемогая.
      Только третий признак настоящий:
       если сердце замирает чаще". Странное веселье - это как раз про нас с Роберто, мы хохотали как ненормальные над всем подряд. А теперь мое сердце замирает? Или пока еще нет? Вроде нет, но все равно я убеждена на все сто, даже на тысячу, на миллион: это именно то, что мне нужно. И это более чем всерьез.
      
      -О, ты попала под дождь! - сочувственно говорит Роберто, когда я вхожу в дом. ("Странно, - вдруг приходит мне на ум. - Всего три дня назад он в упор не замечал, что я тоже продрогла и вымокла. А теперь... Но наверно, в музее была просто случайность. Единственная. Это правда ведь!".)
      -Холодно, - я невольно дрожу.
      -Я сейчас включу отопление! - Он кидается к регулятору температуры. - Дать тебе что-нибудь теплое одеть?
      -Спасибо! А то я ничего с собой не взяла. - Роберто ведет меня в "мою" комнату, показывает на вешалки со своими вещами: - Выбирай, что хочешь!
      Я беру оливковый джемпер. Странно, но он прекрасно на мне сидит и смотрится, хотя у нас с Роберто явно не одинаковые размеры. Даже не полнит. Уже не чувствую себя промерзшей до сердца. Особенно меня ласкает и согревает взгляд Роберто.
      -Видела сегодня русских в магазине.
      - Ты рада?
      - Вовсе нет. Каждый раз после встречи с россиянами я как вулкан! - Роберто смотрит на меня недоуменно. Ну да - ему всего этого не объяснишь. Как ни бейся, все равно не поймет! Поэтому я просто ему улыбаюсь, думая, как же мне повезло с моим возлюбленным, его замечательным сыном и вообще со всем. Могла ведь всю жизнь прожить в убогом гадюшнике и никогда не узнать, что такое нормальная семья и нормальные человеческие отношения!
      -Я привез тебе новый компьютер от других друзей, много времени потратил, но он почему-то тоже не работает. Мистика! - разводит руками Роберто.
      -Ничего!- Я совсем забыла о том, что надо писать книгу. О нас. Как-то дико. Как описать то, что так неуловимо и волшебно? Любые слова все равно ни за что не передадут то ощущение невероятного счастья, которое я испытывала все эти дни - и чем дальше, тем больше. Я думала, выше уже не бывает, но назавтра было еще прекрасней. Никакие самые смелые мои мечты... и не только мои, не могут сравниться с этим. Что я такого совершила, что на меня вдруг свалилось такое чудо? Наверное, это мне награда за 32 года моей прошлой жизни. Но ради того, что у меня есть сейчас, стоило так страдать!
      -Ты голодна? Я приготовил тортеллини, - говорит Роберто и снова улыбается мне - как неожиданному подарку, как самому лучшему, что появилось в его жизни. С теми чувствами, что у нас обоих, любая мелочь кажется новым удивительным приятным сюрпризом, потому что ее согревает и окрашивает чудесными красками любовь. Наша любовь. Взаимная - я чувствую это!
      - Тортеллини - это что? Маленькие тортики? - Спускаемся вниз, он показывает мне. Ага, пельмени! В холодильнике 2 упаковки: одни с сыром и шпинатом, другие с сыром и грецкими орехами. Пробую. Непривычно, но довольно занятно. Если не каждый день.
      -В Италии их сотни видов.
      -Сотни?!
      -Да. Вот еще отварной зеленый горошек и фасоль,- Роберто подвигает ко мне две тарелки со своим любимым кушаньем.
      -Нет, спасибо. Я их видеть не могу.
      -Зато они очень полезны, - назидательно говорит Роберто. На столе лежит его паспорт. Он показывает на него:- Заезжал сегодня в Итальянское посольство.
      Я с интересом разглядываю паспорт Роберто. Дата рождения : 23 декабря (Ага, все-таки я не ошиблась! Ай да я!) 1956 года. Все верно! Странно, но некоторые мои знакомые мужики почему-то еще более закомплексованы насчет своего возраста, чем женщины. Так, Борис говорил, ему 27. Позже оказалось: 35! Про американского жаба я вообще молчу.
       ...В паспорте фото, в бороде. Изможденное лицо и безумно усталые глаза. Копия Жана Рено в "Леоне", только еще более измученного вида.
      -Это я несколько лет назад, - поясняет Роберто и смеется: - Не люблю это фото, я здесь похож на преступника. Еще я сегодня заезжал к доктору. Там в очереди были мужчины всех цветов кожи кажется, со всего мира!
      -Одни мужчины?
      -Да.
      -Что с тобой случилось?
      -О, не волнуйся, ничего абсолютно, я полностью здоров. Так, простая формальность.
      Ой ли? К какому же доктору ты ездил? Одни мужчины, говоришь? Все мне ясно стало теперь! Потому что в российских поликлиниках основной контингент болящих - либо мамаши с дитями, если это детское заведение, либо старушки. А мужчины ездят только к одному доктору в основном - известно, к какому! Если совсем уж припрет. Но с Роберто все было в порядке... вроде бы. Нет, он не может быть больным и чем-то зараженным! Скорее всего, он просто пропустил мимо ушей мою просьбу об ответных контрольных анализах и решил выполнить ее только теперь. Почему? Да потому, что сам очевидно жаждет того же, чего теперь хочу я. Но теперь ему уже не наплевать на мое и свое здоровье, как мужикам обычно - авось пронесет... Теперь он меня бережет!
      
       ...Кто-то звонит в дверь. Я удивленно смотрю на Роберто: "кто это"?
      -А, это моя экс-супруга, она звонила - должна подъехать по делу.
      Роберто идет открывать дверь, а я на всякий случай убегаю наверх. Потом осторожно выглядываю.Wow! Донна-то, оказывается, вовсе не красотка, а самый настоящий крокодил! Даже не хорошенькая, скорее, отталкивающая. В ней абсолютно нет ни капли женственности: худая, и при этом вся какая-то угловатая. Старые джинсы, нелепая куртка, очки, большой неженский нос, грязные темные жидкие волосы до плеч... и из-за этой страхолюдины Роберто страдал столько лет?! И это величайшая любовь его жизни?! Может, она привлекла его потому, что ее имя по итальянски значит "женщина" и Роберто на это сразу купился? Но не каждая donna в душе мадонна. Донна, как ни крути, дерьмовая мать.
       ...Единственное, чем может всерьез зацепить Донна, это голос. Он у нее глубокий и низкий, и главное, так говорят только абсолютно уверенные в своей неотразимости женщины. Но - обычно действительно признанные красавицы. Странно... Мы почти ровесницы, но я выгляжу много лучше: моложе лет на десять (Донна выглядит старше 33), сексапильней - это уж точно. Зато мой голос слишком нежный и неуверенный, срывающийся, и похож на мяуканье котенка. Мда...
       Чувствую, Донне также очень хочется на меня посмотреть, затем и явилась. Джошуа наверняка про меня рассказал, и она тут же просекла, что я не просто гость или очередная квартирантка! Однако сама не могу понять, почему не спускаюсь. Возможно, ее обманул бы мой безобидный вид и она успокоилась. А может, все наоборот: увидит мои пухлые губы и сияющее лицо и станет еще больше беситься и предпринимать разнообразные усилия, чтобы удалить меня из жизни Джошуа и Роберто. Я поняла, не знаю даже, как: Роберто ей не нужен. Ей никто не нужен по большому счету: есть такие люди. Просто ей завидно и обидно, что не она теперь на первом месте, что Роберто теперь с кем-то другим носится. Собака на сене! Нет, познакомлюсь с ней не сейчас. Она нагрянула слишком внезапно... Я сегодня не готова. Вернее, мы обе. Или это моя ошибка - и надо ловить момент, он важен, от него столько зависит? Все-таки начинаю спускаться, но поздно - Донна уходит.
      - Зачем она приходила? - любопытствую я.
      -О, поговорить насчет Джошуа (По телефону она, конечно, этого сделать не могла, - злорадствую про себя я). Она давно хотела взять его на экскурсию и это состоится в субботу. Поэтому Джошуа вернется сюда не в пятницу, а завтра. А субботний день проведет с матерью.
      "Жаль", - думаю я. Мне хотелось подольше побыть с Роберто только вдвоем и насладиться той хрупкой магией, которую разрушит любое стороннее вмешательство. Даже милого Джошуа. Но может, это и к лучшему: не будь него, мы наверняка бы не выдержали. И это бы все испортило. Нет, слишком рано... Я еще не похудела до конца.
      
       Пришли Майк и Лиза, с ними компания из нескольких парней богемного вида. Группа Майка! Здороваются, отправляются в квартирантскую комнату. Вскоре оттуда доносится громкая музыка. Творение Майка? Довольно обычная попса - не отталкивающая, но и не шедевральная. Но так, ничего, слушать можно.
      -Я почти всю минувшую ночь очень плохо спала и сегодня очень замерзла. Пойду-ка я наверх, - говорю Роберто. На самом деле я еще не собираюсь спать, а хочу немного подзубрить свой Инглиш, а то самой противно от его уровня. Однако слышу, как Роберто стучит в комнату Майка и взволновано говорит: - Потише! Эна нуждается в отдыхе.
      Вслед за мной кидается Лиза:- Эна! Тебе нравиться эта музыка? - Да она фанатка творчества Майка! Лиза смотрит так серьезно и принципиально, что я понимаю: если им обломать сейчас их немудреный кайф, она этого не простит. Да я и не собираюсь!
      -Нормальная, симпатичная музыка. Играйте! - Мы улыбаемся друг другу и расходимся.
      
       ...Группа Майка играла до почти трех ночи. Очень громко. Я, разумеется, не могла заснуть. Спустилась вниз попить воды. Роберто (было уже два часа ночи) сидел за своим компом и работал. В наушниках. Бедный! Да он просто святой! Он почувствовал мой взгляд, обернулся, улыбнулся:
      -Тяжело тебе, да? - Сочувственно спрашиваю я.
      -О, я не замечаю - слушаю свою музыку! - Попросила дать на секундочку наушники и мне: "какую музыку"? Одела. Довольно громко, какие-то латиноамериканские мотивы. Но все равно писанина Майка доносится. Нет, мой любимый безупречен! Его ничто не может вывести из себя и сбить с пути. Я внешне тоже кажусь довольно спокойной и беззаботной, но это все фикция: внутри сплошной клубок противоречий. Меня довольно просто сбить с толку и испортить настроение. И пусть я также легко потом могу вернуть самообладание, все равно: чем больше этих холодных градин падают на тебя, тем все труднее становиться брести и преодолевать сопротивление. Мне вообще часто кажется, что я бегу по льду или по болоту: если остановлюсь хоть на миг, тут же провалюсь. Хотя нет уже сил идти! Одним словом, вот как раз такой мужчина мне и нужен - надежда и опора. Вернее тот, кто даст надежду мне - о том, что я тоже смогу стать такой же замечательной, позитивной, идущей вперед несмотря ни на что. И даст уверенность, что я тоже смогу никогда больше не оглядываться назад! Потому что какой толк в накопленном негативном опыте? Он только мешает - видеть хорошее, например, принимая его за очередную "подставу".
      
      6 мая 2004, четверг
       ...Боже мой! Я не знаю в чем дело - наверное, в слишком тесных трусиках, которые я ношу уже вторые сутки. Я была уверена, что очень быстро похудею здесь, так и происходит, но все-таки вес не вода, которую можно запросто вылить из бутылки! Трусишки, что я купила на Сенном, очень красивы, но они мне явно малы. Ужасно. По моему, мне никогда еще так не хотелось заняться сексом. Так не вовремя! По счастью, Роберто нет - поехал в свой универ, где он преподает раз в неделю. Раньше у него был еще какой-то колледж, но там что-то не срослось. Дождалась, пока он уедет. Потом бросилась в ванную и принялась разглядывать себя в большое зеркало, которое есть только там: может, моя фигура уже достаточно хороша? Черта с два! Это же ужас! Действительно, я даже не подозревала, насколько я кошмарна. Как я запустила себя за последние годы! Ни за что нельзя показываться Роберто в таком виде, а не то... нельзя спать с Роберто, пока я не похудею, иначе я все испорчу! Причем навсегда. Правда, Нина говорила, что у нее (я ей показала свою обнаженную фигуру по секрету) моя попа с ямочками и пухлые ножки пробуждают такое же умиление, как то же самое у совсем маленьких детей. Она сказала, что на ее взгляд это все очень мило, симпатично, и совсем не страшно. А даже наоборот. Нина считает, мои формы напротив должны мужикам нравиться - больше, чем кожа да кости. Но я давно уже не ребенок, и лично у меня мои бедра никакого умиления не вызывают! И пусть из всех моих бывших только один сказал: "какие у тебя толстые бедра! Некрасиво", остальным моя фигура нравилась или даже очень нравилась, но мне и одного раза было достаточно! И пусть это был мерзкий алкаш Ананасов, который лучше бы на себя посмотрел, прежде чем искать соринку в чужом глазу - все равно!
       С другой стороны, ну и что, что я не идеальна. Я все равно достойна любви! Каждая моя клеточка достойна.
       ...Ладно. Надо к обеду, когда они с Джошуа вернутся, приготовить вкусных котлет: Джошуа так понравились куриные, а из индейки они еще лучше. Кстати, дети здесь, невзирая на возраст, учатся до 15.30 - специально, чтобы родители могли спокойно распоряжаться своим временем и зарабатывать на жизнь. Только самые маленькие, пяти-шестилетки, которые ходят в некий аналог развивающих детских садиков при школах, заканчивают занятия пораньше. По этой же причине летние каникулы длятся всего 2 месяца, только июль и август. И еще несколько дней посреди учебного года.
       ...Быстро управляюсь с готовкой и дальше не теряю времени даром, звоню в "Горбушку":- Скажите, когда у вас обед?
      - У нас нет обеда, мы работаем каждый день с 12 часов.
      -А в рекламе написано, что с 11! Но не важно, я вчера была у вас в районе пяти и все было закрыто!
      -Не может быть!
      -Ладно. Скажите лучше, у вас ведь продается газета "Лондон-ньюс"?
      -Да.
      -Оставьте мне, пожалуйста, номерок. Я завтра приеду и заплачу.
      -Нет, мы так не делаем.
      -Ну пожалуйста! Что вам стоит? Я вчера даром 4.70 потратила! У меня почти не осталось денег, я не могу опять впустую ездить!
      -Да вы не волнуйтесь, девушка, я уверен, до завтра ее не разберут. Конечно, чем раньше вы приедете...
       Может, сегодня к ним съездить? Но тратить почти 5 фунтов ради одной поездки слишком накладно. Надо постараться совместить несколько дел, чтобы сэкономить. Я хочу завтра попасть в русскую церковь (в газете ее координат нет, зато нашла в Интернете, пока жарились котлеты) и еще повстречаться с редактором "Времени". Пообщаться "за жизнь" и устроиться на работу. Я почти уверена, что меня возьмут: пишу не хуже, чем их авторы! Но сегодня по телефонам церкви никто не отвечает. Редактрисы "Времени" Катерины Уфаевой тоже нет (а вчера сказали, в четверг будет...). Когда появиться, опять неизвестно. Может, завтра. Если меня сегодня возьмут на работу в магазин это, конечно, здорово, но тогда у меня не будет свободного времени, чтобы разъезжать по редакциям и знакомиться с людьми. Надо все-таки успеть заложить фундамент для достойного будущего, а не просто тупо добыть "бабки" на шмотки, торгуя сосисками! Или чем там у них - черным хлебом?
       ...Да, надо же начинать работу над проектом для Фонда! Звоню сутенеру Саше. На ходу сочиняю легенду: мне 25, я здесь с подружкой, недавно приехали, ищем любую работу. Саша разговаривает уютно, спокойно и деловито: мол, работа сами догадываетесь какая, оплата хорошая, 80 фунтов с клиента, 100, если у него особые пожелания, половина остается хозяевам заведения, проживание на месте. Подъедете? Нам с подругой надо подумать!
      -Ну, звоните, девчонки, звоните, - по домашнему отвечает Александр. Процесс пошел... Но одна я в эту лавочку ни за что не поеду! Нужны еще люди. Да где их взять?
      
       Совсем забыла! Надо ж было постирать. Чистые трусы закончатся уже завтра, но при большом ребенке мужского пола развешивать нижнее белье во дворе или на раздвижной сушилке как-то неловко. Что же делать? Хочется вообще содрать те трусы, что на мне, так неудобно. Нет, секса уже не хочется, просто тесно. Вот что: пока еще есть время, сбегаю-ка я на Хай-стрит и куплю трусиков, там же 3 штуки стоили всего фунт. Хоть избавлюсь наконец от этого с ума сводящего ощущения и заодно дотяну до вторника, когда Джошуа здесь не будет.
      
       ...Купила набор из трех белых трусиков за 1.05 и одни черные за фунт. И еще 5 тонких колготок, а то те, что я купила перед отъездом, оказались бракованные: одна нога явно короче другой и они моментально рвутся. А одна пара, наоборот, оказалась такая, что "ноги" слишком длинные и собираются вокруг щиколоток в уродскую гармошку. Хотя все они якобы одного размера! Осталось 15.28. Снова залезла в банкомат - ничего. Очень хочется шоколада, но надо экономить, деньги тут так и летят, причем на самые неотложные нужды. Ну ладно, осталось потерпеть всего несколько дней, пока я не получу деньги из России от разных изданий и не устроюсь тут на работу!
      
       Когда я вернулась, Роберто с Джошуа уже приехали и сидели за столом.
      - Привет! Вы нашли котлеты?
      - Да, спасибо, - вежливо поблагодарил Роберто.
      - Спасибо, - как-то вяло ответил и Джошуа и странно на меня посмотрел. Что случилось? Мамочка обработала, вот что!
      -Где ты сегодня была?
      -Честно говоря, нигде, потому что у меня осталось денег только на 3 поездки, - Роберто вдруг пронзает меня пристальным, явно недоверчивым взглядом. Ну да, он же прочел в Интернете мою первую книгу, в которой описано, как мы с Сонечкой, двадцатилетние оторвы, разводили богатых стервецов на бабки, вернее, на подарки и кабаки, а потом кидали их и смывались, не заплатив по счетам. Тогда это казалось весело и круто: мы, бесшабашные соплячки, обдурили взрослых тертых калачей, собиравшихся за какой-то вшивый ужин в дорогом кабаке поиметь нас, как вещи! Но фиг: это мы поимели их! Мы считали себя мстительницами за весь женский пол: а что, ведь эти самодовольные козлы обманывают сейчас своих жен! Вместо того, чтобы быть с ними и своими детьми, они шляются черт знает где с нами - так вот им! Как же объяснить Роберто, что все это, как и детский сад и октябрята- пионеры осталось только в прошлом, и я стала совсем другим человеком? Я так давно уже не "голддиггер" ("искатель золота"), как таких ушлых девчонок называют американцы. Да и никогда, по сути, ею не была, просто попала под Сонькино влияние. И уж конечно, Роберто последний человек на Земле, из которого я захочу что-то вытянуть для себя, даже какую-нибудь ерунду! Наоборот... Он так страдал, только я могу это понять, потому что я прошла нелегкий путь тоже. Я хочу, чтобы теперь нам обоим жилось счастливо. Вернее, нам троим - с Джошуа. Разумеется, я пока не отношусь к нему как к сыну, да это и невозможно за такой короткий срок. Но то, что он для меня уже как младший братишка, сто процентов! Я правда очень привязалась к пацаненку.
      
       ...Вечер прошел как-то никак. Роберто в основном общался с Джошуа: играл в футбол, читал и т.д. А в то время, когда Джош решил пообщаться с соседскими приятелями, Роберто сидел уткнувшись в свой компьютер. Важная срочная работа?
       Мальчишки всех цветов сидели на крыльце, когда я поднималась наверх. Дверь была распахнута настежь, и они посмотрели на меня оценивающе: -О yee, she is very sexy! - донеслось до моих ушей. Серьезно так! И это девяти- десятилетние щенки!
      Пошла со смехом рассказала то, что услышала Роберто. Он улыбнулся тоже: - Они просто подражают взрослым и тому, что увидели в кино. Но действительно смешно.
       Может, надо было ненадолго присоединиться к Роберто и Джошу, хотя бы в парке? Но после визита к мамочке мальчик, похоже, настроен ко мне явно настороженно: отвечает односложно, смотрит так, словно хочет прочесть все мои тайные мысли. Даже не знаю, с какого бока теперь к нему подойти. Слишком большое внимание сейчас с моей стороны, скорее всего, покажется ему искусственным и непривлечет, а оттолкнет. Да, пусть лучше пока один Роберто уделит Джошуа все свое внимание, успокоит сына. Покажет, что для него ничего не изменилось!
       Когда комп был свободен, немного полазила по Интернету. Пока ни от кого никаких известий: ни от редакторов, ни от Астахова (а обещал через неделю прислать результаты генной экспертизы, или даже раньше!), ни даже от Наташи. Странно. Пользуясь случаем и свободным временем, наконец-то начала искать данные о событиях в Чили в сентябре 1973 года. О стадионе:
       "Чили до Пиночета была одной из наиболее индустриализованных стран Латинской Америки (сельское хозяйство давало лишь 10 % национального дохода), сильно урбанизированной и культурно развитой страной" (Я вдруг вспомнила небо Чили: такое высокое, радостное и чистое. Горы и океан. Потерянный рай!);
       "Средний класс" в Чили в 1970 г. достигал 64 % населения. Именно он (в первую очередь городские средние слои) привел к власти Народное единство и Альенде. "Экономическое чудо" Пиночета было на самом деле 11-летним, самым глубоким в Латинской Америке в XX веке экономическим кризисом, приведшим к безработице трети населения, подарившим статус бомжа четверти населения, эмиграцию одной трети трудоспособного населения страны, галопирующую инфляцию, возрождение помещичьего хозяйства, ликвидацию "среднего класса" и накопление чудовищного внешнего долга...";
       "Пиночета привело к власти ЦРУ, действовавшее по заказу американских промышленников, терпевших убытки после прихода в Чили к власти социалистов. С весны 1973-го американцы организовали множество диверсий и взрывов в Чили. Естественно, ни о какой стабильности и тем более о росте экономики в условиях войны не может быть и речи. Но главным орудием ЦРУ в операции по смене режима стал главнокомандующий войсками Чили Аугусто Пиночет, который предал своего давнего друга президента Альенде",
       "Любители Пиночета с редкой наглостью говорят и пишут, что жертвами его режима стали 3,5 тыс. человек. Подразумевается: совсем немного! На самом деле 3,5 тыс. - это так называемые пропавшие без вести, т.е. те, кого Пиночетовская политическая полиция похитила, но отказалась официально признать свою причастность к их исчезновению. Похищение было очень эффективным средством устрашения. Реально же в Чили только в первый месяц после переворота было убито 30 с лишним тысяч человек. Еще 12,5 тыс. погибли за годы диктатуры под пытками, умерли в тюрьмах, были застрелены на улице";
       "Число жертв режима установлено довольно точно. Печально знаменитый Национальный стадион в Сантьяго, превращенный хунтой в концлагерь, вмещает 80 тыс. человек. В первый месяц число содержавшихся на стадионе арестованных составляло в среднем 12-15 тыс. человек в день. К стадиону примыкает велодром с трибунами на 5 тыс. мест. Велодром был основным местом пыток, допросов и расстрелов. Ежедневно там расстреливали, по многочисленным показаниям свидетелей, в том числе иностранцев, от 50 до 250 человек. Кроме того, в концлагерь был превращен стадион "Чили", вмещавший 5 тыс. зрителей, но на нем содержалось до 6 тыс. арестованных. На стадионе "Чили", по свидетельствам выживших, пытки носили особенно чудовищный характер и превращались в средневековые казни. По Хабарову с НТВ, через Национальный стадион прошло "несколько тысяч человек". Да не "несколько тысяч", а не менее 40 тысяч за 2 месяца! Из них не менее 6 тысяч (а, вероятнее, около 8 тысяч) было убито";
       "Американский журналист Джон Барнс рассказал в "Ньюсуик" 8 октября 1973 г., что в один только Центральный морг Сантьяго в первые 14 дней после переворота доставили 2796 неопознанных трупов, погибших насильственной смертью - в основном с Национального стадиона";
       "Совсем не левая и даже не либеральная "Майами геральд" опубликовала 25 сентября 1997 г. показания американской супружеской четы Патриции и Адама Геррет-Шеш, проведшей несколько дней на Национальном стадионе. Супруги рассказали, что за эти дни военные расстреляли от 400 до 500 заключенных группами по 10-30 человек. По свидетельству "Таймс" (15 октября 1973 г.), на Национальном стадионе был без каких бы то ни было причин убит американский студент-экономист Фрэнк Теруджи из Иллинойса, не коммунист, не социалист и вообще не левый. Его товарищ Дэвид Хэттауэй чудом остался в живых и был освобожден";
       "Сотрудник чилийской авиакомпании LAN Хулио Пенья, побывавший на стадионе "Чили", дал показания, что в холле у выхода на футбольное поле он видел три колонны из голых человеческих тел, уложенных рядами по четыре крест на крест друга на друга. В каждой колонне было от 8 до 10 слоев. Солдаты называли эти колонны трупов "бутербродами";
       "...По реке Мапочо, протекающей через Сантьяго, каждый день плыли десятки трупов. Иногда их было так много, что вода в реке становилась красной, что зафиксировано фото- и киносъемкой";
       "В провинции бывало еще страшнее. В Вальпараисо военные моряки просто обстреливали без разбора из крупнокалиберных пулеметов кварталы, не интересуясь политическими взглядами тех, кто попадал под пули";
       "Многие из задержанных в первый месяц переворота были убиты по совершенно случайным причинам. На стадионе "Чили" нескольких женщин застрелили за то, что они были в брюках";
       "Одна женщина показала нам своего новорожденного ребенка - но это было какое-то месиво. Младенец родился с уже многократно переломанными ножками, ручками и тельцем, после того, как солдаты пинали его мать по животу. И это был далеко не единичный подобный случай";
       "Среди чилийских фашистов было много психически больных людей - и при Пиночете они сразу пошли в гору. Главным врачом Центральной психиатрической больницы назначили фашиста Клаудио Молину, который в этой же самой больнице дважды лечился: первый раз - от алкоголизма, второй - от шизофрении";
       "Значительная часть чилийских эмигрантов - из того миллиона, который выехал из страны, - была представителями интеллигенции. Эмиграция катастрофически понизила интеллектуальный уровень в Чили. Чилийцы, расселившиеся по всему миру, сегодня составляют гордость испанской социологии, мексиканского кинематографа, перуанской журналистики, аргентинской медицины, венесуэльской физики, коста-риканской литературы. Около 60% эмигрантов в Чили так и не вернулось, освоившись в новых странах";
       Ну и как я смогу найти своих родственников, если они еще живы? Где мне их искать? Ведь я не знаю ни собственного, ни их имен и фамилий! Набрала в поисковиках "дети на стадионе Сантьяго сентябрь 1973", но на наших серверах на эту тему нет ничего, а на англоязычных и испаноязычных сотни страниц! Судя по тем нескольким, что я прочла на английских сайтах, дети на стадионах в Сантьяго и Вальпараисо все-таки были. А вот что пишут на русскоязычном сайте:
      Некий болгарин Варбан: "У меня была одноклассница из Сантьяго, Анна - Мария. В 1973 году она девочкой вместе с семьей сидела несколько месяцев на стадионе Чили. Рассказывала страшные вещи... Отца они не дождались, он до 1980 года числился пропавший без вести. Вероятно, отношение к Пиночету у меня оформилось и под ее влиянием. В болгарской истории есть прямая аналогия - военный переворот в 1923 г. и последующие годы террора. Палачи, они везде похожи".
      Отвечает тип под кликухой Волк: "убили только тех, кто устроил социалистический эксперимент на людях".
      Варбан: "Убивали там тех, в кого попадали пули. Анна рассказывала - первые дни народ на трибунах пел "Венсеремос". По трибунам стреляли. И чем больше стреляли, тем громче народ пел. Потом петь перестали: народа не стало - осталось стадо. Что, вероятно, и требовалось".
      Волк: "При Альенде в Чили жрать было нечего, работяги бастовали, поскольку зарплату не получали... При Пиночете все появилось, жизнь снова стала нормальной. Неужели не видно - кто виновен и кто невиновен".
      Варбан: "Ну да. В Веймарской республике безработница и упадок. При Гитлере общий подъём и продукты со всей Европы на прилавках. Сразу после Гитлера карточки и женщины, отдающиеся даже не за деньги, а за продукты и сигареты. Всё очевидно".
      Старожил: "Волк, не буяньте, там всё было как всегда, и левые пришли в невесёлую страну, и рай при Пиночете не наступил. Большинство пострадавших к власти Альенде отношения не имели. И безработицу доконали только после Пиночета, и нищету в селе одолели уже при нынешнем (кстати, левом) правительстве".
      Ладно, продолжу это расследование позже, Роберто нужен компьютер.
      
       ...Когда в десятом часу поднималась наверх и проходила мимо детской, услышала, как мальчик с напряжением в голосе говорил: - I don"t trust...- но кому он не доверяет, Роберто или мне, я не поняла, потому что слова "хё" -"ей" и "ю" - "тебе" слишком похожи. Но первая часть фразы донеслась до моих ушей абсолютно отчетливо. Роберто настойчиво ответил, видно, тоже не в первый раз: - Ты не прав, Джошуа!
       Мое сердце мучительно сжалось, но я тут же подумала: только без паники! Ничего удивительного, Донна защищает собственные интересы и своего ребенка от, как она полагает, коварной расчетливой проститутки, приехавшей из далекой России, дабы захомутать ее бывшего муженька и превратить жизнь маленького Джошуа в ад. Не сомневаюсь, маман как следует проехалась ребятенку по ушам и мозгам. Она же психолог гребаный! Мастерски обучена манипулировать сознанием. А он к тому же ее сын, он ее любит, он ей верит. Если мамочка сказала, что тетя опасная и плохая, значит, так и есть, и Анне не стоит доверять. Но Джошуа очень не глуп, больше того: он мудр не по годам, даже не как всякий взрослый. Это вселяет в меня надежду, что очень скоро он собственным сердцем сможет понять, кто врет и как кто к нему на самом деле относиться.
      
      7 мая 2004, пятница
       Каждый день разглядываю себя в зеркале: жир исчезает прямо на глазах! Задница и бедра уже не такие страшные, как раньше... но секса допускать еще ни в коем случае нельзя.
       Роберто опять куда-то уехал: отвез Джоша в школу и обратно пока не возвращался. А я вдруг поняла, что у меня не осталось ни одного чистого лифчика: все три уже потеряли свежесть. Черт! Вот что значит почти никогда не носить бюстики! Я совсем об этом не подумала. Разумеется, моя грудь прекрасно выглядит и без поддерживателя, не зря этой части моего тела всегда отвешивалось много комплиментов - но все-таки, как я успела оценить, в подходящем бюстгалтере грудь смотрится лучше. Больше! Оформленней! Тверже! Хотя, конечно, от этих сковывателей устаешь.
       В итоге плюнула на приличия и условности и решила постирать бюсты сегодня, невзирая на присутствие Джошуа. В конце концов, у него есть мать, которая тоже носит лифчики...хотя груди у нее, кажется, нет. Но трусы-то уж носит точно! Потом подумала, что если на веревке будут болтаться одни бюстики, Роберто решит, что я нечистоплотная и слишком редко меняю трусики. Поэтому постирала и их тоже - привычно, на руках (не запускать же ради нескольких трусов стиральную машину!). Черт, все-таки надо в будущем меньше думать о том, кто и что обо мне может подумать, а думать больше о собственном удобстве. Так бы не пришлось выкидывать 2 фунта на белье, ведь трусы из "Плато" мне в самый раз. Как кто-то сказал, сам о себе не подумаешь - никто о тебе не позаботиться! Но, с другой стороны, нельзя все время думать только о себе. Надо стараться придерживаться золотой середины, вот что.
       Повесила все на веревке на заднем дворе, но я еще не кончила развешивать, как принялся накрапывать мелкий противный дождик. Лондонская погода сводит меня с ума, она еще более капризная и переменчивая, чем в Питере: тучи и Солнце, ветер и тишь-благодать могут сменять друг друга каждые 15 минут!
       Сняла с раздвижной сушилки под навесом высохшие вещи Роберто и Майка, аккуратно сложила их, потом уже собиралась повесить свои, как вдруг обратила внимание: перекладины все в чем-то темном! На том, что висело, кое-где остались пятна, и это заметно. А все потому, что в сложенном виде сушилка стоит прямо на не слишком чистом полу в хозяйственном закутке со всяким инвентарем для ремонта и уборки. Вдобавок сверху там в крыше дырка и оттуда, как я сейчас увидела, от порывов ветра сыплется какая-то грязная труха. Ну, что делать, оттерла перекладины. Спорим, Роберто этого ни разу не делал, потому что просто не замечал? Уверена, когда он опять сложит сушилку, она снова испачкается. И что - мне придется ее отмывать каждые несколько дней? Обалдеешь! Я сейчас все ногти себе о липкую, как смола, грязь обкарябала. И все равно Роби первый человек в моей жизни, кто меня не раздражает, несмотря на разные мелкие хозяйственные недоразумения. Это удивительно, потому что обычно меня всю жизнь раздражали все и всегда: родители, одноклассники, люди в общественном транспорте. Это было даже с близкими друзьями, которые прекрасно ко мне относились, - но уже спустя 3 часа общения я начинала чувствовать усталость и желание побыть наедине с собой. Потому что Люда курила, а мне от этого делалось нехорошо. Елена Иосифовна всегда рассказывала одни и те же истории про войну. Ленка изводила меня терзаниями по своему приятелю, сволочи, волочащейся за каждой встреченной юбкой, и мне приходилось бежать спасать ее и быть телефонным переводчиком даже с ангиной и температурой под сорок. С Натальей хотелось закончить разговор примерно на двадцатом: "короче, сама знаешь: все мужики козлы!", а с Федотовым на " да что ты понимаешь! Нет у тебя истинной веры".
       Однажды я набралась духу и призналась во всем этом Наташе. Та, к моему огромному удивлению, сказала - с ней абсолютно та же история! Что уж говорить: я довольно быстро уставала даже от общества тех мужчин, которых я действительно искренне любила! С которыми хотела быть! Но довольно часто я отчетливо ощущала, что если я немедленно куда-нибудь не сбегу прямо сейчас, все равно куда: на свежий воздух, на работу, или к подружке, просто, короче, сменить обстановку, я взвою! Но сейчас все не так: я не хочу никуда бежать, уходить, вообще быть в другом месте. Я бы, разумеется, с удовольствием пообщалась с какими-то новыми интересными людьми, но с неизмеримо большим удовольствием предпочла остаться наедине с Роберто. Все равно на сколько! Это было бы только в радость. Для меня это так удивительно! Это впервые...
       Говорят, влюбленные не замечают слабостей партнера, но я ясно вижу все минусы Роберто. Но и его плюсы! Потому что это не просто какая-то эфемерная влюбленность, а настоящая любовь. Когда видишь все недостатки, и все равно любишь!
      
       Позвонила опять в церковь и во "Время", несколько раз. Опять без толку. В редакции, правда, секретарша Марина, приятная девушка, попросила меня переслать по "мылу" несколько статей как образец моего творчества, - а она передаст их редакторше Уфаевой, когда та появиться. Записала также мой, вернее, Робертов телефон. Попыталась выполнить эту просьбу, но что-то странное: в Макинтоше тексты, висящие в моем электронном почтовом ящике и набранные в системе Word, не открываются! И на дискете тоже! То есть открываются, но там вместо связной речи какие-то абстрактные символы. А я в Макинтоше никогда не работала. Надо дождаться Роберто.
       Еды со вчера осталось еще много. Помыла оставленную в мойке посуду. У меня все чаще возникает подозрение, что это не только и не столько посуда после Роберто и Джоша, потому что по утрам они едят мало, мюсли в основном, а это еще после Майка и Лизы со вчерашнего вечера, потому что в мойке с утра целая гора. Ну, наплевать. Средство "Эковер" для мытья посуды безвредно для кожи, не сушит - не раздражает, по крайней мере в этом Роберто был прав. Чем бы заняться? Поеду за "Лондон-ньюс"! Ну и что, что других целей на сегодня нет: может, до этого издания я быстрей дозвонюсь и там начну работать. Или меня в "Горбушку" продавцом возьмут, я же такая обаятельная. А с редакторами можно и по телефону - по "мылу" познакомиться, не с лица же моего им воду пить - важно, как я пишу. Не возьмут в "Горбушку", можно будет съездить или позвонить в другие русские торговые точки. Надоело мне сидеть без дела! И без денег. И конечно, я не хочу быть в тягость Роберто.
      
       До "Горбушки" добралась без приключений. Ой, какой занюханный магазин! Какой-то неказистый, и со странным запахом залежалого товара. Так пахли сельпо в российской глубинке много лет назад... Какие-то продукты в блеклых упаковках, в основном, похоже, с Украины. Там дешевле закупать? Наверное. Продавец - смуглый плотный человек, по виду откуда-то с Кавказа, а может, я ошибаюсь. Беру "Лондон-ньюс", заодно спрашиваю: - Вам не нужны продавцы? У меня большой опыт, покупатели обычно берут у меня больше, чем планировали, потому что я умею преподнести товар!
      -Нет, у нас все вакансии заняты, - с сожалением качает головой сотрудник.- Но вы можете оставить свой телефон.
       Оставляю номер Роберто, хотя особо ни на что не надеюсь. Жаль: торговля - это моя стихия. Это легко, для меня. Лет в 14-16 мне особенно нравилось что-то продавать. К 17-ти, правда, надоело, потому что тогда я работала в "Спорттоварах" и лыжные мази и резиновая обувь по зверски воняли, до сих пор меня от этого запаха мутит. И еще я начала работать по семь часов, а когда столько простоишь, ноги к вечеру просто отваливаются. И от двери, у которой был расположен мой прилавок, очень дуло... Зато в магазине меня любили, особенно директриса, потому что я всем покупателям все объясняла, и придумала, как эффектно разместить товар. И то, что раньше никому нафиг было не нужно, стали сметать с безумным ажиотажем! Вокруг соседних прилавков по прежнему было пустынно, у а меня - толпа! В результате прибыль магазина была стабильной и всем (за мой счет) начисляли премию. В принципе, лично мне от этого особенной выгоды не было, одна дополнительная морока, но мне нравился сам процесс. Зато в результате одна из сотрудниц как-то спросила ехидно, на что я рассчитываю, стараясь так выслужиться - что меня, соплячку, в замы возьмут? Мне было обидно. Я не строила никаких планов, потому что это была временная подработка! Я вовсе не собиралась всю жизнь проторчать за прилавком. Или даже, со временем, в директорском кресле. Это может быть занятно на какое-то время, но не навсегда. Ладно: вернусь домой и стану обзванивать все другие магазины и кафе по объявам в обеих газетах. Это продуктивнее, чем их объезжать.
      
       По дороге в метро дважды слышала, как другие женщины в разговоре с ехавшими рядом подругами назвали меня "женой для кухни" (они при этом откровенно меня разглядывали). Плевать. Я бы с удовольствием на всю жизнь осталась на кухне в уютном домике Роберто, готовила для него и Джоша вкусные вещи, поливала цветочки и все такое прочее. Это гораздо лучше, чем вкалывать хотя бы в той же дурно пахнущей "Горбушке". Не напрягаясь, я писала бы в свободное от домоводства время какие-то статейки - книжки и была бы полностью счастлива. Это если бы у Роберто было достаточно денег для нас для всех...
      
       Когда я вернулась, Роберто с Джошуа уже были дома. Вернее, Джош с приятелями, как всегда, рисовал на крыльце, а Роберто встретил меня очень странным взглядом: каким-то ошалелым. Казалось, он еле сдерживает что-то. Он посмотрел куда-то, потом снова на меня, и его взгляд стал еще более безумным. Я кинула взгляд на то же, что и он: ага, причина в моих кружевных трусиках! Роберто так давно не видел столь обыденных вещей, что они возбудили беднягу до крайности. Какой прикол! Правильно, пусть немного помучается, а то вчера почти не обращал на меня внимания.
       Спросила, могу ли интенсивно пользоваться телефоном, чтобы найти работу? Конечно. Только имей в виду: те номера, что начинаются на 02, это городские, а на 07- мобильные. И эти мобильные звонки очень дорогие, иногда до 50 пенсов за минуту! Хотя обычно около трех. А если звонить по городским, это бесплатно - вернее, это покрывает абонентская плата.
      -А у нас, если ты звонишь с городского на мобильный, платит только владелец мобильного.
      -А здесь тот, кто звонит, вне зависимости от типа телефона.
       Сижу названиваю в русские кафе и магазины, рекламы которых в изобилии украшают страницы обеих газет. Не нужна ли толковая, энергичная? Но везде мне отвечают: увы, девушка, только что взяли мыть посуду и на разноску двух литовок (девчонок из Латвии, эстонку). "Да вы бы вчера позвонили, а то хозяин уже польку нанял! Мы бы лучше свою, конечно. Опоздали вы... Сейчас этих поляков с прибалтами столько понаехало, что найти работу вам будет очень сложно. Вот раньше бы!".
       ...Прочла еще в разделе объявлений: "ищу бэбиситтера для мальчика 6 лет". Обрадованная, звоню. Трубку снимает мужчина с ярко выраженным украинским акцентом:
      -И по какому вы объявлению?
      -А вы их много давали? - весело говорю я.
      -Я вас спросил, отвечайте! - зло гавкает незнакомец.
      - Насчет работы, - я ошарашена.
      -Ну и как вы выглядите?
      -Я не ошиблась? Я звоню насчет работы бэбиситтера.
      -Я понял!
      -Но разве ребенку важно, как я выгляжу? Наверное, для него важнее, как я готовлю, и люблю ли я детей...
      -Зато это важно для окружающих! Ну-ка, опишите себя! - Какой противный! Только что зубы мне рассматривать не лезет. И то потому, что я далеко.
      -Да нормально я выгляжу.
      -Сексуально?
      -Знаете, я не из таких, которые вам, очевидно, нужны. Извините.
      -Нет, мне нужна порядочная женщина! У вас опыт с детьми есть?
      - Есть (ну, я же в самом деле каждое лето в детстве присматривала за младшими кузенами и племянниками, на меня все время оставляли даже грудничков.). И я готовлю очень хорошо. Вас как зовут?
      -Федор.
      - А меня Анна.
      -Значит, так, работа будет с сентября. Отвести ребенка в школу, привести. Накормить. Для меня тоже приготовить. Ну и короче, проводить с ним время, гулять, в кружок отводить и все такое, пока я с работы не вернусь. 4 фунта в час.
      - А мне сказали, минимальная ставка для такой работы пять...
      -А вы больше слушайте, что говорят! Вы сам откуда?
      -Из Питера.
      -А я из Киева. Я с сыном один живу, поэтому и спрашивал, по какому объявлению. Я еще дал в раздел "знакомства", так уже сто раз пожалел! Нет, не хочу, все! Да есть у меня женщина, уже как жена, можно сказать. Но рыба, как известно, ищет где глубже... Симпатичная ты, Анюта, говоришь? Слышишь, возможно проживание!
      -А сколько вы тогда будете высчитывать?
      -Договоримся! С той, кто сумеет ребенка приласкать. Ну и папу его при случае, - Федор противно хихикает. - Ну, короче, Аннушка, звони. В конце августа. Считай, я тебя взял уже. Но тогда подробней поговорим! Обязательно звони!
       ...Зачем искать бэбиситтера на сентябрь в мае? Ненормальный! Во всяком случае, то, что жадный и непорядочный, очевидно.
      - Мужчины из бывшего СССР really horrible (действительно кошмарные),- говорю я Роберто.
      -Мне кажется, ты ошибаешься, - качает он головой.- У тебя, Эна, несколько предвзятое представление о мире...
      -Ты просто с ними не общался! Никакое мое представление не предвзятое, оно основано на моем личном опыте. А у тебя нет опыта общения с россиянами.
      -Почему, я общался с папой Миши и русским профессором в Риме.
      -Это всего 2 человека, а не сотни и тысячи.
      -Хорошие, как и злые люди, есть везде!
      -Совершенно с тобой согласна. Просто есть вещи, которые можно почувствовать только на своей шкуре.
      - Ты пока мало общалась со здешними людьми. Поверь, они тоже далеко не идеальны. - Роберто протягивает мне листок: - Вот, я нашел для тебя в Интернете список русских ресторанов в Лондоне.
      -Спасибо!
       ...Позвонила в кабаки. Толку ноль. Никто им не нужен!
      -Роберто, я могу дать в русские газеты объявления "ищу работу" и "ищу друзей", а также что ищу героев для своей книги - на твой номер телефона? Тут напечатаны бесплатные купоны.
      -Конечно.
       ...Вспомнила о том, что я должна послать образцы статей в "Лондонское время" и попросила Роберто помочь открыть их в Макинтоше. Он подошел ко мне, смело, даже как-то привычно положил свою ладонь на мою кисть, лежащую на "мышке", - будто делал это много раз! Со мной. По тому, как мужчина касается твоей руки, уже можно сказать, какой у вас будет секс. Я это правило вывела давно, и оно всегда работает безошибочно. Если тебе противно, когда он всего лишь трогает твои пальцы, значит, не получишь никакого удовольствия от поцелуев и еще меньше от всего остального. И наоборот. По тому, как меня касаются и ласкают пальцы Роберто, смело могу сказать: это будет седьмое небо. Что-то из ряда вон! Еще я понимаю, что у Роберто в запасе богатый арсенал обольстителя, хотя временами он выглядит сущим скромником. Но только скромник ни за что бы не догадался так вкрадчиво и в то же время уверенно запускать свои пальцы меж твоих и потом нежно-нежно поглаживать твою кожу, едва уловимыми движениями... которые возбуждают сильнее, чем куда более смелые ласки!
       -Даад! Даад! - позвал отца Джошуа.
      -Сейчас, Джошуа, подожди пять минут! - я взглянула на пацана, мальчик смотрел на нас обоих тревожно, а на меня даже с неприязнью и подозрительно. Как все непросто, когда есть ребенок! Особенно чужой...
      
       Роберто ушел наверх к Джошу. Я пошла помыть себе яблоко и не смогла это сделать: в мойке опять была целая куча грязной посуды. И она сто пудов осталась после ланча Лизы: она обычно встает позже всех, примерно в двенадцать - час, а ужинать сегодня еще никто не садился. Тут как раз на кухню вылез Майк, который собрался, как это у них водиться, готовить для себя и подружки, и я спросила его: - Лиза никогда не моет за собой посуду?
      -Почему? Наверно, она просто решила, что тебе это нравиться...
      Уж конечно!
      Помыла посуду, потом яблоко, только собралась сесть за комп, как прибежала Лиза: -Эна, Майк сказал, ты расстроена из-за посуды. Прости, я вовсе не воспринимаю тебя как прислугу! Это больше не повторится, - все-таки Лиза неплохая девчонка.
      
       Залезла в свой почтовый ящик в Интернете: снова вестей ни от кого. Может, Наташа обиделась на какашку? Хотя с чего вдруг? Раньше мы порой шутливо обзывали друг друга, совсем как в детском саду: "Наташка - какашка, Наташка - промокашка" - "Анька-банька, Анна- ванна", и при этом хихикали, как пятилетние дурочки. Нам это, наоборот, повышало настроение - мы словно бы на миг возвращались в озорное и беззаботное детство. Она что, забыла все это - все хорошее, всю нашу дружбу? Да нет, не может быть. А почему ничего нет от Астахова?
       ...Новости. Неделю я жила без них и только сейчас поняла, как же это здорово. Хотя все как всегда, ничего особенного: "Сегодня в Ираке неизвестными боевиками расстреляны иностранные журналисты - съемочная группа польского ТВ";
       "Израильтяне провели рейд в лагере палестинских беженцев Хан Юнис в Секторе Газа. При поддержке с воздуха в поселение вошли танки и открыли огонь. В результате этого нападения 3 человека погибли, более 30 получили ранения. По словам очевидцев, двое погибших (по некоторым данным, это были боевики ХАМАС) пытались оказать сопротивление вторжению, третий - 15-летний юноша - оказался на месте боевых действий случайно. Еще 14 человек израильтяне задержали; также ракетными ударами с вертолета было разрушено несколько домов. Израильские СМИ предполагают, что рейд в Хан Юнисе был ответом на убийство палестинскими боевиками беременной израильтянки и четырех ее дочерей";
       "В Пакистане совершена серия терактов. Утром в г. Кветта взрыв произошел на велосипедной стоянке перед зданием суда. В результате два человека получили ранения. Детали происшедшего неизвестны. Эту акцию связывают с визитом в город премьер-министра страны Зафаруллы Хан Джамали, который завтра должен председательствовать на конференции по привлечению инвестиций в Белуджистан. Позже мощный взрыв прогремел в шиитской мечети "Масиджид-е-Хайдери" при духовной семинарии в г. Карачи. По последним данным тринадцать человек погибли и 96 получили ранения. Местная полиция сообщила, что трагедия случилась в районе часа дня по местному времени - в это время мусульмане собираются на пятничную молитву";
       "В Перу нашли скелеты людей, похороненных почти 2 тыс. лет до н.э. Среди них - богатые и бедные, в том числе останки детей, замурованных живьем". Из-за того, что древние люди приносили Богам такие жертвы, Боги их и покарали - за такое изуверство? Современное человечество также каждый день приносит совершенно бессмысленные жертвы в лице мирных жителей в различных точках. Нас ждет та же участь, что и вымершие цивилизации? Как все-таки все эти совершенно к тебе, казалось бы, не относящиеся события способны омрачить и твою жизнь! Во всяком случае, здорово испортить настроение, повернув мысли в совершенно определенную пессимистическую сторону (типа: куда катиться наш мир? Где разум и сердце у тех, кто способен на такое зверство против собственного народа? Да вообще против невинных людей?).
      
      
       ...Когда Лиза и Майк закончили свою трапезу, Роберто позвал за стол Джошуа и меня.Он разогрел оставшиеся вчерашние котлеты и пожарил какие-то колбаски ("ах, ну да, тебе же нельзя их есть. Зато мы с Джошуа их очень любим"). Опять предлагались отварные фасоль и стручки гороха (как они не надоедают моему любимому каждый день?), а также хумус (попробовала, оказалась редкая гадость. А Роберто эту бобовую пасту просто обожает). Роберто еще заварил кус-кус (тоже никогда не пробовала. На вкус ничего), а также помыл (ура!) овощи: рокет-салат, маленькие помидоры, крошечные морковинки и кукурузные початки размером с мизинец. И еще поставил на стол бутылку красного вина. Привычный ужин в этом доме. Сперва для меня было странно, что Роберто выпивает по стаканчику каждый вечер. Но он говорит, это Средиземноморская традиция, во Франции и Италии так делают все и если пить немного виноградного вина вместе с едой, вреда от него не будет никакого и ты не опьянеешь, зато это полезно для сосудов и сердца. Чтож, по Роберто в самом деле не скажешь, что он "принял на грудь" - на нем это никак не отражается. Хотя мне все равно страшновато, потому что один алкоголик, Ананасов, у меня уже был, и он столько гадостей мне наделал! Он меня спьяну душил, а наутро ничего не помнил. Он занимал у меня деньги на водку и сигареты и клялся отдать - но никогда не возвращал, а когда я, иногда, просила вернуть, безумно злился и обвинял во лжи. Однако я терпела и не бросала его - мне было эту скотину жалко, я считала, что могу (и даже обязана!) его спасти, раз это чмо попалось на моем пути. А он мои новости продавал в другие газеты как свои, деньги пропивал, а я ничего об этом не знала. Узнала, когда он свою вину свалил на меня и меня с треском выперли из "Вечерки". Ананасов же там давно работал, а я без году неделя. И это только малая часть того дерьма, которым он меня, девочку-ромашку, за мою заботу завалил. Роберто, конечно, совсем не такой, - но кто знает, во что выльется эта невинная пока привычка? Недаром по статистике больше всего алкашей на земном шаре в России, Франции и Италии. Хотя в последних выпивают якобы "цивилизованно". Но стоит только начать...
      
       Смотрю в окно. Там по вечернему небу странной кувыркающейся траекторией летит необыкновенный объект, похожий на сильно вытянутую серебристую, сверкающую гантелю. Вот это да! Я еще никогда в своей жизни не видела НЛО! Однако не могу сказать, что меня это сильно поразило, особенно в самые первые секунды. Со мной так всегда бывает, когда я вижу что-то из ряда вон. Например, автомобильную аварию, когда одна машина просто перелетела через другую, ударила ее крышу и приземлилась вверх колесами. Умом я понимала, что происходит нечто ужасное, но мое сознание фиксировало всё просто как мелькающие цветные картинки. Эмоции же словно отключились. Короче, даже насквозь придуманная катастрофа в кино вызывает куда больший душевный трепет! И уже потом, где-то спустя добрый пяток секунд до меня дошло - там же люди! То же самое было, когда я увидела, как машина сбивает пешехода или в одном из домов, где я жила, в подъезде валялся труп. Когда я шла утром на работу, я даже не сразу поняла, что это покойник - я еще никогда не видела убитых. Подумала: "вот налакался!" - но все же спросила: "мужчина, вам плохо?". И только потом заметила торчащий нож, лужу крови, и что он не дышит. Но опять - никаких эмоций. Ни сразу, ни потом (может, потому что я этого человека совсем не знала). Было только удивление: "надо же! Смерть - это, оказывается, совсем не страшно". Поначалу. Зато потом мне полгода было жутко заходить в свой подъезд.
       ...Мучительно раздумываю, стоит ли говорить Роберто об НЛО - не решит ли он, что я чокнутая (у нас в России так относятся к разным свидетелям и наблюдателям). Но искушение слишком велико: - Я сейчас видела UFO. Вон там.
      -Да, они здесь часто летают, - как ни в чем ни бывало, спокойно говорит Роберто. Джошуа смотрит на меня с любопытством, но также не кидается во двор провожать взглядом серебристую "гантелю". Может, это был какой-нибудь человеческий объект? Но столь невероятной формы, и чтоб так летал? К тому же в Англии правда часты случаи встреч с НЛО, я читала. Мне, уже в который раз, кажется, я попала в настоящую сказку. Здесь на земле растут райские сады, по небу летают невероятные аппараты - но еще большие чудеса случаются со мной, самой обыкновенной женщиной. Я счастлива. Я так счастлива!
      
       ...Когда я убирала тарелки ("ты готовил - я мою!"), увидела на скатерти там, где ел Джошуа, пятна от томатного соуса. Позвала Роберто со двора и взволнованно показала:- Это не я оставила! Это Джош, - но Роберто так на меня посмотрел! Черт, я же никогда не была ябедой, хотя на меня довольно часто сваливали чужую вину - в Сибири, например, кузены и кузины. Тетки и прочая родня обычно верили им, потому что они были их родные дети. А я так, сбоку-припека. Но мне было начхать, кто и что обо мне думает, - тогда. Но сейчас нет! Мне даже стало начхать, что обо мне думают мои собственные родители, когда я поняла: что бы я не делала, как бы прекрасно не училась и сколько бы домашней работы на себя не взвалила, все бесполезно, они все равно меня не полюбят. Но с Роберто все иначе: мне так важно не потерять его любовь! А я знаю, что он очень ценит такие качества, как аккуратность и чистоплотность, хотя сам в этом плане не всегда образец. Но кто из нас идеал? И уже ребенку-то проще будет это простить. Вообще, почему я рассуждаю так, будто я в чем-то виновата? Я ничего не сделала! Это не я оставила пятна! Я просто не хочу, чтобы Роберто подумал на меня, и стал считать меня неряхой. Вот и все.
      
       ...Когда я шла наверх и проходила мимо комнаты Майка, слышала, как Лиза со смехом громко просила: - Ну хватит! Правда, достаточно! - И в ответ неразборчиво-нежное, полное желания рычание Майка. Только друзья, значит?
       В bathroom меня ждал еще один сюрприз. Оттуда только что вышли Роберто и Джош, которого отец купал в ванне. На еще запотевшем стекле было крупно выведено пальцем: "ONLY FOR JOSH I AM" - "Я существую только для Джоша". Облом forever? Навсегда? Он меня разлюбил? Как мне стало нехорошо в один миг! Но нет, только без паники: Роберто это написал, чтобы успокоить детскую ревность мальчика. А в его чувствах ко мне ничего не изменилось. Я ведь видела его глаза, и как он прикасался ко мне... И все равно мне так страшно. Так плохо.
      
      8 мая 2004, суббота
       Утром меня разбудил громкий голос Донны. Она расхаживала по ливин-рум в явно боевом настрое и очевидно жаждала со мной сразиться. Она даже два раза поднималась наверх и стояла у дверей моей комнаты! Я сперва хотела спуститься вниз, но мне не хотелось выступать в качестве второго боевого петуха. Я разделяю мнение, что истина рождается где угодно, только не в ссорах. Тем более когда мой устный английский пока так убог, что Донна потом будет злорадствовать, что я умственно неполноценная. К тому же я еще не приняла душ, не накрасилась, и Донна обязательно использует все мельчайшие недочеты, что заметит, против меня. Нельзя этого допускать! Побежала мыться, надеясь, что стервозная мамочка Джоша за это время немного остынет, но когда я вышла из ванной, Донна и Джошуа уже ушли.
       Когда я спустилась вниз, Роберто заканчивал мыть пол. Он улыбнулся мне нежно и посмотрел так, будто мы не виделись целую вечность и он страшно соскучился, хотя прошло всего несколько часов, как мы расстались... Фантастика! Вот это мужчина! Он само совершенство во всем.
       Зато после того, как Роберто выплеснул грязную воду в нижний унитаз, он его даже не ополоснул (теперь понимаю, почему тот такой жуткий, его же не мыли ни разу!) - как и свои руки, кстати. Вообще Роберто, как правило, моет руки довольно халтурно, что меня тоже начало смущать. После мытья пола он, например, пошел опрыскивать растения во дворе средством от насекомых и после этого тоже не помыл рук. Потом потер глаза руками - они, естественно, тут же покраснели. Еще бы - в них же попал яд! Роберто снова стал ожесточенно тереть веки. Взрослый человек, а таких простых вещей не понимает! Все-таки он мужчина... Как же ему сказать? Помню, моему последнему бойфренду Диме я только один раз заикнулась об этом (он после общения с мусорным ведром собирался заняться со мной сексом): "Дорогой, помой, пожалуйста, руки. Я не хочу заиметь цистит". Так Димон ответил: "Дорогая, у тебя шизофрения на почве чистоты". После этого мне было уже не до секса. Посмотрела бы я, что бы он сказал, если бы в его внутренности залезали грязными пальцами! А у женщин там все очень близко расположено, в отличие от этих нечистоплотных козлов, поэтому подцепить инфекцию даже почек через грязные руки партнера пара пустяков. Моя московская подруга Люда, кстати, так же так считает. Как-то свекровь посоветовала ей: "когда мы были молодые, нас не смущало, что в квартире много жильцов. Поехали в лес да трахнулись!". Люда от такого предложения пришла в ужас: "А перед и после секса даже не помыться?! Все-таки мы не первобытные люди. В отличие от наших совсем недалеких предков...".
       И все равно Роберто не устает поражать меня! Потому что если в целом, я таких идеальных хозяек даже среди женщин не встречала - я еще ни у кого в домах не видела такого образцового порядка, и нигде ни пылинки. Я просто в шоке (приятном, конечно!). Меня немного смущают только три вещи: во первых, пробка-затычка для кухонной раковины. Когда я ее рассмотрела, она оказалась жутко грязной и склизкой, видно, что ее ни разу не мыли. На ней наверняка куча микробов, и с нее они спокойненько перекочевывают на посуду, которую ополаскивают в этой самой мойке...Ладно, я не стала ничего говорить, а просто отмыла пробку. Хотя мыть эту склизкую мерзость каждый день не хотелось бы! Второе: полотенца. Полотенце для лица, ног и тел у Роберто, похоже, одно на всех: его самого, ребенка и Майка - любимца баб (и скрытых инфекций, хм), и лежит оно в свернутом виде на раковине, частично в нее попадая. Когда кто-то умывается или моет руки, грязные мыльные брызги падают на это самое полотенце...но еще хуже ситуация с кухонным, которое не только все время свернуто, но и должно быть непременно запихано ПОД тряпку для вытирания столешниц (естественно, также вечно влажную и вдобавок, само собой, грязную). Даже не хочется думать на тему бактерий, кишащих там. Я, на свой страх и риск, завела второе полотенце для вытирания рук и посуды - повесила его на ручке шкафа. По крайней мере, оно будет всегда чистое и сухое... Роберто мне на это ничего не сказал. Как и насчет моих собственных полотенец для лица, рук и ног в ванной, которые я повесила на пустующие крючки. И третья неприятная мелочь: туалетная бумага. Ее рулончик стоит прямо в зоне обстрела как брызг от моющихся тел в ванне, так и, что гораздо хуже, грязных брызг из унитаза (видела сама!). Бумага из-за этого всего также все время влажная и вдобавок мерзко пахнет. Я ее переставила чуть повыше, на шкафчик, но Роберто начал упрямо ставить рулон на прежнее место. В общем-то, все это сущие пустяки (хотя мне бы, например, не хотелось подцепить цистит от сомнительной бумаги, или прыщи от грязного полотенца, или дисбактериоз от микробов на тарелках). Зато Роберто никогда не забывает эту самую бумагу купить! Феноменально. Ладно, как говорила одна моя ехидная знакомая, "зараза к заразе не пристанет". В жизни с Роберто гораздо больше положительных сторон, чем вся эта ерунда. Мужики ведь на такие вещи, как чистота, вообще обычно внимания не обращают. Или итальянца в детстве приучили складывать те же полотенца именно так, и теперь он считает, что только так и есть правильно. Все равно он страшно милый, веселый, хороший! А от таких дурацких нелепиц я его отучу... С мытьем овощей получилось ведь! Наташа верно говорит, в каждом мужчине до старости живет маленький мальчик, в которого послушание женщине впитывается буквально с молоком матери на уровне рефлексов собаки Павлова.
      -Ты хочешь поменять простыни? - интересуется Роберто.
      -Нет, спасибо, мои еще свежие. В России постельное белье меняют раз в месяц.
      -А в Италии раз в неделю.
      -Просто в Италии жарко... В следующую субботу я убираю дом, о кей?
      -Почему? ( и он еще спрашивает! Ангел)
      -Потому что это справедливо!
      
       ...Данных от Астахова пока нет. Но это, наверное, потому что сегодня выходной. Зато дозвонилась наконец до русской церкви: мне сказали, что службы там в субботу вечером и в воскресенье утром. Начала также звонить по объявлениям в "Лондон-ньюс", здесь есть несколько объяв от людей, которые ищут друзей. Но в Лондоне живут не все. Дозвонилась до одной женщины - написано, ее зовут Вероника, ей 38 лет. Она сама предложила встретиться завтра в церкви после службы (вот здорово! Убью сразу двух зайцев): - Ты легко меня узнаешь: я блондинка, буду с 12-летним сыном. Тогда и познакомимся толком, и поговорим обо всем.
       Еще дозвонилась до девушки Лики. В объявлении сказано, ей 26, но она призналась сама: 28. Подружка ей нужна, чтоб весело время проводить. А то с ее графиком работы как-то сложно заиметь подруг, работа-то вечерне-ночная, а днем сон.
      -А что за работа?
      -Да, ты знаешь...короче, танцую я. - у Лики украинско-кубанский акцент. - Ну, стриптиз, в общем. Ну, не совсем стриптиз, это я так... Топлес! А совсем обнаженная - это только по особому пожеланию и за отдельные деньги. Ну и сама понимаешь. Да, хорошо, что ты позвонила. Ты девчонка веселая, я это сразу поняла! А то даже выбраться куда-то не с кем. По клубам там. А то свой уже так надоел! Или вот только что с Мальдив вернулась, - там шикарно, конечно, прекрасно отдохнула. Но тоже поделиться не с кем.
      -Одна ездила?
      -Да не, с другом. Ну, он не совсем любовник, а так, деньжат подкидывает. У меня несколько таких. У этого, правда, пузо уж очень...зато богатый! (Лика довольно хихикает). А то от мужа-то хрен что дождешься, он не работает сейчас.
      (Она еще и замужем! Вот ненасытная вагина)
      -Анют, а ты где предпочитаешь отдыхать?
      ...Я сказала, что мне сейчас срочно нужно бежать, я перезвоню. В чем совершенно не уверена, так как при разговоре с Ликой у меня начало сводить скулы от скуки уже на второй минуте. Разве что для нашего сценария про траффикинг и его жертв. Но полушлюшка Лика, похоже, совершенно довольна свой участью и никак на сексуальную рабыню не тянет. Мальдивы, фу-ты - ну-ты! Что-то пока я не встретила здесь несчастных жертв обмана и секс-террора, как в той же "Лиле навсегда". Но наверняка они есть и их множество. Иначе не было б на эту тему столько статей, фильмов, и столько устных страшилок. В конце концов, сухой и оттого особенно страшной статистики! К тому же жертвы объяв в газеты не дают...
      -Представляешь, - говорю я Роберто, - сейчас звонила по объявлению "ищу друзей". Эта женщина оказалась стриптизершей. При этом она замужем! Не понимаю я мужей таких дам, абсолютно не понимаю!
      -Это совершенно нормальная профессия, - пожимает плечами Роберто, - клиентам запрещено даже прикасаться к танцовщицам.
      - Ты так наивен!
      -Это правда! - Роберто смотрит на меня строго, будто я сказала что-то непристойное.
      -Роберто, скажи, когда мы сможем приступить к нашим сценариям про траффикинг и девушку с пулей в голове? Ты обещал мне помочь!
      -Совсем скоро, через несколько дней. Сейчас мне нужно закончить один проект. Это важно, чтобы получить деньги и не потерять дом.
      -Конечно-конечно! Знаешь, мне пришла в голову идея: давай ты притворишься клиентом подпольного публичного дома, пооткровенничаешь там с девушками, а потом все мне расскажешь (зашлю-ка я Роберто в бордель Саши и так выясню, насколько там в самом деле все тихо и гладко. А если пойду сама, боюсь, это плохо кончится.)
      -Мне совсем не хочется идти в бордель.
      - Разве тебе не интересно?
      -Нет. Что может быть интересного в таком месте? Я никогда не был с проституткой.
      -Да ладно, не лги! Каждый мужчина хоть раз в жизни имел это сомнительное удовольствие - хотя бы из любопытства.
      -Мне это не было любопытно. Кроме того, у меня всегда были подруги. Я всегда жил с женщинами. Сейчас первое время в моей жизни, когда я один, без женщины так долго. Это так странно для меня! Но никто не смог заинтересовать меня в эти годы.
      - И как же ты обходился без секса целых 5 лет?
      -Я мечтал, - Роберто смотрит мне прямо в лицо большими чистыми глазами ребенка. Без ложного стыда, без пустой бравады. Скажи это любой другой или сам Роберто хоть на полтона иначе, я бы начала смеяться. Но за такой ответ я только стала Роберто еще больше уважать. Он правда святой! Действительно: лучше быть верным своим идеалам, чем размениваться на тошнотный постельный фаст-фуд. Сама имела раньше несколько раз такой секс без любви: от него чувствуешь себя, как будто вымазалась в грязи, и удовольствия никакого. Так что мой возлюбленный абсолютно прав: лучше уж никак, чем как попало и с кем придется! После такого секса хочется отмыть не только тело, но и душу, будто она тоже запачкалась. Поль Сидибе из шоу "Голод" сказал: "Это совсем по другому, когда ты любишь и тебя любят". Вот именно!
       "Я мечтал". А я уж и не мечтала! Это не только о сексе: обо всем. Как бы там у нас дальше не сложилось, я буду вечно благодарна тебе, Роберто, за то, что ты снова подарил мне жизнь. Ты придумал меня, и я появилась, и теперь мне так хочется тебя не разочаровать! Остаться твоей мечтою...
      
       ...Сижу читаю "Лондон-ньюс": много перепечаток из российских газет. 2 ругательных материала, посвященных английской медицине: а) бездушию и непрофессионализму врачей;
      б) больничной суперинфекции MRSA, вызванной антисанитарией и унесшей только в 2003 году 800 жизней. Переболевших же ею было 7300. Английские медики наконец решили бороться с напастью: в больницах появилось антибактериальное мыло и сотрудников обязали... мыть руки! Боже, куда я попала?! Хотя в России от этой заразы люди тоже мрут, как мухи. И бездушных врачей у нас тоже хватает. Роберто был прав: нигде в мире жизнь не идеальна, везде есть свои плюсы и свои минусы. Просто где-то в чем-то их больше.
       В целом "Ньюс" поживей, чем "Время", кое в чем существенно: целые полосы отданы под рекламы "эскорт-сервиса" и объявлений подобных тем, что дал сутенер Саша. Везде сулят высокие заработки молодым и привлекательным, знание английского необязательно.
      -Роберто, ты говоришь, тебе нужны деньги? И мне тоже! Я знаю, что нам делать: давай затусуемся в эскорт. Пойдешь со мной как латинский любовник? - Роберто весело хохочет, а я ухожу на кухню готовить. Чищу картошку и слышу, как мой друг возбужденно кому-то пересказывает по телефону сказанное мной и дальше: "Нет, не думаю, что это была провокация. Просто шутка. У Эны хорошее чувство юмора.". Он говорит с гордостью. Кажется, ему приятно, что я назвала его "суперлюбовником", пусть даже ради прикола. Но все-таки не подумал ли он, хотя бы про себя, что я намекаю к тому же и на что-то меж нами? Может, это у меня из подсознания что-то прорывается, а я сама этого не осознаю? Вообще лучше помалкивать: чем больше я буду молчать, тем лучше! А то как ляпну что-нибудь, самой тошно становиться. И еще я очень боюсь, что Роберто догадается о моих к нему чувствах. А это ни за что не должно произойти, в ближайшие 2 месяца по крайней мере, потому что еще примерно месяц после этого я смогу продержаться, а потом... Потом прощай, надоевшая живая игрушка! А квартира-то у меня сдана до середины августа! И где мне жить?
       Но нет, как же он может меня бросить, выгнать - он же мой мужчина! А я его женщина. Мы ведь созданы друг для друга! До сих пор я так и не решила для себя, как мне быть: открыться или затаиться. Все всегда советуют последнее, так как мужчинам все очень быстро надоедает. Все всегда говорят, что мужчины охотники по природе своей, и им интересна только непойманная добыча. Могу подтвердить! Нет, обычно меня не бросали, я уходила сама: но уходила-то потому, что после начала сексуальных отношений отношения в целом медленно, но верно шли на спад. Как будто то, что мужчина наконец получил твое тело, автоматически означало, что он получил твою душу. Но были ли им вообще это важно - где моя душа, с ним ли? Бог их знает, но только чисто по человечески они вели себя все более хамски. Я уже не могла больше считать их своими друзьями. Для меня дружба и доверие важнее секса. Впрочем, и с сексом у нас было не ахти: им было по кайфу, даже очень, а я так и не могла к ним привыкнуть. Мне только с одним и нравилось - как раз с тем, кто меня бросил... хм. Как все запутано. И запущено. Мои бывшие причем потом за мной годами бегали и умоляли вернуться... типа "я все понял и исправлюсь!". Даже Борис, который сам меня бросил, преследовал меня потом два с половиной года. Идиоты! Разве можно так легко забыть равнодушие, пренебрежение, грубость? Где они были раньше, когда плевали мне в душу и спокойненько бросали умирать?
       Короче, народная мудрость права. Она проверена тысячелетиями! Но ведь из каждого правила бывают исключения. Вспоминаю мировые шедевры: "Джейн Эйр", и что там еще? Никак не могу вспомнить. Но это неважно, важно, что я помню: после того, как героиня призналась в любви первой, все было хорошо: никто не стал над ней смеяться или садиться на шею. Хотя в "Унесенных ветром" и в "Поющих в терновнике" все кончилось наоборот. Но ведь это только литература... Да, вся моя реальная жизнь тоже учит, что надо действовать по правилам, никогда не показывать своих чувств, тем более первой. Мужчина должен проявлять инициативу и тд. Мужика надо держать в ежовых рукавицах, они по хорошему не понимают и распускаются. Но что если попробовать сойти с проторенной дорожки? Я уже женщина с опытом, я знаю все ходы. И это так скучно! А что если нарушить правила игры - и вообще все мыслимые правила?
       Мне, например, никогда не нравилось изображать из себя стервозу, но без этого мужчины в самом деле хамеют и теряют к тебе интерес просто на глазах. Но Роберто - он ведь совсем другой! Он такой умный, тонкий, чуткий. Он сам столько страдал! Наверняка стервозность Донны ему уже в печенках сидит. Наверняка он оценит действительно хорошее отношение. Да, точно. Я спасу тебя, мой любимый, отогрею своей любовью - точно так же, как ты сделал это со мной своей заботой. Ты будешь не только для Джоша - ты начнешь жить и для себя! Я положу конец этой тупой и никчемной войне между полами! Не зря в российском кино стала цитатой фраза "счастье - это когда тебя понимают".
      
       ...Пока готовиться ланч, дочитываю "Ньюс". Ого, какие дешевые звонки в Россию: всего 1 пи за минуту! Всего 50 копеек... а вот это объявление еще интереснее: конкурс поэтов русского зарубежья. Первое место 300 фунтов! Второе 200, третье 100. Большой финал 7 июня, тексты принимаются до 15 мая. Осталась всего неделя, надо спешить! Вообще конкурс какой-то странный: среди присланных работ одна обязательно должна начинаться со строчки из Пушкина "Что хорошо для Лондона, то рано для Москвы". Могу себе представить, что разные горе-графмоманы наваяют! Это все равно, что объявить обязательной строчкой шекспировское "быть или не быть?": "Быть иль не быть? Пойти в ларек напиться - иль лучше в местной речке потопиться?" Обязательно приму участие: 300 фунтов для меня сейчас целое состояние!
       ...За компом, пока мои мысли собираются в кучку, мурлыкаю песенку из мультфильма: "Хорошо живет на свете Винни Пух! Оттого поет он эту песню вслух". Пою я еще "лучше", чем Джулия Робертс в "Красотке", но в данном контексте вся соль именно в этом: чем больше ты фальшивишь, тем веселее тебе становится. Но вот Роберто, похоже, моего мнения не разделяет - странно так косится. Может, я все себе придумала и он вовсе не моя половинка? Ладно, займемся лучше делом:
      "Что хорошо для Лондона, то рано для Москвы",-
      прошло два века, это можно повторить
      Восток и Запад слишком разные, увы
      И в силах ли мы что-то изменить?
      И лишь надежда, что еще жива,
      Дает нам силы жить, любить, творить
      Не важно где, в Москве ты или нет
      И с верою, что может победить
      Та истина, что вечна и одна
       Одна для всех людей, времен и лет
      Придет лишь срок, и выплывет она
       И выживет средь сотен разных бед.
      ...Да, ничто так не стимулирует вдохновение, как когда тебе не на что жить!
      Еще приложила 3 ранее написанных стиха: 2 пришли ко мне, когда я любила Звездеца (самой сейчас так противно, что этот Дерьмец вызвал у меня столь возвышенные чувства! Ну, хоть пара приличных стихов осталась, помимо памяти о сотрясении мозга.). А одно написано как воспоминание о детстве, проведенном на Кольском полуострове, на Крайнем Севере. Я недавно видела в новостях: совсем недалеко от городка, где я жила, ученые раскопали следы легендарной Гипербореи, или города Богов, где жили великаны-атланты. Я всегда ненавидела Полярную ночь и вонючку-комбинат, потравивший ядовитым дымом все окрестные леса и превративший их в обугленное мертвое Кащеево царство - но оставшаяся, выжившая природа там удивительная. Особенно я любила горы - одну, видную из нашего дома, я назвала "Дельфин", потому что она была на него похожа. Когда мне было грустно, я с ней разговаривала. И еще с 2 соснами в сквере, сросшимися вместе. Я воображала, что это мои родители - в отличие от последних, сосны никогда не орали и всегда действовали на меня умиротворяюще. Я думала, я одна такая со странностями, а потом оказалось, нет - то же самое проделывала в детстве, да и потом, одна моя сокурсница по универу, круглая отличница, девушка спокойная, как броненосец и при этом с внешностью Наоми Кэмпбел (только белокожая и миниатюрная). Журналистка эта, ее зовут Лена, писала репортажи из горячих точек, и считалась очень смелой и хладнокровной. А мне как-то призналась, что часто чувствует себя безумно одиноко. И когда ее, единственную в классе умницу-красавицу травила школьная "гопа" за то, что она не такая, как все, она тоже научилась идти к деревьям и все им рассказывать. Еще я узнала, то же самое делал принц Чарльз. Правда, когда он признался об этом в 16 лет, вся Англия подняла его на смех. Кстати: мы все трое левши. Может, поэтому деревья понимают нас лучше, чем вечно правые другие люди? И еще: Джошуа, как и Роберто, тоже левша. Поэтому мы просто обязаны чувствовать друг друга. Мальчик все поймет! Также надеюсь, мои стихи дойдут до кого-нибудь из жюри. Иначе не видать мне 300, или даже 100 фунтов как своих ушей!
      На земле Богов
      раньше неба высь
      Горы облаков
      Золото морей
      Только здесь теперь
       Проживаем мы -
      самые обычные
      люди средь людей
      
      На земле Богов
      Нынче тьма и лед
      (ты полярной ночью
      не увидишь свет)
      А когда-то здесь
      Было как в мечтах
      То, что ты увидишь
      разве что во сне
      
      Только больше нет
      Ничего из этого...
      
      Правда, в поздний час
      На качелях, глядя
      В звезды в вышине
      Маленькие дети,
      Позабыв про сон
      Грезят о далекой
       сказочной стране...
      
      
      Я хочу быть с тобой-
      разве это так много?
      Расскажи мне про мир
      Покажи мне дорогу
      В дальний путь позови
      Чтоб назад не вернуться
      Чтоб однажды уснуть -
      Никогда не проснуться
      Чтоб увидеть в том сне
      Мир спасенья и тайны
      Волшебства и любви,
      Чтобы ты не случайно
      Говорил мне "люблю" -
      Что бы ты в это верил
      Чтобы я для тебя
      стала сном и доверьем -
      так, как ты для меня,
      Чтоб никто был не нужен!
      Чтобы просто смотреть
       как твой взгляд безоружен
      Чтоб предчувствие лжи
      Никогда не коснулось
      Чтобы жизнь без любви
      Никогда не вернулась!
      
      ...Ты так долго ходила по краю
      Что шаги, как у акробатки
      И смешные домашние дети
      Причисляют тебя к загадке
      
      Мы так долго ходили по краю
      Мы общались так осторожно
      Голоса звучали так нежно
      А глаза смотрели тревожно
      
       Мы общались так осторожно
      Чтоб не дай боже не влюбиться
      Мы боялись сильных эмоций
      Мы боялись забыть и забыться
      
      Мы усталые люди, мы ждали
      Первый шаг от другого, чтоб снова
       убежать в разочарованье
      ускользнуть от долга и слова
      
      И не выдержав этого больше
      разбивались сердца и души
      Были стены дырявы и тонки
      И чужие так жадны уши
      
      Незаметно вынули сердце
      Лишь чуть ноет пустая рана
      И никак тебе не согреться
      И смеешься теперь так странно
      
      Ну а так все течет, как прежде
      Лишь шаги так легки и шатки
      И ручные невинные дети
      Причисляют тебя к загадке.
      
      Какое счастье, что у нас с Роберто все по другому! Прощай, Звездец! Навеки.
      
       ...Оказывается, Лиза сегодня утром тоже уехала на выходные к своим друзьям во Францию. Майк в свою очередь свалил к дружкам. Мы с Роберто опять одни! Даже не знаю, с чего начать, нет, знаю - с понедельника опять начну звонить во все места и искать работу - в "Ньюс", и я еще в агентства бэбиситтеров и хаускиперов (домработниц) не звонила, оставила про запас - потому что меня, если честно, особо не тянет драить чужие унитазы и выносить чужую помойку, а за присмотр за детьми платят меньше всего и график очень неудобный. Но придется, очевидно, браться за все подряд: вон, в ресторанах и кафе мне отвечали, что посудомоек и уборщиц из Прибалтики уже взяли. Значит, и белые тоже идут на подобные работы! Причем даже таких подработок уже не найти. А что касается Роберто, буду продолжать вести себя в прежнем теплом дружеском ключе. Все-таки я не могу переступить через себя и первой открыть свое сердце. Думала над этим, но совершенно себе такой картины не представляю! Я с радостью признаюсь и все буду делать для него, вот только пусть он скажет первый... А пока буду делать все возможное без признаний. Сейчас, например, сбегаю в банкомат и получу наконец денежки с российских изданий - давно уже должны прийти. И куплю нам что-нибудь вкусное! Какой- нибудь кекс, которыми эта страна так славиться. А к вечеру приготовлю изысканный ужин, специально для утонченного Роберто: на ланч просто пожарила оладьи из цуккини и украсила их йогуртом и моцареллой. Роберто они, правда, понравились: сказал, в Италии тоже такие делают из цветков кабачков. Там это считается деликатес! Он даже поинтересовался моим рецептом.
      
       ...Облом! На счету по прежнему шаром покати. Где мои деньги, честно заработанные непосильным трудом?! Вот суки! Уехала, и тут же мои денежки зажали! Козлы. Ничего, в понедельник до них дозвонюсь и выбью свое!
      
       Вернулась домой ни с чем.
      -Тебя можно поздравить? - спросил Роберто.
       -Увы! А я так хотела купить нам кекс... но если бы купила, мне будет не на что ездить по городу.
      -О, насчет меня не беспокойся, я их не ем - в них слишком много химии, это слишком тяжелая пища. - Роберто ободряюще положил мне руку на плечо и тепло улыбнулся.
      Решено: я не буду признаваться ему в своих чувствах первой, но и играть с Роберто тоже не буду. Я просто дам ему почувствовать, что он мне тоже дорог! А что потом? В постель же еще рано! Или нет? Если он моя половинка, я должна понравиться ему в любом виде... Да?
      
       ...Рассказываю Роби о своих неудачах в поиске работы.
      -Ничего, - ободряет меня мой друг, - ты обязательно ее найдешь! Помню, когда я первый раз приехал в Лондон, мне тогда было 19, я тоже обошел кучу кафе и ресторанов, прежде чем смог устроиться в одну забегаловку, хозяином которой был настоящий итальянский мафиозо. Каждый вечер он сидел в обнимку с двумя шлюхами. Никогда в жизни не видел более грязного заведения! Даже когда потом мыл сортиры в больнице как уборщик. Я тогда почти ни слова не говорил по английски, и это, конечно, совсем не облегчало поиски работы... и сказалось на ее качестве.
      -Я помню, ты мне писал, тебе приходилось в ту пору жить в каком-то разрушенном доме...Это действительно ужасно!
      -О, вовсе нет! Трудно было только первые несколько дней. В ту пору сквот - самовольный захват пустующих заброшенных домов был очень популярен, как бы в порядке вещей. Власти смотрели на это сквозь пальцы. Многие молодые люди, не имеющие денег на аренду, поступали так же. Мы с моей подругой в первый же день приезда в Лондон нашли большой дом, там не было ничего, только крыша над головой. Но уже спустя несколько дней я нашел на помойке холодильник и его починил. Днем я работал в итальянском ресторане, потом в больнице, а по ночам мы рыли землю и нелегально прокладывали водопровод и электричество, подключаясь к сетям в соседних домах. Спустя несколько дней у нас уже было все, что нужно для жизни: газ, свет, вода, канализация.
      -И ты все это сделал сам! - я смотрю на Роберто с восторгом.
      -Помню, тогда я каждый день знакомился на улице с какими-то молодыми итальянцами, как и мы, приехавшими в Лондон без денег и языка. Скоро в этом большом доме жила целая итальянская коммуна! Было очень весело. Мы вместе ремонтировали дом и помогали друг другу.
      -Ты сказал, ты приехал не один - но в письмах ты об этом не упоминал. Кто была эта девушка?
      - Ее звали Мэри.
      -Необычное имя для итальянки!
      -Вообще ее имя Мария, но родители, они были хиппи, стали звать ее Мэри. Потом ее отец уехал в Голландию. Когда мы закончили школу, несколько месяцев жили в доме на горе. У нас тогда не было денег, потому что мы не могли найти работу. Мы голодали. Но у меня в ту пору тяжело болел отец, а у Мэри в семье тоже были проблемы и мы не хотели докучать своим родным. Поэтому мы решили податься за границу за деньгами и славой. Мэри очень хотела поехать в Голландию, но я настоял на Англии.
      -Почему?
      -Потому что тогда здесь были очень прогрессивные музыканты, а у меня была мечта зарекомендовать себя на этом поприще.
      -Мэри совсем не говорила по английски, как и ты?
      -Как раз она говорила свободно, поэтому она первая нашла работу.
      -А она кем работала?
      -Сперва тоже уборщицей, но вскоре устроилась в стриптиз- клуб танцовщицей. У нее было балетное образование ( О! Теперь я понимаю, почему Роберто так окрысился утром).
      -И ты не ревновал?!
      -Почему я должен был ревновать? Мы доверяли друг другу!
      -Ты что, не знаешь, чем там девушки подрабатывают по своей инициативе - или хозяева принуждают их к этому? Так во всех стриптиз - заведениях, и здесь, и у нас в России, я достаточно с такими девушками общалась, несколько раз у них интервью брала.
      - Не говори о том, чего не знаешь! Это была обычная работа. Это гораздо легче, чем мыть грязные туалеты, и платят за нее намного больше.
      Я не стала разубеждать Роберто, хотя с тех пор уже почти 30 лет прошло и у него наверняка сменилась вереница подруг. Это я к тому, что там все давно уже мхом заросло. Как же эта Мэри, должно быть, любила Роберто и как берегла, если скрывала от него изнанку того, как она добывала для них деньги! Я уверена, она любила его очень сильно, иначе бы не поехала за ним. А вот он ее вряд ли очень - иначе бы он поехал за ней. Кто то умный верно сказал: любовь, как и красота, требует жертв. Если любишь, всегда идешь на компромиссы... а если не любишь - нет.
      -Сколько вы прожили тогда в Англии?
      -Год. Чем я только за этот год не занимался! Был продавцом, водителем, строителем, учителем фотографии, фотографом. Короче, делал все виды безумных вещей, какие только возможны, с самыми безумными из людей. Но меня это многому научило. Потом мы с Мэри решили вернуться в Италию и получить образование, потому что поняли - без этого приличной работы не найти. А от случайных заработков мы устали.
      -Кем теперь работает Мэри?
      -Она ассистент режиссера на киностудии в Риме.
      -Почему вы с ней расстались?
      -Мы прожили вместе 10 лет, и слишком долгое время были в очень тесном соприкосновении. Так, что устали и мешали друг другу развиваться дальше. Но мы остались друзьями, видимся раз в несколько лет. Со всеми своими бывшими подругами я в добрых отношениях, иногда вместе отдыхаем. Семьями с детьми.
      -Почему, если вместе вам было плохо и вы решили расстаться, вы продолжаете общаться? (мне, например, всегда неприятно встречать своих "эксов", потому что они успели меня слишком обидеть. Возможно, я их в чем-то тоже, потому что они сразу начинают обвинять меня в том, что я их никогда не любила и просто использовала. Хотя это неправда! И если уж говорить о том, кто кого использовал, так это они меня - как в сексуальном плане, так и в бытовом. А мне от них ни удовольствия, ни выгоды не было. Наоборот - те же Макс и Ананасов жили на мои деньги!)
      -Потому что жизнь трудная штука! - Роберто усмехнулся, и мне вдруг не понравилась его ухмылка. Она была какая-то уж очень расчетливая... Если бы он сказал, что остались воспоминания о былой любви, уважение, доверие, я бы поняла. А так...
      -Мэри вышла замуж?
      -Нет, она нет. Много лет назад у нее родился ребенок - в один день со мной, - но умер очень скоро. У Мэри не очень крепкое здоровье, - сочувственно говорит Роберто.- После этого она очень изменилась. Можно сказать, стала другим человеком.
       Мне жгут язык слова "это был твой ребенок?" - но я почему-то молчу. Вместо этого спрашиваю другое, не столь драматичное:
      -Мэри была твоей первой любовью?
      -Мы познакомились, когда нам было по 15, но она не была первой симпатией. До нее мне очень нравилась девочка Сандра.
      -Мэри стала твоей первой женщиной?
      -Нет. Я впервые сделал это в 17, а она в 14.
      -Рано!
      -Все мои женщины, по их словам, сделали это впервые в 14,- пожимает плечами Роберто.
      Я хотела сказать, что я к ним не отношусь, но промолчала. Может, ему не понравиться моя излишняя скромность, раз он со стриптизерками общался!
      -Мэри не была твоей первой любовью, твоей первой женщиной... Как же вы сошлись?
      -О, она была очень доставучей (annoying)! Мы познакомились на празднике. У нас были общие знакомые, и она сразу стала оказывать мне внимание, приставать с разговорами. Но довольно долгое время мы были просто друзьями. Жить вместе стали только с 18 лет.
      -Кто все-таки был самой большой любовью в твоей жизни? Мэри? Донна? Другая?
      -Не знаю. Мне иногда кажется, что ни одну из своих женщин я по настоящему не любил. Многие мои подруги говорили мне, что я слишком сух и холоден... Эна, почему ты задаешь столько вопросов?
      -Потому что мне интересно! Ты же знаешь, я любопытная. Я хочу лучше знать твою жизнь, ведь ты мой друг. И я, например, совсем не считаю, что ты холодный и бесчувственный - наоборот! А кроме Донны, у тебя была еще любовь с первого взгляда?
      -Обычно я всегда сходился с женщиной только после того, как мы стали хорошими друзьями. Любовь возникала постепенно. С Донной было иначе. Но это не была любовь с первого взгляда, просто она сразу обратила на себя мое внимание. Можно сказать, она мне очень понравилась с первого взгляда. Но это не была любовь - вспышка. Тем не менее, некая магия во всем этом была. И что толку? Это были абсолютно неправильные отношения. Что бы я не делал, это не срабатывало! - Роберто хмурится. Видно, что он очень расстроен.
      ...Я отчетливо помню, что в каком-то из своих писем мой друг говорил о Донне именно как о своей самой большой любви и о том, что это была именно любовь с первого взгляда. Интересно, он поменял отношение к своим же чувствам или просто не хочет откровенничать, когда смотрит мне в лицо, а не пишет кому-то виртуальному за тридевять земель?
      -А во второй раз ты когда приехал в Англию и кем смог устроиться уже с языком и с высшим образованием? - спрашиваю я, чтобы сменить тему и развеять Робертово настроение.
      -Мне было 28 лет. Какое-то время я жил в кантрисайд (сельской местности), сошелся с одной очень милой женщиной, она была на насколько лет старше меня, у нее был сын возраста почти как Джошуа сейчас. Мы с ним, кстати, дружим до сих пор - его зовут Финн, он со своими детьми приедет на день рождения Джошуа. Я всю жизнь скитался по разным местам и странам, а Финн так всю жизнь и прожил в этой деревне. Ему уже 32! Удивительно, как летит время. Потом я наконец нашел работу в Лондоне, устроился помощником преподавателя в колледж. Там и встретил Донну, она была студенткой.
      -Сколько ей тогда было?
      - в 86-87? 16, 17-ть.
      -Все-таки у вас были довольно долгие отношения - 12 лет!
      -Это смотря с чем сравнивать. 4 года мы то сходились, то расходились. Потом я решил вернуться в Италию, а она предпочла остаться в Англии. Спустя 3 года она приехала ко мне провести лето - я ее пригласил. Потом она забеременела, мы решили пожениться. Сейчас я тебе покажу, - Роберто лезет в тумбу и достает альбом с фотографиями. - Вот это самое первое фото Джошуа, здесь он только что родился. Это было во Флоренции. Я принял его на свои руки!
      - Ты был рядом с женой при родах?!
      -Конечно! Как я мог в такой важный момент быть вдали от жены и ребенка, которого я так ждал?
      ...Джошуа на цветном фото совсем не похож на обычных новорожденных - скрюченных, сморщенных, краснолицых, нелепых. Просто страшных, если называть вещи своими именами. Он был красивым уже тогда. И - он вполне осознанно улыбался! Причем эдак таинственно - у него и сейчас такая же улыбка. Будто он был счастлив, что пришел в этот мир. Дети обычно недовольно орут...
      -Да, он родился с улыбкой, - подтверждает Роберто.
      -Джошуа действительно уникальный ребенок, - говорю я. И думаю про себя - может, все-таки Донна не была такой уж сукой, раз ее сынок вышел столь удачным? Говорят же, что красивыми рождаются только те дети, родители которых искренне любят друг друга. А счастливыми - только те, которых родители очень ждут. Или это потому, что появления Джошуа так сильно желал его отец, и этого одного хватило? Похоже, отношения у Роберто и Донны были весьма запутанными и противоречивыми. Может, она все-таки любила Роберто? Какое-то время? По своему? Насколько может 16-летняя пустоголовая девчонка с претензиями и амбициями, за которой ухаживает "старый" 30-летний, говорящий с акцентом итальянский "хачик" без особых деньжат в кармане и с эмигрантской тоской в глазах. Должно быть, она привязалась к нему по своему... эдак снисходительно. Мол, пускай бегает за мной, если ему так уж надо! А потом он пригласил ее к себе, и все переменилось - теперь уже она была одна в чужой стране, целиком зависящая от Роберто, ни слова не понимающая из того, что говорят вокруг. Ей было не с кем общаться, одиноко. А рядом был взрослый, уверенно ориентирующийся в этом непонятном хаосе Роберто. И вот тогда Донна его впервые по настоящему оценила. Да еще залетела... Роберто все верно рассчитал.
      -Вот это Сандра, моя первая любовь! - оживляется Роберто, листая альбом дальше. Сандры на фото почти не видно из-за тени от пляжного зонта и больших темных очков. Кажется, обычная, милая женщина, не самой выдающейся внешности.
      - А это ее дочка Вивиана, она, представь себе, ровесница Джошуа! Она очень похожа на мать в ее возрасте, у нее такая очаровательная улыбка! - Роберто показывает на фото длинноногой худенькой девочки. Обычная детская фигурка, мордашка - так себе. Широкие черные брови. Чарующе она здесь не улыбается, и вообще никак не улыбается, зато на нее с огромным интересом смотрит стоящий рядом Джошуа.
      -Девочка явно нравиться Джошу, - говорю я, - как знать, может, когда они подрастут, будет новая прекрасная история первой любви?
      -Может быть, - мечтательно говорит Роберто.
      -А вот это мама Джошуа, - мой друг показывает на фото молоденькой девушки со злыми недоверчивыми глазами. Много лет назад Донна была более упитанной, с почти квадратным подбородком - сейчас он у нее скорее треугольный. Все равно даже тогда она не была хорошенькой. Зато ее заметно красила копна химических каштановых кудряшек.
      -Ты же сказал, у вас плохие отношения. Почему ты хранишь ее фото?
      -Ну и что - мне просто нравится эта фотография! - Роберто поспешно перелистывает страницу. - А вот это все Мэри, здесь и дальше.
      ...Мэри на первых двух фото ("здесь ей 17-ть", -поясняет Роберто) очень смахивает на странный, незабываемый гибрид мечтательной Тургеневской девушки с длинной густой косой и американских искательниц приключений с авантюрным огоньком с глазах. Кажется, она вся в ожидании прекрасных чудес, которые для нее заготовила жизнь.
      - Очень интересное, живое лицо. Мэри кажется очень обаятельным человеком, - говорю я.
      - Да, она хорошая, - соглашается Роберто.
      ...Мэри дальше. В одной только мужской сорочке, накинутой на голое тело. Явно только что после секса, потому что она излучает истому и блаженство.А такой откровенной, огромной любви, что в ее глазах, я еще не видела ни у кого никогда. Ни к кому. Ни в жизни, ни в кино - даже у самых лучших актеров. Значит, ей было очень хорошо с Роберто. И она его очень сильно любила.
      -Это тоже Мэри? - недоумеваю я. С фото на следующей странице смотрит сущая карга с потухшими, безумными глазами, спутанными волосами, морщинами, густо избороздившими лицо. Она в какой-то несвежей, большой ей мужской майке. Рядом стоит початая бутылка и грязный стакан.
      -Да. Здесь ей лет 25-26.
      -Всего?! А выглядит на сорок... Что ты сделал с Мэри, Роберто? Она здесь выглядит, как наркоманка и алкоголичка, как полностью выжатый человек!
      -При чем здесь я? Мы иногда баловались наркотиками, иногда злоупотребляли спиртным, но дело не в этом. Просто у нас в целом была трудная жизнь. Мы часто голодали, - пожимает плечами мой друг. И уходит на кухню. А я думаю: как она смотрела на него, с таким счастьем! Этот человек умел любить. И щедро делиться - отдавать больше, чем получаешь, и не считать, сколько тебе вернули. Мне нравится Мэри, потому что она живая и настоящая. Вернее, была...
       Еще: где я уже видела похожее лицо? Точно где-то видела! Закрываю альбом, машинально подхожу к зеркалу... наверное, так на свое отражение реагировали дикари, впервые его увидевшие. Я вижу не просто себя, привычную - с той стороны на меня смотрит Мэри. С тем же прямым пробором в длинных русых волосах, губами, сложенными как для поцелуя или улыбки - но только это их естественная форма, тем же рисунком бровей... Только нос у той Мэри с фото немного более вздернут. Я зажмуриваюсь и открываю глаза, но Мэри никуда не делась. Интересно, а Роберто понял, как мы с ней похожи? Может, поэтому он и захотел со мной познакомится, потому что о Мэри у него остались приятные воспоминания, в отличие от Донны? Ладно, хорошо хоть я на его экс-супругу не похожа!
       ...Иду вслед за Роберто на кухню: кажется, он решил взяться за ужин.
      -О, Роберто, не надо, иди лучше закончи свой проект! Я хочу приготовить тебе dinner, а еще наделать вкусных печений. Я очень хорошо пеку разные сладости, а ты их еще ни разу не пробовал.
      -Если ты все время будешь есть сладкое и мучное, ты никогда не похудеешь, - замечает Роберто.
      - Ты прав, но я хотела испечь их для тебя!
      -Не стоит. Кроме того, сейчас нужно поторопиться - к нам на dinner через час приедет моя подруга Даниэла.
      -Что ж ты молчал! Тогда нам тем более нужно приготовить что-то праздничное.
      -Главное, хоть что-нибудь! Она голодная приедет. Она очень много работает.
      ... Мы с Роберто быстро орудуем сообща: я жарю треску, а Роберто заполняет картофелем противень и ставит его в духовку. Готовый картофель он посыпает перцем и сыром. Я готовлю два салата и чатни - быстрое сладкое индийское блюдо, похожее на полуваренье- полукомпот из яблок и изюма, сдобренный имбирем и корицей. Однажды в одном журнале рецепт прочла.
       ...Накрываем на стол. Даниэла запаздывает.
      -Даниэла - одна из моих верных старых друзей, - меж тем рассказывает Роберто.- Мы познакомились, когда нам было по 26, в Риме. Потом я уехал в Англию, мы почти год переписывались, потом она приехала ко мне в Лондон.
      -Она была твоей гёлфренд? - Проницательно спрашиваю я.
      -О, очень короткое время! - Машет рукой Роберто, словно говоря о ничего не значащем забавном пустяке. - Когда мы общались в Риме и потом переписывались, все было прекрасно. Но когда стали жить вместе, ссорились все время. Потом мы довольно долгое время не общались. А когда встретились вновь, решили остаться друзьями. Семья Даниэлы одна из самых счастливых семей, что я знаю. У нее прекрасные отношения с мужем и чудная дочка, ей всего два года, но у нее уже такой сильный характер! - Он лезет в тумбу, где у него хранятся фото и слайды, и достает фото спящей белокурой малышки. Во взгляде Роберто на дочку "просто подруги" сквозит явная грусть. Потому что эта девочка - дочь Даниэлы от другого? Так: они познакомились в пору заката отношений с Мэри. И до начала отношений с Донной. В 99-м Донна сбежала, бросив Роберто с малышом. Тогда он, чувствуя, что задыхается от проблем и одиночества, решил вспомнить старых друзей (а главное - подруг), возобновить с радостью обрубленные когда-то отношения. Но только люди его не ждали законсервированными в вакууме...
      - Даниэла и ее муж Олсен, он датчанин, совладелец театра, берут дочку чуть ли не с рождения с собой на представления. Она, если не спит, очень спокойно реагирует, если родители или другие актеры поднимают ее даже на очень большую высоту. И уже в таком возрасте она умеет настоять на своем, если что-то хочет или нет!
       ...А вот и Даниэла. Сразу видно, что акробатка - ее коренастое миниатюрное тело даже под мешковатым джемпером и джинсами кажется упругим, как пружина. Рыжие вьющиеся волосы до плеч, курносый нос, не красавица, но обаяние в ней есть.
      -Познакомьтесь: это Даниэла, она, как ты знаешь, режиссер Акробатик - театра. А это Эна, писатель и журналист.
      -Но здесь я с моим английским выступаю в качестве клоуна, - представляюсь я.
      Даниэла понимающе улыбается, говорит, что ее Инглиш, когда она сюда приехала, был много хуже и смотрит на меня... этот взгляд очень сложно описать. Я, с моим по звериному обострившимся здесь чутьем, заменяющим мне язык, понимаю: она не просто подруга, хотя в дружбу между мужчинами и женщинами я верю и знаю, она существует. Но здесь еще не все заросло. Как с той, так и с другой стороны. Это видно по тому, как Роберто смотрит на нее, а она на него. И - на меня. Как на соперницу... Оценивающе, настороженно и неприязненно - и последнее не может скрыть даже ее сладкая актерская улыбка.
      -Как давно вы прибыли, Эна?
      -Неделю назад. - Даниэла явно огорчена. Роберто только сейчас сообщил ей обо мне, сколько времени упущено! А вдруг уже ничего не исправить, и эта русская прочно обосновалась в сердце дорогого, все еще дорогого ей мужчины? Несмотря ни на какие счастливые замужества...
      - Мне кажется, вы не похожи на типичную итальянку, Даниэла, - говорю я. - Хотя может, я сказала глупость - я видела итальянцев только в кино, и вот еще Роберто.
      -Итальянцы все очень разные, - бросается пояснять мой друг. - Есть жгучие смуглые брюнеты, но они живут в основном на юге. А на севере даже натуральные блондины встречаются.
      -Тем не менее, Анна права - я действительно больше похожа на ирландку, за которую меня часто принимают. Из-за рыжих волос меня в детстве часто дразнили "канэла", это... - Даниэла не знает, как это по английски. Знает Роберто, но в моем словаре такого слова нет. Общими усилиями выясняем, что это значит "корица".
      -Очень вкусно, - Даниэла уплетает с аппетитом. - Кто это готовил? Ты хорошо готовишь, Роберто, я знаю!
      -Мы вместе, - отвечаю я. - Даниэле это "ВМЕСТЕ" явно очень не нравиться!
      - На самом деле почти все делала одна Эна, - вмешивается Роберто.
      - Вы любите готовить, Эна? - Вроде обычный вопрос, но его тон звучит так, что как бы ты не ответила, все равно должна проиграть. Либо окажешься белоручкой (ага, Роберто - я открыла тебе на нее глаза!), либо прирожденной кухаркой - и не больше.
      -Не все время, - осторожно говорю я. В принципе, это правда. Я вообще стараюсь не врать.
      - Здесь ты готовишь все время! - возражает Роберто и ласковыми, поглаживающими движениями смахивает с моей обнаженной руки ползущего муравья. Муравья там давно уже нет, но он продолжает смахивать... Мне было бы приятно, если бы не стекленеющий все больше, пристальный взгляд Даниэлы на все это.
      -Роберто, посмотри: ты немножко испачкался, - озабоченно замечаю я, и показываю на свои губы - у моего любимого в уголке рта пятнышко от соуса.
      -О!- извиняясь, восклицает Роберто и уносится на кухню за бумажными салфетками. Даниэла взирает на этот наш обмен любезностями как на личное оскорбление. Как на что-то несущее явную опасность для нее!
       ...Роберто меж тем накладывает себе один из салатов - тот, что я приготовила для Даниэлы и меня, наконец-то с огурцом.
      -Тебе этого нельзя есть, здесь кьюкамбэ! - Роберто тут же смотрит на овощи так, будто обнаружил в них живую гадюку и поспешно спихивает салат грязной вилкой с грязной же тарелки (на ней остатки соуса, который я не люблю) в общую миску. Причем вместе с теми листочками, что он уже успел пару раз пожевать. Кое-чего из того, что проделывает Роберто, с лихвой хватило бы, чтоб я давно сбежала от кого-нибудь другого - но когда это делает он, у меня это вызывает умиление. Например, когда он часто сморкается, причем не в ванной, а прямо при мне, в большой платок, потому что сейчас пора цветения, а у Роберто широко распространенная сенная лихорадка. У меня, к счастью, нет аллергии на пыльцу растений, зато то же самое может быть, если я съем неподходящую пищу. Мне это даже нравится в нем - я считаю, благодаря своей мелкой проблеме он лучше поймет мелкую мою. Еще я заметила, Роберто иногда пукает - вернее, довольно регулярно. Что совсем неудивительно, при его-то "диете"! Но в принципе, это тоже такой пустяк! Позже я ему деликатно объясню, что к чему и немножко скорректирую его питание. С этими пожеванными листиками, сброшенными обратно в общий салат, тоже ведь мелочь. Но на сей раз меня все-таки коробит... Роберто, оказывается, когда расслабится, совсем не думает о других! Даже о дорогих ему людях. Сам бы небось не стал есть то, что кто-то выплюнул... А я так хотела этого салата!
      -Что такое? - недоумевает Даниэла. Похоже, ее поступок Роберто тоже шокировал.
      -У Роберто аллергия на огурцы, - поясняю я. И удивляюсь - старый друг, даже больше - бывшая подружка, они жили вместе. И, тем не менее, она о нем таких вещей не знает! Что это за отношения?! Вижу, Даниэле неприятно, что я за какую-то неделю успела в чем-то стать Роберто ближе, чем она за 20 лет.
       ...За едой Роберто расхваливает мне Даниэлу и ее театр - какие они прогрессивные, неординарные и талантливые. В моей с Роберто заявке на грант Даниэла и ее театрик (по инициативе Роберто - я о них, само собой, и не слыхивала) были указаны как одна из приглашающих меня сторон в рамках развития культурного сотрудничества меж странами и народами. Роберто сообщил мне, что Даниэла и ее муж одни из его старых друзей, они любят знакомиться с новыми талантливыми людьми из творческой среды, в их театре есть молодежь из разных стран, и они будут до смерти рады пообщаться со мной, возможно, что-то придумать вместе - и я наивно поверила. Я надеялась подружиться, пропихнуть Наташкину музыку заодно. Чувствую теперь - черта с два это выйдет... Но все равно надо попытаться - ради Роберто.
      -Будет очень интересно посмотреть ваше новое представление! - говорю я. Мне в самом деле интересно. Кроме того, может, до Даниэлы при дальнейшем общении дойдет, что нельзя меня так негативно воспринимать, совсем не зная кто я, что я...
       Роберто блаженно улыбается. Он счастлив: новая и старая любовницы понравились друг другу и готовы жить под лозунгом "мир, дружба, жевачка". Как все-таки мужчины иногда простодушны - как дети! Впрочем, то же самое могло быть и в ситуации одна женщина и ее бывший плюс новый. Мы обе улыбаемся, но меня нисколько не обманывает улыбочка Даниэлы: она постарается сделать все, чтобы меня поскорее не стало. Рядом с Роберто.
      -Ближайшее представление должно быть в начале июня, Даниэла тебя обязательно пригласит, правда? - Продолжает ничего не видеть мой друг.
      -Все так сложно. С деньгами, местом. Может быть, сроки передвинутся, - осторожно отвечает Даниэла, явно желая сменить тему. Они вдруг начинают говорить по итальянски. Наверно потому, что устали все время повторять мне какие-то предложения. Или просто им захотелось поговорить о том, что я знать не должна, как новичок в их компании. Я впервые слышу итальянский так непосредственно и зачарованно говорю: - Какой красивый язык! Он звучит как музыка. А вот немецкий мне совсем не нравиться.
      -Да, очень грубый, - соглашается Роберто.
      -Я еще никогда не была в этом твоем новом доме, - меж тем снова переходит на English Даниэла, - что это у тебя там такое на полках, Роберто? Черепа?!
      -Да, это черепа ягненка и еще какого-то животного, мы с Джошуа нашли их вблизи фермы на юге Франции.
      -И вы специально везли их сюда? - Даниэла явно ошарашена.
      -Да! - гордо сообщает Роберто.
      -Мужчины иногда очень странные существа, - замечаю я.
      -О, да! - Кажется, Даниэла впервые смотрит на меня понимающе и по дружески.
      -Вот так однажды кто-то найдет и наши черепа. И будем мы лежать рядышком: череп Роберто, череп Даниэлы... и Эны ... - Поспешно спохватывается вежливая итальянка. Хотя очевидно, что ей неприятно будет лежать со мной рядышком. Даже в качестве черепа.
      -Коряги, статуэтки, ракушки, камни - это я понимаю, - говорю я. - Это действительно красиво. Но черепа! - Даниэла смотрит на меня одобрительно. Мол, давай-давай, выкладывай побольше того, за что я могу зацепиться, чтобы уесть потом тебя в глазах Роберто! Вот это, например, отличный козырь: русская уже начала распоряжаться в твоем доме и твоей жизнью, указывать, что можно, а что нельзя. Молчи, молчи! Это не та ситуация и не тот человек, с которым можно откровенничать. Перехожу на нейтральные темы. Вспоминаю очаровательных английских малышек, которых видела в музее:
      - Маленькие английские девочки похожи на ангелов.
      - Зато когда они вырастают, становятся похожи на демонов! - презрительно фыркают Роберто и Даниэла.
      
       ...Я собираю тарелки со стола и уношу на кухню. Слышу, как Даниэла осторожно спрашивает Роберто:
      - Эне года 22?
      - 32, - гордо сообщает мой друг. Вот, мол, какой я крутой - такую шикарную телку отхватил! Сочную, в самом расцвете сил! Причем выглядит эта златовласка много моложе своего и так не старого возраста. Интересно все-таки, почему Роберто Даниэле ничего не сообщал - даже просто, что я приеду? С кем-то же он меня обсуждает по телефону все время! Значит, эти его невидимые друзья все знали обо мне. Даниэле он тоже очевидно доверяет - так смотрят только на людей, которые по настоящему близки и дороги. И, тем не менее...не хотел расстраивать? Хотел посмотреть сначала, что у нас получиться, и только потом предъявить положительный результат на суд строгой приемной комиссии? Но ведь Даниэла сто пудов меня не одобрит, будь я хоть само совершенство во всем. А Роберто ей верит...
       Домыв посуду, выхожу и говорю Роберто с Даниэлой, оживленно болтающих на своем родном языке: - Ну, вам должно быть, многое хочется обсудить, не буду вам мешать. Пойду учить английский. - На самом деле мне просто не хочется навязывать свое общество. Кроме того, в присутствии Даниэлы мне становиться все более неуютно: как будто с ее стороны кто-то невидимый все время тычет меня иглой.
      
       ...Даниэла была в гостях у Роберто до полуночи - по местным меркам, это очень поздно. Слышала, как они с азартом сражались в настольный футбол Джошуа. Третий будет лишним в этой игре... Когда они уже прощались в прихожей, застряв там надолго, я отчетливо слышала, как Даниэла сказала по английски: - Она правда без денег.
      - Фат? - Грустно спросил у нее Роберто.
      -Фат!- С радостной готовностью подтвердила Даниэла. "Фат" по английски значит "толстый". Хотя, может, это было какое-то итальянское слово? Пока Роберто мылся в душе, сбежала вниз и посмотрела на переводческом сервере: "фато" по итальянски значит "рок, судьба". Но прозвучало именно "фат". Итак, я для них слишком жирная. На себя бы посмотрел, лысеющий синьор Пердуно! Тоже мне, мистер Вселенная. Руби сук по себе! Почему я не вижу твоих недостатков или они мне даже дороги? Потому что я люблю по настоящему - а вот он меня, видно, нет, раз что-то не может принять (как мой пока еще лишний вес) или понять (например, что я не обманывала, говоря, что я могу приехать максимум с 30-50 фунтами в кармане). Разве может так обо мне думать и говорить мой мужчина, my soulmate*(* сноска: "половинка моей души")? Не влюбляйся в него, пока не поняла до конца, что он за человек, ни в коем случае не влюбляйся сильнее, чем ты уже влипла, иначе совсем все испортишь своей порывистостью и эмоциональностью!
      
      9 мая 2004, воскр.
       Утром все мои мысли были поглощены предстоящей встречей с нормальными русскими. Наконец-то! Уж наверняка в церковь всякие нарки не ходят. Мне так не хватает полноценного общения здесь - я целиком завишу от Роберто, его колебаний настроения и проблем. Мне так нужны новые друзья, чтобы объективно воспринимать мир! И себя...
       Когда я заглатывала йогурт и одевалась, Роберто смотрел на меня как всегда - нежно, с радостью, как будто ужасно соскучился за ночь. Может, это его Даниэла накрутила вчера в отношении моих слишком пышных форм, а так он меня любит? Ладно, подумаю об этом потом - сейчас я опаздываю!
      
       ...Русская церковь расположена на станции "Knightsbridge". Идти до нее нужно по тому самому знаменитому Хайд-парку, который упоминается в каждом английском произведении литературы и почти в каждом фильме об Англии. Он действительно прекрасен! И опять меня не покидает ощущение: я здесь уже когда-то была. Откуда это дежа вю? Из прошлой жизни? Русскую церковь я нахожу довольно легко, но все-таки я опоздала: не думала, что идти так далеко. Служба уже почти кончилась. Народу очень много. Публика необычная - не такая, как в России, где основная масса прихожан старушки. Хотя в России сейчас все заделались верующими, работающим людям по церквям расхаживать некогда... а рано утром по выходным до нее доехать сил уже никаких. А здесь - видно, что много иностранцев, англичан. Или потомков от смешанных браков, говорящих по русски с сильным акцентом. Но дело даже не в этом. Просто здесь атмосфера праздничная. А в российских церквях - очень тягостная. Сюда люди пришли, чтобы пообщаться со своими собратьями и Богом. Там - чтобы хоть немного избавиться от проблем... И еще атмосферу в России дополнительно отравляют вороньи статьи удивительно наглых нищих. В какой-то передаче по ТВ недавно говорили, они зашибают до пяти тысяч рублей в день! А здесь нищих ни на улице, ни даже у церкви нет совсем.
       ...Замечаю 2 веселых индианок в сари, а вот печальный африканец, которому явно неуютно одному. Я знаю, что в Эфиопии исповедуют православие, но индианок сюда каким ветром занесло? Тихонько спрашиваю об этом у человека, продающего на входе свечки.
      -Многие люди в мире, даже не знающие ни слова по русски, тем не менее исповедуют православие, - удивляет он меня ответом и доброжелательно улыбается.
      -Вас как зовут? - Спрашиваю его.
      - Евгений, - отвечает он.
      -Женя, я писатель, только что приехала из России. Пишу книгу о русских в Лондоне, меня интересуют яркие судьбы. Давайте я о вас расскажу, и вы наверняка можете мне еще кого-то порекомендовать!
      -Поговорите лучше со знаменитым отцом Майклом Фортунато, - теперь Евгений улыбается настороженно. Почему все здешние русские реагируют на слово "Россия" так, будто у них на нее сильнейшая аллергия, и тут же начинают смотреть на тебя, как на врага или агента КГБ?
      -А обо мне что писать? Я тут недавно, всего второй год, ничем себя не проявил. Все очень скучно и обычно.
      -Да ладно, не скромничайте!
      -Может, потом. Вы сначала с отцом Михаилом поговорите, - Евгений явно хочет поскорее от меня отделаться.
      
       ...Как же я в такой толпе найду Веронику? Расталкивать людей неудобно! Подожду, пока закончиться служба. Вижу прямо перед собой лик Девы Марии на иконе. Надо бы поставить свечку, но они, я спросила, по целому фунту - это самые дешевые. Для меня сейчас слишком дорого. Ничего, надеюсь, Дева Мария не такая меркантильная, как ей по церковным канонам полагается... надеюсь, она все-таки услышит меня и без свечки.
       ...Здравствуй, дорогая Дева Мария, как поживаешь? Я просто замечательно, но меня что-то тревожит - сама даже не могу осознать, что. Пожалуйста, помоги мне понять, мой Роберто мужчина или я ошибаюсь? Пожалуйста, помоги мне найти мою настоящую семью. Пожалуйста, помоги мне остаться в Лондоне как можно дольше. Надеюсь, тебя не слишком утомили мои просьбы.
       Ой! Надо же было не просто попросить остаться в Лондоне, а найти хорошую работу! Или выйти замуж за Роберто. А лучше всего и то, и другое. Но что, если насчет Роберто я себе все придумала? Вообще, почему я никогда заранее не продумываю свои просьбы, а действую экспромтом? Можно, конечно, перемолиться, но как-то неудобно. Как будто я все могу испортить, надоев своими не слишком внятными пожеланиями. Ладно, в следующий раз обязательно помолюсь как следует. Только вот когда он, интересно, будет, этот следующий раз? Но в принципе, молиться ведь не обязательно исключительно в церкви! Можно и дома. Так, все куда-то пошли, ну и я вслед за всеми. По дороге вижу доску объявлений, на которой множество записочек "ищу работу", и ни одной вакансии. Прикалываю два объявления: "Ищу работу в качестве бэбиситтера, официантки" и "ищу друзей".
      
       ...Что-то типа столовой. Тут все бесплатно? Хорошо, а то я уже проголодалась. Встаю в очередь, продолжая озираться по сторонам, ища блондинку с сыном. Вот это да! Они встали прямо вслед за мной!
      -Вероника? - радостно восклицаю я.
      -Вероника, - кивает мне женщина и также улыбается.
      -А я Анна по объявлению, - поясняю я.
      - Я никаких объявлений не давала.
      -Извините! Наверно, это просто совпадение...
      -Постой! - Вероника внезапно переходит на "ты". - А о чем было объявление?
      -"Ищу друзей".
      - Нет, я такого объявления точно дать не могла! Но ты, если хочешь, можешь общаться с нами - со мной и моими подругами Линой и Нелли.
      -С вас два фунта сорок пи, - меж тем говорит мне одна из женщин на раздаче. - Хотя нет, вы же еще пить взяли? Да еще два стакана? 2.80, пожалуйста.
      Почти 150 рублей за какую-то рыбную котлету с картошкой и кисель?! Так бездарно просрать почти 3 фунта! Придется занимать у Роберто на проезд. Ладно, завтра дозвонюсь до Москвы и Питера и узнаю, какого дьявола они зажали мои денежки.
      ...Вероника (ее сын убежал общаться с другими ребятишками) представляет меня плотной черноволосой, черноглазой женщине:
      -Это Лина...
      -Ты кисель взяла? А пирожки с грибами видела? Только здесь можно нашей еды поесть! - Тут же реагирует смуглянка.
      -... а это Нелли, - теперь мне улыбается стройная женщина приятной внешности. Сразу видно, что она очень домашняя, уютная. Русые волосы коротко подстрижены, аккуратный носик, серо-голубые глаза, спокойные манеры, располагающая улыбка. А вот Лина ее полная противоположность - похожа на вулкан, который пока еще дремлет, но вот- вот взорвется. Из-за какого-нибудь незначительного повода. Сама же Вероника, яркая блондинка нордического типа, производит впечатление очень волевого человека. У нее была явно непростая жизнь, но она ее не озлобила, напротив, закалила и сделала мудрей... и мне это в ней очень нравиться. Да, я бы хотела с Вероникой и Нелли подружиться. Но вот с Линой... меж тем именно последняя начинает немедленно наезжать на меня с распросами:
      - Ты сама откуда?
      -Из Питера.
      -Гляди, как их друг к дружке притянуло! - восклицает Лина. - Наша Вероничка тоже питерская. А мы с Нелли москвички.
      -Тебе сколько лет? - Продолжает пытать меня Лина. Обычно я никогда не скрываю свой возраст, но черные глаза моей свежеиспеченной знакомой сверлят меня как-то не очень приятно. И мне не хочется ей раскрываться.
      -А сколько дашь? - Я пытаюсь расслабить слишком подозрительную Лину, сведя все к шутке.
      -Ты это брось - сколько дашь! Мне нужно знать точно. Кто ты по знаку. Так я определю, насколько мы совместимы.
       Вот черт! Не то чтобы я совсем не верю в гороскопы. Просто по серьезному, это целая наука. Один мой знакомый владелец сети супермаркетов в Питере, мой ровесник и, в принципе, циник, рассказывал: у его отца - суперкрутого бизнесмена есть друг, серьезный ученый, который на досуге рассчитывает гороскопы для своих. И все сбывается. Но те гороскопы, что обычно печатаются в бульварных газетенках, я знаю, как они делаются! Их стряпают все кому не лень. И даже если гороскоп сваял астролог с минимальным набором знаний, все равно - ну не могут они подходить абсолютно для всех! Это касается и прогнозов, и личностных характеристик. Я в юности, как каждая девочка-подросток, верила во все это - но ни разу ни один прогноз, ни в газетах, ни в журналах, ни те, что с лукавым прищуром изрекал по ТВ "отец" всех российских астрологов Глоба, для меня не сбылся. Ни плохой, ни хороший. Боже, о чем говорить, если "скорпион" Дима был никакой в постели, "овен" Ниночка - кротчайшее из существ, а мой грубый и жестокий отец по знаку - дипломатичные "близнецы". Еще у нас было полкласса "львов", в том числе штук шесть рожденных в один день, 12 августа. И все они были совершенно разные люди! Плюс у меня были приятельницы - однояйцевые близняшки. Но, хотя девочки родились с разницей в несколько минут, через кесарево, при всем внешнем сходстве это были очень непохожие личности, хотя их воспитывали одинаково. И судьбы у них оказались разные...
       Но что, если ходульные гороскопы, в которые Лина очевидно верит, говорят, что мы не слишком подходим друг другу? Или в ее жизни была какая-то хрень, ее кто-то задел - и теперь она сочтет, что раз мы одного с обидчиком знака, значит, полностью идентичны? Так было с Борисом, у которого мать родилась в один месяц со мной. Когда он узнал об этом, тут же переменился - мамаша его достала настырностью и сверхопекой. Зато коварная соперница Светочка была "телец", как его бывшая большая любовь. И что с того, что полгода спустя он рвал на себе волосы и восклицал: "какая чушь! При чем тут все эти гороскопы? Ты и моя мать, Светка и Наталья - совершенно разные люди! Я кретин, почему ты не сказала мне раньше?". Но раньше он не желал ничего слушать. И Лина что, тоже откажется со мной общаться только из-за такой глупости, и своих подружек начнет отговаривать? Ну уж нет!
      -А ты кто? - Я улыбаюсь самой сахарной из своих улыбок и умильно смотрю на Лину.
      -Смотри-ка, а она не простая! Иж, хитрая какая! Ладно, она мне нравиться. Я "собака" и "скорпион". А ты, я сейчас угадаю - ты "бык". Или "кот". Нет, "бык". Что, правильно? Я никогда не ошибаюсь! Ну, "бык" с "собакой" и "лошадьми" хорошо сочетается. А по знаку зодиака ты кто? - Лина продолжает прожигать меня насквозь. Страшно подумать, что мое будущее зависит сейчас от впечатления о каких-то ее бывших знакомых и всякой бульварной писанины!
      -"Лев", - надеюсь, пронесет!
      -А-а. Ну ладно. "Львы" обычно не подлые, - ну-ну: вспомнить только Наташку Ковалеву номер один, отравившую мне все детство - рядом с этой юной стервой, гадившей окружающим ни за что, только из любви к искусству, даже матерая Мариванна отдыхает! Старуху хоть отчасти извиняет возраст и нелегкая жизнь (хотя другие под тем же прессингом отчего-то не превратились в садюг). Впрочем, у Наташки номер один была та еще мамочка, настоящая ведьма, даже выглядела соответственно - мне от одного ее взгляда делалось нехорошо. Так что? Мой папочка был урод и энергетический вампир еще почище. Но я же кровососом не стала!
      -А работаешь кем?
      -Да собственно, еще никем. Я только что приехала и как раз ищу работу. В принципе, любую.
      -Так ты только приехала! - Всплескивают руками Нелли и Лина. - совсем новенькая! И как там, в России?
      - Все также. Как сказал кто-то из классиков: воруют. Ну и всякие там Чечня, инфляция, бомжи, спящие в подъездах, и обилие криминальной хроники несколько раз в день.
      -Ну да, мы тут регулярно новости смотрим. Знаешь, да - здесь есть русское телевидение?
      -Меня, если честно, поразили первые встреченные соотечественники, - рассказываю Нике, Нелли и Лине о нарках, Евгении Васильевне и Федоре.
      -Ничего удивительного, - говорят мои новые знакомые, - не бери в голову, не расстраивайся - многие из бывших россиян действительно очень неприятные типы. Но и нормальных людей тоже немало!
      - Ну а там ты кем была? - Снова принимается наседать на меня Лина.
      -Да всякой фигней занималась: рекламой, статьи писала, книжки...
      -Ну и как, на килограмм апельсинов месячной зарплаты хватало? - Добродушно-снисходительно смеется Лина.
      - Вот, я захватила с собой одну из своих книжек - по фэншуй. Может, консультации получиться давать?
      -Да-а?! - Восклицает Лина. - Ты нас проконсультируешь? А лучше дай почитать! Не волнуйся, я быстро. Через четыре дня, в четверг уже отдам. Ты где живешь?
      -На Вуд грине.
      -Фантастика, я тоже! И работаю там же. Можешь зайти ко мне в пекарню, она первая от метро, - я в три заканчиваю.
      -Я тут видела в новостях на днях: только на вокзал Виктория только 1 мая высадилось 10 тысяч поляков, - говорит Нелли.- Одних только поляков! А взять еще прибалтов, другие вокзалы, другие дни... И все эти люди приехали искать работу, потому что на родине ее нет, или платят курам на смех. Не удивительно, что теперь никакой подработки в Лондоне стало не найти, и расценки резко снизились. Раньше, я слышала, меньше чем за 5-6 фунтов в официантки или горничные никто не шел. А теперь и за два соглашаются!
      - Причем я не могу понять, как они живут на эти деньги - наверно, спят по 12 человек в комнате, - замечает Вероника. - Даже зарабатывая по пять фунтов в час, в Лондоне прожить трудно. Моя кузина, когда приехала сюда, убиралась за пять в час в бассейне. А потом получила образование и теперь она стала помощником директора в банке.
      -Слушай, раз у тебя высшее образование, да еще способности, зачем тебе чем попало заниматься? - Спрашивает Лина. - Многие, когда приезжают, вообще поначалу туалеты драют, но зачем это тебе? Это явно не для такой, как ты! Как у тебя с английским? Письменные переводы сможешь делать?
      -Думаю, да.
      -Правильно, я тебе помогу. Способности - их Бог кому попало просто так не дает, и растрачивать их без толку грех! Хотя кому я только не помогала здесь! А они, как только приподнимутся да раскрутятся, тут же все хорошее забывают и знать тебя не хотят! Отвечай, ты не такая? - взгляд Лины снова делается похожим на сверло бормашины. Но что можно ответить на подобный вопрос?
      -Надеюсь, не такая, - смущенно улыбаюсь я.
      - Ты не зарекайся! Мне вон тоже обещали золотые горы в благодарность - и где они? Хоть пара фунтов? Да просто чтоб вспоминали о тебе иногда. А то перестают здороваться даже, - Лина мрачно смотрит на меня, будто я лично задолжала ее эти самые горы.
      -Вы тут сами как давно? - Я пытаюсь сменить тему, улучив паузу в пулеметных распросах Лины.
      -Я уже 13 лет, - говорит черноглазая, - там, в Москве, была продавцом, а здесь работаю в кондитерской. У меня есть дочка Люба. Вон она, в платочке, видишь?
      - Красавица, - у маленькой Любы тоже большие черные глаза, но взгляд их совсем не такой как у матери - мечтательный, мягкий. Судя по ее смуглой коже и очень черным бровям и ресницам, Любин папа явно человек с восточной кровью.
      - Я сингл мом - мать- одиночка, - криво улыбается Лина. - С этими мужиками связываться... Ну их нафиг!
      -Я здесь 12 лет, - говорит Нелли. - Я замужем, у меня трое сыновей. Я сейчас не работаю.
      -У тебя трое детей?! - Изумленно восклицаю я, глядя на ее почти идеальную фигуру. Нелли польщенно улыбается. И тут же спохватывается: - Ну ладно, девочки, мне пора бежать. А то у меня младший приболел, муж с ними со всеми остался. Ему не понравится, если я задержусь. Опять начнется... Приятно было познакомится, Аня.
      -Привет черному человеку, - хмыкает Лина.- Передай, чтоб звал тебя к телефону - потому что если я захочу с тобой поговорить, все равно дозвонюсь!
      -А-а,- машет рукой Нелли, и я понимаю: ее брак не слишком удачный. А что значит "черный человек"?
       ...К нам подсаживается мужик, который мне не нравиться с первого взгляда. Может, дело в его слишком хитрых гляделках, одновременно пристальных и бегающих?
      -Привет, девчонки! - восклицает он. Наверное, какой-то знакомый Лины и Вероники. Придется его терпеть!
      -Я тебя давно тут вижу, - с видом всезнайки щурит глаза Лина. - Тебя, вообще, как зовут?
      -Владимир.
      - И откуда ты?
      -Ой, да откуда я только не! Теперь вот жениться хочу. Да нормальной невесты не найти, - Владимир откровенно разглядывает меня. Неужели не понятно, что здесь ты круто обломишься?
      -Невесту мы тебе в два счета найдем! - Деловито восклицает Лина.- Ты кто по гороскопу?
      Начинается!
      -Дракон.
      -Приятно познакомится, - не выдержав, фыркаю я, - у нас тут уже и так целый зверинец!
      Мне так же не хочется общаться с Владимиром, насколько ему хочется со мной, и я откровенно бросаю их с Линой и иду искать Веронику.
      -Вероника, я должна тебе признаться, - говорю я, - я не просто так сюда приехала. Я не эмигрантка. То есть пока нет - я еще ничего не решила. Я здесь в гостях у друзей, в итальянской семье. Дело в том, что у меня контракт с одним издательством в Питере, - я посвящаю Веронику в свою "страшную тайну". - Я заметила, как только я говорю кому-то о том, что я только что из России, да еще про книгу, от меня начинают шарахаться, как от чумы. Почему?!
      -Видишь ли, - улыбается Вероника, - многие здесь прошли слишком сложный и тяжелый путь, чтобы остаться и выжить. Вспоминать об этом не хочется. Почти всем приходилось иди по головам других. Говорить об этом стыдно, даже самому себе признаваться. А тем более в книге!
      -Как давно ты здесь сама?
      -12 лет. Приехала в гости первый раз и нашла колледж по НЛП -нейролингвистическому программированию, я по образованию врач. Приехала второй раз учиться. Оставаться здесь я не собиралась, но вышло так, что оказалась замужем за англичанином - по любви. Однако с мужем не сложилось, и я осталась без денег с грудным младенцем. Долго жила одна, пока не встретился мой настоящий супруг. Как ты понимаешь, было очень нелегко, я работала, училась, растила ребенка. Хорошо хоть проблем с работой у меня не было, так как были все документы.
      -А кем ты трудилась?
      -Переводчиком, на организацию Красный Мак. Они помогают жертвам траффикинга. Пришлось столкнуться со стольким количеством страшных человеческих трагедий, обмана, издевательства! Я не могу конкретные истории рассказывать, так как обязана сохранять конфиденциальность, но часто в эту ловушку заманивают девушек свои же женщины из стран бывшего СССР, прекрасно зная, что обрекают их на проституцию, обманывая, что их ждет работа горничной или официантки. И редко кто из организаторов оказывается за решеткой, а покалеченные или подсаженные на наркоту девушки расплачиваются потом всю жизнь проблемами со здоровьем и психикой.
      Вообще я много кем здесь работала, как и все эмигранты. В последние годы занимаюсь занимаюсь проперти девелопментом, перестраиваю дома - то есть не я сама, конечно, а рабочие, - смеется Ника, - а я нахожу дома, инженеров, получаю разрешения, и т.д. Еще пишу статьи, организую разные проекты. Вот недавно одна русская компания пригласила меня сделать Конкурс красавиц русского зарубежья: я нашла под него деньги, организовала жюри, провели кастинг, нашла ведущую. Все вышло на неплохом уровне.
      -Да, я читала во "Времени"! - Я смотрю на Нику со все большим уважением. А она опять улыбается: - Самое смешное, что свою судьбу я встретила здесь. Думала, никогда уже больше замуж не выйду, хватит, обожглась, - но ты предполагаешь, а Бог располагает! Мой второй муж музыкант и поэт. Игорь написал песню, может, ты знаешь, - Ника называет популярный российский шлягер середины 90-х. - Но в те годы мафия скупала права: просто приходили и давали деньги, сказать "нет" было нельзя - жгли машины, ломали квартиры. Эту песню и права на нее с тех пор уже минимум 2 раза перепродавали. Сейчас официальный автор какая-то женщина. Муж здесь выпустил диск в стиле шансон о жизни наших за рубежом, делал авторские вечера. Любители его песен знают Игоря уже много лет. Так вот, недавно он исполнил эту песню по просьбе поклонников, и ему после этого позвонили (нашли же как-то номер!), и сказали, чтобы заткнулся, а то пожалеет.
      -Да, в середине 90-х мордобои для России были делом будничным - даже в творческой среде, - вспоминаю, как во время дележа власти в Звездецовом театре предыдущего шефа избивали несколько раз и грабили его квартиру. А у друга детства Звездеца, с которым они вместе получили высокий пост, выкрадывали маленького сына, а его матери проломили голову. Потом Звездец лучшего друга от власти отстранил. Какими путями не знаю, я к той поре с ними уже не общалась. Да, 10 лет назад это было, можно сказать, в порядке вещей - той дикой жизни, которой жила страна. Но сейчас?! Как хорошо, что я с шоу-бизнесом давно не общаюсь, о киношниках и ученых в основном пишу! Эти люди более цивилизованные.
       - А вот это мой младший сынок Коленька, - вот он, с папой. - Оживляется Вероника, - Иди ко мне, маленький! - к нам бежит совершенно очаровательный малыш, едва научившийся ходить. Он похож на солнышко - круглая мордашка, широко распахнутые глазенки, но главное - потрясающе обаятельная улыбка. Хотя здесь много других забавных и хорошеньких детей, окружающие реагируют на него по особому. Все ему улыбаются, говорят ласковые слова...
      -Колю мне Бог послал, - говорит Вероника, поправляя на малыше одежду и снова отпуская к отцу, - он уникальный ребенок.
      -Да, просто прелесть!
      -Дело не в этом. Я очень боялась его потерять, когда носила: когда я была им беременна, меня кинули в бизнесе мои друзья (хоть и не очень близкие, но все же). За меня и Колю священники и мои настоящие друзья молились. А когда отец Михаил его увидел, сказал: "у этого ребенка будет особая судьба".
      -Даже не сомневайся! - Глядя на Колю, я говорю это совершенно искренне.
      -А бывшие друзья денег мне так и не вернули. С этим предательством я только сейчас более-менее смирилась.
      -Ты можешь назвать их имена. Пусть люди их опасаются!
      -Ну их в баню! Бог им судья. Я верю, что зло не остается безнаказанным. А деньги я надеюсь получить через суд. - Меня восхищают такие люди, как Ника - они обо всем могут вспомнить без горечи. Их невозможно сломить.
      -Но в целом жизнь, хоть и тяжелая, была и прекрасная. И все события сделали меня тем, кто я есть. Еще хочу добавить, что хотя я люблю Англию, ее культуру и историю, я также воспитываю своих детей знающими, что они русские. Они говорят по русски, знают историю, мы всегда отмечаем День Победы. И, если надо, я уверена, что мои сыновья будут сражаться за Россию. Как любая мать, я надеюсь, конечно, что до этого не дойдет, но воспитываю их, что если надо - то должны защищать. Недавно я встретила женщину, которая не учит своих детей русскому. Она учит их французскому, так как "в той стране (России) они жить не будут". Вот это просто преступно, лишать детей корней.
      -Скажи, а тебя не тянет назад? - спрашиваю Веронику.
      -Понимаешь, что значит назад? Определенная ностальгия, конечно, есть у всех здесь, но когда ты приезжаешь на родину, понимаешь, что скучала по людям и местам, которых уже нет. Осознаешь, что на самом деле тосковала по своей молодости. Но когда ты видишь, что все изменилось, а твои друзья или разъехались, или стали совсем другими людьми, ты понимаешь, что в принципе, тебя уже почти ничто не связывает с тем берегом. И твой настоящий дом - здесь.
      -Слушай, а скажи мне как врач, хоть и бывший: как по твоему, если мужик пьет за ужином один-два стакана вина, его можно считать алкоголиком? - Опасаюсь, что наш совместный с Роберто малыш может родиться дебилом. Не хотелось бы!
      -Многие здесь пьют. Меня поразило, что местные после работы всегда пропускают пинту пива, а по пятницам и субботам так и больше. В России алконавты в конце недели напиваются, а здесь понемногу, но каждый день большинство населения пьет. Многие считают красное вино безобидным. Более того, по британским медицинским стандартам такой любитель выпивки не превышает допустимых норм. Но я тебе от себя скажу, что лучше бы этот твой знакомый, про которого ты спрашиваешь, не пил в день больше одного стакана. Два - уже многовато. Три - прямая дорожка к алкоголизму.
      
       ...У меня к Веронике еще тысяча вопросов: как она познакомилась с первым и вторым мужем? Почему с первым не сложилось? Где она жила, когда он оставил ее с младенцем на руках? И на что первое время? Почему она не работает психологом по своей специальности, это ведь, наверное, интересно и психоаналитики в Англии, как я слышала, очень-очень хорошо получают? Как ей удалось стать крутой бизнесвумэн без первоначального капитала? Не чувствует ли она дискриминации из-за того, что она женщина и русская? - Но Вероника, извиняясь, улыбается и говорит, что им пора идти и мы обязательно сможем поговорить еще раз в следующие выходные или встретившись отдельно.
      -А пока пообщайся с Ольгой, у нее очень непростая судьба. Оля, это Анна, она писательница из России. Хотела бы рассказать в своей книге о тебе.
      -Нет-нет, обо мне не надо! Ни в коем случае! - молодая женщина в платке смотрит на меня расширенными от ужаса глазами. Ей лет двадцать с небольшим, но по ее затравленному выражению лица понятно, что жизненный опыт у нее был очень тяжелый. И в то же время она далеко не слабый человек, раз сумела эти трудности преодолеть.
      -Простите, я не хочу с вами говорить, - Оля старается даже не встречаться со мной глазами, и поспешно убегает.
      -Привет! - Вероника здоровается на выходе с худенькой женщиной на костылях. Одна ее нога помещена в сложный ортопедический аппарат.
      -Аня, потом ты еще можешь поговорить с Ириной, у нее тоже интересная биография, - предлагает она мне.
      -Я вообще хотела встать и сделать объявление: кто хочет со мной пообщаться вообще и ради книги, you are welcome. А так я навязываться и видеть реакцию как у Ольги не хочу.
      -А она отказалась с тобой разговаривать? Не обижайся на нее, я понимаю, почему она это сделала.
      -Почему?
      -Потому что ее очень много обижали. Но я не могу с тобой говорить о чужих тайнах, тем более что она сама не захотела откровенничать. Объявление можешь, конечно, сделать, но я бы тебе не советовала. На мой взгляд, наткнешься на такую же реакцию, как у Оли: все начнут от тебя разбегаться. С другой стороны, вызывать людей на откровенность, зная, что потом это используешь, тоже не очень-то красиво... я сама стараюсь так никогда не поступать. В общем, это нужно тебе самой решить. Ну, пока, Ань, до встречи!
      
       ...Без улыбчивой и спокойной Вероники я вдруг почувствовала себя неуютно. Ирина пока занята беседой с кучей других женщин, к ней сейчас подходить неудобно.
      -Женя, а как мне найти отца Михаила Фортунато? - Спрашиваю я у пробегающего мимо служителя.
      -А вот он! - Евгений показывает мне на полного седобородого старца в рясе, который удивительно похож на Деда Мороза (ну или Санта Клауса, не важно): он сидит на деревянной скамье в коридоре, а маленький мальчик лет трех протягивает к нему руку. Священник с уважением пожимает ее: - Какая честь для меня! - мальчик убегает к маме, по дороге оглядывается, улыбаясь и махая "Деду Морозу" ладошкой. Я понимаю, почему его здесь так любят - отец Михаил не может не нравиться. Я подхожу к нему и представляюсь.
      -Отчего меня так любят журналисты? - недоуменно пожимает плечами священник. - Вот в прошлом году российское телевидение приезжало, снимали обо мне фильм. Я им сначала отказал, но они так пристали ко мне!
      -Значит, у вас действительно очень необычная биография!
      -Каждая биография по своему уникальна. Моя не более, чем другие.
      -Вот скажите: почему у вас такая фамилия? Ваш папа был итальянец?
      -Не папа, а далекие предки, которые приехали в Россию еще времена Петра Первого. Тогда, если вы знаете историю, в Россию приезжало много иностранцев в поисках лучшей доли. Мои родители по сути своей, по духу были типичными русскими - глубоко верующими, чтящими свою землю, очень порядочными людьми, - мне вдруг приходит в голову, что точно так же мог бы сказать о своих предках представитель любого народа. Забавно. Потому что каждый при этом, как в песне БГ, свято уверен, "что именно он источник огня... и это тема для новой войны". А вот это уже совсем не смешно.
      -И никогда бы они не уехали из своей страны, если бы не Октябрьская революция... Я родился в Париже. А в России впервые побывал уже после перестройки.
      - То есть спустя 60 лет!
      - Но на мне же это не отразилось? - Нахмурившись, спрашивает отец Михаил с хорошо скрываемой озабоченностью. - Я же без акцента говорю, правда?
      -Да.
      -Вот видите! - Довольно гладит бороду священник. К нему постоянно подходят прихожане и здороваются.
      -Отец Фортунато, мне бы хотелось поговорить с вами в нормальном режиме. Назначьте мне любой день и время.
      -Ну, что с вами поделаешь? Хорошо. В среду в 12 часов вас устроит? У меня дома. Это недалеко от другой русской церкви, в Чизвике.
      -Где-где? Это в Лондоне?
      - Да, это один из его районов. Вы совсем не ориентируетесь здесь?
      -Не страшно, я найду.
      Отец Михаил диктует мне адрес. Я прощаюсь с ним и иду искать Евгения - но его нигде нет, и Ирину. Та дружелюбно выслушивает мое предложение рассказать о себе и охотно соглашается (кажется, она первый встреченный мною здесь человек, которого моя просьба не испугала!). Но только через неделю, сейчас ей уже пора уходить. Итак, в следующие выходные мне опять придется потратить 4.70 на поездку до церкви... Зато я углублю уже появившиеся контакты и, возможно, завяжу какие-то новые.
      -А пока поговорите вот с этим человеком. Валентин, это Анна, она, как и вы, журналист. Из России! - На меня испытующе смотрит пожилой человек с усталыми горькими глазами.
      -С праздником, - говорит он мне. С каким праздником? Совсем забыла, сегодня же 9 Мая! Балда! Вообще оторвалась от реальности со своей неземной любовью!
      -С Днем победы вас! - спохватываюсь я.
      -Спасибо.
      -А вы где журналист?
      -Я уже на пенсии.
      -Вы давно здесь?
      -Больше двадцати лет. Ближе к тридцати уже. Вам, наверное, и то меньше...
      - Я в Лондоне всего несколько дней, и мне все так нравиться!
      - А мне нет. Я бы очень хотел сейчас оказаться на родине. Леса, березки... Здесь такого не встретишь.
      - Нищие, теракты... Здесь такого тоже не встретишь! - Шучу я.
      -А вы что, наивно полагаете, здесь нет никаких проблем? Да их поболее, чем там! Просто они не так на виду.
      - Например?
      -Да вообще, в целом, это больная нация!
      -Как понимать?
      - Пьющая.
      - А русские что, нет?
      - Да вы знаете, сколько здесь психически нездоровых и слабоумных людей? Именно потому, что слишком много пьяных зачатий! А сколько здесь извращенцев! Знаете, сколько детей подвергаются физическому и сексуальному насилию?
      Я смотрю в полные скорби глаза Валентина и мне уже больше не хочется разговаривать с ним ни о чем. Я не сомневаюсь, что он хороший, глубоко порядочный человек, и не сомневаюсь также, что здесь, в Англии, тоже полно своих собственных проблем. Но так же, как далеко не все русские алкоголики или их слабоумные отпрыски, я уверена, далеко не все англичане извращенцы. Да это просто абсурд! Просто Валентин смотрит на мир сквозь черные очки. С такими людьми тягостно общаться вообще, а мне сейчас особенно опасно, так как он выдаст мне полностью искаженную картину окружающей действительности. Поэтому я прощаюсь и еду домой. Домой! У меня теперь есть настоящий дом, настоящая семья! Впервые в жизни! Есть ведь?
      
       ...Дома я первым делом споткнулась о настороженный взгляд Джошуа. Как же его теперь приручить? Раздумывая, залезла на пять минут в новостной сайт Утро.ru, благо что Робертов комп был свободен. Ого! Вести с родины: "Похоже, 9 мая из Дня победы превращается в Чечне в "день теракта". Террористы оскорбляют пожалуй, последний оставшийся у нас всенародный праздник - День победы. А ведь во Вторую Мировую на фронтах погибло немало чеченцев! В позапрошлом году 9 мая в сторону стадиона "Динамо", когда на трибунах находилось все руководство Чечни, неизвестными были сделаны 2 выстрела из гранатомета. В результате пострадал милиционер. Ровно год назад около стадиона "Динамо" в Грозном тоже прогремел взрыв: тогда фугас взорвался в 50 метрах от места проведения праздничных мероприятий. В результате несколько человек получили ранения.
       Судя по масштабу сегодняшнего теракта, в результате которого погиб президент Чечни Ахмад Кадыров, высшие руководители республики уроков из прошлогоднего взрыва не извлекли. Всего в результате взрыва на стадионе в Грозном во время проведения праздника (шел концерт детского танцевального коллектива) были убиты 24 человека - несколько высокопоставленных чиновников, 2 милиционера и мирные жители, среди которых 8-летняя девочка. 46 человек получили ранения". Ни за что не вернусь обратно - хочу жить в нормальной стране! И чтобы мои дети росли в безопасности. Любая женщина меня поймет. А я не понимаю правительство России, никак не желающее распроститься с этой сплошной головной болью и бездонной финансовой дырой и дать Чечне то, что без проблем дали другим бывшим советским республикам - требуемую независимость. Насильно мил никогда не будешь! Возможно, потом какие-то бывшие "братские" народы захотят вновь объединиться с обновленной Россией. Потом. Много лет спустя. Но сейчас... Еще больше я не понимаю и никогда не пойму тех, кто устраивает теракты, ведь их жертвами становятся невинные женщины, дети и старики, причем свои же чеченцы, которые 60 лет назад отстояли в том числе и жизни этих самых террористов. Потому что если бы Россия (и чеченцы в том числе) не выиграли Вторую мировую, Чечня сейчас стонала бы под фашистским игом куда больше, чем под "пятой" Москвы. Вернее, этого маленького народа давным-давно просто не было бы на свете - их ликвидировали под чистую в газовых камерах и концлагерях еще 60 лет назад.
       ...Делюсь новостями с Роберто, тот смотрит на меня сочувственно: - Да, я уже знаю об этом, видел по телевидению. Когда я был маленьким, в Италии почти каждую неделю происходили взрывы. Тоже было очень много жертв. Людей это очень нервировало. Мне тоже было страшно.
      -Кто их устраивал?
      -Люди, которые на словах ратовали за благополучие и процветание Италии, но их действия прямо противоречили их заявлениям. Сумасшедшие, которые ради власти были готовы уничтожить всех подряд, прикрываясь красивыми фразами.
      -Все, я больше не могу и не хочу мусолить эту тему! Слишком тяжело. Давай лучше поговорим о чем-нибудь более приятном. Покажи мне, например, фото, где ты маленький!
      -У меня их нет.
      -Почему?!
      - Так вышло. До 14 лет я почти все время лежал в больнице.
      -Почему?
      - Потому что я родился с опухолью в животе. Когда мне исполнился год, мне сделали первую операцию, но все равно я был очень слаб. В 17 лет мне сделали вторую операцию и я стал полностью здоров.
       Я смотрю на Роберто сочувственно и лаково прикасаюсь к его руке. Ловлю неприязненный взгляд Джошуа, но мне сейчас на это плевать. Не могу я все время думать о том, каково "несчастненькому" пацану из-за его детской ревности и эгоизма. Никто ведь ничего у него не отнимает! Наоборот: раньше о нем один Роберто заботился, а теперь мы оба. Всего несколько дней назад я была приятна Джошу, ему нравилось, как я готовлю и болтать со мной, даже если мы друг друга не сразу понимали. Неужели Донна не могла поберечь нервы собственного сына? Тоже мне, психолог хренов! Даже при самом лучшем раскладе ребенку все-таки будет нелегко - просто от перемен, даже если они будут в плюс. Мы все опасаемся неизвестности, и это нормально. Но зачем Донна вбивает в голову невинному мальчику собственные страхи и ненависть? Все-таки она сука...
       Оборачиваюсь к Роберто - он тоже как-то невесел. Может, просто по контрасту с нашим с ним обычным настроением?
      -Почему ты грустный?
      -Устал. Я слишком стар играть в футбол с Джошуа.
      - Какой ты старый, тебе всего 47! Сейчас я тебя развеселю. В России есть одна очень популярная среди детей игра, - я беру с дивана одну из подушечек и легонько шлепаю Роберто по спине.
      -В это играют все дети мира. Перестань, мне это не нравиться. - Роберто отходит от меня и идет на задний двор, где неприкаянно бродит Джошуа. Отец что-то говорит ему, потом они оба присаживаются на траве в позе "лотоса". Роберто учит Джоша медитировать! Боже мой - вот кому по настоящему повезло если не с матерью, то с отцом!
      
       ...Мне не нравиться настроение Роберто. Мне не нравиться настроение Джошуа. Но я, кажется, знаю, что делать: пока комп все еще свободен, быстро нахожу адрес католической церкви: Holborn circus, Ely place 14. Я сначала думала, что та церковь против школы, недалеко от нас, католическая, но оказалось, англиканская. В принципе, я в протестантской стране, ничего удивительного. Наверное, ближайшее метро Holborn судя по названию? Я поеду туда после интервью с отцом Михаилом. Может, это и глупо, но я чувствую, что теряю под ногами почву. Мне нужна сейчас хоть какая-то поддержка. Собственно, я знаю, что эгрегор Девы Марии един. Но может, если я помолюсь в католической церкви, до нее быстрее дойдет, раз в православной не получилось? Надо попробовать. Я не могу (и не хочу!) потерять все сейчас! Как я могла подумать, что Роберто не мой мужчина? Стоит взглянуть в его глаза, и это сразу отметает все сомнения. Но Роберто только что разговаривал со мной так, будто ему было в тягость. Или это потому, что он заметил взгляд Джошуа?
       Мимо меня на кухню направляется Майк. Мы здороваемся, и я спрашиваю: - Майк, что надо делать, если ты католик?
      Майк чешет "репу": - Честно говоря, не был в церкви с детства! Ну, надо ходить в воскресенье к мессе. А там креститься вот так, - показывает. Двумя пальцами, а не тремя. В общем-то, все эти церковные навороты - конечно же, от лукавого, и Бог, как и Дева Мария, если они есть, услышат меня везде. Но в храме моя просьба к энерго - информационной сущности Божества подкрепляется мощной подпиткой эгрегора конкретной церкви, который долгие годы кормили своими надеждами и чаяниями миллионы людей. Это в церкви католической, потому что она существует дольше и католиков в Англии больше, чем православных. А в "нашей" церкви у Хайд- парка ее дух питали и укрепляли своей энергией и молитвами всего лишь тысячи. Но, в любом случае - что такое один мой слабый голос по сравнению со всем этим?
       ...Слышу, как Майк говорит Роберто, закончившему медитацию: - Это так наивно - верить в Бога!
      А у нас в России сегодня верят все, даже политики. Потому что на кого еще надеяться при нашенской жизни? Мне сейчас так трудно и одиноко. Можно, конечно, спросить совета у новых подружек, но что дельного мне может сказать Нелли, у которой самой в семье нелады и, кажется, муж-деспот, с которым она не в состоянии совладать? А Лина первым делом спросит, кто мы по гороскопу. Вероника, одна из всех, могла бы что-то дельное посоветовать... но мне неудобно перед ней исповедоваться. Я ведь знаю ее всего несколько часов. Кстати, надо бы позвонить Веронике номер один. Набираю номер в газете - еще вчера он работал, но теперь "временно заблокирован". Еще одна здешняя загадка...
      
       ...Вечер опять прошел никак. Я, правда, попыталась разговорить Джоша: - Тебе очень повезло с отцом! - Но он только странно на меня посмотрел и ничего не ответил. И побежал наверх. Так мы и сидели до темноты каждый в своей комнате: я со своим английским и Роберто с сыном, которому он читал книжку. Если б мы все говорили на одном языке, все было б намного проще. Я могла бы предложить почитать сама. Наверняка это хоть немножко, но растопило лед. Вообще, я хороший собеседник, я бы смогла в конце концов расшевелить Джошуа. Но с таким корявым косноязычным English делать это все равно, что пытаться перевернуть мир. В одиночку.
      
      10 мая 2004, понедельник
       С утра Роберто предупредил меня, что после того, как отвезет Джошуа в школу, домой не вернется - поедет преподавать, сегодня у него рабочий день в университете. Короче, они с пацаном будут к вечеру. Приятного тебе дня, Эна, - теперь при Джоше Роберто старается даже не смотреть на меня! А если смотрит, то как на что-то не слишком правильное и запретное.
       Я решила постирать, пока их нет - все наши вещи. Загрузила все в вошин машин и только когда включила, поняла, что забыла засыпать стиральный порошок. Я же делала это впервые в жизни! Но выключать побоялась: сломаю еще! Ничего, вот когда эта стирка закончиться, засыплю порошок и простирну все еще раз. Как положено.
       Влезла в Интернет. Сейчас 10 утра. В России 13 часов, уже обед. Данных от Астахова все еще нет. 10 дней уже прошло...
       Так: надо же обязательно позвонить в Россию и понять, кто и почему зажал мои деньги! Звоню, и хотя это совершенно разные российские газеты и журналы, везде отвечают удивительно одинаково: "у нас некому этим заниматься. Бухгалтер не хочет тратить свое время и куда-то там что-то посылать, секретарь тоже, а у меня как редактора и без того хватает забот". А ведь клятвенно обещали, что все будет без проблем, также, как когда я получала деньги лично! В Москве сразу в нескольких местах отвечают, что они куда-то дели (!) мои реквизиты карты Виза. Поэтому они уже переслали деньги на мой старый счет в Сбербанке, как всегда. Я смогу получить их, когда вернусь. Что за идиотизм?!
      -У меня осталось всего полтора фунта. Мне не на что даже ездить по городу, - прошу я питерских редакторов.
      -Надо было раньше думать о возможных проблемах, - холодно отвечают мне. А ведь с той же Марьяной из "Целителя", Олесей из "Теленедели" и Анастасией из "Женских тайн" мы чуть ли не дружили...
      -Тогда я для вас больше не буду писать, - иду ва-банк.
      - Это ваше право, - отвечают мне равнодушно. Быстро же обо мне там забыли и нашли замену!
      
       ...Вернулась Лиза.
      - Как Франция? Накупила модных вещей?
      -Да, конечно, - Лиза выглядит как-то озабоченно и невесело. Странно: она же к друзьям ездила?
      -Эна, тебе сейчас не нужен душ, в ближайшие полчаса? - Лиза за какие-то два дня очень сильно изменилась: стала взрослей и, параллельно, неуверенней в себе. Вот что значит всего пару дней прожить с чужими людьми в одиночку! Видно, французские друзья оказались не такими уж настоящими... Все-таки Лиза очень милая девочка. Мои коммунальные соседи за все 13 лет ни разу не задали мне подобного вопроса ни о ванной, ни о плите, ни о веревках для постиранного белья, ни о телефоне, ни о чем-то другом. Я их спрашивала, но, как правило, мне никогда не шли навстречу. И даже если та же ванна была свободна, она тут же оказывалась занята. Позже я просто перестала спрашивать.
      -Нет, не нужен, иди мойся. Знаешь, Лиза, если бы мои соседи по комммуналкам были такими, как ты и Майк, и Роберто с Джошуа, я бы хотела в такой коммуналке жить! - Пытаюсь объяснить Лизе, что такое коммунальная квартира: - Понятие "коммунальная квартира" появилось после революции 1917 года, когда в России формально наступило равноправие. В городах, куда стремились крестьяне, был большой дефицит жилья и их стали селить в богатые большие квартиры, потеснив прежних хозяев из 5-6 комнат в одну. Другие коммуналки были сделаны из бывших учреждений - в таких могло быть до 40 комнат, зато ни одной ванны и кухни. И, само собой, без горячей воды. В некоторых комуналках, в такой, например, рос президент Путин, не было даже собственного туалета - он был общим на 2 квартиры.
       Лиза искренне пытается "въехать", но у нее это получается с большим трудом: -Я мало что поняла, - наконец говорит она, - но по моему, это очень тяжело. Это похоже на студенческое общежитие, там тоже очень шумно в любое время суток, но люди еще более разные и им очень трудно жить вместе годами. Они даже начинают делать друг другу гадости на почве взаимной неприязни и усталости от такой жизни. Так? Ты говоришь, целая семья может жить в одной комнате? Несколько человек?! Это же ад! А отдельную квартиру они купить не могут, потому что это слишком дорого. Ужасно! Просто не могу себе такой жизни представить!
      -Человек ко всему привыкает! Хотя никогда не теряет надежды на лучшее, - улыбаюсь я Лизе. Канадка сочувственно улыбается мне в ответ и бежит смывать дорожную грязь.
       А я начинаю опять звонить в поисках работы в разные места. О, чудо - с первого же раза дозвонилась до редактора "Ньюс" Скворцова. По телефону он показался очень приятным человеком, пригласил на летучку в пятницу. Только когда я уже повесила трубку, вспомнила: в пятницу у Джошуа день рожденья! Хотела перезвонить Скворцову и все перенести, но потом подумала: вот и отлично, я все приготовлю и смоюсь. И сама отдохну от кислой мины Джошуа, и его не буду нервировать!
       ...Звонок. Поднимаю трубку. Это отец Фортунато:
      -Аня, я подумал, Вы же совсем не знаете Лондон - давайте перенесем нашу встречу в ту церковь у Хайд-парка, где Вы уже были. Договорились?
       ...Еще звонок. Жизнь закипела! Наплевать мне на бездушных российских бухгалтеров и редакторов! Здесь пробьюсь! Голос незнакомый: это редакторша "Времени" Катерина Уфаева, до которой я уже потеряла надежду дозвониться. Говорит, ей понравилось, как я пишу, и хочет заказать мне первый материал - интервью с "папой" Масяни Олегом Куваевым. Как раз с ним это в данной ситуации проще всего, не надо тратиться на межгород, мы просто спишемся по Интернету. И 70 фунтиков в следующем месяце будут у меня в кармане!
      -Честно говоря, я думала, здесь журналистам платят больше, тем более за такой огромный текст в 2 с лишним полосы, - говорю я. - А то это какие-то российские расценки...
      -Вообще-то мы всем платим по 50 паундов, 70 только за эксклюзивность, - отвечает Катерина. - Не устраивает, не пишите, мы до вас без вас прекрасно обходились. И еще: если вы будете писать в "Ньюс", с нами вы сотрудничать не сможете. Все ясно?
       Я говорю, что не очень, но что в "Ньюс" я не пишу. В самом деле ведь пока нет. И думаю про себя: мне глубоко начхать на ваши местечковые войны и игры! Возьму себе новое псевдо, и буду зашибать деньгу, и никто об этом не узнает. Правда, зашибить особо не удастся: в "Ньюс" платят вообще 10-15 за стандартный материал, и максимум 50 за полосу, но полосных текстов у них почти не бывает. "Ньюс" выходит 4 раза в месяц, "Время" дважды. Итого я смогу зарабатывать в месяц около 120-200 фунтов с обоих изданий. Короче, на проезд и то не хватит. Надо обязательно найти дополнительную подработку. Договариваюсь также с Катериной о встрече на среду (сэкономлю на проезде, все равно в две церкви надо!) - она мне расскажет о своем опыте в Англии, и вообще мы лично познакомимся.
       Звоню по объявлениям в газетах в агентства ("Нужны домработницы (хаускиперы), бэбиситтеры") - но оказывается, нужны только с рабочей или студенческой визой. У меня гостевая... Ладно, что я парюсь: Лина же обещала помочь устроить меня переводчиком текстов! Совсем забыла про это. С письменными переводами я вполне справлюсь.
      
       ...Приготовила обед-ужин. Послала вопросы Куваеву. Сейчас в России 19 ч. Астахов пока еще ничего не прислал. А в городе Киркук на севере Ирака неизвестные расстреляли сотрудников одной из компаний, занимающихся восстановлением Ирака. По информации канала Al Jazeera, в результате инцидента погибли три человека - один иракец, а также граждане Новой Зеландии и Южной Кореи. Нападению сегодня подверглись и иностранные специалисты: на западе Багдада автомобиль, в котором ехали иностранцы, был обстрелян неизвестными. Сегодня же неизвестная террористическая группировка выступила с угрозами в адрес иностранцев, работающих в городе Басра. Видеопленку выдала в эфир телекомпания Al Jazeera. На ней вооруженные люди в масках заявляют о том, что все сотрудники иностранных компаний в Басре и, в первую очередь, подданные Кувейта, являются "целями" террористов, этих людей экстремисты обязуются похищать или убивать. Американцы создали собственную Чечню... Но не только для себя - для всего мира. Грубой силой зло не устранишь - это доказывает опыт тысячелетий. Но почему же мир так глух к здравому смыслу?
      
       ...Кто-то открывает дверь.
      -Почему ты один? - удивленно спрашиваю у Роберто.
      -Джошуа захотел провести больше времени с его матерью.
      Вот как! Из-за меня?
      - А я приготовила поесть и постирала, - рассказываю Роберто о том, что забыла засыпать стиральный порошок в первый раз. Наконец-то он развеселился тоже!
      - Ничего страшного, ты научишься.
      -Уже научилась!
      ...Жалуюсь на российские газеты и журналы: - Зажали мои денежки! Роберто снова смотрит на меня очень пристально, словно желая проникнуть мне в черепную коробку. По моему, не верит. Даже несмотря на слова Даниэлы, что я правда небогата.
      -Ты выглядишь усталым. Иди скорей за стол!
      -Раньше я так не уставал от всего. Я стал слишком стар.
      -Перестань, пожалуйста! Какой ты старый, ты мужчина в самом расцвете сил.
      -Мой отец умер всего в 57, - сообщает Роберто.
      -Не забывай, твой отец прошел через войну. Многие из тех, кто был ранен физически и психически, уходят из жизни раньше срока. А что до усталости, это абсолютно нормально, после работы. Я и в семнадцать после смены за прилавком к вечеру с ног валилась, а моя подружка, что стала работать санитаркой с четырнадцати, и в четырнадцать. Хотя это самый энергичный возраст.
      -Все-таки я слишком стар. Я вижу это. Я понимаю это, - повторяет Роберто. Я вдруг осознаю, что до пребывания Джоша у мамочки и визита Даниэлы Роберто казался абсолютно довольным жизнью и уверенным в себе и своих силах. И в нас - в том, что все получиться. Недаром он хотел, чтобы я учила итальянский. Но... "Анне сколько лет - 22?". Эта русская слишком жирна и слишком молода для тебя, Роберто! Даниэлу в детстве дразнили канэла. Каналья ты, а не корица! Друзья должны вселять оптимизм и надежду, помогать найти выход, а не загонять в тупик пессимизма и безысходности. У тебя ведь есть любящий муж и дочка, что тебе еще надо? А Донне? Сама ведь Роберто бросила! Но я излечу его замерзшее, уставшее сердце своим теплом. Во всяком случае, попытаюсь. Я уверена (ну, почти): все получится! Я знаю, мы можем быть очень счастливы вместе. И - мы будем! А сейчас надо поскорее поднять настроение Роберто: -Расскажи мне о чем-нибудь хорошем. О том, что тебе вспоминать приятно.
      -Мне о многих вещах приятно вспомнить. О детстве - у нас была очень счастливая семья. Мой отец ни секунды ни сидел без дела! Мать, впрочем, тоже. Она была очень живой и веселой. А отец мог починить любой сломанный механизм. Он все время строил что-то, делал мебель.
      -Кем они работали?
      -Отец механиком, а мама шила меховые шубы на дому.
      - Каково ее имя? У тебя есть ее фото? - сейчас узнаем, кто больше всего похож на мамочку Роби: я, Донна или Даниэла. Заодно проверим теорию Фрейда!
      -Ее звали Эльса. Фото родителей у меня только в компьютере. Я тебе потом покажу, - Роберто замолкает на несколько мгновений, погружаясь в воспоминания. Я ему не мешаю.
      -Еще мне приятно вспоминать о многих местах, где довелось побывать. - Роберто опять лезет в тумбу с фотоальбомами и достает слайды. Пейзажи Италии, Турин - кажется, он в самом деле очень похож на Питер. Шотландия. Горы. Море.
      -Я тоже очень люблю природу, - говорю я. - При слове "детство" я первым делом вспоминаю ежедневные скандалы и бесконечные очереди в магазин, но к счастью, не только это. Если бы ты только знал, как красива Сибирская тайга! Несмотря на тучи комаров и оводов, огромных и злых, как крокодилы (мы звали их "бомбовозами", но я не знаю, как это перевести). В тайге ты чувствовала единство с Космосом, со всем миром! Я была там счастлива. Еще я была счастлива, когда мы с подружками лежали на снегу и смотрели на звезды. - Когда мне вернули хорошее зрение после операций, я впервые за много лет смогла опять увидеть звезды. В очках я их почему-то видеть не могла. Это тоже было такое счастье! Но об этом я Роберто не говорю. Кто не терял, тот не поймет.
      - Мне очень нравятся твои фото. Ты сказал на днях, у тебя в последний год начались финансовые проблемы. Почему бы тебе не попытаться продать свои работы? Мои знакомые фотографы так и поступают, и очень хорошо зарабатывают. И это в России! - Говорю я.- Есть же масса календарей, реклама, бог знает что еще!
      -Я делал это раньше, но платят слишком мало, - говорит Роберто. - К тому же конкуренция слишком высока.
      Я беру очередной альбом, раскрываю - ого! Там три фото женских вагин. На одном из лобков густые черные волосы вздыблены почти вертикально. Эти же бедра сняты отдельно, на увеличенном фото. Смело, но тем не менее красиво. Даже не сама модель, а как снято.
      -Ну и какую из этих женщин тебе приятнее всего вспоминать? Джунгли?
      -Ты слишком любопытная, - усмехается Роберто.
      Я листаю альбом дальше: некоторые фото-ню забавны, отдельные очень красивы, кое-что - откровенная, совершенно неэстетичная пошлятина. Не в плане того, что на них изображено, просто грудь и интимные места можно по разному снимать. Все зависит от антуража, позы и освещения. Я не ханжа: в любой части человеческого тела можно найти свою эстетику. Так же, как в природном ландшафте или в растении.
      - Кто здесь снят? Это всё твои девушки? А кто эти парни?
      -О, все это было давно! На самом деле только некоторые из этих женщин были моими подругами. Все остальные люди просто мои знакомые, которые согласились позировать как модели.
      -Вот эти фото очень талантливые, - показываю я, - а эти, прости, Роберто, банальная порнуха. Трусы какие-то уродские, и стоит эта задница "раком" некрасиво. А свет!
      - Ты не права, - говорит Роберто. Отходит на кухню, где возиться Майк, и я слышу, как он говорит: -Эна так категорична!
      Из-за того, что я критикнула пару действительно бездарных фоток? Но я же гораздо больше похвалила! Может, все дело в моем слишком бедном пока словарном запасе, из-за которого я не могу передать все нюансы того, что хотела сказать?
      ...Фото церквей.
      -Роберто, ты раньше все-таки верил в Бога?
      -Нет!
      -А зачем тогда церкви снимал?
      -Просто так. Как падает свет понравилось, или архитектура, или витражи, - Роберто опять замкнулся в себе.
      -Почему бы тебе не попросить Бога помочь, например, с прибыльной работой? Просто попробуй!
      -Нет. Это будет похоже на оппортунизм и корысть. А вовсе не на истинную веру.
       Если Роберто заговорил об истинной вере, значит, все-таки он верил когда-то, - соображаю я. Но потерял веру. После того как Донна стала трахаться с другим, а потом и вовсе сбежала, "отблагодарив" Роберто за всю его любовь и заботу?
      -Почему ты не веришь в Бога?
      -Почему ты задаешь столько вопросов? - хмуриться Роберто.
      -Потому что общаясь с умным человеком, обмениваясь с ним мнениями, сам становишься умнее. Кстати об умных людях: великие российские ученые Вернадский и Чижевский, верили в Бога. Тот же Вернадский выдвинул понятие "ноосфера" - разумная оболочка Земли. В наши дни всемирно известный российский ученый Эрнст Мулдашев совершает экспедиции на Тибет, чтобы доказать тесную взаимосвязь прошлого и будущего, тонких миров и земных людей, Богов и смертных, - я остро, с тоской ощущаю, как сильно мне не хватает нужных слов, как убог мой словарный запас, как медленно подбираю я нужные выражения! Писать письма было намного, намного проще. А здесь из-за одного неверного слова может исказиться смысл, причем даже не одного предложения, а всего того, что ты пыталась донести до "брата по разуму".
      
       ...Разглядываю новые фото: на них Роберто лет 16-17, как он сам говорит, с роскошными длинными темными кудрями, красивый как Бог и в одеянии Христа (на голове белая накидка и обруч) смотрит куда-то вдаль строго и отрешенно. Если бы требовалось сыграть молодые годы Иисуса, лучшей кандидатуры, чем юный Роберто, не найти.
      -Почему ты так одет на этих снимках?
      -О, просто так. Это был эпатаж, свойственный всем молодым людям. Представь себе, я в таком одеянии разгуливал по Турину! - Смеется Роберто. - Это мои собственные волосы, - гордо добавляет он.
      -И что тебе говорили окружающие?
      -Много разных неприятных вещей! - Роберто снова хохочет. Ну, хоть развеселился, и то слава Богу!
      -Но я никогда не верил в Высшие силы, потому что это нерационально, - совсем сбивает меня с толку мой друг. Так все-таки: разочаровался он или просто такой упертый? Или это я слишком наивна, принимая желаемое за действительное и ища опоры хотя бы на небе, если на Земле ее не найти? Но как же тогда случай с моими друзьями Людой и Сергеем? Когда у Сережи случился инфаркт, очень тяжелый, он даже пережил клиническую смерть, я как раз тогда жила у них в Москве. И видела, как резко улучшалось состояние Сережи, когда Люда ходила молиться о его здравии в ближайшей церкви. Причем Сергею, как абсолютному атеисту, об этом не сообщалось. А когда я лежала полумертвая, избитая и сильно простуженная в доме Елены Иосифовны и Лены после всех своих бомжовских скитаний, в один из дней мне тоже вдруг полегчало. Позже, когда я уже поправилась, Елена Иосифовна призналась, что она ходила в свой католический костел молится за меня. Именно в тот день... А когда я впервые сходила в православную церковь и попросила послать мне хоть какую-то работу, а то мне не на что и негде жить, мне на следующий же день позвонили из одной редакции и моя проблема исчезла. Платили там очень хорошо, а в те годы так вообще просто нереально. И вовремя! Но может, Роберто прав и то были лишь совпадения? Сколько раз я потом просила Небеса послать мне хорошую стабильную работу и отвадить от меня гопников - и что?
      
       Из последнего альбома выпал какой-то рисованный комикс.
      -О, это я сделал, когда мне было девятнадцать. Не смотри! - Роберто пытается отнять у меня свою юношескую поделку, но я со смехом не выпускаю ее из рук. Похоже, шутливая возня, полуобъятия и прикосновения так же нравятся Роби, как мне: он снова смотрит на меня прежним взглядом! Отбегаю в сторону и листаю комикс: там рассказывается история некой рыжеволосой девочки - подростка, которую ночью в чем мать родила выталкивает из замка взрослый мужик. Ее находит и спасает черноволосый мальчик. Роберто явно нравятся рыженькие!
      - Ты знаешь, что ты талантливый художник? Может, тебе попробовать начать зарабатывать этим? Например, делая иллюстрации к книгам? Я знаю по Питеру - за это тоже нормально платят, в отличие от писанины. - Но Роберто опять говорит мне, что он этим занимался, но доходы от иллюстраций слишком малы, а конкуренция слишком высокая.
       ...Меж тем происходит событие: на кухне появляется Лиза и впервые начинает готовить.
      -Этот соус для пасты по рецепту моей бабушки, она итальянка, - говорит Лиза. Соус из свежих томатов пахнет одуряюще. Лиза накрывает на стол и приглашает нас с Роберто: - Майк вернется очень поздно, давайте все вместе поедим. Я хочу вас угостить!
      Я со своей стороны быстро сооружаю три салата из морковки, свеклы и огурцов с помидорами: - Это традиционная русская еда, - объясняю Лизе. Лизе нравиться моя стряпня, а мне ее. Она говорит, что салат из огурцов и помидоров очень популярен и в Америке. А что там люди больше едят: картошку или макароны? Картофель, но так как они с Майком из итальянских семей, предпочитают пасту. Еще в Америке очень популярна фастфудовская китайская еда.
      -Лиза, ты ведь сама прекрасно готовишь! А я думала, ты не умеешь. Мне нравиться твоя позиция: Майк суетится по хозяйству, а ты как принцесса, - смеюсь я. Лиза лукаво улыбается в ответ: -Возможно, женщины в Америке и Канаде более эмансипированы, чем в России. Мне и Майку такое положение вещей кажется естественным, - говорит она. Лиза открытый человек, и в то же время далеко не простушка.
      ...За едой мы болтаем о том - о сем. Я делюсь своими неудачами в поисках работы: - Все заняли прибалты и поляки!
      -О нет, Эна, не ходи в официантки ни в коем случае! - Горячо говорит Лиза.- Я, когда училась в старших классах, подрабатывала в закусочных. Это ужасная работа! К вечеру ноги просто отваливаются, все болит, на руках раздражение, потому что ты не только должна бегать с едой и грязной посудой и все время вытирать столы, но и по очереди мыть с другими девушками пол и туалет. Но самое неприятное это мужчины, которые все время пристают и пытаются тебя полапать: шлепают по заду и т.д.
      -Почему ты работала? У тебя не было денег платить за учебу? - Спрашиваю сочувственно.
      -Нет, у моей семьи достаточно денег! - Смеется Лиза. - Просто мне было интересно иметь деньги, заработанные мной самой. Ни перед кем не отчитываться, куда и на что я их трачу. Хотелось стать самостоятельной.
      -На кого ты учишься?
      - Специалист по паблик рилейшенз.
      -А кто по профессии твои родители?
      -Мой дед владелец одного из крупнейших издательств в Канаде. Теперь им руководит отец.
      Так Лиза из богатой семьи! А производит впечатление очень скромного человечка. Канадка нравиться мне все больше и больше: редко встретишь таких приветливых и несебялюбивых людей. Надо же! Ни в чем не нуждалась, но пошла сама зарабатывать деньги, и не бросила, хоть это было тяжело! И не жаловалась...
      -Да-да, Эна, ни за что не ходи в официантки! - Поддерживает Лизу Роберто, которому явно очень не понравились слова про приставанья и хлопанья по заду. - Я уверен, ты с твоим образованием и способностями найдешь гораздо более интересную и высокооплачиваемую работу.
      -Но все упирается в мой уровень английского. И самое главное - у меня нет рабочей визы.
      
       ...Кто-то звонит в дверь! Какой-то черный как тропическая ночь человек помогает Роберто втащить в дом монитор.
      -Это мой друг Бисмарк, мы вместе работаем, он привез для тебя компьютер, - поясняет Роберто. - Но поскольку мы его позаимствовали из университета на время, его надо будет вернуть туда в конце июня, когда там занятия закончатся.
       Пока Бисмарк возиться с проводами, Роберто объясняет мне на кухне, где я мою посуду: - Мой друг родом из Нигерии. Здесь он работает в университетской библиотеке. Родители решили назвать его Бисмарк - очень подходящее имя для африканца, не правда ли? - Мы с Роберто всеми силами пытаемся задушить в себе смех.
       ...На кухню заходит Майк, здоровается, говорит, что пришел пораньше, так как Лиза завтра уезжает, зато в пятницу приедет его гёлфренд Мэгэн, "она очень умная". Что-то я не въезжаю в ситуацию: Майк отзывается о Мэгэн с явным уважением, но в то же время на днях он совершенно недвусмысленно приставал к "просто подруге" Лизе. Майк еще сказал, что Лиза и Мэгэн дружат с детства. Интересно в Канаде понимают, что значит "дружба" и "любовь"!
      -О, Эна, ты постирала и мои вещи! - Майк смотрит на меня с такой благодарностью, что мне делается неудобно. - Спасибо!
      Честно говоря, у меня не было цели стирать вещи Майка, просто я пока не могу отличить, какие брюки и рубашки его, а какие Роберто. Но в конце концов, закинуть в машину несколько лишних вещей, а потом развесить их на веревке пара пустяков. Это совсем не то, что стирать на руках, чувствуя, как у тебя ломит поясницу, и что время утекает в никуда. А кожа на руках потом делается сухой, раздраженной, со вздутыми венами. Про этой причине руки у замужних женщин моего возраста и старше очень часто в кошмарном состоянии: почти как у прачек на картинах передвижников. Мне же, слава Богу, пока приходилось стирать в основном на себя одну, а не на целую ораву.
       ...Выхожу в ливин- рум, Бисмарк окидывает меня откровенно оценивающим взглядом. Я спрашиваю, не хочет ли он поесть или чаю: нет, спасибо. Третий комп для меня, слава тебе господи, работает! Иду в душ. Потом сижу в "своей" комнате, зубрю Инглиш. Слышу, как Лиза громко и деловито кричит Майку: "мы нуждаемся в факин скиниш"! Скин - это кожа. Что такое ф., даже объяснять никому не надо - нечто "трахательное". Она имеет в виду презервативы? А как же "очень умная Мэгэн" - она знает?
       Бисмарк, прощаясь у входной двери, также зычно рявкает в ответ на вопрос Роберто "Я беспокоюсь только, захочет Эна спать со мной?":
      -Buy condoms and don"t worry! - "Купи резинки и не парься!". Почему они все так орут о столь интимных вещах? Бисмарк громко ржет, в полном восторге от собственных мудрости и остроумия, а Роберто смущенно восклицает сакраментальное "Fuck!".
      
      11 мая 2004 , вторник
       ...Утром я не выдержала и сделала это сама с собой. По моему, уже года два как я этим не занималась - просто ничего не хотелось. Никогда в жизни у меня даже близко не было подобного оргазма! Мне показалось, я потеряла сознание, вернее, растворилась в какой-то сияющей космической реке. Само собой, я представляла себе, что я с Роберто. Кажется, он тоже делал это вчера перед сном и сегодня утром в душе, потому что я слышала, как он стонал в детской и в ванной, а сразу после этого полез мыться. Я отправилась в bathroom сразу после него. В душе нечаянно обнаружила: у меня рассосались эти странные "шишки" в груди и животе. Я не знаю, что это было, уверена только: это любовь меня исцелила! Так же было с певцом Владимиром Левкиным: когда он влюбился, у него очень быстро прошел настоящий рак. Хотя до того не помогало никакое, самое лучшее лечение и врачи уже приговорили его к смерти.
      
       ...Наконец-то я могу приступить к книге и, без помех, не торопясь, писать статьи! Правда, Роберто выделил мне место возле балки, где меня со всех сторон окружают углы: один внутренний, в такие ставят расшалившихся детей, чтобы угол оттянул у них избыточную энергию. Этот "вампирский" "всасывающий" эффект сохраняется у внутренних углов на расстоянии примерно в метр. Я сижу за маленьким столиком гораздо ближе... Но старюсь отсесть подальше. А еще меня "режут" внешние углы от массивной балки передо мной и от стола за моей спиной. По фэншуй, негативная энергия от внешних углов приравнивается к воздействию ножа. Я, как страшный скептик, сперва не хотела в это верить и считала преувеличением, а потом решила провести собственные исследования. И обнаружила, что пятитысячелетняя мудрость фэншуй, как всегда, права: так, в стене дома-"жертвы" против острого угла другого здания всегда можно увидеть трещину. Если не выдерживает даже камень, что уж говорить о хрупком человеческом теле! А еще, если я буду сидеть лицом к стене (иначе никак), это для меня "направление смерти", со стороны которого поступающая с дыханием энергия закручивается для меня максимально негативно, ослабляя и принося проблемы. Но я придумала, как выйти из положения: поставила стул не прямо, а наискосок - так я, кстати, буду сидеть в "направлении любви"! Теперь я располагаюсь по диагонали к своему компьютеру (к счастью, монитор удалось развернуть) и, заодно, компьютеру Роберто. Правда, теперь меня "режет" еще и третий угол от столика, за которым я сижу, но это все же меньшее зло. Вообще я надеюсь, что при том эмоциональном подъеме, который я испытываю, никакой негатив для меня не страшен. Я хочу в это верить.
      
       ...Все файлы, которые я пытаюсь открыть с дискеты или скопировать из моего Интернетского ящика, в Макинтоше опять выдают полную абракадабру абстрактных символов. А открываются почему-то каждый по своему. Я полный профан в области компьютеров, все, что я умею, это набирать тексты как на машинке и еще лазить по Сети. Поэтому всякий раз приходиться звать на помощь Роберто. Хорошо, что он дома сегодня!
       Лиза с Майком уже уехали. Мы одни, наконец-то! Я счастлива. Когда Роберто подходит ко мне, чтобы помочь, он опять проделывает тот же жутко возбуждающий трюк с поглаживанием моей руки и пальчиков. Меня при этом раздирают противоречивые чувства: с одной стороны, хочется большего, с другой - я боюсь. Однако мой любимый большего пока не предпринимает... Почему? Он же сам очевидно хочет этого. Может потому, что я в письме умоляла ко мне не приставать, и потом уклонилась от поцелуя? К тому же на Западе строго преследуются всякие сексуальные домогательства. Хотя к Лизе же посетители приставали! Но ведь пьяному, как известно, море по колено, и закон не указ. А Роберто тонкий и деликатный, и он уважает мои чувства. Он ждет, пока я окончательно созрею - для всего. И не только в мечтах. Люблю его еще сильнее за это! Он в самом деле совершенство, но... мог бы быть и чуть - чуть понастойчивее. Хотя нет - все и так хорошо! Со времени нашей встречи прошло ведь совсем ничего.
      
       ...Роберто идет ланчевать, а я снова залажу в свой почтовый ящик: от Астахова так ничего и нет, зато пришло неожиданное письмо от редактора Светланы Шуховой из издательства "Петербург". Я совсем забыла, что закинула им месяц назад по "мылу" свою "завернутую" в "Лесе" рукопись про левшей. А они ее берут! Причем в "Петербурге" мне за нее заплатят в полтора раза больше, чем обычно авторам в "Лесе"! (послала Шуховой по email вопрос: "когда и сколько?" и она тут же ответила: "около 7 тысяч рублей по выходе тиража. То есть осенью"). Бегу на back yard делиться своей радостью с моим другом: - Ура! У меня скоро выйдет десятая книга!
       ...Роберто делиться воспоминаниями о детстве: - В Италии считается, что все "левое" - от сатаны. Поэтому в школе меня заставили писать правой. Зато я мог параллельно играть обеими руками разные мелодии и, когда никто не видит, писать двумя руками в обе стороны, - мой любимый показывает, как он пишет левой и правой. Обеими руками у него хороший почерк. А у меня обеими плохой, потому что меня тоже заставили в школе писать правой, а переучиваться писать как следует левой во взрослом возрасте уже не было времени.
      -Так ты не левша - ты амбидекстр! - Пораженно восклицаю я, с трудом удерживаясь, чтобы не потрогать Роберто как редкий экспонат в музее.
      -Что?! - Пораженно вскидывает брови мой друг. "Амбидекстр" по английски значит не только "двурукий", но и "двуличный".
      -Святослав Медведев, директор Института мозга, полагает, что амбидекстры - это гармоничные люди будущего. Их число в мире неуклонно увеличивается. Это люди, у которых обе руки и оба полушария мозга равноценны, поэтому амбидекстры обладают преимуществами как левшей, так и правшей. Это самые психически устойчивые люди и с самой быстрой реакцией. Самые способные к языкам. У них сильная логика, как у правшей, и одновременно образное художественное восприятие мира, как у левшей. Из них получаются лучшие переводчики, спасатели и разведчики. Вообще все лучшие, за что бы амбидекстры не взялись.
       За разговором во время ланча выясняется: Роберто чем только не занимался в своей жизни! Был фотографом, художником, журналистом, режиссером нескольких документальных телефильмов, создателем вебсайтов, гитаристом и композитором в довольно популярной группе, выступающей по Англии и Италии, владельцем собственной студии звукозаписи и продавцом альтернативной музыки через Интернет, преподавателем в нескольких колледжах и университетах. Одно время пытался жить в Америке, но спустя несколько месяцев вернулся в Англию: - Америка богатая страна, но очень скучная! В довольно большом городе, где я жил, не было ни одного музея, и там это считается в порядке вещей. Из всех достопримечательностей - несколько супермаркетов. Американский английский - очень простой, потому что это страна эмигрантов. Американцы в целом тоже очень простые, открытые, англичане и европейцы не такие. Но здесь, в Старом свете, незыблемым остается одно - культура. А там бал правят деньги, там культ денег. Мне это не близко. Для меня главное, чтобы хватало на комфортную жизнь, все равно всех денег в мире не заработаешь. Я убежден, мы рождаемся не для этого.
      -Совершенно с тобой согласна, - говорю я. Как здорово, что мы так похожи! Вот сейчас спрошу у него то, что я не могу понять: может, он мне объяснит?
      -Ты понял, что Лиза Майку не просто друг?
      -Да, - кивает Роберто.
      -Но в пятницу к Майку приедет его официальная девушка, лучшая подруга Лизы. Все это так странно для меня!
      -Это не наше дело, - говорит Роберто.
      -Лиза очень милая и кажется искренним человеком. Я не могу представить ее в роли коварной разлучницы...
      -У Майка за те несколько месяцев, что он прожил у меня, сменилось несколько подружек. И все они тоже были очень милые, - с улыбкой разводит руками Роберто.
      -Я не понимаю таких отношений! Как можно любить кого-то, но при этом изменять с другими? Это же не любовь! Когда любишь по настоящему, все прочие для тебя просто не существуют...
      -Иметь двух женщин сразу - это нелегко, - вдруг изрекает Роберто. - Но это не значит, что мужчина не любит обеих женщин. Вообще все это очень сложно.
      -Ты бывал в такой ситуации, да?
      -Ты слишком любопытная! - Роберто поднимается из-за стола и уходит на задний двор. Мне кажется, от моих вопросов... Так в его глазах только Джошуа имеет право их задавать? Мне снова чудиться, не знаю, почему, что я теряю почву под ногами. Только что все было так хорошо, просто, ясно и понятно, а всего пару мгновений спустя сплошной туман и неизвестность. Я даже не способна понять ход его мыслей! Как в целом, так и обо мне. Поспешно выхожу во двор и иду к Роберто. Он указывает мне на небольшое растеньице в углу: - Это авокадо, выросло из косточки. Не думал, что оно прорастет. А вот дуб, совсем крошечный - это тоже я сам посадил, когда только переехал сюда два года назад. Когда все время сидишь за компьютером, так приятно выйти подышать свежим воздухом, поймать солнечные лучи! Это не так легко, в Лондоне слишком часто идет дождь, - почему мне кажется, что Роберто пытается отвлечь меня от совсем других тем? Может, я просто чрезмерно подозрительная? Но ведь не зря все ученые в одни голос твердят, что у левшей потрясающая интуиция. Но начхать мне на ученых: Роберто смотрит на меня так тепло, так заразительно смеется, рассказывая разные забавные пустяки...и все-таки что-то не то таиться в глубине его глаз. Я не могу от них оторваться, стараясь понять, что. Что-то такое холодноватое, испытующее. Когда безусловно любят, так не смотрят. Еще пару дней назад он смотрел на меня иначе.
      - What?!*(*сноска: что?) Мне кажется, ты хочешь прожечь взглядом у меня в голове дыру. Или задать новый каверзный вопрос, - шутит Роберто. С огромным трудом удерживаюсь от того, чтобы не ляпнуть: " Я люблю тебя! Так люблю! Пожалуйста, давай будем искренними друг с другом. Я так устала от недомолвок и этих твоих игр со мной! Почему ты все время ласкаешь мои руки, а когда мы смотрели вместе альбомы, ты как бы случайно касался то моего бедра, то груди - но это не было случайно, я видела, как довольно и жадно ты начинал улыбаться! Почему ты делаешь все это, но ведешь себя как просто приятель и ничего больше? Я больше так не могу!". Но я также не могу переступить через себя и признаться первой. Это выше моих сил! Поэтому я мямлю в ответ только: - Понимаешь, ты мой единственный друг здесь. Кроме того, я пока еще очень плохо ориентируюсь в жизни в Англии, вообще вне России, потому что я нигде не была, а ты кучу стран объездил. Поэтому я задаю множество вопросов обо всем. В моей ситуации это естественно.
      -Я понимаю, но от слишком большого количества вопросов можно утомиться! - Смеется мой друг. - Вообще я считаю, ты должна начать знакомиться и встречаться с другими людьми, но ты все время сидишь дома и занимаешься готовкой и уборкой. Ты нигде не была, кроме русской церкви!
      -Неправда, я звонила в кучу мест о работе. И завтра еду на два интервью и в русскую газету насчет сотрудничества, - говорю я ошарашено. Я думала, Роби наоборот понравиться, если я буду как можно больше внимания уделять дому и быту и не стану с первых же дней оголтело рваться зарабатывать деньги! Может, он решил испытать меня: с кем мне будет интереснее - с другими или с ним? Или Роберто намекает, что уже начал уставать от меня? Нет! Нет! Он прав: слишком большое количество вопросов может достать. Это так понятно! Но в какой-то психологической книжке я однажды прочла: если задавать вопросы о тех, кого человек любит (любил), эта любовь автоматически начинает переходить на тебя. В психологии это называется "перенос". Поэтому пациентки, как правило, влюбляются в своих терапевтов. Наверное, Роберто любит меня еще не так сильно, как я его - скорее всего, даже не любит, просто увлечен. Хочется верить, что это только пока, и его чувства станут сильнее, когда он узнает, какая я на самом деле хорошая и что мне можно верить. Я могла обмануться в глубине его чувств, потому что мне этого хотелось, а он смотрел на меня так нежно и пылко. Или он дал себе приказ "задний ход!". То, что он меня вожделеет - сто пудов, но в остальном, скорее всего, раздумывает, как ему поступить: продолжать делать вид, что мы друзья и ничего больше, или раскрыть карты. Потому что его драгоценному Джошу после визита к мамочке я резко разонравилась, а Даниэла намекнула: раз я моложе, вскоре начну вертеть хвостом. А тут еще нехватка времени и денег. До него наконец дошло: я не игрушка - я живая, со мной нужно возиться! Ухаживать, как за растением, только что пересаженным в новую почву. Что-то объяснять все время, помогать с компьютером... Кажется, Роберто был не особенно к этому готов. Но я заставлю его меня полюбить! Боже мой, что я несу: заставлю? Если бы это был мой мужчина, разве его нужно было бы заставлять? Он принимал бы меня целиком и полностью. Но может, так вообще не бывает, разве что в сиропных дамских романах, которые я никогда не читала. А реальная жизнь - это борьба за все! В том числе за доверие. Черт побери, я завоюю его любовь! Глубокую и искреннюю, которой наплевать на условности, жизненные трудности и шепот недоброжелателей. Я костьми лягу, потому что мне это очень важно, - но сейчас мне так не по себе. Например, от мысли: разве это будет настоящая любовь, если она перешла к тебе с кого-то, а не возникла сама собой?
       Помниться, в первый день приезда я решила вести себя разумно и расчетливо, но в тот же вечер забыла все это. Если я о чем-то потом спрашивала Роберто, так не для того, чтобы похитить его сердце, мне просто было с ним очень интересно. А потом, когда я поняла, что люблю, мне захотелось раствориться в нем. Понять, что он пережил, что чувствовал, отчего страдал, на что надеялся, во что и кому верил. Хочу, чтобы всегда было Четвертое мая, когда я не сомневалась ни в нем, ни в себе, - ни в чем!
      - В воскресенье я видела, как ты учил Джоша медитировать здесь...- говорить о Джошуа сейчас более разумно, чем о двух бабах одновременно, тем более что Роберто явно не расположен к последней теме. Во первых, это может прояснить возникшую с ребенком проблему. Во вторых, это самое дорогое для Роберто существо.
      -Да, я всегда это делаю, когда он слишком возбужден или рассержен. Подобный навык всегда пригодится в жизни.
      -Джошуа очень повезло с отцом, - говорю я. Кажется, с завистью. Завидовать десятилетнему ребенку глупо, тем не менее это так. - Как мальчик относиться к тому, что в доме так часто меняются гости, люди из разных стран?
      -О, Джошу обычно очень нравятся новые знакомые! Он очень любопытный и общительный, как все дети. Квартирантку из Бразилии он очень любил, она была веселая. Но он еще никогда не жил в такой атмосфере, когда так много разных людей так быстро сменяют друг друга - Лиза, ты, Мэгэн, другие подружки и приятели Майка. Последние пять лет мы с ним жили только вдвоем, а тут вдруг такой водоворот лиц и событий! Поэтому он несколько растерян и потерян. - Слава Богу, он не обвиняет в этом меня!
      -Прости, Роберто, совсем забыла: не займешь мне 10 фунтов? Отдам, когда из здешних русских газет гонорары получу. А то мне завтра не на что ехать встречаться с людьми.
      - Ничего страшного! - Роберто протянул мне купюру и ободряюще улыбнулся. - Отдашь, когда сможешь. - Русский мужчина, скорее всего, ответил бы: "забудь о такой ерунде!". Хотя все же не всякий. У меня немало знакомых, которые и за 200 рублей удавятся, хотя сами богатые люди, а двести рублей - это тьфу! Даже если они за тобой откровенно ухаживают, и знают, что ты с трудом сводишь концы с концами. Но Роберто самому сейчас непросто, кроме того, здесь же равноправие. Так что я не имею никакого права его судить. Как говориться, не судите, да не судимы будете. Сказала бы лучше спасибо за то, что он дал!
      -Спасибо тебе за все, Роберто. Для меня очень важно и значимо все, что ты делаешь.
      -О, не стоит благодарности! Мы же друзья! - Интересно, он сам осознает, насколько тепла и притягательна его улыбка? Все-таки Бисмарку, Майку, Лизе и даже Даниэле он так не улыбался! Только мне...
      
       ...Опять сидим каждый за своим компом и работаем. Я даже рада, что я села по диагонали, хотя русское народное поверье гласит: "сядет молодуха об углу стола - замужем не бывать!". Зато так я могу сколько угодно украдкой смотреть на Роберто и им любоваться. Безусловно, время оставило на нем свои следы, и можно найти самцов поухоженней, понакачанней, помоложе, без морщинок у глаз ... зато глаза Роберто самые красивые на свете!
       ...19 часов - в России сейчас 10 вечера, все давно уже дома. Но от Астахова все еще никаких известий... Написала ему: "С нетерпением жду от вас ответа. Вы должны понимать, как для меня это важно, и каждый час ожидания похож на пытку".
       Роберто, как всегда за ужином, включил телик с новостями. Wow! В шотландском городе Глазго в результате мощного взрыва рухнуло здание фабрики по производству пластмассы. Полиция сообщает, что это произошло примерно в 15 часов. "Я услышала громкий взрыв, и выбежала из магазина. Там под завалами кричали раненые. Вокруг ходили окровавленные люди", - говорит свидетельница, которая делала покупки неподалеку. В настоящее время известно, что погибли два человека, более 60 ранены. По предварительным данным, под обломками здания могут находиться еще 20 человек. Причины взрыва пока не выяснены. Однако в Управлении полиции Глазго уже заявили, что не считают произошедшее на заводе результатом теракта.
       Параллельно читаю новости в Интернете, поскольку воспринимать беглый English в большой массе на слух для меня все еще трудновато: " В Багдаде в результате вооруженного нападения на российских специалистов, помогающих восстановлению промышленности Ирака, погиб один человек, двое захвачены в заложники. Их автомобиль направлялся из центра иракской столицы в сторону электростанции, восстанавливаемой в Эль-Мусаибе".
      
       ...После обеда-ужина опять сидим каждый за своим компьютером. Стемнело. Роберто зажег себе настольную лампу, но у меня лампы нет. Работать за экраном в полной тьме очень опасно для глаз: может быть ожог сетчатки.
      - Я могу включить верхний свет?
      -Конечно, если тебе это необходимо, - пожимает плечами Роберто и бросает на меня явно неодобрительный взгляд. Какой он жмот, господи! Лампочка в люстре тоже 10 ватт, вдобавок длинные багровые лоскутки очень хорошо преграждают дорогу свету, а ливин-рум - большая комната, так что толку почти никакого. Почему Роберто так экономит мелочно, это же копейки какие-то? То есть пенни. Глаза уже устали и болят. Можно, конечно, продолжить завтра, но я сильно не укладываюсь в сроки: мне нужно минимум по 5 страниц в день писать! Хотя нет, уже больше, потому что я столько дней пропустила. Плюс я ведь потом еще буду параллельно где-то подрабатывать. Поэтому ни за что нельзя терять драгоценное время напрасно. Все, отдых кончился!
      -Роберто, у тебя не найдется для меня второй настольной лампы?
      - Лампа есть, но она у Майка, я не могу у него забрать. - Как равнодушно он ответил! Или просто занят своими мыслями?
       ...Итак, квартирант Майк для Роберто важнее, чем я. Потому что Майк платит за жилье? Ну да, у Роберто же финансовые напряги. Что делать! Поработала еще немного в темноте, пока не стало совсем тяжело - так, что уже невозможно смотреть на экран. Не выдержала и постучала в дверь Майка: - Прости, тебе лампа нужна?
      -Нет, можешь взять, - тут же охотно предложил канадец. По моему, он ею все же пользуется иногда, тем не менее с легкостью с нею расстался. Хоть Майк и страшный бабник, все-таки в чем-то он более понятливый и отзывчивый, чем Роберто: - Глаза устали в темноте, да? Бери насовсем, думаю, тебе она нужнее. Я гораздо меньшее время за компьютером провожу.
      -Майк дал тебе лампу? - Удивляется Роберто. - Ты еще хочешь продолжать работать? - Вкрадчиво спрашивает он. Что Роберто имеет в виду? Пора в совместную постель, тем более что ребенок у мамочки? Но мне после его очередного невнимания этого совершенно расхотелось! Дал паршивую десятку и решил, что этого достаточно? Все, хватит: больше этой русской не потребуется ничего ни в плане физическом, ни в эмоциональном. Какое счастье, что эти русские женщины так неприхотливы. Дешево же ты меня ценишь! Я почти обижена, но стараюсь не впадать в это состояние дальше, так как все равно ничего изменить не смогу - я ведь пока что завишу от Роберто во всем. Но с чего я вообще взяла, что это мой мужчина и что с ним стоит строить отношения? Ему ведь настолько не до меня!
      - Да, мне надо нагнать сроки.
      - Тогда доброй ночи, - в голосе Роберто звучит разочарование. Он не уходит, смотрит на меня выжидающе и вопросительно, но я отвожу взгляд, изображая полную погруженность в работу. Что мне делать? Лампа - это пустяк, как и то, что я замерзла у музея, а Роберто не хотел этого замечать. Но что, если со мной случиться что-то действительно серьезное, а он предпочтет пропустить мимо внимания и это?
      
      12 мая 2004, среда
       Утром, когда я спустилась вниз, Роберто не было дома. Открываю холодильник: там шаром покати. Роберто хотел с утра поехать в банк за деньгами и в магазин за продуктами. Наверное, он там сейчас. Подожду!
       Села за комп. Роберто вернулся раздраженный и без еды: - Денег в банке за работу нет почему-то! Наверное, задерживают.
      -Возьми ту десятку, что дал мне вчера! Хоть продуктов себе купишь.
      -Не беспокойся! Я уверен, эта фирма обязательно заплатит. Нужно только подождать день-два, максимум три- четыре. Эта десятка нас все равно не спасет, что на нее купишь? А ты хотя бы наладишь какие-то контакты.
      - Спасибо! А насчет того, мы будем есть - не волнуйся, Роберто! У нас есть макароны, рис. Еще лук, немного морковки. Я могу приготовить из риса с приправами множество блюд. Дома я так и питаюсь в основном: дешево и быстро. Варю кастрюлю риса на пять дней, а потом каждый день разогреваю с разными добавками.
      -Не опоздай на свои встречи!
      -Я успею. Сейчас только приготовлю нам поесть, - быстро варю рис, одновременно жарю лук с морковкой и имбирем.
      -Я оставила тебе на плите, поешь, когда захочешь, - я прощаюсь с Роберто и выхожу из дома.
      
       ...Пункт первый в повестке дня: русская церковь. Странно, ее двери почему-то закрыты! И центральная, и боковые. Звоню. Долго. Уже пошла было обратно (надо сейчас отцу Майклу позвонить из ближайшего автомата), но внезапно слышу звук открываемой двери: на меня недоуменно смотрит служитель Евгений.
      -Мы с отцом Михаилом договорились о встрече на сегодня здесь в 12-ть.
      -Очень странно. Я знаю, что он как раз сейчас проводит службу в церкви в Чизвике и никак не мог договориться с вами на то же время!
      -У меня есть его домашний телефон и мобильный. Давайте мы ему быстро позвоним и уточним, - предлагаю я. Но Евгений почему-то не хочет пускать меня в здание.
      -Подождите здесь, - говорит он. Долго не возвращается, потом появляется с еще более непроницаемым лицом: -Отец Майкл заболел. Я об этом не знал, - говорит он.
      -Что с ним?
      - Я не курсе. Мне не сказали, - Очевидно врет!
      -Может быть, тогда мы можем с вами поговорить? Здесь сейчас никого.
      - Вы ошибаетесь. Я занят, и очень сильно. Простите, я не могу больше уделять вам время.
      -Но когда тогда...
      -Как-нибудь потом, - Евгений улыбается вежливо, но это "потом" звучит тверже отрубленного "нет". И даже если я вылезу из кожи и заставлю его говорить, все равно ничего путного он мне не расскажет: так, набор общих фраз и скупые факты. А вот изнанку событий и свои сокровенные чувства - ни за что, я понимаю это совершенно отчетливо. С моим опытом всегда знаешь, удастся ли человека разговорить или это совершенно бессмысленно и только даром время и нервы потеряешь.
      -Получается, я напрасно потратила половину своих денег? У меня осталось только на одну поездку! - Я говорю это скорее в никуда. Просто чтобы выплеснуть свое разочарование.
      - Деньги здесь так и летят, - Евгений улыбается, и в этой улыбке две трети сочувствия и одна треть легкого злорадства. Хлебни-ка, мол, полным лаптем того же, что и прочие новички! Что и я! Все-таки экс-россияне в Лондоне очень недружелюбны и недоброжелательны. Даже здесь, в церкви - самые лучшие представители русской диаспоры. В воскресенье я все время чувствовала холодок подозрения (неизвестно в чем!) ото всех, и под конец ощутила себя так, будто провела три часа не среди своих, а в морозильнике. Только Вероника и Ирина адекватно на меня реагировали...
       ...Ну чтож, поеду в католическую церковь. Выхожу на станции Холборн и спрашиваю у прохожих, где расположена такая-то улица. Роберто снабдил меня очень удобным справочником, в нем можно найти, кажется, любую улицу Лондона, но вот я на обозначенных улицах, в двадцатый, уже в тридцатый раз бегу туда-сюда, а искомой Эли-плэйс нигде нет! Меня опять посылают назад, вперед, и снова вправо, и опять влево. Нету! Углубляюсь в недра района все глубже. По моему, я уже заблудилась. И страшно замерзла и устала. Все-таки два с лишним часа бегаю по кругу! Но никто не знает, где эта самая Эли-плэйс и католическая церковь. Чем больше я ощущаю себя без сил, тем сильнее меня охватывает упрямство: вот назло всему дойду! Вижу на другой стороне улочки семью с тремя детьми, один из которых в коляске: наверняка они живут в этом районе и знают где что без дураков!
      -Простите, вы не подскажете, где здесь католическая церковь?
      -Вы итальянка? - Они взволнованно смотрят на меня и вдруг быстро - быстро начинают что-то говорить по итальянски.
      - Извините, я не понимаю. Я не итальянка, - чувствую, как у меня вдруг защипало в носу. То ли потому, что очень устала бегать, спрашивать и ощущать себя полной идиоткой, то ли от того, что эти итальянцы, в отличие от наших, без всяких оглядок и сразу так хорошо ко мне отнеслись. Итальянцы кажутся очень интеллигентными людьми, жена в очках. Они подробно объясняют мне дорогу. Выполняю инструкции, но мистика продолжается: в искомом месте церкви нет! "Все, сейчас спрошу у последнего человека, и если не поможет, возвращаюсь домой", - говорю себе и обращаюсь к рыжеволосому невысокому охраннику чего-то, стоящему у двери, расположенной на углу дома.
      - Where is catholic church? Это совсем рядом. Я вас провожу! - с готовностью говорит он и бежит куда-то по очень узенькому, почти на ширине плеч, и неприметному проходу между домами.
      -Вы ирландка? - по дороге спрашивает он меня.
      -Нет! - Ого! Неужели я уже говорю так чисто, что меня можно принять за гражданку этой страны?
      - Полька?
      -Нет!
      -Сдаюсь! - Он шутливо поднимает руки.
       ..."Кэтолик чёч" действительно оказалась в нескольких метрах. Покрашенное неяркой краской здание втиснуто в длинный ряд прижатых друг к дружке строений, - а обычно церкви особняком стоят. Не удивительно, что о расположении этого неприметного собора мало кто знает. Захожу. В "предбаннике" стоит большая статуя девы Марии, а рядом в большой коробке лежит много плоских свечек. Перед статуей горит еще больше свечек. Уже протягиваю было руку, чтоб взять одну и тоже зажечь, но спохватываюсь: наверняка они тоже платные и дорогие! В принципе, если я стырю одну, или даже несколько, то есть зажгу бесплатно, меня некому уличить. Но мне так поступать не хочется. Надеюсь, дева Мария меня и так услышит. А иконы где? Стоя в дверях, внимательно разглядываю большой зал церкви. А икон-то, кажется, здесь нету! Вообще. То есть надо статуе молиться. Ну, мне особо без разницы. Хотя как-то глупо себя чувствую. Перед алтарем, под огромным распятием стоит толстенький кругленький священник, у него очень забавная физиономия, глядя на которую, губы сами растягиваются в улыбку. Лицами к священнику, спиной ко мне стоят несколько маленьких детей, их родители сидят на креслах неподалеку. Священник что-то говорит ребятам, - видимо, то и дело шутит, потому что мальчишки и девчонки почти непрерывно весело смеются. Прислушиваюсь: кажется, он говорит по итальянски. Да, точно. Падре замечает меня, оживляется, делает приглашающий жест - но я улыбаюсь и отрицательно мотаю головой. Я стесняюсь.
       Поворачиваюсь к статуе девы. Мысли куда-то вдруг вылетели как нарочно. Я опять нифига не подготовилась. Сконцентрируйся, чучело!
       Дорогая Дева Мария! Извини, что так часто к тебе обращаюсь, но мне очень не по себе. И чем дальше, тем больше. Пожалуйста, помоги мне понять, Роберто моя половинка? Пожалуйста, помоги мне найти мою настоящую семью. И... и чтобы Роберто полюбил меня по настоящему.
       А если он не моя половинка? Тогда ладно, последнего не надо. Пока. Нет, пусть полюбит все-таки! Мне очень нужна его любовь. Я без нее умру, как цветок без воды. But what if he isn"t my soulmate? Тогда я, возможно, потеряю годы не на того человека! С другой стороны, я бы хотела жить с Роберто долго и счастливо. Именно с ним! Но чтобы он не игнорировал меня, как вчера с лампой. Короче, я так запуталась! Пожалуйста, дорогая Дева Мария, помоги мне понять, что к чему. Извини, что я была как всегда.
       ...Выхожу из церкви и еду в "Лондонское время". Уфаева сказала, она будет в редакции целый день до шести. Эта русскоязычная газета находится у черта в заднице - на последней станции метро одной из северных веток (не нашей Пиккадили). Хорошо хоть идти от метро недалеко, примерно остановку. Нахожу редакцию довольно быстро. В офисе со мной здоровается хрупкая светло-рыжая девушка с неброскими, но приятными правильными чертами, очень похожая на натуральную англичаночку. Этакий эльф, а эльфы вряд ли имеют национальную принадлежность. За ее спиной распахнута дверь в один из отсеков, рядом большая комната с несколькими столами. Во всех помещениях ни души.
      -Вы Катерина? - удивленно спрашиваю я. По телефону редакторша разговаривала со мной совсем по другому - уверенным грудным голосом, и у меня сложился в голове совершенно другой образ.
      -Нет, я секретарь Марина. Кати сегодня не было еще. И, видимо, не будет. Она вообще в редакции редко появляется.
      Отлично! Второй облом за сегодня! Но я не позволю каким-то мелким неприятностям испортить мне настроение:
      - Марина, давайте тогда мы с вами познакомимся! Вы сами здесь как давно?
       ...Секретарша, немного смущаясь от непривычного внимания, рассказывает свою историю: она приехала в Англию 5 лет назад в 22 года, с одним рюкзачком и 400 фунтами в кармане, едва закончив вуз и помыкавшись несколько месяцев в поисках работы. Решила совершенствовать английский на его родине: - Другой цели у меня тогда не было. Думала, вернусь, стану работать как переводчик, неплохо зарабатывать. Но потом увидела, как люди здесь живут, как они друг к другу относятся, сравнила с тем, что у нас, и ...
      - Захотела остаться, - заканчиваю я мысль за нее.
      -Ну, в общем, да, - улыбается Марина.
      ...Школа, где она решила учиться, почему-то располагалась в Уэльсе.
      -А почему не в Лондоне?
      -Для меня не было самоцелью непременно жить в столице. Главным было выучить язык. Там было намного дешевле.
       ...Немного освоившись, девушка устроилась подрабатывать официанткой. А вскоре встретила молодого англичанина. Они поженились, но прожили вместе всего три года:
      -Это почти невозможно объяснить, почему мы развелись, - улыбается Марина.- Нужно в этой ситуации самой побывать. У нас все было хорошо, муж меня любил, ничем не обижал. Просто мы и они слишком разные - привычки, но главное, менталитет. Когда человек не понимает, чего в данный момент хочет его партнер, вдобавок у вас разные цели, жить вместе становиться все трудней. Он, например, радовался, когда его "повысили" и перевели в Лондон, а мне нравилось жить в Уэльсе. Там тихо, неспешно, очень красивая природа. А в столице что хорошего? Суета, пробки. Мечтаю вернуться в Уэльс и поселиться в какой-нибудь деревушке или маленьком городке. Главное, подходящую работу найти. Не только мне, но и второму мужу.
      -Объясни: мы слишком разные в чем?
      - Как оказалось, практически во всем. Просто это не сразу становиться заметно.
      -Например?
      -Ну, скажем, молодежь здесь становиться взрослой и ответственной очень рано. Они еще в школе начинают задумываться о карьере, просчитывать все. А мы позволяем себе шалопайничать до тридцати.
      -Слушай, ответственный муж - разве это плохо?!
      -Это замечательно. Но ты себе не представляешь, как скучно! Хотя бы одна деталь: я его очень долго пыталась приучить к нашей спонтанности. Потому что моя спонтанность его поначалу просто вводила в ступор, очень сильно нервировала и раздражала. Позже он как-то приспособился, но когда мы уже развелись, признался, что так и не смог привыкнуть.
      -Что ты понимаешь под словом "спонтанность"?
      -Просто делать то, что тебе хочется. Именно сейчас! Захотелось в кино, и через пять минут вы уже сидите в зале. Захотелось - сорвались и поехали за город. Захотелось - и остались дома, хотя намечали поход в ресторан. Или наоборот! Ник, бедный, очень долго пытался понять, как так может быть, пытался этому научиться. Но знала бы ты, как долго и тщательно он всегда продумывал и планировал все свои неожиданности! - Марина заливается звонким смехом. Ее голос такой же нежный, как и черты, но хрупкий внешний образ совершенно не вяжется с внутренней сутью сорванца.
       ...Я думаю о своих бывших: из них всех только последний, Дима, умел держать слово. Остальные умели только пи...деть, скандалить, ныть и пытаться давить на чувства и жалость. Лично у меня на безответственность российских мужчин развилась сильнейшая аллергия. Но Марина моложе меня на 6 лет, приехала сюда и вовсе двадцатилетней, так что не успела хлебнуть этого сомнительного удовольствия как следует. Мы соотечественницы, но если честно, я понимаю Марину, мечтающую о спонтанности, но при этом о жизни в деревне ( где все предсказуемее не бывает!) так же плохо, как Майка и его гарем-многоугольник. Зато я чувствую, что я абсолютно такая же, как Джош. С вариациями, зависящими от воспитания и жизненного опыта, конечно. Но мне очень легко без слов понять и принять этого пацана, в котором смешано столько кровей - даже его недоверие и ревность. Может, все эти национальные особенности характера были когда-то кем-то придуманы? Кем-то не очень умным, воздвигшим на этом призрачном доводе без доказательств идею о том, что именно наша нация (немецкая, арабская, русская) такая вся уникальная, и лучше всех?
      -Теперь я замужем за своим. И наконец-то узнала, что такое пресловутое "семейное счастье". Я не могу сказать, что мы совсем не ссоримся, зато мы понимаем друг друга. Живем весело. И постоянно устраиваем друг другу сюрпризы! - Марина мне очень нравиться, и я ей, чувствую, тоже. И тем не менее, подругами нам не бывать: мы слишком разные. Куда более разные, чем мы с Роберто, хотя он мужчина, чужестранец и старше меня на 15 лет!
       ...Звоним Уфаевой домой, но ее и там нет. Прощаюсь с Мариной и еду домой.
      
       Приехала как раз к dinner. Кажется, Роберто к моему рису так и не притронулся: переложил все на тарелку, закрыл пленкой и поставил в холодильник. А себе сварил макароны с томатным соусом.
      - Тебе рис не понравился?
      -Для меня это слишком остро и необычно.
      Но я к своему немудреному вегетарианскому плову, изобретенному в начале 90-х в годы безденежья и отсутствия всего, успела привыкнуть. А сейчас я здорово проголодалась, поэтому заглатываю разогретый рис с удовольствием. Заодно согрелась!
      ...Потом залезла в Интернет. От Астахова по прежнему ничего. Послала ему повторной вопрос. Уже без эмоций.
      -Тебе рано утром какой-то мужчина оставил на автоответчике сообщение по русски, слышала? - спрашивает Роберто.
      -Я даже не подозревала, что там есть автоответчик, мне никто об этом не сказал! - Говорю я.
      -Это очень просто, надо всего лишь набрать 1571. А если хочешь узнать, кто звонил, то есть увидеть номера их телефонов, надо набрать 1471.
       ...На автоответчике голос отца Фортунато говорит, что он, увы, заболел. Поэтому очень извиняется, но встретиться со мной не сможет. Он правда заболел? Или испугался КГБ? Перезваниваю ему - но там тоже автоответчик.
      
       Поднимаюсь к себе. На кровати в сумерках белеет листок бумаги. Странно, я еще не знаю, что там написано, но у меня вдруг подкашиваются ноги. Это что-то нехорошее, что-то смертельное для тебя! Тем не менее, я должна прочесть.
       "Анна, несколько вещей, которые мы должны прояснить, чтобы сделать твое пребывание здесь легким для всех (Я пишу потому что думаю, для тебя будет легче понять написанное).
      1) Как ты заметила, к несчастью у меня нет денег, это значит, лучшее, что я могу сделать для тебя, это предоставить гостеприимство в моем доме и платить за такие вещи как газ, электричество и вода. Если бы я знал, что ты не имеешь денег вовсе, я бы попросил тебя не приезжать, просто потому, что я могу платить только за основные вещи для себя и Джошуа и даже еда для одной добавочной персоны это слишком много для меня в данный момент.
      2) Я живу сам по себе очень долгое время и нахожу трудным и странным иметь людей вокруг теперь. И даже более странным, если эти люди что-то делают для меня - это делает меня очень нервным! Я знаю, ты хочешь быть полезной, но лучше бы ты не делала так много и спрашивала перед тем как что-то сделать. Главным образом избегая делать те вещи, что не являются необходимыми и которые мы не можем себе позволить (например, стирка дважды подряд в вошин машин - это очень дорого!)
      3) По сходной причине я бы попросил тебя не готовить для меня, если только мы не едим вместе, как с Лизой (ему что, неприятно даже сидеть за одним столом со мной, не говоря уж о вкусе моих блюд?! И он готов терпеть все это максимум раз в неделю?). Ты не знаешь, когда и что я хочу есть и ты можешь прекратить тратить время на готовку и переводить продукты напрасно (как много риса сегодня). Джошуа и я имеем некоторые привычки и вкусы, которые не могут внезапно измениться, потому что в доме появился новый гость. Также Джошуа находит странным и трудным для понимания, почему ты убираешь и готовишь. Гости обычно так себя не ведут.
      4) Я должен закончить одну срочную работу в ближайшие пару недель, потом я начну писать предложения для документальных работ, на которые я буду потом пытаться раскрутить различные фонды. И мы сможем вместе поработать и подготовить твой сценарий также. Ты сможешь представить его Channel 4 и в другие телекомпании, пока ты здесь, и посмотреть, получишь ли ты какую-то поддержку от них. Если у меня будет время и немного денег, я хочу начать делать интервью для двух других документальных фильмов (более простых, чем о траффикинге) в течении нескольких недель, но теперь мои приоритеты найти больше работы, чтобы платить за все в течение следующих нескольких месяцев. Моя следующая приемлемая большая работа начнется в конце сентября. Пока денег, что я получаю от университета и от Майка, недостаточно даже платить за дом, поэтому я должен взять заем в банке.
      5) Не забывай, я пригласил тебя сюда, чтобы дать тебе возможность заиметь полезные контакты с людьми, которые могут позже дать тебе работу или шанс изменить жизнь к лучшему. Ты приехала в Лондон стать лучше как писатель и журналист, а не быть уборщицей и кухаркой.
      Надеюсь, ты поймешь. Роберто."
      
       ...Мне плохо. Мне плохо, мне плохо, мне плохо. И это не ПМС. Я прожила с Роберто всего несколько дней, но я была более счастлива за это время, чем за всю свою жизнь. И я знаю отчетливо, что так счастлива я уже больше никогда и ни с кем не буду. Меж тем мне намекают, что лучше бы меня здесь не было. Надо уйти. И волшебство кончиться. Впрочем, оно уже кончилось. Да, я встретила мужчину своей мечты, но он не хочет, чтоб я была рядом. Он пригласил меня как потенциальную невесту, но пообщался со мной очно и раздумал жениться. Даже моя забота ему в тягость. Главное, что я поняла из его письма: он меня не любит!
       ...Перечитываю. Думаю вот о чем: 2 года (!) мы с Роберто мусолили тему о том, что я смогу приехать к нему максимум с 30-50 фунтами в кармане. И он всегда отвечал: "не волнуйся об этом, дорогая Анна, в моем доме ты всегда будешь хорошо накормлена и окружена заботой. Приезжай поскорей и живи сколько хочешь". Но теперь он пишет: "если бы я знал, что ты совсем без денег, я попросил бы тебя не приезжать". Что это значит? Дело действительно в его трудном сейчас материальном положении или это только предлог, и его просто раздражает мое присутствие? Мой мужчина ни за что не написал бы такой message, даже если б вокруг рушился мир. Потому что из любой трудной ситуации можно найти выход. Тем более вместе. Вывод один: это не мой мужчина. Ему некомфортно со мной. Ему лучше одному. Самое правильное в данной ситуации собрать вещи и убраться обратно так скоро, как только возможно, но... Но, во первых, мне надо отрабатывать грант. Во вторых, писать эту книгу, поскольку у меня нет 500 долларов, чтобы вернуть их "Вечности". А как ее писать, если я тут всего десять дней и ни черта еще не видела?
       Но самое главное: уже начинается лето. Что означает пьяный мат-перемат на лестнице за тонкой железной стенкой и под окнами на скамейке до пяти утра, невыветриваемую сигаретную вонь со всех сторон, от которой хочется сбежать куда угодно, да некуда, попытки взломать балконную дверь и дверь квартиры, гогот "Булкина, жирная жопа, выходи! Выходи, Леопольд!*(*сноска: миролюбивый герой популярного мультфильма, все время предлагавший зловредным мышам: "давайте жить дружно!"), и камни с огрызками в окна. И так каждый вечер. Пару раз я так уставала от всего этого и от недостатка сна (потому что с шести-семи утра нормальные люди начинают собираться и уходить на работу, что означает те же крики во дворе: "Не забудь купить лимонад! Деньги взял?" - "Да взял я. Сумку кинь! Еще пивка прихвачу" и постоянные буханья дверьми подъезда, от которых моя кровать все время сотрясается), что мне безумно хотелось покончить с такой жизнью. Вернее, не жизнью, а муками. Раз и навсегда. Хотелось очень сильно, но я успокаивала себя: это все временно. Ненадолго! Это просто усталость от хронического недосыпа. Вот увидишь: очень скоро все в корне измениться! Ты наконец найдешь денежную работу, переедешь в нормальную квартиру в городе - на верхних этажах, где теплый пол, нет такой невыносимой слышимости, а гопники бродят далеко внизу, и им до твоих окон не достать. К тому же в городе молодые бездельники совсем другие, у них много разных развлечений, не то что у деревенских, которым заняться нечем - кроме травли тех, кто не может защитить себя.
       Ни за что не вернусь! Господи: где же на Земле то место, где мне будут рады и где я буду чувствовать себя в безопасности? Где меня поймут? Где я буду нужна - такая, какая есть?
       ...В Черной речке я еще успокаивала себя тем, что скоро поеду к Роберто, моему доброму другу, который так хорошо меня понимает и поддерживает (до истории с зубами это ведь было так!). Который обещает помочь с продвижением моих кинопроектов и книжек. Как знать: может, моя жизнь измениться не просто в лучшую сторону, а неузнаваемо!
       И вот я здесь. Я была так счастлива первые дни - как никогда в жизни. Но сейчас я несчастна как никогда в жизни. Потому что Роберто раздражает, когда я рядом. Я ему не нужна. Я никому не нужна. Мне нет места на этой Земле.
       ...Мне вдруг неодолимо захотелось выброситься в окно. Я подумала об этом даже с радостью, как об избавлении. Остановила меня только трезвая, холодная и ехидная мыслишка: "Здесь всего второй этаж, и вряд ли ты убьешься насмерть. Зато покалечишься как пить дать. И кому ты тогда будешь нужна, кто будет ухаживать за тобой, если тебя здоровую с трудом терпят?". Я изо всех сил вцепилась пальцами в кровать, на которой сидела, потому что понимала: если я встану и сделаю этот шаг до окна, меня уже ничто не остановит и не спасет. На лестнице послышались шаги Роберто. Ах, зачем он спас мне жизнь неделю назад, вытащив из-под автобуса? Лучше бы я умерла тогда! Или сейчас, или никогда, потому что он может постучать, о чем-то спросить, войти! А я тут как дура перелажу через подоконник.
       Но Роберто не постучал и ни о чем меня не спросил, а направился в душ. Очень удобно. Решайся же! Ну уж нет! Хорошо, я ошиблась: это не мой мужчина. И он предпочел бы, чтобы меня здесь не было. Но разве из-за этого стоит кончать с жизнью вообще?
       Надо сделать вот что: пересидеть в Лондоне самое тяжелое, опасное и мучительное время - до конца лета. Потом начнутся холода и учеба, гопники уже не так будут мне докучать. Роберто же меня не выгоняет! Я закончу эту треклятую книгу, сценарий о торговле людьми, а вернувшись, сразу же начну искать прибыльную работу и обмен. Все равно на что! В Кронштадт поеду: пусть это дальше от Питера, и там очень фигово с внутренним транспортом, зато...Ты хочешь сказать, там своих гопников нет? Но если и есть, то вряд ли такие: все-таки Кронштадт не поселок, а городок, и там всегда есть чем заняться: танцульки, Интернет-кафе, игровые автоматы. А в Черной речке нет ничего, кроме воинской части!
       Кстати, за эти 3 месяца в Лондоне тоже может многое произойти: во первых, я найду себе работу и заработаю на доплату. Может, удастся хоть один сценарий или книжку куда-то пристроить. С учетом разницы в ценах и гонорарах у нас и здесь в один прекрасный день я могу проснуться если не знаменитой, то зато богатой! А еще я могу встретить действительно своего мужчину, если такие вообще бывают. Кстати, пора уже завязывать со своими детсадовскими иллюзиями о половинках, об абсолютном понимании и принятии, о безусловной любви и т.д. Ничего не бывает просто так. Любят всегда за что-то: скажем, общаться с тобой выгодно по каким-то причинам - например, в плане карьеры, или ты очень сексуальна, или помогаешь справиться с какими-то комплексами, чувством одиночества и даешь душевное успокоение. Видимо, сексуально я для Роберто привлекательна, но не настолько, чтобы он потерял голову, как некоторые из моих бывших. Ну и хорошо: после такого письма спать с ним я вряд ли бы смогла. Не то чтобы оно меня обидело - просто показало, насколько мы чужие люди.
       Выгоды от меня Роберто никакой: наоборот. Значит, выход один: стать ему поддержкой и опорой, пока я не нашла работу и деньги на другое жилье. Стать тем, что я всегда искала в мужчине, но потом понимала: это невозможно. И как бы поначалу он не прикидывался сильным и всезнающим, очень скоро превращался в гремучую смесь из рефлексирующего хлюпика и беспечного разгильдяя, и мне приходилось становиться подлинной "главой семьи". Как верно заметила одна моя знакомая, имеющая крепкую счастливую семью с двумя детьми: " Ну что ты! Мужчина - это же еще один ребенок! А то, о чем ты мечтаешь, ты никогда не найдешь".
      
       ...Решила написать Роберто ответ, потому что я говорю с ошибками и тоже хочу, чтобы он меня правильно понял: в данной ситуации это предельно важно. А еще я просто не смогу высказать все это ему лично, у меня не хватит сил, чтобы смотреть на него, улыбаться, шутить и при этом не заплакать (а последнее совсем ни к чему, особенно в моем положении). Потому что, как бы я себя не успокаивала, внутренне я все-таки уничтожена. Моя великая мечта о my soulmate*(*сноска: половинке моей души) разбилась вдребезги. Но ничего, зато я наконец иду по пути претворения в жизнь второй своей величайшей мечты: найти свою настоящую семью и своих настоящих родителей.
       "Во первых: где "дорогая" перед Анна? (шутка). Твои слова означают, что я не могу есть твою пищу? Скажи мне. Скажи мне также, что я могу сделать, чтобы помочь тебе, потому что это нелегко: жить одному с ребенком. Я очень благодарна тебе за все. Если я что-то делала по хозяйству, так только потому, что хотела тебе помочь, как ты помогаешь мне + в России мужчины обычно ненавидят готовить. Как правило, людям очень нравится моя стряпня, но я понимаю, что вы с Джошем имеете собственные вкусы и привычки. Объясни все это Джошуа, пожалуйста. Могу я готовить для него на его День рожденья? Я хочу это сделать, но как ты скажешь.
       Еще один вопрос мучает меня очень сильно: я же сто раз писала тебе о том, что смогу приехать к тебе не больше чем с 50 фунтами. Ты знал об этом! Я не подозревала, что твое материальное положение так затруднительно. Мне очень тяжело слышать о твоих проблемах, финансовых в том числе, тем более что я понимаю, что только усугубляю ситуацию. Если бы я могла, я бы поскорей вернулась обратно в Россию, но я не могу - я сдала свою квартиру до конца лета. Мне негде будет там жить и не на что. Но даже если бы моя квартира была свободна, я лучше умру или пойду в эскорт-сервис, чем туда вернусь! Я надеюсь очень скоро найти работу и перестать быть тебе в тягость материально. Когда я найду работу, я обязательно верну тебе все деньги, потраченные на мое питание и проч."
       ...Сейчас почти час ночи. Подсунула свое письмо под дверь детской. И отрубилась - совершенно без мыслей и сил.
      
      13 мая 2004 ,четверг
       Роберто уехал рано, еще до восьми. Мы не виделись, но я слышала из ванной, как хлопнула дверь. На кухонном столе я нашла записку: " Дорогая (ага!) Анна, буду дома к 17 часам. Доброго дня!". Буду дома. Но это не мой дом и никогда моим не будет!
       ...Села за компьютер. От Астахова ничего. Скотина. Зазвонил телефон: - Анна, это Катя Уфаева. Хочу извиниться перед вами: мне пришлось уехать на срочную деловую встречу.
      - Ничего. Я вчера взяла несколько старых номеров. В одном из них видела объявление: "требуются журналисты и работники в рекламный отдел". Вы сказали, вам нравиться, как я пишу. А я как раз ищу постоянную работу. Я была бы рада поработать у вас.
      -Толковые журналисты нам в самом деле нужны, но только с рабочей визой.
      -Но, насколько мне известно, вы можете подать прошение в соответствующие органы...
      -Да вы хоть представляете себе, какая это морока?! И сколько это стоит? Нет-нет-нет, зачем нам вся эта головная боль? Сюда много приличных людей приезжает на ПМЖ, так что, я уверена, мы себе кого-нибудь подберем. Но вы, если хотите, можете писать как фрилансер. Хоть что-то, да заработаете.
      -Хорошо, а как насчет вашего рассказа о себе для моей книги?
      -Давайте попозже, а то мне сейчас совершенно не до этого! Слишком много всего, - может, это правда? Или Катерина просто передумала откровенничать? Есть, что скрывать?
      
       ...По моим объявлениям о поисках работы и друзей в русской церкви так никто и не позвонил. У отца Майкла по прежнему отвечает автоответчик. Вспомнила, что сегодня в три я должна забрать у Лины свою книжку. Ура! Она же мне обещала помочь с хорошей работой! Пусть Лина нервная и слишком напористая, зато в чем-то кардинальном она способна поддержать и стать надежным другом.
      
       Сегодня первый по настоящему теплый, солнечный день. Хорошая погода развеяла мое настроение. Пекарню Лины я нашла без труда. Сколько тут всего - глаза разбегаются! Кексы, булочки и пирожные так красиво выглядят, так хочется все попробовать! Тем более что я второй день ем один рис. Но надо экономить...
      -Привет, - красная, распаренная Лина вынырнула из недр пекарни со шваброй в руке. - Вообще-то я на готовке, но нас еще заставляют подметать. Сейчас я, жди, уже опаздываем!
       ...Стою на улице. Какой-то назойливый негр распахивает передо мной полы куртки: с изнанки она вся, как патронташ, унизана рядами мобильных телефонов.
      -Нет, я не буду ничего покупать, - говорю я. Вылетает Лина: - Пошли скорей, книжку твою я дома оставила, сейчас дочку мою из школы заберем и я тебе отдам. Вот что я у тебя еще хотела спросить: тут то ли в "Ньюс", то ли во "Времени" вышло объявление: "Приходите в церковь у Хайд-парк, там всегда можно вкусно и недорого поесть". Это ты его дала? - Лина сверлит меня самым тяжелым, мрачным и неприятным из всех своих взглядов.
      У меня просто пропадает дар речи от изумления.
      -Лина, я здесь всего несколько дней! Как бы я все это успела: узнать про обеды, потом подать объявление, да еще неделя-две нужны, чтоб оно вышло!
      -Точно не ты? Ну да этого никак не проверишь! А ты вообще какой религии девочка?
      -Как какой? Православной. Я даже крещеная, причем сама это сделала, в сознательном возрасте, - видать, Лина такая же косно упертая, как и мормон Федотов. С ней лучше даже не спорить о том, что Бог един, а конфессии - это глупость и вред, что подтверждает исламский джихад, избравший своим прикрытием отстаивание истинной веры - а на самом деле его идеологи преследуют собственные экономические интересы и желание властвовать.
      
       ...Лина несется впереди меня, напоминая танк. Школа. К нам бежит Линина дочка. Я еще в церкви обратила внимание на ее глаза: огромные, очень темные (что называется, бездонные), с длиннющими густыми ресницами. А без платка и бесформенного платья, с развевающимися волосами, в маечке с каким-то мультяшным героем и розовых брючках она кажется просто красоткой.
      -Слушай, а ты не хочешь отдать ее в какую-нибудь детскую модельную школу? Или в рекламу, в кино сниматься?
      -Попробуй, если у тебя получиться! Я пыталась, но мне сказали: много у нас таких.
      -Как ее зовут?
      -У нее два имени: Кэрри и Любовь.
      -Почему?
      - Потому что одно русское, а второе... Это долгая история.
      -Я никуда не тороплюсь.
      -Зато мы сейчас опоздаем в бассейн. У меня из-за нее никакой личной жизни нет! То в бассейн ее нужно вести, то в танцевальный кружок, а потом забирать, и за все плати!
      -Как тебя больше нравиться, чтоб тебя звали? - Спрашиваю у девочки.
      - Люба.
      - Сколько тебе лет?
      - Она не все понимает по русски, хотя мы дома только на родном языке говорим, - вмешивается Лина. - Ей шесть с половиной.
      -В ее возрасте я сама ходила в детский сад, довольно далеко, через несколько оживленных шоссе. А здесь машин почти нет. Ты сказала, бассейн совсем рядом. Может, она смогла бы сама добираться?
      -Ты что, с ума сошла? Она такая бестолковая! Даже если бы я это разрешила, меня бы тут же лишили родительских прав! Здесь до 12-ти лет детей оставлять одних, без присмотра матери или бэбиситтера нельзя.
       ...По дороге Лина кое-что рассказывает о себе и Кэрри-Любе:
      -Она наполовину индианка. На четверть русская - моя мама русской была. А еще на четверть... угадай, кто мой отец? Сразу скажу: он из одной африканской страны.
      - Даже гадать не буду! Там этих стран столько...
      -Марокко. Приехал в Москву учиться, сделал маме меня, а потом сделал ручкой. Зато потом меня сюда пригласил.
      -Ты с ним живешь?
      -Нет, он уехал в Марокко. Я живу в доме моего дяди, но не с ним, а с другим родственником - тоже с африканской стороны.
      -Ми живьом в одна комната виз мамми, - с сильным акцентом и на жуткой смеси русского и английского, на котором она все время щебечет, сообщает Люба.
      -А ты не болтай! Нечего с чужими откровенничать.
      -Mammy, can I tomorrow...- что она хочет сделать завтра, я не могу разобрать. У малышки к тому же проблемы с дикцией. Впрочем, в ее возрасте это, скорее, естественно. Или это из-за того, что в ее головке невероятная каша из двух языков?
      -Я тебе покажу тэмороу! Куда опять побежала? Я тебе сказала рядом иди! Что за бестолочь, просто сил моих нет! - Почему Лина все время шпыняет свою дочку? Девочка кажется очень покладистой, вовсе не озорницей. А мать беспрестанно рявкает и орет на нее как на маленькую разбойницу. Какой-то шаг влево-вправо, а реакция Лины такая, будто Люба повыбивала мячом окна во всей округе.
       ...Заходим в дом, где живут Лина с дочкой.
      -Мамми, я хочу пить very much!
      -Ничего не получишь, пока не поешь! Жри котлету быстро. А будешь так есть, вообще только после бассейна дам воды. Правильно - нечего тебе сейчас. Обойдешся! - Люба начинает плакать.
      -Сегодня жарко. Ты знаешь, что человеческий мозг почти на 100 % состоит из воды? Поэтому нам ни в коем случае нельзя давать себе засохнуть.
      - Да дам я ей, но после. Ешь быстрей! Как она всегда копается, это невозможно!
      -Да пусть попьет сейчас, если ей так хочется! Чего ты?
      -Ну на, - Лина протягивает дочке стакан лимонада. Наливает и мне. Я с удовольствием делаю глоток, и с трудом удерживаюсь, чтобы не выплюнуть: вкус совершенно тошнотворный, приторно-химический.
      -Вот, я взяла на работе, бери, если хочешь. - Лина разворачивает бумажный пакет, достает три разноцветных пирожных.
      Люба хватает одно ("Ей бы только сладкое есть!"- комментирует мать), я второе. После мерзостного лимонада откусываю осторожно. Но пирожное вкусное.
      - А ты что не ешь? - Спрашиваю Лину.
      -Да ну, я на них уже смотреть не могу. Котлету возьми на сковородке.
      -Нет, спасибо. - Я бы с удовольствием съела и вторую плюшку, но...
      - Видала - почти месяц выкинуть не может! - Лина показывает на плиту в прихожей. - Купили новую, так родственничек только обещаниями кормит старую убрать. К чертовой матери, вечером приду и сама вытащу на помойку! Уже сил моих нет об нее спотыкаться. Видала как: все приходиться делать самой. Никто тебе не поможет!
      
      -Посмотри, она там одела купальник или копается как всегда? - кричит Лина со второго этажа.
      Заглядываю в ливин- рум, в которой, по всей видимости, и живут Лина с дочкой. Но только здесь эта комната не проходная. Люба сидит на диване, с одной ногой, засунутой в купальник, мечтательно уставившись глазами в пространство, и что-то тихонько напевает себе под нос. Я понимаю, почему ее не взяли в рекламу: малышка хорошенькая, только ее гораздо больше интересует мир собственных грез, чем скучная игра в кого-то.
      -Люба, одевайся быстрей, а то сейчас прибежит мама и начнет кричать.- ребенок просыпается и принимается не спеша натягивать лямки. Мне она кажется на редкость милой девочкой, но как знать, если Люба все на свете делает так не торопясь, может, лет через шесть это в самом деле начнет выводить из себя? Даже если так, я бы все равно ни за что не стала так орать на маленькую девочку, да еще все время, и без конца называть ее бестолочью.
      -Ну что, одела?
      -Одела!
      -Не может быть! Сейчас приду проверю.
       ...Выходим на улицу. Ждем Лину, которая что-то забыла и вернулась.
      -Ания, смотри, как я могу! - Люба повисает на железном периле вниз головой, отпускает руки и теперь висит только на согнутых коленях. При этом ее длинные волосы касаются лежащего на асфальте голубиного помета.
      -Круто, только ты сейчас волосы в какашке испачкаешь.
      Лина появляется, держа в руках мою книгу: - Ты хорошо пишешь. Кое-что из этого фэншуя я для себя почерпнула. Только некогда мне всем этим заниматься. Ну, пошли быстрей, - мы идем за ней. Люба берет меня за руку - сама. Очень скоро выходим на оживленную трассу. Я уже не ориентируюсь, где мы.
      -А ты говорила, бассейн совсем рядом!
      -Да, всего пять минут ехать.
      -Так побежали скорей! Автобуса неизвестно сколько ждать!
      -Это в России неизвестно, можно и час простоять. А здесь транспорт ходит строго по расписанию. Практически через каждые две минуты. С моей Любкой побегаешь! Да и устала я.
      -Тебе нравиться твоя работа?
      -Ну да, в принципе ничего сложного, и платят неплохо. Само собой, с московскими зарплатами не сравнить!
      -То есть ты довольна своей жизнью здесь?
      - Ну как можно быть довольной жизнью, если у тебя нет собственного дома, и ты делишь квартиру с каким-то чужим человеком? Любка стесняется перед одноклассниками, что у нее своей комнаты нет.
      -Скучаешь по родине?
      -Конечно. Иногда так хочется бросить все и оказаться в Москве! Но здесь прожиты все сознательные годы. Привыкла. И ребенок знает только эту жизнь.
      -Давно вы развелись с Любиным отцом?
      -А с чего ты взяла, что я была замужем?
      - А почему не выходишь?
      -Да пошли они все нафиг! Надоели. Мне одной гораздо лучше. Все равно будет одно и то же: сперва все прекрасно, океан красивых слов, море обещаний, а потом... Еще убирай за ним без конца! Но для тебя, если ты хочешь остаться, нет лучшего выхода, чем замужество. Выглядишь вообще на 20. Была б постройней, вообще бы не было проблем ("Ну-ну", - думаю я, глядя на фигуру Лины, которая еще упитанней моей).
      -Ты на меня не смотри, - я рожала, и у меня здесь есть все права, а тебе нужно гражданство получить. Три года придется какого-нибудь козла терпеть! Вообще мужики любят таких, как ты: чтоб "мур-мур-мур". Хотя не знаю, получиться у тебя или нет. А вот влипнуть во что-то не то для тебя пара пустяков, тебя очень легко обмануть. Я сперва решила, ты хитрая, но ошиблась. То есть ты хитришь, но совсем не там, где нужно. А где надо, наоборот, полностью раскрываешься. Так нельзя. Ты еще на этом столько шишек набьешь!
      -Объясни мне, что ты имеешь в виду - я не понимаю!
      - Ты мужикам слишком доверяешь. Ты не там поддержку ищешь! Ты думаешь, на них положиться можно? Ну, пока до самой не дойдет, бесполезно с тобой разговаривать. Вижу, что ты мне не веришь. Слушай-ка: ты говорила, в итальянской семье живешь. Я тебя хочу насчет этих итальяшек предостеречь: они ухаживают очень красиво, но скоро теряют к тебе всякий интерес. Мало того, что начинают гулять - становятся просто хамами. Хотя все-таки не такими, как наши. Ты с теми, кто в церковь ходит, вообще не связывайся - это в основном сплошная голь со стройки, у них нет ничего, живут по шесть человек в комнате. Нелегалы.
      - Лин, сейчас уже придет автобус, а я о самом важном не успела тебя спросить. Насчет работы - помнишь, ты про переводы говорила?
      - Это невозможно. Я ляпнула, не подумав. - Лина отводит глаза. В самом деле невозможно, или она просто расхотела мне помогать?
      -А к вам в пекарню меня могут взять?
      -У нас нет свободных вакансий. И наш хозяин только легальных работников берет. Но ты куда-нибудь устроишься: все в конце концов что-то находят. Правда как сейчас, не знаю: столько этих литовцев-латышей понаехало! А они ж теперь могут трудоустраиваться в открытую, как белые люди. Вся Прибалтика и Польша сюда рванули, кроме стариков и детей! Так что не знаю, что у тебя получиться. Попробуй бэбиситтером устроится, смотри, как у тебя с детьми хорошо получается, - Лина показывает на свою дочку, которая все время спрыгивает с высокого бордюра, держась для равновесия за мою руку. Хорошо?! Знала бы она, как я бьюсь над тем, чтобы найти контакт с Джошуа! Ясное дело, в этом я признаваться не буду. Но это не значит, что данное обстоятельство перестанет меня точить. Какой из меня воспитатель, если я с одним десятилетним мальчишкой справиться не могу?
      -Ага, вот уже наш автобус. Ну давай, короче. - Я остаюсь одна. Спрашиваю, как мне выйти на Рассэл роуд. Надо подумать, что же мне делать. Где искать работу. И вообще.
       Интересно: если бы я предложила Лине помочь с выбрасыванием старой плиты на помойку, это бы что-то изменило? Может, тогда она тоже помогла бы мне с переводами? Но поднимать тяжести опасно для моих глаз! Ладно: сама что-нибудь найду.
      
       ...Дома меня встретил оживленный Роберто. Он ел черешню. Получил деньги, наверное. Заглядываю в холодильник: так и есть, он полон. Я просила Роберто покупать мне йогурты с минимальной жирностью, потому что он сам предпочитает самый жирный, как сметана. Импортный греческий. Дорогой, кстати. А вот этот, с тусклой и неказистой черно-красной надписью на белом пластиковом стакане "smart price" явно для меня. Ну да - по разумной цене! Самый дешевый взял. Раньше хоть что-то приличнее покупал, это было видно по упаковке. Вообще для себя и Джоша Роберто старается покупать только "органик" - а натуральные продукты без химии самые дорогие. Если бы у него было совсем фигово с деньгами, ел бы что угодно - то, что дешевле, как я в таких ситуациях делаю!
       "У меня нет денег". А сам черешню жрет! Но наверно, она очень дешевая?
      -Это кошмар, насколько дорога черри! - словно угадав мои мысли, говорит Роберто. - Представь себе, ее привезли из Америки. Безумие какое-то: в это время в Испании и Португалии, Италии можно приобрести горы очень дешевой черешни, гораздо лучше, чем эта!
      -Роберто, я хочу у тебя спросить: я могу есть твою еду, пока я не нашла работу? У меня нет на покупку продуктов денег. Совсем.
      - Да. Не беспокойся на этот счет.
      - Ты тоже не расстраивайся, что столько риса пропало. Я буду есть его несколько дней. Ни крошки не пропадет.
      - Как хочешь.
      - Вообще в России рис самая дешевая пища. Здесь, мне кажется, тоже. Я буду есть только самую дешевую еду.
      -Не беспокойся, - снова повторяет Роберто уже с легким раздражением. Я пересиливаю себя и добавляю: - Я не нарочно использовала вошин машин дважды. Я больше не буду ею пользоваться, если это так дорого.
      -Разумеется, ты можешь в ней стирать. Не говори глупостей, - пожав плечами, отвечает Роберто.
      -Последний вопрос. Я могу готовить для Джошуа завтра?
      -Если ты хочешь. Как тебе спиться на моей кровати?
      -Нормально, спасибо.
      -Она очень комфортабельная! - с нажимом говорит Роберто. Ах, вот оно что! Соскучился по своей широкой удобной кроватке... Нету денег, значит, совсем? Или чего-то другого?
      
       ...Мне тяжело встречаться с ним глазами и говорить. О чем угодно. Еще вчера я абсолютно ему верила. Теперь же... Теперь я все время жду нового удара, все время боюсь сделать что-то не так, сказать что-то не то. Чем меньше я буду обнаруживать свое присутствие при Роберто, тем лучше. Сажусь к "своему" компьютеру и изображаю предмет мебели. На Роберто больше не смотрю. А вот он, я видела краем зрения, несколько раз поглядывал на меня - чем дальше, тем чаще. Кажется, его начинает мучить совесть за излишнюю скупость.
      
       ...Стемнело. Я, против обыкновения, не кидаюсь готовить ужин, не спрашиваю у Роберто, что бы ему хотелось, а он не отвечает: "О, не беспокойся!". Роберто жарит себе свои мерзко пахнущие колбаски, и собирается съесть их с отварными стручками гороха и фасоли, гадким хумусом и сырыми грибами. Ради бога.
      -Ты будешь ужинать, Эна? - Он приглашает меня разделить с ним трапезу? Вряд ли: Роберто прекрасно знает, что все из того, что на столе, я не ем. Скорее всего, проверяет: выучила ли я урок. Я ведь поняла из его послания, что ему и ребенку неприятно постоянно сидеть со мной за одним столом. Ну, почему это стало тягостно Джошуа, понятно. А Роберто, наверное, из-за того, что от этого портиться настроение любимого сына. А еще, небось, считает каждый кусок, что я проглотила, и злиться.
      - Нет, спасибо. - Я солгала: колбаски пахнут вовсе не противно. Вообще я так голодна, что готова съесть уже что угодно. Но что угодно не получиться: риса еще дня на три минимум. Я же готовила на двоих! Жду, пока Роберто не закончит есть. Когда он поднимается наверх, иду разогревать вчерашний рис. В кастрюле на плите оставлены горошек и фасоль. Для меня? Или просто остывают перед тем, как Роберто уберет их в холод до завтра? В холодильнике аппетитно алеет черешня. Съесть бы хоть одну, но как знать - вдруг Роберто ягоды пересчитал? Они же очень дорогие, а он так трясется над каждым пенсом. Я повторяю себе в который раз за день: "Завтра я обязательно найду работу! В "Ньюс", или начну звонить по объявлениям в новых выпусках газет. Куда угодно пойду"!
       ...Помыв посуду, снова сажусь за комп. Эта сволочь Астахов по прежнему не отвечает. Неужели просто взял мои деньги и... и что? Купил билет до Рио и растворился в джунглях? Это слишком мало для побега. Потом, у него такая интересная работа, не будет же он всем рисковать и все бросать ради моих для меня огромных, но в целом ничтожных 8 с половиной тысяч рублей. Надо ждать... Что мне еще остается!
      
      14 мая 2004, пятница
       С утра Роберто поехал закупать продукты для дня рождения Джоша. Я спросила, как много гостей ожидается? В Питере мне рисовался в воображении этакий праздник, как в голливудском кино: с кучей детей и родителей, клоуном, тортом и воздушными шариками. Но Роберто ответил, будет всего пять или шесть самых близких приятелей Джошуа и никаких взрослых. Донна, слава тебе господи, не придет. Хоть от этого огромное облегчение, а то ее наверняка очень порадовал бы мой опустошенный вид. Я старюсь прикидываться, что ничего не случилось, но...
       ...Готовлю сладкие рулетики с тертыми яблоками. Все, кто их пробовал, потом долго мычали и стонали от восторгов. Так что я уверена, уж это блюдо Роберто и его сыну понравиться! Яблочные трубочки можно готовить по разному, например, добавляя корицу или изюм, но Роберто предупредил меня: Джошуа не любит изюм и ото всюду его выковыривает. Странно: когда я готовила оладьи с изюмом, Джош их ел, и с удовольствием. И в тех батончиках сухого мюсли, что ему покупает отец, изюма тоже полно. Но лучше пока не рисковать.
       ...Кто-то входит в дом, несколько человек! Неужели гости: так рано? Ага, это приехала еще одна подружка Майка, Мэгэн. Странно: ей, своей официальной девушке, Майк почему-то не подарил не то что роскошного букета, а даже маленького цветочка.
       Мэгэн лет двадцать с чем-то. Она невысокая, очень худая и плоская, волосы белые и длинные, глаза бледно-голубые. Широкие скулы, маленький вздернутый нос, губы узкие и длинные, подвижные, из-за такого рта и вообще лица Мэгэн похожа на лягушонка. Не знаю, насколько она умна - ее парень утверждал, что very, но я сразу же понимаю: Мэгэн очень хитрая. Я предлагаю канадцам угоститься первой партией пирожных.
      -Пахнет хорошо! - Замечает Майк, - но я сейчас не голоден и тороплюсь на работу. Я попробую потом.
      Мэгэн съедает одно.
      -Очень вкусно, - манерно говорит она и улыбается на редкость фальшивой улыбкой. Если бы я не была так уверена в своем фирменном блюде, решила бы: оно не удалось. Пробую сама: нормальные печенюшки! Почему-то чувствую: от новой канадки жди беды. Перекладываю выпечку в большое блюдо и ставлю на стол в гостиной. Рядом помещаю игрушечную обезьянку и свою открытку, уже смело: вряд ли Джош покажет какую-то открытку мамочке, а даже если и так, Донна все равно не понимает по русски. Русский знает только ее старший брат и его жена, но шансов, что пацан потащит показывать все свои подарки и открытки дяде-тете еще меньше. Кстати, я сделала перевод. Почти дословный, только "сынок" заменила на "большой парень". Сейчас не время для подобных сюсюканий, Джошуа они только еще больше насторожат и оттолкнут. Не говоря уж о Роберто. И Донне!
       Потом собираюсь и еду в "Ньюс". Эта редакция расположена почти в центре, на станции "Ландон бридж". Как оказалось, совсем рядом с метро. Дмитрий Скворцов оказался невысоким, очень приятным и неожиданно интеллигентным молодым человеком. Ему лет двадцать шесть - двадцать семь. Моложе меня! Я так привыкла по России, что редактор чего-то - это, как правило, массивный дядька в летах с властным голосом, которого все бояться, а за спиной высмеивают за недальновидность и необразованность. Только в женских и некоторых других мирных изданиях редакторшами могут быть дамы лет тридцати-сорока. Обычно спокойные и приятные, но иногда стервозные интриганки. Ладно, все это в прошлом.
       ...Вся редакция - это небольшая комната, в которой умещаются несколько столов с ПК. Дмитрий представляет меня верстальщику Саше - парню с всклокоченными волосами, погруженному в работу, приемщице рекламных объявлений Оле - спокойной девушке уютного вида и секретарю Галине - подтянутой и элегантно одетой красивой женщине лет 35, будто только что сошедшей с фото в женском журнале. Оказывается, такие безупречно выглядящие дамы существуют и в реальности. Даже в жару и к концу рабочего дня!
      -Журналисты придут немного позже, - объясняет Дмитрий. - Авторы сотрудничают с нами на свободной основе, но я решил их всех сегодня собрать вместе и наконец познакомить между собой.
      Вот тебе и раз!
      -А штатных журналистов нет совсем?
      -Что-то я сам пишу, какие-то новости и обзоры - о жизни здесь. Еще у нас заключен договор с двумя российскими газетами о том, что мы публикуем их материалы - о жизни там. Дополнительная постоянная единица нам бы, конечно, не помешала - но все упирается в деньги, вы же понимаете! Зарплаты у нас скромные, гонорары еще скромнее. У нас даже штатного фотографа нет: снимаю или я, или одна девушка-репортер, которой мы звоним в случае необходимости. И если она может, то выезжает.
       "Очень странно", - думаю я. "Ньюс" - это ведь, по сути, газета рекламы и объявлений. А такие издания и их сотрудники должны жить очень хорошо, особенно если газета входит еженедельно. Впрочем, питерский "Супершанс" выходит и вовсе 3 раза в неделю, раскупается огромными тиражами, а журналистам там платят смехотворные зарплаты.
       ...Скворцов говорит, что "Ньюс" - это тоже частное издание, как и "Время". Владельца он видел всего один раз, говорит, какой-то очень богатый и таинственный человек, который не любит светиться. То есть вся редакционная политика отдана на откуп только что назначенному редактором Дмитрию (до этого он, оказывается, трудился здесь два года как простой журналист). Ну, хоть в этом редакции повезло! Владелец не читает каждое готовящееся в печать слово, как в "Шансе".
       ...Дмитрий подарил мне свежий номер "Ньюс". Я еще увидела лежащий в коридоре на пачках каких-то журналов сегодняшний номер "Времени" и стырила: буду звонить по обеим газетам по новым объявам насчет свежих вакансий. Кстати, как редактор "Ньюс" относиться к сотрудничеству их авторов с другими изданиями? Абсолютно нормально: чем более известно и авторитетно будет имя журналиста, тем лучше. Объясняю ситуацию со "Временем" и говорю, что вынуждена придумать себе другой псевдоним.
      -Пожалуй, это будет Ана Гонсалес. - Ольга весело улыбается, Галина сидит с непроницаемым лицом, Саша отвлекся от экрана монитора и удивленно спрашивает: "Почему?".
      -Просто прикольно, - я не собираюсь всем подряд рассказывать про свои сны.
      - Ну чтож, - Дмитрия, как всякого бывалого журналиста, ничем не удивишь. Он нравится мне все больше. Иногда очень важно не задавать лишних вопросов.
       ...Скворцов берет мое недавнее интервью с Олейниковым, которое я делала для московского, то есть общероссийского "Отдыха", но львиная доля огромного текста в публикацию не вошла - я сделала стандартный небольшой материальчик. Так что я смело могу полной версией торговать.
      -У вас налажен контакт практически со всеми питерскими "звездами" - это прекрасно. Но дело в том, что "звезд" последних лет наши читатели совсем не знают! Потому что здесь российские сериалы не идут. Если и знают какой-то сериал, то самый первый, "Улицы разбитых фонарей". Вторая проблема: как мы обоснуем, почему вдруг у нас интервью с этим человеком появилось? Олейникова я беру потому, что он занятно говорит о жизни в Европе. Что касается всех других интервью, я вижу, они свежие и интересные, - но вам придется звонить в Россию и по телефону задавать добавочные вопросы: не хотели ли они когда-нибудь эмигрировать? Как они оценивают плюсы и минусы жизни в России и за рубежом? В таком ключе.
       ...Я спрашиваю Олю: могу я дать сразу несколько объявлений, потому что купон у меня только один?
      -Да, вы можете просто на бумажках написать столько объявлений, сколько нужно, кроме коммерческих. Но о поиске работы - это бесплатно.
       Эх, приятно попользоваться служебным положением! Какой же русский не любит халявы. Даю следующие объявления (точно такие же в среду оставила Марине из "Времени"): "32, аккуратна, ответственна, хорошо готовлю, ищу работу в качестве продавца, официантки, повара, бэбиситтера и проч.";
      "Веселая, надежная ищет друзей";
      "Автор книги о русских в Англии ждет звонков от всех желающих рассказать о себе".
       Спрашиваю Олю, могу ли я оставить объявление "даю консультации по фэншуй". Я долго боролась с собой и с чувством стыда перед тем, как предложить подобные услуги, так как отчетливо понимаю: я не Яп Чен Тхай, ведущий на сегодня в мире спец по фэншуй. Я даже не Анатолий Соколов, один из ведущих фэншуистов России, который учился у Яп Чен Тхая. Однако тех знаний, которые я получила от Соколова в процессе написания совместной книжки, должно хватить для проведения обыденных консультаций. Поэтому это все-таки не имеет ничего общего с шарлатанскими завлекаловками "приворожу любого, сниму порчу", которых так много в любом российском издании, и даже мелькают в русских лондонских. Надо отчетливо понимать свое место и оценивать свои знания: да, я не супергуру. Пока что. Но я постоянно совершенствуюсь. И, в отличие от разных жуликов-колдунов, мои знания реальны. И никому никакого вреда принести не способны. Только пользу.
      -Вообще-то это чисто коммерческое объявление, но один раз, я думаю, мы можем пойти вам навстречу, - говорит Ольга.
      -Спасибо!
      -Вы пишете книгу? - С интересом оборачивается ко мне, прочтя набираемое объявление, Саша.
      - Можете поучаствовать!
      - Да мне, в принципе, нечего рассказывать: в родном Белгороде работы не было. Если платили, то гроши. Приехал сюда, и, можно сказать, повезло: почти сразу в "Ньюс" взяли.
      -Со мной давайте потом - мне уже пора уходить, - улыбается Оля, поднимаясь со своего стула.
      Поворачиваюсь к Галине: - Нет, меня данная идея как-то не вдохновляет, - качает та головой. - Вы лучше нашего Диму распросите.
      - Только не сейчас! - с извиняющейся улыбкой просит редактор. - Мне нужно закончить работу, а скоро придут журналисты.
      
       В комнату заходит полная женщина в летах с невыразительным лицом и темными волосами, убранными сзади в пучок, здоровается со Скворцовым:
      -Привет, Дима, я тебя сегодня еще не видела.
      -Познакомьтесь: это наш новый автор Аня, а это Раиса Ракитина, она редактор журнала "Рашен леди", который мы тоже выпускаем. Можете, кстати, поговорить - может быть, найдете точки соприкосновения.
      -Вам сколько лет? - тяжелый подозрительный взгляд Ракитиной сверлит еще невыносимей, чем у Лины.
      -Это так важно? - Она что, тоже верит в гороскопы?
      - Если моложе 25-ти, то что вы можете написать! Что вы знаете о жизни! - Вот дура! В 24 я бездомная скиталась по улицам зимнего Питера. Это учит мгновенному пониманию людей, а также тому, чего от них ожидать и как на кого можно воздействовать лучше всяких университетов. Само собой, не у каждого молодого парня или девушки возникают такие проблемы, зато есть множество других, подчас не менее серьезных. Например, смерть близкого или неожиданная беременность и одинокое материнство. Мне часто кажется, что двадцатилетние на самом деле в чем-то гораздо мудрее пятидесятилетних. Потому что они еще не боятся любить и верить. И это важнее, чем пресловутый накопленный, а на самом деле не такой уж и нужный опыт! Который только ставит шоры перед глазами и у сердца...
      -Мне скоро 33.
      -Ну, тогда можете попробовать.
       Показываю Ракитиной список потенциальных тем и готовые интервью. Она берет материал с семьей Боярских и еще заказывает мне целую кучу текстов - семь. Потому что ближайшие четыре номера сдаются до конца мая, и в каждый из них могут пойти сразу по две моих статьи. Каждая по 50 фунтов. Заработаю!
       Мы немного препираемся по поводу фото: Ракитина твердит, что им всегда все фото предоставляются бесплатно - если какая-то эстрадная "звезда" приезжает на гастроли, ей самой выгодно, чтобы о ней прочли и пришли на концерт. Я же отвечаю, что у Федотова с Фертовым есть чудные фото, но только они бесплатно даже не почешутся. Каждый человек должен получать за свой труд - это справедливо! Фотограф тоже человек, и ему с семьей хочется кушать. Ракитина в ответ на это предлагает позвонить Боярскому, чтобы тот прислал по "мылу" свои личные фото себя с женой и домочадцами.
      -Во первых, я недавно собственноручно рылась в его архиве, то есть коробке с фото, выбирая, что переснимать фотографу. У Боярских нет никакого упорядоченного и полноценного семейного архива, тем более качественных свежих семейных фото. Его жена показывала свои фото с внучкой, но они любительского качества. К тому же, зная вспыльчивость Михал Сергеича, уверена: он меня просто пошлет. Потому что ему все это: специально сниматься, сканировать фото, а потом еще долго и нудно слать их по электронке нафиг не нужно. Да он и не умеет всего этого, он же не дизайнер! Да, есть дружелюбные актеры, или те, кто забоятся о своей рекламе, но Боярскому за столько лет все это уже знаете где!
      -Ну тогда мы срежем с вас половину гонорара или двадцать паундов, чтобы вашему фотографу заплатить, - усмехается Ракитина. - а без 5-6 полноценных фото текст не пойдет!
      Быстро прикидываю: двадцать фунтов - это тысяча рублей. Федотову и Фертову в московских журналах за одно фото платят до 300 долларов. И даже в Питере нигде, даже в самом занюханном листке давно уже не платят за фотку 150 рублей. Ракитина офонарела! Небось, уехала очень давно, лет 10-15 назад, когда в России была откровенная нищета, или после дефолта 98-го года, когда все потеряли всё, и теперь считает, что нас немыслимо облагодетельствовала. Еще мне приходит в голову: вряд ли она сама получает также мало, иначе бы тут не работала. Потому что на такие доходы не проживешь. И при этом пытается выжать из нищих авторов каждый причитающийся им фунт!
      - Ладно, мы это потом обсудим, - мрачным тоном (я уже начала понимать, что ее нормальное состояние) говорит мне Ракитина.
       ...Начинают собираться журналисты. Дмитрий предлагает нам всем самостоятельно представиться друг другу.
      -Надежда Сырых, или Кидд. Я пишу в основном тексты об английской жизни. - Надежда типичная русская женщина в возрасте, полноватая, но по европейски облагороженная и ухоженная. Ее глаза светятся теми провинциальными доброжелательностью и покоем, что не портят, а красят. Здесь она тоже, оказывается, живет за пределами столицы.
      -Анна Висенс. Я работаю на ББС он-лайн, а с "Ньюс" сотрудничаю, - теперь нам представляется молодая, спортивного вида темненькая девушка.
      -Вы пишете о разных технических штучках, я читал, - вмешивается совсем молодой, довольно красивый черноволосый парень.- Меня зовут Егор Борушко, я еще ничего не написал, но хотел бы. Пока я учусь.
      -Меня зовут Юля Джонсон, - Юлии под сорок, но она одета как девочка в полупрозрачную коротенькую юбочку с рюшечками. Впрочем, дело даже не в костюме: у нее какое-то растерянное, детское выражение лица. Причем лицо красивое, с правильными чертами, большими глазами, и было бы сексуальным, если бы не это совершенно ему не идущее выражение. Оно наводит на ассоциацию с воздушным шариком, из которого выпустили воздух. Энергию. Страсть. Силу. Жизнь. И все это при том, что Юля очень хорошо и молодо выглядит. Очевидно, что она очень милая, скромная женщина. Но в то же время я больше всего на свете опасаюсь стать с возрастом такой, как она: взрослым растерянным ребенком, боящимся жить. Поступать неправильно. А то заругают и накажут. Еще я очень боюсь стать орущим озлобленным танком, как Лина. Даже не знаю, что хуже! Почему Юлия так не уверена в себе? Как будто не чувствует твердой почвы под ногами.
      -Извините, я опоздала, - в комнату бочком протискивается рыженькая худенькая женщина. Она все время лукаво улыбается, и даже извиняется словно шутит. Представляется: ее зовут Татьяна Винсент. Она психолог, работает в реабилитационном центре для неудавшихся самоубийц и прочих жертва депрессняка, и иногда пописывает в "Ньюс". Ее я сразу начинаю опасаться: а вдруг она со всеми своими профессиональными прибамбасами поймет, что еще сутки назад я едва не покончила с собой? На всякий случай сижу и излучаю безмятежность и уверенность.
      
       ...Скворцов начинает излагать планы по улучшению газеты. Он из тех людей, которые оказались на своем месте: у него куча идей, и благодаря им "Ньюс" должен стать еще популярней. А еще он, что немаловажно, умеет слушать других. У этого молодого, внешне неброского мужчины на удивление счастливый характер: к таким обычно тянуться все окружающие (даже крокодилица Ракитина!), потому что они доброжелательны, умны и не подавляют других. У таких редких экземпляров практически не бывает врагов, потому что они интуитивно умеют найти в общении ту грань, которая не может не привлекать.
      - Хорошо бы нам писать не только о тех гастролерах, что время от времени к нам заезжают, и не только о новостях Великобритании, но и пообщаться с теми знаменитыми россиянами, которые более-менее постоянно в Лондоне живут, - предлагает Скворцов.
      -С Абрамовичем! - восклицаю я.
      -Что мы можем сделать с Абрамовичем? - Заинтересованно спрашивает Дмитрий.
      -Да что угодно! Раскрутить в процессе разговора на то, на что раскрутится!-временами я сама себе напоминаю ребенка, которому дали в руки калейдоскоп, и теперь он его самоотверженно ломает, ожидая всего, чего угодно в следующий момент - но главное, интересного и неожиданного. Однако когда за перегородкой вместо волшебства обнаруживаются несколько разноцветных стекляшек, разочарование всегда велико. Они ведь складывались в такой красивый узор! ...Мда. Ничему меня жизнь не учит, даже на примере Звездеца.
      -Уж этот Абрамович! - Говорит Надежда. - Стоит только к кому-то прийти в гости, тут же первый вопрос: откуда у вашего Абрамовича столько денег? Я всегда отвечаю: "Знали бы вы, как нас самих интересует: откуда?".
      -Кто знает, где Абрамович живет? - Спрашиваю я.
      -У него особняк на Итон-сквер, - отвечает Дмитрий. - стоит 3 миллиона фунтов. За "Челси" он заплатил 60 миллионов фунтов, потом потратил на игроков и содержание клуба около 75 миллионов. Да, Абрамович очень интересная фигура, но вот в чем вопрос: как его достать? Аня, соваться к нему в особняк я бы вам не советовал: охрана может неправильно понять.
      -Его можно изловить за жабры на футбольном матче, - не сдаюсь я.
      - Я пытался много раз, но у него такая охрана! Там даже подойти невозможно. Хорошо, Абрамович пока отпадает. Кто у нас еще в Лондоне живет?
      - "Мумий Троль".
      -Я знаю, что он живет в районе Вуд Грин, - замечает Дмитрий.
      -Я живу на Вуд Грине! - Обрадовано говорю я. - Но только это очень большой район. Где точно?
      -К сожалению, большего я не знаю.
       ...Галина приносит сласти, открывает несколько больших бутылей с лимонадом, Дмитрий предлагает нам угощаться. Я с утра, вернее, еще с позавчера, ничего не ела кроме риса, поэтому накидываюсь на еду как блокадник. Изящная Галина с изумлением наблюдает, как я поглощаю печенье за печеньем. Такие, как она, сладостей не едят. Но я далеко не столь идеальна.
      -Какая наглая, - говорит секретарша Скворцову, даже не особенно приглушая голос. Она одета в хороший светлый костюм, видно: у нее в жизни все о"кей. Она либо не знала, либо основательно забыла, что такое голод и неприкаянность первых дней. А стрессы только усиливают аппетит и тягу к сладкому. Но я не собираюсь ничего этого ей объяснять. Даже если бы стала, Галина только улыбнется с оттенком превосходства: мол, она сама никогда бы не опустилась до подобного поведения. Ой ли?
       ...Мы все, по моей инициативе, обмениваемся координатами. Я говорю о том, что ищу интересных героев для своей книги, и Юля Джонсон сразу же предлагает: - У нас с подружками почти каждую неделю посиделки в пабе, как в сериале "Секс в большом городе". Можешь к нам присоединиться! Я тебе позвоню, когда точно выясню место и время.
      
       Попрощавшись со всеми, еду домой. Теперь это слово даже мысленно произношу с запинкой и напряжением. По дороге читаю свежие газеты. Вижу: во "Времени" также немало объяв эскорт-услуг и о наборе девушек. Просто в "Ньюс" их больше, как и рекламы в целом. Этот номер "Времени" интересней, чем "Ньюс":
      "Лондон является самым зеленым городом Европы;
       ...Около 300000 всех солдат, принимающих участие в военных конфликтах - дети. Одна треть населения планеты сегодня находится в состоянии войны. Каждый час один человек погибает или получает увечья от взрывов мин;
       ...Среди британских подростков около половины уже пробовали наркотики, курят - четверть (в Питере, по слова Медведева - среди старшеклассников треть наркоманы со стажем). Британия занимает второе место в мире среди развитых стран по количеству беременностей среди подростков, на 1000 рожениц приходится более 30 тинейджеров. Матери-подростки имеют в 2 раза больше шансов оказаться в состоянии нищеты;
       ...На сегодняшний день в мире насчитывается 27 миллионов рабов;
       ...Люди промышленно развитых стран потребляют в год от 6 до 8 кг продовольственных добавок;
       ...В мире насчитывается не менее 300 узников совести, часто содержащихся в ужасных условиях, а иногда подвергаемых пыткам - лишь за то, что они выражали мирным путем собственные убеждения;
       ...Каждую минуту под колесами автомобиля гибнет один человек;
       ...Каждый год американцы тратят на порнографическую продукцию более 5,6 миллиардов фунтов - в то время как их правительство расходует ту же сумму на помощь иностранным государствам;
       ...Мировые запасы нефти могут быть истощены к 2040 году. Четверть вооруженных конфликтов в мире в последние годы связана с борьбой за владение природными ресурсами;
       ...От самоубийств людей погибает больше, чем в вооруженных конфликтах. За последние 45 лет число самоубийств в мире выросло на 60%;
       ...В результате бытового насилия в России каждый год погибает более 12 тысяч женщин;
       ...Каждый год 2 миллиона девочек и женщин получают увечья половых органов в результате сексуального насилия. Ежегодно в Западную Европу ввозиться около 120 тысяч женщин и девочек - сексуальных рабынь. ООН оценивает объем этой торговли людьми в 4 миллиарда фунтов в год".
       " Недавно было проведено исследование, в результате которого было названо самое благополучное место в Британии, где едва ли не все поголовно жители чувствуют себя счастливыми. Где же это рай земной? Да у вас под боком, недалеко от окружной дроги М25, и называется Чорли-Вуд. Безработица здесь минимальная, преступности почти нет, дома, в которых живут деревенские жители, им же и принадлежат, в каждом втором доме их владельцы имеют по две машины. Наиболее же обездоленные районы в Англии расположены в Ливерпуле и Манчестере.
       Жители Чорливуда высказываются в отношении своего местожительства с большой гордостью: у нас, мол, богатое и спокойное место, прекрасная библиотека, идеальная общественная атмосфера, почти нет преступности, полиция знает всех детей и подростков по именам. Кроме того, несмотря на деревенскую атмосферу, в этом городке есть все необходимые удобства, что присущи большим городам. Вокруг деревни умиротворяющий сельский пейзаж, однако относительно быстро можно добраться в самое сердце Лондона, поскольку линия метро доходит до Чорливуда. Местные школы (1средняя и 3 начальных) были признаны одними из лучших школ Британии. Население Чорливуда составляет 6000 человек, безработица всего 2%. Отдельных домов и домов на 2 семьи - 64 %. А в одном из северных районов Манчестера население составляет 8834 человек, а школ в нем всего две, да и то начальных. Взрослых с университетским образованием - 8, 6% (в Чорливуде их почти 40%). Безработица 4%, отдельных или полуотдельных домов 36,5%. Правительственное исследование нарисовало беспощадную картину британского общества, но эта уникальная информация поможет чиновникам сформировать новую политику в отношении развития обездоленных районов, подскажет, куда в первую очередь должны направляться средства из Фонда обновления районов, который на сегодня составляет 525 миллионов фунтов".
       ...Перепечатка из испанской газеты "Ла Разон", автор Оскар Руис дель Рио: "Россия - не единственная богатая \ бедная страна: существуют и другие государства с богатыми природными и даже индустриальными ресурсами, наличие которых никак не отражается на доходах населения. Не является Россия и единственной страной с ядерным арсеналом, не соответствующим по своим размерам ее оборонным нуждам и требующим больших затрат на содержание. Кроме того, это не единственная страна, стоящая на низких позициях в рейтинге конкурентоспособности (Россия занимает 65-е место в мире после Маврикия, Намибии и Доминиканской республики), основной причиной чего является наличие административной коррупции. Из-за низкого дохода на душу населения Россия стоит ниже таких стран, как Алжир и Тунис; страна по прежнему не вернулась к уровню доходов начала 90-х годов, когда принятие мер по либерализации экономики дало толчок процессу обеднения населения. Ситуация усугубляется еще и тем, что в России наблюдается очевидное неравенство в распределении доходов: наличие богатейшей олигархии при том, что более половины страны имеет среднемесячный доход на семью ниже 500 евро. Россия не является членом ЕЭС (не отмечено даже стремления России войти в него) и не входит во Всемирную Торговую Организацию.
       Однако Россию, которая кажется пораженной бедностью и коррупцией, все же нельзя считать рядовым государством, основные богатства которого лежат в земле. Россия обладает одной из самых богатых культур, и история распорядилась так, что России довелось сыграть ключевую роль не только в величайших событиях последнего столетия, но и оказать влияние на различные идеологические течения. Россия и бывшие республики Советского Союза дали миру 12 нобелевских лауреатов и по прежнему, несмотря на плачевное состояние лабораторий и оборудования, находятся в авангарде науки.".
      
       ...В доме Роберто я обнаружила семь чужих ребятишек, помимо Джошуа. Из них больше половины разноцветных. Позже поняла, что один из этих пацанов на самом деле девочка - Джош окликал ее "Джинни". Понять, что этот белый ребенок женского пола на самом деле практически невозможно: у Джинни резкие черты лица, короткая растрепанная стрижка, мальчишеские ухватки, бейсболка, мешковатые джинсы и футболка такие же, как на ее приятелях.
       Когда я вошла и сказала "хеллоу!", дети со мной не поздоровались - все, кроме Джоша и Дазвэла. Ракитина в разговоре со мной выражала сомнение, что я смогу адекватно писать, например, какие-то советы для родителей, потому что "дети здесь совсем другие. Более свободные. Наши гораздо больше приучены слушаться и подчиняться". Я тогда вспомнила диких зверенышей Черной речки, которые болтаются сутками сами по себе. Вот уж кто свободней не бывает! Просто ужас как они, к примеру, о своих учителях отзываются - даже у десятилетних девочек стоит сплошной мат, не говоря уж о семилетних мальчиках. А я знаю кой-кого из чернореченских учителей - на самом деле милейшие люди, и любят своих учеников. Как-то я стояла у поселковой доски объявлений, на которой какой-то пацан повесил объявление: "Кто нашел покет с черной спартивной формой, вирните по адресу...". "Эх, Вася, какой же ты безграмотный!" - прочтя эту записку, ласково сказала одна учительница, оказавшаяся рядом со мной. Я не понимаю, как у этих женщин хватает сил и терпения любить диких агрессивных сопляков. Которые их ненавидят!
       Ракитиной я ответила, что и не собиралась никаких советов давать. Тем более о воспитании! А сейчас подумала: ну и что, что приятели Джоша не поздоровались: может, детей здесь к этому не приучают - здороваться с теми взрослыми, к кому они пришли в гости. Чернореченские гаденыши тоже почти все не здороваются, хоть и торчат под твоими дверьми часами. Мало того - могут кинуть камень в спину кому угодно, если у них плохое настроение! Эти-то вряд ли... при всей своей свободе.
      - С днем рождения, Джошуа! Ты теперь совсем большой, - ласково сказала я. - Видел мои подарки? Тебе понравилось печенье?
      -Да, спасибо, - ответил мальчик. - Без привычных в последние дни подозрительно сощуренных глаз.
      -Хочу еще organic cookies! - Закричал один из темнокожих пацанов, засовывая себе в рот мое печенье.
      -У него такой странный вкус, - возразил ему приятель.
      -А мне нравиться!
      Странно: Роберто не купил сынишке традиционного красивого торта со свечками, положенного на детский день рожденья. У меня такого, правда, тоже никогда не было, потому что в Советском Союзе свечки на торт не продавались как буржуазный пережиток. Но я такой торт все время видела в западном кино, и мне так хотелось - даже не такой удивительный торт, а именно эти свечки, чтобы их задувать и загадывать желание. Зато деньрожденьевский торт, пусть без свечек и самый скромный, был у меня всегда. Это когда я проводила время у сибирской родни, хотя там и не было никаких продуктов. А когда я была в летнем лагере, там, само собой, было не до меня и день рожденья всех, кто родился в одном месяце, праздновали скопом: дали по кульку конфет и мы должны были ими всех угощать. Только что пришло в голову: я не помню ни одного дня рождения, встреченного с родителями! Самой даже стало как-то странно. Просто обычно в это время, в середине августа, я всегда была на каникулах в Сибири у бабушки. Один раз, правда, оказалась на Севере: мы как раз переезжали на другую квартиру. Мне тогда исполнилось 12 лет. Отчетливо помню: никакого торта в тот день у меня не было, родителям было просто не до этого. Но я считаю тот день рожденья худшим не потому, что не было подарков и сластей (все равно сибирские торты были с сильным привкусом мыла от избытка соды), а потому что отец дико наорал на меня матом ни за что. Правда без причины! Просто по привычке срывая на мне свое раздражение. Зато в Сибири у меня были очень веселые дни рожденья: куча родни и соседских детей, цветов столько, что комната и двор потом напоминали цветник, все в банках с букетами почти в мой рост. Я гуляла среди них и воображала себя в волшебном саду, и что меня ожидает потрясающе счастливое будущее. Я была счастлива, и мне было все равно, что опять подарили неказистые игрушки и те книжки, что не жалко - например, коммунистический роман Горького "Мать" (неплохой подарочек для девочки, которой только что стукнуло 9 лет). Просто с хорошими книгами тогда был страшный дефицит, и с ними с трудом расставались.
      
       ...Может, итальянец посчитал, что моих пирожных хватит? Я еще предлагала наделать котлет, они так понравились Джошуа, но Роберто сказал, что не стоит. Видно решил, что переводить столько мяса на чужие рты слишком накладно. Он помыл тарелку с мини-помидорками и морковками, добавил туда же деток кукурузы (ко всему этому ребятня даже не притронулась), купил детских сырков (они также остались в упаковке), и несколько пачек фабричного печенья - от них к моему приходу осталась только пустая фольга, дети съели их все. Вот и весь праздничный стол.
      - Очень вкусные пирожные. Спасибо, Эна, - в ливин-рум вошел Роберто, я еще не видела его со вчерашнего вечера. Он посмотрел на меня тепло.
      -Ты видел мой подарок Джошуа? Он очень скромный, зато обезьянка - это талисман 2004 года. Она будет защищать Джоша, - на самом деле я не верю в такие вещи, но я опять принялась за свою политику в стиле Дейла Карнеги. Пора стать умной. Пора уже!
      -I"m monkey! (я обезьяна!) - Оживленно воскликнул Роберто. - Я самый лучший талисман для Джошуа! - интересно, он в самом деле верит в гороскопы? Похоже, да! А в Бога нет. Хотя доказать истинность гороскопов гораздо сложнее.
      -Это точно! Ты самый лучший талисман и лучший отец! - Как легко вести беседу с человеком, который ничего для тебя не значит! И как трудно с тем, от которого зависит твоя жизнь и счастье. Тогда ты мучительно подбираешь каждое слово и все время сомневаешься: а то ли ты говоришь? Может, вообще не стоило?
      
       Влезла в комп. От Астахова опять ничего. Черт побери, что все это означает?
       Еще днем, в редакции, я послала имэйлы Федотову и Фертову с просьбой прислать мне телефоны тех российских кинозвезд, что я в свое время давала им (я же забыла свою записную книжку в Питере). Федотов честно прислал их все - плюс те, что я ему не давала. А вот Фертов только 4 из двух десятков. И написал: "это все, что у меня есть из твоего". Все-таки он урод! И придурок. Ведь если пойдет мой текст, пойдут и его фото. Он сам себя лишает денег!
       Заскочила, чтобы развеяться и отвлечься, на Утро.ru: "Опальные российские олигархи, обвиняемые в незаконном обогащении, отдыхают, мелкие мошенники исходят черной завистью: Всемирный банк (ВБ) смог украсть рекордную сумму в $130 миллиардов! О том, что ВБ погряз в коррупции, официально заявил председатель Комитета по иностранным отношениям Сената США Ричард Лугар. Ссылаясь на данные экспертов-экономистов, сенатор сообщил, что за все время своего существования, то есть с 1946 г., ВБ в результате коррупции "пустил налево" почти 25% всех валютных займов - из $525 млрд. выданных банку на выполнение различных программ, от $26 до $130 млрд. были потрачены не по назначению. Ричард Лугар утверждает, что часть этих средств Всемирный банк использовал для финансирования военных действий, организованной преступности и антигуманных режимов.
       "В самом строгом смысле слова можно сказать, что коррупция в Банке привела к бесчисленному количеству смертей от бедности и болезней, для борьбы с которыми он некогда создавался. А ворованные деньги могут поддерживать диктатуры и финансировать нарушения прав человека", - сказал Лугар";
       ..."Сегодня внимание мировых СМИ приковано не к войне в Ираке, ценам на нефть и курсу доллара, а к прекрасной истории любви, которая рождается на родине одного из самых знаменитых сказочников, Ганса Христиана Андерсена. Принц Датский Фредерик, 35-летний красавец и мечта всех незамужних барышень, женится на своей золушке, 32-летней австралийке Мэри Элизабет Дональдсон. Более 250 тыс. человек, как коренных датчан, так и специально приехавших на родину Гамлета туристов, вышли 14 мая на улицы Копенгагена, чтобы встретить праздничный кортеж. Примечательно, что если еще сто лет назад обычная девушка и мечтать не могла о том, чтобы примерить корону, то сегодня это вполне возможно. Современная монархия с каждым годом становится все более демократичной, и красавцы-принцы охотно отдают предпочтение барышням, которые не могут похвастаться древней родословной и родством с сильными мира сего. Так, голландский кронпринц Виллем-Александр заключил брак с аргентинкой Максимой, наследник норвежского престола Хокан предпочел - скандальный случай! - разведенную официантку Метте-Марит, испанский наследник Фелипе 22 мая женится на телеведущей Леции Ортис. Отметилась даже Япония - здесь супругой наследника стала бывшая дипслужащая, а ныне принцесса Масако. Празднества по случаю свадьбы наследника проходят в скандинавском государстве уже более недели. Не отстают и соотечественники невесты. Так, владельцы бара Slip Inn, где познакомились Фредерик и мисс Дональдсон, организовали вечеринку под названием "Встреть своего принца". Затея имела успех: от дам, жаждущих найти свою судьбу, не было отбоя. Романтичные австралийки верят, что если одна из них смогла найти в обычной забегаловке своего принца, то и у них есть шанс".
      
       ...К восьми гости Джошуа рассосались. До этого дети в основном были на заднем дворе, Роберто тоже какое-то время играл с ними. Потом ребята сражались перед теликом с помощью play station. Какое-то время после их ухода Джош бродил на заднем дворе один, очень грустный.
      -Почему ты печален? - спросила я мальчика, выйдя к нему.
      - I"m not sad, - ответил он, отошел от меня и опять принялся слоняться туда-сюда, из дома во двор с отсутствующим видом. Кажется, я понимаю, что с ним происходит: когда мне исполнилось 10 лет, я ощущала себя также. Я тогда вдруг поняла: детство уходит. И больше никогда не вернется. Я так мечтала поскорее вырасти, но во взрослой жизни столько разных непонятных проблем! Выдержу ли я? Хочу продолжать быть беспечной девчонкой и ни о чем не заботиться, но это невозможно. Я уже совсем большая, мне целых 10 лет. Пора вести себя соответственно - по взрослому. Как мне грустно от всего этого! Взрослость - какая это, оказывается, несвобода...
      
       В 21.30 Роберто сказал сыну, продолжающему сражаться за обоих воинов на экране в одиночку: - Джошуа, тебе пора чистить зубы и спать!
      - Я только доиграю. - Впервые упрямо сказал пацан, стараясь сделать голос солидней и ниже. Ну да - он же взрослый теперь! И должен уметь отстоять свои права.
      -Джош, ты будешь усталым наутро!
      - Через 10 минут, - неожиданно твердо продолжал настаивать Джошуа.
      -Хорошо.
      Минут через 8 Джошуа послушно свернулся. И побежал наверх с явным облегчением, напевая под нос детским высоким голоском какую-то песенку из мультика. Кажется, забыл, что надо вести себя как взрослый, или ему надоело. Скорее всего, решил отложить это хлопотное дело еще на годик, как в свое время поступила я. Какой он забавный!
       ...Звонит телефон. Обычно я стараюсь не подходить к нему в присутствии Роберто, так как это, скорее всего, его друзья или коллеги, или приятели Майка, а мой английский пока далек от идеала. Но сейчас Роберто, похоже, занят с ребенком, а Майк и Мэгэн бурно трахаются за стенкой (белобрысая канадка при этом громко стонет и завывает, как кошка. Кто бы мог подумать, что в этом тщедушном теле столько пыла!): - Алло! Вы говорите по русски? - Спрашивает мелодичный женский голос на чистом русском языке.
      -Да, - удивленно отвечаю я.
      - Я тетя Джошуа, хотела бы его с днем рождения поздравить. - Какая еще тетя?! У него же есть только дядя.
      -Я посмотрю, если он еще не уснул, - бегу с трубкой наверх. Протягиваю ее высунувшемуся из детской Роберто.
       Спустя минут десять Роберто приносит трубку вниз и объясняет мне: - Сейчас к маме Джошуа приехали и живут родственники из Одессы. - Черт! Что, если мальчик покажет мою открытку матери, а та им?! Они же ей все переведут правильно! С другой стороны, может, это и хорошо? Она поймет наконец, что я не желаю ее ребенку зла. Напротив.
      
      15 мая 2004, суббота
       Рано утром к нам пожаловали гости из кантрисайд: Финн, которого Роберто знал еще ребенком, и двое его детей. Старший, замкнутый мальчик, остался болтать на крыльце с Джошуа и Дазвэлом, так что я его даже толком не разглядела. Младшая девочка, лет трех, по имени Элизабет, с ног до головы одета во все розовое (включая сумочку и туфельки). В бывшем СССР детей так красиво никогда не одевали - просто подобных вещей было не купить. Честно говоря, я не поняла, почему розовую крошку, которая может спокойно гулять пешком под столом, нужно непременно пышно именовать полным именем (а не, скажем, Лиззи или Бэтси). Ее отец Финн мой ровесник, но больше 25-ти ему не дашь. У него, как и у дочери, золотисто-русые вьющиеся волосы, но черты лица совсем другие - настоящие мужские. Высокий рост. В жизни не видела более эффектного мужика, настоящий викинг! Если бы Финн скинул пару-тройку килограмм, мог бы спокойно демонстрировать дорогие шмотки на ведущих мировых подиумах - но ему нравиться жить в кантрисайд! (Язык не поворачивается назвать ихнюю деревню нашей сельской местностью). Финн очень красивый, но сразу видно, что хороший и спокойный. Это для женщины нечастое сочетание, а уж для мужика! Все красавчики обычно чудовищно самовлюбленные и зацикленные на себе типы. Вспомнить хоть Звездеца, хоть Бориса. Но Финн не такой, и это удивительно. Впрочем, и Роберто тоже не такой. И Джошуа растет скорее застенчивым мальчиком.
       Я протягиваю малышке яблочную трубочку.
      -Тебе нравится печенье? - Спрашивает у дочери Финн.
      -Да! - Улыбается розовая принцесса.
      -А что нужно сказать?
      -Спасибо!
      -Хочешь еще кукиз? - Спрашиваю я девочку.
      -Да!
      -Элизабет, не будь жадиной, - говорит Финн.
      -Почему вам нравиться жить в кантрисайд? - Спрашиваю его. Он отвечает один в один с жителями Чорливуда (хотя и живет в не столь сказочном месте. Но, говорит, там озеро, свежий воздух, хорошая библиотека и отличная школа, словом, все, что нужно для жизни. И вообще - просто нравиться!).
      - Это кто здесь такой весь розовый? Какая у тебя кукла! Посмотри: она кудрявая, как ты! - Роберто опускается на корточки перед довольно хохочущей Элизабет и принимается ворковать с ней с той глубокой, подлинной нежностью, которую я до этого видела только у женщин по отношению к чужим малышам, и то не часто. Я никогда не видела, чтобы мужчина так вел себя даже с собственной дочерью, не то что с чужим ребенком! Мужики ведь обычно этак снисходят к детям. На, мол, тебе десятку, пойди купи себе мороженое и не путайся под ногами. Мне на миг почему-то очень хочется оказаться на месте Элизабет... быть маленькой английской девочкой во всем розовом, жить в кантрисайд, где есть озеро и свой дом, где тихо и никакого криминала. И никогда не задавать маме такие вопросы, как один малыш возраста Элизабет у нас в Питере (слышала проходя мимо): "а что такое бандитская крыша?". Я бы не знала, как такое 3- летнему ребенку объяснить.
      
       ...Роберто с сыном и Финн с детьми уезжают в зоопарк и парк развлечений. Меня никто не приглашает, а я сама не навязываюсь. Решаю пока убрать дом. Хотя я и не спрашивала на это разрешения у Роберто, уверена: он будет рад. Я еще ни разу не встречала человека, которому нравилось бы убираться! Тем более мужчину...
       ...Выплескиваю грязную воду в нижний унитаз и решаю заодно отмыть и его. Когда иду наверх в душ, слышу, проходя мимо комнаты Майка, как Мэгэн ошарашено говорит кому-то по телефону: - Она убирает дом!
      Сама канадка пока что не удосужилась помыть ни одной чашки, ин одной тарелки ни за собой, ни за своим парнем. Что-то ополаскивал Майк, но в основном убираю за всеми я. Интересно, а кто убирается за американками у них дома?
      
       После уборки сижу весь день работаю за компьютером. Позвонила еще раз отцу Михаилу - может, он сможет найти для меня время завтра, если выздоровел? Но у него по прежнему включен автоответчик. Завтракаю -обедаю опять рисом. Он уже как-то нехорошо пахнет, если честно, он так пах еще вчера (это отварной рис можно спокойно хранить на холоде почти неделю, но не жареный), - но я боюсь варить свежий рис. Вдруг Роберто это опять взбесит! Ничего, поджарю этот как следует, и, надеюсь, не отравлюсь.
      
       ...Роберто с Джошем вернулись к ужину. Они выглядели очень довольными проведенным днем. Финн со своими малышами, оказывается, уже отбыл в кантрисайд. А я думала, они останутся ночевать! И все гадала, как Роберто нас всех разместит?
       Роберто взахлеб, как мальчишка, делиться событиями дня: каких забавных животных они видели и на каких аттракционах покатались. Кажется, он получил больше кайфа, чем его ребенок. Но Джош тоже, наконец-то, приободрился.
      -Тебе понравились подарки вчера? - Спрашиваю его.
      -Да!
      -Покажешь? - Мальчик охотно ведет меня в свою комнату. Какой же ребенок откажется похвастаться новыми сокровищами! С облегчением вижу свою открытку в толстой пачке других, - некоторые пришли из стран Европы от друзей семьи. А моя обезьянка лежит в корзине с другими игрушками. То есть Джошуа будет с нею играть!
      - Вчера к тебе в гости приходили твои лучшие друзья?
      -Не все.
      -А кто твои лучшие друзья? - Пока пацаненок перечисляет массу ничего мне не говорящих имен мальчишек и девчонок из Лондона и Италии, я думаю вот о чем: получиться ли у меня его приручить? Хорошие отношения с этим ребенком - залог того, как долго мне удастся остаться в доме Роберто, потому что если Джошу будет по прежнему некомфортно, его отец попросит меня удалиться. Наташа говорит, что этики от природы интуитивно понимают, как вертеть людьми и видят их подлинную сущность, - ну тогда, значит, я не этик. Или не совсем этик. Да, я могу угадать, ждать или нет мне от кого-то подлянки - потому что даже неплохой в принципе человек может подложить тебе свинью или отказаться помочь просто в силу собственной слабости или страхов, недопонимания. Такие веши я всегда вычисляю далеко вперед и почти всегда безошибочно. Однако временами, как сейчас, я самой себе напоминаю человека в темной комнате, отчаянно ищущего выход! Если б я была чистым этиком, я бы знала, как себя правильно вести с Роберто и Джошуа, Донной. И вообще. Я бы даже секретарше Галине и злющей Ракитиной смогла б понравиться! Правда, в ответ на такие речи Наташа мне говорила, что всем мил все равно не будешь, а еще что мои сильные стороны были задавлены потому, что меня воспитывали два логика. Не знаю... зато знаю несколько рецептов, которые меня еще никогда не подводили. В 19 лет я прочла самую великую книгу в своей жизни - "Как приобретать друзей" Дейла Карнеги, и она просто разительно изменила мое бытие. Ошеломляет, насколько набор прописных истин может помочь - но это в самом деле так! Надо всего лишь улыбаться, не грубить, отпускать комплименты. И чем меньше будешь говорить ты и больше тот, с кем ты общаешься, тем лучшим ты будешь считаться собеседником. Как странно, что даже этих банальных истин многие не понимают. И я тоже такой была - лишь догадывалась о чем-то. Но уже спустя пару недель практикования опыта Карнеги я просто не узнавала свою жизнь. Это было похоже на фантастику!
       ...То, что я сейчас проделываю с Джошуа, на самом деле уже дальше, чем Карнеги. Но эти советы: "чтобы расположить к себе, спросите о приятных моментах", " лучший способ вызвать доверие - проявить интерес к тем, кому человек доверяет, то есть его друзьям", я тоже из психологической литературы почерпнула. Будем бить мамочку Джошуа ее же оружием! Что я, глупее ее, что ли? В конце концов, у парня есть собственная голова на плечах и он сам во всем разберется. Просто нужно время.
      
       ...Роберто накрывает на стол для себя и сына.
      -Эна, ты будешь ужинать?
      -Не сейчас. - Никогда больше не буду садиться с ними за стол вместе! Зачем лишний раз кого-то прорвоцировать?
      Роберто ставит на стол в ливин-рум тарелку отборной клубники. Ой, как хочется! Тупо сижу уткнувшись мордой в компьютер. Хорошо, что на спине, обращенной к столу, глаз нет! Вот сейчас они все съедят... ну и хорошо. Хоть печалиться будет не о чем.
      
      -Я сегодня убрала дом, - говорю итальянцу после того, как они поели.
      -Зачем?
      -Просто чтобы облегчить тебе жизнь.
      -Спасибо.
      -Я могла бы мыть посуду за всеми, чтобы у тебя было больше времени на твою работу и Джошуа. Сейчас, например.
      - Не волнуйся, я сам. Это недолго.
      -Роберто... я видела в холодильнике клубнику. Я могу съесть одну ягодку? -все-таки я не железная!
      -Нет, не можешь!
      -Ладно... - я пожимаю плечами.
      -Что за вопрос? Можешь, конечно! И почему ты не ешь черешню? Она испортиться. Я ведь для тебя ее купил! - Однажды, давно, я написала ему, что моя самая любимая еда как раз черешня. Неужели запомнил? Неужели он правда купил очень дорогую черри специально для меня?! А сынишке в праздник тортика пожалел! Значит, я для Роберто стала важней, чем самое дорогое существо?! Не торопись! Может, он просто заботиться о фигуре упитанного Джоша.
      -Я оставил тебе на плите пасты, Эна. - После четырех дней на несвежем рисе банальные макароны кажутся верхом блаженства! Слышу, как Роберто говорит на кухне Майку, готовящему ужин: - Иногда мне кажется, что у Эны нет чувства юмора.
       Еще на днях ему нравилось мое чувство юмора! Ну, плевать. А черешня с клубникой оказались значительно лучше на вид, чем на вкус: водянистые какие-то. Наши хоть и не такие красивые, зато слаще.
      
      -Попробуй еще вот это, - Роберто приносит мне красивую коробку. - Это очень редкие и вкусные конфеты, обычно они нигде, кроме Италии, не продаются. Но сегодня мы, совершенно случайно, увидели их в магазине в центре Лондона. И Джошуа, когда их увидел, загорелся: "Пап, купи мне их, пожалуйста!". Пришлось взять, хотя здесь они стоят безумно дорого. Они называются "Киссес" - да-да, не удивляйся: "Поцелуи"! Когда я был молод, то любил загадывать желание, а потом разворачивать обертку такой конфеты и смотреть, что она говорит. Забавно!
       Разворачиваю одну конфетку и пробую на вкус. На мой взгляд, обычный шоколадный трюфель с орехом внутри. Орехи, кстати, я вообще не люблю. Зато с огромным интересом прочитываю бумажку, которая была под фольгой: "Жизнь ничто без друзей", Цицерон". Как это верно! Как мне сейчас не хватает поддержки моих российских близких...
      
       Сижу работаю над гигантским текстом про Масяню и Куваева. Заодно решила изучить несколько мультов - я же их видела только по телику, у меня дома нет Интернета.
      -Джошуа, хочешь посмотреть? Это очень популярные в России мультики, их героиня Масяня аналог американских Бивиса и Баттхеда.- Первым ко мне почему-то бросается не мальчик, а Роберто. Мне кажется, как-то преувеличенно хохочет и восторгается: - Только взгляни, Джошуа, как это смешно!
      Я смотрю снизу вверх ему в глаза. Странно: пару дней назад он написал мне не оставляющее сомнений письмо, говорящее, что лучше бы меня здесь не было. Но теперь Роберто снова выглядит как в первые дни: взволнованным и счастливым. То и дело украдкой ко мне прикасается, и еще отчаянно старается заинтересовать сына тем, что я хочу ему показать. Роберто захотел нас подружить! Почему? А вдруг он передумал насчет меня?
       Оборачиваюсь к Джошуа - тот стоит за нашими спинами, но на экран, где в самом деле уморительно подпрыгивает и покряхтывает Масяня, даже не смотрит, его взгляд обращен куда-то внутрь. Грустное лицо мальчика кажется еще подавленней по сравнению с оживленно хохочущим фейсом Роберто. "Не обращайте на меня внимания, мне так не по себе, но я перетерплю и не стану вам мешать", - говорит это лицо. И от того, что это очень взрослое выражение жертвенности и печали лежит на детских чертах ребенка, мое сердце вдруг сжимается.
      -Очень интересно, - вежливо говорит Джошуа, по прежнему не глядя на экран. Потом вдруг поднимает глаза на меня - и в них прежние холод и сомнение. Я действительно не знаю, что еще предпринять, как дать ему почувствовать, что все хорошо. Что же мне делать?
      
      16 мая 2004, воскресенье
       ...Утром пересчитала оставшиеся яблочные рулетики: восемь. С удовольствием съела два, я же так их толком и не попробовала - только один понять, как вышли, позавчера. Берегла для именинника и его гостей! Потом подумала, что из оставшихся шести, если их разделить на три (на меня, Джошуа и Роберто), каждому причитается по два. То есть я могу съесть еще два. А то что такое два невесомых пирожных - они же размером с половинку сливы! Конечно, можно было делить по другому: восемь на три, но Роберто, как я заметила, вчера утром и на ужин ел по два. А Джошуа, кстати, почему-то не ел вообще...
      - Morning, Josh. Бери печенье, а то скоро от него ничего не останется!
      -Спасибо, - мальчик, сидящий перед включенным теликом, взял одно и принялся без выражения жевать. Я пошла наверх. На лестнице столкнулась с Роберто: тот замешкался, отклоняясь то влево, то вправо, но всякий раз в ту сторону, с которой я пыталась его обойти. И я снова и снова оказывалась почти что в его объятиях. Нарочно? Он так нежно мне улыбался! Что все это значит?
       Услышала с лестницы, как Джош при виде отца издал рвотный звук: -Какая гадость эти печенья Анны!
      -Не ври, это очень вкусно! - строго ответил ему Роберто. Почему мальчик так сказал? Чтобы настроить отца против меня, или ему правда не понравилось? Странно: трубочки приглянулись всем, - Финну, Элизабет, Роберто, они всегда всем нравятся! Но помню, когда я была в возрасте Джоша, одна родственница решила угостить нас с кузиной "настоящей деревенской сметаной". Не той жидкой как кефир и им же щедро разбавленной, что продавалась в сельпо, а густой как масло! Она так ее расхваливала, что я предвкушала неземное наслаждение. Но попробовала первую ложечку (хорошо, что она была маленькая), и не выплюнула с огромным трудом. Реакция кузины была такая же. Может, настоящая сметана в самом деле была безумно полезная и богатая витаминами, только мы к такому были непривычны. Мы любили обычную гадкую магазинную сметану, в которой фиг знает что понамешано. Хорошо, что та родственница была скупая, и положила нам по чуть-чуть. Но даже эти чуть-чуть мы ели очень долго и как отраву... А потом также вежливо сказали: "Спасибо. Было очень вкусно". И решили больше к этой дальней родне в гости ни за что не ходить. Потому что она задумала нас отравить: у сметаны такого вкуса не бывает! Да, детей, их пристрастия и логику подчас понять невозможно. Я себя-то маленькую порой понимаю с трудом.
      
       ...Еду в русскую церковь, где мне предстоит новая встреча с Вероникой, Нелли, Линой и Ириной. А также новые знакомства. Может, с работой кто поможет? Слава богу, Роберто вчера одолжил мне еще десятку в счет будущих гонораров. Я очень боялась, что после этого на свет появится его новое гневное письмо, - но, кажется, обошлось. Еще наконец передала вопрос обоих лондонских редакторов: могут ли они слать мне денежные чеки на Робертов адрес и его имя? Потому что у них здесь так принято - платить чеками. Но поскольку у меня нет права на работу, то и чек на мое имя выписывать они не имеют права. Роберто, когда я ему задала такой вопрос, посмотрел на меня крайне подозрительно и сказал, что он категорически против. Но когда пообщался по телефону с душкой Скворцовым, переменил свое мнение в корне. И сказал, что будет счастлив помочь. Так что теперь все просто: чеки придут, вложенные в конверты в начале июня, Роберто снимет по ним деньги и отдаст их мне. Редактора, правда, намекали: были уже у них преценденты, когда авторам посылались деньжата на имена их легальных друзей. И потом эти самые "друзья" мани благополучно прикарманивали. Но я ответила, что у меня совсем не тот случай. В самом деле, может, Роберто временами неожиданно скуповат, зато он порядочный. По сравнению со многими другими очень даже. В конце концов, кто из нас без греха? Да и какие грехи у Роберто? Просто у него материальные проблемы и у нас слишком разные привычки. Я уверена на все сто: так Роберто меня никогда не подставит.
      
       ...В церкви оставляю новое объявление о поиске любой работы - но уже на него не рассчитываю, слишком много здесь таких же записок. И ни одного предложения.
       Облом! Вероника почему-то не пришла, и Нелли тоже.
      -Нельку муж не отпустил, - поясняет появившаяся Лина. - Он у нее страшный тиран и деспот. А у Веронички то ли дела за пределами Лондона, то ли они всей семьей поехали отдыхать. Вроде и то, и другое.
       ...Сегодня на столах какое-то особенное праздничное угощенье. Много сладостей. И, кажется, все бесплатно!
      -Наверное, у кого-то из священников юбилей или какая-то большая церковная дата, - говорит Лина. И тычет мне в руки парой пустых тарелок:
      -На, положи-ка нам с Любкой всего понемножку с того конца стола, пока все не смели!
       Выполняю ее просьбу. Попутно не забываю и о себе: накладываю картофельного пюре. Я так люблю картошку, а приходиться есть один рис или макароны. Не могу я больше видеть пасту с томатным соусом! Передо мной неожиданно возникает Владимир. Вот черт!
      -Это правда, что вы писательница? - С интересом спрашивает он. - А напишите обо мне!
      -У вас интересная биография?
      -Моя биография - биография страны! - Хохочет он. - Прошел все положенные круги ада. До перестройки был военным, в Афгане довелось послужить. А потом вдруг оказалось что мы, офицеры, никому не нужны. Ну и, как многие, занялся вещами не слишком, как бы сейчас выразился, приличными. Ну, короче говоря, бандитом был. В Москве.
      -Ну а сюда каким ветром?
      -Однажды нас стали совсем круто гнобить конкуренты. Много ребят полегло. Ну, я и махнул сюда. - Я не знаю, верить мне Владимиру или нет. Скорее всего, многое из того, что он говорит, правда. Но у таких людей, как он, правда всегда так тесно переплетается с ложью, что распутать эту паутину и отделить одно от другого практически нереально.
      - Ну а сейчас чем занимаетесь?
      -Торгую товарами сэконд-хэнд с Россией. Часто там бываю, кстати. И в вашем Питере тоже. В общем-то, жизнью доволен.
      -Теперь только осталось ожениться и наследником обзавестись?
      -Да есть у меня наследник! Второй год ему пошел. И девчонка есть, в Туле. Ждет меня. Из хорошей семьи! Ее батяня один из "отцов" города. Осталось только официально оформить отношения и сюда ее забрать. Скажу властям: " All right - this is my bride!", - Владимир хохочет.
      -Отчего ж не заберете? Ей, небось, плохо без вас. И ребенок растет без отца.
      -Да вот все как-то... Думаете, надо забрать, пора уже?
      - Это вы сами должны решать! - Удивленно говорю я. - Это ваша жизнь. Я просто сказала то, что думаю.
       К нам подходит Лина: - Ну чё ты там возишься? Тебя только за смертью посылать! Ты прям как моя Любка!
      -Вот, возьми, это для вас с Любой, - протягиваю ей тарелки с печеньем и ломтиками тортов. Лина даже не говорит "спасибо" и поворачивается к бывшему бандиту: - Привет, Вовка! А ты не приставай к нему! Это не для тебя мужчина. - А для кого, для нее? Я начала понимать кое-что: все проблемы Лины от того, что она сама связывается не с теми мужчинами. А потом начинает скопом проклинать весь мужской род. Хотя я сама в этом отношении не образец. И ведь с самого начала явственно ощущала, что Борьке и Звездецу нельзя доверять! Но, с другой стороны, Ананасов очень хорошо скрывал, что он алкоголик. Истеричка и манипулятор Макс потрясающе красиво за мной ухаживал и никаких скандалов мне в тот период не закатывал - зато потом постоянно. Мой последний бойфренд Димон в совместной жизни был весьма неплох, это единственный мужчина, о котором я вспоминаю без омерзения, однако, как выяснилось впоследствии, патологически не способный хранить верность. И в целом весьма ограниченный. И вот как все это понять в самом начале, когда мужик распускает перед тобой павлиний хвост своих достоинств, а все недостатки тщательно прячет в самый дальний чулан?
      - Да я не него как на мужчину и не претендую! - Пожимаю плечами.
      - А почему нет? - Снова хохочет Владимир и окидывает меня очередным оценивающим взглядом.
      -Вообще-то у меня хорошее чувство юмора, но от таких вопросов его переклинивает. Извините, - я отхожу. Хотела добавить, что от такого поведения меня просто тошнит, но решила, что бесполезно: до Владимира все равно не дойдет.
      -Да постойте вы! Книжку обо мне можете написать? Только обо мне? Я заплачу! Сколько вы хотите? - Вот это уже другой разговор! Денежки - это как раз то, что мне сейчас необходимо для физической и душевной свободы. Так, если высшая ставка в Питере тысяча баксов, здесь я могу попросить тысячу фунтов, наверное. А вдруг он скажет, что слишком дорого и откажется?
      - За две тысячи фунтов я бы взялась, - начнем торговаться с верхнего потолка. В конце концов, писать бандитские саги никогда не было моей заветной мечтой.
      -Заметано! Я вам позвоню. - Владимир берет мой, вернее, Робертов номер.
       ...Вижу Ирину, она сидит на стуле у стены. Обрадовано подхожу к ней: -Добрый день! Как вы себя чувствуете?
      - Да нормально, спасибо! Конечно, "нормально" к такому агрегату применимо с трудом, - она кивает на сложный ортопедический аппарат, закрепленный на ее ноге. На который, если честно, страшно даже просто смотреть.
      - Но человек ко всему привыкает.
      -Что с вам случилось?
      -Наехал какой-то умник с Джамайки, когда я с детьми переходила дорогу - забирала их из школы. Мальчишки мои, слава богу, не пострадали (у меня их трое). А я вот...
      -Давно это случилось?
      -Почти год назад. Но мне еще долго лечиться предстоит!
      -А что с тем нарушителем?
      -А ничего! Он же тут нелегально. Допросили и отпустили. Он потом вообще испарился. Надеюсь получить компенсацию на лечение через суд, но на это лет семь уйдет.
      -Это не потому, что вы не натуральная British? Я тут читала о дискриминации не-англичан, а том числе и что касаемо медобслуживания.
      -Да нет, тут, в принципе, закон один для всех. Просто чисто по человечески к приезжим относятся настороженно. У нас в России иностранцев любят и уважают, потому что исторически так сложилось, что это в основном были люди хорошо образованные. А сюда приезжало и приезжает много темненьких людей, которые причем стараются навязывать свои порядки. Да-да, тут если и можно с дискриминацией и расизмом столкнуться, так наоборот: индусы и Африка всюду своих за собой тянут. А чужаков стараются не брать.
      - И как же вы? - Сочувственно спрашиваю я.
      - Мне, слава богу, муж помогает, лечение оплачивает и носит на руках - причем в самом прямом смысле! - Ирина улыбается доброй улыбкой, но с легким оттенком грусти.
      -Он ...?
      -Он шотландец.
      -Как вы с ним познакомились?
      -Это было очень смешно! Правда, похоже на анекдот. Я очень долго не верила, что из наших отношений что-то путное может получиться! Однако пришлось поверить, когда трое детей появилось. Но окончательно я поняла, что он меня, похоже, в самом деле по настоящему любит только после аварии. Другой бы бросил! И я бы поняла, потому что ухаживать за человеком, который сам почти ничего делать не может, даже помыться, тяжело.
       Как мы познакомились? 14 лет назад мы с подружкой приехали по турпутевке в Лондон на неделю. У нас не было цели тут остаться, просто хотелось мир посмотреть. Молодые же были! Аспирантки истфака. В первый же вечер я познакомилась с Шоном - в пабе у гостиницы. Неделю вместе провели, он мне город показывал, даже в кантрисайд выезжали. В предпоследний день Шон спрашивает: "Что бы ты хотела?". А я в шутку, мы же немного выпили, отвечаю: "Женись на мне!".
      -Кстати, вы как объяснялись? У вас был свободный английский?
      -Куда там! Еле-еле что-то понимала со словарем. Но назавтра мы поженились - я так понимаю, это был со стороны Шона чистый акт благотворительности. Потому что никаких интимных отношений между нами тогда не было, просто дружеские, вернее, приятельские. Я думала, что вот сейчас вернусь домой, в Питер, и все это закончиться, как будто ничего и не было, - как сон. Но продолжение следовало!
      -Какое?
      -Во первых мне, молодой идиотке, никто не объяснил, что надо сразу же по возвращении зарегистрироваться в английском консульстве как жене британского подданного. Из-за этого у нас потом возникли очень большие проблемы: никто не хотел верить, что наш брак не фиктивный. В принципе, правильно, потому что наш брак был фиктивным на сто процентов. Мне сказали: пусть ваш муж сам за вами приезжает, тогда пустим вас опять в Британию. Я была уверена на сто процентов, что Шон в Россию ни за что не потащится, да еще за такой женой - "неделькой"! Но представь себе: явился! До сих пор, честно говоря, не могу понять, за что он так ко мне привязался. Ты же видишь: красавицей меня не назовешь. Тогда я, конечно, была помоложе, но все равно. - В больших глазах Ирины стоит невероятное удивление. Да, она не классическая красавица, но веселая и обаятельная, икогда не теряет присутствия духа. Это уже немало для того, чтоб быть достойной любви.
      -И как было здесь на первых порах?
      -По разному! Муж очень меня поддерживал, но сидеть на его шее не хотелось. Да и вообще: когда твоя жизнь ограничена четырьмя стенами, пусть даже очень просторными и комфортабельными, и нет друзей, даже не с кем поговорить, временами хочется завыть! И все это мое состояние на Шона, бедного, выливалось. Однажды я поняла: так нельзя, иначе мой брак однажды развалиться. И начала искать себе работу и круг общения. Привет, Эвридика! - Ирина здоровается с подошедшей черноволосой женщиной. У нее неброская внешность, но видно, что она хороший человек.
      -Это моя двоюродная сестра, - представляет мне ее Ирина.
      -У вас такое необычное имя! - Говорю я.
      -Мои родители музыканты. И в Болгарии необычные имена детям дают чаще, чем в России.
      - Вы болгарка? А говорите по русски совсем без акцента.
      - Я до восьми лет прожила в Ленинграде, его теперь переименовали в Петербург. А потом мы с родителями уехали в Болгарию - мама настояла, ей очень хотелось жить на родине. Когда я стала взрослой, в Лондон переехала.
      - К Ирине?
      -Нет, я приехала сюда раньше нее. Мы знали друг друга по детству, но потом долгое время никак не общались. А здесь заново познакомились и подружились! - Сестры обнимаются и смеются. С ними здороваются еще несколько женщин, и Эвридика отходит с ними.
      -А кем ты здесь работала? - Спрашиваю Ирину.
      -Ой, кем я только не работала! Бэбиситтером, официанткой. Уборкой занималась.
      -И как?
      - Официанткой быть - никому не посоветую!
      -Почему?
      -Очень тяжелая работа, и пьяные мужики пристают. Хотя не знаю, может, в кафе не так - я работала в пабе, а там публика пьющая. Зато в кафе платят меньше. А в пабах так накурено, что потом этот запах ничем из волос и одежды не вывести. Поэтому в один прекрасный день мне все это надоело, и я решила пойти в приходящие уборщицы. Но здесь тоже на кого нарвешься. Было несколько случаев, когда хозяева высасывали из пальца мою мнимую вину: дескать, что-то я якобы разбила, или еще что-то не так сделала.
      -Этот чтоб за работу не платить?
      -Ну да! Некоторые хозяйки очень по хамски себя вели, кричали. Шекспир отдыхает, такие спектакли они мне устраивали! Мне было проще уйти, чем требовать честно заработанные деньги. - Ирина хмуриться, погружаясь в воспоминания. Видно, они совсем не радостные, потому что с ее лица надолго исчезает так украшающая его улыбка.
      -А больше ты никем не пыталась устроиться?
      -Почему, до аварии работала помощником преподавателя в школе, где учатся мои дети: здесь на класс положено два учителя, а не один, как у нас. Вообще, имея детей, устроится работать нелегко, потому что чилдренов до 12 лет одних без присмотра оставлять нельзя, - возможно, и правильно. Мы в России, если помнишь, могли спокойно и в семь лет ехать в школу на метро через полгорода - но здесь столько изврашенцев, это ужас! Самое странное, что мальчиков чуть ли не официально зазывают в гомосеки: повсюду можно прочесть объявления, даже в приличных газетах, и на пакетах из библиотек: "если ты, юноша, чувствуешь себя одиноким и непонятым, клуб молодых геев поддержит тебя". Хотя не знаю, может, сейчас в России еще опасней стало, детям одним по улице ходить. Но если и да, то уж точно не так!
       А бэбиситтеры здесь стоят дорого. Вся зарплата на них уйдет! Хорошо хоть здесь каникулы не как в России - не целых 3 месяца летом, а с конца июля до 1 сентября, а то дети, якобы, могут забыть о том, чему их учили, и вообще, чтобы не распускались. Но и эти каникулы хотят урезать сейчас, потому что работающим родителям трудно куда-то на лето детей пристроить. Здесь же отпуск у взрослых всего 2 недели. Поэтому я и устроилась в школу, где мой отпуск всегда совпадает с каникулами.
      -А что делает помощник преподавателя?
      -Все что скажут! Показывает опыты, проверяет домашние задания. Занимается с отстающими, на которых очень много времени уходит. Здесь нет школ для умственно отсталых детей, их обычно распределяют по одному-два в обычные классы. Объясняют это тем, что иначе ущемляются права ребенка и так ему будет проще адаптироваться к жизни. Работа мне в целом нравилась: с 9 до 12-ти, но платили всего 500 фунтов в месяц. Муж столько в неделю зарабатывает... Он у меня строительством занимается, тут всеми строительными делами заправляет шотландско-ирландская мафия. Но ничего, как я всегда говорила, " я на работе я отдыхаю от быта, и наоборот"!
      -А по специальности, историком, ты устроиться не пыталась?
      -Мешает "кухонное" знание языка. Для такой работы английский должен быть на очень хорошем уровне.
      -Ну, пусть не с работой, зато с детьми и мужем повезло!
      -Ой, не знаю... Шон одно время пил очень сильно. Но мы с сыновьями его отмолили. Он мне говорит: "ты все равно вернешься в свою Россию, я знаю". И, честно говоря, если б не дети, вернулась бы: мне там хорошую работу друзья предлагают. Но дети плохо по русски говорят. Правда, их можно в английскую школу устроить, дети вообще быстро ко всему адаптируются, но расти без отца, да еще мальчикам... Нет, я считаю, видеться на каникулах - это не выход. Это уже не семья! Мы с подругой, еще до аварии, ездили в монастырь просить благословения на развод. Подруга говорит: "и зачем едем, известно ведь, что нам скажут!". Однако ей батюшка сказал, к ее огромному удивлению, "разводись - вы давно уже не вместе". А мне, наоборот, строго так: "терпи!". Вот и терплю! - Ира смеется.
      -Может, ты просто устала? От всего. Быт заел, рутина...
      -Может быть. Муж, когда включает свой футбол, запрещает мне по телефону разговаривать, и много еще у меня к нему претензий - но может, это все действительно ерунда? Просто за столько лет раздражение накопилось. Хочу, когда поправлюсь и агрегат с ноги снимут, поехать в Россию - показать мальчишкам Питер и Москву. Заодно сама пойму, чего хочу.
       ...Нас окружает стайка галдящих женщин, которые вовлекают Ирину в разговор о каких-то понятных только им делах и проблемах. К которым я не имею никакого отношения. Незнакомые тетки к тому же косятся на меня не слишком дружелюбно, как на помеху. Поэтому я прощаюсь с Ириной, еще раз оглядываюсь, - нет, отец Майкл так и не появился. Рассматриваю толпу в столовой, но у слишком многих одиноких молодых мужчин и женщин настолько неприкаянный и тоскливый вид, что мне совсем не хочется налаживать с ними контакт. Они попытаются ухватиться за меня как за соломинку, и станут нагружать своими бесчисленными проблемами, теми же, что и у меня, - а я сама пока не знаю, как выплыть! Мне бы кто помог! Хоть кто-нибудь...
       Старожилы же весело болтают со своими подругами и приятелями. Если я подойду и перебью оживленную беседу о их личных делах, это им не понравиться. Да и что я могу сказать? "Привет, можно с вами познакомиться, пообщаться - мне так одиноко"? Подобным образом друзей не заводят! Проще всего дружба возникает между коллегами, или теми, кто учиться вместе, живет рядом - словом, вас должно объединять нечто общее. А что меня связывает с этими абсолютно чужими людьми? Общая национальность, вернее, страна рождения? Я еще после Евгении поняла, что это nothing*(*сноска: ничто). Конечно, я могла бы вывернуться из кожи, включить обаяние, я знаю, оно у меня есть - но после общения с Владимиром и Линой мне не хочется этого делать. Наоборот: несмотря на ощущение нехватки информации и тепла мне теперь хочется закрыться и не разговаривать больше ни с кем. Ира была со мной вполне откровенна и дружелюбна, да - но все равно мы общались как через невидимую упругую стену. Она пересиливала себя, чтобы рассказать интимные вещи незнакомому человеку. Если б это было просто рабочее интервью, мне было бы наплевать - но если ты хочешь с кем-то подружиться, это задевает. Ты видишь: человек и рад бы поверить тебе, да... Просто чтобы заслужить чье-то доверие, и чтобы люди получили твое, нужно много времени. На Роберто я и то могу полагаться больше. Несмотря ни на что, он здесь самый близкий для меня человек!
       Иду искать Лину, чтобы сказать "до свиданья". Вижу ее во внутреннем дворике, сидящую рядом с Владимиром.
      -Слушайте, давайте-ка я тоже на всякий пожарный случай ваш телефон запишу, - спохватываюсь я.
      -Я тебе сказала, отстань от него! - Как зло смотрит на меня Лина!
      - Мне тоже дай свой телефон, - говорит она ему, - у меня к тебе деловое предложение будет.
      -Сейчас скажи.
      -Нет, сейчас не место и не время.
      -Эх, здесь бы водочкой начать торговать. Как бы хорошо заработал! -Владимир мечтательно смотрит на снующую в большом зале столовой толпу.
      - Это же церковь! - Напоминаю ему я.
      -Ну и что, - бывший бандит весело хохочет.
      -На, пойди, принеси нам с Любкой еще чего-нибудь, - Лина протягивает мне грязные тарелки.
      -Ты меня ни с кем не путаешь? Я тебе не прислуга! Встань и сама возьми, ты же не инвалид. Ире я бы принесла, - Лина смотрит на меня чуть ли не с ненавистью, а Владимир снова помирает со смеху. Ну да, после бандитских разборок его теперь, наверное, все в жизни веселит и кажется сплошным детсадовским недоразумением. Мне не хочется переходить вместе с ним в процессе написания книги ту грань, за которую нормальный человек ни в коем случае не должен заходить - чтобы остаться человеком. Но ради денег придется. Ладно, что я себя накручиваю - это же только литература! Это как роль в кино для актера. Хотя влезать в шкуру Владимира и примерять на себя его мысли и эмоции совсем не хочется. "Моя биография - биография страны", твою мать! Да, в девяностых в России от малиновых пиджаков и золотых цепей на бычьих шеях было не продохнуть. Но удивительно не это, а то, сколько мужчин не пошли в бандиты. Они занимались чем угодно, чтоб прокормить свои семьи: частным извозом, разгружали вагоны, чистили крыши, но не пошли грабить и убивать. И этих людей на самом деле было гораздо больше. Так что нечего обстоятельствами прикрываться! Жизненные трудности - это еще не значит, что тебе выдана индульгенция на то, что можно стать сволочью.
       ...Идя к выходу, посмотрела на темный лик девы Марии на иконе. Может, помолиться? Нет уж! Пока я не начала этого делать, все было так замечательно! А как только я о чем-то попросила, тут же стала происходить всякая фигня. Как в поговорке верно говориться, "на Бога надейся, а сам не плошай"!
      
       ...Когда я вернулась, почему-то нигде не было видно Джоша. Я спросила у Роберто, где мальчик.
      -Мать забрала его отмечать День рожденья. С ней. Я купил кексы для Джошуа. Если хочешь, можешь попробовать. - Интересно, он запомнил, что я на днях мечтала попробовать настоящий английский кекс, или это так, милостивая подачка со стола?
       Беру один из темно-шоколадных кексов из шкафчика. Он липкий и сначала кажется приятным, но потом во рту остается отчетливый привкус химии. То же самое было и после английских печеньев в редакции.
      -Я же тебе говорил! - усмехается Роберто. Зато тортики в церкви, тоже промышленного производства, были вкусные. Но я об этом Роберто не говорю, а то еще скажет, как сыну: "тебе на сегодня достаточно шоколада". Конечно, можно было бы отложить кекс на завтра, но в данном случае мной двигало любопытство. В целом у меня сегодня вышел какой-то объедательный день, сплошные жиры и углеводы. Но все время в Англии мне так не хватало сладкого, и нормальной пищи в последние дни, что я сорвалась. К тому же, кто знает, когда мне еще удастся так оторваться? Денег-то у меня опять осталось только на одну поездку в метро!
      
      -Когда ты на следующей неделе работаешь в университете? - Хочу все-таки постирать в стиральной машине, поскольку это гораздо легче, но так, чтобы не видел Роберто.
      -Завтра. И еще в четверг меня не будет дома: еду убирать квартиру моей старой подруги Габриэлы. Она сама с трудом передвигается и не может этого делать. У нее проблемы с ногами из-за перенесенного в детстве полиомиелита.
      -Она тоже итальянка?
      -Да, я знаю ее, кажется, тысячу лет. Под 30 точно! Она старше меня, когда мы познакомились, она уже была талантливым фотографом. Она очень деятельная несмотря ни на что, много работает. В свое время я ее, как и Даниэлу, переманил из Рима в Лондон. Габриэла, как и я, все время жалуется на то, какая здесь дорогая и проблематичная жизнь, но бросать все и возвращаться обратно в Италию для нее еще труднее. У меня ребенок, а у нее проблемы со здоровьем! - Сочувственно говорит Роберто.
       Я вдруг осознаю, что люблю его окончательно и бесповоротно, без всяких оглядок: такого хорошего нельзя не любить! Он просто как Христос... Взяла одну итальянскую конфетку наугад и раскрутила. Бумажка гласила: "Есть только один путь к счастью: любить и быть любимым", Жорж Санд". Аккуратно завернула обертку и положила трюфель обратно. Мне все-таки нужно худеть, а Роберто и Джошуа эти конфеты очень любят. Пусть им побольше достанется.
      
       Бросилась наверх и перечла его так ошарашившее меня письмо: я же сама себя накрутила! Нормальная, теплая записка. Ничего рокового и неизбежного для меня она не сулит. Абсолютно. Все еще может измениться! Я вижу: Роберто сам этого хочет, иначе бы так не старался подружить нас с Джошуа. А что до того, что его нервирует моя забота, так это тоже естественно: мужики всегда с трудом привыкают к присутствию кого-то в доме - даже любимой! Все мои приятели мужского пола отзывалась о своих давних подружках и официальных невестах не иначе как: "она меня за эти выходные, что у меня прожила, совсем запарила! Хочет насовсем перебраться - нет уж! Ну да, ты прав - более красивой девчонки я вряд ли найду, сам понимаю. Да и характер ее мне в целом нравится, и хозяйственная она! Блин, да я понимаю, что из нее выйдет прекрасная жена, только...Ну не готов я еще!" (я случайно подслушала много таких мужских разговоров. Просто российские квартиры слишком маленькие, а стены в них слишком тонкие).
       Роберто привыкнет! Психологи говорят, на бытовую притирку людей требуется всего два-три месяца. Еще я думаю: может, он мне такое письмо написал, потому что я дважды отказалась с ним переспать? Может, он думает, что как мужчина мне совсем не интересен, поэтому и ведет себя соответственно? Вспомнила, как неделю назад в ответ на его откровение - что он никогда не был в борделе - глупо пошутила: " О, да ты робкий"! Роберто ответил: "Нет, я не робкий. Просто я никогда не целую женщину, которая меня не хочет".
       А еще такая немаловажная вещь, как деньги. Женщины больше всего комплексуют из-за явных или мифических недостатков фигуры и страшно расстраиваются из-за неудач в личной жизни, а мужчины очень стыдятся проблем с потенцией и мучительно переживают, если не ладиться с карьерой и добыванием денег. Роберто, должно быть, неловко передо мной за свою финансовую несостоятельность. Он злится за это на себя, за то, что не рассчитал, не смог всего предусмотреть, и на меня, за то что он мне наобещал с три короба, а теперь пришлось раскрыть карты... Он боится, что я могу в нем разочароваться и его бросить, и он злиться на меня за то, что я вызвала в нем этот страх. Это не очень-то мудрое поведение, срывать злость на том, кто ни в чем не виноват. Но Роберто действительно нелегко: он мог бы потерять дом, если бы не новый займ под проценты! На фоне его безупречности в целом это ничто. В конце концов, все мы время от времени злимся и не знаем, что делать и как себя вести, но черные полосы не вечны. Мы оба найдем нормальную работу, особенно когда я как следует подучу язык. Я энергичная и способная! У нас все будет хорошо! Роберто начнет мне доверять, перестанет ощетиниваться, как ежик. То же произойдет и с Джошуа. Очень скоро мы все будем по настоящему счастливы!
      
      -Я хочу съездить купить свежей трески. Ты приготовишь ее на dinner? - спрашивает Роберто.
      -Я думала, тебе не нравиться, как я готовлю.
      - Это не так, мне нравиться почти все. Просто непривычно. Лучшей рыбы, чем у тебя, я не ел.
      - Хорошо, я сделаю. Я еще хотела сказать, чтобы ты не волновался: я не буду больше сидеть с вами за одним столом, если Джошуа это нервирует.
      -Перестань. Конечно же, ты можешь есть вместе с нами! - Роберто улыбается мне так тепло! Все будет хорошо, я это знаю! Мой любимый уезжает в магазин, а я бегу в душ помыть голову и освежиться. Что это? Из крана льется одна холодная вода, а я вся в мыле! Такое сплошь и рядом случалось в Питере и Черной речке: первый год, что я прожила в последней, горячую воду давали по часам: с семи до восьми утра и с восьми до девяти вечера, причем вечером ее нужно было ловить: могли дать и в полдевятого, или в 8.30 она уже могла кончиться. Обычно я возвращалась с работы позже, часам к одиннадцати, поэтому помыться, постирать и приготовить было большой проблемой. Приходилось греть воду в кастрюле и чайнике и поливаться из кружки. Но так все равно как следует отмыться невозможно, особенно если у тебя густые и длинные волосы! Позже я накопила на водогрей. Ну а в Питере в коммуналках почти каждую неделю случались аварии то горячей, то холодной воды, потому что в центре все коммуникации донельзя изношены. После каждой такой аварии мы не видели холодной воды по 3-4 дня, а горячей, бывало, и месяцами: жилконтора трудилась по принципу "не бей лежачего". А электричество из-за перегрузки сетей на полчаса-час отрубалось каждый день, а иногда по три раза в день. И теперь та же фигня в Англии происходит! Кое-как смыла шампунь с мылом и, дрожащая, замерзшая до костей, принялась растираться полотенцем. Приехавший Роберто сочувственно сказал: - О, это из-за того, что водогрей требует ремонта. С Джошуа на днях случилось то же самое. Хорошо, что я был рядом!
      -Так отремонтируй!
      -У меня сейчас нет денег на это.
      Мы помолчали. Кажется, упоминание про деньги испортило настроение Роберто. А мне его испортило ледяное купание. До него я была уверена на все сто, что уж сегодня мы точно займемся сексом! По моему, мы оба этого явно хотим. И то, как он на меня смотрел - это явно больше, чем просто желание. А я уверена теперь, что если с ним пересплю, это укрепит наши отношения, сделает их более искренними и доверительными, снимет ненужное напряжение, а не оттолкнет или охладит Роберто. По крайней мере всем, кроме Борьки, очень нравилось заниматься со мной сексом! И даже Борис, хоть и говорил, что я для него слишком пассивна, все равно потом преследовал меня 2 года как маньяк... И моя фигура уже достаточно улучшилась: в доме Роберто она стала меняться быстро, как по волшебству. Теперь она выглядит пусть еще не худой, но на редкость аппетитной и соблазнительной. Однако после ледяного душа мне стало абсолютно не до секса. Думаю только об одном: как бы не разболеться всерьез, так мне сейчас паршиво: голова чугунная, поясницу ломит и горло покалывает. Не смей болеть! Сейчас для этого самый неподходящий момент. Особый маразм ситуации заключается в том, что я полезла в душ для того, чтоб быть красивой, бодрой и свеженькой для ночи любви.
      
       ...За ужином Роберто предложил: - Ты можешь смотреть телевизор для улучшения своего английского. Пожалуй, для тебя это лучший выход, потому что у телеведущих четкая артикуляция и они говорят без акцента, в отличие от меня.
       Я послушно включила телик и села на подушки. На одном из каналов как раз начался какой-то фильм. О, да это документальное расследование посвящено как раз проблемам интернациональных браков! Оказывается, каждый второй из них распадается через год или три, зато другие 50 % живут друг с дружкой вполне счастливо. Зрители становятся свидетелями рождения одной такой семьи: американский радио-диджей ( смешной патлатый толстый дядька лет сорока) находит через Интернет невесту в Сибири. Она старше меня на 6 лет, худенькая, бело-желтые крашеные волосы с темными корнями, манерами косит под маленькую девочку. А вот ее 11-летняя дочка ведет себя по взрослому и настоящая красавица. Диджей звонит в Россию, говорит, что его замучила волокита с документами, когда же они наконец приедут?
      - Посмотри - он плачет! - Изумленно говорю я. - А ведь он своей невесты даже не видел!
       ...В конце концов русские приезжают. 15-летняя дочка диджея от первого брака, толстая и самодовольная американская девчонка говорит, что ее папаша сошел с ума. А сибирская невеста как пятилетний ребенок прыгает на предназначенной для нее кровати и восторженно вопит: -Ура!! My bed!
      -Ей почти сорок! - снова поражаюсь я.
      -Ну и что - это потому, что она счастлива, - говорит Роберто. Я кошусь на него (он смотрит фильм, не отрываясь от работы): неужели ему нравиться, когда взрослая женщина ведет себя как дурочка? Мне кажется, вряд ли: в один из первых дней, когда я в ответ на его шутки, смеясь, захлопала в ладоши и даже подпрыгнула от восторга (у меня была эйфория, я была безумно счастлива от всего), Роберто посмотрел на меня удивленно. В моем возрасте так уже не реагируют, даже если тебя просто распирает веселье. Я сама в себе ненавижу такие ребяческие выходки! А посмотрела, как это выглядит со стороны, вообще ужаснулась. Фильм же кончается так: американец и русская женятся (дочка диджея не приходит на свадьбу), через полгода у приемной дочери берут интервью. Та, уже на беглом английском, говорит, что в полном восторге от жизни в Америке и от своего доброго щедрого папы (родного отца девочка не видела никогда).
      
       ...Совсем стемнело. Несмотря на это, даже при том, что Роберто сидит боком ко мне, он замечает, что я ежусь: - Тебе холодно? Все еще никак не можешь согреться? Возьми плед! - Я поднимаюсь в "свою" комнату и беру терракотовое покрывало с кровати. Спускаюсь, закутываюсь в него и блаженствую. Это лучше, чем секс, когда мужчина просто о тебе заботиться и проявляет искреннее внимание. Я счастлива. Шепчу Роберто: - Хочешь, иди сюда, - показываю: под плед. После нескольких секунд раздумий Роберто с явным сожалением качает головой: - Нет, я должен закончить работу.
      Почему он отказался? Боялся, что не выдержит и начнет ко мне приставать, а я явно сейчас к сексу не расположена? Ни один из моих бывших на такую самоотверженность был не способен!
      -Я сейчас работаю над проектом, который касается мечты всей моей жизни,- меж тем, помолчав, говорит Роберто. - В ближайшее время мне нужно представить готовый вариант в несколько фондов, которые могут его профинансировать.
      Роберто протягивает мне черновой буклет. Речь идет о каком-то арт-центре в итальянской провинции Перуджа.
      -Я увидел это место случайно, когда проезжал мимо. Мне было 17 лет. Более красивого ландшафта я никогда не видел! Там сейчас заброшенная деревня, никто не живет, а я хочу устроить международный центр, куда приезжали бы акробаты, танцоры и актеры со всего мира, обмениваться передовым опытом. И там же постоянно жили бы мы с Джошуа. А еще мои самые близкие друзья, постоянно или временно. Вот они, все здесь, - смотрю на имена: какая-то пара английских психологов, Даниэла с мужем, Габриэла, еще какие-то люди, неизвестные мне.
      -Театр Даниэлы работал бы там все время, - сообщает Роберто. - А другие труппы со всего мира приезжали бы на гастроли. Там будет несколько сценических площадок.
      -И ты думаешь, кто-то захочет поехать в театр, расположенный не в городе, а в глуши?
      -Разумеется! Потому что там будет очень интересно.
      -И сколько тебе нужно на создание такого центра?
      - 2 миллиона долларов.
      Я не могу сдержать улыбки: -И ты думаешь, это реально? Не один фонд не выдаст такие деньжищи!
      -Один нет, а вот получить их частями из разных мест - это вполне возможно, - невозмутимо отвечает Роберто. - К тому же я работаю над этим проектом не один, а подключил к нему многих людей, указанных здесь. Однако я главный! И, если все получиться, я буду как король маленького государства! - С каким удовольствием и самодовольством Роберто об этом говорит!
      - Мы делаем это для себя, и абсолютно уверены в успехе. Ну, скажем так, на 90%.
      -И когда вы надеетесь получить необходимую сумму?
      -Через год-два.
      -А как же Джош? Там же нет ничего! Как он будет ходить в школу?
      -Это все решаемо. Поблизости есть три города, до каждого из них примерно час езды. - Бедный ребенок! А играть ему будет и вовсе не с кем.
      - Значит, величайшая мечта твоей жизни - это международный арт-центр в диком месте? - Я пытаюсь скрыть иронию изо всех сил, но получается плохо. По моему, это совершенно безумная идея. Абсолютно! К тому же обреченная на провал. Да, фонды могут выдать несколько тысяч долларов на явную лажу, типа проектов Чернухи. Но миллионы! Я не смеюсь открыто только потому, что это очень значимо для Роберто. Господи, как же ему объяснить, что вся эта затея полный бред?
      -Моя величайшая мечта - жить в Италии в кантрисайд и иметь семью и много детей. Но это нереально, - только что Роберто выглядел очень уверенным и счастливым, но помрачнел в один миг.
      -Как это?! Арт-центр ценой в 2 миллиона - это реально, а такое простое и естественное желание - нет?!
      -Да. Потому что я слишком стар для этого. Мой отец умер рано. Кто будет заботиться о моих детях, если то же случиться со мной? Арт-центр в прекрасной итальянской кантрисайд, посреди великолепной природы, с чудесным климатом, где все так дешево, а люди приветливы - это то, что максимально близко к моей мечте. Все, что я могу себе позволить - быть отцом такого проекта.
       ...В моей голове полный кавардак. Роберто так уверен в успехе своего детища! А вдруг и вправду получиться? Боже, и что потом? Я поняла теперь, почему он говорил: "я думаю, ты выучишь итальянский очень быстро ". Чтож, зато это значит, он хочет, чтобы я приехала в его заветное место, жила там вместе с ним и Джошем! Это, конечно, радует. Но мне придется всю жизнь прожить в этой деревушке, да еще рядом с коварной Даниэлой и среди прочих танцоров-акробатов, и другой балетно-театральной братии, среди которой я бы вовсе не хотела находиться постоянно. Они будут вечно напоминать мне о Звездеце, что крайне неприятно, а я хотела бы стереть малейшие следы о нем из памяти навсегда. А еще веселая актерская жизнь означает постоянные ночные попойки, интриги, скандалы, разврат (что я, этот народ не знаю? Как сказала одна моя знакомая балерина: "Секс? Да у нас это просто все"!). Короче: мне это надо?
      -А какая твоя величайшая мечта? - помолчав, спрашивает Роберто.
      -Я не знаю, - я вдруг растерялась. Я так давно не думала о будущем! Я так давно уже не жила, а выживала, думала только о том, где я буду жить и на что. Главное - как мне наконец оказаться в безопасности. Даже сама не заметила, как все это произошло. Когда я была ребенком, я мечтала удрать от родителей, позже - от гопников-соседей. Когда я в 17 лет перебралась в Питер учиться, и наконец оказалась вдали от предков, я была абсолютно одинока - друзей еще не успела завести, но, несмотря на это и жизнь в кошмарных условиях общаги, где не было никакой воды и много чего еще, я была абсолютно счастлива. Потому что впервые в жизни на меня никто ежедневно не орал, не давил! Я наслаждалась этим, я купалась в этой свободе и покое. Наверное, так же счастлива я была только приехав в Лондон... Нет, теперь я гораздо счастливее. Потому что я не просто в безопасности - я еще и встретила половинку своей души. Я, наконец-то, обрела дом, семью и любовь. По настоящему! Впервые в жизни! Господи! Самая главная мечта моей жизни - то, о чем я даже боялась думать и не верила, что это может быть наяву - уже сбылась! А потом найду своих потерянных родителей (однажды вернусь в Россию и возьму за горло Астахова, а после свою мать - и вытрясу из них правду). Так сбудется моя вторая величайшая мечта. Третья моя основная детская мечта - стать кинорежиссером. Но пора оставить эти фантазии, они такие же бредовые, как Робертов арт-центр в глухомани. Сколько можно? Мне скоро 33. Пора перестать витать в облаках, потому что на учебу нужны деньги и время. А где их взять - что в России, что в Англии? В Англии высшее образование для иностранцев - не членов ЕЭС стоит вообще немыслимо - Роберто говорил, 35 тысяч фунтов придется выложить. За один год! Это только за учебу, с едой, проездом и жильем выйдут все 40. А у нас с ним пока что нет денег даже на еду и чтобы платить за дом! В Италии образование дешевле, чем в Англии, но если мы переедем в Перуджийскую кантрисайд, где там учиться? Проще уж сразу в России, хотя второе высшее там тоже стало чувствительно платное - для моего кошелька. В будущем Роберто, возможно, сможет выделить тысчонку-другую, столько же я накоплю, - но захочет ли он выпускать меня из виду на год-два? Ни один мужик на такое не способен! Он будет уверен, что ты ему изменяешь, и сам вряд ли сможет хранить верность.
       Короче, я абсолютно не знаю, что я хочу, знаю твердо только, чего не хочу: жить в Италии в деревне! Я хочу жить в большом городе, где много людей и возможностей и никто не лезет в твою жизнь оттого, что нет других развлечений! Да, я родилась в сущей дыре, и мои детство и юность прошли в маленьких городках и деревнях - и я сыта всем этим по горло, всей этой засасывающей сонной рутиной. Я в ней пропаду! Чувствую острый приступ негодования в отношении Роберто: почему он не сообщил мне о своих планах раньше? Да, он время от времени говорил в письмах и после моего приезда, что жизнь в Англии слишком дорогая, а в Европе дешевле и лучше - но этим все ограничивалось. С другой стороны, даже если б он и сказал - что бы от этого изменилось? Но может, тогда я не влюбилась бы в него. Хотя, что я несу: конечно, влюбилась! Ведь я полюбила Роберто не за место жительства, и уж конечно не за деньги, которых у него нет, а за его душевные качества. Скорее всего, я зря паникую: фонды не дадут таких сумасшедших деньжищ. Но что если да? С миру по нитке - голому рубашка. Ой-ой-ой! Что же мне делать?
       ...По телику меж тем идет очень интересный фильм про то, что ученые нашли в горах Тибета мумию древнего монаха. После исследования обнаружилось, что он вошел в состояние очень глубокой медитации - и ученые полагают, сознательно убил себя усилием воли. "Зачем абсолютно здоровый древний человек это сделал? И как, ведь все его органы в идеальном состоянии? Современная наука не может этого объяснить" - говорят английские исследователи. Я чуть не взвыла от досады! От того, что многие люди пытаться изобрести велосипед и говорят, что это невозможно в то время, когда он давно уже существует! О таких вещах много пишет российский ученый Мулдашев: что ничего подобного, медитация сомати не означает убийство, - это самоконсервация в недоступных местах планеты лучших из лучших как генофонда человечества на случай глобальных катастроф, которые случались неоднократно. Такие избранные сознательно жертвуют собой, чтобы ожить через сотни и миллионы лет спустя, дабы не прекратился род людской. Человек в состоянии сомати может жить вечно - это кажется невероятным, но Мулдашев c помощью своих тибетских экспедиций, поразительных откровений посвященных лам и личных исследований доказывает это. А смерть таких избранных происходила по другим причинам - если тело оказывается в ненадлежащих температурных условиях, например. Как жаль, что величайшие ученые современности так разобщены - а ведь они могли бы дать друг другу так много полезного! Насколько нужнее для человечества был бы международный научный центр, куда могли бы приезжать выдающиеся умы со всей Земли! Или\и самые талантливые подростки и молодежь, которые станут продвигать науку дальше! Театров-то всяких везде зашибись, куда ни плюнь, попадешь в арт-центр, или, на худой конец, в авангардную подвальную студию. Я вообще не понимаю всего этого. Кино я люблю: крупный план, глаза, но насквозь условному кривлянию - завыванию в утрированном гриме я поверить никогда не могла. Я любила только искусство танца, это действительно завораживает... но после гнусной истории со Звезедцом я никогда в жизни больше не пойду на балет! Потому что теперь даже одно это слово вгоняет меня в депрессняк и гнев. А Роберто с Даниэлой все-таки чудовищные эгоисты: ради собственной прихоти у них хватает наглости требовать не много ни мало, а целых 2 "лимона" "бачков"! И я не удивлюсь, если им дадут! Я уже ничему в этой жизни не удивляюсь. Но по моему, мне в этом их распрекрасном будущем нет никакого места...
       Пытаюсь рассказать Роберто про открытия Мулдашева. Вижу, что он не верит. Воспринимает как некую невнятицу, как байки в бульварной прессе о привидениях и летающих тарелках. Ну почему мой английский все еще так убог?
      -Роберто, я понимаю, ты сейчас очень занят и у тебя проблемы с деньгами, но все-таки: когда, по твоему, мы сможем съездить в Стоунхендж?
      -Я думаю, в следующем месяце.
      -Можем 11 июня? На мой день рожденья?
      -У тебя же он в августе?
      -Помнишь, я тебе писала, что придумала свой собственный день рожденья - День независимости от неприятностей? 12 июня День независимости России, но когда я выбирала свой день, я об этом даже не знала - я кроме 8 марта, Нового года и Рождества никаких других праздников не отмечаю и раньше вообще плохо в них разбиралась. Когда День Конституции, я не знаю до сих пор. Никак не могу выучить, - у меня все время из головы вылетает! Хотя это нерабочий день. Однако мне все равно - я работаю все время. Может, не могу запомнить, потому что в России на Конституцию всем начхать? - Смеюсь я.
      - Я постараюсь освободить 11 июня.
      
       ...Оказывается, Мэгэн еще вчера уехала во Францию за шмотками. И вернется только через пару дней. "Волосы отрасли. Как ты думаешь, стоит их снова красить в красный цвет?" - Спрашивает пришедший Майк у Роберто. "Боюсь, ты получишь в результате красный мозг", - смеется Роберто, и Майк тут же оставляет эту идею. Точно так же мой друг говорит сыну: "Джош, слишком много шоколада плохо для твоего живота", и пацан послушно откладывает плитку, от которой он отщипнул лишь маленькую дольку. Без нытья, без бурчанья, без поспешного отламывания еще кусочка и запихивания его в рот, пока отец не видит, как сделала бы я!
       Я вот думаю: рок-музыкант Майк с его красными волосами, наверно, считается здесь очень смелым парнем, ведущим безбашенную свободную жизнь. А Джошуа Роберто в письмах не раз называл трудновоспитуемым. Тем не менее, рокер Майк днем ишачит в банке, а по вечерам без вопросов готовит на своих баб, и потом еще и посуду моет! В то время как те спят до обеда и целыми днями бездельничают. А "трудный" Джош на деле просто какой-то образцово-показательный ребенок, которого я никогда не видела даже в кино. Роберто говорил, он сам в юности вел "сумасшедшую" жизнь - но не была ли она настолько же "безумной", как у Майка? Мне кажется, это все неспроста. То, что у них тут считается невероятным прожиганием жизни, на деле лишь маленькие шажки в сторону от основного пути. Реально же причинять вред себе и другим эти люди неспособны - слишком разумные и правильные. Сто пудов кармологи правду говорят: в благополучные страны попадают души с хорошей кармой, уже достаточно натерпевшиеся, или просто изначально светлые, чтобы не гадить вокруг и самим себе. Отчетливо ощущаю, что я не такая. Я не могу не съесть того, чего мне страстно хочется, и то же самое касается и всего остального: не могу отказаться от чего-то, даже если это и неразумно! А часто и не хочу! Но это не просто потакание своим желаниям, слабостям и страстям - это другое: меня тянет дойти до конца, до вершины, а иногда и свалится в пропасть. Узнать, что там. Хотя мне и говорили, что падать будет очень больно, а в случае чего костей не соберешь. Но я не могу переделать себя. Хотя, теперь, очень хочу. Я хочу стать такой же правильной, как они! Хочу начать жить другой жизнью. Я хочу поменять все, все! В себе и в своем бытие. Я очень хочу стать хорошей...
       А теперь что касается итальянской кантрисайд. Ну и черт с ней: поеду туда вслед за Роберто, если ему это так важно. У меня все равно нет никаких четких планов на будущее! Может, потом придут? И пусть мне будет страшно неприятно жить рядом с лживой Даниэлой и во всем этом, с одной стороны, шуме-гаме, а с другой, невероятной и чуждой мне скучище, - но у меня вдруг возникла потребность принять даже то, что я не могу понять. И то, что мне не нравиться - ради Роберто. В конце концов, это в основном балетные развратники, а среди драматических актеров отнюдь не все карьеристы- интриганы или животные, не способные совладать со своими инстинктами. Артисты разные, как и все люди. Среди российских актеров есть немало вполне достойных, интересных людей. И даже среди балерин я знаю таких, кто отказался переспать с начальством или завести спонсоров в обмен за ведущие партии. Короче, как там в поговорке, все, что ни происходит, к лучшему (что мне еще остается - только поверить в это).
      
      17 мая 2004, понедельник
       Все-таки чудеса иногда бывают: российских заложников в Ираке отпустили живыми и невредимыми.
      
       ...Роберто уехал в университет. Пока его нет, стырила одно из его маленьких фото на документы из стола. Положила в прозрачный карман своего бумажника - видела, так же Роби носит с собой фото Джошуа. Теперь мой любимый всегда будет со мной! Ни к одному из своих мужиков я не испытывала ничего подобного, хотя трижды, как мне казалось, глубоко и искренне любила. И ведь я в самом деле много о них думала, мучилась, что мы не вместе! Но мне и в голову не приходило, например, поместить фото кого-то из них в портмоне, чтобы Он всегда был со мной. Очень надеюсь, что со мной все в порядке и я смогу это все контролировать. Например, если что-то пойдет не так, быстренько повернуть назад и задушить свои чувства. Но пока я не хочу. Я так хочу чуда!
      
       Пока Роберто не вернулся, стираюсь, и параллельно звоню насчет работы. Вакансий в новых русских газетах опять немного. То есть много, но это в основном завлекаловка эскорт-агентств. Есть два объявления о том, что нужны бэбиситтеры. Я начала звонить по ним еще в пятницу, но по обоим было все время занято - и в субботу, и в воскресенье. Наконец по одному сегодня ответили: "Уже нашли няньку", - равнодушно роняет потрясающе вульгарный, высокомерный и хамоватый женский голос, и на том конце бросают трубку. Без "здрасьте" в ответ на мое, без "до свиданья"... А по второму номеру включили автоответчик. Наговариваю текст, хотя особо на результат не надеюсь.
       Вот еще объявление: "Всегда есть работа для всех. Предоставляется рабочая виза на год". Выясняю, что здесь вербуют поваров и рабочих на фабрики и полевые работы, но только не в Лондоне, а достаточно далеко. А я не могу быть вдали от Роберто! Какой тогда смысл во всем этом?
       "Работа в отелях". Горничными. Здесь тоже могут помочь с визой, но необходим беглый разговорный английский. Мой английский, конечно, здорово улучшился, но пока еще не настолько, чтоб я могла поддерживать полноценную беседу в быстром режиме. Без повторов, разъяснений и подглядываний в словарь. Роберто со мной возиться, потому что он мой друг, ну а проживающие в отеле не будут. "Ну чтож, звоните позже, когда подучите"!
       Ага, вот это интересно: "требуются энергичные и ответственные, высокая зарплата". Я как раз такая! Приятный женский голос рассказывает мне о перспективах: это некая фирма Клинизи ( Kleeneze), работа заключается в следующем: разноска по домам каталогов с разнообразной продукцией, а спустя несколько дней обход жителей и прием заказов. Агенты живут на получаемые проценты: чем больше заказов получили, тем выше доход. "Некоторые наши сотрудницы до тысячи фунтов в неделю получают!". Делюсь сомнениями: мой английский пока еще не столь совершенен, чтобы нормально общаться. "Да некоторые наши девочки, литовки и латышки, когда приехали, вообще не говорили на Инглиш ни бэ ни мэ, но спустя полгода уже заработали на личные автомобили. Не бойся, здесь люди очень доброжелательные, а если это пенсионеры, инвалиды, так ты для них станешь единственным каналом связи с миром. Начнут приглашать выпить чаю, будут часами беседой занимать. Все время будут у тебя что-то покупать, потому что им самим трудно выбраться в магазин". А если я приду, а людей дома не окажется или они не в настроении общаться? "Такое часто бывает, но волка ноги кормят! Придется возвращаться, бывает, по нескольку раз за день. Когда купишь машину, станет легче". Короче, мне предложили за 100 фунтов выслать обучающее видео и 50 каталогов с разной фигней, которые я должна буду предлагать населению. "Все бы хорошо, - отвечаю, - только вот нет у меня этих денег". "Ну вы у друзей спросите, сумма-то небольшая", - предложили мне. Ладно, вечером спрошу у Роберто. А также насколько, по его мнению, можно этой лавочке доверять. Что-то я сильно сомневаюсь, что из этого может что-то путное выйти: в России подобным образом, вне сети магазинов и аптек, которые хоть как-то контролируются и проверяются, обычно втюхивают всякую хрень. Хорошо если просто бесполезную, но часто оказывается, все эти чудо-миостимуляторы, массажеры, пищевые добавки и крема просто-напросто ядовиты и опасны для здоровья!
       ...У меня уже прошла эйфория первых дней, когда будущая работа представлялась чем-то ненапряжным и увлекательным, как это умеют изображать в голливудском кино. Однако позже я поняла: если Рассэл роуд и похожа на киношный рай, это вовсе не значит, что раем окажется, скажем, стояние за английским прилавком: тяжелая работа нелегка везде. И здесь даже больше, чем дома, потому что тут еще придется все время общаться на чужом языке. Представляю себе свое ближайшее будущее: я с утра до ночи ношусь как угорелая по району под дождем и пронизывающим ветром, разнося тяжелые каталоги и разный заказанный товар. Руки-ноги к вечеру отваливаются. Или, возможно, меня возьмут в какое-то кафе или отель: тогда после целого дня сплошной беготни я тоже буду возвращаться вся никакая. С единственным желанием: закинуть гудящие ноги на стену, чтоб от них хоть немного отлила кровь (делала так, когда работала в магазинах - продавцам, даже если не было ни одного посетителя, за все 8 часов работы не разрешалось присесть). Вдобавок пахнущая потом после тяжелого дня, с головой, ноющей от сигаретного яда, раздраженная, вымотавшаяся... Сто пудов мне будет не до любви. Как Роберто понравиться, если по вечерам он регулярно начнет встречать меня такой? Он-то, счастливчик, после всех своих мытарств теперь занимается куда более легким делом: один раз в неделю преподает в универе, а так всю неделю работает дома на компьютере, как я в Питере. Да, это легче, чем носиться высуня язык по многу часов. С одной стороны. Зато к вечеру болят глаза, шея и плечи. И платят Роберто за его домашнюю работу, видать, также мало, как в России за такую же, если сравнивать. Короче, неизвестно, что и где хуже.
       Однако иного выхода сейчас у меня нет. Ничего, когда я привыкну и язык улучшится, станет легче. Но все же: мне совсем уже не хочется идти работать! Даже не потому, что это тяжело, а находиться вдали от моего любимого. Мне так хочется все время быть с Роберто, а не с мелькающими чужими людьми, купаться в его ласкающем, нежном взгляде, смеяться его шуткам, согреваться его теплом... Господи, это такое совершенно нереальное ощущение! Просто быть с ним, ловя и запечатлевая в памяти каждое отпущенное мгновение счастья, потому что оно уже не вернется. Но идеальная жизнь без проблем долго продлиться и не могла. Мне еще повезло: у меня она пусть недолго, но была.
       Так: с этими объявами, как и с оставленными в церкви, похоже, ничего не вышло. Зато в пятницу в "Ньюс" выходит мое объявление о поиске работы. Наверняка по нему кто-нибудь, да откликнется: у "Ньюс" огромный тираж! А эти три дня пусть моя сказка еще продлится...
      
       Решила еще позвонить Олегу Борушко, "известному поэту" (так было написано в объявлении), и одному из организаторов конкурса рифмоплетов Российского зарубежья. Я догадалась, что они родня с Егором Борушко, потому что фамилия редкая. Сперва позвонила сыну, тот дал мне отцовский мобильник.
      -Здравствуйте, Олег! Вы меня не знаете, я одна из конкурсантов. Хотела бы уточнить, когда и где будут опубликованы результаты, потому что в последних номерах обеих русскоязычных газет о конкурсе ни слова. Просто финал уже 7-го... - Честно говоря, меня волнует не столько победа, сколько деньги. Из-за этого и решилась позвонить.
      -Как вы говорите, вас зовут?
      -Анна Майская.
      -Я достаточно тщательно отслеживал всю почту, но такого автора что-то не помню. Повторите-ка свое письмо по электронке еще раз! А я вам также по email отвечу.
      Надо же, как я вовремя позвонила!
      
       ...Приехали Роберто и Джош. Я им наготовила котлеток (не теряю надежды наладить контакт с пацаном). Роберто сказал "спасибо" за постиранное барахло (я загрузила в вошин машин все грязные вещи в доме для экономии электричества, и просто чтобы Роберто сам не парился зря - все-таки он сейчас больше, чем я, занят.). На стол мы с моим любимым накрывали вместе: я водрузила в центр блюда с салатом, хлебом и котлетами, а Роберто расставил пустые приборы. Он сказал, Джош всегда сидит только на одном месте, лицом к входу на кухню. Для меня единственное пригодное место по фэншуй рядом с ним, лицом к окну - но Роберто сел туда сам, а мне оставили стул спиной к кухне и двери на задний двор. Ладно, будем считать, это фигня, если я сейчас, и еще несколько раз, поем, сидя для себя в направлении смерти. Но сегодня опять нежарко, а мой стул стоит как раз на сильном сквозняке. Особенно сильно дует по пояснице и голым ногам (а одеть-то на них нечего! Я ничего не взяла с собой, идиотка. А купить не на что). Честно, очень холодно. А я еще в себя не пришла после вчерашнего ледяного купания. Но ничего, я потерплю: отец и сын соскучились друг по другу! Хотя что-то шепчет мне, что если бы они сидели друг к другу лицом, это абсолютно ничего бы не изменило. Для них. А для меня да. Но нет, я опять напрасно себя накручиваю: Роберто вовсе не наплевать на меня, просто мужчины менее чувствительны. Мой любимый в своих толстых джинсах и носках и теплой домашней куртке сквозняка небось вообще не замечает. Это я на все реагирую как принцесса на горошине... И все-таки как холодно! Надо было подождать, а потом на любое другое место сесть и спокойно поесть.
      
       После ужина я, сидя за работой, отчетливо слышу, как Джош говорит отцу на заднем дворе (они там сражаются на палках-мечах): - Анна похожа на маму.
       Можно было б сказать "победа!", но вместо этого я настораживаюсь. У меня всегда была неплохая интуиция, а здесь с нею стало происходить нечто вовсе сверхъестественное. Очень многое, например, зависит от интонации, от выражения лица. Джошуа сказал это так, и так хитро при этом улыбался, что я поняла: это отнюдь не комплимент. И он не сам это придумал, на сто тысяч процентов! Это мамочка его научила! Психолог гребаный, она прекрасно знает: если заронить Роберто мысль о том, что я (потенциально) такая же ненадежная и эгоистичная сука, как она, то выводы ее бывший муж сделает самостоятельно. Когда такое скажет ребенок, отец не сможет ему не поверить и легко проглотит наживку. После этого полдела сделаны: нужная мысль будет заложена в подсознание и станет его медленно разрушать, сея в отношении русской недоверие. Я ненавижу Донну. И ее сыночка, ушлого гаденыша, теперь, кажется, тоже. Что я ему сделала?! Ничего. Просто яблочко от яблоньки недалеко падает! Причем Джошуа прекрасно знает, что делает: он нас ссорит. И он так радостно и хитренько улыбается, и еще пару раз явно заученно это повторяет, потому что хочет удалить меня из жизни Роберто. Не дождешься!
      
       ...Поздний вечер. Я чувствую себя уже вполне здоровой. Как бы мне хотелось, чтобы Роберто меня обнял сейчас! Но он уже третий час читает на ночь Джошуа, который обычно удивительно послушен, но сегодня никак не хочет засыпать и все теребит и теребит отца вопросами и разговорами.
       Но я уверена, мы с моим любимым уже много раз это делали - в мечтах. Поэтому в реальности можно не торопиться...
      
       ...Ночью Джошуа кричал во сне. Что-то такое неразборчивое: "Не надо! Нет, прошу, нет!". Что с ним? Стрессы от кочевой жизни? От перемен? Или (страшно даже подумать!) Роберто втихаря пристает к сыну? Кстати! Не поэтому ли он так нежно привязан к красавцу-ребенку, что к родительской любви примешивается нечто запретное? Валентин и Ира говорили, в Англии полно извращенцев... Типун тебе на язык! Даже думать так не смей. Но - что если это правда?! Нет, что за бред может прийти ночью в голову! Просто я никогда не видела нормальных отцов. А "не хочу" вполне могло и к тебе самой относиться.
      
      18 мая 2004, вторник
       Ура! Джошуа отбыл в школу, а потом к своей сволочной мамочке - аж до пятницы. Свобода! Как я рада, что мы с моим ненаглядным наконец-то останемся одни!
       Облом! Уже не одни: вернулась Мэгэн. Сразу потащилась в ванную, где и застряла на два часа. Лежа в ванной, занимается самоудовлетворением и опять, не стесняясь, громко стонет и мяукает. А я уже 40 минут торчу как дура в "своей" комнате и жду, когда же наконец она выйдет и туалет освободится (можно было бы, конечно, воспользоваться нижним, но там нет сиденья и смыв не работает. Кроме того, Роберто опять сливал туда грязную воду. Но ершик для мытья унитазов один, и он сейчас в ванной, где торчит треклятая Мэгэн.). Слышу, как внизу хлопает дверь - должно быть, вернулся Роберто. Мэгэн это тоже, кажется, слышит, потому что, домяукав, все-таки освобождает помещение. Ванну она за собой не ополоснула даже самым халтурным образом: та вся жирная и в пене. А на сиденье унитаза, боже мой: капли мочи! Этот сто пудов именно то самое, потому что мокрый ободок сверху прикрыт крышкой и та абсолютно сухая, - то есть это не случайно попавшая во время мытья вода. Меня передергивает от отвращения, но приходиться вытирать. Господи: три мужчины, из них двое парней, и то аккуратнее, чем одна американская девушка!
       ...Спускаюсь вниз. Улыбаюсь Роберто радостно, а он смотрит на меня нежно, но испытующе. Почему? Из-за вчерашнего поведения Джоша или потому что решил, что это я мяукала в ванной, а не Мэгэн? Я хотела было помыть ванну за ней, потому что боялась: вдруг мой любимый решит, что это я такая грязнуля. Но потом подумала: в честь чего это? Хватит с меня того, что я за канадцами каждое утро и каждый вечер горы посуды перемываю! Не потому, что я такая услужливая, а просто иначе не приготовить для нас с Роберто и Джошуа: не в чем, и мойка забита. Хотя канадцы здоровые молодые бугаи, с ними все в полном порядке. А у меня чувствительная к химикатам кожа и время не казенное. Достало! Пусть сами за собой подтирают. Чай, не маленькие! А Роберто поймет, что это не я: я же в ванне не моюсь никогда, только в душе. Слышу, как он заходит в bathroom, изумленно крякает, потом принимается мыть ванну - сам. Хотела сказать ему, чтоб не ишачил за противной Мэгэн, но подумала, что это будет смахивать на ябедничество. Пусть сам ей скажет, как хозяин!
      
       Роберто отбыл в супермаркет. А Мэгэн спрашивает меня: - У тебя не найдется... - я не знаю такого слова, она ищет его в моем словаре: "пластырь". Показывает на свою щиколотку: бедняжка в беготне за французскими шмотками натерла ноги. Конечно, я ей помогу! Я запасливая, у меня чего только нет! (кроме теплой одежды, хм). Веду канадку наверх и вытряхиваю на кровать "аптечный" пакет. Там у меня пара пачек мяты, я очень люблю пить с ней чай, пектин, который здорово помогает при аллергии, критические прокладки, упаковка ампул витамина С и шприцы: поскольку на кофе, которое я люблю, у меня , увы ,аллергия (вся морда лица тут же покрывается красными пятнами), а иногда просто необходимо быть в форме, чтож, инъекция волшебного витамина способна помочь и придать сил... когда их совсем уже не осталось. Особенно от недосыпа. Тут главное не переборщить и не допустить передозировки, иначе слишком подскочит давление. 1 грамм "энергетического" витамина С изредка, в крайнем случае, раз или два в месяц - это вполне безопасно. Однако Мэгэн смотрит на шприцы как-то странно... подумала, что я наркоманка или чем-то больна? Как ей все объяснить? У нее-то аллергии нет, и она только посмеется вместе с Майком над моими проблемами. Не дай бог еще до Роберто дойдет!
       ...Мэгэн вежливо благодарит меня за пластырь и поспешно ретируется. Слышу, как она взволнованно говорит о чем-то с приехавшим Роберто внизу. Не уверена, но мне кажется, как раз об увиденных шприцах. Точно о них! "Эна, бедная, кажется, чем-то всерьез больна". Все-таки дерьмо эта девка! Это она мне вместо "спасиба" удружила. Паршивая ситуация, особенно если учесть, что бывшая жена Роберто еле сумела завязать с наркотиками.
      
       ...Почему-то в башке целый день вертится строчка из песенки Бритни Спирс: "Я родилась, чтобы сделать тебя счастливым".
      -Тебе нравиться Бритни Спирс? - спрашиваю я Роберто.
      -Нет.
      -Почему?! Она всем мужчинам нравится!
       -Внешность не главное. - Значит, и моя тоже?! А ведь я уже стала чудо как хороша! Но для него не это главное. Он уникальный мужчина!
       После возвращения из магазина Роберто пошел за лейкой, начал поливать цветы на заднем дворе. Потом проделал то же с розами и прочими растениями перед домом. Потом взял ножницы и стал подстригать кусты. Я, вместо того, чтобы сидеть за специально привезенным для меня, наконец-то работающим компьютером, следовала за Роберто по пятам и с обожанием наблюдала за его действиями. Я так счастлива просто быть рядом с ним! Наконец-то рядом! Говорить о чем угодно, или даже просто молча улыбаться, погружаясь друг другу в глаза.
       Осознаю: мое поведение совершенно идиотическое. Я так никогда себя не вела, ни с кем! Тем более с мужчиной. Я не знаю, что со мной, но это явно не умно, и может только надоесть и оттолкнуть. Ладно: это я только сегодня, только сегодня дам себе слабинку вести себя так! Потому что я страшно соскучилась по моему любимому и по нашему общению! Которому бы никто не мешал - ни коварный Джошуа, ни Майк и Мэгэн, ни Робертова работа... Предложила помочь с растениями, но мой возлюбленный сказал, что справится сам. Кажется, его уже начинает удивлять и утомлять мое неотступное преследование, но он молодец: терпит, и даже улыбается и шутит. Мне так хочется броситься ему на шею и крепко-крепко обнять, но я сдерживаюсь. Все-таки остатки разума у меня еще сохранились...
       И все-таки: что это со мной? Наверное, кроме любви и одиночества, отсутствия других близких людей причина еще в том, что я ничего не знаю о жизни здесь, и мне нужны советы и пояснения буквально обо всем (кстати, спрашиваю о Клинизи. Роберто отвечает, что это вполне респектабельная контора, но только заработок этот очень нестабильный. Плюс у него нет 100 фунтов, чтобы одолжить их мне). И еще мне так интересно с ним разговаривать! Роберто столько знает, и у него такое потрясающее, тонкое чувство юмора... но все-таки дело не только в этом.
       Если честно, я видела такое поведение только у совсем маленьких детей: они всюду преследуют своих родителей, словно до смерти боятся оказаться одни в непонятном и пугающем мире. Точно также ведут себя и все детеныши любых животных. Нет, конечно, это здорово и забавно: вылезти у мамы-кенгуру из сумки и немного порезвиться на воле, но чуть что - сразу туда, где тепло и безопасно, вцепиться в шерсть покрепче и ни за что не отпускать, не терять контакт, чтобы никогда не потеряться! Что же я так боюсь потерять?
       Вообще быть новорожденным (в том числе в другой, непохожей на нашу реальности) нелегкое занятие. Всему нужно учиться. Поэтому детеныши любого животного, и человеческие не исключение, завороженно смотрят на действия взрослых и из-за этого тоже таскаются за ними как хвостик. Но когда за тобой всюду шастает почти двухметровая "малютка", я бы на месте Роберто просто взвыла! А он ничего. Еще больше обожаю его за это! Хочу смотреть, как он ловко что-то делает, и им любоваться. И все, больше ничего не хочу. Просто в его присутствии я ощущаю покой. Только с ним я чувствую себя в полной безопасности - впервые в моей жизни!
      
       Все, перерыв закончился. Мы оба садимся за компьютеры. Роберто переоделся после работы с растениями: теперь на нем вместо джинсов и рубашки с длинными рукавами шорты и тишотка, в которой руки остаются открытыми. Только сейчас обратила внимание, какие у Роберто волосатые руки:
       - Роберто, ты похож на Кинг-Конга, - шепчу я, совершено не думая, насколько это уместно. И что я мешаю ему работать, отвлекая от хода мыслей своими идиотскими шутками. Он улыбается моей реплике как словам ребенка. Кажется, его это смутило, он не знает, как реагировать: нравиться мне это или нет? Сама не знаю!
      - В России мужчины не такие волосатые, - я продолжаю нести околесицу, в надежде, что выкручусь из создавшейся неловкой ситуации. - Знаешь, медики говорят, если у мужчины много волос на теле и он рано теряет их на голове, это значит, что он очень крут в постели!
      - На твоем месте я бы не доверял врачам слишком много! - замечает Роберто. Но, слава богу, снова улыбается. Похоже, его веселит и забавляет моя непосредственность. Чувство юмора все-таки здорово облегчает жизнь - однако о некоторых вещах может, лучше вообще не шутить. Я так в себе не уверена, что не знаю, что правильно, а что нет. Хотя кто это знает?
      
       ...В процессе работы у меня опять возникает несколько проблем. Я даже рада: хочу, чтобы он опять ласкал меня. Но Роберто теперь почти не делает этого - первые два раза да, но потом нет. Почему? Почему?! Считает, что я туповата, его начало раздражать, что я все время отвлекаю и мешаю сосредоточиться глупыми, с его точки зрения, вопросами о работе в системе Макинтош? Но ведь я никогда в Макинтоше не работала! Или это из-за дурацких шуток и массы вопросов обо всем, которыми я завалила его сегодня? Но ведь я так вела себя с ним всегда... Хотя нет - сегодня я была особенно навязчива. Стоп, что это я все время смешиваю себя с дерьмом? Вовсе я не назойливая! Обычно нет. Макс, Димон и Наташа говорили, что своими манерами я порой вообще похожа на Снежную королеву. И даже упрекали в равнодушии. А Нина и Люда уверяли, что я человек очень легкий и приятный в общении... Но сегодня я была доставучей, точно!
      
       Вечер. С трудом сдержалась, чтобы все-таки не сказать Роберто: "я люблю тебя". По русски, конечно (если я и сумасшедшая, то не настолько, чтобы признаться в любви так, чтоб он понял - если он еще не понял этого из моих глаз и поступков, конечно). Но - вдруг он немножечко все-таки знает русский? Например, это расхожее выражение? Скорее всего! Боже мой - невысказанные слова жгут мой язык как вулканическая лава и как кислота разъедают мне душу. А тут еще Мэгэн с Майком таскаются туда-сюда. В результате не могу даже посмотреть на моего милого так, чтобы не попасть под их взгляды и не выдать себя!
      
       "Ты нуждаешься во мне как в отце", - необыкновенно ласково вдруг сказал мне Роберто в ответ на мои очередные вопросы.
      -Неправда! - Протестующе возразила я. Хотя, что скрывать, безумно завидую Джошуа, потому что у меня не было такого замечательного детства и я никогда не видела таких внимания и заботы - ни от кого в жизни.
       Но все равно: как в папаше я в Роберто сто процентов не нуждаюсь! Похоже, проблема в следующем: я пытаюсь заменить Роберто целый мир. Сделать из него учителя, лучшего друга, половинку своей души, словом, целую семью плюс университет и господа Бога в одном флаконе. Все- таки, наверное, Роберто прав: только грудной младенец требует от своих родителей больше внимания, чем я от него, особенно сегодня. И все же никак не могу оставить его в покое! Я так долго жила без любви, что теперь мне страшно остаться без нее даже на миг - как без воздуха для дыхания. Как много лет голодавшему без хлеба.
       Я понимаю, что веду себя в корне неверно. Правильно было бы распределить свою потребность в общении, тепле, советах и помощи между несколькими людьми, а не навешивать ее на одного Роберто. Потому что даже самый любящий и внимательный человек рано или поздно не выдержит такой обузы. Даже если у него нет собственных серьезных проблем - а у Роберто они есть. Что говорить, если даже родителей раздражает такое поведение их собственных малышей и они орут: "да оставь ты меня в покое хоть на секунду!" - а ведь я не малышка и не родня Роберто! Но я в самом деле нуждаюсь в некоторой помощи сейчас. Я же не знаю больше никого, и ничего не понимаю в этой английской жизни! Кому еще мне здесь довериться? Редакторше "Леди", которой я откровенно не нравлюсь? Или Скворцову? Который, вероятнее всего, вежливо от меня отделается - зато я гарантированно перекрою себе кислород в его газете, потому что проблемные и напряжные сотрудники нафиг никому не нужны. Да, надо искать иные контакты, новый круг общения, чтобы не стать Роберто в тягость, - но это так сложно! Другие люди слишком равнодушны, или слишком подозрительны и неадекватны, и все без исключения слишком заняты собственной жизнью и делами. Им не до моей... Вообще дружба никогда не возникает сразу, даже в процессе совместной деятельности, учебы или работы, так было и у меня. Но здесь я пока вообще как в вакууме... Одна Юлия Джонсон проявила ко мне неподдельный интерес. Но она кажется еще более неприкаянным и не знающим, что ей делать созданием, чем я!
      
       ...Скворцов дал мне задание состряпать к 30 мая, когда отмечается день эмансипэ, материальчик на эту тему. Понятия не имею, о чем писать! Не хочется обычную тягомотину: немного истории плюс немного статистики. Однако вместо того, чтобы наконец заткнуться и пошевелить мозгами самостоятельно, делюсь с Роберто своим заданием и говорю: - На что спорим, тебе, как и всем мужчинам, не нравятся эмансипированные женщины!
      -Мне не нравятся неэмансипированные женщины!
      -Почему?!
      -Да потому, что с ними скучно! Эмансипация может быть совмещена с семьей и традициями. Это не только работа. Можно быть эмансипированной женщиной и хорошей матерью одновременно. - Я изумленно таращу на Роберто глаза, я развернулась к нему так, что чуть не падаю со стула. Ни от одного мужчины в своей жизни - ни от своих "эксов", ни от любого другого самца я никогда даже отдаленно ничего подобного не слышала! От российских само собой, но и американцы с европейцами, когда присылали мне письма, подчеркивали: непременное качество их будущих жен - любовь к домоводству и равнодушие к карьере. Короче, мужик должна быть на первом месте всегда, а интересы его "половины" пускай обретаются где-нибудь на задворках. Я же говорила, Роберто ангел! Посланный мне Небом...
      -Но если бы женщина первой призналась тебе в любви, спорим, тебя бы это шокировало!
      -Почему ты так уверена? Вовсе нет. Женщина может делать все то же, что и мужчина.
       Я так счастлива, что этот необыкновенный мужчина выбрал именно меня!
       Но почему тогда он ничего не предпринимает? Внезапно мне приходит на ум мысль: а что если этот хитрый и опытный итальянец, воспитанный в духе утонченной французской культуры, решил нарочно сдерживать себя, чтоб я сильнее в него влюбилась? Еще Пушкин писал: "чем меньше женщину мы любим, тем легче нравимся мы ей". Это глупо, но многие бабы на это, как ни странно, ведутся (хотя меня подобным поведением можно только очень сильно оттолкнуть). И огромное количество мужиков эту методику применяют. Точно так же, как женщины изображают, что они равнодушны и холодны... По поему, все это бредово до предела. Как можно завоевать чью-то любовь, изображая лед?! Однако половине мира, если не больше, нравиться жить по этим законам! Или эти люди считают, что по другому никак. Я очень искренняя, но Роберто более скрытный. И, к тому же, после Донны, вообще склонен перестраховываться. Я оценю, если мужчина бережет мои чувства и обходиться без насилия, ждет меня - но игр с собой я не потерплю!
      -Роберто! Тут в одном из старых номеров "Времени" я прочла слова одной бывшей москвички. Она говорит о том, как сперва тосковала в маленьком городке по насыщенной столичной жизни. Но далее пишет следующее: "Кембридж вел себя как умелый обольститель: не спеша, без суеты он заманил меня в свои сети. Я сама не заметила, влюбилась как в него". Я хочу задать тебе новый вопрос - самый дурацкий за сегодня. Обещай, что не будешь смеяться или сердиться!
      -Обещаю. Что за вопрос?
      - Ты играешь со мной? Пожалуйста, не делай этого! Ты мой единственный друг здесь! - Господи, он же поймет, что я косвенно признаюсь ему в своих чувствах! Ну и пусть. Не могу я больше все в себе держать!
      -Нет, я этого не делаю. - Мы оба замолчали надолго. Я сидела и терялась в догадках. Что происходит? Почему он ласкал мои руки, то и дело прикасался ко мне все эти дни по многу раз, но в целом делает вид, что мы только друзья-приятели и не больше? Посмотрела на Роберто: господи, у него такая эрекция, что кажется, сейчас лопнет молния!
       ...Пошла на кухню, взяла из коробки "Поцелуев" очередную конфету - конечно же, ради бумажки. На сей раз там было: "Моя душа как печь любви: разожги ее сильнее". (Какой-то Юнус Эмре). Может, Роберто считает, что не привлекает меня сексуально? Если исходить из этой фразочки про отца, видимо, да. Может, надо дать ему понять, что это не так?
      -Роберто!
      -Что? - Мне показалось, он ждал продолжения!
      -Прости, новый глупый вопрос! Почему я не привлекаю тебя как женщина?-На самом-то деле знаю, что привлекаю! Это не более чем кокетливая провокация.
      -Не знаю. Ты не виновата в этом, - Роберто внезапно вскакивает с места и подходит ко мне, гладит по плечу, по руке. Куда дольше, чем обычно длится дружеское похлопывание и гораздо нежнее. Он же просто ласкает мое тело!
      -На фото ты казалась другим человеком, - меж тем ошарашивает меня Роберто.
      -На снимках я выгляжу более эффектной? По крайней мере, мое лицо там такое же, если не тело...
      -Ты очень привлекательна на фото и в жизни. Просто в жизни ты другая.
      - Лучше или хуже? - Это похоже на мазохизм, но я хочу докопаться до истины. Чтобы больше не повторять ошибок.
      -Не лучше и не хуже. Просто другая. - Не похожа на придуманный им в воображении идеал? Или причина все-таки в лишнем весе? А как же тогда его фраза про Бритни Спирс, и что внешность - это не главное? Душа-то моя уж точно осталась той, что была у тоненькой красотки с фото! И той же, что в многочисленных письмах... Он же клялся сто раз, что именно мои душевные качества его привлекли! Искренность, сила духа, оптимизм, нескандальность и доброта. Я чувствую себя оскорбленной. Но ни за что этого не покажу!
      -В любом случае я приглашал тебя как друга и не более того, - Роберто вдруг принимается ожесточенно теперь свой нос. Любой дерьмовый психолог с ходу скажет, что этот жест означает ложь. Чтож, я подыграю тебе: -Знаешь, если бы ты мне это объяснил с самого начала, я бы давно к тебе приехала, а не тянула бесконечно из-за разных опасений!
       Роберто разводит руками и беспомощно улыбается.
       Лихорадочно соображаю, в чем же все-таки причина такого противоречивого поведения Роберто: с одной стороны, он все время прикасался к моему телу украдкой и смотрел ласкающими, нежными, восхищенными глазами - с другой стороны, такие вот слова. Может, это все не столько из-за того, что я оказалась не такой, какой он себе навоображал, не из-за моих истинных или мнимых недостатков (одному, как известно, нравится то, что другому претит), сколько из-за Джошуа, который всячески показывает, что ему неприятно мое присутствие - и после каждого визита к матери все больше? А сын самый значимый для Роберто на земле человек! Или, может, после слов Мэгэн Роби решил, что я неизлечимо больна чем-то ужасным, не дай бог наркоманка, и его это тоже оттолкнуло?
       Или все проще и я его просто достала, сегодня особенно? Вдруг он вообще меня не любит, не хочет? Может, мне все это только показалось? Эрекция эрекцией, но ведь она может появиться не только из-за сексуального возбуждения, а просто из-за волнения. И даже всего лишь из-за слишком тесных штанов! Мужчины ведь, если действительно желают тебя, ведут себя не в пример назойливее! Правда, если к страсти примешивается что-то большее, это как раз может послужить сдерживающим фактором... Но ненадолго. Особенно когда нет причин сдерживаться!
       Все-таки мне кажется, Роберто питает ко мне несомненные чувства, но решил, что я ему не подхожу, поэтому так себя и ведет. Ему, насколько я поняла из его слов, нужен нормальный полноценный партнер, который тоже может поддержать, помочь - а у нас с ним пока что идет игра в одни ворота. На днях я мудро решила стать ему психологической опорой, но вместо этого тут же все забыла и радостно повисла на нем, как неподьемный груз! Да, мне было очень хорошо и приятно от его заботы - но это эгоистическая позиция. Я не думала при этом о нем. Все, хватит сидеть у друга на шее - надо брать судьбу в собственные руки. Сейчас же усиленно принимаюсь за поиски работы! Не могу я после таких его слов в Робертовом доме оставаться! Чем быстрее я найду работу и съеду от Роберто, тем скорее наши рилэйшеншипс перейдут на новый уровень. Я хочу быть достойна его! Когда Роберто увидит, что я больше не похожа на заблудившегося котенка, который не знает, куда ему приткнуться и только надоедливо пищит, он изменит ко мне отношение.
      
       ...Показываю Роберто свое резюме, которое я собираюсь раскидать по всем британским сайтам, предназначенным для соискателей и работодателей. Он его слегка корректирует, справедливо замечая, что лучше подать несколько объявлений, потому что если все будет вперемешку: литературные способности, университетское образование и кулинарные таланты, то это будет воспринято странно, и меня вряд ли пригласят как переводчика и учителя русского языка, и даже как бэбиситтера или хаускипера. Роберто также добавил от себя: " Я ответственна, чистоплотна и очень практична. Я хороший повар и cheerful company" - что это? А, означает "бодрая, веселая". Вот, значит, что он обо мне думает. Значит, еще не все потеряно - я не успела так уж сильно разочаровать его в себе!
       ...Роберто помогает мне с размещением объяв на сайтах. Что это: он опять ласкает мои пальцы, причем куда откровеннее, чем прежде! Мало того: он дважды прикоснулся губами к моим волосам. Значит, говоришь, я не привлекаю тебя, как женщина? Меня это так ошарашило и задело, а ты говоришь, что не играешь со мной?! Врун, лжец!! Нельзя терпеть такого с ума сводящего отношения! Это так действует на нервы. Все: я выведу тебя, Роберто, на чистую воду! Играешь со мной, да? Тебя это забавляет? Когда серьезных чувств нет, подобные проделки могут показаться веселой возбуждающей игрой. Но мне от этого уже совсем не весело! Если ты боишься признаться сам себе и, тем более, мне в своих чувствах, черт побери: ты сделаешь это! А если ты еще недостаточно любишь меня, то полюбишь! "Моя душа как печь любви: разожги ее сильнее" - гласила бумажка. Фиг знает кто он, этот Юнус Эмре, но он прав. Испытай-ка то же, что и я! Я хочу, чтоб ты понял, как нелегко мне сейчас. Хватит меня мучить!
       Как он вообще может хотеть причинять боль тому, кого называет своим другом? Причем он прекрасно осознает, он же очень умный человек, что делает намеренно. С другой стороны, возможно, для Роберто полное доверие убивает страсть? Но по моему, недоверие и злость убивают любовь быстрее!
      
       ...Я думаю о следующем: бывшая жена Роберто выеживалась как только могла, совершенно немыслимо, она просто вытирала о него ноги - а он так ее любил! Это весьма распространенная женская тактика - изображать из себя непойманную дичь, но в случае с Донной, думаю, это была не столько игра, сколько проявление природного эгоизма и сволочизма. А обо мне Роберто Второго мая, я слышала, сказал кому-то по телефону: "Эна действительно милая, но немного скучноватая". Точь в точь как моя самая большая любовь до него, Борис, когда я спросила его, почему он меня бросил, ответил: "Ты для меня слишком добра, прости". И он предпочел тихой красавице топорную хамку Светочку - его восхищало, как она кроет матом продавцов в ларьках, он сам это говорил. Борька же вежливый - он бы так не смог.
      -Роберто, тут на одном баннере прыгает смешная фраза: "Большинство неприятностей мы получаем, когда пытаемся быть хорошими для всех", - пока что я ничего не решила, просто, как всегда, несу все, что в голову придет. Продолжаю мешать Роберто.
      -Правильно, не будь хорошей, это опасно, - одобрительно кивает Роберто.
      Ах, так тебе нравятся суки? Ну, держись! Я стану такой стервой, что чертям станет тошно! Ты еще пожалеешь...
       Я могу быть стервой - вернее, могла. Нет, не специально, а просто потому, что, как я теперь понимаю, по настоящему не любила. Только трижды это было всерьез, - но по сравнению с тем, что я испытываю к Роберто, это как озерцо перед океаном. Так вот, когда не любишь, стервой быть очень просто: ты всего лишь не проявляешь к партнеру того же повышенного внимания, что и он. А его все это с утроенной силой цепляет и задевает. Он тебе - все, ты ему - крошки со стола! Но осознать это человек может только тогда, когда сам оказывается в положении любящего: какую боль он причинял помимо воли, просто своим невниманием. Хотя, с другой стороны, по настоящему внимательны ко мне были только Макс и Дима, двое из пяти моих "эксов". Причем Максим так меня "душил" и настолько не оставлял пространства для меня самой, что я чуть не впала в депрессняк от его бесконечных истерик и хронического недосыпа. Я все свое время должна была посвящать ему! Его планам, желаниям, опасениям, страхам, мечтам, похвальбам, сексуальным и бытовым потребностям. Да, возможно, он отдавал мне (эмоционально и в плане спонтанных подарков-сюрпризов), больше, чем я ему, - но я уже ничего не хотела, и не могла ничего вернуть взамен. Я начала мечтать об одном: об отдыхе. Я решила делать для Максима необходимый минимум: заботится, чтобы у него были чистая одежда и еда. И все, пока он не найдет себе работу и у него не появятся деньги, чтобы снять себе жилье и оставить меня в покое. На что это все похоже? Да на наши отношения с Роберто, только наоборот! И ведь я прекрасно знаю, как противно и тягостно такое "Максово" поведение - но теперь сама не могу себя остановить! Всячески пытаюсь, но не получается.
      
       ...А еще вспоминаю, как на днях, когда Роберто не было дома, а у меня не было своего компа, я присела за его лаптоп проверить почту, и нечаянно задела его ежедневник-записную книжку. Наклонилась, чтобы положить на место, и обомлела: на раскрывшейся странице крупными печатными буквами было выведено по русски: "Ирина Виннер, Одесса". Тем же старательным почерком Роберто писал адрес на своих письмах и подарках мне... Я знаю, что мужчины из брачных агентств обычно пишут десятку, если не полсотне понравившихся дам, выбирают, - но Роберто говорил, что написал только мне одной. Подлый обманщик! Но, может, это какая-то его родственница, то есть не его, а со стороны Джоша и его еврейско-одесской родни? Виннер - это ведь еврейская фамилия? Да, наверное, так и есть. Иначе Роберто не стал бы легкомысленно оставлять свою записную книжку дома. Или просто ему в голову не пришло, что кто-то может в ней порыться. Я тогда лихорадочно перелистала ее всю от корки до корки: нет, больше никаких русских адресов, кроме моего. Зато обнаружила еще кое-что: на 15 августа у Роберто намечена поездка с Джошем в Италию. В этот день я отбываю на родину. Значит, он изначально не собирался меня оставлять, вне зависимости от результата... Но зачем, зачем он тогда меня сюда вытащил, зачем писал море нежных слов, просил обследовать здоровье по полной и спрашивал, в каком доме я хочу жить и сколько детей иметь?
       Что, если перестать все время оправдывать Роберто и начать отталкиваться от обратного: что он с самого начала был нечестен с тобой?
      -Если я не привлекаю тебя как женщина, это значит, что я могу встречаться с другими мужчинами? - помолчав, спрашиваю я. Первый шаг сделан. Посмотрим, как он отреагирует!
      -Конечно. Почему ты спрашиваешь? - Не поворачивая головы, спокойно отвечает Роберто. Обычно я легко могу прочесть собеседника, но с Роберто сейчас я этого сделать не в состоянии. Чтобы понять мысли и чувства визави, нужно быть как чистый лист, как прозрачная и спокойная гладь воды. Нужно забыть о себе и полностью сосредоточиться на другом, - но меня сейчас слишком переполняют и раздирают самые противоречивые эмоции.
       На верхнем баннере выскочила очередная реклама: сайт "Russian brides" клянется в кратчайшие сроки обеспечить взаимное счастье кротких и хозяйственных красавиц из России с заморскими мужиками. Спешите! Тысячи привлекательных мужчин и женщин ждут вас. Мои мозги будто отключились, я сама не понимаю, что делаю. Мне хочется кричать и плакать, но вместо этого я говорю: - Роберто, ты не поможешь мне разместить мою анкету на сайте знакомств? То есть это сделаю я сама, но я не умею размещать фото.
       Он соглашается. Все еще машинально, надеясь на чудо (что Роберто вдруг опомниться и скажет: "Ну все, хватит, брось заниматься этой фигней и иди ко мне"!) набираю данные анкеты: имя - Анна Майская, дата рождения 11 июня 1970 года. Роберто обращает внимание: - Посмотри: здесь ошибка!
      -Это потому, что я не хочу иметь с моим так называемым отцом ничего общего. Ни его фамилии, ни имени - он из него придумал оскорбительное прозвище. По паспорту я, как ты знаешь, Татьяна. Уменьшительно будет "Таня", но мой отец никогда меня так не называл. Зато очень любил звать меня "Тута", хотя я постоянно просила его этого не делать: на меня это действовало, как звук бормашины. Мало того: он еще изощрялся почти ежедневно: " Нута-Тута, Тутка! Тутка, иди сюда!". Что это за "Тутка"?! Хуже, чем собачья кличка! И очень похоже на то, как по русски звучит слово "проститутка". Это нормально, когда отец так обращается с единственной дочкой? По моему, нет! Я и в детстве это понимала. В конце концов, я возненавидела свое имя. Только Таня с пулей в голове смогла меня с ним как-то примирить. Но я встретила эту потрясающую девушку совсем недавно. А тогда, в детстве, я решила: у меня будет мое собственное тайное имя. Позже оно стало литературным псевдонимом. И даже дата рождения у меня моя собственная! - Гордо сообщаю я. - Понимаешь, всю жизнь обстоятельства вынуждали меня говорить, что я старше на год, больше не получалось, я всегда слишком молодо выглядела. Это чтобы люди воспринимали меня всерьез, хотя женщины обычно делают наоборот: уменьшают свой возраст. Но когда тебе 14 - 20-ть, а ты работаешь, или решаешь жилищные вопросы, с тобой как с "шестеркой" без мозгов разговаривают. Как будто ты не имеешь никакого права негодовать и обижаться! Как будто быть обманутой и униженной для молодой девчонки - это в порядке вещей, терпи! А с человеком постарше все-таки ведут себя более порядочно и уважительно. Хотя, может, просто на отпор нарваться боятся.
       ...Почему меня не покидает чувство, что я сказала что-то не то? Опять?
      -Знаешь, я никому не говорила того, что тебе, - шепчу я Роберто, подходя к нему, присаживаясь на подушки рядом и преданно заглядывая ему в глаза.
      -Почему? - Мне кажется, он очень растерян и не знает, как реагировать на мои откровения. Зря я все-таки это все сказала, но сделанного не воротишь.
      -Не знаю. Наверное, потому что никому еще так не доверяла, как тебе! - Я совсем уже не злюсь на Роберто. Наоборот: после рассказа о смешных, казалось бы, детских обидах у меня словно сняли с сердца булыжник. Я чувствую огромный прилив нежности к моему другу.
      -И еще я чувствовала: это никому особенно не интересно, - так, отчетливо вижу: Роберто это тоже не слишком интересно! Он скорее в шоке, чем польщен моим доверием. Хотя чего я ожидала, непонятно: это ведь моя жизнь! Что для Роберто какие-то мои подростковые беды? Ну какого дьявола я стала все это объяснять? Но он ведь спросил... Ладно, не дергайся: вряд ли Роберто вообще запомнит мои слова, люди обычно запоминают только то, что им самим кажется важным. Но на всякий случай попрошу: - Пожалуйста, не говори никому о том, что я тебе доверила! Мне будет неприятно.
      -Я никому не скажу. - Роберто улыбается мне так тепло! Ну вот, я была права: чем честнее я с ним буду, тем лучше! Доверие всегда рождает ответное доверие! Пошел он к черту, весь этот Доннин сволочизм...
      -Джошуа последний год просит называть его Рэй, - меж тем сообщает Роберто. - Думаю, ваши желания изменить свои имена - это явления из одной оперы.
      -Вовсе нет, Роберто. Я придумала себе другое имя, потому что хотела быть сама по себе, отдельно от родителей. А Джош - у него это обычные детские фантазии. Дети часто придумывают себе необычные имена в честь каких-то любимых героев из книг или фильмов, чтобы так походить на них. Кстати, Рэй - это что значит? "Луч" или "король"?
      -Не знаю.
      -Так спроси!
      
       ...Роберто вдруг стал очень-очень грустным. Внезапно или просто наконец выдал то, что у него на душе? Мое сердце разрывается, когда я вижу, что ему плохо! Но почему тогда его не тревожит, если мне не по себе? Я слишком хорошо это скрываю? Возможно - но не настолько! Может, ему просто удобней чего-то не замечать?
      - Чем ты сейчас занят? Я не сильно достала тебя сегодня своими вопросами?
      -Немножко, но ничего. Я тоже решил поискать для себя дополнительную работу.
      - Странно: моя анкета почему-то не принимается!
       Роберто опять подходит ко мне: - Потому что ты вот здесь забыла указать: если у мужчины уже есть дети, для тебя это приемлемо?
      -Да! - Как я хочу дать почувствовать Роби и его сыну, что я готова любить их обоих всем сердцем, принять Джошуа как родного ребенка несмотря ни на что! В конце концов, требовать понимания от мальчишки, которому едва исполнилось десять, бессмысленно. Ничего - потом поумнеет!
      -Что ты ожидаешь получить от всего этого? - Меж тем спрашивает Роберто.
      -Это все равно невозможно...
      - И все-таки?
      -Может быть, второго тебя? - Я не в силах это произнести, пишу на бумаге и, не глядя, показываю Роберто. Все-таки я непроходимая дура! Ну и пусть. Лучше сделать и жалеть, чем корить себя всю жизнь, что не отважилась на что-то важное. Только лишь из-за гордости и предрассудков.
      
       ...После моих слов Роберто снова ласкал мои руки, касался меня и целовал мои волосы. А потом побежал на ночь глядя выбивать прикроватный коврик из "моей" комнаты. Просто как Адриано Челентано в "Укрощении строптивого", герой которого по ночам колол дрова, чтобы не поддаться плотским желаниям. Ага, стервозная политика все-таки действует! При том, что мне очень трудно казаться стервой, я то и дело выдаю себя. Зато, возможно, получается еще эффективней: этакий кнут и пряник. По правде говоря, я так запуталась, что абсолютно не знаю, как себя вести. Вот что значит пять лет провести без мужчины: все навыки общения с противоположным полом у меня, похоже, начисто атрофировались! А ведь когда-то я вертела мужиками почти шутя. Хотя, возможно, потому, что те мужчины были куда понятней и проще, чем Роберто...
       Как все-таки лучше себя вести? На что он больше реагирует? Ага, вот и ответ: на что реагирует, тем и надо воздействовать! Похоже, все эти мои фальшивые брачные игрища, хоть я от них абсолютно ничего не жду (знаю, будут писать обычные скучные, страшные и зацикленные на себе самцы, а второго Роберто не существует!) моего друга всерьез задели. Значит, будем пока продолжать в том же духе.
      
       ...Вернувшись, Роберто спрашивает: - Почему ты нуждаешься в ком-то? Будь независимой.
      Независимой от чего? От любви? Жизни? Счастья?
      -Потому что я нуждаюсь в этом, и все тут! Я была независимой слишком долго. Я устала от этого. А теперь я нуждаюсь в чьей-то любви как в воздухе (на самом деле не в чьей-то - только в его! Но об этом я молчу). А еще до даты моего возвращения осталось меньше трех месяцев. А я ни за что не хочу обратно в Черную речку! Мне надо использовать этот шанс. Кто знает - может, повезет? Потому что как еще я могу тут остаться?
      -Устроившись на работу.
      -Ты сам видишь: ее пока что нет. Без визы нет работы, без работы нет визы. Замкнутый круг!
      - Ничего, ты сумеешь преодолеть все это!
      -Только на это и надеюсь! - Правда, очень-очень надеюсь, что до этого не дойдет: что мне не придется знакомиться с какими-то другими самцами. Не хочу я кроме Роберто никого другого!
      
       ...Я по новой заполнила анкету (на сей раз со всеми своими паспортными данными, только имя оставила Анна).
      -Я сейчас пошлю ее, - предупреждаю Роберто. Мы на краю пропасти, опомнись! Останови меня! Останови!
      - Все-таки, хочу у тебя спросить: почему не ты?
      -Я не ответственный, - Роберто говорит это очень тихо, не глядя на меня, но так, что я понимаю: это предельно искренне. При всей своей скрытности он сейчас пустил меня в свое сердце.
      - У меня нет средств, чтобы содержать семью. У меня уже есть один ребенок. Этого достаточно.
       Тут я почувствовала, что НАДО что-то ответить. Что от этого очень многое зависит. Но что ответить? "Нет, ты очень хороший, и, может, даже слишком ответственный - ты на себя наговариваешь"? "Не волнуйся, я обязательно найду работу, устроюсь куда угодно, мне все равно - только бы быть рядом с тобой. Вместе мы не пропадем"! "Ну и пусть у нас не будет своих детей - буду любить Джошуа как родного". Нет, все это как-то глупо. И я промолчала.
      
       ...Роберто соврал! Он начал обсуждать то, о чем обещал молчать, по телефону в этот же вечер. Я слышала, как он испуганно предполагал, что я то ли пыталась соблазнить своего отца (!!!), и за это тот обзывал меня проституткой, то ли моего суперпорядочного папаню возмущала моя легкодоступность, и он называл меня Туткой поэтому. Я в шоке. От всего! Роберто - точно не моя половинка! Мой мужчина ни за что не стал бы вести себя так и говорить обо мне такое!
       Я даже не могу теперь считать его своим другом: настоящие друзья так себя не ведут! Все, между нами отныне пропасть! Да видимо, она и была, раз он настолько меня не понимает и не чувствует. Ладно: утро вечера мудренее. Посмотрим, что мне напишут новые претенденты. Хотя после такого я уже ни с кем знакомиться не хочу! Ната права: все они тупые козлы! Мне так наплевали в душу, и ведь во всем только я сама виновата: ну какого хрена я принялась откровенничать? Кому это надо?! Это никому не интересно! И почти всегда будет переврано самым непотребным образом. Это еще с подружкой можно делать, которую ты знаешь не первый год и которая проверена-перепроверена. На бабью долю достается больше испытаний, поэтому женщины более склонны сопереживать и пытаться встать на место другого. А Роберто сколько ты знаешь? Без году две недели! Кстати, еще неизвестно, почему его жена бросила. Вон, Роберто сегодня рассказывал, когда они жили в Италии, то почему-то поселились в уединенном доме на горе. При этом он сам уезжал в город преподавать, причем дорога занимала три часа в одну сторону.
      -Бедненький, как же ты уставал, должно быть, каждый день так мотаться! - Сочувственно сказала я в ответ.
      -Да я не мотался! - Пожал плечами Роберто.- Я уезжал в город на полнедели, и жил там.
      -А Донна оставалась одна? С грудным ребенком?!
      -Да, ей нравилось жить на природе.
      Но что-то сильно сомневаюсь, что ей нравилось оставаться одной без всякой помощи! А если с малышом или с ней самой что-то случиться? Когда Джошуа исполнилось два года, они вернулись в Лондон. Донна настояла? Она хотела учиться. Пошла на психфак и тут же загуляла: пьянки, парни, наркота. И потом побег. Но может, было что-то до этого, что заставило ее так поступить? Роберто еще говорил, они с Мэри расстались полюбовно. Не думаю, судя по дикой тоске у Мэри в глазах на ее последних фото. Что же с тобой не так, Роберто? Да, ты очарователен и безупречен, но потом неожиданно всаживаешь в спину нож. Или я все-таки не права и это во мне гнев говорит? Скорее всего, в том, что произошло меж ним и Донной, и Мэри, каждый из них виноват по своему. А у нас с ним всего лишь небольшое элементарное недопонимание: так ведь часто бывает.
       Попробуем встать на его место: если бы я предположила, что Роберто был неравнодушен к собственной мамочке, я бы тоже страшно перепугалась и обязательно решила это с кем-то обсудить. Может, надо просто поговорить и все прояснить? А потом посмеяться! Но как? "Я никогда не была шлюхой и отца всегда ненавидела и боялась - куда уж там соблазнять! Я что, ненормальная?". Однако я никогда такого не скажу, потому что знаю: Роберто воспримет это неадекватно. Так же, как многие другие мои слова (про изнанку стриптиза, Мулдашева, Бога, его собственное творчество, и тд и тп)... И это не улучшит, а только еще больше запутает все. Ладно, утро вечера мудренее!
      
      19 мая 2004, среда
       Утром после душа спускаюсь вниз. Роберто, как всегда, уже сидит работает за компом. Вчера он тоже задержался допоздна - до полтретьего ночи. Все-таки одного у него не отнимешь - трудолюбия. Русские мужчины не такие...
      -Я хочу приготовить оладьи из цуккини - будешь? - Теперь всегда спрашиваю Роберто, чтобы не переводить продукты зря.
      -Да, спасибо.
       Когда выкидывала мусор, у порога заметила каталог со знакомым названием - Клинизи. Хорошо, что Роберто не занял мне стошку: наш район уже окучен! Без машины такой работой заниматься вообще нереально.
       Приглашаю Роберто за стол: - Они хороши, пока горячие.
      - Всю ночь не мог заснуть, - аккуратно отделяя от оладьи кусочек, вздыхает Роберто. - В конце концов, пошел и опять стал просматривать на сайтах вакансии, чтоб не терять даром времени. За 6 часов просмотрел более 700 предложений. Глаза так устали! И шея, - он принимается тереть веки и разминать плечи.
      Бедный!
      -Все-таки я слишком стар, - грустно улыбается Роберто, вставая. Выходит на порог кухни и заднего двора. С удовольствием вдыхает свежий воздух. Я подхожу к нему и шутливо повторяю: - Старый, старый Роберто! Хочешь, возьми мой массажер? Здорово помогает! - Хотела предложить сделать массаж сама, своими руками, но постеснялась. Вдруг решит, что я навязываюсь? Мужчинам это точно не нравится! Между нами все еще пока так зыбко!
      -Нет, спасибо. Зато я кое-что нашел, и уже отправил резюме насчет двух вакансий: первая - в музее, вторая - преподаватель в школе для детей с психологическими проблемами. Думаю, я справлюсь. Я уже как-то преподавал в одном колледже, один из учеников там был 17-летний мальчик из Югославии, у которого убили полсемьи. Сначала он был вообще никакой - как мертвый, но постепенно, через несколько месяцев, ожил и стал одним из лучших учеников. Очень талантливым.
      -Ну чтож, я как ребенок с психологическими проблемами могу с уверенностью сказать: это место твое! - Роберто улыбается моей шутке.
      - Когда дадут ответ?
      -Не равнее чем через 2 недели.
       Я тоже иду к своему компьютеру. Открываю почту и не могу сдержать возгласа изумления: за одну ночь мне пришла куча писем! О работе - ноль, зато от претендентов на мою руку и сердце 172. А я вообще уже забыла про эту затею. Ладно, из любопытства прочту несколько сообщений. Ого, да эти мужики поинтереснее чем те, что предлагают два ведущих российских агентства! Не знаю, в чем причина: в том, что я написала местом жительства Лондон, или в том, что на этом сайте мужчины и женщины могут получать координаты понравившейся персоны бесплатно, а в российских агентствах за адрес приглянувшейся девушки претендент должен отвалить то ли 30, то ли 40 баксов, хотя женщина может даже не ответить (и Роберто еще смеет говорить мне, что приглашал меня только как друг и никогда иных чувств ко мне не питал? Ну, я тебя проучу!).
      
       Мне пишут мужчины со всего мира: от Японии до Перу, от Норвегии до Австралии. Со смехом говорю Роберто, что в детстве мечтала быть путешественником - и теперь у меня появился прекрасный шанс осуществить эту мечту! Роберто тоже смеется. Однако, похоже, его моя популярность ошеломила так же, как меня. Правильно: если тебе самому нравятся такие страхолюдины, как Донна, это еще не значит, что та эталон красоты. Если нас с ней сравнить, тогда, скорее, я эталон, вернее, куда ближе к нему: мои черты и пропорции более гармоничны. Характер, надеюсь, тоже...
       ...Как много писем от мужиков из Ирака - почти два десятка! Они что, за ненормальную меня приняли, или за пропуск в рай? Этих я сразу отметаю. Нет, ребята, тонущий горящему не союзник! Зато мучительно размышляю, стоит ли мне отвечать, судя по данным, весьма достойным кавалерам: один из них, некий Мэтью из Лондона, знает 9 языков и работает по дипломатической части; другой, француз, пишет, что он - глава крупного издательства в Париже (забыв обо всем, с восторгом делюсь этой новостью с Роберто), третий - киножурналист и сценарист из Рима, у нас много общего. Очень приятные и интересные мужчины из Канады. Но самые смешные и невероятные американцы: один, миллионер, все время живет на яхте, путешествуя на ней по всему земному шару (нет, я, конечно, все понимаю. Но я не хотела бы находиться в дороге ВСЕ время! И вообще я перемещения по воде не люблю). Другой среди множества своих увлечений называет медведей.
      -Это как понимать? - Спрашиваю у Роберто.
      -Не знаю! Что он может делать с этими медведями? Танцует? - Мы оба в очередной раз покатывается со смеху, но я вижу, что Роберто здорово раздражен. Ага, ревнует! Действует! Бросаю на него взгляд еще раз, и мне тут же становиться его жаль: он выглядит очень подавленным.
      -Все это абсолютно крэйзи ситуэйшен! - говорю я. Он понимает, о чем я! Я уже столько раз дала ему почувствовать, как он мне нужен и дорог.
      -Yes, - соглашается Роберто. Однако больше ничего не добавляет. И не предпринимает никаких дальнейших шагов и действий, чтобы меня остановить. Господи, что же мне делать? Может, в самом деле начать знакомится с другими мужиками? Что мне еще остается? Не хочу, не хочу! Не могу!!! Пошла на кухню, развернула еще одну конфетку. Надпись гласила: " Любовь и доводы рассудка вечные враги" (Пьер Корнель).
      
       ...Роберто нужно ехать к доктору - на повторный прием. Опять сказал, что это просто формальность, отметиться после сдачи анализов. Интересно все-таки, какие анализы он сдавал?
       Решила позвонить Олегу Борушко - после того, как я ему послала email, он так ничего и не ответил. Тот сказал, что мои стихи ему очень понравились, но сделать он ничего не может: другие члены жюри отказались допускать их к конкурсу, так как они пришли позже установленного срока. Победители уже определены. Я смогу узнать их 7-го. Приходите! Вход платный? Шесть-семь фунтов. Еще чего! Выкидывать такие огромные для меня сейчас деньги и напрасно терять драгоценное время, которое можно потратить на поиски работы или иных возможностей здесь закрепиться! Ни за что не пойду. Однако Борушко я отвечаю обтекаемо, мол, постараюсь. И спрашиваю, нет ли у него возможности посодействовать мне с работой - любой? Олег сочувственно говорит, что помочь, увы, не в состоянии: у него есть небольшая антикварная лавка (на одну поэзию не проживешь, вы понимаете), но он там сам вполне справляется.
       Позвонила Веронике несколько раз, но там было хронически занято. У Нелли строгий мужской голос спросил по английски: "кто говорит?" и сказал, что передаст, что я звонила. У Юлии Джонсон и Анны Висенс никто не отвечал, у Татьяны Винсент детский голос сказал, что мама на работе допоздна. Ладно: объявы о вакансиях раскиданы по всем возможным сайтам, плюс еще в пятницу выйдут в "Ньюс". Недолго ждать осталось! Мне крайне необходимы работа и общение с другими людьми, чтобы не перестать адекватно воспринимать себя и Роберто. А то в такой обстановке двойственности и недомолвок у меня скоро поедет крыша! Роберто тоже нужно от меня отдохнуть и понять, что я полноценный, взрослый, способный себя прокормить партнер. Чтобы принять правильное решение!
      
       ...Вернулся Роберто. Какой мрачный! Спрашиваю: "плохие новости от врача?" - "Нет, все в порядке". Врет?
      -Что случилось?
      -Ничего. Я грустен все последние дни.
      -Но почему?
      -Из-за финансовых проблем и многого другого.
      -Но сейчас ты печален особенно!
      -Тебе так кажется.
      -Скажи, в чем причина. Ведь я твой друг!
      -Я имел очень неприятную беседу с мамой Джошуа. С ней всегда тяжело общаться и от этого у меня портится настроение - но на сей раз она поставила мне ультиматум.
      -О чем?
      -Я хотел взять Джоша с собой в Италию, когда фонды дадут нам деньги. Но мать Джошуа сказала, я смогу осуществить это только через ее труп. И если я попробую что-то в этом роде предпринять, она объявит мне настоящую войну. И много чего еще неприятного наговорила...
      -Не бери в голову. Ну же, Роберто! Никто ведь не умер.
      -Мне кажется, я умер, - шепчет Роберто. - Пожалуйста, не спрашивай меня больше ни о чем.
      -Хорошо...- Я ласково, сочувственно прикасаюсь к его локтю, но он отстраняется и кидает на меня чуть ли не враждебный взгляд. Хотя нет, не такой - скорее, настороженный, испытующий. А еще я вижу, что ему очень хочется плакать. Но он ни за что этого не сделает. Во всяком случае, при мне. Зато Роберто убегает наверх, запирается в ванной и долго там плещется. Возвращается с красными глазами. Мне так же плохо, как ему, видя такие страдания (у меня даже сердце заболело), но я хоть убей не знаю, чем я могу помочь. Тем более что он не желает ничего говорить! Может, повторить попытку? Кидаю на него взгляд, в который раз. Но он снова, как Будда, непроницаем.
      
       ...Роберто включил радио. В жизни своей не слышала ничего более заунывного и тоскливого! Эта мелодия хуже, чем зубная боль. Я люблю веселую музыку, заряжающую хорошей энергией, или космическую, при которой ты ощущаешь единство со всем миром, со Вселенной. Словом, разную, но сто пудов но не такую - высасывающую из тебя силы и вгоняющую в депресняк.
      -Что это?
      - Какая-то еврейская музыка.
      -Она тебе нравиться?
      -Да.
      -Пусть так, но Роберто, очень тебя прошу: переключи на что угодно другое! - Он выполняет мою просьбу. Лучше бы я этого не делала: теперь Роберто включил столь же мрачную классику. Я не могу работать в такой атмосфере!
      -Ты знаешь, ученые установили, что определенная музыка и фильмы могут действовать на подсознание человека - любого хомо сапиенс! - крайне угнетающе, подобно компьютерному вирусу. Приводя при регулярном "употреблении" к депрессивному состоянию, бессоннице, кошмарам и даже болезням. Потому что они исподволь внедряют в тебя идею: жизнь - полное дерьмо. Без просвета.
      -Я так не думаю, - ответил Роберто. Однако спустя минут десять все-таки переключил канал. Слава богу, теперь зазвучали веселые итальянские и латиноамериканские мотивы. Как раз то, что я больше всего люблю. Я сразу же успокоилась и настроение у меня поднялось. Ура: Роберто тоже, наконец, улыбнулся! Музыкальный фон по радио - вроде такая мелочь, а как много от нее зависит. В конце концов, вся наша жизнь складывается из мелочей.
      -Решил поискать хорошую школу для Джошуа, потому что без такой школы не поступить в приличный университет, - меж тем сообщает Роберто. - Обычные государственные школы в Англии учат только читать, писать и считать. К тому же ребенок в частной школе общается с совсем другими сверстниками. В подростковом возрасте это особенно важно. Но частные школы - они такие дорогие! Придется за год выложить от 8 до 30 тысяч фунтов. Ужас!
      -О, да! - Соглашаюсь я. Мне приходит на ум одна мысль: - А мать Джоша не может помочь оплатить школу хотя бы частично?
      -Она категорически против того, чтобы он ходил в частную школу. - Странно! Что за мать такая? Донна все-таки на редкость эгоистичная сука! Матери ради своих детей и их благополучного будущего обычно готовы пожертвовать всем, но эта крокодилица...
      -Кстати, а где Донна взяла деньги на учебу на психолога?
      -Ей оставил отец, а еще помогли старший брат и ее бойфренд.
      -О, так у нее есть богатый бойфренд?
      -Не бедный! - И при этом Донна отказывается думать о будущем единственного сына? Она просто полное дерьмо!
      -Ах, как я нуждаюсь в богатом бойфренде! - Говорю я весело. Продолжаю стервозную политику, раз Роберто такие бабы нравятся. Заодно хочется немного развеять обстановку. Думаю, мой любимый поймет, что я пошутила... а если нет? Все равно уже поздно. Ну почему я никак не приучусь контролировать свой словесный понос? При нынешнем финансовом положении Роберто такие шутки будут им восприняты как удар ниже пояса. Что я за дура! Чем я только думаю?
      -А я нуждаюсь в богатой подруге! - Отвечает мне резко Роберто. Молодец, ловко отбрил! Но, похоже, не понял, что это была всего лишь шутка.
       -Роберто! Мне пришло в голову: ты можешь забирать Джошуа на каникулы, четыре раза в год, в том числе на все лето. Многие семьи так живут, и не видят в этом что-то летальное. В России немало детей живут у бабушек, а мам-пап, занятых работой и устройством личной жизни, не видят годами. Кроме того, есть телефон, интернет... Главное, что ты сына очень любишь - и он это будет чувствовать, это будет согревать его даже на расстоянии! Раз по другому пока никак.
      -Нет, я так жить не хочу!
      
       ...Заглядываю в новостной сайт Утро.ru. Вот ужас! "Американский боевой вертолет расстрелял свадьбу в Ираке. Погибли 45 человек. Инцидент произошел в деревне Каим, расположенной на границе с Сирией и Иорданией. Среди погибших 15 детей и 10 женщин. По данным телекомпании CNN, в результате налета уничтожены все дома в деревне. Местные жители говорят, авиаудар был нанесен после того, как гости стали стрелять в воздух, празднуя свадьбу. Один из очевидцев этих событий утверждает, что после того, как гости стали стрелять, приехал американский патруль. После того, как солдаты поняли, что идет свадьба, они уехали. Однако через несколько минут в воздухе появились боевые вертолеты. С них было выпущено несколько ракет. "Это была свадьба. А потом появились американские вертолеты и начали стрелять. Это разве демократия и свобода, которую принес нам президент Буш?" - говорит один из соседей".
       Роберто включил телик. В новостях тоже показывают расстрелянную свадьбу. "Громкий скандал в британском парламенте: во время выступления премьер-министра Великобритании Тони Блэра неизвестный обсыпал его с гостевого балкона цветным порошком. На время заседание было прервано, Блэра и депутатов экстренно эвакуировали из Палаты общин. Хулиган был немедленно схвачен сотрудниками службы безопасности. Ответственность за инцидент взяла на себя организация "Отцы за справедливость", известная своими акциями в целях привлечения общественного внимания. Так, в ноябре прошлого года один из членов группы забрался на балку между башнями лондонского Тауэра, после чего полиция перекрыла дорожное движение в том районе. Что касается сегодняшнего инцидента, он произошел потому, что в Ираке становиться все больше погибших британских подданных. Число недовольных политикой Блэра, согласно опросам, растет". Я понимаю не все, но Роберто допереводит мне.
       Вспоминаю, как на днях видела по ТВ изумившие меня кадры какой-то демонстрации в центре Лондона: на одной из машин были водружены две фигуры-карикатуры: при этом стоящая на коленях кукла-Блэр при движении то и дело подобострастно целовала в зад куклу-Буша. Мы с Роберто тогда смеялись до боли в животе (это было еще во время нашего безоблачного периода). Представить что-то подобное у нас просто невозможно, хотя кто-то умный верно сказал: "власть нужно каждый день "кусать", чтобы она не засыпала, чтобы не воровала, чтоб помнила о тех, кто ее выбрал". Западные СМИ последние годы не зря говорят, что Россия становится все более авторитарным государством с все более зажатой свободой слова. Я не хочу жить в такой стране. Та невидимая гора, лежащая у меня на плечах - она состояла из этого тоже. Хотя хваленая "страна свободы и равных возможностей", Америка - похоже, ничуть не лучше. Там то же лицемерие, прикрывающее гниющие чудовища. Вот еще одни новости: "Ко многим десяткам фактов бесчеловечного обращения с пленными в Ираке, всплывшим после скандала с пытками в тюрьме Абу Грейб, сегодня прибавился еще один случай. На этот раз на американцев жалуются иракские журналисты. Четверо иракцев, один из которых работал на NBC, а остальные - на Reuters, в январе содержались на военной базе Волтурно неподалеку от Фаллуджи. Журналисты свидетельствуют, что американские солдаты не только били их, но и принуждали делать вещи, оскорбительные для мусульманина. Так, пленных заставляли лизать пальцы, побывавшие до этого в анальном отверстии, и засовывать в рот ботинки - в арабской культуре обувь считается нечистой вещью. По приказу солдат арестованные принимали всяческие унизительные позы, а сами мучители смеялись и фотографировали. Помимо этого, пленникам подолгу не давали спать, надевали на голову мешки, а одному из задержанных, оператору Reuters Салему Урейби, угрожали изнасилованием. Установив личности арестантов, американцы отпустили их, не предъявив никаких обвинений. Еще до того, как общественность увидела снимки из Абу Грейб, по жалобе журналистов было проведено расследование, - но командование 82-й дивизии ВВС США не нашло ничего предосудительного в действиях тюремщиков. "На заключенных оказывалось давление, но никаким издевательствам их не подвергали", - говорится в отчете военных. Однако в самих телекомпаниях (кстати, пользующихся большим авторитетом во всем мире, включая и США) считают иначе. Reuters и NBC требуют повторного расследования, надеясь, что после Абу Грейб американское командование станет более сговорчивым. Напомним: факты издевательств над военнопленными имеют место не только в злополучной багдадской тюрьме и не только в Ираке. Тем же методом психологической обработки, в основе которого лежат различные сексуальные оскорбления, американцы пользуются и в Афганистане, и в Гуантанамо. Министр обороны США Дональд Рамсфелд, как показывают документы, лично благословил эти бесчеловечные действия".
       Вот так вот. Я живу в страшном мире! И не мне одной, маленькой и слабой, сломать Машину Смерти и обезвредить Прислужников Дьявола. Только Great Britain, похоже, еще остается маленьким островком свободы.
      
       Думаю вот о чем: жизнь слишком коротка. И может оборваться слишком внезапно (что доказывает и сегодняшний день). Я не могу тратить драгоценное время на то, чтобы играть в безумные, дурацкие игры со своей половинкой. Если так пойдет дальше, кто знает, куда это заведет? Может, мы с Роберто больше никогда уже не встретимся - даже в жизни следующей?
       Мне всегда так противно лгать, хитрить, пытаться извлечь для себя выгоду, обманывая других. Если это, в силу крайней необходимости, и происходит, я потом годами казню себя. Но сейчас я не позволю себе испортить наше с Роберто прекрасное совместное будущее! А если я все-таки ошибаюсь насчет глубины его чувств, то пора поставить на всем этом точку. Все, хватит бегать за ним и вести себя как полная дура: я и так уже слишком наломала дров! Сейчас я с ним объяснюсь. Раз навсегда! В письменной форме (устно на такое не хватит ни смелости, ни нужных слов).
       "Роберто, я не люблю играть в игры. Думаю, ты понимаешь, что я испытываю к тебе. Да, Бог послал тебе подарок - мою любовь. Но я вижу: ты не нуждаешься в этом. Хотя я вижу также, что и ты что-то чувствуешь ко мне.
       Я думаю, ты боишься новых проблем - я не знаю, в чем причины. Не беспокойся, я не буду говорить с тобой обо всем этом больше. Я только хочу быть абсолютно честной с тобой. Ты все время говоришь о важности честности, и что без этого не мыслишь близкие отношения, но...а ты сам честен со мной? А с собой? У меня есть глаза и мозг, и я вижу все! Но хорошо, это твой выбор. Я могла бы похоронить свои чувства и остаться только твоим другом - но не говори мне в будущем, что все осознал и тд! Поезд уйдет очень далеко к тому времени.
       Это очень трудно для меня теперь, но я смогу преодолеть это (хотя я никого еще так не любила). Но останемся друзьями, если ты так решил (хотя я считаю, что все проблемы преодолимы, если люди вместе решают их). Однако если тебе нравиться быть одиноким - о кей. Но я не хочу быть одинокой больше, я устала от этого слишком сильно. Я верю, что встречу достойного человека, который будет любить меня так же сильно, как я тебя сейчас. И я не знаю, смогу ли я ответить на это или нет, но я буду очень стараться. В любом случае спасибо тебе за все - я никогда не видела такой заботы в моей жизни. Я никогда об этом не забуду". Вот такое письмо я подсовываю Роберто под локоть.
      -Что это? - Спрашивает он со своей всезнающей легкой, нежной улыбкой.
      -Прочти - узнаешь.
      -Я сделаю это позже.
      -Прочти сейчас - это всего несколько строк.
      -Нет, пожалуй, все-таки позже. Сейчас я занят работой.
      -Хорошо. - Я на секунду поднимаюсь наверх, посмотреть на себя в зеркало. Вид у меня какой-то ошалелый. Впрочем, немудрено. Я так себя никогда еще не вела! Я будто пьяна, хотя не пила не капли. Но все равно как-то трудно соображать, и в то же время некоторые мысли вспыхивают в моем перетруженном мозгу невероятно отчетливо. Например: "что я наделала!". Или: "ну и пусть!".
       Причесываюсь. Спускаюсь вниз. Роберто сидит за своим компьютером как ни в чем не бывало. Но я знаю - он прочел. Поэтому так себя и ведет - будто бы страшно увлечен работой. Будто бы ничего не случилось. Продолжает играть...
       Разочарованная, сажусь за свой комп. В голове ни одной мысли. Потом, наконец, появляется следующая: "Может, это и хорошо: ему ведь нужно подумать и принять решение, очень взвешенное и непростое. От которого зависит жизнь его, меня и Джоша". Да, я опять слишком много требую от своего любимого! Пусть подумает.
      
       ...12-й час ночи. Мы с Роберто продолжаем работать, украдкой поглядывая друг на друга (тогда, когда этого не видит другой). Майк на кухне звонит Лизе в Канаду и долго с ней треплется. Вскоре за ним следом начинает по пятам таскаться Мэгэн (но Майк уходит от нее). Мэгэн говорит ему несколько раз: "Хватит, пошли в постель"! Когда она, ненадолго, скрывается в их комнате, чтобы сдержать очевидный припадок ярости (я поняла по ее лицу, что она в бешенстве. Впрочем, понять это была пара пустяков), Майк устало говорит Роберто: - Не знаю, как быть с Мэгэн!
      Роберто недобро улыбается: - Она хочет держать полный контроль над тобой!
       ...Мэгэн с Майком уже откровенно ругаются. Я лукаво шепчу Роберто:
      -Ты хотел иметь большое семейство? Вот представь теперь, что это твои выросшие дети! Ты сейчас как папаша целой кучи ненормальных детишек.
      -Да уж, - мрачно тянет Роби. Его, как и меня, явно тяготит крик, но чем мы можем помочь? Да и не хотела бы я, если честно, помогать этой Мэгэн. Она двуличная и злая, хоть и прикидывается воспитанной и добренькой. Вот Лиза - другое дело. В самом деле хорошая.
       Я не могу больше выносить все это (Майк и Мэгэн бегают мимо нас взад-вперед, из своей комнаты на кухню, во двор, кричат. Нас с Роберто для них будто бы не существует). Пойду лучше наверх учить английский!
      
       ...Мэгэн свалила, громко хлопнув дверью. Майк побежал было за ней, но вернулся. Невзирая на глубокую ночь, начал играть в своей комнате: впервые что-то стоящее, задевающее душу. Грустное. Отчетливо слышу, как внизу кто-то начинает рыдать. Тихо-тихо, чтобы не скрипнули двухсотлетние половицы, подкрадываюсь к двери: нет сомнений, это голос Роберто! С огромным трудом удерживаюсь, чтобы не понестись вниз, обнять его и утешить. Но потом мне приходит мысль: он мне не простит, что я видела его в таком состоянии. Мужчины не любят, когда видят их слабости. Наверное, он оплакивает свои несбывшиеся мечты, свою нерешительность (если не сказать жестче - трусость перед обстоятельствами). Вот-вот, пусть поплачет! Сколько можно за ним бегать, вставать на его место, и тэдэ, и тэпэ? Пусть теперь он за мной побегает! Пусть поймет, что теряет! Да, точно: наконец-то я заняла правильную позицию.
      
      20 мая 2004, четверг
       ...Внизу хлопает дверь. Вспоминаю: Роберто сегодня должен ехать убирать у своей подруги, хромоножки Габриэлы. Спускаюсь вниз: дверь в комнату Майка распахнута, там тоже никого. Интересно, Мэгэн съехала в отель или убралась в Канаду насовсем? Вот было б хорошо!
       На клавиатуре моего компьютера белеет сложенный листок. На нем написано: "Анне". Ответ от Роберто!
       "Дорогая (ага!) Анна, спасибо за честность. Но я действительно не понимаю, как это случилось! Мне трудно представить, как ты могла так быстро влюбиться в кого-то, кого ты только что встретила. Я думаю, причина в том, что я просто отличаюсь от тех мужчин, что ты встречала раньше, и это могло послужить причиной некоторой иллюзии. Но любовь, я думаю, это то, что случается медленно между двумя людьми, когда они узнают друг друга все больше. Я редко влюбляюсь и знаю, что не мог бы в тебя. Не спрашивай меня почему, здесь нет какой-то специфической причины. Любовь есть нечто абстрактное и с очень маленькими логическими объяснениями. Я могу уверить тебя, что я пригласил писателя, журналиста и честолюбивого сценариста, с которым надеялся сделать несколько интересных работ и кому я хотел дать шанс, потому что думал, она заслуживает этого. Я никогда не думал пригласить девушку, чтобы влюбится и жениться, хотя я знаю, в жизни все случается и нужно быть открытым для всех возможностей.
       Пожалуйста, не обижайся. Теперь ты здесь и я чувствую себя очень некомфортно из-за этого непонимания и разницы в множестве мелких деталей, повседневных привычек и манер. И я не думаю, что я могу держать тебя здесь много дольше, поэтому нам нужно найти цивилизованное solution ( что это? Ага, "решение". Я знаю, что теперь всю оставшуюся жизнь слово "солюшн" будет оказывать на меня эффект льдинки, брошенной жестоким Богом-шутником тебе за воротник).
       Странно, даже Джошуа чувствует себя некомфортно, когда ты здесь, я не знаю, почему, но я не могу игнорировать это.
       Мы можем найти пути оправдать твою поездку перед фондом. Я надеюсь, ты не сочтешь это слишком тяжелым и разочаровывающим, но твое присутствие здесь действительно делает вещи более трудными вместо помощи. Например, те моменты, когда я не могу сконцентрироваться на моей работе и моменты, когда я чувствую, что не могу даже свободно использовать свой дом и мне хочется уйти куда-нибудь отдохнуть. Я честно хотел помочь тебе, и я не хочу внезапно "бросить" тебя теперь, потому что это было бы неправильно, но я не могу мириться с этой ситуацией очень долго.
       Я действительно очень сожалею обо всем этом!"
       То, что я сейчас испытываю - это шок. Меня будто сильно пнули в живот, так, что стало невозможно дышать. Что же это, Господи, что это? Ведь я не сумасшедшая - я же видела, как он на меня смотрел, помню, как прикасался ко мне... Или все-таки все совсем не так и я действительно обезумела от любви? Но не может быть, чтобы я ослепла настолько!
       В чем же причина такого его ответа? Он правда нерасположен ко мне до такой степени, что мое присутствие его даже угнетает? Или это из-за того, что я его в самом деле утомила в последние дни? Одна мудрая индийская поговорка гласит: "Не докучай другу и родичу слишком пылкой любовью: перекормит корова теленка, и он начинает ее бодать".
       И еще сто процентов причина в Джоше! Я все же недооценила, насколько Роберто привязан к сыну. Только из-за него Роберто способен поставить на мне крест и обосновать это очень красиво. А уж это он умеет! Опять врет, например, что меня только как сестру по разуму приглашал (очень вовремя в памяти всплыли слова, что Роберто говорил Бисмарку: "Захочет ли Эна спать со мной?").
       Потом вспомни: Роберто сам не раз говорил, что боится не потянуть семью и новых детей. Кстати о детях: может быть, после ночной ругани Майка и Мэгэн мечты о большой семье Роберто вообще опротивели!
       Или причина в том, что вчера Донна поставила Роберто ультиматум не столько насчет Джоша, сколько насчет меня? Пригрозила, что заберет сына насовсем, если Роберто меня оставит?
       Еще может быть, что его проблемы со здоровьем не остались в прошлом насовсем. Мне это неважно, но может быть важно для него, для его самооценки. Ему уже под пятьдесят, в этом возрасте у мужиков часто возникают разные проблемы в деликатной сфере. А Роберто и вовсе родился с некоей опухолью в животе, которая потом в юности вновь появилась. Вдруг эти его анализы показали, что он болен чем-то серьезным и неизлечимым? Вроде рака или гепатита С? Это означает, что он будет угасать медленно и мучительно. Мне придется, возможно, годами ухаживать за ним. Если он болен чем-то заразным, это может перейти на меня. Говорят, рак тоже имеет вирусное происхождение... Ну и пусть! Мне все равно! Все равно!
       Боже мой! Что я за дура! На днях, когда у Роберто разболелась шея, я в шутку повторила за ним: "Ах, какой старый Роберто!". Идиотка! Разве так завоевывают любовь?! Меж тем он не раз повторял, что всю жизнь мечтал научиться танцевать, но до сих пор не умеет. А я хорошо танцую. Я могла бы предложить это ему. Ничто так не сближает мужчину и женщину, как танец... Но вместо этого я вздыхала: "ах, как мне не хватает богатого бойфренда", а потом написала безумное признание. Нет, письмо-то в целом нормальное - но сам этот поступок, как многие другие, был совершенно безумным. Хоть Роберто и говорил, что женщина может делать все то же самое, что и мужчина, но мужиков женская инициатива все-таки отпугивает. Даже при обоюдной симпатии. Для мужского самолюбия крайне важно вести лидирующую партию, хотя бы формально. По крайней мере, делать первые шаги - причем в том темпе, в котором ему комфортно. Но у нас с Роберто так мало времени! Или я все-таки правда ни капельки его не привлекаю? Его новое письмо не оставляет в этом сомнений. Но почему тогда он все время прикасался ко мне? Что же это все значит? Как это все понимать?!?! Врет Роберто, что я правда ему в тягость, или нарочно меня отталкивает, чтобы самому не упасть в мои объятья?
      
       Что мне делать? Что же мне теперь делать? Сначала напишу благопристойный ответ, а потом подумаю над этим.
      "Извини за мое поведение, больше этого не повториться. Даю тебе слово, что постараюсь как можно скорее уехать из твоего дома - как только предоставиться возможность.
       Ты находишь странным, что я так быстро полюбила тебя? Но ты ведь слышал о любви с первого взгляда. Хотя лично я в такую любовь не верю (и моя любовь к тебе такою не стала). Ты прав: подлинные и серьезные чувства возникают постепенно, и у меня к тебе они возникли не сразу, а когда я узнала тебя. Я долго не могла поверить, что наконец встретила мужчину, о котором мечтала всегда, но считала, это невозможно - слишком хорошо, чтобы стать реальностью. Однако моя несбыточная мечта сбылась, то есть почти сбылась, потому что я встретила такого мужчину. Но он говорит, что не любит меня и никогда не полюбит! Ты не можешь себе представить, насколько мне сейчас тяжело. Не сомневаюсь, кто-то полюбит меня по настоящему, но все же это будешь не ты! Но раз ты так решил (хотя все-таки ты не вполне честен со мной и это знаешь) - о кей. Я призналась тебе в своих чувствах не для того, чтобы поставить тебя в неловкое положение, просто я могла больше держать это в себе. И для меня невозможно встречаться с другими мужчинами сейчас. Но я заставлю себя это сделать, наряду с поисками работы, а затем жилья. Хотя для этого мне придется убить часть своей души - возможно, лучшую ее часть. Но как еще я могу поскорее убраться из твоей жизни и оставить тебя в твоем драгоценном покое?
       И еще. Я сознаю, что надоедала тебе. Но поверь, в обычной жизни я далеко не так надоедлива. Просто когда любишь, тебе хочется все время быть с любимым.
       Поверь мне, я ценю очень высоко все, что ты для меня делал и делаешь, и я не хочу проблем для тебя (с деньгами и проч.).
       Насчет Джошуа. Он чувствует, что привычная жизнь меняется, а любые перемены пугают. Но он мог бы не потерять, а обрести любовь и заботу двух людей вместо одного. Тебе ведь тяжело тащить все это на себе. Я хотела заботиться о вас обоих. Но видно, не суждено".
      
       ...Думаю, как же мне теперь себя вести, но ничего умного, хоть убей, в голову не приходит. Решила на удачу позвонить Веронике. Она мудрая женщина. Может, что-то дельное посоветует!
      -Привет! Как дела?
      -Ой, загружено! Впрочем, как всегда. А ты как?
      -По разному.
      -Ясно. Как у всех! Слушай, я тут тебе нашла несколько людей с интересными судьбами. Запиши телефоны, - какая Ника все-таки молодец! Занята, но не забыла обо мне. Она диктует имена нескольких женщин: - Ну, ты сама с ними созвонишься, хотя я вкратце объяснила им, что к чему.
      -Так, а когда ты мне о себе расскажешь?
      -Боюсь, что никогда! Я спрашивала благословения у батюшки, но он не дал.
      -Но ведь он меня даже не знает!
      -Ему это и не нужно. Ему был знак свыше, - чувствую себя так, будто меня пнули в живот второй раз. И снова ни за что и тогда, когда ты меньше всего этого ждешь. Как остро я стала на все реагировать! Может, потому, что я здесь совсем одна, безо всякой поддержки? В Питере подобная мелочь ни за что бы не выбила меня из колеи.
      -Попробуй лучше пообщаться еще с одной женщиной, ее зовут Ида, она уже пожилая, но личная жизнь у нее была очень бурная. Она директриса русского магазина "Пионерка". Лично мы с ней не знакомы, но ты можешь координаты магазина среди рекламы посмотреть.
      -Спасибо тебе. Ника, я поняла, что по каким-то причинам ты не хочешь общаться ради книги. Но просто так, по дружески, мы можем с тобой встретиться поболтать?
      -А что, что-то случилось?
      -Да нет, страшного ничего. Разве что работу пока не нашла. Но ничего, завтра должны мои объявления в газете выйти...- почему-то сейчас, по телефону, не видя Никиных глаз, мне стыдно и невозможно признаться, что моя личная жизнь рушиться, как нью-йорские небоскребы в сентябре 2001-го. Возможно даже, не только личная жизнь, просто мне не хочется пока осознавать масштаб катастрофы. Может рухнуть вся моя жизнь - если мне не удастся найти работу. Тогда мне придется вернуться. И навсегда расстаться с Роберто! Я не смогу видеться с ним даже мельком. Зато каждый день придется лицезреть и отмывать дерьмо...
      -Ты обязательно найдешь что-нибудь, главное, не сдаваться и не отчаиваться, - ага, к своим делам Ника меня привлекать не хочет, хоть и перегружена сама - отмечаю я. Может, считает, не справлюсь без опыта?
      -А что касается встречи, понимаешь, я была бы рада тебя увидеть, но у меня сейчас столько работы, что на сон и семью не хватает толком. Если б что-то случилось, тогда, конечно же, да, а так... просто лясы точить, как женщины, которые дома сидят, я не могу! Попробуй лучше Нелли позвонить: у нее много свободного времени, ей скучно, она с удовольствием с тобой встретится и пообщается. Она милая женщина.
      -Я знаю...В любом случае, спасибо тебе за все. - И правда, после разговора с бодрой, неунывающей, деловитой Вероникой мне стало легче. Позвонила Нелли, на этот раз ответила она сама. Сорок минут жаловалась, как у нее болит голова, а я давала разные советы, как с этим справится. Короче, очень содержательно поговорили. Я все понимаю, и первые минут пятнадцать я Нелли искренне сочувствовала, но...все-таки сорок минут бесконечных жалоб с повторами - это уже чересчур.
       ...Спохватилась и позвонила в магазин - заодно работу найду! В "Пионерке" мне ответили, что Ида уже не директор, она продала свое детище. Но мне дали ее мобильный. А не нужны ли вам продавцы? Нет, девушка, не нужны.
       Звоню Иде. Та отвечает замученным голосом: - Я только что после операции, мне сейчас ни до чего. Позвоните мне в середине июня.
       ...Звоню по телефонам, что дала Ника: никого нет дома. Наверное, все на работе. Ничего, уже на днях работа появиться и у меня! Да я буду просто нарасхват - у "Ньюс" такой тираж, а я ведь еще и во "Время" объяву дала. И новые друзья у меня появятся! Через Веронику и по тем же объявлениям. И моя личная жизнь наладиться - с Роберто или с кем-то другим. Со временем это произойдет обязательно. Но сейчас мое настроение еще тоскливей, чем вчерашняя Робертова музыка. Однако я ни за что ему этого не покажу.
      
       Роберто вернулся только в девятом часу. Бледный, грустный, измученный.
      - Ты не просил, но я приготовила котлеты, - робко говорю я.- Фарш бы назавтра был уже несвежий, а я знаю, ты их любишь. - Беру пример с обычного поведения Роберто: делаю вид, что ничего не случилось. Сохраняю хорошую мину при плохой игре. Потому что поняла: по моему не получиться. Будет как-то по другому, совсем неожиданно для меня.
      -Хорошо, я потом поем. Я так устал, что ничего не хочется.
      -Неужели ты весь день убирался у Габриэлы?
      -У нее очень запущенная квартира. Когда уборку делают раз в месяц, приходится разгребать множество всего.
      Смотрю в его глаза - в них стоят слезы. И теперь ему уже не удается их скрыть.
      -Роберто... Да что с тобой?! - В моей голове вихрем проносится череда самых диких предположений. Например: может, хромая Габриэла в ответ на новости обо мне не выдержала и призналась в своей тайной многолетней любви к Роберто? Молодая, богатая и сексуальная Мэгэн, пользующаяся успехом у мужчин, и то явно вертела хвостом перед этим красивым обходительным итальянцем и смотрела на него, как зло выразился Майк, "факин айз", то есть "непристойно". "Ты говоришь мне, что я не уделяю тебе внимания, а сама смотришь на Роберто как блядь и ведешь себя как блядь!". Что верно, то верно: Мэгэн при разговорах с Роберто обычно сидела, широко раздвинув ноги (так что видно все, что под короткой юбкой), беспрестанно облизывая кошачьим язычком узкие губы, поглаживая маленькую, не стянутую лифчиком грудь с острыми сосками, торчащими из под одежды, и глядя на Роберто уже упомянутыми "е... глазами". Вдобавок от нее все время несло густым запахом течки - скажем, после очередного секса с Майком, который, несмотря на обилие работы, все равно активен как машина и имел Мэгэн утром, несколько раз после работы и ночью (но ей все равно было мало, и она еще ежедневно подолгу и удивительно громогласно онанировала! Хорошо еще, если не в ванной, а в их комнате. Очень надеюсь, что Мэгэн свалила насовсем в свою Канаду и больше сюда не вернется). То есть Роберто очень привлекателен даже для 20-летней сучки, которую и так удовлетворяют ежедневно по многу раз. Что уж говорить об одинокой Габриэле-инвалиде, чей женский век близиться к закату! Да для нее Роберто, небось, вообще последний свет в окошке. Ненавижу Габриэлу, Даниэлу, Мэгэн и всех прочих баб, разлучающих нас с моим милым!
      -Я уже говорил тебе - я могу потерять дом. Мне тяжело еще и по другим причинам, о некоторых из которых я сказал в моем письме. Ты его прочла?
      -Да. Я написала тебе ответ, - приношу листок Роберто.
      -Прости, что я заблуждалась. Останемся только друзьями! Я постараюсь убраться из твоего дома как можно скорее. Уже завтра начнутся звонки насчет работы по русской газете. А сейчас отдыхай!
      -Хорошо, - впервые он мне улыбается. Довольно тепло. Но взгляд остается погасшим и грустным. Читает мою записку, смотрит на меня... мне показалось, с затаенной надеждой. Но я теперь так боюсь вновь ошибиться, Роберто так непредсказуем, что я запрещаю себе делать какую-то оценку его взглядов и проч. Он говорит мне что-то еще, но я не понимаю. Заметила: когда я волнуюсь, мой и без того небезупречный Инглиш вообще резко "скисает". Тогда Роберто пишет то, что хотел сказать, на листке:
      "1 шаг: ты нуждаешься в преодолении, что значит стать независимой и возможность делать то, что ты хочешь, найти удовлетворение без нужды в ком-то еще.
      2. любовь требует времени". "Любовь требует времени". Что это? Намек? Он, несмотря на свое утреннее письмо, мог бы полюбить меня по настоящему? И хочет?
      
       ...Роберто опять включил похоронную музыку: "Она очень успокаивающая, расслабляющая". Я уже ничего не говорю: раз ему от этого легче, пусть. Только мне от нее еще фиговей. Ничего, я все преодолею! Какой-то паршивой депресснячности меня не сломить! И всему остальному тоже. Я найду из всего этого выход! Правильное решение всех стоящих передо мной задач.
      
       Я опять сажусь работать за свой компьютер. Роберто, несмотря на то, что страшно устал, тоже. Все-таки он ангел! Как я могла плохо думать о нем - пусть даже мельком? Но ведь не бывает людей совсем без недостатков! Не бывает! Я никогда таких не видела. Стоп: а Наташа? Но она исключение. И у нее есть недостаток: она не любит делать рутинную домашнюю работу, тем более что мама все и так сама сделает за нее: и посуду помоет, и приготовит, и постирает. А вот Роберто... Что за страшные тайны таятся в безднах и закоулках его души? Или это я сама себя накручиваю?
      -Редактор русской газеты поручил мне написать статью про день защиты детей, - говорю я Роберто. Это правда, но я сообщаю с умыслом: все же хочу проверить свою версию об инцесте. Пусть она и жуткая, и нереальная, но... Просто я никогда не видела таких отцов! Да и матерей тоже...
      -Многие английские родители просто ужасно обращаются со своими детьми. Более ста тысяч детей в Англии ежегодно подвергается издевательствам и избиению! Не так давно я видел по телевидению репортаж: родители заставляли маленькую дочь ночевать в ванной. В конце концов она умерла от хронического воспаления легких. Подобных диких случаев здесь слишком много. Я так хочу поскорей вернуться на берега Средиземного моря, где люди приветливы и дружелюбны, жизнь дешевая, яркое солнце, и до сих пор святы семейные ценности!
      -А что ты думаешь о проблеме инцеста?
      -Это худшее, что только может быть - насилие над беззащитным ребенком. Но самое кошмарное, что вырастая и становясь взрослыми, такие дети начинают мстить уже своим детям за собственное загубленное детство - и получается порочный замкнутый круг зла. Из которого таким людям, к сожалению, не выбраться.
      - Ты так думаешь? А я нет! Ты что: если человек на себе испытал, настолько это тяжко, нужно быть безумцем, чтобы захотеть повторить это с кем-то. Тем более с собственными маленькими детьми!
      -А я убежден, что дети всегда повторяют, копируют поведение и судьбу своих родителей.
      -Я с этим в корне не согласна! Даже психологи утверждают, они специальные исследования проводили, что да, примерно половина людей повторяет судьбу своих родителей-скандалистов или алкоголиков. Но другая половина - а это огромное число людей, Роберто! - наоборот, получает к такому образу жизни столь сильную аллергию, что делает все возможное и невозможное, чтобы их дальнейшая жизнь и жизнь их детей ничем не походила на собственное детство.
      -Нет...- качает головой Роберто. Почему он не желает прислушиваться к моему мнению и считает, что всегда прав? Вот на самом деле его реальный недостаток, а не придуманная педофилия! А еще он врун и жадина. Хотя нет, я опять загнула: вовсе Роби не скуп, просто экономный. У него же сейчас так плохо с деньгами! А тут я еще... какая уж тут любовь! Камень на шее не любят... Но ведь он, как разумный взрослый человек, должен был предвидеть возможные на первых порах проблемы!
      
      -Я слышала, как Джош кричал во сне ночью, - говорю я.
      -Да, это с ним довольно часто бывает, - как о каком-то пустяке замечает Роберто. Странно: это ведь ненормально! И говорит о скрытых проблемах, которые тревожат ребенка. Но ни любящий отец, ни мамаша-психолог почему-то не обращают на детские кошмары никакого внимания.
      
       ...Работать нет никакого настроения. Решила посмотреть почту в Интернете, хотя писем ждать не от кого. Но вдруг будут отклики от английских работодателей по моим анкетам на сайтах? Нет, от них ничего. Что это?! Неужели ответ от Астахова?!
       "Уважаемая Анна, извините за небольшую задержку (хм, небольшая - это 2 недели. Которые стали для меня настоящей пыткой). Но теперь результаты готовы и у меня нет никаких сомнений - я могу уверенно утверждать, что Булкины Л. С. и В. А. являются вашими биологическими родителями на 99, 98 %.".
       Странно, но я ничего не почувствовала, когда это прочла. Совсем ничего. Ни отчаяния, ни ликования от того, что мои родители все-таки не какие-то неизвестные алкоголики и я не приютский подкидыш. Нет, у меня, оказывается, есть парочка вполне законопослушных родителей... которые меня даже почти не били. Вот только...
      
       ...Прошло несколько часов. Я чувствовала себя как-то странно. Наверно, так ощущает себя вулкан накануне катастрофического извержения: внешне все еще спокойно, но внутри нарастает взрыв и его уже никому не предотвратить.
       Мой взрыв начался с того, что я со смехом сказала Роберто: "Сегодня я получила известия, которых очень ждала - результаты генетической экспертизы. Оказывается, мои родители в самом деле мои настоящие родители". Роберто ответил: "Ну, ты, наверное, рада?". "Наоборот - я была бы счастлива, если бы получила другой результат. А сейчас я вообще ничего не чувствую. Может, это и хорошо?". Роберто так странно на меня посмотрел. Мне кажется, он подумал, в своем ли я уме? Вот дьявол! Зачем я сказала Роберто? Я ведь вообще ничего про все это не хотела и не собиралась ему говорить! Хотя...если он действительно настоящий, мой - он все поймет. И примет меня со всем этим грузом. Да, точно. Это будет самая лучшая проверка! Отлично: я узнаю результат прямо сейчас, а не спустя годы. Да, лучше узнать все спустя пару недель общения, а не когда уж прирасту к нему кучей нервов и кровеносных сосудов. Я не хочу всю жизнь притворяться, пусть даже ради любимого, что все прекрасно: у любого человека в жизни бывают проблемы. И если твой близкий друг не желает тебя в этот момент поддержать - значит, это не тот человек. Не тот, который должен быть рядом.
       Спросила у Роберто - могу ли я включить телевизор? "Конечно". Я тупо смотрела на экран, ничегошеньки не понимая. Может быть, это все же неправда? Может, это какая-то чудовищная ошибка? Может, Астахов чего-то там напортачил? Вообще, почему он ответил лишь через 20 дней, хотя обещал максимум через неделю? Что то здесь явно не так! Может, Астахову стало просто меня жаль и он решил, что меня обрадует именно такой результат: дескать, все у вас в порядке, папа и мама настоящие, не поддельные, в наличии. Так что живите и наслаждайтесь жизнью, и ни о чем больше не беспокойтесь! Хотя он ведь отвечает за результаты...
       А еще, когда 4 года назад я попросила маму прислать образцы крови, она почему-то сделала это только через 5 месяцев. Как будто уколоть палец швейной иглой и капнуть пару капель на промокашку так сложно! Я ее еще все время подгоняла в письмах и по телефону: почему не шлешь, давай быстрей! Я узнаю, каких витаминов и микроэлементов вам не хватает, и сразу же их вышлю!
       Обычно мама очень беспокоится о своем здоровье и никогда не пройдет мимо халявы. А тут можно продиагностироваться на дармовщинку - и такая задержка! Хотя, может, все это легко объяснимо какими-то причинами, о которых я не знаю - как поведение Астахова, так и родителей. Но мне от этого не легче...
       Итак, остается подытожить и смириться с результатом: я - это я, родившаяся, как записано в документах, в семействе Булкиных в августе 71-го на станции Оленья. Хотя я сама на себя не похожа на собственных фото, там, где мне 6 месяцев (там у меня темные волосы и глаза, этот портрет всегда висит у мамы над кроватью и она его очень любит, любит меня там - как будто я осталась только на этом портрете, как будто я не продолжаю жить рядом). А в моей детской карточке в поликлинике, кстати, всегда были заклеены первые несколько страниц. Я таких карточек никогда не видела! Один раз, лет в 12-ть, я сидела в очереди на прием, и мне дали карточку на руки, а не отнесли, как обычно, сразу к врачу. Я попыталась отклеить страничку и узнать секрет, но мне не удалось - медсестра увидела и отняла.
       ...Но как бы то ни было, довольно играть с собой в утешительные игры и мечтать, как всякий одинокий нелюбимый ребенок, об идеальных родителях. Которые однажды тебя непременно найдут, заплачут, обнимут и скажут, как тосковали без тебя всю жизнь. И что теперь все будет хорошо! Нет, мне надо принять, причем для собственного же блага, если я не хочу в дальнейшем свихнуться (а это может произойти, если продолжать жить в мире иллюзий), что мои настоящие родители по какой-то необъяснимой причине меня на дух не выносили и попрекали всем, к чему только могли придраться. В особенности отец. Иногда меня били - без причин. Например, однажды я пошла за почтой, там была новогодняя открытка от папиных друзей из Питера. Она почему-то пришла на месяц с лишним позже и была вся мятая. Отец, когда ее увидел, заорал: "Ты где ее прятала?!". Я не успела ничего объяснить, как он изо всей силы пнул меня ногой в живот. Я упала, и он пнул меня еще. Хотя и говорят "лежачего не бьют". После этого у меня с мочой шла кровь. И каждый божий день я слышала: "Господи, за что мне такое наказанье?! Я так хотел, чтоб у меня был сын! А мне досталось это". Далее "это" именовалось. Преимущественно матерно. Самое мягкое из названий для "этого" было "дармоедка". А мама не говорила со мной ни о чем, ни разу не приласкала, не обняла. Я видела, как ее напрягает любое дополнительное действие насчет меня, - да она и сама вечно жаловалась, как много она тратит на нас сил (просто, можно сказать, угробила на меня и отца свою жизнь). Хотя я часто на всех готовила, мыла посуду, сама себе стирала, на всех гладила, убиралась, бегала по прачечным, обувным мастерским и химчисткам. Большинство ежедневных покупок тоже было на мне. Но мать всегда была мной недовольна, как и отец. Она говорила это прямо, как он, не часто, но... Ее глаза - они говорили это лучше слов, как и глаза отца. И те, и другие смотрели на меня с отвращением, хотя я была смышленой и жизнерадостной, и в целом людям нравилась. Незнакомые тетеньки в очередях могли погладить по голове и сказать: "Какая хорошенькая. Какая помощница - вот с кем родителям повезло!". Но мои собственные предки не хвалили меня никогда. Я была одной из лучших учениц в школе, старалась быть образцовым ребенком дома, мне не нужно было помогать с уроками. Короче, со мной не было никаких проблем. И, тем не менее, меня очевидно не любили.
       Из-за всего этого в моей голове и возникла спасительная фантазия о потерянных родителях. Ха-ха: из Чили! Ну да, это ведь максимально далеко от Кольского полуострова, на другом конце земного шара. Как можно дальше от моего реального папочки. Не хочу больше даже думать о нем. За что, за что мне все это?!
       ...Кидаю взгляд на Роберто. Мне сейчас так нужна дружеская поддержка!
      -Я думаю, у меня плохая карма, раз мне досталась равнодушная мать и жестокий отец, каждый день растаптывавший мое достоинство. Еще мне кажется, мне нет места на этой земле!
      -А мне кажется, ты себя не любишь.
      -Дело не в этом. Я-то как раз нормально, адекватно отношусь к себе и окружающим. Просто мне кажется, меня никто не любит (под "никто" я имела в виду, конечно же, "ты"). И никогда по настоящему не любил...
      Роберто чуть улыбается: - Джошуа время от времени тоже говорит, что у него нет друзей и его никто не любит. Но это совсем не так!
      -Но почему-то же он это говорит! Значит, он так чувствует. И это очень опасно, когда личность формируется с таким ощущением. Ты пытался узнать у него, почему ему так кажется?
      -Он никогда ничего не отвечает. Не хочет объяснять.
      -Спроси во второй раз!
      -Мне кажется, вы оба сильно преувеличиваете. Почему ты считаешь, что весь мир настроен против тебя? Например, если несколько встреченных тобой мужчин оказались не слишком порядочными, это вовсе не значит, что все мужское население планеты негодяи. Точно также многие мужчины полагают, что все женщины проститутки - но это же не так. - Однако по тому, как Роберто произнес "проститутки" - с какой злостью и каким нажимом, я поняла, что он сам в глубине души считает точно так же! И ему для этого хватило одной Донны. А мне, чтобы начать сомневаться в мужчинах и карме, понадобилась пара десятков придурков, включая поселковых гопников и коммунальных соседей. Хотя тут Роберто прав: несколько эгоистичных недалеких козлов еще не означает, что каждый из миллионов самцов таков. Может, я просто не тех выбирала! И с жильем мне элементарно не повезло. В конце концов, чего еще ждать от коммуналок и выселок?
       ...И все равно мне так плохо. Вполне возможно, что где-то по свету бродят стада достойных мужчин - но мне нужен только один. Который меня точно не любит! Я не нужна своей половинке! И вторая величайшая мечта всей жизни, о потерянных любящих родителях, тоже потерпела полный крах. Я залезла на свой Эльбрус, и свалилась вниз. Теперь я на самом дне пропасти, и не знаю, как оттуда выбраться. А еще мне так больно, что я этого даже не чувствую. Вернее, чувствую кое-что: что у моей души нет больше сил здесь находиться. Зачем? Во имя чего?
       При этом я не считаю, что весь мир настроен против меня! Ему просто нет до меня никакого дела. Меня, моих чувств и потребностей ни для кого как будто не существует.
      
       ...Я не знаю, сколько прошло времени - я сидела перед бормочущим телевизором без чувств и без мыслей, как каменный тупой истукан. Нет, это неправда - уже неправда. Мне хочется зареветь, слезы уже где-то близко. Но ни Роберто, ни мои - все-таки мои! - предки этого не дождутся. Ни за что!
      Я заставляю себя улыбнуться Роберто: - У меня сегодня трудный день, как и у тебя. Скажи мне что-нибудь хорошее!
      -Это нелегко...
      - Но не настолько же, что совсем ничего не придумать!
      -Многие люди в мире несчастны, - как-то равнодушно пожимает плечами Роберто.
      -Уверяю тебя, это совсем не то, что хочется услышать в такие минуты!
      Мой друг молчит. Мой друг? Сейчас он кажется таким далеким, чужим, непонятным!
      -Можешь обнять меня, как Джоша? Только если ты хочешь, конечно, - мой голос уже дрожит. Если бы Роберто пересилил себя и сказал пару участливых слов, даже пусть формально, мне было б достаточно. Неужели это так трудно для него? Ободрить своего друга?
      -Но ты не мой ребенок, - качает головой Роберто. Но я не просила обнять меня как дочь или как любимую - всего лишь по дружески! Это ведь сущая ерунда! Но мне было бы важно - ощутить, что я не одна на этой планете. Что есть кто-то, кому не безразлично то, каково тебе...
      -Знаешь, мне одного слова "кипяток" было бы достаточно! Даже не объятий, всего одной шутки, одного теплого слова! - Но теперь Роберто вообще молчит в ответ на мои слова.
       Как у него всегда все разумно, взвешенно, расчетливо, холодно! Точно, все эти идеи о понимающих тебя без слов половинках - полный бред! А я идиотка! Так я работаю над тем, чтобы здесь остаться?! Вместо помощи грузя Роберто своими, абсолютно бредовыми для него заморочками. В женщине должна быть загадка! А уж "скелеты в шкафу" - например, проблематичных предков или собственные болячки нужно демонстрировать в последнюю очередь. Причем если без этого совсем уж не обойтись. Никогда больше не буду откровенничать с мужиками! Они все равно этого не понимают, это их только отпугивает! Я прекрасно жила, когда так себя вела, хотя, может, поэтому никогда никого по настоящему не любила. Потому что какая любовь без полного доверия? Но вот с Роберто я поделилась сокровенным - и что? Только все испортила! Он теперь коситься на меня с явной опаской - как на чокнутую! А когда встречается со мной глазами, поспешно отводит взгляд. Как будто может только от этого заразиться чем-то нехорошим! Скажем, плохой кармой. Нет, лучше уж без любви, чем мучится так!
       Все: вызубрю наизусть байку про безупречных предков и счастливое детство. Хватит с меня этой невыносимой боли! Тем более что я отлично знаю способность мужчин бить ниже пояса - все мои бывшие это делали. Каково будет, если тот же Роберто станет колоть тебе глаза: это потому ты такая-сякая, что папочка твой был полный урод, вот в него ты такая и уродилась. Да лучше повеситься, чем такое выслушивать! Нет ничего больнее в жизни, когда человек, к которому ты искренне привязана, которому хоть сколько-то, но доверяешь, сыплет тебе соль на раны как раз в тот момент, когда ты и так еле дышишь. Но раз у людей (потому что бабы часто ничем не лучше мужчин) хватает подлости и глупости делать это - значит, нужно просто не давать повода. Стать неуязвимой, непробиваемой, без слабых мест. Без сердца. Вернее, с сердцем, спрятанным под защитной броней так далеко, что до него не достанешь. Или это возможно только с очень большим трудом. А мужики ведь лодыри... Отлично - буду одна. Зато с целыми нервами! Да: сильной и независимой! Как западные женщины...
       Думаю вот о чем: недавно южноамериканская актриса Шарлиз Тэрон, получившая "Оскара", раскрыла страшную тайну своего детства: оказывается, когда ей было 15-ть, ее мать на глазах девочки застрелила мужа-выпивоху, избивавшего жену и дочь. Вот, ее папаша тоже над ней издевался - и ничего! Печальное детство ничего не значит, если ты стремишься изменить свою жизнь! Шарлиз знает, кажется, девять языков, если не больше, она шла к своей цели, несмотря ни на что. Да, но у нее была цель... У меня тоже была - найти мою настоящую семью и свою половинку. Но теперь надо поставить себе какую-то другую цель. Чтобы жить дальше. Пусть я свалилась с Эльбруса своих надежд - плевать, у меня впереди еще куча непокоренных вершин. Эй, где ты, моя Джомолунгма? Ну и что, что я упала и мне трудно дышать - я жива, я все еще жива. И я не сдамся!
       Еще вспоминаю книжку известного режиссера Андрея Кончаловского, которую я купила, надеясь узнать какие-то секреты по части режиссуры. Но там в основном были описаны его любовные похождения. В частности, как он познакомился со своей последней женой, актрисой Юлией Высоцкой. Он родился в 1937 году, она в 73-м. Когда они встретились, ей было около 22-х, ему под шестьдесят. Интересно, он в самом деле привлек ее как мужчина? Или только как имя? Лично мне Кончаловский кажется таким же интересным, как медный тазик, но вкусы у всех разные. Объективно, бабам он в целом нравится. То есть нравился... Но мог ли он реально сексуально привлечь молоденькую девчонку? Она-то его притянула очень, он этого не скрывал. Судя по воспоминаниям Кончаловского, девушка вела себя странно: отдалась спустя всего час после знакомства, однако на этом все не закончилось (хотя чего еще ждать от случайного секса на фестивале, да еще с пресыщенным женатиком, да еще после утоленного мужского любопытства!). Андрон пригласил ее поехать с ним в Лондон, причем без всяких перспектив - в том числе замужества (наш герой уже был в который раз женат). Однако Юлия согласилась жить с ним, тайно, учить язык, а потом пойти на актерские курсы, параллельно подрабатывая официанткой - это когда они уже полюбовно расстанутся. И далее попробовать пробиться на Западе самостоятельно. Однако вышло все не так: пожилого плейбоя неожиданно для него затягивало все глубже. Юлия вела себя непредсказуемо: уходила утром, возвращалась поздно, хотя занятия на языковых курсах, ни, затем, в актерской школе, не длились так долго. Кончаловский ревновал и закатывал молодой подружке сцены, а она - молодец! - отвечала на них только одно: "абракадабра". И никаких ответных оскорблений, упреков! В итоге через два года они поженились официально, у них родилась дочка, Кончаловский начал снимать молодую жену в фильме за фильмом. "Раньше я ее просто любил, а теперь начал уважать", - сказал он в каком-то телеинтервью. Меня бы такое высказывание со стороны любимого обидело - когда искренне любишь, даже мелкое пренебрежение партнера коробит очень сильно. Сильнее, чем откровенная скандальность! Ну как можно не уважать того, с кем живешь? Если, конечно, любишь по настоящему, а не просто наслаждаешься чьей-то плотью, как вкусным обедом. Любимый для любящего всегда океан, Вселенная. И уж конечно, самый лучший, самый умный, самый талантливый человек на Земле!
       Но вот если человека не столько любишь, сколько терпишь и используешь, ему можно простить очень многое... потому что тебе все равно. Потому что, по сути, ты не с ним. Ты живешь в своем прекрасном будущем, ты мечтаешь только о нем. Хотя... Возможен еще один вид всепрощения - этакий материнский. Женщина может так относится к любимому мужчине. Но 20-летняя к тому, кто почти на 40 лет старше? Хотя, почему нет?
       Хочу все-таки понять, что Юлей двигало? С одной стороны, она вела себя потрясающе продуманно - когда действительно любят, так себя не ведут, тогда хочется все время посвящать любимому. Как бы не была интересна учеба и как бы не увлекала карьера... С другой стороны, люди все разные. Как знать, возможно, для кого-то любить, не присутствуя рядом - это в порядке вещей? И все равно мне кажется, что здесь попахивает прежде всего любовью к себе. Или ты можешь испытывать благодарность за заботу, поддержку, и проч., но человек так тебя достает по поводу и без повода, что тебе просто тягостно быть вместе с ним и ты ищешь любые предлоги, чтобы только не быть дома. Вот это мне очень просто понять, потому что все мои прошлые отношения с мужиками как раз такими были.
       А еще Юлия, кажеться, выросла без отца. Может, именно поэтому вела себя так странно поначалу и потом - не из-за расчетливости, а из-за неуверенности в себе? И именно поэтому Кончаловский ее и привлек - как этакий гибрид мужа и доброго папочки. Хотя в итоге в роли "мамочки" пожилого мальчика оказалась именно она! Но лично мне Роберто ни как отец, ни как ребенок не нужен! Зря я ляпнула "обними меня как Джоша". Почему все, что я говорю, оказывается мне во вред? Но когда тебе так плохо, разве можно контролировать каждое слово? На самом деле, как доказывает опыт той же Юлии - да. Она тоже была совершенно одна-одинешенька, рядом с довольно тяжелым человеком, без поддержки - и ничего, справилась! Хочу быть как Юлия Высоцкая, но только у меня не получится. К тому же у Юли, в отличие от моей ситуации, всё шло в гору: Андрон ей помогал, оплачивал учебу. Ее мечты претворялись в жизнь. Только за это она могла Кончаловского искренне полюбить - а я думаю, не только за это, так как они оба кажутся неплохими людьми. Мои же мечты - все! - рухнули. Нет у меня полноценной семьи и любящих близких, никогда не было и не будет.
       А что до более мелких желаний, типа попытаться пристроить здесь мои сценарии и книги, - так Роберто явно не до меня, хоть он обещал мне раз сто в своих письмах помочь. И я ему предлагала пятьдесят процентов от прибыли за его услуги как моего агента! Я уверена, что хоть одну книжку и один-два сценария в Англии удастся продать. Это совсем неплохие деньги - несколько тысяч фунтов, даже если только половина гонорара. Только! Да ни один агент такой гигантский процентище за свои услуги не берет! А я сама предложила, чтобы Роберто отблагодарить и ему в ответ помочь. Но может, он не верит в меня и считает это напрасным переводом сил и времени? А всего его посулы были из разряда "наобещал и в койку", - любимый девиз Звездеца. Причем даже в постель Роберто меня, после первых дней, уже не тащит. Я ему окончательно и во всех смыслах опротивела!
       Конечно, можно попробовать наладить контакты самостоятельно, но мой разговорный Инглиш пока так убог, что я не смогу поддерживать полноценную беседу в быстром режиме. Руководство телеканалов и издатели надолго запомнят "эту тупую русскую" и потом, когда я смогу уже нормально общаться, это будет продолжать сказываться - ко мне будут относиться как к недочеловеку и попросят секретаршу со мной не соединять, чтобы время зря не отнимала. Хотя, скорее всего, меня до руководства просто не допустят, так как я даже с менеджерами, секретарями и помощниками пока что не в силах внятно объясниться. То есть я могу вызубрить, кто я и что хочу, но вот понять целую тираду в ответ и адекватно отреагировать на нее - уже нет. Тем более обсуждать условия контракта! Из всех окружающих людей я более-менее неплохо понимаю только Роберто, и то все время его переспрашиваю. Конечно же, я не собираюсь сдаваться перед обстоятельствами. Но я хоть убей не знаю, что мне теперь делать!
      
      - А я знаю, почему Донна ушла от тебя! - злорадно сообщаю Роберто. Это приемчик как раз из разряда ниже пояса, но мне уже все равно. Пусть ему станет так же больно, как мне сейчас! Знаешь ты кто, Роберто? Тупая равнодушная скотина, думающая только о себе! Моральный урод! Уу, я отплачу тебе той же монетой! Как же я сейчас зла!
      -Мы оба совершали ошибки. В любом случае, это уже неважно, - итальянец спокойно пожимает плечами. Даже если его задело, он этого все равно не выдаст. Молодец - так и надо! А не то будут бить по самому больному снова и снова. Да, никогда, ни за что нельзя обнаруживать своих слабых мест! Моя внезапная злость так же внезапно проходит, сменившись ужасом перед самой собой и восхищением (опять!) перед Роберто.
      -Скажи, как ты сам думаешь, почему Донна ушла от тебя? - Интересно, что он ответит? Может, причина все-таки не в его холодности?
      -Потому что она была несчастна. Она думала, что убежав в новую любовь, можно убежать от старых проблем, от самой себя.
      -А почему она была несчастна?
      -Потому что у нее было несчастное детство. Ее слишком много таскали с места на место. Потом ее слишком часто бросали разные люди. Почему ты задаешь столько вопросов?! - На сей раз Роберто спрашивает с такой яростью, что я замираю как перед разозленным тигром.
       ...Сижу почти не дыша и думаю вот о чем: пусть Роберто мог довести Донну своей вечной правотой и играми до полного безумия - но ведь у нее есть брат, друзья, и не за тридевять земель, а в ее родном городе - так почему же она отказалась от сына, бросила его совсем малышом, целый год не желала даже взглянуть на него, хотя тогда уже училась на психфаке и прекрасно знала, какая это огромная травма на всю жизнь для мальчика в этом возрасте. И она была далеко не девочкой - ей было уже 29! Но, как и Роберто, она не хотела отвечать за тех, кого приручила и сотворила. Для нее, как и Роберто, самым главным был только ее личный комфорт и кайф. Наверняка у нее есть какие-то достоинства, не зря же ее полюбил Роберто и любит сын, да и не бывает людей, состоящих из одних недостатков - но я все равно не смогу хорошо к ней относиться. Каждый должен платить по счетам! Тем более что Донна, похоже, нисколько не изменилась - да, она бросила наркоту и выпивку, но не перестала портить жизнь окружающим, добиваясь, чтобы все было по ее... пусть и ценой страданий собственного сына (ведь если Роберто будет несчастен, Джошуа будет страдать от его агрессии и меланхолии тоже).
      
      -Роберто, я могу позвонить своим друзьям в Россию? Это всего 1 пи за минуту. Всего 50 копеек!
      -Пожалуйста.
       ...Набираю Наташин номер, но там никто не отвечает. Наверное, вместе с мамой вкалывает на даче, летом они живут там почти все время. Набираю номер Федотова. Надо же, свободно! Он ведь по вечерам обычно треплется с многочисленными приятелями или висит в Интернете.
      -Привет-привет! Ну, как ты там? - Уютно спрашивает Лешка. А я не могу ничего ответить, потому что у меня из глаз вдруг ручьями хлынули слезы. Я поспешно утираю их кулаком.
      -Чего молчишь? Что, так плохо? - Догадывается фотограф.
      -Угу. Я...я хотела тебя попросить. Я не могу долго говорить, все-таки межгород, и не хочу нудно объяснять ситуацию. Просто помолись за меня! Я наделала столько ошибок. Но не во всем только я виновата!
      -Хорошо. Я и так все время это делаю, - серьезно говорит Федотов. Только ради одной этой интонации, не говоря уж о смысле, стоило это услышать. Неужели Роберто было ТАК трудно сказать нечто подобное? Нет, он мне не друг!
      -Спасибо, Леша, - обычно я называю Федотова Федотовым или Лехой, - эдак шутливо. Чуть свысока. Но теперь я в полной жопе, а он извлек меня оттуда. Ради этого хочется назвать его по человечески.
      -Держись! - Говорит он мне на прощание.
      Я кладу трубку.
      -Кому ты звонила? - Интересуется Роберто. Неужели ревнует? Я сижу рядом с ним, и он наверняка слышал в трубке мужской голос.
      -Моему другу Алексею. Он мне просто друг, - поспешно поясняю я. Роберто еще не отошел, кто его знает: а вдруг сейчас опять вспылит и скажет: "Немедленно выметайся отсюда, сию же секунду! Ваще оборзела: при мне своим хахалям звонит!". Макс, помниться, устраивал мне немыслимые сцены ревности из-за любого, даже самого краткого и невинного разговора с коллегой мужского пола. Даже если тому было за 80!
      -Могу я еще позвонить одной своей подруге?
      -Конечно.
      ...Слава Богу, Люда дома и не спит. Впрочем, творческие россияне никогда раньше часа не ложатся. Одно только ее искреннее: "Ой, как я рада тебя слышать!" уже значительно облегчает мое состояние. Вкратце обрисовываю ей ситуацию.
      -Не думай больше о родителях. Считай, что это было давно и неправда.
      -В принципе, я так и делаю. Я ведь давно уже, слава Богу, с ними не живу. И не вспоминала всего этого, - просто сегодняшнее послание от Астахова заставило.
      -Ну и молодец. А с Роберто - думаю, у вас далеко еще не все потеряно. Просто не требуй невозможного от мужика, не грузи его своими проблемами. Ты этим с подружкой можешь поделиться, потому что женщины более сострадательные, они сильнее. А этот твой наконец-то завоевал себе небольшой кусочек счастья: дом, комфорт, и теперь он, естественно, не хочет всего этого потерять.
      -Но он не теряет всего этого из-за меня! Мне просто нужны были капелька внимания и сочувствия. Я же живой человек, а не робот! И он мой друг, а я совсем одна здесь.
      -Знаешь в чем наша общая беда? - вздыхает Люда. - Мужчины стараются найти то, что им нужно, в разных женщинах, а мы стараемся втиснуть все это в одного мужика и сотворить из него идеал. Но вспомни, кто сказал: не сотвори себе кумира?
      -Я поняла сейчас кое-что. Знаешь, в чем ужас? Я никогда не смогу полюбить мужчину, на которого не могу положиться! Который меня не знает, и которому я не верю! Что будет, если случиться настоящая беда, раз у него для какой-то фигни слишком слабые плечи?
      -А ты думаешь, почему я одна? Потому настоящих рыцарей слишком мало! Да, Сережа был по своему джентельмен, но ты знаешь наши отношения с его мамой... Я хочу тебе сказать, что помимо самого мужчины на отношения еще куча составляющих влияет: его окружение, доброжелательное оно или нет, какие-то ваши собственные проблемы. Состояние здоровья, толщина кошелька и много чего еще.
      -Да я понимаю...
      -А понимаешь, старайся по умному себя вести, если хочешь там остаться!
      -Так что, играть? Притворяться лучезарной супервумэн без проблем?
      -Да, милая моя! Выбирай: или терпеть мужчину - одного, который тебе в принципе интересен, или нищенскую зарплату и этих твоих поселковых хамов и их дерьмо. Выбор за тобой.
      
       ...Я прощаюсь с Людой и кладу трубку. Я совсем спокойна теперь. И вижу перспективу, - панорамную, как вид с высокой горы, а уже не сплошной мрак впереди. Вот что значит несколько минут пообщаться с друзьями! Настоящими друзьями! Думаю про себя: Роберто - это только один человек, не обративший внимания на то, что мне в какие-то моменты холодно (в прямом и переносном смысле), - а меня ждет целый мир возможностей, общения, новых друзей - может, таких же замечательных, как мои российские и Роберто в первые дни - и даже лучше! Наверняка. Та же Люда говорит, рыцари пусть редко, но еще встречаются. Я обязательно такого встречу!
       И все-таки Роберто был очень добр ко мне. Он все-таки очень даже неплохой человек и заслуживает такого же отношения. Да: буду заботиться о нем и Джошуа просто как друг семьи, вернее, как аккуратный квартирант: убираться, готовить, платя этим за пищу и кров, пока не нашла работу - но сердце я для Роберто закрою!
      
       ...Итльянец что-то мне говорит. Я оборачиваюсь к нему, переспрашиваю: - Прости, что?
      -Радиатор, - он показывает на батарею. - Теплое слово.
      Я не сразу въезжаю. А когда до меня наконец доходит, начинаю смеяться - вместе с Роберто. Как быстро он учится! Уже не сержусь. Одной его шутки и дружеской улыбки было достаточно, чтобы вновь ощутить себя счастливой.
       ...Может, если бы я вчера побежала вниз и утешила Роберто, он бы тоже отнесся ко мне совсем по другому, когда я узнала ответ генетика? И наши отношения стали бы развиваться совсем иначе...
      
      21 мая 2004, пятница
       Ночью у меня жутко болели зубы мудрости, вернее, набухшие их зачатки. Врач говорила, что раз эти зубы не прорезались к 18-ти, значит, уже не вырастут никогда. Похоже, черта с два: прут как миленькие! Может, у меня какое-то заторможенное развитие, как в физическом плане, раз я выгляжу на 20-ть, так и в умственном? Последнее особенно заметно. Зубы мудрости - они не зря так называются! Мне кажется, я стала умнеть только теперь.
       От боли не могла спать, хотелось стонать! Решила заняться медитацией, чтобы успокоится и отвлечься. Во время этой процедуры нужно усиленно дышать. Внезапно услышала, как за дверью моей комнаты кто-то подслушивает - там скрипнула половица, и еще раз. Майк или Роберто? Хотя Майк же внизу обитает. Да и зачем это ему, он же сам не свой из-за ссоры с Мэгэн. Я не понимаю Роберто, просто абсолютно. Он же ясно дал понять, что я его не интересую. Тогда какого черта?
      
       На рассвете все-таки задремала. Мне приснился странный сон: истошно орущий младенец, который в ужасе от того, что остался СОВСЕМ ОДИН. Но потом кто-то берет его на руки, и малыш тут же прекращает реветь, успокаивается и засыпает. Перед отъездом из России я видела передачу, в которой один психолог говорил, что никакой сонник и никакой психоаналитик не могут интерпретировать ваш сон лучше, чем вы сами. Но мне и без сонников совершено ясно, что надрывающийся от плача испуганный ребенок - это я, а тот, кто меня подхватывает и обнимает, извлекая из океана отчаяния - это Роберто, конечно - кто же еще? Тем не менее, несмотря на видеоряд сна, я совершенно уверена, что нуждаюсь в Роберто не как в отце или мамочке, а именно как в друге. Вот что мне на самом деле нужно - не секс, не поцелуи, а именно это - чтобы меня обняли. Почувствовать себя в безопасности, защищенной. Так я чувствовала себя последние годы, получая письма от Роберто и ощущая его поддержку - я не осознавала всего этого, но его тепло окутывало меня как кокон, оберегая от бед.
       Еще я думаю про Фрейда, который тоже очень любил интерпретировать сны - уж он бы порезвился! Но при всем своем патологическом стремлении всюду найти сексуальную подоплеку (как будто у человека никакой души нет, и духовных нужд тоже, соответственно, а есть только глупая жадная плоть! По моему, у гуру были свои большие проблемы, раз он так на сексе зациклился) он не смог бы ко мне придраться. Потому что ни к оральной, ни к анальной, ни к латентной стадии меня с этим сном не приткнешь (дедуля Фрейд учил, что проблемы личности возникают, если она "застряла" или вернулась из-за стрессов на какой-то из детских этапов развития: оральную, когда младенец получает сексуальное, якобы, удовольствие от сосания, анальную, когда ребенка приучают к горшку, и тд). Я же думаю, что на самом деле каждому человеку важно - даже если он сам в этом никогда не признавался ни окружающим, ни себе - в первую очередь именно это: чтобы его обняли, поняли, дали почувствовать, что он не один на этой Земле. Что все будет хорошо! А сексуальные прикосновения и секс как таковой - это уж дело десятое.
      
       ...Спустилась вниз. Роберто нет дома. Залезла в Интернет. Новости из России: "Вскоре будут подведены итоги проверки деятельности руководства Чукотской автономной области и, в частности, исполнения бюджета. "Независимой газете" удалось ознакомиться с документами, в которых ничего сенсационного, за что можно было бы предать анафеме начальника Чукотки Романа Абрамовича, не обнаружилось. Даже наоборот. Напомним, ранее глава Счетной палаты Сергей Степашин неоднократно пугал тем, что у него будет много претензий к Роману Аркадьевичу в части нецелевого расходования бюджетных средств и ухода от налогов. Что же удалось накопать счетоводам?
       Согласно документам, наиболее серьезные нарушения руководства области - это слишком высокие надбавки местным учителям и врачам. Работникам образования губернатор платил без учета регионального коэффициента и северных надбавок дополнительно 5 тыс. рублей. Кроме того, сотрудники органов здравоохранения, образования, культуры, социальной защиты, природоохранных учреждений получали по 1500 руб. в месяц. Всего на эти нужды руководство округа истратило в 2003 г. около 109 млн. руб., а за I квартал 2004 г. - 23,5 миллиона. Не обижал начальник Чукотки и своих подчиненных. Выборочно проверив штатное расписание трех департаментов, представители Счетной палаты установили, что местные чиновники получали на треть больше чиновников федеральных. На эти цели в прошлом году, по мнению аудиторов, незаконно ушло более 10 млн рублей. Еще 5,7 млн руб. составили нелегальные выплаты сотрудникам аппарата губернатора, и 2,5 млн. руб. - на их санаторно-курортное лечение.
       Всего в ходе проверки установлено, что нецелевым и незаконным образом было потрачено более 1 млрд 64 тыс. рублей. При этом к ответственности руководство Чукотки можно привлечь только за неправомерное использование около 220 млн рублей. За остальное губернатора могут только пожурить. Эти результаты, вопреки всем предыдущим заявлениям, играют только на улучшение имиджа Абрамовича".
       Решила распечатать эту новость и сохранить - вдруг предоставится случай проинтервьюировать олигарха? А еще я, в отличие от Наташи, не могу относиться к Абрамовичу и Ходорковскому так же однозначно плохо: мол, вор должен сидеть в тюрьме и вернуть награбленное народу. С другой стороны, говорят, другой впавший в немилость олигарх, Березовский, Первую Чеченскую войну развязал, чтобы денежки отмыть. Мол, это он оружием чеченцев снабжал (один журналист даже книгу написал, где приводятся документальные свидетельства об этом). Вообще в политике любят поливать друг друга дерьмом, и фиг поймешь, где правда, а где поклеп: могут запросто сфабриковать даже якобы реальные факты и доказательства. Но вот в это я почему-то верю. Березовский явно виновен, и во многом, а вот Ходорковского мне жаль. Он не сбежал из России, как другие олигархи, когда запахло керосином - значит, его совесть была чиста. Или он был абсолютно уверен, что все покупается и продается... Нет, понятно, что такие деньги, как у олигархов, честно не заработаешь, что они получили их путем тех или иных махинаций - но вот только в те годы, когда они это все проворачивали, эти жульнические приемы были вполне легальны, и даже поощрялись в нашей непредсказуемой и быстро меняющейся стране. Будущие олигархи просто выжали максимум из своих умственных способностей. Да, у других на такое не хватило б совести, но, с другой стороны, будущие магнаты никого не убивали, не отнимали последние гроши у старушек, а ведь в дикую инфляцию ценностей девяностых жизнь человека в бывшем СССР стоила меньше ваучера. Сколько людей пропало бесследно из-за афер с жильем. Сколько было застрелено или взорвано из-за передела собственности... И ты веришь, что нынешних олигархов все это волшебным образом не коснулось?!
       И все-таки Ходорковский много вкладывал в образование молодежи, в благотворительные программы - больше всех богачей. Кто-то сказал, что когда нувориши нахапают достаточно для себя, они рано или поздно начнут задумываться о народе, потому что им будет страшно слишком резко выделятся на фоне остальных. Детям, опять-таки, нужно общаться с более-менее ровней. Кроме того, у кого-то из них могут проснуться и более возвышенные интересы - судьба своей родины, например, и ее перспективы. И к этому ведь шло! Да, Березовские - эти умеют только хапать и играть в кажущиеся им занятными закулисные игры, дергать за невидимые ниточки, манипулируя окружающими как куклами, но есть ведь и другие. Олигархи тоже люди. Среди них, как опять-таки сказал кто-то умный, должен быть тот же процент негодяев и порядочных людей, что и среди прочего населения.
       ...Для распечатки взяла несколько листов из пачки черновиков Роберто, предназначенных на выброс (экономлю бумагу). Сама не знаю, почему, вдруг решила прочесть, над чем он сейчас работает - он говорил, что помимо перуджийского проекта, это какие-то сценарии, на которые он будет потом раскручивать фонды: "...Погода делает меня безумным, чего я жду? Я должен начать двигаться и изменятся, как в кино, не оглядываясь назад, чтобы ни случилось. Надо только сделать первый шаг, выбрать прямоту, а не обычное хождение вокруг и по кругу". Как в кино. Забавно, что профессиональный режиссер Роберто или такие люди как я, которые знают изнанку кино, все равно, как дети, очарованы его магией и считают неким ориентиром и образцом, на который стоит равняться. Кино часто показывает нам идеальный мир, - но идеал ведь недостижим? Да, но есть же в реальности небо Чили, лондонские сады, характер Джошуа, мои отношения с российскими друзьями! Наши отношения с Роберто первые дни...
       "...Я нуждаюсь в воздухе, в свежести, я удивлюсь, если это покажет мне, как я стар, а я старюсь, я чувствую это..."
       "...Ура искреннему варвару, устремляющемуся как стрела сквозь теплую плоть. Я бы кусался до крови и наконец забыл жажду - а позже смеялся об этом облегченно, новым днем и новой ночью." Ой-ой -ой! Я ж говорила, я это видела, чувствовала: у мужика крыша поехала на почве секса, как и у меня несколько дней назад! Он что - правда бы кусался? Ну уж фиг тебе!
       "Приди, удиви меня вновь, я так устал умирать! Ухаживай за мной, ласкай меня, открой новые двери ко мне, готовь для меня сладкие печенья, покажи мне путь... Звуки этой песни напоминают мне о том, что еще появляется, здесь и там, нарушая гладкую поверхность, подобно совершенному хаосу, и это напоминает мне о чем-то..."
       "...Я хочу одежду по мне, по моей форме, но эта слишком нежная и светлая..." (ага, слишком мягкая для тебя, говоришь, too soft? Но сейчас я в таком состоянии, что мне даже нет нужды прикидываться стервозой. Все я правильно понимала и чувствовала, треклятый лжец Роберто! А ты - ты так меня мучил! Чуть до самоубийства не довел. И себя изводил точно так же!)
       "...и другая неделя исчезает в пустоте и никогда не вернется обратно..."
       "...даже это было так прекрасно, что я никогда не думал, что это может быть..."
       "...словно порыв свежего ветра ворвался в мою жизнь, в пустоту, - но внезапно обернулся тысячами ледяных снежинок, и я готов расколоться на множество маленьких замерзших душ..." (Почему, почему?! Из-за всех этих интернетовских мужиков? Но ведь ты сам меня просто вынудил!)
       "...каждый день я должен вставать, делать упражнения и массаж, принимать душ, чистить зубы... и дисциплина, дисциплина, дисциплина, дисциплина" ( хм, звучит так, словно от этой самой дисциплины ему уже хочется выть)
       "...Моя задача быть реалистом, быть законченным мгновением, без корней, без ветвей, без листьев, без цветов, без ствола...в следующей жизни я бы попросил сделать меня камнем, круглым и совершенным, и тупо счастливым, как тот, что лежит в моем маленьком саду"
       И наконец: "Позволь мне показать, что я могу убить тебя прохладой, бескровно и без эмоций". Короче: трус и лжец! Но какой же несчастный! И из-за чего? Из-за каких-то совершенно беспочвенных, придуманных опасений! Господи, Роберто: зачем ты хочешь сделать несчастными нас обоих?! Что ты делаешь? Но я не дам тебе все так глупо разрушить. Я спасу тебя, мой любимый, да, я покажу тебе путь! Если будет нужно, я даже пну тебя под зад, чтобы не колебался больше, удушая себя бесплодными сомнениями. Ты увидишь, как все может быть здорово, как ты можешь быть счастлив, - если перестанешь смотреть на мир и себя сквозь черные очки. 47 - это совсем не старость, просто ты себе это внушил.
       Вспомнила вдруг великого Чаплина и его последнюю жену Уну: когда они встретились, ей было 18, а ему за 50. Однако они прожили потом 40 лет very happy*(*сноска: очень счастливо")! Хотя отец Чаплина тоже умер рано, а мать и вовсе была сумасшедшей. Но возраст и ненормальные родители ничего не значат, если у тебя есть настоящая взаимная любовь!
      
       ...Хлопает дверь - вернулся Роберто. Торжествующе протягиваю ему найденные листки как неопровержимую улику: - Ты говорил, что ничего не чувствуешь ко мне. А здесь написано...
      -Это не более чем сценарии. Просто сценарии, - Роберто смотрит на меня холодно, как врач, который сейчас для проведения очередного опыта будет резать очередную лягушку. А потом так же без эмоций начнет смотреть, как она корчиться под действием тока.
      -Но я слышала, как ты плакал ночью после моего признания в любви!
      -Это был не я.
      Я знаю на тысячу процентов, что это был он. Что я, его голос от Майка не отличу?! Тем не менее, чувствую себя полной идиоткой. Кажется, я точно начинаю сходить с ума!
      
       ...Не знаю, что делать. Как себя теперь вести. Может, Роберто сказал, что это не он, и вообще, он тут ни причем, потому что ему, как любому мужчине, стыдно признаться в своих слезах? Или я вообще неверно оцениваю ситуацию? А как я могу оценивать ее верно, если вижу лишь верхушку айсберга?
       Уже не спрашивая Роберто, набираю Наташин номер: невероятно, но она дома! Я спасена - иначе бы у меня взорвался мозг.
      -Ты куда пропала?
      -Да мы с мамой на даче вкалываем как всегда! Я тебе кассету с моими записями на днях собираюсь выслать.
      -Давай попозже, сейчас не время: надо было раньше, пока Роберто был готов для меня на все. А сейчас у него проблемы с деньгами, другие всякие разные, ему точно не до этого. Только еще больше обозлит, как еще одна лишняя головная боль. Кроме того, когда твоя посылка придет, меня здесь, может, вообще уже не будет, - выкладываю подруге все.
      -Очень трудно комментировать что-то, не зная человека и всех деталей и нюансов, но у меня сложилось такое впечатление: он тебя хочет, но не любит. У меня, ты знаешь, есть подружка профессиональный психолог, плюс я читала много литературы: нечаянно ничего не бывает! И вообще, когда мужик так ласкает руки, это психологически равнозначно тому самому... и обычно, как правило, является к нему прелюдией. Но поскольку Роберто человек все-таки порядочный, то не хочет тебя обнадеживать напрасно и пользоваться тобой по принципу "поигрался и выбросил". Поэтому врет, что только дружеские чувства к тебе испытывает. Мой тебе совет: поскорее выкинь его из головы. И переключи внимание на кого-нибудь более перспективного. Хотя когда живешь с человеком под одной крышей и к нему такие чувства, сделать это очень нелегко.
      -Ничего подобного! Мне все эти Робертовы "ледяные души"...
      -Что-что? Какие уши?
      - Короче, я его уже точно не люблю! Ну, почти. Честно! - Я говорю искренне. Сейчас я именно так себя чувствую: свободной от Роберто и его чар!
      -Ну и молодец. Правильно! Нечего позволять пудрить себе мозги и мотать почем зря нервы. Все равно бы у вас с ним ничего путного не вышло.
      -Почему это?
      -Не знаю. Просто чувствую. Ты же знаешь, как я к мужикам в целом отношусь. Нормальных средь них единицы, но такого начать искать - днем с огнем не найдешь. Зато у каждого встречного обязательно обнаружишь какой-нибудь прибабах, или целый вагон недостатков. Большинство из них слабые, ненадежные, эгоистичные... А любовь - я скажу тебе, что такое эта твоя неземная любовь. Это никакая не мистика, не магия, не что-то кармически - космическое и сверхъестественное. А всего лишь элементарная химия. Влияние фенилэтиламина.
      -Чего?
      -Это наркотик такой, он у влюбленных в организмах вырабатывается. Из-за него они воспринимают тех, кого любят, неадекватно, сквозь розовые очки. Ну, посмотри в Интернете подробней. А с Роберто веди себя так, как ранее решила: чисто по дружески. Это и для него будет наиболее приемлемо (хотя потом, кто его знает, может, он передумает), и для тебя. А будешь форсировать события, он тебя несколько раз с удовольствием трахнет - а потом чао, бэби! Ты ему будешь неинтересна, а возиться с тобой и в чем-то помогать ему уже сейчас в лом. Ты что, мужиков не знаешь? Все они козлы! Даже лучшие из них. Потому что думают не головой, а головкой. И это перевешивает и голос совести, и моральные принципы, и все на свете.
      -Неправда, Роберто все-таки очень хороший! Ты не права: я ясно вижу все его недостатки! И все равно...
      -Ты же сказала, что его уже разлюбила?
      -Я не знаю.
      -Аня, это в тебе влюбленная женщина говорит! Но попытайся подумать трезво: он, весь такой замечательный, разве не знал, на что подписывается, когда тебя приглашал? Тем более что сам эмигрант и через те же трудности прошел! Но нет: он чисто эгоистически заманил тебя в ловушку, потому что думал не головой, а именно тем, что ниже пояса: приезжай! Вместе понаркоманим!
      -Он не употребляет наркотики!
      -Да я про фениэлэтиламин говорю! Просто Роберто был в тебя уже влюблен...
      -Заочно? По фото?!
      -Ну да! Мужики ведь могут быть такими дураками! Роберто требовались все новые и все более сильные дозы фенилэтиламина. А как их получить? Пригласить тебя лично, потому что фото и фантазий ему уже было недостаточно. Но любовная наркотическая зависимость довольно быстро проходит, особенно если возникают всякие проблемы. Роберто увидел, что ты не идеал - в смысле, не им придуманный идеал, да и вообще, живой человек ...
      -Ну да, ведь "принцессы не какают"!
      -Вот-вот, плюс ты еще призналась в любви, ему стало совсем неинтересно - и его чувства пошли на спад, к своему логическому завершению, а у тебя все только началось, - ты этим от него как бы заразилась, это возможно и так часто бывает, тем более что он так красиво за тобой ухаживал. Так что еще несколько месяцев придется пострадать. Если сейчас себя не пересилишь.
      -Знаешь, мне кажется, ты все-таки не права. А как же тогда счастливые пары, которые живут вместе годами и все равно любят друг друга? Несмотря на всевозможные проблемы! У них тогда что действует?
      -Не знаю, я таких не встречала.
      -А я да. Редко, но да.
      -Ну, вот у них и спроси! Короче, не знаю, как у вас все сложиться, может, я ошибаюсь, но мой тебе совет: ни за что не влюбляйся, пока он не сделает тебе предложение... вернее, пока вы не распишитесь. Да и после. Потому что проверено личным опытом: если ты потеряешь голову, гарантировано потеряешь мужика. У меня с моими великими любовями, увы, все именно так и было. Все это очень мучительно, конечно. И очень трудно хладнокровие сохранять: ледяное сердце и чистые уши. Как настоящий разведчик.
      Я невольно прыснула: - Дзержинский совсем не так говорил!
      -Все равно помни: ты там как Штирлиц, должна никогда не терять выдержки и благоразумия! И вообще всегда: с мужиками только так и можно чего-то добиться и к себе их привязать. А едва покажешь, как ты его любишь, потеряешь тут же! Вон, моя соседка, когда мужа из тюрьмы ждала, всю квартиру вылизала, деликатесов накупила, прическу сделала, но когда он спросил: "ну что, на стол накрывать будешь?", фыркнула: "Подождешь! Ишь, какой скорый!". Она такая штучка, "Гамлет" по соционике, вертит своим мужиком как хочет и он от нее никуда никогда не уйдет.
       А про родителей, скажи - тебе когда эти сны про стадион начали сниться?
      -Лет в 11-12. С тех пор регулярно. Но теперь уже нет!
      -То есть в каком году это началось?
      -Примерно в 83-м.
      -То есть спустя 10 лет после переворота в Чили. Наверняка в тот год по телику не раз крутили хронику событий, отмечая трагический юбилей. Ты могла случайно это увидеть и запомнить - не в два года, а в двенадцать.
      -Ты хочешь сказать, это было как компьютерный вирус?
      -Ну да, дети же особенно восприимчивы и впечатлительны. Говоришь, тебе снилось, что необходимо никак себя не обнаруживать - не плакать, ни кричать, а то будет хуже? Это могло быть вообще не воспоминаниями, а проекцией твоих дневных переживаний.
      
       ...Ищу в Сети про загадочный фенилэтиламин: "Что такое любовь? Кто способен разгадать загадку? Поэты тысячелетиями воспевали это возвышенное чувство, но ни один из них не смог объяснить, как и почему оно возникает. И тогда на помощь поэтам пришли ученые. Их объяснения оказались не очень романтичными, зато весьма интересными: любовь стала еще одним из инструментов эволюции. Надолго сближая мужчину и женщину, она имела неоценимое значение для сохранения потомства, поскольку человеческий детеныш, в отличие от потомства большинства видов, еще долго после рождения остается почти полностью беспомощным.
       Однако первобытные пары существовали не более четырех лет, то есть ровно столько, сколько требовалось для того, чтобы уберечь ребенка от опасностей, которые грозят ему в младенческом возрасте. Затем пары распадались, начинался поиск нового партнера, и все повторялось заново. Этот "четырехлетний зуд", как его называет американский антрополог Элен Фишер, совершенно явственно просматривается и в статистике разводов наших дней. В большинстве стран пик разводов приходится именно на четвертый год совместной жизни. Рождение новых детей помогает сохранить брак в течение более длительного периода времени. Если, скажем, второй ребенок появляется у пары через три года после первого (что происходит довольно часто), тогда можно ожидать, что брачный союз продлится примерно еще года четыре.
       И как бы не старались поэты воспевать вечную любовь, им не под силу бороться с природой, которая предопределила, что всплеск романтических чувств по прошествии четырех лет затухает. Поэтому с древнейших времен, по утверждению Элен Фишер, союз двух людей представлял собой "моногамию с тайным адюльтером". Периодически случавшиеся измены повышали вероятность того, что следующему поколению будет передана новая комбинация генов. Мужчины, искавшие новых партнерш, имели большее количество детей. Вопреки широко распространенным представлениям, женщины тоже были не прочь сбиться с пути истинного. Внебрачные связи при условии, что их удавалось сохранить в тайне, давали доисторическим женщинам возможность пользоваться дополнительными благами, надежнее обеспечить свою жизнь, получать лучшие гены...
       Каков же механизм возникновения любви? Беспокойство, возбужденное состояние, бессонница, потеря аппетита, неспособность сконцентрировать внимание и перемены настроения от эйфории до ее прямой противоположности - все это вполне обычные признаки влюбленного состояния. И все это происходит потому, что организм человека, испытывающего влюбленность, начинают переполнять различные химические вещества. Встреченный взгляд, прикосновение рук или слабый аромат, исходящий от понравившегося человека, вызывают в мозгу реакции, результатом которых становятся сигналы, разносящиеся вдоль нервных волокон по всему организму, и выброс потока химических веществ в кровь. И вот на щеках появляется румянец, а дыхание становится прерывистым. То, что проявления любви оказываются подозрительно похожими на проявления стресса, объясняется достаточно просто: в обоих случаях в организме срабатывает один и тот же механизм. Не вызывает особого удивления и та эйфория, которую испытывают влюбленные: вещества, переполняющие "пораженного любовью", являются химическими родственниками наркотических веществ амфетаминов. В их число входят допамин, ворепинефрин и особенно фенилэтиламин (ФЭА). Именно фенилэтиламин вызывает ту идиотскую блаженную улыбку, которая появляется у нас на лице, когда встречаем понравившегося нам человека. Фенилэтиламин усиливает процессы метаболизма в организме человека и снижает аппетит. Он также заставляет вести себя легкомысленно и взбалмошно и при этом испытывать оптимизм. А в результате усиленной выработки допамина у влюбленного значительно повышается сексуальная возбудимость и потребность в занятии сексом. Это химическое вещество, как и ФЭА, вызывает в нашем организме ощущение подъема, легкости, возможности решения всех жизненных задач.
       Однако высокий уровень фенилэтиламина не может сохраняться в организме вечно, что дает лишний аргумент в споре о недолговечности пылкой любви. Как и в случае с любыми тонизирующими веществами, организм привыкает к ФЭА, и ему требуется все больше и больше этого вещества для создания особого любовного настроя. Через два-три года организм уже просто не в состоянии производить необходимое количество ФЭА. И тогда даже шоколад оказывается не в состоянии что-либо изменить. В какао и шоколаде действительно содержится значительное количество ФЭА, но его явно недостаточно, чтобы в полной мере восполнить потребности организма.
       Как только возникает нехватка соответствующих химических веществ, страстной любви приходит конец. Нередко это сопровождается полным разрывом отношений. Особенно часто это происходит с теми, кто попадает в своеобразную наркотическую зависимость от химических веществ, вызывающих чувство влюбленности: им так нужна очередная доза влюбленности, что ради ее получения они безжалостно бросают одного за другим своих партнеров при первых же признаках того, что их безумная страсть начинает затухать.
       ...И все-таки во многих случаях любовные отношения сохраняются и по прошествии четырех лет. Почему это происходит? Конечно, благодаря другим химическим веществам. Постоянное наличие партнера постепенно приводит к тому, что мозг увеличивает производство опять-таки природных наркотиков, но других - эндорфинов. В отличие от амфетаминов они обладают успокаивающим действием. Будучи природным болеутоляющим средством, они дают любящим ощущение безопасности, мира, спокойствия. Действие эндорфинов дает человеку возможность расслабиться и почувствовать себя комфортно и более уверенно. Именно в этом и кроется причина, почему человек впадает в такое ужасное состояние, когда его бросают или когда умирает его партнер: он лишается своей привычной ежедневной дозы наркотика.
       Контраст между страстной влюбленностью, которая вызывается фенилэтиламином и другими химическими веществами, аналогами амфетаминов, и "спокойной" любовью, являющейся результатом постоянного присутствия в организме эндорфинов, поражает. На этапе ранней любви человек восхищается тем, какие чувства у него вызывает новый партнер, а на этапе зрелой любви человек восхищается уже самим партнером. Именно в этом и состоит различие между страстной влюбленностью и чувством глубокой любви".
       Неужели настоящая любовь всего лишь следствие химии? Не верю! Ради подлинной любви люди готовы свернуть, и в самом деле ведь сворачивают горы - спасают партнера, ребенка, друга. Вообще неизвестных чужих людей - из сострадания, которое является любовью к своим собратьям в самом лучшем общечеловеческом смысле. И пусть ФЭА зовут в полет, а эндорфины дарят ощущение комфорта - но только ради этих эмоций никто не стал бы так напрягаться! Нет, настоящая любовь - в этом все-таки есть что-то сверхъестественное. И это куда более мощная сила, чем простые физиологические процессы. Тем не менее, я узнала из интернетовских текстов много полезного. Например:
       "Почему же люди влюбляются лишь в одного из мириадов себе подобных? Похоже, ответ на этот вопрос следует искать в законах, по которым происходила эволюция человека. Именно эти законы заставляют мужчин искать партнерш, максимально способных к производству потомства. Мужчинам часто бывает достаточно одного взгляда, чтобы оценить молодость и жизненную энергию возможной партнерши, и поэтому они влюбляются довольно быстро. Женщины же поддаются любовным чувствам медленнее. Во многом это объясняется тем, что они предъявляют более высокие требования к своим партнерам, а для оценки партнера женщинам требуется больше времени. Возраст здесь не играет определяющей роли - ключевыми факторами являются способность обеспечить безопасность, быть хорошим отцом детям и высокое положение в обществе.
       Однако даже законы эволюции не объясняют, почему у мужчины буквально кружится голова от желания, когда он видит, как смеется и ходит одна женщина, а ужимки и смешки другой оставляют его совершенно равнодушным. Скорее всего, дело в том, что у каждого из нас в подсознании существует представление об идеальном партнере, своего рода "любовная матрица". Она сложилась из общения с разными людьми и опыта нашего детства. Эта матрица - своеобразный перечень того, что представляется нам соблазнительным и восхитительным или безобразным и отталкивающим. Курчавые волосы, ощущение, которые возникали, когда мама гладила нас по головке, манера шутить, присущая отцу, военная форма, стетоскоп врача. Вся эта информация постепенно накапливается и запечатлевается в мозгу. Ни один партнер не отвечает всем предъявленным требованиям, но значительное количество соответствий может дать нам сигнал: "Эта - любовь!". Кстати, это вовсе не означает, что все наши партнеры будут походить один на другого. "Любовная матрица" допускает сочетание различных комбинаций, и в этом проявляется суть одного из законов биологической эволюции, которая подарила человечеству любовь".
      
      -Почему ты так многозначительно улыбаешься? - Спрашивает Роберто.
      -Русская пословица говорит: "один ум хорошо, а два лучше". Я чувствую себя сейчас жутко умной. А все благодаря моему хорошему приятелю.
      -Как его зовут?
      -Интернет! - Роберто смеется вместе со мной.
      - Скажи, Роберто, это уже серьезно: я все еще могу считать тебя своим другом?
      -Конечно. Я вчера был очень холоден с тобой. Обычно я не так холоден. Просто я не хочу давать тебе ложной надежды.
      -Мне была нужна человеческая, дружеская поддержка, а не любовные объятия. Просто мне было плохо. Но все уже прошло!
      -Мое имя Роберто, что значит "дикий человек из дикого леса", - извиняющимся тоном говорит итальянец. Пока я помираю со смеху, глядя на моего друга с обожанием (опять!), он ободряюще мне подмигивает и добавляет:
      - Когда-то я и с Даниэлой тоже был очень жесток.
      -Ты?! Как?
      -Скоро мы увидимся с Даниэлой на ее представлении. И она сама тебе расскажет.
       ...Роберто разводит в глубокой миске водой какую-ту сухую смесь из пестрой коробочки: - Это для пиццы. Обычно я всегда готовлю пиццу для Джошуа по пятницам. Он сказал, что уже соскучился по этой нашей маленькой семейной традиции!
       Вот это мужчина! Не каждая хозяйка что-то печет каждую неделю.
      -Я тоже люблю пиццу.
      
       ...Роберто уезжает за сыном - забрать его из школы. Я убрала дом (все-таки хочу, как могу, облегчить Роберто жизнь), теперь сижу пишу, а в духовке поспевает пицца, которую я как сюрприз готовлю для Роби и Джоша. Все, кто ел мою пиццу в России, говорили "пальчики оближешь!". Роберто упомянул, что Джошуа любит только один вид пиццы, самый простой - с помидорами и моцареллой. Я уверена, этот маленький подарок поможет растопить лед в отношениях. И опять-таки, я хочу облегчить Роберто жизнь, сняв часть рутинных хлопот с его плеч... Вдруг звонит телефон: -Аня, привет! Это Юлия Джонсон. Мы с девочками сегодня собираемся в пабе у станции метро "Катти сарк", - Юлия объясняет мне, как туда доехать.
      -К шести успеешь?
      -Думаю, да.
      -В любом случае, мы там часа три точно пробудем!
       Минут пять раздумываю, как быть: дождаться "моих" мужчин или сразу рвануть на женскую тусовку? Но Роберто и Джошуа вполне смогут одолеть пиццу самостоятельно. Правда, они могут съесть ее всю, мне ничего не останется, ну и хорошо: быстрее похудею! А вот если я приеду слишком поздно, не успею толком ни с кем пообщаться. К тому же я не знаю, сколько займет дорога, а ехать далеко, через весь город.
       Оставляю на столе записку: "парни, сюрприз в духовке, это нужно только разогреть. Я уехала на встречу с русскими для моей книги. Приятно провести время! Анна".
      
       ...Оказывается, Docklands Light Rail - это надземное метро. Случайно оказываюсь в первом вагоне. Вместо кабины машиниста - огромное окно. А кто же ведет поезд? Ах, да, это же автоматическая линия, кто-то мне про это говорил. Сажусь на ближайшем к окну кресле, чтобы получше рассмотреть те места, где я еще никогда не бывала. Да такое даже в фантастическом сне не увидишь! Впечатление, будто ты попала из начала 21 века куда-нибудь лет на сто вперед. А то и на двести... Здесь нереально все- архитектура (к которой приложил руку знаменитый Норман Фостер), расположение друг относительно друга дорожек, домов, воды... Так непривычно! Так красиво!
       ...Завороженная видами, не замечаю, как доезжаю до нужной остановки. Довольно быстро нахожу нужное заведение. Захожу. Боже, ну и вонь тут! А ведь еще только начало седьмого, - но уже сейчас висит сизый туман от курева. Вижу Юлю, она машет мне рукой. Рядом с ней еще три женщины. Юлия представляет их мне: -Вера, Света, Маргарита. - Вере и Маргарите под пятьдесят, или даже больше, обе невысокие, полноватые, темноволосые, с короткими стрижками - такие не бросаются в глаза. Светлане около сорока, она очевидно следит за собой: светлые волосы подстрижены "каре", хороший костюм, здоровый загар, волевая, почти квадратная челюсть. Но лицо, хоть и мужественное, все равно красивое.
      -Я предупредила их о твоей книге. Можешь спрашивать. У них всех очень интересные биографии. Вера, например, какое-то время жила в Африке с мужем...
      -Потом надоели жара и грубость мужа, и вообще, слишком там было непривычно и некомфортно, и я сбежала, - смеется Вера. - Сюда приехала как туристка, но мне тут понравилось и я осталась.
      -Как давно вы здесь?
      -Уже восьмой год.
      -И чем занимаетесь?
      -Работаю уборщицей. - Для уборщицы, если сравнивать внешний вид Веры и ее российских коллег, она очень хорошо выглядит: довольно ухоженно, в приличном вечернем черном платье с кружевами, старательно наложенном макияже и так же тщательно сделанной прической. Но все равно ее выдают руки: припухлые, натруженные кисти с вздувшимися венами и красноватой сыпью от постоянного раздражения химикатами.
      -А по специальности устроиться не пробовали?
      -Это непросто: нужно сдавать экзамены на подтверждение медицинской квалификации. И по языку тоже, английский врачу нужно знать очень хорошо. К тому же я нелегально здесь...
      -Но это ведь ужасная жизнь! Все время трястись, что тебя в любой момент могут замести и выдворить из страны в 24 часа!
      -В чем-то вы правы, конечно. Но со временем привыкаешь, и этот страх проходит. Вернее, почти проходит, его уже как бы не замечаешь. Здесь столько приезжих, что среди них затеряться ничего не стоит! Потом, здесь, как в Москве, милиция на каждой станции метро не стоит, паспорта никто не проверяет. Словом, никому нет дела, откуда ты и чем занимаешься - если, конечно, ты не совершаешь что-то противозаконное.
      - Ну а если вдруг заболеешь?
      -Да, это проблема! Вот я зубы лечила - столько денег потратила, ужас! Конечно, обидно, что у тебя нет никаких прав, но определенные плюсы жизни здесь все-таки перевешивают: сейчас я хоть питаться и одеться нормально могу, а там что купишь на зарплату участкового в поликлинике? Пару батонов? Я ведь не москвичка, из Тамбова, а в провинции врачам вообще платят копейки. Да еще и по полгода задерживали, помню! Я что, от хорошей жизни в Африку сбежала, как вы думаете?
       К нам подходит темноволосый смуглый мужчина, говорит, что его зовут Рон. "Можно к вам присоединиться"? Все молчат, не говоря ни да, ин нет, но он все равно присаживается напротив меня.
      -Может, сказать ему, что у нас тут чисто девичьи посиделки? - Предлагаю я. Пришелец интересный мужчина, но я бы с таким ни за что не связалась, даже если бы у меня не было Роберто - даже сама не знаю, почему. А сейчас я вообще ни о чем думать не могу кроме как о том, чтобы написать полноценную книгу!
      -Если мы не будем на него реагировать, он сам уйдет, - негромко отвечает Света.
      -Я из Шотландии. Мне здесь очень одиноко. Мне сегодня исполнилось 40 лет, - продолжает смуглый.
      -Поздравляем вас! - Вежливо говорю я.
      -Могу я вас угостить? Вы мама и дочка? - Спрашивает он у Светы и меня, мы с ней сидим рядом. - Знаете, ваша дочь очень красива. Очень! И похожа на вас, - кажется, он действительно искренне восхищен. Вот, Роберто - вовсе я не страшилище! Я нравлюсь мужчинам, и знаю это. А из-за тебя я начала себя просто каким-то монстром чувствовать последнее время. Уродицей необъятных размеров!
      Я с трудом удерживаю смех, а вот "моя мама" Света, которая старше меня вряд ли больше чем на 10 лет, явно раздражена.
      -Зачем ты с ним разговариваешь? - Шепотом спрашивает она меня.
      -Я просто поздравила его, иначе было бы некрасиво. Как знать, вдруг у него правда день рожденья и это не способ подцепить бабу на ночь? Кстати, не хочешь с ним познакомиться? Он хорошо одет, симпатичный, даже красивый...
      -Нет. Он ненормальный.
      - Как ты это определила?!
      -По глазам, - очень внимательно смотрю в темно-карие глаза незнакомца. В них ужасная грусть, но безумия я в них не вижу. С чего Светлана это взяла? Хотя она врач, ей видней. Или она обиделась на то, что ее назвали мамой почти ровесницы?
      -А вы, Рита, чем занимаетесь? - Решаю продолжить свои интервью, невзирая на прилипчивого шотландца.
      - Я работаю помощником у зубного врача. Но вскоре надеюсь сдать экзамены на подтверждение квалификации. Тогда я тоже смогу врачом работать. Я ведь уже четвертый год здесь, но пока приходиться быть на подхвате, что меня не совсем устраивает: в моем возрасте и с моим опытом быть девочкой на побегушках!
      -У меня все по другому: я здесь легально, меня сюда пригласили, - уверенным грудным голосом говорит Света. То, как она держится, являет особенно резкий контраст по сравнению с ее подругами. Даже странно, что их вместе связывает и держит! Неужели только то, что все они из России?
      -Какой интересный язык, - вставляет слово упорный Рон, по прежнему не сводя с меня внимательных темных глаз. - Это какой? - Ему никто не отвечает. Наконец до него доходит, что его присутствие здесь неуместно. Он смущенно, неловко извиняется и уходит. Может, он и правда сумасшедший, но мне его почему-то жаль. Вдруг у него правда сегодня юбилей? Не хотела бы я отмечать день рождения в полном одиночестве! Хотя ему уже сороковник, а он один - о чем он думал раньше? Пусть у него сейчас нет женщины, но друзья у каждого нормально человека есть обязательно! Нет, с ним точно что-то не так! Хотя - откуда мне знать? Может, его в командировку неожиданно в Лондон заслали, или еще что-то. Вообще, хватит думать об этом Роне-вороне, лучше бы себя пожалела: как же здесь воняет! На что я только не иду ради своей книги...
      -Я врач, занимаюсь исследованиями. Дома были определенные успехи, открытия, научные статьи, - продолжает Света. - Здесь работаю в крупном научном центре. В целом жизнью довольна: работа очень интересная, важная, нужная людям: можно сказать, двигаем медицину вперед! Коллеги, как и я, увлечены делом, а не всякой ерундой, оборудование передовое, зарплата - с российскими не сравнить, можно позволить себе то, о чем и не мечтала. Естественно, живу в хорошей квартире, рядом с работой, очень удобно. Мне здесь нравиться!
      -А по дому скучаете?
      -Я еще не успела, - смеется Светлана, - я всего второй год здесь, и мой сын живет вместе со мной. Так что тосковать особо не по кому.
      -А мы, случается, ностальгируем, - вздыхают Вера и Маргарита. - Особенно по родным.
      Какой у них потерянный, невеселый вид!
       ...От сигаретного яда у меня начала болеть голова, и чем дальше, тем хуже. Чувствуя, что мне становится трудно дышать, извиняюсь и предлагаю всем: может, выйдем на воздух, там пообщаемся?
      -Нет, там холодно, сегодня ветер! - Качают головами Вера и Маргарита. Но Юлия соглашается. Мы выходим, однако присесть негде.
      -Я у тебя хотела спросить как у человека, который в издательском деле не новичок, - меж тем говорит Юля. - Дело в том, что я тоже написала книгу, она почти окончена. По жанру это что-то среднее между любовным романом и фантастикой. Но я не знаю, кому ее предложить.
      Ах, вот оно что! А я-то думала, что это Юлия так в меня вцепилась! Сразу почувствовала, что ей от меня что-то надо. Обещаю дать телефоны всех своих знакомых издателей в Москве и Питере, и вообще координаты всех ведущих издательств. Заодно просвещаю о доходах писателей в России.
      -Не проще ли для тебя, с твоим беглым Иглиш, перевести все это и потом издать здесь? Хоть сколько-то, но заработаешь! А там - ничего.
      -Понимаешь, у меня, конечно, вполне нормальный английский - для бытового общения. Но когда я показываю рассказы, которые я пишу, мужу перед тем, как отправить их в журналы, он по ним так проходиться красным, что потом живого места не остается: все исчеркано! Мне кажется, что я правильно пишу, но Дик утверждает, у меня полно ошибок и так нельзя говорить.
      -Но в результате твои рассказы печатают?
      -Нет! Тут выходит один очень популярный альманах, это прекрасный шанс для начинающих писателей вроде меня, но ни разу мои рассказы туда не взяли. Хотя то, что я там читаю, - мне кажется, мои не хуже. И по содержанию интересней, и по стилю. Но я пишу душой, сердцем, а для Дика главное грамматику соблюсти. В результате получается совершенно другая вещь, которую я даже не могу назвать своей. Вот...- Юля разводит руками.
      -Как ты здесь вообще оказалась?
      -В Москве была учительницей в школе. Работать с детьми мне нравилось, но платили столько, что не хватало на жизнь. Пошла в агентство недвижимости, они как раз тогда начали расти как грибы. Одним из моих клиентов стал Ричард, он по бизнесу в Россию приехал. Я показывала ему разные квартиры, так и подружились. Если честно, я не думала, что к замужеству приведет. Так, думаю, поем пару раз в ресторане приличном! Я была так затрахана жизнью, извини за выражение, что мне было уже не до любви, ни до чего. Была одна мечта: отоспаться, и чтобы сыну хватило на садик, и чтоб он не заболел, а то жить на что? Риэлторы ведь получают не фиксированную зарплату, а процент от совершенных сделок, то есть приходилось жить по принципу "волка ноги кормят". Конечно, это не для меня была профессия абсолютно: слишком часто приходилось наступать себе на горло, чтобы промолчать, чтобы не сказать: " не берите эту квартиру!". Но иначе бы столько сделок провалилось, потому что жилой фонд даже в столице России очень изношенный. А на руках ребенок! Но Ричарда это не остановило. А мне - мне сперва даже к имени его было трудно привыкнуть. Оно мне не нравилось: Дик. Дикий Дик! Сразу такие ассоциации возникают, - Юля смеется. - Но потом до меня дошло, что не имя главное. А так человек он очень порядочный. Я не могу сказать, что замуж вышла по какой-то безумной любви, но Дик стал мне хорошим мужем, и очень хорошим отцом для моего сына. Причем для него не важно, что Ванька ему не родной. Правда, не знаю, что было бы, если бы у нас появились совместные дети, но - как сложилось, так сложилось. Может, и к лучшему, что Дик не может иметь детей.
      -Давно ты здесь?
      -С 95-го. Сыну уже 14-ть, взрослый совсем. Но он у меня по русски говорит! Заставляю. Скоро в Москву собираюсь, проведать друзей и родных, Ивана с собой обязательно прихвачу.
      -Ты здесь работаешь кем-нибудь кроме писанья статеек в "Ньюс"?
      -Нет, как муж говорит, моя главная профессия - быть хорошей женой. Вот и стараюсь! - Я внимательно смотрю на Юлю, и мне становиться ясна причина ее неуверенности: ну как можно быть уверенной в завтрашнем дне, если обеспеченный муж в любой момент может сказать: "знаешь, дорогая, ты, конечно, неплохо готовишь и в постели ничего, но за столько лет ты мне до смерти надоела. Так что извини-подвинься, я тут встретил другую, она меня больше зажигает". Само собой, Юля за столько лет жизни в Туманном Альбионе уже успела получить британское гражданство. Но менять сытую и спокойную жизнь в хорошей большой квартире на убогое существование матери-одиночки без своего угла ей, конечно, не хочется. Поэтому Юля убеждает всех вокруг, а заодно и себя, что у нее все замечательно. Но ее нынешнее благополучие слишком хрупко.
      
       ...Говорю, что сейчас ищу для себя работу - любую. Что мне это нужно позарез. Не могла бы Юля мне в свою очередь как-то помочь? А то у меня осталось 2.78 - даже на одну поездку в метро не хватит! Российские зарплаты слишком малы - сама знаешь...
      -Хорошо, мы с подружками будем иметь тебя в виду, - кивает Юлия. - Правда, у меня сын уже взрослый, у Светки тоже, а у Веры и Риты детей нет. Но есть еще Полина, она сегодня приехать не смогла, много работает - она финансовый аналитик в банке, и у нее есть маленький ребенок. Она мне как раз жаловалась на днях, что трудно найти приличную няню на поздний вечер, когда они с мужем выбираются куда-нибудь отдохнуть, пообедать. Женщины в возрасте не хотят допоздна оставаться, у них свои семьи, и на проезде им хочется сэкономить, - а девчонок с малышом оставлять она не хочет.
      -То есть это до скольки надо будет там сидеть?
      - Ну, часов до 12 вечера... И позже - часов до двух-трех. Фунтов 15 за вечер заработаешь.
       ...А возвращаться домой как? Даже если я упрошу Полину появляться дома, пока общественный транспорт еще ходит, на 15 паундов раз в неделю не проживешь! Их даже на еду и проезд не хватит, не говоря уж о съеме какого-то жилья. Все-таки сытая жизнь так заливает глаза жиром, что люди просто теряют контакт с реальностью: кому-то не найти няньку, чтобы выбраться в хороший ресторан, а у кого-то нет денег на хлеб, метро и крышу над головой. Нет уж, такая работа не для меня! Мне надо что-нибудь стабильное и постоянное... Может, пока я вожусь с Полиным карапузом, мне как раз будут звонить насчет чего-нибудь стоящего! Ой! Сегодня же вышел "Ньюс" с моей объявой! А я тут торчу на пронизывающем ветру, обдаваемая никотиновой вонищей (пошел дождь и мы укрылись под козырьком у открытых дверей), в обществе Юли, смотрящей на меня ничего не понимающими глазами, зацикленной на себе, как будто сама не голодала (мы почти час обсуждали тонкости общения с издателями, и к кому из них Юле лучше обращаться, но как только я заикнулась о работе для меня, Юле тут же стало неинтересно), - а в прокуренном пабе меня ждут (ждут ли?) уборщица и зубной подмастерье. Понимаю, что не имею никакого права относиться к той же Вере с предубеждением, но все-таки мне трудно себя перебороть. Да и, если честно, не хочется. Она здесь 8 лет! И за все это время даже не сделала попытки изменить свое незавидное положение. Хотя, может, и делала, откуда я знаю? Надо бы поподробнее ее распросить, возможно, Юля права и у Веры в самом деле интересная биография, - может, Юля сказала это не просто потому, что Вера ее приятельница и еще чтобы оправдать, что вытащила меня на выуживание информации об издателях через весь город. Но в пабе стоит такая невообразимая вонь, а у меня уже так раскалывается голова, что я сейчас не в состоянии говорить ни с кем ни о чем. А если я посижу тут еще немного, я упаду в обморок или умру. Поспешно прощаюсь с женщинами:
      -Но ты же ни с кем так и не поговорила! - Удивляется Юля.
      -Мне плохо. У меня аллергия на никотин, - в который раз поясняю я витающей в собственных мыслях женщине.
       Света кладет свою ладонь мне на запястье: - Делай то, что решила! Никого не слушай, только свой внутренний голос. Верь в себя! - Эх, вот с кем бы мне действительно хотелось пообщаться! Потерянные люди словно затягивают тебя вместе с собой в трясину, тем более что у вас схожие проблемы. Но точно так же сильные духом меняют твой взгляд ни жизнь - у тебя, откуда ни возьмись, вдруг появляются силы и вырастают крылья. Но Света не дала мне свой телефон. А я, борясь с тошнотой, мечтая только об одном - пулей выскочить на воздух, его не попросила.
      
       ...Доползаю до дома Роберто в темноте, вымокшая под ледяным дождем, замерзшая, чуть живая. Башка все еще болит.
      -Тебе звонило множество людей! - Говорит удивленный Роберто. - Я просил их оставлять свои телефоны, чтобы ты могла перезвонить, но это сделали только двое, - он протягивает мне листок, на котором написано: "Константин; Роберт" - и два номера.
       ...Захожу на кухню (умираю от жажды). На плите на противне лежит ломтик от пиццы - но не моей, а другой, тонкой как школьная тетрадка, и густо намазанной томатным соусом. Моя же пицца лежит нетронутая на тарелке. Рядом с пиццей Роберто она выглядит как толстое неуклюжее чудовище высотой кое-где аж почти в сантиметр. А сама по себе, отдельно, она казалась очень даже аппетитной: нежная и румяная, с колечками помидор и листиками базилика, выглядывающими из-под расплавленной моцареллы. В который раз чувствую себя самым никчемным человеком на этом свете. Ну зачем я опять взялась помогать Роберто? Тебя просили?! Я же не итальянка, откуда мне знать, как готовиться настоящая пицца. Вместо того, чтобы порадовать, я снова даром продукты перевела и опозорилась!
       Хотя почему даром: внезапно чувствую, как же я голодна. Ну да, ведь с утра ничего во рту не было! Вот и отлично, что мою пиццу не ели: сама ее одолею за сегодня и завтра в лучшем виде. Плевать мне на Роберто и его привередливого сыночка! Может, моя пицца и не такая, к какой они привыкли, зато она вкусная! И всегда всем нравилась.
      -Тебе опять звонят, - Роберто приносит мне трубку. В ней мужской голос с прибалтийским акцентом: - Это Анна? Меня зовут Зигмас. Я по вашему объявлению. Хочу познакомитса.
      -Вы откуда?
      -Из Латвии.
      -Зигмас, спасибо за звонок, но я только что пришла. Вся мокрая и никакая. Оставьте свой номер, я вам перезвоню, - наверное, и в самом деле надо позвонить пообщаться - для моей книги. А для чего-то большего - это вряд ли. Не знаю почему, но поняла с первой же секунды: ничего у нас с этим Зигмасом не получиться!
      ...Валюсь с ног, но нормальные места за столом в ливин-рум заняты Джошуа и Роберто. Мне опять оставили стул на сквозняке. Вернее, "оставили" сказано слишком громко: Роберто повернул телевизор так, что его теперь можно увидеть только оттуда, где он с сынишкой сидят. А еще скатерть, которую Роберто всегда расстилает перед трапезой (бережет стол), постелена углом - и как раз на той части стола, за которой никто не сидит, ее нет. Если туда поставить тарелку, Роберто разъяриться: один раз он мне уже говорил, что без скатерти могут остаться следы.
       Мое настроение портится окончательно. Наташа права: ничего у меня тут не выйдет! Начхать им на меня. Даже больше: не хотят сидеть со мной за одним столом, хоть Роберто и сказал, чтоб я не выдумывала. Или мне так кажется, просто они думают только о себе?
       Но кажется или нет, лучше не лезть на рожон, пока не нашла работу и не убралась отсюда: другой крыши над головой у меня пока нет. Надо постараться быть как можно более незаметной - чем меньше я буду привлекать внимание к своей персоне и раздражать Роберто и Джошуа, тем лучше. Так же было с отцом. Народная мудрость верно говорит: не тронь дерьмо, вонять не будет! Поэтому жую свою пиццу стоя, забившись в угол кухни. Не стала ее даже разогревать: Роберто так экономит газ, что злиться, если я всего лишь включаю самую мощную горелку на плите. Хотя если чайник закипает на маленькой горелочке, но медленно, расход газа такой же.
      ...На кухню кто-то заходит, включает свет: опять Роберто.
      -Что ты тут делаешь в темноте?!
      -Ем.
      -Почему здесь? Ты не прислуга!
      -Потому что в ливин-рум для меня нет места.
      -Неправда.
      -В том углу нет скатерти и еще там холодно. - Ай! Опять я начала "качать права"! Ну что со мной такое?! Нормальный человек, тем более твой друг, все поймет и так. А тому, кто не понимает, не объяснишь. Или это можно сделать, но он будет злиться на тебя за то, что ты ткнула его фэйсом прямо в его эгоизм.
      -Пойди и сядь поешь нормально, я сам займу тот стул! - Роберто решительно переставляет стол, стулья и телевизор. Опять я себя начала накручивать! Просто он не подумал, что я приду замерзшая - голодная.
      -Я не оставил для тебя места, потому что ты все время ужинаешь в разное время, - извиняющимся тоном говорит Роберто. Ну да - я не могу есть, если нет аппетита, а после его первого, и особенно второго письма я вообще стараюсь как можно реже мозолить глаза Роберто. А особенно его сыну, потому что в моем присутствии он "чувствует себя некомфортно".
      
       ...Снова звонит телефон.
      -Это наверняка опять тебя, - смеется Роберто.
      -Может, и нет!
      Роберто снимает трубку и тут же протягивает ее мне: - Что я говорил! Теперь в трубке голос с кавказским акцентом. Фантастически похожий на голос Звездеца. И даже ужимки те же!
      - Привет, красавица! Как поживаешь?
      -Вас как зовут?
      -Ах да, я не представился! Нико. А ты Анна, да?
      -Да. Вообще-то мы вместе не пили.
      -Ну, это легко исправить! Ты что любишь?
      -Много чего, и много чего не люблю. Например, когда незнакомые люди называют меня на "ты".
      -Ой, ты такая обидчивая, да? Да ты не обижайся, я могу и на "вы". Ты, то есть ви, сколько тебе лет?
      -Вообще-то в объявлении написано.
      -И виглядишь, виглядите тоже на 32?
      -До свиданья.
      -Да подожди, стой! Я пошутил! Просто мне сорок два, - как Звездецу! - Но мне столько никто не дает. Я, знаешь, мужчина в самом расцвете сил! А женщины - с ними все так непросто: есть которие виглядят старше, есть которие как дорогие розы... ты, Аннушка, блондинка или брюнетка?
      -Знаете, Нико, я тут остановилась у друзей. Я не могу долго телефон занимать. Оставьте свой номер, я вам перезвоню.
      -Позвонишь, да? Точно?
      -Да, а жена у вас здесь или там?
      -А как ты узнала, что я женат? - Удивляется Нико.
      - Женская интуиция.
      -Аннушка, при чем тут жена, жена не стена! Нам будет хорошо вместе, поверь мне! Поверьте! - Аннушкой меня опять-таки называл Звездец. Какие тяжелые воспоминания вызвал у меня этот голос! Но его обладатель неприятен мне не только поэтому. А потому что я для него всего лишь кусок свежего мяса. Звездец был абсолютно такой же...
      -У меня здес свой бизнес, и в России бизнес, и в Грузии бизнес. Я езжу все время туда - сюда. Весело живу! - Голос хохочет.
      -Ясно.
      -Что ты такая грустная, Аннушка? Давай сейчас поедем в ресторан какой-нибудь хороший, в клуб, в казино - куда хочешь?
      -В горячий душ и спать.
      -Ну, я, видно, не вовремя позвонил. Ну, запиши мой номер. Звони, Аннушка! Я буду ждать! - Ага, жди! Да я лучше на улице ночевать буду, если Роберто меня все-таки выгонит!
      
      -Кошмар, - говорю я под нос по русски сама себе.
      -Что? - переспрашивает Роберто.
      -Да нет, все в порядке, просто я так ждала звонков насчет работы, но пока что звонят только по моему второму объявлению - "ищу друзей". И сейчас звонил достаточно противный мужчина.
      -Мне кажется, ты была права насчет мужчин из бывшего СССР: они действительно ужасны! Почему никто не из них не здоровается и не говорит "до свидания"? "Анну можно?" - Роберто передразнивает бесчисленных незнакомцев, выпучивая глаза, рявкая деревянным, грубым и страшным голосом. Мы оба смеемся, глядя друг на друга как старые закадычные друзья, у которых уже не осталось взаимных секретов. Вот, он уже начинает понимать: то, что я говорю, не просто мои выдумки - это проверено опытом! Да, мой дорогой, ты осознаешь очень скоро, что мне можно верить! А мне он на фоне похожего на вежливого робота Зигмаса и ловеласа Нико вновь кажется самым лучшим мужчиной на свете. Все остальные такие чужие! Такие не мои... Пусть у Роберто есть свои недостатки, но для меня так легко с ними мириться. Потому что мы подходим друг другу...
      -Роберто, прости, что приготовила пиццу - я хотела облегчить тебе жизнь и сделать приятное. Но я же не итальянка, я не знаю, как правильно готовить. В России мой вариант всем нравился, но... Но ты не беспокойся за испорченные продукты - я сама это завтра доем!
      -Ничего страшного, пиццы могут быть сотни видов, разной формы и толщины. Я попробовал твою пиццу, это вкусно. Но Джошуа всегда ест только мою пиццу - а больше ничью, даже в хороших ресторанах.
       Как у меня сразу полегчало на душе! Все объясняется тем, что у мальчишки есть собственные вкусы и привычки. А не тем, что он не желает есть ничего моего, как граф Монте-Кристо в доме недруга! Вообще, надо стараться всегда понять истинные причины чего-то, а не сразу впадать в отчаяние из-за чьей-то придуманной враждебности. Тогда всем будет намного проще жить (мне самой в первую очередь). Это так. Но ведь Джошуа в самом деле настороженно относиться ко мне. И ничто, ничто здесь не помогает!
      
       ...Новый звонок.
      -Здравствуйте, вы знаете, я звоню по объявлению, в котором сказано: "русский писатель пишет книгу о россиянах в Лондоне". Я хотела вас к нам пригласить. Мы живем вдвоем с мамой, она блокадница. Может многое о войне рассказать!
      -А вы где живете? Кстати, как вас зовут?
      - Екатерина Тимофеевна. Мы живем в западной части Лондона. Вы можете к нам почти в любое время подъехать, но только позвоните сначала! Мама может плохо себя чувствовать, а я могу быть на работе.
      -А кем вы трудитесь?
      -Бэбиситтером.
      -И сколько вы получаете, если не секрет?
      -50 фунтов в неделю выходит, - застенчиво признается Екатерина Тимофеевна. Мне очень хочется спросить у нее: как им, двум людям в возрасте, удается прожить на такие деньги, - может, помогает пенсия старушки - я знаю, что пожилым людям, тем более участникам войны, ее выплачивают в Англии и Америке невзирая на то, эмигранты они или нет. И эта пенсия разительно отличается от российской, недаром иностранные старички могут себе позволить путешествовать во всему миру, а нашим не хватает на лекарства и хлеб. Или их поддерживают взрослые дети, которые с ними не живут? Но по телефону спрашивать про все это у незнакомки неудобно. Ладно, узнаю при встрече. Договариваемся с Екатериной Тимофеевной на завтра.
       Уже когда кладу трубку, вдруг соображаю: у меня же больше нет денег на метро! Черт! Придется звонить и переносить встречу: поеду к ним, когда еще какое-нибудь дело подвернется - скажем, встреча с работодателем. Чтоб на проезде сэкономить. Мне так тяжело опять одалживаться у Роберто: и себя в унизительное положение ставлю, и у него формируется отношение ко мне как к хронической обузе. Но в ближайшие дни я уже найду себе работу!
      
       ...Только собралась пойти наверх переодеться в сухое, как опять звонит телефон.
      -Ты популярна! - Роберто снова протягивает мне трубку, - Это первый русский, который со мной поздоровался. Хороший знак!
      -Здравствуйте. Меня зовут Лен.
      -Необычное имя.
      -Вообще-то это сокращенно от "Леонид", но все мои друзья зовут меня "Лен".
      -Откуда Вы, Лен?
      -Из Киева.
      -А я из Питера.
      -О! Культурная столица!
      -Сказала б я, какая она культурная! Мата и загаженных подъездов там тоже хватает. Знаете, а у вас украинского акцента нет совсем.
      -Потому что я уже больше 15 лет живу на Западе.
      -Где, например?
      -Сейчас преподаю физику в Берфордширском университете. А до этого и в Америке пожил, и в Италии.
      -Ну и как вам там было?
      -Америка мне близка по духу. Но там бешеный ритм жизни такой! А итальяшки - они очень ненадежные люди. Наобещают тебе с три короба, улыбаются, как лучшему другу, а потом ни одно свое обещание не выполнят.
      -Вы уехали на Запад за деньгой?
      -Конечно, почему же еще? У нас наука почти развалилась. Обидно лучшие годы терять на поиски пропитания и откровенно нищенское существование. Тут уже не до теории, если практика трещит по швам! Я даже не хочу вам говорить, сколько я, профессор, у себя на родине получал. Смех и слезы! Но, я считаю, если у тебя есть голова на плечах, ты найдешь способ, как жить по человечески. И где. Умный, волевой мужчина везде пробьется и достигнет успеха!
      -Мне нравиться ваша позиция.
      -Ну а как вы хотите, Анечка: в мои годы было бы странно рассуждать по иному! Кстати, вас не смутит, если я скажу, что мне уже за 50?
      -Нет. Возраст не главное.
      - Просто, видите ли, я, конечно, всегда рад новым друзьям. Сам подобное вашему объявление дал. Но хотелось бы не только близких по духу людей найти. А и нечто большее...
      -Понимаю вас.
      -Да? Я буду очень рад встрече с умной, привлекательной женщиной! Я смогу много ей дать. Я сильный, умный, надежный...
      -Да, вы уже говорили.
      -За мной, как за каменной стеной! Поверьте, я очень хороший друг и не только. Аня! Я хотел бы пригласить вас в гости.
      -А где этот Берфордшир?
      -Примерно час езды на поезде от Лондона.
      -Вы знаете, я тут совсем недавно и вообще не ориентируюсь. Может, лучше вы к нам? Как раз грядут выходные...
      -Ой, Анечка, вы знаете, я так занят... но надо попробовать! Правда, не уверен, что получиться. Боюсь загадывать. Почему вы не хотите приехать? Дорогу найти не так сложно. У меня здесь хороший дом. Переночуете. Посмотрите город.
      Переночевать у незнакомого мужчины?! Еще чего! Знаю я, чем такие ночевки оканчиваются у русских мужиков! Даже если они 15 лет на Западе прожили. Нет уж, фигушки, мы такое уже проходили! Как бы там заранее не клялись, что к тебе даже не притронуться, все это полное вранье: кобели начинают домогаться тебя в первый же вечер. Будь они хоть артисты, хоть юристы, хоть программисты. Что физики, что лирики!
      -Лен, есть еще одна причина: у меня осталось всего два фунта на все мои нужды. Так что я пока невыездная.
      -Ну, эту проблему легко решить! Вы приедете ко мне, и я верну вам деньги за проезд.
      -Вы слышите меня? Как я к вам доеду на два фунта?
      -Как же нам поступить? Мне так хотелось бы вам помочь, вас как-то поддержать! Я мог бы выслать вам десятку по почте, но нет гарантии, что деньги дойдут.
      -А мои друзья, у которых я живу, говорили мне, что здесь почта очень быстрая и надежная, и конверты с посылками, в отличие от России, никто не вскрывает! - Если пришлет, так и быть, съезжу посмотреть этот самый Берфордшир. Потом заеду к питерцам заодно! А ночевать у этого шустрого профессора ни за что не останусь. Хотя этот Лен, кажется, приличный человек...
      -Нет-нет, это не выход. Давайте мы поступим так: когда вы раздобудете деньги, вы ко мне приедете, и я вам все компенсирую. Ну или, в крайнем случае, если у меня будет свободное окно, вернее, если я с оказией попаду в Лондон по каким-то делам, я вас навещу. Договорились?
      -Только сильно не тяните, а то я могу переехать или оказаться обратно в России раньше, чем ваша оказия подвернется, - не без ехидства комментирую я. Что мужик такой? Явно жопится выслать десятку, жалкую несчастную десятку на проезд! Якобы ненадежной почтой отговаривается. А сам похвастался, что является обеспеченным даже по здешним меркам человеком! "Мне так хотелось бы вам помочь, поддержать"... Я считала, Звездец самый ловкий вешатель лапши на уши, но, похоже, есть и покруче - это те, кто твоим другом прикидывается. И этот Лен так "занят" неимоверно - а я должна бросить все и ехать трахаться с незнакомым мне мужиком. Вернее, чтобы он меня использовал за мои же деньги! А ему в лом потратить на дорогу полчаса, потому что на машине ехать быстрее, а на все про все выходит пара часов на свидание без траха. Короче, да пошел ты! "Он поздоровался, это хороший знак", - сказал про Лена Роберто. Нет - ни черта хорошие манеры не значат! Просто помогают эффективнее запудрить дурочкам мозги. Но я не дура!
      -Как ты долго разговаривала на этот раз, - говорит Роберто. Неужели ревнует? Точно! Точно!
      -Это был один профессор. Довольно интересный человек, но...
      -Профессор? Ого! Надо же! - Роберто это известие явно не по душе: появился реальный конкурент. Первый, к кому я проявила хоть искру интереса. Может, это и хорошо, но я не хочу, чтобы Роберто терзался дурацкой ревностью понапрасну: -Представь, он говорит о себе: "Я очень сильный, умный, надежный..." - я изображаю бахвальство Лена, как самец-орангутанг колотя себя в грудь, и мы с Роберто начинаем смеяться одновременно.
      -...и очень скромный! - Сквозь хохот добавляю я.
      -Да, он сказал, что несколько лет провел в Италии. И что итальянцы ненадежные люди, - теперь я смотрю на Роберто испытующе.
      -Он прав.
      
       ...Иду мыться и, заодно, греться. Потом в "своей" комнате расчесываю высушенные волосы. Слышу как Роберто, зашедший в bathroom вслед за мной, перед тем, как включить душ, говорит сам себе грустно и со злостью: "Я идиот!". Почему он это сказал?
      
       ...Сейчас 22. 35. Джош уже спит. Мы с Роберто, как всегда, сидим за соседними компами. Так близко, казалось бы - и так далеко! Я должна дописать статьи об эмансипе и Дне защиты детей и сдать их в понедельник, и еще Друзя готовить и Удальцова, и еще кучу всего в здешние и российские издания - но я не в состоянии это делать: у меня в голове только Роберто. Мне так фигово!
       Примерно час назад спросила его: почему ты опять такой грустный - у него даже слезы были на глазах (подумала сперва, что он скис, потому что я бегала наверх и оттуда говорила по телефону, - отменяла встречу на завтра с питерцами. Но это только потому, что я оставила нужный номер там! Я решила, что это, наоборот, лучше - если я стану уносить трубку к себе и не буду без конца отвлекать Роберто от его работы бесконечной болтовней по телефону). Мой друг говорит: "долгая история". Вот сижу теперь и гадаю: то ли это из-за моего звонка якобы новому тайному поклоннику, то ли он получил какое-то мерзостное сообщение по Интернету, связанное с его работой и планами, то ли он такой после общения с хромоножкой Габриэлой (вчера ведь вернулся сам не свой. Она могла за вчера и сегодня наговорить ему кучу гадостей обо мне: типа что я тут только по расчету и верить мне нельзя - не даром он какой-то потухший и настороженный явился). А еще есть Донна, Даниэла, Джошуа. Его финансовые проблемы, загадочные визиты к врачу и Бог знает что еще!
      
      ...К нам опять заявилась Мэгэн. Оказывается, отсиживалась у подружки здесь, в Канаду не уехала. Роберто оживленно сказал ей "Хэллоу", потом повторил, но дико злющая Мэгэн откровенно проигнорировала на сей раз не только меня, но и его - хозяина этого дома. Весь мир пред ней виноват! И нам не дождаться прощения. Мы с Роберто переглянулись, он с грустной улыбкой пожал плечами: мол, я тут помочь не в силах. А я, мой любимый, не в силах переломить Рок в отношении нас двоих. В одиночку.
      
       ...Моя голова, уже совсем было избавившаяся от боли, раскалывается опять - даже сильней, чем прежде. Да что это со мной? Может, так проявляется ПМС? У меня всегда был нерегулярный цикл, и менстра должна была начаться еще 12 числа. Но она у меня, как правило (хм, хорошенькое "правило"!), запаздывает на несколько дней. А если нервотрепка, может и на неделю. И даже дней на десять, - но это редко. Да, наверно, это ПМС. И ой-ей-ей, как же хочется шоколада! Должно быть, как наркоману героина во время ломки. Но мне какао нужно для благого дела - для облегчения состояния моей бедной головы. К тому же оно, в отличие от наркоты, не вредно, а полезно...
       Мне уже начхать, что обо мне подумает Роберто: главное, выманить из него хоть немножечко шоколадика. Иначе, чувствую, мой организм загнется совсем! Господи, как же унизительно вот так все выпрашивать!!! Даже самое необходимое...
      -Видишь ли, Роберто, - я присаживаюсь рядом с ним и захожу издалека. - Ты, наверное, знаешь, что женская клетка во много раз больше, чем мужские и для ее постройки необходимо много разных материалов. А если их недостает - например, они расходуются в повышенном объеме из-за стрессов или неполноценного питания, то женщина начинает беситься, впадать в депрессняк и у нее начинаются разные боли, что называется ПМС - предменструальный синдром. Это очень часто бывает: практически со всеми женщинами. У кого-то болит живот, у другой голова. Ученые установили, что этот самый ПМС здорово облегает шоколад, в котором содержаться необходимые женщине именно в этот период вещества. Короче, Роберто: если я не съем в ближайшие часы немного шоколада, я на стенку полезу! - Я улыбаюсь ему, параллельно отмечая, что эта вымученная улыбочка больше напоминает волчий оскал. А мои глаза прямо-таки пригвождают Роберто к месту, не оставляя ему выбора.
      -Хорошо, я куплю завтра что-нибудь шоколадное, - мой друг явно растерян моей неожиданной агрессией. Но его обещание тут же снимает с меня напряжение.
       ...Роберто вроде бы в нормальном настроении сейчас. Пожалуй, рискну обратиться к нему с еще одной просьбой - все равно у меня нет другого выхода: - Мне неприятно это говорить, но у меня осталось всего два фунта. Чтобы поехать к потенциальным работодателям, которые сейчас начнут звонить по газете, нужны какие-то деньги... Обещаю, я все тебе верну с первой зарплаты!
      Роберто с готовностью поднимается, достает свой кошелек, высыпает его содержимое:
      - Вот, здесь все, что у меня есть. Кроме моей карточки. - Вместе считаем: девять фунтов 32 пенса.
      -Мы нуждаемся в little robbery(маленьком грабеже), - продолжаю я. Роберто хмыкает. Вроде как эта шутка ему понравилась.
      -Или можем пойти, разок сыграть в казино, - я не оставляю свои попытки его развеселить. - Кстати, ты там бывал?
      -Нет. - Я хочу сказать: "я тоже - говорят, новичкам везет!", но Роберто вдруг пронзает меня таким острым и неприятным, таким испытующим взглядом, что все слова застревают у меня в горле. Ну да, он же читал мою первую книгу, где мы с Сонечкой не вылезаем из роскошных ресторанов и дорогих, пусть и чужих авто... Может, считает, порок у меня в крови?
       Зря я это сказала, про ограбление и казино! Как вообще многое из того, что я говорю.
      
       ...Желаю Роберто доброй ночи, - теперь улыбаясь смущенно, уже негодуя на себя за свой ПМСный срыв: мужикам нравится, когда с женщиной легко и просто. А я для этого итальянца просто какая-то ходячая проблема! Обиднее всего, что в реальности я не более болезненна и уж куда менее стервозна, чем среднестатистическая женщина моего возраста. Но почему на поверхность, как правило, вылезают только мои негативные стороны - и особенно, как назло, в присутствии Роберто? Которому я меньше всего хотела бы их демонстрировать!
      
      22 мая 2004, суббота
       Точно - началась менстра! Башка уже не болит, чувствую себя в лучшем виде. Вспоминаю одну из подружек: бедняга накануне критических дней и во время них мучается от таких сильных болей в животе, что старается в эти дни даже на работу не ходить. Лучше уж головная боль один вечер. К тому же она у меня далеко не всегда бывает. Я, по своему, счастливица!
       ...После душа спускаюсь вниз. Wow! Роберто купил мне 90%-ный шоколад (даже не подозревала, что такой бывает) - и сразу видно, что дорогой! А в холодильнике много разных низкокалорийных йогуртов для меня (Роберто и Джош предпочитают только свой жирный греческий). Надо же: они "органик"! Самые лучшие... С чего это вдруг?
       На кухню заходит Роберто, здоровается и кидает на меня нежный взгляд. Как всегда по утрам, хм. Будто мы не виделись сто лет - а не одну короткую ночь. Больше всего меня сводит с ума вопрос: мой это мужчина или нет? Сегодня, небось, опять будут звонить разные типы по объяве "ищу друзей", и я еще должна перезвонить неким Константину и Роберту. Роберту! Интересно, какой он, этот русский Роберт? Скорей всего, прибалт - имя для России нетипичное. Если честно, не хочу я никому абсолютно звонить. Ну зачем мне кто-то? Даже ради книги? Не хочу ни с кем общаться, не хочу терять драгоценное время! Хочу всегда быть только с Роберто! Моим Роберто...
      
      -Я хочу приготовить оладьи из кабачков, - тебе они нравятся, может, понравятся и Джошуа тоже?
      -Не беспокойся о нас, готовь только на себя, - голос и взгляд Роберто вмиг становятся насмешливо-холодными, испытующими. Измельчаю цуккини на терке и слышу, как мой друг в ливин-рум в который раз обсуждает по телефону мои слова и действия с кем-то. По итальянски и по английски (слышу свое имя и то, что я делала и говорила в последние дни). Моя половинка ни за что бы так не делала! Мой мужчина не сомневался бы во мне! Хотя что я тут несу? Какие-то идеалистические бредни. Даже половинка - это ведь живой человек. Со своими страхами и сомнениями, и предыдущим негативным опытом. Теперь он снова боится обжечься. Поверить. Полюбить... Поэтому и совещается с теми, кому доверяет. Но - разве его сердце ничего ему не подсказывает?
      
      -Готово! - говорю я Роберто. Он берет скатерть, уносит в ливин-рум тарелку с оладьями, зовет Джошуа.
      -Они зеленые! Пап, посмотри: они зеленые! - Изумленно восклицает мальчик. -Нет, пап, я не хочу это есть.
      Роберто что-то тихо и неразборчиво говорит сыну.
      -Да я правда не хочу сейчас есть! Я пойду поиграю с Дазвэлом на улице, хорошо? - Джошуа убегает. Может, в самом деле просто не голоден. А не потому, что оладьи необычного цвета и мои.
       Я выхожу из кухни, готовая сесть за стол и, наконец, поесть. И вижу, что скатерть опять постелена только на двоих, углом. Роберто звал за стол Джошуа. Значит, мое присутствие изначально не предполагалось? Несмотря на все заверения Роберто в обратном, им обоим все-таки не нравится есть вместе со мной - с чужачкой? Все еще! Но, скорей всего, мой друг просто не подумал обо мне. Странно, на него это непохоже. И он же знал, что я готовлю и на себя, что я сегодня ничего еще не ела! А им - как подарок, как маленькое угощенье. Что за свинство! По моему, ко мне начинают относиться как к прислуге. Даже хуже - откровенно уничижительно. Как к надоевшей приживалке! Но тогда при чем тут органик-йогурты и люкс-шоколад? Я ничего не понимаю!
       ...Поев, Роберто не сказал "спасибо". Оказывается, очередное забыванье места для меня - это еще не предел. Где же он? И когда он наступит - предел моего терпения?
      -Ты забыл сказать "спасибо", - все-таки решаюсь констатировать я.
      -Ох, прости! Спасибо! - Тут же смущенно поправляется Роберто. Что я придираюсь, господи?! Он просто забыл: со всяким бывает. Да, но раньше не забывал... когда уважал меня. Когда любил... Любил ли? Но сейчас уже точно не любит!
      -Плохой мальчик, - я решаю ни за что не расстраиваться из-за всех этих мелких мелочей и шутливо шлепаю приятеля (просто помни, кто он тебе - и все будет о кей) газетой по попе. Роберто улыбается в ответ на мою шутку - слава богу, опять нежно и тепло. Но почему-то от этой улыбки мне делается больней, чем от пренебрежения. Только успеешь заморозить свое сердце в леднике трезвого разума, как твоя зашита безнадежно тает от какого-то ничтожного лучика надежды! Я так и не могу понять, как же Роберто ко мне на самом деле относиться. Играет в равнодушие или нет? И, главное: как мне все это выдержать и не свихнуться?
      
       ...Звонит телефон, опять и опять. Я просто не успеваю от него отойти. Со мной хотят общаться десятки русскоязычных мужчин из бывшего СССР. Дружить, так сказать...хм. Ну-ну. Кажется, я понимаю, почему мое объявление вызвало такой бешеный ажиотаж: во всех других женских объявах четко отрезано: "ищу состоятельного резидента UK для замужества". А у меня понимай, как хочешь. Вот они и поняли по своему: "у какой-то бабы свербит, так почему бы на халяву не потрахаться"! Примерно треть из них женаты. Интересно они понимают слово "надежный"! Кое у кого, впрочем, серьезные намерения: мол, поживем вместе, а там увидим. Что? Небо в алмазах?
       Тем не менее, сперва мне было интересно разговаривать с новыми людьми, с совершенно непохожим на мой жизненным опытом. Но скоро я смертельно устала выслушивать эти как под копирку рассказанные истории нелегалов со стройки. На родине они были людьми с совершенно разными судьбами, самых разных профессий: моряк, телеоператор, спортивный тренер, военный. Большинство - разведенные с детьми, оставшимися там. А здесь у них до боли похожее существование: жизнь вместе с несколькими другими чужими людьми в одной квартире и даже одной комнате с целью экономии (как они при этом представляют себе нашу "совместную" жизнь?!), практически тщетные попытки накопить, вместо этого - несколько нажитых хронических болячек (лечиться как следует слишком дорого, некогда и чревато: нелегалу в нормальную больницу и к нормальному доктору не обратиться, выпрут из страны). Но самое главное и неприятное в них - это непонимание, как жить дальше и где - то же, что и у меня. Именно поэтому мне уже не хочется с ними встречаться, - а вовсе не потому, что они неперспективные пролетарии. Некоторые прибалты к тому же раздражают меня тем, что переспрашивают буквально после каждой фразы: "что?". Повторяешь, а тебе снова это тупо-деревянное, без всякого выражения и намека на понимание: "Чъто?". Только сейчас начала понимать, как же нелегко Роберто со мной приходится! Я устала от бесконечных повторов уже после нескольких кратких бесед. А мой друг только через несколько дней...
      
       ...Насчет работы ни одного звонка. А по поводу того, о чем я давала объявление "ищу друзей", реально позвонил только один человек, некая Мила. Очень грустная. Замужем 2 месяца, за бритишем. Причем английский знает плохо, - "но как-то общаемся. Но тяжело - кроме мужа, никого нет рядом". Я обещаю ей перезвонить. В самом деле, надо будет как-нибудь позвонить, хотя ни в мои потенциальные друзья, ни на героиню для моей книги она не тянет - какая-то уж слишком скучная. Жила себе в провинции, тянула лямку в канцелярии уездного городка, - вот и вся ее предыдущая жизнь. Никаких потрясений, кроме дефолта 98 года. Переезд в Англию стал настоящей революцией в ее жизни. Вернее, мог бы стать... но она пока что так и осталась косной провинциальной теткой (ну и что, что молодой), с мировоззрением прошлого века. Сидит дома и мается от безделья и тоски. Однако надо будет все-таки ее поддержать, она чуть не плакала. Только вот не сейчас - сейчас я сама еле-еле стою на ногах и боюсь свалиться.
      
       ...На столе в ливин-рум белеет обертка от одной из конфет "Кисес". Подхожу и читаю: "Не говори о любви - настоящая всегда прячется" (некий Уильям Блейт). Не сомневаюсь, что это Роберто ставил специально для меня. Да пошел ты! Ни за что не заплачу. Надо отвлечься. Раскрываю наугад какую-то из русских газет: "Каждый мужчина заслуживает ту женщину, которую он получает. Женщина - зеркало своего мужчины...". Но Роберто, я это отчетливо слышала, обсуждал сегодня по телефону с кем-то, - а не проститутка ли я? Почему?! Из-за всех этих бесчисленных звонков? Но я же никуда не еду! И он знал, что я дам объявления о дружбе и работе, я предупреждала! Или это из-за того, что на днях я пошутила: "У нас обоих нет денег и работы, но я знаю, что делать - пошли в эскорт!". Да, но ведь он весело смеялся этой шутке... Или это потому, что я спросила у него, как по английски будет "шлюха"? Или из-за моей первой книги, которую он местами перевел (когда я ему была интересна) - где описано, как мы с Сонькой разводили богатых подлецов на бабки и смывались? Да, но мы же ни с кем не спали... Или это из-за моего кретинского признания об одном-единственном случае, когда мне пришлось переспать за деньги в 96-м, чтоб заработать на лекарства и спасти свое здоровье? Но он же писал, что понял! Может, это вообще ни из-за чего, как беспочвенная Максова ревность? Нет, это не я зеркало Роберто - а его выдумки обо мне!
       ... Я поела совсем недавно, но снова иду на кухню и доедаю оставшиеся холодные оладьи, не чувствуя их вкуса. Как автомат. Заедаю свою душевную боль, злость, обиду - совсем как Джошуа, недаром у него тоже есть лишний вес. Кровь приливает к набитому желудку, и сердце с мозгом временно перестают так страдать. Пища к тому же, как говорят, выделяет эндорфины - вещества, вызывающие чувство безопасности и удовольствия. Как мне иначе все это получить? Человек не может жить совсем без положительных эмоций, в состоянии вечного напряга. Ни одна система, даже самая прочная техника этого не выдержит!
       Я перестала худеть, судя по моей одежде. Я не худею, потому что все время нахожусь в жутком нервном напряжении, - куда там Черной речке!
      
       ...Телефон не умолкает. У меня уже болят уши. Устало говорю "алло", проклиная себя за свою недальновидность (но все еще надеясь, что это звонок насчет так нужной мне сейчас работы - любой). Но нет, это опять очередной мужик желает познакомиться и "подружиться". Его зовут Андрей Юркевич. Это нетипичный представитель русскоязычной диаспоры здесь. Причем очень нетипичный! Просто, можно сказать, эксцентричный: отец-одиночка. Ему под сорок, сынишке Антону скоро годик. Их с новорожденным сыном тоже кинула мать и жена, полуфранцуженка-полуеврейка: умчалась трахаться с кем-то другим. А о ребенке она как-то не подумала: не до того ей. Но бывалый весельчак Андрюхан на нее не злится: "зато у меня теперь есть сын, наследник, классный парень". Еще у него есть шестилетняя дочь, рожденная от полунемки-полушведки. Девочка сейчас обретается с бывшей, четвертой женой сумасшедшего русского (сбежавшая была пятой) то ли в Дании, то ли в Норвегии, а может, в Германии - Юркевич точно не знает, где: они уже не общались почти три года. "Надо бы разыскать, узнать, как они там". Гражданство у моего нового знакомого французское, до Англии и Франции успел пожить еще в ряде стран Европы. Но спустя несколько лет всюду начинал скучать. Сейчас его статус - безработный на пособии. А еще перебивается случайными заработками по своей основной специальности (реставратор). Говорит потому, что малыша не с кем оставить, он еще слишком мал. С одной стороны, Андрей заботливый отец: гуляет с ребенком по часам, кормит, играет, с другой - с охотой доверил бы наследника заботам "симпатичного бэбиситтера", "а то расслабиться и погулять как следует никак". Вот только девушки Андрюху быстро бросают, когда узнают, что он все еще официально женат на беглянке. Причем разводиться и жениться снова он не собирается - а зачем? Ему и так хорошо. На мать своего сына он не в обиде: пусть устраивает свою личную жизнь, он и сам не прочь погулять. "Вот только наши русские девчонки с их домостроевским мышлением этого не понимают и бесятся".
      -Да я уверена, это вообще мало какая женщина способна принять! Ладно гульба, а если ты подхватишь какую-нибудь неизлечимую заразу?
      -Да что ты паникуешь, я ведь не колюсь. Марихуанкой да, люблю побаловаться, водочки выпить. Но не больше: мне сына надо растить.
      -А ты не боишься, что на нем твое воспитание неправильно отразиться?
      -Да он пока такой маленький, что ничего еще не понимает! - Смеется Юркевич. - Кроме того, у меня растет парень, а не девочка. И получает настоящее мужское воспитание!
      -Понятно. Ну а от меня ты что хочешь? Кстати, спасибо за откровенность.
      -Да, это я раньше все пытался скрывать, темнил, а потом решил: лучше пусть девчонки сразу все узнают, чем потом опять эти скандалы выслушивать и хлопанья дверями. Пусть сразу ни на что не рассчитывают: не женюсь - хватит! Анюта, я тут прочел, ты работу себе вроде ищешь?
      -Да. Можешь помочь?
      -В бэбиситтеры пойдешь к моему Антохе? Только я платить не смогу, предупреждаю сразу - и так на еду еле хватает, на автобус и телефон и то не всегда. Работа за проживание. Я в трехкомнатной квартире живу, у иранца снимаю. Ты к бардаку как относишься? Не испугаешься? У меня, как говорится, настоящая холостяцкая берлога.- Представляю себе. Ужас. У Макса как раз такая была, с порожком из грязи и не закрывающимся от глыбы льда холодильником с проплесневевшими продуктами. Ванну и туалет, как и пол, он никогда не мыл.
      -Не испугаюсь.
      -Убираться будешь заодно, да? Класс! Мы с тобой уживемся!
      -Я, кстати, и готовлю хорошо.
      -Отлично!
      -Да, я согласна. Мне сейчас нужно хоть какое-то жилье, я не могу здесь больше оставаться. Только пообещай, что ко мне не будешь приставать. А так гуляй с кем хочешь, мне пофигу. Будем как брат и сестра по разуму, о кей? А за ребенком твоим и квартирой я присмотрю в лучшем виде.
      -Вот так номер! Не, я так не согласен! Ты что, Анют, я ж не страшный!
       -Скажи, комната, где ты меня планируешь поселить, запирается?
      -Нет. Ты что, всегда суровая такая? Аж не по себе...
      -А можно замок какой-нибудь к двери приделать?
      -Да ты че, серьезно что ли? А, я понял - это у тебя юмор такой!
      -Я не шучу. Мне вовсе не хочется, чтобы меня изнасиловали по пьяни или когда ты будешь под кайфом. Я вообще к мужчине долго привыкаю и сексом занимаюсь только по любви.
      -Да ладно тебе! - Юркевич хохочет. - Обещаю, буду любить по братски. Тебе понравиться!
      -Андрей, я правда не шучу. Боюсь, ничего у нас не получиться.
      -Ну, как знаешь... Да не, ну можно, конечно, без секса... но зачем, когда можно с ним? Ты меня пойми!
      -Знаешь, мне своих проблем хватает. Меня бы кто понял - и помог!
      -Да ладно, Анюта, я ж не зверь. Ну, я подумаю. Я тебе еще позвоню. Давай, может, встретимся? Если ты очень симпатичная, я согласен... подождать. Дня три! Ты где живешь?
      -Вуд Грин.
      -Не так уж далеко! На автобусе ко мне приехать можешь.
      -Может, лучше ты ко мне?
      -Да чтоб я в негритянский район поехал! Нет уж, западло.
      -Здесь очень приличное тихое место.
      -Да знаю я этот Вуд Грин! Видно, те, у кого ты там живешь, едва концы с концами сводят, - кто бы говорил! Мажор без штанов.
      -И у меня совсем с деньгами туго (сильно сомневаюсь, что у нас с Юркевичем что-то "срастется". Поэтому не буду я выкидывать целый фунт на ветер). А занять не у кого. Мои друзья сами все в долгах.
      -Я же не один, а с ребенком, забыла? Его то кормить нужно по часам, то спать укладывать. Ну ладно, я постараюсь - приедем к тебе вместо прогулки. Я тебе перезвоню, когда Антоху разбужу и покормлю.
      -Хорошо.
       Мы прощаемся с Андреем. После его рассказа я поневоле вспомнила одиозного писателя Климова, который ссылается на исследования авторитетных американских ученых - мол, 100% евреев ненормальные, и их отпрыски от браков с другими национальностями тоже. Что доказывает пример полуеврейки Донны и полукровки-жены Юркевича, бросивших собственных малышей ради радостей передка и наркоты. Причем супруга Юркевича оказалась еще хлеще Донны: мало того, что обрекла Антона на искусственное вскармливание, а значит, на подорванное здоровье, так вообще его жизнью не интересуется! Даже представить себе не могла, что существуют такие бездушные суки.
       Да, но как же Джошуа - он четвертьеврей, но абсолютно нормальный! И все равно хороший, даже при том, что меня не любит. Потому что мамочка накрутила... Или Елена Иосифовна, спасшая во время блокады как медсестра сотни жизней, а позже мою, в то время как все мои тогдашние русские друзья и мои собственные родители от меня отказались! Все меня тогда бросили умирать, включая бывшую лучшую подругу, расчетливую полуеврейку Сонечку... Нет, дело все-таки не в еврействе. Просто этих полукровок как-то не так воспитывали - та же Сонька яркий пример, ей мать с детства вдалбливала, что все мужики моральные уроды, и их нужно использовать по полной (или они используют тебя), а любовь - сказки для дураков. Роберто рассказывал, отец Донны был очень добрый человек, а вот с матерью у нее плохие отношения, они много лет не общаются. А ее мать англичанка. То есть отец-еврей ни при чем - не он виноват в том, что дочка выросла такой бессердечной. Или он ее слишком разбаловал? Еще мой любимый сказал о Донне: "ее слишком много в детстве таскали с места на место, и слишком часто бросали разные люди". Пример Джоша говорит, что такая жизнь делает ребенка мудрым не по годам. Но вероятно, кто-то не выдерживает, озлобляется и ломается, становясь законченным циником и эгоистом. Или невротиком, загоняя тревогу и злость на обстоятельства вглубь себя, как маленький сын Роберто. Бедный мальчик. Несмотря на все его попытки поссорить меня с отцом, я не могу на него сердиться. Может, он еще более несчастное существо, чем я. По крайней мере, я взрослая и вольна сама распоряжаться собственной жизнью.
      
       ...Вечер. Роберто вот уже второй час оживленно болтает с Мэгэн в ливин-рум о том, о сем (на меня же ему теперь жаль потратить даже пять секунд - якобы я его страшно отвлекаю и мешаю работать. Он это прямо не говорит, зато красноречиво показывает всем своим видом). Странно: Роберто не обращал никакого внимания на Лизу, действительно красотку с крепкой юной грудью и длинными стройными ногами. А плоская Мэгэн с узкими губами и хитрыми рыбьими глазами отнюдь не красавица. Но в Мэгэн Роберто теперь явно заинтересован. А она опять не приняла душ после бурного секса с Майком, так что феромоны так и бьют в нос. Джош на днях, вернувшись домой, мрачно сказал отцу: "я чувствую странный запах Анны" - это было у входных дверей. Но это был не мой запах, а Мэгэн, потому что комната канадцев как раз у входа и дверь была распахнута! И оттуда так и тянуло кошками - густым запахом траха. Джошуа можно понять: он в силу возраста не разбирается в таких вещах, а если б и разбирался, все равно - он пытается удалить меня всеми способами, правдой и неправдой, хочет вновь помирить папу и маму. Но интересно, понял ли Роберто, что кошачья приторная вонь не моя? Или из-за своего насморка нет? Что, если он поверил на слово сыну и теперь думает, что я больна чем-то, не дай бог, заразным? Может, он поэтому перестал прикасаться ко мне?
      
       "Облака здесь, в Англии, удивительные, как на полотнах Караваджо". Со мной он на такие темы никогда не говорил. Считает, я не знаю, кто такой Караваджо? Думает, раз мой устный Инглиш примитивен, то я вся такова? Да я уверена, что даже в итальянской живописи разбираюсь получше него!
       Роберто извлекает из тумбы альбом и демонстрирует Мэгэн фото новорожденного Джоша. А я-то думала, он показывал мне его как знак особенного расположения... да ничего подобного! Ты правда, правда все себе придумала! Всю его любовь! Но нет, те прикосновения и взгляды придумать невозможно... Он просто ко мне охладел, а теперь увлекся "недоступной", принадлежащей другому Мэгэн. Наташка права: все мужики козлы!
       Я к этому времени переместилась на кухню, готовить на себя и Роберто с Джошуа ужин-обед с тремя салатами (для взрослых - Роберто их любит, а мне, черт возьми, все же нужно худеть, или я потеряю все), картошкой и курицей. Зеленые овощные оладьи - это был мой прокол. Да, дети в России охотно их едят, но надо приручать Джоша чем-то менее экзотическим и более привычным. Курицу он любит.
       Слышу, как Мэгэн громко, по хозяйски, не стесняясь, говорит Роберто всего в паре шагов, всего в метре от меня: - Anna looks fanny, stupid and crasy.
      -Она забавная и крейзи, но она не глупа, - отвечает ей мой, так сказать, друг. Отлично! Мне хочется бросить чистить и мыть овощи для салата и запустить чем-нибудь Мэгэн в ее самодовольную лягушачью физиономию. Кикимора болотная, поганка бледная, ты ни одного бутерброда смертельно уставшему Майку не сделала, только он тебя обслуживает; ты за собой свою мочу сначала подтирать научись - а потом поговорим, кто из нас нормальный, а кто нет! Однако я ни на секунду не прекращаю готовить.
       Итак, Роберто думает, что я "с приветом". Не мудрено, что он начал считать меня чокнутой после всех моих откровений о "только моем собственном" дне рожденья и слез после того как я узнала, что мои родители и в самом деле мои.
       Зато теперь я уверена: Роберто точно не моя половинка! Мой мужчина ни за что не стал бы обсуждать меня со всеми подряд, тем более с кем попало (типа Мэгэн!), да еще во мне сомневаться. Мой мужчина должен всегда приходить на помощь по первому зову, понимать меня без слов, быть нежным и заботливым, и одновременно мужественным и страстным. Умным, с чувством юмора, без вредных привычек, и... словом, самим совершенством. Таких не бывает даже в сказках...
      
       Я накрываю на стол - только на Роберто и Джошуа. От злости и обиды (больше всего - на себя и свое в самом деле дебильное непродуманное поведение) у меня начисто пропал аппетит. Последний такая странная вещь - от сильных эмоций или разгорается, или исчезает напрочь. Ну и хорошо! Всегда бы так.
       Не выдержала (все равно ничего уже не исправить! Я наломала слишком много дров. Роберто меня разлюбил) и спросила: - О ком это Мэгэн говорила, что он тупой, смешной и крэйзи?
      Роберто на миг замялся: - А, это обо мне.
      -И ты позволяешь ей так с собой обращаться?! - Я решила поддержать его игру.
      -Это была всего лишь шутка. Ты придаешь всему слишком большое значение.
       Может, он прав? Может, он вовсе не считает меня придурочной, просто поддакнул подружке квартиранта, который (в отличие от меня) платит ему деньги?
      
       ...Юркевич так и не перезвонил. Не мудрено - я же отказалась с ним трахаться. Вспоминаю, что должна была позвонить неким Роберту и Константину. Вдруг это все-таки по работе? Набираю их номера, но у обоих включены автоответчики. Голос русского Роберта нервный, с этакой претензией. А вот у Кости на редкость приятный. Не знаю, почему, но я сразу чувствую, что он очень хороший и надежный человек.
      
       После ужина в ливин - рум появляется лучший друг Джошуа Дазвэл. Ребятишки усаживаются перед телевизором и начинают играть с помощью приставки.
      -Можно я поиграю с вами? - спрашиваю я.
      -Это игра только для двоих, - Джошуа пронзает меня своими прозрачными голубыми льдинками. Мое хорошее настроение опять пропадает. Смотрю на пацанят, увлеченных игрой. Ну что мне делать? Кажется, я уже все, что только можно перепробовала! Нет, все безнадежно.
      -Если вы хотите, можете поиграть вместо меня! - Вдруг предлагает Дазвэл, глядя на меня добродушно. Он весь такой кругленький, милый, похож на шоколадную булочку. Мне хочется погладить его по голове, но я сдерживаю свой порыв.
      -Дазвел, можно я потрогаю твои волосы? - Не дожидаясь ответа, я легонько прикасаюсь к его голове. Никогда прежде не трогала негритянские кудряшки. Какие они, оказывается, мягкие. А я думала, жесткие...
      Дазвэл вопросительно смотрит на меня.
      -Эна очень любопытная! - Несколько нервно поясняет ему появившийся Роберто. Наверно, я опять нарушила какие-то неписаные правила приличия. Ну и плевать! Что я такого сделала?!
      -Ты очень серьезный парень, да, Дазвэл? - Решаю я пошутить и немного разрядить атмосферу.
      -Нет. - Смоляные бровки шоколадки недоуменно поднимаются домиком, отчего его круглая рожица становится еще потешнее.
      
      -Дазвэл очень забавный! - Я выхожу во двор подышать свежим воздухом перед сном.
      -Очень.- Отвечает бродящий там Роберто.
       Слышу меж тем через открытую дверь, как Дазвэл говорит Джошуа, что Эна, то есть я, "хорошая, простая и веселая". Мне кажется, если б на месте Джоша был он, Донне не удалось бы так просто манипулировать этим ребенком. Хотя как знать: слово матери есть слово матери. А кочевая жизнь и потрясения сделают тревожным и подозрительным кого угодно. Раньше я тоже была как Дазвэл: неисправимая оптимистка и очень доброжелательная ко всем вокруг. А теперь!
       -Я очень хотел найти на день рождения Джошуа "хиджог" и поселить его здесь, - говорит Роберто (что это? Роберто смешно показывает. А, ежика!). - Но не смог. Их сейчас нет в зоомагазинах!
      -А как будет ежик по итальянски?
      -Риччо. А по русски?
      -Ёжик.
      -Ёшик! - Подхватывает выбежавший на двор Джош. Я его приобнимаю, говорю по английски: "ты тоже как ежик". Против моего ожидания, он не отстраняется - напротив, кажется, ему это даже приятно. Все-таки он мне уже как что-то родное. В конце концов, он умненький, хитрый, но он ребенок - что с него возьмешь? Он не понимает пока, что из детской ревности и вбитых матерью опасений разрушает наше с Роберто счастье. Но надеюсь, я сумею ему все объяснить. Причем без слов. Я хочу, чтобы он поверил мне, принял меня. Ведь я правда хочу, чтобы, у него в жизни - у нас всех! - все было хорошо.
      
       ...Сижу опять работаю. Слышу, как на кухне Мэгэн спрашивает Роберто, - как всегда, громко и требовательно: - Почему Энн сегодня не помыла посуду? (потому что я сама не ела, вот и не стала за всеми заодно по своей привычке убирать! Беру пример с западных теток. Может, так меня будут больше уважать. А то я уже начала скатываться для всех на уровень кухарки и поломойки).
      -Потому что она здесь не прислуга, - отвечает Роберто (и Мэгэн, кстати, отлично это знает!).
      Мое настроение сразу улучшается. Ага, он все-таки не выдержал и осадил эту стервозу, которая никогда со мной не здоровается! Даже если я говорю ей "хэллоу" два раза. И я просто обалдеваю от ее полной уверенности, что объедки за ней должен убирать кто-нибудь другой!
       Может, раз Роберто за меня заступился, все еще можно поправить? Я ему все-таки небезразлична? Или это чисто вопрос справедливости? Кошусь на Роберто, который теперь уселся перед теликом вместе с Джошуа (Дазвэл ушел). Но лицо итальянца холодно и непроницаемо. Как и его сына. Нет, ничего у тебя не выйдет! Вернее, могло бы, если б я вела себя по умному. Совсем по другому. Но как, я не знаю. Не знаю!
       ...В голове никаких мыслей. Работать надоело. Сама не знаю, почему, слегка шлепаю лежащей рядом подушкой Джоша по ноге. Без всякой цели. Мои эмоции трудно выразить словами, они ближе всего к выражению "помирать, так с музыкой!". Ну и пусть все плохо - от мрачных мыслей веселей точно не станет!
       Мальчик удивленно смотрит на меня. Я повторяю свое действие. В глазах у Джошуа появляется еще большее изумление. Неуверенно он берет другую подушку и тихо-тихо прикасается ею ко мне. Я шутливо шлепаю его своей думкой опять. Пацан отвечает, уже смелее и с радостной улыбкой. Очень скоро мы уже со смехом деремся подушками, впрочем, не сильно.
      -Ты можешь сделать то же самое с твоим отцом, - предлагаю я Джошу (нам так весело, а вот Роберто теперь почему-то мрачнее тучи). Мальчик с готовностью поворачивается к папе ("Ну же! Поиграй с нами и развеселись наконец!" - мысленно прошу я).
      -Нет, - предупреждающе говорит ему Роберто, - перестань, Джош. Я не хочу. - Мальчик разочарованно притихает, глядя на меня с извиняющейся улыбкой. Впервые за многие дни открытой и дружеской! А Роберто смотрит на него, потом на меня, потом опять на сына и опять на меня со слезами. Никогда ни в чьих глазах я не видела еще такой невыразимой печали. Что случилось? Все ведь так хорошо! Наконец-то мы с Джошем поладили!
       Но чуть раньше тот же Джошуа, Донна, все окружающие и сам Роберто уже убедили его поставить на мне крест. Теперь же он видит, что все могло бы быть замечательно. Лучше, чем в кино. Так, как сейчас, когда Джошуа так тепло и доверчиво смотрит на меня снизу вверх. Я, впервые, чувствую себя с ними одной семьей. Да, все могло бы быть как в самых смелых наших мечтах - всех нас, даже Джоша. Я чувствую: я смогла бы стать ему той мамой, о которой мечтают все дети. Да! Но я также чувствую, что Роберто вряд ли изменит уже принятое решение. Но - а вдруг?
      -У вас обоих очень красивые глаза, хоть и совсем разные! - Я все-таки хочу поднять настроение Роби. Опять, как и с Джошем, без всякой цели. Уже без цели. Застенчивый мальчик смущается даже такой малости и состраивает рожу "Я у мамы дурачок", скашивая глаза к носу. Очень смешно, но Роберто не улыбается. Чтобы не разрыдаться прилюдно, он поднимается и уходит наверх. Вот-вот, пусть подумает. Хотя я уже ни на что не надеюсь. Мне, в самом деле, уже как бы все все равно. Это похоже на жизнь после смерти. Оказывается, там тоже может быть весьма забавно. Временами. Когда ты еще способна что-то чувствовать.
      
      23 мая 2004, воскр.
       Интернетовские новости: "Сегодня в 7 утра в аэропорту Парижа рухнула крыша. 6 человек погибло, 20 ранено. Пока полиция и администрация аэропорта затрудняются сказать, что стало причиной трагедии, но версию о теракте полностью исключают. Известно, что секция, крыша которой рухнула, построена недавно - корпус был сдан в октябре прошлого года. При этом строительство терминала побило рекорд стоимости подобных строек - на нее ушло около 1 миллиарда евро". Да, отлично день начинается! Бардак, как я погляжу, творится не только у нас. Роберто был прав...
       А знаменитая поп-дива Мадонна, которая начинает мировое турне, решила не давать концертов в Израиле, сославшись на неспокойную обстановку на Ближнем Востоке. В срыве гастролей повинна одна из палестинских террористических группировок. Как заявил источник, близкий к Мадонне, экстремисты угрожали смертью ей и ее детям. Анонимные письма с угрозами самой певице приходили несколько раз, но она не собиралась отменять концерты, пока речь не зашла о ее детях - семилетней Лурдес и трехлетнем Рокко. Запугивание подкреплялось подробностями, которые знали только близкие люди, и мать решила не рисковать самым дорогим. Однако все остальные концерты, первый из которых состоится в Лос-Анджелесе, не только не отменяются, но пройдут в самом эпатажном стиле, затронув и злободневные политические проблемы. Экзерсисы наподобие шествия по сцене беременных женщин будут чередоваться с показом фотографий мирных иракцев, погибших от рук американских солдат.
       Еще кое-что: "Израиль выразил готовность компенсировать потери палестинских беженцев в лагере Рафах, в котором на днях израильские танки разрушили несколько сот домов". Единственная более-менее хорошая новость за сегодня...
      
       Роберто с Джошуа играют на заднем дворе: пускают мыльные пузыри из баночки, что забыла крошка Элизабет. Морщинистый и седой Роберто в своей любимой домашней куртке выглядит сутулым и совсем старым, просто восьмидесятилетним. А когда он так вытягивает губы, становится жутко похож на верблюда, тем более с этими его глазами. Да, они очень выразительные, но так Роберто выглядит не красиво, а смешно и нелепо (он явно заметил, что я за ними наблюдаю, и, похоже, старается показать себя в лучшем виде). А еще сегодня он слишком похож на артиста Боярского, общаться с котором мне всегда тяжело, потому что мушкетер всея Руси взрывной человек и никогда не знаешь, из-за чего он вспылит опять - его может вывести из себя какой-то совершенно невинный вопрос. Например, о детстве или родителях, которых он обожал. "Сейчас все не то, не так!" - и пошел себя накручивать! Самое обидное, что Боярский прекрасно умеет владеть собой - когда ему нужно, он может быть чрезвычайно обходительным и любезным. Например, когда он принимает участие в какой-нибудь телепередаче. Но с пишущей братией, видно, не считает необходимым держать себя в руках (все равно никто не увидит). Поэтому общение с ним меня всегда изматывает: приходится тщательно взвешивать каждое слово. Может, его жене нравится жизнь как на вулкане, а меня такие " взрывы гейзера" ошарашивают. Хотя мой собственный папаша был куда более раздражительным, чем М.Б., и уж куда как более грубым, я так и не смогла к такому поведению привыкнуть - наоборот, у меня на него развилась сильнейшая аллергия. В отличие от детей Боярского, которые постепенно перестали пугаться и обращать внимание на частые крики. Может быть, потому, что папа их любил...
       Нет, я совсем сбрендила, если решила, что вот этот вот человек, "Боярский дубль два", моя половинка! А Боярский номер один к тому же еще и бабник - был! И пил! Стоп, при чем тут вообще Боярский - Роберто не донжуан. И вообще он другой человек. Но Роберто тоже слишком много пьет, в последние дни уже не по стаканчику за ужином, а "уговаривает" по полбутылки за ланчем и dinner - нормального ребенка с таким не завести. И, как и Боярский, он слышит только себя и думает только о себе...ну и своих детях как своем продолжении.
       Похоже, у Роберто хорошее настроение - впервые за много дней. А у меня оно вдруг резко испортилось. И сегодняшние новости здесь не причем, - в мире всегда неблагополучно (хотя какой же последней сволочью надо быть, чтобы убивать, или хотя бы угрожать убить ни в чем не повинных малышей! И за что? За то, что чьи-то взгляды не совпадают с твоими!). А вот внезапное Робертово сходство с Боярским, как это ни глупо - может быть. Но, главное, в моей памяти стоит, и никак не желает забываться вчерашний день, и еще много-много других, когда Роберто без конца обсуждал меня со всеми подряд: а не проститутка ли Эна? О да, она крейзи! И вообще, знаешь ли, многие люди в мире несчастны. Я занят. Я тебе всем своим видом показываю, как я занят. Облака здесь, в Лондоне, как на полотнах Караваджо. Для Мэгэн он оказался свободен...
       А я - я, несмотря ни на что, словно не замечала очевидного! Только сегодня вдруг поняла, как я ошиблась! Роберто - абсолютно, совсем чужой мне человек. Которого я вообще почти не знаю. А я ему так доверялась, так унижалась невольно, совсем ослепнув от своей любви. Все ему прощала! Ему же, по сути, плевать на меня! Если б он был мой мужчина, разве ему было бы жаль на меня времени? Да и не так много я требую! Я ведь не мешаю ему работать - по крайней мере, уж точно не так, как это пытается выставить он. Просто иногда возникают вопросы с компом. Раньше я еще позволяла себе время от времени пошутить, чтобы поднять нам обоим настроение. Высыпать же на Роберто вороха вопросов обо всем я уже давно перестала: теперь с каждым днем мне становится все трудней собираться с духом и обращаться к итальянцу даже с какой-то чисто рабочей компьютерной просьбой. Чтобы еще сильнее не надоесть. Чтобы все не ухудшить еще больше... Господи, как же мне противно - от всего! А больше всего от себя самой! И, главное, некуда бежать. Потому что от себя не убежишь.
       -Что ты думаешь об Эне? - Меж тем спрашивает сына Роберто. Ага, видно, за ночь передумал: теперь собирается меня оставить. Ну-ну. Я все равно тебя брошу через год или два, наверное! Когда найду нормальную работу или/и встречу кого-то в самом деле стоящего! Потому что ты не мой человек! Совсем не мой. Мой бы меня так ни за что не мучил, не опускал походя! Он бы понимал меня... Берег бы. Как я его...
      -Как бэбиситтер Анна грейт (крутая), - отвечает пацан, - Но она русская, она остается left.
      "Left" по английски значит "неправильный, неловкий". Короче, "левый"!
      -Мама говорит, ты все равно ее бросишь, - добавляет Джошуа после паузы. Я чувствую себя окончательно оплеванной. Больше всего коробит, что мои самые интимные чувства все вокруг без конца публично обсуждают - при том, что понятия не имеют, что я чувствую на самом деле. Но берут и препарируют, при том, что знаний у них для этого никаких. Как всякий неумелый палач, Донна добивает меня слишком долго и мучительно. Впрочем, это на мой взгляд. На ее, возможно, все как раз обстоит в лучшем виде: практически незаметно она выкинет меня из жизни Джошуа и Роберто. А что я там чувствую при этом, и что со мной будет - да начхать она хотела! И ее сынок тоже. Нет, ничего у нас, у меня с ними, не выйдет!
      
       Беру лист бумаги, и, не долго думая, пишу: "Хорошая новость: я тебя больше не люблю. Так что можешь не волноваться. Очень скоро я найду работу и исчезну из твоего дома и твоей жизни. Можешь не беспокоится за свой комфорт". Хоть так я немного верну себе самоуважение после всего. Я не позволю больше вытирать о себя ноги. Никому! Ни за что!
       Опять начинаются звонки по "Ньюс". По работе ноль, зато мужики познакомиться беспрерывно. Но ни с кем из них мне совершенно не хочется встречаться, и даже толком общаться. Все они какие-то... никакие. Деревянный Зигмас, противный Нико и скользкий Лен и то были живее и интереснее. Одни из сегодняшних, Борис, сказал, что до меня встречался по объявлениям в русскоязычных газетах с более чем 300(!) девушками и женщинами. И страшно в них разочаровался. Почему? "Да они тут все какие-то скукоженные. Озабоченные. Чем? Поисками работы, продлением визы и тэдэ"... А сам? Нелегал, живет в доме с 12 другими мужиками по 2-4 человека в комнате. Работает на стройке, получает 5 фунтов в час. Ему под 50, и, как он сам говорит, далеко не красавец... Да он просто урод! Во всех смыслах. И могила таких не исправит!
       Короче, я теперь кратко выясняю в первых же предложениях: "Можете помочь мне с любой работой? Хоть с какой-нибудь? Очень нужно! Нет? Встретимся - поговорим? У меня сейчас на это нет времени!".
       Еще раз звоню русскому Роберту, Косте и, заодно, Юркевичу ( крючок на дверь повешу, на первое время и такое жилье сойдет. А дальше как-нибудь выкручусь, что-нибудь найду. Оставаться в доме Роберто дальше слишком унизительно), - но мне никто не отвечает.
      
       ...Готовлю ланч, опять на всех. По привычке. Может, не стоило? Роберто вот уже несколько раз просил меня готовить только на себя. Но иначе мне неудобно, тем более что я живу тут за чужой счет. Просто не буду в этот раз готовить так много, как обычно: Роберто расстраивается, если пища пропадает. Я, впрочем, тоже. Джош с отцом с удовольствием поглощают свежие горячие котлетки. Мы с Роберто вместе убираем со стола.
      -Я помою посуду сам, не беспокойся, - говорит он мне с на редкость теплой улыбкой. Я бы сказала, особенной. Он так на меня давно не смотрел. Вернее, никогда. Я уже сильно колеблюсь - отдавать ли мою записку? (не стала этого делать при Джоше) - но больше секундное расположение Роберто меня не пробьет. Для итальянца это все ничего не значит, у него просто манеры такие, - а я опять буду жестоко страдать, обманываясь и ставя себя в дурацкое положение. Нет, лучше поставить в этой истории окончательную точку.
      
       Отдала... Внутри возникло странно чувство - будто я проглотила ледяной нож. Он застрял у меня внутри и мешает дышать. Словно бы я сама себя убила. Но, я уверена, я правильно сделала! Даже если ты любишь, нельзя переходить за определенную грань, вернее, позволять тебя за нее утаскивать. Но ведь все вроде наладилось... Наконец...
      Смотрю в глаза вернувшегося сверху Роберто: они такие непроницаемые и чужие теперь. Холодные. Он улыбается иронично: -Я рад, что ты так быстро все преодолела. Надеюсь, ты очень скоро встретишь другого мужчину и забудешь меня.
      -Надеюсь, - говорю я. Мне ничего не остается делать, как подхватить предложенную игру. У меня не осталось уже никаких эмоций. Только ужасное, невыносимое ощущение чудовищной пустоты. И еще лихорадочная мысль: "Не позволяй, ни за что больше не позволяй смешивать себя с дерьмом! Покажи, что ты стоишь! И что другим людям ты нравишься". Господи, кому же позвонить? Мне надо срочно выбраться из дома и отвлечься, с кем угодно поговорить - от всей этой ситуации мне уже просто физически нехорошо. Но нелегалам со стройки звонить не хочу, от них исходит слишком гнетущее ощущение неприкаянности, а я сейчас и так угнетена. Тем более что я их всех деликатно отшила (" я чувствую, вы очень интересный человек. Я желаю вам всего самого лучшего в жизни. Но нам с вами встречаться не стоит. Просто поверьте моему опыту, я много общалась с разными людьми и сразу чувствую, может что-то получиться или нет. Вы еще обязательно встретите своего человека"). Вероникиным героиням для книги звонить не хочу тоже - я сейчас в слишком растрепанных чувствах, чтобы кого-то полноценно интервьюировать. А коллегам из "Ньюс" звонить не буду, чтоб они не подумали, что я истеричка (а они это подумают, если увидят, в каком я сейчас состоянии) или дура (это если я все расскажу. Но такой суперглупости я сделать, по счастью, не смогу - как говориться, не гадь, где ешь. Вернее, где зарабатываешь деньги. Там у тебя не должно быть проблем). Вот что: позвоню-ка я Зигмасу! Он сказал, он повар в каком-то ресторане. Потом, Зигмас прибалт, то есть "белый человек" и легально здесь. Может, с работой поможет? А еще он самый первый, кто мне позвонил. Может, это и есть моя судьба? Черт ее подери!
      
       ...Договорились с Зигги (что за дурацкое имя!) через час на выходе с Тёнпайк лэйн.
      -Эна, ты пользовалась утюгом без воды? Его нельзя использовать без воды! Он теперь не работает! - Раздраженно говорит Роберто. Я в самом деле на днях гладила свою одежду, да, без воды, но впервые слышу, что утюг от этого может сломаться! Дома я, наоборот, никогда не наливаю в свой утюг воду, потому что семь лет назад он ломался и после ремонта мастер запретил мне это делать, чтобы он не сломался совсем. Моему утюжку-ветерану уже 13 лет, и он прекрасно работает в "сухом" режиме. А тут всего один раз, и двухлетний прибор... Иду на кухню, вытаскиваю утюг из шкафчика, включаю в сеть: - Роберто! Смотри: с ним все в порядке.
       Роберто подходит ко мне. Но не находит нужным извиниться за свою резкость и необоснованные обвинения.
      -Утюг хоть и неживой, но, как все на свете, любит доброе отношение. А ты его все время ругаешь, вот он и решил забастовать, - с улыбкой говорю я. Но Роберто реагирует на мою шутку только еще более раздраженным выражением фэйса. Ставит утюг на стол в ливин-рум и восклицает еще более громко и визгливо: - Эна, посмотри! Нет, посмотри: ты испортила стол!
      Господи: что я опять такого натворила?! На янтарной деревянной столешнице несколько едва заметных следов синей пасты от шариковой ручки.
      -Пап, это я сделал, - вдруг говорит Джош. - Смотри, вот это точно мое.
      Все-таки он очень хороший парень: честный и справедливый: мог бы промолчать. Тем более что защищает тетку, которая его мамочке не нравиться.
      - Но во всем плохом всегда виновата Анна, - язвительно замечаю я. Джошуа смотрит на меня с сочувствием. Роберто снова отводит взгляд. Я иду красится.
      
       ...Спускаюсь вниз.
      -Роберто, как ты считаешь, я могу в этой юбке идти на свидание? Не слишком по деревенски?
      -Может быть, есть немного, но в целом ты отлично выглядишь, - сухо говорит мой друг. Вернее, мой бывший друг.
      У меня на глазах вдруг против воли наворачиваются слезы. Как часто я стала здесь плакать! И пребывать в паршивейшем настроении...
      -Я не выгляжу слишком печальной? Я не хочу так выглядеть. - Эх, зря я это сказала! Ох как зря! Хотя, если бы Роберто был чуточку поумней, он бы все понял. Ну как можно разлюбить кого-то за три дня?! Да, я редкая дура, что написала ему эту записку, но он по сравнению со мной дурак еще больший! Ах, если бы он все понял! И прекратил мучить себя и меня. Потому что я уже пыталась и так и сяк, и силы мои кончились!
      -Нет, ты выглядишь вполне жизнерадостно, - Роберто бросает на меня беглый недобрый взгляд. А вот Джошуа смотрит мне в лицо очень внимательно. И ему меня явно жаль. 10-летний ребенок и то понял, что я чувствую на самом деле - как вообще, так и к его отцу! А вот 47-летний мужчина понять этого почему-то не в состоянии... Усилием воли, призывая на помощь всю свою гордость и злость, я заставляю себя выглядеть непроницаемой и спокойной. Мне очень стыдно за то, что я не могу контролировать свои эмоции. Так же смертельно стыдно мне было 6 лет назад, когда я только начала встречаться с Димой. В ту пору у меня было несколько ухажеров: один из них, Виталий, очень хорошо зарабатывал, и в целом был неплохим мужиком, но меня все больше смущала его откровенная пошлость, любовь к выпивке, и еще ряд черт. Тем не менее, когда я еще не успела все это понять, буквально на второй встрече этот Виталий предложил (сам!) отплатить мне установку телефона. То, что мне это все-таки разрешили - личный телефон в комнате коммуналки, в центральном районе, было без преувеличения равносильно восьмому чуду света: очереди на телефон были слишком большими, люди ждали годами, а мощности в центре были почти все исчерпаны. И тут вдруг такое сказочное везенье всего через год - но у меня не хватало денег. Причем последние нужно было внести в десятидневный срок, иначе моя нереальная возможность ускользала от меня навсегда к кому-то другому. Поэтому я уже успела оплакать личный телефон, уже смирилась с тем, что Мариванна продолжит орать у моего лица в вырываемую трубку матерную брань всем, с кем я разговариваю (в том числе легендарным "звездам", не взирая на пол и возраст), или будет вновь и вновь плескать мне из чайника на ноги кипятком. О, Мариванна умела поразвлечься!
       Виталий был слишком новым моим знакомым, поэтому мне даже в голову не пришло просить у него в долг. Другие же мои друзья-знакомые были слишком бедны, и, как я, едва сводили концы с концами. Я просто упомянула о том, какую потрясающую возможность в жизни я, увы, упустила. Но что поделаешь! Просто знай, когда мне звонишь, что Мариванна делает всегда, и не удивляйся так больше. И тут вдруг он сам предложил помочь. Я была безумно ему благодарна! Какое-то время всерьез подумывала: а не развить ли нам отношения? Но, чем больше я узнавала нового знакомого, тем больше меня коробило от его мыслей, шуток и комплиментов: Виталий был прожженный, прагматичный циник. Очень земной человек. Это здорово - но иногда тебя тянет летать. А подобные люди такие мечты всегда высмеивают. И прикрепляют к твоим ногам пудовые гири.
       Короче, я променяла Виталия на Диму. Нет, не как перчатки: я просто постепенно отходила от одного и все чаще встречалась с другим. Причем с Дмитрием сперва только по делам. Поворотной точкой стали дни, когда я заболела гриппом: в дверь моей коммуналки вдруг раздался звонок. Там стоял Димон, с зеленым луком, чесноком, апельсинами, хлебом и таблетками. Странно, но мой задрипанный домашний халат (я ведь никого не ждала), грязные волосы и красный распухший нос Диму ко мне ничуть не охладили! Меня это просто потрясло: всех моих прежних мои недомогания тут же превращали из пресмыкающихся в оборзевших хамов - а потом снова в псов, когда я опять становилась хороша, как картинка. Бывших было вообще не допроситься помочь мне, когда я болела - даже Макса, при всей его якобы "безумной" любви. Но при этом ему было лень даже дотащиться до магазина купить мне фруктов и молока, причем на мои деньги, на которые мы в основном жили. Несмотря на мою температуру за 40, и что мясные пельмени, которые он таки купил (себе) мне тогда были противопоказаны. А Макс жадно жрал любимые им пельмени и с усмешкой смотрел на меня, бессильную, умирающую. И только надо мной издевался: "смотреть на тебя противно!". Моя просьба вынести мусорное ведро, которое воняло уже несколько дней, окончательно вывела его из себя, и он свалил в неизвестном направлении (то ли к брату, то ли к друзьям, то ли к бегавшей за ним девочке) - отдохнуть от этой "невыносимой" обстановочки. Именно после всего этого я твердо решила с ним расстаться.
       А Дима решил позаботиться обо мне сам. Кстати, он тоже левша. Этот мой последний бойфренд - единственный, о ком я могу вспоминать без отвращения (все-таки хоть чему-то я научилась). Он никогда не бросал меня в беде и трудных ситуациях...кроме одного случая: как-то раз (наши отношения только-только стали переходить за грань дружеских, мы всего разок переспали) я пригласила Диму зайти за мной, мы собирались куда-то пойти. И тут вдруг зазвонил мой личный телефон. Голос Виталия сказал, что он стоит у моего подъезда и хочет меня видеть. Прямо сейчас. Какая у тебя квартира? Телефончик отлично работает, как я погляжу,?
       Я была в шоке. Если Виталий увидит, что у меня в гостях другой (а бизнесмен все еще имел на меня виды), чего-то ужасного не избежать, тем более что они оба горячие мужики. Очень долго и мучительно, почти час, я убеждала Виталия подождать меня у подъезда, на ходу выдумывая всевозможные причины и предлоги для недопущения в квартиру. Например: ты знаешь - соседка у меня старая злобная скандалистка, которая без того обзывает меня всем, чем только можно придумать - и это при том, что я никого к себе не приглашаю (и то, и другое была правда). А уж если увидит мужчину - да она такое устроит!
       Словом, один раз от Мариванны вышла несомненная польза. Кстати, я и здесь как в воду глядела: когда Димка стал у меня ночевать, чтобы не переться в свой Ораниенбаум, она начала вызывать ментов каждый божий день (дескать, у меня сборище наркоманов и мы ее убиваем). Вернее, каждую ночь, часа этак в три-четыре. Когда мы, утомленные трудовым днем и энергичным сексом, спали действительно как убитые.
       Но вернемся к Виталию: мне удалось убедить его подождать у крыльца ("пока я одеваюсь"). На самом деле я быстренько объяснила ситуацию Димке: "Я должна этому челу деньги. У нас ничего не было, совсем ничего. Но он, раз оплатил телефон, видно, считает, что купил и меня, что получил на меня некие права - хоть мы и договорились, что я беру в долг. Если б я только могла ему вернуть эти деньги сейчас! Господи! Как мне тяжело! Получается, я его просто использовала - с его точки зрения, наверняка"). Я шепотом попрощалась с Димкой ("Встретимся через час, максимум через два, здесь же" - "Я тебя буду ждать"), он меня поцеловал, я открыла дверь своей комнаты, чтобы спуститься вниз, - и вдруг, ни с того ни с сего, горько заплакала. Я сама не могла объяснить ни себе, ни Дмитрию своих слез. Помню, мне тогда было очень неловко перед Димой, которого я еще недостаточно знала ("подумает, что я нюня, рыдающая безо всякого повода!"). И лишь когда мы уже расстались, я отчетливо поняла, что стыдно должно было быть ему - тому, кто без колебаний отпустил свою девушку к явному конкуренту-сопернику. Как бы отдал, продал! И это мужчина, который клялся мне в любви! Не удивительно, что я заплакала - я чувствовала себя преданной.
       Тогда я все же сказала Виталию, что у нас могут быть только дружеские отношения. Разумеется, он ответил, что если бы знал, что меня так трудно уложить в койку ("что там у тебя - особенное сокровище?"), никогда не стал бы платить за мой телефон. Я напомнила, что этот вопрос уже возникал - и тогда он уверял меня, что желает помочь именно из дружеских побуждений, ни на что не претендуя. Просто из сострадания. Но Виталий в тот день попытался-таки силком уложить меня в постель. А когда не вышло, наговорил кучу гадостей. На том и разошлись. Сейчас я понимаю, что легко отделалась - он был не только в бешенстве, но и нетрезв к тому же. Когда я вернулась, не выдержала и спросила Диму: " Как ты мог? Ты же знал, что Виталий хочет со мной трахаться, что он для этого пришел - потребовать своего, платы. Знаешь, мне было очень нелегко убедить его оставить меня в покое, он был так зол! Как ты мог все это допустить, если говоришь, что любишь меня?". Димон на это ответил, что, во первых, мне доверяет. А во вторых, если бы у него были деньги, он бы встрял. А так что он мог: тот мужик бы только высмеял его и потребовал свои баксы немедленно. Но ни у Димки, ни у меня их не было, так что все бы кончилось гораздо хуже для нас обоих. "Этот тип мог каких-нибудь бандюг привлечь должок выколачивать. А так ты его грамотно развела, ты у меня просто молодчина!". Ну да. Я понимала, что в сложившейся ситуации Дима прав. И все-таки... Все-таки это было не по мужски, не по дружески. Все-таки он должен был что-то предложить, сделать! Все, что угодно, только не то, что он сделал - ничего. И, может быть, именно то, что Дима так легко от меня отказался в самом начале, оставил меня одну расхлебывать дерьмо (хотя мы уже были вместе) и не пустило потом мои чувства дальше к нему... Он меня, вроде бы, действительно любил - по своему, как мог. Страдал, переживал, что я не отвечаю тем же. А я просто не могла, уже не могла. Ему по настоящему верить. Я думала, что задушила в себе лишь слезы. Оказалось, и все остальное тоже.
      
       ...Прощаюсь с Роберто и Джошуа, выхожу на улицу. Накрапывает мелкий дождик, очень кстати. И хорошо, что прохожих практически нет совсем. А от тех, что есть, я закрываю капли на щеках зонтом.
       Подхожу к метро. Вот и Зигмас - выглядит так же деревянно, как и говорит. Господи! Почему, ну почему я должна терпеть все это, делать все это? А как иначе? Общаться мне больше не с кем, друзей тут никаких нет, всем не до меня, всем я мешаю, всех раздражаю. Кажется, я готова уже, как бездомная дворняжка, пойти за первым встречным - за тем, кто меня ласково позовет. Чисто из соображений здравого смысла: нужно где-то жить, что-то есть. А внутри все разрывается от боли, потому что душа моя вырывается с кровью, отдирается от костей. И остается в доме Роберто, вернее, рядом с ним, под дождем, болтаясь клочками на шипах роз.
      
       ...Зигмас идет мне навстречу. Целует в щечку. Я не чувствую ни любопытства, ни отвращения - я тоже стала совсем деревянной. Стеклянной и оловянной. Дождь вдруг прекращается. Зигмас предлагает зайти в кафе.
      -Вы голодны?
      -Нет. А вы?
      -Я тоже. Может, лучше по парку прогуляемся? И перейдем на "ты"?
      -Хорошо. Давайте.
      ...Идем по улице. Зигмас рассказывает мне о себе: ему 33, он из маленького городка в Латвии, здесь уже четыре года. Сперва работал официантом в "нехорошем" заведении, теперь "дорос" до повара в "крутом".
      -Слушай, мне очень нужна работа. Любая. Можешь поспособствовать?
      -Я спрошу у нашего хозяина. Но, если честно, у нас в ресторане нет никаких вакансий. Разве что окажутса в других - у нашего хозяина их четыре.
      -Спасибо! - Мое настроение немного, но улучшается.
      -Скажи, ты сам доволен своей здешней жизнью?
      -Как сказат? Скорее, да.
      -Почему?
      -У меня есть все, что мне нужно. Я снимаю хорошую квартиру, могу купит то, что мне хочетса, что мне нравитса. На работе ко мне хорошо относятса. Осталос тепер толко девушку найти. Ну и накопит на покупку квартиры, чтобы болше не арендоват.
      -Тебе было здесь поначалу грустно и одиноко?
      -Мне? Нэ помню.
      -Серьезно?
      -Это правда! - Зигмас опять улыбается. Я очень редко встречаю людей, которых не могу понять совсем. Зигмас - как раз из их числа.
      -Я больше люблю думат о приятных вещах. Грустит - зачем это? Какая в этом польса? - продолжает прибалт.
      - Приятные вещи - это какие, например?
      - Допустим, как я в свой выходной день еду на рыбалку. Это мое самое лубимое дело! Еще в России и Латвии я рыбачил везде, где только можно и интересно: на сибирских реках, в северных озерах, даже на Камчатке. Мое самое лубимое место - Лапландский заповедник.
      -Я там была, - у меня почему-то опять начинает щипать в носу. - Там правда очень красиво.
      - Не может быт! - Зигмас оживляется. Для его обычного состояния он, можно сказать, теперь просто невероятно возбужден.
      -В детстве я жила в городке неподалеку. Ну, в пределах часа езды.
      -Тебе так повезло!
       -Ну да, я могла рыбачить хоть каждый день, - мы оба смеемся.
      -Если бы ты только знала, какая там рыба! Какая рыба!
      -Я знаю. Ела не раз. - Я смотрю на Зигмаса, продолжающего бормотать себе под нос, и вижу - он меня больше не слушает. С явным воодушевлением он рассказывает мне, как рыбачил в Лапландском заповеднике, на таежных сибирских реках, Волге, здесь в Англии, а в свой отпуск на реках Франции, Германии, в Норвегии, Финляндии и бог знает где еще. Рыба меня интересует только в одном виде - жареная на тарелке. Любителей рыбалки я никогда не пойму хоть убей: стоишь в резиновых бахилах в ледяной воде, ноги ломит, вокруг кусают комары, - но ты продолжаешь изображать придурочный пень, а время меж тем утекает как вода в реке. Но даже не поэтому общаться с Зигмасом я дальше вряд ли буду - не потому, что нам не о чем поговорить. А потому, что он сам не задал мне ни одного вопроса. Хотя нет, один задал: давно ли я здесь. А я из него сперва добывала информацию будто клещами, а теперь его с этой рыбой просто не остановить. Короче: мы абсолютно разные, несовпадающие, чужие друг другу люди. Я все чаще украдкой смотрю на часы: через сколько будет прилично пойти домой? Через полчаса слишком рано. Через час! Но вставить в бесконечный и непрерывный рассказ о рыбалке фразу: "Извини, мне уже пора", нелегко. Полтора часа. Всего полтора ничтожных часа, а мне уже кажется, что я провела целый год - даже не рядом с Зигмасом, нет, он мне совсем не противен, просто надоел, - а вдали от Роберто.
       Я никогда ни по кому не скучала - разве что по Питеру пару месяцев по переезде в Черную речку. Я никогда в жизни не скучала по родителям. Никогда не жалела, что рассталась со своими бывшими мужиками, даже если пару-тройку раз мне было какое-то время очень больно: но я все равно понимала, что это не мое. Но теперь... теперь даже час без Роберто кажется мне вечностью и напрасно потерянным временем!
      
       ...Я довольно бесцеремонно прерываю Зигги на его рассказе о том, как он собирается открыть собственный бизнес по организации рыбалок в разных точках земного шара. Впрочем, он, по счастью, кажется, ничего не заметил. Я желаю Зигмасу всего самого наилучшего и конечно, исполнения его мечты. А также встретить хорошую девушку и купить квартиру. Не забывай обо мне насчет работы, о кей?
      -И вам всего доброго, -Зигмас так и не смог окончательно перейти на "ты". Хотя когда я пожелала ему счастья с другой, посмотрел на меня удивленно: кажется, он уже начал строить планы насчет нашей совместной рыбалки. Да, я ему понравилась. Если бы я сделала над собой усилие, может быть, я смогла бы с ним ужиться, хоть ненадолго? Я могла бы просто пропускать монологи о рыбалке мимо своих ушей, Зигмас ничего бы не заметил. И, может быть, даже лучше, что Зиг (хм, звучит почти, как сиг!) не лез бы мне в душу, - там сейчас все как после атомного взрыва. Но мне пришлось бы спать с ним ... А вот представить себе это я уже не могу. Мы церемонно пожимаем друг другу руки - вернее, я протягиваю свою, опережая какие-то иные действия. Не хочу, чтобы меня целовали, пусть даже "только" целовали всякие чужие мужики. Нет уж!
      
       ...Я почти бегу к дому Роберто. Но, чем я ближе, тем больше замедляю шаг, хотя опять пошел дождь. Как-то он меня встретит? Да все равно! Господи: я все, все исправлю! И эту свою утреннюю временную глупость! Не хочу я быть ни с кем другим!
       Звоню - не взяла ключ. Роберто открывает мне дверь, и в его глазах откровенная радость. Неужели он тоже по мне соскучился?! А придирался ко мне - просто обиделся из-за "больше не люблю"? Когда я его обхожу, чтобы пройти, вдруг оказываюсь в его объятиях, - почти объятиях. Он словно бы не хочет отпускать меня, преграждая мне путь всем своим телом.
       Я иду на кухню - хочется пить.
      - Телефон! Опять тебя! - Зовет Роберто. Спешу к нему и, неожиданно, поскальзываюсь, - один из маленьких ковриков вдруг "поехал" у меня под ногой по деревянным половицам. Если бы не Роберто, который, по счастью, подставил руки и успел меня поймать, я бы упала и больно-больно ударилась о кучу острых и твердых предметов вокруг. Вот теперь я откровенно в его объятиях. Он с силой прижимает меня к себе, и не отпускает. Мы не можем оторвать друг от друга глаз, не слышим, что говорит и повторяет спускающийся сверху Джошуа - у нас обоих на несколько мгновений словно отключился слух. Неизвестно, чем бы все кончилось, если бы вбежавший в гостиную ребенок не прервал это объятье - но это произошло. И теперь все продолжается по прежнему. То есть никак. Кроме разве того, что Роберто потом еще несколько раз коснулся меня - очень жадно, но опять как будто случайно.
      
       ...Как вчера и позавчера, телефон просто не умолкает. Я уже поняла, что ждать звонка насчет работы бесполезно, особенно в выходной вечером. Поэтому говорю Джошуа и Роберто: - Скажите, что я далеко. На Луне... Ну, на Луне! Лу-на. Блин, как же это будет по английски? Забыла!
      -On the Moon, - догадывается Роберто. Ах, да, ведь по итальянски Луна тоже "Луна", только с ударением на первом слоге. Вроде бы.
      Роберто и Джошуа весело смеются, заговорщицки на меня глядя. Джош тут же недоуменно-вежливо отвечает по телефону: - Анна? А ее нет, она уехала! Нет, не знаю, куда. И когда вернется, не знаю тоже. Сорри! - Кладет трубку и улыбается мне, довольный. Я учу ребенка врать. Отличная из меня получается мамаша!
      -Завтра я позвоню в редакции русских газет, чтобы они прекратили этот кошмар, - извиняющимся тоном говорю Роберто.
      -О да, пожалуйста!
      
       ...День пролетел как-то быстро и незаметно. Вот уже пора спать. Иду чистить зубы на ночь. Дверь в bathroom распахнута - там возиться Джошуа. Ага, чистит зубы тоже.
      - Анна, тебе сюда надо? Заходи! - Приглашает он меня.
      -Ты думаешь, если мы будем пользоваться ванной одновременно, это хорошая идея?
      -Угум! - Деловито соглашается пацан, глядя на меня с любопытством: а вдруг русская не догадается, что на самом деле это не принято, возьмет и сядет прямо при нем на унитаз? Вот интересно будет!
      -Я так не думаю, - но Джошуа не так легко разоблачить - он лишь снова весело улыбается в ответ. И все равно он ручной и милый, безобидный, особенно по сравнению с кошмарными чернореченскими подростками. Хотя такой ли уж безобидный? Ведь для Роберто его мнение всегда будет на первом месте, его собственное - на втором, вернее, потом идет мнение его друзей. Потом его. А потом уже твое. Хотя нет - Донны! А ты со своими надеждами и желаниями всегда будешь на самом последнем месте.
      
      24 мая 2004, понед.
       Утро понедельника. Роберто повез Джошуа в школу, потом у него самого какие-то дела. Телефонный народ тоже взялся за ум - временное затишье. Отдыхайте, бедные мои уши! Но все равно первым делом позвонила в обе редакции и попросила больше не печатать мои объявы про поиск друзей - только о работе. Уф! Однако наверняка придется еще помучиться несколько дней.
       Перед работой быстренько залезаю на Утро.ru: "Чистой воды скандал. Впервые с 1956 г. "Золотая пальмовая ветвь" Каннского кинофестиваля досталась картине неигрового жанра, да еще на крайне острую тему - победителем назван режиссер Майкл Мур за фильм "Фаренгейт 9/11", жестко критикующий президента США Буша-младшего и его окружение. И это несмотря на все прогнозы - о Майкле Муре как о претенденте на победу никто не говорил. По результатам предварительного голосования среди журналистов, Мур не входил даже в первую тройку претендентов на победу. Но жюри под председательством Квентина Тарантино присудило "Золотую пальмовую ветвь" ему, и эту победу уже называют победой общественного мнения в борьбе против нынешней политики Белого дома. Сам создатель скандального "Фаренгейта 9/11" был весьма удивлен решением жюри. " Я хотел быть уверенным в том, что даже если бы ничего больше я в этом году не сделал, тем, кто погиб в Ираке, воздасться по заслугам", - сказал он. И затем, обращаясь к председателю жюри, Квентину Тарантино, заметил: "Вы заставите американцев посмотреть этот фильм". Это правда. Теперь "Фаренгейт 9/11" наверняка выйдет на широкий экран в Штатах, и американцы смогут увидеть фильм о том, как их президент пришел к власти и чего добился на своем посту. Среди всего прочего Мур обвиняет Буша в нечестной игре на президентских выборах, связях с семьей "террориста ?1" Усамы бен Ладена( нифига себе! Это похлеще, чем финансовая дружба Березовского и чеченских террористов) и бесправном вторжении в Ирак. Кроме того, в фильме использованы кадры кинохроники из Ирака, никогда не демонстрировавшиеся ранее. Скандальные съемки издевательств над иракцами там тоже есть. Кстати, предыдущий фильм Майкла Мура, выпущенный им в прошлом году и получивший премию "Оскар", был не менее скандален. Документальная лента "Боулинг для Коломбины", снятая по мотивам событий 20 апреля 1999 г. в штате Колорадо, когда двое школьников расстреляли 13 человек, наделала много шума".- О да, я помню это фильм. Один наш придурочный питерский критик (им меня заменили в "Панораме") разругал его в пух и прах, дескать, "он ни о чем" - но каждый понимает в силу узости своей души. Тот тип обожает только триллеры и только их хвалит... А документалист Мур самостоятельно понял то же, к чему путем научных изысканий пришли ученые в Российском Институте мозга человека: состояние умов и психики населения той или иной страны напрямую зависит от того, что показывают по ТВ. Но, разумеется, не только от виртуального, но и реального уровня социальной безопасности и защищенности. Так, Мур сравнивает Америку (где на ТВ культ кровищи, отчего в этой самой богатой стране мира у людей силен страх своих ближних; где матери-одиночки вынуждены вкалывать на двух работах, чтобы прокормить детей и поэтому их не видят - а те, болтаясь без присмотра, берут в руки оружие и убивают своих одноклассников так, как они обучаются каждый день по ТВ) - а затем Мур едет в Канаду, где нет такого засилья криминальных передач и жизнь, и поэтому тоже, спокойней. Где люди не запирают входные двери и всегда уверены, что не останутся без медицинской и человеческой помощи, если им вдруг станет плохо. Где представители разных наций гораздо более терпимы друг к другу. Совсем как в Лондоне!
      
       Опять звонит телефон. Небось очередной самец, которому неймется. Не хочу я ни с кем встречаться! Ни с русскими, ни с бритишами, - даже ради визы и права на легальную жизнь здесь и хорошую работу. С Роберто же мне ни замужество, ни виза пока и отдаленно не светит. Но... Мыслимо ли это, чтобы один человек вдруг заслонил для тебя целый мир? Оказывается, да. Так всегда бывает в любви. И никто тебе больше не нужен!
       ...Все- таки беру трубку. Боже, пожалуйста, пусть это будет по работе - мне она так сейчас нужна!
      -Здравствуйте, вы Анна? - Ага! Поздоровался! - А меня зовут Георгий, я по вашему объявлению.
      -По какому?
      -Я так понял, вы их целых три давали? По работе и насчет друзей? Да еще что вы писатель, ищете героев. Возможно, я бы мог вам с работой помочь.
       Спасибо тебе, Боже!
      -А что за работа? Хотя бы в двух словах.
      - Приличная, не волнуйтесь! Не эскорт-сервис, - мы оба смеемся. У меня заметно полегчало на душе.
      -Аня, если вы сегодня свободны, мы могли бы при встрече все обговорить. Я готов подъехать к любой станции метро через час.
      -Хорошо. Как насчет Вуд Грин?
      - Я буду на серебристом "вольво".
      
       ...Стою у метро, выглядываю серебристую тачку. Уже прошло десять минут, двадцать... Куда же пропал Георгий? Надо пойти позвонить. Еще фунт на ветер. Но фунтом больше, фунтом меньше - все равно это меня не спасет - а вот шанс наконец найти работу может пролететь мимо из-за мелочной жадности.
       Ближайшая телефонная будка оказалась довольно далеко. Набрала мобильный Георгия: сквозь сильный шум помех он прокричал, что попал в пробку в центре и уже подъезжает. Помчалась обратно.
      
       ...Георгий оказался коренастым, с легкой залысиной у лба, моего роста и возраста человеком, с не отталкивающими неброскими чертами. Мы немного рассказываем друг другу о себе. Оказалось, он приехал в Англию уже больше 14 лет назад, вместе со всей семьей, то есть с папой и мамой. Сейчас у них с отцом в Британии несколько компаний, работающих в разных отраслях промышленности и услуг.
      -Какую же работу вы могли бы мне предложить? В любом случае я вас не подведу! Я очень ответственная, легко учусь. Вы не пожалеете!
      -Понимаете, у нас в Лондонском офисе вакансий нет никаких - две девчонки уже работают на секретарских должностях. Кстати, как у вас с английским?
      -Письменно все в порядке, устно на слух воспринимаю, скажу честно, все еще с трудом. Просто я всего три недели здесь! А дома никакой практики не было, только заочный универа. Сами понимаете.
      -Это, конечно, проблема, так как в обязанности секретаря входит функция принимать звонки от наших клиентов и отвечать на них. Ну и там факсы получать - отправлять, печатать разные документы - сможете?
      -Вот это все запросто. Поверьте, я буду прикладывать все силы, чтобы работать хорошо! И на телефоне тоже.
      -Ну ладно. В конце концов, в наш Ливерпульский офис не так уж часто звонят. Работа, что я мог бы вам предложить, она в Ливерпуле.
      -Секретарская?
      -Да. 17 тысяч фунтов в год. И вы сможете проживать в доме, принадлежащем компании. Надо будет только платить за свет, газ и воду.
       Фантастика! То тебе предлагают быть бэбиситтером бесплатно и еще сексуально хотят использовать - а то вдруг халявный дом и 17 тысяч фунтов! Но - в Ливерпуле.
      -А это далеко от Лондона?
      -Около четырех часов езды на поезде.
      ...Чтож, четыре часа - это не так много. Можно будет приезжать к Роберто на выходные. Да, но эти дни он целиком поглощен Джошуа, он слишком ценит эти драгоценные часы рядом с сыном. Только с ним вдвоем... Все равно - это уже какой-то выход, чтобы остаться здесь не на унизительных и подозрительных условиях. Остаться в одной стране с Роберто!
      -Георгий, я очень рада, что вы мне позвонили. Вы себе представить не можете, как сильно вы измените мою жизнь в лучшую сторону, если возьмете на работу. Вы будете довольны мной, обещаю вам.
      -Я-то вам верю, без вопросов, я вижу, что вы за человек. Но окончательное решение принимать буду не я, а совет - это несколько человек. Я расскажу о вас завтра же - сможете подготовить к 10 утра и прислать по факсу или по email резюме?
      -Я принесла с собой. - Георгий внимательно изучает мой опыт.
      -Чтож, это все вполне впечатляет, хоть и не по секретарскому профилю. Но, раз вы умеете писать, должны справится. Клиентам нашим, думаю, вы тоже понравитесь. Их иногда нужно будет встретить, принять, напоить кофе. В общем, сделать так, чтобы они чувствовали себя комфортно.
      -Понятно. - На самом деле ситуация как раз все больше запутывается. Что он имеет в виду под словом "комфортно"? Это понятие так растяжимо! Секретарш в России слишком часто заставляют спать не только с непосредственным шефом, но и подкладывают выгодным клиентам, партнерам. Георгий намекает, что мне тоже придется этим заниматься? Нет, вряд ли! Он бы как-нибудь по другому это сказал. Или? Мне трудно его прочесть, как и Зигмаса. Половина жизни этого молодого мужчины прошла здесь, причем сознательная половина. Георгий говорит по русски без акцента, но его речь кажется слишком правильной и как бы выхолощеной. Ага! Он же не материться и не употребляет фразеологизмов и новых жаргонных словечек, как все русские, особенно мужчины! Русский мужчина с английским менталитетом. Можно ему верить или нельзя?
      -В общем, я расскажу о вас уже завтра. Но вот когда будет принято окончательное решение, сказать не берусь. Вероятнее всего, это будет недели через две-три, не раньше.
      -Скажите честно, какова вероятность, что меня возьмут? Именно меня? Там ведь будут и другие кандидатуры? А то у меня каждый фунт на счету.
      -Вот как.
      -Стоит ли мне надеяться? Может, лучше не ждать и искать другую работу?
      -Другие кандидатуры, конечно, будут, но я бы советовал вам подождать. Пока что у вас самые высокие шансы.
       ...Возникает неловкая пауза. Я вижу, Георгий хочет что-то еще сказать, но стесняется.
      -Ну что же, Аня, было очень приятно познакомится. Умную интеллигентную женщину встретишь не так часто. Знаете, чтобы в человеке все было гармонично - и внешнее, и внутреннее содержание.
      -Спасибо.
      -К сожалению, мне сейчас опять нужно ехать по делам. Я вам сразу же перезвоню, как только узнаю окончательный ответ.
      -Хорошо. А я вам сегодня же пошлю по электронке свою книжку по аллергии для вашей сестры. Она всем помогает!
      - Если у сестры возникнут какие-то вопросы, я могу вам позвонить?
      -Разумеется!
      -Мы могли бы еще раз увидеться, за чашечкой кофе в хорошем уютном кафе, не так - на бегу? Мне перед вами неудобно за скомканную беседу в автомобиле.
      -Все в порядке! Время не резиновое, я понимаю. Звоните, конечно, мне тоже было очень приятно с вами познакомиться. Расскажете мне о жизни в Лондоне, о том, каково вам здесь пришлось.
      -Я не уверен, что это все стоит описывать... Знаете, бизнес - такая штука...
      -Какая?
      -Ну, скажем так, не всегда стопроцентно чистая.
      -Я не вчера родилась.
      -Значит, вы понимаете, что не о всем стоит рассказывать. Тем более в книге, которая потом станет достоянием широкой публики. Так от бизнеса может ничего не остаться! - Георгий улыбается. Я так и не рискнула спросить, можно ли его называть как-то по другому. Потому что это рубленое "Георгий", особенно часто, просто устаешь выговаривать. Или же его нужно употреблять совсем официально, вместе с отчеством. А само по себе оно как-то странно звучит.
      -Конечно, если вы не хотите, не надо! - Мне сейчас так важно получить эту работу (пусть она и с душком), что я готова закрыть глаза на все. Ну, во всяком случае, на многое. Бизнес в самом деле очень редко бывает стопроцентно кристально честным и чистым. Везде (сужу по американскому кино и новостям - таким, как о махинациях во Всемирном банке). Короче, мне пофигу, чем они там занимаются - но вот спать с клиентами Георгия я не буду! А с ним самим?
       Мне он не неприятен. По крайней мере, не отталкивает. Уже колоссальный прогресс! Может быть, я смогла бы себя как-нибудь заставить? Чтобы не потерять эту работу. Чтобы только не разлучаться с Роберто! Господи, до чего я докатилась... Ах, если бы у Роберто была нормальная работа и достаточно денег для нас для всех! Но ведь он тоже ищет. А мне нельзя быть ему обузой. Ни за что! Ничего, все постепенно устроится. Все всегда со временем как-то устраивается. Тем более, что я постараюсь - все свои силы к этому приложу!
      
       ...Улыбаясь, мы прощаемся с Георгием. Он дал мне свою визитку, на которой есть электронный адрес - по нему я должна послать свою книгу для его сестры, страдающей аллергией. Серебристый "вольво" растворяется вдали. Я кидаю машинальный взгляд на кусочек белого картона, что держу в руке. Оп-па! "Сергей Корвинский". Какая-то странная фамилия - звучит как русская, но смысла в ней никакого. Может, он поляк? Или еврей. Но, главное: Сергей. Он Сергей, а не Георгий! Зачем же он мне соврал? И - зачем потом дал визитку, на которой написано его настоящее имя?
      
       ...Возвращаюсь. Роберто и Джош уже приехали. Делюсь с ними своими новостями: -Кажется, я нашла себе работу! Только она будет в Ливерпуле. Ответ мне скажут на днях.
      -Чтож, 17 тысяч в год - на эти деньги в провинциальном городе, таком, как Ливерпуль, можно прожить, - говорит Роберто (на его лице я не вижу ни радости, что я наконец устроилась, ни печали, что он расстается со мной, как ни стараюсь хоть что-нибудь разглядеть). Но в Лондоне - нет, невозможно.
      Может, он намекает, что мне следует поискать работу получше? Поближе к нему?
      -Кстати, а как те твои два варианта - в музее и в школе?
      -Пока нет ответа, - вот теперь он хмурится и отворачивается. Потом и вовсе уходит в дом со двора и утыкается в свой компьютер. Я делаю то же. Усылаю аллергическую книгу Сергею-Георгию. Потом кликаю на свежие новости: "Мосул и Багдад сегодня вздрогнули от целой серии терактов, устроенных силами иракского сопротивления и религиозными экстремистами. Так, взрывы прогремели одновременно в четырех кинотеатрах города Мосул. По официальным сведениям, жертв и пострадавших нет. На данный момент достоверно неизвестно, с какой целью были устроены взрывы. Однако, судя по всему, это дело рук исламистов, требующих прекратить "нарушения мусульманской морали".
       Еще два теракта произошли в Багдаде. На дороге, которую ежедневно патрулирует американский конвой, взорвалась бомба. Как сообщается, в результате погибли трое местных жителей, в том числе один ребенок. Другой мощный взрыв прогремел в самом центре иракской столицы, рядом со входом в здание штаб-квартиры коалиции. Свидетели происшествия сообщают, что над местом взрыва поднимаются клубы дыма. Ранее, сегодняшней ночью в шиитском квартале Багдада произошли столкновения между силами коалиции и шиитами. По данным телеканала Al Arabia, в результате инцидента погибли 18 иракцев, 12 получили серьезные ранения";
       ..."Сегодня стали известны более точные данные о двух катастрофах, которые произошли в Бангладеш в воскресенье 23 мая. Тогда в реке Мегхна затонули практически один за другим, с интервалом в несколько часов, два парома. На первом находились около 250 человек, на втором - 50. Спасатели обнаружили уже 42 тела. Спастись во время кораблекрушения удалось 80 потерпевшим, из них 50 смогли сами доплыть до берега. Остальных пассажиров и членов экипажа ищут до сих пор. Причиной крушения, скорее всего, стал тропический шторм; также, относительно первого судна, высказываются версии о перегрузке. В Бангладеш на паромах гибнут около 1 тыс. человек в год, а еще больше пропадают без вести. В июле прошлого года на той же реке произошла самая крупная за последнее время катастрофа парома: более 400 погибших. Крушения фиксируются с периодичностью в несколько месяцев. Последнее произошло на Мегхне в январе этого года - тогда при столкновении двух перевозчиков погибли 30 и исчезли без следа 150 из 800 человек, находившихся на обоих плавсредствах. Среди причин такой частой гибели кораблей называют перегруженность и несоблюдение техники безопасности". Ну да, кому-то важней его маленький бизнес, чем жизнь других людей. Но не все же бизнесмены таковы? Георгий-Сергей не таков. Мне хочется в это верить.
       ...Роберто меж тем, как всегда за dinner, включил теленовости. Там показывают то же, о чем я уже прочла в Сети - но только здесь все это, как всегда, подкрепляется криками и плачем жертв и их родственников. Слава богу, впечатлительный Джошуа уже умчался наверх рисовать - свой собственный мир, который более совершенен, чем тот, в котором мы живем, и изменить в одиночку не в силах. "Джошуа тоже хочет быть режиссером, как ты, Эна. Что за внезапное поветрие среди молодежи, объясни мне?".
       Ужинающий Роберто меж тем мрачнеет просто на глазах. Из общения с учеными из Института мозга я знаю, что самое опасное есть во время чтения и просмотра ТВ: тогда поглощаемая негативная информация проникает прямехонько в подсознание, как компьютерный вирус, и вызывает разрушение психики. Это часто приводит к неврозам и депрессиям, ночным кошмарам. По Роберто, который всегда смотрит новости за ланчем и во время ужина, явственно вижу, как четко работает эта зависимость: он садится за стол, как правило, в хорошем настроении. Встает же нередко мрачный, потому что все эти взрывы в Ираке или еще где-нибудь происходят почти каждый день, и каждый день нам показывают лужи крови и рыдающих мужчин и женщин, потерявших самое дорогое, что у них было. И что никогда уже не вернешь.
      
      ...А может, причина его грусти в том, что скоро я уеду от него?
      
       ...Новости кончились. Джош прибежал к нам и уселся с отцом на диванные подушки перед телевизором. Я решаю сесть с ними вместе - от окна и раскрытой двери тянет холодом. Кроме того, мне хочется хоть немного побыть рядом с моим любимым. Роберто случайно (может, и нет) задел мое бедро, когда поднимал руку. Дальнейшее было просто ошеломительно: он тут же задохнулся и прикрыл глаза. Джошуа, видя, что отец продолжает тяжело дышать, недоуменно посмотрел на него. А я, невольно - на то, что пониже пояса. Да... такой эрекции я в жизни своей не видела! Роберто меж тем глухо застонал, сполз на пол и прикрыл джинсы подушкой.
      -Там же холодно, ты простудишься! Сядь обратно на диван! - Обеспокоено сказала я.
      -Спасибо, мне тут нормально...- с растерянным видом ответил Роберто, продолжая прижимать подушку к себе.
      -Господи - я лучше уйду за стол, но ты слезь с пола! Сегодня не та погода. - я убралась к окну, но Роберто не стал пересаживаться, а поспешил наверх. Я услышала, как в душе заплескалась вода. Нифига себе реакция! Да он же очень страстный! Как он может так долго сдерживаться и ничего не предпринимать, если так сильно меня желает? Вот это воля!
      
      25 мая 2004, вт.
       ...Сегодня утром, когда он (сам!) подошел ко мне за компьютером - без просьбы помочь, без повода - его пальцы, вновь легшие на мою руку и крепко сжавшие ее, были спрашивающими и требовательными: ты правда больше меня не хочешь? Правда меня разлюбила? Или все-таки врешь? Кажется, он понял ответ без слов, потому что его взгляд вновь стал как бездонный океан нежности.
      
       ...Роберто уехал читать лекции. Пока его нет, стираю свои кровяные трусы (делать это при существах мужского пола, мне кажется, слишком неэстетично - это если во дворе или на кухне. А ванную я боюсь надолго занимать: Мэгэн уже раз пожаловалась Роберто, что я слишком долго там торчу. Я! Я, а не она! Хотя мой душ вместе с чисткой зубов занимает вряд ли больше десяти минут. Но, пока мое положение в этом доме так шатко, нельзя давать мерзкой Мэгэн больше ни малейшего козыря в ее ловкие ручонки.
       Ой-ей-ей! Робертово отбеливающее средство не помогает. Я на днях намекала ему купить "Vanish", но Роберто вытащил этот пузырек с надписью по итальянски и сказал, что данная жидкость выводит любые пятна. Ага, черта с два! Как я ни тру ожесточенно ткань - уже стерла кожу с костяшек пальцев, натерев кровавые мозоли. Но "Vanish", я видела в магазине, стоит больше восьми фунтов. У меня же есть всего 10 - если куплю пятновыводитель, на проезд снова не хватит, а просить о еще одном займе Роберто боюсь. Стирать на повышенной температуре в вошин машин боюсь тоже - итальянца потом точно хватит удар от такого излишества! Ну, не хватит, конечно, но он сто пудов закатит мне новую сцену насчет "чудовищного" счета за электричество. Нет уж, мне одного его подобного письма хватило!
       Вот что я сделаю: пока Роби нет (и Мэгэн, ура, свалила!), быстренько по веками проверенному женскому рецепту прокипячу трусы в кастрюле. А потом проветрю как следует, чтобы не было запаха.
      
       ...Вернулся Роберто. Как я ни проветривала, как ни отдраила потом до блеска кастрюлю, кажется, он все-таки почувствовал "аромат" стирки и недоуменно нахмурился. Спросила, приготовить ли что-нибудь на ланч? Он ответил с раздражением: "нет". Пока он ел свои излюбленные блюда - белый хлеб с хумусом, вареные стручки гороха и фасоли, сардельки, словом, "ланч пердуна", рискнула задать вопрос: - Скажи, когда мы сможем начать работу над сценарием о траффикинге? Все-таки я скоро уеду в Ливерпуль, а ты обещал мне помочь.
      -Не знаю. Позже, - ответил Роберто. - Сейчас я слишком занят своим проектом в Перудже. И рядом других еще.
      Странно! Если он так мечтал об этом арт-центре с 17-ти лет, не понимаю, зачем надо заниматься Перуджей и другими заявками к различным документальным фильмам, именно когда я здесь. Ведь время улетает просто стремительно - и срок моей визы тоже!
      -Но я должна отработать грант! Мой Инглиш пока еще не совершенен, мне одной не справиться! Особенно когда придется быстро общаться с разными людьми.
      -Я думаю, мы сможем немного поработать вместе над сценарием о траффикинге не раньше июля. В моих планах на июнь на это времени нет.
      -Но я думала...
      -Я тоже думал, что ты будешь помогать мне с работой! - Раздраженно перебивает меня Роберто. - Вместо этого ты, Эна, всячески мешала мне, отрывая меня от дела пустыми разговорами!
      Ах ты, эксплуататор! Маменькин сынок! Кто кому должен помогать? Кто только что оказался один в чужой стране, на другой планете? По крайней мере, ты обещал мне помочь - а я ничего не обещала! Лживый, двуличный амбидекстришка... А я левая...
      -Я знаю, что делаю слишком мало для тебя, - словно прочел мои мысли Роберто.
      -Ничего. У тебя есть ребенок. Если эти твои проекты способны быстро принести дивиденты, это важнее, - сухо говорю я. Да, сын - это святое, - но как же я? Я ведь тоже живая! Мне тоже нужны минимальное внимание и поддержка!
      -Нет, в ближайшее время денег от них ждать бессмысленно. Но зато спустя несколько месяцев - да. Просто срок подачи заявок заканчивается именно сейчас.
      -Но ведь, наверное, он был большим? Полгода-год? - Проницательно спрашиваю я.
      -Да, но раньше я был занят другой работой. Или Джошуа. - Нет, как удобно всегда прикрываться ребенком! А работой я и сама отлично прикрываться умею от неприятных ухажеров. Так Роберто я все-таки неприятна? Или дело просто в его безалаберности? Сама ведь подчас откладываю что-то на последний срок!
      -В Италии все гораздо проще, - меж тем продолжает Роберто. - Там ты можешь словесно обрисовать свой проект, и результат у тебя в кармане. А здесь, в Британии, ты должен предоставить, непременно на бумаге, четко аргументированный, при этом очень деловой и лаконичный проект, где ни одно слово не должно быть лишним, и в то же время нельзя пропустить ничего важного. Это нелегко!
      -Тебе проще напустить тумана из красивых слов, - заканчиваю я за него его мысль.
      -О, да! - Смеется, потягиваясь, Роберто. Господи: я его совсем не знаю! Я люблю какую-то фикцию... Может, я его просто придумала? Слепила из того, что было, и припудрила тем, что хотела видеть. Слишком устала жить без любви и достойного мужчины рядом...
       Собираюсь с духом. Все-таки, раз уж я здесь и, наконец, об этом зашел разговор, нельзя не вспомнить и еще кое о чем важном: - Я понимаю, что тебе некогда сейчас, но ты много раз писал, что сможешь также помочь подкорректировать и продать мой сценарий о девушке с пулей в голове. И, ты говорил, здесь можно с успехом продать мою первую книгу о приключениях двух девчонок в большом городе. Все это хорошие деньги, которые мы сможем поделить! Я даже готова отдать тебе большую долю, потому что у тебя есть Джошуа.
      -Тебе не кажется, что твоя первая книга - это слишком цинично?
      -Но ты же писал, она тебе понравилась! - Ошарашено говорю я. - Ты так замечательно говорил о поисках молодежью себя и своего места в мире... И что молодые неизбежно совершают ошибки, потому что только так можно выйти на правильный путь - если ты ищешь его, а не стоишь на месте. Ты писал, это способно найти оклик на Западе, потому что все люди похожи. Вспомни: ты сам в юности делал все возможные безумные вещи! Еще подумай: все, что описано в моей книге, было в прошлом тысячелетии.И частично взято из чужого опыта. А я за эти десять-двенадцать лет стала совсем другим человеком.
      -Это невозможно.
      -Но ты же сам очень изменился!
      -Человек все равно склонен идти по уже проторенной дорожке. В целом меня пугает то, что ты так быстро меняешь свое мнение.
      -Но ведь это нормально, особенно в молодом возрасте - идти вперед и развиваться! Еще Будда говорил, что учиться - значит, меняться! Я хочу меняться к лучшему, стараюсь изо всех сил! - Я говорю это абсолютно искренне. Почему Роберто мне не верит?
      -В любом случае мы сможем вернуться к этому разговору не раньше июля.
      -Хорошо. Я буду ждать. - В самом деле: что мне еще остается?
      
       ...Опять начинаются звонки по русским газетам. Сообщаю Роберто, что скоро все это кончится: новых объяв не будет. Осталось потерпеть пару дней. Он немного отмякает. Спрашивает, отвечала ли я импортным мужикам по Интернету и как результаты.
      -Никого не хочу видеть! - Зло бормочу я ему. - Я сейчас занимаюсь более важным делом: проверяю, пришло ли на мой новый почтовый ящик на yahoo хоть что-нибудь о работе с сайтов вакансий.
      И тут же мне по "мылу" приходит коротенькая записка от Роберто: " Ты сказала, что никого не хочешь видеть: могу я предложить черные очки?". Я смеюсь. Мое раздражение на непонимание и равнодушие Роберто пропадает, - почти пропадает.
      -Все-таки у тебя потрясающее чувство юмора, - говорю ему.
      -Иногда еще да, - улыбается он мне. Распечатывает что-то на принтере, показывает: - Прикреплю это объявление на стекло своей машины. Буду ее продавать. Я, конечно, за эти пять лет очень к ней привязался, почти как к другу, но...
      -Господи, Роберто - неужели все так плохо? Я уверена, скоро и я, и ты - мы оба найдем какую-нибудь работу!
      -Ничего, это просто кусок металла. Люди важнее. Я сегодня должен был получить деньги за выполненную работу, но опять задержка - деньги на карточку еще не пришли.
      -Возьми мои, у меня есть около 10 фунтов.
      -Не стоит, у нас еще есть продукты, а тебе нужно на транспорт. Деньги на счет со дня на день придут - нормальные деньги. Не волнуйся. Десять - двадцать фунтов меня не спасут. Машину я продаю, чтобы больше не возникало вот таких ситуаций. Очень надоела такая жизнь!
      -Понимаю тебя! Это так похоже на ситуацию в России: у нас до сих пор порой немного задерживают зарплату. А раньше, в девяностые, могли чуть ли не на год! И так везде. А знаешь, какая чудовищная инфляция была? Ой, Роберто: а как же ты без машины?
      -Ничего, поезжу на метро. Я и так часто им пользуюсь, чтобы не простаивать в пробках. Осенью, когда появиться много больше хорошей работы, куплю новое авто.
       ...Короче, все равно я должна быть благодарна Роберто! Он делает для меня все, что может, - а ему и так трудно! А я - я просто чудовищная эгоистка: пристаю к нему с какими-то претензиями и просьбами в то время, когда ему так сложно и без меня. Он слишком хороший! Он не для меня...
      
       ...Мне нужно еще кое о чем спросить Роберто, но теперь я всегда жду его перерывов на еду, - спрашивать, пока он сидит, уткнувшись в свой компьютер, боюсь. Даже если ждать приходиться часами, и даже если от этого страдает моя собственная работа - то есть из-за возникшей проблемы с компом я дальше работать не могу. Ну вот, наконец-то он решил передохнуть! Пока Роберто разогревает оставшиеся от ланча бобы, говорю: -Знаешь, редактор "Ньюс" поручил мне написать статью об отцах-одиночках ( это правда: 20 июня во многих странах мира, оказывается, отмечается День отца. Я предложила Скворцову написать что-нибудь нетривиальное к этой дате, он согласился. Я решила сделать героями своей статьи Юркевича и Роберто). Могу я задать тебе несколько вопросов?
      -Например?
      - Прости, ты говорил, что когда твоя экс-жена бросила вас, Джош был очень зол и несчастен. Но сейчас это идеальный ребенок - покладистый, веселый. Как произошла такая перемена?
      -Я старался и стараюсь все время отдавать ему. Ради этого поменял работу - искал такую, при которой могу трудиться дома. Или в утренние часы, пока сын в школе.
      -Как тебе удалось добиться такого поразительного результата: Джош всегда слушается тебя с первого раза! А ведь ты его вообще не наказываешь, никогда не повышаешь на него голос. Все это просто удивительно. Никогда ничего подобного не видела! Многие родители о таком не смеют и мечтать...
      -Если ты друг своему ребенку, он это чувствует и доверяет тебе, потому что знает: ты желаешь ему добра.
      -Ну хорошо, это сейчас. А как быть с ребенком, которому всего два-три года?
      -А у маленьких детей очень сильная интуиция, и они всегда чувствуют, как ты к ним относишься. Надо быть настоящим другом своим детям с самого первого дня их жизни, тогда у вас не будет проблем в общении и взаимопонимании позже.
      -Что для тебя самое трудное и самое радостное в "искусстве быть отцом"?
      - Самым счастливым моментом для меня стало рождение сына, когда я взял его на руки. А трудностей никогда никаких не было. Бессонные ночи в первые месяцы - это так естественно! Конечно, иногда устаешь физически, но, если духовно ты был готов к рождению ребенка, ты счастлив. Потому что ты видишь, как он растет и меняется с каждым днем. И ты ощущаешь его огромную ответную любовь. Многие люди говорят, что они устают от своих детей. Но ведь это же так весело: играть со своим ребенком, обсуждать с ним то, что его волнует, рассказывать ему о мире...
      -Спасибо, Роберто. Я думаю, для многих людей эти простые истины станут настоящим открытием. По крайней мере, для русскоязычных людей, которые все это прочтут. Поверь мне! Просто у нас детей воспитывают совсем по другому, наказаниями, криком и запретами. И мало кому в голову придет задуматься: а правильно ли это?
       ...Я полностью погружаюсь в работу, старательно записывая бесценные слова Роберто. Вдруг он спрашивает меня о чем-то.
      - Прости, что?
      -На днях ты сказала, что у Джошуа красивые глаза...
      -Я сказала, что у вас обоих красивые глаза, хоть и совершенно разные!
      -Глаза Джошуа очень похожи на глаза его матери. - Роберто на несколько секунд замолчал. - Может быть, он не мой родной сын. Но для меня это неважно. Я люблю его, как родного.
       Вот это да! Как же Роберто любил Донну, если простил ей даже это?! Значит, когда она сбежала, то была не первая ее измена?
      
       ...Роберто меж тем поставил какую-то страстную, тропическую музыку. Словно намек.
      -Могу я спросить тебя еще кое о чем?
      -Да. - Он словно бы ждал.
      -Скажи, ты долго еще собираешься мучить...
      -Кого?
      -Ты знаешь.
      -Не понимаю, о чем ты.
      -Ты не дурак. Я тоже.
      Роберто вдруг резко поднялся из-за стола - у меня перехватило дыхание, мне на миг показалось, что сейчас он бросится ко мне и сожмет в объятиях. Но нет: он поспешно ретировался к входной двери, быстро вытащил из кармана висящей на вешалке куртки ключи: - Совсем забыл: у меня же назначена встреча именно в это время!
      -Не лги, Роберто. Скажи, долго ты еще будешь мучить... нас? - Итальянец опять не ответил, отвел глаза. Но, закрывая дверь, бросил на меня очень красноречивый отчаянный взгляд. В нем была безумная тоска и огромное сожаление. Словно этим своим поступком он убивал. Нас обоих.
      
       ...Мой трусливый возлюбленный вернулся лишь в десятом часу, как раз когда Майк и Мэгэн сели в ливин-рум за стол поужинать. Мэгэн стала показывать Роберто альбом с фото тех мест, где она живет и учиться в Канаде. Я тоже подошла посмотреть.
      -Кем ты хочешь быть, Мэгэн?
      -Преподавать английский иностранцам, эмигрантам. Думаю, я смогу многому их научить, - канадка улыбнулась мне, косноязычной, бедно одетой русской, с чувством откровенного, неприкрытого превосходства. Да, не завидую я ее будущим ученикам! Комплекс неполноценности и неприязнь к высокомерным "натуральным" канадцам, считающих всех прочих людьми второго сорта, будет им гарантирован. И что с того, что "Майки" и "Лизы" совсем другие - эмигрантам долго еще в каждом канадце будет видеться Мэгэн! Хотя, может, я ошибаюсь, и видавшие виды ученики просто перетерпят обязательные уроки белобрысой фурии, а потом вздохнут с облегчением: "это ведь было не навсегда!".
       Я опять уткнулась в свой компьютер. Даже не заметила, как канадцы ушли, а Роберто включил телевизор. Меня привлекли звуки зажигательной латинской музыки. Я обернулась: там шел рассказ о какой-то группе капоэйра, бразильского боевого искусства, очень похожего на танец.
      -Я уже несколько лет тоже очень хотела заняться айкидо или у-шу - чем-нибудь таким, что учит защищать себя и одновременно оздоравливает. Но у меня никогда не было времени! Даже на сон и приготовление еды - только одна работа. Еще я очень хотела и хочу как следует заняться йогой - говорят, она здорово успокаивает и снимает нервное напряжение.
       -Это так. Я занимался йогой.
      - А тантра - йога, говорят, дарит какие-то совершенно потрясающие ощущения в любви. Этим я тоже хотела заняться, но было не с кем! Всем моим бывшим было не до подобных "ухищрений", - я говорю это все без всякой задней мысли. Ведь между мной и Роберто все кончено - как с потенциальными любовниками. Сегодня он совершенно отчетливо дал это понять. Как бы он меня не хотел, по каким-то своим соображениям он не будет со мной. Но, как старые друзья, можем же мы посмеяться вместе над чем-то!
      -Я занимался тантрой, - вдруг говорит Роберто. - Это правда.
      -Ого! - Сколько еще неожиданных сюрпризов ты таишь в себе, мой такой скромный на вид и такой непредсказуемый друг? - С кем? С Даниэлой? С Мэри?
      -Ты слишком любопытная! Не с мамой Джошуа.
      -Почему нет? - Но Роберто хмурится. Его хорошее настроение, похоже, опять пропадает. Надо срочно его поднять!
      -Ничего: может быть, у нас будет больше времени на то, что нам нравиться и хочется делать, в следующей жизни! - Идиотская шутка. Сейчас Роберто опять примется вспоминать, что его отец умер рано.
      -Я думаю, в следующей жизни я буду котом, - криво усмехается Роберто.
      -Ну, если ты будешь котом, обещаю хорошо тебя кормить, - смеюсь я. На глазах Роберто почему-то наворачиваются слезы. Черт побери, ну почему он так остро на все реагирует? Как бы его отвлечь?
      -Ты мне не покажешь какие-то сайты, где я могла бы прочесть о йоге, тантре, дао, и прочем? Мне все это очень интересно. Буду изучать, пока у меня есть возможность пользоваться бесплатным Интернетом в твоем доме. Когда выдастся свободная минутка.
      -Конечно, - Роберто наклоняется ко мне, и его рука оказывается на моей - снова! Ох, черт побери! Просто сил моих нет! Ну сколько можно?! Это уже просто свинство. Ты же всего несколько часов назад меня отверг!
      
       ...Тантра - сайты. Очень откровенные изображения на древних картинах и статуэтках. Пытаюсь вникнуть в рассуждения об обмене мужской и женской энергиями для того, чтобы увеличить и продлить наслаждение и сильнее почувствовать оргазм. А еще, и это на самом деле главное, чтобы почувствовать друг друга не только телом, но и духовно стать одним целым. Чтобы жить вместе долго и счастливо.
      -Я чувствую себя почти что девственницей! Я, оказывается, столького еще не знаю, - я почти не шучу. Роберто вновь ставит тягучую и знойную музыку, с ударами барабанов, словно биение сердца. Мелодии, косящие под индийские, но... Для них они слишком откровенны и страстны. Или я просто не знаю индийской музыки, считая: то, что звучит в болливудских поделках - это она вся? Ну и чем я тогда от Мэгэн отличаюсь? Интересно, кто автор? Спросить бы у Роберто, но он пошел мыться в душ.
      
       Вернулся. Уже полночь, но мы оба продолжаем работать. "ММ-дэнсы" куда-то свалили. Мы совершенно одни. Музыка уже течет по моим венам как ток. Чего ты добиваешься от меня, Роберто? Я вижу, ты то и дело украдкой взволнованно и испытующе поглядываешь на меня - как и я на тебя. Передумал? Все-таки хочешь быть со мной? Но почему, почему тогда ничего не предпринимаешь? Что же ты медлишь?
      
       Он встает!
      -Если хочешь...
      -Чего?
      -...у меня есть книги по тантра-йоге. Вот, - высокий Роберто принимается стаскивать с верхней полки несколько книг. При этом оттуда водопадом сыплется куча других книжек, тетрадок, каких-то старых фломастеров, карандашей и бог знает чего еще. Я подбегаю и, как Роберто, подставляю под все это руки, чтобы книги не приземлились моему другу на голову (о себе я в этот момент как-то совсем не подумала). Роби действует так же. Совместными усилиями спасаем дуг друга от синяков. На несколько мгновений я заодно почувствовала состояние Роберто: он более чем готов! Он обжигает меня жадным, то ускользающим, то задерживающимся на мне взглядом. Но... Затем мы оба делаем вид, что страшно увлечены чтением снятых книжек. На самом деле я вообще не могу вникнуть в смысл - и даже не потому, что они на английском: руки Роберто откровенно ласкают мои, когда мы перелистываем страницы, когда мы "читаем". Я чувствую его дыхание и губы на своих волосах... Но больше ничего. Опять!
       ...Роберто отстраняется, тяжело дыша. Снова утыкается в свой комп. Да что за черт! У меня сейчас просто "поедет крыша"! И тут еще эта музыка - просто как откровенный секс! Нет, уже как откровенное издевательство.
       Какое-то время сижу предельно растерянная, без единой мысли в голове. Я была уверена, что вот сейчас все наконец произойдет! Он же явно меня хотел. И страстно желает уже много дней, все его поведение и взгляды об этом говорят! Так почему ...
      
       Где же выход? Из всего этого кретинизма? Вот что я сейчас сделаю: спрошу обо всем Роберто в письме. Устно задавать такие вопросы, глядя ему в глаза, у меня не хватит духу. Он опять пригвоздит меня к месту своим, таким ледяным в момент острых вопросов взглядом, и мой без того несовершенный английский окончательно охромеет и запутается. Так, что будет ничегошеньки не разобрать. Поэтому письмо, в котором я задам все самые главные вопросы и отвечу на мучающие его - отличный выход.
      
       "Почему ты ведешь себя как трус и не говоришь о своих чувствах? В результате я была вынуждена вести себя совершенно нетипично для меня. Зато я верила, что в ответ на мою честность ты тоже будешь честен! Но... ...
       И все эти мужчины по Интернету - все это было только для того, чтобы ты сказал мне о своих чувствах наконец! Но ты делал вид, что это неважно для тебя - и мое сердце стало наполняться горьким ядом. И в ответ я делала вид, что все это не важно и для меня: "в момент тебя разлюблю, уже разлюбила". Но никто не способен на подобные вещи! Я не могу 100%. Но в результате такой моей глупой политики и твое сердце наполнилось ядом тоже. Прости, но ты тоже дурак: разве ты не видишь, что мне никто не нужен кроме тебя? И я говорила об этом все время!
       Конечно, со временем я смогу прекратить страдать по тебе - но я не могу сделать это в одну секунду! И никто не может. Настоящая любовь не может погаснуть, как спичка.
       Ты понимаешь, что раз я пока не нашла работы (хотя я делаю все возможное для этого), все, что я сейчас могу - это переехать к другому мужчине, потому что у меня нет денег на отель. Но я не смогу жить с другим мужчиной - теперь особенно! - и я лучше убью себя, чем буду спать с кем-нибудь другим! Все мои дурацкие шутки про эскорт-сервис были только от отчаяния.
       Конечно, лучше всего, если я найду работу как бэбиситтер с проживанием и съеду от тебя так быстро, как это возможно. Но что, если я не найду подобной работы в ближайшие дни? Ливерпуль светит мне не раньше, чем через три недели. Можешь ты подождать еще столько?
       И еще кое что обо мне: да, ты вызвал во мне страсть (такую же сильную, как мои чувства), но обычно я очень холодна и не нуждаюсь в сексе (может быть потому, что всегда слишком много работы и слишком мало сна, может быть потому, что те мужчины, которых я встречала раньше, были не мои мужчины. У меня было несколько бойфрендов, но секс со всеми из них, кроме одного, был скучен или неприятен для меня. Последние пять лет я жила вообще без секса и была счастлива от этого! Так что вызвать мой интерес в ментальном и эмоциональном плане, да еще ив сексуальном очень трудно". Ну, тут я, если честно, немного преувеличила - насчет того, что совсем не нуждаюсь в сексе. Но в принципе все, что я написала, правда: не встречала я еще мужчины, который бы настолько сразил меня во всех отношениях! Хоть и понимаю уже, что Роберто отнюдь не столь сильный духом человек, как мне показалось изначально, и конечно, в целом не идеал. Тем не менее. А написала я это все для того, чтобы он больше не сомневался, что я начну, как Донна, изменять ему налево и направо. Ни сейчас, ни потом - когда он уже не сможет.
       " Если бы я стала твоей женой, я была бы очень счастлива" (Я делаю мужику предложение. Сама. Кошмар! Обычно это они всегда напрягались - даже ловелас Борис. Все хотели на мне жениться, кроме супербабника Звездеца. Но плевать мне на Звездеца! Мне нужен только Роберто) "Но даже если бы мы стали girlfriend and boyfriend только на время - это не важно для меня. Например, мы могли бы иметь чудесное лето (или больше - никто не может знать будущее!), и остаться потом добрыми друзьями". Это все я пишу для того, чтобы он наконец решился. Хоть на что-нибудь! Может быть, Роберто боится сделать мне предложение - считает, раз у нас "колоссальная" разница в возрасте в 15 лет, я его отвергну? Обсмею? Даже если он пока колеблется в этом вопросе, секс поможет все прояснить, расставить по местам, снимет ненужное напряжение - и возникшую напряженность в наших с ним отношениях в целом. Мы станем близки так, как это только возможно. И что бы ни было после, нам будет проще общаться друг с другом.
       "И еще: возможно, я не могу иметь детей..." ( на самом деле это ложь, но я опять подыграю Роберто) " ...но я могла бы любить Джошуа как родного". И потом еще, когда мы разбогатеем, возьмем приемного ребенка. Лично я до смерти боюсь рожать - не хочу ослепнуть. Полная или частичная потеря зрения при родах от перегрузок - это часто бывает. А еще 99% рожениц получают жутко болезненные разрывы, геморрой, недержание мочи, проблемы с зубами и уродливые растяжки на пузе. А многие еще и варикоз, как моя мама. Короче, кошмар! А потом чуть живая бегай высуня язык с ребенком без сна и отдыха. Плюс рядом муженек без привычного внимания капризничает. Жуть просто. А еще я не хочу распространять по земле гены моего сволочного папочки.
       "В любом случае я понимаю, что Джошуа всегда будет на первом месте для тебя и это абсолютно нормально.
       И для меня абсолютно не важен твой возраст, или насколько ты богат - потому что вместе люди могут помогать друг другу делать жизнь легче и лучше. Но ты придумываешь все новые и новые абсурдные причины - и в результате ты несчастен и я тоже.
       И пожалуйста, не обсуждай меня с другими! Могут они знать меня, мою душу, мою жизнь, мои чувства к тебе? Нет! А ты: ты взрослый умный мужчина - почему ты все время нуждаешься в разрешении кого-то, вернее, всех подряд, на свою собственную жизнь, собственные чувства и твои (и только твои!) решения? Ты должен слушать только свое сердце и свою интуицию - все другие пути будут неправильны и не приведут тебя к счастью.
       Тысячу раз я хотела подбежать к тебе и обнять как друга. Другую тысячу раз я хотела сказать тебе: достаточно абсурдных обвинений, пожалуйста, замолчи и поцелуй меня! Но я более застенчива, чем был ты в моем возрасте - и я женщина! Я не могу делать это первой.
       Мы могли бы стать утешением друг для друга, потому что оба страдали слишком много и оба нуждаемся в любви и мире. Прости меня, если временами я доставала тебя - но все влюбленные делают глупости (и ты тоже!). А еще сейчас я нуждаюсь в тебе как в воздухе - в твоих советах, твоей помощи (вспомни, как ты себя чувствовал, когда впервые прибыл в Лондон - ты тоже не знал ничего). Когда я встану на свои собственные ноги, я верну тебе все сторицей - я обещаю тебе, я никогда ничего не забываю.
      Искренне, Анна"
      
       Отдала Роберто сложенное вчетверо письмо: "Может быть, я крейзи, но я должна это сделать!". Он сказал, что прочтет потом, не сможет ответить немедленно - должен подумать.
      - Ты слишком любишь все усложнять, особенно свою собственную жизнь. - Зря я это сказала! Конечно же, он должен подумать. Но я так взвинчена. Сколько можно находиться между небом и землей, раем и адом?
      
       ...Думаю, на самом деле он уже успел прочесть, пока я бегала в туалет пописать и причесаться. Опять странно поглядывает на меня, еще чаще, чем прежде. А если замечает, что я делаю тоже, утыкается в свой экран. Ох, не нравиться мне все это...
      
       ...Мне становиться все тревожней. Не могу больше этого выносить! Сказала, пойду наверх совершенствовать свой английский. На самом деле открыла книжку по тантре и попыталась вникнуть в смысл. Читать на самом деле очень трудно: во первых, я устала физически и как-то выдохлась душевно, особенно после письма - и реакции Роберто на него (вернее, отсутствия таковой). Во вторых, картинки тут еще крупнее и откровеннее, чем на сайтах. Странно: меня практически не возбуждает порно-видео, скорее, вызывает отвращение или смех. Но эти изображения... Скорее всего, дело даже не в позах, а в лицах - они полны неги и, главное, доверия к партнеру, точно как лицо обнаженной Мэри на старых фото Роберто. Вот чего никогда не было у меня со всеми моими бывшими. Вот почему я не могла по настоящему испытывать удовольствие ни с кем - из-за всегдашнего явного или скрытого отчуждения. Но я не могу больше так жить! Мне нужен - нет, не секс. Мне нужно вот это: настоящее доверие, настоящий обмен энергий. Или я просто умру.
       ...Пытаюсь представить себе одно из упражнений: кольцо инь и ян, перетекающих друг в друга (мужская энергия входит в женское тело и выходит из аджна-чакры на лбу его партнерши, входит в "третий глаз" мужчины, спускается вниз, и так круг замыкается).
       Вдруг мне в тяжелую, сонную голову приходит мысль: раз Роберто - существо из более благополучной страны, значит он человек с лучшей, чем моя, кармой. Следовательно, секс с ним как бы автоматически "облагораживает" мою судьбу. Мда. Вот что значит начитаться тантры! Но я уверена, мы были знакомы в прошлой жизни. И Роберто и тогда был хороший, но только более сильный, не такой легко сдающийся, более настоящий, что ли. И я тоже. Но ведь мы можем и в этой жизни стать лучше! Если захотим...
      
       ...Я уже почти сплю, но еще не совсем. В полуяви мне является некое светящееся облако и, непонятно как, спрашивает, - вернее, сообщает: "Да с чего ты взяла, что карма Роберто чище твоей? Он родился с опухолью в животе. То есть с уже отягощенной кармой".
      -Ну и что же, - отвечаю я. - мне все равно. Даже если его кармические заморочки при слиянии энергий как-то перейдут ко мне, я готова с ним все разделить.
      -Это в будущем грозит тебе возможным раком, - предупреждает светящееся облако.
      - Мои проблемы!
      -Как знаешь.
      -А ты кто, а?
      - Твой ангел.
      -Они разве бывают? - Но существо не отвечает и испаряется. А я в отчаянном порыве любви кричу небесам: - Я хочу спасти Роберто! Что мне надо сделать?
      "А ты готова для этого пожертвовать собой? Твой любимый может не оценить того, что ты для него сделала".
      -Да, да! Пусть только с ним все будет хорошо! Но что мне надо делать?
      - Догадайся сама.
      ...Пауза. И вдруг я вижу, как в том же меняющемся, расплывчатом мире рядом со мной появляется Роберто. Какой же он измученный! Я подбегаю к нему, и - без страха и сомнений открываю все свои чакры. Наши центры энергий сливаются. Наши тонкие тела становятся одним целым. И - темное пятно на уровне живота Роберто переходит ко мне. Внезапное неудобство. А вот мой друг, освободившись от этой тяжести, резко взмывает ввысь и исчезает в облаках - уходит на более высокий уровень, понимаю я. Вдруг он выглядывает в появившийся просвет. Какое высокомерное и холодное теперь у него лицо!
       " Ты грязная. Ты не для меня", - без слов презрительно говорит он мне.
      -Но я всего лишь забрала твое...- но Роберто, не отвечая, скрывается. Затем Небеса раздвигаются вновь, уже значительно шире. Я вижу ослепительный свет, вокруг кружатся какие-то неясные мерцающие, словно бы из светящейся разноцветной пыли, существа.
      -Это было испытание для тебя. Ты его прошла. И ты не будешь страдать от чужих грехов! - говорит кто-то мне. Я вижу, как черное "яблоко" исчезает из моего призрачного тела. И вмиг я оказываюсь в своем настоящем физическом теле, в доме Роберто, на его кровати. И просыпаюсь.
      
      26 мая 2004, среда
      
       ...Что это было? Какой странный сон! Ладно, фиг с ним: что со сна возьмешь? Смотрю на часы: почти шесть утра. Тишина. Похоже, Майк и Мэгэн так и не вернулись - или дрыхнут крепким молодым сном. А вот я никак не могу снова заснуть. Беру полистать книгу по тантре и снова меня завораживают изображения. Да, похоже, пять лет без интима моя сексуальная энергия крепко спала в каком-то укромном уголке - а сегодня утром вдруг пробудилась и прямо-таки ударила мне в голову! Вернее, по голове. Я отчетливо понимаю, что если я сейчас сделаю несколько шагов, войду в комнату Джоша и поцелую спящего Роберто, это ничем хорошим не кончится - ничем хорошим для меня. Как предсказывала трезвомыслящая Наташка, он меня с удовольствием трахнет, а потом отошлет назад. К соседям.
       Но - а вдруг нет? Вдруг после этого все у нас наконец наладится? Как у Юлии Высоцкой и Кончаловского! Еще вспоминаю фильм "День рожденья", в котором Николь Кидман блистательно сыграла русскую авантюристку. Она приезжает к выписавшему ее англичанину, но тому через несколько дней приедается слишком проблематичный "русский ангел". И тогда Николь - то есть, конечно же, не Николь, а героиня, которую она играет (забыла имя) натурально набрасывается на благообразного англичанишку и сдирает с него штаны. Тот сперва страшно сопротивляется. А потом ловит обалденный кайф и отношения у них меняются как по волшебству. Все: теперь он без нее никуда, никогда! Вдруг и у нас с Роберто тоже так будет? Да! Да, точно! Ведь я же так его люблю! Он почувствует всю силу моей любви и напрочь позабудет все свои дурацкие страхи и безумные сомнения!
       ...Спускаю ноги с кровати. Мне самой не верится, что я это делаю! Нет: я просто сошла с ума! Вдруг слышу посторонний звук: дверь комнаты Джошуа открывается. Роберто заходит в bathroom, делает свои дела, потом выходит. Но не скрывается в детской, а замирает у двери моей комнаты. Так мы и стоим какое-то время: он с одной стороны двери, я с другой. Стараюсь не дышать, чтобы он не обнаружил меня - не спящую. Господи, что, если он войдет?! Да: пусть это случиться! Сейчас? Почему нет? Да! Да!
      
       ...Дверь "моей" комнаты чуть колеблется. Но тут же я слышу, как хлопает дверь детской, закрытой за Роберто. Вот так...
       Сажусь обратно на кровать. Сижу и в голове ни одной мысли - вернее, ни одной связной мысли. Я ничего не понимаю. Я ничего не понимаю. Я не знаю, что мне делать. Со всем этим. Смотрю опять на часы: я думала, прошло минут пять, а на самом деле все сорок. Наверное, Роберто уже опять заснул: в доме так тихо. Если бы он не спал, я бы услышала, ведь наши двери на расстоянии всего лишь шага. Да - всего одного шага. Но я ни за что его не сделаю. Нет! Я все испорчу этим! Хотя - это всего лишь только шаг. Один маленький шажочек. Я просто посмотрю на моего любимого, и все, он даже не проснется. Да, хорошо. Просто я сейчас так взвинчена, особенно после этого противостояния, что не в силах усидеть на месте: мне надо заняться хоть чем-то. Конечно, более здраво было бы пробежать несколько километров и успокоится. Но вместо этого я открываю дверь в комнату, где спит Роберто. Сначала чуть-чуть: он точно спит? Кажется, да: даже не шелохнулся, и дыхание не изменилось.
       Но - нет, он не спит!
       Вот ужас: точно, нет! Лежит на спине, положив голову на согнутую руку, а другой рукой этак прикрыв глаза (но из под нее можно отлично видеть все при желании!) и улыбается радостно и весело - словно бы знал, заранее знал, как я этим утром поступлю! Так ты все это подстроил?!
       Ну, если он не спит, что толку дальше притворяться! Пути назад уже отрезаны: я сама к нему пришла. Он это знает. Если я сейчас тихо смоюсь в свою комнату, он сочтет меня трусихой, которая сама не знает, чего хочет. Нет, "овцы" ему точно не нравятся! Делаю еще один шаг вперед, быстро приседаю, обнимаю Роберто и крепко целую в губы. "Слишком поспешно, надо было не так, все не так", - насмешливо шепчет мой внутренний голос. Роберто просыпается - или делает вид, что просыпается. Я уверена, что делает вид - но он превосходный актер. Садиться.
      -Эна, что ты здесь делаешь? Это комната Джоша! Вот, возьми - он протягивает мне листок. Что это? А, должно быть ответ.
      -Хорошо, я прочту это позже. Ты можешь сказать мне все сам, сейчас. Скажи сам! - Я делаю попытку присесть на краешек матраса, просто потому, что на корточках затекли ноги, но Роберто решительно сталкивает меня. Я оказываюсь сидящей на холодном полу.
      -Это комната Джоша! - Он повышает голос.
      -Тише! Ты разбудишь Майка и Мэгэн.
      -Эна, я очень зол! Пожалуйста, уходи.
      
       ...Не знаю, как, не веря в происходящее, не чувствуя ног и вообще себя, умирая со стыда, я кое-как выбралась из детской - ни дать ни взять побитая дворняжка. Ее приласкали, кинули кусок, и она, доверчивая дуреха, решила, что теперь добрые люди оставят ее насовсем. А ее раз и под зад! Обратно, под дождь.
       Села на кровать в "своей" комнате - хотя какой своей! Все, теперь эта комната ни твоей, ни вашей общей не будет! Никогда! Никогда...
      
       Так: надо прочесть, что он там мне ответил:
       "Почему ты ведешь себя как трус и не говоришь о своих чувствах?" - "Каких чувствах?"
       "В результате я была вынуждена вести себя совершенно нетипично для меня. Но я верила, что в ответ на мою честность ты тоже будешь честен!" - "Я честен!"
       "И все эти мужчины по Интернету - все это было только для того, чтобы ты сказал мне все наконец!" - "У меня нет ничего, что бы я мог сказать тебе к тому, что я уже говорил. Я говорил, что пригласил тебя как человека, который заслуживает шанса в ее карьере, а также надеясь поработать вместе. Это все. И я ошибся насчет возможности совместной работы".
       "Прости, но ты тоже дурак: разве ты не видишь, что мне никто не нужен кроме тебя?" - "Я замечал и надеялся, ты увидишь, что я не могу чувствовать то же. Я не делал ничего, чтобы дать тебе подобную иллюзию". Я его ненавижу. Как он смеет так нагло лгать?!
       "Но ты делал вид, что это все неважно для тебя - и мое сердце стало наполняться горьким ядом. И в ответ я делала вид, что все это не важно и для меня: "в момент тебя разлюблю, уже разлюбила". Но в результате такой моей глупой политики и твое сердце наполнилось ядом тоже" -. "Я не чувствую яда, я просто хочу моих мира и покоя, а ты делаешь это невозможным. Ты могла бы не готовить, когда я тебя прошу, потому что, хотя мне нравится довольно многое из того, что ты делаешь, я не могу разом изменить свои вкусы и привычки. В результате я часто вынужден есть не то, что я хочу в данный момент. Да, вероятно, ты хочешь быть полезной - но вместо этого только осложняешь мне жизнь. Ты без конца мешаешь мне работать. И вообще, ты могла бы слушать очень внимательно что я тебе говорю - но ты не делала этого!". Вот здесь он совершенно прав... Я особенно усердствовала в первые дни, стараясь удивить Роберто и Джошуа своими кулинарными талантами и накормить их "от пуза". Зато после первого письма итальянца я все время спрашивала перед тем, как что-то сделать: "можно?". Однако вскоре перестала делать это постоянно, тем более что наши отношения вроде как наладились. Да это и невозможно - всегда испрашивать разрешения на любые телодвижения! К тому же я не хотела отвлекать Роберто от его драгоценной работы дополнительными вопросами. Все-таки он сильно преувеличивает насчет той же еды: после его первого письма я всегда спрашивала его: "Я собираюсь готовить салат из свеклы (или что-то еще). Ты будешь?". И ведь он, как правило, отвечал мне "да, спасибо". Так почему он теперь такое вот говорит?
       "Конечно, со временем я смогу прекратить страдать по тебе - но я не могу сделать это в одну секунду! И никто не может. Настоящая любовь не может погаснуть как спичка. ... вызвать мой интерес в ментальном плане, эмоциональном плане, да еще и сексуальном очень трудно." - "Мы все нуждаемся в любви, нежности, поддержке, дружбе, уважении, сексе и большем. Временами мы получаем что-то из этого, очень редко все это вместе".
       "Ты понимаешь, что раз я пока не нашла работы (хотя я делаю все возможное для этого), все, что я сейчас могу - это переехать к другому мужчине, потому что у меня нет денег на отель. Но я не смогу жить с другим мужчиной, - теперь особенно! - и я лучше убью себя, чем буду спать с кем-нибудь другим! Все мои дурацкие шутки про эскорт-сервис были только от отчаяния". - "Почему ты не подумала перед поездкой в Лондон, что жизнь очень дорога здесь? Почему не подумала, что быть полностью зависимой от одного человека неумно и очень рискованная идея? Может, ты ожидала, что я удочерю тебя?". Да что за бред?! Все это?! Я потому и не ехала, что того, о чем ты вопрошаешь, сильно опасалась. Но ты меня все-таки выманил, вынудил! А теперь... и что за идиотизм про удочерение ты говоришь?
       "Если бы я стала твоей женой, я была бы очень счастлива. Но даже если бы мы стали girlfriend and boyfriend только на время - это не важно для меня. Например, мы могли бы иметь чудесное лето (или больше - никто не может знать будущее!), и остаться потом добрыми друзьями" - "Как ты можешь думать нечто подобное?! Я очень спокойный человек и редко бываю так расстроен как сейчас. За несколько недель ты действительно сделала меня очень нервным. Я ПРОШУ ТЕБЯ ПРЕКРАТИТЬ СВОИ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ИГРЫ И НАЙТИ ПУТЬ УЕХАТЬ И ЖИТЬ ГДЕ-ТО ЕЩЕ ТАК СКОРО, КАК ТОЛЬКО ВОЗМОЖНО. Я не хочу становиться грубым и отсылать тебя прочь..." (читай - посылать тебя) "... но я очень близок к пределу моей терпимости".
       "И еще: возможно, я не могу иметь детей - но я могла бы любить Джошуа как родного" - "Джошуа так же огорчен твоим пребыванием. Он просил меня не говорить тебе это, так что, пожалуйста, НЕ СПРАШИВАЙ ЕГО НИ О ЧЕМ. Обычно он проводит много времени со мной, но со времени твоего прибытия он не чувствует дома здесь и в результате проводит больше времени с его матерью. Он спрашивал меня: почему Анна берет так много нашего пространства и внимания? Почему она задает так много вопросов? Почему ты в таком плохом настроении с тех пор, как Анна приехала? И т.д. Дети чувствуют истину!". Я тоже так считаю, хотя мой друг Федотов как-то сказал, что это полная лажа: например, детишки в его церковном приходе с удовольствием идут на руки к бандюганам, если те им улыбаются. Но Джош действительно проницательный мальчик. "Пожалуйста, не спрашивай его ни о чем". Нет, как удобно прикрывать якобы детскими вопросами свое собственное недовольство и раздражение! Джошуа ведь вообще не видел многого из того, о чем здесь Роберто пишет. А в последнее время он даже стал защищать меня от отца...
       "И для меня абсолютно не важен твой возраст, или насколько ты богат - потому что вместе люди могут помогать друг другу делать жизнь легче и лучше." - "Я не беспокоюсь о практических проблемах, я всегда решал их. Богатство или бедность не важны, истина в том, что не может быть никаких отношений между нами и я не знаю, как сделать, чтобы ты поняла это ясно и отчетливо".
       "И пожалуйста, не обсуждай меня с другими! Могут они знать меня, мою душу, мою жизнь, мои чувства к тебе? Нет! А ты: ты взрослый умный мужчина - почему ты все время нуждаешься в разрешении кого-то, вернее, всех подряд, на свою собственную жизнь, твои собственные чувства и твои (и только твои!) решения? Ты должен слушать только свое сердце и свою интуицию - все другие пути будут неправильны и не приведут тебя к счастью." - "Я не нуждаюсь в чьем-то одобрении или разрешении. Я не беспокоюсь о людском мнении..." (ага, ври больше!) "...и я ни с кем тебя не обсуждаю!". В общем-то, что он еще мог ответить? "Да, я тебя обсуждаю, потому что сомневаюсь в тебе"? Я при всей своей прямоте и то вряд ли б призналась в этом даже человеку, который мне неприятен или безразличен. А уж тактичный Роберто - и вовсе ни за что!
       "Тысячу раз я хотела подбежать к тебе и обнять как друга. Другую тысячу раз я хотела сказать тебе: достаточно абсурдных обвинений, пожалуйста, замолчи и поцелуй меня! Но я более застенчива, чем был ты в моем возрасте - и я женщина! Я не могу делать это первой" - "Женщина может делать все то же, что и мужчина. Но я никогда бы не стал целовать женщину, которая не хочет этого. И женщина получила бы в ответ очень злого меня, если бы поцеловала меня, хоть я сказал ей ясно, что не хочу ее". Ну да, - сказал. Но как быть с тем, что ты каждый день лапал меня? И, кстати, не раз целовал - пусть не в губы, но целовал же!!!
       "Мы могли бы стать утешением друг для друга, потому что оба страдали слишком много и оба нуждаемся в любви и мире" - "Я не нуждаюсь в утешении. У меня есть все, чтобы сделать в жизни следующий шаг. У меня есть великая любовь моего сына. У меня есть хорошие друзья и интересная работа". А у меня нет ничего. Но ему это пофиг. Если бы он был моим настоящим другом, разве бы...
       "Мои проекты принимаются и развиваются. У меня есть некоторые проблемы, но у кого их нет? Сейчас у меня нет денег, но я смогу получить их позже. У меня нет партнера, но однажды я могу встретить того, кто мне понравиться". Это крах. Это конец. Я у-нич-то-же-на. Разможжена на маленькие противненькие кусочки. Но даже им нет места на этой Земле. Я - сплошное недоразумение. Лучше б меня вообще не было. Высшие силы, почему вы до сих пор меня не убили? Или я слишком живуча? Да нет, не сказала бы...
       Ну что я за дура! Говорили ведь тебе мудрые, битые жизнью старшие подружки, опираясь на горький опыт - свой и других сестер: не доверяйся мужчине. Тут же бросит, когда почувствует ответный интерес! Тем более так скоро! Но я же редкая, неисправимая дура!
      Я ДУРА. Я ДУРА. Я ДУРА!
      Вот и получи!
      
       ...Начала писать ответ. И вдруг зарыдала, зажимая себе рот одеялом и руками. Я молилась о том, чтобы Бог убил меня немедленно, потому что я не могу больше так мучиться. Потому что это беспредельно жестоко: показать, что мечта возможна и тут же у тебя ее отнять!
       Господи, лучше бы я никогда не приезжала в Лондон! Я жила себе в трущобах, обкрадываемая теми, кто платил мне за работу, и самой страной с ее высоченными налогами и почти никакими правами, одними всем обязанностями. В окружении агрессивных хамов, зацикленных на себе - и не подозревала, до какой степени моя жизнь дерьмо! А теперь как мне жить?! Как? Без Роберто? Я не могу! Не хочу! Не буду!
       Кажется, я начинаю ненавидеть Бога. Во всяком случае, я всерьез на него обижена.
       ...Еще какое-то время - не знаю, сколько, сидела в оцепенении. Мои мысли и чувства вдруг кончились, как и силы. Вдруг меня посреди кромешной тьмы посетила необыкновенно яркая мысль: она ворвалась в мою голову, как луч света: "а что, если Высшие силы пытаются отвести тебя от Роберто, чтобы ты шла другой дорогой? А ты не хочешь ничего понимать! Поэтому и получаешь такие болезненные удары все время. Но говориться ведь: "Покорного судьба ведет, непокорного тащит". Вспомни, как сильно ты в свое время переживала из-за предательства Звездуна! А потом Бориса, который сделал тебе предложение, но спустя всего несколько дней выкинул на улицу после того, как его избранницу избили по заказу Звездеца - такая, в синяках, "неполноценная", подурневшая (и что с того, что временно), ты ему была не нужна. Ты никак не хотела верить в то, что они и в самом деле уроды, ты изо всех сил убеждала себя, что это какая-то ужасная ошибка, что они вот-вот все поймут и вы будете вместе. Долго и счастливо! И как в самом деле счастлива ты становилась спустя несколько месяцев, когда начинала осознавать, от какой ужасной участи тебя уберегла судьба! (так, жена Звездеца давно пьет - да и как не спиться с мужем-садистом и патологическим изменщиком, а гулена Борис уже в первый год начал изменять, а потом вовсе бросил очередную жену с маленьким ребенком).
       Но, с другой стороны: сколько людей шли наперекор всему и переламывали обстоятельства! Таня с пулей в голове не смирилась, - а то лежала бы остаток жизни как труп, не видя и без движения. А сейчас рисует, читает, учиться, любит - и любима, и дочка у них с мужем замечательная... А Роберто в самом деле хороший, это не мой самообман! Да, у него есть свои недостатки - но ведь все мы по своему неидеальны и противоречивы. И Кончаловский поначалу не любил Юлю, только хотел, но она смогла... короче, с другой стороны, жизнь учит, что счастья без борьбы не достигнешь. Где же правда?
       В любом случае: мне ни за что нельзя возвращаться назад в Черную речку! Я и раньше там терпела с трудом, а теперь и вовсе не смогу там жить - даже временно! Короче: я должна любой ценой как можно скорее найти себе работу здесь - раз, а пока не нашла, сделать все, чтобы Роберто не вышвырнул меня из своего дома. Что касается любви - я не в состоянии думать обо всем этом сейчас: слишком больно. Тем более что я окончательно перестала понимать Роберто в этом вопросе.
      
       ...Хлопает дверь в детскую, затем в душ. Смотрю на часы: начало девятого. Обычно Роберто встает в семь. Чтож, пора и мне показать нос: не сидеть же теперь весь день сиднем в комнате. Ну да, я опозорилась так, что хуже не бывает - и что теперь? Надо решать имеющиеся проблемы, тем более, что их у меня более чем хватает!
       ...Спускаюсь вниз, и в голове у меня как рефрен звучит твердое:
      "Не вернусь! Никогда! Ни за что!
      Ни за что! Никогда! Не вернусь!
      Ни за что! Ни за что! Я выживу!"
      
      -Хеллоу! - Говорит мне Роберто, кидая на меня взгляд, в котором смешалась куча эмоций: вопрос, опасение, тревога. И - нежность. Опять! Опять!!! Почему?! Ты же сам сказал, что меня не любишь! Я не знаю, как и что ему отвечать. Поэтому молчу. Я не знаю, как правильно назвать мое состояние: это обида? Злость? Страх? Главный компонент - растерянность.
       Мой бывший друг тут же принимается кому-то названивать и в деталях описывать мое поведение: "Она со мной не поздоровалась! Эна выглядит очень сердитой. Ты считаешь, мне всерьез стоит опасаться всплесков ее агрессии? Да, я тоже так начинаю думать. Эти русские в самом деле очень плохо воспитаны. Я не хотел в это верить, но...". Так он меня ни с кем не обсуждает?! Дальнейшее я не слышу, так как на кухне, где я нахожусь, засвистел чайник. Я думаю, по телефону Роберто перемывает мне косточки больше всего с его друзьями-психологами, семейной парой - он показывал мне их фото в Перуджийском проекте. Мужчину я толком не запомнила, а вот у дамочки было лицо нацисткой капо в концлагере времен Второй Мировой: что-то такое в ее глазах говорило, что она стерва почище Донны. Кстати, мозготрахатели тоже будут жить вместе с Роберто и Даниэлой в этой их занюханной итальянской деревне.
       Не обсуждаешь, значит? Мой гнев неуклонно растет. Я точно знаю, что хотя у меня куча недостатков, я не агрессивна! Но сейчас я имею полное право сердиться - после очередного лживого письма, и этого очередного потока бредовых наветов в мой адрес, - а также адрес всех русских. Со стороны тех, кто меня даже ни разу не видел (а Роберто со всем соглашался). На столе в ливин-рум валяется очередная бумажка от "Кисес": "Если ты отдашь мне все поцелуи в мире, этого еще недостаточно" (какой-то Систо). А не пошли бы вы все - Роберто, Донна и Даниэла вместе с этим Систо и анонимными телефонными советчиками - в Перуджу!
      
       ...Когда итальянец заканчивает разговор, отдаю ему свою записку: "Прости за все недоразумения. Больше это не повториться. Я постараюсь сделать все, чтобы как можно скорее покинуть твой дом", - и, не выдержав, говорю: - Прости за всё. Но, если честно, я устала все время извиняться! Любовь - это не то, что требует извинений! Разве ты сам не делал глупостей, когда был в кого-то влюблен? Наверняка! Вообще, доказано: чем умнее человек обычно, тем больше он глупеет от любви.
       Роберто пробегает глазами записку, потом бросает на меня неожиданно теплый, ободряющий, я бы даже сказала, интимный взгляд - так смотрят друг на друга только люди, прожившие много лет в браке. В удачном браке:
      - Не извиняйся! - Он дружески (да, дружески! И не смей больше думать ни о чем другом - думай только о работе!) - похлопывает и поглаживает меня по плечу.
      -Еще кое-что, Роберто. Очень тебя прошу: не обсуждай меня ни с кем! Это хуже всего, когда посторонние люди превращают твою душу в общественный туалет.
      -Я тебя ни с кем не обсуждаю, - с непроницаемым видом повторяет Роберто. Звонит телефон.
      -Наверно, опять тебя, - усмехается итальянец.
      -Когда же это закончится? Скажи, что я уехала.
      Роберто подходит - но, оказывается, это все же его. Он обрадованно восклицает "Хеллоу!" и начинает оживленно переговариваться с кем-то. Вдруг совершенно отчетливо слышу (я специально не прислушивалась, к тому же часть диалога шла по итальянски, но эти слова вдруг раскаленной иглой вонзились мне в уши и мозг): - Как Эна? Сегодня ночью она приходила ко мне в постель. Но я бы не хотел говорить об этом. О кей? Бай! - он вешает трубку. "Сегодня ночью она приходила ко мне в постель". Он мне снова солгал. С другой стороны, "я не хочу говорить об этом". Какой - никакой, а прогресс налицо. Как и всегда с Роберто, если я его о чем-то прошу. Может быть, все еще как-то наладиться? Между нами? Так, ты опять! Не смей больше думать о Роберто! Думай только о работе. Думай только о работе. Думай только о работе и как поскорее убраться отсюда. И забыть Роба как странный, вначале прекрасный, а потом мучительный сон.
      
       ...Вижу, как за Роберто закрывается входная дверь. И набираю Наташин номер. Какое счастье, что она дома! Выкладываю ей все.
      -Я понимаю Роберто все меньше! Вообще уже не понимаю.
      -Во первых, это, конечно, неприятно, что он тебя обсуждает - но ведь ты делаешь то же самое. Это говорит о том, что ты ему все-таки важна. Даже очень. Иначе бы он этого не...
      -Да, но я это делаю только с самыми близкими друзьями, которых можно пересчитать по пальцам. А он со всеми. Со всеми! А эти Мэгэн знай поливают меня грязью!
      -Да, это неприятная черта. Во вторых, он явно лжет, что тебя только с благотворительными целями приглашал. Вранье полное! Ни один мужик на такое не способен.
      -Ты не знаешь Роберто, он очень добрый! Правда, ко всем, кроме меня в последнее время...
      -Знаешь, мне кажется, у него какая-то серьезная проблема - скорее всего, по интимной части. Вероятнее всего, не стоит.
      -Поверь мне, с эрекцией и потенцией у него все в порядке!
      -Ну, тогда, значит, он игрок. Твоя трагедия в том, что ты раньше с такой категорией мужиков никогда не сталкивалась. А то знала бы, как себя с ними вести.
      -Неправда, Борис и Звездец тоже были по своему игроки!
      -Но в первую очередь они были банальные бабники. И непорядочные козлы. А твой Роберто все же неплохой человек, но он игрок - и этим все сказано! У меня есть подружка Надя. Ей попался не так давно точь в точь такой экземпляр. Все у них просто чудесно: он ее водит в кино, в хорошие рестораны, на выставки всякие, но так продолжается до тех пор, пока она не намекнет, что не прочь поехать к нему или к ней и заняться сексом. В этот момент он или отговаривается срочной работой, или начинает придираться к какому-то из пальца высосанному предлогу - короче, лишь бы поскандалить и порвать отношения. Но, видимо, какие-то чувства у него к ней все же есть, потому что через несколько дней или недель он снова звонит, появляется. И все повторяется по новой! Надька уже, как и ты, просто сходит с ума. Понять не может, что она делает не так. А причина не в ней, а в нем! Хотя с виду он совершенно нормальный, симпатичный, умный, обходительный и все такое. Но кто знает, какие у него тараканы в голове и какие внутренние комплексы?
      -То есть игрок - это внутренне закомплексованный тип, по твоему?
      -Не только и не всегда. Тут все сложнее. Психологи насчитали несколько видов любви: платоническая, мания, прагматичная, эрос - основанная на сексуальном влечении...
      -Да я знаю!
      -...и, среди прочих, людус.
      - Никогда о таком не слышала.
      -Так вот, тот, кого любят этим самым людусом, может запросто свихнуться. Потому что его партнер получает высший кайф от эмоциональной реакции на свою игру. Игроки притом бывают разные. Но большинство охладевает, когда видят, что добились результата - партнер влюбился, крепость сдалась. Или начинается игра в кошки-мышки, душ ледяной - душ горячий. Понимаешь, этим людям в силу их воспитания и опыта не нужно то, без чего ты не можешь: настоящая душевная близость. Они ее боятся и бегут от нее как черт от ладана. Эти самые "людусники" причем очень любят винить в чем-то других, превосходно умеют ими манипулировать. Они необязательно играют сознательно - просто могут в нужный момент "включить" нужные чувства. Причем выглядеть это будет абсолютно искренне, даже для самого игрока. Короче, любят подобные экземпляры в первую очередь себя. А того, кого они, как утверждается, "любят", просто зверски мучают.
      -А может, некоторые из них просто никому не могут поверить? Поэтому и проверяют?
      -Не знаю. Вряд ли. Я тебе пересказываю то, что от своей подружки-психолога услышала. Она так глубоко на эти темы не распространялась. Но я точно могу сказать по собственному опыту: когда мужик слишком уж безупречен, умеет красиво говорить и к нему, даже если тебя что-то настораживает, невозможно придраться, и ты сама всегда оказываешься виновата - перед тобой игрок.
      -Слушай, а может, я частично "Гюго" по этой твоей соционике? Они не могут жить без друзей и общения, и я поняла, что именно такая. А Роберто какой-нибудь другой тип, и для него подобное поведение в тягость. И он со мной не играет, а в самом деле меня отталкивает! Знаешь, я ведь правда, особенно первое время, ему надоедала вопросами и просьбами и о помощи. И готовила не то, что он любит...
      - Да никто не может жить без общения и друзей! - Зло говорит Наташа. - Не казни себя, не обвиняй во всем! В конце концов, Роберто взрослый человек и понимал, что если тебя приглашает, чем это может быть чревато, все плюсы и минусы, и что он обязан помочь тебе адаптироваться на первых порах как твой друг и единственный близкий человек там. Я бы ни за что не сказала, если бы человек от меня зависел, - причем только от меня! - чтобы он выкатывался на все четыре стороны. Даже если бы у меня было трудное материальное положение. И еще запомни: чем больше ты для кого-то стараешься, тем меньше это обычно ценят. Закон!
      -Слушай, а может, я отчасти "Гексли"? Я сама не могу понять, ну какого хрена я дала объяву о знакомствах в Интернет. Причем знала, что это больно заденет Роберто! И ведь не скажешь, что я полная дура. Это ведь у "Гексли", кажется, такой дуал, которому все очень быстро надоедает и его интерес надо постоянно подстегивать?
      -Ты вела себя как оскорбленная женщина. Которая предпринимает лихорадочные попытки спасти одновременно себя и отношения - но убить двух зайцев одним выстрелом невозможно. Нет, ты "Цезарь", ты хочешь всего и сразу. Но так не бывает. Эх, зря ты, конечно, к нему в кровать приходила!
      -А как же мужики все время говорят: их самая распространенная фантазия, когда женщина первая проявляет инициативу?
      -Так то фантазии! А в жизни они пугаются активных женщин.
      -Вспомнила: моя знакомая порнозвезда Хая Хаким, я о ней как-то писала, рассказывала, что однажды встретила вечером в парке маньяка. Он был в самом деле настоящий маньяк: регулярно пугал и насиловал женщин. Хая, само собой, тоже страшно перетрусила. Но виду не подала и говорит: "Наконец-то! Я так давно мечтала об этом". А маньяк в ответ начал ругаться: "тьфу ты, весь кайф обломала!". Словом, тут же потерял к Хае интерес, и даже проводил ее домой. А по дороге признался, что для него главное - видеть испуг в глазах жертвы. Но то маньяк - ненормальный! А как же кино и книги? Мировые шедевры? Там сплошь и рядом, если женщина первой признается в любви, все потом кончается хорошо.
      -Во первых, не сплошь и рядом, во вторых, верь им больше! Это же фикция, ничего общего с реальностью не имеющая. Мой тебе совет: срочно переключи свое внимание на кого-нибудь другого, как это ни тяжело, если хочешь там остаться, пока Роберто не выкинул тебя на улицу совсем. А этому итальянцу при всех его достоинствах доверять нельзя! Если не хочешь окончательно с ним свихнуться, конечно. А потом ночевать под мостом или под забором, когда он тебя выпрет.
      
       ...Кладу трубку. Наташа, можно сказать, спасла мне жизнь и рассудок: я была просто не в себе после последних выходок Роберто. Абсолютно перестала понимать, что же мне теперь делать, как себя правильно вести. Потому что я уже все перепробовала, а толку... А с Роберто вот что: буду теперь соблюдать все многовековые правила обращения с мужским полом. Вначале, когда я их придерживалась, все у нас идеально шло! Раз мужчины по хорошему не понимают - тоже буду играть! "Весь мир - театр, все люди - актеры". И я переиграю тебя, чертов лжец и путаник Роберто! Я влюблю тебя в себя, теперь уже хладнокровно и по расчету - а потом брошу. Так же безжалостно, как ты меня. Просто чтобы ты понял, что нельзя так с людьми обращаться!
      
       ...Так, а кого же мне лучше играть? Буду придуриваться вечно ускользающей и загадочной Синей птицей удачи. Страшно таинственной и независимой, - самодостаточной! И, разумеется, без скелетов в шкафу и без прошлого. Хотя как знать: может, я и в самом деле принесу кому-то счастье: во мне есть все для того, чтобы сделать мужчину, нормального мужчину счастливым. Просто Роберто этого не разглядел... Не захотел...
      
       ...Или ему нужно то, что я не могу ему дать. При всем своем желании. Что же это? И имею ли я право так по детски мстительно рассуждать, если он, к примеру, отказался использовать меня сексуально, зная, что не хочет в целом быть со мной. Потому что не любит по настоящему. При том, что телесно, и это очевидно, очень сильно меня хочет! Да ни один мужчина на такое бы не пошел - только очень порядочный! Не игрок!
       То есть, даже при том, что он много врет и валит всё на меня, все-таки Роберто по своему достаточно честен со мной. Не признаваться же ему, в самом деле: "да, я хочу с тобой переспать - но это все". Он меня приютил, дал мне кров и еду. Да, он пригласил меня в надежде на большее, но все оказалось слишком сложно. Для него, Донны и Джошуа. А я вообще не в счет, хотя мне труднее всего: в их жизнь вошел только один новый человек, у меня изменилась вся жизнь. Но кто я здесь, чтобы со мной считаться? К тому же у Роберто возникли финансовые проблемы, а мне никак не найти работы после вступления стран Балтии и Польши в ЕЭС. Роберто в свое время оказался в Лондоне в совсем иных условиях, тогда с работой было намного легче: десятки тысяч поляков и латышей-литовцев сидели себе за "железным занавесом", а теперь как по команде рванули в Лондон. Поэтому Роберто не может понять, каково мне. Его злит мое "сиденье" у него на шее. Словом, он устал вести себя как настоящий друг. Потому что больше меня таким другом не считает...
       В любом случае мне опять предстоит искать работу и другое жилье, и другого мужчину, чтобы остаться в этой стране. Последнее обстоятельство здорово похоже на самоубийство, только гораздо более медленное и мучительное, чем прыжок из окна: ты как бы сама распинаешь на кресте расчета и здравого смысла свою непокорную душу, чтобы не вышло хуже, чтобы Роберто не растоптал ее совсем. Но, в то же время, у тебя всегда остается надежда на чудо.
      
       ...Решила звякнуть бывшему бандиту Владимиру, напомнить о себе - и о нашем проекте. Сейчас я с радостью примусь писать о чем угодно - как в свое время в России о скрытых инфекциях, чтобы не умереть с голоду. Все равно это лучше, чем чистить грязные унитазы где-нибудь, или убирать окурки - объедки!
      -Привет! Я про тебя не забыл. Но знаешь где я сейчас? В России! Вернусь недели через две. Или три. Я тебе позвоню. Но с книжкой пока, наверно, придется отложить - нет у меня сейчас лишних денег.
      -Если честно, я согласна и за тысячу фунтов написать.
      -Все равно пока повременим.
      -Или даже за меньше... за пятьсот!
      -Понятно...
      - Просто мне сейчас очень нужны деньги! Или работа. Любая!
      -Да я понимаю все, сам когда-то в таком положении был, но чем я могу помочь? У меня своя фирма, поставляем в Совок сэконд-хенд, но вся моя контора - это склад, там уже есть мужики-грузчики. Мне много работников и не нужно. Если что-то проклюнется, я тебе позвоню.
      -Спасибо.
      
       ...Русский Роберт и Константин снова не отвечают. Оставила им сообщение на автоответчиках с просьбой перезвонить. Может, они все-таки звонили по работе? Даже если нет, все равно, вдруг чем-то смогут помочь. Как и все прочие мои русскоязычные знакомые по "Ньюс", церкви и от Вероники, - но их тоже никого нет дома. Мобильные также не отвечают.
      
       ...Я не знаю, как еще мне здесь найти работу, причем срочно. Я уже все, что можно, перепробовала! Решила действовать наобум: сейчас выйду из дома и буду заходить во все попадающиеся на пути торговые точки и кафе и спрашивать, не нужен ли им кто-то. Почему я не подумала об этом раньше? Стеснялась своего устного английского и надеялась на помощь русской диаспоры. Была уверена, что уж с помощью газет работу найду точно!
      
       ...Иду. Вот и первая лавочка: здесь торгуют мясом и, одновременно, школьными формами почему-то. Хозяева - какие-то восточные люди. Запах внутри тошнотворный, несвежий, мухи.
      -Вам не нужны продавцы? - Робко спрашиваю у откормленного смуглого усача.
      -Нет, не нужны! - Машет он мне пренебрежительно рукой, - Мы женщин на работу не берем. Иди домой! Женщина должна сидеть дома. Зачем тебе деньги - муж не дает? Может, ты плохая жена? - его напарник громко смеется.
       Выхожу, иду дальше. В большие универмаги одежды заходить стесняюсь: ведь сама я одета пока, мягко скажем, не супер. Как меня могут взять продавцом модной одежды, если я выгляжу, как огородное пугало? И понимаю всего половину из того, что мне говорят. Да, мне очень нужна работа, но все-таки нужно исходить из здравой логики. Рядом вывеска "Агентство по трудоустройству", но туда заходить и вовсе бессмысленно: с гостевой визой работать запрещено. Возьмут меня под белые рученьки, и не видать мне Лондона и всей Англии больше никогда, как своих ушей.
      
       ...Хай-стрит. Наверняка здесь я себе что-нибудь найду! Хотя после визита к мясникам, окинувшим меня цепким взглядом, как баранью тушу (вердикт: не годна), я растеряла последнюю уверенность. Но пересиливаю себя, заставляя вновь и вновь заходить в многочисленные магазинчики и забегаловки. "Нет, нам никто не нужен", "Нет, никто не нужен", "Не нужен"... "Нет"... Я решила обойти сегодня всю Хай-стрит, но сил у меня хватает только на одну сторону улицы от станции метро Тёнпайк лэйн до Вуд грин. Чувствуя, что меня уже не держат ноги от нервного напряжения, окончательно измотанная, выжатая (все равно вот такую меня никто не возьмет!), отправляюсь домой. То есть не домой, а в мое временное пристанище, из которого я должна убраться как можно скорее. В дом Роберто.
      
       ...Я сегодня еще ничего не ела. И не могу, хотя уже вроде хочу. Это похоже на состояние в детстве, после того, как отец с искаженным от злобы лицом обзывал меня дармоедкой. Мне тогда и в голову не приходило, что родители обязаны кормить своих несовершеннолетних детей бесплатно. И ладно бы еще он начал говорить это, когда мне уже исполнилось лет 14 - 15-ть - но нет, даже в 10 - 11-ть! Я в самом деле была ребенком - как Джош. Мне было так обидно и еще стыдно - не знаю, за что. За одно свое существование. Как будто я отца объедаю, - хотя он зарабатывал более чем. А я выполняла все детские обязанности сполна: училась на четверки и пятерки и по дому делала все. Причем сама, без родительских просьб. Я не знаю, что еще отцу было нужно. Как и Роберто. Хотя нет, с Роберто я знаю, что: чтобы я как можно скорее покинула его дом.
      
       ...Посидела, потом с полчаса без цели медленно слонялась по дому Роберто и заднему двору, будто прощаясь. Потом опять пошла обходить Хай-стрит - другую сторону. Результат по прежнему нулевой. Мне осталось обойти еще несколько торговых точек по второй стороне, но пошел сильный дождь. Я не взяла с собой зонт, ведь до этого было Солнце. Пришлось отправиться назад.
      
       ...Я вернулась в шесть, но итальянца еще не было. Странно - обычно он почти все время сидит дома, преподает только утром. В восемь кто-то позвонил: какая-то Марсэла спросила Роберто. Я ответила, что не знаю, когда он вернется. "Я передам, что вы звонили". У Марсэлы довольно приятный голос, жизнерадостный и веселый. Но, не знаю, почему, чувствую: этот человек только осложнит в ближайшем будущем мою жизнь. И, как Даниэла, сыграет в моей судьбе роковую роль. К хромоножке Габриэле у меня при всех моих измышлениях ничего подобного не возникало. Нет, это не ревность, просто ощущение, что стоишь перед палачом, и умолять его о пощаде бесполезно. У каждого в жизненном фарсе своя роль...
      
       Новости с Утро.ru: "В результате сегодняшнего взрыва в Самаре пострадали 15 человек. Неизвестные установили взрывное устройство под автомобилем на Московском шоссе возле подъезда дома ?2, и в 11:23 оно было приведено в действие. Только по счастливой случайности обошлось без смертей, начато расследование. Находившейся поблизости женщине обожгло лицо, другой осколками повредило спину. Обеих госпитализировали. Остальным была оказана амбулаторная помощь. Кроме того, взрывной волной выбило стекла соседних домов. В областном Управлении ГО и ЧС пока не могут назвать точную причину случившегося. Основная версия на данный момент - это криминальная разборка, хотя версия теракта тоже не исключается. Представители УВД и городской прокуратуры сейчас на месте выясняют обстоятельства происшествия. Устанавливается личность хозяина машины. Напомним, что накануне в Москве на пересечении улицы Сергея Макеева и Звенигородского шоссе произошел взрыв неустановленного взрывного устройства, эквивалентный по мощности 200-400 г тротила. Преступники закрепили бомбу в декоративной пластиковой тумбе фонарного столба на высоте 0,7 метра. Тогда пострадали семеро прохожих - все они были госпитализированы с резаными и рваными ранами и незначительными переломами. Кроме того, в одном из домов были выбиты стекла на двух этажах и повреждены припаркованные поблизости три иномарки". Моя жизнь тоже взорвана. Мое сердце тоже ранено. Надеюсь, что не смертельно.
      
       ...Уже десятый час. За окном тьма и дождь, а Роберто все нет. Он никогда еще так поздно не возвращался. Обычно он всегда предупреждает, когда приедет - но сегодня, как и вчера, нет. Я совсем одна. Мне страшно. Вдруг с ним что-то случилось?
       Звонит телефон. Это еще один претендент на мои тело и душу - а я-то надеялась, назойливые и никчемные звонки по "Ньюс" уже прекратились! Но сейчас я даже рада поболтать с кем-то, чтобы отвлечься от своих невеселых дум. Моего собеседника зовут Евгений. Вспомнила вдруг, как перед моим отъездом "Супершансовские" тетки вместо работы читали в Интернете о совместимости мужчин и женщин по именам. "Татьяна и Евгений" - там было очень плохо, чуть ли не хуже всего. Я это и так знаю, у меня с Евгениями отношения всегда не складывались. Но, как и гороскопы, вся эта "именная" совместимость - такая же чепуха, может быть, даже большая. Вот у Татьяны и Роберта совместимость оказалась выше, чем у всех прочих сочетаний любых имен - почти 100 процентов! И что же? И ничего. Так что все это бред сивой кобылы! А этот Женя, в отличие от прочих звонивших русских мужиков, приятный мужчина. Не без остроумия. По крайней мере, чуть поднял мне настроение. Договорились встретиться послезавтра (завтра он занят) на Тёнпайк лэйн. Евгений обещал мне помочь с работой - тоже якобы приличной, как и у Сергея-Георгия. Но подробнее расскажет при встрече. Как меня достала вся эта конспирация! Может, ничего он и не предложит, просто хотел выманить на свидание и там наповал сразить собой, неотразимым - есть такая порода мужчин. Плевать, тогда продолжу обходить общепитовские и торговые точки района в надежде на любую работу.
      
       Роберто пришел почти в десять. Несмотря на все происшедшее, у меня сразу поднялось настроение, как от наркотика. Вообще это неправильное сравнение - откуда мне знать, что бывает от приема наркотиков? Я никогда не пробовала и не собираюсь. Потому что ломка у меня уже была - когда мне делали операцию по поводу аппендицита, после анестезии. У меня тогда намного больнее свежего шва ныло все тело, особенно адски скручивало кости. Да чтоб такое еще хоть раз пережить? Ни за что! А сейчас я просто до смерти рада, что Роберто жив-здоров и с ним ничего не случилось!
       Сказала, что звонила какая-то Марсэла. Нет, ничего не передавала. Я ни о чем не спрашивала, но Роберто продолжил сам: - Марсэла и ее муж Лукас - одни из моих старых добрых друзей. Их семейная пара - одна из немногих счастливых семей, которые я знаю, - странно, но Роберто улыбался мне радостно. Или это не мне, а новостям о Марсэле? Его настоящем друге? В целом мы вели себя, будто ничего не случилось. Но когда я поворачивалась, видела, как он бросил на меня тревожный взгляд.
      
       ...Появились Майк и Мэгэн, с ними трое лохматых и патлатых Майковых друзей-музыкантов. Ну, пусть играют. Вроде стало веселей. Один из альтернативщиков вылез пообщаться с сидящим за компом Роберто. Заинтересовался его коллекцией гитар:
      -Да, очень жаль, но после операции на руке два года назад я больше не могу играть. Во всяком случае, выступать больше не могу. Я теперь быстро устаю, а иногда рука вообще перестает слушаться, - с сожалением ответил Роберто. До предела загруженный работой. Ну-ну. А о гитарах вот уже почти час треплется! Наташа говорит, он тратит на Майка и его девушек и друзей так много времени, потомку что, во первых, Майк платит, а во вторых да, они отвлекают Роберто подолгу, но зато не каждый день. А я на две минуты, зато то и дело, особенно первое время. Вот у него и успело сформироваться на мои вопросы негативное восприятие. Это действительно неприятно, если ход твоих мыслей вдруг прерывают. Хотя я и стараюсь изо всех сил больше этого не делать.
       Значит, Роберто нравиться разговаривать о гитарах и музыке? Майков приятель меж тем возвращается к своим.
      -Ты сказал, что как-нибудь сыграешь для Майка и его друзей. И мне ты в письмах тоже это обещал. Я ведь скоро уеду. Не хочешь сейчас? - Может, Робертова музыка поможет нам растопить наросший на отношения лед? Иногда проще обойтись без слов.
      -Нет, сейчас я занят. И просто не хочу. Я не в том настроении.
      - О кей. Я просто знаю, если музыкант в хорошем настроении, он делится радостью, если в плохом - выплескивает свои эмоции, и его состояние улучшается.
      -Ты слишком умная, - желчно усмехается Роберто. Итак, он не хочет обнажать передо мной свою душу. Плохой знак.
       Из своей комнаты опять появляется Майк и его команда. Они весело смеются вместе с Роберто о чем-то. Я не прислушиваюсь, уткнувшись в свой компьютер. Но в моей голове - полный вакуум. Кидаю взгляд на Роберто: нет, он все-таки потрясающий актер! Ни за что не скажешь, что у него на самом деле на уме и на сердце.
      
      27 мая 2004, четверг
       Девять утра. Мэгэн, как всегда, еще спит (и будет спать до двенадцати - часа), Майк уже умотал на работу. Канадец меня просто восхищает: где он берет столько энергии на все про все? Просто какой-то трехжильный! И ведь я никогда не видела его уставшим.
       ...Мы с Роберто опять вдвоем. Я так боюсь теперь оставаться с ним наедине. Вдруг он скажет: ну все, мое терпение окончательно лопнуло: складывай свои манатки и проваливай! Хорошо, если еще даст 24 часа... Боюсь даже смотреть на него. А временами, наоборот, страшно тянет взглянуть бывшему другу в лицо: интересно, что он сейчас думает?
      
       ... 12-ть. Роберто делает перерыв на ланч. Выставляет на стол свои всегдашние "пукательные" продукты - зеленые горошек и фасоль, хумус и т.д. Как я поняла, меняется только мясное блюдо: иногда он ест сардельки или другие колбаски, иногда копченую рыбу. Иногда варит макароны, то есть пасту, с пахучим томатным соусом - или заваривает кускус. Добавляет еще помидоры и детки кукурузы, очень любит сырые грибы. Это все. Кроме овощей и безвкусного кускуса, все это я просто терпеть не могу. А вот Роберто без подобной "диеты", похоже, ни дня не может. И это не изменить. Как бы замечательно, по отзывам моих друзей - знакомых, я не готовила.
       Мы с утра так и молчим, только поздоровались друг с другом. Меня это начинает уже здорово тяготить. Похоже, Роберто тоже явно не знает, что сказать.
      -Ты мне не покажешь еще какие-нибудь свои фото? - Вдруг ни с того ни с сего роняю я. Господи! Что я несу! Какие такие фотографии?! Я вообще перестала себя контролировать! Тебе же сказали: не приставай!!!
       Однако Роберто, похоже, нисколько не раздражен. Наоборот, охотно достает из тумбы кучу слайдов и альбомов. Надо же: мое подсознание, похоже, умнее, чем я: когда я пускаю все на самотек, как с Джошуа, все само собой устраивается быстро, как по волшебству. Правда, когда я пришла на рассвете к Роберто, ничего не получилось... Да, но тогда я страшно колебалась и спорила сама с собой. Окончательно запутавшись, что же я на самом деле хочу - и что делать нужно.
      
       ...Итак, фото. Опять Мэри в разных позах и ракурсах (в том числе с пальцем между ног и с раскрытыми створками раковины ), другие девушки, причудливо наряженные или частично нагие: некие Стефани, Джемма, Антонэлла, Даниэла(другая), Орлана( в ее внешности правда есть нечто орлиное - особенно нос. А имя, просто как из "Похождений Эммануэль". Позы тоже). ...Женевьев, Селина, Анжела, Сюзи. Последняя негритянка, а у американки Селины с азиатской внешностью папа был тайванец, по словам взявшегося комментировать Роберто. И это еще далеко не все. Ну-ну! Как там в известном водевиле: "Иветта, Лизетта, Мюзетта, Жанетта, Жоржетта... Вся жизнь моя вами как солнцем июньским согрета!". Даже имена у его бывших подружек (хоть Роберто и стал уверять, что далеко не все эти модели были его гёлфрендз) какие-то опереточные: Селина, Сюзи. Так: несомненный плюс, что эти фото растопили меж нами лед - Роберто опять ведет себя по прежнему, будто не было ни одного из его ужасных писем: смотрит на меня так нежно, чуть смущенно, любуясь; опять порывается ласкать мои руки (но я убираю), опять то и дело прикасается к моему телу будто бы невзначай. С другой стороны, не могу понять, почему из всего своего громадного фотоархива Роберто решил показать мне именно эти фото. Что он этим хочет сказать?
      
       ...Кто-то звонит в дверь. Роберто поспешно убирает альбомы в тумбу ("Мы их досмотрим потом, о кей?") и бежит открывать. В ливин-рум входит высокий седоватый блондин лет пятидесяти. Красавцем его никак не назовешь, одет он небрежно и чуть нелепо, однако все это перевешивает доброжелательный взгляд и широкая открытая улыбка. Роберто представляет нас: - Это Клайв, мой учитель по йоге и старый друг. Это Эна, журналистка и писатель из России.
       Интересно, почему Роберто никогда не предупреждает о своих гостях? Если он хочет меня им продемонстрировать и, затем, обсудить, меня ведь может не оказаться дома. Или ему важно, чтобы меня застали врасплох, без макияжа (я совсем перестала краситься уже на третий день - от грима лицо и глаза очень устают, особенно при склонности к аллергии. Я решила: если Роберто меня полюбит, пусть такую, какая есть!), и даже без лифчика ( ну его, он так, особенно к вечеру, утомляет)? Или Роберто вообще не важно, где я и как я, а гости - просто одна из обычных приятных частей его жизни? Но он же вроде бы очень занят? Когда я занята, я даже не сплю!
      - Как вам Путин? - Спрашивает меня Клайв.
      -Он сложный человек, - отвечаю я.
      -Просто скажите, нравиться он вам? Да или нет?
      -Еще спросите: "он вам нравится как мужчина?", - смеюсь я. - Путин не так прост, чтобы ответить однозначно. Из всех российских глав правительства на моей памяти он - лучший. Помню, как мне было безумно стыдно лет в пять за свою страну, когда я видела по телевизору очередное выступление впавшего в маразм Брежнева. А президенты перед Путиным допустили чудовищный криминальный беспредел. Ельцин меня вообще ставит в тупик: все, кто с ним общался, говорят, что он порядочный человек - но почему тогда при нем беспринципные люди делали, что хотели, грабили Россию и свой народ как только можно? Еще он начал войну в Чечне! Горбачев несомненно хотел добра, и он навсегда войдет в историю как человек, положивший конец холодной войне. Но ему досталась страна с больной экономикой, а его правительство ее окончательно развалило. Ради справедливости стоит сказать, что им досталась очень трудная задача: превратить "гибрид тюрьмы и детсада" в что-то совершенно другое. Но никто не знал, как это сделать, тем более безболезненно. И начался хаос. В целом политика - она как айсберг, мы видим только ее маленькую часть. А что там происходит на самом деле, скрыто от глаз широкой публики. Поэтому как можно судить о том, чего не знаешь? С одной стороны, Путин стал президентом в стране, где всем заправляли бандиты. Чтобы изменить эту ситуацию, власть должна быть сильной. С другой стороны, существует перекос в сторону силовых структур, а социальные вещи, здоровье населения и образование, то есть будущее, дети и женщины как-то позабыты*. (*сноска: в то время - начало 2004 года - ни о каких социальных национальных проектах и материнском капитале в российском правительстве еще и речи не шло - прим. авт.). Для Путина важней всего сильная единая Россия - но я считаю, это неправильно: когда жизнью и благополучием людей жертвуют во имя идеи. Ни одна идея этого не стоит! Но разве одно мое мнение может что-то изменить? - Разумеется, весь этот 'манифест' я произношу с запинками, вспоминая и подбирая нужные слова, но Клайв кивает - он понял.
      
       ...Клайв и Роберто уходят на задний двор. Я не слышу, о чем они говорят, но Роберто смотрит на что-то отвечающего друга просто как на господа бога. Как абсолютно неуверенный в себе подросток на бывалого старшего "авторитета". Словно от слов Клайва зависит вся его жизнь!
      -Эна так сексуальна, но я - я-то не суперлюбовник! - Ветер доносит до меня сквозь открытую дверь слова Роберто. Ага, значит, речь опять идет обо мне. Снова следует бурная безмолвная - для меня - дискуссия. Конечно же, мнение друзей в важных вопросах необходимо. И все равно это как-то не по мужски... И - не по дружески по отношению ко мне.
      -Нет, она абсолютно не сумасшедшая. Она умна! - Теперь удается расслышать ответ Клайва. Роберто что-то ему возражает.
      -Она просто не давала тебе rest! - добродушно смеется Клайв. "Rest" по английски значит и отдых, и поддержка. Все верно, я не давала Роберто ни того, ни другого. Практически нет.
       Итак, старина Клайв, похоже, убеждает Роберто, что мы оба вполне достойные люди - как сами по себе, так и друг друга. Тем не менее, теперь я уверена как никогда: Роберто точно не моя половинка. И вот теперь я поняла действительный уровень его чувств. Если бы этот человек любил меня по настоящему, у него и мысли бы не возникло, чокнутая я или нет - он бы принимал меня такой, какая я есть, со всеми моими индивидуальными причудами и, иногда все же уместными шутками. Кстати: у меня самой ни разу не возникла мысль, а нормален ли сам Роберто - несмотря на все его безумные юношеские одеяния (мне даже в 16 лет не приходило в голову в чем-то эксцентричном ходить) и все его явно провальные проекты.
       ...Выхожу во дворик. Слышу, как Роберто говорит о чем-то: -It is horrible!
      -"Ужасно" - любимое слово Роберто, - шучу я. - А у вас, Клайв, какое любимое выражение?
      -Даже не знаю, - улыбается Клайв. - А у вас, Анна? - Как и Джош, он называет меня правильным именем. Несмотря на то, что чистокровный англичанин.
      Я пожимаю плечами.
      -I"m not here - ее любимые слова "Меня здесь нет", - смеется Роберто.
      -Клайв, прошу вас: скажите Роберто, как его гуру, чтобы он перестал повторять, что он слишком стар! - прошу я. - Он же сам загоняет себя в могилу!
       ...Возвращаюсь за комп. То и дело ловлю на себе испытующие взгляды англичанина. Мне становиться неуютно, хотя я Клайву явно понравилась. Как и он мне. Но... Мне становится жутко от мысли: "Роберто опять обсуждает меня с человеком, который меня совсем не знает. А я ведь могу сыграть перед Клайвом любую роль - и от этого может зависеть мое будущее. Вернее, наше". Хотя я уже начала отчетливо понимать, что никакого будущего с Роберто у меня быть не может, увы. Как я могу быть с мужиком, который целиком полагается на мнение других людей? И не способен поверить мне. И - себе.
      
       ...Клайв общался с Роберто три часа. Слышала со второго этажа, куда я поднялась, как Клайв громко воскликнул: - О, эти славянки! - подтекст был такой, что не увлечься ими невозможно.
      Потом опять неразборчивый бубнеж, и теперь уже Роберто смеется громко:
      -Нет, я не думаю, что журналистика Эны так уж серьезна!
       И снова его успокоительно убеждает Клайв - что из меня выйдет замечательная жена. Которая ни за что не будет ставить свою карьеру, свои интересы и вообще себя на первое место. Так что бери Роберто, это соблазнительное сокровище, которое само идет к тебе в руки, и смело пользуйся в полное свое удовольствие. Ты это заслужил! Клайв очень хороший мужик, ровесник Роберто, но много добрее и мудрее его, я это сейчас, в сравнении, поняла ( и, кстати, Роб от такого сравнения не выигрывает!). Йог все верно говорит. Я должна быть ему благодарна. Так почему же мне так хреново? Потому что опять все самые нежные и трепетные части моей души вытащили на всеобщее обозрение. И теперь взахлеб, со смешками обсуждают, просто как раба на аукционе: а мешки сможет таскать? В зубы еще ему посмотри! Нет, дороговато он нам обойдется. Хотя то, что она там пописывает - это так, ерунда. В случае чего она поедет за тобой, - не кинет, как Донна, не будет артачиться и становиться в позу, отстаивая свои интересы и права. Да что там поедет - побежит, как собачонка!
       А если ты все-таки считаешь, что адаптация Эны к здешней жизни для тебя слишком хлопотна, чтож - отправляй ее назад. В конце концов, ты всегда сможешь передумать. И Россия не так далеко (это все опять прямая речь Клайва).
      
       ...Английский йог прощается со мной и Роберто и уходит.
      -Интересный человек, - замечаю я.
      -Да, все мои друзья интересные личности, - оживленно говорит Роберто. - Почти ни у кого из них нет "нормальных" в общепринятом понимании профессий, зато это люди, с которыми мне комфортно и на которых я могу положиться.
       Ты можешь - а я нет. Во всяком случае, на Даниэлу точно.
      -Представляешь, только сейчас узнал, сколько Клайву на самом деле лет, - продолжает делится новостями Роберто, - я думал, ему где-то 52. Оказалось - 56! А его подруге, она полька, 35. Они вместе уже пять лет. Последний год она очень хочет иметь ребенка. Клайв сейчас думает над этим.
      -Почему?
      -Потому что он не молод. Мой отец умер в его возрасте. Кто будет ребенка растить? - Хорошее настроение Роберто вновь пропадает. Он замолкает и уходит на кухню, принимаясь ожесточенно греметь там разной утварью. Я захожу к нему: -Прекрати это самоистязание! Ты - не твой отец, ты другой человек. Помнишь, ты сказал, что хотел бы иметь большую семью? А еще ты говорил, что привык делать свои мечты реальностью!
      -Это возможно, но не всегда.
      -Просто человек на самом деле не всегда пытается - добиться того, что он хочет. Например, из-за дурацких преувеличенных опасений.
      -В моем возрасте нужно уже спуститься на землю, - качает головой Роберто.
      -И что - вообще перестать жить? Жизнь без мечты невозможна. Мечта - это твоя цель. Жить без цели - это быть как амеба. Как инфузория - туфелька. А мы все-таки люди!
      -Моя цель сейчас - арт- центр в Перудже ( все же это твоя цель или Даниэлы?) и вырастить Джошуа. Мне этого достаточно, - сощурив глаза и внимательно глядя на меня, отрезает Роберто. Ну чтож, если даже его гуру не смог его убедить, то мне и подавно не удастся с моим косноязычным английским. Он не хочет слушать свое сердце. Он боится осуществлять собственные мечты. Он слишком устал. Ему не нужно счастье - ему нужен покой. Все-таки я была не права: покой - это не счастье. Покой - это от слова "покойник". А мне, мне самой - что нужно? Много чего, и я не собираюсь так легко сдаваться, как Роберто. Например, однажды я все-таки попробую получить режиссерское образование - когда у меня появятся деньги, крыша над головой и вообще какая-то твердая почва под ногами. Но пока я должна сосредоточится на поиске работы.
      
      28 мая 2004, пятница
       Утром, когда я спустилась вниз, Роберто посмотрел на меня любящими глазами. Не просто нежными, восхищенными, радостными и соскучившимися, как он обычно смотрит на меня по утрам - а именно любящими. Почему? Потому что меня одобрил его лучший друг? Или просто прозрел? А я с вновь вспыхнувшим ощущением счастья подумала: у нас все еще может получиться! Да, обязательно получиться.
      
       Ланч мы готовили вместе - я салаты, Роберто отварил свой горошек и фасоль. Ели тоже вместе, улыбаясь друг другу. Роберто постелил скатерть на двоих, положил мне столовые приборы. Может, он "забывал" обо мне главным образом, чтоб не травмировать Джошуа, которому, как его отец по старинке считает, я не нравлюсь? Но парень ведь уже переменил ко мне свое отношение!
       ...Как всегда за едой, Роберто включает теленовости. Там опять какие-то катастрофы, но я не слежу за событиями на экране: не могу оторвать глаз от лица Роберто. Как он переживает за тех, кто оказался в зоне стихийных бедствий или военных действий! Его прекрасные глаза, еще совсем недавно такие радостные, когда они смотрели на меня, теперь полны сострадания. Это точно глаза моей половинки, человека, о котором я мечтала всегда!
      -Я помою посуду, не беспокойся, - ласково говорит мне Роберто. Как быстро он все делает! Конечно, же, это он - мой Мистер Совершенство! Роберт снова разводит тесто для пиццы. Само собой, я к нему больше не прикоснусь...
      
       ...Роберто уезжает за Джошуа. А я быстро принимаюсь за генеральную уборку, сегодня моя очередь. При возвращении мальчик оживленно здоровается со мной, окидывает взглядом отца и меня и многозначительно сам себе улыбается. Ага, теперь его радует, что мы нежно поглядываем друг на друга! Ну вот, я же говорила: все будет хорошо! Но сейчас пусть побудут вдвоем: они так соскучились друг по другу.
      
       ... Через час спускаюсь вниз. Джош у окна в ливин-рум делает уроки, Роберто сидит рядом на столе с гитарой в руках, наигрывая что-то. Порой останавливается и дает разъяснения сыну. Я беру свой йогурт. Присаживаюсь на стул на сквозняке - но сейчас я этого даже не замечаю: Роберто играет, и играет божественно. Очень страстно, порой тоскующе - или зло. Всё как в кино! Мы все вместе: мой прекрасный возлюбленный, который умеет, и первоклассно, кажется, всё; маленький Джошуа, с которым мы уже так подружились, я... Нет, даже в кино не бывает так! Если ты знаешь, что такое расставания и потери, тем острее ты ощущаешь ценность каждого - вот такого! - мгновения.
      -Что это за музыка? Чья?
      -Так, ничья. Просто импровизация. Я всего лишь разминаю пальцы. - Странно, но несколько с неохотой сказанных слов будто разрушили незримую гармонию. Музыка перестала быть тайным посланием для меня, стала сбиваться, перестала быть интересной. Небо за окном вновь стало серым, сквозняк по ногам - холодным, а день - обыкновенным.
      
       ...17.30. Пора идти на встречу с обещавшим мне работу Евгением. Ничего не говорю Роберто, куда иду, чтобы не отвлекать его лишний раз от работы и снова не злить.
      -Эна! - Он вскакивает со своего антикварного кресла. - Ты не сказала, куда отправляешься. И когда вернешься.
      -Просто я нее хочу мешать тебе думать.
      -Не говори глупостей. В Лондоне достаточно опасных вещей, которые особенно подстерегают новичка.
      -У меня встреча. Этот человек обещал помочь мне с работой.
      -Это мужчина по русской газете?
      Я мнусь. Хотя, он же сам повторяет, ему все равно! А еще "Ревность - это очень глупо. Я никогда не был ревнив".
      -Да. - Роберто с угрюмым и рассерженным видом снова садиться за свой комп.
      
       ...Женя оказался русоволосым парнем с типично русским лицом - так в советском кино изображали деревенских жителей: курносый нос, глубоко посаженные глаза, широкие скулы. Впрочем, серым и голубым глазам пейзан в советском кино было положено искриться неиссякаемым оптимизмом - а у Евгения они какие-то хитроватые, бегающие, без определенного выражения. Довольно накачанные плечи, но при этом заметный животик.
      -Анна? Хорошо выглядишь, - замечает он. - Да, а почему ты говоришь "Тёнпайк лэйн"? Надо же "Турнпик лайн"!
       На несколько секунд мне становиться очень неловко. Потом вспоминаю, что голос в метро произносит название станции именно как "Тёнпайк лэйн". Господи: ну почему меня так легко сбить с толку, даже если я права и точно это знаю? Однако Евгению я ничего не говорю. В конце концов, это пустяк, а он обещал помочь мне с работой.
       Из разговора выясняю: Жене 26 (по телефону он ни за что не хотел говорить свой возраст), он из Вильнюса, в Англии уже два года.
      - И вот уже два года я студент языковой школы. Но до сих пор выучил всего слов пятьдесят, - весело усмехается мой новый знакомый. Неужели он настолько тупой?! Я за 3 недели и то запомнила много больше!
      -Да я в этой школе и не появляюсь почти - я в нее записался для отвода глаз, для прикрытия, чтобы тут жить и работать, - смеется Женя. - А так я совладелец фирмы, занимающейся грузоперевозками: у нас несколько машин, к каждой прилагается бригада грузчиков. Все работяги русские или из бывшего СССР. Поэтому и язык выучить не удалось до сих пор: торчишь с утра до ночи на работе, а там все по русски говорят. В основном матерятся. А по английски с клиентами и пяти десятка слов хватает.
      -Можно телик вечером смотреть. Говорят, помогает.
      -Ну да, наверное. Но когда приходишь поздно, тянет только пожрать и в койку.
      -Слушай, а ты не дашь координаты этой волшебной школы? Мне бы тоже так устроится! Конечно, я с удовольствием буду на занятия ходить, это необходимо. Но в первую очередь нужны деньги на жизнь. Вдруг мне тоже не удастся совмещать?
      -Да этих фиктивных школ тут чуть не половина! Без проблем найдешь.
      -А ты почему не хочешь дать адресок?
      -Ну...я ведь тебя не знаю толком. А эти ребята мои старые знакомые. Сама понимаешь, им не хочется медным тазом накрыться. Мне, так сказать, по дружбе помогли. Да нет, на самом деле я тебе соврал: тут довольно строго за посещаемостью следят: это если в обычных, нормальных language schools. Не ходишь - отчислят. И гудбай твоя студенческая виза! Но какие-то лазейки всегда можно найти. При желании, а? - Он хитро мне подмигивает.
      -Хотя мне сейчас можно вообще не волноваться: я ж теперь белый человек! Могу работать где хочу и кем хочу, как полноправный член ЕЭС! - Снова довольно улыбается Евгений.
      -Кстати, а что за работу ты мне хотел предложить?
      - Это не в нашей фирме. Я спрашивал - но там не выйдет, - интересно, он правда спрашивал или опять врет?
      -Что хоть за работа была?
      -Какая тебе разница, если ее уже заняли?
      -В общем-то, да. Просто интересно.
      -Ты слишком любопытная.
      -Да, мне это уже говорили.
      -Вот видишь! Да ладно, что нос повесила, найдешь ты себе работу! Ну хорошо: не было у меня ничего: просто хотелось на тебя посмотреть.
      -И что?
      -Ну...ты такая девушка аппетитная! Правда, не мой тип, мне брюнетки нравятся. А еще лучше азиаточки, негритяночки. Вообще я черномазых не люблю, а вот трахать черненьких - да. Экзотика! Но это все ерунда. Был один тип, стал другой. Зато не надоест! Правильно? - Евгений хохочет.
      - А тебя не смущает, что я на несколько лет старше? - Разумеется, я не собираюсь связываться с Евгением. Просто мне интересна позиция современной молодежи. Не знаю, почему, но я чувствую себя рядом с Женей как птеродактиль из Юрского периода. Хотя он всего-то на семь лет меня младше. Каково же приходиться Роберто рядом со мной? Но, может, все это просто комплексы и предрассудки? А в жизни все зависит от двух реальных людей...
      -Да причем тут возраст? Ты выглядишь лет на двадцать. Дело не в возрасте, а в опыте. Вот у меня опыт - каждому дай боже! Внутри мне, может, все сорок. Или пятьдесят. Да не, опять наврал! Конечно, иногда подумаешь: какие все козлы, всех поимел бы! А потом вспомнишь, сколько в жизни удовольствий: кино, музыка, виски, водка; главное - девушки! А мне всего 26-ть. Так что все впереди! Еще оторвусь по полной.
       ...Все это, конечно, весьма познавательно - для кого-то другого. А мне неохота больше выслушивать Жекины бредни. Пытаюсь вернуть его на нужную колею: - Я тут совсем недавно. Ничего еще не знаю. Уже кучу забегаловок в районе обошла, а работы не найти. Может, хоть что-нибудь посоветуешь?
      -Ну, если по чесноку, тебе надо знать язык. Я-то к своему знакомцу устроился, он раньше меня сюда приехал. Сперва грузил, потом в бригадиры выбился... Еще здесь надо обязательно иметь иншуранс намба.
      -А что это?
      -Номер твоей страховки. Тут без него никуда - на нормальную работу не устроится точно. Это здесь как у нас, - ну и у вас тоже, короче, как в бывшем Совке паспорт. Потому что зарплату всем работникам начисляют через банк, а чтобы открыть счет в банке и чтоб тебя взяли на работу, нужно сообщить этот номер. А если у тебя его нет, Хоум оффис в два счета сцапает!
      -А что это такое?
      - Да ты что! Самых важных вещей не знаешь. У кого ты живешь, что тебе даже этого не объяснили? Это ихнее КГБ. У-у, они так круто наловчились нелегалов отлавливать!
      -А как заиметь этот иншуранс намба?
      - Как-как: тебе никак! Ты же из России, правильно? И в гостях? То есть по любому не имеешь права здесь работать. Так что для тебя единственный выход - пойти в языковую школу, студенты имеют право работать до 20 часов в неделю. Правда, все на это правило плюют и горбатятся, сколько сил и желания хватит. Главное, чтобы Хоум оффис не пронюхал: он за иностранными студентами тоже хорошо следит. По студенческой визе можешь тут пробыть два года. За это время успеешь за бритиша замуж выйти. Или можешь, как многие, попробовать нелегально ишачить - если возьмут. Но на самом деле мало кто из хозяев хочет так рисковать: тебя просто выпрут из страны, а им придется платить немалый штраф. Сейчас с этим строго!
       Ну да, Роберто рассказывал: во времена его молодости все было куда проще. К тому же итальянец тоже "белый человек" - пусть у него нет британского гражданства, но он может спокойненько в Англии жить и работать где угодно как гражданин страны из Европейского Содружества. А я...
      -Сколько стоит языковая школа?
      -По разному. Самые дешевые 400-700 паундов за год.
       Ясно. Сейчас для меня с моими 10 фунтами в кармане это все равно нереально. Вот начну работать, пусть поначалу нелегально - тогда...
       ...Евгений спрашивает меня, у кого я тут живу. Говорю - у друзей, итальянская семья (так я не вру, хоть и не говорю всей правды).
      -Но я больше не могу там оставаться, потому что у них возникли финансовые проблемы. А главе семьи только за дом нужно выплачивать целых 1400 фунтов в месяц, поскольку он покупал его в кредит: кредит 1000 фунтов, плюс разные коммунальные расходы.
      -По моему, этот твой друг тебе врет, или ты неправильно поняла: вот я только что купил себе дом, как все здесь, в кредит, так должен платить всего 600 фунтов в месяц. И так выплачивать 8 лет. Хотя всё, конечно, зависит от того, в каком районе дом и какой ты за него первый взнос заплатил. Но в этом районе дома не должны быть очень дорогие.
      -Нет, он мне не врет!
      -Ну, смотри. - Правда, почему я так в Роберто уверена?
      
       ...Начал накрапывать редкий дождик.
      -Может, зайдем куда-нибудь? - Предлагаю я. В принципе, толку от этого свидания немного, но из Жени можно выудить еще какую-нибудь неизвестную мне важную и полезную информацию. О которой я даже не подозревала. Странно, почему Роберто, если он в самом деле так жаждет мне помочь, ни про студенческие визы, по которым можно работать, ни про Иншуранс намба не говорил? Оказывается, все с одной стороны сложнее, а с другой проще, чем я думала.
      -А ты что, есть хочешь?
      -Не хочу мокнуть.
      -Надо зонт с собой брать всегда - здесь погода такая! (да, но его надо спрашивать у Роберто. Опять спрашивать!) Ну, давай зайдем.
      ...Заходим в первую попавшуюся по дороге забегаловку: это какой-то индонезийский ресторан.
      -Не, давай мы сюда не пойдем, - берет меня под локоть и тянет назад Евгений. - Тут какие-то цены запредельные, и вообще я восточную кухню не люблю.
      -Подожди, я спрошу у них, не нужен ли им кто-нибудь.
      -Нет, - отвечают мне миниатюрные смуглые мужчина и женщина на входе, испуганно на меня глядя. Что надо этой рыжеволосой великанше? Вроде зашла поесть, а теперь готова на любую работу. Дурацкое положение, ничего не скажешь.
       ...Идем дальше. По дороге я упорно продолжаю заворачивать во все заведения в поисках места. Женя уже начал очевидно скучать. Ну и что: зато с ним мне не так неловко и страшно.
      -О, пошли в паб! - Оживляется Жека. Заходим. Темно, громко играет музыка - не поговоришь. Но, главное, вонища!
      -Я тут не могу. У меня аллергия на табак.
      -Ты такая нежная! - Комментирует Евгений. Но больше ничего не говорит. Идем дальше. Тут я вдруг замечаю, что не вижу на Хай-стрит ни одного светлого лица: одни смуглые, чаще черные. Днем все не так. Но сейчас, к вечеру, все изменилось. Афроангличане громко, по хозяйски переговариваются между собой, оценивающе поглядывают на нас с Женей, смеются. Вспоминаю слова Роберто о том, что в Лондоне полно разных опасностей, особенно для новичка. Да, но тут все-таки не Гарлем и не Бронкс! И все негритянцы (или как они тут правильно называются?), встреченные мной до сего дня здесь, были очень милы и дружелюбны.
       Кажется, Евгению тоже стало не по себе: - Похоже, мы в этой толпе единственные белые! Мда... Ну, вон туда давай попробуем зайти.
       Заходим в магазинчик-кондитерскую. Я с интересом разглядываю неизвестные мне сласти.
      -Все-таки давай другое место найдем: здесь присесть негде. Не стоять же! - говорит Женя.
      -Ой, ребята - вы русские? - Радостно спрашивает нас продавщица.
      -Да. Я вообще-то из Литвы, но я свой, - усмехается Евгений.
      -Вот здорово! Всегда приятно своих увидеть. - Девушка, милая! Ах, если б ты встретилась мне чуть раньше... Но у меня теперь, после нарков, Евгении Васильевны и похотливого хама Федора реакция на русских и бывших советских стала как на артиста Боярского: фиг знает, чего от них ожидать. Что они выкинут в следующий момент. Короче, при слове "русские" я теперь сразу напрягаюсь. Хотя, в принципе, это правильно. Дома, в Питере, я ведь тоже не кидалась с воплями восторга на шею первому встречному... как и он мне.
      -Вас как зовут? - Спрашиваю продавщицу. Если бы она не заговорила с нами сама, я бы ни за что не сказала, что она русская: смуглая, брови очень черные. Скорее, смахивает на грузинку. Может, и в самом деле с Кавказа. Но все равно все мы, бывшие советские, русские. И похоже, долго еще будем оставаться ими - как для себя, так и для мира.
      -Я Анжела. А вы? Ты?
      -А я Анна. Слушай, мне очень нужна работа. Любая!
      -Оставь мне свой телефон: мы недели через две-три переходим на круглосуточную работу. Хозяин как раз скоро будет искать людей в ночную смену.
      -Тебе повезло! - Усмехается Евгений. Похоже, эта его усмешка - нечто универсальное, как 12 междометий Эллочки-людоедки. Как и последние, Жекина ухмылочка может означать все, что угодно: от хорошего настроения до насмешки.
      -Анжел, а сколько платят?
      -Мне пять, но я уже два года работаю. Сейчас расценки понизились. Хотя в ночную смену подороже должны платить. Фунта четыре в час, я думаю.
      -Ты здесь легально? - Анжела настороженно смотрит на меня. У нее утомленный вид. И это не просто усталость после трудового дня - это явно хроническое переутомление.
      -Давай мы с тобой не сейчас обо всем поговорим. А то хозяин начнет ругаться - вон он, видишь, уже машет, недоволен! Ты где сейчас живешь?
      -Мне все равно оттуда надо съезжать.
      -Отлично, тут на втором этаже можно недорого снять на двоих. Если ты здесь без страховки, тоже не переживай - это... можно устроить. Я тебе позвоню! - Смуглый хозяин что-то сердито кричит Анжелике. Та с виноватым видом отходит от нас к другим клиентам. Ну а мы с Евгением снова оказываемся на Хай-стрит. Как рано здесь закрываются кафешки и магазины! Бредем все дальше и дальше. В конце концов снова выходим к станции Тёнпайк лэйн. Похоже, мы оба устали.
      -Слушай, я вкалывал целый день с шести утра. Как-то мне уже стало в лом туда-сюда два часа топать на своих двоих. У меня тачка оставлена у Вуд грин, а мы с тобой болтаемся как... кое-что в проруби.
      -Чтож ты не сказал: лучше б мы в машине твоей посидели.
       -Зато тебе работу нашли.
      -Верно. А почему ты оставил машину у Вуд грин, мы же встречались у Тёнпайк лэйн?
      -Турнпик лайн. Ну, не важно. Вон, у метро какая-то дыра еще открыта на наше счастье.
      -Ладно, давай туда пойдем, - мы заходим в крайне неказистое на вид кафе. Но внутри довольно уютно. Многочисленные заведения на Хай-стрит, кроме американских закусочных, обычно невелики в размерах, но здесь просторно. На стене огромное меню.
      -Сегодня твой день - у входа надпись: "нужна официантка", - шепчет мне на ухо Женя. Точно: враки все это про совместимость по именам! Этот парень принес мне удачу! Или так просто совпало?
      -Ну, давай закажем что-нибудь. Выбирай, - говорит Евгений. Тут я особенно отчетливо ощущаю, как же я продрогла и устала. Надо выпить что-нибудь горячего!
      -Плиз, уан хот чоколит энд...
      -А мне кофе и кусок вишневого пирога, - говорит официантке мой спутник. - Ну, ты решила?
      -А мне вот это пирожное.
       Мы садимся за стол. Женя достает кошелек и вдруг ударяет себя по лбу: - Черт, я же забыл снять деньги по карточке! Подожди минут десять: сбегаю к ближайшему банкомату.
       ...Женя уходит. Вижу, как он оборачивается и кидает на меня взгляд с той стороны через стекло. В очередной раз улыбается своей хитроватой улыбочкой. Мне он не слишком нравится, если честно, совсем не нравиться, даже не внешне, а своей внутренней сутью. Хотя и внешне он тоже какой-то серый. Ладно, с лица, тем более шапочного знакомого, воду не пить. Зато благодаря ему я уже нашла одну работу! Сейчас наберусь духу и спрошу про вторую. Нет, лучше подожду Евгения: может, меня никуда не брали, потому что сразу становилось очевидно: мой английский слишком хромает? Хотя Инглиш Женьки тоже не блещет...
      
       ... Уже прошло 18 минут, а его все нет. Молода светловолосая официантка за стойкой доброжелательно мне улыбается. Я ей тоже. Но у меня под ложечкой все противней сосет. И - не от голода.
      
       ... 35 минут. Я успела выпить остывшее какао и съесть свое пирожное, не ощутив, на нервной почве, его вкуса. Блондинка мне уже не улыбается, а поглядывает удивленно и вопросительно. Я, больше для нее, делаю недовольное лицо, поглядывая на часы: ну где же ты? Я ведь жду! Ко мне подходит другая девушка в форме, спрашивает, не нужно ли еще чего? - "Нет, спасибо. Я жду друга".
      
       ...55 минут. Ждать дальше очевидно бессмысленно. Я еще полчаса назад поняла: меня кинули. Не знаю, по каким причинам. До последнего я надеялась, что это окажется не так. В моей жизни ничего подобного никогда еще не случалось! Главное, я не могу понять причины: я для Евгения все-таки слишком толстая? Или просто не в его вкусе - внешне и внутренне? Или он не смог найти работающий так поздно банкомат? Да нет, чушь какая-то: на всей Хай-стрит? Скорей всего, он слишком устал, решил плюнуть на неудавшееся свидание и отправился отсыпаться перед новым рабочим днем. Но - как же я? Он ведь мой соотечественник! Он должен понимать, что я должна сейчас чувствовать. Знает, как мне трудно, что у меня каждый пенс на счету! И как я устала здесь от чужого равнодушия! Ну-ну. Дорогая, твоя наивность просто убивает.
       Да, торчать за столом перед холодным кофе и чужим пирогом становится все нелепей. Господи: мне же придется за все это платить!!! Не только за себя - и за него тоже! А если у меня не хватит денег?
       ...Стараясь не выдавать свой ужас, прошу принести счет. Ага, он давно готов: пожалуйста. С меня 3 фунта 75 пенсов за все. Пронесло! С независимым видом, будто бы так и надо, спрашиваю: можно этот вишневый пирожок с собой завернуть? - "Конечно". Мне приносят желтую коробочку. Полногрудая блондинка за стойкой о чем-то шепчет темненькой официантке, начавшей подметать пол, глазами указывая на меня. Мои мозги на миг снова отключаются, а ноги сами несут меня к девушкам.
      -Как вы уже видели, мой друг меня бросил.
      -Да. Это так ужасно!
      -Нет, не настолько. Неприятно - да. Я хочу о другом спросить: вам еще нужна официантка?
      -Да, - блондинка, очевидно радуясь, что может хоть чем-то мне помочь, зовет хозяина. Это смуглый неторопливый человек с умными глазами. Видно, жизненный опыт у него был очень большой и всякий - не чета Евгению. И, именно поэтому, он не поступит с ближним так, как молодой литовец.
      -Откуда вы? - Спрашивает он меня.
      -Из России. А вы?
      -Из Турции.
      -Замечательная страна! - Я широко улыбаюсь ему. Надо ему понравиться!
      -Вы бывали там? - Оживляется бистровладелец.
      -Нет, но я слышала, - опять я предельно глупо себя чувствую. Можно было, конечно, соврать, что была, но тогда он бы спросил, где. И моя ложь все равно бы раскрылась.
      -Вы понимаете, что вам придется обслуживать много людей, здесь бывает очень много народа, - а вы сможете их понимать?
      -Да, мой английский сейчас не идеален, но я очень быстро учусь. Кроме того, я выучу это меню, - показываю на табло во всю стену - наизусть. Не думаю, что мне понадобиться много больше слов!
      Хозяин в ответ неожиданно одобрительно смеется: - Я вам позвоню. Оставьте свой телефон.
      -Возьмите меня, вы будете рады! Я буду очень стараться.
      -Да, я позвоню. Совсем скоро, через несколько дней. Будь готова: придется сразу начинать!
      -Хорошо. Отлично! Спасибо!
      
       ...Я прощаюсь со всем персоналом кафе и иду к выходу. Мне будет тут хорошо: здесь все такие приятные люди! А тяжелой работы я больше не боюсь: зато я останусь в Лондоне! Это ведь только на самое первое время. В конце концов, хуже, чем вечная беготня в детстве с гигантскими авоськами в Сибири, или многочасовое изнурительное стоянье за прилавком в вонючих "Спорттоварах" в мои 17 лет, не будет! И то, что это "всего лишь" должность официантки, которая обязана по очереди с другими девушками убирать помещение и чистить сортир, больше не пугает меня тоже. Ну и что! Многие всемирно известные люди также вот начинали.
      -Warm (теплая), - одобрительно говорит мне вслед одна из будущих коллег. Плевать мне на предателя Евгения. Зато я наконец нашла себе работу! Счастливая, лечу к дому Роберто.
      
       ...Открываю входную дверь. Роберто с Джошем сидят перед теликом.
      -Почему так рано? - с издевкой спрашивает моя любовь.
      Рано? Меня не было несколько часов. Мое хорошее настроение безвозвратно пропадает.
      -Я нашла себе работу. В кафе. Приступаю уже на днях.
      -Рад за тебя, - так же холодно изрекает Роберто. Звонит телефон.
      -Это опять тебя, Эна. Тебя, тебя! - крайне раздраженно добавляет мой друг. -Ты же сказала, что попросишь снять свое объявление?
      - Я это сделала.
      -Не знаю. Может, ты забыла? Сегодня опять звонило несколько десятков мужчин. Мы все давно уже перестали подходить к телефону. Это невыносимо!
      -Может, это продолжаются звонки по газете недельной давности? Просто временное "обострение" ближе к выходным. Но дня через два, вот увидишь, все закончиться!
      -Хочется верить. - Роберто немного отмякает. Я смотрю на него, но в его глазах теперь нет и тени любви. Только холод, отчужденность и огромная настороженность. Мне становиться совсем не по себе. Да, эти телефонные похотливые придурки всех нас здорово достали - но все же это какая-то преувеличенная реакция! Все-таки Роберто ревнив? Или его больше всего раздражает непрерывно трезвонящий аппарат?
      -Я оставил тебе пиццы на плите. - отводя недружелюбный взгляд, говорит Роберто.
      -Спасибо. - захожу на кухню. Ставлю чайник. Когда вода закипает и налит чай, выхожу в ливин- рум. Джош уже убежал наверх, а Роберто с дивана переместился за стол на любимое место сына. На его привычном месте, как и в центре стола, сейчас громоздиться гора грязной посуды. Разумеется, убрать ее - это пять минут, но почему они до сих пор сами этого не сделали? Странно: обычно Роберто делает это сразу... Пока я буду убирать, мой чай остынет, а я замерзла и хочу согреться. Впрочем, осталось еще третье свободное место - на сквозняке. Но с него к тому же плохо видно телик - а когда он так повернут боком, чтобы было комфортней смотреть с мест Роберто и Джоша, ничего не видно совсем.
       И вообще, сейчас мне как-то некомфортно сидеть рядом с Роберто. Я продрогла, пока болталась сегодня по улице в слишком легкой одежде. Особенно когда шла к дому - по вечерам здесь совсем не жарко. А от взгляда Роберто мне становится еще холодней. Секунду колеблюсь, а потом сажусь со своей тарелкой на диван перед теликом. Красота! Правда, Роберто смотрит на меня еще невыносимей - уже просто неприязненно. Да что я сделала! Достал он меня со своими многочисленными правилами: за стол без скатерти не садись, попортишь, много не готовь - пропадет, газом, как и водой, и светом, нужно пользоваться крайне экономно, они в Лондоне очень дорогие. Да, дороже, чем в России, но не золотые! И если сравнивать наши и их доходы и тарифы на коммунальные услуги, они дешевле для англичан! Хотя это мы сырьевая страна...
       Есть на диване для Роберто, очевидно, тоже нонсенс. Ну и наплевать. Пусть привыкает! Ем, где хочу. Господи: я ведь живой человек! Могут у меня быть свои маленькие, совсем крошечные, слабости? На фоне Донны я вообще святая! Лучше б ты как следует руки и фрукты-овощи мыл, чем вот так на меня сейчас смотреть!
       Ой! Капля томатного соуса шмякнулась мне прямо на тишотку! Красное на желтом выглядит особенно вызывающе. Да, вот что значит есть не за столом... Правда, дома со мной (где я постоянно ем на диване) подобные неприятности происходят редко. А здесь первый раз - и как назло. Закон подлости все-таки есть и действует!
       ...Под сверлящим взглядом Роберто мне делается все неуютней. Он смотрит на меня с явным раздражением. И в то же время у него мощная эрекция. Я ожидала взрыва - скандала и, затем, бурного примирения со смехом и слезами облегчения (ничего ведь не случилось - все хорошо!), но ничего не последовало.
      
       ...Роберто меж тем поднимается и принимается вытирать пыль на мебели. Вот черт! Я помыла и почистила днем все: оба унитаза, ванну, раковины, пол, пропылесосила и выбила все коврики. Но про пыль просто забыла! И не мудрено, ведь ее на Робертовой мебели просто нет. Если бы она была, я бы, само собой, ее заметила и ликвидировала. Но Роберто все равно занят протиранием. Зачем? Для чего? Что он пытается там вывести - какие несуществующие пятна?
      -Я сегодня убрала дом, не волнуйся, - робко говорю ему. Но Роберто в ответ лишь раздраженно хмуриться: - Это ты называешь убрала?!
       Слава Богу, он не идет перемывать пол. Но все равно я чувствую себя оплеванной. Я ведь правда старалась! А он все делает идеально? Про все всегда помнит? Вовсе нет! Не буду я больше убираться в его доме! Ни за что!
      
       Ухожу на кухню. Собираюсь помыть посуду.
      -Оставь, я сам, - сердито говорит Роберто. - Что это за желтая коробка в холодильнике? Ты что-то купила?
      -Мужчина, с которым я встречалась, угостил меня пирогом (мне стыдно признаться, что меня хладнокровно и откровенно бросили). Хочешь попробовать? Он сладкий.
      -Нет, - теперь Роберто смотрит на меня чуть ли не с ненавистью. Как он не понимает: если бы между мной и противным Женей хоть что-то было, разве стала бы я о нем так спокойно и запросто говорить! И, он же знал, - это деловое свидание...
      
       ...Вечер. Очень тихо: Роберто с всеобщего согласия отключил телефон. Полтора часа перед сном мой любимый провел в комнате сына - что-то читал, они о чем-то разговаривали. По дружески тепло смеялись. А я, одна, немного посмотрела телик, бесцельно переключая каналы. Потом написала несколько страниц. Поучила английский. Потом, уже в первом часу, когда все давно спали, устав сопротивляться все более неприятному сосущему чувству под ложечкой, пошла и заглотила вишневый пирожок - как будто, уничтожив его, можно разом уничтожить все возникшие проблемы. Пирог был вкусный, но мне стало еще тревожней и тоскливей. И не только и не столько из-за того, что я поглощаю массу лишних калорий на ночь: просто... Что "просто", я даже себе не могла толком объяснить.
      
      29 мая 2004, суб.
       ...Утро. В мойке на кухне, как всегда, гора грязной посуды после вечерней трапезы Майка и Мэгэн. Как всегда, принимаюсь все это мыть, чтобы была возможность в чем-то приготовить ланч себе и своим мужчинам. Да и просто неприятно - к воде не подобраться. Почему канадцы не в состоянии за собой убрать? Майк да, он очень устает. Но Мэгэн - то абсолютно ничего никогда не делает!
       Роберто меж тем заходит в кухню и вместо "Хеллоу" на редкость раздраженно говорит: - Прекрати мыть посуду, в ванной сейчас Мэгэн и там из-за открытого крана внизу идет недостаточно теплая вода!
       Я послушно оставляю намыленные тарелки, поднимаюсь наверх. Хотела немного поучить Инглиш, но дверь в batroom распахнута - Мэгэн там уже нет. Спускаюсь, хочу закончить с посудой и готовкой. Но Роберто тут же прибегает ко мне опять: -Эна, я ведь сказал тебе!
      -Но Мэгэн уже нет в ванной.
      -Я сказал тебе, прекрати! - как он зол! Хотя когда я принимаю душ, он сам параллельно спокойненько моет посуду. Вода наверху от этого правда делается прохладной. Но - вполне нормальной. Почему Роб подобным образом никогда не подумает обо мне? Он что же, теперь увлекся Мэгэн? Так скоро? Или - параллельно со мной? Но теперь она ему более интересна, как еще несдавшаяся крепость. Наташа была права: козел он, как все мужики. А эта белобрысая бездельница - сука! Развратная онанистка, добилась своего? Небось рада!
       А вот я не рада совсем. Вместо того, чтобы готовить на всех вкусный завтрак, я теряю вместе с настроением и желание что-то делать. И аппетит. Безумно хочется только одного - шоколада. Но купленная Роберто плитка давно закончилась, я ведь не Джош, который послушно съедает по крошечному кусочку в день (хотя я очень старалась действовать так же). Ага, в морозилке должно быть шоколадное мороженое. Вообще я мороженое не люблю, но сейчас, пожалуй, съем пару ложечек. Авось полегчает.
       ...Пара ложек не особенно помогла (жевала, не чувствуя вкуса, и мрачно думала: ну погоди, Роберто! Вот я похудею, стану тощая, как Мэгэн, ты в меня снова влюбишься - и тогда я тебе отомщу! Буду вести себя как ты!). Может, надо съесть больше? В какао ведь содержаться вещества, подобные "гормонам счастья". Ой! Незаметно для себя, уткнувшись в газету, уже съела полбанки. Хотела попробовать так, чтобы Роберто ничего не заметил (мороженое было початое). Но теперь уже поздно. Значит, можно есть дальше.
       ...Мороженое близится к логическому концу. Вдруг чувствую: что-то меня тошнит. Наверно, от той многочисленной химии, что здесь пихают в сладости (хотя мороженое в России сейчас не лучше). А может, и не от химии, а от "дружеского" поведения Роберто и моего собственного. Как же мне нехорошо! Пойду прилягу, что ли.
      
       ...Лежу и слышу, как внизу то и дело звонит телефон. А Роберто и Джош терпеливо отвечают: "Нет, ее нет. Она уехала. Нет, когда будет, не знаем". Вдруг Джошуа встревоженно восклицает: " Пап! Анна съела слишком много мороженого. У нее будет болеть живот!". В его голосе - искренняя тревога за мое состояние. Да, в чем-то он мудрее и хитрее многих взрослых, но в другом совсем ребенок, раз до сих пор верит в педагогические сказки отца: я и мои приятели в детстве могли съесть тонны дрянных сластей, и ничегошеньки с нами не случалось. Все-таки, что это со мной? Может, Роберто уже и меня баснями "от сладкого будет болеть живот" загипнотизировал?
      
       ...Меня зовет Роберто. Выглядываю: - Тебя к телефону. Какой-то очень настойчивый человек. Почему ты сама не подходишь? - он по прежнему не в настроении.
      -Мне нехорошо, - объясняю я. Однако спускаюсь и беру трубку. Надо же! Это вчерашний Женя!
      -Я так и знал, что ты дома. А мне какой-то мужик и ребенок еще со вчера твердят, что ты уехала!
      -Считай, что для тебя да.
      -Что-то ты сегодня не в духе.
      -Не догадываешься, почему?
      -А что? Ты меня долго прождала, что ли? Так я вчера обегал все банкоматы на этой вашей Главной улице. Ни один не работал! Я так устал! Взял тачку, вернулся - а тебя уже нет. - ага, совсем за дурочку меня не держи!
      - А через сколько ты вернулся?
      -Минут через сорок. Я на часы не смотрел.
      -Короче, что тебе надо?
      -Ну, ты как-то совсем! Я хотел тебя в гости к себе пригласить. Посмотришь на мой новый дом. Я ведь еще не праздновал новоселье. Ты говорила, готовишь хорошо. Посмотрим телик, усовершенствуем свой английский. -Ага: 26-летняя потенция ищет выхода.
      -Жень, мне нездоровиться. И, знаешь, не звони мне больше.
      -Да что случилось?
      - Ровным счетом ничего! Кроме того, что ты бросил меня в кафе практически без денег. За тебя расплачиваться.
      -Я тебя не бросал! Могла бы подождать. - может, он и в самом деле возвращался?
      - И, здесь вообще-то равноправие!
      - Я что, похожа на подпольного миллионера? Или круглую дурочку?
      -Ань, ладно! Я понимаю все. Это я так, Ваньку валял. Мне правда перед тобой очень неудобно. Но ты прости меня, а? Давай встретимся. Поболтаем, музыку послушаем. Ну, давай сходим, куда ты хочешь. Только чтоб не очень дорого.
      -Жень, ты сам не видишь: у нас что-то не клеится. Я желаю тебе всяческого счастья и всего такого. А сейчас... слушай, меня совсем тошнит. Пока, ага?
      -Ага, ну бывай. ...Какие вы, все-таки, бабы!
      -Ну какие? - устало вздыхаю я. Меня в самом деле сильно мутит.
      -Жадные и меркантильные! - Евгений вешает трубку. А я еще больше укрепляюсь в том, что моя теория верна - собственно, она не совсем моя, а базируется на народной мудрости "кто как обзывается, тот так и называется". Вот Мариванна обзывала меня воровкой - и сама без конца лазила в мой холодильник. Еще я была для нее "дурой чокнутой" - при том, что она сама явно не блистала ни здравым смыслом, ни интеллектом. Да, но как тогда быть с наркоманкой и японской шпионкой? Ими-то Мариванна очевидно не была. Просто хотела меня как только можно уязвить и оскорбить. Так что из всякого правила есть исключения. И к чужой критике тоже надо иногда прислушиваться. Вот к Робертовой, например: - Еще бы тебе не было плохо! Съесть столько мороженого, в котором полно вредной химии.
      -Роберто, пожалуйста! Мне и так фигово. Мне пришла отличная идея, как от всего этого телефонного кошмара избавиться: говорите всем мужикам, что я уехала насовсем. Чтобы эти монстры не перезванивали больше.
      -Ты что, думаешь, нам приятно и есть время с ними разговаривать? Ты все это затеяла, вот сама им и отвечай! Во что ты нас втянула и втягиваешь? Тебе это кажется смешным, да? Что мой сын вынужден лгать, а я не могу сосредоточиться на работе?
      -Вовсе нет, Роберто. Я чувствую себя очень виноватой. - мне правда совсем невесело. Доплетаюсь до "своей" комнаты, плюхаюсь на постель. Из глаз у меня ручейками бессильно текут слезы. Я сама не знаю, почему плачу: мне не так, чтобы особенно грустно. Просто я устала, выдохлась от постоянного нервного напряжения, непонимания, пренебрежения и бесконечных мелких ударов и уколов. Будто я опять и опять делаю шаг в надежде наконец найти выход - и снова натыкаюсь на стену или обрыв. Будто бьюсь головой снизу о лед в отчаянной надежде прорваться к воздуху - но не выходит...
       В множество моментов, когда мне было действительно больно и душевно невыносимо, я не проронила ни слезинки. В детстве и юности, например. Даже когда мама случайно (психология учит: ничего случайного не бывает!) опрокинула на меня бак с кипятком и я получила ожоги четверти поверхности кожи. Меня тогда несли к "скорой" по снегу, завернутую в одеяло - надеть одежду было никак, и вокруг все рыдали - и мать, и врачиха, хотя последняя видела меня первый раз в жизни, то есть я ей была никто. И вообще, к таким вещам она должна была привыкнуть. А я, 12-летняя, их еще и утешала!
       Но сейчас, 20 лет спустя, я лежу в чужом доме как тупое бревно и развожу сырость. И, если честно, мне уже наплевать. Как бы я ни старалась, Роберто все равно думает, что я плохая. Хотя все люди время от времени совершают ошибки. Но мой любимый не хочет, не может мне ничего простить! Он снова так резко и разительно изменился из-за какого-то из пальца высосанного пустяка. И я не знаю, когда ветер опять подует в другую сторону. Как я устала от всего этого, от превращений Роберто из доктора Джекила в мистера Хайда и наоборот! Мне теперь все труднее становиться расслабиться рядом с ним, быть естественной, веселой, непринужденной. Я теперь не то что пошутить боюсь, а даже сказать лишнее слово. Вдруг Роберто опять все неправильно поймет?
       ...За стеной, в детской, начал горько всхлипывать Джошуа. Он не знает, из-за чего плачу я, но он явно это услышал. И ему стало тоскливо тоже. Наверняка у него есть масса своих поводов для плохого настроения и обид, - особенно на мать. Кроме того, в подростковом возрасте, в который он вступает, психика особенно неустойчива. Но, все-таки: в самом деле, какой пример я ему подаю! Все, прекратила реветь, встала и пошла.
      
       ...Пока я умывалась, приводя лицо в порядок, внизу хлопнула дверь. Что это - голос Донны? Ее! Но почему она здесь, во внеурочное время? Выхожу из ванной. Слышу, как Роберто говорит Донне в прихожей: -Эна останется еще на несколько дней, хорошо? - какие лебезящие, заискивающие у него интонации! Как будто он боится свою ex-wife. Может, и в самом деле боится - что она отнимет у него Джоша. Хотя как она может это осуществить - бывшая наркоманка, алкоголичка и мать-кукушка! Ни один суд ей Джошуа не отдаст. Или я ошибаюсь?
      
       ...Что-то подсказывает мне, что сейчас не лучшее время для знакомства с Донной. Спускаюсь вниз, когда ее громкий голос раздается уже на улице.
      -А где Джош?
      -Он позвонил матери по моему мобильному из своей комнаты и попросил забрать его.
      -Что случилось?
      -Он не захотел объяснять. - Роберто сейчас мрачнее тучи, и я не рискую больше задавать новые вопросы.
       ...Мальчик захотел побыть с матерью. Но, теперь я уверена, это не из-за меня. Мы совершенно нормально, по дружески, порой чуть шутливо общались с ним последние два дня. Опять немножко дрались подушками и смеялись. Джош с охотой показывал свои рисунки и тетрадки, рассказывал о своих путешествиях с отцом. "А где тебе больше нравиться жить: в Лондоне или Италии?" (Роберто уверял, что на его родине). "В Лондоне. В Италии очень красиво, интересно и у меня там много друзей, но я начинаю очень скучать по Лондону после двух недель". "А хотел бы ты жить в Италии все время?" - "Конечно, нет! В Лондоне моя мама, моя школа, мои лучшие друзья. Мой дом и вся моя жизнь".
       Может паренька, как и Роберто, достали бесконечные звонки часто грубых чужих людей? Мы все из-за этого чувствуем себя не в своей тарелке. Или ему просто стало грустно, когда он услышал мой плач. Почувствовал - он же умный и тонкий мальчик - все сильнее растущее напряжение между мной и Роберто. И не захотел больше оставаться в доме, где такая невдохновляющая и все более накаляющаяся атмосфера. А, еще, значит, все-таки с матерью ему хорошо? Может, Донна не такая уж бессердечная, как это выглядит по ее прежним поступкам. Или она сильно изменилась - по крайней мере, в отношении сына.
      
       Но мне бежать из дома Роберто некуда - разве что в парк, но сейчас на улице дождь. Залезла в Интернет, но развеятся не удалось: мир опять полон безумия, не только дом Роберто. Так,сегодня взорвали пассажирский поезд "Москва-Владикавказ". По счастью, жертв нет - последние пассажиры вышли из крайнего купе буквально за несколько минут до взрыва рядом в тамбуре.
       "В Саудовской Аравии не прекращается охота на иностранных граждан. Сегодня сразу два инцидента произошли в городке Ар-Рака. Как сообщает канал "Al-Arabiya", утром неизвестные, одетые в форму военного образца, ворвались в офис компании "Petroleum Centre", ведущей добычу в Королевстве. Нападавшие открыли огонь из автоматического оружия, а затем попытались скрыться на автомобиле. На данный момент достоверно известно, что убиты по крайней мере 5 человек, один из которых - гражданин США, один - гражданин Филиппин и 10-летний мальчик из Египта. О гражданстве других погибших пока ничего не сообщается, скорее всего, это местные жители. Преступники также расстреляли автомобиль, стоявший у входа. Все находившиеся в нем погибли. Одновременно другая группа преступников захватила в заложники нескольких сотрудников - ливанских рабочих, находившихся в здании.
       Нападения на иностранцев в Саудовской Аравии происходят практически еженедельно, при этом большая их часть - в столице Королевства Эр-Рияде. Именно там осенью прошлого года террористы практически полностью уничтожили жилой квартал, где традиционно селятся семьи западных служащих. Там же несколько дней назад был застрелен гражданин Германии, сотрудник авиакомпании: на оживленном столичном перекрестке неизвестный выпустил в немца пять пуль и скрылся. Стоит, однако, заметить, география действий преступников не ограничивается одной лишь столицей. Так, 1 мая в городе Янбу преступники убили пятерых иностранцев - сотрудников совместной американско-саудовской нефтяной компании. "Это за то, что они грабят нашу нефть и ресурсы", - заявил Бен Ладен. А еще за то, что руководство Саудовской Аравии активно поддерживает США в борьбе с терроризмом".
       ...Еще новость: "На территории Ирана в ночь с пятницы на субботу произошло сильное землетрясение. Сила подземных толчков достигала 6,3 балла по шкале Рихтера; их эпицентр находился вблизи городка Баладе, в 70 км от Тегерана. Подземные удары затронули восемь иранских провинций. В течение ночи было зафиксировано более 60 толчков, самый мощный из которых, силой 4,6 балла , был отмечен в районе города Бам. В этом городе, напомним, в прошлом году произошло землетрясение силой 6,6 балла по шкале Рихтера, в результате которого погибли 26 тыс. человек.Число жертв пятничного землетрясения к вечеру субботы достигло 55 человек. Ранения получили около 400 человек. В результате землетрясения сильно пострадали около сотни городов и деревень".
       А в Москве задержан заместитель начальника линейного отдела внутренних дел станции "Москва-Киевская" по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Майор милиции на пару со своим коллегой - оперуполномоченным менял героин на карточки экспресс-оплаты мобильной связи. Еще в Москве разоблачили банду гаишников, занимавшихся вместе с подельниками угонами автомобилей. А в Петербурге поймали банду бывших и действующих сотрудников милиции, грабивших инкассаторов. В прошлом году трое "блюстителей порядка" за $1300 забили бейсбольными битами интернет-журналиста Сухомлинова по заказу одного предпринимателя. Нет, это, безусловно, не система - это редкие исключения в бесконечно "честной" и кристально "чистой" российской милиции. Ведь руководство ГАИ до сих пор считает, что его сотрудники не берут взятки, несмотря на то, что в стране, пожалуй, нет водителей, которые их не давали. Кроме того, столичные стражи порядка, похоже, начали вести открытые боевые действия против граждан, которых призваны защищать. Так, московский студент Герман Галдецкий, который пытался самостоятельно расследовать преступления, совершенные милиционерами в Москве, был расстрелян в апреле на Ярославском вокзале. Всего за два дня до этого "Новая газета" опубликовала интервью с Галдецким - он рассказал о существовании в столичной подземке целой системы, по которой действуют правоохранители, желающие развлечься с понравившейся пассажиркой. А документальные кадры сутенерства сотрудников милиции отечественному ТВ уже надоело показывать. По данным опросов, две трети россиян опасаются милиции и считают взятки милиционерам обычным делом, и только 10% населения им доверяют. "Есть ощущение, что "работает" одна большая бандитская группировка, давно прекратившая заниматься своими прямыми обязанностями. Вред, наносимый милицией гражданам - это прямой удар по самой сути государства, отрицание его основной функции по защите своих граждан", - верно говорится в материале Утро.ru.
      
       ...До вечера мы с Роберто оба работали молча. Он снова отключил телефон. Вдруг зазвонил его мобильный: - Да, Джош! Почему наш домашний телефон не отвечает? Я его временно отключил. Да, я тоже по тебе очень соскучился! Я тоже люблю тебя, мой дорогой. Да, завтра увидимся. Спокойной ночи!
       Затем, очевидно, к телефону подошла Донна. Роберто какое-то время слушал ее, а потом весело возразил: - Но Джош сам мне позвонил и сказал, что хочет вернуться так скоро, как это возможно, потому что страшно скучает. Не забывай: это наше с ним время! Ты не имеешь права запрещать нам видеться, - Роберто кладет трубку и с облегченной улыбкой поворачивается ко мне: -Оказывается, это Донна позвонила днем Джошу на мобильный, потому что другой телефон был постоянно занят. Услышала, что он грустен и немедленно примчалась. Он сказал, что на самом деле покидать этот дом не хотел. Поехал, чтоб не расстраивать маму - она волновалась.
       Ну, слава богу! Ага: Донна утомила Джошуа всего за четыре часа. Все-таки к отцу он привязан намного больше. В его возрасте, 10-12 лет, как и в 3-6, положено наоборот: мальчик должен быть романтически увлечен мамой, а девочка папой, чтобы пройти положенные этапы эмоционального развития. А если этого не происходит, во взрослом возрасте у таких людей возникают разные проблемы. Например, нелюбимые отцами дочки, как правило, не умеют "по женски" выражать свои чувства, свою любовь и нежность. И часто кажутся куда холодней, чем есть на самом деле. Могу подтвердить.
      
       ...Роберто на кухне явно собирается соорудить ужин: -Сейчас к нам приедет в гости мой друг Марсэла. Та, что звонила на днях. Мы давно знакомы, когда-то работали вместе - пока мне не пришлось уйти, чтобы быть с Джошем.
       Еще одна бывшая любовница?
      -Я помогу тебе?
      -Не нужно! Сегодня я буду вас угощать. - Ура! Он в хорошем настроении, ласково мне улыбнулся! Господи: теперь каждую улыбку Роберто я ценю на вес золота... Но улыбаюсь как ни в чем ни бывало в ответ тоже: -О кей!
      
       ...Кто-то звонит в дверь. Роберто радостно здоровается с гостьей.
      -Привет, Анна! - с акцентом, но по русски, говорит вошедшая Марсэла.
      -Марсэла из Словакии, она знает русский. Это сюрприз для тебя! - довольно говорит Роберто.
      -Господи, ну хоть теперь есть с кем поговорить! - облегченно ору я. Марсэла весело смеется в ответ. Странно, и почему по телефону она произвела на меня такое гнетущее впечатление? Абсолютно ничего пугающего и рокового в ней нет: эта молодая женщина немного старше меня, с очень здоровой, розовой кожей, подвитыми русыми волосами до плеч и серо-голубыми глазами. Курносый носик - кажется, это непременный атрибут друзей Роберто женского пола. Но, главное: удивительно обаятельная улыбка. Именно благодаря ей некрасавица Марсэла кажется привлекательной. Теперь, очно, я сразу чувствую расположение к гостье.
      
       ...На столе уже накрыт ужин: запеканка из макаронных "перьев" под томатным соусом с маслинами. Робертовы непременные овощи. Кусочки курицы, тушеной в снова томатном соусе. Курица уже откровенно сырая, трудножеваемая. Но это не так важно - дело в том, что я вообще томатный соус не люблю. Однако ем, даже не показав вида. Хватит ныть! Роберто моя стряпня тоже не всегда нравиться. Правда, он обычно говорит в таких случаях: "слишком много чеснока", "слишком много майонеза - и вообще, зачем так много?"... Но я у него в гостях, а не он у меня. Он здесь хозяин - вот по хозяйски себя и чувствует, что естественно. Невозможно же все время, даже ради гостеприимства и приличий, лицемерить!
       ...Роб снова подливает вина себе и Марсэле.
      -Ты забыл про Анну, - напоминает ему она.
      -Эна вообще не пьет, - с усмешкой поясняет Роберто. Причем так, будто речь идет о каком-то моем недостатке.
      -Совсем?! - поражается словачка. - Анна, какая ты правильная! - ну вот. Я словно снова в восьмом классе, где, чтобы считаться крутым, нужно непременно пить, курить и сквернословить.
      -У нее на всё аллергия, - говорит Роберто.
      -Неправда. Мне просто не нравиться вкус и запах спиртного.
      -Какому-то мужчине очень повезет с тобой, Анна! - Марсэла кажется абсолютно искренней. Все-таки она очень милая.
      
       ...Роберто с Марсэлой вспоминают минувшие трудовые деньки: как они порой просто ночевали в их компьютерной фирме, когда было слишком много работы - например, большой и срочный заказ. Интересно все-таки, спал он с ней до ее замужества или нет? В случае с Даниэлой я определила это в момент, но сейчас очень трудно понять. Вроде они оба ведут себя чисто по дружески, но в то же время явно нравятся друг другу больше. Хотя ко мне Роберто как мужчина все равно гораздо внимательнее. Это проявляется в тысяче мелочей: как он на меня смотрит, как прикасается, как он улыбается мне. И еще: меня он почти не перебивает, а вот Марсэлу сплошь и рядом. Роберто уже немало выпил, поэтому ведет себя не как обычно, тактично, а словно совсем другой человек: как очень решительная и самоуверенная персона. Этакий мачо-мячо, противный такой, зацикленный на себе самец. Короче - как типичный мужик, что меня в представителях противоположного пола всегда очень сильно раздражает. Не то, что они ведут себя как мужики - а то, что они не хотят вести себя как мужчины.
      
       ...Ух ты, каким Роберто, оказывается, может быть упертым. Он так навязывает сейчас Марсэле свое мнение... Но она тоже много выпила, поэтому, к счастью, не особенно прислушивается к словам и возражениям старого друга - впрочем, как и он к ее. Может, Роб вот таким и был до того, как Донна его бросила? Может, поэтому и бросила - что он никогда ее не слушал и всегда считал, что он прав. Говорят, алкоголь показывает истинное лицо человека. Сейчас это лицо смотрит только на меня, совсем позабыв о Марсэле, вернее, пожирает меня глазами. И тяжело дышит. Вот оно вновь съехало еще дальше со своего стула, еще ближе ко мне. Меня касаются его колени. Его ноги ловят мои, прижимаются ко мне. Думаю, если бы не присутствие гостьи, всё давно бы произошло: мы бы скинули с друг друга последнюю одежду и занялись необузданным сексом прямо здесь, внизу, невзирая на возможно внезапное появление Майка и Мэгэн. На меня вдруг тоже накатило неожиданное дикое желание, которое совсем было пропало в последние дни. Хотя ...Чем дольше я смотрю в нетрезвые глаза Роберто, чем больше он не желает никого слушать, тем сильнее мое теперешнее желание гаснет. И, наконец, исчезает в том же неизвестном направлении, что прежде.
       "Наверху" Роберто меж тем, будто под столом ничего не происходит, принимается вспоминать свою бурную юность - как он жил в полуразрушенном чужом доме и драил сортиры в больнице, а также мыл тарелки в грязнущем итальянском ресторанчике у настоящего мафиози. "Но хуже всего было, когда я искал работу: к вечеру я чувствовал себя ужасно - просто мертвым! Это так выматывает - искать работу, особенно в абсолютно чужом городе и стране. Голова к вечеру просто раскалывается от попыток общения на чужом языке. И никакой поддержки! Помню, в ту пору я часто смотрел вечерами в окна благополучных домов, смотрел, как люди пьют чай и смотрят телевизор, и меня душила злость и обида от того, что я лучше, умней и талантливей многих из них, но у них все хорошо, а я... Я болтаюсь ночью по улице как бездомная, никому не нужная псина, а днем мою клозеты. А у кого-то менее совершенного, чем я, почему-то есть нормальная работа и хороший дом". Странно: Роберто, оказывается, прекрасно помнит то свое состояние неприкаянности и опустошенности. Так почему же он тогда... вот так со мной?
      -И я ненавидел этих людей за окнами и тех, у кого я работал, потому что у них было все, а у меня ничего. - Ого! Каким Роберто может быть злым, оказывается! За что же он ненавидел этих ни в чем не повинных людей? Разве они виноваты в том, что жили своей размеренной жизнью? Это ведь он приехал в чужую страну и должен был приспосабливаться. Wow! Я даже не подозревала, что он способен на столь сильные негативные эмоции. Мой почти идеальный Роберто...
      -Я "Козерог", поэтому очень застенчив. Из-за этого мне приходилось особенно нелегко. Мне было трудно даже с кем-то заговорить. - вздыхает Роби.
      - Ты "Козерог"?! - удивляется Марсэла. - с ума сойти: я тоже! Я тоже всегда была very shy. Мне из-за этого так трудно приходилось!
      -Причем тут это? - не выдерживаю я. - Все эти ходульные гороскопы - просто бред. Всем новеньким в чужой стране поначалу нелегко.
      -Тебе этого не понять, - в один голос говорят Роберто и Марсэла. - потому что ты не "Козерог". Кстати, а кто ты? "Лев"? Ну, тем более. Нет, тебе никогда не понять того, что испытывает по настоящему ранимый, душевно тонкий человек, когда его ни за что обижают или не обращают на него внимания. А этот человек так нуждается хоть в какой-то помощи! "Львы", они ... Ну, короче, не такие, как "Козероги". А совсем другие. И этим все сказано!
      -А ты что, плохо себя здесь чувствуешь, Анна? - удивляется Марсэла. - Ты кажешься вполне счастливой. И Роберто так заботиться о тебе!
      -Да, у меня есть множество причин быть довольной: здесь жизнь гораздо спокойнее и благополучнее, чем в России, в доме Роберто мне тоже хорошо. Но меня угнетает то, что... Короче, как-то я видела по нашему ТВ репортаж о том, как чеченских детей привезли в Москву, чтобы они немного отдохнули от тягот жизни в родной республике. Но еще и с другой важной целью: показать им, как хороша может быть мирная жизнь. Чтобы у них перед глазами возник некий идеал, к которому они захотят стремиться. Чтобы, когда школьники подрастут, они не взяли в руки оружие. Но какой-то психолог на фоне общих охов и вздохов умиления - "как здорово мы все для них организовали! Театры-музеи, пироженное-мороженое!" - высказал мысль: "почему никто из вас не подумал, ЧТО будут чувствовать эти дети, когда вернуться в свои разрушенные дома, в семьи, во многих из которых есть погибшие"? Одна из тех девочек, плача, говорила, что война навсегда уничтожила ее мечту стать балериной - она прозанималась всего год. Какая учеба балету в руинах, под огнеметными обстрелами, издевательствами и грабежами со стороны чужих и своих?
       "Да, вы показали этим несчастным детям рай, - говорил тот психолог, - но забыли, что им придется снова вернуться в ад. Как они теперь смогут там жить, зная, что где-то есть жизнь совсем другая, гораздо более лучшая? Ведь только лет через 5- 7 эти ребята смогут покинуть Чечню, поехав учиться в российские вузы. А многие не смогут из-за материального положения в семьях. И - как им существовать теперь среди войны и разрухи, с чувством зависти и горечи, за что их так несправедливо обделила судьба?". "Зато они будут знать, на что стоит равняться, к чему стремиться", - снова стали возражать ему. Короче, я чувствую себя как эти чеченские дети, потому что через 2 месяца мне тоже придется вернуться. Я чувствую себя как ребенок, которого пустили в рай и дали шоколадку, но скоро отнимут. И больше никогда не дадут. Возможно, ребенку удастся попробовать недоступную сладость снова, через много лет, когда вырастет, - если будет удачлив. Но у взрослых другие приоритеты. И отнятое, непережитое как следует вовремя счастье так и останется для него навсегда недостижимым. - все это я излагаю по русски.
      - Если честно, Анна, я мало что поняла, - по английски говорит Марсэла. -Я ведь русский учила в школе. Я думала, он лучше, чем есть на самом деле. Конечно, словацкий и русский - родственные языки. Но, видно, не настолько. Ты не могла бы все то же самое по английски повторить?
      - Не стоит. Мне не хочется, - я вдруг чувствую себя совсем выдохшейся. Настолько, что мне даже становиться тяжело сидеть за столом. Перебираюсь на диван. Лежу и смотрю на Роберто.
      -Кажется, ты говорила, что здесь настоящий рай. Но поверь, здесь очень много своих проблем! - любопытная Марсэла решает докопаться до истины.
      -Я не ребенок и понимаю, что это так. Я просто сказала, что одни места на Земле по сравнению с другими выглядят как рай или ад. Так, жители Москвы, мои друзья, дружно ноют, как им тяжело живется. Однако никого из них ни за что не заманишь не то что в Чечню, а даже в провинцию!
      -Мой ад был, когда умирала моя мать, - вдруг говорит Роберто. - эти полгода я пробыл в Италии с ней, в Англию летал каждые 2 недели на несколько дней и обратно. Мама умирала от рака мозга. Она была здоровой, полной жизни женщиной, настоящей итальянской маммой - но к концу так похудела, что я или брат без труда поднимали ее на руках как ребенка. Она почти ничего не весила.
      -Ты сам ухаживал за ней?
      -Главным образом это делала нанятая мной и братом сиделка. Она была болгарка, очень заботливая и добрая женщина. Прекрасно со всем справлялась. В конце концов она убедила нас выправить ей итальянское гражданство.
       ...Я снова возвращаюсь за стол. Думаю вот о чем: Донна начала гулять как раз в эти тяжелые для Роберто дни. Не удивительно, что он теперь так недоверчив в отношении женщин. Словно подтверждая мои мысли, мой друг добавляет: - И почти сразу после смерти моей мамы Донна бросила нас, меня и Джошуа.
       ...По столешнице ползет какое-то насекомое. Роберто протягивает к нему руку. Я думала, он прихлопнет букашку, но мой друг аккуратно берет ее и выпускает в раскрытую дверь. Он действительно ангел, он потрясающе добр по отношению ко всем вокруг. Кроме меня. Почему? Я ведь не похожа на Донну! И он знает и понимает, что все женщины разные!
      -Ах, почему я не насекомое? - шучу я. В глазах Роберто появляются слезы.
       ...Марсэла начинает прощаться: "а то муж меня убъет. Он всегда очень сердиться, когда ужин, что он приготовил, приходиться несколько раз разогревать. Говорит, весь вкус пропадет".
      -Анна, я хочу удочерить тебя на следующие выходные, - с улыбкой говорит мне словачка. Роберто что, ей тоже сказал - дескать, я мечтаю, чтоб он меня удочерил?
       - Встретимся, поговорим, пройдемся по магазинам. Я свожу тебя в ресторан, хочу тебя угостить.
      -Не надо ресторан! Лучше я что-нибудь приготовлю - тебе понравиться! Зачем зря тратиться?
      -Не волнуйся, Анна, рестораны здесь, особенно китайские, вьетнамские, индонезийские, очень дешевы. Мне так нравится восточная кухня! Я всегда по выходным обедаю в таких местах с моими словацкими друзьями. Буду рада тебя угостить. Ты ведь, наверное, ничего подобного еще не пробовала?
      -Да.
      -Как я когда-то. Ну, всем бай-бай! Увидимся! - милая Марсэла растворяется в ночи.
      
      -Я знаю Марсэлу и ее мужа Лукаса много лет, - говорит мне Роберто. - Мы все вместе работали в одной фирме. Марсэла и Лукас жили как муж и жена в неофициальном браке два года, но потом Марсэла решила вернуться в Словакию. Я так думаю, потому, что Лукас не очень серьезно к ней тогда относился: как к чему-то, что само собой разумеется. И всегда рядом! Но без нее он понял, что потерял. Без Марсэлы Лукас смог выдержать всего несколько дней. А потом позвонил в Братиславу и сказал, что хочет жениться. Он вернул Марсэлу. И теперь это одна из самых гармоничных и счастливых семей, что я знаю. Что за история - просто голливудский фильм! А еще говорят, в реальной жизни не бывает хэппи-эндов...
       ...Я внимательно смотрю в лицо Роберто: похоже, его так заводит и вдохновляет эта история, что он сам жаждет такого же обыкновенного чуда. Чуда любви. Разве он его недостоин? Да ничуть не меньше, чем его коллеги Лукас и Марсэла. Может, чем черт не шутит, и в самом деле...
       Несколько мгновений мы пристально смотрим друг на друга. А потом смущенно отводим глаза. Что сейчас сдерживает его - реальные или надуманные причины, я не знаю. Но я, при всем моем желании, не хочу заниматься сексом впервые с полупьяным Роберто. Мне хватило этой сомнительной "радости", выше крыши, с алкоголиком Ананасовым. Я всегда терпеть не могла запах перегара, а уж после этого душителя, который даже не соображал, что делает... Причем обычно от Роберто не пахнет спиртным после того, как он выпил. Но в данный момент - да.
       В итоге мы, как всегда, желаем друг другу спокойной ночи и расходимся по своим комнатам. Как всегда, нас обоих ждет не слишком спокойная ночь. На днях я слышала, как Майк сказал Мэгэн про нас: "Теперь они нуждаются в следующем шаге". Как это верно!
      
      30 мая 2004 г., воскр.
       ...Ночь я провела очень плохо: ждала, что Роберто придет ко мне. Слышала, что он стоял за дверью, но потом провалилась в забытье. Потом все время просыпалась. И, как я слышала, Роберто тоже - причем он все время ходил туда-сюда.
       А сегодня на рассвете, еще в полусне, я поняла, что такое любовь. Это радуга между ваших душ и тел. Это когда вы одно целое. Это когда ты отдаешь не считаясь, и для тебя это радость.
       А еще я полностью осознала природу физической любви - что я до сих пор, оказывается, совершенно неправильно понимала. Меж тем все так просто: любить, по всякому, душевно и телесно - это значит в первую очередь дарить себя другому, делать так, чтобы ему было хорошо - даже забывая о себе во время любви. В тот момент я делала это опять - и чувствовала, как это должно быть классно наяву, когда мужчина не просто тебя имеет (как вещь или жратву - или жертву), а нежно ласкает тебя, думая в первую очередь только о тебе. А ты в ответ гладишь и целуешь его всем своим естеством - и полностью принимаешь его (чего я раньше сделать никак не могла), с радостью отдаешься в его власть - всецело, с абсолютным доверием, без оглядки, забывая о том, кто ты, где ты, в каком ты месте и времени - и оргазм наступает быстро и мощно, как рождение новой Вселенной. Я впервые увидела в этот момент внутренним зрением весь этот процесс в ослепительном, переливающимся всеми цветами радуги свете - и поняла каждой своей клеточкой суть любви, когда уже нет вас двоих поодиночке, а есть только один этот божественный свет - и вы в нем едины и неразделимы.
      
       ...После душа спустилась вниз. Роберто сидел за компом. Буэна маттина! Посмотрела в его глаза и поняла, что он меня все-таки любит. Без дураков, без шуток! И я точно знаю, что этой ночью и накануне вечером тоже, и этим утром я принадлежала ему - как не знаю уже, сколько до этого раз. И это абсолютно не важно, что пока мы не были друг с другом в реальности (поняла я). Тем более что это неизбежно, и мы оба это хорошо понимаем - и поэтому не торопимся, как опытные любовники, умеющие ждать, дабы получить высшее наслаждение, доступное лишь избранным.
       Ну-ну...Может, я просто восторженная, сама себя накрутившая идиотка? Но когда я смотрю в глаза Роберто, я вижу, что я права! Мое любящее сердце не может врать.
       Или все-таки может?
      
       ...Снова работаем. Прошел час, два. Тишина невыносима. Неопределенность меж нами тоже. Вдруг вспоминаю кое-что важное:
      -Джошуа говорил мне, что он больше любит Лондон, чем Италию - и что он не хотел бы жить в Италии постоянно. Ты хоть говорил ему о своих Перуджийских планах?
      -Он ребенок - что он понимает! - резко отвечает Роберто. - Ему сегодня нравится одно, завтра другое.
      -Но ты должен знать и учитывать его мнение. Он маленькая, но тоже личность! - Все Роберто врал про то, что "надо быть ребенку другом", лицемер!
      -Йак! - в сердцах говорит сам себе Роберто.
      -Это что-то типа "о, черт!"?
      -Да.
      -Я так и подумала. Видишь, если ты хочешь, можешь понять все без слов... - на его глазах в который раз появляются слезы. А я так расклеилась, что просто не в состоянии дальше работать. Будто не пишу книгу о нас, а разгружаю вагоны. Никогда со мной еще ничего подобного не случалось! Обычно я пишу статьи и книжки очень легко, строчу почти не задумываясь. Сейчас тоже вроде бы ничего сложного: бери и записывай, что происходит. Но при этом ты опять начинаешь все это анализировать, в сотый раз. Но даже в тысячный раз ничегошеньки не понимаешь. И даже в миллионный не знаешь, что теперь делать.
      
       ...Листаю свежий номер "Нэшнл Джэогрэфик", который принесли в конверте на имя "мистера Джошуа Ботичелли". В детстве я тоже очень любила отечественный "Вокруг света". А сейчас на это все нет времени. Вот это морда! Ну и зверек! Называется это злобно скалящееся чудище "тасманийский дъявол". Показываю моему непредсказуемому любимому: -Роберто - это ты. Опять шутка!
      - Нет, это в самом деле я, - качает головой мой друг. Ну что со мной такое?! Сколько можно тебе говорить: оставь Роберто в его драгоценном покое, не мешай работать, и вообще! Но ведь я не рыба из географического журнала - мне нужно хоть с кем-то, хоть о чем-то говорить! До встречи с Марсэлой еще столько дней...
      -Если хочешь, я буду все время молчать, - виновато шепчу я. - Вообще все время!
      -Дело не в этом, - отвечает Роберто. - Просто мы слишком разные.
      На меня вдруг опять накатывает то состояние, из-за которого я пару недель назад чуть не выбросилась из окна. Но сейчас я так уже не поступлю, хотя мне очень фигово и грустно. Просто тогда удар и потрясение были слишком внезапны.
      -Если хочешь, я уйду из твоего дома - прямо сейчас. На улицу.
      -Не будь дурочкой! Жить на улице - это очень опасно! - резко отвечает мой друг. Вообще-то я имела ввиду "пойду поторчу в парке несколько часов, чтобы не мозолить тебе глаза". Но он понял вот так. Хорошо, что Роберто все-таки мой настоящий друг, хоть я его и достала. Но что было бы, если б он сказал: "да, конечно, наконец-то - давай проваливай"?
      
       Звонок! Опять нежданный (для меня ) гость. Я рада появлению того, с кем можно наконец пообщаться (и, кто знает, - потом подружиться!), но все-таки Роберто мог предупредить: мою юбку следовало постирать - я же в ней и готовлю, и убираю. Еще при посторонних неудобно ходить без лифчика. И вообще, к приему гостей надо быть готовой внешне, внутренне, по временным рамкам и продуктово!
       Вошедшая - женщина на вид за пятьдесят, с короткими черными с сединой волосами, горбатым носом и костылем в руке. Она прихрамывает. Габриэла! Конечно же, я успеваю догадаться об имени незнакомки до того, как Роберто представит нас. Мой друг начинает оживленно болтать с гостьей на своем родном языке. При встрече с Даниэлой я была так погружена в свалившуюся мне на голову любовь и так ослеплена, что только любовалась мелодичными звуками чужой для меня речи. Но сейчас мне вдруг приходит в голову, что это невежливо: говорить при ком-то так, что этот человек ничего не может понять и чувствует себя не только глупо, но и третьим лишним.
       ...Роберто что-то показывает Габриэле на своем мониторе. Вроде бы у них какая-то деловая беседа, но вдруг я слышу - в тот момент, когда они опять ненадолго и, похоже, непроизвольно для себя перешли на привычный английский: - Эна так сексуальна! - Это Роберто завел свою любимую песню. Да где? В чем?!
      -Пипл, не хотите ли чаю? Или поесть? - как вежливая хозяйка, осведомляюсь я. Почему-то эту гостью Роберто не стремиться угощать. Может, потому, что в доме практически шаром покати? Осталась только недоеденная вчерашняя макаронная запеканка (оказалось, с грибами. Я как знала - правильно ее не попробовала!). И еще три черствые корочки хлеба, буквально. Это все.
      -Нет, спасибо, - с улыбкой говорит Габриэла. И с явным интересом разглядывает меня. За стеклами ее очков видны умные глаза, темные, но чем-то похожие на глаза Донны. Только более доброжелательные и теплые. Нет, я ошибалась насчет нее: Габриэла не влюблена в Роберто до потери пульса. Может, немножко. И она совсем не злая.
       ...Все-таки ухожу на кухню и ставлю чайник на плиту. Слышу, как в ливин-рум Габриэла о чем-то спрашивает Роберто - вопроса я, естественно, не понимаю, но там звучит мое имя.
      -Una bellissima donna in mia vita, - оживленно отвечает Роберто. Что такое "беллиссима донна", ежу понятно - "красивейшая женщина". " Миа вита" - тоже только неуч не знает: "моя жизнь". Получается, я - красивейшая женщина в его жизни?! А как же Мэри? Да, мое лицо красивее, чем ее, но ее фигура не просто идеальна - она еще и чертовски аппетитна. Даже я, при том, что абсолютно гетеросексуальна, это осознаю. Вот это да!
      -Una matta! - с огромной нежностью добавляет мой друг. Наверное, это что-то типа "хорошая хозяйка". Сейчас принесу им чай и в translate.ru посмотрю.
       ...Мне говорят "спасибо". Залезла в Интернет. Ого: "матто" значит "сумасшедший"! Отлично. Мой любимый все-таки считает меня не в себе. Может быть, так и есть: нормальная, разумная женщина ни за что не стала бы так упорно сходить с ума из-за такого слепого придурка, как Роберто! Притом я для него - не только чокнутая, но и проститутка! "Невероятно сексуальная" шлюха, которая вот-вот начнет совокупляться с кем попало налево и направо. Знаешь что: сам ты моральный урод - с трахнутыми мозгами! Почему Высшие силы никак не откроют ему глаза на истинную меня, на то, что наше совместное будущее может быть замечательным? Если он - всего лишь! - перестанет запугивать и накручивать сам себя!
      -Габриэла, вы верите в Бога? - спрашиваю я.
      -Нет, - улыбается итальянка.
      -Почему? - продолжаю допытываться я. Может, его и правда нет - если нам, "божьим детям", никто не помогает.
      -Потому что в мире слишком много несправедливого.
      -Эна, это очень интимные вещи! - раздраженно говорит Роберто. - Я попросил бы тебя никогда больше не задавать подобные вопросы моим друзьям. Это просто нонсенс! - вот так реакция! Что тут шибко интимного, не пойму: в России сейчас, да и, пожалуй, всегда это одна из любимых тем почесать языки. Даже между совсем незнакомыми людьми: "да на кого же, Отец наш небесный, ты нас, сиротинушек, оставил...Почему на спас? Не сберег? Не сохранил?". Но, при любом раскладе и исходе: "Да будет на все воля твоя!" и " Бог дал, Бог взял". Но как знать - возможно, в Италии или Англии подобные философские вопросы считаются неприличными для обсуждения - как на Востоке женщинам запрещено показывать лицо. Вот бред!
      - Она выглядит такой сексуальной, и ни за что не подумаешь, что ее могут волновать подобные вопросы! - меж тем пораженно по английски говорит своему другу Габриэла. Так кто из нас на самом деле зациклен на сексе и том, что ниже пояса: я или они?
      
       ...Габриэла уходит. Я какое-то время угрюмо пытаюсь писать, но работа не клеится. Все-таки спрашиваю Роберто: - Что значит "матто"? - вдруг у этого слова есть и другие значения?
      -О, это очень широко употребительное выражение. Я могу Джошу сказать: ну, ты матто! Это не ругательное выражение, а дружеское. - Как я поняла, это что-то аналогичное нашему "безбашенный". Но на всякий случай закидываю этот вопрос на talk.ru.
      -Кстати, пора ехать за сыном, - говорит Роберто.
       Ну а я собираюсь на Хай-стрит, пойду в очередной раз проверю банкомат: все-таки появилась призрачная надежда выжать деньжата из одного российского издания, чтобы больше не быть Роби в тягость. Ура! Невероятно, но 40 фунтов пришли. Иду по Хай-стрит и последовательно покупаю, стараясь самое дешевое: обезжиренный йогурт для себя, жирный греческий для Роберто и Джошуа, шоколадный кекс (не такой, каким угощал Роберто), свежий базилик в горшочке, рокет-салат, помидоры, хлеб, картошку, фарш, огурец. Колеблюсь, раздумываю и все же покупаю малюсенький арбузик: так вдруг захотелось! В конце концов, что такое 11 фунтов? 550 рублей. Даже в России не деньги. Скоро я начну куда больше в кафе зарабатывать! Большинство остальных продуктов, кроме огурца, для нас всех, или только для Роберто (его любимый вид хлеба, рокет-салат и базилик) и Джошуа (кекс). Должно быть, Робертов денежный перевод все еще запаздывает. Зато от меня наконец будет польза. Вот он обрадуется!
       Хотела еще купить средство для прочистки труб (в душе вода начала с трудом уходить в слив), но, как я ни билась, мне упорно совали химикаты для удаления извести и ржавчины, или антибактериальные. А когда моя просьба все-таки доходила до продавщиц (с помощью рисунков и жестов), ничего такого у них не оказывалось - даже в крупнейших супермаркетах. Странно... В России сейчас и то можно несколько видов подобных средств купить. Ну, может, и к лучшему: у меня осталось меньше половины полученных денег. Итог: 19. 08.
      
       ...Роберто привез Джошуа. Ребенок явно обрадовался принесенному мной кексу. А я так и знала, что не ошиблась в своих прогнозах: в холодильнике почти девственная пустота - за исключением продуктов Майка, а также начавшей попахивать макаронной запеканки. Но Роберто, против моего ожидания, очень сдержанно поблагодарил меня, что я купила продукты для него и его сына. И тут же, впервые при мне, на повышенном тоне сказал Джошу: - Нет, оставь это кекс! Это слишком тяжелая пища, вредная для твоего живота.
       -Но ты же сам на днях покупал сыну почти то же, - удивленно заметила я.
      -В тех кексах химии было куда меньше. И все равно это неполезные продукты.
      -Но он же ребенок! От одного кусочка ничего не будет. Пусть попробует.
      -Это не твой сын, Эна! Решать мне. - что это с ним? Может, злиться, что деньги на карточку до сих пор не пришли? До чего мужики любят срывать зло за какие-то совершенно посторонние вещи на своих близких! Особенно на тех, кто вряд ли даст сдачи в силу возраста или любви...
      -Джош, я очень, очень плохая девочка: я оставлю тебе кусочек кекса на тарелке. Съешь, когда отец не увидит, - тихонько говорю пацану. Джош взирает на меня с откровенным восторгом: он еще никогда не видел Хулиганистой Взрослой Тетки, Нарушающей Запреты. Ого-го, мой мальчик: погоди, ты еще не такое увидишь! С моим коммунальным жизненным опытом я чувствую себя рядом с Джошуа и его отцом как тигренок среди домашних котят.
      -Эна, я все слышал! Прекрати! А тебе, Джош, я запрещаю это есть! - похоже, Роберто взвинчен до предела. Ладно, я прекращу. Но не потому, что испугалась. Просто... нет у нас на самом деле реальных причин для ссоры. Как жаль, что Роберто этого не понимает. Как-то он сказал Майку: "иногда мне кажется, у Эны нет чувства юмора". Как подтверждает моя ругательная теория "сам дурак", оно нередко пропадает и у него.
      -Но арбуз-то ему можно съесть? - спрашиваю у Роберто.
      -Пап, пожалуйста!
      -Арбуз можно.
      Я отрезаю Джошу солидный кусок. Ребенок благодарно говорит "спасибо" и убегает на задний двор болтать с соседским филлипинским мальчишкой через забор.
      -Роберто, может, и ты будешь? - я помню, что Роберто не любит арбузы, но правила приличия обязывают. А вдруг?
      -Эна, я ведь тебе говорил: я не могу это есть.
      - Да ты только посмотри! А как пахнет! - я дразняще проношу соблазнительный алый кусочек мимо носа Роберто. Но он кривится и машет рукой, отбегая к двери: -Убери, убери! Я даже запаха его не переношу! Меня сейчас вырвет!
      Ничего себе! Я тоже совсем не могу есть грибы и пить кофе - однако их аромат мне очень нравиться.
      -Вот теперь холодильник будет не открыть, - страдальчески, недовольно говорит Роберто. - мне вообще кажется, что весь дом уже пропитался этим омерзительным арбузным запахом.
      -Ох, Роберто, прости: я не знала, что у тебя настолько сильная реакция! Я постараюсь за сегодня съесть арбуз вместе с Джошуа. А сейчас я его пленкой как следует замотаю. Холодильник не будет пахнуть. - но Роберто устало машет рукой и уходит во двор к сыну.
       А я, довольная, лопаю химический кекс и арбуз, параллельно смотря в Интернете ответы: некие Primavera и Stornello пишут мне, что ничего ругательного в "матто" и в самом деле нет: у этого слова много значений: "рискованный, сбрендивший, не в себе, сумасшедший" - но ближе всего "безрассудный". Что и требовалось доказать. Так что не все у нас с Роберто потеряно!
      
       ...Мой любимый заходит в ливин-рум. Явно неодобрительно смотрит, как я ем за компьютером: - Марсэла и Лукас, когда мы работали вместе, также имели обыкновение перекусывать за работой. Что за поистине ужасная привычка!
      -Просто у меня в России обычно никогда нет времени даже на то, чтобы нормально поесть - слишком много работы, потому что платят слишком мало. Не бойся, я аккуратно: я никогда ничего на клавиатуру не капаю.
      -Это не просто опасно для компьютера и всех нас: просто противно.
       И ты до сих пор уверена, что Роберто тебя любит? Нет, он просто очень чистоплотен и привык жить один.
      
       ...Перед тем, как Джош отправился спать, он немного посмотрел вместе с отцом телевизор. Мне вдруг захотелось развеять тайные страхи, что гложут моего друга: - Как вы похожи! Сразу видно, что отец и сын, - ласково сказала я им. Хочу, чтобы Роберто больше не сомневался насчет того, чей ребенок этот синеглазый мальчик. Но лица обоих почти не изменились. Будто то, что я сказала, не очень важно - будто это само собой разумеется. Для Джоша. Но Роберто, я уверена, будет теперь спокойнее и счастливее. Хоть ненамного...
      
       ...Перед тем, как отправиться спать уже мне, обнаружила: тот кусочек кекса, что я оставила Джошуа, сбоку ощипан. Этак почти незаметно. Ага: вот так идеально послушный Джош! Или это я на него плохо влияю, заражая вирусом непокорности?
      
      31 мая 2004, понед.
      
       ...Сижу в "своей" комнате, зашиваю новую дырку на юбке. Они оказались из такого материала, который в момент расползается на волокна (потому и стоили так дешево). Одна юбка из-за этого уже пришла в полную негодность. В раскрытое окно слышу, как во дворе Роберто говорит сыну:
      -Я хотел бы стать lover* (* сноска: любовником, возлюбленным) Эны.
      Я просто не верю своим ушам: он начал обсуждать это даже с 10-леткой! А я поверила, с этим покончено... Вернее, я так хотела в это верить. Но он никак не может поверить мне. И себе. Отсюда все это.
      -О кей, становись ее любовником, - покладисто соглашается Джош.
      -Нет, - сурово качает головой Роберто.
      -Почему? - допытывается мальчик. Роберто угрюмо молчит.
      -Потому что ты хочешь быть ее lover только однажды, - продолжает проницательный пацаненок.
      -Да. И вообще, Эна скоро покинет этот дом.
      -Почему?
      - Потому что мы должны помочь ей встать на собственные ноги.
      -Теперь мне нравится Анна. Она могла бы жить в моей комнате вместо тебя.
      -Перестань, Джош! Это не ты решаешь. - нервно восклицает Роберто.
      -Анна добрая.
      -Не такая уж она добрая! - желчно усмехается мой проницательный друг.
      -А где она будет жить?
      -Это не наше дело.
      -Что с ней будет? - напряженно спрашивает ребенок. По фэншуй его триграмма личного развития "Небо", в проекции на семейные отношения это "отец", я - "Дерево", или "старшая сестра" ( "много работает, но ее труд обычно не ценят"), а Роберто - "Гора", или "младший сын": упрямый и капризный. Кто бы мог подумать, что эти отличия начинают проявляться так рано!
       Джошуа... Я, пусть немного, но играла с тобой. Как и ты, я не доверяла тебе. Но раз ты поверил мне и в меня, я никогда тебя не предам! Никогда!
       Что же касается его отца: ах, он смотрел любящими глазами! Ласкал твои руки! Идиотка! В тысячу первый раз убеждаюсь в правоте Наташи. Во всем.
       Почему, почему, почему Роберто опять решил все переиграть, если только позавчера он с такой надеждой мечтал о счастливой семейной жизни? А своей музыкой говорил мне, что для него это тоже серьезно - так, что даже пугает, но это то, чего он ждал всю жизнь? Может, решил, что я получила деньги не от российских газет, а от какого-нибудь Жеки? За то самое? А еще этот арбуз, еда за компьютером и тысяча прочих раздражающих мелочей, с которыми я готова мириться, но Роберто - нет. И, самое главное: он считает, я негативно влияю на сына.
       ...Мне так больно, что трудно даже дышать. Нет, я не сумасшедшая: я правильно догадывалась, что он меня хочет - впрочем, понять это было нетрудно. Его сердце бьется почти в унисон с моим. Но вот отчетливо осознать, что происходит у Роберто в голове, которая жестко заправляет всем остальным, я не в силах. Тем более что диспозиция его мыслей, похоже, меняется каждую секунду.
      
       ...Вечер. Роберто купает Джошуа в bathroom. Я за стеной учу свой английский. Вдруг слышу: -А почему ты тогда не можешь жить вместе с мамой? - с обидой спрашивает пацан. Очевидно продолжает давно начатый - скорее всего, много лет назад - разговор.
      -Перестань, Джош, мы разделены. - недовольно отвечает отец. Странно: почему Роберто сказал separated - разделены вместо обычного divorced - разведены?
      -Почему Анна сказала, что мы с тобой похожи? - с неприязнью продолжает мальчик. - По моему, у нас нет ничего общего!
      
      1 июня 2004, вторник
       10.30. Роберто отвез сына в школу и вернулся без своих бобовых и туалетной бумаги, и вообще без любой еды - из чего я могу заключить, что его денежный перевод все еще не пришел.
      -Если хочешь, - предлагаю ему я, - Возьми мои деньги, 14 фунтов. Я сегодня еду в редакцию "Ньюс" за 60 фунтами (Скворцов позвонил и сказал, что в этот раз заплатит наличкой, так как меня не успели вовремя оформить). А на днях еще придут 70 фунтов от "Времени".
      -Не стоит, - тебе нужны деньги на покупки в субботу с Марсэлой.
      -Бери! Мы ведь друзья и должны поддерживать друг друга. У меня есть все необходимое. Может, только колготки и дезодоранты надо купить. Это совсем недорого. Да, приличная юбка и кофточки тоже не помещают, но я могу потерпеть. В любом случае, я должна тебе больше этой суммы. Ты ведь давал мне деньги на проезд, когда я сидела совсем без пенни!
      
       ...Уже причесываясь и набирая воду в пластиковую бутылку( как и в Питере, беру воду с собой, чтобы не тратиться), услышала, как Роберто по телефону опять говорит обо мне. Теперь уже: "Нет, он считает, ей можно доверять" и " он думает, она точно не проститутка". И еще "о, эти с ума сводящие русские"! (как будто мы все отштампованы на одной фабрике с одинаковым интеллектом, телом и душой!). Мой ехидный внутренний голос тут же прошептал: " хорошо хоть, не с ума сходящие", - но сердце не откликнулось на эту шутку. Итак, ничего не меняется: Роберто продолжает обсуждать меня с кем ни попадя, хотя я миллион раз просила его этого не делать - даже больше, чем он просил меня не приставать с разговорами во время работы. Меня пугает, насколько он зависим от чужого мнения. Даже от мнения какой-то Мэгэн, которая меня совсем не знает и очевидно плохо ко мне относится. Еще меня все больше пугает, что умонастроение Роберто постоянно меняется от тысячи явных и придуманных причин. И это сейчас - когда, если бы не его комплексы и чьи-то наветы, мы могли бы быть так счастливы! А что будет, если со мной случиться действительно серьезная беда? Вдруг он предпочтет самоустраниться, облив меня дерьмом, - и оправдав себя в своих и чужих глазах так виртуозно, как он это умеет? Как он Джошу сказал: "мы должны помочь Эне встать на ее собственные ноги". " А что с ней будет?" - " Это не наше дело".
       Вспомнила, как Майк, обсуждая нас, сказал подружке: "теперь им нужен следующий шаг". Но мне теперь, если честно, никакого следующего шага с Роберто совсем уже не хочется! Если он передумал и все-таки собирается сделать это со мной (из-за чего он так вдруг вновь переменился? Из-за 14-ти фунтов?! Почти что 13-ти серебренников! А раньше что, никак не мог меня оценить?), я ему скажу честно все, что думаю: "Знаешь, я тебе не игрушка: захотел - поигрался, надоела - бросил. У меня есть собственные чувства! За последние две недели ты сделал все, чтобы их убить. Теперь тебе придется завоевывать мою любовь и доверие снова".
      
       ...В редакции "Ньюс", чисто для проформы, уточнила: вы ведь сняли ту мою объяву "ищу друзей"? Оказалось - нет! Забыли! Прямо оттуда же вся в испарине набрала редакцию "Времени" - там та же фигня! Да, похоже, и здесь и там такой бардак, что неразберихе в российских редакциях не снился! И вообще: это же было одноразовое объявление, я не просила его продлевать! Наоборот!!! В отличие от объявлений о работе, которых я оставила по несколько штук - во все ближайшие номера. Уроды! Им пофигу - да, им все абсолютно пофигу. А у меня из-за этого, - да, больше всего из-за этого - портятся отношения с тем, кого я полюбила больше жизни! Из-за постоянных звонков он начал считать меня шлюхой! К тому же они не дают ему работать. Что я к нему прицепилась: если бы мне домой стали названивать с утра до вечера разные хамские тетки - я бы, может, еще не до того додумалась!
      
       ...Всю обратную дорогу мучительно размышляла: существует ли в самом деле этот зловещий рок или это все игра воображения и стечение случайностей? В любом случае, надо как-то разрубить этот гордиев узел! Вот сейчас на обратном пути зайду в кафе и спрошу, когда начну работать. Тогда, уже через неделю-две, я смогу снять скромное собственное жилье, то есть комнатку напополам с Анжелой. И Роберто, и мне нужно прийти в себя, подумать над всем как следует и успокоиться. Теперь же мы оба слишком взвинчены и напряжены, чтобы рассуждать здраво и непредвзято.
      
       ...Кафе. Блондинка кидает на меня испуганный взгляд и говорит, что хозяина нет на месте. Я могу зайти часа через два, а лучше через четыре. Но, ей очень жаль, он уже взял девушку - другую девушку. "Он тебе звонил, но ему сказали, ты уехала. В Россию насовсем. Хозяин был очень рассержен, потому что с ним очень грубо разговаривали, не пожелали его даже выслушать. Ему пришлось срочно искать новую официантку". Ну да. Я же сама просила отвечать подобным образом всем мужикам. И совсем забыла предупредить, что может и хозяин кафе позвонить. Да, это просто случайность. Но - рок все-таки есть.
      
       ...Выхожу. Не чувствую ничего - я как одервенела. В голове только одна мысль: что же делать? Что же мне теперь делать? Постепенно и все нарастающей лавиной рушатся и другие мысли: опять все заново? Весь этот ужас хождения по улицам, потому что ни по Интернету, ни по газетам работы никто не предлагает! А как быть с Роберто? Он, во первых, сам на мели, а во вторых, уверен, что уже очень скоро я покину его дом - и тогда он сможет, как Лукас, все взвесить и принять окончательное решение.
      
       ...Когда вернулась, рассказала обо всем Роберто: -Возможно, мне теперь не удастся через несколько дней покинуть твой дом.
      К моему огромному облегчению, он одобряюще улыбается: - Ничего, в конце концов ты обязательно что-нибудь найдешь.
       Я люблю тебя! Снова люблю! Я так боялась, что... даже не хочу об этом думать. Я так боялась, что придется вернуться назад! Я бы тогда кинулась с моста - точно!
      -Еще остаются вакансии в Ливерпуле и в кондитерской через пару недель. Пожалуйста, теперь всегда спрашивай: "вы по работе?". И, если звонит женщина, тоже всегда зови - вдруг все же по объявлениям о присмотре за детьми кто-то откликнется.
      -А у меня для нас хорошая новость: Мэгэн скоро возвращается в Канаду. Насовсем. Может быть, потому что в доме в последнее время так непривычно много чужого народу, Джош и я были немного нервны. Но это пройдет.
      Так канадка ему даже не нравиться, раз он говорит об этом с таким облегчением?! Так он просто из вежливости притворялся, что ему приятно ее общество? Ура! Ты только мой, Роберто! Как бы я хотела обнять тебя сейчас. Но... Вместо этого проявляю свою заботу и нежность по другому:
      -Тебе пришли деньги на карточку?
      -Пока еще нет.
      -Тогда возьми 40 фунтов - у меня останутся 20. На проезд мне хватит. А ты же покупаешь еду на нас всех!
      -Я тебе отдам, когда получу деньги.
      -Конечно. А я тебе верну то, что у тебя занимала, когда начну постоянно работать.
      -Спасибо. - я его обожаю! Просто обожаю! Вот теперь он опять такой, как в самом начале - мистер Безупречный! За что я его и полюбила. Ну и за его отношение ко мне, конечно.
      
       ...Вечер. Я уже успела позвонить Сергею-Георгию ( "рад вас слышать, до вас не дозвониться - нет, еще не принято решение. Я вам сообщу"), Татьяне Винсент ("видишь ли, работа у нас в психлечебнице, конечно, для местных непрестижная. То есть устроится можно. Но только легально, даже санитаркой - а у тебя же гостевая виза"). Еще, ура! - наконец дозвонилась до неуловимой Анны Висенс - насчет потенциальной работы в русской службе ВВС. Что я, глупее других, что ли? Если пишу на всякие "Аргументы", и на ВВС проканает! А начинала я вообще в информагенстве!
       В редакции мы перекинулись с Анной всего парой слов, но сейчас общались минут сорок. Восенс оказалась на редкость приятным человеком. Несмотря на то, что я ее потенциальный конкурент, Аня мне все очень подробно и доброжелательно разъяснила: оказывается, даже чтобы работать на русскоязычную аудиторию, нужно превосходно владеть английским. Специальные, очень трудные экзамены сдаются только два раза в год. Анна со смехом призналась, что заваливала их несколько раз, прежде чем сумела преодолеть этот барьер. Потом еще, помимо сданного экзамена, важно, есть ли в отделе свободная вакансия: "вот сейчас например, насколько я знаю, свободна только вакансия в арабской службе. То есть реально можно попасть сюда самое раннее через год - через два после начала таких попыток". Мда... мне с моим нынешним уровнем английского никакая ВВС пока что не светит.
       ...Уже когда положила трубку, спохватилась: я совсем забыла попросить и Анну, и Татьяну поучаствовать в моей затее с книгой. Но и Роберто, и Майк выказывали явное неудовольствие, что телефон так долго занят. А особенно Мэгэн, которая больше всех нас висит на телефоне (особенно когда Роберто куда-то уезжает - тогда к аппарату просто не пробиться). Хотела перезвонить ( тем более что, в кои-то веки, Аня и Таня дома!) - но подумала, что сейчас мне нужно сосредоточиться на добывании хлеба насущного, то есть какой-нибудь, любой, работы здесь. А книга... она подождет.
       ...Майк и Мэгэн собираются ужинать (готовит, как всегда, Майк). Становиться шумновато. Странно: меня совсем не раздражает, если ход моих мыслей прерывает какой-то вопрос Роберто, или Майк спрашивает о чем- нибудь. Но даже молчаливое присутствие Мэгэн действует на меня просто разрушающе: будто в полуметре от тебя сидит белая ядовитая гадюка. И вот-вот... что? Наброситься? Нет, это глупо! Но правда: как меня раздражает ее самодовольный вид, ее тонкий, безопелляционно диктующий и в то же время вкрадчивый голос, ее высокомерные, насмешливые взгляды на меня (на днях слышала, как она в разговоре с Майком передразнивала мой стиль общения с Роберто: "сю-сю-сю-сю-сю!". Как всегда, она издевалась надо мной всего в каком-то метре, и даже не приглушая слов). Пойду приму вечерний душ и голову помою, что-ли. Заодно канадцы окончат свою трапезу и уберутся из ливин-рум.
      
       Облом! Не знаю, в чем дело: в том, что внизу кто-то параллельно включил воду или опять что-то с водогреем, только из душа спустя минуту снова полилась ледяная вода. А я уже намылилась! Вместе с головой! Но пока мои густые и длинные волосы хоть как-то промоешь... Короче, я вылезла из душа, чувствуя себя совсем больной. Но ни за что нельзя расклеиваться окончательно! Одела на себя все свои одежки. Посушила волосы феном. Спустилась за горячим чаем, и чтобы снова приступить к работе. Так: а канадцы-то не ушли! Майк при мне домывает последние тарелки. Мэгэн все это время, томно улыбаясь, обольщает Роберто, чуть ли не вися на нем - стоя вплотную, опершись на его рабочий столик, отведя одну ногу в сторону и поставив ее на диванные подушки, так что разрез на мини-юбке разошелся практически до трусов - и едва не задевая нос моего любимого своей грудью. Но я теперь уже не ревную Роберто к этой суке - почти. Однако мое раздражение против Мэгэн растет. Я ухожу на кухню к Майку и спрашиваю его: - Почему всю домашнюю работу делаешь только ты? Мэгэн ведь не работает. Она могла бы хоть немного помочь тебе. Это несправедливо!
      -Мне это несложно. Я люблю готовить, - оправдывает свою подружку Майк. Я пожимаю плечами и возвращаюсь в гостиную.
      
       ...Прошло уже больше четырех часов, но канадцы все не уходят - ни к себе, ни из дома, как обычно. А сидят и треплются о том, о сем с Роберто. Почему бы им не пойти и заняться, скажем, сексом, как всегда? Ну что они тут забыли?! Мне так хочется хоть немного побыть с Роберто наедине - окончательно прояснить наши отношения. Я уверена на все сто - если мы останемся с ним наконец вдвоем, это произойдет. Он скажет мне все! Но противная Мэгэн снова весело хихикает, а драгоценное время меж тем убегает сквозь пальцы.
       Мое терпение лопнуло! Но остатки воспитания и здравого смысла у меня еще сохранились. Хотя именно остатки, жалкие, почти невидимые лохмотики. Именно исходя из всего этого я все-таки говорю - но делаю это по русски: - Как же ты мне, зараза чертова, надоела! Видеть тебя не могу! Сил моих больше нет! Чего ты добивешься, а? У тебя есть все, что нужно для счастья - но тебе все мало? А ты, Майк, почему так спокойно реагируешь? Потому что у самого рыльце в пушку? А ты, мой любимый? Почему ты столько времени тратишь на них? Разве они не мешают тебе работать? Они целых четыре часа у тебя отняли. Но мне они надоели! Надоели! Я устала! Я так устала! От всего! Я ужасно устала от всего! Пожалуйста, пойми меня! Услышь меня. Я не могу так больше. Я не знаю, что мне делать. Я просто в ауте. - все это я сквозь зубы, но порой довольно громко шепчу на своем языке. Чтоб со стороны все-таки казалось, будто я погружена в работу, а это так, мысли вслух. Творческий процесс!
       ...Кажется, до Майка что-то начало доходить: по крайней мере, он начал зазывать Мэгэн уединиться. Обычно она сама первая настаивает на том, чтобы предаться плотским утехам - но сегодня просто приклеилась к Роберто как банный лист. И никак не хочет отстать!
      -Как же ты мне надоела! - вновь начинаю себе под нос по русски бурчать я. - Убирайся в свою Канаду. Роберто, почему ты ей не скажешь, что тебе она надоела тоже?
       ...Роберто снова настороженно косится на меня - далеко не первый раз за этот вечер. Но ровным счетом никак не реагирует на мои мольбы - и, как ни в чем ни бывало, продолжает светскую беседу с Мэгэн. Хотя теперь уже очевидно, что и его она тяготит. Звонит телефон, мой друг с явным облегчением снимает трубку. Ура! Мэгэн, наконец, уходит!
      -Завтра к нам в гости приедет мой друг Дэвид - он, как и я, итальянец и музыкант. Но, в отличие от меня, очень известный - Роберто принимается перечислять тех суперзвезд мирового уровня, с которыми работал Дэвид. Ура еще раз - наконец-то он меня предупредил! И с этими его телефонными наушниками справимся тоже.
      -Роберто! - я смущенно ему улыбаюсь. - Я сегодня немного капризно себя вела. Извини - я просто очень замерзла в душе и теперь неважно себя чувствую.
      -Держись! - он тоже улыбается мне, но его взгляд все еще остается испытующим, настороженным. Опять таким далеким... Нет, никакого объяснения сегодня у нас не выйдет: я в своих утеплительных одеждах выгляжу толстой и неуклюжей как капуста. Кроме того, когда тебе нездоровится, ты словно перестаешь излучать некую энергию, которая привлекает людей. Это то, что многие называют обаянием - и мне часто говорят, оно у меня есть. Но когда фигово, то наоборот, уже тебе требуется подпитаться этой животворной силой хоть где-то. Но как я могу это сделать? Дома можно было позвонить Наташке, поболтать о чем угодно - после разговора с ней мне всегда становится легче. А здесь... Если ты не в форме, твое место - на скамейке запасных. Вернее, за бортом.
       Пусть. Я только хочу объяснить Роберто, что мой всплеск раздражения, напрягший его, возник не на пустом месте: - Ты заметил, что Мэгэн никогда не моет посуду и не готовит - что это за отношение к любимому человеку, который вкалывает без отдыха в куче мест как лошадь! Знаешь, я хочу написать ей записку: "ты должна хоть немного заботиться о Майке".
      -Ах, перестань! Прекрати это! - ну вот: вместо того, чтобы развеять недоразумение, я опять сказала что-то не то. А Роберто вообще вскочил с места и теперь смотрит на меня мало того, что недружелюбно - просто гипнотизируя, и говорит тоном, не терпящим возражений: -Я сначала смотрю на свои плохие привычки, а потом уже критикую других!
      -Я поступаю так же! - ошарашено пытаюсь оправдаться я. - Почему ты во мне замечаешь только негатив и так строг ко мне - а к другим людям относишься иначе, очень снисходительно?
      -Потому что ты снова абсолютно не права: сколько раз Майк и Мэгэн мыли посуду по вечерам и по утрам за всеми? За мной и за Джошуа, хотя их никто не просил? И очень хорошо!
      -Но это делала я! - что он несет?! Мэгэн же всегда дрыхнет до полудня! А на ночь они всегда оставляют в мойке грязную гору. Майк уходит рано, утром ему не до этого. Сегодняшний вечер, когда Майкл помыл посуду и сделал это сразу - один из тех, что можно пересчитать по пальцам.
      - Хватит! Прекрати говорить ложь и гадости о других людях! Это просто ужасно! С чего ты взяла, что имеешь право отзываться подобным образом о тех, кто ничего подобного не говорил о тебе?- похоже, теперь Роберто окончательно взбешен. За что он так со мной?! И это Мэгэн никогда не говорила гадостей обо мне?! Да только Роберто не раз! Вот я о ней до вчерашнего дня в самом деле никому и полсловечка не сказала. Ни о том, что она со мной никогда не здоровается в ответ, ни о том, что она, когда нет Роберто, не дает мне подступиться к телефону - и как меня достал ее уже неоднократный поклеп, что я якобы торчу часами в bathroom (лучше бы потрудилась хоть раз убрать ванну и унитаз за собой - и действительно не сидела там часами). Короче: что за бред?!
      
       ...Я у себя. Как всегда перед сном, повторяю новые английские слова. Майк и Мэгэн снова вернулись к Роберто. Я, как и давеча, не прислушиваюсь (обычно их разговоры вертятся вокруг всем известных шедевров культуры, которые канадцы никогда не видели живьем, или жизни Роберто и Мэгэн в том или ином времени и месте - многое из этого я уже слышала от моего друга, а жизнь Мэгэн меня давно уже не интересует). Вдруг отчетливо слышу Робертово: - Я ей написал, потому что она сказала о себе: "я миролюбива и люблю гармонию во всем". Ну да, именно так я заявила о себе в своем объявлении в международном брачном (брачном! брачном! Зачем ты обратился в подобную контору, если, как утверждаешь, не собирался жениться, Роберто?) агентстве.
      - Может, это была шутка? - громко и весело возражает голос Мэгэн. Итак, она никогда не говорит обо мне гадости. Во всем всегда виновата я. Нет, Роберто - я не хочу больше быть с мужчиной, который подобным образом относиться ко мне. Ни за что! Это просто чудовищно - такая слепота и несправедливость! Решено: как только я найду себе работу, я забуду о тебе, как о дурном сне. Но как же мне это сделать, если я все еще - и, несмотря ни на что! - безумно люблю тебя?
      
      2 июня 2004, среда
       Утром спросила Роберто:
      -Я собираюсь готовить ланч - ты будешь рыбу с картошкой?
      -Да.
      -Может, лучше пасту сварить? А вместо трески котлеты пожарить?
      -Эна! Я работаю! Ты видишь!
      -Хорошо - хорошо! А салат бу...
      -Эна! - но он же сам просил все спрашивать и уточнять?
      
       ...Когда из кухни потянуло аппетитным запахом жареной трески, Роберто заглянул туда, улыбнулся: - Вкусно пахнет!
      Однако, когда я вошла в ливин-рум с тарелками, увидела: он опять накрыл стол, постелил скатерть только на себя. Ставить тарелки и чашки без скатерти или салфетки на стол в гостиной Роб запрещает. Вернулась на кухню, взяла салфетку, пошла обратно.
      -Ты опять забыл накрыть стол и на меня тоже? Это становиться традицией! - попыталась я пошутить. Роберто ничего на это не ответил, только нахмурился.
       Минут через десять, когда мы уже заканчивали трапезу, он вдруг заметил: - Ты делаешь очень много замечаний другим людям, в то время как сама далеко небезупречна. Почему ты уверена, что ты сама совершенство?
       Я чуть не подавилась! Я делаю слишком много замечаний другим людям?! Я ко всем придираюсь, а не он сам, или Мэгэн, или его долбанные психологические дружки?! И я никогда не говорила и не думала, что я идеал во всем! Я ни в чем не идеал, и отлично это знаю. Что за бред?!
      -Я не постелил скатерть на тебя, потому что просто задумался, - раздраженно продолжил Роберто. - Пять лет я ел ланч всегда один, или с Джошуа по выходным. Теперь мне трудно враз изменить свои привычки.
      -Понятно. Извини, если тебя обидела моя шутка.
      
       ...Он опять не сказал спасибо за ланч. Роберто видел, что у меня выступили слезы на глазах, но никак не отреагировал. Я поднялась наверх, умылась, спустилась вниз - Роберто мыл посуду. С довольной улыбкой посмотрел на меня. Потом сел за свой комп, по прежнему не сказав мне ни слова. Абсолютно чужой и непроницаемый!
       Я тоже не стала говорить ему ничего. Сколько еще раз судьба, Высшие силы, или что там распоряжается нашими судьбами, должны со всей силы шваркнуть тебя мордой об стол, чтоб до тебя наконец дошло: это не твой мужчина? Когда ты это поймешь - пока от тебя не останется один обгоревший каркас? Роберто начал меняться просто до неузнаваемости! До пугающей неузнаваемости... Впрочем, возможно, он таким и был, просто раньше старался держать себя в руках, как поначалу все с незнакомцами. А теперь расслабился. Или он только со мной вот такой? "Когда-то я был очень жесток и с Даниэлой тоже" - наверно, когда выманил ее в Лондон. Но она очень быстро надоела ему, пока была обузой, как сейчас я. И он точно так же ее выгнал. Роберто в целом хороший, конечно - но его терпимость как-то уж слишком быстро истощается. И начинает оборачиваться своей противоположностью. Клайв бы так не поступил со своим другом. Хотя, откуда я знаю?
       ...Вспомнила, как на днях прочла в Интернете, когда лазила по психологическим сайтам, об известном эксперименте американского ученого Филипа Зимбардо: если один человек имеет над другим неограниченную власть, а этот второй в силу объективных причин (отсутствие денег, жилья, других близких людей и проч.) вынужден подчиняться, неизбежно появляется жестокость. Суть этого пугающего опыта заключена в следующем: более 30 лет назад Зимбардо набрал из числа своих студентов группу добровольцев - совершенно нормальных людей (главным критерием отбора было именно отсутствие каких-либо отклонений в психике), и разделил их на две группы. Одна играла роль заключенных, а другая надзирателей, которые должны были поддерживать порядок и пресекать побеги. Импровизированную тюрьму устроили в подвале Стэнфордского университета. Применять прямое физическое насилие было запрещено. Ученый хотел выяснить, в чем причина тюремных зверств, широко распространенных по