Мальханова Инна
Служение

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Мальханова Инна
  • Обновлено: 17/02/2009. 624k. Статистика.
  • Роман: Проза
  •  Ваша оценка:


    Инна Мальханова

    Служение.

    (Роман)

    Оглавление:

       1. Ещё раз о спорте стр. 2-6
       2. Чёрное яйцо стр. 6-17
       3. Ян Палах стр. 17-22
       4. Большой Купол стр. 22-29
       5. Верховный Наставник стр. 29-41
       6. Да исцелися сам! стр. 41-46
       7. Церемония стр. 46-59
       8. Чужая судьба стр. 60-66
       9. Мамочка, я не хочу умирать! стр. 66-71
       10. Целители стр. 71-74
       11. Мать Тереза стр. 74-78
       12. ЦДКБ стр. 78-84
       13. Спасатели стр. 84-90
       14. Очень длинное одиночество стр. 90-95
       15. Найди себя в этом мире стр. 95-104
       16. Не бей собаку - и она человеком была стр. 104-113
       17. Возвращение стр. 113-117
       18. В огне брода нет стр. 117-121
       19. Софа стр. 121-126
       20. Встреча стр. 126-129
       21. Рип Ван Винкль стр. 129-136
       22. Лабиринт Желаний стр. 136-141
       23. Мона Лиза стр. 141-148
       24. Дела Земные стр. 148-153
       25. Януш Корчак стр. 153-160
       26. Музыка, музыка... стр. 160-162
       27 Женька-блядушка стр. 162-168
       28. Баба Ванга стр. 168-179
       29. Следующий Уровень стр. 179-182
       30. Рауль Валленберг стр. 183-196
       31. Армения. Спитак стр. 196-203
       32. Противостояние стр. 203-209
       33. Пензюки, пермюки, москвючи какие-то... стр. 209-216
      
      

    "Вся Вселенная, как бесконечная паутина, в которую вплетают новые узоры многочисленные пауки, или сознания различных ступеней".

    Елена Рерих

      

    Глава 1.

    Ещё раз о спорте.

       Вера безучастно лежала на песке и смотрела на ползущего муравья. Если бы не было муравья, она смотрела бы на ракушку. Или на кусочек сосновой коры. Или на окурок. Или вообще ни на что. Ей было одинаково безразлично всё. После смерти Димки время для неё остановилось. Вера с ужасом думала, что ей всего девятнадцать лет и такое небытие может продлиться еще пожалуй лет сорок или пятьдесят. Просто страшно себе представить! Родители настояли, чтобы она взяла отпуск и поехала на море, но она хорошо знала, что теперь ей уже не поможет ничто.
       Вдруг Вера вздрогнула. Она почувствовала, что Димка рядом. Этого не могло быть, но это было так. Вера огляделась. Справа, накрывшись газетой, спал какой-то толстяк. Кажется, он был здесь и вчера. Слева ссорились многочисленные дети какого-то крикливого семейства. Ещё подальше охмурялась курортная парочка. Бородатый парень крутил транзистор. Две юные девушки курили - старательно и небрежно, тайком ловя взгляды окружающих. И так далее и тому подобное. Димки, конечно же, не было видно нигде. Но он был здесь. "Я схожу с ума", - удовлетворённо констатировала Вера и подумала, что это, может быть, даже и лучше, чем годы и десятилетия небытия.

    *

    * *

       Когда Димка умер, он почувствовал жуткую боль. Так больно ему не было ещё никогда в жизни. Сначала он стонал, но потом перестал. От удивления. Ведь он прекрасно знал, что умер. А после смерти уже не должно быть ничего. Это общеизвестно. Ведь не зря же он учил диалектический материализм, атеизм и прочие предметы. А если уж и есть что-нибудь после смерти, то почему именно боль? Это несправедливо. Конечно, он был буквально расплющен грузовиком, но ведь после смерти боль могла бы и прекратиться! Однако очень скоро боль, действительно, исчезла, а димкино тело как-то совершенно незаметно для него стало таким, каким оно было до несчастного случая. Красивым телом здорового двадцатилетнего юноши.
       Рядом с Димкой возник благообразный старичок с длинной седой бородой. Димка в таких вещах не разбирался и единственное, что он вспомнил, были слова "Апостол Павел". Вполне возможно, что это, действительно, был именно он. Тем более, что других святых Димка не знал.
       Старичок сообщил Димке, что он уже умер. В этом, к сожалению, Димка не сомневался. И что его жизнь и деяния, как это обычно бывает, рассматривались на заседании Небесного Совета. И, совершенно неслыханно, несмотря на сложные взаимоотношения членов Совета, все они пришли к единогласному решению: за особые заслуги даровать Димке вечную загробную жизнь.
       Надо сказать, что димкиной биографией Небесный Совет был просто потрясён. Таких людей на земле - раз-два и обчёлся. Ещё в яслях Димка никогда не капризничал, доедал без остатка манную кашу и беспрекословно ложился спать после обеда. В школе все десять лет был отличником и членом совета дружины. Он никогда не списывал, не пользовался шпаргалками и безотказно помогал отстающим. До сих пор в классе на окне стояла традесканция, любовно выращенная его руками.
       В институте он получал повышенную стипендию, принимал активное участие в общественной жизни и был участником всех спортивных соревнований. Он имел разряд по плаванию, волейболу, стрельбе из винтовки и велосипедному спорту. Ещё не было случая, чтобы в общественном транспорте он не уступил места инвалидам или пассажирам с детьми. Он не ходил по газонам и, уважая труд уборщиц, не плевал и не бросал окурков на пол. Не говоря уж о том, что вообще не пил и не курил. Иногда он летал самолётами Аэрофлота и, несомненно, обязательно хранил бы деньги в сберегательной кассе, если бы они у него были. Такие люди, действительно, явление исключительно редкое. Димку, несомненно, причислили бы к лику святых, если бы он, к сожалению, не был неверующим. Поэтому Небесный Совет и присудил ему всего только вечную загробную жизнь.
       Вечная загробная жизнь оказалась вполне приятной. Для удобства Димке, пока ему не надоест самому, оставили его прежнее тело. Но только теперь оно было совершенно невидимым для живых людей, хотя это вроде бы и противоречило законам оптики (вероятно, на том свете действовали другие законы). Димка ощущал дуновение ветерка, жар солнца, прохладу воды - точно так же, как и при жизни. Но только теперь он не испытывал ни холода, ни чрезмерной жары, ни голода, ни жажды. Он не мог утонуть или, например, замёрзнуть зимой в снегу. Ведь он и так уже умер и сейчас был бессмертным. Он мог ходить, бегать, лежать, плавать и даже летать. Любимым его занятием стало теперь, сидя, точно птица, высоко на сосновой ветке, оглядывать всё вокруг: синее море, вековые сосны и жёлтый песок, кишащий коричневыми и белыми телами. Конечно, после заседания Небесного Совета он сразу же полетел по следам Веры, чтобы разыскать её среди отдыхающих.

    *

    * *

       Загробная жизнь имела одно-единственное неудобство: Димка никоим образом не мог вмешиваться в земные дела. Точнее говоря, он, при желании, мог, конечно, стать видимым, подойти к Вере, заговорить с ней и даже поцеловать её. Но тогда бы он, действительно, умер. Автоматически и уже навсегда. Потому что умершим категорически запрещается, вмешиваясь в земные дела, нарушать закон сохранения Энергии, так как малейший сдвиг земного энергетического баланса может привести к глобальной катастрофе. Таким образом, Димке только и оставалось что дышать, смотреть, слушать, нежиться на солнце, плавать и летать. Самое большее, что он мог позволить себе - это легким ветерком кружиться вокруг Верочки.
       Сначала он думал, что такая жизнь будет очень тягостной. Но это оказалось не так. Потому что после смерти суета земных желаний неизбежно оставляет человека. Видя истинную меру всех вещей, он полностью лишается таких чувств, как ревность, зависть, вожделение, негодование, скука, злорадство, мстительность, скупость и так далее. И душа его постепенно наполняется неземным блаженством, благостью, добротой, терпимостью, снисходительностью, пониманием, сочувствием и всепрощением. Ощутив себя частью земной природы, а затем и крохотной частицей Вселенной, душа сливается с природой, незаметно отдаляясь от мира людей. Этот процесс Димке еще предстояло пройти. В конце его он бы вечно плясал солнечным зайчиком в лесной чаще или переливался бликами на морской волне. Кружился бы в виде снежинки над зимней равниной или былинкой клонился от осеннего ветра на лугу. А пока ещё ему всё-таки хотелось быть рядом с Верочкой. И это понятно. Ведь если бы не эта нелепая смерть, они бы поженились через два месяца.

    *

    * *

       Прошла уже неделя этой загробной, неземной, почти что райской жизни. Димка продолжал кружиться вокруг Верочки. Верочка оставалась безутешной, и это было приятно Димке. Сегодня, как и всегда, сидя на ветке сосны, он ждал Верочку на её обычном месте. Однажды, почувствовав именно здесь присутствие Димки, Вера стала целые дни проводить только под этой сосной. Она ведь не знала, что Димка мог бы полететь за ней в любое другой место и думала, что может ощутить димкину душу только здесь.
       Сколько разных картин человеческой жизни - забавных и весёлых, отталкивающих и грустных увидел Димка на пляже за эту неделю. И изменяющих мужьям жён, и трогательных влюбленных, и милых, доброжелательных, интеллигентных старушек с голенькими внуками, и супружеские ссоры, и обильные возлияния на лоне природы вырвавшихся на свободу мужей. За эту неделю Димка узнал жизнь лучше, чем за все двадцать предыдущих лет. Однако это знание жизни теперь было совсем ни к чему - ведь ему только и оставалось что шелестеть ветерком, пролетать над людьми, слышать, видеть и наблюдать. Любой другой душе все это давно бы надоело и она поспешила бы обрести вечный покой, превратившись в рокот волн, солнечный свет или космическую частицу. Но Димку держала Верочка. Он любил её и хотел быть рядом вечно. Он был слишком молод и не знал, что это невозможно. Хотя бы потому, что, оставаясь вечно молодым, он вынужден будет увидеть, как она состарится, поседеет, начнет шамкать беззубым ртом и, наконец, умрёт. Хотя ещё до этого она, скорее всего, просто выйдет замуж и Димке придётся удалиться. Но он не заглядывал так далеко вперёд. Сейчас она была рядом, одна, молодая, красивая, любимая, и Димка чувствовал себя счастливым.
       С утра по радио передавали, что потерялась девочка. В голубой панамке, красных трусиках и с ведёрком в руке. И что отдыхающих просят привести её на спасательную станцию. Мать этой девочка то плакала, то ходила по пляжу и звала свою дочь. В сумочке у неё лежал обратный билет на вечерний поезд. А девочка спала в лесу в сотне метров от станции, закрытая от прохожих кустами. И Димка не мог взять ребёнка за руку и отвести к матери. Это означало бы вмешательство в земную жизнь и немедленную смерть.
       На самом бережку какая-то старушка безуспешно разыскивала закопанную в песок бутылку пива, которая была совсем рядом. Старушка постепенно удалялась от неё в противоположную сторону. И Димка тоже ничего не мог поделать. Если бы он отнёс бутылку старушке, это бы тоже означало вмешательство потусторонних сил в земную жизнь и немедленную смерть.
       Димке было грустно. Сколько добрых дел мог бы он сделать вместо того, чтобы вот так бесцельно и бесполезно для общества целыми днями веять ветерком по пляжу или висеть на ветке дерева. Например, стыдить пьяниц, предотвращать кражи, раскрывать глаза доверчивым девушкам. Мог бы присматривать за детьми, помогать старушкам, спасать утопающих. А после верочкиного отпуска - ну хотя бы поступить куда-нибудь работать. Ведь на земле столько дел! Но ничего не поделаешь: нельзя - так нельзя. Димка всегда отличался исключительной дисциплинированностью. Да и жизнь эта, в конце-концов, тоже довольно приятна. Даже и без общественно-полезного труда.
       Верочка что-то запаздывала. То же самое нередко бывало и при жизни. Димке надоело раскачиваться на сосне и он слетел вниз. Старательно обходя людей он шёл по пляжу. За эту неделю он сильно загорел, хотя Верочка, приехавшая раньше, загорела сильнее. Жалко только, что она не сможет увидеть его загара. По пляжу катил мальчишка на велосипеде. Да, велосипед теперь тоже не для Димки! Дети ели мороженое. Мороженое тоже. Но всё это, конечно, чепуха, по сравнению с возможностью вечной жизни. Честно говоря, Димке ничего почти и не хотелось. Так, просто старые воспоминания, отблески прошлой жизни. Если вдуматься, то всё это ему теперь, действительно, ни к чему.
       Загорелые парни, в одних только плавках, играли в волейбол. Димка остановился посмотреть. Игра ему не понравилась. Ребята играли плохо, особенно один - хилый, ещё совсем белый и в очках. Он всё время мазал, плохо подавал и боялся падать за мячом на песок. Наверное, берёг очки, потому что знал - нужные линзы невозможно достать нигде. Вдруг, после неудачной подачи, мяч полетел в сторону Димки. Он уже почти касался земли у его ног. И тогда Димка, в сотые доли секунды, присел и чисто автоматически, оттренированным движением послал мяч к очкарику. Никто из играющих такой мяч взять, конечно бы не смог.
       Димка ещё не осознал того, что произошло. Но почувствовал, что испаряется. Безболезненно и даже приятно. Как же он мог забыть! Он вмешался в земные дела и нарушил закон сохранения Энергии.
       Когда Вера пришла к сосне, димкиной души там уже не было. Её не было нигде. Больше она её не встречала никогда...

    Глава 2.

    Чёрное яйцо.

       Дениз всегда мечтала увидеть свою родину. Хотя она родилась и выросла в Новой Зеландии, но её почему-то очень тянуло в Швейцарию, откуда были родом родители. И вот теперь Дениз наконец-то путешествовала по Швейцарии на автомобиле и всё здесь ей безумно нравилось.
       Сегодня Дениз предстояло проехать от Альтдорфа до Беллинцоны, чтобы оттуда добраться до горного озера Лаго-Маджоре. Дорога поднималась всё выше и выше к Сен-Готардскому перевалу. Дениз ехала медленно, часто останавливалась и снимала панораму гор на цветную кинопленку, хотя и чувствовала, конечно, что потом эти кадры, без единого яркого пятна или движущейся человеческой фигуры, наверняка покажутся скучными и однообразными.
       Сегодня с самого утра Дениз испытывала какое-то странное волнение, хотя всегда была очень уравновешенной, не поддающейся настроениям девушкой.
       До Беллинцоны уже оставалось всего несколько километров, как вдруг Дениз увидела левый поворот, не обозначенный ни на одной туристической карте. Это удивило её - ведь она знала исключительную точность швейцарских карт. Эта дорога влево вела круто вверх в горы, она была асфальтирована и такой же ширины, как основная автострада. Но над ней почему-то висел знак "проезд запрещён". Это также казалось странным, хотя, конечно, где-то дальше и могли вестись ремонтные работы или же начиналась лавиноопасная зона. Но самое странное было всё же не это. Дело в том, что как только Дениз увидела эту дорогу, она поняла, что когда-то где-то уже видела её и что обязательно должна поехать по ней, что бы ни ждало её впереди.
       Дениз, не обращая внимания на знак запрета, свернула влево, и повела машину дальше. Что-то настойчиво звало её вперед. Дорога постепенно сужалась, асфальт сменился щебёнкой и, наконец, через несколько километров, дорога вдруг упёрлась прямо в пропасть.
       Этого Дениз ожидала меньше всего. Она вышла из машины и огляделась: перед собой она не увидела ни ремонтных работ, ни следа обвала, ни продолжения дороги где-нибудь впереди. Неужели её так тянуло сюда только для того, чтобы она смогла увидеть эту дорогу, ведущую в никуда? Справа круто громоздился горный склон, внизу слева находилась небольшая котловина, поросшая лесом. Хотя было ещё и не очень поздно, но уже начинало быстро темнеть, как это обычно бывает в горах. Нигде ни огонька, ни признака жилья. В долинах внизу начал подниматься белый туман. Видимо, оставалось лишь одно - осторожно развернуть машину и ехать обратно.
       Дениз снова села за руль и вдруг обнаружила, что у неё кончился бензин. Это было очень странно, ведь бензобак не протекал, а заправлялась она только сегодня утром. Видимо, начинались чудеса, которые Дениз предчувствовала ещё с утра, но чудеса не из приятных.
       Дениз задумалась. Ехать обратно - невозможно. Ночевать в горах - тоже. И холодно и страшно. Если же оставить машину и идти пешком назад, к основной дороге, чтобы взять у кого-нибудь немного бензина или попросить довезти до ближайшего ночлега, то пройдет часа полтора. Тогда будет совсем темно и вряд ли кто-нибудь ещё поедет через горы. Придется снова карабкаться наверх, чтобы вернуться к машине, а не ночевать прямо на дороге.
       Стало почти совсем темно, а Дениз всё сидела в машине на краю пропасти и не могла придумать ничего. Она ругала себя за то, что поддалась какому-то наваждению, свернула на эту дурацкую дорогу, но это, конечно, нисколько не помогало ей. И вдруг, когда стало совсем холодно и страшно, она услышала ... колокольный звон. Он раздавался где-то совсем рядом, в котловине слева, которая густо поросла лесом и где, как ей показалось раньше, не было никакого жилья. Значит, там всё-таки есть какой-то городок или хотя бы деревушка, где можно найти и ночлег и немного бензина. Обрадованная Дениз выскочила из машины и пошла напрямик в лес, в темноту, на звук колокола...
       Как ни странно, Дениз не сломала себе ноги, не заблудилась, а, действительно, через некоторое время, которое от страха показалось ей вечностью, добралась до какого-то крохотного городка. Как только Дениз вошла в городок, колокол сразу же замолк.
       Городок производил странное впечатление. Во-первых, он освещался газовыми рожками, о которых Дениз только читала в книгах. А ведь все справочники утверждали, что Швейцария, вплоть до мельчайших деревушек, была электрифицирована и телефонизирована еще в начале двадцатого века! Видимо из-за этих тусклых газовых фонарей городок казался мрачным, запущенным и негостеприимным. Это впечатление усиливалось старинной архитектурой. На тех улочках, по которым шла Дениз, не было ни одного современного здания, ни одного автомобиля. В окнах не горело электричество, лишь кое-где мерцали свечи или керосиновые лампы. Редкие прохожие, одетые в старинные одежды, тоже производили странное впечатление. Возможно, жители городка отличались исключительной консервативностью и приверженностью к старине. А, может быть, Дениз попала в один из живых городов-музеев, созданных специально для туристов. Хотя она и не помнила, чтобы в справочниках говорилось о чём-либо подобном на дороге Альтдорф - Беллинцона.
       Редкие прохожие казались Дениз неприветливыми, хмурыми и какими-то бледными, вялыми. Хотя, конечно, они могли выглядеть бледными из-за тусклого газового освещения. Из переулка вышла молодая женщина с младенцем на руках. Она равнодушно прошла мимо, но у Дениз вдруг заколотилось сердце: эту женщину она, несомненно, уже видела когда-то. И лицо и одежда женщины были странно знакомы. Женщина давно уже скрылась в конце улочки, а Дениз всё ещё мучительно вспоминала и никак не могла вспомнить - где и когда она могла её видеть.
       Дениз вышла в центр города и оказалась у ратуши. Прохожих становилось всё меньше и меньше, но все они казались такими странными, погружёнными в свои мысли и неприветливыми, что у Дениз никак не хватало духу обратиться к кому-нибудь. Наконец она поняла, что нельзя оставаться на улице из-за какой-то глупой нерешительности и надо обратиться к первому же встречному. Потому что он просто может быть и последним.
       Первым и, наверное, последним встречным, к счастью, оказался средних лет мужчина с приятным, умным лицом, который, как показалось Дениз, был непохож на всех остальных, встреченных ею до сих пор.
       Мужчина был мэром городка и сказал Дениз, что гостиницы в городе нет, но она вполне может переночевать в мэрии. Они вошли в мэрию с черного хода и мэр поручил Дениз какой-то седой, совершенно глухой старушке с добрым лицом, которая почему-то находилась там глубокой ночью. Старушка затопила камин, постелила Дениз на кушетке в большой комнате, заваленной старинными фолиантами, откуда-то принесла еды и горячего чаю. У изголовья она поставила канделябр с тремя зажжёнными свечами, прилегла на диванчик в углу и тут же захрапела. При этом Дениз вдруг на секунду показалось, что старушка, пожалуй, осталась здесь, чтобы стеречь её. Эта неясная мысль лишь мелькнула и исчезла, почему-то совершенно не испугав девушку.
       После всего пережитого Дениз не спалось. Тихо потрескивая, горели свечи. В одном углу спала, похрапывая, старушка, в другом тёмной кучей громоздились старинные книги, которые, видимо, давно уже не интересовали никого. Странное волнение, охватившее Дениз с утра, не проходило. А что, если старушка только притворяется спящей? Дениз взяла канделябр и прошлась по комнате. Старушка спала. Дениз наугад раскрыла какую-то книгу в кожаном переплёте и с медными застежками. Она увидела рисунки прозрачного шара с обнажённой девушкой внутри. На другой странице - тот же шар, на третьей - тоже. И так далее - весь манускрипт до конца. Странная тема для средневекового художника! Похоже на фантазию какого-то маньяка.
       Старушка по-прежнему мирно храпела. Дениз вышла в коридор и прошлась по скрипучим деревянным половицам. Все двери были отперты и за ней никто не следил. Дениз поднялась на второй этаж и наугад толкнула одну из дверей. В комнате, заставленной старинной мебелью, царил ужасный беспорядок. Затхлый воздух говорил о том, что эта комната, видимо, была превращена в кладовую. Кажется, и вообще мэрия в этом городе была не очень-то образцовым заведением.
       Какая-то сила повлекла Дениз к окну. С трудом пробравшись через завал из стульев и кресел, Дениз взглянула вниз на городскую площадь и обомлела. Прямо перед мэрией она увидела громадный стеклянный шар. Он светился слабым голубоватым светом. А внутри шара, более ярким, но уже не голубым, а тёплым, кремовым светом, сияло обнаженное тело девушки.
       Дениз вернулась обратно. Она погасила оплывающие свечи и легла. Ей наконец-то захотелось спать. Засыпая, она вдруг вспомнила: молодая женщина с младенцем, которую она встретила сегодня, как две капли воды была похожа на ее пра-прабабушку на старинном семейном портрете.
       Утром пришёл мэр и взялся проводить Дениз до дороги. Только, сказал он, придется выйти с чёрного хода. На что Дениз ответила, что ей абсолютно всё равно. На её вопрос о бензине он с неудовольствием заметил, что такого у них в городе нет, так что придётся Дениз самой поискать его где-нибудь в другом месте. Дениз промолчала. Мэр, видимо, тоже был со странностями, как и все в этом городке, хотя и вполне симпатичным человеком.
       Дениз очень хотелось спросить его о шаре, но она чувствовала, что делать этого никак нельзя. Потому что потом она будет жалеть об этом всю жизнь. И, тем не менее, она не выдержала и спросила. И вдруг увидела, что лицо мэра потемнело.
       - Значит, вы всё-таки видели его? - чуть не плача сказал мэр и добавил: - Вы не должны были видеть это. Но теперь уже всё равно. Теперь можно выйти на площадь и посмотреть его вблизи. А потом вернёмся в мэрию и поговорим кое о чём.
       Они вышли теперь уже с главного входа и Дениз поняла, почему мэр водил её через черный ход: шар лежал прямо перед мэрией на брусчатке городской площади, глубоко продавив её своей тяжестью. Дениз обошла шар и остановилась перед девушкой. Взглянув в её лицо, Дениз отпрянула: девушка была точной копией её самой! Как будто Дениз стояла не перед шаром, а перед выпуклым прозрачным зеркалом.
       Глаза у девушки, хотя и были открыты, но всё-таки, непонятно почему, казалось, что она спит и не видит ни Дениз, ни того, что её окружает. Глядя на неё уже не со второго этажа мэрии, а совсем вблизи, Дениз почувствовала какую-то необъяснимую, хотя и вроде бы абсурдную уверенность в том, что девушка - живая.
       Они вернулись в мэрию, в ту самую комнату, где Дениз провела ночь, и там мэр вдруг заявил, что в интересах города и его жителей ему придётся на некоторое время задержать Дениз. Говорил он грустно, сдержанно и Дениз чувствовала, что разговор этот неприятен ему, что он крайне озабочен таким поворотом событий. Несомненно, что всё дело было в шаре, который Дениз нельзя было видеть и который она всё-таки увидела. Чувствовалось, что и сам мэр очень озадачен всем происшедшим и теперь не знает, как же поступить с Дениз дальше.
       Дениз не представляла, себе, чем может завершиься это неожиданное заточение, но теперь она почему-то больше не волновалась. Ещё ни разу в жизни она не испытала никаких приключений и сейчас ей было даже интересно, чем же кончится дело. После ухода мэра она обошла всё здание - на тот случай, если придётся бежать. Все входные двери на этот раз оказались заперты, а окна первого этажа - зарешечены. Повсюду в комнатах царил беспорядок и стоял затхлый запах нежилого помещения. Бежать, видимо, было невозможно. Но даже и это не расстроило Дениз. Она просто констатировала факт и всё.
       В обед снова пришел мэр, принес груду вкусных вещей и сказал, что всё это посылает его жена. Угощая Дениз то фаршированной индейкой, то пирогом с малиной, он осторожно завёл разговор о том, что для Дениз лучше всего было бы остаться в городе навсегда. Он рассказал, что население городка невелико - только около трёхсот семей, но всё это народ честный, работящий, семейственный. Есть и несколько весьма достойных молодых людей, например, сын аптекаря, сын колбасника, кожевника, зеленщика и некоторые другие. Каждый из них был бы счастлив взять её в жены. Пусть она поживёт, присмотрится, а там, кто знает, может быть, действительно, найдёт здесь свою судьбу и счастье. Ведь жизнь в маленьких городках имеет массу своих преимуществ - она, прежде всего, намного здоровее, чем в шумных, суетливых и бездушных столицах, где никому ни до кого нет абсолютно никакого дела.
       Может быть, в его словах и была какая-то доля истины, но они привели Дениз в ужас. Стараясь ничем не выдавать своего волнения, Дениз сказала, что должна подумать. Ей хотелось оттянуть время и придумать какой-нибудь план спасения. Мэр видя, что этот разговор неприятен Дениз, перевёл его на другую тему. Он начал рассказывать об истории города, так что Дениз нетрудно было снова заговорить о волнующем её шаре. Оказалось, что этот шар был создан ещё в тринадцатом веке алхимиком Жаном Вассеном и с тех пор стоит на площади перед мэрией. Но Дениз поразилась не столько тому, что что шар с девушкой, которую невозможно создать даже и сейчас при современном уровне науки и техники, был создан семь веков тому назад, сколько тому, что средневековый алхимик носил ту же фамилию, что и она сама. Оказалось, что лаборатория Жана находилась в подвале как раз этого же самого здания мэрии. Увидев, что Дениз заинтересовалась рассказом об алхимике, мэр предложил ей спуститься с ним в подвал и осмотреть лабораторию.
       Слабый свет свечей, не освещающий почти ничего, кроме бледных лиц Дениз и мэра, темные углы огромного подвала, низкие своды, колбы и реторты, покрытые слоем многовековой пыли, груда полуистлевших книг - всё это производило зловещее впечатление. Дениз уже хотела уйти, как взгляд её упал на небольшую нишу в толще каменной стены. Она приблизила к нише свечу и увидела, что там лежит тёмный блестящий шар размером с куриное яйцо. При этом мэр вспомнил, что как-то в детстве, лет сорок тому назад, он тоже однажды приходил сюда с отцом и тогда это самое яйцо точно так же лежало здесь.
       Яйцо очень понравилось Дениз и ей захотелось взять его себе, хотя какой-то внутренний голос опять зашептал ей, что делать этого ни в коем случае нельзя. Иначе она будет раскаиваться всю жизнь. В то же время здравый смысл возражал этому голосу, что нет на свете ничего безобиднее, чем маленький стеклянный шарик, который семь веков пролежал в подвале, не принеся никому абсолютно никакого вреда. Когда она спросила мэра, он равнодушно пожал плечами и сказал, что Дениз может взять себе всё, что ей здесь понравится.
       Дениз протянула руку к яйцу и неожиданно ощутила, что оно тёплое. Тёплым был даже камень под ним, как будто яйцо прогревало толщу камня много веков подряд. Но самое удивительное заключалось в том, что, в отличие от всех остальных предметов в этой заброшенной лаборатории, на яйце не было ни пылинки, как будто кто-то только что заботливо протёр его тряпочкой. Дениз сунула яйцо в карман брюк и они поднялись наверх.
       Оставшись одна, Дениз стала думать, как ей следует поступить теперь. В конце-концов она пришла к выводу, что лучше всего сказать правду - она здесь не останется ни за что. И требует немедленно отпустить её, потому что никто не имеет никакого права держать её здесь против воли. Может быть, какой-нибудь уклончивый ответ или оттягивание ответа и были бы гораздо благоразумнее, но Дениз всегда отличалась удивительной прямотой. А, кроме того, мэр с его благородным лицом и грустными глазами, внушал ей полное доверие. Придя к такому решению, Дениз пожалела, что не сказала этого сразу, а теперь, когда мэр ушёл, придётся снова ночевать в мэрии и ждать следующего утра, потому что мэр обещал вернуться только завтра утром.
       От нечего делать Дениз решила повнимательнее рассмотреть чёрное яйцо при свете дня. Яйцо по-прежнему оставалось чуть тёплым, как будто что-то согревало его изнутри, или же, вернее, как будто оно было живым. Тёмное, почти чёрное, яйцо не было гладкого цвета - изнутри на поверхности проступали бесформенные разводы. И самое удивительное заключалось в том, что когда Дениз всмотрелась в них, она, как это ни невероятно, увидела, что рисунок этих разводов медленно меняется. Точно так же, как меняется форма облаков, если долго смотреть на небо. Как будто шар был наполнен газом, слои которого, не смешиваясь, вот уже семь веков подряд перемещаются в нём. Хотя, конечно, этого просто не могло быть - ведь шар был очень тяжёлым. Видимо, этот шар тоже был какой-то хитрой поделкой средневекового алхимика. Или же - чем-то вроде неудачного "эскиза" большого шара, установленного на площади.
       Потом Дениз решила снова рассмотреть рисунки шара с девушкой в средневековом фолианте. В книге, от начала до конца, были одни только рисунки и никакого текста. Первый рисунок датировался 6 июля 1239 года, а последний - и это было самое удивительное - завтрашним днем! На этом книга кончалась.
       Сначала Дениз подумала, что это просто абсурдно - на всех страницах рисовать одно и то же. Но когда присмотрелась повнимательнее, обнаружила, что все рисунки - разные. Поза девушки в шаре постепенно, от десятилетия к десятилетию менялась. Это открытие просто потрясло её. Девушка то стояла, то лежала, то сидела в шаре. Глаза её иногда были открыты, иногда закрыты, а то и вообще смотрели куда-то вбок. На некоторых рисунках руки были вытянуты, на других - согнуты в локтях, где-то девушка как будто шагала, а на одном даже сидела на корточках. Причём на соседних рисунках изменения в позах были небольшими, но если сравнить два рисунка с интервалом в 100 лет, то они уже ничуть не походили друг на друга.
       И тогда Дениз поняла, что чувства не обманули её - девушка в шаре, действительно, была живая. А рисунки в книге, похожие на кадры рисованного фильма, отражали её жизнь, непонятную и совершенно незаметную для окружающих. Потому что жители городка настолько привыкли к шару и девушке в нём, что, равнодушные и нелюбознательные по природе, они просто проходили мимо даже и не глядя на них. Скорее всего, они никогда не видели мультфильмов и, к тому же, никто из них ни разу не дал себе труда заглянуть в древнюю книгу и поразмыслить над ней. А, главное, потому что жизнь девушки протекала совершенно в ином измерении, чем у всех остальных людей. За те века, которые прошли со времени её создания, девушка переменила всего лишь несколько поз. И никто не заметил этого. Потому что у людей за это время сменились десятки поколений, но на протяжении жизни одного поколения поза девушки оставалась почти неизменной. Ясно, что сама девушка, хоть и смотрела на людей, но тоже не видела их. Ведь для неё они, наоборот, двигались с ужасающей быстротой. Она просто не успевала их увидеть.
       Но самое потрясающее было в том, что современный мир повидимому ничего не знал о существовании этого потерянного городка и этой удивительной девушки в шаре. Значит, теперь Дениз предстояло стать их первооткрывательницей.
       Рано утром пришел мэр и Дениз заявила ему, что она всё хорошо обдумала и не может остаться в городке, тем более, что у неё уже есть жених в Веллингтоне и они должны пожениться через несколько месяцев. Видимо, этот отказ нисколько не удивил мэра. Он только грустно вздохнул и вызвался проводить Дениз до дороги. Однако сначала он взял с Дениз твёрдое обещание, что она, покинув городок, никому и никогда не расскажет о виденном здесь, особенно о шаре, потому что для жителей городка нет ничего дороже тихой спокойной жизни и они совершенно не хотят видеть у себя толпы любопытных чужаков. Сначала Дениз удивило его требование, но потом она рассудила, что жители города, действительно, имеют право жить так, как им нравится и она не должна, хотя бы даже и косвенно, вмешиваться в их жизнь.
       Перед уходом Дениз захотела попрощаться с девушкой. Она стояла совершенно неподвижно, отделённая от девушки толщей голубоватого стекла и тщетно всматривалась в её прекрасные незрячие глаза. Как удалось Жану Вассену создать эту девушку в шаре? Что чувствует она там, такая одинокая и отрезанная от всего мира вот уже в течение целых семи веков? Сможет ли она когда-нибудь выйти оттуда или же, в конце-концов умрёт в толще стекла, так и не узнав, что её окружал целый мир живых людей почти таких же, как и она сама?
       Мэр терпеливо ждал, а Дениз всё стояла и стояла, всматриваясь в прекрасное лицо девушки. Дениз стояла совершенно неподвижно долго, очень долго и про себя разговаривала с девушкой. Ведь она прекрасно знала, что видит её в последний раз в жизни и что потом ей будет её очень нехватать. Она мысленно уговаривала девушку взглянуть на неё хоть разок, хоть на секунду и этот разговор был скорее похож на горячую молитву о прозрении незрячего, хотя на самом деле Дениз никогда не верила в бога и не умела молиться.
       Дениз уже совсем решила уходить - ведь неудобно было заставлять мэра ждать себя так долго - но вдруг, в самую последнюю секунду глаза девушки встретились с глазами Дениз и она поняла, что девушка её увидела! Может быть, этот час неподвижности, который Дениз провела перед шаром, и оказался для девушки как раз той самой единственной секундой её жизни, когда она успела впервые в жизни увидеть первого живого человека на Земле. Впечатление от её встречного взгляда было таким ошеломляющим, что Дениз невольно отпрянула от стекла. Конечно, в ту же секунду она вновь стала невидимой для незнакомки в шаре. Когда, уходя из города, Дениз оглянулась и в последний раз бросила взгляд на площадь, ей почему-то показалось, что шар несколько помутнел, а очертания девушки в нем потеряли свою прежнюю чёткость. Впрочем, это для неё теперь уже не имело никакого значения...
       Дениз со своим провожатым уже около четверти часа шли по горной котловине, поросшей лесом, как вдруг где-то позади раздался сильный взрыв и Дениз поняла, что в городе что-то случилось.
       Когда они прибежали обратно на городскую площадь, оттуда уже расходились по домам последние любопытные. Шара на площади не было. Кое-где ещё валялись сферические осколки тончайшего, как в электрических лампочках стекла, но девушка из шара беследно исчезла. Видимо, увидев Дениз, девушка впервые в жизни поняла, что она не одинока во всей Вселенной, что вокруг неё существует другой мир и живут другие люди, к которым она может приблизиться. Она впервые ощутила своё ужасное одиночество в стеклянном шаре и попыталась выйти из него. Но ведь она не знала, что это невозможно! И эта попытка кончилась трагически - девушка перестала существовать.
       Потрясённая Дениз благополучно добралась до своей машины, с трудом развернула её на узкой горной дороге над пропастью и, не включая мотора, погнала машину вниз, к автостраде Альтдорф - Беллинцона. Сделать это, благодаря большому уклону, оказалось совсем нетрудно и теперь Дениз недоумевала - почему же она не додумалась до этого с самого начала. Так же - вполне благополучно - Дениз закончила своё путешествие по Швейцарии и вернулась в Веллингтон.

    *

    * *

       Прошло несколько лет. Дениз так никому и не рассказала о том, что произошло с ней когда-то на горной дороге в Швейцарии. Если бы не чёрное яйцо, которое теперь согревало подоконник её спальни, всё это вполне могло показаться причудливым сном. Дениз давно уже была замужем и брак её оказался удивительно удачным. Одно только постоянно мучило Дениз: она так ничего и не рассказала мужу ни о странном городке, ни о погибшей девушке. Отчасти потому, что дала обещание мэру, но - и это было главное - потому что она знала: её рассказ прозвучит слишком невероятно и произведёт неприятное впечатление на мужа. Её исключительно трезвый и практичный муж, запутавшись в столь нелогичном нагромождении столь невероятных событий, при всём желании никогда не сможет ни понять Дениз, ни поверить ей. И тогда ему останется предположить одно из двух: либо у неё не в порядке психика, либо она настолько глупа, что позволила себя одурачить какому-то проходимцу.
       Время от времени Дениз снился один и тот же сон: она возвращается в тот маленький городок, освещённый газовыми рожками, идёт узенькими улочками прямо к мэрии, но теперь все жители городка веселы, приветливы, жизнерадостны. Они бросаются к ней, поздравляют с возвращением, обнимают, дарят цветы, зовут к себе в дома... А Дениз почти бегом бежит к площади: она знает - там её ждет прекрасная незнакомка - девушка из шара и их встреча будет самым счастливым моментом её жизни... Дениз рада, просто счастлива - наконец-то после стольких лет отсутствия она вернулась к себе! Больше она не уйдёт отсюда никогда и никуда...
       А потом она просыпается и вокруг - снова пустота, одиночество, отчаяние. Несмотря на достаток, прекрасного мужа и спокойную, счастливую, размеренную жизнь, где всегда и всё идёт точно так, как и было намечено заранее...
       Дениз как бы прожила две совершенно разные жизни: одну - нынешнюю, вполне реальную, счастливую и спокойную, которая была у неё до поездки в Швейцарию, которая продолжается и сейчас, и, судя по всему, продлится еще несколько десятилетий вплоть до её глубокой старости. И другую - короткую и яркую, промелькнувшую всего за два неполных дня, но насыщенную такими необыкновенными, просто невероятными событиями. И по ночам, в тревожных, тоскливых снах, только эта короткая нереальная жизнь и кажется ей единственно настоящей, её собственной, а не чьей-то чужой жизнью.
       В эти годы счастливого замужества Дениз сполна изведала муки ностальгии, о которой когда-то лишь читала в книгах. Этот городок и эта незнакомка в шаре были с ней всегда - где бы она ни находилась и что бы она ни делала. Как какой-то другой, параллельный мир, который никто не видит, кроме неё. Или как хроническия болезнь, какое-то уродство, которое сопровождает человека до самой его могилы. А, вернее говоря, это она всегда была с ними, всегда была там. Стоило ей закрыть глаза - и она опять видела эту площадь, эти улочки, этот шар с девушкой внутри... Она ложилась спать с единственной мечтой - снова, хотя бы во сне, побывать там. Она теперь знала, что её место было именно среди этих людей, в том городке, а совсем не здесь, не в этой жизни, которой она живет в Веллингтоне. Ей надо было тогда соглашаться на предложение мэра остаться в городке, отказавшись, она совершила роковую ошибку, но теперь поздно говорить об этом.
       Ей было очень тяжело, хотя окружающие ничего не замечали и искренне считали ее спокойной, жизнерадостной и вполне счастливой. Шли годы, но легче не становилось. Кто бы мог подумать, что те два дня так изменят её жизнь! Но если бы вдруг и нашлась такая сила, которая могла бы лишить Дениз этих воспоминаний, она ни за что не отказалась бы от них! Она чувствовала себя старухой, которая всё живёт и живёт такую долгую-долгую, чью-то чужую жизнь и эта тягостная, чужая жизнь всё никак не кончается.
       В те годы у неё в памяти постоянно вертелись какие-то стихи, которые, как ей казалось, были написаны прямо про неё:
       И земля не моя,
       И страна на моя,
       Я - никто и нигде и ничья.
       И эпоха и планета не мои,
       Но вы тоже - никто и ничьи.
       Я страшно устала,
       ужасно устала -
       Так долго жила
       и так много видала.
       Как жаль, нет привала
       на нашем пути,
       Где можно присесть,
       если тяжко идти.
       Где можно забыть,
       простить, отдохнуть.
       Но счастье, что смертью
       кончается путь...
      
       Счастливая, размеренная, сытая жизнь в прекрасной, может быть даже, самой красивой стране мира - Новой Зеландии - становилась всё тягостней и тягостней. Надо было что-то делать, ведь дальше так жить просто невозможно. И Дениз решила снова поехать в Швейцарию. Она прекрасно знала, что гонится за призраком, что такое случается лишь один раз в жизни, но у неё было ещё черное яйцо. Она несла ответственность за него. Надо хотя бы попробовать вернуть его на прежнее место. Оно должно жить там, в подвале, в лаборатории Жана Вассена. Она чувствовала, что здесь, в Веллингтоне, яйцу тоже очень плохо и оно страдает от ностальгии не меньше, чем она сама.
      

    *

    * *

       Летом 1968 года все швейцарские газеты несколько дней писали о том, что на пути между Альтдорфом и Беллинцоной вместе со своей машиной бесследно исчезла новозеландская туристка - молодая женщина из Веллингтона. Поиски не дали ничего. Самое странное, что в этот период в горах не было ни оползней, ни несчастных случаев на дорогах, ни ливней, ни обвалов...
      

    *

    * *

       Альфред ехал на машине по следам Дениз. Он примерно представлял себе маршрут её путешествия. Может быть, ему удастся то, чего не смогли сделать ни полиция, ни отряды спасателей. Может быть, интуиция и любовь подскажут ему, где искать хоть какие-то следы пропавшей жены. На автотрассе Альтдорф - Беллинцона он увидел какой-то не указанный на карте левый поворот. Поворот вёл круто вверх, в горы, а над ним висел знак "проезд запрещён". Что-то подсказало Альфреду, что Дениз проехала именно здесь. Что-то настойчиво звало его вперёд. Он свернул налево и поехал по крутой дороге, которая постепенно всё сужалась, асфальт сменился щебёнкой и вскоре дорога вообще упёрлась в пропасть.
       Этого Альфред ожидал меньше всего. Он вышел из машины и огляделся: ни следов обвала, ни продолжения дороги где-нибудь впереди. Дорога, ведущая в никуда. Справа круто громоздился горный склон, слева находилась небольша котловина, поросшая лесом. Вокруг ни огонька, ни признаков жилья. В долинах клубился белый туман...
       Альфред подошёл к самому краю пропасти. И вдруг он увидел у себя под ногами любимую игрушку Дениз - круглый тёмный камень, который всегда лежал на подоконнике их спальни. Альфред сразу узнал его. Он наклонился, поднял камень и начал его рассматривать. Это был точно он - тот самый камень, но только теперь совсем лёгкий, как пустая яичная скорлупа, абсолютно чёрный и совершенно холодный.
       Альфред размахнулся, зашвырнул игрушку как можно дальше в пропасть, сел в машину, с трудом развернулся на узкой горной дороге и поехал обратно - к автотрассе Альтдорф - Беллинцона. Он понял, что больше не увидит Дениз никогда...
      

    Глава 3.

      

    Ян Палах

    Смерти меньше всего боятся те люди, чья жизнь имеет наибольшую ценность.

    Иммануил Кант (1724-1804 гг.) немецкий философ

      
       Времена не выбирают,
       В них живут и умирают...
      
       После того, как кончилась советская власть и советские люди на одной шестой части земной суши наконец-то прекратили строить этот мифический, недосягаемый коммунизм (в котором на самом деле должны и даже обязаны были жить уже начиная с 1980 года), их перестали сажать за политические анекдоты. Понятно, что, несмотря на опасность, в те времена анекдоты всё равно рассказывали, например, такой:
      
       Поспорили как-то народы мира о том, какой из них самый смелый, самый мужественный. Говорит американец: Ну как же, у нас национальный герой и образец для подражания Джеймс Бонд - самый смелый человек мира! Говорит француз: Ну что вы! Мы все знаем, что каждая седьмая женщина больна и тем не менее, не перестаём любить наших женщин! И тогда вступает русский: Да что вы! И это вы называете смелостью?! Вот мы, например, прекрасно знаем, что у нас каждый третий - стукач, а ведь всё равно рассказываем анекдоты.
      
       Из тех же самых времён, когда, помимо строительства коммунизма, ещё и активно боролись с происками американского империализма, доказывая всему миру преимущества социалистического образа жизни, можно вспомнить также и другой анекдот:
      
       Поспорили как-то американец и русский, кто из них живёт лучше. Американец говорит:
       - Вот я живу в доме, где у меня две спальни, гостиная, кабинет, кухня, детская комната и будуар для жены, всего семь помещений. А у вас сколько комнат в доме?
       Русский гордо отвечает: у меня дома тоже точно такое же количество помещений, только между ними стен нету!
       Тогда американец продолжает:
       - А вот я на работу на мерседесе езжу, а вы на чём?
       Русский не растерялся и отвечает ещё более гордо:
       - Подумаешь! У вас всего-то одна машина, а у меня - целых две. На работу я на автобусе езжу, а вот за границу - так аж на танке!
      
       Современная молодёжь вряд ли его поймёт, вряд ли даже поверит, что в те времена советские люди не могли просто так взять да и позвонить из дома за границу, так как международная линия была навеки заблокирована, не могли взять да и поехать за границу по своему собственному желанию, как это делают сейчас даже школьники. Пределом мечтаний было тогда попасть хотя бы в близкую Болгарию или Польшу, хоть краешком глаза увидеть такой недоступный зарубежный мир. Вот почему самым престижным институтом всегда был именно московский МГИМО - ведь его выпускники имели шанс попасть даже в далёкие, почти что мифические Японию или США. Когда же одного такого "патриота" как-то спросили, почему это он при всей своей "любви" к СССР, всю жизнь проводит в США и своих детей учит только там, то он, не моргнув глазом, ответил: "Потому что я на самом переднем крае борюсь против американского империализма!". Если кадровым дипломатам, после нескольких лет службы на родине, всё-таки удавалось вырваться впервые на работу за границу, то на мидовском жаргоне это называлось "отлепиться от стенки".
       К сожалению, анекдот про танк очень грустный и даже трагический. Его рассказывали после 1968 года, когда с помощью советских танков Пражская весна была разгромлена и залита кровью. Именно с тех самых пор стало известно имя Яна Палаха - молодого чеха, мученика, погибшего ради свободы своей родины.
       Разумеется, газеты социалистических стран, и прежде всего Советского Союза, писали тогда о блестящей победе и разгроме реакционных контрреволюционных сил, которые хотели погубить в Чехословакии все завоевания социалистического строя. Но люди-то знали, что эта цивилизовання, европейская страна с древними традициями и культурой, просто попыталась вырваться из социалистического "лагеря" (так он и на самом деле тогда назывался и лишь впоследствии, поняв всю двусмысленность ассоциации с советскими и фашистскими концлагерями, партийные идеологи переименовали его в "социалистическое содружество"), демократизировать свою родину, дать возможность людям жить по-человечески, а не в подневольной стране-сателлите Советского Союза.
       Разумеется, официальная пропаганда никогда не называла тогда имя Яна Палаха - молодого человека, который сгорел как яркий факел, доказав всему миру, что есть ещё в стране люди, не вынесшие позора советской оккупации и готовые умереть за свою родину. К сожалению, в тех условиях ничего другого он сделать просто не мог. Он только отдал свою жизнь - и всё. Только жизнь...
       Но те люди, которые интересовались чем-то ещё кроме собственного пищеварения, знали его имя благодаря "вражеским голосам": Би-би-си, "Немецкая волна", "Свобода", которые, несмотря на постоянное и очень интенсивное глушение, иногда всё-таки можно было услышать где-нибудь на даче, за городом и даже в периферийных городах.
       Ян Палах... Чистый, светлый, благородный, тонко чувствующий, эмоциональный. Думая о нём, люди задаются вопросом: ну почему же так часто гибнут именно лучшие, а столько бывших палачей и тюремщиков доживает до глубокой и беспечальной старости? Может быть, правы те, кто на этот вопрос отвечают так: чистый и светлый человек пролетает по Земле как звезда, он сразу выполняет своё предназначение и Бог забирает его к себе...
       Родился он в 1948 году недалеко от Праги в маленьком чешском городке Вшетаты в семье простых ремесленников (его родители оба были кондитерами), а погиб в январе 1969 года. К моменту гибели двадцатилетний юноша уже был студентом философского факультета Карлова Университета в Праге. Сам выбор будущей специальности тоже свидетельствует о том, что человек не был практичным, меркантильным (ну куда, скажите, может пойти работать философ, тем более в социалистической стране, где допускается лишь единственная в мире философия - марксистско-ленинская?), что его уже тогда больше всего интересовали глубокие вопросы смысла жизни.
       Бывшие сокурсники вспоминали потом, что юноша отличался замкнутостью, молчаливым характером, хотя у него всё-таки уже была своя девушка, но даже и ей он ничего не сказал о своих намерениях.
       В три часа дня 16 января 1969 года он появился на Вацлавской площади Праги, поставил рядом с собой портфель, в котором, как оказалось потом, были письма с протестами против порабощения Чехословакии Советской Россией. Потом облил себя бензином из принесённой с собой пластмассовой бутылки и чиркнул спичкой. Превратившись в живой факел, Ян начал кататься по земле, прохожим удалось погасить огонь, но всё-таки через три дня юноша скончался в больнице. Перед смертью он был в сознании и попросил передать другим, чтобы никто больше его поступка не повторял...
       Тем не менее, некоторые люди, так же как и Ян Палах, не смогли вынести национального унижения и отчаяния, которое охватило всю Чехословакию, когда Пражская весна была залита кровью с помощью советских танков. Так, 25 февраля того же года, на той же Вацлавской площади Праги сжёг себя ещё более молодой человек - восемнадцатилетний студент Ян Зайиц, перед этим он выпил бутылку кислоты, чтобы обжечь себе горло и потом не кричать от боли. В апреле 1969 года, так же погиб уже совсем не молодой, а вполне зрелый сорокалетний человек, который, к тому же, ещё и был партийным работником (следует напомнить молодёжи, что в социалистическом лагере никаких других партий, кроме коммунистической, не было и быть не могло). Звали его Эвжен Плоцек и произошло это уже не в Праге, а в городе Йиглава...
       Лицо Яна можно увидеть на маленькой фотографии в Интернете - это красивый молодой человек с благородными чертами и серьёзным выражением лица. В Чехии (теперь ведь больше нет Чехословакии) о Яне Палахе не забыли - несколько лет назад даже был создан художественный фильм о нём.
       В 2001 году в Москве издательством "Центрполиграф" была издана прекрасная, серьёзная и притом как детектив увлекательная книга Леонида Млечина "МИД. Министры иностранных дел. Романтики и циники". В ней есть маленький отрывочек, посвящённый Яну Палаху. Несмотря на некоторые разночтения с другими источниками в не6существенных деталях и кое-какие повторения того, что уже было сказано ранее, стоит привести его полностью, потому что в нём есть интересные детали, которые стали известны только недавно:
      
       "Студент Ян Палах покончил с собой в 1969 году в знак протеста против оккупации Чехословакаии. 16 января двадцатилетний Палах купил белое пластмассовое ведро с крышкой и налил в него бензина на заправочной станции на той же улице, где обедал в студенческой столовой. На главном почтамте оставил несколько писем. Примерно в четыре часа дня с ведром, полным бензина, он подошёл к национальному музею в самом центре Праги. Снял крышку с ведра, облил бензином голову и одежду и зажёг спичку. Нестерпимая боль погнала его через мостовую к тротуару. Прохожие, замершие от ужаса, увидели как движется пламенный шар. На углу Ян Палах упал. Первым опомнился регулировщик уличного движения. Он набросил на горящего юношу свою шинель и сбил пламя.
       За годы, прошедшие после смерти Яна Палаха, чешские журналисты подробно описали его короткую жизнь. Он был одинок, молчалив, вежлив и очень внимателен к окружающим. За год до смерти вместе со студенческим отрядом он побывал в Советском Союзе и сумел там добиться, чтобы бригада получала полноценное питание и чтобы все издевательства со стороны лагерного начальства прекратились. Он сделал это один, не устраивая собраний и не требуя от товарищей поддержки. В своих последних письмах он пишет о некоей группе единомышленников, но никаких следов этой группы ни тогда, ни потом найти не удалось. Придумал ли он эту группу, чтобы придать своим требованиям более солидный характер?
       Эти требования выглялят очень скромными. Главное из них - отменить цензуру и закрыть газету, которая приветствовала ввод в Чехословакию войск Варшавского Договора. Ян Палах не требует от оккупантов немедленно покинуть страну. Его протест направлен не против власти чужой державы, с которй он ничего не может поделать, а против инертности внутри собственной страны, против медленного привыкания к самому ужасному. Он верит во внутреннее сопротивление. Он убеждён, что если интеллигенция, студенты и рабочие объединятся, то единая воля народа заставит оккупантов уйти.
       У него обгорели восемьдесят пять процентов кожи. Но он жил ещё четыре дня. Когда приходили мать и брат, старался улыбаться, хотя говорить для него уже было мукой. После его смерти медсестра уверяла, что послдними словами Яна Палаха были:
       - Никто не должен последовать моему примеру.
       Слишком складная фраза, но она устраивала власть. На похоронах ректор университета и министр культуры заклинали студентов:
       - Вы нужны стране живыми.
       Но после смерти Яна Палаха и в Чехословакии, и в других странах Европы разные люди повторяли его попытку выразить протест против оккупации страны. До последней минуты Ян Палах хотел знать, что изменил его поступок. Зашевелились ли люди, правительство?
       - Этого слишком мало, - шептал он, когда медсестра читала ему газеты.
       Он напрасно ждал каких-то известий. Руководители страны Александр Дубчек, Первый сеекретарь ЦК Компартии, и Олдржих Черник, глава правительства, выразили его матери соболезнование, но ничего не сделали. Они ещё у власти, но уже сдались и поступок Яна Палаха их только пугает. Они искренне верят, что единственное, что нужно стране, это порядок, спокойствие, нормализация. Вскоре они лишатся своих постов.
       Я хорошо помню январские дни 1969 года, когда на больничной койке умирал Ян Палах и мир был в шоке. Мне двенадцать лет, я учусь в пятом классе и после занятий мы ходим в Музей Вооружённых Сил. Вход бесплатный и в музейном кинозале тоже бесплатно крутят документальный фильм о чехословацкой контрреволюции, которая с помощью американских империалистов и западногерманских реваншистов готовила вооружённый мятеж против социализма.
       Советские газеты ничего не писали о Палахе. Мы ничего не знали о Палахе. Другие знали, но отнеслись спокойно:
       - Сумасшедший...
       ......
       Утром 21 августа 1990 года советский посол Борис Дмитриевич Панкин пришёл к тому месту, где сжёг себя студент Карлова университета Ян Палах, и возложил цветы. Он был первым советским официальным представителем, который счёл своим долгом сделать нечто подобное."
      
       С тех пор прошли многие десятилетия, мало кто помнит о Яне Палахе, ну, может быть, лишь некоторые старики. А молодёжь - та и вообще думает только о себе, о своём будущем и мало интересуется жизнью других людей, тем более, историей, да ещё и "чужой". И всё-таки, как бы ни относиться к гибели Яна Палаха, очень хочется, чтобы как можно больше людей знали и помнили о нём. Кто-то скажет, что глупо кончать с собой во имя каких бы то ни было высоких целей, потому что человеческая жизнь - самое ценное, что есть на Земле. Конечно, очень не хочется, чтобы на Земле кто бы то ни было убивал себя сам, собственными руками. Но если так рассуждать, то за всю историю человечества не было бы ни одного героя, отдавшего свою жизнь за Родину, за свободу, за спасение других жизней. Не было бы Спартака и даже того же Александра Матросова, который во время второй мировой войны закрыл своей грудью фашистский дот и которым многие десятилетия восхищались советские люди. А что сказать о матери, которая бросается на верную смерть наперерез сорвавшемуся с цепи быку, чтобы спасти своего ребёнка? Или же о дочери, отдающей свою почку безнадёжно больному отцу? Чаще всего подобные подвиги осуждают люди, которые сами неспособны на что-либо подобное. Без таких жертвенных душ, как Ян Палах, Ян Зайиц или Эвжен Плоцек - и мировая история, и человеческая духовность были бы гораздо беднее, можно даже сказать, намного более убогими, приземлёнными. А если главной жизненной целью людей на Земле будет лишь сохранение собственной жизни любой ценой, забота только о своём теле и пропитании, о том, чтобы из поколения в поколение плодить себе подобные "пищепроводы", то тогда уже вряд ли можно будет сказать, что человек - это самое ценное, что есть на Земле. Тогда просто смешной окажется фраза "Человек - это звучит гордо!" Потому что слишком уж мало он станет отличаться от других животных...
       Его душа стремительно пролетела по Земле людей, сделала своё дело и унеслась в неизвестность. Как хочется, чтобы люди знали и помнили о нём, рассказывали своим детям и учили их выскокй духовности, но с надеждой на полную жизнь и гораздо лучшую судьбу: ведь люди всё-таки живут уже в третьем тысячелетии новой эры! Ну а прошлый век пусть уйдёт навсегда, сопровождаемый такими грустными словами:

    Век двадцатый - век необычайный:

    Чем он интересней для истории,

    Тем для людей печальней...

    Глава 4.

    Большой Купол

       Жизнь в Большом Куполе шла своим чередом. Сегодня Дениз совсем забегалась: Гости просто валили толпами. Вот и сейчас она встречала новую партию: буддийский монах из Китая, русский парнишка Димка и три Гостя из Чехословакии - Ян Палах, Эвжен Плоцек и Ян Зайиц.
       После столь неудачного спортивного дебюта Димка, конечно, ожидал своего неизбежного и полного исчезновения, однако, с удивлением заметил, что он, тем не менее, всё-таки не канул в небытиё. Виртуальное тело его, разумеется, исчезло, однако он, как это ни удивительно, продолжал видеть и слышать всё вокруг, а, самое главное, вдруг ощутил стремительный полёт неизвестно куда. Ему казалось даже, что, превратившись в невидимую точку, в сгусток какой-то неведомой Энергии, он мчится не один, а рядом с ним находится ещё кто-то, хотя и невидимый и неслышимый, но вполне реальный и ощущаемый то ли на энергетическом уровне, то ли на уровне биотоков. И именно этот таинственный спутник явно увлекает его к какой-то известной только ему определённой цели.
       Однако стремительный полёт продолжался очень недолго, может быть, даже всего несколько долей секунды, после чего Димка со своим невидимым напарником оказался перед стеной густейшего тумана. Такого густого тумана он не видел никогда в жизни. Туман был похож не на явление природы, а, скорее, на занавес или почти что на ограду. Казалось, что его можно пощупать, отодвинуть, и даже просто сложить как простыню.
       Димка в недоумении завис перед столь неожиданным и, казалось бы, незначительным препятствием, как вдруг услышал голос, который, собственно говоря, в буквальном смысле слова и голосом-то не был, а, скорее, телепатическим сигналом, принятым димкиным мозгом на уровне подсознания. Голос, явно женский, приказал Димке: "А теперь возьми меня за руку, держись крепко, расслабься и ничего не бойся!" И вот, представьте себе, бестелесный и невидимый Димка ощутил, что кто-то берёт его за несуществующую руку и вместе с этим кем-то он, на несуществующих ногах, безбоязненно шагнул в белый туман.
       Мгновенное ощущение тепла и неземного покоя охватило Димку, но длилось оно совсем недолго: со следующим шагом Димка, уже в своём вполне привычном образе молодого и красивого человека очутился в таком необычном мире, какой он даже и представить себе не мог в самом немыслимом, самом фантастическом сновидении. Рядом с ним, держа Димку за руку, стояла красавица-индианка в сиреневом сари и с цветком жасмина в иссяня-чёрных волосах. "Вот, я привела его", - крикнула она вдаль кому-то невидимому и тут же ...исчезла!
       Димка ошалело озирался вокруг, не зная, куда теперь ему идти и что делать. Однако недоумевал он недолго - быстрым шагом к нему подошла другая женщина и произнесла удивительно мелодичным голосом: "Добро пожаловать к нам, в Большой Купол! Меня зовут Дениз - я здесь работаю Встречающей, по-другому это называется Хостес. Если ты хочешь отдохнуть, то я отведу тебя в Эрмитаж, а если же нет - то можем сразу пойти на экскурсию". Разумеется, молодому и спортивному Димке никакого отдыха не требовалось, и они отправились на экскурсию...
       То, что увидел Димка вокруг себя, описать обычными человеческими словами было, действительно, очень трудно, а, может быть, даже и почти невозможно. Во-первых, он никак не мог понять, находятся ли они в помещении или же в каком-то заповедном лесу или парке. Во-вторых, как он ни стрался, не мог представить себе ни действительных размеров, ни конфигурации этого так называемого Большого Купола. Кроме того, под ногами тоже было что-то непонятное - то ли чрезвычайно гладкая спрессованная земля, то ли тёмный пол из какого-то неизвестного материала. А над головой - высокий колышащийся потолок похожий на клубы густого голубого тумана. Может быть, это и, действительно, было очень низким вечерним небом с облаками, медленно и незаметно меняющими свои очертания.
       Тем временем Дениз, молодая женщина с породистым лицом изумительной красоты, начала свои объяснения: "Ты, конечно, знаешь, что не так давно ты погиб под колёсами грузовика. К сожалению, люди на Земле почти не представляют себе Законов Мироздания, поэтому мне и приходится каждый раз рассказывать попадающим сюда всё с самого начала. А ведь информация о Большом Куполе, причём самая полная, есть в Хрониках Акаши, да только они, к сожалению, недоступны для подавляющего большинства Землян..."
       Она продолжала: "Ты же материалист и должен понимать, что ничто во Вселенной не рождается из ничего, так же как и ничто сущее не исчезает бесследно. Просто разные виды материи вечно и неизбежно переходят одна в другую. А поскольку каждая материя обладает определённой Энергией, то возможен и переход материи в чистую Энергию и наоборот. Ты ведь и сам совсем недавно испытал несколько таких превращений. Пусть тебя не смущает твой теперешний вид. Просто тебе на первое время для твоего же удобства и спокойствия вернули твой привычный облик, который ты по желанию впоследствии всегда сможешь изменить и снова превратиться в сгусток Чистой Энергии, каким ты был во время полёта - до твоего появления здесь, в Большом Куполе."
       Дениз и Димка неспешно шли и шли куда-то по гладкому тёмному полу Большого Купола, перед ними открывались удивительные картины, одна непохожая на другую и Димка узнавал от Дениз всё новые и новые совершенно потрясающие вещи. Оказывается, только очень немногие люди попадают сюда после своей смерти. Доступ в Большой Купол открыт лишь людям альтруистичным, благородным, готовым, совсем не думая о себе, вечно служить другим живым существам и вообще Добру на Земле. Такая перспектива Димку вполне устраивала, хотя, конечно, многое пока ему было непонятно. Он внимательно смотрел вокруг, слушал Дениз, иногда задавал вопросы. Дениз уверила его, что со временем он, как и все другие, попадающие сюда Гости, научится хорошо ориентироваться в окружающей виртуальной действительности.
       Оказалось, что на самом деле Большой Купол, хотя и существует вечно, но не имеет ни конкретных координат, ни реальных размеров, он совершенно невидим и неощутим для обычных людей, поскольку в чистом виде является лишь сгустком мощной коллективной Энергии. Он, хотя и находится здесь и сейчас, но не может быть ни сфотографирован, ни измерен, ни обнаружен, ни уничтожен людьми. Ну и, разумеется, они никогда и никаким образом не могут в него проникнуть без соответствующего согласия или разрешения тех, кто сейчас в нём живёт и работает.
       Оказалось также, что Большой Купол поделён на Cектора, и сейчас Димка с Дениз находились в Секторе Номер Восемь, где Димке и предстояло жить в дальнейшем, если, конечно, понимать под словом "жить" совсем не то, что имеется в виду на Земле. В каждом Секторе живут души людей самых разных наций и эпох, составляющие вместе что-то вроде громадной семьи, которую одни называют Общиной, а другие - Сангхой, что, собственно говоря, одно и то же. Однако практически каждый Сектор обычно очень безлюден, так как члены Сангхи постоянно находятся в работе, которая на самом деле является Служением - поэтому-то они и называются Служителями. Кроме того, большинство Служителей обычно предпочитает принимать вид не земного человека, а энергетического сгустка (Энергиона), не имеющего ни параметров, ни веса, ни, разумеется, конфигурации. Эти, так называемые Энергионы, спокойно общаются друг с другом, в то время как для вновь прибывающих Гостей они пока что невидимы. Так что кажущаяся безлюдность Сектора - на самом деле только видимость.
       Прекрасная уютная Гостиная из роскошной резной мебели чёрного дерева и с горящим мраморным камином, где Дениз встретила Димку, фактически не имела стен и находилась ...прямо под неизвестными Димке цветущими деревьями с громадными листьями и не менее громадными яркокрасными цветами. Под одним из деревьев Димка с удивлением увидел ...спокойно лежащего тигра, к которому Дениз подошла и что-то сказала на неизвестном языке. Совершенно очевидно, что тигр её понял и даже вполне очевидно ответил. На некоторых креслах свернувшись спали кошки, рядом играли котята, в кустах бродили кролики, мелькали ещё какие-то мелкие животные, а на ковриках у камина лежали или сидели собаки и внимательно следили за Дениз и Димкой. Гостиная очень смахивала на зоопарк, но теперь Димка больше уже не удивлялся ничему.
       Они пошли дальше и Димка увидел удивительный фонтан - одна из его струй била отдельно и была окрашена в приятный оранжевый цвет, причём вода её при вращении не смешивалась с другими струями. Дениз объяснила, что это - Фонтан Забвения, его называют также Фонтаном Времени или Клепсидром. Всё дело в том, что он многофункциональный. С одной стороны, он служит для определения времени в данный конкретный момент в любой точке Земли, а, в случае необходимости, и в любой точке Вселенной. С другой же стороны, его воды, стоит лишь погрузить в них руку или омыть лицо, служат смягчению страданий, тяжёлых воспоминаний, избавлению от ностальгии и тоски об оставленных близких, о невозвратном прошлом, словом, если говорить человеческим языком, то они избавляют от депрессии, которой иногда старадают вновь прибывшие сюда Гости Большого Купола.
       Димка поинтересовался, где же находятся другие Сектора и сколько их всего в Большом Куполе? Сколько Служителей насчитывается сейчас здесь? Дениз ответила, что она не интересовалась этим, да, к тому же, это не имеет никакого значения. Дело в том, что количество Секторов меняется в зависимости от потребности, а число Служителей тоже очень непостоянно - кто-то возвращается на Землю, чтобы продолжить своё Служение там, но уже в виде настоящих людей, кто-то поднимается на более высокие Уровни и покидает Большой Купол. Служители редко бывают здесь - обычно они находятся на Служении в самых разных точках Земного Шара. К тому же, каждый настолько предан своему Служению, что у него просто не остаётся ни сил, ни времени, чтобы особо интересоваться общими вопросами. Если же Димка захочет посетить другие Сектора, то это тоже не проблема, и как-нибудь они могут сходить туда вместе. Кстати, между Секторами не существует стен - границы, отделяющие один Сектор от другого, довольно подвижны и представляют из себя что-то вроде полупрозрачного воздушного занавеса, вполне проницаемого для Гостей и других посетителей.
       А ещё Дениз показала Димке Эрмитаж, называемый также Домом Одиночества, Хижиной или Убежищем, где каждый, кто время от времени хочет насладиться отдыхом и одиночеством, может провести сколько угодно времени для восстановления своих сил и душевного равновесия. Хижина была деревянная, с изогнутой черепичной крышей, и очень напомнила Димке маленький буддийский храм, который он когда-то видел на фотографии в японском путеводителе, совершенно случайно попавшем ему в руки. Ведь, разумеется, во время своей жизни в Советском Союзе, Димка даже и мечтать не мог о поездке куда бы то ни было за границу, даже в соседнюю социалистическую Польшу, не говоря уж о такой недосягаемой, такой далёкой капиталистической Японии!
       Вдруг в голове у Димки раздалось чьё-то сообщение: "Дениз, я привела её!" Дениз извинилась и исчезла - отправилась принимать очередную Гостью. Улетая, она крикнула: "Ты пока погуляй здесь сам, а я - ненадолго, я тебя скоро найду!" Димка остался в Большом Куполе один. Он пошёл наугад, куда глаза глядят. Его внимание привлекло удивительное архитектурное сооружение непонятного назначения. Оно, казалось бы, сделанное из кружев, напоминало небольшую, размером с садовую беседку ажурную вазу, стоящую на тонкой ножке среди куртин с цветами. Ваза была непонятного цвета - она переливалась всеми цветами радуги, и цветовые блики, похожие на размытые круги от цветных прожекторов, постоянно передвигались по её поверхности. Никаких прожекторов, разумеется, не было и в помине. Над незнакомыми цветами порхали бабочки невиданной величины, а в кустах, окружающих "вазу", резвились лоснящиеся откормленные белки. Сооружение почему-то напомнило Димке Колизей, но ведь тот был сложен из тяжёлого прочного камня, пережившего века и даже тысячелетия, а эта полупрозрачная "ваза" была такой воздушной и даже эфемерной!
       Затем тропинка вывела его к берегу небольшого озерка, заросшего цветущим лотосом. Аромат розовых и белых громадных цветов, возвышающихся над гладью воды, был просто бесподобен. Раньше Димка никогда в жизни не видел лотосов, растущих на Земле только в тёплых странах, а отнюдь не в его холодной России, но сейчас почему-то совершенно не сомневался, что это именно они. По водной глади плавали утки-мандаринки и ещё какие-то другие водяные птицы, которых Димка не знал. Приятная солнечная погода, прекрасный ландшафт так и располагали к тому, чтобы сесть на бережок, расслабиться, позагорать, о чём-нибудь помечтать. И вдруг Димка понял: тёплый свет, струящийся откуда-то сверху, был хоть и очень приятным, но отнюдь не солнечным, он не имел конкретного источника, он не струился ниоткуда, а был везде. К тому же, несмотря на яркое, почти что дневное освещение, ни один предмет вокруг, в том числе и сам Димка, не отбрасывал тени. Впрочем, "на том свете", повидимому, так и должно было быть.
       На берегу озера возвышалась небольшая очень красивая беседка, сделанная из какого-то серебристого металла. Она была прозрачна и пуста. Вокруг тоже не было ни души. Однако, глядя на неё, Димка ощутил какое-то непонятное беспокойство. Ему почему-то почудилось, что где-то здесь, совсем рядом, находится много людей, Димка, казалось, даже слышал их шёпот и какие-то другие звуки, доносящиеся из беседки. Он просто физически ощущал рядом чью-то близость, впрочем, совсем не опасную, а, может быть, даже и вполне приятную. Он догадался, что это именно те сгустки энергии, которые когда-то были настоящими земными людьми, а теперь вместе с ним находятся на территории Восьмого Сектора. Однако почему в беседке образовалось такое скопление Энергионов, и что они здесь делают, пока оставалось для Димки загадкой.
       Видимо, кто-то из Энергионов уловил димкино сомнение, и рядом с ним, уже в обычном человеческом облике, мгновенно проявились двое незнакомцев, которые сразу же вызвали у Димки большую симпатию. Ведь до сих пор Большой Купол казался Димке почти что необитаемым, да и, к тому же, ему встречались только женщины. А тут он увидел перед собой двоих очень симпатичных молодых людей примерно такого же возраста, как и он сам. "Шаварш Карапетян, Даниель Моро, - представились они Димке. - Мы Спасатели из Сорок Пятого Сектора. У тебя, что, какие-то трудности? Чем мы можем тебе помочь?"
       Ребята рассказали, что ажурная ваза - это так называемая Чаша, где проводятся общие встречи всех Служителей Большого Купола. А вот то, что на первый взгляд кажется обычной беседкой, на самом деле - Информационный Центр, что-то вроде человеческого Интернета, где с помощью Хроник Акаши Энергионы получают необходимую информацию - о прошлом и будущем, о каждом отдельном человеке и даже просто о любом живом существе, независимо от того, когда и где он жил на Земле, о любом событии прошлого, ну и так далее. "Кстати, - сказал Даниель, - скоро у нас (хотя по земному времени - лет через двенадцать-тринадцать) произойдёт смена нынешнего Верховного Наставника, ты, наверняка, ещё мало о нём знаешь. Это в своё время был просто потрясающий человек на Земле, представь себе, ведь наш Верховный Наставник - сам Альберт Швейцер! Жаль только, что он пробыл с нами совсем недолго, а теперь вот переходит на Следующий Уровень для более высокого Служения. Вместо него на Церемонии нам представят кого-то другого, но мы пока ещё не знаем, кого."
       Оказалось, однако, что Димка и понятия не имеет, кто же такой этот Альберт Швейцер. Для восполнения такого ужасного пробела Даниель посоветовал Димке срочно зайти в Информационный Центр и ознакомиться там с соответствующими материалами.
       "А как вы попали сюда?" - поинтересовался Димка у своих новых знакомых. И вот что они ему рассказали. Оказывается, Даниель был активистом Гринписа и погиб во время лесного пожара в Калифорнии, когда спасал от огня барсуков, ежей, енотов и другие живые существа. Ну а история Шаварша, молодого красавца с библейским лицом, и вообще была невероятно трагической. Когда-то давно он жил в СССР, в древнем армянском городе Ереване. И не просто жил, но был человеком знаменитым - многократным чемпионом Европы по плаванию, и даже обладателем множества мировых рекордов в этом виде спорта.
       В тот день Шаварш пешком возвращался домой после тренировки - он только что пробежал двадцать километров по берегу Ереванского озера. И вдруг юноша увидел, что переполненный троллейбус потерял управление и с пятиметровой высоты рухнул в озеро. Шаварш, не раздумывая ни секунды, тут же прыгнул в бурлящую воду вслед за ним...
       Наверное, это была воля Провидения, что именно в эти секунды на берегу озера оказался лучший пловец во всём мире. И, самое главное, что он был не просто Великим Спортсменом, но ещё и Великим Человеком в самом лучшем, в самом высоком смысле этого слова.
       Из троллейбуса каким-то образом всё-таки успели выскочить несколько человек. Остальные же - десятки мужчин, детей, женщин, стариков, остались не только в ледяной осенней воде, но ещё и в закрытом салоне, на глубине около десяти метров! На берегу стояли сотни людей, но спасти погибающих мог только один-единственный человек, который оказался именно здесь - в нужное время и в нужном месте на берегу Ереванского озера...
       Под водой Шаварш разбил ногами окно троллейбуса, сильно поранив при этом плечи, живот и ноги осколками стекла. Несмотря на обильное кровотечение, он снова и снова нырял в ледяную воду, сквозь разбитые окна проплывал в салон и вытаскивал оттуда одного пострадавшего за другим. Иногда даже ему удавалось одновременно поднять не одного, а двоих! Всего же он сумел вытащить таким образом двадцать погибающих, которых передавал подоспевшим к тому времени врачам Скорой помощи. И тут силы оставили его. Сказались не только сильная кровопотеря, но и полное истощение сил после тренировки, да ещё и после такого адского напряжения всех мышц. И, тем не менее, Шаварш продолжал бороться за чужие жизни совершенно незнакомых ему людей. Он ныряет в воду, держа в руках тяжёлый камень, обвязывает троллейбус с оставшимися пассажирами железным тросом, чтобы его мог поднять прибывший на место трагедии подъёмный кран, и в последний раз поднимается на поверхность. И тут силы окончательно оставляют его...
       Шаварш много месяцев пролежал в больнице - он едва выжил, получив не только воспаление лёгких, но к тому же и заражение крови в ледяной воде, отравленной городскими стоками. Теперь ни о каком большом спорте уже не могло быть и речи - здоровье непоправимо пошатнулось. В спорт он так никогда больше и не вернулся, а ведь он вполне реально мог стать чемпионом мира. Потом, спустя много лет, Шаварш навсегда покинул Армению и оказался с семьёй в Москве, которая впоследствии и вообще уже стала столицей совсем другого государства.
       Кстати говоря, ни один из когда-то спасённых Шаваршем двух десятков людей даже не предпринял никакой попытки найти по горячим следам своего спасителя, не говоря уж о том, чтобы протянуть ему руку помощи в такое тяжёлое для него время. А ведь сделать это было очень легко - о Шаварше тогда писали все армянские газеты... Пока Шаварш боролся в больнице теперь уже за свою собственную жизнь, они все были заняты своими житейскими делами: кто-то переезжал в новую квартиру, кто-то приобретал автомобиль, кто-то определял дочь в институт и так далее и тому подобное, зачем же им было навлекать лишние хлопоты на свою голову!
       Димка потрясённо молчал, услышав рассказ о Шаварше. Но он не успел задать ни одного вопроса, так как рядом с ним снова оказалась Дениз, но теперь уже - в сопровождении новой Гостьи. Это была старая женщина с когда-то повидимому красивым лицом, но сейчас от его былой красоты оставались лишь огромные лучистые глаза и добрая улыбка. "Это Магда" - только и сказала Дениз. Она, как и Даниель с Шаваршем, сообщила, что вскоре предстоит всеобщая Церемония Прощания с нынешним Верховным Наставником, на которой, помимо всего прочего, будет и представление новых Гостей всему сообществу Служителей. Поэтому Дениз посоветовала пойти вместе с ней в Информационный Центр и познакомиться с материалами об Альберте Швейцере.

    Глава 5.

    Верховный Наставник.

    ЖИТЬ ДЛЯ СЕБЯ - ТЛЕТЬ, ЖИТЬ ДЛЯ СЕМЬИ - ГОРЕТЬ, ЖИТЬ ДЛЯ ДРУГИХ - СВЕТИТЬ.

    Альберт Швейцер

       Дениз и её спутники подошли к ажурной беседке и поднялись по ступеням наверх. Перешагнув порог, Димка, вместо ожидаемой сквозной пустоты беседки, оказался вдруг в темноте. Только под ногами змеилась узкая прерывистая тропинка, обозначенная стрелочками, которые светились матовым голубым светом. Пройдя с десяток шагов в указанном направлении, все трое очутились перед несколькими глубокими бежевыми креслами, которые тоже слегка светились в темноте. Пришедшие удобно уселись в кресла, закрыли глаза, и Дениз негромко произнесла: "Альберт Швейцер, Общее жизнеописание!" Дальнейшее было похоже на транс, сон, сеанс гипноза или что-то ещё в таком же роде. Несмотря на то, что глаза у всех были закрыты, каждый чётко видел всё то, что слышали его уши. Каждый полностью ощущал себя если и не участником, то наверняка уж живым свидетелем того, что каким-то образом, откуда-то изнутри проецировалось на сетчатку его глаза. Между тем чей-то голос рассказывал им следующее:

    *

       Обычному человеку кажется, что большие идеалисты, то есть люди, живущие не для себя, а для блага других, такие, как, например, Швейцер или Посланница Мира, всегда несчастны, потому что ограничивают себя во всём, мало думают о себе, а иногда даже жертвуют жизнью ради своих идеалов. Чаще всего это является большим заблуждением. Спрашивается, ну почему же им быть несчастными? Ведь они живут так, как им хочется, как считают нужным, в соответствии со своей совестью и своими идеалами, а разве это - не самое большое счастье на свете? Сугубый материалист, который измеряет своё "счастье" вещами чисто материальными - дача, машина и прочее - вряд ли когда-нибудь сможет насытиться, ведь у кого-то всегда больше благ, чем у него самого. Поэтому он почти никогда и не может быть счастливым. Ему всегда и всего мало мало, мало... Совсем другое дело - Альберт Швейцер.
       Вот его подлинные слова: "В моей собственной жизни мне порой доставалось столько забот, нужды и горя, что, не будь у меня крепких нервов, я бы рухнул под их грузом. Меня гнетёт бремя усталости и ответственности, которое лежит на моих плечах вот уже много лет. Сам я немного получаю от жизни, порой у меня даже не остается времени, которое я желал бы уделить жене и ребёнку. Счастлива моя доля тем, что мне довелось служить милосердию, что деятельность моя имеет успех, что я видел от людей много любви и добра, что у меня есть верные помощники, которые сделали мое дело своим делом, что я обладаю здоровьем, которое позволяет мне напряжённо работать".
      
       Кто же такой был Альберт Швейцер? Надо сказать, что человек этот был исключительно талантлив во многих областях науки и искусства. А, главное, это был Человек с большой буквы!
       Он родился в 1875 году в маленьком немецком городке Кайзерсберг (Верхний Эльзас) в многодетной семье бедного протестантского пастора. В младенчестве Альберт был настолько хилым ребёнком, что родители часто тревожились за его жизнь. Но, как оказалось впоследствии, несмотря на невероятное самоотречение и работу сверх всяких человеческих сил в течение многих десятков лет (а, может быть, как раз именно благодаря этому) он прожил девяносто лет, а ведь это удаётся лишь немногим, тем более мужчинам, чья продолжительность жизни значительно меньше, чем у женщин! Видимо, так получилось именно потому, что он не щадил себя, изнурительный (но добровольный и вдохновенный!) труд закалил его организм, приучил работать в постоянном напряжении, можно сказать, "гореть", что и послужило причиной такого удивительного долголетия. Этому же, конечно, очень помогло также и то, что Швейцер был счастливым человеком, который прожил жизнь так, как хотел - в соответствии со своими желаниями, мечтами и идеалами. И, главное, не столько для себя, сколько для других людей - самых бедных, несчастных и обездоленных.
       Альберт был замкнутым, застенчивым мальчиком, который больше всего на свете любил природу, животных и музыку. Учился он далеко не блестяще. В 1893 году поступил в Страсбургский университет, где занимался одновременно на двух факультетах - теологическом и философском. Параллельно с обучением в университете периодически брал уроки игры на органе в Париже, где его согласился обучать известный органист Видор, удивлённый необыкновенным музыкальным талантом скромного провинциального юноши.
       Вот как описывает студенческие годы Швейцера писатель Пауль Герберт Фрайер в своей книге, посвящённой этому Праведнику Мира:
       "В годы студенчества Швейцер проделал огромную работу. Он не щадил себя. Чтобы не уснуть за рабочим столом во время ночных занятий, он держал ноги в тазу с холодной водой. Только отличное здоровье позволило ему вынести такую огромную физическую нагрузку.
       Несмотря на нехватку времени, он тем не менее регулярно наезжал в Париж, чтобы брать уроки органа у Видора. ...Можно лишь удивляться, как Швейцеру удалось - при существовавшем объёме курсовых заданий по философии и теологии, да ещё при том что он самостоятельно взялся исследовать некоторые проблемы жизни Христа, - добиться таких серьёзных успехов в игре на органе. Видор уделял своему ученику много внимания и не скупился на похвалы".
       В своей автобиографии сам Швейцер писал позднее: "Однажды утром в Гюнсбахе я сказал себе, что до тридцати лет считаю себя вправе читать проповеди, заниматься наукой и музыкой, но после этого рубежа посвящу себя непосредственно служению людям".
       Когда Швейцер наметил для себя такую жизненную программу, ему был всего 21 год и он, конечно, не представлял себе конкретно, чем будет заниматься после достижения тридцатилетнего рубежа. Самым же удивительным оказалось то, что этот внутренний порыв молодого человека не угас в нём с годами и его осуществлению Швейцер затем посвятил многие десятки лет. И именно это осуществление мечты сделало его счастливым.
       Швейцер был очень талантлив, причём - сразу в нескольких, самых разных областях. Прежде всего - как выдающийся органист, дававший концерты в странах Европы. У его современников органные концерты Швейцера многие годы и даже десятилетия имели огромный успех. При этом надо сказать, что он был ещё и прекрасным пианистом.
       Кроме того, Швейцер и до сих пор считается на Земле самым выдающимся, классическим мастером ... органостроения. Он изучил органы многих стран Европы и пришел к неутешительному выводу: почти все эти сложнейшие музыкальные инструменты, построенные в давние времена, нуждались в капитальном ремонте, а некоторые и вообще уже не могли использоваться из-за ветхости. В те времена в Европе практически не было мастеров органостроения и поэтому многие соборы приняли вынужденное решение: старые органы обречены и их необходимо просто уничтожить. Швейцер никак не мог примириться с этим и в своем трактате по органостроению предложил конкретные, технически обоснованные проекты ремонта органов. Его работа получила самую высокую оценку мастеров органостроения и с тех пор во всем мире стала их настольной книгой. Именно благодаря Швейцеру и только Швейцеру, европейские органы были спасены, а немецкие органостроители стали лучшими в мире. При этом он не только писал на эту тему, но и сам непосредственно на местах обследовал старые органы. Вот как он вспоминал об этом:
       "Борьбе за настоящий орган я отдал много времени и труда. Сколько ночей я провёл над чертежами органов, которые я должен был утвердить или же изменить. Сколько поездок я совершил, чтобы на месте изучить вопрос о целесообразности реставрации какого-нибудь старого органа или же о необходимости изготовления нового".
      
       После окончания университета Швейцер стал помощником пастора в одной из страсбургских церквей, где нередко сам проводил службу, читал проповеди, а одновременно защитил и докторскую диссертацию, написал ряд теологических исследований, многие из которых были затем переведены на различные европейские языки и стали всемирно известными среди теологов. При этом он успевал ещё и читать для общественности лекции по немецкой литературе и философии - о Шопенгауэре, Герхарде Гауптмане, Зудермане, о "Фаусте" Гёте. Одно время он также преподавал на теологическом факультете своего родного Страсбургского университета. Как видим, это был человек чрезвычайно разносторонний, образованный и общественно активный. Он даже нашёл время, чтобы, в дополнение ко всему, написать книгу о своём любимом композиторе Иоганне Себастьяне Бахе! Работа над книгой длилась два года, она была написана на французском языке и вышла в свет в 1905 году. При этом, что очень важно для понимания этого человека, Швейцер постоянно занимался также и благотворительной деятельностью, опекая сирот и бедняков.
       Все эти годы жизнь Альберта Швейцера была (впрочем, как и всегда) невероятно напряжённой, однако он ни на минуту не забывал о своей мечте - служить людям своей практической деятельностью. Конечно, он и так никогда не замыкался в себе, занимался благотворительностью, писал книги, читал лекции, давал концерты - именно для людей, но он хотел чего-то другого, более конкретного. Однажды, просматривая какую-то миссионерскую брошюру, он наткнулся на объявление о том, что христианской миссии в Конго остро нехватет людей. Эта заметка сыграла поворотную, решающую роль во всей дальнейшей судьбе Швейцера. Он понял, что его поиски закончились, что он должен ехать в Африку и помогать там самым обездоленным людям на земле - африканцам.
       Заметка о нехватке миссионеров была прочитана в 1904 году. А в Африку Швейцер отправился лишь ... в 1913 году! На что же ушли эти девять лет между 1904 и 1913 годами? Они ушли на тщательную подготовку к работе в Африке. Ведь самый первый вопрос, который Швейцер задал сам себе был таким: "Для чего я еду в Африку, что я буду там делать?" И единственный ответ на это, который существовал у Швейцера, был следующим: "Я еду туда в качестве врача и буду лечить африканцев, которые совершенно лишены какой бы то ни было медицинской помощи".
       Но ведь больных лечат не теологи, не органисты, не музыканты, а, естественно, лишь врачи. А к медицине Швейцер не имел тогда никакого отношения. Это остановило бы любого человека. Но не Швейцера! И он ... поступил на медицинский факультет. Каждый знает, что медицина - очень сложная наука. И изучать ее тридцатилетнему человеку, конечно, намного труднее, чем семнадцатилетнему юноше. А ведь Швейцеру приходилось годами, борясь с хронической усталостью, параллельно с изучением медицины, ещё и писать новые книги по богословию, читать лекции и давать органные концерты, гонорары от которых шли на закупку медицинских инструментов, лекарств и оборудования для будущего африканского госпиталя, который собирался создать Швейцер. В то время, к счастью, Швейцер как органист давно уже завевал мировую известность.
       Большинство родных и знакомых крайне отрицательно отнеслись к решению Швейцера уехать в Африку, считая его просто безумным или же, как минимум, легкомысленным. Ему пришлось выдержать огонь обвинений, исступленных уговоров и даже клеветы. Но всё это его не сломило. Он сумел проявить большую твёрдость духа, отстоять и свою индивидуальность и желание жить так, как считает нужным он сам.
       В 1911 году Швейцер наконец получил диплом врача. Ему уже было почти 37 лет. Но уехать в Африку сразу же он, конечно, не мог. Из-за нехватки денег не закончилась закупка необходимого оборудования - ведь нужно было абсолютно всё: и для хирургии, и для акушерства, и для лечения буквально всех болезней (глазных, ушных, сердечных и т.п.), в том числе и тропических, совершенно неизвестных европейским врачам.
       В 1912 году Альберт Швейцер сочетался браком с Еленой Бреслау, дочерью преподавателя истории Страсбургского университета. Мужу в то время было тридцать семь лет, жене - тридцать три. Она тоже имела специальность - была преподавательницей в гимназии, а, кроме того, занималась музыкой, руководила детским церковным хором, опекала страсбургских сирот. Впоследствии, несмотря на слабое здоровье, Елена в течение многих десятилетий оставалась верной помощницей и единомышленницей Альберта и это стало основой их счастливого брака.
       В 1913 году супруги наконец-то отправились в Африку. На пассажирский пароход загрузили 70 ящиков, предназначенных для будущего госпиталя. Надо сказать, что все-таки Швейцеру так и не удалось собрать необходимую сумму денег и часть оборудования и лекарств была закуплена на деньги, взятые им в долг у друзей. Впоследствии в течение многих лет этот долг висел на нём тяжким грузом и ему, ограничивая себя и свою семью во всём, приходилось изыскивать деньги и постепенно расплачиваться, а последние долги были ликвидированы уже только после первой мировой войны.
       Это своё долгое путешествие Швейцер затем описал в книге "Между водой и девственным лесом (переживания и наблюдения врача в девственном лесу Экваториальной Африки)", написанной прекрасным, живым языком и вышедшей в 1921 году. Когда же пароход прибыл в Габон, то Швейцерам ещё пришлось ...заплатить колониальным таможенникам громадную пошлину за ввозимые грузы, ведь никого из колониальной администрации абсолютно не волновало, что это была благотворительная помощь местному населению. В конце-концов супруги и их груз добрались до глухого селения Ламбарене, где и предполагалось построить госпиталь, который впоследствии стал для всего мира символом деятельного гуманизма. За девять лет, прошедших с того дня, когда Швейцер прочитал призыв в миссионерском журнале, он оказался ... первым и единственным, кто откликнулся на него!
       Построить больницу даже в европейском городе достаточно сложно. Ну а построить больницу в девственном тропическом лесу, наверное, просто невозможно. Но Швейцеры сумели сделать это. Сначала под приёмный покой они кое-как переоборудовали ...старый курятник. В глухой африканской деревне невозможно было найти никаких строительных рабочих, да и африканцы стремились работать на лесозаготовках (колонизаторы скупали для нужд Европы драгоценную тропическую древесину и им нужны были кули) и отнюдь не горели желанием бесплатно или почти бесплатно работать на каких-то белых чудаков.
       Африканское население страдало самыми разными, причем крайне запущенными болезнями, не говоря уж о постоянных травмах и несчастных случаях на охоте и рыбалке или же на лесоповале, где, разумеется, не было никакой охраны труда. К тому же, все болезни были осложнены скудным питанием, а нередко и голодом, и просто невежеством населения. Вот как писал об этом сам Швейцер:
       "Главным образом мне приходилось иметь дело с малярией, проказой, сонной болезнью, дизентерией, фрамбезией и опухолями. Поразило меня обилие случаев пневмонии и болезней сердца. Много и урологических больных. Из области хирургии встречаются прежде всего грыжи и слоновая болезнь".
       Если сначала местное население отнеслось к врачебной деятельности Швейцеров насторожённо - ведь это было неслыханно, чтобы белый человек приехал откуда-то специально для того, чтобы лечить чернокожих - то со временем слухи о белом докторе стали достигать самых отдалённых селений и поток больных стал увеличиваться с каждым днём. Больных привозили на лодках, приносили на носилках. Постепенно удалось найти нескольких рабочих и построить под здание больницы барак с крышей из рифлёного железа, а затем ещё и несколько хижин из неструганых досок, крытых пальмовыми листьями. В этом бараке, где и думать было невозможно ни о какой стерильности, приходилось проводить операции и это было всё же лучше, чем оперировать под открытым небом. Несмотря на напряжённейшую работу врача, Швейцеру приходилось самому не только руководить, но и участвовать в строительных работах. И это при том, что у Швейцеров практически не было даже переводчика! Тем не менее, к концу 1913 года всё-таки уже можно было сказать, что в Ламбарене, действительно, существует настоящая больница.
       Невероятное напряжение и трудности работы в больнице Ламбарене иногда вдруг прерывалось чудесными сюрпризами. Так, друзья и поклонники Швейцера-органиста сделали ему царский подарок: они прислали специальное пианино-орган, изготовленное в тропическом варианте, то есть не боящееся жары и сырости. И с тех пор девственный лес в течение нескольких десятилетий время от времени оглашался по ночам небесными звуками органа, игра на котором приносила Швейцеру огромное наслаждение.
       Работать Швейцерам приходилось не только днём, но нередко и ночью, когда приносили и привозили "срочных" больных, которых нужно было оперировать немедленно. В довершение всего, у самого Швейцера вдруг обнаружилась опухоль, вызывавшая сильные боли, и его пришлось оперировать в далёком селении, куда для этого супруги выехали на несколько недель. К счастью, операция прошла успешно, Швейцер быстро поправился и снова, едва поднявшись на ноги, приступил к своей работе в больнице Ламбарене.
       В 1917 году, в разгар первой мировой войны (1914-1918 гг.) французские колониальные власти отдали приказ всем гражданам враждебной Германии, в том числе и Швейцерам, немедленно покинуть Ламбарене и под конвоем отправиться в Европу, в лагерь для интернированных германцев. В пересылочном лагере в Бордо, где заключённые самых разных национальностей и гражданства (немцы, венгры, турки, арабы и другие) жили в кошмарных условиях, Швейцер заразился дизентерией. Затем заключённых перевели в Гарезон, в неотапливаемое здание бывшего монастыря, где Швейцер по мере возможности также занимался лечением больных до тех пор, пока лагерное начальство категорически не запретило его практику. И это при том, что многие заключенные страдали от истощения, холода, хронических болезней, депрессии! Число больных увеличивалось с каждым днём, и в конце-концов начальник лагеря всё-таки был вынужден разрешить Швейцеру заниматься врачебной деятельностью и даже выделил ему комнату для приёма больных. И в заключении Швейцер продолжал писать свои книги или же садился за стол и ... упражнялся в игре на воображаемом органе. Между тем здоровье самого Швейцера и его жены очень быстро ухудшалось и скоро они не смогли даже ходить на разрешённые охранниками прогулки. В середине 1918 года часть заключённых, в том числе и Швейцеров, обменяли на французских пленных и они, с совершенно расшатанным здоровьем, смогли вернуться в свой любимый Страсбург, где Альберт вновь стал проповедником в той же самой церкви, где работал когда-то до отъезда в Африку.
       После поражения Германии немецкая Эльзас-Лотарингия вскоре была включена в состав Франции, и таким образом Швейцер стал французским гражданином. В это время он готовил к печати свой новый труд, в котором впервые в музыкальной истории были собраны все хоралы Баха. Одновременно со всеми своими занятиями Швейцер также работал и как практикующий врач в одной из городских больниц. Здесь же, в Страсбурге, в 1919 году, когда Швейцеру было 44 года, его жена Елена родила здоровую девочку, которую назвали Реной. Здоровье же самого Швейцера всё ещё было очень плохим, он быстро уставал, часто поддавался хандре. Тем не менее, он постепенно возвращался к активной деятельности: возобновил свои органные концерты и лекции как для публики, так и в университетских аудиториях различных стран. Только теперь он смог окончательно расплатиться со своими ещё довоенными долгами.
       Постепенно он начал посвящать свои лекции совершенно новой теме: рассказывал об Африке и о больнице в Ламбарене. И оказалось, что именно это больше всего интересует слушателей. Со своими лекциями он выступал во многих странах Европы, причём именно благодаря этому, многие слушатели стали собирать пожертвования для больницы. Вскоре Швейцер (помимо ряда философских и теологических трудов) ещё и написал книгу об Африке, которая была переведена на многие языки мира и даже принесла ему значительный доход. Тем не менее, как и прежде, Швейцеры вели буквально спартанский образ жизни, откладывая все деньги только для подготовки новой поездки в Африку. Однако дело осложнялось тем, что по состоянию здоровья Елена в Африку ехать не могла...
       Швейцеру пришлось оставить семью и ехать одному. В начале 1924 года, простившись с женой и дочерью, Швейцер вновь отправился в Ламбарене. Больница была практически полностью разрушена и Швейцер со своим молодым другом Ноэлем Гиллеспи, который решил оставить Европу и последовать за Швейцером, принялся за её восстановление. В джунглях из уст в уста передавалась потрясающая новость: "Белый доктор вернулся!". И в недостроенную больницу вновь потянулись люди. И, как прежде, больных с каждым днём становилось всё больше и больше... Однако на этот раз Швейцер был уже не один. Вскоре в больницу из разных стран Европы приехали другие врачи и медсёстры. Никто не получал никакого жалования, люди работали дни и ночи, выполняли любую необходимую, а не только врачебную работу. И были счастливы! К осени 1925 года больница уже была полностью восстановлена.
       Однако теперь возникли новые проблемы, прежде всего - было остро необходимо больницу расширить, ведь она принимала одновременно до двухсот пациентов, не считая их родственников, которые везли больных из самых отдалённых уголков страны. Не стоит описывать все сложности строительства (некоторые материалы приходилось даже выписывать из Европы, так как в Африке их просто не было). И всё-таки, несмотря ни на что, в 1927 году новая (правда, ещё не совсем достроенная) больница начала принимать первых пациентов. Ирония судьбы заключалась в том, что колониальные власти считали больницу ... частным бизнесом Швейцера и облагали её всеми возможными налогами!
       Теперь больница в Ламбарене приобрела поистине мировую известность. В ней трудилось уже достаточно врачей, медсестёр и другого персонала и поэтому пятидесятидвухлетний Швейцер мог спокойно оставить дело на своих помощников и отправиться на некоторое время в Европу. Ему было необходимо поправить здоровье, увидеть свою семью, а также завершить ряд научных трудов, на которые в Ламбарене совершенно не было времени, не считая, конечно, предполагаемых лекций и органных концертов. Вот что он писал в то время:
       "Наш мир - это не только цепь событий, но также и жизнь. К жизни же мира, в пределах доступного мне, я должен относиться не только как страждущий, но и как человек действия. И моя деятельность, исполненная смысла и имеющая своим объектом наш мир, не что иное, как Служение живому. Человек и мир неотделимы друг от друга. Единственная возможность придать смысл собственному бытию состоит в том, чтобы человек своё естественное отношение к миру поднял на уровень духовного...
       Как существо деятельное, он устанавливает духовную связь с миром тем, что он живёт не для себя, а осознаёт свое сродство со всей жизнью, которая окружает его, переживает её судьбы, как свои собственные: всегда, сколько может, помогает ей и воспринимает свою помощь и спасение жизни как величайшее счастье, какое только может быть ему доступно".
      
       Первоначально Швейцер думал, что очень скоро он вновь вернётся в Африку, однако всемирная известность обязывала его постоянно выступать с лекциями, концертами, и с каждым днём приглашений становилось всё больше и больше. При этом пожертвования для больницы тоже становились всё более значительными. Теперь больница имела всё необходимое - настоящую операционную, аптеку, а также продовольствие не только для больных, но даже и для их родственников, приехавших из дальних деревень.
       Швейцер вернулся в Ламбарене только в конце 1929 года. При этом его сопровождали жена, а также молодая женщина-врач и лаборантка. На этот раз на судно погрузили сто двадцать восемь ящиков для нужд больницы! Однако в Африке здоровье Елены опять сильно ухудшилось и весной 1930 года она с тяжёлым сердцем была вынуждена вернуться в Европу.
       Весной 1934 года Швейцер и сам снова выехал в Европу, где в очередной раз прочёл цикл лекций по философии, культуре, искусству, а также обдумывал свои новые труды. Величайшим вкладом в историю мировой культуры стал написанный им в то время труд "Мировоззрение индийских мыслителей. Мистика и этика", где он глубоко проанализировал учения упанишад, брахманизма и Будды. Джавахарлал Неру, известный во всём мире индийский политический деятель, с большим интересом следил за деятельностью Швейцера, Ромен Роллан также был его другом. Интересно, что Геббельс даже прислал приглашение Швейцеру приехать в Берлин в качестве гостя Третьего Рейха и прочесть в Германии курс лекций. Разумеется, Швейцер ответил отказом.
       Зимой 1935 года Швейцер снова отправился в свою больницу, однако на этот раз пробыл в Африке недолго - он вернулся в Европу уже летом того же года. И опять началась нескончаемая череда концертов, лекций, докладов... Теперь слава Швейцера уже докатилась и до Американского материка. Так продолжалось до весны 1937 года, когда Швейцер снова вернулся в Ламбарене.
       Обстановка с мире в эти годы была уже очень неспокойной, в Германии пышным цветом расцветал фашизм, чувствовалось приближение новой мировой войны. Два последующих года Швейцер провёл в Ламбарене, как всегда, в самом напряжённом труде. Теперь больница была целым городком и функционировала, можно сказать, почти идеально - ежедневно она обслуживала уже триста пациентов! Нередко персоналу больницы приходилось не только кормить, но даже и одевать пациентов, которые приходили сюда просто в лохмотьях. При больнице были свои сад и огород, что позволяло намного улучшить рацион пациентов.
       Международная обстановке тем временем накалялась всё больше и больше, что очень тревожило Швейцера. Ведь он не забыл того, что довелось ему испытать когда-то во время первой мировой войны! В самом начале 1939 года Швейцер в глубоком волнении за судьбы мира снова отплывает в Европу, где пробыл всего один месяц, употребив всё свое время лишь на закупку лекарств и оборудования. То, что он увидел в Европе, убедило его в неизбежности грядущих трагических событий, а также и в том, что даже далёкие африканские страны не смогут избежать общей участи и в ближайшие, может быть, очень долгие годы, персоналу больницы придётся надеяться только на себя, а, возможно даже, и буквально сражаться за свою больницу.
       Уже в 1939 году больница в Ламбарене ощутила на себе военные действия: последняя партия медикаментов, закупленная Швейцером во время его последнего столь короткого визита в Европу, так и не дошла до больницы никогда - судно, перевозившее груз, было потоплено германской подводной лодкой. Теперь больнице приходилось всеми силами экономить лекарства и перевязочные материалы, отказывать в приёме не самым тяжёлым больным, отсылать их домой и переводить на амбулаторное лечение. Теперь больница не могла лечить одновременно более сорока человек. Ведь не было никакой надежды на дальнейшее пополнение медицинских припасов. И в то же время всех постоянно угнетала одна и та же мысль: "Как же так, здесь в Ламбарене мы, отказывая себе во всём, несмотря ни на какие трудности, днём и даже ночью лечим людей, боремся за каждую человеческую жизнь, а в это же время в мире ежедневно тысячи людей гибнут под бомбами, становятся калеками. Есть ли смысл в нашей работе?" Война дошла даже и до Ламбарене, где осенью 1940 года шли военные действия между войсками генерала де Голля и правительства Виши.
       Больнице остро нехватало медикаментов, а ведь в таких условиях врачебная деятельность почти что теряла весь свой смысл. Ниоткуда не приходило никакой помощи. Весь персонал изнемогал от переутомления и отчаяния, вызванного международными событиями, особенно известием об атомных бомбардировках Хиросимы и Нагасаки, в которых погибло сто сорок тысяч человек, не считая, конечно, жертв, вызванных последствиями радиации в последующие годы.
       В это время в своём "Африканском дневнике с 1938 по 1945 год" Швейцер писал:
       "В 1944 году мы сами уже понимаем, до какой степени мы устали. Причина этой усталости - как слишком длительное пребывание в жарком, влажном африканском климате, так и постоянное переутомление, вызванное непомерной нагрузкой. Приходится напрягать последние силы, чтобы справиться с работой, которой ежедневно требует от нас наше дело. Только бы не заболеть, только бы быть в состоянии его продолжать - вот чем мы повседневно озабочены. Ни одному из нас сейчас уже нельзя оставить работу, и все мы это понимаем. Ни одного из нас ещё долго никто не сменит... И мы не сдаемся".
      
       И всё же больница выдержала, она работала всю войну и её персонал дождался окончания войны.
       Послевоенная Европа лежала в руинах, население голодало, буквально всё было дефицитом, цены выросли в десятки и сотни раз, разве можно было в таких условиях надеяться хоть на какую-нибудь помощь больнице в Ламбарене? Однако постепенно жизнь в мире всё-таки налаживалась, начали поступать первые небольшие средства и партии медикаментов, некоторые врачи дождались своей замены другими добровольцами и смогли вернуться в Европу. Только сам Швейцер бессменно оставался в Ламбарене, однако он настоял на том, чтобы в 1946 году Елена уехала на родину. Постепенно жизнь налаживалась и в больнице, и вскоре она вновь, как и прежде, смогла принимать до двухсот больных в день. Лишь в 1948 году, после десяти лет неотлучной жизни в Африке, Швейцер смог вернуться в Европу. Он не видел жену уже два года, а свою дочь - более десяти лет! Внуков же своих он и вообще ещё не видел никогда.
       На этот раз семья Швейцеров посетила Соединенные Штаты Америки. Пресса подняла вокруг них немыслимую шумиху, сочинялись невероятные истории про больницу и про самого Швейцера. Тем не менее публика везде встречала лекции Швейцера с неизменным шумным восторгом, к чему он сначала никак не мог привыкнуть. После короткого турне в Америку, Швейцеры закупают в Европе всё необходимое для больницы и в 1949 году возвращаются в Ламбарене, где в 1950 году Швейцер отметил своё семидесятипятилетие. Его засыпали поздравительными телеграммами со всех концов света, почётными титулами разных университетов мира. Альберт Эйнштейн назвал его "самым великим человеком нашего века".
       Однако тревога не покидала Швейцера. Несмотря на окончание войны и успешную деятельность больницы, на самом деле это были грустные годы - ведь мир вступил в длительную и беспросветную полосу "холодной войны". И Швейцер прекрасно понимал это. Он совсем не чувствовал удовлетворения от того, что мечта его жизни осуществлена. Мир был чудовищен, ужасен и он ничего не мог с этим поделать! В 1953 году Альберту Швейцеру присудили Нобелевскую премию мира за 1952год, но мир от этого нисколько не стал лучше... Благодаря денежной части Нобелевской премии - 220 тысяч марок - недалеко от Ламбарене удалось построить деревушку для прокажённых на 150 мест. Сама же больница уже могла принимать ежедневно до пятисот пациентов.
       Во всём мире, благодаря средствам массовой информации, сложился буквально культ Швейцера, который, однако, самого "героя" совершенно не трогал, а, скорее, даже раздражал. О нём написано более шестисот книг, да и сам Швейцер тоже опубликовал несколько автобиографических работ, которые издавались и переиздавались рекордными тиражами. В 1955 году Альберт Эйнштейн писал о Швейцере:
       "Этот человек каким-то образом пользуется всемирным престижем - не столько благодаря своим заслугам, хотя сами по себе они достойны восхищения, сколько благодаря всему складу своей личности, не вмещающемуся ни в какие привычные представления".
      
       Однако очень скоро ситуация коренным образом переменилась. Это произошло потому, что в 1957 году Швейцер выпустил "Обращение к человечеству", в котором призывал правительства ведущих стран прекратить испытания ядерного оружия. И вот тут-то началась его травля в прессе, начатая прежде всего в США, а затем поддержанная и в Европе. Травля не обошла и самое дорогое детище Швейцера - его больницу. Дело в том, что после многих десятков лет функционирования, больница, действительно, требовала капитального ремонта и технической реорганизации. Были необходимы такие нововведения, как собственная электростанция, бурение скважины для получения питьевой и технической воды и многие другие работы. Пресса писала, что больница не соответствует санитарным нормам и безнадёжно устарела. В это время Швейцеру уже шёл девятый десяток и, понятно, что у него больше не было сил для всех этих на самом деле столь необходимых работ. Тем не менее, в 1958 году Швейцер снова выступил с тремя воззваниями против угрозы атомной войны. Ведь он прекрасно видел, что вместо двух атомных держав - США и СССР - в мире их скоро станет намного больше. И, действительно, затем к ним присоединились Англия, Франция, а впоследствии Китай, Пакистан и ряд других стран. Угроза ядерной войны становилась всё реальнее с каждым днем. Джавахарлал Неру горячо приветствовал выступление Швейцера. В то же самое время пресса усилила нападки на Швейцера, нередко они даже переходили просто на уровень площадной брани.
       ...И в свои восемьдесят пять лет Швейцер по-прежнему бессменно руководил своей больницей. Он, как и всегда, работал сверх человеческих сил, по-прежнему вёл совершенно спартанский образ жизни. А больница всё расширялась и расширялась. В 1960 году французская колония Экваториальная Африка распалась на несколько отдельных государств и Ламбарене оказался в Габонской Республике. Правительство Габона воздало должное подвигу Швейцера: оно обнародовало публичное благодарственное заявление и даже выпустило самую первую почтовую марку нового государства с портретом Швейцера. В больнице Ламбарене Швейцер отметил и своё девяностолетие...
       Вскоре его не стало. Похоронен Альберт Швейцер на африканской земле, в Ламбарене, в тени финиковой пальмы, рядом со своей женой. Он часто повторял, что главное для него - не больница в Ламбарене, а его отношение к жизни, к миру людей, в согласии с которым он жил и работал..."

    *

    * *

       Из Информационного Центра Димка вышел просто потрясённый. Только теперь он начал понимать, среди каких необыкновенных личностей он оказался: Даниель, Шаварш, наконец, сам Альберт Швейцер... Наверняка, и Дениз, и Магда - тоже люди удивительной судьбы. А ведь Альберт Швейцер там, на Земле, был его современником, как же так, он никогда ничего о нём не слышал? Газеты писали о знаменитых ткачихах, шахтёрах и трактористах, которым за их доблестный труд давали звание героя социалистического труда, а об Альберте Швейцере повидимому - никогда. Они запросто могли встретиться ещё тогда, да вот не получилось. Какое счастье, что хоть теперь у Димки есть шанс увидеть этого Праведника, ведь так везёт далеко не каждому!
       Спрашивается, как можно давать людям звание героя всего лишь за отличный труд? Само собой разумеется, что всем надо трудиться отлично, а как же иначе? Если работать плохо, то за что же тогда получать зарплату и как быть с собственной совестью? Этих героев труда даже и сравнить невозможно со Швейцером - ведь они просто хорошо выполняли свою обычную работу, жили как все и только. А он, не думая о себе, совершил подвиг ради других людей, ради всего человечества, подвиг духа, и это - самое высшее проявление Человека с большой буквы.
       Единственный вопрос, который теперь вертелся у Димки на языке - за что же он сам, проживший на Земле так мало и не совершивший абсолютно ничего выдающегося, попал сюда, в этот удивительный Большой Купол? Он решил задать этот вопрос Дениз когда-нибудь потом, в более удобной ситуации. А пока же хотел остаться где-нибудь в укромном месте наедине с самим собой, чтобы осмыслить происходящее, навалившееся на него таким количеством потрясающей информации. Магда тоже сказала, что хочет побыть в Доме Одиночества, так как пока не готова к общению с кем бы то ни было - ей необходимо прийти в себя после стольких лет изнурительной работы на Земле. Димка, Магда и Дениз расстались на пороге ажурной беседки...
      

    Глава 6.

    Да исцелися сам!

       Если Дом Одиночества, или, говоря иначе, Эрмитаж, не так давно показался Димке почему-то похожим на буддийский храм, то Магда нашла его в виде красивой маленькой яхты, стоящей у причала в речной заводи. Река напоминала Амазонку - с заросшими густой зеленью болотистыми берегами, с удивительными тропическими птицами, порхающими в ветвях пальм. На яхте не было ни души. Магда ступила на трап, устланный красным пушистым ковром с восточным орнаментом, прошла по палубе, толкнула первую попавшуюся дверь и вошла в каюту. Здесь, в мягком неизвестно откуда льющемся свете, она увидела такой же ковёр на полу, небольшой овальный столик посредине, уютный диванчик у стены рядом с иллюминатором. На столе стоял вазон с цветущей сиреневой орхидеей, негромко звучала умиротворяющая медитативная музыка. Было спокойно, радостно и уютно.
       Разумеется, Магда никогда раньше не могла бывать здесь. Однако её не покидало ощущение, что она вернулась к себе, в свой забытый родной дом, откуда ушла много лет тому назад и почему-то всё никак не могла вернуться обратно. Магда переступила порог каюты, ноги её утонули в самом длинном в мире ковровом ворсе. Она легла на пол, закрыла глаза, уткнулась лицом в ковёр и поняла, что наконец-то пришла туда, куда, сама не осознавая этого, стремилась много-много лет подряд. Больше не надо идти никуда, больше не надо ничего искать, больше не надо разрывать свою душу жалостью к другим, здесь можно было отдыхать душой и телом вечно.
       Всё-таки кто бы мог подумать, что её воспоминания имеют над ней такую дьявольскую силу! Ведь всё это было там, в той жизни, законы которой теперь здесь совсем не властны ни над чем. И, тем не менее, воспоминания никак не уходили из её памяти. Конечно, они были лишь слабыми тенями, лёгкой рябью, они не вызывали никаких эмоций, а просто проплывали в её мозгу как далёкие облака, как слабые картинки чьей-то совсем чужой жизни. И однако они не уходили совсем, как этого очень хотелось Магде.
      
       ...Тянулись дни и недели, а старуха всё никак не умирала. Еще бы! Ведь если человек прожил девяносто четыре года, то его организм так быстро не сдаётся. Хотя, конечно, чем быстрее он умрёт, тем лучше для него самого - меньше будет мучиться.
       Характер у неё и до сих пор был просто прекрасный. Она лишь тихонько стонала, ходила под себя и ничего не требовала. Только время от времени заплетающимся языком просила попить, или почесать ей спину, или поднять её, чтобы встать. Ей очень хотелось встать и куда-то идти, идти, идти...
       Тогда Магда в сотый раз объясняла старухе, что идти она пока никуда не может, вот завтра это, возможно, и получится, а пока придётся полежать. И отвлекала её глотком бульона, цветами в вазе, дождём за окном или ещё чем-нибудь. Старуха успокаивалась, чтобы через несколько минут начисто всё забыть и снова забормотать: "Хочу встать, встать, встать...". Она совершенно и не догадывалась, что умирает. Такое счастье, к сожалению, выпадает далеко не всем.
       Прошло двенадцать лет, но и до сих пор Магда всё ещё видела, как умирал её муж. Она это помнила все годы, каждый день, каждую минуту. Всегда. Это стало частью её жизни. Он был медик и прекрасно знал, что у него рак легких. Сначала он не очень и мучился, только задыхался немного. А когда ему стало хуже, а потом он и совсем слёг, Магда осталась с ним в больнице. Она не выходила оттуда три месяца. У неё было такое ощущение, что она, живая, замурована в склепе вместе с мертвецом, и что обречены они оба.
       Как страстно хотела она, если бы это было возможно, умереть вместо него, но умер всё-таки он, а она осталась жить. Первое время она поддерживала мужа под руки, чтобы он мог дойти до кресла у окна и смотреть на больничный парк. Потом она поддерживала его в кровати, чтобы он не обливался супом. Потом она сама кормила его с ложки, обтирала тёплой водой, давала судно, делала уколы. По пятнадцать уколов в день, хотя и знала, что они его не спасут. Когда ему стало совсем плохо, ухаживать за ним стало даже легче. Ведь есть он перестал совсем, а уколов осталось всего один-два в сутки. Но это уже были наркотики.
       И все эти месяцы их глаза постоянно встречались. И нельзя было ни отвернуться, ни сказать что-нибудь незначительное дрогнувшим голосом. Нельзя было даже выплакаться ночью. Ведь он был совсем рядом. Оба они по ночам ловили дыхание друг друга. И каждый знал, что другой не спит. При нём Магда так и не заплакала ни разу. Ему ведь и так было тяжело. Гораздо тяжелей, чем ей. Ведь умирал он, а не она...
       За эти три месяца они так ни о чём и не поговорили. И не потому что у Магды не было свободного времени. Дни и ночи уходили на то, чтобы его кормить, мыть, поворачивать, поддерживать, давать лекарства, делать уколы. Когда во время приступов Магда поддерживала его слабеющее тело, крепко прижимала его к себе, им обоим казалось, что ему становится немного легче. Оба знали, что во время одного из таких приступов он умрёт и тогда она будет отчаянно сжимать в руках только мёртвое тело, которое только что было живым человеком, её мужем.
       Они всегда настолько любили и понимали друг друга, что говорить им теперь уже не нужно было ни о чём. Он не хотел терзать ее разговорами о своей смерти. А говорить о чём-нибудь другом было просто бессмысленно. Ведь обо всём другом они и так говорили всю прошлую жизнь.
       Когда Магда вышла из заточения, первым её чувством было удивление. Удивление, а не горе. Ведь горе было с нею уже давно. С тех пор, как она узнала, что он обречён. Она понимала, что мир остался прежним, что людям нет и дела до неё, но всё же было странно и даже просто жутко видеть нарядных людей на улицах, прекрасное приморье с соснами и дюнами, беззаботных малышей в колясках, свежие номера газет. И всё остальное тоже. В то время как его - уже не было. Сама она, хотя ещё и жила, но ей казалось, что она тоже умерла. Наверное, если бы не их дочь, она умерла бы на самом деле.
       Да, немногие могут умереть так, как умер её муж. Для большинства людей нет ничего важнее собственной смерти и это, конечно, совершенно естественно. А он до самого конца больше думал о ней и о дочери, чем о себе самом. Это и давало ему силы держаться до конца. А ведь большинство людей перед смертью в ужасе пытаются ухватиться за что-нибудь. За бога, например, о котором они, может быть, никогда и не думали раньше и в которого начинали вдруг верить теперь, поняв, что обречены. Хотя ведь каждому и так прекрасно известно, что человек обречён на смерть с самого момента своего рождения.
       Магда любила говорить с умирающими о боге. Она знала, что обладает большим даром убеждения. Её прекрасные чёрные глаза на прекрасном аскетическом лице горели фанатическим блеском. Для каждого она находила свои, доходящие до их душ доводы. Убедительные для каждого - и для самого простого, безграмотного человека, и для рафинированного интеллектуала. Ведь она хорошо знала жизнь. И, к тому же, кончила два университета, знала несколько языков, а когда-то прекрасно пела и неплохо рисовала.
       Наверняка, при жизни многие из тех, кому она теперь помогала умереть, были эгоистами, подлецами, а может быть даже и преступниками. Но ведь теперь всё это уже не имело никакого значения. Теперь они умирали и не были нужны никому. Кроме Магды. Она, как собачонка, спала свернувшись и не раздеваясь где-нибудь рядом с очередным живым трупом и слышала каждое движение "своего" умирающего. Чтобы моментально открыть глаза и протянуть руку к чашке, если он хотел пить, или к судну, если он хотел облегчиться. Или завести долгий разговор о жизни, если он ещё был в состоянии говорить и хотел излить ей душу. Ещё до того, как он успевал выразить своё желание. Потому что она угадывала их желания всегда. Ведь не все могли говорить, некоторые уже только мычали или стонали. Но самое ужасное было тогда, когда умирающие дни и ночи кричали от боли. Тут уж Магда не могла помочь ничем.
       Магда чувствовала "своего" умирающего потому, что каждый раз она жила последним кусочком жизни того, кто на этот раз волей случая оказывался рядом с ней. Ведь своей жизни у неё давно уже не было. С тех пор, как умер её муж. И с тех пор, как вскоре после этого в автомобильной катастрофе погибла её дочь.
       Работа Магды была не только очень тяжёлой - безо всякого отдыха, - дни и ночи, которые выливались в недели и месяцы, в потом и в годы исступлённой, фанатичной жизни для других людей. Для тех, кто уже больше не был нужен никому, а нередко даже и самому себе. Но и грязной. Ведь чаще всего умирающие ходили под себя, нередко их рвало, их невозможно было по-настоящему вымыть и обычно они бывали очень зловонны. Но у Магды отсутствовало всякое чувство брезгливости. У неё была только безумная жалость и неутолимая потребность помогать другим. И она делала всё, что надо и ещё в тысячу раз больше того, что надо. Каждый раз она становилась вторым "я" умирающего. И умирала вместе с ним. Только, к сожалению, сама она после этого всё ещё продолжала жить. Чтобы снова умирать со следующим. И ещё многие годы быть несчастной, у которой ничего нет, кроме смерти. И одновременно очень счастливой. Потому что так, как она, так никто еще не был нужен десяткам и даже сотням людей в самые последние, самые тяжёлые минуты их жизни.
       Никто не заставлял её выбрать этот путь. Её друзья не сомневались, что после смерти мужа она, с её красотой, умом и прекрасным характером, недолго будет одинокой. Ведь ей было тогда всего тридцать три года. Она и не осталась одинока. Но только не так, как думали остальные. Она не была одинока со своими умирающими. Она знала, что одиночество - самое ужасное, что может быть с человеком, если, конечно, не считать смерти. А самое ужасное одиночество - это одиночество умирающего. И она была счастлива, что спасла многих. Не от смерти, конечно. От смерти спасти невозможно. Но от одиночества. Одиночества умирающего человека.
       Все считали её полупомешанной. Но она знала, что это, к сожалению, не так. К сожалению, потому что сумасшедшим, наверное, жить легче. Просто она слишком любила мужа и дочь, чтобы начать новую жизнь без них. Для себя. Жить же для других она, к счастью, (или к несчастью?) всё ещё могла. Считалось редчайшей удачей, когда удавалось пригласить к умирающему именно её. Ведь на неё всегда была очередь. Хотя за неё и приходилось платить громадные деньги. Разумеется, больнице, где она работала, а не ей самой.
       Иногда, оплакивая вместе с умирающим его жизнь, несбывшиеся надежды, давние обиды, горькие разочарования, которые всё ещё терзали его душу, Магда мельком думала о том, что ей самой придётся умирать в одиночестве. Интересно, от чего и как умрёт она? От рака? Водянки? Инфаркта? Впрочем, ей это было всё равно. Она надеялась только, что ей не придётся лежать месяцами - грязной, вонючей, всеми заброшенной. А впрочем, если и придётся, то это тоже в конце-концов не так уж и важно. Не она первая, не она последняя. И это тоже ведь кончится когда-нибудь.
       Магда любила говорить с умирающими о боге. Потому что обычно это их успокаивало больше всего. Она говорила о его всепрощении и о вечной жизни человеческой души. О божьей мудрости и о том, что всё, что ни делается - всё к лучшему. И им становилось легче. И Магда была счастлива. А в те редкие минуты, которые оставались у нее свободными, Магда писала. Она писала рассказы о жизни тех, кто прошел через её руки, доверил ей свою душу, но уже не мог рассказать за себя ничего. За мёртвых теперь говорила Магда. Она не знала, были ли эти рассказы плохими или хорошими, она не знала, какова будет их дальнейшая судьба. Просто она чувствовала себя обязанной написать их. И ещё в свободные минуты Магда иногда думала о том, что когда будет умирать она, рядом с ней не будет никого и ей самой не помогут мысли о боге. Просто она не будет думать о нём и всё. Ведь она не верила в бога никогда...
       Сама Магда умерла быстро и безболезнено. Ей, в отличие от её больных, не понадобились ни сиделка, ни душеспасительные разговоры. Ей просто повезло: она воспользовалась недавно принятым в Бельгии и Голландии гуманным законом об эвтаназии, к которому в этих странах ежегодно прибегают три тысячи измученных безнадёжной болезнью людей. По её собственному желанию, когда Магда совсем состарилась и уже не могла помогать другим, её умертвили в той же самой клинике, где в добровольном заточении она провела несколько десятков лет...

       Кажется, прокрутив свою прошлую жизнь перед мысленным взором, Магда всё-таки сумела избавиться от навязчивых воспоминаний. Точно так же было когда-то и с её подопечными - рассказав Магде о своём наболевшем, многие из них успокаивались и умирали умиротворёнными. В конце-концов Магда незаметно для самой себя уснула, лёжа на красном ковре в каюте Дома Одиночества. Тихо гудел мотор, яхта куда-то плыла меж таинственных берегов похожей на Амазонку реки, а Магда уже не ощущала этого ничего - впервые за многие-многие годы она крепко спала, не прислушиваясь к дыханию своего очередного умирающего...
      

    Глава 7.

    Церемония

       Димка пока ещё очень плохо ориентировался в Большом Куполе и, не имея более конкретной информации, боялся пропустить предполагаемую Церемонию, о которой Даниель и Шаварш только и сказали, что она "скоро произойдёт". Дениз куда-то исчезла - повидимому встречала новых Гостей в других Секторах. И Димка уже подумывал о том, чтобы отправиться в Сорок Пятый Сектор и узнать всё поточнее у знакомых Спасателей. Останавливало его только то, что он тоже не знал толком, как туда добраться. Кроме того, вполне возможно было в данный момент не застать там ни Шаваша, ни Даниеля - ведь вряд ли они сидели в своём Секторе сложа руки.
       И вот пока Димка таким образом сомневался, его мозг принял сообщение: "Приглашаем в Чашу всех наших Служителей, всех Гостей Большого Купола. Сейчас начнётся Церемония. На ней мы простимся с нашим Верховным Наставником, уходящим от нас на Следующий Уровень, а также встретим нового Гуру. Кроме того, мы представим присутствующим наших Гостей. Добро пожаловать в Чашу!"
       Первые ряды Чаши были заняты Гостями. А дальше располагались Служители, которые, в соответствии с принятыми здесь правилами, были уже не невидимыми для Димки и других Гостей Энергионами, но приняли свой прежний человеческий облик. Таким образом в Большой Чаше проявлялось уважение к Гостям, которые пока что не обладали такими способностями, какие имелись у Служителей.
       В Чашу прибывали и проявлялись в своём человеческом облике всё новые и новые Служители. Они рассаживались по дальним ярусам, так как ближние уже были полностью забиты участниками Церемонии, и Чаша, накануне показавшаяся Димке совсем маленькой, всё более расширялась в пространстве. Из ниоткуда в воздухе всё выше и выше появлялись новые ярусы, расходившиеся от центра, как круги по воде. Чаша стала напоминать гигантский стадион, последние ярусы которого, постепенно тоже заполнявшиеся народом, терялись где-то далеко наверху.
       Димка сидел рядом с Магдой и Дениз. Дениз выглядела как обычно, а вот Магда неузнаваемо изменилась. Она уже не походила на узника Освенцима - за то короткое время, пока они не виделись, она умудрилась помолодеть лет на десять. Щёки её округлились, вместо мертвенной желтизны кожа теперь приобрела здоровый и очень нежный цвет. Седые волосы потемнели, стали густыми и спадали на плечи волнистыми прядями. Теперь это была уже не истощённая старуха, а очень красивая женщина среднего возраста. Только огромные лучистые глаза оставались прежними - мудрыми, добрыми и удивительно глубокими, как будто содержащими какую-то одной ей известную тайну.
       Где-то недалеко, в Сорок Пятом секторе Чаши, Димка увидел Даниеля с Шаваршем. Больше он пока не знал здесь никого. Публика представляла собой странное зрелище: там и тут мелькали сари, римские тоги, шотландские клетчатые юбочки, европейские деловые костюмы, накидки бедуинов, кто-то проявился в старинных деревянных сабо и даже в лаптях. Димке стало понятно, что Служители представляли собой бывших землян самых разных эпох и народов. И они, наверное, любили своё земное прошлое и не хотели совсем уж отказываться от него. Они, в редкие моменты свободные от Служения, как бы вновь возвращались в прошлое, придавая себе свой привычный земной вид - в том костюме, в том облике и в том возрасте, который они на этот раз выбирали для себя сами.
       Но самое удивительно было не это: среди человеческих фигур Димка заметил множество животных, которые тоже занимали отдельные места. Не говоря о том, что здесь были издавна привычные для него кошки и собаки, он с изумлением увидел ещё и ...лошадей, коров, тигров, обезьян, мамонтов, павлинов, глухарей, крыс, ворон, крокодилов, а где-то вдали даже гигантского динозавра. Для чего они были здесь - для Димки пока оставалось загадкой. При этом животные вели себя совсем как люди - спокойно сидели, стояли или лежали на своих местах и даже ...каким-то непонятным образом переговаривались с соседями!
       И вот на арене в центре Чаши проявились человеческие фигуры. Димка сразу увидел среди них Альберта Швейцера, о котором совсем недавно узнал так много, и теперь с восторгом вглядывался в его лицо. Он не сомневался, что видит его в последний раз и хотел запомнить этого великого человека не только по его голографическому изображению в Информационном Центре, но и по своим собственным впечатлениям.
       Альберт, одетый в пурпурную мантию, приветственно поднял руки и вся Чаша восторженно загудела в ответ. Рядом с ним стояла старая коротко стриженая седая женщина в синем спортивном костюме и ещё несколько Энергионов в человеческом облике мужчин и женщин. Альберт обратился к присутствующим с прощальной речью. Он сказал следующее:
       Друзья! Все мы знаем, что сегодня встречаемся в последний раз - сразу же после Церемонии моя Траектория продолжится уже не здесь, в Большом Куполе, а на Следующем Уровне, где меня ждёт совсем иное Служение. Я желаю всем вам неустанного Служения Добру и, прощаясь с вами, надеюсь, что был для вас хорошим Гуру. Спасибо всем вам за прожитое с вами в полном единении и сотрудничестве такое счастливое, такое насыщенное общей работой время. Но теперь пора передать мои обязанности другому Энергиону, который сейчас стоит рядом со мной. Это наша Посланница Мира, которую многие из вас хорошо знают по общему Служению в Сто Восемнадцатом Секторе, где она до сих пор работала Наставницей.
       Я долго упрашивал Посланницу Мира стать вместо меня вашим Верховным Наставником, пока она наконец-то согласилась на это, и я не сомневаюсь, что это будет прекрасный Гуру, и вы найдёте с ней полное взаимопонимание. Поскольку Посланница Мира Служит здесь уже давно, и многие из вас её прекрасно знают, то позвольте мне напомнить вам лишь некоторые моменты из её прошлой земной Траектории.
       Там, на Земле, действительно, все её так и называли - просто "Посланница Мира (Peace Pilgrim)", потому что сама она не придавала никакого значения ни своему собственному имени, ни фактам биографии. Кое-какие, очень скупые биографические сведения в то время можно было узнать на Земле из книги "Миролюбивая странница. Её жизнь и деятельность по её собственным свидетельствам", изданной в Москве в 1993 г. группой "Русские друзья Миролюбивой странницы". Вы всегда можете ознакомиться с ней и другими материалами в нашем Информационном Центре.
       Книга в основном состоит из её высказываний и собственного жизнеописания Посланницы. Однако автобиография её совсем нетрадиционна для этого жанра земной литературы. Посланница Мира почти не перечисляет какие-либо жизненные факты и события. Зато она описывает ступени своего духовного развития, мысли о жизни, счастье, смерти, религии, выдержки из переписки с тысячами и тысячами людей, воодушевлённых её Подвижничеством, а также встречи и беседы с другими людьми во время путешествия, которое длилось целых двадцать восемь лет!
       С 1953 по 1981 годы Посланница мира прошла пешком, проехала по своей стране десятки тысяч километров, в конце-концов сбилась со счёта и просто перестала их считать. Она много раз пересекла Соединенные Штаты, побывала на Аляске, на Гавайях и даже среди американских индейцев. Она встречалась с десятками, сотнями тысяч людей. Разговаривала с ними в школах, университетах, церквах, редакциях газет, в частных домах, телевизионных студиях, на улицах и даже ... в полицейских участках, куда её иногда заключали "за бродяжничество".
       Почему же ей не сиделось дома, как всем остальным людям, во имя чего она совершила свой подвиг? Это очень трудно понять человеку не только с базовым типом, но даже и с более высоким уровнем сознания, но в дальнейшем изложении я всё-таки постараюсь это объяснить.
       Эту женщину называли ещё и "Святая бездомная". Она родилась в США в самом начале двадцатого века, но никто точно не знает - когда, ведь она никогда не думала о своем возрасте; а ушла из мира в 1981 году в возрасте приблизительно 80 лет. До самого конца своей жизни она вела страннический образ жизни, мокла под дождём и затем одежда высыхала прямо на ней, шла под снегом и ...никогда не болела. Бог дал ей самую легкую смерть из всех возможных - она погибла мгновенно в автомобильной катастрофе при лобовом столкновении машин, когда ехала на очередную встречу со своими слушателями...
       Кстати, вот что она сама говорила тогда о своём возрасте:
       "Я очень рада, что мне не нужно больше думать о моём возрасте. Когда я считала дни рождения и думала о старости, я старела. Возраст - это душевное состояние, а я думаю о себе как о вечном существе. Сколько вам лет, это ваше дело, ведите себя соответственно своему возрасту".
       А ведь сначала у неё всё шло точно так же, как у большинства обыкновенных людей. В самом начале двадцатого века началось её счастливое детство в родительском доме на маленькой ферме, рядом с которой протекала речка, рос лес, где девочка научилась любить и понимать природу. Она, как и все, училась в школе и некоторое время, ещё будучи школьницей старших классов, работала продавщицей в маленьком местном магазинчике.
       Но уже в юности девушка сумела проявить свою индивидуальность, нежелание быть в толпе, можно даже сказать, в общем стаде. Она смогла самоутвердиться, противопоставить себя всем и сделать выбор в пользу ... своей личной свободы. Как это произошло? Её окружали обыкновенные ребята - провинциальная американская молодёжь начала двадцатого века. Тем не менее, все они пили, курили и пытались заставить девушку "быть как все". А вот она - не делала этого и поэтому сначала друзья смотрели на неё свысока. Но она сумела убедить всех, что имеет право выбора и право делать то, что хочется ей самой, а не кому-то другому. И друзья смирились с её решением, а после этого ...даже стали уважать ещё больше, чем прежде.
       Посланница Мира была человеком, который жил своим внутренним миром, причем это был мир независимого, самостоятельного, альтруистичного человека, меньше всего думающего о себе самом. При этом она была одним из самых счастливых людей на земле. Сохранилась магнитозапись одного из интервью с Посланницей Мира:
       - Мне кажется, вы счастливейшая женщина.
       - Да, я очень счастливый человек. Как же можно знать Бога и не радоваться?
       Надо, наверное, немного сказать и о её религии. Она никогда не ходила в церковь для молитвы, хотя нередко выступала в церквах перед слушателями. Она никогда не молилась, но можно с уверенностью сказать, что вся её жизнь была одной огромной молитвой о мире и о счастье для всего человечества. Вот её собственные слова на эту тему:
       "Я не принадлежу и никогда не принадлежала ни к какому вероисповеданию. Я очень религиозная женщина, избравшая внутренний путь в религиозной жизни... Я не скажу, что это единственный путь. Но, конечно, прекрасный путь. Каждый свободен выбирать и совершенствовать свой путь."
       И ещё: "Постоянная молитва не является обрядом, в ней даже нет слов. Это постоянное состояние, в котором вы находитесь в единстве с Богом".
       К сказанному я могу добавить одну маленькую, но очень важную деталь: Посланница Мира высоко ценила не только каждую человеческую, но, как и мы здесь, любую другую жизнь на Земле. Вот почему она была вегетарианкой, не ела ни рыбы, ни мяса и никогда не носила на себе чужую смерть - мехов или кожаной одежды.
       Надо сказать, что в современном земном мире сейчас всё больше и больше людей тоже становится вегетарианцами, и это, несомненно, намного полезнее для здоровья, чем поедание мяса человеком, который, по существу, является большой обезьяной с соответствующим строением челюстей и зубов, характерных для травоядных, а отнюдь не для хищников. Можно вспомнить, что вегетарианцами были и Л.Н.Толстой, и многие другие известные люди.
       Очень мудрым является отношение Посланницы мира и к смерти. Она, земной человек, ещё тогда достигла нашего понимания этого явления. Она говорила людям так:
       "Смерть - это красивое освобождение для более свободной жизни. Тесное глиняное платье - наше тело - сброшено. ...Если бы мы могли заглянуть глубже в нашу жизнь, мы бы печалились рождению и радовались смерти. Если бы мы знали, как коротка земная жизнь по сравнению с целым, то мы бы меньше тревожились о ней..."
       Однажды во время пешего похода она чуть не замёрзла во время снежной бури. Вот как она сама затем вспоминала об этом:
       "Это случилось в первый год моего странствования и я считаю этот эпизод самым прекрасным переживанием в жизни. ...Когда, окоченевшая, я уже не чувствовала боли, у меня появилась галлюцинация, как говорят одни, или видение, как говорят другие. Будто бы я не только увидела телесную жизнь с её чёрной тьмой, пронизывающим холодом и клубящимся снегом, но также мне показалось, что близко была бестелесная жизнь, полная тепла и света. Она была так прекрасна. Сперва появились знакомые цвета, потом они стали превращаться в незнакомые цветовые сочетания. Также и звуки: знакомые мелодии превращались в незнакомые.
       Затем я увидела фигуры. Они были где-то очень далеко. Одна быстро приближалась ко мне. Когда она подошла ближе, я узнала её. Она выглядела моложе, чем в момент смерти.
       Я верю, что в начале перемены, называемой смертью, самые близкие и родные являются к нам с приглашением. Мне доводилось быть подле умирающих друзей и я хорошо помню, как они разговаривали с любимыми людьми по обе стороны, как будто они все находились в одной комнате.
       ...Я думаю, что мне очень повезло испытать начало перемены, называемой смертью. ...Теперь я могу с радостью ожидать перемену, называемую смертью, как последнее великое приключение на жизненном пути."
       В этом отношении к смерти Посланница Мира была очень близка и к другим личностям, наделённым космическим сознанием. Вот что, например, на эту же тему говорил когда-то Альберт Эйнштейн:
       "Я настолько слился с жизнью Вселенной, что собственная смерть не представляется мне событием значительным".
       Хотелось бы привести ещё и такие собственные слова Посланницы Мира:
       "...Конечно, перемена, называемая смертью, представляет собой процесс. Сперва вы начинаете воспринимать не только эту сторону жизни, но и бестелесную. Затем вы начинаете узнавать любимых вами людей на бестелесной стороне во время их приближения к вам и видите, что вы можете общаться с обеими сторонами. Это то, что я на самом деле пережила. Затем следует разрыв "серебряной цепочки" и связь с людьми на этой стороне прерывается, хотя вы ещё можете их видеть и слышать. Вы находитесь теперь "на общем месте встреч" с любимыми душами для чудесного воссоединения, а затем вы поднимаетесь на уровень, где вы должны учиться, а также служить, если вы к этому готовы.
       Бестелесная сторона жизни находится прямо здесь, в "другом измерении". Оба мира переплетаются. Мы осознаём наш мир, а они, обыкновенно, осознают оба мира. Возможна некоторая связь, например, мы можем молиться за них, а они за нас".
       Кстати говоря, о существовании "того света", то есть какого-то невидимого, невоспринимаемого человеком параллельного мира, свидетельствуют буквально все религии всех народов Земли. А ведь люди, живущие на Земле, никак не могут знать ни о нашем Служении здесь, ни о Большом Куполе, ни о других наших Мирах.
       Мне иногда кажется, что люди всё ближе и ближе подходят к разгадке нашего Мира: совсем недавно астрономы сделали потрясшее землян открытие: они рассчитали массу вселенной и установили, что ... на видимую, воспринимаемую зрением или телескопами часть вселенной (планеты, звёзды, астероиды, кометы и т.п.) приходится только четыре-пять процентов этой расчётной массы. Девяносто же пять процентов массы заключено в таких небесных телах, которые, хотя и существуют, но никак не обнаруживаются ни глазом, ни самыми совершенными приборами! Именно современная астрономия только что подтвердила то, о чем многие тысячелетия говорит народная мудрость человечества.
       Всё-таки люди - это громадная загадка даже для нас, Энергионов, перешедших после своей смерти на другой, гораздо более высокий
    по сравнению с людьми Уровень существования. Это просто потрясающе! И откуда только удаётся им получать такие Озарения?! Ведь их органы чувств очень ограниченны: они видят хуже птицы, слышат хуже дельфина, обоняют хуже собаки, не ощущают магнитного поля Земли, которое чувствуют птицы, делая свои тысячекилометровые сезонные перелёты. Они не чувствуют радиации и даже ...воздуха, которым дышат, ведь гигантский воздушный океан Земли ученые обнаружили лишь где-то в средневековье! Ну и, разумеется, они не обладают и тысячной долей тех способностей и возможностей, которыми обладаем мы, уже перешедшие на Следующий, энергетический Уровень существования.
       Ещё живя на Земле Посланница Мира обрела Космическое Сознание. Вот как она сама тогда говорила об этом:
       "В тот период, когда я обрела внутренний покой, я умерла, истинно умерла для себя. С тех пор я отказалась от всего, что было мной. Я не вижу смысла задерживаться на своём прошлом. Оно мертво и не нужно его воскрешать. Не спрашивайте обо мне, спросите о моём послании. Не обязательно запоминать пославшего, но важно само послание".
       Куда же и зачем, пошла уже немолодая Посланница Мира в 1953 земном году, оставив навсегда свой дом, друзей и близких? Чтобы понять это, надо напомнить вам, какими были на Земле те далекие 1953-1981 годы двадцатого столетия. Конечно, и тогда подавляющее большинство людей жило обычной жизнью: как все страдали, а иногда даже радовались, как все в поте лица добывали скудное пропитание, плодились и умирали, освобождая место для следующих таких же приземлённых и покорных поколений. Очень многие на Земле из поколения в поколение, вплоть до ннынешнего времени, оставались неграмотными, никогда не читали газет, не слышали радио, не знали, что происходит в остальном мире за пределами их деревни или городка. Они мыслили только категориями "Я" и, самое большее, "Моя семья" или "Мой род (племя)".
       Однако на Земле всегда, во все времена, жили и люди с более высоким уровнем сознания. В те годы они понимали, что мир, с его гонкой вооружений и ядерным противостоянием двух политических систем - капиталистической и коммунистической - сползает к самоистреблению. Угроза ядерной войны была, к сожалению, совершенно реальной, слишком реальной. За те годы количество накопленного ядерного оружия оказалось вполне достаточным, чтобы уничтожить весь земной шар многие сотни раз!
       Мир не раз стоял на пороге ядерной войны - вспомним лишь Карибский кризис 1962 года, когда чуть не разразилась ядерная война между СССР и США. Я и сам ещё прекрасно помню это время! Первое лицо СССР, Никита Сергеевич Хрущёв в своих мемурах потом написал:
       "Если бы даже четверть или пусть одна десятая наших ракет пережила бы нападение, даже если бы одна или две только остались - мы могли бы всё же ударить по Нью-Йорку и вряд ли многое уцелело от Нью-Йорка... ...Мы не успели доставить оборудование полностью, но мы уже установили достаточно ракет, чтобы уничтожить Нью-Йорк, Чикаго и другие огромные индустриальные города, не говоря уже о такой маленькой деревне, как Вашингтон. Я не думаю, что американцы когда-нибудь сталкивались со столь реальной угрозой уничтожения, как в тот момент".
      
       Следует напомнить, что речь шла о ядерных ракетах, которые СССР, шантажируя США, самую крупную, самую мощную державу мира, разместил на коммунистической Кубе.
       И вот наша Посланница Мира, простая женщина, американка, которую тогда ещё просто звали по имени и фамилии, которая никогда не училась ни в каких университетах, задумалась о том, что происходит в мире. Она поняла, что мир агонизирует, он просто превращён в сумасшедший дом и находится на грани самоуничтожения. Политическе игры циничной верхушки развитых стран грозили уничтожением, грозили страшной смертью в огне ядерной войны буквально миллиардам ничего не подозревающих и ни в чём неповинных простых людей. Собственно говоря, так было всегда. Правители всегда посылали на войну пушечное мясо, а отнюдь не своих собственных детей. Но в прошлые века погибали "всего лишь" тысячи или, в крайнем случае, сотни тысяч, пусть даже миллионы людей. А ведь теперь речь шла уже о миллиардах!
       Посланнице Мира, которая тогда ещё и не подозревала, что под этим именем она войдёт в мировую историю, стало страшно. Да ведь страшно было многим, но каждый считал, что он, такой маленький человечек, ничего не может сделать. А вот Посланница Мира так не считала. Она решила посвятить всю свою жизнь тому, чтобы предотвратить войну, открыть глаза людям, убеждая их, что всё в мире зависит именно от них, от каждого из них. Ведь людей на Планете - миллиарды и каждый хочет жить, а не умирать в пламени рукотворной ядерной катастрофы. Она понимала, что самая мощная вещь на земле - это человеческое сознание, человеческая мысль, которая может работать или на жизнь и созидание или на смерть и разрушение. И волю людей к миру она решила разбудить, объединить в один поток, направить против воли к смерти и уничтожению у какой-то горстки политиканов-авантюристов. Говоря земным языком, можно сказать, что из миллионов простых американцев, фермеров, домохозяек, служащих, студентов, рабочих и безработных она решила создать - ни много ни мало - гражданское общество! Она решила поднять их сознание с уровня "Я и моя семья" на уровень "Государство и мир". Она решила совершить духовную революцию в одной отдельно взятой стране...
       Вот почему она и пошла в этот мир - именно для того, чтобы говорить с людьми и пробуждать их. Она оставила дом и всю свою прежнюю жизнь, ушла к людям буквально с пустыми руками. У неё было лишь то, что надето на ней: кроссовки, синий спортивный костюм и жилетка с многочисленными карманами, где хранились зубная щетка, гребень и пачки писем от незнакомых людей. На жилетке, спереди и сзади, большими буквами были напечатаны слова "PEACE PILGRIM".
       Может быть, кто-нибудь из её современников и считал, что она была просто сумасшедшая. Сказать так, конечно, было можно. Это проще всего. Да только... ведь ей удалось сделать то, что она хотела! Вы только представьте себе: она, нищая старая женщина, сумела разбудить целую страну! И не какую-то там маленькую, неизвестно где находящуюся на Земном Шаре, а сами Соединенные Штаты Америки! Поэтому её современникам умнее было бы понять, в чём состоял её подвиг и как ей удалось сделать то, что она сделала, а не самоуверенно объявлять её сумасшедшей. Кстати, хотелось бы по этому поводу привести одну небольшую цитату из наследия самой Посланницы Мира:
       "Многие люди исповедуют христианство. Очень немногие живут по-христиански. А если вы живёте по-христиански, то многие могут подумать, что вы ненормальный".
       Почему и как ей всё-таки удалось изменить сознание целой страны? Причин здесь несколько. Ну, во-первых, этот титанический, абсолютно безо всякого отдыха и выходных дней труд, продолжавшийся в течение целых двадцати восьми лет, разумеется, не мог не принести своих плодов. Во-вторых, дело - в самой личности Посланницы Мира. Она была человеком, обладающим уникальным сочетанием качеств: увлечённая, просто горящая, искренняя, готовая всем помочь не только словами, но и практическими делами, душевно абсолютно чистая и бескорыстная. И, в довершение всего, - блестящий оратор и полемист. А ведь она никогда не училась ни ораторскому мастерству, ни искусству полемики, ни психологии общения, ни философии. Но ни один, самый неожиданный и даже просто дурацкий вопрос слушателей не мог застать её врасплох, о чём свидетельствуют стенограммы её выступлений. Ну и, в третьих, ей очень повезло в том смысле, что она жила не когда-нибудь раньше, а уже в двадцатом веке, когда существовали самые разнообразные средства массовой информации - книги, радио, телевидение, журналы и газеты. Именно благодаря им её голос и пацифистские идеи ещё громче прозвучали на всю страну и даже на весь земной мир.
       В двадцатом веке Соединённые Штаты Америки переживали подлинно революционные изменения неоднократно. Можно вспомнить Генри Форда, который в буквальном смысле слова посадил всю Америку на автомобиль. Благодаря ему, автомобиль, когда-то бывший для большинства американцев недосягаемым предметом роскоши, стал доступным практически каждому. Американцы стали самой мобильной нацией мира.
       Другой американец в послевоенной Америке поставил на конвейерный поток производство семейных коттеджей для самых бедных слоёв населения. Он построил по всей стране массу коттеджных городков. Над ним смеялись, считали его сумасшедшим. А он - изменил облик всей страны. Коттеджи расхватывали как горячие пирожки. Последние бедняки покупали их в кредит и становились почтенными домовладельцами. Америка, благодаря автомобилям и коттеджам, богатела на глазах. А потом пришел Билл Гейтс со своими компьютерными программами. Он тоже изменил сначала Америку, сделав её ещё более богатой (как мы знаем, информация - теперь одно из главных богатств поумневшего человечества), а затем изменил и весь мир.
       Но... все эти господа были промышленниками, бизнесменами. Они владели миллионами и даже миллиардами долларов, фабриками, десятками тысяч рабочих, патентами, научными коллективами. Именно про них рассказывали на Земле такой анекдот:
       Корреспондент спрашивает фабриканта:
       - Скажите, господин Смит, как же вам удалось только за один этот год получить прибыль в два миллиарда долларов?
       - Это очень просто! Сначала я вложил в производство один миллиард долларов...
       А Посланница Мира была одна, совсем одна, и не владела никакими капиталами, фабриками или рабочей силой. Но она произвела самую трудную революцию - не материальную, а духовную, изменив сознание целой нации, а через сознание и пробуждение нации к активной пацифистской деятельности - в значительной степени и всю внешнюю политику такой великой державы, как Соединённые Штаты Америки.
       Мне хотелось бы рассказать один из поучительных эпизодов её странствований. Этот случай скорее даже больше похож на психологическую загадку. Я думаю, что так блестяще решить проблему, с которой к Посланнице в одном из американских городков как-то обратилась одна очень несчастная одинокая сорокалетняя женщина, могла только Посланница Мира и никто больше. Во всяком случае, сама героиня эпизода много лет никак не могла решить свои собственные проблемы.
       Дело заключалось в том, что эта женщина до такой степени ненавидела свою работу, что периодически впадала в депрессию и лечилась у психиатра. Но и бросить работу не могла, так как её некому было содержать. Она считала себя никчемной, неинтересной, неспособной ни на что. Посланница Мира спросила женщину о том, что она любит больше всего на свете и та ответила: играть на рояле (к тому же - непрофессионально), плавать и ...цветы. Негусто, правда? Как эти три хобби, притом такие банальные, могут изменить жизнь человека и сделать его счастливым? Но Посланница Мира силой своей мысли и любви к людям нашла просто гениальное решение: сначала она устроила несчастную женщину работать в ...цветочный магазин и та очень полюбила свою новую работу. Депрессии прекратились. Затем по совету Посланницы Мира женщина занялась плаванием и это ещё больше укрепило её здоровье. Кроме того, она стала играть на рояле в доме престарелых, организовала там кружок хорового пения, стала нужной людям, нашла смысл своей жизни в помощи другим. И что же? Женщина просто преобразилась: теперь она не только выглядела, но и чувствовала себя действительно жизнерадостной, спортивной, энергичной, интересной. Не прошло и года, как она вышла замуж. И таких эпизодов в жизни нашей героини было множество. Везде, куда бы она ни приходила, она практически помогала людям стать более счастливыми.
       А вот что говорила Посланница Мира о жизненных трудностях и проблемах, и она была совершенно права:
       "Все проблемы, как бы трудны они ни были, принимайте за возможности духовного роста и стремитесь извлечь максимум из этих возможностей".
       Если же в жизни нет никаких жизненных препятствий - вот тогда, действительно, человек становится очень несчастным и неспособным ни на какие решительные шаги, он так никогда и не взрослеет, даже несмотря на звание профессора и университетские дипломы.

    *

       Посланница Мира изменила сознание жителей целой страны. Она стала знаменитой, но ничуть не изменила своего образа жизни. Она оставалась простой, доброжелательной, неутомимой, безмятежной и счастливой. Почти такой же, какой мы её знаем здесь и сейчас.
       О ней тогда писали газеты, её показывали по телевизору, её узнавали люди на улицах, она ежегодно получала тысячи писем со всей страны, на которые аккуратно отвечала. Со всех концов сыпались приглашения выступить перед людьми. Её голос услышали многие сотни тысяч современников, а если учитывать и телепередачи - то многие десятки миллионов. Благодаря ей, маленькие люди стали чувствовать себя не такими уж и маленькими, осознали себя гражданами страны и потребовали от властей прекратить гонку вооружений, дать людям возможность жить мирной жизнью и умереть своей смертью, а не в огне ядерной войны. Она стала как бы катализатором, который пробудил к гражданской активности миллионы простых людей Америки, а это, в свою очередь, заметно повлияло в лучшую сторону на всю государственную политику США. И всё это сделала одна старая женщина, имени которой теперь уже не знает никто на Земле! Зато все мы здесь, её знаем, ценим и любим.

    *

       Хотелось бы ещё отдельно сказать и об отношении Посланницы Мира к вещам, которое совершенно естественно для нас, но было и остаётся столь нетипичным для землян всех веков и всех народов. Вот что она сама тогда говорила об этом:
       "Около сорока лет тому назад я поняла, что деньги и вещи не могут сделать людей счастливыми. И это было подтверждено много раз. Я встречалась со многими миллионерами. Одно объединяло их всех: все они были несчастливы".
       Я уверен, что ни одному человеку в мире, даже какому-нибудь бомжу или же последнему бедняку из экваториальной Африки, наверняка никогда не удавалось иметь вещей меньше, чем Посланница Мира: ведь у неё и было всего лишь то, что надето на ней, да ещё гребень и зубная щетка! Почему же она вела такой супераскетический образ жизни и всегда категорически отказывалась, когда ей пытались подарить хотя бы вторую пару кроссовок или другой спортивный костюм?
       "Я не знаю ни одного человека, который был бы лучше обеспечен, чем я, хотя, конечно, люди думают, что я самая бедная среди бедных. Я же знаю, что я - самая богатая среди богатых. У меня хорошее здоровье, счастье, внутренний покой - вещи, которые нельзя купить, даже если вы и миллиардер"
       "Я делаю всё свободно и радостно"
       "Я странница, путешественница. Я буду странницей до тех пор, пока человечество не познает дороги, ведущие к миру, буду ходить, пока мне не дадут приют, и голодать, пока меня не покормят".
       Не сомневаюсь, что тому есть несколько причин. Во-первых, Посланница прекрасно понимала, что "не в деньгах (и не в вещах) счастье" и хотела на собственном примере убедить в этом других людей. Во-вторых, она стремилась чувствовать себя совершенно свободной от чего бы то ни было в этом таком материальном и материалистическом мире, и ей, как никому другому, это прекрасно удавалось в течение целых двадцати восьми лет! Своей собственной жизнью она учила людей, как можно освободиться от рабства вещей и стать бескорыстными, свободными и взрослыми. Как можно быть по-настоящему счастливой, не владея ничем и никем. Ну и, в третьих, она имела Космичское Сознание и, конечно, прекрасно понимала: чем больше мир производит лишних вещей, тем быстрее истощается и гибнет Планета Земля, расточаются её невосполнимые ресурсы, тем меньше люди оставляют и своим потомкам, и себе самим.
       И вот теперь такая Душа становится после моего ухода вашим Гуру. Как прекрасно, что она оказалась именно среди нас, здесь, в Большом Куполе - в нужное время, в нужном месте. Так что прошу любить и жаловать!"

    *

       Присутствующие приветствовали Посланницу Мира громкими криками и аплодисментами. А затем Альберт перешёл к следующему вопросу: он попросил всех прибывших за последнее время Гостей выйти из первых рядов на арену и представил их собравшимся. Каждого он называл по имени, указывал Сектор, в котором предстояло находиться Гостю в дальнейшем, и давал очень краткое его жизнеописание. Димка заметил, что среди вновь прибывших были даже дети. После этого Гости вновь расселись по своим местам. Сам же Альберт Швейцер растаял в воздухе и исчез из Большого Купола навсегда...
       Теперь с Энергионами и Гостями общение продолжила новая Гуру. Посланница Мира сказала, что все, у кого есть срочные дела, могут удалиться, а Гостям она сейчас расскажет кое-что самое необходимое о Большом Куполе и его Законах, которые очень мало похожи на земные, а потому пока неизвестны вновь прибывшим. Бечисленные, уходящие далеко вверх ярусы Чаши быстро опустели. Исчезли почти все зрители вместе со своими животными, здесь остались только Послаица Мира да Гости, а Чаша снова сжалась до своих небольших первоначальных размеров.
       И вот что Посланница Мира рассказала Гостям Большой Чаши:
       Все вы знаете, что на Земле ежедневно умирает множество людей, не говоря уж о других живых существах. Однако лишь очень немногие из них попадают в Большой Купол. Вы спросите, почему? Да потому, что здесь оказываются лишь люди, обладающие определённым сродством Душ: бескорыстные, благородные, альтруистичные, добрые, сострадательные, готовые ради Добра пожертвовать собой. А таких людей на Земле, к сожалению, очень и очень мало. Слишком мало для того, чтобы жизнь там была одухотворённой, мирной и справедливой.
       И получается так, что самые лучшие люди на Земле именно из-за этого и оказываются в самом трудном положении. Они непохожи на всех, причём они намного лучше убогого большинства, за что их нередко убивают, травят, преследуют, казнят и пытают. Все вы пришли сюда из разных стран, с разных континентов, имеющих каждый свою историю. Но каждый из вас может вспомнить много соответствующих примеров, если даже и не из отечественной истории, то хотя бы из окружающей жизни. Разве вы забыли средневековых "ведьм" - самых красивых, самых умных женщин Европы, которые прекрасно разбирались в целебных травах, лечили своих ближних и только за это погибли на кострах инквизиции? Разве можно забыть Галилео Галилея, Александра Грибоедова, Пушкина, Лермонтова, Радищева, да и самого Иисуса Христа, наконец?
       Вы спросите меня, зачем мы собрались здесь, в Большом Куполе? Наверное, вы уже догадались: мы собрались здесь для дальнейшего Служения. Ведь, будучи на Земле, мы успели сделать так мало! По Закону Сохранения Энергии наша индивидуальная Энергия не может просто так взять и исчезнуть с нашей смертью. Такого просто не бывает. Этот Закон является общим и для Того, и для Этого Мира. Однако здесь проявляется много новых, неизвестных на Земле Законов. Вот я и хочу рассказать вам о них, иначе вы будете плохо ориентироваться в Нашем Мире.
       Ну, прежде всего, это вопрос Времени и Пространства. Как вы знаете, ещё в двадцатом веке Альберт Эйнштейн доказал изумлённому человечеству их относительность. Вот почему здесь не действуют ни земное Время, ни земное Пространство. В случае необходимости Клепсидр покажет вам Время любого конкретного пункта на Земле и даже на других небесных телах. Однако здесь, в Большом Куполе, Времени в обычном, человеческом понимании, просто не существует. Ну а Пространство каждый Энергион может формировать сам, просто усилием собтвенной воли. Вы, конечно, делать этого пока не умеете, так что вам придётся поверить мне на слово. Не спешите: впоследствии вы окончательно разберётесь с этим вопросом.
       Теперь перейдём к вещам более конкретным. Как вы уже поняли, мы все пришли сюда для Служения, без которого не представляли себе своей жизни на Земле, но только тут можно отдаться ему целиком и полностью использовать для Служения все свои душевные силы и способности. Все вы очень разные, вот почему, попав в наше общество в качестве Гостей, вам прежде всего необходимо найти себя. Что это значит? Это значит, вам предстоит найти именно то Служение, где вы принесёте наибольшую пользу, разумеется, не себе самому, а Земле и Человечеству. Для этого к вам будут прикреплены Наставники, которые познакомят вас с основными видами Служения. У нас есть Целители, есть Спасатели, Учителя, Наставники, Гувернёры, Хостес и некоторые другие, как говорят на Земле, "профессии". Ваша задача - с помощью Наставника познакомиться с ними, понаблюдать за их Служением и выбрать для себя то, к чему больше всего лежит ваша Душа. Никто вас не торопит - будьте Гостями столько, сколько захотите. И впоследствии при желании вы всегда сможете поменять своё Служение. А если очень устанете - вас ждёт Эрмитаж, где Энергионы время от времени восстанавливают своё Энергетическое Поле. Ведь наше Служение требует очень больших затрат Энергии...
       А теперь вы можете быть свободны - ходите, гуляйте по Большому Куполу. В случае какого-нибудь затруднения позовите негромко (можно даже мысленно) три раза вашу Хостес и она проявится рядом с вами, чтобы оказать необходимую помощь. Да, кстати, учтите, что у живущих здесь Энергионов и Гостей автоматически отпадает потребность в сне, пище и прочих чисто физиологических вещах. Так что пусть это вас не смущает. Думаю, что вы и сами уже заметили: до сих пор вы ни разу даже и не подумали о еде или сне. Только иногда, если сюда прибывает Душа слишком истощённая своим прежним Служением на Земле, то она требует восстановления Энергии в Эрмитаже. Там Гостю может даже показаться, что он погружается в сон, но это только видимость, это совсем другое, просто у вновь прибывшего пока ещё нет нужных понятий и критериев, чтобы разобраться в том, что с ним здесь происходит. Фактически же, он погружается в бессознательное состояние, чтобы процесс Реабилитации прошёл быстрее и успешнее. Когда вы сами станете Энергионами, вы будете заряжаться Энергией с помощью других, гораздо более совершенных методов.

    *

       Выходя после Церемонии из Чаши, Димка вдруг задумался: "Интересно, а куда же деваются после смерти все остальные люди на Земле?" И тут же в его мозг кто-то передал ответное сообщение: "Они уходят в Иные Миры, ведь ни один из них не может попасть к нам сюда в Большой Купол, потому что имеют слишком мало Заслуг перед Миром". "Вот это да! - потрясённо подумал Димка. - Значит кто-то уже наладил постоянную телепатическую связь со мной, а я этого и не заметил. Кажется, у меня появляются новые способности. Интересно, кто же это может быть? Мой Наставник, которого я пока ещё не знаю, наша Хостес или даже сама Гуру?"
       "Кто ты, кто ты, кто ты?" трижды мысленно задал вопрос Димка, но на этот раз не получил на него никакого ответа...
      

    Глава 8.

      

    Чужая судьба.

       Лена вошла в метро и сразу же увидела Её. Она оказалась очень стройной и модно одетой. Она оживлённо разговаривала с каким-то мужчиной - может быть, мужем, может быть, любовником, а может быть, даже женихом. Она смеялась, смотрела на него влюблёнными глазами и не видела никого вокруг. Она была молодая, красивая и счастливая. Ей было тридцать три года. Её фамилию Лена забыла, но что ей было тридцать три года - знала точно. А вот сама Лена была располневшая, некрасивая, в очках и очень старая. И ей тоже было тридцать три года.
       Прошло уже двадцать пять лет с тех пор, как они виделись в последний раз. С тех пор, как они вместе учились в первом классе "А" Люблинской железнодорожной школы номер шесть. У Анны Ивановны. Нередко Лена с трудом могла вспомнить, что она делала вчера. Но вот если бы в метро сейчас вошли все сорок девочек из первого "А", она бы точно узнала их всех. Если бы даже кого-нибудь и забыла по фамилии. Как Её. Даже через двадцать пять лет. Тем более, что фамилии теперь у них всех, наверняка, уже другие.
       Лена внимательно разгдядывала Её. Ведь она знала, что видит Её в последний раз в жизни. Случайно встретиться в Москве во второй раз просто невозможно. Если только пройдет ещё двадцать пять лет. Но Лена надеялась, что столько не проживёт.
       Она, действительно, стала очень красивой женщиной. Элегантной, уверенной в себе. Этих двух качеств как раз никогда и не было у Лены. И счастливой. Это видно сразу.
       А Лена помнила Её детское лицо, русые косички с коричневыми бантиками. Потому что Анна Ивановна говорила, что ходить в школу в ярких красных бантиках неприлично. Однажды на уроке физкультуры Она, единственная из класса, смогла залезть по шесту наверх, до самого потолка гимнастического зала. Все были просто потрясены и ужасно тогда Ей завидовали. Сама Она, наверняка, давно уже забыла об этом. А Лена помнила и знала, что будет помнить всегда.
       Ленина бабушка, которой сейчас было за семьдесят, вела во дворе кружок "умелые руки", сажала цветы, читала газеты и живо интересовалась всем на свете. А вот Лене почему-то всё ближе и ближе становилось то, что было с ней в далёком детстве, особенно в первом классе. Иногда ей снился один и тот же страшный сон. Что ей уже тридцать три года. И что она опоздала. Опоздала разыскать и собрать всех девочек, которые учились с ней в школе. Они разъехались, вышли замуж, а некоторых, может быть, уже и нет в живых. И она осталась совсем одна. Где теперь Алёшина Агнесса? А Баранова Люба? А Юсупова Рая? А Мушкатина Лида? Поздно. Всё... Теперь она их больше не найдёт и не увидит никогда. Как же, как могла она допустить это? Почему не спохватилась раньше? И жуткое отчаяние и тоска охватывали её во сне. Когда же она просыпалась, то каждый раз удивлялась: почему этот сон так пугает её? Почему он такой тягостный и безысходный? Днём она понимала, что искать кого-нибудь из них совершенно бесполезно, ненужно и глупо. Что у каждой своя судьба и все они давно уже чужие друг другу. Да днём ей, впрочем, совсем и не хотелось этого.
       Лена давно уже кончила школу, институт и даже защитилась. Она давно уже была замужем. Но до сих пор часто и с тёплым чувством вспоминала этот первый "А", который не очень-то любила тогда, когда училась в нём, потому что в классе было много подлиз, потому что Юсупова Рая всё равно делала много ошибок в диктантах, сколько Лена ни помогала ей по русскому языку, и потому что Майка Борисова всегда на всех ябедничала, чтобы Анна Ивановна любила её ещё больше. Все ненавидели и боялись Майку. Говорят, что теперь она доцент в каком-то вузе.
       Лена подумала, что и сама она, как это ни странно, тоже доцент. "Как ни странно" - потому что, в отличие от Майки, у неё совершенно отсутствовали зависть, честолюбие и стремление "пробиться" любой ценой. Она всегда отличалась мягкостью, уступчивостью, почти что безволием. Боже мой, ну кто бы мог подумать, что из этого тихого, слишком послушного ребёнка получится когда-нибудь строгий доцент, которого будут бояться студенты!
       Интересно, что же получилось из Неё? Кем она работает? Есть ли у неё дети? Счастлива ли она? Последнее, впрочем, Лена поняла сразу, как только увидела Её. Счастлива, конечно. И ещё поняла, что Она её ни за что не узнает. Даже если и заметит случайно. И не придётся, фальшиво улыбаясь, задавать какие-то глупые вопросы и обмениваться бесполезными адресами. Она была вся на виду - молодая, красивая, счастливая, а на Лене как будто была надета шапка-невидимка. Ну и слава богу. Ведь у каждого своя жизнь. Слишком уж далеко ушло в прошлое всё, что было с ними когда-то в той жизни.
       Хотя, если бы сказать тем девчонкам, которые ещё помнили её, что Лена стала преподавателем, они бы нисколько не удивились. Ведь она всегда была слишком серьёзной, слишком добросовестной и исполнительной. И все десять лет круглой отличницей. Потому что так хотела мама. А у мамы было больное сердце и её нельзя было волновать.
       Хотя однажды маме всё-таки пришлось поволноваться из-за Лены. Правда, это было уже в институте. Когда на третьем курсе Лена вдруг собралась замуж. Собственно говоря, это было совсем не вдруг. Все три года Андрей как тень ходил за ней. Хотя на курсе было много красивых, эффектных, талантливых девчонок, которые заглядывались на него. Хотя он был интересным парнем, активистом, спортсменом и душой всего курса. А Лена, как ей казалось, - неинтересной, робкой девушкой, которая ничего не знала, кроме мамы и учёбы, которая все три года так и проходила в старой школьной форме, потому что лишних денег не было, а ей было абсолютно всё равно, в чём ходить.
       Мама считала, что они не пара. Не потому что Андрей ей не нравился, а потому что уж слишком они были разные. И ещё она боялась, что пойдут дети и Лена не кончит институт. Хотя, конечно, Лене самой виднее, за кого выходить. Но в любом случае надо подождать до окончания института. И Лена уступила матери. Хотя потом очень жалела об этом. Ведь если бы она вышла замуж ещё на третьем курсе, то их громадное, неземное счастье длилось бы на два года дольше. Хотя, конечно, может быть, и кончилось тоже на два года раньше. Кто знает! Но Лена никогда не упрекала мать. Ведь та хотела как лучше...
       А в общем-то мать беспокоилась совершенно зря. Этот брак оказался на редкость счастливым. Хотя у многих он и вызвал недоумение. Даже у самой Лены. Каждый день, многие годы, открывая утром глаза, Лена задавала себе один и тот же вопрос: "За что мне, не умнее, не лучше и не красивее других, досталось такое счастье?" Андрея просто невозможно было даже и сравнить с кем-нибудь из знакомых. Когда Лена болела, он готовил самые вкусные блюда и кормил её в постели. Сам ставил банки, делал уколы и растирания. Сам отчёркивал нужные места в журналах и Лене оставалось только просмотреть эти статьи, чтобы быть в курсе последних научных новостей. Сам выбирал ей в магазинах сумки, платья и туфли и все знакомые удивлялись, с каким вдруг вкусом начала одеваться Лена после замужества. Он нёс к ней все свои радости и неудачи, он как только мог оберегал её от всего неприятного и тяжёлого в жизни. Если Лена слишком уставала, он сам готовил, сам убирал их маленькую однокомнатную квартирку, лишь бы Лена могла поспать лишний часок. Он отдавал ей всю свою душу и ничего не требовал взамен. Он был счастлив только потому, что она существовала рядом с ним. Про неё все говорили, что она за ним как за каменной стеной.
       За первые семь лет замужества Лена очень изменилась - и внутренне и внешне. Она стала интересной и даже почти элегантной. Более уверенной в себе, хотя по-прежнему оставалась мягкой и уступчивой. Она стала гораздо тоньше чувствовать, шире смотреть на вещи, лучше понимать людей. Она уже не была той аморфной, простенькой девушкой, которую Андрей когда-то выделил из всех остальных. И всё это произошло только благодаря ему. Все эти годы он её лелеял и берёг, воспитывал, как маленького ребёнка. И только он один не замечал, как она изменилась. Потому что для него она всегда и так была самой лучшей в мире. Самим совершенством, которое поэтому уже просто не может меняться в лучшую сторону.
       Лена всегда удивлялась его талантливости, трудоспособности и широте интересов. У неё никогда не было ни голоса, ни слуха. А он открыл ей мир музыки. Научил любить Бетховена, Паганини, Моцата. И современную музыку - Родиона Щедрина, Альфреда Шнитке. И прекрасные народные песни Грузии, и азербайджанские мугамы, и японские старинные мелодии. Он, несмотря на их безумную занятость, тащил её в кино или театр, если там шло что-нибудь стоящее, куда она никогда бы не пошла сама. И теперь Лене просто дико было вспоминать, как она когда-то жила безо всего этого. Он открыл ей мир Рембрандта и Чюрлёниса, Кустодиева и Хокусаи. Фейхтвангера и Соммерсета Моэма, Ремарка и Экзюпери, Солоухина и Такэо Арисимы. Потому что в институте она много занималась, но почти ничего не читала - нехватало времени. Теперь, правда, времени нехватало ещё больше, но, благодаря Андрею, они каким-то образом успевали сделать очень многое.
       Но главным для него всегда оставалась наука. Ну и Лена, конечно, тоже. Если бы одна из этих двух вещей вдруг исчезла, он просто не смог бы жить дальше. Они оба были микробиологами. Когда утром Лена случайно просыпалась в шесть, а не в восемь, как обычно, она видела его спину за письменным столом. Когда в двенадцать ночи, после дня безумно напряженной работы, она без сил валилась в постель, потому что уже просто не могла больше сидеть за письменным столом рядом с мужем, Андрей ей говорил: "Я сейчас". И сидел ещё - до часу или двух ночи, потому что никак не мог оторваться от своей работы. Ему хотелось написать ещё одну фразу, и ещё одну, и ещё... Он был просто одержим работой. Книги выходили у него одна за другой - прекрасно написанные, яркие, оригинальные, смелые и глубоко научные. Он быстро становился ученым с мировым именем.
       И только одна Лена знала, чего это стоило. Это были годы жизни безо всяких выходных, праздников или отпусков. Это была работа на износ. Это были годы, когда за обедом они глотали что попало и оба думали и говорили только о новых штаммах бактерий. Когда в течение дня было абсолютно некогда оторваться хотя бы на пять минут, чтобы выпить глоток чая или позвонить старой институтской подруге, которой Лена уже не звонила пять лет. Когда Лена месяцами не видела мать и бабушку, хотя обе они жили в этом же городе.
       Постепенно всё, что было с Леной до замужества, стало казаться ей очень далёким и нереальным. Как будто это было до новой эры или на том свете. Непонятно почему, но она начала думать о своих бабушке и матери в прошлом времени. Как будто они жили когда-то очень давно. Да, фактически, теперь для Лены и не существовало ничего, кроме Андрея и их книг. Конечно, писал их Андрей один. Ведь он был очень талантлив, а она - просто неглупым и, главное, очень трудолюбивым и добросовестным исполнителем. Но она их редактировала. И печатала на машинке все многочисленные варианты. И часто подсказывала нужные мысли, без которых его книги не были бы тем, чем они в конце-концов становились. Потому что она всегда чувствовала, чего именно в них нехватает. И делала всё, чтобы он был счастлив и мог целиком отдаваться своей науке.
       Семь лет такой жизни слились в один счастливый лихорадочный день. Она не жалела, что у них нет детей, ведь она знала, что тогда не сможет помогать Андрею. Что ребёнок в их единственной комнатке означал бы массу хлопот, которые неизбежно оторвут Андрея от науки. А без науки он не может быть счастливым. Значит, её долг - сделать всё возможное для счастья Андрея. Ведь сам он так много сделал для неё. С ним она, собственно говоря, стала совсем другим человеком, нашла себя. И благодарна ему за это. И всегда у него в неоплатном долгу. Так что ни о каком ребёнке не могло быть и речи. Да ей ведь никто и не был нужен, кроме Андрея.
      

    *

    * *

       Странно, однако, что детские воспоминания имели такую силу над ней. Несмотря на внешне безмятежную жизнь, Лена успела увидеть не только много счастья, но и много тяжёлого, горького и даже страшного. Но, кажется, за все это время, не было в её жизни ничего страшнее, чем ТОТ случай в первом "А".
       Всё было очень просто и очень ужасно. После уроков Анна Ивановна повела Лену в учительскую и там какая-то незнакомая учительница из другого класса сказала, что это именно та девочка, которая вчера самым ужасным образом нагрубила ей в коридоре, а потом вырвалась и убежала. Лене казалось просто невероятным, что Анна Ивановна поверила ТОЙ учительнице, а не ей. Ведь Анна Ивановна знала и понимала всё на свете. Ведь Лена так любила её тогда. Любила и боялась. И никогда в жизни не могла бы обмануть. И только через много лет Лена поняла: просто отношения с коллегами, с которыми предстояло работать всю жизнь, были для Анны Ивановны, конечно, важнее, чем детская гордость и вера в непогрешимую справедливость любимой учительницы у какой-то одной маленькой девочки из многих сотен, а, может быть, и тысяч, прошедших через её руки за долгие годы учительской работы.
       В ТОТ день Анна Ивановна сказала Лене, что не отпустит её домой, пока она не осознает своей ошибки и не извинится перед ТОЙ учительницей. Лена не плакала тогда. Она вообще никогда не плакала. Просто никак не могла понять - разве можно солгать? Ведь она никому не грубила, как же можно сказать, что осознала свою ошибку! Ей казалось, что стоит только всё это получше объяснить Анне Ивановне и та отпустит её домой. Но Анна Ивановна была неумолима: Лена будет сидеть здесь весь вечер, а может быть и всю ночь, пока не произнесёт убедительных слов раскаяния. Только и всего. И тогда она сможет уйти домой.
       Ужас, обида, возмущение охватили Лену. И этот всегда слишком мягкий, но, как оказалось, гордый ребёнок, решился на то, на что потом Лена уже не решалась больше никогда: она восстала. Одна - против тех, кто был сильнее неё и от кого она зависела. Лена заявила, что будет сидеть в школе и день, и ночь, и всю жизнь, что она даже, может быть, умрёт здесь, но не извинится никогда, потому что не виновата ни в чём.
       И потом, вспоминая эту никем не замеченную трагедию обычного школьного дня, Лена всегда удивлялась собственному мужеству и собственной гордости, которые, как ни странно, оказались заложенными в её душу и вдруг проявились так неожиданно и некстати. Конечно, в этой борьбе победила Аана Ивановна. Она была опытным, лучшим в школе педагогом, она знала каждую свою ученицу и смогла найти именно те, единственные слова, которые сделали Лену покорной. Она объяснила, что за неслыханную дерзость Лену немедленно исключат из школы и когда мама узнает об этом, ей станет так плохо, что она может даже умереть от огорчения. Значит, выбора у Лены не оставалось. Ведь, начиная борьбу, она думала только о себе и не подумала о маме. И она извинилась. А мама так никогда и не узнала об этом случае...
       Интересно, были ли у других такие же трагедии в школе? У Неё, наверное, не было. Ну как же все-таки её фамилия? Неужели Лена забыла её навсегда? А, впрочем, это совершенно неважно. Так же как и неважно всё, что было с Леной в жизни. И что будет потом. Потому что потом в её жизни уже не будет больше ничего. Хотя она, может быть, и проживёт (даже страшно подумать!) еще лет тридцать-сорок.
       Три года назад Лена начала думать в прошлом времени и о себе тоже. Когда ей было тридцать лет. Когда она вдруг поняла, что больше не любит Андрея. Он оставался прежним - ласковым, преданным и одержимым. А в ней вдруг что-то надломилось. А ей было всё равно. Он был ей безразличен. Так же, как и его книги, его планы, его переживания. Она страшно устала от всего этого. И знала, что это уже навсегда. Как будто в её душе кончился какой-то завод, выданный ей на всю жизнь, но окончившийся почему-то так рано.
       Теперь после лекций в институте, которые она раньше так любила и которые вдруг стала читать с трудом и отвращением, Лена не бежала, как прежде, домой, чтобы быть вместе с Андреем, чтобы поскорее сесть за письменный стол и сидеть до изнеможения за очередной книгой. Теперь она бесцельно ходила по улицам. Под снегом, под дождём. И с ужасом думала, что ей всё-таки придётся возвращаться. И лгать. И притворяться. Делать вид, что её интересуют эти дурацкие книги и эта проклятая микробиология. Что она страшно хочет вырваться с ним на новую картину или прочесть интересную книгу. Придётся улыбаться ему, делать участливое лицо, слушая его рассказы о делах на работе, что-то говорить, спрашивать, советовать. А ей было тяжело теперь даже и это. И ей хотелось только одного - бросить всё и бежать куда-нибудь как можно дальше. Забиться в угол. Не видеть никого. Забыть всё. И умереть.
       Ни один нормальный человек, наверное, не смог бы её понять. Ведь Андрея нельзя упрекнуть абсолютно ни в чём. Он был прекрасным мужем и многие женщины завидовали ей. Одинокие и даже замужние. А она теперь завидовала им всем. Особенно одиноким, которым не за кого отвечать. Которые делали, всё, что хотели. Жили, как хотели. Которым не надо никому безмятежно улыбаться, когда хочется броситься на пол и биться в истерике. Когда хочется послать все к чёрту, но приходится улыбаться. И она улыбалась. Она притворялась. Уже три года. И это никак не проходило.
       А он не замечал ничего. Рядом с ним был живой труп, а он этого не видел. Потому что Лена слишком хорошо его изучила за эти годы. Потому что только она одна могла его обмануть так, чтобы он не догадался ни о чём. Потому что у неё, как оказалось, была железная воля. Ведь она отвечала за него. За его счастье и душевный покой. За его книги, которые она теперь ненавидела. Она не могла его бросить. Просто так. Ни с того ни с сего. Ведь она прекрасно знала, что он этого не переживёт. Он сломается сразу, как все сильные люди. А она была слабая и поэтому могла терпеть. Терпеть, сколько хватит сил. А сил должно хватить до конца. Слишком большая ценность - человеческая жизнь. Тем более, такого человека, как Андрей. И ведь эту жизнь он доверил ей.
       Лена чувствовала себя виноватой перед ним. Ей было больно жить и она безумно устала от жизни. Если бы Андрей вдруг умер (не по ее вине, разумеется), она ощутила бы только облегчение. И ничего больше. Но он был здоров. И ему не было еще и сорока. Она знала, что предает его каждый день, каждый час, но ничего не могла с собой поделать...

    *

    * *

       Красивая молодая женщина вышла со своим спутником на какой-то станции. У Неё все было еще впереди. И любовь, и, может быть, даже дети. Она не жила воспоминаниями. Она жила здесь и сейчас.
       Как только они вышли, Лена вдруг вспомнила, как Её зовут. Калигина Юля, вот как! Хотя это, конечно, давно уже не имело абсолютно никакого значения.
      
       Глава 9.
      

    Мамочка, я не хочу умирать!

    Праведники наследуют землю и будут жить на ней вовек.

    Библия, Псалом 36:29

       В Большом Куполе Магда наслаждалась покоем и полным душевным умиротворением. Ей казалось, что так она теперь проживёт всю оставшуюся жизнь, если, конечно, это можно было считать жизнью в обычном, человеческом смысле слова, и если забыть, что Время и Пространство, а, следовательно, и сама жизнь, здесь (впрочем, как и везде в Космосе) бесконечны.
       Магда проводила всё своё время только в Эрмитаже. Ей не хотелось ни с кем общаться - она слишком устала за всю свою прошлую жизнь. Она до сих пор не вступила в контакт ни со своим Наставником (или Наставницей?), не общалась также ни с Димкой, ни с Дениз, которые, в свою очредь, тоже ей не надоедали. С каждым днём (хотя, в буквальном смысле слова, здесь не было ни дней, ни ночей, ни времени вообще) она всё больше и больше расцветала и молодела. Теперь она уже выглядела всего лет на тридцать и блистала ослепительной красотой и утончённостью облика. "Пора бы, пожалуй, и остановиться, а не то, глядишь, и совсем впаду в детство", - как-то подумала она и ...трансформация её внешнего облика после этого, действительно, прекратилась!
       Магда немного гуляла по окрестностям и каждый раз, когда возвращалась в Дом Одиночества, он представал перед ней совсем в ином виде, чем прежде. В первый раз она увидела очаровательную яхточку, где очень долго проспала в каюте, прямо на полу, на пушистом красном ковре с восточным орнаментом. В следующий раз это был уютный небольшой отель с современными (по земным понятиям) номерами, кучей махровых полотенец в ванной, с телефоном и телевизором в комнате и вазой с фруктами на столе. Всё это, хотя и очень красивое, на самом деле, в Большом Куполе фактически было совсем ни к чему. Телефон и телевизор здесь, разумеется, бездействовали и служили лишь предметами интерьера - ведь Служители общались между собой совершенно другим способом, а земное телевидение каждый из них, независимо от страны и времени проживания, вспоминал просто с содроганием.
       Сегодня же Эрмитаж предстал перед ней в виде ...белоснежной войлочной юрты, что повергло Магду почти что в шок. Юрта в Большом Куполе? Это что-то! Но почему именно юрта? Раньше она видела юрты только на картинках и совершенно не представляла себе, что же такое может находиться там внутри. Магда отвернула полог и вошла. Пол, устланный ковром, мягко пружинил под ногами. Красивые расписные лари стояли по стенам. Деревянные арки, поддерживающие жилище изнутри, источали аромат сандалового дерева. Всё было совершенно необычно, очень удобно и красиво, хотя сидеть (или лежать) ей и предстояло на полу, но ведь Магде было к этому не привыкать. Магда подумала, что в следующий раз Эрмитаж, повидимому может предстать перед ней в виде китайской джонки - из тех, на которых люди рождаются, живут и умирают, почти не сходя на берег - или же в виде средневековой кельи, в виде батискафа, космического корабля или даже подводной лодки. Но что бы это ни было, Магда знала, что здесь всегда тихо, спокойно и уютно, а это как раз и было именно то, чего она в данный момент хотела для себя больше всего на свете...

    *

       Магда сидела в мягком мху на берегу Лотосового озера, смотрела на гигантских бабочек, порхающих над неведомыми цветами, на откормленных лоснящихся белок, которые носились по прибрежным кустам. На недавней Церемонии она узнала, что её Наставницей будет какая-то Маргарита Тучкова из России, о которой Магда и слыхом не слыхала. И хотя ей ужасно не хотелось покидать свой уютный Эрмитаж-юрту, она всё-таки пришла сюда, в Информационный Центр, чтобы хоть что-нибудь узнать об этой женщине. Ведь так или иначе, рано или поздно, им предстояло здесь встретиться и вместе работать во имя Добра. Пока же Магда почему-то представляла себе эту русскую подвижницу в сарафане и кокошнике, глядящей вниз из окна высокого деревянного терема.
       Магда вздохнула, поднялась со своего мягкого ложа и вошла в ажурную беседку. Сидя в глубоком бежевом кресле, она начала принимать звуковую и зрительную информацию по интересующему её вопросу. И вот что она узнала:
      

    Маргарита Тучкова (Игуменья Мария).

       Русские женщины-подвижницы совсем незаметны, они сосредоточенны, больше живут внутренней, а не внешней жизнью и оценить их по-настоящему могут лишь самые близкие люди, которые хорошо их знают. Посмотрите вокруг - и вы сами, наверняка, тоже вспомните таких людей, я имею в виду, конечно, в первую очередь женщин. Наших самоотверженных, жертвенных, сильных духом, верных, преданных, любящих, душевных, строгих, скромных, целомудренных женщин, которые были в России всегда и на самом деле живут здесь и сейчас, только надо хорошенько присмотреться...
       Замечательных женщин на России всегда, во все прежние времена было много, да только люди мало знают о них, плохо сохраняют память о том, чего нельзя забывать, иначе невозможно будет сохранить надежду и душевное равновесие, глядя на то, что окружает нас сейчас... Если вы сами являетесь женщиной и относитесь к такому исконному русскому типу, то мне хотелось бы вас приободрить, потому что жизнь у вас, конечно, не может быть лёгкой. Я хочу подарить вам подругу и единомышленницу и тогда вам станет легче жить, вы поймёте, что вы не одиноки, хотя ваши близкие по духу люди, может быть, и жили в другие эпохи.
       Ну а если вы - совсем другая, не верите в идеалы, доброту и чистые чувства, то, очевидно, судите о других по себе самой и мне вас просто жаль. Ваша жизнь тоже не может быть лёгкой, только ваши трудности - иные. Тогда поверьте хотя бы в то, что на свете живут разные люди (уж в это-то не поверить просто невозможно!) и поэтому далеко не все такие как вы сами. Посмотрите повнимательнее вокруг - на тихих, незаметных, задумчивых, а вдруг среди них вы увидите и сумеете оценить нашу современную Маргариту Тучкову? Вот что когда-то писал о ней журнал "Лиза"  12 за 1998 год:
      

    Сильнее смерти...

       О ней знала вся Россия. Аристократка, красавица, вдова героя Бородина Маргарита Тучкова. Она же - игуменья Мария, основательница и первая настоятельница Спасо-Бородинского монастыря, памятника героям войны 1812 года.
      

    Первое замужество.

       Юная белокурая женщина с изумрудными глазами была глубоко несчастна. Муж, Павел Ласунский, опять не показывался дома. Азартные игры, попойки, женщины - в этом мутном круговороте не оставалось места для неё. Он и жене предлагал "повеселиться", завести любовника. Оскорблённая, она твёрдо решила без жалоб нести свой крест.
      

    Любовь.

       Припозднившийся гость скучающим взглядом обводил парадные комнаты. Всё те же лица, разговоры, танцы... Зачем это ему, Александру Тучкову, молодому полковнику, учёному и поэту? Вдруг заиграл рояль. Женский голос с затаённой тоской пел о несбывшихся надеждах. То была она, Маргарита.
       Вспыхнувшее взаимное чувство переполняло их, но... нерушимы были обеты венчания и, значит, никогда им не быть вместе. В отчаянии Маргарита рассказала всё матери: и о недостойном муже, и о том, что сердце её занято другим навсегда. Порочное поведение Ласунского было основательным поводом для развода, но прошли долгие четыре года, прежде чем Маргарита и Александр смогли пожениться. А через год, в 1807 году разразилась гроза. Полковнику Тучкову было приказано выступить в поход против Наполеона. На позиции он прибыл не один, с ним была жена. Она выдержала все тяжести прусского похода. Помогала солдатам, добровольно служила сестрой милосердия. Жёны военачальников имели право сопровождать мужей в походах, но Маргарита была единственной, кто считал это право счастьем.
      

    Матушка.

       Маргарита проснулась от страшного сна. Она в незнакомом городе. В глаза бросается надпись: "Твоя участь решится при Бородине". Буквы сочатся кровью. Разбуженный рыданиями жены, Александр развернул карту: "Ну, видишь, нет никакого Бородина". Да и слово-то, пожалуй, итальянское. А там мы воевать не собираемся".
       Шёл июль 1812 года. Враг рвался к Смоленску. В сентябре, в день своих именин, Маргарита узнала, что её муж пал смертью храбрых при Бородине. Тело найти не удалось...
       В 1818 году на месте гибели мужа вдова заложила храм. Освящённый в 1820-м, он стал первым памятником героям Отечественной войны. Главной святыней храма была икона Спаса Нерукотворного из полковой церки Тучкова. Безутешная в своей скорби, Маргарита боялась сойти с ума. Единственным утешением был сын Николенька, рожденный в 1811 году, - точная копия отца. Николушка Тучков скончался на руках у матери от случайной простуды, в возрасте 15 лет. Она похоронила его в крипте храма на Бородинском поле. И тогда Маргарита решила умереть. Для мира. Она приняла постриг с именем Мария. Постепенно рядом с храмом вырос монастырь. Здесь без различия сословий принимали всех, кто оказался выброшенным из жизни, - старых, больных, вдов и сирот. Неутихающая своя боль научила Маргариту - игуменью Марию - чуткости к чужой боли. Потерянная любовь научила любви ко всем страждущим. Она прожила 71 год. Шесть лет - женой Александра Тучкова и сорок - его вдовой.

    *

       Современники говорили о ней: "болезная душа". Сейчас уже мало кто знает значение этого слова. "Болезный" - в первую очередь означает того, у кого душа болит при виде чужих страданий, потому что для такого человека чужие страдания - не чужие, а свои. Болезный, боль, болит - слова однокоренные. Болезный - значит сострадательный, милосердный, добрый, сочувствующий, соболезнующий.
       Маргарита Михайловна Тучкова, урождённая Нарышкина, родилась в 1781 году. Она принадлежала к знатному роду: её прабабушка, Наталья Кирилловна Нарышкина, была матерью Петра I, а мать - урождённая княжна Волконская.
       Она была высокого роста и очень миловидна - белокурая, белокожая, с изумрудными глазами. Существует предание о том, что в день её свадьбы, когда свадебный кортеж уже возвращался после венчания из церкви, на пути его вдруг появился нищий старик и протянул новобрачной свой посох со словами: "Мария, возьми посох!" Голос его был властным, а глаза такими сверлящими, что новобрачная не посмела отказаться, взяла этот странный подарок, хотя её и звали совсем не Мария, а Маргарита.
       И представьте себе, оказалось, что этот старик был прав - кто знает, может быть, он был провозвестником её будущей, такой трагической судьбы в тот момент короткого семейного счастья, когда, казалось бы, ничто не предвещало беды...
       Однако, кроме жертвенности и безмерной доброты, надо признать за Маргаритой и другие качества: это настойчивость, целеустремлённость, практичность, организаторский талант. Ведь без них она никак не смогла бы свершить такие сложные дела как добиться развода, сопровождать мужа в тяжелейших условиях военного похода, построить храм, а затем многие десятилетия руководить им в качестве настоятельницы.
       И счастье, и смысл жизни - категории вечные, об этом человек думал всегда, во все времена. И по мере взросления, становления человека, эти понятия тоже соответственно меняются в его душе. А что, если и вы когда-нибудь тоже придёте к такому же пониманию счастья, к какому пришла Маргарита Тучкова? Этого не стоит пугаться, этому можно только радоваться, потому что тогда ваше счастье у вас не сможет отнять никто. К такому пониманию приходят люди много страдавшие, но при этом не отчаявшиеся, не потерявшие себя, а, наоборот, окрепшие душой и вынесшие все испытания. Ведь недаром говорят, что испытания даёт нам Бог и наша задача - не быть второгодниками в этой школе жизни, а подниматься на всё более и более высокие ступени. А тот, кто поднялся, служит молчаливым примером и для всех остальных, пока ещё находящихся внизу.

    *

    * *

       Того, что узнала Магда о Маргарите, пока что было для неё вполне достаточно. Видеоряд, и действительно, показал ей высокую, хрупкую белокурую красавицу с изумрудными глазами. Только совсем не в сарафане с кокошником, а в тёмном монашеском одеянии.
       Магда вышла из ажурной беседки и уже напрвилась назад, к своему Убежищу в юрте, как вдруг услышала отчаянный детский крик: "Мамочка, мамочка, я не хочу умирать!" Вокруг не было ни души, к тому же, такого крика просто не могло быть в Большом Куполе. Ведь здесь уже нет никакой смерти! И, тем не менее, он был, этот крик, он до сих пор звучал у неё в мозгу.
       Магда поняла, что она каким-то образом вышла в постороннрий Информационный Канал, существующий где-то далеко на Земле Людей. Как это произошло - было совершенно непонятно. Там, неизвестно где, умирала девочка, а Магда почему-то стала невольной свидетельницей этого кошмара. Как будто ей не было достаточно тех смертей, которые она без конца, из года в год, и так видела там на Земле, когда ещё сама была жива! Магда в ужасе бросилась бежать к Эрмитажу, наконец-то влетела в свою войлочную юрту и с облегчением рухнула на ковровый пол...
      

    Глава 10.

    Целители.

       Когда Магда проснулась - она не узнала того помещения, в котором находилась теперь. Вчера она вбежала в войлочную юрту, рухнула на пол и, то ли заснула, то ли потеряла сознание... А сегодня этой юрты не было и в помине. Магда встала с пола и начала иследовать незнакомое и совершенно необычное помещение. Она оказалась в большой хижине, целиком сплетённой из бамбуковой дранки. Через бежевые древесные стены редкого плетения можно было даже видеть то, что находится снаружи, а прохладный, тоже бамбуковый пол пружинил под ногами. Создавалось впечатление, что она попала в громадную корзину, полную воздуха и света. Наверху тянулись балки из толстенных бамбуковых стволов неверятной длины, потолка, как такового, просто не было, а над балками под острым углом возвышалась высоченная крыша с резным коньком. У стен стояли опять же бамбуковые плетёные корзины с крышками, но Магде было просто лень заглянуть в них и поинтересоваться, что же находится там внутри. Возможно - неочищенный рис, возможно жёлтые зёрна спелой кукурузы, мука, древесные грибы или что-то там ещё - какая разница! Ведь ей всё равно никогда не придётся готовить пищу и есть эту кукурузу...
       Такого ощущения комфорта Магда ещё не испытывала никогда. Воздух в хижине был совершенно особенным - свежим и пахнущим живой древесиной. Магда выглянула в проём, заменяющий окно (над ним снаружи была поднята бамбуковая ставня) и увидела, что хижина стоит на высоких деревянных столбах, а с торца, с двух сторон здания, поднимаются от земли узкие бамбуковые лестницы без перил. Магда вспомнила, что когда-то, ещё в той жизни, видела документальный фильм именно с такими хижинами в джунглях Вьетнама, где их до сих пор строят разные национальные меньшинства. В них живут мыонги, причём одна лестница предназначена только для мужчин, а другая - только для женщин. А столбы ставятся для защиты от тигров, змей, наводнений и прочих бедствий.
       Магда была в восторге: эта хижина мыонгов - самое лучшее жилище, которое она когда-либо видела на свете. Больше ей не нужны ни яхта, ни дворец, ни юрта, ни что-либо другое. Она останется здесь навсегда. Кажется, в такой хижине можно жить вечно и очень счастливо, никогда больше не выходя наружу.
       Но что-то всё-таки было не так! Что? Да, этот ужасный детский крик, который просто невозможно забыть. Конечно, сюда он не проникнет никогда, он не пробьёт абсолютно герметичное защитное поле Эрмитажа, но, тем не менее, он ведь существует! Где-то там, на Земле, умирает ребёнок, и Магда ничего не может для него сделать. А если всё-таки может? Ведь она не знает своих нынешних возможностей. Но неужели же, после стольких чужих смертей, от которых она здесь наконец-то избавилась навсегда, ей надо снова мчаться куда-то навстречу новой смерти?! Да ещё смерти ребёнка!
       В бамбуковой хижине было просто прекрасно: так хорошо и так комфортно Магда ещё не ощущала себя нигде и никогда. Но этот ребёнок... Где он сейчас - в Австралии, в Африке или где-нибудь в другом месте? Да и жив ли он вообще? По-настоящему-то, ей надо бы выйти из хижины и найти Наставницу, посоветоваться с ней. Иначе просто совесть замучает... Если ребёнок умрёт, Магда не простит этого себе никогда!
       Колебалась Магда недолго, она шагнула за порог, вышла из хижины и обомлела: пейзаж вокруг снова оказался совсем иным, чем прежде. Теперь это был горный ландшафт, вокруг хижины росли бананы, папайи и другие тропические растения. Маленький прудик возле дома зарос цветущими фиолетовыми водяными гиацинтами с толстыми пузырчатыми стеблями, а где-то совсем недалеко шумел горный водопад. Магда двинулась на шум воды, прошла мимо японского Сада Пятнадцати Камней, лежащих на волнистом желтоватом песке и приблизилась к струям водопада. Она была так удивлена произошедшими переменами, что чуть не забыла, зачем вышла из дома. Наконец она спохватилась: закрыла глаза, сосредоточилась, ясно представила себе лицо Наставницы и, как её недавно научили, трижды мысленно призвала: "Матушка Маргарита! Матушка Маргарита! Матушка Маргарита!" Наставница тут же проявилась рядом с Магдой...
       Проникновение в Большой Купол какого-то непонятного, совершенно постороннего Информационного Канала из других миров очень обеспокоило Матушку, она сказала, что потом посоветуется об этом с Гуру и другими Членами Большого Совета. Пока же необходимо срочно найти информацию о погибающем ребёнке и, если ещё не поздно, подключить к его спасению кого-нибудь из Целителей. А для этого надо обратиться к Большому Кристаллу.
       Большой Кристалл, или, говоря иначе, Эгрегор, находился в самом центре Купола. Магда крепко взяла Матушку за руку, закрыла глаза (она пока ещё не научилась самостоятельно проявляться в нужном месте) и обе женщины мгновенно очутились у цели. Эгрегор представлял собой громадную, выше человеческого роста многогранную друзу фиолетового аметиста, внутри которой что-то двигалось и переливалось, как будто там очень медленно ходили волны тумана. Наставница, стоя рядом с камнем, протянула правую руку и приложила её к одной из граней. Она закрыла глаза и мысленно спросила: "Кто из Целителей, сейчас свободен от Служения и находится в ближайшем Секторе?" По грани Кристалла поплыла рябь, затем она замерла и высветилась надпись: "Мать Тереза". Магда вздрогнула. Она столько читала об этой знаменитой женщине, но никогда даже и не думала, что сможет с ней однажды встретиться, тем более, после её и после своей собственной смерти!
       Наставница с помощью Эгрегора вызвала Мать Терезу и рядом с Магдой проявилась крошечная, сгорбленная старушка - точный портрет Матери Терезы в глубокой старости, незадолго до её смерти. Магда удивилась тому, что Мать Тереза не захотела принять облик своего среднего возраста, когда, несомненно, была намного привлекательнее, но, разумеется, ничего не спросила. Повидимому всё дело заключалось в том, что Мать Тереза, как настоящая монашка, была совершенно равнодушна к своему внешнему виду, ну а её Энергия и целительная сила, разумеется, совершенно не зависели от того возраста, в котором она находилась здесь: ведь на самом деле в Большом Куполе не было ни возраста, ни Времени.
       Маргарита получила согласие Матери Терезы стать Учительницей для Магды и исчезла. Мать Тереза сказала, что у неё сейчас есть ещё и другая Ученица - русская по имени Лена и необходимо вызвать её тоже. С одной стороны - чтобы начать обучение сразу обеих женщин, а с другой - чтобы набрать тройной запас Энергии для дальнейшей работы, потому что где-то там на Земле, наверняка, умирает далеко не один-единственный ребёнок. С помощью Кристалла Мать Тереза проявила Лену рядом с собой. Лена оказалась невысокой полненькой шатенкой с невыразительным, но очень добрым лицом. Магде она понравилась.
       Все втроём женщины принялись за Служение. Наставница взяла Магду за руку, которая, в свою очередь, тоже взяла за руку Лену, а затем приложила правую ладонь к грани Кристалла и попросила Учениц закрыть глаза, сосредоточиться, а Магду мысленно воспроизвести в своей памяти тот ужасный крик, который так потряс её накануне. Когда рябь внутри Кристалла прекратилась, появилась надпись: "Москва, Центральная детская клиническая больница на Ленинском проспекте. Второй этаж, палата номер три. Юля Сергеева, семь лет. Умирает от лейкоза." Значит, она ещё жива и можно для неё что-то сделать. Магда с облегчением вздохнула. Мать Тереза сумеет спасти ребёнка, в этом Магда уже не сомневалась.
       Теперь всем женщинам надо было максимально зарядиться Энергией, принять облик Энергионов и срочно вылететь в Москву. Многого Магда пока ещё не умела, но именно для этого и была рядом Учительница - сама Мать Тереза, а с ней должно получиться всё, даже самое невероятное.
       Вот таким-то совсем неожиданым образом и закончился для Магды короткий период Гостя и началось время Ученичества.

    *

    * *

       Мать Тереза никогда не вспоминала своё прошлое. Ей иногда даже казалось, что у неё и не было его вовсе. Ведь она, кроме самой ранней молодости, фактически никогда и не жила для себя, своей собственной жизнью. Она жила для Бога и для других, самых обездоленных в мире людей. Бог дал ей долгую жизнь, но она пролетела как один миг, потому что Мать Тереза всегда жила здесь и сейчас - у постели очередного обречённого, истощённого, отвергнутого людьми индуса или африканца. И многих из них ей удавалось спасти. Это Служение длилось десятки лет там, на Земле, а теперь оно продолжилось и здесь, в Большом куполе, где Мать Тереза, практически не тратя времени на период Гостя, сразу же стала Целителем.
       Ей казалось даже, что она и не умирала - настолько та её прошлая жизнь была похожа на нынешнюю. Как же верно было сказано однажды в какой-то индийской газете в одном из некрологов на её смерть:
       Она никогда не рождалась,
       Она никогда не умирала.
       Она была лишь гостьей на этой планете...
       Но стоя рядом с Магдой у Кристалла, Мать Тереза почему-то вдруг неожиданно вспомнила своё прошлое. О ней было написано много книг, но она их никогда не читала. Она была почитаема на Земле, даже получила какие-то награды, но они не имели для неё никакого значения. Единственное, что было для неё важно - это сколько жизней спасла она сегодня, скольким людями смогла помочь, скольких голодных накормила.
      

    Глава 11.

    Мать Тереза.

       Мы не делаем ничего великого - мы делаем мало, но с великой любовью.

    Из дневника Матери Терезы.

      
       Точно так же, как Посланница Мира, как Баба Ванга или Маргарита Тучкова - со спокойным ощущением счастья, своей нужности людям и выполненной миссии на Земле - жила и другая женщина, албанка мать Тереза, которая, вместе с другими католическими монашками, всю свою жизнь посвятила лечению и спасению от голодной смерти детей Индии и других самых бедных стран мира.
       Её настоящее (не духовное) имя - Агнес Гонджа Бояджиу, родилась она в 1910 году в городе Скопье в Македонии. Отец был богатым строительным подрядчиком и торговцем, который скончался как раз в год рождения Агнес - своего третьего ребёнка. Мать - глубоко верующая католичка, активно занималась благотворительностью: опекала больных и бедняков. С самого раннего детства Агнес всегда ходила с матерью в церковь на богослужения, сопровождала её во время благотворительных визитов, так что можно сказать: на свою дальнейшую стезю служения людям Мать Тереза ступила совсем не случайно, а в соответствии с давней семейной традицией.
       Агнес училась в государственной школе в своём родном городе, в школьные годы она, помимо всего прочего, ещё и пела в церковном хоре. Как и в случае с Альбертом Швейцером, всю её будущую судьбу, помимо семейных традиций, определило случайное знакомство с деятельностью бенгальской католической миссии в Индии. Будучи, как и мать, ревностной католичкой, совсем юная Агнес решила ехать туда и посвятить себя миссионерской деятельности: она хотела служить своему Богу через служение людям. Для этого она сначала вступила в ирландский орден сестёр Лорето, который имел свою миссию в далёкой Индии, а затем в качестве послушницы отправилась в одно из аббатств в Дублин, где целый год изучала английский язык. Здесь она получила духовное имя Тереза в честь Терезы де Лизье - французской монахини Х1Х века, известной своей благотворительной деятельностью.
       Мать Тереза - эта простая, скромная, тихая, незаметная женщина с опущенным к земле взглядом, на самом деле была универсальным человеком, полиглотом и одним из высокообразованнейших людей своего времени. Так, помимо английского и своего родного языка, она выучила ещё языки хинди и бенгали. Она имела и мирскую специальность: одно время преподавала историю и географию в школе. Кроме того, решив заниматься лечением бедняков и отверженных (говоря её собственными словами "всеми силами служить беднейшим"), она в самом начале своей миссионерской деятельности закончила курсы медицинских сестёр.
       В 1929 году Мать Тереза отправилась в Индию, а конкретно - в город Калькутту, где поселилась в монастыре того же ордена Лорето, который был расположен рядом с районом городских трущоб, населённых бедняками, нищими, бездомными, прокажёнными. Понятно, что и здесь девятнадцатилетняя девушка прежде всего тоже начала заниматься благотворительностью.
       Как и многим другим истинно верующим монахиням и мистикам, Матери Терезе являлись различные божественные видения, духовные наставники и пророчества. Так, в частности, в 1946 году ей явился Господь и поручил, надев сари, отправиться в самую гущу индийской жизни - в кварталы бедняков - и начать своё служение именно там, спасая людей от голода и болезней. Мать Тереза поступила точно так, как ей было сказано. Она носила белое сари с голубой каймой, на плече которого было приколото распятие. В том же году она получила индийское гражданство.
       Помимо горячего сострадательного сердца, кроме многих теоретических и практических знаний, Мать Тереза, будучи талантливым человеком, обладала и ещё одним ценным даром - несмотря на молодость, она от природы была прекрасным организатором, к тому же излучала столько доброты, обаяния и энтузиазма, что это, как магнитом, притягивало к ней других людей. Эти качества помогли Матери Терезе не просто душой и телом лично служить своему делу, но и создать целую сеть, целую систему благотворительных заведений, да ещё и сплотить вокруг себя большую группу единомышленников. Эти же качества помогали ей собирать значительные пожертвования на свои благие деяния.
       Так, сначала она открыла школу для детей самого нищего района трущоб. Затем в 1954 году создала хоспис для безнадёжно больных бездомных. К этому времени у неё уже было 26 помощников-единомышленников. За этим последовали приют для сирот, лепрозорий, мастерская для безработных и дом престарелых. Всё это было создано всего лишь менее чем за десять лет!
       Но заслуги Матери Терезы этим не ограничились: она начала открывать миссии и в других странах. Так, деятельность ордена развернулась теперь в Венесуэле (1965 год), на Цейлоне (1967 год), в Риме и Танзании (1968 год), на Кубе (1986 год) и так далее.
       Постепенно, вопреки искренней скромности и полному самоотречению монахини, к ней всё-таки пришли мировая слава и уважение. Её известность росла от года к году. В 1964 году она получила премию имени Джавахарлала Неру, затем Ватиканскую премию Мира, а в 1979 году - уже и Нобелевскую премию Мира. В своей Нобелевской лекции она сказала, что принимает награду "во имя голодных, раздетых, бездомных... всех тех, кто не видит ни помощи, ни заботы". Разумеется, денежная часть пермии ушла на новое строительство благотворительных учреждений, в частности, лепрозориев и приютов.
       Благородная деятельность Матери Терезы и её сподвижников распространялась на всё новые страны и регионы. Так, в конце восьмидесятых годов отделения ордена милосердия были открыты в Москве, Ереване, Спитаке.
       Следует немного сказать и о взглядах Матери Терезы на некоторые актуальные вопросы современности. Разумеется, она была далека от политики, поэтому прежде всего говорила на общечеловеческие, моральные темы. Так, например, в полном соответствии с заповедью христианства "не убий", она категорически выступала против абортов, считая их не только убийством, но и громадным грехом женщины, который будет висеть над её душой всю оставшуюся жизнь. Что же касается самих женщин, то Мать Тереза считала, что прежде всего они должны выполнять своё естественное предназначение - давать жизнь, сохранять её, строить крепкие семьи, быть духовной и нравственной опорой для мужа и всей семьи, предоставив "мужчинам делать то, к чему они лучше приспособлены".
       Многие десятки лет Мать Тереза, так же как и её помощницы-монахини, сидела возле умирающих, обмывала струпья и гнойные раны бездомных, кормила с ложечки стариков, ухаживала за прокажёнными. Это были совершенно чужие для неё люди. Она не уставала это делать никогда... Тысячи и тысячи людей - умирающих и тех, кто, благодаря ей выжил, благословляли её.
       Мать Тереза - человек уникальный и удивительная жизнь её не похожа ни на какую другую. Она скончалась в 1997 году в возрасте восьмидесяти семи лет. Бог дал ей долгую жизнь, чтобы в течение многих-многих десятилетий она успела сделать как можно больше добра...
       Жизнь Матери Терезы, так же как и Альберта Швейцера, Бабы Ванги и многих других сподвижников добра, подтверждает, что доброта, самоотдача, внутренняя удовлетворённость, высокие цели и душевное благородство - всё это продлевает жизнь человека, делает его спокойнее и здоровее. В воспоминаниях тех людей, которые встречались с Матерью Терезой, она встаёт перед нами как человек одухотворённый, спокойный, самоуглублённый, излучающий душевную теплоту и уважение к жизни на Земле.
       Путь всех этих подвижников - Матери Терезы, Бабы Ванги, Альберта Эйнштейна, Маргариты Тучковой (Игуменьи Марии), Посланницы Мира - был и физически и морально невероятно тяжёлым. Все они несли колоссальную ответственность за своё дело, за тех людей, которых опекали, а также и за тех, кто был рядом и делал то же самое дело, что и они. В разных источниках неоднократно говорится, что многие годы эти люди катастрофически недосыпали, в лучшем случае смыкая глаза всего лишь на несколько часов в сутки. А уж те из них, кто имели духовный сан и жили в монастыре - и вообще вели такую жизнь, которую мирянам даже и представить себе страшно. Так, например, первое богослужение начиналось там в четыре часа утра, а ежедневный труд Матери Терезы в течение многих и многих десятилетий продолжался целых шестнадцать часов! Повидимому, такая самодисциплина и привычка к максимальной мобилизации всех своих физических и моральных резервов - тоже одна из важнейших причин их долголетия.
       Все эти Праведники Мира - не какие-то искусственно созданные ходульные герои, а живые люди, которым были свойственны общечеловеческие чувства и переживания, о чём они откровенно говорили. В самый трудный период его жизни Альберт Швейцер, например, страдал депрессиями. Не является исключением и Мать Тереза. Из её записей и дневников, обнаруженных уже после смерти, мы узнаём, что были моменты, когда она даже испытывала сомнения в существовании Бога.
       В 1959 году, например, в её дневнике можно прочесть такую запись:
       "Я чувствую себя потерянной. Господь не любит меня. ...Возможно, его нет".
       Другая запись:
       "Освети мне путь. Не дай мне обмануться. ...Мне очень страшно".
       Надо сказать, что моменты сомнений и отчаяния считаются в христианстве не только вполне нормальным, но и непременным искушением, необходимым для прочного становления веры, для возмужания души и, в конце-концов, для достижения святости. Если подвижник не испытал, а, значит, и не преодолел сомнений, отчаяния, искушений, то его подвиг не так уж и ценен - ведь он свершается не такими уж и большими усилиями. Как всем известно, даже сам Иисус Христос накануне своей гибели проявил минутную слабость, когда с дрогнувшим сердцем молил он Бога, своего отца, в Гефсиманском саду: "Да минет меня чаша сия!"
       Счастлив тот, кому на жизненном пути довелось встретить человека, хоть немного похожего на Мать Терезу или на какого-либо другого Праведника, описанного в этой книге!
      

    Глава 12.

    ЦДКБ.

    Делай, что должен, и будь, что будет...

       Палата номер три находилась на втором этаже Центральной Детской Клинической больницы (ЦДКБ), в самом конце коридора, рядом с туалетом. В ней жили пять девочек. Именно жили, а не "лежали", как обычно говорят о тех, кто находится в больнице. Потому что с таким диагнозом как лейкемия, из больниц не выходят многие месяцы, и больница превращается почти что в дом родной - унылый, трудный для жизни, скорбный, но всё-таки дом. Прошлая жизнь как бы уходит навсегда и дети научаются жить от укола до укола, от завтрака до обеда, от обхода до обхода, от пункции до пункции, от капельницы до следующей капельницы. И так изо дня в день многие месяцы существуют маленькие тени с недетскими глазами. Время от времени кто-нибудь из них умирает (или выздоравливает), потому что лейкемия, или рак крови (врачи называют эту болезнь более современным словом "лейкоз") по статистике излечивается только у половины заболевших детей. И тогда одна из коек в палате освобождается и на несколько дней остаётся пустой - аккуратно застеленной свежим бельём в ожидании нового маленького пациента, который, может быть, выживет, а, может быть, и умрёт после многих месяцев мучительного лечения...
       Юля Сергеева жила здесь уже давно. Она, вместе с мамой Ольгой Николаевной, бывшей учительницей, приехала в Москву из Хабаровска. Бывшей, потому что болезнь ребёнка в корне переменила, а, вернее, поломала всю жизнь Ольги Николаевны. Сначала девочка долго лежала в местной городской больнице, а потом матери сказали, что врачи уже ничем не могут помочь и вся надежда теперь - только на Москву, где лишь в ЦДКБ ещё и можно на что-то надеяться. Как только жизнь семьи стала невыносимо трудной - сразу же исчез отец, оставив умирающую девочку только на хрупкие руки матери.
       На поездку в Москву и на жизнь в столице средств не было, и Ольга Николаевна решилась на безумный шаг: она продала квартиру и на эти деньги приехала в Москву, где теперь вот уже пятый месяц снимала угол у одинокой старушки. Причём ей очень повезло - старушка жила совсем близко от больницы и, во-первых, не нужно было тратить последние деньги на транспорт, а, во-вторых, можно было не терять много времени на дорогу и поэтому подольше находиться в палате рядом с больным ребёнком. Независимо от того, выздоровеет Юлечка или нет, после больницы Ольге Николаевне (одной или с дочерью) возвращаться было просто некуда. Но она сейчас, рядом с безнадёжно больной дочерью, совсем и не думала об этом. Самое главное было спасти Юлечку, и это стало бы настоящим счастьем и чудом, а всё остальное не имело никакого значения.
       Каждый день, с самого раннего утра Ольга Николаевна приходила в больницу в палату номер три и ухаживала за всеми пятью девочками, которые жили в этой палате. За прошедшие пять месяцев их здесь переменилось немало - одним стало лучше и они ушли домой, чтобы продолжать лечение, других же на глазах остающихся детей увозили в больничный морг.
       Все девочки были наголо острижены, потому что у них оставалось слишком мало сил, чтобы самим мыть голову, а нянечки не успевали обслуживать всех. Кроме того, после облучения сильно выпадали волосы и всё равно дети оказались бы почти что лысыми, так что они, после стрижки, собственно говоря, ничего и не теряли. Все они знали, что в любой момент могут умереть и поэтому были не по-детски серьёзными - в палате почти никогда не слышался их смех, не звучали детские игры. Большую часть дня дети проводили в постели или же ходили (а чаще всего их возили на каталках) на сложные процедуры - лучевую терапию, пункцию, пересадку костного мозга и тому подобные ужасы. Весь подоконник единственного окна был завален детскими книжками и игрушками, оставшимися от прежних владельцев, но в них почти никогда и никто не играл. Только изредка можно было увидеть ребёнка, лежащего на кровати с книжкой в руках. Часто дети в палате номер три были иногородними и их никто не навещал, поэтому Ольга Николаевна старалась, насколько это было возможно, заменить мать и другим, совсем посторонним девочкам, которые теперь стали ей почти что родными.
       Несколько дней назад Ольга Николаевна почувствовала, что у Юлечки совсем кончились силы. Она устала бороться, устала жить. Ей больше не хотелось ничего - ни есть, ни говорить, ни даже смотреть на мать. Ольга Николаевна часами сидела с затёкшими ногами на стуле рядом с кроватью дочери, держала её за руку, а девочка с восковым личиком безучастно лежала с закрытыми глазами и её дыхания было почти что не слышно. Ещё несколько дней назад она как-то в ужасе прошептала: "Мамочка, мамочка, я не хочу умирать!", а теперь, видимо, уже примирилась с недетской мыслью о смерти и, отвернувшись к стене, молчала, молчала, молчала. Она уходила всё дальше и дальше, и отчаявшаяся мать ничего не могла с этим поделать...
       Сегодня жизнь в палате шла как обычно. С утра пришла медсестра Зина с полным подносом лекарств и шприцов. Она раздала детям лекарства, сдалала уколы, измерила температуру. Потом появилась тётя Нина с тележкой и поставила на каждую тумбочку больничный завтрак - жидкую овсяную кашку, чуть тёплое какао и булочку. Лысые худые девочки, больше похожие на мальчиков, нехотя жевали, изредка переговариваясь друг с другом. Юля даже не сделала попытки встать, не реагировала на уговоры матери поесть хоть что-нибудь. У неё, единственной из палаты, на тумбочке уже много дней лежали яблоко и апельсин, но она так ни разу на них даже и не посмотрела.
       После завтрака, который остался наполовину несъеденным, начался обход лечащего врача. Галина Сергеевна, совсем молоденькая и очень симпатичная женщина, как всегда осмотрела, прослушала детей и, ничего не сказав Ольге Николаевне, вышла из палаты продолжать свой обход дальше. Раньше она говорила хоть что-то утешительное - конечно, чисто формально, но всё-таки дававшее какую-то слабую надежду. В последние же дни не было и этого...
       Из раскрытого окна доносился вечный гул Ленинского проспекта, в казённой палате, выкрашенной в скучный серый цвет, с казёнными кроватями и казёнными покосившимися тумбочками, изредка переговаривались две оставшиеся девочки - пятилетнюю Свету из Ижевска только что увезли на каталке делать очередную пункцию. Юля по-прежнему безучастно лежала, закрыв глаза и отвернувшись к стене. Бывшая учительница Ольга Сергеевна по-прежнему сидела с затёкшими ногами на стуле около кровати, держа своего ребёнка за безжизненную тощенькую ручку...
       И вдруг всё изменилось. Всё было по-прежнему и, тем не менее, всё было совершенно иначе. То ли возхдух стал другим, то ли в маленькой, серой, унылой палате проскочила какая-то искра, какой-то разряд, который оживил всё вокруг. Юлечка вздрогнула, открыла глаза и прошептала: "Мама, мама, смотри, они уже пришли ко мне!" Она не была теперь тем смертельно уставшим ребёнком с потусторонним взглядом, которого все последние дни мать пыталась вырвать из небытия и вернуть к жизни. Юля смотрела на мать вполне осмысленными, живыми глазами! Она по-прежнему лежала на кровати, но теперь это был уже совсем другой человечек: Юля хотела жить. И для неё, и для матери борьба за жизнь начиналась снова и Ольга Николаевна знала, что она снова вынесет её до конца. Ведь пути назад не было ни для матери, ни для ребёнка.
       Три Энергиона окружили умирающую девочку. Разумеется, они не могли грубо вмешаться в земную жизнь: например, вынести судно, стоящее под кроватью, накормить ребёнка овсяной кашкой или протереть ей тельце тёплым влажным полотенцем. Нет, конечно! Но зато они могли отдать ей свою Энергию, чтобы ребёнок начал бороться за свою жизнь сам. Отдавать Энергию тоже надо было разумно, очень целеустремлённо и постепенно. Придётся установить здесь такое же длительное дежурство, какое все эти месяцы несла Ольга Николаевна. Постоянное, невидимое и полное любви к этому несчастному незнакомому ребёнку.
       Мать Тереза учила Магду и Лену, как надо работать Целителям. Самое главное - полная концентрация на своём объекте. Никаких посторонних мыслей, которые пожирают Энергию Целителя. Часами, днями, неделями, видеть, слышать, ощущать только того, кого ты сейчас спасаешь. И отдавать ему Энергию - частицу за частицей. Это совсем нетрудно для того, у кого уже был подобный опыт в прежней жизни. А когда Целитель чувствует, что уже почти истощён - он делает перерыв, возвращается в Большой Купол и снова заряжается Энергией от Эгрегора. И так он носится туда-сюда до тех пор, пока очередной больной окончательно не окажется на пути к выздоровлению. Медики скажут, что произошло чудо, близкие (если они есть) будут возносить благодарность богу, и только одни счастливые Целители знают, что же произошло на самом деле. Они посмотрят на своего подопечного прощальным взглядом и полетят дальше, чтобы перейти на очередной объект. И так - без конца, до скончания веков. Если же Целитель уж слишком устанет, то именно для этого в Большом Куполе и существуют Эрмитаж (или, говоря иначе, Хижина Одиночества) и Фонтан Забвения, где в очередной раз можно забыть всё, что было с тобой в последние несколько столетий или тысячелетий. Забыть всех нескончаемых умирающих и спасённых тобой, чтобы быть готовым впустить в свою память новые тысячи следующих...
       Конечно, Энергии всех трёх женщин оказалось слишком много для одной маленькой Юли, поэтому Мать Тереза, осмотрев всех детей, поняла, что следующим ребёнком, обречённым на смерть, была пятилетняя Света, безжизненно лежащая на кровати после только что перенесённой пункции. Мать Тереза распорядилась, чтобы со Светой начала работать Лена, а сама, вместе с Магдой, сосредоточилась на Юленьке. Самая главная трудность заключалась в том, чтобы отдавать Энергию очень медленно, совсем понемногу, совершенно ровным потоком, потому что как избыток, так и недостаток её грозил больному смертью. А для этого была необходима громадная концентрация воли и постоянный контроль и за энергетическим потоком, и за состоянием больного. Ни одной посторонней мысли или эмоции - и так изо дня в день, а, может быть, даже из месяца в месяц. Но если на это была способна вполне земная мать ребёнка, то уж высокопрофесиональные Энергионы-Целители - тем более.
       Посылаемые на ребёнка кванты Энергии действовали на клеточном уровне: они перепрограммировали больную раковую клетку крови, меняли её внутреннюю структуру и она в конце-концов начинала работать как здоровая. Постепенно таким образом перестраивался весь организм. Понятно, что на больного человека нельзя было обрушивать весь поток Энергии, нельзя также было и посылать слишком слабый поток - тогда отмирание больных клеток шло быстрее, чем их восстановление. Это было похоже на длительный курс терапии с помощью обычного человеческого лекарства: бесполезно выпить сразу всю упаковку аспирина или тетрациклина, точно так же как и пить по одной таблетке раз в полгода. Земные врачи назначают больному принимать по одной таблетке три раза в день в течение месяца (и никак иначе), и делают, разумеется, совершенно правильно.
       Лена зависла над своим объектом - пятилетней Светой, которой было совсем плохо. Однако правильно отрегулировать квантовый поток у Лены почему-то не получалось. То он струился слишком слабо, то вдруг возникал неожиданный выброс, от которого обессилевший ребёнок просто подскакивал в кровати. Всё дело, повидимому, было в том, что Лена всё время ощущала помехи, от которых никак не могла избавиться: то она вспоминала своего мужа, который, скорее всего, и до сих пор живёт где-то на Земле. То снова испытывала те же самые ощущения, которые терзали её в день самоубийства. Всё это, конечно, было не так остро, как тогда, при жизни, но, тем не менее, очень мешало сосредоточиться и правильно работать с ребёнком. Мать Тереза огорчённо смотрела на ленино Служение и ничего не говорила. Обе женщины понимали, что надо бы вернуться в Большой Купол и снова поработать с Фонтаном Забвения, да только никак нельзя было оставить Светочку ни на один миг - ведь без энергетической подпитки она могла умереть в любую минуту.
       У Магды же первое Служение получалось гораздо лучше: она посылала очень ровный, спокойный поток Энергии, интуитивно чувствуя, сколько именно квантов нужно сейчас направить на больного ребёнка. Здесь помогала только интуиция Целителя, которую не могло заменить ничто иное: ведь живой организм живёт своими биоритмами, а они меняются не только от времени суток, но и от настроения, пищи, воздуха, от окружающих человека людей и звуков, даже от того или иного цвета стен в палате, от того, есть ли рядом комнатные цветы и животные или нет.
       Перелом в юлиной болезни почувствовали лишь её мама, сама Юля и, разумеется, Магда. Врачи по-прежнему назначали необходимые процедуры, делая их лишь для очистки совести, да ещё и потому, что так когда-то было предписано в истории болезни. И нянечки, и сёстры, и врачи по-прежнему молча сочувственно смотрели на Ольгу Николаевну, неотлучно находящуюся у постели дочери, и никак не могли понять, на что ещё она может надеяться при таких явных симптомах угасания.
       Однако упрямый ребёнок, несмотря на очевидный и столь неутешительный прогноз, почему-то всё никак не хотел умирать. И даже начал потихонечку съедать до конца свою порцию протёртой безвкусной кашки, а иногда не отказывался и от яблочка или банана. Врач Галина Сергеевна перестала молча, с каменным лицом выходить из палаты - теперь она иногда говорила что-то хорошее матери ребёнка. А сама Юленька больше не лежала, отвернувшись к стенке - она всё охотнее и охотнее общалась с матерью, требовала от неё сказок и часто разговаривала с кем-то невидимым, с какой-то женщиной по имени Магда, которую она от однообразия больничной жизни выдумала сама для себя.
       Вообще-то говоря, ни Магда, ни Лена пока ещё настоящими Целителями не были - они просто проходили период Ученичества. Но если у Магды всё получалось прекрасно, так, как будто она всегда, испокон веков, только и делала, что в виде Энергиона лечила безнадёжно больных землян, то у Лены дела шли совсем по другому. Мать Тереза только один день провела рядом с Магдой после чего спокойно оставила её. А вот с Леной она находилась постоянно. Энергетический поток у Лены шёл рывками - то слишком сильно, то замирал совсем, отчего больной ребёнок то вздрагивал в своей кроватке, то лежал больше похожий на труп, чем на живого человека. К тому же, ленин запас Энергии оказался в десятки раз меньшим, чем обычно бывает у Целителя, отправляющегося из Большого Купола на Служение на Землю. Запас катастрофически кончался, в то время как лечение только начиналось и должно было продолжаться ещё очень долго. И тогда Мать Тереза решила остаться в больнице и самой подежурить у постели больного ребёнка, отправив Лену назад, в Большой Купол, для того, чтобы вновь подзарядиться Энергией и поработать с Фонтаном Забвения. Видимо, период Реабилитации в Большом Куполе оказался для Лены слишком коротким и она не успела перестроиться на своё новое Служение совсем в других, таких непривычных условиях.
       Лена проявилась в Большом Куполе рядом с Фонтаном Забвения. Вокруг находились и другие люди - всё это были вновь прибывшие Гости, которых она пока ещё не знала. Тут же находилась Дениз и рассказывала им, как и для чего надо пользоваться Фонтаном Забвения. Лена опустила руку в его вращающуюся цветную струю, которая никогда не смешивалась с остальными. Она закрыла глаза, расслабилась и почувствовала приятную, тёплую очистительную волну забвения, которая пронизала весь её организм. Конечно, она не стала беспамятным манкуртом. Просто вся прошлая жизнь окончательно перестала её волновать. Разумеется, она помнила всё, что было с ней когда-то, в той жизни, но это стало похоже просто на прочитанную когда-то очень давно книгу о чьей-то чужой жизни - и всё. Она поняла, что наконец-то избавилась от всех следов своих земных переживаний навсегда...
       У Эгрегора на этот раз не было ни души. Он, как и всегда, был изумительно красив - гигантский фиолетовый кристалл, окружённый другими, более мелкими, со всеми своими сверкающими гранями и непонятной жизнью, клубящейся внутри. Сейчас, как никогда, Лена ощутила Эгрегор как живое высшее существо, совершенно отличное от всех известных ей форм земной жизни. С ним можно было общаться, обращаться к нему за помощью, питаться его Энергией, а вот он сам так и оставался таинственным, непонятным и неизменным для всех в этом мире Большого Купола. Впрочем, если вдуматься, то ни на Земле, ни здесь нет ни одного существа или предмета, который бы не был живым. Всё на свете - и леса, и реки, и горы, и гигантские материки, и тысячелетние дубы, и эфемерные подёнки, все появляется, живёт, изменяется и, наконец, умирает, переходя в другие формы существования. А что такое жизнь? Это и есть изменение и движение, которые вечны, следовательно, и бессмертны. В каждой крохотной песчинке вечно движутся электроны, нейтроны и прочие невидимые частицы. И каждая песчинка - вечна, хотя со временем она и перейдёт в какое-то другое измерение, в другую форму существования. За всю историю мира ни один самый великий властитель, при всём своём могуществе, не мог уничтожить даже одну самую маленькую песчинку. Поэтому-то всё сущее, какие бы формы оно ни принимало, - вечно и неуничтожимо.
       Лена присела рядом с Кристаллом. Она знала, что ей надо срочно мчаться к больной девочке, чтобы освободить Мать Терезу - ведь её ждали другие Ученики, другие умирающие на Земле люди. И всё-таки Лене очень хотелось хоть чуть-чуть спокойно посидеть здесь в одиночестве и подумать. Почему у неё так плохо получается Целительство? Ведь она попала в Большой Купол не случайно, не просто так. Она жила на Земле не для себя - ещё там она научилась жертвовать всем ради другого человека, сначала матери, потом мужа, так почему же сейчас у неё так плохо идут дела в больнице, в палате номер три?
       И вдруг Лена почувствовала, что ей очень хочется остаться здесь навсегда, не видеть никого, не думать ни о ком, пожить в Хижине Одиночества, побродить по вечно изменяющимся ландшафтам Большого Купола и никогда больше не появляться в этой унылой палате ЦДКБ. Но ведь она должна быть там, её ждут - и больная девочка, и Мать Тереза. Она обязана быть с ними. Лена вздохнула, зарядилась Энергией от Эгрегора и помчалась в больницу. Господи, неужели она безнадёжно устала и с ней снова повторяется та же самая история, что и в прошлой жизни на Земле?!
      

    Глава 13.

    Спасатели.

       В Большом Куполе Димка просто изнывал от безделья. Каждый день, пытаясь получше узнать то место, куда он попал после смерти, Димка проходил пешком громадные расстояния, но это не прибавляло ему знаний. Только очень немногие объекты оставались почти неизменными и всегда находились на своих местах. Среди них были Лотосовое озеро, Гостиная с резной мебелью для вновь прибывающих Гостей, Информационный Центр, Чаша, Фонтан Забвения (Клепсидр) и, разумеется, сам Эгрегор. В то время как озёра, тропинки, водопады, здания, сады камней, дубравы, скульптуры и всё прочее постоянно менялись, то исчезали, то появлялись как по мановению волшебной палочки. Там, где ещё совсем недавно был участок тропических джунглей, вдруг оказывалось морское побережье с почти литовскими дюнами. Древний храм инков исчезал, уступая место высокогорному перевалу, окутанному облаками. Вместо вчерашнего японского сада камней сегодня возникала каменистая пустыня с чахлыми безлистными, не дающими тени кустиками саксаула... И так далее и тому подобное.
       Димка подозревал, что каждый жилец Большого Купола по своей собственной прихоти и при этом совершенно не думая об остальных, формировал Окружающее Пространство, делая его таким, каким когда-то привык видеть на Земле. Это было похоже на какую-то забавную и вполне невинную игру. Кому не нравилась пустыня - пожалуйста, сейчас вам будет город небоскрёбов. Надоели джунгли - сделаем подземный бункер, громадный стадион, средневековый замок или хоть неолитическую стоянку. Сам он пока ещё, к сожалению, не обладал такой способностью.
       Впрочем, Димке всё это очень даже нравилось: ему, прожившему так мало на Земле и никогда не видевшему других стран, кроме своей собственной, было интересно - он чувствовал себя путешественником по разным регионам Земли и даже по разным эпохам существования человечества. Он решил, что не будет ничего страшного, если он сначала хорошенько познакомится с Большим Куполом, а уж потом примется за своё Служение. Он нисколько не сомневался, что будет только Спасателем и больше никем.
       Шло время (если, конечно, это можно было назвать времнем), Димка делал пешком громадные концы по Большому Куполу, увидел массу каких-то городов, строений, ландшафтов, почти что стран, и, наконец, понял, что так можно ходить вечно и вечно узнавать всё новое и новое своё окружение. А ведь пора было заняться и делом! И ему наконец надоело это бессмысленное занятие.
       Димка решил обратиться к Даниелю и Шаваршу, чтобы присоединиться к группе Спасателей. Он сосредоточился, создал мысленный посыл и проявился в Сорок Пятом Секторе. Однако ни Даниеля, ни Шаварша там не оказалось - оба они сейчас были на Земле, на очередном задании. Пришлось обращаться к своей Хостес. Проявилась Дениз и, отправившись с Димкой в Информационный Центр, начала подбирать для него Наставника. Они вместе изучили массу информации, но никто Димке что-то не приглянулся. Наконец он заявил, что лучшего Наставника и одновременно Учителя, чем Шаварш Карапетян ему не найти. Оставалось только связаться с ним самим и получить согласие, в котором Димка, впрочем, нисколько не сомневался.
       Дениз и Димка вошли в другой Поток Информации - в ту Реальность, где сейчас находился Шаварш. И вот что они там увидели.

    *

       Африка. Руанда. Раннее утро. Крохотное поселение народности Тутси, состоящее из глиняных конусообразных домов без окон, очень похожих на термитники. Вместо двери - квадратное отверстие, куда можно войти только согнувшись пополам и которое на ночь баррикадируется изнутри от проникновения врагов и диких зверей. Всё поселение окружено высокой глинобитной же оградой - слабой защитой от хищников и особенно от набегов враждебных племён. Сейчас жители собираются на базар в соседнюю деревню на другом берегу реки. Они засовывают в плетёные корзины кур и поросят, клубни батата, складывают стопками кустарную, кривобокую глиняную посуду и взваливают свои грузы на деревянные коромысла.
       Женщины, подростки и немногочисленные мужчины направляются к реке, где погрузятся на паром, чтобы попасть на тот берег. Среди путников выделяется рослый иссиня-чёрный молодой мужчина с суровым лицом. Это глава деревни - сам всеми уважаемый Макемба. Хотя он и вождь, но это не избавляет его от тяжёлого повседневного крестьянскогог труда, которым кормятся все жители поселения. Он так же, как и все, взрыхляет своё поле, бросает в землю зёрна кукурузы, ходит на охоту, пасёт свой скот. Так же, как и все, трудятся его жена и дети. Так жили на этой земле все Тутси из поколения в поколение, из века в век. Так будут жить и их потомки, если, конечно, их не вырежет соседнее враждебное племя Бхуту, которое издавна воюет с Тутси за скудную каменистую землю и за ненадёжные источники воды...
       Крохотный допотопный паром забит пассажирами до отказа. Ещё очень рано, но уже нещадно палит солнце. Визжат свиньи, бьются в плетёных корзинах куры. Пассажиры молча вглядываются в противоположный берег, заросший густыми прибрежными кустами - кажется, всё-таки, что засады там нет и дорога на базар свободна. Может быть, сегодня им повезёт, и после базарного дня все вернутся домой живыми, да ещё и с выручкой...
       Паром причаливает к берегу, начинается выгрузка. Первыми на илистый берег ступают босыми ногами грузные африканские женщины с коромыслами или тяжеленными корзинами на голове. Потом спрыгивают дети и подростки, грузы которых ненамного легче, чем у взрослых. И только затем наступает очередь мужчин - самых ценных членов племени. Их и так уже осталось слишком мало, жизнь каждого защитника и кормильца не идёт ни в какое сравнение с малоценной жизнью женщины или, тем более, ребёнка. Ведь если на берегу засада, то мужчины, сходящие на берег последними, может быть, всё-таки ещё и успеют спастись - броситься назад в реку, нырнуть под паром, зажав во рту коленце тростника, через которое можно будет дышать, находясь под водой и оставаясь невидимым для врага. И если они спасутся - то сохранится и само племя, сохранится глинобитное поселение, а уж в детях недостатка не будет никогда, даже если в племени останется всего одна женщина...
       Последним, как ему и положено, сходит человек с самой ценной для племени жизнью - сам вождь Макемба. Однако у врагов, видимо, не выдержали нервы. Бхуту, притаившиеся в прибрежных зарослях, не дождались полной выгрузки - с дикими воплями они бросились на безоружных Тутси, размахивая своими длинными ножами налево и направо. Дёргались в конвульсиях обрубки тел, слышались душераздирающие вопи, кровь стекала в реку, кишащую крокодилами. Те, кто ещё уцелел, инстинктивно бросились назад, на паром, хотя это и было совершенно бессмысленно. Они столкнулись с теми, которые последними сходили на берег, началась давка, люди падали в воду, тонули прямо у берега, а кто всё-таки поднимал голову над водой, немедленно получал свой последний, смертельный удар ножа от Бхуту. Конечно, силы сторон были совершенно неравны: с одной стороны женщины, дети и всего несколько безоружных мужчин Тутси, а с другой - более десятка вооружённых профессиональных убийц Бхуту, многие годы живущих лишь грабежами да мародёрством.
       Макембе много раз приходилось защищать свою деревню от грабителей, всё тело его было покрыто шрамами, нередко он неделями приходил в себя, лёжа на топчане, весь в повязках и компрессах, заживляющих раны и сращивающих кости. Он никогда не был трусом, наоборот, о его храбрости и военных подвигах ходили легенды, но на этот раз он знал, что ввязываться в бой было бы просто безумием. В интересах племени он сейчас просто обязан любой ценой сохранить свою жизнь и целым вернуться домой.
       Макемба, стоявший у самого дальнего борта парома, мгновенно скинул свою живописную пурпурную галабею вождя и нырнул под паром. Перед этим он успел выхватить из-за пояса и сунуть в рот приготовленную заранее, ещё дома, полую тростниковую трубочку...
       Совсем рядом кипела вода - кто-то кричал, бился в конвульсиях, тоже, как и Макемба, пытался спрятаться под днищем парома. Чья-то нога ударила Макембу в лицо, расплющив ему не только нос, но, и это было самое ужасное, спасительную тростниковую трубочку. Макемба захлебнулся жёлтой глинистой водой и погрузился в воды реки, кишащей крокодилами...
       Макемба понял, что он тонет. Кажется, он оказался никуда не годным вождём - не сумел сохранить свою жизнь, чтобы возглавить своё племя, вдохнуть в оставшихся новые силы, защитить их и дать начало новым жизням Тутси. С его гибелью будет обречена и вся деревня, всё его маленькое племя, которое он не сберёг для будущих поколений. Всё дело было в том, что Макемба, как и остальные жители деревни, не умел плавать. Река протекала рядом с поселением, но, по многим причинам, никто в ней никогда не купался и, тем более, не плавал. В лучшем случае, дети иногда обливались речной водой на берегу, хотя это им строго запрещали родители. Во-первых, река кишела крокодилами. Во-вторых, в речной воде водились пиявки и многочисленные паразиты, поэтому очень легко было подхватить шистоматоз или какую-нибудь другую страшную болезнь, когда личинки прогрызают кожу, ползают в подкожной клетчатке, проникают в лёгкие и печень и человек умирает в страшных мучениях, не получая, разумеется, никакой медицинской помощи. Ну и в-третьих, на берегу, вдали от дома, всегда может оказаться засада кровожадных Бхуту, которые не пощадят никого.
       Макемба понял, что тонет. Он судорожно бил под водой руками и ногами, но никак не мог всплыть на поверхность. Запас воздуха в лёгких кончался, а он по-прежнему лежал под водой и теперь уже почти не мог шевелиться. И вдруг он ощутил, что силы вернулись к нему. Макемба снова забил руками и ногами, и вот, о чудо, он всплыл на поверхность, глотнул спасительный воздух и вцепился руками в борт парома, усеянный трупами, залитый кровью, который теперь, тихо покачиваясь, медленно плыл по течению, к счастью, в сторону противоположного берега. Появления Макембы никто из племени Бхуту не заметил. Они были заняты тем, что собирали и складывали в корзины награбленное добро, снимали с трупов и даже с ещё шевелящихся обрубков тел залитую кровью одежду.
       Димка отчётливо видел, что в самый последний, предсмертный момент, около Макембы в виде Энергиона появился Шаварш и начал подавать ему спасительную Энергию. Разумеется, здесь нельзя было действовать так, как это, например, делают Целители в больнице с безнадёжно больными детьми. Требовалась разовая подача очень большого количества Энергии, что Шаварш мастерски и сделал. Молодой, энергичный, отлично тренированный, он приносил с собой такие колоссальные запасы Энергии, что их нередко хватало не на одного, а даже на нескольких людей одновременно.
       Димка был просто в восторге. Вот именно так и представлял он себе деятельность Спасателя. А Шаварш, теперь уже спокойный за судьбу Макембы, тем временем осматривал поле бойни. Он заприметил на пароме ещё одно живое существо - мальчика лет десяти, который, хотя и не смертельно раненый, теперь истекал кровью, потому что некому было оказать ему хотя бы самую элементарную помощь. Шаварш завис над ребёнком и дал мощную энергетическую подпитку клеткам слабеющего тела. Под её воздействием состав крови мгновенно изменился: именно внутри раны десятикратно увеличилось количество тромбоцитов и кровотечение внезапно прекратилось, как будто на руку наложили невидимый жгут. Макемба, как только паром отнесло на приличное расстояние, заполз на борт, осмотрел трупы и с радостью нашёл всё-таки одного живого, хотя и раненого человека - истекающего кровью десятилетнего мальчика. Макемба разорвал свою небедренную повязку - единственное, что осталось у него из одежды - и, как мог, перебинтовал ребёнку руку.
       На предплечье у ребёнка была вытатуирована эмблема - такой же, как и у самого Макембы питон - тотем и покровитель племени. Мальчика который ни разу так и не издал ни одного стона, звали Тонго. Это был единственный сын Макембы...
       В конце двадцатого века в Руанде, в ходе междоусобной войны племя Бхуту всего лишь за три месяца уничтожило восемьсот тысяч Тутси. Оба племени (точно так же, как, например, грузины с аджарцами) были близкими родственниками друг другу, имели одинаковые обычаи и даже говорили на одном и том же языке. На самом же деле, как и многие тысячелетия назад, борьба велась за скудные сельскохозяйственные земли, за скот, жалкие источники воды, а, если говорить обобщённо, то за власть и за жизнь на этой жалкой земле. Просто в этой войне Тутси не повезло - им, несмотря на все усилия, так и не удалось победить и уничтожить племя Бхуту...

    *

       Димка был восхищён. Ему захотелось немедленно увидеться с Шаваршем. Можно было, конечно, наладить с ним дальнюю связь через Эгрегор и переговорить обо всём, что хотел ему сказать Димка. Однако это потребовало бы расхода Энергии Спасателя, а ведь Шаварш, повидимому истратил далеко не весь свой запас и собирался, не возвращаясь к Эгрегору, тут же отправиться по делам куда-то ещё, туда, где на Земле сейчас гибли люди. Поэтому Дениз и Димка всё-таки решили дождаться его возвращения в Большой Купол и уж тогда вместе решить все Димкины вопросы. А пока можно было продолжать следить за Шаваршем.
       Теперь он отправился в Южный Китай. Крохотная угольная шахта Фушань была построена ещё в девятнадцатом веке. Поэтому узкие извилистые штреки не приспособлены ни для какой современной техники: угольный комбайн просто не поместился бы в них. Тут могли работать только люди, откалывая куски угля вручную с помощью допотопного кайла. Они ползком добирались до своего рабочего места, и, лёжа в этих твёрдых и холодных кротовых норах, часами в темноте долбили пласт, дыша угольной пылью, которая в конце-концов заставит их в сорок, в лучшем случае в пятьдесят лет, умереть мучительной смертью от силикоза.
       Жалкий посёлок вокруг шахты, жил исключительно за её счёт. Другой работы для жителей здесь почти что и не было: магазинчик, начальная школа, поселковая администрация, детский сад, почта, баня, железнодорожная станция, медпункт, клуб - вот и вся так называемая инфраструктура. Всё это давало работу от силы ещё одной сотне человек (главным образом женщин) и существовало только до тех пор, пока существовала сама шахта.
       Уголь с шахты шёл на ближайшую тепловую электростанцию. Шахта была аварийной, и, по-настоящему, её давно пора было бы закрыть, но тогда на улице оказывалось несколько сот, почти тысяча человек, а этого местная администрация никак не могла допустить. К тому же, добыча всё еще была конкурентоспособной благодаря нищенской зарплате шахтёров и очень близкому расположению электростанции, что не требовало больших затрат на перевозку угля.
       Сегодня все жители посёлка, услышав вой сирены, кинулись к шахте: они знали - это означает, что под землёй произошла очередная авария, скорее всего, обычный взрыв метана. Такое здесь случалось чуть ли не каждый год и тогда посёлок хоронил один-два десятка своих очередных погибших. А на их место уже рвались новые желающие - молодые ребята, мечтающие найти хоть какую-то работу, ведь безработица в посёлке Фушань не кончалась никогда...
       Сорокалетний шахтёр Цзян, отец двоих детей, лежал под землёй на глубине восьмидесяти метров, придавленный глыбой угля, рухнувшей на него в момент взрыва. Глыба упала сравнительно удачно - она всего лишь раздробила ему ноги, но голова и грудь остались целы, поэтому он ещё кое-как мог дышать той отравой, которая раньше была воздухом: спертым, пропитанным угольной пылью, душным и отвратительным, но всё-таки воздухом. Если в ближайшие часы никто не придёт на помощь, то он здесь, конечно, попросту задохнётся.
       Цзян испытывал удушье и дикую боль в ногах, но даже не стонал. Он с ужасом думал о том, что же теперь будет с его семьёй, если на этот раз он всё-таки погибнет. Цзян попадал в такую переделку уже не первый раз, но до сих пор ему везло - каждый раз его спасали. Наверное, он родился в рубашке, как говорили ему другие шахтёры! Он старался соблюдать законы и поэтому женился, как было предписано китайской компартией, после двадцати шести лет. Однако кое в чём он всё-таки закон нарушил - у него был не один ребёнок, как положено, а целых двое. Поэтому за второго, штрафного, приходилось платить - и в школе за учёбу, и в случае обязательных прививок, по болезни или для получения необходимых медицинских справок. Жена не могла найти работы нигде, поэтому семья жила только на его жалкую зарплату. Наверное, было бы лучше, если бы он никогда не женился и нёс ответственность только за себя одного. Погиб - и дело с концом. Нет человека - нет проблемы, как говорил один известный советский вождь. И никто не страдает. Если бы знать заранее, если бы он не был таким дураком в молодости, не женился, не заводил детей, то и умирать сейчас было бы не так страшно!
       Воздух в забое уже совсем нельзя было назвать воздухом. Это, скорее, похоже на газовую камеру Освенцима. Цзян посинел и, потеряв сознание, хрипел на жёстких холодных комьях угля, врезавшихся ему в спину и в перебитые ноги. Изо рта у него шла розовая пена, но её не было видно в кромешной темноте...
       Шаварш в виде Энергиона завис над Цзяном и произвёл выброс Энергии. Цзян с удивлением понял, что он находится в сознании - по-прежнему в обвалившемся забое, но в сознании, и дышать ему теперь гораздо легче.
       Погибших шахтёров вынесли из забоя только через семнадцать часов. У выхода из штольни их встречала мрачная толпа вдов и сирот. И только один из пятнадцати забойщиков каким-то необъяснимым чудом оказался жив. Он провёл под землёй, практически без воздуха, целых семнадцать часов - и это при том, что человеческий мозг просто гибнет всего через четыре минуты кислородного голодания! И остался жив! У него всего лишь раздробило ноги. И этим чудесно спасённым человеком, представьте себе, снова оказался всё тот же Цзян, про которого недаром же все говорили, что он родился в рубашке.

    *

       Закончив Служение, Шаварш вернулся в Большой Купол, где его уже ожидало сообщение, что с ним очень хочет встретиться Димка. Шаварш вспомнил того симпатичного растерянного парня, которого он как-то встретил у Информационного Центра. Немного отдохнув и снова зарядившись Энегрией от Эгрегора, Шаварш перед новым вылетом на Землю, проявился рядом с Димкой.
       Димка сказал, что восхищён Служением Шаварша, что он устал бездельничать в Большом Куполе и просит сразу же взять его на дело. Шаварш без раздумий согласился стать димкиным Учителем и повёл его к Эгрегору, чтобы научить заряжаться максимальным количеством Энергии, сохранять её во время полёта к цели, трансформироваться в Энергион и вести через Эгрегор поиск самых катастрофических точек Планеты. Оказалось, что только что где-то в Турции произошло сильное землетрясение, и Шаварш с Димкой немедленно отправились туда.
      

    Глава 14.

      

    Очень длинное одиночество

      
       Целыми днями Таня гуляла по пляжу. Одна. Она ходила, внимательно всматриваясь в лица людей и мечтала. О том, что, может быть, сегодня встретит человека, который поймёт её душу и станет ей близким. На всю жизнь. Хотя, конечно, это было просто глупо. Если он не встретился до сих пор, то вряд ли уже встретится теперь. Ведь ей было целых тридцать семь лет.
       Те, кого она видела вокруг, вызывали у неё только отвращение. Целыми стадами ходили они по пляжу, полуголые, с красными квадратными лицами. В белых пляжных кепочках и с невыносимо орущими транзисторами на груди. Некоторые из них были совсем ещё белые, другие черные, почти как негры, а третьи - красные, потому что сгорели. И все какие-то одинаковые, просто омерзительные. Если бы кто-нибудь из них вдруг захотел познакомиться и поухаживать за ней, Таня в ужасе убежала бы. Но даже и они, ни один из них, не хотели этого.
       Многие отдыхали целыми семьями - муж, жена, детишки. Или совсем пожилые супруги. Или молодожёны. Этим, тем более, ни с кем знакомиться не хотелось. Иногда всё-таки на пляже попадались такие, которые, как казалось Тане, могли бы ей понравиться. Но они почему-то обычно были моложе Тани. И не одни. Рядом с ними всегда порхали хорошенькие молоденькие девушки, сравнивать себя с которыми было бы просто смешно.
       Отпуск уже давно стал для неё, наверное, самым грустным временем года. Когда она особенно остро чувствовала своё одиночество, постоянно думала о неудавшейся личной жизни и хотела поскорее вернуться на работу. Тогда начнутся лекции, семинары, симпозиумы, конференции и командировки, и ей просто совершенно некогда будет думать о чём-нибудь кроме них. И тогда она забудет о грусти до самого следующего отпуска.
       Уже целую неделю ходила Таня по пляжу одна. Навстречу ей тоже попадалось много одиноких женщин. Но они чаще всего были толстые, старые и некрасивые. А Таня знала, что она интересная и на вид ей никак нельзя дать больше тридцати. И ей казалось, что они смотрят на неё с удивлением и сочувствием. С независимым видом проходила она мимо, но в глазах её светилась застарелая тоска.
       Уже несколько дней Таня испытывала одно желание, которое усиливалось с каждым днем. Ей хотелось помыться. Баня находилась в другом поселке и до неё надо было добираться на электричке. Но Таня никак не решалась предпринять это путешествие. Она слишком хорошо знала жизнь. Она не сомневалась, что если, совершенно независимо от дня недели, она соберёт чистое белье, мыло и полотенце, сложит их в тазик и поедет в баню, то именно в этот день баня будет обязательно закрыта. И тогда пропадёт полдня отдыха. А она и так собиралась отдыхать не сорок восемь положенных ей дней, а всего три недели, потому что дома ее ждала уйма работы.
       Однажды она узнала, что недалеко от дома, где она снимала у хозяйки комнату, есть санаторий, а при нем котельная, где можно прекрасно вымыться в душе, если дать пятьдесят копеек истопнику дяде Пете. И это было просто прекрасно. Гораздо лучше, чем тащиться неизвестно куда, в какую-то баню, от которой всегда можно ожидать любого подвоха.
       Дядя Петя оказался невзрачным старичком, который обрадовался неожиданному приработку и охотно пустил Таню в душевую. Он начал суетливо стлать на пол чистые газеты, чтобы Таня не испачкала ноги, и даже предложил потереть ей спину. При этом Таня заметила, что он смотрит на неё сальными глазками. Ей стало смешно и противно. Она не могла раздеваться, потому что дядя Петя всё никак не уходил. Тогда Тане стало ещё и досадно. И жалко своего времени, которое она теряла зря и которое могла провести на пляже. Из вежливости пришлось задать несколько вопросов. А дядя Петя обрадовался возможности поговорить. Он сел на деревянную лавку, куда клали бельё, и начал о себе рассказывать. Таня тоже села рядом и начала слушать. Теперь ей уже не жалко было своего времени, потому что она любила слушать рассказы о чужой жизни и потому что её собственная жизнь всегда казалась ей неинтересной и однообразной.
       Оказалось, что дяде Пете уже почти шестьдесят. Что он провоевал всю войну и был командиром моторизованного батальона. А сейчас работает на полторы ставки, получает пенсию и неплохо зарабатывает. У него свой домик с садом и огородом. И он сам посадил яблони, огурцы, розы и другие цветы, потому что он их очень любит. А баба на шесть лет его старше. И даже три раза при смерти была. От печени, но врачи её каждый раз спасали. А её сыну тридцать четыре года, но работать он ни за что не хочет. Уже четыре раза в тюрьме отсидел. Только и знает, что пить, дебоширить да деньги вымогать. Даже девяностолетней бабке угрожает, если мало ему даёт.
       Таню удивило, когда он сказал "её сын". Она переспросила и узнала, что дядя Петя не местный. Он приехал сюда сразу же после войны и сошелся с женщиной, у которой уже был маленький ребёнок. Так здесь при ней всю жизнь и прожил. Мальчик вырос, зовет его отцом, но с женой они так и не расписались. А своих детей у него нет.
       Тане снова стало противно. Прожить с женщиной всю жизнь, вместе вести хозяйство, растить ребёнка и не расписаться! Она так и сказала дяде Пете. И с удивлением узнала, что расписываться, оказывается, она сама не хочет. Потому что так - она хозяйка всему: и дому, и мебели, и огороду. И после её смерти всё достанется только её сынку. Кроме самой маленькой комнатки на чердаке, где живет дядя Петя. А если они распишутся - дядя Петя станет полноправным хозяином всего, а этого она как раз и боялась всегда хуже смерти. И так всю жизнь - никто ей не был нужен, кроме сына. Для него она и помидор рыночных, самых ранних и дорогих купит, и курицу зарежет. А для мужа - никогда. Придёт он с работы, сам себе чего-нибудь на скорую руку сготовит и ест. А ведь у него язва желудка. А когда и вообще кусок в горло не идет. И хочется бросить всё к черту и уехать куда-нибудь. И бросил бы. Если бы только найти человека хорошего. На край света за ним бы пошел. Вот и получается, что дядя Петя работает всю жизнь. На полторы ставки да ещё пенсию получает. И по дому всё сам делает - ведь она совсем уже ничего не может, а сын не хочет. И оказывается, что он здесь безо всяких прав. Вообще - никто. И никому не нужен. И податься ему теперь уже совершенно некуда. Никакой родни нигде не осталось.
       Таня смотрела на дядю Петю и видела рядом с собой уже не безликого невзрачного старичка с масляными глазками, а несчастного человека, почти такого же одинокого, как и она сама. Ненужного никому - ни жене, ни сыну.
       Когда Таня вымылась и хотела уходить, она увидела, что снова пришёл дядя Петя и смотрит на неё жалкими умоляющими глазами. "Милая, может зайдете ко мне ненадолго в дежурку?" - бормотал он и трогал её за руку. Тане опять стало противно. "Дядя Петя, да ведь у вас жена есть", - сказала она. И опять оказалась неправа. С женой дядя Петя не жил вот уже как четыре года, потому что она всё время чуть ли не при смерти. Таня посмотрела на дядю Петю - на его тщедушную фигуру, белёсые брови, седую щетину на впалых щеках и на золотой зуб, который блестел во рту среди других подозрительно ровных и одинаковых, наверное вставных зубов. "Неужели вам до сих пор ещё хочется?" - удивилась она. "Хочется, ещё как хочется!" - с отчаянием сказал дядя Петя. - "Иногда света белого не видишь. И позволить себе ничего не могу. Ведь все меня знают здесь. Так и мучаюсь. Вот только как выпьешь, так вроде и легче становится".
       Таня раздумывала всего несколько секунд. Ей, собственно говоря, было всё равно, а человек мучался. И она прошла в дежурку. Там стоял столик, на котором она увидела маленький транзистор, ворох газет и очки. Рядом стояла узкая кушетка, застеленная чем-то зелёным. Таня разделась и легла на кушетку. Она не испытывала абсолютно никакого стыда, лежа голая перед человеком, которого видела впервые.
       Дядя Петя суетливо раздевался и, казалось, просто ошалел от счастья. От него сильно пахло потом, у него была морщинистая, совсем старческая шея и чёрные от угля ногти. Он с нежностью смотрел на Таню и сокрушался, что напрасно выпил сегодня. Так получилось, что в котельную как раз утром пришли слесаря чинить трубы и их нельзя было не угостить. А с ними и сам выпил, конечно. Если бы он знал, что ему выпадет такое счастье, если бы знал!
       В дежурке было очень жарко и душно, а дядя Петя быстро уставал. Тогда он отдыхал, смущенно объясняя Тане, что это из-за водки, которой он и выпил-то совсем немного, и всё просил простить его, что мучает её так долго.
       А потом он никак не хотел, чтобы Таня сразу же ушла и умолил её остаться хоть ненадолго. Он с нежностью смотрел на неё и спрашивал, как же он может её отблагодарить. "Может, деньги у вас кончились, так я с книжки сниму, у меня есть", - с надеждой говорил он и опечалился, когда Таня сказала, что не кончились. Он хотел купить ей янтарные бусы. Или, например, туфли. Какие она захочет. Но Таня опять сказала, что у неё всё есть и ей ничего не надо.
       Таня всё порывалась уйти, но он каждый раз умоляюще смотрел на неё и удерживал её. Завтра у него был выходной и он хотел вместе с ней пойти на речку или в лес. Но Таня опять отказалась. "Так, может быть, вы придете послезавтра?" - уже почти безнадёжно спрашивал он и всё же чуть не заплакал, когда услышал, что больше Таня не придёт никогда. Он был старый и ужасно жалкий.
       Его нежность просто поразила Таню. Он смотрел на неё преданно, с благоговением. Он не знал, чем только угодить ей и его страшно огорчало, что она отказалась даже и от огурцов, которые он вырастил сам на своём огороде и хотел положить ей в сумку. А ведь он имел полное право презирать её. Но ему это совершенно не приходило в голову. Наоборот, он говорил Тане, что виноват перед ней, что уговорил её на такое дело, и ей было странно слышать это.
       Она казалась ему совсем юной и он страшно удивился, когда узнал, что ей уже тридцать семь. Но всё равно продолжал смешно называть ее "мой дитёнок". Он восхищался её телом, лицом, волосами. "Как же вы так сохранились, что вам не дать больше двадцати пяти? Ведь я слыхал, что женщина очень быстро стареет, если от мужа гуляет", - спросил он. Таня не нашлась что ответить и только рассмеялась. Ведь он всё равно бы никогда не поверил, что у неё вообще не было никого вот уже четыре года, с тех пор как она ушла от мужа. Да это, собственно говоря, и не имело к нему никакого отношения. Он всё равно никогда не смог бы понять ни её жизни, ни её мыслей, ни забот.
       Когда она совсем собралась уходить, дядя Петя больше не удерживал её. И не просил пойти в кафе или притти завтра. Он смотрел на неё потухшими глазами и ничего не говорил. Он только слушал её и грустно кивал головой. А она говорила, что ему нельзя бросать всё здесь и идти за ней на край света. Что она не может с ним расписаться, хотя паспорт у него и совершенно чистый. Ведь у неё самой в паспорте штамп с человеком, которого она давно уже только ненавидит. И это была чистая правда. И что у каждого из них своя жизнь, а всё что было - просто случайность. "Господи, как же я теперь буду без вас?" - только и сказал дядя Петя, когда Таня уходила совсем.
       Она шла по пляжу, чистая и красивая. Она думала о дяде Пете и о себе. Как же так получилось, что он был готов отдать ей всего себя, всю свою душу, а ей эта душа была совершенно не нужна? Конечно, он стар и малокультурен. И у них нет абсолютно ничего общего. Кроме этой случайной встречи. И душа его бесхитростна и примитивна. Но ведь это было всё, что у него есть, и это всё он готов отдать ей. Сразу и целиком. А ей, как и его теперешней жене, он, со всей своей ищущей участия душой, совершенно не нужен. Так же как и она не нужна никому. Кроме дяди Пети. Но ведь об этом просто смешно говорить.
       Таня шла по пляжу и уже не рассматривала тех, кто попадался ей навстречу. Ей совсем не хотелось, чтобы с ней кто-нибудь познакомился. Ведь она знала теперь, что даже если рядом с ней и будет кто-нибудь, то она всё равно останется одна. Совершенно одна. Как и прежде, как и всегда...
      

    Глава 15.

    Найди себя в этом мире

       Магда продолжала работать с Юленькой, и, к счастью, лечение шло очень успешно. И врачи, и нянечки, и медсёстры были в радостном недоумении: совсем умирающий ребёнок, вопреки всем прогнозам, вдруг начал выздоравливать просто на глазах. И вот, в один прекрасный день, совершенно здоровую Юлю наконец-то выписали из больницы. Мать, держа в одной руке пластмассовый пакет с историей болезни и кое-какими личными вещами, а в другой руку дочери, с сияющим лицом вышла за больничные ворота. Идти им теперь было совершенно некуда - ни дома, ни родных, ни работы, ни даже этой пресловутой московской регистрации, придуманной для того, чтобы за счёт всяких там украинцев, белоруссов и таджиков московская милиция могла подкормиться ещё лучше. В общем, за ворота больницы вышли два новоиспечённых бомжа - женщина и ребёнок, законопослушные граждане своей великой и необъятной страны, своей, как говорят, родины-матери. К счастью, сейчас была не зима, а лето. Они шагнули в неизвестность, но лица обеих почему-то светились счастьем...
       В то же самое время Лена безуспешно старалась помочь Светочке. Она беспрерывно посылала Энергию ровным слабым потоком, но никак не могла понять, как же всё-таки надо этот поток регулировать в зависимости от времени суток, самочувствия ребёнка и прочих важных параметров. Самочувствие Светочки почти не улучшалось. Мать Тереза проявлялась только изредка - ведь у неё, кроме Магды и Елены, были и другие подопечные. Но если за Магду она была уже совершенно спокойна, то с Леной она билась и билась, но, кажется, довольно безрезультатно. Магда, фактически, уже стала самостоятельным Целителем и больше не нуждалась в помощи, а вот Лена... Она совсем не чувствовала "свою" больную и, кажется, работала с ней формально, только из чувства долга, а совсем не по велению души.
       Сегодня Мать Тереза снова повилась в ЦДКБ и снова пыталась научить Лену правильному целительству. В конце-концов, так ничего и не добившись, она была вынуждена отправиться в Зимбабве к какой-то новой своей Ученице...
       Самочувствие Лены было ненамного лучше, чем у её подопечной. Она чувствовала себя никчемной, не способной ни на что и недоумевала, за что же всё-таки, за какие земные заслуги она попала в Большой Купол. Может быть, она не создана для целительства и об этом предстоит поговорить с Наставницей. Видимо, придётся искать себя в других видах Служения.

    *

       После светиной смерти, в которой Лена винила только себя, она, в жутко подавленном состоянии вернулась в Большой Купол и забилась в Хижину Одиночества. Когда она немного отошла, пришлось поработать ещё и с Фонтаном Забвения и только потом, вместе с Наставницей, подумать о других видах Служения.
       Наставницей Лены тоже оказалась Маргарита Тучкова. По призыву Лены она проявилась рядом и женщины стали вместе думать о дальнейшей Траектории Лены в Большом Куполе. Целительство не получилось. Спасательство, конечно, отпало сразу. Наставницей, тем более, Лена не могла быть никак. Дополнительных Хостес в Большом Куполе пока не требовалось. И тогда они остановились на том, что можно себя попробовать в роли Гувернантки. Как оказалось, Гувернёры и Гувернантки работали ...с животными! Против животных Лена ничего не имела. Правда, в той жизни животных у неё никогда не было, но она всегда относилась к ним с симпатией.
       Сначала, для того, чтобы больше узнать о Служении Гувернантки, Лена, по совету Наставницы, обратилась в Информационный Центр. И вот что она там узнала.

    *

       В двадцатом веке жил на Земле великий провидец Даниил Андреев. Он написал замечательную книгу "Роза Мира", которая в начале девяностых годов двадцатого века произвела сенсацию среди мыслящих людей. Разумеется, жизнь его в "империи зла" не могла не быть трагической, просто ужасной. Родина-мать, как и многих других своих великих сыновей и дочерей, попросту убила его...
       Кто же был этот человек? Сын знаменитого русского писателя Леонида Андреева родился в 1906 году в Берлине, его мать умерла сразу же после родов и ребёнок воспитывался как родной сын у тётки, жены московского врача. После октябрьского переворота 1917 года из-за "буржуазного" происхождения университет оказался для юноши закрыт. Даниилу удалось закончить Высшие литературные курсы, но его поэтический дар оказался несовместим с дикими реальностями советской жизни, поэтому он стал художником-шрифтовиком, а по ночам писал свои произведения. Начало войны 1941-1945 гг. прервало его работу над большим романом "Странники ночи", который так никогда и не увидел света. В 1942 году писатель был мобилизован в армию, где и прослужил до конца Великой Отечественной войны. В 1947 году его, как и многих других советских людей, арестовали и неизвестно за что (за религиозность?, за писательский дар?, за то, что во время войны читал молитвы над погибшими товарищами?) приговорили ...к 25 годам тюрьмы. И только через десять лет, во времена Н.С.Хрущёва, то есть в 1957 году, Комиссия по пересмотру дел политзаключённых реабилиторавала и вернула безнадёжно больного человека в Москву.
       Вернулся он в никуда - ведь осуждённых (как и до сих пор!) после судебного приговора "выписывают" из их квартир, а по возвращении эти жилища оказываются заняты уже совсем другими людьми и бывшие заключённые становятся бомжами. То же самое произошло и с Даниилом Андреевым. Всего менее двух лет он прожил "на воле" - бездомным, совершенно больным, и умер в нищете в 1959 году...
       Разумеется, после ареста все его рукописи, письма, дневники были конфискованы и уничтожены доблестными советскими чекистами, для которых всегда самым страшным врагом был мыслящий человек. Однако и в тюрьме ему всё-таки удавалось работать над своими произведениями, делать записи, сохранить кое-какие черновики. Неполных два последние года жизни "на свободе" ушли на то, чтобы подготовить к печати "Розу Мира", хотя в те времена надежд на её издание у автора не было никаких...
       Книга вышла лишь в 1991 году в издательстве "Прометей" - после того, как в СССР рухнул коммунистический режим и через тридцать два года после смерти её создателя! В этой книге есть глава, которая называется "Отношение к животному царству", отрывки из которой приведены ниже.
       Идеи Андреева относительно животных просто гениальны, многие из них получили своё подтверждение и даже начали частично реализовываться спустя десятилетия, уже в двадцать первом веке! А его отношение к животным выдаёт в нём человека будущего, человека Космического Сознания. А ведь свои произведения он писал в условиях тюремного рабства, голода, болезней и издевательств со стороны людей-извергов и в подмётки ему не годящихся! Какая же трагическая разница между условиями жизни, судьбой человека и его духовным уровнем, непонятым современниками!
       Кстати говоря, в советских школах многие годы (например, как пишет Андреев, в 1947 году) уроки биологии превращались в уроки садизма. Чистая душа, Андреев, выражает недоумение по этому поводу и надеется, что такой факт - просто какое-то недоразумение, недомыслие, и стоит лишь привлечь внимание, как положение изменится в лучшую строну.
       Но на самом деле ничего случайного здесь нет. Теперь мало кто помнит, что в гитлеровской Германии одним из методов воспитания юных фашистов был, например, такой: подросток выращивал у себя дома кролика или щенка, а потом должен был собственноручно его убить, доказывая этим всем окружающим своё "мужество", непоколебимость, решительность, способность служить в фашистской организации. Если же он оказывался на это неспособен, то подвергался насмешкам, издевательствам, всеобщему презрению и отторжению, считался чуть ли не парией.
       А поскольку фашистская Германия и коммунистический Советский Союз - две стороны одной медали зверского тоталитарного режима и всеобщего бесправия, то и методы воспитания молодёжи у них были примерно одинаковые. Советских детей учили потрошить живьём лягушек, птенцов, выращивать "своих" цыплят и кроликов для последующей сдачи их на убой - вот вам и объяснение тех зверств, которые практиковались на уроках биологии. Из таких детей будет потом легче сделать покорных сталинских палачей, истязающих заключённых в советских концлагерях. А ведь "самой гуманной в мире" власти таких палачей требовалось ой как много целые десятилетия !
       Итак, вот отрывки из книги Андреева:
       "Мы сами часто не осознаём, что утилитарный угол зрения на всё существующее стал для нас чем-то вроде нашего второго Я. Всё на свете расценивается исключительно сообразно тому, в какой мере оно полезно для человека. Но если нам давно уже кажется диким тот историко-культурный провинциализм, который возводится в политическую теорию и именует себя "национализмом", то космический провинциализм человечества покажется столь же смешным нашим потомкам. Легенда о "венце мироздания", это наследие средневековой ограниченности и варварского эгоизма, должна будет вместе с господством покровительствующей ей материалистической доктрины развеяться как дым.
       Приходит новое мироотношение: для него человек есть существо в грандиозной цепи других существ, он совершеннее многих, но и ничтожнее многих и многих, и каждое из этих существ имеет автономную ценность, безотносительно к его полезности для человека.
       .......Начиная со ступени человека, долг существа по отношению к ниже стоящим возрастает по мере восхождения его по дальнейшим ступеням.
       ....... Этот элементарный долг оставался общечеловеческой нормой до наших дней. Правда, отдельные высокие души, те, кого мы называем Праведниками, а индусы называют более точным словом - махатма, высокий духом, - понимали новый, гораздо более высокий уровень долга, естественно вытекавший именно из их духовного величия. Жития святых полны рассказами о дружбе иноков и отшельников с медведями, волками, львами. В иных случаях это, может быть, легенды, но в других факты этого рода запротоколированы исторически точно, например, - в свидетельствах о жизни св. Франциска Ассизского или св. Серафима Саровского.
       Разумеется, подобный уровень долга по отношеию к животным свойственен лишь ступени святости; уделом большинства человечества он не может быть так же, как и три тысячи лет назад. Но три тысячи лет - срок немалый. И ничем не оправдан тезис, будто мы и теперь обречены оставаться на том же уровне примитивного долга, что и наши далёкие предки. Если человек, блуждавший в тесном и мутном анимистическом мире, уже мог любить своего коня или пса, то для нас это, по меньшей мере, недостаточно. Неужели колоссальный путь, проделанный нами с тех пор, не обязывает нас к большему? Разве мы не в состоянии любить и тех животных, от которых не получаем непосредственной пользы, - диких животных, по крайней мере тех из них, которые не приносят нам вреда?
       ........Мне вспоминаются замечательные по своей глубине слова старца Зосимы: "Посмотри на коня али на вола... понурого и задумчивого, посмотри на лики их: какая кротость, какая привязанность к человеку, часто бьющему их безжалостно, какая незлобивость, какая доверчивость и какая красота в его лике!" Дерзнуть сказать о лошадиной или коровьей морде "лик" - для этого нужно обладать силой подлинного прозрения!
       .........Я говорю, разумеется, об отношении к животным в Европе, Америке и многих странах Востока. Но Индия являет собой совсем иную картину. Брахманизм, как известно, издавна запретил вкушение различных сортов мяса, свёл фактическое питание человека к молочной и растительной пище, обработку кож и мехов объявил греховным и нечистым делом, а корову и некоторые другие виды провозгласил священными животными.
       И прекрасно сделал.
       Европейца, конечно, смешит и возмущает зрелище коровы, невозбранно разгуливающей по базару и берущей с любого лотка всё, что ей приглянется. Не буду оспаривать, что религиозное поклонение корове - специфика только индийского мироотношения и предметом подражания в наш век быть не может. Но чувство, лежащее в основе этого поклонения, так чисто возвышенно, так свято, что само заслуживает преклонения перед ним. Это психологическое основание культа коровы хорошо разъяснил Ганди. Он указал, что корова в данном случае есть олицетворение всего живого, стоящего ниже человека; смиренное преклонение перед ней, служение ей в виде бескорыстного за ней ухода, ласки и украшения выражают религиозную идею и этическое чувство нашего долга перед этим миром живых существ, идею покровительства и помощи всему слабому, нижестоящему, всему не успевшему ещё развиться до высших форм; больше того: это есть ещё и выражение иррационального чувства глубокой общечеловеческой вины перед звериным царством, ибо человек выделился из этого царства ценой отставания и деградации более слабых. Выделился - и, выделившись, усугубил свою вину беспощадной эксплоатацией слабейших; с течением веков эта общечеловеческая вина росла, как снежный ком, и наконец достигла необозримых, неохватываемых размеров.
       Слава тому народу, который сумел возвыситься до такого понимания, не в уме единиц, а в совести множества!
       ..........Конечно, охота, как основное средство существования некоторых отсталых племён, никакому нравственному осуждению быть подвергнута не может. Надо быть фарисеем от вегетарианства, чтобы "изобличать" готтентота или гольда, для которых отказ от охоты равносилен смерти. ........Но что подлежит безоговорочному упразднению, даже строгому запрету, так это охота-спорт.
       ........Нет права, у нас нет абсолютно никакого права покупать наши удовольствия ценою страданий и смерти живых существ. Если не умеешь иными путями ощущать себя частью природы - и не ощущай. Лучше оставаться совсем "вне природы", чем быть среди неё извергом. Потому что, входя в природу с ружьём и сея вокруг себя смерть ради собственного развлечения, становишься жалким игралищем того, кто изобрёл смерть, изобрёл закон взаимопожирания и кто жиреет и разбухает на страданиях живых существ.
       И ещё будут говорить: "Ха! что - звери: люди гибнут миллионами в наш век - и от войн, и от голода, и от политических репрессий, - нашёл, дескать, время рыдать по поводу белок и рябчиков!" - Да, нашёл. И никак не могу понять, какое отношение имеют мировые войны, репрессии и прочие человеческие безобразия к вопросу о животных? Почему животные должны погибать ради забавы лишённых сердца бездельников, пока человечество утрясёт, наконец, свои социальные дела и займётся на досуге смягчением нравов? Какая связь одного с другим? Разве только та, что пока человечество терзает само себя войнами и тираниями, общественная совесть будет слишком оглушённой, пришибленной и суженной для того, чтобы чувствовать всю гнусность охоты и рыбной ловли.
       .........Но при всей своей уродливости, охотничий спорт не приносит теперь столько зла, сколько другой его источник, открывшийся, увы, лишь недавно, с развитием науки и просвещения.
       Беру "Практическое руководство для учителей средней школы", принадлежащее перу некоего Я.А.Цингера и выпущенное Учпедгизом в 1947 году. "Лягушку усыпляют эфиром... Можно и проще: взяв лягушку за задние ноги и держа брюшком кверху, сильно и быстро ударяют головой о выступ стола. Затем лягушку вскрывают с брюшной стороны..."
       ..........Я ещё не затрагиваю принципиального вопроса о том, могут ли естественные науки обходиться без опытов на "живом материале". Но даже если бы эти опыты были печальной необходимостью, где же аргументы в пользу того, чтобы к ним приучать всех детей школьного возраста? Из этих детей не более 20% изберут какую-нибудь естественнонаучную или медицинскую специальность. Ради чего же глушить элементарное чувство жалости, калечить самые основы совести у остальных 80%? Ради какого ещё выдуманного "блага человечества" уничтожать лишние десятки и сотни тысяч подопытных животных? Для чего и зачем, по какому, наконец, праву уроки естествознания в школе превращать в уроки убийства и мучительства бессловесных? Как будто нельзя заменить эту кровавую кухню диапозитивами, моделями, муляжами!
       .........А теперь ещё несколько слов о "живом материале" вообще. Кстати, естественники так привыкли к своей терминологии, что уже не замечают, конечно, какое моральное убожество, какое одеревенение совести слышится в этом противоестественном тупоутилитарном словосочетании: "живой - материал". - Так вот: о живом материале в научных лабораториях, вообще об этой методике в естественных науках. Сделанного не воротишь, умерщвлённых не воскресишь, и дискутировать о том, могла ли бы наука в предыдущие эпохи двигаться вперёд без этого, - дело праздное. Но может ли она это теперь?
       ..........Конечно, изыскание новой методики в одиночку - дело несбыточное. Тысячи молодых врачей, педагогов, научных работников, вступая на свой профессиональный путь, испытывают естественное отвращение к тем научным приёмам, которые связаны с мучительством и умерщвлением живых существ. Но дело обстоит так, что перед каждым таким работником встаёт дилемма: либо заглушить в себе сострадание рассуждениями о благе человечества, либо покинуть дорогу естественника совсем, ибо другой методики не существует. Понятно, что подавляющее большинство избирает первое и постепенно втягиваются в практикование этих бесчеловечных приёмов. Изыскание новой методики реально возможно толко как результат длительных усилий большого коллектива - союза работников в различных отраслях естественных наук, посвятившего себя этой цели. А подобное предприятие может быть осуществлено лишь в том случае, если его будет финансировать экономически сильная инстанция, общественная или государственная.
       Но и жертвы нашей "любви к природе", и жертвы нашей "жажды знания" - всё это лишь холмики, бугорки рядом с Монбланами, с Эверестами рыбьих трупов, вытаскиваемых на промыслах, и трупов коров и свиней, громоздимых на бойнях, - короче говоря - трупов, покупаемых нами в магазинах и поглощаемых за культурно сервированным столом. И ещё хуже того: утилитаризм технического прогресса достиг, наконец, вершин, на которых выяснилось, что экономичнее делать крабовые, например, консервы, не умерщвляя крабов, а с каждого из них сдирая панцирь заживо, отсекая клешни и полуживые останки выбрасывая назад в море, на съедение кому попало.
       ..........Но хорошо, пусть безобразия подобного рода - крайности и скоро будут изжиты. А как же быть с мясом и рыбой как продуктами массового питания? как с производством кож? как с выделкой мехов? Если всё это даже не очень морально, разве это - не необходимость?
       Действительно, элемент необходимости здесь ещё налицо, но, по правде говоря, его уже гораздо меньше, чем думают. Можно сказать, что научный и социальный прогресс приближается, слава Богу, к такой ступени, когда от этой необходимости останется лишь тягостное воспоминание.
       В самом деле: прикладная химия с каждым годом усовершенствует заменители кож; искусственные меха становятся дешевле и доступнее естественных и если ещё уступают им в качестве, то со временем будет восполнен и этот пробел. Следовательно, создаются предпосылки к тому, чтобы употребление животных тканей в промышленности могло быть запрещено. Самый же трудный, действительно трудный вопрос - проблема рыбно-мясной пищи, которую многие считают необходимой для нашего организма.
       Но, собственно, почему же необходимой? Необходимы не мясо и рыба как таковые, а определённое количество углеводов и белков. Необходимо определённое количество калорий. Эти количества могут быть введены в наш организм и через другие виды пищи: блюда молочные, мучные, фруктовые, овощные. Притворяться, будто нам неизвестно, что на свете существуют миллионы вегетарианцев, и притом существуют совершенно благополучно, - приём несерьёзный, чтобы не сказать резче. Всем нам отлично известно даже и то, что на свете вот уже тысячи лет существует многомиллионный народ, почти не употребляющий мяса: факт, неприятный, конечно, для нашей совести, но неоспоримый. Правда, в условиях северного климата для компенсации мясных и рыбных блюд потребуется больше других питательных веществ, чем в тропической Индии. Правда и то, что компенсация эта пока обходится дороже и, следовательно, не всем доступна. Вопрос, таким образом, в повышении общего материального уровня жизни. Но ведь то, что благосостояние человечества растёт в прогрессии, стало трюизмом. И время, когда компенсация эта станет общедоступна, - не за горами.
       Вырисовывается, следовательно, некоторая программа, цепь хронологически последовательных мероприятий, которые после прихода к власти Розы Мира станут реально осуществимыми.
       П е р в а я г р у п п а - мероприятия, проводимые без промедления:
       1. Запрет мучительных для животного способов его умерщвления - в промышленности и где бы то ни было.
       2. Запрет опытов на "живом материале" в школах и где бы то ни было, кроме специальных научных учреждений.
       3. Полный запрет опытов над животными без их усыпления или обезболивания.
       4. Создание и финансирование мощных научных коллективов для изыскания и разработки новой экспериментальной методики в естественных науках.
       5. Ограничение охоты как спорта и рыбной ловли, как развлечения задачею борьбы с хищниками.
       6. Такая перестройка воспитательной системы, которая способствовала бы развитию в детях дошкольного и школьного возраста любви к животным, любви бескорыстной, обусловленной не сознанием полезности данного вида, а органической потребностью любить и помогать всему слабому и отсталому.
       7. Широкая пропаганда нового отношения к животным.
       .........Это значит: установление "мира" между человеком и всеми животными, исключая хищников; изыскание средств к перевоспитанию некоторых хищных видов; отказ от использования каких-либо животных для нужд охраны; искусственное убыстрение умственного и духовного развития некоторых высших видов животного царства.
       На развитие зоопсихологии придётся бросить немалые средства. Ничего! Никакие средства, даже в тысячу раз большие, не окупят зла, принесённого нами звериному царству на протяжении тысячелетий. Возникнет новый отдел знания - з о о г о г и к а, то есть педагогика животных. В итоге тщательного изучения будут выделены такие виды хищников, которые, подобно собаке и кошке, могут быть перевоспитаны.
       ........Уже и теперь собака в состоянии запомнить до двухсот слов. И запомнить не механически, как попугай, но вполне отдавая себе отчёт в их смысле. Это существо воистину колоссальных возможностей. Её развитие достигло того рубежа, когда вид совершает стремительный рывок вперёд. От нас самих зависит, чтобы этот коренной сдвиг произошёл на наших глазах, чтобы неприспособленность некоторых органов собаки не затормозила его на столетия. Появление речи у собаки тормозится не общим её интеллектуальным уровнем, а чисто механическим препятствием в виде неблагоприятной структуры органов, для речи необходимых.
       ............Следующими кандидатами на путь ускоренного развития будут, вероятно, кошка, слон, медведь, может быть, некоторые виды грызунов.
       .........Итак, по прошествии некоторого периода Роза Мира сможет осуществить в т о р у ю г р у п п у мероприятий:
       1. Запрет убийства животных для каких бы то ни было промышленных или научно-исследовательских целей.
       2. Резкое ограничение их убоя в целях питания.
       3. Выделение обширных заповедников во всех странах для жизни в привычных условиях тех животных, которые ещё не приручены.
       4. Свободное существование - и среди природы, и в населённых пунктах - давно одомашненных и новых прирученных видов.
       5. Планирование работы зоопедагогических учреждений во всемирном масштабе, перевод этого труда на высшую ступень, изучение проблем, связанных с обогащением высших животных даром речи.
       6. Особо внимательное изучение проблем, связанных с искусственным ослаблением в животных хищного начала.

    *

       ............И придут поколения, которые будут с содроганием узнавать из книг, что не так ещё давно человек не только питался трупами умерщвляемых им животных, но и находил удовольствие в подлом их подкарауливании и хладнокровном убийстве."

    *

       Теперь Лена начала кое-что понимать. Честно говоря, тогда, на Земле, ей было совсем не до животных, и даже не до того, чтобы родить ребёнка. Целый мир живых существ, так же как и мир детей, был где-то на периферии её существования. И только сейчас она поняла, как многого оказалась лишена при жизни.
       Лена не переставала удивляться провидческому дару Андреева. Ведь он писал свою книгу в заключении, в самых варварских послевоенных условиях нищей, дикой, диктаторской страны. И, тем не менее, так далеко видел вперёд, предвидел и дальнейшее духовное развитие человечества, и перспективы науки. Сейчас садистские "опыты" на животных, благодаря самоотверженности отдельных энтузиастов и возникновению Интернета, всё больше и больше заменяются альтернативными методиками. А ведь это именно то, о чём писал Андреев, хотя в те времена он никак не мог предвидеть появление компьютеров и Интернета!
       Лена вспомнила, что очеловечивание домашних животных наблюдают на каждом шагу те люди, которые держат их дома и действительно любят своих домашних питомцев - кошек, собак, коров, лошадей и даже свиней, если их держат не на убой а лишь ради любви к животным. Соседская собака, например, твёрдо знала и использовала в контактах с членами семьи более 160 слов, и соседка даже составила словарик, который пополнялся в течение всей её жизни. Лене как-то попадались даже сообщения о том, что западные зоологи общаются с животными, особенно обезьянами, с помощью языка жестов, учат их совершать абсолютно осмысленные действия.
       Всё-таки сведения об Андрееве показались ей довольно сложными и она вошла в другой Поток Информации, чтобы получить более простые материалы о животных и о Гувернёрах. Теперь она узнала следующее:
      

    Глава 16.

    Не бей собаку - и она человеком была

    (русская пословица)

       Нелли задержалась на работе и возвращалась домой слишком поздно. А ведь завтра утром она уезжает в командировку и ей надо ещё помыться и собрать вещи. Около дома стоял какой-то мужчина. Рядом с ним бегал худющий щенок месяцев трёх или четырёх. Это был почти овчарёнок с прекрасно стоящими ушами, прямым опущенным хвостом и громадными лапами. Хотя, совершенно очевидно, что не чистопородный.
       Нелли погладила щенка и он радостно завилял хвостом. Потом он лизнул её в лицо и она засмеялась. "Возьмите его себе, - сказал мужчина. - Мне он не нужен. Дети притащили, а мне возиться". "Не могу", - сказала Нелли. Не могла же она объяснять, что живёт одна, да ещё в общей квартире. Что соседи у неё отвратительные и она без конца мотается по командировкам. И что она всю жизнь мечтала о собаке. Это было ни к чему, да он всё равно и не поверил бы.
       "Вот и я не могу. Ну и чёрт с ним!", - сказал мужчина и пошёл прочь. Щенок хотел побежать за ним, но мужчина замахнулся на него и щенок, завизжав, кинулся к Нелли. Было очевидно, что Нелли ему нравилась гораздо больше, чем его прежний хозяин. Ведь она гладила его и пока ещё ни разу не била. Нелли привела щенка домой и накормила. Он был совсем худой и никак не мог наесться. Нелли очень хотелось накормить его досыта, но она знала, что если он всё время голодал, то потом ему станет плохо.
       Нелли просто не знала, что делать. Если бы она завтра не уезжала, она бы подержала его несколько дней у себя. Может быть, за это время и удалось найти ему нового хозяина. Обращаться к соседям было бесполезно. Нелли взяла веревку, привязала её к ошейнику и вышла из дома. Щенок доверчиво бежал рядом.
       Вообще-то Нелли отличалась болезненной застенчивостью, хотя ей уже и было тридцать пять лет. Самым мучительным для неё всегда было обращаться к незнакомым людям. Тем более с просьбой. Но теперь ей было всё равно. Ведь другого выхода нет. Она подходила к каждому, кто встречался ей на пути и спрашивала: "Вы не возьмёте собаку?" Люди улыбались и все отвечали совершенно одинаково: "Спасибо, нам не нужно. У нас своя дома есть". Можно было подумать, что город просто кишмя-кишит собаками. И никто не задавал никаких вопросов.
       Начало темнеть, и прохожих становилось всё меньше. Теперь уже получалось, что как будто Нелли просто гуляет одна со своим щенком. Её дом находился у леса, недалеко от кольцевой дороги. Вдруг из леса вышла женщина. Грязная, лохматая и совершенно пьяная. Кроме неё, вокруг не было ни души. Нелли подошла к ней и спросла, не нужен ли щенок. Когда до женщины дошло, в чём дело, она начала придирчиво разглядывать щенка. И наконец, заявила: "Я его беру. Спать вместе будем на диван-кровати. Я его буду мясом кормить. Досыта. А есть не станет - убью".
       Чувствуя себя преступницей, Нелли передала женщине веревку. Ей казалось, что она сама, собственными руками, уже убивает щенка. Но ведь никто, кроме этой женщины, взять его не согласился. Нелли пошла к своему дому, а женщина направилась обратно к лесу. Ноги её заплетались. В одной руке она держала большую хозяйственную сумку, а в другой - верёвку со щенком.
       Нелли успела сделать всего несколько шагов, как щенок вырвался и побежал за ней. И Нелли поняла, что женщина, даже если и не передумает по дороге, просто не сможет довести щенка до дома. И Нелли вернулась.
       Оказалось, что женщина живет довольно далеко, за кольцевой дорогой. Что зовут ее Анна Петровна, можно даже просто тетя Аня, что у неё трое взрослых детей, а муж давно погиб на стройке, когда там что-то обвалилось. Она несла свою сумку, а Нелли вела щенка. Временами ей приходилось поддерживать тетю Аню, так как недавно прошёл дождь, а в лесу на глинистых тропинках было очень скользко.
       Женщина всё плутала по лесу, где было уже почти совсем темно. Она уверяла, что найдёт дорогу домой, но почему-то путалась на дорожках, делала самые неожиданные зигзаги, а иногда даже поворачивала назад. И вообще она никуда не торопилась и ей хотелось поговорить. Нелли ей очень понравилась, хотя она и сказала, что её имя слишком сложное и запомнить его просто невозможно. И поэтому она её лучше будет просто звать Лена, как свою дочку.
       Тётя Аня шла и рассказывала, что после смерти мужа она так больше и не вышла замуж и одна подняла троих детей. Что старшая дочка уже замужем, но муж у неё - не приведи господь. Что младший сын осенью пойдет в армию и поэтому новый костюм она решила ему пока не справлять, хотя деньги у неё уже и отложены. Что ей недавно вырезали язву желудка и она сокрушалась, что из-за темноты Нелли никак не сможет посмотреть на её шов.
       Временами она останавливалась, говорила, что устала и ей надо отдохнуть. Нелли всё меньше была уверена, что тетя Аня вообще когда-нибудь найдёт дорогу домой. Слава богу, что сама Нелли хорошо знала этот лес и не могла заблудиться. Но она боялась, что теперь вместо одного щенка ей придется возвращаться домой еще и с пьяной тетей Аней.
       В одном месте они наткнулись на двоих мужчин, выпивавших под кустом. На траве перед ними стояла бутылка водки и лежала колбаса. Мужикам было скучно одним и они пригласили женщин присоединиться. Несмотря на возражения Нелли, тетя Аня охотно приняла приглашение. Из своей сумки она достала граненый стакан и две бутылки пива, которые присоединила к угощению. Нелли, хотя ей и было стыдно признаваться в этом, сказала, что она не пьёт и даже не курит. Но её никто не стал слушать и ей пришлось выпить вместе со всеми. Они посидели, поговорили о жизни. Наконец тетя Аня собралась идти дальше. Уже было около одиннадцати часов вечера.
       Как ни странно, в конце-концов они всё-таки, действительно, добрались до дома. Это была серая панельная пятиэтажка. Тетя Аня, конечно же, жила на пятом этаже. Она велела Нелли подождать её вместе со щенком на лестничной клетке, потому что ей надо было выяснить, как отнесутся к щенку дома.
       Прошло минут пятнадцать, но за дверью было тихо и оттуда никто не выходил. Тогда Нелли позвонила соседям. Приятная молодая женщина сказала, что тётя Аня всегда была такая шалавая и не надо было её даже слушать. Что у нее, действительно, трое детей и все дети очень хорошие. Но собак они никогда не держали и щенка, конечно же, не возмут. И ей самой щенок тоже совсем ни к чему.
       Нелли подождала ещё немного и позвонила тете Ане. Ей открыл какой-то совсем молоденький паренёк. Наверное, это был младший сын тети Ани, который осенью собирался уходить в армию. Он, видимо, только что мылся и был в одних трусах. Увидев Нелли, он смутился, почему-то присел на корточки и прикрыл грудь руками.
       Чтобы не смотреть сверху вниз на его русую макушку, Нелли тоже присела на корточки, только по другую сторону двери, и спросила, не возьмут ли они щенка. "Какого щенка?" - спросил парень и Нелли показала ему на щенка, сидевшего сзади неё в углу на лестничкой площадке.
       Лицо у парня было открытое и очень симпатичное. Он вытянул шею и через неллино плечо посмотрел на собачонку. "Этот?" - спросил он, как будто на площадке была ещё какая-нибудь другая собака. - Да ведь он уже большой, а я думал, совсем маленький. Кобель?" "Мужчина, - ответила Нелли на секунду смутившись. - И ему, наверное, уже месяца три-четыре". "Ну тогда возьмём, - сказал парень. - У нас как раз недавно на даче собака умерла. Ей уже двенадцать лет было. И мы его во вторник на дачу отвезём".
       Нелли просто опешила. Ведь она уже и не надеялась ни на что. "Правда? Неужели вы его правда возьмёте?" - только и могла сказать она. Нелли передала щенка парню, записала на всякий случай его телефон и пошла домой.
       Она долго ещё шла через лес, потому что было темно и скользко. Она шла и думала, что если про собаку сказали "умерла", если собака прожила двенадцать лет, то щенку у них будет неплохо. Она вернулась домой очень поздно и начала мыться и собираться в дорогу.
       Утром, перед самым выходом, Нелли позвонила. Хотя ей и было неудобно беспокоить незнакомых людей. Она узнала, что щенок хорошо поел, что ночью он ничего не погрыз, что он очень ласковый и с ним уже погуляли два раза. Нелли взяла чемоданчик, заперла свою комнату и поехала на вокзал.

    *

       Кто бы мог подумать, что этот случай определит всю её дальнейшую судьбу! Как только Нелли получила отдельную однокомнатную квартиру, её дом тут же наполнился животными. Несчастные, обречённые кошки и собаки попадались ей на каждом шагу! Её подруга Нина уверяла, что в городе вообще нет бездомных животных. Зато есть здания, парки, витрины магазинов с разными соблазнительными товарами, есть прохожие, среди которых попадаются интересные мужчины, и многое-многое другое. А вот никаких животных нет и всё тут! А Нелли только и видела там и сям тоскливые глаза и опущенные хвосты, сломанные лапы, шкуру в лишаях, брошенных на помойку ещё живых крохотных котят, воронёнка с волочащимся крылом, и так далее и тому подобное. Она просто боялась выходить из квартиры - потому что не могла спасти их всех и взять к себе домой. У неё и так было столько кошек и собак, что соседи косились, считали её сумасшедшей, а она вечно голодала, отдавая последние крохи своим подопечным.
       Работу в конце-концов пришлось бросить - ведь животные требовали постоянного внимания и ухода. Надо было без конца убирать лотки за этими вредными кошками, которые ни за что не хотели мочиться в лоток, если там было не убрано. Несколько раз в день приходилось по очереди партиями выводить собак во двор. Да ещё бесконечное лечение переломов, лишаёв, обморожений, энтеритов и чумки...
       Не говоря уж о том, что постоянно болела голова о том, как раздобыть всем им пропитание - ведь они не могли, как она сама, просто попить чайку с хлебушком. Нелли приспособилась попозже к вечеру ходить на рынок и подбирать для себя выброшенные капустные листья, гнилую картошку и морковь, а для животных выпрашивать у торговок непроданные кости и мясные обрезки. Иногда она с двумя-тремя собаками на поводке стояла с протянутой рукой в подземном переходе и кое-кто из прохожих давал ей милостыню. На эти деньги она и жила. Правда, на попрошайничество катастрофически нехватало времени - постоянно кто-то болел, кого-то приходилось таскать в лечебницу, поить лекарствами, делать уколы. Некоторые сочувствовавшие ветеринары даже обслуживали её животных бесплатно или с большой скидкой. А подавали лучше всего в будни - в выходные дни и праздники людей было меньше, так как многие уезжали на дачу...
       Сытые, благополучные соседи жаловались на Нелли в милицию, время от времени поджигали ей дверь, подбрасывали отраву на лестницу, избивали на улице, а однажды даже сломали Нелли руку. Разумеется, милиция (а, может быть, к счастью?) на такие мелочи не реагировала - у участкового были дела и поважнее: он регулярно собирал дань с жильцов дома, не имевших московской регистрации, а также, вместе со своим начальством, с большой выгодой для себя крышевал наркопритон в соседнем подъезде.
       За несколько десятилетий через руки Нелли прошли многие десятки, если не сотни спасённых животных. Она любила их всех - умных и глупых, добрых и злобных, трусливых и безоглядно храбрых, красивых и не очень, тем более, что она считала: некрасивых и плохих животных просто не бывает на свете. Иногда, очень редко, ей даже удавалось устроить кого-нибудь в нормальную семью, где животное было в единственном числе, где его, единственного, любили и хорошо кормили. Правда, бывало и так: казалось бы, отдаёшь собачку в добрые руки, а люди оказывались подонками или алкоголиками, и животное второй раз попадало на улицу умирать...
       За все десятилетия у неё не было ни одной кошки или собаки, похожей по характеру на другую, потому что она их понимала так, как, наверное, никто другой в мире. Она любила их всех, помнила всех, даже тех, кого всего один раз в жизни встретила в тридцатиградусный мороз где-нибудь на помойке и не смогла взять домой, чтобы спасти. И всё-таки особенно восхищалась и удивлялась она одной своей маленькой собачке, похожей на шпица, которая прожила у неё дольше всех - целых семнадцать лет!
       До каких же интеллектуальных вершин, оказывается, может дойти домашнее животное, которое всю жизнь живёт среди людей и учится у них! Она была, в буквальном смысле слова, гениальной собачкой, хотя у Нелли как-то (целых восемнадцать лет!) жила ещё и гениальная кошка, и даже (очень давно) гениальная канарейка, но это уже совсем другие истории.
       Нелли встретила Розу однажды утром у самого своего подъезда, когда выводила гулять очередную партию своих собак. Роза нисколько не испугалась лающей своры и дружелюбно подошла обнюхаться. Она была крохотная, и Нелли подумала, что всё-таки сможет прокормить и её тоже. Роза погуляла вместе со всеми и потом спокойно вошла в дом.
       Когда она поняла, что Нелли взяла её насовсем, она чуть не сошла с ума от счастья - бросилась к своей новой хозяйке, стала её обнимать и целовать, благодарить, прыгать вокруг. Она чётко сказала, что Нелли спасла её от смерти и теперь она будет предана ей до гроба, что потом, действительно, так и оказалось на самом деле. А ведь ей было тогда всего четыре-пять месяцев от роду. Впоследствии у неё обнаружился только один-единственный недостаток: она не могла оставаться дома одна, что, впрочем, бывало редко. В таких случаях она сидела у двери и выла, думая, что снова оказалась бездомной, что мама больше никогда не вернётся и она наверняка погибнет. Тот ужас, который с ней произошёл много лет назад, когда она оказалась на улице, она прекрасно осознала и запомнила навсегда...
       Нелли назвала её Розой, потому что как-то видела у подруги дома на подоконнике цветущую бенгальскую розу: её крохотные махровые цветочки были точно такого же светлобежевого цвета, как и шерсть у новой собачки. Как потом выяснилось, она назвала её совершенно правильно - Роза оказалась большой недотрогой и ревнивицей: если уж сидела у хозяйки на руках, то, защищая её, а также отчасти также и от ревности, никому не давала протянуть к ней руку - угрожающе рычала и скалила зубы.
       Разумеется, крохотную Розу, в отличие от более крупных собак, Нелли никогда ничему не учила. Но на самом деле в этом и не было никакой необходимости: она с самого первого дня всё прекрасно понимала и знала, как будто прожила на свете целых сто лет.
       Нелли могла совершенно ответственно и серьёзно заявить: Роза была просто гений собачьего мира. Она в шутку называла её "мой Владимир Ильич Ленин". При своих крохотных размерах она обладала удивительными качествами хорошо отдрессированной служебной собаки - никогда ничего и никого не боялась (ни выстрелов, ни салюта, ни людей, ни каких угодно больших и злобных собак) и всегда была готова защищать и свою мамочку, и себя, и свой дом. При этом сама никогда не проявляла никакой агрессии, злобы, подозрительности. Любой человек мог притти в дом и при нормальном поведении Роза вела себя очень интеллигентно. Если же возникала малейшая угроза - она была готова сражаться насмерть и отдать за Нелли жизнь.
       Самое же интересное заключалось в том, что её интеллектуальное превосходство каким-то образом прекрасно чувствовали все животные, с которыми она когда-либо общалась - не только собаки, но и кошки, которых в доме в разные годы тоже было от четырёх штук до нескольких десятков! А поскольку она прожила очень долго, целых семнадцать лет, то это можно было наблюдать постоянно и на многочисленных примерах.
       Она всегда являлась вожаком своей домашней стаи (как собак, так и кошек) и все остальные животные её беспрекословно слушались, причём для этого ей не нужно было ни рычать, ни кусаться. Она руководила ими на каком-то биотоковом уровне. Когда к Нелли дом попал дог (почти скелет, совершенно обезвоженный, полный глистов и с больным кишечником), он был большим оболтусом. На прогулке он никогда не смотрел, где находятся все остальные, бежал, куда ему вздумается, мечтая лишь о том, чтобы либо найти какую-нибудь гадость и сожрать, либо чтобы подраться с другим кобелём. Как-то он забежал так далеко, что потрялся. Его нашли жильцы соседнего дома, привели к себе домой, накормили, а на следующее утро разыскали Нелли и вернули. И что вы думаете, он даже и не взглянул на Нелли, человека, который его спас, вылечил, как мог кормил и очень любил. Ему было всё равно - типичный синдром приютского ребёнка, который не умеет любить. В США этот синдром официально на медицинско-психологическом языке даже называется "отсутствие чувства привязанности".
       И вот, представьте себе, всему хорошему его научила именно Роза, причём как она это сделала - до сих пор остаётся загадкой. Гуляя по Тропарёвскому парку, верная Роза всегда следила за всеми и никогда не отходила далеко. Глядя на неё, этому постепенно обучился и Белан (Нелли назвала его так, потому что он был белого цвета с чёрными вкраплениями). Теперь он больше не отходил слишком далеко и всегда видел, где находятся Нелли и все остальные. Благодаря Розе, он научился контактировать с Нелли даже просто взглядом. Постепенно он научился и любить. Правда, Роза заразила его ещё и одной нехорошей привычкой. Она научила его ...выть в отсутствие хозяйки. До чего же было смешно, когда раздавался этот дуэт: тоненький слабый голосок Розы и могучий бас Белана. Он, конечно, и представления не имел, зачем ему надо выть, но раз Роза велела - значит надо! Кто бы посмел её ослушаться!
       У этой собачонки было такое удивительное достоинство и уверенность в своих силах, что за все семнадцать лет её ни разу не укусила, не пугнула ни одна самая большая, самая злобная собака. На прогулках Роза всегда спокойно шла мимо любой другой собаки и та каким-то образом чувствовала её превосходство, причём именно моральное, интеллектуальное. Разумеется, Роза никогда не гонялась за кошками, и ни одна кошка, ни дома, ни на улице, даже и помыслить не могла, чтобы зашипеть или наброситься на Розу. Кошки тоже кое-что понимали в жизни! Она была гением от природы - не только идеальной служебной собакой в крохотном тельце шпица, но и почти что человеком, причём человеком прекрасным.
       Нелли вспоминала также и такую историю: гуляли как-то по опушке парка громадный простодушный дог Белан и маленькая Роза - собачий гений, похожая на очаровательного беленького шпица, и вдруг догу несказанно повезло - он нашёл длинный кусок прекрасного резиновго шланга, чёрный от грязи и похожий на змею. Он очень обрадовался, схватил шланг, стал с ним играть, трепать, подбрасывать, а потом лёг на землю, положил шланг между передними лапами и начал охранять, чтобы его не похитили злоумышленники.
       Роза посинела от зависти. Такой замечательной игрушки она не находила никогда в жизни. Конечно, дома был мячик и ещё кое-какие игрушки, но все они не шли ни в какое сравнение со шлангом. Ей очень хотелось отнять шланг, но когда она приближалась, то Белан грозно рычал, объясняя, что этот шланг - его собственность и он его никому не отдаст. Роза призадумалась. Потом она отошла в сторонку и нашла палочку. Палочка была изумитальная и Розе очень нравилась - собачонка увлечённо ею играла, подбрасывала, толкала носом и даже не смотрела в сторону какого-то там убогого шланга. Играя палочкой, она незаметно приближалась к догу. Потом
       положила палочку перед его носом и дог потянулся мордой к палочке, чтобы проверить, чем же это она так замечательна? Роза зарычала, но силы, разумеется, были неравны, и Белан, забыв о шланге, схватил в зубы вожделенную палочку. И как только он ослабил внимание к шлангу, Роза немедленно кинулась вперёд, схватила эту драгоценность и дала дёру.
       А ещё как-то жила у Нелли овчарка Жеки, которую она много дней видела лежащей на снегу около того перехода, где Нелли просила милостыню. Видимо, кто-то выкинул её из машины и она осталась ждать там, где её оставили. Она постепенно худела, слабела, отказывалась принимать пищу, которую ей иногда пытались дать сердобольные прохожие. Она так бы и погибла на снегу, если бы Нелли в конце-концов не привела её к себе. Нелли тащила овчарку на поводке и думала: "Господи, чем же я буду теперь кормить ещё и её?!" К счастью, Жеки окащалась очень деликатной, прерасно воспитанной и отдрессированной собакой, а, самое главное, очень мало ела.
       С этой Жеки, которая, к сожалению, прожила всего семь лет и умерла от чумки, тоже произошла одна замечательная история. У Нелли всегда был полный контакт с Жеки, причём не обязательно на вербальном уровне. Например, гуляя по парку, бывало, что Жеки шла в нескольких шагах впереди. А там - развилка дорожек. Можно пойти и направо, можно и налево. Нелли про себя мысленно решает, что на этот раз свернёт налево. И что же? Собака, не дожидаясь команды, сама сворачивает налево, и так было много-много раз!
       Апофеозом словесного общения был такой эпизод. Как-то зимой, гуляя недалеко от ограды детского садика, Нелли увидела за оградой на снегу брошенный небольшой деревянный ящичек. Ей захотелось взять его, но попасть за ограду она, конечно, не могла. Тогда, указав направление рукой, она послала туда Жеки: "Иди туда, вперёд, вперёд!". Уткнувшись в ограду, Жеки оглянулась, спрашивая, как же теперь быть. Нелли продолжала настаивать: "Ползи, ползи!". Собака догадалась и проползла под оградой дальше вперёд. Когда Жеки добралась наконец до ящичка, она получила команду "нюхать" и таким образом поняла, что дошла до намеченной цели. Дальше прозвучала команда: "Возьми! Неси! Иди обратно!" Всё было безукоризненно выполнено. Вернувшись к хозяйке и держа ящичек в зубах, собака получила следующую команду: "Брось!", что она тут же и сделала. Ну чем же не общение почти что на уровне "человек-человек"?
       Нелли часто думала: Если род человеческий так спрогрессировал со времён кроманьонца, то почему же мы отказываем в эволюции и всему остальному животному миру? К тому же эволюция отдельного вида - это не самые впечатляющие изменения, происходящие на нашей планете. Периодически меняется даже весь видовой состав земных жителей. Разве мы не помним, что когда-то на земле жили лишь гигантские бронтозавры и тиранозавры с их крохотным мозгом, а теперь - совсем другие животные, в том числе и человек с его Интернетом, спутниками и пейджерами. Так что интеллектуальное развитие собаки, лошади, коровы или медведя - дело совершенно естественное и закономерное. Просто его не всегда замечают, потому что эта общая эволюция длится дольше, чем жизнь отдельного человека. Поэтому-то и необходимо почаще и побольше разговаривать не только с детьми, но и с домашними животными!
       А может быть, не зря кто-то из великих сказал: "Чем больше я узнаю людей, тем больше люблю собак"? Во всяком случае Нелли совершенно буквально понимала старую русскую пословицу, которую она как-то увидела в словаре Владимира Даля: Не бей собаку - и она человеком была.
       Ещё жили как-то у неё среди прочих две собаки: одна крупная, старая, спокойная, а вторая - небольшая, молодая и очень живая. Она и минуты спокойно посидеть не могла - носилась, вертелась. трепала старуху за уши, приглашая поиграть, а та огрызалась и мечтала лишь о том, чтобы её оставили в покое.
       Вот однажды на прогулке малышка так довела старуху своими приставаниями, что её терпение кончилось и она собачонку цапнула, конечно, не очень сильно, а в основном - просто предупредительно. Та подняла такой крик и визг, как будто её чуть не съели. Нелли взяла малышку на руки, стала гладить, целовать и утешать: "Бедная ты, бедная, обидели тебя, укусили, ай-яй-яй-яй, страдалица ты моя, ну не плачь, не плачь, я тебя в обиду больше не дам!" Чем больше её жалели, тем безутешнее она плакала.
       Наконец Нелли решила, что пора наконец и с большой собакой разобраться. Опустила собачонку на землю, схватила большую собаку за ошейник, выпучила глаза, начала стучать пальцем по морде и орать страшным воспитательным голосом: "Ах ты дрянь бессовестная, как тебе не стыдно обижать ребёнка, ух, я тебе покажу!" Так она вопила примерно с минуту - до тех пор, пока почти охрипла. Старуха стояла совершенно равнодушно, видимо, понимая, что укусила-то она щенка за дело, а не просто так.
       Но самое интересное было вот что: всё это время, пока Нелли пугала старуху, щенуха стояла рядом совершенно молча и слушала с явными удовлетворением и даже злорадством. Нелли не удивилась, если бы та вдруг сказала человечьим голосом: "Ага, вот так тебе и надо! Пусть тебя ещё больше ругают!" Ведь на самом-то деле ничего страшного с ней не произошло, старуха просто её попугала и всё. Когда же Нелли замолчала, отпустила большую собаку и решила продолжать прогулку, малышка, молчавшая до сих пор, вдруг вспомнила свою обиду и жалобно завопила пуще прежнего! Так что Нелли поняла: лицемерами бывают не только люди, но и собаки тоже.
       У Михаила Пришвина она как-то вычитала интересную подробность из жизни медведей. Оказывается, они часто делят территорию своего владения ...заочно, с помощью особых посланий, можно даже сказать, с помощью "пиктографического письма". Так, например, когда молодой медведь, только что ушедший от матери в самостоятельную жизнь, ищет для себя свободную территорию, он, придя в незнакомый лес, прежде всего внимательно смотрит на стволы деревьев. Для чего? Для того, чтобы прочесть послание-предупреждение, оставленное всем чужакам, посягающим на владение медведя-старожила, если такой уже есть в этом лесу.
       Медведи, как и кошки, любят точить когти о стволы деревьев. Понятно, что чем крупнее и выше медведь, тем выше от земли находятся и следы от его когтей. Пришелец подходит к дереву, поднимается на задние лапы и сравнивает свой рост с ростом старожила. Если он ниже ростом, то, следовательно, и слабее физически. И ему нет никакого резона нападать на хозяина леса - всё равно драку проиграет, да при этом ещё и сильно пострадает. Поэтому новичок потихоньку уходит и продолжает поиски до тех пор, пока не находит свободную территорию или же лес, занятый каким-нибудь хилым, малорослым медведем, которого нетрудно и прогнать. А вы говорите, что письмом пользуются только люди!
       Но и это ещё не всё! Пришвин описал одного просто гениального медведя, который, как и собачка Роза, блестяще подтвердил выводы из пословицы "сила есть - ума не надо". У него по сравнению с другими медведями было мало силы, поэтому для компенсации, а, главное, для выживания, необычайно развился ум. Что же придумал этот умный мишка, когда ему пришлось искать для себя место жительства? Никогда не угадаете! Он пришёл в новый лес и по следам на стволах увидел, что территория уже занята большим, мощным медведем, тягаться с которым в открытом бою равносильно самубийству.
       Тогда наш умненький мишка нашёл поваленный пень, подтащил его к стволу с зарубками, встал на него и ...оставил следы своих когтей намного выше, чем это смог сделать подлинный хозяин территории. Он очень осторожно обошёл весь лес, чтобы не попасться на глаза медведю-хозяину, и везде оставлял свои царапины на стволах намного выше прежних. И так делал он много дней - до тех пор, пока обеспокоенный хозяин не впал в панику и не удрал со своей собственной территории! Ну и чем же это не психологическая атака!?
       К счастью, обречённые медведи не бегали, как собаки и кошки, по московским улицам, иначе Нелли тоже попыталась бы их спасти. Она, посвятив им всю свою жизнь, спасала как могла и сколько могла лишь кошек и собак. Она дала вторую жизнь хотя бы нескольким десяткам из двадцати-тридцати тысяч этих прекрасных домашних животных, которые ежегодно гибнут или уничтожаются местными властями на московских улицах...
       Когда Нелли умерла (то ли от какой-то болезни, то-ли просто от истощения), хоронить её было некому. Соседи сначала вызвали труповозку, а потом - службу отлова с городской ветеринарной станции у метро "Динамо", и там всех животных уничтожили в газовой камере...

    *

       Лена пришла в ужас от полученной информации. Оказывается, почти в одно время с ней, в том же самом городе, что и она сама, жили такие люди, складывались такие судьбы, о которых она даже и представления не имела! Вечно голодные, оскорбляемые и презираемые сытым окружением, они посвятили всю свою жизнь Служению, спасению Жизни на Земле и, непризнанные и гонимые, гибли в неизвестности. Хорошо ещё, что были уже не времена средневековья и эти безымянные Праведники смогли избежать публичного сожжения на костре под восторженное улюлюканье толпы...
      

    Глава 17.

      

    Возвращение

      

    И я была бессмертною,

    Пока не родилась...

    Вера Павлова

       Мать Тереза, Лена, Магда и Маргарита Тучкова находились на берегу Лотосового озера. Мать Тереза рассказала Наставнице своих Учениц о результатах их Ученичества. С обеими всё было ясно: Магда, после минимального периода обучения, уже фактически перешла в разряд Целителей и теперь могла работать самостоятельно. А вот Лена... Все вместе они наконец решили, что из возможных видов Служения ей остаётся попробовать себя только в одном-единственном: Гувернёрстве, тем более, что она получила о нём достаточно информации и уже представляет себе, что это такое...
       Когда Лена и Маргарита остались одни, Лена попросила Матушку объяснить ей кое-что не совсем понятное из полученной информации. Жуткая ситуация с животными на Земле - дело ясное. Но вот для чего животные попадают в Большой Купол, ведь не могут же они заниматься Служением, это ей пока оставалось неясным. На это Матушка Мария рассказала Елене следующее.
       Оказывается, в процессе эволюции и многовекового общения с человеком довольно многие животные, особенно домашние (собаки, кошки, лошади, верблюды, козы, коровы, гуси и так далее) по своему интеллектуальному уровню настолько приблизились к людям, что теперь, в следующем перерождении, их просто невозможно вернуть на Землю опять в виде животных. Однако и до человека они чуть-чуть не дотягивают. Вот и заключается задача Гувернёров в их дальнейшем интеллектуальном развитии, по завершении которого животные вернутся на Землю, но теперь уже в виде людей. Однако полностью искоренить звериные черты оказывается всё-таки невозможным - вот почему повсюду встречаются люди злобные как тигры, обжоры как свиньи, трусливые как зайцы, скользкие как жабы, ядовитые как змеи, холодные как рыбы, экспансивные и неуправляемые как обезьяны, изворотливые как черви, ну и так далее. Вот почему на Земле никак не кончаются войны, убийства, предательства, жестокость...
       Именно поэтому за прошедшие тысячелетия Человечество так катастрофически разрослось - теперь людей на Планете уже более шести миллиардов, причём многие из них обладают просто звериными наклонностями - а количество животных так же стремительно сократилось и многие из них либо просто окончательно уничтожены, либо занесены в Красную Книгу и доживают свои последние мгновения на Земле.
       "А что же происходит с теми животными, которые, несмотря на обучение, так пока и не достигли уровня, необходимого для получения человеческого облика?" - спросила Лена Матушку. Оказалось, что, тем не менее, каждое животное постепенно, из перерождения в перерождение, всё-таки тоже поднимается по лестнице Эволюции. Насекомое, например, в следующей жизни становится пресмыкающимся или рыбой, рыба птицей, птица млекопитающим и так далее. Ну а уж самые необучаемые (таких, впрочем, совсем немного) снова перерождаются на Земле в облике тех же существ, которыми были и раньше, в прошлой жизни.
       После этой краткой лекции Лена и Маргарита отправились в Звериное Царство. Лена давно уже находилась в Большом Куполе, но даже и представить себе не могла, что здесь существует такое! Чего тут только не было! Царство Мух, Царство Тараканов, Царство Дождевых Червей, Жаб, Лягушек, Черепах и так далее, в каждом из которых имелись Гувернёры, души не чаявшие в своих питомцах. Они утверждали, что понимают своих питомцев, что каждый из них совершенно индивидуален и неповторим, но Лену насекомые и пресмыкающиеся что-то совсем не вдохновили.
       Царства Рыб и Птиц Елена тоже осмотрела не очень внимательно, поняв, что и это - совсем не для неё. Наконец, обе женщины оказались в Царстве Млекопитающих. Здесь было гораздо интереснее. Гувернёр Али - смуглый араб со своей любимой белой верблюдицей Гюли - был готов часами рассказывать о своих питомцах, но Лена сразу же решила, что она вряд ли найдёт контакт с такими экзотическими животными как верблюды.
       В этом Царстве женщины повстречали и Нелли, и многих других Гувернёров разных стран и эпох, а также двух мужчин, тоже полностью увлечённых Служением. С изумлением Лена узнала в них своих знаменитых соотечественников, которых там, на Земле, она помнила совсем с другой стороны! Она решила поговорить с ними поподробнее, как об их земной жизни, так и о Служении в Большом Куполе.
       Юрия Никулина все, и взрослые, и дети, просто обожали как гениального клоуна, когда-то работавшего в Московском Цирке на Проспекте Вернадского, который, к тому же, ещё и снялся в целом ряде замечательных кинокомедий. И никто тогда даже не подозревал, что он годами кормил стаю "своих" бездомных собак, которые жили около цирка.
       А Сергей Образцов, бессменный руководитель всемирно знаменитого Кукольного театра в Москве, и сам всегда держал дома спасённых собак, и в течение всей жизни постоянно "пристраивал" их хорошим людям. Теперь оба артиста целиком и полностью посвятили себя животным. Окружённые кошками и собаками, они, с сияющими лицами, рассказывали Лене о своих питомцах, скольких из них они уже сделали людьми и вернули на Землю, как они счастливы теперь, окружённые бескорыстной Любовью и навсегда забывшие о человеческой злобе, подлости и неблагодарности, с которыми постоянно сталкивались там, на Земле...
       Хотя здесь было Царство Млекопитающих, но рядом с Сергеем Образцовым Лена с удивлением увидела ...двух громадных совсем ручных крокодилов. Их, разумеется, как в книге Корнея Чуковского "Мойдодыр", звали Тотоша и Кокоша. Вот уж, поистине, как говорится в старинных русских сказках, это был человек, который "понимал язык зверей и птиц"! Образцов рассказал Елене, что когда-то очень давно, на гастролях в США он встретился с сыном Шаляпина, который подарил ему двух маленьких крокодильчиков. Они были крохотными, как маленькие ящерицы, но потом стали такими громадными, что их пришлось отдать в террариум во дворец пионеров. Понятно, что теперь здесь, в Большом Куполе Образцов и помыслить не мог, чтобы опять не общаться со своими любимцами. А поскольку он любил всех животных, в том числе (и больше всего) собак с кошками, то всё-таки Служил теперь в Царстве Млекопитающих, куда притащил и своих крокодилов, которых всё никак не решался отправить на Землю для новой жизни.
       А ещё Лена узнала, что давным-давно именно Образцов когда-то впервые завёз в Москву диковинных сиамских кошек, причём некоторые из его любимиц дожили до фантастического возраста - чуть ли не до тридцати лет!
       Лене было стыдно признаться Матушке, но и тут она осталась равнодушной - ей совсем не хотелось вечно общаться лишь с кошками да собаками, с медведями или крокодилами. Оказывается, и этот вид служения тоже оказался для неё неподходящим...

    *

       После экскурсии в Царство Животных Лена укрылась в Хижине Одиночества. Она была просто в отчаянии. Снова и снова задавала себе вопрос: зачем она попала сюда, если непригодна абсолютно ни к чему. Однако вечно сидеть в Хижине было, конечно, совершенно бессмысленно. Фонтан Забвения тут тоже помочь не мог - её уже давно не мучили никакие горькие воспоминания. Оставалось снова обратиться за помощью к Наставнице. Маргарита и сама переживала за свою подопечную. Она, конечно, не говорила этого, но ей тоже казалось, что Елена попала в Большой Купол по какому-то недоразумению. Конечно, там, на Земле, её жизнь целиком состояла только из одного Служения - сначала матери, а потом мужу, но этого, повидимому, было совершенно недостаточно для продолжения Служения в Большом Куполе. Ведь Служение здесь и Служение там - вещи совершенно разные.
       Пришлось обратиться к Гуру и собрать Малый Совет. Посланница Мира, Маргарита и Елена собрались у Эгрегора, чтобы понять, в чём же дело и как надо действовать дальше. Гуру внимательно выслушала обеих женщин и сказала:
       "Всё дело в том, что Елена погибла слишком рано, она не прошла всю Траекторию своей эволюции там, на Земле. Она не узнала очень многого - не была матерью, не реализовалась по-настоящему в своей профессии, не имела друзей, не испытала старости. Она поторопилась покончить с собой. Я уверена, что ей надо вернуться назад на Землю и прожить там другую жизнь, но на этот раз - полную, не оборванную посередине. И в этом нет ничего обидного, страшного или постыдного. Надо попробовать ещё раз и после этого, я не сомневаюсь, Лена снова придёт к нам сюда, в Большой Купол. И вот тогда она уже сможет справиться с любым Служением".
       Теперь Лене предстояло познакомиться со своей будущей матерью. Если обе женщины окажутся вполне совместимы психологически, а мать вызовет симпатию Елены, только тогда она сможет родиться у этой женщины там, на Земле.
       Маленькая группа женщин проявилась у Фонтана Времени. Посланница Мира опустила руку в воды Клепсидра, энергетическим импульсом остановила вечно льющиеся струи, которые так и застыли в воздухе, не долетев до глади воды. Она подождала, пока водная поверхность совсем успокоится и тогда, глядя в зеркальное дно Фонтана, Гуру мысленно вызвала нужный ей образ. На зеркальном дне повилась картина побережья Юрмалы. По песчаному пляжу босиком, в закрытом купальнике медленно шла симпатичная одинокая жещина лет тридцати с небольшим. С интеллектуалным мягким лицом и прекрасной фигурой. Лена и сама была примерно такого же возраста и, несомненно, вполне могла бы с ней подружиться, встретив её при жизни где-нибудь там, на Земле. Она, разумеется, совсем не против снова родиться, теперь уже у другой матери - москвички и научного работника, которую, как сообщила бегущая строка, зовут Татьяна.
       Затем все три женщины снова вернулись к Эгрегору. Посланница Мира взяла Лену за руку, прикоснулась к фиолетовому кристаллу, сосредоточилась и в тот же миг Лена бесследно исчезла из Купола...

    *

       Когда Таня после отпуска вернулась домой, она через некоторое время с ужасом поняла, что бременна от дяди Пети. Она металась между решением немедленно, пока не поздно, сделать аборт, и желанием оставить этого так неожиданно свалившегося на неё ребёнка. С одной стороны - или косые взгляды и перешёптывания коллег за спиной, невероятные трудности, ожидающие мать-одиночку, а, с другой, если ребёнка не оставлять, то (и это самое главное) - убийство не просто живого существа и будущего человека, но именно своего собственного ребёнка. А ведь она всегда так страдала от одиночества. Правда, избавиться от него она предполагала совсем по-другому. Кто знает, может быть, всё это произошло не случайно и сама Судьба подсказала ей этот неожиданный выход? Ведь ей уже чуть ли не сорок лет, любовь и замужество очень проблематичны, вряд ли появится другой случай родить ребёнка и таким образом создать семью, хотя бы и неполную. Решившись на этот трудный шаг, она уже больше никогда не будет так одинока, как сейчас...
       В положенный срок Татьяна родила прелестную здоровенькую девочку. Таня была просто счастлива - ведь она ещё не знала тогда, что самое страшное одиночество - это одиночество вдвоём... Она назвала её Еленой, что означает "Огненная, Сверкающая, Горящая, Пламя, Факел".
      

    Глава 18.

    В огне брода нет

       Ян Палах знал, что в Большом Куполе, кроме него, сейчас находятся ещё два единомышленника - Ян Зайиц и Эвжен Плоцек, которые повторили его поступок и сожгли себя заживо в знак протеста против унижения своей родины. Но ни на Земле, ни здесь он так никогда и не встретился с ними - не было никакого желания и смысла. Ян постоянно находился в глубоком отчаянии: его смерть ничего не изменила: после ввода советских танков в Прагу вся страна замерла в ужасе, люди притаились в своих домах и делали вид, что ничего не случилось. В лучшем случае они тихонько шептались друг с другом на своих кухнях. А он-то наивно верил, что всколыхнётся вся страна... Подлецы и трусы! Зачем же тогда было ему умирать в таких мучениях!? Нет, он, конечно, не жалел о своей смерти, он сделал всё, что мог и то единственное, что считал нужным - однако невыносимо было думать: эта жертва оказалась совершенно ненужной.
       Он не знал тогда, что в то же самое время в Москве молодая женщина Лариса Богораз с двумя своими маленькими сыновьями вышла на Красную Площадь и, простояв там всего несколько минут с лозунгом протеста (пока её не схватила милиция) сломала себе всю последующую жизнь. Просто она считала тогда, что не сможет впоследствии смотреть в глаза своим детям, если не сделает этого...
       Шло время, если, конечно, в Большом Куполе это можно было назвать временем, а Яну по-прежнему ничего не хотелось. Его не привлекала ни работа Спасателей, ни Гувернёров, ни Целителей, ни Учителей. Он был слишком молод и слишком разочарован в людях. Они живут на Земле, как черви, и умирают, как черви. Они не стоят того, чтобы им помогать. В конце-концов, люди пожинают то, что создали себе сами...
       Почти всё своё время Ян проводил в Хижине Одиночества. Ему было всё равно, как она выглядит, главное - что здесь не было никого, не нужно ни с кем говорить, ни на кого смотреть. Поэтому его Убежище не менялось никогда - оно всегда имело вид крохотной комнатки в студенческом общежитиии с самой примитивной поцарапанной мебелью, на которой не останавливался взгляд и на которую он просто не обращал никакого внимания. Ему казалось, что просидеть в этой келье до скончания веков - единственное, что он ещё хоть как-то может выдержать. Даже пойти к Фонтану Забвения, чтобы опустить руку в его цветную струю и стереть в своей памяти эти ужасные воспоминания, и вдруг встретить там кого-нибудь чужого - и то было сверх его сил.
       На Церемонии, куда ему всё-таки пришлось пойти, Ян сидел один, вдалеке от всех, в самом верхнем ярусе Чаши, и очень надеялся, что до самого конца никто не обратит на него внимания, не подойдёт к нему, и он спокойно вернётся к себе. Однако Яну не повезло - рядом с ним уселся пожилой очень измождённый мужчина с горящим взглядом. Это был сам Даниил Андреев.
       - Сынок, - сказал он. - Я знаю, что тебе очень трудно. Но ведь так нельзя. На Земле прошло уже столько лет, с тех пор, как ты попал сюда, а ты совсем не развиваешься духовно. Ты остановился в своём развитии, потому что смотришь назад, а не вперёд. Ты только зря теряешь время. Я понимаю, что ты совсем разочаровался в людях. Да ведь дело в том, что они не плохие и не хорошие - они такие какие есть, и всё. Просто ты был тогда очень молод и совсем не знал людей. Они ничем не виноваты перед тобой, пойми это. За все эти годы ты даже ни разу не подошёл к своему Наставнику! Если тебе здесь плохо - можешь, конечно, снова вернуться на Землю и прожить там другую, полную жизнь. Но не сомневайся - твоя жертва не была напрасной, как это сейчас кажется тебе. Во всяком случае, именно благодаря ей ты и попал сюда, в Большой Купол. Попробуй сначала найти своё Служение здесь, ну а если не понравится, тогда уж решай сам, как поступить. Используй эту возможность, ведь другой у тебя потом может не быть никогда!
       В конце-концов Даниил всё-таки уговорил Яна пойти к Клепсидру и ослабить горечь своих воспоминаний. После того, как Ян опустил руку в воды Фонтана, ему, действительно, стало намного легче, и теперь он сам удивлялся - почему же не сделал этого раньше? Конечно, он не признался, что теперь жалеет о бесцельно потраченном времени в Хижине Одиночества.
       Оказалось, что Служение Даниила заключается в спасении гибнущих животных на Земле. Он тоже Спасатель, но только не людей, а животных. Ян решил попробовать. Это, пожалуй, будет для него самой подходящей работой - ведь для Учительства у него не было никакого опыта, Целительство его совсем не привлекало, а спасать людей, которые его так разочаровали, тоже не очень-то хотелось. Животные - это совсем другое дело, ведь они ничем не провинились перед человеком, а, наоборот, человек сам страшно виноват перед ними. Даниил понравился Яну - он, к счастью, оказался очень молчаливым и деликатным человеком, что как раз вполне устраивало замкнутого и неразговорчивого юношу. Можно даже сказать, что Ян и Даниил, несмотря на большую разницу в возрасте, почти что подружились, хотя и впоследствии тоже никогда не говорили по душам и не рассказывали друг другу о себе.
       В свой первый раз посмотреть на его Служение Ян отправился с Даниилом в саванну северо-восточной Австралии, где начался степной пожар. Там только что проехали на автомобиле двое молодых подонков, которые ради забавы специально подожгли степь. Стояло жаркое январское лето, уже много дней температура приближались к сорока градусам, густые, выше человеческого роста заросли злака, с громадными метёлками, имеющего странное название "императа", высохли, превратились в бурую солому и теперь восхитительно вспыхивали, мгновенно захватывая всё новые и новые участки саванны. Разумеется, подонки предварительно убедились, что ветер дует в сторону, противоположную той, куда они сейчас направлялись. Вдоволь налюбовавшись полыханием огня, стремительно бегущего от них к горизонту, они умчались вдаль на своём автомобиле...
       Сначала, услышав приглашение Даниила, Ян пришёл просто в ужас. Пусть наводнение, землетрясение, ураган, тайфун, извержение вулкана, наконец, - что угодно, только не огонь! Ведь огонь - это было самое ужасное в его жизни! Он до сих пор прекрасно помнил те кошмарные муки, когда огонь жёг его тело - они не кончались и потом, все три мучительных дня, пока он, превратившись в кусок обожжённого, но всё ещё живого мяса, умирал в больнице. Разве можно было признаться в этом Даниилу, который не догадывался ни о чём? Его чувства - это его личное дело и Даниил тут ни при чём. И в конце-концов Ян согласился.
       Два Энергиона зависли над горящей саванной северо-восточной Австралии и огляделись, оценивая обстановку. Огненный вал двигался с громадной скоростью в сторону сильно обмелевшего от летней жары Эйр-Крика, в котором, к счастью, ещё оставалась полоска мелкой воды шириной всего лишь в 5-6 метров. Сухая императа вспыхивала мгновенно и так же мгновенно сгорала - гораздо хуже было бы, если бы тут рос густой лес. Тогда на каждом участке пожар, питаясь древесиной, полыхал бы гораздо дольше. Но в саваннах редкие деревья - в основном это зонтичные акации -далеко отстоят друг от друга, к тому же жарким летом они сбрасывают листву, чтобы сберечь остатки влаги в своих телах. Если бы они когда-то не научились этого делать, то каждое лето высыхали и гибли так же, как и однолетние травы.
       Людей на этой территории, к счастью, не было - средняя плотность населения в этой части Австралии составляла всего лишь около одного человека на квадратный километр.
       Даниил знал, что каждый такой пожар, несмотря на свою молиеносность (а, может быть, именно поэтому - ведь большинство животных просто не успевает от него убежать) губит миллионы жизней. Сначала вместе с травой вспыхивают все насекомые - термиты, гусеницы, бабочки, пауки, сороконожки, кузнечики, цикады и прочие. От высокой температуры гибнут даже и те, которые находятся в земле. Не успевают также скрыться земноводные и пресмыкающиеся. Мелкие грызуны тоже обречены. Огонь накрывает их, а потом проносится дальше, оставляя за собой на жуткие мучения обгоревшие, но всё ещё живые маленькие комочки - полёвок, сусликов, хомяков, кротов. И только некоторые птицы (разумеется, не бескрылые киви), да более или менее крупные молодые и здоровые млекопитающие имеют шанс спастись, если, конечно, успеют добраться до какой-нибудь водной преграды прежде, чем у них разорвётся сердце от бешеного бега.
       На этот раз огненный вал, к счастью, направлялся как раз к Эйр-Крику. Впереди него, выбиваясь из сил, всё ещё бежали некоторые животные. Тут были и одичавшие овцы, и кенгуру, и вомбаты, и сумчатые муравьеды намбаты, и бандикуты, и даже несколько медведей коала. Всех животных, кроме, разумеется, овец, Ян видел впервые. Оособенно удивительными ему показались бандикуты - сумчатые длинноносые зверьки размером с кролика. Глядя на эти обречённые существа, Ян пришёл в ужас: всех их, тысячи и тысячи жизней, ждёт та же судьба, что и его - сгореть живьём в не знающем пощады огне. Но ведь он выбрал свою судьбу сам, а они стали жертвами каких-то подонков!
       Тем временем Даниил прикидывал: до реки довольно далеко, а у животных, особенно тех, кто бежит уже давно, силы совсем на исходе. На небе ни облачка, немилосердно палит солнце. Но всё-таки Даниил находит решение. Он стремительно мчится в соседний район Тихого океана - сейчас там как раз полно облаков и влаги. Спасатель концентрирует свою Энергию на облачном небе, усилием воли сжимает громадное количество кучевых облаков до размера горошины и перекидывает её в Австралию. Затем проделывает всё в обратном порядке: облака разрастаются до своих прежних размеров, вытягиваются в узкую ленту и из неё - как раз по кромке пожара - на землю проливается обильный ливень.
       Разумеется, иссохшая земля тут же впитывает влагу, разумеется, воды недостаточно, чтобы надолго остановить огонь. Но на какое-то время он всё-таки останавливается. И этого хватает, чтобы дать передышку измученным животным. Отдышавшись несколько минут, овцы, трубкозубы, кенгуру, вомбаты и все остальные бегут дальше - теперь уже с новыми силами. Шансов добежать до воды становится намного больше. Огонь снова прорывается сквозь полоску мокрой земли, но животные находятся довольно далеко. Вот они наконец-то у самой воды, бросаются в неё и обессиленные добираются до противоположного берега, где огонь им уже не страшен. К счастью, там находится зоостанция Всемирного Фонда дикой природы. На ней работает всего три человека, но зато они - настоящие подвижники. Они подберут обессиленных, раненых, обожжённых животных, накормят и вылечат их, чтобы затем снова отпустить на волю.
       К счастью, Ян ещё не знает, что спасённые кенгуру, скорее всего, очень быстро почти все будут убиты человеком: их ежегодно отстреливают сотнями тысяч, разбрасывают отраву, потому что земля и скудная трава саванн нужны людям для разведения овец. А австралийская шерсть высоко ценится на мировом рынке...
       Теперь Яну предстояло решать - остаться в Большом Куполе навсегда и начать своё Служение или же вернуться назад на Землю и ещё раз попробовать жить там среди людей. Жить среди людей - это страшно, очень страшно. Бороться с огнём - тоже страшно, но не так. Есть, конечно, и третий путь: можно просто остаться здесь и замуровать себя навеки в Хижине Одиночества. Никто ничего не скажет и никогда не будет заставлять его сделать другой выбор. "Праздность - мать всех пороков" - вспомнил Ян почему-то изречение из Библии. Он остался в Большом Куполе и согласился стать напарником Даниила Андреева.
      

    Глава 19.

    Софа.

      
       Софа поссорилась с матерью и ушла из дома. Ей было горько и обидно. Как могла мать из-за пустяков накричать на неё? Софа была очень молода и ещё не знала, что самые страшные ссоры между близкими людьми чаще всего и происходят именно из-за пустяков.
       Наступала короткая летняя ночь и Софа даже не представляла, куда ей идти. Вернуться домой она просто не могла - обида на мать всё ещё кипела в её сердце. Идти к подруге не хотелось - просто стыдно рассказывать про такую мелочную дрязгу, тем более, что Софа уже толком и не помнила, из-за чего собственно всё началось. И Софа решила прогулять по городу всю ночь. К тому же она никогда не видела города ночью. Как, впрочем, и вообще ещё не видела почти ничего в жизни.
       Не разбирая дороги, сворачивая куда попало, Софа шла по улицам и в прекрасных чёрных глазах её стояли слезы. Она ещё не знала тогда, что увидев её однажды плачущей, в неё влюбится её будущий муж. И что они разойдутся через четыре года...
       Она шла и плакала. А город постепенно пустел, с улиц почти исчезли машины. Редкие прохожие торопливо возвращались домой. Было уже очень поздно. Но Софа не боялась. Она точно знала, что с ней ничего не может случиться. Она была тогда слишком молода, чтобы понять муки матери, ожидавшей дочь всю ночь до утра. Ей предстояло понять это потом, спустя многие годы.
       На одной улице следом за ней пошла чёрная кошка. Гибкая, красивая. Почти котёнок. Софа заговорила с ней - кошка радостно замурлыкала. Софа взяла кошку на руки, погладила. Кошка была в восторге. Но потом её пришлось прогнать, потому что Софа боялась - уйдёт далеко от дома и заблудится. Софа ещё не знала, что именно бездомные животные особенно ценят человеческую ласку...
       Софа шла через тёмный сквер. На лавочках целовались парочки. Сама Софа ещё ни разу ни с кем не целовалась. Целуются, ну и пусть себе! Ей-то какое дело! Однако сердце её колотилось, и Софа шла дальше. Неизвестно куда.
       Она шла и мечтала. Ей хотелось представить жизнь каждого прохожего. Жизнь за каждым ещё не погасшим окном. Какие люди живут там? Счастливы ли они? Есть ли у них дети? Кем они работают? Сама она после школы хотела поступить в институт, кончить его и скорее начать работать. Но не всё время на одном месте. А везде понемногу: сначала в школе, потом на заводе, потом в каком-нибудь институте, в лаборатории, больнице и так далее. И, конечно, в разных городах. Сколько тогда новых людей узнает она, сколько разных судеб!
       На лавочке около старого домика, опершись на палку, сидел согнутый старичок. Грустный и одинокий. Наверное, его мучила бессонница. Софа медленно прошла мимо. Старичок внимательно посмотрел на неё. Софе очень хотелось присесть рядом и спросить, почему он сидит здесь такой одинокий и не идёт домой. Неужели дома его не ждет абсолютно никто? Но она молча прошла мимо, потому что ни с того ни с сего заговаривать с незнакомым человеком просто неприлично. Тогда Софа была ещё очень молода и не знала, что через много-много лет у неё будет точно такая же бессонница и что ждать её дома будет просто абсолютно некому.
       В одном месте к Софе пытался пристать пьяный парень, но Софа легко убежала от него, потому что была хорошей спортсменкой, одной из лучших в школе. В другом месте из окна доносилась прекрасная незнакомая музыка и Софа долго стояла и слушала. Низкий женский голос протяжно, бесстрастно и нескончаемо что-то пел на незнакомом языке. Песня была спокойная, величественная и вечная. Как моря и леса, как горы и равнины. Как природа и вся Земля людей. Как Вселенная. А на фоне этого невозмутимого, неземного голоса звучал другой - прерывистый и бурный, то весёлый, то грустный. Софа не знала, на каком языке поют. Но это было совершенно неважно. Ведь и так понятно, что второй голос рассказывал о человеческой жизни с её переживаниями и страстями. О судьбе каждого человека, в которой смешалось и грустное и весёлое, и тяжёлое и радостное. И горечь, и обиды, и счастье. Кому сколько дано.
       Потом, в другом окне, она ещё слышала семейную ссору. Муж громко ругался и бил посуду, а жена визжала и грозилась вызвать милицию. Потом какой-то рабочий парень, возвращавшийся после ночной смены, обязательно хотел проводить её домой, но она отказалась. На набережной стояла женщина с чемоданом и плакала...
       Софа ещё долго ходила по городу и он ей казался каким-то другим, совсем незнакомым. Она сожалела, что в мире так много вещей, которых она пока не видела и не знает. Не была, например, в Заполярье. И на Дальнем Востоке тоже. И тем более за границей. Никогда не видела, как делают операцию. Как выплавляют сталь. Только в кино. У неё никогда не было собаки. Не знала даже, куда уезжают поезда метро после конечной станции. И ещё она думала о том, что уже светает. И никуда не денешься - придётся возвращаться домой. Предстоит объяснение с матерью. А это, конечно, очень грустно.
       Софа была еще очень молода и не знала тогда, что эта, такая длинная, такая грустная ночь станет для неё впоследствии одним из самых поэтических и радостных воспоминаний юности ...
      

    *

       Стройная девушка со спортивной сумкой на плече шла по тенистой дорожке, выложенной каменными плитами. Справа и слева от дорожки росли вековые липы. Сейчас они цвели и напоённый дивным ароматом воздух окутывал девушку. За липами, справа от дорожки, было видно море, пустынный белый песчаный пляж и сосны. Слева раскинулся утопающий в зелени дачный поселок, к которому девушка как раз и направлялась.
       Посёлок был очень нарядным и весёлым. Построенные со вкусом и любовью, все разные, но одинаково симпатичные особняки радовали глаз. Поравнявшись с первым же домом, девушка свернула к нему. Она толкнула незапертую калитку и вошла в сад. К дому вела такая же дорожка из каменных плит, по которой Софа только что шла со станции. Вдоль дорожки росли цветущие садовые ромашки с громадными головками, нежнорозовые воздушные гвоздики и ещё какие-то цветы, названия которых она не знала. Светило солнышко и в цветах жужжали пчёлы. Софа подошла к дому, увитому диким виноградом. У крыльца она увидела высокий, выше её роста розовый куст, весь усыпанный крупными красными цветами. Девушка вытянула шею и понюхала розы. Под кустом стояла кадушка с дождевой водой. На крыльце, греясь на солнышке, лежал маленький серый котёнок. Дверь в дом была открыта. Оттуда доносилась приятная музыка.
       Софа прошла через веранду и попала на кухню. Просторная кухня блестела чистотой и солнцем. Мельком она увидела белый кафель, газовую плиту и холодильник. Слева от двери стоял кухонный столик и вокруг него три белых табурета. На столе в чашках дымился чёрный кофе. Рядом лежали хлеб, масло, сыр и спелые помидоры. На кухне никого не было.
       Софа вышла из кухни и увидела, что с веранды на второй этаж ведет крутая деревянная лестница, которую она сначала не заметила. Девушка поднялась по лестнице и оказалась в уютной маленькой комнате с красивой полированной мебелью. На столе лежал крохотный магнитофон и из него струилась та самя музыка, которую девушка услышала сначала. В углу стоял телевизор. Весь пол комнаты был устлан пушистым ковром, а на ковре валялся большой красный мяч. В этой комнате тоже никого не было.
       Она обошла весь дом, но он был пуст. Ей показалось, что она попала в прекрасный заколдованный замок, где всё замерло, где все спят заколдованным сном и вот-вот проснутся от её прикосновения. Ей захотелось снять с плеча сумку, лечь на ковёр рядом с красным мячом и остаться здесь навсегда. Софа вздохнула и вышла из домика.
       На калитке следующего дома висела ржавая табличка: "Осторожно, злая собака". Девушка толкнула калитку и вошла. Собак она не боялась. В этом доме, видимо, особенно любили бегонии. Весь палисадник был засажен ими. Таких бегоний она не видела никогда. Громадные, величиной в две раскрытые ладони, опушённые листья зелёного, красного и бордового цвета. Толстые, мохнатые, как гусеницы, стебли. Громадные, в два кулака махровые цветы. Белые, розовые, кремовые, жёлтые, алые, вишнёвые. Их, наверное, были тысячи и от них рябило в глазах. Откуда-то вылез круглый, как шарик, рыжий щенок и в неописуемом восторге бросился к девушке. На дорожке играли дети - мальчик лет четырёх и девочка лет пяти. Оба беленькие, голубоглазые, удивительно симпатичные.
       - Кто-нибудь есть дома? - спросила Софа.
       - Нету никого. Только мы с Сашей, - деловито ответила девочка.
       Вдруг она почему-то застеснялась и спряталась за Сашу. Из-за его спины она спросила:
       - Тётя, а вы русалка?
       - Я и сама не знаю, - ответила Софа с улыбкой. Вопрос оказался очень трудным. Сказать, что русалка - значило бы обмануть девочку. Если же нет - разочаровать её, отнять у неё сказку. Девушка направилась к следующему дому, оставив в садике Сашу и недоумевающую девочку, которой очень хотелось, чтобы тётя всё-таки оказалась русалкой и которая не очень-то верила, что такая большая тётя не знает сама, русалка она или нет.
       Из-за двери третьего дома доносились гаммы. Кто-то играл на пианино. Это уже было лучше. Значит, дома кто-то есть. Софа постучала. Звуки гаммы замерли и низкий женский голос приказал ей войти. Софа вошла в старинную довольно тёмную комнату, обставленную тёмной мебелью и с тёмными полуопущенными шторами. В глубоком кресле с вязанием в руках сидела строгая седая старуха в чёрном. Из-за рояля с любопытством выглядывала девочка лет восьми. Она была мулатка, с чётко выраженными негроидными чертами лица и с шапкой чёрных, закрученных штопором волос.
       - У вас комнаты сдаются? - спросила девушка робко.
       - Нет, мы не сдаём, - ответила старуха и почему-то вздохнула. Из третьего дома тоже пришлось уйти.
       Хотя ночлега всё ещё не находилось, Софу не оставляло радостное предчувствие чего-то необыкновенного, что вот-вот должно здесь с ней произойти. Море, солнце и сосны были прекрасны. Дома, дети и цветы - тоже. Всё было залито летним солнцем, окутано ароматом липового цвета и ощущением какой-то необыкновенной, волшебной сказки, которую она слышала в детстве, но потом почему-то забыла. Ей предстояло провести здесь целый месяц, первый в её жизни отпуск. И это наполняло её счастьем. В этих красивых, окружённых цветами домиках, несомненно, живут самые счастливые на земле люди. Гордые, красивые, трудолюбивые и благородные. И, кто знает, может быть, именно здесь она встретит своего принца. Это было бы не только не удивительно, но даже совершенно естественно. И тогда они оба с самого утра будут купаться в море, вести друг с другом бесконечные разговоры о жизни, вместе мечтать, загорать на белом песке и, взявшись за руки, везде ходить вдвоем. И они будут самыми счастливыми из всех остальных, тоже очень счастливых людей...
       В следующем домике Софу встретила пожилая женщина с добрыми глазами. Она объяснила, что у них сдается комната на втором этаже и сейчас она как раз пустует. А сами они с дочерью живут на первом этаже.
       Девушка поднялась в комнату, положила сумку на кровать и села. На столике с белоснежной скатертью стояла ваза со свежими цветами. На стене на гвозде висели пустые деревянные плечики. Окошко с чистенькими занавесочками было открыто и всё заплетено диким виноградом. На окне стоял гошок с алым кустом душистой герани. Аккуратно заправленная койка и белая, как в больнице, тумбочка, завершали убранство комнаты. Женщина ушла и девушка осталась одна.
       Софа сидела за столом, смотрела в окно, слушала жужжание пчёл в саду и ей не хотелось даже шевелиться. Ей казалось, что с этим ощущением счастья и покоя она сможет так просидеть здесь вечно. Как будто всю жизнь она шла и шла куда-то. И вот, наконец, пришла. И больше никуда не надо идти. Вдруг она услышала голоса. На первом этаже говорили мать и дочь.
       - Старая сволочь! Когда ты только околеешь! Видеть тебя не могу. И за что я так мучаюсь, что я тебе сделала?
       Это говорила дочь. Спокойно и даже почти без выражения. Видимо, эти страшные слова она уже говорила много раз и они стали привычными для обеих - и для матери, и для дочери. Софа грустно улыбнулась. Сказка кончилась. Ведь она это знала с самого начала! Везде живут люди. Старые и молодые, красивые и некрасивые, добрые и злые. Живые люди со своими горестями, заботами и переживаниями. И люди эти, мечтающие о счастье, но никак не могущие его построить, одинаковы везде...

    Глава 20.

    Встреча.

       Дементьева вернулась с заседания Учёного Совета и села за свой стол. Она хотела закончить статью в журнал, которую редактор ждал ещё неделю назад. Она отключила телефон, сняла очки и начала писать. Сразу с того самого слова в середине фразы, на котором остановилась, уходя на заседание. В дверь постучали. В кабинет вошла полная пожилая женщина, лица которой Дементьева не могла разглядеть без очков.
       Женщина вела себя странно. Молча остановилась у двери. Не подходила к столу, не уходила совсем и даже как будто казалась чем-то напуганной. Дементьева надела очки, взглянула на женщину и вскрикнула. Перед ней стояла Рита.
       Они не виделись лет тридцать или даже больше. Их пути разошлись очень давно и они уже не думали, что когда-нибудь встретятся снова. Когда-то они вместе кончали десятый класс, сидели за одной партой и очень дружили. Обе мечтали поступить на биофак. Но сразу же после школы Рита неожиданно вышла замуж и уехала. Её муж был военным. Сначала они переписывались, но потом у Риты родился ребёнок и переписка прекратилась.
       Обе жадно рассматривали друг друга, переспрашивали, отвечали невпопад и никак не могли наговориться. Нина смотрела на Риту с чувством жалости. Выглядела она гораздо старше своих пятидесяти лет, сильно располнела, была в стоптанных туфлях и каком-то совершенно невообразимом платье. Ей, видимо, доставалось в жизни. А ведь в школе она считалась одной из самых хорошеньких и если бы следила за собой, то и сейчас была бы ничего.
       Рита, в свою очередь, видела перед собой стройную выхоленную женщину, которой никак нельзя было дать больше сорока. С прекрасной причёской, элегантно одетую. Ужасно интеллектуальную. И похожую на кинозвезду. Это было удивительно. Ведь в школе Нинка никогда особой красотой не блистала.
       Рита, конечно, знала, что сравнение было не в её пользу. Что она всю жизнь моталась с мужем и детьми по провинции, не следила за модой, не следила за собой. Что она давно ничего не читала, все эти годы почти не работала и совершенно отстала от жизни. И теперь вряд ли смогла бы поговорить с Ниной на одном языке о чем-нибудь другом, кроме школьных воспоминаний. Она даже почему-то вдруг решила, что у неё грязные ногти и начала смущенно прятать руки за спину.
       Рита рассказала подруге, что после сына у нее еще родились девочки-двойняшки и теперь у неё трое детей и двое внуков. Старшему внуку уже скоро семнадцать. Ни в какой институт она так и не поступила, даже и специальности не получила никакой. И почти всю жизнь не работала из-за частых переездов мужа. А теперь вот внуки упрекают её, что она совсем несовременная. И пытаются разъяснить прелести поп-музыки, от которой ей становится просто дурно.
       Нина живо представила себе ритиных внуков. Застенчивого русоголового, нескладного паренька с наивными умными глазами, похожего на Риту в молодости, и четырнадцатилетнюю девчонку сорви-голову, которой следовало бы родиться мальчиком. Сколько же она перевидела таких за свою жизнь! Таких и других. Только чуть-чуть постарше.
       Нина вела занятия на четвертом и пятом курсах. Обычно, когда она впервые появлялась в группе, то приходила просто в ужас. Один из студентов был невообразимым тупицей. Другой омерзительно заискивал и угодничал перед ней. У третьего были глаза подонка. Девчонки попадались какие-то на редкость некрасивые и неженственные. А Нина любила, чтобы в её группе были самые красивые девушки курса. На которых приятно смотреть. Потому что она не сомневалась, что красивые, породистые девушки гораздо умнее некрасивых, хотя, конечно, часто и учатся хуже. Но это потому, что у них голова обычно занята не тем, чем надо.
       Первое время она с отвращением ходила на занятия и жаловалась другим преподавателям, что в этом году на её голову опять свалилась совершенно несносная группа. В общем-то она, конечно, не ошибалась в своей первой интуитивной оценке. Но потом постепенно узнавала, что невообразимый тупица - исключительно добросоветсный, трудолюбивый и исполнительный человек, который за все эти годы ни разу не пришел на занятия с невыполненным заданием. И это несмотря на то, что часто недосыпает, потому что у него маленькая дочка и ему приходится крутиться по хозяйству. Что он прекрасный муж и отец. А в портфеле у него всегда кефир и колбаса, которые он после занятий повезет на электричке домой, потому что живет далеко за городом. А тот, у которого глаза подонка, прекрасно поёт и совершенно преображается во время пения. На нём держатся все факультетские вечера самодеятельности. И уже несколько лет эта самодеятельность занимает первые места на общеуниверситетских конкурсах. Что отпетый лизоблюд написал талантливую статью и не мыслит своей жизни без науки. А самая страшная, губастая, лохматая рыжая девчонка в группе, у которой топорное лицо и коренастая, как будто обрубленная фигура, - лучшая спортсменка факультета, прекрасный товарищ, душа всего курса и большая умница.
       Непонятным образом Нина постепенно начинала без них скучать. Между нею и студентами устанавливались самые хорошие отношения и к концу семестра она уже всем говорила, что у неё на четвертом курсе ещё никогда не было такой замечательной группы, как сейчас. Разве только на пятом. И совершенно незаметно для неё самой эти занятия с новой группой превращались из пытки в праздник.
       Она никогда не уставала от занятий. Если у неё было плохое настроение и что-то не ладилось, она приходила к своим ребятам, шутила, подтягивалась и всё становилось на свои места. С ними она чувствовала себя всегда молодой. С ними она могла говорить о музыке, о последней выставке живописи. О чём угодно. И в первую очередь, конечно, о своей любимой органической химии, которую она давно уже любила больше всего на свете, а они только начинали любить и она помогала им в этом.
       Всех их она любила и считала своими детьми, хотя в первые годы работы в университете ей нередко попадались студенты, которые были моложе неё всего лет на пять-десять. Когда на пятом курсе они защищали дипломы и уходили, она с горечью думала, что вот и ещё одна группа ушла навсегда, а она постарела ещё на один год. Но Дементьева почему-то совершенно не чувствовала, что стареет.
       Рита, конечно, не представляла себе всего этого. Из рассказа Нины она очень хорошо поняла только, что никакой личной жизни у той не было и нет. Ни мужа, ни детей. Так всю жизнь и живёт одна. Рите было жалко подругу, которую никто никогда не назвал любимой или мамой. Которая не была нужна никому. На всём белом свете. Хотя, конечно, и тешила себя иллюзиями, что нужна своей науке и студентам. Рите было стыдно признаться в этом, но она считала, что наука - всё-таки не женское дело. Главное для женщины - семья, дети. И она очень бы удивилась, если бы узнала, что и Нина тоже думает абсолютно так же. Хотя для себя лично и не мыслит жизни без науки.
       Оказалось, что в этом году ритин внук кончает школу и мечтает поступить на биофак. И Рита сначала решила прийти сюда сама, чтобы поконкретнее узнать о биофаке. Путаясь в словах "факультет", "кафедра", "деканат" и "ректорат", она объяснила, что хотела бы, если можно, поговорить с завкафедрой, который, как ей сказали, сейчас занят, но скоро освободится. "Ничего не поделаешь, но завкафедрой - это я", - рассмеялась Нина. И она начала рассказывать о структуре факультета и специфике каждой кафедры, о том, каких специалистов они готовят. Она старалась говорить как можно понятнее, но чувствовала, что многие вещи всё-таки доходят до Риты с трудом.
       Когда Рита возвращалась домой, ей было себя ужасно жалко. Вся прошлая жизнь промелькнула перед её глазами. Всколыхнулось всё, что, казалось, давно уже было забыто. Если бы не это раннее замужество да не кочевая жизнь, она бы, конечно, тоже кончила институт. И была бы не хуже других. Ведь в школе они с Нинкой учились одинаково - только на четвёрки и пятёрки. Тогда и она была бы сейчас уважаемым человеком. Следила бы за собой, прилично одевалась, тоже ездила бы за границу на всякие симпозиумы. И тогда внукам не пришло бы в голову считать себя умнее всех, а её - чуть ли не набитой дурой. А так, что она видела в жизни? Только пелёнки, горшки да кастрюльки. Да вечные переезды. Да вечно неустроенный быт. И всё - только для них, сначала для детей, а потом для внуков. Ведь для себя она не жила никогда. Разве только в детстве. А ведь теперь так нельзя. Таких людей в первую очередь не уважают их же собственные дети. Да что - дети! Выросли - и разлетелись. То же самое будет и с внуками. Недолго теперь уж ждать придётся. И останется одна. Почти как Нинка. Да только Нинка - большой человек, специалист, а она, так, - домашняя хозяйка. Вот так вся жизнь и прошла почти что впустую.
       После ухода подруги Нина тоже очень расстроилась. Вот Ритка - смотрела на неё с восхищением. И совершенно не понимала того, какая она сама счастливая. Ведь двоих детей вырастить - это не шутка. А теперь ещё и внуки... Конечно, Нина всю жизнь куда-то стремилась, чего-то добивалась, узнавала новое, росла и теперь - крупный специалист в своей области. Ну а, собственно говоря, для чего всё это? Вернее, для кого? Ведь она никогда не была ни честолюбивой, ни карьеристкой. Просто само как-то так получилось, что сейчас она завкафедрой, профессор. А ведь что у неё на душе - не знает никто. Никому не нужны её горести, боль, обиды. Всегда подтянутая, выдержанная. Как на параде. А душу открыть некому. Ритка придет домой - у неё муж и целых двое детей, не говоря уж о внуках. Полон дом своих, родных людей. И каждый идёт к ней со своими заботами. И всем она нужна. А у Нины дома - пустота. В университете только людей и видит. А дома - как на необитаемом острове. На работе она Нина Борисовна, и дома, кажется, тоже Нина Борисовна. Ни для кого она уже давным-давно не была просто Нина. В университете работа. И дома та же работа - статьи, научные журналы, деловые звонки, пишущая машинка, горы книг. Даже две машинки - одна с русским, другая с латинским шрифтом. Просто выть от всего этого иногда хочется.
       А потом Нина подумала, что, наверное, не стоит особенно расстраиваться. Ни ей, ни Ритке. Ведь если бы вдруг с помощью какого-то волшебства они могли поменяться судьбами, то ни одна из них ни за что бы на это не согласилась. И ещё она подумала, что редактор ждал её статью неделю тому назад. Она вздохнула, сняла очки и начала писать. Сразу же с того самого слова, на котором остановилась, когда в дверь постучали.
      

    Глава 21.

    Рип Ван Винкль.

    Хуже несбывшихся желаний могут быть только сбывшиеся...

    Оскар Уайльд

       Димка лежал на траве на берегу Лотосового озера и смотрел на небо - красивое голубое небо с проплывающими по нему белыми кучевыми облаками. Он выискивал на небе очертания разных знакомых предметов. Этому его когда-то в далёком детстве научила бабушка, простая сельская учительница из-под Чернигова. Вот облако похожее на голову Черномора, оно лениво плывёт, растекается по небу и незаметно для глаза превращается в невиданную птицу с широко раскинутыми крыльями. Птица исчезает, а на её место надвигается что-то громадное, очень напоминающее средневековый замок, который постепенно приобретает очертания тигра. Тигр, в свою очередь, становится немыслимым цветком с длинными лепестками. Цветок сливается с другим облаком и возникает силуэт скачущего коня. Кошачья голова трансформируется в громадный череп, сквозь пустые глазницы которого просвечивает голубое небо. Летящий Пегас перетекает в фигурку смешного гномика в колпаке, гномик становится бабочкой, а та, в свою очередь - бородатым драконом. Так можно смотреть на небо до бесконечности...
       А ведь Димка прекрасно знает, что и озеро, и небо виртуальны - это просто продукт моделирования пространства Большого Купола, моделирования не индивидуального, а коллективного, созданного для удобства пользования и общения между Энергионами, которые, как и всё окружающее его сейчас, тоже совсем не земные люди, а скорее виртуальные модели. Чувствующие, как люди, часто выглядящие, как люди, но всё-таки модели, хотя и одушевлённые... Тем не менее, это вечно меняющееся и никогда не повторяющее своих узоров виртуальное небо очень хорошо символизирует Землю, хотя и не имеет с ней ничего общего. Дело в том, что и Земля, и всё находящееся на ней тоже непрерывно меняются, только не так быстро. Там, где когда-то росли древовидные папоротники, среди которых бродили плезиозавры, теперь стоят города и проложены автострады. Но и эти современные города, так же как и поселения инков и ацтеков, как города атлантов, тоже не вечны. Просто человеческая жизнь слишком коротка, а люди слишком заняты своей каждодневной жизнью, чтобы понимать, что они являются принудительными участниками бесконечной человеческой истории, не говоря уж об истории самой Земли...
       Димка лежал на траве и думал. Кем бы он был на Земле, если бы тогда не погиб под колёсами грузовика? С тех пор там прошло уже столько лет! Пожалуй, после трёх-четырёх десятилетий работы инженером где-нибудь на секретном оборонном предприятии, он в конце-концов оказался бы на пенсии (если бы и вообще смог дожить до этого времени). Имел бы семью и даже внуков. Читал бы всю жизнь только разрешённые книги, смотрел только советские (в лучшем случае восточногерманские или монгольские) фильмы, никогда бы не побывал ни в одной зарубежной стране, даже в какой-нибудь соседней Болгарии из единого с СССР социалистического лагеря. Верил бы в происки американских империалистов и неоспоримые преимущества социализма, ходил на партийные сорбрания, участвовал в социалистическом соревновании, не предполагая даже, что этой жизни, как, впрочем, и всему социалистическому лагерю, в конце двадцатого века вдруг придёт такой совершенно неожиданный и такой жалкий конец.
       Как странно - оказывается, с его смертью Димке невероятно повезло. Вместо серой, однообразной жизни на Земле он получил здесь не только вечное существование, которое, конечно, не имело бы для него никакой цены, если бы не это вечное Служение, вечное горение души. Здесь его жизнь была наполнена высшим смыслом, совершенно недоступным для него в его земной жизни. Он знал, что вместо какого-нибудь танка или самолёта, несущих смерть всему живому, созданных на Земле его трудолюбивыми руками и пустой головой, здесь он делает совсем противоположное - он Спасатель Жизни, а не её невольный убийца, как многие миллионы людей на Земле. Он нашёл себя, он счастлив своим призванием и сейчас с ужасом думает о том, какой была бы его жизнь на земле - пустой, никчемной, убогой и даже страшной, хотя внешне благополучной и вполне обычной...
       Как это ни странно, но в Большом Куполе, при формальном отсутствии тела, димкины душа и интеллект продолжали своё развитие, которое, повидимому, было бесконечным. Вместе с Даниелем и Шаваршем, а часто и самостоятельно, он побывал в таких местах, в стольких переделках и районах ужасных катастроф и бедствий, что потерял им счёт. Его жизнь превратилась в сплошной подвиг, в постоянное максимальное напряжение, и он был этим просто счастлив. Теперь он и представить себе не мог другой, земной жизни - вот была бы смертная тоска, нет, та жизнь была ему совершенно не нужна, хорошо, что она так быстро кончилась...
       Он побывал во всех уголках Земли, не делая никакого различия между странами и даже не очень-то ими интересуясь - ведь не был же он каким-нибудь любопытствующим туристом. Он спасал жизни под землёй в рухнувших угольных забоях, на тонущих паромах, в районах землетрясений, войн, пожаров, кораблекрушений, цунами, засух и наводнений. Он спасал людей, независимо от того, где они жили и к какой нации относились. Теперь Димка видел весь Земной шар как бы сверху из Космоса, и он казался ему совсем маленьким, чуть ли не лежащим на ладони. Ведь в случае необходимости Димка мог мгновенно проявляться в любой его точке, перемещаться по Земле со скоростью света и сразу же приниматься за свою обычную работу.
       Ему казалось, что сейчас у него нет ничего общего (кроме внешнего облика, который, впрочем, он всегда мог изменить по своему желанию) с тем наивным серым парнишкой, который когда-то жил в далёкой Москве, учился в каком-то техническом институте, собирался жениться на девушке, практически ничем не отличимой от многих тысяч других таких же, как она, а затем так дико погиб под колёсами грузовика. Теперь он, конечно, забыл сопротивление материалов и научный коммунизм, которые на пятёрки сдавал в ВУЗе, но зато знал все беды Земли - и гибель озонового слоя атмосферы, грозящую агонией, а затем и смертью всего живого на Планете, и загрязнение рек, озёр и даже всего мирового океана, знал о катастрофической гибели земных лесов, о постоянных войнах озверевшегог человечества, о голодной смерти миллионов людей и ещё о многом-многом другом, что делало жизнь людей и животных на Земле такой страшной, такой беспросветной и такой безнадёжной. Но знал он также, что, как и другие Энергионы, он всегда будет делать всё возможное и даже невозможное, чтобы противостоять этой надвигающеся смерти, этому вселенскому злу, распростёршему крылья над беззащитной Землёй...
       Как странно: он побывал повсюду на Земле, но до сих пор ещё ни разу почему-то не попал в Россию, а, конкретнее говоря, в его родную Москву. Димка вдруг вспомнил картину Поленова "Московский дворик" с деревянной помойкой на переднем плане и зарослями бурьяна вокруг этой помойки. Такой непритязательный и такой тёплый, родной пейзаж! Осталось ли там, в Москве, хоть что-то похожее на этот дворик, что-то от прежней жизни, от тех времён, когда Димка ещё жил там?
       В Большой Купол Димка возвращался очень редко - ведь почти всегда он носился где-то вдали от него, всегда мчался туда, где кто-то погибал, где что-то горело, тонуло, взрывалось. Поэтому сейчас, в столь редкую минуту безделья, он чувствовал себя виноватым и уже собирался отправиться к Посланнице Мира, чтобы получить от неё информацию об очередном задании и готовиться к вылету на Землю, как вдруг совершенно неожиданно у Лотосового озера появились Даниель и Шаварш. Очевидно, они специально искали Димку. Они для чего-то хотели встретиться с ним лично и почти что случайно, как это бывает на Земле, хотя и могли бы мгновенно связаться с ним телепатически, как это делают в Большом Куполе.
       - Ты знаешь, очень удачно, что ты сейчас не на задании, а в Куполе - сказал Даниель. - Ты всё время работаешь как зверь, а ведь так нельзя! Мы все обязаны время от времени давать себе психологическую разгрузку, иначе просто выдохнемся и в один прекрасный момент не справимся со Служением. Поэтому Посланница Мира попросила нас отправиться вместе с тобой в День Радости.
       - День Радости, что это такое?! Я даже и не слышал о таком.
       - Это невозможно объяснить, да и нет смысла. Отключись на время от земных проблем, вставай и пошли вместе с нами. Сам всё узнаешь и, вот увидишь, точно не пожалеешь!
       Купол был так огромен, вернее говоря, в нём не действовали земные законы Пространства и Времени, поэтому, конечно, знать все его закоулки оказалось просто невозможно - ведь каждый из десятков тысяч Энергионов мог моделировать Пространство по своему желанию и усмотрению, поэтому оно постоянно менялось. Неизменными (да и то не всегда) оставались только "места общего пользования" - Большая Чаша, Фонтан Забвения, Гостиная для приёма вновь прибывающих гостей, Информационный Центр, Лотосовое озеро, Эгрегор и так далее. Неудивительно, что Димка до сих пор мог не знать очень многого из того, что находилось в Большом Куполе, тем более, что он почти и не бывал здесь, только изредка проявлялся лишь для того, чтобы зарядиться Энергией и, получив очередное задание, вылететь на Служение.
       Сначала все трое очутились на Поляне Встреч. Она имела вид вполне земной окружённой соснами земляничной поляны. Сюда уже спешили Служители из разных Секторов. На этот раз все они так же, как и трое друзей, имели вполне обычный человеческий облик. С удивлением Димка даже увидел где-то вдали одну горбунью и нескольких карликов, которые, повидимому, когда-то на Земле были именно такими, а теперь здесь, в Большом Куполе, полностью сохранили свой прежний облик. Димка восхитился этими людьми, поскольку понял, что они обладают обострённым чувством собственного достоинства и отдают предпочтение своему внутреннему содержанию, смыслу своего существования, а отнюдь не его внешнему проявлению...
       Люди на Поляне встречали друг друга радостными восклицаниями, обнимались и вместе направлялись в Грот Радости. Это место, действительно, представляло собой настоящий грот огромного размера с многочисленными уютными уголками, где могли устроиться все прибывающие сюда друзья. Где-то журчал ручей и зеленела густая, мягкая, так и манящая на свой ковёр трава. Здесь расположилась группа незнакомых Димке женщин. В другом месте Грота стояла уютная мебель, на журнальном столике мерцали свечи в серебряном канделябре и слышалась приятная музыка. И таких уголков, очаровательных и совершенно не похожих друг на друга, было великое множество, казалось даже, что и сам Грот по своим размерам нисколько не уступает Большому Куполу. Где-то уже сидели компании, но свободных мест тоже было достаточно и каждый мог по своему вкусу выбрать пространство для общения с друзьями.
       На одном из поворотов Димка увидел безлюдную ажурную беседку, которая очень ему понравилась, и все направились туда. Настроение у друзей было прекрасное, и Димка, кажется начал понимать теперь, почему этот день и этот грот связываются со словом "радость". Ведь вокруг были только улыбки, радостные лица, прекрасные интерьеры и пейзажи - и никакой крови, трупов, криков о помощи, утопленников, задохнувшихся, раздавленных, сгоревших живьём, разлетевшихся на кровавые куски людей и животных, которые он до сих пор без конца видел неисчислимое количество времени. Конечно, так долго выносить подобное нет никаких сил, никаких внутренних резервов, и даже Фонтан Забвения всё-таки не снимает воспоминания об этих ужасах до конца - они каким-то образом частично остаются в подсознании Спасателя...
       Друзья сидели в беседке, шутили, разговаривали, пока наконец Даниель не предложил посетить Лабиринт Желаний. И на этот раз Димка тоже не знал, что же это такое. Оказалось что Лабиринт - составная часть Грота Радости, и там каждый может получить выполнение любого желания, разумеется, тоже виртуальное, но по своим ощущениям и эмоциям ничем не отличающееся от реального, земного.
       Друзья подошли ко входу в Лабиринт, а затем уже каждый отправился своим путём, потому что желания у всех были совершенно разные. Лабиринт представлял собой гигантскую извилистую пещеру. Такой красоты Димка не видел никогда в жизни. Он был просто потрясён: повсюду сверху свешивались гигантские сосульки сталактитов, снизу поднимался частокол сталагмитов. Временами Димка обходил толстые сталактоновые столбы. В стенах сверкали кристллы авантюрина, мусковита, целестина, кварца. Всё это было освещено мягким, неизвестно откуда льющимся светом и переливалось радужными красками - фиолетовыми, оранжевыми, салатными, голубыми, бирюзовыми, сиреневыми. В воздухе реяли дивные неземные ароматы и откуда-то издалека слышалась прекрасная незнакомая музыка.
       Димка проходил мимо каменных занавесов, известняковых и мраморных наплывов, напоминающих невиданные цветы, средневековые замки, фигуры людей или диковинных животных. Нигде он не встретил ни одной живой души, если, конечно, не считать пещерных животных: под сводами порхали громадные яркие бабочки, шуршали летучие мыши, где-то под ногами стрекотали невидимые сверчки и цикады, а в подземном ручье, вдоль которого шёл Димка, он время от времени замечал белых раков и прозрачных, почти невидимых рыбок.
       За каждым поворотом открывался всё более и более фантастический вид, и Димке хотелось вот так идти и идти до бесконечности. На самом деле у него не было никакого такого сокровенного желания, и пока он так и не смог придумать ничего интересного. Наконец его осенило: ведь когда-то он так любил спорт, почему бы теперь ему не сыграть в футбол? Димка, как его научил Даниель, приложил руку к прохладной мраморной стене, закрыл глаза, сосредоточился и произнёс: "Хочу сыграть в футбол!"
       Когда Димка открыл глаза, он был уже на футбольном поле, причём даже в соответствующей экипировке. Здесь находились две команды, в одной из которых как раз и нехватало одного игрока. Футболисты бурно приветствовали Димку, и игра тут же началась. Димка играл прекрасно, можно сказать, лучше всех, хотя не занимался футболом уже многие десятки земных лет. Он один забил целых три гола! Оказывается, чтобы быть в форме совсем не обязательно иметь настоящее земное тело. Однако, несмотря на всё это, игра, к его изумлению и вопреки всем ожиданиям, совсем не доставила Димке никакого удовольствия. Как странно, ведь он так обожал футбол в своей прошлой земной жизни! Наверное тогда он был ему необходим по многим причинам, которые Димка просто не осознавал: для поддержания нужной физической формы тела, как противовес сидячей студенческой жизни, как способ проявить выносливость, быстроту реакции, сообразительность, ну и, наконец, как суррогат острых ощущений, которых так нехватало в реальной жизни.
       Димка дружески простился со своей командой и снова очутился один в Лабиринте Желаний. Ну до чего же обидно! Все приходят сюда, чтобы исполнилось их самое сокровенное, самое неисполнимое желание, а у него, оказывается, даже и желания такого нет. Вдруг он почему-то вспомнил старинную, кажется, скандинавскую легенду, которую случайно прочёл в далёкой молодости. Героем её был человек по имени Рип Ван Винкль. Он заблудился где-то в лесу и, кажется, заснул там на много-много лет, хотя ему и показалось, что спал он совсем недолго. Когда же наконец он вернулся домой, то оказался уже совсем старым, никто его не узнал, никого не осталось из его прежних друзей и родных, а сам посёлок неузнаваемо изменился, и Рип Ван Винкль не нашёл там даже и следов своего собственного дома. Человек просто выпал из своего времени, оказался чужим на Земле, как какой-нибудь космический пришелец. Неужели эта сказка и про Димку тоже?
       Рип Ван Винкль и Московский дворик Поленова... И вдруг Димку осенило! Ну как же так, почему он не подумал, что было бы очень интересно снова взглянуть на Москву, на свой двор, институт, Красную площадь, наконец. Он, конечно, заранее знал, что никогда больше не увидит того, что было там когда-то при его жизни, был готов ко всему, не питал никаких иллюзий и приготовился к любым вариантам, но всё же взглянуть на новую Москву было бы очень интересно. А то всё одна работа да работа, так и тысяча лет пройдёт на Земле, исчезнут города и даже целые страны, а он так и не удосужится хоть разок взглянуть на свою собственную родину. И как же это раньше такая мысль не приходила ему в голову!
       Димка знал, что сейчас в России, оставшейся после распада СССР без своих прежних республик, вместо прежних 280 миллионов жителей проживает всего 80 миллионов, и население продолжает потепенно сокращаться естественным путём. Что люди теперь фактически живут совсем в другой стране, причём Россия уже почти что стала третьеразрядной страной мира - треть населения живёт ниже уровня бедности, один миллион россиян болен новой неизвестной ранее и неизлечимой болезнью - являются носителями вируса СПИДа, а 90% выпускников школ уже больны теми или иными хроническими болезнями, из которых психические стоят на первом месте... Так, может быть, и не стоит отправляться туда, на свою родину, ведь вряд ли там увидишь что-либо особо радостное, к тому же, так или иначе, всё равно окажешься в роли Рип Ван Винкля!
       Он вспомнил знаменитого художника двадцатого века - Марка Шагала, россиянина по происхождению, но прожившего почти всю свою жизнь за границей. Самые его знаменитые картины сейчас висят в Лувре. Правда, по мнению Димки, они не представляют собой ничего особенного - просто топорные, корявые фигуры каких-то летящих по небу людей, и всё. Однообразно, убого и примитивно. Но дело не в этом. Димка знал, что когда через много-много лет, уже глубоким стариком Шагал получил возможность снова взглянуть на свою родину, он, конечно, с радостью воспользовался этим. Он посетил Россию, объездил многие города, но... он ни за что не согласился даже и взглянуть на свой родной город Витебск. Он знал, что там не осталось ничего из того, что он так любил когда-то и что вспоминал всю свою жизнь. Несомненно, Шагал тоже читал о трагедии Рип Ван Винкля. Слишком тяжело, просто невыносимо было бы для него больше никогда не увидеть знакомых с детства домов и улиц, парков и набережных, не говоря уж о том, что в Витебске, конечно, не осталось ни одного родного и даже просто знакомого лица... Для него вернуться в свой родной, но теперь совсем другой город - это было всё равно, что ещё при жизни посетить собственную могилу!
       Так, может быть, Димке тоже совсем не стоит отправляться в Москву? Но всё-таки Димка снова подошёл к белоснежной стене, приложил к ней руку, сказал только одно-единственное такое знакомое ему слово, которое он не произносил вот уже столько времени: "Москва!", и, действительно, тут же оказался на Красной площади. Невидимый для людей, он бродил по занкомому месту и был очень рад, что хотя бы Красная площадь, Мавзолей и Собор Василия Блаженного даже сейчас, спустя десятилетия, оказались точно такими же, как и во времена его молодости. Правда, теперь по площади ходили совсем другие люди: ухоженные, прекрасно одетые, среди которых было удивительно много иностранцев. Некоторые местные девицы были одеты так, как и помыслить себе было даже невозможно в те далёкие годы: яркие трусики вместо юбок, голые ноги, голые животы и спины, вылезающие из-под кургузых маечек без бретелек, груди, почти вываливающиеся из этих так называемых маечек. Искусственные ресницы, искусственные ногти, искусственный румянцец, фальшивый и какой-то немыслимый цвет глаз, оранжевые волосы, ну и, в довершение всего ... ещё и православные крестики на шее! В его времена так не одевались даже проститутки. Димка подумал, что если бы он остался жить на Земле, то теперь, пожалуй, даже и его собственные внучки скорее всего тоже были бы такими же...
       Димка направился к своему дому. Ни дома, ни прежней улицы, разумеется, не было и в помине. На их месте стояли разноцветные небоскрёбы диковатой архитектуры с какими-то несусветными башенками наверху. Димка про себя сразу же назвал их "кошмарики". Здесь прохожих было мало, но зато по автостраде нёсся нескончаемый плотный поток машин, в основном иномарки, а не какие-нибудь привычные "москвичи" прежних времён. А вокруг "кошмариков", на оголённых газонах, вместо пахучего разнотравья догнивали мёртвые цветы клевера, одуванчиков и донника, скошенные тупыми дворниками...

    Глава 22.

    Лабиринт Желаний

       После задушевной беседы с Мишелем Нострадамусом в Гроте Радости Альберт Швейцер вошёл в Лабиринт Желаний и сразу же приложил руку к мраморной стене. Он не стал тратить время на экскурсию - ведь он бывал здесь много раз и поэтому не ожидал увидеть что-нибудь новое для себя. Он всегда был так занят на Следующем Уровне, пытался вместе с другими Служителями решить такие неразрешимые земные проблемы, что единственной мечтой для него постоянно была лишь встреча с любимой музыкой. Поэтому в каждое своё посещение Лабиринта Желаний он просил об одном и том же. Он только и произнёс всего лишь два своих самых заветных слова: "Музыка, музыка..." - и совсем другой, удивительный, бесконечный мир тут же открылся перед ним.
       Перед Альбертом появилась нескончаемая анфилада помещений. Войдя в первое из них, он оказался в старинной зале, заполненной нарядными дамами и кавалерами в париках. На него никто не обратил внимания. Дамы и кавалеры прохаживались по зале, тихо разговаривая друг с другом, некоторые сидели на банкетках и обмахивались веерами. Разумеется, в зале звучала немыслимая, бесподобная, божественная музыка Моцарта.
       Альберт подошёл к стрельчатому окну, прислонился к стене, покрытой громадным старинным гобеленом с изображением оленей и замка в горах, закрыл глаза и слушал, слушал, слушал... Музыка Моцарта звучала и звучала, но Альберт вздохнул и вышел из залы.
       Теперь он оказался в высокогорном ауле на Кавказе. Суровый, несмотря на лето, пейзаж, несколько глинобитных домиков, где-то вдали видна цепочка идущих к ручью горянок с медными узкогорлыми кувшинами на головах. Всё дышит покоем, аскетизмом и возвышенной чистотой. Жизнь здесь, как ей и положено в восемнадцатом веке, проходит размеренно, привычно, традиционно. На кривой улочке нет никого из взрослых - только тихонько играют несколько очаровательных грузинских детишек. Звучит прекрасная грузинская народная музыка.
       На Альберта никто не обращает никакого внимания - кажется даже, что его просто не замечают. Он садится на замшелый камень и слушает изумительное многоголосое пение а капелла. Мужские голоса звучат и звучат, унося его душу в неведомые дали... Как жаль, что в своё время, ещё там, на Земле, он никогда не слышал такой бесподобной музыки!
       В следующем помещении Альберт увидел внутренние покои запретного императорского дворца. Обтянутые золотистым узорчатым китайским шёлком стены, резная мебель из драгоценных пород дерева - низенькие столики и кресла причудливой формы с фигурами драконов, символизирующих самого императора. Несколько наложниц-красавиц развлекаются игрой на окарине. Одна из них исполняет музыку династии Чжоу. Казалось бы, после Моцарта и грузинского многоголосого хора невозможно встретить что-либо ещё более прекрасное. Но нет - услышав окарину - маленький, похожий на чайничек, круглый инструмент из обожжённой глины с несколькими отверстиями на боку - любому земному человеку, наверное, захочется просто умереть, чтобы навеки запечатлеть этот самый прекрасный момент его жизни!
       Альберт знает, как в древнем Китае отбирали наложниц для императора: по всей стране ездили доверенные мандарины и отыскивали самых красивых девушек. При этом не имело никакого значения, была ли она знатной или же самой простой крестьянкой из какого-нибудь захолустья. Просто кандидатка в наложницы должна точно соответствовать нескольким требованиям: красота, крохотная изуродованная ножка (впрочем, у крестьянок-то ножки как раз были нормальными), белая кожа и, самое главное, - ни единой родинки на всём теле. И вот сейчас именно такая девушка сидела перед ним и прижимала окарину к своим прекрасным губам. Инструмент издавал волшебные, чарующие, протяжные звуки, каких Альберт никогда раньше не слышал на Земле. Мелодии перетекали одна в другую, уносили слушателей куда-то вдаль, заставляли забывать обо всём на свете... Он, конечно, готов был остаться здесь навеки, но это просто невозможно - как говорится, делу время, потехе час! Альберт вздохнул и направился в следующее помещение.
       На этот раз он оказался в прекрасном, совершенно безлюдном саду. Источали дивный аромат невиданные цветы, порхали гигантские бабочки. Даже кроны неизвестных ему деревьев были сплошь усыпаны громадными цветами - белыми, розовыми, сиреневыми, красными. Именно так Альберт и представлял себе райский сад Эдем. Но всё-таки это был не совсем сад - в этом музыкальном салоне посетителя встретили ещё более дивные звуки, совершенно не похожие на все предыдущие. Теперь слышалось сольное пение без музыкального сопровождения. Звучала божественная "Аве Мария". Но она звучала совсем не так, как Альберт много раз слышал её на Земле. Всё дело в том, что этот изумительный, волшебный голос не принадлежал ни женщине, ни мужчине, ни ребёнку. Он убаюкивал, опьянял, возносил слушающего в небесные выси, из которых не хотелось возвращаться никогда. Тот, кто не слышал такого голоса, даже не может представить себе ни его божественной красоты, ни колдовской, гипнотической силы. Это, действительно, был неземной голос. Это был чистый, высокий, хрустальный, завораживающий голос кастрата.
       Не стоит думать, что человечество когда-то использовало кастратов только как евнухов в гаремах арабских шейхов да китайских императоров. Не так уж и давно - в средневековье и даже вплоть до восемнадцатого века кастраты были весьма востребованы и в Европе - их певческая профессия ценилась чрезвычайно высоко, ведь аристократы прекрасно разбирались в музыке и не отказывали себе в наслаждении ею. Многие из певцов-кастратов были очень знамениты и богаты. Герцогские дворы постоянно соревновались между собой в привлечении на службу лучших певцов, переманивая их друг у друга.
       Когда Альберт всё-таки взял себя в руки и с сожалением перешёл в следующее помещение, то был крайне удивлён: здесь не было абсолютно ничего. Только белые стены, белый потолок, белый пол и белый табурет посередине. Небольшая камера, скорее похожая на больничную палату - холодная, равнодушная, пустая и какая-то бесчеловечная. К тому же, в камере стояла полная тишина. Господи, какая же ещё музыка может звучать здесь?
       Удивлённый Альберт сел на табурет, и только тогда отовсюду полились звуки музыки. Началась "Пассакалья" Альфреда Шнитке - какого-то неизвестного ему до сих пор русского композитора второй половины двадцатого века. Сначала полилась гармоничная, столь близкая Алберту, классическая мелодия в стиле Генделя, Гайдна и других, близких им по стилю композиторов. Чистая, гармоничная, безмятежная. И вдруг в неё вплёлся какой-то посторонний, чужеродный, фальшивый звук. Возник и исчез - и снова беззаботная безмятежность. Через несколько секунд дикий, грязный, посторонний звук повторился, но на этот раз он звучал дольше и был усилен вторым и третьим таким же враждебным, разрушительным звуком. Теперь это был уже не просто звук - это был целый аккорд.
       Альберт почувствовал опасность - что-то хотело разрушить привычную гармонию и безмятежность, что-то страшное приближалось и нависало над ним. Тем временем враждебные, диссонирующие, хаотические звуки нарастали, их становилось всё больше и больше, они поглощали гармонию, красоту, привычный порядок и в музыке и в окружющем мире. Постепенно, по мере нарастания хаоса, стены комнаты тоже становились всё темнее и темнее, помещение почти что превращалось в тюремную камеру - без единого окошка, тоскливую, страшную и безнадёжную.
       А энтропия звуков всё нарастала и нарастала. Отчаяние охватило Альберта. Рушился прекрасный, логичный, вселяющий надежду мир, который он когда-то пытался построить на Земле всей своей благотворительной и просветительской деятельностью. Музыка угрожала всем его идеалам и надеждам - она говорила, что мир подчиняется законам энтропии и ничего с этим поделать нельзя. И в конце-концов всё на свете будет разрушено, погибнет. Таков закон Вселенной. Надо отбросить идеализм и погоню за несбыточными идеалами, надо принять мир и его законы такими, какие они есть, а не такими, какими их хотелось бы видеть человеку-идеалисту...
       А музыка Шнитке звучала и звучала - "Жёлтый звук", кантата "История дктора Иоганна Фауста", "Пер Гюнт"... Ничего подобного Альберт не слышал никогда и даже не представлял себе, что музыка может быть такой неумолимой. Все произведения Шнитке предрекали торжество хаоса, энтропии над красотой и гармонией, торжество смерти над жизнью, гибель нашей Земли и, разумеется, всего живого на ней, в том числе и человека. Причём гибель мучительную, долгую и страшную. И вот эта-то агония и вливалась сейчас в уши, в объятный ужасом мозг Альберта Швейцера.
       Если предыдущие музыкальные залы давали Альберту неземное наслаждение и пробуждали в его душе надежду, покой, гармонию, желание остаться там навсегда, то здесь всё было совсем наоборот - хотелось бежать отсюда и больше не слышать этих страшных пророческих звуков никогда! Бунтарская, трагическая музыка Бетховена тоже была далека от безмятежности, она кричала, тревожила душу, звала к действию, сопротивлению судьбе. Но она говорила о трагедии одного человека и всё-таки давала надежду, что рок может быть побеждён силой духа отдельной личности. Музыка же Шнитке рыдала о судьбе всей Земли и всего человечества и убеждала, что они обречены, и действовать, бороться, сопротивляться - совершенно бесполезно. Это была пророческая музыка вселенского пессимизма, космического отчаяния и безнадёжности...
       Потрясённый Альберт не знал - стоит ли ему теперь, с его новым Знанием, сразу же вернуться в Большой Купол и пройти Реабилитацию в Эрмитаже, или всё-таки продолжить своё музыкальное путешествие. Ведь стройная, логичная, божественная система Мироздания, многие десятилетия казавшаяся ему такой цельной и единственно верной, оказалась разрушенной за самое короткое время, пока звучала музыка Шнитке. И это сделали всего лишь какие-то аккорды неизвестного ему доселе русского композитора второй половины двадцатого века...
       Никто в Лабиринте не сказал ему ни слова, не спорил с ним, не оспаривал его мировоззрения, не приводил никаких доводов. И, тем не менее, Альфред Шнитке заставил Альберта Швейцера усомниться в самом главном деле его существования - в Служении! Если Земля и всё живое на ней обречены, если Планета несётся в Космосе к своей гибели, то какой же тогда смысл в его Служении?! Оно не поможет ничему и никому!
       Сейчас здесь, так далеко от Земли - как во Времени, так и в Пространстве - Альберт испытал то же самое чувство, которое испытывал и он сам, и все врачи в Ламбарене в годы второй мировой войны. Они тогда говорили друг другу: какой смысл, прилагая нечеловеческие усилия, спасать здесь каждую жизнь, если там, в мире, люди специально убивают и калечат друг друга миллионами? Конечно, никто тогда не оставил свой госпиталь, своё дело - они руководствовались старинной пословицей: "Делай, что должен, и будь, что будет". Наверное, и сейчас надо тоже руководствоваться этим принципом - он сделает всё, чтобы помочь страдающему человечеству и страдающей Земле, ну а там уж, как Бог даст!
       Поэтому Альберт всё-таки продолжил свой путь по Лабиринту Желаний и вошёл в следующее помещение. И, как оказалось, он сделал совершенно правильно - эта зала, несмотря ни на что, была апофеозом его сегодняшнего путешествия. Выше этого счастья уже не могло быть ничего: перед ним высился огромный орган какого-то старинного немецкого собора! В своё время он осмотрел и отреставрировал столько органов Европы, на многих из них играл сам, давая свои знаменитые концерты, но этот орган был ему незнаком. Он будет так счастлив познакомиться ещё и с этим инструментом! Альберт подошёл ближе, сел на обитый кожей табурет и опустил руки на клавиатуру...
       Разумеется, в соборе раздалась строгая, божественная, готическая музыка Иоганна Себастьяна Баха. Альберт играл и играл не переставая - Мессу си-минор, Страсти по Иоанну, Страсти по Матфею - и душа его уносилась вдаль, а весь мир вокруг просто исчез для него. Его пальцы порхали сами по себе, как это было когда-то там, на Земле, и сейчас в мире не существовало ничего, кроме этих божественных звуков и его души, которая резонировала, сливалась, парила вместе с этими неземными звуками. Наконец Альберт очнулся, тяжело вздохнул и вышел из Лабиринта Желаний...

    *

       Время от времени, когда она особенно устаёт от Служения, Дениз тоже заходит в Лабиринт. Желание у неё всегда одно и то же. Вот и сегодня она, не тратя времени на прогулку по подземной пещере, которую знает чуть ли не наизусть, сразу же прикладывает руку к шероховатой стене, где блестят кристаллы целестина, и в который раз возвращается в тот самый, освещённый газовыми рожками, маленький городок её молодости. Она идёт знакомыми узенькими улочками прямо к мэрии, но теперь все жители городка веселы, приветливы и жизнерадостны. Все бросаются к ней, поздравляют с возвращением, обнимают, дарят цветы, зовут к себе в дома... А Дениз почти бегом бежит к площади: она знает - там её ждет прекрасная незнакомка - девушка из шара и их встреча будет самым счастливым моментом её жизни... Дениз рада, просто счастлива - наконец-то после стольких лет отсутствия она вернулась к себе! Больше она не уйдёт отсюда никогда и никуда...
       Девушки берутся за руки и, счастливые, молодые и красивые, бредут по кривым улочкам, о чём-то щебечут друг с другом, улыбаются прохожим, и глаза их сияют счастьем.

    Глава 23.

    Мона Лиза

    Нельзя давать слишком сложные задачи человечеству, пока оно неспособно их разрешить.

    Татьяна Толстая, современная писательница

    Если не думать о будущем, то у нас его не будет...

       В тот же день Маргарита Тучкова тоже оказалась в Гроте Радости. Она не ждала никого, не встречалась ни с кем. Просто ей хотелось расслабиться, посидеть в каком-нибудь уютном местечке в одиночестве, но всё-таки среди людей, и на время отключиться от привычной работы. Никакого особого желания у неё не было, и она решила даже и не заходить в Лабиринт Желаний.
       Краем глаза она увидела где-то вдалеке троицу неразлучных друзей - Димку, Шаварша и Даниеля, которые вскоре скрылись в Лабиринте Желаний. Её внимание привлекли также Мишель Нострадамус и Леонардо да Винчи, которые беседовали невдалеке с каким-то горбуном. Маргарита вспомнила, что в незапамятные времена, когда ездила с мужем во Францию, тоже была в Лувре и видела самую знаменитую картину Леонардо - Мону Лизу, которая, впрочем, тогда не произвела на неё абсолютно никакого впечатления. И теперь ей вдруг стало немного обидно: почему это всё человечество вот уже многие века считает Мону Лизу чудом света, уникальным шедевром, а сама она так и не смогла понять ни её красоты, ни её смысла. Конечно, подойти сейчас к Леонардо и вмешаться в разговор, спросить его об этой картине - совсем неудобно. А что, если пойти самой в Лабиринт Желаний и ещё раз взглянуть на эту Мону? Может быть теперь, когда после стольких лет Служения в Большом Куполе она стала совсем другой личностью, тайна Моны Лизы откроется ей сама, безо всяких усилий?
       Маргарита вошла в Лабиринт, прогулялась по его галереям, полюбовалась радужными переливами сталактитов и сталагмитов, присев на корточки зачерпнула холодной воды из подземного ручья и вдруг вспомнила котроткий текст, когда-то прочитанный ею в Информационном Центре Большого Купола в энциклопедии двадцатого века: Леонардо да Винчи (1452-1519 гг.) итальянский живописец, скульптор, архитектор, учёный, инженер. Сочетая разработку новых средств художественного языка с теоретическими обобщениями, создал образ человека, отвечающий гуманистическим идеалам Высокого Возрождения. ... Гуманистический идеал женской красоты воплощён в портрете Моны Лизы (так называемая "Джоконда", около 1503 г.). Многочисленные открытия, проекты, экспериментальные исследования в области математики, естественных наук, механики...
       Приняв окончательное решение, Маргарита с помощью Лабиринта Желаний отправилась в Лувр. Там, встав перед портретом Моны Лизы, она подняла глаза и вдруг ...встретилась с ней глазами! Нет, это не были глаза, нарисованные на холсте. Эти глаза жили, смотрели на Маргариту и явно что-то ей говорили. Рядом стояли люди, для которых Маргарита была невидима. Но она была невидима для всех, только не для Моны Лизы, и глаза Моны Лизы разговаривали с ней одной!
       Никто не знает, существовала ли Мона Лиза на самом деле или нет. Тем не менее, для многих поколений людей самых разных стран она - вполне реальный человек, так как её все видели, и о ней написано много книг и статей. Она, благодаря гению Леонардо да Винчи, стала для землян "живее всех живых".
       Две женщины взглянули друг другу в глаза ...и Маргарита забыла всё на свете. А Мона Лиза всё говорила и говорила о том, что давно наболело у неё на душе: никто её не понимает, она страшно одинока и никак не может достучаться до людей и сказать им то главное, от чего зависят их собственные жизнь и смерть. Потрясённая, Маргарита поняла: ей, единственной, она решила доверить свою тайну, такое бывает только один раз в жизни и больше Маргарита не увидит её никогда.
       Собственно говоря, улыбки, о которой так много сказано и написано, на лице Моны Лизы почти что и нет. Выражение её лица только с большой натяжкой можно назвать улыбкой. Однако есть какая-то тайна, невысказанность, какое-то одной ей известное знание, до которого люди, спустя пять веков, всё ещё так и не доросли. Эту тайну оставил землянам великий живописец в тщетной надежде, что когда-нибудь, если, конечно, оно сумеет выжить, человечество всё-таки её разгадает.
       Маргарита вспомнила, что существует много самых разных гипотез по поводу этой таинственной полуулыбки. Так, одна из них, например, гласит, что женщина, с которой писали портрет, была беременна и улыбалась сама себе - тому, что она чувствовала как будущая мать. Другая гипотеза утверждает, что это вовсе и не женщина, а автопортрет самого художника, который был гомосексуалистом и потому нарядил себя в женские одежды. Ну и так далее и тому подобное...
       Как это ни парадоксально, но Маргарита вдруг ощутила, что обе эти гипотезы в какой-то степени тоже приближаются к истине. Улыбке Джоконды за прошедшие пять веков дано очень много определений. Однако до сих пор нигде не встречалось определение "горькая". А ведь это слово - самое главное в разгадке тайны как самого Леонардо да Винчи, так и его живописного шедевра.
       Почему можно считать, что две предыдущие гипотезы тоже в какой-то степени приближаются к истине? Сначала стоило бы рассмотреть ту, которая утверждает, что на женском портрете гениальный Леонардо изобразил сам себя. Может быть, в какой-то степени это и, действительно, так. Однако люди объясняют это исходя, разумеется, из собственного уровня и собственной психологии. Нестандартная сексуальная ориентация, видите ли! Как говорится, каждый судит о других по себе. Ну не пришло человеку в голову ничего, кроме чистой физиологии, сконцентрированной, разумеется, в одном известном месте! Что тут поделаешь, ведь выше головы не прыгнешь! И всё-таки в чём-то автор этой гипотезы тоже прав.
       Дело в том, что в работе Леонардо заложено послание потомкам. Леонардо был гением и понимал, что обращаться со своими идеями к современникам совершенно бесполезно, преждевременно, а, может быть, даже и опасно. Как же лучше всего донести до будущего человечества это чрезвычайно важное послание-предупреждение? Разумеется, в традиционной форме, которая приемлема для всех и не насторожит ни клерикалов, ни аристократию, ни инквизицию, ни всю прочую публику настоящего и будущего. А что может быть традиционнее портрета? Итак, Леонардо пишет вполне традиционный портрет.
       Ну а к какому портрету будет приковано больше внимания - к женскому или мужскому? Разумеется, к женскому, тем более, к такому красивому. Маргарита знала, что и в современном искусстве рекламы на Земле тоже широко используется этот приём. Существует даже градация тех зрительных объектов, которые на рекламном щите или ролике привлекают наибольшее внимание зрителя. Среди них: цветы и природа, симпатичные животные (кошечки-собачки) и, разумеется, красивая женщина, которая, как это ни странно, одинаково привлекает как мужчин, так и женщин. причём красавица стоит в этом списке на первом месте!
       Итак, выбран жанр и выбран объект. Но ведь эта женщина должна передать через века послание самого Леонардо, его мысли, его предостережния потомкам. Как же это сделать? Оказывается, действительно, гениальное всегда просто: надо придать женщине черты самого мыслителя, что и было замечено впоследствии, спустя несколько веков. И был ли Леонардо геем или нет - не имеет абсолютно никакого значения. Цель гения была достигнута: он показал потомкам, что эта совершенно особенная картина - главное произведение всей его жизни. И ценность её не в материальном наполнении, не в мастерстве художника, каким бы потрясающим оно ни было, а в самом содержании этого творения, в тайном послании гения своим общечеловеческим потомкам.
       Итак, цель достигнута - картина вот уже пять веков приковывает неослабное внимание зрителей, будоражит их какой-то тайной. Какой - пока не знает никто, но то, что люди сумели ощутить эту тайну - уже большое достижение автора шедевра.
       Теперь стоит подумать о гипотезе беременности. Как известно, можно быть беременной не только ребёнком, но и, например, революцией, как это было когда-то с бедной Европой. Если так, то можно, пожалуй, сказать, что и Мона Лиза тоже беременна - беременна заключённой в ней идеей, тайной мыслью, посланием гения.
       Леонардо был человеком уникальным, гениальным во всём, к чему бы он ни прикасался - к кисти ли, к перу или какому-нибудь рабочему инструменту чтобы изготовить один из своих инженерных шедевров. Как известно, он изобрёл "что-то", позволяющее человеку находиться под водой несколько часов подряд. Это "что-то" (ещё в далёком пятнадцатом веке!) было то ли скафандром, то ли (и скорее всего) подводной лодкой, и у людей нет никаких причин не верить такому утверждению гения. Это "что-то" было затем, уже в девятнадцатом веке, описано Жюлем Верном в потрясшей современников своим пророческим даром книге "Таинственный остров" как прообраз современной подводной лодки. Реальные же подводные лодки были изобретены только спустя четыре века после смерти Леонардо.
       Слишком хорошо зная людей, Леонардо предусмотрительно сжёг свои чертежи, и его изобретение при жизни гения так никогда и не увидело света. Впрочем, это не решило проблему кардинально - подводная лодка появилась в самом конце девятнадцатого - начале двадцатого века! Леонардо не хотел, чтобы его изобретение попало в руки злодеев (что всегда неизбежно происходило в человеческой истории) и использовалось для уничтожения кораблей и убийства людей. Тем не менее, это всё-таки произошло, хотя и на несколько веков позднее! Произошло потому, что люди, и спустя много веков, так и остались такими же людьми со всеми их пороками...
       Итак, Леонардо да Винчи для своих современников был, несомненно, человеком из далёкого будущего. Он напоминал взрослого учителя, окружённого толпой маленьких ребятишек, с которыми он, к сожалению, не может говорить ни о чём взрослом и серьёзном до тех пор, пока они не повзрослеют. Но ведь пределы человеческой жизни ограничены, и Леонардо не мог ждать ещё целых пять веков! Вот почему он и вложил в зашифрованном виде свои мысли, свою душу (а отчасти даже и своё лицо) в этот главный труд всей жизни - портрет Моны Лизы, действительно, "беременной" его тайным посланием к потомкам. Эта лебединая песня Леонардо не должна была пропасть, здесь просто недопустимо рисковать - слишком многое поставлено на карту. Поэтому она была предусмотрительно написана заранее - за шестнадцать лет до смерти художника!
       Что же всё-таки сказала Мона Лиза, которую глухое и слепое человечество видит уже целых пять веков, но так и не слышит её вечной мольбы, обращенной к потомкам? Для того, чтобы понять это, надо, отрешившись от всего остального, долго и внимательно смотреть ей в глаза. Забыть весь мир и остаться наедине с ней. Маргарита увидела в её взгляде горечь, тоску, сожаление и бесполезное сочувствие к трагической судьбе, которая ожидает слепое человечество, непременно решившее покончить самоубийством.
       Маргарита подумала, что времена меняются, но человек, видимо, остаётся прежним - самым злобным и глупым существом планеты. Остаётся творцом войн, инквизиции, наисовременнейших вооружений, убийств, терроризма и прочих прелестей человеческой истории, которые, впрочем, чаще всего подаются продажными историками или фанатичными теологами как беспримерные героические подвиги вояк или учёных. Стоит подумать немножко о другом. О том, что на глазах "кончается" этот прекрасный Земной Шар, когда-то казавшийся людям таким огромным и вечным как скатерть-самобранка. Он был дан человеку просто так, как щедрый подарок, ну а они, как ненасытный яблочный червь, непрерывно и очень целеустремлённо уничтожая леса, животных и растения, реки, моря, землю и даже воздух, скоро останутся агонизировать лишь в его пустой скорлупе...
       Леонардо да Вичи, самый гениальный из всех гениев Планеты, человек из будущего, разумеется, ещё в те далёкие времена хорошо знал, что из себя представляет человек, палач всего живого и неживого вокруг, а потому и палач самого себя. В один прекрасный день он понял, что ожидает человечество в будущем, если ...оно не перестанет быть самим собой и не поумнеет. Поняв, что на это очень мало надежды, что человечество почти что обречено, гений содрогнулся и решил сделать всё от него зависящее, чтобы предупредить людей, попытаться заставить их одуматься и стать более гуманными, более духовными, более (как ни смешно это звучит!) человечными... И если уж не современников, то хотя бы людей будущих поколений.
       Именно эта неизбывная тоска о таком ужасном будущем, это сострадание и предупреждение потомкам и истекают вот уже пять веков в людские глаза из глаз Моны Лизы-Леонардо да Винчи. Как говорится, "имеющий уши да услышит!" Маргарита знала, что о том же самом в своё время говорили на Земле наиболее дальновидные люди будущего - российский эколог Алексей Яблоков, буддист Далай-лама Х1У и многие другие. А ведь самым первым сказал людям об этом именно Леонардо да Винчи с помощью своей Джоконды!
       Почему же главным определением к полуулыбке Джоконды Маргарита невольно выбрала слово "горькая"? Да потому что это - улыбка человека, который всё понимает, но ничего не может изменить. Улыбка человека, обладающего тайным знанием. Тайным и невероятно горьким. Мона Лиза понимает, что будущее человечества зависит совсем не от неё, а именно от самого человечества. Что предначертано, то произойдёт. Неизбежное - неизбежно. Как говорится, "наше будущее будет таким, каким мы его построим сами"...
       Впрочем, наверное, не зря на портрете где-то на дальнем фоне написана ещё и дорога. А что, если это - именно тот символический Путь, по которму должно пойти Человечество? Вдруг, люди всё-так выберут не тупик, а именно Путь, который лежит перед ним, и от того, что люди выберут, куда свернут, зависит всё его будущее, а, вернее говоря, осталось ли у них ещё это будущее или уже нет... Итак, люди предупреждены и теперь выбор за ними.
       Мона Лиза (Леонардо да Винчи) - человек из будущего, играющий роль прорицателя, может только сказать, предупредить, но не изменить. Однако и одно это - уже очень много. Ведь, как говорят, "кто предупреждён, тот вооружён". И от человека теперь зависит, взять ли в руки это предлагаемое ему спасительное орудие, или оставить далёким потомкам ещё на несколько веков. Впрочем, ни этих веков, ни этих потомков уже просто может и не быть...
       Маргарита вспомнила, что за последние несколько десятилетий полярные льды Земного Шара растаяли на целых семь-десять процентов. То же самое происходит и с ледниками Гималаев, Памира и других высокогорных районов земли. Уже все, кому не лень писали там, на Земле, о парниковом эффекте, потеплении климата, озоновой дыре, Киотском протоколе "О защите климата Земли путём международного квотирования производства фреона и других парниковых газов". А ведь он и до сих пор ещё не подписан Соединёнными Штатами Америки - самым крупным производителем парниковых газов в мире - более трети мирового производства - (Россия, на долю которой приходится 17% мирового производства парниковых газов, наконец-то приняла решиление его подписать лишь в 2004 году), но, несмотря на всё вышесказанное, мало что меняется в самоубийственном поведении человечества. Учёные предрекают близкое таяние оставшихся льдов и затопление почти всей земной суши. А это означает не более и не менее как новый всемирный потоп. И тогда остаткам человечества придётся спасаться где-нибудь в Тибете или Гималаях.
       Маргарита знала, что в ноябре 2003 года в Санкт-Петербурге проходила третья международная конференция по изучению климата. На ней учёные обнародовали такие выводы: с 70-х годов прошлого века и по 2002 год льды Арктики растаяли на 40%. Через сорок лет, самое позднее к концу 21-го века они растают окончательно и площадь суши намного сократится. Уйдут под воду Венеция, Санкт-Петербург, многие территории Западной Сибири, не говоря уж о приморских странах Европы, Африки и других континентов. Исчезнут многие поля, леса, луга, города, дороги. Появятся ещё десятки и даже сотни миллионов новых беженцев, спасающихся теперь уже не от войн или нищеты, а от глобальной катастрофы - плодов хозяйственной деятельности человека. Видимо, конец света - не столько результат, сколько процесс, в который человечество вовлечено уже давно, причём своими собственными усилиями...
       Людям придётся заранее подумать о переселении беженцев из катастрофических районов, а для этого построить новые города на оставшемся крохотном участке суши, который и так уже давно освоен и заселён. Придётся выбирать - или отдать последние оставшиеся земли под поселения или же засеять их продовольственными культурами. Понятно, что задача эта экономически просто и неразрешима и невыполнима. Отсюда единственно возможный вывод: лучше и дешевле предупредить катастрофу, чем потом пытаться смягчить её последствия. Но, увы, для этого так ничего и не делается - пока идут одни лишь разговоры на международном уровне и ...ежегодно расходуются десятки миллиардов долларов на исследования Марса и другие никому не нужные космические проекты...
       Однако природные явления, хотя и могут быть вызваны человеческой деятельностью, но всё же остаются природными явлениями. А что бы сказала Мона Лиза о современных деяниях рук человеческих? Вот, например, такой факт (к сожалению, вполне типичный для землян, всего лишь один из многих миллионов исторических фактов земной "цивилизации"): в африканской стране Руанда, где годами идут межплеменные войны (ну чем не первобытные люди?!), только за три месяца 1994 года было убито 800 тысяч людей из племени Тутси...
       Похоже, что Леонардо, так же как и Мишель Нострадамус, оказался для своих современников непонятым посланником из будущего... Но, увы, пророков никто не слышит. И по-прежнему несётся вперёд корабль дураков, охваченных завистью, алчностью, злобой, ненавистью, непомерной жаждой потребления, вершащих свой страшный пир во время чумы, несётся всё дальше и дальше, к своему неизбежному концу. А ведь будущее человечества таково, каким оно само, собственными руками, построит его для себя. В этом-то и вся его трагедия...
       Мона Лиза чрезвычайно популярна в народе. В самых разных странах мира можно встретить её портрет на открытках, чашках, коврах и в альбомах. Эти изображения мало чем отличаются от многих других классических женских портретов. Но, стоя перед портретом, Маргарита вдруг поняла: ни одна копия не передаст людям того, что хотел сказать им Леонардо да Винчи. Чтобы услышать его пророчество надо видеть только подлинник великого гения.
       Бедный, бедный Леонардо да Винчи, бедная Мона Лиза! Услышат ли их когда-нибудь люди?!

    *

       Маргарита вышла из Лабиринта Желаний, в одиночестве прошла через Грот Радости, затем по мягкой траве Поляны Встреч и пешком дошла до Эрмитажа. Потрясённая, она вошла туда и со сжавшимся сердцем пыталась сбросить с себя леденящее душу ощущение полной обречённости человечества, предчувствие его скорой гибели. Она не могла понять - что же такое её так напугало. Да, конечно, Джоконда предупреждает, но люди её не слышат. Но ведь они могут её услышать в любой момент и тогда всё изменится на Земле. Кончатся войны, ненависть, голод, страх. Неужели человечеству так необходимо покончить с собой и все усилия Служителей в конце-концов окажутся напрасными?
       Маргарита была так расстроена, что даже не обратила никакого внимания на то, как сегодня выглядит Хижина Одиночества и что её окружает. Она, не глядя по сторонам, просто вошла внутрь и впала в тяжёлое забытьё...

    Глава 24.

    Дела Земные

    Возникает такое ощущение,

    что человеческое счастье

    не включено в план Мироздания.

    Зигмунд Фрейд

    Как жить с ощущением веры в человечество

    и с предощущением обречённости того, во что веришь?

    Лев Аннинский

       Сегодня Посланница Мира проявилась у Клепсидра, чтобы немного поработать в Режиме Переменного Времени. Ей надо было просканировать события ближайшего будущего на пять-десять лет вперёд по Земному Времени. Она остановила вечно льющиеся струи Фонтана, которые так и застыли в воздухе, не долетев до глади воды, и подождала пока водное зеркало совсем успокоится. Тогда, глядя в зеркальное дно, женщина стала мысленно вызывать образы тех мест или континентов, будущее которых хотела узнать. На дне Фонтана начали появляться страшные картины, даты, комментарии. Посланница Мира с ужасом смотрела на них, прикидывая, что же, со своей стороны, могут сделать Служители, чтобы по мере своих сил уменьшить надвигающееся на Землю Зло, вызванное, как правило, собственными руками самих же людей.
       Итак, Африканский континент. Те же, что и прежде, междоусобные войны, массовая гибель людей, засухи и наводнения, падёж скота, голод, СПИД, бесстыдная и безумная роскошь верхов, и так далее - словом, ничего нового. Долго же придётся ждать, пока Эволюция приведёт эти народы к Следующему Уровню Сознания, когда они наконец-то поймут очевидную истину, которая заключается в том, что никто и никогда не сможет их спасти, кроме них самих...
       Европа: отдельные террористические акты, политические интриги, бесконечная предвыборная борьба то в одной то в другой стране, вечные забастовки во Франции, и почти повсюду - сытый самодовольный провинциализм, нежелание хоть чем-то пожертвовать ради всеобщего мира на Земле. Европейцы, как всегда, предпочитают таскать каштаны чужими (американскими) руками, при этом постоянно ругая те же Соединённые Штаты за особое везение - удаление от мировых очагов войны и стабильное благополучие, которым они, тем не менее, тоже вечно недовольны.
       Тут же - бесконечные акции управляемых Чёрными Кукловодами полубезумных антиглобалистов, которые при этом паразитически и пожизненно, с большим удовольствием во всю пользуются главными орудиями ненавистного глобализма: международными авиалиниями, достижениями мировой науки, процветанием экономики, Интернетом и сотовыми телефонами, спутниковым телевидением, но, в то же самое время, ничего не создавая сами, как средневековые луддиты, готовы уничтожить всё окружающее их благополучие, созданное, разумеется, чужими руками. В той же ведомой Кукловодами толпе биороботов - и пацифисты, коммунисты, анархисты, террористы, феминистки...
       Незначительные погодные аномалии и вполне терпимые стихийные бедствия. В общем, ничего особенного, за Европу можно не волноваться. После первой и второй мировых войн и после сталинского Гулага, охватившего весь так называемый "социалистический лагерь" (всё вместе это унесло многие десятки миллионов жизней) здесь, кажется, надолго установилось относительное спокойствие. Пусть, как и прежде, сонно и удовлетворённо суетятся у своих кормушек, решают свои убогие маленькие проблемы и развлекаются антиамериканизмом, антиглобализмом, забастовками да предвыборной борьбой... Со своими проблемами европейцы, худо ли бедно ли, всё-таки справляются сами.
       Так, теперь, в частности, надо просмотреть Россию и Украину. Отдельные террористические акты, три миллиона бездомных детей, нищета основной массы населения, бесстыдная и безумная роскошь верхов, безнаказанность фашистов, всё тот же многолетний гнойник чеченского геноцида - в общем, всё происходящее уже стало привычным и даже, кажется, вполне терпимым для этих странно безропотных славян...
       Впрочем, нет: есть и кое-что выдающееся среди постоянных и, в условиях хронического пьянства и разгильдяйства, наверное, неизбежных технических катастроф, взрывов, рукотворных пожаров. Первые числа мая 2004 года: экстраординарное катастрофическое событие - грандиозный пожар и серия взрывов на артиллерийской базе близ Мелитополя в Запорожской области на Украине. Причина, как всегда, так называемый "человеческий фактор", на который по статистике приходится на Земле три четверти всех техногенных катастроф. Вот это обязательно надо учесть - скорее всего, придётся отправлять туда массированную помощь из Большого Купола.
       Австралия и Новая Зеландия: катастрофические лесные пожары в результате преступных поджогов, гибель громадных лесных площадей и большого количества диких животных, однако человеческих жертв, к счастью, совсем немного, что окажется возможным только благодаря небольшой плотности населения. Можно сказать, что и здесь люди, как всегда, получают то, что устраивают себе сами, своими собственными руками...
       Америка: север - самый процветающий континент, вряд ли ему грозит что-либо серьёзное. Так, сейчас увидим. Боже, да что же это произойдёт в 2001 году!? 11 сентября уничтожение кучкой арабских безумцев-фанатиков в течение всего лишь нескольких минут двух гигантских башен-близнецов Всемирного Торгового Центра, страшная гибель почти трёх тысяч человек, которые задохнутся в дыму, сгорят в адском пламени или будут заживо погребены под тысячетонными завалами. Значит, тоже надо подумать о том, что можно будет для них сделать.
       Это просто ужасно - столько несчастий и бедствий на Земле, а Энергионов, особенно Спасателей и Целителей, так катастрофически нехватает! И за всю эту помощь отвечает в Большом Куполе только она одна... Конечно, Альберт Швейцер перед своим переходом на Следующий Уровень долго готовил свою преемницу, часами сидел с ней у Клепсидра и вслух, как в шахматах, продумывал оптимальные ходы, которые предстоит сделать Энергионам в будущем: где и кого спасать на Земле в первую очередь, куда, кого и когда направлять для Служения. И как прежде ему, так теперь и ей, всегда приходится решать одну и ту же дилемму: или рассредоточить Служителей равномерно по всему Земному Шару, или же бросать всех одновременно на прорыв в самую катастрофическую на данный момент точку Земли? И, как всегда, на этот вопрос однозначного ответа не находится... К счастью, в случае необходимости (конечно, не злоупотребляя этим) всегда можно наладить связь со Следующим Уровнем и снова обратиться к Альберту - как за советом, так и за помощью. Ведь общеизвестно, что и на Следующих Уровнях Энергионы тоже заняты Служением, только уже несколько иным, чем здесь, в Большом Куполе.
       Посланница Мира решила подробнее ознакомиться с прогнозом по Украине. Она увидела гигантский артиллерийский склад, со следами многолетнего запустения, типичного для стран с недавно рухнувшим коммунистическим режимом. Тем временем Бегущая Строка сообщала, что здесь находится четыре с половиной тысячи условных вагонов боеприпасов, причём шестьдесят процентов из них - в нарушение всяческих инструкций и вопреки как здравому смыслу, так и инстинкту самосохранения - хранится просто навалом, под открытым небом. Здесь собран весь запас артиллерийских снарядов сухопутных войск Украины, однако автоматическая система пожарной сигнализации пришла в негодность и не действует, а ручных огнетушителей, практически почти бесполезных на подобном объекте, тоже слишком мало.
       Склады переполнены оружием, оставшимся после развала СССР и после окончания холодной войны, во время которой капиталистические страны и социалистический лагерь в течение многих десятилетий двадцатого века тупо и самоубийственно противостояли друг другу. Склад загружен на 20-30 процентов выше допустимой нормы, технология хранения, разумеется, не соблюдается. Боеприпасы морально устарели, пришли в негодность и сейчас в большинстве своём уже не могут быть употреблены по прямому назначению. Единственное, что можно и нужно с ними сделать - так это просто ликвидировать. Хотя, на самом деле, сделать это очень и очень сложно, а, может быть, даже и невозможно: на утилизацию боезапаса требуется не менее 170 миллионов долларов, которых у Украины просто нет...
       Снова проблема, которую люди создали себе сами. Некоторые газеты пишут, что за время бесконтрольного хранения на "объекте номер 275" военное руководство умудрилось распродать "налево" часть арсенала (как говорится, "нет худа без добра") и теперь ЧП им будет очень даже на руку, чтобы скрыть следы хищения.
       Вот малорослый солдатик с детским лицом заступает на дежурство - он должен охранять один из участков склада. По инструкции он обязан иметь напарника, но, спрашивается, где это видано, чтобы где-нибудь на Украине или в России люди соблюдали собственные же инструкции? К нему тут же присасывается невидимый для людей Кукловод, возникший из Протуберанца Чёрной Дыры, зависшей над Южной Украиной. Парнишка, вооружённый автоматом, становится рядом со стеллажами, заваленными какими-то непонятными железными штуками, кажется ракетами "Град". Стоять ему тоскливо и даже немного страшно - а вдруг появится кто-нибудь посторонний, что тогда делать: стрелять или не стрелять? Он чувствует, что сегодня что-то не так, что над ним нависла какая-то угроза, но не может понять, в чём дело. До утра ещё далеко, очень хочется спать. Малограмотный солдат, призванный из нищей украинской глубинки, вынимает из сапога пачку сигарет и ...прикуривает, а затем, не глядя, выбрасывает куда-то назад недогоревший, ещё светящийся в темноте бычок. Он знает, что на посту, а, тем более, на складе боеприпасов, курить категорически запрещено. Это очень опасно - солдатик может даже погибнуть, но что-то заставляет его поступить вопреки уставу, вопреки здравому смыслу и даже инстинкту самосохранения.
       Это именно то самое, что у людей всегда называется "человеческий фактор"! Или, говоря иначе, "Прости им, Господи, ибо не знают, что творят!" Через несколько минут раздаётся взрыв, сначала одиночный, но уже спустя несколько секунд взрывы сливаются в сплошную канонаду, а над военной базой поднимается в ночное небо гигантский огненный столб.
       Посланница Мира с ужасом узнала, что одиннадцать населённых пунктов с десятью тысячами жителей расположены поблизости от горящей и взрывающейся базы, причём самый ближний - всего в пяти километрах, в то время как горящие ракеты разлетаются, а затем взрываются в радиусе до сорока километров! Из района бедствия (706 квадратных километров!) придётся срочно эвакуировать шесть тысяч жителей, которые не успеют взять с собой ничего - ни одежды, ни еды, ни документов, ни даже своих стариков-инвалидов. Взрывы, один за другим, следуют непрерывно. Земля далеко вокруг вспахана снарядами, густо усеяна осколками, хвостовым оперением ракет и неразорвавшимися минами. Дышать совершенно невозможно из-за ядовитого запаха гари и пороха. Пожар быстро распространяется - теперь уже горит нефтебаза на ближайшей железнодорожной станции, а ведь недалеко находится ещё и Запорожская атомная электростанция! Полыхают домишки жителей посёлка, визжат и мечутся раненые животные - собаки, свиньи, кошки, куры... Такое, если не вмешаться, пожалуй, может даже стать похуже Чернобыльской атомной катастрофы 1986 года!
       Сердце Посланницы Мира обливается кровью, но она обязана увидеть всю картину до конца, чтобы встретить беду во всеоружии. Вот несколько придорожных кустов, в которых только что спала, а теперь сидит дрожа тощая оборванная девочка-бродяжка с дефективным лицом. Шальной снаряд взрывается рядом с ней и вот уже от девочки ничего не остаётся, только на дальнем кусте трепещет грязный лоскут от её платьица...
       Кажется, силы Посланницы Мира на исходе. Больше просто невозможно смотреть на подобные ужасы. Ладно, на сегодня хватит. Теперь надо заняться другими делами, а просмотр продолжить как нибудь в другой раз - всё-таки до 2004 года времени остаётся ещё довольно много.

    *

       Через некоторое время Посланнице Мира всё-таки пришлось снова вернуться к Фонтану Времени, чтобы просмотреть ситуацию в Мелитопольской области Украины 6-9 мая 2004 года. Ясно, что там руками часового будет орудовать всего лишь один Чёрный Кукловод. Для воздействия на малограмотного совсем молодого солдатика большого количества Чёрной Энергии и не требуется, так что вряд ли из Чёрной Дыры будет направлен особо сильный Протуберанец. Логичнее всего будет поэтому не посылать туда большие силы из Купола, а пресечь ситуацию в самом зародыше, предупредить её, и тогда никакого пожара и взрывов на военной базе просто не будет. И никто на Земле никогда не догадается, какой катастрофы избежали люди...
       Может быть, в конце-концов и вовсе не придётся обращаться ни к Альберту, ни к Янушу Корчаку, ни к Бабе Ванге, ни к другим Энергионам со Следующего Уровня. В крайнем случае, принять с их помощью самые минимальные профилактические меры, а в основном, наверняка, удастся справиться собственными силами.
       Однако Посланница Мира стала Верховной Наставницей совсем недавно, имела недостаточный опыт, поэтому стоило всё-таки собрать Малый Совет и поговорить хотя бы с теми Энергионами, которые на тот момент окажутся в Большом Куполе.
       Как и в прошлый раз, Чаша вновь оказалась заполнена самой разношёрстной публикой, хотя на этот раз ярусов в ней оказалось намного меньше, чем в день Церемонии - ведь был объявлен не всеобщий, а лишь частичный сбор Энергионов. Даниель Моро, Димка и Шаварш сидели рядом - они давно уже стали неразлучными друзьями и теперь нередко вместе вылетали на Землю для общего Служения.
       Посланница Мира сообщила всем присутствующим о ситуации на Украине, только что увиденной ею в Фонтане Времени, и предположила, что для нейтрализации всего лишь одного Чёрного Кукловода, наверняка, будет достаточно также только одного, но зато сильного и опытного Энергиона. Однако тут есть определённый риск: надо правильно рассчитать свои действия и все возможные последствия. Положительная Энергия Энергиона обязательно должна быть больше, чем Отрицательная Кукловода. В этом случае Чёрный Кукловод бесследно исчезает, а ослабленный, потерявший много сил Энергион, возвращается в Большой Купол и проходит период Реабилитации. И, соответственно, наоборот, если отрицательная Энергия окажется преобладающей, то бесследно исчезает Энергион, а Кукловод возвращается на свою базу. И - самый редкий случай - если оба вида Энергии равны, то плюс и минус взаимно уничтожаются и тогда исчезают оба противника. И Большой Купол, и Чёрная Дыра теряют одного своего воина. Поэтому каждый Энергион должен подумать, готов ли он к такому риску, прежде чем предложить свою кандидатуру для этого Служения.
       Чёрный Кукловод появился над Землёй совсем недавно, вряд ли он успел поглотить много необходимой ему отрицательной Энергии - и поэтому, наверняка, его Потенциал ещё невелик. Скорее всего, для его уничтожения будет досточно лишь одного, но опытного и сильного Энергиона, в то время как все остальные могут, не прерываясь, по-прежнему заниматься своим Служением в самых разных точках Земного Шара. Победа над Чёрным Кукловодом позволит предотвратить страшную катастрофу и, благодаря защите Большого Купола, люди на Земле так никогда и не догадаются, какой беды они только что избежали...
       Большая Чаша встретила сообщение Посланницы Мира дружным гулом одобрения. Разумеется, все, как один, были согласны идти на поединок с Чёрным Кукловодом. Для этой работы из многих тысяч присутствующих Верховная Наставница выбрала Шаварша Карапетяна...
      

    Глава 25.

    Януш Корчак

       О безотрадный век! Ты мир наполнил плачем!
       Блаженство лишь слепым, и трижды горе зрячим.
       Нет, горе им стократ, ведь их сподобит бог
       Узреть, как судный день к нам ступит на порог.
      
       Всё стало кверху дном, и солнца свет затмился,
       Воспрянул духом злой, а честный обленился.
       Добро бы разжирел, - так нет, худой как трость,
       Лишь кожа да скелет, и кость стучит о кость.
      
       Немало я ночей провёл в суровом бденье
       И жёг без жалости лампаду размышленья.
       Всё думал: отчего перевернулся мир
       И нас терзает злой, а добрый слаб и сир?
      

    Шандор Петёфи, венгерский поэт (1823-1849 гг.)

    из поэмы "Судья"

       Из энциклопедии:
       "Януш Корчак (настоящие имя и фамилия - Генрик Гольдшмидт) 1878-1942 гг. Польский писатель, педагог, врач. Написал более двадцати книг о воспитании, в том числе "Как любить детей" (1914 г.), где изложена его концепция формирования ребёнка как личности, повести "Дети улицы" (1901 г.), "Король Матиуш I", проникнутые гуманизмом, и другие. Добровольно погиб в фашистском концлагере вместе с его воспитанниками, 200 детьми из варшавского гетто".
       Адам Мицкевич (1798-1855 гг.) - польский поэт, деятель освободительного движения. В 1817-1823 гг. создатель и участник тайной организации "филоматов". Основоположник польского романтизма. Создатель цикла "Баллады и романсы", драматической поэм "Дзяды", "Гражина" и многих других статей и произведений. С 1824 года жил в ссылке в России.
       Кшиштоф Пендерецкий (родился в 1933 году) - польский композитор, дирижёр, педагог. Экспериментировал в области новых средств выразительности, в том числе сонорики. В сочинениях 1970-1980-х годов близок неоромантизму. Оперы "Черти из Людена" (1968 г.) и "Потерянный рай" (1978 г.), две симфонии (1973, 1980 гг.), культовые сочинения - "Страсти по Луке" (1965 г.) и другие, концерты, квартеты, хоры. С 1959 года преподаёт в высшей музыкальной школе в Кракове. С 1972 года - ректор.
       Болеслав Прус (настоящее имя Александр Гловацкий) (1847-1912 гг.) - польский писатель. Реалистические рассказы, повесть о деревне "Форпост" (1885 г.). Обогатил польский социальный роман глубоким психологизмом ("Кукла" 1887-1889 гг.); "Эмансипированные женщины", 1891-1893 гг. Историко-философский роман "Фараон" (1895-1896 гг.) о перипетиях борьбы за власть в Древнем Египте. Фельетоны, литературная критика, публицистика.
       Фридерик Шопен (1810-1849 гг.) - польский композитор и пианист. С 1831 года жил в Париже. Представитель музыкального романтизма, один из создателей современной пианистической школы. Эмоциональная глубина, изящество и техническое совершенство Шопена-пианиста сказались на особенностях его произведений, преимущественно фортепианных. Музыке Шопена присущи лиризм, тонкость в передаче различных настроений; его произведения отличаются широтой национально-фольклорных и жанровых связей. По-новому истолковал многие жанры, возродил на романтической основе прелюдию, создал фортепианную балладу, опоэтизировал и драматизировал танцы - мазурку, полонез, вальс, превратил скерцо в самостоятельное произведение.
       Обогатил гармонию, музыкальную форму, фортепианную фактуру. 2 концерта (1829, 1830 гг.), 3 сонаты (1828-1844 гг.), фантазия (1841 г.), 4 баллады (1835-1842 гг.), экспромты, ноктюрны, этюды и другие произведения для фортепиано, песни. С 1927 года в Варшаве проводится международный конкурс имени Шопена."

    *

    * *

       Корчак, Мицкевич, Пендерецкий, Прус, Шопен и многие-многие другие - гордость не только Польши, но и всей мировой культуры, духовная элита страны. Однако Януш Корчак занимает в этом списке совершенно особое место, потому что он не только принадлежит к самой высокой интеллигенции, цвету нации, но, в первую очередь, - это великий Праведник, подвижник, аристократ духа и просто настоящий герой в самом высоком смысле этого слова.
       Предки Януша Корчака, еврея по национальности, из поколения в поколение жили в Польше и весь быт этой семьи всегда был пронизан духом космополитизма и утончённой польской культуры. Он не знал ни иврита, ни идиша, и, разумеется, писал свои книги на польском языке для всех жителей страны, без различия их расы или национальности. Детство будущего врача и писателя протекало в зажиточной семье преуспевающего варшавского адвоката, где были няни, гувернантки, кухарки и так далее. Только в пятилетнем возрасте он с удивлением узнал однажды от служанки, что чем-то всё-таки отличается от других детей. Однако беззаботное детство длилось всего до одиннадцати лет: отец безнадёжно заболел и через семь лет умер. А тем временем семья обеднела, была вынуждена переехать в убогое жилище в бедном районе Варшавы. Генрик ещё учился в школе, но уже с этих пор начал помогать выжить своей семье - матери и сестре: одновременно с учёбой он занимался репетиторством, чего, конечно, не мог бы сделать, если бы учился посредственно.
       После окончания школы Генрик поступает в университет на медицинский факультет Варшавского университета. Уже в это время он начинает писать и именно тогда берёт себе псевдоним Януш Корчак. Он пишет довольно много: прозу, стихи, публицистические статьи. По окончании университета молодой специалист сначала работает в детской больнице, а затем его, как врача, мобилизуют на русско-японскую войну 1904-1905 года, после которой Корчак практикуется в клиниках Берлина, Парижа, Лондона. По возвращении в Варшаву он быстро становится известным врачом, славится как прекрасный диагност, имеет состоятельных пациентов.
       Наверное, в том, что свою карьеру молодой доктор начал именно с детской больницы был перст судьбы. Чем дольше люди живут на свете, тем сильнее убеждаются в том, что в жизни нет ничего случайного: в конце-концов становится понятно, что именно так а не иначе и должна быть выткана нить судьбы каждого человека, да только сам он, не зная первоначального замысла, часто просто не понимает этого, бунтует, идёт наперекор судьбе. И вот тогда оправдывается пословица: "умного судьба ведёт, а глупого тащит".
       И в детской больнице, и на фронте, юноша столкнулся со страданиями, смертью, своим собственным бессилием. Понятно, что ко всему этому он, человек с тонкой душой, никак не мог оставаться равнодушным. Уже тогда он решил посвятить себя детям. В тридцатилетнем возрасте (как и Альберт Швейцер!) этот известный варшавский врач, казалось бы, достигший пика карьеры, в корне меняет свою судьбу - он посвящает себя еврейским детям-сиротам маленького варшавского благотворительного приюта. И тут этот талантливый человек проявляет себя талантливым совсем в другой, новой для него области. Он оказывается ещё и умелым организатором: уже в 1911 году, всего за три года, он сумел построить большое новое здание приюта, который просуществовал целых тридцать лет - вплоть до 1941 года, когда фашисты уже во-всю хозяйничали в Европе.
       Своей семьи и своих детей у него не было никогда. Всего себя он отдавал чужим детям, которые ни в коем случае не были для него чужими. Он даже и жил вместе с ними - в маленькой комнатке под крышей приюта. Здесь же писал свои книги, которых с каждым годом становилось всё больше. Тематика книг была удивительной: сказки для детей, книги о воспитании детей для взрослых. Он писал то, что просилось из его души наружу, о том, что волновало его больше всего на свете.
       Первоначально в приюте было сто детей, а в 1940 году, к концу его существования - уже более двухсот. И такое количество детей обслуживалось персоналом всего из восьми человек, которых, независимо от выполняемой работы (повар, дворник, сторож, прачка и так далее) с полным правом можно было назвать воспитателями, коллегами и единомышленниками Корчака. Ему удалось невероятно трудное дело - не только привлечь средства благотворителей и построить первоклассный детский дом, разместившийся в большом трёхэтажном здании, но и сплотить вокруг себя таких же Подвижников, как и он сам. Это был детский дом совершенно нового типа - не просто жалкий приют фактически для маленьких узников, изгоев общества, а настоящий родной дом для детей, которых любили и воспитывали в них навыки самопознания, самоконтроля, самоуправления.
       Надо сказать, что современная мировая наука о детях и детстве - особенностях детской физиологии и психологии, об отношении к ребёнку и методах воспитания - сложилась (как и геронтология) сравнительно недавно. Совсем другим, чем сейчас, было, например, отношение к детям не только в средние века, но и ещё в девятнадцатом веке и даже позже. В те времена обычным делом было в семье громадное количество детей - до семнадцати и больше. Человечество в основной своей массе ещё жило в эпоху естественного (и - из-за войн, голода, стихийных бедствий - неестественного!) отбора: половина или больше детей умирали от разных болезней ещё в младенческом возрасте и родители не очень-то горевали об этом, поскольку таков был совершенно привычный, нормальный ход вещей. Они не успевали схоронить очередного ребёнка, как уже появлялся следующий и снова следующий. К тому же считалось, что умерший младенец автоматически попадает в разряд ангелов, так что можно было не только не печалиться, но даже и радоваться за него: ведь на земле его слишком часто ожидали нищета, голод, войны и стихийные бедствия. Выросшие же дети тоже очень часто проживали неполную жизнь - погибали на войне, умирали молодыми от разных болезней, в первую очередь от чахотки, которая тогда считалась неизлечимой и косила не только бедняков, но и состоятельных людей.
       Ребёнка по возможности красиво наряжали и в лучшем случае считали чем-то вроде куколки, которую лишь изредка можно показать гостям. А вообще-то дети должны были знать своё место, скромно сидеть подальше от взрослых, желательно в детской, если таковая имелась, не вступать в разговоры и вежливо кланяться. Только и всего. Видеть в ребёнке человека, личность тогда ещё не приходило в голову почти никому. Правда, теперь кое-где ударились в другую крайность: так, в США, например, очень серьёзным смягчающим обстоятельством во время уголовных процессов считается установление "тяжёлого" детства обвиняемого. Он, видите ли, почти не виноват в том, что убил, поджёг, изнасиловал, украл, ограбил - ведь в детстве его бил папа, жестоко наказывала мама и именно из-за них он и сформировался такой, можно сказать, несчастной личностью, а поэтому к нему нельзя быть жестоким и надо проявить всяческое снисхождение.
       В своих работах по воспитанию детей Корчак как раз и доказывал, что ребёнок - уже изначально личность, уже определённый психотип, и это надо максимально учитывать при его воспитании. Каждый ребёнок неповторим и с ним приходится работать только индивидуально. В то время такие идеи для многих были совершенно новыми и даже неприемлемыми. Вот некоторые отрывки из работ Корчака:
      
       "Одна из грубейших ошибок - считать, что педагогика является наукой о ребёнке, а не о человеке. Вспыльчивый ребёнок, не помня себя, ударил; взрослый, не помня себя, убил. У простодушного ребёнка вымнили игрушку; у взрослого - подпись на векселе. Легкомысленный ребёнок на десятку, данную ему на тетрадь, купил конфет; взрослый приограл в карты всё состояние. Детей нет - есть люди, но с иным масштабом понятий, иным запасом опыта, иными влечениями, иной игрой чувств. Помни, что мы их не знаем".
       "Среди детей столько же плохих людей, сколько и среди взрослых... Всё, что творится в грязном мире взрослых, существует и в мире детей".
       "Воспитатель, который приходит со сладкой иллюзией, что он вступает в этакий маленький мирок чистых, нежных, открытых сердечек, чьи симпатии и доверие легко сыскать, скоро разочаруется".
       "Ни один воспитатель не вырастит из сотни детей сотню идеальных людей".
      
       Поле деятельности Корчака постепенно расширяется - он становится руководителем ещё одного детского дома в Варшаве, теперь уже для польских детей. К этому времени он давно приобрёл широкую известность не только как врач и воспитатель, но и как учёный и литератор. Главная книга его жизни называется символически: "Как любить ребёнка". Кроме того, он читает лекции на Высших педагогических курсах, ведёт в судах дела малолетних преступников.
       Тем временем в Европе крепнут позиции фашизма и Корчак начинает задумываться о своём происхождении, о судьбах мирового еврейства. Дважды (1934 и 1936 гг.), по приглашению своих бывших воспитанников, он побывал в Эрец-Исраэле, где услышал рассказы беженцев из Германии о фашистских зверствах.
       Он всё больше и больше начинает чувствовать угрозу, нависшую не только над ним, как над евреем, но и над его воспитанниками в Варшаве, к которой уже приближаются фашисты. И жизнь снова требует от немолодого, порядком уставшего от жизни человека, нового, притом максимально, напряжения всех сил. А ведь он так надеялся, что совсем скоро сможет уйти на покой, поселиться где-то в тихом, спокойном месте и провести остаток жизни наедине со своими книгами...
       Фашисты, захватившие Варшаву, разумеется, не оставили в покое даже и дом сирот. Двести детей, вместе с 64-летним Корчаком и со всем остальным персоналом, отправили в варшавское гетто, где к тому времени уже находилось около полумиллиона обречённых, а оттуда дорога была только одна - на смерть в газовых камерах концлагеря Треблинка.
       Понятно, что полмиллиона людей невозможно уничтожить одномоментно, поэтому обречённые ещё какое-то время жили в концлагере. И всё это время главной заботой Корчака, морально вполне готового к собственной смерти, по-прежнему оставались его дети. Общеизвестно, что условия в фашистских концлагерях были просто кошмарные: и дети, и взрослые голодали, были крайне истощены, болели дизентерией, цингой, педикулёзом. Корчак, по мере сил, лечил детей, добывал для них пропитание. А самое главное - он всячески поддерживал их морально, хотя теперь никто, конечно, не знает, какие слова он говорил им при этом. Даже отправка детей в гетто, в отличие от партий взрослых людей, происходила без истерик и слёз. Вот, например, как об этом рассказывается на интернетовском сайте Алексея Поликовского:
      
       "Когда Дому Сирот пришла очередь идти на Умшлагплатц, откуда происходила отправка в Треблинку, Корчак построил детей и возглавил шествие. Мы до сих пор не знаем - и никогда не узнаем, - что он говорил своим детям в этот день. С какими словами одевал самых маленьких, что говорил старшим? Сказал ли он им правду? Вся педагогика Старого Доктора - педагогика, сохранившаяся в его книгах, - построена на том, чтобы не врать ребёнку и общаться с ним не как с низшим, а как с равным. Скорее всего, он не обманывал детей и на этот раз. Наверное, он поддерживал их не столько словами, сколько собственной уверенностью и спокойствием. Намёк на такой образ поведения есть в его дневнике, состоящем из коротких отрывочных записей, которые он делал поздним вечером, уложив детей спать. Писать длинно у него не было ни сил, ни настроения. В одном месте дневника читаем: "Говорю Ганне: - Доброе утро. Она отвечает удивлённым взглядом. Прошу: - Ну улыбнись же! Бывают бледные, чахлые, чахоточные улыбки".
       Марш Дома Сирот к вагонам в Треблинку проходил в полном порядке. По одним воспоминаниям, Корчак вёл за руки двоих детей, а по другим - одного ребёнка нёс на руках, а другого вёл за руку. Дети - их имён и фамилий не сохранилось, только те, что упомянул Корчак в своём дневнике, - шли рядами по четыре, шли спокойно, ни один не плакал. Это видели множество людей, часть из них остались живы и оставили воспоминания. Некоторые вспоминают, что колонна детей шла под зелёным флагом Дома Сирот - и комендант Умшлагплатца, привыкший к сценам ужаса и отчаяния, закричал в остолбенении: "Что это такое?". Есть свидетельства, что при погрузке в вагоны немцы предлагали Старому Доктору остаться в Варшаве и не ехать в Треблинку, - Старый Доктор отказался, но никто не сохранил слов его отказа. О них можно только гадать. Был ли он способен - этот пожилой человек с интеллигентным исхудавшим лицом, с бритой наголо головой, с оттопыренными ушами, в очках в простой проволочной оправе - сказать стоявшим на перроне немецким офицерам что-то резкое и грубое? Вряд ли. Мягкая интонация всех его книг и грустная, лишённая ненависти интонация его последнего дневника заставляют предположить короткую вежливую фразу, которую он мог сказать в тот момент: "Благодарю вас, но это невозможно".
       Есть много неоспоримых свидетельств того, что Корчаку неоднократно предлагали освобождение - и перед отправкой в гетто, и даже в самом концлагере. И каждый раз он решительно отказывался. Он, как и Ян Палах, выбрал смерть. Разумеется, Корчак, как и каждый из нас, совсем не хотел умирать, но предательство было для него страшнее смерти. Вместе с детьми погиб не только он сам, но также и все остальные сотрудники Дома Сирот...
      
       Вот одна из последних фраз его дневника:
       "Если бы можно было остановить солнце, то это надо было бы сделать именно сейчас".
      
       6 августа 1942 года изумительной красоты Человек - старый, больной, измождённый, остриженный наголо, небритый, завшивленный, с оттопыренными ушами - спокойно вошёл в сверкающую белоснежным кафелем газовую камеру фашистского концлагеря Треблинка. Вся предыдущая жизнь этого человека и так уже была прекрасна, но этот миг стал его звёздным часом, сделал его бессмертным.
       Можно перефразировать известное двустишие:
      
       Есть только миг между прошлым и будущим -
       Именно он называется жизнь
      
       таким образом:
      
       Есть только миг между прошлым и будущим -
       Именно он называется смерть...
      
       Жизнь - смерть - бессмертие... Все религии мира говорят о том, что душа человека бессмертна и жизнь не кончается со смертью тела, просто она переходит в другие формы. Это, кстати, вполне согласуется и с главным постулатом материализма, основой которого является закон сохранения Материи и Энергии. Вот почему душа Януша Корчака (так же, как и души восьми его сподвижников и двухсот погубленных детей) превратившись в один из Энергионов Большого Купола, выбрала для себя, как и когда-то на Земле, Служение Учителя.
      

    Глава 26.

      

    Музыка, музыка...

       Таня Союшева была белокурая, голубоглазая, пухленькая девочка из десятого "А", которая очень нравилась Володьке Смольникову. У Смольникова был маленький японский магнитофон, который очень нравился Витьке Ивлеву из десятого "Б". Таня ненавидела Витьку за наглые глаза и циничную усмешку. К тому же он очень плохо учился и ему было на всё наплевать.
       Однажды вечером после уроков Витька подошел к Тане. И сказал, что Таня ненавидит его совершенно зря. Он совсем не такой. И что Таня, между прочим, абсолютно не разбирается в людях. Как ни странно, на этот раз на его лице, действительно, не было обычной ухмылки. Они вместе пошли домой, потому что жили в одном доме, только на разных этажах. А Володя, кстати, жил на пятом этаже в доме напротив.
       По пути Таня с удивлением узнала, что Витька кончает музыкальную школу и его любимые композиторы (кто бы мог подумать!) - Бетховен, Моцарт и Бах. Таня тоже очень любила музыку и зашла к Витьке послушать, как он играет. Тем более, что он, может быть, все-таки и врал.
       Дома у Витьки никого не было. Сначала они сидели у незашторенного окна и пили чай. Таня хотела скорее вернуться домой кое-что сделать, но от чая отказаться было просто невозможно. Тем более, что Витька оказался очень вежливым и радушным хозяином. Это был просто совсем другой человек. Он подкладывал Тане малиновое варенье и говорил о музыке, которую, действительно, очень любил.
       А потом Витька сказал Тане, что сыграет для неё Лунную сонату. Но только он смущается, когда на него смотрят. И поэтому он лучше сыграет в темноте. На память. Если Таня не возражает. Тем более, что в комнате довольно светло из-за фонаря.
       Таня села на диван, а Витька выключил свет и сел за пианино. Играл он, действительно, очень хорошо. Он сыграл Лунную сонату, а потом что-то ещё и ещё. Он играл долго, а когда кончил и зажёг свет, глаза его блестели, а лицо было каким-то совсем незнакомым, одухотворённым и в то же время загадочным...
       Потом Таня ушла домой. Дома она занялась стиркой. Она стирала и думала, что совершенно не разбирается в людях. Ей всегда нравился Володя Смольников, а оказалось, что Витька такой интересный человек. Кто бы мог подумать!
       В то время как Таня стирала, Витька вышел из дома и направился к Смольникову, чтобы забрать у него японский магнитофон, который ему всегда так нравился. Потому что они поспорили. Витька сказал Смольникову, что Союшева - такая же стерва, как и все. Только корчит из себя недотрогу. А стоит её разок проводить домой, как она согласится на всё. И Смольников сам сможет это прекрасно увидеть из своего окна на пятом этаже.
       С тех пор Таня ничего не могла понять. Смольников смотрел на неё с ненавистью. Витька больше никогда не подходил к ней и не говорил о музыке. Он ухмылялся ещё омерзительнее, чем прежде. А девчонки о чём-то шептались и хихикали, глядя ей вслед. Она, действительно, совершенно не разбиралась в людях...

    *

       В конце-концов Таня, конечно, узнала, в чём дело - ей с большим удовольствием всё рассказала Нинка Борисова. С человеческой злобой и подлостью Таня встретилась впервые. И решила, что вынести это просто невозможно. У неё больше не было сил ходить в школу, видеть их лица и чувствовать себя изгоем. Она осталась одна во всём враждебном ей мире, а ведь вынести такое может далеко не каждый и взрослый человек!
       Сегодня, как вот уже и несколько предыдущих дней, Таня опять не пошла в школу. Мать, конечно, ничего не подозревает, потому что уходит из дома на работу ещё раньше своей дочери. Девушка сидела в парке с окаменевшим лицом и думала, что же ей делать теперь, когда жизнь кончена. Рядом на лавочке стоял портфель, который она всё-таки брала с собой, чтобы ничего не заподозрили соседи. Любовь для неё теперь исключена навсегда, дружба, оказывается, тоже...
       Жить дальше просто не имеет никакого смысла. Остаётся только умереть, только вот как это сделать? Можно подняться на верхний этаж двендцатиэтажного дома и броситься вниз. Но тогда труп будет страшно изуродован и такой её в последний раз увидит Володька Смольников. К тому же, неизвестно, хватит ли у неё рашимости шагнуть вниз с двенадцатого этажа... Можно ночью повеситься в этом же самом парке, когда здесь уже никого не будет. А лучше всего - стащить у бабушки упаковку снотворного и проглотить все таблетки сразу, вот тогда обеспечена лёгкая, быстрая смерть во сне. Это, пожалуй, будет лучше всего. Это даже можно сделать прямо сегодня вечером.
       Незаметно для себя, разморённая весенним солнышком и свежим воздухом, девушка задремала. И вдруг рядом с ней, непонятно откуда, появился симпатичный молодой человек. Он присел рядом и заговорил:
       "Танюша, а ты знаешь, что будет с тобой, например, через десять лет, после того, как ты с золотой медалью закончишь школу? Ты поступишь в медицинский институт и потом, как и мечтала, будешь лечить своих пациентов. Ты станешь очень хорошим врачом и поможешь очень многим людям".
       Таня почему-то совсем не удивилась, что незнакомый человек знает её имя. Но ей было, что ему возразить:
       "Через десять лет меня уже давным-давно не будет на свете. Я не могу больше так жить!!!"
       "Ну что ты говоришь! Просто ты становишься взрослой, ты в первый раз столкнулась с подлостью, завистью и злобой, с которыми любой человек постоянно встречается в течение всей жизни. Но ведь жизнь состоит не только из плохого, в ней много и очень хорошего - ты и с ним встретишься тоже".
       Так они говорили и говорили, и решимость Татьяны постепенно слабела. Она поняла наконец, что жизнь ни у кого не бывает безоблачной - в ней всегда есть трудности и испытания, без которых, может быть, жить было бы даже и неинтересно.
       Они поговорили очень хорошо. Молодой человек сказал ей, что он ещё не раз придёт к ней - в самые трудные моменты её жизни. Если бы кто-нибудь из её подруг раньше поговорил с ней так душевно, разве подумала бы она о самоубийстве!? А они, даже самые близкие подруги, только и могли, что криво ухмыляться да перешёптываться за её спиной.
       Таня совсем успокоилась и ...проснулась. Как ни странно, сновидение, совсем изменило ход её мысли. Жаль только - она не спросила, как зовут этого симпатичного молодого человека и откуда он всё знает. Почему-то в голове у неё крутилось имя Януш. Девушка взяла портфель, вздохнула, что теперь ей придётся много догонять, особенно по химии, и пошла в школу...
      

    Глава 27.

    Женька-блядушка.

    Любовь моя, переживи меня!

    Вера Павлова

       Женьке было пять лет. Она бродила по посёлку, стараясь возвращаться домой как можно реже - ведь тогда мать била её за сопли, за вонючее платье и колтуны в волосах. Дети, как и взрослые, сторонились Женьки, звали её "Женька-блядушка" - в соответствии со специализацией её матери, за которую, впрочем, Женька не несла никакой ответственности. Нормально жестокие дети посёлка брезговали грязной попрошайкой ещё и потому, что лицо её носило явные признаки вырождения - она была очень чудной, можно сказать, просто совсем придурочной. Играть с ней и противно, и совсем неинтересно.
       Женькина мать со всем семейством жила в халупе, в крохотном, забытом богом посёлке, расположенном ближе всего к военным складам Министерства Обороны Украины. У неё было человек десять детей-погодков, все - от разных, никому (в том числе и ей самой) неизвестных отцов. Все дети, кроме самой младшей Женьки - мальчики, которые, ещё не будучи совершеннолетними, уже нагоняли страх на соседей. Они воровали всё, что попадалось им под руку, курили, а когда милостиво позволяли клиенты матери, то ещё и пили вместе с ними. Они не ходили в школу, хамили всем подряд, устраивали драки с поножовщиной, в общем, их мать повидимому не зря имела медаль "матери-героини", которой её когда-то наградило благодарное государство.
       Женька была единственной девочкой среди многочисленных детей, видимо, именно поэтому её так и не любила мать, постоянно жестоко избивала (разумеется, тогда, когда могла держаться на ногах, а не валялась где-нибудь в канаве) и почти никогда не кормила. Вечно голодная Женька болталась по посёлку, иногда кто-нибудь давал ей поесть прокисшего супа или заплесневелого хлеба, и тогда она была счастлива, правда счастье это быстро кончалось и ей снова хотелось есть.
       Желудок ребёнка был безнадёжно испорчен - её мучили постоянные поносы. В соседнем доме сидел на цепи громадный свирепый овчар, разумеется, по кличке Мухтар. Его тоже не кормили. Хозяева, в истинно русских традициях, считали, что собака должна кормить себя сама, иначе нет смысла её держать - ведь это не свинья и не корова. На ночь пса спускали с цепи и он бегал по помойкам, благодаря чему всё-таки ещё был жив. Часто встречал он девочку-бродяжку, которая, присев под кустиком, стонала от болей в животе. Тогда он садился рядом и ждал, чтобы потом съесть изумительно вкусную, такую вонючую, ещё тёплую жижу. Пёс подружился с ребёнком, они нередко спали рядом на земле, прижавшись друг к другу и согревая один другого. Девочка гладила Мухтара и шептала в грязное мохнатое ухо самые ласковые слова, какие она только знала...
       В этот вечер мать настигла Женьку на окраине посёлка, там, где уже начинался лес, и исхлестала прутом до крови за то, что она возится с какой-то блохастой собакой. Женька рухнула под деревом прямо там, где её настигла материнская любовь. У неё не было ни сил, ни желания куда-то идти или ползти. Можно умереть и прямо здесь - какая, собственно говоря, разница! Потерявший сознание ребёнок валялся на земле, раны его кровоточили. Девочка не знала, сколько времени прошло, как вдруг кто-то коснулся её лица холодным влажным носом. Конечно же, это был Мухтар! Он лизал ей лицо, лизал кровавые раны и ребёнку явно становилось легче. Потом он схватил замухрышку за шиворот и потащил к посёлку. Мухтар доволок Женьку до своего дома, втащил в конуру и лёг снаружи рядом охранять. Через некоторое время дурочка совсем пришла в себя. Мухтар принёс откуда-то засохшую горбушку чёрного хлеба и, голодный сам, положил перед ней на землю. Горбушка оказалась очень кстати: поев, Женька-блядушка совсем ожила. Идти она всё-таки ещё не могла - всё тело болело, да и некуда было идти...
       На следующий день хозяин был очень удивлён поведением своей собаки: Мухтар не отходил от конуры, лежал на земле и не заползал внутрь. Если же кто-то приближался - рычал и скалил зубы. А когда на ночь его, как обычно, спустили с цепи, то он не бросился радостно на свободу в поисках пропитания, а продолжал лежать, охраняя своё место. В конце-концов выяснилось, что в конуре валяется окровавленная девчонка, дочка соседки-алкоголички. Хозяин собаки был в шоке: все знали, что Мухтар - злобный пёс, но чтобы так искусать ребёнка, это уж было слишком! Никому ведь не хочется иметь дело с милицией и платить штраф за какую-то дефективную нищенку, которая не нужна даже собственной матери. Хозяин вошёл в дом и вернулся с охотничьим ружьём: он быстренько пристрелил взбесившуюся собаку, а Женьку выгнал за ворота. Если теперь она и ляпнет кому-нибудь про случившееся, вряд ли кто и вообще будет её слушать, а уж верить не станет тем более.
       Полуживая и, как всегда, голодная Женька, снова оказалась на дороге. Идти было некуда, просить подаяния - поздно, уже темно, все сидят по домам и на улицах никого нет. Единственного друга только что убили. Ребёнок приткнулся к придорожным кустам и задремал.
       Было как раз третье мая 2004 года, через два дня должен начаться грандиозный пожар на военной базе на юге Украины, который потом не смогут потушить целую неделю. Посёлок, где жила семья Женьки-блядушки, находился к базе ближе всех - всего лишь в пяти километрах от неё...
       Во сне Женька снова увидела Мухтара - он пришёл к ней и опять толкал её холодным мокрым носом. Он говорил ей: "Вставай, солнышко, вставай, не надо здесь спать!" А потом вместо него появился старик в очках и сказал, что его зовут дядя Януш, он взял Женьку за руку и повёл по дороге. Они шли долго-долго, но Женька совсем не устала и даже не хотела есть. Дядя Януш сказал ей, что как только она проснётся, ей надо идти по дороге всё дальше и дальше, целый день, ещё день, и ещё один день, и люди будут давать ей хлеб, а потом ей станет совсем хорошо, её отправят в детский дом, и она всегда будет есть почти что досыта.
       Утром Женька проснулась, но помнила, что сказал ей во сне этот дядя - она так и сделала, пошла по дороге в сторону, противоположную той, где находился военных склад. Однажды, случайно оглянувшись, она вдруг увидела далеко в небе два странных предмета, которые стремительно неслись навстречу друг другу. Один из них был круглый, чёрный, с рваными болтающимися как тряпки краями. А другой - маленький и ослепительно яркий. Летучие предметы столкнулись, посыпались искры и всё вдруг исчезло. Женька села на обочину и заплакала: "Он умер, он умер! Шаварш! Шаварш!" - повторяла она. Мимо промчалось несколько автомобилей, прошла пара пешеходов, проехало нсклько велосипедистов, проскрипели телеги, запряженные волами, но никто, разумеется, не обратил никакого внимания на грязную нищенку, сидящую в пыли у дороги и бормочущую что-то нечленораздельное.
       А затем, когда вдали раздался какой-то грохот, девочка, конечно, снова оглянулась ещё раз и заметила, что там до самого неба вдруг поднялся столб огня, но это её совсем не заинтересовало, хотя такого она до сих пор не видела в жизни никогда. Ведь это было так далеко! И она продолжила свой путь. Она шла очень долго, шла несколько дней, пока её, уже совсем измождённую, кто-то наконец не подобрал и не сдал в детский дом.

    *

       Шестого мая 2004 года Шаварш, зарядившись у Эгрегора максимумом Энергии, помчался из Большого Купола на Украину. Сейчас он представлял собой Энергион - колоссальный сгусток Энергии, который практически не имел никаких размеров и не был виден для человеческого глаза с Земли. Чёрного Кукловода он увидел ещё издали. Он выглядел как чёрный диск с лоскутными рваными краями, зависший над Мелитополем. Чёрный Кукловод уже приготовился сделать своё чёрное дело - с помощью отрицательной Энергии он внушал солдатику часовому совершенно необоримое желание закурить, закурить, вопреки всем инструкциям, вопреки военной дисциплине, вопреки здравому смыслу и даже инстинкту самосохранения. Потерявший самоконтроль солдатик уже был готов сунуть руку в карман за спичками и сигаретами, как вдруг что-то его остановило. Он вздрогнул и посмотрел на небо - ему показалось, как будто кто-то окликнул его оттуда. Конечно, это был полный бред!
       Разумеется, Кукловод сразу же заметил Шаварша и на время вынужденно отключился от своей работы. Несколько секунд противники смотрели друг на друга и пытались оценить вражеский потенциал. Каждый из них знал, что схватка будет, действительно смертельной. Для кого-то она станет последней...
       Шаварш не боялся смерти, он только жалел, что перед боем оказалось невозможным оценить потенциал врага и поэтому пришлось вести схватку вслепую. Здесь не нужны ни ум, ни опыт, ни выносливость, необходимые для работы Спасателя. Не нужно ничего. Простое, прямолинейное, примитивное, молниеносное сравнение сил - и всё. После которого один останется победителем, а другой исчезнет навсегда. И никто в мире не знает, кому из них уготована какая судьба.
       Чёрный Кукловод умирать совсем не хотел. Всё дело в том, что Энергионы сами распоряжались своей судьбой, а Протуберанцы, в отличие от них, были всего лишь слугами, можно даже сказать, рабами другой сущности. Чёрная Дыра посылала их делать работу для неё, в своих собственных целях. Иногда, конечно, интересы Чёрной Дыры и Протуберанцев совпадали - когда, например, Кукловоды кормились отрицательной Энергией на Земле. Но если возникал риск смерти, то интересы были прямо противоположными: Чёрная посылала своих рабов умирать за неё, но рабы совсем не хотели не только умирать, но даже и рисковать своим существованием ради кого-то другого!
       Готовый к бою Шаварш приближался к Чёрному Кукловоду, но тот почему-то всё пятился назад и никак не хотел сближаться с противником. Его тактика озадачила Шаварша - ведь он знал, что речь идёт о самом примитивном противостоянии, где бесполезны всяческие ухищрения и манёвры. Неужели Кукловод знает о предстоящем бое что-то такое, чего не знает Шаварш и что уже заранее даёт ему определённое преимущество?
       Шаварш Кружил около Кукловода, бросался вперёд, но тот каждый раз снова и снова ловко уходил от преследования. Похоже, что он просто решил не ввязываться в драку, значит, повидимому, знает что-то такое, чего не знает Шаварш: скорее всего, дело в том, что Потенциал Кукловода меньше, чем Потенциал Шаварша. Вот, оказывается, в чём дело: исход боя предрешён, причём не в пользу Кукловода! А спасаться бегством Кукловод тоже не может - ведь он всё ещё не выполнил задания, которое ему дала Чёрная Дыра, поэтому так и кружит над этим районом. Надо во что бы то ни стало, настичь его, быстро расправиться с врагом и отправиться на Реабилитацию в Большой Купол. А потом забыть этот дурацкий бой и вернуться к своей обычной такой любимой работе Спасателя...
       Шестого мая Шаварш с новой силой ринулся в бой с Чёрным Кукловодом, который как безумный метался в небе над солдатиком-часовым. Наконец-то ему удалось столкнуться с врагом! Битва была молниеносной - она длилась всего лишь миллионные доли секунды. Потом некоторые жители посёлка утверждали, что непосредственно перед взрывом слышали высоко над базой какой-то хлопок, но их слова никто не принял всерьёз. "Меньше пить надо!" - говорили все в ответ на это.
       К сожалению, предположение Посланницы Мира, как и расчёт Шаварша, оказались неверными - Кукловод, за короткое время уже успевший неплохо откормиться на отрицательной Энергии человечества, был невероятно силён, во много раз сильнее, чем у Шаварша, поэтому Шаварш, молниеносно поглощённый отрицательной Энергией, исчез навсегда... Сам же Чёрный Кукловод, хотя и сильно ослабленный, всё-таки сумел сделать своё главное дело - поджечь военный склад - и затем скрылся для восстановления сил в Чёрной Дыре - материнской базе всех Кукловодов.
       Итак, предотвратить катастрофу не удалось... После невидимого для людей небесного боя всё произошло именно так, как когда-то видела Посланница Мира в Фонтане Времени: вот малорослый солдатик с детским лицом заступает на дежурство - он должен охранять один из участков склада. К нему, после битвы с Шаваршем, снова присасывается Кукловод, когда-то возникший из Протуберанца Чёрной Дыры, зависшей над Южной Украиной. Парнишка, вооружённый автоматом, становится рядом со стеллажами, заваленными какими-то непонятными штуками, кажется ракетами "Град". Стоять ему тоскливо и даже немного страшно - а вдруг появится кто-нибудь посторонний, что тогда делать: стрелять или не стрелять? Он чувствует, что сегодня что-то не так, что над ним нависла какая-то угроза, но не может понять, в чём дело. До утра ещё далеко, очень хочется спать. Малограмотный солдат, призванный из нищей украинской глубинки, вынимает из сапога пачку сигарет и ...прикуривает, а затем, не глядя, выбрасывает куда-то назад недогоревший, ещё светящийся в темноте бычок. Он знает, что на посту, а, тем более, на складе боеприпасов, курить категорически запрещено. Это очень опасно - он может даже погибнуть, но что-то заставляет его поступить вопреки уставу, вопреки здравому смыслу и даже инстинкту самосохранения.
       Следует взрыв, сначала одиночный, но уже через несколько секунд взрывы сливаются в сплошную канонаду, а над военной базой поднимается в ночное небо гигантский огненный столб.
       Люди в панике выскакивают из домов: раздетые, в ночных рубашках или пижамах, они тащат лишь самое дорогое - своих детей, в то время как еле ковыляющие старики остаются где-то далеко позади. Кругом рвутся мины, ракеты, снаряды, все что есть сил бегут подальше от гигантского огненного столба, который с каждой минутой становится всё больше и всё ярче. Люди задыхаются от гари и невыносимого запаха пороха. Воют собаки, отчаянно мычат коровы, визжат свиньи, в небе носятся стаи галдящих ворон, но никому нет дела до обезумевших животных.
       Шестого мая снаряд с горящей военной базы разорвался в придорожных кустах, как раз там, где совсем недавно было пристанище Женьки-блядушки. Весь посёлок оказался перепахан рвущимися шальными снарядами, многие дома сгорели, в том числе и тот, где когда-то жила Женька.
       Победа Чёрного Кукловода заставила Посланницу Мира всё-таки обратиться к Энергионам Следующего уровня и те из них, кто только смог, бросились на помощь к "объекту номер 275". Седьмого, восьмого и девятого мая совместными усилиями Альберта Швейцера, Бабы Ванги и других удалось создать такое мощное Энергетическое Поле, что оно втянуло в себя массу дождевых облаков и над районом бедствия уже на следующий же день разразился проливной дождь, который помог погасить гигантский пожар - хотя, конечно, и не сразу, но всё-таки в более короткие сроки. Мощное энергетическое поле Служителей всех уровней, задействованных на этом пожаре, помогло искривить траектории многих мин и снарядов (в том числе управляемые реактивные ракеты "Град", системы залпового огня "Смерч" и "Ураган") таким образом, что они падали и разрывались вдали от бегущих толп и других живых объектов.
       Люди и Энергионы бились с пожаром четыре дня, прежде чем он был погашен. Пришлось эвакуировать десять тысяч человек, детонировало и взорвалось всего лишь 900 из четырёх с половиной тысяч условных вагонов боеприпасов, причинённый материальный ущерб исчислялся почти в один миллиард долларов. И всё-таки, благодаря общим усилиям, людские жертвы оказались минимальными: трое сгорело, а двое стариков-инвалидов умерли от сердечного приступа. Год назад аналогичная катастрофа произошла тоже на Украине, в городе Артёмовске, но тогда - без участия Энергионов, поэтому и жертв было гораздо больше...

    *

       После своей очень ранней смерти Женька попадёт в Большой Купол и станет одной из самых юных и самых блестящих Гувернанток. Она всегда будет окружена своими сытыми и здоровыми питомцами, а вполне осмысленное и даже красивое лицо её будет светиться счастьем, которого она никогда не видела на Земле. Здесь, к счастью, уже не придётся думать о пропитании. Верный Мухтар, которого она будет любить больше всех на свете, снова окажется рядом с ней. Но в конце-концов его всё-таки придётся отправить снова на Землю, чтобы он родился там - теперь уже человеком - сначала где-нибудь в безнадёжной африканской стране, не знающей ничего, кроме нищеты, голода, засух, межплеменных войн и СПИДа, а затем, если уж очень повезёт, то каким-нибудь вполне сытым и благополучным жителем сонной Европы. Ведь путь к тому, чтобы животное окончательно превратилось в человека, очень непрост и долог и требует многолетнего совершенствования и большого количества перерождений именно в образе человека. Ну а Мухтар в конце своего пути, несомненно, станет совсем уж настоящим человеком...

    Глава 28.

    Баба Ванга

    Знай, глазами всего не увидишь. Зряче одно лишь сердце...

    Антуан Сент-Экзюпери, французский писатель, лётчик, погиб во время второй мировой войны, сражаясь против фашизма.

       Я была с моим народом

    Там, где он, к несчастью, был...

    Анна Ахматова

       После пожара под Мелитополем несколько старых друзей собралось на берегу Лотосового озера. Сейчас здесь находились и Мать Тереза, и Посланница Мира, и Магда, и Баба Ванга, и Альберт Швейцер. Они, конечно, радовались встрече, ведь из-за постоянной занятости Служением такие встречи были очень редкими, но сегодняшняя, в отличие от прежних, оказалась очень печальной. Все думали о Шаварше и всё ещё никак не могли представить себе, что теперь среди них не будет такого сильного Спасателя и такой прекрасной Души, как он. Практически, каждый Энергион бессмертен, за теми лишь невероятно редкими исключениями, когда он один на один встречается с Чёрным Кукловодом, имеющим точно такой же или превосходящий по величине запас деструктивной Энергии, противоположной, разумеется, Энергии Служителя. Тогда происходит либо взаимная нейтрализация, когда бесследно исчезают оба носителя Энергии, либо просто гибель Энергиона, а Кукловод, сохранивший хотя бы небольшой запас Энергии, выживает и может даже выполнить своё задание (если оно не требует от него слишком больших усилий), чтобы затем вернуться к себе на базу - в Чёрную Дыру для реабилитации.
       Но вся трагедия заключается в том, что оценку их энергетического запаса не могут произвести ни сами Энергионы при личной встрече, ни даже Эгрегор или Фонтан Времени, которые, хотя их и проявляют, визуализируют, но не дают количественных характеристик, поскольку Чёрная Дыра обеспечивает своим агентам слишком сильную энергетически-отрицательную защиту, на преодоление которой может уйти вся Энергия Эгрегора, притом ещё, с непредсказуемым результатом.
       Альберт Швейцер, пытаясь подбодрить Посланницу Мира, которая, конечно, считала себя косвенной причиной гибели Шаварша, говорил ей:
       - Возьми себя в руки! Такое тоже происходило несколько раз и раньше -тогда, когда я ещё был Гуру в Большом Куполе. Мы всегда теряем своих лучших товарищей, хотя, конечно, на самом деле у нас нет худших. Ведь никто из нас ничуть не сомневается, что Шаварш пошёл в этот последний бой вполне сознательно и был счастлив тем, что выполнил свой долг, уменьшив тем самым возможные потери от мелитопольской катастрофы.
       Баба Ванга добавила:
       - Конечно, дорогая! Если бы Шаварш своей Энергией так сильно не повредил Кукловода, тот не убрался бы немедленно на свою базу, а остался на Украине, чтобы, продолжая и дальше корректировать ход катастрофы, добиться максимальных потерь и ущерба. Ему не удалось хотя бы это, несмотря на то, что первая часть плана - зомбирование часового на складе - и была успешно выполнена.
       Удручало всех присутствующих ещё и то, что в тот момент, пока они общались на берегу Лотосового озера, на Земле уже бушевал следующий пожар - теперь в Курганской области России. Здесь на площади более 15 тысяч гектаров, вспыхнуло 14 очагов крупных лесных пожаров, сгорело более 400 жилых домов и других зданий, свыше тысячи человек остались без крова, полностью сгорел посёлок Чашинский, в том числе и детский дом "Родничок". Пока погибло толко 9 человек, среди них один ребёнок, погибло и множество животных. Но ведь пожары всё ещё продолжались...
       На этот раз, правда, дело здесь обошлось без вмешательства Чёрных Кукловодов. Как и всегда, причина бедствия - пресловутый "человеческий фактор": непотушенные костры или сигареты охотников, туристов, местных жителей и прочих людей с отрицательной, как и у Чёрных Кукловодов, энергетикой. А также - умышленные поджоги скупщиков по дешёвке повреждённой пожарами древесины. Словом, и на этот раз люди постарались для себя сами...
       Посланница Мира горевала ещё и о том, что на этот всё ещё продолжающийся пожар послать из Большого Купола было просто некого: все Энергионы сейчас, как и всегда (за исключением дней Больших Церемоний) находились в аналогичных точках бедствия, разбросанных по всему Земному Шару. На Земле, как и всегда, горели леса, люди убивали друг друга в Африке, Азии и Европе, происходили землетрясения, авиакатастрофы, столкновения поездов и автомобилей, гибель судов, обрушения мостов и зданий, массовые отравления, тайфуны, засухи и наводнения, массовые убийства людей и животных, и так далее и тому подобное... И на нейтрализацию всего этого Энегионов катастрофически нехватает!
       Посланница Мира и Баба Ванга были давними подругами. Правда, подружились они только в Большом Куполе, а на Земле не встречались никогда: ведь Посланница Мира всю жизнь Служила в Соединённых Штатах Америки, а Баба Ванга - и вообще за "Железным занавесом", где-то в далёкой тогда ещё социалистической Болгарии. Обе прожили на Земле очень яркую и очень долгую жизнь, после которой наконец-то нашли друг друга, продолжая Служение в Большом Куполе, откуда вскоре Баба Ванга прешла на Следующий Уровень, а Посланница Мира осталась всё там же, но теперь - уже в качестве Верховной Наставницы, или Гуру. Поэтому виделись обе женщины крайне редко.
       Ванга (полное имя - Вангелия Гущерова-Пандева) родилась в Болгарии в 1911 году. Когда Ванга была маленькой девочкой, она росла живым, добрым, жизнерадостным ребёнком. Что её отличало от подружек - так это некоторые необыкновенные способности. Так, например, она любила прятать разные вещицы, уходила от этого места подальше, а потом шла назад искать спрятанное. И, как ни удивительно, она их всегда находила! Можно, конечно, считать такие прятки детской игрой, но всё-таки это ведь одновременно была и интуитивная тренировка её будущих удивительных способностей.
       Однако беззаботное детство длилось недолго. В двенадцать лет с ней произошло страшное несчастье: когда она гуляла в поле со своими сёстрами, внезапно налетел смерч, раскидал девочек в разные стороны, а Вангу даже унёс на несколько сот метров. При этом глаза ей засыпал песок и так поранил роговицу, что девочка совершенно ослепла...
       После этого с ней несколько раз происходили удивительные вещи. Так, например, в возрасте 28 лет она заболела плевритом, лежала много месяцев, никак не выздоравливала, а, наоборот, становилась всё слабее и слабее, была уже при смерти, как вдруг, к удивлению окружающих, умирающая женщина в одночасье выздоравливает, встаёт и ...сразу же берётся за самую тяжёлую работу по дому. Никто тогда, конечно, и предположить не мог, что Вангу спас один из Энергионов-Целителей Большого Купола.
       В годы второй мировой войны она стала прорицательницей. Повидимому, потрясённая невидимой для других картиной ужасных событий, рзворачивающихся перед её слепыми глазами, она так переживала, что около года просто совсем не могла спать.
       Будучи слепой, она видела и чувствовала то, что не было дано другим - зарытые или утонувшие там-то и там-то трупы чьих-то пропавших родственников, смерти и войны, которые затем происходили несколько лет спустя, лица умерших... Говорят, что она как-то даже предсказала, что Курск уйдет под воду, но этому никто не поверил и не придал значения - ведь город стоит далеко от моря, такое просто невозможно! И только в 2000 году, когда в Баренцовом море затонул российский атомоход Курск, унеся под воду более сотни жизней, люди наконец поняли, о чём шла речь.
       Эта слепая, одинокая, фактически нищая старуха (за свои сеансы она брала с каждого посетителя... только кусочек сахара, который проситель должен был продержать под своей подушкой в течение ночи накануне встречи с ясновидящей), которая из года в год по просьбам посетителей ежедневно видела трупы, страдания, ужасы и войны, эта старуха была счастлива тем, что служила людям.
       У неё никогда не было ни своей семьи, ни детей, ни собственного дома - до глубокой старости, до самой смерти она жила у сестры. Казалось бы, как может самореализоваться слепая женщина, которая к тому же, не имела ни специальности, ни образования и даже вообще была неграмотной? И тем не менее, она сумела найти себя и стать полезной людям. И не только полезной, но и знаменитой на весь мир, хотя мирская слава её совершенно не трогала.
       В своё время на Земле о болгарской бабе Ванге было написано очень много статей, книг, воспоминаний. Однако почти все они чисто фактологичны и однотипны по содержанию: проникнуты безмерным удивлением и посвящены тому, как баба Ванга угадала тот круг лиц, имена и события, которые давным-давно ушли в прошлое и были известны лишь исключительно данному просителю. Часть воспоминаний рассказывает о том, как баба Ванге предугадала будущее и дала правильный совет, который потом очень пригодился автору воспоминаний, нашла украденный предмет или могилу пропавшего без вести человека. Очень много говорилось также и о её рецептах, успешном лечении самых запущенных болезней. Учеников у неё не было, но известно, например, что существовал крестник - глухонемой мальчик, которого она излечила с помощью своего дара целительства. Некоторые писатели безуспешно пытались разгадать феномен Ванги и понять, сама ли она говорит с посетителями или же через неё вещают какие-то потусторонние силы, всемирный разум или что-то ещё в таком же роде.
       Всю свою жизнь она отличалась исключительной добротой, высокой нравственностью и духовностью. Однако известны и случаи, когда она даже выгоняла пришедших к ней посетителей, заявляя им в лицо, что они воры, убийцы, предатели или развратники и теперь собственными несчастьями расплачиваются за горе, причинённое когда-то другим людям. Самым главным для любого человека она считала его нравственное, а уж затем и физическое здоровье, причём была убеждена, что второе напрямую зависит от первого. Выше же всех человеческих качеств она ставила доброту и трудолюбие. Вот, например, одно из высказываний Ванги, приведённое в "Энциклопедии ясновидящей Ванги" (Москва, "Россияне" 1998 г.):
       "Гармонии с окружающей природой, с людьми достигает добрый человек. Доброта - вот главное качество человека. Садовник видит, что одно из деревьев хорошо цветёт, но плохо плодоносит. Садовника не обманут яркие цветы, он спилит ненужное дерево. А люди не имеют права быть ненужными, не приносить пользы другим, каждый человек, каким бы он ни был, исполняет определённую миссию на Земле. Сохранение жизни - главная наша обязанность. Каждая жизнь должна иметь возможность развиваться во имя высоких целей, о которых мы ведь ещё ничего не знаем. И, конечно, мы не имеем права пренебрегать этой величественной ответственностью. Но, давая волю тому плохому, что есть в нас, мы невольно становимся на стезю порока, зла, мы тормозим процесс нравственного совершенствования."
       Современников удивлял высокий стиль образованного человека, которым нередко говорила эта малообразованная, просто даже неграмотная деревенская женщина. Однако имеются многочисленные свидетельства того, что она часто цитировала как Библию, так и известных писателей, поэтов и философов (Саади, Эпиктета, Гераклита, Альбрехта Дюрера и других), с трудами которых, казалось бы, никак и нигде не могла познакомиться, а временами, как чей-то рупор, даже изрекала такие вещи, которых и сама не понимала до конца. На первый взгляд это могло показаться невероятным, но стоит понять вот что: да, она была слепа, да, она была неграмотна, да, она всю жизнь практически никуда не выезжала из своей деревни, но если вдуматься... Если вдуматься, то, в конце-концов, ничего удивительного здесь и нет. Хотя она и не видела мир, но фактически буквально весь мир в течение многих десятилетий сам приезжал к ней: тут были артисты, крестьяне, спортсмены, писатели, философы, солдаты, чиновники, ремесленники и все кто угодно, вплоть до самых высокопоставленных лиц из коммунистических стран. Ванга говорила с ними, да ведь и они не молчали - они задавали вопросы, отвечали, рассказывали. У слепого человека, а тем более у Ванги, чувства особенно обострены, а память очень натренирована. Ванга излечивала людей, учила их правильно жить, но ведь это процесс двусторонний - она и сама, человек умнейший и проницательный, тоже училась у них, узнавала разные истории и жизненные ситуации, знакомилась с различными психотипами, слышала новые для себя высказывания, запоминала их и затем использовала в беседах.
       К ней приходили самые разные люди и для многих из них встреча с ясновидящей становилась как бы сеансом психотерапии, очищения, исправления ошибок. Так, кому-то она объясняла, что его горе (плохая дочь, сын-преступник) - результат того, что человек сделал себе сам собственными руками, с детства годами выполняя все прихоти ребёнка, не приучая его к ответственности и труду. Наглым и надменным тоже доставалось по заслугам, ну и, разумеется, она категорически отказывала тем, кто приходил к ней ...узнать номер счастливого лотерейного билета, разбогатеть или что-нибудь подобное в этом же роде.
       Вот ещё некоторые её очень мудрые высказывания, оставшиеся на Земле в воспоминаниях современников и книгах разных авторов:
       "Предоставьте людям самим страдать и бороться, чтобы они сами всё преодолели, иначе ничто им не поможет. Только когда прихватит болезнь, пьяница начинает понимать, что он наделал, но порой бывает поздно".
       "Что они вкладывают в слово "счастье" - не могу даже понять. Вероятно, под словом "счастье" люди понимают такое своё положение, когда у них всё в порядке и нет никаких проблем. Но так не бывает! Нет человека, рождённого только для счастья. Один - прекрасный работник, но несчастлив в семье, у соседа есть и то, и другое, но нет здоровья, третий сам здоров, а дети хворают. В каждом человеке уживаются добро и зло - так устроен мир. Я считаю, что счастье человека - иметь безграничное терпение."
       Очень интересно также и одно из её давних предсказаний, которое полностью совпало с прогнозами медиков и микробиологов. Вот что она говорила ещё в 1981 году:
       "Будьте внимательны! Скоро появятся незнакомые, неизвестные людям болезни. Люди будут падать на улицах, тяжело заболевать без видимых причин. Станут тяжко хворать те люди, которые никогда и ничем не болели. Но повальное бедствие может быть предотвращено, всё в ваших руках."
       И, действительно, в мире к началу 21 века насчитывалось более 40 миллионов человек больных спидом, а 30 миллионов уже от него умерли. Спид появился на Земле в восьмидесятых годах двадцатого века, на стыке двух веков вся Европа дрожала от ужаса при слове "коровье бешенство", а в самом начале двадцать первого века в Китае появилась ещё и так называемая "атипичная пневмония", которая, распространяясь по всему миру, тоже унесла немало жизней. Медики предсказывают и дальнейшие самые разнообразные мутации земных вирусов, от которых пока нет лекарств, а это значит, что появятся и другие новые смертельные болезни.
       Очень важно то, что и Ванга, и Посланница Мира, и многие другие Энергионы были в своё время строгими вегетарианцами, зоозащитниками или экологами. Ведь все вышеназванные болезни появились только потому, что люди ели мясо домашних, или убивали диких животных, которые являются такими же жителями нашей Планеты, как и мы сами. Так, СПИД зародился в Африке, где люди охотились на человекообразных обезьян и в буквальном слове обагрили свои руки их кровью, оказавшейся инфицированной смертоносным вирусом. Коровье бешенство таилось в теле домашних европейских коров, которых кормили мясными субпродуктами, а затем из-за болезни всего нескольких десятков животных и смерти нескольких европейцев там устроили кошмарную бойню - уничтожили десятки миллионов ни в чём неповинных жизней, ну а пневмония, пришедшая из Китая, была обнаружена в виверрах (что-то вроде куниц), которых гурманы и до сих пор поедают там десятками тысяч.
       Сама природа как бы призывает человека: давно пора перестать убивать других обитателей Земли и перейти к вегетарианству, иначе людям будет очень плохо, а потом просто уже и поздно. Похоже, что какие-то неведомые силы наказывают людей за их кровожадность. Очень многие выдающиеся люди Земли, в частности, Лев Толстой, были вегетарианцами. Можно вспомнить, что говорили о вегетарианстве и многие отцы христианской церкви. Вот, например, слова святого Антония Великого: "Употребляй самую простую и дешёвую пищу. Мясо совсем не ешь". Авва Пимен считал, что "душа ничем так не смиряется, как если кто будет воздержанным в пище". Авва Леонтий: "Пища излишняя делает тело чрезмерно нагруженным кораблём, который при малом движении волн идёт ко дну".
       К счастью, сейчас вегетарианцев в развитых странах становится всё больше и больше, что, при наличии там большого ассортимента других самых разных белковых продуктов (бобовые, соевый творог, плоды авокадо), только полезно для здоровья. Разумеется, речь не идёт о нищих странах, где люди готовы съесть всё что угодно, лишь бы не умереть с голода, так же как и о районах, где земледелие сильно затруднено, например, пустыни и полупустыни, тундра, вечная мерзлота и так далее. А вот в цивилизованных странах жители любого региона, например той же обледенелой Аляски или скалистой Норвегии, спокойно могут пользоваться всем тем разнообразием современных продуктов, что и население южных стран, вплоть до ананасов, бананов, киви и других самых экзотических овощей и фруктов.
       Своими собственными словами, не читая умных книг, но очень верно Ванга говорила и об экологии. Будущее Планеты Земля тоже крайне волновало её. Вот что ещё в 1981 году она сказала об этом, причём сама уже была совсем старой, бездетной, так что думала совсем не о себе самой, а обо всех людях - и о тех, кто до сих пор живет на Земле, и о будущих поколениях:
       "Нельзя злоупотреблять удобрениями и химикатами. Природа уже задыхается. Придёт день, когда с лица земли исчезнут различные дикие и культурные растения и животные. Первыми с наших огородов уйдут навсегда лук, чеснок, перец. Пасеки останутся без пчёл, молоко станет горьким".
       Ванга очень любила природу, особенно цветущие растения, с которыми в буквальном смысле общалась, разговаривала, обменивалась биотоками. Она всегда знала, какое растение забыли полить, какое растение заболело и плохо себя чувствует. Невидимая связь между человеком и человеком, человеком и животными и растениями, даже между человеком и какой-нибудь скалой или озером, несомненно, существует, свидетельством чего является вся жизнь Ванги. Если кто-то из людей и может сомневается в этом, то только потому, что современный человек настолько оторван от природы, что перестал ощущать эту связь, живёт "сломя голову", обращая мало внимания на окружающее, не прислушиваясь к своим тонким, малозаметным ощущениям. А ведь никто не будет сомневаться, что фактически каждый человек является открытой биосистемой, связанной с окружающим миром - другими людьми, живой и так называемой "неживой" природой - с помощью целой системы датчиков, настроенных на электромагнитное, гравитационное, психическое, энергетическое поле. И при этом ничто не исчезает бесследно, просто одни виды материи и Энергии переткают в другие, меняются, создают всё новые и новые виды сочетаний. И если сказать об этом людям более современными, "научными" словами, то сомневающихся станет намного меньше...
       Большую часть своей жизни Ванга прожила в социалистической стране, а это значит, что, как и в СССР, буквально всё на свете здесь было монополизировано государством, частного не было ничего. Школы, заводы, институты, общественные туалеты, больницы, бани, спортивные секции, парикмахерские, булочные, котельные, сапожные мастерские, столовые, буфеты, ателье - были исключительно государственными и только государственными. В те времена в Москве, например, - столице всего "социалистического лагеря" - старушки, жавшиеся у входа, разумеется, в государственный гастроном, тайком, скрываясь от милиции, пытались продавать свой жалкий пучок редиски, выращенный собственными руками на своём огороде. Тайком, потому что они на это не имели никакого права и были преступницами: торговля, даже самая мелкая, можно сказать, мельчайшая, была, как и всё остальное, государственной монополией. И это при том, что в казённом овощном магазине редиски или укропа, так же как и большинства других овощей и фруктов, практически не бывало никогда, а если и были, то полугнилые. Милиция стаоушек гоняла, оскорбляла и штрафовала ...разумеется, в пользу своего собственного кармана.
       А что уж говорить о медицине, ведь это не пучок редиски! Именно поэтому жизнь Ванги была очень и очень непростой. Начать с того, что после установления в Болгарии советской власти (1945 год) одному из советских военнослужащих был даже отдан приказ уничтожить женщину физически, как вредный элемент и проводник мракобесия, никак не сочетающийся с единственно верной марксистско-ленинской идеологией, которая, разумеется, должна быть не только господствующей, но и единственной в стране и, желательно, во всём мире. Однако в послевоенной неразберихе приказ выполнен не был, видимо, Провидение хранило святого человека для того, чтобы он мог довести свою земную миссию до конца... Существуют даже воспоминания очевидцев тех событий о том, что человек, которому поручили ликвидировать Вангу, потерял очень важный документ и ему грозил за это расстрел. Тогда он пошёл к ясновидящей и она указала ему ту поляну в горах, где он обронил важный пакет. Документы были найдены и человек, рискуя собственной жизнью, категорически отказался выполнять расстрельный приказ. Говорят, что командир вликодушно простил его и ...даже не расстрелял.
       В 1953 году в СССР наконец-то кончилась эра кровавого кремлёвского диктатора, длившаяся почти три десятилетия. По всей стране по поводу его смерти рыдали миллионы, десятки миллионов одураченных рабов. Радовались только единицы: они надеялись на лучшее, потому что хуже уже просто быть не могло. В феврале 1956 года в Москве состоялся исторический ХХ съезд коммунистической партии СССР, на котором новый правитель страны Никита Сергеевич Хрущёв, рискуя собственной жизнью, разоблачил культ личности Сталина, сказал правду о советском прошлом, о миллионах жертв кэгэбэшной мясорубки. Он сделал то, на что после 1991 года с гораздо меньшим риском для себя так и не решился Борис Николаевич Ельцин. Он не посмел окончательно изобличить все преступления компартий мира (прежде всего, разумеется, КПСС) даже после падения коммунистического строя в советской империи зла!
       Постепенно в СССР началась реабилитация политзаключённых, из советских лагерей и тюрем сотни тысяч ещё остававшихся в живых людей потянулись к себе домой. Понятно, что и в других социалистических странах тоже происходили аналогичные изменения. Все эти события, разумеется, отразились и на жизни Вангелии. Если бы в СССР не произошли такие коренные перемены, то ещё неизвестно как бы сложилась дальнейшая судьба этого светлого человека.
       В течение двух предыдущих десятилетий казённая болгарская пресса, разумеется, не смела сказать о Ванге ни слова, но начиная с шестидесятых годов уже стали появляться первые робкие статьи о ней. Конечно, она была известна и даже знаменита ещё задолго до этого - но только исключительно благодаря устной молве, которая широко циркулировала как в самой Болгарии, так даже и за рубежом.
       Раз уж коммунисты упустили шанс и не сумели во-время пристрелить Вангу в том далёком 1945 году, то теперь они, кажется, стали умнее - научились использовать святого человека в своих корыстных интересах. Так, деятельность Ванги "курировалась" местными административными властями - ясновидящая, разумеется, "работала" только с их разрешения. Жила Ванга в 123 километрах от Софии, в маленьком городке Петриче, в сельском доме своей сестры Любки - ведь у неё самой никогда не было собственного жилья. С самого раннего утра перед её домиком толпились страждущие, приехавшие со всех концов страны, а многие - и из-за рубежа. Чтобы попасть на приём, паломникам приходилось долго ждать - до одной-двух недель, а иногда даже и больше, правда иностранных гостей, как правило, пропускали без очереди.
       Что же сделали местные власти - Народный совет - для облегчения работы Ванги? Очень просто: с каждого приезжего они взимали по 10 левов, которые шли в государственную казну. Они регистрировали приезжающих, даже выдавали им соответствующие квитанции, с которыми те уже шли к Ванге. Постепенно эта плата росла и росла, а в девяностых годах достигла 100 левов для болгар и 50 долларов для иностранцев. Все эти десятилетия такая сумма была весьма ощутимой, особенно если учесть, что людям ещё приходилось оплачивать дорогу и проживание во время долгого ожидания приёма. А записываться на приём приходилось заранее - за несколько месяцев или даже за год! Сама же Ванга, разумеется, не получала ничего, да она об этом, таком земном, вовсе и не думала. Ведь у неё были кров и пища, здоровье, любимое дело - так, спрашивается, что же ещё нужно человеку для счастья?
       Конечно, необходимо рассказать хотя бы о пару случаев из её практики, привести какие-нибудь воспоминания современников, её бывших клиентов. Вот несколько таких статеек, взятых из книги "Энциклопедия Ванги":
      

    Всё разъяснилось через 17 лет.

       Лет семнадцать тому назад Дора, моя родственница, была у Ванги. Говорили о разном, но вдруг Ванга спросила: "Что делает Владо, Старый дом?" Дора тогда промолчала, позвонила мне потом и сказала: "Смотри, какие глупости говорит Ванга - что делает Владо, Старый дом?"
       Лет через 17 я написал книгу воспоминаний о родном городе Банско и назвал её "Фиолетовый тюльпан".
       Отдал я рукопись в издательство "Народна младежь".
       Главным редактором был Евтим Евтимов. Он сказал, что ему не особенно нравится название и предложил его поменять.
       Я ответил, что у меня припасено и другое название "Воспоминания из Старого дома". "Это лучше", - сказал Евтим Евтимов. И книга вышла с таким названием.
       Как-то среди ночи мне позвонила та самая Дора и взволнованным голосом сказала, что не может спокойно уснуть. Читая книгу, она вдруг вспомнила, что Ванга тогда видела эту книгу и даже её заглавие. На столько лет вперёд!
       С той поры я безоговорочно уверовал в феномен бабушки Ванги. Её ясновидение - факт очевидный. И очень жаль, что софийские чиновники до сих пор по-настоящему не востребовали дар ясновидящей Ванги для процветания Болгарии.

    1985 г.

    ладо Георгиев, писатель

    Петрич - Банско - София

    ...И из машины вышел мальчик

       Этот случай взволновал меня очень сильно. Ибо всё происходило буквально на моих глазах. И не где-нибудь в Софии или на Албене (известный болгарский курорт), а здесь - у нас в Петриче.
       Помнится, во вторник вдруг бесследно пропал ребёнок наших соседей. Такой милый опрятный мальчик лет шести. Вежливый, послушный, он и из дома-то никогда без разрешения не отлучался. А тут пропал - как в воду канул.
       Отец с матерью в слезах. Да только слезами горю не поможешь. Несколько дней повсюду искали мальчика, но безрезультатно.
       Тогда отчаявшиеся родители пошли к Ванге, которая жила в Петриче, от нас за несколько кварталов.
       Бабушка Ванга не стала выслушивать до конца сбивчивый рассказ осунувшихся за эти дни родителей, а сразу сказала, что в субботу ребёнка приведут домой живым и здоровым представители власти.
       Люди разнесли эту весть и с раннего утра в субботу мы все собрались у подъезда дома, чтобы увидеть развязку. Были среди нас и пессимисты, которые ушли. Но оставшиеся были вознаграждены сполна, когда к обеду милицейская машина подъехала к дому.
       Послышались возгласы удивления. Из машины вышел мальчик в сопровождении милиционера. Сцена встречи была неописуемой.

    1986 г.

    Петрич. Бойко Христова, госслужащая

      
       По свидетельствам очевидцев, Ванга предсказала также начало второй мировой войны, поражение Гитлера во второй мировой войне, события 1968 года в Праге, когда чехословацкий народ безуспешно попытался освободиться от советского господства и получил за это вторжение советских танков. Она предсказала также перестройку в России, освобождение Болгарии от советского подчинения, победу на вторых выборах Б.Н.Ельцину и многое другое. Кстати говоря, наверное, не случайно имя "Вангелия" означает именно следующее: "предсказательница", "провидица", "прорицательница", "пророчица".
       В середине девяностых годов прошлого века Ванге уже перевалило за восемьдесят и она была серьёзно больна. Она сама предсказала заранее также и день своей смерти. Ванга знала, что у неё рак, но врачи и окружающие об этом не догадывались, а сама она и не говорила - ведь каждому, так или иначе, всё равно придётся умереть от какой-нибудь болезни и ничего уж тут не поделаешь! К тому же она считала, что каждая болезнь - это своего рода испытание, способ исполнить предначертанное судьбой.
       Миссия Ванги была невероятно тяжёлой, изнурительной. Ежедневно она принимала примерно по полсотни посетителей, а адский труд этот длился целых семь десятилетий! От ужаса перед увиденным она иногда впадала в ступор, теряла сознание, а для лучшего вхождения в образ, бывало, что и впадала в транс, говорила чужим голосом, чужими словами, теряя при этом громадное количество Энергии и душевных сил. Потом она спрашивала: "Чем я виновата, что мне приходится принимать на себя чужие беды? Мыслимо ли вынести все человеческие страдания?". И ещё: "Завидую вам, что вы ничего не видите и не слышите..." Спала она всего несколько часов в сутки...
       В последние годы жизни провидческий дар её, так же, как и состояние здоровья, заметно ослабел, и это совершенно естественно. Слышались даже высказывания, что в эти времена её просто использовали окружающие проходимцы в своих корыстных целях. Скорее всего, так оно и было, потому что когда Ванга по состоянию здоровья осталась "не у дел", все они потихоньку исчезли и она, как это в жизни часто бывает, осталась буквально один на один со своей старостью и смертью. Единственным человеком, который ухаживал за ней, была совершенно чужая женщина, сына которой Ванга когда-то спасла от смертельной болезни.
       11 августа 1996 года в возрасте 85 лет Ванга ушла из мира людей. Она умерла, улыбаясь, а перед самой смертью страдания оставили её, пульс нормализовался, дыхание стало ровным, она попросила стакан воды, хлеба, а также - обмыть её перед уходом. 3 августа 1996 года, незадолго до смерти, она сказала:
      
       "Я больна и скоро уйду от вас. Не ссорьтесь без меня, помиритесь. Не завидуйте мне ни в чём, а оплакивайте мою жизнь, ибо бремя её было невыносимо.
       Не желайте слишком многого - не сможете за него расплатиться".
      
       Надо сказать, что на самом деле, люди такого масштаба и такого духовного уровня, как Ванга, одиноки всегда, в течение всей своей жизни, а не только перед лицом старости и смерти. Стоит посмотреть повнимательнее, каким человеком была Ванга? Бескорыстным, высоконравственным, сострадающим людям и всей Планете Земля, невероятно трудолюбивым, мудрым, да, к тому же, ещё и с Космическим Сознанием. Много ли на свете подобных людей? Таких праведников среди миллионов людей - единицы, так как же они могут быть не одиноки всегда?
       Вот и ещё некоторые высказывания Ванги, которые могут служить людям её духовным завещанием:
      
       - Какая самая важная черта духовной сути человека?
       - Доброта. Она - ключ к гармонии с природй. Даёт возможность найти баланс духовных и физических сил, желаний. Сделаешь добро - надейся, сделаешь зло - жди обратно.

    *

       - Сейчас большую власть приобретают деньги. Многие считают, что это хорошо. Так ли?
       - Нет, не так. Много денег - от дьявола. Их должно быь столько, чтобы хватило на самое необходимое. Не больше. Деньги уносят здоровье.

    *

       Будущее за хорошими людьми. Они, работая на совесть, создадут красивый мир. Космическая гармония станет доступной всем. Но не надо ждать! Надо создавать её собственными руками и разумом!
      

    Глава 29.

    Следующий Уровень

    Через два поколения выйдут на свет

       Люди, которых сегодня нет...
       Им будет робость моя чужда,
       Они раскованней будут и злей...
       Зависть, ненависть и вражда

    Взойдут над просторами их полей.

    Булат Окуджава

    (написано незадолго до смерти)

       Постепенно разговор между друзьями перешёл на другие темы. Посланница Мира и Магда поинтересовались, чем же занимаются Служители на Следующем Уровне, куда Альберт Швейцер перешёл недавно, а Баба Ванга несколько ранее? Оказалось, что главная забота Служителей там - это общее самочувствие Земли, а если говорить земным языком, то это экология, состояние которой на Земле уже сейчас самое плачевное, но при этом усилиями самих людей становится всё хуже и хуже, приближая всё живое, в том числе и самого человека, к мучительной агонии.
       Так, например, рассказал Альберт, даже белые медведи в заполярных районах уже подвержены необратимым генетическим мутациям - у них рождается громадное количество уродов. А происходит это потому, что весь громадный мировой океан, в который впадают все реки Земного Шара, окончательно отравлен - ведь в реки сотни лет сливаются промышленные отходы миллионов самых ядовитых производств, размещённых на их берегах, в них же смываются пестициды и ядохимикаты с сельскохозяйственных земель. Значит, в море плавает отравленная рыба и другие животные, например, нерпа, которыми питаются медведи, являющиеся последним звеном этой пищевой цепочки.
       Ещё в прошлом веке была принята конвенция о запрете на убой китов. Подписать её из всех стран мира отказались лишь Норвегия и Япония. Они продолжают это убийство и вот что оказалось: по той же самой причине, теперь жир китов, который раньше широко использовался людьми, настолько отравлен ядохимикатами, что просто опасен для употребления в пищу. После убоя животного, китобои просто выбрасывют ядовитый жир за борт. Повидимому, уже очень скоро на Земле повсюду можно будет видеть ситуацию, о которой говорится в таком анекдоте:
      
       - Можно в этом пруду ловить рыбу?
       - Конечно, ловите себе на здоровье!
       - Значит, если я поймаю рыбу, это не будет преступлением?
       - Ни в коем случае. Это будет просто чудо.
      
       Человечество, как спрут, расползлось по планете, удушая всё живое на своём пути. Ещё в 1970 году биомасса человечества стала критической и превысила биомассу всего живого на Земле. Постоянно безвозвратно исчезают многие виды животных и растений и процесс этот идёт ускоряющимися темпами. И баланс постоянно и очень быстро продолжает клониться в сторону биомассы человека. Человеческая масса пухнет и пухнет за счёт бесконтрольной, чисто физиологической рождаемости, причём в основном в самых бедных странах - там, где подавляющая часть населения имеет средневековую или ещё более раннюю психологию, не умеет себя прокормить, не умеет создать достойную жизнь на своей собственной земле и привыкла "решать" все проблемы лишь с помощью межплеменной резни.
       В то же время в самых благополучных и миролюбивых странах (где, разумеется, тоже есть множество своих проблем, но это уже проблемы совсем другого уровня - не как убить врага из вражеского племени, а как обеспечить своим жителям максимальные социальные гарантии) население не только катастрофически стареет, но и уровень смертности превышает уровень рождаемости. Земля имеет ограниченные возможности прокормить своё население и люди уже давно приблизились к этому пределу, а бурный рост населения - это тоже один из способов приблизить агонию человечества и покончить с собой с помощью самоубийства. Известно, что на Земле каждую минуту рождается 251 человек, а умирает 108, то есть в два с половиной раза меньше.
       Катастрофически уменьшается площадь лесов - источника того кислорода, без которого жизнь на Планете станет просто невозможной. У людей почти не осталось природы, есть лишь "окружающая среда" состоящая нередко из асфальта, выхлопных газов и трубы цементного завода рядом с домом. Планета задыхается под горами мусора, а мусор, выброшенный со спутников и космических кораблей в громадном количестве уже летает даже и по околоземной орбите.
       Но самое опасное - это ускоренное потепление климата, вызванное резким (в два раза) повышением содержания углекислого газа в земной атмосфере. Этот так называемый парниковый эффект вызван исключительно деятельностью человека - сжиганием колоссального количества теплоносителей (угля, нефти, газа) в промышленности, на электростанциях, в бытовом секторе, а, главное, в моторах автомобилей, которых с каждым годом становится всё больше и больше. Эту энергию природа копила в земных недрах постепенно, многие миллионы лет, а человек бездумно освобождает её всего лишь в течение двух-трёх столетий. И процесс этот всё ускоряется и ускоряется. Вот почему Планета всё больше и больше разбалансируетя - постоянно растёт число землетрясений, засух, наводнений, климатических аномалий.
       По прогнозам специально созданной комиссии английских учёных, уже к середине двадцать первого века климат Земли станет просто непереносимым для всего живого, а к концу века из-за дикой жары растают все льды и ледники Планеты, поднимется уровень мирового океана, и на поверхности останется лишь Антарктида. Всё живое на Земле просто погибнет...
       Самое же ужасное заключается в том, что на Земле всё продолжается этот безумный пир во время чумы. Человечество занято своими войнами, политическими интригами, люди гонятся за карьерой, славой, богатством, сиюминутными удовольствиями, многие просто борются за своё выживание, не понимая того, что настал последний (почти в буквальном смысле слова) час жизни людей.
       Закончив уничтожение собственного дома, обезумевшее человечество вот-вот примется за убийство и других планет Солнечной Системы - ведь к 2025 году предполагается высадка на Марс и начало его освоения! Но, как говорится, "человек предполагает, а Бог располагает". Лишь очень немногие люди Космического Сознания пытаются что-то сделать на Планете для её спасения. И в этом им, как могут, помогают Альберт Швейцер, Баба Ванга и другие Служители Следующего Уровня.
       После рассказа Альберта друзья долго молчали. Они посвятили себя борьбе со Злом, за выживание прекрасной зелёной Планеты, которой в одиночку, безраздельно и совершенно незаслуженно владели люди, не умеющие распорядиться тем сокровищем, которое случайно оказалось у них в руках. И это Всемирное Зло находится не где-то там, в далёком Космосе, а именно в душах этих самых совсем обезумевших людей.
       Энергионы Следующего Уровня как раз и заняты проблемами земной экологии - они прилагают все силы к тому, чтобы не дать людям окончательно уничтожить Землю, и исход этой борьбы пока никому неизвестен.
       Потом друзья перешли к делам Большого Купола. Посланницу Мира очень беспокоил тот случай, когда недавно в Купол проник Блуждающий Канал Космической Связи. А вдруг это всё-таки была совсем не случайность, а первая попытка проверить, насколько сильна защита Купола? Кто знает, а, может быть, Кукловоды строят планы поглощения Купола Чёрной Дырой, которая сейчас вплотную приблизилась к Земле?! И тогда со всем Большим Куполом может произойти то же самое, что случилось с Шаваршем: если суммарная отрицательная Энергия Чёрной дыры окажется большей или даже равной, чем положительная Энергия Купола, то Купол просто погибнет - исчезнет навеки так, как будто его никогда и не было. Конечно, Чёрная Дыра очень сильно ослабеет, но ведь тогда это уже не будет иметь никакого значения...
       В конце-концов друзья решили, что те, кто находится на Следующем Уровне, со своей стороны (поскольку их возможности намного больше) всё-таки попробуют оценить энергетический Потенциал противников, чтобы Служители Большого Купола в случае необходимости могли предпринять ответные шаги. Сами же Служители Купола займутся поиском других возможных проникновений к ним Блуждающих Каналов Связи. И если такие найдутся, значит, действительно, дело уже не в случайности, а в опасной закономерности и пора принимать срочные меры самозащиты. На том и закончилась встреча старых друзей. Когда и где они теперь встретятся снова - кто знает, может быть, даже и никогда...
      

    Глава 30.

    Рауль Валленберг.

    Жизнь ниспосылается нам даром; заслуживаем мы её - отдавая её.

    Рабиндранат Тагор (1861-1941 гг.) индийский поэт, писатель, философ.

       В 1953 году, всего через восемь лет после окончания второй мировой войны и через пять лет после создания государства Израиль (по решению ООН, под которым также стоит и подпись СССР), в Иерусалиме был создан мемориал шести миллионов евреев, уничтоженных фашистами в разных странах мира. На территории мемориала существует "Аллея праведников", где посажены сотни деревьев в память о тех людях, которые рискуя, а нередко и жертвуя своей жизнью, спасали евреев от смерти. Одно из этих деревьев носит имя шведа Рауля Валленберга.
       Он родился в Швеции в 1912 году в семье морского офицера, принадлежавшего к очень известной фамилии страны, во многих поколениях которой были крупные банковские служащие, финансисты, промышленники, политические деятели и дипломаты. Вся семья ожидала, что в соответствии с семейной традицией Рауль тоже станет банковским служащим, но круг его интересов был намного шире. Юноша ещё в школе проявил самые разные таланты, в частности, считался одним из лучших учеников по рисованию и русскому языку, особенно же он интересовался архитектурой. Тем не менее, по окончании школы он, как и было положено, сначала прошёл воинскую службу и только затем поступил на архитектурное отделение Мичиганского университета в США. Однако работы по избранной профессии в те времена в Швеции практически не было и поэтому Валленбергу пришлось поступить в шведскую торговую фирму, находившуюся в Кейптауне (Южная Африка), а вскоре после этого стать банковским служащим в нидерландсом банке в Хайфе (сейчас это территория Израиля).
       Всё это происходило в тридцатые годы прошлого века, когда в Европе уже пышным цветом расцветал фашизм. В Хайфе юный Рауль впервые услышал ужасные рассказы еврейских беженцев, которые сумели спастись из гитлеровской Германии. Между тем, вторая мировая война шла своим чередом и продолжалось повсеместное уничтожение евреев в фашистских концлагерях - Освенциме, Маутхаузене и других.
       Свои фабрики смерти, чтобы далеко не возить обречённых на гибель людей и не тратиться на перевозки, людоедский режим строил во всех странах, где только было возможно. Так, например, в Освенциме (на юге Польши) было истреблено более 4 миллионов людей, в Маутхаузене (Австрия) в 1938-1945 годах было заключено около 335 тысяч человек, из которых казнено более 110 тысяч, в том числе - свыше 32 тысяч советских граждан, а среди них - попавший в плен и зверски замученный шестидесятипятилетний генерал Карбышев. Дахау - самый первый концлагерь, созданный фашистами ещё в 1933 году на территории самой Германии близ города Мюнхен. Здесь содержалось 250 тысяч человек, из них 70 тысяч были замучены или убиты. Треблинка - концентрационный лагерь, который фашисты устроили в Польше недалеко от Варшавы. Здесь погибло около десяти тысяч человек, среди них - польский врач, писатель и педагог Януш Корчак, о котором также говорится в одной из глав этой книги.
       В эти же годы не менее людоедскеий сталинский режим тоже строил свои концлагеря, где были замучены, погибли от голода, холода и пыток многие миллионы наших сограждан, но это происходило на собственной территории и поэтому в то время мир знал об этом ещё меньше, чем о преступлениях Гитлера. Разумеется, в своих концлагерях фашисты уничтожали не только евреев, но и прочих представителей "низшей расы", например, цыган, а также военнопленных самых разных национальностей, своих собственных политических противников, отечественных диссидентов, гомосексуалистов, лесбиянок и так далее. В связи с этим хотелось бы напомнить российским любителям Гитлера и фашизма, борющимся за "расовую чистоту России" и "превосходство" русской нации над всеми остальными в целом мире, что русские тоже считались фашистами недочеловеками, быдлом, рабочим скотом для подлинно арийской нации, так что принимая идеи фашизма, русские неонацисты тем самым автоматически ставят лично себя на соотвествующее место расовой шкалы, созданной фашистами. Ну что ж, им самим, как говорится, виднее и, повидимому, можно порадоваться, что хотя бы в этом они не ошибаются и, может быть, даже вполне объективны.
       Гитлер выполнял свою программу повсеместного уничтожения евреев как в Германии, так и в странах-союзниках, а также во всех других странах, оккупированных фашистами. В то время Венгрия была союзницей гитлеровской Германии, воевавшей против Советского Союза. Здесь тоже предполагалось уничтожить всех местных евреев и эти планы начали спешно осуществляться весной 1944 года, когда после Сталинградской битвы (1943 год) уже стало ясно, что поражение Германии неизбежно.
       Европа постепенно начала понимать истинное лицо фашизма и его человеконенавистнические планы. В связи с этим в Стокгольме, столице нейтральной Швеции, собрался Всемирный еврейский конгресс, который одной из своих важнейших целей поставил спасение венгерских евреев. Одновременно и в США общественные организации, в первую очередь Совет по делам беженцев войны, также занялись этой проблемой. Необходимо было найти человека, который мог бы взять на себя миссию спасения. И такой человек - знающий несколько языков, талантливый, молодой, много раз бывавший в разных европейских странах, энергичный и смелый - был найден. Им оказался Рауль Валленберг, владевший несколькими европейскими языками, который к этому времени уже работал в шведском дипломатическом представительстве в Будапеште. Конечно, Рауль вполне мог отказаться, но у него не было сомнений. Таким образом летом 1944 года он в качестве первого секретаря шведского дипломатического представительства возглавил новый отдел, созданный специально для спасения венгерских евреев.
       Когда Валленберг приехал в Будапешт, то уже более 400 тысяч евреев были вывезены из страны на верную и мучительную смерть. Теперь в городе оставалось всего около 200 тысяч человек и, забегая вперёд, надо сказать, что, по разным данным, только одному человеку - Валленбергу - удалось спасти от 30 до 100 тысяч из них. Однако действовать надо было решительно и молниеносно, потому что оставшихся евреев фашисты предполагали депортировать буквально в течение следующих двадцати четырёх часов. Миссии Валленберга очень помогло и то, что фашисты, чувствуя своё неизбежное и скорое поражение, в последний момент всё-таки отложили депортацию, надеясь тем самым расположить к себе европейские страны и заключить с ними сепаратный мир на более выгодных условиях.
       Ну а теперь поставьте себя на месте Валленберга: если бы вы приняли на себя ту же самую миссию, то с чего бы вы начали и каким образом стали её выполнять? Вопрос очень трудный и далеко не каждый может на него ответить. Валленберг же начал с того, что прежде всего ...обеспечил себе полную самостоятельность и независимость от шведского посла, который в то время был аккредитован в Будапеште. И это вполне понятно - ведь любые акции, проводящиеся по дипломатическим каналам, требуют длительных согласований во многих инстанциях, к тому же дипломаты - народ вышколенный и очень осторожный, так что, скорее всего, на свои запросы по тому или иному делу Валленберг, после долгих проволочек получал бы отказы и запреты и поэтому просто не смог бы справиться со своей миссией. Для этого он направил докладную записку в шведское министерство иностранных дел, в которой просил дать ему полномочия на общение с любыми лицами по его собственному усмотрению, а также право самого широкого, причём нередко нетрадиционного, использования дипломатических курьеров. Таких требований перед шведским МИДом не выдвигал ещё никто и никогда, и, тем не менее, после консультации со шведским королём Густавом У, Премьер-министр Швеции дал Валленбергу своё согласие на все выдвинутые им условия.
       Следующим шагом Рауля было создание в Будапеште множества "шведских" центров, например, библиотеки, научно-исследовательского института и так далее. Для этого он от имени Красного креста арендовал в городе ряд зданий, повесил на них соответствующие таблички и все эти учреждения стали служить убежищем для множества венгерских евреев. Всего таких зданий, которые в народе называли "шведскими домами", в городе было более тридцати, в них проживало около пятнадцати тысяч спасённых Валленбергом людей.
       Следующим шагом должен был стать вывоз этих обречённых людей с территории, оккупированной фашистами. Для этого Валленберг разработал форму специального паспорта и заказал его изготовление во многих тысячах экземпляров. Прекрасно зная психологию врага и большое уважение фашистов к разным печатям и документам, Валленберг постарался сделать этот паспорт как можно представительнее и внушительнее как по размерам, так и по количеству печатей и символов королевской власти. Этих охранных паспортов Валленбергу и его помощникам, количество которых выросло до нескольких сотен, удалось сделать почти пятнадцать тысяч штук.
       К концу войны положение евреев стало просто отчаянным. Фашисты тысячами сгоняли их в колонны смерти, направлявшиеся к австрийской границе, где людей бросали в вагоны и дальше везли по железной дороге в концлагеря на уничтожение. Многие из этих колонн Рауль сопровождал во время пути, раздавая измождённым людям еду и лекарства, а главное - охранные шведские паспорта для тех, кому их успели изготовить. При этом он рисковал собственной жизнью, вызывал недовольство немецких охранников, но всё-таки, благодаря своим артистическим способностям, знанию психологии врага, смелости и даже нахальству, Раулю удавалось добиться освобождения очень многих. Он действовал самыми разными методами: кого-то из охраны ему удавалось подкупить, кого-то запугать различными угрозами. Иногда он спасал людей в самый последний момент - даже тогда, когда они уже находились внутри вагонов. Известно, что Рауль сам нередко залезал на крыши вагонов и передавал внутрь охранные паспорта для спасённых. Был даже такой случай, когда одному из охранников приказали его застрелить, но тот, потрясённый мужеством шведского дипломата, на это не решился...
       Рапуль, как шведский дипломат, к тому же человек высокообразорванный, талантливый, владеющий несколькими языками, был вхож в дома самых высокопоставленных лиц, в том числе полицейских чинов и даже немецких офицеров, чем он вовсю пользовался исключительно в тех же целях спасения обречённых.
       13 января 1945 года советские войска вошли в Будапешт. Рауль Валленберг, как шведский дипломат, уполномоченный своим правительством вести дела на территории, занятой советскими войсками, был приглашён (по его собственной просьбе) посетить советский военный штаб, находящийся в Дебрецене недалеко от Будапешта, куда он и выехал 17 января. По пути он даже успел проститься с обитателями некоторых шведских домов Будапешта. С тех пор Рауля больше не видели...

    *

    * *

       Имеется очень много зарубежных публикаций, посвященных Раулю Валленбергу, причём нередко авторы даже утверждают, что он жив или, по крайней мере, был жив всего несколько лет тому назад. Ещё в 1945 году государственное радио оккупированной советскими войсками Венгрии сообщило, что он был расстрелян по пути в Дебрецен, однако многие тогда не поверили этой информации. Уже много позже, несколько десятилетий спустя, на многочисленные официальные запросы Швеции советские власти неизменно отвечали, что в 1947 году Рауль Валленберг "скончался от болезней в одном из советских концлагерей"... Если это, действительно, так, то можно себе представить, как же "поработали" сталинские палачи на Лубянке, чтобы этот здоровый, не истощённый войной или заключением молодой человек (а тогда ему было всего-то тридцать пять лет!) вдруг ни с того ни с сего взял да и умер от какой-то неведомой болезни!
       За прошедшее после 1945 года время бывшие заключённые самых разных советских лагерей и тюрем (как советские люди, так и иностранцы - немцы, итальянцы, поляки) утверждали, что много позже видели Валленберга там-то или там-то. Наверное, теперь не так уж и важно, что произошло на самом деле. Главное состоит в том, что этого Праведника, человека, совершившего беспримерный подвиг во имя человечности, погубил отнюдь не фашистский режим, с которым он боролся не на жизнь, а на смерть. Его, подданного чужой, притом нейтральной страны, человека, имевшего дипломатический иммунитет и стремившегося установить дружеские контакты с советскими войсками, оккупировавшими Венгрию, убил людоедский советский режим.
       В послевоенные годы шведские власти сделали всё возможное, чтобы прояснить судьбу Валленберга и спасти его, если он, действительно, всё-таки ещё был жив. Советскому правительству отправлялись многочисленныве запросы, на которые оно неизменно (и совершенно бездоказательно) отвечало, что Рауль Валленберг умер ещё в 1947 году. В конце-концов Швеции даже вернули некоторые личные вещи и одежду Валленберга, которые почему-то сохранились и нашлись, а вот документы и сведения о самом человеке, видите ли, таинственным образом "бесследно исчезли", хотя его перевозили из тюрьмы в тюрьму, из лагеря в лагерь, в каждом из которых была своя собственная документация, не говоря уж о центральных архивах НКВД, КГБ, ЦК КПСС и прочих аналогичных организаций.
       В 1991 году в СССР наконец-то рухнул коммунистический строй, прежняя империя зла развалилась, некоторые секретные архивы были даже открыты, однако дело Рауля и до сих пор по-прежнему остаётся нерушимой тайной. Имя Валленберга стало символом беспримерного мужества и гуманизма для людей всей Планеты, о нём написаны книги, читаются лекции в школах Швеции и других стран, за рубежом созданы ассоциации и общества его имени, в конце-концов, начиная с 1989 года о нём даже начали появляться публикации и в советской прессе. И тем не менее, его послевоенная судьба так и остаётся неизвестной миру.
       Многие люди совершенно уверены в том, что жизненный путь этого великого человека не завершился ни в 1945, ни в 1947 году. Понятно, что сразу же после освобождения Венгрии советскими войсками (которое, кстати, сразу же фактически перешло в очередную оккупацию) во всеобщей неразберихе трудно было понять "кто есть кто". Скорее всего, первоначально Валленберга может быть и, действительно, приняли за немецкого шпиона, тем более, когда стало известно о его широких связях и контактах, в том числе и с немецкими высокопоставленными чинами. Но впоследствии, когда советские власти поняли, кто именно оказался у них в руках, они, конечно, имели полную возможность, причём неоднократно, вернуть пленника на его родину. Однако для советской власти, погубившей миллионы жизней не только советских людей, но и жителей стран, оккупированных после войны (Польша, Венгрия, Болгария, Албания, Чехословакия, Румыния), одна человеческая жизнь, пусть даже такого великого человека как Рауль Валленберг, тем более не имела никакого значения. А в своих преступлениях "наши", как известно, каяться не привыкли, так же как и выдавать свои грязные тайны что, к сожалению, в значительной степени продолжается вплоть и до настоящего времени.
       Фактически военное противостояние Сталин - Гитлер было противостоянием между двумя преступниками мирового масштаба, где солдаты с той и другой стороны стали просто разменной монетой для их амбиций. Разницы между самими вождями не было никакой. Однако единственная и самая главная разница, решившая исход войны, заключалась в том, что солдаты одной стороны были захватчиками, в то время как другие - защищали свою родную землю.
       Сталин и его режим, руками многочисленных отечественных добровольцев-садистов, совершили преступлений не меньше, а, может быть, даже и больше, чем гитлеровский режим - как на его собственной родине, так и на территории оккупированных стран. Однако в Германии после поражения фашизма, который, в отличие от советского режима, всё-таки просуществовал не очень долго, произошла радикальная денацификация и теперь назвать человека фашистом или же проявить даже бытовую ксенофобию - означает совершить преступление и понести за это соответствующее наказание. В стране произошло всеобщее, очень болезненное, но вполне искреннее покаяние. В отличие от немцев, преступления таких органов как ГПУ (Главное Политическое Управление), ВЧК (Всероссийская Чрезвычайная Комиссия), НКВД (Народный Комиссариат Внутренних Дел), КГБ (Комитет Государственной Безопасности) и прочих им подобных, так же как и преступления компартии, которая руководила всеми этими деяниями, так и остались безнаказанными. Миллионы советских убийц, доносчиков, стукачей и других преступников так и продолжают доживать свой век среди своих уцелевших жертв и среди честных граждан, причём "доживают" они вполне комфортно - нередко получая персональные пенсии, имея неплохие бытовые условия и даже ...с гордо поднятой головой. Кстати говоря, преступления коммунистических режимов длились гораздо дольше, чем фашистские, а потому и привели к намного большему количеству жертв. К тому же сталинские методы распространились и на страны так называемого социалистического лагеря, возникшего после второй мировой войны, когда в освобождённых советскими войсками странах тут же были созданы просоветские коммунистические режимы и соответствующие марионеточные правительства.
       Если обратиться к очень серьёзному изданию "Чёрная книга коммунизма. Преступления, террор, репрессии. 95 миллионов жертв" (перевод с французского, вышла в 1999 году в Москве, издательство "Три века истории"), написанную в соавторстве шестью учёными-историками Стефаном Куртуа, Николя Вертом, Жаном-Луи Панне, Карелом Бартошеком и Жаном-Луи Марголеном, то можно узнать просто ужасающие факты и цифры. Вот некоторые цитаты из этой книги:
       "Большевизм и фашизм - две стороны одной и той же медали. Медали вселенского зла.

    *

       ...Есть раны, которые не заживают. Как могло случиться, что миллионы ни в чём не повинных людей были унитожены по прихоти небольшой группы преступников, а ещё миллионы были обречены на бесконечные страдания, оказавшись изгоями общества, жертвами злой государственной машины?
       И всё это - при молчаливом или шумливлом одобрении других миллионов, сбитых с толку и едва ли отдающих себе отчёт в том, что они тоже принадлежат к расстрелянному поколению.
       Трагедия не только в мёртвых, но и в живых.

    *

       Большевизм не должен уйти от ответственности за развязывание братоубийственной гражданской войны, в результате которой была разрушена страна, а в ходе бессмысленных и кровавых боёв было убито, умерло от голода, эмигрировало более 13 миллионов человек.
       ...Большевизм не должен уйти от ответственности за уничтожение христианских храмов, буддийских монастырей, мусульманских мечетей, иудейских синагог, молельных домов, за расстрелы священнослужителей, за гонения на верующих, за преступления против совести, покрывшие страну позором.
       ...Большевизм не должен уйти от ответственности за практику неслыханных фальсификаций, ложных обвинений, внесудебных приговоров, за расстрелы без суда и следствия, за истязания и пытки, за организацию концлагерей, в том числе для детей-заложников, за применение отравляющих газов против мирных жителей. В мясорубке ленинско-сталинских репрессий погибло более 20 миллионов человек.
       Большевизм не должен уйти от ответственности за бездарное ведение войны с гитлеровским фашизмом, особенно на её начальном этапе, когда вся регулярная армия, находившаяся в западных районах страны, была пленена или уничтожена. И только стена из 30 миллионов погибших заслонила страну от иноземного порабощения.
       Борльшевизм не должен уйти от ответственности за преступления против бывших советских военнопленных, которых из немецких концлагерей перегнали, как скот, в советские тюрьмы и лагеря. Практически все крупнейшие стройки СССР стоят на костях политзаключённых. Ими сооружались химические заводы, урановые рудники, северные поселения и многое другое.
       Большевизм не должен уйти от ответственности за организацию травли учёных, литераторов, мастеров искусств, инженеров и врачей, за колоссальный урон, нанесённый отечественной науке и культуре. По преступным идеологическим мотивам были подвергнуты остракизму генетика, кибернетика, прогрессивные направления в экономике и языкознании, в литературном и художественном творчестве.
       ...Большевизм не должен уйти от ответственности за сплошную и всеохватывающую милитаризацию страны, в результате чего народ вконец обнищал, а развитие общества катастрофически затормозилось. До сих пор радетели большевистской милитаризации саботируют переход военного производства на гражданское.

    *

       В международном плане он является явлением одного порядка с германским нацизмом, итальянским фашизмом, испанским франкизмом, полпотовщиной, с современными диктаторскими режимами, каждый имеет свои особенности, но суть остаётся одной и той же."

    *

    * *

       К сказанному выше можно ещё добавить следующее: одним из многих миллионов преступлений, совершённых большевизмом, является и уничтожение уникального человека, Праведника Мира Рауля Валленберга.
       Мудрые люди говорят, что каждый народ достоин тех правителей и той жизни, которую он имеет. Это в равной степени относится и к России. Не стоит говорить о прежних коммунистических вождях, которых никто не выбирал - они пришли к власти с помощью интриг, подлостей, преступлений и убийства своих политических оппонентов или конкурентов. Стоит остановиться на тех, за кого голосовали в течение последних пятнадцати-двадцати лет. Вот, например, М.С. Горбачёв, которым некоторые зарубежные поклонники восхищаются до сих пор, а другие товарищи (отечественные) проклинают, потому что при нём развалилась великая красная империя зла. Россияне очень хорошо помнят, как он много раз говорил, что он - убеждённый коммунист, что ещё его дедушка был настоящим коммунистом и его задача теперь - сохранить в стране социалистический строй, лишь слегка изменив его с помощью перестройки в сторону гласности.
       А вот другой, дважды избранный Президент России - Б.Н.Ельцин, который, вроде бы, и выйдя формально из КПСС, и имея для этого все возможности, даже и не подумал провести в стране своего рода "денацификацию", то есть открытый процесс (с последующим покаянием) над коммунистической партией и её рабочими органами в лице ВЧК, НКВД и КГБ. Разумеется, речь шла только лишь о публичном признании их коллективных преступлений, а отнюдь не о конкретных людях и не о новых сроках, тюрьмах и пытках.
       А вот и нынешний Президент - В.В.Путин. Когда на заре президентства его спросили, как же он мог пойти служить в такую одиозную организацию, как КГБ (правда, журналисты выразились помягче, но смысл вопроса был именно таким), он ответил, что, видите ли, ...буквально ничего не слышал и не знал, бедняга, о пытках да многомиллионных репрессиях! Можно также вспомнить и его совместный с коммунистами тост "за Сталина". И самое ужасное, состоит в том, что каждый раз альтернативой тому или иному нынешнему правителю были те же ...коммунисты, за которых и до сих пор голосует треть одураченного населения. Как говорится, хуже всех слышит не глухой, а тот, кто не хочет слышать.
       Так неужели же и до сих пор кто-то ещё наивно спрашивает: а почему это Кремль много десятилетий так свято хранит тайну смерти Рауля Валленберга? Да ведь ответ совершенно очевиден: "они же своих не выдают", вот почему!
       Ну и напоследок стоит привести статью Лоренса Эллиотта ("Ридерз Дайджест", октябрь 1991 г.), посвящённую этой тщательно оберегаемой грязной тайне советских (и российских) спецслужб.
      

    Нераскрытая тайна Рауля Валленберга.

       Будапешт. Зима. Последний год Второй Мировой Войны. Венгерские фашисты зверствуют у себя дома похлеще оккупантов. Они вешают евреев на фонарных столбах, а расстрелянных просто сбрасывают в Дунай. В одной из комнат дома, находящегося, по идее, под защитой нейтральных стран и служащего убежищемдля евреев, сидит 13-летний Томми Лапид. Он слышит, как фашисты ходят по дому и уводят с собой женщин.
       Томми прижимается к матери. "Я с тобой!" - кричит он, но мать отрывают от него и тоже уводят. Мальчик в отчаянии. Так проходит три часа и вдруг - непостижимо! - женщины возвращаются. Мать Томми шёпотом роняет единственное слово: "Валленберг".
       Он уже стал легендой - этот молодой швед, спасающий сотни венгерских евреев от нацистских лагерей смерти. Он вездесущ - то проносится на своей машине по городу, чтобы воспрепятствовать очередному аресту, то едет на велосипеде в гетто, чтобы передать медикаменты для больницы, то пешком торопится к кирпичному заводу с требованием освободить евреев, согнанных туда перед депортацией. Однажды, когда депортационный эшелон был уже готов к отправке в Освенцим, на вокзал примчался Валленберг. Он стал выкрикивать имена тех, у кого были родственники в Швеции, и совать в протянутые руки документы, гарантирующие безопасность. Когда охрана начинает по нему стрелять, он оборачивается и требует отпустить тех, у кого имеются шведские документы. И добивается своего.
      
       4 августа 1912 года в предместье Стокгольма в лютеранской семье добропорядочных банкиров, промышленников и священников рождается сын - Рауль Густав Валленберг. Происходит это через три месяца после смерти его отца.
       Дед воспитывает внука как будещего банкира, но в конце концов уступает воле Рауля и разрешает ему поступить в Мичиганский Университет на отделение архитектуры. При этом он поощряет желание внука путешествовать. В возрасте 24 лет Рауль работает в Палестине, где и узнаёт от беженцев о преследованиях евреев нацистами.
      
       Сентябрь 1936 года. Валленберг возвращается в Швецию, а после начала войны становится иностранным торговым представителем венгерского предпринимателя, еврея по национальности, Кальмана Лауэра. В 1941 году Рауль становится уже младшим пратнёром Лауэра и как вдладелец паспорта нейтрального государства свободно перемещается по разным странам. В Германии и оккупированной Франции он усваивает, как вести себя с нацистскими властями, а через родственников Лауэра знакомится с еврейской общиной Будапешта.
      
       19 марта 1944 года. Гитлеру стало известно, что Венгрия ищет мира со странами антигитлеровской коалиции. Он направляет в Венгрию войска, в составе которых находится офицер СС Адольф Эйхман. К лету закончена депортация почти всех 437 тысяч евреев, живущих в провинции, и Эйхман обращает свой взор на 200 тысяч будапештских евреев.
       Пять нейтральных стран, в том числе и Швеция, оформили для них паспорта, гарантирующие владельцам неприкосновенность. Американское Управление по делам беженцев, созданное в первую очередь для спасения венгерских евреев, обращается к Швеции с просьбой найти человека для выполнения этой опасной миссии. Выбор падает на Рауля Валленберга.
      
       9 июля 1944 года. Валленберг прибывает в Будапешт с паспортом дипломата. Имея официальное разрешение на выдачу 4500 "шутцпассе", Валленбергу и его 400 добровольным помощникам из числа евреев удаётся выдать их в три с лишним раза больше. Его сотрудники организовывают школы, госпиталя, кухни и приюты, и их пример побуждает представителей других нейтральных стран делать то же самое. Вскоре уже 50 тысяч евреев оказываются в этом международном убежище.
       В дело идут все мыслимые и немыслимые средства, если речь идёт о спасении жизней. Нужен коньяк, чтобы "подмазать" ефрейтора СС? Валленберг даёт коньяк. Нужно пригрозить местному фашисту гестаповской тюрьмой? Валленберг грозит. И всегда добивается своего.
      
       Ноябрь 1944 года. Красная армия наступает. Немцы реквизировали для отступления весь тарнспорт, и Эйхман заставляет депортируемых евреев идти больше 150 километров пешком навстречу своему концу. Коченея от холода, мучимые голодом и жаждой, многие в дороге умирают.
       Шведский атташе Пётр Ангер и Валленберг собирают автоколонну и догоняют конвой с депортируемыми. "Стойте" - кричит Валленберг конвоирам. - среди них есть люди, находящиеся под защитой шведской короны!" И пока помощники раздают толпе еду и тёплую одежду, Валленберг рассаживает "законных" обладателей паспортов по грузовикам и незаметно от конвоиров суёт такие же паспорта десяткам других людей.
       По оценкам Ангера, Валленбергу удаётся таким образом спасти жизнь двум тысячам евреев. Взбешённый Эйхман грозит ему расстрелом.
       Незадолго до рождества Валленберг приглашает Эйхмана отобедать с ним и за столом, глядя ему в глаза, говорит: "Война окончена. Почему бы вам не уйти, пока это возможно, и сохранить жизнь тем, кто ещё жив? "Я на службе, - отвечает Эйхман. - И не думайте, что ваш дипломатический паспорт делает вас неуязвимым. Никто не гарантирован от несчастных случаев". Несколькими днями позже на машину Валленберга налетает грузовик. К счастью, ни Рауль, ни его водитель, Вильмос Лангфельдер, не пострадали.
      
       24 декабря 1944 года. Будапешт в осаде. Валленберг едет на восточный берег Дуная, где в гетто согнаны 70 тысяч евреев. Перед тем как сбежать в Вену, Эйхман отдаёт приказ всех уничтожить. Однако Валленберг успевает передать командующему войсками СС в Венгрии генералу Августу Шмидтхуберу записку с предупреждением: если приказ будет выполнен, он, Валленберг, побеспокоится о том, чтобы Шмидтхубера повесили как военного преступника. Генерал сдаётся. Увы, это последняя победа Валленберга.
      
       13 января 1945 года. Передовые части советских войск вступают в город. Валленберг, рассчитывая на их помощь, добивается разрешения встретиться с советским командующим и представить свой план помощи еврейскому населению. Он рассчитывает вернуться через неделю, но, прощаясь с друзьями, указывая на стоящих рядом охранников, говорит: "Не знаю, гость я или пленник".
       О дальнейшей судьбе Валленберга известно со слов тех, кто встречался с ним и его водителем в местах заключения. Дело Валленберга и Лангфельдера передаётся в ведение НКВД, после чего оба оказываются на Лубянке, в тюрьме для политических заключённых.
       Что произошло? Чем не угодил Рауль Валленберг Советскому Союзу? Ситуация проясняется, когда сотрудников шведской миссии начинают вызывать на допросы: "Какова истинная миссия Валленберга? Вы тоже завербованы им для работы на американцев?" По мнению советских властей, Валленберг - американский шпион. Иначе с какой же стати капиталист, и к тому же христианин, станет рисковать своей жизнью ради евреев?
      
       31 января 1945 года. Валленберг помещён в камеру  123 Лубянской тюрьмы. Его допрашивают и предъявляют обвинение в шпионаже. Он требует публичного суда. Ему говорят, что это невозможно "по политическим мотивам". Другим сокамерникам велено хранить молчание.
       Валленберг пытается сообщить о себе на свободу, но все его попытки пресекаются сотрудниками секретной службы. Кремль заявляет, что Валленберг, "повидимому", погиб в застенках гестапо.
       Шведское правительство и родственники Рауля рассылают запросы. В августе 1947 года министр иностранных дел СССР А.Я.Вышинский уведомляет ООН, что "в Советском Союзе Валленберга нет и ничего о нём не известно".
       Проходит без малого десять лет. Шведское правительство публикует показания 19 бывших заключённых, которые утверждают, что виделись с Валленбергом в январе 1945 - августе 1947 года. Судьбу Валленберга удаётся проследить до больницы Владимирской тюрьмы, где он содержался в одиночной палате изолятора.
      
       6 февраля 1957 года. Заместитель министра иностранных дел СССР А.А.Громыко заявляет, что в ходе тщательного расследования установлено, что Валленберг скончался от сердечного приступа в июле 1947 года на Лубянке в возрасте 35 лет. Свидетельства о смерти нет. Тела нет. Свидетелей тоже.
      
       * В 1959 году из Владимирской тюрьмы осовобождён офицер польской армии Абрахам Калиньский. Он утверждает, что в той же тюрьме содержался и Валленберг.
       * По словам советского диссидента Юрия Белова, в 1961 году Валленберга переводят в психиатрическую клинику - в наказание за голодовку. В том же году на конгрессе медиков в Москве в беседе со шведским врачом Нанной Свартц профессор Александр Мясников сообщает, что лично осматривал Валленберга, когда тот "находился в психиатрической больнице и был в очень плохом сосотоянии". Позже Мясников заявил, что Н.Свартц неверно его поняла.
       * В 1963 году из Владимирской тюрьмы освобождён осуждённый по сфабрикованному обвинению в шпионаже американский учёный Марвин Макиннен. Ему рассказывали, что некто Зигмунд Круминьш был в своё время соседом Валленберга по той же тюрьме.
      
       14 февраля 1979 года. Умирает мать Валленберга, её эстафету пригнимают дети - Нина Лагергрен и Гуи фон Дардел. Ликвидация прежнего репрессивного режима в СССР даёт им новую надежду. В октябре 1989 года они приезжают в Москву по приглашению советского правительства. Им передают найденные в архивах бумаги Рауля и разрешают побывать во Владимирской тюрьме и задать интересующие их вопросы. Но на все вопросы ответ один: Валленберг умер в 1947 году в Лубянской тюрьме.
       Международная общественность всё настойчивее требует правды. Весной 1990 года к этим требованиям подключился профессор Монреальского Университета Макгилла, юрист Ирвин Котлер. Созданная им комиссия приходит к выводу: "То, что Валленберг не умер в 1947 году, не подлежит сомнению; то, что он был жив в 50-х и 60-х годах, - похоже на истину; наконец, то, что он был жив в 70-х и 80-х годах, - вполне вероятно".
       Котлер, в отличие от многих, допускает, что Валленберг жив и сейчас. Если он умер, тогда почему в Кремле скрывают истинную дату и обстоятельства его смерти? Что такого мог бы поведать из своей могилы Валленберг? Чего так боится правительство, вынужденное попрежнему считаться с могуществом КГБ?
      
       Август-сентябрь 1990 года. Советские власти дают согласие на деятельность международной комиссии по расследованию дела Валленберга.
       Министерства и ведомства СССР как могут помогают работе членов комиссии, однако некоторые вопросы без ответов неизбежно приводят их в КГБ, который с упорством, достойным лучшего применения, уклоняется от какого бы то ни было сотрудничества.
       По мнению руководителей политологических исследований центра "Б*наи Б*рит Интернэшнл" Уильяма Коури, дело Валленберга - это лакмусовая бумажка процесса реформ в СССР. В своём послании Президенту Горбачёву он заявляет бело всяких околичностей: "Свободные люди приветствуют ваши шаги к построению открытого общества. Но этого вряд ли удастся добиться, и политика гласности будет неизбежно и основательно скомпрометирована, если мы не узнаем правды о том, что произошло с Раулем Валленбергом".
      
       И до сих пор смерть Рауля Валленберга в советских застенках остаётся нераскрытой тайной. Немецкие фашисты в своё время не убили Рауля Валленберга - это за них, уже в "мирное время", сделали сталинские палачи...
       Немецкие фашисты прошли через Нюрнбергский процесс, кто-то из них был казнён, кто-то надолго или на всю жизнь попал в тюрьму. И до сих пор некоторых, уже совсем дряхлых стариков, благодаря оставшимся в живых свидетелям их преступлений, находят в самых разных уголках мира. Их предают в руки правосудия, потому что такие преступления, как массовые убийства и геноцид не имеют срока давности. Страна прошла процесс денацификации.
       А вот некоторые советские палачи живы и до сих пор. Те же, кого уже нет на свете, спокойно умерли в своих постелях и никогда не были судимы. Сталин и до сих пор - кумир очень многих, а за компартию на выборах голосует треть одураченного Кукловодами населения, превращённого ими в биороботов. Это не отнюдь не оправдание, но всё-таки общеизвестный факт: Гитлер уничтожал в основном "чужие", "неполноценные" народы, а вот Сталин - уничтожил десятки миллионов собственных граждан - и ничего. Так спрашивается, кто же из них больший изверг? Первый навеки покрыт позором мировой истории, а что касается второго, то не так давно Президент Путин вместе с коммунистами на каком-то официальном торжестве, который показали всей стране по телевизору, поднял тост за товарища Сталина! Никакой реакции, разумеется не было. Интересно, а что было бы, если бы кто-нибудь из немецких правителей поднял сейчас тост за Гитлера? Даже и представить себе такое просто невозможно! Впрочем, каждый народ, действительно, достоин именно тех правителей, которых имеет, и той истории, которую он творит себе сам собственными руками!

    Глава 31.

    Армения. Спитак.

    Боже мой, как немного нам надо -

    Лишь кусочек святой доброты,

    Лишь немного для сердца услады,

    Лишь душевной живой теплоты...

    ...И, дай Бог, чтоб побольше на свете

    Было искренних, добрых людей.

    За судьбу всей Планеты в ответе

    Люди мира средь звёздных огней.

    Пусть скорее исчезнут несчастья,

    Пропадут злость, и зависть, и боль.

    Пусть светило нам всем улыбнётся -

    К людям радость придут и покой.

    Улыбайтесь, дарите и верьте,

    Помогайте друг другу в беде,

    Лишь тогда вы поймёте - заветней

    Счастья нет, чем на нашей Земле.

    Марина Сердобольская

       Димка понял, насколько он привязался к Шаваршу, лишь только после того, как того не стало. Димка недоумевал: как же так, неужели и здесь, уже после земной смерти, тоже существует смерть? Оказывается, да, существует, хотя и не совсем смерть - просто взаимоуничтожение, взаимопоглощение двух типов противоположных энергий - положительной и отрицательной. Здесь, в Большом Куполе, смерть не связана, как на Земле, с болезнями, страданиями, чувством безвозвратной утраты. Здесь это просто исчезновение, растворение в Космосе, причём с ощущением удовлетворения, чувством выполненного долга и даже счастья и блаженства.
       Про свою земную невесту Верочку Димка в Большом Куполе не вспоминал никогда, про прошлую земную жизнь - тоже. Ему для этого ни разу даже не пришлось сходить к Фонтану Забвения. Просто новая жизнь так его захватила, была настолько интереснее и содержательнее прежней земной, что все воспоминания остались лишь воспоминаниями, не затрагивая никаких нынешних эмоций. Но вот Шаварш - это совсем другое дело. Если выражаться по-земному, то они вместе пуд соли съели, вместе ходили почти что в бой, это было боевое братство соратников и единомышленников, братство Спасателей, братство Служителей Добра. Только здесь, в Большом Куполе, Димка по-настоящему нашёл себя и в этом ему помог именно Шаварш. Он опекал, учил Димку, постоянно брал с собой в самые опасные точки Земного Шара, где они вместе спасали людей, он стал лучшим димкиными другом - и вот теперь его больше нет, и это уже навсегда.
       Димка сидел у Фонтана Забвения и думал о Шаварше. Поможет ли Клепсидр снять эту боль об ушедшем товарище, или он убирает только тягостные воспоминания о том, что было там, на Земле? Димка медлил, не опускал руку в вечно льющиеся струи Фонтана. Он закрыл глаза и опять увидел Шаварша - таким, каким видел его в последний раз, когда тот уходил на борьбу с Чёрным Кукловодом: молодого, красивого и ...счастливого.
       Если сейчас опустить руку в прохладные струи, расслабиться, дать воде смыть всю горечь воспоминаний, то они останутся лишь в мозгу, а не в сердце. Как будто когда-то давным-давно просто прочёл книгу или посмотрел кино о каком-то далёком Шаварше, который теперь стоит в одном ряду с массой других малозначащих воспоминаний. И всё. Можно будет спокойно вернуться назад - к Лотосовому озеру, например. Или в Информационный Центр, чтобы узнать там что-то новое о своих соратниках, о земной жизни. Или отправиться в Хижину Одиночества, чтобы привести себя в порядок перед новым заданием. Или поработать у Эгрегора - зарядиться Энергией и сразу же лететь на очередной пожар, землетрясение, наводнение. Память о друге, конечно, не исчезнет совсем, но она больше не будет терзать сердце.
       Димка бездумно сидел у Фонтана и почему-то всё медлил и медлил с выполнением своего намерения. Он с тоской смотрел на струи Клепсидра - одна из них, цветная и переливающаяся всеми цветами радуги, вращалась в противоположном направлении и никогда не смешивалась с остальными - бесцветными и прозрачными. На память ему пришло четверостишие Марины Сердобольской, как будто бы написанное именно про Шаварша:

    Искрил закат и пахло ветром моря.

    Была весна и яблони цвели.

    А где-то в красном небе на просторе

    Звезда сгорала в пламени любви...

       И вдруг Димка понял, что зря пришёл сюда - он не хочет и никогда не сможет забыть Шаварша. Он не хочет и не сможет избавиться от этой боли - единственного, что теперь у него осталось от его погибшего друга. Димка встал и пошёл прочь от Клепсидра. Он сразу же проявился у Эгрегора, нашёл с его помощью очередной очаг земного бедствия, и, зарядившись Энергией, вылетел на Землю. На этот раз это была Армения, город Спитак, где произошло страшное землетрясение. Из множества точек бедствия, нуждавшихся в помощи, Димка выбрал именно Армению потому, что его погибший друг был родом как раз оттуда...

    *

       Спитак после землетрясения представлял собой жуткую картину, очень похожую на описание ада. Собственно говоря, города, как такового, уже просто не было. Через весь город змеились гигантские трещины в земле, зияли глубокие провалы, в которых даже не видно было рухнувших туда зданий.
       Кругом остались лишь руины, в которых копались десятки тысяч бывших жителей - разумеется тех, кто уцелел и кто ещё имел для этого силы. На земле, на камнях, на газонах повсюду, куда хватало глаз, сидели и лежали люди, многие из них были ранены. Кто-то стонал, кто-то совсем обезумел и непрерывно дико кричал, кто-то молча раскачивался с невидящим взглядом, иные без конца что-то бормотали, обращались к окружающим, требуя куда-то бежать, искать несуществующее теперь начальство, что-то срочно делать. Рядом лежали ничем не накрытые, окровавленные трупы тех, кто только что умер от ран - у людей, выскочивших из домов при первом же толчке, не было даже тряпки, чтобы накрыть их хоть чем-нибудь. Не было и пятаков, чтобы прикрыть глаза умерших, и вместо монет на веках лежали камешки - осколки рухнувших домов, недостатка в которых не было...
       Плакали дети, но у матерей не было ни еды, ни воды, чтобы их накормить или хотя бы напоить. Во многих местах полыхали пожары - там, где порвалась электропроводка и произошло короткое замыкание, воспламенившее бытовой газ, бьющий из лопнувших газовых труб. Дышать было почти невозможно из-за едкого запаха гари и газа. Если в горящих домах где-то под завалами ещё и оставались живые люди, то они были обречены - им предстояло, как в газовой камере, задохнуться в ядовитом дыму. Из-под руин многих домов часами слышались стоны умирающих, придавленных каменными блоками, но люди, находящиеся наверху, не могли ничем им помочь.
       Димка завис над Спитаком и огляделся. В дымном воздухе стоял жуткий гул: слились воедино треск пожаров, крики людей, плач детей, стоны раненых и умирающих, вой собак... Видимость из-за дыма была очень плохой, а дым плотной стеной завис над районом бедствия из-за того, что стояла дикая жара и полное безветрие. Хотя, с другой стороны, если бы подул ветер, то огонь распространялся бы по городу ещё быстрее и жертв стало намного больше.
       Землетрясение произошло совсем недавно, и в городе ещё не появилось ни одного спасательного отряда людей с их земной техникой и собаками-ищейками. Пока они прибудут из соседних населённых пунктов, пройдёт немало времени и число жертв опять возрастёт. Понятно, что Димка никак не мог физически вмешиваться в дела людей - разгребать руины, отодвигать строительные блоки, перетаскивать раненых. Он имел право лишь отдавать свою Энергию пострадавшим, чтобы они смогли продержаться до прихода человеческой помощи. Ему предстояло выбрать тех, кого он может спасти, и сразу же, не теряя ни секунды, взяться за своё привычное дело. Потому что в такой ситуации время - это отнюдь не деньги, время - это нечто несравнимо более ценное, ведь время - это сама жизнь.
       Спасатель стал облетать те здания, которые хотя и рухнули, но пока ещё не горели. Именно там, под завалами и можно было найти тех, кого ещё можно спасти. Димка пронёсся над одним зданием, затем над вторым. В первом (маленьком глиняном домике с палисадником) под завалами не было ни одной живой души - из одноэтажной хибары успели выскочить все люди. Сейчас они - молодая женщина, старик, старуха и двое маленьких детей -сидели на траве в палисаднике и молча тупо смотрели на руины. Даже дети не шумели и не плакали. Людям удалось подобрать несколько домашних вещей, которые грязной кучкой лежали на газоне - чайник, какие-то тряпки, подушка, рваное одеяло, искорёженный велосипед и пара детских игрушек.
       Второе здание совсем недавно было трёхэтажным, поэтому с верхних этажей успели выбежать на улицу не все. Сейчас несколько трупов находилось под руинами, но ни одного живого человека там не было, иначе Димка сразу ощутил бы его биополе.
       Наконец в одном месте Димка почувствовал, что где-то под камнями бьётся человеческое сердце. Если человек не погиб сразу, не был раздавлен строительными блоками, не задохнулся в каменной ловушке от поднявшейся цементной пыли, то, скорее всего, блоки удачно упали над ним домиком и он ещё может дышать, а ведь это самое главное. Возможно, конечно, у него размозжены руки или ноги, возможно, он и звал на помощь, но теперь у него просто больше нет сил для этого. Димка спикировал к развалинам и в виде мощного, невидимого для людей сгустка Энергии помчался на стук человеческого сердца.
       Старуха, действительно, лежала под защитой вставших карточным домиком строительных панелей. К счастью, у неё не оказалось ни одного перелома, а, тем более, размозжения конечностей. Невероятно, но она осталась целёхонькой! Однако поза её была крайне неудобной, и переменить её не представлялось никакой возможности. Ноги старушки уже затекли, и боль в них с каждой минутой становилась всё невыносимее. Полная тьма, страх, отчаяние, неизвестность - всё это делает человека совершенно беспомощным. Силы женщины были уже на исходе. Димка приблизился к старушке и из запаса своей Энергии стал вливать в её организм свежие силы. Постепенно страх её прошёл, сердце перестало бешено биться, затёкшие ноги как будто даже согрелись и к ним вдруг вернулась чувствительнось, хотя неудобная поза так и оставалась прежней. Боль в сердце тоже как рукой сняло. Старушка интуитивно почувствовала, что ещё не настал её смертный час: теперь она твёрдо знала, что надо только потерпеть, не впадать в панику, и рано или поздно люди обязательно откопают и спасут её. Через несколько дней её, действительно, живую и невредимую, откопал спасательный отряд, прибывший из соседнего городка.
       Следующим оказался пятимесячный мальчик, который тоже был не только живым, но и совершенно невредимым под развалинами многоэтажного дома. Его спасло то, что семья жила на верхнем этаже, а толчком ребёнка отбросило под крепкий дубовый стол, который и стал для него неожиданным убежищем. Мёртвые родители лежали под битым кирпичом где-то совсем рядом, а их сын мирно дышал под столом, покрытый совсем небольшим слоем штукатурки. Стол стоял почти на поверхности руин и был виден издалека - его, наверняка, одним из первых заметят спасатели, которые вот-вот прибудут сюда из ближайшего района, не затронутого землетрясением. Димке всего только и оставалось, что согреть и успокоить запелёнутого ребёнка, на котором не было ни одной царапины, а также напитать его запасом Энергии, которая надолго заменит ему грудное молоко...
       Так Димка долго носился над районом бедствия, отдавая свою Энергию всё новым и новым людям. В середине своего Служения он краем глаза увидел в Спитаке и других Энергионов - где-то мелькнула Целительница Магда, мимо него промчался Учитель Януш Корчак, а потом и ещё кто-то из Большого Купола. После землетрясения газеты писали о некоторых совершенно необыкновенных случаях спасения пострадавших: так, например, через нескольких суток, ко всеобщему изумлению, из-под завалов были извлечены совершенно невредимыми пятимесячный ребёнок, родители которого погибли, и девяностолетняя старушка...
       Димка уже почти закончил обследование всех городских развалин, помог очень многим людям, но всё же у него ещё оставалось немного Энергии. К счастью, теперь в районе бедствия уже во-всю работала техника, люди, собаки-спасатели. На всякий случай Димка решил отправиться на разведку в ближайший пригород, который тоже пострадал от землетрясения, правда не так сильно, как Спитак. Может быть, и там кому-нибудь пригодится его помощь. Он уже летел туда, как вдруг уловил сигнал тревоги: всех Энергионов, находящихся на Земле, призывали срочно вернуться в Большой Купол. Что бы это значило - Димка не имел понятия. Это было очень странно и тревожно. Спасатель немедленно развернулся и устремился в Большой Купол.

    *

       Магда работала с группой жителей уже несуществующего дома, расположившейся в ближайшем скверике, где можно было по очереди сидеть и даже спать на нескольких сохранившихся деревянных скамейках. Сейчас ей в первый раз за время Служения пришлось иметь дело сразу с несколькими пациентами. Понятно, что при таком методе уходило гораздо больше Энергии, чем обычно, и Магда боялась, что ей придётся отправиться в Большой Купол за пополнением запаса раньше, чем она сможет помочь всем нуждающимся в своей группе.
       Прежде всего она обратила внимание на старика-азербайджанца, который безучастно сидел на корточках неподалёку от всех остальных. С каменным лицом он перебирал чётки и, казалось, не замечал ничего вокруг, не испытывал ни жары, ни ночного холода, ни жажды, ни голода. Вся семья его - и жена, и дети, и внуки - только что погибла под руинами. Кто-то поставил рядом с ним на землю кружку с такой драгоценной сейчас водой - вода так и оставалась нетронутой...
       Магда видела, что организм человека в полном порядке и Целительство тут бессильно. Было ясно, что старик просто не хочет больше жить. Помочь ему мог только Учитель, направив мысли и чувства человека по другому - не саморазрушительному, а созидательному руслу. Магда стала искать ближайшего Энергиона-Учителя. К счастью, оказалось, что где-то совсем недалеко находится Януш Корчак, который тут же и явился на вызов. Он окружил старика плотным коконом своей Энергии и начал перепрограммировать. Через несколько часов старик уже стал прислушиваться к увещеваниям соседей по дому, выпил водички и даже почувствовал голод, утолить который, правда, пока ещё было нечем - не подошли грузовики с продовольственной помощью, находящиеся в пути из соседних областей. Он "вспомнил", что в соседнем квартале живёт его брат и племянники и надо пойти поискать их, узнать, живы ли они, не нужна ли какая-нибудь помощь. Глаза его оживились, он почувствовал себя нужным кому-то, встал с земли и больше не думал о том, как бы покончить с собой. Теперь эта мысль казалась ему дикой и, как истому мусульманину, даже просто кощунственной. Януш Корчак, сделав своё дело, помчался дальше, искать других здоровых физически, но отчаявшихся людей и помогать им...
       Магда суетилась вокруг кучки детей, которых уложили спать прямо на земле на чьё-то единственное одеяло. Эти дети не были братьями и сёстрами - просто соседями, и их уложили вместе для того, чтобы они хоть как-то могли согревать друг друга. Хотя днём в городе и стояла дикая жара, но ночи были холодные, а ведь голодные дети мёрзли ещё больше, чем сытые. Если же они простудятся и заболеют, то лечить их будет просто негде и нечем. Магда создавала вокруг малышей энергетическое поле и им на самом деле становилось намного теплее. Благодаря Магде, ни один ребёнок до сих пор не заболел и даже не закашлял.
       Время от времени от детей приходилось ещё и бросаться к молодой невзрачной женщине по имени Ануш, которая чувствовала себя очень плохо - у неё была тяжёлая беременность и все удивлялись, что в таких жутких условиях до сих пор не произошло выкидыша. Рядом находился муж этой женщины, милиционер, но он совершенно потерял голову - как же и где жена будет рожать, если в городе не осталось ни одного роддома, нет чистой воды, нет врачей, лекарств, пелёнок, детского питания, мыла - нет буквально ничего, даже просто хоть какой-нибудь еды! Он сидел с потерянным видом и сам больше нуждался в утешении и поддержке, чем его жена.
       А ведь они так мечтали о ребёнке, столько лет не могли иметь детей, были так счастливы, что Ануш забеременела, и вот теперь, когда ребёнок вот-вот должен был родиться, ему и его матери угрожает такая страшная, такая непредвиденная и нелепая гибель. Ну кто же мог подумать, что именно в это время в Спитаке произойдёт такое неслыханное землетрясение! Ведь они вполне могли уехать к её родителям в Ереван, и тогда всё было бы хорошо, ну почему же, почему они не сделали этого?!
       Магда окружала беременную своей энергией, согревала, улучшала состав крови, гасила позывы к рвоте, и, как ни странно, женщина чувствовала себя не хуже, а даже лучше, чем дома, в привычной обстановке до землетрясения. Улучшив её самочувствие, Магда опять бросалась к детям и даже выкраивала время, чтобы иногда помогать и ещё кое-кому из группы пострадавших. Пока что она справлялась - и дети, и Ануш, да и все остальные тоже были в порядке - ни больных, ни умирающих, ни смертельно отчаявшихся...

    *

       Тропические ливни уже много дней шли над Гаити и Доминиканской Республикой. Все дороги по щиколотку были залиты водой и редкие пешеходы шлёпали по ним босиком, отскакивая от брызг проезжающих автомобилей. Пока ещё тревожиться было рано: если дождь прекратится, то вода быстро стечёт и всё встанет на свои места, жизнь вернётся в привычное русло. Обычно так и происходило, но на этот раз ливень и не думал кончаться. По автодорогам плыли щепки, листья, сорванные ветром ветки деревьев с ещё зелёными сочными листьями. Всё это собиралось в водоворотах, у заборов и уличных тумб. На некоторых кучах мусора, скопившихся в заторах, сидели мокрые дрожащие крысы, которым уже некуда было бежать, чтобы спастись. На крыс никто не обращал никакого внимания...
       А дождь тем временем всё лил и лил, воды становилось всё больше, некоторые дома, расположенные особенно низко, начало заливать и теперь уже не только на улицах, но и в жилищах людям приходилось передвигаться по щиколотку в воде. Они в панике поднимали наверх свои вещи, одежду, одеяла - в зажиточных домах тащили всё на второй этаж, а в одноэтажных бедных домишках, которых было большинство - клали на шкафы, подвешивали к стенам и окнам. Спать приходилось на кроватях, которые теперь тоже стояли в воде.
       Клепсидр в Большом Куполе показал, что наводнение будет просто катастрофическим и, если не вмешаться, то в нём погибнет несколько тысяч человек. Однако сюда со Следующего Уровня, занимающегося экологией Земли, смогли послать лишь двух Служителей - остальные были заняты в других точках Земного Шара. Рауль Валленберг и Мишель Нострадамус из последних сил создавали энергетическую защиту над Гаити и Доминиканской Республикой, отводили осадки от суши в сторону океана, благодаря чему ливень заметно уменьшился. Энергия Спасателей, которой требовалось невероятно много, быстро истощалась, однако и ливень, кажется вот-вот уже будет побеждён.
       И вдруг Рауль и Мишель получили странное сообщение: "Чем бы вы ни были заняты сейчас, немедленно явитесь в Большой Купол для получения информации и принятия решения!" Такого ещё не было никогда! Ожидались тысячи жертв - и вдруг бросить всё и возвращаться? Однако, видимо случилось что-то очень серьёзное, просто экстраординароное, и, конечно, нельзя было терять ни одной минуты. Бросив недоделанную работу, Энергионы трансгрессировали в Большой Купол. После их отлёта ливень сразу же заметно усилился. К несчастью, был поздний вечер. Жители, которые уже приготовились к окончанию ливня и своих страданий, которые своими собственными глазами только что видели проясняющееся небо, спокойно пошли спать. И в этот момент дождь полил с новой силой, вздувшиеся горные реки вышли из берегов и бурлящие воды, смешанные с камнями и землёй, влекущие снесённые с горных склонов стволы вырванных с корнем деревьев, сметая всё на своём пути, ринулись на спящие поселения. Сотни домишек вместе с их жителями за считанные минуты накрыло многометровым слоем жидкой грязи. Всего за полчаса здесь утонуло более двух тысяч людей...
      

    *

       И Магда, и Димка, и Януш Корчак, и все остальные Служители, находившиеся в самых разных уголках Планеты, одномоментно тоже получили срочное сообщение: "Чем бы вы ни были заняты сейчас, немедленно явитесь в Большой Купол!" Озадаченные и расстроенные Служители всех Уровней тут же оставили свои пожары, наводнения, взрывы, войны, техногенные катастрофы и трансгрессировали в Чашу, где их уже с нетерпением ждала Посланница Мира.
      

    Глава 31.

      

    Противостояние.

       Чёрная Дыра нескончаемые миллиарды лет носилась в Космосе, пожирая всё встречающееся на её пути. За счёт этого она пополняла необходимый запас отрицательной Энергии и таким образом поддерживала своё существование. В отличие от всех остальных небесных тел, Траектория её была произвольной и непредсказуемой. Она рыскала по Космосу в поисках пищи, но слишком далёкие расстояния от одного небесного тела до другого вынуждали её добираться до очередной добычи в течение многих сотен или даже миллионов световых лет. Поэтому до своей следующей жертвы она уже добредала крайне ослабленной и истощённой. Ни одна Планета или другое небесное тело до сих пор не могли спрятаться от её ненасытной утробы. Уничтожить её не могло ничто - она существовала вечно и будет существовать всегда.
       И вдруг Чёрной Дыре несказанно повезло: она издалека почуяла не просто небесное тело, но Планету, населённую живыми существами. Земля не только была полна органической пищи, которая для Чёрной Дыры сравнима лишь с пирожным для человека, до этого всю жизнь питавшегося одним чёрным хлебом. Нет! Здесь органическая жизнь эволюционировала так далеко, что создала разумные существа а среди них - человека, полного имено самой отрицательной Энергии, столь жизненно необходимой для Чёрной Дыры.
       Запас Энергии Чёрной Дыры подходил к концу. Уже давным-давно ей никак не удавалось что-нибудь поглотить и зарядиться, а тут - такая удача. Ей пришлось выслать вперёд несколько самых сильных протуберанцев (из числа немногих оставшихся), чтобы, с одной стороны, повысить питательную ценность Земли с помощью увеличения на ней отрицательной Энергии, а с другой - произвести разведку, ведь у такой высокооргагнизованной Планеты, как Земля, вполне могла быть мощная положительная энергетическая защита, смертельная для Чёрной Дыры. Если так, то придётся убираться подальше не солоно хлебавши - ведь сейчас, в сильно ослабленном состоянии, у неё совсем не было сил для противостояния.
       Пока Чёрная Дыра, предвкушая лёгкую добычу, мчалась к Земле, её авангардный отряд Протуберанцев-Кукловодов всеми силами повышал отрицательный потенциал Планеты. Невидимые для людей, они внедрялись в их массы и провоцировали человечекие биороботы на раздоры, межплеменные, а затем и на мировые войны, крестовые походы, бои гладиаторов, революции, восстания луддитов, создание фашистских и сталинских концлагерей, накопление оружия массового уничтожения, вырубку лесов бассейна Амазонки, китобойный промысел и на многое-многое другое...
       Целые тысячелетия всё шло гладко. Усилиями Кукловодов отрицательный духовный потенциал человечества неизмеримо вырос, и тёмная Энергия, копившаяся из поколения в поколение, была почти готова к поглощению Чёрной Дырой, которая уже вот-вот должна была появиться рядом с Землёй. Тогда ей только и оставалось бы, что всосать в себя эту столь очаровательно отрицательную Землю, тем самым многократно усилилив свой потенциал, а затем, воссоединившись с Протуберанцами из передового отряда, понеститсь дальше, на поиски очередных космических жертв.
       Кукловоды не только из века в век индуцировали отрицательную, разрушительную Энергию в человеческих стадах - инквизиторов, крестоносцев, луддитов, фашистов, коммунистов, анархистов, антиглобалистов, террористов, нацистов, убийц, любителей корриды, охоты и рыбной ловли, садистов и прочих - но и сами постоянно заряжались от них, поэтому всегда поддерживали свою энергоёмкость на максимальном уровне. Вот почему Чёрному Кукловоду и удалось одолеть Шаварша там, под Мелитополем на Украине...
       В отличие от Энергионов, сохранивших свои эмоции и творческую активность, обладающих всеми качествами индивидуальной личности, наделённой своей особенной душой, Кукловоды личностями не являлись. Это были просто временные энергетические сущности, отдельные выбросы из тела Чёрной Дыры, которые никогда не выполняли свою собственную программу (таковой у них просто не было и не могло быть), а лишь программу навязанную, вменённую им хозяйкой. Как щупальца, Кукловоды-протуберанцы выбрасывались вперёд для того, чтобы производить разведку и готовить очередную жертву к поглощению Чёрной Дырой. Точно так же работали они и сейчас на Планете Земля.
       Неисчислимые миллиарды лет Чёрная Дыра работала по одной и той же жизненной программе, однако в двадцать первом веке по земному исчислению дело почему-то неожиданно осложнилось. Сначала один из Блуждающих Космических Каналов Информации, к которым за время своего существования Чёрная Дыра научилась присасываться и получать информацию, вдруг принёс ей громадный, неслыханный всплеск положительной Энергии. До этого все как один предыдущие Каналы в течение долгого времени двали информацию только об отрицательной энергии Земли, которая шла от человеческих существ, во все века и тысячелетия страдающих в своих нищих странах от голода, злобы, страха, ненависти, зависти, невежества.
       Когда же появились страны богатые, то отрицательный потенциал Земли, как это ни странно, увеличился ещё более: ведь общеизвестно, что в богатых странах счастливых людей намного меньше, чем в бедных, а самоубийств, наоборот, намного больше. Здесь люди страдают прежде всего от алчности, честолюбия, своего собственного эгоизма, пресыщенности, стрессов, депрессий, отчаяния, мнительности, ну и, конечно, от плохой экологии, потому что это - вещь общепланетарная. Впрочем, экология где-нибудь в Африке или в России намного хуже, но там люди не обращают внимания на такую мелочь - у них есть проблемы и поважнее, например, просто как им выжить. Пресыщенным же американцам и европейцам всегда всего мало и хочется ещё больше - как будто для нормального человека недостаточно, если он имеет жильё и каждый день может есть досыта! Кроме того, за эти столетия и тысячелетия на Земле очень успешно поработали и Кукловоды - им тоже удалось сильно повысить отрицательный энергетический потенциал Планеты.
       Дело прояснилось, когда один из Кукловодов обнаружил, что Земля всё-таки, действительно, имеет Энергетическую Защиту: при пожаре на военном складе под Мелитополем он неожиданно столкнулся с Энергионом. Правда, Кукловод тогда победил в этой схватке, но она была очень тяжёлой и он очутился совсем на волосок от гибели. Оказалось, что Энергионы появляются из Большого Купола, насыщенного положительной Энергией, которая может быть усилена и мобилизована в случае глобальной опасности. До сих пор ни одно из поглощённых Чёрной Дырой небесных тел подобной защиты не имело, и Чёрная Дыра, за всю историю своего бесконечного блуждания по Космосу, даже и предположить не могла о её существовании. Поэтому теперь предстояло оценить потенциал этой Энергетической Защиты и принять окончательное решение - стоит ли ослабленной Чёрной Дыре ввязываться в предстоящую схватку или нет.

    *

       В Чаше Большого Купола стояла полная тишина. Служители, собравшиеся здесь в неисчислимом количестве со всех Уровней, были подавлены и заинтригованы: многие из них попали сюда за тысячи лет до новой эры, но ничего подобного не происходило ещё никогда: их призвали бросить незаконченное Служение и срочно собраться всем в одном месте. В их памяти проплывали картины только что оставленных войн, пожаров, землетрясений, катастроф и образы тех, кого они должны были, но не успели спасти. Значит, как это ни ужасно, но эти неспасённые жизни были менее важны, чем то, что им предстояло сейчас узнать.
       В Чаше их ждал Альберт Швейцер. Он обратился к сотням тысяч присутствующих с такими словами:
       "Друзья! Многие из вас являются Служителями уже тысячи лет. Наш Большой Купол и все Следующие Уровни существуют не так давно - они возникли и начали расширяться только после того, как на Земле появился человек, а среди людей - первые Праведники, которые и пришли сюда. Постепенно, очень постепенно, из поколения в поколение, Праведников на Земле становилось всё больше и больше. Они приходили в Большой Купол, а когда он наполнился и стал самодостаточным, в процессе нашей Эволюции, один за другим, появились и Следующие Уровни. Чем дольше будет существовать Земля, тем больше родится Следующих, всё более и более высоких Уровней. И процесс этот бесконечен, так же как бесконечны и Эволюция, и сам Космос.
       Однако, в отличие от нашего Большого Купола и его Следующих Уровней, Вселенная существует вечно. И вечно существуют в ней хищные, агрессивные и неумолимые Чёрные Дыры, поглощающие всё, что порпадается им на пути. До сих пор Земля за всю свою историю не сталкивалась с Чёрными Дырами, иначе её просто уже не было бы в живых. Теперь Земле, если никто не встанет на её защиту, грозит неминуемая гибель. Ведь Земля, как и все остальные небесные тела, самостоятельно просто неспособна противостоять Чёрной Дыре. Даже наоборот - она очень притягательна для Чёрной Дыры своим громадным потенциалом отрицательной Энергии, которая и служит ей пищей. Мы, как могли, повышали положительный потенциал Земли, но нас, по сравнению с шестимиллиардным человечеством (не говоря уж обо всех предыдущих поколениях которые тоже внесли свой вклад в накопление отрицательной Энергии) слишком мало. К тому же, на повышение отрицательного потенциала Земли хорошо поработали и Чёрные Кукловоды - передовой отряд Чёрной Дыры.
       И вот теперь Чёрная Дыра мчится в Космосе сюда, чтобы поглотить Землю и сейчас находится совсем близко. Если мы срочно не усилим нашу коллекетивную энергетическую защиту Земли, то гибель её просто неизбежна. При этом никто не может гарантировать, что защита произведёт впечатление на Чёрную дыру и окажется эффективной. Её потенциал очень велик и недоступен нашей оценке. Она может ринуться на нас, прорвать защиту, уничтожить и Землю, вместе со всеми живыми существами, которые находятся на ней, и, разумеется, всех нас тоже.
       Однако у нас, в отличие от жителей Земли, есть альтернатива: мы можем, не дожидаясь приближения Чёрной Дыры, трансгрессировать на любую другую Планету, например, на Вастурн. Тогда все мы останемся целы и сможем продолжить Служение, но только уже в другом месте и не для людей, а совсем для других живых существ. Теперь всем нам придётся срочно решать, как следует поступить. На размышления осталось очень мало времени: думайте сами! Те, кто не готовы рискнуть - остаться и бороться, должны оставить Большую Чашу и собраться у Эгрегора. Оттуда будет производиться трансгрессия на Вастурн. Тот же, кто готов создавать Защитную Энергетическую Сеть над Землёй, остаётся здесь и тогда мы сразу начнём наше оборонительное построение".
       В Чаше воцарилась полная тишина. Каждого связывали с Землёй столько нитей! Это было и его собственное земное прошлое, и тысячи чужих жизней, спасённых во время последующего Служения. Никто не хотел вот так вдруг, ни с того ни с сего, бросить Землю, людей, животных, своё Служение на этой Планете. А гибели, даже такой полной и окончательной, как у Шаварша, не боялся никто. Каждый знал, что в случае полного исчезновения, у него не останется никаких сожалений и он, как и Шаварш, навсегда уйдёт в небытие с ощущением счастья и умиротворения. Вот почему ни один Энергион из Большой Чаши ни сразу, ни потом так и не трансгрессировался к Эгрегору...

    *

       Энергионы Всех Уровней немедленно начали боевое построение. Они плотной сетью, на равном расстоянии друг от друга, окутали всю Землю своим Энергетическим Каркасом. Коллективный Живой Щит состоял из сотен тысяч Служителей, зависших над Землёй и созавших как бы ячейки одной сети. Здесь были все: Даниель Моро, Димка, Дениз, Баба Ванга, Альберт Швейцер, Януш Корчак, Магда, Посланницва Мира, Рауль Валленберг - элегантный молодой мужчина с аристократическим лицом и такими же манерами, с прекрасно поставленным бархатным голосом, Мать Тереза, Маргарита Тучкова, Даниил Андреев, Юрий Никулин, Сергей Образцов и сотни тысяч других Служителей Большого Купола...
       Каждый из них являлся всего только одной маленькой точкой в этой сферической защитной сети, но сама сеть была огромна. Лишь несколько Энергионов - Леонардо да Винчи, Мишель Нострадамус и Ян Палах с двумя своими чешскими единомышленниками, которых он здесь увидел впервые - оставались вне сети, осуществляя связь с Эгрегором и постоянно подавая от него новую энергию Служителям, не сдвигавшимся со своих мест. Мощнейшее Положительное Защитное Поле окутало Планету. При этом любые Информационные Каналы Связи (как случайные, блуждающие, так и специально созданные Чёрной Дырой и направляемые точно по заданному курсу) не могли пробиться через этот защитный панцирь: в случае попадания их в земную атмосферу они автоматически испытывали девиацию - огибали Планету, а потом снова шли дальше в Космос, по прямой линии в прежнем направлении.
       Теперь Чёрная Дыра оказалась отрезаннной как от своих Протуберанцев, орудовавших на Земле, так и от любой информации с самой Планеты. Приятная отрицательная Энергия, которую по мере приближения Чёрная Дыра ощущала всё сильнее и сильнее, вдруг почему-то моментально сменилась на сильный выброс отвратительной положительной Энергии. Этот выброс не только не исчезал, но, наоборот, постоянно усиливался. Чёрная Дыра поняла, что враждебные Энергионы, о которых ей только недавно сообщил один из Протуберанцев, имеют свою мощную структуру и просто так не уступят ей свою Планету.
       Ей очень хотелось (да, к тому же, и было жизненно необходимо) оценить коллективный положительный потенциал Энергионов и сравнить его со своим собственным отрицательным. Однако теперь ни один Информационный Канал больше не проходил на Землю. Чёрная Дыра осталась без информации и ей приходилось принимать решение вслепую. Однако она пока всё-таки не остановила своё продвижение к Земле - ей не хотелось так просто отказываться от прежних планов. Если, в конце-концов, она решит не связываться с сообществом Энергионов и изменит траекторию, то Чёрные Кукловоды не смогнут вернуться к ней: они так и останутся на Земле навеки. Они, конечно, не пропадут - тёмной Энергии для них там хватит с избытком до скончания веков. А вот она сама, лишившись своих самых сильных помощников, которым, посылая их на Землю, отдала часть своей Энергии, конечно, будет ослаблена ещё сильнее.
       Так размышляла Чёрная Дыра, продолжая свой полёт вперёд, к такой вкусной и питательной Земле. Но Защитное Поле Энергионов делало своё дело. Благодаря высочайшим нанатехнологиям, разработанным на Следующих Уровнях, это Положительное Поле действовало самым парадоксальным образом: вместо того, чтобы быть взаимно нейтрализованным отрицательным полем Чёрной Дыры, сейчас оно создавало определённый космический тургор. Чем ближе подлетала Чёрная Дыра, тем сильнее она чувствовала не притяжение, а, наоборот, мощное отталкивание от Земли. Это принудительное торможение всё усиливалось, и, наконец, Дыра просто зависла на очень небольшом расстоянии от Земли. Никакими усилиями не могла она теперь двинуться ни на один сантиметр вперёд к желанной цели.
       Космическое Противостояние двух Энергий длилось очень долго, при этом напряжение двух взаимно противоположных Полей порождало долгий неземной звон, похожий на гудение мощного трансформатора, неслышимый на Земле, который, однако, вопреки всем земным законам акустики, распространялся в безвоздушном пространстве далеко за пределы Солнечной Системы. Наконец Чёрная Дыра решила, что, не имея возможности приблизиться к Земле из-за отталкивания её коллективным противостоянием Энергионов, она всё-таки может облететь Землю кругом и проверить, везде ли эта Энергетическая Защита имеет одинаковую силу. А что, если в ней вдруг где-то найдётся слабое место, через которое она всё-таки сумеет прорваться к Земле?
       Облететь Землю, не меняя своей высоты, Чёрной Дыре удалось без труда. На какое-то время она как бы превратилась в новый спутник Земного Шара. Однако, к её разочарованию, Защитная Сеть повсюду была одинаково крепкой. Дыра выжидала время - очень уж не хотелось улетать не солоно хлебавши. Ведь, зависнув над Землёй, она ничего не теряла и ничем не рисковала: Энергионы просто не подпускали её к Планете, не принося при этом никакого вреда Дыре, и всё.
       Дыра ещё очень долго описывала круги вокруг Планеты, но ситуация никак не менялась. В конце-концов Дыра поняла, что она может висеть так вечно, но так никогда и не сокрушит эту невидимую, такую неожиданную защиту Земли. И кто бы мог подумать, что эта Планета, начинённая сугубо отрицательной Энергией многих поколений людей, сможет чем-то привлечь столь положительных Энергионов!
       Чем дольше вращалась Чёрная Дыра над Землёй, тем больше истощался без подпитки её Энергетический Потенциал. В конце-концов он стал настолько ничтожен, что Чёрной Дыре, чтобы не зачахнуть совсем, пришлось отказаться от своих намерений поглотить Землю и срочно вылететь в другом направлении в поисках очередной жертвы. Так закончилось Великое Противостояние, в котором чуть не погибла Земля со всеми своими обитателями, о котором, впрочем, люди так и не узнали никогда...
      

    Глава 33.

      

    Пензюки, пермюки..., москвючи какие-то

       Если не заботиться о самом главном капитале - человеческом - любая страна со временем превратится в место, населённое нацией дебилов, наркоманов, алкоголиков, больных, ни на что не способных и никому, в том числе и самим себе, не нужных людей. Такому населению не понадобятся уже ни нефть, ни газ, ни подводные лодки с ядерными ракетами.

    Владислав Францевич Галецкий, кандидат экономических наук

    (Из беседы за круглым столом, журнал

    "Дружба народов" 5 за 2004 год):

       ...Главная проблема состоит в том, что российское общество отказывается признавать и осознавать реальность. ...Наше общество не располагает психологическими, гносеологическими, культурными ресурсами для того, чтобы осознать итоги ХХ века, назвать вещи своими именами, развернуть широкую и продуктивную дискуссию, которая только и может создать платформу для поиска оптимальных стратегий самоизменения общества. Отсюда табуирование проблем, нежелание говорить о том, что слишком тревожно, поиск врагов, уход в химеры. Люди не хотят признавать реальность, потому что в противном случае надо будет признать закономерным наше сегодняшнее состояние и слишком многое менять в себе самих...

    Игорь Григорьевич Яковенко, доктор философских наук

    (Из беседы за круглым столом, журнал

    "Дружба народов" 5 за 2004 год):

    *

       Дорогая Светочка!
       Ты не волнуйся, у нас в психушке всё отлично: кормят до отвала, уколы делают редко, санитары почти не дерутся. К тому же - не соскучишься, такие интересные мужики попадаются, просто отпад. На днях двух привезли - Федя и Иван. Прямо из командировки. Свои имена знают, даты рождения - тоже, а свихнулись на том, что они пензяки какие-то (или пензюки, забыл). Поэтому друг от друга не отходят и всё про какую-то пензу, не то пемзу говорят. То ли это планета, то ли название племени, то ли вид зверей - я ещё до конца не понял. Но если это и есть ихняя воображаемая планета, то очень похожа на нашу Тверь. Центральная улица - Ленина, дома в центре повыше, а везде пятиэтажные, санузел совмещённый и так далее. Всё они описывают так, как будто и вправду видели, причем видения у обоих одинаковые, вплоть до названия улиц и номера трамвая, бывает же такое! Им двойную дозу синдепала назначили, но пока что-то плохо помогает (мне так сразу очень даже помогло).
       Они говорят, что жили на этой самой Пензе и даже родились там. Так живо всё описывают - и семью, и детей, и работу, очень похоже как у нас на земле, да и сами такие же точно, как и мы, люди. Не успели их в палату определить, как нескольких еще каких-то пермюков привезли. Симптомы болезни те же. Всё про какой-то Пермь рассказывают. Очень похожи на людей, а на самом деле - тоже или иноплянетяне или снежные люди. А ихние космические корабли так до сих пор и не нашли, вряд ли они теперь когда обратно к себе доберутся, если, конечно, правда - инопланетяне.
       Так ты не забудь капусту заквасить, я скоро вернусь - а то подумай сама, как же я без неё буду? Передай поклон тёте Шуре, а Витьку скажи, пусть пока моим мотоциклом пользуется, я разрешаю. Детей держи в строгости, я приеду, проверю. И сама не балуй, мне всё потом расскажут, если чего.
       Твой муж Павел. 13 июня 1997 года.
      

    *

    * *

       Лидия Леонидовна Сундукова шла по пыльной улице Удовинска безо всякого внимания по сторонам. И вдруг на газоне у тротуара что-то ярко блеснуло. Лидия пригляделась и обомлела: это был невиданной красоты старинный перстень с изумрудом. Такого везения у неё не было никогда! Она подняла перстень, сдунула с него пыль и надела на руку. Впервые в жизни Лидия была абсолютно счастлива. Ей казалось, что все встречные только и смотрят на её палец и бешено ей завидуют. О чём же ещё можно было мечтать теперь?
       Но постепенно с перстнем стало что-то происходить. Если сначала он был как раз по размеру, то теперь всё сильнее и сильнее давил на палец. Становилось всё больнее и больнее, но снять перстень уже не было никакой возможности. Лидия отошла в сторонку, прислонилась к дереву и заплакала. Она озадаченно смотрела на руку и ясно видела, что и перстень и палец прямо на глазах уменьшаются в размерах. Наконец и перстень и палец просто исчезли, а на правой руке осталось всего четыре пальца. Боль прекратилась и Лидия понуро зашагала дальше, в недоумении разглядывая свою изуродованную руку.
      

    *

    * *

       Наташка Ермолаева шла по улице Удовинска. Вдруг на газоне что-то ярко блеснуло. Наташка обалдела от счастья: она нашла старинный перстень с зелёным камнем. Она надела перстень на руку и гордо пошла дальше. Сегодня вечером, на дне рожденья Зинки, все просто посинеют от зависти. О чём же ещё можно было мечтать теперь? Вдруг сильно заболел палец, на котором был надет перстень. Наташка глянула на руку и обомлела: ни пальца, ни перстня больше не было. И тут она вспомнила, что недавно видела в трамвае женщину с ампутированным пальцем, а сегодня утром - пацана, у которого тоже нехватало одного пальца на правой руке. Кажется, она поняла, в чём дело. "Ну ладно", - злорадно подумала Наташка, - "Я теперь уродка, но зато уродами станут и все остальные, кто найдет этот проклятый перстень, а уж я-то никому про него не проболтаюсь. Если мне плохо, то пусть и другие помучаются так же, как и я".
      
       Антонина Федоровна Баранова шла в магазин за молоком по улице Удовинска, Сергей Фигурнов шёл на дискотеку по улице Удовинска... Петька шёл за пивом по улице Удовинска... Григорий шёл к своей бабе по улице Удовинска... Всё новые и новые пешеходы шли и шли по улицам Удовинска...
      

    *

    * *

       Недавно "Медицинская газета" опубликовала любопытную заметку, которая приводится ниже с небольшими сокращениями:
       "Делегация японских нейрохирургов, посетившая недавно НИИ УДО СИМТОС в городе Удовинске, обратила внимание на интересное явление, ускользнувшее от внимания местных медиков: более половины жителей города имеют на руках не десять, а всего лишь по девять пальцев. Но это не врождённая эндемическая или генетическая аномалия, как можно было бы ожидать. Пальцы у всех очень искусно ампутированы, причем создаётся впечатление, что это произошло совсем недавно. Однако все жители, как один, утверждают, что это - результат травмы, перенесённой в далёком детстве и отказываются говорить о подробностях. Медики встали в тупик перед этой загадкой природы. Несомненно, что данное интересное явление заслуживает более пристального изучения и внимания не только медиков, но и психологов, экономистов, лингвистов, философов, экологов, а, может быть, даже и экстрасенсов. Однако очень жаль, что у НИИ УДО СИМТОС как всегда пока что нет средств на проведение необходимых комплексных исследований".
      

    *

    * *

       Бедные пешеходы города Удовинска и не подозревали, что примерно в это же самое время в лаборатории "Самозащиты Космических цивилизаций и Реализации высокогуманных межличностных отношений между гуманоидами всего Космического пространства" (СКЦИ РВМОМГВКП) планеты Вастурн двое молодых учёных, стоя перед электронным макетом планеты Земля, докладывали Учёному Совету о результатах своих исследований. Диссертация включала в себя как научный анализ и выводы, так и камеральную обработку данных, полученных в течение целого года полевых исследований на этой далекой Планете. Между учёными велись примерно такие диалоги:
       - Господа, наши иссследования показали, что эта Планета не только обитаема, но и населена разумными существами, такими, например, как коровы, собаки, крысы, люди, кузнечики, одуванчики, свёкла и прочие. Мы подготовили отчёт о моральном состоянии землян и считаем, что нужно срочно принимать меры, поскольку оно представляет реальную угрозу для остальных жителей Космоса.
       - А вы хорошо разобрались в иерархии жителей Земли? Или у них её уже не существует в связи с переходом на более высокую стадию эволюции?
       - К сожалению, ещё существует и даже усиливается. Доминирующее животное у них - человек, остальные находятся в ужасающей рабской зависимости от человека: он убивает всех подряд или ради пищи и шкур (коров, редиску, кур, свиней и так далее), или просто из садистского удовольствияч - на охоте, рыбной ловле, при сборе грибов. Даже крохотный несъедобный паучок на лужайке, скорее всего, будет раздавлен ребёнком по наущению его мамаши, которой просто не приходит в голову, что он - такой же землянин, как и она сама.
       - Сколько же баллов вы поставили землянам по показателю равенства и земной справедливости? Повидимому, параметры у них могут варьировать только между единицей и нулем?
       - Даже до единицы не дотягивают. Ставим ноль.
       - Ясно, ну а теперь посмотрим параметры интеллектуального развития по восьми основным показателям: забота о правильной эволюции планеты и ее экологии, забота о генетическом совершенствовании землян, выработка оптимальных параметров экономического, интеллектуального, нравственного развития и так далее, ну, в общем, по известной всем методике Ниторелло. Можно посмотреть по каждому показателю в отдельности и затем суммировать баллы.
       - Как видите, свою Планету люди привели в катастрофическое состояние и оно ухудшается с каждым днём: быстро растет озоновая дыра, постоянно сокращается площадь лесов, уничтожены и продолжают уничтожаться тысячи видов животных и растений, отравлены океаны, земля и воздух над Планетой. Из века в век идут непрерывные междоусобные войны, по вине людей возник парниковый эффект и потепление климата, оскудели и просто кончаются запасы невозобновляемых полезных ископаемых и продолжается ограбление будущих поколений за счет стремления к роскоши, комфорту и создания искусственных потребностей одного только человеческого рода при самом зверском и наплевательском отношении ко всем остальным обитателям Планеты.
       - При вводе этих данных в компьютер как вы учитывали константу генетического вырождения человека из-за катастрофического ухудшения экологической обстановки на Земле, потери духовности у подавляющего числа землян и появления стойкой и необратимой зависимости от лекарств, допингов и искуссственных условий существования?
       - Разумеется, мы учли и это в соответствии с ратоидным коэффициентом для каждого отдельного материка. Однако в целом показатели так нигде и не превысили нуля - одного балла. Короче говоря, прогноз самый неутешительный. Интерполяция по времени показала, что в ближайшие несколько десятилетий, максимум - в одно столетие - человечество неминуемо ждет мучительная агония и смерть, которую оно вызвало собственными руками. Человечество - вот самый верный палач и для самого себя и для всего живого на Земле. Всё, что произошло на Земле по вине самого человека, теперь уже не только необратимо, но и, к сожалению, несёт прямую угрозу и нам, и другим Планетам и цивилизациям, так как люди бешеными темпами осваивают Космос, приближаются к другим Планетам и могут перенести на них смертельный вирус алчности, бездуховности, индивидуализма. Они вполне могут погубить многие другие космические цивилизации ещё до того, как завершится их собственная агония. Не решив никаких своих земных проблем, с каждым веком увеличивая число несчастных землян, они безрассудно тратят свои последние ресурсы на освоение Космоса.
       - В таком случае, какие же практические выводы имеют ваши исследования?
       - Мы предлагаем самый гуманный метод помощи землянам: одномоментную общепланетарную эвтаназию для того, чтобы избавить их самих от ненужных мучений, а всех остальных обитателей Вселенной - от нависшей угрозы. В ближайшее время нам необходимо быстро и окончательно произвести антигилляцию Планеты Земля.
       - Мне кажется, вы не учли возможную внутривидовую борьбу. А что, если правители Земли, приведшие Планету к грядущей катастрофе, в принципе сильно отличаются от своих подданных? Возможно, что рядовые земляне не так уж тупы и опасны и выход состоит лишь в том, чтобы просто сделать правителями совсем других людей. Тогда они, может быть, успеют увести Планету от неминуемой гибели, миллиарды землян останутся живы, а нам самим этот проект обойдётся намного дешевле антигилляции.
       - Мы учли и это. В своих полевых исследованиях мы использовали прекрасную и остроумную методику "Изумрудный перстень" нашего коллеги Рин Брина. Результаты полевых исследований в Пензе и Перми показали, что ни один из рядовых жителей этих городов не предупредил сограждан о грозящей им беде. Наоборот, пострадав сами, они радовались тому, что после них пострадают и другие. Они все проявили крайнюю степень эгоизма и бездушия. Ведь всем известно - какой народ, такие и правители, так что ошибки в выводах не может быть никакой. Сейчас проводится последний контрольный эксперимент в городе Удовинске. По его завершении мы представим проект и технико-экономическое обоснование антигилляции в Планетарную Комиссию Вастурна, а после его утверждения сразу же начнём антигилляцию всей Планеты Земля. Пока же мы в опытном порядке антигиллировали всего лишь Пензу и Пермь.
       - Какой метод при проведении антигилляции вы использовали для соблюдения чистоты эксперимента и для того, чтобы избежать утечки информации и паники среди землян?
       - Мы применили метод одновременного и необратимого стирания информации во всех информационных системах Земли - как электронных, так и библиотечных, церебральных, картографических, кинематографических, лингвистических и прочих. Теперь нигде на Планете Земля не существует таких понятий и слов, как Пенза и Пермь, а также всех производных от них - пензенский, пермский, пермяк и так далее. Эти слова и понятия стали чужеродными для любого земного языка и не вызывают у землян никаких ассоциаций. Земляне, не подозревая ни о чём, занимаются своей обычной деятельностью.
      

    *

    * *

       16 июня 2005 года в тринадцать часов земляне занимались своей обычной деятельностью. Наташка ела копчёную рыбу. Антонина Федоровна смотрела телевизор, Мишка Сердюков катался на велосипеде, Светка ругала своих детей за хулиганство, Нинка Еремеева копалась в огороде, Степан Черномордин охотился в лесу на очередных медвежат, а в Москве, в отлове не ветстанции у метро Динамо долго-долго агонизировали в газовой камере пойманные на улицах бездомные и домашние кошки и собаки.
       16 июня 2005 года Таисия Селезнёва варила грушевый компот, на мясокомбинате из коров делали очередную партию колбасы, Антон Сударев в своей лаборатории работал над очередным бомбардировщиком, а голодный поэт Ким Тин Пин сочинял очередную оду о любимом кормчем и его партии. Молодой и красивый Джакемба умирал в далёкой Африке под кустом джакавы, подорвавшись на противопехотной мине, а вонючая старуха Сидорова на вонючем матрасе плакала в доме престарелых, вспоминая своих детей: коммерсанта Игоря, разъезжающего в синем Вольво, и непутёвую дочку Клавку, которых не видела уже несколько лет и даже не надеялась увидеть когда-нибудь.
       16 июня 2005 года у Зои Андреевой родилась девочка, Вовке из пятого "Б" наконец-то купили роликовые коньки, а дед Захар из Ивантеевки посадил на пустыре четыре куста сирени. Он говорил: "Ну и что, что я не увижу её цветов - зато увидят мои внуки". Правда, ни внуков, ни детей у него не было...
       16 июня 2007 года началась и закончилась антигилляция Земли. Она продолжалась всего пять секунд и никто ничего не успел заметить. Исчезли Наташка и Нина, и велосипед, и новорожденная девочка, и ода, и бомбардировщик, и кусты сирени.
       Исчезли и я и вы. Что делала я именно в тринадцать часов 16 июня 2005 года, я просто не помню. А что делали лично вы?
       *
       После гибели Земли в Большой Купол одномоментно устремился огромный поток земных душ, готовых к вечному Служению. Это были самые последние Гости с этой Планеты, которой уже и не существовало на свете - что-то вроде световых лучей, мчащихся куда-то многие миллиарды световых лет в то время, как сам источник света давно уже погас и превратился в межзвёздную пыль.
       Такого наплыва приходящих здесь не было за всё время существования Человечества. Сейчас Дениз принимала среди прочих трёх женщин из России - бывшую балерину с бездонными глазами по имени Софа и двух старых подруг Нину и Риту. Дениз встретила всех их в Гостиной с роскошной резной мебелью из чёрного дерева, потом провела на берег Лотосового озера, показала Информационный Центр, Клепсидр и, конечно, сердце всего Большого Купола - Эгрегор, как всегда переливающийся изнутри таинственным фиолетовым светом.
       Затем она познакомила вновь прибывших с их Наставницей Маргаритой Тучковой. Никогда ещё у Наставников из Большого Купола не было столько подопечных! Количество Секторов по мере прибытия всё новых и новых Гостей тоже автоматически росло - теперь оно уже выражалось шестизначным числом.
       Дениз очень спешила: она быстро передала очередную партию Гостей их Наставникам и помчалась обратно в Гостиную - встречать следующих. С каждой минутой Гостей становилось всё больше и больше, Хостес во всех Секторах Большого Купола просто сбились с ног. Правда, это уже была последняя волна прибывающих. Дело заключалось в том, что Земля из-за избытка отрицательной Энергии на ней только что по решению Планетарной Комиссии Вастурна была окончательно уничтожена, и там больше не предвиделось ни рождений, ни смертей. Так что Служителям Большого Купола уже не имело никакого смысла оставаться здесь, рядом с бывшей Траекторией Земли - ведь уже не было ни Траектории, ни самой Земли... Помогать было больше просто некому.
       В то же самое время время в Звериное Царство устремился ещё больший поток душ всех остальных земных существ - от крохотной тли или инфузории туфельки до многотонных слонов и китов. Их встречали Даниил Андреев, которому теперь уже некого было спасать на Земле, а также Сергей Образцов, Нелли, Юрий Никулин, так никогда и не дожившая до совершеннолетия Женька-блядушка, Али и все остальные Гувернёры Большого Купола. Им тоже пришлось работать не покладая рук.
       Когда же самые последние земные Гости - тувинский шаман из России и мушка дрозофила из Кении - добрались наконец до цели, то Большой Купол загерметизировался, окружил себя защитным коконом и, невидимый, не имеющий ни массы, ни протяжённости, неуловимый для самых совершенных приборов, трансгрессировал на планету Вастурн, где и начался теперь совершенно новый этап его Служения...
      
      
      
      
      
       1
      
      
      
      

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Мальханова Инна
  • Обновлено: 17/02/2009. 624k. Статистика.
  • Роман: Проза
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.