Матрос Лариса Григорьевна
С чего продолжается Родина

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 2, последний от 08/04/2013.
  • © Copyright Матрос Лариса Григорьевна (LarisaMatros@aol.com)
  • Обновлено: 17/03/2017. 31k. Статистика.
  • Очерк: Культурология
  • Скачать FB2
  •  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    К дискуссии на тему...

  •   
      
       C ЧЕГО ПРОДОЛЖАЕТСЯ РОДИНА...?
      
       В берёзовые ситцы нарядить весь белый свет
      
      Что заставляет людей покидать свою Родину, какую цену они платят за добровольный и вынужденный отъезд? Океаны, реки, горы, степи и долины, разделяющие соотечественников, являются тем расстоянием, с которого и видится большое, с каким бы знаком оно не было.
      Но лучше, чем В. Набоков об этом не скажешь:
      
       К РОССИИ dd>  
       Отвяжись, я тебя умоляю! dd>  
       Вечер страшен, гул жизни затих. dd>  
       Я беспомощен. Я умираю dd>  
       от слепых наплываний твоих. dd>  
       Тот, кто вольно отчизну покинул, dd>  
       волен выть на вершинах о ней, dd>  
       но теперь я спустился в долину, dd>  
       и теперь приближаться не смей. dd>  
       Навсегда я готов затаиться dd>  
       и без имени жить. Я готов, dd>  
       чтоб с тобой и во снах не сходиться, dd>  
       отказаться от всяческих снов; dd>  
       обескровить себя, искалечить, не касаться любимейших книг, dd>  
       променять на любое наречье все, что есть у меня,- мой язык. dd>  
       Но зато, о Россия, сквозь слезы, dd>  
       сквозь траву двух несмежных могил, сквозь дрожащие пятна березы, dd>  
       сквозь все то, чем я смолоду жил, dd>  
       dd>  
       дорогими слепыми глазами dd>  
       не смотри на меня, пожалей, dd>  
       не ищи в этой угольной яме, dd>  
       не нащупывай жизни моей! dd>  
       Ибо годы прошли и столетья, dd>  
       и за горе, за муку, за стыд,- dd>  
       поздно, поздно!- никто не ответит, dd>  
       и душа никому не простит.(Париж , 1939)
      Это же настроение пронизывает трилогию: " Апология эмиграции" известного литератора Романа Гуля, о котором литературовед О. Коростылев, в предисловии к трилогии писал: "Сейчас, даже трудно представить себе человека, одновременно дружившего с Константином Фединым и Керенским, Ю. Тыняновым, В. Маяковским, Мариной Цветаевой и Светланой Аллилуевой. "
      ... В книге "Россия в Америке" Р. Гуль пишет: "... Нас спасает - как это ни банально звучит - только духовная связь с Россией.... С... той вечной Россией, которой мы - сами того не осознавая - ежедневно живем, которая непрестанно живет в нас и с нами - в нашей крови, в нашей психике, в нашем душевном складе, в нашем взгляде на мир. И хотим мы того или не хотим, - но так же неосознанно - мы ведь работаем, пишем, сочиняем только для нее, для России, даже тогда, когда писатель от этого публично отрекается".
      "Моя неудача в эмиграции - в том, что я не эмигрант, что я по духу, то есть по воздуху и по размаху - там, туда, оттуда...",- так характеризовала свою судьбу в эмиграции Марина Цветаева.
      Подобные раздирающие душу противоречия, характерны не только для литераторов. Они присущи настроению многим эмигрантам, осознают они это или нет, и независимо от того насколько благополучно или неблагополучна (в моральном и материальном плане) сложилась их жизнь за рубежом.
       Такова объективная реальность: прошлое всегда остается в душе человека, так как можно уйти и уехать от всего и от всех, но нельзя уйти и уехать от себя. Это является основой стремления эмигрантов что-то предпринять , чтобы в новой жизни иметь что-то "от Родины", как бы продолжать" ее за ее пределами..
       Однако, это, очевидное, на первый взгляд, обобщение, существенно преломляется при анализе настроений разных волн эмиграции, различающихся мотивами, целями отъезда, оценками отношения с Родиной в прошлом, настоящем и будущем.
       Менталитет эмигрантов первых волн, (времен революции и гражданской войны) определялся отношением к происходящим в России потрясениям, как к экстремальной кратковременности, которая обязательно вскоре завершится и они вернутся на Родину. Потому свою жизнь за рубежом, при естественной необходимости и потребности для выживания приспосабливаться в новых странах, они рассматривали как подготовку к этому возвращению, для чего стремились максимально сохранить "русскость" во всех аспектах свей жизни. Этим и определялась та сверхзадача, которая задавала критерии их жизни за рубежом. Исследователь Л.Г. Березовая пишет: "Покинувшие Россию в результате революции и Гражданской войны составили за границей уникальное сообщество. Исключительность его состояла в той сверхзадаче, что поставила перед беженцами из России история. Один из литераторов Российского зарубежья В. Абданк-Коссовский писал в газете "Возрождение": "Ни одна эмиграция... не получала столь повелительного наказа продолжать и развивать дело родной культуры, как зарубежная Русь" (Возрождение. Париж, 1956. ? 52. С.121). Сохранение и развитие русской культуры в традициях Серебряного века и ставит эмиграцию 20 - 30-х гг. в положение культурного феномена", который являл собой стремление продолжения Родины за ее пределами."
      Свидетельством тому множество источников, нашедших отражение в исторической, мемуарной, художественной литературе.
      
      Как-то я писала рецензию ни книгу известного литератора Марка Поповского "На другой стороне планеты (рассказы о российской эмиграции)", где меня буквально потряс очерк о хранении и развитии Славянско-балтийского отдела Нью-йоркской публичной библиотеки и создании архива русской эмиграции. В нем рассказано о том, что в конце сороковых годов русские эмигранты из России начали усилия по созданию архива. Бывшие царские генералы, министры, писатели ученые, видные общественные деятели бывшей царской России уже уходили из жизни и их заботила судьба привезенных с собой бесценных, значимых для истории России документов: дневников, фотографий, рукописей, научных трудов, исторических документов. Их нужно было спасать. Но как? Ведь многие представители этих волн эмиграции находились по разные стороны баррикад в драматических периодах судьбы России. И великая задача, которую они поставили перед собой, позволила им подняться над всем, что их разделяло. Группа энтузиастов среди них выработала концепцию примирения во имя создания архива русской эмиграции.
      Хотя, как отмечают исследователи, социальный состав эмигрантов третьей волны ( периода Второй Мировой войны) отличался от перовых волн меньшим количеством интеллектуалов, интеллигенции, аристократов, в них еще были крепки старые традиции и, как свидетельствуют источники, для них слово на родном языке-было основным стрежнем , продолжения Родины е в своей духовной жизни.
      .
       "Не сломила кручина нас, не выгнула,
       Хоть пригнула до самой земли.
       А за то, что нас родина выгнала
       Мы по свету ее разнесли...", писал поэт харбинец Алексей Ачаиров.
      Так они разносили, "продолжали" для себя Родину за ее пределами.
      
      Совсем иные установки и мотивы имели место у эмигрантов поры диссидентства, правозащитного движения 60-80-х годов. После прохождения через унижения ярлыками "врагов народа", долговременного статуса отказников, очередями в ОВИРах и посольствах, лишения гражданства и понуждение к отказу от него, они не были охвачены потребностью продолжения Родины из-за негативных ассоциаций с ней связанных, и из-за отсутствия перспектив когда-либо вернуться туда, хотя бы для посещения могил предков. Я помню свой отпуск в Одессе в то лето в 70-х, когда на рейде стоял пароход с туристами - нашими соотечественниками из разных стран, приобретшими путевками в круиз только потому, что он сулил заезд в Одессу, где они надеялись повидаться с близкими и родными. Но никого не выпустили на берег. Легко представить, сколькими болями и печалями был наполнен этот пароход. Легко представить, потому что мы видели эти боли и печали на лицах одесситов, даже тех из них, у кого на этом пароходе не было даже знакомых.
       Немудрено, что эмигранты этой волны лечили ностальгию воспоминаниями о кошмарах отъезда, кошмарах (иногда даже преувеличенных) прошлой жизни. Русскоязычные средства массовой информации за границей в ту пору в основном содержали негативнное отношение к прошлому, носили откровенно антисоветскую направленность. Примером являются широко известные издания ("Посев", "Грани" и др.), сеть радиостанций ("Свобода" "Голос Америки", "Би-би-си", "Немецкая волна" и др.
      Последняя волны эмиграции,- с времен перестройки, свободы перемещения, отличается от всех предыдущих, условиями и мотивами выезда. Эмигранты предыдущих волн уезжали ОТТУДА. ОТТУДА - было ключевым словом. То ли сами бежали, то ли их высылали - но главное было в том, что они избавлялись (или их насильно избавляли) от исторической родины, в силу угрозы для них, их близких, жизни, свободы.
      Для "бега", с времён перестройки характерно слово "ТУДА". Пал "железный занавес", появилась свобода выезда. Поэтому ключевым словом здесь было слово "ТУДА", ехать туда, где стабильно, благополучно и где (как думалось) все самой собой решится, достаточно только получить законное право въехать. И хоть далеко не всегда всем падали в руки успех и благополучие, исчезли формальные препятствия вернуться на Родину, к такому решению мало кто прибегал по многим объективным и субъективным причинам, суть которых сформулировала народная мудрость: "нельзя дважды вступать в одну реку". И если даже здесь, в эмиграции не все так, как хотелось бы, пенять не на кого, потому что и в выезде, и в не возвращении - выбор добровольный.
       Вот тут и проявляются моменты истины в желании и потребности продолжать Родину за ее границами. И разворачиваются всюду русские бизнесы, русские магазины, сервисы для реализации привычных устремлений в организации образа жизни, вплоть до русских бань.
      .
      ,
      
       ВЕЛИКИЙ МОГУЧИЙ
      И как тут не вспомнить известные слова из стихотворения в прозе И.С. Тургенева "Русский язык" (1882): . "Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины, - ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык!...."
       Возможно, наш язык заслуживает такие определения, потому что, Слово, которое согласно Евангелие от Иоанна, "было вначале", для "русского сознания, восприятия... - это ВСЁ, чем живет человек, да и человечество" (С.В. Перевезенцев.)
      И в этом контексте известное изречение Е.Евтушенко "Поэт в России больше, чем поэт" отражает, по сути, сакральное ,для русскоязычных, значение текстов, сложенных из слов на русском языке.
       Но даже при беглом анализе роли и месте родного языка в жизни эмигрантов за рубежом, снова четко выявляется зависимость отношения к языку от мотивов отъезда, об оценках эмигрантами их отношения с Родиной в прошлом, настоящем и будущем.
       Те задачи, которую ставили перед собой первые волны эмиграции, влекли необходимость бережного отношения к родному языку для себя и будущих поколений, как они были уверены, что рано или поздно они вернутся в Россию.
      
       Но наш язык оказался козлом отпущения у эмигрантов 60-80.Он как бы принимал на себя удары негативного у них отношения к Родине, когда основная часть эмигрантского населения стремилось забыть прошлое и отказаться от того, что на русском языке. Старшим поколениям это было сложно (и порой невозможно), если они приезжали в том возрасте, когда уже не могли активно включиться в здешнюю жизнь в трудовой, и в бытовой сфере. Последствия такой установки в основном сказывались на детях и внуках, которые вырастали, входили в жизнь без знания родного языка, культуры жизни старших поколений семьи, соотечественников.. Это, влекло немало негативных ситуаций во многих семьях, когда разные поколения не могли нормально общаться, из-за незнания старшими английского (или иного языка страны проживания, младшими - русского.
      
       Совсем иная судьба нашего родного языка за границей России сложилась в эмиграции со времен перестройки и свободного выезда. С этого времени русскоязычная жизнь за рубежом, в том числе в Америке, обретает такой объем, что можно встретить людей, которые честно и успешно работают, обретают собственность и все виды услуг, почти полностью обходясь русских языком. Они, прибегают к языку страны обитания (например, английскому, немецкому, др), лишь в случаях соблюдения бюрократических требований при оформлении необходимых документов при приобретении жилья, прав на вождение, страховок и т.п.
      
      
      
      Именно этой волной создается множество любительских театров, школ для обучения русскому языку, русскоязычных фестивалей, конкурсов, обществ по развитию и пропаганде отечественной культуры, литературы. И , хоть телевидение на Земле существует более двух третей века, именно этой волной оказалось востребованной мощная сеть русскоязычного теле-радиовещания, к которому прибегают и вполне успешно включенные в англоязычную жизнь в сфере труда, отдыха и развлечений, наши соотечественники.
      
      Нельзя сказать, что среди эмигрантов этой волны все представители старшего поколения настроены непременно заставлять детей учить русский язык, объясняя это необходимостью тратить больше времени на совершенствование английского и изучение других языков (например, испанского), которое буду востребованы для успешной карьеры. Но есть и немало семей, которые, независимо от коренной национальности, фанатично (не побоюсь этого слова) настроены на сохранение русского языка при общении в семье и обучении ему молодых поколений. Порой дело доходит до конфликтов "отцов и детей" из-за сопротивления детей. Но самое трогательное то, что вырастая, эти дети, внуки, преисполнены подлинной благодарностью тем, кто их заставил учить русский и, следовательно, обеспечил возможность читать русскую классику, посетить "как свой" Россию - страну своих предков, приобщиться к великой культуре. Это весьма поучительно не только потому, что знание языков никогда некому не мешало. Прежде всего - это непосредственное выполнение призыва поэта: "Не позволяй душе лениться", потому что постижение родного языка предков, их культуры обязательно влечет работу души, расширение уровня духовности молодого поколения.
      
      Для этой волны эмигрантов характерно то, что в их жизни появилась возможность удовлетворять свои традиционные потребности жизнеобеспечения в новой стране не только собственными силами, но доставкой им духовной пищи непосредственно из России. С этого периода начинаются мощные "наезды" представителей российских деятелей культуры, литературы, а так же всех видов сценических развлечений. Но здесь вдруг обнаруживается, что проложенное океаном расстояние дает о себе знать не только в географическом контексте. Люди, долго прожившие за рубежом, волей-неволей привыкают к принятым в стране проживания стандартам отношений, обрастают новыми критериями радостей и горестей. Приезжающие же из России некоторые представители бизнесов, носители духовной пищи, актеры всех жанров, полагаясь только на ностальгические чувства эмигрантов, часто не задумываются об этом, получая при встречах неадекватную их ожиданиям ответную реакцию.
      .
      . Наш язык в эмиграции имеют и духовную, и лингвистическую значимость. Однако, процессы, которые происходят с нашим языком в нынешнее время, ставят под угрозу стабильность того места, которое ему отвели великие классики, о чем заботятся многие представители русскоязычной интеллигенции по обе стороны океана.
      
      
       РАЗВИВАЕТСЯ ИЛИ ДЕГРАДИРУЕТ?
      
       В недавнем интервью легендарный диктор Телевидения Игорь Кириллов подчеркнул: " Если снижается общий уровень культуры, то наступает опаснейший момент для государства, потому что оно может погибнуть. У нас четыре символа государства: флаг, герб, гимн и язык. А может быть на первое место поставить язык?".
      Здесь трудно не согласиться, потому что слово -это не сотрясение воздуха, или заполненный знаками лист бумаги (поле экрана компьютера". Слово - это форма и содержание мысли. И снижение планки требовательности к культуре слова, влечет снижение планки требовательности к культуре мышления. А ведь по формуле А.П. Чехова: " В человеке должно быть все прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли",- эстетический критерий к оценке мыслей имеет непосредственное отношение. Красивые мысли, не могут оформляться некрасивыми словами, и наоборот, не красивые слова не могут отражать некрасивые мысли.
       Об этом и высказывание А.Н.Толстого: "Обращаться с языком кое как-значит и мыслить кое-как: неточно, приблизительно, неверно.". А известный российский историк и общественный деятель В.О . Ключевский подчеркивал: : "Слово должно быть по росту мысли"
      
      Мы знаем, что есть понятия: "высокая мода", "высокая кухня". Определение "высокая " - почти синоним понятиям "изысканный", " утонченный". На мой взгляд, это определение вполне применимо и к понятию "язык".
      
      Язык людей является показателем одновременно и формы и содержания их общения, которые существенно отличаются у разных сословий..Потому объективно язык как бы подразделяется на язык интеллигенции, простонародья и отбросов общества. Так было всегда у всех народов во все Времена. Высокий язык" - это язык аристократов, подлинной интеллигенции.
      
      . Сверхзадача, о которой я говорила выше, и тот факт, что социально-политические условия, повлиявшие на уровень языка в СССР не коснулись непосредственно эмигрантов первых волн, позволили им сохранить тот "высокий" русский язык, с которым они покидали Родину. Здесь считаю уместным заметить, что мне, как одному из членов -учредителей Российского Дома Культуры в Вашингтоне, не раз приходилось участвовать там в разных мероприятиях, на которых можно еще встретить (увы, весьма преклонного возраста)представителей первых волн эмиграции( и более молодых представителей их семей ,таких например, как (князей Оболенских, Гагариных, Чавчавадзе и др.). Они покоряют таким чистым, красивым, русским языком, который уже редко услышишь от проживших всю жизнь в России.
      .
      Сталинская эпоха, как известно, сделала немало для стирания грани в образе жизни и языке разных сословий. Прошедшие через лагеря представители всех уровней интеллектуальной элиты, интеллигенции, выходили на свободу с иными манерами, иным лексиконом и формами общения.
      
      Вспомним знаменитое стихотворение Е. Евтушенко:
      Интеллигенция поет блатные песни,
      она поет не песни Красной Пресни,
      Дает под водку и сухие вина
      Про ту же Мурку и про Енту и раввина.
      Поют под шашлыки и под сосиски,
      Поют врачи, артисты и артистки.
      Поют в Пахре писатели на даче,
      поют геологи и атомщики даже.
      Поют, как будто общий уговор у них
      или как будто все из уголовников
      
      Кроме того, рабфаки, льготы для рабочих и крестьян при поступлении в Вузы, способствовали размыванию традиционной "интеллигентской прослойки", интеллигентских профессиональных династий, что отражалось на общем состоянии нашего языка, и старых интеллигентских традициях образа жизни.
      
      В итоге, как увы, часто бывает, процесс снижения уровня интеллигентности, аристократизма нашего языка оказался необратимым. А в настоящее время "высокий" русский язык растворяется, засоряется, настолько, что порой для восприятия произведений классиков современной молодежью им нужен будет переводчик, который будет переводить их тексты на современный язык.
      . " Когда я иду по улице и слышу речь молодежи, то у меня последние волосы встают дыбом! Даже не верю, что это могут говорить 12-13-летние школьницы. Я о нецензурной речи вообще не говорю, потому что она звучит в некоторых фильмах, которые транслируют по центральным каналам. Это такой нонсенс, что дальше ехать некуда...",- говорит И.Кириллов в том же интервью.
      
      
       Как известно, то самое слово, которое "было вначале", имеет две ипостаси: устную и письменную. А каждая из них еще имеет бытовое и публичное выражение себя. В прошлые времена они сильно отличались. Писанные и неписаные правила формировали ответственное отношение к слову, написанному пером, которое, как известно, не вырубишь топором. Такая же " ответственность" существовала по отношению к слову, произнесенному публично.
      В том же интервью Игорь Кириллов, говоря о приоритетах в работе диктора в его время, подчеркнул: " Главная задача была очень трепетно и ответственно относиться к русскому литературному языку, на котором мы передавали новости..."
      Такую же ответственность ощущали не только публичные деятели, а любой воспитанный человек, который (независимо от уровня образования, вида занятий), с молоком матери впитывал незыблемые правила обращения с языком. Существовал взаимосвязанный общественный и индивидуальный контроль за качеством нашего языка, как по форме, так и по содержанию.
      
      Интернет - самое большое благо для тех, кто хочет и умеет, хочет и не умеет писать, дал беспрецедентную свободу всем. Это - новая стихия, которой невозможно управлять. Если даже теория Дарвина о естественном отборе в становлении и развитии homo sapience являются предметом неугасающей дискуссии, то можно ли рассчитывать на естественный отбор в жизнестойкости по критериям грамотности имеющихся в Интернете текстов. Конечно же, нет, потому что сейчас размыты критерии качества текстов даже в издательствах, которые спокон веку осуществляли контроль над качеством текстов с помощью высокопрофессиональных редакторов.
      
      В итоге современный русский язык в его письменном, а так же устном публичном выражении, снизошел до бытовой разговорной речи до такой степени, что свобода слова подменена словесным произволом.
      
      
      Для этого, сейчас, как никогда ранее в расход пущено оправдание, мол, литература ( устные и письменные художественная, публицистическая, научные тексты), не может не идти в ногу со временем и должна отражать реальность, такой как она есть, в том числе и язык, на кортом говорит современный человек.
      
      И встает извечный вопрос: литература (устные и письменные тексты, обращенные к общественности) призваны только отражать жизнь, образ мыслей, поведение людей или все же призвана влиять на них?
      Эти противоречия являются довольно типичными в оценке роли литературы среди тех, кто ее создает и тех, кто ее потребляет. Но, если литературу (любые опубликованные устно или письменно тексты) наделять пассивной ролью, то есть только как средство отражения действительности настоящего и (прошлого), то куда же девать драматические страницы ее истории, и истории ее авторов, когда книги сжигались, а авторы преследовались. Да стоит ли сейчас вспоминать прошлое, если события сегодняшнего дня тому свидетельство и еще и еще раз призывают к ответственности к слову произнесенному и написанному.
       Мастера пера и слова пишут и произносят свои тексты для того, чтобы их читатели и слушали как можно большее число людей в России и за ее пределами.
      Но по своему опыту замечу, что иногда для того, чтобы понять некоторые диалоги в современных русских фильмах, и даже текстах я нуждаюсь в переводчике, который бы мне перевел с современного "российского" русского на тот русский, с которым я уехала 20 лет назад. А герой-подросток одного из современных сериалов говорил с мамой на языке, наполовину мне совершенно непонятном.
      Любой россиянин, вероятно иронично улыбнется, тому, что я, искала возможности понять значение слов "торчать", "оттянуться" "стебаться", "пофигизм и др. Я набирала их в Google с вопросом: "что значит слово..." И обнаруживала море определений, дискуссий по этим и множеству других новых словечек и оборотов, вошедших в современный язык. Россиянину, у которого на основании интуиции, подпитанной опытом в применении этих слов и понятий, таких вопрос не возникает, вероятно, трудно представить, что такая проблема вообще существует у русскоязычных соотечественников, проживающих за рубежом России. А между тем в условиях глобализации коммуникаций, как в реальном, так и виртуальном пространстве, актуальность проблемы возрастает.
      
      В бывшем Советском Союзе-многонациональном государстве, у каждого народа был свой акцент, свои интонации в русском языке.. Изветсные прибалтийские, кавказские, украинские акценты русского языка. Акценты, ударения, словосочетания были разные, но слова-то, обозначающие ту или иную вещь (явление, событие) были одни и те же у всех народов. А сейчас одни и те же понятия, обозначаются разными словами.
      По аналогии не могу не вспомнить, что в период работы в Академии Медицинских наук, я осуществила анализ изменений терминов используемых в медицинской и художественной литературе для обозначения болезней. Например, героиня Л. Толстого из романа "Война и мир" умерла от "грудной ангины", а слово "грыжа" употреблялось в обозначении совершенно иной, чем ныне, патологии.
      Этот анализ позволил прийти к выводу, что порой использование новых терминов, названий - не всегда есть отражение новых познаний в предмете и явлении, для которых эти термины стали употребляться. И возникает ситуация, когда об одном и том же говорят на разном языке. Следовательно, логика вещей подсказывает, что любые значимые изменения в языке должны находить отражение в фундаментальных классификаторах (словарях), которые могут служить своего рода ориентирами в использовании новых терминов. ( Л.Г. Матрос: "Социальные аспекты проблемы здоровья" (Наука. 1992 г)
      И хотя этот вопрос мной обсуждается применительно к методологии медицины, он актуален и в общей проблеме изменений в нашем языке, когда речь идет о текстах (устных и письменных), исходящих от профессионалов.
      Бесспорно, что язык - это живой организм, который реагирует на изменения, как качественных характеристик людей, так и их взаимоотношения с окружающей средой. Потому объективно он не может оставаться в закостенелом состоянии.
      Но когда я слышу не на улицах, не в компаниях соотечественников, а с программ ТВ тексты, обрастающие новым лексиконом, я задаюсь тем же вопросам, что сформулировала в названной выше своей книге: современное человечество развивается или деградирует, с развитием научно технического прогресса, осуществляемого этим же человечеством?" А наш родной язык развивается или деградирует?
      
      Здесь я хочу затронуть такой аспект, которые, насколько я знаю, вообще не поднят и потому не осмысливается специалистами, чей предмет исследования русское слово.
      Речь идет о том, что изменения, происходящие в нашем родном языке по разные стороны океана начинают рознить наш язык настолько, что, похоже, вскоре мы не будем понимать друг друга.
      
      .Например, в США, для тех представителей образованного слоя, слоя интеллигенции соотечественников, которые владеют английским, работают в учебных заведения, в компаниях, учреждениях, владеют бизнесами в профессиональных интеллигентских сфера (например, медицинских, финансовых) хоть и характерно насыщение родного языка англоязычными словами и терминами, но все же у них преобладает стремление сохранить классические основы нашего языка и как раз они испытывают такие, как я трудности, в понимании " словечек", подобных тем, о которых я говорила выше.
      Но в эмиграции имеет место и другая проблема, обусловленная смещением той сословной структуры соотечественников, с которой они выехали. Я имею в виду ситуацию, когда представители интеллигенции по "производственной необходимости", нередко попадают в среду тех, кого принято называть "простонародьем", (например, бывший инженер, становится таксистом, сантехником) и они для общения изобретают какой-то "универсальный" для них "новый русский язык", не похожий ни тот , который был характерен для этих сословий в России (бывшем СССР"), ни на тот, что имеет место быть в современной России.
      Духовная жизнь последних волн эмиграции характеризуется бурным развитием издательской деятельности в публикации произведений эмигрантских авторов. Но работая над обзорами некоторых литературных изданий, альманахов я столкнулась (о чем писала) с тем, что язык произведений многих авторов отражает тенденции совершенно противоположные российским. То есть, если язык героев некоторых современных произведений россиян перенасыщен новыми словечками и оборотами, то язык героев (даже порой высокообразованных, даже с ученой степенью) наделены давно забытым языком "Бени Крика" и ему подобных.
      
      
      
       Нельзя забвать, что если тексты пишутся (произносятся) на русском языке, значит, они имеют единую всемирную русскоязычную читательскую аудиторию, которая, при всем ее разбросанности по миру, есть разнесенная (по терминологии вышеприведенного поэта)" разнесенная, "продолженная" за своими границами Родина, с которой мы связаны историей, всеми радостями и горестями судеб наших предков. И нужно помнить, что главное средство нашего взаимопонимания -это наш родной язык.
      
       Антон Павловича Чехов писал: "Искусство писателя не в том, чтобы решать вопросы, а в том, чтобы их правильно ставить".
      Насколько я владею этим искусством и правильно поставила вопросы, не мне судить. Но то, что за ними стоят реальные проблемы, число которых значительно больше обозначенных в этой моей статье, никто оспаривать уже не возьмется. А раз так, сегодня назрела насущная проблема их обсуждения широкой общественностью.
      
      
      

  • Комментарии: 2, последний от 08/04/2013.
  • © Copyright Матрос Лариса Григорьевна (LarisaMatros@aol.com)
  • Обновлено: 17/03/2017. 31k. Статистика.
  • Очерк: Культурология
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.