Михайличенко Елизавета
Греческие страсти

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 2, последний от 21/05/2011.
  • © Copyright Михайличенко Елизавета (nessis@gmail.com)
  • Обновлено: 15/06/2011. 10k. Статистика.
  • Поэма: Поэзия
  • Оценка: 8.90*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Цикл пополнялся, пополняется и будет пополняться.

  •   
      ПЕНЕЛОПА
      
       Пенелопа, мать Телемаха, жена Одиссея - ждала возвращения мужа с Троянской войны в течение двадцати лет, отвергая домогательства многочисленных женихов, которые тем временем развлекались во дворце Одиссея. Она пообещала выбрать себе нового мужа после того, как закончит ткать погребальное покрывало для свекра (ещё вполне живого), однако ночью Пенелопа распускала все, что успевала наткать в течение дня.
      
      
      Кто ткёт дневную паутину, знает -
      не стоит концентрация деталей,
      ведь ночью всё изменится - ветвей
      расправятся заломленные пальцы,
      луна - лицо уснувшего страдальца -
      покажется светлее и добрей.
      И обобщённей. Днём луна детальна,
      поскольку абсолютно нереальна.
      Так ложь свою удобнее творить,
      ведя за мыслью слово, чувство, образ,
      о точности детали беспокоясь,
      как беспокоится о саване старик.
      
      В придуманном пространстве ты - хозяйка,
      на сотканном просторе ты - владыка,
      там вышьешь птиц растрёпанную стайку
      и будешь им в глаза иголкой тыкать,
      при этом улыбаться женихам,
      явившимся к тебе блудливым стадом,
      они готовы к фарту и грехам,
      но и помедлить, выпивая, рады.
      
      Когда я ночью распускаю ткань,
      не руки, не язык - всего лишь нити,
      я думаю о муже и о быте,
      который нам на разграбленье дан,
      о том, что равновесие так хрупко,
      но ведь не более, чем жалобная жизнь,
      а саван этот действует, как губка -
      днём разбухает, по ночам - отжим,
      он время корректирует неплохо,
      все годы балансирую вот так,
      но Одиссея нет, и взрослым оком
      уже косится статный Телемах.
      
      Для каждого из нас известна роль -
      мне лгать и ткать, выслеживая случай,
      а мужу - странствовать, не избегая случек,
      а сыну - оскорбление и боль.
      
      
      
      
      ЕЛЕНА ПРЕКРАСНАЯ
      
      Прекрасная Елена обласкана войной,
      порок её беспомощен - он слаб и бесподобен.
      Ей не пристало долго быть чьей-нибудь женой,
      как не пристало долго залёживаться дроби.
      Любимая паскуда слаба на передок,
      но этот вечный пазл не так уж интересен,
      за это полагается возмездия урок -
      сожжём чужую хату огнём из блядских чресел!
      Так эстафета мести проходит озорно,
      с любови начинается, кончается любовью,
      а в промежутке - экшен, так повелось давно,
      и женщины всё это озвучивают воем.
      А в промежутках тихих всё шепчутся они -
      ах, если б не Елена, всё было бы иначе,
      но мани-пуля-тивность так много, сёстры, значит,
      что надо, сёстры, плакать и близких хоронить...
      
      
      
      
      МЕДЕЯ
      
      А что - Медея... ну, она достигла
      асфальта. Как бутылка - из окна.
      А всё, что плавилось и расширялось в тигле
      её души, всё выплеснулось на.
      Любовь её, сбродившая во власть,
      опять любовью стала ненадолго,
      но в ней уже личинка завелась
      и тыкалась, как пьяная иголка.
      Стежки навылет. Расползётся ткань
      на многие живые отголоски
      и обнаружит ночи рваный край
      из-под которого осыпалась извёстка.
      
      
      
      КАССАНДРА
      
      Раздуть своё предвидение больно -
      горит огонь, чернеет нёбо. Троя
      уже сдана, а мелочные боги
      над мертвечиной зависают роем.
      
      Вороной, расклевавшей благодать
      ты каркаешь, мучительная дева.
      Ты говоришь, что надо умирать?
      Но, может, это ПМС и нервы?
      
      У дев бывают огненные дни -
      переполняются восторгом и причиной,
      и, соблазнившись смелостью пчелиной,
      язык не контролируют они.
      
      А ты, а ты особенно смела,
      сцепила вечность с вечностью зубами
      и замыкаешь смыслы. Так богами
      бывают замыкаемы тела.
      
      А замкнутость пространства и души
      всегда приводит к самовозгоранию.
      О, дочь царя, Кассандра, не дрожи!
      Не возбуждай лазутчиков и армию!
      
      Но трупный яд предупреждённой Трои
      блуждает по сосудам и сердцам.
      Не надо наделять судьбой героев.
      И обывателей не надо. Каждый - сам.
      
      Оставь, оставь, Кассандра! Отцепись!
      Впилась когтями бешеного слова...
      Предсказывай не в стороны, а ввысь.
      Ты нездорова, сука, нездорова!
      
      Сгори сама. Обуглись. Испарись.
      Мы примем смерть не как судьбу, как выбор.
      Отсутствие подмостков и кулис
      не отменяет театральных игр.
      
      
      
      ОДИССЕЙ
      
      Одиссей. Насколько выбор твой свободен?
      Не свободен. Боги, боги, полубоги,
      как-то резво расползаются дороги,
      а судьба ужасна в роли сводни,
      но успешно выполняет поручение.
      Пенелопа, я жених прекрасной страсти -
      это непреодолимое влечение
      к странствиям.
      
      Сколько б я ни уходил, ни прощался,
      сколько б ни скитался по морю,
      я все время возвращаюсь, возвращаюсь.
      Пенелопа, ай эм риали сорри.
      Стороны огромного света
      не важны, хоть и важны. Что со мной?
      Я плыву всегда по воле сюжета -
      в направлении Итаки, домой.
      
      Несвобода как проклятие, или
      как возможность медлить перед встречей...
      Пенелопа, виртуальная, милая,
      время рану не рубцует, но лечит,
      и процесс лечения странен -
      мы становимся почти что богами,
      мы легки, прекрасны, как пламя,
      возникающее между ногами,
      что нам тело - мы его победили,
      (а оно с войны вернется, вернется),
      мы исполнены любовью и силой,
      как водой - Эллады колодцы.
      
      Есть понятие "темы", и тема
      Одиссеевой свободы - презрение
      к географии, ко времени, к терминам,
      к возвращению в реальном времени.
      Чувство дома - высокО и высОко.
      Пенелопа - из жены стала светом.
      Боги мстительны. А солнечным соком
      пропитались голоса и предметы.
      Соль воды и соль внутри - суть едины.
      Морем были, морем станем, все ясно.
      Возвращение. Израиль. Россия.
      Пенелопа нежива и прекрасна.
      
      
      
      ГЕРАКЛ
      
      А вот Геракл, что рождён
      героем.
      Для подвигов он - чернозём.
      Он землю роет.
      И прорастает в нём зерно
      от божьей искры,
      но не легко и озорно,
      а трудно, кисло.
      На нём печать поставил Зевс,
      и все согласны
      с такой генетикой небес -
      на то и массы.
      - Он биоробот, ваш герой?
      - Совсем немного,
      он помесь женщины земной
      и папы-бога.
      Да все мы созданы из недр
      и из простора,
      и все мы состоим из вер
      и комбикорма.
      
      
      
      ОРФЕЙ
      
      Спускаясь, не считай ступени - пой.
      Но про себя (не нарушать молчания,
      которым принято приветствовать покой,
      но звякать орденами и мечами).
      
      Проглотит семя подземельный мир,
      использует тебя, да и отпустит.
      Конечно, в происшедшем бездна грусти,
      но и немало запрещённых игр.
      
      Получишь деву - обретёшь удел.
      Уделом наделённый - будешь чижик,
      который тем активнее свистел,
      чем больше не старался жить и выжить.
      
      Два ангела, два демона, они
      так тесно дружат, что слились в экстазе.
      "Жить-выжить" - это формула любви,
      работающая на вечной связи.
      
      Теперь о ней, о смазке бытия,
      о том, что облегчает все движения.
      Орфей, ты думал - очередь твоя,
      но жаждал лишь земного продолжения.
      
      Но Эвридики вычурная тень
      легла бы криво на забавы тела.
      Воскресшим вредно солнце, вреден день,
      у них шалят желания и нервы.
      
      Поэтому, превозмогая стыд,
      ты обернулся? Чтоб решить всё разом?
      Ты выиграл победу над экстазом,
      которую планировал Аид.
      
      Ты победил нечаянность судьбы,
      ты потерял, вернул и уничтожил.
      Как это отвратительно похоже
      на то, что вечно делаем все мы.

  • Комментарии: 2, последний от 21/05/2011.
  • © Copyright Михайличенко Елизавета (nessis@gmail.com)
  • Обновлено: 15/06/2011. 10k. Статистика.
  • Поэма: Поэзия
  • Оценка: 8.90*6  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.