Зайончковский Олег
Петрович

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 17, последний от 20/11/2007.
  • © Copyright Зайончковский Олег (roman_l@ruthenia.ru)
  • Обновлено: 01/02/2006. 351k. Статистика.
  • Роман: Проза
  • Оценка: 7.19*69  Ваша оценка:

    Петрович

    Часть первая

     

    Не утерпел

     

    О, сколько врагов себе нажил старый глупый СССР этой ежеутренней трансляцией гимна. Сколько теплых голых тел, сплетенных в собственных нежнейших союзах, содрогались в постелях при первых его раскатах, возглашавших "союз нерушимый" и все остальное... Петрович, например, проснувшись среди ночи, чтобы перевернуться на другой бок, всегда прислушивался со страхом - не раздастся ли знакомая до боли прелюдия: отдаленный, но скребущий душу звук сливаемой где-то канализационной воды. Вообще композитор Александров и помыслить не мог, как много тем прибавит страна к его партитуре: топанье нетвердых спросонья ног, нечаянные громкие пуканья, шкворчанье бесчисленных утренних яичниц, взаимные раздраженные понукания... И все это на фоне литавр, бьющейся посудой сыпавшихся изо всех открытых окон, и петушьей переклички - ближних с дальними - хоров, с утра исполненных гражданственного счастья.

    Первым в доме просыпался и вставал без будильника родоначальник Генрих. Щетина на его щеках отрастала так быстро, что к утру уже начинала драть подушку. Во сне еще патриарх начинал почесывать лицо и шею, затем несколько раз сильно тянул носом и, наконец, издавал громкий зевок, распугивая ночные тени. Минуту спустя кровать его принималась скрипеть и пошатываться - Генрих делал лежачую гимнастику. Так и эдак поводил он своими худыми членами, нещадно хрустевшими в суставах, и бурно дышал. Можно предположить, что шумы, производимые дедом при пробуждении, имели кое-какую тайную цель, а именно - вернуть от забвения Ирину, недвижно и неслышимо почивавшую на соседней кровати. Цель достигалась: голова, упакованная в сетку для волос, поворачивалась на подушке; глаз, обрамленный морщинками, моргнув несколько раз, фокусировался на генриховых пассах. "О-хо-хо..." - вздыхала Ирина, ложилась на спину и тоже принималась делать гимнастику. Упражнения (вычитанные лет тридцать назад в медицинском журнале) неукоснительно приводили в действие все системы организма. Генрих вставал, целовал жену в сетчатый лоб и как был - в просторных цветных трусах - шел в уборную. Минуты, проведенные дедом наедине с целым миром, помещенным во вчерашних "Известиях" - эти десятки минут и были последним, уже отравленным тревогой, затишьем перед бурей...

    Но вот взрывался победным ревом унитаз. Генрих, презиравший старческое шарканье, топал по-солдатски на кухню, чтобы включить проклятый репродуктор, а затем, запершись в ванной, впадал в ежеутреннее безумство. Ни закрытая дверь, ни вся мощь государственной музыки не могли заглушить диких звуков, издаваемых Генрихом при умывании. Его яростные фырканья, рычания и вскрики наводили прямо-таки на мысль о драке, но с кем мог сражаться дед, запершись среди зубных щеток и сохнущей постирушки, было абсолютно непонятно. Петрович всякий раз удивлялся, находя его после ванной целым, ароматным и заметно повеселевшим. Как бы то ни было, но не проснуться от всего этого шума мог только мертвый (и то, если принять на веру Иринино выражение). Обнаруживая свою принадлежность к царству живых, на сцену утра выходили и привычно здоровались друг с другом Ирина, Катя, Петя... Все, кроме Петровича, ждавшего, затаясь - ждавшего до последней минуты какого-то чуда, которое сломает хотя бы на этот раз постылый ход вещей...

    Но увы - он и сегодня услышал знакомые шаги, и мягко открывшуюся дверь... и тихий Катин голос, позвавший:

    - Петрович...

    - Что? - глухо в подушку отозвался он.

    - Ты знаешь, что... - ее голос прозвучал печально, но твердо. - Пора.

    Нет, как ни облекай эти слова в ласку и нежность, их жестокости не скроешь. "Пора!" - не с таким ли понуждением она когда-то исторгла его из собственного чрева? Тогда, наверное, Петрович сопротивлялся и возмущенно орал на руках у акушерки, но сейчас... сейчас он только злобно брыкнул ногой, сам сбросив с себя одеяло. Хорошо же! Вам нужен Петрович - извольте. Он сел на кровати и, сурово посмотрев на Катю, объявил:

    - А лифчик я не надену! - и с вызовом добавил: - Вообще никогда.

    Она ахнула:

    - Господи, началось!

    Зная его характер, Катя даже не попыталась подступиться к нему силой. Швырнув на стул приготовленную сбрую с чулками, она ринулась на кухню за подмогой:

    - Петя, Ирина, что мне с ним делать?

    Мрачно нахохлившийся Петрович услышал знакомый семейный квартет. Женские голоса выпевали про чулки и его, Петровича, несносное упрямство; мужчины, не отрываясь от завтрака, отрывисто и невнятно мычали. Наконец, прожевав, Генрих с досадой громыхнул вилкой:

    - Дать ему брюки, и конец! Некогда сейчас воевать.

    Им было некогда, поэтому старшие сдались. Катя принесла и сердито кинула ему новые брюки:

    - Знал бы ты, как с тобой тяжело!

    Знала бы она, с каким тяжелым сердцем начинал Петрович этот день, несмотря даже на свою победу над чулками.

    В сад они с Катей трюхали на троллейбусе. В другие дни изредка им подвертывался знакомый весьма боевой "козлик" из Катиного КБ. Едва успевали они разместиться на тесном сиденье, как "козлик" уже мчал по проспекту, хлопая тентом и оставляя за флагом весь попутный транспорт. Тогда Петровича охватывало радостное возбуждение, он захлебывался гордостью и лихим ветром из форточек. Зато троллейбусы... Петрович раза два в жизни видел похоронные процессии - так вот, они были такие же скучные и медленные, как троллейбусы, только с музыкой. Рогатые ублюдки могли двигаться только цепляясь за провода, без которых становились совершенно беспомощными; к тому же в них отсутствовал запах бензина и выхлопных газов. В представлении Петровича троллейбусы были машинами низшего сорта - недаром к рулю их нередко допускались толстые болтливые тетки.

    Под однообразный вой электрического мотора Петрович уныло ковырял резинку, обрамлявшую окно, - ковырял, пока не получил от Кати легонько по рукам. Скучной была поездка, но и конец ее радости не сулил. Вот она, нужная остановка, и надо выбираться, протискиваясь меж чьих-то задов и животов. Еще несколько сот метров отделяли Петровича от ежедневной его Голгофы. Влекомый Катиной рукой, он, стиснув зубы, смотрел не вперед, а на собственные мелькающие внизу ноги, словно удивляясь своей покорности.

    Сад окутал его всегдашней своей тошнотворной спиралью. Словно жирный кит, перед тем как не жуя проглотить Петровича, дохнул на него влажно и несвеже. Что ж, беги, Катя, не забудь только вернуться вечером... Опаздывая на работу, она припустила через садовский дворик, по-женски разбрасывая икры и не чувствуя на спине его прощального взгляда.

    Кит сомкнул пасть, сглотнул и вверг его в свое затхлое и отнюдь не материнское чрево. Там копошилось и переваривалось уже немало Петровичевых товарищей по несчастью. Странно, однако, что в массе они казались вполне довольными жизнью: орали что-то возбужденно-бессмысленное и чувствовали себя совершенно в своей тарелке. Кстати о тарелках: как могли садовцы жрать эту запеканку, поданную на завтрак! Петровича мутило от одного вида этой желтой гадости, а вот Ольга Байран, не наевшись, еще и у Прокофьевой украла кусок. Впрочем, Прокофьева быстро нашлась и в свою очередь стащила нетронутую порцию у Петровича при полном его брезгливом непротивлении.

    Стоит ли удивляться, что Петрович чувствовал себя чужим в стаде этих жизнерадостных идиотов. Один лишь сухорукий Кашук составлял ему приятную компанию, но бедняга часто хворал и пропускал сад. Лишенный общества Петрович выпрашивал у воспитательницы карандаши и бумагу и садился в углу рисовать. Не потому, что так уж любил это занятие, а просто чтобы убить время. Выбор цветов, увы, предоставлялся ему небогатый, так как карандаши в саду были вечно поломанные. Досаждали также пахнувшие запеканкой дети, то и дело заглядывавшие через плечо и шмыгавшие над ухом соплями. Что он рисовал? Он и сам с трудом ответил бы на этот вопрос. Во всяком случае, на его рисунках не было ни танков с самолетами, ни домиков с дымками, ни солнечных пасторалей. Длинные полосы через весь лист могли означать промчавшийся автомобиль или ветер, унесший Петину шляпу; пульсирующие круги, расходившиеся из красной точки, изображали наглядно температуру тридцать девять и пять. Рыжая Байран, взглянув однажды, фыркнула и вынесла приговор: "Каля-маля!" С тех пор она повторяла свой суд регулярно: "Каля-маля!" - вскрикивала Байран пронзительной фистулой, подкравшись к Петровичу со спины.

    А сегодня он пытался нарисовать сон, увиденный уже после того, как Генрих, выстрелив шпингалетом, засел в уборной. Снился Петровичу ночной город: дома и окна в домах, гаснувшие одно за другим. Лист бумаги заштриховывался все гуще, пока не сточился единственный найденный Петровичем черный карандаш.

    Но, как карандашный грифель, было хрупким даже такое, весьма относительное уединение. Татьяна Ивановна (о, этот голос!) уже созывала садовцев на прогулку: "Строиться, всем строиться!.. Быстренько!.. А ну, кто там егозит? Я все вижу!.." Петрович вздохнул и пошел к шкафу, где вместе с другими, по большей части испорченными игрушками стопкой лежали потертые рули, выпиленные из той же фанеры, что и здешние стульчики. Выбрав из нескольких на первый взгляд одинаковых рулей тот с маленькой зазубриной, котороый он считал "своим", Петрович встал в строй. Пару себе он, к сожалению, выбирать не мог: по неизвестной причине (скорее всего из личной к нему неприязни) Татьяна Ивановна навечно прилепила его к грязнуле Бакановой. Именно прилепила, ибо Люськина лапка всегда была отвратительно клейкой то ли от конфет, то ли почему-то еще.

    Гулкий садовский дворик замкнут был не с четырех сторон, а со всех шести. Снизу его, естественно, ограничивала земля, убитая детскими сандалиями, а сверху... сверху над ним нависали карнизы внушительных толстостенных домов, таких, какие водятся только в центре города. Дома эти надежно предохраняли дворик от попадания солнечного света. Даже воробьи залетали сюда ненадолго и лишь по нужде: например, чтобы отдышаться после драки. Уличный шум - голоса людей и машин, гудки, милицейские свистки и другие многообразные городские звуки - доносились сюда с прибавлением странного эха, делавшего их таинственными и отчужденными, словно в сумрачном кинозале. Вся эта жизнь, протекавшая, по сути, совсем рядом, казалась Петровичу безнадежно далекой и, быть может, навсегда утраченной.

    Однако у него имелось средство - хорошее, проверенное средство, чтобы покинуть невеселое место: волшебный фанерный руль. В углу садика врыты были два круглых столбика. Когда-то на них основывалась лавочка, а может быть, и специально вкопал их какой-то добрый человек. В столбики сверху вбито было по гвоздику, как раз предназначенному для деревянного штурвала. Устраивайся поудобнее, жми на газ и... отправляйся куда душа пожелает, прочь из обрыдлого двора-вольеры. Как правило, Петрович занимал место за правым столбиком, а Кашук располагался за левым. Сухорукий Петровичев товарищ, которому из-за увечья не суждено было в жизни крутить настоящую баранку, неплохо действовал рулем из фанеры и к тому же мастерски подражал голосу автомобильного двигателя. В хорошую погоду друзья совершали предальние путешествия - за город, за Волгу, в степь, пыля по проселкам и мощно рыча моторами, устроенными в их собственных гортанях.

    Однако сегодня Кашука в саду не было, и потому Петровичу пришлось отправляться в путь без напарника. Это бы полбеды, если бы никто не претендовал на вакансию за соседним столбиком. Но садовцы во дворе были сущие обезъяны: они непременно желали усесться рядом и выть в подражание Петровичу, выть бездарно и непохоже. Или принимались, словно безумные, так крутить рулем, что настоящая машина давно бы улетела в кювет. Петрович сдерживал себя, старался терпеть отвратительное соседство, а когда становилось невмоготу, вставал и куда-нибудь уходил. Но сегодня... сегодня все вышло еще хуже. Случилось так, что за свободным столбиком приземлилась обезьяна, самая противная изо всех. Рыжая, зубастая со звучной татарской фамилией Байран - отродясь не садилась она за руль, а теперь явилась нарочно лишь для того, чтобы извести Петровича. И уж как она старалась, передразнивая с хихиканьем его гуденье, как воистину по-мартышечьи пародировала все его движения! Плюнуть и уйти - вот что должен был сделать человек разумный, но увы - место действия покинул не человек, а только его разум. И не удерживаемый больше ничем, Петрович встал, снял с гвоздика свой штурвал, коротко размахнулся... и с сухим деревянным стуком обрушил его на рыжую башку. Уф! Мгновенное облегчение сменилось в душе его тоскливым ожиданием. Байран схватилась за темя... глаза ее закатились... медленно и беззвучно отворился бездонный зев с красным напрягшимся языком... В левой ноздре Байран вздулся и лопнул желтоватый пузырь, и в то же мгновение двор огласился таким воплем, что в ближних домах едва не треснули оконные стекла.

    Впрочем, Байран могла бы так не стараться. Татьяна Ивановна сама давно уже наблюдала за происходящим у столбиков. Воспитательница она была опытная и не первый день дожидалась, когда наконец Петрович покажет истинное свое лицо. Она не доверяла его насупленной благовоспитанности; интуиция подсказывала ей: не может быть чист душой человек, отвергающий хороводы и общие игры с мячиком... Вот и случилось! С чувством педагогического удовлетворения Татьяна Ивановна защепила Петровича за ухо двумя холодными пальцами и, словно волчица суслика, утащила в кислое садовское логово.

    Что ж, возможно, оно и к лучшему: приговоренный стоять в позорном "углу", он обрел хотя и печальный, но покой. Здесь никто не тронет его до обеда; потом "тихий час"; а там, глядишь, недолго и до Катиного возвращения. Стенка желтого запеканочного цвета стала для Петровича предметом неторопливого изучения. Наплывы масляной краски питали фантазию: в них он угадывал то речные волны, то облака, то даже чьи-то лица с нехваткой, правда, некоторых частей. Стена сохраняла на себе памятки, оставленные в разное время его предшественниками: царапины, лунки, взрытые в штукатурке нестрижеными детскими ногтями, а также многочисленные носовые "козы", отертые былыми страдальцами. Вступивший в их скорбное заочное братство Петрович тоже захотел как-то увековечить себя на этой стене. Сунув палец в уже начатую кем-то ямку, он обнаружил неожиданную податливость штукатурки, состоявшей будто бы из одного песка. С интересом он продолжил раскопки и не заметил, как расчесал в стене большущую дыру размером с его кулак. К несчастью, не заметил он и приближения Татьяны Ивановны...

    - Прекра-асно! - прошипела воспитательница. - Вот мы чем занимаемся.

    Очки ее сверкали ненавистью, но все, что могла сделать для Петровича в рамках садовского устава, - это продлить ему срок "отстоя" до прихода родителей.

    - А будешь еще ковырять стену, - кривясь, добавила она, - завяжу руки.

    Петрович взглянул светло, будто задумчиво:

    - Не завяжете, - ответил он спокойно.

    Что ж, он и "тихий час" с большим удовольствием провел бы в обществе желтой стенки. Но Татьяна Ивановна знала, знала, что нет для него горшей муки, чем это лежание в раскладной садовской койке. Так уж устроен был его организм: Петрович иногда испытывал сильные приступы сонливости под гвалт резвящихся садовцев, но и он же терзался бессонницей, когда они, умиротворенно сопя, пускали слюни на подушки. Тут уж ничем себя не развлечешь, кроме как разглядыванием собственных рук и устройством из пальцев подобия кукольного театра. Но и это пресекалось бдительной Татьяной Ивановной. Запрещалось лежать на спине, на левом боку, с руками под одеялом, с открытыми глазами... Неужели, - думал Петрович, - она сама спит только на правом боку? Не может быть - тогда она давно бы уже превратилась в камбалу.

    Он не умел считать время. Он вообще не верил, что время можно измерить при помощи часов. Часы - механизм; это только кажется, что они то грустят, то усмехаются, так и эдак разводя усы. На самом деле они просто тупо вращают свои стрелки с постоянной скоростью. И вообще, разве время идет с постоянной скоростью? Может быть, для кого-то, но не для Петровича. Час, что они с Петей катались по реке на крылатом "Метеоре", и час, проведенный в садовской койке, различались, как миг и вечность. "Время - деньги!" - сказал как-то Генрих (он любил это выражение), а Ирина добавила со вздохом: жаль, мол, что ни того, ни другого нам не отпущено вдоволь. Это она намекала на свою старость. Милая Ирина; чем-чем, а временем Петрович поделился бы с тобой с удовольствием.

    Размышления свои он продолжил после полдника все в том же углу. Группа гуляла без него, а присматривать за наказанным Татьяна Ивановна поручила няне, Степаниде Гавриловне, бабке, не имевшей педагогического образования, но тоже от души ненавидевшей своих подопечных, притом не выборочно, как воспитательница, а всех подряд. Наказанный Петрович был для нее подарком судьбы: ежеминутно она взбадривала его криком, велела стоять прямо, держа руки по швам. Няня грозилась, злобно ворча, все рассказать его "папке с мамкой" про шишку Байран и про испорченную стену.

    - А как денежки с них сдёрут, - мстительно приговаривала она, - так они с тебя шкуру спустят, попомни!

    Петрович не боялся за свою "шкуру", но сердце его непроизвольно сжималось от тоски, и от тоски же, вероятно, в животе тоже что-то ёкало, урчало и толчками подвигалось ниже и ниже. Наконец, ощутив явственную потребность, он пробормотал:

    - Хочу в туалет.

    - Чаво? - Степанида вскинула мохнатые брови.

    - Хочу в туалет, - повторил Петрович.

    - В туале-ет? - насмешливо переспросила бабка. - Стой так! Никаких тебе туалетов. Ишь, хитрец!

    Он пробовал помочь своему заду, сжав ягодицы руками, но тщетно. Петрович не в силах был удержать то, что так требовательно рвалось из него. Он почувствовал в штанах своих тепло, и сейчас же предательский запах обдал его восходящей волной. Запах заполнил угол и стал потихоньку расходиться по палате, достигнув наконец Степанидиного носа. Она подошла ближе:

    - Фу-у! - бабка скривилась брезгливо и презрительно. - Ах ты застранец! Ну так и стой теперь в гомне - пущай мать тебя отмывает.

    Так он и стоял, пока не явилась, увы, далеко не в первых родительских рядах, Катя, усталая и поблекшая после трудового дня. Петрович видел, как бледнеет она, слушая обстоятельный Татьяны Ивановнин рассказ о его злодеяниях.

    - И к тому же... - воспитательница выразительно потянула носом, - вы чувствуете?

    - Чувствую, - глухо отозвалась Катя, и румянец ненадолго вернулся на ее лицо.

    - Может быть, пройдете в туалет? - предложила с ухмылкой Татьяна Ивановна.

    - Нет, - ответила Катя, - только не здесь.

    Они вышли на улицу. Катя была печальна.

    - Куда же мы теперь? Ведь в троллейбус с тобой нельзя... а, Петрович?

    Он помотал головой: нельзя.

    - Придумала! - Она встрепенулась. - Пошли на Волгу.

    И они, избегая людных улиц, отправились к реке - туда, где заводские задворки должны были скрыть небольшое и в общем-то нестрашное гигиеническое мероприятие. Это незапланированное путешествие позволило обоим вернуть до некоторой степени душевное равновесие, хотя местность, выбранная ими, не радовала глаз. Минуя обширную свалку какого-то ржавевшего железа, Петрович даже вспомнил Генрихово выражение:

    - Бесхозяйственность!

    Катя, молчавшая до этой минуты, усмехнулась:

    - А по-моему, дружок, бесхозяйственность у тебя в штанишках. Вот где бесхозяйственность...

    Дело было сделано быстро и без ненужных свидетелей. Великая река смыла и унесла маленький грех маленького человека.

    Они с Катей вернулись домой утомленные, потому что у обоих был тяжелый день. Но события, притом весьма неожиданные, Петровича еще ожидали. Сначала шушукались женщины, потом к ним подключился пришедший с работы Петя. Все поглядывали в окно. И только когда Генрих, важным циркульным шагом прошествовав через двор, увенчал собой семейный пейзаж, в большой комнате состоялся пленум. Через полчаса в детскую заглянула Катя:

    - Идем, - сказала она Петровичу.

    - Куда?

    - Идем, идем... Генрих зовет, - и улыбнулась.

    В большой комнате взволнованный Петя ходил туда-сюда. Ирина трогала его за плечо, пытаясь успокоить. Генрих сидел прямой на диване и внушительно договаривал:

    - ...никуда ты не пойдешь, и не унижай себя скандалом, Петр. Мы все уже решили.

    - Ты решил.

    - Хорошо... я решил.

    Петрович слушал, не понимая, но чувствуя, что происходит что-то важное. Генрих умолк и некоторое время внимательно смотрел на внука.

    - Что, Петрович, - молвил он вдруг со странной, не идущей ему нежностью, - говорят, плохо тебе в детсаду?

    Все уставились на Петровича, а он, мрачно нахмурясь, молчал. Он-то молчал, но две самовольные большие слезины набухли в светлых глазах, повисели немного и, скатившись по щекам, упали и канули в ворсе фамильного ковра.

    - Конец, - сказал Генрих, и голос его стал привычным, командным. - Больше ты туда не пойдешь. Завтра Ирина возьмет за свой счет, а потом мы что-нибудь придумаем... Только смотри, - он усмехнулся, - в моих ящиках не рыться.

    Петрович не мог даже по-настоящему обрадоваться, так он был потрясен. Выходило, что весь большой и налаженный состав их семейной жизни во главе с локомотивом Генрихом менял свое расписание ради него, самого малого из своих пассажиров. Ого! Теперь не для него по утрам будет скрежетать ненавистный гимн... Впрочем, насчет гимна он заблуждался.

    Позже этим вечером, когда выкупанный до телесного скрипа Петрович уложен был в свою кровать и, сладостно дрожащий, укрыт, подобно озимой травке, медленно опустившейся огромной простыней; когда легкий зуд у переносицы предвещал уже скорый сон, в детскую пришел Петя, чтобы пожелать ему спокойной ночи. Он уже протянул руку к выключателю, как вдруг, обернувшись, лукаво улыбнулся:

    - А что, Петрович, сдается мне, сегодня ты счастливо обделался?

    И, не дождавшись ответа, погасил свет.

     

     

    У железной дороги

     

    Дни чем дальше, тем больше уступали ночам в их извечном противостоянии. Ирина объяснила Петровичу, что так всегда бывает осенью: год стареет, и дни его укорачиваются так же примерно, как у стареющего человека - это она знала по себе. Все это были проделки времени, к которым Петрович старался привыкнуть.

    Человек вообще ко всему может привыкнуть, кроме чулок и рисовой каши. Ирина, например, довольно быстро освоилась на пенсии. Сначала она казалась растерянной, но скоро пришла в себя: составила новый план жизни и вернула себе ясность духа. Домашним она объявила, что займется своими ногами, ну и, конечно, Петровичем. Неизвестно, что Ирина делала с ногами, похоже, только гладила их и парила в тазике, зато Петрович сполна вкусил ее забот. Ирина, не будь она Генрихова жена, печатными буквами составила ему на листочке полный распорядок дня - не только одного, но и всех последующих. Однако, не полагаясь на Петровичеву исполнительность, она сама методично и неуклонно направляла все его действия, сверяясь с собственными параграфами, словно они были ниспосланы свыше. Поначалу Петрович пришел в отчаяние: даже в саду у него случались передышки, а тут никаких. Подъем, гимнастика, умывание, еда, чтение, прогулка, еда, сон, прогулка, арифметика, "др. занятия" (по Ирининому усмотрению) - и так навсегда, присно и вовеки. Вечером ему полагалось сесть на колени к Кате или Пете и отчитаться в том, как провел он истекший день: что делал, что читал, да слушался ли Ирину.

    Но постепенно Петрович научился сам понемногу управлять процессом своего воспитания. Оказалось, что с расписанием тоже можно бороться - при помощи хитрости и тонкого знания человеческой натуры. От гимнастики легко было увильнуть, сославшись на нездоровье, - Ирина была простодушна и доверчива. Чтение? Чтение тоже могло быть необременительным занятием. Надо было только открыть книжку, сесть у окна, откуда был хороший вид, и... Когда истекло время, отпущенное Ириной на "Красную Шапочку" (достаточное, чтобы проштудировать "Войну и мир"), она попросила его пересказать содержание. И Петрович без смущения поведал ей такую занятную историю. Шапочка, заблудившись в лесу, встретила Серого Волка; они подружились, и Волк помог ей добраться до города, где они поженились и стали жить у бабушки. Бабушка была немолода, у нее болели ноги, но она делала гимнастику и потому не умирала. Здесь Петрович задумался.

    - Это все? - спросила Ирина.

    Нет, - как оказалось, потом у Красной Шапочки вырос живот, и она родила малыша.

    - От волка, что ли? - Ирина округлила глаза.

    Тут удивился Петрович:

    - Почему от волка? Просто родила.

    Но самым надежным способом пустить под откос дневной распорядок было превратить утреннюю прогулку в настоящее путешествие. Очень уж не любил Петрович копошиться во дворе - лепить дурацкие "куличи" из песка, вращаться до одури на ржавой скрипучей карусельке или слушать с Ириной старушечьи сплетни на лавочке. Сильнее всего раздражали Петровича большие девочки, игравшие в "дочки-матери" и упорно норовившие его усыновить. И вот однажды он приступил к Ирине с хорошо обдуманным разговором:

    - Ирина, - спросил он, - скажи, разве ты уже старушка?

    Она, конечно, возмутилась:

    - С чего ты взял?

    - А тогда почему ты сидишь со старушками на лавочке? Тебе не скучно?

    - Ты же знаешь, я сижу из-за тебя.

    - Нет, - возразил Петрович, - это я из-за тебя сижу во дворе и играю в песочке.

    - Что же делать? - Она была озадачена. - Тебе ведь надо гулять.

    Петрович помолчал и вкрадчиво предложил:

    - Ирина, ты не старушка, а я уже большой. Давай куда-нибудь с тобой сходим.

    Он убедился: главное было выманить ее со двора, а уж выйдя в открытое плаванье, Ирина оказывалась другим и притом очень интересным человеком. Известно, что никакие путешествия невозможны без разговоров. Иногда люди просто гребут языками, как веслами, и это - их способ передвижения. А Петрович с Ириной помогали себе ногами и в результате забредали в такие пределы, где и город-то становился на себя не похож: ник к земле какими-то бесформенными покосившимися халупами и смотрел на странников подозрительными маленькими окнами. Войдя во вкус, парочка могла вообще уехать за город и бродить по степи, ловя насекомых. Конечно, Иринины ноги протестовали против дальних походов, но ведь всегда можно было присесть, а заодно и перекусить захваченным из дому бутербродом. Эти бутерброды, запитые пробковым чаем из термоса, заменяли к великой радости Петровича пропущенный обед, а Иринины непридуманные истории (придумывать она не умела) отлично усваивались на свежем воздухе. Однажды Ирине пришло в голову взять с собой арифметику, чтобы соединить "приятное с полезным", и она даже достала ее на привале, но, открыв учебник и заглянув внутрь, снова захлопнула, будто прочитала что-то неприличное. Только под вечер друзья возвращались домой; носы у обоих лупились, а ноги покрыты были дорожным прахом. Генрих недовольно сопел - ужин приходилось готовить самому. Катя пыталась пощупать Петровичу лоб, а он увертывался и шел на диван к Ирине. Там они вместе, уже молча, полеживали: отдыхали и вспоминали день, прошедший в нарушение распорядка.

    Но прогулки становились все короче, потому что короче становились дни. Мухи, залетая в окно, уже не бесновались в комнате, уже не припадали жадно к каждой съедобной крошке, а опускались где придется и подолгу сидели, устало и задумчиво пошевеливая крылышками. Мухи ленились чистить свои тельца и головы и потому выглядели запыленными. Некоторые еще находили в себе силы улететь, но многие прямо на подоконнике переворачивались на спину и начинали умирать. Умирали мухи долго, то вздымая лапки, будто в мольбе, то прижимая их к груди, и по временам издавали обессилевшими крылышками слабый стрекот, словно моторные игрушки, в которых иссякал пружинный завод.

    Что поделаешь, осень. Печальная, в сущности, пора. Но так уж случилось, что именно осенью, глубокой осенью на свет появился Петрович. Что значил для него этот факт осеннего рождения? Только одно: ноябрьские промозглые дни несли с собой не скуку и уныние, а радостные и небеспочвенные надежды. Именно в ноябре парк его игрушек основательно пополнялся: новые, целые, пахнувшие краской и резиной механические товарищи появлялись взамен безвременно ушедшим и в компанию тем, что оставались пока в строю. Беда, однако, что время, отношения с которым у Петровича всегда не складывались, приближаясь к заветной дате, начинало совсем уж откровенно над ним издеваться и тащилось медленнее самого дрянного троллейбуса. Была еще проблема - она заключалась в предрассудке его близких, полагавших неприличным загодя обсуждать с Петровичем материальную сторону дарения. Похоже, они считали главным тут эффект неожиданности, забывая, что неожиданности бывают не только приятными. Поэтому Петровичу приходилось исподволь искусно засевать почву под будущий урожай и взрыхлять ее, освежая память тех, от которых зависело, ликовать ли ему в свой день рождения или втайне проклинать судьбу.

    В этом году, году их с Ириной путешествий, когда осень уже не стесняясь сыпала листья, как конфетти, и потом, когда уже нечего стало сыпать, когда на деревьях оставались, болтаясь забытыми одежными этикетками, лишь одинокие почерневшие листочки, - этой осенью в силу некоей полуосознанной причины Петрович все чаще стал прокладывать их пешие маршруты в сторону не слишком далекой от дома железнодорожной насыпи. Разговоры их о том о сем по известной причине нередко сворачивали на тему "дней рождения" и вообще подарков. Однажды, с удовольствием вороша ботом опавшую листву, Ирина рассказала Петровичу, как когда-то (давно до неправдоподобия) родители подарили ей железную дорогу. Маленький паровоз имел водяной котел и крошечную паровую машину; он ходил по рельсам с тремя?.. она не помнила... маленькими вагонами, очень похожими на настоящие. К дороге, кажется, прилагалась станция с семафором, но за это Ирина поручиться не могла. Рассказ ее Петрович выслушал с напряженным вниманием. Странным образом железнодорожная тема почти непрерывно звучала этой осенью в его душе и в окружающей жизни. В августе они с Петей катались на "пионерской", почти игрушечной дороге - туда и обратно вдоль Волги. По ночам он стал слышать отдаленный стук колес и рев тепловозов. А недавно в витрине "Детского мира" (мимо которой полагалось бы проходить с закрытыми глазами) он увидел ее... и потерял сон. Дорога была великолепна: точная копия, но стократ притягательнее настоящей, ибо приводилась в действие силой человеческой фантазии. Увы, чудесная дорога была выставочным экземпляром и служила лишь поводом к напрасному возбуждению фантазии. Петрович понимал, что не только семейных денег, но, возможно, и всего золота мира не хватит, чтобы выкупить такое сокровище. Однако страсть в человеке сильнее рассудка - он грезил о своем предмете по ночам, а днем... таскал Ирину на насыпь смотреть на поезда. Потому что настоящая железная дорога казалась ему подобием той, заветной.

    Услышав от Ирины рассказ об ее давно, к сожалению, пропавшем паровозике, Петрович поведал ей свою сердечную тайну. В ответ она, не думая о последствиях, рассказала, что видела собственными глазами: в магазине и теперь продаются игрушечные железные дороги. Конечно, скромнее той, что красовалась в витрине, но тоже недурные, потому что они немецкие, а немцы все делают хорошо. Ох и зря Ирина проговорилась! Рассказ ее пробудил в Петровиче мечту - мечту, как теперь казалось, осуществимую. Но ведь разница между несбыточными мечтами и "осуществимыми" огромна: первые лишь греют душу, а вторые могут ее испепелить.

    Вечером за общим ужином Петрович завел разговор о том, что некоторые люди получают иногда в подарок небольшие, пусть не самые роскошные, игрушечные железные дороги. Хотите примеры? - пожалуйста: вот Ирина не даст соврать. Но Ирина повела себя не по-товарищески: уткнулась в свою тарелку и промолчала. Генрих, Петя и Катя посмотрели на нее сурово, потом переглянулись между собой.

    - Ты вот что... - пробормотал Петя, почесав себя за ухом. - Если поел, ступай, брат, к себе.

    Хорошо было уже то, что его выслушали. Дыхание Петровича перехватило от волнения.

    - Спасибо, - произнес он одними губами и на слабеющих ногах ушел в детскую.

    Было ясно, что на кухне происходит совещание. Сначала он пытался разобрать отдаленный разговор, но тщетно, - его оглушало собственное гулко бившееся сердце. Тогда Петрович решил взять себя в руки. С силою подышав, как во время гимнастики, он отошел от двери и забрался с ногами на кровать. Надо было дать мыслям отвлеченное направление. Он смотрел то на стену, то в окно, где равнодушно покачивались обезлиствевшие деревья. Ничего не получалось. Глаза были слепы, а мысль о вожделенной дороге лишь на мгновение отбегала в сторону, чтобы тут же вернуться и заново обжечь истерзанную надеждой душу. И тогда Петрович сдался на милость своему наваждению. Он представил себе, что дорога уже куплена, подарена и разложена на полу в детской во всем своем великолепии. Он будет бережно брать в руки вагончики и внимательно их рассматривать. Потом он пустит поезд - сначала самым тихим ходом, затем быстрее. И поезд, послушный Петровичевой воле, пойдет по рельсам, побрякивая на стыках, и остановится точно у вокзала, который можно сделать из любой коробки. А то, что дорога эта будет много меньше выставочной, это даже хорошо. Ведь из чего складывается игра? - из предмета и воображения; чем скромнее предмет, тем больше следует добавить воображения, только и всего. Рассуждая так, он почти не лукавил перед собой.

    Главное, что он не получил отказа. Больше Петрович не возбуждал запретную тему, но частенько близкие заставали его сидящим неподвижно с остановившимся взором.

    - Алло, Петрович! Ты не уснул?

    Да, он грезил, но наяву. К сожалению, грезы эти не освежали его и не вносили в душу покоя.

    Спустя несколько дней они с Ириной снова отправились на железнодорожную насыпь. Опять Петрович вдыхал знакомый запах креозота и слушал беглый встревоженный шелест рельсов - знак приближающегося поезда. Из-за поворота доносилось глухое утробное ворчание и вдруг внезапно усиливалось до грозного могучего рыка, - это показывался на железной тропе тепловоз, царь машин. Раздувая решетчатые бока, жарко дыша трубами, тысячесильный, стотонный зеленолобый зверь трудно, но уверенно тащил бесконечную вереницу громыхающих колеблющихся вагонов. Сотрясая землю, тепловоз проходил мимо, обдав Петровича терпким запахом горячего машинного пота. Из кабины его выглядывал веселый, черный, как муха, машинист, который, завидя у насыпи машущего человечка, успевал подать приветственный свисток. Гомоня, толкаясь и кружа Петровичу голову, набегали товарные вагоны, груженные разнообразной занимательной поклажей. Если же состав был пассажирский, то вагоны, длинные и гладкие, проносились по рельсам со взвизгом затачиваемого ножа, и долго потом стояла в глазах стробоскопическая рябь их окошек.

    Осенняя трава на насыпи уже не приглашала присесть или поваляться. Она сделалась хрустящей и ломкой. Пассажирские поезда стали пахнуть каким-то особенным дымком. Ирина объяснила, что это проводники затопили в вагонах угольные печки. Поезда утягивались за поворот, достукивая погремушками хвостов, и исчезали, оставляя аромат, навевавший на Петровича странную грусть. Ирина, как и он, провожала поезда задумчивыми глазами и тоже иногда печально вздыхала.

    - Почему ты вздыхаешь? - спросил ее Петрович. - Хочешь, наверное, уехать на поезде куда-нибудь далеко-далеко?

    - Уже нет, - ответила Ирина. - Мои поезда, дружок, все давно ушли.

    Петрович задумался. Вот в чем был недостаток взрослой железной дороги: поезда ее приходили и уходили. Насколько лучше иметь собственный поезд, пусть маленький, но который всегда остается с тобой.

    И вот, как ни медлило подлое время, день рожденья наступил. Наступил день рожденья... Почему он так называется? Может быть, именно в этот день судьба дает тебе шанс на еще одно воплощение. Шанс стать таким, каким ты должен быть: умным, добрым и не привередливым в еде. Над этим стоило подумать, но мысль постоянно возвращалась к железной дороге. Петрович давно уже лежал и слушал бой дождевых капель по подоконнику. Поскольку день рожденья выпал на воскресенье, взрослые, для которых важнейшее дело выспаться, вставать и не думали. Что ж, оставалось лежать и размышлять...

    Но вот кто-то закашлял мужским голосом в глубине квартиры. Где-то скрипнули полы и послышались приглушенные голоса... Ясно: они наконец встали и формируют делегацию.

    Идут... но зачем на цыпочках?..

    И все-таки Петрович вздрогнул - не мог не вздрогнуть, когда открылась дверь в детскую. Вот они, все в сборе - полон коридор...

    Генрих запричитал:

    - Здравствуйте! А где же Петрович? Здесь большой мальчик, а наш Петрович был маленький.

    Понятно. Шутит, хотя и глупо. Но нельзя ли ближе к делу? Петрович нахмурился:

    - Я Петрович, а вы кто?

    Они, оказывается, пришли его поздравить - вот в чем смысл их визита. На свет появились коробки с цветными наклеенными картинками... и тут уж Петрович утерпел - выпрыгнул из кровати.

    Если на коробке изображен самолет, можно не сомневаться: внутри он и есть... А здесь что?

    - "Баумастер", - пояснил Петя. - Конструктор, чтобы ты развивался.

    Спасибо, но где же... Ах вот! Эту коробку Катя зачем-то прятала за спиной. Петрович увидел картинку с мчащимся тепловозом, и сердце его заколотилось. Руки не слушались его, руки дрожали, пока открывал он эту коробку и... опали, когда открыл. В коробке действительно лежал тепловоз. Большой, железный, аляповато раскрашенный, на восьми резиновых колесах... В детской стало тихо, как в гробу.

    Молчание нарушил Генрих:

    - А смотри-ка! - воскликнул он фальшиво-бодро.

    Нажав рычажок, Генрих пустил "тепловоз" по полу. Игрушка, жужжа, покатилась, ткнулась в стену выдвижным язычком и поехала в обратном направлении. Так она бегала от стены к стене, пока Петя не остановил ее, придавив ногой к полу.

    - Кому доверили! - прошептал он как бы в изумлении.

    Его выразительный взгляд добил бедную Катю.

    - Я не виновата... - простонала она. - Я в этом ничего не понимаю!

    И, приложив свою ладонь ко лбу, вышла из детской.

    Если бы они ушли все четверо, это было бы лучше для Петровича. Но Генрих, Ирина и Петя остались в детской. Они попaдали на колени, они стали открывать другие коробки и наперебой совать ему самолет и "баумастер", абсолютно не думая о том, куда Петровичу девать свои слезы. Он не привык видеть их такими; старшие потеряли лицо, и от этого еще сильней хотелось плакать.

    - Спасибо, - бормотал он, - спасибо... А где Катя?.. Спасибо...

    Потом они все-таки ушли, и Петрович остался в детской один один. Ему надо было свыкнуться со своим горем... Но вот он судорожно вздохнул и утерся ладошкой. В мокрых еще глазах его мелькнул интерес к алюминиевому самолету... "Баумастер" опять же...

    И тут в детскую неожиданно вошел Генрих. Петрович подумал, что он явился с новыми извинениями, и недовольно обернулся. Но Генрих пришел не извиняться - лицо его было торжественно, а руки бережно держали какой-то предметик.

    - Петрович...

    - Что?

    - Ты сегодня молодец, - сказал Генрих, - ведешь себя как мужчина. И за это тебе вот...

    В руке у Генриха была странная вещица: модель какой-то машины с трубой, отдаленно напоминавшей паровоз.

    - Знаешь, что это?

    Петрович отрицательно помотал головой.

    - Это паровой каток. Ему, брат, столько же лет, сколько мне. Мне его в детстве подарили.

    - Каток? - глаза у Петровича загорелись любопытством.

    - Каток. Чтобы дороги укатывать. Он, конечно, не локомотив, зато может ездить, куда пожелаешь. Видишь, у него штурвал поворачивается.

    Большие дедовы пальцы не могли ухватить крошечное рулевое колесо, но с этим прекрасно справился Петрович. Штурвал и в самом деле поворачивал передний барабан, позволяя катку двигаться в любом направлении. Петрович завороженно, с благоговейным трепетом изучал хрупкую и вместе с тем добротную вещь.

    - Немцы делали? - вдруг спросил он.

    Генрих рассмеялся:

    - Как ты сообразил?

    - Хорошая машина, - ответил Петрович серьезно. - А немцы все делают хорошо.

     

    Бросили?

     

    Качели промахивали над помостом железной облупленной люлькой-лодочкой и вскрикивали по-птичьи. Им вторили галки на черных деревьях, слетевшиеся посмотреть, кто это и зачем явился в парк в мертвый сезон. Обычно лишь пьяницы забредали сюда зимой, чтобы без помех совершить на газете свой неприглядный ритуал, но и те не задерживались, а, ежась и знобко передергиваясь, скоро уходили - к домам, к теплу. От пьяниц галкам кое-что перепадало, но вообще было непонятно, чем они тут питаются в пустом парке с обледенелыми, костенеющими на ветру каруселями, с гипсовыми лягушками у фонтана, впавшими в анабиоз, и мумией замороженного пионера. Этот пионер, многократно оскверненный галками, стоял с обрубком горна у рта в позе пьяницы, сосущего из горлышка.

    Качели взметали сухие редкие снежинки, которые тут же подхватывал приземный злой ветерок. При каждом взмахе люльки морозный воздух надавливал Петровичу на лицо, словно жесткой пятерней кто-то мял ему щеки и ухватывал за нос шершавыми пальцами. Холод основательно пробирал Петровича, как, наверное, пробирал он и Петю, который, нахохлившись у ограждения, курил в кулак и притопывал. Пора, уже пора было по обоюдному согласию заканчивать прогулку... Дав качелям остановиться, Петрович вылез из люльки, позволил утереть себе нос и вложил свою варежку в Петину перчатку. Не говоря лишних слов и постепенно ускоряя шаг, мужчины двинулись к выходу из парка. Думали они скорее всего о теплой ванне, горячем обеде, а кое-кто, возможно, и о рюмке водки перед обедом.

    Зима в их городе была, безусловно, наихудшим временем года. Неласковые степные ветры встряхивали со стуком тополиные скелеты и гнали меж домов какие-то колючки вместо снега. Наледи лакировали тротуары и проезжие улицы; любая горка становилась неодолимым препятствием для старушек и несчастных троллейбусов. Холод хозяйничал повсюду: забирался прохожим через уши в самый мозг, выстужал моторы у машин, пел в домах из каждой оконной щелки...

    Нет, не повезло им с климатом. Вот на Алтае - другое дело. Алтай - это место, где Петя служил в армии. "Снегу там, - рассказывал Петя, - наметает выше человеческого роста". Конечно, рост у людей бывает разный, но даже высотой с Петровича - таких сугробов в их городе никогда не наметало. Само слово "Алтай" было какое-то вкусное - однажды Петровичу даже приснилось, как они с Петей барахтались в облачно-белых алтайских сугробах, и снег в них был теплый и как будто съедобный, похожий на сахарную вату.

    Но сейчас уже не хотелось думать ни о каком снеге; мысли Петровича были только о доме. Зубы его, если их разжать, начинали забавно тарахтеть, губы сделались словно глиняные, а ноги, казалось, стали такие же деревянные, как у инвалида дяди Кости с первого этажа.

    Но как ни стремился Петрович домой, все же он дернул Петю за руку:

    - Смотри!

    В воротах парка стояла большая собака. Собака была страшно худа и судорожно икала; шерсть на ней, несмотря на зимнюю пору, облезла местами до голой кожи. Собака посмотрела на людей мутными глазами и сделала попытку посторониться, но задние ноги ее, задрожав, внезапно подкосились, круп завалился, и собака, не устояв на льду, упала на бок. Петрович с ужасом наблюдал, как она, вытянув шею и конвульсивно дергаясь, пытается встать.

    - Не смотри, - сказал Петя. - Идем отсюда.

    Они миновали погибающую собаку и в молчании продолжили путь. Потрясенный Петрович забыл даже про мороз. Наконец он не выдержал:

    - Петя!

    - Что? - спросил тот, не сбавляя шага.

    - Эта собака... она болеет?

    - Да.

    - А почему ее никто не лечит?

    Петя нахмурился:

    - Некому ее лечить. Она ничья.

    - Ничья? - удивился Петрович. - А где же ее хозяин?

    - Откуда мне знать? Уехал, наверное, и бросил... Ты давай... не болтай на морозе.

    Видя, что тема эта Пете неприятна, больше Петрович о собаке не заговаривал.

    А того же дня вечером, сытые и согревшиеся, они разложили на полу железную дорогу. Поскольку выходной его был целиком посвящен Петровичу, то Петя не ушел из детской, а уселся здесь же в кресло, заложив ногу на ногу и почитывая журнал. Петрович, ползая по ковру, взглядывал изредка на Петин помахивающий шлепанец и на душе его делалось тепло и покойно.

    Между тем на ковре, внутри и снаружи рельсового круга, созидался мир. Кубики-домики, автомашины с колесами и без, знаменитый паровой каток - здесь разные предметы, валявшиеся как попало по ящикам и коробкам, находили свой смысл и место. Даже деревянная корова, взявшаяся от неизвестно какой игры. Корова, правда, была побольше тепловоза, но и ей позволялось щипать ковровый ворс между елочек, вырезанных Петровичем собственноручно из бумаги. Кстати, что это с ней случилось, с коровой? Вдруг упала, опрокинулась, задрав деревянные ножки...

    - Корова заболела! - воскликнул Петрович.

    Из-за журнала показалось Петино лицо:

    - Что?

    - Ничего... Это я играю.

    C тех пор деревянная корова сделалась для него предметом особого покровительства. На лужок и обратно Петрович подвозил ее на специальном грузовичке, а жительство отвел в полке книжного шкафа, откуда был хороший обзор всего, что происходит в комнате. Теперь за судьбу коровы можно было не беспокоиться, но того же нельзя было сказать о бездомных кошках, собаках и птицах, которых Петрович стал часто замечать во время своих прогулок. За всеми ними, желтоглазыми, рыщущими беспокойно в поисках пропитания, казалось, стояла тень той собаки из парка. Встречались ему и люди, похожие до странности на ничьих животных: нечистые, дурно пахнувшие, жевавшие что-то и пьющие прямо на улице. Ирина сказала ему как-то, что люди эти одинокие, несчастные, а потому опустившиеся.

    - Вроде той собаки, что мы видели с Петей?

    - Примерно.

    Но не значило ли это, что людей тоже бросают, как прискучивших домашних питомцев?

    - Такое бывает, - подтвердила она.

    - И детей бросают? - уточнил Петрович с замиранием сердца.

    Ирина всегда была неукоснительно правдива.

    - Да, - сказала она, - редко, но случается и такое.

    Мысль о том, что где-то в этом мире люди избавляются друг от друга и даже иногда от собственных детей, завладела Петровичем этой зимой. С книжных страниц плакали сироты, изгнанные из дому злыми мачехами; в темных лесах блуждало множество малюток, совершенно не приготовленных к самостоятельной жизни. Сопоставляя факты и приправляя их собственным воображением, Петрович сделался подозрительным. В результате он наотрез стал отказываться подождать Катю или Петю у входа в магазин, пока они делали покупки. Цепляясь за их карманы, за ручки их сумок, он с упорством отчаяния следовал за старшими от прилавка к прилавку. Его била людская бранчливая водоверть у прилавков, ему тягостно было ощущать себя довеском, обременительным обозом в том сражении за еду, что происходило над его головой. Но все было лучше, чем оказаться одному-одинешеньку брошенным и опустившимся.

    Однажды, когда по случаю какого-то "привоза" баталия в магазине предстояла совсем уже грандиозная, Катя применила к Петровичу нечестную уловку. - Уж не трусишка ли он, - спросила она насмешливо, - если не хочет подождать ее десять минут на улице?

    Сумерки скрыли краску на его лице.

    - Иди, раз так, - сказал он, насупясь. - Только недолго.

    Но что такое недолго? Сколько это - "недолго"? Оставшись один на один со временем, Петрович не сводил глаз с магазинных дверей. Люди отважно протискивались в эти двери, а навстречу им выбирались другие, со счастливыми лицами и съехавшими набок шапками. Некоторых женщин встречали у подъезда покуривавшие мужчины. Была здесь и парочка детей, безмятежно резвившихся в ожидании своих родителей... Вдруг Петрович увидел, как из уличного потока вынырнула дама в курчавой шубе, коротко державшая коренастую замшевую собаку с обезъяньим морщинистым лицом. Дама привязала собаку к дереву, скомандовала ей: "Сидеть!" - и, погрозив пальцем, канула в магазине. Но собака просидела не более нескольких секунд, - голому заду ее было холодно на мерзлом тротуаре. Слегка приподнявшись, она мгновение поколебалась, потом издала тонкий, непонятно откуда идущий свист и приняла стоячее положение. Взглядом собака ела магазинные двери; при этом брови ее непрерывно шевелились, и дергалась черная отвислая щека. Наконец она не выдержала и тявкнула - не сердито, а скорее тревожно-жалобно... тявкнула и подвыла.

    - Не плачь, - сказал ей Петрович.

    Он на минуту забыл о собственном одиночестве и потянулся к собаке в порыве утешения. Но... псина недружелюбно покосилась на Петровича и внезапно изменившимся голосом угрожающе заворчала. Он испуганно отпрянул и вернулся на свое место. Между тем детей перед магазином уже не осталось, их разобрали - всех, кроме Петровича. Подле дымящейся урны сменилось не одно поколение курильщиков. Сколько встреч наблюдал Петрович: вынырнув из магазина, женщины перевешивали на мужей тяжелые авоськи, и воссоединившиеся пары уходили в сумерки, не ведая о своем счастье.

    Волей-неволей в голове его зарождались тревожные предположения. Нелепые - он сам сознавал их нелепость, но... опровергнуть их могло только Катино возвращение, а она-то и не шла. Может быть, она его потеряла, забыла, где искать?.. Или ей в магазине стало плохо?.. А вдруг... - об этом было думать страшнее всего - вдруг она решила его бросить?.. Последнее, самое фантастическое из предположений, вспухло в его мозгу, вытеснив остальные. Бросила!.. Не владея больше собой, Петрович оставил свой пост и кинулся в магазин. Путаясь в чьих-то пальто, он протиснулся в двери и оказался в бурлящем ярко освещенном зале; густое разноголосье обрушилось на него; разномастная обувь чавкала и шаркала во всех направлениях и давила мокрую грязь на полу; в воздухе стоял запах сырой одежды и сырого мяса. Одолевая людскую кипень, Петрович рванулся вдоль длинного зала, мимо прилавков, облепленных покупателями. Он толкал встречных и отлетал, получая взаимные толчки; чужие авоськи били его в грудь, и кто-то спрашивал его строгим голосом: "Чей ты? Где твоя мама?"...

    - Катя! - чайкой вскрикнул Петрович, но голос его потонул в магазинном гвалте.

    Гребя в людском водовороте, он прошел магазин из конца в конец, добрался дотуда, где уже и покупателей-то не было, а только сочился из мутного стеклянного вымени бордовый лохматый сок, и продавщица от нечего делать возила тряпкой по прилавку...

    - Чей ты, мальчик?

    Чей?.. Петрович закружился, как в западне.

    - Хочешь выйти? Дак вот же дверь!

    Новая страшная догадка пронзила Петровича: в магазине были вторые двери! Конечно, как он об этом не подумал, - через них-то Катя и сбежала... И тут... паника в его душе словно бы улеглась. Ее сменило тяжкое всепоглощающее чувство катастрофы; так большая боль приходит на смену уколу или ожогу. Петрович опустил голову и, будто в задумчивости, вышел из магазина. Роняя на пальто нечастые, но полновесные слезы, медленно он побрел назад на то место, где оставила его Катя; побрел назад, потому что больше идти ему было некуда. Вот и дерево, к которому была привязана собака, - дерево было то же, но без собаки. Значит, не бросила ее хозяйка, не оставила на произвол судьбы... Петрович совсем было уже собрался зарыдать в голос, как вдруг...

    - Петрович! - услышал он Катин исступленный голос. И увидел перед собой ее искаженное лицо, а за ним лицо какой-то тетки, напуганной Катиным криком.

    - Где ты был?! - Она хотела всплеснуть руками, но не смогла, потому держала сумки.

    - А ты!... - крикнул в ответ Петрович, но пресекся и повторил уже тихо: - А ты где была?

    Таким образом, не простояв и нескольких минут, храм великой скорби рухнул, но на его месте в душе Петровича образовалась странная разочаровывающая пустота. Это было не облегчение даже, а какая-то усталость и пыль...

    Кате тоже понадобилось некоторое время, чтобы прийти в себя. Наконец, заправив волосы и отдышавшись, она скомандовала в дорогу. Петрович ухватился за ручку ее сумки, и они пошли домой, не заходя больше ни в какие магазины...

    Разумеется, впоследствии он вспоминал об этом происшествии со стыдом. Но стыдился Петрович не столько собственного малодушия, сколько подлых своих подозрений в отношении Кати... А в семье этому событию вовсе не придали никакого значения. И ему самому следовало выкинуть этот случай из памяти, но тут уж Петрович был не властен. Разве что мог спрятать его подальше - в тот чулан, куда он и раньше убирал кое-какие греховные воспоминания.

    Да он и забыл бы эту историю, если бы... если бы обстоятельства вновь не подвергли испытанию его веру в человечество.

    Та зима была еще в полной силе; зима, которая дни превращала в вечера, вечера в ночи, а ночи наполняла соблазнами культурного досуга - понятно, только для взрослых. Что ни суббота, Генрих с Ириной или Петя с Катей в лучших своих одеждах, в облаках парфюмерных отчуждающих ароматов уходили на ночь глядя из дома - то в кино, то в театр, то куда-нибудь в гости.

    И вот однажды случилось то, чего Петрович втайне опасался. Генрих раздобыл на работе сразу четыре билета на какой-то особенный спектакль, который нельзя было, просто никак нельзя было пропустить. И так им понадобился этот спектакль, что Петровича решено было оставить дома одного. Точнее, сдать его на попечение ночным демонам.

    - Ты большой и разумный, - сказали они. - Ложись в кроватку и спи себе.

    Предатели... Петрович наблюдал, как они собираются. Катя, выпучась в зеркало и не дыша, рисовала что-то на лице; Ирина, чихая, пылила на себя пудрой; Петя в передней плевал на ботинки и тер их, яростно оскаливаясь. А Генрих, виновник всей этой суматохи, стоял перед шкафом в одной рубашке и огромных радужных трусах. Хотя трусы эти почти доставали внизу до носочных подтяжек, все-таки ногам его требовалось более приличное укрытие, поэтому Генрих подбирал себе брюки. Петровичу хотелось, чтобы случилось что-нибудь непредвиденное: или в брюках у Генриха обнаружилась бы дыра, или пропали бы злосчастные билеты - что угодно, что остановило бы хоть кого-то... Но они были неудержимы. Охорошившись настолько, что сами уже боялись дотронуться друг до друга, старшие построились в передней на выход. Петровичу понадобилось немало мужества, чтобы принять этот прощальный парад, - не своих домашних он увидел, а четверых незнакомцев. И бодрые голоса их звучали фальшиво - как у людей с нечистой совестью.

    Хлопнула дверь, прохрумкал запираемый снаружи замок. Петрович услышал пение перил в подъезде и удаляющийся нестройный топот ног. Потом все стихло, и он окончательно осознал, что остался один. Один во всей квартире, минуту назад еще полной народа. Все, что осталось Петровичу, - это затверженные инструкции по отходу ко сну да одуряющий запах Генрихова одеколона, побивший напрочь Иринины и Катины духи. В доме сделалось так тихо, словно ему заложило уши. Оглохший, растерянный Петрович прошел в большую комнату и забрался на диван, чтобы прийти в чувство и обдумать дальнейшие действия. Так сидел он неизвестно сколько времени, не решаясь пошевелиться. Постепенно, подобно тому как глаза привыкают к темноте, уши его обвыклись в тишине и стали различать в ней кое-какие, по большей части необъяснимые звуки. Вот заклокотало, забулькало где-то далеко, на кухне. Раковина? Но почему он не слышал ее раньше? А вот это странно: скрипнула половица! В пустой-то квартире... Похоже, кто-то затевал с Петровичем скверную игру... Но нет, он не будет праздновать труса - он примет меры! Заставив себя слезть с дивана, Петрович первым делом задернул занавески - пусть не смотрит ночь в его комнату. Потом он закрыл двери, отгородившись от остальной квартиры, сделавшейся в одночасье чужой и говорливой. Надо было совсем заглушить все эти пугающие странные бормотанья, и его осенило: радио! Петрович подошел к большому дедову приемнику и стал наугад крутить ручки и нажимать белые зубы-клавиши. Неожиданно шкала приемника засветилась, и в углу его стал разгораться зеленый огонек. Петрович готов был услышать из динамика человеческий голос, но... на него обрушился оглушительный, леденящий душу вой и треск. Он отпрыгнул от приемника и замер, оцепенев от ужаса. Несколько мгновений Петрович ждал, что радио придет в себя, но оскалившийся ящик продолжал бесноваться. В отчаяньи Петрович бросился к ручкам и кнопкам, чтобы заставить приемник замолчать - и тщетно: вьюга в динамиках не прекращалась. И уже сам Петрович готов был завыть от страха и бессилия, как вдруг проклятый приемник... замолчал. Он подумал, подмигнул зеленым глазком и умиротворенно произнес:

    - А теперь о погоде...

    Дальше пошло знакомое перечисление городов и весей, во время которого можно было перевести дух. Раз уж приемник заговорил человеческим голосом, Петрович решил с ним не связываться и больше к нему не прикасался. В дальнейшем радио вело себя сносно, однако Петрович успел натерпеться такого страху, что пробраться к себе в детскую стало делом немыслимым. Он лег прямо здесь, на диване в большой комнате; лег, конечно же, не надеясь заснуть. Просто так удобнее было размышлять и грустить. А грустить и размышлять ему было о чем: ведь его снова бросили, и на этот раз бросили окончательно. Театр, спектакль... все это был дурацкий маскарад, чтобы сбить Петровича с толку.

    Между тем радио, испробовав себя в разных жанрах, предалось трансляции какой-то нескончаемой симфонии со всеми ее подробностями, включая кашель невидимых слушателей... Звуки музыки проникали в сознание Петровича, то разбредаясь по его уголкам, то вновь скучиваясь для патетических аккордов. Инструменты, словно стая разноголосых птиц, рассевшихся на дереве, то мирно щебетали, а то поднимали такой гвалт, что Петрович вскидывался во сне и недовольно бормотал.

     

    Грабли для Петровича

     

    В апреле месяце Иринины ноги совсем забастовали. По целым дням она лежала в постели, а Петрович давал ей таблетки и читал вслух. За зиму он здорово продвинулся в чтении, и теперь это занятие скрашивало им с Ириной тяготу неподвижности. С помощью книжки можно было путешествовать в такие места, куда не дойдут никакие, даже совершенно здоровые ноги. Они побывали уже в индийских джунглях, где животными командовал голый, но смекалистый мальчик Маугли; посетили страну Италию, населенную говорящими продуктами питания. Были они и в Зазеркалье вместе с девочкой Алисой, изображенной на иллюстрациях в виде очаровательной большеглазой блондинки с лентой в волосах.

    Они проводили дни и мило, и уютно. Петрович читал, потом читала Ирина, потом она дремала, а он рисовал или играл с железной дорогой. Однако неясно было, когда Ирина выздоровеет, а Петровичу требовался свежий воздух. Лицо его, по наблюдениям старших, становилось все бледнее и бледнее - просто угрожающе выцветало. Еще немного, и он сделался бы невидимым, как старик Хоттабыч. Чтобы этого не случилось, семейный совет в конце концов издал указ: гулять Петровичу самостоятельно, хотя бы по часу в день. Так, как это делали многие его сверстники, бегавшие во дворе без особого пригляда. Решение было непростое и для старших, и - в особенности - для Петровича. Но необходимое.

    - Ты ведь уже большой, не так ли? - сказал Генрих. - Пора тебе становиться социальной личностью.

    Петрович вздохнул. Про "социальную личность" он пропустил мимо ушей, но понял главное: его отправляли из дома в компанию к безнадзорным оболтусам. Тем самым, что днями напролет шлялись по двору, обмотанные никем не утираемыми соплями.

    И уже назавтра без особой радости, но с некоторым трепетом Петрович вышел во двор - впервые в жизни без сопровожатых. Сам этот факт заставлял волноваться, а тут еще в глаза брызнуло яркое солнце, и в легкие хлынул пряный апрельский воздух, от которого сразу же закружилась голова. В этом воздухе смешивались запахи теплого асфальта, птичьего помета и горьковатый аромат нарождающейся зелени. Свежая травка выбивалась откуда только могла: обочь тротуаров, из асфальтовых щелей, даже из-под домовых стен. Воробьи с оглушительным чириканьем яростно атаковали все, что казалось им съедобным, а на них сверху обрушивались голуби, хлопая и метя крыльями так, что серые сорванцы разлетались кувырком. Сизари-богатыри, раздувшись до того, что голова их тонула в перьях, забегали перед голубками, вертелись и чревовещали прямо под носом у дворовых кошек... словом, повсюду бушевала весна. Один лишь Петрович, одетый Ириной в войлочную теплую курточку и зимние ботинки, выглядел нелепым анахронизмом.

    Размотав первым делом шарф и сунув его в карман, он осмотрелся. Во дворе неподалеку крутилась стайка мальчишек, размахивавших какими-то палками и пронзительно по-воробьиному щебетавших. Петрович постоял немного, поразмыслил и направился в их сторону. Однако не успел он до них дойти, как пацаны внезапно снялись всей компанией и с криками, топоча, унеслись со двора. Они скрылись за углом дома, а там, за домом, была уже запретная для Петровича территория: так они договорились с Ириной.

    Что ж, ничего не оставалось, как просто сесть на лавочку и ждать, качая ногой, когда выйдет кто-нибудь знакомый. Ждать ему, впрочем, пришлось недолго. Вскоре из второго подъезда показался известный ему мальчишка. Мальчишка был худощавого телосложения - прогонистый, как говорили дворовые старушки, - и звали его Сережка-"мусорник". Вообще-то репутация у "мусорника" была сомнительная, но надо думать, личностью он был вполне "социальной", потому что отродясь болтался на улице сам по себе. Лишь по вечерам, вопя истошно на весь двор, Сережкина мать загоняла его домой, соблазняя ужином. Голос у нее был хорошо поставлен по специальности, потому что днем она, запряженная в одноосную повозку, ездила по району и громко призывала граждан сдавать старые тряпки. Потому-то и сына ее прозвали "мусорником", на что он, впрочем, не обижался. Зато он таскал у матери разные завлекательные штучки, предназначенные для сдатчиков тряпья: карманные шарманочки, шарики на резинке и даже пистолетики, стрелявшие пробкой, но которые можно было зарядить собственной слюной.

    Неудивительно, что Сережка ступил во двор уверенно, словно в собственные владения. По-хозяйски осмотревшись, он заметил на лавочке Петровича.

    - Привет... - "мусорник" окинул его равнодушным взглядом. - А где пацаны?

    Петрович махнул рукой: там, за домом.

    - А ты чё сидишь? Бабка не пускает?

    Петрович кивнул.

    Сережка огляделся:

    - Чёй-то не видать...

    - Кого?

    - Твоей бабки.

    - Я один гуляю, - сообщил Петрович не без важности.

    - Во как! - усмехнулся Сережка. - Ну и фиг ли?

    - Что? - не понял Петрович.

    - Фиг ли тогда сидишь? Канаем за дом, никто не пронюхает.

    Сережка употреблял слова явно неприличные, но они выдавали в нем знание жизни и потому внушали Петровичу уважение.

    Сомнения вихрем закружились в голове. "Канать" с мусорником за дом означало, пожалуй, совершить беззаконие. Но уж очень не хотелось Петровичу сидеть на лавочке, словно старушка. Он метнул воровской взгляд на окна своей квартиры: не смотрит ли оттуда Ирина...

    А Сережка уже проявлял нетерпение:

    - Ну что, айда?..

    - Айда! - Чужое слово само слетело с уст, отрезая путь к отступлению.

    Через минуту они уже были за домом. Откровенно говоря, ничего необычного или опасного Петрович здесь не обнаружил, - вообще ничего, что могло бы напугать или произвести впечатление. За домом был другой дом, очень похожий на дом Петровича, и двор, мало чем отличавшийся от его двора. Кстати, и мальчишек с палками там тоже уже не было. В общем, там царило то же безлюдье, - только у песочницы, охлестывая скакалкой свежую травку, сосредоточенно прыгала какая-то девочка. К ней они и направились.

    - Эй! - обратился Сережка к девочке.

    Продолжая скакать, она повернула голову. Петрович увидел глаза... точь-в-точь такие же большие и синие, как у Алисы с книжной иллюстрации. К большим глазам прилагался маленький носик, который немедленно сморщился, будто почуял неприятный запах:

    - Му-сор-ник! - пропрыгала девочка, показав розовый язык.

    - Верка - дура, - хладнокровно отозвался Сережка и тут же деловито спросил: - Пацанов не видала?

    Она остановилась, пошатнувшись, и показала куда-то концами скакалок.

    - Айда? - Сережка вопросительно взглянул на Петровича.

    Ну уж нет. Он помотал головой. Идти еще дальше в поисках пропавших мальчишек Петрович не отважился.

    - Не хочь, как хочь, - сказал "мусорник" без сожаления. - Я порыл.

    И он исчез, оставив их вдвоем с синеглазой девочкой. Некоторое время она молча изучала Петровича, потом приставила одну туфельку перпендикулярно к другой и, подбоченившись, спросила:

    - Ну и как тебя зовут?

    - Петрович, - ответил он.

    - Ах-ха-ха-ха!.. Совсем как моего дедушку.

    Смеялась девочка ненатурально, но голосок у нее был мелодичный. Впрочем, она опять сделалась серьезной и, помахав на Петровича ресницами, сообщила в свою очередь, что ее зовут Никой.

    - Как это? - удивился Петрович. - Сережка сказал - Верка...

    - Сам он Верка... - Девочка надула губки. - Вероника - значит Ника.

    Так они познакомились. Вскоре Верке-Нике надоело строить Петровичу глазки, и она предложила сыграть в "классики". К стыду своему, он плохо знал эту игру. До сих пор ему казалось глупым занятием гонять по асфальту банку из-под гуталина, но то было до сих пор, а теперь его мнение изменилось. Девчачья игра и, говоря по правде, пустейшая болтовня с синеглазой попрыгуньей доставляли ему странное удовольствие... Как жаль, что вдруг откуда-то появилась женщина с ярко накрашенными губами и, смерив Петровича неприязненным взглядом, увела Веронику в подъезд.

    Когда он вернулся домой, Ирина похвалила его за то, что не испачкал одежду. А вечером, приходя по очереди с работы, остальные старшие поздравляли его с первой самостоятельной прогулкой. Но Петрович отвечал рассеянно; он был задумчив и весь вечер просидел у себя в детской. Дело в том, что знакомство с Вероникой пробудило в нем сильное чувство. Чувство это, похожее на грусть или беспредметную жалость, было Петровичу знакомо. Давным-давно, быть может, год тому назад, была у него в детсаду история, о которой бы не хотелось вспоминать, да нельзя было не вспомнить в данных обстоятельствах. Дело касалось Римки Булатовой, невзрачной в общем-то девочки, но которая однажды на утреннике спела удивительно проникновенно песню про молодого бойца, погибавшего где-то вдали за рекой от белогвардейской пули. Голосок у Римки был такой чистый, а слова песни такие трогательные, что Петрович, отвернувшись, тихонько заплакал. С того дня он стал, как умел, оказывать певице знаки внимания, а однажды даже нарисовал специально для нее сцену из песни: лошадь и умирающего бойца у ее ног. Однако Римка не проявила взаимности; видно, все чувства свои она вкладывала в пение. Никак не хотела она ни замечать Петровича, ни играть с ним, предпочитая водить компанию с особами своего пола. И пришлось Петровичу, пойдя на риск, открыться Булатовой напрямую. Что он ей сказал? Да то же, что говорит всякий порядочный мужчина даме своего сердца, то есть предложил ей выйти за него замуж - разумеется, когда это станет возможным. Увы, Петрович еще не знал женской натуры. Он готов был к отказу, но только не к предательству. Римка ничего ему не ответила - лишь взглянула брезгливо и... подалась ябедничать Татьяне Ивановне. Дальше понятно: Петрович препровожден был в знакомый философский угол, а вечером Катя узнала от воспитательницы об его "нездоровых влечениях".

    Конечно, давняя эта история быльем поросла, но благодаря ей Петрович имел некоторый сердечный опыт, хотя и неудачный. Именно исходя из личного опыта Петровичу следовало бы осторожнее предаваться мечтам о синеглазой Веронике. Но не знал он мудрой пословицы про грабли, наступать на которые вообще-то глупо, а уж во второй раз и подавно. И даже если б знал... Так уж человек устроен: не идет ему впрок ни собственный опыт, ни тот, что накоплен предшественниками.

    На следующий день Петрович ждал и не мог дождаться прогулки. А когда настало наконец время собираться, то он вместе с нетерпением выказал необыкновенную придирчивость к одежде. В гардеробе своем Петрович нашел сегодня много недостатков, однако, несмотря на это, выкатился на улицу с радостно бьющимся сердцем. Он хлопнул, распугав голубей, подъездной дверью и, даже не оглянувшись на свои окна, побежал за дом. Ему почему-то мнилось, что он найдет свою синеглазую знакомую там же, где и накануне: на травке у песочницы. Но не тут-то было: в Вероникином дворе он увидел только старушек, таких же в точности, как в своем собственном, сидящих рядком на лавочке, словно в ожидании троллейбуса. Пусто было вокруг песочницы и внутри нее - лишь на бортах ее сохли ряды песчаных "куличей", выделанных безвестным мастером.

    Что ж; Петровичу ничего не оставалось, кроме как занять позицию напротив Вероникиного подъезда и ждать. Развлечь себя можно было, наблюдая за желтой кошкой, охотившейся неподалеку безуспешно, но с неслабеющим энтузиазмом. Кошка вела боевые действия по всем правилам: кралась, прижимаясь к земле, и надолго затаивалась, делаясь похожей на чучело в зоологическом музее. Всю охоту ей портил хвост, не желавший никак соблюдать условия маскировки. Этот хвост напомнил Петровичу Ольгу Байран, умевшую испоганить любое дело. Кошка зло оглядывалась на свой зад, но от того, что она нервничала, хвост только пуще извивался и стегал по земле, собирая пыль и мусор. Кошкины предполагаемые жертвы - голуби, - как ни глупы они были, отлично понимали, откуда растет пушистый предатель, и держались от охотницы на безопасном расстоянии. Казалось даже, что голуби забавлялись: после каждой ее неудачной атаки они взлетали, буйно хлопая крыльями, но вскоре опять с назойливостью мух садились на прежнее место. Раз за разом кидалась на них кошка, но все чаще, еще не добежав, теряла кураж и останавливалась.

    Время, однако, шло, а Вероника во дворе не появлялась. Кошка окончательно плюнула на охоту и легла на бок посреди тротуара; самый хвост ее устал и вытянулся на отлете, вяло подергиваясь. Успокоились и голуби; они наелись и занялись личной жизнью: кто принимал пылевые ванны, кто спал на животе, затянув глаза пленочками, кто толковал про любовь с соседкой или соседом. Петрович ногой раздавил последовательно все "куличи" в песочнице, посидел на трех разных лавочках и несколько раз прошелся по двору из конца в конец. Нетерпение в нем сменилось разочарованием, разочарование - скукой. В голову уже стали приходить фантазии не совсем романтического свойства: о том, к примеру, что нынче Ирина приготовит на обед...

    И совсем было собрался он уходить, как вдруг из дома... нет, из дома вышла не Вероника, а двое незнакомых мальчишек - каждый на голову выше Петровича. Выйдя из подъезда, они оглядели свой двор так же по-хозяйски, как давеча Сережка-"мусорник", и, конечно, немедленно обнаружили в нем одиноко слонявшегося чужака. Мальчишки о чем-то коротко между собой переговорили и направились к Петровичу. Еще издали, по одной только их разбитной походке он понял, что эта встреча не сулит ему ничего хорошего. Скука у Петровича прошла, зато желание уйти отсюда многократно усилилось. Так и следовало поступить: бежать, не дожидаясь развязки; но, как это часто с ним бывало, опасность ввергла Петровича в оцепенение. Со стороны поведение его могло показаться вызывающим: он стоял как вкопанный, покуда мальчишки не подошли вплотную. Один из них, не говоря ни слова, сделал рукой движение, будто хотел ткнуть Петровича в живот... но он не шелохнулся.

    - Боисся? - усмехнулся мальчишка.

    - Нет, - ответил Петрович напряженным голосом.

    Забияка, казалось, огорчился.

    - Ничего, - пробормотал он, - щас забоисся...

    Пока он заговаривал зубы, его приятель зашел Петровичу за спину и стал на четвереньки. Тогда первый, вдруг прервавшись на полуслове, сильно толкнул Петровича в грудь. Расчет был верен: не сразу даже сообразив, что произошло, Петрович оказался на земле. Впрочем, он недолго оставался в лежачем положении, а быстро вскочил и с красным от гнева лицом запальчиво крикнул:

    - Вы!.. Что вам надо?

    Мальчишки удивились его прыти, и тот, что был поразговорчивее, насмешливо спросил:

    - Ты из какого дома, щегол?

    - Вон из того, - показал он сердито.

    - Вот и уходи к себе во двор!

    Но беда была в том, что Петрович не любил, чтобы им командовали. Он и сам очень хотел уйти, и он, конечно, ушел бы... если бы они не приказывали.

    - Не уйду, - заявил он, и это уже было полным безрассудством...

    Петрович падал много раз от толчков, либо скошенный подножкой, но не сдавался, а даже лежа на спине, отбивался от противников ногами.

    - Дур-раки!! - кричал он им, от ярости не чувствуя боли.

    Наконец, мальчишки, сами запыхавшиеся от борьбы, уселись на Петровича верхом и, скрутив ему руки, лишили его всякой возможности сопротивляться.

    - Что будем делать? - спросил один другого.

    Подумав, тот предложил:

    - Давай накормим его песком.

    Это уже было слишком! Петрович завопил так громко, что старушки, дремавшие на лавочке, вздрогнули и очнулись. Одна из них даже встала и заковыляла к дерущимся.

    - Вот я вам! - еще издали она показала палку.

    Мальчишки отпустили Петровича и приготовились дать стрекача.

    - Санька, паршивец! - пригрозила старушка. - Смотри, поймаю - к матери за ухо отведу!

    - Поймала! - отозвался тот, к кому она обращалась.

    Но старушка, конечно, и не пыталась никого ловить. Она подслеповато вглядывалась в Петровича:

    - Чей это? Не пойму...

    - Он с того двора, - хором пояснили мальчишки.

    - Ишь, куда забрел, - удивилась старушка. - С того двора, так и ступай к себе. Не то бока тебе намнуть.

    Впрочем, бока ему уже намяли. Петрович покинул поле боя не в лучшем виде, довольный лишь тем, что сумел не расплакаться.

    Какая разница между его вчерашним возвращением домой и сегодняшним! - Ирина была потрясена. А когда она вышла из потрясения, то принялась Петровича отмывать и мазать его царапины зеленкой. Тогда он узнал, что лечить боевые раны еще больнее, чем их получать.

    Но когда вечером пришли Генрих с Петей, то оба они сказали, что, по их мнению, не случилось ничего страшного. Драки, - заявили они, - дело мужское. Ободренный Петрович поведал им о своем сражении - во всех геройских подробностях, частью даже присочиненных. Только об одном он не стал распространяться: о том, с какой целью ходил он в соседний двор.

    А ведь было еще одно, утешительное для Петровича соображение - скорее даже не соображение, а фантазия. Отчего-то ему казалось, что пострадал он сегодня не просто так, а во имя чего-то важного. И всякий раз при этой мысли Петровичу грезилась она - синеглазая Вероника...

    Даже когда уложили Петровича в постель, когда погашен был в детской свет, события минувшего дня не хотели его отпускать. Они только преображались тем сильнее, чем дальше ко сну клонилось его сознание. Вот опять он увидел Веронику, - она вышла во двор со скакалками и... сейчас же была взята в плен кровожадным Санькой. Петрович вмиг оценил он ситуацию; в руке его оказалась увесистая палка. "Паршивец!" - вскричал он и бросился Веронике на выручку. Санька от страха даже не смог убежать; под градом ударов он упал на землю и что есть мочи принялся вопить. "Накормим его песком?" - предложил Петрович. "Не надо, - сжалилась над поверженным Вероника. - Видишь, он и так описался". Она подошла к своему спасителю и потрепала по волосам...

    Назавтра Петрович проснулся под перестук дождевых капель, - за окном непогодилось. Правда, дождик был весенний и вскоре кончился, но облака продолжали морщить небо, придавая ему то унылое, то беспокойное выражение. На душе у Петровича тоже было неясно. Сегодняшней прогулки дожидался он с некоторой тревогой.

    Подавая ему одежду, вычистить которую после вчерашнего стоило немалых трудов, Ирина хмурилась.

    - На улице сыро, - предупредила она. - Ты уж постарайся сегодня не драться.

    Петровичу и самому не улыбалось быть битым во второй раз. Сегодня он не пошел сразу в чужой двор, а, забравшись в палисадник, отыскал там палку, какими мальчишки пользовались для своих потешных сражений. Лишь вооружившись таким образом, он осторожно обогнул свой дом и выглянул из-за угла, чтобы оценить обстановку. На сей раз за домом царило полнейшее безлюдье. По случаю плохой погоды не было даже старушек на лавочке, - только в некоторых окнах виднелись их лица между цветочными горшками...

    И снова для Петровича потянулось ожидание. И снова, словно специально, чтобы развлечь его, откуда-то появилась вчерашняя желтая кошка. Ее-то что выгнало на улицу? - голуби все попрятались от дождя под крыши, так что шансов у нее сегодня было не больше, чем у Петровича. Она то и дело гадливо трясла лапами, а промокший хвост ее тащился сзади, извиваясь как пойманная змея. В итоге своих унылых и бесцельных блужданий кошка набрела на Петровича и, поняв вдруг, что перед ней человек, замерла настороженно. Чтобы она не боялась его, Петрович отвел взгляд; он отвел взгляд от кошки, и... в это мгновенье произошло чудо. Он увидел, как дверь Вероникиного подъезда отворилась. Подъездная дверь проскрежетала пружиной и хлопнула, выпустив во двор Веронику собственной персоной. Девочка выпорхнула, и пасмурный день тотчас расцветился. Все на ней было в оттенках красного: и незастегнутый шуршащий плащик, и шерстяное платьице с пояском; и даже блестящие, легкие не по погоде туфельки. Шапки на Веронике не было, потому что не нашлось бы такой шапки, чтобы вместила огромные, словно два облака, банта... Петрович был ослеплен, однако, одолевая нахлынувшую застенчивость, он все-таки решился подойти.

    - Петрович! - узнала его Вероника. Она хихикнула, но тут же приняла важный вид, достойный своего великолепного наряда.

    - Ты - гулять? - робко поинтересовался он.

    - Не-а, - ответила девочка, - сейчас мама выйдет. - И со значением пояснила: - Мы в Дом пионеров.

    "Ясно, - подумал Петрович. - Вот почему она во всем красном". Он видел пионеров: они носили красные галстуки и ходили под красными флагами. Пионеры были лучшие из школьников - им даже в парках ставили памятники. Непонятно только, какое отношение к ним имела Вероника, ведь на взгляд она казалась не старше Петровича. Можно было спросить у нее - спросить, что общего между ней и пионерами, но он постеснялся. Вообще разговор у них как-то не клеился. Петрович молчал, морща палкой лужу на тротуаре, а Вероника поминутно оглядывалась на подъездную дверь.

    И вот опять вскрикнула дверная пружина, и из дома выплыла Вероникина мать - та самая красногубая женщина. Сегодня она накрасилась еще ярче - будто ела варенье и не утерла рот. Пальто на матери было бордовое, сумочка при ней была лаковая розовая, - словом, нельзя было не заметить, что в цветовом отношении она и дочь вполне гармонировали. При виде Петровича Вероникина мать рассердилась:

    - Ника, я же тебе запрещаю водиться с кем попало!.. Кто это? - Она, не глядя, ткнула в него пальцем.

    Голубые Вероникины глазки немедленно увлажнились, а губки надулись:

    - Откуда я знаю... Он сам ко мне пристает! - И, повернувшись к Петровичу, она топнула ножкой: - Иди отсюда... дурак!

    Красноногая Вероника со своей красноротой матерью давно уже погасли в конце тополиной аллеи, а Петрович все стоял и светился над лужей. Цветом своего лица в ту минуту он вполне бы мог составить компанию ушедшим женщинам...

    Но прошло несколько минут - четверть часа, не более, и природа вдруг повеселела - вспомнила, должно быть, что на дворе весна и апрель. Над головой Петровича неожиданно показалось солнце, желтое, какой была кошка, пока не выпачкалась. Облака, недавно еще стоявшие тесно и плотно, побежали врассыпную, и только одно из них, словно шаля, брызнуло напоследок искристым дождиком. Спасибо дождику, - после него все лица делаются мокрыми, а отчего - уже и не разберешь.

    А кошка пересидела дождик под кустом. Петрович заметил ее, единственную свидетельницу его конфуза, и погрозил пальцем:

    - Смотри, не проболтайся!

     

     

    Часть вторая

     

     

    Рыбалка

     

    Что может быть слаще заслуженного безделья? Вздрогнув от мысли, что опоздал в школу, ты вскидываешься в постели, да тут же и вздыхаешь облегченно - свободен!.. А через открытое окно слышно, как ширкают по проспекту проснувшиеся машины - словно хлопотливые шлепанцы. Со двора доносятся хлопки подъездов, и кашель, и скорый стук по асфальту многочисленных каблуков. Дым свежераскуренных папирос поднимается, достигает твоего окна, тревожит нос... Нет, нет - все в порядке, спи спокойно... Воробьи, фыркая крыльями, падают на подоконник и, насторожась, посматривают: что за непорядок? Чик-чилик? Они не предполагали застать тебя в постели, да ведь им-то, глупым пичугам, невдомек, что у человека бывают каникулы.

    Жаль только, что сон уходит. Звуки утра щекочут уши; солнце непрошеное гуляет по комнате, везде заглядывает, будто явилось с уборкой. И даже немного обидно делается: где же сны твои - те, что недосмотрел ты за учебный год... Но такая уж их казачья служба ночная: ходят сны, караулят в потемках берег твоего сознания, а брода не перейдут. Грянет будильник - и яви регулярные войска наведут понтоны, пойдут по которым танки разума, полки мыслей - куда против них легкой ночной кавалерии. А уж если солнце взорвется, прожжет веки бомбой сокрушительного света, тогда чисто станет в голове - зови не зови, а снов не докличешься.

    Хорошо проснуться без камня на сердце. Можно успеть еще поймать за хвост последнее, не сумевшее улепетнуть, сновиденье - и почувствовать, как хвост его тает в твоей руке. А потом... зевнуть, потянуться и снова закрыть глаза. Никаких прыжков с кровати, никаких гимнастик - насилие над собой противно человеческой природе. Просто дай заполнить себя новому дню. Пусть шестеренки твоего разума сами войдут в зацепление; пусть кровяной и нервный токи установят сообщение в организме; пусть все члены твои нальются согласной силой и попросят действия - тогда только и вставай.

    Если бы науку сладостных пробуждений сдавали в школе, то у Петровича прибавилось бы в табеле заслуженная пятерка. Однако наука вещь отвлеченная - это Петрович уже понял, - она соотносится с жизнью, как сон и явь. Задано, скажем: "из трубы вытекает вода". А если труба засорилась - что делать? Что делать, если Генрих не умеет починить трубу, а Петя ушел из семьи? Или: "мама мыла раму". А если ей не до рамы? Она приходит с работы, ложится и плачет... Или самое смешное: "Гоша кушал кашу". Да он в жизни не стал бы кушать никакую кашу, особенно рисовую! Кому знать, как не ему, ведь Гоша - это он самый и есть, Георгий Петрович. Он согласится хоть на яичницу, хоть на булку без ничего, но кашу есть ни за что не станет! То же и с пробужденьями: хорошо бы, конечно, просыпаться без камня на сердце; и вроде совесть чиста; "хорошист" на каникулах - живи и радуйся жизни. Но как наслаждаться жизнью, если в доме такие дела? Проснешься и думаешь: пошла Катя на работу или опять лежит в страданиях? Как наслаждаться, если квартира провоняла валерьянкой, если даже Генрих съежился, притих и тайком глотает какие-то таблетки?

    И все это, увы, был не сон. Плохо, конечно, если снится по ночам всякая дрянь, но еще хуже, если день и ночь поменяются местами. Петрович не долго ощущал прелесть летнего утра, а потом действительность вступила в свои права и заволокла душу ставшей уже привычной тоской.

    Что ж; как бы то ни было, ему предстояло решить, чем занять себя наступившим днем. Законная свобода, солнце и поющие птички, - лето с официальной любезностью предлагало свои услуги, а как ими воспользоваться - выбирать приходилось Петровичу. Проще всего, конечно, вернувшись после завтрака к себе в комнату, повалиться с книжкой назад в неубранную постель или затеять самому с собой какую-нибудь вялую игру. Но во-первых, оставшись дома, пришлось бы слушать без конца Иринины вздохи, а во-вторых... во-вторых, погожий летний день - это как билет в кино: не используешь, и пропадет. Можно попробовать найти Сережку-"мусорника" и подговорить его вдвоем терроризировать Сашку из соседнего двора. Можно отправиться на стройку - смотреть, как работает бульдозер. А можно проведать голубей на чердаке своего дома и узнать, насколько за неделю выросли их птенцы. В общем-то выбор имелся, и все бы ничего, если бы не семейные обстоятельства.

     

    Ох уж эти обстоятельства... Дни Петровичу еще удавалось проводить в относительном рассеянии, но вечерами ощущение домашней трагедии сгущалось. Катя не выходила из спальни, и временами оттуда слышались явственные всхлипы. Ирина с Генрихом то отчужденно молчали, то вдруг сходились и принимались о чем-то возбужденно шушукаться. И нельзя было подать виду, что прислушиваешься; "Гоша, не стой, пойди займись чем-нибудь!" - набрасывались они тут же. Гоша! Для них он перестал быть Петровичем - вот куда зашло дело. Вслух же обстоятельства Петиного ухода не обсуждались, семейный совет не созывался бог знает как давно, и потому ситуация в доме напоминала бутылку, заткнутую пробкой.

    В такую-то спертую атмосферу несчастья попали в одну из июньских суббот дядя Валя и тетя Клава, не имевшие обыкновения предупреждать о своих редких визитах. Дядя Валя был не родственник, а фронтовой друг Генриха; тетя Клава приходилась дяде Вале женой. Люди они были простые, но почувствовали сразу: в доме у Генриха крупные нелады и ситуация, близкая к чрезвычайной. А дядя Валя, по складу своего характера, был из тех людей, которые в чрезвычайных ситуациях не теряются, а напротив, проявляют повышенную распорядительность. Невысокого роста, полный, дядя Валя говорил и действовал обычно с улыбочкой, но в этот раз он так раскомандовался, что куда до него Генриху. Ему почему-то взбрело в голову, что сегодня самое время устроить вместо обычной посиделки грандиозный ужин; он и повод моментально нашел: успешное окончание Петровичем первого класса. Сделали вылазку в магазин и на рынок, и в квартире началась кутерьма, в которой приняли участие сначала неохотно, а потом все более увлеченно все, кто был в ней прописан, включая растерянно улыбавшуюся Катю. Отсутствовал только Петя, но... может быть, все и дело-то было в его отсутствии.

    А ужин получился бурный: разумеется, Петровичу достались кое-какие поздравления, но в основном все галдели, смеялись, и трепались на разные отвлеченные темы. Казалось, и впрямь вылетела пробка из семейной бутыли, и они вдохнули свежего воздуха. Немало, впрочем, было вынуто и настоящих пробок, - дядя Валя рюмку за рюмкой поднимал то за "сынка" своего Гошу, то за его тезку, маршала Жукова, то за мир во всем мире. Он рассказывал забавные фронтовые истории, спорил о чем-то с Генрихом, сердился (с улыбочкой) на тетю Клаву - словом, и сам не унывал, и никому бы не позволил. Конечно, под занавес не обошлось без песнопений. Даже из детской хорошо было слышно, как дядя Валя пытается вторить слаженно поющим женщинам: тенор у него имелся, и довольно чистый для его возраста, но слуха - никакого. Тем не менее, засыпал Петрович с легким сердцем - впервые за долгое время.

    А на следующий день Генрих объявил Петровичу, что дядя Валя берет его с собой на рыбалку.

    - За Волгу? - Петрович не поверил своему счастью.

    - За Волгу... - подтвердил Генрих и вздохнул: - Мне бы с вами, да работа не пускает.

    Сердце Петровича радостно забилось, и он шепотом, чтобы не слышали женщины, два раза прокричал "ура!"

    Вот это уже было мероприятие, достойное каникул. Предстоящая рыбалка заняла все его воображение. Собственно, даже не рыбалка, о которой Петрович имел смутное представление, а сама поездка за Волгу. Уж очень он любил реку: и легкий запах гнили, и дизельный выхлоп судов, и плеск воды, что в солнечные дни казалась едва тяжелее воздуха. Он вспоминал семейные походы на пляж с целодневными купаниями - до изнурения, до одури; вспоминал прогулки на плавучих "трамвайчиках" с их прохладными пассажирскими трюмами, в которых крепко пахло дерматиновыми сиденьями, а по потолкам плясало отраженное речное сияние. В этих воспоминаниях были и лица: родные, счастливые, как на открытках, все вместе в речном обрамлении... Конечно, Петровичу горько делалось при мысли о невозвратимости прошлого, но он хотя бы Волгу надеялся увидеть на прежнем месте.

    Рано утром в назначенный день к подъезду, сипло сигналя, подкатил двухцветный автомобиль марки "Москвич". За рулем его сидел Терещенко, тоже, как и дядя Валя, бывший Генрихов однополчанин. На фронте ему повезло меньше, чем его друзьям, потому что в боях он потерял одну ногу. Но даже без ноги, даже в мирное время вид у Терещенко был геройский: он никогда не снимал своих медалей, говорил громко, хохотал оглушительно и имел могучие, как у всех безногих, руки. Петрович его побаивался, особенно с того раза, когда на его глазах Терещенко Генриха (самого Генриха!) так хлопнул по спине, что у того слетели очки. Однако, в сущности, одноногий был добрый дядька, иначе почему бы он предоставил двум рыболовам свои транспортные услуги.

    Дядя Валя, приехавший с Терещенко, поднялся в квартиру, и первое, что он сделал, - это выпотрошил сумку, заботливо уложенную Ириной Петровичу в дорогу.

    - Знаешь, почему мы женщин не берем на рыбалку? - спросил он со своей улыбочкой.

    Петрович пожал плечами.

    - Потому что они в этом деле ничего не смыслят.

    Ирина фыркнула, но спорить не стала.

    - Делай как знаешь, - проворчала она, - но его, - она показала на Петровича, - верни нам, пожалуйста, целым.

    Единственное, кажется, что оставил дядя Валя в сумке, были купальные трусы и мазь от комаров. Впрочем, к самому Петровичу, то есть к его экипировке, замечаний у командора не нашлось; он только критически оглядел его и, не тратя лишнего времени, скомандовал отбытие.

    Красно-голубой "Москвич" стоял во дворе под парами; работу мотора выдавало дрожание капота и дымок, курившийся за кормой. Переднее боковое окошко целиком занимало большое усатое лицо Терещенко.

    - Долго вы еще? - гаркнуло лицо.

    - Уже, уже... - отвечал дядя Валя, дергая неподатливую дверцу машины.

    Он впустил Петровича на заднее сиденье, где тому предстояло ехать в компании с Терещенкиным костылем. Сам дядя Валя поместился впереди, рядом с водителем.

    - Трогай, шеф!

    - А я что делаю?!

    Терещенко действительно уже некоторое время манипулировал странными рукоятками, каких Петрович не видел на других автомобилях. Наконец "Москвич" взревел, выпустил сзади тучу синего дыма и, затрепетав, сдвинулся с места. Он уже набрал заметный ход, как вдруг одна его дверца, та что была с дяди-Валиной стороны, сама собой распахнулась. Выругавшись, Терещенко перегнулся через дядю Валю, достал дверцу своей длинной рукой и так ею бабахнул, что ото всех обивок в салоне отделились облачка пыли.

    Они выехали на проспект, и здесь Петровича охватило тревожное чувство. Слишком уж маленьким, слишком частным выглядел Терещенкин экипаж на большой дороге. Словно малыша, затесавшегося в толпу взрослых, "Москвич" обступили огромные грузовики, многим из которых он был по колесо ростом. Грузовики угрожающе взрыкивали и густо чадили ему в самые окна. То и дело над дрожащим голубым капотом горой нависал то чей-то кузов с болтающимся снизу мятым ведерком, то хвост автобуса, высокий, как стена дома. "Москвич" выл, дергался, отчаянно дымил, но все равно уходил последним от каждого светофора, и вся дорога обгоняла его, оглушая негодующими гудками. Петрович заметил, что даже невозмутимый дядя Валя обеспокоенно покручивал головой и придерживал на всякий случай ручку своей дверцы. Один лишь Терещенко, казалось, чувствовал себя совершенно в своей тарелке и держался, по мнению Петровича, даже слишком вызывающе. Поминутно сигналя, он высовывал в окошко усатую голову, орал что-то проезжавшим водителям и ругался такими словами, каких Петрович не слыхал и у Сережки-"мусорника".

    Наконец автомобильная часть пути закончилась. Терещенко осадил своего взмыленного двухцветного коня на самом краю земной тверди. Дальше, отделенная лишь узкой кромкой подмокшего берега, лежала Волга. Неохватная панорама с водой, плесами и заречными далями вся сразу открылась глазам. В кабину "Москвича", пропахшую машинными выделениями, потянуло влажной свежестью. Мать-река была так величественна, дыханье ее было таким глубоким и медленным, что и на Петровича, и на дядю Валю с Терещенко низошло внезапное гипнотическое успокоение. Словно не было только что сраженья за место на шоссе, словно не высился позади них шумный суетливый город. Старики даже не стали сразу выгружаться, а, распахнув дверцы, закурили и, пока теплились их сигареты, молча щурились на реку. И Петрович, хоть он не курил, тоже смотрел на Волгу; глаза его постепенно привыкали к перспективе, а душа приходила в состояние романтического транса.

    Но вот дядя Валя затряс рукой: окурок обжег ему пальцы. Что ж; пора было действовать. Терещенко с помощью незаметного рычажка, спрятанного под сиденьем, потянул в машине какую-то жилу, которая лопнула и позволила открыться багажнику. Заглянув в багажник, Петрович увидел большой брезентовый мешок защитного цвета, такой же рюкзак, скатку с деревянной ручкой и разные другие предметы, либо туго перевязанные, либо упакованные в чехлы. Вещей было не больше, не меньше, а ровно столько, чтобы обеспечить существование на лоне природы двум сноровистым человеческим особям. Но сначала следовало все эти пожитки перетащить на берег. Делая первую же ходку, Петрович набрал полные сандалии песку, однако легко решил эту проблему, разувшись по совету дяди Вали и закатав штаны. Один лишь Терещенко физического участия в разгрузке не принимал, а только жестикулировал костылем, помыкая своими двуногими товарищами.

    Снаряжение перекочевало к водяному урезу. Носильщики отерли лбы, и старший похвалил младшего за усердие. Передохнув, дядя Валя поднял за хвост брезентовый мешок и вытряхнул на песок пахучую сморщенную шкуру резиновой лодки. Надувалось плавсредство ручным насосом, похожим на голенище кирзового сапога. Клапаны, хрюкая, впрыскивали воздух под резиновую кожу, отчего лодочье тело на глазах оживало и наливалось плотью. С лица у дяди Вали капал пот, но он качал безостановочно, и вскоре уже на берегу красовалась двуносая, похожая на широкую пирогу, настоящая десантная армейская лодка с тугими звенящими боками.

    Судно сволокли на воду, вставили весла, дно его застелили одеялом. На одеяло дядя Валя осторожно посадил Петровича и, велев не возиться, принялся заваливать его вещами. Закончив погрузку, командор помахал Терещенке рукой и, оттолкнув лодку от берега, перевалился в нее через борт, окатив Петровича водой с босых ног. Терещенко с берега проорал басом что-то напутственное, "Москвич" дискантом просигналил, и... путешествие началось.

    Дядя Валя сидел, попирая своим задом спасательный надувной круг. Он развернул лодку и греб спиной вперед. Петрович больше не видел ближнего берега; перед ним выпукло расстилалась живая, подвижная речная поверхность. Небольшие остренькие волны, играя, то шлепали в борта, то гулко, дробно в них барабанили. Странно и забавно было Петровичу чувствовать под собой зыбкое дно резиновой посудины: казалось, не дно, а саму реку ощущал он собственными ягодицами. Далекий противоположный берег Волги - цель плаванья - поначалу не думал приближаться, а только поворачивался вправо-влево при каждом взмахе весел. Дядя Валя, держа курс к известному ему месту высадки, часто оглядывался и ставил лодку наискосок, делая поправку на резвое течение. Он усиленно пыхтел, стараясь побыстрее пересечь судоходный фарватер. Один раз ему, однако, пришлось замедлить темп, чтобы пропустить здоровенный ржавый танкер, который на всякий случай им погудел (Петрович даже немного встревожился, как давеча в "Москвиче"). После танкера по воде пошли высокие волны, каждую из которых лодка встречала смачным лобзанием и пропускала под собой, изгибаясь резиновым телом и упоительно подбрасывая Петровича.

    Несмотря на кажущуюся рыхлость сложения и немолодой возраст, дядя Валя оказался стойким гребцом. На середине реки он разделся, и Петрович увидел, как на груди его под жирком и седоватой шерсткой ходят приличные мышцы - почти такие же, как у Пети. К свежему аромату воды примешивался запах трудового пота; пуп на животе у дяди Вали ритмично вздувался от усилий, и лодка подвигалась мерными толчками. Наконец дальний берег смилостивился и начал заметное движение им навстречу. Оглянувшись назад, Петрович удивился, каким далеким сделался город: трудно было даже найти место, откуда они стартовали. Здания подернулись дымкой и слились в бесформенную гряду, похожую на неровную трещину между водой и небом - трещину, в которой и сам Петрович сидел еще недавно.

    Низкий левый берег, к которому они плыли, представлял собой широкий и чистый песчаный пляж, переходящий в ивовые заросли, за которыми живой светло-зеленой ширмой высился негустой широколиственный лес. Берег этот выглядел первозданным: ни следов человеческих стоянок, ни даже просто следов человека. Лишь в одном месте железной занозой торчал из песка полувросший в него остов самолета. Дядя Валя пояснил, что это наш штурмовик, сбитый в войну. Вот здесь-то, напротив штурмовика, они и причалили. Лодка, нагоняя легкую волну, прошуршала по песчаному дну и заякорилась тем местом, где находился дяди Валин зад.

    Но здешнее побережье только на первый взгляд казалось необжитым. В кустах нашлись припрятанные, припасенные дядей Валей от прошлых рыбалок палки и колышки. С их помощью он стал воздвигать жилище, которое, как оказалось, приехало с ними в виде той самой скатки с деревянной ручкой. Палатка, как и лодка, была армейского образца, и тоже вначале не имела формы. Но волшебство повторилось: орудуя топориком и при готовном содействии Петровича, дядя Валя сначала распялил палатке днище, а затем вознес ее кверху, подперев изнутри в коньках заготовленными палками. Скоро палатка совсем расправилась; теперь она сидела на песке, раскинув выцветшие брезентовые крылья. Могло даже показаться, что если бы не державшие ее веревки, она взмахнула бы своей крышей и улетела - улетела бы, словно какой-нибудь доисторический рукокрылый ящер. Палатка очень понравилась Петровичу; ее зеленовато просвечивающее нутро хранило воспоминания о прошлых путешествиях: к запаху брезента в нем примешивались ароматы кострового дыма, комариной мази, хвои, сухой травы, рыбы и чего-то другого, Петровичу неизвестного. Запирался походный дом интересными деревянными застежками; в левой боковой стенке у него имелось окошко, затянутое марлей, а в торце были устроены два кармана для всякой всячины.

    Вылезать из палатки не хотелось, но долг повелевал. Сидеть сложа руки путешественнику не пристало, ведь нянек на природе нет. Им с дядей Валей предстояло еще много дел, необходимых по обустройству занятого ими плацдарма. Петрович сам удивлялся, с какой охотой он выполняет дяди-Валины поручения: таскает вещи, ходит в лес за хворостом и к реке за водой, помогает распутывать снасти. А все потому, что нужность и важность этих дел не вызывала сомнений, в отличие, скажем, от уборки постели, чистки зубов и тому подобного. А как хороши были минуты отдыха между трудов: и купанье, и просто сладостно-оцепенелое до головокружения созерцание медленного парада вод. И трапеза: пакетный каша-суп, приправленный пеплом от костра и случайными осами. Главное, что готовился он в солдатском закопченном котелке, один вид которого поверг бы в ужас Ирину. И первый улов: мелкие рыбки, которым предстояло, будучи насаженными на донку, послужить приманкой для крупных. Петрович очень скоро потерял к ним всякую жалость и сам с дикарским хладнокровием цеплял их, трепещущих, на здоровенные щучьи крючки, похожие на лодочные якоря.

    Весь мир сегодня был к Петровичу неправдоподобно ласков; даже мертвый штурмовик не страшно, а, казалось, приветливо помахивал ему остатками своего хвоста. В заботах и в неге большой июньский день истек, как один час, но не минул, а стал одним из ценных приобретений памяти. На прощанье солнце брызнуло в глаза апельсинным соком и вылило свои остатки в реку. День истек, но прошло еще немало времени, прежде чем повеяло прохладой, и летняя ночь явилась в своих легкомысленно просвечивающих вуалях. Словно запоздавшая гостья, она пришла словно с тем только, чтобы показать свои украшения: матовые жемчуга в светлом небе, рубины волжских бакенов и слитно-золотистое ожерелье города. И тотчас ожили кругом многочисленные ночепоклонники: сверчки и кузнечики, цикады и... бог весть кто еще, - все наперебой зашевелились, завздыхали, запели, заявляя в ночи о своем существовании. Река нашептывала что-то интимное, рыбы смело плескались и выпрыгивали из воды, а костер, днем почти незаметный, играл теперь пылким румянцем и не мог сдержать беспрестанных громких салютов.

    В городе Петрович спал бы в этот час, что называется, без задних ног. Да и здесь палатка звала его под свой душистый гулкий полог, но... как уйти от костра, живого и изменчивого, как калейдоскоп, как пропустить теплоход, в огнях и музыке скользящий по водному глянцу... А если зазвенит колоколец донки, если сядет на крючок вожделенная настоящая рыба - можно ли проспать такое? Ничто не спало вокруг, не спал и Петрович. К его радости, и дядя Валя не делал попыток его уложить, а сидел молча и задумчиво покуривал. Время от времени он насаживал на палочки пару живых маленьких рыбок и жарил их на костре. Одну он скармливал Петровичу, а второй закусывал водку, которую прихлебывал из солдатской овальной фляжки. Петрович уже не сострадал несчастным рыбкам, а даже наоборот, находил их очень вкусными. В течение дня общение их с дядей Валей было кратким и деловитым; вечером же, по окончании трудов, оно и вовсе почти прекратилось; но молчали они легко - просто каждый думал о своем и не тяготился соседством. Тем не менее беседа назревала. Что уж было причиной - чары ночи или содержимое дяди-Валиной фляжки - но оба они вдруг почувствовали потребность поговорить. Дядя Валя справил за самолетом малую нужду, а на обратном пути дружески похлопал штурмовик по алюминиевому боку.

    - А ведь на моих глазах его сбили - не говорил я тебе?

    Петрович навострил уши.

    Дядя Валя снова сел у костра и закурил.

    - Мы с Генрихом твоим здесь недалёко были, когда это самое... ну, он, поди, тебе рассказывал. Нас на тот берег готовили, а там... не приведи бог. И в небе тоже заваруха: самолетов, конечно, много сбивали. Так вот, я помню, один никак падать не хотел: дымит, но тянет... а завалился тут где-то. Мы с Генрихом до сих пор спорим - тот или не тот.

    Петрович обернулся на штурмовик. Самолет то появлялся в костровых отсветах, то отступал в темноту.

    - Наверное, тот.

    - Я тоже так думаю...

    Они еще посидели, глядя в костер. Вдруг Петрович пошевелился:

    - Дядя Валя...

    - Что? Еще рыбки тебе?

    - Нет... - Петрович помялся, - я хотел спросить... ты знаешь, что от нас Петя ушел?

    - Знаю, - кивнул дядя Валя.

    Краткость ответа Петровича смутила:

    - Ну и вот... - пробомотал он.

    Дядя Валя помолчал с минуту.

    - У меня, Георгий, тоже... проблема. Только это между нами.

    - А у тебя какая?

    - Такая... бездетные мы с Клавой. Знаешь, как это бывает?

    Бездетные? Петрович решил, что дяди-Валины дети ушли из семьи, и ему стало жаль старика.

    - Знаю, - кивнул он.

    Больше они болезненные темы не затрагивали, а трепались о том о сем. Языки слушались их все хуже: дядю Валю потихоньку забирала водка, а Петровича неодолимый сон.

    Ночь ушла, не простившись, и наступило предрассветное безвременье. Отцвел, опал костер; смолкли хоры насекомых. Небо побледнело - оно не осветилось, но просто сделалось серым. Природа, что случается с ней нечасто, показалась вдруг ненакрашенная, и хорошо, что зрителей у нее было немного. Однако наваждение длилось недолго. Прозрачные древесные кроны, загораживавшие восток, испустили вдруг нежное золотисто-зеленое сияние, небо над ними светло заголубело. Это означало, что время пошло: там за лесом, с далекого степного космодрома стартовало солнце.

    И тут только дядя Валя спохватился:

    - Давай-ка, брат, укладываться, - сказал он, - не то завтра от нас будет мало толку.

    Они на четвереньках вползли в брезентовое логово, натянули на себя кое-как одеяло (одно на двоих) и... мгновенно уснули, не чувствуя боками неудобных кочек и предоставив себя на завтрак заждавшимся комарам.

    Не часто, но бывало, что душа Петровича, блуждая во сне, забиралась в такие изначала, в такие проваливалась колодцы, где не было уже ничего - ни образов, ни времени. Эти колодцы не напоят впечатлениями, и память не сохраняет таких путешествий - разве смутную догадку, что был где-то далеко-далеко. А вынырнуть из них нелегко: тянут колодцы, не отпускают...

    Что-то навалилось на Петровича и давит, и надо бы проснуться, а сил недостает. Дядя Валя что-то кричит, а чего кричит-то? Сам навалился и ругается... Нет, это не дядя Валя навалился... но что тогда? Палатка перекосилась, бок ее подмят чем-то тяжелым... Может быть, приехал самосвал и высыпал кучу песка? А вдруг он засыплет палатку совсем? В панике Петрович пополз к выходу, и лишь ударившись лбом о палку - тогда только проснулся окончательно.

    Что случилось, что за кутерьма? Дядя Валя прыгал с хворостиной и орал, а на песке, привалившись боком к палатке, лежала огромная бурая корова и жевала полотенце. Корова только что прилегла и никак не хотела вставать; она лишь косила на дядю Валю глазом и взмахивала рогатой головой. Петрович еще ни разу в жизни не видел настоящей коровы. От страха он завизжал по-звериному и, схватив какую-то палку, словно обезъяна-шимпанзе, швырнул ее в бедную буренку. Не выдержав двойного натиска, корова рывком поднялась на задние ноги, потом на передние и, обидчиво оглядываясь, торопливо пошла в кусты, унося в зубах полотенце.

    - Уф! - сказал дядя Валя. - Надо же... и полотенце сперла. А нагадила-то, смотри...

    Он вытер лоб и улыбнулся:

    - А ты молодец... палкой ее!

    Сражение с коровой разбудило и развеселило обоих рыбаков. К тому же на одну из донок попалась-таки здоровенная щука. Дядя Валя не стал вынимать из нее крючок, а отрезал его вместе с леской и бросил щуку в траву. Петровичу он велел ее не трогать, пока не уснет.

    - Как это уснет? - не понял Петрович.

    - Уснет - значит умрет, - пояснил дядя Валя.

    Они искупались, позавтракали, поправили палатку. Проходя мимо щуки, Петрович всякий раз пытался понять, уснула она или нет. Первое время в траве еще слышались мощные удары ее хвоста, но потом рыба успокоилась. Прошло еще с полчаса, пока Петрович отважился подойти ближе. Темное крапчатое тело щуки, ее надменное рыло и открытый глаз - все было неподвижно. Уснула?.. Петрович осторожно протянул руку и дотронулся пальцем до холодной морды - щука не шевельнулась.

    - Уснула! - крикнул он. - Дядя Валя, она усну... Ай-я-а!!! - Внезапно голос Петровича сорвался на истошный вопль.

    Это было как удар тока: щелк! и палец его был намертво зажат в зубастом капкане. В щучьих гаснущих глазах читалось удовлетворение... Но уже спешил на выручку дядя Валя. Ножом он разжал гадине челюсти и освободил товарища. Петрович подвывал и трясся, но хотя палец его и кровил, ранка оказалась неопасной.

    - Будешь знать! - Дядя Валя взял его палец в рот и облизал. - Ничего, до свадьбы заживет.

    До какой такой свадьбы? От недоумения Петрович перестал подвывать.

    Так начался второй день рыбалки, ознаменовавшийся уже с утра волнующими происшествиями.

    К обеду они вытащили вторую щуку, а часов с трех стала меняться погода.

    - Плохо дело, - сказал дядя Валя и показал рукой на север. - Смотри, что ползет.

    И правда: Петрович увидел, что из-за далекой плотины ГЭС, похожей отсюда на губную гармошку, белой, на глазах вспухавшей пеной на них шел и разливался, охватывая горизонт, облачный фронт. Казалось, где-то в огромной кастрюле убежало молоко. Облака росли и приближались удивительно быстро, при полном безветрии и наступившей в воздухе какой-то ватной тишине. Скоро они показали свое темное подбрюшье и перестали походить на пену; теперь они бугрились, играли туго и зловеще, как мышцы какого-то огромного безголового чудовища. Природа спешно готовилась к обороне: птицы покинули небо, насекомые попaдали в траву, деревья будто крепче вцепились в землю корнями. Река потемнела водами, а песок на пляже, напротив, сделался серым и словно побледнел. Тучи перевалили плотину; они цеплялись лохматыми животами за краны-табуретки и оставляли на них клочья шерсти, а потом и вовсе скрыли ГЭС в серой пелене.

    Воздух пришел в движение - чудище ощупывало себе дорогу. Ветерки-разведчики взъерошили Волгу, прошлись будто слепыми пальцами по древесным кронам, нашли костровище и дунули в золу...

    - Слышишь, Георгий, давай собирать манатки! Сейчас начнется...

    Но запоздалая дяди-Валина команда потонула в грохоте вдруг ударившего настоящего ветра. Землю встряхнуло, словно выбиваемый половик, и все, что было на ней улежавшегося, - все взлетело на воздух. Песок и водяная пыль, древесный мусор, сорванные листья... Откуда-то взявшаяся газета чайкой пронеслась перед изумленным Петровичем, а вслед за ней проскакал по пляжу целый сухой куст. Дядя Валя не зря беспокоился о "манатках": и одежда их, и одеяло, и скатерть-подстилка, как в сказке о Мойдодыре, все сорвались с мест и понеслись со стоянки прочь, вспархивая и перевертываясь. Задыхаясь от ветра, рыбаки заметались по берегу, ловя одичавшие вещи и кидая их в палатку, которая сама билась и хлопала, пытаясь освободиться от пут.

    Песок скрипел на зубах, летел в глаза; босые ступни попадали на колючки. Но Петрович ничего не чувствовал: в лихорадочном, каком-то удалом возбуждении он бегом собирал пожитки, восполняя большой подвижностью свою бестолковость. Вдруг краем глаза он заметил какой-то большой предмет, резво плывущий вдоль берега. Это... это была их лодка! Кружась, будто вальсируя в припадке безумия, погоняемая ветром, она мчалась вниз по течению с неестественной скоростью.

    - Лодка!! - закричал Петрович.

    - Что? - не расслышал за ветром дядя Валя.

    - Лодка отвязалась!

    Не дожидаясь ответа, Петрович вдоль берега кинулся за беглянкой.

    Дядя Валя понял наконец, что происходит, но угнаться ни за лодкой, ни за Петровичем ему было не под силу. Тяжело дыша и увязая в мокром песке, он ковылял позади, а ветер трепал его седины.

    Но Петрович, мелькая пятками, несся в прибое с быстротой кулика, и он настиг беглянку. Лодку уже прилично отогнало от берега, но он, не раздумывая, бросился за ней в воду, упал, чуть не захлебнулся, но все же ухватился за скользкий резиновый борт. Не желая сдаваться, лодка извернулась, выскользнула из-под его руки и, отскочив, попыталась опять улизнуть. В последнем броске, в котором он не имел права промахнуться, Петрович поймал конец швартовой веревки, волочившейся по воде. Теперь он держал лодку за хвост и готов был скорее утонуть, чем отпустить свою добычу.

    - Держи ее!! - донеслось с берега. - Я иду...

    Прямо в одежде, взрывая воду животом, дядя Валя подоспел вовремя. Место, где стоял Петрович, было слишком для него глубоко, и волны плескали ему в самое лицо.

    Не успели они вытащить лодку на берег, как на землю обрушился водопад. Река вскипела, сделавшись вся разом седой под титаническим душем; все звуки поглотило могучее шипение ливня. Словно кто-то вспорол тучам брюхо: вода валилась из них, едва успевая в полете разделиться на капли. Они, капли, были такие крупные, что удары их по темени отдавались во всей голове. Рыбаки укрылись от бомбежки под перевернутой лодкой, потому что палатка была занята вещами. Дядя Валя раздел Петровича и завернул его в одеяло, коловшее и щекотавшее обгоревшую на солнце кожу.

    Обустроив товарища, старик глотнул из своей фляжки, порылся в подмокших папиросах, закурил.

    - А что, - сказал он, щурясь от дыма, - с тобой, Георгий, можно идти в разведку.

    Ливень продолжался не больше получаса и прекратился внезапно, будто в небесах перекрыли вентиль. Несколько отставших капель вонзились в измокший побурелый песок, и в природе наступило какое-то ошалелое затишье.

    Дядя Валя посмотрел на часы и присвистнул:

    - Ого! Пора нам собираться.

    - Даже не обсохнем? - удивился Петрович.

    - Некогда, брат. Не вернемся вовремя - Терещенко начнет психовать; подумает, что-то случилось.

    Укладывались второпях. Палатку дядя Валя не стал скатывать, а просто сложил - ее еще предстояло сушить. Только двух пойманных щук он аккуратно связал мордами и, сунув в полиэтиленовый пакет, определил в лодке поверх остальных вещей.

    Скрипнули весла в резиновых ушах-уключинах, звонко ударилась о борт волжская свеженапоенная волна, и осевшая под грузом лодка, словно стыдясь своего недавнего безумства, пошла-пошла вперед короткими смиренными шажками. На юге солнце прижигало хвосты отступающим тучам, впереди, на западе, туда-сюда пилили небо городские зубы. После всего, что случилось, Петрович чувствовал уже некоторое утомление. Дядя Валя греб молча, оглядывался часто; было заметно, что и ему хотелось поскорее на тот берег.

    Вдруг внимание Петровича привлекло странное шишковатое бревно, шедшее почему-то против течения пересекающимся с ними курсом.

    - Дядя Валя, смотри!

    Старик обернулся, вгляделся... и стал выдергивать весло из уключины.

    - Гони его! - крикнул он и ударил веслом по воде.

    "Бревно" нырнуло, но тут же опять всплыло поблизости. Теперь оно шло прямо на Петровича, и он увидел усатую морду, ноздри и немигающие глаза.

    - Кто это? - вскричал он в ужасе.

    - Осетр!.. Гони его, не то он лодку пропорет!

    Дядя Валя бил веслом, пытаясь дотянуться до чудища, но ему было не с руки. Эта рожа была не похожа на рыбью - она словно явилась из ночного кошмара. Однако Петрович сумел себя пересилить; он нашарил в лодке котелок и, изготовившись, двинул монстра что было сил - прямо по зеленой башке. Звук получился такой, словно удар и впрямь пришелся по бревну. Осетр, шарахнувшись, ушел под воду, но не глубоко, так что Петрович увидел, как проплывает под лодкой его огромное зазубренное тело.

    Опасность миновала, но Петрович никак не мог опомниться.

    - Вот так осетр... - пробормотал он с дрожью в голосе. - Но почему же он сверху плавает?

    - Потому, - ответил дядя Валя, вставляя на место весло, - потому что солитер в нем сидит.

    - Солитер?

    - Ну да, - кивнул дядя Валя. - Червяк такой. Живет у него внутри и газом живот надувает.

    И снова Петрович содрогнулся от омерзения: у этой твари еще и червяк в животе!

    Сражение с осетром привело к тому, что их изрядно снесло течением. Как ни трудился дядя Валя, лодка промахнула предполагаемое место высадки. Издалека еще Петрович увидел красно-голубой "Москвич", катившийся по набережной им наперехват. Наконец они с разбегу влетели на прибрежную отмель и остановились. Попрыгав в замусоренную воду, путешественники ухватили свое плавсредство за нос и дружно втащили на прибрежный песок, убитый недавним ливнем. На городском берегу повсюду, где на боку, где кверху брюхом, лежали настоящие деревянные длинноносые рыбачьи лодки. На фоне их резиновое измученное, сморщившееся за сутки путешествия суденышко выглядело маленьким и жалким.

    Терещенко, ухмыляясь, наблюдал за их высадкой с высоты набережной. Едва дядя Валя оказался в пределах слышимости, одноногий помахал ему костылем и обругал за опоздание. В ответ дядя Валя показал пакет со щуками:

    - Зато смотри, каких мы китов поймали!

    При виде "китов" Терещенко смягчился; он искоса осмотрел щук и пробурчал:

    - Всего-то пару вытащил, а хвалится...

    Четверть часа спустя "Москвич" уже дымил курсом к дому. Дядя Валя сидел, развалясь на переднем сиденье, прихлебывал из своей фляжки и рассказывал Терещенке об урагане и подвигах Петровича. Тот слушал, поглядывая на Петровича в кабинное зеркальце. Когда дядя Валя замолчал, Терещенко переспросил строгим голосом:

    - Значит, говоришь - герой?

    - Орел-пацан, - подтвердил, улыбаясь, дядя Валя. - Наш человек.

    - Угу, - прогудел Терещенко, и усы его слегка раздвинулись. - Его и видать.

    Неожиданно огромная ручища протянулась на заднее сиденье, нашарила там Петровича и ласково потрепала по волосам:

    - Стало быть, в Генриха пошел.

    Того же дня вечером он сидел в домашней ванне и "отмокал", борясь с накатывающей дремотой. Волжские стихии все еще шумели в его голове. Пережитые события и увиденные картины набегали друг на друга, мешались и начинали подтаивать в теплых дуновениях приближавшегося сна. А вода в эмалевых берегах была желтоватой и привычно пахла хлоркой. Рядом на полке лежали игрушки, с которыми Петрович обычно купался: два пластмассовых кораблика и деревянная рыба с резиновым хвостом. Ему показалось странно, что сейчас его придут мыть и вытирать - как маленького. Его, которому сам Терещенко пожал на прощанье руку... А впрочем, - подумал он, - пусть моют, если хотят; оно даже и приятно...

    В эту ночь Петрович спал необычайно крепко и проснулся поздно. Утром он с похвальным аппетитом позавтракал и не мешкая отправился во двор. Сережку-"мусорника" он нашел за любимым его занятием: поджиганием в канавах тополиного пуха. Увидев Петровича, Сережка оживился:

    - Здорово, паря! А ты чего на улку не выходишь? Болел, что ли?

    - Ничего я не болел... - Петрович усмехнулся. - Я на рыбалке был. С ночевкой.

    - Ух ты! Везет... - Сережка завистливо вздохнул. И добавил: - Хорошо, когда батя есть, не то что у меня...

     

     

    Штаб

     

    Дом, где располагалась парикмахерская, был самым заметным в районе. Причина проста: выстроенный буквой "г", он имел в углу своем высокую башню с прилепленными к ней украшениями-колонками. Зачем нужны были эти колонки, сказать трудно, башня же предназначалась для высматривания в небе вражеских бомбардировщиков - ведь дом был построен сразу после войны. Бомбардировщики, к счастью, так и не прилетели, а башня получила прозвище "бабкин зуб" и осталась торчать если не памятником, то приметой своей эпохи. Была от нее, впрочем, и практическая польза: башню венчала большая антенна с двумя красными фонариками, так что даже если один из них перегорал, другой все равно помогал горожанам в их вечерней и ночной навигации.

    Однако главным достоинством башни был, конечно, лифт. Катанием в лифте - только этим обязательным аттракционом Генрих мог заманить Петровича в парикмахерскую. Нехитрое чудо вознесения казалось Петровичу упоительным. Башенные этажи один за другим плавно проваливались, пока подрагивающая кабина не доставляла их на самый верх. Выйдя на застекленную площадку, Генрих с Петровичем подходили к окну. Почему-то всякий раз они заставали на площадке задумчиво курящего мужчину. И всякий раз Генрих считал нужным пояснить ему, будто извиняясь: "Вот, приехали посмотреть..." И мужчина понимающе кивал. Вид из башенного окна захватывал дух и не переставал изумлять. Генрих показывал: "Вон наш дом... Вон твоя школа... А там - видишь? - парк, где ты гуляешь..." Оказывалось, что все дома, все знакомые Петровичу места теснились на маленьком пятачке пространства, а дальше... дальше другие дома паслись бесчисленными стадами, и заводские трубы завешивали дымом совсем уже немыслимые дали. Масштабы города особенно впечатляли вечером, когда его обметывало словно мельчайшей фосфорной сыпью. Светящихся точек было гораздо больше, чем звезд на небе, причем не надо было задаваться вопросом, есть ли жизнь в этом космосе. Петрович знал: разумная жизнь теплилась за каждым даже едва различимым окошком.

    Однажды Генрих, ткнув пальцем туда, где курящиеся трубы росли целыми пучками, сообщил: там находится КБ, в котором работает Катя. Затем они перешли к другому окну, и Генрих показал примерно, в каком районе живут дядя Валя с тетей Клавой (там же где-то проживал и Терещенко с "Москвичом"). И тогда Петрович спросил его:

    - Генрих, а где сейчас живет Петя - ты можешь показать?

    Лицо Генриха омрачилось.

    - Нет, - ответил он, - отсюда не видно.

    Что ж; даже у башни имелись непросматриваемые зоны. Например, было сложно заглянуть отвесно вниз, чтобы увидеть, что делается у самого ее подножия. Впрочем, башня, устремленная ввысь и вдаль, наверное, не слишком интересовалась происходящим прямо под ней. Каменная пята ее не чувствовала щекотки от людского копошения - и слава богу. Длинный сквозной подъезд ее был словно нора, прорытая под корнями большого дерева. В подъезде этом пахло одеколонами и плавленым сургучом, потому что в нем располагались парикмахерская и почтовое отделение. Двери хлопали беспрерывно, лифт гудел и лязгал. Всякого входящего сюда Петрович определял без труда. Если у человека было испуганное лицо, а над ушами щеткой торчали волосы - значит, ему была дорога в парикмахерскую. Гражданин, озабоченно шаривший по карманам в поисках квитанций, сворачивал, конечно, на почту. Попадались и такие, кто просто пользовался проходным подъездом для сокращения пути, но эти старались прошмыгнуть побыстрее - как будто опасались, что их здесь поймают и постригут либо, опечатав сургучом, куда-нибудь отправят. Остриженные граждане выходили похожие друг на друга, как близнецы; они ворочали шеями и еще некоторое время восстанавливали ориентацию. Почтовые клиенты, напротив, в дверях отделения не мешкали, а сразу торопились к выходу, прижимая к себе полученные пакеты и посылки.

    Во дворе дома с башней всегда было оживленно. На широкую асфальтированную площадку часто заезжали фургоны синего цвета. Тогда в полуподвальном окне почты раскрывались железные ставни; оттуда высовывался длинный язык транспортера и сплевывал в фургоны очередные порции посылочных ящиков. В шумном, беспокойном дворе не встретить было старых с малыми, зато здесь регулярно собирались мальчишки из соседних дворов и даже кварталов. По неписаному установлению двор этот считался ничьим, как бы нейтральной территорией, где все могли играть и общаться, не вступая в пограничные конфликты. Однако нельзя сказать, что здесь царило вечное "водяное перемирие"; нет - именно тут составлялись заговоры и партии, тут именно планировались боевые действия, без которых невозможна жизнь городского мальчишеского сообщества-совражества.

    Сообщество это с год уже как пополнило свои ряды Петровичем, однако он был еще слишком мал и небоек, чтобы играть в нем заметную роль. Вместе с другими "щеглами" он лишь принимал подсобное участие в затеях дворовых предводителей. Хотя Петрович в то лето и закалился телом, но кулаки его были пока недостаточно тверды, а ноги недостаточно быстры - поэтому синяки и разнообразные царапины сделались его постоянным украшением.

    И все-таки не в одних сражениях коротали мальчишки свой бесконечный досуг. Часто, оставив в стороне вооруженную политику, предавались они вполне мирным состязаниям, из которых многие, однако, напоминали воинские учения. Такой была известная игра в "казаки-разбойники", длившаяся по целому дню, а иногда и по нескольким дням кряду. Команда "казаков" ловила "разбойников" в подвалах домов и на чердаках, в подъездах и на улицах; она устраивала засады и облавы - словом, изощрялась в полицейском искусстве. "Разбойники" спасались бегством или прятались как могли, чтобы остаться в игре - ибо она кончалась с последним пойманным "разбойником". Петровичу в этой игре (как и в любой другой) нравилось то, что здесь все было понарошку, потому что враждовать взаправду он не любил.

    Глядя на квартал с высоты "бабкина зуба", нельзя было не отметить правильной регулярности в расстановке домов, в разбивке тополиных насаждений и прокладке пешеходных тротуаров. Очевидно, отцы-архитекторы так и смотрели на будущий район - с высоты полета птицы (или бомбардировщика). Но стоило Петровичу спуститься вниз, как регулярность рассыпалась. Квартал превращался в сложный лабиринт едва заметных дорожек, лазов, потайных укрытий и, как говорили мальчишки, "шхер". Асфальтовые тротуары проложены были для взрослых, которые ходили по ним, что называется, "фарами вперед", ничего не примечая вокруг. Им, взрослым, ни к чему было примечать ни подвальные окна, открытые по дворничьему недосмотру, ни прорехи в строительных заборах. Только пацаны и местные кошки умели проникать в тайный мир квартала, не предусмотренный никакими архитекторами, - мир немного опасный и часто неблаговонный, но суливший всевозможные приключения.

    И в этом-то скрытом мирке время от времени происходили скрытые невсамделишные мировые войны под названием "казаки-разбойники". Напрасно матери выкликали своих питомцев к обеду и ужину - сыны их, будь то охотники или жертвы, крались или сидели, затаившись в подвалах, - испачканные в известке, задыхающиеся в кошачьих и канализационных миазмах. И кто же выдаст себя и товарищей, откликнувшись на мамин зов! Кто окажется таким подлецом, что соблазнится тарелкой супа... Их и не было, подлецов.

    Каждый подвал каждого дома, задуманный некогда как бомбоубежище, был велик, словно город. Чердаки, набитые голубями, тоже были обширны, но имели мало выходов и могли стать западней. Строящееся здание Дворца культуры - это была целая малоизведанная планета; там можно было так спрятаться, что сам себя потом не найдешь. Правда, планету эту населяли опасные существа - сердитые строительные рабочие; они без разбору ловили и "разбойников" и "казаков"; пальцы у рабочих были очень жесткие, а уши не казенные ни у кого.

    Или в силу своей природной неагрессивности, или из любви к острым ощущениям, но Петрович предпочитал в этой игре роль "разбойника". И к чести его сказать, он здорово преуспел в умении прятаться или уходить от погони. Команды обычно подбирались случайным образом, но Петрович всегда действовал в паре с Сережкой-"мусорником"; его смекалка удачно сочеталась с сережкиным знанием местности. Прочих "разбойников" вылавливали довольно быстро, но не эту пару. Бывали даже случаи, когда преследователи выдыхались и, махнув рукой, прекращали игру, а Петрович с Сережкой, не зная об этом, скрывались еще несколько дней. Напарники изведали квартал, как никто другой; все было взято ими на заметку: и дома коридорного типа, и служебные выходы магазинов, и даже тоннель городской канализации, кишевший крысами. И, конечно, проходной подъезд "бабкина зуба", хотя в нем-то они однажды чуть было не попались.

    Вечная наша показуха! - так говорил Генрих... Кто бы мог предположить, что дом с башней вздумают красить с внешней стороны и что по такому случаю выход из него на улицу заколотят? Трое "разбойников" - Петрович, Сережка и еще один мальчишка из их дома, Вовка-"ирокез", забежав в подъезд, сделавшийся непроходным, оказались в ловушке. Преследователи шли по пятам, а бежать было некуда: ни парикмахерская, ни почта служебных выходов не имели. Подняться на башню? Но дошлые "казаки" непременно бы ее проверили. "Разбойники" заметались. У Петровича даже мелькнула отчаянная мысль: не рвануть ли им всем троим стричься - авось враги не заглянут в зал; но ни у кого из троих, конечно же, не было денег.

    И тогда они решили кинуть жребий: кому-то надо было пожертвовать собой, выбежав из подъезда и уведя погоню за собой. Сережка уже достал спички... как вдруг Петрович воскликнул:

    - Смотрите!

    - Что?.. Где?..

    Две головы повернулись туда, куда указывал его палец. Там, на лестничном марше, ведущем наверх, сидел толстый заспанный серый кот. Кот этот только что на глазах у Петровича выбрался из широкой щели между шахтой лифта и лестницей. "Разбойники" поняли: это мог быть путь к спасению.

    - Ныряем! - крикнул Петрович и первым бросился к шахте.

    - А пролезем? - засомневался Ирокез.

    Сережка-"мусорник" обругал его за трусость. Подавая пример, он перевалился худым телом через перила и ловко скользнул вниз.

    - Робя, айда сюда! - послышался его голос из-под лестницы.

    На их счастье среди взрослых в подъезде не оказалось никого, кто был бы "при исполнении". Благополучно спустившись, троица оказалась в темном, но сухом помещении - слишком сухом и слишком чистом для обыкновенного подвала.

    - Ништяк зашхерились... - Сережка огляделся. - А я и не знал про это место.

    Переведя дух, приятели поняли, что совершили географическое открытие. Когда глаза их привыкли к потемкам, они занялись подробными исследованиями. Неглубокое подземелье, в которое они попали, было отстойником для лифта, где он мог прилечь и отдохнуть от своей висячей жизни. Отсюда вели две железных двери: одна, запертая, наверх в подъезд, а вторая... куда вела вторая дверь, было непонятно, покуда мальчики ее не отворили. А когда отворили, глазам их предстало помещение, сумрачно освещенное через подвальное оконце. Помещение было оштукатурено и выглядело пугающе обжитым: посередине его стоял конторский стол со стулом, а у стены располагался драный диван. Петрович вспомнил сказку про девочку, забравшуюся в медвежий дом; ему представилось, что сейчас сюда войдут хозяева, и непрошеным гостям достанется на орехи. Однако при ближайшем рассмотрении стало понятно, что в помещении уже давным-давно никто не бывал; все - и стол, и диван, и оконце - покрывал толстый слой пыли.

    Это был тот редкий случай, когда восторжествовала книжная истина: судьба награждает тех, кто не сдается в трудную минуту и борется до последнего. И первое, что решили награжденные, - ни с кем своей наградой не делиться.

    - Пусть это место будет наш штаб, - предложил Петрович.

    Приятели согласились. Только Сережка, больше любивший улицу и простор, поинтересовался: что, мол, они будут делать в этом своем штабе.

    С ответом Петрович нашелся не сразу.

    - Что - что?.. - Он посмотрел на стол: - Например, мы можем тут есть.

    Сережка крутнул головой:

    - Скажешь тоже! Тут еще хуже, чем дома.

    - Ну, тогда... - Петрович задумался.

    - Тогда здесь можно курить! - неожиданно выпалил Вовка-"ирокез".

    - Курить?.. - боязливо поежился Петрович.

    - А! - "Мусорник" презрительно махнул рукой. - Курить я могу, где захочу.

    - То ты, а нас, если увидят... - Ирокез повернулся к Петровичу и заговорил проникновенно: - Здесь у нас будет совет племен, и мы будем курить трубку мира... понимаешь?

    Петрович смутился. Вовка был старше его на год, к тому же многие во дворе считали, что у него "не все дома". Он был единственным из знакомых Петровича, кто умудрился в первом же классе остаться на второй год. Из всех занятий Вовка признавал только чтение, а из всех книг - только книги про индейцев. Отсюда взялось и его прозвище, на которое он, однако, обижался: "Не зовите меня Ирокезом, - требовал Вовка, - я Магуа-Хитрая Лисица!" Как будто гурон Магуа не был ирокезом.

    - Разве мы не индейцы? - толковал Вовка, сидя на пыльном диване. - А если индейцы, то должны курить трубку мира.

    Петрович вспомнил про Генрихову подарочную трубку, которая хранилась в известном ему ящике комода, - но промолчал. Белый вождь Генрих обладал твердой рукой, да и сам Петрович был не свободен еще от предрассудка в отношении курева.

    Дождавшись сумерек, компания выбралась из подвала, вернулась к своему дому и благополучно разошлась по квартирам. Несмотря на первоначальный энтузиазм, впоследствии вышло так, что ни Сережка, ни Вовка больше не спускались в заветную комнату. Вольнолюбивый Мусорник охотнее бегал на воздухе, а Ирокез предпочитал строить себе вигвам прямо на дому - из стульев и одеял. Где он курил свою трубку и курил ли вообще - неизвестно.

    Таким образом комната, названная Петровичем штабом, перешла в его единоличное распоряжение. Наведывался он туда почти ежедневно. Дождавшись, когда в башенном подъезде наступит затишье, Петрович нырял в подвал, закрывался железной дверью и... блаженствовал. Делать ему там, в сущности, было совершенно нечего, но он ничего и не делал; просто ложился на отсырелый диван и слушал. Слушал, словно далекую музыку, отзвуки жизни, обтекавшей его тайное убежище: содрогания лифта, голоса в гулком подъезде, шум улицы. Петровичу становилось грустно и сладостно от сознания, что он лежит один-одинешенек, и никто не знает, что он здесь. Иногда он подставлял стул к высокому оконцу и смотрел на улицу через замызганное стекло. Улица была оживленная: с машинами, с магазинами; множество разнообразно обутых людей проходило мимо оконца. При взгляде снизу прохожие казались монументальными, словно башни или ожившие памятники, и так же, как памятники, они смотрели поверх Петровича. Иногда ему чудилось, что он сидит в первом ряду театра, а перед ним высокая сцена, где играется пьеса, состоящая из множества мельчайших мимолетных эпизодов, пьеса, смысла которой он не понимает по малолетству. Но он и не доискивался смысла - его занимали актеры, занятые в свою очередь только самими собой. Здесь Петрович даже чувствовал себя свободным от приличий. Когда некоторые женщины проходили близко над ним, он с интересом заглядывал им под куполы подолов. Этот безотчетный интерес возник у Петровича недавно. Что-то такое было у них под платьями, что волновало его, какая-то тайна, словно у каждой женщины имелся свой собственный передвижной "штаб".

    Но всякая тайна тогда только и хороша, когда можно ею поделиться. Или если не поделиться, то хотя бы показать ее краешек... Но близких приятелей, кроме Сережки и Вовки-ирокеза у Петровича на ту пору не было. Не раз его подмывало поведать о секретном убежище Ирине, но рассудок его удерживал: кроме лишнего беспокойства, рассказ этот ничего бы ей не доставил. В результате неожиданно для себя Петрович проболтался тому, кому уж точно нельзя было доверить никакой тайны, а именно - Веронике.

    Случилось это в парке. Петрович, который сделался в то лето весьма самостоятельным человеком, проматывал здесь имевшийся у него рубль карманных денег. Он уже посмотрел два мультсборника - их давали в салоне списанного троллейбуса, зашитого железными, ярко раскрашенными щитами. Теперь он сидел с независимым видом на скамейке и ждал своей очереди к качелям. В одной руке его был стаканчик пломбира, а другой он машинально колупал засохшую ссадину на локте первой. Людей, по случаю воскресного дня, в парке было много; те из них, кто по возрасту соответствовал Петровичу, пришли сюда со взрослыми. Раньше и он ходил сюда с Петей, но это было давно, в прошлом году... Погруженный в размышления, Петрович медленно ел мороженое и не обращал внимания на окружающих. Вдруг знакомый голос вывел его из задумчивости:

    - Дай откусить!

    Он поднял голову.

    Это была Вероника - вспотевшая, с бадминтонной ракеткой подмышкой.

    - Сорок восемь - половинку просим!

    Бант на ее голове едва держался, один гольф съехал.

    - Привет, - буркнул Петрович.

    Вероника уселась рядом с ним и стала приводить себя в порядок.

    - А я сегодня без мамы, - сообщила она с гордостью.

    - Подумаешь. - Петрович покосился.

    С некоторых пор Вероника явным образом искала с ним общения. При каждом удобном, а чаще неудобном случае (например, в присутствии других мальчишек) она норовила завести с Петровичем разговор. Но о чем было с ней говорить? Верка строила глазки и несла всякую девчачью чушь - и с моря и с Дона, как сказала бы Ирина. Петрович не поспевал за ее мыслью; он не умел беседовать в таком темпе и потому чувствовал себя во время таких разговоров довольно глупо.

    Вероника остудила себя мороженым и сунула руку в карман платья.

    - Хочешь? - Она протянула ему раскисшую ириску.

    В продолжение следующих нескольких минут Вероника выдала ему много интересной информации. Петрович узнал, что она играла в бадминтон с девочками и что девочки эти - дуры; что она со своей матерью недавно отдыхала в Крыму; что Сашка из ее дома грозился за что-то отомстить Петровичу; и что у него, Петровича, сзади грязная шея. Наконец, связав себе рот конфетой, Вероника замолчала, а он сидел, не умея поддержать разговор, и оттого сам себе казался тупым букой.

    И вот тут-то он сглупил. Такое с ним часто случалось, - самые памятные свои глупости он совершал именно из нежелания показаться дураком.

    - А я, между прочим... - произнес он вдруг важно и сделал многозначительную паузу.

    - Шево - мефду прошим? - спросила Вероника, борясь с ириской.

    - Я, между прочим, пойду сегодня в штаб.

    - Куда-а?

    Слово вылетело; отступать было некуда.

    - В штаб! - твердо повторил Петрович.

    Вероника хмыкнула:

    - В какой еще штаб? Штаб только в армии бывает.

    - Ну и что, - нахмурился Петрович. - Может, у нас тоже армия...

    Она хихикнула:

    - А ты что же - командир?

    - Может, и командир, - поморщился он.

    - Ну и где же твой штаб?

    Петрович уже досадовал на себя за болтливость.

    - Вот и не скажу... Это секрет.

    Вероника помолчала.

    - Не скажешь?

    - Нет.

    - Значит, нету никакого штаба.

    В душе у Петровича происходила борьба.

    - А ты не протрепешься? - он с сомнением заглянул ей в лицо.

    Синие глаза похлопали по-кукольному:

    - Что я - дура?

    - Ладно. - Петрович поднялся со скамейки. - Тогда пошли.

    Вероника занималась в гимнастической секции и еще, кажется, посещала в Доме пионеров танцевальный кружок. Тело у нее было легкое и гибкое; поэтому, в отличие от индейца Ирокеза, узкий лаз между лифтом и лестницей ее не смутил.

    - Подержи ракетку, - сказала она Петровичу и первая скользнула в подвал.

    - Не соврал... - Она удивленно осматривалась в Петровичевом логове. После улицы здесь казалось прохладно и сыро.

    Обойдя вокруг стола, Вероника плюхнулась на диван.

    - Ну и что вы тут делаете?.. Где твоя армия?

    Петрович не ответил. Ему хотелось, чтобы она вела себя посерьезнее. С минуту они провели в молчании, глядя, как потревоженные пылинки, словно мошки, мечутся в луче света, свисающем из оконца.

    - Между прочим, оттуда улицу видно. - Петрович кивнул на окно.

    Вероника оживилась:

    - Хочу поглядеть.

    Она придвинула стул, взобралась на него и, став на цыпочки, вся потянулась к оконцу. Платье ее, поддавшись порыву тела, тоже потянулось кверху... Ничего не было странного в Вероникиной позе, однако у Петровича почему-то екнуло сердце. Он почувствовал вдруг присутствие того самого - тайного, которое угадывал, подсматривая за взрослыми женщинами. Только сейчас это тайное находилось близко, совсем рядом, а у Петровича не было укрытия...

    - У тебя трусы видно, - пробормотал он.

    - Что? - Вероника вздрогнула, как от укуса.

    Спрыгнув со стула, она одернула подол и уставилась на Петровича долгим внимательным взглядом.

    - Все маме скажу.

    - Что скажешь? - Он покраснел.

    - Как ты меня в подвал заманил.

    - Я тебя не заманивал... дура!

    Вероника, поискав глазами, взяла со стола свою ракетку.

    - Все... Я пошла отсюда.

    - Обещала не трепаться, - буркнул Петрович ей вслед, но ответа уже не получил.

    Настроение было испорчено напрочь. Впервые Петрович не в состоянии был предаваться привычным умиротворенным мечтаниям, лежа на "штабном" диване. Его мучила досада - на Веронику и еще больше на самого себя.

    Но прошло несколько дней, и это неприятное происшествие постепенно завалило новыми событиями и впечатлениями. Разве что изредка покалывало воспоминание - словно кончик пера, торчащий из подушки. Ну да мало ли что еще покалывало его самолюбие, - Петрович знал уже, что жизнь без этих перышек не бывает.

    И все-таки он вздрогнул, когда однажды, выйдя из своего подъезда, снова нос к носу столкнулся с Вероникой.

    - Привет! - пропела она и как ни в чем не бывало.

    - Приве-ет... - Петрович насторожился.

    - Как твой штаб? - Вероника помахала на него ресницами.

    - А тебе-то что?

    - Да так... - Она сделала паузу и вдруг заглянула ему в лицо: - Пошли опять?

    Петровичу представился удобный случай, чтобы отомстить ей за прошлый свой конфуз. Ему следовало, скроив презрительную мину, послать Веронику куда подальше, но он... неожиданно для себя согласился:

    - Пошли, если хочешь.

    На этот раз Вероника держалась в "штабе" по-хозяйски, будто не она, а Петрович пришел к ней в гости. Усевшись на диване, она, вопреки своему обыкновению, не болтала, а только молча покачивалась на пружинах и загадочно улыбалась. Петрович тоже молчал, но он молчал от растерянности. Какое-то время они безмолвствовали оба, пока Петрович (все-таки Петрович!) не выдержал:

    - Ну, - поинтересовался он, - и что же мы будем делать?

    - Не знаю... - Вероника отозвалась не сразу. И вдруг, встрепенувшись, спрыгнула с дивана: - Я буду на улицу смотреть.

    Она опять влезла на стул и снова, еще сильнее, чем в прошлый раз, потянулась наверх - совсем вытянулась в струнку, так что подол ее платья поднялся чуть не до пояса. И оба они замерли, затаив дыхание, - Вероника рассматривала что-то необыкновенно занятное на улице, а Петрович изучал ее трусики, отороченные симпатичными рюшами. Теперь он помалкивал, наученный опытом, и Вероника словно забыла о его присутствии... Наконец она выдохнула и, обернувшись, метнула в Петровича синий испытующий взгляд. Затем она спрыгнула со стула, поправила платье и, стараясь не встречаться с Петровичем глазами, объявила, что ей пора домой.

    - Иди... - только и смог он пробормотать.

    И Петрович остался один в своем "штабе". В воздухе еще витал цветочный волнующий запах, но необыкновенное представление уже казалось ему привидевшимся во сне. Петровичу еще предстояло осмыслить то, что произошло, однако о главном он уже догадывался: жизнь его, доселе простая и мужественная, начинала усложняться.

    Проведя некоторое время в раздумьях, Петрович - что ему оставалось - тоже выбрался из подвала. Очутившись в подъезде, он увидел у лифта мужчину - того самого, который всегда курил на башне.

    - Дядя, - попросил Петрович, - отвезите меня наверх.

    Мужчина, похоже, тоже его узнал.

    - Поехали, - кивнул он серьезно.

    Окна на башенной площадке были открыты настежь; в них ровно и мощно дуло ветром - не тем судорожным ветром, что метет мусор по земле, а тем, который движет облаками. Здесь начиналось небо - иначе откуда бы взялось это ощущение полета...

    Петрович покосился на соседа: мужчина портил спички, пытаясь прикурить, а над его лысиной танцевали волосы. Наконец из сомкнутых горстей вырвался клуб дыма и, бешено закрутившись, умчался по коридору. Мужчина, тоже покосившись, встретился глазами с Петровичем и вдруг спросил:

    - Ты зачем в подвал лазишь? Партизанишь?

    Петрович вздрогнул.

    - А вы откуда знаете?

    - Я тут главный - все знаю.

    Инстинкт подсказывал, что дядька этот хоть и главный, но неопасный, однако Петрович напрягся.

    - Ты не бойся, - успокоил его мужчина. - Это я к тому, что в подвале воздух плохой. Здесь, поди, лучше дышится...

    Он сделал сильный демонстративный вдох и тут же закашлялся в папиросном дыму.

    Неожиданно откуда-то снизу налетел голубь и, увидев людей, шарахнулся обратно. Хлопая крыльями, голубь завис перед окном, но потом поборол свои опасения и сел на карниз - чем-то это место ему приглянулось.

     

     

     

     

    Дело случая

     

    "Что делать?", "Куда идти?" - взрослые избавлены от этих ежедневных вопросов. Они-то хорошо знают, чем станут заниматься - и сегодня, и завтра, и в обозримом будущем. Работать! - вот что им предстоит, и вот куда спешат они каждый день поутру. И когда в ранний час взрослые выходят из подъездов, они не чешут в затылках, не озираются в поисках приятелей, а устремляются сразу на работу. Только в этот утренний час можно увидеть, как много их ночевало в домах: взрослые текут по тротуарам, ручьями выливаются на большие улицы и образуют реки - целые реки взрослых... Но вот схлынули воды; все, кто способен работать, покинули свои места проживания и вернутся на них только вечером. Однако это не значит, что с ними вместе кварталы покинула жизнь; напротив - именно теперь в кварталах поднимает голову нетрудовой элемент: кошки обоих полов, птицы, скамеечные старушки, и - тот низкорослый неприкаянный остаток, что именуется детьми. Дети - вот перед кем два вышеназванных вопроса встают со всей остротой: "Что делать?", "Куда идти?"... Похилившиеся ржавые карусели с визгом описывают медленные круги; в песочницах воздвигаются замысловатые сооружения, чтобы быть без жалости растоптанными... но все это лишь имитация действия. Лошадь, которая развозит по дворам молоко, и та счастливее детей, потому что она при фургоне и знает свой маршрут...

    Лето подходило к концу. Тополя и кусты в палисадниках пожухли от долгой жары; на дворовых кошках поизносилась шерсть и в глазах их почти угас желтый хищный огонь. К концу каникул Петрович в собственном квартале заскучал. И не он один: похоже было, что всем уличным знакомцам за лето взаимно надоели их физиономии. Игры и ссоры затевались без былого энтузиазма и прекращались зачастую на полдороге сами собой. Во двор мальчишки выходили словно по обязанности: все-таки счет их свободе шел уже на дни.

    Так-то вот, словно по обязанности, Петрович вышел во двор тем утром. Надежды на интересное времяпрепровождение особенной не было. Как обычно, утренние голоса квартала своей бессвязностью напоминали звуки строящегося оркестра - оркестра, который будет пиликать весь день, да так и не сыграет ничего путного... И уже вставали перед Петровичем те самые два проклятых вопроса, как вдруг сквозь привычную городскую какофонию он расслышал нечто... нечто, заставившее его встрепенуться. Это был призыв - волнующий, как пенье труб, бодрящий, как барабанный бой. И призыв этот доносился со стороны Дворца культуры.

    Дворец культуры начали строительством за много лет до рождения Петровича. Грандиозное здание его было очень похоже на древнегреческий храм, так что не исключено, что проектировался он в эпоху античности. Однако к тому времени, когда ровесники его, древние храмы, пришли уже в упадок, Дворец культуры еще только продолжали воздвигать. Много минуло архитектурных эпох; каждый следующий этаж Дворца выкладывало новое поколение строителей, и чертежи, по которым они работали, давно пожелтели, словно старые манускрипты. Поколение за поколением трудились строители, но трудились с ленцой, понимая, что строят не для себя, а на радость будущим поколениям. Вообще строительство было, так сказать, вулканического типа, то есть, подобно вулкану, большую часть времени находилось в спячке. В некоторые годы число кирпичей, уложенных в дворцовые стены, не превышало количества выпавших или украденных. В эти летаргические годы стройплощадка порастала густым бурьяном, а все огромное здание - с гулкими пустыми залами, с бесконечными коридорами и многочисленными таинственными "шхерами" - здание это переходило, по убеждению многих, под власть темных сил. Здесь были такие закоулки, куда даже сторожа с берданками не хаживали в одиночку. Мальчишки наведывались во Дворец в поисках острых ощущений и часто их находили на свою голову. Выбор имелся богатый: свалиться откуда-нибудь, больно ободравшись, или, став жертвой облавы, быть препровожденным за ухо домой, или, наступив в темноте на спящего бомжа, обделаться с перепуга. Но страшнее всего было, совсем заблудившись в дворцовых лабиринтах, угодить в какую-нибудь темную бетонную западню. Случись такое, мальчишке ничего не останется, кроме как, срывая голос, безнадежно звать на помощь, царапать ногтями бетон... и в итоге умереть от истощения. А годы спустя кто-то найдет его иссохшие останки и принесет родителям... Но все эти возможности предоставлялись мальчишкам в летаргические годы, когда стройка спала. Сегодня же у Дворца культуры снова зазвучали мужественные голоса дизельных двигателей, гром железа и звонкий человеческий мат.

    Для Петровича это была несомненная удача. Ноги сами понесли его на шум строительства, так что ему приходилось даже сдерживать себя, чтобы не перейти на неприличный поскок.

    Чтобы хоть как-то отграничить мир уже сотворенный от хаоса созидания и пресечь воровство, стройплощадка обнесена была высоким забором из досок. Сейчас ворота в нем были раскрыты, но войти в них или выйти имел право далеко не всякий. Пыхтя и мучаясь от тесноты, через ворота протискивались в обе стороны огромные самосвалы; между ними ловко прошмыгивали люди в изгвазданных спецовках - новое поколение строителей уже проторило маршрут до ближайшего гастронома. Петрович понимал: сунувшись в ворота, он будет немедленно изобличен как посторонний и выдворен без церемоний. Но он и не собирался идти через ворота, - по правую руку от них, не далее тридцати метров, в заборе имелся лаз, слишком узкий для самосвала, но вполне пригодный для худого мальчишеского тела.

    Наверное, не бывает на свете такого дощатого забора, чтобы хоть одна доска в нем не отставала. Прореха в заборе - это путь нелегала: в одну сторону это путь в неизведанный мир, в обратную - путь к спасению. Помня об этом, Петрович, просочившись на стройплощадку, счел за благо не удаляться от своего лаза, пока хорошенько не осмотрится.

    А картина, открывшаяся глазу, впечатляла. В пыли и выхлопном чаду ворочались, кряхтели и взвизгивали машины. Там бульдозер клацал гусеницами, словно танк, - то задирая нос, то кланяясь, он ползал, срезая верхний мозолисто-черствый слой почвы. А там экскаватор, обливаясь черным масляным потом, рылся у земли в животе, - он доставал ковшом и складывал в кучу ее бурые влажные потроха. Экскаватор был так увлечен, что, казалось, рисковал свалиться в собственную яму. К нему опасливо подползали задом неуклюжие, громоздкие самосвалы-КрАЗы. Экскаватор щедро накладывал землю в подставленные кузова; КрАЗы вздрагивали и приседали, принимая свои многотонные порции, а потом, рыча и тужась, в клубах кто черного, кто голубого выхлопа отчаливали, освобождая место следующим. Переваливаясь на просевших рессорах, просыпая через борта излишки земли и выворачивая дыбом подстеленные бетонные плиты, КрАЗы с великим трудом выбирались со стройплощадки. И уже с улицы слышно было, как они, став на прочный асфальт, победно ревели и, будто сглатывая, раз за разом переключали скорости.

    Но вот один из самосвалов, уже груженый, вместо того чтобы выехать за ворота, вдруг остановился - прямо напротив Петровича. Водитель, ударив плечом свою дверцу, открыл ее, спустил ноги на подножку и, недолго думая, спрыгнул с машины. Ступив на землю, он потянулся, огляделся... и обнаружил Петровича, прижавшегося к забору. Петрович приготовился дать деру, но водитель, повернувшись, шагнул к переднему колесу КрАЗа и с видимым удовольствием стал справлять на него малую нужду. Сделав дело, он передернул плечами и, даже не взглянув на Петровича, подался куда-то в сторону рабочих бытовок.

    Так Петрович остался с машиной один на один. Незаглушенный, КрАЗ, подрагивая, бормотал что-то про себя и время от времени громко фыркал. Он был живой, и Петровича неодолимо влекло к нему - как живого к живому. Просто нельзя было удержаться от желания подобраться поближе к этому огромному существу, чтобы ощутить в его теле могучую пульсацию дизельной жизни. Между топливным баком КрАЗа и первым рядом задних колес, вздувшихся от непомерного груза, чернело широкое дыхало выхлопной трубы, - Петрович приставил к трубе ладошку и ощутил упругие толчки выхлопных газов. Рука быстро покрылась черными крапинами копоти; Петрович отнял ее и понюхал: запах был кисловатый, острый, возбуждающе-приятный.

    Водитель появился неожиданно. Он увидел Петровича, и во рту его задвигалась папироса - эту папиросу он держал одними вытянутыми губами, что придавало его лицу пугающее щучье выражение.

    - Стой! - Водитель крикнул, потому что Петрович мгновенно порхнул к спасительному лазу. - Стой, дурила, чего испугался?

    Петрович оглянулся. Водитель не собирался его преследовать, - он стоял подле самосвала и махал рукой:

    - Иди сюда, не бойся!

    Испуг сменился недоумением, недоумение обернулось надеждой, от которой у Петровича закружилась голова...

    Водитель улыбался:

    - Давай, полезай в кабину.

    Словно по щучьему веленью... Сердце Петровича чуть не выпрыгнуло из груди. Забыв осторожность, он бросился к машине, но от волнения сорвался с подножки и чуть не ударился об нее носом.

    - Погоди, дай подсажу.

    Водитель, ухватив под мышки, легко вознес Петровича на подножку, и тот проворно взобрался на водительское место. Водитель засмеялся:

    - Что, сам рулить собрался? А права у тебя имеются?

    Петрович поглупел на радостях, - вцепившись в руль, он непонимающе смотрел на водителя.

    - Ну же, потеснись, дай дядьке сесть.

    - Ага! - Петрович наконец догадался подвинуться.

    Убранство кабины было под стать внешнему виду КрАЗа, и окраска здесь была такая же, как снаружи, - зеленовато-бурая. Петя объяснял, что поезда и машины красят таким цветом, чтобы они были незаметны с воздуха - тоже на случай прилета вражеских бомбардировщиков.

    Поместившись за рулем, водитель захлопнул дверь (она оказалась внутри деревянная) и выплюнул в окно папиросу.

    - Едем? - спросил он.

    Петрович радостно кивнул.

    - Добро... - Водитель перестал улыбаться и разом посерьезнел, принимаясь за работу. Он с усилием выжал педаль сцепления и дослал скорость; правая нога его решительно наступила на акселератор... и, меньше чем через секунду, мотор отреагировал низким клокочущим ревом. Гул, нарастая, заполнил кабину, и тело КРаЗа повело медленной судорогой. Мир качнулся в лобовом окне; чуть покосился горизонт большого, как степь, капота. Случайный булыжник яблочной косточкой стрельнул из-под колеса - поехали! Петровича кинуло на дверь, потом подбросило...

    - Держись! - Водитель, налегая всем телом, энергично вращал баранку. - Сейчас на дорогу выйдем.

    Миновав ворота стройки, КрАЗ преодолел еще метров пятнадцать колдобин и с клевком затормозил. Громко пискнули отпущенные пневмоклапаны. Впереди, под обрывом капота, текла проезжая улица, - жирные троллейбусы, разноцветные легковушки и всякая развозная городская мелочь двигались сплошным потоком слева направо, словно лед и шуга по вскрывшейся реке. Никто даже не думал притормозить, посторониться хотя бы из уважения, чтобы выпустить на дорогу груженый КрАЗ. Петрович крутил головой и ерзал, теряя терпение; водитель же напротив - спокойно закурил новую папиросу и опять стал похожим на щуку. Но вот светофор перегородил улицу невидимой плотиной, и КрАЗ под собственный восьмицилиндровый оркестр ступил наконец на асфальт. Дизель, уже не сдерживаясь, взял сокрушительное крещендо, и шоссе поползло навстречу машине. Но какой узкой показалась Петровичу проезжая часть! Дорога, набегая, словно падала сверху вниз в какую-то яму, скрытую за обрывом капота.

    Не сбавляя тяги, КрАЗ катился все быстрее. Время от времени водитель, предварительно помешав рычагом в коробке передач, "втыкал" следующую скорость. Но Петрович отвлекся от действий водителя, - высунувшись в окно, он подставил лицо теплому ветру, все сильнее трепавшему его волосы. Он испытывал в эти минуты необыкновенный подъем чувств, а попросту говоря, был счастлив, насколько может быть счастлив человек. И никаких других желаний у него не было, кроме одного: ехать так как можно дольше.

    "Ехать бы так всю свою жизнь!" - подумал Петрович и тут же дал себе клятву стать, когда вырастет, шофером. Приняв судьбоносное решение, он опять, но уже как прилежный ученик стал наблюдать за работой водителя. О, тот был мастер своего дела! Все члены водительского тела действовали автономно и в то же время согласованно: губы сосали папиросу, ноги, обутые в складчатые кирзачи, жали педали, толстопалые руки, двигаясь быстро и точно, управлялись одновременно с большим эбонитовым штурвалом и пляшущим в полу ручагом коробки передач. И огромный КрАЗ слушался водителя, как боевой слон своего погонщика.

    Петрович понятия не имел, куда они едут, но водитель был взрослый человек, и к тому же на работе, - разумеется, он хорошо знал свой маршрут. С ревом и чадом пробежавшись по 2-й Продольной, КрАЗ притормозил и свернул на улицу поменьше; с улицы поменьше он уже с трудом поворотил в тесный переулок и стал пробираться между домами, окуривая палисадники сизым выхлопом. Близкие стены возвращали ушам сдержанное бормотание мотора, лязг кузовных опор и рессорный скрип, так что Петровичу казалось, что рядом с их машиной идет еще одна. Но вот переулок кончился, и с ним вместе кончились пятиэтажки; дальше начинался частный сектор. Снова КрАЗ стал переваливаться с боку на бок, и снова водителю пришлось попотеть, орудуя рулем по- и против часовой стрелки. При этом он что-то высматривал, считая вслух разномастные избушки, прятавшиеся в садиках за деревьями. Наконец он воскликнул:

    - Ага! - и, осадив КрАЗ, трижды оглушительно просигналил.

    С разных сторон к машине бросились разноцветные собачонки, но их тут же накрыло тучей пыли, догнавшей самосвал. Когда пыль немного осела, Петрович увидел, перед машиной дядьку в майке и таких же кирзачах, как у водителя. Окруженный лающей сворой, дядька, размахивая руками, показывал в направлении участка с разобранным штакетником.

    - Сам вижу, - насмешливо проборомотал водитель. - Регулировщик нашелся.

    КрАЗ выдохнул толстое облако дыма и принялся под аккомпанемент собачьего лая маневрировать. Смяв пару заведомо обреченных кустов, он задом въехал на участок и, утопая скатами в рыхлой почве, продолжал пятиться. Петрович вертелся на своем сиденье, - он тревожился оттого, что водитель, как ему казалось, совсем не глядел, куда едет. Но Петрович ошибался; водитель, контролируя движение с помощью бокового зеркала, остановил машину точно на краю небольшого оврага, ограничивавшего участок с тыла. Затем он с треском покачал рычагом стояночного тормоза и только после этого, выбив плечом свою дверцу, выбрался на подножку.

    - Ну как, нормально? - спросил он у дядьки в майке.

    - Нормально, давай! - прокричал тот в ответ и замахал руками в сторону оврага.

    - Сейчас дадим. - Водитель подмигнул Петровичу и дернул рычаг гидропривода.

    Стоя на месте, КрАЗ взревел, понатужился; тело его содрогнулось. Сзади что-то громко заскрипело, и нос машины приподнялся. Петрович взобрался коленями на сиденье и стал смотреть в небольшое запыленное оконце, устроенное в затылке кабины. На глазах его к небу вздымался огромный ковш, подпираемый блестящим и гладким металлическим штоком. Сила в этом штоке была необыкновенная: он один поднимал двенадцатитонный кузов. Когда угол наклона достиг критического значения и передний мост самосвала чуть что не завис в воздухе, - тогда в кузове раздалось шуршание, перешедшее в грохот, и облегченный КрАЗ плюхнулся передком обратно наземь, загремев всем, что только могло в нем загреметь. Часть, взятая у земли в одном месте, воссоединилась с ней в другом, и при этом едва не погребла дядьку в майке.

    Снова дернув рычаг, водитель дал кузову обратный ход, а сам, спрыгнув с подножки, направился к хозяину. Между ними произошел разговор, понятный даже Петровичу.

    - Пять, - сказал водитель и для ясности показал дядьке растопыренную пятерню.

    Тот, загородясь руками, помотал головой:

    - Три! - и тоже, будто глухому, выставил три пальца.

    Водитель выплюнул папиросу и выругался так крепко, что Петровича проняла гордость: знай наших! Крыть дядьке в майке, похоже, было нечем, и в итоге недолгого препирательства синяя бумажка отправилась в карман промасленных шоферских штанов.

    - Еще на три ездки сладились, - сообщил водитель, залезая в кабину. Он обращался к Петровичу уже как к своему.

    Петрович тоже перестал робеть и всю обратную дорогу расспрашивал, для чего предназначены те или иные выключатели и лампочки на приборной доске. Интерес у него был не праздный - Петрович сообщил водителю, что сам со временем непременно станет шофером.

    - Ага, - согласился тот, - дело хорошее. Смотри-ка: четыре ходки - и два червонца. Детишкам на молочишко...

    Так они вернулись к Дворцу культуры. В воротах стройки водитель остановил машину.

    - Ну, брат, вылезай, - сказал он.

    Для Петровича эти слова прозвучали, как удар грома.

    - Ты чего? - удивился водитель.

    Петрович забился в угол кабины; в глазах у него выступили слезы.

    Водитель засмеялся:

    - Эк надулся! Думаешь, прогоняю? Не бойся - ежели обождешь, опять поедем. А под погрузку тебе нельзя.

    И все-таки ужасно не хотелось вылезать из машины. Петрович словно позабыл, каково это быть пешеходом, - сойдя на землю, он вдруг почувствовал себя маленьким и незащищенным. Скорее бы КрАЗ возвращался! Минуты потянулись в мучительном ожидании... Вот из ворот показалась зеленая взрыкивающая морда - похожая... но чужая, Петрович отличил по голосу. И водитель в самосвале сидел чужой, - он равнодушно покосился на Петровича и гуднул, чтобы тот не лез под колеса.

    Вдруг кто-то хлопнул его по плечу. Петрович, вздрогнув от неожиданности, обернулся. Это был его одноклассник, Сашка Калашников.

    - Здорово!

    - Привет...

    - Пошли на стройку позырим. Я тут один ход знаю.

    Петрович покачал головой:

    - Не хочу.

    - Ну и дурак, - усмехнулся Сашка. - Торчи тут столбиком.

    И Калашников ушел один искать свой "ход".

    А минуту спустя из ворот наконец выкатился родимый КрАЗ.

    - Полезай!

    Петрович птицей взлетел на подножку и шмыгнул в кабину.

    Да, это был определенно счастливый день для Петровича. Вместе с дядей Толей (так звали водителя) они сделали еще три ездки на частный сектор. Дядька в майке больше не спорил об оплате, а наоборот, еще впридачу подарил им дыню, которую экипаж съел прямо в кабине. Дыня была вкусная, но дядя Толя заявил, что это все-таки не еда, а надо пообедать по-настоящему. Что он имел в виду, выяснилось уже скоро, когда КрАЗ зарулил на стоянку перед шоферской столовой. То есть столовая-то была обычная городская, а шоферской она стала благодаря просторной площадке неподалеку, удобной для больших машин. Когда КрАЗ въехал на эту площадку, там уже было много грузовиков разных пород, - словно лошади у коновязи, они смирно дожидались своих хозяев. Поставив КрАЗ на свободное место, дядя Толя заглушил мотор, и они с Петровичем спешились, с удовольствием разминая затекшие ноги.

    - Пойдем, брат, пошамаем. - Дяди-Толина рука легла Петровичу на загривок. - Мы с тобой заработали.

    Войдя в столовую, Петрович поначалу растерялся: за столиками сидели одни мужчины. Лысые и лохматые, пожилые и молодые - все они были разные, но чем-то неуловимо похожие друг на друга и на дядю Толю. К тому же все они были между собой знакомы. Мужчины лопали прямо с подносов, успевая при этом громко разговаривать и хохотать.

    - Здорово, Толян!.. Привет самосвалам! - послышалось с разных сторон, едва они вошли. - Пацан-то твой, что ли? Сажай его к нам, пусть место займет.

    Дядя Толя усадил Петровича к столу, который вот-вот должен был освободиться, а сам отправился на раздачу. Мужчины за столом уже дохлебывали чай, попутно полоща им рты, поковыривали спичками в зубах и с любопытством посматривали на Петровича.

    - Как звать тебя, парень?

    - Гоша, - смущаясь ответил он.

    - Стало быть, Георгий... Ну бывай, Георгий Анатольевич.

    И компания, с шумом поднявшись из-за стола, подалась к выходу.

    - Петрович я, - пробормотал Петрович, но они уже не расслышали.

    А вскоре объявился дядя Толя: за две "ходки" он доставил на двух подносах обед - себе и напарнику. Взглянув на подносы, Петрович обрадовался:

    - Котлеты!

    Действительно, на второе им полагались котлеты с "рожками", политые жидким желтоватым соусом. Петрович знал, как вкусны столовские котлеты - знал потому, что когда-то они с Петей угощались этим деликатесом во время своих долгих прогулок-путешествий по городу.

    - Но сперва борщ, - предупредил дядя Толя.

    Что ж, борщ так борщ. Петрович запустил алюминиевую ложку в свекольную воду и подцепил приличных размеров капустный лист. Борщ оказался тоже отменно вкусным. Пусть от подноса припахивало мокрой тряпкой, пусть дядя Толя жевал, не закрывая рта, и хлюпал, и даже громко по-извозчичьи чмокал - пусть. Ничто не портило Петровичу аппетита, и ни на что несмотря, обед был замечательный - один из лучших в его жизни.

    За трапезой напарники порядком вспотели, поэтому по окончании ее, когда они убрали за собой посуду и вышли из столовой, им было особенно приятно подставить лица летнему городскому сквознячку.

    - Давай покурим, пока в животе не уляжется, - предложил дядя Толя.

    Они уселись на бетонном блоке, валявшемся у края автомобильной площадки. Грузовики отъезжали; на смену им подкатывали другие. Шоферы выпрыгивали из кабин, махали приветственно дяде Толе и шли обедать. Светило солнце.

    - Хорошо! - с чувством констатировал дядя Толя и выпустил длинную струю дыма.

    Петрович кивнул, погруженный в какие-то размышления.

    - Дядя Толя, - неожиданно спросил он, - вы не видели такой фильм... там один шофер сажает в машину одного мальчика?

    - Может, видел; и чего?

    - Ну, шофер и говорит ему: "Я твой папка". Этот мальчик был сирота.

    Дядя Толя покосился на Петровича:

    - И чего?

    - Ничего, просто я вспомнил.

    Дядя Толя усмехнулся:

    - В кино, брат, всякое случается... - Он бросил окурок на землю и наступил на него сапогом. - Однако хорош нам с тобой прохлаждаться - как думаешь? Пора заводиться.

    И снова КрАЗ выкатился на проезжую улицу, хотя правильнее было бы сказать - втиснулся в нее. Эта улица, по которой самосвал совершал свои ходки, называлась 2-я Продольная, то есть по сути названия не имела. Назначение ее в городе было хозяйственное, и в разгар трудового дня из-за обилия движущихся по ней машин она действительно напоминала реку, только берега ее утопали не в зелени, а в пыли и выхлопных газах. По краям проезжей части течение улицы становилось медленнее - здесь тянулись тихоходные толстобрюхие троллейбусы и автобусы. Именно сюда, в крайний правый ряд, угодил, выбравшись со стоянки, КрАЗ и уже долгое время плелся в хвосте одного и того же автобуса, не имея возможности его обогнать. С виду весьма пожилой, автобус этот был львовского производства - с задним расположением мотора и широким воздухозаборником, словно зачесанным снизу на затылок; тащился он явно из последних сил, отчаянно хватая воздух вентилятором, кашляя и горько чадя. Когда автобус делал остановку, вставал и КрАЗ, с тяжким пневматическим вздохом утыкаясь ему в спину. Дядя Толя, обратившись в щуку, невозмутимо покуривал - он выжидал удобного момента для рывка. Петрович, подавляя приступы нетерпения, от нечего делать наблюдал за посадкой и высадкой пассажиров. Эти пассажиры - дневные - отличались от утренних и вечерних как возрастом, так и габаритами. Здесь были женщины такие толстые, что если они входили в автобус через задние двери, то из передних кто-нибудь выпадал; здесь были ручные младенцы, похожие на тряпичных кукол, и были старички, бравшие когда-то города, а теперь неспособные самостоятельно одолеть ступеньку. Только крепких, сильных мужчин и женщин мало было среди этой публики. Оно и понятно: крепкие и сильные днем работали, а если бы они не работали, то не бежали бы машины по городским улицам, не строились бы дома и не дымили бы заводы.

    Старый ЛАЗ задыхался, но полз, вычерпывая раз за разом свой нестроевой контингент. Люди воодушевлялись с его прибытием, скучивались, облепляли узкие двери, - всем не терпелось поскорее стать пассажирами. Но были и исключения; например, тот мужчина на лавочке под расписанием, который не принял участия в штурме, а так и остался сидеть, равнодушно покуривая. На мужчине были солнечные очки и такая же рубашка с пальмами, какую, помнилось, носил Петя... и курил он как-то похоже... Автобус уже отвалил от остановки, уже КрАЗ тронулся вслед за ним, когда Петровича пронзила запоздалая догадка.

    - Стойте! - встрепенулся он. - Дядя Толя, остановите!

    КрАЗ вильнул.

    - Что случилось, малый? До ветру захотел?

    - Нет, но мне надо! Остановите, пожалуйста... - В голосе Петровича звучала такая мольба, что дядя Толя послушно затормозил.

    - Эй, ты что в самом деле? Какая тебя муха...

    Петрович забормотал горячо и сбивчиво, что ему надо выйти... очень-очень надо, и что дяде Толе не о чем беспокоиться, потому что Петрович отлично знает, как отсюда добраться до дому.

    - Да как же я тебя в город высажу... - покачал головой дядя Толя, но, увидев, что Петрович вот-вот заплачет, сам отпер ему дверцу.

    - Ну дела... - Он усмехнулся. - А я-то хотел тебя усыновить... Постой... - Дядя Толя сунул руку в карман и вытащил мятый рубль: - Возьми-ка, брат, на дорожку.

    Спрыгнув на землю, Петрович припустил было назад, в сторону автобусной остановки, но, услышав, как взревел за его спиной дизель, обернулся. Он помахал рукой отъезжающему КрАЗу, и тот гуднул ему в ответ.

    Мужчина в черных очках по-прежнему курил на лавочке. Сомнение шевельнулось в Петровиче при виде этих очков, но тут же растаяло: ошибки быть не могло.

    - Здравствуй. - Голос Петровича внезапно сел.

    Мужчина вздрогнул, посмотрел направо, налево и только потом прямо перед собой.

    - Приве-ет... - пробормотал он, и очки не скрыли его изумления. - Ты что здесь делаешь?

    - Я?.. Я гуляю... А ты?

    Петя ответил не сразу:

    - Я тоже.

    Он снял свои очки и повесил на груди, но Петрович отчего-то засмущался его глаз и сел рядом с ним на лавочку.

    Пришел очередной автобус - на этот раз ликинский - и забрал очередную порцию пассажиров.

    - Что будем делать? - спросил Петя.

    Петрович пожал плечами:

    - Не знаю... Давай куда-нибудь пойдем.

    - И куда же ты предлагаешь? - Петя грустно усмехнулся.

    - Я предлагаю... - Петрович наконец отважился дотронуться до его руки, - я предлагаю - домой.

     

     

    Часть третья

     

     

    Генрих

     

    Слово "Персия" представление связывало с негой, коврами, восточными сказками и вязнущими в зубах сладостями. Как странно было видеть на фото нечто совершенно иное: пыль, лысую землю, усеянную каменным крошевом, слепые глинобитные строения, не имевшие прямых углов и будто нарисованные ребенком. Казалось, эту местность тщательно палили, как палят курицу, а потом долго отбивали молотком: даже невысокие горы, что вместо горизонта тянулись от края до края снимка, напоминали линию изломанного позвоночника. Туда, в сторону гор, через пустыню что-то, очевидно, протащили волоком - единственно с целью обозначить дорогу. Но зачем дорога в таком ландшафте, где земля сама по себе суха и убита? Вздумай какой-нибудь чудак-меланхолик здесь путешествовать, он мог бы и без дороги беспрепятственно пропасть в любом направлении. Однако дорога была нужна: нужна для того, чтобы уты?кать ее обочины двумя неровными рядами высоких шестов, смыкавшимися в далекой перспективе. На концах этих шестов, непонятно откуда взятых при отсутствии леса, - на каждом - нанизаны были человеческие бородатые головы. Ближние лица фотография даже позволяла рассмотреть: мины их были бессмысленны, как у пьяных или крепко спящих людей. Другое фото свидетельствовало, что некоторое время назад рожи эти имели хотя и такое же бессмысленное, но не столь сонное выражение - когда головы еще принадлежали телам пойманных мятежников, связанных, как куры на восточном базаре, и валявшихся в ожидании своей участи на жесткой, без единой травинки земле. В ту пору Персии было не до сказок: восстания чередой сотрясали шахское государство, особенно его северо-восток, так что пыль на границе с Россией не успевала улечься. Наше туркестанское подбрюшье зудело: бородатых ловили по обе стороны весьма условной границы, они отчаянно кусались и успокаивались только по отделении голов от туловищ. В таком историческом контексте становилось понятно, что прадед Петровича вовсе не искал мрачной экзотики, запечатлевая ужасные фрагменты азиатской действительности - просто такой была сама эта действительность. Во всем альбоме, на десятках фотографий нельзя было найти ни одного улыбающегося лица - не только у трупов, но и у живых людей. Месхедские чиновники, дехкане, русские солдатики, вдова профессора Пржевальского, офицеры, жены офицеров, собаки, кошки, ослы, лошади, лошаки и мулы - все смотрели в объектив "моментального" "Кодака" строго и устало. Если дерево, то безлистое; если мечеть, то в руинах; если фреска в мечети, то уцелевшая чудом; а ежели местный праздник, то парад свирепого воинства либо кровавая процессия "шахсей-вахсей". Лишь два персонажа, встречавшиеся чаще других, выделялись на общем мрачном фоне: некий молодой офицер, стройный, подтянутый даже в самые жаркие погоды, и под стать ему дама, еще более молодая, являвшаяся перед камерой, смотря по сезону, то в белых платьях, то в черных, равно шедших ей, ибо она была миловидная брюнетка. Платья шли даме, но никак не гармонировали с обстановкой: ишаками, арбами и потрескавшимися саклями. Офицер (особенно когда запахивался в светлую бурку) казался более уместным в этом пейзаже; впрочем, на то и офицер, чтобы везде оставаться уместным. Он глядел в объектив всегда в упор - глазами льдистыми, светлыми как от гнева, словно хотел распечь за что-то фотографа. Однако Петровичу было хорошо известно, что фотографом, то есть хозяином "Кодака", сам же решительный офицер и являлся, и сам себя снимал при помощи автоматического спуска. Петрович знал даже, как звали военного - Андреем Александровичем, - знал, потому что приходился ему правнуком. Распекать прадедушке было некого, а если размыслить, то и не за что: сапоги на нем всегда были замечательно вычищены, у ног его обычно терпеливо и живописно лежал большой бойцовый кобель-"азиат", и дама, то есть Мария Григорьевна, юная супруга его, так нежно клала руку ему на погон, что Андрею Александровичу вообще было грех на что-либо гневаться. "Кодак", прожужжав положенное, вкусно щелкал и запечатлевал красивую пару - запечатлевал для истории и пока что не существовавших потомков. В ту минуту, когда Мария Григорьевна смотрела на своего героя, - в ту минуту она-то и была тем единственным человеком в Персии и Туркестане, кто улыбался.

    А потомку странно было видеть улыбку на лице молодой женщины в дикой азиатской глуши, в тысячах верст к югу от цивилизации и во многих десятках лет от него, Петровича. Правда, если не знать, что через одиннадцать лет Мария Григорьевна застрелится (а она этого не знала), что в эти одиннадцать лет случится война с Германией, а следом и кое-что похуже, - если бы ничего этого не знать, а знать то только, что знала она, тогда, пожалуй, можно и простить ей эту улыбку. Там, в Азии, даже при отсутствии театров и водопровода перспектива жизни отнюдь не казалась Марии Григорьевне беспросветной: неудобства быта представлялись делом временным, стоило только потерпеть. Оба они ждали в тот год прибавления: Мария Григорьевна ходила на сносях, а Андрею Александровичу обещано было служебное повышение - место военного атташе в Месхеде и с ним вместе полковничьи погоны (карьера в тех краях делалась быстро). И они терпели; ее выручала молодость и неунывающая натура, его - твердость духа, питаемая присягой и здоровым честолюбием. И надо сказать, ожидания их разрешились благополучно и в срок - а именно, в тысяча девятьсот десятом году. С этой поры в "персидском" альбоме начинались их раздельные снимки: Андрей Александрович под балдахином с шахским наместником, либо при ином "исполнении", Мария же Григорьевна все больше в окружении других дам с запеленутым Генрихом в центре композиции. Появилась на фото и кое-какая растительность: цветники и виноградные беседки, что свидетельствовало о перемене "квартиры". Последние несколько снимков были похожи друг на друга и отображали какие-то приемы и местный довольно разношерстный евроазиатский бомонд. Мария Григорьевна в белых платьях и блузках выглядела слегка пополневшей, а Андрей Александрович хотя и фигурировал в полковничьем парадном мундире, но смотрелся по-прежнему молодцеватым и по-прежнему пугал собственный фотоаппарат строгим офицерским взором. На этой, можно сказать, светской волне альбом кончался, и кончались персидские фотохроники; далее в семейном архиве шли уже российские виды.

    Генрих делал пояснения бесстрастным закадровым голосом, каким только и надо комментировать историю. Фото отделялись от слепого альбомного картона и, перелетая, садились на страницы толстой книги семейных преданий - затверженных и не подлежавших уже существенным изменениям. В отличие от современности, которую Петрович имел честь проживать лично, и где все было зыбко, где, чтобы удержаться на плаву, требовались постоянные усилия, в преданиях этих все казалось прочно: все судьбы состоялись, все трагедии сыграны. Там, в прошедшем, Петрович чувствовал себя уютно. Беда только, что Генрих уже через час начинал путаться, зевать, ронять очки и в конце концов предлагал перенести просмотр на следующий раз. Однако следующего раза ждать приходилось порой довольно долго: альбомы и коробки с фотографиями доставались из стенного (запретного) шкафа только по особым случаям, выпадавшим, увы, нечасто. Если в семье были гости и рано разошлись, если Генрих получил нагоняй из главка и немного "принял", чтобы успокоиться, если Петрович заболевал, и всяк, включая деда, по очереди его развлекал, если, наконец, старик лез в шкаф по случайной надобности, и альбомы с коробками сами валились ему на голову, - тогда-то и бывало, что они двое, стар и млад, закрывались в комнате и садились рядом, как два живых листочка на генеалогическом древе.

    Умозрительное это древо в представлении Петровича имело короткий ствол - то именно счастливое (по преданию), хотя и не вполне благоустроенное десятилетие, что прожили вместе Андрей Александрович и Мария Григорьевна. Выше по древу безжалостной пилой прошлась российская "заварушка", и оно, как всякое покалеченное дерево, принялось беспорядочно ветвиться, а ниже - ниже оно уходило во временнyю толщу сложно перепутанными корнями. Отчего этот образ (безусловно, искусственный) сложился в голове у Петровича? Только благодаря быстродействию и плодовитости "Кодака". Более ранние разрозненные открытки, долетевшие из века предшествовавшего, имели, казалось, одно назначение: свидетельствовать о фактическом существовании истории. Господа в мундирах, дети в чулках, дамы в развесистых шляпах, любившие на что-нибудь опереться, даже усадьба с полагавшимися клумбами и парком, - все они смотрели пристально на Петровича, как бы доказывая ему: "Вот они мы, нас нет уже, но мы были; мы не фантазия какого-нибудь литератора и не Генриховы выдумки". И он верил им молодой душой, и верил, что Генрих не все сочиняет, и жалел о том лишь, что не может послать им ответную открытку.

    Хотя не исключено, что Генрих все-таки приложился творчески к фамильным легендам - рано осиротевшим людям такое свойственно. Дело в том, что родители недолго сопутствовали ему на жизненной дороге, а Андрей Александрович даже и вовсе почти не сопутствовал: война и революция разлучили отца с сыном более вероломно, чем это делает смерть, то есть не заплативши вперед утешением близости. По отношению к Андрею Александровичу и Генрих, и Петрович - оба оказались в одинаковом положении: обоим оставалось, вглядываясь в его фотографии, искать и выдумывать в ушных изгибах и форме его носа родственных черт. Но конечно же, больше всего сходства на всех своих портретах Андрей Александрович являл с самим собой. Вот он курсант гвардейского училища в мундире; вот он кадетом, в мундире же; а вот - карапуз, стоящий подле отца-генерала, - и на карапузе опять какой-то мундирчик и начищенные сапожки. И взгляд у карапуза светлый, жесткий: этаким малышом Андрюша был уже законченный белогвардеец. Шаг его карьеры должен был стать таким же четким, как ритм мундирных пуговиц, счастливая будущность светила потомственному офицеру, как орден на кителе папa. Встречаясь глазами с кадетом на фотографии - своим ровесником - Петрович думал: смогли бы они подружиться, нашли бы, о чем поболтать? Андрюша смотрел серьезно и нелюбезно: очевидно, он не был расположен к общению с незнакомцами. А со следующим Андреем Петрович и сам бы не решился запросто заговорить: курсант прямо-таки олицетворял высокомерие, хотя и, без спору, был хорош. Стрижен он здесь был, очевидно, по тогдашней офицерской моде, коротким квадратным "ежиком", а причина гордости сидела у него на лице под носом в виде усов, хорошо заметных, благодаря темному волосу. К такому молодцу никакой штатский не подойди. Но и тут Петровичу любопытно было представить себе - что делалось на уме у геройского юноши? Не сейчас, когда позировал в ателье, ибо в ателье (у Отто Ренара на Тверской) он рисовался, и ничего больше; но когда он становился опять самим собой: у себя в училище, в казарме, на улице или, скажем, в гостях у матери своей, Елизаветы Карловны. А ведь точно - что-то скрывалось в холодных глазах... и даже не что-то, а страстная натура таилась за неприступной внешностью, и когда прорвалась она, тогда и отлетела первая пуговица с карьерного мундира Андрея Александровича.

    На этом месте Генрих-повествователь слегка изменял эпическому жанру; описание событий приобретало у него романтический оттенок, что как раз и могло означать некоторое художественное своеволие. Факт состоял в том, собственно, что даже не пуговицы лишился Андрей Александрович, а весь мундир вынужден был переменить, ибо не был выпущен по окончании училища в гвардию, а направлен, по выражению Генриха, "шпионом" в вышеописанные жаркие края. Причиной этому послужило некое грубое нарушение Андреем гвардейского устава. В чем состояло нарушение, - тут предлагалось каждому, чью душу не разъел гнилой скепсис, принять на веру семейное предание. Вышло все из-за того, что юный Андрей Александрович, едва усы его достаточно загустились, имел дерзость тайно обвенчаться. Но причина заключалась, конечно, не в усах, хотя усы тоже были очень важны, - им он, между прочим, как и воинской присяге, никогда не изменял впоследствии. Нет, хотя, не отрастив усов, он эту глупость не устроил бы, дело было, разумеется, в самом венчании. Хоть и считается, что браки совершаются на небесах, но, согласно тогдашним гвардейским порядкам, Андрею Александровичу полагалось предварительно получить разрешение начальства. И хотя новобрачные чудесно подошли друг другу, хотя, несмотря на дела сердечные, Андрей с отличием закончил курс, в гвардию его тем не менее не приняли, а направили служить в туркестанскую крепость Кушку.

    Таким образом, службу свою Андрей Александрович начал простым офицером, пусть и в довольно непростых условиях. Правда и училище, которое он закончил, тоже было непростое, судя уже по тому, что, выйдя из него, Андрей знал в совершенстве шесть восточных языков. У Генриха в некоторых редакциях число этих языков доходило иногда до девяти, но он, быть может, имел в виду диалекты. По разведчицкой легенде (а возможно, семейной) служивому полиглоту даже приходилось в первое время приклеивать себе бороду и, изображая дехканина, верхом на ишаке добывать нужные Отечеству секретные сведения.

    Но ни прелесть невестки Маши, ни высокие баллы, полученные сыном при выпуске из училища, не могли смягчить разочарования Елизаветы Карловны - словно бы это она вместе с Андреем вылетела из гвардии. Объявив сына "дураком по всей форме", суровая мать подвергла его наказанию: во все время туркестанской командировки она не прислала ему ни одного письма. Следует заметить, что Елизавете Карловне не впервой было жаловать ближнего званием дурака. Несколькими годами ранее она представила к сему чину того самого генерала-орденоносца, с которым Андрюша заснят был в детском своем мундирчике. Как и сын его, генерал проштрафился, устроив себе втайне от Елизаветы Карловны некое сочетание, незаконное, даже если не входить в гвардейские тонкости. Домашний суд чести совершился в одночасье, и оскорбленная супруга покинула генеральский майорат, забрав с собой лишь то, чем владела, как ей думалось, нераздельно: родимое дитя. Однако вернувшись в Москву под фамильный кров, зрелая, полная сил женщина, так уж получилось, вступила в управление еще одной собственностью - наследственной. Речь идет о типографии, принадлежавшей ее родителям. Московское печатное дело приобрело то, что потеряло провинциальное усадебное хозяйство: волевое, энергическое и в высшей степени разумное руковождение. Старички-родители будто только этого и ждали: убедившись, что семейное предприятие попало в надежные руки, они, счастливые, вскоре умерли один за другим. Елизавета Карловна взошла на оба престола, типографский и домашний, и правила многие годы вполне успешно, покуда ее не низложила Советская власть. Существование ее омрачала та же проблема, которая портит жизнь всем мудрым правителям, а именно - дураки-подданные. Кстати, и Генрих, родившийся в Кушке, впоследствии тоже успел огорчить бабушку, - будучи студентом-второкурсником, он женился на Ирине без ее благословения. Генрих расписался тайком, по семейной традиции, а когда открылся Елизавете Карловне, то ничего неожиданного о себе не узнал: дурак и сын дурака. Петрович усмехался, представляя себе, кровь скольких дураков течет в его жилах. Он и сам порой, совершив очередную глупость, будто слышал в свой адрес эту суровую аттестацию, сделанную голосом, которого он, конечно, в действительности слышать не мог.

    Елизавета Карловна, несомненно, обладала сильным характером и была строгой матерью. Однако ни строгим матерям, ни гвардейскому начальству, ниже человекам вообще не дано предотвратить промысл судеб - чему назначено, то свершится. В этом безнадежном борении Петрович эгоистически принимал сторону победителя, считая свое собственное рождение тоже частью неведомого сверхчеловеческого сценария. Тем же сценарием Генриху полагалось произойти на свет в крепости Кушке, в краю верблюдов, саксаула и жестоких обычаев - и Генрих произошел. И никогда потом он не боялся ни жары, ни трудностей, а повстречай он снова верблюда, не испугался бы и его. Генрих, по собственному его признанию, страшился в жизни только двух существенных опасностей: быть расстрелянным в НКВД и, как ни странно... впасть в старческий маразм. Из этих угроз (между прочим, взаимоисключающих) первой он счастливо избежал: его боевые заслуги во Второй мировой войне позволили ему вступить в члены ВКП(б), а послесталинская либерализация и ослабление классовой борьбы сделали уже неактуальным его белогвардейское происхождение. Со второй же угрозой Генрих боролся, сколько Петрович его помнил, при помощи утренних лежачих гимнастик, чтения газет, игры по переписке в шахматы и, конечно, активной трудовой деятельности. Работа была для Генриха основным залогом гражданской и личностной полноценности. По вечерам он пересиживал в "Союзпроммеханизации" всех своих подчиненных, покидая кабинет лишь с приходом уборщицы. Не реже раза в неделю, всегда почему-то на ночь глядя, Генрих упоенно перекрикивался по телефону с московским таинственным главком - то суровым, то милостивым, как сама судьба. В эти минуты священного телефонного астрала все домашние боялись дышать: горе было чихнувшему либо уронившему что-то нечаянно. Работа, при том ответственная, позволяла Генриху свысока посматривать на своих друзей-пенсионеров - Терещенко и дядю Валю. Эти двое, хлебавшие с ним когда-то из одного фронтового котелка, конечно, посмеивались над его начальственными замашками, но питали к нему искреннее уважение. Наставляя Петровича после первой-второй рюмки, принятой ими за праздничным столом, однополчане сводили свои пожелания к одному, но вполне несбыточному: "Проживи жизнь как Генрих, - говорили они, - и нам за тебя не стыдно будет на том свете". Но как это можно: не умереть в Гражданскую войну от холеры, не быть расстрелянным в подвалах НКВД, уцелеть в Сталинградской битве, возглавить "Союзпроммеханизацию" и не впасть на склоне лет в маразм? Доведись Генриху самому проделать заново собственный жизненный путь, едва ли ему удалось бы пройти по собственному следу. Но это, конечно, чистое умозрение, ибо что случилось - то случилось и больше не повторится. К тому времени, когда Петрович родился, когда он научился фокусировать свой младенческий взгляд, Генрих уже был Генрихом в его, так сказать, зрелой стадии. Не только Петровичу, но и всем домашним он представлялся этакой незыблемой скалой, несколько суровой и важной, но увитой заслуженным почетом. Да, старик и в самом деле был скалой, с тем лишь уточнением, что "незыблемыми" скалы бывают только в поэтической литературе да на фотографиях, если те бережно хранить. В жизни же скалы и трескаются, и колеблются, и рушатся то в море, то в пропасти. Одним словом, в жизни и со скалами случаются неприятности.

    Являясь директором городского филиала "Союзпроммеханизации", Генрих обо всех своих неприятностях узнавал по телефону из Москвы. Именно так - по телефону - одним ужасным вечером узнал он о скором расформировании своего детища. О, это был удар! - таким ударом выбивают табуретку из-под ног осужденного на повешенье. Если бы на шее Генриха была в ту минуту петля, он повис бы в ней и скончался от удушья, но петли не было; если бы он просто стоял на табуретке, то рухнул бы на пол, но не было и табуретки. Нет, Генрих не умер и даже не ушибся, но, кажется, ему от этого было не легче. Роковое известие означало, кроме всего прочего, что Генрих оказывался не у дел, и ему, в силу его запенсионного возраста, ничего не оставалось, как идти знакомиться с собесом. Все домашние, слышавшие, понятно, только Генрихову трагическую партию, без труда восполнили содержание телефонной пьесы и к финалу все уже стояли вокруг Генриха. Он сидел, не слушая уже, что говорит главк; из трубки все еще доносился противный шепоток и какое-то почесыванье, но Генрихова рука, державшая ее, бессильно упала; на лице его прорезались глубокие старческие морщины. Потом шепоток стих, сменившись монотонным пунктиром коротких гудков. Ирина взяла у Генриха трубку и положила ее на телефон. Все молчали. Генрих снял очки, протер их рубашкой и, снова надев, обвел собрание растерянными глазами. Взгляд его остановился на Петровиче.

    - Как тебе новость? - спросил он, силясь усмехнуться. И, не получив ответа, добавил, словно в утешение: - Вот, брат... когда-нибудь и ты доживешь до такого.

    Встав с кресла, Генрих хлопнул в ладоши и пожелал сей же час обмыть "это дело". Домочадцы переглянулись и в унылом молчании поплелись за ним на кухню. На стол был выставлен известный графин с мандаринными корками на дне и коробка конфет, о существовании которой Петрович до этой минуты не знал.

    - Что ж, друзья! - провозгласил Генрих. - Подведем итоги?

    Петя поморщился и возразил, укоризненно глядя в рюмку:

    - Рано тебе подводить итоги. Что вообще... панихиду устраивать!

    - Точно, - сказал Генрих и залпом выпил.

    Петрович дотронулся до его руки:

    - Зато, Генрих, мы с тобой сможем на рыбалку ездить.

    Генрих покривился от водки:

    - Точно - на рыбалку... Все на рыбалку!

    И он снова налил себе и выпил, ни с кем не чокаясь.

    Петровичу еще не приходилось видеть Генриха в таких смятенных чувствах. Никогда раньше тот не обсуждал дома служебные дела, а сейчас вдруг принялся возбужденно рассказывать о происках какого-то Сукачева. Этот мерзавец с говорящей фамилией, который, оказывается, многие годы "копал" под Генриха, мог теперь торжествовать. Катя украдкой вытерла на его щеке шоколадный след от конфеты, Ирина пыталась потихоньку убрать из его поля зрения графин, но Генрих не только не унимался, а даже начинал пристукивать по столу кулаком.

    - Они меня к ордену представили, представляешь? Цацкой хотят утешить! - Он лил из графина в Петину рюмку, плеща на скатерть. - Так сказать, посмертно... Черта с два, у меня боевых наград полный ящик... Я эту их бирюльку на жопу повешу!

    - Генрих, что за выражения! - качала головой Ирина. - При ребенке...

    - И пусть слушает, он уже не маленький! На... - Он протянул Петровичу конфету. - Пусть узнает, как меня с дерьмом смешали!

    Наконец Иринино терпение кончилось.

    - Все, - сказала она, - довольно. Придет твой Терещенко, с ним и будешь говорить в таком тоне... и хватит водкой стол поливать.

    Не слушая возражений, она убрала графин в холодильник. Обиженный Генрих демонстративно покинул собрание. Хлопнув дверью, он закрылся у себя в комнате. В подавленном настроении остальные тоже разбрелись из кухни. Петрович, немного послонявшись, бросил якорь в "библиотеке", - читать ему не хотелось, зато здесь можно было успокоиться и поразмышлять, сидя в кресле. Из комнаты Генриха, выходившей в "библиотеку" зашторенными стеклянными дверями, доносилось суровое покашливание. Потом вдруг там взвизгнуло и горячо, словно спросонок, забормотало радио, но тут же умолкло. Внезапно двери распахнулись, и Генрих появился на пороге. Он блеснул на Петровича очками, шагнул к комоду и, выдвинув верхний ящик, достал оттуда свою трубку, которой не пользовался уже много лет. Петрович похолодел... Генрих стал рыться в поисках табака, но Петрович прекрасно знал, что табака в ящике давно уже не было. Генрих повертел трубку в руках, потом поднес ее к носу... и обернулся к нему. "Конец!" - подумал Петрович: он понял, что разоблачен, и приготовился к худшему. Однако Генрих молча положил трубку обратно и задвинул ящик.

    - Если Ирина узнает, с ней приключится инфаркт, - сказал он после паузы. - Например, моей бабушке сделалось плохо, когда она узнала, что я курю.

    - И она назвала тебя дураком?

    - Не помню... - Генрих усмехнулся. - Но всыпала она мне по первое число. И тебе бы надо.

    - Генрих... - замялся Петрович. - Давай лучше... фотографии посмотрим.

    - Хитрец... - Генрих покачал головой. Однако после короткого раздумья согласился: - Ладно уж, давай. Для успокоения нервов...

    Знакомые коробки извлечены были из шкафа и внесены под свет "библиотечного" торшера. Генрих приладил на нос очки ближнего боя.

    - На чем мы с тобой остановились?

    - Мы остановились... - Петрович задумался, вспоминая. - Мы остановились там, где ты родился.

    Первый снимок, где Генрих явился выпростанным из бесчисленных материй, Андрей Александрович сделал хотя не в студии, но с соблюдением всех правил эстетики. Некое возвышение, возможно, стол, покрыто было его роскошной светлой буркой; на бурке уложена атласная подушка с углами не острыми, но собранными в изящные бантики; а венчал пирамиду крепко сидящий нагой младенец со складчатыми ляжками. Это и был Генрих. Взгляд малыша казался осмысленным и почти ироническим, в то время как его четыре конечности занимались каждая своим делом. В целом фотография особенного впечатления не производила: обычное младенческое фото, приложение к метрике. У любого человека есть такие снимки, доказывающие лишь то, что он существовал в столь раннем возрасте. Первые Генриховы прямые воспоминания о себе относились уже к более позднему подмосковному краткому периоду семейного благоденствия - такого легкомысленного на фоне назревавшей мировой катастрофы. Мария Григорьевна с сестрой и Генрихом поселились на даче в Малаховке, и все время, покуда длилась эта дачная беззаботная жизнь, - все эти дни и месяцы солнце не заходило. Дамы, не расставаясь с зонтиками, прогуливались по дорожкам между какими-то беседками легкого дерева, между условными дачными заборчиками. Иногда они отважно, будто две белые яхты, пускались в плаванье по цветочным волнам окрестных лугов. Там, достаточно удалясь от нескромных взглядов, они предавались веселым играм в волан и в серсо, и даже делали гимнастические упражнения, рискованные со всех точек зрения. Изредка семейство наезжало к Елизавете Карловне, которая по такому случаю всякий раз вела Генриха к парикмахеру. Вероятно, по дороге из парикмахерской бабушка однажды завернула со свежеостриженным внуком все к тому же Отто Ренару. Генриха, в соломенной нимбообразной шляпе, одетого в традиционную "матроску", короткие штаны, гольфы и обутого в высокие шнурованные ботиночки, поставили на стул. С таинственным непонятным умыслом, со времен изобретения дагерротипа фотографы водружали детей на стулья, чтобы, создав опасность, внушить их лицам выражение тревоги. Подобное беспокойное выражение Петрович нашел потом у Генриха, снятого, правда, без стула, в промежутке между сталинградскими боями, - тогда фотограф застал его врасплох, и боец не успел принять бравый вид. Мальчуган на ренаровом портрете выглядел печально-встревоженным белым клоуном, - обычное дело: фотографические малыши иногда словно будущность прозревают в объективе камеры, но, спрыгнув со стула, они позабывают предвиденья и снова становятся безмятежны.

    И опять Генрих резвился на малаховской травке и, улыбаясь, прикрывался рукой от солнца. Солнца было много, просто море света, дни стояли один лучше другого. После прогулок Мария Григорьевна читала сыну вслух: он устраивался у нее на коленях в уютной бухте рук, и тела их повторяли изгибы друг друга. И Генриху, и Марии Григорьевне казалось, наверное, что жизнь остановилась, замерла в своем зените. Но жизнь никогда не останавливается, а только притормаживает, и чем основательнее она притормозит, тем круче понесет впоследствии...

    Генрих замолчал, всматриваясь в фотографию. В какой-то момент Петровичу показалось, что их четверо в "библиотеке": он, два Генриха и Мария Григорьевна. Но Петрович не видел пятого: из-за раздвинувшейся занавески за ними наблюдало женское лицо. Катя удовлетворенно окинула взглядом мирную сцену и беззвучно исчезла.

    Но история не Катя - ей скучны мирные сцены; завидя мирную сцену, она спешит перевернуть страницу. Что ж; следующая страница посвящалась уже не пустякам, а войне, войне с германцем. Правда, историческое событие почти не оставило следа в семейном архиве - только карточку, где Мария Григорьевна снята была в монашеском облачении сестры милосердия. Карточка эта предназначалась возлюбленному Андрею Александровичу, которого война в шестнадцатом году успела двадцати восьми лет от роду произвести в генералы. Фото почему-то не было отправлено, точнее, отправлено, но с большим перелетом - прямо в руки Петровичу. Надпись на его обороте уведомляла законного адресата в неизменной сердечной привязанности. Вообще война умеет проверить на прочность человеческие чувства; беда лишь, что за эту услугу она дорого берет. Так порой получается, что чувства проверены, а излить их уже не на кого, кроме как на могилу да на потрепанную фотокарточку. Но, помимо любовных чувств, война проверяет на прочность и рассудок человеческий, качество, всего меньше свойственное молодым женщинам. Можно сказать, что Мария Григорьевна с честью выдержала экзамен на чувства, но безнадежно провалилась при испытании на рассудок. Случилось это так. Когда всему цивилизованному миру уже надоела резня, война нашла себе в России новое пространство и свежую пищу. Здесь она совершенно одичала: выяснилось вдруг, что резать и убивать можно не только иноземцев и иноверцев, а и друг друга, не соблюдая притом никаких конвенций. И вот тут-то рассудок оставил Марию Григорьевну, как, впрочем, и всю страну, - она ринулась в пучину гражданского побоища. Конечно, двигала ею не жажда острых ощущений и не идейный порыв - просто она получила каким-то образом известие об Андрее Александровиче. Узнав, что он, как подобает офицеру и патриоту, сражается под деникинскими знаменами, любящая супруга решила непременно составить доблестному воину обоз. Напрасно Елизавета Карловна просила ее не увозить хотя бы Генриха - безумица желала соединить все элементы своего счастья. Напрасно свекровь ругала ее цыганкой и дурой - несправедливость первого утверждения обесценивала второе. "Не кончится добром твое путешествие, - ворчала Елизавета Карловна, отсыпая ей на дорогу свои драгоценности. - Помяни мое слово". И ведь оказалась права: не кончилось путешествие добром. Ничего не поделаешь; мудрому человеку только и остается в утешение - видеть, как сбываются его дурные пророчества.

    И снова из-за занавески показалось женское лицо - на этот раз Иринино:

    - Генрих...

    - Что?

    - Поздно уже. Вам пора закругляться.

    - Ну-уу... - голос Петровича уныло спланировал, - всегда закругляться.

    Генрих откинулся в кресле и зевнул, укусив себя за кулак.

    - Ирина права, - сказал он. - Потом досмотрим. Теперь у нас с тобой будет много времени.

    Но "потом" наступило не скоро. Покуда Мария Григорьевна с маленьким Генрихом долгими революционными поездами ехали со многими пересадками на юг, в сторону фронта, все семейство мучительно переживало пересадку Генриха-большого на пенсионную узкоколейку, шедшую, как он резонно полагал, в конечный тупик. Потеряв в одночасье дело и должность, Генрих выглядел как моряк с затонувшего корабля или как кавалерист, под которым убили лошадь. Всем домашним дано было вполне ощутить трагизм ситуации: Ирина с Катей узнали обе, что готовят они прескверно, Петя с его заслуженными отгулами представлен был к Ордену бездельников. Даже Петрович подвергся нелицеприятной, хотя и поверхностной ревизии на предмет успехов в науках, в результате которой их (успехов) Генрих не обнаружил. Однако, несмотря на беспокойное состояние духа, организм Генриха продолжал функционировать в прежнем режиме. Как всегда, он просыпался раньше всех в доме, делал гимнастику и надолго затаивался в уборной с недочитанными вчерашними "Известиями". Конечно же, он успевал покинуть "заведение" к началу трансляции гимна и под звуки величественных аккордов буйно, не щадя себя, умывался. Дослав на место челюсть, вычищенную с вечера сокровенно и тщательно, выбрившись с ужасным звуком и щедро омочив пожатые щеки польским лосьоном "Варс", Генрих являлся к завтраку. Все было как всегда, с той лишь разницей, что на лице его не было утреннего бодрого выражения. Хмуро Генрих жевал бутерброды, деля их предварительно ножом на маленькие одноразовые доли, хмуро пил кофе и хмуро слушал радио, которое повторяло ему слово в слово то же, что он уже прочитал в "Известиях", - именно, что в стране у нас происходит дальнейшее сокращение бюрократических звеньев и повсеместное омоложение кадров (это сообщение адресовано было непосредственно Генриху). Не радовали и новости из-за рубежа, - там тоже шло беспрерывное сокращение кадров, причем невзирая на их возраст. Зарубежные трудящиеся не вымещали свою досаду на близких, а вели борьбу за свои права, так что тамошней полиции приходилось то и дело разгонять дубинками их мирные манифестации.

    Генрих удерживался от манифестаций; только, надевая костюм и шляпу, он мрачно покашливал. Одевшись, он брал под мышку неизменный свой портфель (сильно похудевший) и, жестко хлопнув входной дверью, отправлялся "по делам". Шел он или в горсовет, где покамест продолжал депутатствовать, или в Совет ветеранов, или... Бог его знает, куда он шел - только не на лавочку, кормить голубей. Возвращался он рано, полный нерастраченных сил и злости, и, сидя на кухне, долго желчно ругал горсовет-говорильню, маразматиков ветеранов и... в общем, весь свет. Неудивительно, что у Ирины что-то подгорало на плите, и тогда уже от Генриха доставалось персонально ей.

    Но и Петрович ровным счетом ничего не выиграл от того, что Генриха "ушли" на пенсию. На руках его скопилось уже немало Генриховых векселей, но предъявить их к оплате не представлялось возможным.

    - Генрих... а Генрих, - подкатывался Петрович. - Ты обещал поводить меня по городу - помнишь? Ты хотел показать место, где Терещенке ногу оторвало.

    - Прости, - отвечал Генрих, - сегодня я не в настроении.

    И этими словами - всякий раз, за выпущением иногда слова "прости".

    Это был второй случай на памяти Петровича, когда тучи обложили семейный небосклон. Такое было уже однажды, когда Пете, по Генриховому выражению, "шлея под хвост попала". Петр ушел из дома и неизвестно где пропадал, а Катя все эти дни страдала, от слез переходя к сухой тоске, от тоски к апатии, а от апатии, внезапно, опять к слезам. Ее неизбывное уныние раздражало Генриха: "Хватит тебе разводить сырость! - сердился он. - А ну, возьми себя в руки". На что Катя мрачно возражала, что знает случаи, когда женщины, оказавшись в ее положении, не то что не могли взять себя в руки, а накладывали их на себя. Это она намекала на свою бабушку Марию Григорьевну. Что ж; теперь Генриху предоставилась возможность на собственном примере показать, как держит удар судьбы волевая личность. Сказать к его чести, слез он действительно не лил, хотя вечера стал проводить в своей комнате в глухом затворе. На вопросы домашних, что он там делает, Ирина, пожимая плечами, отвечала: "В шахматы играет".

    Генрих и вправду часами напролет сидел, обложившись шахматными журналами. Перед ним неподвижно стояли деревянные фигурки - будто зачарованные взмахом волшебной палочки. Казалось, что фигурки уже пустили корни в клетчатую доску, но нет: этим же вечером или следующим Генрих непременно делал ход. Тот же ход повторялся на маленькой доске, стоявшей на прикроватной тумбе, и в кожаной, снаружи похожей на портмоне, доске-кляссере, которую Генрих брал с собой на выход. Но самое главное - ход этот записывался в специальную открытку и с кратким, но любезным эпистолярным прибавлением отправлялся по почте. В членах клуба состояли не одни только советские граждане, но обитатели порой весьма отдаленных государств, поэтому шахматная мысль их, как звездный свет, сообщалась с большими задержками. Люди они были по большей части пожилые, так что не всегда доживали до ответной открытки, - надо думать, немало партий доигрывалось ими уже на том свете. Генрих с умершими одноклубниками, конечно, не переписывался, но сношения с "иным миром" ему иметь приходилось - в смысле капиталистической заграницы. Контакты с западными партнерами давались ему непросто. Скрепя свое партийное сердце, Генрих составлял дипломатически-учтивые послания, а партнеры и не догадывались, чего ему это стоило. Они отвечали ему по-дружески, попросту, и часто в коротких строках рассказывали о себе. Один из них, кажется, датчанин, имел неосторожность сообщить, что служит полицейским, чем возмутил Генриха до глубины души.

    - Нашел чем хвастаться... опричник! Это кому он там служит?!

    - А твой отец, - возразила Ирина, - твой Андрей Александрович служил царю-батюшке. И что теперь?

    Генрих пожал плечами:

    - Он присягу давал.

    - И полицейский давал. Я почти уверена.

    Ирина посоветовала Генриху играть с полицейским так, как если бы он был обыкновенным человеком. Но Генрих решил, что это будет противно его убеждениям, и предпочел поражению в принципах поражение на шахматной доске, то есть от партии с датчанином отказался.

    Что ж, в спорте без проигрышей не бывает. Несмотря на отдельные неудачи, в целом с выходом на пенсию турнирные дела Генриха пошли в гору. Он стал проводить в шахматном эфире все вечера, и это дало свои плоды: замаячила надежда получить еще при жизни первый разряд. Но только шахматы и сделали приобретение в лице Генриха-пенсионера. С Петровичем, например, его общение стало до крайности редким и формальным - тоже как у представителей разных миров. Отчего так случилось, зачем он словно стеной отгородился от прочего населения общей милой жилплощади, - ответ надо было узнавать в душе его, но это помещение находилось под замком.

    Несмотря, однако, на чьи-либо личные обстоятельства, время продолжало идти, отсчитывая дни и положенные астрономические фазы. Петрович давно уже отверг свое детское заблуждение, будто время способно ускоряться и замедляться. Нет, с научной точки зрения у времени не могло быть капризов: подобно большой карусели в парке, оно несло своих пассажиров с равной скоростью, сидели те в ракете, или верхом на лошадке, или просто на лавочке. Что касается Генриха и Петровича, ракета этой осенью не выпала ни тому, ни другому, а выпало обоим просиживать стулья: старшему, как сказано, за шахматами, младшему - в школе. Успехи первого от сиденья в целом можно было оценить на четверку, результаты же второго по окончании четверти в среднем оказались хуже. Тем не менее в положенный срок ноябрьский пасмурный пейзаж расцветился кумачом. Советская власть праздновала очередную собственную годовщину - испуская, как обычно, бездну самодовольства и невзирая на положение дел своих подопечных. Правда, на этот раз, впервые за многие годы, Генрих не пошел на демонстрацию, ибо время расформировало маленькую колонну "Союзпроммеханизации", которую он привык возглавлять. Но он смотрел по телевизору военный парад и даже обсудил с Петей некоторые новые образцы проехавших по Красной площади ракет. Потом Генрих и графин с мандариновыми корками приняли участие в общем семейном обеде. Обед был вроде как праздничный, однако никто так и не упомянул причины торжества.

    Петрович рассчитывал на помощь графина - он надеялся, что рюмка-другая расположат Генриха к общению, однако напрасно. Генрих, окончив трапезу, положил салфетку, встал, сказал: "Спасибо", - и удалился в свою комнату. И вот тут-то терпение Петровича лопнуло: он решил перейти в наступление. Он тоже встал из-за стола и последовал за Генрихом.

    - Достань мне, пожалуйста, фотографии, - попросил он.

    Генрих взглянул удивленно:

    - Хочешь смотреть один?

    - Один... если больше не с кем.

    - Ну уж и не с кем, - усмехнулся Генрих. - А я на что?

    И, к неудовольствию шахматных кукол, стол был освобожден для заветных коробок. Неловкость, возникшая между Петровичем и Генрихом из-за долгой их разобщенности, быстро прошла. Снова они рассматривали старые снимки, подводя их под лампу, и снова Генрих повествовал, изредка подсасывая свою пластмассовую челюсть. Опять из небытия являлись давно умершие люди и лошади, забытых форм трамваи и пароходы, и давно погаснувшее небо, и облака в небе, промелькнувшие, исчезнувшие задолго до того, как не стало фотографа, запечатлевшего их. Но Петрович знал один способ преодолеть пропасть, отделявшую его от персонажей черно-белого временнoго далека. Если не меньше минуты вглядываться очень пристально в их лица, то можно было увидеть, как под странными шляпами, за пенсне и вуалями оживали глаза. Под изобиловавшими пуговицами, педантично застегнутыми одеждами теплели тела; более вольными делались позы, легкими улыбками трогало губы, и казалось даже, что начинали слышаться голоса и обрывки разговоров.

    Но одно фото Петровичу никак не удавалось оживить: это был коллективный портрет красноармейского отряда. Судьба в те крутые годы горазда была на дикие шутки: вместо деникинского расположения занесло Марию Григорьевну с Генрихом в боевую дружину восставшего народа. Возможно, ее мобилизовали как медицинскую сестру или, может быть, реквизировали Елизаветины драгоценности, и она, чтобы не умереть с голоду, определилась добровольно. Как бы то ни было, на снимке с красноармейцами ее лицо и лицо маленького Генриха отчетливо просматривались в правом верхнем углу. К ним даже проведены были чьей-то рукой две карандашные стрелочки, и сделана поверх красноармейских голов надпись: "М. Г. и Генр. 1919 г." Красные бойцы на фото увешаны были вполне живописно шашками, маузерами и прочими боевыми атрибутами, однако на самом деле отряд этот воевал не на фронте, а в собственном революционном тылу. Эти маузеры и винтовки использовались для расстрелов, а шашки - девятилетний Генрих видел своими глазами - чтобы рубить людей, когда не хватало патронов. Кроме пожилого, лет тридцати, человека учительского вида, поместившегося в центре группы, никто в карательной команде не носил пенсне; бойцы в барашковых шапках, буденновках и фуражках были безусы, чубаты и очень молоды. У кого-то из них уши торчали вразлет, у кого-то нос отхватил себе половину лица, чья-то физиономия и вовсе состояла как бы из разных частей, заимствованных у кого попало. Но это было как раз знакомо, - вместе молодцы напоминали какой-нибудь стройотряд ПТУ, только вооруженный. Однако сколько ни вглядывался Петрович в их простые лица, его самодельная машина времени не срабатывала: красноармейцы не оживали. Петрович напрягал воображение: вот сейчас фотограф их отпустит, они загалдят, закурят; потом старший, со стеклышками, даст команду и несколько ребят пойдут в сарай и выволокут из него кого-то связанного, и "шлепнут" его прямо тут во дворе, и бросят, не закапывая, потому что некогда, потому что отряду пора идти дальше... Но вся эта сцена оставалась неподтвержденной фантазией; красные бойцы смотрели на Петровича хмуро и молчали, не желая признаться, так ли оно было на самом деле.

    Мария Григорьевна выглядывала из-за чьего-то суконного плеча без тени улыбки; ее усталое лицо опечатано было той же немотой, что и лица красноармейцев. И так же как они, женщина предпочитала держать Петровича в неведении на свой счет. Зачем она все-таки застрелилась? Ведь стоило ей только шепнуть, что она жена белого генерала, и хлопцы бы сами мигом вывели ее "в расход". А случилось ее самоубийство в том же девятнадцатом году. Предсмертная записка Марии Григорьевны, адресованная Генриху и хранившаяся у него по сей день, поясняла, что поскольку надежды встретиться с тем - он должен был знать, с кем - у нее не осталось, жизнь для нее более не имеет смысла. У сына же она в трогательных выражениях просила прощения и советовала ему, по возможности, пробираться в Москву к бабушке. На этом и закончилось ее безрассудное путешествие, в полном и даже чрезмерном соответствии с дурным предсказанием Елизаветы Карловны.

    Лицезрением многих обезображенных и растерзанных мертвых тел Генрих, как оказалось, не был достаточно подготовлен к виду небольшого женского трупа на промокшей от крови постели. Разум его помутился; мальчик схватил саквояж с немногими их вещами и бежал прочь из расположения кроваво-красной части. Но только с помутившимся разумом и можно было странствовать тогда по России. Девять месяцев продолжались его скитания, из которых он два провел в госпитале городка, названия которого даже не запомнил. Холера Генриха не одолела, с голоду он, как ни странно, не помер, и в один прекрасный день, отощавший и обовшивевший, явился с саквояжем в руке пред очи бабушки Елизаветы Карловны.

    Петровича немного удивляло, почему Генрих в своих рассказах никак не расцвечивал эту и впрямь необыкновенную одиссею, а напротив, всегда излагал ее почти скороговоркой. Интересно - так же вкратце или в подробностях излагал он ее Елизавете Карловне? И неизвестно, как она реагировала на его рассказ, - Петрович знал только, что бабушке сделалось плохо, когда она выяснила, что в своих скитаниях Генрих начал курить. Но в скитаниях Генрих приобрел не только привычку к курению, а и навыки заправского беспризорника. Елизавете Карловне удалось пристроить его в школу, но он находил еще достаточно времени, чтобы утверждать себя на городских улицах. Здесь уже начинались у него истории, никак не подтвержденные ни фото-, ни какими-либо другими документами. Петровичу запомнилась одна такая история, к слову сказать, не самая неправдоподобная. В Москве (голодной, между прочим) Генрих нанялся с другими мальчишками к какому-то частнику торговать вразнос ирисками. В конце дня продавцы отчитывались перед хозяином, получая положенное вознаграждение. И все было бы славно, если бы однажды хозяин не застукал Генриха за преступлением. Ириски выдавались продавцам на подносе, в виде цельного надрезанного пласта; продавать их полагалось, отламывая, сколько требуется. Генрих же повадился перед торговлей, спрятавшись в укромном месте, переворачивать пласт и вылизывать его "спину". Все были довольны: ничего не ведавшие покупатели, хозяин, имевший сполна свою выручку, и, конечно, сам Генрих. Но, как выяснилось, хозяин доволен был, лишь покуда не знал о Генриховых проделках, а узнав, избил его весьма крепко. Ирисочный фабрикант сломал Генриху ребро, но сделал из него пожизненного врага всякой частной собственности.

    Отомстило за Генриха советское государство - вскоре оно прибрало к рукам производство ирисок, а заодно и типографию, принадлежавшую Елизавете Карловне, хотя бабушка никому ребра не ломала. Теперь Елизавета Карловна из хозяйки превратилась в наемного управляющего бывшим своим предприятием, но и то сочла для себя везением (она действительно была мудрой женщиной). А народное государство, красноармейской шашкой добывшее монополию на выделывание ирисок, книжек и всего остального, быстро пошло в гору. Задымили повсюду советские уже заводы, поползли в небе меж дымов краснозвездые аэропланы. Планы бумажные претворялись на глазах: сказки в те годы сбывались быстрее, чем сочинялись. Счастливо поколение, чья молодость совпала с молодостью страны, и Генрих не был исключением среди сверстников: вместе со всеми он рос, чтобы сильным и закаленным встретить новую войну. Дореволюционное детство свое он почти перестал вспоминать, и лишь одна странная фраза изредка почему-то всплывала в его мозгу: "Мамa, гиб мир папир".

    Генрих на следующем фото был уже вполне узнаваем. Из расстегнутого отложного воротника рубашки торчала длинная, почти мальчишеская шея; бритва, даже самая взыскательная, еще не нашла бы себе поживы на нежных щеках. Но, хотя голову его драповым облаком покрывала объемистая, по тогдашней моде, кепка, это был, без сомнения, тот же человек, что сидел сейчас с Петровичем на диване. Все было впереди у юного Генриха; не скоро еще предстояло ему обзавестись очками, лысиной, морщинами и ишемической болезнью сердца. Взгляд его был тверд и полон оптимизма, - таким этот взгляд и оставался до последнего времени, до самого того дня, когда главк счел нужным расформировать "Союзпроммеханизацию"... Дело шло к институту, к женитьбе, так не понравившейся Елизавете Карловне, и к началу трудового поприща.

    Однако, нарушив плавный ход истории, в квартире неожиданно раздался дверной звонок. Кто-то из домашних открыл, и из передней послышалось падение костыля, терещенковский бас и тенор дяди Вали. Генрих прислушался и, вздохнув, сгреб со стола фотографии.

    - Все, - сказал он Петровичу, - Красная армия пришла.

    - Тогда пошли сдаваться, - улыбнулся Петрович.

    Дядя Валя, согнувшись, топтался посреди передней, тщетно пытаясь поймать шнурки собственных ботинок. Терещенко разувался, сидя на стуле, и тоже с красным от прилива крови лицом.

    - Здорово, камрад! - проревел одноногий таким густым голосом, что костыль его, прислоненный к стене, поехал вбок и снова упал бы, если бы его не подхватил Петрович. Этот костыль сегодня проявлял какое-то особенное своенравие, - ему словно надоели привычные артикулы, и поэтому он за все цеплялся, гремел и возил за собой половики.

    - Но же вы, братцы, ехали на машине? - удивилась Ирина.

    - А что такое? - пробасил невозмутимо Терещенко.

    - Ведь вы же... - она показала рукой как бы плывущую рыбу.

    - Про Вальку говоришь? Так я его к штурвалу не допускал.

    Дядя Валя, улыбаясь, помалкивал.

    Петрович пошел на кухню и посмотрел в окно. Двухцветный "Москвич" успел впасть в задумчивость, свойственную всем стоячим авто; передние колеса его увязли в раскисшей детской песочнице, никому теперь не нужной по причине ноябрьской непогоды.

    А в большой комнате раздвигался уже со стуком стол; в серванте заволновался представительский хрусталь. На кухне захлопал холодильник: салатам, колбасе и прочей снеди объявлялась повторная мобилизация. В короткое время приборы и закуски сформированы были в боевые порядки, и начался еще один в этот день праздничный обед. Розовый дядя Валя, у которого улыбка не сходила с лица, поднял рюмку:

    - Товарищи... - произнес он певучим тенором. -Товарищи, давайте, как говорится... в общем, за очередную годовщину.

    Присутствующие выпили без возражений - кроме, разумеется, Петровича. Терещенко тоже опрокинул в рот свою рюмку, отер усы и лишь потом прокомментировал тост:

    - Вальке хватит, - сказал он. - Следующий заход пропускаешь, слышишь... товарищ?

    Сам он предложил выпить за здоровье Генриха, который ("подлец!") даже не удосужился поставить друзьям отходную по случаю дембеля.

    - Что за радость? - мрачно отозвался Генрих.

    - Радуйся, что отышачил! И вообще...

    - Что вообще?

    Все с интересом посмотрели на Терещенко.

    - И вообще, - пробасил он внушительно, - будешь ты пить или нет?

    Собрание выпило за здоровье новоиспеченного пенсионера. Дядя Валя, которому велено было пропустить, проглотил тем не менее полную рюмку. Стукнув ею по столу, он поднял на Генриха заслезившиеся глаза.

    - Ты, Генрих, гордись! - сказал дядя Валя. - Такая биография... - Он повернулся к Петровичу: - И ты им гордись... Ты знаешь, что у него отец белогвардеец?

    - Знаю, - кивнул Петрович.

    - Ну вот... А он - коммунист. Сам себя выковал.

    Генрих его перебил:

    - Ты, Валя, и правда... уймись немного... - И, помолчав, добавил: - Ничего я себя не выковал. Просто я продукт своего времени.

    - Брось, не умничай, - прогудел Терещенко. - Валька как есть говорит, хоть и выпимши.

    Но Генрих помотал головой:

    - Уж ты мне поверь. - Он положил свою руку на лапищу одноногого. - Биография - это дело случая. Сейчас мне бояться нечего, и я могу рассказать один эпизод... кстати, Петрович, и ты послушай.

    Все за столом затихли, и Генрих поведал маленькую историю, скрытую некогда от заинтересованных органов.

    - Случилось это, не помню, в каком году... где-то в начале двадцатых. Моя бабушка, Елизавета Карловна, была... ну, словом, заведующая типографией. Жили мы в том же доме, что и до революции... я хочу сказать, что бабушке оставили в этом доме квартирку на первом этаже. А под квартиркой находился подвал: хороший такой подвал, вполне сухой, там бабушка прятала кое-какие вещи. И вот однажды забрался я в этот подвал - зачем, не помню - вообще-то я был разбойник. Забрался я в подвал, зажег керосинку и увидел... увидел, что там кто-то живет, - когда в помещении кто-то живет, это всегда заметно. Я, конечно, перепугался, побежал к бабушке и доложил ей, что в нашем подвале бандиты устроили "малину" - другого мне в голову не пришло. Но бабушка меня успокоила - дескать, поселились у нас вовсе не бандиты, а один родственник с юга; он поживет и уедет, но рассказывать о нем нельзя никому и ни в коем случае. Хотя я был еще малолеток, но держать язык за зубами жизнь меня уже научила. А таинственный постоялец действительно вскоре исчез. Происшествие почти забылось, и только много лет спустя, когда бабушку арестовали, она на свидании шепотом мне рассказала, что за "родственник" гостил у нас в подвале. Этот человек был, оказывается, специально послан из-за границы моим отцом, Андреем Александровичем, чтобы увезти меня... увезти из СССР.

    - Понимаете? - Генрих обвел слушателей глазами. - Чтобы увезти меня за границу.

    Все удивленно переглянулись. Катя посмотрела на Ирину:

    - Ты знала об этом?

    Ирина сделала головой неопределенное движение.

    - И почему же он тебя не увез? - спросил заинтригованный Петрович.

    - Бабушка не отдала.

    - Ну а ты... она не сказала тебе, почему?

    - Сказала, - нехотя ответил Генрих. - Она сказала - потому что была дура.

    Терещенко не все уловил в рассказе про бабушку и посланного человека, но уточнять не стал. Он выразился в том смысле, что все это дела семейные, а фронтовик из Генриха получился хоть куда, и в мирной жизни он изо всех начальников был самый приличный мужик.

    - Но если б она меня отдала, - сказал Генрих раздумчиво, - если бы меня не шлепнули на границе... то что вышло бы, Терещенко? Не сидели бы мы с тобой в одном окопе и не пили бы сейчас водку - вот о чем я толкую. Может быть, я стал бы полицейским и разгонял рабочие демонстрации.

    Но одноногий не склонен был к отвлеченным рассуждениям.

    - Это все философия и идеология, - пробасил он. - Это ты с Валькой поговоришь, когда он проснется.

    Дядя Валя и вправду заснул под шумок на своем стуле - с улыбкой на лице. Его отвели в детскую и уложили на Петровичеву кровать.

    А застолье продолжалось, и наконец наступило время для Пети, просидевшего весь вечер почти бессловесно. Катя просунула ему руку под мышку и что-то пошептала на ухо. Петя на ее шепот улыбнулся, потом поднял голову и оглядел компанию:

    - Спеть вам, что ли? - спросил он.

    Терещенко сразу оживился:

    - Эх, давай, Петро!.. Давно я тебя не слышал.

    И Петя без долгих приготовлений начал... Никто на свете - Петрович был уверен - никто на свете не пел так хорошо. Хохляцкие глаза Терещенко моментально увлажнились, да и все за столом слушали с таким благоговением, что не решались даже подпевать. Сам же Петя оставался странно, несообразно спокойным; он казался почти равнодушным к тому, о чем поет. Только голос... голос и едва уловимый, не похожий ни на чей, Петин запах пьянил придвинувшегося Петровича.

    Годы чудесные

     

    Гомон, гам, гвалт - далеко не синонимы, как не синонимы, например, табуретка, стул и кресло. Конечно, повсюду, где люди собираются во множестве - собираются случайно или движимые общей надобностью - всюду, за исключением погостов и кладбищ, воздух наполняется их голосами и дрожит. Но как отдельный человеческий голос способен звучать в широком диапазоне, так и их совокупность может роптать, галдеть, реветь на самые разные лады. Людская толпа - сообщество нервное, оттого и слова, обозначающие ее шум, все какие-то тревожные: чего ждать от толпы, когда вслед за глотками единый спинной мозг пустит в ход бесчисленные руки и ноги? В этих словах таится вековой страх человека перед себе подобными.

    Но не было в языке слов, чтобы описать большую перемену (да и другие перемены тоже) в третьей городской школе, где учился Петрович. Каким одним словом описать могучее "ура" атакующего войска, изумляющее и потрясающее противника? Или когда трибуны на футбольном стадионе делают такой выдох, что бабушки в прилегающих кварталах крестятся? Но "ура" глохнет, ибо войско залегло или перебито; трибуны стихают, потому что "наши" получили в свои ворота. Только третья школа не глохла и не стихала от звонка до звонка все двадцать минут, отведенные на большую перемену. Зато глох и немел всякий ее невольный посетитель (например, родитель, вызванный на учительскую расправу). Казалось, будто кто-то взял все фильмы про войну, сложил в один и пустил на полную громкость, - любой кинотеатр просто бы лопнул от такого кино, а третья школа не лопалась, хотя земля тряслась вокруг нее на триста метров. Сражение шло за каждый этаж: визг, хохот, вой, стоны отчаянья и кровожадные победные кличи, пальба дверей, гудение лестничных перил, хлопки портфелей, пулеметный топот ног... Если даже несчастному посетителю удавалось целым выскочить из школы, то снаружи ему грозила декомпрессия и кессонная болезнь. Неописуемый шум сопровождался стремительным и, казалось, беспорядочным движением по всему зданию, во всех направлениях одновременно. Здесь всяк повиновался мгновенному порыву, и никто не совершал обходных маневров; летучие отряды врубались друг в друга, перемешивались; тела большие, маленькие и совсем крошечные, сталкиваясь, отскакивали друг от друга, сообразно разнице масс. Страшный ветер ходил по школьным коридорам - такой ветер, какой бывает во время сухой грозы и который гнет и ломает даже взрослые тополя. Но к счастью, в коридорах не росло тополей - только гипсовый погрудный Ленин на втором этаже подпрыгивал и покачивался на своем фанерном пьедестале, драпированном кумачом.

    Лишь два человеческих подвида могли существовать и как будто мыслить внутри этого каждодневного урагана: многочисленные ученики десяти возрастных категорий и сравнительно более крупные и редкие преподаватели. Как могли они выживать в таких экстремальных условиях - загадка, но некоторые ученые говорят, что жизнь возможна даже на поверхности горячих светил типа Солнца.

    Тут можно было поразмышлять. Солнце и другие космические звезды - это практически неугасимые гигантские плавилища химических элементов. Где черпают они силу для своего вечного кипения - тоже была великая загадка, но она, к счастью, разгадана. Различия между атомами веществ и огромное внутреннее давление есть причина и постоянный источник энергии. Если применить параллель, то школа No 3, где учился Петрович, будучи энергетическим сгустком, удовлетворяла обоим названным условиям. Между ее атомами существовали и различия, и противоречия, а уж давление в ее стенах было просто ужасным. Что звезду, что третью школу можно было образно назвать плавильными тиглями, где происходили грандиозные процессы, так сказать, синтеза. Но было между этими объектами и существенное различие. В то время как звезды занимались, по мнению Петровича, делом полезным, то есть производили из простейшего водорода разнообразные сложные вещества, школа поступала наоборот: сплавляла разнообразные человеческие элементы в слитную массу, чтобы потом нарезать ее как попало на кусочки, весом от 30 до 60 кг. Каждое утро мальчики и девочки поступали сюда с собственным своим зарядом семейных и сословных особенностей в манерах, одежде и прическах, но уже после большой перемены едва ли чем отличались Эйтинген от Гуталимова, а Епифанова от Емельяновой (впрочем, две последние были в разных бантах). Как продукты, сваренные в едином бульоне, приобретают общий вкус и получают название супа, так и школьные ученики к концу дневных занятий имели, казалось, один вкус и запах и выглядели подчас полностью разварившимися.

    Из сказанного можно понять, что третья городская школа была местом не слишком привлекательным для посещения. Однако проблема в том и заключалась, что не посещать ее Петрович не мог. Каждое утро, примерно в одно и то же время, одной и той же дорогой с тяжелым портфелем и еще более тяжелым сердцем влачился он в проклятую школу. По зиме, окна в домах кое-где еще светились; в них, за тюлевой кисеей Петрович иногда замечал человеческое копошение. Кто были эти счастливцы, позволявшие себе утром в будень предаваться домашней неге? Пенсионеры, выжившие свой рабочий век, или школьники, удачно подхватившие грипп... кто знает. Но что-то ведь подняло их с постели в такую рань... неужто одно только злорадное желание - взглянуть из тепла, из затюлья на Петровича, тащившего на морозном ветру, как крест, свой портфель?

    Он добредал до улицы, которая так и называлась - Школьная. Вон и сама школа - не сгорела за ночь и не провалилась в тартарары; она слышна была издали, словно какой-нибудь нильский водопад. Но Петрович в мутные школьные воды окунуться не спешил. Было по пути одно место, которое он почему-то не мог миновать, не постояв хотя бы минутку. Позади троллейбусной остановки ("Школа No 3") располагалась яма какого-то важного канализационного коллектора, накрытая большой железной решетчатой крышкой. Зимой коллектор извергал густые клубы теплого, не слишком ароматного пара, а на крышке толпилось множество несчастных нахохленных голубей. Здесь-то Петрович и делал свой последний вдох перед погружением. Птицам он выкрашивал захваченную из дома булку, а сам, если оставалось время, с преступным наслаждением закуривал. Обычно на половине сигареты из школы слышалось дребезжание предварительного звонка, и это был звон по нему, по Петровичу. Он бросал окурок наземь, проталкивал его ногой под коллекторную решетку, по-мужски сплевывал и, посуровев лицом, шагал уже без задержек навстречу неизбежности.

    Школа походила на корабль во время срочной погрузки экипажа. Казалось, еще немного, и она отчалит, уплывет в невесть какие дали наук и образования. О, если бы это случилось, Петрович с радостью помахал бы ей вслед. В действительности, к сожалению, школа, как крейсер "Аврора", стояла на вечном приколе и даже успела дать свое имя улице и троллейбусной остановке. Тем не менее сцена посадки личного состава разыгрывалась ежеутренне. Петрович, конечно же, грузился с самым последним запыхавшимся дивизионом ученической пехоты. Торопливо взбегали они по истертому гранитному трапу на крыльцо, украшенное двумя облупленными полуколоннами, и на плечах друг у друга вваливались в школьный холл, безнадежно заслеженный и пахнувший сыростью. Техничка Полина Васильевна уже не просила вытирать ноги, а только со скорбной укоризной покачивала головой. Минуя ее, школьники попадали в длинную, сумрачную, словно трюм, раздевалку. Здесь вешалки, обозначенные соответствующими буквами и цифрами, гасили, подобно волнорезам, буйный смешанный поток учеников и распределяли его согласно классной принадлежности. Ко времени прибытия Петровича вешалка "В"-класса (как, впрочем, и соседние "Б" и "Г") ломилась под одеждами, осыпaвшимися при малейшем прикосновении.

    Мешкать было уже некогда. Петрович доставал из портфеля сменную обувь, отчего тот худел сразу вдвое. В этом портфеле Генрих привозил когда-то из московских командировок мандарины, помятые бананы и твердую очень вкусную колбасу. Но Петрович, унаследовавший портфель, не держал в нем ничего вкусного, и так называемые "бананы", что, случалось, в него попадали, были попросту школьные двойки.

    Спешно раздевшись и переобувшись в старые кеды с высунутыми для шика языками, Петрович начинал соображать, где ему искать свой класс. В третьей школе только вешалки с обозначениями классов оставались неизменно на своих местах, а сами классы, кроме младших, кочевали по кабинетам, подобно бродячим зверинцам или пастушеским племенам. Руководило этой миграцией сложное расписание занятий, составлявшееся в учительской и еженедельно менявшееся. Выработка наилучшего расписания очень занимала здешних педагогов, но поскольку лучшее - враг хорошего, то на каждой перемене можно было видеть растерянных заблудившихся учеников, а порой и целые скитавшиеся классы, не знавшие своего жребия: то ли им предстояла география в кабинете биологии, то ли алгебра в химическом. Петровичу даже снилось иногда - снилось, особенно накануне контрольных, что кружил он в тоске школьными коридорами, заглядывая подряд во все кабинеты. И везде, куда он ни заглядывал, к нему оборачивались чужие насмешливо-недоумевающие физиономии, а его собственного класса не было нигде, будто он канул. Урок пропадал, проходил, как жизнь; тоска большим шприцем вонзалась в грудь и сосала из сердца. Петрович все кружил и кружил, а из-за закрытых дверей доносились чужие голоса и гулко по-совиному отдавались в пустынных коридорах.

    Наяву, однако, все обстояло не так плохо. Просто надо было изловить за фартук какую-нибудь одноклассницу из тех, которые всегда все знают, и спросить у нее нужный адрес. Сегодня Петровичу удачно попалась Епифанова, - она завозилась у зеркала, долго и безуспешно пытаясь посадить на свой русый хвостик какую-то цветную прищепку в виде бабочки.

    - Привет, Епифанова. Не знаешь, где мы сегодня?

    - Я-то знаю, - Епифанова фыркнула, и бабочка у нее в очередной раз отвалилась. - Всем вчера говорили: с утра иняз. С "Б"-классом спариваемся. Немцы в библиотеку, а ты топай давай на третий этаж.

    Поразительно, как девчонки умели быть в курсе не только переменчивых расписаний, но и вообще всех школьных событий. О том, что "англичанка" сегодня заболеет, Епифанова знала, наверное, раньше самой "англичанки". Получив исчерпывающую информацию, Петрович двинулся на третий этаж, а Епифанова осталась изворачиваться у зеркала, - при всей ее осведомленности, все-таки глаз на затылке ей недоставало.

    Кабинет иностранного языка на третьем этаже был, как ни странно, настоящий кабинет иностранного языка. Такой привилегией - преподавать в одном постоянном кабинете - Эльвира Львовна пользовалась потому, что была завучем. По специальности Эльвира, так же, как и чем-то захворавшая Маргарита Аркадьевна, была "англичанкой". В силу этого совпадения, два класса, "Б" и "В", по выражению Епифановой, и "спарились" своими английскими половинками в ее кабинете. "Спаривание" это произошло не вдруг, а имело прелюдию в виде пересадок и перепрыжек с парты на парту, толчков и долгих взаимных препирательств. Наконец Эльвира Львовна постучала по столу:

    - Так! - сказала она, - так! так!

    Потом Эльвира, будто фея, взмахнула указкой и велела народам жить дружно. Насчет дружбы народов она пошутила, тем более, что скоро выяснилось, что дружба дружбой, а для Эльвиры Львовны народ "Б" отнюдь не равнялся народу "В". Как мать в толпе детей всегда выделяет и слышит своих собственных, так Эльвира видела в классе только "бешников", и только их английское произношение ласкало ей слух. Проблема была в том, что диалекты, на которых изъяснялись Эльвира Львовна и Маргарита Аркадьевна, и соответственно их питомцы, существенно разнились. Рассудить, чье произношение правильнее, мог бы, наверное, природный британец, но таковых, конечно, в классе не было, да и не британцы тут ставили оценки в классный журнал. Сегодня не стоило рисковать, выясняя фонетические тонкости, потому что ото всего англоязычного мира здесь представительствовала одна только Эльвира Львовна.

    Но надо сказать, "бешники" и вправду демонстрировали чудеса дрессировки. Они так ловко шепелявили английскими согласными, будто у них не хватало передних зубов, а звук "р" объезжали так изысканно, словно были все картавыми от рождения. "Бешники" отвечали и переводили с видимым удовольствием, повинуясь легким взмахам Эльвириной указки. Между ними и училкой чувствовалось то особое взаимопонимание, какое бывает между цирковыми животными и их наставником. На таком высокохудожественном фоне "В"-класс совершенно потерялся: его лучшие представители сбивались и мямлили, так что самим делалось противно. Слушая их, Эльвира Львовна хмурилась, мрачнела и наконец не выдержала:

    - Не пойму, - воскликнула она раздраженно, - чем это вы занимались с вашей Маргаритой Аркадьевной?

    Посрамленные "вешники" промолчали, но вопрос и не требовал ответа.

    - А теперь, - обьявила Эльвира Львовна, - теперь показываем, как надо читать. Слушаем все, особенно "В"-класс.

    В наступившей тишине Петровичу почудилась неслышимая барабанная дробь. Эльвира торжественно взмахнула указкой:

    - Вероника, плиэз... Кам хиа.

    За его спиной послышалось шуршание, и внезапно на Петровича налетел словно ветерок. Ветерок, пахнyвший розовым маслом, сбросил с парты его тетрадку, и когда Петрович нагнулся, чтобы ее поднять, он успел разглядеть босоножки и две круглые пятки. Эти пятки не расплющивались, а при каждом шаге, как в танце, повертывались слегка внутрь.

    Эльвира Львовна не глядела на Веронику, а только слушала, - она ценила в человеке одно лишь его произношение. Петровичу же, наоборот, до произношения было мало дела, - его интересовали сами губы, выпевавшие эту английскую чушь. Он смотрел на них и думал о том, что у Деундяк из его класса рот очерчен правильнее. А у Крючковой глаза больше, хотя и не синие. Правда, у них обеих противные фамилии... Кстати, какая у Вероники фамилия? Петрович попытался вспомнить и не смог. "Ладно, - сказал он себе, - при чем тут фамилия".

    Но если не в фамилии было дело и не в английском произношении, то в чем тогда? В круглых пятках? В розовом ветерке?.. Глупости. Все это Петрович уже проходил - ведь он знал Веронику не первый год. Тем более, что здесь и без него было перед кем покрасоваться - в классе сидело еще штук двадцать мальчиков. Так пытался он себя образумить и сам себе врал, не решаясь признать, что Вероника застала его врасплох. Наверное, она была в курсе предстоящего спаривания классов и успела хорошо подготовиться - ведь пришла же она сегодня без этих... шерстяных рейтуз. Нет, что ни говори, а если Вероника затевала с ним давнюю свою игру, то сегодня она сделала удачный ход. В груди у Петровича образовалась вдруг странная пустота, какая бывает при испуге. Ему надо было срочно собраться с мыслями и выработать ответную стратегию.

    Но в этот момент раздался звонок на перемену.

    - Инаф, - объявила Эльвира Львовна. - Урок окончен.

    Что случилось на уроке английского? Ничего не случилось. По выходе из кабинета Петрович был сбит пробегавшим десятиклассником, встал и тут же получил от кого-то новый толчок. Ужасно захотелось курить. Прямо с портфелем он зашел в туалет третьего этажа. Здесь не так слышалось безумное орово перемены, зато висел холодный невыветриваемый смрад. По счастью, старшеклассников в туалете не было - только ровесники Петровича, да какой-то салага, который застенчиво страдал, взобравшись "орлом" на замызганный стульчак. Человек пять "англичан" обеих букв курили одну сигарету на всех. Своим появлением Петрович лишь на миг испугал этот интернационал, - порхнувшие было по сторонам курильщики снова приняли вальяжные позы, и окурок материализовался в чьем-то кулаке.

    - Вольно, - усмехнулся Петрович и пристроил портфель на заплеванном подоконнике. Сигареты у него были собственные - две штуки в пенале для авторучек.

    - Богатенький! - осклабился желтозубый губастый Трубицын. - Оставишь затянуться?

    - Угу... - нехотя пообещал Петрович. Он не любил Трубицына и за желтые зубы, и за хвост рубашки, вечно торчавший из ширинки, и - главное - за его постоянный невыносимо пошлый треп. Словарь трубицынский и произношение были целиком заимствованы у старшеклассников. Если бы старшеклассники в школьных туалетах изъяснялись по-английски, то Трубицыну цены бы не было на Эльвириных уроках.

    - А чё, паря, телки у вас в классе зашибись, не то что наши коровы. - Трубицын тыкал в грудь "бешника" Терентьева. - Ты нас познакомь.

    - Сам знакомься, - вяло отвечал Терентьев.

    - Не, в натуре - вон у Верки какие булки... Скажи? - Он толкнул Петровича плечом, ожидая подтверждения.

    Но Петрович промолчал. Он бросил сигарету на пол - почти целую - и задавил ботинком.

    - Эй! Ты же обещал оставить! - возмутился Трубицын.

    - Только не тебе... козел, - ответил Петрович.

    Он сказал это тихо, но все присутствующие расслышали, включая салагу, сидевшего на унитазе. Трубицын от неожиданности даже не психанул; он замер, темнея лицом, потом осведомился, тоже негромко:

    - Ты это чё - биться хочешь?

    - Угу, - кивнул Петрович.

    Шутки кончились; с этой минуты они были противники.

    - Давай не в сортире, - предложил Трубицын. - Здесь по-нормальному не получится.

    - Угу, - согласился Петрович. - Давай после уроков, за школой.

    С души отлегло. Теперь только Петрович понял, как давно он не совершал в жизни серьезных поступков. Тело его дрожало, но это был не страх, а жажда действия. Все прочее потеряло значение, и даже мысли о Веронике отошли на задний план. Разделаться с Трубицыным, уничтожить его - вот что стало главным. Трубицын, тварь... Вот почему Петровичу так противна была эта школа! Ну уж сегодня все будет кончено - кончено раз и навсегда. Он подумывал даже, не убить ли ему этого паршивца совсем - пойти вниз в столовую, украсть ножик, и ага...

    Так пролетела дневная сессия - впервые за многие месяцы незаметно. Уроки Петрович не слушал. То и дело оборачиваясь назад, он искал взглядом Трубицына, словно хотел удостовериться, что тот еще не сбежал. Но Трубицын не собирался бежать, а, набычась, отражал Петровичевы огненные взоры и своими карими глазами посылал ему ответные лучи смерти. На переменах враги держались друг от друга на отдалении, чтобы не сцепиться прямо в школе. Тем не менее слух о предстоящем сражении скоро обошел "В"-класс, не только наэлектризовав его мужскую половину, но даже и в женской прогнав скуку. Постепенно сформировались две партии, стоявшие одна за Петровича, а другая за Трубицына. Как заметил с досадой Петрович, за него выступали в основном девочки, не любившие толстогубого Трубицына за хамство, а мальчики в большинстве сочли все-таки, что Петрович оскорбил Трубу незаслуженно. Но независимо от того, как распределялись голоса болельщиков, ясно было, что поединок сегодня не обойдется без зрителей.

    Так и получилось. "Вешники" мужского пола вышли после занятий группой человек до десяти, словно собрались в культпоход. Посовещавшись с минуту, они попрыгали с крыльца и, по-собачьи растянувшись цепочкой, двинулись в обход школьного здания. Обогнув два угла, мальчики попали на хоздвор, пересекли его и скрылись за котельной пристройкой, давно уже бездействовавшей, и которую полагалось бы сломать еще лет двадцать назад. То, что происходило за пристройкой, на так называемом "пятачке", уже не могли видеть сторонние наблюдатели - не могли, потому что "пятачок" огораживали две слепые стены и забор. Спасибо архитектору, позаботившемуся устроить для школьников такое удобное место, где они могли бы покурить в хорошую погоду или в подражание взрослым выпить какой-нибудь шестнадцатиградусной дряни. И не было удобнее ристалища для турниров, кровавых и не очень, без каких не обходится ни одно заведение, где подрастают мужчины. Многое видели эти щербатые кирпичные стены, но о чем знали стены, того не хотели знать школьные преподаватели. Словно по уговору, они никогда не совали носа на "пятачок" - и правильно делали.

    Сюда-то и пришли дуэлянты в сопровождении одноклассников, прятавших свое желание поглазеть на драку за суровыми и значительными минами. Убедившись, что никого из старших поблизости нет, мальчишки побросали в сугроб портфели и зачем-то прогнали снежками крутившуюся тут же компанию дворняг. Собаки и сами бы ушли, ведь их на школьные задворки привела не жажда зрелищ, а естественный интерес к столовским объедкам. Затем Петрович и Трубицын разделись, сдав пальто на хранение секундантам. Роковое мгновенье близилось, но... то ли приготовления к драке были слишком долгими и церемонными, то ли мороз остудил Петровичу голову, - он вдруг почувствовал, что благородная ярость, переполнявшая его до сих пор, неожиданно улетучилась. Как ни противна была трубицынская физиономия, Петровичу вдруг показалась странной сама надобность бить по ней кулаком.

    Но ему помог сам Трубицын, который размахнулся... и первым же ударом выбил из Петровича несвоевременные сомнения. Дело началось. Махались они "боксом", как большие: кататься по земле, сцепившись в рукопашной, считалось уделом малолеток. Будь соперники постарше, а кулаки у них потяжелее, кто-нибудь наверняка был бы скоро повержен, так как оба мало заботились о защите. Однако силы их хватало только на то, чтобы прибавлять друг другу все новые синяки. Пускать в ход ноги запрещалось по уговору, однако обоих то и дело подмывало отвесить противнику пинка. "Ногой?!" - возмущенно хрипел Петрович. "Сам ты ногой!" - злобно отвечал Трубицын. Несколько минут бойцы топтались в снегу, кое-где уже обагренном кровью из разбитых носов. Зрители, поначалу бурно обсуждавшие каждый удар, примолкли; кто-то сердобольный даже посоветовал им "завязывать" и предлагал объявить ничью. Трубицын, чьи толстые губы совсем распухли, сопел уже без особого энтузиазма и, наверное, от ничьей бы не отказался, но у Петровича словно "зашкалило". Он и сам был уже почти не в состоянии поднять руки, однако, навалившись на противника всем телом, вошел с ним в клинч. Лица их сблизились так, что Петрович мог бы укусить Трубицына за нос, но это было против правил.

    Надо полагать, драка все же кончилась бы ничьей, если бы... если бы Трубицын не проявил неожиданную находчивость. А может быть, ему просто надоело толкаться с Петровичем, - одним словом, он вдруг резко подался назад и, увлекая Петровича за собой, упал спиной в снег. Но, падая, Трубицын успел выставить ноги и этими ногами так подбросил Петровича, что тот, перевернувшись в воздухе, угодил в сугроб. Мальчишки, с самого начала больше сочувствовавшие Трубицыну, пришли в восторг от удачного приема.

    - Все! - закричали они. - Победа!.. Труба победил!

    И хотя Петрович, выбравшись из сугроба, кинулся было снова в бой, несколько рук его удержали. Между противниками встал Васильев - он пользовался авторитетом в таких делах, потому что был в классе самый рослый, рассудительный и к тому же второгодник.

    - Хорош, - объявил Васильев. - Вы обои свое доказали.

    Петрович понял, что его не отпустят, и перестал вырываться. Васильев нахлобучил ему шапку и важно провозгасил:

    - Всё, пацаны, теперь мир!.. - И он обернулся к Трубицыну. - Так, Труба?

    - Мне-то фто... - мрачно прошепелявил Труба разбитыми губами и длинно кроваво сплюнул. - Мир так мир.

    Ноги у него заметно дрожали.

    - Ну а ты? - строго спросил Васильев.

    Петрович помолчал и нехотя согласился:

    - Ладно... Но пусть он про нее больше такого не скажет.

    - Про кого?

    Мальчишки переглянулись:

    - Это он про ту, в колготках, из "Б"-класса.

    - Стало быть, они бабу не поделили...

    - Да сдалась она мне... - Трубицын опять сплюнул и прибавил в адрес Вероники непечатное слово.

    Петрович опять рванулся к нему, и опять Васильев его удержал.

    Кончено... Минуту спустя Петрович уже одевался. Когда он застегивал пальто, руки не слушались его и дрожали. И ноги под ним тоже дрожали - не хуже, чем у Трубицына. Петрович подумал, что сейчас ему хватило бы легкого тычка, чтобы упасть и не подняться.

    Но уже никто не давал ему тычков. Мальчики разобрали портфели и подались к выходу. Они болтали о чем-то безотносительно к произошедшей драке. Никто не приобнял Петровича за плечо, не сказал ему слова ободрения, не позвал с собой. "Ну и черт с ними!" - пробормотал он. Он сел на деревянный ящик, стоявший у стены, и откинулся. Васильев, уходивший последним, равнодушно спросил:

    - Ты чего уселся? Пошли.

    - Сейчас, - махнул рукой Петрович. - Только снегом умоюсь.

    Оставшись один, он действительно отер лицо снегом. Средний палец на правой руке сильно болел и на глазах опухал. Морщась, Петрович мокрыми руками влез в портфель и нашарил там пенал с последней своей сигаретой. Сейчас, когда схлынуло воинственное возбуждение, душу его затягивало какой-то тоскливой мутью. Пережитая военная конфузия соединилась с досадой на свой язык: зачем, спрашивается, он открылся насчет Вероники. А в перспективе у Петровича было неизбежное объяснение с домашними и, как следствие, испорченный остаток дня. А завтра опять в школу, только уже с разбитой физиономией... "Тьфу!" - Он плюнул меж колен, и плевок его получился такой же красный и тягучий, как у Трубицына.

    Неожиданно где-то совсем рядом скрипнул снег. Он повернул голову и увидел Веронику. Она была в замшевых сапожках, короткой белой шубке, а губы ее, вопреки морозу, алели, словно накрашенные.

    - Курить вредно, - сказала она.

    - Это ты... - нахмурился Петрович. - Чего приперлась?

    - Так... - Она повела плечом. - Ребята твои сказали, что ты здесь.

    - А тебе что за дело? - Он старался спрятать от нее свое разбитое лицо.

    - Да ничего... - Вероника отставила ногу и посмотрела на свой сапожок. - Это не ты того губастого так разукрасил?

    - Он меня тоже. - Петрович усмехнулся.

    - Правда? Покажи.

    - Отстань.

    - А они мне сказали... - она прищурилась, - они сказали, что ты с ним из-за меня подрался. Не врут?

    Петрович отвернулся:

    - Это неважно...

    - А для меня важно.

    Она шагнула ближе и наклонилась:

    - Ну покажи, где он тебя.

    Как Петрович ни уворачивался, Вероника поймала руками его лицо.

    - Совсем не страшно. - Она по-матерински улыбнулась. - Вот здесь только чуть-чуть.

    Она дотронулась пальцем до его распухшей скулы, а потом вдруг придвинулась и, окатив запахом розового масла, поцеловала его прямо в синяк. Петрович оцепенел от неожиданности, а Вероника, придержав свою белую шапочку, выпрямилась и огляделась по сторонам. Она огляделась на предмет ненужных свидетелей, но какие там были свидетели - две слепые стены и забор.

    - Ладно, - сказала Вероника после небольшой паузы. - Я пошла.

    Она прибавила к словам долгий синий многозначительный взгляд, но ответа так и не дождалась. Петрович сидел неподвижно, словно парализованный, а в ногах его, умирая, шипела выпавшая из пальцев сигарета. Уже белая шубка скрылась за углом котельной, а он все сидел, глядя бессмысленно ей вслед. И неизвестно, сколько бы он так просидел, если бы из-за угла этого вдруг не показалась собачья бородатая морда и не уставилась в свою очередь на Петровича. Дворнягам пора было на школьную кухню, а ему... что ж, ему пора было топать домой. Теперь только почувствовал он, что продрог и голоден.

    Выйдя на хоздвор, Петрович встретил там школьную техничку.

    - Батюшки! - Полина Васильевна всплеснула руками. - Кто это тебе так разуделал?

    Петрович, вспомнив дяди-Валино присловье, улыбнулся ей непослушными губами:

    - Ничего, Полина Васильевна, до свадьбы заживет.

    Свадьба могла подождать, это правда. А вот обед не мог ждать, пока к нему вернется нормальный прикус. Только севши за стол и попробовав есть, Петрович обнаружил, что челюсти его перекосились и отказывались не только жевать, а и вообще как следует схлопываться. Он улыбнулся, вспомнив Иринину старую шкатулку для ниток, у которой створки вот так же не сходились между собой, - и улыбка отдалась ему болью за ухом. Ко всему прочему не гнулся и не хотел держать ложку выбитый палец. Оставалось утешаться надеждой, что и Труба, если он обедал в эту минуту где-то за тридевять домов отсюда, тоже чувствовал себя не лучше.

    Глядя, с какими мучениями он ест, Ирина вздыхала и по-бабьи качала головой - прямо как техничка Полина Васильевна. Удивительно, до чего эти женщины впечатлительны. Наконец Петрович не выдержал:

    - Послушай, Ирина, - взмолился он, - я ведь все уже тебе объяснил. Не вздыхай, пожалуйста, а то у меня аппетит пропадает.

    Насчет аппетита, это он, конечно, преувеличил. Обед Петрович умял до последней крошки, несмотря на неисправные челюсти. Наевшись, он объявил Ирине, что идет к себе, и попросил его больше не беспокоить, потому что он будет заниматься.

    - Занимайся, - кротко согласилась Ирина. - Теперь самое время тебе позаниматься. Но имей в виду, что вечером будет у тебя серьезный разговор.

    Однако, закрывшись в своей комнате, Петрович и не подумал приступать ни к каким занятиям. Наоборот, он пнул с отвращением ни в чем не повинный портфель и задвинул его ногой под стол. Вместо занятий Петрович улегся навзничь в кровать и, заложив руки за голову, уставился в потолок. В тишине и покое он хотел привести в порядок свои мысли и впечатления, но нельзя сказать, чтобы это легко ему удалось. Сначала перед его мысленным взором шли, как на телеэкране, повторы сегодняшних происшествий, из которых главным был, конечно, поцелуй Вероники. Затем незаметно к делу подключилась фантазия: поначалу она только придавала реальным событиям новую форму, разливая их, так сказать, по своим сосудам, но потом разгулялась и стала пририсовывать к ним разные продолжения. Так, негодяй Трубицын получил сразу несколько вариантов своего будущего - один ужаснее другого. Однако гораздо сильнее, чем судьба Трубицына, Петровича занимала его собственная судьба. Здесь фантазия рисовала благоприятную перспективу, хотя довольно несвязную и туманную. Во-первых, эта перспектива была обратная, потому что даль ее не сходилась в одну точку, а наоборот, выходила вся из сегодняшнего нечаянного поцелуя на школьных задворках. Во-вторых, фантазия в принципе не умела нарисовать Петровичу его будущность в виде ряда событий или какого-то маршрута, а предлагала ему словно набор картин, хотя и весьма увлекательных. Везде на этих картинах присутствовали и голубые Вероникины глаза, и губы цвета вишни, и - что уж таить греха - некоторые невидимые днем, но соблазнительные (по уверению фантазии) части ее тела. И было там множество поцелуев, от которых Петрович уже не цепенел, а принимал в них равное и деятельное участие.

    Нет, он не строил никаких планов, а если и пытался, то фантазия вмешивалась и рушила все логические конструкции. Но постепенно и фантазия теряла монополию в сознании Петровича: в ее картинах стали появляться новые, непрошеные действующие лица, и задвигались, и слышимо заговорили. Фантазия уступала - уступала тому, кто был сильнее нее.

    Спящий Петрович не видел, как стемнело, и наступил вечер. Пришел откуда-то Генрих, следом за ним вернулись с работы Катя с Петей. Старшие ужинали, потом на кухне о чем-то говорили, но Петрович ничего не слышал, потому что спал. Наконец он проснулся, - кто-то заметил, что под дверью в его комнату показалась полоска света.

    - Иди, - сказал Генрих Пете. - Бери его тепленьким.

    Когда Петя вошел в Петровичеву комнату, тот сидел растрепанный на смятой постели и пытался пошевелить распухшим пальцем.

    - Привет, - поздоровался Петя. - Мне сказали, что ты тут усиленно занимаешься с самого обеда. - Он покосился на портфель, задвинутый под стол.

    - Угу... - ответил Петрович.

    Петя присел к нему на кровать.

    - Вообще-то мне велено с тобой поговорить.

    - Я понял, - кивнул Петрович.

    Наступило молчание. Петя почесал себя за ухом, зачем-то огляделся и снова почесал.

    - Ты пойми, - сказал он наконец, - мы не можем забрать тебя из школы, как забрали из детского сада. Если у тебя проблемы, с ними надо справляться.

    - Я справляюсь... как видишь.

    - Да? Ну-ка, покажись... - Петя усмехнулся. - Положим, справляешься... А как у тебя, товарищ, с уроками?

    - Нормально... палец вот только болит... Сейчас умоюсь и сяду.

    - Обещаешь?

    - Обещаю.

    - Ну и славно... - Петя покачался на кровати. - Я, собственно, за этим и приходил.

    Кровать под Петиным весом заохала, подбрасывая Петровича. Он искоса с уважительной завистью взглянул на Петин могучий торс.

    - Послушай, - спросил он, - а когда ты стал... ну, таким... я имею в виду - вырос?

    - Возмужал, ты хочешь сказать?.. - Петя задумался на мгновение и улыбнулся: - Не знаю... наверное, когда в Катю влюбился. А почему ты спрашиваешь?

    - Так... Пора бы и мне уже... возмужать.

    - Ты этого хочешь?

    - Очень.

    Петя посмотрел на него внимательно:

    - Я знаю один способ. Надо поменьше об этом думать, и ты сам не заметишь, как это случится.

    - Не замечу?

    - Ну... может быть, заметишь. Главное - не торопить события. Помнишь, мы с тобой читали про чайник, - чем меньше о нем думаешь, тем быстрее он закипает.

    На том и завершился "серьезный разговор".

    Петрович думал над Петиными словами, но увы, жизнь не хотела слушаться никаких установок. Во-первых, влюбившись по уши, Петрович не почувствовал никакого возмужания, а наоборот, размяк и ослабел душой. Во-вторых, как ни пытался он отвлечься мыслями от Вероники, у него ничего не получалось. Всякий слух о ней обжигал его изнутри, всякая нечаянная встреча с ней в школьных коридорах подвергала его сердце испытанию на разрыв. "Чайник" Петровича неуправляемо бурлил, изливая в душу кипяток и стуча черепной крышкой. Трагедия была в том, что они учились в разных классах, отчего Петрович ревновал Веронику ко всем "бешникам", включая девочек. Зато английское "спаривание" превратилось для него в какой-то сладостный кошмар. Здесь Петрович совсем себя не контролировал: беспричинно грубил Эльвире Львовне и с легким сердцем хватал двойку за двойкой. Слушал он только шуршание за своей спиной и ждал только одного - когда Эльвира вызовет Веронику.

    Все эти дни они ни разу не виделись наедине. Это было странно, потому что при желании Вероника могла запросто устроить свидание - могла тем более, что Петрович подавал к тому множество поводов. Он старался показаться ей на глаза на каждой перемене; он даже сумел выучить расписание - не свое, конечно, а "Б"-класса. Но Вероника вела себя не так, как раньше, - она словно нарочно держалась на отдалении. Что это было - рассчитанная игра, намеренная уловка, или... она стала его бояться? - Петрович не понимал. Но инстинкт подсказывал ему: бесконечно так продолжаться не может.

    И инстинкт его не обманул. Это случилось спустя восемь дней, если считать от того поцелуя, который был как первоначальный взрыв, породивший Вселенную. В этот день с утра классная руководительница "вешников", математичка Зоя Ивановна, объявила, что вместо ее урока назначается репетиция к ежегодному смотру "строя и песни". Мероприятие это было Петровичу глубоко ненавистно, - маршировать, распевая хором какую-то бодрую ахинею, - что может быть глупее... и унизительнее. Со времени прошлого смотра прошел год; Петрович стал на год старше. Он твердо решил, что на сей раз откажется от участия в коллективной клоунаде, чего бы ему это ни стоило. Улучив момент, когда классная осталась одна, он подошел к ней и тихо, но твердо заявил:

    - Зоя Ивановна, я маршировать не буду.

    - Заболел? - спросила она подозрительно.

    - Нет, - ответил Петрович, - не заболел. Просто не буду.

    Она взглянула на него с искренним изумлением.

    - Но почему же, Гоша?

    - Так... Не хочу строить из себя идиота. Хотите, ведите меня к директору, хотите исключайте из школы.

    Зоя возмутилась:

    - А что, если все так скажут: "Не хочу, не буду", - что тогда?

    - Не знаю... - Петрович усмехнулся. - Школа обвалится.

    Зоя надолго замолчала. Она щелкала шариковой ручкой, напрягая свои педагогические извилины.

    - Хорошо, - сказала она наконец. - То есть ничего хорошего... Раз ты такой умный, будешь у меня в классе убираться вне очереди. Надеюсь, с тряпкой в руках ты не будешь чувствовать себя идиотом?

    - Никак нет, Зоя Ивановна! - просиял Петрович. - Спасибо.

    - Пожалуйста... - вздохнула классная. - Глаза бы мои не смотрели... Да, постой... ребятам скажешь, что у тебя нога болит.

    Вообще-то уборка класса производилась учениками по очереди, но часто служила воспитательным целям. Ничего здесь не было необыкновенного, ведь труд как исправительную меру изобрели не в третьей школе. После занятий Петрович сходил к Полине Васильевне за ведром и шваброй, набрал в туалете горячей воды и принялся за дело. Двигая столы, он выметал из-под них конфетные фантики, пуговицы, записки... одним словом, обыкновенный школьный мусор. Нет, за этим занятием Петрович не чувствовал себя идиотом - он мел и что-то насвистывал, мел и насвистывал... и не видел, что в дверях кабинета давно уже стоит Вероника. Лишь случайно разогнувшись, он боковым зрением уловил ее присутствие и вздрогнул. Внутри него сделалось опять горячо, будто он хлебнул кипятку.

    - Привет, - сказала она.

    - Здравствуй... Как ты меня нашла?

    - Ну... просто ты не вышел из школы, я и подумала...

    - Значит, ты меня пасла?

    Она улыбнулась:

    - Ты же пасешь меня.

    Петрович смущенно покачивал швабру.

    - Хочешь, помогу убраться? - предложила Вероника.

    - Ты испачкаешься.

    - Не страшно. - Она встряхнула золотистым хвостиком. - Давай, а то на тебя смотреть жалко, на неумеху.

    - Ладно, - усмехнулся Петрович. - Покажи, как надо.

    Вероника мыла полы легко и по-женски ловко. Движения ее были изящными, словно она не шваброй орудовала, а исполняла балетный этюд.

    - Хорошо у тебя получается, - сказал Петрович негромко, со значением.

    - Что?.. - Она разогнулась и одернула платье. - Знаешь... ты смотри куда-нибудь в сторону... ну хоть в окно.

    Нет, конечно, ни в какое окно Петрович смотреть не мог - только на Веронику. И весь бы век смотрел он, как танцует она со шваброй, как играет ямочка на ее щеке, порозовевшей, надо думать, от работы. Однако всякому удовольствию приходит конец. Долго ли, коротко, пол был вымыт, парты расставлены по местам, и пришло им время решать, как быть дальше. Остаться в классе? Но они знали, что Полина Васильевна после уборки запирала все кабинеты. Пойти на улицу? Но там было холодно и множество посторонних глаз.

    - А пошли в раздевалку, - предложил Петрович, - в спортзал. Там сроду не запирают.

    Вероника согласилась, и они пошли сдавать техничке арендованный инвентарь. Полина Васильевна посмотрела на парочку пристально поверх очков, но ничего не сказала.

    Спортзал, как и бездействующая котельная, представлял из себя пристройку. Изнутри школы к нему вел довольно длинный неосвещенный коридор. Входу собственно в зал предшествовали две двери раздевалок, которые действительно никогда не запирались, потому что, кроме деревянных лавок и крючков на стенах, в них ничего не было. Так как роль ведущего взял на себя Петрович, то и раздевалку он выбрал свою - ту, что для мальчиков. Они вошли - он первый, Вероника за ним. В темном, без окон, помещении, как всегда, пахло потом, однако сейчас Петровичу почудился в душноватом воздухе новый дополнительный запах. Не сразу, но приглядевшись, заметили они на одной из пристенных лавок лежащее человеческое тело в черном костюме. Вероника дернула Петровича за рукав, но было поздно: тело зашевелилось, уронило руку и... подняло голову. Это был преподаватель литературы Виктор Витальевич, прозванный учениками Жювом, за сходство с известным комиссаром из фильма о Фантомасе. Жювова голова покачалась и со стуком вернулась на лавку.

    - Пошли отсюда, - прошептала Вероника.

    Они попятились было, но Виктор Витальевич снова пошевелился:

    - Эй!.. Пст... - воззвал он слабым голосом.

    - Что вам? - осторожно спросил Петрович.

    - Помоги сесть, - попросил Жюв. - Дай руку.

    Поколебавшись, Петрович подошел и взял его за руку.

    - Оп! - сказал Жюв и принял вертикальное положение. - Бр-р-р... - Он потряс головой и уставился на Петровича: - Тебе чего тут надо?

    - Мне?.. - Петрович пожал плечами и вдруг усмехнулся: - А вы сами что тут делаете?

    - Я?.. - Жюв на мгновение задумался. - Я здесь отдыхаю - понял? От вас ото всех...

    Сказав это, он поднял голову и обнаружил наконец стоящую поодаль Веронику.

    - А, да ты с дамой! Тогда извини... Освобождаю помещение.

    Жюв попробовал встать, но плюхнулся задом опять на скамью.

    - А вообще-то, молодые люди... - он неопределенно повел рукой, - шли бы вы на свежий воздух. Ну что вам делать в этом гадюшнике? Ведь вся жизнь у вас впереди... А мне, - он накренился, - мне дали бы тут спокойно сдохнуть.

    Силы оставили Виктора Витальевича, и он снова повалился на лавку.

     

     

    Часть четвертая

     

    Павильон

     

    - Ваша история, Георгий Петрович, банальна. Если хотите, я могу продолжить ее в обе стороны.

    - Не хочу.

    - И все-таки... какого лешего вам понадобилось поступать в художественное училище? Вы ведь совершенно не готовы.

    - Угу... Они мне так и сказали.

    - Ну вот. Стоило вам ехать за тысячу километров, чтобы это услышать. Вы же не Фрося Бурлакова, должны бы сами понимать.

    - Фрося Бурлакова поступила, между прочим. А у меня прадедушка в этом училище преподавал.

    - Как трогательно.

    - Да нет... просто Ирина считает, что у меня к рисованию наследственные задатки.

    Станислав Адольфович иронически хмыкнул:

    - Я, простите, не знаю, кто такая Ирина, но к рисованию у вас задатков не больше, чем к чему-либо другому.

    - Или не меньше - Петрович насупился.

    - Ну-ну, я не хотел вас обидеть. Только мне непонятно... вот выставили вас из училища с вашими, с позволения сказать, работами. Почему же вы сразу не отправились восвояси, на волжские берега? Кой черт занес вас в этот павильон? - Станислав Адольфович обвел взглядом свое пыльное царство с огромным столом-плазом посередине.

    - А что я там забыл? - усмехнулся Петрович. Он посмотрел в мутное окно павильона, к которому снаружи лип московский мелкий дождик, и покачал ногой. - Нет, правда... Тетя Таня говорит, что еще не все потеряно.

    - Тетя Таня?

    - Ну да; я же вам говорил, что живу у тети Тани. Она считает, что если я уеду к себе, то буду весь год бить баклуши, а потом загремлю в армию. Она архитектор в Моспроекте.

    - И что же - тетя полагает, что у нас вы занимаетесь делом?

    - Не знаю... Она считает, что здесь я приобщаюсь к цивилизации.

    Станислав Адольфович рассмеялся своим несколько дребезжащим смехом:

    - Вот как... Но почему она не приобщает вас к цивилизации у себя в Моспроекте?

    Петрович пожал плечами:

    - Наверное, не хочет из-за меня краснеть... И потом она говорит, что дизайн мне ближе по профилю.

    - О да, дизайн - это ваш профиль...

    Станислав Адольфович понюхал у себя в стакане, сделал маленький глоток и вернул стакан в подстаканник.

    - Ваша тетя нашла, куда вас пристроить... Однако я бы все-таки отправил вас домой.

    Петрович улыбнулся:

    - Но вы не моя тетя.

    - Да, я не ваша тетя, - согласился Станислав Адольфович. - Но я обязан приобщать вас к цивилизации, хотя бы по должности. Например, замечаю вам, что вино вы пьете залпом, как пролетарии из макетного цеха, а это между тем настоящее божоле. Вас угощать неинтересно.

    Петрович покачал ногой. Вино легко возгонялось в молодом теле, выделяя законсервированное солнечное тепло и философскую энергию. Но философствовать с премудрым Станиславом Адольфовичем было рискованно, и потому Петрович дожидался прибытия остальных обитателей павильона.

    Павильон No 44 Выставки достижений народного хозяйства был примечателен тем, что экспонаты его не оставались в нем ночевать, а разъезжались каждый вечер кто куда. Например, Станислав Адольфович ежевечерне мигрировал в один из центральных московских переулков, в свою недавно обретенную чудесную четырехкомнатную квартиру. До Петровича доходили сплетни, будто вся сознательная жизнь его прошла в бесконечной череде квартирных обменов. Зато теперь, когда главная цель была достигнута, Станислав Адольфович остаток своих дней посвящал проекту очень интересной люстры для гостиной.

    Где и в какие футляры укладывались на ночь другие дневные жители павильона - этим Петрович не особенно интересовался. Знал он только, что дальше всех забирался художник Авакян. Карен Артаваздович проживал за городом и вообще за пределами цивилизации - в районе каких-то Белых Столбов, что находятся к югу от реки Пахры.

    Между тем времени было десять часов с хвостиком. За стеной уже слышались голоса и хлопанье вытряхиваемых мокрых одежд - это подтягивались на службу соседи: отдел пропаганды технической эстетики. Петрович расплел ноги, выбрался из кресла и потянулся.

    - Пойду покурю.

    Курилка была устроена в застекленных сенях парадного, никогда не отпиравшегося входа. Здесь Петрович нашел фотографа, Сашу Юсупова, кивнувшего ему довольно безразлично. Саша носил трижды простроченные джинсы "Дабл Райфл" и сигареты употреблял американские, сгоравшие в несколько затяжек.

    Помолчав с Юсуповым, Петрович вернулся к себе и снова занял кресло подле Станислава Адольфовича. Комната с плазом так и не пополнилась сотрудниками, поэтому оставалось лишь созерцать ее знакомый, давно приевшийся интерьер. Тут стояли два кульмана, крытые пожелтевшим ватманом, и большой шкаф с бумагами, служивший пьедесталом пластилиновому, серому от пыли макету трактора. Стены комнаты сплошь были увешаны планшетами с изображениями разных дорожных машин, выполненными в романтически-голубоватых тонах. Машины эти никогда не работали на дорогах; они ездили только на выставки художественного конструирования, но и то - в виде пластилиновых или пенопластовых макетов. Вернувшись с выставок, они миновали стадию железного воплощения и делались сразу достоянием истории отечественного дизайна.

    В одиннадцать Станислав Адольфович оторвался от эскизов своей люстры и обвел комнату глазами.

    - Странно... - пробормотал он. - Наверное, у Олега опять сбежала собака.

    - Очень может быть, - согласился Петрович.

    Олег Михайлович, художник-макетчик, был хозяином дога по имени Карл, но хозяином только формально. На самом деле он находился в полной зависимости и от пса, и от супруги, и даже от своего старого трофейного "Опеля", давно безвыездно стоявшего в гараже. Но супругу и "Опель" хотя бы не приходилось ловить по всем Черемушкам, а с Карлом такое случалось довольно часто.

    Станислав Адольфович побарабанил пальцами по столу.

    - Странно, странно... - повторил он, но в голосе его не слышалось особенного удивления.

    Изумиться ему пришлось в следующую минуту, когда дверь в комнату приотворилась, и на пороге... Нет, никто не переступил порога: в образовавшуюся щель сначала просунулась голова, отороченная снизу густейшей черной бородой. Борода подвигалась, и где-то в вороном волосе сахаром блеснули зубы.

    - Всем привет!

    Карие глаза Авакяна из-под мохнатых бровей лучились робко и ласково. Следя на полу необыкновенно грязными ботинками, он бочком стал пробираться на свое место и, как всегда, зацепился сумкой за угол плаза.

    - Прошу прощения...

    Станислав Адольфович откинулся на стуле:

    - Нет слов, Карен! Сегодня вы побили все рекорды.

    Действительно, обычно Авакян не появлялся раньше полудня.

    - Сам удивляюсь, - улыбнулся застенчиво Карен Артаваздович. - Сегодня почему-то меня в метро не проверяли.

    Это был год, когда в метро проверяли документы у всех "армян" - то есть у "лиц" с соответствующей внешностью. Но и с несоответствующей - тоже иногда проверяли. Так однажды попался Петрович и - разумеется - без документов. Милиционеры из своего подземного отделения позвонили Станиславу Адольфовичу, и тому пришлось поручиться за юношу именем Технической эстетики.

    Водная преграда в виде реки Пахры, идентификация личности в метро - это были еще не все трудности, с которыми сталкивался Карен Артаваздович по дороге на службу. Последнее препятствие представлял собой забор, ограждавший ВДНХ по периметру. Забор был не слишком неприступен, но грязен и изобиловал торчащими деталями, часто портившими штаны; к тому же сигать через него Авакяну мешала его медвежья комплекция. Почему, имея служебный пропуск, художник предпочитал такой сложный способ проникновения, можно было только гадать.

    Зато уж добравшись до рабочего места, Авакян предавался деятельности на все 125 рублей оклада. Вновь и вновь на казенный ватман натекали долгие, туманные акварельные полосы: коричневые, зеленые, тревожно-багряные. Петрович подозревал, что Карен вдохновлялся ежедневными видами из окон своей электрички. Лист за листом ложились справа и слева от Карена, сохли, падали на пол, чтобы вечером всем отправиться в корзину для использованных бумаг. Никто в течение дня не посягал на Авакяново творческое уединение, разве что иногда Петрович, но его извиняла молодость лет.

    И теперь Петрович двинулся было вслед за Кареном Артаваздовичем, но... в это время в дверях послышалось знакомое то ли покашливание, то ли посмеивание:

    - Кхе-кхе...

    Митрохин вошел в комнату, подталкивая перед собой Ниночку, сердитую и смущенную.

    - Смелее, девушка, я прикрываю вас с тыла. - Он дал ей легкого шлепка.

    - Здравствуйте, - пролепетала Ниночка и, не оглядываясь, ударила Митрохина по руке.

    - Морнинг, господа!.. Кхе-кхе... Привет, вундеркинд из Поволжья.

    - Привет, парашютист, - сурово отозвался Петрович. - Что так поздно сегодня? Затяжным прыгали?

    - А это не твое дело, как мы прыгали... правда, Ниночка?

    - Отстаньте наконец, - огрызнулась девушка уже из-за шкафа.

    Федор Васильевич Митрохин и вправду был когда-то парашютистом и воздушным десантником, но давно уже чудесным образом спланировал "в дизайн". Теперь вот служебному провидению угодно было усадить их нос к носу с Ниночкой за двумя сомкнутыми столами. Как павильон No 44 представлял собой чужеведомственный островок на выставочной территории, так и эти два стола были своего рода островком в комнате с плазом. Митрохин и Ниночка числились не в группе дорожной техники, а в отделе пропаганды технической эстетики. Однако островок их не был похож на мирный оазис, - больше он напоминал разделенный Кипр, где две общины противостояли друг другу столь же непримиримо, сколь и безнадежно. Лед и пламень - коллеги сражались ежедневно, до истечения угольных слез на Ниночкины щеки. Они воевали и поверх столов, и под ними. Под столами особенно, потому что там Ниночка держала тепловентилятор, которым согревала свои вечно зябнувшие ноги. Но у Митрохина ноги не зябли, скорее наоборот, и потому он часто со злобой пинал задушливую машинку. А однажды, улучив момент, он сунул в прорезь вентилятора авторучку. Вентилятор, крякнув, подавился, и комната наполнилась вонью горелой пластмассы... Петрович помнил, как рыдала Ниночка: красиво, молча, стоя у окна с высоко поднятой головой, чтобы из глаз, по возможности, не вытекали слезы. Тогда даже тишайший Олег Михайлович не выдержал и сделал Митрохину замечание:

    - Уж это, Федор, совсем не по-мужски, - пробормотал он, глядя в сторону. - Аппарат, он того... денег стоит...

    Но десантники не сдаются.

    - Это невозможно терпеть! - закричал Митрохин на всю комнату. - Я джентльмен, я не допущу, чтобы у меня ноги потели!.. Я... я ей валенки принесу. - И он закхекал в сторону Ниночки.

    Петрович не знал, чью сторону ему в душе принять. Слов нет, Митрохин вел себя по-свински, однако Ниночка во многом сама была виновата. Почему вместо того, чтобы дать ему как следует сдачи, она лишь принимала позу актрисы Ермоловой с известной картины? И почему, в самом деле, она постоянно мерзла? Тетя Таня говорила: чтобы не мерзнуть в московском климате, надо есть больше мяса. Но Ниночка, наверное, мяса ела мало - она вообще питалась, как птичка. На обед она приносила два бутербродика с колбаской, правда, очень вкусной, но и то один из них частенько съедал Петрович... Тихая, словно мышка, Ниночка целыми днями старательно наклеивала на планшеты буквы из литрасетовской кассы. Петрович догадывался, за что недолюбливает ее парашютист Митрохин - за бескрылость.

    Но, между прочим, в случае с вентилятором Ниночка проявила характер. Она отнесла аппарат в починку, а потом вернула его на прежнее место - под стол. Тогда Митрохин вынужден был перейти к диверсионной тактике. Однажды он где-то раздобыл пластиковый муляж, очень правдоподобно имитировавший кучку человеческих экскрементов, и подбросил его в ящик Ниночкиного стола. Найдя эту гадость, Ниночка вскрикнула, отшатнулась и побледнела, но затем все-таки распознала подделку. Она взяла псевдокучку бумажкой и выбросила в туалет, в поганое ведро, куда коллектив сливал чайные опивки. А Митрохину пришлось выуживать свой муляж из настоящих помоев.

    Однако за этими проделками, за частым питьем чая с сахаром, которым Федор Васильевич всегда оглушительно хрустел, он успевал - возможно, единственный во всем павильоне - производить интеллектуальный продукт. Служба его и призвание состояли в написании красноречивых, но грамматически слабых статей для журнала "Техническая эстетика". Но активная натура Митрохина требовала еще более полного раскрытия, поэтому "без отрыва от производства" он овладевал вторым высшим образованием - в какой-то ленинградской заочной Академии искусств для бывших десантников.

    Вообще занятный тип был Федор Васильевич. Тяга к цивилизации у него была чрезвычайная. Петровича изумляло, что этот немолодой на его взгляд, во всяком случае, взрослый мужчина добровольно посещает уроки английского языка и сольфеджио. Как давалась ему английская грамматика, неизвестно - может быть, даже лучше русской; но музыка... музыка, точно, - ложилась Митрохину на душу. Петрович чувствовал, что Федор Васильевич не просто пижонит, когда со вкусом произносит имена: Букстехуде, Малер... Как же это случилось? Когда вдруг в десантнике пробудилась такая тяга к духовности? Может быть, однажды парашют у него не раскрылся, и, шлепнувшись оземь, услышал Митрохин это странное: "Бук-стехуде"?

    При всем том большеносое лицо Федора Васильевича напоминало чем-то куклу Петрушку. Он пил чай вприкуску, в отсутствие дам выражался не всегда цензурно, а когда, как сегодня, бывал в хорошем настроении, то любил грубовато пошутить.

    - А что, юноша... - Встряхнув мокрый плащ, Митрохин подмигнул Петровичу. - Что, если тебе в Москве жениться? И горели твои волжские степи...

    Он повесил плащ на плечики и, задрав ногу на плаз, стал протирать ботинок сухой тряпкой. Как все старые холостяки и бывшие военные, Митрохин проявлял повышенную заботу о своей обуви.

    - Я серьезно, - продолжил он и покхекал. - Вон сидит девушка - незамужняя и с московской пропиской. Лови свой шанс.

    - Ваша очередная глупость, - отозвалась из-за шкафа Ниночка.

    - Но почему бы... - Станислав Адольфович поднял взгляд, - почему бы вам самому не жениться на Ниночке? Тогда бы вы могли воевать с ней на законных основаниях.

    Митрохин закончил со вторым ботинком.

    - Во-первых, мне не нужна московская прописка. А во-вторых... - он удовлетворенно притопнул ногой, - во-вторых, я сегодня с утра уже имел удовольствие жениться.

    - Шутите, Федор Васильевич.

    - Такими вещами не шутят, Станислав Адольфович. Могу свидетельство показать.

    Ниночка за шкафом почему-то хихикнула, и в комнате стало тихо.

    И снова Ниночка подала голос:

    - Где же шампанское, товарищ Митрохин?

    Федор Васильевич наконец расплылся в улыбке:

    - Будет. Будет шампанское, будут и конфеты... А с вами... - он заглянул за шкаф, - с вами, коллега, я собираюсь заключить перемирие.

    - Почему же не мир?

    - А это мы посмотрим, как сложится у меня медовый месяц, - ответил Митрохин и покхекал.

    Весть о митрохинском бракосочетании мигом облетела павильон. Вскоре откуда-то действительно появилось шампанское и несколько коробок конфет "ассорти". В комнату с плазом потянулись "пропагандисты", всяк со своей чашкой или стаканом. Некоторые ради приличия извинялись перед Станиславом Адольфовичем, но большинство не обращало внимания ни на него, ни тем более на Карена с Петровичем.

    В помещении сделалось шумно, потому что гости прибывали все в приподнято-говорливом настроении. И лишь один человек вошел без приветственного возгласа - это был глубоко опоздавший Олег Михайлович. Окинув собрание недоуменным взором, он растерянно покивал на разные стороны, а потом протиснулся в угол на свое рабочее место и там затих.

    Тем временем в комнате собралось почти все население павильона. Даже явил свою гигантскую фигуру Пал Палыч Тамбовский, которого здесь не видели уже с неделю. Между прочим, Пал Палыч был по должности руководителем группы дорожной техники, то есть приходился начальником даже Станиславу Адольфовичу. О нем в институте ходили легенды как о гениальном конструкторе, но Петрович, кроме башенного роста и географической фамилии, не находил в Пал Палыче ничего примечательного. Кроме того, Тамбовский страдал алкоголизмом и на работе показывался чрезвычайно редко.

    Пить предполагалось "а-ля фуршет". Собравшиеся густо облепили к делу прислужившийся плаз. Уже оковы сняты были с бутылочных горлышек, и только большие мужские пальцы удерживали пробки от преждевременного салюта, уже с чьих-то уст готова была слететь первая здравица... Но тут дверь снова отворилась, и в комнату вошел Протопопов.

    - Какая честь! - воскликнул Митрохин и иронически закхекал.

    Впрочем, было заметно, что он и вправду польщен визитом. Теоретик Протопопов считался в дизайнерских кругах признанным мэтром.

    - Что ты, Феденька, какая там честь, - Протопопов не улыбнулся. - Просто услыхал про твои похороны и зашел... э-э... чтобы в гроб тебе плюнуть.

    "Публика" на его слова осуждающе загудела, но теоретик хладнокровно пояснил:

    - Жениться, коллега, - значит заживо себя похоронить. Это доказано эмпирически.

    Петрович припомнил кое-какие слухи, ходившие в институте насчет протопоповских любовных предпочтений. В комнате повисло было неловкое молчание, но его разрядила бойкая Лидия Ильинична:

    - Помереть, может, не помрет, - заметила она громко, - зато под юбки лазить перестанет!

    Эта шутка понравилась, и под общий смех шампанское наконец полилось в стаканы и чашки.

    До сих пор Петрович наблюдал за происходящим со своего места, из-за кульмана, но Митрохин нашел его глазами и позвал:

    - Что же ты, вундеркинд? Давай к столу.

    Петрович покосился на Станислава Адольфовича и, не получив формального запрещения, счел себя вправе присоединиться к "фуршету".

    Шампанское быстро развязало языки, и на Федора Васильевича посыпались всевозможные пожелания и напутствия. Очень смешно выступил Тчанников, администратор, заглазно именовавшийся, конечно, Чайником. Этот Чайник, весьма уже пожилой краснолицый дядька, носил когда-то большие погоны и лично знался с министром Абакумовым. Но потом он попал под колесо истории, был разжалован и докатился до того, что в преклонном своем возрасте вынужден был подвизаться в абсолютно непрофильном для себя учреждении. Впрочем, слово "дизайн" он любил, как непонятное для непосвященных, и себя, довольно удачно, называл "дизавром". Говорили, что благодаря своим, еще не повымершим, связям он приносил немалую пользу делу художественного конструирования.

    Так вот, этот Тчанников взял слово:

    - Ты, Федор, не слушай этого длинноносого, - он ткнул пальцем в Протопопова. - Ты человек военный, и я человек военный - ты слушай меня. Главное - чтобы баба не баловaла. Лично я своих жен вo как держал, и всех похоронил. А нас никто не похоронит, пока мы сами не помрем... Слышь, ты? - Он повернулся к Протопопову. - Мы еще сами тебе в гроб плюнем!

    Было и другие речи - смешные, не очень смешные и такие, которых Петрович попросту не расслышал. Но он смеялся вместе со всеми. Шампанское в его крови браталось с остатками утреннего божоле.

    Однако "фуршетом" в павильоне эта свадьба без невесты не ограничилась. У Митрохина нашлись еще деньги, отложенные, как он сказал, "на черный день", и он пригласил желающих в шашлычную "Восток". Быстро составился коллектив энтузиастов, возглавил который, разумеется, Пал Палыч Тамбовский.

    - Дранг нах Остен! - проревел он пароходным голосом.

    Петровичу тоже хотелось пойти в шашлычную, но попытка отпроситься у Станислава Адольфовича успеха не имела.

    Гости схлынули, оставив после себя плаз, мокрый от шампанского, и пустые конфетные коробки. Комната вновь обрела свой привычный облик и тишину. Карен выглянул из укрытия и, убедившись, что посторонние ушли, облегченно вздохнул. Из угла, где сидел Олег Михайлович, потянуло ацетоном. Макетчик промывал и бальзамировал свой "Опель", принося его на работу по частям, в виде металлических препаратов. Сослуживцы предались обычным своим занятиям, и лишь Петрович решительно не знал, как себя остудить. Когда Станислав Адольфович вторично попросил его не скрипеть стулом, он со вздохом встал и вышел из комнаты.

    В отделе пропаганды остались только пустые столы да одиноко вязавшая Юлия Анатольевна, вся покрытая веснушками по причине беременности. Даже не попытавшись завязать с ней разговор, Петрович проследовал в сени-курилку. Там по-прежнему дождь слюнявил снаружи стекла запертых дверей. Он словно просился в павильон - с вялым упорством нищего или сумасшедшего.

    Эта московская осенняя затяжная непогода была непривычна южанину. Казалось странным, что дождь может идти сам по себе, в то время как город продолжает жить своей обыденной жизнью. Петрович вспомнил, как, бывало, ждала, как жадно глотала влагу родимая приволжская супесь, - и вздохнул.

    - Привет.

    Вздрогнув от неожиданности, Петрович обернулся. Это был Юсупов.

    - Привет, но мы уже виделись.

    - Разве?

    Фотограф высек огонь из хромированной зажигалки и прикурил.

    - Что же ты не на свадьбе? - спросил он с усмешкой. - Не позвали?

    Петрович смущенно кашлянул:

    - Нет... я сам не пошел.

    - Да-да... - Юсупов, похоже, не поверил.

    - А вы, Саша... вы почему с ними не пошли?

    - Я-то?.. - Фотограф по-рыбьи бездыханно выпустил изо рта дым. - Я не пошел, потому что мне и здесь надоел этот паноптикум.

    Больше они ни о чем не говорили. Американская сигарета финишировала первой, и Юсупов ушел.

    Петрович бросил свой окурок в ведро, еще раз посмотрел на дождик и поплелся назад, в комнату с плазом. Здесь все было по-прежнему: Станислав Адольфовович, Карен и Олег Михайлович тихо трудились на своих местах. Прикинув, кому из них составить компанию, Петрович выбрал Олега Михайловича. Как собеседник, макетчик устраивал Петровича тем, что никогда над ним не подтрунивал и даже на явные его глупости отвечал обычно лишь отеческой мягкой улыбкой.

    Но сегодня Петрович совершил ошибку. Будучи сам слегка на взводе, он не заметил, что Олег Михайлович нынче не в себе.

    - Можно?

    Не дожидаясь позволения, он подсел к макетчику, колдовавшему в парах ацетона над анатомированным карбюратором, и непринужденно заложил ногу на ногу.

    - Что же, Олег Михайлович, вы не приняли участия? Нехорошо...

    Помолчав, макетчик ответил бесцветным голосом:

    - Так... Настроения нет.

    - Зря, зря...

    Петрович покачал ногой и вдруг по-митрохински закхекал:

    - А Федя-то, Федя разгулялся!

    - Федор Васильевич, - поправил Олег Михайлович.

    - Ну да... А этот-то, Протопопов... вы видели? У него кальсоны фиолетовые! Просто паноптикум какой-то...

    Макетчик уронил на стол детальку, бывшую у него в руках, и поднял глаза, сильно увеличенные очками. Петрович увидел, что лицо его багровеет.

    - По-моему, Георгий, вы маленький мерзавец, - сказал Олег Михайлович негромко.

    - Что?.. Как вы сказали? - Петрович помертвел.

    - Я сказал то, что сказал. - Голос макетчика креп. - Я давно заметил, что вы нас изучаете... но кто дал вам право? Кто мы вам - насекомые?.. мертвые души?

    - Олег, Олег!.. - Станислав Адольфович в другом конце комнаты громыхнул стулом.

    - Ну устрой нам похороны, щенок! - закричал вдруг Олег Михайлович.

    Руки у него заходили ходуном, и на губах показалась пенка; тело его поехало со стула. Но Станислав Адольфович с Кареном были уже тут. Макетчику стали совать к носу ватку, смоченную ацетоном.

    - Уйди!.. Пусть он уйдет... Не хочу разгрр... врр... - Изо рта Олега Михайловича понеслись нечленораздельные звуки, и у него начались судороги.

    Станислав Адольфович махнул рукой, чтобы Петрович скрылся, но тот и так уже, струсив, прятался за кульман.

    Припадок, впрочем, длился недолго. Вскоре Олег Михайлович перестал дергаться и затих, приходя в сознание. Когда дыхание его стало ровным, а взгляд осмысленным, его подняли и посадили на стул. Не говоря ни слова, Станислав Адольфович с Авакяном вернулись на свои места. В комнате воцарилась гнетущая тишина.

    Петрович, убравшись за кульман, так там и сидел, впечатленный не столько припадком Олега Михайловича, сколько полученной от него неожиданной и незаслуженной выволочкой. Он был ошеломлен и обижен, как человек, которого покусала во дворе знакомая сто лет собака... Ну да, он позволил себе развязный, неприличный тон, но не ругать же его за это такими словами, не падать же на пол... Тем не менее стыд жег Петровича, и он обещал себе завтра же навсегда исчезнуть из проклятого павильона.

    Спустя некоторое время Олег Михайлович в своем углу ожил. Молча, с угрюмым видом он собрал вещи, оделся - и, ни с кем не прощаясь, ушел.

    И снова в комнате стало тихо, так тихо, что слышно было, как дождь постукивает в окна - словно кто-то ходил по стеклам маленькими коготками.

    Очень, очень нескоро шевельнулся Станислав Адольфович. Он открыл тумбу своего стола и достал из нее недопитую бутылку божоле.

    - Вам, Карен, не предлагаю, - сказал он, - вы у нас непьющий. А вы, Георгий Петрович, не хотите ли на посошок?

    Петрович отозвался не сразу:

    - Хочу.

    - Ну так идите сюда... что вы там спрятались.

    Несмело Петрович покинул свое убежище и пересел в кресло.

    - А знаете, Олег в чем-то прав, - раздумчиво произнес Станислав Адольфович, наполняя стаканы.

    Петрович покраснел:

    - В том, что я мерзавец?

    - Нет, конечно... - Станислав Адольфович усмехнулся. - Я имею в виду нас... паноптикум, как вы изволили выразиться. Конечно, мы тут можем показаться бездельниками, занимающимися чепухой, умничающими попусту... собственно, так оно и есть. Но ведь на все имеются причины... много причин, от нас не зависящих. Почему, к примеру, спивается Пал Палыч? Вы не подумайте, что я его оправдываю... но... вы понимаете, о чем я говорю?

    - Понимаю, - пробормотал Петрович, глядя в пол. - Завтра я извинюсь.

    - Что вы сказали?

    - Завтра я извинюсь перед Олегом Михайловичем, - повторил Петрович и вздохнул.

    - Вот и славно. - Станислав Адольфович улыбнулся. - Тогда, мой друг, пейте вино.

    Таким образом, рабочий день завершился тем же божоле, с которого начался. В шесть часов с минутами Станислав Адольфович, Авакян и Петрович обесточили помещение и вышли под дождь в уже наступившие потемки. Карен с удовольствием затянулся свежим воздухом, попрощался и... сгинул в мокрых кустах, словно медведь. Станислав Адольфович, раскрывши зонт, отправился в вэдээнховский служебный распределитель за продуктами. А Петрович... Петрович прямым ходом двинулся в сторону Главных ворот.

    Воздух в здешних аллеях действительно был приятный, несмотря на сырость; тут он не казался таким вязким, сгущенным до жидкого, как на городских проезжих улицах. Фонари, где были целы, горели, и в их свете последние, заплутавшие посетители искали, как выбраться с выставки. Где-то слышалось нетрезвое пение, но это не были дизайнеры, расходившиеся со свадьбы, а скорее всего какие-нибудь подгулявшие провинциалы.

    Сегодня Петровичу повезло: он успел впрыгнуть в открытый вагон легкового выставочного "трамвайчика", который духом домчал его до проходной. Главный или Центральный вход-выход ВДНХ даже внешне напоминал плотину крупного гидроузла. Жизнь по разные его стороны текла с неодинаковой скоростью. Внутри выставки люди, подобно топляку в водохранилище, большей частью бесцельно и беспорядочно дрейфовали, прибиваясь случайно к островам павильонов. Однако, просочившись сквозь гребень могучих колонн в город, "топляк" тут же попадал в уличную стремнину и превращался в грозное таранное орудие. Людское движение здесь обретало цель и направление, и плохо приходилось тому, кто мешал этому движению. Пьяных и калек, стариков и растерянных провинциалов - всех их улица мела к обочине, выбрасывала на берег, где клевали носами нищие, терпеливые, как рыбаки, упорные, как московский дождик.

    Но Петрович знал свой маневр, и он умел уже двигаться в ритме и темпе столичной улицы. Лавируя и перестраиваясь в плотном потоке людей, он держал курс на метро.

    И вот оно показалось - здание, смахивавшее на вэдээнховский павильон, но поглощавшее посетителей в гораздо большем количестве. Конечно, никакой павильон не вместил бы такую прорву народа, но этот - он только декорировал собой глубокий косой тоннель, ведущий в московское подземелье. Туда-то, в тоннель, люди и сливались - будто дождевые стоки.

    Из больших разверстых дверей на Петровича пахнyло нутряной резинной отрыжкой, а потом метро сделало вдох и всосало его в полость вестибюля. Здесь он временно утратил качества индивидуума. Тут люди прессовались в слитную массу и в гипнотическом оцепенении подвигались в сторону глоткой зиявшего тоннеля. Только на краю эскалатора люди отлеплялись друг от друга, - как оловянные солдатики, сметаемые со стола, они, шеренга за шеренгой, проваливались вниз. Пропуском на эскалатор служил обыкновенный рыжий пятак, но в час пик можно было проскочить и "зайцем". Толпа шла так густо, что даже чуткие фотоэлементы не могли различать составные человеческого фарша, - челюсти механического контролера вздрагивали, но схлопнуться не успевали.

    Ступив на самоходную лестницу, Петрович сразу притерся к правому краю. А слева мимо него побежали граждане из числа особо нетерпеливых. Так бывает, когда на речном обрыве случается осыпь: некоторые камешки катятся быстрее других, обгоняют и перепрыгивают остальных, и все для того, чтобы первыми кануть в воду. Но Петрович никого не перепрыгивал. Эскалатор сам доставил его на подземную станцию, где, снова включив ноги, Петрович занял позицию на перроне.

    Метро в Москве было что в доме подпол. Только здесь не крысы гонялись друг за дружкой, а голубые поезда с забавными трельяжами окошек спереди и сзади. Поезда эти были меньше настоящих, но производили несообразный оглушительный шум. Вот Петрович услышал приближающийся гул и протяжный скрежет, утончающийся до писка; волосы на его голове шевельнуло ветром... и метропоезд, блестя глазами, как тарантул, показался в норе тоннеля. Когда он остановился и открыл свои двери, пассажиры, собравшиеся на платформе, толкаясь и теснясь, ринулись в пустые вагоны. Этот штурм на конечной станции выглядел так же глупо, как героическое взятие окопов, покинутых неприятелем. Однако и Петрович не зевал: он в числе первых ворвался в вагон и занял место на выпуклом валком сиденье, тянувшемся вдоль стенки.

    Путь предстоял неблизкий: с воем и грохотом, подо всем городом - туда, где ждали его котлеты с вермишелью и кастрюлька с тети-Таниным вермишелевым супом. И весь этот путь, точнее, подземную его часть Петровичу предстояло проделать боком. Странные были в метро вагоны: их создатели усадили пассажиров спинами к окнам, а лицами друг к другу. И странные здесь были пассажиры: ровным счетом ничего нельзя было прочитать на их лицах. Петровичу на память приходила детская шалость: поймав с Сережкой-мусорником двух кошек, они сажали их вот так же нос к носу между рам подъездного окна. Кошки, естественно, нервничали и принимались драться. А пассажиры метро почти никогда не дрались - они обладали удивительной способностью смотреть друг сквозь друга или вовсе смотреть, не видя. Казалось, на время поездки души их отлетали куда-то, и лишь пустые тела их согласно покачивались на вагонных диванчиках... Впрочем, это только казалось; стоило Петровичу, забыв осторожность, уставиться на своего визави, как лицо у того начинало оживать: подергивало щекой, хмурилось и принимало недовольное выражение.

    Но сегодня Петрович уже получил урок воспитания. Сегодня он старался никого не рассматривать, сидел как все, уподобясь истукану, и так вошел в роль, что чуть не промахнул собственную остановку.

    Он вышел из вагона на гулкой станции, куда менее людной, чем та, на которой садился. Свод ее и стены были свободны от архитектурных излишеств, - это означало, что Петрович заехал на московскую периферию. Все имеет свою периферию, даже столица; и как всякая другая, столичная периферия носила отпечаток некоторой домашности. Дежурный милиционер по-свойски перекликался с женщиной в униформе, прохаживавшейся по противоположному перрону. На скамье в центре зала гнулся набок нетрезвый гражданин, а рядом с ним шепталась о своем и кушала семечки возлюбленная молодая пара. На этой станции ни у кого не проверяли документы. Даже рыжему псу с отмороженными ушами - лицу беспаспортному и вовсе нечеловеческой национальности - позволялось крутиться здесь и обнюхивать сумки пассажиров.

    Освободившись от Петровича, поезд снова взвыл моторами - октава за октавой вверх - и голубым суставчатым червем всосался в тоннель.

    Если бы здесь сейчас оказалась коллега-Ниночка, она бы, наверное, нашла кусочек колбаски для рыжего попрошайки; но Петрович ограничился ободрительным подмигиванием. Пес в ответ пошевелил бровями и из благодарности за внимание сделал ему маленький эскорт - шагов в десять собачьих.

    Вознесясь опять на земную поверхность, Петрович обнаружил там все тот же дождь. Из подсвеченной мглы, заменявшей городу небо, источался мелкий, но густой сеянец и медленно оседал на всем без разбора: на лицах людей, на машинах, на редких безлистых деревьях. Дома собирали воду крышами, карнизами, разными козырьками и заботливо целыми пригоршнями выливали за шиворот прохожим.

    Это был типичный район новостроек, дурно принявшихся на подмосковных болотах и безвременно одряхлевших. Дома здесь стояли вразброс - большие, многоглазые, но фонари у их подножия давно отцвели. Правда, некоторые из них еще тлели загадочными фиолетовыми угольками, но большинство угасло совсем - честно и бесповоротно. Ослепшие улицы были чреваты неожиданными встречами: люди в потемках налетали друг на друга, и тогда из грудей их вырывалось рефлекторное мяуканье выдавленного воздуха.

    Впрочем, улица, которой шагал Петрович, была освещена и притом дважды: вывеской "...астроном" и чудом сохранившимся действующим фонарем на углу. В свете вывески прямо под дождем лежал в свободной позе очередной местный пьяница, а в мертвенных лучах фонаря бранились две какие-то женщины с хозяйственными сумками. Миновав и пьяницу, и матерящихся женщин, уклонившись от нескольких столкновений со встречными прохожими, Петрович свернул в прямоугольную арку, пробитую в теле длинной многоэтажки, и таким посредством попал во двор, больше напоминавший бесхозный пустырь. И тут его ждало последнее испытание.

    Даже в ясную погоду во дворе под домом вместо палисадников стояли непросыхающие лужи. Но сегодняшний дождь дал лужам силу паводка, - они вышли из берегов и объединили в целое свои воды. Петровичу предстала обширная акватория, таинственно мерцавшая оконными отсветами.

    Покуда он размышлял, как ему, не выкупавшись в ботинках, добраться до подъезда, аркой простучали легкие каблуки. Едва различимая в темноте, женщина без колебаний приступила к переправе. Она запрыгала по-воробьиному, удивительно ловко находя среди воды редкие асфальтовые отмели. Вдохновленный примером, Петрович последовал за женщиной, повторяя ее ходы. Казалось, они оба, впав в детство, играют в "классики". "Хождение по водам" это завершилось у подъездного крыльца, и здесь только Петрович обнаружил, что приходится своей спасительнице внучатым племянником, а она была его собственная тетя, возвращавшаяся, как и он, домой после трудового дня.

    Тетя Таня не удивилась их нечаянной встрече. Она лишь окинула Петровича критическим взглядом и выругала его за то, что он ходит без зонта:

    - Не хватало мне еще, чтобы ты заболел! - проворчала она.

    Голос ее ничуть не напоминал Иринин - он был шершавый, как у всех одиноких, много курящих немолодых женщин. В остальном же тетя Таня походила на свою сестру, словно дружеский шарж: тот же нос, но больше размером, те же жесты и походка, но гораздо энергичнее. Решительнее была она и в обращении с Петровичем, - там, где Ирина подбирала бы слова долго и тщательно, тетя Таня выражалась кратко: "Дурак!". Этим словцом и всем складом характера она напоминала другую даму - Генрихову давно умершую бабушку Елизавету Карловну. Не странно ли, что две женщины, не состоявшие в кровном родстве и не знавшие друг друга, имели так много общего? Возможно, их закалила Москва - город, где им обеим судьба назначила коротать безмужний век.

    Они зашли в лифт. В тесной, давно не мытой кабинке воняло как всегда, но вскоре тетя Таня уловила в привычном букете запахов свежую струю. Она потянула своим большим носом и строго осведомилась:

    - Пил?

    Путь на шестнадцатый этаж был неблизкий, и Петрович успел рассказать ей про митрохинскую свадьбу. О божоле и припадке Олега Михайловича он счел за благо умолчать. Лифт, подрагивая, одолевал этаж за этажом, а снаружи что-то цеплялось за его бока и неприятно скребло.

    Вот она - станция конечная. Лестничная площадка с намалеванным на стене числом "16", с выбитым плитчатым полом и с непременной детской коляской в проходе. Пассажир коляски, наверное, давно уже ходил своими ножками - в школу за "двойками" и в "...астроном". Двери на площадке были с трехзначными номерами, и одна из этих дверей вела в тети-Танины частные покои.

    Из теплой темноты квартиры повеяло настоявшимся за день благовонием горшечных цветов, парфюма, книг и старой мебели. Вспыхнул свет, и Петрович оказался в окружении разнообразных вещей и вещиц, большей частью маленьких и хрупких. В свое время эти вещицы, давно поделившие между собой пространство стародевичьего жилища, были очень недовольны водворением Петровича. Тетя Таня за них беспокоилась и зорко следила за руками племянника - всё поправляла сдвинутые им невзначай безделушки и многочисленные пепельницы, которые держала в стратегически важных точках квартиры. Даже вымытую Петровичем посуду она собственноручно располагала на сушилке в определенной, единственно верной последовательности.

    Раздевшись и переобувшись, тетя и племянник разошлись по комнатам, чтобы привести себя в домашний вид. Спустя несколько минут облаченная в халат тетя Таня проследовала в ванную и там заперлась. Еще минут через десять она вышла на кухню - уже без макияжа, но ничуть от того не подурневшая. Здесь она зарядила свой суховатый рот длинной папиросой "Казбек" и приступила к организации ужина.

    Откровенно говоря, кулинария не была тети-Таниным призванием. За все то время, что жил у нее Петрович, она даже не научилась отмерять вермишель в количестве, потребном для двух персон. Иногда гарнира получалось мало, и ужин заканчивался голыми котлетами, а иногда наоборот - вермишель всходила в кастрюле ошеломительной массой, так что отливать ее приходилось в несколько приемов. Время от времени, в целях разнообразия, тетя Таня вместо вермишели варила макароны, но и с макаронами у нее была та же проблема. Только котлеты оставались неизменными при любом гарнире: три Петровичу и две тете Тане.

    За ужином они сидели, разгороженные, как всегда, газетой. "Вечёрка" располагалась вертикально в специальной проволочной подставке - так, чтобы тете Тане было удобней читать. Петровичу читать было неудобно, но он почти уже научился, сидя по ту сторону подставки, узнавать городские новости снизу вверх. Впрочем, когда дело дошло до чая, тетя убрала со стола и газету, и подставку. Их сменили коробка "Казбека" и пепельница, сделанная из раковины морского моллюска. Перемена эта означала, что пришло время для беседы.

    - Ну, Петрович, - тетя глубоко, по-мужски затянулась, - расскажи, чем, кроме пьянства, ты сегодня занимался. - В него через стол полетели кисловатые дымные клубочки.

    Он пожал плечами:

    - Каждый раз ты спрашиваешь, и каждый раз я тебе отвечаю: ничем.

    Тетя Таня нахмурилась:

    - Скверно. Ты должен приобщаться к труду.

    Петрович тоже, на правах взрослого, закурил и дал по тете ответный табачный залп:

    - Тебя не поймешь: то мне к цивилизации надо приобщаться, то к труду... Говорю же тебе, там все бездельничают: или рисуют люстры для дома, или с ученым видом что-нибудь пропорционируют.

    Она щелкнула папиросу перламутровым ногтем:

    - Ты слишком мал, чтобы судить... это во-первых. А во-вторых, если ты разумный человек, то всегда найдешь себе занятие.

    Петрович усмехнулся:

    - Ну да, будь я разумный, так тоже бы люстру рисовал... Только куда мне ее вешать?

    Поговорив еще в таком духе и густо надымив в маленькой кухне, тетя с племянником задавили в пепельнице-раковине каждый свой окурок и разошлись, не вполне довольные друг другом. Остаток вечера тетя Таня провела за письменным столом в углубленном созерцании своей коллекции марок, а Петрович, вытянув с полки второй том Льва Толстого, отправился на Крымский полуостров, в самое пекло севастопольского сражения.

    Было уже около полуночи, когда Петрович захлопнул книгу, встал с тахты, чтобы погасить свет, и... подошел к окну. Взамен Севастополя, только что сданного неприятелю, глазам его предстала галактическая туманность другого, куда более величественного города.

    Москва, таившая в себе бесчисленные населенные миры, часто и вправду казалась Петровичу бесформенной и непостижимой, словно космос. Но сейчас - сейчас панорама ее была взята в буроватую, будто захватанную рамку ночного неба. От этого зрелище складывалось в целое - в образ, хотя и грандиозный, но все-таки помещающийся в кадр его воображения.

     

    Прошло еще немало дней, сырых и промозглых, покуда не выпал настоящий снег. Плотные белые парашютисты - этакие маленькие митрохины - свалились на москвичей внезапно, превосходящим числом. Снежинки высаживались на шляпы и береты, на капюшоны и непокрытые макушки - и гибли во множестве, как подобает десанту.

    Ниночка в то утро глушила оконные щели бумажной лентой, пользуясь вместо клея отечественным мужским кремом для бритья. На ее месте за столом сидел Петрович и правил митрохинскую статью о пользе пространственной организации среды. Сам теоретик в это время колол сахар тяжелой металлической рейсшиной. Кроме них троих, в комнате никого не было. Станислав Адольфович уехал на ИКСИД, Всемирный конгресс дизайнеров, а Олег Михайлович отсутствовал по причине отсутствия Станислава Адольфовича. Авакян ожидался, но не скоро, - художник еще брел далеко подмосковным стынущим полем, где зазимок пудрил земные скорбные морщины.

    Федор Васильевич явился на службу в благодушном настроении. Он густо пах польским лосьоном, почти не кхекал и не искал ссоры с Ниночкой. Уже за первым чаем он завел с Петровичем доверительный, не слишком светский разговор о прелестях семейной жизни. Вообще брачная тема в последнее время стала для Митрохина главной. Сам он, по его словам, сочетался чрезвычайно удачно. Жена его обладала просто несовместимым набором достоинств: обожала Малера, следила за целостью митрохинских носков, была необыкновенно горяча в постели и чудесно готовила.

    - Знали бы вы, - восклицал Федор Васильевич, - какой дизайн она творит из обычного куска баранины!

    Станислав Адольфович реагировал на его хвастовство иронически.

    - Главное, - заметил он однажды, - чтобы это творчество вошло у нее в привычку прежде, чем надоест.

    Но существовала ли она вообще на свете, эта удивительная особа? Митрохинской жены - даже фотографий ее - никто в павильоне так и не видел... Впрочем, сейчас Петровичу недосуг было размышлять о чужом счастье.

    - Нельзя ли помолчать, - попросил он Федора Васильевича. - Вы сбиваете меня с мысли.

    - Пардон, пардон... - Митрохин переключил свое внимание на Ниночку, напоминавшую на фоне окна оживший египетский барельеф.

    Можно было предположить, что, достигнув в браке полной жизненной гармонии, Федор Васильевич прибавит собой полку павильонных энтропиков, но этого не случилось. Еще бойчей из-под его пера пошли статьи на злобу дизайнерского дня; еще чаще стал убегать он на какие-то совещания и конференции; и уже по десять раз на дню начальственные голоса в телефоне требовали: "Найдите Митрохина!" Но Митрохина можно было найти разве что за утренним чаем - в остальное время он "вращался". Теперь он возглавлял Дизайн-центр, сооружавшийся действительно где-то в городском центре. Это было настоящее дело: часто Федор Васильевич ездил на строительство и, по слухам, трудился там лично с молотком в руках и ругался таким поставленным матом, что московские надменные работяги совершенно уверовали в его харизму. В павильоне Митрохин появлялся с рулонами чертежей и папками, полными документов. И здесь он всех вовлекал в орбиту своего вращения, за исключением разве что аутиста Карена. Петрович тоже нередко помогал Митрохину - например, когда требовалось отредактировать письмо в гипро-что-то или отношение в какой-нибудь надзор. Он охотно выполнял митрохинские поручения, но его не оставлял один вопрос. Зачем вообще строился Дизайн-центр; зачем московскому институту было иметь в Москве же еще подворье? Вопрос этот он задал однажды Федору Васильевичу, и тот ответил, почти не раздумывая:

    - Как зачем? Надо же нам иметь постоянную экспозицию. АВ-боксы поставим, полиэкран...

    - Это я понимаю, Федор Васильевич... но экспозиция - зачем?

    Митрохин посмотрел на него удивленно:

    - Вопрос... кхе-кхе... метафизический. Сдается мне, юноша, это у тебя от безделья.

    Он помолчал.

    - И чего тут непонятного? Дизайн в массы, а деньги в кассу.

    - Звучит как-то... цинично.

    Митрохин посерьезнел.

    - Я мог бы ответить лирично, но неохота. Просто надо работать. Работай, и чего-нибудь добьешься. Только так. Помнишь сказочку про лягушку, которая попала в молоко?

    - И стала брыкать ножками, и сделала масло... По-моему, Федор Васильевич, эта сказка - ложь. Ваша лягушка так и останется жить в молоке.

    Митрохин ухмыльнулся:

    - Пускай даже так... Все-таки она может считать, что неплохо устроилась.

    Федор Васильевич не впервые попрекал Петровича бездельем. Попреки эти имели ту причину, что у Митрохина были виды на него как на работника. Пару дней назад Федор Васильевич даже отвел Петровича в курилку и там сделал ему формальное предложение:

    - А что, юноша, - сказал он, - не хочешь ли ты перейти работать под мое крыло?

    - Зачем? - удивился Петрович.

    - Что значит зачем? Хватит тебе груши околачивать. Займешься делом и узнаешь... кхе-кхе... узнаешь другой способ существования.

    - Но на что я вам?

    - Ну... я к тебе присмотрелся. Парень ты ухватчивый и, главное, грамотный. А у меня этой писанины невпроворот.

    - Да... - Петрович вздохнул, - но мне же на будущий год в художественное училище поступать... или в армию.

    - И то и другое - глупость, - отрезал Митрохин. - С твоей подготовкой тебе легче в балетное училище поступить, чем в художественное, - это раз. А в армии служат одни дураки - это два.

    - Странно слышать от офицера.

    - Уж ты мне поверь. От армии надо откосить, и я тебе в этом помогу. У меня есть один знакомый психиатр - вместе с парашютом прыгали, - за бабки он из тебя сделает шизофреника по всей форме.

    - Но как же... - Петрович усмехнулся, - как же я шизофреником буду работать?

    - Насчет этого не волнуйся. - Митрохин закхекал. - В дизайне таких много.

    Неожиданное предложение заставило Петровича глубоко задуматься. С одной стороны, оно ему польстило - польстило, как если бы старший пригласил его к участию в игре. Но с другой... Петрович оставался в недоумении. "Дизайн в массы, а деньги в кассу", вращение как способ существования... Но ведь и армия - тоже способ существования. В чем смысл различия? Он не видел смысла. Это раньше, когда Петрович был ребенком, он предавался играм с легкой душой. Тогда он понимал, что он ребенок и что все у него в жизни происходит как бы понарошку. А трудные выяснения - их он оставлял на потом... Нет, конечно, вопросы были - разные "зачем" и "почему", - но задавались они из чистого ритуала. "Вырастешь - узнаешь", - слышал он в ответ и поживал спокойно... Но вот Петрович вырос, и что же? Ничего он не узнал, а покоя лишился.

    Тетя Таня, кстати, тоже лишилась покоя, когда он рассказал ей о митрохинском предложении. Только у нее почему-то идея сделать из Петровича шизофреника вызвала прилив энтузиазма.

    - А этот, как его?.. Митрохин... он часом не трепач? - уточнила она.

    - Нет. - Петрович пожал плечами. - Вроде бы не похож.

    - Хорошо... - Тетя прикурила папиросу от предыдущей. - Мне этот проект нравится.

    Коллекция марок в тот вечер получила временную отставку. Тетя Таня села на телефон и устроила долгое совещание со своей подругой, сведущей, как оказалось, в юридических правах умалишенных. Впрочем, подруга не всецело полагалась на свои познания; она консультировалась с кем-то еще и сама несколько раз перезванивала тете Тане. Тетя у аппарата совершенно завесилась папиросным дымом и только покрикивала своим дискантом: "да", "да", "да", вкладывая в это короткое слово разнообразные оттенки мысли и чувства.

    Было уже довольно поздно, когда она постучала к Петровичу:

    - Не спишь?

    - М-м...

    - Послушай... а он не мог бы поменять тебе диагноз на психопатию?

    - Это еще зачем? - он приподнялся на локте.

    - Меньше будет проблем в плане трудоустройства. И потом... Маргарита говорит, психопатию легче симулировать.

    Петрович нахмурился:

    - Не хочу я ничего симулировать.

    - Не скажи, - серьезно возразила тетя Таня. - Вдруг тебя станут обследовать.

    Он сел в кровати и внимательно на нее посмотрел:

    - Ладно, спрошу. Заодно узнаю, нет ли у них и для тебя подходящего диагноза.

    На эти слова тетя Таня рассердилась:

    - Ну что с тобой делать! - воскликнула она. - Нет, ты не шизофреник - ты дурак!

    Поискав глазами, она вонзила папиросу в ближайшую пепельницу и вышла, оставив племянника засыпать в табачном дыму.

    Но Петровичу и по сей день не удавалось возобновить с Митрохиным тот разговор. Надо было улучить подходящий момент, но покуда Петрович набирался решимости, Федор Васильевич успевал напиться чаю и убегал вращаться. Вот и сегодня Митрохин сделал последний громкий глоток, отряхнул с живота сахарные крошки, и... глазки его засветились знакомым боевым огоньком.

    - Всё, пошел, - объявил он. - Ждут меня глобальные дела. А вы, детки, ведите себя хорошо и не скучайте.

    Но как не заскучать на пару с Ниночкой - Митрохин рецепта не оставил. Петрович порылся в столе Станислава Адольфовича, нашел... нашел "Стиль ауто" за шестьдесят восьмой год и уселся в кресло. Кресло было просиженное, журнал - смотреный-пересмотреный, и весь этот день, хотя он только начинался, уже представлялся каким-то житым-пережитым. С улицы, несмотря на заклеенные Ниночкой окна, доносилась привычная перекличка выставочных радиорепродукторов: один сообщал другому что-то радостное, тот - третьему, и так далее. Внутри павильона, как всегда, громче всех раздавался голос Лидии Ильиничны из отдела пропаганды:

    - Алё-у! - кричала она. - С вами говорят из эстетики!.. А?.. Из эстетики!.. Что?.. Ах-ха-ха-ха!.. Ну, я не могу... Не из титьки, а из эс, тэ, ти, ки!

    - Вы слышали? - И весь отдел пропаганды хохотал.

    Но иногда, и к этому Петрович тоже привык, в павильоне наступала вдруг тишина. Будто по волшебству, все голоса и звуки смолкали, и... становилось слышно, как тикают его, Петровича, наручные часы. "Ангел пролетел", - сказала бы Ирина. Сегодня эти прилеты ангела особенно чувствовались, потому что на выставке выпал снег и обложил павильон, словно ватой. Раз в такую минуту Петрович поднял голову от журнала... и вздрогнул. С улицы в окно на него смотрела чья-то физиономия - в створе приставленных к вискам озябших ладоней и приплющив нос к стеклу. Это был не ангельский лик, - просто очередной заблудившийся посетитель пытался выяснить, что это за павильон такой без названия спрятался в елках, и если уж он тут поставлен, то нельзя ли зайти в него и погреться.

    Ступай себе, прохожий, нечего. А то зайдешь и угреешься... на всю жизнь. Петрович над раскрытым журналом начал клевать носом; время побежало быстрее...

    Следующей станцией был дневной чай с бутербродами. Ниночка за шкафом подала признаки жизни: скрипнула стулом, зашуршала пищевой фольгой. Петрович потянулся, протер глаза...

    Он потянулся, протер глаза, и, как оказалось, - вовремя. В следующую минуту ему пришлось распахнуть глаза в изумлении. Сначала в комнату вошел фотограф Юсупов.

    - Ты здесь? - спросил он, хотя Петрович был налицо.

    - А к тебе дама! - Юсупов поднял на плаз большую дорожную сумку и задом, как конферансье, отступил, впуская в двери синеглазую румяную с мороза девушку. Это была Вероника.

    С этого мгновенья все катастрофически усложнилось для Петровича. Он встал с кресла, но так, как встает уже убитый солдат: чтобы упасть головой на запад. "Стиль ауто" выпал, как винтовка из ослабевших рук.

    - Ты откуда?.. - было последнее, что вымолвили немеющие уста.

    И уже не Петрович, но кто-то другой целовал Веронику, снимал с нее пальто, знакомил ее с Ниночкой.

    Вероника подала Ниночке руку, облучив ее мгновенным, но внимательным взглядом:

    - Очень приятно.

    - Вы располагайтесь. - Ниночка порозовела. - Если хотите, давайте пить чай.

    Вероника опустилась на митрохинский стул, а Петрович все стоял, держа через руку ее пальто, пахнувшее хорошими, незнакомыми духами. Он стоял и смотрел на ее шею, открытую и словно бы удлинившуюся из-за новой стрижки. Эту голую шею очень хотелось потрогать, и Петрович не удержался - дотронулся.

    - Что? - Она обернулась.

    - Ничего... ты... как ты меня нашла?

    - А... - Вероника махнула рукой. - У твоих выспросила. В Москве с вокзала и прямо на метро... Но ту-ут... - она сделала большие глаза, - я всю вэдээнха исходила! Где такой павильон - никто не знает. Вот уж не думала, что ты здесь в лесу сидишь.

    - Приехала... но как же твоя учеба?

    - Подумаешь, учеба... - Вероника усмехнулась. - С мамой вот только разругалась.

    Она вдруг взяла его руку и приложила к своей еще прохладной щеке:

    - Соскучилась, вот и все.

    Ниночка, отведя взгляд, заерзала на своем стуле... Но, кстати, и пора ей было заняться чаем. Электрочайник на полу перестал кряхтеть и постукивать и уже вовсю клокотал, наполняя помещение сырым банным духом.

    Однако попить чаю им так и не удалось. Не успели они расположиться, как опять в комнате появился фотограф Юсупов:

    - Тук-тук... - произнес он, постучав пальцем по шкафу. - Вы, я смотрю, чаевничать собрались?

    Саша заговорил с товарищеской приятной интонацией, какой Петрович у него раньше не замечал:

    - Чай, друзья, это неактуально. У меня есть кофе - хотите?.. - Он смотрел главным образом на Веронику. - Кофе с коньяком. Я приглашаю.

    Они переглянулись.

    - Я - спасибо, нет, - пробормотала Ниночка.

    - А мы не против, - Вероника улыбнулась Юсупову и взглянула на Петровича. - Или ты как?

    Он пожал плечами:

    - Я как ты.

    И они пошли к Саше пить кофе с коньяком.

    В фотостудии было душно и жарко. В центре помещения, на подиуме, покрытом алым сафьяном, в лучах софитов сверкала пластмассовая прозрачная хлебница. Над ней колдовал коллега Юсупова, тоже фотограф, по фамилии Кронфельд. Окна в студии были плотно зашторены, и вся она, кроме освещенного подиума, погружена была в полумрак. В полумрак и негромкую музыку: в глубине комнаты большой стоячий магнитофон плавно помахивал километровыми бобинами, размером каждая с велосипедное колесо. Там же у стены располагался настоящий, неизвестно как сюда попавший, диван, - на нем-то Юсупов и разместил своих гостей.

    - Прямо как в баре. - Вероника с удовольствием покачалась на пружинах.

    Подле дивана стоял невысокий столик с какими-то красочными журналами. Один из журналов был раскрыт, и на развороте его Петрович разглядел фотографии хлебниц в разных проекциях.

    - Хорошо! - Вероника опять покачалась на диване.

    - Что хорошо?

    - Хорошо вы работаете.

    Петрович промолчал. Он не стал ей говорить, что его самого пригласили сюда впервые.

    Юсупов про коньяк не солгал: бутылку он выставил, хотя и далеко не полную. Он также принес настоящие кофейные чашки с блюдцами и шоколадные конфеты. Оставалось дождаться кофеварки - когда она сделает свое дело.

    - Сигарету хотите? - Саша протянул Веронике свою пачку. - Для дам у нас исключение... правда, Боря?

    Кронфельд неопределенно хмыкнул; он по-прежнему был поглощен хлебницей. Фотограф то вставал перед подиумом на колени, и тогда лоб его плавился под софитами, а то отходил на пару метров и впадал в задумчивость. Наматывая на палец седоватую бороду, он что-то ворчал.

    - Что ты там бормочешь? - окликнул его Юсупов. - Иди уже к нам.

    - Пустая... - Кронфельд отвечал своим мыслям. - Хлебница пустая, вот в чем проблема.

    Саша засмеялся:

    - Плюнь ты на нее. Иди коньяк пить.

    Кофеварка крепилась, крепилась и вдруг извергла в стеклянный кувшинчик черную кипящую струю. Юсупов стал разливать кофе по чашкам, а Кронфельд все крутил свою бороду.

    - Творческие муки изображает, - иронически пояснил Саша. - Хочет на девушку впечатление произвести.

    Кронфельд вышел из транса:

    - Сам ты... хвост распустил.

    Он отер лицо носовым платком, заглушил фотокамеру и подсел к столику.

    - Ты не тушуйся, - подмигнул Юсупов. - Кто не хочет понравиться красивой девушке... Кстати, ты лицо искал... помнишь?.. для туалетной воды.

    - Ну?

    - Ну и посмотри... - Юсупов, перегнувшись через Петровича, дотянулся до Вероники и, взяв ее легонько за подбородок, повернул к свету. - Как тебе?

    Вероника убрала его руку.

    - Вы, девушка, не смущайтесь. - Саша откинулся на диване. - Это разговор деловой. Мы с Борей снимаем для рекламы, халтурим, так сказать.

    Вероника ничего не ответила, но Петровичу показалось, что на щеках ее заиграли ямочки.

    - Минутку, - сказал он мрачно. - Что это вы ей предлагаете? Я против.

    Саша усмехнулся:

    - Ты-то здесь при чем? Я же не на танцы ее приглашаю.

    На душе у Петровича тихой зорькой занималось бешенство, а Юсупов все не унимался:

    - Так как же, девушка? Вы подумайте...

    И тут Петрович не выдержал:

    - Мы уже подумали... - проскрежетал он, поднимаясь с дивана, и тот проаккомпанировал ему испорченной арфой. - Вставай, девушка, и скажи дядям спасибо за кофе.

    Ямочки изгладились на щеках Вероники; она закусила губу, покраснела, но послушно поднялась вслед за Петровичем.

    - Бог ты мой! - раздалось им уже в спину. - Юный Отелло...

    Петрович обернулся было, чтобы ответить, но Вероника дернула его за руку:

    - Пойдем... Что ты за скандалист.

    Они вернулись в комнату с плазом. Ниночка, жуя бутерброд, взглянула с немым вопросом - и на лице Петровича прочитала немой ответ: оно пылало гневом. Молча он снял с вешалки Вероникино пальто:

    - Собирайся, мы уезжаем.

    Вероника растерялась:

    - Куда? Ты же на работе.

    - Пропади она пропадом, эта работа... - Он посмотрел с недобрым прищуром: - Или ты хочешь еще кофе?

    Спустя несколько минут парочка уже покинула павильон и в безмолвии зашагала по заснеженным аллеям выставки. На плече у Петровича висела Вероникина дорожная сумка; лицо его было по-прежнему хмурым. Чувство гнева само по себе нестойкое; в душе Петровича оно не то чтобы прошло, но выпало в противный труднорастворимый осадок. Настроение его не хотело улучшаться; к тому же все мужчины, сколько их ни попадалось навстречу, пялились на Веронику юсуповским оценивающим взглядом. Или им тоже нужна была фотомодель?.. Как меняется мироощущение под влиянием пережитой неприятности... В детстве, гуляя в заволжской дубраве, Петровичу случалось поймать у себя за шиворотом большого зеленого клопа, и тогда вся прогулка теряла для него прелесть. Он не слышал больше ни пенья птиц, ни аромата растений, а только подозрительно всматривался в каждое зеленое пятнышко, и везде ему мерещилась клоповая вонь...

    За размышлениями Петрович не заметил, как они вошли в метро. Тут уж размышлять стало некогда, а надо было действовать. И Вероника ловко действовала пятачком, а потом уверенно, не покачнувшись, ступила на эскалатор.

    - Ты раньше ездила на метро? - не без ревности спросил Петрович.

    - Нет, а что?

    - Ничего... Молодец.

    - Метро как метро, - она пожала плечами. - Только уши в поезде закладывает.

    Метро как таковое ее не интересовало. Вероника лишь слушала названия станций и шептала их про себя, будто запоминая. "Следующая станция такая-то..." - Женский гулкий радиоголос казался далеким, словно доносился не из потолочных динамиков, а из глубины тоннеля.

    Неожиданно Вероника толкнула его в бок.

    - Что ты? - Петрович не расслышал ее слов.

    - Хочу погулять, - повторила она ему на ухо.

    - С этой сумкой? - удивился он.

    - Подумаешь... - Она надула губки. - Или тебе тяжело?

    Радио глупо-торжественно провозгласило приближение очередной станции, и Вероника потянула Петровича за рукав:

    - Ну?.. Пошли?

    Что было делать? Ничего нет сильнее женской прихоти... Эскалатор подал молодую пару наверх и, круто обернувшись, ушел назад в подземелье. Конечно же, место для прогулки Вероника выбрала случайное и совсем не подходящее. Хотя с дорожной сумкой наперевес где ни гуляй - везде будешь испытывать неудобства. Место было случайное для Вероники с Петровичем, но не для множества людей, сновавших по тротуарам вдоль домов. Эти люди жили здесь или работали, они спешили домой или по делам, каждый со своей целью, и помехой на их пути служили как раз эти двое, неизвестно зачем здесь оказавшиеся с большой дорожной сумкой.

    - Ну и что? - Петрович от толчков прохожих поворачивался вокруг своей оси. - Куда пойдем?

    - А хоть куда, - беспечно ответила Вероника. - Я в Москве первый раз.

    Идти им можно было либо направо, либо налево. Поперек улицы идти было нельзя, потому что всю ее проезжую часть занимали автомобили. Успевшие за день обрасти бурыми бородами сосулек, они ползли нескончаемой вереницей, подталкивая друг дружку носами. Люди такими же нескончаемыми вереницами двигались вдоль домов по узким тротуарам. Только дома, плотно притиснувшись друг к другу, никуда не двигались, словно попали в глухую пробку. Дома эти, выстроившиеся не по росту, все были пожилые, - окна их сидели глубоко в своих глазницах, а солидные, хотя и поношенные фасады, тронутые кое-где старческим пигментом, украшали многочисленные вывески и витрины.

    Конечно, гулять по московскому центру следовало с тетей Таней, - она бы много рассказала об истории этих улиц и домов. Где-то здесь прошли ее собственные детство и юность, и сложись ее жизнь удачнее, она провела бы ее тут целиком - за толстыми покойными стенами. Сложись ее жизнь удачнее, тетя Таня составила бы на излете лет компанию местным старушкам в каракулевых шубках, и она так же разборчиво отоваривалась бы в магазинах, приятно пaхнувших жареным кофе. Но ей не повезло. Вращением Москвы, которая недаром в плане напоминает карусель, - этим вращением ее отбросило на периферию - туда, где сивые многоэтажки шатались под ветрами и скрипели плохо пригнанными панелями. Туда, где "астроном" вонял к вечеру сырой говядиной, но был уже пуст, а последняя тушка хека часто становилась причиной нешуточного сражения... Впрочем, кое-какую компенсацию тетя Таня все же получила, а именно - вид на город с высоты птичьего полета.

    Но похоже было, что и без тетиных пояснений прогулка доставляла Веронике удовольствие. Она то задирала голову, то изучала витрины, сменявшие одна другую.

    - А представляешь... - промолвила она вдруг мечтательно, - представляешь, если бы мы тут жили.

    - Кто - мы?

    - Ну... мы с тобой. Вон, хотя бы за теми окнами.

    Петрович усмехнулся:

    - Там уже живут.

    Вероника перебила:

    - Ой! "Кафе-бар"... Пошли?

    Петрович сделал вид, что не расслышал.

    - Скучный ты, и гулять с тобой скучно... - Она опять надула губки. - Давай хоть в магазин зайдем.

    Магазин, куда они зашли, был продовольственный, один из тех, что пахли кофе. Впрочем, здесь пахло не только кофе, но много чем еще - съестным и дефицитным. Стены торгового зала украшены были лепными изображениями всевозможных яств, но вкусные запахи источали не эти барельефы, а настоящие продукты, лежавшие на прилавках.

    - Ой! - вскрикнула Вероника. - Сосиски!

    - Тьш-ш... - смутился Петрович. Оглянувшись, он встретился глазами с какой-то очень белолицей дамой. Дама тут же опустила взгляд, но брови ее, выщипанные в ниточку, поднялись кверху.

    С кошелечком в руке Вероника припала к прилавку:

    - Можно мне...

    Но продавщица через ее голову обрадовалась белолицей даме:

    - Здравствуйте! - заулыбалась она. - Что же вы там стоите?

    - Я подожду, - ответила дама. - Молодые люди, видимо, спешат на электричку.

    Она опять приподняла свои выщипанные брови, и то же сделалось с бровями продавщицы:

    - Что вы хотели? - Это уже был вопрос к Веронике.

    Все-таки они купили сосиски - два кило. Из магазина Вероника вышла с бумажным пакетом в руках и в некоторой задумчивости.

    - Скажите, какая мадам... - пробормотала она.

    - Кто?

    - Ну та, напудренная... И что это она про электричку говорила?

    - Забудь, - сказал Петрович и взял ее за руку. - Мы с тобой гуляем.

    Пара двинулась дальше и гуляла еще метров сто пятьдесят, пока не встретила очередную светящуюся букву "М". Здесь Вероника решила, что гулять довольно.

    - Ладно, - объявила она, - для первого раза хватит. - И усмехнулась: - Пошли на электричку.

    И они снова спустились в метро и продолжили свой прерванный подземный путь. Вероника больше не шептала про себя названия станций. Примолкнув на валком вагонном диванчике, она прижимала к груди пакет с сосисками и только изредка сглатывала слюнку. Однако делала это она не от голода, а потому что у нее закладывало уши, - хотя метро было как метро, но грохот в нем стоял изрядный. Ехали они довольно долго, пока к очередному радиосообщению "станция такая-то..." Петрович не добавил специально для Вероники:

    - Наша!

    Он и впрямь уже считал своей тети-Танину станцию. Как было не считать, если здесь его ежедневно встречал этот рыжий приятель. Правда, сегодня пес повел себя предательски по отношению к Петровичу. Все свое обаяние рыжий употребил, чтобы понравиться Веронике - и имел успех. Она вытянула из пакета связку сосисок, собственными белыми зубками откусила две штуки, и... едва не лишилась пальцев. Оценил ли рыжий тот факт, что сосиски были высшего качества? - навряд ли. Но их благородный, с легким привкусом копченого, запах растревожил саму Веронику.

    - Так кушать хочется, - прошептала она, прильнув к Петровичу. - Больше, чем тебя...

    Ему тоже хотелось сосисок и хотелось остаться наедине с Вероникой; но Петровича начинало помучивать еще одно, не столь приятное предвкушение - предвкушение их неизбежной встречи с тетей Таней. Каково-то примет она новую постоялицу... Однако деваться было все равно некуда, и он, ничем не выдавая своих опасений, повел Веронику навстречу неизвестности.

    Впрочем, когда они добрались наконец до тетиной квартиры, ее самой там не было: тетя еще не вернулась с работы. У Вероники образовалась возможность привести себя с дороги в порядок, и она этой возможностью воспользовалась. Она закрылась в ванной и, проведя там некоторое время, вышла к Петровичу в халатике таком коротком, что у него екнуло сердце. Оно екнуло сначала по понятной мужской причине, а потом... потом при мысли, что этот халатик увидит тетя Таня. Не удержавшись, он привлек Веронику к себе и почувствовал, как подалась она навстречу; Петрович увидел вблизи запрокинувшееся лицо и узнал затуманившиеся вдруг глаза...

    - Подожди... подожди... - Балансируя на краешке сознания, она забормотала что-то про сосиски и про его тетю, которая должна была вот-вот прийти.

    С большой неохотой Петрович внял доводам разума и выпустил Веронику из объятий.

    - Фух! - выдохнул он. - Тогда давай делать ужин.

    Они прошли на кухню, и там к Веронике быстро вернулось самообладание. Оглядевшись по-женски цепко, она довольно смело принялась делать ревизию тети-Таниным припасам. Скоро она убедилась, что кухонные закрома от изобилия не ломятся.

    - Чем же вы питаетесь? - удивилась Вероника. - Странно, в Москве живете, а в холодильнике шаром покати.

    - Мы питаемся вермишелью. - Петрович вздохнул. - Она мне по ночам снится.

    - А я думала, что-нибудь другое. - Она улыбнулась. - Ладно, пусть сегодня тебе приснится картошка.

    Действительно, Вероника нашла под плитой авоську со старой картошкой, процветшей уже кое-где бледными отростками. Неизвестно еще было, как отнесется тетя Таня к гастрономическому новшеству, но Петрович своих сомнений не высказал. "Семь бед - один ответ", - подумал он.

    Спустя полчаса квартира уже вся благоухала картошкой, жаренной с луком. Казалось, даже тетины горшечные цветы внимали с интересом непривычному аромату. В сущности, в запахе этом не было ничего особенного, - подобные можно услышать в любом подъезде любого дома. Во всех квартирах, где люди живут семьями, женщины жарят что-нибудь по вечерам, и вкусные запахи просачиваются из жилищ наружу и дразнят ноздри тем, кто по какой-то причине не обзавелся семьей либо жилищем.

    Но даже если запах жареной картошки и просочился в подъезд, тетя Таня и подумать бы не могла, что он исходит из ее собственной квартиры. Только войдя в переднюю, она с изумлением потянула своим большим носом.

    - Это еще что? - пробормотала она.

    В следующую секунду она разглядела на вешалке Вероникино пальто и переиначила фразу:

    - Этого мне только не хватало!

    Больше тетя Таня ничего не сказала. Молча она позволила Петровичу снять с себя шубу, размотала кашне и, севши на пуф, склонилась, чтобы переобуться. И тут боковым зрением она увидела... девичьи голые ноги. Тетин взгляд побежал по ногам вверх, скользнул по подобию халатика и добрался до синеглазого лица с ямочками на щеках.

    - Тетя, это Вероника... - залепетал Петрович. - Я тебе о ней рассказывал.

    - Здравствуйте! - Вероника улыбалась так приветливо, что казалось, вот-вот, и она покроет тетю Таню поцелуями... Но до поцелуев дело не дошло.

    - Добрый вечер, - отозвалась тетя довольно сухо.

    Она сняла сапоги, воткнула ноги в шлепанцы и удалилась в свою комнату.

    - ...? - одними глазами спросила Вероника.

    В ответ Петрович также молча пожал плечами.

    Они вернулись на кухню и там притихли в ожидании развития событий.

    Тетя Таня явилась к ним только исполнив свой обычный ритуал переодевания и снятия макияжа. И похоже было, что вместе с косметикой она смыла с лица своего всякое выражение. Молча приняла она тарелку с сосисками и румяной картошкой и с бесстрастием индейца принялась за еду. Наверное, она мучилась отсутствием на столе своей "Вечерки", но виду не подавала. Так в безмолвии прошел у них весь ужин, хотя, сказать по совести, жареная картошка заслуживала похвалы. Лишь отхлебнув из второй чашки чая и поставив перед собой основательную дымовую завесу, тетя Таня сделала неожиданное и решительное объявление:

    - Вы, молодые люди... - здесь она закашлялась, - если вы полагаете, что я положу вас спать вместе, то вы ошибаетесь. Вот так-то.

    "Молодые люди" переглянулись.

    - Что ты, - Петрович хмыкнул, - мы об этом и не мечтали.

    Суровое объявление, надо полагать, нелегко далось тете Тане. Однако после него тетино настроение как будто пошло на поправку. Лицо ее помягчело, особенно когда она заметила, с какой точностью Вероника воспроизводит на сушилке верный строй посуды. И вот, под стук вымываемых тарелок, на кухне сама собой установилась почти что дружественная, хотя и порядком загазованная атмосфера. Тетя Таня не вмещала в себя больше двух чашек чая, зато курить она могла сколько угодно. От папиросы к папиросе, она завела с Вероникой беседу. Правда, беседа ее больше смахивала на допрос, но уж такова была тетя Таня. И Вероника отвечала ей бойко, как на экзамене, - о себе, о своей учебе и о планах на будущее, которого она не мыслила без него - вот без него, кого она потрепала по волосам. К тете Тане она в разговоре так и обращалась: "тетя Таня", на что та в первый раз кашлянула, а потом лишь едва заметно улыбалась.

    Не было ничего удивительного в том, что беседа их в духе женского взаимопонимания обратилась к Петровичу, к его обстоятельствам и перспективам. Тетя сообщила Веронике, что избранник ее не кто иной, как "мешок" - тип ленивый и безынициативный. И что какие планы можно строить, если по нему плачет армия... Есть, - продолжала тетя, - есть, конечно, шанс избежать солдатчины. Тут всего-то надо Петровичу сказаться психопатом или на худой конец шизофреником, но олух и этого не хочет.

    - Подумай, Вероника, подумай хорошенько, с кем ты связалась. Это совершенно инертное тело...

    Давая девушке подумать, тетя взяла небольшую паузу - примерно на полпапиросы. Потом заговорила снова, но уже другим тоном:

    - Вот, если бы ты могла на него повлиять, - произнесла она раздумчиво, - если бы ты уговорила его пойти к этому... доктору... тогда другое дело. Жить в Москве ему есть где... В конце концов, если вы когда-то... я имею в виду, если ваши отношения...

    Речь ее как-то разладилась; дымила тетя отчаянно, а формулировала с трудом:

    - Живу я одиноко, то есть одна... ты понимаешь, что я имею в виду?

    Конечно, Вероника понимала, куда клонит тетя Таня, и кивала не из одной только вежливости. Понимал и Петрович, но он молчал с задумчивым видом - разговор этот отчего-то был ему в тягость.

    И тем не менее вечер можно было считать удавшимся - вопреки его, Петровича, опасениям. Вероника даже удостоилась чести лицезреть коллекцию марок. "Отбой" в своем, как она выразилась, "пансионе" тетя Таня объявила уже за полночь. Петровичу ничего не оставалось, как пожелать женской половине "спокойной ночи" и отправляться в свою комнату.

    Но что значили эти слова "спокойной ночи" в его обстоятельствах... Погасив лампу, Петрович вытянулся на тетиной тахте и замер, наблюдая, как комната обретает черно-белые неверные очертания, проявляется, словно пересвеченное фото. Потолок и стены озаряли отблески немеркнущей Москвы. Город за окном не спал, потому что для него погаснуть и остановиться означало бы катастрофу и гибель. Город, широкий, распластанный, как морской скат, был, подобно этой рыбе, обречен на пожизненное движение...

    Но и к Петровичу, лежавшему неподвижно, сон не шел этой ночью. Сон не шел, и не шла Вероника... Только время шло.

    Но вот лилия на подоконнике едва заметно качнула широким листом. Петрович не услышал - он просто почувствовал: наконец-то. Наконец-то она, его желанная, ступила на тропу любви... Не потревожа ни единой половицы, Вероника вошла будто по воздуху и... пала к нему в объятия, вмиг обретя плоть и страсть... Фикусы и лилии потрясенно молчали в своих горшках, но... не могла молчать тетина тахта. Глупая старая деревяшка! - понимала ли она, что это был пик ее карьеры...

    Петрович подумал: хорошо бы сейчас, как в словесной детской игре, "погрузить на баржу" весь мир от буквы "а" до "я" включительно и... затопить эту баржу в глубоком месте.

    Так оно и случилось, как он хотел, - в эту ночь и Москва с Митрохиным, и тетя Таня (прости, дорогая) - весь мир с его глупым вращением пребывал по ту сторону действительности.

    А с Петровичем и Вероникой происходило вот что: они предавались любви. Из всех вопросов их сейчас занимал только один, хотя оба они знали на него ответ:

    - Ты меня любишь?

    - Да.

    Без счета спрашивали они друг друга и без счета отвечали - без счета раз и без счета времени. Потому что не только вещественный мир, но само время в эту ночь великодушно удалилось. Нет, время не хотело прервать их любовный полет, и не оно его прервало. Есть еще один ограничитель у всякого полета - это собственная сила крыльев, которая, увы, не беспредельна. Хорошо стричь небо, парить упоительно, но приходится, приходится опускаться на землю, чтобы не пасть на нее бездыханным.

    А опустившись на землю, небожитель - хочет или нет - начинает слышать ее звуки, чувствует ее содрогания. Вот лифтом прострелило дому позвоночник; вот что-то длинно обрушилось в мусоропроводе. Где-то затрепетал проснувшийся водопроводный кран и, пискнув по-птичьи, умолк. Первый кран разбудил остальные. Вскоре дом уже подрагивал всеми своими панелями, словно от топота приближающейся конницы. Вентиляционные отдушины его заговорили людскими голосами, и канализация недружно, но повсеместно салютовала навстречу утру... Баржа всплывала.

    Петрович привстал на локте и всмотрелся в лицо Вероники. Ее глаза в темноте мерцали без мысли - одной только нежностью.

    - Ты не спишь еще?

    - Сплю, - ответила Вероника, сладко потянувшись.

    - Я хочу тебе кое-что сказать.

    - Про любовь? - Она протянула руку к его губам.

    - Нет... - Он поцеловал ее пальцы. - Не про любовь.

    - Тогда... может быть, завтра?

    В голосе Вероники прозвучала истома, а в словах здравый смысл; поэтому Петрович отступился, не стал продолжать. Даже если завтра уже наступило - с этим сообщением можно повременить. Серьезные разговоры и судьбоносные решения - все подождет, пока спит любимая.

    И все-таки завтра наступило - оно лишь обошло с флангов комнату, где юная парочка заснула в капустном орнаменте смятых и влажных еще простыней. Однако на другом фронте, тети Танином, активные действия уже начались, - и начала их сама обороняющаяся сторона. "Пора!" - угадала тетя сквозь сон - и упреждающим точным выпадом подавила на тумбочке вражескую артиллерию. Довольная своим успехом, она полежала с минуту, потом сказала себе: "Ну так..." - и рывком села в кровати, что в ее возрасте делать небезопасно. Приняв вертикальное положение, тетя Таня спустила ноги на пол и завозила ими в поисках шлепанцев. Сначала правый, потом левый, шлепанцы были найдены легко. Не глядя, она потянулась к торшеру и дернула за шнурок. Свет, едкий, словно мыло, брызнул из-под абажура, но тетя знала утреннюю ярь своего торшера и предусмотрительно зажмурилась. Вот до этой минуты события развивались, как им положено, но когда тетя Таня открыла глаза, то получила удар посильнее вспышки света. Горький факт предстал ей со всей очевидностью: кушетка, на которой она вчера уложила Веронику, была пуста! Увы, тетя Таня, человек не шлепанец, - он не всегда остается там, где его положишь с вечера... Сухое тетино тело сотряс кашель, но это был не обычный утренний кашель курильщика, а усиленный возмущением.

    Впрочем, что толку теперь было кашлять и возмущаться. Тетя Таня покрыла кружева своей ночнушки шелковым трауром халата, затем с коленным хрустом поднялась с кровати, запахнулась, подвязалась пояском с кисточками на концах и отправилась совершать необходимые утренние ритуалы. Наперекор своей досаде, умывалась тетя энергично, по-мужски фыркая, а после громко била себя по щекам. Вышла из ванной она взбодренная, решительная, как всегда. Она даже сделала несколько шагов в сторону комнаты племянника, но... внезапно остановилась, словно натолкнулась на невидимую преграду. Тетя Таня раздумывала несколько мгновений, потом махнула рукой и, круто развернувшись, пошла на кухню. Здесь она волевым движением распахнула холодильник, отчего тот содрогнулся и сердито забормотал. Пошевелив пальцами, тетя выбрала два яйца из восьми, словно боеголовки, торчавших в дверной кассете. Затем она разожгла плиту и, поставив греться сковородку, включила настенный репродуктор.

    - Передаем сигналы точного времени, - сказало радио и запикало.

    Тетя Таня взяла яйцо и занесла ножик...

    - Союз нерушимый... - грянуло радио.

    Тетя ударила по яйцу и... кокнула его пополам.

    - Этого мне только не хватало! - воскликнула она в сердцах.

     

    О, сколько врагов себе нажил старый глупый СССР этой ежеутренней трансляцией гимна. Сколько теплых голых тел, сплетенных в собственных нежнейших союзах, содрогались в постелях при первых его раскатах... И только Петрович с Вероникой спали сегодня так крепко, что ничего не слышали. Они спали и спали, покуда не взрезался горизонт за московскими домами и, лопнув, не залил небо и окна свежим золотистым соком.


  • Комментарии: 17, последний от 20/11/2007.
  • © Copyright Зайончковский Олег (roman_l@ruthenia.ru)
  • Обновлено: 01/02/2006. 351k. Статистика.
  • Роман: Проза
  • Оценка: 7.19*69  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.