Онис Олег Евгеньевич
Сравнительный анализ Пвл и Джагфар Тарихы 2

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Онис Олег Евгеньевич (onisoe1234@gmail.com)
  • Обновлено: 20/12/2011. 17k. Статистика.
  • Очерк: История
  • Оценка: 6.92*6  Ваша оценка:

      7. Об убиении Игоря и о князе древлян Мале
      
      Свидетельство "Повести временных лет" (Типографская Летопись) Полное собрание русских летописей, т. XXIV, М., Языки русской культуры, 2000
      
      О оубьение Игореве.
      В лето 6453 рекоша дружина Игореви, вой его, глаголюще: "Отроцы Свентелжи изоделися соуть ороужьемъ и порты, а мы нази. Пойди, княже, в дань, а мы с тобою, да и ты, господине, добоудешь и мы". И послуша ихъ Игорь и иде в Дерева в дань, и примышляше къ пръвой дани и насилие творяше имъ и боляре его. И вземъ дань, поиде въ градъ свой. Идущу же ему въспять, размысливъ, рече боляромъ своимъ: "Идете з данию въ градъ, а язъ възвращюся опять", а боляре свои отпусти. И поиде Игорь вмале на Древляны, желаа болшего имениа. И слышаша Древляне, яко опять идеть, и сдумавше съ княземъ своимъ Маломъ: "Аще вьвадится волкъ во овцы, то выносить все стадо, аще не оубиють его; тако и сей, аще не оубьемъ его, то всьхъ насъ погоубить". И послаша к нему, глаголюще: "Почто идеши опять, поималъ еси дань свою". И не послуша Игорь. И вышедше изъ града ис Коростеня Древляне и оубиша Игоря и кто бе с нимъ, бе бо ихъ мало. И погребенъ бысть Игорь, и есть могила его оу Коростеня града в Деревехъ и до сего дни.
      Олга же бяше в Киеве съ сыномъ своимъ Святославомъ, бе бо еще младъ, и дядка оу него Асмоудъ, и воевода бе оу него Свентелдъ, тъй же отець Мстишинъ. Реша же Древляне: "Се князя оубихомъ Рускаго, поимемъ княгиню его за свой князь Малъ и сына еа Святослава и сътворимъ емоу, якоже хощеть". И послаша Древляны лоучьи моужи, числомъ 20, в лодии ко Олзе. И присташа подъ Боричевомъ, бе бо тогда вода текущи возле горы Киевскиа, и на подоле не седяху людие, но на горе. Градъ же бе Киевъ, идеже ныне есть дворъ Городятинъ и Никифоровъ, а дворъ княжь бяше в городе, идьже ныне есть дворъ Воротиславль и Чюдинь, а перевесище бе вне града. И бе вне града дроугий дворъ, идеже есть дворъ Доместюковъ, за святою Богородицею надъ горою, дворъ теремный, бе бо ту теремъ камень. И поведаша Олзе, яко Древляне приидоша. И возваа Олга к себе и рече: "Добре, гостие, приидоша"! Древляне же рекоша: "Приидохомъ кнегине". И рече има Олга: "Да глаголете, что ради приидоста семо"? Древляне же реша: "Посла насъ Деревскаа земля, ркучи сице: "Моужа твоего оубихомъ, бяше бо моужъ твой акы волкъ, восхищаа и грабя, а наши князи добри соуть, иже розделали землю Деревскоую, да пойди за князь нашь, за Малъ". Бе бо емоу имя Малъ. Рече же има Олга: "Люба ми есть речь ваша, оуже мне моужа своего не въскресити. Но хощю вы почтити заоутра предъ людми своими. А ныне идете вы в людию свою и лязите в лодии величающеся, и азъ по вы послю, и вы же рцете: "Не идемъ ни на конехъ, ни пеши, но понесите вы в лодии". И възнесоуть вы в лодии". И отпусти, а в лодию. Олга же повеле ископати яму великоу и глоубокоу на дворе теремьскомъ вне града. И заоутра Олга седяше в тереме, посла по гости. И идоша по нихъ, глаголюще: "Зоветь вы Олга на честь велику". Они же реша: "Пеши не идемъ, ни на конехъ, но понесите в лодии". Рекше Киане: "Намъ неволя, князь нашь оубьенъ, а кнеини наша хощеть за вашь князь". И понесоша ихъ в лодии. Они же седяху, гордящеся въ перегбехъ, в великихъ соустоугахъ. И принесоша ихъ на дворъ ко Олге. И несше и ринуша ихъ вь ямоу и с лодиею. Приникъ же Олга, рече имъ: "Добра ли вы честь"? Они же реша: "Поуще ны Игоревы смерти".
      
      
      Свидетельство Джагфар Тарихы (Летописи Джагфара) Гази-Барадж Тарихы (Летопись Гази-Бараджа)
      
      В 944 году они овладели Итилем и поставили хаканом Узбека, беком при котором стал Кубар. Юсуф с Малом бежали в Кара-Булгар, но ловкий Кубар решил расправиться с ними с помощью Угыра Лачыни. Его послы передали Угыру, что хакан не будет противодействовать захвату Угыром Кара-Булгара, если урусский улубий надумает осуществить это. А в Кара-Булгаре тогда было немало городов - Хорысдан, Хурса, Сэбэр, Харька, Салтау, Чаллы и другие, и Угыр весьма обрадовался представившейся возможности овладеть богатым краем. Для того, чтобы спровоцировать войну с Хорысданом, он потребовал от Мала уплаты им дани. Тот согласился с этим и дал требуемое. Тогда Угыр вновь потребовал с него дань - на этот раз для своей жены Ульджай. Мал внес и ее. Но Угыр со своим балынским войском из шамлынцев явился к Хорысдану в третий раз и потребовал дань уже для своего сына Барыса, посаженного им в Галидже. На этот раз Мал отказал. Началась война, в которой Угыр был взят в плен. Жена Мала, бывшая раньше женой Угыра и бежавшая от него по причине происков Ульджай, велела разорвать улубия на куски и развесить их на дереве. Овдовевшая Ульджай двинулась на Хорысдан с новым балыиским войском из галиджийцев, ибо анчийцы отказались воевать с булгарами. Кара-булгары раскололись: барыны решили продолжать войну с балынцами, а вот каубуйцы во главе с родом Рыштау, недовольные княжением Мала, перешли на этот раз на сторону Ульджай после ее обещания сохранить каубуйское княжение в случае признания ими верховной власти Башту. При помощи каубуйцев балынцы овладели Хорысданом и пленили Мала и Юсуфа. Когда балынцы надели на них цепи,. Мал горько пожаловался Юсуфу: "Поистине, Всевышний может изменить все в один день! Еще несколько месяцев назад я готовился к занятию булгарского трона, а теперь вот потерял и кара-булгарскую кошму и нахожусь в плену у улакцев!"
      Ульджай, установив в Хорысдане (который велела называть только "Батавыл") род Рыштау, вернулась с пленными беками и барынами в Башту. Юсуфа посадили в темницу, а Мала с барынами разместили во Дворе Алмыша и велели эмиру быть истопником в бане Ульджай. Когда бика вошла в баню вместе со служанкой, эмир выгнал девушку вон и огзладел Ульджай, словно дикий жеребец. После этого Ульджай сделала Мала первым урусским беком и держала его вместе с его барынами возле себя и в величайшем почете. Потом наши насмешливо говорили, что эмиру с самого начала надо было сражаться с Ульджай..., а не саблей...
      Вскоре к Ульджай прибыли батышские послы от сына Мардана Хаддада и предложили ей выйти замуж за их бека. Мал, почувствовав угрозу своему положению, перебил послов и уговорил' Ульджай начать войну с батышцами силами ненавистных ему галиджийцев и шамлынцев. Галиджийцы и шамлынцы с трудом отняли у Хаддада один из его городов и отказались воевать дальше. Тогда Мал со своими барынами разбил мятежников, а сдавшихся поселил во взятом городе, названном им Улак.
      Но неожиданный случай привел к падению власти Мала. Улъджай, опасаясь, что ее связь с эмиром станет известной и вызовет возмущение, велела Малу убить свидетельницу ее греха - служанку. Мал, однако, овладел девушкой и отпустил ее. Между тем она была дочерью одного ульчийского бия, которому все и рассказала. Бий поднял мятеж, требуя, чтобы Мал женился на его дочери. Ульджай решила воспользоваться этим случаем и удалить эмира из Башту, ибо ее вскоре стала тяготить его и собственная страсть, а также поведение барынов и анчийцев Мала. С одной стороны, она должна была часто прерывать даже советы бояров и приемы послов для совокупления с любовником прямо на тронном месте, с другой - барыны и анчийцы чуть ли не ежедневно затевали драки с балынцами и грабили галиджийских и шамлынских купцов. Поэтому Ульджай велела Малу стать беком той области, и он, легко разбив, бия, сел на его место. Бий, однако, остался доволен, ибо Мал, предпочел жениться на его дочери. На месте ставки бия, эмир, построил город, который назвал Хорысданом и установил обычай, по которому его барыны и анчийцы могли взять в жены любую понравившуюся им ульчийскую девушку. Тем не менее Мал все же остался в чести. Сын Угыра Барыс женился на его дочери, а сын Мала - эмир Диу-Барын стал первым урусским бояром...
      
      8. О дани мечами
      
      Свидетельство "Повести временных лет" (Типографская Летопись) Полное собрание русских летописей, т. XXIV, М., Языки русской культуры, 2000
      
      По сихъ же летехъ и по смерти братиа сеа, быша обидимы Древляны иними околними. И наидоша Козарии, седящая на горахъ сихъ в лесьхъ, и реша имъ Козарии: "Дайте намъ дань". И сдумавше Поляне и вдаша имъ отъ дыма мечь. И несоша Козари къ князю своему и къ старейшинамъ своимъ, реша имъ: "Налезохомъ дань нову". Они же реша имъ: "Откоудоу"? Сии же реша: "Въ лесехъ на горахъ, надь рекою Днепрьскою". Они же реша: "Что соуть дани"? Сии же показаша мечь. И реша старцы Козарстии: "Не добра, княже, дань. Сии мы доискахомъ оружьемъ единою страною остриемъ, рекше саблею, а сихъ оружье обоюду остро есть, рекше мечь: сии бо дань имоуть имати на насъ и на иныхъ странахъ". Се же събысться все, не отъ своеа бо воля се рекоша, но отъ Божиа повелениа.
      
      Свидетельство Джагфар Тарихы (Летописи Джагфара) Гази-Барадж Тарихы (Летопись Гази-Бараджа)
      
      Мулла Шамс явился тогда к Айдару и сказал ему: "О, великий кан! Не смотри на это нашествие как на обычную войну - ведь хакан смог собрать 100 тысяч всадников, и мы не сможем своими силами ему противостоять!" - "Что же нам делать?" - спросил балтавар. - "Тебе и твоим людям надо принять ислам - тогда Всевышний найдет способ спасти нас!" - ответил Шамс. Айдар немедленно принял ислам и послал хакану обоюдоострый альманский меч со словами: "Я посылаю тебе этот меч для того, чтобы ты знал: после того, как я принял истинную веру, Тангра поразит всех моих врагов обоими остриями!"
      
      Примечания
      
      Альманцы - германцы
      
      
      10. Упоминание имени Лебедь
      
      Свидетельство "Повести временных лет" (Типографская Летопись) Полное собрание русских летописей, т. XXIV, М., Языки русской культуры, 2000
      
      Поляном же живущимъ о собе и владеющимъ роды своими, яже и до сее братии беаху Поляне, и живяху кождо на своихъ местехъ с родомъ своимъ. И быша три братиа: единому имя Кий, а дроугому Щокъ, третиему Хоривъ, а сестра ихъ Лыбядь.
      
      Свидетельство Джагфар Тарихы (Летописи Джагфара) Гази-Барадж Тарихы (Летопись Гази-Бараджа)
      
      ...Башкорты, которых тюрки называли угырами, были своевольны, как и тюркмены. Они поклонялись алпу Бараджу, правда, называя его Маджаром. По их поверьям Маджар был покровителем Жизни... Якуб сын Нугмана писал, что Барадж жил вначале на горе Каф, а затем, когда алпы закрыли землю от солнца стеной, улетел в пустыню Куман, а затем - к башкортам.
      Здесь он был радушно встречен народом и враждебно - вождем башкортов Чирмышем, считавшим своим предком Лебедя и желавшим, чтобы башкорты поклонялись именно Лебедю. В конце концов, бий коварно ранил Бараджа, и тот улетел в пустыню Куман, прокляв Чирмыша. Вскоре после этого Чирмыш умер в страшных мучениях, и башкорты уверились в том, что Змей был царем Жизни - Маджаром...
      11. Происхождение названия племени полян и объяснения их доминирующего положения
      
      Свидетельство "Повести временных лет" (Типографская Летопись) Полное собрание русских летописей, т. XXIV, М., Языки русской культуры, 2000
      
      Поляном же живущимъ о собе и владеющимъ роды своими, яже и до сее братии беаху Поляне, и живяху кождо на своихъ местехъ с родомъ своимъ. И быша три братиа: единому имя Кий, а дроугому Щокъ, третиему Хоривъ, а сестра ихъ Лыбядь. И живяше Кый на горе, где есть ныне оувозъ Боричевъ, и бе с родомъ своимъ. А братъ его Щокъ живяше на другой стране горе, где ныне зовется Щековица. А Хоривъ на третей горе, отъ негоже прозвася Хоривица. И тако сътвориша себе градокъ во имя брата своего старейшаго, якоже и бысть, и нарекоша имя ему градъ Киевъ. И бяше же около града лесъ и боръ великъ. И бяху ловяще зверь и беяху же мудри и смыслени и нарицаахуся Поляне, отъ нихже суть Поляне в Киеве и до сего дни.
      
      Свидетельство Джагфар Тарихы (Летописи Джагфара) Гази-Барадж Тарихы (Летопись Гази-Бараджа)
      
      Потом пришла из Турана часть масгутов, ушедшая от остальных в степь Танг-Алан ("Каменная Поляна") и получившая, поэтому прозвище "алан" ("полян"). А наши, испортив "Танг" в "Сак", стали называть их сакланами. И эти сакланы, присоединив к себе мурдасов и агачиров, разбили их врагов - колов и овладели степью побежденных... А их стали называть также кара-масгутами, в отличие от их сородичей - ак-масгутов, оставшихся в Тюркистане. А степь кыпчаков, простиравшуюся от Сулы до Агидели, стали именовать Сакланом..., а всех потомков асов, живших в ней - сакланами или аланами...
      
      12. Происхождение названия рус (урус)
      
      Свидетельство "Повести временных лет" (Типографская Летопись) Полное собрание русских летописей, т. XXIV, М., Языки русской культуры, 2000
      
      Положимь же начало о Рустей земли
      В лето 6360, индикта 15, наченшю Михаилоу царствовати, и начася прозывати Рускаа земля. Тъмъ, отселе почнемъ и числа положимъ
      
      А се о князехъ Рускихъ и начало княжениа ихъ скажемъ
      В лето 6370 въсташа Кривичи и Словене и Чюдь и Меря на Варягы и изгнаша а за море и не даша имъ дани и нача сами себе владети и грады ставити. И не бе в нихъ правды, и вста родъ на родъ, и бысть межю ими рать велика и оусобица, и воеваети почаша сами на ся. И реша сами к собе: "Поищемъ себе князя, иже бе владелъ нами и рядил ны и судилъ в правду". При сего Михаила царстве послаша за море к Варягомъ к Роуси, сице бо звахоу Варягы Русью, яко и сеи друзии зовутся Армене, Агляне, инии и Гте, такъ и си реша, Чюдь, Словене, Кривичи, Варягомъ: "Вся земля наша добра есть и велика и изобилна всемъ, а нарядника в ней ньсть, пойдете к намъ княжати и владети нами".
      
      Свидетельство Джагфар Тарихы (Летописи Джагфара) Гази-Барадж Тарихы (Летопись Гази-Бараджа)
      
      Позднее на Бури-чай пришли из Садума альманцы племени галидж и потеснили сакланов, которых называли по имени вождя Уруса "урусами". А потеснили потому, что сакланы затеяли войну с частью булгар, переселившихся из Азербайджана в Бурджан... А эти булгары тут же присоединились к хонам, когда те переправились через Идель... Урус попытался выбить садумцев с берегов Бури-чая, но был разбит и убит. Тогда сакланы-урусы подчиняются хонам и склоняют Булюмара к нападению на галиджийцев.
      
      Примечания
      
      Бури-чай - Днепр
      Садум - Норвегия
      Альманцы - немцы
      
      13. О происхождении названия племени уличи
      
      Свидетельство "Повести временных лет" (Типографская Летопись) Полное собрание русских летописей, т. XXIV, М., Языки русской культуры, 2000
      
      Словене же пришедше седоша овии на Висле реце и прозвашяся Ляхове, а отъ рехъ Ляховъ прозвашяся Поляне, Ляхове же дроузии Лутицы, инии Мазовшане, инии Поморяне.
      
      Свидетельство Джагфар Тарихы (Летописи Джагфара) Гази-Барадж Тарихы (Летопись Гази-Бараджа)
      
      Сын Боян-Чельбира Тубджак воевал на стороне авар с Румом и подчиненными румцам ульчийцами. В то время как авары беспощадно убивали ульчийцев, булгарский балтавар щадил их и вывел из Рума в свои владения до двухсот тысяч. Этих булгарских ульчийцев стали называть анчийцами (анчылар), то есть "пограничными", "окраинными", так как они были поселены на северных рубежах бекства (бейлика) Кара-Булгар - в Учулы и на Бури-чае. Хакан авар вначале относился к этому с раздражением, но когда по приказу Тубджака анчийцы сделали несколько сот лодок и успешно сразились на них с румцами, смягчился и оставил их в покое...
      
      14. Сказание об обрах, которые запрягали жен дулебов в телегу
      
      Свидетельство "Повести временных лет" (Типографская Летопись) Полное собрание русских летописей, т. XXIV, М., Языки русской культуры, 2000
      
      ...В си же времена быша и Обри, иже находиша на Ираклия, царя Перскаго, и мало его не яша. Сии же добре воеваху на Словены и премучиша Доулепы, соущая Словены, и насилие творяхоу женамъ Доулебьскимъ. Аще будеть поехати Обрину, и не дадяше въпрячи коня, ни вола, но веляше въпрячи 3 или 4 или 5 жонъ в телегу и повести Обрина. И тако мучиша Доулепы. Беша бо Обри теломъ велици, а оумомъ горди, и Богъ потреби а: и помроша вси, не остася ни единъ Обринъ. И есть притчя в Русии и до сего дни: "погибоша, яко Обри", ихже несть ни племени, ни наследника. По сихъ же приидоша Печенези, и пакы идоша Оугри Чернии мимо Киевъ, последи же при Олзе...
      
      Свидетельство Джагфар Тарихы (Летописи Джагфара) Гази-Барадж Тарихы (Летопись Гази-Бараджа)
      
      ...Вскоре после этого расселения бывший полководец Хин-Батыра Кама-Тархан стал царем утигов и покорил все соседние арские племена и хотов. Свое государство он назвал "Атиль". Его потомки правили здесь триста лет, а когда к Буляру прибыл со своими хонами Булюмар или Булюмбар, то они передали ему... свое государство... Булюмбар назвал Атиль Бакилем или Буляром и правил здесь тридцать лет. Он правил бы Буляром и дольше, но наступила страшная зима, а вслед за ней - бескормица. Погиб почти весь скот и многие люди. Желая предотвратить гибель всего народа, Булюмбар повел людей дальше на запад. В свои телеги хоны запрягали женщин мурдасов, ибо распространился слух, что именно они своим волхвованием вызвали вначале суровую зиму, а потом - засуху. Вместе с хонами ушли многие хоты и утиги, и в Кара-Булгаре дали многим рекам и местностям названия своей родины: Бозаулый, Самар, Тиганак, Орель, Агидель, Хингул и другие...

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Онис Олег Евгеньевич (onisoe1234@gmail.com)
  • Обновлено: 20/12/2011. 17k. Статистика.
  • Очерк: История
  • Оценка: 6.92*6  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.