О'Санчес
Суть острова Книга1

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Комментарии: 37, последний от 06/12/2015.
  • © Copyright О'Санчес (hvak@yandex.ru)
  • Обновлено: 16/10/2015. 758k. Статистика.
  • Роман: Проза
  • МИР БАБИЛОНА
  • Скачать FB2
  • Оценка: 6.95*48  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Роман завершен. Я хотел, чтобы роман вышел необычным, но чтобы необычность его проступала перед читателем постепенно.Я надеюсь, что роман вышел захватывающим, но он - не фэнтези и не боевик.Название романа - великое дело. Для этого романа я искал его года два. И придумал, и удивлен, насколько хорошо оно подходит."СУТЬ ОСТРОВА" - вот его название.Роман состоит из двух равных частей, каждая из которых имеет свое подназвание.Первая часть: "Суть о́строва"Вторая часть: "Суть острова́"В первом случае слово "суть" существительное, во втором - глагол множественной формы (суть = имеют место быть), в первом случае слово "острова" - существительное единственного числа в родительном падеже, во втором - "острова" - существительное множественного числа в именительном падеже.Общее название - читается вслух на усмотрение читающего.Сегодня, 16.10.15 заменил старый файл новым. Готовится к выпуску новое исправленное издание, вот я и пользуюсь случаем: выкладываю, с меньшим количеством опечаток и иных "блох"

  •   
      
      С У Т Ь О С Т Р О В А
      ДОБУДЬ ВОСХОД НА ЗАКАТЕ
      (сага-мираж)
      
      ***
      Читатель - он зритель, или слушатель?
      
      
      ***
      Все как все - пусть живут во вчера,
      Им - и в Каине воля Господня.
      Не разменянный в век серебра,
      Я на завтра потрачу сегодня.
      
      Мне никто и ничто не указ:
      Ни молва, ни любовь, ни удача...
      Послезавтра, в положенный час,
      Я уйду, не крестясь и не плача.
      
      Может, Клио, полаяв на след,
      Сунет морду в мое подземелье...
      Но для смерти - меня еще нет
      Там, где солнце, покой и веселье,
      
      Там, где льется густой небосвод
      Сквозь безумный зрачок урагана,
      Где мой остров куда-то плывет
      По волнам моего океана.
      
      
      КНИГА ПЕРВАЯ
      
      
      Г Л А В А П Е Р В А Я
      В которой читатель вплотную знакомится с главным героем.
      
      'Поссать бы'... - Тяжело и неотвязно, постепенно выпутываясь из ночных кошмаров, физиологическая нужда толкалась в утреннюю действительность, в явь, которая так же обещала своему постояльцу будничные кошмары, не хуже ночных... Мозг с натужной досадой осознал неизбежность предстоящих событий, а осознав, пошарил по речевым закромам, добавляя для себя мысленный же ответ и инструкцию: 'Надо вставать...'
       Человек с усилием развел набрякшие веки, медленно, чтобы не расплескать по всему черепу головную боль, сел, уцепился рукой за выступ на обрешетке ободранной стены, встал на колени, затем на ноги. Суставы в коленях приветливо заскрипели: 'С добрым утром, родимый!...'
       С добрым, с добрым... Просыпаться всегда тяжело, а засыпать... Закипел-забулькал в простуженной груди кашель, выскочил наружу, стряхивая на глаза пряди сивых, давно не чесаных и не стриженых волос. Человек не помнил, как он вчера заснул, да и вечер вчерашний, засыпанию предшествующий, практически не запомнил. Но - раз заснул без памяти - значит, накушался, все путем. Человек хлопнул себя по внутреннему карману пожамканной зимней куртки, вынул оттуда теплый аптекарский пузырек, под крышечку наполненный мутно-белой жидкостью, алкоголесодержащей, естественно, - то ли разведенный спирт, то ли еще какая полезная отрава. Аккуратность - та же добродетель. Человек прожил на свете пятьдесят с чем-то лет и умел бороться с мелкими искушениями: если выпить впопыхах и спросонок, то и отдача от 'халки' будет вполовину меньше, чем если он проделает все по очереди и с расстановкой. Нет-нет, опохмелка подождет, сначала туалет. Человек спал под продранным во всех местах матрасом прямо в верхней одежде, в рваных зимних носках, но без обуви: здоровенные ботинки, стоявшие тут же, у продавленной лежанки-кушетки с отломанными ножками, легко впустили в себя даже опухшие с утра ступни. Идти надо было метров двадцать пять, на противоположный конец чердака, где в полу (или в потолке второго этажа, это откуда смотреть) очень удачно была проломана подходящая по размеру дыра. Удобно и опрятно, ни запаха, ни мух... Но мухам рано еще.
       Человеку временно принадлежал весь чердак, весь дом, предназначенный к сносу теми, кто заплатил за него прежним хозяевам. Уже отключены были все коммуникации, отозваны с площадки сторожа, ибо все ценное и полезное давно демонтировали, украли или разломали. А дом все еще стоял, печально таращась из-за забора двумя рядами черных оконных проемов на улицу, тоже дряхлую, всю в старых-престарых асфальтовых морщинах, но - живую... Почему так быстро все проходит? За что? Кажется - вот только что глупая девчонка-новоселка сажала во дворе глупую осину... У девчонки уже и внуки, дом и внуков ее знал, а осина до сих пор... Нет, вон она спиленная валяется: поделом тебе, гнилуха, только сырость от тебя в стенах разводилась. А чуть подальше, в соседнем квартале, стоит пожарная каланча, древняя, заброшенная, тусклого кирпичного окраса. И там тоже нет ничего внутри - ни людей, ни воды, ни света, но она построена раньше чем дом и будет жить без забот еще сколько-то, потому что у нее, у памятника, видите ли, архитектурного, хозяин - Город, проблема просроченности арендной платы не стоит... Дом словно бы ерзал непрочными стенами по фундаменту и вздыхал на ветру, южной частью своих окон поглядывая на густые весенние облака, ползущие над серым заливом, а северной тревожно косясь на подъездные пути : 'Авось, не сегодня...'
       Так случилось, что ни подростковые банды, ни окрестные бродяги не польстились на пустующие помещения: то холодно было, то сторожа мешали... Да еще ходили слухи, что когда-то кого-то задавило обвалившимся потолком... А человек не испугался и жил себе просторно и одиноко на чердаке, более-менее закрытом от снега, дождя и ветра, и значит и в некоторой степени от холода, тем более, что уже ноябрь на носу, а там и декабрь - лето красное.
       Человек мочился в отверстие вполне упругой струей и подумывал даже пуститься 'вприсядку' - третий день ведь не срамши, но, с другой стороны: откуда стулу взяться, если он не ест ничего, только пьет разнокалорийные жидкости. Обязательно надо будет поесть, запомнил он про себя. И выпить, само собой, но тут уж напоминания излишни: замешкаешься - абстинец-бараний-рог так напомнит, что мало не покажется, не то что срать - жить не захочешь.
       На обратном пути человек остановился у корыта, подставленного под крохотную, в палец размером, прореху в крыше и на четверть наполненного весенними дождями, зачерпнул сдвоенными в единый ковшик ладонями, умылся без мыла, со всей похмельной тщательностью, сначала руки, потом дряблое мягкое лицо. Кончилось мыло (случайный обмылок недавно под ноги попался) - да и зачем оно? Всей грязи не смоешь, а бриться ему не надо, с бородой-то. И зубы он перестал чистить много лет тому назад, во рту их осталось десятка два - желтые, черные, но они кое-как еще справляются со своими прямыми обязанностями. 'Ну, будем здоровы!...' Утренний халк из пузырька жаркой рассыпчатой кометкой размазался по глотке и пищеводу, а прижился на диво легко, без обычных в таких случаях спазмов и мелких конвульсий. Теперь и попить можно. Человек опять опустил в воду руки ковшиком, зачерпнул и стал пить. Лицо и руки через годы и лишения утратили былую чувствительность к холоду, но простуженное горло резко засигналило: 'Больно!'
       Когда-то человек был молод и благополучен, у него была семья (жена, двое детей), полуруководящая работа в департаменте одного из министерств, приличный мотор, квартира. Что еще?... Высшее образование и даже степень магистра, друзья, любовницы, мечты о карьере... А теперь все его имущество, не считая чердака, состояло из грязной одежды, шила на деревянной ручке, пластмассового стакана и мелочи на сумму один талер восемь пенсов.
       'Сегодня среда...' Каждое утро, проснувшись, человек объявлял себе - какой день недели на дворе. Не то чтобы этого знания требовали дела или планы, нет, какие могут быть дела у бездомного бродяги, просто в голове у него словно бы работал счетчик, не зависящий от обстоятельств, заканчивающих предыдущий день. Как оно действовало - человек не задумывался об этом, но счетчик никогда не ошибался. Вот и сегодня он знал: сегодня среда.
       Пора было выходить наружу, в большой мир, добывать пропитание, а главное - выпивку: утренней поправки должно хватить на час, от силы на два, а потом опять трясун-батюшка настигнет, если вовремя не подсуетиться с добавкой. Человек застегнул чудом уцелевшую молнию на куртке, пятерней пригладил волосы на голове, подошел к обломку зеркала, который был когда-то частью огромного трюмо, а теперь принадлежал новому хозяину. Да, морда - алкашиная, хоть прикрывай ее бородой, хоть не прикрывай. Одежда - мятая, грязная. Грязнущая. Джинсы, конечно, можно и не гладить, но стирать бы надо хоть изредка... Ну а ходить тогда в чем? И рубашка... Нет, что-то надо подыскать на свалке, когда на трезвую голову. Скоро будет совсем весна, а потом лето, под курткой эту ветошь не скроешь - в куртке жарко... Ладно, до лета еще дожить надо... А потом осень, за ней снова зима... Как будущую зиму прожить? - Эту едва перемогся... Неужели садиться на полгода, как некоторые 'коллеги' советуют? Нет уж, до такого он еще не опустился... Разве?... Человек все эти годы счастливо избегал судимостей и отсидок, мелкие гостевания в лягавке, на сутки-трое - не в счет. На зонах, со слов тех же 'коллег', бомжи в самом низу сидельческой иерархии, пониже шнырей и чуть повыше 'обиженки', а то и... И он дойдет, куда денется, если не дошел уже. Впрочем, до зимы дожить еще надо, а пока - до лета...
       Солнышко ласково щекотнуло его в левую щеку и опять нырнуло в тихий небесный туман, а все же дождя не предвиделось, напротив - там и сям среди облаков проступала приветливая небесная синева.
      Через щебень, земляные кучи, рукотворные овражки, заполненные лужами и строительным мусором, человек вышел к набережной небольшой речушки, а на самом деле - рукава, на пути к заливу отщепившегося от Тикса. Мелкую, никогда не чищеную, зловонную речушку звали, конечно же, звонко и радостно: Янтарной. А почему бы и Бриллиантовой не назвать, или Кастальской?... Городская топография все стерпит... Вдоль всей набережной, одетой в свежий гранит, совсем недавно постелили новый асфальт; недооборудованную знаками и разлиновкой проезжую часть пока не открыли для автомобильного движения, и идти было одно удовольствие. Сейчас бы закурить...
      - Сынок, не угостишь сигареткою? А?... Вот спасибо, дай бог тебе здоровья. И огоньку... Нет, девушку не надо... Ну, что делать, сынок, ни того ни другого с утра, вышло уж так... Еще раз спасибо, дай тебе бог...
       Сигарета оказалась с ментолом и это было здорово: по легким словно домовой свежей метелочкой прошелся, даже в голове зазвенело. Человек знал куда ему идти для начала, где он более-менее определится с сегодняшним днем: он бодро двигался к 'Пьяному квадрату', - так городская шантрапа называла небольшой скверик неподалеку от устья Янтарной. Когда-то, к одной из сторон его примыкала стена государственного винокуренного заводика, производящего низкосортные вина и коньяки. Окрестные ханыги постоянно кучковались в этом скверу, как мухи на помойке. Всем было хорошо: работяги с завода без проблем сбывали краденую продукцию, а потребители имели дешевое пойло. Заводик года три как прикрыли, а привычка собираться здесь (у алкашей и бездомного отребья всех мастей) осталась. Естественно, что нормальные люди редко забредали в эти края; вечно пьяный и оборванный контингент плохо сочетался с молодыми мамашами и собаковладельцами и те, понятное дело, сторонились: убить, может, и не убьют, а настроение испортят на весь день. Это если в дневное время, когда бомж на виду и труслив, а ночью, когда тут и там клубятся вокруг костров целые шакальи стаи, даже полицейские патрули меньше чем по четверо в эти места не заглядывают. Если только не облава.
       Полиция, конечно, постоянно резвилась здесь, прихватывая гопоту поодиночке и целыми шайками. Отвезут в ближайшее, тридцатое отделение, если под настроение - так и отметелят, кого потом посадят на годик-полгода, а кого, постращав, отпустят под утро или через неделю... Да что толку: этих разогнали - новые пришли. Иногда, во исполнение очередного указа очередного Господина Президента (нынешнего звать - вроде бы... Леон Кутон, а раньше - этот... Муррагос был...), Бабилон-столицу начинали чистить от непотребного элемента, и тогда районные отделения и спецприемники набивали едва ли не под потолки. Потом скорый суд - и по окрестным зонам-ординарам, или в лечебницы - наркологические, психиатрические, туберкулезные - на любой вкус. И не знаешь, какая хуже, но точно, что в любой из них сидеть горше и гораздо дольше, чем мотать ханыжную 'половинку' (полгода) на ординарной зоне. Вот в венлечебницу попасть - милое дело: там и кормят, и лечат. Но мест мало, попробуй попади - скорее нос и уши отвалятся...
       Сквер был почти пуст по раннему времени и только у кирпичной стены, возле маленького костерка, кучковался 'элемент' в количестве четырех экземпляров: двоих человек знал только вприглядку, спящую бабу, Лысую Энни, он встречал в разных местах и даже собутыльничал с нею неоднократно, а с главным в этой компании, пожилым горбуном, чуть ли ни приятельствовал одно время. Кличка у горбуна была - Ниггер, хотя сам он был белый.
      - О, Зер Гут пожаловал! Иди к нам, борода, присаживайся, посуду бери, угощайся. Вот банка... А-а, я забыл... Глянь, мужики: у него личный стакан, всегда с собой, что называется... Держи краба, садись. - Горбун хлопнул грязной рукой по свободному овощному ящику, поздоровался за руку. Остальные из его компании поручкались вслед за Негритосом; мужики были в меру поддатые и непривычно радушные.
       Человек тотчас же опустился на затрещавшее сидение, заранее воодушевленный предстоящей халявой.
      - Что пьем, за что пьем, господа хорошие?
      - За удачу. Таков будет ответ на второй вопрос. Что же касаемо первого... Смотри!... - Горбун наклонился к стоящей у его ног пыльной, в прошлом синей заплечной сумке с раздутыми боками, и вынул оттуда бутылку. - Да не щурься, настоящая сорокоградусная дурак-вода, на пяти клопах настояна, высший класс!
       Человек торопливо достал из кармана складной телескопический стаканчик, вмещающий, если доверху, ровно сто пятьдесят миллилитров жидкости. Горбун опять похвалил стакан, щедро наплескал туда коньяку по самые края, а себе и остальным поменьше, так что в бутылке оставалось еще граммов сто. Выпили - люди привычные - обошлись без закуски. Пили вчетвером, Лысая Энни пребывала в столь крепком отрубе, что даже плеск и запах выпивки не сумели ее пробудить.
      - О-ох, амброзия!... Откуда сей нектар взялся, Ниггер? Армия спасения, что ли, позаботилась о страждущих?
      - Какое твое дело, пей да помалкивай. - Горбун попытался нахмуриться, но толстые губы сами разъехались в пьяной улыбке, он 'поплыл', сам уже распираемый желанием похвастаться перед свежей аудиторией.
      - Вот как было дело... - Горбун примерно поровну разлил остатки, пустую бутылку спрятал обратно в сумку, кивком скомандовал. Все выпили, выдохнули. - ... Поза-позавчера на Юлиановской был пожар: продовольственный магазин сгорел. Генерал (кивок в сторону одного из собутыльников) первый это дело разрюхал: когда пожарные и дознаватели снялись оттуда, он-то и надыбал в углу под завалом клад: ящиков двадцать хорошенького пойла. Ну мы первые были, да и унесли втроем почти три ящика. - Горбун ткнул ногой в сторону сумки и покосился на холмик, прикрытый картонными листами. - Брали только высокоградусное, все ведь не уволочь, желающих налетело - жуть... А Энни после прибилась, уже на рассвете.
       Тот, кого назвали Зер Гутом, с хорошей завистью выслушал рассказ, повздыхал, порадовался вслух... Потрепались еще с пяток минут. Можно было притормозиться здесь, подсесть на хвост, но человек понимал приличия: это была не его удача, а их; спасибо, что угостили, не пожмотничали... Пора и честь знать... Да, надо было идти намеченным курсом и выполнять задуманное.
      - Борода, постой... - Горбун догнал его уже на выходе из сквера. - Вот какое дело... Ты... Держи, вот... - Горбун высвободил из-за пазухи непочатую бутылку и торкнулся ею в машинально выставленную для прощального рукопожатия ладонь человека, которого он называл Зер Гутом. Стекло еще не успело нагреться за пазухой и ощутимо холодило вцепившиеся пальцы.
      - Я тебя знаю, ты меня знаешь. Сегодня я при фарте, а завтра опять куски сшибать. Все за день нам не выпить, а остальное - кто-нибудь, да украдет. Или отнимут. Да, бери, бери... И не спрятать, понимаешь... на утро ни хрена не вспомню, куда и сколько сунул, считай - все равно пропало. А так - и ты меня выручишь, коли случай подойдет...
       Растроганный человек полез было обниматься, но горбун отстранился, с пьяным великодушием махнул рукой и затрусил к своим: там уже наливали.
       Человек проглотил так и не высказанные теплые, от души рвущиеся слова благодарности, упрятал бутылку во внутренний карман куртки и бодро зашагал дальше. В сердце плескалось светлое веселье, потому что день - уже удался! Граммов семьдесят, если спиртовые градусы на коньячные переводить, он выпил спросонок. Да двести Нигер в два приема поднес. Да на бутылку пива он всяко доберет, тем более, что уже есть талер восемь. Да полкило коньяку, когда его грамотно распределишь на одного, вдогонку выпитому - очень даже душевно. Может быть еще и на завтрашнюю утреннюю порцию хватит. Таким образом, осталось найти поесть.
       Гхур, гхур - растоптанные ботинки с подволокой шоркали по асфальту, человек опомнился и сбавил ход: он ведь никуда не торопился. Солнышко в небе, запах в воздухе - весенний, весной по-настоящему веет, здравствуй, солнышко красное. Человеку действительно захотелось поесть после выпитого и добытого, но он привык подолгу обходиться без еды и на разовый приступ голода обращал внимания не больше, чем на дыру в левой подошве. Надо было дойти до Малого Тикса, перейти через мост, пройти между двумя стадионами, зимним и летним, а там уже, в начале Республиканского проспекта, то самое место, где человек рассчитывал подхарчиться на халяву. Бездомные и бродяги, в поисках жратвы чаще всего отирались 'возле быстрых фудов', забегаловок типа Макдоналдса, где приготовленную пищу выбрасывали только потому, что ее не востребовали в течение нескольких минут. Такие оказии случались не сплошь и рядом, работников наказывали за нерасчет, да и не всегда проверишь - пять минут назад бутерброд сделан, или двадцать пять, посетитель съест и разницы не заметит... Ну не собакам же отдавать, не бродягам забесплатно... А человек знал харчевню, свободную от попрошаек и кусочников. И туда, конечно же, они забредали, но завсегдатаев, которые застолбили ее от конкурентов, - не водилось. А секрет прост: станция подземки рядом, стадионы рядом, полиции полно, вот и получаешь в морду чаще обычного... Человек перешел через мост, сделал маленький осторожный крюк в сторону станции подземки - взять экземпляр бесплатной газетенки, и встал прямо перед забегаловкой, чтобы видеть сквозь сплошную стеклянную стену столики и посетителей. Со стороны можно было подумать, что бомж зачем-то смотрит в таблоид.
       И выпал, наконец, удачный момент: человек сложил газету вчетверо, как бы конвертом, и ринулся внутрь. Быстро, быстро, быстро - два куска хлеба, измазанная кетчупом, но целехонькая сосиска, еще хлебец... И растерзанный кусок цыпленка на тарелке - то ли оставил ее хозяин, то ли к стойке отошел... Из подсобки уже спешила с руганью коротконогая толстуха в грязном сером фартуке... А не зевай, подруга, вовремя все делать надо, тебе никто не мешал, даже наоборот: помогли тебе со стола убрать... Уже на выходе человек присмотрел оставленную бутылку с недопитым пивом, но не успел, догнала-таки, старая ведьма и сунула шваброй в спину.
       Человек поспешил перейти проспект и свернуть за угол. Но и тут зевать не следовало: по обе стороны подземного перехода лягавые стражи порядка так и шныряют... Приложатся палкой между рог, сволокут в участок, да там еще отбуцкают скуки ради... Бывает, что и не один раз. Человек добыл из кармана штанов полиэтиленовый пакет, бережно опустил в него газетный ком с трофеями и пошел к подземному переходу, чтобы пообедать без суеты в тихом месте. Ах, черт!... - Человек быстро, насколько ему позволяли возраст и суставы, присел, чтобы закрыться парапетом от мимо проезжавшего автомобиля. - Только сына ему недоставало в данный момент. Серый 'Вольво' уже растворился далеко впереди, невидимый за нескончаемым механическим стадом, а человек все еще не мог двинуться с места, ноги-то выпрямил, а разогнуться до конца - словно бы медлил. От стыда может быть? Нет, причем тут стыд, весь стыд пропит, еще до юбилея... А - нехорошо, неприятно. Вдруг заметил? Нет, бог миловал. Заметил бы - остановился, подвезти бы предложил, да еще бы и сотнягу совать вздумал... Нет уж, горька такая сотня, горше обезьянника... Лучше в лягавке трое суток куковать, чем... Идти надо, а то как раз накличешь... И точно, уже поплыл сквозь толпу в его сторону малиновый околыш: приметил лягавый оборванца.
       Человек, словно бы и не заметил прицельного внимания к себе. Наоборот, он с комичной степенностью развернулся в сторону храма, сокрытого от взоров людских рукотворным подземельем, и принялся истово креститься. Потом положил один поклон, другой, перекрестился еще раз и, просветленный, пошел к выходу на другую сторону улицы. Околыш притормозил, когда до цели оставалось с пяток метров, не больше. Пока лягавый раздумывал, толпа послушно обтекала его, не захлестывая, с обеих сторон, ни тычков, ни привычной ругани в сторону живого препятствия: здесь он, Страж Порядка, ближе всех к Богу. Да, ведь люди богатые и со связями подземкой не пользуются, а для надежной защиты от мощи закона и его служителей необходима уравновешивающая сила, которую способны обеспечить деньги, связи и власть. Бывают и в простонародной подземке исключения: то оперативники Службы сунут в сержантское рыло зловещее удостоверение, то какой-нибудь высокопоставленный козел-маразматик пойдет в народ, дышать с ним, со своим народом, одним и тем же воздухом... Да, и такое бывает, если совпадут вдруг сверхсрочная надобность, час пик с непролазными пробками и еще какая-нибудь объективная реальность. А самое худшее - 'инквизиторы' - внутренняя контрольная инспекция. Хотя и зовется она внутренней, а принадлежит и подчиняется прежде всего канцелярии Господина Президента. Пока Господин Президент у власти - никто его личной канцелярии не указ, ни Служба, ни Контора... Представится такой хмырь патрульному бедолаге, после того, как сам же ему и всучил десятку вместо штрафа, и с подлым наслаждением наблюдает приступы поноса у 'конторского'. Клоуны недорезанные. Иди потом, рапортуй по инстанциям, что, мол, провокация была - так не только выгонят, еще и посадят... Нет правды на земле. С кликушами и старухами-богомолками тоже лучше не связываться лишний раз: ни пенса не выжать из них, а вони, воя и крика - на весь участок... И этот нищеброд-богомолец побежал, побежал... Ладно, пусть бежит, лишь бы горизонт не пачкал.
       Человек благополучно миновал опасное место и поднялся наверх, под расщедрившееся полуденное солнышко. Пройти надо было обратно к набережной, метров двести. Мимо обоих стадионов, чуть левее входа на мост через малый Тикс, там где круглый спуск к реке, гранитные ступени без снега и гарантированное отсутствие прохожих. Летом, особенно в ночную пору, место не пустовало, очень уж там удобно и романтику с любовью наводить, и ширяться, и так сидеть, на разведенные мосты любоваться... А весной да осенью - не пройти, жидкая грязь по щиколотки, потому что вечная стройка идет поблизости, на территории растворного узла. Человек не боялся запачкаться, но он знал 'тропу', длинный асфальтовый хребет под тонким слоем грязи, с первого шага нашел ее и добрался до спуска посуху. Не было там никого, как он и ожидал.
       Человек устроился в самом низу, возле реки, лениво несущей в Южную Атлантику мутные воды, горбатые льдины и всевозможные рукотворные дары от бабилонской цивилизации - природе, давно уже утратившей в этих краях девственность и стыд. Банки, бутылки, коробки, бумажки, дерьмо, даже мебель - покидали континент 'вплавь' или вместе со льдинами - обратно ничего уже не возвращалось. Человек вдруг представил себе брюзжащего Посейдона с метлой в руках, вместо трезубца, и засмеялся тихонько. Нет, правда, сколько можно гадить, прежде чем стихиям надоест подтирать за человечеством, этим злонравным и вечноглупым младенцем?
       Он привычно примерил на себя мечту о роскошной вилле посреди нетронутой природы, а руки тем временем сервировали стол: на гранит - газету, сложенную вдвое, под нее обязательно подсунуть полиэтиленовый пакет, иначе газета намокнет и расползется по камню тонкой грязью; на нее, поближе к краю, добытую снедь, посредине бутылочку, а рядом стакашек!
      Человек с минуту, а то и долее колебался, прежде чем открыть бутылку: уж так ему нравилась эта бутылка: хороший пятизвездочный коньяк, непочатый, а пробка-то на резьбе, а не картонная с фольгой, попил сколько надо - обратно завинтил. Но и само совершенство не вечно, 'соточку' все равно выпить придется, для бодрости и пищеварения. Человек крепко захватил пробку опухшими пальцами, указательным и большим, резко повернул против часовой стрелки - легкий скрип со щелчком, нарочито медленно отвинтил пробку до конца и наклонил горлышко к стакану. Главное - вовремя пальцем горлышко прижать к стаканной стенке, и тогда бутылка дрожать не будет и мимо не прольется. От так..., именно соточку, не больше. И заесть... Казалось, можно было бы и погодить с едой, человек был опытен и знал, что вслед за теплом в желудок и балдой в голову - придет алкогольная сытость, когда уже ничего не хочется жевать и глотать из съестного... Но - нельзя, надо питаться, надо переваривать и... - тово..., удобрять землю-матушку... Иначе ее тобой удобрят раньше срока. На самом-то деле человек понимал, что ему-то как раз не суждено стать органикой и гумусом, потому что умерших бродяг и бомжей отвозят в крематорий, а из 'фабричного' пепла - какое удобрение?
      А есть расхотелось очень быстро: сосиску, лилипутскую цыплячью ножку и один хлебец он съел - замутило с отвычки, а оставшиеся хлебные куски он покрошил в воду - тотчас завизжали, заметались вокруг бесцеремонные чайки... Жрите, пользуйтесь моей добротой. Мне хорошо - и вам пусть так же будет, хоть вы и отвратные, хуже гарпий.
      Коньяк и солнце ударили в голову, но не по злому а так, добродушно, почти нежно...; задница перестала чувствовать холод гранитных ступенек, прямо в открытые глаза из водной ряби заползла неторопливая дрема... Муха жужжит, откуда взялась?..
      - Ты что, козел, борзоты объелся, а? Турист, что ли?
      Удар пришелся на правый локоть и рикошетом в ребра, такой сильный, что едва не сбросил человека в ледяное крошево. Человек неуклюже спохватился, принялся было карабкаться вверх по ступенькам, подальше от воды, но в лицо ему ткнулась резиновая дубинка, заставила замереть и чуть отъехала назад, то ли для нового удара, то ли боясь запачкаться в кровавых соплях.
      - Я тебя спрашиваю, обсос! Какого хрена тут расселся?
      - Понял. Все, уже ухожу, господин начальник...
      - Стоять. - Следующим шаркающим пинком полицейский смел в воду газету с остатками снеди и раздвижной стаканчик. - Что за пазухой?
      Вот оно, самое страшное...
      - Ничего нет. Рубашку вот хотел сполоснуть, а то гниды замучили. Отпусти, начальник, я не хотел... - Иногда упоминание о вшах решает все проблемы, вот и здесь вроде бы помогло...
      - Чего ты там не хотел, козлина? Весь город загадили, пидорасня вшивая! Раздавлю, гниду! Пшел... Это еще что?
      Третий пинок металлической подковой пришелся по бутылке с коньяком и она разбилась.
      Мокрым холодом протаяла бесценная жидкость сквозь ветхую одежонку, начав с ушибленных ребер, по животу и вниз, к ноющему от ужаса паху...
      - А, козел! А говоришь - ничего! За вранье - утоплю, падаль...
      Есть такая порода людей, которым твоя боль, твое унижение - бальзам, лекарство, на короткое время исцеляющее их души, исковерканные кем-то и когда-то,. Обманчиво это лекарство, действует недолго и добывается только из тех, кто оказался слабее и беспомощнее, чем они... Но зато и радость от него горячая и острая: ничем ее не заменишь, ни сексом, ни жратвой... Тот, кто хотя бы однажды распробовал на себе эту подлую сласть в полную меру - тот подсел на нее и протух навеки и пропащая душа его обречена почти без передышек корчиться в личном аду, пока не разрушится вместе с телом.
      Человек привычно втянул голову в плечи, прикрыл локтями левую сторону груди, чтобы ботинок не впечатал острые осколки в живот и ребра...
      - Не надо, начальник, не бей... - и удары прекратились почему-то.
      - Вставай, показывай, что там у тебя было. Живо, живо...
      Человек, кряхтя, встал с коленей, осторожно стал выгребать стекло.
      - Ну-ка, поверни сюда, этикеткой... Ого. Давай, дед, суй его, осколок этот, в карман и двигай со мной, в отделение. Потеряешь или выбросишь - затопчу, в блин раскатаю.
      - Отпусти, начальник, пожалуйста...
      - Может и отпущу, когда расскажешь, где научился на такие коньяки зарабатывать.
      - Да это просто пузырь я нашел с винтом, закручивать удобно, а там на самом деле халка, я туда собрал.
      - Угу, ага. Котам на помойке будешь яйца вертеть, а то я хороший запах от параши отличить не умею. Иди, говорю...
      Делать нечего, пришлось идти.
      В обезьяннике уже сидело двое бомжей, таких же потрепанных и старых. Они принюхались и завели было разговор, но человек был, мягко говоря, не в настроении и предпочел отмолчаться. Стекляшку с куском этикетки он побоялся выбрасывать, хотя умом понимал - надо бы. Но страх перед дубинкой и властью оказался сильнее.
      -... Поджог и грабеж, папаша. Чо-нить желаешь добавить?
      - Многовато, господин лейтенант, не было ни того, ни другого. Сам же видишь - не грабитель я.
      - Вижу, что ты подонок и окурок жизни. Надо еще проверить "глухари": не ты ли последний год маньячил в Центральном парке?
      - Ну зачем вы так, господин лейтенант. Ведь я ни в чем не виноват, я клянусь...
      - В парашном отсеке будешь теперь клясться. На парашу и на коровную мамашу. Где взял бутылку?
      - Подарили. Сегодня утром.
      - Врешь. Хорошо... Кто подарил, когда, при каких обстоятельствах?
      Не стоило выдавать Нигера, ни к чему хорошему это бы не привело, уж это точно. При любом развитии событий, в составе группы наказание будет крепче: если сажать вздумают - срок длиннее навесят, если просто покуражиться - сами изобьют и меж собой стравят непременно... Признаваться никак нельзя, но и мученика из себя строить... Стыд - не дым... Тот случай, когда глаза не выест, надо спасаться... О, Господи, как я успел дожить до такого позора... Лишь бы только...
      - Господин лейтенант, я вижу - дело серьезное вы мне вешаете, мне нужно позвонить.
      Господин лейтенант выпучил глаза и рассмеялся от неожиданности, и патрульный, что привел человека в отделение, тоже засмеялся. Но лейтенанту вдруг пришла в голову мысль, что они нарвались на "спецслужбу" под прикрытием, попались "на живца" и со страху перед возможной катастрофой мозги выключились, отказались осознавать помойный запах, черные бугорки зубов, трясущиеся руки и щеки, никак не похожие на грим спецагента...
      - Мы... Гм... Мы закон знаем, вот телефон, звони. Один звонок тебе положен.
      - Фуэнтос, ну-ка заткнулся, пошел рапорт писать, подробненько..., все как было... Понял?
      Испуг начальства передался Фуэнтосу и он молча упал на стул в углу, лихорадочно зашуршал писчей бумагой...
      "Господи! Господи, только не подведи! Ведь забьют, собаки, если не дозвонюсь... Слава, те, Господи!..."
      - Рик, это ты? Это папа... Из полиции, тридцать первое отделение... Тридцать первое, возле "Двух Стадионов". Ни за что, честно... Спасибо, дорогой, ох, спа..."
      - Ну и что? - Лейтенант задышал, оттаял, да и какое к черту прикрытие, когда за километр видно: бомж и синяк. Еще и звонил кому-то... - Не во Дворец, часом, звонил-то? А? Папаша?
      - Нет, сыну, сейчас подъедет.
      - А сын у тебя кто?
      - Тоже типа юрист, только в частной конторе работает...
      - Ну... подождем, посмотрим, что это за юрист такой... Может, весь в папу...
      "А если не в папу, - мысленно продолжил лейтенант, - то... Фуэнтоса на улицу, чтобы не завидовал, то, да се... Меньше сотни..., двух сотен - брать нельзя, потому что полтинник патрульному положен - отдай и не греши... Трех сотен, потому что сигнал о поджоге все-таки был, этикетка прилагается, как говорится... Но если старик наврал... "
      - Слушаю вас? Лейтенант Палмер. Да. Задержан, поскольку нарушал общественный порядок. У нас все в ажуре, все в книгу занесено, никто и пальцем не тронул, приезжайте и смотрите, господин адвокат. Вот и приезжайте. Да. Мы тут работаем и вы нам не ревизор. Да. Вот по закону и действуйте. Да насрать.
      - Слышишь, Фуэнтос, о какая важна птица у нас! Адвокат звонил. Вот увидишь: привезет нашему деду разрешение ссать напротив Дворца.
      - Что, дед, лапа наверху, а? - Палмер храбрился, но и сын-юрист, и адвокат, молниеносно выскочивший из телефонной трубки ради какого-то бомжа... Эт-то надо не спешить...
      - Фуэнтос, хватит бумагу и воздух портить, давай ее сюда. Ну-ка проветри тут, да мало-мальский порядок наведи, сидим как в хлеву. И так хлев, да еще свиней всяких водим! Пусть в камере подождет, отведи его. И этих из обезьянника сунь подальше, в третью. И приберись, быстро...
       Фуэнтос как раз двигал стулья и обернулся на шум. Человек вошедший в двери не так уж сильно походил на юриста, скорее на оперативника-силовика, если взять на веру слова о его принадлежности служителям закона... Но служители на работе одеваются более скромно, а этот расфуфырен как министр, даром что молодой. Тройка, запонки, галстук... Носки и кальсоны тоже, небось, шелковые. Шрам на роже. Ну-ну... Такие хорошо платят, повезло летёхе.
      - Лейтенант Палмер, слушаю вас.
      - Добрый день. Я по звонку... Ого! Вот так встреча. Палмер, Санди Палмер! 68 школа, 10-б. Не узнаешь?
      - Ха... Чари... Ричард... Черт, сейчас вспомню... Из параллельного, "а", если не ошибаюсь? Рики!
      - В точку.
       Оба вдруг замолчали неловко, вспомнив причину встречи.
      - Что-нибудь такое серьезное?
      - Да нет. Нарушал. Распитие в неположенном месте. Был сигнал, не подозрение даже, что хищение... имело место... Да фигня. Твой? Поди, посмотри...
       Вот этого мига человек-бомж страшился больше всего: когда сын взглянет на него и увидит его с близкого расстояния во всей полноте... Таков, как он есть сейчас... Вот он смотрит. Спрашивает о чем-то...
      - Нормально, сынок. Все нормально...
      Ушел. Отвернулся и ушел. Но он же не совсем, а с лягавыми договариваться... И стыда-то особенного не случилось. Господи, что со мной стало... Я должен бы умереть на месте, а я даже и не... Это пьяные слезы, и сам я полное ничтожество... Вот если бы я... Человек кряхтя сел на корточки и прижмурился, чтобы скоротать время за привычной мечтой о том, как вернется к нему благополучие, молодость, уважение окружающих... Но и мечты в последнее время стали какими-то скудные, не сладкие, к тому же то и дело отравляемые невзгодами, тем же воображением и насланные... Обязательно присутствовали в этих мечтах выпивка, мстительное торжество над многочисленными обидчиками... Только все наладится в грезах, как вдруг, откуда не возьмись, очередные беды, угрозы, которые надо перемечтать новыми хеппи-ендами, а уже устал и не хочется ни о чем мечтать. Выпить бы, вот чего надо бы...
      Вот, еще кто-то вошел... Ага, адвокат... Но теперь он там лишний, раз сын знает лягавого, а тот его. Когда сын учился в десятом классе, то он с ними уже не жил... Или жил? Надо бы вспомнить, а не вспоминается, в голове один мусор... Смеются... Натужно там, наверное, Рику смеяться, зная, что эти двое знают, что он его отец... Вонючий бомж из обезьянника... Вот когда начал стыд-то подпирать... Выпить бы...
      - Выходите. - Фуэнтос был хмур и через силу любезен: ничего ему не обломится с этого сумасшедшего алкаша, хоть он и видел, как тот гусь в шелковом галстуке сунул Палмеру прямо в нагрудный карман, два с половиной ноля, пятисотку. Хорошо тем, кто с образованием, а он - и улицу паси, и за уборщицу... Можно было бы пойти на принцип и загнать наверх рапорт... о подозреваемом в ограблении и поджоге... Рапорт не слать, конечно, потому что словам лейтенанта поверят быстрее и плевать против ветра глупо... Но проявить готовность..., вслух..., чтобы летёха понимал, что нужно делиться... Нет, к черту, связываться из-за вшивой сотни...
      - Жаловаться буде...те? Претензии, пожелания?
      - Жалоб нет.
      Адвокат, оказывается, еще раньше отбыл, хоть это хорошо.
      - Извините, если что не так, служба такая...
      - Что ты, Санди, это я у тебя в долгу. Встретимся, посидим как-нибудь!
      - Ну дак!... - Палмер неловко взмахнул рукой, изображая энтузиазм от предстоящей встречи.
      - Пока!
      - Счастливо!
      Человек видел, как сын его, ни от кого не пряча, ткнул узенький бумажный цилиндрик прямо в ладонь Фуэнтосу, и тот облегченно выдохнул и заулыбался.
      Фуэнтосу, который бил его ногами и дубинкой, который хотел сосватать ему "грабежную" статью с отягчающими... Но сын, конечно же, прав и сделал все что мог в этой ситуации и денег не пожалел...
      - Да садись, не бойся! Это специальная обивка, не пачкается. И вообще не важно, не каждый день видимся. Тебе куда? Не возражаешь, я включу музыку?
      "Тебе куда?"... Господи, Боже милостивый! Провалиться мне сквозь землю, если я знаю, что на это сказать! "К тебе домой, сынок. Отпраздновать освобождение из узилища, обезьянником прозываемого..." "Тебе куда..." Вопрос благополучного человека, которому всегда есть куда ехать, с работы ли, из дома... А может он таким образом намекает, что на сегодня встреча родственников завершается... Скажет сейчас, что у него срочное дело... Из динамиков стучалась в уши развеселая песенка про негритянку в кандалах, прекрасную, как черный ангел...
      - Может, ко мне поедем? Отдохнешь, переоденешься, а то в таком виде тебя опять подметут? Моих сегодня до вечера не будет: Шонна сразу же после школы их забирает и...
      - Не могу, сынок. Высади меня где-нибудь около парка, если нетрудно, а дальше я сам доберусь.
      - Пап, да нельзя тебе в таком кошмарном прикиде, давай лучше...
      - Можно. Мне теперь все можно. Ты... хороший сын и я тебя... тобой... Высади, прошу. Вот здесь, немедля.
      Человек одолел слезы и заставил свой голос звучать твердо, упрямо, как когда-то, когда он еще был главой своей маленькой семьи. И сын послушался его, крутанул руль вправо, влево, тормоз - все это четко, впритирку к поребрику и соседним моторам.
      - Денег дать, пап?
      - Нет. Спасибо, нет.
      - А все же возьми. У меня только сотня из свободных осталась, потому что надо еще заправиться... Возьми, ради меня возьми, чтобы мне спокойнее было тебя одного оставить. Телефоны ты вроде как помнишь. Да?
      Человек вместо ответа смял рукой новенькую жесткую бумажку и сунул ее в правый передний карман джинсов, в котором точно не было ни одной дырки. Слезы опять подступили к самым ресницам; человек повернулся и пошел, понимая, что любая попытка сказать хоть что-нибудь, продолжится его рыданиями и общением с сыном - необходимостью, равно тягостной для обоих. Ему было все равно куда идти, но выбрал он направление противоположное тому, по которому они с сыном ехали... Шагов через сто он решился, наконец и оглянулся: уехал.
      Мост через узенький речной рукав вел на остров, в Центральный Парк, где за вход по выходным взимали плату, а в будние дни пускали бесплатно. Сегодня была среда и не было причин останавливать человека, не пускать, каков бы он ни был, а все равно он боялся, потому что привык бояться людей в униформе. Вот и сейчас охранник на входе ткнул его неодобрительным взглядом, но пропустил, не цепляясь, поленился покидать нагретое предвечерним солнышком помещение.
      Когда-то давно прогулки по этому парку и дальше, еще через мост, в Морской парк, были человеку в удовольствие, там он с друзьями "клеил" девушек, потом гулял с той, кто стала матерью его детей, потом... Это было в прошлой жизни, а сейчас человеку предстояло идти на юг, через мосты и парки, далеко, до его нынешнего пристанища, где на чердаке его ждут постель, зеркало, сквозняки и похмельное утро. Сын и впрямь, видимо, собирался привезти его к себе, в гости, вот и завез далеко. И не подумал, каково ему будет обратно добираться. Ах, да, ведь у него деньги есть... Но человек не собирался вытаскивать сотенную в общественном транспорте, мало ли... Не велик барон, дойдет. И надо обязательно выпить... Знобит так, что и солнце не помогает, а еще снег в ботинки набился, потому что надо только по дорожкам, а не напрямик... Купит себе такого же коньяку, не хуже, впрочем, какая разница, хоть из крашеных опилок, лишь бы градусы были настоящие... А сколько еще идти... Человек остановился в испуге, хлопнул себя по правому карману, не почувствовал ничего, стал запихивать туда негнущуюся клешню... Есть, вот она: человек бережно, насколько позволяли озябшие пальцы, расправил светло-коричневую бумажку: сто талеров, неделя беззаботной жизни. Можно даже что-нибудь из одежды купить и детям позвонить из автомата, да поговорить минут несколько... Но человек знал, что ничего такого этакого не будет, ни покупки одежды, ни пятизвездочного коньяка - только необходимое, сиречь "халка" и, может быть, что-нибудь заесть. Хорошо, если никто на хвост не сядет, а с другой стороны уже и некому. Ниггер при "буфете", а других и прочих друзей он не знает и знать не хочет. Вот так вот.
      Однако, не в шутку потряхивало похмельным отходняком и стылыми сумерками. Человек шел и шел, по расчищенным дорожкам и остаткам сугробов, увязая то и дело в мелкой октябрьской грязи; давно уже утратив представление о том, сколько времени он в пути, и сколько осталось... Парк был пуст и гол, и черен: фонари на редких столбах светили через три на четвертый, а ночное небо оказалось сегодня без луны; разнокалиберные звезды рассыпались почти до самого горизонта в беспорядочные кучки и соцветия и только перемигивались, притворялись, что светят, а сами обманывали...
      Бесполезно: я ведь помню со школьной еще программы, что все вы суть - солнца, которые от нашего, большого, очень далеко находитесь, в сотнях..., и даже тысячах... этих...
      Человек даже остановился, пытаясь припомнить слово, обозначающее межзвездные расстояния... Несколько световых лет составляют...
      Не стоило бы останавливаться, сразу все заходило ходуном под дрянной одежонкой, колени и живот...
      Парсек! Все-таки вспомнил он его и надо срочно идти дальше. В аптеку он может и не успеть и, видимо, не успеет, поэтому придется пить "фабричное". Ну и ладно, здоровью будет больше пользы... Мост.
      Погоди-ка... Он ведь только что переходил через мост... И до этого еще один... И до него переходил... Человека поразил внезапный испуг, что он заблудился и вообще бредет неведомо куда; он повернулся спиной к ветру, вытер рукавом слезящиеся глаза, проморгал их... Фу, черт, все правильно: это Спортивный мост, а это стадионы... Большая часть пути пройдена, но шагать еще и шагать. Подобравшийся поближе ветер вдруг с разбега жестоко хлестнул ему по левой щеке ледяной крошкой с дождем, ударился в парапет, развернулся и с визгом вцепился в правую. Человек, вскрикнул, выплеснул руки из карманов и устоял-таки на ногах. Дыхания не хватало - бежать, но он обхватил себя руками поперек туловища и засеменил затылком вперед, пытаясь удержать, не дать ледяным струям выхватить из под рук и пожрать последние лоскуточки тепла - главное, мост перейти, меж домами не так дует...
      Дуло и меж домами; Короткий проспект полз навстречу нехотя, вихляясь, подставлял под ноги то сугробец, насквозь пропитанный водою, то лужу, припорошенную грузным серым полуснегом-полуградом; ноги словно бы и сами согрелись, устав от многочасового ледяного компресса, - человек перестал чувствовать ступни... Отрежут и черт с ними. Вот лечь и уснуть, и не холодно, кстати... Прямо тут и лечь... Человек остановился возле зарешеченной по ночному времени арки двора, посмотрел на замок - нет, заперто... Ноги сами подогнулись... И светло, и тепло, и подснежников целая поляна... Нет! Он так и умрет, если лечь, а идти и недалеко, и в кармане у него сотня, а на чердаке его ждет постель, а до постели удовольствие, а наутро опять же опохмелка и беззаботный день, который уже будет четверг. Один шажок, вот так... Два шажка, да три шажка...За маму, за папу, за бабушку... Ноги послушались и захромали, куда им было велено.
      Подслеповатая октябрьская ночь, поняв, что фокус не удался, перестала притворяться весенним солнышком, зацепилась за ноги на ощупь и бешеной каруселью сомкнулась вокруг человека, завыла в полный голос: 'собью, убью, коконом завью!' Мелкая ледяная дробь так и норовила залезть под веки, ослепить, ветер беспорядочно пинал в бока и спину, а человек все шел и шел, брел и брел, ковылял и ковылял...
      - Жив... Видишь, плачет даже...
      - Тут заплачешь... Квартальных позвать, что ли, аль скорую вызвать?...
      - Не надо никого звать. Как будет у тебя своя смена - делай что хочешь, а в мою - не командуй, молода еще. Видишь, и он говорит: 'не надо'. Дед, слышишь, дедуля, ты как?
      - Нормально, доченька... Просто замерз малехо. - Жирное участливое лицо скакнуло куда-то под потолок, к мутно-белому плафону. - Тиля, ну-ка, принеси кипяточку с сахаром. Возьми стакан в моей тумбочке и посмотри, чтобы не очень горячо было, а то дед замерз, да тут еще и обожжется... Заварка холодная, ты ее немного добавь .
      Тетка засмеялась облегченно, оперлась рыхлым гузном о прилавок.
      - А грязный-то, а смердячий!... Что? Нет, дедуля, ничего ты нам не давал. Мы с Тилей греха на душу не возьмем и твоих денег нам не надо, да Тиля? Истинный крест. Погоди, сейчас попьешь горяченького, хоть согреешься как следовает. Понятно, что бутылку тебе, не за цветами в ночной магазин поперся, в такую-то погоду... Где живешь-то? Здесь ты ничего не ронял. Посмотри по карманам. А много ли было?... Ого, а ты, часом не бредишь? Сотня у него была! Ну, тогда ищи хорошенько, если не прибредилось, а нам твоей сотни не надо, не беднее твоего. Ну не дергайся, не суетись, глотни, глотни еще пока теплый... Да куда ты!... Вот же козел, нет, ну ты подумай... Все, Тиленька, отбой. Бегать мы за ним не будем. Воду вылей, а стакан сполосни как следует, он из него пил, мало ли... А лучше выбрось, дерьма не жалко. Выбрось его совсем, говорю, и подмети здесь! И грязь вытри. Надо же, будто мы его вонючие деньги взяли. Правильно люди говорят: 'Не делай добра - не получишь и зла.' Да чтобы я еще раз какого-нибудь синяка в магазин впустила... И ведь, главное, замерзнет насмерть под забором. Надо было ему поднести сто грамм, он бы в подсобке и уснул до утра... Хоть бы его какая лягавка подобрала, да в помещение, все ведь живая душа... Э-ха-ха-а, скорей бы утро...
      Но человек не свалился под забором, не замерз насмерть и даже не попался в лапы патрульной службы: отчаяние придало ему силы, вернее, выхватило последние из страдающего тела - и человек добежал, добрел, дополз до своего единственного убежища, до чердака в заброшенном доме.
      Ботинки никак не снимались с задубевших ног; человек дергал и тряс ими, плохо понимая, что делает, наконец повалился ничком на свою лежанку и задрожал в беспамятстве.
      Немного погодя и дрожь прекратилась и человеческое тело приготовилось умереть, обмякло, сердечные и легочные мышцы все еще шевелились, полусонные, но только по привычке: ничто уже, ни череп, ни позвоночник не командовали ими, не понукали...
      Дом заохал, заворочался, сколько фундамент позволил... Жалко человечка. Он ведь привык к нему, маленькому и непутевому, вместе перезимовали, вместе ждут неизбежного. Как он, дом, никому не нужен и лишний для этого мира, так и человек этот - точно такой же всеми забытый хлам. Но ведь он, дом, нужен человеку, раз тот поселился у него и ждет защиты. Значит и человек ему нужен: с ним он - жилище, а без него - старая развалина, как та соседка-водокачка без воды. Непогода с новой яростью вспрыгнула на дырявую крышу, заелозила, пытаясь просунуться внутрь, дотянуться и пожрать невидимые лучики тепла, все еще исходящие из неподвижного тела...
      Дом крякнул, поднатужился, повел плечами - кое-где щели вовсе сомкнулись, а кое-где чуточку, но обузились. И кровля почти перестала протекать: большая часть ледяной, сиропной густоты слякоти, послушно заскользила по пологому склону, перевалила через неровные края и поползла по стенам вниз, куда и положено. Вот и пусть себе, - главное, что по наружной части стен, не по внутренней. Хитрый и жадный ветерок-ледянец, еще с моста увязавшийся за человеком, зло взвизгнул и забился в панике: двойная оконная рама схлопнулась всеми створками сразу и осколки стекла в наружной створке распороли на воздушные ленты длинное верткое тельце. Визг истончался, перешел в комариный зуд, потом вроде бы опять набрал густоты и злобы... Дом понимал, что против ночных стихий сил ему надолго не хватит, до утра бы продержаться, однако главное дело было сделано: человек пошевелился и даже застонал во сне... Или, может быть, в бреду - дом недоуменно вслушивался в бормотание и вскрики спасенного им человека - ничего не понять: то ему холодно, а то вроде бы и жарко... Пить хочет. Что мог - он смог и сделал, дальше человек сам пусть справляется, а он, дом, устал... Надо бы подремать, пока не рассвело, а там опять смотреть и караулить свою судьбу... Да карауль не карауль, а мимо не проедет... Нет, но все-таки...Может быть, раз в нем есть жильцы, хотя бы один этот, его и не снесут? - Дом помечтал немного, понимая, что думает глупости, закашлялся смущенно. Весь ум обветшал, отсырел, это от старости... - Спи, спи человек, сил набирайся, утро скоро.
      И утро пришло, а за ним по-летнему жаркий день, прогревший дому бока и темя, не до нутра, не до сердца, но изрядно... Человек так и не очнулся, только разметался во сне и стонет чего-то и хрипит... Но живет.
      А вечером вновь похолодало, но это уже была не та стужа с лютой пургой, что вчерашней ночью, и дом сумел удержать остатки дневного тепла до следующего утра. И вновь наступил день, хмурый, но не промозглый, а мягкий и безветренный...
      Четырежды за трое с лишним суток большие и малые физиологические нужды побуждали человека вставать и нести в туалетную дырку требуемое, но действовал он как сомнамбула, не отдавая себе отчет в содеянном. От бреда - и то у него сохранилось больше воспоминаний. Пару раз силы организма и подсознание подводили человека и он обмочился. Об этом он равнодушно догадался на четвертые сутки, сразу же, как только сознание вернулось к нему, по запаху.
      Человек ощупал себя сзади и спереди, медленно, с натугой сел, опираясь на дрожащие руки. День. Воскресенье...
      - Какое, к черту воскресенье, когда вчера была среда??? Головокружение резко усилилось и человек мягко повалился навзничь, чтобы отдышаться и подумать. Нет, раз он подумал про воскресенье - значит, так оно и есть. Слабость - дышать и то работа... А тут еще и обоссался, похоже... Штаны его и продавленный матрац скверно пахли мочой, потом и еще какой-то полуразложившейся органикой... - Может, мышь оттаяла, или голубь, на дворе, вроде бы, не холодно...
      Нет, сегодня точно воскресенье, и он проболел трое суток с лишером. Ничего не ел, не пил... Человек сморщился, припоминая... Вроде бы, вставал он пару раз и вроде бы пил из корытца. Надо бы еще попить... 'Да!' - закричали ему язык и губы, попей, попей же скорее... Горло ойкнуло тихо, но смолчало, также истомленное долгой жаждой. Человек вновь сел, осторожно встал и вновь брякнулся тощей задницей на матрац - опять голова кругом и ноги не слушаются... Хорошо хоть не болит. Да, хорошо, что голова только кружится, а не болит. Вот именно на этом положительном факте надо сосредоточиться и добраться до корыта. И напиться маленькими глоточками. А руки будут помогать ногам и держаться за стены и иные полезные опорные приспособления. Вот так. И оказалось, что совсем недалеко. И мелкими, главное - мелкими, воды целое корыто, пей - не выпьешь за неделю, водичка свежая, относительно чистая... Ну, по крайней мере, почище, чем из лужи.
      Человек насыщался водою не менее десяти минут, потребляя холодную влагу медленно, с паузами, воробьиными глоточками, и благодарное горло соглашалось принять еще и еще.
      Теперь надо бы умыться. Зачем нужно умываться по утрам - человек уже не знал, но старая привычка не исчезала даже под напором пропитых лет и перенесенных невзгод. 'Надо бы лежанку высушить, проветрить' - подумалось человеку и он двинулся было к окну - отворять... Нельзя - заметит кто-нибудь, сторож какой, или еще кто, и пинка под сраку. А если к солнышку подвинуть? Человек, сопя, стал двигать матрац с остатками кушетки поближе к окну и чуть было вновь не потерял сознание: сидишь, стоишь спокойно - вроде бы ничего, напрягся чуть - голова как после карусели... Ладно, пусть так стоит, солнышко через час само на это место придет...
      А пока стоит подумать, что делать дальше. Надо пойти, поискать пожрать и выпить...
      Человек вдруг вскочил с матраца и замер в полусогнутом положении. Затем медленно распрямился, попытался расправить плечи...
      А я не пью. Да, я трое суток не пил, пить не хочу и никогда больше не буду этого делать, никогда. Никогда! Никогда! - Человек так обрадовался осенившей его идее, что даже попытался сплясать какое-то коленце - и опять чуть не упал.
      - Точно! Раз так - так вот так! Не пью. Новая жизнь, воскресенье, возрождение. Ура, парень! Надо обыскать карманы, вдруг сотня там? - Человек вновь и вновь, круг за кругом, обшаривал все возможные места в своей одежде, все карманы, складочки и закоулочки - денег не было, только талер и семь пенсов. Этого даже на пиво не хватит... Какое пиво??? Никаких пив и коньяков. Картошечки вареной и картофельного теплого отварчику. Так..., так..., так... Надо что... Сейчас около полудня, надо пойти к свалке у залива, там, недалеко от трансформаторной будки есть место, куда сваливают всякую тканевую рухлядь. И надо поискать там штаны. А по пути прикумекать что-нибудь насчет еды.
      В крайнем случае, пройтись по церквям, да по баптистам, или еще где - покормят, в воскресенье день благотворительный...
      Человек не ошибся, было воскресенье, день особенно благоприятный для пословицы о том, кто предполагает, а кто располагает: до свалки человек так и не добрался в то утро, в буквальном смысле упав на руки двум старым теткам из местного общества спасения. Упал, расплескал кастрюлю с бульоном, чуть сам не обварился... Двое суток он протерпел в скорбном месте, а на третьи сбежал, не в силах долее расплачиваться натурой за пропахшие хлоркой еду и новую одежду: ведь надо было часами, трижды в день, выслушивать скулеж о праведном образе жизни и милосердии божьем, да мало того, что слушать, а еще и псалмы петь, каяться, трогательно врать о своем беспутном прошлом и благочестивом будущем...
      Одежда, кстати говоря, ветхая, стиранная-перестиранная, латанная-перезалатанная, с выгодой отличалась от прежней только тем, что была чиста, но человек знал, что чистота - дело поправимое: день по помойкам побродить, да ночь на обоссаном матраце поваляться... Зато ему удалось украсть круглую жестяную банку-коробку, в которой одна из 'спасительниц' держала десять талеров мелочью и нечто вроде маленькой аптечки и набора ниток с иголками. Денежки на прожитье, а вещи... Продать - не продашь, но вдруг пригодится...
      Идея новой жизни всецело захватила человека: два дня, с утра до ночи ковылял он по 'дикой' мусорной свалке вдоль залива, искал вещи, имеющие, как он вдруг обозначил их про себя, 'потребительскую и коммерческую ценность'. Слабость после перенесенной болезни уходила медленно, еще засветло он приходил домой, на чердак и замертво падал (на новый найденный, без запаха тюфяк) до утра. Спал человек долго, а высыпался плохо: кошмары мешали. Но то ли болезнь его пощадила, то ли организм оказался прочнее, чем это можно было подумать на первый взгляд, - факт тот, что человек перемогся и продолжал жить.
      Все так же, с охами и стонами, вставал он по утрам и шел, цепляясь корявыми пальцами за низкую обрешетку крыши, к туалетной дырке в крыше. Снизу уже заметно пованивало, поскольку плюсовая температура стояла круглосуточно, а человек не только пил, но и ел, скудно, но питался и, ежедневно, вот уже трое суток, срал, 'опоражнивал желудок'. Вместе с трезвостью пришла к нему временная причуда: заменять во внутренних монологах бытовые названия вещей или процессов - вычурно-канцелярскими. Так он - не подушку с покрывалом на тюфяке раскладывал, а 'оборудовал спальное койко-место', не по свалке ходил, а 'совершал пешеходную прогулку по местам боевой славы', не прятался от патрульной машины, а 'избегал нежелательных, травмообразующих ситуаций'. Эти замены казались ему очень удачными и смешными и он рисовал в своем воображении, как блеснет ими перед... перед... Не важно, он скажет - и все оценят. Засмеются, поднимут стаканы, чокнутся, выпьют..., закусят... Пить нельзя! Конечно, нельзя. Пить - регулярно ли, запоями - это ускоренная дорога в один конец, п...ц экстерном, так сказать... А чтобы решение было крепким, нерушимым, надо сделать так, чтобы оно стало событием; к примеру, устроить торжественные проводы...
      Надо выпить. Один разок, прощальный, так сказать. С тостами, с улыбкой: 'вот была прежняя жизнь и я заканчиваю ее, как этот бокал. Вино выпито и впереди новая жизнь, обычная, так сказать, человеческая, как у всех...' Нет, вино безвкусное, надо хорошего коньячку, как тот был...
      Человек сглотнул и остановился.
      Так сказать... Как сказать? И что? Да, он возьмет полную бутылку пойла, без звездочек, но чтобы это был приличный коньяк, отхлебнет из него... один глоточек, но хороший глоток, на весь рот, чтобы обожгло напоследок..., а остальное недрогнувшей рукой выльет на землю. И спокойно пойдет по своим делам!
      Мысль эта - выпить, вылить, развернуться и уйти - так захватила человека, что он уже не колеблясь долее и не размышляя над сомнительной логикой своей идеи, вытащил деньги из кармана, пересчитал, зажал в горсть и заторопился к магазину.
      Ни разу за последние дни не покупал он еду, харчился где придется - и на трезвую, не больную с утра голову, ему это удавалось без особого труда. Сумел он и заработать, сдавая во 'втормет' сплющенные пивные банки, по пятаку штука, и пустые стеклянные бутылки по сороковничку.
      Человек знал, что есть люди, которые живут с бутылок, профессионально их собирают и сдают, но это надо местами владеть, чтобы без конкурентов, и опыт иметь. И цена должна быть подходящая. А он брал, когда на глаза попадались, да и пристраивал, куда придется. А все же три талера двадцать пенсов за два дня - на бутылках, да шесть на банках (он на свалке целый мешок нашел, ими набитый, уже сплющенными, прямо драгоценный клад...). Да червонец теткин, да талер с пенсами свой, издавна ждущий своего часа. Еще и на хлеб хватит, чтобы закусить.
      Погоди-ка! При чем тут закусить, кто же один глоток закусывать будет? Нет, он просто купит хлеб и потом его съест, а последнему в жизни глотку - хлебом вкус перебивать? Не смешите, граждане...
      - Мне вон ту, за двадцать...
      - Ого, мелочи-то сколько... Что, папаша, на паперти стоял? Давай, ты нам будешь мелочь поставлять?
      - Не твое дело.
      - На. - Сердито бумкнула поллитровка о полый прилавок, и самый звук выражал презрение неказистому покупателю, но это уже было не важно...
      Человеку едва хватило терпения пройти две сотни метров до пустыря, потными трепещущими пальцами открутить винтовую пробку...
      Глоток! И еще один, побольше, и еще... Стоп, стоп, ты что делаешь... Человек поперхнулся догадкой: сам себя обманул... Однако первые волны блаженства ударили в мозг и желудок, сразу захотелось сесть, закурить и хлебнуть еще... Надо было не хлеба, а сигарет взять. Погоди, так хлеб как раз и не куплен, тогда, быть может, встать и... Человек хлебнул, потом опять... и, не в силах противостоять вспыхнувшей в нем жадности, еще и еще... Надо оставить полбутылки на потом...
      'Уже меньше, чем полбутылки осталось...' - это было последнее впечатление, которое сохранилось в проснувшемся человеке от предыдущего дня... Тот же чердак, та же вонь, те же спазмы в горле, в висках, в мышцах ног.
      'Пятница. Почему пятница? Ведь четверг должен был быть? Или суббота?..'
      Но была пятница и человек знал это. Дряблые ладони привычно обшманывали карманы - пусто. Надо внимательно оглядеться по сторонам, бывали случаи, когда по пьяни похмельная 'халка' или деньги вываливались и лежали тут же, возле тюфяка. Конечно, ничего не лежит...
      Человек привидением бродил по чердаку, к туалетной дыре и обратно, умывался, щурился, вглядываясь в каждое пятно на полу, а трепещущие руки его все обирали и обирали с плеч и груди невидимый мусор... 'Лишь бы 'белочка' не началась, беленькая горячечка...' Надо выпить. Надо идти и искать выпивку. Тут уж ничего не поделаешь, такова жизнь. КАКОВА ЖИЗНЬ??? Что это за жизнь? Это совсем не жизнь, я не хочу так жить и вообще не хочу жить. Пусть я умру. Человек, кряхтя, завалился на новый тюфяк, тоже уже заляпанный чем-то мерзким - не мочой ли? - и приготовился умереть.
      Но сверлящая боль в висках и затылке только добавляла отчаяния, а смерть не заменяла, хотя и казалась человеку горше самой смерти. 'Господи, мой Боже! Ничего мне не надо, ни денег, ни здоровья, ни... жизни, а только дай мне чувство покоя! Дай мне, Господи, а я тогда... Господи мой Боже! Мне нечего дать тебе взамен, кроме души - вот она, в ладонях твоих, и я просто смиренно прошу: избавь меня от страха моего и подлых страстишек, насыть меня благостью своей, чтобы я ничего не хотел, ничем не мучился. Освободи меня! Хотя бы день один... Хотя бы пару часов, чтобы распрямиться, распробовать свободу и радость, подышать ими вволю, ничего не боясь, и тогда уже умереть... Господи! Грешен я, но смиренно прошу, не оставляй меня одного, мне... мне очень плохо на этом свете...
      Человек молился взахлеб, мешая в один невразумительный ком слова, мысли и слезы, а дом слушал его и жалел. Что же делать, чем мог - он помог несчастному человечку, дал ему кров и защитил от ночи и ветра, а остальное - не в его силах... Такова действительность, и идет она и идет, неведома куда, и все равно по кругу. Вот и сейчас человек поплачет, поплачет, а потом встанет, опять намочит лицо и руки водой из корыта да и уйдет до вечера. А потом вернется и ляжет... Все это уже было и было и... хорошо бы не заканчивалось. Дом твердо загадал про себя: пока человечек с ним - его не снесут. Хотя, что им загадывания: приедут трактора и краны, ударят в бок и под дых кистенем на тросе, раз да другой - и все...
      Да так и случилось, как дом угадывал: человек встал, царапая пальцами шершавые стены, высморкался прямо на пол, умылся в корыте и побрел прочь из дома. И была пятница, полдень, весеннего месяца октября.
      Следовало искать выпивку, срочно, как можно быстрее, пока есть силы идти и думать, а человек вместо этого побрел на юг, к мусорной свалке, сквозь нее, сквозь редкие чахлые кустарники, к заливу. Шел он медленно, а боль в нем копилась и копилась и человек знал, что пришла ему пора умереть, и что жизнь прожита зря, и что... И что хорошо бы поплакать, да уж нет в нем слез, одна пыль, оставшаяся от души и тела.
      Океан был сер, как всегда, и непривычно тих, но все же урчал, не зло, не угрюмо, а так, словно бы солнышко его утетешкало, приласкало, почесало мохнатую спинку и убаюкало ненадолго. Человек потянул нечующими ноздрями, и ему даже поблазнился запах водорослей... И такой свежий, как бы вовсе и не гнилой...
      Ноги сами подогнулись возле сухого подходящего пня, когда-то переданного Тиксом в океанскую пучину, только его дешевая жертва не была принята, и прибой брезгливо вышвырнул корявый, изъеденный пресноводной гнилью комель на бабилонский берег. Пень высох за долгие годы, окаменел, сидеть на нем было вполне удобно.
      Что сидеть, чего ждать? Надо погреться, набрать тепла для храбрости, да и... Мелко. Здоровый из сил выбьется, чтобы только по пояс зайти, а не то что утопиться. Но человек решил не поддаваться трусости, из архивов прежней жизни всплыло к нему знание: вон там, между высокими камнями, чуть дальше, дно резко уходит вниз, невелика пропасть, но и жирафу с головой хватит.
      Что это? Что такое?.. Это зубы лязгают, - догадался человек, - это предсмертный ужас. Или похмелье, абстинентный синдром? Нет, солнышку тут не управиться, не согреть напоследок, надо идти, пока поджилки позволяют, больше ждать нечего. Человек разинул дрожащий рот и в голос заплакал, и побрел к воде... И замер.
      Парус. Белый парус привлек внимание человека в тот миг, когда уже ничто, казалось бы, не имело значения в этом никчемном, добровольно оставляемом мире. Человек пошире распахнул прижмуренные было глаза, неловко отер слезы с глаз: какой-то странный парус, он прямо к берегу мчится и быстрый, невероятно быстрый, и... Это вовсе не парус! Это женщина! Женщина, в длинном светлом платье бежит по океанским водам, от океанского горизонта в сторону земли берег, в его сторону.
      Такого не может быть! Человек потянулся было ущипнуть себя непослушной рукой, но пальцы задубели и он укусил себя за губу. И губа не почувствовала боли, а только язык впитал соленые слезы, совершенно реальные, настоящие, скорее всего даже грязные... Нет, она в самом деле бежит по воде, а платье у нее переливается и трепещет - не поймешь: то ли розоватого, то ли зеленоватого оттенка, то ли голубое. А сначала показалось, что белое...
      Одна рука и вслед за нею другая - сами опустились вдоль туловища, но человек устоял на дрогнувших ногах, любопытство победило обморок.
      Человек понял про себя, что сейчас женщина подбежит поближе и растает в зыбкой субстанции прибоя, просто рассыплется на пену, брызги, блестки... Но женщина стремительно, едва не за секунды, пробежав чуть ли ни половину залива, запросто, словно с кочки, спрыгнула с гребня большущей волны и очутилась на песчаном берегу, среди пловучего сора и шипящих лоскутков прибоя. Она остановилась метрах в полутора от человека и ноги его сами подломились - чтобы ему кланяться полегче было, или от разрыва сердца умирать на ее глазах. Росту в ней казалось не менее двух метров, а в остальном - юная, стройная красавица, светлые волосы по пояс, платье выткано неведомыми цветами, глазищи изумрудные... Босиком.
      Весна.
      - Верно увидел, я Весна, кто же еще?. А я тебя тоже знаю! Я знаю как тебя зовут. - Женщина... нет, совсем еще девушка, девчонка, высоко и звонко рассмеялась. - Как ни встречу, ты все такой же чумазей! Чумазей, чумазей!.. А почему ты плачешь, мой славный? Тебе плохо?
      - Да! - захотелось крикнуть человеку, - мне очень плохо! Я умираю. Но...но... но... мне... мне... я счастлив Тебя увидеть, Весна. Я счастлив, что в последний мой миг сознание изменило мне и подарило такое чудо. Мне... - Человек открыл рот, но ничего не сказал и разрыдался.
      - Ты плохо одет и состарился. Ты плачешь, в то время как я пришла дарить радость миру. Ты часть этого прекрасного мира и также дорог для меня. Важен, дорог, любим. Не плачь же, я прошу тебя об этом. Я прошу!
      - Да.
      - Ты готов улыбаться и радоваться мне?
      - Да.
      - И никаких отныне мыслей о смерти?
      - Нет.
      - Ты сам это говоришь, своею волей?
      - Да! Сам.
      Девушка рассмеялась и захлопала в ладоши.
      - Вот видишь, какой молодец! Мне надо бежать, Матушка торопит, а это - для тебя!
      Человек робко поднял глаза: красавица Весна и не думала таять в воздухе и в сознании, в ее изящных пальчиках переливался цветок не цветок - кусочек радуги.
      - Возьми же, мне пора. - С этими словами Весна наклонилась к человеку, вложила ему в пальцы трепещущий свет, наклонилась еще, приблизила свое прекрасное лицо к его лицу, мятому и грязному и... Какой волшебный аромат... Человек потом вспоминал и не мог вспомнить - был поцелуй или не был? Или был?.. Никак не вспомнить. Он тоже хотел поцеловать ей руку, но не успел набраться храбрости - она выпрямилась и побежала дальше, легко перепрыгивая препятствия в виде кустов, мусорных куч, обломков строительных конструкций и прочего околочеловеческого ландшафта. Вдруг остановилась, обернулась и помахала ему рукой издалека... И нет ее...
      Человек опустил взгляд - рука пуста, только пальцы в щепоти покалывает... Нет, не больно, а напротив, приятно как-то, словно... Человек напрягся умом, чтобы подобрать слова, описывающие радость в пальцах, принявших подарок от самой Весны... Но мысль его вдруг свернула на прежний путь... И споткнулась. Нет! О, нет! Нет, не будет никакого самопогубления! Я жив, я Весну видел, я говорил с ней, ее подарок со мною, и... я тоже вспомнил свое... Я никогда его не забывал.
      Меня Сигорд зовут.
      
      Г Л А В А В Т О Р А Я
      В которой главному герою приходится трудно. Однако он уверен, что у волков, у братьев наших меньших, даже в самую лютую пору, никогда не опускаются руки.
      
      
      Целый день до вечера Сигорд не пил и не ел и только к вечеру почувствовал жажду. От залива он без остановки бежал, спотыкаясь, к себе домой, чтобы огородиться от внешнего мира, чтобы никто не помешал ему вновь и вновь вспоминать дивную встречу, мгновение за мгновением переживать его и плакать теперь уже счастливыми слезами...
      Бежал... Это так думалось, что бежал, а на деле - неуклюжая трусца, вот и все, на что он был способен. В легких пожар, почки ноют и колени разболелись... Но это все ерунда, абсолютная ерунда! Сигорд, человек обретший имя, брезгливо поворочал матрас, накидал сверху тряпки, которые он использовал ночами вместо одеяла, осторожно завалился на лежанку и принялся мечтать, вспоминать... Раз за разом, словно понравившуюся пластинку, десять раз, двадцать, тридцать - и все мало... Слезы ручьем - специальную тряпку для них, которая почище... И головная боль куда-то подевалась. Весенние сумерки мягко упали на город, Сигорд очнулся и попытался кашлянуть пересохшим горлом. Надо же, даже попить из корытца забыл! Сигорд утолил жажду привычно, из ручного ковшика и подумал вдруг, что пить можно и из стакана, либо из кружки. Даже нужно, и отныне, с завтрашнего дня он так и сделает: только из посуды. Жаль что лягавый погубил его 'телескопчик', но и бог с ним, со стаканчиком, от соблазна-то и подальше. Он на свалке видел кружки, эмалированные, алюминивые, - взять, очистить и все.
      Глина плохо счищается, да еще холодную водою... И зачем?
      Да хоть цемент, черт побери! Хоть цемент - времени у него много, отскоблит! Затем, что не скотина!
      Вода была холодна, и человек опять надолго закашлялся, а когда приступ боли в груди прошел, он уже спал, и Дому померещилось, что в эту ночь неподвижный скрюченный человечек... - как его там - Сигорд?.. - спал без кошмаров и с улыбкой.
      И пришел новый день, и почти половину его Сигорд потратил на поиски эмалированной кружки. Будто назло, свалка предлагала вещи несвоевременные, но любопытные, даже полезные, как то: открывашка для бутылочного пива (берем, консервы вскрывать, не пиво), пластмассовая шкатулочка под визитки (нет, это потом, когда конкретно понадобится - придет сюда и опять найдет), пустая целая бутылка, и еще одна... Надо брать! И Сигорд взял, конечно, и бутылки, и открывашку, и даже вернулся за визитницей... Но потом опять ее выбросил - никчемушный хлам... Не успел оглянуться Сигорд, а руки, карманы и полиэтиленовый пакет забит всяким дерьмом - 'на пригодится'! И действительно, все это может пригодиться, включая галоши и проволочную вешалку для одежды, а кружки как назло - нигде и никакой! Нет, он ее найдет!
      Рядом с Сигордом рылись в мусорных и полупомойных руинах другие оборванцы, вроде как старожилы. То вдруг один забубнил, что 'здесь все схвачено' и 'вали отсюда перебежками', то другой взялся брататься и намекать на 'проставку' за 'прописку', но Сигорд был опытен, он разбирался в людях и обстоятельствах, среди которых ему пришлось жить все эти годы: первого он шепотом пригрозил почикать, кишки наружу выпустить, поскольку тот выглядел безопасным дохляком, хуже Сигорда, а второго попросту проигнорировал с разговорами, да еще взялся выхватывать у того из под носа всякую дребедень, как бы оттирать - тот, второй, сам и отстал, старушечьим голосом сипя себе под нос угрозы и вероятно, проклятия - Сигорд не вслушивался...
      Удача пришла, так это обычно и бывает, закономерно и неожиданно: закономерно, потому что ей предшествовали целенаправленные усилия, без которых удача - совсем уже глупа и маловероятна, и неожиданно, потому что сознание, на сотый или на тысячный раз, привыкает вскрывать пустые билетики судьбы, один за одним, один за одним: пусто, пусто, пусто, пус... Есть! В мягком полиэтиленовом мешке, наполовину забитом всяческой бытовой, но непрактичной дрянью, нашлись не одна, а целых две кружки! Одна эмалированная, белая, точь в точь как и мечталось Сигорду, а другая - фарфоровая с отбитой ручкой. Или фаянсовая с отбитой ручкой, Сигорд даже и разбираться не стал: цоп! - и к груди прижал, даже пакет с награбленным выронил. Полоска 'ушка', за которое чашка рукою держится, почти под корень отбита, а в остальном кружка без единой трещинки, или щербины, даже веточка сирени на боку нарисована!
      Сигорд, вдребезги счастливый, поспешил к себе домой, кружки отмывать и оттирать от грязи. Весенний день - не то что зимний, он светел и долог, но в доме нет электричества, приходится солнечным освещением пользоваться, да окна-то грязны, - а не откроешь, засекут...
      Холодна вода, очень холодна. Казалось бы, пальцам она нипочем должна быть, они, пальцы-то, давно уже мало что чувствуют, а как растревожишь их мелкими этими усилиями - тереть и мыть - так сразу заломило, аж глаза под лоб! Но это лень, лень алкоголическая да бездельная, лень, лень, и лень... И лень... Вот елки зеленые! Да хоть год ее скобли - не отстает пятно с внутреннего бока! Пальцам холодно, а шея и подмышки взмокли от усилий, так уж приспичило Сигорду кружку дочиста отдраить. Уж он и известки наскреб из стены, и оторвал лоскут тряпки погрубее... И стронулось дело: темно-серое пятно дрогнуло, помутнело, стало съеживаться, сжиматься, на два поменьше разделилось, словно инфузория-туфелька... Сигорд опять набрал воды из корытца, смыл известковую муть с боков, глянул - чисто! Почти что чисто, на дне лишь остались кольца Сатурна, до них только кончиками пальцев можно дотянуться, а пальцы-то ничего уже не чувствуют.
      Сигорд сел передохнуть, трухлявая лежанка под ним привычно прогнулась в районе задницы, чуть ли не до пола, - лежанку тоже надо будет поменять. Руки красные, сморщенные, как распаренные от ледяной воды... Сколько он времени угрохал на это мытье? К вечеру уже дело?.. Да нет, солнце высоко стоит, тепло на улице. Надо бы выйти, да прогреть руки. А потом взять кружечку, дном на ладонь, как бокал, да плеснуть туда граммов эдак... Человек в панике вскочил и побежал к корыту - опять мыть, чтобы ни о чем не думать, ни о какой 'халке' с закуской... Погоди-ка, погоди...
      Дому было чудно ощущать, как человечек ворочается в его чреве, мечется зачем-то, опять сел... Наверное, сейчас ляжет спать, хотя и день. А всего вернее пойдет в город, а поздно вечером опять прибредет и тогда уже рухнет, да только не замертво, а будет ворочаться до самого утра и стонать... Вот опять встал...
      Сигорд вчера совсем ничего не ел, вообще ни крошки, хотя на пути к дому, совершенно 'на автомате' разжился полубуханкой белого черствого хлеба... Сегодня утром он съел небольшой кусок, а остальное затырил, от крыс подальше... Хотя какие тут крысы... Сигорд подошел к стене, там в квадратном проеме между внутренними стенами стоял чугунный бачок с тяжелой крышкой, тоже чугунной, но от другой посуды... На месте хлеб!
      Вот теперь - никакой спешки: спокойно, чинно, с достоинством, сидя. Ай, придется на кровати, сидеть-то не на чем больше! Надо будет завтра же поискать и... Ладно, о мебели потом, а сейчас праздник!
      Сигорд еще раз придирчиво осмотрел кружку, заново сполоснул, протер рукавом, поморщился, поискал глазами тряпку почище... Вот эта сойдет, но на будущее все равно надо бы...
      Кружку хорошо бы выставить на солнышко, чтобы вода нагрелась, но это уже никакой терпежки не хватит, и Сигорд сел пировать - как есть - на продавленную лежанку: кусок хлеба неправильной формы в левой руке, чистая кружка с чистой водой в правой.
      Кусок да глоток, глоток да кусок.. Не сказать чтобы особенно вкусно, хотя и проголодался, но... Действительно празднично. Сигорд ел, запрокидывая голову, чтобы меньше крошек изо рта выпадало, хлеб-то суховат, рассыпается; прихлебывал, да поглядывал на другую кружку, белую эмалированную, кружку вчерашней еще мечты, которая ныне всего лишь полузабытая бедная родственница у нарядной фарфоровой. Ей тоже можно будет найти применение, обязательно найдем. Что значит - на фига две кружки? Да хоть три, помоет и не поленится! Вот так вот! Ты тут мне, парнишка, в ухо не бубни, я тебя пятьдесят... два года знаю, дубина ленивая. Тебе бы только спать, жрать, да вып...... Стоп, стоп, дорогой... Все. Все нормально, пьем, едим. Кружку легко можно будет приспособить, она ведь металлическая, хоть суп в ней вари. Или бульон. Бульон! Да, именно бульон в кубиках! Когда-то, в благополучном когда-то, была у него возможность пить бульон ежедневно и ежеутренне, чтобы он был любой, по способу приготовления: мясной отвар, либо магазинный специальный кубик, растворенный в кипятке... Да что-то не припомнить - каковы они на вкус и чем отличаются? Сигорд пил бульон и не раз, но - запамятовал разницу, язык, губы, небо - нигде не сохранились надежные воспоминания-ощущения. Должно быть - вкусно... Да, да, точняк! От кружки пар идет, сам бульон бледно-... зеленый, да, а на поверхности крутится желтенькая шляпка из пузырьков, травяных и жировых частичек. Горячо, солоно и наваристо. Туда мелких сухариков добавить, а еще лучше ломоть мягкого хлеба с маслом вприкуску... Сигорд вздохнул и поник было... Стой, дурачок! Так ведь теперь не проблема будет на бульон накопить, на бульон, на самый свежий хлеб, а кружка-то - вот она! И воды залейся. Вот только как вскипятить ее, на чем?..
      И Сигорд опять вздохнул, и еще раз, укоризненно покачал головой самому себе... Надо спать ложиться, темнеет уже. Если сейчас как следует укутаться, укрепиться по всем фронтам, ноги особенно, поясницу и выше, то тогда холод не успеет протрясти и можно будет легко доспать до самого утра, а там уже и новый день, который к теплому лету ближе...
      Нет, разжигать костерок никак нельзя. Сигорд однажды попробовал, чуть дом не спалил, а ведь был считай что трезвый. Во дворе тоже не разведешь, как раз лягавые повяжут, или какие-нибудь ханурики придерутся... Сигорд вспомнил вдруг, как давно он не ел горячего... Армию спасения и лягавку - не считать, они не считаются, потому что еда их на желчи настояна, а именно такого горячего, чтобы на воле и по собственной воле, по своему хотению и возможностям...
      И сон в этот раз долго не шел к Сигорду, и Дом тоже маялся вместе с ним, все ждал, пока человечек в его утробе перестанет ходить туда-сюда, ворочаться, пить воду из кружки и опять ковылять к дырке-туалету...
      С тех недавних пор, как Сигорд перестал пить и стал чаще есть, поменялась и атмосфера в доме: днем, на дневном тепле пованивало заметно. И Сигорд бесповоротно решил: все! Хоть горшок заводить, хоть на первый этаж ходить, но без этого сортира в ноздрях! И дабы не побеждало впредь ленивое искушение, он наглухо заделал, а вернее завалил дыру в полу, через которую так долго справлял естественные нужды на нижний этаж. Найденное новое решение оригинальностью не отличалось, однако Сигорда оно устроило вполне: лестничным пролетом ниже, он обнаружил похожую дыру, но уже соединяющую второй этаж с первым, самым нижним. И Сигорд справедливо рассудил, что через такие лабиринты дерьмотным запахам будет не пробиться в его спальню-резиденцию, а мухи все равно вездесущи и неистребимы в теплое время года.
      Дни жизни его превратились в постоянное кружение по свалкам и помойкам, а место на чердаке, где он жил и спал, - в филиал такой свалки. Чего только не натаскал он к себе: абажуры, ведра, пластиковые бутыли, банки, тапки, примусы, стулья... Все должно было пригодиться ему в новой начатой жизни, да никак не пригождалось. Стулья мгновенно доламывались, на вешалки вешать было нечего, чистые тряпки и одежды никак не хотели находиться среди грязи и отбросов, кружка у него была, даже три кружки. И все три были нужны! Да, все три! Из одной, эмалированной, которую он первою нашел, Сигорд пил простую воду. Из другой алюминиевой, после всех найденной, он растворял в кипятке и пил бульонные кубики, а третья, с отбитой ручкой, фарфоровая, была торжественная, праздничная: под чай! Чай, конечно был неполноценный, из пакетиков, но все-таки - чай, со вкусом чайным и запахом. Оказалось, что на многие виды найденного мусора есть покупатели в лице старьевщиков и они платят за него деньги! Деньги-то грошовые, из иного прохожего можно больше выпросить, но эти - заработанные. Не то чтобы Сигорду важна была моральная сторона - честно там, не честно, выпрошено, заработано - но ему понравилось добывать, не уповая на милость и щедроты чужих людей! Сам - и никого не спросил!
      Сигорд большую часть заработка тратил на бульонные кубики и чай, этим и питался; и настолько увлекся на первых порах в ущерб нормальной еде с калориями, что однажды грохнулся в голодный обморок и так и пролежал до утра. К счастью, обморок случился 'дома', посреди чердака - Сигорд упал удачно, даже без ушибов и шишек обошлось... Вот и бросай после этого пить, как раз с голоду и помрешь! - Сигорд даже ухмыльнулся собственному юмору, но за бухлом не побежал, сглотнул только... И раз, и два, и три...
      Весна тем временем развернулась в полную силу, все газоны были зелены и деревья вот-вот уже готовы были распуститься. Сигорд нашел декоративную бутылку фиолетового стекла, фигурную, с вензелем на боку, с горлышком-раструбом, тщательно вымыл ее, повернул трещиной к стене и воткнул веточку вербы - украсил чердак, а сделал он это исключительно для себя, для собственного удовольствия - гости к нему не захаживали...
      Быть может, потому он так пристрастился к чаю да бульону, что возможность появилась - готовить, пусть и примитивно, - воду кипятить! Опытным путем обнаружил он, что есть в доме электричество: на втором этаже сохранилась в одном месте проводка и - чудо из чудес - электрики позабыли обесточить. Торчали в стороны два контакта - скукоженные в неправильные спирали проводочки, А Сигорд возьми да и схватись! Так и брякнулся со всего маху на тощую задницу, а в мозгах такое... такое... типа, мучительное просветление... от которого, впрочем, никакого толку - сверкнуло и забылось... К одному проводочку Сигорд приладил покрепче лезвие от безопасной бритвы, а другой, на конце крючком, свободен остался: только и делов - прижать поплотнее и в воду сунуть. И присматривать, чтобы все аккуратно было, рук и кружки чтобы не касалось. Единственное существенное неудобство: каждый раз, когда надобно вскипятить, приходилось спускаться этажом ниже, а потом подниматься с горячей кружкой наверх - суставы скрипят, рука дрожит... Но тут уж Сигорд поблажки себе не давал: кухня - это кухня, а гостиная - это гостиная. На самом же чердаке, как ни старался Сигорд, ничего, что напоминало бы электрический ток, найти не удалось.
      Жизнь стала вдруг удивительно хороша: ни тебе трясотки утренней, ни спешки похмельной, память всегда на месте... Только вдруг тело стало чесаться - и на спине, и в паху, и под мышками. Грязь, наверное - ну а что еще? И аппетит - часу не пройдет с момента пробуждения, как уже хочется жрать. Желудок изнывает, просит горяченького, и пустым чаем его не задобришь теперь: давай бульон, да покрепче! В первые дни обретения электричества Сигорду хватало одного кубика на четыре, а то и на пять порций; недели не прошло, как определилась другая, четкая норма: один кубик на две кружки. А вечером уже и бульон не бульон, если его сухарями не заправить... А это деньги. Хотя, если сравнивать с прежним, то и не бо́́льшие, чем на халку уходили, нет не бо́льшие. Питаться начал чаще - кожа стала жирнее, зачесалась. Ну, чесучка - это терпимо: пойти сдаться на пару-тройку суток этим сушеным курицам из Армии Спасения, те и вымоют, и постирают задаром, да еще душеспасительными беседами по самое доверху нагрузят... Ну их к черту! Сигорд решил, что и так помоется и постирает, в домашних условиях: таз у него найден, воды полно, небесной, чистенькой, - дожди давно уже промыли крышу от пыли, мути и мелкого сора, пей да умывайся сколько хочешь... Но все попытки сделать кипятильник помощнее безопасной бритвы приводили только к неприятностям: то провод оплавится, то в мозг через все тело долбанет - с этого и окочуриться недолго. Сигорд решился вымыть тело в холодной воде и осип на три дня, грудным кашлем замучился. Тот, было, поутих на весеннем солнышке, а холодная вода его пробудила, да еще как пробудила: с понедельника по среду Сигорд спать не мог, грудь наизнанку выворачивало, желчью плевал...
      Упрямства Сигорду и в нормальной прежней жизни было не занимать: накопил он денег на помывку в общественной бане, да возле самого входа развернул лыжи в обратную сторону, увидев свое отражение в уличной витрине. Ну куда в таких отрепьях: выпроводят пинками и деньги отнимут. Как он вшей миновал при своем образе жизни - Сигорд и сам удивлялся... Но блохи, конечно же, доставали по ночам, покусывали... И от них, кстати, тоже чесучка по телу, не только от грязи...
      Делать нечего, пришлось за спасением к курицам идти. Десятку накопил к тому времени Сигорд, полноценный червонец. Его он завернул в полиэтилен, тщательно, в три или даже в четыре куска, один поверх другого, а сверточек перемотал проводом и сунул его в щель в стене на втором этаже, чтобы если кто забредет в его логово - так на глаза случайно бы не попался... Можно было идти сдаваться. Сигорд расправил тряпье на лежанке, с понтом дело покрывало, - чья-то бывшая скатерть с коричневыми разводами пятен - и пошел.
      Когда надо - фиг пробьешься, а когда не надо - под белы руки ведут: Сигорд, решив про себя пройти через казенное милосердие и таким образом на время очиститься, - не духовно, так хотя бы физически, - робко надеялся все же, что дадут ему от ворот поворот и будет он ковылять по жизни чешущимся, но свободным... Получаса не прошло, как был он уже в душевой, единственным в то утро спасаемым мазуриком. Хлоркой пахло немилосердно и вода была не сказать чтобы впору - то она холодная, то почти кипяток, но мыло в руки - и мыться можно...
      - Под ноль.
      - Как, совсем?
      - Брови оставь и ладно.
      - Вот сейчас как тресну машинкой в лоб, тогда у меня пошутишь! - Впрочем, тетка-парикмахер сердитой не была, просто долгие годы работы с бомжатником помогли ей выработать наиболее уместное в этом мире поведение. Под ноль - так под ноль, это всего проще. Да она часто и без спросу корнала налысо, иногда и женщин, если со вшами, а тут спросила - взгляд у этого нищеброда не такой какой-то... Не мутный.
      Сигорд стоял перед зеркалом, голый, как раз после пострижки очутился, перед второй помывкой: впервые за многие-многие годы он обратил внимание на себя... Ужас какой. Да, он не первой молодости, он это конечно же осознавал, но... эта коричневая шея на тощем синеватом тельце. Руки-плети почти до колен, ноги худые и кривые, словно из разных концов задницы растут... И задница... Костлявая и в то же время дряблая... Доходяга. Весь худой, одни ребра, а на животе - складки... И грудные мышцы, вернее, то, что когда-то было мышцами - двумя отвратительными дряблыми маленькими мешочками свисают... Сигорд никогда не был физически сильным человеком, даже в своем благополучном прошлом, но вот это вот... Боже, как оно все по-уродски сложилось...
      - Ну ты красаве́ц! Хоть к господину Президенту на прием! Брови оставила, как просил. Следующий! Нет никого? Все равно: вперед, вперед, ковыляй, потом на себя налюбуешься, видишь, даму привели с зоопарком на голове! А ты говоришь - нет никого. Гуляй.
      И рот старческий... Тело зачесалось и под казенной одеждой, хотя после двух помывок грязи уже нигде быть не могло, видимо старое раздражение, или хлорка на одежде разъедает кожу... Сигорд повел по щекам корявыми пальцами и расплакался. Конечно, если бы хотя бы зубы с обеих сторон вставить, так не столь ужасно все бы это смотрелось... Что?..
      - Смотрю, не новичок здесь? Садись. Вернее, присаживайся, отсидеть всегда успеем.
      - Третий раз.
      - Что?
      - Третий раз, говорю. А ты?
      - Пятый, или восьмой. А может и пятнадцатый... Я у них колеса чиню. - Собеседник с гордостью хлопнул себя по культям. - На этой точке у них завхоз - народный умелец, классный мужик, вот он мне забесплатно чинит. Тележку, и колесики на ней, и култышки. Предпочитаю время от времени ошиваться в этой юдоли всеобщего сострадания, нежели в государственной богадельне на постоянной основе. Курить есть?
      - Нет.
      - А у меня есть пара штук. Пойдем раскумаримся, а то я сегодня еще ни в одном глазу, поламывает малость без вина, так хоть табачком повеселимся. Только тебе придется меня нести, но я легкий... Легкий, легкий, не сомневайся. Сажай на спину - и в курилку, в туалет. Там высадишь на подоконник. Спички у меня тоже с собой.
      - Ну, садись, подвезу. А... не это самое?..
      - Чего? Завтрак мы уже пропустили, до обеда четыре часа. Проповеди тоже пропустили, физический труд нам с тобой не по кондициям, не заставят... Койки только после обеда покажут... так что нам с тобой курить, да треп тереть, да сидеть в сракной комнате, брошюрки читать...
      - В какой?
      - Шутка такая. Не в сракной, а в красной, игра слов. Оп па... Поехали.
      Безногого знакомца звали очень смешно: Титус. Впрочем, откликался он и на Августа. Смуглый, скуластый, видимо, с индейскими примесями, лет сорока на вид. Ног у него не было по самые ляжки.
      - Титус Август!
      - Ну, я.
      - Пожалуйста без 'ну', господин Август, храпеть вы будете в спальне, но не в аудитории. Если вы не читаете, то хотя бы другим не мешайте. И не мните, пожалуйста книгу. И если вам что-нибудь непонятно - поднимите руку, позовите, спросите, я подойду и отвечу по мере моих скромных возможностей.
      - ...положенных мне Господом, - прошептал Титус, кривляясь украдкой в сторону Сигорда. Голос его был хрипл, потому что он действительно заснул прямо за столом, даже и не пытаясь, в отличие от Сигорда, читать и слушать пресные спасительные благопоучения. Титус рукавом утер слюнявые спросонья губы, попытался зевнуть со стиснутым ртом, потом все-таки прикрыл ладонью...
      - Скука. По идее, это она бы должна читать нам божественное, жития святых, или еще какую чудь, а она...
      - Да тише ты, опять сейчас наорет...
      - Слушай, точно как в школе, да? Жил и не думал, что за миску бесплатного супа вернусь в прежнее униженное состояние...
      - Это точно. Но ты потише. Можно же так кемарить, без храпа. Сколько там до обеда?
      - Скоро уже. А ты что, думаешь, ты не храпишь? В каждой ноздре по свистульке.
      - Да? Что, серьезно?
      - Ну, это еще не храп, но сопишь знатно.
      - Титус Август!
      - Все, молчу я, молчу. Это с голоду...
      Суп гороховый оказался наваристым, вторым блюдом прыгнула в желудок отварная рыба поверх настоящего картофельного пюре, а чай оказался пресным и полусладким.
      - Это нам повезло с гороховым супчиком. Здесь на неделе в среднем пять дней постных, никакого тебе мяса и бекона, но на сахар и заварку - всегда жмотничают, даже и в скоромные дни.
      - Да знаю я, - Сигорд улыбнулся новому товарищу, - я же здесь третий раз, я же тебе говорил...
      - Ну а я сотый. Покурим? У меня есть заначка - пара штук.
      - Опять заначка? Давай, Рокфеллер! При случае отдам, не забуду, не сомневайся.
      - Да ладно... Вези скорей, а то после обеда сил моих нет - как курить хочется...
      В приемке, в своего рода маленьком карантине, кроме них почти никого не было и никто не помешал им занять место в курилке у самого окна, с подоконником для Титуса.
      - Поможешь барахло перенести? Матрас, подушку? - Сигорд ухмыльнулся и наморщил нос. Во всем мире люди одинаковы, хоть в обезьяннике, хоть в приюте, хоть лягавые, хоть калеки...
      - Слушай, Титус, ты вообще... Я бы тебе и без курева помог. Не стыдно, а? Подмазчик хренов.
      И вдруг случилось небольшое чудо: Титус Август смутился, аж уши заалели.
      - Ну, извини. Привычка, что никто нигде никогда ничего никому 'за так' не делает. Ты, я вижу, не из простецов, интеллигент?
      - Был интеллигент, теперь я бомж. Почему так - не помню.
      - Да я и не лезу с расспросами. Я вообще не имею этой привычки - лезть в чужую душу. Дети есть?
      - Есть. Сын, дочь.
      - Взрослые?
      - Да.
      - А жена, родители? - Сигорд опять оскалил остатки зубов, но уже с некоторым раздражением, без улыбки.
      - Это ты так-то не лезешь и не имеешь таких привычек, да? Не помню, я же тебе внятно сказал. - Сигорд не докурил почти треть сигареты и швырнул ее в унитаз.
      - Ну все, все... Чего ты сразу распсиховался...
      - Ничего. Я же тебя не спрашиваю? Не расспрашиваю.
      - Это потому, что ты боишься.
      - Чего это я боюсь?
      - Что я начну подробно отвечать.
       Сигорд прислушался к себе, засопел, не выдержал и рассмеялся, атмосфера разрядилась.
      - Это ты верно меня пришпилил, не выношу чужих рассказов о 'поломатой' жизни, да и сам помалкиваю. Я лично всем доволен.
      - Оно и видно. Ну что, поехали обустраиваться? Ты что себе планируешь?
      - Залезай. Ничего не планирую, завтра отсюда сдергиваю.
      - А спасение души и тела? Ты же их уверял, что хочешь получить работу и крышу над головой?
      - Я солгал.
      - Да? В этом вместилище святости ты посмел солгать? Ну и?..
      - Дальше буду бомжевать, есть у меня точка, пока живу, а там видно будет. А ты?
      - У-у... Смотри, в черный список занесут, фиг потом у них переночуешь. Я здесь на неделю как минимум. Пока мне Пиночет колеса починит, да пока я более-менее отъемся здесь... Они меня знают, я калека без фуфла, алкоголизмом не отягощен, воровать толком не выучился... - Титус притворно вздохнул.
      - А учился?
      - Куда мне? - Титус вытянул руки ладонями вверх - две огромные сплошные мозоли подковами. - У меня же обе руки заняты, я ими хожу по белу свету, тележку свою катаю. Да, теперь я сюда, на побывку, а пока баба моя пусть от меня отдохнет недельку, а я от нее.
      - Так у тебя что, и баба имеется?
      - Регулярно имеется. А ты что думаешь, она бы иначе к себе жить пустила? Не-е-ет, бабы, брат, это такой практичный народ... Имеется, конечно. А если говорить об удаче и материальных ценностях, даже и с моими руками-крюками - если что где подвернется - украду, естественно.
      Ночлежная комната, небольшой зал на два десятка комнат, постепенно наполнилась гостями-постояльцами и их запахами, и несмотря на то, что суровые самаритянки-спасительницы дело свое знали, ежедневно и неустанно дочиста отскабливая людей и помещения от грязи, пахло в комнате довольно сильно, можно сказать смердело.
      - Бывает - напердят, надышат, струпья расчешут - под утро хоть вешайся. Если насморк пробьет - считай повезло. Ну что, спать?
      - А кто такой Пиночет?
      - Я же тебе рассказывал, завхоз местный, из бывших воспитанников. Но все равно сохранил от прежней жизни привычку к пьянству и добросовестному труду - руки у него на месте. Я ему по электрической части помогаю, когда я здесь, в электрике он, можно сказать, не петрит. Кличка у него такая и зовут его Аугусто, тезка он мне. Только у него имя Август, а у меня фамилия... Спишь уже?
      Нет, Сигорд не спал, он прикрыл глаза, терпеливо переждал, пока замолкнет словоохотливый Титус - о, захрапел, наконец - теперь можно всласть думать о будущем, хоть до утра.
      Да, Сигорд искренне убеждал спасительниц, что хочет работу и крышу над головой, но вся его решимость исчезла без следа, стоило ему только в первый же день, первые два часа посидеть, послушать, пообонять, понаблюдать... Лучше под забором сдохнуть, или в обезьяннике... Вот это самое выражение про забор и обезьянник, под которым лучше сдохнуть, Сигорд подцепил несколько лет назад в обезьяннике же, у случайного соседа-бродяжки, и с тех пор присвоил его, пользовался как будто сам его выдумал, так оно ему понравилось... Чем, чем оно ему понравилось - гордостью, свободолюбием?.. Какая там гордость, при чем тут свобода?.. Скорее, лень и страх перед нормальными людьми, от которых отвык, от общения с ними отвык. И как же быть, на что решиться? Завтра он уйдет без благодарственной отработки и очень подпортит себе репутацию в глазах доброхотов; супу может быть и нальют когда, а чтобы опять мыть стричь, да стирать задарма - шиш с маслом! - Сигорд заворочался - и уперся подсердием во что-то твердое, приносящее резкую боль. Рука нашарила нечто холодное и твердое, коробочку странных очертаний... Ах, ты, елки-моталки! Это же станок бритвенный! Сигорд во время гигиенических процедур, уже в самом конце, когда его стригли наголо, умудрился украсть старомодный станок под безопасное лезвие, вместе с коробочкой, пластмассовым футляром, да пакетик с пятью неиспользованными лезвиями. Если не ошмонают и не найдут - это будет клёво! Кому-то пустяк - а в жизни пригодится, пяти лезвий надолго хватит на самые разные нужды. Когда-то, в детстве его учили таким вот лезвием затачивать карандаши и он научился...
      Коробочка нагрелась, к телу правильно прижатая, теплая такая, гладенькая... Сигорд заулыбался в темноте, перелег на другой бок и заснул.
      Сестрам-цистерианкам было не привыкать к людской неблагодарности, Сигорда отпустили легко, не занося ни в какие черные списки, но персонал в приюте более-менее стабильный, память у всех профессиональная - в следующий раз другого бедолагу облагодетельствуют, а этот неблагодарный бродяжка пусть ищет милосердие и бесплатный кошт в других местах.
      - Ну, пока!
      - За пока - мнут бока! Увидимся еще, Сигорд! Выпьем, закусим, посидим!
      - Само собой, Титус Август, дружище. Я помню твой адрес, обязательно занесу должок сигаретный!
      - Сам дурак. - Оба рассмеялись, еще немножко пополоскали руками в воздухе, изображая прощание и развернулись спинами: Титус исчез из окна приемного покоя на первом этаже, видимо, сполз с подоконника, а Сигорд побрел к себе в нору. Идти было где-то час неспешным ходом, впереди лежал день среда, почти целиком, не считая утра... Завтрака ему не полагалось, придется опять самому добывать. Сигорд вспомнил вдруг про заначку с червонцем, да про другую - с чаем, да бульонную - из осторожности он все свои ценности рассовал по разным местам, так что если дом жив - то и вещи, скорее всего, целы. Сигорд хлопнул себя по карману штанов, ощупал трофейную коробочку с бритвой и ускорил шаг. Потом остановился: нет уж, если что случилось, то уже случилось, а бегать он не мальчик. Возле уличной урны, на автобусной остановке, лежал здоровенный окурок, напомаженный, бабой выброшенный; Сигорд свернул было подбирать, но поймал на себе взгляд двух теток и отступил: нехорошо. И тут же пожалел: подумаешь, взгляды, зато бы покурил хорошего табачку... Но возвращаться поленился.
      Тряпье Сигорду выдали прежнее, то, в котором он пришел сдаваться, однако уже выстиранное, даже вроде как и подглаженное, а кроме того Титус подарил ему рубаху, которую умудрился украсть у сестры-кастелянши - ему самому она оказалась великовата, ибо сложения он был совсем тщедушного, а Сигорду почти впору, разве что воротник широковат. Рубаха была байковая, устиранная в однородную бледно-зеленую клетку, но крепкая еще, и Сигорд надел ее прямо в приютском туалете, перед самым уходом. А старую так и бросил куда-то в угол, на мокрый кафель, пусть лежит, кому надо - поднимут. Прохоря и менять не пришлось, напротив: следить, чтобы не заныкали по нерадению (украсть-то не украдут, все сестры там честные, не за деньги трудятся), да не поменяли бы на ерунду. Знатные были прохоря: каблуки нетроганные, шнурки на месте, размер - не жмут, но - натирают, жестковаты. Коричневые. Сигорд надеялся, что коричневые меньше будут нуждаться в чистке, чем черные, не говоря уже о белых, потому что и грязь, и глина - они все неопределенных цветов, не так заметны... Нет, заметны: стоило чуть оступиться - и вот уже нос левого ботинка в желтой грязи, она виднее видного, надо вытирать. Сигорд присел было к луже - промыть... Потом бы насухо протереть... А, нет, дорогой: рукавом рубашки жалко вытирать ботинок, чистая рубашоночка, своя, небось, не приютская... А рукавом куртки тоже не протереть - коротковата, плюс из синтетики, только грязь развезти по рукаву и ботинку.
      Неловкая рука скоблила и терла ботинку грязные нос и щеки, а липкая муть не желала сдаваться, уступала поле бое кусочками, вытягивалась разводами... Очистил, ф-фу-х.
      - Проблемы?
      - А? Что? - Сигорд задрал голову и сердце его ухнуло вниз, к самому копчику: лягавый патрульный.
      - В чем проблемы? Чего тут расселся?
      - А...
      - Чего а? Тебе тут баня, что ли? - Молчать было опасно и Сигорд не помня себя открыл рот и брякнул:
      - Вы же сами видите, сержант: грязь с ботинка счищаю.
      Сержант споткнулся на полуслове и стремительно задумался. Бродяга бродягой, а речь правильная, глаза трезвые, не смердит.
      - Откинулся, что ли, сегодня?
      - Что, что вы говорите?
      Лягавый вытаращил глаза и жирная кожа на лбу собралась в красно-белые складки. Был бы этот фитиль хотя бы нечёсан или пьян, так ведь и череп, и подбородок - все выбрито аккуратно. Какая-то чушь собачья...
      - У вас есть справка об освобождении? Или... Вы кто?
      - Справка? У меня нет никакой справки. Я просто ботинок помыл. - Сигорд, наконец, взял себя в руки и заискивающе улыбнулся гнилыми зубами, чтобы задобрить стража порядка, показать тому смирение, чистоту помыслов и побуждений.
      Сержант отпустил на место кожу со лба, вздохнул глубоко и облегченно, повертел головой на короткой шее:
      - Чеши отсюда и очень быстро. Мои глаза устали тебя видеть.
      - Все, все, иду. Спасибо, начальник, все, иду.
      - Ты еще здесь???
      Сигорд прибавил шагу и полубежал, не оглядываясь, до первого же угла - передумает лягавый, да и заметет в обезьянник до вечера. Настроение испортилось. А тем временем ландшафт становился все более знакомым, вплоть до пятен и выбоин на тротуаре, и Сигорд помалу успокоился. Червонец, червонец его ждет, бульон да пакетик горячего чаю - все свое, не казенное. Оп! Всего делов - нагнуться, а в каждом кармане по пустой бутылке, два умножаем на полста - талер как с куста! И точно: приняли обе бутылки по полтиннику, ни стоять не пришлось, ни крюка давать, прямо по пути и сбросил.
      А вот и дом.
      Признаться, Сигорд очень боялся, что вот вывернет он в переулок, к дому ведущий, а там пустота, дырка на месте больного зуба... На месте дом, стоит родненький! Здравствуй, дом!
      Дом не ответил, только скрипнул полуразрушенной дверью на входе, да бубухнул мягким эхом вослед дверному же стуку. Но это были добрые скрипы и веселое эхо - так почудилось Сигорду.
      Нет сил ждать и осматриваться: Сигорд рванул осматривать тайники, однако окончательно успокоился уже на первом - целы деньги. Не было здесь никого, это очевидно.
      А где у нас бульончик-чик-чик? На месте. Кто брал мои пакетики с чаем и выел оттуда весь теин? Никто не брал. Хорошо. А почему электричество не на месте? А? Виноват, приношу извинения, заметаю хвостом... Синее, да? Прокалилось и покорежилось, да? На пенсию хочешь? Еще послужишь простому человеку, я же не бреюсь тобой, а просто воду грею...
      Слушай, черт побери, а?.. Внезапная мысль встревожила Сигорда и он едва дождавшись кипятка, заторопился наверх, проверять очередной страх: вода, сколько ее?
      Бабилон-город, в отличие от континента Бабилон, беден на климатические зоны: его удел - это нижние южные широты, пусть и не полярные, но уже с белыми ночами в декабре-январе; дыхание Антарктиды большей частью сбивается в сторону теплыми течениями, но и другой, меньшей части, когда она достигает Бабилона, хватает горожанам, чтобы понять разницу между Экватором и Южным полюсом. Однако и в мягкую пору дожди и туманы отнюдь не редкость для столицы, скорее даже ее отличительный знак, наряду с белыми ночами и Президентским дворцом.
      А нынешняя весна была чуть беднее обычного на осадки, и Сигорд с тревогой обнаружил это, заглянув в свой водосборник, в ванну: вместо привычного половинного уровня - едва ли четверть, да если учесть, что стенки ванны к низу на конус идут... Что-то надо делать... Но не сию же секунду, проблемы подождут! Все ниц, шапки долой, тишина: господин Сигорд изволят чаевничать!
      Из двадцати пяти пакетиков в картонной коробочке оставалось три, да один только что израсходован, трижды подряд заваренный... А денег всего-навсего одиннадцать талеров - червонец, плюс утренняя оказия.
      На 'Ракушке', полудиком полублошином рынке, такая коробочка стоит два талера, а восемь бульонных кубиков в упаковке - талер, причем без разницы: куриные, оливковые, овощные, говяжьи, свиные, с грибами бульоны - на все одна цена: талер упаковка. И на чай в пакетиках тоже одна цена - два талера за 'квотер'. Сигорд не дурак - брать овощные, когда имеются мясные, ему понравились говяжьи, но из трех купленных два говяжьи, а на третий раз пришлось брать то, что было - куриный, потому как не в универсаме. 'Ракушка' торгует просроченным, уцененным и краденым, оттого и дешевле.
      Где же взять воду?
       А летом?.. Сигорд призадумался, но выдумать ничего не сумел, кроме как найти дополнительные емкости, вымыть их начисто и подставить под другие дырки в крыше, когда дождь пойдет, накапливать... Вообще для бомжа - целая проблема: утолить жажду посреди мегаполиса! Если, конечно, не пить прямо из пресного залива, либо из Тикса, либо из бесчисленных городских речонок и каналов да прудов, либо из луж... Этот - 'природный' - выбор, конечно, широк, но вредно и стремительно действует даже на бомжачьий желудок, лучше не пробовать очень уж часто. А как еще? 'Дзинь-дзинь! Люди добрые, помогите хлебушком и водицею'? - Костей не соберешь. Уличные колонки - большая редкость... Зимой хоть снег, да сосульки, а летом?.. Бомжи всегда шакалят, подбирают и допивают бутылки с недопитым пивом, лимонадом, крем-содой - но это уж как повезет, не всегда вовремя находится... Сигорд не раз и не два мучился жестокой жаждой в городе, полном воды, и подбирал, и из луж отхлебывал...
      Надо прямо сейчас идти и найти банки, ведра, штуки три, почистить и поставить. На дворе вроде бы облачно опять, даст Бог - ночью пополним запас, питьевой и умывальный...
      И Сигорд пошел - придумал себе дело. Три не три - а две здоровенные десятилитровые посудины надыбал, да такие, что лучше и не бывает: десятилитровые пластмассовые бутыли из под минеральной воды, абсолютно чистые, ничего и мыть не надо, с крышками, для чего-то аккуратно навинченными на выброшенный порожняк. Господи помилуй - сколько же чудаков на свете живет! Закрывать-то зачем, завинчивать? Но Сигорду такая аккуратность пришлась по душе: наполнит и завинтит, еще и лучше, чем в корыте.
      - Братишка, а что, принимают такую? - Сигорд выскочил из своих грез. Его окликнул бродяга, рывшийся на той же свалке, что и Сигорд сегодня, то есть возле самой промышленной зоны, на стыке жилого массива и двух заводов.
      - Что? А. посуду?.. Нет, это я так, понадобились... Воду буду пить. Налью и выпью, емкость такая.
      - А-а... Я думал - сдаешь. Вот, думаю, чудак: не сплющенную несет, там и весу-то всего ничего. А потом думаю: несет целую, значит знает. Вдруг за такую больше платят?
      - Я вообще не знал, что за пластмассу платят! - Сигорд поудобнее перехватил бутыли под мышки, разговор его заинтересовал. - Бутылки сдаю, банки алюминиевые плющенные тоже иногда, а чтобы пластмассу - даже и не знал.
      - Ого! Ты что! Еще как берут! Вон там вон... - вон туда, по Кривой улице идти если, там завод, они пластмассу льют у себя, так там пункт имеется, можно сказать, круглосуточный. Мы и сдаем. Я почему знаю - я работал там.
      - И много платят? - Сигорд, выбрав место почище, поставил бутыли на поваленную бетонную балку, чтобы уж не на землю, внимательно осмотрел мешок и содержимое, доверчиво показанное ему коллегой по свалке.
      - Сколько принесешь, за столько и заплатят. Талер килограмм - берут. Только весы у них, сдается мне, подмандоженные... - Собеседник закашлялся и Сигорд чуть посторонился, от красноватых брызг.
      - Это хорошая цена. А плющишь чем?
      - Ай, чем придется, когда и ногами. Лучше камнем сверху хрястнуть, да грыжа уже не та.
      Сигорд потер пальцами чуть колкий подбородок.
      - Интересно. И сколько весит этот мешок?
      - Килограмма два, наверное. А то и больше. - Собеседник опять закашлялся и сплюнул кровью.
      - Дохаешь?
      - Угу. С такой жизнью разве проживешь? Легкие - ни в п... Сдохну скоро.
      - Зачем? Лучше живи. Так, мешок то уже забитый, а весу в нем ни хрена.
      - Сам знаю, не учи ученого. Ну а куда деваться? Вот, мешок полный, мне уже не умять. Значит, надо нести сдавать, потому что руки заняты, а оставить этот - негде, стибрят. Вот и попрусь из-за двух талеров. Ну а куда деваться?
      - Слушай... Давай я у тебя куплю твой мешок? Мешок верну, естественно.
      - За сколько?
      - Как договаривались, за два талера.
      - Срядились. Гони бабки, вот мешок. Мешок отдай.
      - Хорошо. Вот талер, а второй отдам сразу же, как сдам груз. Это недалеко, ты говорил?
      - Полчаса пехом. Э-э... так не пойдет! Нашел дурака! За талер... Нагреть хочешь? Нашел идиота!..
      - Погоди...
      - Да не погоди, а пошел ты...
      - Стоп. Посылать не надо, не то обижусь. Нет, ты понял меня? - Бродяга смерил взглядом Сигорда - не богатырь перед ним... Но связываться все равно не захотел.
      - А что ты меня развести пытаешься? За дурачка принял?..
      - Нет, не принял. Заткнись и послушай минутку. Не договоримся - разбегаемся по-хорошему и весь компот. Готов слушать?
      - Ну?
      Сигорду все же удалось уговорить случайного партнера по бизнесу: Сигорд платит ему талер, оставляет в залог две бутыли, а сам в течение часа идет по указанному адресу, сдает тару, возвращается, отдает еще талер и мешок. Довольные - все расходятся.
      Бродяга сдался:
      - А тебе какая выгода, а, парень? Кроме как спереть талер и мешок?
      - Я уже не парень. Выгода простая: опыт. Я нахожу для себя новую точку и очень этому рад. Тебе не помешаю, потому что пластмассы в городе и здесь, как ты сам видишь, в сто лет не перетаскать. А кроме того - вдруг здесь не два кило, а больше - навар мой.
      - Ишь, ты, жучина! А если меньше?
      - Риск мой. Зато хлебное место найду, а то стеклянные бутылочники народ склочный, драчливый...
      - И то верно. Ну тогда шуруй, я здесь жду.
      - Побежал. Да, а ты к бутылкам не прикасайся, не отворачивай, по земле не валяй, не пачкай, короче.
      - Да сдались они мне. Ну двигай скорее, мне до свету надо на 'панфырь' насобирать, и так уже пальцы трясутся. Давай, пошел!..
      Сигорд шел ходко, на пределе своих возможностей, плюща и подбирая по пути пластмассовые бутылки, мешок из толстенного полиэтилена потрескивал , но держался...
      - Три кило двести. Три двадцать. Держи.
      - А...
      - Чего - а?
      - А разве пищевая тара по этим расценкам?
      - А по каким ты хотел?
      - Вот по этим. - Сигорд вытянул грязный ноготь и отчеркнул на грязном прейскуранте.
      - Подавишься. Бутылки-то не мытые. Да еще в них черт те что налито. Грамотный, что ли?
      - Грамотный. Ничего там не налито. Слушай, я тебя понимаю, всем жить надо. Но давай распилим прейскурант по справедливости. Мне хорошо и тебе спокойно.
      - Проваливай... Ишь, спокойно... Обнаглела бомжатня.
      - Ладно, ладно, иду. Не серчай.
      И Сигорд ушел, не споря дальше и не убеждая. Возвращался он не спеша, хотелось сесть, покурить, подумать, Таф подождет (случайного 'подельника' звали Тафом), но курить нечего. Надо же - сколько тары, сколько денег в пыли! А собирать нельзя, - Сигорд даже наклонился разок бутылку подобрать, даже ногой топнул, чтобы сплющить... Мешок-то не его, зачем на чужого дядю стараться?
      - Два талера... Стой! Из ума выжил: я же тебе один талер отдал, да другой должен. Вот возьми второй, гони бутыли - и в расчете. Вот мешок.
      - Так дал бы два, я бы не обиделся. Ну как там? Долго ты чего-то?
      - Обедал он, пришлось минут десять подождать. Такой, знаешь, прыщ на толстой ж...! Молодой, тридцати нет, а уже наглый - невмоготу. Большой босс - называется.
      - А, это Мирон. Другой не лучше, - Кечу, сменщик Мирона. Друг дружку они не любят: когда смену сдают - ихний крысиный визг на весь переулок слышен, да-а! Мешки пересчитывают, да взвешивают. Кечу постарше и пониже, тоже толстый. Видишь, как я тебе все рассказал-показал! Добавил бы талер за науку? А сколько там было, кстати?
      - Ужели??? Я ему грузчиком работаю, а он еще и 'добавь'! Было там два кило сто. Я за весь мой тяжкий труд наварил десять пенсов, да и те по дороге подобрал, мешок укрупнил. Рука у тебя не безмен, ох не безмен, дружище Таф, а сердце - черное. Но все равно спасибо за науку. Шучу, нормальное у тебя сердце.
      Таф опять зашелся в кашле, а Сигорд еще раз кивнул ему, уже с бутылями под мышками, пожелал здоровья и пошел восвояси. Талер двадцать пенсов очистилось ему за переноску груза, который, по прикидкам, составил около двух с половиной кило тафовских, плюс найденные и подобранные по дороге... Два двадцать за первую половину дня. Бывало и больше, бывало намного больше. Так, что хватало на пузырь с казенным пойлом... Человек остановился и сглотнул. Тик, тик, тик. Тик... Я Франсуа, чему не рад, увы ждет смерть злодея... Где я нахожусь... О, какие бутылки классные... Попить бы... Именно попить. И покурить. Ничего другого абсолютно не хочется... Этого звали Мирон, а того... А того... забыл... Надо вспомнить, надо срочно вспомнить. Как звали сменщика... Кечуа, его звали, Кечу. Ф-ф-у-у-х... Отступило.
      Сигорд исхитрился и плечом вытер пот со лба, сердце стучало бешено. Рано или поздно он не выдержит, поддастся и... нельзя ни о чем таком думать. Колонка!
      Видимо, когда думаешь о чем-нибудь особенно горячо, подряд день и ночь, спросонок и на сон грядущий, представляя в красках - само пространство-время изгибается, чтобы тебе угодить: который год бродил по этим краям Сигорд - а вот она, колонка с водой! Откуда взялась?
      Сигорд не бросился очертя голову - пить и наполнять емкости, он наоборот: остановился поодаль и внимательно огляделся. Народу никого, вода в колонке есть - вон потеки по асфальту... Странно. Странно, когда все так хорошо, хотя... Сигорд завертел головой, прошелся вперед-назад, стараясь хотя бы уголком глаза не терять из виду колонку - мало ли растает, как мираж в пустыне. Догадка пришла сама собой: убрали заборы, и территория какого-то заброшенного хозяйственного комплекса очистилась, открылась взорам и всем ветрам. Хочешь - напрямик срезай, хочешь - обходи как привык. Видимо, нашлись инвесторы для пустыря и, стало быть, это тихое местечко очень скоро превратится в строительную площадку. Так ведь ничто не вечно, кроме перемен. Сигорд не дал себя отвлечь размышлениями о вечности и бренности всего сущего: он в первую очередь вымыл руки - вода на удивление хорошая, чистая, потом напился из ковшика ладони - пальцы остыли, воду согревая, а горлу все равно больно! Потом наполнил обе бутыли, тщательно завинтил крышечки... - и выругался.
      Куда он их попрет, тяжесть такую! Здесь же двадцать килограммов! В поясницу как выстрелило, а ведь это он одну бутыль приподнял. Кретин! И выливать жалко.
      Сигорд отвинтил обе крышки, одну бутыль опорожнил дочиста, другую - наполовину. Вот так можно нести.
      И все равно тяжело. Сигорд сидел на своей лежанке и никак не мог унять сердцебиение и одышку. Бульону попить... Неохота. За хлебом бы надо сходить... Тоже сил нет, так бы и сидел - ложиться пока не стоит, пусть сердце успокоится... Нет, надо сходить: не дело голодом себя морить, когда деньги есть. Сигорд выгреб из кармана все четыре монетки: два талера и две 'дикушки', пересчитал раз и другой - нет, они от этого больше не становятся. Но сердце, как ни странно, чуть утихло.
      О, Гарпагон! Гобсек! Ты любишь денежки, оказывается... Сигорд улыбнулся сам себе, потер ладонью левую сторону груди - надо сходить, потратить талер на вчерашний хлебушек. Пусть он не такой мягкий, как сегодняшний, но зато дешевле вдвое - чего тут колебаться в выборе? И Сигорд пошел. И не прогадал, ибо прихватил по пути с тротуара три пустых бутылки из под пива и сдал их сверхудачно: не по полтиннику, как обычно, а по пятьдесят пять пенсов, в сдаточный пункт на колесах, итого: талер шестьдесят пять пенсов. Минус двадцать пять пенсов за хлеб, ибо на радость Сигордовой жадности, случился в лавочке кусок вчерашнего хлеба, половина буханки, и Сигорд, поторговавшись, выцыганил именно ее, хотя черствотина даже края среза прихватить не успела, потому как в полиэтилен была завернута.
      Кипяток на новой водичке хорош, особенно вкусен - и на первое, под бульончик-чик-чик, и на третье, под чай. Хлеб хорош, мягок, вкусен - чего люди сдуру бесятся, платят хрен знает сколько черт знает за какие миражи? Сытно, вкусно - и сердце не болит!
      Сигорд вновь и вновь считал и пересчитывал уходящий сегодняшний день: утром талер, днем талер двадцать, под вечер талер сорок, за вычетом хлеба... Три шестьдесят! Не очень много, но ведь он и не старался особо, так, между делом... Да еще червонец на кармане. Да две бутыли... Сигорд спохватился и пошел ставить бутыли под дождь, который только что полил как из ведра. Да новый способ нащупал, пластик сдавать. Надо будет завтра с утра попробовать, если дождя не будет. Мешок он видел, тут же, на первом этаже, холщовый. Вроде бы целый. Как там Титус Август? Хорошо бы встретиться, поболтать... Как он там, кто его на перекуры возит-носит?..
      - Видишь, какой ты! Сначала сюда пришел новую жизнь начинать, а как с тебя соскребли вшей да коросту - опять намылился на помойку. Почему так получается? А. Сигорд? Зачем ты завтра уходишь, когда тут тепло, светло и жрать дают? - Титус опять повысил голос, и Сигорд только вздохнул: бесполезно утихомиривать, таким уж горластым уродился этот человечек...
      - Во-первых, вшей на мне не было. А во-вторых...
      - Да, да? Что во-вторых? - Титус извлек откуда-то из под матраса еще две сигареты и Сигорд преувеличенно тяжко вздохнул
      - Опять грузы таскать... Ну, залезай, что ли.
      - Так что во-вторых то?
      - Во-вторых... Может же человек передумать? Вот я и передумал. - Сигорд выдохнул бледный дымок и засмеялся. И сделал это зря, потому что на чужую радость, совершенно неуместную в этой обители скорби и благочестия, словно акула на запах крови, примчалась ночная сестра-сиделка и погнала их вон из туалета.
      - В мужской сортир, заметь, заходит как себе в карман. Бес похоти гонит ее туда, подсматривать за нами.
      - Угу. Твою обрубленную жопу она не видела.
      - Сволочь ты, Сигорд! Не стыдно напоминать мне о моем увечье?
      - Ни капли. Ты все время сам о нем напоминаешь, как только тебе приспичит покурить, или над горшком нависнуть. Так что ты там говорил насчет рока и свободы воли?
      - А... Погоди, с мыслями соберусь...
      В палате полутемно: одинокая лампочка посреди потолка, без абажура, без плафона, ватт на сорок, по мнению Титуса, не больше, а комната большая, на три десятка одноярусных кроватей. Сигорд и Титус заняли козырное место у окна, в самой глубине спальни, разговаривают не шепотом, а в голос, хотя и пытаются делать это приглушенно - и никому это не мешает, потому что прямо под окном то и дело с ревом проносятся поезда подземки, трамвая звенят, а самой комнате - беспрерывный стон, и храп, и бормотания, и иные человеческие звуки.
      - Ага, вспомнил. У тебя не бывало так, чтобы однажды ты остановился посреди всего, посреди окружающей суеты и понял вдруг, что все, абсолютно все напрасно и бессмысленно в этом мире?
      - Как это?
      - Ну так это: ясность кристальная! Все напрасно. Ем, ем, дышу, хожу, а все равно помру. Починил я электропроводку - а для чего? Чтобы никому не нужные люди читали при свете никому не нужные описания жития выдуманных персонажей? В том месяце мы с Розой, с бабой моей, возликовали: на халяву надыбали цветной телевизор, практически даром, за десять талеров...
      - Ого! А как это вы так умудрились, расскажи?
      - Ай, да не важно, потом как-нибудь расскажу. Работает телевизор в цвете, правда только три программы берет; морды показывает, горы, реки, да долины. Там воюют, там шпионы... И что? Что я там такого надеюсь узреть, чего нет у меня в подворотне, в штанах, или на Розиной барахолке? Или в лягавском обезьяннике (тьфу, тьфу, не к ночи будь помянут)?
      Сигорд тоже отплюнулся и шутливо перекрестился.
      - И чего ты там надеешься узреть?
      - Так в том-то и дело, что ничего! Ни-че-го!
      - Не ори.
      - Если судить по фильмам, к примеру, то и у сильных мира сего не жизнь, а бесконечные проблемы: финансовые, семейные, служебные, со здоровьем, личностные...
      - А личностные - это какие? Что ты имеешь в виду?
       - Ну... Что не самореализовался. Что, например, коллега по кабинету министров - дурак дураком, а министр иностранных дел - с Господином Президентом за ручку, по Европам ездит, весь мир его знает, а ты, типа, тоже министр, но народного образования и на хрен никому не нужен в мировой политике, хотя достоин этого больше, чем остальные министры. Даже взяток почти неоткуда взять. Не состоялся, типа, как личность.
      - Такой сюжет по нашему телевидению показывали???
      - Нет, это я от себя уже говорю. Я к тому, что и преуспеяние - штука относительная.
      - Ну и что?
      - Что - что? Что - что? Что ты все заладил - что, что? Сигорд, ты как дурак какой-то! Я говорю, что бесполезно все, всюду и во всем тщета и суета сует. Понял?
      - Это я еще у Экклезиаста читал, до тебя знаю про суету сует... Погоди, теперь я скажу. Вот мы с тобой лежим в своего рода обезьяннике, не лягавском, но тоже, знаешь ли...
      - Да, кислое место.
      - Именно. Взятки, кстати, на любом пригорке берутся, от тех, кто ниже ростом.
      - Наполеон, Гитлер, Сталин тоже были невысокие, а весь мир на пальце вертели...
      - Я образно выразился насчет роста, не перебивай же. Ты говоришь, повторяя за Экклезиастом: суета сует, это уже было, все пройдет, тщета... Да, верно. Однако, я добавляю от себя: это не повод унывать. Тщета и бесполезность - не причина им поддаваться. Всегда умрем, всегда успеем, а пока надо жить и барахтаться. Я тоже рассуждал как ты, пока не столкнулся с чудом.
      - Каким чудом? Расскажи, Сигорд? - Сигорд раскрыл было рот, но передумал.
      - Да... Было дело. Потом расскажу. Но впечатление сильное, всю жизнь мне перевернуло.
      - А как давно это было? - Сигорд не заметил подвоха и честно ответил:
      - Месяца не прошло.
      - То-то, я смотрю, переродился ты нравственно и материально. Бритву украл, святых людей надинамил ложным раскаянием, бессовестно раскрутил на жратву и ночлег.
      Сигорд покраснел с досады и... И рассмеялся нехотя.
      - Да, уел меня живьем. И все-таки я дышу и мыслю, а ведь хотел умереть. И буду жить.
      - А потом помрешь и никому дела не будет - Наполеон Бонапарт был ты внутри, или просто бездомный Сигорд. Разве что чертям в аду забот прибавишь.
      - Да, но пока - поживу и буду этому радоваться. И... вообще... - Сигорд ответил не сразу, долго молчал, и обе последние фразы упали в пустоту: Титус заснул и ничего не слышал.
      Сигорд ворочался на своей лежанке, вспоминая тот ночной разговор с Титусом о тщете человеческой жизни, вязкий, с неумелыми аргументами от обеих сторон... И Титус не сумел ему толком объяснить, что хотел сказать, и он Титусу какую-то чепуху на уши вешал, вместо того, чтобы сказать истину, такую, чтобы тот с одной фразы врубился и проникся... Как ему объяснить, что чудо - оно внутри живет, и греет, и освещает, и не зависит от интерьеров... Сигорд приподнял голову с подушки и огляделся. Полуразрушенный чердак заброшенного дома, грязь, распад... Дом смущенно закряхтел - все правильно, что есть, то и есть. Да теперь уже какая разница - осталось-то...
      Сигорд осторожно опустил голову и плечи на лежанку, расправил затылком ватные комья и узлы под самодельной наволочкой, сооруженной из старой рубашки. Надо спать. Спать.
      
      Г Л А В А Т Р Е Т Ь Я
      В ней главный герой в который раз уже убеждается, что человек - это нечистая сила животного мира.
      
      
      На следующее утро выпал четверг и Сигорд почти весь его посвятил сбору пластмассы на свалке. Попутно понял, что не худо бы заиметь нитку с иголкой, но другого способа, как купить за деньги, не придумал и, естественно, отложил 'на потом'.
      Собирал он истово, сделал три рейса, сдавая найденное тому же Мирону, и заработал в общей сложности одиннадцать талеров. Минус талер на хлеб, минус два на пополнение бульонных кубиков... Двадцать один шестьдесят. Это были хорошие деньги для Сигорда, но... Каждый день так убиваться ради десятки - нерационально. Кроме того, желудок заныл: чай, хлеб и бульонные кубики стали приедаться. И десны заныли, напухли. Авитаминоз. Против авитаминоза надо травку щипать, жевать и сок глотать, а саму траву выплевывать... И опять пришло ноябрьское утро, еще более светлое и теплое, чем накануне...
      
      * * *
      - Там пожарная каланча, достопримечательность нашего района, древнейшая в столице. Ни о какой передаче прав на застройку того 'пятна' и быть не может, даже и не думайте. А эту вашу заявочку, господин Лауб, мы служебным, обычным, однако ускоренным порядком - удовлетворим, с января можете строить, ломать, возводить...
      - Да уж, вы позаботьтесь лично, проконтролируйте, а то ваши сотрудники намекают... Не знаю уж на что они намекают, но оформление документов тормозят, не хочу сказать саботируют
      - В моем муниципалитете???
      - Так точно. Кстати, у меня совершенно случайно листочек распечатан, это я себе для памяти набросал: фамилии, должности, суть зацепок.
      - Давайте сюда.
      - Вот, возьмите. Эдгар... Мы с вами реалисты и люди дела, мы понимаем сложности современного несовершенного законодательства, все эти нестыковки и неувязки, все эти рогатки, сквозь которые волей-неволей всем нам приходится продираться, работу по которым не уложить в нормированные часы работы и оклады; и ваш взнос в наше общее дело суперценен для нас, очень важен для нас, но когда всякая канцелярская мелочь...
      - Все, все, все. Ни слова больше. Я лично всем займусь и доконтролирую, так сказать, до победного итога. Виновных укрощу и накажу.
      - Не сомневаюсь в вас, Эдгар, мы же не первый год знакомы. Уверен, что это не вина, а скорее, глупость исполнителей тому причиной.
      - Этого добра у нас хватает, вы правы, неистребимое племя. Не стрелять же их. Я разберусь.
      - Что поделать, Эдгар, что поделать... Истребление глупцов, если за него взяться, обернулось бы настоящим геноцидом любого народа Земли, поэтому такие люди, как мы с вами, должны использовать тот материал что есть, и не хныкать. Использовать и добиваться. Вы незаурядный человек, истинный работоголик, и ваша настоящая карьера вся впереди. Вы еще так молоды...
      - Вашими бы устами, господин Лауб, вашими бы устами... Да вы только гляньте на мои просторы, посмотрите, в каком районе приходится работать! Пустыри да свалки! Бизнес идет сюда медленно, неохотно. А ведь это не окраина города, хотя она формально окраина, это же центр, чуть ли ни в радиусе Большого Президентского Дворца.
      - У залива, вдобавок.
      - Именно у залива! Это самый перспективный, с точки зрения развития, район города! Стоит только заглянуть в завтра!
      - Скорее, в послезавтра...
      - Это уже зависит от вас, от бизнеса. Ну а сегодня - да, увы... О! Видели! Этот сраный, извините за выражение, бродяга-мешочник сам под колеса лезет, ни пройти ни проехать - сколько их тут бродит... Хотя 'тяжелая' криминогенность на удивление низка - только бродяжничество, да нарушение общественного порядка, кражонки... Вот, кстати, вам на заметку еще объект: аналогичные свободные территории и свалки.
      - Да, но давайте сначала с тем нашим домом разберемся?
      - Хорошо.
      - Но еще первее - поедемте, пообедаем? Мне не терпится показать вам один индийский ресторанчик. Недорогой, но весьма уютный, тем более, что фирма пока еще оплачивает мне представительские...
      - С удовольствием.
      
      * * *
      - А что, дружище Таф, часто ли ты ошибаешься в весе?
      - Чего? Как ты сказал? Не, спасибо, я так посижу, куда мне курить с моими легкими...
      - Ну просто посиди. Я говорю: когда у Мирона или у Кечу взвешиваешь - часто ли твои прикидки разнятся с 'ихними' завесами?
      - Да воруют! Весы у них коцаные! Суки, кровь из нас сосут.
      - Это понятно, ты не волнуйся, а то как раз все легкие выплюнешь на мой мешок. Но точен твой глаз, или как?..
      - Когда и ошибусь... А что?
      - Да ничего. Хотя я даже и лучше придумал. Смотри сюда!
      - Что за фигня? - Таф непонимающе уставился на странное коромысло в руках Сигорда.
      - Это я из простой деревянной вешалки и трех веревочек с крючками соорудил, но вместо пальто я на ней 'массу' взвешивать буду.
      - Как это?
      - Вот так это: сюда на крючок свой мешок цепляешь, а с другой стороны - эталон висит на три кило. Цепляем и сравниваем!
      - А на хрена?
      - Я же сказал: взвешивать. Ты, я, Хромой, другие ребята - подходи ко мне и определяйся точно.
      - Да? Себе и вешай, а мне не надо... И зачем мне - я не понимаю?
      - Это потому что ты тупой, - продолжил Сигорд свои объяснения, - потому и не понимаешь.
      - Сам ты тупой.
      - Тоже верно, иначе бы еще на той неделе догадался. Короче, я буду себе взвешивать, а ты как хочешь.
      - Ну и дурак.
      Сигорд оказался хитер и терпелив: трех дней не прошло, как трое из 'собирашек' стали из любопытства сначала проверять собранное на вешалке, а потом согласились сдавать товар Сигорду, потому как лень им было ходить туда-сюда, самим сдавать 'массу'. А Сигорду не лень, хотя и он теперь попал в разряд обвешивающих жуликов.
      - Зачем тебе, Сиг? Какой тебе с этого навар? Что ты с этого имеешь?
      - Что имею? Очень многое полезное: во-первых - головную боль, во-вторых - неблагодарный труд, в-третьих, непонимание современников. В-четвертых - оговоренные пять процентов с каждого из вас за доставку груза. Пока это - крохи, по два-три талера за день выходит, но потом поглядим... А если честно - то это я так грехи замаливаю.
      - Грехи? Ты чего, Сиг, рехнулся?
      - Я - Сигорд, а не Сиг. Может быть, и рехнулся, но пока не отмолю - буду грузовым ишаком работать. Это я сам на себя такие вериги навесил и обойдусь без чужих советов, понял?
      - Ладно, не кипятись, каждый по-своему с ума сходит. Гони три талера, а довесок - тебе: за меня помолись, не забудь.
      - Хорошо, помолюсь на весь довесок, если не забуду.
      - Удачной молитвы!
      Сигорд не только забывал отмаливать чужие грехи, он и свои-то 'вериги' выдумал, чтобы считали чудиком и вопросами не доставали...
      Нет, ради двух-трех талеров он не стал бы надрываться, конечно, в день ему очищалось двенадцать-пятнадцать, а в последние три дня выходило по двадцать пять.
      Сегодня был четверг, а в понедельник Сигорд добился результата и сам ошалел от заслуженной удачи - получилось!..
      Сигорд, сколько знал себя, был исключительно злопамятен: семейные, служебные, студенческие, школьные даже обиды - жили в его сердце, угасали, бледнели, конечно, за давностью лет, но - жили, помнились, переживались из раза в раз, из года в год...
      С тех пор, как он опустился и сбомжевался, обиды от людей и обстоятельств уже стали привычным делом, каждодневным, и память, побитая алкоголем, не могла содержать их отдельно, а беспорядочно собирала в один большой серый мешок, в общую непреходящую обиду на человечество. Все мечты его вращались вокруг бесперебойного доступа к пойлу с градусами, к долгожданному и жестокому торжеству над обидчиками, теми, кто его унижал, выгонял, бил все эти годы...
      В последний месяц мечты о мести стали не такими навязчивыми, а мысли о выпивке он отгонял сразу же, до того, как они оформлялись в слова и образы... Но зато вернулась злопамятность: всю собранную массу, свою и чужую, он намеренно взялся сдавать только Кечу, игнорируя Мирона, и эта избирательность не осталась незамеченной:
      - Ты чё, чувак, мне-то почему не несешь?
      - Как это? Видишь же, принес.
      - Это потому что я его подменяю, а его до послезавтра не будет. Чё, думаешь я дурак?
      - Этого я не думаю. Ты отнюдь не дурак. - Сигорд врал смело, не боясь разоблачений, но комплименты отпускал, словно бы огрызаясь.
      - Ну так а что тогда? Что, у Кечу медом намазано?
      - Да нет. Не медом, и гири у вас одни и те же.
      - Чё? При чем гири? Чё несешь?
      - Все, молчу. Пока. Счастливо оставаться
      - Погоди. Нет, ты объясни: почему ты ему сдаешь, а не мне. Что я тебе, на хвост наступил?
      - Нет, все нормально. Однако он к прейскуранту чуть строже относится, чем ты.
      - Какому... А, вот ты о чем. Помню, помню наш разговор... Ну, ладно, топай себе, сдавай кому хочешь. Только... - Сигорд остановился и замер расчетливо. Потом обернулся. Так совпало в этот день, что он вспомнил о своем внешнем виде и побрился. Мало того, и зеленую рубашку выстирал, так что она была, конечно, мятая, линялая, но явно чистая. Вид у него был по-прежнему бомжачьий, а все же он уже отличался от своих товарищей по классовой прослойке.
      - Что - только, Мирон? Не будешь принимать от меня? - Сигорду невыносимо захотелось улыбнуться, замять впечатление от резко взятого тона, задобрить недовольного приемщика... Каким чудом он удержался?..
      Мирон разинул рот уперся взглядом на взгляд - и вильнул ими!
      - Я так не говорил.
      - Тогда - что 'только'?
      - Чего?
      - Ты сказал: 'сдавай, кому хочешь, только...'?
      - Да, я так сказал? Не обратил внимания. Нет, сдавай, кому хочешь. Если мне будешь сдавать - знай: со мной без проблем, уж я-то - Мирон намекающе нажал голосом - всегда честно вешаю, грамм в грамм.
      - Возможно, не спорю. Хотя и у тебя, как я обратил внимания, случаются погрешности.
      - У меня???
      - У тебя. Но случайность - она и есть случайность. Мой товар - хорошего качества?
      - Нормального.
      - Мусор, подкладки для весу, неаккуратная упаковка?
      - Нормального, я же уже сказал. - Мирон все никак не мог переключиться на иной, более равноправный уровень разговора со странным этим ханыгой, однако и того факта, что ханыга приносит очень много, когда приносит, причем почти все - не ему, а сменщику, отрицать не мог: товар был весьма кондиционный, словно бы перед сдачей его перебирали и сортировали (Так оно и было, Сигорд, на этапе подготовки, не стеснялся в усилиях).
      - Тогда признай очевидное и приглядись к прейскуранту.
      - Зачем это?
      - Чтобы у меня был интерес сдавать именно тебе.
      - Шагай... - И вслед уже - Я подумаю.
      На послезавтра, это было как раз в понедельник, Сигорд приволок в два приема двойную против обычного порцию и приступил уже к Кечу:
      - Слушай, Кечу, фигня получается.
      - На то и фигня. Что такое? - Кечуа был тоже дородным мужичком, основательным, солидным, но низеньким и очень подвижным: раз, раз, два-с, три-с - все взвешено, уложено, укрыто - как с моторчиком. Как при этом он умудрялся сохранять солидность? - удивительно.
      - Мирон считает, что мой товар вот по этой строке должен идти, - Сигорд отчеркнул еще раз по тому же месту ценника, что и в первую сдачу.
      - Пусть считает.
      - Вот и я говорю: пусть считает. Поверь, мне с тобой проще дело было иметь. С тобой спокойнее.
      - Ну так, а что тогда? Что за прощания с соплями?
      - Он больше готов платить.
      - Да хрен бы с ним, дураком деревянным! А я что - из своего кармана должен тебя надбавками кормить?
      - Из своего не должен, а мое - это мое, как я его понимаю.
      - Что??? Ты мне еще условия ставить? Ты, босявка хренова? - Сигорд в понедельник утром побрился уже специально и рубаху не поленился выстирать заново. В области косметики и парадно-выходной одежды возможности Сигорда были минимальны, но все, что мог - он сделал. Он очень робел - а ну как они стакнутся и выведут его на чистую воду, и прогонят навсегда?..
      - Босявка, так оно и есть. А у тебя много ли таких босявок?
      - Десять тысяч, только крикни!
      Но оба, Сигорд и Кечу, знали, что это не так: Сигорд со своей бригадой в пять-шесть сборщиков приносил едва ли не четверть всей втормассы, принимаемой от физических лиц.
      - Тогда - да. Жалко. Ну, по крайней мере, у меня совесть будет спокойна, что я не нанес ущерба твоим экономическим интересам.
      - Фу ты, ну ты! 'Экономическим интересам'! Грамотный, что ли?
      Сигорд, шевеля губами, во второй раз пересчитал деньги: четырнадцать червонцев, шесть пятерок, восемь трешек и две монеты по талеру. Сто девяносто шесть талеров. Из них тридцать с пенсами - его. Но это за два дня.
      - По какому ты хочешь - по этому? - Кечу с усмешкой ткнул в самый высший разряд, по которому никто никогда не получал, ибо гранулированная очищенная масса, упакованная в мешках, продавалась в других местах и совсем по другой цене.
      - Нет, вот по этой. - Сигорд в третий раз потянулся ногтем - подчеркивать.
      - И Мирон платит?
      - Да. Но взял с меня слово тебе не говорить. 'Если выдашь, - говорит, - больше ничего от тебя не приму, хоть золото носи'.
      - От же сука! Мы же... Ну, а если я ему скажу, что ты мне сказал, а? У тебя выбора не будет, мне понесешь и по прежней цене. А? И даже по меньшей сдашь, потому как некуда будет сдавать.
      - Тогда настоящая сука - ты будешь, а не Мирон. И массу тогда пусть Мирон тебе носит, а я пойду алюминий собирать. Баночный. Мне на мою бутылку хватит...
      Оба осеклись и замолчали.
       Ультиматум, если вам доведется встретить его на жизненном пути или предъявить кому либо - очень точный аршин для измерения собственного "Я". Сигорд трепетал, изо всех сил стараясь держаться прямо и вровень. Главное - взгляд не опускать. Это как в обезьяньем стаде: или сомнут, или признают. Первое - больно, второе - хорошо. Но чтобы добиться второго - надо быть готовым огрести первое.
      - Не треснешь?
      - В самый раз будет. Иначе нет мне смысла работать, и так почти по нулям.
      - Эх... - Кечуа уже все решил про себя и его стенания на бегу, сокрушенные потряхивания головой были просто ритуалом: обстоятельства меняются, а квартплата и семья ждать не могут, надо приспосабливаться к обстоятельствам...
      - Ну, давай попробуем, уговорил, будем считать. Со следующего раза вот по этому ценнику.
      - С этого раза. Я, как ты заметил, сначала сдал, сначала получил, а потом уже разговор повел. Так?
      - И что?
      - А то. Если ты серьезно к делу относишься - сегодняшний груз и пересчитай по новым расценкам.
      - Ну, ни хрена себе! - Кечуа заматерился уже не шутя. - Сдал - принял: сделке конец! Следующий груз - новый расчет. Все. Ты что, дурачок? Что ты мне свои правила устанавливать пытаешься, а?
      - Кечу...
      - Хренечу тебе, а не Кечу!
      - Кечу. Я скажу, ладно? А ты послушай и уж сам решай. Именно так оно все у нас и было сегодня: я без единого писка сдал тебе массу по старой цене и принял деньги, не скуля. Так?
      - Естественно, а как еще?
      - И я того же мнения. Дело было сделано. Но если ты хочешь показать мне, что ты лучше Мирона - покажи это, прояви добрую волю и здравый смысл. Понял, о чем я говорю?
      Кечу опять остановился на миг и задумался в нехарактерной для себя позиции. Но моторчик вновь заработал и погнал Кечу бегать по заваленному пластмассой складу...
      - Пилим. Пополам. На - еще червонец, либо уваливай к хренам хоть к Мирону, хоть к Господину Президенту! Ты меня достал окончательно!
      - По рукам.
      Удивление, алчность, досада, покорность судьбе - все эти эмоции, словно в калейдоскопе, промелькнули по лицу Кечу, который сначала удивился легко прервавшемуся торгу, потом сообразил, что можно было бы отжать еще половину с уходящего кровного червонца, потом подосадовал, что не догадался сделать это, хотя бы попробовать сделать, и, наконец, философское смирение над фактом свершившейся сделки, с которой он, все-таки, что-то там наэкономил...
      - Твоя тележка вот-вот развалится.
      - Знаю. - Сигорд пальцами подвернул, закрепил отошедшую гайку, подопнул для крепости ногой... Да что толку, Кечу прав: тележка на ладан дышит, а без нее тяжко грузы таскать. Городская свалка - она, конечно, рог изобилия, но непредсказуемый рог, по заказу нужное не найдешь. Тележка была не совсем тележкой - Сигорд приспособил так дорожную сумку на колесиках, но та и найденная была далеко не молода, а каторжный труд на благо Сигорда в считанные недели превратил ее в окончательную рухлядь.
      - И штаны поменяй, что ли. Смотреть противно.
      Сигорд залился краской смущения ото лба до шеи и сам ощутил, что покраснел. Он и рубаху навыпуск, и штаны поддергивал, и старым скотчем изнутри обклеивал, но все равно, видимо, сзади жопа светится - это он позавчера так неудачно за проволоку зацепился.
      - Да, точно, ты прав. Но свалка - дело непредсказуемое: ищешь одно, а находишь другое. А когда нужно что - год искать будешь и фиг найдешь.
      - Ты о штанах?
      - Ну... Да, и о штанах в том числе. Ты думаешь, что раз свал...
      - Так купи. Не попей один раз и на барахолке купи.
      - Спасибо за добрый совет. - Но Кечу даже и не услышал иронии в словах Сигорда, он уже перекладывал грузы в нужном для него порядке залегания.
      - Ешь на здоровье. Завтра тоже я. Несешь?
      - Да.
      - Все, счастливо.
      Сигорд шел, шел налегке, громыхая тележными колесиками по пыльным ухабам, запнулся, когда одно отскочило, потом неуклюже размахнулся и забросил дряхленький гужевой трупик - хотел подальше, да не получилось - туда, откуда подобрал ее, в груды мусора. Забросил и заторопился 'на точку', рассчитываться с народом.
      Итого: сорок. За вчерашний день считать - пятнадцать, да сегодня пятнадцать пятьдесят, да десять выторгованных. И тех что было, за вычетом потраченного и проеденного - двести ровно. И червонец, самый первый, вроде как реликвия. Все состояние - двести... пятьдесят... талеров! Ого! Если перевести на международную валюту потверже - пятьдесят баксов! В фунтах меньше, правда...
      Солить, что ли, такие деньжищи, елы-палы??? Надо жить и тратить их на удовольствия. Например, на... Человек заскрежетал остатками черно-желтых зубов и ударил себя в скулу - получилось неожиданно больно, даже кровь показалась.
      - На штаны. - Сигорд промывал и промывал саднящую кожу, а все равно пальцы в розовом, залепить бы надо.
      Наконец, Сигорд распрямился над осколком зеркала и потер уставшие глаза. Купюры-то он различает и прейскурант пока еще тоже - да, а вот собственное лицо рассматривать в мелких волосяных подробностях и брить его - уже проблема. Он выпятил грудь, нахмурился, откашлялся и постарался взять голосом поближе к басу:
      - Первый лот: штаны министерские, двухштанинные, антикварные, инкрустированные пуговицами. С тремя карманами. Двести пятьдесят талеров! Кто меньше? - и сам же откликнулся дребезжащим тенором:
      - Один талер!
      - Лот продан.
      Организовать в собственном воображении аукцион - оказалось гораздо проще, чем купить реальные штаны: для начала Сигорда погнали прочь с барахолки, чтобы не досаждал своим присутствием приличным людям.
      - Ну а что? Всякий засранец будет хвататься за чистые вещи - кто их потом купит?
      Хорошо хоть охранник его не бил:
      - Давай, давай отсюда, батя, видишь, разорались курицы. Что ты сюда забрел, у них снега зимой не выпросишь. Кыш, чтобы я тебя больше здесь не видел.
      Сигорду не привыкать к унижениям, он даже хотел сунуть охраннику пару талеров, чтобы тот пропустил в другие ряды, но... Пожадничал.
      А до другой барахолки - добрый час идти... Сигорд обошел барахолку по периметру и в одном месте, где сетка забора вплотную подступала к торговле, он окликнул очередную тетку:
      - Эй, красавица, штаны не продашь?
      - Штаны? - Тетка развернулась и присмотрелась. - Кому штаны, тебе, что ли ча?
      - Именно. Мои сносились.
      - Да уж вижу по мотне. - Тетка почесала необъятный бок, покосилось на соседок и уже погромче:
      - А платить, как собрался - деньгами, аль натурой?
      - Увы, деньгами. Натура - видишь, тоже сносилась, так что наличными и только наличными.
      - Во как! А на вид справный, удалой... - Соседка слева засмеялась в голос, справа - только фыркнула. - Ну так что из-за забора-то орать, сюда иди, подберем по фигуре.
      - Не могу, гоняют...
      - И правильно, что гоняют, и так не продохнуть. Покажи деньги?
      Сигорд вытащил заранее приготовленные и отложенные отдельно две трешки и пятерку:
      - Вот.
      - Что? И с этими бумажками ты собрался покупать? Одежду? Да ты в уме ли? - бабы, гляньте на орла...
      - Хватит, хватит голосить. Нашла над кем куражиться. Не хочешь продавать - пусти меня. Вот, дедуля, у меня есть брюки...
      - Это еще кто? ты куда встреваешь, а? Брюки у нее... Сама и носи, хоть на голове! Он ко мне первой обратился. Прыткая, а? Не сладим дело - тряси товаром, сейчас же - не встревай в чужой бизнес. Учить меня взялась! Эй, жених! Тебе какие?
      - Самые простые. Чтобы целые, прочные, мне впору. И с пуговицами.
      - Только с пуговицами? А на зиппере?
      - Или на молнии, главное - чтобы было, что застегивать. И цвет не маркий: серый там, черный...
      - Не маркий? Тогда тебе коричневый бы надо. - Тетка заухала, засмеялась.
      - Это, небось, мужику твоему коричневые понадобятся, если он затеет тебя на руки взять. - Теперь уже смеялись в голос все трое: обе соседки и сама толстуха.
      - Ишь ты, хват какой. Ладно. Есть у меня штанцы, как раз за одиннадцать талеров, настоящие брюки. Очень хорошие... Сейчас достану...
      - Не трудись. Мне нужны за пять талеров.
      - Сколько??? За пять талеров тебе нужны целые брюки? Я правильно тебя расслышала?
      - Да. За пять талеров мне нужны целые брюки, которые мне впору, ноские, не заляпанные жиром и краской, скромного цвета, ты меня правильно расслышала.
      - Ага! Может быть, я тебе еще за эти деньги ... ... должна? - матерные ругательства выскакивали из луженой толстухиной глотки легко и далеко, но Сигорд приметил, что тетка не злого нраву, а ругается для порядку и от скуки, потому что дело к вечеру и покупателей уже мало, особенно в этом медвежьем углу...
      - Это после и за отдельную цену, красотка, но для тебя, такой горластой, возможна скидка.. Кстати, как раз, может быть, квит на квит и выйдет.
      - Нет, за пять талеров - нет.
      - Ну... Раз нет - хозяин барин...
      - Погоди. Стой! Куда ты в таком тряпье? В миг лягавые прихватят, по шее надают, да деньги отнимут. Погоди, есть у меня вроде бы за пятерку...
      Весело было Сигорду торговаться наравне: денежки-то - собственные, горбом заработанные, на хорошую вещь пойдут, почти и не жалко отдавать. Семипудовую продавщицу звали нежным и хрупким именем Роза, но откликалась она и на Руфу. За одиннадцать талеров Сигорд получил, после пятнадцатиминутного хорового лая с обеих сторон, три пары штанов, хотя, по его вслух высказанному недоумению, правильнее было бы сказать: три пары штанин, ибо штанов оказалось трое, а не шесть. Три пары штанин, короче, и в виде бонуса козырному покупателю - три иголки, пришпиленные на картонку, с тремя узенькими шпулями ниток - черного, белого и зеленого цветов. Стороны остались очень довольны друг другом, хотя Сигорду пришлось первому проявить доверие и просунуть купюры сквозь клеточки сетки-рабицы, ограждающей территорию барахолки. Полиэтиленовый пакет со штанами был ему переброшен через этот же невысокий забор.
      Теперь самое важное было - добраться до дому целым и невредимым, да примерить обновки... Сигорд вдруг стал суеверным и пугливым: каждый лягавый вдали, каждый встречный ханыга казались ему угрозой, и деньги-то он взял с собой нешуточные, в кармане на груди лежало тридцать девять талеров, плюс барахло в пакете - не видно же, что там всего лишь ношеные штаны... Глупость несусветная, конечно же, - и деньги он с собой таскал куда большие, и пакеты с мешками, - а все равно страшно. Видимо, все дело в том, - решил про себя Сигорд уже дома, среди родных стен, - что из вещей ничего не покупал он очень и очень давно...
      Ага, зеркало надо сначала протереть получше... Все равно ни хрена не видать в сумерках, хоть на улицу под фонарь выбегай! Но Сигорд подавил нетерпение и благоразумно лег спать, предварительно поужинав вволю бульоном с хлебом, а на второе - сладким чаем с бутербродом на ливерной колбасе: праздник должен быть праздником!
      Человек спал в эту ночь крепко, на удивление беспробудно, а Дому - занеможилось: и потряхивало его, и ежило, и что-то скрипело в боках, осыпалось со стен волглыми штукатурными комками... Предчувствие было ему: завтра приедут ломать... А ведь только-только забрезжило хорошее, даже запахи на чердаке напоминали этим вечером..., едва напоминали, самое чуть-чуть, теплом да скудной снедью, которую уплетал человечек, прежнее бытие напоминали... Эх...
      Но пробудилось и расправило свои короткие крылышки безоблачное утро, за ним появился громогласный день да выгнал из дома прочь все дурные предчувствия и предзнаменования: никто не приезжал, ничего не ломал. Зато Сигорд, вместо того, чтобы спозаранку трудиться на пластмассовой ниве, почти полдня кривлялся перед косым треугольным зеркалом, все мерил и мерил штаны, одни за другими, по почти бесконечному кругу.
      Старые он четырежды, а то и больше, обыскал по сантиметру, прежде чем выбросить - и они у него на руках окончательно расползлись на лоскутья, а новые оценивал вдумчиво, очень взвешенно, прежде чем решил: эти, самые черные, пойдут как парадные, на редкую носку. Эти, тоже черные, но с лоском на заднице и коленях, станут повседневные, а полицейские галифе, ПШ, полушерстяные, в самый раз будут для ползания по свалке. С запоздалым раскаянием Сигорд сообразил, что надобно было и на рубашки потратиться, но...
      - Забурел, Сиг, забурел!..
      - А что такое?
      - Броишься, весь из себя важный. - Бомж, по прозвищу Дворник, говорил нараспев, с улыбкой, но Сигорду явственно послышалась зависть в голосе Дворника, а под нею - недоброжелательство. - Жениться, что ли, собрался?
      - Хрениться. Аккурат возле точки лягавые поселились: в машине сидят, смотрят по перекрестку во все стороны. Один раз докопались - сыт по горло. Хочешь, познакомлю? Будешь грузы мимо них возить? (Сигорд на следующий день купил возле той же барахолки, с рук, ручную тележку на колесиках, не такую хлипкую, как прежняя и более вместительную. Отдал семь талеров, как с куста)
      - Не, сам знакомься. - Дворник помотал пыльной бороденкой. - И так кровью харкаю.
      - Ну вот. А когда я бритый, да чистый - легче мимо них проскочить без потерь. Бытие определяет сознание, дружок. Еще раз подсунешь с песком - разворочу рыло не хуже лягавого. Мы договорились?
      - Это кто разворотит, ты, что ли? Мне, что ли?.. Где песок, чего ты гонишь?
      Сигорд молча вынул из взвешиваемого пакета полусплющенную литровую бутыль из под оливкового масла и потряс ею: жиденькой комковатой струйкой потек оттуда песок.
      - Ну и сколько там этого песка? Ста грамм не будет? Недосмотрел. Ты недовешиваешь больше, на взвеске нас обштопываешь. Что, не так что ли?
      Сигорд отсчитал два талера восемьдесят пенсов, подождал, пока Дворник проверит и спрячет деньги куда-то под мышку, и только после этого съездил ему кулаком по уху.
      - Прочь, сука. Больше не подходи, сам носи.
      Сигорд знал что делал, по себе знал: бомж и гордость - понятия несовместные, гордых давно бы уже сгноили в обезьянниках, забили бы до смерти, заморили бы голодом, или сами бы они сгорели от стыда и невозможности отомстить.
      - Они со мной по-человечески, и я с ними по-человечески, так что пусть не обижаются, - сказал Сигорд пустому небу. - Приползет, никуда не денется.
      Через день Дворник принес ему массу, как ни в чем ни бывало, и Сигорд ее как ни в чем ни бывало, принял, в этот и несколько последующих раз никакого песка-довеска не было.
      'Контры' с Мироном принесли Сигорду дополнительные, как он и добивался, барыши от Кечу, но вместе с барышами и существенные неудобства: сдавать приходилось не каждый день, а накапливать к рабочей смене Кечу, а, стало быть, таранить весь этот груз в дом и хранить его там. На свалке не спрячешь, а держать массу явно, без присмотра - чистое безумие: разворуют.
      
      * * *
      Пришел декабрь, а вместе с ним жаркое лето и предновогодние настроения. А за декабрем - январь... Но Дом жил и хранил в себе маленького суетливого человечка. Дом жил, обреченный, и каждый день высматривал сквозь городское марево свою судьбу, но грузовики, краны-стеноломы, тракторы с бульдозерами если и показывались на горизонте, то все равно пробегали мимо, устремленные к другой добыче.
      Откуда было знать Дому и Сигорду, что очень крупный чиновник из столичной администрации, заместитель мэра, некий Моршан, не доглядел за происками врагов своих и попал под топор президентской Немезиды: следствие шло - и успешно, чиновнику грозил расстрел, а те проекты, которые он курировал, были приторможены до выяснения всего комплекса обстоятельств, то есть на неопределенное время. Даже повышенный размер взяток со всех заинтересованных сторон не помогал - сдвинуть с места любой из остановленных проектов - это подставить себя под возможный удар, после которого даже тюремная баланда покажется милостью.
      - Господин Лауб, пожалуйста, я вас очень умоляю: не кричите на меня. Все, что от меня зависит и даже больше - я сделал. И буду делать, но есть пределы у каждой компетенции. И у каждого терпения, кстати сказать. Мое - почти безгранично, но - почти.
      - Эдгар, слово 'очень' - лишнее в сочетании со словом 'умоляю', ибо второе - самодостаточно. Впрочем, я не собираюсь учить вас основам грамматики и этики, так что и вы не пытайтесь учить меня терпению.
      - Но я и...
      - Собрать деньги под инвестиционный проект - уже морока на годы, и гиря на сердце, для меня ведь тоже ничего бесплатного не бывает в этом мире, и я даже не о акульих банковских процентах речь веду, дорогой Эдгар...
      - Я понимаю...
      - А раз понимаете - извольте впредь не отгораживаться от меня секретарями, телефонами, совещаниями и чиновничьим хамством. Политик - если, конечно, мораль и порядочность для него не пустой звук - не должен крысятничать, то есть обманывать и обворовывать своих же подельников, иначе его место среди избирателей. Мы договорились?
      - Я не политик, господин Лауб, а простой чиновник на службе у города.
      - Бросьте. На вашем уровне - это уже неразделимые понятия.
      - Еще как разделимые: политиков выбирают...
      - Кто вам сказал?
      - ...а чиновников назначают.
      - У меня глаз точный: вас будут очень высоко выбирать. Так, договорились?
      - Договорились. Но я еще раз...
      - Что еще раз?..
      - Господин Лауб, как вы не понимаете, что не дело это - качать права по служебному телефону! Даже сейчас, здесь, на нейтральной территории, под плеск фонтанов, я вовсе не уверен, что нас не слышат лишние уши, все эти официанты, метрдотели, службы внутренней безопасности, люди из Конторы, люди из Службы...
      - Волки из лесу...
      - И волки из лесу, да, волки. И ваши возможности, кстати, тоже позволяют вам попытаться набрать на меня компромат из моих собственных уст...
      - Микрофон у меня вмонтирован в зуб. Не перегибайте палку, успокойтесь. Изначально политики... хорошо: чиновники были созданы нами для того, чтобы пользоваться их услугами в специально отведенных для этого местах, но не для того, чтобы подглядывать за ними. Не будем играть в шпионов, ладно?
      - Вы много старше меня и я прощаю вам ваши оскорбительные афоризмы. И я пока еще не политик. Когда сам загремел, дураку понятно было, что на него уже компра мешками лежала, не с повинной же он явился? Я честный человек, но от клеветы и доносов никто не застрахован. Вы думаете, на меня никто доносов не пишет? Не сравнивают мой оклад с маркой моей машины, хотя это вторжение в прайвеси и ничье свинячье дело? Кому какое дело, что я ем и что ношу в свободное от работы время?
      - Пишут, конечно. Как и на всякого толкового делового чиновника, Эдгар. Плебс всегда зол на чужой ум и завистлив к чужому успеху. Нет в этом сомнений, но...
      - Погодите, уж я теперь выскажусь. Пишут чуть ли ни каждый день. А того, что у меня в мои тридцать два года лысина во весь лоб и ишемическая болезнь сердца - не-е-ет, этого никто не знает и знать не хочет! Мои дети предпочитают мне мою тещу - они меня просто плохо помнят, потому что папочка дни и ночи на работе проводит, в этом треклятом кабинете! Чтобы им не надо было думать, когда вырастут, о куске хлеба и о прочем... Папочка для них - это голос из телефонной трубки!
      - Да. Но не заставляйте меня рыдать, Эдгар. Что нового-то, не выяснили?
      - Выяснял... Дело не в подмазке. Они там, в департаменте, чисто все тормозят, без корысти и интриг с другой заинтересованной стороны. Осенью будет совещание, как раз по поводу пятен застройки и по направлениям, которые курировал Моршан, там должна наступить относительная прозрачность перспектив.
      - Да, пожалуй. У меня аналогичные сведения. Осенью в начале, или в конце?
      - Ближе к началу, где-то на излете марта.
      - Что поделаешь, подождем...
      
      * * *
      
      Сквозь звуковой смог большого города пробился на берег залива далекий выхлоп-раскат: крепостная пушка бабахнула в сторону Президентского дворца. Полдень.
      ...И часы бы надо купить. Есть такие лотки на барахолке, лотки с мелочевкой, где все предметы стоят трешку. Может быть это кукла, а может одежная щетка, а может и часы - цена одинакова: три талера ноль-ноль пенсов. Удобно. Жалко, что рубашек там не бывает.
      Сигорд уже с неделю, как перевел свою зеленую рубашку в разряд повседневных, а для 'представительских' нужд, то есть когда он просто шел по городу, была у него ковбойская, в коричнево-зеленую клетку; поверх нее, когда по непогоде, армейский унтер-офицерский френч без шевронов и погон. Ботинки удобные - но дрянь на вид. Зато ремень настоящий, кожаный, - в червонец обошелся, почти как трое штанов ...
      И все равно ханыга. Сигорд знал, видел по глазам и поведению окружающих, что его социальный статус ни для кого не секрет, однако же и ханыга ханыге - рознь. Во-первых, он чистый. Вернее, не откровенно грязный, когда штаны и куртка в пыли, в блевотине, а щеки и руки черны от неумывания. Да, и пятна, и пуговицы не все, и рукав хреновенько заштопан, а все же пальцем провести - не запачкаешься. Во-вторых, он трезвый, и морда у него не скособочена постоянными отеками, синяками да ушибами. Так что он - просто... Просто.... Кто же он - просто? Бомж, да, но не простой, а который прибился под теплый бочок солидной благотворительной организации, и благоденствует на ее харчи, пользуется ее санитарно-гигиеническими услугами. И вдобавок, надо бриться не забывать, вот что!
      Мирон тоже согласился брать по новым ценам и Кечу это проглотил, пришлось ему привыкнуть, ибо не прихоть двигала Сигордом в его 'предательстве', а реальность: уехал Кечу в отпуск на неделю, а товар не ждет. Не ждет товар, движения, денег просит, дальнейшей переработки в промышленное сырье требует.
      Около полутора десятков оборванцев несли, подобно пчелам в улей, собранную добычу в специальное место на дикой свалке, а место-то Сигордово! Он там главный, он определяет - кому, сколько и за что платить, и в каком виде товар носить. Можно в любом, хоть недавленую лимонадную бутылку приноси - примет Сигорд! Но по соответственно пониженной цене. А если хорошо придавленный груз в стандартном трехкилограммовом брикете - три талера. Расчет на месте, никуда больше ходить не надо, оборотные деньги всегда при Сигорде. Некоторые из сборщиков продолжали самостоятельно носить урожай к Мирону и Кечу, но и те уже привыкли к качеству и виду поставляемой Сигордом массы, косоротились и облапошивали 'диких' сдатчиков, не стесняясь. Много их трудилось теперь на Сигорда, но толковых, надежных - всего трое: Джонни Тубер, Курочка, полупомешанная тетка-алкашиха, да Дворник - это гвардия, на которую можно более-менее рассчитывать в прогнозах и планах, говорить с ними, как с вменяемыми, поручать что-то... Тубер пару раз в неделю ночует тут же на свалке, стережет несданные по какой-то причине мешки с массой, Курочка доносит Сигорду о новостях и сплетнях. Но и гвардейцы его - конченое отребье.
      Сигорд очень быстро привык ощущать себя человеком, вознесенным над толпой и обстоятельствами: к концу лета он уже чуть ли ни на равных спорил с Мироном, на свалке уже не беседовал ни с кем, но отдавал приказы и распоряжения, которые, впрочем, усваивались окружающими из рук вон плохо и выполнялись через пень-колоду...
      14 февраля, точно в день Святого Валентина, покровителя всех влюбленных, Сигорда ограбили и избили. То, что тучи над ним сгущаются, он почуял задолго до этого злосчастного дня, однако до сих пор почти ежедневные предчувствия оказывались ложными. Многие желали ему беды: дикие сборщики, случайные знакомые, даже гвардия его, те, кто кормились непосредственно 'из его рук'... Кормились, не кормились, а ему доставалось явно больше, и вообще он был бугор на ровном месте и плохой товарищ. Кто именно навел на него лихих людей, кто просветил их насчет денег в карманах у бездомного нищего - Сигорд так и не догадался. Не было стопроцентной уверенности в том, что, мол, 'вот ты и есть гнида, я вычислил тебя по этим и этим вешкам и следам', а подозрения - не в счет, они только лишь подозрения.
      - Эй!.. Эй, чувак, ну-ка стой! - дело было под вечер, на безлюдном пустыре между свалкой и обжитыми улицами. Сигорд возвращался домой после обычного дня, но шел не прямо, а кружным путем, чтобы заметить слежку, если кто вдруг затеет узнать, где у него нора с лежбищем. Однако, этот участок пути был в его маршруте постоянным и самым опасным, если не считать улицы, вдоль которой регулярно ползают лягавские патрульные машины.
      - Стой, я сказал! - Оклик приближался быстро, а грозные голоса были молоды, и Сигорд остановился.
      - Ты что тут делаешь, бродяга? А? чего тут забыл? - Их было трое: двое белых, один с китайским разрезом глаз, лет им до тридцати, явные нарки, наркоманы.
      - Да, сыночки... Что тут можно делать... Вот, бутылки собираю... - Сигорд поднял чудом как сюда попавшую пол-литровую бутылку... Целую, кстати, действительно можно бы сдать.
      Китайского вида молодчик пинком вышиб бутылку, попало Сигорду и по руке...
      - Остынь, дед, после соберешь. Курево есть?
      - Есть. Вот, угощайтесь. - Сигорд вынул полупустую пачку 'Портовых', без фильтра. - забрали пачку.
      - Кудряво живешь! Вся помойка окурками балуется, а у него - вон, сигареты в пачке, как у большого. Богатый, да? А, дед?
      - Что вы! - Сигорд неловко развел локти - саднили разбитые ботинком пальцы на правой руке. - Нашел давеча непочатую, а курю-то я мало, а выбрасывать-то жалко... курите на доброе здоровье...
      - Хватит свистеть! - Подключился один из белых, Сигорд видел его иногда, знал, что зовут его Брысь, из местной шпаны. - Ну-ка, фитиль, тряхни карманами! Деньги гони.
      - Какие де... ой!... - Сигорд получил кулаком в глаз и упал.
      - Деньги давай.
      - Нет у меня денег! Не бейте!.. Нету!
      - Обыщи, рыжий! - велел нарк китайского вида. Брысь сверкнул взглядом в его сторону, видимо недовольный командирским тоном, однако нагнулся и полез обшаривать карманы. Сигорд извернулся и попытался откатиться в сторону, но его окружили и в несколько пинков поставили на ноги.
      - Стой и не дыши! Смирно стой, сука, не то кишки наружу. О! А говорил - нету... Мошенник, ты хотел нас напарить?
      - Это не мои деньги. Сыночки, пожалуйста...
      - Стоять! - Китаец неловко сунул кулаком в живот и Сигорд тотчас попытался свалиться на землю, но третий, самый здоровый, крепко держал Сигорда за шиворот его полувоенного френча и свалиться не дал.
      - Где остальные?
      - Это не моя сотня. Мне с ребятами рассчитываться. Ребята, Христом Богом молю: не забирайте. Это мои оборотные деньги, мне завтра их отдавать. Не губите...
      - Что значит, оборотные?
      - Не мои, значит. Мне их сборщикам отдавать завтра, за массу, что они мне сдают. Я ее потом от себя сдаю, а с ними сразу рассчитываюсь.
      - Фигня, еще заработаешь. Подожди, Брысь, я сам осмотрю. - Китаец отодвинул рыжего в сторону, и сам полез хлопать по карманам, щупать подкладку френча.
      - Последний раз спрашиваю, сука, добром спрашиваю...
      Китаец щелкнул выкидухой, уперся узким лезвием в рубаху, - Сигорд втянул и без того впалый живот, но лезвие не отставало...
      - Последний раз спрашиваю: где остальные бабки?
      - Нету больше. Ну, хоть половину отдайте, как мне теперь жить?..
      - Ничего, выкрутишься. Вот что... Как тебя зовут, говоришь?
      - Эрик.
      - Эрик. Раз в неделю будешь отстегивать нам по сотне, Эрик, не то задавим, понял?
      - Где я возьму столько? Я не смогу.
      Китаец чуть надавил ножом, но сразу же ослабил.
      - А сколько можешь?
      - Полтину в месяц смогу. Больше не поднять мне, честно. Я же не Рокфеллер пока, гляньте, я нормальные ботинки себе купить не могу. Ребята, ну отдайте хоть половину, мне для дела надо. А кто мне иначе понесет? Ну, пожалуйста...
      Вроде и был резон в словах старика-оборванца. Действительно - платит другим оборванцам, сам с них навар имеет. И не миллионер, это очевидно... Но... Десять мелких купюр - сотня была в руках у китайца, а сотня - это, в пересчете на героин, шесть-семь чеков, разовых доз, три суточных нормы. Какой дурак откажется от того, что уже в руках - в пользу неизвестного завтра? И друзья, что сзади дышат, тотчас выйдут из повиновения, да и вены с утра зудят, вмазки требуют...
      - Вывернешься. Через неделю готовь полтинник. Здесь, же. Сюда принесешь, сам принесешь, понял, Эрик?
      - Много полтинник, не поднять мне столько...
      - Я сказал. Все. Побежал отсюда...
      - Может, на тридцатнике остановимся, а? Ребята?
      - Я тебя за 'ребят' кишки наружу выпущу. Нашел себе ребят, фитиль. А ну побежал! Быстрее!
      Сигорд послушно наддал ходу и захромал быстрее.
      Слезы бессильного бешенства мешали ему сидеть и лежать. Даже бульон не лез в горло, не говоря уже о ливерной колбасе на булке... Чаю не хотелось. Только воду пил Сигорд, кружка за кружкой, некипяченую... Выпить бы. Ох, как хотелось выпить, но злость и отчаяние пересиливали даже вновь вспыхнувшую алкогольную жажду. Покурить бы... К черту курево, он сегодняшнюю порцию уже использовал... на подарки этим гадам... О-о-о!..
      Сигорд замер, прислушиваясь, на цыпочках подошел к люку, соединяющему чердак с верхним этажом и вновь замер, надолго...
      Всюду было тихо. Сигорд достал все три заначки, вытащил из под ботиночных стелек обе сотни, не найденные грабителями наркоманами, сбил все в единую кипу, рассортировал по купюрам, опять собрал в стопку и взялся внимательно пересчитывать, хотя наизусть помнил и сумму, даже количество купюр каждого достоинства, эту сумму составляющих.
      - желто-серых сотенных бумажек, стох - двадцать пять
      - серо-зеленых полусотенных, полтинников - двенадцать
      - сиреневых двадцатипятиталерных, квотерных - десять
      - красных десяток, чириков, дикарей - тридцать (их обычно много надо, ими удобнее всего рассчитываться со сборщиками, особенно если трешки и 'рваные' под рукой )
      - синих пятерок, пяток, синих - двадцать
      - зеленых трешек, трех, трюльников - двадцать
      - желтых одноталеров, рваных - десять ровно.
      Металлической мелочи, серебра и меди, - на четыре с половиной талера. А он почему-то думал, что 'рваных' у него девять, а мелочи - меньше четырех. Зажрался, парень, счета деньгам не знает. Итого... Три тысячи восемьсот двадцать четыре талера шестьдесят один пенс. Ого!
      Сигорд был потрясен фантастичностью суммы, заработанной им, принадлежащей ему одному! В полном и безраздельном его владении! Что хочешь можно с ними сделать: жратва, шмотки, конья... Сигорд дважды отплюнул набежавшую слюну и сцепил руки в замок... В долларах это будет, будет, будет... Практически восемьсот баксов. Да неужели настолько много???
      Сигорд поцарапал пальцами карман, где лежал калькулятор, но передумал, очень уж циферки мелкие для его глаз, тем более, что калькулятор на солнечных батареях, работает только на солнечном свете, да и то... Дохленький калькулятор, но достался 'за так': кто-то выбросил, а Сигорд нашел! Кстати говоря, он теперь и калькулятор может легко купить, за четвертак - вполне приличный. Нет, это дорого.
      А вот если бы эти подонки не отняли сотню, так у него бы сегодня вплотную к четырем тысячам подкатило. Опять навернулись слезы, и Сигорд, чтобы успокоиться, пересчитал деньги еще раз. Внушительная пачечка получилась, в сто двадцать семь листов одинакового размера, но разного достоинства и цвета. Семьдесят семь банкнот, остальное - казначейские билеты. Чирик - это еще банкнота, настоящие деньги, а вот пятерку или трешку за границей уже не возьмут, ни в Аргентине, ни в Европе, казначейские - они только для внутригосударственного употребления. Раньше, еще до войны, купюры тоже были разного цвета, но и разного размера, чтобы неграмотным и слепым было легче различать, где какие; однако с тех пор, как Господин Президент, который еще до Муррагоса, объявил, что с неграмотностью в стране навеки покончено, купюры стали печатать одинакового размера; мнение же слепых услышано не было: видимо, глухие принимали решения. Можно было бы все богатство Сигорда уместить в восемь листов, если добавить к накопленному сто семьдесят пять с половиной талеров и разменять на красно-серые пятисотенные купюры, или даже в четыре листа, если забить все в самые высокие банкноты, бирюзовые тысячи... Но что с ними делать потом человеку в положении Сигорда? Как разменять? Где из рук выпустить, чтобы не отняли, по шеям не надавали? Да еще и лягавым сдадут, а уж те с радостью примут и его, и 'вещдоки', и сгинет это все без следа вместе с ним самим. С лягавых станется. А с сотней он обращается вполне легко. Иной раз покосятся, конечно, потрут, на свет позыкают - но берут и не хают. Сотню, по правде говоря, Сигорд потратил только один раз, или, вернее, разменял, поскольку не было ничего другого за пазухой, а ему приспичило транжирить: купил себе полукопченой колбасы небольшую палочку, двести граммов голландского сыра, двести граммов конфет и хорошего чая в пакетиках. И две тарелки. Хотел он еще и ложку с вилкой купить, но проще оказалось украсть в одной благотворительной столовке, куда Сигорд иногда захаживал по старой памяти и из экономии. Алюминиевые, правда, зато и потерять не жалко. Сотня - тоже отличная бумажка, хоть куда купюра! Вот, если бы сегодня эти сволочи его не встретили...
      Был бы автомат - положил бы, не задумываясь, всех троих! Сигорд зажмурился, попытался представить себе сцену кровавой мести... И заплакал: даже в мечтах не получалось у него губить человека. Хотя бы и таких вонючих отморозков...
      Как теперь жить?
      Сигорд понимал, что прежнее бытие закончилось, и возврата не будет ни в каком виде: раз уж они вцепились в него - не отступятся, пока не высосут насухо, а то и просто убьют, не заморачиваясь соображениями выгоды и целесообразности. Какая там целесообразность, когда они в обдолбанном состоянии родную мать не пощадят... А 'на кумаре', на ломках - и себя не пожалеют, если подопрет, руки наложат.
      Это он так торговался, для понту, чтобы они как следует его не обыскали. Сигорд давно уже не носил на себе оборотные - 'рабочие' - деньги единой суммой, именно в предвосхищении разбоя со стороны шпаны - и вот пригодилось... Как дальше-то быть?
      С тех пор, как у Сигорда начали скапливаться сотенные бумажки, путь его домой стал длиннее вдвое: Сигорд не ленился наматывать лишние круги, чтобы только убедиться, что никто его не выслеживает. Как он сетовал, бывало, что свалка далека от логова - а пригодилось, наконец.
      - Да, да, да. Да! Он псих. Он параноик с манией преследования, никому не нужный ханыга, сквалыжник, бомж, и тэ дэ и тэ пэ... Но - кто и зачем помешает ему строить свою жизнь на осторожности? Дети? - у них своя жизнь. Жена, любовницы? - он забыл, как это выглядит, все дано отмерло от 'веселой' жизни и квазидиетического питания. Не говоря уже о простатите и прочем. Друзья? - по счастью, у него нет никаких друзей. Религия? - ну, быть может потом, поближе к концу... Да и то навряд ли. Погоди-ка... Он начал спрашивать себя, кто и зачем может раскритиковать его образ жизни и повлиять на него, но сбился и закончил извечными глупостями на тему смысла самой жизни. Смысл обождет, а пока надо придумать завтрашний день.
      Можно заниматься прежними делами почти неделю, а уже потом... Чушь. Дозы кончатся - они и нагрянут, не дожидаясь ими же назначенного срока. Все, надо рвать и думать новое. Завтра он сдаст запас, плюс то, что Дворник охраняет, минус 'пятку' на Дворника... И шабаш! Если в тот район не забредать, то прежнюю жизнь и память о ней можно как бы зачеркнуть навсегда. Жалко накопленного опыта, жалко отработанных связей с Мироном и Кечу, жалко размеренной спокойной жизни. Эх... Нет в жизни счастья! Нет его, одни только заботы, да бесполезные барахтанья! Сигорд зашмыгал носом, рука стиснула... деньги... И сердце его немедленно согрелось: деньги! Друзья мои, спасибо, что вы есть. Вот такие друзья не предают, и об этих друзьях не забывают.
      Сигорд аккуратно разделил деньги на три неравные стопки:
      - двадцать пять сотенных отдельно, на самое глубинное залегание, чтобы только подушечками пальцев через всю дыру дотянуться, да не до денег, а до кончика пластмассовой веревки, к которой привязана специально мятая жестяная банка, наглухо закрытая для крыс и насекомых, в которой и лежит рулончик, со всех сторон обернутый в три слоя толстым полиэтиленом.
      - двенадцать полтинников, десять квотерных, тридцать чириков - отдельно, в пластмассовую мыльницу, схваченную резинкой, в соседнюю стену, на кирпичный выступ: даже если с фонариком специально смотреть - ничего не видно.
      - и пятерки, трешники, да простые талеры - все одной кучкой, в старом портмоне, в выемке возле самодельного столика, за которым он пирует. Так просто, сходу и впопыхах, никто не найдет, а если, паче чаяния, придется выдать под пытками и угрозами... Тоже безумно жалко, но основное можно попытаться сохранить.
      Решение пришло внезапно: следует завтра же прикончить обязанности и долги по массе, никого ни о чем не предупреждая, спрыгнуть оттуда навсегда и пойти в гости к Титусу Августу, адрес есть. Именно так. Сигорд не сомневался, что Титус его узнает и обрадуется ему, а уж он постарается обставить встречу таким образом, чтобы Титусу было видно, с кем он имеет дело: не с нищим, пришедшим выпрашивать и садиться на хвост, а с самостоятельной личностью, при деньгах и характере. Титус много интересного ему рассказал, грех было бы не воспользоваться. Предлог есть: сигареты, мол, отдать, купит ему пачку 'Картагена' с фильтром, по обстоятельствам - так и проставится на бутылку дешевого легкого вина, иначе не с кем будет разговаривать...
      
      Г Л А В А Ч Е Т В Е Р Т А Я
      В которой главному герою и нам наглядно продемонстрировано: простота мироустройства - в простоте мировоззрения.
      
      - Ба, ба, ба, ба... Сиг, клянусь святым причастием! А оброс-то, оброс! Чего опухший, со вчерашнего, что ли?
      - Нет. Здорово, дружище.
      - Привет! Лапу! Проезжай, в смысле проходи. Вот сюда. Ну-ка, подсади меня на стул, а то тяжело голову к потолку задирать, шее больно. Отлично! Давно не виделись. Ну, как ты? А я уже принял, после халтуры освежился. Садись, Роза вот-вот придет, она за добавкой пошла. Вовремя пришел.
      - Да я, вообще-то не пью... - Сигорд с любопытством огляделся. Стул с плетеной спинкой сухо заскрипел под ним, но, вроде бы, разваливаться не собирался.
      - Мани мани мани! Мастбифани! - Титус пребывал в приподнятом настроении, слюни так и летели на розовую клеенчатую скатерть и по сторонам.
      - Эх, Сиг, Сиг! С деньгами-то хорошо. А без денег-то хреново!
      - Это точно. - Увиденное не показалось Сигорду царскими хоромами, хотя ни в какое сравнение с его логовом не шло: на полу линолеум с паркетным рисунком застлан, стены в обоях, тоже розовеньких, столовой клеенке в тон, почти без пятен... Угол под потолком возле окна жухлый и темный - явная протечка сверху. Коврики, пуфики, салфеточки - все дешевенькое, но не ветхое, не засаленное. И царь жилища - телевизор! Цветной. Туалет отдельный. Похоже, душ есть. Газовая плита вон стоит, две конфорки, да духовка. Простой псевдобуржуйский быт, пролетарии в трущобах, называется. Когда он в последний раз был в гостях? Боже мой...
      - Чего ты? А, да, телек смотрим, а что еще делать вечерами? На улице тут не больно-то погуляешь. Вот, смотрим телевизор, гостей принимаем... А это что?
      - Тебе. С меня должок. Помнишь, как ты меня все время сигаретами угощал, когда я пустой был?
      - Да брось, ты Сиг! Щас обижусь! Забирай обратно свою пачку! Не то обижусь и дружба врозь! Мне вчера, позавчера и позапозавчера обломилось по самое не хочу. За три дня я знаешь сколько срубил?
      - Сколько? - Титус выпустил мутный слюнной пузырь из под левого клыка, замер на секунду и погрозил пальцем:
      - До хрена и больше, так что возьми обратно.
      - Но...
      - Забирай! - Сигорд покорно ухмыльнулся, вынул у Титуса из пальцев пачку, положил ее на стол и прикрыл ладонью.
      - Теперь я могу сказать?
      - Что сказать?
      - Речь.
      - Теперь можешь. Фу ты ну ты - должок он принес! Хочешь курить? Держи мои. Лучше твоих - забористые, настоящий кубинский табак. Или аргентинский.
      - Покурим. Так ты слушаешь меня?
      - Говори, Сиг, я тебя слушаю в оба уха. - Титус Август выдохнул первый дым, построжал лицом - локти со стуком на стол - и впился в Сигорда взглядом. Голова у него покачивалась.
      - А подарок я могу тебе сделать? Как друг другу? Которые вместе прошли очистительное горнило благотворительных ночлежек? Просто подарок, без повода и корысти?
      Титус склонил левое ухо к плечу и задумался на мгновение.
      - Можешь! Друг - это святое. - Сигорд отнял левую ладонь от пачки, взял ее в правую:
      - Вот - это тебе. Никакой не долг, не шмолг, а просто скромный подарок другу. От чистого сердца чистому сердцу. В знак встречи.
      Титус с пьяным подозрением, с прищуром вглядывался в пачку.
      - Ты не врешь?
      - Не вру.
      - Тогда ты настоящий друг, и мы ее вместе раскурим под бутылочку! Ставлю я!
      - Погоди, Титус! Ты - хозяин, я - гость, пользуюсь твоим гостеприимством, все это так. Но не нам с тобой рушить обычаи бабилонской земли. Столичные обычаи, замечу, с которых берет пример вся периферия, включая Иневию, Фибы, Картаген, Юр и прочую шмурь... Первая проставка - всегда от нежданного гостя, то есть моя. От она! - Сигорд выхватил из полиэтиленового пакета бутыль и водрузил ее на стол. Это было чилийское белое, столовое вино, невесть каким чудом уцелевшее на пути к пищевой барахолке, где отоваривался Сигорд. Насколько он мог судить - вино было неплохое, но мизерный процент содержания алкоголя в нем сделал его непривлекательной покупкой для обитателей окрестных трущоб, а благополучные граждане Бабилона в том торговом оазисе почти не бывали, если не считать полиции и иного служебного люда.
      - Ну-ка... Ого! Жирно живешь! Это хорошее вино, столовое. Сколько стоит?
      - Ну так а я о чем говорю! Не помню сколько оно стоит (Обошлось оно Сигорду в шесть талеров, на этот раз он не поскупился), намертво забыл я... Здравствуйте!
      - Здравствуйте. А накурили! Что, уже пьете, гамадрилы? - Женщина вперевалку, но довольно легко вошла в дверь и поставила сумку на низенький комод возле плиты.
      Сигорд испытал легкий шок, настолько он свыкся с идеей, что Роза - и есть та тетка с барахолки, у которой он покупал штаны. Нет, это вовсе не она. И почему он так подумал, спрашивается??? Наверное из-за толщины, Титус описывал ее как очень толстую, да еще и торгует на барахолке...
      - Мы вам тут накурили...
      - Да херня, я привыкла. Как вас звать-величать? Ели что-нибудь? Или только пьете? Зачем я ходила, спрашивается, когда и без меня дым коромыслом?
      Роза без особенного выражения в голосе задавала вопросы, а сама выкладывала купленное на комод; голубоватый венчик огня уже лизал бока здоровенной черной сковородки с остатками чего-то жирного в нем, мясницкий ножик в розовой руке ее стремительно нарубил колбасную полупалку в полтора десятка толстых коричнево-белых кружочков... Вроде бы и от нее попахивало коньячилой, но внешне это никак не проявлялось
      - Я вам яичницу сделаю, а то без закуски... Что? Сигорд?.. Ну а я Роза. Будем знакомы.
      - Кто же насухо знакомится? Эх, темнота!
       Роза тихо положила нож на разделочную доску, рядом с порубленной колбасой, и в полшеи, молча, обернулась на Титуса. Притихший в ответ и словно бы протрезвевший Титус откашлялся и поправился:
      - Не темнота, не темнота, Розочка, я пошутил. Колбаска-балбаска! Превосходно! Мы тут как раз проголодались. А пить мы ничего не пьем, Роза, дорогая, мы как раз тебя ждем. Белое вино положено рыбой закусывать, а мы его р-раз - и под яишенку! Это Сигорд, я же тебе про него рассказывал.
      - Всех вспоминать, про кого ты рассказывал - так и жить некогда будет.
      - Кореш мой старинный, мы с ним в богадельне познакомились, где я колеса чиню. Видишь, проставку принес. Интеллигентный человек.
      Роза при этих словах продолжила вращение вокруг собственной оси, пока не уперлась ягодицами в плиту.
      - Что-то нынче на одно лицо тилигенты эти: сейчас в очках, а через час в канаве. Я вас раньше-то не видела. Сидели что ли?
      - Почему сидел? - Сигорд осмотрел себя с головы до ног. Нет, вроде бы, все самое приличное на нем: новые, четвертые по счету брюки (двое рабочих штанов он сносил уже за лето и пришлось их выбросить), чистая, не мятая рубашка. Ботинки... не чищенные, правда... но жалко ради них покупать щетку и эту бежевую дрянь в тюбиках...
      - Да волосы у вас... Вроде и не так уж под корень короткие, а ровные по всей голове, отращенные как бы...
      Титус забулькал, засмеялся:
      - Ой, не могу! Слышшь. Сиг? Она у нас на весь район самая глазастая! Все видит, все подмечает! Нет, Розочка, это он своей волей налысо постригся, при мне. Весной еще дело было. Сколько яиц кладешь?
      - Сколько надо. Шесть кладу, половину дюжины. Яйца нынче крупные попались, не как вчера.
      - Умница моя! Только давай быстрее, жрать хочу, пить хочу...
      - А еще чего ты хочешь? Хотелка не соржавела еще? Так, я коньяк убираю в кладовку, раз вино есть на столе. Хочет он, видите ли!..
      - Розик, пупсик ты мой! - Титус, видя, что его драгоценная половина пребывает в благодушном настроении, успокоился, разжался и стал таким же, как и до ее прихода: пьяненьким, решительным и веселым. - Убирай его с глаз долой! Все, вином обойдемся. Но далеко не прячь, а вдруг сгодится? Стакан хорошо помой.
      - Сейчас как стукну тебя этим стаканом по бестолковке! Он меня учит что и как мне мыть, а? Ишь ты, тиран на мою голову...
      Роза звучала на высокой ноте и довольно громко, но на удивление не резко, по ушам ее крики не били. Яичница на большом огне требовала постоянного присмотра, и Роза поддерживала разговор почти отвернувшись, разве что когда говорила - показывала красную правую щеку, да и то в одну четверть. Из одежды напялены были на ней грандиозных размеров трикотажная розовая майка и коричнево-зеленая юбка ниже колен, стояла она крепко, босиком на линолеуме, смуглые ноги изрядно в растопырку - видимо, чтобы жирные ляжки отдыхали, не давили одна на другую . Черные без проседи волосы на затылке - в пучок - открывали взорам короткую потную шею.
      Сигорд попытался вспомнить - и ужаснулся: сколько лет у него ничего не было с женщинами! Сколько бомжует, столько и не было, даже подольше на годик-другой. Не было и не хотелось. И сейчас совсем даже не хочется... Старый стал, да и экстерьер не вдохновляет.
      - Ой, что-то я сегодня ноги натерла... И на улице-то жарко, и дома-то душно, да еще прокурено все насквозь, да еще и эта чертова плита ... Ой, устала...
      - Так, а что ты в туфли та вырядилась, надела бы башмаки, они тебе по ноге.
      - Дурак ты. Не там у меня натерто...
      - А где, а, Роза? - Титус загыгыкал, опять брызнул слюнями, Сигорд промолчал нейтрально, а сигарету, искуренную только наполовину, немилосердно и тотчас же затушил и расплющил.
      - Ох, и дурак же ты, кочерыжка! Ох, и дурак!.. Порядок, господа сеньоры, готово дело. Стол очищайте под тарелки. Живо.
      - Да мы из сковор... Все, очищаем, очищаем!. О, командирша. Индейская ацтекская кровь, дикарский темперамент. Мало их Кортес кострами учил. Стаканы давай!
      - А сам-то кто? У меня не десять рук. Пусть... Сигорд сам возьмет. - Роза явно избегала называть Сигорда на ты, но и на вы уже не хотела, понимала, что неоднородное тыкание-выкание в компании из трех человек выглядит смешно.
      - Вот отсюда? Я возьму, возьму...
      - Не на стол, а сюда, я сполосну. Спасибо.
      - Я так понимаю, это у вас студия?
      - А, чего? А, да. Точно, по реестру моя халупа считается студией. А что она за студия, почему студия - знать не знаю. Может, вы объясните? Что здесь студенты раньше жили?
      - Не студенты, а художники. Вон у нас какие окна здоровые, до полу! Это называется - французские.
      - Да хоть зулусские, не тебя спрашиваю. Твое образование мне уже вон как хорошо знакомо, вот по сюдова! - Роза хлопнула себя по огромной ягодице и получилось так громко и звонко, что все трое рассмеялись. Остатки неловкости и напряжения от присутствия нежданного гостя растаяли в воздухе вместе со шлепком.
      - Студия, если я правильно помню, это даже не столько из-за окон и студентов...
      - А почему тогда?
      - Ну... Плита и сортир здесь же, в жилой комнате расположены. По крайней мере изначально так было. Это совмещение только в студиях разрешено.
      - О как! В точку, да! Я когда одна-то жила, когда сюда-то переехала, так мне унитаз в комнате ничем не мешал... У меня еще и душ есть, сейчас покажу. - Роза отставила сковородку с готовым блюдом на соседнюю конфорку и пошлепала к ширме. - Вот здесь можно душ принять, когда жарко... Протекает только, собака, и не заделать никак. Ну, бывает, что всем стояком друг друга и заливаем: я нижних соседей, а меня верхние. - Роза показала на скукоженный угол потолка. - А как Титус стал вокруг меня ошиваться, ночевки да поживки здесь устраивать, так пришлось унитаз-то огородить, чтобы все прилично было. Откупоривайте там, я накладываю. Вон штопор стоит, вон та фитюлька.. И оливье уже подоспел, а то что это обед из одного блюда? Супа сегодня нет, мы его утром съели, зато салат и второе.
      - Э. э, Сиг! Руку-то прими, пролью же!
      - Нет, себе наливайте, я не буду пить.
      - То есть, как это ты не будешь пить? Ты что, спятил, что ли?
      - Не спятил. А третьего дня был на исповеди и после этого дал себе зарок: до Святой Троицы - капли в рот не возьму.
      - Да брось ты, в самом-то деле. Даже в церкви причащают вином покрепче вот этого вот. Брось, Сигорд, не дури.
      - Я не дурю. Но и ты пойми: я ведь не только себе или другому человеку обещал...
      - А кому? - Титус наморщил лоб, все еще не в силах представить, что человек может добровольно отказаться от выпивки в хорошей компании. Но тут вмешалась Роза:
      - Это как раз ты дурачок, и алкашина вдобавок! А человек святое причастие принял и святую клятву дал! И нечего тогда спаивать! Давай стакан, я туда холодной водички налью. Как яишенку подъедим - попьем хорошего кофейку с печеньем, у меня есть печенье, хорошее, с арахисом, если только этот шныряла вчера не нашел и не сожрал, пока я на работе была.
      - Да не нужно мне твое печенье! Слушай, Сиг... Вот жалость-то какая. А в честь чего ты зарок такой дал?
      - Причины личные и я не хотел бы о них распространяться. Грехи, скажем так. Грехи, которые людям неподсудны, а все равно грызут...
      - Ну... Нет, это несерьезно.
      - Еще как серьезно. Зарок перед алтарем - это очень серьезно. Но я и водой преотлично обойдусь, поддержу компанию. Вы с Розой пейте на здоровье, а я так порадуюсь - и встрече, и тостам.
      - Нам больше достанется. Ладно, тогда первый мой тост: за встречу! Чтобы такие ребята как мы с Розой и ты, Сиг, почаще встречались друг другу на жизненном пути!
      - Ты закусывай, не забывай. И вы кушайте, Сигорд, кушайте.
      Яичница с колбасой была жирна и вкусна, себе Сигорд такие роскошества не позволял. Однако, пожалуй, мог бы уже... Почему нет? Сковорода у него теперь есть, хотя и неудобная, греть долго, яйца - поштучно продаются, не только на дюжины... Кетчуп - это круто, дорого, но решаемо. До салата ему еще далеко. Хлеб он такой же ест. Реально. Только...
      - Гм... Тогда второй тост. За то, чтобы все мы трое тут перешли на ты!
      - Ха-а-ха-ха! Ой, молодец какой, ой не могу! Главное дело - только я сама хотела так же сказать - с языка сорвал!
      - А третий будет за дам! За прекрасных дам!
      - Погоди, Тит, мы еще второй не выпили, а ты уже с третьим лезешь. Салатцу еще, давайте, давайте, господа, чего на ночь-то оставлять!
      - Розочка, я же просто анонсировал...
      Хозяева прихлебывали столовое вино, как Сигорд воду. Протрезвевший было Титус на старые дрожжи вновь охмелел, а Розе хоть бы что - так и оставалась жаркая, потная, громогласная и внимательная к застольным мелочам: тарелки прибрала, салфеточки дала, крошки и пятна стерла, воду вскипятила, кофе достала...
      - Я этого растворимого кофея не пью никогда. Дерьма накидают, натолкут, сверху опилками присыплют - вот вам и кофе готов, пожалте к столу! Нет уж. Люди мы бедные, но я зерна сама-то выберу, прикуплю, да дома-то обжарю, как меня матушка-покойница учила, да в кофемолке-то ручной намелю, чтобы не мука, но и не камешки... Или вот этому гусю поручу молоть, но редко когда, испортит не то...
      - Когда я тебе чего портил? А? Нет, ты скажи!..
      - Тихо! Смирно сиди, не то спать отнесу и подушкой придавлю. А кофемолка-то еще от бабушки досталась, там во всех еённых частях, даже в железе, сплошная экология, ничего химического. А турка моя! Глянь Сигорд, туда ровнехонько четыре нормальных чашки помещается! Старинная турка, еще довоенная. Ну глянь!
      Сигорд с видом знатока рассматривает и великанскую турку, и кофемолку. Вкуса кофе он просто не помнит, потому как и в прежней жизни предпочитал чай. И коньяк. Вернее, он английский бренди любил: и пить, и чтобы пузо бокала об ладонь грелось. Пати, халдеи, дамы в вечерних туалетах, бабочка с непривычки на горло давит... Как сны вспоминается все... Каждый день галстук надевал...
      - Это антикварная вещица. Лейбл на дне выдавлен... Таких теперь уже не делают.
      - Где? Ого, а я и не знала! Титус, ты только погляди! Вот именно что не делают. Сейчас я... Меня не отвлекать! Я кофе варю!
      Но никто и не думал ей мешать: Титус задремал по пьяному делу, Сигорд тоже сомлел от сытного домашнего обеда и сидел, навалясь локтями на стол: во рту сигаретка (Роза разрешила - и видно что от души, а не из вежливости), по телевизору скачут какие-то полуголые в перьях, поют. Так бы и сидел сто лет, дремал бы и думал ни о чем...
      Кофе оказался неожиданно вкусным для Сигорда, однако от второй чашки он с сожалением отказался, потому сердце вдруг застучало в грудную клетку часто-часто, отогнало сон, и дышать стало труднее.
      - Да, верно, варю - так варю! - Роза засмеялась довольная, затрясла широченным бюстом. - Кофе, я давно поняла, должен быть крепким, иначе и вкуса в нем нет. А я сама, бывало, целую турку наверну одна - и хоть бы что! Еще и спать лягу. Редко, редко когда кофий-то до сердца докатится, нет, весь так в желудке и пропадает. Давай пока телек выключим, пусть Тит подрыхнет немножко, не то проснется да опять заорет. Съешь-ка еще печеньица, Сиг, сейчас сердечный стук и пройдет, он от кофия долго не держится...
      И верно, через четверть часа неровное сердцебиение прошло, Сигорду задышалось. Титус окончательно захрапел, выпустив слюни, и Роза, выключив телевизор, отнесла его на широченную и пухлую, как она сама, кровать, заверив, что Титус оклемается через полчаса, но уже трезвый. Розу же ничто не брало - ни вино, ни кофе, ни коньяк, накануне выпитый, и Сигорд осторожно приступил к вопросам, ради которых он, собственно говоря, и решился на визит с подарками.
      Роза действительно торговала шмотками и разной прядильной мелочью, но не на той барахолке, где Сигорд впервые купил себе штаны у толстухи, еще более жирной, чем Роза, а на так называемых Дюнах, в 'намытом' прибрежном районе, с помощью насыпного грунта отвоеванном у залива. Барахолка находилась менее, чем в полукилометре от промышленной свалки, куда свозили отходы близлежащие предприятия легкой промышленности. Как это всегда водится, помимо 'лицензионного' мусора, то есть вывозимого по договоренности с городскими и районными властями, свалка стала местом захоронения и мусора 'дикого', принадлежащего частным лицам, мелким фирмочкам, воинским частям, поликлиникам, кинотеатрам... И штрафовали нарушителей, и под суд отдавали, и поборами изводили, и взятками иссушали... А свалка все равно пополнялась самыми разными способами, дикими и цивилизованными. На ней тоже, как понимал по рассказам Сигорд, жили и промышляли нищие и бомжи, но в куда более скромных масштабах, нежели на той свалке, с которой Сигорду пришлось уйти, потому как поживиться им там особенно нечем. Торговки вроде Розы почти каждую неделю скидывались и у прикормленных шоферов покупали в складчину 'некондицию', брак с нитепрядильной фабрики, который потом делили по справедливости, сортировали сами и уже продавали от себя. Это не было основным их промыслом, но все-таки давало известный навар, за который приходилось биться с другими торговками и иногда в прямом смысле этого слова, буквально драться. Роза увлеклась и Сигорду пришлось выслушать четыре истории подряд о страстях и драмах барахольного мира, с подробным перечислением имен действующих лиц, предысториями, биографиями, даже с эпитафией в одном из случаев.
      Называла она и цены, перечисляла номенклатуру, однако Сигорд даже и не пытался запомнить, ему важнее было понять общую ситуацию - стоит ли пробовать? Да а куда деваться? Придется пробовать, ибо денежки имеют прескверную тенденцию уходить навсегда, если не подманивать к себе новые, неустанно и ежедневно...
      - Что? А, нет, один живу. Комнатенку снимаю. Полчаса пехом от вас, если на трамвае - совсем рядом...
      От вопроса - сколько стоит снимать комнату в их районе - Сигорд довольно ловко уклонился, потому что не представлял даже примерных цен и боялся попасть впросак.
      - Сто пятьдесят за однюху? Ты шутишь, Роза?
      - А что, много, что ли?
      - Да... Я бы сказал - справедливо, а не много. Не сказать, чтобы мало - но по нынешним временам вполне. А коммунальные?
      - Коммунальные сам. Или за дополнительную плату. У меня Патя, соседка, и рада бы сдать - ну я же о ней только что рассказывала, что у нее свекор и муж померли, когда она в отъезде была, а потом когда приехала и удивилась, что ее не встретили...
      - Да-да, я помню, ты же рассказывала. Ну и что она - готова сдать комнату?
      - Готова-то готова, да стремается - обормотов полно, обманщиков хоть ж... ешь, а платить вовремя никто не хочет. Слушай. Сиг, может, ты хочешь переехать?
      - Хм... Я думаю.
      Роза сначала загорелась новой идеей, но быстро опомнилась и поглядела на Сигорда уже другим, испытывающим взглядом.
      - Думай, мне не жалко, но имей в виду: мне бы не хотелось подругу подводить, что вот, мол, кого ты мне сосватала!
      - Это понятно. В свою защиту скажу лишь, что не пью и при деньгах. - Сигорд вынул из кармана небольшую 'котлетку' червонцев, заранее приготовленную на тот случай, если разговор окажется похожим на дело. Он, правда, имел в виду совсем другое направление беседы, связанное с куплей-продажей всякого разного барахла, но... Дорого снимать комнату, квартиру, да, а все же деньги целее будут в отдельном жилище под замком. Целее. Не раз и не два мучил Сигорда сон, как возвращается он со свалки под вечер, а на месте дома руины и никаких денег у Сигорда больше нет... Однажды после такого сна попытался он на себе носить все накопленное - еще хуже вышло, сердце чуть не отказало, когда лягавые зачем-то остановили...
      - Так это ты сегодня не пьешь, а через день запьешь. Впрочем, все сейчас пьют. Ладно, скажу я ей завтра. А может, ты сам к ней подойдешь, я познакомлю?
      - Договорились. Во сколько и куда приходить-то?
      - К нам на барахолку. Всего лучше - к пяти. В шесть-то она закрывается, а в пять все еще на месте, кто торгует. А народу мало. Погоди, не собирайся, я еще кофейку заварю...
      - Да куда мне! Титус, я смотрю, разоспался.
      - Угу. Может, устал, а может оттого, что пьет третий день. Да все равно он кофе не любит, все больше чай. Да молока-то в доме нет, под чай-то, а я на ночь глядя не пойду. А что мы как неродные сидим, давай телевизор включим? Проснется от шума - так и хорошо, ему пора, а то ночью извертится, локтями синяков мне наставит. Ты смотри пока, а я заварю. И не бойся за мотор, я тебе пожиже кипяченой водичкой разведу и будет в самый раз.
       Кто же пойдет своей волей из уюта на улицу? Сигорд с удовольствием согласился посидеть еще, покурить, поболтать, похрумкать анисовым печеньицем.
      - А это еще кто такой?
      - Как кто? Кутон, президент наш.
      - Погоди. Какой президент?
      - Такой президент, отец нации. Леон Кутон - штопаный гондон, Титус дурачок всегда его так зовет.
      - Погоди, погоди, Роза. А Муррагос? Муррагос куда делся?
       Роза чуть приглушила звук и заколыхалась в своем кресле, устраиваясь поудобнее, - смеяться над Сигордом. Вдруг опять вскочила - и к плите.
      - Да ты чего, Сиг? С ума ты спятил, что ли? Он уже лет десять как помер, Муррагос твой! Вот наш президент. Поначалу-то казалось, что получше будет: арестовывать прежних взялся, порядок наводить, то того, то этого, шишек всех подряд, расстреливать кто воровал, а потом все как прежде покатилось... Ну-ка... Ой, люблю жир со сковородки подбирать, самая вкуснота в нем.
      - Хм... Да. Действительно ум за разум заехал. Вот что значит не следить за политикой.
      - А кому она нужна, политика твоя? Только задницу ей подтирать. Что, все-таки собрался? Не будешь Титуса ждать?
      - Нет, пожалуй. Пойду, пора мне, да и смеркается уже. Пусть себе спит до утра, успеем еще, наболтаемся. Так я завтра подгребу к пяти?
      - Я всегда на месте. - Роза промокнула рот оставшимся кусочком хлеба, проглотила его и отошла от плиты. - Увидишь красный такой пожарный щит, почти в центре второго ряда, если от ворот считать, так я возле самого щита, с той стороны где рулон с гидрантом.
      - Найду. Ох, спасибо за стол и прекрасный вечер, Роза! Был очень рад познакомиться.
      - Взаимно. - Роза опять бросила в него оценивающий взгляд, но - не женский, внимательный и не больше: и сам он не полыхнул, и Сигорда не вскипятил.
      День на исходе февраля все еще долог, но лето уж катится под горку, и чем дальше, тем стремительнее. Ночь исподволь набирает густоту и сырость, и утру, чтобы проснуться побыстрее и оживиться по-летнему, уже необходимо устойчивое безоблачное небо. Вечер вроде бы и не спешит никуда: то надвинется с тучей и скорыми сумерками притворится, то вдруг спрячется куда-то в тень от низкого солнца, но ненадолго... Фонари зажглись. Все. Это значит, что день завершен и что лето в Бабилоне заканчивается.
      Поверх одеяла обязательно следует накинуть и покрывало, так теплее. Зимой, по большому-то счету, и три одеяла не помогут, когда батарей нет и сквозняки толщиной с крокодила. Весной - так сяк, перемогся, выдержал, а зиму... очень проблематично. Кости ноют, легкие трещат, утром высунешься из под одеял - уже озноб, а ведь даже не осень. Нет, сейчас-то как раз тепло, воздух мягкий, теплый... Сигорд поудобнее сворачивается под одеялом и покрывалом, чешет ногу, потом поясницу, переворачивается на правый бок, потому что не лежится ему на левом, дышать труднее, когда он на левом боку... Дом тоже вздыхает, вслед за своим постояльцем, и словно бы ерзает, но не суетно, а лениво, пытаясь устроиться поудобнее и заснуть. Сигорд научился слышать и различать все шорохи и всхрипы своего симбионта: дом ведет себя обычно и ничего не подозревает... Человеку довольно быстро удается отогнать от себя все мысли, мечты, опасения и уколы совести, он даже сквозь сон ощущает себя предателем по отношению к дому, но, если подойти к этому с другой стороны...
      Дождь. Вот докука: дождь с самого утра. Одно хорошо - водяной метелью хлещет, а не мелкой изводящей слякотью сыплется. Здоровенная жирная туча, осенний привет из Антарктиды, если постарается, способна неделю подряд ходить на головы бабилонцам вот эдакой моросью, выматывать им нервы своим подлым полудождем, испражняться полутуманом, но буйный ливень, такой как сегодня утром - нет: ливень долгим не бывает. Надо ждать. До пяти часов времени полно: хоть спи, хоть песни пой - и еще останется, девать некуда. Сигорд пополнил запасы воды, побрился почище, дважды пересчитал деньги, позавтракал без хлеба, бульончиком одним, - не кушается ему... Вот и завтрак тот же, бессмысленная вещь: к трем часам пополудни - да хоть ты кабана утром сожри - ничего не остается, желудок опять еды просит. Так уж лучше и не напрягаться, перетерпеть, бульончиком сполоснуть кишки - и харэ.
      Щели бы придумать чем заделать в потолке, да теперь чего уж... Мысль снять себе комнату так захватила Сигорда, что ему на месте сидеть невмочь, хочется бежать неведомо куда и поторопить события, лишь бы не маяться тут ожиданием. А чердак - да, дыра дырой: ни пожить, ни обустроить... Заходи кто хочешь, убивай, грабь, обыскивай...
      Нет! Нечего тут день и утро высиживать, тем более, что и дождь утих.
      Дождь прекратился не вполне, просто умерил прыть, и Сигорд побежал 'в город', как он это для себя называл, но не просто так, а в легкой нейлоновой куртке с капюшоном, в куртке по карманам - два полиэтиленовых мешка 'на всякий случай'.
      Греть она не грела, куртка, и от дождя спасала не сказать чтобы с ног до головы (сырости перепало и заднице, и переднице), но свои деньги окупала более чем вполне, а обошлась она Сигорду в один талер. Вечером - Сигорд заранее знал это - поясница будет ныть, ноги откровенно болеть, но сейчас белый день на дворе и вроде как не напряжно жить и пошевеливаться... Вот странность: когда пил и жил как в тумане, все болячки были при нем, но словно бы не осознавались, особенно под балдой, а как бросил пить - из организма труха посыпалась, отовсюду, куда ни ткни: зубы, сердце, глаза, печень, руки-ноги, спина... Боже ты мой... Ой, первый раз нагибаться!.. ой, второй. И еще! Истинный клад! Забыв про скрипящую спину, Сигорд согнулся и принялся плотно прочесывать буйные, но уже полегшие травы в заброшенном сквере. Видимо, здесь сымпровизировали пикник на природе: полно огрызков, объедков, бумажек, полиэтилена... И пятнадцать пустых бутылок из под пива! Две коцаных, итого тринадцать, делим пополам - шесть с половиной талеров!
      Может быть - хрен со всеми этими свалками, а лучше бутылки собирать? Нет, тяжелы бутылочки...
      Сигорд пересчитал вырученные шесть талеров пятьдесят пенсов, спрятал поглубже в специально пришитый карман под мышкой и отдышался, наконец.
      Во-первых, тяжело таскать стеклянную посуду, которая совсем даже не пластмассовая, руки от нее ломит не шуточно, хотя, может быть, и с непривычки боль. Во-вторых, такие 'клады' - не часты. То, что бутылки достались ему - не совсем случайность, ибо он привык рыскать взором по земле, искать что-то такое полезное. Да и знал это место, удобное для распитий, но все равно - не каждый день бывает столь удачным на находки. Далеко не каждый день. В третьих - конкуренты, свои территории стерегущие, не драться же ему с каждым ханыгой? Хотя этот участок быть может и не принадлежит никому... Да и черт бы с ним! Не будет Сигорд бутылки специально собирать! Подвернутся - дело другое, талер к талеру, что называется... Сигорд вдруг остановился и замер под мелким дождем, полный ужаса: одежда! Страшно было наклонить голову и посмотреть на штаны - только что ведь, получаса не прошло, коленками по мокрой траве терся, наверняка зеленые теперь. Ф-фу-ух... Мокрые, но не зазелененные. Следовало немедленно возвращаться и любым способом сушиться, чтобы через три часа... даже меньше, чем через три, быть на барахолке при полном параде.
      И поспешить бы, но как назло поперла удача: словно бы добрые, но злорадные гномы подбрасывали к нему на маршрут соблазнительную стеклянную 'пушнину' - пришлось собирать, не отказываться же от денег, которые сами в руки плывут. Девять бутылок - это четыре с половиной талера, да плюс шесть с половиной - на круг выходит полная дюжина талеров, червонец и монета! Поневоле задумаешься, когда за полтора-два часа сбора - полудневная норма прибыли, которую Сигорду приносила вся его команда сборщиков массы. Тем более, что здесь ни понукать, ни контролировать, ни штрафовать никого не надо, охранять ничего не надо, строить взаимоотношения... Десять и одна - это одиннадцать, а не двенадцать, обидно! Вот бы еще пару бутылочек для ровного счета... Сигорд чуть было не развернулся от самого порога - искать недостающее, но пересилил в себе азарт и жадность образом любимой кружки с горячим сладким чаем. Конечно, это был не настоящий чай, а 'европейский', из пакетиков, без молока, но Сигорд закрывал глаза на несуразность названия и привык называть напиток чаем. Штаны на веревку, под сквознячок, а для тепла и приличия - запасные надеть, задницу прикрыть от простуд; можно бы и подремать часок, но лучше не рисковать.
      - Что ты скрипишь, старый? Думаешь, мне не страшно уезжать отсюда черт знает куда и хрен знает зачем? Очень страшно. И денег заранее жалко. Но зима на носу - как ее пережить на этом твоем чердаке? Кулаком лед в корыте долбить, чтобы попить и умыться? Ты уж не сердись, что я отсюда намылился, тоже ведь не мальчик, должен понимать, каково старым костям на холоде да в сырости. Хоть бы солнышко выглянуло - так-то тяжко смотреть на февраль из худого окна, да знать, что впереди настоящая осень, что гораздо хуже февраля, а за нею - зима, которую пережить - проблема проблем. Сигорд закашлялся и потушил окурок. Курить бы надо поменьше - разбаловался на больших деньгах, в день полпачки уходит - только так! Зябко, еще кружечку надобно, со свежим пакетиком. Да, а чего жалеть? Он сегодня ни на какой навар не рассчитывал, а одиннадцать талеров - вот они, вот. Нет, стеклом он заниматься не будет, это ненадежно и несерьезно, уже спина заныла...
      Так Сигорд и скоротал оставшееся до встречи время, выкурив шесть сигарет без фильтра и выдув полные три чашки с горячим сладким чаем, на двух пакетиках настоянным. Его бил озноб от предстоящего неизвестного, но отступить и встретить зиму на прежнем берегу, без заработка, без здоровья, без тепла - нет, нет и нет.
      Вперед. Сигорд, вперед!
      А уж страх ли перед будущим тебя гонит, алчность ли, воспоминание о красавице Весне - твое личное дело.
      Оказалось, что напрасно потел Сигорд, переживал, кроил и строил громоздкие конструкции разговоров со всеми ответвлениями, потому что знакомство с 'лендлордихой' Патрицией Смит, в просторечии - Патя, оказалось легким и быстрым, условия ожидаемыми: сто пятьдесят в месяц безо всякой регистрации в муниципалитете, платить за месяц вперед, каждого первого числа нового месяца. Патю не удивил и не испугал ни сам Сигорд, ни его обноски.
      - Эх, я думала, помоложе будешь. Сколько тебе - шестьдесят?
      - Около того, - ответил Сигорд, которому в октябре исполнилось пятьдесят два. Его обрадовало, но все-таки в глубине души даже огорчило, что рыхлая и неопрятная Патя забраковала его в качестве потенциального жениха. - А эти как платить? Ну, коммунальные платежи? - слово 'коммунальные' с трудом, но самостоятельно всплыло в его мозгу, спасибо Розе.
      - Могу и я, чтобы тебе не заморачиваться и в конторах не засвечиваться. На круг выходит 16-18 талеров в месяц, но если я буду в банк ходить платить - добавляй двадцатку, лишние два талера - типа за труды. Ну а если очень зажмотишься - плати восемнадцать, но сам. Тоже вперед за месяц.
      - Не зажмочусь, да и банки не люблю. Телевизор есть?
      - Еще чего! За сто пятьдесят ему телевизор подавай! И телефона тоже нет. И стиральной машины, и патефона, и... Радио есть. Три программы.
      - А плита? Кровать хоть есть?
      - Обижаешь, Сиг. Кровать настоящая, шкаф в комнате есть, плита газовая, не спали дом. Абажур, туалет отдельный. Душ работает, ванна не работает. Зимой тепло. Соседи в соседней квартире тихие. Крыс нет уже второй год, санэпидстанция всех вытравила, вместе с бомжами и кошками. Одним словом - пять звездочек.
      - Стоп! При чем тут пять звездочек? Про проставку никакого разговора не было, тем более, что я не пью! - Сигорду не улыбалось ко всем безумным тратам добавлять еще и проставочные, которые не меньше чем в полтинник встанут, плюс пьяная компания в его жилище!
      - Да я про гостиницу говорю, а не про коньяк, что, мол, отель пять звездочек! А ты сразу жилиться! Роза мне говорила про твой зарок, так у нас их каждый второй каждую неделю дает, зароки эти, а потом взад забирают и мордой в грязь! Пьянь на пьяни живет и пьянью погоняет.
      - У меня не так. Сказал - значит в завязке.
      - Если будешь буянить и все портить, а главное - не платить, враз выгоню, у меня есть кому пожаловаться, так и знай.
      - Сама не наезжай попусту, - дерзко огрызнулся Сигорд, - и тогда все будет в шоколаде, без единой проблемы. Когда дворец будем смотреть?
      - Хорошо бы, чтобы в шоколаде... Сначала все соловьями поют. Что? Так если у тебя время есть, сейчас же и пойдем, это недалеко отсюда.
      - Сколько недалеко?
      - Я обычно от дому до барахолки своим ходом за пятнадцать минут добираюсь. Четыре квартала. Устраивает?
      - Более чем.
      Патя обернулась к Розе, молча и сосредоточенно сидевшей у своего лотка, - та видимо напрягала слух, пытаясь разобрать беседу:
      - Роза, мы пошли! Пока! Вечерком поговорим! - Патя жестами подтвердила свои намерения и при последних словах залихватски мазнула по шее ладонью. Роза ответила, и хотя шум между ними помешал услышать - что именно, обе подруги не усомнились, что поняли друг друга правильно.
      Патя вышла с территории барахолки и взяла курс на запад. Через десять минут Сигорд осторожно возликовал: путь шел прямехонько к промышленной свалке, это в перспективе делало его будущую жизнь проще и удобнее. Еще пять минут - и действительно:
      - Пришли. Вот он - мой дом. Вот мои окна: одно сюда выходит, а другое во двор.
      - Так у тебя что, первый этаж?
      - А ты какой хотел? Пятый? Так в него с крыши течет. Чем недоволен-то?
      - Нет, я просто спросил. Поначалу-то не сообразил, привык, что всегда живу на... повыше, чем на первом.
      - Так тебя устраивает, или нет? Или зря сюда шли?
      - Этаж мне по фигу, если остальное в порядке.
      Сигорд с робостью озирал предполагаемое жилище: не верилось, что он - и вдруг получит право здесь жить. Унитаз не только с подковкой-сидением, но даже и с крышкой... Вода в кране холодная и горячая - любую выбирай!
      - Ванна не работает. Слив засорен. Во всем стояке засорен, сверху до низу, а не только у меня. Дом-то тридцать лет без ремонта.
      - А ты говорила - душ есть?
      - Есть. Если договоримся - научу пользоваться. Это вон там. За ширмой.
      Входная дверь вела не прямо в комнату, а в 'тамбур', тесный коридорчик метра на два квадратных, но и он показался роскошью ошеломленному Сигорду. Под потолком не просто лампочка, а плафон на два гнезда. В совмещенном санузле не просто лампочка, а матовый плафон поверх. В коридорчике - и то абажурчик, но лампочки в нем нет.
      - Да, светло у тебя здесь, несмотря что первый этаж. Вот что значит - два окна!
      - А то! Окна я недавно вымыла, все чин-чинарем. Мебели-то много у тебя?
      - Своей? Еще не знаю. Я не люблю заморачиваться и обрастать. Как правило, мне хватает съемного.
      - Хозяин барин. У меня лишнего нет. На кровати комплект белья застелен - стираный. Будешь съезжать - отдашь. Остальное - сам стели, свое. Стол, оба стула, кухонный стол - все здесь оставляю, живи, пользуйся, только не ломай.
      - Занавески с окон забираешь?
      - Занавески? - Патя сморщила нос, обнажив толстые желтые зубы, и уставилась на занавески, закрывающие уличное окно. Потом скрипнула шеей и уставилась на другие. Явно забыла она о занавесках и теперь думала.
      - А тебе они мешают?
      - Да нет. Пусть висят, есть не просят. - Сигорд испугался вдруг, что сейчас воспоследует попытка надбавить плату. - А хочешь - забирай, если сердцу дороги. Снимай и забирай свои пылесборники.
      Потолки в комнате далекие, метра три с кепкой, кольца с карнизов снимать - высоко надо лезть, и Патя вздохнула.
      - Ну пусть висят, раз не мешают. Так что решил-то?
      - А что половицы так скрипят?
      - Старые, вот и скрипят. Так паркет и того хуже скрипит, да и натирать его надо, не то облупится. А половицы покрасил раз - их на три года хватает и больше, знай подметай, не ленись, да тряпкой протирай. Тряпка и ведро под умывальником. Так что? Подходит тебе, нет?
      - Подходит. Итак: сто пятьдесят в месяц, плюс поборы - двадцатник.
      - Какие поборы? - Патя вылупила глаза на Сигорда, не понимая, откуда на нее валится еще двадцатка.
      - Сама же говорила про коммунальные услуги и свет.
      - А-а. точно, да. Там как раз двадцатник и выходит, может немножко больше.
      - Ты же говорила - шестнадцать выходит на круг, вместе с водой и электричеством, а до двадцатника округляем тебе за труды.
      - А вдруг ты почем зря электричество жечь начнешь, - нашлась Патя. - дело-то к зиме
       катится.
      - А батареи на что? Или не греют? - Патя замялась.
      - Да греют, куда им деваться, но котельной-то не я заведую. Хорошо, пусть двадцатник. Сто пятьдесят и двадцать... куда я очки-то девала...
      - Сто семьдесят.
      - А, вот они. Сто пятьдесят и двадцать... Всего - сто семьдесят. Вот, погляди. - Патя развернула калькулятор, чтобы Сигорду было видно. Тот безропотно поглядел и кивнул.
      - Результаты совпали. Что у нас дальше?
      - А чего дальше? Гони монету - и вот тебе ключи. С сегодняшнего дня счетчик и пошел. Сегодня двадцать восьмое, значит...
      - Э, нет. Счетчик пойдет с завтрашнего числа, я с собой наобум деньги не ношу. Завтра с утречка, часиков в девять - другое дело. Я приду, расплачусь, возьму комплект ключей...
      - Да комплект-то - два ключа. Вот они, смотри: один...
      - Завтра, Патя, завтра покажешь. Видишь, смеркается, мне нужно упаковаться и подготовиться. Завтра в девять будешь здесь ждать?
      Патя разочарованно буркнула какое-то ругательство и перекрестилась.
      - Буду. Не обманешь сам-то?
      - Нет.
      - Ну так что тогда и разговоры городить? Иди, собирайся да пакуйся, а я подмету, стол и плиту протру, да к себе поползу. Действительно уже темно. Было лето - а как не было его. И за что нам такая тоска? Без радости люди стали жить, не весело, не то что раньше.
      - Это оттого, что раньше люди моложе были.
      - Как это?
      Но Сигорд не стал объяснять - как, и закрыл за собой дверь. Кстати говоря, дверь-то хоть и деревянная, но тяжелая, основательная, пинком такую запросто не выбьешь. Замок поменять бы, да... Потом видно будет, на чем можно жадничать, на чем нет. Сначала заселиться надобно.
      Деньги, если честно, лежали при нем, сотня одной бумажкой, да другая сотня десятками и помельче. Но жалко было денег и страшно было сделать последний бесповоротный шаг. Заплатил бы - уж не вернуть, заселяйся. А так - хоть иллюзия есть, что все еще можно переиграть, отказаться. Оставить как есть? Слово? А что - слово? Кто слышал, как он его давал? И как можно верить слову бездомного алкаша, который и имя-то свое, при рождении данное, вспомнил едва-едва? Да и вообще, слово не ворон, глаз не выклюет... Нет, нет, конечно, ни от чего он не откажется, ни от слова, ни от съема квартиры, это он так шутит самому себе... Но все равно страшно.
      Собираться, собираться, собираться... А нечего и собирать. Только деньги. Лежанку он не возьмет и корыто тоже. Бутыли... Вот бутыли жалко оставлять, десятилитровые, с винтовыми крышечками... Нет, там есть водопровод, хрена ли ему крышечки и вода в пластмассе. Шмотки. Ничего... почти. Только то, что на нем и еще штаны одни, рабочие и сапоги рабочие, грязь месить.
      А сковородка? Неделя с хвостиком, как она у него... О, мама дорогая! Сковородка тяжеленная... ломы ее носить, да и смысла нет. Купил, попользовался один раз и пустил в расход - мультимиллионер, называется. Сколько чугуна не досчитаются плавильные заводы 'Норсстилла'!
       Патя со своего плеча предоставляет ему сковородку и чайник. Зато ложку, вилки и ложечки надо взять, столько алюминия грешно бросать на произвол судьбы. Бритвенный прибор не забыть ни в коем случае. Кружки. Все три надо взять, все три. Чай, кубики, сахар... Что еще? Все, что ли?
      Дом вслушивался, вдумывался в бормотание человечка и отчего-то забеспокоился. Что-то было не так. Дом ясно помнил, как человек приносил все эти предметы, один за другим, раскладывал их дрожащими пальцами, прятал, чистил, теребил... Бумажки, которые в стеклянной и жестяной банках прячет, так вообще чуть не языком ласкал. А теперь вдруг хватается он то за одно, то за другое, какой-то тюк свил, веревкой перевязал... Раньше чуть ли ни спал в обнимку с этими белыми канистрами - теперь пинает. Что-то непонятное и плохое происходит посреди глубокой ночи, спать бы уже давно пора. А дом не спит, потому что человечку не спится. Хоть бы он, человечек этот, в кошмарах кричал бы, стонал бы, все лучше чем так вот по чердаку маяться. Нет, не засыпает...
      Сигорд не то что не спал - он глаз сомкнуть не мог. Впрочем, и не пытался. Деньги - он их уже четырежды пересчитывал, даже это ему опротивело сегодня. Три восемьсот двадцать, включая бутылочный урожай, минус проставки и прочее. Вещи собраны, спать не хочется. Сигорд подумал немножко, поморщился от досады и принялся распаковывать собранное, искать заварку, сахар, кружку, ложечку... Потом все это надо споласкивать... Впрочем, почему бы и нет? До утра далеко, надо же чем-то себя занять?
      Нет, но как он так умудрился не знать, что в стране уже много лет новый Господин Президент! Сигорд ведь не поленился вчера, проверил по уличным газетам: Президенту Муррагосу унаследовал Президент Леон Кутон, из военных, все правильно. Только было это десять лет назад... Хотя нет, именно двенадцать, в одна тысяча девятьсот восемьдесят первом году! Как же так? Сигорд придерживал проводки, чтобы не вывернулись, левая рука фиксирует кружку, уши ждут, пока шипение не раздуется в бульканье - все это в темноте, дело привычное, когда вернется в комнату - там уже свечечка ждет, только спичку поднести, тоже, кстати, надо будет не забыть взять, а ведь забыл бы. Да, раз он такое забыл!.. Нет, это кошмар. Он ведь помнит, оказывается, тот день, он помнит его! И телевизор, и похоронные марши до самого вечера, пока, наконец, безутешные дикторы не объявили о невосполнимой для всего человечества утрате. На работе придушенные смешки и оживление. Точно! Он тогда еще на радостях срочно нажрался с начальником соседнего отдела в каком-то бистро. Как же он все это забыл? Что же он делал все эти годы? Сколько лет он бомжует - пять, шесть? Сигорд напрягся, ухватился, словно за кончик ниточки, за тот пьяный вечер... Очередной пьяный вечер... да, через три года после него. То есть восемь лет назад он впервые переночевал на вокзале, Еще через неделю его первый раз отвезли в обезьянник и продержали там до утра. Еще через неделю получил десять суток за бродяжничество... Как быстро опускается человек. Кончились деньги на еду и жилье, иссякло терпение родных, испачкалась одежда, пропала работа - и все. И ты на дне. А привычки дольше живут: ты все еще видишь себя благополучным и уважаемым, воображаешь себя приличным, культурным, востребованным и стоит только остановиться и оглянуться - и завтра, край послезавтра весь этот кошмар уйдет, а прежняя жизнь, которая раньше была постылой, вернется. И вовсе она, оказывается, не постылой была и не невыносимой - нет, счастливой она была, прежняя жизнь. Восемь лет он бомжует, начал в сорок четыре, теперь ему пятьдесят два. Зубов нет, глаза подсели, сердце никуда, печень болит, спина болит, руки болят, ноги болят... Кашель постоянный, стоит спине чуть подстыть. Жилья нет, денег нет, страховки нет. Документов нет - вот это по-настоящему скверно. Что с ним будет через полгода-год, когда деньги кончатся?
      - Почему кончатся??? - Сигорд задрожал. - Он заработает, он непременно найдет денег. И преумножит. За квартиру он заплатит и встретит зиму в тепле, с водой, со светом, под одеялом... Которое придется покупать отдельно, У Пати в комнате нет ни подушек, ни простынь, голая тахта. Простыни и наволочки есть, один комплект, она говорила. Ну и что? До весны, до лета, ему в любом случае хватит денег на жилье, а там... Лишь бы не украли и не отняли! Сигорд погасил свечку и обжег палец второпях. Прислушался. Кровь дрожала в ушах и висках мелко-мелко, забивала посторонние звуки. Нет, конечно же нет, все тихо, это просто жесть на крыше громыхнула. Сигорд напрягся, вспоминая: перекрыл ли он лестницу на чердак пустым ящиком? Чтобы тот гремел в случае чего? Или забыл напоследок? В темноте, а пусть даже и при карманном свете - от фонарика там, от свечи - фиг с два тут разберешься в этих руинах, обязательно бы шум возник, большой шум, тут разве что он сам к себе мог бы подкрасться. Надо просто успокоиться и дернуть еще чайку, либо бульончику. И сходить к дырке, пока предыдущая вода из ушей не полилась. Дырка послужит напоследок, вспомнит былое, чего теперь экономить атмосферу, умерять чужие отныне запахи?
      Человечек ходил по чердаку, садился, ложился, спускался кипятить воду, вздыхал - шевелился, одним словом, вместо того, чтобы спать и не мешать чужой дреме. Это было очень похоже на боль в сердце: Дому, конечно же, сердца не полагалось, но он, по опыту долгой собственной жизни и нескольких поколений своих жильцов, знал, видел как оно болит и как от этого умирают люди... Он знал это и сейчас чувствовал свою боль, видимо, очень похожую на сердечную.
      Утро встретили вместе, одновременно увидев розовое солнце на сером горизонте. Там же, над горизонтом, висели длинные и узкие туманы, а огромное солнце чудилось стеклянной елочной игрушкой, как если бы не оно тускло сияло сквозь облака, но наоборот - облака виднелись сквозь прозрачное светило. Сигорд попытался увидеть в розовом знобком рассвете доброе предзнаменование своим делам, Дом ничего не пытался, слишком ветхи и неповоротливы у него были думы, но ему вдруг стало тоскливее, чем даже в осеннее полнолуние, - он бы разрыдался, если бы умел, да плач - людской обычай.
      И обоим не унять было дурных предчувствий, тоски и тревоги, однако у человека билось живое сердце в груди, а в сердце жила надежда.
      
      
      Г Л А В А П Я Т А Я
      В которой главный герой восклицает про себя и по поводу бизнеса: "Не ждите чуда, молитесь сами!"
      
      
      Два месяца Сигорд жил на новом месте, ничего не зарабатывая, а только тратя, и к середине мая почти обезумел от собственного мотовства. Пятьсот десять талеров вылетели из карманов только в уплату лендлордихе Пате, на бытовое обустройство ушло еще двести. Гардероб обновил - нитяные перчатки, да штаны с курткой, да теплые ботинки... Трусы, носки - по две пары... Шарф дешевый по случаю, шапка вязаная вообще даром досталась. Семьдесят талеров на тряпки ушло. Регулярный прием пищи - два, а то и три раза в сутки - двести талеров. Двести талеров на жратву, мама дорогая! Да раньше он пил на меньшие суммы! Итого за семьдесят пять дней проживания: девятьсот восемьдесят талеров! Именно что проживания - прожился, а не нажился. Сто двадцать талеров он срубил случайными заработками, из них бутылок на полтаху, то есть, сто бутылок собрал за семьдесят пять дней. Сто двадцать отнять от девятисот восьмидесяти - получится восемьсот шестьдесят. А в кассе убыль - восемьсот семьдесят два. Ну и куда, спрашивается, девались двенадцать талеров? Уворовать, вроде бы, никто не мог, стало быть, утекли меж пальцев, а то и вовсе потерялись из дырявых карманов. Разиня ты! Нет, дырок в карманах нет у него ни единой: Сигорд не шутя следил за прочностью одежды, редкий вечер иголке с ниткой не находилась новая работа: каждый шовчик, каждый рубчик, каждый сантиметр подкладки в куртке, в штанах... Глаза под вечер слезятся, так он и на ощупь ничего не пропустит. Вот, кстати, куда три талера-то закатились: новые катушки с нитками, иголок набор, наперсток и увеличительное стекло! Минус три - осталось девять невесть куда улетевших учетных денежных единиц. Раззява, транжира, лопух.
      Сигорд порадовался тому, что за две минуты размышлений сумел сократить дефицит баланса в своем гроссбухе, но... Может быть он и не тратит особенного лишнего, однако расходует не просто деньги, а невосполняемый ресурс. Типа того, что наскочил чувак на золотую россыпь, черпает из нее горстями и лотками, живет не тужит - и все вроде бы суперзамечательно... как вдруг россыпь-то на исходе! Дальше что? Вот именно, вот он проклятый вопрос: где взять денег??? Да не просто бы добыть котлетку полусотенных или сотенных, а чтобы всегда, чтобы как прилив и отлив: каждый день, регулярно, до конца жизни! И чтобы вволю! Но сейчас бы и котлетка не помешала. Где взять эти проклятые золотые копи и рудники? Где? Все деньги - стервы.
      Каждое утро Сигорд начинал с чая: за кружечкой горячего он себя настраивал на результат: сегодня, обязательно сегодня он найдет и придумает! Свалка велика, снега не предвидится, только искать и искать, находить и придумывать... Но дни шли за днями, вот уже устойчивый иней по утрам, а все придуманные варианты оборачиваются пшиком, а то и убытками. Сигорд однажды надыбал на свалке древесностружечные плиты, уговорил шофера, разгружавшегося рядом, довести груз до специального пункта, заплатил два червонца, угробил три часа времени, а в итоге и плиты не приняли, и денег лишился. Плиты пришлось бросить прямо на месте и древесные старьевщики из пункта, естественно, присвоили плиты за бесплатно...
      Сигорд споткнулся и чуть было не разбил в кровь лицо о мерзлый грунт, но спас, а руки все же поцарапал, левую - так в кровь, теперь саднить будет. Вчера на этом же месте все в грязь растаяло, сегодня - камнем стоит и солнца не боится. В середине мая солнце, может быть, и светило, но уж никак не грелка. Сигорд носовым платком тщательно стер грязь с руки, он был бы готов и зализать ранку, лишь бы не воспалилась и так далее (Сигорд обремененный великим количеством старых болей и болячек, стал панически бояться появления новых), но во рту пересохло - надо было еще на завтрак кружечку принять... Что это за гроб на колесах, мама дорогая?! Военный грузовик-самосвал называется. Хорошо бы стратегическую ракету сюда бы вывалили: он бы на одном металлоломе поднялся бы в деньгах до конца года...
      - Что привез, служивый?
      - Да... мусор всякий. Ты здесь смотритель, батя?
      - Да, - немедленно соврал Сигорд, - а что?
      - Куда разгружать-то? Я здесь первый раз, никто ничего мне не объяснил, кусок - вообще пиво побежал пить. 'Куда-нибудь, - говорит, - сбросишь. Сам, - говорит, - сообразишь'. Идиот!
      - Кто побежал пиво пить?
      - Унтер мой. - Солдат был явно неопытен, первогодок, но гнусавил и отплевывался как бывалый. - Так куда валить?
      Сигорд вспомнил собственную далекую солдатчину, воровато осмотрел пустой горизонт:
      - Валят в штаны. Смотря что привез. Пыль-грязь там? Или тряпки, или железо?
      - Всего помаленьку. Сапоги, ботинки, противогазные сумки без противогазов, вещмешки 'бэу'...
      - А, понял. Это вон туда! - Сигорд показал на твердый и плоский кусочек местности, на краю небольшого искусственного обрыва, чтобы было куда сбрасывать рассмотренное и забракованное.
      - Сюда?
      - Да, И постарайся вытряхивай не единой кучей, а чуточку отъезжая, чтобы ровным слоем высыпалось, понял?
      - Угу.
      У Сигорда затряслись подколенки: привезенный груз понравился ему с первого же загляда в кузов, а сейчас, видя сваленное, он вдруг понял, что видит нечто очень и очень напоминающее долгожданный шанс.
      - Батя, а закурить не найдется?
      - Держи, сынок. Но у меня без фильтра.
      - Нормально. А можно парочку?
      - Да бери всю. - Сигорд протянул воину наполовину еще заполненную пачку. - Бери, бери. Я только возьму одну, чтобы до обеда хватило, а там себе новую куплю.
      - Вот спасибо, батя. Так я поехал?
      - Езжай. Да, и когда повезешь опять... Будешь возить?
      - Ну наверное, там еще до хрена...
      - Вот, прямо сюда и сваливай. Сюда, сюда и вон туда - Сигорд показал рукой. - понял?
      - Угу. По всей этой стороне, с заездом отсюда, так?
      - Точно. А где там? Ты говорил, что там еще до хрена?
      - А! Это у нас часть переводят из города и всю рухлядь из складов истребляют. В печках палят, выбрасывают, сюда возят. Что получше - начальство себе ворует. Такие палатки себе отхватили! Брезентовые, четырехместные, восьмиместные... Мой кусок две таких стыбзил, я ему сам возил - так хоть бы пивом угостил, в натуре, - фига!
      - Погоди, это унтер с вашей базы? Брукс?
      - Нет, моего Киррога зовут.
      - А-а. Ну, с Богом, сынок, еще увидимся... Ты сегодня будешь еще рейс делать?
      - Не-ет. Все на сегодня, мне сейчас за куском заехать, потом обед - и на стройку, руберойд возить.
      - Значит, если меня не будет - вот сюда сбрасывай. Хорошо? - Солдат опять кивнул, бибикнул на прощание, мотор взревел - и Сигорд остался один посреди нежданного и многообещающего клада.
      В одиннадцать утра, на исходе мая, световой день еще только-только входит в полную силу, а уже и до вечерних сумерек осталось не далеко. Однако, времени хватает, времени всегда хватает, если есть терпение и усердие. Но если есть терпение, то и удача никуда не денется, обязательно затрепещет в неводе - знай, вытаскивай, только не надорвись с уловом!
      Великое множество вдрызг стоптанных кирзовых сапог - куда их, спрашивается? Только и осталась в них воинского, что слабый гуталиновый запашок. Пусть догнивают в овраге, туда их. А это что? Угу, противогазные сумки. Батюшки мои! Сколько их! - Сигорд распотрошил один тюк, пересчитал примерно, потом потыкал пальцами в сторону похожих тюков: да тут можно все вооруженные силы страны обрядить в это зеленое холщовое тряпье... Пусть лежит где лежит. Вот тебе и клад, себе не рад! А это что? - Сигорд с любопытством раскрыл ящик - пуст. А сам ящик - просто загляденье: прочный, без щелей, на железных защелках. Сигорд приподнял один, повертел в руках, взвесил... Черт возьми! Оставлять-то жалко, хоть с собой бери! С отделениями, ядрена вошь! Хорошо бы придумать, как его использовать... Сигорд со вздохом отложил ящик на мягкую рухлядь - бросать на мерзлую землю рука не поднялась. Еще что? Кружочки, типа, из текстолита или эбонита, сплошные твердые кружочки, диаметром сантиметров семь с половиной-восемь, толщиной... миллиметра два. На хрена они? Не понять, зато их много. Но россыпью. А. нет, вон и в связках лежат. Сигорд поднял с земли запакованный двадцатисантиметровый цилиндр. Тяжелый, зараза... Но вид товарный, только продавать некуда и некому...
      - Что надыбал, брат? - Сигорд вздрогнул и обернулся. Синяк стоит, молодой, но ветхий, похоже, что с никогда не заживающей мордой. А все-таки драться Сигорду не хотелось. Не то чтобы он совсем трусил, просто не хотелось менять рабочее настроение на иное. Наверное, он бы с ним справился и отогнал пришельца, но... Который, кстати, абориген по сравнению с Сигордом, он его с первых дней на этой свалке видел...
      - Да, вот смотрю, что военные оставили. Сами не хотят связываться, говорят - какой-то радиацией побило крепко, аж в гондонах резиновых все, кто выгружали-то. А я смотрю - да нет на них никакой радиации, обыкновенная рухлядь, только руки от нее чешутся...
      Ханыга уже ни слова ни говоря развернулся и торопливо похромал прочь. Сигорд, тем временем, решил перевести дух от разгрузочно-исследовательских работ, закурил и несколько секунд смотрел в удаляющуюся спину. Нет, наступающую зиму данный бомж не переживет, никак не должен. Разве что в больницу угодит каким-то чудом. На этой свалке нет возможностей перекантоваться через всю непогоду, нету, опытный Сигорд понимал это лучше, чем кто бы то ни был. Казалось бы, из вот этих вот тряпичных тюков легко собрать себе избушку-ярангу, против снега и метелей, и тепло такая должна удерживать хорошо, но, чтобы было, что хранить, надо сначала где-то взять это тепло - а где? На других свалках разводят костры и возле них греются, возле костров живут и зимуют. А на этой - и думать не моги! Охрана территории таких кострожогов моментально находит и избивает вусмерть - Сигорд дважды за осень наблюдал. На этой свалке категорически не разрешен огонь, на самом высоком муниципальном уровне, вероятно, а то и выше. Почему так - Сигорд не понимал, но соблюдалось правило жестко. Отсюда и бомж здесь не очень-то приживался, только в теплую пору. Вот и отлично, конкурентов меньше! Если бы Сигорд был английским шпионом, он бы непременно задумался над такой странностью в соблюдении противопожарной безопасности на обыкновенной свалке, а может бы и понял бы сокровенную причину, которая заключалась в том, что под свалкой был оборудован гигантский многоуровневый секретный бункер на случай последней мировой войны, с автономными энергостанциями, с частью стратегических продовольственных и иных запасов, с ракетными установками... Сама же свалка - маскировка, хотя и действующая. В этой связи, казалось бы, чего бояться мусорного пожара месту, предназначенному выдержать термоядерные бомбардировки? Однако, у военных и у государственных мужей особая логика, нет смыла оспаривать ее и искать дополнительные истины.
      Отдохнул? Думай дальше. Ботинки. Жесткие, неуклюжие, грубые. Но пахнут кожей. Сигорд выбрал свой размер - это было нетрудно: сорок второй, самый ходовой. Надо две пары взять. И в ящик положить. Ящик не тяжелый, под мышкой умещается, допрет он его, до дому путь недолог. И цилиндрик туда же. Нет, тяжел. Надо взять пару... тройку... пять кружочков и две противогазных сумки. И хватит. И домой, греться и думать.
      На Песчаной улице пришлось все-таки остановиться, передохнуть. Чтобы не тратить время даром, Сигорд вынул из ящика пару ботинок и принялся их рассматривать поближе. Пальцы на холоде плохо слушались, толстенные подошвы на грубых ботинках не гнулись вообще - деревянные, что ли?
      - Что стоишь, да? Подходи, отремонтирую в лучшем виде! Набойки, накатки, подклею, а? Иди сюда, отец, недорого возьму! Совсем даром сделаю, за материал заплатишь! Что там с ними?
      Сигорда угораздило остановиться рядом с будкой сапожника-ассирийца и тот немедленно взялся вербовать нового клиента. С одной стороны Сигорда раздосадовало, что кто-то вторгся в его размышления, пусть даже и по такому ничтожному поводу, как думы о носкости обуви, а с другой - его как потенциального заказчика восприняли! И пусть это всего лишь сапожник, который немногим богаче его, Сигорда... Хотя нет: живут ведь и за аренду платят, и лягавым, чтобы не трогали.
      - Да нет, спасибо. Это я смотрю обновку, жестковата подошва кажется.
      - Ну-ка, дай сюда! - Ассириец схватил ботинок, повертел, помял. - Зато сносу им не будет. Подошва обомнется. Ты, папаша, обувку пока не носи, а пару раз смажь ее бараньим салом, а лучше вазелином, изнутри. На ночь смажь, а утром руками обомни. И так три дня, на четвертый - носи на здоровье!
      - Думаешь, поможет?
      - Кожа. Еще как поможет.
      - Вот спасибо, сынок. А то, думаю, жесткая очень.
      - Конечно жесткая. Помажь ее, помажь, как я сказал.
      - Ладно. В другой раз починю у тебя чего-нибудь. Именно у тебя, потому как мастера видно, даром что молодой.
      - Молодой не молодой - восемь лет сам на хлеб-масло зарабатываю. А что это за ящик у тебя? Где брал?
      У Сигорда екнуло сердце: он почувствовал интерес покупателя к товару... И точно: ящичек-то как создан для сапожников! И прочный, и форма удобная, и отделения и все дела...
      - Соображаешь! Ящичек-то как раз сапожный. Я же говорю: мастер ты, и глаз у тебя орлиный!
      - Хороший ящик. Где брал, чего стоит? - Сигорд раскрыл было рот кружева плести про покойного брата и остатки его производства, типа, антикварные дорогостоящие остатки, а вместо этого брякнул:
      - Полтину стоит.
      - Дорого чегой-то. За тридцатник возьму, если продашь. Прямо сейчас возьму.
      - Ха! - У Сигорда опять подколенки затряслись, совсем как два часа тому назад, на свалке. - За тридцатник я у тебя возьму! Сколько есть - все давай!
      - Батя, но ты не наглей, дорого полтинник! Давай тридцать... пять. И обувь тебе со скидкой латать буду, а? Я правильную цену говорю, я тебе совет какой дал? Я правильный тебе совет дал, бесплатный совет. И ты не жмись!
      Сигорд, который час назад был бы счастлив 'забодать' что-либо из найденного за червонец, все же переборол в себе вспыхнувшую алчность.
      - Хорошо. Бери... за сорок.
      - За тридцать пять!
      - За сорок. И плюс у меня к тебе дело.
      - Тридцать пять. Какое дело?
      - Я тебе этот ящик и точно такие же, несколько штук, за сорок отдам, к другим сапожникам предлагать не пойду. Только через тебя. Просекаешь фишку?
      - А много у тебя? - Сигорд прикрыл глаза, чтобы лучше вспомнить и вновь открыл.
      - Десятка два наберется. - теперь уже ассириец поднял к небу агатовые глаза и наморщенный лоб; Сигорд готов был поклясться, что видит в них попытку умножить двадцать на двадцать, а то и на тридцать...
      - На - твои сорок! Но если обманешь - здороваться не буду. Плюну на асфальт и отвернусь, понял, да? Мне предлагай, а другим нет. Когда ящики принесешь?
      - Гм... Черт... Сегодня у меня засада со временем... Сегодня два или три принесу, а завтра-послезавтра остальные.
      - Хоп. Погоди, отец. Сегодня два принеси, не надо три. А завтра к двенадцати подходи и мы все решим. Я бы сам подошел куда скажешь, да видишь... - сапожник вытянул забинтованную ногу. - Ошпарил-мошпарил, понимаешь, месяц еще ходить как следует не смогу.
      - Ох, ты! Да!.. Круто тебя... Я завтра приду, мне не трудно. А два ящика... К шести устроит?
      - К шести как раз устроит. И выручка будет, и заедут за мной. Жду, батя. Руку давай, жму - не прощаюсь.
      - Будь.
      Камал не обманул, и Сигорд не подвел: не за три, правда, за четыре дня натаскал он ящиков ровно на косую, на тысячу талеров, двадцать пять коробов по сороковнику каждый. Плюс Камал взял шефство над его новыми ботинками, сам обстучал их, обмял, сам смазал, поставил накат на и без того толстенную подошву и тонкие резиновые подметки на каблуки.
      - Не смотри, что тонкие, сносу им не будет, резина особая. Хотя, как носить...
      Распрощались, оба довольные друг другом, пообещали 'если что - обязательно, в первую очередь', в общем, наконец-то, лед тронулся и бизнес для Сигорда пошел.
      Он даже постригся в парикмахерской на халяву, в один из дней, когда подростки-ученицы из соседней ремеслухи, проходят практику на всех желающих. Если бесплатно - почему бы и нет? Но халява-то халявой, а чтобы не погнали взашей - выбрал Сигорд лучшее из своего гардероба: ботинки армейские, брюки черные, без заплат и лоска, со стрелками - он ведь с такого урожая и утюгом спроворил разжиться, электрическим, за червонец, вполне работающим... К брюкам и рубашка, тоже военная, хаки, но не со свалки, а с барахолки, от Розы, с которой он самым краешком поддерживал ненавязчивый и необременительный контакт.
      - Так, говоришь, так и не развязался? Троица-то миновала неделю как?
      - И не развяжусь. Понравилось мне. Я сразу же до следующей зарок дал.
      - Молодец, не то что мой Титус. Смотрите, бабы, дал человек слово в святом месте - и вон как держит!
      - Да, орел. Хоть замуж выходи! Ты ведь жених, а? Холостой? Постирать, постель согреть, а?
      Торговки едко смеялись, однако Сигорд и в самом деле ощутил, что теперь он вроде бы как и ровня всем этим теткам, сторожам, носильщикам: живет в жилище, при деньгах, при заработке. Заработки случайные, конечно, а все же тысяча - не с куста упала, ею можно почти полгода за квартиру платить. Да. Вот и постригся он, и никто от него не поморщился, разве что на зубы покосились. Да, с зубами дрянь дело. Наверняка и запах, надо бы щетку и пасту... да денег жалко. Зубы-то пастой не вернешь. Одно дело голову в тепле держать - тут на шапке не поэкономишь, вынь четвертак и отдай за шерстяную. То же и куртку, но тут уже в сотню пришлось выставляться: одну, парадную, за семьдесят, а другую, для свалки, за тридцатник удалось ухватить, главное, что теплая.
       Сигорд по-прежнему не любил заглядывать в зеркало, и что там смотреть: взгляд какой-то трусливый, щеки дряблые, зубы... Все лицо в морщинах, каких-то пятнах, рубцах, буграх. Ну, может, не трусливый, но все равно робкий. Через взгляд и вид у него какой-то виноватый... Но в магазин при полном параде он уже может зайти, и его никто не выгонит. Ассириец очень странную вещь ему сказал, бред собачий, но почему бы не проверить, коли время есть? На свалке - до обеда, а в город - на геологоразведку - после обеда, потому как к сумеркам на свалке лучше не задерживаться. Странные слухи про ночное время ходят, вроде как люди там бесследно исчезают. Не люди, а бомжи, но все равно... Ладно, легенды легендами, а слухи - слухами: Камал уверял его, что такие ботинки, как у него, пользуются спросом у молодежи, вроде как и не смеялся. Но сколько Сигорд ни глазел по сторонам - ничего подобного на ногах у молодых людей не видел. Штиблеты, ботинки, туфли, кроссовки, кеды, сапоги, боты даже - да, а вот таких кошмарных ботинок с низкими голенищами - ни разу.
      - Девушка... Девушка!
      - Да, слушаю вас?
      - У меня вот какой вопрос: вот у меня ботинки...
      - Так. И что? Только не надо мне их в нос пихать.
      - Вы... Ваш магазин не покупает таких? У населения?
      - Нет. Это надо в отдел закупок обращаться, здесь мы только продаем.
      - А где у вас отдел закупок?
      - Не знаю. Не мешайте работать. - Расфуфыренная, все лицо и уши в краске, в булавках, девица-продавщица ясно дала ему понять, что неинтересны ни он сам, ни слова его. Ага, работает она, стоит, треплется с каким-то разряженным попугаем...
      - Но вы же позиционируете себя, как магазин нестандартных решений в одежде... Однако, говорил уже Сигорд тихо и в пустоту. Делать нечего, оставалось только засунуть ботинки обратно в мешок и покинуть сей 'Альтернативный прикид'. Ладно, постепенно и эти сносит, зато прочные.
      - Почем шуза, дед? - Сигорд в сильнейшем раздражении дернул рукой:
      - Не цапай. Внучек, тоже мне... Двести. Самовывоз. Понял?
      - Двести? Ни хрена себе! Ну-ка... Парень был белый, но явно закашивал под негра: волосы в мелких косичках, кепка-полуберет задом наперед, серьги. Только кольца в нос ему не хватало и юбки из пальмовых листьев...
      - Какой размер?
      - Сорок второй.
      - Как это сорок второй?
      - Э-э, по новому - двадцать шестой с половиной.
      - А кроме шузов есть что?
      - Ничего.
      - На. Вот сотня, вот вторая. Все правильно?
      - Да. - очумевший Сигорд никак не мог поверить в случившееся.
      - Тогда, будь добр, прими грабки с моей обуви, да? Пока, дед. Пит! Пит, казила! Глянь, какую чуму я атарвал! Все наши падонки с Иневии завтра в аут павалятся! Сматри!..
      Отработанным движением Сигорд сунул рулончик с бумажками глубоко под мышку, во внутренний кармашек, и на ватных ногах двинулся к выходу. Все было слишком похоже на внезапный гром в случайном сне, чтобы принять все это за реальность... В тамбуре, в переходе между магазинными тропиками и уличной зимой его крепко взяли за шиворот.
      - Этот?
      - Да, да, он! Я же тебе говорю, он ко мне подходил.
      Следовало ожидать. Пусть отберут, лишь бы не пырнули... Сигорд повернул голову.
      Держал его крепкий мужик лет тридцати, но на грабителя не похож: во-первых одет не по уличному, без пальто или куртки, во-вторых весь из себя в старинном двубортном костюме, кок на голове, такое всё стиляжное роскошество даже Сигорд в юности уже не носил, как бесславно устаревшее... Рядом с ним охранник в униформе, он еще здоровее, а сбоку эта шмакодявка продавщица верещит, показания на него дает.
      - Ты что здесь творишь, уродец? Это тебе что здесь, вокзал, базар? Ну?
      - Воротник... Отпустите, юноша, мой воротник. Будьте так любезны? - Сигорд словно бы контрастный душ принимал: из предсмертного ужаса он окунулся в целое озеро блаженства: его не убьют, это не ограбление и не разбой. Максимум - дадут пинка и вышвырнут вон, наверняка даже с полицией заморачиваться не захотят, чтобы имидж заведению не портить. И деньги уже - надорвутся отнимать. Да, лишь бы не в полицию, там всего хуже, но это вряд ли, явно к иному дело идет: - пинка и отпустят... Рука дрогнула и высвободила воротник.
      - Благодарю вас. До того, как приедет суд и расправа, смогу ли я говорить в течение половины минуты?
      - Чего?
      - Еще раз благодарю вас за внимание. Вот эта девушка...
      - А что он на меня пальцем показывает... Господин Ро...
      - Цыц. Да, я слушаю вас?
      - Я спросил у вашей сотрудницы, где у вас отдел закупок, чтобы предложить небольшую партию обуви.
      - Так.
      - Девушка не пожелала со мной разговаривать, предпочтя мне вон того юношу... - Сигорд показал сквозь стекло в глубину магазина.
      - Это неправда!
      - Помолчи, я сказал! Дальше?
      - Это правда. Что, мол, у вас тут только продают, вы сказали, а где отдел закупок - вы не знаете. Разговор на этом по вашей инициативе оборвался, а я остался один как перст, с протянутой рукой. В которой, замечу, был образец пресловутых ботинок. Каковые тут же и были куплены неизвестным юношей у меня с рук.
      - Но вы знаете, что продажа с рук категорически запрещена в нашем магазине.
      - Как и в любом нормальном. Да знаю.
      - Тем более, раз знаете. А что же вы тогда?
      - Я же говорю: случайность. И обратился я именно не к покупателю, а к продавцу, в надежде получить справку.
      - Да, я это уже слышал. Где ботинки?
      - Ботинки? Те уже ушли, а которые на мне, точно такие же, вы уж извините, я с себя снимать не буду. Могу новые принести, к вам в отдел закупок.
      Все четверо, включая Сигорда, опустили взгляд к полу и посмотрели на его ботинки. Он даже приподнял брючину, чтобы лучше было видно, но не слишком, а то носки... Поменять надо носки.
      - Ну, принесите.
      - Да, но к кому обращаться? Чтобы как сейчас не получилось?
      - Обратитесь к охране, они меня вызовут, и я вас отведу в интересующий вас отдел. Родригес Виталле меня зовут. Старший менеджер. А проще говоря - директор этого магазина.
      - А меня Сигорд.
      - До свидания, господин Сигорд. Приходите еще, но больше так не делайте, как сегодня.
      - Но я же...
      - Извините, мне пора работать. Так. Ты смотри здесь получше и почетче, не щелкай клювом. А ты... Виолетта тебя подменит, а ты ко мне в кабинет.
      Девушка заплакала, размазывая тушь по жирным щечкам, но Сигорду некогда было ее жалеть, или злорадствовать, он торопился домой, считать и думать.
      
       * * *
      - Долго мы так стоять будем? Почему все красный горит? Сам, что ли, едет?
      - Нет. Господин Президент на Северном побережье изволят принимать участие в фестивале цветов, к тому же на катафалке он пока не ездит. Вон, везут.
      - Ох. Ты! А кто это?
      - Какой-то воротила. Лауб, Хренауб... нас, небось, так хоронить не будут.
      - Ну и что? Там уже без разницы, какую для тебя музыку заказывают, и кто за нее платит. Лимузин за лимузином! Славные поминки будут нынче. Вот бы за таким столом посидеть, позакусывать!
      - На фиг! Лучше я копченой макрели поем да пивом запью, но весело, чем черную икру на похоронах давить с кислой мордой.
      - А где он ворочал-то? Нефть, золотишко?
      - Кто его знает, я свечку не держал. Вроде бы строил чего-то.
      - Угу, как сейчас строят, так лучше бы еще раз подох. У меня брат с женой жили себе, жили, не тужили, на пятом этаже, на солнечной стороне, даже залив был виден. Ха! - пятно застройки обнаружилось вместо сквера под окнами, бамс! - двадцатиэтажку возвели вместо кленов. Теперь как в могиле, даже днем электричество жгут.
      - Сволочи.
      - Хуже того. Только кровь сосать из простого человека! Проехали, слава те господи, зеленый.
      
       * * *
      
      Зеленый - значит можно дорогу переходить, не опасаясь, что тебя задавят вместе с кусочком счастья в груди, который пригрелся аккурат между сердцем и рулончиком из двух заветных бумажек. Сигорд вполуха слышал, о чем говорили два мужика, стоящие рядом с ним на перекрестке, но ему и в голову не могло прийти, что судьба умершего господина Лауба каким-то образом тесно переплетена с судьбою заброшенного дома, того, который дал ему приют в самую отчаянную зиму его, Сигорда, жизни. Умер человек и умер. Где-то что-то как-то застопорилось, а нечто иное в ход пошло - ему-то какое до всего до этого дело? Что-то нужно с обувью делать, не носить же эти, по двести талеров пара, он пока еще не господин Лауб! В том смысле, что он пока еще не богатый, но зато живой.
      Двести талеров! Вроде бы и не так много, но - неожиданно! А если умножить двести на... Ого! Стоп. Стоп, стоп, стоп, стоп. Не надо далеко разгоняться мечтами. Сегодня он не пойдет ни в какой магазин, а будет перетаскивать обувь домой. Носить и сортировать, и очищать от пыли и грязи, обтирать, обминать, выравнивать. Шнурки если надо будет погладить - выгладит все до одного! Лишь бы...
      Двадцать две пары обуви наносил домой Сигорд, поймав на себе даже пару косых взглядов от соседей. Но мешок у него цивильный, вернее сказать - рюкзак с алюминиевой рамкой под спину, мало ли что он в нем носит? Чудаков на свете - пулеметом не проредить, так быть может он - один из них. Платит? - Платит. Пачкает, мешает, шумит? Нет. Чем противозаконным занимается? Опять же докажите. Вот и коситесь, сколько хотите, в спине дыру все равно не протрете.
      На следующий день, поход в магазин и разговор с Родригесом Виталле получился далеко не таким триумфальным, как это мечталось: во-первых, ему пришлось ждать минут сорок, пока для него найдут время. Во-вторых, магазин, в лице господина Виталле, наотрез отказался авансом покупать обувь у Сигорда: только на реализацию могут взять. Да и то - две пары. Расчет - по реализации. Если в течении десяти дней по заявленной цене покупки не будет - автоматическая уценка в двадцать процентов. Если еще десять дней впустую - еще двадцать процентов. Комиссия при продаже - те же двадцать процентов. То есть, вы хотите выставить за двести - ваши сто шестьдесят, наши сорок. Что? Как угодно: на ваш счет в банке, либо наличными по расходному ордеру. Да, по документу, естественно...
      Вот засада! Целый сугроб проблем вывалился ему за шиворот: деньги, время, документы! С документами главная проблема. Как их восстанавливать? Да на взятки все деньги уйдут...
      В последнее время Сигорд замучил себя выбором, во что, в восстановление чего вложить деньги: в зрение, в зубы, или в документы. Похоже, что проблема выбора отпадала сама собой: документы. Да, без них очень трудно решать те дела, которые стоят больше сотни талеров. И невозможно всю оставшуюся жизнь хранить деньги в чулке, и так спокойного сна нет. А ежели попрет удача? И страшно, и обязательно проведают, что у одинокого жильца имярек купюры по карманам зашуршали. Узнают и придут, и никому не пожалуешься. Документы. Черт с ними, с деньгами, надо что-то решать. Сколько это будет стоить? Две, три? Четыре тысячи? А если не хватит денег? Сыну надо звонить. Кто-то должен подтвердить в муниципальных органах, что он - это он. Сколько позора впереди, сколько денег уйдет... Нет в жизни счастья.
      Обошлось в сто двадцать шесть талеров сборов, за труды паспортного стола, шесть талеров за четыре фотографии и сорок талеров штрафа за утерю документов. Сын, похоже, не рассердился, что он оторвал его от своих дел и трижды ездил с ним куда надо в указанное время. Он даже попытался сунуть сотню в карман Сигорду, но - нет.
      Сто семьдесят два талера, плюс трамвай и метро - это на круг до двухсот талеров не дотянуло, он за одни ботинки столько выручил, меньше, чем двести талеров расхода, а не две и не три тысячи! Ну, теперь можно и на реализацию!
      - Захаживайте, господин Сигорд, захаживайте и смотрите. Виолетта показала вам, где именно выставлены ваши образцы? Чудесно, поглядывайте. Как только - так сразу, мы с расплатой задержек не знаем - в тот же день.
      - До свидания.
      - Всего доброго.
      На следующий же день Сигорд не утерпел и, отпившись чаем после морозного дня на свалке, побежал проверять свой товар в магазине 'АльП'. И вернулся домой с четырьмястами талеров! Жадность подтолкнула его выставить ботинки по чудовищной цене - двести пятьдесят талеров за пару - ушли в первый же день! Четыреста ему - сотня магазину. Еще две пары - и опять ушли обе, за два дня. И опять магазин заработал на нем сотню, а он четыреста. И еще раз. И в третий раз невод приволок ему четыреста талеров чистой прибыли, если не считать трудозатрат самого Сигорда и амортизации организма за предыдущее время бесплодных поисков и ожиданий!
      - Господин Виталле...
      - Родригес.
      - Господин Родригес, вы согласны, что за время нашего с вами знакомства я вашему магазину ничего, кроме прибыли, не принес?
      - Это факт. Хотя, триста талеров - не ахти какие деньги в нашем ежедневном обороте.
      - Но не ахти какие триста талеров прибыли - все же лучше, чем не ахти какие убытки?
      - И это факт. Так что за вопрос у вас к нам, ко мне?
      - Вопрос простой: не парьте мне мозги с реализацией и возьмите всю партию.
      - Это не вопрос, а предложение.
      - Ну, предложение.
      - А зачем?
      - Что?
      - Зачем? Какой смысл нам рисковать, пусть даже номинально?
      - Простите, а в чем риск, я не понял?
      - Риск в том, что интерес к вашей обуви может внезапно закончиться и мы останемся без денег, которые уже вам выплатили вперед, и на товаре, который неизвестно когда разойдется. В то время как в нынешних реалиях мы не рискуем ничем, имея те же выгоды. Вот если бы мы с вами резко понизили закупочные цены...
      Но Сигорд отказался понимать намеки в сторону снижения закупочных цен.
      - Я предполагал, что нам с вами работать и работать. Но это чересчур большой риск для меня - все время страховать ваши риски. Мне поневоле придется искать страховочные варианты продаж.
      - Вы нас пугаете?
      - Да нет же. Мне очень бы хотелось продавать только через вас. Это недалеко, мы друг друга худо-бедно видели в деле, да и вообще...
      - Ну так в чем тогда дело?
      - Давайте так: вы берете две пары на реализацию...
      - С удовольствием.
      - И если две пары уходят в течение двух дней - берете вперед всю партию. Выкупаете. Все пятнадцать пар.
      - По сотне за пару.
      - По две сотни. И тогда можно будет подумать о расширении ассортимента.
      - Обувь при вас?
      - Да.
      - Тогда как обычно: идите в отдел, оставляйте, оформляйте. Приходите послезавтра.
      - Я приду послезавтра. Но - зачем?
      - Не знаю. Для начала заберете деньги, если ваш товар уйдет так же быстро, как обычно, а там видно будет. У вас все, господин Сигорд? Извините, меня ждут другие дела.
      - До встречи.
      Сигорд пришел послезавтра и забрал свои четыреста талеров. Он уже и не рад был, что затеял наступление на магазинщиков - и так ведь хорошо! Плохо разве получать через день по четыреста талеров? Тысяча восемьсот как с куста, если считать с первыми, проданными с рук, а всей работы - донести ботинки и оформить две бумажки! Господина Виталле, несмотря на обещание, в тот день не было в магазине, а следующий день выпадал на воскресенье, на выходной, и Сигорду пришлось томиться до понедельника, выдумывая себе всяческие ужасы и в диалогах и непреодолимые трудности в условиях сделки.
      Победили обе стороны. Принес он в два приема семнадцать пар, и после нудной полуторачасовой торговли в отделе закупок, придирок к царапинам и пятнам, продал все семнадцать, но по цене пятнадцати. Проще говоря, две пары ему забраковали, но он им их оставил, понимая, что пойдут они не на свалку, а на тот же прилавок.
      - Вам наличными, или в банк?
      - Наличными! Хотя... А что у вас за банк?
      - 'Первый Национальный'.
      - Надежный?
      - Более чем.
      - Тогда... давайте наличные и подскажите, где отделение, я тоже себе хочу открыть, а то боязно по улице с пачками-то ходить.
      - Да уж! В этих ваших краях и за десятку зарежут. Район - ой-ой-ёй.
      - Нет, днем нормально, но когда стемнеет...
      - Так что вы хотите: слева через квартал 'винегретный' район, сзади - 'черный'. Если бы не метро под самым боком, я бы сюда ни за что не ездила, посп... поспокойнее бы работу подыскала. Ой, икота...С другой стороны, этот наш филиал, магазин наш, из всех филиалов самую большую выручку дает. Панки, которые вот эти, грязные, с сосульками на голове, особенно любят наш магазин, панки нам большую кассу обеспечивают, а тут их много.
      - Да, вы правы, каждому свое: на Президентском проспекте - Версаче, Лугоши да Гуччи, а у нас - другая мода, для винегретчиков. Такие времена пошли, раньше всего этого разнообразия в одеждах не знали. - Приемщица обрадована затрясла старинным шиньоном:
      - И не говорите: кто во что горазд извращаются. Не разнообразия, а безобразия! Раньше бы такого на улицах не потерпели, а теперь... Это все из Англии нам насаждают: в лоб не захватить, так они исподволь, с молодежи начали, разлагают изнутри, а эти крашеные дурачки и рады стараться: всякую дрянь хватают, что им подсовывают и довольны! Вон, все смотрите, какой я! А ты еще сосунок, тебя родителя кормят-поят, ты абсолютно никакой, а туда же еще!
      - Куда катимся... Да, сударыня Синтия, да, вы сто раз правы... Все, счастливо оставаться. Приятно было пообщаться. А до которого часу банк работает?
      - С физическими лицами, вроде бы, до семнадцати ноль ноль.
      - Спасибо, еще раз до свидания.
      - Заходите, всегда рады.
      Сигорд бы и не уходил из этого чудесного магазина, обернувшимся для него подлинным рогом изобилия, но... Что дальше-то в него нести? Он давеча хлестанулся насчет расширения ассортимента, но чем реальным подкрепить свои слова? Разве что роконы?
      Но они, скорее, для рыбалки, потому как даже для панков резиновые костюмы и резиновые сапоги на подвязочках - очень уж экзотическая одежда. Рыбакам он попытается предложить, конечно, а этим что? Сколько он с военных срубил в общей сумме?
      Тысяча восемьсот, да три тысячи, итого четыре тысячи восемьсот талеров! Да тысяча талеров от Камала, за ящики, но она вся ушла на житье. Почти шесть тысяч! Вот это размах. Плюс документы, кошмар его ночей, долгий, многолетний кошмар - удостоверение личности, паспорт, без которого он не человек... Человек, он человек и без документов, но - неполноценный гражданин. Сколько же у него всего денег? Если к плюсам прибавить минусы, не забыть предыдущий остаток, то... Куда утекают деньги, куда? Старых денег было около трех тысяч, чуть поменьше, новых - четыре восемьсот. Итого должно быть семь семьсот, а в наличии - семи шестисот нету. Надо завести книжечку, в которую заносить все расходы, вплоть до пенса. Сигорд поразмыслил конкретно, где и за сколько возьмет он специальную книжечку и специальную ручку, чтобы та служила только этим записям и ничему больше, чтобы не терялась и всегда, хоть в три часа ночи была бы при книжечке... Нет! То есть, да: книжечку он заведет, а скопидошить в нее бытовую мелочевку до пенса - не бу-дет! Это противно. Деловые расходы - иной коленкор, там любая мелочь важна, для учета и размышлений, а купленную коробку спичек учитывать он не намерен. Лучше терзаться неведомым дефицитом, чем так... Или это спесь скоробогача? Сигорд растрепал в беспорядок стопку банкнот на столе - держать дома боязно - и в банк боязно. Положить не проблема, банк действительно надежный, но ведь налоговая служба есть на белом свете, для нее все банки, все счета прозрачны, даже президентские. Те, правда, посмертно приобретают прозрачность, на беду многочисленным наследникам и сподвижникам... Эх, выпить бы! Сколько 'конины' можно купить на эти деньги... Сигорд немедленно прикинул: отечественного разлива пятизвездочный, который по сорок талеров - его сто девяносто бутылок купить можно, девяносто пять литров, девять с половиной ящиков! Ну а почему бы и нет, собственно говоря. Отпраздновать крутую сделку, бокал-другой. под хорошую заку... Нет!!! Нет, сука! Не хочу. Не буду. Я не хочу ничего пить, кроме воды. И чая! Надо пойти и поставить чай... Сигорд попытался было привстать на ватные ноги и рухнул обратно на стул. Сердце бешено стучало, пот заливал глаза, хотелось сползти прямо на пол, на облупившиеся от краски половицы и уснуть... Э-э, старичок, нельзя тебе так волноваться, если, конечно, ты не собираешься сделать своей наследницей Патю. Дыши, дыши... Теперь встал и пошел к плите. Спокойно, отирая пот рукавом, поскольку у тебя ведь нет кухонного полотенца? А до ванной сравнительно далеко. Будем считать, что это не инфаркт, не предынфарктное состояние, а трудовой пот от пересчета бумажек. Вот молодец. Вот умничка. Бульончик обождет, сначала некрепкий сладкий чай.
      Сигорд хвалил себя вслух, кивал в ответ, комментировал каждое свое движение на пути к спасительному чаепитию - и отпустило, еще до первого глотка полегчало. И еще кружечку для закрепления. Это ничего, что потом придется просыпаться в туалет бегать, трижды за ночь, как минимум, зато душевно... К урологу бы сходить - что там у него такое ноет? Дорого. А вот зубы... Сигорд вспомнил взгляды своих знакомых, не коллег по свалке, а нового розлива, благополучных членов общества, как они смотрели на его рот, негусто набитый кривыми и черными обломками... Да, грустно... Наверняка и запах есть. Сигорд вспомнил, как в прежней жизни читал какую-то книжку про какого-то подростка, по его примеру дохнул в ладонь, согнутую в ковшик и попытался оттуда вынюхать, сильно ли пахнут пищевые останки, затаившиеся в зубных развалинах. И раз, и другой, и пятый - ничего не понять, правильно пословица говорит: свое дерьмо не пахнет. А что такое пища - как не говно в юности?
      - Что это?
      - Образец. Сумка на ремне через плечо. Бывшая противогазная сумка.
      Девушка из отдела закупок, по имени Лючия, пройдошистая и настырная девица, сменщица Синтии, но молодая и не такая стервозная в работе с клиентами вроде Сигорда, с сомнением шмыгала носом.
      - Очень уж она такая...
      - Какая?
      - Вот если бы ремень был не брезентовый, а из никелированной цепочки...
      - Да??? Ну и кто бы такую буржуазную дрянь носил бы?
      - А эта холстина - не дрянь?
      - Дрянь, но это не холстина, а тоже брезент, более изящной выделки.
      - Изящной! Господи-и... На реализацию возьмем с десяток, покупать не будем. Это совершенно точно.
      - Давайте хоть так. По четвертаку выставляйте.
      - Дорого же! Я бы такую за двадцать пять - ни за что бы не купила!
      - А вам и не надо покупать, я вам дарю вот эту. И, предвидя ваши возражения, не в виде взятки, а как бы демонстрационную модель.
      Лючия стриганула взором на прозрачную перегородку, отделяющую ее закуток от общего отдела...
      - Берите, берите. Если бы я вас взялся уламывать не на реализацию, а на закупку...
      - Никаких закупок.
      - Вот я и говорю: тогда Родригес мог бы придраться, что, мол, вы лоббированы поставщиком...
      - Что сделаны? Ло...
      - Лоббированы - это такой термин из большой политики. Но вы на реализацию берете - чего тут такого? Не Родригес же, господин ваш Виталле, будет качество сумочки испытывать? Гляньте, прикольно же?
      - Прикольно то оно прикольно, да будет ли толк...
      - Вот и посмотрим вместе.
      - Хорошо. Тогда оформляем один десяток...
      - Два, на всякий случай.
      - Хорошо, два десятка, по двадцати пяти каждый, из расчета двадцати процентов комиссионных...
      - Да, да. Как обычно. Что? Да, вот документы, сверяйте, это святое.
      Прошла неделя - ушли две сумки. Сигорд приуныл: козырной обуви на свалке больше не было, твердых кружочков он домой натаскал целый Монблан, триста с лишним цилиндров, по сотне кружков в каждом, но куда их пристраивать? Сумки эти - не миновать уценивать, остальные тюки выбросить, тоже место занимают... Через три дня пришлось идти в магазин, чтобы взять деньги, если что вдруг продано, и делать неумолимую уценку...
      - Ёкалэмэнэ, господин Сигорд! Вас господин Родригес, ждет не дождется! То вы тут каждый день, как на работе, а когда нужно - вас не найти!
      - Что случилось, Лючия? Что-нибудь плохое?
      - Плохое, что Род орет на меня, как будто это я вас спрятала, а у меня ни телефона вашего, ни адреса. Вот он сам идет! Потом за деньгами зайдите, все продали и еще хотим. - Последние слова Лючия уже шепотом...
      - Господин Сигорд, пройдемте ко мне, плиз.
       Плиз он мне говорит, ха-ха-ха! Вот это есть новость так новость! Ага. Классно. Ну, давай, брат! Так, посмотрим!
      Сигорд поднял на магазинщика грустные глаза и кивнул степенно:
      - С удовольствием, господин Виталле.
      - Родригес.
      - С неменьшим удовольствием, господин Родригес.
      - Просто Родригес. Давайте экономить друг другу деловое время, мы с вами и так уже его вдоволь потеряли. Короче, ваш товар пошел.
      Товар действительно пошел и толчком послужила случайность.
      Молодая кинозвезда и модель, по прозвищу Джу, из прихоти завернула к ним в магазин и выбрала себе эту кошмарную противогазную сумку. Было этого примерно через час, после того, как огорченный Сигорд ушел из магазина, разминая в кармане четыре жалких бумажных червонца выручки. Мало того, что купила, Джу тотчас же вытряхнула все содержимое из своей 'Versace', передала ее кому-то из сопровождения и отправилась на фотосессию с обновкой. Это попало в телевизионные вечерние новости. По слухам, все отечественные модельные дома вторые сутки строчат такие же брезентовые чудовища, но чего они не в силах и не вправе сделать и подделать, это логотип Бабилонских Вооруженных сил. Патриотизм не подделать, как говорится.
      - Короче, сколько у вас этих сумок?
      - С тысячу.
      - Берем все.
      - По сорок. Это мода. А мода - это почти традиция.
      - По тридцать. Не зарывайтесь. Мода - это традиция-однодневка, Такие моды скоротечны и риск - он наш торговый риск - так вот любой риск имеет свою цену.
      - Хорошо. Тридцать.
      - Когда?
      - Через час. Но транспорт ваш. Дадите машину?
      - Без вопросов. Сколько это по объему?
      - Восемь вот таких тюков - Сигорд показал руками.
      - Кто там, Марианна? Боба сюда!
      - Я выделю двух девиц в помощь к Лючии, чтобы уже после обеда товар был принят и на прилавках, у нас и во всех других филиалах, не то генеральный шкуру с меня спустит, а я со всех остальных! Восемь? Значит, наша курьерская легковушка подойдет. Поедете с Бобом, заодно он же поможет загрузить. Вперед, вперед! Скоро одиннадцать уже, а мы все телимся, митингуем да чаевничаем! Боб!
      - Здесь я.
      - Все слышал?
      - Да.
      - Помчались! Что, деньги?.. Учитывая наши с вами особые отношения... Надеюсь, вы нам поверите в долг до обеда?
      - До обеда? Это как?
      - Господин Сигорд, если не принципиально - когда вернетесь, тогда и рассчитаемся по образцам и основной партии? Да? Ну вот и отлично.
      Четверть одиннадцатого - это еще не 'скоро одиннадцать' - размышлял Сигорд в недолгой дороге до дому. - надо было не спешить и зарядить с него по тридцать пять...
      Таким образом, если сегодняшнее утро не рассеется, как счастливый сон наркомана, проблема выбора решается совершенно неожиданным вариантом: и очки, и зубы!
      И уж непременно счет в банке, иначе я сам к себе ночью подкрадусь, ограблюсь и зарежусь.
      Пожилой, потрепанный жизнью человечек, сидел в моторе, впереди, по правую руку от водителя Боба и безучастно смотрел в окно...
      
       * * *
      - ... Реклама закончилась, и я напоминаю: в гостях у нашей ежедневной передачи 'Лица Города' префект одного из городских округов господин Эдгар Шредер.
      - Или, вернее, вы у меня в гостях!
      - Ха-ха-ха! Совершенно верно, сейчас мы в гостях у господина Шредера, на его территории.
      - Эта территория округа, который я на сегодняшний день возглавляю, а не моя. Ведь я не барон посреди ленных владений, а всего лишь чиновник на службе у государства, возглавляемого нашим Господином Президентом. Чиновник, но с точки зрения привязанности - да, этой район мне родной, ведь я родился и вырос в нем. Это и работа моя, и хобби, и вся жизнь.
      - Но если Родина позовет вас на другой пост, более высокий...
      - Тогда и поговорим, а сегодня я на этом, как вы выражаетесь, посту.
      - Да, извините, мы отвлеклись. Итак, вы говорите, что эта каланча...
      - Будет сохранена. Иначе и быть не может и не должно, ведь она - старейшая во всем Бабилоне, уникальный памятник старины. Округ наш не самый центральный, окружной бюджет не резиновый, и мы способны лишь поддержать, косметически подправить, сохранить статус кво, о реставрации пока и речи не идет, если только соответствующие министерства, или городские власти не прислушаются к нашим заявкам.
      - Маловат бюджет?
      - Ну, мы не жалуемся... И делаем все возможное, чтобы пополнить его, работая при этом на благо народа, а не поборами и штрафами.
      - Например?
      - Например, обернитесь, поверните камеру. Вот. Перед вами необъятное поле деятельности для власти и для отечественного бизнеса.
      - Пустыри?.. Камера, камера, панораму дай справа налево!.. Вот эти пустыри?
      - Да, эти пустыри, эти руины. Сюда придет инвестор, и на месте этих жалких строений зацветут парки, откроются уютные кафе, распахнут двери всевозможные магазины, бутики, выставки...
      - Но говорят, что фаворит среди проектов - не сады и парки, а сплошная застройка малобюджетными типовыми многоэтажками?
      - И жилое строительство предусмотрено, как без этого? Что же до пресловутых многоэтажек... Ну что, вон тот двухэтажный сарай с выбитыми стеклами вам кажется более привлекательным элементом для округа и города?
      - Нет, конечно.
      - Стало быть - на снос. Даже инвесторы у нас есть. Стадия разговоров давно позади. Дело за документами и делами, простите за неловкий каламбур.
      
       * * *
      Дом, на который указывал господин префект Шредер, ничего этого не слышал. Человечек, симбионт его и счастливый талисман, внезапно исчез, и словно бы остатки жизни выдуло из полуразрушенных стен. Смерть? Да, он понимает, что это такое. Ну и пусть. Ради чего теперь ждать, терпеть дожди и мороз, каждое утро смотреть на залив и медленное солнце над ним... Скорее бы уж...
      А может быть он еще вернется?
      
      Г Л А В А Ш Е С Т А Я
      По поводу которой главный герой, будь он помладше, мог бы высказаться так: "Проще читать нотации, чем слушать рэп. Лучше читать рэп, чем слушать нотации."
      
      
      На этот раз, двадцать семь тысяч талеров отломилось Сигорду все из того же магазина 'Альтернативный прикид', логотип 'АльП', а он, естественно, рассчитывал на тридцать. Недостающие десять процентов составили усушки, утруски и выбраковки: девицы-приемщицы лютовали, вероятно воодушевленные обещанными премиями за экономию закупочных денег. И по предыдущему 'пилотному' десятку с ним рассчитались старым тарифом, по двадцать талеров сумка, но тут уж винить некого, все стороны законно соблюли свои интересы и права.
      - Хорошо же вы на нас приподнялись, господин Сигорд!
      - А накладные, а налоги? Впрочем, вы тоже далеко не в убытке от сотрудничества со мною. У, господин Родригес? Это вам не триста тех, первых талеров? Плюс громкое паблисити...
      - Дай-то Бог, как говорится, будем надеяться, будем надеяться на дальнейшее. Что вы для нас еще приготовили?
      - Гм... Пока ничего кроме краткосрочного отпуска. Чувствую - пора, созрел для небольшого отдыха. Столько лет как в забое.
      - Ну, тогда счастливо отдохнуть! Всегда рады, как говорится. Всегда ждем.
      Врал Сигорд: если бы у него была хоть одна идея, похожая на рабочую, на жизнеспособную, черта с два бы он отбежал от таких денег!
      Тридцать пять тысяч на круг - чистой прибыли со всех операций! Почти тридцать пять... Если точнее - тридцать четыре с половиной. Двадцать пять он положил в банк, остальные на кармане, дома, всегда под рукой. Из них он будет тратить на лечение. Нет, не так! Двадцать пять - учтены фискальными органами, ибо прошли сквозь расходные ордера магазина и счета банковской службы.
      С десяток тысяч, по договоренности с этим Виталле, удалось пустить черным налом, дабы уберечь от подоходного налога - его, Сигорда, и от всех остальных налогов - их, магазинщиков. Поэтому на лечение он будет тратить официально учтенные банковские денежки, и когда придет пора заполнять налоговую декларацию, он попытается оттуда что-нибудь вынуть по соответствующим графам списания налогов. Еще по прежней жизни Сигорд, пусть и весьма смутно и теоретически, но помнил что-то такое, позволяющее обходить и экономить совершенно легальным образом. До Нового года, впрочем, далеко, успеет подумать.
      Зубы и глаза. Глаза и зубы, остальное подождет.
      Остальное вовсе не хотело ждать: Сигорда беспокоили и тяжесть в мочевом пузыре, и боли в спине, и кашель, и горло..., но - дорого, очень дорого от всего скопом лечиться. Главное здесь - то, что мешает, или, напротив, помогает зарабатывать денежки. А это - глаза, в первую очередь, как без зрения дела-то вести, и так уже ни хрена мелкого не видит. И зубы - тоже в первую очередь. Тут уж он экономить не будет, хоть по тысяче отдаст, но - выправит.
      По тысяче! Заступница усердная! Три ха-ха! По тысяче!
      За услуги окулиста, с осмотром, с лекарствами, с подбором и покупкой трех пар очков ( два комплекта обычные, уличные, и одни специально для чтения ), выложил Сигорд две тысячи талеров ровно! А вот зубы обошлись ему по-настоящему, астрономически дорого: в шесть тысяч триста! Конечно же, его надули, пользуясь неопытностью, подсунули дорогое лечение там, где и малым бы обошлось, уболтали на дорогостоящие конструкции и материалы, ему бы вполне хватило и пластмассовых, но... Как этого избежать, когда некомпетентен и при этом болен? Пришлось соглашаться и платить, платить, платить. Парадонтолог выписал ему лечебные пасты и мази, назначил ему пять сеансов посещений, а Сигорд обошелся двумя. Для такого масштабного протезирования в обеих челюстях требовалось четыре полных недели, Сигорд за свои кровные сумел настоять, чтобы уложились в три. Первые два зуба он рвал под анестезией, а потом смекнул по ощущениям, что гнилые пеньки его и так легко выходят из десен, от анестезии отказался - и не промахнулся: была боль, аж слезы на глаза на предпоследнем удаленном, а все же терпимо вполне, и экономия почти на пять сотен...
      Зато как он шел домой, после окончательного 'зубовного внедрения'! Сигорду мучительно хотелось встать на людном месте, ощерясь, оттопырив обе губы, чтобы всему свету видны были его безупречные металлокерамические жемчуга! Люди бы сбегались любоваться со всех концов города, а он бы ликовал... По серьезному - речи, конечно же, не шло, чтобы пойти на поводу у этих глупых и низменных желаний, добро бы и улыбкой обойтись, но Сигорд давно отвык улыбаться, а когда случалось - скорее кривился, не разжимая губ. Придется перевыкать и переучиваться... Боже мой! Он же почти все деньги на это дело просадил! Да еще и лендлордиха Патя червонец накинула - во всем, городе, дескать, жилье подорожало!
      Все не все, а похудела мошна - будь здоров! Восемь тысяч триста, без учета всякой такой необязательной мелочи, отдал он, чтобы с помощью врачей вернуть себе относительно здоровые зубы и глаза. Из двадцати пяти тысяч - оно само по себе немало, чистая треть, но если бы только это... Новый год, который казался таким далеким, набежал и убежал, оставив Сигорда один на один с новым хищником: налоговой декларацией. В прежней жизни Сигорд состоял на государственной службе, побочных прибытков не имел, а поэтому никаких деклараций не заполнял. Теперь пришлось, и выяснилось, что поскольку он нигде и никак не регистрировал свои коммерческие упражнения, то и на списание части налогов претендовать не может. От двадцати пяти тысяч следует отнять одну (одну!) тысячу необлагаемых никакими налогами доходов, а оставшееся умножить на ноль целых, восемнадцать сотых, или, попросту, высчитать восемнадцать процентов - и результат отнести в банк на счет налогового департамента! Все так просто и трагично. Восемнадцать процентов от двадцати четырех тысяч - это четыре тысячи триста двадцать талеров. Если сложить их и 'медицинские' восемь триста, то получится двенадцать шестьсот с копейками. Больше половины от всего банковского счета! Курить надо бросать - вот тебе и экономия денег и здоровья. Сигорд в раздражении оторвал фильтр от сигареты и затянулся поглубже, чтобы уж продрало до самых почек. Все равно слабые, без фильтра-то и лучше, и дешевле.
       На этом катастрофическом расчете Сигорд едва не надорвался морально, а тут еще за квартиру платить, да еще лишнее... Впредь надо быть умнее и хитрее.
      Да. Умнее и хитрее, но это легко сказать, а придумать новую золотоносную идею - у Сигорда пока не получалось. Он кружил и кружил по свалке, подобно голодному койоту, но все это было не то.
      Удалось ему свести знакомство и с унтером, который должен был сопровождать шофера, парнишку солдата, в то заветное утро, с тем счастливым грузом барахла, но теперь сумел получить с того только четыре краденых палатки (тысяча талеров навару), да полтора десятка той 'панковской' обуви (три тысячи талеров навару). Потом унтера куда-то перевели...
      Нет, конечно, Сигорду удавалось что-то найти и забодать: в старый знакомый АльП, в рыбацкий магазин. Кое-что по мелочи - на барахолку, через Розу, но за первый свой благополучный год, с тех пор, как он слупил грандиозный куш за противогазные сумки, заработал он всего-навсего восемь тысяч талеров. Две тысячи двести он заплатил за проживание, свет, газ, пять тысяч с мелочью - просто прожил, на еду, быт и одежду потратил, пять сотен отвалил за японский телевизор, с антенной, чтобы от кабеля не зависеть и не платить за него лишнее. Телевизор, да. А что еще делать одному вечерами в пустой квартире? Он и читал, и по дому убирался, и в гости несколько раз ходил... С Титусом и Розой почти не о чем было говорить, к тому же он непьющий. С бабами... Оно бы, конечно, и надо бы... Но, во-первых, женщины - это всегда большие и неоправданные расходы, тут и к гадалке не ходи. А во-вторых - он и не хочет ничего, по большому-то счету. Не хочет, ни с женщинами, ни сам, не говоря уж о всяких разных извращениях. Он даже программу переключал, если там были сцены эротического содержания: он не ханжа, но просто неловко смотреть, словно подглядываешь. В повседневной жизни, тем не менее, женские стати определенно волновали Сигорда: длинные ножки в мини-юбках, высокая грудь, виляющие попы - все это заставляло учащенно биться его поношенное сердце. Особенно если носили все это молодые красивые девчонки, - на сверстниц он уже не глядел, как на женщин. Надо сказать, что и сверстницы, несмотря на почти волшебные перемены в его внешности, тоже не заглядывались на него, а молодые телки вообще не замечали ни Сигорда, ни его любопытствующих взоров. Было ему в ту пору пятьдесят три года.
      
       * * *
      
      - У тебя все? И по провинциям, и по Иневии?
      - Так точно, господин Президент!..
      - Ну тогда иди. Чего мнешься, что еще?
      - Гм... осмелюсь напомнить: что со Шредером делать?
      - С кем? А... Да, помню... Что, много брал?
      - Отпирается... Частично. Клянется, чем может, что предан делу и лично Вам...
      - Слушай, Сабборг, ты мне бейцы не крути: брал, или нет?
      - У Лауба, говорит, брал. Но в интересах дела, все, говорит, хотел вернуть в бюджет.
      - Врет.
      - Само собой. Тем более, что подтвердить и опровергнуть некому.
      - Ну, покойный хоть жил своим делом, горел на работе, строил дома, не только коррупционные схемы. И не попадался. Этот... Шредер - тоже, говоришь, трудяга?
      - Да. Преданность своему делу подтверждают абсолютно все, кто его знает.
      - Господи, что за страна! Вор на воре, взяточник на взяточнике... Всех казнить - так с кем работать? Кстати говоря, а что ты так за него заступаешься, а? Как это у вас в Конторе говорится: 'подмазан'? А, Сабборг, что примолк?
      Сабборг чего примолк? Министр силился вспомнить, и вспомнил, наконец, где он впервые услышал пословицу, которую сначала не понял до конца, а потом полюбил всем сердцем: 'Умный, как правило, живет среди умных, а дурак - всегда среди дураков'. В том смысле, что умный разборчив, выбирая и формируя круг общения среди себе подобных, а дураку еще проще: для него - все дураки вокруг. Так же и Кутон: все у него - сплошные дураки, взяточники, да воры. Не оттого ли, что он сам... Это Чилли Чейн изрек, в фильме: 'Четвертая степень'.
      - Я, господин Президент, взяток даже на оперативной работе не брал, а теперь и подавно. Привык за долгую жизнь честно служить.
      - Дерзишь? Я шуток и каламбуров на работе не терплю, ты знаешь. За столом, на даче, на охоте - да, а у меня в кабинете - нет. Ты понял?
      - Так точно! Виноват, господин Президент!
      - Нет, ты точно понял эти мои слова? Сумеешь их повторить?
      - Так точно, господин Президент! Я действительно понял и действительно осознал. Прошу простить мою неуместную развязность!
      - Ладно, посмотрим. Вытри, вытри лоб, разрешаю. Что-то я тоже растолстел на сидячей работе, китель не сходится... Иди. А... Значит, со Шредером: пугани на дорожку и отпусти. Все неправедное - до пенса вернуть в бюджет. Трудоголик-крадун, понимаешь. Помилую на этот раз, но дальше - всех абсолютно буду беспощадно карать, не взирая на лица, вплоть до расстрела! Как десять лет назад. И позови... Нет, скажи там, по пути, чтобы заготовили приказ о его перемещении в Иневию с понижением на один этаж, в заместители префекта какого-нибудь проблемного округа. Тотчас же пусть составят и немедленно мне на подпись, а то в текучке опять забуду. Да, и в прокуратуру пусть позвонят, чтобы они тебе же не совали палки в колеса по этому делу. И все проекты, что он подписывал, заморозить до... до совещания с мэром, которое будет, будет... В ноябре, четырнадцатого числа. Не забудешь ничего?
      - Никак нет!
      - Иди, и чтобы никого ко мне в течение получаса, отдохну. Кроме секретаря, разумеется. Она с бумагами пусть зайдет.
      'К-коз-зел!' - вот что подумал хозяин Конторы, глава Департамента внутренних дел республики Бабилон, генерал-полковник Сабборг, покидая кабинет господина Леона Кутона, Президента республики Бабилон, но ни единым мускулом не выдал своих впечатлений и, дословно, ничего не упустив, передал в секретариат все пожелания господина Президента, включая мораторий на инвестиционные проекты округа, подписанные опальным, но все-таки прощенным чиновником Эдгаром Шредером. Между прочим, приходящимся Сабборгу дальним родственником по линии жены. Единственную неточность в передаче приказа он себе позволил: прямо из секретариата сам позвонил, вернее, попросил соединить его с Генеральной прокуратурой и лично передал Генеральному прокурору пожелание господина Президента. Чтобы, в конце-то концов, этот подонок знал свой шесток и надзирал не борзея, чтобы правильно понимал, кто у него в коллегах по охране закона и кто к 'телу' ближе.
      
       * * *
      
      Да, поселились в нем, в Сигорде, доселе неведомые, или прочно забытые помыслы, впечатления и чаяния: радость успеха, запах больших и внезапных денег, жажда еще и еще раз вкусить эту радость, принять в трепещущие ноздри этот ни с чем не сравнимый запах... Отомстить... Если не отомстить, то хотя бы восторжествовать над теми, кто его обижал, кто насмехался над ним, избивал, гнал прочь, глумился... Чтобы все они, наконец поняли...
      Нет, к себе он гостей не водил, еще не хватало! А что у Розы с Титусом бывал несколько раз - так это почти по обязанности. Да и скучно там.
      И один раз у сына в гостях был, уже когда с новыми зубами. Странный это был визит: сын назначил его на вечер, на поздний вечер, дескать, рабочий день долог. Может и так, а может быть и потому, чтобы внуки непутевого деда не увидали и не погнушались им вслух... Хотя они еще мелкие, разбираться в таких вещах... По телефону сын был вроде бы и рад его предстоящему приходу, но сам тот вечер - так и не склеился. И Шонна, сноха, все помалкивала в телевизор, чуть ли ни демонстративно избегая общего разговора, и сын в глаза не смотрел. Попили чаю с пирожными. Единственно отрадно было видеть его ошалелость, когда он новые зубы увидел, оба ряда... да, это было эффектно... Нет, второй раз он не скоро туда поедет. Если с сыном встречаться - то лучше где-нибудь на нейтральной территории. Кстати говоря, в тот вечер, во время прощания у метро, куда подвез его сын (он бы и до дому довез, но Сигорд категорически уперся), тот вновь сделал попытку всучить ему денег, но Сигорд легко отбился от предугаданной милости: сын ведь и сам не мог не видеть, что одет он хотя и не в роскошь, но не по-бомжиному, что выбрит он и пострижен, и курит сигареты с фильтром... А все равно холодок и натянутость, видимо прежний многолетний осадок вдруг не растворить. Сам виноват, некого больше винить.
      Двадцать тысяч капиталу - если посмотреть на нули, прикинуть среднемесячную корзину потребления - вроде бы и много, а заглянуть подальше, в послезавтра - крохи... Еще надо зарабатывать, еще и еще, неустанно, и на житье, и на излишества, и впрок, и на перспективу, и на черный день.
      И опять прилетел Новый год на крыльях белой ночи и опять попраздновал с Сигордом один на один. Но на этот раз принес он в подарок долгожданную идею, а идея привела за собою шальные деньги. Шальные, но уже серьезные, солидные деньги, с перспективой деньги...
      Государственная мебельная фабрика повадилась сваливать стружку и опилки на свалку и на этом погорела: откуда ни возьмись налетела государственная же инспекция, прихватила на месте преступления самосвалы, составила акт, подключив тем самым государственные органы дознания и фиска. Штрафы и неустойки разорить государственную фабрику не могли, просто деньги из одной графы государственного бюджета перепрыгнули в другую, но директора сняли с должности, двух замов его сняли, назначили других, и все притихло. Почему мебельная фабрика принадлежала государству, а не бизнесу - в пределах государства Бабилон никто этого не знал и не помнил, просто сложилось так. Почему убогое, экологически преступное, стабильно убыточное предприятие не передадут в частные руки и тем самым не снимут очередной жернов с республиканского бюджета - тоже никто не знал. Мэр Бабилона, господин Цугавара, министр по делам промышленности господин Билано, только разводили руками в приватных и полуприватных беседах с заинтересованными делаварами и молча тыкали пальцами в небо... Но и сам ныне здравствующий господин Президент был ни при чем, он даже и не подозревал о существовании пресловутой фабрики, никто ведь и никогда в докладах и публично не хвастался ее достижениями, и тем более неуспехами. Скорее всего, причина крылась в каком-то из его предшественников, в когда-то принятом решении, которое никто до сих пор не удосужился взять в руки, стряхнуть с него пыль и поставить вопрос о пересмотре.
      Грязные опилки и ошкурки перестали заполнять свалку, а те, что были - постепенно были вывезены куда-то на другом транспорте. Сигорд только и сумел выспросить у водил, что подбирает все это строительная фирма 'Тритон', которая специально, в рамках помощи муниципалитету, согласилась утилизировать мусор.
      - Для них-то мусор, - объяснял словоохотливый шофер, а для наших-то халявное сырье.
      - Халявное оно халявное - да неужели без взятки?
      - Тю! Да всей взятки было - литр конины директору свалки и коробка конфет клерихе его, учетчице. Я сам видел и слышал.
      - Ага! И сам присутствовал, как в муниципалитете замутили эту шнягу по поводу вспомоществования городу?
      - Чего?
      - Сначала, говорю, на городском уровне было разрешение.
      - Ну, как наверху там было - этого я не знаю. А тебе что?
      - Да... любопытно же, на чем люди деньги делают. Ну много ли они поживились на кучке опилок? Литр коньяка, небось, больше стоит всего этого дерьма, что они отсюда увезли.
      - Не скажи, гора приличная была! У наших технология позволяет использовать стружку, а лучше опилки, и стоит это денежек, хотя получается выгодно. Я один только по пять ходок делал три дня, кубометров по пять-шесть, а нас трое возит. Так что они свои бабки отбили, не сомневайся.
      Сигорд и не сомневался. И сделал то, что было вполне логично, конструктивно, предельно элементарно, однако ни в одну менеджерскую голову почему-то не пришло. Он целый день взвешивал, выбирал и прикидывал, подобно Буриданову ослу - с кого начать, с мебельщиков, или со строителей? И там, и там, были плюсы и подводные камни, а ошибаться не стоило. Со строителями куда проще сговариваться и заключать взаимовыгодные сделки, но если уж подписался в проект - не уклониться без больших потерь. Государственная мебельная фабрика - это непредсказуемость в ведении дел, где факторы прибыльности, выгоды или здравого смысла - далеко не самые главные факторы. Руководство муниципальных и государственных контор имеет в своей работе совсем иные путеводные звезды, отнюдь не всегда видимые обычному глазу. Зато взятки составляют, как привило, очень малую пропорцию, в сравнении с полученной от них выгодой. Но это если с ними договоришься. И еще надо знать, с кем именно договариваться, чтобы левая рука не отменила решения правой. Сигорд выбрал начало пути и предпочел строительный 'Тритон' мебельной 'Сказке'. Может быть, это было оптимальное решение и оно сэкономило ему нервы, а может быть он нарывался тем самым на дополнительный риск и неоправданные расходы, но он добился своего, а стало быть оказался прав, ибо много правд на земле, но дорога к ней одна: поступок.
      В 'Тритоне', который внутри себя служащие почему-то именовали комбинатом, он всего лишь за один рабочий день прошел весь бюрократический марафон:
      - приемная
      - отдел кадров
      - инженер по производству
      - директор по производству
      - Директор всего 'Тритона'
      - инженер финансового отдела
      - главный бухгалтер
      - зам. директора по снабжению
      - совещание
      На совещании присутствовали главный по финансам (первый зам. генерального) и главный бухгалтер, инженер по производству ( директор по производству - селекторно ) и юрист.
      Больше всего охали и сомневались юрист и главбух, потому что человек, обещавший им поставки материала, являлся простым физическим лицом без права ведения коммерческой деятельности и это грозило комбинату мелкими, но неминуемыми неприятностями по линии налоговой инспекции. Да и поставки намечались довольно небольшие... Однако, 'Тритон', волею делового случая, с лета испытывал серьезные перебои с древесностружечным мусором (иначе с чего бы они полезли вдруг подбирать случайные опилки с какой-то свалки) и главному финансисту, ведущему совещание, выбирать особенно не приходилось. Все необходимое делалось и делалось в темпе, через два-три месяца должен был окончательно определиться новый долгосрочный, надежный и экономически выгодный поставщик. Но до светлого будущего надо было еще добраться сквозь расхристанное невзгодами настоящее.
      - Да, подтверждаю. С конкретикой - сразу звоните и привозите. Первую партию оформим по факту и тут же подпишем вот этот договор на будущее. Все? Всем спасибо, совещание закончено.
      Идеальный итог совещания! Именно его хотел и представлял себе Сигорд: ноль предварительной юридической и финансовой ответственности, плюс обещания будущих партнеров - устные, но подкрепленные жестокой необходимостью.
      Могут, конечно, и нагло обмануть, и забыть про клятвы и твердые обещания - в цивилизованном мире живем - но уж эта из всех опасностей меньшая. Сигорд в красках представил, как он, проплатив за сырье и транспорт, подкатывает с караваном самосвалов к воротам 'Тритона', а недоуменная охрана заявляет ему, что никогда и ничего не слышала ни о Сигорде, ни об опилках, начальство уехало неведомо куда и не велела беспокоить до конца года... Не такая уж и фантастика.
      
       * * *
      
      Вздыхай не вздыхай, кури не кури, а завтра ехать окучивать фабрику 'Сказка'. Помолиться, что ли? Нет, молитва - это ничто иное как попытка заключить с Высшими силами договор. Устный. А надобен письменный.
      
       * * *
      
      - Да, господин Сигорд. Я и есть специалист по отходам, старший инженер Яблонски.
      - Очень приятно. Я знаю, что вы уже в курсе моего визита, но повторюсь кратко: я был бы готов избавить территорию вашей фабрики от мусора.
      - И что же мешает вашей готовности?
      - Отсутствие договора между нами.
      - А наличию договора, в свою очередь, мешает отсутствие условий договора?
      - Именно. У вас проблема, у меня способы ее решить. Почему бы нам и условия не согласовать?
      - Вы можете избавить нас от мусора и хотите знать, сколько мы можем за это заплатить?
      - Да.
      - Немного. Фабрика небогата. Кроме того, в бюджете нашей фирмы никогда еще не было графы расхода на вывоз мусора с ее территории.
      - Фирма? Первый раз слышу такое определение в адрес государственного предприятия.
      - Так солиднее. Тем не менее, такой графы расходов у нас не предусмотрено.
      - А как же вы раньше обходились?
      - Раньше у нас были необозримые авгиевы конюшни на южном танковом полигоне, которые мы и засирали с милостивого позволения министерства обороны. Полигон признан военными неперспективным - к городу стал слишком близок, но он же, как раз по противоположной причине, штафиркам от муниципалитета и бизнеса не подошел - от города далек. Но и возить нам туда запретили. И с прошлого года мы ходим, как говорится, под себя. Осталось недолго.
      - Что, заросли?
      - Угу. Так сколько вы хотите за свой труд?
      - Я думал, что предварительная смета уже существует, вы же как-то вывозили раньше.
      - Я уже объяснил вам, как мы раньше вывозили.
      - Стало быть, смету заново надо составлять, с нуля.
      - Вы просто Прометей, господин Сигорд!
      - Это вы так шутите надо мной?
      - Ни в коем случае! - Старший инженер Яблонски покосился на открытую дверь, словно бы кого-то увидел там и Сигорду немедленно захотелось эту дверь прикрыть.
      - Тогда я спрошу, уж вы простите: а ваших служебных полномочий хватает, чтобы вести переговоры и заключать договоры с партнерами?
      - Да.
      - Хорошо. А то, знаете, в государственных конторах много людей согласных разговаривать ни о чем до конца рабочего дня. Это я не в ваш адрес, а вообще...
      - Я понял. Так каков ваш конструктив?
      - Гм... Вы не так давно вывезли значительную часть мусора на свалку 'Дюны'.
      - Было дело.
      - Если взять за основу нашей с вами сметы себестоимость вашего самовывоза с территории фабрики, не включая в нее штрафные санкции от города, да накинуть на нее умеренный и приличный процент рентабельности, то...
      - Пятнадцать процентов.
      - Как пятнадцать? Двадцать пять?
      - Раньше двадцать пять, ныне пятнадцать. Со временем представления об умеренности и приличиях меняются.
      - Давно ли так?
      - Лет восемь уже.
      - Да, небогато, если представить объем и смысл предстоящего.
      - Может, вам заложить в вашу с нами смету и положить на себестоимость общефабричные накладные расходы?
      - Хорошо бы. А сколько это?
      - Около двух тысяч процентов. Но тогда, чтобы расплатиться с вами, нам придется продать с себя все, вплоть до фабричной трубы.
      - Ага, господин Яблонски. Это вы опять так шутите? Изволите надо мною прикалываться?
      - Что касается уровня накладных общефабричных расходов, я не шучу и не это... не прикалываюсь, как вы изволили сказать. Они под две тысячи, увы. В других госпредприятих бывает и повыше: социалка, бесхозяйственность, гражданская оборона, безвозмездные перечисления...
      - Я не о них.
      - В остальном же, господин Сигорд... Погодите. Я прикрою дверь, а то от этих сквозняков и до пенсии мне будет не дожить.
      - А-а...
      - Год еще, отвечаю, до этого вожделенного дня, меньше года, гораздо меньше. Вот-с. Кофейку, чайку не желаете?
      - Нет, спасибо.
      - С вашего разрешения, я себе налью. Расслабьтесь, все равно спешить вам некуда, у нас в управлении тотальный обеденный перерыв; а мы с вами продолжим говорить о деле. На чем мы остановились?
      - Что я хочу обмануть фабрику в вашем лице и загибаю невиданные бабки за свои мелочные услуги.
      - 'Загибаю невиданные бабки'? 'Прикалываюсь'? Неужто я действительно употребил все эти кошмарные жаргонные словечки?
      - Нет, нет, это я самостоятельно попытался перевести для себя на барахольский язык. По роду своих дел, я часто проезжаю мимо барахолки. Но мне, так же как и вам, вполне доступен иной язык. Даже если вам кажется иначе.
      - Не сердитесь, господин Сигорд. Давайте будем относиться к людям теплее, и начнем-таки с вас и с меня.
      - Не возражаю.
      - Мусор, опилки наши, очистки, ошкурки, оттески - стоят денег. Я восемнадцать лет стою, теперь сижу - раньше бегал - на этой должности и все о ней знаю, вы же понимаете. Так вот, когда я был помоложе, я осаждал последовательно всех четверых директоров нашей лавочки, и главных инженеров без счета, и предлагал им... О, вы не представляете, что я им предлагал и что находил! Дорожное строительство, цирки, зоопарки, высотное и малоэтажное строительство, парковое благоустройство, метрострой - всюду, всюду мы могли бы получать денежки за свои отходы - и нигде их не получили. Сами могли бы перерабатывать и продавать - никс нихиль!
      - Почему?
      - А зачем? У нас был договор с военными. Что еще надо?
      - А деньги?
      - А деньги государственные, и размеры премий, бонусов, окладов никак не зависят от успехов нашей фирмы 'Сказка'.
      - Но ведь вы же сами сказали, что договор с военными прекращен...
      - Во-первых, я вам этого не говорил, и на любом следствии отопрусь. Вы сами разнюхали, а где - не мое дело.
      Сигорд впервые за весь визит улыбнулся.
      - Ладно, сам разнюхал, я не против. Давайте и мне чайку, если можно... без молока и послабже, с кипяточком. А во-вторых?
      - Во-вторых... Вы знаете, господин Сигорд, я не антисемит, у меня есть друзья среди евреев... Столько хватит, или долить?..
      - Ну, это за километр видно, господин Яблонски!
      - Напрасно смеетесь. Но когда я смотрю на господина Моисея Левицки, нашего главного инженера, я очень нередко думаю, что другой Моисей напрасно так скоро вывел евреев из пустыни в людные места, слишком много идиотских генов осталось внутри бедного еврейского народа! Месяц назад я к нему подходил - и что вы думаете?
      - Что вы это сделали в последний раз.
      - Да. Вы что, подслушивали мои мысли? Он вообще меня чуть не уволил, запердыш. Они уже, оказывается, нащупали каналы в Министерстве Обороны и в Секретариате Президента, и в скором времени надавят на нужные клавиши, вы же понимаете! И нам опять позволят вывозить мусор на другой военный полигон! А моя задача - тихо досидеть до пенсии. Тихо сидеть и тогда никто не даст мне пинка. Так он сказал прямым текстом.
      - Я всегда подозревал, что процент ослов среди евреев - тот же, что и у негров.
      - Нет, ну все-таки пониже, наверное. Хотя я не расист...
      - Угу, не расист, и у вас есть друзья среди негров.
      - Нету ни одного, но все-таки я не расист, или ненастоящий такой расист, игрушечный.
      - Знаете поговорку на этот счет?
      - Нет. Какую поговорку, господин Сигорд?
      - Если белый человек не любит краснокожего - он расист, если краснокожий не любит белого - он индеец.
      - Смешно. На чем я остановился?.. Да, и поэтому ваши стимулы мне очень даже понятны: срубить с нас за избавление от отходов и симметрично срубить с кого-то за поставленное сырье. Не так?
      - Сказано остроумно.
      - Нет, ну не так, что ли?
      - Так. Но.
      - Как всегда это 'но'. Куда же нам без него, без этого важного слова. И что - но?
      - Любая идея только тогда хороша, когда она воплощаема. В результат. В деньги. В мечту, на худой конец. Иначе все люди лежали бы себе на тахте и фонтанировали бы себе миропотрясающими идеями. И гребли бы деньги лопатами непосредственно из вакуума. А трудились бы за них морлоки.
      - Кто, простите?
      - Не важно. Плебеи, роботы...
      - А кто вам сказал, что ваша идея воплощаема?
      - Вы.
      - Я?
      - Да. Не от скуки же вы прикрыли двери кабинета и поите меня чаем из личных запасов?
      - Конечно. Только мои стимулы шире взятки, если вы про это намекаете.
      - Насколько шире?
      - Мне до пенсии осталось несколько жалких месяцев и я надеюсь их дожить и доработать. Вы видите, как я сед в свои шестьдесят. А ведь мы с вами, где-то, однолетки, ведь так?
      - От души вам желаю этого. Примерно да, ровесники.
      - Да, спасибо. Но дожив, я собирался планировать жить дальше, а тут вы.
      - Что я? Помеха?
      - Надежда.
      - Польщен. Но. Господин Яблонски, чему именно я надежда?
      - Не чему, а кому. Мне. По результатам нашей с вами работы я ничего не хочу в смысле наличных денег, ну разве тысячу талеров, чисто платонически.
      - Тысяча талеров - это немалые деньги, но на взятку, конечно же, не тянут.
      - Вот и я так думаю и говорю. Я и без тысячи соглашусь на остальное, если пожадничаете на наличные, но тысяча мне - просто как небольшой дар с небес.
      - А в чем остальное?
      - В том остальное, что когда я выйду на пенсию и при этом не умру, вы возьмете меня к себе в фирму кем-нибудь тем, чтобы мне поучаствовать в принятии и одновременно в реализации решений. Менеджером я бы попробовал. Небольшую должность, но чтобы оперативно поруливать процессом. Ну там оклад, плюс проценты за результаты...
      - Обалдеть какие странные вещи слышат мои уши! Да ведь у меня и фирмы-то никакой нет, не говоря уже о штатном расписании и премиях для сотрудников!
      - А она у вас будет, господин Сигорд, ибо иначе наша фирма с вами лично сделки не заключит ни под каким видом.
      - Почему вы так думаете?
      - Я не думаю, а доподлинно знаю и экономлю вам время и нервы. Вот сейчас закончится обеденный перерыв, вы пойдете по одному из адресов, на ваш выбор, напечатанных в этой газетенке, и зарегистрируете себе фирму. Это стоит не очень дорого и занимает совсем немного времени.
      - Зачем мне это, повторяю вопрос? И почему...
      - Потому что мое родное предприятие не имеет дел с физическими лицами, кроме как принимает их к себе на работу и увольняет их оттуда. И не вздумайте экономить, регистрируя себя как физическое лицо с правом коммерческой деятельности: наш юридический отдел не успевает свыкнуться с новыми веяниями в деловой юриспруденции, а все, что добавилось в кодекс после второй мировой войны - для них непристойные новации.
      - Даже так?
      - Так, господин Сигорд, так и того хуже. Кружку за вами я помою сам. Так что вы решили?
      - Х`эх! Я еще подумать не успел, а вы такими вопросами бомбите... Но. в любом случае, тысячу я вам сейчас не вывалю.
      - Второе терпимо, а первое грустит. Не оно грустит, а меня грустит, что вы такой медленно думающий господин. Обеденный перерыв закончен, вам пора заниматься делами. А мне отдохнуть и почитать газету.
      - Намек понял. Ну, хорошо. Последний вопрос. Даже два. Даже три.
      - Да, слушаю вас?
      - Предположим, я сейчас побегу следовать вашим советам, потом вернусь, заключу, увезу и так далее...
      - Это уже вопрос?
      - Терпение. Вот тело первого вопроса: а почему вы сами коммерчески не воплощали своих идей?
      - Потому что я привык к ничтожному, но сытому и стабильному существованьицу. Потому что я слаб и труслив, меня бы сожрали обстоятельства и люди. Да. А вы хищник, в вас сила, за вашей спиной мне будет проще и безопаснее. И денег мне нужно гораздо меньше, чем вам.
      - Во мне сила???
      - В вас.
      - Даже так? А намного ли меньше?.. Нужно вам денег, чем мне?
      - Это второй вопрос?
      - Нет еще, уточнение к первому.
      - Раз в пятьдесят, в сто.
       Сигорд хлопнул кулаком в ладонь, как бы подытоживая первую половину вопросов.
      - Угу. Завершающий вопрос: а почему вы решили, что именно я тот человек, который... Ну, в общем который вам подходит? Мало ли хищных, отважных и сильных, готовых платить и делиться?
      - Потому, что вы - второй случай за всю историю моей жизни, когда простой человек осмелился помыслить нестандартно и найти в обыденности волшебство, в груде сора бриллиант, в косности - идею!
      - Благодарю за комплимент. А первый случай какой?
      - А первый случай - это я. - Господин Яблонски гордо откинул голову и на миг прижмурил черные куриные глазки. И вновь открыл:
      - Погодите, как завершающий? Это был второй, а вы посчитали в себе три вопроса.
      - А, точно. Господин Яблонски, просветите меня: зачем островной республике Бабилон танковые полигоны и самые танки? Да еще в наше ракетное время, на краю тысячелетий?
      - Чтобы воевать.
      - С кем - воевать???
      - Это уже четвертый вопрос, господин Сигорд, он - не ко мне.
      'Не такой уж он и трусливый'. - Сигорд был озадачен новым и непонятно что обещающим знакомством, однако осторожность и смятение в мыслях никак не отразились на его последующих поступках: он действительно выбрал соответствующую фирмочку, угнездившуюся там же, в муниципалитете, и без хлопот, за восемьсот шестьдесят четыре талера наличными зарегистрировал акционерное общество с ограниченной ответственностью 'Дом ремесел', где все сто акций, согласно Уставу и учредительному договору, принадлежали учредителю, то есть ему, Сигорду. За эти деньги ему сделали пять копий Устава, одну печать, справку о регистрации в налоговой инспекции округа, право первой подписи, временную, чисто формальную сотрудницу-бухгалтера. и порекомендовали банки, где выгоднее открыть счет. Выгоднее было в Купеческом, но Сигорд выбрал все тот же Первый национальный - для удобства операций с уже имеющимися деньгами и счетами. Ушло на все про все (оформление фирмы) не два часа, как уверял его господин Яблонски, а два рабочих дня.
      Зато потом, на диво себе и здравому смыслу, запрещающему чудеса в обыденной жизни, за такие же два рабочих дня, они с господином Яблонски спроворили абсолютно все детали той части сделки, которая касалась вывоза опилочного мусора с территории фабрики.
      Этот крохотного роста человечек взял на себя и продавил до результата многочисленные сложности, в первую очередь связанные с транспортом. Пришлось ему довериться вслепую, зато и голова об этом у Сигорда уже не болела: погрузка и вывозка производилась на фабрике фабричными же службами. Счет за услуги фабрика 'Сказка' выставляла Сигордову детищу, 'Дому ремесел' и сама же погашала их, оформляя как частичную выплату Сигорду услугами, а оставшуюся часть, в среднем семнадцать талеров за самосвал, - переводила на счет новоявленной фирмы-спасительницы.
      Пришлось совершить два 'первых' рейса на 'Тритон', оформляя груз 'по факту', прежде чем руководство 'Тритона' приняло решение о подписании реального договора о поставках. Объем - пятьсот тонн, цена - двести талеров за тонну.
      - Двести талеров! Господин Сигорд! Сколько миллионов этих талеров закопали мы на южном танковом... Двести талеров, клянусь праотцами! - Яблонски цокал языком, горестно качал головой и все тыкал, тыкал сухенькими пальчиками в калькулятор...
      В самосвал входило до двух с половиной тонн опилок, но Сигорд распорядился, дабы не высыпалось за борта, нагружать не более двух тонн, ибо, по условиям договора со 'Сказкой', платили ему за рейс, а не за тоннаж. Конечно, и он, получается, платил 'Сказке' за аренду каждого самосвала 'порейсово'. Но это был липовый паритет, ибо сэкономь он на рейсах - денег на счет ему бы не прибавилось, а наоборот, убавилось бы на мелкую сумму... Но - по документам - и овцы были сосчитаны, и волки не голодали.
      Две тонны, пять ежедневных ходок в три самосвала - в две с половиной недели договор был исполнен. 'Тритон' свою долю, сто две тысячи талеров, выплатил тотчас же, не успел выветриться на разгрузочной площадке смог от последних самосвалов, а 'Сказка' что-то там согласовывала и подписывала три банковских дня (плюс два выходных), но честно уплатила оговоренные деньги - почти четыре с половиной тысячи талеров. И тут же пролонгировала договор еще на пятьсот тонн, но на этот раз Сигорд, возмущенный бесконечными поломками техники и придирками на вахте, потребовал со 'Сказки' двадцать талеров за рейс и те безропотно согласились, ибо впервые за несколько месяцев инженерные и транспортные службы фабрики вздохнули чуть свободнее: опилочный мусор грозил затопить все по самую крышу, а тут реальные 'проталины' образовались, уже проехать можно...
      Опилки и ошкурки с фабрики - это совсем другое дело, чем опилки с грязной свалки, и 'Тритон' так же охотно подписал договор с Сигордом на поставку еще пятисот тонн сырья, по той же цене. Сто тысяч талеров 'справа', пять тысяч 'слева' - это в сумме составляет сто пять тысяч талеров. Да там, от прежнего договора сто шесть, это двести одиннадцать тысяч, мама дорогая!
      Сигорд немедленно, из своих 'подкожных', не трогая новый банковский счет, отстегнул Яблонски две тысячи талеров:
      - Взятка вам будет после выхода на пенсию, господин Яблонски, а сейчас просто подарок. Прошу принять от меня скромный презент, от души и за все хорошее.
      - Так здесь же целых две тысячи! - мгновенно пересчитал бдительный Яблонски.
      - Ну не одна же! Вы, главное, уверенно живите и дорабатывайте свое заводское время...
      - Фабричное.
      - Ну фабричное - велика разница? А потом ко мне. Что-то, знаете, я вдруг и сам поверил в свое дело, даже удивительно.
      - Мне почему-то тоже. Что??? Что это? Вы и третий договор-таки подписали? На тысячу тонн? А как же... А когда это вы... Ну вы и хват, Сигорд! Извиняюсь: господин Сигорд, сэр!
      - Вольно. Как доведем до победного финала - с меня еще пара косых, но, опять же, пока еще не в счет взятки, а чтобы вам легче было коротать время до пенсии.
      Да. Сигорд в полном одиночестве, если не считать лихорадки в сердце, сидел на кухне, пил сладкий - дальше некуда - чай без молока, а сам все косился на выписку из счета: четыреста двадцать шесть тысяч талеров сорок один пенс! Да. Это успех. Это... это... Надо успокоиться и съесть крекер. Впереди первая налоговая проверка после уплаты всех налогов. И в конце концов - что такое четыреста тысяч талеров? Это... около восьмидесяти тысяч долларов, а в фунтах - так и вообще смотреть не на что. Хотя и в фунтах - все же таки получается приличная сумма. Но налоги. И еще придется вынимать наличными, опять прямая усушка-утруска. Да. И придется платить зарплаты менеджерам с бухгалтерами, снимать офис, расходовать электроэнергию, тратить деньги на скрепки, заклепки... То ли дело просто наличные: никаких тебе налогов и ты им, деньгам, господин, а не они тебе понукалы. Но ведь и наличные имеются!
      В дополнение к тем нескольким тысячам остатка, меньше десяти, что у Сигорда были от предыдущих операций, высыпалась на него дополнительная удача: старый 'мертвый' запас в сорок тысяч тонких и твердых кружков, диаметром семьдесят шесть с дробями миллиметров, которые он никак и никуда не мог придумать пристроить, со свистом ушли каким-то перекупщикам в порту (Сигорд безуспешно искал там потребителей опилок), да не за гроши, а по полтиннику штучка! Двадцать тысяч талеров! Сигорд горько пожалел задним числом, что один 'цилиндрик' сбыл в универсам, по пятаку кружок (и тем самым нанес себе убыток в сорок пять талеров), они, в универсаме, из них сделали брелоки для ключей в бесплатных камерах хранения... Если бы не тот странный тип, Сигорд бы не поленился то же самое предложить другим универсамам, в надежде избавиться хотя бы от части хлама, загромождающего квартиру, но - вот, повезло.
      Через пару лет Сигорд совершенно случайно увидел по телевизору арест своего случайного партнера, в хронике криминальных событий, он оказался оружейником-контрабандистом, но зачем ему кружочки понадобились - так и осталось для Сигорда загадкой.
      Однако же и тридцать тысяч наличными хранить дома стремновато. Сигорд открыл бельевой шкаф, последнее свое приобретение на барахолке, вынул из под стопки постельного белья пакет, завернутый в бязевую наволочку. Не удержался и развернул - на месте. Не сейф же покупать? Будут красть - так уволокут вместе с сейфом, а паче чаяния, если под разбой угодит, так он сам все выдаст, не дожидаясь пыток. Потратить с шиком и с толком - вот это бы другое дело, но куда можно истратить такую прорву денег, чтобы не привлечь ничьего внимания? И чтобы, главное, не жалко было? Обставлять эту квартиру - глупо, так и мотайся потом с накупленным скарбом на плечах, а купить свою... Ой-ёй-ёй-ёй-ёй... Это было бы круто. И реально. Но - черт побери! А? Нет. Тридцатником тут никак не обойдешься, разве где-нибудь в трущобных новостройках, да и то за первый взнос. Можно купить на фирму, якобы под офис, а самому жить. Но тогда придется еще и дополнительно снимать, либо покупать что-то для офиса. Нет. Это придется все деньги грохнуть в четыре стены и потом маяться в них, трясясь, что фирма обанкротится, либо перейдет в другие руки, а вместе с нею и квартира, и денежки за нее. Здесь пока поживет, не Рокфеллер, чай.
      Но с тех пор мечта о собственной квартире подселилась в Сигорде к другим его планам и мечтам, большим и маленьким, и покидать его никак не желала...
      
      
       * * *
      - Зачем ты купил эти пирожные и конфеты, Янечик? Ведь это дорогие продукты, на такие истраченные деньги можно было бы полноценно жить день, или даже два дня.
      - Мама, ну почему вы заморачиваете себя мелкими пустяками? - Яблонски с довольной улыбкой наклонился и поцеловал старушку в висок и щеку. Та, несмотря на укоризненный тон, сияла всем своим круглым дородным личиком, потому что больше всего на свете, после своего единственного сыночка Яна, разумеется, госпожа Беата Яблонски любила сласти 'от Борчина', она их, по ее собственному выражению, обожала. И еще телесериал 'Бабилонские улицы'.
      - Какие же это пустяки? Это совсем не пустяки. Ты совершенно не умеешь считать бюджет. Твоей зарплаты и моей пенсии только-только хватает нам на относительно приличное существование и не более... - Беата не выдержала собственной клятвы, только что произнесенной мысленно, и развернула третью конфету. - Так роскошествовать - это... это просто неразумно. Я сама поставлю чай. Убери все это с глаз моих долой!
      - Надолго ли? Я имею в виду - убирать надолго ли? - Яблонски и сам был в мамочку по части истребления сластей, но сейчас он мужественно сопротивлялся искусу, выдерживал этикет и характер.
      - До после ужина, мой дорогой. Иду. Иду, иду греть, накрывать... Умойся, переоденься, ляг на диванчик, полежи, я тебя позову. Ты осунулся.
      - Ничего я не осунулся.
      - И похудел. Не спорь с матерью. С тех пор, как ты связался с этим Сигордом, ты стал плохо спать и мало кушать.
      - Мама!
      - Да. Я почти шестьдесят лет твоя мама. Представь себе. И знаю тебя лучше тебя самого.
      - Ты что-то говорила про ужин. Как же мне толстеть, не ужиная, мамочка, я вас спрошу?
      - Бегу, уже бегу!..
      - У-ум, какие свежие пирожные. Почему интересно, 'борчинские' всегда наисвежайшие, а другие так не могут?
      - Потому что если бы могли, мы бы у них и покупали.
      - Погоди, дай-ка тебе рот вытру... крем...
      - Мама! Кушайте спокойно, я сам все себе вытру.
      - Не кричи на мать. Так что это у нас сегодня вечером - премия, или мотовство?
      - Ни то, и ни другое. С Сигордом, с пресловутым Сигордом удачно завершили мы один проектик - и вот две тысячи талеров, один из промежуточных результатов нашей совместной с ним деятельности.
      - Две тысячи! Это... А он сколько получил?
      - Больше.
      - Больше? Почему больше?
      - Потому что он главный, и потому что он рискует всеми своими деньгами, а я лишь своими идеями, которые могут воплотиться, а могут и развоплотиться.
      - Между прочим, в наше время - самое дорогое, что только может быть, это идеи! Я так и знала, что тебя, твой ум используют за гроши! Так и знала! И всю жизнь это было, ведь если ты не ценишь свой гений - почему это должны делать другие??? Вот почему ты плохо кушаешь.
      - Я хорошо кушаю, мамочка. И спокойно сплю. Заметьте и поймите: и спокойно сплю!
      - Почему ты опять рассердился на меня? Разве я желаю тебе зла? Неужели я раздражаю тебя тем, что высказываю собственные мысли? Опомнись, Янечек, ведь я твоя мама!
      - Я на вас не рассердился и всегда помню, что вы моя мама и всю жизнь вас люблю.
      - Тогда не повышай на меня голос.
      - Я стараюсь, но иногда вы слышите только крик. Я еще раз объясняю, что он из породы вечно голодных волков, а я из породы философов. Мне спокойная жизнь - ваша и моя - гораздо ценнее 'доли', которую можно 'урвать'. Плох разве сегодняшний вечер?
      - Успокойся, Янечек, утихни, ради бога! Все, все я больше ни во что не вмешиваюсь, раз я больше ни на что... Конечно хорош, ведь так знаешь, ты так угадываешь мои вкусы и желания, просто я...
      - Вот платочек. Я понимаю, что вы хотите как лучше, понимаю и всецело разделяю. Но на сегодня еще не все приятные для вас сюрпризы исчерпаны. - Слезы на матушкиных щеках мгновенно истаяли, как не было их. - Так, говоришь, ужин со сластями удался?
      - Очень удался! Мой хороший сын!
      - В следующий раз он будет еще лучше, потому что завтра я поеду покупать новый телевизор для вашей спальни и подключу его к 'Интеркабелю'. Будет принимать все программы, чуть ли ни вплоть до британских! А тот переставим на кухню.
      - Грандиозно! Погоди... как, в субботу?..
      - Мама... Да, в субботу. Я решил - точка. Подумаешь - в субботу...
      
      Г Л А В А С Е Д Ь М А Я
      В которой главный герой постепенно учится понимать, что общедоступные истины - дешевы, остальные же рискуют умереть старыми девами.
      
      Сигорд шел по улице - пальто нараспашку, ибо весна в полном разгаре, 'цельсионные' градусы - далеко за плюс, вытоптанные газоны - и те тужатся зазеленеть, солнышко! Половину зимы Сигорд в синтепоновой куртке проходил, но Изольда доточила-таки, убедила, что несолидно в его возрасте и положении ходить без пальто. А к пальто, как выяснилось, и ботинки надобны иного фасона, а к ботинкам брюки, к брюкам пиджак... Не успел Сигорд оглянуться, как обзавелся уже и галстуками, четырьмя разными, да рубашками, белыми, серыми и голубыми, да еще брюками... И туфли! Шарф. Что значит - пальто без шарфа??? Без шапки или шляпы может ходить по городу человек в двадцатом веке, а без шарфа - не может.
      - Так-таки не может?
      - Да, господин Сигорд, представьте себе - не может, если он трезвый и не оборванец, поверьте женщине. Хорошо бы и шапку, кстати говоря. А лучше шляпу.
      Это засада, понимал Сигорд, это никчемушные, постоянные, а главное - безрадостные, 'хомутные' расходы. В прежней жизни, в той первой, еще до бездомной, он парикмахерскую четырежды в год посещал, и ему этого хватало, чтобы выглядеть прилично, а теперь не реже раза в месяц! Чик-чик по затылку жужжалкой, две с половиной волосинки срезали, остаток помыли, смазали, причесали на дорожку - полтину вынь! Ни хрена себе! Перчатки вязаные купил - пришлось выкинуть в самом буквальном смысле этого слова и взамен покупать кожаные, лайковые - зачем, спрашивается? Сугубо для понтов, для надувания щек в среде таких же как он дельцов самой что ни на есть средней руки. И деваться ведь некуда, ему просто приходится 'выглядеть', компенсировать безлошадность, потому что на собственный автомобиль он все еще не решился. Да, сегодня он более или менее при деньгах, но ведь и о послезавтра нельзя забывать... Но... Вот тебе и но... Упрям Сигорд, скуповат на траты, жаден до прибылей, а и на него нашлись стимулы посильнее Изольдовых нашептываний...
      Это как раз было, через два дня на третий, после покупки первого пальто, шарфа, ботинок и прочей сбруи. Шел Сигорд по Республиканскому проспекту, от парикмахерской в бистро, предвкушал файф-о-клок, помимо двух чашек настоящего чая включающий в себя порцию цыпленка, чебуреки с горчицей, с кетчупом, с маринованным лучком (днем-то он не мог себе позволить луку поесть, а вечером, когда в конторе все свои - кого стесняться?)... Вдруг вырастает тень - и возникает перед ним лягавый! Патрульный. Если у человека случается разрыв сердца, то вполне вероятно, что именно в такие моменты: тот самый патрульный его тормознул, что бил его и бутылку с коньяком разбил, и в обезьянник сволок, дело ему шить пытался... Безумный, животный страх приказал Сигорду закричать, вцепиться ногтями в ненавистную рожу, бежать без оглядки на грязь и мчащиеся поперек автомобили... Но этот же ужас лишил его голоса и сил, только и хватило Сигорда, чтобы остановиться как вкопанному. Ни рот открыть, ни даже закрыть глаза...
      - Виноват...
      - Что...
      - Прошу прощения, сударь, туда нельзя. - И видя, что Сигорд не понимает его, патрульный откашлялся, не отнимая руки от козырька. - Пожалуйста, обойдите по той стороне, здесь сосульки с крыши сбивают. - Показал подбородком направление. - Извините за неудобство.
      Сигорд стоял как в параличе и глаз опустить не мог: сейчас этот сержант узнает его, вспомнит какой такой 'сударь' перед ним, захохочет злорадно, сгребет за грудки...
      Замер и сержант, словно бы в попытке узнать прохожего, так странно на него глядящего...
      Свисток в рот, палка в руки, оглушительная трель: стоп моторы! И автомобильное стадо - простое, без мигалок - также замерло, послушное приказу полицейского, который хотя и не дорожный, не с полосатой палкой, но тоже имеет власть на городских дорогах.
      - Вот. Прошу вас, сударь, еще раз извините за неудобство! - Сержант дубинкой деликатно подтвердил направление, и Сигорд внял, наконец, очевидному: его не узнали, приняли за другого, благополучного прохожего, предлагают обойти опасную часть тротуара по противоположной стороне и с этой целью приостановили автомобильное движение, дабы он мог без помех перейти улицу.
      - Спасибо, унтер. - Эти слова Сигорд сумел произнести уже на середине проезжей части, и едва ли тот слышал. Да и вряд ли ему это было интересно, патрульному, он распутал ситуацию, мелкую, за каждое дежурство он такие чуть ли ни сотнями решает, распутал и забыл, до сдачи дежурства еще так далеко...
      Всем известна поговорка: деньги к деньгам! Если их тратить без удержу на прихоти да удовольствия, то как раз наоборот получается, но эту поговорку, чтобы она правильною была, всегда применяют к добытчикам денег, а не к растратчикам. Сигорд принадлежал к истовым добытчикам, и однажды, после многодневного 'неурожая', вновь заслуженно возликовал: для начала, ни с того ни с сего, проснулся полузабытый 'Тритон' и попросил еще тысячу-полторы тонн древесных отходов. Надо - так надо! Тысячу тонн Сигорд, по старой памяти и с помощью мельчайших взяток, сотворил из закромов государственной фирмы 'Сказка', а пятьсот - это пришлось порыскать в незнакомых угодьях... пятьсот дополнительных дались ему нелегко и прибыли почти не принесли, ибо экстренные расходы на поиски, покупку и доставку недостающих отходов превысили все разумные пределы: Сигорду во что бы то ни стало требовалось 'держать марку', дабы не разочаровывать единственных крупных и проверенных клиентов. Но зато он получил бесценный опыт по увязыванию в единый узел множества разноплановых стимулов, усилий и результатов и сохранил без урона всю прибыль от 'легкой' тысячи тонн.
      Все эти месяцы, что по без 'тритоновских' заказов, Сигорд бился как лев над одной единственной математической задачей: потоки втекающей в бассейн воды обязаны быть полноводнее, обильнее вытекающих из бассейна потоков. Пусть не каждый день, и не каждую неделю, да и не каждый месяц, - но чтобы по итогам квартала - обязательно! Однако, трубы высасывающие были неуемно разнообразны и коварны: зарплаты, взятки, ремонты, штрафы, налоги на прибыль, налоги на имущество, на добавленную стоимость, социальные отчисления на фонд заработной платы, даже налоги на землю, на которой стояло строение, где у 'Дома ремесел' был юридический адрес... Кошмар! Половины официальных бухгалтерских терминов Сигорд не понимал, в оставшейся половине разбирался весьма смутно. Новоиспеченный пенсионер, а ныне ведущий менеджер по маркетингу (это Ян Яблонски сам себе спроворил такое обозначение), как выяснилось, разбирался в бухгалтерских реалиях немногим лучше Сигорда. Без бухгалтера - никуда, пришлось нанять и платить. Первый квартал Сигорд, опять же, попытался экономить: нанял на разовую 'халтуру' работницу из налоговой инспекции своего же района, однако баланс не удовлетворил Сигорда, ибо не объяснял ему причин, по которым деньги утекали невесть куда и невесть зачем; кроме того, платежи по налогам казались ему завышенными, но он не мог ни проверить их, ни подозрение высказать... По неопытности, он сам первое время ездил балансы сдавать, в очередях к инспекторам стоял... Там-то, в очередях, он и наслушался, набрался уму разуму на тему 'экономии на бухгалтере'. Долго ли? - там же на месте и перекупил он молодую деваху, второго бухгалтера какой-то транспортной конторы, которая пылко и необоснованно мечтала стать первым бухгалтером с правом второй подписи. Всем хороша была Изольда: веселая, непьющая, незамужняя, однако, уже с ребенком и без высшего образования... Оказалось, что и неглупая, не жадная, в меру болтливая, но - негритянка. Почему но? У Сигорда было стойкое предубеждение к деловым качествам негров: петь, плясать, девкам подолы задирать, мячи в корзины вбрасывать - никого лучше не надо, а вот головой работать, цифры считать, да не просто считать, а по кривозеркальным канонам налогового законодательства... И Яблонски на первых порах разделил его сомнения, особенно горячо он встретил в штыки новость, что сидеть им придется в одном кабинете с этой Изольдой, к тому же безо всякой перегородки.
      Но Изольду, внезапно обретшую должность и половинную прибавку к прежней зарплате, настолько переполняли служебное рвение и жизнерадостность, что она даже и не замечала бурчания и косых взглядов Яблонски в ее сторону. Для того, чтобы привести в порядок все дела, от составления отчетов, до организации рабочих мест в офисе (весь офис - две комнатенки на втором этаже доходного дома), - а Изольда добровольно взвалила на себя и канцелярские обязанности - ей потребовался месяц; все горело, кипело и блестело в ее умелых, как выяснилось, руках. Полутора месяцев не прошло, как ее и Яблонски было уже не разлить водой. Болтали они слишком много, по мнению Сигорда, но и трудились без лени, бок о бок.
      Вместе чай, вместе с работы, - Сигорд даже заподозрил роман между ними, несмотря на тридцатипятилетнюю разницу в возрасте, но Яблонски, припертый однажды к стенке, с жаром отверг нелепые обвинения: они с Изой просто друзья.
      - Ну, так вот вы, 'просто друзья', продолжайте дружить, я не против, но чтобы делу не в ущерб. Понятно?
      - А мы не в ущерб дружим, господин Сигорд. Но если у вас есть претензии по моей работе - то какие конкретно?
      - Просто Сигорд, Ян, не надо этих мне официальностей и не надо обид. Скажу, какие у меня к тебе претензии: в свое время, круг будущих обязанностей ты сам себе очертил и даже выпросил кое-какие дополнительные, а именно: самому бывать на местах, на объектах, брать на себя часть переговоров... Одним словом, чтобы я время от времени давал тебе 'порулить живым бизнес-процессом'. Так ты это называл? - Яблонски понял, к чему клонит Сигорд и густо покраснел, от подбородка до глубокой залысины. - А когда ты в последний раз выбегал порулить, а? Из кабинета в народную гущицу, а?
      - Но остальное-то исправно делаю, без лени и существенных погрешностей...
      - С этим не спорю, свое дело ты знаешь, и за этот участок, как и за Изольдин, я спокоен. Но к полевой работе ты явно охладел, 'нарулился'. И явно, что не без влияния некоей чернокожей пышки-красотки.
      - Частично признаю. Признаю, Сигорд. И впредь постараюсь исправить эти недочеты, избегая новых. Но только Изольда здесь ни при чем, просто я на опыте понял, что жизнь строевого командира не моя стезя. Старость, наверное.
      - Мы оба не мальчики, дорогой Ян. За свою долгую жизнь я, в числе прочих, пришел к одному очевидному и простому выводу: работа не должна быть в тягость. Думаю, с этим ты спорить не собираешься?
      - Да, я согласен. За мою не менее долгую жизнь я пришел к такому же выводу.
      - Тогда, короче: подтверждаешь, что нахлебался 'оперативкой'? - Сигорд изготовил правую руку и загнул большой палец.
      - Что? Гм... Да.
      - Вопрос снят. - Сигорд разжал палец и в расправленной ладони вновь оказалась кружка с чаем. - По документообороту и прочей канцелярщине работы навалом, по маковку хватит и тебе, и Изольде. Кроме того, ты знаток производственных джунглей и хороший советчик, а мне постоянно необходим спарринг-партнер для тех или иных обсуждений.
      - Благодарю за доброе слово. Мне, право, неловко... Сигорд, но я действительно 'нахлебался'.
      - Все нормально, я же сказал без обид и укоров, что вопрос исчерпан.
      - Годы, проклятые, все же, свое берут. Но свой хлеб я даром есть не собираюсь, не сомневайтесь во мне.
      - Кто бы сомневался.
      - Сигорд?
      - Да?
      - У вас есть еще несколько минут?
      - Смотря для чего. Для того, чтобы допить чай и ответить на твои вопросы... конечно есть. А присутствовать при дальнейшем посыпании головы пеплом - нету.
      - Очень признателен. Вопрос - пусть он вам не кажется смешным...
      - Не покажется.
      - Почему со мною? Почему вы предпочитаете обсуждать вопросы бизнеса... ну, там, цен и прочего - не с Изольдой, которая как бухгалтер разбирается в этих нюансах профессионально, а со мною, все же-таки дилетантом?
      - А где она, кстати?
      - Все текущие работы на сегодня она сделала и отпросилась к ребенку, тот немножко приболел. Гм... Я взял на себя смелость и отпустил ее до конца дня.
      - Понял. Нет-нет, нормально, она не злоупотребляет, так что ты все правильно решил. Угу, так вот об Изольде и профессионализме, который иногда - больше хромота, чем сапоги-скороходы. Иногда, подчеркиваю, реже, чем обычно... А она что - переживает по этому поводу? Ну, ревнует, типа?
      - Да нет... Хотя, быть может, элементы профессиональной ревности имеют место быть... Но если вы имеете в виду обиды, то я бы так вопрос не ставил, нет, она не обижается.
      - И хорошо. Отвечаю на вопрос: однажды, в незабываемый день нашего знакомства, ты сказал мне, что накладные расходы на вашей фабрике 'Сказка' равны 2000%.
      - Где-то так.
      - Двум тысячам процентов! С ума сойти. В переводе с кривого бухгалтерского языка на человеческий бабилос это означает, что в цене товара фабрики 'Сказка', например стоталерного шкафа, себестоимость этого шкафа, включая доски из прессованных опилок, тех самых, что позабыли выбросить и утилизовали, включая ржавые шурупы и усилия пьяного плотника третьего разряда, составляют пять талеров, а все остальное, другие девяносто пять талеров, - суть накрутки, что обеспечивают существование отдела снабжения, сбыта, секретарши директора, оплачивают компьютеризацию планового отдела, идут на содержание фабричного дендрария и туалета...
      - Дендрария у нас не было, возможности самим утилизовать отходы у нас традиционно были крайне ограниченными, а мебель строят сборщики и столяры, но никак не плотники. Но - в принципе да, по поводу себестоимости и накладных вы в целом правы.
      - Хорошо. А отсюда, в сознании большинства бухгалтеров, когда они пытаются рассчитывать наперед, происходит очень любопытный выверт, ставящий телегу впереди лошади. Поясню примером.
      Предположим, я разрешил тебе совмещение по работе: к обычным обязанностям добавил право раздавать автографы. Допустим также, что твои автографы пользуются устойчивым спросом, тысяча в месяц, по устойчивой потребительской стоимости - червонец за автограф. То есть, покупатель готов платить десятку, но пятнаху - не готов. Совмещение - это значит, что ты на своем рабочем месте и в рабочие часы, не в ущерб основным обязанностям строчишь автографы и берешь за это с меня, с работодателя, дополнительные пятьсот талеров оклада в месяц. Пишущий инструмент и бумага за счет фирмы - еще сто талеров ежемесячно. И всякие там соцстрахи, пенсионные и тому подобные поборчики - еще сотня, на эти дополнительные зарплатные пятьсот. Итого, упрощенно: себестоимость изделия, тысячи автографов, равна семистам талерам. Все остальные расходы - офис, директор, электричество, штатное расписание - все абсолютно без изменений, они все и раньше были точно в таких же пределах и не потребовали ни пенса дополнительных расходов к тем семистам, которые мы уже оговорили. Выручить, продавая твои автографы, я могу - десять тысяч ежемесячно. Хороший бизнес?
      - Вроде бы да. Небольшой по объему, но прибыльный по сути.
      - Почему вроде бы?
      - Да, конечно хороший. Десять тысяч ежемесячного дохода, за вычетом семисот талеров всевозможных затрат, оставляют нам по девять тысяч триста талеров прибыли, готовой к налогообложению. Если мы ее куда-нибудь не укроем легальными способами.
      - Превосходно, я мыслю так же. Но перед запуском проекта поручил я составить цену Изольде. А... Забыл сказать, что общий уровень накладных у меня в фирме, поскольку я на работе постоянно прикуриваю от пятисотенных и забываю выключать за собою свет и воду, равен двум тысячам процентов. Она берет, как учили, себестоимость изделия, семьсот талеров, берет накрутки, включающие в себя расчет накладных расходов прошлого отчетного периода, и говорит, что убыточно будет продавать по червонцу, ибо нам, для прибыльной работы, за тысячу автографов должно получить четырнадцать... почти пятнадцать тысяч талеров, по пятнахе росчерк. Согласно расчетам! Расчет прилагается.
      - А как же так... Я что-то не...
      - Но по пятнахе никто не покупает, поэтому мы, послушные компетентному заключению специалиста-счетуна, проект похерили. Золотой проект.
      - Но ведь очевидно, что выгодно, как же так?..
      - Вот так. Посиди, покрути на досуге - сам увидишь, на каком этапе перехода из прошлого в настоящее у бухгалтера происходит в голове щелчок с переворотом понятий. Оговорюсь, что в моем примере я снебрежничал и напорол фигни - ту же и прикурку от пятисотенных не уложить на производственные затраты... Вот здесь смотри... это где со структурой накладных расходов, с начислением нормативного уровня рентабельности для отпускной цены, с добавленной стоимостью... Ладно, позже сам посмотришь. Я принцип показал, который тебе, с твоим 'невежеством' в кавычках, проще понять, нежели нашей подкованной Изольде. Просто пример и принцип. Ты думаешь - зачем я на бухгалтерские курсы ходил? Знаешь, сколько с меня потов сошло, пока я наловчился хоть что-то в этом понимать? Мне тоже, в моем возрасте, учиться - натуги превеликие, никакая наука добровольно в старую голову не лезет, только сапогами ее туда, только усердием и пинками. Кстати говоря, не желаешь ли со мною на автоводительские курсы, с последующим получением прав?
      - Прав? В нашем сверхсвободном обществе, Сигорд, у каждого из нас выше крыши всяких прав, зачем еще одни?
      - Затем, что осточертело мне платить за легковой мотор и за водилу. Случайные люди, неслучайные расходы... Мотор - ладно, затраты на него все равно останутся и предусмотрены, а с водителями - просто беда: хоть в штат его бери, хоть так плати за погонный метр проезда, - все одно неудобно. Может, ты ко мне в шоферы пойдешь, себя покажешь, мир поглядишь? Или ты окончательно в офисе угрелся?
      - Знаете, Сигорд, угрелся, если честно. Но раз надо - я готов и на курсы, и так... Не хочу лишним быть, мне с вами интересно.
      - Госссподи, отряд бойскаутов! 'Интересно с нами'. Ну, в таком случае что-то нужно решать... Тогда каждый берем, покрепче, руки ребенка в свои - и соломоновым судом решаем проблему.
      - Это как? - Яблонски распахнул, насколько сумел, круглые маленькие глаза, что всегда у него служило признаком проснувшегося любопытства. Яблонски вообще был крайне любопытен, по делу и без дела, и Сигорду это импонировало.
      - Напополам, поровну. Шучу. А если серьезно: для тебя все в прежнем режиме, однако права ты обязан получить и научиться мотором править - но не для меня, я ведь сам тоже буду уметь водить и себя возить. За курсы плачу я. Но было бы желательно, если бы ты обзавелся, не особо откладывая, собственным мотором и поддерживал худо-бедно водительскую квалификацию. Не как у гонщика, разумеется, а чтобы из пункта А в пункт Б за реальное время. Понял? Мы должны быть шустрыми и современными в делах и в быту.
      - Хорошо, я готов.
      - И ты, толстуха, тебя тоже касается.
      - Во-первых, я не толстуха, господин Сигорд! А просто я синтонный пикник. Всем здравствуйте.
      - Кто???
      - Какой, какой?
      - А вы мне вместо здравствуйте - толщиной попрекаете! Я тоже чаю хочу. Ой, воды нет, я сейчас... А чего касается-то?
      - Тебя касается. Здравствуй. Как ребенок?
      - Все уже нормально, тьфу-тьфу, температуры вроде как нет, сбили мы жар, и мама с нею посидит, согласилась-таки. И я сразу сюда, на работу.
      - Угу, к господину Яблонски под крылышко.
      - Да ну вас! - Изольда неожиданно зарделась на негритянский манер, щечки из светло-коричневых стали бурыми, почти черными. - Так что меня касается-то?
      - Права должна получить, мотор водить будешь.
      - А, это я всегда пожалуйста! А что за мотор? Какая марка?
      - Какую купишь, такая и будет. Я только получение прав оплачу. Так, а что ты прибежала, ведь отпущена, как мне доложили из надежных источников, до конца рабочего дня?
      - Ай... Сердце опять не на месте, надо все перепроверить, я ведь к таким цифрищам еще не привыкла. Кстати, господин Сигорд, раз уж у нас в фирме дела на мази, так у меня к вам просьба от всех нас. Насчет оргтехники.
      - Опять про компьютер?
      - Про два компьютера. Один вообще, для всех нас: вас, меня, его - Изольда указала пальчиком на Яблонски и явно замялась, не зная, как назвать 'его' - Яником, как она привыкла звать наедине, или громоздко-официально, господином Яблонски... - Чтобы хранить, распечатывать, тексты набирать, а другой специальный, только и исключительно для бухгалтерии, чтобы к нему никто другой кроме меня не прикасался. У моей подруги на работе поставили американские, так они с тех пор и горя не знают, компьютер им все отчеты сам составляет.
      - Хорошо, если сам, так я тогда на живых бухгалтерах большие деньги сэкономлю!
      - Не-ет, фигушки, господин Сигорд! Без нас никакой компьютер со 'спецификой' не справится, в налоговой наши интересы не отстоит. Живой бухгалтер - это живой и незаменимый бухгалтер. Так как?
      - Покупай два, раз надо. Забыл - это из прибыли, или на себестоимость упадет?
      - Из прибыли, увы. Но часть все равно сразу из налогов выдернем, нам положено на техническое перевооружение, а остальное за пять лет полностью амортизируем, в том смысле, что постепенно распихаем на себестоимость.
      - Угу, примерно въехал. Пять лет. Пять лет еще прожить надо. Надеюсь, что проживем и без зарплаты не останемся. Слушай приказ по личному составу! Гм... И чтобы на курсы автовождения - вы оба! И премия каждому в размере трехмесячного оклада. И сорокапроцентная надбавка к окладу, но премию считать без надбавки. А... считай с надбавкой, чего уж тут. Гуляем сегодня. Все оформить официально, по бумагам.
      - Ого!
      - Вау-ууу! Уррраааа! Можно, я вас поцелую?
      - Можно??? - Нужно!
      Специфика, о которой упомянула Изольда, касалась 'черной кассы', наличных денег, необходимых Сигорду для продвижения дел: мелких взяток, найма случайной рабочей силы и всякого прочего в этом духе, а дел было много. Видимо, в Президентском дворце, в головах у обитателей его, случилось очередное весеннее обострение: крепко тряхнули городскую и окружные администрации, на предмет коррупции и нерадивости, в результате временно лишились связей и контрактов старые, зарекомендовавшие себя фирмы, десятилетиями сосавшие муниципальные денежки по заказам, а на их места и контракты то и дело попадали случайные людишки. Одной из них и оказалась Сигордова фирма 'Дом ремесел', которая получила полугодовой контракт, с весны и до осени, на очистку от мусора четырнадцати городских парковых зон Бабилона. Для Сигорда и его крошечной конторки это был умопомрачительный успех, ибо сумма контракта превысила десять миллионов талеров, а точнее составила десять миллионов двести пятьдесят тысяч талеров! Естественно, что это была не чистая прибыль, далеко не чистая. При определенных обстоятельствах, при плохом развороте дел, расходы по исполнению контракта вообще могли превысить получаемую в перспективе сумму, превратив таким образом ожидаемую прибыль в сокрушительный убыток, поэтому приходилось пошевеливаться... Для Сигорда настала такая горячая пора, что он утратил и сон, и аппетит. Утром, в половину восьмого - большую кружку чаю с сахаром для бодрости, потом на 'полевые' работы и в пять часов вечера, во время большого получасового перерыва, который он сам себе установил строжайшим внутренним приказом, - обед в дешевой чебуречной-бистро, что в начале Республиканского проспекта. (Той самой, откуда он упер однажды объедки на закусь, только теперь никто не гонялся за ним с грязной тряпкой наперевес, не выгонял, в тычки, на улицу). Потом работа в конторе до восьми, а то и до девяти. Потом домой и спать, а наутро - цикл повторялся. Но в конторе Сигорд, можно сказать, отдыхал, по сравнению с кошмаром 'полевых' работ на объектах: Яблонски и Изольда трудились хорошо, с умом, явно что не из под палки, работали много и усердно, хотя, в отличие от Сигорда, приходили они на рабочее место аж к десяти утра и начинали свой ежедневный трудовой подвиг с болтовни и чаепития.
      
       * * *
      
      - А наш-то совсем ополоумел.
      - А что?
      - Вы вчера в департамент уехали за разрешением, и вдруг он неожиданно нагрянул.
      - Но он же мне сам велел?
      - Да нет, все нормально, он это помнил. Так вот, прибежал, шварк бумаги на стол: 'ну-ка рассчитай срочно!', а сам не выдержал, свой калькулятор грошовый вынул и сам тычет чего-то. И пальцы трусятся как у алкаша. Он иногда вообще мне кажется на алкаша похожим, особенно когда деньги считает. Руки дрожат, глаза горят, - ужас!
      - Нет, Изочка-золечка, он совсем не пьет. Да и не жадный вроде бы. Может, раньше пил.
      - Я и не говорю что жадный. Но - вот так вот. Азартный, так скажем.
      - И что? Ты посчитала, а он что?
      - Засопел и опять убежал, ничего не сказал. Но видно было, что довольнехонек. Но это смех, когда он меня начинает уму-разуму в бухгалтерии учить, просто смех!
      - Да, да. Знаешь и меня он то и дело учит. А мне что - мне как с гуся вода. Вообще это самое распространенное заболевание среди руководителей любой руки, большой средней и малой: считать, что ты лучше всех своих подчиненных разбираешься во всех делах на свете. Он начальник - мы дурак, это закон. Я составил акты, вот они все четыре, проверь, пожалуйста, мало что упущено? Банковские реквизиты, сроки...
      - Давайте. Суммы-то какие, суммы, сердце радуется. Да еще послезавтра праздник.
      - Какой праздник? Годовщина освобождения Картагена?
      - Не-ет, это просто совпало. Зарплата послезавтра, Янечек! Первая надбавленная зарплата. Вы что-то совсем уработались.
      - А, верно. Отметим это дело. Официально приглашаю вас в день получки на чашечку кофе, сударыня, в одном из вечерних заведений.
      - Спасибо за приглашение, мерси, постараюсь принять. Если дома позволят, вы же знаете.
      - Так а ты постарайся заранее, маму попроси.
      - Я постараюсь.
      
       * * *
      
      Если прежняя зарплата у каждого - у Изольды Во и у Яна Яблонски - была равна трем тысячам талеров ежемесячно, то отныне она составляла четыре тысячи двести. Да еще по двенадцать тысяч шестьсот талеров каждый из них получил единовременную премию. Три тысячи талеров в месяц для молодой женщины без высшего образования и с маленьким ребенком - это неплохо даже по меркам обеих Бабилонских столиц: мегаполисов Бабилона и Иневии. Три тысячи в месяц дополнительного заработка для пенсионера, получающего полторы тысячи талеров пенсии - это очень неплохо по меркам тех же столиц, особенно если учесть, что господин Яблонски, всю жизнь проработавший на государственном предприятии, то есть на государственной службе, имел полный медицинский страховочный полис и ничего не обязан был платить даже за услуги зубных врачей. А четыре тысячи двести талеров оклада в месяц - это просто замечательно! И если предположить самое скромное из желаемого, что премии, подобные только что полученной, будут падать с небес лишь один раз в году, то и в этом случае, разбив двенадцать тысяч шестьсот на двенадцать, по числу месяцев, мы получим... расчетных... Еще тысячу пятьдесят талеров ежемесячно! Четыре двести плюс тысяча пятьдесят - это пять тысяч с четвертью среднемесячной зарплаты! Больше тысячи баксов в месяц! В Соединенных Штатах Америки, люди рассказывают, подобные деньги получают неимущие безработные по 'велферу', по социальному подаянию, а в Бабилоне другие мерки и другие цены, в Бабилоне такие деньги - признак скромного преуспеяния. Это не считая пенсии, которая тоже, худо-бедно, полторы тысячи. Итого - почти семь тысяч в месяц. Да у нее пять с лишним. Почему бы Изольде не выйти за него замуж? Мамочка, естественно, разохается, распричитается, будет плакать, говорить, что он ее бросил... Но ведь он же тоже хочет пожить счастливо, он ведь тоже человек! И Изольда не сказать чтобы против общения с ним... Страшно. Почему Сигорд ничего не боится, а он всего боится: признаться Изольде, сделать предложение, сообщить матушке, поставить ее перед фактом? Неужели плыть по течению менее страшно, нежели принимать решения? Все. Послезавтра он попробует... Нет, он железно предпримет попытку... Мужчина, он в конце концов, или не мужчина???
      Ян Яблонски, шестидесятилетний вдовец с десятилетним стажем, осторожно потрогал, потер левый брючный карман, ставший вдруг теплым и не совсем пустым, покосился на роскошный бюст двадцатипятилетней Изольды Во, по края увлеченной расчетами... Мама как раз завтра уедет за город к старинным подругам-одноклассницам, до самой пятницы. Да, он пока еще мужчина, и лишь бы она приняла приглашение на послезавтрашний вечер!
      
       * * *
      
      В ту шальную пору случился в постоянной команде у Сигорда и еще один малозаметный человечек, Элмер Кристи, экспедитор. Среднего роста, полный, лет тридцати, непонятно, чьих корней, видно только, что белый. Но на двух 'испытательных' тысячах в месяц продержался Кристи недолго, полторы зарплаты, потом сам уволился, а его преемника без церемоний выгнал Сигорд - за пьянку и опоздания, даже имени его не запомнил. Обязанности у экспедитора были простые, прямые экспедиторские: сопровождать грузы в пункт назначения и на пути уметь разрешать мелкие, но постоянные проблемы - с патрульными постовыми, с пробками на дорогах, с недоразумениями на объектах загрузки и разгрузки, да мало ли... Сам Сигорд не мог разорваться на сто частей, чтобы каждою частью поспеть во всех необходимых местах, Яблонски был усерден, честен и умен, но - не боец: с работягами и с патрульными на дорогах управлялся, с грехом пополам, но явно за счет других, куда более важных дел, которые он обязан был решать для Сигорда. Так что с экспедиторами приходилось выкручиваться проверенным способом: неучтенным налом совать в лапу почти случайным людям за исполнение разовых поручений. Как правило, исполнители рекрутировались либо из числа парковых работников, откуда вывозился мусор, либо из тех, кто работал на принимающих объектах, то есть на намываемых территориях.
      Город рос в сторону залива, десятилетиями отвоевывая у океана дно морское, отмели превращая в сушу, медленно рос, неудержимо, метр за метром, отмель за отмелью. Но что эти лоскутки Океану, которому оба соседних материка - Антарктида с Бабилоном - были как льдинка и камешек на могучей длани! Он и не замечал; так... чихнет изредка в сторону Президентского дворца - и неделю, а то и месяцы потом этот сор людской борется с последствиями стихийных бедствий, восстанавливает разрушенное по всему побережью...
      Но люди настырны: были островки-поплавки - теперь длинная коса вдоль берега, еще двадцать-тридцать лет и километровый простор морской воды попадет в плен, станет соленым прудом внутри города. А там и его осушат... Но если воду вычерпывать - на ее место что-то следует подкладывать, грунт насыпать, полноценною сушей делать.
      В этом и заключалась плодоносная идея, которая позволяла Сигорду получать деньги за мусор, вместо того, чтобы бездарно их тратить, вывозя отходы на городские свалки. По сути, это была все та же идея, что и с опилками, разве что в иных интерьерах. Идея в целом удалась, и деньги Сигорд стриг не только с города-заказчика, жаждущего избавиться от ненужного хлама, но и с принимающей стороны, с намывщиков, поставлял им ингридиенты-наполнители, в дополнение к песку с камнями и 'земляному' грунту. Простота идеи резко усложнялась тем, что воплощать ее приходилось ни с кем не делясь, совершенно разными путями, а не по одному шаблону, как в случае с мебельными опилками: так, из Северного, Кавалерийского, Белого, Кленового и Детского парков, в отличие от девяти остальных, не удалось договориться вывозить мусор парковым же местным транспортом, пришлось нанимать специальные машины. Но и транспортные фирмы, как оказалось, принимали заказы переборчиво, не все подряд (либо суммы за услуги заряжали несусветные), и приходилось ловить 'леваков', добирать работу с их ненадежной помощью. А принимающие фирмы-осушители, две из трех, кто заключил договор с 'Домом ремесел', потребовали прессовать мусор особым образом и только тогда готовы были его принимать и оплачивать. Пришлось покупать специальное пресс-оборудование. Но разместить у себя пресс-оборудование плюс иную оргоснастку, предоставить площадку по месту приема, согласна была только одна из этих двух фирм, и ничего не оставалось, кроме как оборудование докупать, а место для него специально арендовать. И оборудование почему-то само не желало работать, требовался ему обслуживающий персонал, операторы, а также техники, наладчики, ремонтники, сторожа... Десятки юридических лиц и сотни физических были вовлечены в этот водоворот счетов, страстей и денег, всяк из них преследовал свою конкретную маленькую цель, и никому дела не было до одной, большой и всеобъединяющей цели: выполнения заказа в общем объеме. Никому, кроме Сигорда.
      Жернов дел и обязательств был очень тяжел... Но стимул, стимул слишком жарок! И Сигорд тянул, не сдавался.
      Справа на журнальном столике, томатный сок в высоком стакане, здесь же, возле руки, телевизионный пульт. Слева, на пошлой розовой банкетке, невесть зачем купленной в комиссионке, лежат в едином ряду: домашняя телефонная трубка вне базы, курительная трубка с кисетом и пепельницей, пейджер. Сок Сигорд пьет усердно, второй литр за вечер приканчивает, а есть ему не хочется.
      От мундштука трубки горько во рту, прочищай его, не прочищай специальными ершиками, - все равно горько. Сигорд уверяет себя, что это с непривычки, но раздражение на противный привкус во рту и на трубку растет: не получается сократить до минимума курение с переходом на трубочный табак, ибо на языке погано, а курить все равно хочется! На работе в этом смысле хорошо: не то что курить - дышать иной раз забываешь, до туалета часами не дойти, все кто-то за рукав хватает, проблемами в нос тычет... А вот дома, когда остаешься один на один с собой и с вновь взращенными потребностями...
      Сок, телевизор, курево, телефон, паркет, ванна, санузел - ну и что? Кресло. Сигорд приподымается в кресле и озирает квартирные окрестности. И чувствует себя неблагодарной сволочью по отношению к самому себе, равнодушной брюзгливой зажравшейся скотиной: квартира-то не дядина, не Патина - собственная квартира-то! Даже не на фирму 'Дом ремесел' куплена жилплощадь, а на физическое лицо: законопослушному налогоплательщику и паспортовладельцу господину Сигорду она принадлежит, и заплачено за нее живыми деньгами, личными, почти двести тысяч талеров! А обстановку накинуть - так и далеко за двести. Но душе грустно. Радость - она конечно есть, как ей не быть: подходишь к входной двери, звяк-звяк ключами, переступаешь порог, гладишь рукой стену, другую - ты дома, это все твое, никто тебя не выгонит, не арестует, не ограбит, не окрикнет... Радость есть, а счастья - нет, никак не прочувствовать, чтобы вот так вот, до кончиков пальцев пронзило, чтобы ты захлебнулся слезами и смехом и готов был закричать в ад или небеса: 'остановись, мгновение!'. Сам бы он ни за что не вспомнил ни 'Шагреневую кожу', ни фразу, это сын ему однажды напомнил, давно еще, в одной кофейне, по поводу ненастной погоды... Целый одежный шкаф барахла! Но, с тех пор, как Сигорд на себе прочувствовал, что одежда красит человека, а не наоборот, он даже и не пытался экономить на шмотках. То же и пальто: он ведь его от растерянности и лоховитости купил, четыре тысячи талеров бабахнул в него, а ведь приценивался к драповому, за восемьсот... Нет же, зажурчала-зачирикала девчушка, менеджерица по продажам, замутила ему голову своими улыбочками и поглаживаниями по плечу... Хоть локти кусай - такое настроение у него было после разорительной покупки - хоть возвращай вместе с чеком и оборванными картонками-этикетками... Чистая шерсть. А ведь как оно его выручило тогда! Лягавый и под козырек, и сударь, и тпру машинам... Сигорд, наконец, заулыбался воспоминаниям, но и это была ненастоящая радость, грустная, не солнечная. Нет, улыбка у него хорошая, зубы как с витрины: ровные, в меру белые... но все равно морщины. Сигорд отвернулся от настольного зеркальца и вновь погрузился в кресло. В Иневию, что ли, скатать, дочь навестить, там тоже родная внучка, которую он никогда не видел. Нет, некогда разъезжать туда-сюда. Сыну он квартиру не показывал, но надо будет похвастаться на днях. Сын обещал ему хорошего юриста с умеренными аппетитами, он тогда от лица своей фирмы подпишет с ним договор на юридическое обслуживание и, таким образом, еще одна щель со сквозняками, угрожающая здоровью фирмы, будет заткнута...
      В конторе тоже никто не знал, ни Яблонски, ни Изольда, что он квартиру себе спроворил, потому что деньги на эти цели он отначивал из неучтенного нала, который потому и неучтенный, что за него ни перед кем отчитываться не надо, ни перед господином Президентом в лице окружной налоговой инспекции, ни перед собственной женой, которой давно нет (вернее, где-то есть, но уже не жена ему), ни перед доверенными лицами, Яном и Изольдой.
      Надо покурить, а еще лучше - бросить курить.
      - Алё!
      - ...
      - Да, я...
      - ...
      - Какие еще, на ночь глядя?..
      - ...
      - Это я в курсе. В курсе, Иза, дорогая, не кудахтай. Просто они нам козу показывают, пытаются из простой камеральной проверки мешок с подарками выколотить.
      - ...
      - Само собой, хоть леденцы. Но лучше, конечно, шоколадные, из недорогих. И скажи им, что я послезавтра, в приемные часы, сам там буду со всеми документами. Да. Не волнуйся, вот как раз здесь у нас все абсолютно чисто, я уже консультировался с юристом. Да, чисто. Но конфеты все равно им сунь, можешь впрыснуть туда дозу диабета, если сумеешь. Что? Это шутка про диабет. До завтра.
      Вот как тут бросить курить, когда в одиннадцатом часу вечера теребят, нервы мотают? Надо, кстати, что-то придумать, может специальное широкое блюдце-подставку, чтобы табак не сыпался куда ни попадя. И как этой нервотрепке воспрепятствовать, когда и Яну Яблонски, и Изольде Во дан строгий приказ-разрешение: доставать его в любое время дня и ночи, если есть в этом нужда? Изольда абсолютно права, что не постеснялась звонить, просигнализировала, обозначила беспокойство и знание проблемы. И Яблонски ей под стать: чудак, но очень полезный и умный чудак. Сигорд хотел было еще раз огреть их премией по результатам четвертого квартала, но передумал. Не пожадничал, а именно передумал и округлил обоим оклады: было четыре тысячи двести, стало пять тысяч ровно. И по три тысячи неучтенных талеров в конвертиках, не премиальных, которые регистрируются в пенсионном фонде и облагаются для работодателя дополнительными потерями - социальными отчислениями, но подарочных: каждому - Яну и Изольде - чик под новогоднюю елку по 'котлетке'. Недовольных не было. Впрочем, и были бы - не так-то просто об этом узнать: он теперь по одну сторону социальной баррикады, а они уже по другую. Сигорд перебирал воспоминания, стараясь выискивать те из них, что поприятнее, но не 'халявные', дармовые, а с пережитыми трудностями. Все они касались, в основном, одной и той же коллизии, когда через него, через его фирму 'Дом ремесел', проходит денежный поток: этому дай, этому заплати, этого подмажь, этого уважь... От всего очередного бизнес-куска, потом и кровью вырванного лично им, Сигордом из горла бездушного мегаполиса Бабилона, ему, иной раз, оставалось меньше, чем распоследнему жиге-шоферюге за один левый рейс! А бывало и так, особенно в начале пути, что желанный-долгожданный пятидесятитысячный, скажем, куш расходился на затраты и ему от проделанной работы оставались одни бумаги с требованиями доплатить и уплатить... Яблонски, его клеврет, правая рука и подчиненный, ежемесячно получал свои три тысячи и в ус не дул, а он, Сигорд, покрывал дефицит из стратегических 'прожиточных' запасов, выцарапывал, можно сказать, из души и сердца. Зато он босс и начальник. 'Эй, командир! Когда рассчитываться думаешь, а? Ты нас вторую неделю одними 'завтраками' кормишь. Может, кого попроще найдешь, пусть они тебе задарма дерьмо на тачках возят?..' Вот эти - всегда недовольны и по первому же поводу правду-матку режут, покамест их как следует не прикормишь щедрыми 'левыми' приработками. Потом и они постепенно начинают понимать свое шестереночное место на лестничном пролете, плюют только в спину и мысленно... Встречая же - кланяются.
      Из многих десятков работников пригретых им вне штата, привлеченных для исполнения муниципального контракта, за эти месяцы сложилось нечто вроде костяка, ядра, даже можно сказать - команды. Но - нет... Все же команда - это он сам и Яблонски с Изольдой, и только. Остальные - не свои, хотя и не чужие. Между прочим, очень похоже, что у Яна с Изой что-то такое сексуальное срослось, прямо-таки чуть ли ни семья на рабочем месте. Старый козел, а? С одной стороны - грех, конечно, и моральное разложение, и пресечь бы не худо, а с другой - молодец, если все еще чего-то может. Сигорд прислушался к себе. Он тоже может... наверное... надо бы провести ходовые испытания, привлечь девушек по вызову, или еще чего придумать... Страшно. А ну как выяснится, что он уже - все... Никакой в смысле постельных развлечений? Но попробовать стоит. Сигорд почесал висок и потянулся к записной книжке. Так... Права на вождение авто и мотоциклетного транспорта у него есть, прием в департаменте - перенесен, совещания в Северном и Детском по поводу окончательных сроков - понедельник и вторник, 'взнос целевой' - осуществлен, пять косых в конверте преподнесено, вычеркиваем. С сыном традиционная встреча - в силе, одна уже состоялась, вычеркиваем; куда же и на какое число женщину записать? И где ее взять? Вот же черт... Сигорд поколебался и жирно отчеркнул две недели будущего месяца под буквой 'S': тем самым он выторговал перед собой временную поблажку, но при этом отдал себе строжайшее распоряжение - в отмеченный период - кровь из носу - организовать секс и попробовать что получится.
      Как был, в трусах и в майке, Сигорд поплелся на кухню, стакан споласкивать да котлету разогревать - пробило-таки на поздний ужин. Идти надо из спальни сквозь гостиную, смежную со спальной. По-хорошему, так и курить бы надо только в гостиной, чтобы спальня табаком не прованивала насквозь, но - лень. И не только: многие годы мечталось ему курить в комфорте, но при этом где захочется, а не в специально отведенных для курения местах, так теперь что же - самому над собой надзирать, окрикивать? Когда он еще в прежнем благополучии существовал, в комнатах курить нельзя было из-за жены и детей, а когда опустился на дно социальной лестницы - ему все равно было что, где и когда курить... Все слиплось в памяти, гордиться нечем в те годы, улыбнуться нечему, слякоть одна и жалкая злобная тоска... Да, а отныне он может курить хоть в кладовке, но лучше всего в ванной. И по деньгам он теперь, пожалуй, круче того прежнего, молодого и благополучного... А по здоровью хуже.
      Помещения в квартире отличались по форме, но все они были примерно одинаковые по площади: в чуть вытянутой на восток спальне пятнадцать квадратных, пятнадцать с половиной в квадратной же гостиной и пятнадцать на кухне, контур которой фиг поймешь как описать двумя-тремя словами... Общая площадь квартиры, вместе с балконом, шестьдесят два квадратных метра, потолки - два семьдесят, четыре окна, вторая дверь на черную лестницу... Дворец, да и только, но по высоким потолкам Сигорд не ходит, черный ход никогда не открывает... Шторы он не сам подвешивал, мебель, само собой, тоже не сам на семнадцатый этаж таскал... Обои, паркет, стальные двери, два комплекта - все за деньги, только мигнул. Но домработницы у Сигорда нет, ему ненавистна мысль, что в его доме, в логове, в жилище его, гнезде родимом, кто-то посторонний будет хозяйничать, тряпкой возить, под кровать и кушетку заглядывать... Отсюда оборотная сторона медали проявляется: самому и скоблить, и пыль протирать, и стирать, и готовить... Посуду мыть. А все-таки свой дом - это дом, это услада и восторг, это не картонный ящик над вентиляционной решеткой. Черт с ней, неохота разогревать, он котлету холодной съест, еще и лучше и вкуснее. Здоровенная котлетища, граммов на сто пятьдесят, а мяса в ней столько, что она почти бифштекс рубленый. Сверху кетчупа капнуть, а хлеба не надо, ибо от него жиреют. Но посудомойку придется купить, хотя это и дороже фартука встанет. Путь к еде пролегал мимо зеркала, в котором на миг буквально промелькнула фигура Сигорда, но, увы, успела отобразиться во всей своей неприглядности - не сообразил, елки-палки, отвернуться... Да уж, этого мгновения вполне хватило, чтобы подпортить настроение: руки, плечи, живот - все и не толстое вроде бы, а дрябловатенькое, старенькое уже... Если жрать еще больше и на ночь - дряблость отнюдь не исчезнет, просто складки тощие станут складками жирными. Качаться? Да какой может быть гиревой и атлетический спорт в пятьдесят четыре года? Бегать? Угу, встал на четыре хрустящих конечности и побежал в сторону кладбища. Жив, вертикален - и то хорошо. Да нет, он еще ничего! Ходит же по земле на своих ногах, руководит людьми, о бабах вот задумался не на шутку. Сигорд дожевал котлету, запил кипяченой водой и заставил себя вновь подойти к зеркалу: не красавец, не богатырь, не юноша, но... Конечно, когда он бомжевал - вчера еще, кажется, это было - вот тогда да: жил он впроголодь и пьяный, на чердаке, развалина среди развалин. А теперь он даже на улице всегда в тепле.
      Сигорду вспомнился двухэтажный дом, давший ему защиту и приют в последнюю бомжевую зиму, сердце сразу екнуло виновато. Как он там, старый? Наверняка давно уже снесли, построили на его месте автозаправку, либо дом, но уже современный, многоэтажный... Или парк разбили, как когда-то грозились по телевизору, но это вряд ли: в Бабилоне-столице словно медом намазано для провинции, лезут и лезут неустанно, поколение за поколением, и хотя естественная и искусственная убыль в стольном городе велика, а городские женщины не любят рожать больше одного, двух раз за свою жизнь, приток поселенцев заметно выше оттока и город постоянно перенаселен. И ни дороговизна, ни сырой климат, ни даже строгие указы и эдикты господина Президента не способны в полной мере воспрепятствовать искателям счастья, урбаноиммигрантам и нищебродам. А если есть тяга - в смысле если есть спрос на дешевое дорогое жилье, дешевое для строителей и дорогое для жильцов - кто же по доброй воле будет строить парки да скверы? Наверняка там воздвигли панельную дылду в двадцать с лишним этажей. С видом на залив!
      Сигорд горестно пожал плечами и развел в стороны тощие руки - зеркало сочувственно кивнуло в ответ: да, дескать, пора чистить зубы и спать.
      Но старый двухэтажный дом все еще жил. Словно бы град из ночного безоблачного неба стеганул по дырявой крыше: это дом вдруг вспомнил человечка своего, которому давал он жалкие кров и тепло, и который однажды утром исчез и больше не появился. Дом помнил, как суетился человечек в ту последнюю ночь, как разорял и пинал свитое на чердаке гнездо, но разве до этого человек ни разу не вел себя странно и непонятно? Разве не лежал неподвижно сутками, не кричал, не дрожал, и не прятался по углам, неизвестно от чего? А теперь исчез. Нет, это был не град и не ветер... Это пришло к дому понимание, что симбионт его жив и вдруг вспомнил о нем. Да, он помнит человечка, и тот помнит его. Дом словно бы согрелся от этого понимания, он вздохнул - загремела ржавая жесть на загривке, скрипнули стропила, дом замер на мгновение и словно бы осел на фундамент, расслабился и вновь погрузился то ли в дрему, то ли в наступающую осень. И в этот же час спал вечным сном господин Лауб в своем фамильном склепе, где во всякую погоду фальшивые цветы лежат поверх настоящего мрамора, беспокойно спал опальный господин Шредер, вице-префект проблемного (но центрального, на виду!) Иневийского округа, чутко спал его тайный родственник и покровитель Арвид Сабборг, глава Конторы, департамента внутренних дел всея Бабилона, дремал вполглаза и недоверчиво господин Президент, сидя в кресле в своем кабинете - заработался...
      И тихо дремал под сукном забытый всеми инвестиционный проект застройки белых и мусорных пятен у залива, что на окраине Бабилона-города, столицы государства-материка Бабилон, вольно раскинувшегося на просторах южной Атлантики. Слева в соседях у Бабилона-материка Южная Америка, справа, чуть-чуть подальше - Африка, а внизу, под ногами, Антарктида.
      Ночь над Бабилоном-землею, ночь, да не вполне одинаковая: та, что в сторону Аргентины смотрит, она - скорее поздний вечер, а та, что к Африке поближе - больше напоминает раннее утро, ибо велик Бабилон, если не судьбою, то размерами.
      
      Г Л А В А В О С Ь М А Я
      В которой главный герой старается быть чутким, ибо сказано: пустые насмешки ранят близких и выдают недалеких.
      
      - Слушай, Изольда...
      - Слушаю вас внимательно, господин наш Сигорд!
      - Не ерничай. Что за зверь такой - капитализация?
      - Капитализация - это совокупная рыночная стоимость акций акционерного общества. Вам говорит что-нибудь эта фраза?
      - Говорит, я же был на курсах. То есть, если одна акция стоит талер, а всего выпущено миллион акций, то предприятие стоит миллион талеров?
      - Не совсем. Все вместе акции - да, стоят миллион. И если вы их все скупите за миллион, то предприятие станет полностью вашим. А уж что оно из себя представляет - это совсем другое дело. Может оно - золотое дно, а может - пустышка: стол, стул, папка с Уставом, и миллион бумажек, купленных по талеру штука.
      - И такое бывает.
      - Бывает, господин Сигорд. Так вот, этот миллион талеров, заплаченный за миллион акций - и есть последняя рыночная цена, то есть капитализация акционерного общества.
      - Любого акционерного общества?
      - Как - любого?.. Ну, не знаю... Открытого акционерного общества, наверное... А что?
      - А если закрытого?
      - Может и закрытого, я точно не помню. Нам что-то такое объясняли на курсах, но я уже не помню, нам-то зачем?
      - Интересно, вот зачем. Возьмем мой 'Дом ремесел'. Это закрытое акционерное общество, с заявленным акционерным капиталом в десять тысяч талеров, в котором я владелец всех ста стоталерных акций. Какова капитализация моего дела?
      - Такова и есть: десять тысяч талеров.
      - Как это? Да у нас одного компьютерного барахла больше чем на десять тысяч! У нас основных средств за полмиллиона перевалило. По документам, правда...
      - Тогда я не знаю. Значит, у вас золотое дно, которое стоит по документам десять тысяч талеров. А продадите за сто тысяч - капитализация будет сто тысяч.
      - Гм... Можно я внесу ясность, как я это понимаю? - Яблонски выставил на столешницу локоть правой руки и поднял кверху ладонь, как школьник на уроке.
      - Внеси, конечно.
      - Капитализация касается только тех акционерных обществ, акции которых присутствуют на вторичном рынке, то есть, которые можно легко продать и купить в специально отведенных для этого местах, а именно на биржах. Если есть открытые спрос и предложение на акции - стало быть, есть и цена. То есть, как правильно сказала Изольда, речь идет об акциях открытых акционерных обществ. Они потому и называются открытыми, что для покупки и продажи акций этих обществ не требуется разрешения учредителей и остальных владельцев: захотел купить - пошел на биржу и купил, как килограмм апельсинов. Рыночная стоимость одной акции умножается на количество всех выпущенных акций и получается капитализация - совокупная стоимость всех акций, то есть рыночная цена всей компании. Есть, конечно, нюансы, отличающие покупку акций от покупки фруктов и овощей...
      - Какие, например?
      - Разные, я же всех не знаю. По-моему, у нас в Бабилоне это касается допустимой доли иностранного капитала, предельного размера пакета банковских акций в одних руках...
      - В принципе понятно, теперь я врубился, спасибо, Ян. Надо же, он, оказывается, и тут соображает-понимает. Вот что значит - Яблонски! Верно говорят: где еврей, там и деньги.
      - Я, скорее, поляк.
      - А это, разве, не одно и то же?
      - Не знаю, думаю, что нет. Или да, какая разница... Но в таком случае, Сигорд, вы утроенный еврей.
      - Я не еврей. И не негр. Да и по деньгам ростом не вышел... Пока еще...
      - Если судить по манерам и обращению с деньгами - вы явный еврей. А по... манере обращения с окружающими - явный негр!
      - Это оскорбление, Ян? Нас с Изольдой обидеть хочешь?
      - Нет, что вы, это подхалимаж.
      - Это он так перед вами подхалимничает; а вам, дорогой Ян, еще до негра шагать и шагать, и все в гору. И не негра, а черного, чтобы вы знали. Нигде в мире теперь не говорят негр. Еще чайку?
      - Пожалуй... Нет, кофе. И я покурю, с вашего разрешения. Знаю, что потом фыркать будете, но ломы мне к себе идти, устал, ноги не ходят. Потерпите сигаретку-другую?
      - Куда денешься, когда начальник просит... Да курите, конечно, господин Сигорд, мы-то с Яном не против. Все бы такие беды были как ваш табачный дым... Главное, чтобы не сигары, они такие вонючие. А как же трубка? Дома забыли?
      - Ну ее к свиньям, эту трубку. То мне горько от нее, как от хины, то поташнивает, а в основном - не накуриваюсь.
      - Понятно. Между прочим, я тоже не негритянка.
      - Да-а? А кто-же ты?
      - Я мулатка, почти квартеронка и вообще во мне есть дворянская кровь. Я, если хотите знать, по отцовской линии состою в очень дальнем родстве с господином Леоном Кутоном, нашим Президентом. Или по материнской... В общем, в моих жилах течет кровь французского дворянства, а вот вы...
      - А по-моему, типичная негритянка, и бусы у тебя типично негритянские.
      - Как раз наоборот: эти бусы куплены в бутике, если хотите знать, сейчас в Британии такие носить моднее всего. А вот вы, господин Сигорд, настоящий безродный космополит!
      - Я безродный космополит?
      - Именнно что вы! Я бы еще сказала кое-что на этот счет, да обижать неохота...
      - Ну уж скажи, стерплю.
      - Хорошо: и не просто безродный космополит, а винегретный, из винегретного района. Вот вам за негритянские бусы! - Сигорд засмеялся, довольный, что ему так легко удалось вскипятить обычно добродушную Изольду. Впрочем, и она, видя что Сигорд в настроении, хотя и устал, сердилась понарошку, чтобы поддержать беседу.
      - Где же я винегретный, когда у меня предки известны - скандинавы из Европы. Я, может быть, род свой тяну от норвежских ярлов, викингов, которые и в хвост и в гриву чесали столбовое французское дворянство, вдоволь грабили еврейское ростовщическое купечество, да и ваших племенных вождей по голым задницам лупили с утра и до вечера.
      - Гм... - осторожный Яблонски сначала убедился, что раздражения и злобы нет в спорящих сторонах, а потом уже вмешался в разговор:
      - Что-то вы, Сигорд, на викинга не очень-то похожи...
      - И на ярла тоже! А кто такие ярлы?
      - Были такие. Ну, ладно, пусть я буду винегретный викинг, я не против. Куда можно выбросить...
      - Давайте, я сама, заодно и кружки помою...
      - Спасибо. Итак, подобьем итоги ушедшего дня, а заодно и недели - и по домам, до понедельника. Ян, пока Изольда по хозяйству, с тебя начнем...
      
       * * *
      
      - Мамочка, давай это будет не ваша забота!
      - Как это не моя? Я не желаю смотреть телевизор и дрожать от страха, ожидать увидеть в сводке происшествий, что мой единственный сын попал в аварию и разбился! Как это - не моя??? Всю жизнь тебя растила, учила, лелеяла, надышаться не могла...
      - Ма-моч-ка!
      - Жила, жила, не думала, что теперь не моя забота...
      - Погодите плакать, мама, я вас умоляю. Ведь всю жизнь я каждый день выходил на улицу и ездил в точно таком же транспорте по точно таким же улицам. И жив, как видите.
      - Это ничего не значит, они учились, они водители, у них опыт. А ты такой неосторожный, рассеянный... Накапай, у меня руки дрожат... Шесть капель... Спасибо, ой, прилягу...
      - Прилягте, мамочка, прилягте и отдохните. А обещаю вам, что буду предельно осторожен на дороге и уж не сомневайтесь, что ваш сын будет заботиться о себе гораздо лучше, чем любой, самый опытный и квалифицированный водитель. Только это я и имел в виду, когда говорил, что это не ваша забота. Вы ведь не собираетесь за руль, а, мамочка?
      - Тебе бы только смеяться. И ведь я бы села за руль, если бы умела, и уж охранила бы тебя так, чтобы пылинка не упала! Помнишь, как хотела с тобой в армию идти?
      - Помню, как же, до сих пор краснею. А права на вождение... Так в чем дело? Давайте, я вас на курсы возить буду, теперь там все ходы-выходы знаю, без проблем права получите? А?
      - Горе ты мое луковое, все шутишь... А за домом кто смотреть будет? Обеды готовить, подметать, стирать? - Яблонски почувствовал, что наступил тот самый случай, когда можно во всем признаться, насчет его и Изольды, набрал воздуху в грудь, но все же струсил в последний миг и сказал:
      - Домработницу найдем, деньги есть, слава богу.
      - Не смей! Не смей хвалиться деньгами вслух и... упоминать всуе...
      - Хорошо, мамочка, не буду. Все, побежал, дел много.
      - Что-то у тебя в последнее время все вечера заняты. Вот что хочешь делай - не нравится мне этот Сигорд, он тебя нещадно эксплуатирует, нещадно. Каждый вечер, даже в субботу...
      - Зато и платит. Спите, читайте, смотрите фильмы, я вернусь поздно. А в воскресенье поедем на острова, дышать свежим воздухом. Пока.
      - Ой, пока... Закрой сам, Янечек, что-то опять устала... Старая стала совсем...
      
       * * *
      
      - Ох, и не знаю, как им об этом сказать...
      - Да так и скажи, прямым текстом: у меня теперь другая жизнь, увольняюсь, выхожу замуж, счастливо оставаться.
      - Но ведь жалко же.
      - Что значит - жалко? Ты им кто - пожизненная нянька сопли вытирать?
      - И не говори, что один, что другой... Только это меня и смущает - как они без меня обойдутся? Сигорд - ладно, перетопчется, это такой фрукт, что черта сырым съест ради своей дурацкой прибыли, а Яника со всех точек зрения жалко...
      На кухне жарко, даже и форточка не помогает, а дверь не открыть - дочка спит, сбросит во сне одеяло - сквозняк тут как тут. Да и шум - не будешь же все время шепотом...
      У Изольды в гостях ее лучшая подруга и советчица Юта, Лютеция, еще с начальной школы дружат. Лютеция пока бездетна, но зато, в отличие от Изольды, замужем, и в силу этого считается здесь, на кухонных посиделках, главным специалистом по семье и браку. Юта бела, худа и не очень красива, но слегка помешана на разговорах о сексе.
      - Видать, все-таки, Яник твой, несмотря что на седьмом десятке - мужчина хоть куда, если ты о нем хлопочешь да переживаешь... Чем он так...
      - Давай не будем, а? Это наши с ним подробности, интимные, не для третьих лиц. Тем более, что тебе раньше все уже рассказала, во всех деталях, ничего нового нет. Да, он меня устраивал до определенного времени, пока с Марсиком не познакомилась. К тому же не забывай: Янику вон сколько, а Марселло на два года меня старше - есть разница? Жить-то еще и завтра, и послезавтра.
      - Конечно есть. Два-три года - идеальная разница: Сид мой тоже на три года меня старше.
      - Вот именно. Ой, эти 'вот именно' и 'надо же' я от Сигорда на язык прицепила - не отвязаться.
      - Отвяжешься. Уволишься - как рукой снимет все прежние привычки и заботы. Так ты твердо решила не работать теперь?
      - А на фига? Марсик в месяц загребает по восемнадцать-двадцать косых, плюс полное социальное обеспечение. Он меня любит, жениться - хоть завтра, детей он тоже любит, еще одного совместного заведем. Послезавтра заявление подаем. Только боюсь, что от него ребенок совсем уж негром будет.
      - Да уж! - подруги дружно захихикали: жених Изольды, Марселло Хайнс, был чистейшим чернокожим, безо всяких признаков посторонних расовых примесей. И полицейским по роду службы.
      - Погоди... двадцать даже? Неужели лягавым столько платят?
      - Столько, не столько - это не моя забота, лишь бы в дом, а не из дома.
      - А как он в этом вопросе?..
      - Я же тебе уже рассказывала. Пылкий, аж раскаленный. Одна беда: когда кончает - стонет на весь дом и зубами скрежещет. Думаю, соседи там за стенкой обмирают. Не знаю даже, когда вместе будем жить - как Ханна? Проснется, услышит...
      - Да брось ты, когда будет - тогда и думай. Тем более, что детки нынче такие пошли - нас с тобою научат. А как он предпочитает, ну, вообще... Молчком, или что-нибудь говорит?
      - Погоди. Схожу, проверю, как там Ханна. Есть кое-что любопытное, как раз хотела посоветоваться. Достань пока, нарежь еще рулетика и водичку подогрей, я мигом...
      
      
       * * *
      
      Мусорный бизнес 'Дома ремесел' подходил к своему логическому концу, Сигорд понимал это лучше всех в мире. Конечно, оставались еще 'хвосты' прежних обязательств, которые надо было подчищать, попутные контрактики и оказии, но... Большой контракт пришел и ушел, оросив карманы Сигорда полутора миллионами талеров чистой прибыли... Не совсем и карманы, коли разобраться: чуть больше миллиона талеров лежало на расчетном счету акционерного общества закрытого типа 'Дом ремесел', если их превращать в наличные, либо в иное личное имущество Сигорда - будут дополнительные налоговые потери... Четверть миллиона - квартира со всем содержимым, его личная квартира. Тысяч пятьдесят грохнуто в эти глупые шмотки, еще пятьдесят тысяч всегда под рукой, дома в тайнике, еще пятьдесят тысяч в банковской ячейке 'Иневийского Кредита'... А сто тысяч Сигорд засадил в государственные именные облигации, долгосрочные, 'тридцатки', действующие аж до 2024 года, под пять процентов годовых, никакими налогами не облагаемые. Зачем он это сделал - Сигорд отчетливо не мог ответить себе на этот вопрос - хотя бы для того, чтобы не пихать яйца в одну и ту же корзину... Вряд ли он дождется, в силу естественных причин, погашения оных бумаг, но в случае чего их можно так же спокойно продать, так же, как он их и купил в свое время - Сигорд специально узнавал об этой возможности.
      Итак, фирма была, деньги были, Сигорд - вот он, а бизнес - ку-ку! После президентского фискального погрома с проскрипциями, в стенах Бабилонских префектур и администраций прошло достаточно времени для того, чтобы прежние финансовые спайки, связки, поруки, тенета чиновников и 'делаваров' пришли в относительную норму; пришлым выскочкам никто ничего отдавать не собирался, ни задарма, ни даже за взятки. Точнее, взятки - они подчас сильнее даже родственных связей, это да, но кто из мелких будет платить миллионную взятку ради получения полумиллионного контракта? Крупные фирмы - могут пойти на так называемые демпинговые взятки, чтобы вытеснить конкурентов, очистить себе место у кормушки, с перспективой дальнейшей компенсации убытков возле таковой, а однодневки вроде Сигорда... Ну да, ну платил, ну оброс кое-какими связями и взаимовыгодными симпатиями, но не прирос, не присосался к щедрой муниципальной груди. И что теперь делать? Этот жалкий миллион на счету только-только сойдет за оборотные средства небольшой фирмочки, с тем, чтобы он годами барахтался от крошки к крошке, от риска к риску, регулярно выплачивая зарплату своему малочисленному штатному расписанию, налоги государственные и местные, оплачивая аренду, коммунальные и иные услуги, поборы инспекторам всех видов городской жизнедеятельности, включая санэпидемстанцию... Чтобы расти, чтобы процветать на мусорном поприще, потребны весьма большие оборотные средства, гораздо большие, нежели Сигордов миллион, а где их взять? Банк не даст, Сигорд убедился в этом. И Купеческий, и Первый Национальный, и Иневийский, и хренийский - Сигорд же пробовал. Нет, всюду нужны связи, протекции, рекомендации, ручательства, порука... Своих средств хватит, чтобы некоторое время кувыркаться и бултыхаться на отмели, не тонуть, зарабатывая на повседневное, но первая же штормовая волна неудач смоет н-на фиг и деньги, и 'Дом ремесел' и шаткое сигордово благополучие...
      Можно рассчитать 'под ноль' своих, Изольду Во и Яна Яблонски, обналичить с минимальными потерями деньги на счету, а фирму прикрыть. Сигорд посчитал, что в этом раскладе ему останется от семисот до восьмисот тысяч талеров... Плюс наличные 'подкожные'. Итого - под миллион. Их в банк под проценты, под 'срочные' проценты, которых в год будет набегать тысяч семьдесят... По шесть тысяч талеров в месяц. Шесть тысяч в месяц... Но зато без хлопот, без налогов, квартира уже есть, живет он один... Сигорд задумался. И вдруг ужаснулся: мама дорогая!!! Это что, это теперь шесть тысяч в месяц кажутся ему прозябанием??? Да он никогда в жизни столько не получал! Конечно, в благополучной молодости, до бомжевания, талер был заметно увесистее нынешнего, но все равно... К чертовой матери! Так и поступить: выскочить из дела - и на сытый покой, чего тут думать-то?
      Сигорд перевел дух, спустил с кресла правую ногу, нащупал шлепанцы и потрусил на кухню: решение принято, можно это дело отметить чаем с сахаром и бутербродом с буженинкою. А что? Буженину он всегда теперь может себе позволить. И колбасу, и курицу-гриль, и пирожные, и галстуки шелковые, и сигареты хороших марок и... В Фибы можно съездить, на север, к теплому океану, под пальмы... там он найдет себе тетку лет сорока, чтобы без особых претензий, с умеренным темпераментом, лучше замужнюю, во избежание всяких-разных послекурортных перспектив... Сигорд вспомнил, как он тогда боялся опробовать свои мужские качества, фыркнул, довольный, и тут же закашлялся: чай попал в нос. Все у него получилось, и в тот раз и в другой, и в третий. Секс-машиной ему уже не стать, да и раньше не было этого, но... Набрел он, в безутешных поисках любви, на рекламу вечеров отдыха 'Для тех, кто в сентябре', сообразил что к чему и сходил. Столики с вином и кофеем, не по-детски развеселый старикан-конферансье, танцевальные номера эпохи ледникового периода и много-много пожилых дамочек всех цветов радуги, - планктон среди редких старозубых мужчин. Первая же дама его нерешительного сердца, госпожа Линда Ашер, легко согласилась и на кофе после медленного танца, и на домашний кофе, и на последующее... И все это на второй же субботний вечер. Пятьдесят лет, непьющая, курящая, разведена, завсекцией в каком-то универмаге. Замуж вновь не собирается, это хорошо, дети взрослые, на контрацептивах особо не настаивала, но и не противница, не нимфоманка, не бесформенна. Встретились несколько раз и легко расстались, не успев досадить и надоесть друг другу. Примерно так же, чуть лучше, чуть хуже и дальше пошло, тем более что Сигорду вполне хватало двух, иногда трех 'приключений' в месяц. По края хватало: чаще было бы уже в тягость, а так - нормально для его возраста. Один раз рискнул без презервативов - и ничего, сошло без видимых последствий. Но лучше не рисковать здоровьем и деньгами, медицинской страховки у него нет.
      Ну, хорошо, вернется он из солнечных Фибов, загорелый, отдохнувший, а дальше? Плед на ноги, телевизор нон-стоп, буженина в рот, еще что? Танцы-шманцы, чай, более-менее регулярные встречи с сыном (Сигорду очень нравилось, когда они с сыном сидят, или едут, или идут, и все это время треплются о том и о сем. И главное, сыну вроде как это все теперь не в тягость!). В Иневию, к дочери обязательно нужно собраться и съездить. Дочь сама несколько месяцев тому назад приезжала в Бабилон, и встреча получилась более-менее, но - без внучки, а Сигорду хотелось посмотреть на малышку, он почему-то был уверен, что они сразу поймут и полюбят друг друга...
      Ну, что? Пора начинать новую жизнь? Под девизом 'Покой и аппетит'?
      Да, конечно.
      Нет, пожалуй.
      Вот что: он пока поплывет по течению, авось по дороге что-нибудь придумает, такое, похожее на волшебный десятимиллионный контракт. Контракт найдет, его исполнит и тогда уже, имея более-менее серьезный запас прочности, поедет по северным курортам искать себе место потеплее - доживать...
      
       * * *
      
      Фондовый рынок страны Бабилон отличается от фондовых рынков США и вражеской Великобритании, но отличается не более, чем, скажем, фондовый рынок Японии или Франции. В каждой пушке - свои погремушки, но основа одна: этот рынок в любой стране предназначен для торговли так называемыми ценными бумагами: акциями, облигациями, варрантами, векселями... И еще черт знает чем бумажно-денежным. Сигорд, заинтересовавшись было на досуге фондовым институтом, сходу запутался в незнакомой терминологии и вот-вот уже прошел мимо этого символа стяжательства, высочайшего из храмов для прихожан, поклоняющихся Маммоне, но вдруг понял однажды утром, самостоятельно врубился, чем принципиально отличаются облигации государственного займа и векселя, выпущенные предприятиями, от акций, хотя и то, и другое - суть ценные бумаги.
      Все виды облигаций и векселей, процентных, дисконтных, именных, безымянных - это долговые обязательства заемщиков перед заимодавцами: нуждающийся в кредите продал бумагу за тысячу талеров - обязуется выкупить ее обратно через три месяца за тысячу пятьдесят. Или государство выпустило тысячеталерную облигацию сроком на тридцать лет, то есть, если ты купил ее, значит, ты дал взаймы государству эту тысячу талеров, с тем, чтобы оно вернуло эти деньги через тридцать лет. Зачем такое покупать?
       Как это зачем - а проценты? Государство обязуется платить по этим бумагам шесть процентов годовых в течение всех тридцати лет, а потом выкупить их за тысячу талеров. Выкупить у владельца, или непосредственно у заемщика, или у его детей-внуков, или у того, кому первоначальный заемщик перепродал. За тридцать лет любая национальная валюта 'худеет', обесценивается, ибо инфляция очень редко, практически никогда не равна нулю и ваша современная тысяча талеров хуже той, что была тридцать лет назад, но 'халявные' проценты, получаемые заимодавцем-покупателем все эти тридцать лет, с лихвой окупают эту инфляционную утруску, иначе кто бы стал добровольно покупать, взаймы давать? Люди старшего поколения помнили два военных и один послевоенный заем, добровольно-принудительно распространенные среди жителей Бабилона прямым указом господина Президента. По чести говоря - это не были взаимовыгодные займы, и с тех пор население начисто утратило вкус к облигационным процентам, но делавары, люди бизнеса, подходили к делу более прагматично и современно, ухитряясь в те суровые годы выстричь свое - даже с провальных, почти бескорыстных военных займов. И Сигорд, посчитав для себя выгодным, отделил от основных денег и забил сто тысяч талеров в шестипроцентеные тридцатилетние облигации 'золотого' государственного займа, выпущенного под гарантии золотого запаса страны. Государству Бабилон также был выгоден этот грандиозный заем, поскольку привлеченные займом средства позволили правительству досрочно выкупить прежние свои долговые обзательства, те самые 'военные', выпущенные пятьдесят лет тому назад с полувековой отсрочкой, но данные под десять, одиннадцать и двенадцать процентов годовых. Конечно, теперь бы никто их добровольно не отдал по номиналу, но, увы, добровольно-принудительное распространение тех займов законодательно же предусматривало и досрочный выкуп, чем нынешний господин Президент Леон Кутон немедленно воспользовался! За пятьдесят лет пользования государственный облигационный долг перед населением ужался в результате инфляции более чем втрое, а его остатки отныне, после выкупа, превратились в новый заем и требовали на долговое обслуживание не десять и не двенадцать, а всего лишь шесть процентов годовых. Господин Президент такой ухарь, что не постесняется и на три процента поменять, да не разошлись бы такие облигации в народе и в бизнесе. И заставить - не заставить, потому как не война, времена постепенно меняются даже в Бабилоне, мягчают, проклятые, в сторону либерализма и вседозволенности...
      Понять, что всевозможные облигации и векселя - то же самое, что и обыкновенные долговые расписки - было не сложно, споткнулся Сигорд на акциях, обыкновенных и привилегированных, и особенно его поразила второстепенная, в общем-то деталь: обыкновенные акции гораздо круче привилегированных, и вообще обыкновенные акции самая важная составляющая часть мирового фондового рынка! Почему? Ларчик открывается просто: акции - это твой личный бесхлопотный кусок большого пирога, под названием 'фирма'! Живет, скажем, гигантская корпорация 'Иневия-металл', крупнейшая в Бабилоне, а может быть и в мире, золотодобывающая корпорация. И рудники она разрабатывает, и россыпями не брезгует, и вторичное злато-серебро добывает из промышленного мусора, и сам господин Президент неоднократно принимал участие в торжествах, посвященных 'Иневии-металлу', ибо она из тех важнейших позвонков, что составляют становой хребет Бабилонской экономики. Принадлежит 'Иневия-металл' народу, ибо она открытое акционерное общество и полтора миллиарда ее акций растеклись по всему населению страны (лишь небольшая десятипроцентная часть всех этих акций может принадлежать иностранному капиталу, да и то не в одних руках). Но стопятидестимиллионный народ страны Бабилон, в лице своих жителей, владеет 'Иневией-металлом' неравномерно, то есть, пропорционально количеству имеющихся у него акций: чем больше акций сосредоточено в одних руках- тем больше долей владения на них приходится и, соответственно, доходов от владения, возможностей управлять.
      Так вот, у полноправных граждан страны Бабилон, семейства Сэндсов, отпрысков Меррила Сэндса, основателя компании, акций больше всего: четыреста пятьдесят миллионов обыкновенных акций. Номинал акции - пятьдесят пенсов, но по этой, написанной на акции цене, невозможно их купить, и никто не станет продавать, ибо рыночная цена акции двести талеров. Купить - элементарно: идешь на биржу и по установленным там правилам покупаешь: двести талеров - одна акция, двести тысяч талеров - тысяча акций, десять миллионов талеров - пятьдесят тысяч акций, и так далее. Каждая обыкновенная акция - это право на доходы по этой акции и один управляющий голос (привилегированные акции, их в компании сто миллионов, безголосы, но зато они дешевле, но зато по ним владельцу гарантированно платят дивиденды), и хор голосов, принадлежащих Сэндсам, самый мощный и громкий, поэтому, несмотря на то, что формально этих голосов меньше половины от общего числа всех голосов, вот уже сто лет компания и все ее сто процентов акций действует так, как ей велят народные совладельцы Сэндсы...
      И Сигорд акционер собственной фирмы 'Дом ремесел', ему принадлежат сто акций из ста, но это закрытое акционерное общество, со своими правилами ведения, и его акции далеко не так просто купить и продать, либо определить стоимость, по которой можно их купить и продать... И чтобы получить 'акционерскую' прибыль - мало раз в квартал поинтересоваться, сколько там дивидендов накапало, мало: надо постромки тянуть по пятнадцать часов в сутки и пропускать все невзгоды прямо через сердце... А по акциям, которые на фондовом рынке - ничего этого не надо, купил - и радуйся, теперь ты рантье. Главное угадать, какие акции покупать и когда их продавать. И это очень и очень интересно. Вот куда стоит двигаться, в сторону фондового рынка. А не ворочаться в гниющем мусоре среди гнилых чиновников.
      Однажды Сигорду пришлось три часа подряд ждать приема в префектуре своего района, и это было скучно. Он исписал расчетами несколько страниц блокнота, помечтал о поездке на северный курорт, и к дочери в Иневию, перечитал от корки до корки газету, с собой захваченную... В числе прочих прочел он там и о результатах аукциона по продаже имущества фирмы-банкрота 'Спецгорстрой', где один из лотов, пять тысяч акций концерна 'Элефант' ушел по стартовой цене за десять тысяч талеров. Прочел и запомнил. Запомнил и запомнил, и даже забыл. Но не прошло и месяца, как по телевизору он услышал в сводке деловых новостей о слиянии фирмы 'Элефант' и 'Иневии-металла'. Слиянии - читай поглощении первой второю, ибо 'Элефант', конечно, очень крупная бабилонская фирма, но отнюдь не на фоне 'Иневии' она велика, и рыночная цена 'элефантских акций', в преддверии обоюдовыгодного поглощения-слияния, составила пятьдесят талеров за одну акцию. Всего лишь за месяц десять тысяч талеров затрат, пусть даже и 'спроворенные' аукционерами, договорные, превратились в двести пятьдесят тысяч дохода! Палец о палец не ударить - купить и все! И перепродать. И все! Но необходимо знать - что, как и когда. Где - ясно где, на бирже...
      Неожиданно уволилась Изольда Во. Ничто не предвещало этой неприятности: хохотушка Изольда, как обычно, прибегала на работу без опозданий (мотор себе так и не купила, сказала, что боится аварий), все горело у нее в руках, ни разу не случилось проблем с окружными налоговыми инспекторами, с которыми она, кстати говоря, чуть ли ни со всеми передружилась; Изольда успевала и дочку в детский садик, и отчет для Сигорда, и с Яблонски пофлиртовать, посекретничать... Нет, уволилась... Сказала, что выходит замуж и будет сидеть с детьми, пока с одним, а в перспективе с двумя, с тремя. Конечно, это было досадно, однако не так и страшно: если вдруг Сигорд решится и как в омут нырнет в дела фондовые, биржевые, то... Изольда хорошо, очень хорошо знала свое дело, но звезд с неба не хватала и на дополнительные, не относящиеся к текущему моменту познания отвлекаться очень не любила. Либо ей бы пришлось переучиваться, либо... Да, а Яна Яблонски по настоящему было жалко, старик просто потух, спал с лица; однажды вечером, уже после увольнения Изольды, Сигорду показалось даже, что глаза у Яблонски на мокром месте. Пришел Сигорд 'с полей' в контору чуть раньше обычного, не стал обедать - а этот сидит, в платок сморкается, и как-то странно это делает, с подвываниями, а не с хрюканьем. Сигорд спросил у него - все ли в порядке? Все в порядке, говорит, матушка только приболела...
      Матушка у него приболела... Это нормально - болеть в восемьдесят пять, а по-моему душа у тебя приболела, лишенная последней половой любви... Нет, но такой чуть ли ни негрофоб был поначалу... Премией тут не залечишь. Вот что надо: пусть начнет изучать все эти дурацкие фондовые обычаи, хотя бы поверхностно, хотя бы на уровне общего понимания.
      - Серьезно приболела, или так, обычные хвори?
      - Так... Да ведь где тут угадаешь на ее годы, какая хворь обычная у нее, а какая... - Яблонски не договорил, но Сигорд понял.
      - Все равно сочувствую. Тут я вот что задумал, Ян: помнится, ты рассказывал, что тебе денег нужно чуть ли ни в пятьдесят раз меньше, чем мне. Пока еще я на этот уровень не вышел, но основы договоренного учета пора закладывать. С этой целью наше закрытое акционерное общество будет превращено в открытое акционерное общество. Не только с этой целью, естественно, да другие цели мне пока не сформулировать грамотно, знаний не хватает. Но путь к этой форме собственности и бизнеса долог, и первым шагом будет передача вам, господин Яблонски, двух акций закрытого акционерного общества 'Дома ремесел' в вечное и неотъемлемое владение, бесплатно.
      - Да-а? Пардон, а на фига они мне?
      - Погодите ликовать, народный капиталист Яблонски, ибо где розы, там и тернии от них. Взамен вам придется чуточку поменять профиль ваших профессиональных интересов и не в шутку увлечься фондовым рынком. Мне, для моих будущих дел, нужен живой справочник, по типу сицилийского консильери, понимаешь?
      - Консильери? Это что, типа киллера?
      - Типа советника и советчика. Принимайся за дело с завтрашнего дня и перестань киснуть, бабья всюду полно. Сам подумай: какая любовь может быть в нашем нежном возрасте? Только секс и дружба.
      - Что вы ска...
      - Тихо. Грубость моя вынужденная, ибо по-настоящему утешать не умею. Вообще говоря, чувствую в себе столько сил, что и без тебя обойдусь, могу обойтись, но мне бы крайне этого не хотелось, хорошие работящие люди - редкость. А я, мы, уже считай что лишились одного, потому что Изольда, как ни крути, хороший человек.
      - Очень хороший!
      - И очень теперь от нас далекий. Так что давай держаться вместе и делать это с пользой для кармана и общества. Когда отплачешь свое - свожу тебя в дансинг 'Всем, кому за девяносто', там оттянешься вволю и не комплексуя по поводу возраста. Или ты меня свозишь, а я дорогу покажу. Как с мотором-то?
      Яблонски дважды шмыгнул носом в сгиб указательного пальца и с усилием улыбнулся.
      - Нормально! Трижды уже постовые останавливали. Два раза отбрехался, а один раз пришлось штраф заплатить, по-взрослому. Я теперь даже по незнакомым маршрутам езжу вполне уверенно. Так что милости просим, подвезу куда надо.
      - Да я уже и сам с усам, но тоже на штраф нарвался... Вымогают, сволочи, на ровном месте, а всего делов, что проехал три километра по встречной полосе скоростной трассы. - Яблонски рассмеялся и встал из-за стола, заварить себе и Сигорду чаю.
      - Так бывает тоскливо на душе, хоть в петлю лезь, а займешь чем-нибудь голову, буквально ерундой какой - и полегчает. Странен человек, нелогичен. Вам два пакетика?.. Хорошо, кладу один.
      - Разве? А по-моему, это поступки человека нелогичны, а не он сам. Впрочем, как оно подпирает отчаянием под самое не могу, я очень даже знаю, испытывал. Вот что: ты остаток этой недели и всю следующую выполняешь для меня два дела, помимо обычного круга обязанностей: во-первых, читаешь вволю, чтобы составить себе представление о нашем грядущем бизнесе, а во-вторых думаешь, где нам добыть бухгалтера, или чем его заменить.
      - То есть как это - чем заменить? Разве бухгалтера можно заменить?
      - Все можно. Пока мы шустрили для города - на все руки молодцы - опытный бухгалтер нам был просто необходим, чтобы не только составлять грамотные квартальные и иные отчеты, но и чтобы минимизировать потери, или, как это нынче модно говорить перед объявлением приговора, в последнем слове подсудимого, 'оптимизировать налоги'. Теперь же мы сузим сферу нашей деятельности, резко сузим и будем выполнять, с точки зрения бухгалтерии, весьма ограниченный набор типовых операций. Отсюда подсказываю: пошарь, поищи в рекламах услуги фирм, которые составляют квартальные и иные отчеты. Они, конечно, не будут заботиться о нашей налоговой экономии, но мы и сами постараемся не ходить топкими тропами и шаткими мостами. Вот какая у меня идея на этот счет. Что скажешь?
      Яблонски зажмурился и отхлебнул. Потом раскрыл всегда удивленные глаза, шумно глотнул, прислушался к чему-то и опять зажмурился. Яблонски всегда делал глоток с закрытыми глазами и редко когда отвечал без паузы в два-три глотка. Сигорд успел привыкнуть к этой забавной его особенности, кстати говоря, далеко не единственной, и терпеливо ждал.
      - Сомневаюсь, что в какой-либо сфере, тем более у нас в стране, где-то были отстроены законы и инструкции, работающие на автомате, без смазки, толкований и вил по воде. Но пусть так, я, конечно же, поищу, а значит и найду оптимальную для нас, для наших средств и целей, документоведущую фирму, оптимальную в пределах возможного. По товарным биржам ничего читать не надо? На современных товарных, как слышал, механизмы очень сходные с фондовыми, особенно в закупках контрактов 'на срок'?
      - Ну глянь, если успеешь. По основной работе дел у нас мало, закончились, как это ни прискорбно, так что у тебя будет время и по товарным, и по валютным зацепить. Но я немного в курсе, о чем ты говоришь, уже ознакомился в общем и целом. Нет, там новичкам без могучих средств и связей делать вовсе нечего, либо это будет просто азартная игра, по типу лото. А нам нужны будут верные барыши, научно обоснованные.
      - На бирже??? Научно обоснованные?
      - Именно. Ты давай делай, а сарказма у меня своего хватает, я им себя и так каждый вечер грызу.
      - Как скоро мы встанем на новые рельсы? Когда будем вносить изменения в Устав? В Уставе придется ведь прописывать не только изменения в составе учредителей, а и сферы деятельности иные обозначить, правильно я понимаю? Лицензию соответствующую получить? И кто мы будем - открытое или закрытое АО?
      - Да, понимаешь все как надо. По первому пункту твоего вопроса уточню, что эти изменения касаются в основном Учредительного договора. Что же до лицензий - кое-что я уже прощупал. Купим для начала самую простенькую: чтобы купи-продай, либо по поручению клиента, либо на свой счет. И сертификаты специалистов фондового рынка купим, мне и тебе, безо всяких экзаменов. А всего-то и нужно два сертификата, чтобы фирму зарегистрировать для фондовых дел. На самом деле расходов тьма, но мы рискнем. Сроку нам - месяц на все хлопоты и с июля начнем. Открытое АО для нас чересчур помпезно и дорого, если ты не очень возражаешь - побудем пока закрытым АО, с двумя акционерами в нем и с моим контрольным пакетом акций.
      
      
       * * *
      - Послушай, Цугавара...
      - Я, господин Президент!
      - Не ори, пожалуйста, у меня хороший слух.
      - Виноват, господин Президент.
      - Понял, прощаю. Значит, сразу скажу: все эти твои эфиопские хитрости в твоем докладе на меня не подействовали. Да, столица, да, назрели, но бюджет мой - не резиновый. Ты знаешь, что я ем простую пищу, не на злате, не на серебре, что в дом с работы не ворую, что все лишние деньги, которые, кстати, и ни пенса не лишние, идут на перевооружение нашей армии и флота, и ты знаешь - зачем они туда идут. Все эти Тэтчеры, Виндзоры, Кромвели обнаглели неимоверно, и они должны видеть, что мы не позволим наступать себе на ботинки, а тем более на них плевать. Ты понимаешь это, или нет?
      - Понимаю, безусловно, господин Президент...
      - Ага. В твоем согласии кроется какое-то 'но'. Я его слышу, излагай.
      - Вы абсолютно правы, но это 'но' - всего лишь позиция ступеньки, господин Президент! Зарылся в своих проблемах и не увидел... Да, виноват, потому что не с моей кочки мыслить всегосударственными перспективами, вот и... Пытаюсь, так сказать, для своего муравейника... Но это, конечно, не оправдание...
      Леон Кутон, пожизненный, хотя и регулярно-всенародно избираемый президент республики Бабилон, сам был невысокого роста и ему доставляло - пусть и неосознанное, но явное удовольствие - подходить вплотную и смотреть сверху вниз на малорослого бабилонского мэра.
      - Приятно, что хотя бы ты это понимаешь, а есть такие, что... Ну-ка, разверни мне еще разок карту, вон на том столе, он пошире. Сам разверни, никого не зови. Если трудно - давай помогу.
      - Нет, нет, господин Президент! Мне абсолютно не трудно, я мигом!
      - Так... Угу... Вот это что?
      - Гавань, для пассажирских судов.
      - А, точно. А это, как я понимаю, намывные территории?
      - Совершенно точно. А вот это...
      - Погоди. Это что здесь такое?
      - Районы перспективного строительства и перепланировки. Все строения и коммуникации там полностью изношены, устарели морально и физически, подлежат сносу.
      - То есть, их уже не отремонтировать?
      - Можно отремонтировать, но дешевле снести и построить новые, иного поколения и качества.
      - Действительно дешевле, или у тебя фигура речи такая?
      - Так точно, действительно дешевле. Лично и неоднократно проверял все расчеты.
      - Молодец, и впредь не забывай сам доглядывать. Тогда так... А это что?
      - Свалка 'Дюны', в ведении министерства обороны. Объект номер...
      - А, да. Значит, так. Со свободными деньгами у нас не густо, но столица - есть столица. Все районы нам пока не потянуть с благоустройством, а вот этот вот... Это 'Шредерский', по-моему¸ да? Как он там?
      - Так точно, бывшего префекта Шредера. Он сейчас в Иневии, и вестей от него не получаю. Слышал, что работает, вроде бы исправно...
      - Пусть работает, выберу время, да лично посмотрю, как он там - исправно. Так... А... Свалку мы трогать пока не будем, сам понимаешь почему, но очень уж запущенное место вокруг. Это пустыри?
      - Да, пустыри, с малоэтажными развалинами.
      - Ну. С них и начнем. Проект есть?
      - Есть.
      - Давай сюда... Где ручка? Ну, что такое?! Кто тебя звал?
      - Господин Президент, согласно вашему приказанию господа Сабборг и Доффер в приемной. Вы велели немедленно лично доложить.
      - А... Два веселых гуся... Ну-ну. Давай их сюда... Сукины дети... Погоди! Сейчас отпущу господина Цугавару и пусть заходят.
      - Так, Цугавара...
      - Слушаю, господин Президент!
      - Ты этот проект сверни обратно к себе в портфельчик, но далеко не прячь. Видишь, неотложные дела - они даже для меня неотложные. Надо мне тут кое-кого на место поставить: зарвались, зажрались... Это же тебе не пожарный гидрант, мать и перемать, это тебе не коровник и не лесополоса, это безопасность страны, которую вы поставлены защищать! Это я не тебе... Все, иди, я тебя вызову. Не беспокойся, откладывать прием не буду, не получится как в этот раз. Сколько ты ждал?
      - Почти год, господин Президент.
      - Всего-то год... Я в своих делах, бывает, больше жду. На той неделе у меня прием на даче, по случаю одного юбилея... Короче, ты приглашен. С супругой. Выряжаться как на дипломатический прием не обязательно: стол будет на природе, все свои...
      - Спасибо, господин Президент! От всего сердца спасибо! - Цугавара готов был целовать господину Президенту руки, ноги и ягодицы, за явный знак расположения и монаршей милости... А то, что Кутон идиот и все дела об него стоят - это уж от Цугавары не зависит, что может - он делает. Эх, еще бы минута - и подписал бы! А эти-то, Доффер с Сабборгом, чем провинились? Вот бы посмотреть своими глазами, как старикан главам спецслужб выволочку дает!
      - Тумо, не спи, замерзнешь.
      - Я и не думал спать, сэр! Я пока в гараже ждал - даже и не читал ничего, музыку слушал, в салоне прибирался.
      - Врешь. А глаза красные, а на щеке пролежень. Выгоню к чертям собачьим, не посмотрю что родственник. И в твоей рапортичке так и напишу: за лень и вранье. В мэрию давай. Нет! Домой сначала заедем, у меня очень хорошие новости. Приглашен на юбилей к Самому. Узкий круг, персональное, личное приглашение и все такое прочее.
      - Поздравлю вас, сэр!
      - Но - расходы. И надо постараться, любезный мой Тумо, да, надобно постараться, чтобы это были достойные расходы, вдумчивые, оригинальные. И чтобы... А времени совсем немного. Але! Цветочек мой, это ты? Через четверть часа буду дома, у меня для тебя, для нас очень важная новость... Приготовь чего-нибудь пообедать на скорую руку. Не просто хорошая, а исключительно хорошая. Что?.. Безусловно, на десять тысяч карат и даже больше. Всех отмени и переназначь на другое время, ты и так у меня настоящая красавица. И чтобы прислуга под ногами не вертелась, только ты и я. Целую.
      
       * * *
      
      - Сигорд, а фондовые дела - это принципиальное для вас решение? Вы только ими хотите заниматься?
      - Да, почему ты спрашиваешь?
      - Ходят слухи, что территории нашего района вскоре накроет цунами грандиозного строительства.
      - Какого - нашего?
      - Да этого, вот здесь, где у нас офис.
      - И что?
      - Лучше, может, вложиться в паевые проекты, а потом, когда дело пойдет - перепродать.
      - Что перепродать, паи? Это ты рекламу 'ЛауБилдинг' изучил?
      - Угу. Разговаривал кое с кем из знакомых - говорят, что дело верное.
      - Если бы оно было верное, все знающие держали бы рот на замке, чтобы никто не пронюхал, не прибежал и не урвал себе верный кусочек. А раз советуют, значит считают, что скопом рисковать не так страшно, всех, мол, не ограбят - хотя почему бы и нет? В смысле, почему бы и всех не ограбить, кто подставился?
      - Ну, как хотите, мое дело предложить.
      - Отказываемся. А где это конкретно? Есть бизнес-план, буклет, и так далее? - Яблонски заморгал обиженно:
      - Все есть, я же готовился. Вот план нашего района, вот так называемые 'белые пятна' будущей застройки, вот инвестиционные проекты - это я почти контрабандой копию снял - из 'ЛауБилдинга', потому что они, еще со времен покойного господина Лауба, первые кандидаты на это дело, фавориты застройки.
      - А почему они фавориты?
      - Потому что у них все схвачено на уровне мэрии и выше.
      - Ох уж мне эти звонкие 'все схвачено' и 'кукареку'... Погоди, погоди... А вот это что здесь?
      - Это? Пустырь, наверное. Какое-то малоэтажное строительство, а проще говоря - руины посреди пустырей. - Что с вами, Сигорд? Вы уже что-то слышали на эту тему?
      - Нет. Так... воспоминания нахлынули. Знаю я и пустырь этот, и строения на нем. Одно строение очень даже хорошо знаю, потому что жил в нем. Вот этот кусочек, вот я обвел карандашом, это - двухэтажный дом с двухскатной крышей. Отсюда вид на залив, отсюда на пожарную каланчу хрен знает какого века.
      - Охотно верю. И что?
      - Ничего. Просто нахлынуло. Аж дышать нечем. Иногда бывает, что сердце вдруг застучит, заноет.
      - Давайте, я вам дам от сердца... Нате, очень мощное, приступ в один момент снимет... Примите. Вода, вот вода, запейте. - Яблонски не на шутку взволновался, и у Сигорда потеплело на душе: не из-за денег же он засуетился, а по-человечески.
      - Спасибо, Ян, ты не так понял. Убери лекарство, все равно я его пить не буду. Видимо, я неправильно выразился насчет сердца, понимаешь, иногда бывает так... Да, так бывает: и слезы из глаз, и дышать нечем, и сердце кричит, будто его в испанский сапог засунули - а никакого инфаркта, или приступа, и в помине нет. Просто я... Просто для меня очень значимы те дни, они настолько мне в память врезались, со всем что в них было... Вот этот дом, маленькое пятнышко на карте, он и в реальности не высок и не широк. Если бы ему, дому, дано было думать и чувствовать, так же как мы чувствуем, и если бы он вдруг, в эту минуту, почувствовал то же, что и я - мы бы его крик отсюда бы услыхали...
      Сигорд замолчал и прислушался. Яблонски, не зная как реагировать на эти странные речи, стоял рядом, с лекарством и водой в руках; он раскрыл было рот, чтобы что-то такое сказать, приличествующее случаю, но ничего не придумал.
      - Почудилось. Ты чего, Ян? Все прошло уже. Предстарческая придурь - она такая крыса, налетит и отбежит, а свидетели крестятся и визжат 'чур меня'!
      - Прошло и хорошо. Тогда, может быть, закончим на сегодня, у меня мамочка волнуется? Мотор ваш под окнами можно оставить, на служебной парковке, охрана здания добросовестно службу несет. А вас я на своем до дому доставлю? Сигорд, давайте так и сделаем?
      - Нет. Сворачиваемся, что-то я расчувствовался не по делу, но никуда меня везти не надо, сам управлюсь. Хотя, тебе спасибо огромное, за поддержку и понимание.
      - Лекарств вам точно никаких не нужно?
      - Точно. Я не верю в спекуляции недвижимостью, не чувствую в себе куража и сил по этой теме, в то время как на акции-макции эти у меня душа горит. Поэтому ты укрой, отложи до лучших времен сей план с проектом, помести в надежное место, чтобы рядом был, когда понадобится, а сам продолжай заниматься 'переездом' на новое поле деятельности.
      - Документы на перерегистрацию уже подготовил.
      - Что, весь комплект, все экземпляры?
      - Да.
      - Хорошо. Быстро, молодец. Значит, завтра с утра в муниципалитет, будем вносить изменения, чего еще нам выжидать да откладывать? А там посмотрим, как дальше день сложится.
      
      Г Л А В А Д Е В Я Т А Я
      В которой доказывается, что на месте Буриданова осла, любой другой бы лопнул от обжорства, а не помер с голоду. Хотя, ослов в этой главе нет.
      
      Год прошел, прежде чем Сигорд более-менее освоился на новом ристалище. Его наполеоновские планы ворваться туда, на фондовый рынок, и стремительным натиском захватить себе львиную долю на всех семи континентах в пределах четырех океанов разбились о натужную реальность: деньги капризничали, не хотели даваться в руки свежеиспеченному брокеру, малограмотному в новом ремесле владельцу брокерской компании со смешным и нелепым названием 'Дом фондовых ремесел'. Задача на первый взгляд казалась предельна проста: купить некие бумаги, все равно - акции, облигации, векселя - с тем, чтобы их выгодно перепродать, чтобы прибыль, полученная за период ожидания между покупкой и продажей, позволяла, во-первых, существовать юридическому лицу 'Дом фондовых ремесел' и главным физическим лицам при этом юридическом лице, Сигорду и Яблонски, а во-вторых - расти и развиваться тому же юридическому лицу 'Дому фондовых ремесел'. Купить и перепродать, и с прибылью, и так каждый день по многу раз. Двух месяцев не прошло, как энтузиазм радужных ожиданий сменился предчувствием катастрофы. Существовать и процветать здесь??? Это уже казалось невыполнимою задачей: либо прибыль была мала, либо период времени для ожидаемой прибыли был слишком велик, либо риск казался очень уж несоразмерным ожидаемой прибыли. Пришлось хвататься за все, в том числе и искать клиентуру для поденной работы. Для чего нужна клиентура на фондовом рынке? Все просто: вы же приходите за молоком в магазин, а не идете на ферму самостоятельно доить корову. Вы как правило не собираете себе легковой автомобиль из отдельных деталей, которые сами отливаете из металла, полученного в собственной доменной печи, нет, вы идете в специально отведенное для этого место, в салон или на автомобильную барахолку, и покупаете мотор, который на месте же страхуете, регистрируете, заправляете бензином - и все это с помощью юридических и физических лиц, каждый из которых узко специализирован для помощи именно вам, их клиенту. Разумеется, помощь эта оплачивается вами по установленным расценкам, иначе с какой стати они ринулись бы вам угождать, тратя свои силы, средства и умения?
      Так же и простые смертные вынуждены пользоваться услугами специалистов фондового рынка, чтобы купить интересующие их ценные бумаги, либо напротив, продать те, что у них имеются. За каждую произведенную ими операцию, за то, что она помогла бумагам поменять владельца, компания-специалист взимает с вас небольшую дань. Вы можете прогореть на своей купле-продаже, а можете разбогатеть в одночасье, обслуживающую фирму это касается постольку-поскольку, ибо они стригут себе тихохонько с покупки, столько же с продажи, не претендуют на вашу удачу. Но и ничем не рискуют, обслуживая вас. Падают бумаги в цене, или, напротив, растут - все равно каждая сделка нуждается в скреплении, а каждое скрепление сделки - платное. Если клиентура активна и очень обширна, деньги от посреднических операций такого рода могут получаться столь велики, что компания и не помышляет о биржевой игре на собственные средства, напротив, она свои усилия направляет и наращивает для поиска новый клиентуры и вовлечения ее в регулярную биржевую игру. Другие фирмы не удовлетворяются посредническими операциями и пускаются в спекуляции сами, на свой страх и риск, в надежде срубить хороший куш в благоприятной ситуации и вовремя, без потерь, выскочить из неблагоприятной. Играют они при этом на собственные деньги, но чаще всего на заемные или клиентские. Сигорд очень быстро понял, что в брокерском деле, даже и не пускаясь в спекуляции - без клиентов не обойтись, что искать их надо, угождать им надо, однако найти желающих воспользоваться услугами именно ЗАО 'ДФР' (сокращенное, рабочее наименование Сигордова закрытого акционерного общества) оказалось очень и очень непросто. Неоценимую услугу в этом на первых порах оказал Ян Яблонски: он день за днем обзванивал знакомых (родственников, за исключением матери, у него в Бабилоне не было), долбил и долбил звонками, все расширяя круги, приятелей, знакомых знакомых, их родственников, близких и дальних. Все это были клиенты почти сплошь еврейского происхождения, очень осторожные, мнительные, как правило весьма разговорчивые, весьма экономные, но уж тут выбирать не приходилось.
      Сигорд (а паче того Яблонски), конечно же, перезнакомился с биржевыми соседями по ремеслу, но приобрел, мягко говоря, неоднозначную репутацию, противопоставил себя общей массе: он отказался от обычая взимать вознаграждение пропорциональное сумме сделки и назначил твердую таксу: 'пять талеров с любой - и точка!' Этот тариф казался странным и настораживающим, поэтому, на первых порах, поток ошалевших от счастья клиентов отнюдь не прихлынул к сигордовым берегам. Даже Яблонски пришел в недоумение и попытался с цифрами в руках показать Сигорду очевидную невыгодность, нерентабельность этой затеи, но бесполезно: Сигорд уперся в свою идею и слушать ничего не желал. Так и влачился утлый 'Дом фондовых ремесел' по бурному океану ценных бумаг, тяжело, переваливаясь с боку на бок, черпая обоими бортами, и любому непредвзятому наблюдателю, найдись такой, всякий раз казалось бы, что новый месяц будет последним перед бесславной кончиной плохо продуманной мечты...
      Но однажды в понедельник, соседи по биржевому полю, фирма 'Гарант с плюсом', заглянули в кабинку, где угнездились 'Фондовые ремесла', и попросили зарегистрировать внебиржевую сделку между юридическим лицом и физическим на сумму пятнадцать тысяч талеров. Без проблем! Мы вам документы - вы нам пять талеров, пустяк. Яну Яблонски даже по неопытности понадобилось не более десяти минут на все про все. Но когда через день, в среду, тот же 'Гарант' принес в клюве две сделки на регистрацию, одна двадцать тысяч, талеров, другая три тысячи, Яблонски уложился в десять минут, но по обеим сделкам. Пять талеров да десять - итого пятнадцать, крупинка, неспособная прокормить даже воробья, не говоря уже о фирме со штатным расписанием в пять человек (Сигорд, Яблонски, под его кураторским началом две девицы-сменщицы на хозяйстве в основном офисе и в биржевом кабинетике, 'кабинке', и третий, после Сигорда и Яблонски, формальный, 'левый', брокер, чтобы фирме соответствовать стандартам Бабилонской фондовой палаты), но в пятницу этих сделок было уже три.
      - Послушайте, Сигорд, я по-прежнему решительно не понимаю, зачем нам нужны эти грошовые телодвижения? Вы что, всерьез рассчитываете на них разбогатеть?
      - Не то что бы... Хотя и это реально.
      - Вы серьезно?
      - Именно. Но это не наша цель. Сии грошовые сделки нужны нам
      а: для поддержания штанов,
      б: для широкой бесплатной рекламы наших услуг, так называемой изустной, самой ценной на свете рекламы,
      в: для того, чтобы запустить щупальца нашего любопытства в сундуки чужих тайн и воспользоваться оными для превращения нашего скромного дела в Большой Бизнес. Понятно?
      - Ну... Теоретически понятны все три пункта, очень уж не хитрые они, все три, но вы могли бы чуть поподробнее меня просветить, все же я вам не чужой? - Сигорд подавился дымом и замотал головой, подтверждая:
      - Не просто не чужой, а еще и мой младший компаньон. Поэтому охотно воспользуюсь твоей любезностью и порассуждаю вслух. Ты же, если хочешь, можешь принять это в качестве директив от меня к тебе.
      - А если не захочу?
      - Значит, примешь нехотя. Погоди, докурю, откашляюсь, отхлебну, расскажу - и по домам. Первый вопрос: зачем мы 'Гаранту', у которого юридических и лицензионных прав ничуть не меньше нашего?
      - Больше.
      - Вот именно, Яблонски.
      - Это риторический вопрос?
      - Сейчас узнаем. Так зачем? - Яблонский поморгал пару секунд и отступил.
      - Не риторический. Я не задумывался, честно скажу.
      - Мы - подкладка. С кого-то из клиентов, с продавца или покупателя, они срывают дополнительные деньги: вот, мол, купили для вас у марсиан пакет по двадцать талеров за акцию, дешевле не было, пожалте чаевые. А на деле-то марсиане - это они сами под маской и купили они не по двадцать талеров акция, а по четырнадцать. Купили по четырнадцать, перепродали себе, на подставных марсиан, по двадцать, у нас эту перепродажу зарегистрировали, и потом уже выкупают для клиента у марсиан по окончательной цене.
      - Так просто? Ну и что дальше? Нам от этого все равно пятерка?
      - Не все равно. Раньше они эти фокусы проделывали на основе, так сказать, корпоративной взаимопомощи: сегодня я у тебя, завтра ты у меня... Но это чревато: любой конфликт - а они в этом гадючнике постоянны - и вот уже пошли угрозы дешевыми компроматами, которые равно вредят всем сторонам, даже соседям, непосредственно в конфликте не участвующим. И тут в белых шляпах мы, которые сделок ничуть не удорожают, на чужие объемы не зарятся: стук, бряк, шлеп печать, ширк подпись - следующий! В сговор мы ни с кем не вступаем, напротив, абсолютно честно и законно регистрируем сделку - проверяй хоть каждые полчаса.
      - А они? Те, которые пользуются нашими услугами?
      - Это их финансовые и нравственные дилеммы, коих мы начисто лишены, как и всякие абсолютно честные и бесчестные люди.
      - Но пятерка - это всего лишь пятерка, Сигорд. Извините, но мне кажется, что я большего стою, нежели заниматься регистрацией этой рутинной чуши. И, если уж речь зашла: для чего нам две офисные точки, когда и одна-то не загружена, то же касается и наших фрейлин, Марии и Аниты? Зачем нам обе?
      - Да, именно, что ты стоишь большего. Поэтому тебе ставится новая и очень важная задача... Ты, кстати, освоил алгоритм оформления этих сделок?
      - Ну естественно, если это я их все оформлял.
      - Я имею в виду - и это не пустое переспрашивание - прочно ли ты освоил, надежно? Перед биржей, законом и людьми - ничего не упущено? Подумай, прежде чем подтвердить...
      Яблонски подумал, и Сигорд даже слегка притомился считать гулкие глотки.
      - Да. Прочно и надежно, отвечаю за свои действия и поступки.
      - Вери велл, как говорят враги. Тогда возвращаюсь к поставленной задаче: ты обязан поставить дело на поток, а именно: обучить Аниту с Марией оформлению этих типовых сделок. Ты умеешь думать, а они... менее к этому приспособлены, стало быть, операция должна быть изучена и разложена по полочкам до такой степени, чтобы они действовали четко, словно автоматы Калашникова: раз-два-три - и кончились живые! Клиент - сделка, клиент - сделка! Кроме того, ты у нас специалист по компьютерам...
      Яблонски поперхнулся и замахал свободной рукой:
      - Ну уж нет! Включать-выключать умею, пасьянс разложу, текст наберу и распечатаю, электронную почту пошлю-приму, но не более.
      - А это... ну, когда фотографию туда загоняешь? Типа факса?
      - А, сканировать? Но это такая же ерунда, это каждый может. Но починить компьютер, переустановить программу... Нет, этого не знаю.
      - И я не знаю. Вот, ты должен нас с девицами обучить тому, что знаешь.
      - Они и так это умеют.
      - Значит, меня. Потому что есть такая штука, как электронные торги, тоже, что и биржа, только не руками в операционном зале машешь, а в компьютере на кнопки давишь.
      - На клавиши.
      - Да.
      - Зачем нам электронные, разве нам мало обычных? - Яблонски попытался облечь свой вопрос в самые нейтральные и бесцветные слова, но все равно получилось обидно. Однако Сигорд не вспылил, только рассмеялся смущенно:
      - Это точно! Ты на 'металлургическую' сделку намекаешь, правильно я тебя понял? Да, еще два-три таких опыта - и можно закрываться навсегда. Но все равно мы будем работать непосредственно по биржевым спекуляциям, и таким, и электронным. Когда опыту наберемся. А пока - займись девицами вплотную Но не сексом единым, дорогой! Увижу, замечу - горько пожалеешь.
      - Да у меня и в мыслях не было! Им же двадцать и двадцать четыре, а мне за шестьдесят.
      - Ага. Изольда как раз им ровесница была, в том же возрастном диапазоне. Твои мысли у тебя на лице написаны.
      - Да вам клянусь, что нет! И при чем тут Изольда? С ней все совсем иначе было.
      - Разве? Хм... А у меня, на моем - всегда написаны. Как они сядут в своем мини, нога на ногу, особенно Анита, хоть выгоняй... Или в ресторан веди, подпаивай для последующего... Впрочем, у меня и без ресторана есть козырь - служебное положение...
      - Вы что, серьезно, Сигорд?
      - Эх, если бы серьезно... Нет, конечно, только на уровне умозрительной похоти. Короче: тебе - обеих выдрессировать до полной невменяемости, чтобы даже в бреду и во сне они только и делали, что правильно оформляли типовые сделки. Мне - освоить этот чертов компьютер на твоем уровне или хотя бы близко к тому. Нам с тобой - выяснить все по перспективам строительного концерна 'Южное побережье', акции которого нынче стали очень дешевы. Вопросы?
      - Никак нет!
      - По домам.
      Яблонски с большим скепсисом отнесся к новой блажи Сигорда - оформлять пятиталерные сделки, но, как выяснилось по итогам первого же месяца, напрасно. За 'Гарантом' в их кабинку потянулись другие: 'Соверен-2', 'Голконда', 'Надежда', 'Христофор Колумб', прочие... Яблонски, хотя и не верил, но и не дремал: моментально прикрутил к базовой услуге несколько необязательных, но подручных, сопутствующих, для удобства. К примеру, копирование документов, тут же на месте, или запечатывание в красивые конверты... Никто не заставляет, нет, но если хотите - еще талер и пожалуйста. И это - тоже талер, либо у себя в кабинке распечатаете, у вас точно такой же принтер... сходите и распечатайте, мы подождем... далеко? Хорошо, давайте у нас... В среднем получалось не пять, а семь-восемь талеров за сделку. К концу месяца в кабинке уже всегда кто-то был из посторонних, а за рабочий день выходило в среднем до ста двадцати сделок.
      - Семь тысяч сняли! Если и дальше так дело пойдет, то в месяц будет получаться около пятнадцати. Сигорд, вы гений!
      - Я же говорю - для поддержания штанов, жить на это невозможно.
      - Нет, но почему же...
      - Потому же. Аренда точек, аренда линий, членские взносы, биржевые расходы, зарплаты, налоги... Может, и придумаем что-нибудь еще в этом роде, но эти сделки - всего лишь гарнир к основному блюду. Твоя клиентура приносит в месяц около десятки...
      - Десятки не десятки, но девять тысяч было.
      - Превосходно, однако и это гарнир, на двадцать пять тысяч в месяц содержать нашу фирму, со всеми ее потребностями в технике и людях, невозможно, ты же понимаешь.
      - А где же тогда само блюдо?
      - Вот и думаю - где оно? По сути дела, мы орудуем не на самой бирже, а возле нее, роемся в отбросах, подобно гиенам.
      - Ну уж гиенам.
      - Назови иначе, какая разница. Но факт остается фактом: за исключением пары-тройки неудачных, собственно биржевых сделок, вся наша деятельность - внебиржевая.
      - Естественно! Биржевой клиентуры у нас нет, собственных оборотных средств почти нет, заемных тако же нет, банки нас в упор не замечают.
      - Банки обожают обслуживать и ссужать деньгами тех, кто в них не нуждается. Ты прав, прав, но мы выжили на этом рынке, хотя и чуть оголодали, и на днях рискнем, попытаемся всунуться в торги.
      - Опять? Вы планируете в электронные сыграть, или руками, на 'подиуме'?
      - Руками, электронным я пока вовсе троюродный, мышка в руках не держится. Завтра на площадке - ты будешь стоять, твоя задача дождаться, пока 'Побережье' доползет до четырех талеров двадцати пенсов, далее купишь лоты на общую сумму восемьсот сорок тысяч отечественных талеров, по этой цене.
      - Двести тысяч акций??? Много, Сигорд.
      - Где же много, когда их триста миллионов с хвостиком выпущено. Никто и не заметит нашу комариную игру на повышение. Там какой лот?
      - Вроде бы десять тысяч.
      - Значит, всего двадцать лотов, два-три раза рукой махнуть, не надорвешься.
      - Вам бы все шутить. Двадцать лотов - это слишком много.
      - Ты хочешь сказать - для нас много?
      - Да. Это же почти все средства фирмы, весь наш подкожный жир. Давайте хоть половину возьмем?
      - Нет.
      - Ну, дело хозяйское. - Яблонски захлопнул блокнот, навинтил колпачок на перьевую ручку, серебряную, можно сказать, старинную - шариковые чудаковатый Яблонски не признавал... Потом все же не выдержал:
      - Вы хотя бы объяснили мотивации своих решений, а то словно какой-то 'авторитар' из президентских кулуаров. - Яблонски покраснел и добавил:
      - Вы должны уметь говорить 'нет' мягко, по крайней мере так. чтобы тем, кто рядом, было не обидно.
      - Надо же, барышня кисейная, обидно ему! Простите, извините, господин мой Яблонски! Ладно... Риск велик, а принимать решение надо, рано или поздно. Можно отложить на месяц (но вряд ли получится на год, подкожных денег не хватит), а через месяц - все равно решать что-то такое рисковое. Я нервничаю, я боюсь, душа моя хнычет и не желает вылезать из уютной норы на ледяные ветры, а тут ты прыгаешь на ее чашу весов прямо в ботинках. Тяжко мне, понимаешь, и страшно, ибо в тот раз - Сигорд ткнул большим пальцем куда-то за спину, мы могли понести гораздо больший урон, чем понесли - и память та жива... Вот и весь секрет моего непреклонного нет. Понятно? У тебя есть пенсия за пазухой?
      - Есть.
      - А у меня ее нет. Представь, что я свою пенсию на кон ставлю?
      - Вот и спрашиваю - зачем?
      - Вот я и объясняю.
      Яблонски достал бумажник, вынул оттуда автомобильный ключ, спрятал бумажник, и только после этого отреагировал на последнюю фразу Сигорда - пожал плечами.
      - Дело хозяйское. А вы что, не на моторе нынче?
      - Нет, поленился, решил сегодня пешеходом.
      - Так давайте, я вас подброшу, час поздний?
      - Нет, спасибо, дружище, я лучше на метро, прогуляться хочу.
      - Тогда до завтра?
      - Да.
      - Эй, эй... Сигорд? Прошу прощения...
      - Да. Забыл что?
      - А если цена завтра не упадет до четырех двадцати?
      - Она упадет.
       И цена упала. С самого утра, с начала торговой сессии она целый час стояла на четырех тридцати пяти, потом качнулась на два пенса вниз-вверх и за последующий час увалилась до четырех двадцати. Но Яблонски закусил удила и ослушался прямого указания Сигорда, он ждал, весь в поту, еще полчаса и единым махом купил все двадцать лотов по четыре пятнадцать. После этого цена свалилась еще на три пенса и остановилась вместе с торговой сессией. Победителей не судят - Сигорд взял распечатку-хронометраж и с карандашом в руках восстановил весь ход торговой сессии: как цена падала, и как Ян Яблонски медлил... Ничего не сказал по поводу ослушания, но головой покрутил - Яблонски совершенно четко видел, в каком месте распечатки Сигорд оскалился и зашевелил губами - наверняка матерился про себя. Ну так что ж... Все-таки не по четыре двадцать. Даже если самое худшее случится, фантазировал Яблонски, если 'Побережье' обанкротится и все его акции превратятся в дым и пепел, то двести тысяч акций, помноженные на сэкономленные пять пенсов, составят в итоге миллион пенсов, десять тысяч сбереженных талеров. И значит все не так страшно...
      - Что... Молодец, хорошо сработал. Больше так не делай.
      - Ладно. Но я же как оптимальнее хотел.
      - Именно. В корпоративном бизнесе, дорогой Ян, нет ничего хуже бездумной исполнительности, разве что проявленная инициатива снизу.
      - Биг джок, очень смешно. И что нам теперь делать с этими акциями?
      - Ждать. Предупреждая твой вопрос - не знаю, сколько ждать, сколько понадобится. А пока можешь поразвлечься охотою на перепелок.
      - Как это? Вы в последнее время только метафорами и говорите. Каких перепелок?
      - Ну на карасей. Наши девицы трудятся? - Яблонски насторожился вопросу, встревоженный боевым настроением начальника и его иносказаниями: как правило, это были приметы резких решений, а Яблонский любил уют и монотонность в делах.
      - Да. Но они хорошо работают, если вы насчет того, что они болтают и перед зеркалом прихорашиваются. Они же не автоматы.
      - Речь не о них. Они реестры наших сделок исправно ведут?
      - Да.
      - Ты их просматриваешь, анализируешь?
      - Ну, так... Выборочно проверяю, конечно. Все же не могу проверить.
      - Эх... Помнишь сделки по полковнику Ригану?
      - Это которые регулярные, раз в месяц?
      - Ага. И что Нунций, брокер, из 'Соверена' в 'Елисейские поля' перешел - в курсе?
      - Да, хотя и не обращал на это особого внимания.
      - Клиентура, которую он контрабандно вел, теперь - чья? 'Соверена', или 'Полей'?
      - Не знаю. К чему вы клоните?
      - Она теперь наша, в лице полковника Ригана. Это мы теперь будем у него откупать его акции, у него их еще на десять месяцев хватит, я посчитал, и каждый месяц мы будем стричь с этой бессовестной перепродажи его имущества две тысячи талеров.
      - Да-а? Сигорд, что вы такое странное говорите? Нунций может не согласиться на такую операцию. Пожаловаться в комиссию по этике он, может быть, и не пожалуется, поскольку у самого рыльце в пуху, но настучит на нас коллегам, что мы его клиентуру сдернули, пользуясь эксклюзивной информацией, волею случая оказавшейся у нас.
      - Волею случая? Ну-ну. Кому он пожалуется? 'Соверену', который он таким манером обдирал на пару косых ежемесячно? Или коллегам, которые его моментально застучат тем же 'Полям', принявшим на работу флибустьера-контрафактора? Пожалуется он... В финансовых джунглях живешь, Нунций, дорогой, радуйся, что перешел с повышением в чине и окладе и не цепляйся за то, что уже принадлежит другим. Так мы ему влепим, если он заявится скандалить. И он тихо заткнется. Скажи Аните, пусть позвонит полковнику заранее и назначит время. И пусть сделает это на день раньше обычного.
      - Сигорд, вы циник и акула капитализма.
      - Был бы акулой - карасей бы не жрал, а так и до щуки пока не дотягиваю, увы.
      - А угрызения так называемой совести, вы их не боитесь?
      - Кто же их боится в эпоху глобализма и космических полетов? Почему бы тебе не обзвонить всех своих знакомых и не сообщить им, что фирма 'Дом фондовых ремесел' берет себе 'за услуги' заметно больше, нежели себестоимость этих услуг умноженная на средний по стране процент рентабельности?
      - А вы уверены, что 'заметно больше' и вообще...
      - Аарону Зальцману ты собственноручно выписывал счетец, не помнишь? Да. Именно, 'ах, это', так что не перебивай. Почему бы тебе также не обзвонить всю нашу пятиталеровую клиентуру и не сообщить им, тем самым облегчая муки твоей изнеженной совести, что мы, в качестве 'прокладочного' регистратора промежуточной сделки, способствовали мелкому шулерству со стороны многоуважаемых наших коллег-брокеров, напаривающих и своих клиентов-физических лиц, и своих работодателей, то есть фирмы, где они трудятся по найму, либо контракту?
      - Во-первых, потому что это будет нарушением деловой этики, а во-вторых - бизнес таков.
      - Да ты что? А я думал... читал, что бизнес - это деловое общение с целью взаимовыгодного обмена услугами, либо товарами...
      - Одно другого не исключает, Сигорд, и вы совершенно напрасно пытаетесь погрузить меня в пучины дешевой демагогии.
      - То есть, обзванивать и каяться ты не собираешься?
      - Не собираюсь.
      - И молодец. И я со своей стороны обязуюсь ни сегодня, ни впредь не испытывать по профессиональным поводам никаких угрызений чего бы то ни было.
       Яблонски открыл было рот, чтобы возразить Сигорду, объяснить ему разницу между предприимчивостью, то есть здоровым эгоизмом, на котором стоит весь бизнес, вся автономная жизнь человеческой личности, и бизнес-жлобством, от которого следует держаться как можно дальше... Но что толку объяснять, когда Сигорд, волчина, и так все давно прочувствовал на собственной шкуре и эту разницу сечет не многим хуже его, Яблонски; но он потому и спрятался в бизнесе за чужую спину, чтобы не испытывать те самые муки и угрызения, а с легкой душой спихнуть их на лидера, принимающего решения и всю тяжесть ответственности за них, от сумы и до тюрьмы, не говоря уже об этой самой совести.
      - Какая совесть, Ян? Ты на рекламу посмотри и ее проводников и носителей. Ты прислушайся к тому, что говорит телевизор на темы мировой экономики, а особенно политики, что газеты пишут. Совесть - религия слабых.
      - А что же тогда религия сильных? Деньги, да?
      - Деньги - всего лишь навоз, гумус, на котором лучше и дружнее произрастает сила. Религия сильных - это... Это... - Сигорд крякнул и задумался на секунды. - Нашел! Сила - сама по себе религия, философский камень, ибо никто еще не получал ее в чистом виде, ни Александр Македонский, ни Цезарь, ни Джон Рокфеллер старший. Она есть - но ее не достичь по максимуму, всегда будет лигатура и вредные примеси. - Яблонски склонил голову набок и задержал на отлете руку с ключами.
      - Что-то такое странное вы несете, Сигорд, вы уж извините, непонятное и не сказать, чтобы особенно умное.
      - Не важно. Сила не нуждается в логике и уме, она не обязана быть понятной. Сила живет внутри нас и умирает там же.
      - И при чем тут совесть?
      - Вот и я говорю: при чем тут совесть, если есть сила? Ладно, куда-то мы не туда залезли, в какие-то доморощенные схоластические дебри. Лезь в мотор и езжай, а то видишь - на нас патрульные посматривают, думают, небось, что мы раскричались и вот-вот в ножи пойдем друг на друга.
      - До завтра.
      - И тебе того же.
      
       * * *
      
      - Молчи! Мне материнское сердце подсказывает, что он обманывает тебя!
      - Мамочка! На этот раз оно ошиблось, ваше чуткое сердце. Хотел бы - давно бы уже обманул он меня. А вы оглянитесь вокруг: сколько всякого барахла нас теперь окружает? Мы себе и домработницу завели, и легковой автомобиль у нас имеется, и экономить до получки нам теперь не приходится... И, кстати говоря, на черный день есть, 'гробовые' отложены - все это благодаря новым временам, то есть тому, что работаю с этим Сигордом. И то, что он гораздо больше моего имеет - ну вот никак меня не трогает, не задевает.
      - Это оттого, что ты добрый и бескорыстный. И умный! Потому он за тебя и держится, что сам бы ничего не смог, а тебя можно эксплуатировать за гроши. Да, да, да!
      - Мама, это не так. Он даже в уставный договор меня вписал, хотя я его совсем не просил об этом.
      - И что тебе этот договор?
      - А то, что моя доля в нем - сорок тысяч талеров с лишним. И то если считать по номиналу, а на деле - так и дороже стоит.
      - Не такие уж и большие деньги - сорок тысяч.
      - Что-что?
      - Я к тому, что ты заслуживаешь большего; деньги, конечно, немалые, хотя и... Ну хорошо, пусть сорок. Где они?
      - Там, в деле. А у меня документы, это подтверждающие.
      - Что я и говорила: у тебя бумажка, а у него деньги.
      - Мама. Вы можете сердиться, можете плакать, но я повторяю: дела - это дела, их веду я и прошу вас не пытаться вмешиваться. Меня устраивает нынешнее положение вещей, и я никогда никого не кусал в спину, не сделаю этого и впредь: Сигорд опирается на меня, я на него, - и так будет, пока один из нас не обманет. Это буду точно не я, и уверен, что не он. Закрыли тему, мамочка. Мы, кстати, опять при дополнительных доходах, посему хочу свозить вас к теплому океану на выходные, плюс пару дней я испросил за счет фирмы. Да не на наше побережье - на северные пляжи, в четырехзвездочный отель, очень спокойный, очень уютный. Вечное солнце, бриз, пальмы шелестят, волны плещут, воздух напоен кислородом... Вот билеты на самолет! Довольны ли мы?
      - А-а-а-х, Янечек... За что мне судьба ниспослала такого замечательного сына! Дай платочек, я опять разнюнилась, но уже от радости...
      
       * * *
      
      После покупки акций 'Южного побережья' прошел месяц вялого ожидания, за который мысль о том, что свободные деньги на счету превратились в 'товар', что 'деньги работают' (Сигорд считал это выражение пошлым, но сам вдруг применил его, с кривой улыбкой, правда), стала привычною, и Сигорд с Яблонски занимались тем, что окучивали вскопанные уже грядки - обслуживали имеющуюся клиентуру и вербовали новую. Но жарко следили за котировками. 'Мы потеряли десять тысяч' - докладывал Яблонски устно и по телефону. 'Отбились и пятерка в плюсе!', - а через два часа: 'Опять по нолям... ребята говорят, что до весны активности никакой не будет'. Сигорд кивал, соглашался рассеянно, однако ни на что другое переключаться не хотел. И вот настал день, это было в конце июля, когда Яблонски встретил его красный, весь взъерошенный, глаза его как обычно круглые, мигали под очками так часто, что мигание это можно было принять за нервный тик.
      - Пять двадцать! На целый талер взлетели. Сбрасываем? - Сигорд молча и не спеша стал снимать пальто, новость абсолютно его не взволновала, только вот рукава никак не хотели отпускать, тесны стали...
      - Да не дергайте вы так, давайте приму! - Анита ласточкой слетела со стула и бросилась помогать боссу.
      'Надо будет все-таки ее оттрахать, - подумал Сигорд, - с нею вроде бы не должно быть осложнений. Ресторан, то, се... Все равно она к осени увольняется, хорошо хоть предупредила заранее. А вдруг не согласится? Тоже переживем'.
      - Еще на пять пенсов вверх! Сигорд, а?
      - Что ж, это - к премиям личному составу фирмы, примета верная. Анита, собирай свои манаточки - и марш к Марии в гости, там пока поработаете. Заодно можешь ей насчет премии насплетничать. Тихо! Радоваться будем после и никак не сегодня. А может быть и не завтра. И вообще... нечего делить шкуру неубитого медведя. Запрыгали тут, захихикали... Ты еще здесь???
      Яблонски закрыл за окрыленной Анитой дверь, запер на ключ, сел на свое место и теперь смотрел не мигая, ждал.
      - Чай горячий?
      - Только что. Так может - потом чай? Вот-вот обратно повалится, все к этому идет... А, Сигорд? - Яблонский встал, не в силах больше сидеть на месте.
       - Пусть идет, а мы пьем чай, медленно, раздумчиво, с благодушными улыбками на румяных лицах. Сядь, я сказал.
      Почему-то, вопреки опасениям Яблонски и Сигорда, акции 'Побережья' никак не хотели падать и к концу сессии приподнялись еще на десять пенсов. Но Сигорд все не давал и не давал команды продавать, биржевая сессия закончилась, и Яблонски возмущенно отдувался.
      - Может быть, не рисковать нам и не благодушествовать? Сигорд, не сходите с ума, а? Давайте, я подыщу, постараюсь, а значит сумею - сегодня же, до конца дня найду внебиржевых покупателей на наш пакет? Будет пенсов на пять подешевле, но все равно... Пусть даже на десять дешевле! Это будет по пять двадцать пять - талер десять в плюсе, двести двадцать тысяч талеров одним махом! Сигорд?
      - Нет. Продадим завтра. Или послезавтра.
      На следующий день акции потоптались с четверть часа на финальной отметке вчерашнего спроса и опять поползли вверх. Сделка за сделкой: по два-три лота, редко по пять, не спеша, но только на повышение.
      - Сигорд, вы обещали, что мы сдаемся 'сегодня'. Через двадцать минут поздно будет, давайте же?
      - Да ты с ума, что ли, сошел, Ян Яблонски, по шесть пятьдесят нажитое спускать? Откуда ты такой транжира взялся? Все только начинается.
      - Куда же начинается-то? Это у вас помрачение в мозгах. Ребята дружно говорят, что весь ресурс выбран. Покупатели свой пакет собрали, или вот-вот доберут, рухнет тогда к чертовой матери, проснемся на помойке. Нельзя быть таким жадным, что вы словно ребенок!?
      - Твои ребята вспрыгнули в наш поезд 'в полшестого', выпрыгнули в 'шесть', приподняли с земли по полталера на акцию и радуются, аж укакиваются. Заметь, никто из них больше чем на лот- два не садился. А закрылись торги на шести пятидесяти и теперь это им бочка дегтя в бочке меда. Слабаки.
      - 'Ацтеки' четыре лота взяли.
      - И все четыре скинули тут же, сорвали двадцать тысяч и считают это успехом. Вернее, считали, пока акции, которые они скинули, не подпрыгнули еще на полтину.
      - Это и есть успех, когда фирмачи, между основными делами, вклинились и захватили двадцать тысяч талеров за один только час. - Яблонский с важностью поднял указательный палец, в знак уважения к удачливым коллегам и к мудрости собственного изречения.
      - Для них - может быть. Хотя, могли и сорок тысяч - за час и пять минут, если бы им хватило нервов и терпения. Но у нас нет таких больших основных дел, у нас - эта спекуляция основная. Мы ее ждали слишком долго, чтобы вот так легко от нее отказываться. Ты лучше прикинь сегодняшний, да плюс вчерашний оборот по 'Побережью' и тогда увидишь...
      - И что же я должен увидеть?
      - А то, что общий объем всего проданного не только не контрольный пакет, но и до блокирующего ему - как пешком до Луны, даже если считать, что эти акции из рук в руки перекупщикам не бегали, а сразу конечному покупателю шли. Это значит, что продавать никто особо не спешит, упускать контроль над фирмой никто не собирается, и что покупателю придется раскошелиться за серьезные объемы, и что он на это готов.
      - Это мы-то - серьезные объемы?
      - Гм... Умеренно средние, скажем так, не будем ударяться в манию величия. Но - постараемся пристроиться вослед серьезным объемам, когда они пойдут по ищущим рукам.
      - То есть, мы сегодня не продаем?
      - Ни в коем случае. Попей валерьяночки, Ян, да и мне накапай, что-то я разволновался при словах шесть пятьдесят.
      Третий день акции росли небольшими, но частыми скачками и выросли еще на талер.
      - Да, господин Яблонски, да... Если бы мы с тобой не пожадничали и скинули бы наши двадцать лотов по семь пятьдесят - это был бы успех, это точно.
      - Что значит - мы пожадничали??? Это вы пожадничали, господин Сигорд!
      - Ах, да, точно. Ты ведь предлагал по пять пятнадцать продать, щедрою рукою...
      - При чем тут... Боюсь, завтра ждут нас на табло скорбные новости, теперь я это всем нутром чувствую...
      - Я тоже, но - посмотрим.
      Посмотрели. Через пять минут после начала торгов акции свалились на пятьдесят пенсов одним махом, немного погодя еще на двадцать пенсов за два скачка. Продавались пакеты солидные, но сравнительно небольшие, по пятнадцать и десять лотов. Сигорд дрогнул было, очень хотелось поддаться панике и продавать, продавать, продавать, лишь бы отбить свои деньги и спасти хотя бы часть навара... Выручил, как ни странно, поддержал Сигорда обычно осторожный Яблонски.
      - Да чего уж тут, давайте дотерпим до конца сессии и под занавес уберем, что бог послал. Вдруг чудо случится?
      И чудо случилось: акции докатились до шести сорока и вновь поползли вверх. За десять минут до конца торгов Яблонски оглянулся на Сигорда, получил утвердительный кивок и в мгновение ока продал два 'десятилотовых' пакета, по сто тысяч акций каждый.
      - Семь шестьдесят пять! Вот что значит капиталистическое упорство и социалистическое терпение, товарищ Яблонски! Тридцать тысяч талеров за одни лишь сутки легкого томления! Сколько всего получилось, прикинь? Общее 'итого'?
      - Ни хрена себе, 'легкого томления'! - У счастливого Яблонски прыгали губы и дрожали руки. - я чуть в штаны не наложил от такой биржевой игры. Но все хорошо, что хорошо кончается. Семьсот тысяч ровно, тут и считать нечего.
      - Ничего, ничего, завтра наложишь, - утешил его Сигорд, - когда они опять в гору полезут. Семьсот тысяч навара! Считай, за три дня почти полторы сотни тысяч долларов... Вот бы всегда так...
      - Да, это было бы замечательно, слов нет. Но если бы эти прибыли сопровождались нервотрепками, подобными нынешней - о, нет, милостивые государи, благодарю покорно: Ян Яблонски предпочтет остаться бедняком, но живым и здоровым бедняком, не заикой и не неврастеником! Я сказал.
      Сигорд рассмеялся на эти слова и даже тихонечко поаплодировал...
      Бедный Яблонски, бедный Сигорд! Что такое настоящая неврастения они стали понимать только к концу следующего дня, который случился на пятницу, последний биржевой день недели, когда цена акций 'Южного побережья' не только не упала, но приподнялась еще на талер тридцать пять пенсов и составила ровно девять талеров за одну обыкновенную акцию. Вслед за обыкновенными поползли вверх и привилегированные, но Сигорд с самого начала своей биржевой 'карьеры' начисто игнорировал 'привилегировки', не смотрел он на них и сейчас - тоже почти на талер выросли? - бог с ними.
      Выходные тянулись медленно, как никогда. Не пилось Сигорду и не елось, в телевизоре одна дрянь, в женщинах ни малейшей потребности, причем уже целую неделю... Возраст? Или азарт к деньгам на себя все инстинкты переключил? Скорее всего - первое, но так хотелось бы взять за объяснение второе. И не читалось, и не спалось. Хорошо - сын отвлек, пообщались тепло и не наскоро. Скорее бы понедельник.
      - Так... Ты что губами шевелишь, в уме умножаешь? Двести семьдесят тысяч наших талеров - вон они висят, в чужой свободной продаже.
      - Ну а что вы хотите - рынок, свободный рынок. Нам грех жаловаться, мы свое сняли. Вон, смотрите, девицы кружатся и скачут, скачут и кружатся. Они надеются, что вы еще до обеда подпишете ведомости и распорядитесь насчет банка.
      - А, точно! Распоряжаюсь... подписываю... отдай им. Кстати... Ты что им объяснил?
      - Договоренное, не сомневайтесь. Сказал, что лед тронулся, что пошли хорошие сделки и наше положение стало более благоприятным, что премия в два оклада каждому - это не сколько плата за прошлое, сколько аванс на будущее, что если все вместе будем работать, дружно и результативно, то и премии не замедлят себя ждать. Все правильно, ничего я не упустил?
      - Нормально. О прибавке к окладу не заговаривали, не намекали тебе выяснить?
      - Этого не было. Они же не знают, сколько именно мы приподняли на сделке, так что и аппетиты у них не разрослись. - Когда Ян Яблонский улыбается - на это стоит посмотреть: маленький, грудь колесом, лоб и щеки красные, вихры в разные стороны... Что-то в нем такое детское появляется, очень симпатичное.
      - Дай бог и дальше пусть не знают. О боги! О, Марс и Юпитер, Ян! Девять пятьдесят. О, мое больное сердце!
      - Да? У вас не сердце, а булыжник, так что вы тут не изображайте. В мире бесконечное количество акций, которые в эти минуты поднимаются, падают, обогащают, разоряют - что же нам, круглые сутки рыдать по этому поводу и кататься по грязному полу?
      - А почему не помыт, если грязный?
      - Это фигурально, пол с утра мыт, я уборщицу застал. Так вот, надо понимать, что отныне это - чужие акции и пусть они хоть в цветы превращаются, нам-то что? Были наши - теперь чужие.
      - Нет, господин Яблонски, наши-то акции лежат себе в параллельном пространстве, невыпущенные и неторгуемые, сто экземпляров, по номиналу каждая, а эти - вон они как, шевелятся и золотом звенят. Все. Покупай. Восемь лотов.
      - Что??? - Ошеломленный Яблонски брякнулся на стул - услышал, впитал, и ноги не сдержали.
      - Живо, я сказал. Бегом на площадку, инфаркт на потом оставь. Бегом, Ян, пожалуйста бегом!
      Яблонски встал - чудо: ноги разогнулись с легким хрустом и понесли своего владельца 'на арену', место, где брокеры, подобно безъязыким павианам, сбитым в одну стаю, махали руками, рычали, потели, воняли - совершали сделки на пальцах...
      - И теперь что? Миллион пятьсот двадцать тысяч, как в омут. На десять меньше, чем сняли. Сигорд, вы опасный сумасшедший.
      - Десятка нам в утешение все-таки будет, похоже это традиция. Впрочем, нет: на радости и премии нам четверым ушло куда больше, нежели зафиксированные десять тысяч прибыли. Плюс социальные отчисления...
      - Вы специально надо мною издеваетесь. Объясните пожалуйста, зачем вы это сделали? Да, вы начальник, владелец контрольного пакета, как это говорится - босс, но...
      - Не трусь, дорогой. Помнишь, ты первый заметил и мне показал некие закономерности на нашей бирже?
      - Помню, но какие именно вы имеете в виду?
      - Те самые, что по понедельникам снижают торговую активность на пятнадцать-двадцать процентов против обычного, и что подталкивают брокеров переключаться с акций на векселя.
      - Да, обычное дело. Циклическая активность, только по векселям она коррелирует не с недельными, а, скорее, с квартальными началами и окончаниями. Но в этом никакой мистики нет, все объясняется довольно просто...
      - Пусть просто объясняется, но сегодняшняя активность сугубо избирательна и никак не касается недельных закономерностей. Помнится также, ты составлял для нашей пользы и удовольствия группы контор, обслуживающих нужды 'быков', играющих на повышение. И 'медведей'...
      - ...играющих на понижение. Кажется, я ухватываю вашу мысль... Точно! Суетятся 'быковые'. Ну-ка... Смотрите-ка, Сигорд: 'медвежки' тоже покупают.
      - Кто бы мог подумать??? Да, покупают, но не для себя, а на заказ, бьюсь об заклад! Интересная закономерность, не так ли?
      - Они почти все и почти всегда не для себя, а для клиента. Ну и что теперь? Да, чуть поспокойнее стало на душе, но все равно...
      - Я слушаю, слушаю, говори. Хоть я и босс, а всегда готов внимательно выслушать нудные жалобы малых сих. - Сигарета опять обожгла пальцы, и Сигорд опять зашипел... - Мундштук надо, только настоящий, дорогой.
      - Это я малый сей? Пусть так. Но не входят в одну воду дважды, Сигорд, вот что вы поймите! Если мы сыграли удачно - честь нам и хвала, зачем же поддаваться всеобщей истерии? Это они там пусть...
      - Извини, перебиваю. Сколько там сейчас, ты ближе к монитору? - Яблонски послушно потянулся за очками.
      - Хм... Десять ноль пять... уже ноль семь... Растет. Но какая разница, если вы все равно сейчас не будете прибыль фиксировать. Или лучше продадим? Пятьдесят... восемь пенсов, помноженных на... Это восемьдесят тысяч талеров за сегодняшний день. Разве мало?
      - Не восемьдесят, не девяносто, а четыреста тысяч талеров, и не прибыли, а упущенной выгоды. - Сигорд потряс пустой кружкой и сам пошел доливать воду и ставить чайник.
      - Как это, четыреста тысяч упущенной? А... это что мы не вовремя двадцать лотов скинули и теперь сидим на восьми?
      - Именно. Подождем, но будем чутко держать руку на кнопке... Только умоляю, не спрашивай меня, сколько мы будем ждать. Не знаю. И тоже могу надорваться от ожидания, от волнения, от неуместных вопросов под руку.
       Пятьдесят пять лет этому Сигорду... Или пятьдесят шесть? Но он на свои годы выглядит, даже больше, несмотря на относительно здоровый образ жизни. Потому что курит много, нервничает много. Невысокий, худой, щеки впалые и за счет этого не обрюзгшие, в смысле - не свисают склеротическими мешочками. То в очках он, то в линзах... В очках ему лучше. Седой... - Я тоже весь седой, и даже седее. - подумалось Яблонски. Ростом он был чуть ли ни на полголовы ниже Сигорда, но это не мешало ему, называя Сигорда невысоким, себя самого определять как человека среднего роста.
      Сигорду никогда не сиделось, он расхаживал по кабинету, чуть ли не перед носом у Яблонски - это раздражало, а сам разговаривал по новой своей игрушке, сотовому телефону, который всегда носил с собой. Яблонски заранее знал результаты беседы, потому что въедливый Сигорд всегда перезванивал, уточнял некоторые детали завершенной уже сделки. Проверял он Яблонски, или просто сверялся с какими-то своими соображениями?.. Какая разница, у всех свои манеры, свои особенности. Интересно, почему он такой неугомонный, этот Сигорд, если не сказать - одержимый? В тот раз они окончательно скинули 'Побережье' по пятнадцать пятьдесят и таким образом отхватили немногим менее двух миллионов прибыли. Минус налоги, минус сборы, минус премии... Дивиденды они с Сигордом получили, в пропорции сорок девять к одному, правда... Но все равно у них на расчетном счете образовалось два миллиона талеров свободных средств! Сигорд рванулся было играть дальше, в другие фишки-акции, и тоже на повышение, но он, Яблонски, убедил его, уговорил, умолил - положили в облигации третьего внутреннего займа... Не для наживы, естественно, ибо в бумаги с пятипроцентной доходностью свои деньги не кладут, а для передышки. Чтобы оглянуться, подумать, придумать, но при этом знать, что деньги не мерзнут, а притягивают другие деньги... Не 'работают' - Сигорд почему-то считает этот термин пошлым в применении к деньгам... Приносят прибыль. Коротко, четко, звучно. Яблонски кинул взгляд на часы: без трех минут - Сигорд будет говорить по весьма дорогому телефону и переспрашивать до упора, пока склянки не ударят начало торгов, три минуты можно и помечтать... Яблонски подул на горячий чай, сделал глоток и прикрыл глаза. Вот, если вдруг какая-нибудь страховая компания... Нет, лучше пенсионный фонд... Да, пенсионный фонд поручает им, 'Дому фондовых ремесел', купить... очень большой пакет металлургического, предположим, гиганта 'Марганец и никель'. Но вдруг на головном заводе случилась... какая-то там технологическая заминка, задержка, конвейеры встали... На бирже легкая паника, и пенсионный фонд срочно говорит 'стоп', до выяснения всех обстоятельств. А деньги, предназначенные на покупку, все, единым траншем, уже переведены под его команду, на биржевые счета. И вот тогда он бросает все три... все четыре с половиной миллиарда талеров, забивает их в пятипроцентные государственные бумаги, по номиналу, они ведь потому и без спрэда, чтобы инвесторы не боялись на короткий срок класть... И они ждут... неделю, даже восемь дней не по свое вине, но по воле инвестора. А деньги-то как бы на них числятся все эти дни. Значит, если четыре с половиной миллиарда уложить под пять процентов и умножить... умножить... на ноль целых, две.... Двадцать... Приблизительно получится пять миллионов... А если точнее, то...
      - Ян, Ян, черт тебя побери! Спишь, что ли? Где у нас данные по 'Супертрансу'? Не то ты сейчас на площадку встанешь, как пень, и мне ничего будет не найти.
      - Не кричите так, вот они. Я же специально положил их прямо вам под нос. Вот вы меня отвлекли, когда я вовсе не спал, отнюдь нет, но усваивал лекарства, только что выпитые мною. Теперь вы нарушили весь ток целебных ионов сквозь межклеточные мембраны и лекарство считай что даром пропало!
      - Ну, извини, пожалуйста. Я ведь не знал про лекарства, а храп и твои слюни ввели меня в заблуждение. - Яблонски испуганно протер подбородок.
      - Все шутите. Не было никаких слюней. Сигорд, но вот какая мне мысль в голову пришла. Почему бы нам не попытаться подружиться делами с какой-нибудь крупной страховой компанией, а лучше с пенсионным фондом? Стать их проводниками в мире ценных бумаг?
      - Причин этому много, главная - им это на фиг не надо. А кому надо - давно схвачены более крупными участниками проводникового дела, нежели мы с тобой...
      - Мы тоже уже не мелочь, учитывая наши успехи на выбранном поприще.
      - Мелочь. Два миллиона талеров оперативных денег - да любая контора вокруг, любой сосед по этажу засмеется нам в лицо. Такие деньги они за завтраком ворочают, не отвлекаясь на серьезный бизнес. Два миллиона! Если бы в фунтах, или хотя бы в долларах...
      - Сигорд, вы замечтались, а мне пора на площадку. Итак?
      - Покупай 'аленькие'.
      - Чего???
      - 'Красные земли', но аккуратно, пару лотов, не больше. Сейчас я уеду, к пяти вернусь, подумаем о перспективах. Ну ты и сам смотри, выбирай, что плохо лежит. Понапрасну не рискуй.
      - Риск - это ваш недостаток. Мне же присуща осторожность, так что езжайте спокойно.
       Эх... Сигорд чувствовал дикую жажду, такую, которая, пожалуй, посильнее алкогольной... Деньги. Деньги! Они - вот они, только руку протяни подлиннее, да ухвати покрепче! Что мешает, казалось бы? Яблонски неправ, конечно, два миллиона талера биржевых денег - это не сумма. Другое дело, что все конторы вокруг, ежедневно оперируя десятками, а то и сотнями миллионов талеров, используют не свои, а заемные и клиентские... В то время как они, он, рискует только своими, он волен ни перед кем не отчитываться за свой выбор. Или взять хотя бы 'плечо' так называемое. Типа, играешь ты на разнице валютных курсов, а у твердых валют ежедневные подвижки - ничтожные доли процентов. На два миллиона вложенных средств результат может измеряться смехотворными сотнями, а то и десятками талеров барыша, стоит ли огород городить? Правильно, нет смысла. И тогда тебе система фондовых операций подставляет 'плечо': имеешь сто тысяч талеров, но отдаешь команду на закупку, либо продажу валюты - на целых десять миллионов, а то и на двадцать пять миллионов талеров. Ну и, соответственно, пожинаешь разницу в курсах, умноженную на плечо - в сто, или, если договорился на плечо подлиннее, двести пятьдесят крат. Это опасные игры, очень опасные, и для тех кто предоставляет плечи, несмотря на систему всевозможных перекрестных страховок, и в особенности для тех, кто играет на таких рычагах. И опять же - зелен виноград: безродным выскочкам, вроде 'Дома фондовых ремесел', никто не спешит подставлять 'плечи', предоставлять кредиты... Взять хотя бы банки, где Сигорд держит счета, личные и корпоративные... Это в точности как с кредитными и дебетными карточками: есть у тебя рекомендации, поручители, 'история', послужной кредитный список - милости прошу тратить несуществующие на пустом счету деньги. Банк с удовольствием заплатит за тебя, в расчете получить с лихвой с тебя же завтрашнего. А если у тебя просто дебетная банковская карточка - да хоть сто миллионов на ней - ты можешь тратить только в этих пределах, ни одного талера сверх... В действительности так бывает очень редко, но у Сигорда по всем фронтам именно 'дебетки'. Да, святые небеса! У Яблонски кредитная карточка, пусть даже он, с его слов, ни разу не залезал в минус, а у Сигорда - дебетная. Дискриминация, явная дискриминация, но Сигорд не против, он только за, тем более, что спустя некоторое время, банк, куда поступают его личные зарплатные деньги и дивиденды, одумался: он уже несколько раз бил хвостом, неявно извинялся перед Сигордом и предлагал перейти на кредитную... Нет уж, дорогие судари... Девяносто восемь тысяч дивидендов поступили? Тотчас же? Очень хорошо... Нет-нет, спасибо, меня вполне устраивает нынешнее положение вещей, ценю ваше доверие.
      Из того куша, который они сорвали от операций с 'Южным побережьем', Сигорд, кряхтя от жалости к расчетному счету и от личной скаредности, но все же выделил дивиденды, сто тысяч талеров, законным образом приурочив их к концу полугодия. Себе - девяносто восемь тысяч, Яблонски в сорок девять раз меньше - две тысячи, но тот абсолютно не в обиде, только давится смехом и просит его маме не говорить о столь чудовищной диспропорции. Зато зарплаты он положил себе и Яблонски вровень: по десять тысяч. Вроде бы и не так много по нынешним временам, когда все хорошее стоит дорого, а дрянцо сплошь и рядом маскируется под хорошее и прежде всего ценами... Но ему вполне хватает и Яну Яблонски хватает, особенно если учесть некие премиальные, измеряемые в количестве месячных окладов.... Не так давно еще тот урчал насчет легкового мотора, чуть ли ни сопротивлялся - теперь же то и дело заговаривает, что, мол, пора менять драндулет на что-либо приличное, а то, дескать, старый немеряно бензину пожирает... Это он, типа, не из прихоти, а от великой бережливости решил почти новую машину на новую с иголочки заменить. Эконом хренов. Впрочем, Сигорд, который начинал с подержанного 'Форда', также успел сменить импортный руль на отечественный: купил четырехдверный шестицилиндровый с никелированными частями - 'Имперский'! Две целых, восемь десятых литра - двигатель. Черного, естественно, цвета - он ведь не якудза какой-нибудь, чтобы белый покупать, а честный солидный человек. Мотор также подержанный малость, как и прежний, но гораздо круче и вполне еще ничего. Сын только хмыкнул, когда увидел... С легким удивлением, как показалось Сигорду - но не раскритиковал ведь, даже попросил дать порулить пару-другую километров.
      По чести говоря, Сигорд и сам раскрутился на громоздкий 'Имперский' не без сомнений, но... Причина его выбора была довольно проста - только объяснять ее некому и незачем. Однажды, в тяжелом горячечном бреду, когда он, простуженный насквозь. лежал и умирал у себя на чердаке, в том заброшенном доме, привиделся ему длинный черный 'мотор', мрачный, мощный, с никелированным оскалом бампера - он его боялся в своих кошмарах... А теперь, вот, решил преодолеть старый свой страх, как бы пойти ему навстречу, и 'Имперский' больше всех остальных, по цене доступных, внешне походил на его кошмар. Раньше он его мучил, а теперь он ему служит. Сигорд и приютивший его дом вспоминает, с благодарностью, но редко, на ночь как правило: вспомнит, повздыхает, смахнет непрошенную слезу и засыпает.
      
      
      Г Л А В А Д Е С Я Т А Я
      В которой становится очевидным, что в беде познается недруг, а друг, если с вами беда, ничего нового вам не продемонстрирует по сравнению с благополучными временами, так и останется другом.
      
      Календарная осень одна тысяча девятьсот девяносто седьмого года, которая почему-то - весенний сезон во всем Южном полушарии, а стало быть и в 'антиподном' Бабилоне, - получилась для Сигорда сначала денежной, а после - обильной на 'черные' события для него же.
      Капало с крыш, текло по тротуарам, даже облакам и тучам все чаще не удавалось оставаться хмурыми: солнышко весеннее - оно такое веселое. Казалось бы, цвет неба никак не связан с успешностью в биржевых делах, однако примета из верных: небо синее - у брокеров настроение лучше, сделки чище, а нервы мягче. Сигорд никогда не ждал от сюрпризов приятного, неприятные пытался принимать как должное, всегда был готов к неблагоприятному развитию событий, однако о самых главных, самых кошмарных бедах, даже он не подозревал, что они так близки к нему и так реальны.
      Давно прошли те времена, когда закрытое акционерное общество 'Дом фондовых ремесел' мелким вороном кружилось возле крупных хищников, царствующих на бескрайних просторах охотничьего рынка страны Бабилон, чтобы пристроиться к ним в удобную минуту и урвать свою маленькую долю от чужой добычи. Теперь 'ДФР' и сам из себя кое-что представлял в смысле финансовых возможностей, хотя, если честно, они, эти возможности, все равно были заметны лишь весьма ограниченному кругу лиц. Причина их незаметности была в том, что Сигорд сохранил прежний, весьма оригинальный подход к делу: он играл только 'на свои', стараясь не пользоваться кредитами и даже общераспространенными 'плечами', кроме тех случаев, когда это было неизбежно. Играть он по-прежнему предпочитал на повышение, помимо аналитической информации не гнушался использовать инсайдерскую, то есть добытую шпионским путем. Даже сын однажды помог ему в этом, но невольно и совершенно случайно, вряд ли об этом подозревая. Вообще говоря, отношения с сыном налаживались, как говорится, не по дням, а по часам, - встречались часто, чуть ли ни еженедельно, по делу и просто, почти без поводов, к обоюдному интересу, свободному от проблем и меркантильных расчетов.
      Женщины по-прежнему интересовали Сигорда, и хотя его физические возможности в этом смысле были, конечно же не те, что в далекой молодости, но его эпизодические подруги не оставались разочарованными и, как правило, не возражали против эскалации отношений. Но страсть Сигорда к игре и наживе была гораздо мощнее, нежели тяга к сексу и семейному уюту, а о совмещении этих страстей он и не помышлял, не предполагал, что такое мирное сосуществование возможно. Да и боялся он прочных отношений с какой-то одной, раз и навсегда выбранной подругой, по-холостяцки сомневался в себе, как в спутнике жизни, сомневался в каждой очередной... Яблонски, казалось, совершенно оправился после душевной катастрофы с Изольдой, задорно поглядывал на молоденьких биржевых девиц, отпускал им комплименты, играя седыми бровками, целовал ручки при случае, однако реальных шагов к сближению не предпринимал и на подначки Сигорда отговаривался тем, что ему некогда, что надо ухаживать за мамой...
      На самой бирже их маленькая каморка разрослась во вполне приличный офис в четыре комнаты, одна из которых была кабинетом Сигорда. В другом кабинете сидел Яблонски, но не один, а с двумя помощниками, - набрал важности Яблонски и уже не стоял сам 'на арене', пальцами не тряс... Анита благополучно и с сожалением уволилась, так ни разу и не оттраханная Сигордом, месяц спустя за нею последовала Мариам; еще через две недели на их место пришли Гюнтер и София, недавние выпускники Бабилонского финансового университета; они тотчас же поступили под непосредственное начало Яблонски, истосковавшемуся без подчиненных, коих он мог беспрепятственно опекать и распекать, учить и поучать, и почти столь же молниеносно образовали семейную пару. Еще один сотрудник, солидный, лет тридцати, сертифицированный брокер Томас Эриду, обеспечивал присутствие фирмы на ежедневных биржевых торгах. И он в первую очередь, кроме особо важных случаев, докладывал обо всем Яблонски, потому что Сигорд постепенно, однако совершенно явным образом, стал охладевать к 'ручной' биржевой игре в пользу электронной. Подчас - и чем дальше, по мере развития современных бизнес-технологий, тем сложнее - трудно было отличить одну систему торгов от иной, но Сигорд отличал ее для себя очень легко... В первом случае он видит, воспринимает человеческий фактор, чисто теоретически взвешивает: спекульнуть, либо инвестировать - что выгоднее в области сельскохозяйственных технологий? Всегда почему-то выбирается спекуляция, то есть мгновенные вложение и выемка финансов; а инвестицией, как это принято в биржевом фольклоре, называется неудачная спекуляция: например, забил ты миллион в нефтянку, в расчете, что ОПЕК не повысит квоту на добычу до будущего года, а ОПЕК повышает квоту! Мировая добыча нефти растет, цена на нее не растет, а то и падает. Акции нефтяных компаний медленно-медленно кренятся и помалу осыпаются в разинутые 'медвежьи' пасти. В то время как обманутые в лучших чувствах 'быки' жалобно мычат, срочно и с потерями избавляясь от несбывшихся надежд... Те же из 'быков', кто поупрямее и поумнее - упираются рогом и ждут, пока стоимость нефтяных акций прекратит падение, начнет закономерный подъем, вернет утраченные позиции и дальнейшим быстрым ростом компенсирует время провала и ожиданий... Вот они, что называется, инвестируют, бия копытами от нетерпения - им бы скорее вернуться в родное спекулятивное стадо. Но это условные инвестиции, несерьезные, из числа тех, что 'в кавычках'. Пример истинного, причем величайшего инвестора в истории фондового рынка, пример Уоррена Баффита - никому не указ на бирже: на него только молятся, а пример берут со всякой мелкотравчатой шантрапы, типа Сороса и иже с ним. Это что касается классических биржевых торгов. А во втором, электронном случае, никакого жизненного, 'товарного' наполнения за торгами как бы и нет: бегут по монитору ряды и колонки чисел, бегут куда-то от кого-то, и вдруг раз! - ударил по кнопке и готова сделка. Ты никого не видишь, тебя никто не видит, думать не мешает... Через минуту и не вспомнишь - на чем ты поднял двадцать пять тысяч талеров, на нефтянке или на северных гостиничных конгломератах? Здесь, между прочим, тоже - главное не отрываться от корней, не терять чувство реальности и понимать, что в самих цифрах, как таковых, деньги не закопаны: прежде, чем сесть к мониторам - тщательно подготовься и определись для себя, на каком направлении и куда именно ты играешь. Не то как раз угодишь в лапы прохиндеев, учредивших квазилотерейную и псевдобиржевую систему Форекс...
      Как ни старался Сигорд, как ни пересиливал себя - стать продвинутым компьютерным пользователем, вроде Софии, а тем паче повернутого на компьютерах Гюнтера, он не мог. Да что там Гюнтер с Софией - Яблонски и то лучше его разбирался во всех этих софтах и железках, во всяком случае довольно лихо гонял по экрану виртуальные самолеты и легковые моторы... Сигорд же умел включить-выключить компьютер, открыть-закрыть на виртуальном рабочем столе нужные ему папки, набрать одним пальцем простенький текст, подать кнопочные команды в электронные биржевые торги... Все остальное искусство обращения с электронным прогрессом, музыкальным и графическим, он считал для себя излишеством, овладеть которым, конечно, можно, однако слишком энергоемко, он того не стоит, прогресс этот. 'Чепуха ничего не стоит, кроме денег' - Сигорд был абсолютно убежден в правоте доморощенного афоризма, но, несмотря на положение хозяина и босса, мнения своего по данному поводу никому не излагал, никому не навязывал, а потому и оставался среди своих сотрудников в гордом меньшинстве и невежестве.
      Так называемые основные средства фирмы 'Дом фондовых ремесел' - деньги, превращенные в потребляемый товар, овеществленные для непосредственных нужд фирмы, - были незначительны: стая компьютеров плюс иная сопутствующая им оргостнастка, включающая принтеры, сканеры, копировальные устройства и всякую подобную дрянь, названия которой приличному человеку не дано ни выговорить, ни запомнить, служебный легковой мотор, на который выписаны пять доверенностей, чтобы каждый из фирмы мог при случае воспользоваться... Да и все, пожалуй... Ах, да, конторская мебель, которая наполовину малоценка. Ну, долгосрочная аренда электронных коммуникаций... И еще есть малоценка, помимо стульев, но это уже брызги мелкие... Никаких патентов у фирмы не имелось, земельных владений не числилось... Сигорд долго размышлял - стоит ли ему выкупить помещение под второй офис, который был у них вне биржи (хотя и поблизости от нее) и для внебиржевых сделок, но практичный Яблонски отсоветовал, убедил в нецелесообразности вложения... Ликвидность этой недвижимости мала, - рассуждал Яблонски, - ибо, в силу своего местонахождения и коммуникативной оснастки, представляет сугубо специфический интерес для узкого круга биржевых дельцов, денег требует множество, а отдача от купленной - точно такая же, как и от арендованных квадратных метров, оперативно недорогих, в сравнении с купленными. Сменился ветер, закончилась аренда - ты встал под паруса и ушел, никаким якорем не прикованный... Сигорд поразмыслил и охотно согласился, он почти всегда соглашался с повседневными идеями Яблонски и его здравым смыслом. Таким образом, вся скромная мощь фирмы, все ее богатство заключалось в количестве денег (либо их биржевом ценно-бумажном эквиваленте, если они в этот момент сидели 'на товаре', на бумагах), находящихся на балансе ЗАО 'ДФР' в ее безраздельной собственности. Сумма, естественно, колебалась, на месте не стояла, гораздо чаще росла, нежели таяла, и в последние месяцы так быстро росла, что к октябрю 1997 года вплотную подползла к весьма круглому итогу: пятьдесят миллионов талеров. Пришлось выкупить весь спектр лицензий, позволяющих 'Дому фондовых ремесел' заниматься всеми без исключений операциями по ценным бумагам, разрешенными законодательством Бабилона.
      Тогда же, раннею весной, Сигорд чуть было не столкнулся нос к носу с Титусом и Розой. Только было собрался он выходить из мотора - по пути на биржу остановился курева купить в случайной лавчонке - как именно оттуда выходят они, Роза вперевалочку и Титус - ей по пояс, в тележке на колесиках. О чем с ними говорить, какими словами радоваться? Сигорд подался назад инстинктивно, даже не успев обдумать, зачем и от кого он прячется... Никакого страха или брезгливости, а просто это мог быть лишний шелест слов, никому не нужный перевод времени. Они ему обязаны чем-нибудь? Нет. И он им ничем не обязан, кроме старой дружбы, которой на самом деле не было, которая не успела сложиться. Они ему будут завидовать, он перед ними комплексовать, изображать из себя прежнего рубаху-парня... Вообще говоря, он и в прежнем своем состоянии не был таким парнем, всегда соблюдал с людьми определенную дистанцию... Но ясно одно: в гости к ним он не пойдет и к себе приглашать не рвется. У него дома только сын и бывает, ну так это сын. Яблонски, естественно, Яблонски свой человек, не родственник, но и не гость из посторонних. И еще женщины периодически, но их визиты трудно приравнять к гостевым. Скорее, это деловые взаимовыгодные встречи разнополых партнеров, иногда откровенные сделки.
      Титус и Роза его не заметили, мимо прошли; еще бы: поглазеть, полюбопытствовать на фары, да на блестящий бампер с колесами они могут, а заглядывать внутрь, за стекла - им и в голову такое не придет, чего там искать, кого смотреть?
      - Господин Яблонски, а, господин Яблонски...
      - Да-да! Что-то я... Разомлел к концу рабочего дня. Но я не сплю!
      - А я никого и не укоряю. Как ты думаешь - какова рыночная цена 'Дома ремесел'?
      - Номинальная - та же, что и прежде. Десять тысяч талеров, а рыночная... отсутствует. Кто о нас знает? Никто ведь не знает - что мы, кто мы, что у нас на балансе... Чужими бумагами торгуем, свои - в чулке храним.
      - Это верно, но я о другом. Если бы мы раскрыли закрома для взоров каждого любопытствующего бухгалтера, счетовода, еще кого, умеющего видеть и считать - сколько бы они насчитали?
      - То есть, вы хотите сказать - какова была бы формальная стоимость наших активов, буде нашелся бы на нее точный и беспристрастный покупатель? Без учета ноу-хау, клиентуры, наработок, репутации? Голое 'мясо'?
      - Именно.
      - Я, честно говоря, не прикидывал давно... в отличие от вас. Это больше, нежели десять миллионов, больше, чем двадцать... Хм... Намного больше... Ну и сколько?
      - Пятьдесят. Не очень точно, грубо, туда-сюда с пенсами, но - весьма близко. В свою очередь, это означает, что ты у нас миллионер, господин Ян Яблонски, с чем я тебя и поздравляю.
      Яблонски часто-часто заморгал глазками, но нашел в себе силы не взволноваться и фыркнул презрительно:
      - Талерный! Если бы это были вражеские фунты, или хотя бы доллары - тогда да, тогда это бы звучало и выглядело весомо. А так - миллион талеров, подумаешь! Итого, примерно, двести тысяч долларов. Как говаривала жена Гаспара Кадрусса, Карконта: 'это деньги, но еще не богатство'.
      - Кто таков Кадрусс?
      - Никто, персонаж одной европейской повести. А вот вас, Сигорд, вполне можно поздравить, ибо вы даже в фунтовом выражении весите более пяти миллионов, прощу извинения за неловкий каламбур насчет веса и фунтов.
      - Ой, ой, нашел с чем поздравлять... Да это все 'бумажно-расчетные' миллионы, или, как ты выражаешься - виртуальные. Только сказать и погордиться. Твоя же доля - да, настоящий миллион. Если ты захочешь выйти из дела, я реально тебе его выплачу и немедленно...
      - Конечно, конечно, Сигорд, абсолютно с вами солидарен: ваши пятьдесят - фантом, миф, мираж на песке, мой один - который двухпроцентная плоть от плоти ваших - сама реальность, оазис посреди пустыни. - Ладошка у Яблонски розовая, узенькая, и как в такую, интересно бы знать, Изольдины пышности помещались?
      - Именно. Что ты руками-то перед носом машешь, драться с кем-то собрался?
      - Но я пока не собираюсь ниоткуда выходить... И драться не хочу.
      - И правильно, что не собираешься, я этому рад. А мне мои полсотни, о которых ты с таким жаром кричишь, никак будет не вынуть без значительных потерь, хотя бы потому, что мы с тобой закрытое акционерное общество, а не открытое. Это ему, юридическому лицу деньги принадлежат, не нам с тобой, хилым и ущербным 'физикам'. Пока закроешь, пока изымешь, пока рассчитаешься со всей бюджетной гидрой... Плюс минусующие налоги для физлиц... 'Плюс минусующие' - это я в ответ на твой каламбур откаламбурился.
      - Ну что ж, не жадничайте: и то, что есть на сегодняшний день - вовсе не плохо. Помните, как мы с вами спорили на тему: мелочь мы, или не мелочь с нашими двумя миллионами?
      - Помню. Из сегодняшнего дня ответ очевиден: если уж мы нынешние - не из крупных окуни, то тогда точно мелочью были.
      - Как это 'не из крупных'??? Десять миллионов долларов работающих активов, собственных активов фирмы, замечу, - это не из крупных?
      - Да, именно - это не из крупных. Десять миллионов долларов оборотных средств - ведь наши активы суть оборотные средства... Да среди брокерских компаний мы среди первой тысячи - девятисотые с гаком! Все наши козыри против других - это то, что мы никак и ни с кем не связаны вассальными отношениями и не обязаны ни перед кем из кредиторов и инвесторов отчитываться за принимаемые решения, разве только перед законом; мы не должны никого подмазывать, чтобы добыть оборотные средствА, не должны платить проценты по взятым кредитам... Мы вообще никому ничего не должны - вот наша сильная сторона. Во всем остальном - мы мелкие хищники, чаще падальщики, нежели убивцы. Тем более мелкие в глазах окружающих, для кого мы якобы орудуем клиентскими деньгами, каковых нам доверили не более, чем жалких пятьдесят миллионов талеров.
      - Угу. А сами, минуту назад, говорили - миллионеры... И к чему тогда весь этот ваш разговор?
      - Вот к чему. Понимаешь... Только ты даже маме не полощи языком. Дело странное и серьезное. Гюнтер по моей просьбе - а он, надо сказать, замаялся воплощать на компьютере мои просьбы, даже где-то жаль парня - создает для меня всякие графики, таблицы, программы...
      - Ну и что? Полезное дело, я и сам иной раз их с удовольствием смотрю: наглядно, четко, интересно... В цвете. Принтер-то у нас - 'струйник' цветной.
      - Да, согласен. Но однажды, в одной милой программке, чертящей графики, я случайно заметил одну закономерность. Знаешь, как бывает такая пульсация острых пичек на кардиограммах?
      - Еще бы! Кардиограммы я хорошо знаю, навидался. Мамочкины дважды в месяц изучаю, а случается, что и собственные...
      - Ну вот, смотрю день, смотрю неделю, да потом другую... Интересная закономерность проклюнулась... Полюбуйся...
      Сигорд достал из шкафа и раскрыл толстенную папку из старомодного картона.
      - Убери кружки-ложки, будь добр.
      Цветные графики и черно-белые таблицы вперемешку ложились на небольшой стол, пока не покрыли его весь. Толщина бумажной стопки в папке при этом почти не убавилась.
      - Да хватит, Сигорд, на пол, что ли, класть их? И так верю, вы словами скажите суть замеченного.
      Сигорд приостановился, сравнил взглядом извлеченное из папки и оставшееся в ней...
      - Хватит, пожалуй... Короче, есть закономерность, которая касается большинства акций, обыкновенных, за привилегированными я не следил, большинства эмитентов, как наших, так и зарубежных, как на нашей бирже, так и на основных мировых. Речь не идет о 'хайтеке' и о фармацевтических скороспелках, наша выборка - это 'мэйнстрим'. То есть обычные здоровенные компании, с многомиллиардными оборотами, желающие забыть и замазать в памяти потомков свое разбойное детство, за многие десятилетия доказавшие жизнеспособность, а затем и относительную честность, без стремительных взлетов, кои чаще всего присущи воздушным шарикам и мыльным пузырям, но и без сокрушительных падений.
      - И что?
      - А то, что выходит верняк. Доли процента за сделку - но они верные, практически безрисковые. - При этих словах Яблонски в два приема отставил от себя толстенный блокнот в кожаной, золотого тиснения обложке, чернильный 'паркер' с золотым пером, затем выпрямился во весь свой рост - метр шестьдесят пять с каблуками - левую руку сунул в карман брюк, а правою ухватился за пиджачную пуговицу, и тогда только, сверху вниз, надменно взглянул на Сигорда, сидевшего за соседним столом.
      - Безрисковые прибыли - они сродни философскому камню по распространенности в природе. - Яблонски с гордостью оглядел пустую аудиторию и бочком-бочком подобрался было к только что помытой кружке. - Так не бывает, чтобы без риска, у вас просто предвзятый и замыленный взгляд, алхимик Сигорд, вы пренебрегли теми случаями, которые несут нам потери... Погодите, я поставлю чайник и сразу же договорю... Допускаю, что потери случаются реже, но не сомневаюсь, что они 'весомее'. То есть, то на то и выходит при долгой игре.
      - Да нет же, Ян! В том и фокус... Да черт бы побрал твой чайник вместе с водой и чаем, отвлекись. Вот, смотри, тут тебе и графики, и статистика по плюсам и потерям... Игра идет до первой осечки: как только 'пичка' сошла, мы умываем руки, разбитое лицо и переключаемся на следующие бумаги... И так до конца торгов, а назавтра - опять... Видишь: потеря в два раза круче скачет, чем прибыток, но она - одна среди серии выигрышей и к тому же сигнальный стопор. Понимаешь? Потеря входит в алгоритм, она тоже в дело пристегнута, свой сок дает, она семафор к окончанию игрового цикла. И переходу к следующему, построенному на том же алгоритме. Своего рода перпеттум мобиле, пока на бирже есть участники, а у них деньги и акции.
      Яблонски снял пиджак, достал деревянные плечики из общего одежного шкафа, повесил пиджак на плечики, но убирать в шкаф не стал, а зацепил сзади себя, за спинку стула. Полы пиджака при этом легли на не вполне чистый паркет, но Сигорд даже и замечаний делать не стал, бесполезно: Яблонски весь соткан изо всяких дурацких ритуалов и особенностей, язык сотрешь - что-то разумное ему советовать... Тот же и чай - ведрами пьет и никакого диабета не боится.
      - А это что, сводная?
      - Итоговая за август, все, что слева от нее - по дням, в порядке хронологического убывания.
      - А это... Ага, наш знакомый строительный гигант... И за июль есть? Надо же, оказывается, вы так давно ведете научные изыскания - и никому ни гугу!..
      - Смейся, смейся...
      - Нет, нет, я не с целью унизить или оскорбить... Я где-то даже восхищен... Здесь присутствует нечто микеланджеловское по масштабу... Погодите, очки надену. Есть у нас время?
      - Есть, хоть до утра.
      - Нет, до утра не пойдет, у меня мама приболела в очередной раз, и мне нужно ехать домой, подменить и отпустить сиделку. Но - как минимум - очень любопытно все, что вы мне тут показали. Надо же: ведь это как бы в мои обязанности входит - думать обо всех этих вещах и закономерностях, я аналитик фирмы, а тут... - У Яблонски лоб и уши стали малиновые от внезапной обиды, и Сигорд, хотя и не чувствовал за собою вины, понял, что следует включить отвлекающий маневр, смягчить накал страстей, по крайней мере, пустить их по другому руслу.
      - Ты можешь не прибедняться и не рвать остатки волос вокруг плеши, ты и без моих графиков по уши загружен и делаешь немало... - Как Сигорд и ожидал, Яблонски, услышав слова про остатки волос, подпрыгнул, немедленно ощупал небольшие залысины по краям лба и побежал к зеркалу...
      - Когда вам стукнет шестьдесят пять, Сигорд, у вас голова будет блестеть как биллиардный шар, попомните мои слова. Что за манера тыкать людям в лицо их недостатки? Господи, я же их специально смазываю, хожу в дорогой салон, массирую кожу по всему слою, чего им не хватает?.. Возраст, конечно же... эх... возраст.
      - Я пошутил, за неделю плешь твоя почти не выросла. Так вот...
      - Она вообще не выросла! И не плешь, а пространство надо лбом. Плешь бывает на затылке, а не на лбу!
      - Ах, на затылке, ну тогда да. Ну, так что скажешь насчет графиков и идеи?
      - Надо подумать.
      - Чего тут думать - рубить и колоть, марш, марш вперед!
      - Надо подумать, мы не в казарме и не плацу. И кроме того, прибыль-то мизерная получается со сделки, проще пятерки за регистрацию собирать. Там вообще без риска.
      - Может быть, но есть разница: пятерки - фиксированная плата, а прибыль с этих наших будущих сделок - пропорциональна объему купленного товара. И объем нащелканных за день пятерок величина примерно постоянная, в то время как при игре мы регламентированы только биржевым временем и собственными производственными мощностями. Вот тут-то наши пятьдесят миллионов заиграют не хуже полкового оркестра! В день до полумиллиона снимать будем! Верняка, заметь. А со временем, по мере роста капитала, так и того...
      - Ну уж до полумиллиона... Хотя бы по сотне тысяч безрисковых получалось - и то было бы волшебно... Но так не бывает, чтобы без риска.
      - Бывает. Еще как бывает, Ян Яблонски! Где-то через недельку разгрузимся ото всех обязательств, срубим свои жалкие три пенса прибылей и потерь по текущим рутинным делам, сконцентрируемся и начнем, помолясь! Как у нас на сегодняшний день с курсами?
      - Да никак. Все тихо, все спокойно, все надежно. Все как обычно. Неоткуда взяться неожиданностям... Я, признаться, хотел предложить вам, как подсознательному милитаристу-надомнику, поиграть на военных акциях, тоже заманчивое дело, между прочим!..
      - Говори, говори, одевайся и говори. Пока ты отряхнешь пиджачок..., уберешь бумаги и выстроишь скрепки на своем столе, я и послушать тебя успею, и чайку себе заварю.
      - Заварен уже, я вам оставил на чашку, вы же некрепкий пьете. Остыл, подогрейте, секундное же дело. Всюду побалтывают чуть ли не о войне... С Британией.
      - Чушь.
      - Именно, как вы выражаетесь. Абсолютная беспросветная чушь. Но разговоры идут, на цены влияют. Акции военных предприятий пухнут как на дрожжах. Если грянет война - цена им пыль дорожная будет, как и всему Южному полушарию с Бабилоном во главе...
      - И Северному.
      - Да, и Северному полушарию, и всем живущим по обе стороны экватора. Но это значит, что никакой войны не будет, а акции, тем не менее, растут, питаемые дурными слухами. Почему бы нам без хлопот и риска не заработать на этом? Прежде чем взяться за вашу идею?
      - Хм... Отчего все плешивые такие умные? Это надо будет завтра предметно обдумать...
      - Сигорд. Я - не - плешивый.
      - Но все одно умный. Закрывайся, ставь на сигнализацию и поехали.
      
       * * *
      - Ну что, Эли, все готово?
      - Да.
      - Сабборг знает, как ты считаешь? Или догадывается?
      - Не уверен, однако вот увидишь: еще дым из ствола не рассеется, еще чрезвычайное положение объявить не успеем, как он сообразит, что к чему. Волчара.
      - Ради бога, пусть догадывается, но мы ведь все равно подскажем ему, где правильно искать преступника?
      - И тут все готово. Для него, для нас, для прессы, для международных наблюдателей. Шпион коварнее разведчика, но глупее, на этом-то мы его, голубчика, и разоблачим, совместными с Конторой усилиями.
      - Да ты, вроде, слегка волнуешься, Эли?
      - Угу. А ты как?
      - Боюсь.
      - Что-что? Железный Доффер может чего-то бояться?
      - Представь себе. Сейчас бы коньячку граммов двести, подрасслабиться чтобы...
      - Ну так дерни. Ты же министр, тебе и на рабочем месте можно.
      - Нельзя, это слабость. Когда все закончится - выпью от души. Но не допьяна.
      - А я, хоть и замминистра, нажрусь, с твоего позволения. Когда все завершится.
      - Нажрись, не возражаю.
      
      
       * * *
      
      Катастрофа пришла оттуда, откуда невозможно было представить: за один день до исполнения 'Домом фондовых ремесел' срочных обязательств перед клиентами, был застрелен господин Президент, Главнокомандующий Вооруженными силами страны, мыслитель нации, хозяйственник, гарант стабильности, почетный фараон всех пирамид Африки и обеих Америк, трижды академик Леон Кутон. Пуля подлого убийцы настигла его, когда он произносил речь, стоя на какой-то незначительной праздничной трибуне, и страна внезапно, хотя и ненадолго, осиротела.
      Бабилон, страна и столица, вспомнил предыдущую похоронную веху шестнадцатилетней давности и заскорбел во всю застоявшуюся траурную мощь... Речи, речи, речи... Митинги стихийные и плановые, венки, красно-черно-белые полосы глянцевых журналов, бесконечные биографические репортажи... И, наконец, минута молчания над всем континентом. Покойник, конечно же, не увидит этого и не услышит, но преемник его, генерал Фридрих Мастертон, который в перспективе не может не примерять на себя все эти прощальные знаки уважения, преемник увидит и запомнит, и оценит - кто и как верноподдан власти.
      Странные слухи витали в бабилонском обществе по поводу неожиданного возвышения малоизвестного до сей поры Мастертона, противоречивые слухи, ибо не принадлежал он ни к одной из главных финансово-политических группировок, не был ангажирован ни одной из них. Все произошло так, словно бы все заинтересованные во власти стороны замешкались, а он случайно шел мимо, нагнулся, да и поднял. А что спецслужбы и иные силовые структуры? На то они и спецслужбы, что по ним не определить, в чем и какой у них интерес. Чрезвычайное положение позволило без судебной волокиты расправляться со всяким уголовным и антиправительственным отребьем, но, по большей части, все это приводилось в исполнение военными патрулями и трибуналами, а отнюдь не сотрудниками из Службы или Конторы... Мутна поднебесная политика, непрозрачна для живущих в долинах, лучше туда не соваться.
      Преступника, деятеля какой-то уголовно-террористической организации, быстро вычислили и изобличили, оставалось только поймать, и конечно же его поймают, но... Смерть господина Президента острым серпом полоснула по фондовому рынку страны и, помимо всего прочего, под корень сразила небольшую фирму 'Дом фондовых ремесел'. Буквально на миг, на острие паники, пока еще биржа не закрылась на траурную неделю, взлетели до небес акции военных компаний и тут же пали, подобно подстреленному зайцу... За военными покатились и гражданские, так что приходилось прерывать торги, в слепой надежде, что завтра столпы отечественного бизнеса опомнятся и вместе с быками, медведями, слонами, тиграми и прочими крупногабаритными олимпийцами бизнес-зоопарка и вернут деловому миру прежний порядок. Но порядок все никак не хотел возвращаться, целые стада некогда процветающих гигантов превращались в кучи гниющей падали. И некому было подбирать и объедать эту падаль, ибо повальный мор косил и падальщиков. Случись этот миг чуть раньше, или позже, Сигорд остался бы при своих, либо, соответственно, сорвал бы случайный мультимиллионный куш, но судьба словно специально подставила его под безжалостный молот взятых обязательств. Сигорд был не виноват в провале, он решился в этот редкий, чуть ли ни единственный раз на 'плечо', но не на стократное, а на пятикратное. Еще меньше был виноват Яблонски, который в последний момент, в силу ему присущей маниакальной осторожности, укоротил 'плечо' до трехкратного. Никто был не виноват, кроме наемного убийцы, но 'Дом фондовых ремесел' лишился всего, всех пятидесяти с хвостиком миллионов талеров. Если бы... если бы... если бы... Да хотя бы войди они в систему перекрестного страхования фондовых рисков - что-то бы осталось кроме золы, а так... Если бы высокие связи были, благодаря которым контрагентов можно было бы административно усовестить, показав им волосатый кулак... Но нет, и этого щита у Сигорда не нашлось. Жил и действовал он бирюком, без страховки, без влиятельных друзей, поддерживаемый одним лишь соратником и подручным, шестидесятипятилетним пенсионером Яном Яблонски, поэтому неоткуда было надеться на помощь и поддержку, просто неоткуда. Угорели очень многие; иные фирмы потеряли фантастические суммы, но до окончательного краха, как оказалось, докатились считанные единицы. То, чего не удалось сделать саморегулирующимся финансовым институтам, свершило государство в лице своего нового президента (хотя его личной заслуги в том не было, наследство ему досталось крепкое, любой разумный бы справился): оно, как когда-то, в годы Второй Мировой войны, поддержало, дезавуировало, построило в шеренги, заставило откатиться на пред-предыдущие позиции; в то же время громыхнуло на международной арене военным потенциалом, тряхнуло перед своими, чужими инвесторами и банками бюджетными деньгами - опомнились, остановились биржевые и финансовые дельцы и охотно побрели вспять, пункт за пунктом, позиция за позицией. Дороже всего обошлось Бабилону восстановление на валютных рынках талера, чтобы пенс в пенс: государство и на это пошло, не по здравому смыслу, из престижных соображений - но добилось. Международные финансовые институты, особенно штатовской ориентации, единогласно осудили вмешательство государства в бизнес, но осуждали они вполне прохладно, с высоких трибун, а не на деловых совещаниях, поскольку их непосредственные, шкурные выгоды, оказались в те дни весомее теоретических идеалов. С Бабилоном стоит вести дела, стричь халявные прибыли, - халявные потому, что образуются они отнюдь не в русле правил, определяющих экономическую жизнь общества, но исключительно от циничного использования примата политических законов над экономическими. За престиж захотели заплатить? - Платите, господин Президент, платите, а вот как раз у нас для вас - свободные мешки с чемоданами, да сундуки с карманами!
      Но тут, ни с того ни с сего, всемирный финансовый кризис грянул, подобно Гонконгскому гриппу: после Бабилона проснувшись в Индокитае, шустро перекинулся на весь христианский мир; да такой бурный оказался, что закашлялись и зачихали великаны - Транснациональные Корпорации Мирового Уровня, многие из них слегли со смертельной температурой, некоторые даже померли. Когда речь идет о деньгах и самой жизни - не до идеологических различий, пусть моральные ценности сами себя защищают, а устоявшая экономика далекого Бабилона, первая встретившая и пережившая эпидемию - очень даже не лишний поплавок для мировой экономики... Не хотите контрибуцию платить - не надо, мы вас прощаем, давайте восстанавливать паритетные торговые отношения: вам плохо пришлось и нам не сладко.
      Можно и нужно сотрудничать с Бабилоном, только надо быть всегда начеку, экономически и политически, ибо авторитарный режим - есть плохой режим. Просто плохой и об этом следует помнить, когда все наладится. И президентов там убивают...
       Но эти прозрения пришли чуть позже и за границей, а в Бабилоне все были погружены в свое. Наконец, улеглись первые страсти, заграничные траурные делегации покинули Бабилон, и бабилонцы продолжили жить, не то чтобы как ни в чем ни бывало, но - продолжили, раз жизнь дальше-то пошла, а как же иначе?
      В числе других, не сплоховала и государственная комиссия по ценным бумагам, добилась у международного финансового сообщества признания бабилонской трагедии - применительно к фондовому рынку - частью общемирового кризиса, обстоятельствами неодолимой силы, благодаря чему, кстати говоря, Сигорд хотя и остался 'голым', но был освобожден от долгов, вернее от той части обязательств, которая касалась заграничных инвесторов и налоговых платежей в бюджеты всех уровней. Дольше всех кочевряжились перед ним и другими многочисленными неудачниками муниципальные налогососы-крохоборы, но на них прикрикнули из Дворца и они притихли на время. Однако это было, скорее, моральное возмещение ущерба, ибо ноль на счету - он и есть ноль: ты ничего не должен, тебе никто не должен, последние триста талеров с тебя снимут безакцептно. Кто? А кто первый успеет, скорее всего телефонная компания. Или сетевая кабельная...
      Ботинок в лужу попал, по щиколотку - настолько прозрачна была вода за горбатым асфальтом. Холодна лужа. Скоро стемнеет. Как Сигорд очутился здесь, в этой части города - он не помнил, ибо жил не здесь. Давно уже он продал свою первую квартиру, продал, сразу же добавил малость из свежих прибытков и купил себе здоровенную двухсотметровую в старом, прошлого века, доме. На первом этаже, но зато с отдельным входом. Квартира была 'после ремонта', но ей пришлось пережить еще один, ибо Сигорд, очумевший от гигантских барышей той поры, отдал все, планировку, отделку и оснастку квартиры, на откуп чете дизайнеров. Квартира обошлась ему невероятно дешево, с этим ему весьма повезло, но полмиллиона талеров самой покупки всосали в себя дополнительные двести тысяч ремонта и перепланировки, дополнительные двести тысяч талеров мебели, кабелей, телевизоров, джакузи, компьютеров, занавесочек, гардин, выключателей, фотоэлементов, замков, альковов... И сто тысяч талеров за разработку дизайна. На круг вышел миллион талеров! На фига он грохнул такие деньги в жилье, которое он использует своим некрупным полустарческим тельцем - дай бог, если на десять процентов??? Чтобы платить за все про все, за разные там услуги, еще четыре тысячи ежемесячно? Поди, спроси - зачем, да только некого спрашивать. Единственно, что район удобный и по вечерам не напряжный: возвращаешься в любое время суток, дышишь полной грудью, не спеша, без оглядки, не ожидая от улиц каверзы. Полиция бдительна и очень вежлива, но не с хулиганами: она их, в этом районе, можно сказать - на дух не выносит. Равно как и автомобильных воришек, и розничных торговцев подпольной фармацевтикой... А мотор комфортно ставить на ночь во внутреннем охраняемом дворике, и никакого гаража не надо, потому что и под навесом, и не украдут, хотя есть у Сигорда законное место в подземном гараже, которое он оплачивает так же помесячно. Мотор у Сигорда - тот же 'Имперский', но пятью годами младше и вчетверо дороже прежнего. Как теперь его содержать, на какие шиши?
      Так... Местность знакомая. Ага, залив. Мусорные кучи, свалка. Мотор он оставил там же, на платной 'биржевой' стоянке, и все это время шел пешком. Он голоден, однако есть ему совсем не хочется. Такое ощущение, что хоть леденец возьми - сразу стошнит. Это нервное. А вот кофейку бы покрепче, без сахара... Как он вообще здесь оказался, зачем сюда пришел? Сигорд поправил очки - это он решил отдохнуть пару дней без контактных линз - и огляделся. Вот это да! Ноги принесли его к берегу залива, как раз в то самое место, где однажды ему повстречалась Весна... Она... она... согрела его, утешила, дала ему свет и надежду. Сигорд, подобрав повыше пальто, заковылял к самой кромке суши, пока волна не окатила его по самые колени. Щегольские штиблеты его, итальянской ручной выделки, на тонких подметках, были очень плохо приспособлены к морской воде и острым обломкам разнообразных предметов, каменных, деревянных и металлических, густо усеявших так называемый 'пляж', но Сигорду было все равно: он вдруг встал вглядываться в горизонт, в безумной надежде еще раз обнаружить белое пятнышко, которое приблизится, вырастет и затем... Еще раз пережить то необыкновенное, невероятное ощущение полного, ничем не замутненного счастья. И тогда он будет спасен, и на этот раз он сумеет сказать Ей, отблагодарить Её, выразить свое восхищение, свою любовь... Но пуст был горизонт. Нет! Вроде бы мелькнуло белое!.. Просто парус. Надо же, какому-то идиоту взбрендило ходить под парусами на ночь глядя, да еще по мелководью. Темнело. Сигорд пошарил по карманам - следовало не мешкая позвонить, вызвать такси и ехать тосковать домой, в уют, потому как здесь не время и не место бродить человеку его внешнего вида и физических возможностей... Трубку он благополучно утерял, либо забыл на работе, что в данном случае равноценно для возможных последствий. Даже если все завершится благополучно - считай простудился, ноги сбил. Ну и что??? Да и хрен с ними, с ногами! Куда их теперь экономить? Для чего теперь жить? И для кого? Сигорд потрогал взглядом то место на воде, где он в тот кошмарный день решил утопиться... Вон там... Или еще правее?.. Угу, фиг вспомнишь в таких условиях... Ладно, поиск подождет, а пока - надо отсюда выбираться. Куда идти? - Любая сторона хороша, лишь бы там нашлось такси, или хотя бы любой общественный транспорт, способный доставить его в цивилизованные места. Сигорд, конечно же, помнил местную топографию, он пошел знакомым путем и - совсем не удивительно, что оказался неподалеку от заброшенной двухэтажки, где он когда-то...
      Тем временем, стало окончательно темно. Сколько еще ему идти до хорошо освещенных улиц, где легко тормознуть такси, или хотя бы предприимчивого бомбилу-частника? Однако, вовсе не факт, что они возьмут к себе на борт, вот такого вот... Сигорд с сомнением наклонился и всмотрелся: даже в темноте видно, как высоко грязны его брюки, штиблеты тем паче... Но это пустяки, с кем не бывает... Джентльмен в обществе джентльменов, после дерби, нажрался портвейну и на пути в родовое поместье заблудился... Вспоминается, что идти до тех людных мест минут двадцать-пятнадцать, это считая по светлому времени суток, в темноте дольше; но опять же не обязательно, что он доберется туда целым и невредимым. Если вообще доберется. Одно дело, когда по трущобам ковыляет примелькавшийся бомж, бесстрашный в своей нищете и бесприютности, а другое - когда идет гусь непуганый, с которого есть что снять, тем более чужак. Чужак, именно чужак - кто в нем своего признает? 'Погодите, братцы, я же свой, я тот самый Сигорд, который в отрепьях по канавам шнырял!..' Ну и что, подумаешь, явился, ветеран помоек... Здесь старых заслуг не помнят и вообще долго не живут. А вдруг в доме кто-то есть? Почему бы там не обосноваться новым жильцам, таким же, как и он когда-то, ханыгам, так же как и он когда-то поселился? И вообще чудо, что дом еще стоит - сколько времени-то прошло...
      Сигорд решился: хватит маячить и мозолить... он зайдет внутрь и если вдруг, на его счастье, там никого нет, то он, по старой памяти, худо-бедно переждет на чердаке два-три часа, до утра, или, хотя бы, до глухого подутра, когда утихомириваются и засыпают все опасные обитатели ночного дна: бродяги, хулиганы, штопорилы, наркоманы, маньяки... Лягавые - они тоже не ягнята с кроликами, и днем, и ночью, в особенности если на голодный карман, или прицельно привяжутся; и все же, как правило, их можно особо не опасаться, покуда ты не бедно выглядишь, при наличной монете и держишь себя в определенных поведенческих рамках... Сигорд потянулся было искать бумажник, но одумался и зашагал к дому - там посмотрит, если, конечно, все с ним будет нормально и без приключений.
      Странно: когда ты гол и нищ - тебе нечего терять, кроме страха перед будущим, которое вот-вот наступит тебе на шею, а когда ты сыт, обут, одет и привык ощущать наличие карманных денег - страх почему-то не исчезает, он приспосабливается к обстоятельствам и помыкает тобою с прежней легкостью.
      Ум забыл - тело помнило: Сигорд дошел до своего бывшего логова на чердаке легко, даже и не на ощупь, ступая на 'правильные' ступеньки, перешагивая через дыры и мусорные баррикадки... Словно бы само все под ноги стелилось, услужливо и бережно.
      Он у себя. Никого, и ничего, нет, и не было с того далекого дня. Ни хрена не видно, а спичек, естественно, нет. Но есть зажигалка и сигареты. Но это чуть после. Сигорд потянул ноздрями раз, другой - очень уж шумно у него вышло, как лошадь фыркает, небось и на улице слышно. Нет, точно нет: не осталось ни одного 'обжитого' запаха, только плесень и, одновременно, пыльная штукатурка унылые ароматы дают. Ни куревом, ни дерьмом с мочой, ни бульоном на кубиках, ни потной постельной рухлядью... Но какие-то тряпки под ногами ощущаются, видимо те, что еще от него же и остались. Сигорд терпеливо стоял и ждал, пока глаза привыкнут, приспособятся к мраку, зажигалка ему еще пригодится. Спешить некуда, только вот ноги устали. Весенняя ночь постепенно утратила густоту и однородность, пошла черно-серыми пятнами: это ровный квадрат окна, это... просто ободранный кусок стены. Светлое на полу - бумага по типу оберточной, сухая и наверняка очень грязная, мазучая. Там, в черном углу, должна быть его лежанка и главное - не споткнуться, не напороться ни на что такое руки-ноги-вредящее. Сигорд отвел руку чуть вниз и назад, чтобы не ослепило в первый момент, щелкнул зажигалкой. Да, можно легко подойти и попытаться на этой самой лежанке усесться. Горбатая, вся продавленная, на фига он ее так раскурочивал? Сигорд плохо помнил события той последней ночевки на чердаке, но, похоже, он пытался разломать и отпинать на прощание лежанку эту несчастную. Видимо, чтобы никому после него не досталась. Вот здесь у него стояли канистры с водой, там должна лежать чугунная сковородка, ну-ка... О, боже!!!.. Что?.. Ф-у-у-ухххх... Как быстро, оказывается, можно напугаться до инфаркта и обморока, а всего-то делов - в зеркало нежданно заглянуть. Кусок-то здоровенный, от зеркала, был и тоже уцелел, в нем легко поместилось и угадалось движение силуэта, наперерез ему, Сигорду. А сразу-то не сообразить при тусклом огоньке, что это он сам движется-шевелится, В темноте, без зажигалки, было бы еще страшнее увидеть эдакое; кстати, ее пора выключать. Вот так. Не лежанка, а Новые Анды со склонами. О-от, как ноги устали. Сейчас бы их распрямить, расположить горизонтально... туда, ниже... вдоль позвоночника... и уже утречком спокойно...
      Ночь только-только вступила в свои права, скромное тепло весеннего дня медлило, не желало уходить с бабилонских улиц, но уже пополз, пополз по городу тихий туманный холод, одновременно с двух сторон, с Тикса и от залива, от самого центра и с окраин. В жилых, обжитых домах абсолютно все излучает тепло: батареи, плиты, лампы, живые обитатели, а в заброшенных - что успели накопить стены за солнечный день, то и хранится, но уж не до утра, естественно, редко когда до половины ночи, в зависимости от толщины, надежности стен и доброй воли дневного светила.
      Сигорд решил не снимать ботинки, только поджал ноги под себя, растянул, расправил, как мог, снятое пальто, чтобы укрыться хватило, и попытался заснуть. Две, пять, десять минут прошло, сон все не шел, а вместо него внезапно подступили слезы. Сигорд крепился, крепился, да и зарыдал в голос.
      Как оказывается, грустна и несправедлива жизнь. И коротка. За что ему эти беды, перед кем он провинился? И в чем? Была ведь у него молодость, было и детство, на что он их потратил? Бездумно потратил и бесполезно... Но что есть польза?.. Свою алкашиную жизнь можно и не считать, потому что это не жизнь. Почему не жизнь?.. Потому не жизнь. Не жизнь. Да, он дышал, ел, пил, спал, чему-то там смеялся... И даже мечтания у него были. И однако, такая жизнь может быть у крысы, либо водопроводной трубы, но не у человека мыслящего, творящего и мечтающего, потому что он существовал, оторванный от всего, что любил... Кроме выпивки, разумеется. Выпивки, которую он, скорее, уже ненавидел, а не любил, и которой у него была вечная, сосущая, изводящая и обязательно унижающая нехватка.
      Сигорд задрожавшей рукой пошарил вокруг, в безумной попытке обнаружить стакан или бутылку, чтобы припасть к ней алчущими губами и выглохтать досуха, хотя бы на миг пригасить вспыхнувший в нем пожар прежнего вожделения... Он даже сделал попытку встать, чтобы немедленно пойти, найти, купить и... Ноги отказали, Сигорд рухнул обратно, весь в поту и в каких-то непонятных ему... видениях... мыслях... или покаянных словах...
      Выпало ему счастье и судьба - вернуться в обычный мир, в нормальную жизнь, сделать что-то такое... След может быть оставить, либо свой вклад внести... Неважно куда и зачем, но - не овощем век коротать, не бежать в общем стаде скотинкою, бессловесной и покорной внешним и внутренним обстоятельствам... К общему и неизбежному концу. Вернулся. Вот именно. На фига? А что он сделать успел, возрожденный и перерожденный?
      С сыном помирился, это первое и самое главное. Не просто помирился, а вроде как нашел что-то такое... объединяющее их, что-то очень хорошее и важное. Да, к дочке съездил в Иневию, внучку посмотрел и зятя. Фирму создал, рабочие места...
      При последних словах, то ли пробормоченных, то ли просто подуманных, Сигорд то ли застонал от отвращения, то ли попытался рассмеяться сквозь всхлипывания над собственной пошлостью. Это не дело, это не жизнь, это не фирма - это дерьмо. Подумаешь - миллионы сколотил. Он ничего не создал, кроме этих миллионов... Которых у него тоже нет отныне.
      Пластмассу собирали другие, он только сдавал и расплачивался с собирающими. И не он придумал сдавать пластмассу за деньги - он всего лишь удачно подключился к реализации чужой идеи чужими же руками. Другие вкладывали посильную трудовую лепту в пластмассовую технологическую цепочку: подбирали, паковали, сортировали, отвозили, перерабатывали, превращали в изделия, он же, пользуясь немочью одних и ленью других, вклинивался и урывал свою плохо лежащую долю. И в этом он был не оригинален, и это не он придумал. Бутылки он сам собирал и сдавал, спасая природу от мусора, - но много ли он ее спас таким способом... Вряд ли это зачтется перед Вечностью. И фирма его - точно такой же шалаш для сбора полиэтиленовых отходов чужими руками... Нет созидания в трудах его, одно отначивание, нет цели в существовании, нет радости от богатства... Ч-черт! Богатства-то никакого нет!.. Слезы, было пересохшие, опять полились в два ручья. Что с ним, откуда одышка, он весь взмок... Наверное, пора умирать. Сигорд сбросил с себя пальто, куда-то вниз, в грязную темноту, прямо на пол, а сам вытянулся и сложил руки на груди - умирать в достойной и приличной позе. Но смерть не шла, мешкала, а испарина скорехонько обернулась ознобом. Пришлось перегибаться с лежанки головой к полу и шарить рукой - вот оно, пальто... Сигорд угрелся и задремал, вернее - забылся, пребывая в состоянии, промежуточном между сном и бредом. Дому было не привыкать, он прислушался ко вновь обретенным ощущениям - охает человечек, всхлипывает во сне и стонет, - и Дом сам словно бы вздохнул вслед за ним, теперь можно подремать до утра...
      Но вдруг явился черный ветер, выскочил из самой ночи, ударил пробно в глухие стены и осыпался на землю мелкими сухими брызгами. Потом воспрянул и уже навалился всерьез, царапая крышу и подвывая. Дом заскрипел, заворочался, туго соображая, что бы это могло означать - сезон-то вроде пока не ветреный... Гром слышен, зарницы от молний словно бы угадываются, но самих молний нет как нет, дождя не видно, да и нет никакого запаха грозы... А ветер оказался не совсем и ветер - он был ночь, он был въедливый, промозглый холод, он был пыльный и душный мрак, он был глас, полный невнятных угроз, он был Ужас. Стекла чердачных окон, некогда отремонтированных человечком, грубо, грязно, не для красоты, но с тем лишь, чтобы они не пропускали дождь и ветер, приняли на себя первые толчки того, что явилось из мрака, и на диво устояли. Нет, конечно, в обыкновенных условиях им бы хватило тычка, немногим более сильного, чем сквозняк, но Дом успел опомниться и отреагировать, принять на себя всю мощь темного липкого ужаса.
      Сигорд спал. Вот он вновь застонал и пошевелился, вялою рукой нащупывая сползшие со спины полы пальто... Да, он пошевелился, Неведомое посунулось вплотную к окну, увидело его сквозь мутные стекольца и они в ужасе задребезжали о фанерные вставки, наполовину заменившие в окнах прозрачную стекольную преграду. Дом содрогнулся сплошь, от фундамента до крыши, и собрал все силы, чтобы выстоять, не отдать, уберечь маленькое скрюченное тельце от этого ужасного ледяного нечто... Но остатки стекол - грязные, маленькие, мутные - они оставались достаточно прозрачными, чтобы сквозь них можно было дотянуться липким высасывающим взором до человечка...
      Дом вспомнил кошмарную зимнюю ночь, когда вот так же кричал и метался в бреду его маленький симбионт, а он, дом, только и мог, что не пускать внутрь весь гибельный холод... Тогда это неведомое притворялось холодом... Но у Дома в то далекое время оставалось гораздо больше сил, а прежний, невидимый, закутанный в ночь и ужас враг, был, как ни странно, менее настойчив и не так силен... Но Дом узнал его, узнал... От заоконного ужаса до человечка сквозь стекло протянулась будто бы какая-то ниточка, ленточка, дорожка, змейка, которая, подрожав, нырнула за пазуху к человечку, ближе к левой руке... И человечек заохал уже в полный голос, так и не в силах проснуться.
      Проснись человечек, проснись, не умирай! Дом глухо застонал, не умея ни позвать на помощь, ни разбудить того, кто свернулся клубочком в самой его утробе, того маленького и плачущего во сне, чье крохотное сердце содрогалось не в такт бешеным ударам неведомого призрачного пришельца, с тем, чтобы в любую следующую секунду разорваться навсегда. Нет! - беззвучно закричал Дом, - Нет! Нет, ты не войдешь! Покуда есть во мне хотя бы одна живая искра - ты не войдешь и не отнимешь у меня человечка! Он мой друг, он... мое дитя, я его не отдам... Я не отдам!
      Но Неведомое во мраке, все во власти вечной неутолимой жажды и неукротимого глада, не слышало и не желало ничего слушать, ведь цель настигнута, добыча предельно близка, она уже почти на языке, и если бы не эти презренные руины... Дом чувствовал, что предел близок, что уже и он окончательно изнемог в неравной схватке, что живого в нем осталась единственная искра и скоро ей погаснуть... А до спасительного рассвета десятки, сотни минут, до утра очень, очень далеко... Как вынести, как перемочь эту муку в одиночку? Проснись же, проснись, человек, помоги хоть немного...
      Никакая пытка, никакой мрак не вечны - и рассвет пришел, и привел за собою короткую свежесть солнечного утра, против которой ужас мрачного Неведомого оказался бесцветен и беспомощен.
      Человек зашелся в тяжелом глухом кашле и проснулся. Первое, что он сделал спросонок - нащупал и нацепил очки. Осколок зеркала показал ему небритую, мятую физиономию с темными мешочками под глазами, заметными даже сквозь массивную роговую оправу. Брюки по колено оказались каляными, вымазанными в какой-то глине, а пальто... Странно, пальто как раз и не помялось, да и почти не запачкалось, только пыль оббить с рукавов и спины... Жизнь и краски вокруг - словно с глубокого похмелья, и ощущения очень даже похожи, сердце аж хрустит. Надо попробовать жить дальше, у него ведь есть идея... Есть идея? Есть, вот и надо реализовывать. А уж если и она лопнет, ну тогда и... можно будет чего-нибудь окончательно решить и с делами, и... Бумажник. Где лопатник? Вот он. Карточка - уже хорошо, только есть ли банкоматы в этом медвежьем углу?.. Ага, наличные: сотня, две... три! Более чем достаточно для таксистов, которым и не такое приходилось видеть и возить по двойному счетчику... Вперед. Вот же... Ни умыться, ни поссать, хотя... Сигорд поразмыслил с минуту, однако решил потерпеть и справить нужду в домашний унитаз - постеснялся вдруг мочиться в прежнее место, в чердачную дырку.
      - Спасибо тебе, дом, за приют, за... Бог даст - увидимся еще. Спасибо, старина! - Но Дом, почти ослепший и оглохший после бесконечного ночного кошмара, не ответил ему, сил только и хватило услышать прощальные мысли и вздохнуть коротко.
      Дом все понял. Человечек снова уходит от него, со словами благодарности, но без любви в сердце, и уже никогда не вернется, нет. А вдруг и вспомнит...
      
      Г Л А В А О Д И Н Н А Д Ц А Т А Я
       Она для размышлений. Некоторые мыслители считают, что настоящее - это след, оставленный нам от будущего, а иные умники напротив: что будущее - это следы настоящего.
       Пусть пока резвятся и те, и другие: грядущее без нас разберется с прошлым, определит, какое из этих мировоззрений настоящее.
      
      - Счастлив ваш бог, Сигорд, могли бы вас и подмести за милую душу! Да, вы не смейтесь, нынче на каждом перекрестке или танк, или бронетранспортер. Чуть кто зазевался нетрезвым вечером, или просто показался подозрительным - полиция с военными тут как тут: за шиворот и в кутузку, кормить клопов до выяснения обстоятельств! В камеру, к уголовникам.
      - Я и не смеюсь, но насчет танков ты загибаешь, да и бронетранспортеров я что-то там не видел.
      - А потому что они, в основном, в центре дислоцированы, зачем в трущобах бронетранспортер? Ну, да, ну в последнюю неделю поубирали войска с улиц, но на полицию все жалуются: они после этого кошмарного убийства все как с цепи сорвались. Облавы каждый день и каждую ночь, бандитов всяких расстреливают без суда и следствия, стоит только им при обыске оружие найти опаснее перочинного ножа. Женщин дубинками бьют, я вас уверяю! - Сигорд вяло ухмыльнулся:
      - Не только дубинками. И не только женщин. Когда ногами в живот пинают - а ноги у них в специальных ботинках - ощущения столь же богатые, если не больше, как и от дубинок, по опыту знаю. Насчет расстрелов - не в курсе, не пробовал.
      - Это у вас студенческий опыт протестов, да? Волнения, манифестации, ленточки?
      - Нет, это опыт обезьянника, так называемого спецприемника, куда полиция влачит для дальнейших разбирательств провинившихся, зазевавшихся и нетрезвых. Обезьянник еще не камера, но уже и не совсем свобода. Впрочем, кому это может быть интересно?..
      - Как это - кому??? Мне интересно. Вы ведь никогда про себя не рассказываете, а почему?
      - По кочану, дорогой Ян. Вы, любезный сэр, уже не менее пяти минут оторвали от моего производственного совещания с вами.
      - А... да, извините, конечно...
      - Пятисотку принес?
      - Да, естественно, вот. Может, больше надо? - Яблонски замялся на мгновение, - У меня есть... немного...
      У тебя-то, может быть и есть, да у меня не густо. Короче, держи, только пересчитай, двадцать четыре тысячи пятьсот. Итого, вместе с твоими, двадцать пять тысяч ровно. Вот еще тысяча, это тебе на перерегистрацию. Всю нашу команду я только что отпустил во внеочередной отпуск за свой счет, сказал что на месяц, а наверняка - до конца года получится, а то и.... Нас с тобою сей нежданный предновогодний отпуск не касается, потому как мы будем увеличивать Уставный фонд до тридцати пяти тысяч талеров, в свою очередь распределенный на три с половиной миллиона виртуальных акций по пенсу штука. По номинальному пенсу, разумеется, потому как реального пенса нынче за всю нашу контору чохом никто не даст.
      - Ну уж вы уж очень мрачно смотрите на мир. Биржа-то на месте стоит, торги идут, время бежит - все у нас будет хорошо.
      - Угу. Биржа-то есть, да нам на ней работать нечем. Двадцать пять тысяч талеров - это мой последний резерв, но он ни с каким ноу-хау в совокупности не способен заменить пятьдесят миллионов оборотных средств. Не - способен, понимаешь?
      - Понимаю, не возбуждайтесь так, Сигорд. Все понимаю, но выхода другого у нас нет, верно?
      - Верно. Разве что дурной кредит на нас свалится. Ты можешь заняться поисками кредита для нас? Вдвоем-то нам не фиг перед монитором сидеть, в цифры пялиться. На любых условиях, если они хоть сколько-нибудь разумны и реальны.
      - Ну... попробую... Сразу взяться, или сначала Уставный фонд?
      - Уставный сначала. А в первую голову, вне всякой очереди, - деньги на счет положи, не спутай назначения платежа.
      - Я - не - спутаю.
      - Ну и молодец.
      - Рад стараться. А зарплату мы будем получать?
      - В перспективе? Будем. В грядущем месяце - это уже как Бог спроворит. Намекаю: если ты немедленно, прямо сейчас, в три своих гулких глотка, допьешь этот хренячий чай и побежишь по Президентскому проспекту, Яблонски, туда, вдаль, по направлению к банку, то ты успеешь положить деньги на наш счет, а я, здесь, на них сыграть.
      - Я на моторе, зачем мне куда-то пешком бежать, я вас спрашиваю? Утренний чай должен усваиваться никуда не спеша.
      - Все равно побежал, усвоишь по дороге.
      - Угу. А то - что, зарплаты лишите? Ну ладно, не закипайте, босс, я же пошутил. Через двадцать минут деньги будут на счету, играйте себе на наше общее здоровье.
       Не через двадцать, а через сорок пять минут деньги, двадцать пять тысяч талеров, оказались на расчетном счете 'Дома фондовых ремесел', еще через час Сигорду удалось перевести их на свой биржевой счет и только тогда игра пошла.
      О, ужас первых рабочих дней после краха! Нет, нет, методика игры, согласно алгоритму, замеченному и примененному Сигордом, оказалась вполне жизнеспособной: она давала в день, если это был полноценный рабочий день, в две половины биржевой сессии, до одного процента прибыли от стартовых денег, но один процент от двадцати пяти тысяч талеров составлял всего лишь двести пятьдесят талеров. В биржевом месяце шестидневная рабочая неделя, но суббота ущербна, ибо в субботу только одна утренняя биржевая сессия, соответственно и прибыли в ней - полпроцента. Итого, по итогам месяца, выходило от пяти с половиной до шести тысяч талеров грубой прибыли. Так оно и получилось: пять восемьсот. Если бы деньги, участвующие в игре, совсем не трогать, не отвлекать, то сложные 'проценты-на-проценты' дали бы, примерно, еще одну тысячу барыша, но телефон, но мелкие почтовые и иные поборчики неумолимо сжирали 'процентную' тысячу... Это не считая куда более существенных платежей, без которых немыслима жизнь делового юридического лица: членские биржевые взносы, плата за коммуникативные линии, арендная плата за оба помещения, страховые отчисления, налоги на прибыль... И это еще не все... Не говоря уже о зарплате, которую только Сигорд с Яблонски привыкли получать по десять тысяч ежемесячно и при этом считать ее скромной...
      Яблонский долго молчал, с листочком расчетов в руке, избегая встречаться глазами с Сигордом:
      - Я что думаю... Можно не трогать эти пять восемьсот, а потерпеть еще месяц, подумаешь - задолженности... Не отключат же нас, а по налогам мы с легкостью можем волынить до конца марта, почти...
      - И жить на что будешь?
      - Ну... не знаю... Месяц в любом случае протяну. Я бы и больше продержался, но матушка моя совсем плоха, чертова уйма денег уходит на сиделок, врачей и лекарства...
      - Да я понимаю, Ян... Ты и так мужик-молоток, что меня не бросил, рядом тонешь. Нет, эти пять восемьсот - ничему не выход. Что, глухо в банках?
      - Глухо. - Ян Яблонски обошел, наверное, все до единого кредитные учреждения Бабилона, проявил чудеса рассудительности и коварства, оборачивался в деловых разговорах - в зависимости от этнической обстановки - поляком, евреем, русским, немцем... Ничего не помогло, никто и ни на каких условиях не хотел давать коммерческий кредит 'Дому фондовых ремесел'.
      - А под залог?
      - Так каков наш залог? У нас его нет. Уставный фонд? Под него давать? - они никто и слышать не хотят, разве что в лицо не смеются... А иные и смеялись.
      - Нет, пять восемьсот не выход. - Сигорд вынул листочек из вялых пальцев Яблонски и привычно порвал его над урной в мелкие кусочки. - Что-то надо делать... Смеялись они... Сукины сыны, ты мне потом поименно перепишешь, кто смеялся...
      - Ох, какие мы грозные. Так а что, методика-таки работает?
      - Таки работает. Садись сюда, я тебе наглядно покажу, у нас есть еще полчаса до конца сессии. Да ладно тебе, иди сюда прямо с кружкой, будем считать, что ее не вижу и не слышу. Вот, смотри, индекс ползет, ползет - оп! Десять талеров наши. Алюминиевый ползет, ползет... Ползет, ползет, ползет... Сейчас, минуточку... Ползет, ползет... Оп! Еще пятерка. Но это нехарактерно. Берем его же: ползет... закачался, вверх... вниз... оп! По нулям. И это нам знак, на сегодня 'Картагенские бокситы' кончились, и вообще металлургию оставляем в покое до понедельника. Можно было бы поудить до первого прокола, но я тебе больше показываю методику, чем играю, и двадцатку неизбежных потерь сэкономим.
      - Ха, забавно! А вот...
      - Ну, чего?
      - Золотишко, как мы его считаем - это не металлургия?
      - Нет, золото в отдельной группе.
      - Вот по этому... Вот, 'Голконда' - играется по ней наша методика?
      - Играется. Смотри: ползет, ползет, закачалась... оп! Пятнаха наша. А теперь... А. ч-черт! Сессия кончилась. Итого - тридцатник. Все идет оперативнее, когда не в режиме показа, а, так сказать, в рабочем ритме. А почему ты так именно на 'Голконду' закривился?
      - При чем тут закривился? Дело в том, что я... ну... мне показалось, что начал врубаться в вашу методику - и вдруг опять все непонятно стало.
      - Именно на 'Голконде' стал врубаться?
      - Наоборот: на ней опять все стало непонятно. Мне показалось, что вы ждете, когда зубчик вниз дернется, а вы на верхнем сыграли.
      - Как это, где?.. Ну-ка... Где же это вниз, когда... А, точно! Да нет же, Яблонски, зубчик тут ни при чем. Вернее, он самый важный, он корень всему, но... Погоди!
      - Что такое? Что? - Яблонски постучал дрожащим пальцем по локтю закаменевшего Сигорда. - Сердце?
      - Задумался. Нет, ничего, Ян, просто в голову мне одна мысль...
      - Ну нельзя же так пугать пожилого человека, Сигорд! Все, вы уже закончили показ и объяснения?
      - Да. На сегодня да, Ян, извини. Ступай домой, экономь на сиделках, а завтра утром вновь приходи, чаю попьем. Шучу. Золотой ты человек, Ян, окружающих на хорошие мысли наталкиваешь, причем постоянно.
      - Это вы издеваетесь, да? На эпопею с военными акциями намекаете?
      - Да ну, перестань всякую чушь молоть! Там форс-мажор, никто из нас с тобой не виноват... Нет, я серьезно говорю, что тобой доволен, и что ты пробуждаешь во мне полезные мысли. Иди, иди, я тут посижу, мне спешить некуда.
       Утром следующего дня Яблонски, пришедший на работу спозаранок, к десяти утра, застал там Сигорда, который, как оказалось, и не думал уходить. Заметить это было легко, но рассмотреть не просто: кабинет был весь в густом табачном тумане.
      - А?.. Да-да, Ян, проветри, конечно. Кофе весь вылакал подчистую, сваргань нам своего чайку, что ли. Попьем и поеду отсыпаться.
      - Вы слышали, что этого схватили, президентского убийцу?
      - Да черт с ним. Короче, Ян, смотри сюда. Ты меня вчера на такую занятную идею вытолкнул, что я всю ночь не спал, ретроспективно ее проверял да обкатывал. Да погоди ты со своим чайником, сядь сюда.
      - Ну, может, я хотя бы штекер воткну... Все, все, все. Потом воткну, сижу и внимательнейшим образом вас слушаю.
      - Короче, можно действовать вдвое чаще. По той же 'Голконде', что мы вчера смотрели и играли, любой так называемый зубчик - рабочий, и на прямом ожидании, и на откате от оного. Понял? А это значит - и как это я раньше не сообразил, пень еловый!? - что в обоих направлениях покупать можно и, соответственно, продавать - в горку и с горки, и там, и там - верняк.
      - Погодите... А... То есть, и ежедневный итог вдвое больше да?
      - Именно!
      - Угу. Замечательно. Гениально. И сколько же это на круг выйдет, по итогам биржевого месяца?
      - Гм.. Вдвое больше. Тысяч одиннадцать-двенадцать.
      - Да... неплохо... оно - очень даже неплохо... Но этого даже на организационные биржевые проплаты не хватит. Нет, хорошо, конечно, идея замечательная...
      Сигорд словно очнулся от долгого транса. Он снял очки и стал вприщурку оглядывать стол заваленный бумагами. Губы у него дрогнули.
      - Ну, и что ты предлагаешь? Понимаю, что ты хочешь сказать. Что делать-то нам теперь?
      - Не знаю. Я, честно говоря, сказал так вовсе не с целью вас подколоть. Во всяком случае, Сигорд, это реальный прорыв! Боже мой, какие у вас глаза красные! Сигорд, я вас умоляю, идите спать, утро вечера мудренее. В данном случае, когда вы отоспитесь, пусть будет наоборот, вечер мудрее утра. Хотите, я вас отвезу?
      - Нет, спасибо, сам доеду.
      - Вы всегда отказываетесь, но давайте сегодня, в виде исключения, я вас доставлю до самого порога... Ой, минуточку... - Яблонски подбежал к зазвонившему телефону.
      - Але? Дом фондовых ремесел, слушаю вас?.. Я. Да, я у телефона. Что?.. Когда? Еду! Да, через двадцать минут буду... Яблонски поднял на Сигорда растерянные глаза. Стал он вдруг бледный и...
      - Сигорд, там у меня мама... Врачи... У нее острый приступ. Я...
      - Понял. Езжай скорее. Я сам закрою офис и буду у себя, дома. Как какие новости появятся - любые, хорошие, плохие - сразу мне звони, не бойся разбудить. Либо на домашний, либо на трубку, понял? Езжай, дорогой, и не волнуйся лишнего. Ключи... Ключи оставь.
      - Все, поехал.
      - Давай, Ян, удачи.
      Сигорд проспал часа два и это его освежило, недолгий крепкий сон вернул его мышцам эластичность, а рассудку ясность. Разбудил его звонок от Яна Яблонски, у которого умерла мать. Умерла скоропостижно, во время очередного приступа; Яблонски, примчавшись в больницу через двадцать минут, даже не успел застать ее в живых. Смерть матери была событием предсказуемым, вполне ожидаемым, но от этого не менее трагичным. Безутешный Яблонский даже запил с горя, на свой скромный манер, правда: на второй же день похоронив мать, он заперся дома, почти ничего не ел, а только пил с понедельника до четверга, опорожнив за это время литровую бутыль недорогого коньяку.
      В пятницу утром, ровно в десять, как всегда чисто выбритый и опрятно одетый, он уже заглядывал в кабинет Сигорда.
      - Это ничего, что я без стука?
      - Нормально. Заходи, садись. А где твоя знаменитая кружка?
      - Ну уж знаменитая... Чем она может быть знаменита? Я ее сегодня даже не доставал из посудного шкафа.
      - Тогда так садись. Как ты?
      - Так... Все идет своим чередом.
      - Еще раз прими мои соболезнования, дружище Ян. Не представляю, что и как говорить в подобных случаях... Сочувствую от души...
      - Спасибо.
      - Да. Ну и не сомневайся, что твои проблемы я воспринимаю почти как свои, личные и любые. Знал бы чем - утешил бы.
      - Я понимаю, спасибо. Восемьдесят семь лет прожила - тут уж, как говорится... Непривычно все же - на склоне лет ощутить себя сиротой, ох, больно очень, вот какая штука... А у нас что нового? Как методика? - Яблонский раздвинул губы в улыбке, бодро потер ладошки, явно пытаясь подальше увести разговор от черной для него темы, в надежде, что привычная суета рабочего дня хотя бы чуточку разбавит горечь утраты. И Сигорд правильно это понял.
      - Методика работает. Тут у нас имеют место быть следующие новости... Да налей ты себе чаю, я подожду, все рассказывать - пяти минут не хватит, потому что это деловые моменты, касающиеся нас с тобой. Короче...
      Новости оказались велики.
      Сигорд не хуже Яблонски понимал, что даже и двенадцать-пятнадцать тысяч талеров ежемесячного навара, с первоначальных, 'стартовых' двадцати пяти, раскрутиться до прежних объемов не позволят и даже от коллапса фирму не спасут, потому что подкатили, как всегда не вовремя, ежемесячные, ежеквартальные и ежегодные платежи, большинство из которых невозможно было откладывать ни на год, ни на квартал, ни даже на месяц. И Сигорд решился, заложил в 'Юго-западном кредите' практически единственное свое достояние, уцелевшее после катастрофы, миллионную квартиру. Момент, естественно, был крайне для этого неподходящим, ибо страна, деловые граждане ее, все еще не вполне оправились от последствий кризиса, вызванного убийством господина Президента и грянувшим, вслед за этим, военным положением. Военное положение, кстати, закончилось на днях, но Сигорду это не помогло: ему предложили четыреста тысяч, с правом выкупа за пятьсот в течение девяти месяцев, и он их взял, и почти половину из них потратил на авансовые платежи, да еще затыкая на ходу налоговые и иные бреши в борту своего маленького фондового корабля.
      - Погодите-ка, Сигорд! Но это же классические акульи проценты, да за них можно в суд подавать! Двадцать пять процентов за девять месяцев??? Какой вы сказали банк? 'Юго-западный кредит'? И это при таком несоразмерном залоге?
      - Он самый. Судиться? С нашими деньгами мы себе не можем позволить эту роскошь. Все логично и честно: не хочешь, не бери - слава богу - в свободном мире живем, не при демократии, чай. Чего ты так разудивлялся, не понимаю? Одним словом, подпиши еще вот эти документы, поскольку я засадил денежки в Уставный фонд. Оно и хлопотнее, быть может, чем просто на счет, но зато, хотя бы внешне, добавит нам солидности.
      - Сколько я должен внести?
      - Ничего не должен. Уже я внес за тебя, считай, что это тебе вместо зарплаты за две недели. Теперь, как подпишешь в нотариате и сдашь в реестр, наш Уставный фонд составит двести пятьдесят тысяч талеров и будет состоять из двадцати пяти миллионов акций, хранящихся в электронном виде, из которых пятьсот тысяч принадлежат тебе, остальные мне. Одна акция - один пенс. Сто акций - полноценный талер!
      - Нет, ну как это так...
      - Да так. Ребята выйдут на работу через три недели, я решил - выдержим, они нам не балласт, к этому моменту мы должны дочиста обкатать и отшлифовать методику, чтобы и без нашего с тобой утомительного бдения за мониторами дело не стояло. Денег у нас мало, времени также не густо, деваться некуда, раскачиваться некогда. По первости будем на пару сидеть, как приспособимся - посменно возьмемся, тогда полегче станет.
      Первый месяц новой работы с новыми четвертьмиллионными объемами принес ровно сто тысяч навару. Гораздо лучше, чем ничего. Томас Эриду был уволен, а точнее - сам ушел с тонущего корабля, нашел себе место в Иневии, где-то в новомодной Форекс-системе, так не любимой Сигордом, а Гюнтер и София остались. София ждала ребенка и ей было почти все равно, откуда уходить в декрет, Гюнтер побегал, тайком от Сигорда, по брокерским конторам - нигде его не ждали в это жестокое время, тихо вернулся, уповая на чудо... Черт с ними, с премиальными и бонусами, зарплату бы вовремя платили... Все организационные вклады и платежи Сигорд забил авансом еще ранее, на новогоднюю зарплату выделил, страдая безмерно от собственного мотовства, тридцать тысяч на четверых, включая социальные отчисления, семьдесят влил в ресурсы, которых стало числиться на текущее число нового месяца, нового года - триста тридцать тысяч талеров.
      Как оказалось - ранее, в докризисную пору, особенно в сравнении с нынешними днями, фирму 'Дом фондовых ремесел' на бирже весьма уважали: пусть и не из крупных, но - обязательная, не 'темная', что называется, в 'кидках', 'подставах' и просрочках не замечена, воду никогда не мутила... Сделки солидные... А сделки солидные - стало быть, партнеры по сделкам имеют свою взаимовыгодную долю по ним, чем больше сделок - тем чаще у партнеров появляются поводы радоваться жизни и смотреть на тебя с одобрением, с благодарностью...
      Но пришли новые времена: бывшие приятели торкнулись туда, в 'Дом ремесел', раз, другой - ни купить они там ничего не могут, ни продать, 'ремесленники' занимаются сугубой мелочевкой, прибыли от партнерства с ними никакой, брать пятерки-десятки за канцелярщину они также перестали, потому как и этот сектор внутри биржи захватили другие люди... Был Сигорд, был Яблонски, миллионами ворочали - теперь же оба мелкие суетливые жучки, которым уже никто из докризисных клиентов денег не доверяет. Если их прежние партнеры и кредиторы покинули, если от них сотрудники увольняются - кому они нужны, такие контрагенты? Стал мелочью - занимайся мелочью, веди себя подобающе, как мелочь, не суйся с пустыми разговорами к занятым людям. Если с тобой здороваются, помнят прежние дела и заслуги - то имей совесть, не напрягай своим пустым присутствием место, где люди делают реальные деньги, и знай свое... Понятно, да? Вот и хорошо, что понятно, и что не надо это произносить вслух, при всех. Кивнули друг другу - дальше разлетелись, каждый по своим этажам и жердочкам. Справедливо? Справедливо.
      - Да нет же, если абстрактно оценивать нас, как некую хозяйствующую единицу, учитывая штат, объемы произведенных услуг, производственные затраты, полученную прибыль - то мы очень даже ничего, процветающая организация...
      - Ты это с кем разговариваешь, Ян, с чайником?
      - А?.. Это я сам с собой, вслух рассуждаю. Говорю - фирма мы не сказать чтобы мелкая: сто тридцать тысяч нащелкали за январь, при том, что новогодние каникулы нам мешали.
      - В делах, как и в сексе, неудачникам всегда что-то мешает, господин Яблонски. Не забывай, что нам повезло на 'дурика', на халяву, что мы провинциалов обслужили, минус зарплата и налоги...
      - С налогами почти по нулям выйдем, я гарантирую, я все посчитал и уладил, все концы подшиты как надо, урона не будет. А с зарплатой... Ну... - Яблонски заглянул в чашку, вздохнул и потянулся за новой печенюшкой.
      - Не бойся за это, жалованье никто нам не урежет. За январь - столько же положим: мне, тебе и нашей парочке, остальное вливаем дальше. Потерпят. Биржа, провайдеры и прочие кровососы вообще подождут до марта. Подождут?
      - Конечно, подождут, вы же не хуже моего знаете порядки, кроме того, почти все оплачено вперед. А тем временем денежки поработают, принося нам сложные проценты... - Яблонски ткнул указательным пальцем в небо и забегал, по обыкновению, по крохотному помещению офиса. Остановился резко. - И проценты эти гораздо, гораздо выше, подчеркиваю, нежели пени за задержку этих денег в нашей системе...
      - Ишь ты, как возликовал! Да, сто тысяч добавочных - это неплохо... Но мало. Мало, Ян!
      - Сколько есть. Меня гораздо больше волнует ситуация с вашей квартирой. Вам ведь через полгода возвращать кредит... Надо что-то делать.
      - Мы и делаем.
      - Да нет же, черт возьми, Сигорд! Фигня получается: вы свою квартиру заложили, вы за меня долю в Уставный фонд внесли, а я? Давайте, и я свою заложу? Чтобы все было по справедливости? Нет, Сигорд, вы головой заранее не трясите, я дело говорю. А то ни в какие ворота не лезет. Есть, в конце концов, такие понятия у людей, как стыд и гордость...
      - Ты... возмущайся, да печенье запивать не забывай, а то крошки летят во все стороны. Во-первых, не через полгода, а через семь месяцев. Во-вторых, моя доля в пятьдесят раз, а точнее - в сорок девять раз больше твоей, пропорционально и ответственность больше, усваиваешь?
      - Нет.
      - Слушай дальше. Ответственность больше, а вместе с нею и право принимать решения больше твоего. Я начальник - ты молчок. Теперь усвоил?
      - Нет.
      - То есть, как это нет?
      - Это самоубийственная демагогия.
      - Может, и демагогия, но с позиции силы. И самое главное, если я в срок буду носить им проценты, то через семь месяцев я эту квартиру просто перезаложу, еще на полгода, под ту же сумму процентов.
      - Простите, не понял вашего оборота речи: за ту же сумму, или за те же проценты?
      - Сумму.
      - Это уже выйдет двадцать пять процентов за полгода! За такое ростовщичество к стенке надо немедленно ставить, даже не под суд отдавать.
      - К стенке-е... Ишь, как понравились тебе наши современные порядки!..
      - Мне они вовсе не...
      - ...а не сам ли рассказывал, как твои предки в Европе ростовщичеством промышляли, вдов и сирот по миру пускали? - Сигорд подбил в стопку свои любимые графики, положил их в февральскую папку и стал ждать, пока чайник вскипит. Чайник был литровый, вода в нем заканчивалась не менее трех раз в день, бывало, что и по пять, но оба они, Сигорд и Яблонски, привыкли к нему и суеверно не хотели его менять на более вместительный и современный.
      - Вы меня с кем-то спутали, из моих предков никто и ничем таким шейлоковским не промышлял. И я вам никогда ничего подобного, всей этой наглой чуши, не рассказывал и рассказать не мог! Но даже и за такие проценты - они могут не продлить, лучше отберут собственность, банку так выгоднее будет.
      - Не выгоднее. - Сигорд полуоскалился, довольный, и развалился в кресле с сигаретой в уголку рта: лучшим отдыхом на рабочем месте было для него - дразнить партнера и соратника Яблонски. Тот повелся на подначки и закипел не хуже чайника, отлично!
      - Почему это??? Давайте посчитаем. Какова реальная стоимость вашей недвижимости?.. Извините, что на такую больную тему, но ради истины...
      - Давай посчитаем, но чур, я первый. А ты нападай и оппонируй. От хорошей жизни имущество не перезакладывают, согласен?
      - Безусловно.
      - Стало быть, вероятность того, что после перезаклада я, наконец, выкуплю свою квартиру, невелика? Даже меньшая, нежели при первоначальном закладе, не так ли?
      - В среднестатистическом случае - да, подобная вероятность ничтожна. Но у нас...
      - Да. Ты у прав: 'но у нас' есть сложные проценты, но 'они' - банковские ростовщики - об этом не знают и предпочтут выкручивать из меня халявные денежки еще полгода, а уж потом отберут недвижимость и пустят с молотка за полную рыночную цену... Риска у них от меня никакого, ибо заложенную квартиру - ни продать, ни взорвать, ни за границу с ней не смыться...Я прав? Спорить будешь? Дадут они мне перезаклад?
      - Ну... Гм... Все равно страшно. - Яблонски подуспокоился и даже словно бы сдулся телом, стал не таким кругленьким. - Давайте, я все эти будущие полгода и предыдущие нынешние семь месяцев буду получать половинную зарплату? В знак солидарности, что ли? В конце концов, у меня пенсия, живу я теперь один...
      - Не дури. Ох, и достала меня эта писанина! Слушай. Ян, я вот что подумал: в марте, где-нибудь к апрелю, поглубже осенью, расщедримся и возьмем девчушку-секретаршу, чтобы она вела всю эту трихомудию и занималась только ею, без бухгалтерии и курьерских дел, чтобы мне самому не корпеть, так я ей лучше поручу, дам подробные инструкции.
      - Зачем, давайте я возьмусь?
      - Нет, это работа тупая, не для тебя. Хотя и необходимая. Ты лучше вот что, ты подготовь для нее именно эту подробную инструкцию, как и что ей делать, а до этого мы с тобой решим, что и как в этой инструкции должно быть. - Яблонски распахнул глазки во всю их скромную мощь и неожиданно рассмеялся:
      - Метод, методика и методология!
      - Чего?
      - Девушка будет методично работать по разработанной мною методике. А методику я буду разрабатывать согласно разработанной вами методологии. Был такой популярный экзаменационный вопрос у нас в институте, на котором многие сыпались: чем метод отличается от методики и методологии?
      - Да? Все равно не понял ни хрена. Ну что, три минуты третьего, конвейер включился, вернемся к нашим скальпам и скальпелям...
      Истинно сказано: к хорошему привыкать легче, нежели отвыкать от него.
      Осенний день, дождь моросит которые уже сутки подряд. Уборщицы в вестибюле биржи не успевают подтирать за господами брокерами, мраморные полы все в слякоти, даром, что никто здесь пешком на работу не ходит, грязь ногами не толчет... Сигорд знает, он почти привык: бесплатный бюллетень с итогами предыдущих торгов ему самому придется брать из стопки, со столика у дверей, а в былые времена, перед разорением, ему уже с поклоном выдавали в гардеробе, и ему, и Яблонски. И дело не в чаевых, ибо в гардеробе их категорически не берут, но в невидимой иерархии местного народонаселения - все здесь расставлены по жердочкам. Вон, сидит в креслах некий господин Инти Гаусс: столько лет крысятничал, бессовестно обирал случайных неосторожных клиентов (постоянных у такого не было, естественно), из кожи вон лез - да никак не мог подняться в делах выше табуретки, но стал вдруг представителем каких-то саудовских шейхов, которым религия не позволяет непосредственно погружать деньги в рост!.. А денег у них - всю их пустыню можно покрыть в четыре слоя, самыми крупными купюрами... Теперь его кабинет, хотя и размерами такой же, как у Сигорда, но выходит окнами непосредственно в биржевой зал. Суперкруто для тех, кто понимает, хотя непосредственная польза в торгах от этого невелика. Но престиж, статус, а в конечном итоге - доверие... Комната для деловых переговоров у него пусть и не эксклюзивная, но вполне даже VIP, для очень узкого круга участников. Спутниковая связь, фельдъегерская почта, круглосуточное банковское обслуживание... Сигорд так и не успел туда, к VIPам притусоваться, хотя и близок был... Нынче рукопожатия у всех вялые... А раньше как клещами хватали, бодро, энергично, горячо...
      - Привет, Сигорд!
      - Привет.
      - Как оно ничего?
      - Нормально, а у тебя?
      - Тоже нормально. Извини, тороплюсь...
      - А, ну давай...
      Февраль девяносто восьмого года не длиннее других не високосных февралей, и на десять процентов короче обоих соседей по календарю, но прибылей принес как большой: ровно двести двадцать тысяч, чуточку больше расчетных двухсот, да оно и к лучшему! Вот если бы меньше расчетных - тогда вздохи и досады были бы окрашены в более темные тона. А сейчас - в более розовые, ибо посвящены они растущим неудовлетворенным потребностям, а не текущим неудовлетворенным. Разница меж ними очень и очень велика.
      - К первому марта у нас на позициях сосредоточено шесть дивизий.
      - Чего, каких дивизий, Ян? Опять наш Господин Президент чего-то затеял? Теперь уже новому дураку неймется?
      - Да нет! Это я так про себя обозначил наши оборотные средства, с которыми мы начинаем последний месяц первого квартала: шестьсот тысяч талеров на нашем расчетном и биржевом счету готовы к бою. На расчетном, правда, чуть побольше, но мы обременены некими обязательствами перед личным соста...
      - Совсем ты чокнулся на милитаризме, я смотрю. Это ты жалкие сто тысяч талеров дивизией называешь? Батальон, да и то недоукомплектованный. Личный состав, к бою, шеренги... Что с тобою происходит, а, Яблонски? Какой-то ты такой...
      - Ничего не происходит, устал я.
      - Сейчас не до отпусков.
      - Понимаю. И не в отпуске дело - устал я большой усталостью, стар стал.
      - Брось... Стар он стал! Линду то и дело за девичьи плечи цапаешь, задушевно так... Почти по-отцовски.
      - Это по привычке, а не от вожделения. Я в ее сторону ничего такого в намерениях не имею, зря вы так.
      - Это ты зря, если не имеешь... - Сигорд потянулся было к пиджаку за сигаретами, но передумал, голова вдруг заболела от резкого наклона.
      - Все шутите. Нет, я устал и давно хотел с вами поговорить по данному поводу...
      - Если уйти - то в твоей доле еще нет миллиона, Ян. Потерпи, пока хотя бы до прежнего догоним.
      - Плевать я хотел на миллионы, у меня равновесия в душе нет. Жить не для чего.
      - То есть как это? - Сигорд немедленно снял автодозвон с телефона - (мэрия подождет, туда не срочно), не поленился - сам прикрыл дверь кабинета и подтащил стул в сторону Яблонски. - Что случилось, толком говори? Что, деньги?
      - Не-ет, я же уже сказал, что деньги ни при чем...
      - Ну, ну?..
      - Не знаю, зачем я живу. Когда матушка была - вроде бы всегда я при деле, при заботе, всегда родная душа рядом... И некогда ни о чем постороннем думать, ни о будущем, ни о собственной старости, ни о деньгах тех же...
      - Так, понимаю...
      - Да ничегошеньки вы не понимаете! Нет, погодите! Раз уж попросили говорить, я скажу! Вы своим делом живете, оно вам отца и мать заменяет, семью и любовницу, и хобби в придачу. Идеи, вон, генерируете. А мне все по самый пепел обрыдло, я... Я не знаю, чего я хочу. Сам не знаю. Только понимаю, что мне нужен покой, стабильность, мало к чему обязывающее занятие и... размеренность, что ли... Важность, либо псевдоважность моего повседневного бытия. Но только чтобы не в шашки на дворе с такими же стариками... Шахматы с вами - не в счет, это другое. Понимаете?
      - Теперь не очень. - Сигорд поскрипел ладонью о небритый подбородок (значит, опять в конторе ночевал, хотя и скрывает). - Но догадываюсь, что речь идет о поиске смысла жизни.
      - Опять смеетесь...
      - Не смеюсь я.
      - Смейтесь, смейтесь... Я, кстати, знаю, о чем вы сейчас думаете.
      - Да-а? И о чем же?
      - О том, что нужно сходить в табачную лавку за сигаретами. Иначе жизни вам нет, все ваши мысли не здесь, а там. - Сигорд аж поперхнулся от неожиданности, хотя ничего не пил в этот момент, не жевал и не курил.
      - А с чего ты так решил?
      - Но я угадал? Нет, вы честно скажите?
      - Допустим.
      - Потому я так решил, что воздух в кабинете прокурен тяжело, устойчиво. Потому что глаза у вас как у кролика, а на щеках и под носом щетина. Стало быть, домой вы не ездили и всю ночь сидели здесь. И курили. И все соски ваши дымучие закончились, и вы не знаете, кого послать, потому как сами-то устали за ночь и лень вам самому идти. Вот почему я так подумал и решил.
      У Сигорда около четырех утра жестко и неотвязно прихватило сердце, и с той поры по настоящий момент он выкурил всего две сигареты, так что сигаретная пачка была наполовину полна, кроме того, в бардачке лежала запасная, тоже едва початая, почти полная. Не в сигаретах дело - под ребрами и в висках ныло нешуточно, Сигорд мечтал не о куреве, не о деньгах, не о чашечке кофе, но лишь об одном: добраться до кровати, рухнуть туда, лежа запить лекарство и вырубить сознание на несколько часов, отдохнуть. Все его существо жаждало покоя и безмыслия, но зачем кому-то, пусть даже и Яну, да хоть сыну родному - об этом знать?!
      - Я же говорю - гений. Но вопрос с куревом решается сам собой: мне нужно ехать домой, по разным всяким хлопотным делам, поэтому никого, кроме меня, никуда посылать не надо, сам куплю по пути. А к вечеру я вернусь, и мы подобьем итоги первого осеннего дня. Справишься без меня?
      - Постараюсь.
      - Ты уж постарайся. Кстати, насчет смысла жизни - примчалась мне в голову одна идея полностью удовлетворяющая всем твоим высказанным пожеланиям... - Круглые бровки Яблонски задрались еще выше обычного, в знак внимания и интереса, но глаза его были не более чем вежливы - не ждал он от идей Сигорда на данную тему ничего стоящего, кроме насмешливого подвоха. И ошибся, хотя и не ошибся.
      - Если все у нас наладится с бизнесом, а у меня с квартирой - могу взять тебя в мажордомы, в домоправители. Помнишь историю про мажордома, что Рик нам рассказывал? Да, все будет как ты хотел: значимость, ритуалы, стабильность, размеренность, покой львиную долю суток... Ливрея, если пожелаешь, на твой индивидуальный вкус и цвет. В шахматишки будем игрывать более-менее регулярно, почаще нынешнего. А? Как тебе?
      - Ловлю на слове. Согласен. Сигорд, мне это подходит. Должен ли я буду взамен вернуть вам свою долю в 'Доме фондовых ремесел'? Это я к тому, что все равно согласен, меня устраивает.
      Ну ни фига себе! Чего-чего не ждал Сигорд от Яблонски - так это согласия в ответ на такое предложение, но он справился с замешательством мгновенно, время не тянул, даже и откашливаться не стал:
      - Заметано. Нет, мне твоя доля напрочь не нужна, и более никогда, слышишь, к этой теме не возвращайся. Итак: после того, как мы восстановим прежние финансовые силы, ты имеешь законную и неотъемлемую возможность свалить с данного места работы и стать мажордомом-домоправителем у меня в жилье. С правом пожизненного найма и произвольного ухода по собственному желанию. Зарплата - по среднему, в сравнении с прежним местом работы, то есть твоим нынешним. Так?
      - Вы не забудете о своих словах?
      - Зачем же забывать? - Подготовь впрок договор, чтобы все честь по чести.
      - Стоит ли плодить формальности, Сигорд? Я вам и на слово поверю, как всегда верил. С подобным же договором над нами смеяться будут.
      - Да черт с ними, пусть. А кто, кстати, будет смеяться?
      - Ну... Нотариус, не профсоюзы же... Договор-то не типовой.
      - Улыбнется - потеряет клиентов. Что же касается профсоюзов, то на моей территории этого сраного социализма не будет, пока я жив. Профсоюзов нам еще не хватало, коллективного, извините за выражение, договора, между нанимателем и трудящимися фондового рынка. Ты поменьше умничай, а лучше садись за бульдозер и сгребай червонцы, вон - строчки уже побежали вниз по белу полю. А я поехал.
      Скрипели ребра, болело сердце, болела голова. Позвонил сын, Сигорд снял левую руку с руля, на ощупь достал мобильный. Пришлось перенести встречу на завтра, потому как сил больше не было - общаться с внешним миром.
      Да, мажордом бы не повредил... Как ни жаждал Сигорд свалиться и не вставать - а не получилось: за водой сходить, телефон отключить, вспомнить где пульт и под руку его, на всякий случай. Трубку мобильную, стремительно вошедшую в обиход Сигорда и Яблонски, туда же и по той же причине, чтобы была рядом. Но отключить. Теперь опять вставать, занавески задергивать... Ну уж заодно и в туалет... Уже полдень скоро, так и боль в сердце пройдет, пострадать не успеешь... Где сигареты!? Ага, возле пульта и трубки, все нормально. Только не курить пока.
      Сигорд вертелся, ворочался, устраивая левые ребра поудобнее, с неудовольствием обнаружил по отблеску на стекле, что оставил включенным свет в ванной, и сам отключился, заснул, наконец, глубоким исцеляющим сном.
      Подобные приступы случались с ним достаточно редко, раз в квартал, в среднем, всегда без вмешательства врачей.
      Сон утолил боль, более того, снял ее так, что Сигорду теперь и не верилось в предутренние страдания. Чай, чай, чай. Никакого кофе, но обязательно слоеную булочку с маслом, а вторую на поздний ужин, когда вернется из конторы.
      - Алё, Ян?.. Не узнал, богатым будешь... Нет, не надоело, тем более, что это не шутка, а просто присказка-паразит. Как там у нас? Ну, уже хорошо, главное чтобы выше среднего, а не ниже. И сколько это 'чуть-чуть' в цифрах?.. Нормально, все не в минус, а в плюс. Я выезжаю, готовь доклад, расставляй фигуры.
      Сигорд шел к мотору, вдыхая сухой и свежий осенний воздух, и радовался, что не распечатался на сигарету после сна: не воздух, а бальзам, аж голова кругом... Вот бы бросить. Листья желтеют, вон их сколько уже на асфальте... Жалко, что темнеет так рано, а днем некогда побродить, поглазеть...
      - Слушай. Яблонски...
      - Погодите, вы мне зубы не заговаривайте!.. Как только проигрыш почуяли, так сразу Яблонски.. Проиграли - так сдавайтесь, а отвлекать не надо, рабочий день закончен.
      - Это кто проиграл?
      - Вы. Вам осталось мучиться менее десяти ходов.
      - Ага. Понятно. Ты двинул эту ладью, или поправляешь?
      - Да, я сделал ход.
      - Тогда тебе мат в два хода. Вот шах... Сюда, сюда его ставь, больше некуда... И вот мат.
      - Я просто зевнул!
      - Не зевай. Так вот: как ты насчет двухсменной работы некоторое время?
      - Что значит - двухсменной? Что вы имеете в виду?
      - Мир меняется, бизнес в том числе. На Нью-Йоркской фондовой в марте - началось нечто вроде месячника Американско-Бабилонской дружбы: наши акции, те, по которым бабилонский индекс рассчитывается, будут котироваться там в пилотном режиме, а штатовские - у нас.
      - Так ведь 'ихние', как вы выражаетесь, лет пятнадцать как на нашей-то котируются! В пилотном, ничего себе в пилотном!.. И наши акции, бабилонских компаний болтаются там примерно столько же.
      - Это другое дело. Раньше мы с ними, в отличие от Европы, контачили в режиме фондового магазина: вы мне продаете, я у вас покупаю, вот договор, вот подписи, вот банковские реквизиты. А теперь мы весь оставшийся март можем фигачить в режиме оонлайн!
      - Что за оонлайн, онлайн, вы хотели сказать? Электроные торги?
      - Я пошутил. Да, электронные.
      - Ну и что из того, что у нас с ними онл... Сигорд, вы гений! Это, считай, у нас с вами две сессии в день, вместо одной?
      - Именно. Между прочим, заметь: чуть ли ни каждый день мы друг друга гениями величаем, по разным поводам и без поводов. Гении-то гении, а денег нет!
      - Да нет, но... Да будут деньги! Идея-то классная! Кстати, а почему бы нам и на старушку Европу не распространить нашу... вашу, в смысле, идею? Это уже будет трехсменная? А, Сигорд?
      - Нет, увы. Барьеры остаются, там наши 'пики' не сработают, я уже думал. А вот со Штатами - должно получиться, у штатников в бизнесе на порядок меньше бюрократии, там все наши наработанные 'фишки' в силе. Жалко, если пилотный проект так и останется пилотным...
      - Месяц с удвоенной прибылью - тоже хорошо, особенно в нашем положении.
      - Три месяца почти. Это я образно выразился насчет месячника, он будет длиться целый квартал, до первого июня.
      - Квартал заканчивается первого июля.
      - Хорошо: три месяца, до первого июня, длинною в квартал. Теперь я правильно сказал?
      - Теперь - да. Так это же просто замечательно, Сигорд! Что, завтра и начнем?
      - Угу. Завтра и приступим. Я признаться, сегодня планировал, да... решил остудиться денек, еще раз все взвесить.
      'Черта бы я лысого остужался, кабы не сердце заболело!' - подумал про себя Сигорд, но смолчал по своему обыкновению, а Яблонски, по маковку поглощенный думами о завтрашнем рабочем дне, ничего не заметил.
      Три угарных месяца Сигорд и Яблонски работали, не зная и видя ни белого света, ни шахмат, ни женщин, ни иных знакомых им радостей жизни, кроме одной, но зато самой жаркой и всепоглощающей: азарта, утоления жажды наживы!
      Как ни хвалил Сигорд умеренность штатовских бюрократов, но они, при полной и безоговорочной поддержке бюрократов отечественных, успели выдоить из компаньонов не менее чем по ведру крови: рабочие сутки складывались у них из двух неравных половин: 'двугорбой' электронной биржевой сессии и надлежащего документального оформления этих биржевых международных сделок. Даже такой пустяк, как официальные разночтения технических терминов двух англоязычных стран заставляли чуть ли ни ежедневно буксовать механизм 'Фондового дома ремесел'... Но прибыли, точнее, уровень прибылей, с нахлестом окупал все эти неудобства.
      - Ну же, Ян! Не томи, что ты там копаешься, ей богу! Сколько там наших батальонов подготовлено к зимней компании? С точностью до...
      - Я и так спешу, успокойтесь... Гм...
      - Ну?
      - За вычетом налогов и предстоящих авансовых платежей на биржу и в бюджет всех уровней... К бою готово почти ровно четыре миллиона талеров. Четыре миллиона тридцать...шесть тысяч, если совсем быть точным. Грандиозно!
      - Черт! Как же так, я думал - больше, причем - заметно больше!
      - Нате, сами проверяйте! Сто тысяч - на биржу, у штатовцев все очень дорого, да почти триста - во все возможные платежи-чужажи, мелкие косвенные налоги, зарплата вам и вашим сотрудникам...
      - А это что?
      - Ваши проценты по вашей заложенной квартире, я перевел вовремя и даже чуть вперед. Основную сумму отдавать довольно скоро, причем всю целиком.
      - Да? Точно. Насчет отдавать - мы еще посмотрим, лучше перезаложить и еще полгодика деньги повращать.
      - Прекратите, Сигорд, мне вас смешно слушать! Уж как-нибудь четыреста тысяч мы наскребем без особого ущерба делу. Да еще через несколько месяцев.
      - Пятьсот. А через сколько, кстати?
      - Через два. Все, кончился пилотный биржевой проект. Теперь будем ждать, ногти грызть, пока они переварят накопленный опыт и отрыгнут его биржевым птенцам своим, дабы те могли питаться невозбранно и на постоянной основе...
      - Ишь, как заговорил! Какой, ты, оказывается, алчный! Слышишь, Ян, а эти-то, наши соседи - по-прежнему считают, что мы вот-вот по миру пойдем. 'Когда, - говорят, - собираетесь съезжать?' Я удивился, с чего бы, мол, и куда это нам съезжать? А те на голубом глазу пересказывают мне слухи которые все, кому не лень, насчет нас муссируют: мол, платить нам за аренду и коммуникации нечем и нашему 'Дому ремесел' вот-вот дадут пинка под зад, за неуплату. И что документы о банкротстве нашем вот-вот будут опубликованы в нашей внутренней газетенке, в кладбищенском разделе.
      - Вот замечательно! А вы что им?
      - Да ничего. Плечами пожал и дальше пошел. Чем меньше о нас знают - тем лучше.
      - Не скажите, Сигорд, не скажите... Мы регистрационную составляющую нашего бизнеса выпустили из рук, и теперь уже ее нам не вернуть, потому как не поверят и не доверят. А ведь то была пусть и небольшая, но верная прибыль, стабильная прибыль... Могла быть для нас в трудную минуту, как маленький спасательный круг, если вы понимаете, о чем я говорю.
      - А если не понимаю?
      - Понимаете. По-прежнему, после краха никто никогда не имеет с нами никаких дел, а видели бы, что мы выплыли и растем - во вред бы не пошло, только на пользу. Я продолжаю: вся наша надежда отныне - на вашу идею, на методику, которая позволяет нам увеличивать обороты чуть ли ни в полтора раза ежемесячно. Даже больше! Заметно побольше, поскольку с ростом оборотного капитала, всякие разные платежи и аренды, которые можно считать относительно фиксированными, занимают в процентном отношении все меньшую долю расходов, а...
      - Меньше. 'Квартальник' повышенной прибыльности, который оказался в несколько раз длиннее предполагаемого месячника, все же завершился и мы теперь будем выкручивать месячный вал - дай Бог тридцать процентов.
      - Где же тридцать-то? Тридцать пять, господин Сигорд, тридцать пять! Я проверял поталерно, попенсно даже...
      - Попенисно. Пусть тридцать пять. Но ты не отвлекайся, пожалуйста, ты говорил про какую-то надежду?
      - А, да, спасибо. Вся наша надежда, что методика будет: а) работать, б) достаточно долго работать. Но рано или поздно мы должны будем повернуться лицом и карманом к нашим партнерам - а где их взять, партнеров, если мы и раньше, не говоря уже о сегодня, не производим впечатления солидных и надежных партнеров? Что это за фирма такая, у которой ни одного клиента? Я вас и себя спрашиваю? Мы обязаны думать о будущем, пока ветер дует в наши паруса. А будущее немыслимо без респектабельности, надежности, внушительности. Нам - пусть не сегодня, но уж точно послезавтра - понадобится всеобщее уважение и признание.
      - Сила будет - все признают.
      - Что это, опять цитата какая-нибудь?
      - Да, фраза из одного старого фильма, я ее с детства запомнил. Польский, по-моему, ваш фильм был, костюмный, из жизни древних королей.
      - По вашему деньги - и есть та самая сила?
      - Сильному сытнее.
      - Превосходно! Емко-то как. А по-моему - сила не должна исчерпываться этой, пусть и очень важной характеристикой.
      - По-моему - именно она, сила, измеряется именно деньгами, по крайней мере - в нашем случае, мы же не спортсмены, не военные, не политики. Мы - финансисты. Но я не спорю, и как только обретем возможности - подумаем о солидности. А пока - вот еще тема, коль скоро мы лишились штатовских бонусов. Ты слышал, что фирма 'Фибойл' выпустила варранты на сумму в миллиард талеров?
      - Слышал что-то. Варрант - это производная ценная бумага, позволяющая покупателю в течение гарантированного времени выкупить некие ценные бумаги по твердой, гарантированной цене.
      - Спасибо, что разъяснил. Так вот, через... тридцать пять минут ты пойдешь и купишь этих варрантов на миллион. Сейчас они стоят ровно талер каждая, итого миллион варрантов. Номинал по варранту - десять талеров, мы же - по талеру закупимся.
      - И что будет?
      - А то, что мы, согласно твоему разъяснению, будем иметь право до самой весны, до первого сентября, выкупать акции 'Фибойла' по цене пятьдесят талеров каждая. Супергигант 'Фибойл' хочет стать сверхсупергигантом, войти в первую десятку мировых нефтяных лидеров, расширяя для этого уставный капитал и привлекая дополнительные ресурсы, помимо кредитования.
      - Понял. Но вы разрешите, я взгляну, освежу в памяти... Минутку... Угу. Сигорд, мне нравится ваша хватка и размах, но мы безо всяких варрантов можем купить этих акций по цене тридцать восемь талеров бумажка, а не по пятьдесят. Это обыкновенные так стоят, а привилегированные гораздо дешевле. Иначе говоря: что за чушь вы затеяли? Вы хоть сами себе отдаете отчет, что вы собираетесь делать? Меня заставить делать?
      - Вроде бы да. А ты?
      - Я, к великому моему сожалению, тоже.
      - Тогда повтори, предвари словесно, будь добр, а я послушаю.
      - Да. Итак, вы собираетесь купить миллион десятиталерных, якобы, бумажек по талеру штучка, каждая из которых дает вам право в течение нескольких месяцев выкупить одну акцию нефтяного гиганта 'Фибойл' по цене пятьдесят талеров акция, в то время как за углом, в любой соседней кабинке можно купить бесконечное количество этих акций по цене тридцать... восемь талеров сорок пенсов - штучка. Так? Может, и не бесконечное, но всяко больше миллиона.
      - Да, так, ты все понял правильно.
      - Вот я и говорю: чушь! Номинал варранта - червонец, предлагаемая цена - талер, а подлинная, сегодняшнего дня, стоимость варранта - нулевая, меньше чем никакая, потому что... Чушь!
      - Не чушь, а рискованная операция, основанная на инсайдерской информации. В моем доме живет маникюрша одной министерши. Вернее, модная маникюрша живет, визажисткой себя называет, у нее есть клиентка министерша, которая уже дважды воспользовалась услугами визажистки в долг. И та министерша метет хвостом перед визажисткой и обещает заплатить в ближайшее время, а ныне, мол, ее дурак-муженек вбухал семейные деньги в какие-то варранты... Короче, Ян, дело было в нашем гараже, мне по пустяку пришлось ждать администратора, и никак было не избежать слушать бабскую трескотню этой моей соседки по телефону. Сначала она выслушала министершу, а потом, во втором разговоре, поносила ее своей подруге. Уловив слово варранты, я чуть не помер от любопытства, слушал аж дрожал, а эта сучка говорит о чем угодно, о губной помаде там, о подмышках, об эмитенте же - ни звука! Ну, я дождался конца разговора, встреваю: - Сударыня, - говорю, - я старый биржевой волк и знаю, что когда речь заходит о варрантах - с кошельком беда. Извините, что невольно подслушал ваш разговор. - Откозырял я ей и с понтом дела открываю дверцу своей машины, дабы ехать дальше. А подколенки ходуном ходят, в горле пересохло.
      - Ах! Боже мой! Я так и знала, так и знала... Что же мне, по судам таскаться? Так я на нее и в суд побоюсь подать, у них там все друг другу руки моют... Боже, какой кошмар! - Дамочка моя маникюрша наладилась рыдать, рукой цапает трубку - опять кому-то звонить...
      - Сударыня, погодите, а что за варранты, название фирмы, эти варранты выпустившие?
      - Ой, не помню! Кажется... Кажется... Фибол какой-то?
      - 'Фибойл'?
      - Да. Вы знаете, да, она дважды повторила: 'Фибойл'. Кошмар, да?
      И тут я ее утешил, сказал, что Фибойл фирма солидная...
      - Простите, Сигорд, она что, не слышала о 'Фибойл'? Правда, что ли? Ну не может в природе такого быть.
      - Видишь, может. Сказал ей, что это тот редкий случай, связанный с работой мужа ее клиентки, когда провальный для остальных вариант, для министра становится видом безопасной и неявной взятки. 'Свои у них расклады, - говорю, - и нам с вами в них лучше не лезть. Но деньги у вашей клиентки будут, не волнуйтесь'. И дамочка немножко успокоилась, и мы разъехались, а я взволновался еще больше, когда выяснил, что министр тот - по природным ресурсам. Взволновался и стал копать, все глубже и глубже, все шире и шире...
      - Без меня.
      - Без тебя. Думаешь, приятно, когда будущий мажордом смотрит на меня как на идиота? Проделал я в одиночку весь долгий аналитический путь и рекомендую тебе, прежде чем ты побежишь покупать, ознакомиться непредвзято и внести свои соображения.
      - Да? Как это я успею ознакомиться, когда мне через тридцать минут уже бежать покупать? - Яблонски сунул руки в карманы, тотчас вынул их и подошел к столу. - Где они, давайте?
      - Я пошутил. Купишь через шестьдесят минут, да хоть через сто, но сначала я должен выслушать мнение твоего аналитического аппарата, потому как страшно пихать целый миллион в авантюру. Читай мою записку, там все: справка по 'Фибойл', по министру, по местам, где они бурят, по родственным отношениям в президентских конюшнях и так далее...
      - Гм... Сигорд... Я ознакомился. Знаете, мне сейчас это уже не представляется такою авантюрой, как два часа назад. Гм... В горле пересохло. Могу я, наконец, чаю попить? Черт, у меня от вашего дыма в голове звон и в горле хрипы.
      - Пей, Яблонски, пей. Прочитал - теперь пей. А то с твоими священнодействами и псевдокитайскими церемониями чтение на год бы растянулось. Я только одну и выкурил в твоем кабинетике, тоже ведь волнуюсь! Одобряешь, короче?
      - Да. Пойду, куплю, еще вдруг кончатся, пока мы тут... А потом уже попью вволю и вы меня тогда не дергайте, я попросил бы.
      И пришла зима, и прошла зима, и подступил сентябрь.
      Сигорд и Яблонски много волновались в эту зиму, но то был не самоубийственный трепет заигравшихся банкротов, ставящих на кон последнюю банкноту промотанного состояния, а кураж удачливых игроков, у которых все получается, за что бы они не взялись: ставь на красное, на черное, чет, нечет, ряд, сектор, номер, зеро - все выигрывает! Пять миллионов талеров за эти зимние месяцы превратились в одиннадцать, а 'инсайдерский' миллион, вложенный в варранты 'Фибойл' - вернулся и привел за собой еще четырнадцать!
      Миллион компаньоны растратили на оргтехнику, мебель, на премии себе и сотрудникам, на возвращение кредита по закладной, а остальное, в виде нескольких банковских бумажек, выстроили перед собой на столе, в кабинете у Сигорда, и непечатно спорили - дивизия это, или уже целый корпус. Сигорд стоял за дивизию, а мечтательный и порывистый Яблонски готов был считать заработанные двадцать пять миллионов целой армией. Как всегда в принципиальных спорах победил Сигорд, поскольку он был начальник и владелец контрольного пакета.
      - Будет у нас миллиард - тогда армия.
      - Миллиард талеров - это слишком большая сумма, чтобы думать о ней всерьез.
      - А кто говорит о талерах??? Миллиард талеров - это и есть твой дурацкий корпус. Я же говорю о долларах.
      - А не о фунтах, часом? Хотите, я дам вам градусник?
      - Фунт - валюта вражеская, нам она ни к чему, а за твои подколки я накажу тебя немедленно, выкурив вот эту сигарету прямо здесь. Если бы у нас был хотя бы один миллиард британских фунтов стерлингов, я бы сказал, что это фронт. Даже не фронт, а Вооруженные силы державы под гордым названием 'Дом фондовых ремесел'! А ты бы в них был Верховным Главнокомандующим. О как!
      - Я - главнокомандующий??? А вы тогда кто? Господь Бог?
      - Нет, просто Господин Президент. Я не гонюсь за славой и почестями, ты же знаешь.
      
      
      Г Л А В А Д В Е Н А Д Ц А Т А Я
      В которой главный герой на себе убеждается, что проще страдать натощак.
      
      После завершения мегауспешной спекуляции с варрантами 'Фибойла', Яблонски в очередной раз обозвал Сигорда гением, но тот не возразил, считая это вполне заслуженной похвалой. Однако, четырнадцать миллионов прибыли на один вложенный миллион - подобных 'беспошлинных' чудес не бывает, да и не было. Сначала Сигорд с Яблонски вдоволь жгли нервные клетки, переживали за судьбу своего вложенного в неизвестность миллиона, потом уже, когда чудо свершилось и акции 'Фибойла' поперли вверх, к заветным пятидесяти талерам за акцию, перевалив через границу между прибылью и убытками и продолжив рост, потом пришла пора терзаний между осторожностью и жадностью, между острым искушением 'зафиксировать прибыль' и бешеным азартом продолжать наращивать барыши. Время ожиданий и терзаний благополучно иссякло, варранты удалось сбросить почти на самом пике, по пятнадцати талеров, а сами акции 'Фибойла' доросли до шестидесяти шести с половиной и приостановились, то есть - закачались туда-сюда вокруг новодостигнутого уровня стабильности. Но на этом тревоги 'Дома Фондовых ремесел' не прекратились, потому что в дело вмешалась Федеральная комиссия по ценным бумагам: почему и на каком основании за считанные месяцы случился столь ошеломляющий рост курса акций компании 'Фибойл'? Которая сверхгигант и гордость отечественной индустрии, но отнюдь не шутиха и не праздничный фейерверк? Почему ряд высокопоставленных чиновников некоторых министерств, люди ответственные и неазартные, отнюдь не обремененные баснословными окладами, накануне бурного роста вдруг вкладывают все свои свободные средства в казалось бы заведомо убыточные ценные бумаги? Причем не непосредственно в акции, это еще можно было бы понять, а именно в варранты, которые даже во времена процветания фирмы-эмитента далеко не так надежны, совсем ненадежны? И некоторые представители фондового бизнеса - почему ринулись вслед за чиновниками? С умыслом или по наитию? Господин Президент желает точно и подробно знать, он дал нашей комиссии все необходимые полномочия, чтобы выяснить все досконально.
      Сигорд, глава и владелец 'ДФР', в отличие от министров, заместителей министров, иных чиновников, имел право вкладывать свои средства куда пожелает, каковым правом он и воспользовался на абсолютно законной основе, с соблюдением всех принятых юридических норм и в рамках тех лицензий, по которым его фирма работает. Кроме того, он лично и его фирма никогда и ни с кем из чиновников ни одного из министерств ни разу не поддерживали деловых отношений, никого из них не имели в списке своих клиентов, это легко проверяется по архивам. Далее, если уважаемая комиссия сопоставит факты в их хронологической последовательности, то она обнаружит, что господин Сигорд выкупил варрантов на сумму в один миллион талеров, в то время как свободные средства фирмы, они же оборотные для нас, составляли свыше шести миллионов талеров и были употреблены на традиционные, то есть рутинные, то есть повседневные биржевые операции. Таким образом, рисковая составляющая инвестиционного портфеля ЗАО 'Дом фондовых ремесел' не превышала семнадцати процентов от общего объема, следовательно, была даже ниже в среднем принятой на мировом биржевом рынке. Что? Да, и ниже, чем на отечественном, разумеется. У нас все чисто и честно, уважаемые члены комиссии и мы не меньше вашего заинтересованы, чтобы все участники, не только мы, играли по закону.
      - Вы хотите пояснить свои слова по поводу 'всех' какими-нибудь конкретными примерами, ссылками? Кто конкретно, в каких сделках и проектах был нечестен и преступал закон?
      - Нет, это я на уровне мечты и общих пожеланий. Чтобы все были в равных условиях перед законом. Такова внутренняя политика господина Президента, об этом он неоднократно заявлял и предметно принимал и принимает соответствующие решения. Мы, наша фирма, очень заинтересованы в этой политике!..
      - Но не настолько, чтобы их задабривать, ревизоров нюханных, давать им взятки и презенты. Молодец, Ян! Я чуть не разрыдался, слушая твою вдохновенную речь перед этими инквизиторами. Вот чего не хватало Джордано Бруно - убедительности и моральной поддержки со стороны господина Президента.
      - Все-таки, вы циник, Сигорд. А я считаю, что мы честно отбоялись и отпереживались за свои четырнадцать миллионов, и даже с лихвой. Откуда мы могли знать, что это не слухи, а информация? Какая-то маникюрщица, какой-то подруге, от какой-то клиентки... Бред да и только.
      - Но он принес нам деньги, этот бред.
      - Оно верно. И все-таки, будь мы поувесистее, помясистее, господа из комиссии обязательно нарыли бы нам нечто фатальное: либо двоюродная племянница брата моей свояченицы работала уборщицей в одном из офисов 'Фибойла', либо вы, с каким-нибудь министром, стояли рядом в очереди за бесплатными буклетами на сезонной распродаже... Им нужны жертвы и пожертвования, вот они и находят их про запас. Лишних попугают и отпустят за приличное вознаграждение, остальных свяжут - и на алтарь Немезиды, горлом к зрителям, как вы любите говорить... Просто шерсти с нас немного, вот они и не стали связываться. А так могли бы.
      - Пока они нас два месяца вопросами мурыжили, мы еще двадцать пять миллионов заработали, Ян, удвоились и, таким образом, вернулись в прежнее состояние, в прямом и переносном смысле этого слова. Впрочем, инфляция и упущенное время делают нынешнее положение несколько менее привлекательным, нежели это было в прошлом году. Но! Предваряя возможные твои поползновения, я бы попросил тебя не переходить ко мне в мажордомы, а повременить еще квартал-другой. Или, может быть, ты вовсе передумаешь?
      - Нет! Хочу в мажордомы. Но пусть пока поработаю на прежнем месте и в прежнем качестве, надо так надо. И еще, Сигорд, если наши дела будут улучшаться, как это и происходит ныне, а не ухудшаться, извольте привести в порядок, изменить свои жилищные условия, прежде чем они станут моим новым местом работы.
      - А чем тебя твое, то есть, мое нынешнее не устраивает?
      - Мое меня как раз устраивает, а ваше - нет. Во-первых, район ваш не из престижных...
      - Что же мне, на набережной, с видом на Крепость жить, чтобы слева мост и справа мост?
      - Хотя бы. А почему и нет? Вы человек с деньгами, а через несколько месяцев и вообще... Несолидно мне, также не обездоленному человеку, ездить в ваши трущобы и в эту конуру.
      - Конуру! Миллион талеров - это тебе конура?? Раньше ты называл ее хоромами и на район никаких нападок не делал. Солидный буржуазный район, чистый, безопасный, чего тебе еще? У тебя такой же.
      - Так то у меня, так то раньше: и работа была иная, и возможности ваши были поскромнее. Кроме того, мне нужен будет закуток вне моего дома, в пределах вашего нового жилья, где я мог бы разместиться автономно, на день и в ночное время, если понадобится. И можно дым чуть в сторону?
      Сигрод помахал рукой, якобы разгоняя табачный дым, поухмылялся, покрутил головой...
      - Тебе мат. В два хода. Хорошо, я согласен. Если через три месяца мы будем по-прежнему при фортуне - куплю. Но никто иной как ты этим займешься: продажей старого, покупкой нового, обустройством, переездом... И всем прочим ужасом. Это твое рабочее место, тебе и выбирать. Только, чур, девок в свой закуток в моем доме не водить. Что? Какой еще, к свиньям, бюджет покупки? Ближе к лету - да, определимся, сколько средств можно выделить под новое жилье, чтобы не в ущерб нашему капиталистическому развитию. Но не сейчас.
      И пришло лето, и сколько ни уговаривал Сигорд своего младшего компаньона одуматься, по-хорошему уговаривал, без давления, тот наотрез отказался. Зато и новую квартиру он выбрал, как и грозился: на набережной Тикса, в одном из самых престижных районов Бабилона, с видом на древнюю Крепость, раскинувшуюся на противоположном берегу, на Кроличьем острове. Покупка двухсоттридцатиметровой одноуровневой квартиры на пятом этаже пятиэтажного дома обошлась в три с половиной миллиона талеров, ремонт и обустройство - еще миллион.
      - Ты псих, Яблонски!
      - А вы обещали не мешать.
      - Я и не мешаю, но пятнадцать тысяч талеров за один квадратный метр - чтобы я в ночное время мог смотреть на коричневую воду и корыта-тарахтелки с моторами - это запредел!
      - Двадцать тысяч, потому что вся эта миллионная начинка отныне входит в стоимость ваших квадратов. Здесь как с прежней квартирой: вы же ее продали ровно за миллион, вместе с содержимым. И почему только ночью? У вас почти каждый месяц есть выходные, сидите себе у окна и смотрите на пейзаж, кофе попивайте.
      - Я, разве? Это ты ее продал, Ян, я только доверенность на тебя оформлял. И мне отныне одному приходится надрываться на бирже, в то время как барыши делим вдвоем. Неплохо ты пристроился за моей спиной, неплохо.
      - Барыши делим, верно. Только из общих двухсот миллионов, почему-то, моих только четыре, а все остальные - ваши. Нет, нет, нет, нет... Ради Бога, Сигорд, давайте не спорить, я ведь не в смысле попрека, меня статус кво более чем устраивает, я человек абсолютно одинокий и холостой, мне копить не для кого. А просто, чтобы расставить...
      - Во-первых, не четыре, а пять.
      - Как это, давно ли?
      - Со вчерашнего дня, после камеральной проверки в налоговой. Те деньги, что мы, между делом, ввалили в телесериал - оказались очень везучими. При случае зайди к нам в контору, я тебе покажу итоговые документы. Так что отныне ты можешь считать себя долларовым мономиллионером, если тебе это интересно. Кроме того, мне западло держать при себе мажордома миллионера на таком нищенском окладе и я его удваиваю. Отныне будешь получать пятьдесят тысяч в месяц, как и я. Твоя доля дивидендов за прошлый год - тоже пятьдесят, я уже перечислил. Плюс индивидуальная премия - еще пятьдесят.
      - Скажите пожалуйста! Наверное, даже у домоправителя Господина Президента нет такого солидного оклада! Впору лопнуть от гордости и важности. Пятьдесят тысяч, надо же!
      - Мало?
      - Больше, чем много, тем паче, что мне еще и пенсия идет. Деньги не имеют надо мной власти.
      - А большие деньги? А, Яблонски?
      - Большие деньги не имеют большой власти, не отвлекайте. Это вы, как с нашим 'голливудом' связались, так постоянно по дорогим девкам таскаетесь, деньги мотаете, как будто у тех певичек и актрисок прелести иначе устроены, нежели у порядочных женщин. А мне моих денег и раньше девать некуда было... Может, мотор поменять? Возьму себе модную, настоящую европейскую модель, типа спортивной... Двухместную, с откидным верхом...
      - Все девки будут твои, сразу же. От меня к тебе перебегут, да-а! - Сигорд театрально замер, с ферзем в руке, напустил на себя серьезный вид и словно бы задумался о горьком своем грядущем, в котором орды молоденьких женщин с презрением покинут его в пользу лихого пенсионера Яблонски. - Вот и посмотришь заодно, как они там по-особенному устроены.
      - Нечего там смотреть, такие же и так же.
      - Может быть и не такие, а вовсе даже по особому структурированные, не то почему же их по телевизору да в кино раздетыми показывают? Эх, Ян, я бы на них впятеро больше тратил, в смысле - впятеро чаще, да куда уж мне, в мои годы... Раз в неделю - и я сыт по уши. Да и не много я мотаю... Не много, не спорь, я специально считал. Рестораны, то, се, корзина фруктов, цветы... Иной раз на представительские ланчи больше уходит. Я ведь не дурак - драгоценности им дарить, я ведь жмот, ты же знаешь...
      - Этого я как раз не знаю, но факт остается фактом: возле вас они надолго не задерживаются.
      - И хорошо, я не против. Ты что, кстати говоря, на свои собственные деньги мой дом ведешь? - Это первый к тебе вопрос...
      - А второй?
      - Не видел ли ты мои очки, которые черепаховые, для чтения?
      - Вот они, за пепельницей. Отвечаю на первый: нет, не на свои. Нельзя двигать эту пешку, вам шах открывается. Вы же мне дали 'дебетку', я с нее снимаю... или должен снимать в пределах десяти тысяч ежемесячно. Как деньги иссякнут, я обязан вам об этом сообщить, но они пока имеются.
      - А, точно, я забыл.
      - Забыли, либо проверяете. То и другое весьма присуще узколобым надутым нуворишам, обезумевшим от внезапных барышей, но по-прежнему мелкотравчатым.
      - Это я нувориш???
      - А кто - я, что ли?
      - Понятно. Тогда у меня третий вопрос: ты чем пыль с пола убираешь - тряпкой, щеткой или пылесосом?
      - По обстановке, так и эдак бывает, а что?
      - Ничего. Просто, мне, с таким мажордомом, никогда из нуворишей в порядочные лорды не выбиться. Ты еще в своей псевдоливрейной 'тройке' ведро с мусором во двор вынеси!
      - Не понял вас?
      - Найми горничную - раз, найди приходящего повара, либо повариху, либо постоянную кухню в каком-нибудь ресторанчике - два. Шофера, чтобы присматривал на постоянной основе за моторами, твоими и моими - три! Кастелянша чтобы была - четыре. Охранник. Можно на совмещении, но чтобы все эти функции были охвачены челядью, вернее, чтобы челядь была охвачена всеми этими функциями.
      - А я что тогда буду делать?
      - Ими руководить. И читать, повышать свой культурный уровень тонким знанием этикета, чтобы мне не стыдно было пригласить на крокет и дерби друзей-аристократов из лучших королевских домов Австралии и Бразилии. Где твоя булава, коей ты должен ударять в паркетный пол, объявляя то или иное действо?
      - Гм... исправлюсь.
      - Тридцатки на все хватит? Ежемесячно?
      - Вместо тех десяти?
      - Дополнительно.
      - Конечно, хватит, еще и останутся.
      - Я пополню 'дебетку', а ты не забывай мне напоминать.
      - Хорошо.
      - С горничной - по обстановке, если молодая и горячая окажется, но явного, демонстративного распутства у себя в доме не потерплю.
      - Послушайте, Сигорд!
      - Что же касаемо домоправителя Господина Президента, Яблонски, то он наверняка получает оклад меньше твоего, в разы и порядки, но это не мешает ему стремиться стать богаче меня. Я бы не удивился, узнав, что он таки богаче. И не потому, что я безденежный, но потому, что взятки во Дворце предельно большие, хотя и не редкие. А мажордом - это человек очень близкий, очень знающий, очень информированный...
      - Намек понял. Я никогда и ни с кем ничего, нашего с вами, не обсуждаю, ни на улице, ни в клубе. В этом можете вообще не сомневаться. Так я убираю доску? Или последнюю партеечку?
      - Битому неймется? Расставляй.
      
      ***
      
      Из приемной господина Президента вывалился распаренный, что называется, господин, одной рукой он сразу же выдернул платок - вытирать лоб и шею, а другой потянул было из кармана мобильный, да спохватился - пусто в кармане.
      - Эдгар, дружище! Сколько лет, сколько зим!
      - О... Михаель, ты???
      - Я, черт меня забодай! Слышал о тебе, но не ожидал здесь увидеть... Вру, конечно же ожидал, что ты приедешь, но того не прикидывал, что так скоро встретимся... Ты изменился, пожалуй, в лучшую сторону.
      - А ты не изменился вообще, разве что крупные 'погонные' звезды на большие 'эполетные' поменял. Главное, с выгодой! Погоди, Мик, я получу свой телефон, потом давай отойдем в сторону... Хочешь, поедем, встречу отметим?
      - Эдгар, всей душой рад бы - не могу, на ковер кличут. Но пара минут у нас, похоже, есть...
      Мужчины отошли в ту часть громадного помещения, где можно было курить и расположились в креслах. Предложенные напитки отвергли, но с удовольствием задымили сигарами. В приемной было совсем немного народу, разговаривали все вполголоса. Тот, кого звали Эдгаром, трубку забрал, но включать не стал: это было категорически запрещено до выхода из Дворца.
      - Орден принимать пришел?
      - Клизму получать. Ордена - дело редкое, праздничное, Кабан лично за ними ездит. А клизмы - повседневность, ее он мне доверяет. Но ты же знаешь карьерные порядки, сам ведь в теме... Так ты в гости к нам из Иневии, или вернулся?
      - Второе. Закончилась моя опала, и я возвращаюсь.
      - Надеюсь, не на прежний пост?
      - Ну... Сам пообещал, что на ступеньку выше. Похоже, в замы ставят к мэру, если не шутит. В первые, но скорее, все же, во вторые. Но, типа, на вырост.
      - Ого. А говорят - в провинции люди потухают навсегда. Господин Шредер, так мне, небось, пристало отныне - стоя с вами разговаривать? А я расселся тут, китель нараспашку...
      - Брось, Михаель, не тебе прибедняться. Ты... случайно меня увидел? Или...
      - Или - что?
      - Ну... По службе там...
      - Скорее, по Конторе. И да, и нет. Честно, не ожидал сегодня и сейчас, однако Сабборг велел мне, как твоему закадычному... Вернее, порекомендовал связаться с тобою побыстрее и передать от него привет. Он бы тоже был бы рад с тобою пообщаться, причем, не откладывая это дело в долгий ящик.
      - Да я хоть сейчас.
      - Да? Хм... Погоди...
      Тот, кого звали Михаель, крупный осанистый брюнет в генеральских погонах, отошел к окну, снял с простенка телефонную трубку и набрал несколько цифр.
      - Везет тебе в нынешнем Бабилоне! Он у себя, с нетерпением ждет. Маршрут знаешь? Да по дороге захвати ему хороший вискарь, советую.
      - Помню, вроде бы... если Контора там же?
      - На месте Контора. А то на моем моторе езжай, чтобы шофер не скучал, я-то не скоро освобожусь.
      - На фиг. То есть, искреннее спасибо, но что-то не хочется мне мотор жены в этих краях, у этих стен, оставлять без присмотра. Заподозрят, увезут - твои же люди какие-нибудь, потом замучаешься вызволять, объяснительные писать...
      - Нет, этим делом ни мы, ни Доффер не заведуем, это в компетенции дворцовой охраны, ох и псы же наглые! Ну, как знаешь. Короче, Эдгар, твое предложение отметить - бескомпромиссно принимается! В любой день, начиная с завтра! Первая бутылка за тобой, а вся остальная пьянка - с меня. Можем у меня дома, Криста будет счастлива. Кстати, полно наших горят тебя увидеть в неформальной обстановке.
      - Ну уж, полно...
      - Я тебе говорю! Полвыпуска - точно! Реально будет, кстати, помимо нашего тет-а-тет, дважды отметить: раз - пати, с женами, в смокингах, все дела, твои расходы...
      - Не собираюсь возражать, принято.
      -... а второй, а лучше первый - на мальчишник раскрутимся, рыл на дюжину, на лоне природы, по-эльфийски, с приглашенными феями... Скинемся дружно. Я тамадою, как всегда.
      - Гм... Это можно!
      
      ***
      Однажды Сигорд бодрым скоком взбежал по ступенькам здания Бабилонской биржи, улыбнулся швейцару, проворно открывшему перед ним двери, и направился в гардероб, чтобы отдать шляпу и зонт. Чаще он оставлял верхнюю одежду и головной убор в офисе, чтобы никого не заморачивать и ни от кого не зависеть даже в такой малости, но иногда пользовался услугами гардеробщика, вероятно, чтобы не так обидно было отчислять свои кровные на содержание обслуживающего персонала биржи, куда входили и гардеробщики, и уборщицы, и лифтеры, и охранники, и электрики, и сантехники, и операторы...и..., и..., и... Эх... Гардеробщик ловко принял в обе руки зонт и шляпу - и не успел Сигорд отвернуться - с легким поклоном вручил ему 'биржевку' - газетенку для внутрибиржевого пользования.
      - Ваша газета, сударь.
      - А? А, да, благодарю. Сигорд рассеянно кивнул гардеробщику и горько пожалел в этот миг, что рядом нет Яна Яблонски, не с кем разделить миг долгожданного торжества. Надо будет ему немедленно позвонить. Сигорд кивнул еще раз и уже не так быстро, стараясь выглядеть посолиднее в это примечательное утро, пошел к лестнице, ведущей на офисный этаж. Можно было бы и на лифте, но Сигорд 'тренировал сердце' - старался подниматься пешком, там, где это не напряжно. Гораздо эффективнее было бы с этой целью бросить курить, но... так проще, и вообще...
      - Господин Сигорд?
      - Да.
      - Как удачно, что я вас встретил. Элиа Бишоп, 'Тихоокеанский Банк', начальник отдела инвестиций.
      - Очень приятно.
      - Не могли бы вы уделить мне несколько минут вашего рабочего времени? - Сигорд выразительно обернулся на громадные, в полстены, вестибюльные часы.
      - Разве что на ходу, пока я в контору поднимаюсь. Сессия через шесть минут, а мне еще причесаться, руки помыть... Вы же понимаете.
      - Я уложусь. Мы открываем здесь, на бирже, свои позиции и очень заинтересованы в партнерстве с такими солидными и надежными фирмами, как ваша...
      - Кредиты? Или вам необходимы брокерские услуги?
      - И кредиты в том числе. Вернее, да, вы правы, Господин Сигорд, наш основной бизнес - предоставление значительных кредитов серьезным дельцам, занятым в производстве, на бирже, в сфере обслуживания, на транспорте... Но также и другие, самые разнообразные формы партнерства...
      - Мы уже пришли, извините. Вот вам моя визитка и позвольте мне взять вашу, господин Элиа... Бишоп. Интересная фамилия у вас! Нет, не плохая фамилия, а необычная, так что вы не обижайтесь... Я бы сказал, высокодуховная...
      - Я и не думал обижаться, тем более, что привык к ней за тридцать один год жизни.
      - Итак, где ваша визитка? Я уже взял? Точно, рассеянность. Короче, Элиа, я непременно вам позвоню, вне зависимости от потребности в кредитах. Договорились? Ок, на той неделе, самое позднее, я обязательно позвоню и поговорим в более спокойной обстановке. Да? До свидания.
      - Всего доброго, удач!
      - Взаимно!
      Сигорд, конечно, врал: раньше, чем через четверть часа после начала биржевой сессии, никогда он не фиксировал ни одной сделки - просто усовершенствованная методика его не позволяла так поступать. Но, во-первых, он собирался попить кофе, никуда не спеша - София уже его ждет, с кофейником наготове, во-вторых - позвонить Яблонски, который должен был уже подъехать на место работы, то есть на Музейную набережную, к Сигорду домой...
      А в третьих - за последний месяц Сигорд уже дважды совершенно случайно сталкивался с представителями заемного и страхового бизнеса, они почему-то то и дело стали попадаться ему с разговорами на пути к дому, либо в офис.
      - Алё, Ян? Ты точен, как Биг Бен... Биг Бен, говорю. Биг! Бен! Колокол такой. Что? Выключи. Вык... Не доведет тебя до добра твоя соковыжималка... Ну, моя... Короче, представляешь: только что в гардеробе мне вручили баронскую грамоту. Что? Да, абсолютно правильно угадал: 'Ваша газета, сударь!' Я иду такой, ни о чем не подозреваю, шляпу отдаю, зонт, и вдруг он мне с поклоном, словно прозрел... Я сразу подумал тебе позвонить, чтобы ты там от зависти угорал. Что? Понятное дело, что обязаны были, только вот чтобы восстановить сию привилегию, нам понадобилось капиталу ровно в двенадцать раз больше, нежели, когда мы обрели ее впервые... Да брось, кому и зачем нужны эти прослушки, тем более, что я никогда и ни с кем не говорю о конкретных сделках по телефону, ты же знаешь. Кредиты опять предлагали, только что. Да, случайно на лестнице встретили и тотчас предложили кучу денег взаймы, представляешь? А я откуда знаю на каких, я же не собираюсь их брать... Наверное, поскромнее, чем когда ипотечники залоговый кредит за мою квартиру предлагали, еще бы, но какая мне разница? Мы с тобой и так парни хоть куда: самостоятельные, хозяйственные. Я, кстати, опять удвоил нам с тобой оклады, а то как-то неудобно перед другими набобами... Нет, уже: с первого дня этого месяца, да, задним числом. О! Заканчиваем, пока, мне тут кофе несут. Часам к пяти вели приготовить поесть по всей форме, я сегодня дома обедаю, да заодно еще раз тебе подробно расскажу о событиях. Нет, я пешком дойду, недалеко. У меня все. У тебя? Тогда же и расскажешь, коли несущественные.
       София и Гюнтер Бин по-прежнему работали у Сигорда и были чрезвычайно довольны этим обстоятельством... София полугода не просидела в декрете, выскочила зарабатывать на хлеб насущный, оставив ребенка на попечение мамок и нянек, благо, было чем за это платить. Строго говоря, для хорошего буржуазного бытия хватило бы и мужниных заработков, но София с Гюнтером мечтали как можно скорее избавиться от всех этих кредитов за жилье, соседей-неудачников, долгов перед родственниками... Гюнтер получал пятьдесят тысяч талеров в виде месячного оклада, София поменьше - тридцать тысяч. Но если Гюнтер был специалист очень высокого профиля и почти в одиночку полностью закрывал потребности фирмы во всех видах электронного и компьютерного обеспечения, включая разработки программ по индивидуальному заказу Сигорда, то София 'деградировала' в 'офисные девушки', была, что называется, на подхвате у Сигорда: подай, принеси, подмени, напомни, напечатай... Ее это вполне устраивало, потому что в любой другой конторе, любая женщина с готовностью будет выполнять ту же работу, да еще с каким-нибудь дополнительным, не имеющим отношения к основным обязанностям, привеском, за деньги в несколько раз меньшие. Тридцать тысяч талеров в месяц, тысяча в календарный день! У соседей по бирже - матерые мужики, сотрудники с десятилетним стажем, меньше получают и намного меньше. А ведь еще и премиальные бывают...
      И ведь без малейших домогательств и приставаний со стороны Сигорда, как это легко можно было бы предположить со стороны... Тем более, что Софию заметно разнесло после родов, а Сигорд любит тонкие талии... Но Гюнтеру - в самый раз девочка, даже умоляет не худеть.
      - Вот ваш кофе... Ой, по-моему я его передержала...
      - Ну-ка?.. Нормально. Письмо пожарным напечатала?
      - Да, заверила у юриста и отправила уже. Ваша почта - здесь, в корзиночке. Четыре важных конверта, нужных, я их пометила маркером, остальные шесть - не знаю, отсеять не решилась.
      - Угу, спасибо, сам посмотрю. Как малыш?
      - Растет. Кусаться очень любит и смеяться. Он...
      - Извини... Алё?.. Во сколько? Да. Подходит, говорю. Как обычно, внизу, в зеленом зале... Алё! Только закажите наш столик заранее, без суеты, я человек привычек, вы же знаете. Естественно, шампанское на обмыв с меня. Ну и что? Они люди вполне европейские насчет пожрать и выпить; в крайнем случае, велите покрасить бутылку в зеленый цвет. Пока.
      - Чувствуешь, София, похоже эти зверьки из Ливии дозрели: 'ихние' брокеры на заключительный ланч зовут. Ну, ты слышала. Подготовь мне...
      - Уже бегу, мчусь, у меня почти все готово, только проверить и распечатать...
      - Погоди, что именно ты собираешься проверять?
      - Текст, от начала и до конца, на предмет опечаток и орфографических ошибок.
      - Так ведь ты же его составляла, а, стало быть, и проверяла.
      - Все равно, я обязана, так нас учили. Да что вы мне голову морочите, я же это вам сто раз рассказывала.
      - Ну, не сто, поменьше... Тогда зачем ты подчеркнула, озвучила передо мною, что будешь еще раз проверять? Дабы я в девяностый раз впечатлился твоим неизбывным служебным рвением и твоею ошеломляющей добросовестностью? А, Софушка хитротылая? Что молчишь? Иди, нотация закончена...
      Еще через минуту Сигорд водрузил очки на нос и сам пробежал глазами все три странички документа. София покорным сусликом замерла за плечом. Господин Сигорд и не кричит никогда, не вспыхивает, но может быть очень резким, язвительным и колючим. А уж если кого занес в черный список - никогда больше с этим человеком дел не имеет, злопамятен. Эриду попросился однажды на прежнее место работы, сам Яблонски за него ходатайствовал - нет, чугунная стена, даже и объяснять ничего не стал: нет и все! Но сегодня он, похоже, в настроении.
      - Вот это вот слово... Джа-ма-херия... Оно обязательно здесь?
      - Это же их официальное название, они так требуют.
      - Да?.. Господи, сколько чудиков в мире, каждый в свой нос убивается, лишь бы выпендриться... Джамахерия... Но сделка обещает быть интересной... Свари еще чашечку, пожалуйста, только послабже сделай, примерно вдвое. И поскорее
       - вот-вот начинаем.
      
      ***
      - Господин генерал-полковник! Согласно вашему...
      - Не ори на весь дом, сделай милость. Привет, Эдгар, привет, дорогой. - Сабборг встретил его стоя, хотя и не поспешил навстречу с объятиями. - 'Господин генерал-полковник' - слишком официально и длинно, 'дядя Арвид' - тоже как-то глупо звучит... Вот что, Эдгар, зови меня шеф! С одной стороны так меня называют мои подручные, все эти заместители и начальники важнейших отделов, а с другой... Ну, короче, и в меру развязно и вполне уважительно. Ты как?
      - Я - за.
      Еще бы он не был за, когда предлагает глава Конторы, могущественного министерства внутренних дел! Впрочем, никто из них двоих и не удивился согласию.
      - Отлично. - Короткий дружелюбный тычок жирным кулаком в плечо, взгляд в упор и сверху вниз. Опытный сукин сын, царедворец и допросчик. Хотя бы сесть предложил. - Как жена, как дети, как настроение?
      - Все отлично... шеф... - Шредер все же ощутил неловкость от непривычного обращения и засмеялся, покраснев. Хохотнул и Сабборг, коротко, но с пониманием. Странное дело: за последние годы он почти не постарел, разве что несколько раздался вширь, хотя куда еще, казалось бы... Шредер, во время иневийской ссылки, не раз бывал в Бабилоне по служебным и личным делам, Сабборг неоднократно наведывался на подведомственные территории в Иневии, они бы могли встретиться при желании, но все как-то так не складывалось, орбиты были разные - и по направлению, и по высоте, и вообще...
      - Угу, ты слегка заматерел, Эдгар. Тебе идет. Что там у тебя под мышкой - бомба?
      - Нет, ящик виски. Вам в подарок. Искренне, от всего сердца.
      - Мои подсказали? Мик, небось, научил?
      - Никак нет! - соврал Шредер. - Обратите внимание на этикетки и лэйбл: от самой Иневии вез, а туда непосредственно из Шотландии доставили, через Канаду, правда, чуть ли ни контрабандным путем. Специально для вас охотился именно за этим сортом. - Шредер действительно раздобыл ящик превосходнейшего виски, будучи еще в Иневии, за большие, но в общем-то умеренные для такого виски деньги, однако планировал употребить его для собственных нужд... Михаэль дал ему совет, и Шредер мгновенно решил последовать ему, даже сделал для этого крюк домой по пути в Контору. Шредер любил соображать быстро и действовать точно - в данном случае на вранье никто его не прихватит. - Я всегда помнил, ни на минуту не забывал - кто меня поддержал в трудную минуту.
      - Хо! Спасибо, дорогой, хорошо угадал, приму с превеликим удовольствием. Ух, цвет какой! Садись, кури, отдыхай. Чайку хочешь?
      - Буду рад!
      - Сделаем. А у нас - говно дела. Ты, я слышал, в фаворе?
      - Не так чтобы... Относительно да, во всяком случае с прошлым не сравнить.
      - С прошлым... Хапал не по чину, дружок, виноватить некого. Нынешний тебя вытянул из задницы, должность дал, но только ты ему на верность не спеши присягать, барахло у нас президент, никудышный. Как говорится: нелегко быть самодуром, никто тебя не понимает. Слабак, экономика разваливается, армия гниет, с хвоста и с головы, и принюхиваться не надо. Порядка нет, всякие там Дофферы мышей ни хрена не ловят... Оклады грошовые.
      - Я его не имел чести знать вблизи, как вы, но готов поверить в ваши слова. А кроме того... шеф... мне есть на кого ориентироваться в своих взглядах и поступках...
      - На меня, что ли?
      - Так точно.
      - Это пока я при делах, пока в силе. То есть, не надолго. Сам черт теперь не разберет, что делать, куда катимся... Политика - это жопа с заячьей губой, пахнет плохо и никого не красит. Ты вот что... Пока чай пьем, я тебе в двух словах обрисую нынешние расклады по дворцу и окрестностям, а ты на ус мотай. Ну и не последний раз видимся, постепенно притремся локтями в совместной современной жизни... Мне до пенсии не так уж далеко осталось, а ты молодой, у тебя все впереди, я по внутренним делам, а ты по градоустройству - нет повода перебегать дорогу друг другу. А?
      - Да я клянусь...
      - Неужто? Чужие клятвы - тоже вранье. Ты словами просто скажи: да? нет?
      - Еще бы, конечно! Я с вами, весь, без двуличностей. Да.
      - Это хорошо. Эх, на работе мы, а то бы... ну ничего, чай - он тоже полезен для здоровья.
      
      ***
       Биржевые операции, проворачиваемые 'Домом фондовых ремесел' по методике Сигорда, приобрели такой размах, что перестали быть незаметными: даже будучи разбиты на сотни более мелких сделок, покупки и продажи оставались достаточно внушительными, чтобы обратить на себя внимание биржевых коллег. Сигорду не раз и не два казалось, что однотипный, близнецовый характер ежедневно совершаемых операций вызвал прицельный интерес аналитиков из других брокерских домов... да, да, они явно что-то заподозрили... Или заподозрят вот-вот... Пришлось маскироваться, действовать также и в рамках общепринятых бизнес-манер, а для этого отвлекать от игры значительную долю оборотных средств... Но Сигорду и здесь везло, хотя и не так резво, как с помощью его идеи. В то же время, бывало, что и на отвлеченные деньги получалось огрести великолепные барыши, как, например, в авантюре с телефильмом...
      Мысль о том, чтобы профинансировать какую-нибудь киношную, либо телевизионную постановку и срубить на этом прибыль, высказал Яблонски, Сигорд же немедленно его осмеял. Но предметно задумался, потому что Яблонски выложил при этом несколько серьезных аргументов, самым веским из которых было знакомство Яблонски с одним из продюсеров и новые связи сына. Личное знакомство, долгое, не омраченное враждой, предательством и неотданными долгами. Продюсер в очередной раз и не по своей вине оказался на мели, для них это почти естественное положение дел, и готов был почти на все, лишь бы процесс съемки телефильма не прерывался... Очень уж он рассчитывал на успех, зрительский и коммерческий. Достаточно сказать, что сам Чилли Чейн, прочтя сценарий, неожиданно загорелся и немедленно передал компаньонам через Ричарда, что согласен на главную роль, причем за минимальнейший гонорар (но при условии семипроцентного участия в прибыли, если таковая возникнет).
      Сто двадцать серий, костюмный фильм-сказка, с множеством принцев и принцесс, с лабиринтами, с мантикорами, с поединками на мечах...
      - Куда скачешь, Лорд?!
      - К концу времен!
      - Удачи!..
      И если сам Чилли Чейн согласился - другие звезды потянулись вереницей, хоть в очередь их ставь. И режиссеры классные, и инвестор полон денег и энтузиазма.
      Бюджет каждой серии - миллион талеров, но отдача от них - так уж связалось по условиям - запаздывала по фазе, то есть, нельзя было покрыть прибылями от первых серий затраты на последующие. Рекламу также было не развернуть, потому что все связанное с будущим сериалом держалось в строжайшей тайне... То есть, сериал, по задумке продюсера, необходимо было отснять целиком, а потом уже продавать.
      Одним словом, нагромождение диких случайностей и нелепостей словно специально предназначалось для того, чтобы подкараулить Сигорда и поглубже заманить его в телебизнес.
      Требовалось сто миллионов талеров, дабы закончить съемки и начать рекламную кампанию, Сигорд выложил их бестрепетно. И получил пятьдесят миллионов прибыли на вложенные сто, меньше чем за полгода. Рогатки, препятствующие брокерской фирме заниматься шоу-бизнесом, удалось обойти запросто, поскольку 'Дом фондовых ремесел' без вывертов поручился перед своим банком за физическое лицо, господина Сигорда, в том, что тот вернет банковский кредит точно в срок и с необходимыми процентами. Банку выгодно и безопасно, Сигорду и его 'Дому ремесел' удобно, продюсеру - вообще хорошо! А уж господин Сигорд, будучи простым физическим лицом, и профинансировал, согласно договору, съемки телесериала 'Принцы и принцессы'...
      - Как же так получается, Сигорд? Во всех умных книжках компетентные люди пишут, что оценка размеров капитала современной фирмы - вещь достаточно условная, ибо слишком много факторов, сиюминутно искажающих, либо вовсе меняющих рыночную оценку?
      - Верно пишут.
      - Тогда что стоят ваши слова: шестьсот шестьдесят семь миллионов талеров?
      - Фигура речи, символ, знак, что мы, наконец, перевалили черту, навсегда отделившую нас от сонма честных людей. Но и конкретную сумму, очень и очень близкую к реальной. Смотри: все деньги, что наша с тобой фирма добывает, мы аккумулируем здесь, на бирже, на наших банковских и биржевых счетах, причем львиную часть времени мы сидим именно на деньгах, а не на акциях и иных ценных бумагах. Моя методика какова? Это риторический вопрос, ты и сам знаешь, что: р-раз! - взяли, и тотчас - два! - скинули и опять сидим ждем...
      - Так нет разницы по времени между 'р-раз' и 'два', и то, и другое секунды занимает.
      - Секунды. А разница, тем не менее, есть, ибо наша формула от времен Адама Смита прежняя: деньги - товар - деньги! Наш производственный цикл начинается и завершается именно на деньгах, а не на их товарно-материальном 'ценнобумажном' эквиваленте. Далее: в любую секунду я, ты, наша бухгалтерия с помощью простейшей программы способны прикинуть и сказать размер предстоящих платежей в бюджет, вычесть оную сумму из тех денег, что у нас имеются и получить величину состояния. Все.
      - Нет не все, эта четкость кажущаяся, условная. Вы что, действительно этого не...
      - Понимаю, Ян. Я понимаю, но будущий миллиард, рассчитанный по вышеприведенной схеме, при всей своей условности, будет ровнехонько в полтора раза больше нынешних денег, ибо соотношение между этими двумя условными абстракциями - величина точнейшая, верная для любых посылок, рассуждений и силлогизмов.
      - Я бы так не сказал...
      - Это твое право. Но твои тринадцать с третью миллионов талеров ни на йоту не более призрачны и неточны, нежели мои шестьсот пятьдесят с чем-то... Тебе только пальцем щелкнуть, как они обретут плоть и кровь на твоем банковском счету. А захочешь - так и на дом привезут мешки с банкнотами. Что может быть реальнее бабилонских купюр с подлинными водяными знаками?
      - Я смотрю, вам так и не терпится выпихнуть меня из дела?
      - Отчего же, терпится. Где мои очки?
      - Для чтения?
      - Да.
      - У вас на лбу. Но вы начали рассказывать о хайтеке и предстоящем коллапсе...
      - А ты меня перебил и подкусываешь, вместо того, чтобы поблагодарить за проявленный менеджмент. Итак, продолжаем лекцию о мыльных пузырях и обсуждение прогноза: 'хайтек' в целом, и твой ненаглядный Билл Гейтс в частности...
      Сигорд, и это нередко бывает с замкнутыми людьми, не вполне понимал, как его жизнь выглядит со стороны для тех, кто имеет возможность наблюдать ее хотя бы в незначительных, но постоянных проявлениях, в отличие, например, от Яблонски, который и видел, и понимал. Он, к примеру, четко видел, что люди в орбите Сигорда крепче цепей прикованы к нему непомерными окладами и всякого рода бонусами. Гюнтер получал, включая премии, до ста десяти тысяч ежемесячно, София до семидесяти. София была мотовка, Гюнтер также полюбил жить на широкую ногу, но их прибытки позволяли им удовлетворять все прихоти и капризы, и даже откладывать кое-что на 'черный день'. На самом деле, по их новоприобретенным аппетитам, эти тридцать-сорок тысяч запаса были жалкие крохи, неделя привычной жизни, но все-таки не задолженности по кредитной карточке и не долги перед прижимистыми свекром со свекровью... Те сотрудники 'Дома фондовых ремесел', общим штатным расписанием - пятнадцать номенклатурных единиц, которые работали 'на отшибе', в офисе вне биржи, имели куда как более скромные оклады и зарплаты, но все равно, в сравнении с аналогичными по городу - вдвое, втрое большими. Это при обычном круге обязанностей, без секретов, авралов, криминалов, специальных и специфических умений... Просто, если уж работаешь в 'ДФР', то - получаешь. Поэтому прибытками хвастались, конечно, а все же умеренно и осторожно, с оглядкой, в своем кругу, чтобы посторонние люди не позавидовали и не подсидели... Самые большие месячные оклады были традиционно у воротилы Сигорда и его мажордома Яблонски: по триста тысяч талеров. С премиями - по четыреста тысяч. С дивидендами - вероятно, еще больше, но последнее уже - темна вода во облацах, на многие миллионы счет... Дела шли весьма хорошо и темпа не сбавляли. Уже остался позади миллиард и не так много оставалось до второго...
      Шестнадцать часов сорок шесть минут пополудни, из под небесных сумерек летит легкая липкая морось, под которой час нужно стоять, чтобы как следует намокнуть; бабилонская биржа, за шлагбаумом автомобильная стоянка 'для своих'. Из кабины серебристого мотора сноровисто выбирается шофер, мордастый парень лет двадцати пяти. Униформа едва-едва не в обтяжку на богатырских его плечах, ляжки слоновьи, ботинки армейские, на поясе тяжеленная кобура с начинкой. Вот он с полупоклоном открывает заднюю дверцу мотора и оттуда выскакивает молодая женщина, в длинном платье с кружевным передником, в круглой форменной шапочке - все цвета, сиреневые с черным, в тон униформе водителя. Теперь оба они, почтительно замерев, но без поклона, ждут, пока из обширных и глубоких недр представительского 'Юпитера' появится невысокий седой человечек с круглыми бровками. Голова его непокрыта. Одет этот чопорный господин дорого и вычурно: серая костюм-тройка, черная рубашка, сиреневый галстук, черные туфли, явно что дорогущие, ручной выделки, в руке у него предмет, похожий на узкую сиреневую трубку, расписанную черным орнаментом. Полуметровая трубка эта - походный домоправительский жезл, Яблонски придумал ее сам для себя, чтобы на выезде не возиться с тяжелым 'домашним' жезлом. Дверцы закрываются, багажник открывается, оттуда извлекается сундук, явно что 'с историей', не современная подделка, по углам окован серым металлом с прочернью, чуть потерт, тяжести немалой, если судить по тому, как пыхтит Анджело, шофер-охранник. И процессия чинно покидает стоянку, поднимается по биржевым ступенькам, туда, к белым колоннам, к гигантской входной двери, чтобы на полчаса, на час исчезнуть в недрах громадного помпезного здания. Впереди идет Яблонски, в правой руке его жезл, левой он предъявляет пропуск, на себя и сопровождающих его лиц. Все работающие на бирже в лицо знают этого чудака и его босса, а также охрану и прислугу, однако пропускная система обязательна для всех, исключая разве что Господина Президента и сопровождающих его лиц. Но Государство чрезвычайно скупо посылает сюда по будням высочайших своих представителей и поэтому исключения редки, как это им и положено.
      Яблонски каждый раз, когда бывает на людях 'по работе', веселится от души, но по лицу его этого не скажешь: он идет по коридорам, надутый, маленький и важный, словно бы не видя и не слыша всех этих шныряющих и хихикающих аборигенов, биржевых жучков, которым Сигордовы обеденные 'вторники' и 'четверги' заменяют цирк и телесериал. Всем смешно, кроме горничной и шофера-охранника, ибо те воспринимают свою работу именно работой, обычной и непыльной. Охранник до этого сопровождал VIP-ов, картинно вертел головой в черных очках, спиной к спине выстраивался на вертолетных площадках в 'хороводы' с коллегами, чтобы, типа, вся потенциально враждебная местность была под контролем... Горничная также успела навидаться всякой чуши в 'благородных' домах... Нормально все, и хозяева здесь приличные... И платят как следует, не пожалуешься.
      - По Яблонски можно время сверять. Господин Сигорд, идут! - И точно: шаги стихли возле входной двери, снаружи, и раздался медленный троекратный стук.
      - Сам слышу. Ишь, колотятся... Открывай, София, не то как раз дверь высадят, да и остынет все.
      София открывает молча, Гюнтер, случившийся в этот момент в офисе, прервал рассказ на полуслове и испуганно затих: Яблонски приходит в немедленную ярость, когда его работу превращают в балаган 'все эти болтуны и звоночники'. Сам Сигорд - и тот каждый раз невольно робеет, что не сумеет должным образом соответствовать торжественности момента.
      Раздается телефонный звонок - София испуганной тигрицей (отключить забыла!) прыгает и наотмашь гасит его...
      - Ваш обед, сударь!
      - Вовремя. Что у нас сегодня?
      - Вторник, сударь.
      - Ты мне мозги не парь! На обед что?
      - Вот карта, сударь.
      - Упрям же ты, Яблонски, и садист вдобавок... Ну, давай сюда карту. Тэк-с. Ты же знаешь, что я рассольник не люблю... У?
      - Это особый рецепт. Убрать?
      - Оставь, там телятина. Салат из тертой редьки с морковью, в соусе ро-ро... Этот твой ро-ро, небось, перебродивший уксус... Ладно, оставь, в овощах витамины. Сок апельсиновый. Хлебцы ржаные, крупного... Из существенного у нас... Во! Это я понимаю: хорошо прожаренный стейк из... и французский картофель к нему... Говядина и картошка. Это по мне. А на сладкое? Ага. Ну ты и ловкий тип... ладно, сойдут и корзиночки. Опять финики! Почему фрукты сегодня финики?
      - Они очень полезны, сударь, в них железо. В прошлый раз были яблоки.
      - Вот яблоки бы и хорошо. Убери финики, и впредь не подавай. Липкие, приторные...
      - Да, сударь. - Сигорд не желает ничего понимать в сбалансированном питании, такая тупость огорчает Яблонски, но нет смысла спорить об этом перед всеми.
      Пока Сигорд придирчиво изучал проект предстоящего обеда, прислуга расставила приборы на специальном столе. С тех пор, как Яблонски сменил биржевое место работы на 'домашнее', кабинет его очистился и Яблонски приспособил его под обеденную комнату для Сигорда, именно под ритуалы, которые проводились им в биржевых условиях дважды в неделю: по вторникам и четвергам.
      - Все готово, сударь. - Сигорд со вздохом идет в угол кабинета, где на специальной тумбочке стоит серебряный таз, и вытягивает над ним руки. Яблонски капает на каждую ароматным жидким мылом, затем приподнимает серебряный кувшин и вода узкой струей льется в ладони, собранные ковшиком. Через плечо у Яблонски белоснежное полотенце, вышитое по углам сиреневой вязью, полотенце Сигорд снимает сам.
      - Тэк-с. Ну? - осторожно трогает суп серебряной ложкой, помешивает, чтобы определить размеры и количество мясных кусочков. Съедобно?
      - Да, сударь. - В обязанности Яблонски, им же самим и придуманные, входит проба блюд, поэтому, пока Сигорд с чисто вымытыми руками снимает со стола и разворачивает на коленях хитро сложенную салфетку, принюхивается и ожидает пищу, Яблонски, стоя напротив, поочередно пробует микроскопические порции салата, супа, хлеба, стейка, гарнира к стейку, вина, минеральной воды и, наконец, бережно отщипнув пару молекул, пирожных 'корзиночка'. Сигорд никогда не пьет вина, или иного алкоголесодержащего напитка, но неизменно вино - испанское, итальянское, а чаще французское - присутствует на столе и обязательно дегустируется Яблонски, наравне со всей остальной, подаваемой к столу снедью. Сигорд же покорно нюхает откупоренную пробку, кивает с важностью - и все на этом, только минералка. Либо сок. И обязательно кофе в конце обеда.
      - Проверим... Да, вполне. А все равно я рассольники не люблю. И французские супы тоже. По мне лучше восточные, густые, чтобы ложка туго ворочалась, чтобы с жирком, с мяском, непрозрачные.
      - Плебейские.
      - Угу. У нас, у потомственных лордов, есть такие извращенческие привычки - любить сермяжное народное. Все, убирай, добавки не хочу. Но вкусно было. Салат давай и мясо тоже. Ставь, я сказал. Хочу, чтобы рядом они стояли, буду оттуда и оттуда брать.
      Яблонски страдальчески задирает и без того высоко поставленные брови: все его попытки приучить Сигорда к великосветским манерам, им же, Яблонски усовершенствованным, разбиваются о властное невежество Сигорда. Что делать, приходится участвовать в профанации...
      Все эти судки и кастрюльки так ловко размещены в ящике, так заботливо укутаны в шубки, что на стол еда попадает горячей, словно бы секунду назад от повара. Но дальше, будучи распакованной и открытой, она остывает, как это и положено по законам физики. Температура - вот главное отличие 'вторниковых' и 'четверговых' обедов Сигорда и его челяди. Супа, всякий раз иного, отличного от предыдущего, готовится для его не менее двух литров, салата всегда с большим избытком, мяса уходит на обед не менее полутора-двух килограммов. Сигорду этого близко не съесть, конечно же, но съестное не пропадает и не портится, ибо потом, когда процессия, возглавляемая Яблонски, вернется домой, в апартаменты Сигорда, Анджело и Алиса, изредка и Яблонски, уберут все подчистую, что на месте не съедят - домой заберут. Помимо громадных окладов, двадцать и пятнадцать тысяч соответственно, это обоим - дополнительная привилегия и подпитка. Иногда и вино им достается, но не дай бог даже пригубить его на рабочем месте! Предшественница Алисы, Мария Лонга, вылетела с работы в ту же минуту, как ее увидел Яблонски с бокалом в руке, даже и оправданий слушать не стал. Но Анджело и Алиса знают: если Яблонски оставил вино в кухне на столе и не убрал его в поставец до вечера - можно унести домой. Вторник - день Анджело, по четвергам - Алиса забирает. Сам же Яблонски не чурается хороших вин, однако 'хозяйские' пьет чрезвычайно редко: у него свои богатые погреба, регулярно пополняемые по европейским каталогам. Яблонски также перебрался жить на Музейную набережную, его двухкомнатная квартира буквально в трех домах от Сигордовой. Обошлась она ему в два с половиной миллиона наличными, но Яблонски не особенно и почувствовал урона своим финансам: во-первых, полмиллиона он выручил за старую, а во-вторых многомесячные оклады с премиальными, да регулярные дивиденды далеко превысили его потребности в деньгах - легко хватило на покупку и переезд. Восемьдесят два квадратных метра, да с балконом - куда это девать? В деле у него лежит, если верить Сигорду, миллионов пять-шесть долларовых, куда их тратить? Живет он один и не работает, строго говоря, времени полно - куда его девать? Вот он и проводит у Сигорда большую часть суток, придумывает себе занятия и развлечения... А за его собственной квартирой приглядывает приходящая прислуга, моет, убирает...
      - Ну, что - кофейку? А себе чаю налей.
      - Как прикажете, сударь. Ваша сигара. - Яблонски мановением руки отправляет Алису вон из кабинета, в соседнее помещение, к Анджело, Гюнтеру и Софии, а сам, пока Сигорд курит и расставляет шахматы, начинает заваривать кофе. Эта часть ритуала особенно дорога обоим, именно за нею оба они отдыхают в полной мере, душой. Яблонски сладкоежка, а Сигорд почти равнодушен к десертам, так что корзиночки, минуя Сигорда, под чаек постепенно перекочевывают в желудок Яблонски. Но это ничуть не помогает ему в шахматной игре и он проигрывает всухую все пять партий-трехминуток.
      - Не-ет, Яблонски, рано тебе с такой маленькой форой играть. Ладья, а лучше ферзь - вот что может хотя бы в первом приближении уравнять наши силы, а конь - это не фора.
      - Слон. Вы сегодня без слона играли.
      - Без разницы. В следующий раз без ладьи будем.
      - Гордыня вас погубит, Сигорд. Да без ладьи я вас 'десять : ноль' раскатаю, хоть с часами, хоть без. Просто у меня сегодня день неудачный, собраться никак не могу, сосредоточиться. А еще вы тут со своей сигарой меня обкуриваете. У меня от этого голова болит.
      - И мешанина в ней. Все понятно. Собираем доску и часы, зови своих, выметайтесь, бо мне еще с Софией работать и работать. Я где-то к девяти приеду, ты еще будешь на месте?
      - Буду. Я сегодня до полуночи, либо вообще заночую. Кстати, вам сын звонил - не хотел вас на работе отвлекать. Навестить хочет сегодня вечером.
      - Угу. Отлично. Во сколько?
      - После десяти, в начале одиннадцатого.
      - Годится, позвони ему. Прикинь там ужин на троих, чтобы мы с тобой и он. Сначала мы с ним в кабинете поговорим, шу-шу, обсудим разные дела, а потом общий ужин. Все, поторопи своих, пришпорь, пожалуйста...
      Тем же порядком процессия следует из офиса к автомобильной стоянке, но на обратном пути Яблонски задерживается в 'операционной', чтобы отдать приказания собственному брокеру. Он, в качестве физического лица, ввалил три миллиона талеров на счета брокерской фирмы 'Дюма и сын' и поигрывает ими с переменным успехом. Но чаще удача благосклонна к нему и счет его пополняется, скоро округлится до четырех миллионов. Он бы и больше снимал, но - Форекс... Часть операций он проводит в псевдобиржевой системе Форекс, а они на круг получаются куда как менее прибыльнее, нежели по обычным операциям. Именно по этой причине, из-за Форекса, Сигорд категорически отказал своему младшему компаньону открыть счет в 'Доме фондовых ремесел', он терпеть не может 'это вонючее шарлатанство'. Но Яблонски нисколько не в обиде, ему же еще и лучше: для него это своего рода автономия, ничем не замутненное интеллектуальное удовольствие от игры, а деньги не сверхбольшие, во всяком случае - не принципиальные.
      - Ваша газета, сударь. - Яблонски дарит швейцару легкий кивок, левой рукой (пропуск уже спрятан) принимает 'биржевку' и покидает здание биржи. С некоторых пор и ему лично положено вручение газеты, не только Сигорду.
      
      
      Г Л А В А Т Р И Н А Д А Т А Я
      
      О, сколько вас, обывателей Земли, тех, кто добровольно покупают или мастерят себе ошейники, носят их, но при этом вовсе не считают, что идут на чьем-то поводу!
      
      Редко кто в жизни своей не задумывался о природе богатства, о всех его свойствах и возможностях для алчущих представителей рода людского, о путях, которыми оно приходит и уходит к своим владельцам... Да и то сказать и спросить: гордый ли ты капитан просторам своим, или щепка по волнам, если деньги твои суть не долги безнадежные, не мелочь карманная, не оклад ежемесячный, но капитал, сосчитать который можно лишь приблизительно, с точностью до N миллионов, ибо он огромен, сей капитал, он колеблется, колышется, 'дышит', подобно океану... И подобно океану - не бывает спокоен: если в одном месте штиль, то в другом обязательно шторм, глубины чередуются с отмелями, приливы с отливами...
       Сигорд вынужден был купить долю с банке, через который он вел дела, чтобы, в свою очередь, всегда быть точно осведомленным о 'состоянии здоровья' важнейшего своего внутреннего органа, инструмента, помогающего на 'индустриальной основе' выколачивать деньги из окружающей среды. Банк со странным названием 'Рим Заполярный', был что называется, банком средней руки: вполне известным в Бабилоне, Иневии, чуть меньше - в провинции, надежным, солидным, но - далеким от Президентского дворца, от золотых и нефтяных финансовых потоков, от скандалов, и следовательно, от крупных побед и поражений. Кредитование коттеджного и дорожного строительства, городской торговли, рыболовецкого промысла, а в последние годы - обслуживание операторов фондового рынка - вот его относительно небольшие киты. Сигорд долго, очень долго выбирал себе покупку, принюхивался прицеливался, прислушивался, словно мастеровой на рынке, выбирающий себе топорище для топора: какого дерева вещь, что рука на нем чувствует, изъян ли вот этот вот сучок, или просто особенность, внешне похожая на дефект и поэтому позволяющая сбить цену? Хороший банк, нормальный банк. Ладно, 'Рим Заполярный' - пусть будет 'Заполярный'.
      Пятнадцатипроцентный пакет акций он купил одним махом, и не на бирже, разумеется, но по тщательно согласованной сделке между ним и предыдущими владельцами. А предыдущие собственники - семейство Маротта - были потомки основателя банка, Джузеппе Маротта, эмигранта с итальянского юга. Как это водится среди горячих и темпераментных южан, потомки преизрядно расплодились к третьему колену и оказались неспособны ужиться между собою, либо хотя бы притереться друг к другу для совместного ведения дел. Младшая ветвь сохранила у себя двенадцатипроцентный пакет, а старшая продала свои пятнадцать процентов Сигорду и выручила за них почти полмиллиарда талеров, если точнее - четыреста восемьдесят четыре миллиона, включающие в себя двадцать пять миллионов 'премии' за единовременную продажу. Минус неизбежные подоходные налоги, но они уже Сигорда не касались, это были проблемы физических лиц из семейства Маротта, на которых оформлялись итоговые бумаги. Сигорд очень колебался перед сделкой, не зная на что решиться: 'Домом' своим вложиться, либо тоже прикинуться физическим лицом?.. Выбрал второй вариант, хотя он обошелся ему в лишнюю сотню миллионов, которые пришлось пожертвовать на законной основе фискальным органам: налоги, сборы, подати... Но зато - надежнее, когда капиталы диверсифицированы, разложены по разным, так сказать, карманам. Пятнадцать процентов - много это или мало? Чтобы целиком контролировать банк, особенно если он невелик и львиная доля акций не распылена по миллионам мелких владельцев, но сосредоточена в руках нескольких группировок - мало. А Сигорд и не стремился к тотальному контролю, ибо не знал глубоко банковского дела и знать не собирался. Однако, он теперь был крупнейшим отдельным акционером и слово его отныне весило очень много. Достаточно сказать, что его предшественники ежегодно ставили в совет директоров трех членов из девяти, редко двух. Одним словом, с точки зрения клиента, взаимоотношения с банком для него отныне напоминали шелк, который, как известно, ткань очень качественная, красивая, гладкая и удобная. Сигорд, верный своему когда-то данному слову, и для Яблонски купил пакет в триста тысяч акций, на общую сумму девять миллионов талеров.
      - Ну что вы опять всякую чушь мелете, Сигорд! Как будто бы эти ничтожные кроения могут иметь для меня хоть какое-нибудь значение! Как вам не стыдно!
      - А чего мне теперича стыдиться, с эдаким-то бумажником? Нет, погоди, ничтожные... Четыреста пятьдесят поделить на пятьдесят - это будет девять. А если не на пятьдесят, а на сорок девять поделить, то выскочит совсем иная сумма... На сто восемьдесят три с половиной тысячи талеров у тебя могло быть больше: вот, посмотри! Широко зажил, я смотрю, если ему такие деньги - мелочи. Ладно, не хочешь - мне же лучше.
      - Ну хватит же! Вы лучше скажите по поводу завтрашнего вечера - я вам не очень нужен буду? - Яблонски едва не лопается от самодовольства и Сигорд осторожно, заранее чтобы не спугнуть, подтрунивает над ним.
      - Ну... Нет, никаких планов и приемов у меня нет ни на сегодня, ни на завтра. Собрался куда-то?
      - В оперу. 'Ла Скала' приезжает, я иду на 'Аиду'.
      - Один идешь? - Сигорд даже глаза прикрыл: вопрос должен звучать естественно и невинно.
      - Гм... Какое это может иметь значение... Со знакомой.
      - А... сколько лет знакомой? (Ай, досада! Не так надо было спросить, не в лоб. Теперь уже поздно, Яблонски заметил ухмылку!..)
      - Отстаньте от меня, ради бога, с вашими подковырками! Я на сексе не помешан, в отличие от некоторых. - Яблонски последний раз прошелся платочком по жезлу, небрежно поставил его на место, в специальный стеклянный шкаф, а сам, сердитый, забрался с ногами в кресло напротив. Он очень любил сидеть так, скрючившись, обхватив руками колени, но никогда не позволял себе этого при посторонних, даже при сыне Сигорда, визиты которого в родительский дом он очень любил.
      - Понимаете, Сигорд, я - человек в возрасте (вы, впрочем, тоже), но даже и не в возрасте дело. Вот я общаюсь с женщиной, которая мне нравится. Мне радостно глядеть на ее белые зубки, когда она улыбается, у меня сердце стучит как рэйв-барабан - стоит мне взять ее наманикюренные пальчики и поднести к губам. Я в восторге - тихом, замечу, крики мне не свойственны - когда она смеется моим шуткам и когда ее ушки чуть краснеют, когда она замечает мой с нею флирт... Я могу беседовать с нею о Равеле, о сексе, о политике, в конце концов, и о любви... И я вовсе не вижу в распаленном своем воображении все эти сладострастные порнографические сцены с ее и моим участием... Хотя вовсе не факт, что всегда откажусь от подобной реальности... Нет, я человек из костей, кожи и мяса, как все... пусть пожилой человек, но... Однако, высшая радость для меня есть и будет, и всегда была, даже в юности - это соприкосновение душ, сладость общения, несмелые намеки на сближение с ее стороны, азарт охотника с моей... Нет, не охотника, но созерцателя, человека, который идет по лесу или по лугу, или вдоль берега моря, смотрит, улыбается, поет, вдыхает полной грудью, наслаждается, без намерения рвать, стрелять, выкапывать, вылавливать... И здесь нет мне разницы и горя в том, что мне под семьдесят, а ей нет еще тридцати...
      - Ага, ей, стало быть, тридцати еще нет! А ее родители в курсе ваших отношений? Извини, разговоров о политике?
      - Все. В последний раз. Я в последний раз вам что-нибудь рассказываю! Зарекался ведь, зарекался.
      - Не сердись, Яблонски, что я такого сказал? Я же ничего обидного не...
      - Всякий раз, когда я вам раскрываю что-либо из задушевного, Сигорд, я неминуемо об этом горько жалею. Всякий раз.
      - Ну извини. Я наоборот хотел позавидовать и порадоваться за тебя...
      - Не надо мне вашей зависти. Гм... Ну что, быть может, 'безлимитку' сгоняем, а то так суббота и пройдет безо всякой пользы...
      - Расставляй. Ладьи хватит тебе?
      - Хватит. Но вы напрасно зазнаетесь, я уже понял ваши излюбленные приемы и ваше Ватерлоо не за горами.
      - Заранее боюсь. А где...
      - Здесь она, под газетами, только в ней, по-моему, газ кончился. Если вы их уже прочитали, я уберу?
       - Да, убери.
      
      * * *
      Эдгар Шредер, как и ожидал, угодил во вторые замы к мэру Бабилона, господину Цугавара, который, будучи ловким царедворцем и уживчивым человеком, и при новом президенте легко удержался на своем посту. Мастертон вообще не жаловал перемен, ни кадровых, ни организационных, однако силовых министров невзлюбил всех троих, дружно. Сабборга недолюбливал и досаждал придирками, Доффера разве что терпел, а министра обороны - кряхтел, кряхтел, да и поменял на бывшего своего зама в Генштабе, генерал-лейтенанта Роу. Шредера он, поколебавшись, сунул все же не в первые, а вторые замы, но с перспективой роста, по крайней мере, так ему пообещал во время пятиминутной аудиенции лично он, господин Президент Мастертон. У мэра был один первый зам и два вторых, помимо Шредера, все трое - люди в возрасте, за шестьдесят, в то время как Шредер только-только сороковник разменял. Его социальный вес в обществе заметно возрос, но на благосостоянии это почти никак не успело отразиться, если не считать скромного повышения чиновничьего оклада, с ежемесячных восьми тысяч талеров, до пятнадцати. В то же время расходы возрастали стремительно: жена, дети, истомившиеся в иневийской ссылке по столичному шику, хотели жить широко и тратили как сорили, не глядя в цены. Сам Шредер также вынужден был обновить все, от жилья и машины, до гардероба. Дом в кредит - но роскошный, опять же загородный дом... Пати для старинных друзей (все с положением в обществе) - и то влетело в такую копеечку, что пришлось распечатать загашник с осторожными иневийскими накоплениями, а единожды распечатанный, он напрочь утратил свойство хранить в себе накопленное - словно штормовым ветром выдувало оттуда деньги... И как прикажете увязывать концы с концами? На мальчишнике, в промежутке между безобразиями, он осторожно поделился будущими проблемами с ребятами, с тем же Михаелем из Конторы, который почти как брат ему был в юности, с Айзеком, другом детства, ныне вице-президентом одной из крупнейших страховых компаний страны, с Пабло, директором и владельцем риэлтерской фирмы - все дружно обещали помочь, но... Помогут, конечно, они - ему, он - им, но когда это все будет?
      Если бы не иневийские связи, скромными золотыми ниточками потянувшиеся вслед за ним, в столицу, было бы вовсе кисло, а так - ребята, подрядчики из местного муниципального бизнеса, поддержали его впрок, своего рода безвозмездными авансами... Условно безвозмездными, без договоров и намеков, но с расчетом на сохранение сотрудничества в деле разграбления небольшого кусочка огромной городской казны. Или большого кусища, это уж как повезет. А казну - раз уж взялся за гуж - следует пополнять всемерно, на всеобщее благо, общественное и личное, но для этого трудиться, не все только отначивать. Предпринятые попытки возродить деловые и доверительные отношения с инвестиционной группой покойного Лауба закончились пшиком, потому что наследники умели только мотать и ругаться меж собою, причем не под ковром и не за кулисами, а публично, с помощью судов и желтой прессы... Неподалеку крутились темные людишки, гангстера, подставные лица от них, но этого Шредер сторонился всегда: вход туда талер - выхода нет. Или, по крайней мере, слишком велик риск позорного разоблачения, и неминуем шантаж по поводу позорного разоблачения... Да и не по рангу ему теперь, даже если бы и захотел.
      Оставалось ждать попутного ветра, а пока работать на перспективу, все двадцать четыре часа в сутки, как он и привык - а иначе, в безделье, зачем и жить?
      
      * * *
      Однажды Сигорд сидел перед телевизором и рассеянно листал таблицы с 'историей' биржевых торгов. Телевизор мерцал всеми цветами радуги, бубнил и пел на разные голоса, но - тихо, чтобы Сигорду не мешать. Яблонски уехал куда-то по своим делам, может быть и на свидание (кто откажет маленькому, но жилистому мультимиллионеру?), сын также отказался забежать на вечерок, весь в семейных заботах, а Сигорду только и оставалось: плотно поужинать, назло советам врачей и зловещим прогнозам Яблонски и угнездиться в кресле, с сигарами и статистикой. Какая-то странная 'мозговая' соринка, словно мошка, ползающая по монитору, словно зудёж комара над ухом, сбивала его мысли, заставляла вновь и вновь возвращаться к статистике трех недавних месяцев... Что-то там было не так, в статистике в этой... Надо не спеша разбираться, расслабившись, с перекурами... Куда еще курить, и так уже грудь заложило... Все дело в методике, да. Она стала приносить заметно больший процент прибыли, нежели всегда, в эти последние годы. Вот там где-то что-то как-то тревожащее и зарыто. Играют они на хайтеке, почему именно там? Потому что в этом секторе рынка все предельно тупо и 'фьючерсники' пихаются локтями только по поводу скорости роста курсовой стоимости, а не по самому курсу. Стало считаться нечто само собой разумеющимся, что новые гиганты от 'высоких технологий' способны только расти и будут делать это бесконечно. В глубине души все те, кто более менее вменяем, понимают, что никакой рост, никакой бум - не вечны, однако, каждый знает 'верные приметы', которые именно ему позволят вовремя соскочить с тонущей посудины. И Сигорд такой же: знай себе стукай в клавишу 'плюс', оно же проще, нежели выбирать между нею и 'минусом', как при обычной игре... Вот этот вот пузырь в пузыре - Сигорд прямо на ковре у кресла выложил длиннющую полосу из графиков - словно сигналит его методика, о чем-то таком... Неприятным - к гадалке не ходи, потому как приятных примет в биржевой игре не бывает, если ты делавар, а не болван.
      Спать не хочется, деваться некуда - стало быть, времени в избытке. Да? Да, сударь.
      Сигорд пружинно выскочил из кресло и тут же заохал, захромал, чуть ли ни захныкал: ногу отсидел, сил нет терпеть как противно...
      Интернетный поиск - считай, вся ночь занята, но оно и к лучшему.
      И пришло утро, пасмурное, теплое, раннее и разделило с Сигордом открытие. Да такое - хоть спозаранок на биржу беги, соломку подстилай. Прав, прав был Баффит насчет хайтека: эту гадюку опасно держать за хвост и сидеть на нем...
      Баффит, инвестор из Штатов, был на порядок богаче и успешнее любого из биржевых дельцов с мировых фондовых рынков, и в этом смысле считался едва ли не полубогом. Деньги он сделал сам и сравнительно быстро, баснословные деньги, десятки миллиардов долларов, именно на долгосрочных инвестициях, а не на воробьиных скоках по бумагам в ежедневной суете. Слова и мнения его бережно передавали из уст в уста, прогнозы его тотчас же разносили по свету крупнейшие информационные агентства мира, но в практических действиях все обыватели и СМИ почему-то чаще ориентировались на спекулянтов 'сиюминутников', которые вкладываются в нефтяные бумаги не из-за того, что какая-нибудь 'Фибойл' начала тотальную модернизацию основных средств, а потому что тайфун 'Эрика' едва не затопил в Северном море норвежскую нефтедобывающую платформу... Или потому что сестра господина Президента купила у греков танкер... Или потому, что король Саудовской Аравии опять серьезно заболел...
      Чаще же всего, берут пример вообще с таких, как некий Сорос, и не краснеют при этом.
      И Сигорд точно такой же: слушает Баффита, а играет по-суетному, увы. Впрочем, у него есть методика... Даже и забавно в определенной мере: успеет ли он в эти дни спрыгнуть с опасных бумаг, не получится ли полного разорения, как в тот раз? Сердце заскрежетало в груди и... едва не остановилось. Так... таблеточка, чай... некрепкий... полежать пару часов. Пусть сегодня Анджело его отвезет. Он же пусть и разбудит... Нет! Никогда, ни за что не вернется он в нищее прошлое. И дело даже не в шофере и не в качестве поедаемых с серебра харчей... Не вернется, не позволит и колени не согнет: жизнь одна, впереди невелика, и так уже она в хлам пожамкана и в дерьме изваляна.
      Успеет среагировать, обязан успеть, если заранее засек угрозу. И вообще, быть может, он понапрасну поддался ночной панике ума, это бывает...
      Задувать ледяными ветрами на Бабилонской бирже стало на четвертые сутки после бессонной ночи, аккурат в пятницу, с небольшой задержкой по сравнению с мировыми тенденциями. Но Сигорд успел подготовиться к пятнице и вывел из хайтековских операций все талеры до единого. И этого ему показалось недостаточным, но субботняя сессия была слишком коротка и невыразительна, пришлось ждать понедельника.
      В понедельник, с первых же минут сессии, штормило уже всерьез, НАСДАК пребывал в свободном падении, и хотя 'голубые фишки' старого замеса, не связанные с высокими технологиями, более-менее держали позиции, биржевых спекулянтов это утешало слабо, ибо все они, или почти все, потеряли нюх за время 'золотого века' и месяцы напролет тупо играли на повышение хайтековских компаний. Сигорд оказался не в состоянии побороть искушение, и принялся снимать 'бычьи' шкуры и посторонние скальпы бешеной игрой на понижение, зорко сверяясь, впрочем, с коэффициентами своей методики. Два дня азарта и безумия принесли ему пятьсот миллионов и спасительное отрезвление...
      Оставшиеся до выходных дни он потратил на окончательный вывод всех средств из корпоративных ценных бумаг, всех, без единого исключения, а вырученные средства, три с половиной миллиарда талеров, 'Дом фондовых ремесел' окунул в государственные долгосрочные обязательства республики Бабилон: шестипроцентные облигации, дата выкупа в две тысячи пятьдесят первом году. Купил он их, хотя и на вторичном рынке, но по номиналу и даже чуть дешевле, с дисконтом, у официальных дилеров Казначейства, поскольку популярность этих бумаг в народе была предельно близка к нулю. Иностранные инвесторы без разговоров отворачивались от предложения купить облигации, отечественные финансисты так поступать не смели и выкупали, словно оброк вносили, кто на сколько ужалобит родное государство.
      Яблонски поначалу решил, что Сигорд сошел с ума, но после вечернего субботнего разговора, перетекшего в воскресный утренний, и Яблонски притих, убежденный серьезностью предъявленных аргументов. Дальнейшие недели на бирже чаще напоминали дурдом, плывущий по реке с крокодилами, нежели бизнес-организацию, среди биржевиков было зафиксировано четыре случая самоубийства и один помешательства; инфаркты, банкротства и побеги уже никто не считал. Та катастрофа, которая грянула после убийства Леона Кутона, была, может, и порезче, но она была более-менее локальна, тряхнув весь мир - ударила, в основном, по Бабилонской экономике... И удила на ту панику набросили относительно быстро, а эта... Эта втаптывала в пыль триллионы долларов по всей планете, не щадя ни Нью-Йорк, ни Бабилон, ни Токио.
      Комиссия по ценным бумагам рыпнулась было к Сигорду, выяснять, почему именно 'Дом фондовых ремесел', один из немногих не пострадал на ураганном кризисе, один из очень немногих, кто даже заработал на нем, и один-единственный, кто забился добытым в государственные ценные бумаги... Но тут-то господа из комиссии и притормозили, поняв, что в сомнениях своих заходят очень далеко. Не во французские и не в британские бумаги средства вложены, все под контролем, все прозрачно, все патриотично. Что не так?
      Этот Сигорд, конечно воротила, очень крупный делец, но его активы хотя и велики, да ведь отнюдь не фантастичны. Даже по размерам личного состояния он не входит в первую и вторую десятку бабилонских толстосумов, а уж влияние его фирмы на отечественную экономику - это надо микроскоп помощнее брать... Так что, вызвать кризиса своими спекуляциями он не мог, все его действия за рамки закона не выходили, итоговая операция его - хотя и фантастически удачна, но... Кто, спрашивается, кому и когда мешал поддержать государство низкопроцентными займами?
      Взяток Сигорд принципиально не давал, хотя и не стал вмешиваться, когда Яблонски из своих рук рассовал по чиновничьим карманам и пазухам небольшие подарки на общую сумму в полмиллиона талеров.
      - Я тебе, друг ситный, эти фокусы компенсировать не собираюсь.
      - Да и не надо, не обеднею.
      - Нет, нахал ты, все-таки, Яблонски...
      - Каков уродился, таков и есть.
      - Зачем тебе эти барашки в бумажке? И без подарков бы эти попрошайки отвяли, не солоно хлебавши.
      - А нервы? На вас и так лица нет, одна бледность и мешки с кулак под глазами. У вас с почками все в порядке?
      - Да, - соврал Сигорд.
      - Сомневаюсь. Дамочки вам звонят, сын звонит, врач ваш, господин Лури, безуспешно домогается провести плановый осмотр... Вот он вам покажет, почем фунт изюма, я от него ничего скрывать не собираюсь, все про вас доложу: сколько курите, как кофе литрами дуете, как спите, а вернее, не спите ночи напролет, как питаетесь всухомятку, либо черт те где.
      - Знаешь что, Ян!.. Ну, некогда мне, понимаешь...
      - Ах, некогда ему. А чем, извините за нескромность, ваша светлость так занята? Наблюдением роста курсовой стоимости государственных облигаций на вторичном рынке? У вас ведь других активов нет?
      - И этим тоже. Пусть это занимает минуту в сутки - а все равно обязан. Кроме того, ты про 'Рим Заполярный' забыл? Это, между прочим, также наше имущество и за ним пригляд необходим, постоянный причем. Банчок-то наш, чтобы ты знал, тоже ртом воздух ловит, с сердечком перебои у нашего банка. Всем топ-менеджерам крышу с плеч - временно, надеюсь - снесло, хоть кто-то должен управляющим мозги вправлять?..
      - Ну, разве что. И все равно: извольте дурью не маяться, а отдыхать. И курить поменьше.
       Вправка мозгов заключалась, в основном, в переводе всех подконтрольных Сигорду денежных потоков (немногочисленных, но полноводных) в 'Рим Заполярный', ибо потери банка, завязанного значительными ресурсами на фондовый рынок были весьма ощутимы, Сигорд, от греха подальше, подстраховывал его единственным эффективным лекарством, деньгами. Он то и дело организовывал совещания совета директоров, на которых излучал оптимизм и непоколебимую уверенность: как ни странно, пример поведения одного из крупнейших акционеров - влиял на остальных и благотворно влиял, тем более, что денежные потоки 'от Сигорда' реально помогали делу, помогали банку выполнять свои обязательства перед контрагентами и внешне держаться перед ними как ни в чем не бывало. Вслед за Сигордом, послушавшись его советов, несколько довольно крупных брокерских контор, специализировавшихся на бумагах традиционных компаний, перевели свои счета в 'Заполярный' и банк вздохнул еще чуть свободнее.
      Еще через два месяца ситуация понемногу стала возвращаться в обычное русло, для выживших компаний это было долгожданное благо, погибшим юридическим лицам (и нескольким физическим, со слабыми нервами) было уже все равно.
      Большая часть фондовиков потерпела колоссальные убытки, значительно меньшая часть, из 'традиционалистов', почти не пострадала, 'Дом фондовых ремесел', практически единственный, хорошо приподнялся на этом кризисе. Но благоразумно не трубил о своих победах во всеуслышание, даже премии сотрудникам остались на обычном уровне. Хотя, если уж совсем строго подходить к конспирации, молча рассуждал Сигорд, премии бы лучше не давать: в эти лихие дни, для непосвященных, зарплата вовремя - вот самая драгоценная премия. Самих компаньонов такая конспирация никак не касалась и премии обоим получились миллионные.
       Яблонски тотчас укатил за город, обустраивать оба свежеприобретенных имения, свое и Сигорда, себе - небольшое шале на восьми акрах земли, Сигорду - по соседству, но уже едва ли ни замок посреди гигантского леса.
      - На хрена мне четыреста акров, ты об этом подумал? Кто земельный налог с них платить будет - об этом ты подумал?
      - Вы будете. Большая часть налогов пойдет на культивацию и мелиорацию, это предусмотрено льготами, я консультировался. Лес очень приличный, почти половина - сосняк на холмах, с выходом к озеру, будете рыбу ловить, грибы собирать. И я заодно.
      - Дороги грибочки выйдут.
      - Не дороже денег. Кроме того, будет вам где укрыться от мира и цивилизации, вы же сами то и дело об этом мечтаете.
      - Я-то мечтаю, да сельская вилла посреди материка тут не спасет... - Сигорд ворчать ворчал, но не препятствовал Яблонски обустраивать свой быт, деньги шли в закрома рекой, на что-то их нужно было тратить. Тем более, что Яблонски постоянно давит на то, что загородные угодья вовсе и не трата, а вложение в недвижимость, изо всех вложений надежнейшее.
      - Слышишь, Ян?
      - Да, я слушаю вас?
      - Надо чтобы на краю света, посреди океана, свой дом, свое небо, своя... свое... свой мир чтобы. Свой остров. Понимаешь, Яблонски: свой остров посреди океана, чтобы никто, никак и ни по какому поводу...
      Этот разговор об океанском острове возник чуть позже, чем о ловле рыбе и собирании грибов в собственном имении...
      Гораздо позже, если время мерить не поступью часовых и минутных стрелок, но тяжестью пережитых событий...
      Сигорд сидел в конторе - и почему-то один. Только что была полна коробочка народу: обеденное время, Яблонски с челядью, Гюнтер с Софией, Марк Бун, с ежедневным докладом по внебиржевому филиалу - и вдруг никого. Марк Бун отчитался и уехал, Яблонски и Анджело с Алисой давно уже дома, на набережной, Гюнтера срочно дернули в военный комиссариат, София тоже за чем-то таким принудительным отпросилась, Сигорд не помнит...
      В дверь постучали и вошли. Трое.
      - Господин Сигорд?
      - Да. Чем обязан? - Сигорд недобро смотрел на пришельцев поверх очков, но в глубине души был даже рад случайному отвлечению от всяких разных сорных дум не по делу...
      - Меня зовут Энди. Энди Уорхол, но вряд ли мое имя вам что-то скажет.
      - Абсолютно ничего.
      - В таком случае, я присяду.
      - В каком случае? Я вам не предлагал сесть.
      - Я самостоятельно, дабы мои ассистенты не утратили уважение к моим сединам и моей способности вести деловые переговоры.
      Незнакомцу было лет под сорок, а может и за тридцать, но никакой седины в его волосах, черных, жестких и курчавых, не наблюдалось. Его 'ассистенты' были гораздо моложе и крепче на вид, хотя и сам черноволосый незнакомец, будучи невысоким, не казался хлипким.
      Сигорду не нужно было объяснять, как выглядят и пахнут большие, очень большие неприятности, следовало тотчас же вызывать биржевую службу охраны, сына вызывать, а лучше и то, и другое вместе, но... Где-то была кнопка экстренной помощи - но хоть убей он не представляет, где она может быть. Забыл, ч-черт...
      - Повторяю: я не приглашал ни вас, ни ваших ассистентов, и будет лучше, если вы покинете помещение сами. И немедленно.
      - Гм... Предвидя подобный поворот событий, господин Сигорд, мы позаботились, чтобы ни ваши сотрудники, ни ваши алярм-системы не помешали нашему с вами диалогу. Я люблю мирные диалоги.
      - Вы из Конторы, или из Службы?
      - Мы из частного бизнеса. Нас привели к вам проблемы, вы их нам решите.
      - Да-а? Вы уверены?
      - То есть абсолютно.
      - Хм... Это интересно. Минуточку, восемнадцать пятнадцать: я должен сделать немедленный звонок в офис...
      - Сожалею, но вы его не сделаете. Майк, дай ему в чан, если попытается шалить с телефонами и кнопками. Сильно стукни, но без следов и особенно без сотрясений мозга. Кстати, Сигорд, всю связь мы вам временно порушили. Видите, как мы ценим возможность беспрепятственно пообщаться с вами о делах?
      - Вижу, польщен.
      - Суть дела: в результате известных вам событий, многие фирмы и организации потеряли чертову уйму денег. Мои заказчики - как раз одни из этих людей. Поскольку они не чужие мне люди, я очень близко к сердцу принял их проблемы и хочу эти деньги им вернуть. С вашей помощью.
      - То есть, хотите у меня деньги отнять?
      - Ничуть не бывало. Хотя... Мне-то все равно, можете и своими поделиться, у вас много, мы знаем. Но заказчик категорически предпочитает, чтобы они вернулись к нам принципиально тем же путем, но с обратным знаком, то есть в результате положительных сдвигов на Бабилонском фондовом рынке.
      - Да неужели? Прошу прощения, вы могли бы попросить вашего Майка отойти на пару шагов? Звонить я никуда не собираюсь, но мне очень трудно думать, когда надо мной висит чей-то кулак или кастет.
      - Отойди, Майк.
      - Спасибо. Господин Энди Уорхол, не в моих полномочиях определять, куда двигаться фондовому рынку, я только игрок.
      - А я вообще в этом деле ни бельмеса. Мне поручили - я передаю. Но смысл поручения в том - я крепко его усвоил, наизусть выучил - что вы должны вернуть нам потерянные деньги тем же путем, как мы их потеряли, то есть в результате операций на бирже. То, что я говорю - имеет смысл, для вас, как для специалиста, или суть моей просьбы вам по-прежнему непонятна?
      - Суть понятна, хотя...
      - Хотя?
      - Хотя и странна предельно. Но тогда выскажите ее чуть подробнее, с цифрами, с наименованиями.
      - Это позже. Пока мне велено вам передать поручение, а вы должны обдумать его... э... сейчас, сейчас... ага: концептуально. Вот так будет дословно: вы должны обдумать возможность воплощения замысла концептуально.
      - Понимаете... Чтобы концептуально, все равно необходимы некие исходные... Миллион, грубо говоря, я могу отдать вам в эту же секунду, сейчас, наличными. - Сигорд приподнял над столом ключи от сейфа.
      - Славные деньги. Я был бы счастлив их иметь, но... Нам нужны шестьсот миллионов. Так что пусть ваш миллион остается вашим, в пределах вашего сейфа.
      - Шестьсот??? Да я в кино таких денег не видывал.
      - У вас больше, мы знаем. Но нам нужны, повторяю, не ваши, а наши. На днях я с вами свяжусь и приступим, засучив рукава. Связь вам восстановят быстро, ничего существенного мы там не нарушали. До свидания, господин Сигорд.
      - До свидания, - машинально ответил Сигорд, - до свидания.
      Первое, что он сделал, когда за посетителями закрылась дверь - сорвал трубку с базы. Глухо. Но сотовый работал и Сигорд позвонил сыну.
      - Рик? Але? Слышишь меня? Срочно приезжай. Срочно, говорю, более важного дела у тебя нет. Нет... Жив, здоров... пока... Короче, жду в конторе просто немедленно. Сверхважно, вне всего остального. Жду.
      Сын приехал через четверть часа. Тут же, с порога, Сигорд принялся рассказывать отрепетированную за эти минуты речь, чтобы не сбивчиво, по полочкам, не упуская главного, не рассыпаясь в мелочах.
      - Угу. Первую порцию инфы я усвоил. Теперь, пап, кофейку попей, за монитором посиди, а я пока разберусь по местным...
      Через десять минут все виды связи в офисе были восстановлены - буквально два проводка почему-то где-то отошли. Где - техники мгновенно обнаружили, почему - только руками развели: бывает. Неполадки также случились и в диспетчерском центре внутрибиржевой охраны: последний час видеозапись точек наблюдения не велась, то есть и смотреть там нечего. Кроме того, по настойчивому требованию господина Ричарда и согласно договорам между его фирмой и биржей, охрана тщательно проверила книгу записей входящих и перечень всех выданных пропусков, постоянных и временных. Никакого Энди Уорхола там не было, никто и никогда из охраны и персонала биржи такого имени не слышал. По описанию - вроде бы никто из охраны таких посетителей не видел. Это само собой, это понятно. Еще и стукнуть не замедлят адресатам: спрашивали, мол, искали.
      - Слышишь, папа?
      - Да?
      - Отвлекись, я более-менее составил себе представление. Как это и водится в анекдотах: у меня две новости, хорошая и плохая. С какой начать?
      Сигорд выпятил губу и терпеливо кивнул:
      - С плохой, чтобы не портить анекдота.
      - Плохая новость: это люди не из Службы и не из Конторы.
      - Почему плохая? - Сигорд решил подсократить многозначительные паузы между фразами и насытить их требуемыми вопросами. Мирным путем, не раздражаясь. Нервы...
      - Потому что официальные люди, подрабатывающие на стороне шустряки из силовых ведомств, когда наезжают - чаще берут на арапа и очень редко применяют убойную силу. Не любят они выходить из под защиты своих ведомств и действовать на свой страх и риск. Им больше свойственно опираться на репутацию своих альма-матер и действовать психологически, давить на характер, угрожая от лица Конторы, там, или даже Службы. Здесь - не тот почерк. Стало быть эти типы, что тебя тряхнули - прямые уголовники, а они куда более решительно пускаются в насильственные акции с применением... ну...
      - А хорошая?
      - С уголовниками управиться легче. С ними самими, аналогичными способами. Не совсем легче, проще. Деньги у тебя есть, я надеюсь... Чтобы нанять нужный ассортимент защиты. Или здесь трудности? Если заминка - тоже не очень велика беда, попро...
      - Сколько угодно есть, вне любого ценника нанимай.
      - Тем проще. Твои деньги, наши силы - не думаю, чтобы это было серьезно. Единственное, что меня смущает... Странность требования - каким способом им деньги нужны, и такая... хилая не хилая... тонкая артподготовка, с возможностью дать тебе собраться с силами и мыслями. Если это от самоуверенности и неопытности - замечательно, если от уверенности в своих силах... Посмотрим. Пока же - собирайся, я отвезу тебя домой, там посидишь дня три-четыре, сколько понадобится. Яблонски за городом? Сейчас же пошлю охрану на объекты, а его самого... К тебе? Давай к тебе, еще и лучше. И правильно: вдвоем вам не так скучно будет. Вот уж в шахматы наиграетесь...
      Ехать пришлось на моторе Сигорда, за рулем сидел Ричард, потому что его новенькую бээмвэшку, беспечно оставленную вне стоянки (однако оснащенную всеми современными средствами защиты), тотчас угнали. Может быть это было совпадение, может - разминка мускулов, но Ричард - видно было - сразу же подобрался, замкнулся в себе. Впрочем, Сигорду было также не до общения, смутно было на душе и гадостно. Оставалось ждать.
      
      * * *
      '- ...слышишь меня, папа?
      - Да, сын.
      - Яблонски у тебя?
      - Да, все нормально.
      - Не выходите из дома, открывайте только Алисе в сопровождении Анджело. Ну и мне, само собой. Ни на какие призывы куда-то срочно ехать - не реагируй, а сначала дозвонись до меня. Даже если скажут, что со мной что-то случилось - не верь, мы не в Голливуде. Мотор мой - цел и невредим - под окнами стоит.
      - Поздравляю, скоро ты управился.
      - Папа... Я ни при чем. Это они угнали и пригнали.
      - Зачем?
      - Демонстрируют проработанность темы: тихо, скромно, ласково расшатывают тебя и меня для согласия на их условия. Показывают крутость и то, что знают о нас многое.
      - А... Рик, извини... А твои? Шонна, там...
      - Моих, надо думать, не тронут. Эта проблема тебя никак не касается. Уверяю тебя. Все, что касается безопасности - я знаю не хуже, упустить - ничего не упущу. Короче, они вот-вот на тебя выйдут - сразу дай мне знать.
      - Может быть, сразу в Контору обратиться? За ценою не постоим, как говорится.
      - Может быть, но это на крайний случай. Понимаешь, насчет Конторы... Либо они официально согласятся и будут весьма неповоротливы, ленивы, либо возьмутся неофициально за деньги - но это хуже, чем наши.
      - Понятно. Тебе виднее, сын, пока.'
      Короткие гудки.
      - Вот же сукин кот! Ты смотри, Блондин, какой этот Ричи нагленький!
      - Рик, а не Ричи. Голова у него варит, не отнять. Только почему это он решил, что мы не захотим надавить через детей и внуков ихних?
      - Так и надавим! Проблем-то...
      - Нет, не скажи, вполне вероятно, что и не станем. Все имеет свою цену, любое давление. Он понимает, что мы способны поставить их на прослушку и на всякий случай озвучивает, дает нам 'оборотку': мягко показывает, что нас не боится, на шантаж не поддастся и готов на многое, если мы будем, в его понимании, 'борзеть'. Это тертый чувак, с характером. Но он просто не знает, на кого нарвался и не понимает того, как нам нужны услуги этого Сиги-барыги, папаши егонного.
      
      * * *
      Прошло двое суток, и незнакомцы молчали, никак не давали о себе знать. Нельзя сказать, чтобы затишье это успокаивало Сигорда и его сына, но - вот странность - вселяло какую-то иррациональную надежду, что все рассеется само собой, как дурная анонимная шутка. На третьи сутки Сигорд просто-таки был вынужден покинуть дом и отправиться в банк, где на совещании совета директоров требовалась его подпись, сделанная самолично в присутствии нотариуса. Теоретически, преодолев огромное количество организационных и иных трудностей, реально было бы организовать подобное совещание в квартире Сигорда, но Сигорд, посовещавшись с Яблонски и сыном, решил, что это будут непомерные издержки, не денежные, но информационные, статутные... Бронированный мотор Сигорд с презрением отверг, поехал на представительском 'Меркурии': сын за рулем, сзади и спереди - джипы, моторы с охраной, восемь проверенных ребят, профессиональных охранников, у каждого лицензия на ствол и сами стволы на руках, автоматического и полуавтоматического действия.
      До банка добрались без проблем, а на обратном пути их взяли. Все было предельно просто и буднично: служба дорожной безопасности прижала маленький кортеж к обочине и намертво заякорила оба джипа сопровождения. 'Меркурию' разрешили немедленно и в обязательном порядке убираться на все четыре стороны. Никакие объяснения и, звонки 'наверх' и адвокатам, никакие бумаги, включая те, что с водяными знаками и портретами государственных мужей, действия не возымели. Сын проявил чудеса напора и рассудительности и выбил из 'дорожников' их мотор - в сопровождение, но за километр до дому мотор срочно вызвали на происшествие и дальнейшее было вполне понятно и предсказуемо: помятый мотор поперек пути, дверцы хлопают, люди в масках и камуфляже... 'Сидеть, выйти из мотора, руки за голову, повязок на глазах не трогать, сюда, быстрее...'
      Потом уже, в здании, где они оказались, их развели по сторонам: сына отдельно, Сигорда отдельно.
      Это был склад, подвальное помещение без окон, более чем наполовину заставленное стеллажами от пола до потолка, на стеллажах коробки - наклеек не разобрать, видимо, какая-то бытовая утварь. Сигорду пришлось подождать около часа, сидя на одной из коробок, прежде чем его завели в помещение, несколько более приспособленное для человеческого обитания, видимо, клерковское рабочее место. Обычный канцелярский стол, два стула, таких же простых и канцелярских, кипы бланков и бумаг на столе, древний черный телефон с диском, компьютер старого образца, не включен...
      Сигорда усадили на свободный стул, перед столом, а напротив него, опершись предплечьями на столешницу, уже сидел здоровенный детина, лет под пятьдесят, в сером производственном халате поверх костюма, красные толстые ручищи сцеплены в замок, во рту незажженная сигарета. Детина молча ждал, пока оба сопровождающих выйдут из подвала.
      - Ты Сигорд, да? - Сигорд поразмыслил, выбирая форму ответа.
      - Да.
      - Сейчас подойдет один человек и тогда поговорим. Если куришь, кури. Пепел прямо на пол стряхивай. Как тебе у нас?
      - Пока не скучно. - Детина загыгыкал и посмотрел на часы.
      - Да где же он, сучья лапа!..
      - Это кто сучья лапа? Я, что ли?
      - Не я, по крайней мере. Сучья лапа - это не сука, так, нет? Привет. Не задирайся, Блондин, и не бери на жалость, я не извинюсь за твое опоздание.
      - Поскольку ты сам скотина. Если я задержался, то потому лишь, что... уважительная причина, одним словом. - Последние слова тот, кого назвали Блондином, таинственный посетитель Сигорда на бирже, произнес с нажимом и первый собеседник кивнул, принимая объяснение.
      - Короче, Сигорд. Готов слушать? - Это уже Блондин включился в беседу.
      - Готов.
      - Нам нужны шестьсот миллионов. Верни нам их - и наша благодарность окажется безмерна: сотни горячих спасибо, торт, аплодисменты и все такое.
      - Я у вас ничего не забирал. - Жирный согласно кивнул, показывая, что - да, спорить не о чем, не забирал.
      - Мы знаем. Но вот этот господин уже объяснял тебе, что мы 'попали', что называется, на ваших полянах, и очень хотим вернуть утраченное с твоей помощью.
      - А почему с моей? Есть и побогаче моего люди.
      - Гм... Ты... не горячись, старик. Моя бы воля - дал бы тебе в рыло и ты сразу бы все понял. Есть и побогаче тебя. Но то был бы разбой, а не деловое сотрудничество, которое мы тебе предлагаем. Я бы лично и перед разбоем не остановился, но - подчеркиваю - то я, да и я взялся бы лишь в знакомой для меня области. В этой же ситуации считается, что риск при отбирании таких сумм чрезмерно велик... Слишком много следов, федеральные комиссии, гигантские потоки странных денег в странные адреса... В результате - засветка и массовые расстрелы. Пропавшие же у нас деньги... Они такого сорта, такой особенности... Что наши с Блондином заказчики настаивают на добровольном и, главное, 'чистом' возвращении. И в этом есть определенный смысл: одни шестьсот лимонов вроде бы и равны другим шестистам лимонам, но и не равны... В одном случае это залатанный косяк, компенсация за косяк, то есть - все равно великая оплошность, слабопростительная, а в другом случае - колебания денежных средств туда-сюда, деловые будни. Впрочем, тебе и понимать не надо. Сделай - и гуляй себе куда хочешь.
      - Нет. Не сделаю.
      - Что-о???
      - Чего?
      - Что слышали. Могу объяснить - почему, перед тем как вы за меня возьметесь... физически...
      - Это - я тебе мигом, не откладывая, сучок заперданный...
      - Нестор, присядь на место, как брата прошу. Пожалуйста, не надо вот этого вот... Сигорд, объясняйте.
      - Я не вижу особой разницы в тех или этих миллионах, но я знаю разницу между вольной жизнью и подневольной...
      - Сидел, что ли?
      - Дело не в кандалах и решетках.
      - А в чем, тогда?
      - Если я вам уступлю и сделаю, как вы просите - хотя и не представляю как - вы уже никогда с меня не слезете, пока досуха не выдоите.
      - Мы так не поступаем.
      - Это слова. Но даже если и не досуха - я весь остаток дней буду коровой в стаде коров, щипать траву и доиться, и радоваться будням - но под вечным кнутом пастуха. Так уже было в моей жизни, и похуже того было, а больше не будет. Не - будет. Я - отказываюсь - работать - на - вас.
      - Да ты что, сбрендил, урод... Блондин, засохни, теперь я буду говорить. Я! Понял? - Называемый Блондином раздраженно ухмыльнулся и чуть отошел в сторону, показывая, что не мешает стучать кулаком в грудь, рявкать грозным голосом и иными проверенными способами решать возникшую проблему.
      - Твой сын у нас. Убьем и, как ты выражаешься, того похуже с ним сделаем. Дочь твоя в Иневии, Яблонски твой дружок, дети, внуки - ты всем этим рисковать вздумал? И твое здоровьице... Его потом никакими деньгами не исправишь, если выживешь. А после таких слов и ты жив не будешь. Но сначала переживешь всех своих родных и близких, я тебя уверяю. А чтобы ты поверил в серьезность наших намерений, я тебе для аванса отрублю кисть руки. Левую.
      - Нестор, дурак ты, что ли! Палец отруби и хватит! А лучше не ему, а сыну. На его глазах. Завтра ухо любимой внучки пришлем... Ну и так далее, пока не израсходуем весь материал, или пока вы не согласитесь... - Сигорд неловко спрыгнул со стула и побежал было к стене - он хотел с разбегу удариться в нее головой и, если повезет, умереть. Но Блондин легко перехватил его на пути, заломил руки и вернул на место, усадил на стул.
      - В побег, что ли, собрался? Так - как, с сына начнем? Отпускаю, сиди смирно.
      Сигорд горько заплакал. Платок был рядом, в нагрудном кармане, но Сигорд не вспомнил о нем и рыдал, размазывая слезы по щекам рукавами дорогущего, 'от Беландо' пиджака. Сигорд рыдал в голос, всхлипывая, охал и тряс седой головой, не стесняясь того, как он выглядит в этот жалкий для себя момент. Опытные Нестор и Блондин замерли, боясь неосторожным возгласом или замечанием нарушить эти очень важные мгновения 'слома', после которых воля к сопротивлению у жертвы заканчивается навсегда...
      - На, водички попей. Минеральная, без газа. Успокойся, на самом деле мы не такие уж и звери... - Голос Нестора мягко вклинился в паузу между всхлипами, рокотал чуть ли ни примирительно.
      - НЕТ. Я решил - и можете рубить на моих глазах кого угодно, хоть себя. Я вам ничего не должен и платить не буду.
      - Успокойся, не горячись. Пока мы будем трудиться над твоим сыном, палец за пальцем, сустав за суставом, у тебя будет время передумать. Готов?
      Сигорд всхлипнул последний раз, вытащил-таки платок, отер им лицо, шею...
      - Да, я готов. Приступайте. Прости меня, сын, обещаю, клянусь, что тебя не переживу..
      Блондин и Нестор переглянулись.
      - Жадный же ты мэн... Хм... Мне даже самому любопытно стало - сколько ты продержишься на такой ноте. - Нестор снял трубку телефона - Эй, давайте сюда молодого, колоду несите и топор.
      Сигорд вздрогнул: он все же каким-то дальним, глубинным своим нутром надеялся на чудо, на случайность, на фортуну, на... на чудо, сродни тому, которое однажды...
      Железная дверь перднула от напряжения в петлях и впустила кого-то, Сигорд не видел - кого, он спиной сидел к двери. Но он знал - кого... Вот бы успеть умереть...
      Вдруг сидящий детина, тот, кого Блондин называл Нестором, вскочил и замер с выпученными глазами, и Блондин словно застыл на месте.
      - Как дела, ребята? Я так понял - упирается?
      - Угу. Я думаю, может, отложить на пару дней, этот героический дух из него повыветрится. А пока молодому оттяпать чего по мелочи, на его глазах, чтобы этому лучше думалось. А?
      - А ты чего думаешь?
      - Я... я с Нестором согласен, подождать бы денек-другой.
      - Может быть. Вы идите пока, отдохните, то, сё, а я сам с ним побеседую. Хорошо?
      Оба Сигордовых мучителя, Блондин и Нестор, даже кивками не посмели выразить свое согласие, но без промедления ринулись к двери.
      - Стоп. Так вы что, друг друга по никнеймам кличете? Вслух? При посторонних?
      - Как?..
      - Чего?..
      - Никак. Никнейм - это, типа, временное погоняло у современного фратовья. Вот, например, твой никнейм был Энди Уорхол- чем он тебе не подошел? Неосторожность была проявлена вами обоими, после поговорим. Дверь поплотнее закройте. Я сам позову, когда надо будет.
      - Добрый день, Сигорд.
      - Добрый, разве?
      - От нас с вами зависит.
      - Я уже все свое сказал, новостей не будет. Ни завтра, ни послезавтра.
      - Да, я понял, что вы на испуг не повелись и уперлись накрепко. Нет, лучше я на ты буду звать-обращаться, мне так привычнее. Меня можешь звать Стивен, Стив. На ты, на вы - без разницы. Значит, примерную суть требований наших ты знаешь. Твою позицию я понял. Не хочешь никому служить, не хочешь ни от кого зависеть, и это твое нехотение крепче смерти. Так?
      - Так.
      - Имеешь право, сюда не лезу. Если же в другом не сумею тебя разубедить, чтобы ты оказал нам разовую помощь - убьем тебя и сына. Остальных родных и близких не тронем, это не конструктивно. Хотя бы по одному этому резону не тронем, что неконструктивно, так что можешь быть спокоен.
      - Спасибо.
      - Да, принимается. Это все от доброты моего сердца. Однако, я постараюсь тебя убедить в своей просьбе и ты должен потерпеть, выслушать мои резоны и аргументы, ибо это займет всего несколько минут. Хорошо?
      - Мне-то что, говори, - я уже свое сказал, что толку повторяться.
      - Почему присутствует странность в нашей просьбе? Поясняю, хотя ты и не просишь пояснений: эти шестьсот миллионов - не просто деньги, а... собранные с миру по нитке деньги, предназначенные на общие нужды. Иначе - общак. Ты слышал такой термин?
      - Слышал. Гангстера.
      - Н-не совсем, но, в общем и целом... Вот, это общак. В результате кризиса, деньги общака, вложенные нашими структурами в бумаги, для того, чтобы деньги работали, а не пылились, деньги эти - сами превратились в пыль. Несколько человек, толковые, честные по понятиям люди, уважаемые в своем кругу, в результате подобной досады потеряют авторитет и вполне возможно - жизнь. Я и сам буду вынужден стоять за подобную строгость, хотя всей душой против. Но принципы, на которых стоит наша... субкультура, назовем ее так, не позволяет заменить утерянное штрафом, пусть даже на сумму большую, нежели утрата. Ты следишь за моей мыслью?
      - Слежу, что мне еще делать? Принципы вам не позволяют...
      - Молодец. И вот эти принципы обрекают на смерть целую ораву хороших людей.
      - Если этих двоих, что сейчас здесь были - мне не жалко.
      - Нет, только одного из них. Но мне они все - как родные дети. Впрочем... Твои принципы - это я продолжаю, а тебе и себе напоминаю - не позволяют тебе пойти на поводу у наших принципов, даже под угрозой смерти тебя и твоих близких. Редко - но бывает. Очень редко так бывает. Но я лично встречал такое и убедился. У меня дилемма: стоять на своем и попытаться грубо переломить твое упрямство, или найти обходной путь. Предпочитаю второе. Вот мое предложение... Это ничего, что я так быстро сыплю аргументами и предложениями?
      - Я слушаю.
      - Ты помогаешь нам вернуть шестьсот лимонов прежним путем, через биржу. Мы, я - отпускаем тебя на все четыре стороны. То есть, после свершения операции, ты полностью выпадаешь из сферы нашего внимания. Никаким образом - хитростью, хватанием за язык, ловко составленными фразами договора - мы не затронем впредь тебя, твою жизнь, твой бизнес. Как не было нас. Я обещаю.
      - Так не бывает. Конечно, я хочу жить и еще больше хочу, чтобы жил мой сын. Но так не бывает, как вы... ты говоришь. Ни ты, ни я - уже не дети. Наверняка над тобой есть начальник, который отменит твое решение, либо сам ты нарушишь слово и меня обманешь.
      - Не нарушу и не обману. Я сам, строго говоря, никому не начальник, но и надо мной в этом мире начальников нет. Просто люди прислушиваются к моему мнению. Кстати, в отличие от них, кого ты видел, моего личного-шкурного, финансового интереса, карьерного там... - в этом деле ни пенса нет. Но пока я жив - слово мое не хуже подписи у нотариуса. Не тронем, оставим в покое, тянуть с тебя не будем, руководить, влезать в долю, шантажировать не будем, даже партнерства не предложим. Раз - и расстались четко.
      - 'Пока ты жив'. Это дело такое... Зыбкое.
      - Хм... Ну да. Но у тебя шансов меня пережить - еще меньше, как возрастных, так и ситуационных. Этот мир не создан для доверия, и я не могу точно знать - будет ли слово мертвеца, мое то есть, сдерживать живых оставшихся? Но более точных гарантий никто и нигде дать не может. Вот, мы знаем, что ты в кинобизнесе подвизаешься...
      - Не так чтобы... Да и, скорее, в телебизнесе.
      - Не важно. Звезды торгуют своей звездностью, не коммуникациями и не природными ископаемыми: помер актер с перепою, либо от наркотиков, попортил лицо и тело - фук вашему контракту. Однако - вы все подписываете, и в Голливуде так же, и на подиумах, и в спорте... И у нас с тобой то же. Большей гарантии, чем мое слово при моей жизни, я дать не могу, но это неплохая гарантия.
      - А где гарантия, что это настоящая гарантия?
      - Опыт. Поживешь - сам увидишь. Умереть всегда успеешь. Не только в деньгах дело, ты пойми. Тряхани мы кого другого из жирных - так и поболе миллиарда взять сможем, причем с каждого. Хотя это себя ронять, и риска не оберешься. Но нам некие формальности важны, для других пустые. Большая часть жизни нашей, общечеловеческой, проходит среди никчемных, с точки зрения НЛО или пустыни Гоби, ритуалов, а люди готовы терпеть любые неудобства, их соблюдая.
      - Ну например?
      - Например, на званом обеде люди сидят вместе, а в туалет почему-то ходят поодиночке, даже не парами. В скатерть не сморкаются. Мы - тоже люди, своеобразные люди, для которых некие ритуалы равносильны самой жизни.
      - При чем тут...
      - Короче, попробуешь, или убивать?
      - И если я выберу 'нет'...
      - Сразу же и убью. Тебя сию минуту, а сына твоего - пока дойду, минут через пять. Или через три...
      - Он жив?
      - Да. Побит слегка, но ничуть не более, чем в обычной уличной потасовке с оплеухами. Зубы, ребра, почки - все цело, все на месте. Здоровый бык, коварный и быстрый, умный, а на вид не скажешь.
      - И что, вот так просто отнимете жизни человеческие? Без нервов, без колебаний?
      - Ты чудак человек! Другие нервы на кону стоят, другие жизни, для меня ничуть не менее ценные, нежели твои. Если ты откажешься - мне дальше думать надо, и срочно думать, потому как кроме надежды на тебя - у меня на нынешний момент ни одной креативной идеи нету. Знаешь такое слово: 'креативный'? Хорошо. Поэтому, решай скорее. Давай, пока я себе чаю заварю, пока попью - ты думай, а дальше - финиш. Могу тебе налить.
      - Я... готов попробовать. На тех условиях, что ты озвучил. Без обману. Если я почувствую обман, то лучше сразу убивайте, вам это дешевле встанет. И, в виде бонуса, попрошу рассказать, когда все закончится, как вы на меня вышли и почему именно меня решили привлечь.
      - Расскажу прямо сейчас. В общих словах, правда, без нудных подробностей
      - И еще... С... Стивен... Ведь у меня может и не получиться...
      - Пусть у тебя получится. На этот случай мы нахлебниками не будем, а поможем...
      - Нет уж! Храни Господь меня от вашей помощи...
      - Замолкни и выслушай сначала, в чем будет заключаться помощь - предлагаемая, а не навязываемая. Выслушай. И на время короткого нашего сотрудничества запомни: больше меня и фортуну не искушай ультиматумами, не серди и не перебивай по-пустому.
      - Хорошо. Чайку можно?
      - Да. Вот слушай... А заодно и история вопроса вкратце.
      
      * * *
      - Как же они нас отпустили, пап? Дорого тебе это встало?
      - Не знаю пока.
      - Звонить будешь? Заявления писать?
      - Нет. - Сигорд зевнул и содрогнулся. - По-моему - в данном случае бесполезно кому бы то ни было жаловаться. Это кошмарные люди.
      - Угу, я как раз хотел тебе это сказать. Ты, пап, даже не представляешь... Я-то примерно понял расклады.
      - И что?
      - Практически безвыходная ситуация - если бодаться с ними. Но я могу попробовать.
      - Есть выход, по крайней мере, он мне обещан. Даже два, но второй выход - мой, и я его попридержу на самый край.
      - И что ты собираешься делать?
      - Помогу им, чем смогу. Они собираются привлечь для меня четыре-пять миллиардов своих денег, чтобы я с их помощью ускорился в процессах и гарантированно вернул их 'бабки' именно тем путем, каким они хотят. Все официально, все юридическое сопровождение через некого 'Малоуна и К'. Слышал о такой фирме?
      - Конечно.
      - И что? Нормально?
      - Более чем вполне, это брэнд. Если и банки такие же - придраться не к чему.
      - И банки нормальные, я с ними и до этого дела вел.
      - Так в чем тогда может быть засада, пап? Чего они добивались захватами?
      - Не знаю. Я только знаю, чего я не хочу: я не хочу и больше не буду плясать под чужие дудки. Никогда, ни за какие деньги, ни под каким страхом. Стой!!!
      Ричард дал по тормозам - мотор как в стенку влип. Европа - умеют делать люди! Сигорд заскреб пальцами по защелкам на стенке салона и вынул, наконец, походный сиреневый жезл, с помощью которого Яблонски выполнял свои обязанности мажордома 'на выезде'.
      - Я сейчас, сын...
      Ричард настороженно оглядывался по сторонам: трущобы, свалка, мусорные кучи... Сигорд, тем временем, подошел к худому рыжему бродяге, расслабленно сидевшему на ящике возле обочины. Он узнал его: это был один из тех наркоманов, кто когда-то отнял у него сигареты и деньги, пытался поставить его на счетчик, один из тех...
      - Здорово, Брысь! Узнаешь?
      - Чего? - Брысь вскочил и с недоумением уставился на расфуфыренного штымпа, явно из шишек, невесть каким чудом попавшего в это забытое богом место... Или это кумар с ним вытворяет такие глюки, перед ломками...
      Сигорд поднял над головой жезл и со всего маху обрушил его на рыжий череп. И тут же еще раз, поперек лица. О, как он мечтал об этом миге, как представлял его, в череде многих и многих подобных моментов мстительного торжества! Брысь молча схватился ладонями за лицо и осел на землю. Кровь немедленно проступила между пальцами и быстрыми ручейками заструилась вниз, на пыльную землю. Сигорд замахнулся было еще, но словно осекся... Плюнул в поверженного рыжего и заторопился к мотору.
      - Ты что, пап?
      - Да... Взбрык не по делу. - Сигорд вынул несвежий уже платок, тщательно протер им жезл и тут же, с брезгливостью на лице, выбросил за окно. К счастью, нарядный жезл не понес никакого видимого урона, главное, чтобы Яблонский не узнал и не заметил надругательства над вещью - вот было бы криков и попреков!.. Сигорд аккуратно вставил жезл на место, закрепил, еще раз погладил его пальцем: здесь он отомщен, один булыжник с души долой. А Яблонскому знать вовсе не обязательно, для чего еще может служить его рабочий инструмент.
      - Яблонскому ничего не говори.
      - И не собираюсь. Сам скажешь, если понадобится... И сколько понадобится.
      - Верно. Знаешь, сын, там, в подвале... Одним словом, тот главный над ними тип, это тот, которого все ищут, за то, что он убил Леона Кутона.
      - Знаю. Один раз его прихватывали, но он сбежал. Мы все еще к тебе едем?
      - Да. Поужинаем вместе. Не против?
      - Только за.
      
      Г Л А В А Ч Е Т Ы Р Н А Д Ц А Т А Я
      В которой автор утверждает, что Время - это перемолотое в пыль вчера, осевшее на сегодня. Есть еще и завтра, но его пока нет.
      
      И очередной стомиллионный раз, в ту часть планеты, что эпоха за эпохой, эра за эрой, беспечно омывается со всех четырех сторон темно-синими водами Южной Атлантики, пришла Весна.
      Она пришла - и сущее от века в обустроенном мире вдруг потеряло обыденность, на короткие счастливые мгновения стало звонким, буйным, юным и свежим: воздух, небо, волны, камни и даже бесстрастный в своей неизбывности вечный солнечный свет, который, как известно, прародитель всего живого на живой Земле, в том числе и Весны.
      
      ***
      - ...сейчас, в компиляторы кое-что от себя добавлю.
      - Порядок? Знаешь, Джеф, иногда я особенно остро воспринимаю странность и глубину жизни.
      - А... что?
      - Этот тип, Сигорд... я чувствую некое сродство с ним... Не сходство, а именно какое-то глубинное родство. Не тел и не душ, а даже непонятно чего. Кстати, мы их реально отпустили с миром - старика и его шустрого сыночка. Я ощущаю, что мне было бы интересно и несуетно поговорить с ним, поделиться пережитым, а ему со мной, но жизнь, как погонщик скота, разводит нас в разные стороны и сделать этого не позволяет.
      - Сигорд - это которого вы привлекли помогать Нестору восстанавливать общак, финансового жучилу?.. Фондового, да, поправляюсь. Как это - вам не позволяет? По-моему, организовать это несложно, хоть сто раз, только скажите. Хотите, я организую? По-хорошему, без угроз. Мне бы тоже было любопытно выяснить, как он алгоритмы вычле...
      - Нет, Джеф, не путай вошь с полушкой, тебя тут вообще не предусмотрено. Так вот, чтобы преодолеть предначертанное неизбежностью, кому-то из нас, ему или мне, пришлось бы сломать в себе нечто такое, что не чинится.
      - Как это?
      - Лень объяснять - как, повторяю: это сугубо личное.
      - Извините, что торможу, я в том смысле, что его и наши умозаключени...
      - Проехали. Ты продебажил программу? Вот, показывай.
      
      ***
      
      Сигорд, наплевав на осторожность и конспирацию, чесал по всему миру, с помощью своей методики, все доступные ему фондовые рынки; к предоставленным ему миллиардам, он добавил 'собственные', взятые в кредит под залог принадлежащих ему государственных облигаций. Яблонски, как обычно, сунулся помогать своими ничтожными миллионами - Сигорд и их не отверг: только чтобы поскорее разделаться с 'просьбой' новоявленных партнеров и развязаться с ними.
      Через девять календарных дней дело было сделано. Сигорд - хотя это уже не входило в его обязательства - озаботился, чтобы 'портфельная' структура возвращенных средств максимально соответствовала утраченной. И это удалось ему процентов на семьдесят. Зачем это было нужно? Да чтобы 'клиентам' с реанимированных шестисот миллионов не пришлось платить налог на прибыль и чтобы они не придирались к Сигорду, не требовали от него дополнительного 'сотрудничества'. Тут, в связи с частичной переструктуризацией портфеля, положение по грядущим налогам было очень тонкое, и Сигорд сто раз возрадовался, что в юридической мегакомпании 'Малоун и К' нашлось место квалифицированным аудиторам по фондовому рынку, - им не надо было ничего разжевывать и подсказывать, они сами могли поучить Сигорда в этом отношении. И, кстати, кое-что новое полезное он от них перенял... Но зачем, зачем ему все эти новые знания? Солить он их будет?..
      Словно что-то надорвалось в Сигорде после унизительного плена.
      Нет, обмана не было: бандюги, во главе со своим кошмарным вожаком, получив желаемое, растворились в тумане и больше ничем, никак себя не проявляли. Сигорд, раз и навсегда все про себя отчаянно решив, не боялся нового их появления, но и не жаждал пересечься с ними вновь.
      Методика работала по-прежнему успешно, хотя уже видны были пределы масштабов ее применения: более семи-восьми миллиардов в сей золотоносный круговорот не запустить, объем вливаемых по методике средств сам по себе начинает искажать закономерности игры, подобно тому, как размеры рыболовной сети, в погоне за уловами, не могут увеличиваться до бесконечности. Проценты по облигационным кредитам и сам кредит были погашены тотчас после завершения 'спасательной' операции гангстерского 'общака', оборотные средства для игры, помимо погруженных в банк, в шоу-бизнес и государственные долгосрочные облигации, вновь подкатили к трем миллиардам, а общая сумма нажитого - к одиннадцати, с погрешностью до полумиллиарда туда-сюда. Что дальше делать - вот вопрос вопросов. Фондовый бизнес испоганен для сознания Сигорда чужими грязными лапами принудителей, шоу-бизнес - и сам по себе очень уж гнил, безрадостен... На пенсию - в смысле на покой от дел - рановато, не хочется... Ну и дилемма: работать не хочется, отдыхать не хочется, скучать не хочется - это называется зажрался. Или чересчур устал.
      От особняка в центре города Сигорд отказался наотрез, да еще и наорал по этому поводу на Яблонски. Тот, от обиды и в знак протеста, заперся в своем доме и не показывался неделю. На звонки не отвечал, пришлось подсылать Алису, чтобы информационный контакт наладить, хотя бы. Ничего не попишешь: Сигорд поехал извиняться за свою очевидную неправоту, разводить руками и мириться... И через час уже, за пирогами с чаем, опять чуть не поругались в дым, поскольку Сигорд уперся твердо: договоренности договоренностями, вмешиваться он не вмешивается, но никаких помпадурных особняков! Любой особняк - он ведь потребует еще более тщательного ухода с еще большим количеством челяди, иначе не будет в нем жилого духа и вида. Людишки должны суетиться в доме, пропитывать его голосами, собственным теплом и запахами, тормошить его уборками, ремонтами, балами... А раз так - то это уже будет не его жилище, а как бы общее для огромного количества постороннего народа! Все эти горничные, ремонтники, сторожа, собаки, собачьи тренеры, почтальоны, врачи...
      - Ну и врачи, и что? Им же в доме не жить. А почтальоны вообще в дом не заходят. Можно и без собак.
      - Все равно! Ты - это ты, тебя приходится терпеть и мне легко это делать... Легко, легко, спусти на место бровки. Даже и хорошо, что ты почти всегда здесь, Яблонски. И сын не мешает, но он бывает нечасто. А остальные словно пытаются загнать меня в самый дальний угол моей квартиры, чтобы я сидел там и не высовывался, пока они делом занимаются, с утюгами да пылесосами. Мне необходимо, чтобы большую часть времени мое жилище было свободно от посторонних тел, вооруженных глазами, ушами и... соображениями.
      - Какими соображениями, я не понял, умыслами, что ли?
      - Нет. Просто... Они же люди, они же думают. Мне крайне неприятна мысль, что за внешним усердием и подобострастием скрываются... ну... соображения, размышления... Не умею гладко говорить. Короче, особняка мне не надо. Ищи компромисс.
       Компромисса достигли, конечно, не разругиваться же всерьез: выкупили точно такую же по площади, но иную по конфигурации соседнюю квартиру, единственную на той же лестничной площадке, и перестроили весь этаж по типу пентхауза, с индивидуальным лифтом, с панорамными стеклами в мансарде... Оказалось, что бедовый Яблонски под шумок и мансарду отхватил над пятым этажом... Вроде бы и да, и никакой это не особняк, но...
      - Восемьсот метров квадратных, Ян, да еще в два уровня! Ты головой-то беспокоишься - куда мне их девать?
      - Вы не о метрах, а об удобстве думайте. Удобно получилось?
      - Мне и раньше было в самый раз, не жаловался.
      - Да, но мне становилось тесно в прежней служебной каморке, поскольку я здесь ненормированное время провожу, это первое. Кроме того, у вас есть сын, дочь, внуки...
      - У них своя жизнь.
      - Будьте покойны: чем дальше, тем ближе.
      - Извини, что ты такое умственное ляпнул? Что это за 'чем дальше, тем ближе'?
      - По мере дальнейшего благоустройства и роста вашего благосостояния, все ваши родные будут к вам все ближе, охотнее будут к вам наведываться. Ну, это как с вашими загородными кущами. В городской квартире тоже предусмотрен зал для детских игр и уже оборудован, а вы даже не заглянули.
      - Хм... Ну разве что. А где это?
      - В мансарде, рядом с зимним садом.
      Пока городская квартира бурно разрасталась и перестраивалась, Сигорд перебрался жить за город, в свое новое имение. Весна только-только начиналась, лес утопал в серых сугробах, клумбы и цветники - превосходные, если судить по отзывам Яблонски - выглядели не лучше сугробов, из тусклых низких небес попеременно сыпались то снег, то град с дождем... Но имение все равно радовало глаз и душу: просторное, несмотря на непогоду - светлое, далеко от суеты и шума людского, при всем при этом полный комфорт: автономная подстанция, водопровод, спутниковое телевидение, Интернет, телефоны, теплая спальня, камин, отличные шоссе, квалифицированная и, что ценно, приходящая, а не постоянная, прислуга, отсутствие соседей, если не считать небольшой усадебки Яблонски под боком.
      Сигорд отметил новоселье, неожиданно получившееся весьма многолюдным - и в результате да, прав оказался Яблонски: и Молина с внучкой, и Шонна с детьми, справив новоселье в таких интересных интерьерах, с огромным энтузиазмом приняли приглашение приезжать погостить, к октябрю обе по разу отметились - внуков, типа, дедушке показать... Сигорду не жалко: внуки и внучки - это прекрасно, он их любит. Детей - само собой, всегда рад видеть, слышать, воспитывать бурчанием.
      Но дальше-то - как жить, для чего, во имя чего? Денег у него много, миллиарды, и они ему отнюдь не обуза и не помеха, но... Словно отравили его те подлые дни и недели чужого присутствия в душе и бизнесе.
      Все у него есть, в дополнение к деньгам: родственники, остатки здоровья, аппетит, положение в обществе, комфорт, желание жить, в конце концов!.. Но...
      - Нет, Яблонски.
      - Как это - нет? А воздух? Здесь даже воздух целебный, хвойный, не то что у нас в Бабилоне. Вот уж не думал, что вы настолько городской...
      - Я не в том смысле говорю 'нет', что мне город милее загорода.
      - А в каком? Вы же сами не раз говорили: город - это рак деревни? - Сигорд надолго замолчал. Яблонски видел, что он не забыл его вопроса, а подыскивает слова ответа, и с интересом ждал.
      - Слышишь, Ян?
      - Да, я слушаю вас?
      - Надо чтобы на краю света, посреди океана, свой дом, свое небо, своя... свое... свой мир чтобы. Свой остров. Понимаешь, Яблонски: свой остров посреди океана, чтобы никто, никак и ни по какому поводу...
      - Гм... Все равно от мира не спрятаться, даже и на краю света. И как вы видите отказ от всех достижений цивилизации? Шесть десятков лет вы пользовались телефоном, унитазом, газовой плитой, а вдруг начнете сырую рыбу кушать, на песке спать?
      - Вовсе нет. Эти самые блага цивилизации можно приживить и на острове, монеты на все хватит, но... Не хочу, чтобы мир вторгался ко мне иначе, нежели по зову моему: захотел я - включил телевизор, не захотел - вырубил все виды связи, включая радио. Чтобы лагуна - только моя, в моих территориальных водах, чтобы ни одна тварь без моего согласия не смела совать рыло... Чтобы соседи за стенкой не шумели и не сверлили, чтобы под окнами ни одна сволочь музыкой не грохотала, мусор куда ни попадя не бросала... Если водопад, или вертолет, или прибой - то это потому, что я так восхотел. Я.
      - Одинокий король одинокого атолла? Правильно я вас понимаю?
      - Вроде того. Так что теперь тебе предстоит начать поиск.
      - А где искать? У нас, в Южной Атлантике, или повыше, возле Канар?
      - Ищи где хочешь, я предпочел бы в Тихом океане, он просторнее.
      - Даже так? Тесна, стало быть, Атлантика. - Яблонски вдруг захохотал и соскочил с кресла. Если сидеть он любил скрюченным, подбородок на коленках, то стоять почему-то предпочитал у окна: руки в боки, ноги врозь, голова откинута - вот-вот гимнастические упражнения делать начнет. Но Яблонски недолюбливал спорт. - Это интересно. Я подумаю, где и что искать. Насколько задание срочное? Бюджет этого дела?
      - Ищи... Покуда не найдешь подходящее. Месяц - значит месяц, год - и год потерпим. Бюджет... Ну, до миллиарда, предположим. Но это гнется в ту или иную сторону при необходимости, здесь более важны условия, а не цена. Поедешь со мной? - Яблонски вильнул глазами, но видно было, что он обсуждает честно, без боязни и лжи.
      - Гм... Посмотрим. Так сразу трудно что-либо сказать, ведь мы и острова в глаза не видели. Это насовсем? Навсегда и бесследно?
      - Не обязательно. Просто это будет основное место для жизни, но можно иногда и выбираться из скорлупы. Мне вот в Париж хочется, и во Флоренцию...
      - Тогда проще. А бизнес?
      - Сверну. Ты же знаешь, что я после того случая смирно сижу, весь в государственные бумаги забился. Один из крупнейших в стране финансовых патриотов... Да и ты. Погоди, сколько там твоих, надо посчитать...
      - Сороковник с лишним...
      - То есть - как это сороковник, ты чего, ополоумел, Яблонски? Где твои деньги?
      - Но если в талерах - двести двадцать с чем-то миллионов. Ну, еще доля в банке, недвижимость, два мотора, четыре костюма, галстуки... Зарплата, пенсия. Пожалуй, можно и на остров, если там не намертво запираться.
      - А зарплата у тебя какая, напомни?
      - Та же, что и была. О, пушка грохнула. - Яблонски крутанулся на каблуках и подбежал к стеклянному шкафчику, в котором стоял парадный жезл. Откашлялся. Троекратный торжественный стук в пол, громовой голос:
      - Полдень, сударь! Прикажете подавать мотор?
      - Ой, а я уже и думать забыл... Ч-черт. Расслабился. Шредер из мэрии мне встречу назначил, придется ехать... И как тебе не надоест всей этой дурью маяться?
      - А что ему от вас надобно? Кофе будете на дорожку?
      - Угу, с сахаром. Это мне от него надо, я на прием записался. Хочу кое-что по недвижимости провернуть.
      - Серьезное? Каков бюджет?
      - Да никакой бюджет, это мой каприз. - И видя, что Яблонски продолжает выжидать ответа, повторил:
      - Мелочь. Просто... Взбрендилось мне. Хочешь, вместе прокатимся, сам посмотришь?
      Яблонски задумался на мгновение.
      - Нет. Необходимо кое-что с архитектором обсудить, я его уже вызвал сюда, на тринадцать тридцать. И по квартире многое назрело, и за городом. Видите, не сплю, тоже аудиенции назначаю. А кроме того, я должен подумать насчет острова, потому что я пока даже не представляю, с какого боку к этому подступиться.
      Еще более укрепилось желание Сигорда убраться ко всем чертям, подальше от цивилизации, 'у врат' самой мэрии, на служебной автомобильной стоянке, для посторонних платной. Сигорд выходил из мотора, а некий господин неподалеку, видимо только что из мэрии, готовился садиться в свой. Он глянул на Сигорда и не узнал его, равно как и Сигорд безразлично скользнул взглядом в чужое лицо и зашагал к дверям. Но невысокий этот мужчина как две капли воды походил на 'Энди Уорхола', отзывавшегося также на кличку Блондин. Почему-то возникла уверенность, что именно к Шредеру приходил сволочной 'Энди Уорхол', и от этого предположения стало предельно противно во рту и на сердце...
      Во время разговора с заместителем мэра, господином Шредером, Сигорд попытался косвенным образом прояснить свои сомнения - вроде бы нет: господин Шредер прибыл из Дворца буквально за пять минут до встречи. И то хлеб. Прием шел полчаса и стороны расстались, довольные друг другом, хотя Сигорду показалось, что господин Шредер слегка разочарован краткосрочностью взаимного интереса...
      
      * * *
      - Стой! Стой, рожа ты некрещеная! Стой! Вылазь из кабины, глуши движок!
      - Чего кричишь, зачем шумишь, начальник? Зачем обзываешься?
      - Затем, что слышать надо, когда зовут.
      - Так движок-то - ревет, как услышишь? Я правил не нарушал, что говорят - делаю. Я все делаю как мне положено, а по другому не делаю.
      - Где твой наряд? Где права?
      - Чего?
      - Где квиток с заданием?
      - Какой квиток?
      - Бумага! Или китаезы все такие тупые? С подписью и печатью твоей фирмы, задание для тебя на твою работу!
      - Вот она. Зачем кричать? Прораб сейчас подъедет, грузовики подъедут, два бульдозера подъедут, я не один работаю, я стены должен ломать, это и знаю, а больше ничего не знаю. Ага! Вон прораб едет. - Работяга облегченно заулыбался, утопив глазки в широком прищуре, - низенький, щупленький, комбинезон не по росту, зубы врозь, наверняка недавний иммигрант. Господи помилуй, во все щели-то они лезут...
      ...Теперь с него взятки гладки, теперь пусть лягавый к прорабу придирается, а он Юнь Лин, человек маленький и за чужие дела отвечать не собирается...
      ...Да, на этого прораба так не прицыкнешь, сразу видно, что другого замеса. Эх, хотя бы одно дежурство без нервов прослужить...
      - Ты чего, брат! На кого наезжаешь? Знать ничего не знаю, у меня все документы в полном порядке, понял? Вот у меня наряд, понял? А вот разрешение. Которое для меня, унтер, маяк и руководство к действию, при всем уважении к полиции, лично к тебе и устным твоим распоряжениям. Мы, фирма наша, муниципалитету подчиняемся и принадлежим ему, то есть, тоже люди государственные. - Прораб постучал кулачищем в хриплую грудь, как бы жестами подтверждая свою государственность. - Хочешь - пузырь раздавим после работы, я ставлю, а сейчас изволь мне не мешать.
       ...Вот же харя небритая, только и забот, что пузыри с таким распивать. Можно было бы и распить, кстати говоря, но надо сначала сойти с ума и забыть матерный приказ этого козла в погонах, господина подполковника.
      - Все равно - стой и не ори на весь пустырь. И я уже абсолютно официально говорю, без шуток: только попробуй тронь хибару, только попробуй! Останови технику, все заглуши, всем прикажи. А сам встань рядом, будь паинькой и тихо-тихо жди, я сейчас доложу по ситуации... Будешь самовольничать - надолго пожалеешь.
      Минут пять унтер-офицер переругивался с диспетчерской, да минут пять - уже совсем иным тоном - докладывал куда-то, потом они все вместе, семь человек и пять единиц техники, ждали битых два часа, маялись, покамест не приехали два мужика и две тетки из городской мэрии. И прораб не зевал, по трубке позвал подмогу - тоже трое с портфелями и в галстуках: адвокат, инженер фирмы и столоначальник из местного муниципалитета. Свара шла долго, со сличением печатей и подписей, с уточняющими звонками и доносами наверх. Однако, городские козыри оказались сильнее районных, и строительная техника, ворча, ругаясь, отплевываясь клубами сизого дыма, покинула пустырь. А потом и люди испарились, вслед за механизмами, оставив дом сумеркам и одиночеству.
      
      * * *
      
      Да, Сигорд свернул все операции по фондовому рынку и как бы притих. Помимо отвращения к пережитому, была еще причина, повлиявшая на это его решение: слова того уголовника.
      Когда операция по 'восстановлению' шестисот гангстерских миллионов была завершена, на последней встрече, 'на совещании', - принимал 'работу' именно главарь, собственноручно, один на один. Видимо, грамотности ему вполне хватало, чтобы понять суть завершившихся (успешно) процессов, во всяком случае, вопросы он задавал толково, по пустому не придирался. Он-то и посоветовал Сигорду приготовиться к большой буре на рынках страны. А когда Сигорд забылся на мгновение и выразил вслух сомнение в таком категорическом прогнозе, главарь даже и спорить не стал.
      - Как хочешь, мое дело по-добру предупредить. Даты точной я тебе сказать не могу, не только от меня сие знание зависит... - При этом бандюга ухмыльнулся... Но - смотри. Алгоритма, по которому ты определяешь свою биржевую стратегию, мы так и не просекли, хотя есть у меня ребята, компьютерные спецы, которые потратили на это массу времени... Может, просто тебе везет, однако, опять же по нашим наблюдениям, тебе везет очень давно и прочно, потому тебя и выбрали на подмогу...
      - Польщен.
      - Остряк, заткнись, пожалуйста. - Главарь сказал это беззлобно, чуть ли ни дружелюбно, однако Сигорд уже опомнился и вновь поджался. - Так вот, твоя система игры, какая бы она ни была продвинутая, иногда неспособна учесть факторы из будущего. Здесь имеет место быть как раз тот самый случай, который зависит от меня и известен тебе. Я сказал - ты слышал, твое дело - поверить, не поверить, забыть, учесть... Но я считаю - слышишь меня, Сигорд? Я считаю, что после этих моих слов мы с тобою вполне квиты. Заметь: мы не выпытывали из тебя секрет игры, потому как я - не коммерсант, а остальным нашим ребятам такие знания лишние. Зажрутся не то. Итак: ты дело сдал, аудиторы кивнули и письменно подтвердили, я принял... Все. Пока. - Тип этот попросил притормозить у перекрестка, вышел из Сигордова 'Меркурия', свернул за угол... Что за досада такая в мозгу осталась, как заноза торчит, беспокоит Сигорда... Словно бы они расстались, не договорив...
      - Трогай, Анджело. Что? Да, домой.
      Но сказанное не пропало втуне: Сигорд, сам не зная почему, уверовал безоговорочно и затаился. Яблонски по десять раз переспрашивал, ковырялся в мельчайших нюансах того, каким тоном и в какой последовательности звучали слова с обеих сторон, кто как сидел-стоял, и как глядел... Вплоть до цвета носков, на которые Сигорд почему-то ни разу не догадался поглядеть... Но и Яблонски ничего более-менее логичного и конструктивного придумать не смог, только брови задирал выше некуда и нижнюю губу выпячивал - верный признак беспокойства и растерянности.
      Уходили драгоценные дни ранней весны, пошла трава, вот уже почки на деревьях набухли - только лопаться им, залив и Тикс с каналами и рукавами вполне прочистились ото льда, снег сугробами - разве что в глубине парков остался, но все-таки это еще была весна и Сигорд, вслед за Тиксом, потихонечку оттаивал от пережитого.
      Однажды утром, за завтраком, он решил вдруг, что пора, что надо съездить и навестить дом, тот, который дал ему приют на чердаке, укрыл от людей и непогоды, сберег ему жизнь и здоровье. Яблонски мгновенно учуял, что Сигорд вроде бы и в норме, а все же не в своей тарелке:
      - Может, вам не ездить никуда? Устройте себе выходной. Выберете себе фильм - у вас очень богатая фильмотека, даже я не в силах пересмотреть ее всю... Кстати говоря, подобрал я ряд островков, более-менее подходящих, выбирать из которых придется лично вам, либо вместе будем смотреть. Но уж точно, что без вас дальнейший выбор невозможен.
      - Разве? Не хочу фильмов, и отдыхать не от чего мне, я и так все время отдыхаю. А чьи эти острова? Наши?
      - Один наш, но он в Атлантике. Два штатовских, один французский, один филиппинский, два чилийских... Один - вообще из лилипутского архипелага. В Тихом океане, как просили, в тропиках.
      - Это будем смотреть. Наш сразу можешь вычеркнуть, ибо Атлантика, и вообще... А вот чилийские и 'лилипутские' посмотрим поподробнее. Но понимаешь, Ян, острова - это стратегия, а мне оперативно, что называется, не работается и не отдыхается...
      - Тогда играйте. Загрузите на биржу немного денег и играйте вволю, как говорится: ва-банком от инфаркта. Миллионов сто вкачайте, чтобы не даром время тратить. Риск не велик, и прибыток не велик, но зато вы при деле... И девицам своим вы что-то давненько кастинг не устраивали... Кстати, вы обещали познакомить меня с Вандой Вэй, помните?
      - Помню, но только она уже сто лет как не девица. И... может быть, лучше с кем другим? Не с Вандой?
      - При чем тут сто или не сто? Мне она как актриса нравится, во всех ролях, поздних и ранних, не все ведь такие циничные, как вы. Хорошо, пусть не с Вандой. Ой-й!.. Конечно не с Вандой, я же забыл... Хотите, в биллиард?
      - Нет, съезжу кое-куда, развеюсь.
      - Куда, если не секрет? Можно, я вам сегодня компанию составлю?
      - В город, к заливу. Я тебе уже говорил однажды про мелкую недвижимость, типа, каприз.
      - Так я съезжу с вами?
      - Э-э... Нет, Ян. Ты знаешь, я всегда только приветствую, когда ты удостаиваешь меня своей компании, в прошлый раз сам туда приглашал, но сегодня совершенно особый случай. Ни близкие, ни домочадцы мне в этом деле не нужны...
      - Ну, как хотите.
      - Да погоди ты обижаться, Яблонски. Потом я тебе все расскажу и покажу, если не забудешь, а сейчас я и сына родного бы не взял. Представь себе, случаются иногда такие вот взвихрения в голове и в сердце человеческом. - Яблонски приопустил брови, в знак того, что принимает аргументы и больше не сердится на дискриминацию. - Пора ехать, еще курну на дорожку.
      - Мотор подан.
      - А...
      - Вот она.
      - Да я не про пепельницу. Что у нас на обед?
      - Закуски, салат, первое, второе, третье и десерт. Не считая напитков. Сам точно не знаю - что, меню пока не составлял. У вас будут пожелания?
      - Н-н... Да, будут. Предусмотри на троих. Хочу позвать сына, у меня к нему очень важное дело. Время обычное, между четырьмя и пятью пополудни. Рику я сам позвоню.
      - Хорошо.
       Пробки, пробки дорожные... Что толку в миллиардах, если не можешь позволить себе ежедневную подземку? Сигорд позволил себе дважды сойти в народ: первый раз с Анджело, второй раз с сыном - очень ему не понравилось давиться в толпе, держась за карманы! Оказывается, он отвык от тесного соседства с человеками и привык к комфорту. А тут ему и на ноги наступили, и в спину пихнули, да не единожды! И смотрели как-то так... Он, видите ли, чересчур дорого одет для подземки - это ему сын объяснил. И что там такого в его одежде? Пальто дорогое, да, но простое, лэйблы отовсюду не торчат. Шарф - обычный шелковый. Штиблеты... Дорогие, да, но кто там в толпе их видит? Наощупь наступают. Дышат, ворочаются, в один бок упрутся, в другой... Сесть и не надейся - посадочные места, небось, по наследству передают! Но ездил ведь когда-то, в подземке, и на трамваях, и в автобусах с троллейбусами - и не роптал. А попозже, в бомжиный период, и общественный транспорт был для него недоступною мечтой: шел себе пехом, не в силах заплатить за проезд, не смея думать, что хорошо одетые граждане позволят ему тереться меж них своими лохмотьями... Кто был нищ - тот не забудет. Моторы, лаковые штиблеты, поклоны со всех сторон... А когда-то... Это когда-то - до сих пор в нем сидит, ногами не выбьешь. Вот почему у него, при всех его миллиардах, нет ни кошки в доме, ни собаки, ни пичужки малой? Все дело в голоде, который навсегда въелся в его кости, в его биографию, в его память... Давно он обменял его на аппетит, а голода не знает, но до сих пор не путает. Разницу между аппетитом и голодом самым верным образом определяет наличие в доме несъедобных домашних животных, которые в свою очередь, как ни горько это понимать по опыту поколений, не просто маленькие наши друзья, а и съедобные домашние резервы. Простой человек не имеет об этом представления, а Сигорд, во дни былые, не раз и не два заглядывался на упитанных левреток... На крыс пытался охотиться... Об этом стыде никому не расскажешь, так что теперь - ничего и никогда! Не честно было бы заводить зверушку, думая о ней, как о потенциальной... Вот если бы на природе, иметь свой заповедник, где все свободны и веселы... В городе - даже и лимузин с шофером не ограждает тебя от остального муравейника. Сын смеялся, конечно, вспоминая поездку в народ, ругань и толчки, а охранник Анджело - тот испереживался: а ну как босс вообразит, что он плоховато справляется со своими обязанностями? Да чтобы эту толпу отсечь-отпихнуть от сиятельного тела - целая рота телохранителей надобна, и той мало будет, когда толпа в час пик попрет на перроны! Сдержи, попробуй! Сам бы Анджело ни за какие коврижки не поменял бы лимузин с шофером на подземку! Опаздывать Сигорд не любит, видите ли!.. Никто не любит, а всякое бывает, в том числе и пробки. Сиди себе на заднем сидении, спи, телевизор смотри, дела - по телефону решай. Надо будет - Яблонски обед прямо к мотору принесет, в пробку. Неймется старому, опаздывал он... Однако, вроде, не рассердился на то, как Анджело справлялся в метро, и сказал, что впредь в эту вонь и грязь не полезет, лучше в моторе переждет. Это разумно. Анджело коротко глянул в зеркальце - смирно сидит хозяин, глаза прикрыл... Может, дремлет... Но уже и не ерзает, не предлагает подземным транспортом... Эта пробка - не пробка, через минуты три-четыре пересекут они Замковый мост, сразу же налево - и поедут, а не поползут...
      - Остановись здесь. Вот что, Энджи, ты припаркуйся где-нибудь тут, развернись, если надо, и жди. Я сказал: жди. Уж наверное, мои слова и я сам - поважнее твоих инструкций, тем более, что нарушать закон, в отличие от инструкций, никто тебя не подталкивает.
      - Но господин Сигорд...
      - Что? - Сигорд замер с полуоткрытым ртом, словно бы приготовился слушать возражения, глаза кротко устремлены в пространство, чуть вверх и в сторону от Анджело... Не-ет, братишки, все назад и рты задраить: опять старикан не в том настроении, чтобы ему перечить...
      - Я все готов сделать как скажете, но район-то больно уж трущобный.
      - Я знаю этот район. Кроме того, у меня трубка, я тебя кликну в случае чего: либо позову, либо просто звонком. Если сигнал от меня поступит - немедленно выдвигайся вон туда, за угол, там будет пустырь. На пустыре заброшенный двухэтажный дом. Знаешь, какие до войны еще строили, или даже раньше? Вот, в районе этого дома я и буду. Либо в нем самом, он небольшой, увидишь и сообразишь. Ты понял?
      - Да понять-то понял... Вот там, да? - Анджело рукой уточнил направление и Сигорд молча кивнул.
      - А... могу я вас просто сопровождать, издалека, в пределах прямой видимости?
      - Не советую. Просто жди.
      - Я готов. - Анджело покорно рухнул за руль. От судьбы не уйдешь, в любом случае эта работа у него не вечная. Вот только чем и как он будет оправдываться, если со стариком действительно приключится беда? Да Рик его с дерьмом съест! Но подглядывать он все равно не станет, ибо служилый человек знает самую святую истину на свете: нет ничего хуже бездумного выполнения приказов, кроме проявленной инициативы снизу. При всех прочих равных условиях, лучше он пострадает за послушание, нежели за самодеятельность.
       Сидеть. В трубку добавить громкость и вибровызов, положить ее на приборную панель, 'беретту' к пупку поближе - и никакого радио. И сечь, хотя бы вдоль улицы, подступы к углу. Все что он может - он делает. Сигорд ушел, а Анджело остался наблюдать и развлекать себя мысленным составлением рапорта 'про эпизод'.
      Пустырь словно бы осел и ужался за эти годы... Раньше он Сигорду казался огромным, просторным, с высоченными грудами щебня и иного мусора... Да еще сорняки лезли едва ли не по грудь, поверх скудной почвы... Двухэтажный дом с чердаком - тоже воспринимался большим, особенно в сумерках... А сейчас, весенним полднем, пустырь открылся обычным городским пространством, трущобным, кое-где с новой мелкой зеленью, так, невысокие руины посреди забытой свалки. Разве что подъездные пути из песка и глины разворочены множеством колес и гусениц - явно, что грузовая техника елозила на этом месте. Но никаких следов деятельности этой техники Сигорд не обнаружил. Сигорду вспомнилось, как он пришел сюда в прошлый раз, потерянный, разоренный, едва ли не в стельку пьяный, но не от выпивки, а от упавших на его голову несчастий. И до этого, как он жил здесь, бомжевал на чердаке, собирал утиль, пластмассу... Бутылки, ботинки, сумки... Нет, сумки с ботинками были чуть попозже, когда он задышал, помаленечку потихонечку стал возвращать себе человеческий облик. Надо же: а ведь он с тех пор ни разу не выпил! Ни пива, ни вина, ни кофе с коньяком... Даже не пригубил ни разу. Может быть... теперь-то чего бояться? Хорошего виски, к примеру. Не сопьется же он по новой. Да и сопьется - всех денег не пропить, хоть из ванны лакай. Сигорд представил, как он берет в руки тяжеленный стакан, на треть... на четверть наполненный шотландским виски, серебряными щипцами сам кладет туда пару кубиков льда... Все вокруг так и делают, все, кроме него. Они не спиваются, а он, видите ли... Он же не мальчик уже, шесть десятков наменял. Сигорд поймал себя на том, что кадык у него ходит ходуном, а пальцы мелко-мелко трясутся...
      - Нет, моя прекрасная Сударыня! Сигорд слова не нарушит. Ведь я Тебе клялся!
      Словно серебряные колокольчики рассыпались над пустырем в октябрьском небе - что это?! Сигорд задрал голову - послышался ему смех Весны, или это клин журавлиный? Без очков смотри не смотри... Может, трубка? Сигорд вынул трубку, посмотрел на экран - тихо.
      - Сударыня! Госпожа моя, не смею Тебя просить... Но... Я так хотел бы взглянуть еще раз и... и...
      Сигорд опомнился, запихнул трубку в карман пальто, обеими ладонями отер слезинки с глаз. Шмыгнул носом, раз, да другой. Что ж, чудеса на то и чудеса, чтобы не повторяться. Боже мой, какая здесь грязь и вонь, как это он раньше не замечал. В трех шагах валялся ком шерсти, именно он издавал зловоние: небольшое животное подохло этой, видать, зимой, а теперь труп оттаял. Кошка или маленькая собака. Сигорд заторопился к дому, стараясь ставить штиблеты на сухие участки поверхности. Вдруг обернулся, стараясь сделать это по возможности резко!.. Нет, по-видимому, Анджело не осмелился его ослушаться, не следит за ним. Хотя, может быть, и к лучшему было, чтобы присматривал: очень уж не понравилось Сигорду осознавать свою недавнюю беспомощность в плену у других людей. Кто бы они ни были: лягавый с дубинкой и наручниками, уголовник с пистолетом, ханыга с кирпичом в руке... Правда, тут нет никого, все тихо... Только он и дом. Дом и он. Большая зеленая муха стала нарезать круги вокруг Сигорда, словно бы препятствуя ему подойти ближе к дому. Откуда она такая большая взялась, неужто вырасти успела за первые теплые дни? Сигорд махнул рукой, муха жужукнула на прощание и растворилась в просторах освещенного солнцем пустыря.
      - Ну, здравствуй, дом! Как ты тут без меня? - Сигорд заставил себя выговорить эти слова вслух, но застеснялся в последнюю секунду и поэтому они прозвучали невыносимо фальшиво даже для него самого.
      Дом не ответил, и Сигорд чуточку приободрился. Вот вход, ступеньки перед ним, надо попробовать память организма, только аккуратненько, чтобы руки-ноги не переломать. Сигорд прислушался, обшаривая взглядом полутьму парадной, покрутил головой для страховки - нигде никого, кроме него... Он крепко зажмурил глаза, потом чуточку расслабил мышцы век, только чтобы отличать закрытыми глазами свет и тень, и на ощупь двинулся вперед: ему интересно было проверить - помнит ли его тело 'родные' места обитания?
      Однако, чертыхнувшись раз и другой, Сигорд вынужден был открыть глаза - ой, больно оказалось! Правым коленом ударился аккурат в торчащий железный прут, хорошо брюки целы остались. И локтем успел обо что-то приложиться, локоть тоже ноет и перемазан так, что рукой не отряхнуть. Что же ты, родимый, хозяина так встречаешь?
      Но дом не ответил ему, и Сигорд двинулся дальше, уже смотря под ноги и по сторонам. Видимо, все же в этот дом нередко забредали какие-то существа, люди, а может, собаки... Засохшие кучки говна виднелись там и сям, возле некоторых виднелся лоскутный мусор, в котором, при некотором насилии над воображением, можно было увидеть нечто вроде подтирочных бумажек. С другой стороны, зачем собакам туалетная бумага? Тем более бомжам...
      Дом одряхлел. Смешно говорить так о развалинах, где даже крысы случайные гости, но его прошлая ветхость, та, которая приютила пьяницу и бомжа Сигорда, не шла ни в какое сравнение с нынешней, тусклой, волглой... Вот здесь должен быть провал в ступеньках... Сигорд сощурился в полутьме - здесь она, а куда ей деваться-то, дырке старой? Осторожно переступил и чуть было не вмазался лицом и горлом в торчащую поперек доску. От стены отвалилась, но не до конца. Раз ее не убрали с дороги, значит в последнее время никто, выше полутора метров ростом, здесь не проходил... Сигорд ткнул легонько запачканным кулаком и гнилая доска упала, да уже не со стуком, а, скорее, с противным мокрым чмоком.
      Боже, мой, какая отвратительная помойка! Сигорд стоял, озирая чердак, не в силах поверить, что даже в час горя и помутнения рассудка, он сумел провести здесь целую ночь до рассвета, и даже спать на вот этой вот склизкой... поверхности. Не говоря уже о том далеком времени, когда он жил здесь на постоянной основе. Да жил. Воду кипятил, суп готовил, на сковородке что-то жарил... Спал, деньги хранил, мечтал...
      А еще раньше, до этого, когда пил... А это корыто, в котором он умывался. Желудок съежился и Сигорду немедленно захотелось выблевать в корыто весь сегодняшний завтрак и вчерашний ужин. И вчерашний обед неплохо бы... Но спазмы улеглись и желудочного цунами не случилось. Сигорд продолжал озираться, в попытке найти и взять с собой какой-нибудь предмет, на память о пережитом, ибо в предыдущие исходы с чердака в большой мир, он брал и выбрасывал, не помышляя о подобных сантиментах. А теперь вот приспичило... Но не было ничего, что можно было бы без омерзения взять в руки. Разве что гвоздь... Что-то он делал этим гвоздем-стопятидесяткой, но что? Не вспомнить. Вон там, в стене, у него был основной тайник, а здесь - Сигорд пихнул ногой - другой, для мелких купюр... Вот, если бы он затырил сюда кипятильник, то можно было бы кипяточек сделать, отметить посещение... Предположим, чаю в пакетиках заранее купить... Да, и кружку с ложкой, и сахару... Скажем, высвистать Анджело и послать его в лавку за покупками... К черту такую ностальгию с липовыми реконструкциями прошедшего быта. Что же с этим домом делать?
      Может, действительно, послушать Яблонского, да спроворить из него себе особняк? Как раз вот из этого дома? Пустырь выкупить, обнести оградой решетчатой, лужайки, газоны, вазоны... С круглосуточной охраной, естественно, чтобы не гадили вокруг... Или снести его к чертовой матери, через годик перепродать место, наверняка с весомой выгодой, если вспоминать все эти деловые намеки господина Шредера? Да, именно разрушить, продать и навсегда забыть, как страшный сон, свое помойное прошлое?
      Сигорд задумался. Нет. Все будет именно так, как он уже решил, бесповоротно и окончательно. Дом станет музеем. Диковинным частным музеем. Никаких грошовых расчетов по экономии, никаких муляжей: самые квалифицированные реставраторы возьмутся за дело. Если понадобится - можно быть выписать хоть из Европы, из самой Венеции. Стены, фундамент останутся прежними, отремонтированные, восстановленные - но никак не замененные на 'новодел'. Крыша с чердаком - ну тот уже по обстановке: если можно будет сохранить что-либо из прежнего, хотя бы стропила, пусть и не полностью - сохранят. Крышу перестлать, окна поменять, целиком, с рамами вместе... И вообще всю столярку надо будет заменить. Из подвалов откачать сырость, высушить и герметизировать, чтобы насухо и навсегда. Двор восстановить, да не с новыми саженцами, в мизинец каждый, а сразу подсадить взрослые деревья.
      Сколько там было квартир - шестнадцать, двадцать? Одну выделить под смотрителей - остальные под музей. Пусть шестнадцать. Минус одна - пятнадцать. Дом строился еще перед войной, задолго до войны... Шредер сказал, что в середине двадцатых. Значит, если от всего века отнять четверть - останется семьдесят пять лет. Семьдесят пять поделить на пятнадцать - получится пять лет. Каждая квартира будет восстановлена под частное жилье граждан среднего достатка, с примерным историческим интервалом в пять лет. То есть, от середины двадцатых - до конца века.
      Каждая квартира будет представлять из себя восстановленный быт соответствующего пятилетия, чтобы все там соответствовало иллюстрируемому периоду, все до мельчайших мелочей. А чтобы реставраторы-декораторы были добросовестны и скрупулезны он, Сигорд, а) положит им всем оклады - мама-не-горюй! б) наймет два слоя специалистов, чтобы одни контролировали других... Даст им уйму времени, где-нибудь года три-четыре, но с жестким план-гафиком, под четкие промежуточные сроки. Чтобы дело не превратилось для реставраторов в долгосрочную синекуру. Не помочиться ли в дырку, освежив тем самым воспоминания о простоте бытия, наполненного бедами и лишениями? Сигорд перешел на противоположную сторону чердака, да так и сделал. И сразу, почему-то, настроение повысилось... В эти полчаса настроение его качалось вверх-вниз, безо всяких весомых и видимых причин, - явно, что нервы. Хотя, казалось бы, чего тут нервничать? Все идет, как он хочет...
      - Эй, дом, ты как? Не молчи, что ты молчишь? - Дом не откликнулся.
      Делать на чердаке было решительно нечего, И Сигорд решил выйти на улицу, подышать, обойти дом по периметру, глядишь, еще что-нибудь толковое в голову залетит.
      И это будет пятнадцать квартир с воссозданным до мелочей бытом. Чтобы все работало, от репродукторов до унитаза и шариковых ручек... А в довоенных квартирах, где о шариковых ручках ничего знать не положено - чтобы чернила были в чернильницах. Там же предусмотреть печное отопление. Билет будет стоить... пятьдесят талеров. Дорого? Ну и что? Деньги ему не нужны. Несколько зевак в месяц - вполне достаточно для музея, который не коммерческое предприятие, а личный каприз богатея. Да, вполне достаточно, чтобы жизнь в музее теплилась, а паркет, линолеум и каменные ступеньки не снашивались от частого шарканья посетительскими ногами по ним. Можно будет даже предусмотреть кухонные и сантехнические запахи...
      Сигорд почти без проблем обошел дом, даже дважды, отметил для памяти мелочи, которые никак не следовало упускать - те же антенны, от тарелок и ниже... Телевизоры и радио. Предусмотреть и укомплектовать по полной программе архивными радио и телепередачами точки в старых квартирах... Сигорду, в связи с использованием архивных записей, пришла в голову еще одна мысль и он по-детски ей обрадовался: пять лет! Период 'экспозиции' - пять лет. То есть, даже в рамках каждой из квартир, время не стоит на месте, а движется в течение пяти лет. И тогда в квартире ?1 время будет идти от первого января 1926-го года до тридцать первого декабря 1930-го года, и с боем часов - опять ныряет в первое января 1926-го... Соответственно, в квартире ?15 с первого января 1996-го - по конец тысячелетия. Блестяще. Это шоу может получиться не из дешевых... Но это не важно. Да, а сделанное столь тщательно и с выдумками - сможет и прибыль приносить... Тогда прощай экономия на паркете и линолеуме... И черт с ней. А он будет наезжать в Бабилон раз в два-три года и непременно инспектировать музей. Надо еще будет крепко и очень крепко подумать о фотографиях и о людских муляжах... Типа, вот они, хозяева квартиры, одетые согласно тогдашней моде, стоят-сидят, застыли в воске... Или напротив: суп на плите остыть не успел, а хозяева куда-то вышли на минутку. Одежда - вот шкафы одежные и обувные, вот валяется на тахте скомканная рубаха... Фотографии обитателей, семейные, индивидуальные, в полный рост и портреты...
      Сигорд и сам не заметил, что пошел на третий круг по периметру дома. Как он ни берегся, а грязи на штиблеты налипло... пусть не килограммы, но уж точно фунты... на каждом. Зажужжала, затренькала далекими бубенцами трубка в кармане... Это Анджело.
      - Да, Анджело?
      - Прошу простить, господин Сигорд, но я просто обязан позвонить и проверить, на всякий случай. Я обязан. Иначе гнать меня с работы надо...
      - Не надо никуда тебя гнать. Ты прав, а со мною все в порядке. Минут через десять, тире, пятнадцать, я вернусь. У нас в моторе есть щетка обувная?
      - Есть.
      - А тряпка с водой?
      - Так точно. Грязно там?
      - Хватает, почти по щиколотку. Все, бди, жди.
      Опять звонок. А это уже Яблонски.
      - Ян? Что-нибудь случилось? Или что? Что, какое? А, выбираю с томатами, с говядиной. Нет, не остро. Зачем тогда предлагал? Короче, не вяжи меня пустяками, ты спросил - я ответил. Я - выбрал. Все. Меньше, чем через час. Давай.
      И снова муха, да не одна. Вот что значит тепло весеннее. В музее этих гнусных мух не будет, ни в одной из квартир. Равно как тараканов и клопов - и никакой достоверности в этом пункте мне не надо!
      - Что, старина? Видишь, я не забыл тебя и не бросил. Да, я всегда помнил о тебе... - в эти секунду Сигорд и сам верил в свои слова...
      Сигорд вздохнул, и ему показалось, что дом также вздохнул, тихо-тихо, едва слышно.
      - Я... Я, наверное, и раньше бы мог... ну... решить вопрос, но все как-то так закружился в суете... Плюс неприятности у меня возникали то и дело. Бизнес, сам понимаешь. Да еще эта чертова окружающая действительность... Я, честно, все время помнил о тебе и чувствовал, что ты цел. Да, и это, если хочешь знать, очень помогало мне в жизни. И как только я разделался с основными своими заботами... Хотя и не со всеми, надо признать... То сразу же в мэрию, сразу же к тебе. С сыном у меня проблемы житейского свойства... Мальчик страдает. Ему не первый год за тридцать, но для меня он мальчик, всегда мальчик. Слава богу, все живы здоровы, но... Нет ему счастья и покоя, нет, я же вижу. Мальчику моему трудно, он переживает кризис мировоззрения, кажется, так это у них называется. Но он мужчина и мой наследник, ему любые ураганы по плечу. Главное, что не пьет, как я пил. И я ему помогу, чем смогу. Хотя, кроме денег... Чем я могу быть ему полезен? А ведь могу, да. Главное, чтобы он понимал, что есть на свете кто-то, для кого он ценен сам по себе, вне зависимости от внешнего вида и успешности. В Иневии дочка живет, она ему дорога не меньше сына, но у нее все хорошо, и отец ей не так уж и необходим. По крайней мере, в повседневности... Разве что деньги... Но деньги - это мирское и не о них речь. Внуки... Внуки, внучки... Они любимы, и им есть кого любить. А там посмотрим. Я хочу, дом, если ты не возражаешь, починить все, от чердака до подвала, отремонтировать по высшему классу и сделать здесь музей. И тогда ты, старина, будешь жить на покое и в полной безопасности, не скучая. А я время от времени буду выбираться со своего острова и навещать тебя и город. Да, я собираюсь купить себе остров. А если очень повезет... Короче, мы с Яблонским будем такой остров искать, чтобы выкупить его, на хрен, у нынешнего государства-владельца и основать на нем независимое княжество, скажем. А что? Стану владетельным князем, деньги позволяют. Я тут считал намедни, по всем параметрам, с пристрастием, с округлениями и допусками в невыгодную сторону... Короче, я миллиардер по любой из основных валют мира. Даже в британских фунтах. Есть люди и побогаче меня, в мире и Бабилоне, во многие разы богаче, но я не гонюсь за первым местом, мне моих скромных средств вполне достаточно, чтобы воплощать все свои капризы. А если в случае с откупом острова возникнет проблема с нехваткой денег - я заработаю. Но она вряд ли возникнет, если правильно искать остров и подходы к сделке. Хотя, не знаю, зачем я всем этим тебя гружу. Главное, что... Ты слышишь меня, дом?
      Сигорд даже задержал дыхание, в надежде осознать, уловить ответ... Тихо. Нет... Вроде бы что-то шелохнулось, дрогнуло в доме...
      ...Человечек. Опять он. Видимо, что-то стряслось, раз он здесь возник... Надо бы ему помочь... Но сил уже нет... Это ты, человечек? Не понять кто, не рассмотреть, не почувствовать... Это ты?..
      Дом устал. Он устал бояться, устал жить в ожидании смерти, устал ждать того, о ком следует заботиться, устал надеяться. Да, пусть вернувшийся человек заходит и живет, как когда-то, только вот помочь он ему не в силах. Нет... Он уходит, опять уходит... Что ж, такова жизнь... Прощай, человек, прощай, теперь уже действительно навсегда, без твоей искорки не удержать последнего тепла. Прощай.
      - И не прощай, а до встречи, старина. Да, это я, ты правильно вспомнил меня. Ты приютил меня, дал новую жизнь - теперь моя очередь спасать. Ты веришь мне?
      Но дом уже не слышал, слепой, оглохший, он потратил остатки сил, чтобы проснуться на несколько мгновений - и вновь погрузиться в тихую безрадостную дрему, которая пока еще все-таки бытие, но уже и не жизнь.
      Сигорд вывернул из-за угла и Анджело, словно надувной бегемот, с шумом выдохнул: наконец-то! Руки привычно навели мелкий порядок в салоне, правая ощупала свежую тряпку и коробочку с обувной щеткой - вон как угваздался. И действительно, Сигорд шел к мотору и то и дело смешно притоптывал ногами, типа, грязь со штиблет стряхивал. Вот потеха!
      - Что это?
      - Тряпка и щетка, как вы сказали.
      - А, точно. Нет, поехали так, дома кто-нибудь почистит, не хочу здесь больше оставаться.
      - Все в порядке?
      - Да, друг Анджело. Все задуманное воплощено в жизнь и можно возвращаться домой, где меня ждет вкусный обед. Тебя, вероятно, тоже. И Алису. Но попозже. Знаешь, что сегодня на обед?
      - Никак нет.
      - Салаты, закуски, первое, второе и третье. И соки какие-то. Так мне Яблонски сказал. -
      Анджело добродушно зафыркал, закрутил головой, показывая, что он в полной мере оценил шутку босса. Да, жрать уже хотелось конкретно, а хозяйский стол невкусным не бывает...
      - Впрочем, на первое будет острый суп с томатами, эту информацию мне удалось у него выцыганить... Притормози.
      Анджело прижал мотор к обочине и, повинуясь кивку хозяина, вылез наружу. Была такая особенность у Сигорда: избегать разговоров по трубке во время движения. То есть, он мог, конечно, разговаривал, ежедневно и не по одному разу, но если обстоятельства позволяли - тормози, Анджело, вылезай Анджело, снаружи тряпкой три, колесо пинай - босс ведет, понимаешь, важные разговоры. Сделал бы перегородку в салоне и болтал бы себе сколько влезет. Тоже мне, тайны. Это он сыну звонит, к гадалке не ходи.
      - Але, Рик?
      - Да, папа.
      - Ты в городе?
      - Да.
      - Сильно занят?
      - Ну... Относительно.
      - А чем занят?
      - Чем я занят?
      - Да.
      - Сижу за письменным столом, привожу в порядок кое-какие дела.
      - И много еще осталось, извини за назойливость?
      - Буквально минуты. Секунды.
      - Не мог бы ты ко мне подъехать с целью пообедать. А заодно выслушать мое предложение касательно нашего с тобой будущего?
      - Это по поводу...
      - Да. Проект 'Остров'. Он принимает реальные очертания с дополнениями. Меня не устраивает простое имущественное владение, желаю полноправного суверенного владычества. А заодно и твой странный 'музей' хочу посещать, очень хочу. Видишь, я все запомнил и ничего не забыл. Мне нужен сподвижник, помощник, наследник и сам себе свободный творец, раз уж мне по жизни не досталось. Не только формальный, но и душою, не только для нас с Яблонски, но и для себя. Готов?
      - Вот прямо так, сейчас?
      - Что сейчас?
      - Ну... все вопросы решить думаешь?
      - Нет. Поэтому и зову на обед. Ты, я и Яблонский, компашка тесная. Так что?
      - Хорошо, папа.
      - Приедешь?
      - Да.
      - Часам к пяти.
      - Да, папа.
      - Не опоздаешь?
      - Нет. Не опоздаю.
      - Пока.
      Сигорд сунул трубку в карман и опять кивнул Анджело. И улыбнулся. Наконец-то все тучи с души разбежались: с домом... уладил, похоже, с сыном уладил. Весну... почти услышал.
      Жить теперь можно.
      Можно жить.
      
      
      
      
       К О Н Е Ц П Е Р В О Й К Н И Г И

  • Комментарии: 37, последний от 06/12/2015.
  • © Copyright О'Санчес (hvak@yandex.ru)
  • Обновлено: 16/10/2015. 758k. Статистика.
  • Роман: Проза
  • Оценка: 6.95*48  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.