Овсянкин Е.И.
Заметки о старом Шенкурске и его обитателях

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Овсянкин Е.И. (oei@atknet.ru)
  • Обновлено: 17/02/2009. 9k. Статистика.
  • Очерк: История
  • Оценка: 7.36*11  Ваша оценка:


    * * *

    ЗАМЕТКИ О СТАРОМ ШЕНКУРСКЕ И ЕГО ОБИТАТЕЛЯХ

    Очерк

       Посад и его жители в конце XVIII века. В госархиве Архангельской области сохранился интересный документ * обывательская книга Шенкурска за 1790 год. Никто за минувшие более чем два столетия не держал в руках этот необычный фолиант, запечатлевший прошлое древнего важского города. В нём много любопытных свидетельств эпохи.
       Обывательские книги появились в России на основании обнародованной в 1785 году “Грамоты на права и выгоды городам Российской империи”. Эта грамота завершила городское устройство, разделив горожан на шесть разрядов или состояний.
       Первыми среди них значились “настоящие городские обыватели” * это лица, имевшие в городе дом, землю или другую недвижимость.
       Вторая часть книги предназначалась для внесения горожан, записавшиеся в гильдии, т.е. в состав купечества. В последующие разделы вносились ремесленники, иногородние или иностранные гости, именитые граждане.
       А самую многочисленную сословную группу в нем, как и во всех городах России, составляли “посадские”, к которым относились старожилы города, которые “кормились” “промыслом, рукоделием или работою”.
       Чем же интересна обывательская книга Шенкурска?
       Во-первых, она отразила относительную малочисленность посада, слабое развитие его промышленной жизни и городской структуры. Достаточно отметить, что в городе вместо шести сословных групп имелись только три.
       В состав настоящих городских обывателей были внесены только 13 человек * в основном чиновники, как правило, имевшие свои дома. А один из них, кроме семьи, имел даже “две крепостных девки”, очевидно привезенные из других губерний России.
       Весьма тонок был купеческий слой. В Шенкурске в том году объявили купеческие капиталы только два человека: А.И. Кузнецов и В.И. Дементьевский. Тому и другому едва перевалило за 30 лет. Первый имел дом, полученный по наследству, и небольшую торговлю. Позиции второго были покрепче: он обладал тремя домами, большим огородом и имел “купечество к городу Архангельску”, т.е. очевидно сплавлял к губернскому центру смолу и другой товар, закупал там для продажи в Шенкурске ходовую продукцию.
       Основную же массу населения (58 человек) составляли “посадские”, т.е. простые труженики, на которых держалась жизнь города.
       Во-вторых, документ позволяет выявить основные занятия горожан. 17 человек из них, говоря языком того времени, “обретались в черных работах”. Более десятка занимались торговлей, но не вступили в гильдию купцов. Так, 27-летний Михаил Добрынин торговал в городе морской рыбой, доставляемой из Архангельска, и мясом. В более скромных масштабах это делал 22-летний Федор Добрынин.
       Примерно столько же горожан были зарегистрированы сидельцами в лавках или находившимися в услугах, а также занимавшимися каким-то промыслом, в том числе перевозом через Вагу. Любопытно, что для значительной части жителей города основным видом деятельности являлось хлебопашество. А все остальные не имели никакого постоянного занятия.
       В-третьих, обывательская книга сохранила фамилии шенкурских жителей. Набор их очень любопытен. Среди них есть те, которые и сейчас, т.е. более 200 лет спустя, нередко встречаются среди шенкурян: Ревины, Кузнецовы, Гусевы, Незговоровы, Тарутины, Добрынины, Будиловы, Потаповы и Поповы.
       Первое место по своей значимости в то время занимала фамилия Лагуновы. По свидетельству известного знатока Шенкурска П. Едемского, эта фамилия была завезена в город из Красноборского уезда и фигурировала в нем два столетия, а потом исчезла.
       Лагуновы занимали видные место в служебной лестнице города: среди них были общественные деятели и крупные купцы. Один из них, Прокопий Иванович, занимался благотворительством, в частности, в 1843 году пристроил к каменному собору солидную колокольню и сторожку. Сын его, Павел Прокопьевич продолжал дело отца: вел крупную торговлю смолой, имел в городе лавки и ренсковый (винный) погреб.
       Среди всех фамилий особо выделяются две необычные: Печатниковы и Чихуновы. Подобные фамилии сейчас не фигурируют в городе.

    * * *

       В обывательской книге Шенкурска за 1790 год книге содержатся сведения о представителях двух фамилий, которые навсегда вошли в историю Русского Севера. Среди других жителей города зарегистрирован 26-летний подканцелярист Яков Кириллович Колчин. Есть полное основание предположить, что из этой семьи вышел автор известного труда по истории Соловецкой ссылки Михаил Андреевич Колчин.
       Еще более примечательна семья известного купца Мясникова Николая Ивановича. Из книги явствует, что главе семьи, бургомистру ратуши, было в то время 68 лет. Он объявил себя купцом с капиталом в 500 рублей с 1780 года. В 1765-1769 гг. исполнял должность бургомистра Важской ратуши. До этого был выборным в питейном доме и целовальником в гостином дворе в селе Благовещенском на Евдокиевской ярмарке.
       У купца был 28-летний сын Матвей, будущий известный историк Важской земли, автор нескольких исследований, не потерявших своего значения в наши дни.
       Позднее шенкурский краевед П.И. Едемский уточнил некоторые сведения об этой семье. В частности, в его записках отмечено, что в 1781 году в ней значилось 4 мужских и 5 женских душ. Дом Мясникова на Заручевской улице имел 4 теплых и 13 холодных покоев, 12 амбаров, погреб, сарай, хлев и баню. Эти данные - свидетельство высокой, по шенкурским меркам, состоятельности семьи.
       Любопытно, что почти все представители мужского поколения Мясниковых занимались краеведением. Глава рода, Николай Иванович, в течение 53 лет вел памятную запись обо всех достопримечательностях Важской земли и города Шенкурска. Эту страсть унаследовал старший сын Василий Николаевич, составивший в 1781 году по распоряжению Вологодского наместнического правления историческую записку о Шенкурске. Его заметки были опубликованы в губернской газете.
       Но гордость важского города составляет имя его уроженца Матвея Николаевича. Он родился 9 августа 1761 года. С 1781 значился купцом и бургомистром Шенкурского городового магистрата по выбору горожан на трехлетие с 1783 по 1786. Матвей Николаевич унаследовал от отца не только склонность к общественной деятельности, но и любовь к местной истории, результатами которой явилось богатое литературное наследие, часть которого еще при жизни была опубликована в центральных и местных изданиях. Без использования этих сочинений шенкурянина не обходится сейчас ни один исследователь истории Севера. И это неудивительно. Он сам достойно представил результаты своего многолетнего труда.
       В предисловии к одному из своих трудов неутомимый собиратель заметил: “Последуя примерам и правилам знаменитых собирателей отечественных древностей и археологов, и чтобы, сколько возможно предохранить от потери и тления, уцелевшие важские стародавние хартии и прочие письменности, яко исторические памятники давнобытности, в течение 45 лет всемерно старался я собирать древности своей отчизны и составить историческое описание Ваги и города Шенкурска”.
       В этом же предисловии историк отметил, что в конце жизни у него накопилось 5000 листов подлинных документов и списков, 500 древних свитков и календарей.
       М.Н. Мясников умер 31 октября 1831 года и похоронен в Верховажском посаде, куда он переселился на склоне лет.
       Между прочим, обывательская книга помогает понять, почему историк избрал этот, известный в то время торговый центр, местом своего поселения: в ней отмечено, что его мать, Мартемьянова Пелагея Григорьевна была родом из Верховажья. Очевидно, между шенкурскими и верховажскими родственниками поддерживалась постоянная связь.
       Историки Русского Севера по достоинству оценивали замечательный, достойный подражания, пример любви к родному краю, проявленный бывшим купцом.
       П.С. Ефименко, в частности, заметил: “Немного у нас было в то время, когда жил Мясников, людей, которые бы столь глубоко и всесторонне понимали значение истории и с таким усердием посвящали ей лучшие годы своей жизни. Среди народа просвещенного Мясников пользовался бы общей известностью и глубочайшим уважением, у нас же даже неизвестна его личность”.
       Отрадно, что время внесло существенные поправки к этому суждению видного русского и украинского этнографа. Творчество М.Н. Мясникова нашло отражение в трудах Ю. Васильева, В.Н. Булатова. Оно включено в первый том Поморской энциклопедии (история Архангельского Севера).
       ...Долгое время дом Мясниковых в Шенкурске сохранялся. Сестра Матвея Николаевича вышла замуж за соломбальского пономаря, который оказался его последним наследником, а затем строение перешло в собственность местного монастыря.
       Не сомневаюсь в том, что со временем обывательская книга явится предметом более основательного исследования, ибо это ценный источник по истории древнего Шенкурска.

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Овсянкин Е.И. (oei@atknet.ru)
  • Обновлено: 17/02/2009. 9k. Статистика.
  • Очерк: История
  • Оценка: 7.36*11  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.